science Владимир Иванович Щербаков Тайны эры Водолея

 Писатель и ученый Владимир Щербаков, известный читателям по книгам `Встречи с Богоматерью`, `Асгард - город богов`, `Все об Атлантиде`, рассказывает в своей книге о таинственной цивилизации крылатых змеев, об оружии инопланетян, превращающем людей в каменные статуи, о секретах магии Дэвида Копперфилда. В книге дается объяснение этим и другим феноменам, а также раскрывается суть эликсира бессмертия, антигравитации, восстанавливаются древнейшие мифы человечества - один из них о Царевне-лягушке. Новые темы,новая трактовка, новые явления - в духе Эры Водолея.

форм zbsh

ru ru
rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-11 Tue Jun 11 20:32:40 2013 1.1

Щербаков Владимир

Тайны эры Водолея

Предисловие

Несколько совершенно невероятных событий в моей жизни предшествовали созданию этой книги. Случившиеся вполне гармонирует с началом новой звездной эры - Эры Водолея. Но вряд ли стоит рассказывать об этом в предисловии ведь все это внимательный читатель обнаружит в книге. Лучше, пожалуй, перечислить вопросы, на которые она дает ответ. Вот они.

Что такое параллельные миры и мир богов? Кто оно, загадочное существо, явившееся в свое время президенту Джорджу Вашингтону? Где располагался сказочный город скандинавских богов с его золотой рощей Гласир и почему он не был обнаружен раньше? Как объяснить фантастическую историю с гигантским мотыльком, который согласно сообщениям газет разбил морской маяк в Северной Норвегии в девяностых годах? Действительно ли существует цивилизация крылатых змеев? Правда ли, что летчики-призраки иногда спасают экипажи и пассажиров, предупреждая авиакатастрофы? Какое оружие применяют инопланетяне, превращая людей в каменные статуи? Как объяснить магические опыты Дэвида Копперфилда? Каким образом можно создать эликсир бессмертия в буквальном смысле этого слова? О чем рассказывает древнейшая книга человечества, созданная еще до гибели Атлантиды и дополненная новыми главами после катастрофы? Почему не будут давать управляемый термояд токамаки и другие современные установки и как все же его получить? Что же такое шаровая молния? Неужели миф о Царевне-лягушке ровесник Атлантиды?

На первый взгляд однозначные ответы на эти вопросы невозможны. Несколько лет назад я бы и сам был несказанно удивлен, если бы мне сообщили, что удастся на них ответить. Однако это произошло, и ответы найдены. Не беру на себя ответственность считать их единственно возможными во всех аспектах. Но как-то само собой получилось, что книга действительно посвящена тайнам новой эры - и написана уже после ее начала.

Кто-то сказал, что легкость формы не всегда говорит о несерьезном содержании и, наоборот, высокоторжественный ученый язык "жрецов" часто скрывает отсутствие мысли. Можно было бы рассуждать о научно-художественном жанре. Но это ведь когда писатель пишет о науке с чужих слов, иногда едва понимая проблему. Я же хотел рассказать о собственных открытиях, используя для этого почти все жанры, включая эпистолярный. Иногда не стоит бояться упреков в смешении жанров - ведь мы наблюдаем сходное смешение в самой жизни с ее многоплановостью и эстафетой нередко абсурдных мнений, принимаемых за истину.

На этом основании прошу читателей-ученых великодушно простить автору этой книги некоторую поэтизацию проблем и решений и заодно его ответы на вопросы, на которые "ответов быть не может".

Глава первая

ПОЯВЛЕНИЕ БОГИНИ СРЕДИ ЛЮДЕЙ

БОГИНЯ В ПОРТУГАЛИИ

Прошли те времена, когда наука боялась самого словосочетания параллельные миры. Правда, нередко и сегодня ученые продолжают не замечать эффектов параллельности пространства. Даже мгновенный скачок НЛО в никуда, когда они буквально растворяются, исчезают на глазах, переходя именно в параллельное пространство, не служит стимулом для серьезных размышлений. В свое время поэт и естествоиспытатель Гете попытался опровергнуть законы оптики Ньютона, подвергнув ученого резкой критике. Знаменитый немецкий мыслитель провел целую серию опытов, которые он не смог согласовать с выводами Ньютона. На это у Гете ушли многие годы, и эти годы были, как выяснилось позднее, принесены в жертву ошибочным представлениям о свойствах света, которые были пространственно изложены в пяти солидных фолиантах. Спустя примерно тридцать-сорок лет выяснилось, что теория и эксперименты Гете относились к другой сфере - не к физике, а к законам восприятия человеческим глазом электромагнитных колебаний различной длины волны. Этот пример хорошо иллюстрирует трудности, встречающиеся даже на начальном этапе изучения "элементарных явлений".

Среди современных феноменов, которые не поддаются пока объяснению, есть такие, которые, вероятней всего, непосредственно связаны со структурой пространства, более сложного, чем мы думали до некоторых пор.

Впрочем, оккультисты давно говорили и писали о тонких мирах, которые незримо пронизывают наш мир. Соответственно, иногда проявляются и "тонкие" объекты и явления, которые можно наблюдать даже невооруженным глазом, не говоря уже об особом "третьем глазе" и астральном зрении оккультистов. Согласно Даниилу Андрееву эти тонкие миры образуют брамфатуру любой планеты. Земная брамфатура называется Шаданакаром. Это многомерный гигантский цветок сложной формы, который, как ореол, окружает небесное тело, - своеобразный флер, полутень, заметить которую не всегда удается.

Но терминология оккультистов и эзотериков настолько непривычна для физиков-профессионалов, что многие из них просто не воспринимают ее, заодно они не воспринимают и параллельные пространства. (Не стоит внимания вульгарная трактовка, согласно которой тонкое пространство лишь фикция, удобная для понимания некоторых оптических эффектов.) В самое последнее время отдельные исследователи предпринимают попытки возродить теорию эфира, справедливо припомнив, что и Эйнштейн в 1924 году, уже после того, как эфир был "списан с корабля современности", высказался в том духе, что вопрос о нем еще не решен окончательно.

Думается, что так оно и есть, и НЛО, сворачивающие пространство, как скатерть, используют как раз свойства тонкого вещества и тонкого пространства ранга эфира или еще тоньше.

На протяжении тысячелетий человек должен был замечать такие эффекты и по возможности старался дать им объяснения.

В прошлом тем не менее это могло быть отражено лишь в форме мифологии, мифотворчества. В наши дни многие из подобных мифов обрели вторую жизнь, и к ним нелишне внимательно присмотреться.

Жизнь иных миров... Ведь их разум, судя по всему, превосходит наш. Почему же мы не можем его распознать? Есть закон космоса: вмешательство в судьбу цивилизации лишает ее самостоятельного пути, цивилизация должна сама выстрадать свое настоящее и будущее. Вот почему лишь изредка, и тоже по законам космоса, человек может воспринимать сигналы и явления иных пространств, сопряженных с нашей Солнечной системой. Для автора этих строк (радиофизика по одной из своих научных квалификаций) самым убедительным примером параллельности пространств было открытие Асгарда - города древнескандинавских богов - об этом речь впереди. Начало же цепи событий, мифологических по своему рангу, но вполне "физических", положено, пожалуй, в 1917 году в Португалии, когда из не видимого глазом пространства вдруг возникала фигура богини. Она появилась в образе, хорошо знакомом людям, - в образе Богоматери.

Произошло это днем 13 мая. Девочки и мальчик увидели светящийся шар близ местечка Фатима. Возможно, это был ореол. И, будто окутанная необыкновенным светом, гибким, струящимся, внутри стояла молодая женщина необыкновенной красоты. Одежда ее тоже излучала свет. Дети не усомнились, что им явилась Дева Мария. После первой встречи Богоматерь назначила девочкам время, когда они смогут увидеть ее вновь. Она появлялась в указанные дни и часы. Около семидесяти тысяч португальцев в те дни наблюдали беспрецедентное явление: серебристый диск, напоминавший солнце, перемещался по небосводу, управляя, казалось, самим ходом времени.

Богоматерь в своих беседах сообщала, что скоро завершится первая мировая война, но позднее начнется другая - еще более страшная бойня. Предупредила она и о возможности катаклизмов во второй половине двадцатого века, когда воды океанов превратятся в пар и живые будут завидовать мертвым. Богоматерь-Богородица говорила о большой роли России в грядущих событиях и спасении мира, призвала молиться за великую многострадальную страну.

В это время Россия находилась на крутом изломе своей истории. Уже отрекся от престола последний император Николай. Новая власть не могла решить проблем Страны и народа. Именно в эти грозные дни Богоматерь шесть раз являлась детям в Фатиме.

К 1940 году в живых осталась только одна пастушка из тех, кто беседовал с Богоматерью, Люсия; она написала письмо в Ватикан, в котором сообщила главе католической церкви, что Богородица просит у Господа посвящения России Ее сердцу - это сократит дни скорби для всего мира. Только в 1952 году папа Пий XII направил послание России, в котором содержались созвучные этой просьбе пожелания. Однако церковь не огласила вообще предупреждения Богоматери о возможности страшной войны во второй половине двадцатого века, хотя срок, по-видимому, был назначен самой Богоматерью: 1960 год. Именно вскоре после этого срока разразился кубинский конфликт, грозивший гибелью для всей планеты.

Папа римский втайне от прессы и паствы ознакомил все же Хрущева, Кеннеди и лорда Маунтбаттена, руководивших событиями, с предупреждением Богоматери. Столкновение интересов великих держав на Кубе не переросло в термоядерную катастрофу, и нет сомнений, что решающую роль в таком исходе сыграло явление Богоматери в Португалии. Нельзя было не прислушаться к ее главному предупреждению - ведь предсказание второй мировой войны, которая будет предшествовать термоядерному кризису, к тому времени уже сбылось и всем, от мала до велика, были памятны военные события тридцатых-сороковых годов. Ясно, что этот факт не только внушил доверие к предупреждению, но стал грозным предзнаменованием, которое человек в здравом уме и твердой памяти не смог бы игнорировать.

Но почему Богоматерь, олицетворяющая в наших глазах само Небо, просила людей об участии? Ответ нужно искать в объективных предпосылках и законах космоса. Эти законы предполагают свободу воли разумных существ. Цивилизация опирается на проявление воли самих людей, игнорирование ее противоречит одному из главных космических законов. Небо помогает людям, особенно в осознании ими поступков и ответственности перед цивилизацией и космосом, но божественное начало, или, точнее, цивилизация богов, соблюдает волеизъявление.

СВИДЕТЕЛЬСТВО ДЖОРДЖА ВАШИНГТОНА

Первый президент США Джордж Вашингтон в 1777 году, будучи еще главнокомандующим армией колонистов в войне за независимость, сообщил одному из соратников о необыкновенном видении. Вот его рассказ:

"Я не знаю, вызвано ли это беспокойством моей души или чем-либо еще, но сегодня днем, когда я сидел за столом, я увидел стоящую передо мной необычайно красивую женщину. Я был очень удивлен, потому что отдал строгий приказ, чтобы меня не беспокоили. Поэтому лишь через несколько мгновений я смог спросить ее о причине ее визита. Во второй, в третий и даже в четвертый раз я повторял свой вопрос, но не получал ответа от моей таинственной посетительницы. Она лишь шире раскрыла глаза. На этот раз я почувствовал нечто странное. Я хотел встать, но взгляд этого существа сделал мое намерение невозможным. Я попытался еще раз обратиться к ней, но мой язык будто онемел. Даже сама мысль была как бы парализована. Нечто незнакомое таинственное, непреодолимое, могучее - завладело мною. Все, что я мог делать, это не отрываясь смотреть на мою неведомую посетительницу. Постепенно окружающая атмосфера стала как бы наполняться силой и лучезарным светом. Все вокруг меня стало разряжаться, сама таинственная гостья стала более воздушной и, однако, более отчетливой для моего зрения, чем раньше. Я начал чувствовать себя подобно умирающему или, скорее, испытывать ощущения, которые, как я иногда представлял, сопровождают прекращение жизни. Я не думал. Не рассуждал. Не двигался. Все это в равной мере было невозможным. Я только сознавал, что смотрю на нее пристально и недоумевающе.

Затем я услышал голос: "Сын республики, смотри и учись". И моя посетительница подняла руку к востоку. Я увидел тяжелый белый пар, который на некотором расстоянии от меня поднимался клубами. Этот пар постепенно рассеялся, и я увидел странную сцену. Передо мной лежали на обширной плоскости все части света - Европа, Азия, Африка и Америка. Я видел, как волновались, бушевали между Европой и Америкой валы Атлантического океана. Между Азией и Америкой лежал Тихий океан. "Сын республики, - повторил тот же таинственный голос, - смотри и учись".

В это мгновение я увидел тень существа, подобного ангелу, стоявшую или, скорее, парившую в воздухе между Европой и Америкой. Зачерпнув воды из океана в ладонь каждой руки, существо брызнуло немного воды на Америку из правой руки, а из левой руки - на Европу. Немедленно же из этих континентов поднялось облако и соединилось посреди океана. В течение некоторого времени оно оставалось неизменным и затем медленно двинулось на запад, пока не достигло Америки своими темными клубами. Иногда в нем резко вспыхивали молнии, и я слышал подавленные стоны и крики американцев. Ангел зачерпнул воды из океана во второй раз и брызнул ею, как и раньше. Темное облако отошло обратно к океану и в его вздымающихся волнах исчезло из виду. В третий раз я услышал таинственный голос:

"Сын республики, смотри и учись".

Я обратил взгляд на Америку и увидел деревни и города, возникающие друг за другом, пока вся страна от Атлантического до Тихого океана не стала усеяна ими. И снова услышал голос: "Сын республики, приходит конец столетия; смотри и учись".

И я увидел, что зловещий призрак приближается к нашей стране. Он медленно двигался от Африки на каждый малый и большой ее город. Жители построились боевыми рядами друг против друга; я продолжал смотреть и увидел яркого ангела, над челом которого покоился венец из света, на нем было начертано слово "союз". Этот ангел держал американский флаг, который поставил между разделенной нацией, и сказал: "Помните, что мы братья". И мгновенно люди, отбросив оружие, стали друзьями и объединились вокруг знамени.

Я опять услышал таинственный голос: "Сын республики, смотри и учись". При этом темный, подобный тени, ангел приложил трубу к своим устам и трижды протрубил; зачерпнув воды из океана, он брызнул ею на Европу, Азию и Америку. Тогда глазам моим открылось ужасное зрелище: от каждого из этих континентов поднялись густые черные облака, которые вскоре соединились в одно. Загорелся темно-красный свет, и я увидел орды вооруженных людей, которые двигались вместе с облаком, шли по земле и плыли по морям к Америке. И сквозь пелену тумана я видел, что эти огромные армии опустошали всю страну, жгли деревни, малые и большие города, которые еще только недавно возникли. Сквозь гром пушек, звон мечей, возгласы и крики миллионов людей в смертельной битве я опять услышал таинственный голос: "Сын республики, смотри и учись". Потом опять темный, подобный тени, ангел приложил трубу к своим устам и протрубил долго и страшно.

Мгновенно свет будто тысячи солнц засиял передо мной и пронизал и разорвал в клочья темное облако, которое окутало Америку. В то же мгновение ангел, над головой которого все еще сияло слово "союз" и который нес национальный флаг в одной руке и меч в другой, опустился с небес, окруженный легионами белых духов. Они присоединились к обитателям Америки, которых я видел почти побежденными, но которые воспрянули духом, соединили свои разорванные ряды и возобновили битву. И опять среди страшного шума я услышал таинственный голос: "Сын республики, смотри и учись". Ангел, подобный тени, в последний раз зачерпнул воды из океана и брызнул ею на Америку. Темное облако исчезло вместе с армиями врагов, которых оно принесло, оставив жителей страны победителями.

Снова я увидел деревни, малые и большие города, возникавшие там, где я видел их и раньше, в то время как белый ангел, установив лазурное знамя, воскликнул громким голосом: "Пока пребывают звезды и небеса шлют росу на землю, до тех пор будет продолжаться союз". И, сняв со своего чела венец, на котором было начертано слово "союз", он поместил его на знамя, а народ, преклонив колени, сказал "аминь".

Картина стала тускнеть и постепенно исчезать, и в конце концов я ничего уже не видел, кроме поднимающегося и клубящегося пара, как и в самом начале. Когда он также исчез, передо мной снова оказалась таинственная посетительница. Тем же самым голосом, что и раньше, она сказала: "Сын республики, то, что ты видел, истолковывается следующим образом: три большие опасности ждут республику. Самой страшной будет третья. Даже будучи объединен, мир не сможет ее преодолеть. Пусть каждое дитя республики научится жить для своего Бога, своей страны и союза".

С этим словами все пропало. Я вскочил со своего стула и понял, что это было видение, в котором мне были показаны рождение, развитие и предназначение США".

Будущий президент правильно оценил происшедшее. Действительно, вторая картина кризиса соответствовала гражданской войне в Штатах, которая случилась примерно через столетие после знаменательного видения.

А третий кризис, самый страшный, думается, относится не только к США. Он был предсказан в Фатиме детям. Будущему американскому президенту, вне всякого сомнения, являлась та же самая богиня, Богоматерь, и Ее предсказание последнего кризиса было настойчиво повторено - с целью избежать катастрофы в истории человечества!

ЮГОСЛАВСКИЕ СОБЫТИЯ

Параллельные миры, иные пространства пока не признаны ни наукой, ни церковью. И той и другой свойствен консерватизм, основанный на постулатах и догмах, на боязни вторгаться в сферу живых событий. О поразительных событиях в Герцеговине, в Югославии, начало которых относится к 1981 году, не очень-то много распространялась даже пресса, так и не давшая объяснения случившемуся.

Вечером 24 июня пятнадцатилетняя Иванка Иванкович и шестнадцатилетняя Мирьяна Драгичевич гуляли близ своего села Бьяковичи. Неожиданно у большого холма Иванка увидела необычайное облако, которое плыло над каменной россыпью и светилось изнутри. Из этого света возник образ удивительно красивой женщины приблизительно восемнадцати лет. Одета она была в светлое платье, на голове разноцветными звездами горела корона. Она стояла над каменистым склоном, и ее светлые туфли с золотым рисунком не касались земли. Она будто плыла в воздухе.

Иванка сразу же воскликнула: "Это Святая Дева!" Мирьяна возразила: "Не может быть!" Они испугались, побежали в село. По дороге встретили прогуливавшихся Вичку Иванкович, Милку Павлович, Ивана Иванковича, Ивана Драгичевича, рассказали о случившемся и вместе вернулись к холму. Увидев необыкновенную женщину, все замерли. Страх заставил их повернуть к дому, а в селе никто не поверил им. Сестра Вички Иванкович небрежно отрезала: "Ты, наверное, видела летающую тарелку!"

На другой день шестеро парней и девушек в сопровождении двух взрослых направились к холму. По дороге Вичка указала на зарницы, которые вспыхивали над тем местом. Потом увидели женщину. Молодежь молилась, упав на колени. Взрослые стояли, ничего не видя и не понимая. Дева оказалась для них невидимкой. Остальным шестерым Дева являлась потом каждый день.

На третий день они заметили свет у холма и отправились туда. И этот свет, как выяснилось, видели даже в городке Читлуке, что в семи километрах от села. У холма собралось три тысячи человек. Взрослые старались быть ближе к детям, прикоснуться к ним, чтобы увидеть чудо. Возникла толчея, в которой Иванка и Мирьяна чуть не лишились чувств, но все обошлось. Толчея прекратилась точно по волшебству. Все молились. Вичка прихватила с собой бутылку святой воды и стала кропить водой Деву.

- Если ты настоящая Дева Мария, оставайся с нами, а если нет - уйди, повторяла Вичка.

Дева улыбнулась, когда Вичка говорила это. Иванка по наитию спросила о своей матери, скончавшейся два месяца назад. Дева Мария успокоила ее: мать Вички была сейчас там же, где и сама Дева. Известие это было встречено с некоторым недоверием, поскольку мать Вички не давала повода записывать ее в святые, совсем наоборот. Дева Мария исчезла в тот день после слов:

"Мир вам; примиритесь все между собой!" Едва она произнесла их, как появился свет, и все его видели.

На четвертый день, в ранний час, из Читлука нагрянула полиция. Детей увезли на допрос, а затем и к психиатру Вуевичу. К чести врача, он нашел детей вполне нормальными. Тогда их повезли в город Мостар, где была устроена новая экспертиза. Но и здесь их признали психически здоровыми.

Полиция отпустила детей, и они вновь пришли к холму вечером того же дня. В воскресенье здесь было пятнадцать тысяч человек из сел и городов, а жители села Бьяковичи после встречи с Богоматерью выкатили бочонки с вином. Паломники не спешили расходиться.

Тринадцатого июля полиция прислала к холму наряд. Явления прекратились. Над холмом Дева не появилась, но ее видели из окон домов недалеко от церкви. Второго августа солнце не раз сходило со своего пути, оно увеличивалось и уменьшалось, словно удаляясь и приближаясь. Это вызвало страх, люди молились. Кто-то плакал и голосил. Полиция собирала свидетелей странного поведения светила, трудилась над составлением протокола. Кажется, за всю историю человечества это был первый протокол о "явном нарушении светилом своего дневного хода по небу". В протоколе говорилось, что светило меняло свою форму, иногда даже становилось похожим на сердце, а иногда его окружал светящийся контур сердца. Четыре дня спустя в небе возникло светящееся слово "мир". В конце сентября полицейский наряд еще дежурил на холме. Под их строгим оком холм опустел и будто осиротел, здесь не происходило уже ничего. В ближайшей округе тоже погасли зарницы. Однако двадцать восьмого сентября у каменной осыпи холма из-под земли вырвался огненный столб. В селе Бьяковичи огонь видели в течение четверти часа. Полиция по тревоге вызвала пожарников, но они, обследовав весь холм, не обнаружили тут ни огня, ни дыма, ни пепла. Власти настояли на обыске окрестностей. И началось!.. На горе Крижевак вдруг вспыхнул свет у бетонного креста, установленного сорок с лишним лет назад. Крест исчез, а на его месте поднялась светящаяся колонна с перекрестием, напоминавшим букву "Т". И на этой колонне многие видели женский силуэт. Над вершиной горы порой сгущалось облако, и из него снова выступал тот самый крест.

Отец Иозо Зовко, недавно назначенный в этот район, будучи скептиком, не верил в чудо. Но, увидев вместе с детьми Деву Марию, вдохновился и прочитал проповедь об исходе Моисея из плена египетского и спасении после сорока лет блужданий по пустыне. Однако в тот год праздновалось сорокалетие Социалистической Югославии, и проповедь отца Иозо с частыми упоминаниями сорока лет рабства и тьмы показалась весьма подозрительной. Над священником состоялся суд, а отец Иозо оправдывался тем, что в проповеди речь шла об эпохе Древнего Египта с его фараонами. Показания и оправдания отца Иозо усилили подозрения справедливых судей, которые приговорили священника к трем с половиной годам лишения свободы. Во имя полного торжества справедливости были конфискованы все протоколы и даже простые записи о появлении Девы Марии. Прошло всего полтора года, и настойчивым энтузиастам удалось-таки доказать, что в проповеди святого отца речь шла именно о египетском плене. Иозо Зовко вышел на свободу, но на этот раз газеты обвинили его в том, что именно он сфабриковал все световые эффекты близ села Бьяковичи, а заодно и явление Пресвятой Девы Марии, пытаясь разжечь таким образом фанатизм и подорвать нерушимую дружбу народов Югославии. Святой отец держал оборону до тех пор, пока иные газеты на израсходовали годовой лимит типографской бумаги.

При просмотре телезаписи, однако, выяснилось, что глаза у очевидцев во время явления двигались синхронно, одновременно обращались к одной точке, как бы сканируя образ Девы. Один из архиепископов, имевший аудиенцию у папы римского по этому югославскому делу, убеждал его, что это - массовые галлюцинации. Папа римский сдержанно посоветовал архиепископу осторожнее выбирать слова для характеристики событий такого масштаба. Аудиенция на этом завершилась.

Интересная деталь: когда Дева Мария показывала рай и ад Вичке и Якову, они исчезли на двадцать минут. После экскурсии по раю и аду они снова оказались в рядах паломников. Мария могла являться одновременно в разных местах и вести беседы о мире и вере с разными детьми, и каждый из них вел с Девой свой разговор. Беседы эти были рассчитаны на подготовленность обычных верующих, они не выходили за рамки их представлений и потому были вполне понятны им. Кое-что из увиденного дети никому не рассказывали - так распорядилась Богоматерь.

СОБЫТИЯ В ИТАЛИИ. ИМЕНА БОГОМАТЕРИ

По выражению оккультистов, боги - это бессмертные люди. Соответственно, люди - это смертные боги? Тонкие тела человека (всего их шесть, а с физической, плотной оболочкой - семь), которые после его смерти продолжают жить, переходят в "тонкие" миры. Из некоторых представителей и формируется цивилизация богов. Таким образом, наше тело - это лишь самая грубая форма существования, приспособленная к земным условиям. (Строго говоря, все тонкие тела тоже физичны, вот почему термин "физическое тело" мне кажется неправомерным.)

Инопланетяне научились переходить в параллельные (тонкие) пространства и используют это в межзвездных экспедициях. Перелеты осуществляются ими в тонком теле - плотное, обычное тело не выдерживает перегрузок (хотя бывают исключения). Любопытно, что несколько инопланетян, захваченных после катастроф их кораблей или после того, как эти корабли были сбиты, находились под пристальным наблюдением земных медиков и других специалистов. Так было, например, в США, где в холодильных камерах сберегаются трупы нлонавтов. Однако надежды воскресить тех из них, которые еще не так давно подавали признаки жизни, тщетны. Это лишь оболочки, куклы. Куклы хранятся на базах, иногда на дне океанов. После прибытия на Землю инопланетяне в тонких телах получают на этих базах земного двойника - безгласного и немыслящего; и они входят, вживаются в эти куклы. После этого они способны выполнять на Земле всю программу исследований, требующую и физической работы. Наборы кукол, хранящиеся на военных базах, в общем ничего не расскажут и не дадут никакого представления о самих инопланетянах.

Любое разумное существо - это прежде всего его тонкое тело (точнее, несколько тонких тел). Иногда оккультисты говорят еще об огненных телах это высшая ступень, "самая тонкая" и самая совершенная. На этой ступени находятся в нашей Солнечной системе боги, раньше бывшие людьми, причем, неоднократно воплощаясь на Земле, в принципе так же (только в принципе) как инопланетяне воплощаются в кукле, изготовленной с помощью инопланетной технологии.

Не следует путать экипажи НЛО с богами нашей, земной и солнечной, цивилизации. Инопланетяне - представители других звездных систем - по законам космоса имеют право изучать планету, но не могут, естественно, вмешиваться в земную жизнь.

Земля - уникальная планета, соединяющая возможность сосуществования молодого еще разума (очень молодого по сравнению с инопланетным) - и высшей цивилизации богов, сформированной на базе этого молодого разума.

В конце восьмидесятых годов Богоматерь дважды явилась молодому итальянцу Бонджованни. Встречи с Богоматерью поставлены журналистами в один ряд с появлениями инопланетян. В литературе, посвященной этим событиям, не только не приводятся черты отличии инопланетян от богов, но, наоборот, подчеркивается, что это одни и те же разумные силы.

Свидетельство Бонджованни, однако, заслуживает пристального внимания хотя бы потому, что преемственно с явлениями в Португалии и предваряет события в России. Богоматерь была в белом платье с голубым поясом, так же юна и прекрасна, как и в 1917 году. Она сказала: "Я - Мария". Затем упомянула имя своего отца - Иоанн. Бонджованни не обратил внимания на то, что отца Марии звали иначе. При подготовке к публикации помощники Бонджованни проявили невнимательность или неосведомленность, никак не прокомментировав эту явную ошибку с точки зрения христианских источников в первом издании на русском.

Однако это не ошибка, не недоразумение, не опечатка. Родословная у богов ведется по линии души, той самой высшей ступени огненного мира, о которой было сказано выше. Иоанн - действительно имя отца Марии. Она получила от него душу при рождении. А душа важнее тела.

Изучив текст свидетельства Бонджованни, я пришел к выводу, что молодой итальянец воспринимал имя на слух так, как оно звучит в обиходе. То есть "Иоанн" - это просторечный вариант от "Айон". Айон - древнейший бог всего средиземноморского региона. У греков это имя звучит как "Эон". В честь Эона (Айона) эпохи называются - эонами.

О московских явлениях Богоматери я имел честь рассказать в книге "Встречи с Богоматерью", издававшейся в 1992 и 1993 годах. Богоматерь неоднократно являлась женщине по имени Жанна в течение нескольких лет. (Именно во время этих встреч было сообщено, что Эра Водолея наступит 15 февраля 1991 года. Астрологи, предсказавшие ее приход позже, ошиблись.) Иногда Богоматерь была одета так же, как при появлениях в Португалии, Югославии и Италии. Но чаще ее нарядами были желтое платье, меховая шубка, синее платье с алой или малиновой отделкой на воротнике и рукавах, иногда золотая корона на голове. На вид ей восемнадцать лет.

Мне удалось "вычислить" ее имена в разные эпохи: Изида, Афродита, Анахита, Багбарту, Птица-Матерь Сва. Изида - египетская богиня, Афродита была Богиней-Матерью в Малой Азии еще до того, как ее пригласили на Олимп (Зевс, пригласивший ее, моложе Айона). Анахита - богиня ариев, ее изображения, к примеру, украшали храмы Хорезма (в средние века прищельцы-тюрки уничтожили наследие ариев Средней Азии и Казахстана). На всем пространстве от Монголии до Каспия и далее до Европы включительно в разные эпохи главной богиней ариев оставалась Богиня-Мать богиня-покровительница. Скифы знали ее под именем Артимпаса. Очень близка к ней Фригг - главная богиня Асгарда.

Два имени имеют прямое отношение к славянам: это Багбарту - богиня ванов и Птица-Матерь Сва, ее имя сохранилось в древнейшей "Велесовой книге".

Мир богов - объективная реальность, имена же богов, подобно имени Богини-Матери, меняются у разных народов в разные эпохи.

КОРОЛЬ АРТУР И БОГИНЯ

...Тайна рождения и падения государств связана с Землей и Небом. Выражаясь образным языком, государство - это корабль, якоря которого находятся в небе. Именно так освещена в преданиях история государства, основанного королем Артуром. По мотивам этих преданий сложены легенды и песни, которые маскировали истину, часто помимо воли их авторов. Сейчас пришло время восстановить ее.

Положение о том, что далекие потомки безусловно хуже знают историю, чем современники событий или летописцы, излагающие ее по недавним впечатлениям, кажется мне не всегда верным. Например: из космоса нередко хорошо видно дно морей и океанов до глубин в несколько сотен метров, и без специальных приборов. Однако такая возможность для человека, стоящего у морской излучины или на прибрежном обрыве, исключена, она далеко за гранью реальности!

Примерно то же произошло со мной. А сегодня Артуров цикл легенд открылся мне как достоверный источник. Начну с важнейшего эпизода, посвященного главному подвигу юного Артура (в моем вольном переводе).

На Рождество в Лондоне созвали рыцарей - всем даже не хватило места в церкви, и кое-кому пришлось остаться за ее дверями. В середине службы один из рыцарей обратил внимание на большую каменную плиту и меч, глубоко уходящий острием в землю. Возник ропот.

- Не касайтесь меча до конца службы, - приказал архиепископ. - Будем молить Господа, чтобы Он помог найти лекарство, которое исцелит раны этой многострадальной земли.

Но рыцари уже толпились у меча. Это сорвало службу. Все спешили прочесть обозначившиеся вдруг золотые буквы надписи на камне: "Кто вытащит сей меч из-под камня, тот и есть по рождению истинный король всей Британии".

Десяток рук легли на рукоять меча, но даже соединенные усилия не помогали. Меч словно врос в землю.

- Нет среди нас этого рыцаря, - сказал архиепископ. - Пусть же во все края направятся гонцы рассказать о происшедшем. В день Нового года да будет устроен славный турнир, где мы заодно и повеселимся. Сейчас же пусть десять рыцарей возведут над камнем шатер и останутся беречь камень и меч.

И вот наступил Новый год. Среди других прибыл к церкви рыцарь Эктор и сын его Кей, уже посвященный в рыцари. Артур, младший сын, рыцарем еще не был, он лишь сопровождал родных. Кей вдруг обнаружил, что оставил дома свой меч, и попросил младшего брата привезти его.

- Охотно выполню просьбу, - сказал Артур, всегда помогавший другим.

Он отправился в недолгий путь. Но двери дома оказались заперты, по случаю праздника на месте не оказалось даже прислуги. Тогда Артур вспомнил о мече во дворе церкви, который он успел увидеть. Он повернул обратно к церкви, вошел в шатер, пользуясь тем, что рыцари, его охранявшие, ушли на турнир. Ухватился за рукоять меча, прежде чем прочел надпись на камне, и выдернул меч. Вскоре он вручил этот меч брату Кею. Тщеславный Кей обнял брата, поскакал к отцу и заявил, что это он, Кей, вытащил меч из-под камня и, следовательно, является королем Британии. Сэр Эктор заставил Кея вонзить меч в землю и снова овладеть им. Ни того, ни другого Кей сделать не смог. Последовало его признание:

- Артур принес этот меч!

Читатель уже догадался, чем закончился этот эпизод. Да, Артур назван королем Британии. Сэр Эктор тут же признался, что Артур не родной сын, его привел к нему волшебник Мерлин вместо умершей дочери.

Наряду с волшебным камнем упоминается в легенде и наковальня, своей тяжестью, по-видимому, придавившая лезвие так, что оно не поддавалось усилиям даже десяти рыцарей.

Я попытался разгадать смысл случившегося в церковном дворе и обратился к античным источникам. Марцеллин, предшественник короля бриттов Артура, жил и творил примерно на сто лет раньше восхождения юного короля на престол. Я нашел у Марцеллина важное свидетельство. Описывая племя аланов (асов), автор упоминает некий обряд. Аланы вонзали в землю меч и шептали заклинания и молитвы. Но меч с рукоятью, вонзенный в землю, очень похож на крест, благодаря рукояти-перекладине древнего меча. Аланы знали крест и его силу! Вот откуда возник меч па церковном дворе. Аланы дошли до Испании и Португалии (из Азии!), пришли они в конце концов в Британию и в Скандинавию (об этом рассказывает Младшая Эдда Снорри Стурлусона и его историческое сочинение "Круг земной").

События вокруг меча отражают смену обрядности, веры в первые века нашей эры. Мечу - кресту асов - уже не место в церкви христиан, когда есть другой, хотя и похожий на рукоять меча символ - христианский крест. В то же время асы - родоначальники княжеских и королевских династий в Европе (вместе с ванами, другими божественными предками европейцев, в том числе славян). И потому меч асов еще должен сослужить службу на поле брани. Скорее всего, подобный эпизод имел место в действительности, хотя и не обязательно, что в нем участвовал король Артур, - ведь легендарные образы собирательны!

Теперь напомню: Богоматерь, вечно юная богиня, известна в Асгарде как Фригг, а в другом, соседнем регионе Средней Азии, как Анахита. Она описана в "Авесте" - древнейшем памятнике письменности. Прекрасная богиня Анахита опекала, защищала живую, священную воду.

Все это имеет прямое отношение к другой истории, связанной с королем Артуром.

В жестоком бою с Пелинором старый меч сломался, разломился надвое. Король бриттов остался безоружным. Его спас волшебник Мерлин, погрузивший Пелинора в непробудный сон. И он же теснинами и горными тропами привел Артура к волшебному озеру Подводного дворца. Прекрасная дама в шелковом платье с золотым поясом спокойно шла по воде навстречу юному королю. Дама эта - лишь другое воплощение богини священных вод, под защитой которой находились асы и их сородичи - арии, продолжатели королевской династии.

Во втором своем воплощении (ипостаси) прекрасная богиня вручает юному королю новый меч взамен старого, потерянного в трудном бою. Вот как это произошло.

...Спешившись, Артур по круче спустился к самому берегу, огляделся - и посреди озера внезапно увидел руку, затянутую парчой. Эта восхитительная женская рука легко держала чудесный меч с золотой рукояткой, украшенной камнями. А по воде навстречу ему спокойно шла прекрасная дама в шелковом платье.

- Я - хозяйка этого озера и подводного царства, - сказала она. - Меч Экскалибур ваш. Я долго охраняла его.

Артур склонил голову.

- Войдите в лодку, - сказала хозяйка дворца. Артур увидел вдруг ладью и шагнул в нее. Дама осталась на берегу, а ладья двинулась по воде, как если бы ее тянули за невидимый канат, и Артур оказался вскоре подле руки, державшей меч. Склонившись, он принял меч и ножны. Рука же исчезла под синим зеркалом воды.

Когда Артур пристал к берегу, хозяйки дворца уже не было. Он привязал ладью к дереву и поднялся по круче туда, где его ждали Мерлин и верный конь.

Такова история вручения Артуру меча Экскалибура. В ней отражена исключительная роль прекрасной богини. Цветок этой богини - роза, люди помнят его со времен Афродиты - Матери богов. Отсюда символы: меч и роза, крест и роза.

У древних кельтов, населявших многие области Британии, крест изображал рукоять меча, правда стилизованную, но одновременно, заключенный в круг, он олицетворял солнце. До сих пор в сочинениях по магии этот круг трактуется как символ розы. Меч - крест - роза. Такова схема событий в Артуровом цикле.

ЯВЛЕНИЯ В РОССИИ. ИЗ СТАРИННЫХ КНИГ

Почти в самом начале истории Русского государства Царица неба и земли послала свою икону в Киево-Печерскую обитель, как бы в благословение просветившемуся христианской верою всему нашему отечеству. Память о многих других чудесных событиях сохранилась в летописях, увековечена построением святых храмов и обителей.

В 1155 году сын великого князя Юрия Долгорукого, князь Андрей Боголюбский, удалился из Киевской области в Суздальскую, где он родился и получил воспитание. Он взял с собою образ Божией Матери, привезенный из Константинополя. В десяти верстах от Владимира княжеские лошади, везшие святую икону, вдруг остановились. Запрягли других, и те стали как вкопанные. Во время ночной молитвы 18 июля князю Андрею явилась Богоматерь и объявила, что икона Ее должна быть во Владимире. Благоверный князь велел изобразить Благодатную в том виде, в каком Она ему явилась, а на месте видения велел строить обитель. Место это, ставшее знамением любви небесной, получило название Боголюбово. Вскоре после того князь Андрей сделался великим князем Северной России и объявил Владимир столицею. Андрей Боголюбский сподобился мученической кончины и причислен к лику святых; нетленные мощи его открыты в 1702 году (память его 30 июня - по старому стилю).

Около 1160 года инок Киево-Печерского монастыря Эразм все средства свои употребил на украшение Печерской церкви; а потом, по внушению духа злобы, стал сетовать об этом. В тоске заболел тяжко и семь дней лежал без языка. На восьмой день внезапно встал и поведал братьям: "Видел я Пречистую Богородицу с Сыном Христом Богом на руках, и Она сказала мне:

"Эразм, поелику ты украсил церковь Мою иконами, и Я украшу тебя в царстве Сына Моего; встань, покайся, облекись в ангельский образ, а на третий день возьму Я тебя к Себе как возлюбившего благолепие дома Моего".

Эразм встал, исполнил повеленное ему - и на третий день скончался (24 февраля).

В 1170 году Великий Новгород подвергся страшному нападению суздальцев и их многочисленных союзников. Но у новгородцев был защитник - архиепископ Иоанн, который молился денно и нощно (память его 7 сентября). На третью ночь он слышит голос: "Иди, возьми икону Богоматери, неси на стену города и узришь спасение". С наступлением дня архиепископ послал за иконою архидьякона своего с клирошанами, но икона не двинулась с места. Тогда святитель отправился сам с собором духовенства, совершил молебственное пение, повергнулся перед святою иконою на колени и, плача и рыдая, молился: "О Пречистая Мати, упование наше! Грешные, мы молимся Тебе со слезами - не предай нас!" С сими словами он взял ее на руки; казалось, она сама по себе подвигнулась. Народ в изумлении восклицал лишь: "Господи, помилуй!" Икона перенесена была на городскую стену. Осаждавшие пустили целую тучу стрел на город. Одна ударилась в икону, и икона оборотилась к городу. Слезы потекли из очей Божьей Матери и падали на фелонь святителя: они были знамением Ее молитв и плача перед Сыном и Богом. На суздальцев внезапно напал страх, и в суматохе они поражали друг друга; новгородцы стремительно ударили и нанесли им ужасное поражение. Свое спасение новгородцы отнесли к заступлению Пресвятой Богородицы, и святитель установил праздник Ее Знамению, который доселе чествует вся Россия 27 ноября. Тому же святителю Иоанну Новгородскому, строившему храм (в 1185 году), явилась Владычица и обещала даровать средства для постройки храма, только бы люди молились с верою. И на другой день неизвестно от кого присланы были мешки с золотом и серебром.

Около 1212 года дочь князя-мученика Михаила Черниговского, Евфросиния дарована была родителям явлением и обещанием Пресвятой Богородицы. Достигнув совершеннолетия и уже обрученная суздальскому князю Мине, она со слезами молилась Богоматери, да соблюдет ее девство; Царица Небесная явилась ей, повелевая, пусть послушает родителей своих и идет в Суздаль, ничтоже сумняся. И действительно, княжна не дошла еще до Суздаля, как обрученный ее скончался, а она постриглась в Суздальском монастыре Положения ризы Пресвятой Богородицы, где потом была и игуменьей (25 сентября).

Около 1240-1261 годов, когда иноки почаевские жили еще в пещерах, один из них, взошедши на вершину горы, увидел Богоматерь, стоящую на скале, в огненном виде; то же увидел и житель села Почаева, Иоанн Босый, пасший вблизи стадо овец. Когда пастух прибежал к монахам рассказать о своем видении, то услышал от них, что Пресвятая Дева явилась в огненном столпе; и на том месте скалы, где Она стояла, отпечатался след правой стопы Ее, и камень стал источать воду, которая в той стопе с тех пор не умаляется и не переливается.

В 1299 году митрополит киевский Максим был принужден татарами искать нового места для своей кафедры. В недоумении он проливал горячие слезы перед Богоматерью, моля об указании ему воли Божьей. И благая Матерь страждущих успокоила святителя Своим явлением. Икона, современная святителю, изображает его приемлющим омофор из рук Богоматери. Это было знаком небесного благословения на перенесение митрополии из Киева во Владимир по причине татарского ига (6 декабря).

Около 1360 года преподобному Лазарю Мурманскому (на Онежском озере), молившемуся пред иконою Владычицы, стоявшею на воздухе, был глас от иконы: "Призрю на смиренные рабы и на это место; повелеваю тебе - поставь на сем месте церковь во имя Успения Богородицы", - и икона спустилась на его руки. В другое время, на том же самом месте, преподобный Лазарь видел Жену святолепную, в свете несказанном, сияющую золотом; Она благословляла место, где ныне стоит церковь Успения Богородицы. Все это рассказал сам преподобный в своем предсмертном завещании (8 марта).

В 1380 году ордынский хан Мамай, подобно опустошительному потоку, грозил покрыть полчищами своими всю землю Русскую. Навстречу ему выступил великий князь Дмитрий Иоаннович с отборным многочисленным войском. Присоединившиеся к великому князю по пути донские казаки принесли икону Успения Богоматери. В день знаменитой Куликовской битвы, совпавшей с днем Рождества Богородицы, эта икона находилась в стане православных воинов. Одержав силою и заступлением Царицы Небесной блистательную победу над неверными, великий князь принес чудотворную икону Ее в свою столицу; а благочестивая супруга Дмитрия Донского, Евдокия, желая увековечить день Куликовской битвы и выразить свою благодарность Богоматери, положила соорудить храм Рождества Пресвятой Богородицы. В 1399 году, на месте деревянной церкви Воскресения Лазаря, она построила каменную, в честь Рождества Пресвятой Богородицы, близ своего дворца. Летописец называет эту церковь чудною и говорит, что подобная ей была только во Владимире.

Сам Дмитрий Иоаннович, приписывая заступлению Богоматери свою победу над Мамаем, положил устроить обитель во имя Божьей Матери и просил содействия преподобного Сергия.

Сергий нашел для него место на реке Дубенке, устроил храм в честь Успения Богоматери и вручил игуменство ученику своему Леонтию. Так основался Стромынский монастырь.

В 1383 году, вскоре после чудного явления Тихвинской иконы, благочестивый клирик Георгий был послан оповестить по окрестным селениям день освящения церкви в память явления иконы и заповедать пост; на обратном пути он вдруг увидел Пречистую Божью Матерь, сияющую неизреченным светом, сидящую на сосновом бревне; Ей предстоял святитель Николай. Царица Небесная благоволила сказать, чтобы на новопостроенной церкви был поставлен деревянный крест, а не железный. Словам клирика не поверили. Внезапно сильная буря снесла с церкви мастера с железным крестом, без всякого вреда; после этого крест был поставлен деревянный, а на месте явления Божьей Матери создан молитвенный храм во имя святителя Николая (26 июня).

Около 1385 года преподобный Сергий Радонежский пел пред иконою Богоматери и молил Небесную Царицу: да призрит Она на обитель его. Он сказал ученику своему Михею: "Бодрствуй, чадо, - мы будем иметь чудесное посещение". Едва произнес он эти слова, как услышан был голос: "Пречистая грядет". Он поспешил из келий в сени, и его осиял великий свет, ярче солнечного. Он узрел Богоматерь, сопровождаемую апостолами Иоанном и Петром... Сергий пал на землю. Благая Матерь коснулась его: "Не бойся, избранник Мой! Молитва твоя об учениках твоих и о месте сем услышана; при тебе и после тебя Я неотступна буду от обители твоей и буду покрывать ее". Сказав сие, стала невидимою. Святой, придя в себя, нашел ученика своего от страха полумертвым и поднял его. "Скажи, отче, - спрашивал несколько пришедший в себя Михей, - что это за чудное видение? Душа моя едва не разрешилась от тела". Но Сергий не мог еще говорить, только лицо его сияло радостью. Спустя несколько минут велел он призвать двух благоверных братий и рассказал им, что было. Все вместе совершили молебен Богоматери; святой же всю ночь, без сна, размышлял о милости небесной. Это было в пост Рождества Христова, в пятницу.

В 1388 году благочестивый племянник святого Сергия, Феодор, святитель ростовский, на молитве удостоен был таинственного видения, вследствие которого основал в Ростове обитель Рождества Богородицы и написал икону Ее, в память видения (28 ноября).

Около 1394 года преподобный Кирилл, живя в Старом Симонове, молился ко Пречистой, чтобы Она указала ему путь спасения. В глубокие вечера имел он обычай петь акафист Богоматери. В одну из таких ночей, когда молился он и пел акафист перед Ее образом и когда дошел до места: "Странное Рождество видевшие, устранимся мира", - вдруг услышал голос: "Кирилл! Иди отсюда на Белоозеро: там уготовано Мною тебе место, в котором ты можешь спастись". И вместе с тем озарилась вся его келья. Он отворил оконце и увидел свет великий, сияющий к полунощным странам Белоозера. Всю эту ночь он провел в радости от сего голоса и видения, и была эта ночь для него светлым днем. Через несколько времени он с тою же иконою Богоматери отправился на Белоозеро и увидел то место, которое в видении назначено было для его пребывания, и пал благодарною душою перед Пречистою; в 1397 году он построил храм в честь Успения Богоматери. И доныне цела та Смоленская икона Богоматери, с которою пришел преподобный на Белоозеро (9 июня).

В 1395 году Тамерлан вступил в пределы России, привел ее в смятение и распространил везде страх и ужас. Направляя путь свой к Москве, он вошел в княжество Рязанское и приближался к берегам Дона. При всеобщем унынии россиян, ожидавших возвращения времен Батыя, великий князь Василий Дмитриевич повел свои войска для отражения сильного неприятеля и остановился за Коломною, на берегу Оки. Между тем московитяне, устрашенные слухом о несметных силах и свирепости Тамерлана, молились усердно об избавлении их от нашествия иноплеменников, проливая слезы пред алтарями, и постились. В храмах непрестанно совершались молебны о князе и воинстве, митрополит почти не выходил из церкви: то поучал оставшихся в Москве, то молился за идущих пролить кровь свою за веру и отечество. И великий князь, не надеясь на свои силы, прибег к всесильной помощи Пресвятой Богородицы и писал из Коломны к митрополиту Киприану, чтобы он послал во Владимир за иконою Богоматери, принесенною туда из Киева Андреем Боголюбским. Отправленное митрополитом во Владимир духовенство 15 августа приняло в свои руки драгоценную святыню. Перенесение этой чудотворной иконы из Владимира в Москву было зрелищем умилительным. Народ по обеим сторонам дороги, преклоняя колена, с воплем и слезами взывал: "Матерь Божья! Спаси землю Русскую". В этом бесчисленном множестве народа нельзя было видеть человека, говорит летописец, который бы не плакал и не посылал с упованием молений к Пресвятой Владычице. Митрополит, епископы и все духовенство в ризах, с крестами и кадильницами, в сопровождении великокняжеского семейства и бояр, торжественно встретили святыню вне города и, поставив в соборном храме Успения Пресвятой Богородицы, в радостном предчувствии благодарили Бога, даровавшего им в святой иконе залог мира и утверждения. И Матерь Божья спасла землю Русскую. Современники говорят, что в тот самый день и час, когда жители Москвы встретили икону Богоматери, Тамерлан оставил свое намерение идти на Москву. Он увидел во сне, как свидетельствуют летописцы, великую гору, и с вершины ее идущих многих святителей с златыми жезлами, и над ними в воздухе величественную и благолепную Жену, с тьмами молниеобразных воинов, которые все устремились на Тамерлана. Завоеватель проснулся, затрепетал и, созвав вельмож, спрашивал их о смысле своего сновидения. "Величественная Жена, отвечали мудрейшие из них, - есть Матерь Иисуса Христа, Заступница христиан". - "Итак, мы не одолеем их", - сказал монгольский хан и велел полкам своим идти из пределов России. С невыразимой радостью приняли в Москве известие об удалении Тамерлана. Исповедуя милость Божью, все восклицали: "Не воеводы наши прогнали его, не воинства наши устрашили его, а сила невидимая послала на него страх и трепет. Гневом Божьим гонимый, он удалился из земли Русской". В память чудесного заступления Богоматери сооружен каменный храм в честь Ее и монастырь Сретенский и учреждено празднество 26 августа, с крестным ходом из Успенского собора, чрез Спасские ворота, в Сретенский монастырь.

В 1408 году осадил Москву Едигей. Угрожаемый великими бедствиями, народ со слезами прибегал к чудотворной иконе Богоматери, взывая к Ней: "Милосердная Госпожа Дева Богородица! Пресвятая наша Владычица и Заступница всегдашняя! Не предай нас в руки врагам нашим, но избави нас, на Тебя надеющихся". Митрополит Киприан незадолго перед тем отошел к блаженной вечности, но в стенах кремлевских тогда был святой муж Иоанн, архиепископ суздальский, и в то время, как в отверстых храмах священники пели молебны, он в приделе храма Успения молился пред иконою Богоматери. Усердные молитвы спасли город: к Едигею пришла весть о возмущении в Орде; взяв откуп с города, он поспешно удалился в свои пределы.

Около 1420 года основатель Коневской обители преподобный Арсений отправился на Афонскую гору испросить благословения для новой обители. Без него братия терпела во всем недостаток и готова была оставить обитель; но старец обители Иоаким крепко молился за них. Ему явилась во сне Богоматерь и сказала: "Скажи сетующим братьям, что Арсений скоро доставит им всякое продовольствие". И точно, скоро затем преподобный Арсений возвратился и привез с собою богатые запасы всего нужного, на двух судах (память 12 июня).

В 1451 году подступил к Москве ногайский царевич Мазовша, с войсками отца своего Седи-Ахмета. Великий князь удалился из столицы, главным защитником ее остался святитель Иона. Подойдя к городу 2 июля, в день Положения ризы Пресвятой Богородицы, татары зажгли посад и начали приступ. Время было сухое и жаркое, ветер нес густые облака дыма прямо на Кремль, где воины, осыпаемые искрами и пылающими головнями, задыхались. Под зноем этого страшного пожара, в облаках дыма, святитель Иона совершал крестный ход по стенам Кремля. Между тем стрелы татарские искали своих жертв. Один инок Чудова монастыря, Антоний, уважаемый святителем за святость, пал перед его глазами, успев только сказать, что Господь, ради молитв святительских, спасет Свой город. Вечером московитяне сделали вылазку и бились с татарами до ночи. Несмотря на усталость, никто в Кремле не думал отдыхать; ждали нового приступа, готовили на стенах пушки, самострелы, пищали. Но восходит солнце - и московитяне не видят неприятеля. Все тихо и спокойно. Посылают лазутчиков к неприятельскому стану, и там нет никого; стоят одни телеги, наполненные железными и медными вещами; поле усеяно оружием и разбросанными товарами. Неприятель ушел ночью, взяв с собой только легкие повозки, а все тяжелое оставил в добычу осажденным. Татары, по сказанию летописца, услышав вдали необыкновенный шум, вообразили, что великий князь идет на них с сильным войском, и в смятении устремились в бегство. Великий князь, узнав о спасении города, исповедал перед всеми, кто был Воевода, обративший в бегство врагов. Прибыв в столицу, он поспешил прямо в храм Богоматери, к Ее чудотворной иконе Владимирской, и с умилением славил заступницу Москвы; а митрополит московский Иона повелел создать на своем дворе церковь во имя Положения ризы Пресвятой Богородицы, в память избавления от врагов молитвами Ее.

Около 1480 года на реке Яхроме преподобному Козме является на дереве икона Успения Богоматери; он слышит от нее глас, повелевающий ему быть иноком и устроить монастырь. Поступив в Киево-Печерскую обитель, он потом, следуя воле Богоматери, идет с явившеюся ему иконою на реку Яхрому и сооружает храм в честь Успения Богоматери. Явившаяся преподобному икона, ознаменованная чудесами, существует доныне (18 февраля).

В 1480 году двинулся на Россию татарский хан. Великий князь Иоанн III решил дать отпор ему в открытой битве. Русские войска стали против полчищ татарских: их разделяла только река Угра, которую русские называли "поясом Богоматери", охраняющим пределы наши. Две недели татары и русские смотрели друг на друга через эту реку. Иоанн медлил выступить в битву. Наступили морозы, Угра покрылась льдом. Иоанн велел отступить своим войскам. И воины оробели. Думая, что Иоанн страшится битвы, они не отступали, а бежали от неприятеля, который мог бы на них ударить с тылу. Но совершилось чудо: татары, видя левый берег Угры оставленным русскими, вообразили, что их манят в засаду. Объятый странным ужасом, хан поспешил удалиться, не сделав России никакого зла. Летописцы славят милость Божью и говорят: "Да не похвалятся легкомысленные страхом их оружия! Не оружие и не мудрость человеческая, а Господь спас Россию". По этому случаю был установлен крестный ход в Сретенский монастырь, 23 июня. Великий князь Иоанн III выразил свое почитание Богоматери построением в честь Ее Успения величественного храма, в котором с тех пор и доныне венчаются на царство русские самодержцы.

Иго татарское было свергнуто Россией. Но, окруженная с юго-восточных границ ордами монгольскими, Россия часто подвергалась их нападениям. В 1521 году, предводимые крымским ханом Гиреем, крымские и ногайские татары, в соединении с казанскими, двинулись к московским пределам с такой поспешностью, что великий князь Василий Иоаннович едва успел выслать войска свои на берега Оки. Разбив воевод русских, враги предали огню все селения от Нижнего до Москвы, пленили несметное число жителей, продавали невольников целыми толпами, слабых и престарелых морили голодом и оскверняли святыни храмов Божьих. Июля 29 дня, среди облаков дыма, под заревом пылающих деревень, татары стояли уже в нескольких верстах от Москвы, куда стекались беззащитные жители окрестностей с своими семействами и имуществом. Улицы заперлись обозами; пришельцы и граждане, жены, дети и старцы искали спасения в Кремле, толпились в воротах и теснили друг друга. Все предвещало жалкую участь городу и жителям. Митрополит усердно молился с народом, и Бог утешил бедствующих откровением. В это время один из жителей Москвы, юродивый старец, по имени Василий, молясь ночью со слезами у дверей соборной церкви Успения Богоматери, внезапно услышал внутри храма сильный шум. И вместе с тем увидел церковные двери отверзтыми и бывшую в том храме чудотворную икону Владимирской Богоматери поднявшеюся с своего места. От иконы слышен был голос: "Выйду из града с российскими святителями", и вся церковь наполнилась пламенем, который потом мгновенно исчез. В это время другому лицу открылось продолжение того же видения. В Вознесенском женском монастыре была в это время одна престарелая и лишившаяся зрения инокиня. При вести о нашествии врагов, вознеся вместе с другими усердную молитву об избавлении от предлежащей скорби, вдруг услышала она великий шум, страшный вихрь и звон. Будучи восхищена духом, она оказалась как бы вне ограды, и отверзлись вместе очи ее мысленные и чувственные, и она увидела, что из Кремля в Спасские ворота идет сонм святителей и других святолепных мужей, в священных одеждах; среди них чудотворный образ Божьей Матери; шествие имело вид крестного хода. Между святителями можно было признать святого Петра, Алексия, Иону, митрополитов московских и других. И вот в то время, как это шествие выходило из ворот кремлевских, навстречу от торга Ильинского устремился великий угодник Сергий, с другой стороны - преподобный Варлаам Хутынский. Оба они, припав к ногам святителей, вопрошали их, зачем они идут вон из города и на кого оставляют его в настоящее нашествие врагов. Святители отвечали со слезами: "Много молили мы Всемилостивого Бога и Пречистую Богородицу об избавлении от предлежащей скорби; Бог же не только повелел нам выйти из града сего, но и вынести с собою чудотворный образ Пречистой Его Матери, ибо люди презрели страх Божий и о заповедях Его не радели; вот попустил Бог прийти варварскому народу, да накажутся ныне и чрез покаяние возвратятся к Богу". Святые подвижники стали умолять отходящих, чтобы они умилостивили своим ходатайством правосудие Божье, и начали вместе с ними петь молебен, произнесли молитву Пречистой Богородице, и по совершении ее, осенив град крестообразно, все возвратились в Кремль с чудотворным образом Богоматери. После этого видения еще два года прожила благочестивая инокиня, видя свет Божий, дотоле невидимый для нее, и вместе с тем с радостью увидела, что опасность, угрожавшая Москве, действительно была устранена: крымский хан отступил от Москвы, не сделав ей никакого вреда. Летописцы повествуют, что татары хотели выжечь московские посады, но увидели вокруг города бесчисленное войско русское и с ужасом известили о том хана, который, не поверив им, послал других удостовериться в справедливости их донесения; но и они видели то же. Наконец, и доверенный вельможа то же засвидетельствовал, говоря: "Хан, зачем ты медлишь? На нас идет бесчисленное войско из Москвы". И побежали. Это видение, устрашившее врагов, было следствием заступничества Божьей Матери, неоднократно уже в прежние времена спасавшей столицу Русского православного царства от неприятельских нападений.

Около 1532 года преподобный Александр Свирский удостоился видения Божьей Матери, которая обещала святому старцу не забывать Свирской обители и умножить число братии ее (30 августа).

Около 1540 года, за оградою обители преподобного Павла Обнорского, лежал некто Симон в расслаблении не один год. Внезапно хижина его осветилась светом дня. Входит Пречистая, от лица Ее исходили лучи солнечные, ризы Ее блистали молниею. За Нею в глубоком благоговении шел старец, держа рукою клобук. Расслабленный трепетал. Пречистая, став у одра, сказала больному: "Что ты лежишь? Иди в церковь и молись; здесь не следует лежать, а надобно молиться и работать". Старец говорит: "Подними его, Владычица, и пусть идет в церковь". Она взяла за два пальца правой руки и потянула. Больной вскочил и побежал совершенно здоровый (10 января).

В 1579 году в Казани явилась в видении Богоматерь одной девице, Матрене, повелевая возвестить властям духовным и мирским, чтобы они вынули из земли икону Ее, и указала место, где икона была в земле. Это видение повторялось несколько раз, и девица рассказывала о нем матери своей, но мать не придавала значения. Видение повторилось с угрозою, - и мать и дочь пошли к архиепископу и воеводам и объявили им о чудесных видениях. Власти не поверили им. Тогда сама мать начала копать на указанном месте, копали и другие - и ничего не находили. Когда же стала копать девица, она скоро откопала икону Пречистой Богоматери с Предвечным Младенцем. С торжеством понесли икону в церковь, и ряд чудесных исцелений от нее излился по всей России.

В 1581 году во время нашествия польского короля Стефана Батория на Псков было чудесное видение Богоматери благочестивому старцу Дорофею: Она явилась ему грядущая по воздуху и сопутствуемая преподобным Антонием Печерским и Корнилием, игуменом псково-печерским; вошедши в Покровскую церковь. Она подозвала Дорофея, повелела ему объявить людям, чтобы они молили Бога о прощении грехов, и указала средства избавления от осады, - и Псков был спасен.

В царствование Феодора Иоанновича, в 1591 году, шведы вторглись в пределы Новгородской области, а крымские татары, под предводительством Казы-Гирея, подошли к Москве. Царь Феодор Иоаннович, устрашенный внезапным вторжением врагов и не надеясь восторжествовать над многочисленностью крымцев по причине разделения войск своих, прибегнул с усердною молитвою к помощи Донской Богоматери и повелел, совершив крестный ход вокруг города, поставить икону Ее среди воинских рядов. Ночью, во время усердной молитвы, благочестивый царь получил известие от скорой Помощницы христиан: он одержит победу над врагами. В самом деле, уже целые сутки горела битва, неприятели дрались с ожесточением, но вдруг, устрашенные невидимой силой, побежали. Православные воины устремились за ними, многих положили на месте, других взяли в плен и овладели всем станом неприятельским. В благодарность усердной Заступнице верных государь в том же году на месте, где во время битвы в рядах православного воинства стоял чудотворный образ, основал Донской монастырь. В нем поставлена святая икона и учрежден ежегодный праздник в честь Божьей Матери, начавшийся ради милосердия от святой Ее Донской иконы, августа в 19-й день; с того же времени учрежден и крестный ход в эту обитель.

В смутные времена неурядиц и самозванства Москва была в руках поляков; в северных областях господствовали шведы. Верные Отечеству московитяне приглашали русских грамотами к освобождению Москвы. "Здесь, - писали они, корень царства, здесь знамя Отечества, здесь Богоматерь, изображенная евангелистом Лукою". Первое ополчение для освобождения Москвы было безуспешно. Но вот в Нижнем Новгороде составилось новое ополчение. "Станем за святую Русь, за дом Пречистой Богородицы; освободим Отечество!" воскликнул Козьма Минин, истинный сын Отечества. Образ Казанской Богоматери был взят вождем Пожарским в середину новой священной рати. Казалось, что и это последнее усиление к освобождению Отечества тщетно: не имелось средств содержать войско, даже оружия; в воинах и вождях не было единодушия. Но мольбы верных вознесены были к престолу Божью Самою Преблагословенною Девою. И когда все земные надежды пали, небесная помощь обнаружилась в своей непререкаемой очевидности. Среди осажденной Москвы, между врагами, в тяжком плену и еще тягчайшем недуге, томился один из маститых первосвятителей Арсений. И он-то избран был вестником небесного милосердия к России. Среди полночной тишины вдруг келья наполняется светом необыкновенным, и он видит перед собою преподобного Сергия Радонежского. "Арсений! - сказал преподобный болящему. - Ваша и наши молитвы услышаны; предстательством Богоматери суд об Отечестве преложен на милость: завтра Москва будет в руках осаждающих и Россия спасена". Как бы в подтверждение пророчества болящему старцу вдруг возвращается крепость и сила. Радостная весть, переходя из уст в уста, немедленно проникает за стены города к воинству православному и воспламеняет его мужеством непреодолимым. Дерзая об имени Богоматери, христолюбивое воинство устремляется на освобождение Кремля; враги, несмотря на свое ожесточение, не могут более сопротивляться - и Кремль в руках русских. Благоговея перед небесной помощью, благодарное воинство в следующий воскресный день совершает торжественное молебное шествие в возвращенную столицу. Навстречу ему выходит тот самый святитель, который удостоился приять весть о помощи свыше. Принесенная им святая икона Богоматери казалась для всех зрящих на нее живым изображением. Падая на землю и проливая слезы, всякий стремился освятить себя прикосновением к чудотворному лику. Память этого освобождения Москвы от поляков постановлено праздновать 22 октября в честь Казанской иконы Богоматери.

Около 1636 года смиренный подвижник благочестия и образованный защитник веры Афанасий Филиппович (потом игумен брестский) видел на небе Богородицу, в кресте изображенную, и советовал царю Михаилу Феодоровичу изобразить на военных хоругвях Богородицу по его видению. Положив себе за правило читать каждую субботу акафист Матери Божьей, он с точностью выполнял его. И Матерь Божья утешала подвижника. "Иди, слуга Мой, - сказала она блаженному, - смело говори сенату и королю (польскому), дабы не тревожили святой православной веры: иначе они навлекут на себя суд Божий - преданы будут во власть сильного царя и народа". Праведника не послушали, и слово Царицы Небесной сбылось (5 сентября)!

В 1678 году турки, поляки и татары окончательно опустошили южную часть киевской земли и распространили свои набеги почти до самого Киева. Киев избавляется от них благодаря заступлению Божьей Матери, чудотворную икону которой из Лавры с крестным ходом три раза обнесли вокруг города. Это было при архимандрите Лавры Иннокентии Гизеле. С той поры вера народа южнорусского в сильное и непрестанное ходатайство Божьей Матери стала выражаться даже в народных песнях, из коих иные и доселе поются и слушаются с восторгом и умилением, например: "Пречистая Дево, Матерь русского краю..."

Святителю Тихону Задонскому в 1778 году было такое видение: Богоматерь стояла на облаках, и около Нее апостолы Петр и Павел; сам он на коленях просил Пречистую о продолжении милости к миру. В следующем году он опять видел Богоматерь и около Нее несколько лиц; он упал на колени и просил Пречистую за кого-то. Владычица ответила: "Будет по просьбе твоей" (13 августа).

В 1812 году Европа, соединенная под властью Наполеона внесла в русские пределы все бедствия войны, и Матерь Божья явилась снова Защитницею православного царства. 1812 года, августа 5-го дня, при оставлении русскими войсками Смоленска была взята полками и чудотворная икона Богородицы. Накануне Бородинского сражения ее носили по лагерю, и воины, взирая на нее с верою и молитвою, приготовлялись к страшной битве. При одержании важных побед постоянно совершаемы были благодарственные молебствия Божьей Матери, как необоримой Воеводе. Отсутствие святой иконы Смоленской продолжалось ровно три месяца, и 5 ноября она "возвратилась в дом свой" - соборный храм Успения.

Из жития преподобного Серафима Саровского. В 1733 году, будучи еще десятилетним отроком, он заболел, ему явилась во сне Божья Матерь и обещала посетить его и исцелить. Отрок рассказал сон матери. Вскоре после того мимо дома их шел крестный ход с чудотворным образом Знамения Божьей Матери; в это время сильный дождь, грязь помешали нести икону улицею и заставили переходить через двор Серафима на другую улицу. Таким образом, Царица Небесная посетила болящего отрока; мать его поняла чудное посещение и поспешила вынести больного к иконе Божьей Матери: отрок приложился и получил чудесное и совершенное исцеление. Около 1783 года, во время пребывания своего в Саровской пустыни, в новой болезни своей, которою страдал три года еще до пострижения, опять был удостоен посещения Царицы Небесной во славе и свете и исцелен Ею. На месте явления он воздвигнул потом храм. В 1804 году он был избит ночью до полусмерти недобрыми людьми, думавшими найти у него много денег; никто не надеялся видеть его в живых, но явлением Божьей Матери он опять получил исцеление.

В памятной книжке митрополита московского Филарета, от 7 августа 1840 года, читаем: "Ученик покойного пустынножителя о. Арсения (Свенского, Орлов. епарх.), по его благословению, был у меня и повествовал о последних днях его. Видение Божьей Матери предварило его о кончине, а видение св. Василия Великого было ему исповедью и разрешением".

Во время русско-турецкой войны, в сражении 19 ноября 1853 года между Александрополем и Карсом, при Баш-Кадык-Ларе, русский отряд в 9 тысяч человек поразил 36 тысяч турок при 46 орудиях. Турки оставили на месте сражения 24 орудия и множество разных военных припасов. Такая блистательная победа объяснилась: пленные турки показали, что, когда сражение разгорелось и весь русский отряд был введен в дело, турки увидели сходящую с неба светлую Жену, держащую знамя в руке и сопровождаемую двумя воинами. Свет от Нее был столь ярок, что подобен был солнечному сиянию, и никакой глаз не мог выдержать его. Это явление навело ужас в рядах сражающихся и было причиною того, что турки, видя явное заступление Бога за Русь, обратились все в бегство и проиграли сражение. Русские этого явления не видали. По Божьему промыслу о том засвидетельствовали иноплеменные враги наши. Турки уверяют, что начальство их под страхом смертной казни запретило о том говорить и старалось затмить это событие... Из некоторых частных писем из армии мы узнали, что многие турки после того поверили в Христа, просили крещения и запечатлели мученическою кровью признание всепросвещающего света - Христа.

Кроме этих чудес, выражающих попечение Царицы Небесной о благосостоянии всего православного царства, обширная Россия во многих странах своих, городах и весях хранит честные иконы Девы, составляющие неисчерпаемый источник дивной помощи и чудесных исцелений для всех, притекающих к покрову Ее с верою и усердием. Еще в 1654 году архидьякон Антиохийской церкви Павел Алеппский, путешествовавший по России с патриархом Макарием, писал в путевых записках: "В этой стране нет ни одной большой церкви, где не было бы чудотворной иконы Богоматери, мы видели своими собственными глазами как святые иконы, так и чудеса, совершавшиеся от них".

Глава вторая

ИГРЫ ПОСЛЕ КОНЦА МИРА

ЗОЛОТАЯ РОЩА И СОКРОВИЩНИЦА БОГОВ

Согласно Эдде город древнескандинавских богов Асгард расположен на небе. Однако в "Круге земном" (по-исландски "Хеймскрингла") тот же Снорри Стурлусон сообщает, что асы жили восточнее Дона. Явное противоречие? В чем же дело?

Вопрос этот приобретает практическое значение разве лишь при поиске Асгарда, что еще недавно в соответствии со здравым смыслом можно было бы квалифицировать как нелепость. Мне же предстояло тем не менее ответить на этот вопрос и дать объяснение кажущемуся противоречию.

Да, Асгард находится на небе, как и подобает городу богов. Но небесная обитель богов является лишь отражением земной. Ведь боги - это обожествленные предки. Итак, на Земле располагался город предков современных скандинавов, возможно, целая страна. Передо мной стояла задача найти этот город и его главные объекты - дворец главного бога Одина Валгаллу, рощу Гласир, Идавелль-поле.

Первый шаг к земному Асгарду: у владетеля Кавказской Албании (бассейн Куры и современный Дагестан) была резиденция, которая называлась Халхал (созвучно Валгалле). Согласно мифам в Валгаллу валькирии отбирали самых храбрых из павших воинов, и они пировали там с богом Одином. "Полет валькирии" - популярный фрагмент оперы Вагнера. Откуда же вылетали валькирии и куда они возвращались?

...В сентябре семьдесят третьего я тонул близ каменистого мыса на Черноморском побережье. Скрылось небо, все исчезло, смешалось... Меня почти не стало. Но вдруг возник далекий свет. Я оказался в тоннеле. В конце его, вверху, был серебристый купол.

Что произошло? Сознание будто бы вернулось, я увидел сверху красные чертоги, деревья с золотыми листьями, целую рощу, колонны и стены, тоже цвета червонного золота. Тогда я вряд ли мог догадаться, что это за роща и что это за дворцы; это пришло позднее.

Город исчез, растаял так же внезапно, как и появился. Очнулся я на берегу, за большим бурым камнем, который отгораживал меня от бушующих волн. Он был как несокрушимая скала. Скорее всего, шальная волна перенесла меня через плоскую вершину, о чем говорили шрамы и ссадины на моих руках и ногах. Волны не давали приблизиться к берегу, чуть не утопили, но они же и спасли меня.

Случайность... Но с нее все и началось.

Листая вскоре Эдду - сборник древних песен о скандинавских богах-асах, их городе Асгарде, - я испытывал изумление. Снова перечитал описание священной рощи. Она называется "Сияющая", или, по-скандинавски, "Гласир". Листья деревьев продолговатые, заостренные, похожи на иглы, они цвета червонного золота. Я это видел. Видел небесный город асов, древних богов.

Но есть ли такие деревья на земле? Ботаники и дендрологи - специалисты по деревьям - увы, не знали о таких рощах и таких деревьях. Что же, их нет на Земле?

Я встречался с учеными - иногда очень известными, - но встречи меня разочаровывали. Я подолгу рылся в книгохранилищах, перелистывая старые, на удивление хорошо изданные книги.

В удивительной книге Р.Моуди "Жизнь после жизни" сообщается о том, что видели люди после своей собственной смерти. Пациенты, умирая, вдруг как бы поднимались вверх неведомой силой. И сверху видели свое неподвижное тело, врачей и сестер, склонившихся над ним. Нет, не было ни страха, ни боли. Сознание, покинувшее распростертое на койке тело уже после клинической смерти, жило как бы само по себе. Впереди был тоннель, потом - свет. И свет этот был золотистым!

Возвратившиеся к жизни свидетельствовали о небесном городе, о знаниях, которые начинают вливаться неостановимым потоком. Там не было вопросов без ответов.

Многим вернувшимся в наш мир запомнилось, что это удивительное место называется Город света.

Итак, золотой город существовал, как существовала роща Гласир. Вывод был довольно смелым, и я не думал тогда о публикации. Хотелось вернуться к мудрецам древности. Я читал удивительные строки Платона о тех, кто должен был оказаться в "том" мире: "Они двигались через долину Забвения, проходя через ужасный, удушливый жар... И вот к вечеру они расположились у реки Забвения. Все они должны были выпить из нее воды, но те, кто пил больше меры, забывали все. После того как они уснули, в середине ночи раздался гром и затряслась земля, и все внезапно взлетели, как метеоры, навстречу своему рождению".

Долина забвения похожа на тоннель, соединяющий неведомое и нас. И по ней двигались души. Так Платон записал чей-то рассказ за две с лишним тысячи лет до наших дней.

Но если люди могут возвращаться к жизни почти из небытия, то они, пожалуй, должны отразить свои впечатления и видения в земной архитектуре. Ведь есть же города мертвых - некрополи. У людей должно возникнуть желание построить города, подобные Городу света, или Асгарду.

Такие вот рассуждения помогли мне прежде всего в поисках рощи Гласир "Сияющей". Красная листва червонного золота. Остроконечные листья. Сами ветви, их кора тоже как из золота. Скорее всего, эта роща напоминает сад. Воспоминания о ней на протяжении веков могли сохраниться и быть занесенными в рукописи. Такова роща Гласир по моим соображениям и согласно источникам.

В историческом сочинении Снорри Стурлусона "Круг земной" сказано, что асы пришли из страны восточнее Дона. Буквально: искать следовало на широтах Дона - а к востоку от него сначала Поволжье, потом степи, невысокие горы и Алтай, затем снова степи и горы, почти пустыни, затем леса Сихотэ-Алиня и океан. Это местности и регионы с холодным климатом, суровой зимой, и вечнозеленые деревья с золотой листвой искать здесь вряд ли имело смысл.

Оказалось, что в скандинавских сочинениях страны света нередко указывались так, что направления на север и восток были соответственно повернуты на сорок пять градусов. (С соответствующей ссылкой я отметил этот факт в книге "Асгард - город богов".) Но в этом случае линия поиска вела на юго-восток. А линия, проведенная от нижнего течения Дона на юго-восток, идет на Копетдаг и Иранское нагорье, а затем упирается в побережье Индии и в Индийский океан. Если оставить за кадром Индию, то искать следовало прежде всего на Копетдаге.

К тому же именно сюда пришли племена, родственные ариям-скифам, и основали здесь государство Парфию. Именно отсюда на север ведут затем маршруты переселения, как это известно археологам. Парфия возникла во второй половине первого тысячелетия до нашей эры, время вполне мифологическое. Города Парфии еще продолжали существовать, а люди, уходившие на новые места по ее северным дорогам, уже складывали исторические песни о богах, героях и городах этого царства. Постепенно я приходил к выводу, что роща Гласир реликвия Копетдага. В дендрологической литературе я нашел наконец сведения о пурпурном персике. Эти деревья полностью соответствуют эддическому описанию: красная листва, пурпурные плоды, почти красная кора ветвей, листья остроконечные.

Следующее открытие на старых раскопках Копетдага: здесь действительно существовал город скандинавских богов-асов. Если бы археологи знали, что за развалины они обнаружили! Мне довелось описать их, сопоставляя со скандинавскими мифами.

Самым интересным, с моей точки зрения, является так называемый Квадратный дом в Старой Нисе. Он как раз и дает ключ к Асгарду, говоря образным языком. Ведь именно в Квадратном доме располагались двенадцать однотипных помещений с сокровищами и произведениями искусства, по три комнаты с каждой стороны от центрального двора. Что это за комнаты? Сокровищницы? Несомненно. По не просто сокровищницы, как полагают археологи, а сокровищницы Асгарда. Каждая из комнат была посвящена одному из двенадцати асов. Когда дары асов из разных земель наполнили эти сокровищницы, то дверные проемы комнат один за другим были замурованы и опечатаны. Кто это сделал? Конечно, жрецы. Жрецы эти в большой степени отождествлялись с самими асами, и никто не смел входить в комнаты-сокровищницы. Как видим, это строго выполнялось вплоть до наших дней, когда озадаченные археологи вскрыли помещения, не подозревая, что в их руках оказались сокровища самих асов города богов Асгарда.

Но вот сокровищницы асов заполнены дарами. Возводятся новые кладовые, второй их ряд. В центре этого ряда располагалось помещение для охраны, а из него можно было попасть по лестницам на крышу постройки. Пришло время - и эти кладовые были тоже заполнены, и снова сокровищница расширяется.

Каковы же прямые доказательства принадлежности Квадратного дома асам, и прежде всего верховному богу Одину? - спросит читатель. В одной из комнат сокровищницы найдены ритоны из слоновой кости (высота их от 30 до 60 см). Это время Одина! Сосуды оканчивались внизу фигурками животных и фантастических существ, и многих из них можно узнать по описанию в исландских сагах. Некоторые из ритонов очень похожи на фракийские той же "эпохи Одина". Верхняя часть ритонов украшена рельефными фризами. Некоторые исследователи полагают, что на фризах изображены боги греческого Олимпа. Увы, даже развитое воображение не позволяет отождествить эти изображения с олимпийскими. Можно, конечно, говорить о греческом влиянии, почерке мастера; но изображены, бесспорно, не боги греческого пантеона. Кто же? Асы. Нетрудно узнать Одина, Тора и других богов и богинь, занятых именно тем, чем занимаются асы в сагах. А сама комната с ритонами в этой сокровищнице принадлежит главному богу Одину. Ведь сказано же в Младшей Эдде, что ему не надо угощении, а нужно лишь вино! Рядом с сокровищницей располагалось большое винохранилище. Поблизости - другие объекты Асгарда. Сейчас это место называется Старой и Новой Нисой; в древности оно было известно как Нисая. Это всего в восемнадцати-двадцати километрах от современного Ашхабада (Асхабада). Асхабад (так писалось еще в прошлом веке) в переводе с тюркского означает "Город любви". Но тюрки переосмыслили старинное чужеязычное название "Асхабад" - "Город асов", которое со временем стало непонятно.

Поражает то, что географическая карта Исландии, этого северного заповедника Скандинавии, сохраняющего древние корни языка, точно соответствует географической карте Средней Азии. Названия повторяются и тут, и там. "Сор", "сьор" - по-исландски "море", "большая вода", и в этом значении слово встречается и в Средней Азии. Исландские слова "екуль" (ледник) и "екула" (ледниковая река) без труда обнаруживаются в названиях ледниковых озер Зоркуль, Рангкуль и других - но уже в Средней Азии!

А вот названия исландских рек: Ховсау, Екульсау, Творсау, Хамарсау. В Таджикистане есть реки Яхсу, Шаклису, Таирсу, Явансу.

Все на географической карте Средней Азии звучит по-исландски, по-скандинавски, ибо отсюда - из Асгарда - вышли предки викингов. Именно племена ариев Средней Азии были здесь главным противником Александра Македонского. История помнит кровопролитные битвы их с армией великого полководца. Тогда вся степь, полупустыни и часть пустыни Гоби населены были арийскими племенами.

ПОЛЕ ДЛЯ ИГР

Один из главных объектов Асгарда - Идавелль-поле.

В самой знаменитой из песен Старшей Эдды, которая называется "Прорицание вёльвы" (вёльва - по-исландски "прорицательница, колдунья". Слово это одного корня с русским "волхв"), речь идет о начале и конце мира, когда боги погибнут в схватке с чудовищами. Врагами асов выступают Сурт (дословно "черный"), Мировой Змей и волк Фенрир. Волк в этой битве побеждает самого Одина. Наступает Рагнарок, сумерки богов. Трагический пафос картины небывалой войны, когда "солнце померкло, земля тонет в море, срываются с неба светлые звезды... жар нестерпимый до неба доходит", - сменяется неожиданным прорицанием светлого будущего:

"...вздымается снова из моря земля, зеленея, как прежде; падают воды; орел пролетает над морем, рыбу он хочет поймать". Планета возвращается к жизни...

Прорицательница продолжает: "Встречаются асы на Идавелль-поле, о поясе мира могучем беседуют и вспоминают о славных событиях и рунах древних Великого бога. Снова должны найтись на лугу в высокой траве тавлеи золотые, что им для игр служили когда-то". Воскрешение асов из небытия предваряет картину безбедного процветания всех и вся. "Заколосятся хлеба без посева, зло станет благом".

Хочу обратить внимание на важную роль Идавелль-поля в этой удивительной картине возрождения. Идавелль-поле переводят как "вечнозеленое поле", "сияющее поле", "поле неустанной трудовой деятельности".

В слове "Идавелль" два корня. Корень "ида" означает: занятие, деятельность, работа. Мне оставалось перевести корень "велль". Задача была бы простой и о ней не стоило бы даже упоминать, если бы речь шла о современном исландском языке. Но, как свидетельствовали безуспешные попытки исследователей, корень этот не современный. Я предположил, что он настолько древний, что должен хранить даже косвенную информацию о переселении скандинавов на север из южных или, точнее, юго-восточных стран. Но самые древние корни - общие для многих языков сразу. Обратимся к однокоренным словам древнеиндийского, славянского и балтийского происхождения. Исландское "вала" и русское "валун" означают одно и то же: округлый камень. Латышское "велт" и древнеиндийское "валати" родственны русскому глаголу "валять", "поворачивать", а также "катать". Мяч в английском и немецком языках звучит сходно, с учетом частого перехода звука "б" в "в" (как в именах Василий Базиль).

Таким образом, "занятие шаром, занятие катанием" - вот смысл имени Идавелль. Поэтому все это название переводится так: "поле для занятий с шаром", "поле для занятий катанием".

На первый взгляд такой вариант перевода может показаться странным. О чем идет речь? Чем занимались асы на Идавелль-поле? Я бы ни за что не рискнул остановиться на таком варианте, если бы не счастливая случайность: я нашел эти каменные шары.

Знакомясь с памятниками Парфянского государства первого тысячелетия до нашей эры, я обратил внимание на полузасыпанный песками маленький аэродром так его можно кратко охарактеризовать, он был обнесен оградой (от которой, разумеется, мало что осталось). Легче всего было назвать этот объект Идавелль-полем, зато в случае ошибки подстерегал грандиозный провал, конец репутации.

Именно там, на маленьком аэродроме, наверное, еще и сейчас под слоем грунта можно найти каменные шары. Точнее, гипсовые шары. В них нельзя усмотреть проявления сил природы, как, например, в каменных шарах, найденных во множестве в Америке.

Нет, эти шары созданы руками человека, внутри они полые, и эти полости заполнены сухой травой. С какой же целью? Это придает гипсовым шарам легкость и даже некоторые особые аэродинамические свойства. Так и должно быть - ведь они служили для игр. Божественные игры асов проходили здесь, и остатки небольших помещений по углам служили для отдыха. Это действительно Идавелль-поле!

Итак, найдено мифическое поле асов, на котором они соберутся снова после конца мира! Этот объект Асгарда расположен всего в шестидесяти километрах от Ашхабада, в преддверии горного массива Копетдаг.

Оставалось восстановить саму игру. Описание ее я нашел в осетинском эпосе о нартах, ведь осетины, они же осы (так называют их в Грузии), они же ясы по русской летописи, оказались на Северном Кавказе лишь потому, что там осела часть асов (алан) по пути следования в Европу, в Скандинавию.

Открытие Асгарда привлекло внимание прессы. 21 мая 1989 года было напечатано сообщение ТАСС (мой последующий краткий комментарий позволит читателю сберечь время для уяснения некоторых подробностей). Итак: "Прародину скандинавов нужно искать в закаспийских предгорьях Копетдага, в древнем Парфянском царстве. Во всяком случае, боги-асы скандинавских саг, как утверждает московский ученый Владимир Щербаков, жили в Нисе, резиденции царей Парфии. А где живут боги, там обитает и верящий в них народ.

К такому выводу Щербаков пришел на основе тщательного изучения скандинавских саг, записанных в XIII веке Снорри Стурлусоном (1178-1241), а также находок и открытий, сделанных в последние годы в Нисе.

Ниса - это город богов-асов, Асгард. В Младшей Эдде говорится, что первым делом в Асгарде построили святилище с 12-ю тронами, по числу богов-асов, и было оно "как из чистого золота". Этому описанию точно соответствует храм Нисы III-II веков до нашей эры. Вся стена первого яруса храма - малиновая, "как золотая". Верх был белым (в саге сказано: "как из серебра").

У святилища произрастала роща. Деревья в ней (говорится в саге) были с золотыми листьями, похожими на иглы. Дерево такое тоже удалось найти. Это персик с пурпурными листьями, остролистная разновидность.

Трон главного бога мифов Одина был из слоновой кости. В Нисе сохранились десятки деталей мебели именно из слоновой кости. В Младшей Эдде сказано, что Одину не надо угощений: он пьет одно вино. В Нисе есть остатки так называемого Квадратного дома, где найдены двенадцать замурованных некогда сокровищниц. В одной из них обнаружены лишь ритоны - сосуды, похожие на рог. Это сокровищница Одина. Близ этого дома располагалось и винохранилище.

В.Щербакову удалось отождествить все храмы и чертоги саг с реальными постройками парфянской эпохи. Например, Валгалла - замок, где пировали храбрейшие из воинов, - это огромный круглый храм Нисы. Идавелль-поле - поле для игры с шаром, на котором асы встретятся вновь после гибели мира, - также находится в Нисе, в центре храмового комплекса. Нашел ученый даже изображения богов-асов на камне и слоновой кости.

По преданию, Один в I веке до нашей эры ушел с асами на северо-запад и через пару веков достиг Скандинавии. Что послужило причиной ухода их из Парфии? Давление с севера кочевых племен или внутригосударственные распри неизвестно. Но путь можно реконструировать. Один шел через Северный Кавказ, Нижний Дон, Северное Причерноморье в Центральную Европу, а оттуда на север. На пути встречались и друзья-албанцы (светлые альвы саг), и враги-ваны (племя, жившее на Дону, с которыми потом был заключен мир). Часть ванов ушла с асами в Скандинавию, а другая перебралась на Оку и Верхний Дон. И может быть, именно этот тяжкий и долгий путь на новую родину породил викингов мужественных и неутомимых путешественников, бесстрашных воинов".

В сообщении ТАСС не все точно. Прежде всего боги - это обожествленные предки народа, они в древности не отделялись от этого народа, а были как бы его частью. Им поклонялись, просили у них совета, вожди племен и жрецы принимали их имена.

В Старшей Эдде читаем: "В войско метнул Один копье; это тоже свершилось в дни первой войны. Рухнули стены крепости асов; ваны в битвах врагов побеждали!" Эту битву асов с ванами бог скандинавов Один начинает по древнему обычаю - бросив копье. Ваны не дрогнули. Заключенный асами и ванами мир предвещал цепь великих побед в грядущих тысячелетиях - от Нижнего Дона до Москвы.

Ваны не только враги асов, победившие их в "первой в мире войне" (о чем повествует вёльва-прорицательница), по и друзья - уже после заключения мира с асами. Два народа, асы и ваны, после войны обменялись заложниками, но под именами этих заложников, как часто бывало, скрыты целые города или часть родственных племен. Такие обобщающие имена историки называют эпонимами. Арабы называли ванов "вантит", "ват", а русские - вятичами.

Южные асы-аланы отделены были от северных, в основном слившихся с ванами. К тому же разделяла их степь с ее кочевыми племенами. В русской летописи говорится о походах русов на ванов и асов, а также о том, что один из киевских князей женился на асинье (ясыне).

Асы вместе с ванами (западная ветвь) ушли через Центральную Европу в Скандинавию. Первые династии шведов - это династии ванов, победивших асов в "первой войне". Затем следуют династии асов. И ваны-вятичи, и асы собирали с аборигенов-шведов, которых они завоевали, дань. Постепенно они переняли германский язык, и лишь звучания слов напоминают о ванах и асах: похожие созвучия имеются в славянских языках.

Позднее потомки ванов и асов из Скандинавии вернулись на Русь и собирали дань со славян; подобные явления были повсеместными в Европе вообще.

В существование Асгарда поверить, вероятно, нелегко, и мне хочется привести решающий аргумент в пользу вышесказанного.

РЕШАЮЩИЙ АРГУМЕНТ

Сарматы - это большой союз племен, в который одно время входили и асы (аланы). Они оставили особые знаки - тамги (значение слова "тамга" выяснено, мягко говоря, очень приблизительно). Каждый род и каждый правитель имел свою тамгу. Многочисленные типы тамг прослеживаются археологами начиная от Монголии и до Северного Причерноморья, не исключая Среднюю Азию и Казахстан.

Группа сходных тамг наблюдается в находках Монголии и Северного Причерноморья. Это отнюдь не тюркские знаки, и с ними они не имеют ничего общего. Б.И.Вайнберг и Э.А.Новгородова в своей работе "Заметки о знаках и тамгах Монголии" приводят таблицу с изображениями тамг из Монголии (долина реки Цагангол в Монгольском Алтае). Э.И.Соломоник в книге "Сарматские знаки Северного Причерноморья" (Киев, 1959) дает изображения причерноморских тамг. Изображения однотипны, а совпадение отдельных их элементов и общего их начертания очевидно (см. сводную таблицу-рисунок в настоящем издании на вклейке).

Верхняя, монгольская, строка нашей таблицы относится к первому тысячелетию до нашей эры, а вторая строка, причерноморская, - приблизительно к рубежу эр: первые века до и после нашей эры. Тысячи километров разделяют эти два региона. И несмотря на это удивительное сходство. Арийские племена из Монголии принесли подобные знаки в Среднюю Азию и Северное Причерноморье. К такому выводу приходят авторы первой из названных работ.

Для меня это послужило отправным пунктом, от которого мне удалось провести линию до Скандинавии включительно, до ее самой удаленной от Центральной Азии окраины - Исландии, сохранившей памятники старины в наибольшем объеме и приобретшей качество этнографического заповедника.

В своем исследовании сначала я обратил внимание на инициалы на полях рукописи Старшей Эдды, отдаленно напоминавшие об азиатском периоде Асгарда. И был буквально поражен следующим открытием: известные по исландским народным сказкам знаки богов Одина и Фрейра явно принадлежат к той же группе сармато-монгольских знаков. Эти два знака я привожу под фрагментом таблицы тамг. Слева - знак Одина, справа - знак Фрейра. Рассматриваемым тамгам соответствует не только графический образ каждого из знаков, но более того: ни в одном из них нет новых элементов. Все элементы изображений повторены в них из тамговых рядов.

Специалисты считали знаки Одина и Фрейра руническими, несмотря на их несходство с рунами для письма (так называемым футарком: слово это образовано из букв, обозначаемых первыми рунами). Считается, что знак Одина читается как "техкур" (буквально: "приятный"; эпитет Одина). Однако знак Фрейра, по известным мне данным, безмолвствует. Версия "техкур", скорее всего, лишь придумка, причем поздняя, или, точнее, народная этимология создателей сказок.

Безвариантно оба знака отчетливо свидетельствуют о своем азиатском и сарматском происхождении. Это знаки древних ариев Асгарда, прошедших половину планеты. Их потомки открыли Америку.

Как и многие тамги этого типа, они родовые; связаны с династией Одина и династией Фрейра - по происхождению вана, но вана, включенного в круг асов-аланов. Вот почему они различаются в начертании. Точка над полумесяцем в знаке Одина может быть истолкована как звезда или планета, и тогда знак в верхней своей части, отражающей линию недавних предков, можно считать совпадающим с символом династии Ахеменидов в древней Персии. Ведь Асгард основали племена ариев, пришедшие с севера. Сначала они завоевали область Парфиену, затем создали могущественное государство, включившее со временем области бывшей Персии. Вот почему они считали себя восприемниками былого могущества персидских владетелей. Это и может отражать знак Одина - из политических соображений; ведь по сути это знак жреца, отождествленного с богом.

Таким образом, Асгард не только город. Это и вся Парфия, границы которой доходили на востоке до Индии, это также и этнический массив арийских племен Средней и Центральной Азии со сходными обычаями и верованиями. Когда же шло переселение на север (из Парфии к северным берегам Каспия и далее на запад и на север), то наступило время новых объединений племен. Китайские источники отмечают создание на северо-восточных берегах Каспия государства аланов. Оно и стало новым средоточием асов и всех, кто в них верил.

Л.Н.Гумилев в своей книге "Древние тюрки" пишет, что туркмены отюрченные арийцы. Эта точка зрения не привлекала внимания славистов, хотя судьба славян тесно связана именно с Асгардом. Герои скандинавских мифов и сочинения "Круг земной" Снорри Стурлусона - асы и ваны. Ваны, венеты, венеды, вятичи, вентичи - славяне. О венедах писал Тацит в своей "Германии", отмечая, что они исходили всю Европу от Дуная до Балтики. Однако еще задолго до этого ваны основали ванское царство - Урарту. Тацит об этом не знал, однако другой античный автор, Страбон, писал об участии венедов в Троянской войне (II тысячелетие до н.э.) и о другой части венедов по правому берегу реки Галис, которые ушли на восток и юго-восток. Левобережные венеды основали Венецию (об этом пишет Страбон). Правобережные - царство Урарту. После неудачных войн с Ассирией в середине первого тысячелетия до нашей эры началось переселение ванов-венедов на север, к Дону и вверх по Дону, где они основали государство вятичей: Ват и Вантит - два арабских названия этого государства. Его столица Хордаб (тот же корень "горд", "гард", что и в Асгарде). Государь - Ходота (созвучно имени Один). Государство вятичей было завоевано Киевской Русью, но позднее дало начало Руси Московской и Всея Руси. Русы пришли на Днепр из Фракии, где они основали государство одрюсов (русов) в пятом веке до нашей эры. Расенов (росенов) римляне называли этрусками, точно так же как они называли фракийцев одрю-сами. Русы Фракии дали начало Этрурии и Киеву. Москва основана ванами и русами. Но на север к Оке и Волге ваны, легендарные герои мифов, пришли уже в союзе с асами, отсюда легко понять сходство многих слов в исландском и русском языках. Погребения асов располагаются на этом северном пути от самых низовьев Дона. Захоронения ванов, трансформируясь, прослеживаются от Урарту до Дона и далее. Таким образом, Москва является историческим центром асов, ванов и русов.

Любопытно, что на языке урартийцев-ванов слово "Москва" означает "большая река", "Яуза" - "водица". Вообще многие слова древних ванов совпадают с современными русскими. Этимологические словари объясняют неверно не только название Москвы, но и такие простые слова, как "зодчий". На языке ванов корень "зади" значит "строить". Отсюда - целое семейство слов. Точно так же первый корень двухкорневого слова "Москва" (мосх) повторен в слове "мощи", перед тайной которого бессильны словари.

Крылатая богиня ванов пришла на Оку из Урарту, где во множестве найдены ее изображения. Здесь, на севере, девы наряжались птицей Лебедью, изображая эту богиню под музыку. В Урарту имя ее - Багбарту, если следовать традиционному чтению ассирийской клинописи, которой пользовались ваны. Богородица - современная форма того же имени, в нем почти восстановлено древнее ванское имя. Это и богиня Асгарда Фригг. Имя другое, но богиня одна и у ванов и у асов.

В период работы над книгой "Утро богов" произошло нечто удивительное: мне удалось проследить рождение самого имени "славяне". До сих пор предложено немало объяснений, но они не отражают подлинной истории, а она изумительна по своей красоте. Я нашел область, где сохранилась та же схема, тот же закон образования названия племени, народа, страны, города (у древних авторов часто слова "город" и "государство" означают одно и то же), та же схема, повторяю, что и в названии города асов - Асгарда. Это снимает все сомнения в подлинности земного Асгарда и открывает славянам античную часть их истории. Этот город и земля назывались так:

Бажгард. По сути, это то же самое, что и Асгард, но в переводе это славянский вариант Асгарда. Значение простое: Город богов.

Асгард и Бажгард дают ответы на многие вопросы, задавать которые раньше было немыслимо. Не думаю, что удалось бы изложить это на немногих страницах. Предстоит большая работа.

Пришло время подвести итог рассказанному выше. Джордж Вашингтон в заключение картины видений, показанных ему богиней, увидел нечто, напоминающее конец мира, предсказанный в Эдде. На первом плане - вода и огонь. Краски двух панорам похожи. Концовка одинакова. И там и тут мир возрождается. (В "варианте Вашингтона" возрождаются Штаты.) О том же мир был предупрежден и в Португалии - устами пастушек. Гибель - реальный вариант. Но лишь вариант. Воплощения Богини-Матери являются как бы листьями общего дерева божественной сущности. И в образной, магической системе видения будущего мир представляется как дерево - дерево вариантов развития и реализации.

Конца мира можно избежать. Это становится понятным по мере того, как проясняются сокровенные тайны Асгарда. И тогда, когда я увидел Асгард - в небе и на земле, - исчезла завеса. Это совпало с наступлением, началом Эры Водолея. Гибель мира не состоялась, однако арийские боги все же бились с чудовищами и вернутся на Идавелль-поле и в Бажгард.

Глава третья

ЦИВИЛИЗАЦИЯ КРЫЛАТЫХ ЗМЕЕВ

ВОЗВРАЩЕНИЕ КЕЦАЛЬКОАТЛЯ

Всегда с жалостью и горечью наблюдал я полет мотыльков на свет яркой лампы. Часто это бывал и последний полет. Иногда мне удавалось ловить их и выпускать в открытую форточку. Чаще приходилось гасить свет, настежь распахивать окна и выгонять их легким полотенцем на волю. За этим занятием я проводил короткие перерывы между чтением газет, брошюр, книг. Уже глубокой ночью я всматривался в темноту нашей рощи во дворе дома, где исчезали едва различимые силуэты крылатых ночных гостей.

Передо мной ярко предстали эти картины, когда я услышал поразившую меня новость. Мотылек-гигант с размахом крыльев, равным десяти метрам, сгорел в огне морского маяка в Норвегии, за Северным полярным кругом. Это произошло на берегу Сальт-фьорда близ города Буде в полночь в начале зимы. Можно было бы считать это проявлением капризного характера обезьяны, давшей название году, когда произошло это происшествие. На самом же деле все обстоит гораздо серьезнее и трагичнее.

Смотритель маяка Карл Фриденсен принял это насекомое за самолет. Его поразили стремительные маневры этого летуна, разумеется, он не понимал, что происходит. Догадка о самолете, залетевшем к самому маяку и буквально метавшемся в широком луче света, иногда покидая его, родилась вполне естественно: разве можно было допустить мысль о насекомом и вообще - о живом существе? (Отмечу, что в Буде большой аэродром, где приземляются самолеты различного класса.)

Самая крупная птица из виденных нашими современниками-европейцами в несколько раз уступает по своим размерам ночному гостю маяка.

Дальше произошло невероятное. Возникший из ночной тьмы "самолет" врезался в верхнюю часть маяка;

Фриденсен побежал наверх, ему показалось, что сама земля задрожала. Это напоминало землетрясение. Странный "самолет" нанес несколько ударов по маяку, от последнего удара разбилось стекло, летающий объект оказался на раскаленных электродах прожектора и почти полностью сгорел, Фриденсен рухнул на пол. Он был сильно поранен осколками стекол. Уже в клинике он рассказал о своих ощущениях. В ту роковую минуту он успел рассмотреть это существо. Оно напоминало жуткие кадры из фильмов ужасов. Последнее его впечатление: это живое существо, оно прилетело на свет маяка, подобно мотыльку.

Действительно, ученые-энтомологи пришли вскоре к выводу, изучая обгоревшие ткани существа, что это мотылек-мутант или, во всяком случае, гигантское насекомое с крыльями. После этого нам, вслед за Фриденсеном, остается вычеркнуть из записей, посвященных эпизоду, слово "самолет" и заменить его... Впрочем, попробуем рассуждать, невзирая на заключение ученых.

Если, как полагают энтомологи, мотылек-самолет прилетел из Южной Америки или из Северной Канады, то почему над океаном с многочисленных рейсовых судов и еще более многочисленных траулеров (а их тысячи) не замечали полетов таких гигантских насекомых, ведь они, в отличие от авиеток и самолетов, машут своими десяти метровым и крыльями! Повторим по существу тот же вопрос в другой редакции. Мотылек превосходит размерами птеродактиля. Вероятно ли, чтобы, например, в Южной Америке обитали не замеченные до сих пор летающие ящеры, превосходящие птеродактилей, да к тому же перелетающие Атлантику? А в Канаде? Если бы это напоминало правду, то писатели-фантасты не замедлили бы воспользоваться этим сюжетом. Однако современные фантасты оставили надежду на такую возможность.

Читатель вправе усомниться и отвергнуть эти рассуждения, ведь произошло чудо и его надо объяснить, а чудо, как известно, чаще всего можно объяснить лишь другим чудом.

Да, сказанное о птеродактилях и гигантских мотыльках еще не аргумент.

Аргумент помогут нам найти обычные мотылек или бабочка. В самом деле, почему все насекомые такие маленькие? Самая большая бабочка имеет размах крыльев не более четверти метра. В чем дело? Мутации происходят постоянно, а гигантов-мутантов среди интересующей нас группы живых существ нет. Не было их и в далеком прошлом. Разобраться в этом помогает физика. У насекомых своеобразное дыхание. Они как бы впитывают кислород воздуха мельчайшими порами своего тельца. Это диффузия или очень близко к диффузии. Процесс, что и говорить, медленный. Его скорости едва хватает, чтобы поддерживать жизнь обычных крупных жучков, что уж говорить о десятиметровых мотыльках!

Это соображение заставило меня отвергнуть сообщение энтомологов о мутанте из мира насекомых. Это было бы более чем невероятно, чудо, гораздо большее, чем живой горный хребет.

Появление генетики избавило от необходимости искать объяснения подобному. Все необычное в мире живого можно объяснить без поиска и раздумий. К чему думать? Ведь любое объяснение не конкурентоспособно в сравнении с одним лишь словом: мутация. Кратко, просто, научно и всем понятно, даже тем, кто понятия о науке не имеет.

Но в этом случае все же следовало бы задуматься. Биологи могут увидеть явление лишь со своей точки зрения. Но что сказали бы другие специалисты? Не исключено, что авиаинженеры выдвинули бы гипотезу о сверхсовременном летательном аппарате, построенном на принципах бионики, если бы газета в Буде или другая газета предоставила им слово. А что бы сказали биофизики?.. Но не будем гадать.

И раз уж никто не догадается сопоставить событие в Норвегии с подобными же явлениями, придется это сделать сейчас.

Мне удалось ознакомиться с поразительными материалами о появлении в Центральной Америке и в США странного существа двухметрового роста с горящими или светящимися глазами, во всем подобного человеку, кроме одного: точно длинный плащ, за спиной этого создания красовались крылья, когда оно шло шагом, иногда же оно расправляло их, точно собираясь взлететь. Несколько наблюдателей видели его летящим над мостом, над рекой, над долиной.

Крылатого пришельца из неведомого наблюдали сотни человек.

Шла зима 1967 года. Американское телевидение показывало рождественскую программу. Вот президент Линдон Джонсон нажал кнопку, и рождественская елка вспыхнула праздничными огнями. Прошло едва ли тридцать секунд после этого, и ведущий программы неожиданно прервал шум рождественского веселья. Его голос звучал так тревожно, что все тут же поняли: не до веселья, не до праздника. Ведущий заявил:

"Позвольте прервать рождественскую программу в связи с особым сообщением. Только что в Галлиполисе (штат Огайо) разрушился мост. Движение на мосту в это время было особенно интенсивным. Дополнительные сведения будут сообщены позднее".

Речь шла о мосте, соединяющем два штата: Огайо и Виргинию (город Пойнт-Плезент с Галлиполисом).

Именно в Пойнт-Плезенте появилось незадолго до этого крылатое существо со сверкающими глазами, похожими на раскаленные угли. В других сообщениях тех лет говорилось о способности этого существа вступать в контакт с людьми, даже объясняться с ними и давать прогнозы на будущее. Как ни трудно в это поверить, но память о событиях тех лет еще жива в среде американцев.

Согласно моей оценке, размах крыльев существа ростом в два метра с телосложением и пропорциями человека должен составлять примерно десять метров - это близко к оптимуму. Так я пришел к выводу о тождественности существа, наткнувшегося на маяк в Норвегии во время ночного полета, и американского феномена. Во всяком случае, это были создания одного класса, если применять техническую терминологию, или одного биологического вида, если говорить на языке науки о живом.

Несколько позднее, уже после того, как я пришел к этому выводу, листая старые подшивки газет, я обратил внимание на неоднократные упоминания о птеродактилях, якобы сохранившихся кое-где в "затерянных мирах" пашей планеты, то есть в экологических нишах. Об этом сообщалось в шестидесятых годах, в семидесятых, в восьмидесятых. Доказательств не было. Видели их в небе то участники экспедиций, то простые люди в разных концах планеты.

Наметился пунктир в прошлое, но вел он не в эпоху птеродактилей и других ящеров, которая отделена от нас миллионами лет, а во времена не столь отдаленные. Я рискнул предположить - раз уж факты появления птеродактилей невозможно ни подтвердить, ни отвергнуть, - что поиск должен идти по линии разума, что загадочные крылатые существа планеты разумны и всегда были разумны, где бы они ни жили в прошлом. Это значит что искать следовало примерно на протяжении существования вида гомо сапиенс. Факты контакта с людьми можно истолковать как попытку найти общий язык в канун новой эры.

Совсем недавно считалось, что человек разумный, или кроманьонец, появился примерно сорок тысяч лет назад. Теперь стало ясно, что ему около семидесяти тысяч лет - до этого ему были свойственны дикость, отсутствие членораздельной речи и других признаков гомо сапиенс.

Сенсационные находки черепов и скелетов людей современного типа в последних раскопках вроде бы отодвигают границу разума в прошлое на целый миллион лет. Правда, приходилось и раньше встречать сообщения о единичных находках частей скелета и черепов, подобных современным, но миллионолетней давности (один из таких загадочных черепов был найден в Крыму).

Возникает вопрос: кто на протяжении десятков тысяч лет, пусть даже миллиона лет, был спутником человека? И если иметь в виду разум, то придется ответить: герои мифов, боги.

Нельзя ли среди них найти существа, подобные описанному выше? Оказывается, это нетрудно сделать: древние описали крылатых людей, летающих змеев, как их называли. Хотя кому могло прийти в голову, что пернатый змей Кецалькоатль, создавший мир и человека, согласно представлениям американских индейцев, во всем остальном очень похожий на человека, вдруг собственной персоной пожалует в гости к современному человечеству - и не только в Америке, но и в Европе? Летающий змей, в которого верили некогда жители Центральной Америки, словно бы воскрес. Его видели по обе стороны Атлантики. Более того, он изрек пророчества. Вполне возможно, что это его вмешательство - вольное или невольное, необъяснимое или даже непредсказуемое - привело к разрушению моста в Галлиполисе. Еще проще: трудно быть богом и являться людям, забывшим о богах, - тем более в нашу технизированную до предела эпоху. Возможности богов из параллельного мира (что допускают иногда даже физики) намного больше, чем возможности человека, однако именно это и делает для богов чуждыми все технические ухищрения, тем более всеобщую индустриализацию, ведущую в тупик; в этом с ними солидарны ныне даже "зеленые".

Не знаю, удалось ли простыми словами передать странную на первый взгляд гипотезу о существовании на нашей планете хотя бы в принципе иной цивилизации, которая, наподобие инопланетян, может использовать неизвестные нам свойства пространства и переходить из одного параллельного мира в другой. (Подобно этому, тая, точно кусок сахара в воде, переходят НЛО с их экипажами в сопряженное пространство и появляются неожиданно вновь. Разумеется, НЛО могут компенсировать и гравитацию - об этом говорят свидетельства.)

Остается, однако, загадкой, почему современный человек не просто отвергает зачастую гипотезы, относящиеся к миру богов, но даже не желает с ними ознакомиться. Между тем мифология возникла не на пустом месте. И с моей точки зрения, портрет Кецалькоатля в Бурбонском кодексе (древней книге индейцев) вполне соответствует описаниям крылатого существа, появившегося в шестидесятых годах в США, а также и портрету "мотылька", разбившего маяк в Норвегии.

Первые изображения Кецалькоатля выполнены ольмеками, им около трех тысяч лет. Тогда этот бог олицетворял ветры Атлантики. Почти вся Центральная Америка вслед за ольмеками стала почитать его, приписывая ему акт Творения и основание культуры. Это он учил людей искать и обрабатывать драгоценные камни, наблюдать звезды, вычислять календари. По преданию, потерпев ряд неудач в своей миссии, стареющий Кецалькоатль удаляется из страны на восток. Ацтеки приняли завоевателя Кортеса за этого бога, ибо их миф говорил о том, что Кецалькоатль вернется с востока, из-за океана. По их представлениям, он был очень похож на человека.

Законы параллельного мира богов очень сложны, и не все готовы к их пониманию. Насколько это можно представить, пророчества, исходящие с этого уровня мироздания, сбываются. Конкретные сроки не всегда оговариваются. Вехи времени там особые, и я могу лишь сослаться на пример этрусков, вся цивилизация которых пронизана стремлением быть ближе к богам: они знали заранее, что их народу существовать десять веков, но век - это не сто лет, как считаем мы, а особая мера, границы которой лишь приблизительно совпадают со столетием, а отмеряются событиями космического характера (вспыхнувшей звездой, кометой и др.). Сам по себе мир богов, самый "тонкий" из миров, "огненный", говоря языком оккультистов. Боги, по нашим понятиям, не подчиняются гравитации - ни земной, ни звездной. Гравитация проявляет себя лишь на промежуточных уровнях, где-то между миром людей и миром богов, и является игрой сил тонких частиц наподобие атомов, но гораздо мельче. Это эфир - тот самый неуловимый эфир, который чуть было не устранил Эйнштейн своей теорией, но потом сам же и признал его существование (в 1924 году).

Чтобы понять и осмыслить факт полета Кецалькоатля, явившегося людям наших дней, нужно вспомнить о кольцевом времени богов. Это либо спиралеподобные повторы ситуаций, либо результат сложения потоков времени, волны которых не совпадают своими гребнями и впадинами и направлены со взаимным пересечением. Я прошу прощения за вынужденно краткие и образные пояснения у читателя, привыкшего к математической точности.

Вероятнее всего, хотя бы часть сообщений о появлении летающих ящеров в Южной и Центральной Америке относится к первым полетам туда Кецалькоатля. В тонких мирах совсем иные мерки по отношению к цивилизациям. Нам легче всего понять эти первые полеты как магические и совершенно необходимые акты, связанные с исполнением пророчеств времен ацтеков и еще более ранних.

Отлет Кецалькоатля за океан, на восток, символичен, и вместе с тем это исполнение древнего пророчества (которое не может быть не исполнено). Трагический полет в Норвегию, о чем шла речь в начале этой главы, несомненно, и магический акт, причем самого высокого уровня, ведь он связан с сожжением тела. Воплощение бога в плотном теле, в веществе не тонкого, а нашего плотного мира - редкость. Оно происходит при совершенно исключительных обстоятельствах. Вместе с тем сожжение плотного тела для бога не является смертью или трансформой - его единственная сущность это именно тонкое тело. То же с оговорками может быть верно и для человека, но для него физическая смерть нередко оказывается причиной и началом деградации и умирания его тонкого тела, после чего он вообще не может воплотиться снова в нашем мире.

Об участии змей и змеев в жизни людей сложено столько мифов и сказаний, что ни пересказать, ни объяснить их невозможно. Ограничимся лишь тем из этого богатства, что имеет непосредственное отношение к теме. Согласно теогоническим источникам, один из древнейших богов Средиземноморья именно Айон. Он ослепителен и светоносен, изображался же он обвитым змеей. Сходны портреты древнего фракийского божества Танеев (Фанеса). Древние мастера помещают его внутри мирового первояйца вместе со змеей, опоясывающей его несколько раз. Эта змея считается символом времени, атрибутом бога Айона. Так возникает связь - еще в древности - с циклическим временем мира богов.

Мы не знаем, что скрывается зачастую в мифологических картинах и образах, следы какой реальности. Совсем недавно оживленно обсуждали аналогию расколовшегося мирового яйца с взорвавшейся Вселенной, галактики которой разбегаются. Теперь на этот счет есть и другие мнения - Большой Взрыв, например, многими учеными отвергается.

Время, странствия во времени, переход в будущее... Это можно считать возможным прежде всего для древних богов, познавших связь времен и опоясанных поэтому змеями. Если это так, то они-то как раз и должны уметь являться людям. Вместе с ними этим искусством должны обладать и небесные девы. Недаром же в скифо-иранской традиции множество портретов богинь с крыльями и со змеями вместо ног.

Это, разумеется, не является отражением образа одного лишь Кецалькоатля. На скифских бляшках, украшениях и принадлежностях конной упряжи запечатлена женщина с крыльями, а нижняя часть ее тела - изящная стилизация "под змей"; и это типичный образ, повторенный в разных регионах скифского мира. Поэтому можно усмотреть повод для обобщения: примерно в одно и то же время - в первое тысячелетие до нашей эры - на обоих полушариях планеты с приличествующей такому случаю аккуратностью и тщанием человек отмечал присутствие крылатых змееподобных существ, хотя бы в божественно-тонкой их ипостаси, и придавал этому самое серьезное значение. Тогда ведь еще не было института церкви с его жесткими регламентациями, точно так же не было и науки, но древние жрецы как бы брали на себя обязанности, связанные с той или другой сферами, правда, в их первоначальном виде. Одновременно они были обязаны решать и сугубо практические задачи, иногда - под страхом смерти. С точки зрения современной науки эти задачи чаще всего представляются совершенно невыполнимыми. Так, от оракула требовалось безошибочно предсказывать будущее. Но и позднее, почти на северо-западной окраине Ойкумены, некий шотландский поэт и провидец по имени Томас Лермонт сумел сделать ряд важных предвидений.

Древние тексты повествуют о воплощениях и сошествии богов на землю и даже в нижние подземные пристанища зла. Совершается это, насколько можно судить, сложным и не вполне понятным путем. И даже богов на этом пути подстерегают неожиданности и неудачи. Это важный вопрос. Остановимся на нем подробнее.

В одном из хорошо сохранившихся мифов древнего Шумера рассказывается о сошествии богини любви Иннаны в подземное царство. Одновременно она и царица неба и у аккадцев носит имя Иштар. Муж ее - бог-пастух Думузи. Миф также наделяет ее и полномочиями богини войны. В ней воплощены и черты сарматских и скифских крылатых богинь-змей. Однако подземное царство ей неподконтрольно и остается "страной без возврата". Иннана облачается в царские одежды, пурпур и лазурь которых ослепительны. На ее груди, на руках и щиколотках драгоценности; при ней также собранные в дальнюю дорогу божественные установления, которые она должна предъявить Эрешкигаль, богине смерти и мрака, которая есть не кто иная, как ее старшая сестра. Вот Иннана дает последние наставления своей помощнице-богине Ниншубур: оплакивать ее, если по истечении трех дней она не возвратится из нижнего мира. Это должно быть сделано в собрании всех богов. Затем следует добраться до Ниппура - главного города бога Энлиля, главы всех богов, и обратиться с мольбой о помощи. Если Энлиль откажет в помощи, нужно последовательно просить о том же в Уре бога луны Нанну и в городе Эриду бога мудрости Энки, ведающего "пищей жизни", то есть амброзией, и "водой жизни" - что вполне соответствует живой воде русских сказочных источников.

Дворец Эрешкигаль - из лазурита, украшают его и другие камни недр. У главного входа - грозный привратник, который требует объяснений относительно цели визита роскошно одетой красивой женщины. Иннана отговаривается, назвав вымышленную причину своего появления. Получив разрешение Эрешкигаль, привратник ведет Иннану через семь ворот. И у каждых ворот с богини красоты снимают некоторую часть ее царственных одежд и украшений, что, естественно, вызывает нарастающие протесты прекрасной богини. У последних ворот ее раздевают совсем и нагую ставят на колени перед грозной царицей всепланетного подземелья. Ануннаки, эти семь ужасных демонов-судей, помогающих Эрешкигаль, вперяют в обнаженную Иннану - оставшуюся, кажется, лишь в изящных сандалиях - невыразимые вампирические взгляды. Сцена пожирания красавицы Иннаны взглядами этих существ несравненно опаснее и трагичнее всех вместе взятых доморощенных происков уличных донжуанов нашего мира, готовых полностью или хотя бы частично раздеть обворожительную женщину наяву, во сне или мысленно - в зависимости от поворота событий.

Именно ануннаки доводят прекрасную богиню до беспамятства и страшного конца: ее глаза закрыты, прекрасное тело бездыханно, она мертва.

Появляется огромного роста демон с чудовищной мускулатурой и неторопливо вбивает в стену недалеко от трона Эрешкигаль небольшой колышек. Эрешкигаль едва заметно кивает, и это существо из суперплоти, играя бицепсами, стискивает бездыханную Иннану, словно отбирая последние капли жизни из ее тела, розовато-жемчужного, с восхитительными тенями и полутенями. Вот этот древнейший прототип Квазимодо и Кинг-Конга делает шаг, медлит, потом приближается к колышку и пробует его, проверяя на прочность. На удивление крепко сидит на стене этот темно-алый колышек, вытесанный из камня. Неспешно поднимает зловещий великан гоминид все еще ослепленную Иннану, прилаживая ее на колышек, расправляя ее руки, ноги, все тело - так, чтобы закрепить, подвесить ее здесь навсегда, в память о своем деянии, совершенном в угоду госпоже.

Иннана подвешена на колышке. Ануннаки удаляются. Гоминид низко кланяется госпоже, поглаживая волосатую грудь.

На четвертый день приходит черед Ниншубур. Она должна действовать, чтобы спасти богиню. Подозрения, что Энлиль и Нанна могут отказать в помощи, оказались не напрасны. Ниншубур идет к Энки, и этот небесный мудрец, проникшись к ней сочувствием и узнав тайны подземного мира, создает двух существ. Вот их имена: Кургар и Калатур. Одно из них несет под землю пищу жизни, а другое - воду, тоже живую. Как раз в это время Эрешкигаль в интересном положении "из-за своих детей". И она готова стать матерью их, но - как бывает не только на земле, но и под землей - возникли трудности с родами. Помня наставления мудрейшего Энки, Кургар обуян сочувствием и выражает его, не сдерживая своих чувств:

- О мать-роженица, о великая Эрешкигаль! От меня к тебе, от моего тела к твоему телу, и да облегчатся твои роды!

Ему вторит Калатур, готовый немедленно отдать знаменитой роженице свое совсем недавно созданное тело. Возгласы и восклицания двух профессионалов с незапятнанной репутацией доходят до сердца грозной богини, тем более что оба не упускают случая вторить всем ее вскрикам с таким поразительным тактом, какого в этих мрачных, хоть и роскошных внешне подземельях давно не встречали.

Ведь только на земле, говорят, есть еще племя, мужчины которого повторяют стоны женщин и даже кое-что прибавляют от себя, и таким образом с чисто мужской добросовестностью участвуют в общем деле до самого финала событий.

Разумеется, Эрешкигаль обещает двум симпатягам высшую награду и высшее блаженство - предлагает стать ее подданными навеки. Кургар и Калатур, изобразив на лицах высшую степень восторга, тем не менее все же отказываются от невыразимо щедрого дара владычицы подземелий. И просят на память скромный сувенир - повешенное на колышке... Эрешкигаль давно враждует со своей сестрой, но на радостях готова выполнить просьбу двух лазутчиков мудрого Энки.

Иннана возвращена к жизни. Но из подземного царства никому не разрешается возвращаться на землю. Таков закон этих суровых мест. Но для Иннаны делается исключение. Она может вернуться в наземный мир, но с условием: ей придется представить замену вместо себя. Того, кто будет вместо нее томиться в подземелье. К ней приставлена целая толпа демонов, следующих за ней по пятам. Что это за субъекты, мы уже знаем: мрак и ужас. Им нужна замена. Или сама Иннана.

Иннана держит путь в города Умму и Бад-тибиру. Боги-покровители этих городов - Шара и Латарак - быстро смекнули, чем может для них обернуться этот необъявленный визит. Осклабившись и поигрывая дубинкой, к ним уже направляется один из сопровождающих Иннану типов. Шара в смятении озирает окрестность, выбирает самое пыльное место среди каких-то руин и, улучив мгновение, становится перед Иннаной на колени. Когда же к нему присоединяется Латарак, оба достойнейших покровителя до захода светила ползают в пыли. К счастью для них, в этой непредвиденной ситуации они великолепно сориентировались, предварительно надев на себя рубища, конфискованные у нищих, и таким образом предвосхитили изобретательность Лысенко, встречавшего Хрущева всегда в рабочем халате с налепленными на него лепешками органических удобрений.

Иннана из жалости отпустила двух горемык из числа богов-покровителей. Но если она сделала это однажды, то последователь отпущенных не только был помилован в связи с разгромом генетики (и, в частности, менделизма), но и многажды награжден.

Совсем иная ситуация складывается в шумерском городе Куллабе, где правит бог-пастух Думузи - как мы помним, супруг Иннаны. Ни тени сострадания, ни одной слезы не было замечено на гладком лице во время пленения его жены в подземном царстве. Наоборот: надев самые роскошные одежды и воссев на высокий трон, он радовался жизни, как мог. Окинув его беглым взглядом, Иннана выдает его демонам, при одном виде которых незадачливый бог-пастух бледнеет и от страха рыдает, как ребенок. Овладев собой, он воздевает руки и просит свояка, брата Иннаны - бога солнца Уту, вступиться за него, превратив его ноги и руки в змей. Продолжение мифа не обнаружено, таблички обломаны на этом месте, но из других источников следует, что, несмотря на вмешательство бога Уту, демоны все же уводят Думузи в места не столь отдаленные, а именно в подземелье.

Из этого мифа, в частности, следует, что змееподобность божественна она даруется богом солнца. Это особый знак богов-покровителей городов, племен, народов. С другой стороны, он имеет некий характер вынужденности, несет на себе печать стремления избавиться от опасности. Однако знак это вполне небесный, в этом не может быть сомнений.

Древнее свидетельство, пусть даже мифологическое, ясно освещает проблемы мира богов, где тоже идет борьба, как и на земле, и где все тоже течет и меняется, а жизнь бьет ключом. Эти проблемы возрастают, если соображения престижа или законы космоса заставляют бога покинуть небесную обитель (или, другим языком, ячейку биосферы планеты или Солнца) и явиться на Землю для выполнения или продолжения незавершенной миссии. И это как раз случай Кецалькоатля. Он должен был, как уже говорилось, вернуться с востока, куда он удалился, потерпев ряд неудач. И он вернулся. События в Галлиполисе - факт. Происшедшее, правда, понять не просто. Я живо представляю себе десятки американцев, глазеющих на существо, явившееся прямехонько из мифов. Кое-кто, вероятно, приветственно машет рукой: привет гуманоидам с далеких планет! Добрая половина проходит мимо и проезжает на авто, даже не глядя на существо со сложенными перьями: ведь время - деньги. Об инопланетянах уже написано столько книг и статей, что они просто надоели своей навязчивостью. Попробовал бы кто-нибудь объяснить, что это не пилот НЛО, а Кецалькоатль! Две тысячи лет назад - или даже тысячу - этому поверили бы, но сейчас?.. В наши дни человек не только утерял связь с высшими тонкими - мирами, но и, пожалуй, потерял способность мыслить: это роскошь, на которую нужно тратить время. Недаром же тесты показывают снижение коэффициента интеллекта.

Что же остается? Бог должен снова удалиться на восток, ведь его появление среди людей вряд ли можно назвать удачным. Он изрекает пророчества, которые никто не хочет слушать и понять. На восток! Кольцо времени замкнулось помимо его воли! Ночной трагический полет над Атлантикой...

Кто знает, входило ли в его намерения напасть на маяк, чтобы исчезнуть в огне и освободить свое тонкое божественное тело для возвращения в небесный мир? Может, столкновение с маяком было случайностью? Трудно ответить на этот вопрос.

Правда, приходит на ум интересная параллель. На небе - как на земле; это древняя мудрость. Но воплощенные боги, в теле, подобном нашему, оказываются среди нас на равных условиях: они должны соблюдать все законы нашего мира и им подчиняться.

Вот он, воплощенный Кецалькоатль, в раздумье стоит у моста. Забрезжил утренний свет, вокруг движение, которое нарастает. Пристально в который уж раз вглядывается он в далекие фигурки спешащих, потом - в лица. Он готов к диалогу, к пониманию: после всего увиденного, пережитого, накануне полета на Луну люди могли бы отнестись с пониманием к космическим силам, еще им неведомым. Он почти бессилен что-либо предпринять, он скован даже в полете: его могут сбить, как самолет, днем или ночью, над аэродромом, или просто расстрелять из пистолета или карабина над любой автострадой. Он ограничен в возможности общаться - никто не поверит, что он Бог. Он знает: вера - лишь внешняя маска, за ней - безверие, мало кто интересуется истиной она не нужна, этажи верхних миров закрыты от людей, они закрыли их сами, спрятались за словом, за безымянностью.

А ведь единый Бог-Творец проявляется в конкретных своих ипостасях, в разные эпохи у него разные имена но эти ипостаси - живые. Кто поймет? Никто. Или почти никто. Он бормочет пророчества, - что еще остается? Им не верят, не слушают. Его настроение невольно передается тонким волнам и потокам эфира, а это уже игра гравитационных сил... опасно... он спохватывается, уходит, потому что даже не может взлететь на глазах у этих людей. Поздно. Мост вздрогнул. Первая волна разрушений прошла по полотну дороги. Неудача. Это непоправимо. С горечью он понимает это. Ему пора, пора... Добраться до побережья, потом - низкий шальной полет над волнами. По пути - новые попытки; на это уйдут годы...

Акт сожжения подобен возгоранию крыльев Феникса Известный античный автор Плутарх (45-127), историк и писатель, отмечал: "Богословы - одни в стихах, другие в прозе - говорит и поют нам о том, что Бог неуничтожим и вечен, но, подчиняясь некоему промыслу и логосу, испытывает превращения своей природы и то возгорается огнем, стирая все различия между вещами путем расплавления, то возрождается в многообразии различных форм, чувственных свойств и потенций - как это действительно имеет место сейчас - в облике космоса".

Пожалуй, это замечание Плутарха можно безо всякой иронии адресовать жрецам и согласиться с главной мыслью, которую они действительно выражали именно так, будучи не столь наивными, как об этом полагали гораздо позднее Плутарха. И тогда в ряд божественных проявлении вполне вписывается история о загадочной птице Феникс.

Нередко в этот разряд попадали различные существа вполне реальные и в то же время наделенные способностью взаимодействовать с тонкими мирами. Под выбранным углом зрения особенно интересен лебедь. В некоторых языках название этой птицы точно соответствует обозначению змеи в скифо-сарматское время - "гуй". Змей-гуй до сих пор здравствует в языках мордвы (эрзя, мокша), а несколько восточнее это слово обозначает лебедя. Это не путаница, а скорее сближение длинношеей красивой птицы со змеей. Оба эти создания как бы иллюстрировали - в нашем мире - служили подтверждением существования загадочных крылатых змей с человеческими лицами. Соответственно, "инегуй" это мифологический, великий змей. Название солнца в древних языках содержит как будто бы именно этот корень. Это косвенно подтверждает и факт древнейшего изображения нашего светила - с крыльями. Солнце - птица, Солнце - летающий золотой змей... По другой линии могли сближаться небесные и земные змеи.

Эзотерические предания и древние легенды рассказывают о нескольких последовательно появлявшихся расах человечества, об их эволюции и расселении на нашей планете. Восточные предания свидетельствуют, что во времена Третьей Расы люди были гигантского роста и что тогда впервые дух соединился с телом. В человеке как бы объединились три начала - тонкое (эфирное), огненное (дух) и обычная плотная материя. Территорию, где жили люди Третьей Расы, называли Лемурией; она описана в сочинениях оккультистов.

Именно раса лемурийцев впала в грех "разъединения". Часть ее представителей стала напоминать животных и порождать людей-животных. Климат изменился. Из-за похолодания и прекращения эволюции разума существование человечества было поставлено под угрозу. Тогда-то, согласно преданиям, и сошли на землю "мудрые змеи" и "драконы света". Некоторое время они жили среди людей, наставляя их в мудрости и науках... Оккультные источники повествуют также и об их воплощениях в "плотном теле": в этом случае они напоминали внешностью людей, иногда добиваясь и полного с ними сходства.

БЕССМЕРТНЫЙ ФЕНИКС И ДРУГИЕ НЕБОЖИТЕЛИ

В оккультных науках и магии большое значение придается совпадениям имен и названий местностей. Самое удивительное совпадение - это, несомненно, сходство названия американского города, где появился Кецалькоатль в наше время, и названия древнеегипетского священного Гелиополиса, священного центра девяти богов и богинь. Следствия из повторов древнейших, к тому же священных традиций, имен и наименований в наши дни могут быть поразительными. Эта магия слов хорошо известна и древним, и нынешним магам. Ее, быть может, превосходит только магия образов, повторяемых издревле - на фресках, иконах, стелах. Нельзя отрицать тот факт, что иконы плачут, говорят с людьми, и свидетельства этого были не раз занесены в священные и светские книги очень добросовестными людьми.

И вот, может быть, в силу сказанного именно со слов жителей египетского Гелиополиса "отец истории" Геродот, живший в пятом веке до нашей эры, записал:

"Есть еще одна священная птица, под названием "феникс". Я феникса не видел живым, но только изображения, так как он редко прилетает в Египет: в Ге-лиополе говорят, что только раз в 500 лет. Прилетает феникс, только когда умирает его отец. Если его изображение верно, то внешний вид этой птицы и величина вот такие. Его оперение частично золотистое, а отчасти красное. Видом и величиной он более всего похож на орла. О нем рассказывают вот что (мне-то этот рассказ кажется неправдоподобным). Феникс прилетает будто бы из Аравии и несет с собой умащенное смирной тело отца в храм Гелиоса, где его и погребает. Несет же его вот как. Сначала приготовляет из смирны большое яйцо, какое только может унести, а потом пробует его поднять. После такой пробы феникс пробивает яйцо и кладет туда тело отца. Затем опять заклеивает смирной пробитое место в яйце, куда положил тело отца. Яйцо с телом отца становится теперь таким же тяжелым, как и прежде. Тогда феникс несет яйцо (с собой) в Египет, о храм Гелиоса".

Издревле образ крылатого змея соединен с образом птицы. Их и называли некогда одним и тем же словом - во многих языках. Феникс - и это не условность - принадлежит к цивилизации крылатых змеев его свет - лишь отражение света "огненных змей и Драконов". Множественность, многоликость Феникса - еще одно свидетельство его "осовременивания" в античности. На самом же деле он восходит к птицезмеям и разумным драконам - первым на планете.

Теперь хотелось бы предоставить слово вполне современному историку Ю. Богданову. Его комментарий как нельзя более кстати, и он показывает, что интерес к фениксу не ослаб, несмотря на скепсис. Итак, слово Ю.Богданову:

"Многие народы древности непостижимо одинаковым способом создали в своей мифологии (а затем в литературе, искусстве и даже в научных трактатах) образ "сказочного" летающего существа - птицы по имени Феникс (Феник, Фойникс, Финикс, Финист, Фэнхуан, Бенну и др.). ...Откуда-то с Востока чаще всего из Аравии или Индии - в центр тогдашнего цивилизованного мира, в Египет, в храм Солнца, прилетает диковинное, похожее на птицу существо, подобного которому люди в природе не встречали. Внешним видом оно напоминает то ли орла, то ли павлина, то ли цаплю, хотя поступки совершает" далеко не птичьи. К примеру, "птица", прилетев, сжигает саму себя, а затем из пепла возрождается новый, молодой феникс, который, возмужав, улетает снова в Аравию, чтобы через много лет опять прилететь в храм Солнца и повторить те же чудеса... Многочисленные варианты этого сказания встречались в Египте, Шумере, Индии, Тибете, Ассирии, Вавилоне, Китае, античных Греции и Риме и в других странах. Предания о Фениксе различны как по времени возникновения, так и по месту происхождения, отличаясь друг от друга незначительными деталями. Фантастическая птица из древности перелетела в европейское средневековье, на Русь (Финист - ясный сокол), в литературу нового времени (Вольтер. "Царевна Вавилонская").

Известный египтолог Б.Тураев указывал, что в Гелиополе был храм (Ха-бенну, что означает "храм Феникса"), где росло священное дерево, на котором сидел Феникс; на листьях же дерева боги записывали царские юбилеи. На этом месте Феникс рождался утром среди пламени... Отметим, что в египетских мифах Феникс не прилетает с Востока - он местный; рождается ежедневно с восходом солнца, и умирает ежедневно тоже в пламени (вечерняя заря). И только значительно позже в мифологии стала фигурировать цифра в 500 лет - интервал между появлениями Феникса в Египте".

Римский историк первого века нашей эры Тацит спустя примерно пятьсот лет после Геродота оставил на память потомкам любопытный фрагмент о том же крылатом диве:

"В консульство Павла Фабия и Луция Вителлия, после длительного круговорота веков, птица Феникс возвратилась в Египет и доставила ученым мужам из уроженцев этой страны и грекам обильную пищу для рассуждений о столь поразительном чуде... Что это существо посвящено солнцу и отличается от других птиц головой и яркостью оперения, на этом сходятся все, кто описывал его внешний вид; о возрасте же его говорят различно. Большинство определяют его в 500 лет, но есть и такие, которые утверждают, что этот Феникс живет уже 1461 год, так как ранее фениксы прилетали в Гелиополь, в первый раз при владычестве Сесосиса, во второй - Амасиса и в последний Птолемея, который царствовал третьим из македонян, причем их всегда сопровождало множество прочих птиц невиданного облика. Древность темна, но Тиберия от Птолемея отделяет менее 250 лет. Поэтому некоторые считают, что последний Феникс не настоящий, что он не из восточной земли и на него не распространяется то, что говорит о Фениксе предание древности. По истечении положенных ему лет, почувствовав приближение смерти, он у себя на родине строит гнездо и изливает в него детородную силу, от которой возникает птенец; и первая забота птенца, когда он достигнет зрелости, - это погребение останков отца. Все это недостоверно и приукрашено вымыслом, но не подлежит сомнению, что время от времени эту птицу видят в Египте".

Все-таки видят в Египте эту птицу... Таким образом, скепсис Геродота уступил место полной уверенности в том, что ее видели, - и неоднократно.

Что ж, Христос примерно во времена Тацита учил своих последователей быть мудрыми как змеи и кроткими как голуби. Это наставление, надо полагать, не случайно соединяет два образа - змеи и птицы, уже соединенные традицией издревле. Так что когда свидетельствуют о волшебной птице, мы вправе предполагать и наличие у нее достоинств змеи - как минимум, мудрости. Жаль было бы упустить случай и не воссоздать более полную картину. Это по силам, естественно, специалисту-историку, тому же Ю. Богданову, которому я охотно предоставляю слово:

"Известная эпическая поэма 4 века нашей эры "Птица Феникс", принадлежащая, по мнению исследователей, перу Лактанция, суммирует и обобщает мифы и сказания о Фениксе, распространенные в разных странах Средиземноморья.

Сначала в поэме рисуется тот "райский" край Boстоке, где Феникс обитал постоянно. Читателю предоставляется догадываться, где этот край находится то ли в Аравии, то ли в Индии, то ли в Двуречье, то ли на Цейлоне, то ли на Мадагаскаре или на каких-то загадочных южных островах (фениксы древнего мира, как помнит читатель, прилетали откуда-то с юга, из Аравии). Затем автор переходит непосредственно к Фениксу, говорит о его времяпрепровождении, дает ему характеристику и утверждает, что в родной стране эта птица живет в одиночестве. После этого автор повествует о приближении конца жизни Феникса, когда ему исполняется 1000 лет и птица начинает готовиться к смерти. Примечательно, что в поэме Феникс летит не сразу в Египет, а вначале в Сирию или в Финикию (в древности). Кстати, сирийское побережье, куда прилетела волшебная птица бессмертия, еще в древности получило название "Берег Феникса", Феникия или Финикия. Кроме того, имевшая хождение в начале эры книга "Физиолог", говоря о фениксе, упоминает также "кедры ливанские". Как известно, помимо Гелиополя египетского, существовал и Гелиополь сирийский, от которого сохранились знаменитые развалины храма Солнца близ Баальбека.

В следующей части поэмы дана подробная картина смерти Феникса и возрождения "новой птицы". Затем следует отлет нового Феникса в египетский Гелиополь, чтобы схоронить "останки умершего отца". После этого вновь рисуется внешний вид Феникса, но уже подробный и всесторонний".

Проиллюстрируем сказанное тремя небольшими отрывками из поэмы:

* * *

Вид ее - диво дли глаз и внушает почтительный трепет.

Столько у птицы осанки, столько величия в ней.

Хвост распускает она, сверкающий желтым металлом,

В пятнах пылает на нем пламенем яркий багрец.

* * *

Скажешь: глаза у нее - два гиацинта огромных,

А в глубине их, горя, ясное пламя дрожит,

На голове золотистый изогнут венец лучезарный;

Этим почетным венцом Феб ее сам увенчал.

Бедра в чешуйках у ней, золотым отливают металлом;

На когтях у нее розы прелестнейший цвет.

Величиной ни одно из животных земли аравийской

С ней не сравнится - таких нет там ни птиц, ни зверей.

* * *

Но не медлителен Феникс, как птицы с телом огромным:

Вес их гнетет, поэтому шаг их ленив и тяжел.

Птица Феникс быстра и легка и по-царски прекрасна.

И пред людьми предстает, дивной блестя красотой.

Чтоб это чудо увидеть, сбегается целый Египет,

Редкую птицу толпа рукоплесканьями чтит.

В мраморе облик ее изваяют тотчас же священном

И отмечают на нем надписью памятный день.

За десять тысяч километров от мест, посещавшихся необыкновенной птицей, записаны странные на первый взгляд свидетельства, которые, надо полагать, доставили немалые трудности тем, кто пытался адекватно запечатлеть их для истории. В древней китайской книге "Дао-дэ цзин" говорится о "первоначальных деяниях сына неба Хуан-ди". Место действия - песчаная равнина. "Поставишь ногу - и она тонет в песке; глубину его трудно измерить. Подует сильный ветер - и песок словно туман. Но в этом тумане множество чудесных драконов, рыб, черепах, и все они могут летать. Есть там каменная корзина - прочная, но чрезвычайно легкая; по ветру она свободно плывет над песками".

Это наводит на мысль о пустыне Гоби. Песок и рыбы, упомянутые в источнике, несовместимы, но крылатые рыбы, умеющие летать, - это совсем другое дело. Остается согласиться с описанием, учитывая, что только словом "рыбы" и можно передать внешний облик части необыкновенных существ. Возможно, что вариант "летающие змеи" был бы не хуже. Но рядом источник называет чудесных драконов, и в это семейство, вероятнее всего, включены и крылатые змеи, так что по особому разряду проходят только черепахи, тоже умеющие летать. Все это множество рептилий каким-то образом подчинено Хуан-ди и выполняет непонятные древнему автору задачи. Непонятно ему и назначение каменной корзины, с необыкновенной легкостью плавающей над песками.

Вся эта цивилизация рептилий оказалась на Земле - во главе с "сыном неба" - после того, как в созвездии Ковша (Большой Медведицы) звезда Цзы была опоясана сиянием великой молнии. Преемник Хуан-ди Шао-Хао появился сразу после того, как одна из ярких звезд радугой прилетела вниз. По другой версии, "огромная звезда, словно ковш, опустилась на цветущий остров". Третий "сын неба", Чжуань-сюй, приступил к выполнению своей миссии, как только "ослепительно сияющая звезда пересекла лунный диск наподобие радуги". Так повествуют фрагменты книги "Записи о поколениях владык и царей", но многое кануло в Лету, потому что этот древний документ в полном виде не сохранился.

Хуан-ди летал на драконе. Это незаурядное по своим способностям существо (в отличие от девяти видов китайских драконов, хорошо известных по литературной традиции: они были синие, красные, черные, белые, иногда с рогами) умело разговаривать, отвечать на вопросы, имело крылья и усы.

У самого Хуан-ди было четыре глаза, что давало иногда повод отождествлять его с инопланетянином в скафандре. Но вряд ли четыре иллюминатора лучше сплошного прозрачного шлема: ведь времена Герберта Уэллса прошли вместе с технологией того времени, и на других планетах наверняка тоже.

Таким образом, и сам Хуан-ди остается загадкой, и можно даже предложить гипотезу о роботе под таким именем и его коллегах той же природы. В таком случае именно дракон являлся главным действующим лицом вместе со своими собратьями; а что касается роботов, то они выполняли функции неких уникальных приборов. Впрочем, такая версия сразу уводит нас в инопланетные миры. Если же мы хотим остаться в рамках гипотезы параллельных миров на нашей Земле, то придется изрядно поразмыслить над тем, что же записали китайские хронисты.

"Хуан-ди, добыв медь на горе Шоушань, отлил треножник близ горы Цзиншань. Едва треножник был готов, сверху за Хуан-ди спустился дракон со свисавшими вниз усами. Хуан-ди взошел на дракона; все его помощники и "члены" семьи последовали за ним. Взошедших было более семидесяти человек. Остальные подданные не могли попасть на дракона и скопом схватились за его усы. Усы оборвались, и они попадали на землю".

Живописная картина отлета Хуан-ди с падающими кубарем вниз спутниками не позволяет сохранить к ним серьезное отношение как к гуманоидам, но зато подтверждает мысль о биороботах, помогавших создать некий треножник и затем ставших ненужными. На юге Китая в те же легендарные времена, то есть не позднее третьего тысячелетия до нашей эры, действовала аналогичная группа странных существ. С ними был Чи Ю, тоже "сын неба". Оставленные нам его портреты загадочны. Имя его записано иероглифом-пиктограммой, соответствующей насекомому не то с тремя рогами, не то с трезубцем на голове. Древние книги упоминают его медную голову, по бокам которой, в случае необходимости и риска, выскакивали стержни. Их иногда называют копьями. У него было шесть рук (манипуляторы?), лицо его даже не упоминается. Так же, как у Хуан-ди, у него было четыре глаза, которые при желании можно квалифицировать как фотоэлементы или телекамеры. Чи Ю питался камнями и песком, причем уточняется, что ему приходилось лакомиться и "железными камнями". Он мог летать. После смерти его медная голова была снята с плеч и захоронена отдельно от туловища. В этом месте из-под земли выбивался горячий пар, и местные крестьяне навещали его, чтобы поклоняться.

Чи Ю скорее всего принадлежал к племени био- или просто роботов, если подходить с мерками техники. Но если сделать поправку на разницу восприятия тогда и сейчас, то его можно отнести к классу летающих драконов, а детали, не вписывающиеся в эту версию, за давностью лет списать.

Отдельно от группы Хуан-ди возвратился в свой мир Фэн-цзы. Любопытно описание этого возвращения:

"Фэн-цзы сжег себя в пламени и вместе с дымом вознесся и опустился". Таким же образом этот сподвижник Хуан-ди "долетел до зыбучих песков". Там, как мы помним, трудилась вся группа загадочных рептилий, вместе с Хуан-ди.

Один из самых выдающихся китайских историков Сыма Цянь (155-88 гг. до н.э.) записал:

"Я бывал в местах, где почтенные старцы по отдельности и вместе постоянно рассказывали мне о Хуан-ди. Эти рассказы и поучения, конечно, разнились между собой, но в общем они не так уж далеки от древних записей и близки к истине. Я читал Чунь-Цю и Го-Юй; в них ярко раскрыты добродетели пяти владык и их родословные..."

Пять владык - это Хуан-ди и его преемники. И тот факт, что Сыма Цянь сделал вывод после изучения Древних источников, заставляет провести очень серьезную параллель - спустя две с лишним тысячи лет после китайского историка, который, конечно, не мог знать о Кецалькоатле и даже о Фениксе: параллель эта связана с огнем и светом.

Оккультисты хорошо знают, что есть три главных параллельных мира: плотный (наш), тонкий и огненный. При этом огненный мир - высший, он соответствует тончайшей материи души, свету и огню (прошу извинить меня за вынужденные упрощения). Тонкий - флюидический - мир иногда выступает как посредник между двумя крайними параллельными пространствами. Жизнь существует на всех трех уровнях, которые еще к тому же делятся на этажи-подуровни.

Огонь и пламя в нашем плотном мире - это не тот всемирный огонь, который почти не проявляет себя в нашем привычном пространстве. Тем не менее он иногда соединяется и с нашим огнем. Это послужило основанием для создания систем веры (зороастризм) и использования огня для соединения миров. После сказанного остается констатировать: Кецалькоатль мог искать для себя источник пламени, чтобы, сгорев, снова соединить свою бессмертную сущность с верхним миром - мировым огнем и светом. Таким источником мог стать разве что маяк: это не приводит к жертвам среди людей (а если и да, то к минимальным), и, кроме того, этот источник надежен. Точно так же огнем пользуется Феникс. И параллель эта завершается именем Фэн-цзы. Этот сподвижник Хуан-ди действует точно так же, как Кецалькоатль, как Феникс, подтверждая всеобщность действия огня и света в удивительной ситуации перехода в иное пространство.

ЗМЕИ СРЕДИ НАС

"В начале было Слово" - так записано в Евангелии.

Слово было главным инструментом и надеждой ассирийских жрецов. Некоторые их заклинания дошли до наших дней.

Слово - огонь - свет. Это часть оккультной цепи событий.

Галлиполис в Огайо и Гелиополис в Древнем Египте. Слова, созвучия помогли реализации почти невероятных событий. Об одном из них дошли уже легенды, другое запечатлено на полосах современных газет и журналов.

Где-то близ песков Гоби расположено "озеро Грома". Таково название места, где появился Хуан-ди. Это вне тогдашнего Китая. Мы почти не знаем значения слов и символов этих мест, где пасли свои табуны арийцы племени юэчжи и их предки и остались только знаки Асгарда. Под именем "северные жуны" и "динлины" китайцам были известны варвары примерно в том же районе. Интересно, что Л.Гумилев отмечает близость "динлинов" к древнейшему населению Земли - кроманьонцам. Они рослые и светловолосые, лицом румяны, на китайцев не похожи.

Нет полной ясности, из какого времени дошли до китайцев рассказы о Хуан-ди. Из начала времен - иначе не скажешь.

Историки записали немало свидетельств небесных явлений, относящихся к нашей теме.

В конце мая 1646 года жители Гааги (Голландия) увидели круглый объект, "точно нарисованный на серой бумаге". Рядом с ним на небе происходило сражение - насмерть бились лев и дракон. Вскоре дракон выплюнул столб огня. Но небесный лев, кажется, одолевал его. И прямо по небу маршировали солдаты в сопровождении другого дракона. За ними возник король с тремя коронами на голове. Потом - множество человеческих голов (среди них была одна ужасающих размеров). Тут же проступили как бы контуры туловищ, но быстро исчезли. Среди этих небесных фигур был всадник, выстреливший в себя из пистолета и тут же исчезнувший вместе с конем.

Дракон все еще сражался со львом. Оружием были огонь и свет. На юго-востоке небесного свода появились корабли со множеством людей на борту. Толпа горожан наблюдала, как на кораблях ставили паруса, как они маневрировали. Это продолжалось до тех пор, пока лев и дракон не обхватили друг друга лапами, не рухнули и не исчезли из виду. Пришло большое облако, которое закрыло эту часть неба. Вскоре ветер унес его, но видения исчезли.

О подобных небесных явлениях подробно рассказано в моей книге "Встречи с Богоматерью". Там же сделан вывод: когда позволяют законы космоса, проступает один из тонких миров (точнее, "этажей" тонкого мира). Он называется астралом. И сам астральный этаж-план, и астральное тело, заключенное внутри тела человека, обладают непривычными свойствами, физикам они пока неизвестны. (Так, например, если "самое тонкое" тело - ментальное покидает человека, а в теле человека остается астральное тело вместе с плотной материей, то происходит удивительная вещь: в нашем мире человек исчезает из поля зрения, его не видно. Эффект шапки-невидимки осуществим, хотя и за рамками сегодняшней физики и технологии; об этом речь впереди.)

Можно себе представить, сколько чудес наблюдалось бы ежедневно, если бы человек научился использовать энергию тонких пространств. Рискну их перечислить: человек-невидимка, невидимые машины и города, бессмертие или долгожительство в течение тысячелетия, воскрешение из мертвых (в обновленном теле), использование "небесного зеркала" для наблюдения событий далекого прошлого, создание чувствительных датчиков, показывающих варианты будущего, левитация (полеты без приспособлений), полная компенсация гравитации, движение в эфиродинамических аппаратах со сверхсветовой скоростью, практический телекинез, путешествия во времени...

Перечень можно было бы и продолжить. Почему же сейчас человек еще не приблизился к такому уровню? Более того, начался как бы даже спад в развитии некоторых направлений и программ. Почти фантастика, что в шестидесятых годах люди побывали на Луне. Как давно это было! Не останется ли это в мифах?

Видна и оборотная сторона медали. Овладение энергиями, свойственными тонким пространствам (а она во много крат превосходит все, что могут представить физики), неизбежно приведет к созданию сверхоружия. Оно не просто в тысячи раз разрушительней боевого термояда, но и является экологически чистым, что делает его особенно соблазнительным и безопасным для агрессора. Как приятно, что человечество еще на пороге его создания...

Точно так же, как по прошествии сотни-другой лет высадка человека на Луну может стать мифом, иные достижения разума в отдаленном прошлом уже давно могли бы быть вычеркнуты из истории и ныне кажутся легендами или весьма смутными воспоминаниями. И в этом есть смысл, пока есть силы, способные даже энергию мизерных атомов превратить в дамоклов меч, висящий над всеми сразу.

Выше мы подошли к границе реальности и мифа со стороны Древнего Китая с юга. Нельзя ли, право, выбрать другое направление поиска и увидеть то же самое с иной позиции для наблюдения?

Больше всего свидетельств о змеях дошло до нас из прошлого, и хотя жизнь в современном мире не создает благоприятных предпосылок для проявления астральных существ, их все же наблюдают. Приведу совсем недавние свидетельства, записанные в Сибири в конце семидесятых годов.

В село Пешкове, что в Читинской области, летал змей. Дочь рассказывала своей матери:

- Ой, мама, мы все так напугались, присели. Изо рта у него искры летят! А сам, как коромысло, летит, выгибается. Вот так все летел, а потом пропал. К кому-то летел же!

Затем односельчане засвидетельствовали, что змей летал к Лидии, у которой умерла мать. Лидия плакала после ее смерти, сокрушалась. Нашлись любопытные и установили, что змей оборачивался женщиной. Принимал облик покойной Елены Федоровны, матери Лидии. Разговаривал с Лидией ее голосом и во всем был похож на Елену Федоровну. Лидия, однако, догадалась, что это змей, но делать было нечего; к тому же зла он не причинял. И позднее она сама рассказала все своим соседям. Правда, вначале она хранила тайну: по ее словам, змей наказывал ей: "Не говори никому, говорить обо мне нельзя!"

Второй случай драматичнее. А. Г. Пахмутова 1911 года рождения рассказывала, что у мужа ее тетки была сестра, у которой мужика взяли в армию. Было это во время Отечественной войны. И женщина эта плакала, на руках у нее осталось трое детей. "Душа земли была - исхудала!" - сообщает А. Г. Пахмутова. Привожу ее слова:

"Тогда все серпом жали. Она поздно-поздно домой приходила. Детей своих одних оставляла. Ну и вот: идет раз домой, глядит в окно: это что же такое? Ее муж Яков в избе сидит в простенке. Как же он попал-то, думает, ведь избу она закрыла? В избу-то вошла, отперла сени - никакого Якова нет, пропал он. Ладно, думает. Взяла она дойницу и пошла корову доить в хлев. Доит корову-то и слышит: по сеннику человек ходит! Она корову подоила, ведро на гвоздок повесила, взяла фонарь и полезла туда, на сеновал-то. Когда влезла - видит: только ноги одни видать, одни сапоги - человек-то лежит. А деверь ее, Якова, значит, брат - на одном с ней дворе жил. Она побежала туда, да и кричит:

- Иван! Яков домой пришел!

- Да ты что? Война еще не кончилась. Что он - на крыльях прилетел? Кто его домой отпустит? Ты что это?

- Да нет, Иван, он в сарае лежит, в сене весь закрытый, одни ноги видать в кожаных сапогах!

Иван умолк, пошел с ней в сенник. Пришли - а там никого. Но сено примято, как будто человек лежал. Ладно. Пошла она в дом, молоко процедила. Стала ужин для детей готовить. Сели, поужинали, легли спать. В кладовке спали. И он - этот - к полуночи, значит, является. Является, ложится с ней.

Ночь, вторая, третья - с неделю к ней являлся. И вот она руками шарит, пальцами по его голове водит, да и говорит:

- Ой, Яша, у тебя голова-то вся в шишках!

(А он-то змей! И голова у него волнистая, не как у человека.)

- Что ты, Паша, - говорит он ей. - Вот как взяли меня на войну, раз всего только в бане и вымылись. Опаршивели мы там - все-все солдаты опаршивели...

Но ладно. Она уж потом догадалась, поняла. А он придет - и узел гостинцев ей отдает. А глядеть ей некогда; она узел возьмет - да и в сундук. Раз легла к ребятишкам, в середку. Он ее оттуда стаскивает, с койки-то. И вот тогда она поняла, что дело неладно. А он неделю уже ходил. Потом она позвала невестку, братову жену.

- Айда, - говорит, - Лизавета Максимовна, ко мне спать. А дело вот какое. Ко мне, - говорит, - летает змей, и я никому не говорила. А он заказывал: "Ты никому не говори! Я крадучись ухожу, - не надо говорить!"

И Паша-то до поры и молчала.

Вот они и пришли, обе спать-то на печку, но глаз не сомкнули. А он как только до дому долетел, так рассыпался искрами - светло! Так и осветило все. Они-то подумали, что изба вся рассыпалась по бревну, да и голос подали. А он как захохотал, да и говорит:

- Ладно, что догадалась. А то бы тебя сегодня не стало! Ты бы задавлена была!

А раньше еще он ее заставлял баню топить; видно, в бане бы и задавил ее.

- Ты истопи-ка, Паша, баню для меня, я вымоюсь.

- Ой, что ты, Яша, - говорит она, - когда баню-то топить. Я же вон как поздно с поля прихожу. А приду - дома столько дела! Когда же мне топить-то?

- Да вот как придешь с поля-то, дома все сделаешь, тогда и затопи.

Ладно хоть она поняла, смекнула...

А у нее дрова были, мерная сажень. Он эти дрова все перетаскал и двери завалил! Все сени завалил, чтобы открыть нельзя было. Все-все дрова перетаскал. Утром встали, двери не отворяются; а с ними Иван тоже встал. Иван тогда окошко выставил, вылез, да и стаскал все обратно, на место.

И вот они недели две, наверное, к ней ходили спать потом. А гостинец его... Стала она разворачивать - а там лошадиное дерьмо, и ничего более".

Запись эта сделана в окрестностях того же села Пешкова, в Нерчинском районе Читинской области. Отсюда около трехсот километров до того места, где сходятся границы России, Монголии и Китая.

Детали, которые трудно, да и не к чему выдумывать, скорее всего приводят к заключению, что рассказы о змеях правдивы. Несколько приземленный уровень этих восточных змеев по сравнению с божественным Кецалькоатлем можно объяснить недопониманием их действий и мыслей, трудностями общения. Недаром оккультисты говорят о том же, когда дело касается астрала, тонких миров. Но дело еще и в том, что любая цивилизация включает в себя иерархию, своеобразную пирамиду, то есть множество уровней, которые соотносятся с более или менее разумными или, скажем точнее, развитыми существами.

Так, антропоморфные существа тонких миров могут быть и божествами, и демонами, и просто тенями.

Но цивилизация крылатых змеев, конечно, не исключение. Наряду со змеями божественной природы должны быть и другие ее представители, в пользу чего свидетельствуют записи, приведенные выше. Эти другие представители, живые змеи, являющиеся запросто к людям, ищут и находят соответствие уровней своего и человеческого. В то же время они продолжают древнюю традицию контактов - возможно, не всегда благоприятных. Для одной из сторон или даже для обоих участников контакта.

Нелишне вспомнить, что регион, в котором сделаны эти записи, близок к тому, о котором писал китайский историк. Это родина божественных и обожествленных змеев. В конце своей жизни Л. Гумилев, так много сделавший для изучения истории Центральной Азии, разделял точку зрения некоторых лингвистов, считавших языки индейцев Америки близкими к древним языкам центральноазиатского региона. Как видим, обожествление змей там и здесь тоже сходно. Питаемые тысячелетней эманацией астрала образы не исчезли - они живут по сей день. Они могут воплощаться, материализовываться, являться человеку.

Из сердца Азии вышли арийские племена юечжей, жунов, усуней, динлинов; и, как уже говорилось, именно реалии их древнейшей истории и мифологии занесены в китайские книги, повествующие о Хуан-ди. Прошли тысячелетия, и Европа узнала о существовании царства пресвитера Иоанна примерно в тех же местах. Только тогда никто в Европе еще не знал не только об ариях, но даже и о том, что пришедшие на Дунай гунны - выходцы из того же азиатского региона.

Царство (или королевство) пресвитера Иоанна можно считать самой загадочной страной Востока. Средневековый историк Отто Фрезинг возводил род пресвитера к магам древности. И вот в двенадцатом веке, то есть не так давно, в европейских хрониках впервые появилось это имя. Послание от Иоанна получил император Священной Римской империи Фридрих Барбаросса, им заинтересовался Ватикан. Причина проста: царь Иоанн был христианином и его царство тоже было христианским. Но что за чудеса внесены в хроники современников!

У Иоанна был изумрудный скипетр необычайной красоты. А рядом с его дворцом было установлено магическое зеркало, гладя в которое можно было как на ладони увидеть все события, происходившие в мире и в стране. Одна из главных достопримечательностей этой восточной христианской державы - фонтан с живой водой. Сначала нужно было некоторое время соблюдать пост, потом трижды приложиться к сосуду с водой из фонтана. И старец становился молодым, тридцатилетним, сбрасывая с плеч груз прожитых лет. Там же был известен секрет орлиного камня, который делал человека невидимым. Наконец, главное: подданные Иоанна передвигались по воздуху на крылатых драконах, и не было проблем с полетами в любую из провинций.

В Европе нашелся человек, который предпринял путешествие в это полулегендарное царство. Это был Гильом (или Гийом) Рубрук. Как и все участники его экспедиции, он принадлежал к ордену миноритов и соблюдал его предписания с завидной точностью. Так, например, в Монголии зимой он ходил босиком даже в сильные морозы. До этого Рубрук сопровождал французского короля Людовика IX в его крестовом походе. Королева Маргарита подарила ему Псалтырь с мастерски выполненными миниатюрами, а мать короля Бланка Кастильская немало часов провела в беседах с этим образованнейшим человеком.

Экспедиция состоялась в 1253-1255 годах. Рубрук добрался даже до Каракорума, стольного града Монголии. По пути он расспрашивал о царе Иоанне, которого к тому времени уже не было в живых. Путешественник записал в своем отчете:

"На равнине между гор жил некий пастор-христианин, человек могущественный и владычествовавший над народом найманов. Он провозгласил себя королем, и так его называли христиане-несториане".

Найманы жили западнее Монголии, пользовались уйгурской письменностью, и позднее она перешла от них к монголам. Этническая принадлежность найманов не выяснена. С этим согласен и историк Л. Гумилев в своей книге "Древние тюрки". Позднее, правда, он написал отдельную работу о земле пресвитера Иоанна, но и там ограничился лишь гипотезами о найманах. (В этой чисто исторической по своему характеру работе Л. Гумилев воздержался высказывать свое мнение о том, что увидел Рубрук, и даже не упомянул об этом.) Рубрук, между прочим, описал удивительный фонтан в Каракоруме. Важность этого описания выяснится позднее.

"При входа в большой дворец парижский мастер (Буше; он был захвачен в плен в Венгрии. - В.Щ.) сделал большое серебряное дерево, у корней которого находились четыре серебряных льва, имевших внутри трубы, причем все они изрыгали белое кобылье молоко. Внутри дерева также проведены четыре трубы вплоть до его бершины. Отверстия этих труб обращены вниз, и каждое из них выполнено в виде пасти позолоченной змеи, а хвосты их обвивают ствол серебряного дерева. Из одной трубы дерева льется вино, из другой каракосмос, из третьей - медовый напиток бал, из четвертой - рисовое пиво террацина... На вершине дерева красуется ангел".

Попутные пояснения: каракосмос - по-видимому, напиток из кобыльего молока; рецепт приготовления бала не вполне ясен. Само рождение замысла фонтана тоже осталось тайной. Судя по некоторым данным, особенно относящимся к описанию позолоченных змей (золото - металл, символизирующий космос), можно с большой вероятностью утверждать, что сама идея пришла из времен Иоанна или, еще точнее - из глубокой древности через посредство Иоанна. Вот что сообщает путешественник о реальной истории царства и самом Иоанне.

Брат легендарного короля (или царя) заставил обратиться в бегство самого Чингисхана, но потом разгромленный хан взял реванш: напав тайком, пленил его дочь, то есть племянницу Иоанна, и отдал ее в жены своему сыну. От этого брака, свидетельствует далее хронист, родился Мункэ-хан, ставший великим ханом Монголии в стольном городе Каракоруме. Неудивительно, что мать и жена Мункэ были христианками (Рубрук описал христианский праздник в Каракоруме с их участием - в церкви города!). Личным секретарем Мункэ тоже был христианин. Внучатый племянник таинственного пресвитера Иоанна и руководил созданием фонтана.

Выходит, что он продолжал в Каракоруме традицию, сложившуюся в самом загадочном из государств Востока. Но фонтан мог повторять сказочную реликвию двора Иоанна только внешне, об остальном ничего не известно. Думаю, и реликвия самого Иоанна выполнена была по древним описаниям. Что было в начале времен, в начале истории - неизвестно, но выше уже сказано, что за образы издревле сохранялись в памяти людей. И теперь становится ясным, почему именно змеи увековечены в Каракоруме.

Впрочем, слово "увековечены" здесь не вполне подходит: ведь Каракорум просуществовал лишь до шестнадцатого века, а затем был разрушен и забыт. О его былой славе вспомнили после путешествии в Гоби уже в новое время, и маршруты этих путешествии проложены были в основном из России.

Как ни парадоксально, еще до Гильома Рубрука где-то в этих же краях побывали русские землепроходцы. Это случилось в десятом веке нашей эры, при князе Владимире. Сказания о Беловодье, которыми руководствовались русские путешественники, дошли из глубины тысячелетий.

Как всегда, легенды и устная молва, историку не всегда помогающая, датируются плохо и зачастую объединяют разные эпохи. О русской экспедиции я рассказал в книге "Асгард - город богов", пользуясь сведениями, опубликованными в русских эмигрантских источниках.

Итак, не только через Китай, но и через Европу проникли сведения, и их отголоски, связанные с таинственными культами, посвященными змеям и рассказам о них, и это было известно даже в Риме, в Ватикане.

* * *

...Хотелось бы провести одну параллель с современностью. В апреле 1942 года по личному приказу Рузвельта (а это было самое тяжелое для США время войны с Японией) авианосец "Корнет" подошел на расстояние в тысячу километров к этой островной державе, и 16 американских бомбардировщиков стартовали с его борта и нанесли бомбовые удары по Токио. Это был крупный успех США. На пресс-конференции журналисты пытались выяснить, откуда вылетели бомбардировщики. Рузвельт ответил кратко: из Шангри-Ла! Так назывался мистический рай в Азии в популярном романе Ж.Хилтона "Утраченные горизонты", изданном в США в тридцатые годы большими тиражами.

После всего сказанного на вопрос о происхождении таинственных крылатых рептилий можно ответить словами Рузвельта - и на этот раз даже с большим основанием: они из Шангри-Ла! Они - одно из проявлений живого Космоса.

Глава четвертая

ДВОЙНИКИ И ПРИЗРАКИ ИЗ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ МИРОВ

ДОМ ВИКИНГОВ

Мы порой не замечаем, что современные истории и происшествия не менее интересны и таинственны, чем, к примеру, приключения короля Артура. Хочется рассказать об одном из таких удивительных происшествий.

...Мало кто из англичан, прибывших на спасательном судке к месту гибели немецкой подводной лодки, догадывался, что это одно из самых важных дел всей войны. Пекло солнце. Над морем стояла тишина. Далеко на юге осталась Александрия, жемчужина Египта. Справа по курсу раскинулся Бейрут, мирный город, хранивший, однако, опасную тайну. Всего несколько дней назад сюда доставили трех подводников с немецкой лодки. Английский эсминец поставил буи над местом ее потопления и прибыл в Бейрут раньше спасателей всего на несколько дней. Но что это были за дни!

Командир спасателей Питер Кибл в последние мгновения перед началом погружения вызвал в памяти все, от чего теперь зависела его судьба. Он-то как раз представлял всю важность происходящего. Вторым был Уолтерс, появившийся на борту недавно. У него были особые полномочия. Официально он числился в штате специалистов Адмиралтейства. Это, однако, не давало представления об исключительности его внезапного визита. Питер Кибл понимал, что за фигурой Уолтерса, довольно приятного молодого джентльмена в светлом твидовом костюме, стояло другое ведомство. И сама личность Уолтерса казалась ему непостижимо таинственной.

Вот он, стоит справа от Кибла. Празднично-белая сорочка отливает серебром. Небрежно повязан светлый галстук. Питер Кибл знает, что в его руках и судьба этого человека - это как не слышимый никому отсчет мгновений жизни, который уже начался.

Пора. Перед глазами - зеленоватая вода. Все глубже, все темнее вокруг. В памятные ему дни Кибл, точно новичок, снова учился подводному делу. И среди спасателей никто не подозревал, что ежедневно до упаду Кибл с завязанными глазами ощупывает фанерный макет немецкой подводной лодки со всеми подробностями центрального поста. Он изучал каждый выступ, каждую переборку и закоулок, вымерял пальцами каждый дюйм пространства, в котором он скоро должен будет оказаться. Трудно переоценить серьезность обстановки: на борту потопленной немецкой лодки находится совершенно секретный прибор. Он мог бы показаться фантастическим и, скорее, был бы отнесен к области мифов, если бы спасенные немцы не показали, что это достижение интеллекта и технологии оказалось по силам инженерам. Прибор мог видеть ночью так же отчетливо, как днем видит человеческий глаз. Размер его смешон - он чуть больше футбольного мяча. Те уникальные возможности, которые тысячелетняя эволюция наметила, создав глаза ночных хищников, теперь, в гораздо более совершенном и опасном варианте, повторили инженеры рейха. Первая подводная лодка со зрением пантеры вышла в Средиземное море. Пройдя мили и мили под волнами близ восточного побережья, она, точно сытый беззаботный хищник, была застигнута врасплох английскими эсминцами и потоплена. Глубина ее падения на дно - семьдесят три метра. Ее внутренность, ее устройство Кибл знает как свои пять пальцев. Прибор заблокирован - он должен взорваться от прикосновения постороннего человека, которому вздумается обратить на него внимание. Это Уолтерс подчеркнул особо.

- Не забывайте об этом! - напутствовал он Кибла. - Будьте начеку. Эта игрушка может взорваться, едва вы ткнете ее отверткой. Если вам повезет, вы перехитрите ее.

Ясно, что это задание командир подводников-спасателей Питер Кибл мог поручить только себе самому.

Кибл вошел в лодку. Даже по сравнению с сумраком семидесятиметровой глубины, к которому нужно было привыкнуть после утренней ясности воздуха, здесь было слишком мрачно. Вода напоминала чернила. Вот зачем нужна была подготовка на берегу, когда он несчетное число раз мял пальцами каждый угол конструкции лодки, выполненной, правда, из фанеры. И по контрасту - мысль об удивительном электронном глазе, который вмонтировали где-то здесь - впервые в мире - хитроумные его создатели. Звериный глаз с самым острым зрением против кораблей союзников, сразу как бы теряющих защиту, превращающихся в безобидный косяк сельди, который даже в таком чернильном мраке можно безнаказанно уничтожить. Вопрос только в том, сколько надо для этого морских глазастых хищников.

Кибл опускался по трапу в центральный пост. Все изучено до мелочи - и вдруг отклонение. Его нога поехала по скользкому упругому скату, он присел, чтобы удержаться, трап стал подвижным, ненадежным - ощущение не из приятных. Что-то произошло. Мгновенный страх. Он понял, что сидит на трупе немецкого подводника. Проход вниз был перекрыт, и Кибл начал вслепую кромсать труп. Лезвия ножа было почти не видно, и Кибл монотонно вонзал его в мертвое тело, пока оно не распалось, освободив трап.

Кибл вошел наконец в центральный пост. Ориентиром служила правая переборка, и на нее можно было опереться всей тяжестью тела, прислушиваясь к себе: похоже, предельный срок пребывания под водой для него уже истек. Но Кибл был к этому готов, он знал, что придется нелегко. Позади осталось хорошо изученное ограждение перископа. Вот стол, над которым склонялся офицер, прокладывающий курс. На нем - карты. Было бы интересно изучить их, но в крови было уже столько азота, что не следовало делать ни одного лишнего движения. Кибл скорее ощутил на расстоянии, чем нащупал этот загадочный металлический мяч. Так... это болты, которые его удерживают... они не опасны, если только не вызовут смещения корпуса. Каждое движение рассчитано, измерено. Один болт, второй болт... падает отвертка. Симптомы глубинной болезни? Кибл внимателен и осторожен, он работает теперь плоскогубцами и гаечным ключом, ведь отвертку не достанешь в этой мгле. Последний болт... все. Есть еще трубки, идущие от прибора. В них, наверное, провода. На них теперь и сидит этот хищный электронный глаз. Но что это?

Легкий удар сзади по его шлему!

Только много позднее Кибл восстановил случившееся со всеми подробностями. А в это мгновение он просто отмахнулся как от мухи. Что это было? Такого вопроса он не задавал. Тем не менее тут же получил ответ. Он машинально схватил человеческую руку и держал ее, потрясенный таким ходом событий. Азотное опьянение на глубине - очень опасная вещь, но голова его работала нормально, только вот он увлекся работой, и эта рука, которую он держал в своей руке, вернула его в темное замкнутое пространство подлодки, полное неожиданностей.

Рука мертвеца... Но в этом втором мертвеце, которого Кибл увидел в лодке, жизни было куда больше, чем в первом. Ему стало не по себе. Как привидение, подумал он, плавает сам, подталкивает сзади, словно хочет что-то сказать. Что? Лицо раздувшееся, но черты его странные. Уж не встречал ли он этого немца раньше?

Кибл очень торопился. Время давно истекло. Пора. Трубки отсоединены от электронного глаза, который, наверное, будут изучать в лабораториях завтра же. Нет... еще две тонкие, как прутики ивы, трубки. И на них гайки. Кибл оттолкнул труп немецкого подводника и уронил гаечный ключ. Плохо. Оставалось одно: поработать ножом. Проклятие - лезвие ножа сломалось, а гайка не повернулась и на пол-оборота. Искать нож бессмысленно, скорее найдешь иголку в стоге сена. Но за своей спиной, чуть сбоку, Кибл вдруг шестым чувством ощутил присутствие немецкого подводника, которого он оттолкнул. Наваждение. Он точно показывал Киблу нечто такое, что тот должен был немедленно найти. Кибл повернулся, приблизился к столу с картой, над которым висело мертвое тело, снова увидел лицо мертвеца, потом рука сжала большую линейку для прокладки курса. Кибл вернулся к шару и уже недопустимо резко, почти боднув его, подсунул линейку между ним и переборкой и рванул ее свободный конец к себе. Шар отделился наконец от лодки, тонкие трубки, вероятно, оборвались. Выпустив линейку из рук, Кибл раскрыл мешок, наподобие того, как это делают змееловы, и шар нырнул в мешок, как огромная кобра с раскрытым капюшоном. Трубки натянули ткань, и водолазу приходилось медленно лавировать на трапе, чтобы протащить свою ношу. Тут только Кибл почувствовал, что он действительно пьян от избытка азота. Мешок на тросе взлетел на поверхность и попал через минуту-другую на борт спасательного судна. Кибл задержался на глубине около тридцати метров, чтобы привыкнуть, как и полагалось, к новому давлению воды.

Уолтерс возился с прибором в отведенной ему каюте и не сразу заметил вошедшего Кибла. Кибл подошел к столу. Сверхсекретный прибор был уже на треть выпотрошен, и его блоки и детали сверкали лаком и голубоватыми серебряными плоскостями.

- Я хочу понять, наконец, - громко сказал Уолтерс, - как это вы сумели закоротить взрывное устройство, даже не сняв его? Контакты замкнуты, но так странно, что я не могу разобраться.

- Взрывное устройство... - Кибл невольно вздрогнул. - Но я... я забыл о нем! Я не закорачивал контактов!

- Мои поздравления по поводу прибытия с того света, - заметил Уолтерс. - И все же... что там произошло?

Кибл стал рассказывать, но дошел до второй своей встречи с покойником и умолк. Это ведь стало отныне его тайной. Никто, даже проницательный Уолтерс, глаза которого точно острия стрел, не имел права знать об этом, да и не понял бы ровным счетом ничего, И Киблу, простому подводнику, удалось перехитрить этого человека с незаурядными способностями. Даже будь Уолтерс телепатом, что он смог бы угадать? А если и угадал бы, то сумел бы поверить?

В ту ночь Кибл долго не мог уснуть. Сказывалось перенапряжение. Страна сновидений не хотела принимать его. И вот на грани бодрствования он увидел картину. И это была сущая правда. Вот он, человек из экипажа немецкой подводной лодки... только живой, смеющийся, сидит напротив Кибла. А вокруг такое, что и в кино не часто бывает... дерновые стены древнего дома, очаг, бочонок, ковш, и Кибл протягивает его немцу. Тот делает несколько глотков, и ковш, сделав круг (там были еще люди), снова у Кибла. Хмельной напиток, от которого веселит сердце, разбегается по жилам как нектар. Что-то вроде пива, но не совсем, ведь пиво холодное, тяжелое, а в ковше нектар, напиток богов.

Кибл не знает, спит он уже или бодрствует. Но какая, в сущности, разница? Только здесь, в ожившем прошлом, он находит ответ на свой вопрос, касающийся этого немца. Да, они пили из одного ковша в прежней своей жизни, в доме из дерна, и они вместе спускали на воду корабль, ладью с килем из цельного ствола сосны. Это же ладья викингов, их ладья... И буря, какой никто из них не видел! И когда ладью проносило мимо каменистого мыса, подводная скала разворотила борт, с него в воду упали щиты - те самые знаменитые щиты, викингов, которые делали борт как бы выше, защищая от ударов волн, от белопенных гребней, срезаемых с них порывами ветра.

Там, среди бурунов, этот человек тонул... Молча, как тонули викинги, не знавшие страха смерти. Но и Кибл не знал этого страха. В одной холщовой рубахе он бросился наперерез течению, скрылся в пене, но его руки работали без устали, и он буквально выхватил из ревущей пасти моря этого человека. Ибо Кибл был в прошлой жизни не просто викингом, а берсерком - самым храбрым и самым сильным из конунгов окрестных земель. Он выходил один против неприятельского отряда и побеждал. Его неустающие руки вращали меч над головой с такой скоростью, что ни одна стрела не могла к нему пролететь.

По горло в ревущем потоке Кибл нес спасенного на руках, уложил на влажных камнях лицом вниз и, когда вода потекла из горла, стал приводить его в чувство. Он ожил, его первые слова были:

- Это ты, мой брат...

Похоже, в той жизни они и впрямь были братьями, но судьба разлучила их в детстве, потом они встретились на ладье, в боевом походе.

О, эта тревожная вольная жизнь среди вечных волн... И потом - огни своих и чужих очагов, скромное угощение, снова походы, иногда - ранящий взгляд светловолосой женщины, уставшей ждать.

Но как, каким образом его душа смогла все повторить, все узнать, Кибл не понимал. И душа его покойного брата, воплотившаяся в этой жизни в образе немецкого подводника, знала все наперед и оказалась, наверное, в ту минуту рядом не случайно. Что стоило ей войти в тело мертвеца!.. Трудно даже представить такое. Но в страшных историях, которые Кибл читал еще в юности, даже покойные матери являлись к своим младенцам, чтобы кормить их грудью, а наутро там, где они сидели, баюкая свое чадо, находили вмятину в постели. И на этот раз душа оказалась сильнее тела. Она двигала рукой подводника, и рука немца дала сигнал Киблу взять линейку, когда упал гаечный ключ и сломался нож. Она направила руку Кибла так, что та словно сама собой закоротила контакты взрывного устройства. Это было именно так, подумал Кибл, ведь в воде, как в невесомости, легче действовать, и, наверное, ее движение, поток, созданный во время работы самим Киблом, помог душе управлять мертвым телом.

Когда морщины на его лбу разгладились, сошедшиеся брови разлетелись, как птицы, и усталое лицо помолодело на двадцать лет, он разметал руки так, что одна упала на дощатый пол каюты, и в долгом сне, в самом долгом сне его жизни, он вернулся снова к порогу дома из дерна, где еще краснели угли очага. Это был его дом, дом викингов.

ЯВЛЕНИЯ СОВЕРШЕННО НЕОБЪЯСНИМЫЕ

Привыкли говорить о научном прогрессе, но нередко наука играет и роль тормоза, она не спешит признавать факты, не укладывающиеся в готовые схемы. Говорят, что наука занимается теми явлениями, которые можно воспроизвести в лаборатории. А как быть с рождением планет, к примеру?.. Всё, против чего выступали ученые-ретрограды, по прошествии изрядного времени превращалось... в достижения той же науки. Этот парадокс налицо и в наши дни. Наверное, потомки запишут в первооткрыватели тех, кто всерьез займется объяснением нынешних чудес и сможет дать им хоть какое-то толкование.

В одном из журналов не так давно было опубликовано обстоятельное письмо А.И. Клименко из поселка Ново-Амвросиевский Донецкой области. Вот оно:

"Начало Великой Отечественной войны застало меня в городе Новороссийске. В мае 1942 года наша семья эвакуировалась на Кубань, в станицу Выселки, а затем мы попали на хутор колхоза "Красное знамя", в 7 километрах от станицы Березанской. От Ростова через Ново-Леушковскую, Ираклиевскую, Березанскую, Выселки и далее в сторону Кавказа идет грунтовая дорога государственного значения (по-местному - "профиль"). В войну она стала одной из главных транспортных артерий. Южная группировка немцев устремилась по ней на Кавказ и Краснодар, и по ней же впоследствии откатывались на северо-запад остатки разбитых гитлеровских полчищ.

Случай, о котором я хочу рассказать, произошел в середине августа 1942 года, вскоре после вступления немецких войск в наш хутор. Будучи очень любознательным мальчишкой (мне тогда еще не исполнилось 15 лет), я совал нос во все военные щели и целыми днями носился по окрестностям. Так меня застигла примерно в километре от хутора вечерняя темнота. Я возвращался домой по совершенно безлюдному в это время "профилю". Впереди был мост через местную речку, влево от моста был хутор.

Меня догнала немецкая легковая машина - нежелательная встреча в ночное время, - и я юркнул в кукурузу на обочине. Машина, пройдя метров триста, остановилась, захлопали дверцы. Видимо, немцы вылезли проветриться. Отчетливо слышна была немецкая речь.

Я вновь вышел на дорогу и пошел дальше, рассчитывая, не доходя до машины, срезать угол через поле. И вот метров за сто до машины я вдруг почувствовал нечто неприятно-пугающее, странное чувство опасности сзади, что меня весьма удивило, так как к опасностям я привык и считал их разновидностью детских игр, постоянно, ежеминутно рискуя жизнью.

Вечер был совершенно безветренный, тихий, звуки разносились далеко, однако сзади стояла мертвая тишина (а я ведь внимательно слушал, чтобы не прозевать машину с тыла - почти верную смерть в то время, поэтому отсутствие малейших звуков с тыла могу гарантировать).

Интуитивно, каким-то чутьем, я правильно определил точку опасности: оглянувшись через плечо, увидел догоняющий меня сноп искр - подобие загоревшегося самолетного мотора. Было похоже на полутлеющий, полугорящий пучок ветоши. Этот огонь летел с довольно значительным снижением. Дорога шла с бугра к мосту через речку, и трасса полета приблизительно соответствовала уклону местности или была чуть круче. Через полторы-две секунды огонь поравнялся со мной. Первой мыслью было: падает горящий бомбардировщик с выключенными моторами (ведь никаких звуков я не слышал). Будь это подбитый самолет, он должен был бы упасть в ста-двухстах метрах от меня, и я моментально бросился в придорожный кювет, однако продолжал наблюдать. Но падения не произошло. К этому времени я уже понял, что летящий объект не является самолетом. Падающий подбитый самолет, даже при выключенных моторах, издает массу разнообразнейших звуков - остаточное вращение винтов, свист рассекаемого воздуха, гул пламени...

Тут же стояла мертвая тишина. Затихли даже немцы у своей машины видимо, наблюдали тоже. Расстояние до летящего объекта было незначительным порядка пятидесяти-ста метров.

Но самым удивительным было поведение пламени: оно было вытянуто перпендикулярно плоскости полета и вело себя так, будто встречного потока воздуха не существовало. С виду пламя напоминало огненную запятую или, скорее, растрепанную метлу рукояткой вниз, слегка изогнутую по кругу. Четко просматривались отдельные "прутья" - полосы тускло-красного цвета, сливавшиеся в нижней части в сплошной того же цвета огонь. Между полосами виднелись отдельные крупные искры. Нижняя часть пламени была частично закрыта чем-то темным, непрозрачным. И огромное вертикально-плоское тело, совсем непохожее на фюзеляж самолета, угадывалось позади него.

Но при всей динамичности эта картина казалась застывшей, совершенно неподвижной, словно цветную фотографию пронесли перед глазами. Казалось, что искры и полосы огня вырывались из центра внизу, что предполагало их быстрое перемещение. Но двигалась лишь вся система в целом, оставаясь статичной в своих деталях.

Огненный сноп вышел к реке, выровнял свой полет и стал плавно набирать высоту. Для падающего горящего самолета это было уже чересчур! Я понял, что объект летит с постоянной высотой, в точности воспроизводя рельеф местности. За мостом, у станицы Березанской, была очень незначительная ложбинка - я ждал, что произойдет с объектом в этом месте. Он среагировал, чуть снизившись, хоть колебание высоты было всего несколько метров. Наблюдал я удалявшийся огонь до тех пор, пока он не скрылся за линией горизонта, около одной минуты.

Когда объект исчез и я хотел тронуться с места, меня остановили возбужденные голоса немцев у машины. Минут десять там шла какая-то суета, потом заработал мотор и они уехали, а я двинулся дальше своим путем.

Обдумывая происшедшее, я решил, что видел наш новый летательный аппарат, совершавший разведывательный полет. Если он так хорошо "чувствует" землю, то скопления техники на земле и подавно засечет! И, как это ни странно, именно встреча с этим загадочным объектом еще более укрепила в то тяжелое время мою уверенность в нашей конечной победе".

Поразительное в своей уникальности явление, о котором пишет автор письма, вызывает чуть ли не фольклорные ассоциации. Метла, да еще с искрами, светящаяся, "статичная", то есть вполне сохраняющая свои очертания. А за "метлой" неведомая темная масса. Машина? Летательный аппарат?

В этом случае намного легче задавать вопросы, чем отвечать на них. Если вот такие случаи породили сказки о небезызвестной пожилой женщине, решающей проблему передвижения с помощью метлы, то остается все же любопытная деталь: почему этот сноп или метла старательно огибает возвышения и следует рельефу местности? Все наводит на мысль о неведомой машине или аппарате. Легче всего записать это явление в разряд исключительных и необъяснимых, поставить на этом точку и успокоиться. Но, как следует из самого письма, прошли многие годы, а его автор помнил об этом, пытался объяснить и не находил ответа. Может быть, читатели вспомнят что-нибудь похожее? Не надо только думать, что все необычное исходит от инопланетян. Как раз легче всего приписать им все чудеса. Но тогда тоже придется поставить точку. И успокоиться.

Да, загадочно и непонятно. Но если сопоставить с этим другие события, другие свидетельства о подобном? И пусть ученые не могут повторить эти явления с целью исследования, воспроизвести их может память человека, интересующегося неизведанным.

В редакцию того же журнала пришло еще одно письмо. Поразительно, что его автор словно бы пытается решить ту же задачу. То же бесцельное вроде бы движение. Темное тело, скорее даже похожее на человеческую фигуру. Странные детали. Хотя условия наблюдения и обстановка совсем другие.

Впрочем, ознакомимся с этим письмом:

"Случилось это снежной зимой 1936 года в совхозе "Октябрьский" (Казахстан, Павлодарская область). Мне тогда было 15 лет. Рано утром я шла в школу по пустынной проселочной дороге, - пишет Е.Е. Лозная из города Кисловодска. - Было уже светло, хотя солнце еще не взошло. Погода стояла морозная, ясная.

Внезапно я увидела в небе слева от себя быстро движущуюся темную точку. Она приближалась, увеличивалась в размерах, и через несколько секунд стало заметно, что это человекоподобная фигура в черном, видимая в профиль. Линия ее полета образовывала с дорогой угол примерно в 60 градусов.

Роста этот человек был, как мне показалось, среднего; черная одежда обтягивала его полностью, как комбинезон. Отчетливо выделялись голова (вернее, что-то вроде шлема) и массивные ("квадратные") руки, плотно прижатые к туловищу. Кистей рук и ступней ног видно не было. За спиной человека виднелся предмет овальной формы, похожий на рюкзак.

Глядя в испуге на летящего человека, я вдруг обнаружила, что он изменил направление полета и теперь летит прямо на меня. При повороте его правая рука чуть-чуть согнулась в локте.

Теперь человек был виден анфас, но лица его я рассмотреть тем не менее не смогла, так как вместо него была сплошная черная поверхность.

В этот момент до моего слуха донесся все нарастающий гул, как будто летел не живой человек, а какой-то механизм. Расстояние между нами сократилось уже метров до сорока. Оцепенение мое прошло, и я оглянулась, ища, где бы спрятаться, но в заснеженной степи скрыться было негде. Я снова повернулась к летящему человеку и... не увидела его. То ли он резко изменил направление полета, то ли нырнул в сугроб... Впрочем, в следующую же секунду я без оглядки убегала домой.

Длилось все явление меньше минуты, но врезалось мне в память на долгие годы...

Могу добавить, что ни до, ни после этого происшествия ничего подобного я не видела".

Кажется, кто-то пытался решить загадку, обратившись к таким диковинам из мира растений, как перекати-поле. Следует, однако, возразить: если действительно перекати-поле способно создавать такие живописные картины, то нужно постараться найти описание хотя бы одной человеческой фигуры. Может ли это растение давать такие вот видеоэффекты или нет?

И этот вопрос остается пока без ответа.

Будем считать, что только когда у черного человека появятся родные или двоюродные братья, замеченные наблюдателями или читателями, появится надежда на сопоставление, анализ и ответ.

ДВОЙНИКИ И ВИЗИТЕРЫ

Вот две истории прошлого века из журнала "Ребус". Первую из них рассказал профессор доктор Жибье. Цитирую:

"Господин Ю. - белокурый, высокого роста молодой человек лет тридцати. Отец его был родом шотландец, а мать русская. Отец был одарен выдающимися медиумическими способностями, мать тоже медиумична. Но хотя молодой Ю. и родился в семье спиритуалистов, сам он, как говорит, никогда спиритизмом не занимался, и ничего аномального с ним не случалось до "приключения", как назвал он это, по поводу которого в начале 1887 года он пришел ко мне, чтобы потолковать и посоветоваться. Он рассказал следующее:

- Всего несколько дней тому назад, вернувшись в десять часов вечера к себе домой, я вдруг почувствовал ничем не объяснимую и особенную какую-то слабость. Не намереваясь, однако, ложиться спать, я зажег лампу, поставил ее на столик возле кровати и, закурив от нее сигару, сел или, скорее, прилег на кушетку.

Не успел я откинуть голову на подушку кушетки, как все окружающие предметы завертелись передо мной, и я почувствовал, что впадаю как бы в обморок, ощущая в себе странное чувство пустоты. Вдруг я очутился посреди комнаты. Удивленный таким безотчетным для меня перемещением, я оглядывался вокруг себя, и удивление мое возросло донельзя.

Я увидел себя лежащим на кушетке, с сигарой в руке! Сначала я подумал, что я заснул и что все это происходит со мною во сне, но никогда ничего подобного я во сне не видал, и к тому же я отдавал себе полный отчет в том, что состояние мое было настоящего, реальною, в высшей степени интенсивной жизнью. А потому, ясно осознав, что это не сон, другое объяснение пришло мне тут в голову, а именно что я умер. Вспомнив слышанное мною о том, что существуют духи, я подумал, что и я стал духом, и все объяснения подобного состояния предстали предо мной с большею быстротой, нежели с какой вообще работает мысль. Вся моя жизнь предстала предо мной как в формуле... Страшная тоска и сожаление о неоконченных работах охватили меня. (Ю. был хорошим гравером. - В. Щ.)

Я подошел к самому себе, то есть к телу моему, или, лучше сказать, к тому, что я считал уже своим трупом, и крайне удивился: тело мое дышало! Более того, я мог видеть внутри его и наблюдать за медленным и слабым, но ровным биением сердца. Я видел мою ярко-красную, как огонь, кровь, текущую по сосудам. Тут я решил, что, значит, со мной случился особого рода обморок. "Но ведь люди, бывшие в обмороке, ничего потом, по пробуждении своем, не помнят из того, что с ними было во время их бессознательного состояния!" подумал я, и мне так стало жаль, что я, когда приду в себя, не в состоянии буду припомнить все то, что теперь ощущаю и вижу...

Немного успокоенный касательно того, что я еще жив, я задавал себе вопрос, как долго может продлиться такое мое состояние, и перестал обращать внимание на мое второе "я", продолжающее безмятежный свои сон на кушетке. Оглянувшись на лампу и заметив, что она настолько близко стояла к занавескам кровати, что они могли бы загореться от нее, я взялся за кнопку винта лампы, намереваясь ее погасить, но - о, новое удивление! Хотя я и ощупывал кнопку и даже мог провидеть малейшие из молекул, ее составляющих, одни только пальцы мои вращались вокруг кнопки, но не в силах были на нее воздействовать; я тщетно старался повернуть винт.

Поэтому я стал разглядывать и ощупывать себя, сознавая себя в теле, но настолько эфирном, что я мог бы, кажется, рукой пронизать его насквозь, и оно, насколько помню, было окутано во что-то белое. Затем я встал против зеркала, но вместо того, чтобы увидеть в нем свое отражение, я заметил, что по мере моего желания сила зрения моего увеличивалась настолько, что я проникал им сквозь зеркало сначала до стены, а затем и сквозь стену по ту ее сторону, где я увидел изнанку картин, висящих на ней в помещении моего соседа, комнаты и мебель которого ясно предстали моему взору. Ясно отдавая себе отчет в отсутствии освещения в этих комнатах, я, однако, прекрасно видел все предметы и тут обратил внимание на тонкую струю света, исходящую из подложечной моей области, освещавшей все вокруг меня.

Я не был знаком с моим соседом, живущим об стену со мной, но знал, что он в отъезде из Парижа. И не успел я почувствовать желание проникнуть в его квартиру, как я уже очутился там. Каким путем? Не знаю, но мне казалось, что я проник сквозь стену так же беспрепятственно, так же свободно, как туда сначала проник мой взор. Словом, я впервые находился в комнатах моего соседа. Я осматривал их размещение, стараясь запомнить подробности их обстановки, и, подойдя к библиотечному шкафу, я особенно в памяти своей отмечал заглавия некоторых книг, стоящих на тех полках, которые приходились в уровень с моими глазами.

Достаточно было одного моего желания, чтобы я без всякого с моей стороны усилия уже был там, куда потянуло меня.

Но с этого момента мои воспоминания делаются крайне смутны. Я знаю, что уносился далеко, очень далеко, кажется, в Италию, но не могу себе дать отчета в том, что именно там делал.

Как бы потеряв всякую власть над своей мыслью, я следовал за ней, переносясь то туда, то сюда, смотря по тому, куда направлялась она. Она увлекала меня за собой прежде, нежели я успевал овладеть ею...

Проснулся я в пять часов утра, чувствуя себя измученным и как бы окоченелым. Я лежал в той самой позе, в которой с вечера прилег на кушетку, и пальцы руки моей не выронили недогоревшую сигару. Лампа потухла, закоптив стекло. Я улегся в постель, но долго не мог заснуть от дрожи, пробегавшей по всему телу. Наконец-таки сон охватил меня, и было уже далеко за полдень, когда я проснулся.

Посредством придуманного мной невинного предлога мне в тот же день удалось уговорить нашего консьержа вместе со мной отправиться в квартиру моего соседа, чтобы посмотреть, "не случилось ли там чего-нибудь", и, таким образом, я убедился в том, что мебель, картины и заглавия книг, мною виденные, - все было там именно так, как я видел предыдущею ночью непонятным для меня путем..."

Этим кончается первая история. Автор второй истории не называет своего имени.

"В конце сороковых годов я воспитывался в московском коммерческом училище, - сообщает он, - где в то время преподавателем немецкого языка и воспитателем старших классов был господин Ш. Это был достойнейший и уважаемый человек. Часто по вечерам, в дни его дежурств, после репетиции он собирал нас и рассказывал различные случаи из своей богатой воспоминаниями жизни. Однажды у нас зашел разговор о сверхъестественном, и Ш. рассказал следующее:

- Давно это было, господа, лет двадцать, если не больше, в бытность мою студентом Дерптского университета. В ту памятную для меня осеннюю ночь я возвращался с одной вечеринки в сопровождении моего задушевного приятеля и однокурсника Г. Дойдя до дома, где он жил, Г. предложил мне переночевать у него. Хотя мне было и недалеко идти, но на Мариенгофе, где я тогда жил, осенью и весной бывала непролазная грязь, и я с большим удовольствием принял предложение моего приятеля.

Г. нанимал маленький, в две комнатки, флигелек, уединенно стоявший в глубине довольно большого двора. Подходя к флигелю, мы заметили, что окна его освещены.

- Разве к тебе кто-нибудь приехал? - спросил я, зная, что Г. жил совершенно один.

- Нет, я никого не жду. Да притом квартира моя заперта и ключ от нее у меня. Любопытно, кто бы это мог быть? И как он попал туда? Посмотрим-ка в окно!

Мы подошли к одному из освещенных окон, заглянули внутрь и остолбенели: прямо против нас, на диване, перед столом, тускло освещенным мигающим пламенем оплывшей свечи, сидел в халате и читал книгу не кто иной, как сам Г.!

Едва сдержав крик изумления, я взглянул на своего приятеля. Побледневший, широко раскрытыми удивленными глазами и с каким-то жадным любопытством смотрел он на сидящего.

Я протер глаза и вторично взглянул в окно. Перед глазами опять была та же картина. Я слегка толкнул приятеля локтем:

- Кого ты там видел? - кивнув на окно, спросил он меня, сдерживая волнение.

- Как это ни странно, но я видел тебя!

- Да, я тоже видел себя... Какое удивительное сходство! Как будто мой двойник, - задумчиво проговорил Г. - Очевидно, это чья-нибудь шутка; пойдем и убедимся в этом. Моему двойнику некуда деваться; выход один.

Войдя в сени, мы зажгли висевший там фонарь, аккуратно заперли входную дверь и вошли в квартиру. Опять удивление! Свет исчез, и лишь мягкий серебристый свет луны слабо освещал комнаты.

Осмотрели свечу; она была в таком виде, как будто ее и не зажигали. Предполагая, что мистификатор, заслышав нас, успел куда-нибудь спрятаться, мы начали его искать. Обыскать квартиру студента - минутное дело, но мы так тщательно искали, как будто отыскивали потерянную иголку. Однако все наши поиски ни к чему не привели - двойник как сквозь землю провалился.

- Что ты об этом думаешь? - обратился ко мне Г.

- Я сам хотел предложить тебе этот вопрос.

- По моему мнению, это не что иное, как галлюцинация. Хотя странно, что она явилась у нас обоих одновременно и в одинаковой форме.

- Ну и успокоимся на этом! Завтра, может быть, найдется решение этой загадки. "Утро вечера мудренее", говорит пословица. А теперь пора спать, сказал я.

- Тебе придется лечь на этом диване. Ты не боишься? - спросил меня Г.

- Что за вздор!

- Ну и отлично, а я лягу в другой комнате, на своем обычном месте.

Лелея надежду поскорее заснуть, я лег и загасил свечу.

Но сна не было. Мысль, помимо моей воли, лихорадочно работала в одном направлении, стремясь найти хоть какое-нибудь объяснение заинтересовавшего меня факта появления двойника. Как ни старался я изменить течение своей мысли, все было напрасно и желанного сна все не было.

Моему приятелю, очевидно, тоже не спалось: через тонкую деревянную перегородку, разделявшую нас, я слышал, как он беспокойно ворочался на своей постели, откашливался и изредка бормотал что-то.

Я окликнул его.

- Совсем, брат, не спится, - ответил он. - Какое-то беспокойство овладело мной, какое-то невыносимо тягостное чувство гнетет меня. Стыдно сознаться, но мне просто страшно здесь. Я перейду к тебе, я не могу оставаться в этой комнате.

- За чем же дело стало - переходи.

Через несколько минут Г. перебрался ко мне. Мы закурили трубки и заговорили о происшествии этой ночи. Вдруг в соседней комнате раздался страшный треск, сопровождаемый ужасающим грохотом, послышался сильный стук как бы от падения чего-то огромного, зазвенели разбитые стекла, волна чего-то удушливого хлынула в нашу комнату, перехватило дыхание...

Обезумев от страха, растерянные, мы бросились к дверям и остановились на пороге, пораженные... Перед нами высилась груда обломков досок, балок и мусора;

потолок вместе с накатом рухнул и скрыл под собой все, находившееся в этой комнате".

Так кончается вторая история о причудливом сочетании странных сил и результатов их воздействия на наш мир, наш уровень бытия.

Чаще всего появление двойников означает близкую смерть. На этот раз ее удалось перехитрить.

Любопытное и вместе с тем трогательное свидетельство оставила одна американка:

"Шесть лет тому назад я ехала по железной дороге от Ниагарского водопада до Висячего моста. Оглянувшись случайно назад, на дверь вагона, я увидела мать мою; улыбаясь, направлялась она ко мне со своим вечным белым мешочком в руках. Я вскочила с места с радостным возгласом: "Как, матушка! Вы здесь?", бросилась к ней навстречу. Но она исчезла так же мгновенно, как и появилась. Я спросила стоявшего у дверей вагона кондуктора: "Куда ушла дама с белым мешочком?" Он отвечал, что как раз в ту минуту, когда он увидал ее и хотел предложить ей взять ее мешочек, она исчезла. Обратившись к сидевшей около меня даме, я спросила: "Видели ли вы ее?" - "Да, - отвечала моя соседка, - но она тотчас же ушла".

Я была очень этим встревожена, предчувствуя недоброе, и по прибытии на станцию послала телеграмму, спрашивая о здоровье матушки. Мне ответили, что она была серьезно больна, но теперь начала уже поправляться.

Впоследствии я узнала, что в тот же день и приблизительно в тот же час, когда мы трое видели ее в вагоне близ Висячего моста, она лежала больная в Уэстер-фильде, на расстоянии многих миль от нас, и ей снилось, что она находится со мной в вагоне".

К тому же периоду - концу прошлого века - относится и наше отечественное свидетельство.

"У меня был товарищ по семинарии, с которым я был дружен и в продолжение богословского курса вместе квартировал, - рассказывал в своих посмертных записках протоиерей о. Соколов. - Это - сын болховского священника Николай Семенович Веселов. По окончании курса семинарии он остался учителем уездного училища, а я по окончании академии поступил священником в Херсон. Но в одно время приснился он мне так, что я понял, что его нет в живых. Написал к отцу его и получил ответ, что сын его умер как раз в тот день и час, когда я видел его во сне. Мне снилось, будто я нахожусь на херсонском кладбище подле одного ветхого пирамидального памятника, в котором от вывалившихся камней образовалось отверстие шириною около пяти вершков. Из любопытства я влез через отверстие вовнутрь памятника. Потом хочу вылезти назад, но в темноте не нахожу отверстия. Я стал ломать каменья, и блеснул свет. Проломав отверстие больше, я вышел и очутился в прекрасном саду. На одной из аллей вдруг навстречу Веселов.

- Николай Семенович, какими судьбами? - воскликнул я.

- Я умер, и вот видишь... - отвечал он.

Лицо его сияло, глаза блестели, грудь и шея были обнажены. Я бросился к нему, чтобы поцеловать его, но он отскочил назад и, отстраняя меня руками, сказал:

- Я умер, не приближайся.

Я как будто поверил, что он на том свете, и испугался. Я взглянул на него и заметил, что лицо его было весело. Страх мой пропал. Веселов прошел мимо меня, я пошел с ним рядом, не дотрагиваясь до него.

- Я жив, хотя и умер, умер и жив - все равно, - сказал он.

Слова его показались мне так логичны, что я ничего не мог возразить на них. Когда мы приблизились к памятнику, он сказал:

- Прощай, ты пойдешь домой. - И указал мне на отверстие. Я полез и тут же проснулся" (Приложение к Херсонским епархиальным ведомостям. 1891. № 11).

В одном старинном городе произошла в наши дни поразительная история, герой которой просил не называть его имени. Представьте себе влюбленных парня и девушку. Он симпатичный, немного застенчивый, сосредоточенный, внимательный. Она очень обаятельная, наблюдательная, сметливая. Ему пора идти в армию. Служба нелегкая, в солдатской бане по углам лед, не хватает угля, не работают котлы; старослужащие, "деды", как их окрестили, стягивают со слабых одеяла (иные спят под шинелью), берут себе масло из солдатских пайков; оружия не дают, приходится работать на кухне, на офицерских участках, на лесоповале, на строящемся шоссе. Парень, приуныв сначала, находит силы противостоять невзгодам.

Зимой - простуда, лазарет, по ночам душит кашель. И как раз в это время он перестал получать письма от девушки.

Поправляется, является в часть, ждет писем - их нет. Может, нашла другого, штатского? Отправляет очередное солдатское письмо - снова молчание. Ладно. Ждет. Надеется. Потом пишет родителям. Спрашивает о ней. Через три недели - от них письмо. О ней ни слова. Забыли его вопрос?.. Или...

Служба идет своим чередом. Наконец и с техникой довелось ознакомиться. Привык солдат и к будням, и к лишениям - и вот словно невидимая кисея прикрыла от него прошлое. Будь что будет. Как поется в давнишней песне, если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло. Подружился с сибиряком. При луне, даже после отбоя, успевают сыграть партию в шахматы.

Читает старенькую книжку Чехова - там все-все о любви, и об измене, и о надежде, даже о дуэли. Молодому дуэлянту Лаевскому его избранница изменяет с полицейским приставом Кириллиным, а он этого не замечает, стреляется из-за какого-то пустяка с зоологом фон Кореном, из немцев, изучающим фауну Черного моря, - оба, впрочем, остаются живы и здоровы.

Солдат узнал, как это бывало раньше, лет сто назад:

"Она уже два раза, в отсутствие Лаевского, принимала у себя Кириллина, полицейского пристава: раз утром, когда Лаевский уходил купаться, и в другой раз в полночь, когда он играл в карты. Вспомнив об этом, Надежда Федоровна вся вспыхнула и оглянулась на кухарку, как бы боясь, чтобы та не подслушала ее мыслей".

Солдата поражало, как просто думала обо всем этом сама Надежда Федоровна, молодая дама из прошлого века. "Она с радостью соображала, что в ее измене нет ничего страшного. В ее измене душа не участвовала; она продолжает любить Лаевского, и это видно из того, что она ревнует его, жалеет и скучает, когда он не бывает дома. Кириллин же оказался так себе, грубоватым, хотя и красивым, с ним все уже порвано и больше ничего не будет. Что было, то прошло, никому до этого нет дела, а если Лаевский узнает, то не поверит".

Все прошло, она как бы и не изменяла, тем более что любимый даже и не поверит, если узнает. Солдат перечитал рассказ и всю книжку. На сон грядущий возникли ретрообразы. Дама с завитками волос, самая красивая и молодая в городе - так она думала о себе. Дельфины выпуклых ног в ярко-фиолетовом, серебристо-анилиновые подвязки, тускло-искристое свечение полукорсета с хлесткими, растягивающимися, как тонкая проволока, шнурками. Даже она понимала в то утро, что это тайна с ее приглушенными звуками, которые могут рождаться, когда ломают ветки, рвут цветы и косят густую траву. А он не видел и не слышал, разрушая привычно-неуклюжими словами и движениями начинавшуюся музыку особого мира, который она создала вокруг себя силой женской фантазии. И еще поразило солдата вот что: когда она решила, что все, конец, он снова появился и потребовал свое, и она уступила. Выходит, любовник - явление пожизненное. Этого солдат не знал до Чехова.

Надя... так звали и его девушку. Совпадение. Солдат стал немного философом, подумал, что это на пользу. Просто философия - роскошь, а вот когда такие обстоятельства - как раз впору о ней вспомнить.

...Ему снится странный сон. Будто бы идет Надя в очень светлом платье, и волосы ее, плечи, руки сияют от солнечных лучей. Он ее окликает. Она молчит, улыбается ему таинственно, удаляется - и ни слова, ни единого словечка. А там склон с высоченной травой. И она почти бежит туда. Он не успевает за ней. Она скрылась в волнах травы. Он ищет и зовет - нет ответа. Он замирает. Идет ее мать в черном платке. Она прикладывает палец к губам: молчи, мол. Он зовет в последний раз и просыпается. Дружок его тоже просыпается, спрашивает:

- Ты кого-то звал?

- Так... прошлое.

- Не горюй!

- Обещаю.

Миновала зима, последние метели были уже в марте, потом - солнце, теплая вода, синие разводья на реке, теплые после полудня золотистые стволы сосен, Теплей и светлей солдату. Летом обещали отпуск. Нет, не надеется, но вспоминает и держится. И друг рядом. Пожал руку на платформе, пожелал счастья. Поезд идет на запад. Думает солдат: что же с ним происходит? Свободное время - мать философии. Утро. Еще одно. Вот он, родной город. Выходит из вагона. Глазам не верит.

Она. Надя. Идет к нему. На ней длинное белое платье. Улыбается. Она уже рядом, в ее улыбке - грусть. В левой руке букет папоротников и невзрачных лесных цветов.

Солдат растерян, спрашивает, почему не писала, что случилось, хотя не хотелось с этого начинать, и вообще - он был готов ко всему. Если захочет сама расскажет. А Надя говорит с ним негромко, в глазах - потаенный свет, ласка. Прошлое совсем как бы растворилось, остаются они, он и она.

- Зайдем в кафе? - спрашивает она. - Не здесь же объясняться - люди.

- Зайдем, - отвечает он, - я и сам об этом подумал. Здесь, у вокзала, есть то, что нужно, помнишь?

Еще бы!.. Она помнила. Они сюда зашли, когда она его, стриженого, провожала в армию в прошлом году.

Сели за столик. Такие же холщовые скатерти, бумажные цветы на салфетке. Она говорит:

- О себе расскажу, а ты как? Меня помнил там, в краю гор, тайги и бурых медведей?

Подошел официант, поздоровался, принял заказ. В зале свободно, он вернулся через минуту-другую с подносом в руке, принес красное вино, хлеб, наполнил бокалы.

- Кофе заказать? - спросил он громко. Солдат полуобернулся к Наде, да слишком резко. Опрокинул бокал с вином - и прямо ей на колени. Забыл о кофе, даже покраснел от досады. Вслед за официантом Надя быстро пошла к туалету, бросив на ходу:

- Не переживай. Пойду замою.

Прошло десять минут. Официант подошел с кофе. Нади нет. Насчет кофе она так и не успела дать ответ. Может, лучше сок или чай? Солдат озадачен, поднялся и пошел к дамской комнате. Под темным женским профилем на табличке курила у двери девочка в сиреневом платье.

- Ты знаешь... - обратился к ней солдат и попросил посмотреть, что за дверью происходит.

Она кивнула, улыбнулась, вошла туда и вернулась, оглаживая влажной рукой лоб, - видно, освежилась под краном.

- Никого там нет, - сказала она. - Хочешь, сам зайди. Говорю же никого! Значит, потерял ее, - снова улыбнулась девочка.

Солдат приоткрыл дверь туалета. В сердцах захлопнул ее, выбежал на улицу, обежал вокруг кафе, вернулся, расплатился с официантом, хлебнул два глотка красного терпкого вина... Что делать? Пора домой, решил он.

Дома мать рада-радешенька. А сын невесел. Она звонит отцу на службу. А сын ее перебивает и о Наде...

- Надя? - воскликнула она. - Да ведь она умерла несколько месяцев назад. Мы и сами узнали с опозданием. Думали, ты знаешь, или расстраивать тебя отец не хотел, уже не помню... Белокровие у нее было, в два-три месяца ее свалило.

- Как умерла? Что ты говоришь? - Брови солдата сошлись на переносице. Да я с ней только что был в кафе. Она меня на вокзале встретила, мать! Одумайся! Вот с этим букетом встречала. Мать... что с тобой?

А та - в слезы. Пришел отец, нашел фото в альбоме, вместе с сыном направился в кафе - и к официанту с фоткой улыбающейся Нади.

- Она самая, - кивнул официант. - Только что сидела с вашим сыном вон за тем столиком. Кофе они не стали, видно, спешили. Она даже раньше вышла, платье замыть, красное вино на него попало.

Отец молчит. Даже слегка в лице изменился. Через полчаса солдат звонит матери Нади, слышит в ответ то же - белокровие... и все. Стало не по себе, потревожил пожилую женщину, которая ему снилась и просила заранее как будто не говорить с ней о дочери. Нелегко ей, поди.

В тот же день пришли в милицию, где у отца хорошие знакомые. Прокурор дал по их просьбе разрешение на эксгумацию. Сначала - как водится возражения, сомнения, потом - понимание, сочувствие, недоумение и, пожалуй, любопытство - случай исключительный. Такого не бывает.

Перед гробом солдат стоял белый как мел, глаза дикие, руки дрожат. Открыли крышку. Она в том же, знакомом ему, белом платье, в котором ее хоронили. Свидетелей охватил ужас... У отца вырвался вскрик. На подоле ее белого платья алело большое винное пятно.

ЛЕТЧИКИ-ПРИЗРАКИ

В семидесятых годах лайнеры Л-1011 считались лучшими пассажирскими самолетами США. Скорость, экономичность, поразительно низкий уровень шума вот их главные преимущества. С одним из этих лайнеров и его экипажем произошла невероятная история. Вместе с тем это трагедия. Двадцать девятого декабря 1972 года около полуночи самолет этого типа, вылетевший рейсом 401 из аэропорта им. Кеннеди в Майами (на полуострове Флорида), врезался в заросшее осокой громадное болото. К этому привели, казалось бы, мелкие неполадки в системе управления самолетом. Огромные Эверглейдские болота буквально растерзали самолет. Носовой отсек оторвался от остальной части фюзеляжа, искореженный металл разлетелся на треть мили от точки, где конец левого крыла попал в тину и начал, точно гигантский плуг, вести свою жуткую борозду. Первая половина среднего салона оказалась в без малого четырехстах метрах от места удара о землю. На борту было 176 пассажиров и членов экипажа - большая часть из них погибла.

Командир Боб Лофт и бортинженер Дон Репо получили смертельные ранения и вскоре скончались. Оба они являются образцовыми летчиками и настоящими специалистами своего дела. Я говорю это в настоящем времени потому, что после своей смерти они неоднократно появлялись среди членов экипажа и пассажиров других самолетов. Более того, они помогали избегать катастроф и неполадок...

В 1973 году на лайнере того же типа с бортовым номером 318 на той же воздушной трассе Нью-Йорк - Майами произошло событие, о котором очевидцы рассказали американскому эксперту и журналисту Джону Фуллеру, собравшему уникальные свидетельства. Итак - первое свидетельство:

"В салоне первого класса старшая стюардесса Сис Паттерсон, как обычно, пересчитала пассажиров. Обнаружив одного лишнего, она вернулась, чтобы повторить подсчет. Вскоре она поняла причину расхождения: в одном из кресел сидел мужчина в форме компании "Истерн". Вероятно, он возвращался обратно в Майами после полета в Нью-Арк (пригород Нью-Йорка. - В. Щ.). Это было в порядке вещей, и порой такие пассажиры, проведя первую часть полета в салоне, перебирались затем на откидное кресло в кабину. Однако необходимо было окончательно удостовериться, и Сис подошла к летчику со списком.

- Простите, командир, - извинилась она. - Вы совершаете обратный рейс? Вас нет в моем списке.

Летчик не отозвался. Он смотрел прямо перед собой.

- Прошу прощения, командир, - повторила она. - Я должна записать вас как дополнительного пассажира или как пассажира первого класса? Не могли бы вы помочь мне?

Летчик по-прежнему не отвечал. Он продолжал сидеть прямо, ни голосом, ни жестом не показывая, что слышит стюардессу.

Сис растерялась. К ней подошла инспектор полетов Диана Боус. Она тоже была удивлена. С виду вполне нормальный мужчина, но все же как будто не в себе. Сис направилась в кабину. Может быть, командиру удастся добиться ответа от странного летчика?

Командир пошел в салон вслед за Сис. Упрямого летчика уже окружили несколько любопытных пассажиров, пытавшихся выяснить, что происходит. Командир рейса подошел к креслу, стремясь быстрее покончить с возникшей неприятностью и поднять самолет в воздух. Его удивило, что коллега не значился в списке, а стало быть, у него не было пропуска на самолет. Подойдя к стюардессам, командир наклонился, чтобы заговорить с коллегой. Но застыл от изумления.

- Боже, да ведь это Боб Лофт! - пробормотал он.

В салоне воцарилась тишина. Затем произошло нечто, чего впоследствии никто из стоявших рядом не смог объяснить. Летчика больше не было в кресле. Секунду назад он сидел в нем - и вот его не стало.

Командир связался со службой управления аэропортом. Вылет отложили. Самолет тщательно обыскали, но пропавшего летчика не нашли. Наконец 318-й направился к взлетной полосе. Число его пассажиров теперь полностью совпадало со списком, но ошеломленный экипаж никак не мог прийти в себя".

В марте 1973 года Фуллер знакомится с Эмили Палмер, стюардессой лайнера того, 401-го рейса. Она показывает ему свои бесхитростные - "для себя" записи:

"Международный аэропорт им. Кеннеди в Нью-Йорке. Л-1011, круговой рейс из Майами. Самолет прошел проверку и заправку. Прежде чем были приглашены остальные пассажиры, на борт поднялся вице-президент компании "Истерн". Он прошел в салон первого класса, где не было никого, кроме летчика, одетого в форму компании. Вице-президент подошел к нему и поздоровался. Внезапно он понял, что говорит с Бобом Лофтом, погибшим командиром. Лофт тут же попросту растворился, исчез... Вице-президент немедленно направился к дежурному. Самолет и площадка вокруг него были тщательно обысканы. Никаких следов командира обнаружено не было, и в списке пассажиров не значилось ни одного летчика. Рассказано мне служащим аэропорта им. Кеннеди, фамилии вице-президента он не назвал.

...Боба Лофта снова видели в салоне первого класса в аэропорту им. Кеннеди - командир экипажа и две стюардессы. Они заговорили с ним, и он исчез. Рейс был задержан. Это рассказано мне командиром экипажа, и он просил сохранить его имя в тайне.

...Стюардесса рейса Нью-Йорк - Майами не хочет, чтобы ее имя упоминалось. Во время предполетной проверки открыла дверку ящика в верхнем отделении. Она хорошо знает командира Лофта, много раз летала с ним до его гибели... Вдруг обнаружила, что прямо перед ней - лицо командира Лофта.

Подобные случаи связаны не только с одним этим самолетом, есть рассказы о бортах 317-м, 308-м и других.

Стюардесса рейса Майами открыла дверцу плиты в нижней кухне, потом ясно увидела лицо погибшего бортинженера Дона Репо.

Дениза В. наблюдала, как грузчики фирмы "Мариотт" доставляли контейнеры с едой на борт № 318. Вместе с другой стюардессой она заметила, что возникла внезапная суматоха.

Бригада грузчиков покинула самолет и не хотела возвращаться; они объяснили, что видели в кухне погибшего бортинженера Дона Репо, который исчез у них на глазах. Их долго не могли заставить продолжить погрузку, они были очень взволнованны.

...Борт 318-й, рейс из Нью-Йорка в Майами; в зоне ожидания международного аэропорта Майами над Эверглейдскими болотами мужской голос по радио просит, как обычно, пассажиров и команду пристегнуть ремни и прекратить курить. Но никто из экипажа это объявление не делал, и радио никто в это время не пользовался.

...Рейс лайнера Л-1011, борт 318, из Атланты в Майами. Бортинженер экипажа за панелью, управляя полетом, услышал громкий стук в отсеке под кабиной, в "чертовой дыре". Подошел к люку, включил свет, осмотрел помещение... Ничего необычного. Отсек был пуст; посмотрел снова на панель у кресла... говорит, что отчетливо видел лицо Дона Репо, которого хорошо знал. Он записал этот случай в бортовой журнал; попросил меня сохранить его имя в тайне.

...Снова рейс Л-1011; бортинженер экипажа зашел в кабину перед предполетной проверкой, увидел мужчину в форме бортинженера компании "Истерн Эйрлайнз", сидевшего в его кресле за панелью управления, узнал в нем Дона Репо. Призрак произнес что-то вроде "можешь не беспокоиться насчет проверки, я уже все сделал". Почти в ту же секунду изображение Репо растаяло, пропало...

Стюардесса в нижней кухне Л-1011 разогревала еду во время полета, обнаружила у крайней правой плиты горящий сигнал перегрузки в цепи. Почти тут же появился мужчина в форме бортинженера, устранил повреждение, ушел. Вскоре появился другой бортинженер и спросил, что случилось с плитой. Вновь пришедший утверждал, что он единственный бортинженер в этом рейсе. Увидев впоследствии фотографию Репо, стюардесса узнала в нем первого инженера, исправившего плиту.

Служащий аэропорта в Нью-Йорке сообщил по секрету, что командир одного из рейсов в Сан-Хуан лицом к лицу столкнулся с Репо. Тот как будто сказал ему: "На Л-1011 больше никогда не будет аварий; мы этого не допустим".

В марте 1974 года борт № 318 вылетел из Нью-Йорка в Мехико (для этого экипажа рейс был нерегулярным, он получил на него назначение в аэропорту им. Кеннеди). Фуллер сообщает:

"События на борту лайнера № 318 развивались стремительно. Стюардесса взглянула на окошко одной из плит и ясно увидела смотрящее на нее лицо Дона Репо. Она тут же вскочила в подъемник, поднялась в салон и схватила за руку первую попавшуюся стюардессу. Вдвоем они спустились к кухне и подошли к плите. Вторая стюардесса так же отчетливо разглядела лицо, и стало ясно, что это не отражение. Девушки связались с пилотской кабиной и рассказали все бортинженеру. Он немедленно спустился к ним.

Лицо Репо было прекрасно видно, и бортинженер сразу узнал его. Вдобавок Репо заговорил с инженером. "Остерегайтесь пожара на этом самолете", произнес он и бесследно исчез.

Самолет благополучно приземлился в аэропорту Мехико. Бюллетень Фонда безопасности полетов сообщил что происшествие было занесено в бортовой журнал.

Когда двигатели были запущены, чтобы продолжить полет в Акапулько, двигатель № 3 по правому борту не запустился. Выяснилось, что необходим ремонт с полной заменой двигателя, а это было возможно лишь на базе компании в Майами. Оттуда был доставлен специальный экипаж, чтобы перегнать самолет из Мехико на двух двигателях. Самолеты Л-1011 легко могут взлетать и садиться и с двумя моторами; с одним мотором они могут только садиться, но не взлетать.

Взлет в аэропорту Мехико требовал осторожности. На высоте в 6000 футов (около 2 км), где он расположен, из-за разреженности воздуха значительно затруднен подъем. Во многих высокогорных аэропортах, подобных Мехико, взлет разрешается только ранним утром или после захода солнца, так как жара тропического дня и разреженный воздух не дают самолету даже оторваться от земли - он неминуемо рухнет в конце взлетной полосы.

В данном случае проблем с температурой уже не было, но оставалась проблема высоты. Даже со всеми тремя двигателями взлет требовал большой осторожности...

Приготовившись к взлету, командир перевел вперед рычаги двух двигателей. Самолет благополучно прошел три стадии взлета: первую, когда он набирает нужную скорость, но и может в случае необходимости быть остановлен; вторую, когда самолет поднимается в процессе так называемой ротации; и третью, когда он начинает уверенный подъем и ни при каких условиях уже не может вернуться назад.

На высоте 50 футов (30 м), почти над самой землей, где подъемная сила в разреженном воздухе минимальна, двигатель № 1 заглох, и затем из него показалось пламя. Пришлось немедленно отключить подачу топлива, оставив работать лишь двигатель № 2. Самолету пришлось подниматься на безопасную высоту, чтобы, дав круг, вернуться в аэропорт. Командир немедленно включил огнетушитель с углекислотой, чтобы двигатель не загорелся.

Затем самолет на одном моторе медленно поднялся на 400 футов - высоту, достаточную, чтобы развернуться и подойти к посадочной полосе. Экипаж проявлял чудеса мастерства. Некоторые сочли просто чудом, что лайнеру удалось продолжить подъем и благополучно сесть на одном двигателе в условиях высокогорного аэропорта".

Иные свидетельства анонимны: служащие авиакомпаний опасаются потерять работу из-за призраков. Морган - фамилия условная, хотя это вполне реальный летчик, командир экипажа.

"По окончании сезона, в жаркие летние месяцы, "Истерн" обычно сдает в аренду некоторые из своих Л-1011 авиакомпании ТВА, так как приток пассажиров резко падает. Командир Морган посадил свой "Боинг-727" в аэропорту Феникс (штат Аризона) точно в 01.00. По соседству с ним оказался один из Л-1011, тоже арендуемый у "Истерн". Внимание командира привлекли полицейские машины, окружившие самолет. Мигалки их были включены.

У Моргана и его коллег было 45 минут до вылета. Они вышли из самолета и пошли посмотреть, в чем дело. Оказалось, что Л-1011 совершал длинный беспосадочный полет с несколькими промежуточными посадками. Одна из пассажирок тихо и спокойно просидела весь полет, пока самолет не приблизился к Фениксу. Вдруг она закричала: рядом с ней в кресле внезапно возник мужчина. Как только она закричала, он исчез.

Стюардессы никак не могли успокоить женщину и вызвали полицию. На бившуюся в истерике пассажирку пришлось надеть смирительную рубашку. Случай этот подогрел любопытство Моргана. Он начал расспрашивать пилотов и техников, летавших на Л-1011, хотя и не верил в привидения".

Один из опрошенных пилотов рассказал, что во время предполетной проверки самолета видел в кабине на откидном кресле постороннего мужчину. На его. глазах мужчина исчез. Он вышел в салон и спросил стюардесс, кто. проходил в кабину. Девушки уверяли, что за время, пока они были на борту, никто не входил и не выходил оттуда.

Судя по всему, призраки не только выглядели как обычные люди, но и были, так сказать, вполне вещественны. По крайней мере, для них не представляло проблемы выполнить операции, связанные в нашем представлении с физической работой. Об этом - два коротких сообщения двух механиков. Имя первого - Гарри Льюис, второй же опасается увольнения.

- ...В нашей смене работает Джек Дерр. Примерно год назад он чинил что-то в нижнем отсеке. Он не мог найти свою отвертку и развел руками, ладонями вверх - обычный жест, когда потеряешь и не можешь найти. Вдруг он почувствовал, как что-то шлепнулось ему в руку. Это была пропавшая отвертка. Но рядом с ним никого не было. Он рассказывал нам, что выбежал из самолета и долго не мог прийти в себя.

- ...Я возился в кухне - нижней кухне, где чаще всего, говорят, это и случается. Самолет заправляли горючим, и поэтому всякая подача электроэнергии была вырублена полностью. С этим у нас строго. Со мной был мой дружок, и нам уже немного оставалось доделать. Учтите: вся энергия была отключена. И вдруг неожиданно заработал вентилятор. Вам и не представить, как мы вылетели оттуда. Тут же кинулись к мастеру-электрику. Он с нами согласился: вентилятор никак не мог заработать сам, даже если произошло короткое замыкание.

В свое время авиакомпания сочла возможным использовать некоторые узлы с разбившегося самолета. Они были поставлены на другие лайнеры этого типа. Необходимым условием являлась, конечно, идеальная сохранность этих узлов после катастрофы.

Двойники погибших членов экипажа - Боба Лофта и Дона Репо - появлялись только на тех самолетах, на которых были поставлены хотя бы небольшие блоки и детали с потерпевшего катастрофу лайнера.

Вскоре авиакомпания решила снять их с бортов и заменить новыми, несмотря на их очень высокую стоимость. После этого визиты призраков почти не наблюдались.

Но это не все. Почти одновременно со снятием бортовых узлов, переживших катастрофу, были проведены сеансы своеобразных проводов душ погибших, и прежде всего Дона Репо, который как будто бы появлялся даже после того, как все самолеты авиакомпании были оборудованы с иголочки и на них не осталось ничего подозрительного.

Сеансы эти представляли своеобразный оккультный обряд, в котором, впрочем, было оставлено известное место и для средств, опирающихся в основе своей на Священное Писание. Суть состояла в том, чтобы помочь душам умерших, слишком сильно привязанным к земле и своему земному делу, направив их по пути духовного развития и возвышения - по космическому пути. Их связь с землей тем самым прерывалась.

Как видим, в воздухе происходит то же, что и на земле, и то же, что и под водой. Души - или, точнее, двойники-призраки - являются людям, беседуют с ними, действуют. Кое-кому эти сериалы о призраках могут показаться однообразными. И если я решил обратиться к истории рейса 401, то потому, что лично для меня в ней не все ясно. Остается тайна, превосходящая, на мой взгляд, даже загадку странствий душ на рейсовых самолетах.

Жена покойного Дона Репо (ее зовут Элис) засвидетельствовала совершенно необъяснимые происшествия, которым трагедия придала особенно зловещую окраску. Еще за год до катастрофы ей позвонил Дон - из аэропорта. Он только-только вернулся из рейса. Примерный муж спрашивал любимую им жену не заехать ли за покупками в магазин по пути домой. Необходимости в этом не оказалось. Дон сказал: "Хорошо, скоро буду дома". И повесил трубку.

Тут же - Элис даже не успела отойти от аппарата - снова раздался звонок. Она услышала странный голос мужчины, который нельзя было спутать ни с каким другим. "Ваш муж Дон Репо только что погиб в авиакатастрофе!" Элис вздрогнула. Сообщение ошеломило ее. Но сразу же пришла в себя: ведь Дон после телефонного разговора с ней еще не успел даже дойти до машины. Злая шутка, решила она. И вряд ли другая на ее месте придала бы иной смысл звонку.

Дон Репо между тем сел в машину и вскоре был дома, где услышал все это. Чем грубее и нелепее такого рода ситуации, тем сильнее, естественно, желание выкинуть все это из головы.

Прошел год. Утром, примерно за тринадцать часов до катастрофы, раздался телефонный звонок. Ее мужа вызывали на внеочередной рейс. Элис попросила звонившего подождать у трубки и пошла к гаражу, где Дон возился с машиной. У самого гаража она на мгновение замерла, ей стало не по себе: это был тот же голос, что и год назад, когда ей пришлось выслушать страшные слова о смерти мужа. Но она все же позвала Дона, и они направились в дом. Она испытывала тревогу, но решила подавить ее.

Дон говорил по телефону.

- Как ты думаешь, лететь или нет? - обратился он к ней. - Лететь не обязательно, рейс не мой, но если полечу, то смогу провести Новый год дома. Что скажешь?

Элис немного успокоилась и, как почти всегда, ответила: решай сам.

Он принял решение, оказавшееся роковым. Едва он уехал, Элис опять встревожилась. Тот голос не выходил из головы. Рейс, на который вызвали Дона, был круговым, и к ночи он должен был вернуться домой. Вечером около восьми он звонил Элис - перед вылетом в свой последний рейс в Майами. Сказал, что сразу после полуночи будет дома. Это был их последний разговор перед катастрофой. Она легла спать и проспала до четырех утра. Вернулся их сын Джон, включил телевизор и услышал о катастрофе. В госпитале на телефонный звонок ответили, что Дон жив, но у него сломана нога. Вместе с приехавшей сестрой Джон разбудил Элис, и они отправились в госпиталь. После очень тяжелой операции Дон был в сознании; он сжал руку Элис... Но жить ему оставалось недолго. Положение его оказалось куда тяжелее, чем оно представлялось сначала, после телефонного разговора с врачом госпиталя.

Элис сообщила, что однажды, уже после смерти мужа, она ясно ощущала его рядом. Он лежал с ней в постели, и она нащупала знакомое обручальное кольцо на его руке. На кольце была маленькая вмятинка, и она провела пальцем по этой вмятинке. В другой раз она проснулась от запаха его любимого одеколона "Виталис". Со дня его смерти прошел год, одеколоном этим в доме никто не пользовался, но весь день потом ощущался его стойкий запах.

Подобные случаи описаны в литературе. Но я не решаюсь дать объяснение загадке странного голоса, прозвучавшего дважды. Мрачное пророчество? Нет, не только.

Гораздо легче отыскать аналогии видению одной из стюардесс, по чистой случайности не попавшей на рейс 401. За две недели до ужаса на Эверглейдских болотах она увидела как бы внутренним зрением (во время рейса Нью-Йорк-Орландо) лайнер Л-1011 над болотом: он летел к Майами, над которым угадывалось зарево огней, а под крылом - непроницаемый мрак темной воды. И вдруг левое крыло отломилось, а фюзеляж врезался в землю. Стюардесса опустилась в кресло - ноги ее подкосились; она явственно услышала крики людей.

Это типичная картина ясновидения (правда, слово "ясно" применительно к этому случаю кажется неуместной составной частью термина).

Теперь, как догадался, наверное, читатель, следовало бы изложить многие из происшествий, о которых шла речь в последних разделах, на языке современной физики. При всем желании сделать это пока невозможно, по крайней мере в рамках одной публикации. Речь идет о явлениях и величинах действительно очень "тонких" - и пока, увы, нет приборов, которые бы могли наглядно и убедительно регистрировать их. Нет, как я уже отмечал, и таких терминов современной физики, которые бы подошли к подобным случаям. Изобретать же их - дело неблагодарное. Можно говорить об эфире, и даже о втором, более тонком, эфире. Но сам по себе такой разговор мало помог бы делу, хотя на первых ступенях познания тонких миров без него тоже не обойтись. Однако истина рождается в споре. И споры и дискуссии начались. И не важно, на каком они пока языке ведутся - на языке оккультистов или на языке традиционно-научном. Впереди - новый виток развития.

ВЗГЛЯД С "ТОЙ СТОРОНЫ"

"Давно уже горькая жизнь заставила нашего древнего певца сложить хвалу смерти. И я сейчас повторяю ее... "Смерть стоит передо мной, как выздоровление перед больным, как выход после болезни, - речитативом зашептал египтянин, - как пребывание под парусом в ветреную погоду, как запах лотоса, как путь, омытый дождем, как возвращение домой из похода..."

Этот подлинный древнеегипетский текст звучит в устах одного из героев книги Ивана Ефремова "На краю Ойкумены". Ефремов, человек энциклопедических знаний, конечно же прекрасно разбирался и в верованиях древних египтян, и в их запутанной мифологии. А зная это, нетрудно понять отношение к смерти человека, жившего тысячелетия назад.

...К загробной жизни в долине Нила готовились основательно, поскольку мыслили ее продолжением земной. Сохраняли тело - мумию умершего, заранее выстраивали для нее гробницу - часто более прочную и богатую, чем дом для живых - обеспечивали покойника всем необходимым, запасом пищи, орудиями привычного труда.

Считалось, что душа умершего днем выходит на солнечный свет, взлетает на небо к богам, а ночью странствует по подземному царству, где обитают чудовища. (Это, конечно, упрощение; египтяне признавали три души: Ах, Ба и Ка.) Покойный обязательно предстает на суд бога Осириса. Там сердце умершего взвешивают на специальных весах. Если его уравновешивает стоящая на другой чашке весов богиня истины Маат, то человек оправдан. Учитываются на суде и собственные "показания" умершего. Как их давать, объясняется в 125-й главе "Книги мертвых". Покойник должен утверждать перед Осирисом: "Я чист, чист, чист!" Клясться, что на земле он был терпелив и покорен, не крал, не посягал на храмовое имущество, не восставал против властей, не говорил злого против царя... Оправданные попадали в рай, на счастливые "поля Иару". Душу же грешника пожирало страшное чудовище, лев с головой крокодила.

Египтяне приняли ислам, но не смогли расстаться с некоторыми представлениями древних, и на этот счет есть одно из нечастых свидетельств; военному журналисту В. Родионову в 1943 году редактор каирской газеты с парижским образованием показал отнюдь не известные всем пирамиды, а поразительную реликвию - город мертвых в Каире и свою собственную гробницу в нем.

"Мы быстро минуем освещенные, полные народа улицы города, проскакиваем мимо цитадели с ее великолепной мечетью и, перевалив через невысокую гряду холмов, вступаем в какую-то длинную и извилистую улицу.

- Вот мы и в городе мертвых! - вполголоса произносит редактор.

Оглядываюсь. Улица как улица. Справа и слева одноэтажные египетские дома с плоскими крышами. На домах номера, названия улиц. Горят фонари. В их бледном свете слегка поблескивают каменные тротуары.

Такси дает тихий ход. Мы медленно катимся вдоль каменных домов с закрытыми дверями. Большие и маленькие, красивые и безобразные, богатые и бедные. Некоторые здания особенно выделяются: с резными башнями и стрельчатыми окнами, они похожи на маленькие храмы. Но вот что странно: нигде ни души! Улицы совершенно пусты. Везде царит мертвое молчание.

Редактор останавливает такси. Мы выходим на мостовую. По каким-то ему одному известным признакам наш гид разыскивает ночного сторожа. Тот подводит нас к красивому большому дому и, вынув ключ, открывает дверь. Входим внутрь. Красивый, в египетском стиле зал с коврами и диванами. Лунный свет врывается в окно и серебристым блеском переливается на каменных стенах и богатом убранстве.

- Вот здесь, - говорит редактор, - семья умершего раз в год собирается на поминки. Здесь, в этом зале, они молятся и вкушают пищу.

Сторож открывает дверь в комнату направо. Входим. В середине комнаты могила, с двумя каменными "пальцами", подымающимися вверх (таков внешний вид каждой египетской могилы). Входим в комнату слева - та же картина. Проходим прямо в комнату, примыкающую к приемному залу, - тут могил еще нет, но есть два места, приготовленные под могилы. На маленьком дворике позади дома находим две могилы и три места, приготовленные под могилы.

- Это семейный могильный дом... - редактор называет имя крупного политического деятеля современного Египта.

Редактор рассказывает, что каждая египетская семья, претендующая на какое-либо положение в обществе, непременно строит себе дом в городе мертвых. Между семьями идет соревнование в придании блеска и величия своим могилам. Чем богаче, чем могущественнее семья, тем великолепнее ее могильный дом в городе мертвых. И таких домов здесь тысячи. В них никто не живет, но они содержатся в образцовом порядке, и на них тратятся огромные деньги...

- Может быть, хотите взглянуть на мой собственный дом? - несколько нерешительно спрашивает редактор.

Ах, вот как! Редактор, несмотря на Париж и на всю свою интеллигентность, тоже имеет здесь свой дом!

Конечно, я выразил желание посмотреть дом редактора. Он такой же, как тот, который мы только что видели, но несколько скромнее и проще. Видно, у редактора меньше денег, чем у политика. Меньше денег, но не меньше приверженности к старине, ибо в центральной комнате дома редактор подводит меня к месту, приготовленному под могилу, и с чувством удовлетворения и гордости произносит:

- Вот здесь будет покоиться мое существо!

Мы едем назад. Луна стоит в самой середине неба. От голубого сияния ее лучей на все окружающее падает покров какой-то сказочной фантастичности".

...На другом конце планеты, в государстве загадочных инков, также строили каменные гробницы и был развит культ мертвых. И здесь смерть не считали безусловным перечеркиванием "я".

По представлениям индейцев кечуа, души мертвых уходили в некую "землю немых". Путь туда лежал через пропасть, по узкому волосяному мосту, а провожатыми душ служили черные собаки. Там верили также, что из мертвых вырастают живые люди, как маисовые стебли - из семян. Культ предков требовал жертвоприношении - мертвые "употребляли в пищу" и початки того же маиса, и мясо лам. Иногда, по мнению жрецов, покойники жаждали человеческой крови. Тогда приносились в жертву люди, главным образом дети до десяти лет...

Наши предки-славяне делили мир на три части: небо, землю и преисподнюю. В небе, как положено, обитали божества, на земле - живые люди, а в преисподней - души умерших. Сама земля считалась великой богиней и опекала тех, кто был в ней похоронен. Кроме того, в жизни покойников участвовали разные потусторонние существа - например, русалочки-земляночки. Разумеется, в могилу клали и пищу, и оружие, и украшения или рабочие инструменты, а в день поминовения усопших оставляли мертвецам закуску и выпивку, что и по сегодняшний день делают весной русские, украинские, белорусские крестьяне...

Кстати, о сегодняшнем дне. Многие китайцы - как проживающие в самом Китае, так и рассеянные по Южной Азии - свято верят, что за гробом продолжается точно такая же жизнь, как и на земле, с теми же людскими потребностями и заботами. Покойникам нужны деньги, телевизоры, дома, автомобили... Все эти вещи - вернее, их бумажные, картонные и деревянные подобия - продаются в лавках возле храмов. Можно купить пачку специальных "адских" купюр, похожих на настоящие, но с изображением лишь на одной стороне, или картонный телевизор. Затем подарок усопшему нужно сжечь неподалеку от алтаря. Огонь является чем-то вроде посредника между миром земным и миром потусторонним. "Там" после сожжения появляется не копия, а оригинал предмета, то есть настоящий телевизор, пылесос, пачка денег или новый дом. Помимо таких товаров, предназначенных для огненной трансформации, китайцы приносят в храм и подносы с целыми, из многих блюд, обедами для мертвых. Их оставляют на большом столе. И это делают не египтяне времен фараонов, а вполне современные, модно одетые, нестарые люди: рабочие, служащие, бизнесмены...

Мысль о том, что смерть не является конечной точкой человеческого существования, появилась в глубочайшей древности. У австралийского племени аранда есть миф: в древности жил человек тотема опоссума, который умер и был похоронен, но вскоре вышел из могилы в образе ребенка. Индейцы пуэбло считают, что смерть - это всего лишь возвращение людей на свою прародину. Нам хорошо известны верования античных греков с их "подробно разработанным" загробным миром. Его охраняет трехголовый пес Цербер, чудовище, с которым сумел справиться лишь один полубог Геракл; в этом темном, туманном царстве души умерших за мелкую монету перевозит через реку забвения старик Харон... Конечно же многое было рассчитано на простонародное восприятие, но и в сложных философских построениях Платона присутствовала тема бессмертия души. Великий мыслитель считал смерть моментом отделения души от тела, освобождения ее из "плотской темницы". Это представление о смерти как освобождении "божественной, бессмертной, умопостигаемой, единообразной, неразложимой, постоянной и неизменной в самой себе" души от "человеческого, смертного, непостижимого для ума, многообразного, разложимого и тленного, непостоянного и неверного самому себе" тела ("Федон") восходит к учениям орфиков, Пифагора, Сократа.

Правда, с тех же далеких времен начинается и философская традиция понимания смерти как естественного и необратимого конца. Эпикур считал, что вопрос о том, есть ли загробный мир, вообще не должен интересовать человека, ибо в любом случае человек со смертью не встречается: пока он жив - смерти нет, когда же приходит смерть - некому ее осознавать.

В христианстве появляется острое переживание личного бытия. Единственный способ преодолеть смерть - это уверовать во Христа как Спасителя всего человеческого рода. Он, "смертию смерть поправ", открыл этот путь и для всех своих последователей.

В книге "Загробная жизнь", вышедшей в 1880 году, ее автор, монах Митрофан, пишет следующее: "Как таинственно и непостижимо для ума происходит соединение души с телом в утробе матери, так равно таинственно опять бывает и разделение души от тела...

Заповедано Богом, чтобы всякому человеку на каждый час быть готовому к смерти. Как общий удел человечества, как казнь за грехи - так страшна смерть и праведнику, и грешнику. Действие же таинства смерти одинаково для праведника и грешника. Повелевая быть готовым к смерти, Дух Святой открывает обстоятельства, при которых совершается переход в жизнь загробную как для праведника, так и для грешника. Смерть первого красна, а второго люта..."

По учению нашей православной церкви, "смерть есть разлучение души от тела", после чего душа остается одна с собою, а тело предается земле и там разлагается на свои составные части (элементы). Это последняя участь человека на земле - смерть, о которой Св. Писание повествует так: "И возвратится прах в землю, чем он и был, а дух возвратится к Богу, Который дал его..."

Душе от Бога назначается пройти три состояния, составляющие се вечную жизнь: в утробе матери, на Земле и за гробом. Вот что пишет один из отцов Церкви о смерти: "Ужасна смерть и страшна для не знающих высшего любомудрия, для не знающих загробной жизни, для считающих смерть уничтожением бытия; разумеется, для таких смерть ужасна, уже самое ее название убийственно. Мы же, благодатью Божией увидевшие безвестные и тайные премудрости Его и почитающие смерть переселением, не должны трепетать, но радоваться и благодушествовать. Потому что оставляем телесную жизнь и переходим к жизни иной, нескончаемой и несравненно лучшей..."

Разделившись, душа переходит в царство существ ей сродственных, в царство духовное, ангельское, а за усвоенные ею добрые или злые качества присоединяется или к добрым ангелам в раю, или к злым, падшим ангелам в аду. Эту истину открыл Сам Господь в притче о богаче и Лазаре, научив нас, что души, по разлучении с телом, в тот же день поступают или в рай, или в ад.

Со времен появления на Земле человека и до последних десятилетий споры о посмертной участи не имели иных аргументов, кроме словесных, ибо и философы, и богословы, вместе со всеми прочими живыми существами, находились либо среди живущих, либо за чертой, откуда информация почти не поступает. Но вот произошла революция и в области "смертеведения". Впервые стало изучаться третье состояние, - ни жизнь, ни смерть, - точнее, клиническая смерть. И кое-кто, вернувшись из этого состояния, рассказывает о том, что повидал за чертой. Наиболее известны посвященные этому труды австралийского врача Петра Калиновского "Переход. Последняя болезнь, смерть и после", американца Раймонда Моуди "Жизнь после жизни", а также работы Элизабет Кублер-Росс, С. и К. Гроф, Л. Уотсона и других. Появились и первые некронавты - люди, отваживающиеся на искусственную клиническую смерть ради познания, что же "там".

"...Я слышал, как врачи сказали, что я умер. И тогда я почувствовал, как я начал падать или как бы плыть через какую-то черноту, некое замкнутое пространство. Словами это невозможно описать. Все было очень черным, и только вдали я мог видеть свет. Очень, очень яркий свет, сначала небольшой. Он становился больше по мере того, как я приближался к нему..."

"Я знал, что я умираю и уже ничего не могу сделать, потому что никто не может услышать меня. ...Я был вне моего тела, в этом не было никаких сомнений. Я мог видеть его на операционном столе. Моя душа вышла! Вначале все это было тяжело, но затем я увидел очень яркий свет. Казалось, что сначала он был немного тусклым, но затем стал мощным сиянием. Просто множество света - ничего, кроме ярчайшего сияющего света. И тепло от него передавалось мне, я чувствовал душевную теплоту. Свет был ярким, желтоватым... Он покрывал все, однако не мешал мне видеть все вокруг операционную, врачей, сестер. Я отчетливо мог видеть, свет меня не слепил. Сначала, когда возник свет, я не совсем понимал, что происходит. Но потом он спросил меня, как бы задал вопрос: "Готов ли ты умереть?" Было так, будто с кем-то говоришь, но не видишь с кем. Свет говорил со мной, этот голос принадлежал именно ему. Теперь я думаю, что голос, говоривший со мной, понимал, что я не готов умереть. Видите ли, для меня это была своего рода проверка, самая замечательная за всю мою жизнь. Я чувствовал себя по-настоящему хорошо, в безопасности и окруженным любовью. Любовь исходила от него, эта любовь - что-то невообразимое, неописуемое. С ним было легко. И кроме того, у него было чувство юмора, - определенно было".

Впрочем, описания бывают разных тонов, разной окраски. "В это утро меня окружил густой серый туман, и я покинул свое тело. У меня было ощущение, будто я плыву в воздухе. Когда я почувствовал, что уже ушел из тела, я посмотрел назад и увидел самого себя на кровати внизу. У меня не было страха; был покой, очень мирный и безмятежный. Я нисколько не был потрясен или испуган. Это было просто чувство спокойствия..."

Одна из реанимированных женщин проявила изрядную, чисто научную наблюдательность: "Когда я вышла из своего физического тела, это выглядело так, будто я действительно вышла из тела и вошла во что-то другое. Я не думаю, что это было просто ничто. Это было другое тело. Но не настоящее человеческое тело. Оно было несколько иным. Оно не соответствовало в точности человеческому телу, но и не было бесформенной массой. По форме оно походило на тело, но было бесплотным. И еще я знаю, что у меня было то, что можно было назвать руками. События как будто начинают протекать быстрее после того, как покидаешь свое тело".

Интересным моментом таких переживаний является возвращение в тело. "Врач сказал, что я скончалась, но я была, несмотря на это, жива. То, что я пережила, было так радостно, я совсем не испытывала неприятных ощущений. Когда я вернулась и открыла глаза, мои сестры и муж были рядом. Я видела их радость, на глазах у них были слезы".

Некоторые "индивидуалисты" утверждают, что причиной их возвращения было собственное желание: "Я находился вне моего физического тела и чувствовал, что должен принять решение... Я понимал, что должен на что-то решиться: либо двигаться прочь отсюда, либо вернуться обратно..."

Примечательно, что состояние "вне тела" описывали писатели и поэты, и порою - достаточно сходно с впечатлениями реанимированных, хотя сами никогда не испытывали этого. Сила воображения или интуиция? Вот стихи почти забытого ныне русского поэта Сергея Городецкого:

Заслышать, как молчит земля,

Как лес безмолвствует и дышит,

Как ветер светлый облак движет

И дремлют в колосе поля;

Продлить в богатой тишине

Свои дрожащие мгновенья

И, будто в омут сновиденья

Низринувшись, сиять во сне;

Нагим, блаженным, возвращенным

В невидимую благодать

Себя почувствовать опять

Небременившим, нерожденным.

Среди цветов невестой мудрой

Свою увидеть в девах мать,

Неощутимо с ней летать,

Голубоокой, темнокудрой;

Внимать с незримой высоты

Ее безгрешному волненью,

Ее задумчивому пенью,

В ее руках лобзать цветы

Вот лучезарной смерти звенья.

Реальны ли явления, которые видят и ощущают люди во время реанимации? Или это просто специфические реакции больного умирающего организма, предсмертный бред?

Раймонд Моуди уверен, что посещение загробного мира и возвращение из него вполне достоверны.

"Некоторые полагают, что предсмертный опыт вызывается терапевтическими наркотиками, которые вводят больному в момент кризиса... Существует очень большая разница между этими двумя типами опыта. Более того, имеется много дополнительных факторов, которые свидетельствуют против фармакологического объяснения предсмертных феноменов. Самое существенное состоит в том, что в большинстве случаев никаких наркотиков не применялось. В некоторых случаях лекарства применялись, но уже после предсмертного опыта. Много людей настойчиво повторяли, что предсмертный опыт произошел прежде, чем были приняты какие-либо лекарства...

Физиологические объяснения предсмертных феноменов, которые мне часто приходилось слышать, сводятся к следующей гипотезе. Поскольку во время клинической смерти или каких-либо других серьезных повреждений прекращается снабжение мозга кислородом, то наблюдаемые явления, должно быть, представляют собой некоего рода последнее компенсаторное видение умирающего мозга.

Основная ошибка этой гипотезы заключается в следующем. Как можно легко увидеть из обзора предсмертного опыта... в большом количестве случаев переживание предсмертного опыта имело место еще до каких-либо физиологических повреждений, предполагаемых упомянутой гипотезой". Р. Моуди также отрицает справедливость и неврологических объяснений, которые сводят предсмертный опыт к следствиям разного рода повреждений нервной системы, а то и просто к галлюцинациям. По мнению врача, даже так называемые аутоскопические галлюцинации не исчерпывают всего богатства впечатлений "за чертой": "В этих необычных видениях субъект видит проекцию самого себя в собственном зрительном поле. Этот странный двойник подражает выражению лица и движениям тела своего оригинала, который совершенно смущен и расстроен от этого неожиданного видения самого себя на некотором расстоянии, обычно прямо перед собой.

Несмотря на то что такого рода опыт в чем-то аналогичен описанным ранее внетелесным видениям, имеющим место во время предсмертного опыта, различий в этом случае все же гораздо больше, чем сходства. Аутоскопический фантом всегда воспринимается как живой, иногда он мыслится субъектом даже как нечто более живое и сознательное, чем он сам. Что же касается описанного нами внетелесного опыта, тело в таких случаях видится как совершенно безжизненное, как просто труп. Аутоскопический субъект может слышать, как его двойник говорит с ним, дает ему наставления, говорит колкости и тому подобное. И если во внетелесном опыте человек видит все свое тело (если только оно не покрыто чем-нибудь или не скрыто каким-нибудь образом), то аутоскопический двойник чаще всего виден лишь по грудь или видна лишь голова".

А вот как представляется типовая модель ощущений умирающего и реанимируемого человека:

"Человек умирает, и в тот момент, когда его физические страдания достигают предела, он слышит, как врач признает его мертвым. Он слышит неприятный шум, громкий звон или жужжание, и в то же время он чувствует, что движется с большой скоростью сквозь черный тоннель. После этого он внезапно обнаруживает себя вне своего физического тела, но еще в непосредственном физическом окружении; он видит свое тело на расстоянии, как посторонний зритель. Он наблюдает за попытками вернуть его к жизни, обладая этим необычным преимуществом, и находится в состоянии некоего эмоционального шока.

Через некоторое время он собирается с мыслями и постепенно привыкает к своему новому положению. Он замечает, что обладает телом, но совсем иной природы и с совсем другими свойствами, чем то физическое тело, которое он покинул. К нему приходят души других людей, чтобы встретить его и помочь ему. Он видит души уже умерших родственников и друзей; и перед ним появляется светящееся существо, от которого исходят такая любовь и душевная теплота, каких он никогда не встречал. Это существо без слов задает ему вопросы, позволяющие оценить свою жизнь, и проводит его через мгновенные картины важнейших событий его жизни, проходящие перед его мысленным взором в обратном порядке. В какой-то момент он обнаруживает, что приближается к некоему барьеру или границе, представляющей, по-видимому, раздел между земной и последующей жизнью. Однако он обнаруживает, что должен вернуться обратно на землю, что час его смерти еще не наступил. В этот момент он сопротивляется, так как теперь он познал опыт иной жизни и не хочет возвращаться. Он переполнен ощущением радости, любви и покоя. Несмотря на свое нежелание, он тем не менее каким-то образом воссоединяется со своим физическим телом и возвращается к жизни. Позднее он пытается рассказать обо всем этом другим, но ему трудно это сделать. Прежде всего, ему трудно найти в человеческом языке адекватные категории для описания этих неземных событий. Кроме того, он сталкивается с насмешниками и перестает рассказывать другим людям".

(Не правда ли, сколько сходных моментов с поэтическим прозрением Городецкого? "Сиять во сне", "нагим, блаженным, возвращенным в невидимую благодать себя почувствовать опять - небременившим, нерожденным" прекрасное образное описание внетелесного бытия в мире, пронизанном светом, где "ощущение радости, любви и покоя"! А встреча с матерью? Ее юность символ бессмертия "перешедших черту". И, наконец, последняя, все обобщающая фраза: "лучезарной смерти звенья" - то есть этапы перехода, погружения в инобытие!..)

По Р. Моуди, это общее представление о том, что может пережить умирающий человек. Правда, в рассказах отдельных людей содержится не весь набор элементов; меняется и их очередность. Далее ученый классифицирует и уточняет отдельные обязательные впечатления предсмертно-посмертного опыта:

1. Невозможность выразить пережитое. "Просто нет слов, чтобы выразить то, что я хочу сказать". - "Не существует прилагательных и превосходных степеней, чтобы описать это".

2. Способность слышать звуки из оставляемого, "земного" мира. Молодой человек после автомобильной катастрофы рассказывает: "Я слышал, как одна женщина, находившаяся там, говорила: "Он мертв", и кто-то еще ответил: "Да, он мертв".

3. Ощущение мира и покоя. Женщина после сердечного приступа: "Я обнаружила, что все мои тревоги исчезли, и подумала про себя: как хорошо и спокойно, и нет никакой боли".

4. Непонятный шум. "Очень неприятный жужжащий звук шел изнутри моей головы. Он очень раздражал меня. ...Я никогда не забуду этого шума". Другая женщина услышала громкий звон: "Его можно описать как жужжание. И я была как во вращающемся состоянии:".

5. Темный тоннель (множество примеров).

6. Пребывание вне тела, в каком-то новом "духовном" теле. Здесь тоже есть бесчисленное множество примеров, и можно легко их обобщить. Человек в таком состоянии видит свое бывшее тело со стороны. Он лишен ощущения веса, имеет нулевую плотность, может видеть и слышать окружающих живых людей, но они его не видят и не слышат. Многие шпионы сочли бы такое положение завидным... Сначала появляются некоторые неудобства: умерший пытается открыть дверь, но дверная ручка проходит сквозь его руку... Но затем человек обнаруживает, что ручка ему и не нужна, поскольку он легко может пройти сквозь дверь... Скорость движения может быть сколь угодно большой.

Духовное тело, по сообщениям одних пациентов, имеет общую форму оставленного физического: у него есть голова, руки, ноги или некоторые из этих частей. Другие ощущают новое тело как бесформенное, но и у него имеются передняя и задняя части, верх, низ и подобия конечностей. Среди слов и выражений, используемых для описания посмертного тела, особенно часто встречаются такие: "туман", "вроде дыма", "нечто прозрачное", "цветное облако", "что-то тонкое", "сгусток энергии" и другие.

7. Встречи с умершими родственниками и знакомыми. "Это все были люди, которых я знала в моей жизни, но которые все умерли. Я узнала свою бабушку и девочку, которую знала, когда училась в школе".

8. Светящееся существо. Оно возникает как "белый" и "ясный" свет и всегда ассоциируется с некоей личностью, от которой исходят любовь и тепло. Верующие отождествляют эту личность с Христом. От существа "непосредственно" передаются мысли; человек не слышит слов родного языка, но "все понимает и воспринимает мгновенно". Существо-свет задает вопросы о смысле прожитой жизни, спрашивает о других серьезных, важных для человека вещах.

9. Картины прошлого. Рассказывают, что светящееся существо показывает умершему как бы обзор его жизни, проходящий за несколько мгновений земного времени. Как правило, картины жизни цветные, трехмерные и даже движущиеся, словно кадры фильма. Иногда такая ретроспектива возникает и помимо встречи со "светом", не только после клинической смерти, но и в случае тяжелых ранений, истощения, стрессов.

10. Граница, которую надо либо перейти, либо от нее вернуться назад, в физическое тело. Кое-что в вопросе "перейти или вернуться" зависит от воли самого человека.

11. Причина возвращения - необходимость завершить некую миссию на земле. Иногда на эту миссию указывает благое существо, иногда мысль о ней приходит самому человеку. Он должен искупить грехи, доделать начатую работу, воспитать детей, сотворить добро ближним и тому подобное.

Р. Моуди утверждает, что посмертный опыт оказывает глубокое умиротворяющее воздействие. Люди становятся серьезнее, их жизнь содержательнее, мысли - глубже; они начинают интересоваться фундаментальными философскими проблемами. "Одна женщина, например, говорит о том, что это сделало для нее жизнь куда более ценной". Другая женщина после пережитой клинической смерти стремится использовать любой случай, чтобы улучшить свое образование. Еще один "бывший мертвец" сказал, что "теперь его обязанность на земле - учиться такой любви, о которой говорило ему светящееся существо".

Новым становится и отношение людей к самому феномену смерти. "Этот опыт оказывает глубокое влияние на отношение переживших его людей к физической смерти. Исчезает ее боязнь. Это отнюдь не означает, что теперь люди будут стремиться к смерти: для многих она по-прежнему будет представляться нежелательной, и никто не будет искать самоубийства... Просто теперь состояние смерти не представляется чем-то страшным, угрожающим".

Сами очевидцы свидетельствуют: "Теперь я не боюсь умереть. Это не значит, что смерть для меня желанна и что я хочу умереть прямо сейчас. Я не хочу туда, поскольку я полагаю, что должна жить здесь. Но я не боюсь смерти, потому что знаю, куда пойду после того, как оставлю этот мир, так как я уже была там раньше".

Казалось бы, выводы Р. Моуди во многом совпадают с тем, чему учат относительно загробной жизни мировые религии. Но вместе с тем исследователь отрицает полное совпадение. "Многие как будто приходят к... новой модели и новому пониманию сущности потустороннего мира. Согласно этому новому взгляду, тот мир - не место последнего суда, а скорее место развития в направлении раскрытия, самореализации. Развитие души, особенно ее способностей к любви и познанию, не прекращается со смертью тела. Напротив, оно продолжается и по другую сторону нашего бытия - возможно, вечно, или, во всяком случае, в течение какого-то периода, причем с такой углубленностью, о которой мы можем только догадываться "как бы сквозь тусклое стекло".

Заслуживают внимания труды американского медика и философа Станислава Грофа "Человек перед лицом смерти" и "Области человеческого бессознательного". Так же, как и в примерах, приведенных у Р. Моуди, пациенты Грофа видели некое светящееся существо или одухотворенный свет, от которого исходили все эти добрые чувства. Находясь вне физического тела, умершие ощущали контакт с неким высшим существом; им не хотелось возвращаться к земной жизни, но богоподобный покровитель внушал необходимость этого.

Грофа поразило то, насколько часто реанимированные испытывают сходные чувства и ощущения. Он поставил вопрос: можно ли провести эксперименты, не связанные впрямую со смертью, но тем не менее способные перенести людей "за черту", вывести тонкое тело за пределы физического? Теоретически этот вопрос был им решен, и нашлись добровольцы, пошедшие на риск практической проверки.

Медик использовал при этом древние гипнотические приемы - так называемую технику астральной проекции, используемую в разных школах оккультизма. Кроме того, как правило, в опытах со смертельно больными пациентами использовались наркотики. Людям облегчали ужасные боли, вводили их в состояние, подобное клинической смерти; страх перед смертью исчезал, в сознании возникали картины, подобные видениям воскрешенных.

Гроф утверждает, что переживания современных людей очень напоминают те, что описаны в древнейших религиозно-мифологических книгах разных народов. В частности, Гроф приводит выдержки из "Книги мертвых", но уже не египетской, а тибетской, написанной намного позднее. Эта книга - руководство к прохождению промежуточных состояний между смертью и следующим воплощением. Она содержит в себе весьма точную информацию даже в отношении длительности пребывания в том или ином состоянии. Целью книги является помочь умершим опознать посмертные состояния, через которые происходит освобождение бессмертной души.

Знание, полученное при жизни с помощью наставлений и практики, в книге именуется Сын-Мудрость. После смерти Сын встречает Мать-Мудрость, то есть свет и истинную чистоту. Непосредственно после отделения от тела дух получает ослепительное видение Первичного Чистого Света Истинной Реальности. Если дух способен постигнуть этот Свет и не испугаться его неимоверной яркости, то умерший свободен и может переходить в иной мир. Те, кто упускает этот шанс, в силу недостаточной духовно-нравственной подготовленности, вынуждены ожидать, пока на них не прольется Вторичный Чистый Свет. Если и эта возможность упущена, дух должен будет пройти сложную последовательность состояний; на каждой ступени сознание все более освобождается и приближается к новому воплощению.

Душа встречается с рядом божественных существ: мирными божествами, окруженными светом и излучающими любовь, хранителями знаний, а также со злобными и мрачными демонами. (Кстати, некоторые реанимированные двадцатого века рассказывали о встречах не только со "светом-любовью", но и с чем-то мрачным, угрожающим.)

Если дух умершего не использует возможности освобождения в двух промежуточных состояниях между смертью и следующим воплощением, то он попадает в третье - Ищущих Возрождения. На этой стадии он обретает тонкое тело, способное беспрепятственно проникать сквозь стены и любые преграды. (Совершенно как в видениях, описанных пациентами Р. Моуди и других врачей-"смертеведов"!) Интересна такая подробность: тибетский мыслитель учит, что во время пребывания среди Ищущих Возрождения важно осознавать иллюзорность всего переживаемого. Существа и картины посмертного бытия порождены сознанием умершего! Неожиданно "материалистическое" миропонимание для философа, жившего за 1200 лет до нас...

Впрочем, такой вывод лишь подчеркивает, что глубинные причины посмертного опыта объективны, но с зависимости от личности умирающего могут восприниматься в разных образах. От личности и от эпохи - так будет точнее... С. Гроф пишет, что ни египетская, ни тибетская "Книги мертвых" не уникальны: сходные произведения написаны мусульманскими, индуистскими, христианскими авторами, японскими и китайскими буддистами, известны в культурах Центральной Америки. В конце средних веков во многих европейских странах, особенно с Австрии, Германии, Франции и Италии, были широко распространены труды, которые обычно объединяются под названием "Арс мориенди" - "Искусство умирания". Так же, как исследования реаниматологов наших дней, все эти сочинения приходят к одному выводу: посмертный опыт объективно существует, и по сути своей он одинаков у бесчисленного множества людей во все времена.

Если говорить об отечественных свидетельствах посмертного опыта, то следует остановиться на интересных воспоминаниях графа М. Толстого, которые описаны им в книге "О смерти". На вокзале Владимирской станции граф М. Толстой повстречал некоего монаха, седого, но "с глубоким, весьма оживленным юношеским взглядом черных глаз". Монах, ехавший в Санкт-Петербург по делам своей обители, сообщил, что в мирской жизни он был офицером лейб-гвардии, но милость Божия посетила его и гвардеец принял монашеский сан.

Что это было за чудесное явление? Будущий монах собирался жениться. За несколько дней до свадьбы он возвращался из дворцового караула. "Мне было скучно, - рассказывал он графу, - какая-то необъяснимая тоска стесняла грудь, какое-то мрачное предчувствие тяготило душу".

Впервые в жизни офицеру захотелось помолиться. Он зашел в Казанский собор и сделал это. При выходе из храма, так же впервые, подал денег нищенке, сказав: "Помолись обо мне". Идя далее, почувствовал себя вовсе дурно; его бросало то в жар, то в холод, мысли путались. Едва дойдя до своей квартиры, рухнул без памяти. И вот тут-то начались переживания, которые, несомненно, заинтересовали бы Р. Моуди или С. Грофа...

"Наконец, я совсем обеспамятел. Беспамятство продолжалось (как я узнал после) двенадцать суток, и затем я как будто проснулся. Сознаю себя в полной памяти, но не имею сил открыть глаза и взглянуть... не могу тронуться ни одним членом".

Находясь в таком состоянии, офицер мог слышать. И он услышал... чтение заупокойной молитвы, а также разговор сослуживцев, из которого узнал, что княжна шла за него по расчету!

"Что же это, - думал я, - неужели я умер? Неужели душа моя слышит, что делается и говорится подле моего мертвого тела?.. Нет, не может быть, чтобы я умер. Я чувствую, что мне жестко лежать, что мундир жмет мне грудь, значит, я жив! Полежу, отдохну, соберусь с силами, открою глаза: как все перепугаются и удивятся!"

Во время вечерней панихиды "покойник" слышит разговор по-французски между той самой княжной, его бывшей невестой, и ее отцом. Княжна сообщает, что она вовсе не любила своего жениха. Верность обнаруживает зато слуга Степан: он плачет и причитает, что-де приятели погубили покойного "вином и всяким развратом", а теперь им от его смерти "и горя нет". Горевали также крестьяне, которые любили барина за то, что он не притеснял их большим оброком. Одним словом, слезы искренней любви отыскивались лишь в сердцах простых людей! "Это чувство нельзя было назвать бескорыстным, но, по крайней мере, оно было непритворным".

Далее в этом рассказе приводится знакомый многим реаниматологам пример прохождения перед умирающим всей его жизни, а также появления "света":

"Вся прошедшая жизнь расстилалась передо мной как будто холст, покрытый нечистотами... Что-то неведомое, светлое, чистое влекло меня к себе, и я дал обет исправления и покаяния, обет - посвятить всю остальную жизнь на служение милосердному Богу, если только Он помилует меня. А что, если не суждено мне возвратиться к жизни? Что, если эта живая смерть не прекратится, если меня, живого мертвеца, заживо зароют в землю?"

Потом в ощущениях умирающего наступила стадия, также известная ученым двадцатого века: он ощутил необходимость вернуться к жизни, ибо долг его на земле еще не выполнен. "Невыразимая тоска... ждать той минуты, когда заколотят крышку гроба, в котором я лежу, когда земля на него посыплется, и не иметь силы проявить жизнь свою ни взглядом, ни звуком, ни движением. А между тем я чувствовал, что силы мои были еще слабее, чем вчера... Нет надежды! Ужасное отчаяние овладело мною... Но, видно, ангел-хранитель мои хранил меня: какое-то внутреннее чувство подсказывало мне молитву из тех священных слов, которые я слышал, лежа в гробу". И офицер вознес молитву к Богу: "Дай мне время очистить совесть, загладить прежнюю жизнь мою!.."

Своеобразно выглядит момент возвращения души обратно в тело: "Какие-то люди подняли меня вместе с гробом. При этом они как-то сильно встряхнули меня, и вдруг из груди моей бессознательно вырвался вздох... Грудь моя освободилась от стеснявших ее спазмов - я громко застонал. Все бросились ко мне, доктор быстро расстегнул мундир, положил мне руку на сердце и с удивлением сказал:

- Сердце бьется, он дышит, он жив! Удивительный случай!.."

Свой рассказ графу М. Толстому монах заключил так: "Благой Человеколюбец допустил меня пройти вдоль сени смертной и на гробовом ложе просветил очи мои, да не усну в смерть вечную!"

Возможно, этот безыскусный рассказ следует истолковать как впечатления не от клинической смерти, а от летаргического сна, продолжавшегося несколько дней. Летаргия часто похожа на "вечный сон", а американский писатель Эдгар По опасался быть похороненным заживо во время летаргического приступа. Но ведь к вопросу можно подойти иначе: сон, летаргия, смерть - лишь разные степени освобождения тонкой, духовной, или, если угодно, иномерной сущности из плена физического тела. Поэтому сходны и субъективные впечатления...

Кто хотел бы верить, что впечатления посмертного опыта не галлюцинации, не эйфорическая реакция организма на прекращение боли, не игра умирающего мозга перед погружением во тьму небытия, - тех, возможно, ободрят следующие строки из книги русского австралийца Петра Калиновского:

"Доктор Сабом собрал и опубликовал 116 случаев. Все они проверены им лично. Он сверял рассказы больных с историями болезни, расспрашивал тех людей, которых видели и слышали его пациенты, возвращенные к жизни, опять-таки сверяя показания тех и других. Так, например, он проверял, действительно ли описанные люди находились в комнате для ожидающих и в какое именно время. Он составлял точные протоколы с указанием места, времени, участников, произнесенных слов и так далее. Для своих наблюдений он отбирал только психически здоровых и уравновешенных людей.

Такая проверка полностью подтвердила существование изучаемого феномена. Подтвердилось, что после смерти тела существование личности продолжается. Какая-то часть человека остается жить, она видит, слышит, думает и чувствует, как и раньше.

В то время, когда тело было мертвым, люди видели не только включенные аппараты, но и стрелки их манометров в том положении, которое они принимали в действительности. Они детально и точно описывали машины и приборы, которых они раньше не видели и о существовании которых не знали. Они слышали разговоры врачей и сестер; наблюдая сверху, они видели их прически и головные уборы, видели, что происходило за стенами комнаты, в которой лежало их тело, и так далее".

...И все же...

Какие сны в том смертном сне приснятся?..

Глава пятая

АТЛАНТИДА И ЭЛИКСИР БЕССМЕРТИЯ

НЕБО АТЛАНТИДЫ

Каким было небо Атлантиды? Таким же, как сейчас? Пожалуй, да. Только казалось оно повыше, потемнее, поглубже. Тогда еще Европу наполовину покрывал лед толщиной около километра. Это было время того самого знаменитого и последнего в истории Земли обледенения, после которого появился современный человек со всеми его страстями, увлечениями, заблуждениями. Кто же населял планету тогда, двенадцать тысяч лет назад? В книгах можно найти ответ: кроманьонцы. Рослые, сильные люди, по-моему во многом превосходившие современного человека. Скажем, их рост был в среднем около метра восьмидесяти пяти. Объем мозга был также заметно больше. Они видели небо Европы и Атлантиды, прозрачное и ясное, - влаги в атмосфере было гораздо меньше, чем сейчас; ее, образно говоря, высосал ледник. Раз человек пережил катастрофу, связанную с гибелью Атлантиды, то он стал менее сильным, хотя и более приспособленным к выживанию в малоплодородных землях. Читатель вправе догадаться: раз так, нужно противостоять как раз дальнейшему развитию нежелательных процессов (некоторые астрологи говорят, что человека вообще ждет вырождение, но пусть это мое замечание мимоходом не будет воспринято как назидание).

Я писал об этой удивительной земле Атлантиды в моих книгах. Главные из них - "Чаша бурь", "Все об Атлантиде". Я не просто уверен в существовании таинственного архипелага в Атлантике в прошлом - у меня есть доказательства. Почему, к примеру, мамонты были погребены в толстом слое сибирского ила? Вопрос не так прост. В коже мамонтов найдены кровяные тельца, это признак удушья. Значит, они были буквально похоронены заживо (по крайней мере, на крупных кладбищах этих мохнатых гигантов, где можно насчитать останки сотен особей животных). Я отвечаю на вопрос так: на летних пастбищах в долинах рек мамонты были застигнуты грязевым потоком-селем, мчавшимся со скоростью курьерского поезда с верховьев сибирских рек. А он образовался из-за грязевых ливней невиданной силы. В то трагическое лето черные тучи неслись над Землей. Из них-то и шли те ливни, что затопили долины.

История культуры хранит следы невиданной катастрофы. Тогда на сотни лет исчезло небо над головой. И небо Атлантиды, и небо Европы. Тучи, облака, хаос. Отсюда пошли мифы о первозданном хаосе! С тех пор страна мертвых в мифах располагалась на западе - в той стороне, где была некогда Атлантида. Платон говорит о войне, которую вели атланты против народов на востоке. Но восток тогда был заселен вплоть до нынешнего Ирана потомками атлантов. Да и кроманьонцы, судя по всему, те же потомки атлантов. Поэтому я назвал регион Восточного Средиземноморья Восточной Атлантидой. После войны, после гибели Атлантиды отсюда люди расселились на запад, север и восток, принеся с собой достижения древней цивилизации. Хороший пример - переселение этрусков в Италию в первом тысячелетии до нашей эры. Они ведь тоже выходцы из трояно-фракийского региона, то есть из той же Восточной Атлантиды. Могу назвать и славян.

Морская тема в этрусском искусстве, особенности фресок и росписей не только говорят о роли моря и дальних странствий, но и свидетельствуют о пережитом катаклизме. Страна мертвых осталась далеко за синим морем, но гигантские волны докатились до Малой Азии, потоп и вселенский хаос остались в памяти поколений, они запечатлены в образах искусства. Об этом говорит, например, кораблик из этрусского города Ветулонии. Он сделан из бронзы. Этрусский мастер поместил на нем каждой твари по паре - домашние животные и звери на его борту дают более древнее, чем в Библии, свидетельство о неслыханном бедствии - наступлении воды на сушу в таких масштабах, что все живое могло погибнуть.

С таких вот фактов и наблюдений и начиналось мое увлечение Атлантидой. Потом произошло невероятное. Изучая контакты человека с цивилизацией богов, я прочитал материалы о явлении Девы Марии в Португалии в 1917 году, в Югославии в начале восьмидесятых, в Москве во второй половине восьмидесятых. Об этом я писал выше.

Сейчас я должен напомнить о том, что душа человека бессмертна, и, странствуя и поднимаясь вверх через астральный мир, она входит в мир богов. Когда-то Богоматерь была королевой и самой красивой женщиной Атлантиды, которая подарила нам тайны земли и неба. В лице великой богини Атлантида помогает нам своим опытом, оберегает человека от катастроф, учит нас. Мы должны лишь услышать. Не всем это дано. В этом глубокий смысл. Люди должны пройти школу - это школа жизни, школа мудрости, школа знаний. Каждый прошедший да поймет, как надо действовать.

Вера теперь соединяется со знанием о богах. Такова особенность Эры Водолея. Знание и вера не противостоят больше друг другу, как раньше. Христианство в своем классическом выражении не исчезает, старинная вера обобщается, становится частью новой веры и знания. Удивительная особенность наступившего времени, о котором возвестила Богоматерь, - это соединение многих древнейших устоев и представлений в рамках общего мировоззрения.

Нам дана новая картина мира. Если человек будет способен ее принять - у него будет Будущее. Это одновременно и испытание человека на разумность. Может ли он мыслить? Не только верить научным или религиозным азам, но и мыслить в точном значении этого слова?

Итак, нам открыта дорога в новую двухтысячную эру. И в собственную историю. Ибо по свидетельству самой Богоматери (записанному мной. См.: "Встречи с Богоматерью". М., 1993), она вышла из Атлантиды, именно из этой удивительной земли. Неплохо бы нам всем посмотреть на себя иными глазами, усвоить уроки прошлого, устроить настоящее, позаботиться о будущем.

ПАМЯТЬ ОБ АТЛАНТАХ

Ссылаясь на древнеегипетских жрецов, Платон писал, что город-полис Афины отразил некогда нашествие "несметных воинских сил, отправлявшихся на завоевание всей Европы и Азии, а путь державших от Атлантического моря (от океана)".

Далее Платон сообщает: "Через море это в те времена можно было переправиться, ибо еще существовал остров, лежавший перед тем проливом, который называется... Геракловыми Столпами. Этот остров превышал своими размерами Ливию и Азию вместе взятые, и с него тогдашним путешественникам легко было перебраться на другие острова, а с островов - на весь противолежащий материк, который охватывал то море, что и впрямь заслуживает такое название (ведь море по эту сторону упомянутого пролива являет собой лишь бухту с неким узким проходом в нее, тогда как море по ту сторону пролива есть море в собственном смысле слова, равно как и окружающая его земля воистину и вполне справедливо может быть названа материком). На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, возник великий и достойный удивления союз царей, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка, а сверх того, по эту сторону пролива они овладели Ливией вплоть до Египта и Европой вплоть до Тиррении. И вот вся эта сплоченная мощь была брошена на то, чтобы одним ударом ввергнуть в рабство... страны по эту сторону проливав. Именно тогда, утверждают жрецы Египта, государство и город Афины явило всему миру блистательное доказательство своей доблести и силы; всех превосходя твердостью духа и опытностью в военном деле, оно сначала встало во главе эллинов, но из-за измены союзников оказалось предоставленным самому себе, в одиночестве встретилось с крайними опасностями и все же одолело завоевателей и воздвигло победные трофеи. "Тех, кто еще не был порабощен, оно спасало от угрозы рабства; всех же остальных, сколько ни обитало нас по эту сторону Геракловых Столпов, оно великодушно сделало свободными. Но позднее, когда пришел срок для невиданных землетрясений и наводнений, за одни ужасные сутки вся наша воинская сила была поглощена разверзнувшейся землей; равным образом и Атлантида исчезла, погрузившись в пучину. После этого море в тех местах стало вплоть до сего дня несудоходным и недоступным по причине обмеления, вызванного огромным количеством ила, который оставил после себя осевший остров".

Эти строки из диалога Платона "Тимей" свидетельствуют, что древние знали об Америке и Атлантике. Наличие архипелагов в Атлантике, возможно, подтверждает и существование Атлантиды.

В другом диалоге древнегреческого философа - "Критий" - не только описывается земля атлантов, но и дается ее история, рассказывается о быте, нравах и государственном устройстве жителей, некогда ее населявших.

"Произведя на свет пять раз по чете близнецов мужского пола, Посейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду на десять частей, причем тому из старшей четы, кто родился первым, он отдал дом матери и окрестные владения, как наибольшую и наилучшую долю, и поставил его царем над остальными, а этих остальных сделал архонтами, каждому из которых он дал власть над многолюдным народом и обширной страной. Имена же всем дал вот какие: старшему и царю то имя, по которому названы и остров, и море, оно именуется Атлантическим, ибо имя того, кто первым получил тогда царство, был Атлант. Близнецу, родившемуся вслед за ним и получившему в удел окраинные земли острова со стороны Геракловых Столпов вплоть до нынешней страны гадиритов, называемой по тому уделу, было дано имя, которое можно было бы передать по-эллински как Евмел, а на туземном наречии - как Гадир. Из второй четы близнецов он одного назвал Амфереем, а другого - Евэмоном, из третьей - старшего Мнесеем, а младшего Автохтоном, из четвертой - Еласиппом старшего и Мнестором младшего, и, наконец, из пятой четы старшего он нарек Азаэс, а младшего - Диапреп. Все они и их потомки жили там, властвуя над многими другими островами этого моря, и, как уже было сказано ранее, власть их простиралась по эту сторону Геракловых Столпов, вплоть до Египта и Тиррении".

Из этих строк становится как будто бы ясным, что Атлантида владела и землями Средиземноморья, но Восточное Средиземноморье сохраняло самостоятельность.

Платон конечно же применяет в описании слова и термины, близкие греческому читателю, приводя, впрочем, и "туземные" имена атлантов. Любопытно отметить резко отличное звучание этих имен на двух языках (Евмел Гадир).

Далее Платон отмечает, что от Атланта произошел многочисленный род и старейший в нем всегда был царем и передавал царское звание старейшему из своих сыновей. Так из поколения в поколение сохранялась власть в роду, который скопил такие богатства, каких никогда "не было ни у одной царской династии в прошлом и едва ли будет когда-нибудь еще, ибо в их распоряжении было все, что приготовлялось как в городе, так и во всей стране". Многое ввозилось из других стран, но большую часть необходимого давала сама Атлантида, в том числе любые виды твердых и плавких металлов, и прежде всего сказочный орихалк, добывавшийся из недр в различных местах острова. "Лес в изобилии давал все, что нужно для работы строителям, а равно и для прокормления домашних и диких животных. Даже слонов на острове водилось великое множество, ибо корму хватало не только для всех прочих живых существ, населяющих болота, озера, реки, горы и равнины, но и для этого зверя, из всех зверей самого большого и прожорливого. Далее все благовония, которые ныне дает земля, будь то в корнях, травах, в древесине, в сочащихся смолах, в цветах или плодах, - все это она рождала там и отлично взращивала... Всякий пестуемый человеком плод и злак, который мы употребляем в пищу или из которого готовим хлеб, и разного рода овощи, а равно и всякое дерево, приносящее яства, напитки или умащения, всякий непригодный для хранения и служащий для забавы и лакомства древесный плод, который мы предлагаем на закуску пресытившемуся обедом, - все это тогдашний священный остров под действием солнца порождал прекрасным, изумительным и изобильным. Пользуясь этими дарами земли, цари устроили святилища, дворцы, гавани и верфи и привели в порядок всю страну, придав ей следующий вид.

Прежде всего они перебросили мосты через водные кольца, окружавшие древнюю метрополию, построив путь из столицы и обратно в нее. Дворец они с самого начала выстроили там, где стояло обиталище их предков, и затем, принимая его в наследство, один за другим все более его украшали, всякий раз силясь превзойти предшественника, пока в конце концов не создали поразительное по величине и красоте сооружение. От моря они провели канал в три плетра шириной... в длину на пятьдесят стадиев вплоть до крайнего из водных колец - так они создали доступ с моря в это кольцо, словно в гавань, приготовив достаточный проход даже для самых больших судов. Что касается земляных колец, разделявших водные кольца, то они прорыли каналы, смыкавшиеся с мостами, такой ширины, чтобы от одного водного кольца к другому могла пройти одна триера, сверху же они настлали перекрытие, под которым должно было совершаться плавание: высота земляных колец над поверхностью моря была для этого достаточной. Самое большое по окружности водное кольцо, с которым непосредственно соединялось море, имело ширину три стадия, и следовавшее за ним земляное кольцо было равно ему по ширине; из двух следующих колец водное было в два стадия шириной и земляное опять-таки было равно водному; наконец, водное кольцо, опоясывавшее остров в самой середине, было в стадий шириной".

* * *

Остров, окруженный водными кольцами, был пяти стадиев в диаметре. По сути, он был превращен в крепость-дворец. Цари обвели этот остров, а также земляные кольца и мост шириной в плетр круговыми каменными стенами и на мостах поставили башни и ворота.

"Камень белого, черного и красного цвета они добывали в недрах срединного острова и в недрах внешнего и внутреннего земляных колец, а в каменоломнях, где оставались двойные углубления, перекрытые сверху тем же камнем, устраивались стоянки для кораблей. Если некоторые свои постройки они делали простыми, то в других они забавы ради искусно сочетали камни разного цвета, сообщая им естественную прелесть. Стены вокруг наружного земляного кольца они по всей окружности обделали в медь, нанося металл в расплавленном виде, стену внутреннего вала покрыли литьем из олова, а стену самого акрополя - орихалком, испускавшим огнистое сияние".

"Обиталище царей внутри акрополя было устроено следующим образом. В самом средоточии стоял недоступный святой храм Клейто и Посейдона, обнесенный золотой стеной, и это было то место, где они некогда зачали и породили поколение десяти царей; в честь этого ежегодно каждому из них изо всех десяти уделов доставляли сюда жертвенные начатки. Был и храм, посвященный одному Посейдону, который имел стадий в длину, три плетра в ширину и соответственно этому высоту; в облике же постройки было нечто варварское. Всю внешнюю поверхность храма, кроме акротериев, они выложили серебром, акротерии же - золотом; внутри взгляду являлся потолок из слоновой кости, весь испещренный золотом, серебром и орихалком, а стены, столпы и полы сплошь были выложены орихалком. Поставили там и золотые изваяния: сам бог на колеснице, правящий шестью крылатыми конями, вокруг него - сто нереид на дельфинах... а также много статуй, пожертвованных частными лицами. Снаружи вокруг храма стояли золотые изображения жен и всех тех, кто произошел от десяти царей, а также множество дорогих приношений от царей и от частных лиц этого города и других городов, которые были ему подвластны. Алтарь по величине и отделке был соразмерен этому богатству; равным образом и царский дворец находился в надлежащей соразмерности как с величием державы, так и с убранством святилищ".

Богиня или бог, правящие колесницей, - мотив, известный в древнем мире. Хочется вспомнить божественную квадригу этрусков, например. Серебро, золото и орихалк, использованные атлантами в архитектуре и убранстве, должны были создавать гармонию золотисто-оранжевого и серебристо-белого. Но к этому нужно добавить и третий цвет - черный. Это цвет поделочного камня, который не забыли упомянуть в связи с Атлантидой египетские жрецы.

На острове били два источника - холодный и горячий, сообщает Платон. Вода в них была удивительна, она обладала целительной силой. Источники обвели стенами, насадили подле деревья и направили воды в купальни под открытым небом. Были и купальни с теплой водой - зимние, причем отдельно для царей, отдельно для простых людей, отдельно для женщин и отдельно для коней. Каждая купальня была соответственно украшена. Водовод шел в священную рощу Посейдона, где благодаря плодородной почве росли могучие деревья небывалой высоты. На внешних кольцах атланты построили святилища, разбили сады и парки, соорудили гимнасии для упражнений.

Был устроен ипподром для конских бегов, имевший в ширину стадий, а в длину шедший по всему кругу. Построены помещения для царских копьеносцев; самые верные копьеносцы были размещены на меньшем кольце, ближе к акрополю, а надежнейшим из них были отданы помещения в акрополе. От моря начиналась стена, которая на всем протяжении отстояла от большого водного кольца (и от гавани) на пятьдесят стадиев; она смыкалась около канала, входившего в море. Пространство возле нее было застроено, а канал гавани и сама гавань были переполнены кораблями, на которых отовсюду прибывали купцы. Днем и ночью здесь слышались говор, шум и стук.

"...Весь этот край, - пишет Платон, - лежал очень высоко и круто обрывался к морю, но и вся равнина, окружавшая город и сама окруженная горами, которые тянулись до самого моря, являла собой ровную гладь; в длину она имела три тысячи стадиев, а в направлении от моря - две тысячи. Вся эта часть острова была обращена к южному ветру, а с севера закрыта горами. Эти горы восхваляются преданием за то, что они по множеству, величине и красоте превосходили все нынешние: там было большое количество многолюдных селений, были реки, озера и луга, доставлявшие пропитание всем родам ручных и диких животных, а равно и леса, огромные, разнообразные, в изобилии доставлявшие дерево для любого дела. Такова была упомянутая равнина от природы, а над устроением ее потрудилось много царей на протяжении многих поколений. Она являла собой продолговатый четырехугольник, по большей части прямолинейный, а там, где его форма нарушалась, ее выправили, окопав со всех сторон каналом. Если сказать, каковы были глубина, ширина и длина этого канала, никто не поверит, что возможно было такое творение рук человеческих, выполненное в придачу к другим работам, но мы обязаны передать то, что слышали; он был прорыт в глубину в плетр, ширина на всем протяжении имела стадий, длина же по периметру вокруг всей равнины была десять тысяч стадиев. Принимая в себя потоки, стекавшие с гор, и огибая равнину, через которую он в различных местах соединялся с городом, канал изливался в море. Выше по течению от него были прорыты прямые каналы, которые шли по равнине и затем снова стекали в канал, шедший к морю, причем они отстояли друг от друга на сто стадиев. Они соединялись между собой и с городом протоками, по ним переправляли к городу лес с гор и разнообразные плоды. Урожай снимали по два раза в год, зимой получая орошение от Зевса, а летом отводя из каналов воды, источаемые землей".

Далее Платон рассказывает о военной организации атлантов. Цифры, которые он приводит, могут показаться преувеличенными и преувеличенно-точными, они-то, пожалуй, и породили в свое время скептическое отношение к Атлантиде в целом. Ведь численность армии атлантов для того, очень давнего времени превосходила все, что известно даже тысячелетия спустя. Впрочем, выслушаем Платона.

"Каждый участок равнины должен был поставлять одного воина-предводителя, причем величина каждого участка была десять на десять стадиев, а всего участков насчитывалось шестьдесят тысяч; а то несчетное число простых ратников, которое набиралось с гор и из остальной страны, сообразно числу участников распределялось между предводителями. В случае войны каждый предводитель обязан был поставить шестую часть боевой колесницы так, чтобы всего колесниц было десять тысяч, а сверх того, двух верховых коней с двумя всадниками, двухлошадную упряжку без колесницы, воина с малым щитом, способного сойти с коня и биться в пешем бою, возницу, который правил бы обоими конями упряжки, двух гоплитов, по два лучника и пращника, по трое камнеметателей и копейщиков".

Каждый из десяти царей в своей области (и в своем государстве) имел власть не только над людьми, но и над большей частью законов, сообщает философ, так что мог казнить любого, кого пожелает. Отношения же царей между собой были такими же, как при Посейдоне, - так велел закон, записанный первыми царями на орихалковой стеле в центре острова - внутри храма Посейдона.

В этом храме они собирались на пятый или шестой год, чтобы совещаться, разбирать, не допустил ли кто-нибудь какого-нибудь нарушения.

Тут же они судили виновных. Перед тем как приступить к суду, они приносили присягу: в роще при святилище Посейдона на воле разгуливали быки; и они арканили собственноручно быка, приводили его к стеле и закалывали над краем так, чтобы кровь стекала на письмена. "На упомянутой стеле помимо законов было еще и заклятие, призывавшее великие беды на головы тех, кто его нарушит. Принеся жертву по своим уставам и предав сожжению все члены быка, они растворяли в чаще вино и бросали в него каждый по сгустку бычьей крови, а все оставшееся клали в огонь и тщательно очищали стелу. После этого, зачерпнув из чаши влагу золотыми фиалами и сотворив над огнем возлияние, они приносили клятву, что будут чинить суд по записанным на стеле законам и карать того, кто уже в чем-либо преступил закон, а сами в будущем по доброй воле никогда не поступят противно написанному и будут отдавать и выполнять лишь такие приказания, которые сообразны с отеческими законами. Поклявшись такой клятвой за себя самого и за весь род своих потомков, каждый из них пил и водворял фиал на место в святилище бога, а затем, когда пир и необходимые обряды были окончены, наступала темнота и жертвенный огонь остывал, все облачались в прекраснейшие иссиня-черные одежды, усаживались на землю при клятвенном огневище и ночью, погасив в храме все огни, творили суд и подвергались суду, если кто-либо из них нарушил закон; окончив суд, они с наступлением дня записывали приговоры на золотой скрижали и вместе с утварью посвящали богу как памятное приношение.

Существовало множество особых законоположений о правах каждого из царей, но важнее всего было следующее: ни один из них не должен был поднимать оружия против другого, но все обязаны были прийти на помощь, если бы кто-нибудь вознамерился свергнуть в одном из государств царский род, а также, по обычаю предков, сообща советоваться о войне и прочих делах, уступая верховное главенство царям Атлантиды. Притом нельзя было казнить смертью никого из царских родичей, если в совете десяти в пользу этой меры не было подано свыше половины голосов".

* * *

"В продолжение многих поколений, покуда не истощилась унаследованная от богов природа, правители Атлантиды повиновались законам и жили в дружбе со сродным им божественным началом: они блюли истинный и высокий строй мыслей, относились к неизбежным определениям судьбы и друг к другу с разумной терпеливостью, презирая все, кроме добродетели, ни во что не ставили богатство и с легкостью почитали чуть ли не за досадное бремя груды золота и прочих сокровищ. Они не пьянели от роскоши, не теряли власти над собой и здравого рассудка... но, храня трезвость, отчетливо видели, что все это обязано своим возрастанием общему согласию в соединении с добродетелью. Когда же это становится предметом забот и оказывается в чести, то все идет прахом, а вместе с тем и гибнет добродетель. Пока они так рассуждали и пока божественная природа (то есть происхождение) сохраняла в них свою силу - все их достояние, вкратце описанное, возрастало. Но когда ими унаследованная от бога доля ослабла, многократно растворяясь в примеси простых смертных, и когда возобладал человеческий нрав, тогда они оказались не в состоянии долее выносить свое богатство и утратили благопристойность. Для того, кто умеет видеть, они являли собой постыдное зрелище, ибо промотали самую прекрасную из своих ценностей. Неспособные усмотреть, в чем состоит истинно счастливая жизнь, они казались себе прекраснее и счастливее всего как раз тогда, когда в них кипела безудержная жадность и сила".

Этот интересный диалог остался недописанным. Успев высказаться, Платон не успел завершить последнюю мысль. Можно лишь гадать, почему он не поставил точку.

"И вот Зевс, бог богов, блюдущий законы, хорошо умея усматривать то, о чем мы говорили, помыслил о славном роде, впавшем в столь жалкую развращенность, и решил наложить на него кару, дабы он, отрезвев от беды, научился благообразию. Поэтому он созвал всех богов в славнейшую из своих обителей, утвержденную в средоточии мира, из которой можно лицезреть все причастное рождению, и обратился к собравшимся с такими словами..."

Это последние слова Платона о судьбе атлантов. Диалог "Критий" обрывается на этом, и мы никогда не узнаем точно, что же хотел сказать его автор о каре Зевса.

"Критий" не был последней работой Платона, им были написаны затем "Законы". Может быть, окончание диалога утеряно, как утеряны некоторые другие произведения Платона? А может быть, решение Зевса было столь ужасным, что рука мудреца не в силах была продолжить труд и остановилась точно сама по себе? Можно строить лишь гипотезы и догадки. Странно, что труд Платона привлек внимание много лет спустя, оставаясь почти незамеченным при жизни.

Нужно сделать существенную поправку к диалогам Платона в целом. Во времена Атлантиды - то есть 11-12 тысячелетий назад - не было еще Афин. Греки (эллины) пришли лишь девять тысяч лет спустя после описанных событий.

Выслушаем, что говорит Платон о столице неведомого ему народа, который он принимает (вместе со жрецами) за эллинов:

"Столица их тогда была построена следующим образом. Прежде всего расположение акрополя было совсем не таким, как теперь, ибо ныне его холм оголен и землю с него за одну ночь необычайным образом смыла вода, что произошло, когда одновременно с землетрясением разразился неимоверный потоп, третий по счету перед Девкалионовым бедствием. Но в минувшие времена акрополь простирался до Эридана и Илиса, охватывая Пикн, а в противоположной Пикну стороне - гору Ликабет, притом он был весь покрыт землей, а сверху, кроме немногих мест, являл собой ровное пространство. Вне его, по склонам холма, обитали ремесленники и те из землепашцев, участки которых были расположены поблизости; но наверху, в уединении, селилось вокруг святилища Афины и Гефеста обособленное сословие воинов за одной оградой, замыкавшей как бы сад, принадлежащий одной семье. На северной стороне холма воины имели общие жилища, помещения для общих зимних трапез и вообще все то по части домашнего хозяйства и священных предметов, что считается приличным иметь воинам в государствах с обобщенным управлением, кроме, однако, золота и серебра: ни того, ни другого они не употребляли ни под каким видом, но, блюдя середину между пышностью и убожеством, скромно обставляли свои жилища, в которых доживали до старости они сами и потомки их потомков, вечно передавая дом в неизменном виде подобным себе преемникам. Южную сторону холма они отвели для садов, для гимнасиев и для совместных трапез, соответственно ею и пользуясь. Источник был один - на месте нынешнего акрополя, теперь он уничтожен землетрясениями... Так они обитали здесь стражи для своих сограждан и вожди всех прочих эллинов по доброй воле последних; более всего они следили за тем, чтобы на вечные времена сохранить одно и то же число мужчин и женщин, способных когда угодно взяться за оружие, а именно около двадцати тысяч.

Такими они были, и таким образом они справедливо управляли своей страной и Элладой; во всей Европе и Азии не было людей более знаменитых и прославленных за красоту тела и за многостороннюю добродетель души".

За тысячу лет до создания афинского Акрополя на том же холме высился Пеласгикон - крепость пеласгов. Это древнейшие обитатели Средиземноморья. Греки пришли сюда как бы новопоселенцами, и они во многом стерли следы пеласгов и фракийцев, переняв в то же время (согласно традиции) кое-что из их мифологии. Нельзя не сделать вывода о связи пеласгов в догреческие времена с Египтом, ведь пеласги населяли и Крит и создали неповторимую минойскую культуру.

* * *

Интересно проследить за оценкой культурного наследия Древнего Египта в связи с проблемой Атлантиды. В арабских источниках, независимо от египетских жрецов, указывавших, что атланты владели Средиземноморьем и, возможно, частью Египта, говорится о пирамидах фараонов так, как будто они были построены в память о потопе, уничтожившем цивилизацию, и одновременно на случай будущего возможного потопа. Проследим за этими свидетельствами.

"Арабским Геродотом" называют основателя и крупнейшего авторитета арабской историографии аль-Масуди.

Аль-Масуди подробно описал пирамиды.

"Сурид, сын Шалука, сына Сермуна, сына и т. д., один из египетских владык до всемирного потопа, построил две большие пирамиды. Неизвестно почему позднее они получили название от мужа по имени Шеддад, сын Ада, ибо были построены не членами рода Ада, ведь те не могли завоевать Египет, поскольку не обладали силой, которая была у египтян, владевших волшебными чарами. Поводом к строительству пирамид послужил сон, который увидел Сурид за триста лет до потопа. Пригрезилось ему, что земля залита водой, а беспомощные люди барахтаются в ней и тонут, что звезды в смятении покинули пути свои и со страшным шумом падают с неба. И хоть сон этот произвел на властителя сильное впечатление, он никому о нем не рассказал, а в предчувствии ужасных событий созвал священнослужителей со всех концов своей страны и тайно поведал им о виденном".

Те предсказали ему, что государство его постигнет великое бедствие, но по прошествии многих лет земля снова будет давать хлеб и финики.

"Тогда властитель решил построить пирамиды, а пророчество священнослужителей повелел начертать на столбах и больших каменных плитах. Во внутренних помещениях пирамид он укрыл клады и другие ценные вещи вместе с телами своих предшественников. Священнослужителям он приказал оставить там письменные свидетельства о его мудрости, о достижениях наук и искусств. После чего велел построить подземные ходы до самых вод Нила. Все помещения внутри пирамид он наполнил талисманами, идолами и другими чудодейственными предметами, а также записями, сделанными священнослужителями и содержащими все области знании, названия и свойства лечебных растений, сведения, касающиеся счета и измерений, дабы сохранились они на пользу тем, кто сможет их разуметь".

Далее аль-Масуди дает описание трех "пирамид Нила", то есть пирамид в Гизе. Перед первой пирамидой, очевидно пирамидой Хуфу, находится "зал с колоннами, построенными из каменных плит, соединенных свинцом"; в другой, неподалеку (вероятно, пирамиде Хафра), имеется "тридцать помещений для священных символов и талисманов из сапфира, для оружия из нержавеющего металла и предметов из гибкого небьющегося стекла". В третьей пирамиде, "цветной" (то есть пирамиде Менкаура, поскольку нижняя ее часть была выложена плитами из розового гранита), "покоились тела мертвых священнослужителей в саркофагах из черного гранита и рядом с каждым лежала книга, в которую были занесены таинства его профессии и его деяния при жизни...".

"Властитель назначил к каждой пирамиде по одному стражу. Стражем восточной пирамиды была статуя, высеченная из гранита, с оружием, напоминающим копье; на лбу ее был укрыт змей, готовый накинуться на всякого, кто приблизится, обвить его шею, задушить, а затем вернуться в свое прибежище. Страж западной пирамиды был из черного и белого оникса; он сидел на троне, вооруженный копьем, и метал искры из глаз; стоило кому-нибудь появиться у входа, как сразу раздавался глухой звук, и пришелец умирал. Цветной пирамиде он определил в сторожа статую на постаменте, у которой была такая сила, что она могла сбить с ног и умертвить любого человека. По окончании строительства властитель отдал пирамиды в распоряжение духов и повелел, чтобы им приносились жертвы. Так он воспрепятствовал появлению внутри пирамиды посторонних, за исключением тех, которые по своему сану были достойны получить на то соизволение..."

"Духа первой пирамиды видели в обличье безбородого юноши с длинными зубами и пожелтевшей кожей. Дух западной пирамиды - обнаженная женщина, которая завлекает людей и насылает на них болезнь; ее можно увидеть ровно в полдень и при заходе солнца. Дух цветной пирамиды - старец, который бродит вокруг нее, размахивая огнем в сосуде, подобном кадильнице из христианского храма; таким его увидели".

Аль-Масуди сообщает, что Сурид после строительства начертал на пирамидах следующие слова: "Я, властитель Сурид, построил эти пирамиды за шестьдесят лет. Пусть попытается тот, кто придет после меня, уничтожить их в течение шестисот лет! А ведь уничтожать легче, чем строить. Я одел их в шелка, пусть же попытается одеть рогожей!"

Историк аль-Кайси записал рассказ одного современника, который вступил в великую пирамиду вскоре после того, как ее вскрыли (в первой половине девятого столетия).

"Он нашел квадратную комнату со сводчатым потолком, а за нею коридор глубиной в десять локтей и притом достаточно широкий, чтобы по нему прошел человек. В каждом углу было по двери, которые вели в просторное помещение, где лежали тела усопших, и каждый усопший был завернут во множество слоев материи, уже почерневшей от старости. Однако тела всех усопших оставались в полной сохранности; на головах у них были волосы, причем ни единого седого, и потому возникало впечатление, что это трупы молодых людей. Трупы лежали так тесно один возле другого, что отделить их было невозможно, а когда он попробовал их поднять, они оказались легкие как воздух. Он говорил также, что там были четыре круглые шахты, полные человеческих трупов, и что все это место было загрязнено летучими мышами. Он заметил также, что там были погребены и различные животные. И еще говорил, что нашел кусок ткани примерно с локоть длиной; белоснежная хлопчатобумажная материя, вышитая шелком, была свернута в форме тюрбана, а когда он ее развернул, там оказалась мертвая чайка, не утратившая ни перышка, словно она только что испустила дух... Из упомянутого помещения со сводчатым потолком можно было попасть в самую верхнюю камеру пирамиды, туда вел коридор шириной в пять шагов, но без ступеней... Этим коридором во времена аль-Мамуна можно было дойти до узкого прохода, где и была найдена упомянутая гробница".

"Квадратная комната со сводчатым потолком" в великой пирамиде действительно есть, это так называемая пустая камера (ошибочно именовавшаяся "усыпальницей царицы"). Правда, в ней нет угловых дверей, а есть входы в две шахты. Из нее можно было попасть "в самую верхнюю камеру пирамиды", то есть в усыпальницу Хуфу.

Абд аль-Лятиф в "Повествовании о Египте" записал:

"Пирамиды построены из огромных камней от десяти до двадцати локтей длины, от двух до трех локтей высоты и такой же ширины. Но особенно восхищает удивительная тщательность, с какой эти камни обтесаны и уложены. Плиты так хорошо пригнаны, что между ними нигде нельзя просунуть ни иголки, ни волоска. Соединены они строительным раствором слоем не толще листка бумаги; не знаю, что это за раствор, состав его мне совершенно неизвестен. Камни покрыты древними письменами, которые ныне уже никто не может прочесть. Во всем Египте я не встретил никого, кто бы сказал, что умеет читать это письмо или знает такого человека. Надписей тут великое множество, и если бы у кого-нибудь возникло желание переписать только те из них, что видны на поверхности этих двух самых больших пирамид, он заполнил бы ими свыше десяти тысяч страниц".

Наконец, уже в четырнадцатом веке, накануне широкого знакомства с пирамидами и рассказами о них в средневековой Европе, Ибн-Халдун, еще один арабский автор, писал:

"Знай, что все творения древних народов возникли единственно благодаря ремесленной сноровке и слаженному труду множества рабочих. Лишь так могли быть построены эти памятники и здания. И потому нельзя считать, подобно непосвященным, будто все дело в том, что наши предки сильнее нас. Человеческие существа в этом отношении отличаются друг от друга не в такой мере, как их памятники и постройки. Рассказчики воспользовались этим сюжетом и использовали его, чтобы наполнить свои истории преувеличениями. Они не поняли, что только благодаря высшей общественной организации и ремесленной сноровке построены эти гигантские памятники, и потому приписывали их создание силе и способностям, которые, по их мнению, люди древности черпали из мощи своих тел, но это не так".

Создается впечатление, что арабские авторы увидели пирамиды по-своему, не так, как позднее увидели их европейцы, и не так, как увидели их античные авторы. Откуда, к примеру, взялось свидетельство Масуди о нержавеющем металле и гибком стекле, то есть пластмассе? Можно лишь гадать. Ведь пластмасса стала известна спустя столетия после Масуди. Выходит, была цивилизация и до пирамид - может быть, та самая цивилизация атлантов, о которой поведал Платон?

И во времена не столь отдаленные мы находим свидетельства в пользу существования некогда Атлантиды, оставившей человеку будущего искусство строить города и окружать их каналами (кольцами) так, как это делали атланты.

* * *

События на нашей планете связаны с движением светил. Это знали древние мудрецы, которых мы называли египетскими жрецами. Это начинает понимать современный человек, несмотря на то что для науки в целом и для большинства ученых это остается тайной за семью печатями. Неудивительно: еще в прошлом веке наука отрицала метеориты, сам факт падения на землю камней с неба подвергался осмеянию. В Древнем Египте никто, вероятно, не поверил бы, что понадобится несколько тысяч лет, чтобы человечество снова пришло к очевидной истине, ведь там, на берегах Нила, не только знали об астероидах и метеоритах, но были изобретены и специальные иероглифы для их обозначения на письме.

Жрецы были правы, когда рассказывали о том, что небесные тела (прежде всего астероиды) уклоняются от своего небесного пути и тогда все живое на земле уничтожается огнем. Этот небесный огонь, по их словам, уничтожил и Атлантиду. Я назвал небесное тело, вызвавшее катастрофу и всемирный потоп двенадцать тысяч лет тому назад, Саисским астероидом. Город Саис был центром древней мудрости и знаний. Мне посчастливилось найти доказательства: возраст грунта, в котором погребены туши и кости мамонтов на самом большом якутском кладбище, таков же - двенадцать тысяч лет. Под ним гораздо более старые слои. Более того, верхний молодой грунт не что иное, как вулканический пепел. Откуда он попал сюда, если поблизости нет вулканов? Издалека, точнее - из Атлантики. Ибо даже на дне озер Ирландии остался доныне ил того же возраста - двенадцать тысяч лет. Именно в Атлантике упал Саисский астероид, пробив тонкую океаническую кору, буквально выжав из недр фонтан магмы, которая смешалась с водой и разорвалась, распылилась. Затем примерно на этой широте ураганные ветры тропосферы и стратосферы отнесли гигантские темные тучи на восток, почти до Тихого океана. Прошли невиданные по силе грязевые ливни, переполнившие реки. Волны селей высотой в десятки метров прокатились по долинам, мамонты утонули, вместе с ними погибли другие травоядные животные и хищники, их преследовавшие.

В наблюдении звезд и светил древние обладали неизвестными нам секретами. Они, скорее всего, лучше нас знали и жизнь океана. Не может не вызвать изумления тот факт, что за три дня до катастрофы, уничтожившей остров Санторин в Средиземном море, началась эвакуация, и люди успели захватить с собой драгоценности. Это было намного позднее Атлантиды, во втором тысячелетии до нашей эры. Представить подобное в наши дни невозможно! Об этом свидетельствуют трагические события в Мексике, Армении, Средней Азии и других регионах планеты.

Все меняется. Меняется и само время, подчиняясь движению на небе. Более двух тысяч лет человечество было осенено знаком Рыб. По законам расположения звезд теперь пришла очередь Водолея.

* * *

Изменилась со времен Атлантиды и география земного шара. Океан вздыбился, первая волна, вызванная ударом, воспринималась бы с современного спутника как феномен космического масштаба: стена воды высотой с километр, украшенная многокилометровым поясом пены, а ближе к центру - багровое свечение, огонь, кольцо тьмы. Эта волна двинулась сразу ко всем побережьям, сметая все и вся, она не один раз обежала мировой океан, всюду неся смерть. Почти никаких следов цивилизации атлантов не осталось. Лишь потомки атлантов, восточные атланты, начали второй виток цивилизации в Малой Азии и несколько южнее. Я назвал этот регион Восточной Атлантидой. Он был обязан своим возникновением колонизации атлантами, о которой писал Платон. Атланты владели некогда Египтом, Этрурией (Тирренией), Средиземноморским побережьем, возможно - Малой Азией, Эдемом - библейским раем, где было известно дерево жизни, дававшее бессмертие. Мы все до некоторой степени потомки атлантов. Прошли многие тысячелетия, и только тогда на Крите и Санторине вновь появились некоторые черты культуры атлантов благодаря относительной изолированности этих морских заповедников. Но не стоит смешивать минойскую культуру Крита с Атлантидой. Ведь эти районы были хорошо известны египтянам, и они не могли отождествлять их с Атлантидой. Это все равно, как если бы коренной москвич назвал Атлантидой Крым, Тамань или Жигули. (Впрочем, и подобные попытки делались неоднократно.)

После погружения Атлантиды на дно в результате проседания океанской коры Гольфстрим, это главное теплое течение нашей планеты, получил выход на северо-восток, к Скандинавии. Раньше архипелаги Атлантиды перегораживали этот путь, и теплая вода направлялась южнее - к Гибралтару. Именно этот южный вариант Гольфстрима сделал возможной колонизацию Европы и Передней Азии атлантами намного раньше указанного Платоном срока. Отсюда возникла легенда о кроманьонцах - рослых людях, мгновенно открывших музыку, письменность, приручивших животных, построивших первые дома и поселки, сделавших все главные открытия на тысячелетия вперед. Ученые между тем теряются в догадках, откуда они сразу появились в Европе (в нынешней Испании и затем во Франции). До сих пор самые рьяные приверженцы эволюции ставят цель непременно найти обезьяну, из которой развился кроманьонец в течение если не тысячи, то хотя бы трех тысяч лет. Задача эта, прямо скажем, невозможна, потому что кроманьонец превосходит даже современного человека не только ростом и физическим развитием, но и объемом мозга и творческими возможностями. Цветные росписи пещер (и это не жилища кроманьонцев, как думают некоторые, а места сборов и тренировок юношей) до сих пор сохраняют все признаки искусства гениев живописи: звери на этих картинах не только бегут, но и издают звуки - таков поразительный эффект настоящей живописи, недоступной пониманию современного искусствоведа. И только позднее в Этрурии мы найдем отголоски великих тайн атлантов и кроманьонцев. Остальное еще предстоит открыть.

Кроманьонцы жили приблизительно вдвое-втрое дольше неандертальцев, которых они впоследствии сменили. Секрет долголетия даровала сама природа. До потопа океан был иным. Подводные луга тоже. Моллюски, которыми питались на побережьях, содержали редкие элементы, особые вещества. Атланты пользовались этим, возможно, сознательно.

Кроманьонцы - первые европейцы, и они же восточные атланты, - оставили своим недогадливым потомкам неповторимое искусство. Росписи в Кунгурской пещере, изображения колесниц в Монголии (второе тысячелетие до нашей эры), арийское искусство Средней Азии... Лишь волна тюркского нашествия уничтожила следы этого стиля и памятники. Дикая степь пришла на смену потомкам атлантов. Этот процесс начался в первые века нашей эры, но еще в пятнадцатом веке Хорезм и другие районы Средней Азии и Казахстана сохраняли общность со своими европейскими родичами.

Потомки атлантов-кроманьонцев, пережившие катастрофу, стали ниже ростом, обрели качества выживания в суровых условиях среды после потопа. Но душа человека бессмертна. Кроманьонский матриархат отмечен статуэтками Богини-Матери, которые во множестве находят археологи. Богиня-Мать напомню - происходит из Атлантиды. Там, в земной своей жизни, она была необыкновенно красивой женщиной. Ее титул - королева Атлантиды. Она восседала на троне в пурпурном платье с головной накидкой. Подлокотники трона были выполнены в виде леопардов. Именно так, много позднее, спустя примерно пять тысяч лет, выполнена скульптура Матери богов в Малой Азии. Это лишь копия с оригинала атлантов, который увековечил королеву Атлантиды. Правда, наряд ее в королевских покоях был иным: он включал головное украшение, напоминавшее венок и корону одновременно.

Культ Богини-Матери с младенцем на руках привел в Древнем Египте к поклонению женскому божеству, которое впитало и атлантические, и местные традиции. Так родился образ Исиды (Изиды). Отсутствовавшая сначала на древнегреческом Олимпе Афродита - Богиня-Мать малоазийцев (ее пригласил на Олимп Зевс) - тоже произошла от королевы атлантов и в духовном плане тождественна ей. Незримые нити традиций атлантов тянутся из глубин тысячелетий в наши дни.

АМБРОЗИЯ - ЭЛИКСИР БЕССМЕРТИЯ

Американский атлантолог Донелли в прошлом веке утверждал, что мифы о богах отражают реальность эпохи Атлантиды. И Олимп, и Асгард светят ее отраженным светом. Один из главных мифов посвящен амброзии и нектару - пище богов. Они давали богам бессмертие.

Голуби приносили амброзию с берега океана. Из сочинений философа античности Платона со всей очевидностью следует, что ему был хорошо знаком Атлантический океан, где он и помещал Атлантиду. О ней рассказал ему Солон, его родственник, который был в Египте и знал об этой удивительной земле от жрецов. В те времена жрецы были хранителями знаний, и их ученость не подлежит сомнению: так, у них было два иероглифа для обозначения астероидов и метеоров, тогда как в Европе рассказы очевидцев о камнях, падающих с неба, вызывали насмешки, как мы помним, вплоть до начала прошлого века.

Герой шумерского эпоса Гильгамеш узнает о цветке вечной молодости, который растет на дне моря. Он достает его со дна, но не успевает воспользоваться секретом богов: змея похищает этот цветок, когда Гильгамеш беспечно засыпает на берегу.

Свидетельства арийского круга также говорят об эликсире бессмертия. Это амрита, которая найдена на дне океана. Оказывается, не все дороги ведут в Рим. Дороги бессмертия определенно ведут к берегу океана и даже на его дно. Естественно поэтому назвать то, что так долго ищет человек, главным секретом океана.

Но если мифы или хотя бы часть из них - это реальность Атлантиды, то не остается ничего другого, кроме как выяснить возможности атлантов, условия их жизни и постараться провести линию, соединяющую их и их потомков кроманьонцев, появившихся несколько десятков тысяч лет назад в Европе и расселившихся на территории Азии вплоть до Дальнего Востока.

Само выражение "реальность эпохи атлантов" нередко встречает категорическое отрицание в научных или околонаучных кругах. Таким образом, с признанием не везет не только небесным камням, но и целому архипелагу древности, вполне земному, хотя и оставившему след на небе, а также истории о богах и их бессмертии, ибо древнегреческий мудрец Платон писал о божественном происхождении народа, населявшего двенадцать тысяч лет назад и ранее острова в Атлантическом океане.

В юности я верил в Атлантиду Платона, повторяя путь многих романтиков; позднее обнаружилось, что слово "вера" здесь неуместно, поскольку без Атлантиды просто невозможно объяснить и понять главные закономерности минувшего и настоящего.

Во-первых, нельзя объяснить практически мгновенное вымирание многих видов крупных животных - и прежде всего мамонтов - именно тогда, когда, по данным Платона, Атлантида погибла, погрузившись в океанскую пучину, то есть двенадцать тысяч лет назад.

Во-вторых, нельзя понять глобальные явления геофизического плана, и в частности стремительное таяние ледника километровой толщины, покрывавшего значительную часть Европы до Валдая и Альп включительно. Ничего подобного в истории планеты до этого мы не знаем: миллионы квадратных метров суши и морей освободились от ледового панциря за две-три тысячи лет, тогда как при обычном ходе событий на это потребовалось бы в десятки раз большее время. Почти мгновенно (по геологическим масштабам) изменился и климат Земли; очертание береговой линии океанов и морей стало иным, уровень океана поднялся на десятки метров.

В-третьих, никак не удается без знании об Атлантиде объяснить многие и многие черты сходства культур Америки и Старого Света.

Но - достаточно проблем; один лишь их перечень может занять целую книгу, которая, однако, вряд ли убедит иных ученых и мудрецов, привыкших к известному афоризму: "Этого не может быть потому, что не может быть никогда". Борясь с чудесами вообще и с чудом Атлантиды в частности, они умудряются не замечать, что гораздо большим чудом является как раз то, во что они верят: будто бы в Малой Азии на пустом месте возникли центры культуры за период жизни всего лишь нескольких поколений и люди вдруг за тысячу и даже менее того лет научились строить поселки - почти города, приручили животных, узнали более десятка видов культурных растений, стали сооружать храмы с колонными портиками, обрабатывать металлы и совершили ряд поразительных открытий, так что потом вся человеческая цивилизация уже в течение многих тысячелетий лишь пользовалась всем этим, почти ничего не добавляя своего. И произошло все якобы вполне закономерно. Хотя до этого ничуть не удивляющего их процесса-скачка предки человека и гоминиды разных видов несколько миллионов лет бродили по планете как звери, издавая лишь нечленораздельные звуки и используя камни и палки для охоты на себе подобных.

Между тем наука об Атлантиде - атлантология - знает ответы на сформулированные выше вопросы и множество других, еще более сложных.

Полулегендарное царство Иоанна, напомню, располагалось в Центральной Азии - там, где нередко ищут Шамбалу. Сам Иоанн - царь и пресвитер одновременно, ибо он исповедовал христианство и писал письма папе римскому, - фигура, известная средневековым европейским хронистам, а наш современник профессор Л. Гумилев посвятил его государству монографию. Впрочем, историк объявил многое из написанного об Иоанне и его подданных вымыслом и развенчал это царство-государство. В чем-то с ним можно согласиться, возразив, однако, что рассказанное и записанное почти тысячу лет назад отражает правду более раннего времени, задолго до Иоанна.

Уместно вспомнить о фонтане с живой водой, который был при дворе Иоанна. Достаточно было приложиться к источнику, чтобы произошла сказочная метаморфоза: глубокий старец вскорости становился молодым. В наши дни не найти аналогий этому способу омоложения, и средства, которыми располагает геронтология, даже не напоминают живой воды. Тайна человеческого бессмертия остается тайной. А над ней высится самая высокая пирамида книг и рукописей, ей посвященных - и пока не дающих ответа. И все разговоры на эту тему не красноречивей простого молчания.

Но если нельзя указать рецепты живой воды, молодильных яблок и шапки-невидимки (в стране пресвитера Иоанна невидимым человека делал орлиный камень в перстне), то нельзя ли хотя бы наметить пути, ведущие к такого рода чудесам, и прежде всего к тайне бессмертия? Мифы так красочно описывают эликсир бессмертия наряду с тайной первого факела, зажженного Прометеем, что невольно испытываешь доверие. К тому же для большинства людей интересно не бессмертие, а продление жизни, а это совсем другое дело; и некоторые рецепты можно написать хоть сейчас, используя современную терминологию. Отметим пока совпадение: пост накануне приема живой воды из фонтана вполне соответствует наблюдениям современных геронтологов, установивших, что животные, выдержавшие в молодом возрасте неопасное для жизни ограничение рациона, живут дольше. Не будем упрекать геронтологов в том, что наблюдения эти относятся к лабораторным мышам: важен сам принцип.

Если так - пора вернуть утраченный рецепт эликсира бессмертия.

Прелюдией к этим попыткам можно считать мое участие в работе, посвященной тритию. Протий, дейтерий, тритий - изотопы водорода в порядке возрастания атомного веса: самый последний из них и самый тяжелый. Именно он изменяет жизнь клеток живых организмов. Это изменение напоминает действие живой воды. Факт тем более удивителен, что дейтериевая вода, наоборот, может быть названа мертвой - она враг всего живого. Мертвая вода известна всем как тяжелая вода, хотя по удельному весу она легче тритиевой. Даже автор этих строк, по образованию радиофизик с ученой степенью, некогда считал, что чем тяжелее вода, тем хуже для организма (на этом настаивал и поголовный поиск именно легкой воды). Оказалось - нет. Живая вода содержит тритий. Не будем говорить о деталях просто потому, что эта вода вряд ли вообще будет доступна человеку, которому уже приходится тратить немалые деньги просто за экологически чистую воду на основе протия, несмотря на то что она тысячелетиями давалась ему бесплатно. Однако именно источники воды, содержащей тритий, вошли, вероятно, в предания, а оттуда, например, в поэму А. Пушкина "Руслан и Людмила", следовательно, нужно признать - они отражают реальность. (Да, тритий радиоактивен. Но ведь и радоновые ванны помогают человеку благодаря радиации.)

По мнению знаменитого австрийского физика Э. Шредингера, все живое похоже на апериодический кристалл. Этот кристалл жизни подвергается своеобразной бомбардировке: его атакуют молекулы и атомы внешней среды и внутренней среды самого организма, и тем сильнее, чем выше температура. Ведь их энергия растет со скоростью движения, а та, в свою очередь, связана с температурой. У Л. Толстого есть короткий рассказ для детей с характерным названием: "От скорости - сила". Некоторая вольность формулировки с точки зрения физики все же дает яркое представление о происходящем в мире молекул.

Жизнь противостоит ударам энтропии благодаря тому, что ее упорядоченные, почти кристаллические структуры подчиняются принципам квантовой механики. Возмущения не опасны, если только они не превосходят некоторого уровня. Но когда происходит превышение порога - тогда тот или иной апериодический кристалл переходит в другое состояние. Таких состояний, когда живое еще остается живым, может быть много. Но чем больше времени, тем больше вероятность разрушения.

Броуново движение - пляска пылинок среди подвижных молекул воды - это простейший образ, аналог разрушения и частичек организма, всего живого в конечном счете. Чтобы умерить подобные температурные "судороги", следует взять более тяжелые пылинки или частицы.

Таков общий ход рассуждений. Но чем заменить молекулы, входящие в белки? Ответ только один: другими молекулами. Допускает ли жизнь такую подмену? Да. Более того, в зависимости от поглощаемых веществ, содержащихся в почве и воздухе, состав растений все время меняется вопреки усилиям экологии. Меняется и состав других организованных структур жизни, конкретнее - человека. Но тогда уж пусть эти изменения будут полезны и направлены на совершенствование и устойчивость, на продление жизни или - в идеале - на бессмертие.

Атомы теллура намного тяжелее атомов серы, входящей в аминокислоты, но теллур очень ядовит. Смертельные дозы теллура и селена, которыми можно было бы заменить серу, измеряются миллиграммами. Более того, еще до создающейся опасности жизни появляются совсем неожиданные признаки разрушения. Например, отмечен кариес у тех, кто живет в так называемых селеносодержащих провинциях (растения там характеризуются повышенным содержанием селена). Эти нежелательные проявления превосходят средние показатели. С другой стороны, тот же селен способен восстанавливать хромосомы.

И селен, и теллур способны замещать серу в различных структурах жизни. Вместе с тем эти элементы намного тяжелее серы (особенно последний), и можно было ожидать от них положительного эффекта в плане продления жизни.

Квантово-механический подход показывает, что очень небольшую часть серы в организме все же можно заменить теллуром, оставаясь далеко за опасной для жизни зоной. Реальная продолжительность жизни человека при этом может составить около 160 лет, максимально возможная - до 800 лет. Эту последнюю цифру и надо, вероятно, принять за предел.

Селен, например, является антиоксидантом, антиокислителем, то есть препятствует сгоранию и разрушению молекул жизни в присутствии так называемых активных радикалов, в том числе атомарного кислорода. Поясню: старый телеграфный столб становится серым, в дереве возникают трещины из-за действия кислорода и дождей, содержащих перекись водорода (один из самых сильных окислителей). То же - по крайней мере, в первом приближении происходит и с человеком.

Одновременное использование в микродозах селена в принципе может способствовать продлению жизни, хотя теллуру с не меньшей эффективностью сопутствуют другие "антиокислители" и "антисжигатели" клеток. Мне удалось их выявить, изучая саму природу, ее защитные механизмы. На чем основана стратегия защиты пшеничного зерна? Какая программа заложена в желуде, в ячменном или рисовом зерне? На подобные вопросы ответила сама природа, но эти решения нужно было усовершенствовать. И еще: они должны быть перенесены на другой уровень, на уровень такого сложного организма, как человек. Несчетное множество программ защиты - это лишь рабочий материал. Образно говоря, тут нельзя было отделить зерно от плевел, так как последние тоже имеют отношение к самой защите. Вспомним, что яблоко без кожуры хранится совсем недолго. Эта аналогия очень полезна: не спешите чистить картошку, яблоки, мыть фрукты вообще, покупать рафинированное масло вместо отечественного с легким осадком. Не злоупотребляйте мылом и особенно так называемыми омолаживающими кожу кремами. В последнем случае уместно пояснение: кожа - это культура клеток, изнежить которую - значит уничтожить.

Сказанное выше, думаю, помогает понять, почему глубоко дышать обычно вредно. Дышать нужно так, как дышит сам организм. Пробежки по одному и тому же маршруту, причем регулярные, - верный путь к инфаркту, к окислению тканей сердца. Но и сама жизнь в некотором роде приводит к смерти, как заметили геронто-логи и негеронтологи.

Человек вступает в эру бессмертия - наступившая Эра Водолея предоставляет такую возможность. И мы должны прежде всего научиться не укорачивать жизнь, как отмечено теми же геронтологами. Вторая ступень применение эликсира бессмертия (полагаю, внимательный читатель уже успел найти положительный ответ на вопрос о его существовании), фигурально выражаясь, тайна, покрытая мраком неизвестности, уступает свои границы. Постепенно убеждаешься, что наряду с теллуром занимают достойное место другие элементы, которые и экранируют и защищают организм. Вместе с тем они расширяют диапазон квантования уровней состояния живых структур, уменьшают вероятность необратимых изменений, а порой и сами необратимые изменения превращают в обратимые. Такова стратегия борьбы с энтропией. Подсчитано количество таких элементов - шестьдесят четыре вместе с самим теллуром. Легко запоминается - столько же клеток на шахматной доске.

Главная тайна жизни (новое об амброзии)

В состав нервных клеток нейронов входят тончайшие, полые внутри нити, по которым устремляются электрические сигналы, импульсы. Скорость их распространения измеряется долями секунды. Нити эти называются аксонами. Они и сейчас еще у многих специалистов вызывают очевидную ассоциацию с электрическими проводниками. Но все течет, все изменяется. Эта древняя истина оказалась почти магической формулой нейрона - ведь по полым внутри аксонам действительно текут, бегут потоки. И несут они кроме обычных органических молекул еще и генетическую информацию, заключенную в рибонуклеиноеых кислотах. Многие медики еще не знают, что именно эта функция нейронов самая важная. Процесс передачи генетической информации требует не долей секунды, а минут и даже часов и раскрывает, на мой взгляд, главную тайну жизни - ведь в любом развитом организме этот процесс является самым существенным: микропотоки веществ в нитях-аксонах создают как бы второе наше материальное тело. А оно, в свою очередь, объединено с биополем. Это вполне согласуется со взглядами академика медицины В. П. Казначеева, уделяющего такое большое внимание опытам, в которых человек, например, может на расстоянии изменять показания электронных часов.

Само расположение нейронов не случайно. Оно, как можно думать, определяется полем. А отсюда - лишь один шаг до невероятной на первый взгляд теории восстановления нейронов, утрачиваемых организмом с возрастом. Да, одни нейроны не могут порождать другие. Но в энергетических узлах поля даже после гибели нервных клеток остается память о них. И ее нужно материализовать! Теория материализации нейронов в живом организме была создана мной несколько лет назад, но только в 1997 году удалось создать условия для эксперимента.

Приступая к эксперименту, я знал, что он будет длительным. Ведь за месяц восстанавливается всего один процент общего числа нейронов, которые были даны человеку при рождении. Допустим, вам 55 лет и у вас осталось тридцать процентов нервных клеток. Чтобы, образно говоря, состоялось второе рождение такого человека, понадобится семьдесят месяцев - ведь ему нужно добавить именно семьдесят процентов нейронно-клеточного потенциала. На это уйдет почти шесть лет. Такой ответ давала теория. Но практика преподнесла сюрприз. Начиная с декабря 1998-го увеличение, рост нейронов (именно их количества) намного обогнали теоретически ожидаемые. Словно закрутился фильм в ускоренном темпе. Это озадачило меня и даже немного испугало. Опыт опровергал теорию. Что же будет дальше? Хотя я работал в новой для меня области исследований (да и не только для меня), по складу интеллекта я теоретик. Окончив в свое время радиофизическую аспирантуру и защитив диссертацию, навсегда привык к мысли о том, что если теория и практика расходятся, то где-то допущена ошибка. А данные расходились: нейронов прибавлялось как минимум втрое-вчетверо больше, чем следовало. Этот драматический ход событий заставил меня углубиться в тщательное изучение всех опубликованных данных - уже вторично я штудировал все, что известно науке на сегодняшний день. Мое внимание привлекли кривые убывания нейронов, полученные еще в начале нашего века. Среди них я нашел странные результаты, которые современные исследователи почему-то игнорировали и даже "подкорректировали". По современным данным выходило: нейроны убывают равномерно. По старым результатам, полученным путем исследования кусочков растертой в ступке мозговой ткани, все было не так. Примерно до тридцатилетнего возраста нейроны убывали быстро, затем - гораздо медленнее. Помню я вскрикнул от изумления, когда сопоставил мою кривую роста количества нейронов с той, старой, давно уже исправленной нынешним поколением исследователей. Обе кривые - моя и та - повторяли друг друга, только были словно зеркальными. Там время шло к старости, на моем же графике, наоборот, - к молодости.

Да, в тридцать лет с небольшим происходит перелом. Так можно объяснить, что некоторые люди от тридцати до пятидесяти довольно мало изменяются внешне. Ну а в моем эксперименте все было наоборот. Время было обращено вспять, к началу начал жизни. И вместо ускоренного убывания, гибели нейронов я получил ускоренное их восстановление. Для меня это был самый поразительный этап исследований на себе самом.

Как же события развивались дальше? Я рассчитывал хотя бы частично скомпенсировать гибель нейронов в первые два года. Оказалось: уже в июне 1999-го был восстановлен полный набор всех моих нейронов. Я как бы родился снова именно в июне 1999-го. Говорят, что это отразилось на внешности. Так утверждает, например, доктор Б. Лосев, наблюдавший за мной все это время. Но внешние изменения не означают, что человек становится ребенком. Происходит нечто более важное: восстанавливается нейронный потенциал и примерно в том же отношении - потенциал жизни. Она начинается снова!

После того как я разобрался в причинах сюрприза, возникла мысль изменить финал эксперимента. Вместо стопроцентного набора нейронов получить несколько большее количество. Удалось определить допустимые границы большое увеличение сверх данного когда-то природой не допустимо, даже крайне опасно, с моей точки зрения. Но если выбрать оптимальный вариант именно для меня... И я пошел по этому пути. Да, я чуть улучшил мой организм, я подарил ему те немногие проценты нейронов, которые можно подарить с оглядкой на природу-мать. И это тоже не соответствовало первоначальному замыслу и теории. Но я пошел и на это. Уникальный случай нельзя было упустить.

ВАЗЫ ИЗ АТЛАНТИДЫ

Вазы из Атлантиды, по всей видимости, существуют. Их нашел Генрих Шлиман, который до этого открыл Трою - древний город в Малой Азии, описанный слепым певцом Гомером. Трою считали выдумкой. Шлиман блестяще опроверг подобное мнение ученых и многих обывателей, раскопав руины города. На раскопках с ним была его жена, гречанка Софья Энгастроменос. После потрясающих находок, не имеющих равных в истории археологии, у супругов родился сын Агамемнон, названный так в честь одного из героев гомеровского эпоса.

Сын Агамемнона - Пауль Шлиман имел ученую степень доктора наук. Через двадцать два года после смерти своего прославленного деда Пауль опубликовал в "Нью-Йорк Америкэн" сенсационную статью:

"Мой дед Генрих Шлиман за несколько дней перед смертью, которая наступила в 1890 году в Неаполе, передал одному из своих лучших друзей запечатанный конверт со следующей надписью: "Разрешается вскрыть только тому из членов семьи, который поклянется, что посвятит свою жизнь упомянутым здесь поискам".

За час до кончины дед попросил листок бумаги и карандаш. Дрожащей рукой он написал:

"Секретное примечание к запечатанному конверту. Ты должен разбить вазу с головой совы, рассмотри ее содержимое. Оно касается Атлантиды. Веди раскопки в восточной части храма в Саисе и на кладбище Шакуна. Это важно. Найдешь доказательства, подтверждающие мою теорию. Приближается ночь прощай".

Он велел передать это письмо своему другу, который сдал его на хранение в один из французских банков. После нескольких лет учебы в России, Германии и на Востоке я решил продолжить дело моего знаменитого деда. В 1906 году я дал клятву и сорвал печать. В конверте находились снимки и многочисленные документы. Вот содержимое первого из них:

"Тот, кто это откроет, должен дать торжественную клятву, что будет продолжать работу, которую я оставил незаконченной. Я пришел к выводу, что Атлантида была не только крупным материком между Америкой и западным побережьем Африки и Европы, но и колыбелью всей нашей культуры. Специалисты уже достаточно спорили по этому поводу. Одни придерживаются мнения, что предания об Атлантиде - это просто выдумка, построенная на основе отрывочных сведений о всемирном потопе за несколько тысяч лет до Рождества Христова. Другие же считают их историческим фактом, однако не имеют возможности доказать это. В прилагаемых материалах содержатся документы, записи исследований, а также различные доказательства, которые, по-моему, следует учитывать. Кто хочет узнать их лучше, должен обязаться, что будет продолжать мои исследования, чтобы по мере возможности достичь цели, во-первых, используя факты, которые я даю ему в руки, а во-вторых, не держа в секрете то, что я совершил это открытие. Французский банк после предъявления прилагаемой расписки выдаст переданную ему на хранение сумму, которой вполне достаточно для расходов, связанных с исследовательскими работами. Пусть Всемогущий благословит это важное дело! Генрих Шлиман".

Далее Пауль Шлиман цитирует еще один документ своего деда:

"Во время раскопок в 1873 году на развалинах Трои в Гиссарлыке, когда я открыл во втором слое "клад Приама", то нашел в нем необычного вида бронзовую вазу. В ней находились глиняные черепки (древней вазы. - В. Щ,), мелкие золотые изделия, монеты и предметы из окаменелых костей. На некоторых из них, как и на бронзовой вазе, была надпись, сделанная египетскими иероглифами: "От царя Хроноса из Атлантиды".

В другом документе Генриха Шлимана сказано:

"В 1883 году я обнаружил в Лувре коллекцию предметов из раскопок в Тиагуанако в Центральной Америке. Среди них я нашел такой же формы глиняные черепки (древней вазы. - В. Щ.), сделанные из того же материала, а также предметы из окаменелых костей, точно такие же, как и в бронзовой вазе из "клада Приама". Это сходство было не случайным. Вазы из Центральной Америки не были похожи на финикийские, и на них не было никаких надписей. Я еще раз проверил бывшие у меня предметы и убедился, что надписи на них были более позднего происхождения.

Я постарался достать такие же предметы из Тиагуанако и исследовал их химическим путем, а также изучил под микроскопом. Это подтвердило, что хотя обе вазы - и ваза из Центральной Америки, и ваза из Трои - были сделаны из одной и той же глины, однако этот материал был не из древней Финикии и не из Центральной Америки. Анализ металлических предметов подтвердил, что они состоят из платины, алюминия и меди, то есть сплава, который прежде не встречали среди предметов древних культур и который не известен и доныне. Таким образом, в двух странах, расположенных на большом расстоянии друг от друга, были обнаружены предметы из одинакового материала и, что не подлежит ни малейшему сомнению, одинакового происхождения. Эти вещи происходили не из Финикии и не из Центральной Америки.

Каков же вывод?

Они попали в разные страны из одного и того же источника. А надпись на принадлежавших мне предметах указывает этот источник - Атлантида! Это необычайное открытие заставило меня удвоить усилия. В Петербурге в музее я нашел старый свиток папируса времен царствования фараона Сента из второй династии, от 4571 года до Рождества Христова. Этот папирус содержит описание экспедиции фараона "на запад" в поисках следов "страны Атлантис", откуда 3350 лет назад прибыли предки египтян. Экспедиция вернулась через шесть лет, не встретив никакого материка и не найдя каких-либо следов, которые рассказали бы о судьбе исчезнувшей страны. В другом папирусе из того же музея, принадлежавшем перу египетского историка Манефона, указывается период 13 900 лет, предшествующий времени царствования мудрецов из Атлантиды. Таким образом, папирус уточняет, что история Египта началась 16 000 лет назад. Обнаруженная много на Львиных воротах в Микенах надпись говорит, что Мисор, от которого произошли египтяне, был сыном египетского бога Тота. А Тот, в свою очередь, - сыном жреца из Атлантиды, влюбленного в дочь царя Хроноса, в связи с чем, вынужденный бежать из Атлантиды, он после долгих странствий прибыл в Египет. Именно он построил первый храм в Саисе и передал людям знания, приобретенные в родной стране. Эта надпись имеет исключительное значение, и я до сих пор держал ее в тайне".

Пауль Шлиман опубликовал также концовку, на наш взгляд, важнейшего свидетельства Генриха Шлимана:

"Одна из таблиц, которую я выкопал в Трое, содержит трактат египетских жрецов в области медицины, посвященный хирургическому удалению катаракты и опухоли внутренностей. Подобный способ лечения я обнаружил в одной из японских рукописей в Берлине, автор которой получил его от какого-то ацтекского жреца в Мексике. Жрец изложил его на основании старой рукописи.

Кроме того, я пришел к выводу, что ни египтяне, ни майя, создатели доацтекской центральноамериканской культуры, никогда не были хорошими мореплавателями, никогда не имели судов, на которых можно было пересечь Атлантический океан. С полной уверенностью мы можем также сказать, что и финикийцы не сумели бы наладить связь между странами двух полушарий. Но сходство между египетской культурой и культурой майя настолько велико, что его нельзя считать случайным. Таких случайностей не бывает. Не исключена возможность, что когда-то, как гласят легенды, существовал огромный континент, соединявший так называемый Новый Свет со Старым. Это была Атлантида. Ее жители основали в Египте и в Центральной Америке свои колонии".

"Там были и другие записи и важные доказательства, - сообщал Пауль, однако оставалось в силе недвусмысленное требование сохранить все это в тайне до тех пор, пока я полностью не выполню инструкции своего деда и не закончу исследований". И далее Пауль заявлял:

"В течение шести лет я неутомимо работал в Египте в Центральной Америке и в различных археологических музеях мира. Я открыл Атлантиду, обнаружил факты, подтверждающие, вне всякого сомнения, былое существование этого мощного государства, от которого берут начало все цивилизации исторических времен.

Я хочу еще сообщить о том, что случилось, когда я прочитал документы Генриха Шлимана.

Прежде всего я отправился в Париж, чтобы найти эту сохраняемую в тайне коллекцию. Ваза с головой совы была необыкновенной, уже на первый взгляд исключительно древнего происхождения; на ней я прочитал надпись финикийскими буквами: "От царя Хроноса из Атлантиды". Несколько дней я колебался, должен ли я разбить ее, учитывая то, что мой дед в последние минуты своей жизни мог написать это письмо, будучи не вполне в сознании. Однако в конце концов я разбил эту вазу и нисколько не удивился, когда на ее дне нашел четырехугольную бело-серебряную металлическую пластину, очевидно, монету, с замысловатыми фигурками и знаками, не похожими на обычно встречающиеся иероглифы или письмена. Они были на одной стороне, с обратной стороны была сделана надпись древнефиникийским шрифтом: "Выдан в Храме прозрачных, стен". Каким образом этот металлический предмет попал в вазу? Ее горлышко слишком узко, чтобы пластину можно было вложить туда сверху.

Если ваза была сделана в Атлантиде, то монета должна происходить оттуда же. В результате исследований я установил, что надпись нанесли после чеканки фигур на передней стороне пластинки. Каким образом - остается для меня загадкой.

Кроме того, я нашел в коллекции и другие предметы, которые, судя по данным моего дедушки, тоже должны были происходить из Атлантиды. Среди них был перстень из того же удивительного металла, что и монета. Были там также необыкновенный слон из окаменелой кости, древняя ваза и другое. В вазе был план, с помощью которого египетский капитан вел поиски Атлантиды. Об остальных предметах я ничего не скажу, выполняя пожелание моего дедушки.

Ваза с головой совы, древняя ваза, ваза из бронзы и перстень имели финикийские надписи, но на слоне и на монете их не было.

Я выехал в Египет и начал раскопки в саисских развалинах. Долгое время они были безрезультатными. Но вот однажды я познакомился с египетским стрелком, который показал мне коллекцию старых монет, найденную в усыпальнице жреца времен первой династии. Кто сумел бы описать мое изумление, когда в этой коллекции я узнал две монеты, почти не отличающиеся от монеты в троянской вазе! Разве это не успех? Таким образом, я имел монету из троянской вазы, которая - если мой дедушка был прав - происходила из Атлантиды, а также две другие подобные монеты из саркофага жреца саисского храма, в котором хранились сведения об Атлантиде, переданные жрецами Солону. Для проверки я обратился к двум известным французским специалистам-геологам, с которыми мы изучили западное побережье Африки. Мы уточнили, что все побережье покрыто породами вулканического происхождения. На протяжении многих миль возникало впечатление, что какой-то материк был словно оторван от побережья в результате вулканической деятельности. Здесь я нашел скульптурное изображение головы ребенка из того же металла, что перстень и монеты, которое было вдавлено в твердый слои старого вулканического пепла.

Я выехал в Париж, чтобы отыскать владельца коллекции из Центральной Америки, о которой упоминал мой дедушка. Он согласился разбить свою вазу для моих исследовании. Внутри я нашел монету такой же величины и формы и из того же металла, что и три предыдущие, которые я уже имел. Они отличались лишь расположением иероглифов!

Таким образом, я держал в руках пять звеньев цепи: монеты из секретной коллекции моего дедушки, монету из атлантской вазы, монеты из египетского саркофага, монету, которая была найдена в вазе из Центральной Америки, и скульптуру детской головы с марокканского побережья.

Я немедленно отправился в Центральную Америку, в Мексику и Перу. Я искал на кладбищах и вел раскопки в городах. Наконец, в пирамиде в Теотигуакане в Мексике я нашел монеты из того же сплава, однако с другими надписями.

Я имею основание утверждать, что эти необычные монеты употреблялись в Атлантиде в качестве денег 40 000 лет назад. Это предположение основано не только на моих собственных исследованиях, но и на некоторых работах моего дедушки, о которых я еще не упоминал. Из-за ограниченности места я не буду сейчас говорить об иероглифах и других найденных мною доказательствах, которые вполне убеждают меня в том, что культуры Египта, Микен, Центральной и Южной Америки, как и культуры Средиземноморья, имеют общий источник. Я приведу здесь в качестве примера одну рукопись майя, отрывок из знаменитой рукописи "Троано" из собрания Плонжона. Ее можно увидеть в Британском музее".

Вот перевод на русский язык этого любопытного отрывка из кодекса "Троано":

"Шестого года Кан, в одиннадцатый день Мулук месяца Сак начались ужасные землетрясения, которые продолжались беспрерывно до тринадцатого дня Чуэн. Их жертвой пала страна My - страна болотистых холмов. Дважды поднимаясь, она вдруг исчезла в течение одной ночи. Из-за непрерывного действия подводных вулканов земля многократно поднималась и исчезала. В конце концов земля расступилась и десять государств были разорваны на части и уничтожены. Их население насчитывало 64 миллиона человек, все погибли за 8060 лет до составления этой книги".

Здесь уместно подсказать читателю, что названия дней календаря майя Мулук и Чуэн дают трехдневный срок катаклизма.

Но вернемся к тексту Генриха Шлимана: "Среди документов древнейшего буддийского храма в Лхасе хранится старая халдейская рукопись, которая была создана около двух тысяч лет до Рождества Христова. Вот ее содержание:

"Когда звезда Баал упала там, где в настоящее время осталось только небо и море, как листья на дереве во время грозы, всколыхнулись и задрожали Семь городов со своими золотыми воротами и Прозрачными Храмами. И из дворцов вылилась река огня и дыма. Воздух заполонили предсмертные стоны и крики толпы. Люди искали спасенья в своих храмах и замках. А мудрый My, верховный жрец Ра-Му, вышел и заявил: "Разве я вам этого не предсказывал?" Тогда женщины и мужчины в богатой одежде с драгоценными камнями стали плакать: "My, спаси нас!" A My ответил: "Вы умрете все, вместе с вашими рабами и богатствами, а из вашего пепла возникнут новые города. Но если они забудут, что должны стать выше не только того, что они создали, но и того, что потеряли, - их постигнет такая же участь!" Слова My терялись в шуме и грохоте. Страна и ее жители были разорваны в клочья и в скором времени погибли в волнах".

Что означают эти два рассказа - один из Тибета, а другой из Центральной Америки, посвященные оба одной и той же катастрофе и связанные со страной My? Это перестанет быть загадкой, когда я приведу остальные известные мне факты".

Многие атлантологи считают статью Пауля Шлимана, цитирующего своего деда, розыгрышем, шуткой, выдумкой. Хочется отметить прежде всего правдоподобие предсмертного эпизода. Шлиман-дед в самом деле должен был попросить у внука карандаш и бумагу, причем сделать это он должен был с помощью жестов. Ведь примерно за час до смерти Шлиман лишился дара речи, сохраняя, однако, сознание. Нет сомнении, что он хотел передать секрет по наследству. Он мог быть неточным, ошибаться, даже заблуждаться относительно сплава алюминия, платины и меди, например, но все, что он знал, он явно хотел оставить внуку.

Вполне возможно, что примеси, содержащиеся в металлических предметах, упоминаемые в документе, могли быть приняты при поверхностном спектральном анализе за компоненты сплава атлантов. Так ли это, мы не знаем.

Нельзя не сказать в связи со статьей Пауля Шлимана, что мы до сих пор не знаем, когда была написана часть кодекса "Троано", рассказывающая о гибели десяти стран. Ведь сам кодекс мог быть неоднократно переписан.

Явная ошибка с названием местности и города Тиагуанако (Тиауанако). Генрих Шлиман якобы указывает, что этот город, известный всем атлантологам, находится в Центральной Америке. Вряд ли он мог бы так явно ошибиться. Древний город, точнее, его руины на самом деле расположены в Южной, а не в Центральной Америке. Польский атлантолог Зайдлер считает, что Шлиман мог упомянуть Теотигуакан. Это местность в Мексике, редакция же "Нью-Йорк Америкэн" перепутала эти географические названия.

Не ясно, что имеет в виду Шлиман под финикийскими иероглифами (то есть "старым финикийским шрифтом"), поскольку финикийский алфавит вполне буквенный, хорошо известный, он сходен с фригийским алфавитом, а также с этрусским. Атлантологи считают именно это одним из веских доказательств того, что вся история является мистификацией Пауля Шлимана. Тем не менее до буквенного алфавита в том же регионе были действительно иероглифы, только хеттские, а не финикийские. История хеттского государства, крупнейшего на Ближнем Востоке, была в общих чертах восстановлена уже после смерти Шлимана, хеттские надписи заговорили не только после смерти человека, открывшего Трою, но и после статьи его внука.

Вполне допустимо, на мой взгляд, назвать неизвестный ему "шрифт", или иероглифы, финикийскими, тем более что это тот же регион. Интересно, что хетты и хеттеянки упоминаются в Библии, книге, найденной в финикийском городе Библе. Поколения людей изучали Библию, читали и перечитывали ее в течение веков, клялись на ней, но это не помогло уяснить, что такое хетты и их государство. Между тем этот великий индоевропейский, арийский народ явился миру неожиданно и совсем недавно: надписи были переведены только во время первой мировой войны, и тогда же заговорили иероглифы (отметим одну тонкость - у хеттов были и иероглифы и буквенное письмо).

Эпизод с папирусами Эрмитажа подтверждения не находит. Таких папирусов как будто нет в этом музее. Но не будем забывать, как трудно отыскать их в запасниках после блокады города, не имеющей себе равных во всей истории. Вполне возможно, что имя фараона в связи с папирусами перепутано. Это предмет дискуссии. И еще: до революции помимо Эрмитажа в Петербурге были и частные собрания, в которых, возможно, и находились папирусы, на которые ссылается Шлиман.

Итак, вот практически все аргументы, выдвигаемые сторонниками версии мистификации. Лично я не со всем могу согласиться. Несколько неточностей, вполне естественных, даже явных ошибок не могут служить основанием, чтобы перечеркнуть значение документов в целом.

...Финал этой загадочной истории трагичен. Согласно полуофициальной версии, Шлиман-внук явно сочувствовал немцам во время первой мировой войны, был обвинен в шпионаже и расстрелян союзниками по Антанте.

Ни один из оставшихся в живых членов его семьи, насколько известно, не давал согласия рассказать о судьбе реликвий атлантов, описанных в завещании и документах Генриха Шлимана и статье его внука Пауля.

Не поддается комментарию заявление Пауля об открытии им Атлантиды. Оно беспрецедентно. Тем не менее хотелось бы обратить внимание на удивительный факт: английский путешественник, искавший Атлантиду в Южной Америке, П.Г. Фосетт (с ним читатель вот-вот встретится на страницах этой книги), действительно нашел в джунглях город, неизвестный науке и поныне. И там были письмена, похожие на греческие (значит, и на финикийские, и на этрусские, и на фригийские). Отчеты Фосетта были изданы после того, как он пропал без вести в Бразилии, и мало помогли делу. (Описание города, найденного Фосеттом, читатель сможет найти п моей повести "Далекая Атлантида". Примеч. авт.)

Астрологи предсказывали, что Атлантида появится из пучины океана в XXI веке. Если это так, то ждать осталось не так уж долго. Повезет - увидим все своими глазами. Речь идет, конечно, о метрополии атлантов. Их колонии и города могли быть и в Америке, и в других регионах (которые перечисляет Платон).

СВИДЕТЕЛЬСТВО ФОСЕТТА

Из записей английского путешественника П.Г. Фосетта:

"У меня есть статуэтка дюймов десять высотой, высеченная из куска черного базальта. Она представляет собой человеческую фигурку, держащую на груди пластину, испещренную иероглифами; такие же письмена вырезаны на ленте, обернутой вокруг лодыжек. Статуэтку мне дал сэр Райдер Хаггард, приобретший ее в Бразилии, и я твердо убежден, что она найдена в одном из затерянных городов.

Эта каменная фигурка обладает престранным свойством: каждый, кто возьмет ее в руки, тотчас же ощущает подобие электрического тока, устремляющегося вверх по руке, - ощущение настолько резкое, что некоторые люди спешат поскорее положить статуэтку. Причины этого явления мне неизвестны.

Эксперты Британского музея не могли объяснить мне происхождение этой фигурки".

И Фосетт вынужден был обратиться к психометрии, которая основана на убеждении, что любой предмет содержит запись своей судьбы. Психометрист, с которым Фосетт ранее был совершенно незнаком, взял в руку эту статуэтку и в полной темноте сделал такую запись:

"Я вижу большой, неправильной формы континент, простирающийся от северного берега Африки до Южной Америки. На его поверхности возвышаются многочисленные горы и местами видны вулканы, словно готовые к извержению. Растительность обильная - субтропического или тропического характера.

На африканской стороне континента население редкое. Люди хорошо сложены, необычного, трудноопределимого типа, с очень темной кожей, однако не негроиды. Их наиболее отличительные признаки - выдающиеся скулы и пронзительно блестящие глаза. Я бы сказал, что их нравственность оставляет желать лучшего, а религия их близка к идолопоклонству. Я вижу деревни и города, обнаруживающие довольно высокую ступень цивилизации, и тут есть какие-то разукрашенные здания, которые я принимаю за храмы.

Я вижу себя перенесенным на запад континента. Растительность здесь густая - можно сказать, роскошная, а население много культурнее, чем на востоке. Страна более гориста; искусно построенные храмы частью высечены в скалах; их выступающие фасады покоятся на колоннах, украшенных красивой резьбой. Вереницы людей, похожих на священнослужителей, входят и выходят из храмов; на их первосвященнике - или вожде - надета нагрудная пластина, такая же, как и на фигурке, которую я держу в руке. Внутри храмов темно, над алтарем видно изображение большого глаза. Жрецы совершают обряды заклинания перед глазом, причем весь ритуал носит оккультный характер, связанный с системой жертвоприношений, хотя я не вижу жертв - животных или людей.

В разных местах храмов имеется несколько изваяний, подобных тому, что я держу в руке; этот последний, очевидно, является изображением жреца высокого ранга. Я вижу, как первосвященник берет фигурку и передает другому жрецу с наказом бережно хранить ее и в надлежащее время отдать следующему избраннику. Он в свою очередь передаст ее дальше, пока она не попадет в руки того, кто является перевоплощением человека, которого она изображает; тогда с ее помощью прояснится многое из забытого прошлого.

Города, расположенные на западе, густо населены; их жители разделяются на три группы: правящую партию, подвластную наследственному монарху, средний класс и бедноту, или рабов. Эти люди - полновластные хозяева мира, и многие из них безудержно предаются занятиям черной магией.

Теперь я слышу голос: "Узри судьбу, которая постигает самонадеянных! Они считают, что Творец подвержен их влиянию и находится в их власти, но день возмездия настал. Ждать недолго - гляди!" И вот я вижу вулканы в неистовом извержении, пылающую лаву, стекающую по их склонам, и вся земля сотрясается под оглушительный грохот. Море вздымается, как от урагана, и огромные части суши с западной и восточной стороны исчезают под водой. Центральная часть материка заполняется, но все еще видна. Большая часть жителей или утонула, или погибла при землетрясении. Жрец, которому отдан был на хранение идол, бежит из тонущего города в горы и прячет священную реликвию в надежное место, а потом устремляется дальше на восток.

Некоторые люди, привычные к морю, садятся в лодки и уплывают; другие бегут в горы в центре континента, где к ним присоединяются беглецы с севера и юга.

Снова слышен голос: "Кара Атлантиды будет судьбой всех, кто осмелится обожествлять власть!"

Я не могу точно определить дату катастрофы, но произошла она задолго до возвышения Египта, потом была забыта, и воспоминание о ней осталось разве что в мифах.

Что касается самого идола, то он может принести несчастье тому, кто не состоит с ним в родстве, и я бы сказал, что отнюдь не безопасно смеяться по этому поводу..."

В своей книге, изданной посмертно, Фосетт заключает:

"Не следует с пренебрежением отвергать идею о связи Атлантиды с теми частями суши, которые мы сейчас зовем Бразилией. Такое допущение, независимо от того, признается ли оно наукой, позволяет объяснить многие явления, которые иначе останутся неразгаданными тайнами".

ТАЙНЫ ПОТОМКОВ АТЛАНТОВ

"Догадываюсь, - писала врач Николь Максвелл в 60-х годах нашего столетия, - что самым опасным из моих приключений было не то роковое столкновение, когда необщительные и хмурые индейцы племени маинас застали меня, когда я подсматривала за их ритуальным колдовством (а это рискованнее шпионажа), и не прощание с моей лодкой, унесенной ураганом, и даже не встреча один на один с ягуаром в ночной час". О нет, самым грозным испытанием для исследовательницы оказались колебания владельцев фармацевтической фирмы в Нью-Йорке, которые сомневались в ее возможностях и были готовы отказаться от самой идеи ее экспедиции. В самом деле, что она одна могла сделать в дебрях Амазонки?

Индейские племена, среди которых англичанин П.Г. Фосетт мечтал найти потомков атлантов, значительно раньше цивилизованной Европы создали хирургию и хирургическую технику, нашли успокаивающие средства, использовали в лечебных целях яд кураре и другие яды, раувольфию и хинин. Николь пришлось убеждать бизнесменов, что неизвестные растения использовались колдунами-магами Амазонки издревле и давали фантастические результаты. В 1952 году индейцы показали ей растительный экстракт, немедленно останавливающий родовые кровотечения и заживляющий раны, не оставляя никаких следов. "Главное - запомните - в том, чтобы вы привезли растения. У нас есть ботаники и химики, которые сделают все остальное", - заявили бизнесмены, соглашаясь с ее доводами.

"Я объясняла своим патронам, что хрупкая балерина ежедневно выполняет изнурительную физическую работу, превосходящую мужскую", - запишет она в своей книге после путешествия. К тому же опыт прежних путешествий говорит о том, что среди племен тропической Южной Америки женщина подвергается меньшей опасности, чем мужчина. Индейцы не боятся женщин. Но ведь страх живет в джунглях за каждым деревом. Николь Максвелл знала уже, как вести себя с полудикарями. Она успела побывать еще раньше у племен живарос - охотников за головами. Их женщины маленькие, с черными курчавыми волосами, и они дергали ее за светлые пряди, думая, что они ненастоящие. Пожилой индеец, послюнив палец, провел им по руке Николь несколько раз, а затем сказал: "Это не краска, она не стирается. У нее действительно белая кожа, похожая на живот рыбы. Она просто безобразна!" Рассказав это бизнесменам, Николь добавила, что является членом Королевского географического общества Великобритании. Ей поверили. Оставалось объяснить людям, проведшим жизнь свою в кабинетах, что нужно время, настоящие сроки, ведь в джунглях нет ни такси, ни автобусов, ни дорог, одни лишь тропы и реки, кишащие змеями, аллигаторами, пираньями. Энтузиазма бизнесменам это не прибавило, ей была ассигнована тысяча долларов - на весь срок экспедиции, плюс запас антибиотиков. Этих скромных денег хватило, соответственно, на самую скромную экипировку. Ни магнитофона, ни кинокамеры она не могла уже взять. Портативный холодильник, крайне нужный для сохранения растительных соков, тоже пришлось вычеркнуть из снаряжения. Точно так же в список не попали ружье и еще палатка, ведь в тропический ливень она непременно падает на тех, кто ищет в ней убежища. С ней поехал только плетеный гамак. Одежду отважной путешественницы составляли простые брюки, рубашки, две пары мокасин и туфель на веревочной подошве. Сапоги она считала роскошью, хотя они и предохраняли от укусов змей не выше колена. Маленький пресс для растительного гербария был подготовлен к путешествию вместе с иголками, рубашками ярких расцветок, гребнями, ожерельями, булавками, шариковыми авторучками (татуировка без боли!), с красным лаком для ногтей, от которого были без ума свирепые грозные вожди племен и их воины. Стеклянные глаза - двадцать черных и два голубых... Это ли не доказательство силы?

Журналисты Лимы, столицы Перу, принявшие ее с интересом, знали лучше Нью-Йорк или даже Европу, чем собственную провинцию. Они расспрашивали Ни-коль, пытаясь понять, что такое джунгли.

Три часа полета над лесами, пустынями и плоскогорьями. И вот - зеленый третий мир, как его называли в Лиме. Джунгли. В маленьком городке Икитосе один инженер, заинтересовавшийся выступлением Николь по радио, рассказал ей о растении, спасшем жизнь его матери, страдавшей из-за расширения сердца. Врачи не решались перевезти ее на самолете в Лиму. Но вот непостижимым образом она стала поправляться. Потом призналась, что выбросила в окно все лекарства докторов, а вдыхала пары горячего настоя. Его готовила индеанка, работавшая простой кухаркой. Инженер отвез Николь на пустырь. Там росли кусты целебного растения с желтыми цветами. Это был первый экземпляр в гербарии Николь.

Ее дорожная диета во время странствий состояла из фруктов, салатов из сердцевины пальмы, соленой рыбы, насекомых со вкусом апельсина (индейское лакомство). Жареных пчел и копченое мясо обезьян она отвергла.

Индеанка Эмма во время плавания на судне по Амазонке принесла ей растение, оберегающее на всю жизнь от полноты. "Дети жуют эти листья, худеют и остаются тонкими на всю жизнь. А кто тонок, тот дольше живет", - пояснила Эмма. Индейцы открыли этот метод столетия назад. Они стали догадываться об опасной роли ожирения. "А как вы заставляете похудеть взрослых?" - спросила Николь. "Все сосут эти листья в детстве, и среди нас никто не толстеет потом всю жизнь". Таков был ответ. Каждое племя имело свои секреты. Некоторые индейцы до глубокой старости не имели ни одного седого волоса. В другом племени старики были седыми, но у них была гладкая кожа, совсем как у юных.

Исследовательница пишет, что у мужчин племени уитото совершенно белые зубы. Секрет в "манамюко". Достаточно иногда жевать листья этого растения, и зубы никогда не портятся. Однако молодые женщины племени отказываются от них, потому что сначала зубы чернеют на целую неделю и лишь потом белеют до ослепительного блеска. Но можно представить, как ценился бы препарат "антикариес" из этого растения!

То же племя познакомило Николь Максвелл с другим растением, припарки которого быстро исцеляли ожоги - и бесследно.

Далее Николь из Амазонки поднялась по реке Напо. Еще в Икитосе капрал-полицейский сообщил ей, что племя кото удаляет зубы без боли. Восемь лет назад этот капрал преследовал преступника в лесу. Внезапно у него разболелся зуб. Проводник-индеец ушел в чащу и принес оттуда смолистый клей. Он положил его в дупло больного зуба. Через секунду-другую боль прекратилась, возникло ощущение холодка. Потом зуб стал крошиться и постепенно весь выпал.

На следующий день она была в деревне кото. Индеец Иларио снабдил ее коричневой смолой. "Какие дикари, как это ужасно!" - восклицал он, узнав, что в США врачи-садисты вырывают зубы щипцами из окровавленного рта.

Спустя неделю Николь в каноэ с индейцем Карлосом оказалась на реке Путумайо, левом притоке Амазонки. Николь вспоминала: "Симфония природных звуков давала мне возможность представить себя Клеопатрой, плывущей по Нилу на своем царском корабле". Карлос вполне вписывался в эту экологическую нишу. Взять хотя бы его костюм. Он целиком состоял из заплат. Однажды небо закрыли бурые тучи. Пришли свист и грохот бури. Пока Николь вычерпывала воду из каноэ кастрюлей, аллигаторы терпеливо дожидались добычи. Карлос самоотверженно греб. Его костюм теперь напоминал гамак. Волны набросились на каноэ. Карлос крикнул, что недалеко до хижины, и оказался прав: вскоре они увидели хижину на сваях. Каноэ пристало к ней. Индеец по имени Иори встретил их с детьми. Два года назад умерла его жена. "Это колдун ее убил. Он меня ненавидит и потому направил на меня болезнь. На прошлой неделе он убил моего сына. Теперь он примется за моих маленьких детей, у которых уже болят глаза. Он хочет, чтобы они ослепли, - рассказывал Иори о колдуне племени. - Он направил на меня зверя-призрака, который бродит здесь и свистит вот так: умппф... умппф!" Николь осмотрела детей. Красные воспаленные глаза и гноящиеся веки... К счастью, у нее был глазной бальзам. Она тщательно смазала глаза детишкам антибиотиком. Затем дала бальзам Иори, научив втирать его в глаза. В ту ночь спалось всем плохо. Зверь-призрак действительно бродил вокруг дома. Скорее всего, это был тигр джунглей - ягуар.

Детям стало лучше уже на следующий день. Иори дал Николь несколько лечебных растений: средство для уничтожения бородавок, средства, растворяющие камни в почках и мочевом пузыре.

...Племя же уитото переселилось в лоно цивилизации. Индеец Гарсиа согласился отвезти ее к индейскому племени маинас. Он рассказал о его секрете: "Это средство добывается из корня растения. Его растирают в бутылочной тыкве. Одной ложки достаточно, чтобы сделать женщину на время бесплодной. Но есть и другой корень, который отменяет действие первого. Но меня бы удивило, если бы они раскрыли этот секрет вам, чужой женщине..."

Настойчивая Николь оказалась в каноэ с брезентовым верхом вместе с Гарсиа и Анной. На пути к племени маинас - стоянки в необитаемых местах, ночевки в гамаке над береговым откосом... Речной путь по многоводнейшей из рек привел каноэ к племени охотников за головами - живарос. Эти индейцы были одеты в европейское платье, а лица их выкрашены красной и черной краской. Путешественникам предложили напиток "марато" - нечто вроде браги, приготовленной на человеческой слюне. Николь пришлось отведать угощение. Когда живарос узнали, что она хочет попасть к племени маинас, наступила тревожная минута. Маинас были врагами живарос.

Николь вошла в доверие к одной женщине. Ее звали Теза, и она знала секрет, - тот самый, связанный с зачатием. Нарочито спокойно Николь сказала: "В моей стране, Теза, нет такого лекарства". Теза удивилась: "У вас нет его? Правда? Как плохо! Оно растет возле хижин. Завтра я дам тебе этот корень". Максвелл выдержала паузу и сказала Тезе, что примет у нее этот корень, если вернется из племени маинас. Для того чтобы отказаться от средства, исцеляющего от бесплодия, нужно было проявить почти героизм в понимании женщины. Теза рассмеялась: "Я знаю, что белые не должны бросаться на предложения индейцев: белым всегда нужно показать свой такт".

Через несколько дней Максвелл оказалась у племени маинас - сильного племени, много натерпевшегося от испанцев. Маинас великолепные воины, стройные и широкоплечие; среди них - как и среди других индейцев - не было лысых. Женщины их не так красивы. Индейцы послушали маленький радиоприемник Максвелл и разрешили ей переночевать. К сожалению, Гарсиа напился марато и понес околесицу. "Индейцы вырождаются, - бормотал он. - Посмотрите на них, с их длинными волосами, тарбаганами и отравленными стрелами! Это же варвары!" Некоторые индейцы племени понимали по-испански. Николь оборвала Гарсиа. Но было уже поздно. Индейцы разгневались.

Визит к маинас провалился. Пришлось вернуться к живарос. Наученная опытом, Николь попросила свидания с колдуном Рюкасом, вручила ему стеклянный глаз. Ответной реакцией был почти испуг. "Этот глаз может видеть?" - "Нет, насторожилась путешественница, - он предназначен великим колдунам. Ты сможешь найти волшебство, которое позволит этому глазу видеть!" Рюкас с предосторожностями показывал соплеменникам стеклянный глаз, изготовленный на Пятой авеню в Нью-Йорке.

В присутствии Рюкаса Теза передала Николь сокровище. Его надо вымыть, мелко искрошить, настоять. За семь дней до родов пить по ложке настоя, и роды будут безболезненными. Она подарила и другие растения. Мужчины племени смотрели на женщин, как судьи. Рюкас медленно закружился вокруг Николь: "Ты знала об этих растениях, прежде чем прийти сюда, не так ли?" - "Конечно, ответила она. - Как я могла бы просить их, если бы не знала? Я даже знаю, как они называются!" Это была ложь, но выхода не было. Рюкас обратился к мужчинам и затем сказал: "Тогда назови их одно за другим". Николь ответила: "Пусть будет по-твоему, но я могу их назвать на своем языке". Беря в руки одно растение за другим, Николь называла по-английски: "Это - эллиптический логарифм! Это - ромбовидная гипотенуза! Это - тригонометрический периметр! А это - равнобедренный непараллелоид!" Все притихли под сводами первобытного леса. Для Николь математика была как магия, единственное в ее положении магическое средство. Рюкас кивал головой. Он авторитетно подтверждал правильность названии. В математике, особенно в такой, он не был силен.

После поисков, волнений, тревог, страха, сотен непредвиденных случаев Николь Максвелл возвратилась в Нью-Йорк. В беседах с медиками и фармацевтами она нашла много общего с опытом общения с профессиональными колдунами Амазонии.

Глава шестая

КОРАБЛИ-НЕВИДИМКИ И ЛЮДИ-НЕВИДИМКИ. ТАЙНА ДВУХ ОКЕАНОВ

КОРАБЛИ-НЕВИДИМКИ

В Атлантике отмечены и даже засняты на киноленту гигантские волны высотой не менее ста метров. И это не рекорд - наблюдались отвесные стены из воды, высота которых кажется фантастической. Это видели наши космонавты. Одна из таких волн, двигавшаяся близ берегов Африки, была заснята с космического корабля. Автор этих строк беседовал в восьмидесятых годах с летчиком-космонавтом Валерием Рюминым. Он один из тех, кто знаком с этим не понаслышке. На вопрос о феномене он ответил, что хорошо знает его. Волны ведут себя странно. Невозможно объяснить, куда же и как они исчезают, не принося разрушений на побережье (которые должны были быть, если исходить из реальной энергии волн-колоссов).

После короткого разговора с Рюминым я должен был очень серьезно отнестись к другим свидетельствам. Чарлз Берлиц, увлеченный тайнами Атлантиды и Бермудского треугольника, сообщил в одном из интервью об удивительном случае встречи с этим феноменом. Во время полного штиля перед рыбацкой шхуной внезапно возникла чудовищная волна. Рыбак, поведавший эту историю Берлицу по телефону уже впоследствии, не помнил момента рождения этой водяной стены, соединявшейся, казалось, с небом. Он просто увидел ее внезапно - и все. На огромной высоте различались белопенные гребни. Оставались считанные секунды - и рыбак распрощался с жизнью, ведь не было ни единого шанса, что удастся выбраться на поверхность из-под вздыбившейся толщи океана. Но едва стена коснулась носа шхуны, как открылся туннель, обведенный синими тенями и полутенями. Это была реальность. Туннель существовал в самой толще вод. И шхуна вошла в него в тот же миг, проходя сквозь волну так свободно, как в воздухе летит самолет. Судно быстро втянуло туда, ничего нельзя было различить, исчезло даже ощущение движения. Рыбак не мог ответить на вопрос, сколько прошло времени. Это напоминало волшебную сказку. Шхуна внезапно вышла из ниоткуда. Во все стороны до горизонта расстилалось совершенно спокойное море. Как будто ничего не произошло. В памяти, однако, остались мгновения страха.

Похожие ощущения испытывали летчики, когда их затягивало в странные облака, и потом им удавалось вернуться. Нередко они свидетельствовали, что радио не работало, горючее не расходовалось, время остановилось. О том же красноречивей слов говорили стрелки часов и показания приборов.

Можно предполагать, что в подобных случаях человек буквально сталкивается с проявлением неизвестных сил и измерений. Параллельное пространство заявляет о себе. Еще Христофор Колумб, пересекая район Бермудского треугольника, с изумлением рассматривал гигантский столб огня над морем, тысячекратно увеличенное подобие свечи, окрасившее воду в тревожно-багряные тона. Затем этот столб или сноп стал тонуть в море - и утонул, не оставив никаких следов. В сорок девятом году нашего века примерно то же наблюдали со спасательного судна и в том же районе: оно вышло в море на поиски пропавшего самолета "Стар Тайгер". Явление, так и оставшееся неразгаданным, как бы предшествовало черному занавесу, отгородившему людей от тайны.

Берлиц уверен, что во время секретного филадельфийского эксперимента п 1943 году навсегда исчез эсминец "Элдридж". Он считает, что тогда проводили опыты с необыкновенно сильными электромагнитными полями. Подробности засекречены по сей день. Автору этих строк трудно судить о случившемся в 1943 году. Но, право, ни один радиоинженер или радиофизик не отмечал исчезновения магнетронов или других приборов, излучающих сильные электромагнитные волны, или антенн радаров, к примеру.

И все же одно высказывание Берлица освещает эту историю с совершенно неожиданной стороны. Он заявил корреспонденту, что экипаж эсминца частью исчез, пропал, как бы растворился в другом пространстве, а некоторые сошли с ума.

Это высказывание Берлица, казалось бы, должно было более всего остального вызвать реакцию крайнего скепсиса. Он словно комментировал фантастический американский кинофильм, поставленный по мотивам этого сверхсекретного эксперимента (в фильме люди гибнут, сходят с ума или отправляются в будущее, совершают путешествия во времени - после включения высокочастотных генераторов электромагнитных волн на борту эсминца). Когда я смотрел этот фильм и припоминал интервью Берлица, зародилось явное недоверие.

Последующие события ослабили это недоверие. Произошло это в два этапа. Сначала я ознакомился с фактом применения инопланетянами оружия, неизвестного нам. Подробнее я расскажу об этом в следующей главе. Важно, что после того, как их тарелка была сбита ракетной батареей в Сибири и упала, расколовшись надвое, они вышли из нее как из ореховой скорлупы, взялись за руки - и тогда произошло невероятное. Люди окаменели.

Взялись за руки. Это важнее всего. При этом образуется контур. Он был известен Месмеру и другим психокинетикам прошлого века. Он хорошо известен американскому магу и иллюзионисту Дэвиду Копперфилду, с огромным успехом демонстрирующему его публике. Трудно, конечно, догадаться, что это тот же прием, тот же метод. В зрелище, организованном Дэвидом Копперфилдом, вагон железнодорожного экспресса накрывается легким плотным материалом, а люди берутся по его указанию за руки, окружив этот вагон. Далее суперфантастика, которую никто не в состоянии объяснить. Вагон словно приподнимается над рельсами, синтетический материал сохраняет его очертания. Но чем выше поднимается накрытый вагон над рельсами, над землей, тем больше размываются очертания, пока не становится ясным, что под материалом вагона уже нет, и сам материал похож на пузырь.

Да, вагон исчезает. И с моей точки зрения, именно люди, взявшись за руки, делают это, сами того не подозревая. Живое кольцо использовали и инопланетяне. Физикам эта энергия неизвестна. Так же точно не могут объяснить, как Дэвид на расстоянии зажигает электролампочку мощностью 200 ватт, которая даже не подсоединена к проводам, - этот один из самых скромных опытов талантливого мага непостижим для современной науки. Ей остается только одно - отмахнуться от подобного.

Тем не менее романтически настроенные физики прошлого все же сумели в 1943-м получить, по-видимому, кое-какие результаты именно в этом направлении. Думаю, что это могло бы получиться у них случайно. Кто знает, не образовали ли моряки и участники того эксперимента на американском эсминце одно или несколько живых колец, как я это называю? Не сумели ли они по чистой случайности предвосхитить нечто из методики инопланетян? И тоже, кажется, с трагическим для людей результатом...

ЛЮДИ-НЕВИДИМКИ

Талантливейший маг современности, выступающий под именем Дэвида Копперфилда, как бы воскресил звучное имя героя романа Диккенса. Настоящая его фамилия - Коткин. Родом он из Одессы, родители увезли его в Америку еще мальчиком. Характерная детская черта - мечтательность. Талант и целеустремленность позволили ему перешагнуть рубеж, доступный другим магам. Его подлинным литературным предшественником является не кто иной, как Человек-невидимка из романа Уэллса. Копперфилд не просто умеет становиться невидимым, но использует это в поразительных экспериментах и зрелищных программах. Другим литературным героем, похожим на Копперфилда, стал Ариэль, созданный пером и воображением Грина. Приходят на ум имена Дедала и Икара, но они летали на крыльях, сделанных из птичьих перьев, скрепленных воском. Маг, о котором пойдет речь, летает без каких-либо крыльев и приспособлений. Он также проходит сквозь Великую Китайскую стену - единственный созданный руками человека объект, видимый с Луны невооруженным глазом.

Тайны и секреты магии понимать и объяснять не просто, что же касается ее достижений самого высокого уровня, то порой буквально нет слов. Тем не менее, как это ни парадоксально звучит, еще фантаст Уэллс наметил верное направление поиска. На это, правда, не обращали внимания. Сначала Человек-невидимка рассказывает доктору Кемпу, с которым учился в одном университете, о довольно привычных законах физики:

"Оптическая непроницаемость! Весь этот вопрос - сплошная сеть загадок, сквозь нее лишь смутно просвечивает неуловимое решение. А мне тогда было всего двадцать два года, и я был энтузиаст, вот я и сказал себе: "Этому вопросу я посвящу всю свою жизнь. Тут есть над чем поработать". Вы ведь знаете, каким бываешь дураком в двадцать два года.

- Кто знает, быть может, теперь мы еще глупее, - заметил Кемп".

Откровения Невидимки в какой-то степени перекликаются с увлечениями Копперфилда.

Главная идея Невидимки - практически уравнять коэффициент преломления света в некоторых веществах с коэффициентом преломления в воздухе. Тело из такого вещества не отражает, не преломляет и не поглощает света и становится невидимым. Ведь мы видим любой объект лишь тогда, когда на сетчатку глаза попадают отраженные от объекта или преломленные им лучи. Если же предмет только поглощает свет, то он становится как бы моделью черной дыры, и мы его тоже наблюдаем - на фоне, правда, обычных вещей или пейзажа. Пример: медузы почти невидимы в воде.

"Стеклянный порошок и вода имеют почти одинаковый коэффициент преломления, и свет, переходя из одной среды в другую, преломляется и отражается очень мало. Вы делаете стекло невидимым", - объясняет Невидимка доктору и добавляет, что вещество точно так же можно сделать невидимым и в воздухе, изменив его способность преломлять свет. Приняв особый препарат, человек становится невидимым.

Критики Уэллса заметили, правда, что сам хрусталик глаза человека должен обязательно преломлять лучи, чтобы фокусировать их, иначе на сетчатке не будет возникать изображение и человек будет слеп. Но если хрусталик преломляет лучи, то его видно со стороны. Таким образом, Невидимка не вполне невидим. Это, однако, малозаметная деталь, и вздумай Невидимка выступать на сцене как Копперфилд, ему это вполне удалось бы. Заметив сущий пустяк, критики и литературоведы просмотрели и упустили самое важное - то, что делает Невидимку прямым предшественником Копперфилда. На самом деле, именно Уэллс устами своего героя сообщает:

"Я нашел общий закон пигментов и преломления света - формулу, геометрическое выражение, включающее четыре измерения". На языке оккультных наук и магии у этого четвертого измерения, причастного к проблеме невидимости, есть другое название - астрал, астральное пространство, астральный план.

И это действительно добавочное измерение окружающего нас мира или, точнее, степень свободы. Много ли дает свободы эта ее степень? Лучше привести аналогию. Два измерения - это плоскость или, ради образности, одна страница книги. Если добавить третье измерение, то сколько страниц можно уместить в этом трехмерном пространстве? Несчетное множество. Книга, сто книг, библиотека, сто библиотек уместятся в нем - вместо одной-единственной страницы. Ну а теперь подумаем о добавлении четвертого измерения - вывод читателя, думается, не заставит себя долго ждать.

Английский фантаст по существу прав, подозревая именно астрал в создании эффектов невидимости. Можно даже добавить, что Уэллс сделал важный шаг к самостоятельному открытию одного из законов магии. На практике к этому пришел Дэвид Копперфилд, который не отрицает, впрочем, что он изучал книги по магии. Сама заманчивая возможность стать невидимым служила ему нитью Ариадны в поисках и экспериментах. Посвященные свидетельствовали: это возможно. Копперфилд стал первым человеком-невидимкой современного мира, либо отрицающего идеи магии, либо вовсе не знакомого с ними. Рассмотрим феномен подробнее.

В одном из опытов Копперфилд остается в сейфе. Сейф закрывают ключом. Здание, в котором находится этот массивный сейф, подлежит сносу, и его взрывают примерно через минуту после того, как маг заключен в стальной ящик.

После взрыва остается гора битого строительного камня, над которой висит облако пыли. Через некоторое время, примерно через несколько минут, камера показывает зрителей, столпившихся у толстого металлического листа размером с комнату. На нем оранжевое покрывало с магическим знаком. Отсюда виден был взрыв, видны каменные обломки.

Вдруг край покрывала зашевелился точно от ветра. Еще раз. Плотная оранжевая материя как бы ожила, под ней наметился объем. С затаенным дыханием собравшиеся наблюдают фантастическую картину. Покрывало откидывается, и перед наэлектризованной толпой предстает Дэвид Копперфилд.

Именно этот эксперимент демонстрирует способность становиться невидимым. Чтобы убедиться в этом, мне предстояло провести подсчет времени, которое нужно, чтобы человек смог перейти из здания до стального листа. Это время примерно совпадает с тем, которое отделяет минуту взрыва от момента появления Копперфилда на листе.

Эксперимент очень сложен по замыслу, и сказанное еще не раскрывает его тайны. Поэтому продолжим: почему, к примеру, используется этот огромный лист стали толщиной, по моей оценке, в два дюйма, то есть около пяти сантиметров? Это корабельная сталь, из которой делают броню военных кораблей среднего тоннажа. Лист весит несколько тонн. Не все ли равно, где появиться магу? Может быть, и покрывало не нужно? Нет, все это нужно и дает возможность автору этих строк воссоздать полную схему опыта.

Оказывается, главная тайна даже не в невидимости, а в раздвоении человека. Да, Копперфилд раздваивается. Маги-теоретики это знают. Но одно дело знать, и совсем другое - делать. Копперфилд демонстрирует и знание, и умение.

Дело в том, что, кроме астрала, есть и другие измерения и планы. Но сообразно с этим и в самом человеке есть тело, есть душа и есть так называемое тонкое тело. Остается назвать еще одно тело - ментальное. Это азы оккультизма и магии. Теперь нужно сделать важный шаг и представить, что тонкое тело, ментальное, а также душа покидают тело человека (точнее, плотное или физическое тело, как это называется на языке магии). В этом покинутом тремя важнейшими элементами теле остается астрал (астральное тело человека). И вот - этот парадокс нужно уяснить - астрал делает тело человека невидимым. Он выполняет роль шапки-невидимки. (Не отсюда ли, кстати, пошли повествования и сказки о шапке-невидимке?)

Это состояние еще не смерть. Астральное тело в плотном теле, то есть в обычном, дает возможность чувствовать, реагировать, видеть. С другой стороны, уход ментального тела практически лишает возможности мыслить, делать заключения - за эти операции отвечает ментальное тело, и только оно.

Астрал в плотном теле - это один двойник. Он невидим. Это человек-невидимка, к тому же почти лишенный способности мыслить. Зато эмоции, яркие образы в его распоряжении остаются.

Другой двойник - это комбинация души, ментального и тонкого тел. А он-то как раз виден. Он производит впечатление настоящего человека. Он может мыслить, но эмоции ему недоступны. Именно этот видимый двойник, заметим попутно, участвует в знаменитом опыте Копперфилда с огромной пилой, распиливающей его пополам. При этом маг свободно, бесстрастно двигает ногами подобно ребенку на траве - уже после того, как его распилили. Потом верхнюю часть его туловища подвигают к нижней и Копперфилд встает вскоре живой и невредимый. Эту способность "срастания" придает как раз тонкое тело, его нельзя "распилить совсем".

Вернемся к огромному стальному листу. Что там происходит?

А там происходит воссоединение двойников, видимого и невидимого. Один из них прошел сквозь стенки сейфа, и стены здания, и развалины. Строго говоря, призраки обладают способностью управлять своей видимостью и тоже, в свою очередь, становятся невидимыми. Это добавочное свойство двойника-призрака, лишенного плотного тела, и используется в опыте. Я не берусь обсуждать детали, для этого, пожалуй, мало и целой книги. Но самые важные технические детали нужно отметить. Итак, зачем же такой огромный лист металла?..

Это не просто лист. Это площадка воссоединения души и остальных "компонентов" человека или, по нашей упрощенной схеме - двух его двойников. Но если это так, то площадка должна быть массивной и давать гарантию, что не только один случайный наблюдатель, но и вся толпа не сможет ее сдвинуть и помешать очень тонкому процессу, происходящему под покрывалом. Такую гарантию и дает сталь.

Опыты Копперфилда помогли мне утвердиться в одной очень важной мысли. Существуют так называемые изумрудные скрижали бога Тота (греки называли его Гермесом Трисмегистом, то есть Гермесом трижды величайшим). В тексте скрижалей есть загадочный текст о разделении тонкого и грубого и о невиданных возможностях, которые это дает. Комментарий ученых однозначен: речь идет об атомах и об их расщеплении, о ядерной энергии, об использовании цепной реакции распада и деления ядер. Берусь оспорить это распространенное мнение. Речь идет не о ядрах атомов, а о тонком теле человека, его душе и других телах, о которых речь уже шла. Что это дает, как раз и демонстрирует Копперфилд.

Когда точно от порыва ветра движется покрывало с магическим знаком невидимка начинает действовать. Он един в двух или даже трех лицах, о чем я рассказал. Копперфилд овладел тайной Гермеса Трисмегиста.

Отделив тонкое от грубого (плотного тела), он научился управлять "тонким двойником" (душа, ментальное и тонкое тело). Этот "тонкий двойник", вообще говоря, подобен призракам и привидениям, но в случае необходимости подчиняется воле мага - может переходить из состояния оптической видимости в состояние невидимости в нашем обычном мире. Так же, как и привидения, он проходит сквозь стены, и металлический сейф не является для него преградой, так же, впрочем, как и Великая Китайская стена. Мне представляется, что эксперимент со стеной технически проще. Огороженное место - паланкин вынесен вверх, почти на край стены. У астрального двойника в плотном теле и двойника-призрака разные пути. Первый обязательно должен пройти вверху, перелезть через стену - для этого и приподнят паланкин. Второй может свободно пройти сквозь каменную преграду. Воссоединение происходит уже по другую сторону стены.

...Умение человека летать, левитация, по моей гипотезе, сродни телекинезу, и для объяснения хотелось бы ввести в обиход одно лишь слово: биогравитация. Так же объясняется притягивание различных предметов (ложек, вилок и прочее) к телу человека. Биогравитация может быть и направленной, как в опытах телекинетика Н. Кулагиной, которые мне в свое время доводилось наблюдать. Академик Ю. Кобзарев, создатель первого в мире радиолокатора РУС-1, изучал феномены Н. Кулагиной и Р. Кулешовой (кожное зрение). На правах его аспиранта я принимал в этом участие - общая публикация вышла в одном из популярных журналов. После смерти учителя я работал с телекинетиками и пришел к выводу о возможности биогравитации.

Именно этот эффект демонстрирует Копперфилд, свободно летая над сценой и зрительным залом, поднимая в самостоятельном полете подготовленных им женщин.

Биогравитация (как и гравитация) - это как бы последняя область или инстанция привычного нам мира.

Она основана на свойствах тонкого тела и мельчайших частиц эфира, его составляющих, и так же естественна в этой области, как ветер и течение воды - в нашей. Из этих же мельчайших частиц состоят и протоны, и нейтроны, и электроны - не буду утомлять читателя перечислением.

В своей монографии "Общая эфиродинамика" мои коллега физик В. Ацюковский подсчитал энергию эфира, находящегося в нашем, обычном пространстве. Один кубический сантиметр его заключает в себе энергию сорока миллиардов мегатонных водородных бомб. Мне довелось проверить расчеты Ацюковского и найти в них неточность: на самом деле один кубик эфира обладает энергией, соответствующей взрыву 260 миллиардов мегатонных бомб. Одновременно это и есть та энергия вакуума, о которой иногда вспоминают. Полеты Копперфилда не требуют заметной доли этой энергии. Не используется даже триллионная доля. Тем не менее блестящее управление даже незначительной долей эфирных потоков в своем теле дает удивительные результаты. Тот же источник энергии позволяет магу зажигать на расстоянии электрическую лампу.

Несколько слов о подъеме в воздух и дематериализации железнодорожного вагона и других объектов. Это могут делать инопланетяне. Нечто подобное демонстрировал в прошлом веке Месмер. Используется та же энергия, о которой только что рассказано. Отличие в том, что образуется круг людей, взявшихся за руки. Под воздействием мага происходит нечто подобное когерентному истечению волн эфира. В этом, кажется, - решение проблемы.

Копперфилд демонстрирует высочайшее искусство мага не в последнюю очередь из-за того, что в детстве он был мечтателем и, скорее всего, остался им по сей день. Для таких людей буквально нет преград - все их тонкие и сверхтонкие тела летают на крыльях мечты, увлекая за собой мага, человека-творца.

ТАЙНА ДВУХ ОКЕАНОВ

Речь пойдет сначала о корабле, удостоенном приза за скорость, - и приз этот называется "Голубая лента Атлантики". В 1907 году лайнер "Лузитания" пересек океан за 4 дня 19 часов. Его водоизмещение более 30 тысяч тонн, длина 240 метров, паровые турбины трансатлантического лайнера позволяли ему развивать скорость более 25 узлов (25 морских миль в час). Позволяли - я употребляю прошедшее время не столько из-за давности лет, сколько потому, что гордость Атлантики в первый же год первой мировой войны была потоплена с пассажирами на борту. Корабль ушел на дно, не уступив, насколько мне известно, первенства в скорости ни одному пассажирскому судну тех лет.

Сразу после начала первой мировой германский крейсер попытался захватить "Лузитанию" и даже успел передать по радио приказ: "Корабль захвачен. Следуйте за мной". На этот скоропалительный выпад капитан "Лузитании" ответил очень простым решением - развить максимальную скорость и уйти от крейсера. Решение это увенчалось успехом. Вскоре крейсер потерял "Лузитанию" из виду. Скорость в 27 узлов оказалась вне предела его возможностей. А именно такую скорость показал трансатлантический лайнер тогда.

Случай получил огласку. Многие были уверены, что "Лузитания" вне опасности даже в военное время. Вот почему она считалась подлинной гордостью Атлантики. Ее услугами пользовались самые респектабельные пассажиры.

Весной 1915 года прохожие и зеваки, а также провожающие знакомых и близких в дальний рейс любовались четырехтрубным колоссом, не подозревая, что его ждет на этот раз ситуация, которую можно выразить лишь с помощью слов "трагедия" и "тайна".

Это происходило в Нью-Йорке, у причала одной из английских пароходных компаний. На борт корабля грузят почту и багаж. Сопровождающие ведут последних пассажиров в каюты, предупредительно ограждая от излишних хлопот.

Все готово к дальнему рейсу в Англию. В этот день, первого мая 1915 года, на борту появляется чуть ли не самый богатый человек в мире. Его имя Альфред Ван-дербильт. Он страстный поклонник конного спорта, влюблен в скачки и в скаковых лошадей, которых оценивает безукоризненно, заставляя прислушиваться к своему мнению и любителей и профессионалов. В Лондоне как раз, несмотря на военные невзгоды, организована выставка скаковых лошадей. На Вандербильте черный строгий сюртук, он степенно поднимается по трапу, направляется в сопровождении боя к центральному салону парохода. Он в центре внимания. Многие наблюдают следующую сцену: рассыльный подходит к нему с подносом, почтительным движением предлагает поднос вниманию самого богатого человека, тот кивает, берет с подноса телеграмму. Текст телеграммы странен, необычен.

"Из определенных источников известно "Лузитания" будет торпедирована Точка Немедленно отложите плавание".

Телеграмма без подписи. Ее текст напечатают утром газеты Нью-Йорка, когда "Лузитании" уже не будет у причала: она вечером уйдет в свое плавание. И Вандербильт удобно расположится в просторной каюте, вспоминая казус со странной депешей. Как он мог поверить, что найдется судно или подводная лодка, которые могли бы догнать гордость Атлантики? Ну а в случайные встречи он не верил. Какова в самом деле вероятность того, что вражеский военный корабль угадает точный курс "Лузитании" и встретит ее в позиции, удобной для немедленной торпедной атаки? Она очень мала, эта вероятность, ведь экипаж самого быстроходного лайнера не дремлет, он готов прочертить на водной глади такие пируэты, что залюбуешься, наблюдая издали. Имя капитана "Лузитании" говорило само за себя: Уильям Тэрнер. Опытнейший морской волк, пользовавшийся особым уважением сотрудников английской компании "Кунард Лайн".

К тому же в Атлантике еще не появлялись немецкие подводные лодки, они держались в морях, в заливах, близ побережий. Вполне естественно, что первые дни плавания проходили спокойно.

Вот что произошло дальше.

Через пять с половиной суток после отплытия "Лузитания" подошла к юго-западному побережью Ирландии. Уильям Тэрнер приказал тщательнее наблюдать обстановку в море и вместе с тем в рабочем порядке, не вызывая паники или тревоги пассажиров, подготовить шлюпки, задраить двери переборок, заглушки, люки - все, что подлежит задраиванию, а также поднять давление в котлах до максимальной отметки. Все эти распоряжения делают честь капитану английской компании. Он-то не почивал на лаврах на борту самого быстроходного и потому неуязвимого корабля. Возможно, с очень большой высоты можно было увидеть струи течений, вызванных стремительным ходом корабля: это был причудливый рисунок, ведь по приказу капитана "Лузитания" каждые пять минут меняла курс! Вражеская подлодка не сумела бы, пожалуй, дать прицельный залп из своих торпедных аппаратов. А догнать лайнер невозможно!

7 мая. Время: 14 часов 10 минут. Неожиданно матрос Томас Куин по телефону передает капитану Тэрнеру:

- С правого борта торпеда, сэр!

- Лево на борт! - следует немедленный приказ капитана рулевому.

Торпеда была выпущена средней немецкой подводной лодкой, которой командовал капитан-лейтенант Швигер. Ему предписывалось патрулировать район к югу от Ирландии, участвуя, таким образом, в морской блокаде Англии. Предписание было недвусмысленным: "Топить любое судно противника без предупреждения во всем районе патрулирования". На задание лодка Швигера вышла еще в середине апреля. Постоянные апрельские туманы надежно укрывали даже крупные корабли, но тридцатидвухлетний Швигер надеялся на успех. Этот успех, как водится в военное время, обернулся подлинной трагедией на море, с которой сравнима разве что трагедия "Титаника", налетевшего на айсберг тремя годами раньше в той же Атлантике.

5 мая лодка Швигера потопила сразу два судна - парусник "Эрл оф Латам" и грузовой пароход "Кандадат". Оба судна английские. После этого надлежало пополнить запасы горючего, а для этого надо было идти к немецкой морской базе Вильгельмсхафен. Курс был проложен на Ла-Манш, но у входа в пролив произошла встреча с английскими военными кораблями - сначала миноносцем, а затем крейсером. Большая скорость их помешала атаке. Швигер был расстроен. Вдруг появился четырехтрубный пароход. Швигер не узнал его. Его курс вначале был перпендикулярен курсу лодки. В вахтенном журнале появляется запись: "Перед нами четыре трубы и мачты большого парохода. Он идет с юго-запада... похоже, что это пассажирское судно".

Скорость "Лузитании" такова, что, сохрани она направление движения, Швигер не догнал бы ее. Трагическая случайность: именно в эти решающие минуты "Лузитания" совершает очередной маневр, меняя курс как раз для того, чтобы избежать встречи с подводными лодками, точнее, чтобы воспрепятствовать их выходу для торпедной атаки.

Парадокс. Именно этот маневр дает Швигеру повод приготовиться к атаке.

"Пароход делает поворот и ложится на курс на Куинстаун. Это дает нам возможность догнать его и произвести атаку. Идем на предельной скорости, чтобы успеть занять нужную позицию". Такова следующая запись в вахтенном журнале немецкой подлодки.

Что же происходит? Швигер приказывает держаться параллельного курса, но убеждается, что его лодке все же не хватает скорости, чтобы догнать "большой пароход". Параллель не получилась, как на то несколько минут надеялся Швигер, упустивший по той же причине два английских военных корабля.

И снова происходит неожиданность. "Лузитания", еще не узнанная никем из немецких наблюдателей, снова меняет курс. На этот раз она идет навстречу своей гибели, приближаясь к лодке Швигера на две мили. Капитан вызывает своего старшего штурмана для консультации. Между тем "Лузитания" снова меняет курс и идет уже буквально навстречу морскому хищнику, прямо на подводную лодку. Швигер не успел выслушать своего штурмана. "Большой пароход" приближался слишком быстро, а нужно было успеть поразить его и произвести погружение. Иначе киль парохода буквально смял бы подводную лодку.

Сама "Лузитания" как бы провоцирует немецкого капитана на сверхсрочные действия. "Залп! Срочное погружение!" Так звучит приказ Швигера. Ситуация была почти роковой и для лодки. Ведь оба судна - "Лузитанию" и подлодку разделяло в этот момент не более 400 метров!

Почти сразу последовал удар, взрыв, взметнулся фонтан воды - торпеда продырявила борт лайнера. Штурман успел взглянуть в перископ (раньше он работал на торговых судах и знал пассажирский флот англичан),

- Боже мой! - воскликнул штурман. - Это же "Лузитания"!

Пассажиров "Лузитании" оглушил взрыв, за ним последовал второй, еще более страшный. О нем спорят историки до сих пор. Сам Швигер категорически отрицал запуск второй торпеды. Поэтому немцы объясняют второй взрыв детонацией взрывчатых веществ. Взрывчатка была тайно погружена на борт пассажирского парохода, чтобы доставить ее в воюющую с Германией Англию так утверждают немцы. В таком случае комфортабельный пароход был применен в целях маскировки этого замысла.

Англичане начисто отрицают такую возможность - по вполне понятным причинам.

Капитан Тэрнер надеялся дотянуть до отмели и посадить на нее свой корабль. Он очень рассчитывал на его отменные мореходные качества. Однако произошло вот что: взрыв разрушил паровую турбину, перебил главную паровую магистраль, "Лузитания" потеряла ход и сразу стала крениться на борт. Всего через несколько минут она стала буквально валиться на правый бок, а ее трубы обрушились на палубу и в воду, убивая массу людей, соскальзывающих с палубы в море. Удалось спустить лишь часть шлюпок. Спасательных жилетов было роздано не более пятисот. Пассажиров на "Лузитании" было около двух тысяч. Более половины из них погибли. Погиб и Вандербильт (вместе с ним нашли кончину американский писатель Формен, драматург Клейн, океанограф Стэкхауз, режиссер Фрохман - последние двое возвращались к себе в Англию).

Теперь вспомним о телеграмме, которую прочел Вандербильт еще у причала в Нью-Йорке. Швигер не знал, что это за "большой пароход", по которому его подводная лодка выпустила торпеду. Он узнал это со слов своего штурмана, когда торпеда уже шла к цели. Но если этого не знал торпедирующий "Лузитанию" немецкий капитан, то кто мог знать вообще, да еще за несколько дней до прибытия лайнера к ирландскому побережью! И более того, этот неизвестный должен был еще и послать телеграмму, которая должна быть получена Вандербильтом.

Объяснений как будто бы нет.

* * *

Фото этого корабля нередко украшало страницы журналов во многих странах Европы. В семидесятых годах в Будапеште, много лет спустя после его гибели, я впервые услышал о нем. В ночном кабаре "Максим" я занял место в пятом ряду полукруглого партера. Рядом со мной оказался немец из ФРГ, с ним был спутник. Разнесли пиво и кофе. Помню до сих пор цену за чашку кофе (я перевожу ее в тогдашние рубли) - 3 рубля или около пятидесяти форинтов. По тем временам это было дорого для приезжего журналиста. Пиво было еще дороже. Тогда в Венгрии начинался тот процесс, который затем внедрился в польскую и советскую действительность, изменив ее.

Немец принял меня за соотечественника. Мой акцент выдал меня, но разговор продолжался.

Мы сидели в полутьме, только круг эстрады был освещен, и там, по светлому желтоватому полу, стучали шпильки модных дамских туфель. Рослые красивые женщины танцевали в туфлях и серебристых лифчиках. Но вот вышла еще одна танцовщица. Немец зааплодировал, его спутник поддержал его. Я тотчас понял, что они здесь уже не впервые. Их реакция в отличие от моей была мгновенной: кроме туфель на вышедшей к нам королеве "Максима" не было ничего, даже бикини. Я хлопнул в ладоши совершенно искренне, а не из желания поддержать соседей. Она была восхитительна.

Она не вышла, а выплыла - грациозная, светлая, сияющая под лучами софитов, светилось все ее тело.

- Великолепна! - воскликнул сосед.

Я тоже сказал несколько слов, и именно те, что читатель прочел выше. Тут кто-то вспомнил "Лузитанию". Не помню точно, по какому поводу. Не то вспоминал заведения на ее борту, не то... мне тогда показалось, что он хотел сравнить эту деву с кораблем. Что ж, даже такое сравнение было уместно.

Помню слово "торпедировать". Кого торпедировать? Ее? Или "Лузитанию"? Так я вникал постепенно в смысл восторженных и сбивчивых, немного циничных замечаний немцев.

Вот она уплыла от нас, скрылась, как будто растаяла.

Тогда, уже в почти постсоциалистической Венгрии, пожалуй, один "Максим" давал возможность такого признания для простой женской красоты. Ну, а уж в какой форме признавать ее - зависело от публики и ее вкусов.

Вышла певица. Спустилась с эстрады, поднялась к нам, села на колени к кому-то в третьем ряду, потом - ко мне. Непринужденно пожала мне руку, кажется, мы поцеловались. Ушла.

Немец снова произнес это слово: "Лузитания".

Я спросил, что это означает. Если название корабля, то я слышал его, но не более того. Он объяснил, указав на соседа:

- Родственник этого человека хотел спасти самого знаменитого пассажира затонувшей "Лузитании".

- Что за пассажир такой?

- О, это самый богатый человек в мире. Вандербильт.

Я признался, что, кроме имени, ничего о нем больше не знаю. Что с ним случилось? Он объяснил вкратце. Я не придал этому значения. Не знал, не ведал ничего о судьбе "Лузитании". Тогда все это для меня не звучало, почти не воспринималось.

Много позднее я случайно прочитал в старых журналах о гибели этого удивительного корабля. Сложилась целая картина. Восстанавливая в памяти выражения лиц моих собеседников, восторги, улыбки, припоминая точный смысл замечаний и рассказанного мне, я прихожу к выводу, что человек, которого назвали родственником одного из моих соседей в "Максиме", обладал незаурядными способностями и даже талантами. Помню слово "предсказание" и еще одно слово: "талант". Это о нем, И еще: он увидел "Лузитанию", плывущую в небе, и смог предсказать ее земной конец. Так я склоняюсь и подвожу читателя к мысли, что среди немецких мистиков и прорицателей нашелся один человек, причастный к истории с удивительным кораблем. Он предсказал, указал, увидел, наконец, этот корабль перед его гибелью. И послал телеграмму.

Других объяснений у меня пока нет.

* * *

Я писал где-то о повторяемости ситуаций в соответствии с космическими ритмами. Один из периодов повторения - 28 лет. Эта цифра или, точнее, близкая к ней позволила мне найти событие, трагедию на море, подобную драме на "Лузитании".

Прошло 29 лет, и близ берегов Японии был торпедирован крупнейший авианосец "Синано". Это было новое секретное оружие Японии па морях, ее надежда, ее мощь. Авианосец не принимал участия в операциях, он вышел из Токийского залива в свое первое плавание. На нем было много гражданских лиц, участвовавших в его строительстве. И, как в случае с "Лузитанией", около шестидесяти процентов общего числа находившихся на борту погибло.

Торпеды попали в правый бок суперавианосца водоизмещением более семидесяти тысяч тонн. Командир подводной лодки, потопившей авианосец, капитан второго ранга Инрайт был награжден крестом военно-морских сил США. В приказе о награждении, подписанном министром Джеймсом Форрестолом, тоннаж "Синано" определен в 72 000 тонн. Это означало, что американская лодка потопила самый крупный в истории всех войн боевой корабль.

Правый борт немецкой подводной лодке во время маневра подставила сама "Лузитания". То же самое произошло с японским авианосцем. Его капитан невольно облегчил задачу торпедирования, подставив тот же правый борт и тоже во время антилодочного маневра.

Капитан Швигер не знал даже, как называется судно, которое он приказал торпедировать, не знал до той минуты, когда было уже поздно что-либо изменить. Капитан Инрайт также был в полнейшем неведении, что за корабль он торпедирует. И не знал точно так же, как он называется. Только по прошествии нескольких месяцев потопленный авианосец перестал быть легендой. Японское командование намеревалось вообще скрыть от самих японцев факт потопления новейшего суперсекретного авианосца, не знавшего равных. И некоторое время это удавалось делать.

После торпедной атаки "Лузитания" направилась к отмели. Тэрнер очень рассчитывал выбросить свое судно на мелководье близ мыса Кинсэйл, находившегося всего в десяти милях от места катастрофы. Капитан Абэ, командовавший "Синано", после атаки американской лодки попел истерзанный авианосец к мысу Усио, чтобы тоже выброситься на мель, если повезет. Ни в 1915-м, ни в 1944-м гибнувшим экипажам не удалось дотянуть до вожделенной отмели. И в обоих случаях мало помогли шлюпки, спасательные жилеты и другие спасательные средства. Команда "Лузитании" сама не имела представления, где же находился склад, в котором хранились спасательные пояса и жилеты. Из-за сильного и быстрого крена шлюпки левого борта опустились на палубу, и никакая сила уже не могла спустить их на воду. Швигер писал: "На палубе царила неописуемая паника. Перегруженные шлюпки, срываясь со шлюпбалок, падали в воду. Потерявшие надежду люди бегали вверх и вниз по трапам "Лузитании", прыгали за борт и пытались добраться вплавь до перевернутых вверх килем шлюпок. Это была страшная картина - самая страшная, которую мне приходилось видеть".

Точно так же с борта "Синано" из-за стремительного крена просто бросали за борт любые плавучие предметы, затем прыгали в воду. Практически не было спущено на воду ни шлюпок, ни плотов. Японский матрос Суа так описал эти минуты:

"Когда приказ освободил нас от обязанностей, я прыгнул с левого борта авианосца в воду, и меня засосало в огромное вентиляционное отверстие. Многие напрасно взывали о помощи, они навсегда исчезли в утробе корабля. Когда я потерял надежду, мне все же удалось ухватиться за трос и выбраться наружу. Я вскарабкался на палубу и снова прыгнул в воду. Как только я отплыл от "Синано", я ухватился за большое бревно. Некоторые мои товарищи пели, чтобы подбодрить других... Оглянувшись, я увидел, что "Синано" сильно накренился вправо. Какое зрелище!.. Неподалеку от меня три бывалых матроса вцепились в длинную балку. Совсем молодой матрос, не умевший хорошо плавать, подплыл к ним из последних сил, почти уже захлебываясь. Он умолял старших разрешить ему ухватиться за балку, говорил, что у него болит горло от проглоченной нефти. Один из бывалых сказал:

- Убирайся прочь! Здесь нет больше места!

Молоденький матрос, почти мальчик, стал молить о помощи, но другой из старших ударил его и сунул головой в воду. Я смотрел на это в шоке, но ничего не мог поделать. Мальчик еще раз показался на поверхности, отчаянно барахтаясь. Изо рта у него выплеснулась струя воды. Он громко закричал от ужаса. Я окликнул его, чтобы он плыл ко мне, стал толкать свое бревно к нему. Но было уже поздно, он тихо, кротко скрылся под волнами".

Капитан Инрайт вспоминает о минутах, предшествовавших атаке:

"Время начало тянуться мучительно медленно. Мы больше ничего не могли предпринять, чтобы незаметно приблизиться к цели... Для того чтобы мы имели возможность выйти на позицию, удобную для атаки, командир японского авианосца должен был или заметно уменьшить скорость корабля, или повернуть прямо на нас".

Та же ситуация, уже знакомая читателю!

"Я жаждал, чтобы авианосец совершил одно из этих действий, - продолжает Инрайт, - а лучше всего, если бы он лег на курс 210 градусов".

Позднее происходит изменение курса цели:

"Я посмотрел на часы: стрелка как раз подходила к 2.56. И в эту минуту удача отвернулась от них. Авианосец поворачивал в нашу сторону! Он ложился на курс 210 градусов, на юго-запад! Скорость 18 узлов".

Так быстроходные цели, с точки зрения капитанов подводных лодок, в обоих случаях вели себя оптимальным образом - сами шли навстречу гибели.

Одна или две торпеды? Вопрос не решен для "Лузитании". Не решен он и для "Синано". Одна из торпед была выпущена, как потом выяснилось, без приказа Ин-райта. Таинственная лишняя торпеда присутствует в обоих случаях!

Перед тем как устремиться на дно, "Синано" поднял свой нос так высоко, как будто отдавал честь небу, пишет Инрайт. "Лузитания" же подняла корму. Здесь расхождение. Но поскольку события происходили на разных концах земного шара, то получается, что и направление вертикали гибнувших кораблей, последней вертикали перед погружением, было одним и тем же.

* * *

Лузитания - древняя римская провинция на территории нынешней Португалии. Синано - префектура в старой Японии. Это имена кораблей, исчезнувших в водах океана. Еще одно совпадение: как бы целые области, земли или провинции ушли под воду на западе и на востоке. Уж не предвестие ли это грядущих событий?

Глава седьмая

НЛО И АБСОЛЮТНОЕ ОРУЖИЕ

ПОСЛАНИЕ ИНОПЛАНЕТЯН

Каждое поколение по-своему знакомится с проблемой инопланетян. Не счесть современных сообщений в прессе о таинственных звездных кораблях, их посадке на Землю, а также о встречах и даже диалогах людей с экипажами НЛО. Уже в древности знали о жизни на других планетах. Об этом писал, например, Анаксагор. И хотя тогда планеты чаще всего отождествляли с подвижными звездами за их резвый бег по небесному своду, дела это не меняет. Но подобная точка зрения не была широко распространена в отдаленные от нас времена. Мне кажется, что вообще в глубокой древности подлинное знание было достоянием немногих, сознававших, как опасно его распространение в безответственной среде гоминидов или гомо сапиенс, как угодно читателю. Я пытался понять причину этого явления. И отметил прежде всего тот поразительный факт, что древние мудрецы, которых мы называем жрецами, несколько тысяч лет назад опережали науку девятнадцатого века и были впереди таких корифеев, как Ньютон, Кеплер, Галилей, Коперник. Они отлично знали о движении по небу малых светил, "уклоняющихся со своего пути и сжигающих все земное небесным огнем". Это, конечно, астероиды и метеориты. Факт падения небесных камней, напомню, отрицали еще в прошлом веке все ученые нашей просвещенной планеты. А вот египтяне достоверно знали не только об этом, но и о роли зодиака в жизни человека и общества. И сегодняшнее повальное увлечение популярными аспектами астрологии показалось бы древним чем-то вроде игры в футбол каменными шарами вместо мяча.

Автору этих строк хорошо известно, с какими трудностями удавалось совсем недавно публиковать самые скромные сообщения об НЛО: мешала необходимость получения обязательной визы крупных ученых. А крупные и мелкие ученые начисто отрицали существование НЛО об этом свидетельствуют статьи, беседы с ними, которые появлялись периодически в центральных газетах и журналах. Ученые, как им казалось, боролись с вредоносной идеей. Пришло время спросить, в чем, на их взгляд, заключалась вредоносность идеи Джордано Бруно? Впрочем, это отвлекло бы нас от темы и вернуло бы в печальный ряд явлений, когда на корню уничтожалась генетика, кибернетика, а заодно и такие вполне материальные объекты, как русская деревня и сельское хозяйство в целом.

В Ватикане хранится папирус, которому более трех тысяч лет и который с очевидностью свидетельствует, что египтяне были прекрасно осведомлены о неопознанных летающих объектах. Сияющие диски вызывали страх среди воинства фараона Тутмоса. Писец бесстрастно записал эту историю на сухих листьях. Мы, однако, не знаем точки зрения хранителей знания - египетских жрецов. Более того, предполагая очень высокий уровень знаний, к примеру, в области математики, мы до сих пор не знаем "потолка" этих знаний, ведь к исследователям попадают лишь расхожие тексты. Что сказали бы о нас далекие потомки, если бы не нашли ничего, кроме алюминиевых вилок, современных учебников по алгебре, геометрии и литературе? Вероятней всего, достигнутый нами уровень показался бы им гораздо более низким, чем уровень древних египтян. Хотя бы потому, что египтяне в своих папирусах умели излагать предмет кратко, грамотно и доходчиво, с простыми, яркими примерами. Неудивительно, что они активно использовали двоичную систему счисления, доставшуюся им по наследству. Но от кого? От атлантов? От богов? От инопланетян? На сей счет мы можем строить лишь догадки.

Меньше всего хотелось бы описывать корабли предполагаемых инопланетян. Ведь читатель без труда найдет такого рода сведения в прессе и книгах. Зато хотелось бы проявить подобающую случаю серьезность и рассказать о том, чего читатель не знает. В документальном романе "Асгард - город богов" я рассказал об удивительной находке. Во время минувшей войны на Дальнем Востоке недалеко от сгоревшего самолета был найден текст послания инопланетян к жителям Земли. Самолет был американским, из числа тех, которые совершали перелеты с Аляски и направлялись к европейскому театру военных действий для борьбы с фашистами. Экипаж самолета советский. Наши парни принимали эти самолеты в Штатах, вели их через Берингов пролив, затем над тайгой и тундрой до хорошо освоенных авиатрасс Сибири и Урала. Весь экипаж погиб. В день авиакатастрофы мела сентябрьская колымская пурга. Мне, дальневосточнику хорошо известно, как снежная пелена заволакивает небо и вырастающие из снегов сопки сначала почти невидимы, а потом оказывается, что уже поздно.

Весной на месте катастрофы был найден планшет. В нем был текст обращения инопланетян, или, точнее, коалиционного отряда наблюдателей иных цивилизаций. Я изучил этот удивительный документ. Он кажется подлинным. Полностью он опубликован в упоминавшейся мною книге, здесь я приведу лишь выдержки. Вот начало документа:

"К разумным жителям Земли, к расе, именующей себя Человечеством, обращается Коалиционный Отряд Наблюдателей (КОН). Настоящее обращение КОН к землянам является третьим по счету, контрольным.

Первое обращение КОН передал в 576 году до рождества Христова жителям крупнейшего в то время на Земле города Анурадхапура.

Второе обращение КОН передал в 711 году от рождества Христова жителям крупнейшего в то время на Американском материке города Ткаэцеткоатль.

Настоящее обращение КОН к землянам в основном идентично первым двум по содержанию, составлено на основных из сегодняшних языков Земли: английском, китайском, русском, испанском. Текст откорректирован с учетом современного уровня знаний и заблуждений жителей Земли. Целью обращения является предложение о проведении в будущем переговоров между представителями Человечества и представителями Коалиции на предмет вступления Человечества в Коалицию.

К настоящему времени Человечество составило себе представление о Вселенной в целом более правильное, чем во времена первого и второго обращений.

Действительно, Земля не является плоской и не находится в центре Вселенной.

Действительно, Солнце не находится в центре Вселенной, а является одной из звезд, входящих в состав Галактики.

Действительно, последними из превращений энергии поддерживающих деятельность звезд и, соответственно, Солнца и дающих возможность существования жизни на Земле и сходных с ней планетах, являются термоядерные реакции.

Действительно, разумная раса землян не является единственной во Вселенной.

В остальном большинство ваших космогонических догадок являются ошибочными. Является заблуждением вера ваших ученых в существование каких-то, пусть даже еще не открытых, незыблемых законов Вселенной и в постоянство мировых констант. Так, гравитационная постоянная заметно меняется и в пределах вашей Солнечной системы, не говоря уже о более крупных масштабах, что привело к существенным ошибкам в определении вами размеров Галактики и расстояния до других Галактик и вызвало появление ошибочных теорий замкнутой Вселенной и, в этом году, теории разбегающейся Вселенной".

Именно эти строки более всего напоминают подделку. Как следует из самого обращения, оно передано для землян в 1929 году. О какой термоядерной энергии могла тогда идти речь? Всем хорошо памятен год 1953-й, когда была взорвана первая водородная бомба. Однако помнится, вместе со всеми, во всяком случае, со многими, я думал, что за двадцать четыре года до этого даже теоретики не говорили о термояде. Оказывается, еще в 1926 году талантливый английский физик Эддингтон провел расчеты, касавшиеся энергии Солнца, и пришел к выводу о термоядерной реакции. Его выступление в Оксфорде осталось без особого внимания. Но шаг был сделан! Первая в истории человечества работа по сложнейшей физической проблеме опубликована. И сейчас формулировки Эддингтона верны в принципе и во многих деталях, его расчеты удивляют смелостью.

Недаром строки обращения подтверждаются свидетельствами древних источников: сами инопланетяне говорят о "палеоконтактах" и цивилизациях до нашей эры! Одна подробность до недавнего времени меня удивляла и подтверждала как будто бы мою студенческую версию о подделке или мистификации. Речь идет о городе Анурадхапура. Вот что можно прочесть о нем в энциклопедии:

"Анурадхапура - город на севере Шри-Ланки, административный центр провинции, в 1974 году насчитывал 36 тысяч жителей. Развиты кустарные промыслы, переработка сельскохозяйственной продукции. Древняя Анурадхапура (V в. до н.э. - начало II в. н.э.) - столица первого Сингальского государства. Архитектурный заповедник, остатки храмов и монастырей 3-1 вв. до н.э. Каменные статуи Будды V в. н.э., дворцы и пещерный монастырь, относящийся к тому же периоду".

Как видим, Анурадхапура, известная инопланетянам, старше, по крайней мере, на целое столетие. Что это? Теперь-то я убежден: мистификатор ни за что не сделал бы такой ошибки, он слово в слово, цифра в цифру уложил бы свое творение в зафиксированные археологами границы. Зачем бы ему выдумывать и выдавать себя?

Но вот инопланетяне помнят Анурадхапуру с шестого, а не с пятого века. К тому же помнят как крупнейший город. Отсюда я делаю вывод: раскопки еще не коснулись древнейших пластов. Есть надежда на то, что в них будет найдена большая Анурадхапура. На том же месте или в отдалении - ведь города разрушались и возникали снова в некотором отдалении от прежнего места застройки.

Теперь, когда становится ясным, что обращение несет новую для человечества информацию, хочется процитировать документ дальше.

"Ошибочно и представление о всеобщей трехмерности пространства, на котором прежде всего базируются ваши космогонические представления. Мир хаотичен, в нем нет ничего незыблемого, в том числе и мерности. Мерность пространства во Вселенной колеблется, плавно меняется в весьма широких пределах. Наилучшим условием для возникновения органической жизни является мерность пространства, равная числу "пи". Значительные отклонения от этой величины пагубно действуют на живую природу. В настоящее время окрестности Солнечной системы имеют мерность +3,00017... Близость этого числа к целому числу три ввела вас в заблуждение. В окрестности вашего скопления Галактик дрейфует гравитационный циклон, имеющий в центре мерность от -2,15 до -3,15, который может задеть краем вашу Галактику, уничтожив органическую жизнь па всех планетах, на которых не будут приняты меры по защите.

В частности, это обстоятельство делает необходимым для вас вступление Человечества в Коалицию в сжатые сроки, самое позднее через 65 000 лет с момента подачи настоящего обращения, то есть с 1929 года от рождества Христова, с тем, чтобы Коалиция успела оказать Человечеству помощь в подготовке к циклону.

В настоящее время в вашей Галактике насчитывается около 220 000 разумных рас, уже вступивших в Коалицию, и около 1000 разумных рас, рассматривающих вопрос о вступлении, в том числе и вы.

КОН просит вас не воспринимать сообщение о гравитационном циклоне как попытку воздействия на ваш ответ.

Вы ошибаетесь в решении вопроса о происхождении Солнечной системы и жизни па Земле. Солнечная система возникла из пылевого облака, засеянного строительным отрядом Коалиции в области Вселенной, отвечающей двум основным требованиям к условиям развитии и возникновения жизни:

- в области, достаточно удаленной от звезд;

- имеющей мерность пространства, близкую к "пи".

Вы ошибаетесь в уподоблении разумной расы живому индивидууму, представляя в некотором будущем неизбежным одряхление и смерть Человечества. В эволюционном процессе новые виды живых существ происходят от некоторых старых видов. И кашей заботой должно быть, чтобы новые виды разумных рас на Земле произошли от вашей. И именно это соображение должно определить стратегию развития разумной расы. Между тем, по наблюдениям КОН, Человечество совсем не руководствуется такой или подобной ей стратегией, предоставляя свое развитие воле случая и направляя свои усилия на удовлетворение кратковременных потребностей.

Не следует думать, что ваши заблуждения являются случайными, преходящими. Они неизбежны и устойчивы в силу специфики вашего мышления...

Мышление живой материи и само существование и развитие живой материи имеют общую основу. И то, и другое являются противоречиями энтропии.

В мышлении это противотечение, противоречие выражается в поисках логичности (вашему мышлению свойственны поиски логичности), но на этом и кончается сходство вашего мышления с мышлением, свойственным подавляющему большинству разумных рас, входящих в Коалицию.

Это обстоятельство вынуждает многих участников КОН сомневаться в правомерности обращения к вам как к разумной расе. Основой вашей разумной логики являются понятия "да" и "нет", как якобы реально существующие и многократно проявляющиеся при ступенчатом анализе любого сложного вопроса. При этом число ступеней в анализе конечно и чаще всего весьма мало, даже когда вами исследуется достаточно серьезная проблема. Поиск ответа сводится к выбору одного из множества возможных решений, тогда как наиболее правильное решение между ними. Вашим математикам будет понятна следующая аналогия: решение проблемы, возникающее после решения частных вопросов типа "да" - "нет", аналогично выбору одной из вершин многомерного куба, тогда как вариантами возможных решений являются в первом приближении все точки пространства той же мерности. Если же говорить точнее, реальная мерность пространства решений чаще всего определяется вами неверно и очень редко является на самом деле целочисленной.

Наше отношение к вам, как к разумной расе, затрудняется и следующим соображением. Насколько мы можем судить, любой научный или юридический закон, смысл любого открытия или изобретения, сущность любой важной мысли может быть выражена вами фразой, содержащей самое большее 100 слов из словаря 50000 слов, включающего математические и другие условные обозначения. Общее количество всех возможных фраз из такого словаря представляет весьма скромную величину: 50000100. Если составлять только фразы, имеющие лингвистическую непротиворечивость, и если затем отбросить фразы, в которых слова грамматически правильно связаны, но содержание их не имеет даже видимости смысла, то число внешне осмысленных фраз сократится до 5000025. Отсев ложных от истинных утверждений оставляет по самым завышенным оценкам список всего из 3,9х1027 утверждений, которые могут быть высказаны вами и должны соответствовать реальности.

Между тем нам известны представители животного мира на различных планетах, способные дать не меньшее число разнообразных безусловных реакций, вполне адекватных действительности, на разные комбинации временных раздражителей, но которые тем не менее не могут быть названы разумными.

По-видимому, правильнее было бы считать Человечество не разумной, а потенциально разумной расой, поскольку ограниченность мышления все же не является у вас врожденной.

От природы человеческий мозг наделен аппаратом мышления не менее совершенном, чем органы мышления представителен многих разумных рас во Вселенной. Но развитие вашего мышления с самого начала шло по неверному пути".

Далее в обращении идет речь о путях перестройки человеческого мышления, в чем инопланетяне готовы оказать помощь, об опасности гравитационного циклона, который приблизится к нам через несколько десятков тысяч лет, о возможности передачи нам, людям, тайны бессмертия. Между прочим, упоминается надвигающаяся вторая мировая война.

Все это серьезно и вполне выдерживает критику. Таково мое резюме. Мне остается добавить к сказанному свидетельства о наблюдениях древних. Это проливает свет на важность и глубину самой проблемы контактов.

Упоминания о небесных колесницах можно найти в Библии. Летающие корабли прочно "прописаны" в индийских трактатах. Аристотель писал о солнечных дисках. Во французских хрониках на века оставлены указания короля Людовика Доброго, грозящие наказанием за любой контакт с небесными кораблями. Надо полагать, король был осведомлен о неприятных последствиях для людей таких контактов. Приведу теперь хронологию загадочных явлений, возможно связанных с небесными пришельцами, которую я нашел в одной из современных работ.

222 год до н.э. "Когда Гней Домиций и Гай Фанний были консулами, в небе появились сразу три Луны" (П л и н и й. Естественная история, кн. II, гл. 23).

218 год до н.э. "В области Амитерно много раз появлялись неизвестные люди в белых одеяниях. В Прэнесте - пылающие лампы с небес. В Арпи - щит в небе... Луны боролись с Солнцем, и среди ночи появлялись две Луны. В небе были видны прозрачные корабли" (Л и в и й. История, кн. 21, гл. 61 и кн. 22, гл. 1).

214 год до н.э. "В Адрии на небе появился алтарь и нечто, напоминающее фигуру человека около него" (Л и в и й, кн. 21, гл. 62).

175 год до н.э. "Три Солнца сияли одновременно. Ночью несколько звезд пересекали небо над Ланувиумом" (О б с э к в е н с, гл. 42).

91 год до н.э. "Около Сполетиума с неба скатился огненный шар золотого цвета, все время увеличивающийся в размерах. Затем он, набирая высоту, двинулся к востоку. По величине шар был больше Солнца" (О б с э к в е н с, гл. 145).

66 год до н.э. "В консульство Гнея Октавия и Гая Светония была замечена падающая со звезды искра. При падении она возрастала в размерах и, достигнув величины Луны, рассеялась во что-то вроде светлого облака, а затем, превратившись в факел, вернулась на небо. Это единственная запись о подобном явлении. Оно наблюдалось проконсулом Силеном и его свитой..." (П л и н и й, кн. II, гл. 35).

...В шестидесятых годах итальянский профессор Кареттони во время раскопок на Палатинском холме в Риме обнаружил панно первого века нашей эры. Все, видевшие это панно, утверждают, что изображена ракета на фоне сооружения, похожего на современный ангар или бетонную башню. Сверкнув подобно метеору, сенсация угасла. Она разделила участь других забытых открытии и наблюдений...

ГУМАНОИДЫ-ОХОТНИКИ И ГУМАНОИДЫ-ЖЕРТВЫ

Семнадцатого октября 1981 года бразилец Абель Боро вместе с приятелем Римабаром Феррейрой отправились на охоту и увидели что-то вроде звезды, которая затем опустилась и сфокусировала свой свет на Боро. "Когда оно опустилось, то стало светло и ночь превратилась в день, - сообщил Феррейра. - Я испугался, слез с дерева, на котором сидел в засаде, - НЛО покружил и остановился над деревом, где сидел Абель. Это было что-то вроде фары, которая вращалась и, видимо, делала плохо Абелю. Я решил бежать за помощью, но услышал крики Абеля. Я обернулся и увидел, что НЛО собрал свой свет на нем, и тело его все светилось. Не знаю уж как, но я убежал, а на следующее утро пошел к Абелю домой, но его не было. Вместе с его семьей мы нашли его мертвым. Его тело было все белое, в нем не было и капли крови. Этот самый НЛО попросту высосал из Абеля жизнь, как вампир". Жители этих районов часто называют НЛО "чупа-чупа", "чупар" же означает "сосать".

Бразилец Анастасио Барбоза со своим другом Раймундо Соузой попытались спастись бегством, когда в лесу опустился с неба большой объект и осветил их. Рай-мундо споткнулся и упал, свет сосредоточили на нем. Барбоза убежал. Тело Раймундо нашли на следующее утро: оно стало белым, как соль.

Жозе Виторио лежал в гамаке, его приятель был поблизости. Объект опустился над гамаком и ярко осветил Жозе. Приятель побежал за помощью. Виторио они нашли мертвим.

Свидетель четвертого убийства Жозе дос Сантос произвел пять выстрелов по НЛО, который преследовал его. Ему удалось спастись бегством. Дос Сантос видел своего друга, объект направил и на него поток света. Сантос сказал: "Он пережил шок, покатился с холма. А потом три дня был не в себе, был напуган до смерти. Потом умер".

Таковы факты охоты НЛО на бразильцев.

* * *

Леонард Стрингфилд является одним из самых известных в США исследователей НЛО. На ежегодном симпозиуме в 1978 году он представил отчет о потерпевших аварию НЛО. Оператор радара на калифорнийской авиабазе Эдварде не видел самого объекта, но проследил его падение на радаре. О том, чем завершилось это событие, он узнал, услышав разговор офицеров: гуманоиды ростом около 1 метра 35 сантиметров были найдены мертвыми и направлены на авиабазу Райт Паттерсон.

Охранник с базы Райт Паттерсон видел в 1952 году, как огромный грузовик с прицепом перевозил в одну из зон базы, соблюдая секретность, дисковидиый объект, прикрытый брезентом, и прозрачные контейнеры, содержавшие трупы маленьких человекообразных существ с большими головами.

По словам еще одного оператора радара на базе Форт Монмаус в штате Нью-Джерси, в 1953 году он присутствовал на спецдемонстрации короткого и плохо отснятого фильма, в обстановке строгой секретности в зале базы. Сначала появились кадры с дисковидным объектом, лежащим на земле и окруженным военными. Затем были показаны тела трех гуманоидов маленького роста с огромной головой, лежащие на столах в палатке.

Как рассказывал американский инженер из Комиссии по атомной энергии, он вместе с другими специалистами был препровожден на место падения НЛО в Аризоне. По прибытии в город Феникс свидетель с коллегами были посажены в автобус с затемненными окнами, который доставил их в пустынную местность недалеко от Кингмена. Здесь он должен был сделать устный и письменный отчет относительно деталей объекта. Заглянув тайком в палатку, он видел человекоподобное существо ростом около одного метра.

По словам одного офицера национальной гвардии, в 1953 году он видел, как на базу Райт Паттерсон прибыл самолет ДС-7 с контейнерами, содержавшими тела гуманоидов маленького роста с большой головой. Рост существ был около 120 сантиметров. От одного из пилотов офицер узнал, что среди гуманоидов было одно существо женского пола и что упавший НЛО был найден с помощью аппаратуры, которой снабжена обсерватория на горе Паломар.

В 1955 году одна из служащих отдела информации об НЛО на той же базе Райт Паттерсон стала свидетелем транспортировки тел двух маленьких существ с большими головами. А в 1966 году служащий базы завладел фотографией маленького человекоподобного существа с непропорционально большой головой и показал ее сыну, рассказав, что патруль столкнулся с гуманоидами НЛО, приземлившегося рядом с базой. Один из пришельцев вступил в бой с солдатами, чтобы прикрыть отход других в НЛО. Взятый в плен, он умер от введенной ему инъекции и был перевезен на базу.

Согласно данным исследователя Роберта Барри, в 1962 году один НЛО приземлился в штате Нью-Мексико, спланировав, как аэроплан. Внутри были найдены два маленьких гуманоида-макроцефала в комбинезонах без пуговиц и молний.

Майор из НАСА и его коллега на базе Розуэлл в штате Нью-Мексико обследовали поле, на котором его владелец нашел странные металлические фрагменты длиной до 6 дюймов, тонкие, как бумага, но очень прочные. Осколки эти упали с неба.

Сержант с базы Райт Паттерсон узнал от генерала, с которым работал в секретном отделе, о странном инциденте в штате Невада, где вооруженный отряд под командованием полковника приблизился к НЛО, приземлившемуся на территории базы. Из аппарата вышел гуманоид крепкого телосложения и светящимся лучом парализовал полковника. Его адъютант приказал открыть огонь, но оружие отказало.

Военный запаса рассказал Стрингфилду, что 10 декабря 1964 года он был направлен на место аварии НЛО с патрулем, чтобы воспрепятствовать входу в него возможным любопытствующим. Объект не имел вмятин и других видимых поломок.

АБСОЛЮТНОЕ ОРУЖИЕ

Трагические события, о которых речь пойдет ниже, вызывают в памяти имена трех героинь мифической древности: Сфено, Эвриалы и Медузы. Они родные сестры, их звали еще Горгонами. Младшая, Медуза, погибла от руки Персея. Они крылаты и могли летать; тело их покрыто чешуей; вместо волос - змеи. Взгляд любой из сестер превращал все живое в камень. Вот почему отважный герой мифа обезглавил Медузу, не глядя на нее, а пользуясь как зеркалом собственным медным щитом. Старшие сестры Горгоны Медузы - Сфено и Эвриала - бессмертны и продолжают летать и превращать в камень все живое и по сей день. Хотя поверить в это невозможно, старшая из Горгон, по всей видимости, участвовала в превращении жены Лота, библейского героя, в соляной столп. Эвриала же если и не принимала непосредственного участия, то наблюдала, как применяется ее тайное оружие в трагическом конфликте, когда двадцать три солдата зенитно-ракетной батареи в Сибири были превращены в камень после ракетного удара по космическому кораблю.

В документах и свидетельствах наших дней не найти, естественно, ссылок на античные источники. У них есть еще одна особенность: описанные в них события не подлежали разглашению. Когда положение изменилось, канадская газета "Уикли уорлд ньюс" опубликовала сенсационное сообщение своего вашингтонского корреспондента Ника Манна:

"В 1987 году советские войска сбили пролетавший низко над Сибирью НЛО. Пришельцы из космоса отомстили, уничтожив двадцать три советских солдата, сообщил Ник Манн. - Эта информация получена из ЦРУ, имеющего доступ ко многим документам о деятельности советских секретных служб. Это стало возможным с тех пор, как бывший президент Михаил Горбачев реорганизовал разведывательное управление КГБ после падения коммунизма в 1991 году. Дело об НЛО содержит 250 страниц свидетельств очевидцев - двух солдат, которые чудом остались живы после нападения инопланетян. Потрясающая фотография с места катастрофы и рисунки, запечатлевшие инопланетян, дополняют отчет, который один из сотрудников назвал самым ужасающим из имеющихся описаний мести инопланетян".

"Эти документы открыли нам глаза на намерения инопланетян и на их мощь, - сказал один из осведомленных сотрудников ЦРУ, передававших некоторые секретные материалы КГБ доверенным репортерам в Вашингтоне. - Известны случаи обнаружения НЛО и встреч с инопланетянами. Но мы еще не слышали о том, чтобы инопланетяне убивали людей. Если отчеты КГБ точны, происшествие действительно внушает ужас. Оно доказывает: пришельцы из космоса не такие доброжелательные существа, как нам хотелось бы думать. Их оружие и технологии значительно превосходят все, что имеется на Земле".

"Это жуткое событие показывает, - дает свою оценку Ник Манн, - что инопланетяне, если их загнать в угол, используют имеющиеся у них средства для своей защиты. Согласно документам КГБ, советские солдаты во время боевого дежурства 13 октября 1987 года в 8 часов 35 минут утра засекли летевший невысоко корабль в форме тарелки. Солдаты ПВО выстрелили по НЛО ракетой типа "земля-воздух". Ракета попала в цель, и корабль пришельцев разбился примерно в двадцати пяти метрах от точки выстрела. Он ударился о землю с такой силой, что корпус его раскололся. Появление из разбитого корабля крошечных гуманоидов с большими головами, большими черными глазами и состоящими из звеньев носами-хоботами застало военнослужащих врасплох".

Невооруженные солдаты, оставшиеся в живых после нападения инопланетян, рассказали, что эти существа быстро отошли подальше от потерпевшего аварию корабля, прижались друг к другу на мгновение, взявшись за руки, а затем слились в единое шаровидное образование. Трудно понять, что произошло дальше, но солдаты утверждают: это шаровидное образование начало гудеть и рокотать, затем стало сверкающе-белым. Через какие-то доли секунды шар удвоился в размере и взорвался, по описанию свидетелей, ослепительной вспышкой света, как бы расщепившись.

"Советским исследователям так и не удалось установить, что это означает, - заключает корреспондент. - Когда все кончилось, инопланетяне исчезли, а 23 русских солдата оказались мертвы. Выжившие два солдата, страшно испуганные случившимся, удивленно смотрели на валяющиеся вокруг тела своих товарищей. Взрыв света не оказал на этих двоих никакого воздействия, и это еще одна загадка".

В отчете о происшедшем говорится, что остатки НЛО и погибшие солдаты были перевезены для изучения в исследовательский центр под Москвой. НЛО не имел рычагов управления и видимого двигателя, его изучение осталось незаконченным; эксперты пришли к выводу, что неизвестный источник энергии изменил структуру тела солдат, превратив живые ткани в вещество, не отличающееся по химическому составу от минералов типа известняка или апатита; тела окаменели полностью.

На память осталось фото: корабль типа "тарелка", врезавшийся в землю ребром, рядом обломки его нижнего края, в двадцати метрах - два оставшихся в живых солдата, один из которых сидит на гусеничном тягаче, другой стоит...

Все относящееся к оружию инопланетян окружено тайной, заговором молчания, и даже самые разговорчивые из инопланетян, запросто болтающие с земными женщинами, никогда еще не раскрывали своего секрета. В свое время автору этих строк доводилось беседовать с ведущими уфологами России. Эффективное оружие НЛО основано на неизвестных нашей науке принципах - к такому заключению мы пришли. И эти принципы возвращали к теории эфира, вроде бы отвергнутого в начале века одновременно со становлением теории относительности. Раздавались, правда, мнения о том, что тонкая материя и эфир - реальность. Но было поздно: все уже пробежали мимо этой реальности, и физики, зачастую не умеющие понять даже теорию относительности, испытывали все же эйфорию, заменив все тонкие миры (и в том числе эфирные) математическими формулами и матрицами.

В свою очередь, ни одному оккультисту, кажется, не приходило в голову изучать теорию относительности, так как все расчеты относительно "тонких" энергий уже были получены другим путем. Этот путь вкратце сводится к признанию параллельных миров - плотного, к которому мы привыкли, далее тонкого и сверхтонкого (огненного). Оккультист-профессионал, естественно, считает теорию относительности чем-то вроде паровоза, который передвигается с помощью лошадиной упряжки - не иначе.

И все же самые проницательные из оккультистов вряд ли представляют себе, насколько энергия невидимых, более тонких миров, чем наш, эффективна, если ее "приручить".

Известный французский физик Луи де Бройль создал теорию двойственной природы вещества - корпускулярной и волновой. Это была малая часть истины, хотя и она все же не умещалась в головах некоторых его коллег. Никакой связи с "тонкими" энергиями замечено не было.

Инопланетянам тем не менее эта связь хорошо известна. Они, судя по всему, не только используют искусственную гравитацию, но и опираются на теорию, правильно отражающую физику Вселенной. В их исполнении гравитация, вызванная искусственно, не случайная находка, а элемент их системы знаний. Тяготение возникает за пределами видимого нами мира, на уровне первого этажа тонкого мира. Это движущийся эфир. Причем гравитацию создает эфир, движущийся случайно, наподобие плазмы в термоядерных устройствах; это скопление невообразимо мелких частиц, которые, невзирая на запрет теории относительности, движутся все же со скоростями, большими скорости света, совсем как волны де Бройля.

Следующий поразительный шаг, который сумели осуществить инопланетяне, это внесение порядка в движение эфира. На этом пути ими были разработаны способы превращения эфира в атомы и молекулы обычных веществ нашего мира. Вещество из эфира - таков их результат.

Наконец, именно тонкий мир дал им возможность так воздействовать потоками эфира и "тонкой" энергии на материальные объекты, что стало возможным изменять их структуру и даже состав, - изменять химию!

Проще всего при этом последнем процессе свести состав к наиболее устойчивым "кирпичикам" - атомам кальция.

Что же произошло в Сибири? Мне кажется, что рокочущий шар и свет, убивший солдат, имеют отношение к "тонкой" энергии и параллельному пространству. Разбуженный астрал, в котором и обитают Горгоны, иногда проявляет свои необыкновенные свойства. Значит ли это, что инопланетяне могут, в отличие от нас, управлять этой энергией? По всей видимости, это так. Астральное пространство насыщено особым пластичным веществом, тайна которого за семью печатями. Но экипажи НЛО не только владеют секретом, но и могут переходить, проникать в астральный мир. Этим, вероятнее всего, и объясняется исчезновение пилотов инопланетного корабля.

Меня заинтересовали в связи с этим поразительные происшествия из собрания журналиста В. Кондакова. Вот что он пишет, ссылаясь на источники:

"На первый взгляд совершенно невероятную историю рассказал, например, американский журнал "Дейли уорлд ньюс". По сообщению его репортера из Австрии, двести мертвецов встали из своих могил и прошли колонной через близлежащую деревню возле городка Брук. Все это можно было бы принять за мрачный розыгрыш, если бы не показания шестидесяти свидетелей - местных жителей, которые они дали полиции".

Событие ошеломляет. Объяснить его, пользуясь известными нам закономерностями, вряд ли возможно. Оно, на мой взгляд, примыкает к происшествию со сбитым над Сибирью инопланетным кораблем, и если использовать образ, то оно до некоторой степени является зеркальным его отражением. Там - неожиданная смерть, здесь - нечто вроде воскрешения из мертвых. А причина - сходная. Внимательно ознакомимся с ней.

"Я не понимаю, что и почему произошло, - признается капитан полиции. Но мы допросили всех свидетелей, и их показания полностью совпадают. Они говорят, что большой яркий метеорит упал с неба в озеро на восточной окраине деревни. Через 15 минут все могилы кладбища на западной стороне деревни опустели: мужчины, женщины и дети, которые там были похоронены, вошли в деревню. Это не похоже на правду, а смахивает на мистификацию, но это именно так".

Метеорит... Или, точнее, яркий болид... Еще точнее: люди видели свет. Если это был метеорит, то, вероятно, не совсем обычный. Мы должны провести параллель с инопланетным кораблем, расколовшимся после падения на Землю. В том случае корабль потерпел крушение, но причина была, так сказать, рукотворной. В этом случае болид мог бы оказаться, например, всплеском света от корабля, погибшего вовсе не по воле землян. Разница налицо. Сходство - в самом факте воздействия на человека, на его тело. Один из свидетелей, Георг Грабер, рассказывает:

"Когда я увидел мертвецов, входящих в деревню, то подумал, что схожу с ума. Там были трупы в разных стадиях разложения. Их одежда превратилась в сгнившие лохмотья, и все они с трудом переставляли ноги, как зомби. Когда я увидел умершую два года назад мою жену, то разрыдался: она была похожа на неуклюжую мумию. Но жена даже не заметила меня. Никто из них не замечал ничего вокруг. Они просто шли, пока не достигли озера, в которое упал метеорит. Затем они скрылись в воде, - буквально исчезли в водах".

Непонятное воздействие, надо полагать, было причиной сокращения мышц покойников. Но как согласовать это с тем, что ткани и мышцы могли практически не сохраниться? Мы должны быть готовы к другому: к признанию активности тонких тел - астрального или эфирного. Именно энергия астрала способна привести в движение даже умершего.

А что было обнаружено в могилах на этом провинциальном австрийском кладбище? Представьте, они оказались пустыми. Это записано в протоколе комиссии, в состав которой были включены, кроме следователей, также и медики. На мифологическом языке это означает, что старшая из Горгон могла уже научиться за истекшие тысячелетия и воскрешать мертвых, хотя бы на короткое время.

Пятьсот мертвецов прошли однажды в Индии к тому месту, где упали сразу два метеорита. Путь этой странной колонны пролегал через деревню в лес именно там грохнулись небесные камни. И путь этот был долгим - несколько миль по пересеченной местности. Наблюдали эффект исчезновения. Никто не смог обнаружить ни одного покойника в этом лесу.

Можно поклясться на Библии, что ситуации мифов повторяются. Жена уже упоминавшегося библейского героя Лота нарушила запрет - не оглядываться на уничтожаемые небесным огнем города Содом и Гоморру - и превратилась в соляной столп. А вот сходная история... В канун 1956 года, на Рождественский пост, к Зое в Самару (Куйбышев) приехал жених. Набожная мать Зои умоляла дочь не устраивать вечеринку в день поста. Зою убедить не удалось; мать уходит в церковь, а Зоя встречает подруг с молодыми людьми, общим числом четырнадцать. Пятнадцатым должен явиться Николай, жених, но его нет. Ждут около часа - и начинают веселиться. Танцуют. Зое танцевать не с кем. И вот она заявляет:

- У меня найдется еще один Николай! - И снимает со стены икону святого Николая.

Девушка танцует, держа икону в руках. Подруги уговаривают: верни икону на место! Зоя восклицает:

- Если есть Бог, он меня накажет!

Несколько мгновений - и произошло невероятное. Грохот и шум совершенно заглушили музыку. Ослепительно вспыхнул свет - точно молнии сверкнули, и как будто смерч прошел по комнате. В ослепительном столбе света застыла Зоя с иконой. Остальных охватил страх. Они еще не поняли, что произошло; но все как будто бы стало возвращаться на свои места. Кто-то натянуто улыбнулся. И тут стало еще страшнее. Все увидели нечто такое, чему нельзя подыскать слов. Зоя стояла как мраморное изваяние. К ней подходили и убеждались в невозможном: ее тело стало камнем. Хотя многих гостей еще раньше как ветром сдуло, ушли и остальные, чтобы разнести по городу весть о случившемся. Мать Зои лишилась чувств, когда вернулась из церкви, и ее отправили в больницу на несколько дней. Так девушка стояла в комнате 128 дней и ночей. Под камнем ее сердце билось, удары его прослушивались. Врачи пытались делать уколы, но иглы шприцев ломались: с таким же успехом можно было пытаться делать уколы мраморной колонне. Множество зевак стекались к дому, иные проникали в комнату. Вскоре появилась милиция и прекратила это "паломничество". Днем и ночью несли вахту милиционеры, трижды сменяясь в течение суток. Зоя не ела, хотя были попытки кормить ее. Она просто не могла принимать пищу. Трудно представить, что пережила ее мать, молившаяся ночами. Из милиционеров самые молодые не выдерживали; это считалось самым трудным дежурством, и нелегкие ночи оставили многим из них на память раннюю седину, потому что ночами девушка кричала. Днем - гробовое молчание, по ночам - душераздирающие крики. Постепенно содержание просьб-воплей девушки становилось яснее, обретало устойчивость:

- Молитесь, молитесь за грехи наши! Мир в грехе гибнет! Земля в беззаконии горит! Так было много ночей подряд.

- Кто наказал, Тот и помилует! - якобы ответил патриарх, когда к нему обратились с просьбой принять участие в судьбе Зои.

Было очевидно влияние неземных сил на события. И ни мать, ни сердобольные люди, ни священники - никто не мог вернуть икону святого Николая на место: окаменевшие руки девушки не отдавали ее никому. Только в праздник Рождества Христова отец Серафим сумел освободить образ святого Николая и вернуть его на место. Перед этим он освятил всю комнату.

Приезжал московский митрополит Николай. Я отдаю ему должное и придаю большое значение совпадению имени его с именем святого. Митрополит отслужил молебен и утешил:

- Нужно ждать великого праздника Воскресения Христова.

Еще один многозначительный визит: к девушке пришел старец. Откуда он никто не знал и не знает. Он спросил ее:

- Что, устала стоять?

Милиционеры дважды отказывали старцу, не пускали его в квартиру. Только на третий раз, в канун праздника Благовещения, он был допущен и произнес эти три слова. Никто не слышал, что ответила Зоя, днем обычно молчавшая. Но если бы ока и ответила ему, то именно то, что он ожидал услышать... В комнату вошли милиционеры, чтобы проводить его к выходу, но не обнаружили старца. Он исчез.

На праздник Пасхи Зоя пришла в обычное состояние. Ее тело освободилось от каменных оков, стало упругим и мягким. Зою уложили в постель.

- Кто кормил тебя? - спрашивали ее.

- Меня голуби кормили! - отвечала Зоя. На третий день Пасхи девушка скончалась. Об этом знают многие в Самаре; более подробно я написал в моей книге "Встречи с Богоматерью". Огненный мир не является исключительно обителью богов. В нем действуют силы различного характера.

Отец Серафим освятил комнату: это помогло. Астральное клише было разрушено, хотя и частично. Однако этот случай намного сложнее ранее разобранного. Огонь богов и огненный мир остаются для нас тайной, Содом и Гоморра - Самара... Совпадают созвучия и названия городов. А магия созвучий играет очень большую роль. Повторение слов, тем более роковых, в новой обстановке, приводит в действие силы из параллельных пространств. Точно так же погибшие во флоридской катастрофе 1972 года члены экипажа американского самолета могли свободно являться пассажирам других авиалайнеров "с того света". Но являлись они только в том случае, если на этих авиалайнерах были приборы и узлы с погибшего, "их" самолета. Связь созвучии и появление людей близ предметов, которыми пользовались покойные, вызывают эффект сближения параллельных пространств с нашим, создавая "магический канал".

И нужно обратить особое внимание на следующую подробность: инопланетяне во время происшествия в Сибири образовали круг, прижались друг к другу. Эта магическая фигура позволяет концентрировать энергию биологических объектов воедино. Запускаются сложные механизмы, это возможная параллель с опытами Месмера и современного мага Копперфилда.

Глава восьмая

УПРАВЛЯЕМЫЙ ТЕРМОЯД И ПЛАЗМОИДЫ

МИМОХОДОМ О БИОГРАВИТАЦИИ

Очень хотелось бы изложить теорию биогравитации, но это особый жанр, боюсь, не вполне понятный даже современным физикам. Любой организм создает свое, пусть мизерное, гравитационное поле. Иногда оно может поднять человека в воздух, к потолку демонстрационного зала. Это не раз наблюдалось. Левитация описана в литературе. Об этом свидетельствовали, и не раз, видные ученые, в их ряду - известный русский химик Бутлеров.

Гравитационное поле организма может иметь разный вектор - оно, в частности, может компенсировать обычную гравитацию, и тогда происходит подъем. Оно может и увеличивать силу тяжести. Мы этого не замечаем или почти не замечаем в обыденной жизни. Во-первых, в силу малости эффекта, во-вторых, в силу переменчивости наших субъективных уровней ощущений.

Говоря языком оккультистов, за биогравитацию ответственно так называемое эфирное тело человека. Это самое грубое из тонких его тел (а самые тонкие образуют душу). Эфирное тело отвечает за ощущения. Да, уровень низкий, поэтому контролировать разумом процесс левитации вряд ли удается. Однако можно выбрать посредника - тогда идея осуществима. И полет человека превращается в полет силой мысли.

Совершенно неожиданным образом эта теория помогла мне в решении проблемы управляемого термояда (правда, это деталь "за кадром").

Но само пространство, и околоземное и солнечное, так устроено, что главная подсказка пришла оттуда, из космоса. Управляемый термояд перестал быть для меня тайной, но зато возникла другая загадка: почему физики так упорно ищут решение проблемы на явно ошибочном пути?.. Итак, что случилось в космосе, откуда пришло почти готовое решение самой сложной проблемы прикладной физики?

Это целая эпопея. Мне придется ограничиться ее отдельными страницами, записанными журналистами, любителями астрономии, уфологом Феликсом Зигелем и автором этих строк.

...Однажды весной, в далеких уже семидесятых годах, я направлялся к моим коллегам, научным журналистам еженедельника "Орбита", радуясь весеннему софийскому солнцу. Сотрудница болгарского еженедельника Златка Стаматова ознакомила меня с письмом, пришедшим в редакцию:

"Наша цивилизация находится в планетной системе Дзета (созвездие Льва). Наша звезда двойная. Вокруг одной вращаются три планеты, вокруг другой две.

Звездолет, посланный нами, находится на орбите возле вашего естественного спутника - на расстоянии 85 тысяч километров от него.

Прилагаем его изображение и координаты".

Письмо было подписано астрономом-любителем Илией Илиевым, руководителем коллектива, якобы расшифровавшего послание инопланетян.

Проблема была моя - я знал и думал об этом. Мы обменялись беглыми замечаниями и, как водится, сувенирами.

Все, что рассказала хрупкая, большеглазая Златка, было опубликовано в "Орбите" и на русском в сборнике "Тайны веков". Я с сожалением убедился позднее, что переиздать его не представится возможности, поэтому мне остается лишь одно - вернуть читателям несколько забытых страниц.

ЗЛАТКА СТАМАТОВА: ВЕСТЬ ИЗ СОЗВЕЗДИЯ ЛЬВА

Понимая, что все могло оказаться заурядной мистификацией, редакция сочла нужным послать своего корреспондента по адресу, указанному в письме. И не прогадала. При всей спорности гипотезы, которая будет изложена ниже, возможно, в ней есть зерно истины. Итак...

В октябре 1928 года был проведен интересный эксперимент для изучения распространения радиоволн. Голландец Ван дер Поль, сотрудник фирмы "Филипс", находясь в городе Эндховене, посылал каждые 20 секунд импульсы с длиной волны 31,4 м, которые К. Штермер должен был принять в Осло. Но отраженные серии сигналов возвращались не через 20 секунд, а через совершенно произвольные промежутки времени. Несколько месяцев спустя Ван дер Поль опубликовал эти новые серии в английском журнале "Нейчур":

Первая: 15, 9, 4, 13, 8, 12, 10, 9, 5, 8, 7, 6.

Вторая: 8, 11, 15, 8, 13, 8, 8. 8, 12, 15, 13, 8, 8.

Третья: 12, 14, 14, 12, 8.

Четвертая: 12, 5, 8.

Пятая: 12, 8, 14, 14, 15, 12, 7, 5, 5, 13, 8, 8, 8, 13, 9, 10, 7, 14, 6, 9, 5, 9.

Сначала предполагалось, что сигналы отражаются от какого-то неизвестного космического тела. Однако вычисления показали, что скорость этого загадочного объекта должна быть фантастической.

Всемирно известный ученый Николай Тесла первым предположил, что своеобразное запаздывание сигналов вызвано деятельностью инопланетной цивилизации. Естественно, этому талантливому, но весьма эксцентричному физику никто не поверил. В 1960 году к гипотезе Теслы вернулся профессор Р. Брейсуэлл из Станфордского университета (США). Он предположил, что когда-то (вероятно, тысячи лет назад) некая инопланетная цивилизация отправила кибернетические радиозонды ко всем звездным системам, где можно было бы обнаружить жизнь. Эти автоматические звездные странники должны были, уловив чуждые радиосигналы, посылать информацию на свою планету. Одновременно они изменяют промежутки между импульсами, возвращаемыми на Землю, и эти изменения таковы, что содержат кодированное сообщение для нас. Но как и почему? Загадка оставалась загадкой.

В 1972 году шотландец Дункан Леннан предложил способ для прочтения сигналов. Не вдаваясь в подробности, скажем, что его решение "задачи инопланетян" очень оригинально и целиком относятся к геометрии. По его мнению, наши разумные собратья живут на шестой планете звезды Эпсилон созвездия Волопаса, в 104 световых годах от нас; солнце у них двойное, а радиозонд обращается по орбите вокруг Луны. Последнее предположение совпало с выводами и apгументами профессора Рональда Брейсуэлла.

Почти в то же время болгарский архитектор Станислав Стойков предложил еще одно - графическое решение. Он получил изображение космического радиозонда и космонавта в скафандре. Но всякий, кто детально ознакомится с выкладками Стойкова, поймет, что инопланетные жители или их разумные роботы вряд ли послали бы нам задачу столь сложную и запутанную. Как нам кажется, для первых попыток космической связи всего важнее наглядность и логичность.

Решение загадки (конечно, если это действительно сигналы, несущие информацию) нужно строить на каких-то прочных логических принципах. Чем более развита цивилизация, тем больше она стремится к простоте и наглядности при общении с братьями по разуму. Не исключено, что они посылают нам зрительные образы; возможно и то, что сообщения носят чисто геометрический характер, позволяющий передать нам все необходимые сведения: координаты, эталоны измерения, интервалы.

Решение, найденное коллективом энтузиастов под руководством Илии Илиева, еще нельзя назвать решением. Это скорее попытка найти новый подход к задаче, наметить путь, по которому наша мысль должна идти к разгадке тайны Штермеровых сигналов.

Итак, имея перед собой задачу, напишем слово "решение" и установим два принципа. Первый - рассматривать каждую серию цифр отдельно. Второй последовательно разбивать их на пары и считать эти пары координатами точек в прямоугольной системе координат Декарта.

П е р в а я с т р о к а

Мы сразу получаем созвездие Льва, но без звезды Дзета, для которой дана только абсцисса. Либо Штермер не смог принять последнего интервала, либо это просто знак "внимание". Созвездие изображено не совсем точно, но не надо забывать, что запаздывание измерялось только в целых секундах, отсюда и погрешности.

Естественное возражение скептика: "Откуда они, инопланетяне, знают, как выглядит созвездие Льва с Земли?" Представим себе, что зонд-автомат прилетел и вращается вокруг Луны. Он обращен к своей "родине", "видит" ее и записывает виденное в памяти. Возможно ли такое? Вполне.

Если из числа 20 (действительные промежутки между сигналами) вычитать числа первой строки, то получатся новые 7 точек. Нанесенные на систему координат, они дают изображение, напоминающее своими аэродинамическими формами летательный аппарат, А может быть, это попросту наш новый знакомец радиозонд?

В т о р а я с т р о к а

Итак, Дзета Льва (из координат "радиозонда" можно обратным путем получить и ординату этой звезды). Логично предположить, что вторая строка должна рассказывать о "семействе" Дзеты. Разбив числа на пары, замечаем, что четвертая и седьмая точки имеют одинаковые координаты (8, 8). Не есть ли это указание на двойную звезду? (К такому же выводу пришел и Леннан.)

Т р е т ь я с т р о к а

Точки определяют угол АОВ. Можно предположить, что в этой строке зашифровано графическое сообщение о положении радиозонда. Если точка 0 - это Земля, а точка 8 - Луна, то не является ли точка А их летящим посланцем? Можно даже определить расстояние ВА, приблизительно равное 80 тыс. км. Не там ли обращается вестник чужого разума?

Ч е т в е р т а я с т р о к а

Отрезок ОС указывает нам направление. Куда? Что оно означает, почему эта линия касательна к "орбите" предполагаемого тела, почему С и А лежат на одной абсциссе?

П я т а я с т р о к а

Самая длинная и самая загадочная. А что, если это тоже какой-то графический образ? Тогда поступим так же, как и с первой строкой. И тогда опять-таки получим контуры летательного снаряда - на сей раз трапецеидальной формы. Может ли это быть изображением корабля-матки, вращающегося вокруг Луны и посылающего свои зонды с исследовательскими целями?

Илия Илиев и его коллектив - всего лишь астрономы-любители. Их скромные знания и возможности исчерпаны, теперь слово за специалистами: радиоастрономами, математиками, физиками. Не будем поднимать пустой шум, попусту бить в колокола. Достаточно, чтобы читатель уяснил главное: нужно смело вступать на территорию любых идей, кажущихся даже "безумными", хотя бы для того, чтобы найти в них зерно истины.

* * *

Хотелось организовать что-то вроде дискуссии. Феликс Юрьевич Зигель откликнулся на мое предложение. Я встречался с ним, заходил к нему домой. Однажды он рассказал об одной из главных загадок НЛО (с его точки зрения).

- Видели ли вы, как падает на землю листок плотной бумаги? - спросил он меня.

- Да, конечно.

- Лист падает, уходя поочередно влево и вправо, покачиваясь.

- Понимаю, - ответил я. - Точно так покачивались первые парашюты, потом в куполе сделали центральное отверстие и качания прекратились, сжатый под парашютом воздух получил выход.

- Вот то же самое, представьте, происходит с НЛО, - добавил Зигель. Это загадка, тайна инопланетных кораблей и летающих тарелок без экипажей.

Как ни странно, сравнение с парашютом уже содержало косвенное решение проблемы. Но только через несколько лет я прозрел, вспомнив разговор с Зигелем. Мне стало ясно: при посадке НЛО компенсируют, "уничтожают" воздействие гравитационного поля и ведут себя как почти невесомый лист бумаги или сухой кленовый лист. Но я так и не успел сообщить Феликсу Юрьевичу о моих выводах и наблюдениях, которые к ним привели: его не стало, а новое поколение увлеченных - я это наблюдал - начинало опять с тех рубежей, которые мы когда-то миновали. Теперь я возвращаюсь к публикации семидесятых годов. Слово - Феликсу Зигелю, который размышляет о первых сигналах из космоса.

ФЕЛИКС ЗИГЕЛЬ: НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО

Молодые болгарские любители астрономии предложили свою интерпретацию загадочного радиоэха, получившего восемь лет назад наименование "парадокса Штермера". Известный шведский геофизик К. Штермер в 1927 - 1929 годах действительно наблюдал странные отражения радиосигналов, посылаемых мощной (по тому времени) коротковолновой станцией в Эндховене (Голландия). Промежутки времени между посылкой радиосигнала и получением эха оказались различными - от 4 до 30 с. Если истолковывать радиоэхо как результат отражения радиоволн от каких-то естественных внеземных объектов, то получается, что эти объекты находятся от Земли на расстояниях, измеряемых сотнями тысяч и миллионами километров. Характерно, что интервалы времени между посылкой сигналов и получением эха были разными на протяжении даже одной серии опытов. Предположение о единственном отражателе отпадает - легко видеть, что в этом случае скорость его перемещения превосходит световую. Гипотеза о многих разноудаленных отражателях также вряд ли соответствует действительности - нам неизвестны естественные космические тела, принадлежащие к Солнечной системе, которые бы могли играть роль таких отражателей. Сам Штермер, открыв загадочные факты, не нашел им правдоподобных объяснений. В связи с этим гипотеза Р. Брейсуэлла об ис-кусственном зонде или зондах, засланных в нашу Солнечную систему разумными обитателями других планетных систем, безусловно, заслуживает серьезного обсуждения.

Прежде всего надо заметить, что интерпретация "парадокса Штермера" с позиции гипотезы Брейсуэлла неоднозначна. Существует множество вариантов объяснения загадочного радиоэха, предположение, легшее в основу статьи "Весть из созвездия Льва", - лишь одно из многих. К сожалению, нет критерия, позволяющего выбрать из предложенных решений лучшее. Все они базируются на совершенно произвольных гипотезах, которые сами нуждаютея в доказательствах. Так, например, И. Илиев полагает, что интервалы между приемом радиоэха надо сочетать попарно и рассматривать эти пары как Декартовы координаты точки на плоскости. Но ведь Штермер принимал эхо только во время своих наблюдений, беспорядочно разбросанных по времени. Если бы можно было учесть эхо, не фиксированное Штермером (скажем, в то время, когда он спал), то на чертеже получилось бы нечто совсем не похожее ни на одно созвездие.

Да и сходство с созвездием Льва грубо приближенное. На изображении нет звезды Дзета Льва. Стало быть, зонд прибыл с планетной системы именно этой звезды? Ничуть. Ведь на изображении нет и многих других, достаточно ярких звезд того же Льва - почему бы не предположить, что и оттуда к Земле посланы зонды? Вся эта методика сильно напоминает известный анекдот об открытии неандертальцами беспроволочного телеграфа (на основании того, что в их жилищах археологами не было найдено проволоки).

Болгарские любители астрономии совершают ошибку, ставя вопрос: "Откуда они знают, как выглядит их созвездие от нас?" Общеизвестно, что созвездие видимая на земном небе и условно выделенная совокупность звезд, вовсе не образующих физическую систему тел. Как же можно говорить об "их" созвездии?

Столь же произвольны предположения, что вторая строка рассказывает о "семействе" звезды, откуда послан зонд, а третья о положении этого зонда. А почему не наоборот? Все рассуждения ведутся по методу "а что, если", и тем не менее фантазии авторов все-таки не хватило на то, чтобы как-то истолковать четвертую и пятую строки.

Очень хорошо, что Илия Илиев и его коллеги не хотят сенсации и предлагают смело вступить на территорию "безумных" идей хотя бы для того, чтобы найти в них зерно истины. Но, увы, беда как раз в том, что решения, предложенные энтузиастами звездных контактов, недостаточно "безумны", чтобы быть верными. На них лежит печать антропоморфизма - этой главной слабости в любых рассуждениях об инопланетном разуме. Похож ли этот разум на наш, имеют ли его обладатели внешнее сходство с нами? К сожалению, современная наука не в состоянии дать определенный ответ ни на этот вопрос, ни на другие, связанные с внеземными цивилизациями.

Возможно, что в некоторых планетных системах эволюция планетных биосфер пошла по земному образцу. Если там, как и у нас действовал принцип конвергенции, то разумные существа получились внешне похожими на людей. Но, учитывая ничем не ограниченную творческую изобретательность природы, можно думать, что земной образ органической эволюции далеко не универсален. Скорее, в подавляющем большинстве случаев инопланетяне мало похожи на нас и внутренне и внешне. К этому выводу, пожалуй, приводит нас и то обстоятельство, что до сих пор попытки "заговорить" с животными, заведомо обладающими зачатками разума, не увенчались успехом. А ведь мы - обитатели одной планеты, ветви одного древа органической эволюции!

Доктором физико-математических наук Н.С. Кардашевым и другими были разработаны предварительные критерии искусственности космических радиосигналов. Позже выяснилось, что под эти критерии подходит радиоизлучение множества загадочных объектов - квазаров, пульсаров, так называемых "источников мистериума". Означает ли это, что открыты внеземные цивилизации, что космос густо населен, или просто предложенные критерии искусственности оказались слишком слабыми и под них попали объекты вполне естественной природы? Большинство астрономов склоняется к последнему объяснению.

Ныне в проблеме внеземных цивилизаций принят при изучении космических радиосигналов принцип "презумпции естественности". Смысл его в том, что поначалу всякий вновь открытый загадочный источник космического радиоизлучения считается естественным (каким бы удивительным он ни был!), и лишь затем ищут (если "естественные" объяснения не годятся) доказательства искусственности.

С другой стороны, гипотеза об инопланетных зондах, засланных в Солнечную систему, возсе не должна отвергаться с порога. Мы не знаем ни количества внеземных цивилизаций, ни тем более уровня их технического развития. При такой неопределенной ситуации все возможно, и космос может таить в себе величайшие для нас неожиданности. В качестве примера упомянем гипотезу П.С. Кардашева об "особых точках" в нашей Вселенной, которые открывают проход в иные пространственно-временные миры. Роль таких "проходов" могли бы выполнять, например, знаменитые "черные дыры". Может быть, о "тех" мирах есть разумные обитатели, проникающие и в нашу Вселенную, а некоторые даже интересуются и нами?

Не спешите сказать ни да, ни нет. Проблема внеземного разума несравнимо сложнее. И если сейчас мы воздерживаемся от категорических выводов, то это означает, что мы, земляне, просто повзрослели, отошли от примитивного антропоморфизма и начинаем наконец по-настоящему понимать, как сложна та проблема, решить которую предстоит земному разуму.

* * *

Мне остается самому взять слово по поводу парадокса Штермера. Я, помнится, внимательно изучил работы этого ученого и понял, вопреки устоявшемуся мнению, что он сам превосходно разобрался в происхождении сигналов. Я видел в одной из книг Штермера удивительные рисунки - нашу Землю опоясывало кольцо; вполне объемное, осязаемое, оно соответствовало расчетам ученого. Добавлю: позднее существование этого явления признали, хотя на работы самого Штермера почти уже не ссылаются. Что это за кольцо, какое оно имеет отношение к сигналам, будет ясно, надеюсь, из моей статьи семидесятых годов, опубликованной вместе с очерками З. Стаматовой и Ф. Зигеля.

ВЛАДИМИР щербаков: НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ПАРАДОКС

"Парадокс Штермера" привлекал и привлекает внимание специалистов: делаются все новые попытки объяснить его вмешательством "маленьких зеленых человечков" - обитателей иной звездной системы. Вот почему особое внимание должно быть обращено на более естественное объяснение явления. А если это не удается, тогда можно привлечь и гипотезу о "зеленых человечках".

Когда в самом начале века удалось впервые передать радиограмму через Атлантику, нашлись скептики, утверждавшие, что это простая случайность, что регулярная передача радиоволн вдоль поверхности Земли невозможна. Что ж, для этого были основания: ведь многие физики того времени считали, что свет и радиоволны должны обладать абсолютно идентичными свойствами. Истина стала раскрываться позднее. Всего через шесть месяцев после успешного сеанса радиосвязи через Атлантический океан Оливер Хэвисайд высказал свою точку зрения на строение атмосферы: "Возможно существование хорошо проводящего слоя в верхней атмосфере. Если это так, то радиоволны будут задерживаться им в большей или меньшей степени. Тогда будет происходить отражение: с одной стороны - от моря, с другой - от верхних слоев атмосферы".

Таким образом, получалось, что длинные волны могли огибать поверхность земного шара из-за дифракции, а более короткие - из-за отражения от слоя Хэвисайда. Существование такого слоя было доказано прямыми экспериментами Эпплтона и Барнета в 1925 году. Отражение происходило примерно на высоте 100 километров. Исследователи наблюдали интерференционные максимумы и минимумы (биение) прямой и отраженной волн. Помимо слоя Хэвисайда, были открыты и другие "горизонты" ионосферы: оказалось, что она похожа на слоеный пирог, причем степень ионизации зависела от солнечной активности. Интенсивность солнечного света постоянна, однако в ультрафиолетовой области спектра Солнце является звездой переменной. Именно ультрафиолетовые лучи ответственны за состояние ионосферных слоев.

Подобные факты могут служить основой для объяснения результатов К. Штермера. Во всяком случае, пренебречь ими не представляется возможным.

Короткие волны, которые как раз и использовались в опытах К. Штермера, имеют наибольшее значение для связи на огромных расстояниях, сравнимых с размерами земного шара. Они сравнительно слабо поглощаются ионосферными слоями, зато отражаются достаточно хорошо одним, а иногда и двумя слоями. (Нелишним будет упомянуть и о замираниях коротковолновых сигналов, которые раньше объясняли неисправностями приемника. Американский физик Деллинджер сопоставил позднее их с солнечными вспышками - именно в них-то и была скрыта причина. Замирания возникают только днем, в пределах освещенного полушария, в иной день их можно насчитать до пяти-десяти. При продолжительности в несколько минут они довольно часто "делают погоду" на линиях радиосвязи.)

Теперь пора, пожалуй, рассказать подробнее об опытах Карла Фредерика Штермера, члена Норвежской академии наук и литературы в Осло, иностранного члена Парижской академии наук и Лондонского королевского общества, почетного члена Академии наук СССР (с 1934 года). Исследования К. Штермера снискали заслуженное уважение своей глубиной и оригинальностью. Этот замечательный норвежский ученый разработал стройную теорию полярных сияний, предложил методы расчета траекторий заряженных частиц в магнитном поле Земли, которые обогатили не только науку о Земле, но и физику и математику.

Однажды (это случилось в декабре 1927 года) сосед К. Штермера, инженер и радиолюбитель Иорген Халльс рассказал ученому о мощном эхе, свидетелем которого ему довелось быть. По его словам, через несколько секунд после сигналов коротковолновой станции в Эндховене (Голландия) слышались сильные отголоски. "Как только я узнал об этом замечательном явлении, - писал позднее К. Штермер, - мне пришла мысль, что волны беспроволочного телеграфа могли быть отражены теми токами и поверхностями электронов, на которые мысль моя была направлена в годы с 1904-го по 1907-й при теоретическом исследовании северных сияний".

В декабре 1927 года К. Штермер договорился с Эндховеном о сеансах радиопередачи. Первые опыты начались в январе. Прием вели две станции: в Форнебо и Кигде. Обе станции располагались близ Осло. Станция в Нигде - это станция уже знакомого нам инженера Халльса. Радиопередатчик в Эндховене посылал сигналы через каждые пять секунд. Они регистрировались с помощью осциллографа. Очень ясно фиксировались импульсы Эндховена. Тогда же было обнаружено и несколько других сигналов, "которые могли вызваться атмосферными пертурбациями или же эхом". Во время опытов Иорген Халльс часто звонил по телефону К. Штермеру, чтобы сообщить о своих наблюдениях. Он слышал гораздо больше запаздывающих сигналов, чем отмечала станция в Форнебо. Это, по всей видимости, объясняется тем, что у него был очень чувствительный радиоприемник (Халльс вел прием сигналов на громкоговоритель).

Летом того же года состоялась встреча К. Штермера с Ван дер Полем, работавшим в Эндховене. Они договорились посылать стандартные телеграфные посылки (три импульса, три тире). Период повторения таких тройных посылок составлял 20 секунд. От осциллографа решено было отказаться (немаловажную роль в этом решении сыграл успешный опыт Халльса).

Одиннадцатого октября в 15 часов 30 минут К. Штермер услышал отчетливое эхо. Через несколько минут позвонил Халльс, и Штермер немедленно направился к нему. Громкоговоритель отчетливо воспроизводил эхо.

"Как правило, каждый сигнал давал один отголосок, а иногда даже несколько, - писал К. Штермер в своей книге "Проблемы полярных сияний". Обычно отголосок, подобно сигналу, также имел три тире, иногда они сливались, случалось также, что отголосок затягивался в более длительный звук, чем сигнал. Высота звука была та же, что и сигнала".

Именно здесь, в квартире Халльса в Бигде, ученый записал промежутки времени между сигналами и отголосками: это и были те самые серии К. Штермера, которые впоследствии неоднократно публиковались в разных газетах и журналах. А вот свидетельство ученого: "Отмеченные мной периоды времени не имеют притязания на точность, поскольку я не был достаточно подготовлен, но они дают, по крайней мере, качественное представление о данном явлении. По словам Халльса, он до моего прихода наблюдал несколько отголосков через 3 секунды".

В этих свидетельствах норвежского ученого особенно важными представляются упоминания о "размывании" сигналов (следствие их долгого путешествия в ионизированной среде) и о приеме Халльсом других отголосков, не зарегистрированных К. Штермером (знаменитые серии К. Штермера, оказывается, неполны).

Еще одно важное обстоятельство, неоднократно отмеченное К. Штермером, разная сила отголосков. Некоторые едва просматривались на осциллографической ленте и были заметно слабее при воспроизведении громкоговорителем.

Вывод, который нельзя не сделать, обдумывая результаты опытов К. Штермера, состоит вот в чем: разной задержке сигналов соответствовала разная их сила и разная степень "размытия". Этого не было бы, если бы сигналы посылались из одной точки пространства, например, с борта гипотетическою летательного аппарата или зонда (хотя последний случай требует некоторых оговорок относительно скорости и направления его предполагаемого движения).

Двадцать пятого октября К. Штермер зарегистрировал несколько сигналов с очень большой задержкой (до 25 секунд). Затем эхо исчезло. По уже в феврале 1929 года оно снова наблюдалось. В мае французские исследователи Галле и Талон зарегистрировали около 2 000 отголосков, причем задержка достигала 30 секунд. Они также слышали слабые и сильные сигналы. Результаты их наблюдении опубликованы: это довольно сложная таблица, в которой нельзя уловить какую-либо закономерность в распределении сильных и слабых импульсов.

К. Штермер объяснил результаты опытов исходя из своей теории движения заряженных корпускул в магнитном поле Земли. Это, вообще говоря, не то же самое, что объяснять эхо отражением от ионосферы.

В 1947 году были впервые зарегистрированы отражения радиоволн от полярных сияний. Но появление сполохов как раз и связано с потоками солнечных корпускул. И это позволяет оценить всю глубину взглядов, высказанных норвежским ученым в самом начале тридцатых годов. Уже в конце 1928 года, опираясь на разработанную им теорию движения заряженных частиц, он предсказал, что эхо, по всей вероятности, будет отсутствовать до середины февраля. Так оно и получилось. Прогноз блестяще оправдался.

В заметке, опубликованной в журнале "Нейчур" 5 января 1929 года, К. Штермер приводит расчеты, относящиеся к интенсивности корпускулярных потоков от Солнца, и показывает, что "с конца октября и до середины февраля высота светила над горизонтом недостаточна для образования ливней частиц. Эхо возникает лишь при наличии некоторых благоприятных условий". Какие же это условия? "Математическая теория показывает, что эти благоприятные условия наступают в том случае, когда корпускулы исходят от Солнца, стоящего вблизи магнитной экваториальной плоскости". В своих работах ученый показал, что, попадая в магнитное поле Земли, частицы могут попасть в такую зону пространства, которую им покинуть уже не удастся. Они концентрируются в большом торе, охватывающем земной шар. Стенки тора служат своеобразным зеркалом для радиоволн, и не просто зеркалом, а концентратором, собирающим их и посылающим в немногих направлениях. Именно поэтому радиоволны могут путешествовать по естественному волноводу долгое время, и после многих отражений К. Штермеру удавалось принять их на Земле.

Интересно вспомнить первые шаги науки о движении солнечных корпускул и вызываемых этим движением полярных сияний (и, как видим, некоторых других эффектах и явлениях).

В 1716 году Галлей публикует в "Философских трудах Королевского общества" гипотезу, объясняющую "небесные видения" движением вдоль магнитных силовых линий Земли некоторой субстанции, которую он именует "магнетическими парами". До него считали, что сияния сродни свечению паров серы, исходящих из земных недр. Насколько объяснение Галлея обогнало свое время (особенно если заменить "магнетические пары" современным термином "электрические заряды"), видно хотя бы из заглавия одной любопытной брошюры, опубликованной одновременно с докладом Галлея. Эта брошюра, принадлежащая перу некоего Морфью, называлась так: "Очерк, касающийся последнего видения в небесах шестого марта. Доказательство математическими, логическими и моральными аргументами, что оно не могло быть вызвано просто обычным ходом явлений природы, а с необходимостью должно быть чудом. Смиренно предлагается на рассмотрение Королевского общества".

Много позже наука смогла объяснить зависимость частоты и силы полярных сияний от солнечной активности. Подсчет полярных сияний за последние 200 лет позволил открыть солнечные циклы разной продолжительности, включая одиннадцатилетний. Поток солнечных корпускул, связанный со вспышками и пятнами, также цикличен. 1928 год был как раз годом повышенной солнечной активности, точнее - годом максимума активности нашего светила. Достаточно сказать, что солнечных пятен было зарегистрировано в тринадцать раз больше, чем в 1923 году.

К. Штермер открыл, что самые высокие "детали" сияний - это освещенные солнцем (из-за большой высоты) лучи. Они простираются вверх за пределы земной тени, до тысячекилометрового рубежа.

Потоки частиц от Солнца воздействуют на ионосферу. В качестве примера, иллюстрирующего это воздействие, можно упомянуть о снижении "электронного зеркала" одного из слоев ионосферы на 10-15 километров, которое было обнаружено Р. Брейсуэллом.

Общая картина происходящего во время солнечных вспышек и несколько позже (корпускулы достигают Земли с опозданием) может быть очень сложной. Однако заниматься ее подробным анализом имело бы смысл в том случае, если не нашлось бы более простого и естественного объяснения, данного самим Штермером.

Итак появление "загадочного эха" не всегда может вызвать удивление у радиоспециалистов, знакомых с причудами распространения радиоволн. Трудно усмотреть в этом явлении, обследованном К. Штермером, парадокс. Совсем наоборот, если принять в качестве рабочей гипотезы допущение о космическом зонде, о "зеленых человечках", то придется изрядно поломать голову над объяснением "размытия", искажения и изменения силы сигналов.

Конечно, сказанное вовсе не означает, что автор этих строк отрицает всякую возможность межзвездного контакта с помощью зондов, посылаемых в отдаленные миры разумными существами.

* * *

И все же это первые радиосигналы из космоса. Ведь земные импульсы прошли огромные расстояния, прежде чем отразились и вернулись обратно на Землю. Но вернулись они уже не те; они были совсем не похожи на сигналы, посланные радиостанцией Ван дер Поля. Взаимодействуя с электронами, с другими частицами, потоками энергии и разреженного вещества высоко над планетой, они изменились, преобразовались. Они несли уже информацию о космосе. Так возвращаются души преображенные.

...Надеюсь, читатель, уже слышавший или читавший об эффекте Штермера, не пожалеет времени на знакомство с историей вопроса и первыми публикациями по этой теме. Самое же интересное состоит в том, что до поры до времени журналисты и любители астрономии как будто забыли о разгадке, данной самим Штермером, которому в период повального увлечения марсианами и в голову не пришло призвать их на помощь.

Но если бы это не было забыто, автор этих строк прочитал бы готовый ответ - в беглом изложении журналистов. Результаты были бы иными, тривиальными. Решусь спросить теперь читателя: увидел ли он в объяснении, данном самим Штермером, что-нибудь относящееся к управляемому термояду?

Еще несколько страниц - и автор этих строк ответит на тот же вопрос вполне самостоятельно.

КОЛЬЦО ШТЕРМЕРА

Высокотемпературная плазма должна быть достаточно устойчивой. Если ее не удержать на какое-то время - реакция синтеза легких ядер не даст энергии или даст ее меньше, чем затрачено на работу установки. Это главное условие. С ним прямо связано и второе условие: концентрация (плотность) частиц плазмы должна быть довольно высокой. Американский физик Дж.Д. Лоусон сформулировал критерий: произведение времени удержания плазмы на плотность ее частиц должно быть выше порогового значения. Если это так, то устройство термоядерного синтеза отдает больше энергии, чем получает. Он нашел и численное значение этого порога. За это ведут борьбу физики. Для термояда нужна плазма с температурой примерно 60 миллионов градусов. Плотность дейтериево-тритиевой смеси при этом составляет 1014 частиц на один кубический сантиметр. А время удержания подчиняется условию или критерию Лоусона:

nty > 1014 cm-3c

Отсюда, впрочем, определяется любая из величин, если другая задана: n плотность частиц, ty - время удержания плазмы.

При названных величинах время удержания составляет одну секунду. Этого в принципе достаточно, чтобы процесс пошел с позитивным балансом и энергию можно было отвести.

Плазма не должна касаться стенок рабочей камеры, иначе она мгновенно охладится и реакция синтеза остановится - при низкой температуре (относительно низкой, разумеется) у легких ядер не будет достаточной энергии, чтобы преодолеть силы отталкивания, и они не будут сливаться друг с другом. Кроме того, даже легкое касание стенок "отравляет" плазму посторонними примесями, а это тоже препятствие на пути синтеза ядер.

Вот почему специалисты сразу пришли к решению использовать камеры в виде тороидов-бубликов. При этом кольцевой жгут плазмы замкнут сам на себя, у него нет "торцов" - ни начала, ни конца. От остальной поверхности он отделяется магнитным полем, которое создает как бы стенки тороидальной емкости.

Так устроены, например, ловушки-токамаки. В этих приборах через плазму пропускается ток. Он создает магнитное поле, которое участвует в формировании удерживающей магнитной поверхности. Иначе устроены другие ловушки - стеллараторы. В них есть внешние винтообразные обмотки с проводом, которые окружают тороид камеры. По ним-то вместо плазмы и пропускается ток для создания удерживающих сил. Их преимущество - ток не зависит от состояния плазмы. Преимущество токамаков - ток помимо создания магнитного удерживающего поля еще и нагревает плазму, повышает ее температуру, что является необходимым условием синтеза ядер. И уже получены температуры в десятки миллионов градусов. Впервые токамаки были созданы в Институте атомной энергии имени И. В. Курчатова.

Вот уже не одно десятилетие физики возлагают надежды на магнитные ловушки обоих типов - в нашем отечестве и в США. Некоторые успехи налицо, но они даются все большей ценой, и продвижение вперед давно уже напоминает неспешное соревнование черепахи с Ахиллесом, как бы олицетворяющим требования времени. А ведь после решения проблемы удержания плазмы на повестку дня встанут вопросы экономичности. А нынешние монстры-ловушки плазмы меньше всего ассоциируются с реальностью и инженерной практикой.

Между тем можно предложить иной путь. Причем могут найти применение даже созданные устройства - новые, возможно, не понадобятся. Этот путь основан на принципиально новом методе использования горячей плазмы, которая до сих пор применяется в режиме флюктуаций. Эти флюктуации - принципиальная особенность нынешних процессов термоядерного синтеза. Ведь хаотическое движение частичек происходит и в токамаках и в стеллараторах. Оно обусловлено высокой температурой, которая превосходит температуру многих звезд. Образно говоря, температура - это движение, причем хаотическое, случайное. Это и есть флюктуации.

Перейдем на образный язык. Картина такова, как будто некто гладит тигра, но его шерсть вопреки этому дыбится. Плазму можно уподобить тигру. И чем больше ток в токамаке, тем выше температура плазмы и тем больше флюктуации. Тигр неукротим. Его шерсть неминуемо то там, то здесь касается стенок ловушки - и все пропало.

У меня создалось впечатление, что расчет флюктуаций в плазме ловушек невероятно сложен, упрощенные же расчеты физиков не достигают цели, не отражают реальной картины. В этом - почти непреодолимая трудность. Да, можно предложить способы укрощения тигра, но они приведут, боюсь, к рождению нового поколения монстров-укротителей, совершенно нереальных в воплощении, тем более - в инженерной практике.

Рождение высокотемпературной плазмы - тепловые флюктуации - гибель плазмы. Таков порочный круг, разорвать который нельзя до тех пор, пока мы используем флюктуирующую плазму. Сложилось впечатление, что физики, с которыми я беседовал, плохо знакомы с теорией случайных процессов. Решения задач о пересечении случайным процессом заданных уровней им неведомы. Эти решения (как и другие) они заменяют верой в чудо: больше энергии, больше наблюдений - и все произойдет само собой, плазма будет удержана. Однако единичные удержания даже на секунды не могут внушить оптимизма. Об этом и говорит теория случайных процессов.

Но если нельзя разорвать порочный круг, потому что любая нагретая плазма флюктуирует, то о каком новом пути ее использования можно говорить? Такого пути, очевидно, не должно существовать вообще.

Тем не менее закономерные чудеса в физике все же возможны. Законы газовой динамики свидетельствуют: горячую плазму можно свернуть в кольцо. В этом кольце плазма должна вращаться по винтовой линии, повторяя внутренние очертания ловушки - на некотором расстоянии от ее стенок. Вместе с этим винтовым движением плазма должна вращаться вокруг центра тороидальной ловушки, по большому кругу. Это внешне похоже на винт, замкнутый сам на себя, или на пружину, свернутую в кольцо.

И еще это напоминает смерч, замкнутый точно так же на себя, или змею, кусающую собственный хвост (если отвлечься от вращения по винтовой линии). Простой смерч достаточно устойчив, кольцевой - намного устойчивее, а если есть еще винтообразное движение, то он практически неразрушим и формирует сам себя, вовлекая в свое тело новые и новые порции вещества. При этом давление внутри его падает до очень низких значении, а его винтовое вращение сжимает его стенки до предела.

Я мог бы написать уравнения и формулы, но, думаю, специалист поймет и так, а формулы были бы препятствием не только для неискушенного читателя, но и для иного физика, незнакомого с темой.

Расчеты показывают, что в таком режиме можно достичь сверхзвуковых скоростей винтового движения плазмы. Стенки плазмы приобретают при этом свойства твердого тела. Это кажется парадоксом, но именно это утверждают теория и расчеты. Так я пришел к модели "почти твердой" плазмы. Ее флюктуации сведены к минимуму. Частицы ее как бы вморожены во вращающиеся стенки. Таким же свойством обладают "стенки" смерчей. Не раз замечено, что попавшие в смерч предметы вращаются вместе и падают вместе; гигантские атмосферные вихри, словно по просьбе или молитве, опускают на землю неразрушенные дома и крыши, которые они поднимают в воздух.

Но смерч линеен, а плазма кольцевая, ее начало сходится с концом. Внешне как в токамаке, но только стенки этого полого кольца вращаются - в этом отличие.

Итак, замороженная плазма. Почти твердая кольцевая конструкция, если говорить инженерным языком. С ней и нужно работать физикам. Это и есть тот путь, на который некогда вступил автор этих строк. И тут, я думаю, сыграли роль и ассоциации с эффектом Штермера. Он первым описал кольцо плазмы в виде тора. В своих работах он рисовал эту змею, кусающую свой хвост. Она опоясывает земной шар. Он рассчитал ее устойчивость. Мне оставалось лишь перейти к высоким температурам и давлениям, к сверхзвуковым скоростям вращения тела змеи вокруг ее собственного позвоночника.

Так сигналы из космоса дали первый толчок. Родилась мысль об использовании нефлюктуирующей или почти нефлюктуирующей плазмы (энергия флюктуаций в ней намного меньше энергии вращения).

ПРОЕКТ: УПРАВЛЯЕМЫЙ ТЕРМОЯД

Плазма капризна, и поведение ее непредсказуемо в целом ряде ситуаций. Отдаленно она напоминает о бушующем море, рисунок поверхности которого постоянно меняется, а глубинные течения и водовороты невидимы. Эта аналогия глубже, чем кажется на первый взгляд, ведь в воде есть и электрически заряженные частицы, ионы, причем иногда их концентрация велика. До некоторой степени вода тоже плазма.

Используя законы газовой динамики, как выяснено выше, из плазмы можно сформировать вращающийся тороид, причем вращение происходит по винтовой линии - то есть само тело тороида кажется неподвижным, но все частицы плазмы на его поверхности следуют по этой траектории. Внутри тороида - почти вакуум. Этот вакуум изолирован от объема ловушки стенками тороида. Они плазменные, эти стенки, но очень плотные, напоминают твердое тело. И вместе с тем частицы в них движутся.

Так мы пришли к результатам, сравнить которые уместно с тем же движением воды. Примерно так она движется в трубе смерча над морем. (Он, правда, разомкнут, не свит в кольцо.) Менее точная, зато гораздо более простая аналогия знакома каждому - это вращение воды в ванне у сливного отверстия, когда ее остается немного. Воздух втягивается вниз, в отверстие, а вода образует вертикальные вращающиеся стенки как бы вопреки даже закону гравитации. На самом деле, конечно, ни один из законов не нарушается. Просто и здесь вращение стремится создать пустоту, в нее входит воздух - в большей или меньшей степени.

Я мог бы описать несколько способов формирования вращающейся плазмы, но это уже технические детали. Достаточно сказать, что тороидальные вихри могут быть получены с помощью звуковых волн в цилиндрических вращающихся конструкциях ловущек, с использованием переменного или пульсирующего электрического поля, магнитов, питаемых по программе. Последние два способа используются уже в тороидальных камерах, а не в цилиндрических. Мне кажется, заслуживает внимания и механический подход - кольцевая турбина в сечении тороида позволит достигнуть цели, поскольку плазма стягивается в полый кольцевой жгут меньшего диаметра, чем сечение ловушки или диаметр кольца турбины. Отверстие в центре турбины - это круг почти такого же поперечника, как и сечение ловушки, внутри его вращается плазма.

Мы, таким образом, уже перешли к техническим проектам устройств управляемого термоядерного синтеза.

Давление, или, точнее, плотность плазмы в стенках тороида, который она образует, очень значительное. Время удержания тоже велико - из-за эффекта "вмороженности" плазмы в стенки, о чем уже говорилось. Однако критерий Лоусона для такой плазмы, по-видимому, не дает полного ответа. Это происходит потому, что движение частиц плазмы иное, оно упорядоченное или "почти упорядоченное", а раз так, то флюктуации играют скромную роль. Именно поэтому известные из теории флюктуирующей плазмы закономерности и формулы перестают "работать".

Это очень интересно само по себе, но наше внимание сейчас сосредоточено на реальном техническом воплощении этого необычного проекта. Поэтому без долгих экскурсов в физику нефлюктуирующей, но движущейся плазмы вообразим, что в полое внутри кольцо вращающейся, как указано, плазмы, сбоку, извне падает луч лазера. Он возбуждает частицы плазмы на внешней поверхности тороида, сообщает им энергию. Если лазер мощный, то энергии достаточно для процесса синтеза. Легкие ядра сливаются. Выделяется энергия термояда. Такое лазерное зондирование может оказаться очень удобным, к тому же вращающаяся плазма уже готова к реакциям синтеза - ее плотность велика.

Расчеты показывают, что проект с лазером вполне работоспособен даже при сверхзвуковых скоростях движения плазмы (по винтовой линии). Лазер является удобным инструментом управления процессом термоядерного синтеза в этом варианте ловушки.

Исходя из описанной схемы можно оценить размеры устройства. Внешний диаметр его может быть несколько менее трех метров, и реакции синтеза все же будут идти так, что термоядерная энергия будет поступать во внешний контур. Такое малогабаритное устройство с укрощенным термоядом можно установить на самолет, на автомобиль или корабль, на катер или спутник. Импульсный режим позволит не создавать избытка энергии.

Кроме лазера или двух, нужны еще контрольные приборы, устройства отвода энергии, и в конце концов, если представить себе всю конструкцию, то можно прийти к знакомым физикам очертаниям циклотрона. Внешнее сходство, однако, обманчиво. Внутри - не безобидный пучок заряженных частиц, а грозный термояд, тот самый тигр, которого пытается запрячь уже второе поколение исследователей. Ради наглядности я все же попытался - с минимальными издержками - свести конструкцию к привычной наглядной схеме.

Если плазма "подогревается" лазерами, то, вероятнее всего, лучше всего покажут себя кольцевые формирующие устройства типа турбины. В первые моменты процесса формирования плазма неизбежно "отравляется" материалом лопаток, но регулировка режима лазеров (в автоматическом режиме изменяются частота импульсов и мощность) вводит процесс в рабочую зону. На первый взгляд это примитивно - использовать турбины, напоминающие простые вентиляторы, в таких ответственных установках. Но именно простота может сделать их незаменимыми на всех видах транспорта.

ГЛАВНЫЙ СЕКРЕТ ШАРОВОЙ МОЛНИИ

Физикам известны сейчас четыре вида сил: гравитационные, электромагнитные, слабые и ядерные (или сильные). Для понимания процессов в термоядерной установке описанного типа важен единый подход. Деление сил на четыре вида - лишь условность. На самом деле есть лишь взаимодействие движущегося эфира. В зависимости от направленности (взаимной) потоков эфира и формы движения (хаотической или упорядоченной) и возникают четыре типа полей и взаимодействий. Но это лишь видимость. Суть одна - движение эфира.

Сами частицы плазмы являются, согласно эфиродинамическим представлениям, эфирными вихрями. Это относится и к электронам.

Физики мечтали о единой теории поля и пока не расстаются с мечтой. В 1928 году Эйнштейн пришел к мысли, что силы сцепления, не позволяющие электрону распасться, имеют гравитационную природу (Б о р н М. Атомная физика. М.: Мир, 1970. С. 77).

Шредингер в 1943 году попытался развить эту мысль, конечная же цель такого подхода - создание единой теории электромагнитного и гравитационного поля.

М. Борн пишет: "При выполнении этой программы была проявлена огромная изобретательность и математическое искусство, но без каких-либо удовлетворительных результатов. Одна из причин неудачи кроется, очевидно, в различии масштабов сил, соответствующих двум видам полей".

Иными словами, электрические силы превосходят в электроне гравитацию примерно в 4*1042 раз. Это гигантская разница, на которую было бы целесообразно обратить внимание сразу. Ясно, что никакой роли гравитация не играет и играть не может ни внутри электрона, ни в его окрестности. Все определяется только зарядом. Теперь мы знаем, что и заряд - это лишь проявление эфира.

Остающаяся для физиков вещью в себе (несмотря на многочисленные уверения в обратном), обычная шаровая молния ведет себя так, как будто на нее совершенно не действует гравитация. А ведь она гораздо больше электрона, и эта разница измеряется тоже гигантским числом.

Шар, излучающий свет, плывет в воздухе так, как будто он является летательным аппаратом наподобие монгольфьера. Светящийся воздушный шар - ни дать ни взять. Второе важное свойство шаровой молнии - ее распад, сопровождающийся характерным хлопком, даже ударом очень большой силы. Мне кажется бессмысленным занятием искать ключи к этому явлению природы в единой теории поля или в других искусственных теориях.

Отмечено, что шаровая молния образуется в большинстве случаев во время грозы (а видели ее и вскоре после грозы). Наблюдалось возникновение светящихся устойчивых объектов близ места, куда ударила обычная линейная молния.

Размышляя об этом, я пришел к выводу: линейный поток плазмы, каковым является обычная молния, может породить при встрече с препятствием тороидальный плазменный объект - плазмоид. И он устойчив - по крайней мере в течение некоторого времени. Меня привела к этому простая аналогия. Если в трубе распространяется волна давления (звуковая, например), то при суженном на конце диаметре трубы (препятствии) возникает тороидальное кольцо движущегося воздуха. Плазмоид возникает примерно так же. Но внешняя его поверхность может быть охвачена сферической тонкой оболочкой, которая тоже вращается в том случае, если происходит винтовое движение плазмы по поверхности тороида. Последнее может и отсутствовать.

Внешняя оболочка часто придает плазмоиду почти идеальную форму шара. Если ее нет - форма лишь приближается к идеалу. Способность плавать в воздухе и подчиняться даже легкому дуновению ветра объясняется тем, что объект, интересующий пас, пуст. Внутри его, под светящимся покровом вакуум. Вращение частиц плазмы оттягивает их на периферию из-за центробежных сил. Но внешнее давление атмосферы в целом на всю поверхность возрастает. Силы приходят в равновесие при некотором диаметре объекта (сечения в плоскости вращения). Наконец, хлопки и удары в момент гибели шаровой молнии объясняются исходя из обычных законов газовой динамики. Это то же самое, что хлопок разбившейся вакуумной электролампочки. Входящий в пустоту, образованную в плазмоиде вращающимися частицами, воздух охлопывается, образуются ударные волны.

Таким образом, шаровая молния подчиняется и законам газовой динамики, и электромагнетизма. В этом - своеобразие проявления сил природы, создавших как бы модель плазменной ловушки для управления термоядерными реакциями.

Эта модель интересна сама по себе. Из сказанного выше, я надеюсь, совершенно ясно, как получить наконец шаровую молнию в лаборатории. Более того, в ловушках описанного выше типа можно сформировать очень устойчивые объекты, с высокой скоростью винтового вращения. Конечно, есть способы превратить это в оружие, но мне не хотелось бы рассказывать об этом.

В природе существуют другие возможности появления шаровых молний. Грозы не относятся к числу совершенно необходимых условий их рождения.

Интересно свидетельство очевидца, бывшего фронтовика, научного сотрудника из Риги, И. Соловьева. Он описал свои наблюдения в письме. Привожу его без купюр.

"Камчатка. Побережье Тихого океана. Рыбоконсервный комбинат. В заливе, прилегающем к комбинату, на левой стороне берега возвышается 2800-метровая сопка. Это конусообразный вулкан. На его вершине зимой и летом лежит снег. А на самой макушке, словно шапка, покоится седое облако. На берегу в Парке культуры и отдыха веселится молодежь. Кто-то перебирает струны гитары. Голосисто заливается гармонь. Казалось, что все безмятежно и спокойно. Летий день, парк и беззаботная молодежь. И яркое солнце, медленно спускающееся к горизонту безбрежного океана. Но вдруг жизнь комбината и безмятежное веселье молодежи нарушил протяжный вой собак. Собак на Камчатке в каждом поселке очень много. Они привязаны где-либо у ручья по 50-70 штук. Летом они бесполезны. А зимой на них ездят. Собаки выли только две минуты. Но этого было достаточно, чтобы навести переполох среди жителей поселка. Обычно собаки воют только в 11 часов, а иногда в час ночи. Сперва одна, потом вторая и третья собаки поднимут свои морды к луне и разными голосами на разные мотивы тянут свою собачью мелодию. После того как в поселке прекратился собачий концерт, прошло семь минут, как вдруг под землей послышался протяжный глухой гул, а потом сильно тряхнуло землю. Потом по всему поселку замычали коровы. Стали кудахтать куры. На лицах людей появился испуг. Все задавали один вопрос:

- Что это такое? Никак, пришел конец света!

Долго ждать не пришлось. Прошло еще семь минут. И снова под землей раздался глухой гул. Опять тряхнуло землю, и, наконец, из 2800-метрового вулкана вырвался огромный клуб черного дыма, а затем появился огонь. Огненное жерло все время росло, поднимаясь в поднебесье. За десять минут столб огня над вулканом вырос на три километра. Из конусообразной вершины вулкана вырывались многотонные раскаленные бомбы. Поднявшись вверх на 300-400 метров, они падали вниз, скатываясь по крутым склонам сопки. Но что самое удивительное было в этом извержении, это бело-голубые шары. Когда столб огня, вырвавшийся из кратера сопки, достиг апогея, шары появились внезапно. Похожие по цвету на солнце, они поднимались по спиралеобразной вертикали и уносились в бездну космоса. Шары были большие и маленькие. Они стремительно облетали вокруг образовавшегося столба огня, бьющего из вулкана, тем самым как бы образуя хоровод небольших планет. Это явление я наблюдал еще до Великой Отечественной войны. После этого извержения прошли годы, и вот однажды мне снова пришлось столкнуться с не менее интересным явлением, которое, как мне кажется, имеет сходство с виденными шарами.

...Уже второй год шла Великая Отечественная война. Был 1942 год. Я ехал в пассажирском поезде "Ташкент-Фергана". Ехал к новому месту формирования части. Поезд с большой скоростью мчался через Ферганскую долину. А в это время над ней разразилась гроза. Сильные разряды молнии пополам рассекали ночное небо.

Перед каким-то неизвестным полустанком был закрыт семафор. Поезд остановился. И я, томимый тревогой за свою Родину и за неизвестное, что ждет меня впереди, спустившись по ступенькам вагона, шагнул в темь степи. Гроза над Ферганской долиной по-прежнему неистовствовала. Сверкала яркая молния, и гремел сильный гром. Не успел я освоиться с темнотой степи, как вдруг сверкнула яркая молния, и прямо к моим ногам спустился огненный шар. Шар большой. Раза в два больше человеческой головы. Когда шар коснулся поверхности земли, то сразу запахло озоном. А шар, словно юла, вертелся на одном месте. Воздействием радиации от шара была парализована вся моя сила и воля. С тех пор как в пяти метрах от меня опустился небесный пришелец и я стал на него смотреть, я стал как бы беспомощным. Я никак не мог оторвать свой плененный взор от этого грозного чуда. Сколько времени длилось мое невольное созерцание, я тогда не отдавал себе ясного отчета. Возможно, пять минут. И конечно, я не видел, как открылся семафор, и не слышал гудка паровоза. В моем сознании была только одна мысль: "Как избавиться от власти шара? Как уйти от него? Ведь нельзя скованным стоять и только смотреть, как вертится это космическое чудовище". Наконец, собрав всю силу воли, я шагнул только на один шаг назад. В это время раздался оглушительный треск. Шар лопнул, И десятки, сотни мелких светящихся искр стремительно улетели в бездну ночного неба.

...Поезд давно ушел, а я сидел на глухом полустанке и старался осмыслить только что виденное явление. Я невольно сравнивал светящиеся бело-голубые шары, вылетавшие из глубоких недр земли во время извержения вулкана, и только что виденного небесного посланца - шаровую молнию. Есть ли между этими двумя явлениями сходство? На этот вопрос ответа я не находил. Возможно, что ученые смогут объяснить это загадочное явление..."

...Такое вот письмо получил я от И. Соловьева несколько лет тому назад. И только теперь могу кое-что сказать по поводу случившегося. Сначала о шаровой молнии близ железной дороги. Плазмоид лопнул с треском, грохотом. Это, думаю, комментариев не требует - сработала пустота внутри сверкающего шара. Искры... вроде бы странно. Это же не горящая головня. Да и от линейной молнии вроде бы искр не наблюдается. С моей точки зрения, искры от шаровой молнии - это дочерние объекты - маленькие плазмоиды, на которые она рассыпается, разрушаясь, теряя устойчивость. Такие маленькие вихри можно наблюдать, когда капля чернил падает в стакан с чистой водой. Прежде всего из капли сразу под поверхностью воды образуется тор. Из него вытекают микроструйки, закручивающиеся в маленькие вихри тороидальной формы.

Светлые яркие шары над вулканом. Что это? Я не могу ответить на вопрос об их происхождении. Но они явно сродни обычной шаровой молнии. Только легче - поднимались вверх с потоком газов и очень высоко. Более глубокий вакуум, большая скорость вращения в оболочке - так можно это объяснить. Вероятно, и плазма имела очень высокую температуру.

ЧЕРНЫЙ ЛУЧ

Интересное сообщение передал мне С. Ахметов, писатель, кандидат геолого-минералогических наук. Не берусь высказать свою догадку. Не исключено, что эффект таинственного черного луча действительно имеет место, а не является ошибкой наблюдения. И еще: вполне возможна связь его с темой этого раздела. Представляю на суд читателя сообщение С. Ахметова.

"Эта в полном смысле "темная" история произошла в Лондонской королевской ассоциации и до сих пор не получила удовлетворительного объяснения. Английский журнал "New Scientist" опубликовал в апрельском номере за 1982 год небольшую статью, которая привела физиков в смятение. Было выдвинуто множество рабочих гипотез, но ни одна из них не стала теорией. С тех пор прошло около десяти лет. Интерес к сенсации, не подкрепленный новыми фактами, угас. Ученые молчат. Скорее всего сообщение журнала "New Scientist" было первоапрельской шуткой (но это серьезное научное издание!), однако не исключено, что работы засекретили. В связи с этим мы решили обнародовать некоторые детали, которые узнали от членов делегации Великобритании на Международном конгрессе кристаллографов. Возможно, они заинтересуют отечественных инженеров и ученых, имеющих дело с лазерами. Вполне вероятно, что и их установки выкидывали подобные фокусы.

Все началось с того, что в одном из залов Лондонской королевской ассоциации, в котором стоял демонстрационный аппарат по использованию лазерного луча (именно так он назван в журнальной статье), затеяли ремонт. Работы носили, скорее, косметический характер, поэтому лазер достаточно было зачехлить. Однако то ли чехол распоролся по шву, то ли лаборанты его куда-то задевали (как видите, не только у нас бывают подобные накладки), но прикрыть довольно громоздкий аппарат оказалось нечем. Тогда научный сотрудник Королевской ассоциации доктор Грей попросил лаборантов Джудит Дакнесс и Уолтера Блэка демонтировать прибор и упаковать в ящики.

В то время Джудит и Уолтер были студентами-физиками и в свободное время подрабатывали в ассоциации. (В скобках сообщим, что последние три года в периодической научной печати появляются статьи, подписанные ими то вместе, то порознь. Сфера интересов - лазерная техника и голография.) Судя по цветной фотографии в журнале "New Scientist", Джудит Дакнесс была серьезной девушкой с умными серыми глазами. Волосы она стригла коротко и расчесывала на косой пробор. На работу приходила в свитере крупной вязки и в короткой юбке, поверх которых надевала белый рабочий халат. А Уолтер Блэк очень походил на Джона Леннона - продолговатое лицо, круглые очки и длинные волосы. В журнале было сказано, что он постоянно напевает песни "Битлз", хотя не обладает ни музыкальным слухом, ни соответствующими вокальными данными.

В тот день доктор Грей (его фотографии журнал не приводит) работал в своем кабинете на втором этаже. Вдруг дверь без стука распахнулась, и влетел запыхавшийся Уолтер. Срывающимся голосом он попросил шефа спуститься к лазеру. Доктор Грей подумал, что лаборанты уронили аппарат, однако ничего не сказал и поспешил вниз. Зал имел нерабочий вид, кое-где стояли зачехленные приборы. Демонстрационный аппарат по использованию лазерного луча был частично демонтирован. Подле него стояла растерянная Джудит.

- Что стряслось? - спокойным голосом спросил доктор Грей.

Не говоря ни слова, Уолтер сделал загадочное лицо и щелкнул тумблером. Однако ничего не произошло. То есть, конечно, аппарат загудел, зажглись лампы накачки, тонкий луч розового цвета протянулся через всю комнату и уперся в облупившуюся стену (рабочим телом в лазере служил кристалл искусственного иттриево-алюминиевого граната, легированный оксидом эрбия). В луче лазерного света вспыхивали и гасли пылинки. Но и только.

- Шутники. - Доктор Грей покачал головой. - Решили порадовать меня исправно работающим аппаратом?

Уолтер пытался что-то сказать, но от крайнего изумления только пучил глаза и брызгал слюной.

- Джудит, прошу вас, - пригласил доктор Грей, Джудит была удивлена не меньше Уолтера. Тем не менее она нашла в себе силы, чтобы произнести:

- Шеф, дело в том, что мы начали демонтаж аппарата.

- Это я вижу.

- Я попросила Уолтера посмотреть - отключен ли прибор от сети. Уолтер поленился пойти к рубильнику и включил тумблер. Аппарат заработал. Вот как сейчас. - Джудит глубоко вздохнула. - Но когда Уолтер попытался выключить тумблер, лазерный луч из розового сделался черным...

- Что-что?

- Да, луч света стал черным, - твердо сказала Джудит. - Как уголь, как сажа, как грифель карандаша. Как и сейчас, он упирался в стену, но был черного цвета.

- Ребята, надеюсь, вы здоровы?

- Шеф, клянусь, все было так, как рассказывает Джу. - Это наконец обрел дар речи Уолтер.

- Что вы сделали дальше?

- Я выключил аппарат и побежал за вами.

- Почему же сейчас нет вашего черного луча? Джудит и Уолтер переглянулись и одновременно пожали плечами.

Доктор Грей хотел рассердиться, но удержался. Его положение научного сотрудника Королевской ассоциации, манеры джентльмена и дистанция, которую он установил между собой и студентами, не допускали каких бы то ни было фамильярностей. Значит, или Джудит с Уолтером одновременно сошли с ума, или они действительно наблюдали некий феномен. Шеф прошел вдоль тонкого розового луча и остановился против стенки.

- Вы перемещали аппарат? - спросил он громко.

- Нет.

Доктор Грей сдвинул очки на лоб и принялся рассматривать стенку со всевозрастающим удивлением. Место, в которое упирался лазерный луч, было абсолютно черным. Аккуратный черный кружок, с четкими границами. Судя по всему, это была не краска или сажа - сами белила, которыми была выкрашена стена, стали черными. Доктор Грей попросил выключить аппарат и потер черный кружок пальцем - тот не пачкался. Тогда он похлопал по карманам, вытащил ключи и поскреб ими стенку. Белила отслоились, и на ладонь упал небольшой кусок, изогнутый как стружка. С одной стороны на нем чернел кружочек, другая сторона не имела видимых изменений.

Засунув руки в карманы, доктор Грей медленно вернулся к аппарату и обошел его. В двух местах кожух был снят, несколько призм и конденсорных линз находились в своих коробках. Кроме них на столе лежали монтировочные ключи и крестообразные отвертки. Между тем Уолтер, что-то бурча под нос, начал щелкать тумблером. Розовый шнур то натягивался между стеной и аппаратом, то исчезал.

- Прошу вас перестать!

Но лаборант продолжал щелкать и вдруг завопил:

- Смотрите!

Доктор Грей и Джудит вздрогнули. Аппарат гудел в другой тональности, из него тянулся тонкий шнур совершенно черного цвета. Он был виден так же отчетливо, как черная кошка на снегу. Когда траектории пылинок, плавающих в воздухе, пересекались с ним, они вспыхивали черным огнем (как ни дико звучит это словосочетание).

- Что вы сделали?

- Он почернел на "вчера"! - прошептал Уолтер.

- Как вы сказали? Почернел на вчера?

- Я пел "Вчера" и щелкал тумблером, луч все время был розовым, а на "вчера" почернел.

- Перестаньте молоть чепуху! - вскипел доктор Грей. - Объясните толком.

- Кажется, я понимаю, - вмешалась Джудит.

- Ну?

- У группы "Битлз" есть песня "Вчера". Видимо, Уолтер напевал ее и в такт щелкал выключателем. На слове "вчера" луч почернел.

- Так это было? - спросил доктор Грей.

Уолтер кивнул головой и выключил аппарат. Шеф бросился к нему с криком "стойте", но не успел.

- Что вы наделали!

Однако лаборант снова щелкнул тумблером и запел:

Я вчера

Был уверен, что любовь игра,

Но однажды настает пора

Поверить только во вчера.

(Перевод Ю.Буркина)

Он щелкал выключателем, отбивая такт песни, розовый луч то гас, то возникал и на слове "вчера" стал вдруг черным.

- Вот видите! - торжествующе закричал Уолтер.

- А ну-ка еще разок! - потребовал шеф.

Снова прозвучала знаменитая песня битлов, сопровождаемая ритмичным пощелкиванием тумблера. В искомый момент аппарат изменил тональность гудения и зажег черный свет.

- Седьмое включение, - пробормотал доктор Грей. - Любопытно... Так, теперь попытаемся исследовать этот чертов феномен.

Оказалось, что луч прерывается, если на его пути поставить любую, даже самую тонкую, преграду. Если эту преграду-экран подержать несколько секунд (более десяти), то на ней появляется четкое черное пятнышко, нисколько не похожее на обугленный материал. "Тьма осязаемая", - вспомнила Джудит одну из египетских казней, описанную в Библии. При медленном перемещении экрана пятнышко превращалось в линию. Уолтер даже сообразил вывести на листе бумаги свои инициалы - "W.B.".

Черный кружок образовывался на всех металлических предметах, которые оказались под руками: на двухпенсовой монетке, на железе, меди, платине и серебре. Обручальное кольцо также подверглось проверке. При этом доктор Грей почувствовал, что оно стало значительно холоднее. Сквозь плоскопараллельное стекло черный луч проходил без изменения, а вот некоторые линзы (в журнале не указано - какие) перекрашивали его в розовый цвет. В трехгранной призме луч не преломлялся, от зеркала не отражался. В этих средах происходило полное поглощение черного луча. Для дальнейших экспериментов Джудит принесла несколько прозрачных кристаллов и пробирки с различными жидкостями.

- Что такое свет? - спросил вдруг доктор Грей. Лаборанты переглянулись.

- Поток фотонов, - нерешительно сказал Уолтер.

- Или электромагнитные колебания, - подхватила Джудит.

- С некоторыми допусками правильно, - кивнул шеф. - А что такое тьма?

- Отсутствие света.

- "Земля же была безвидна и пуста, - процитировал Уолтер, - и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы".

- Следовательно, - продолжал доктор Грей, не обращая внимания на лаборанта, - данный лазерный аппарат при отсутствии некоторых деталей, которые вы размонтировали, "выталкивает", если можно так выразиться, свет. При этом образуется участок пространства, в котором нет ни фотонов, ни электромагнитных колебаний. Чушь какая-то!..

На этом информация, которую мы сумели извлечь из статьи в журнале "New Scientist" и некоторых частных сообщений, исчерпывается. Физическая природа эффекта, наблюдаемого Греем и его лаборантами, пока не ясна. Трудно сказать, какие практические возможности откроются перед инженерами и учеными, если описанный эффект действительно существует..."

Глава девятая

"УРА ЛИНДА БУК" - ЗАГАДКА ФРИЗОВ

СМЕШЕНИЕ ВРЕМЕН - СМЯТЕНИЕ УМОВ

В 1869 году в Северной Голландии была обнаружена старинная рукопись, или, скорее, отрывки, уцелевшие от древней книги. Библиотека города Леувардена приобрела находку. Записи сделаны на древнефризском языке, но знаки для письма напоминают азбуку Эллады.

Город Леуварден - центр провинции Фрисландия на севере Нидерландов. Провинция сохранила имя народа, ее населяющего, но многое утратившего от прежней культуры и быта из-за ассимиляции голландцами. Часть территории фризов принадлежит Германии, но и там их судьба такова же.

Для фризов были характерны круговые деревни, своеобразный тип дома с жилыми и хозяйственными помещениями под одной крышей. У женщин долго сохранялся старинный головной убор - белый чепчик поверх блестящей металлической каски.

Сейчас фризы говорят чаще на смешанных говорах, мало напоминающих древний язык, в котором только дифтонгов было двадцать шесть. Это свидетельствует о богатстве его вокализмами. В начале девятого века была записана Фризская правда - сборник законов фризов.

Книга, попавшая в библиотеку Леувардена, названа "Ура Линда Бук" книга семьи Овер де Линден. Это история фризов.

Книга признана подлинной. Из приписки мы узнаем причину, почему книга датируется тринадцатым веком - таким поздним временем сравнительно с давностью событий, о которых в ней идет речь. Эта причина - наводнение. Текст был переписан. Специалисты, проводившие экспертизу, установили год ее переписки - 1256-й. Именно с этого времени книга хранилась в семейном архиве Овер де Линден в том виде, как она дошла до наших дней (добавлялись, правда, приписки к тексту, которые, на мой взгляд, свидетельствуют о серьезном отношении к реликвии семьи Овер де Линден).

Те же специалисты установили, что при написании книги использована разновидность греческого письма. Но фризы в начале нашей эры и позднее жили на берегах Северного моря, западнее побережья Дании. У римского историка Тацита есть записи о фризах первого века нашей эры. Это народ земледельцев и мореходов.

В книге "Ура Линда Бук" говорится о народе с голубыми глазами и белой кожей. Такими были фризы. Они верили, согласно той же книге, в единого бога. Называется жрица Бургтмаад. Другое ее имя Мин-Эрва. Сообщается, что она предводительница ордена дев. Имя короля фризов - Минно - также записано в "Ура Линда Бук". Рассказано на ее страницах о торговле фризов с финикийцами, записана история о мореходе по имени Нээф-Туна и его родственнике Инка (я сохранил для первого знакомства форму именительного падежа имени). Далее: в книге идет речь о затопленной стране Атлан. Очень похоже на Атлантиду. Приводится и дата создания книги: 3449 год после затопления страны Атлан (вариант названия страны - Алдланд).

Можно представить себе, какую реакцию вызвало все это у историков тех, конечно, кто удосужился прочитать страницы этой удивительной рукописи. Вряд ли удалось сохранить за долгие годы и века большую часть книги (а в тексте упоминаются книги - во множественном числе). То, что осталось, лишь фрагменты, цитаты. Но и они способны поставить в тупик даже аналитика, склонного безоглядно поверить в записанное.

Ну, скажем, как можно принять строки о торговле с финикийцами, если те плавали по Средиземному морю, выходили за Геракловы Столпы в Атлантику, в Британии брали груз олова... Но зачем им гавани фризов? Поверить в это трудновато. Равно и фризы вряд ли наладили такие плавания. Историки с трудом верят даже сведениям о греке Пифее, который достигал страны олова и янтаря Британии. Но Пифей плыл из Массалии - греческой колонии на юге нынешней Франции (ныне Марсель). Его плавания - пример мужества и находчивости. Он, как иногда пишут, достиг и более северных земель. Римлянам хорошо известны морские побережья той же Британии и других стран Еиропы. Но фризы и финикийцы... Кто бы мог подумать!

А имена! Чего стоит один король Минно, как бы присвоивший себе имя знаменитого тезки - критского царя Миноса. Другое имя - Мин-Эрва. Но ведь это имя римской богини. Как это понять? Добавлю от себя: Нээф-Туна носит имя славного римского бога Нептуна. Его родственник Инка - основатель империи инков в Америке (впрочем, последнее предположение высказано еще до меня). Полный простор фантазии - вот, кажется, девиз авторов удивительной книги.

Я намеренно и даже в концентрированном виде воспроизвел некоторые возражения, касающиеся если не подлинности книги, которая установлена, то подлинности необыкновенных сведений, в ней содержащихся. А чего стоит сообщение, по форме документальное, лаконично-точное, о гибели Атлантиды? Это ведь единственный источник по истории легендарной земли, если не считать произведений Платона, которые оспаривал даже его ученик Аристотель.

Здесь уместно будет сделать признание, раз уж я взялся писать научную работу о книге "Ура Линда Бук" в беллетризованной форме. Помню, с какой иронией я сам относился к этому поразительному документу минувшей эпохи, ведь я изучал тогда, пусть в основном самостоятельно, настоящую историю, подлинную, неприкрашенную. Было это пятнадцать лет назад, и я даже постарался забыть строки "Ура Линда Бук", чтобы не перегружать память "выдумками". Теперь же я их помню почти наизусть. Вот они:

"Все лето Солнце скрывалось за тучами, словно оно не желало больше смотреть на Землю. А на Земле воцарилась вечная тишина, и влажный тяжелый туман навис над жилищами и полями как мокрый парус. Воздух был тяжелый и гнетущий: люди не знали радости и веселья. Тогда и разразилось землетрясение, как будто предвещающее конец света. Горы извергали пламя, иногда исчезая, проваливаясь в недра, иногда же вздымаясь выше прежнего.

Алдланд, которую мореплаватели называют Атлан, исчезла, над горами поднялись рассвирепевшие волны, и тех, кто спасся от огня, поглотила морская бездна.

Земля горела не только в стране Финда, но и в Твискланде. Леса пылали, и вся страна покрывалась пеплом, когда оттуда дул ветер. Реки изменили свое русло, и в их устьях образовались новые острова из песка и наносов. Это продолжалось три года, затем воцарилось спокойствие, и вновь появились леса..."

Рукопись называет события, связанные с грозными извержениями:

"Многие страны исчезли под водой, в ряде мест появились новые материки, в Твискланде погибла половина лесов. Народ Финда поселился на безлюдных землях, а местные жители были или истреблены, или обращены в рабство..."

Перед нами свидетельства очевидцев, локальных свидетелей извержений, но образование новых земель вряд ли явилось следствием только извержений. Скорее и извержения, и появление их обусловлены общей причиной. Этот катаклизм мог быть вызван, например, падением астероида.

В следующем отрывке повествуется о мореплавателе Нээф-Туне:

"Корабли Инки в порту Кадик отделились от флотилии Нээф-Туны и направились в западную часть Океана. Моряки надеялись, что там удастся найти какую-нибудь горную часть затонувшей страны Атлан, которая, может быть, сохранилась, и что они смогут там поселиться...

А Нээф-Туна направился на Среднее море. Об Инке и его товарищах больше никто ничего не слышал..."

Концовка древнефризской рукописи такова:

"Я, Хиддо Тономат Овира Линда Вак, даю наказ моему сыну Окке: эти книги ты должен беречь как зеницу ока. Они содержат историю всего нашего народа. В прошлом году я спас их во время наводнения вместе с тобой и твоей матерью. К несчастью, они промокли, и я должен был их переписать... Они были созданы в Люд-верде в 3449 году после затопления страны Алдланд".

Выше уже упоминалось о том, что поздние авторы сделали свои приписки. Вот, например, одна из них, она принадлежит Кико Овиру Линда, который продолжает: "Прошу вас тысячекратно, не давайте этих древних записей монахам. Они... хотели бы уничтожить все, что принадлежит нам, фризам".

Думаю, читатель получил достаточно информации, чтобы у него возникли новые вопросы. И прежде всего: почему уделено внимание цвету глаз и кожи фризов? Почему фризы выделены по этому признаку - пусть даже без намерения их выделить? Разве уж так примечательно быть голубоглазыми в ближайшем соседстве с такими же голубоглазыми саксами, ютами, англами и другими племенами германцев? Разве это не разумеется само собой?

По-видимому, нет. Как ни странно, именно мелочи заставляют иногда искать решения. И мне пришлось вспомнить о переселениях народов и племен, которые являются для древности не исключением, а правилом.

Когда-то Северная Европа была покрыта ледником. Не было Северного моря, не было Ла-Манша - а был лед толщиной в сотни метров. Значительная часть суши Западной Европы тоже была скована льдами. В Восточной Европе все обстояло несколько иначе. Если Карелия и Валдай представляли собой сплошное белое пятно по той же причине, то к востоку граница ледника отступала к северу. Средний Урал и Поволжье были практически пригодны для жизни. И сюда и еще далее на восток двинулись кроманьонцы - предки современного человека, европеоиды, в основном рослые и светловолосые. Они достигли Сибири и даже Дальнего Востока. Это было около двадцати тысяч лет назад. Примерно этим временем датируется стоянка Сунгирь (Владимирская область). Кроманьонцы, превосходя современного человека ростом и объемом мозга, сумели создать почти все, чем потом пользовалась человеческая цивилизация в течение тысячелетий: дома, оружие, способы пошива одежды, украшения, искусство, музыку и музыкальные инструменты. На юге, в Малой Азии, первые города служат переходной ступенью от кроманьонцев к современному человечеству: как и кроманьонцы, жители Чатал-Гююка красили охрой места захоронений предков, они изготовляли из камня так же искусно орудия, пользовались до изобретения металлургии самородками меди, но у них уже было земледелие. Я называю эти территории Восточной Атлантидой.

Кроманьонцы, возможно, - переселенцы из Атлантиды, они дали начало европейской и ближневосточной цивилизации, а также цивилизации Египта, Средиземноморья и Средней Азии.

После катастрофы и гибели Атлантиды теплые течения пошли на север, образовался Гольфстрим. Климат Европы резко изменился за невероятно короткий по геологическим меркам срок - всего за два-три тысячелетия. За это время освободились ото льда почти все занятые им ранее территории. Сюда двинулись переселенцы - на этот раз они шли в обратном направлении - с востока на запад, в Европу. В этом движении участвовало множество племен, многочисленными волнами, в разные периоды. Экспансия Рима - причина сравнительно поздних волн переселений. Одна из них запечатлена в скандинавских песнях и мифах. Я так подробно остановился на этом потому, что разгадка одного из имен книги "Ура Линда Бук" возможна как раз на основе данных о древних переселениях. Это имя Минно. Оно ставило и, возможно, поныне ставит в тупик историков, которые обычно пытаются сопоставить его с именем критского царя Миноса. В силу только что сказанного в этом не было ничего удивительного. Но, кажется, нет необходимости привлекать критские источники вместе с их царями и героями. Ведь бог скандинавских мифов Тор ведет свою родословную из Фракии, точнее, из трояно-фракийского региона. Другие скандинавские боги - асы пришли, согласно той же мифологии, из других, более восточных районов (я отождествил их с древним государством Парфией в книге "Асгард - город богов"). Но у Тора, по некоторым данным старейшины асов, - особая судьба.

Вблизи середины земли, повествует Младшая Эдда, был построен город, снискавший величайшую славу. Это была Троя. "Этот град был много больше, чем другие, и построен со всем искусством и пышностью, которые были тогда доступны. Было там двенадцать государств, и был один верховный правитель. В каждое государство входило немало обширных земель. В городе было двенадцать правителей. Эти правители всеми присущими людям качествами превосходили других людей, когда-либо живших на земле".

А вот вполне земная родословная Одина из той же Младшей Эдды:

"Одного конунга в Трое звали Мунон или Меннон. Он был женат на дочери верховного конунга Приама, ее звали Троан. У них был сын по имени Трор, мы зовем его Тором, он воспитывался во Фракии у герцога по имени Лорикус. Когда ему минуло десять зим, он стал носить оружие своего отца. Он выделялся среди других людей красотой, как слоновая кость, врезанная в дуб. Волосы у него были краше золота. Двенадцати зим от роду он был уже в полной силе. В то время он поднимал с земли разом десять медвежьих шкур, и он убил Лорикуса герцога, своего воспитателя - и жену его Лору, или Глору, и завладел их государством Фракией. Мы зовем его государство Трудхейм. Потом он много странствовал, объездил полсвета и один победил всех берсеков, всех великанов, самого большого дракона и много зверей. В северной части света он повстречал прорицательницу по имени Сибилла - а мы зовем ее Сив - и женился на ней. Никто не ведает, откуда Сив родом. Она была прекраснейшей из женщин, волосы у нее были подобны золоту. Сына их звали Лориди, он походил на своего отца. У него был сын Эйнриди, а у него - Вингетор, у Вингетора - Вингенер, у Вингенера - Моди, у Моди - Маги, у Маги - Сескев, у Сескева - Бедвиг, у Бедвига - Атри, а мы зовем его Аннан, у Атри - Итрманн, у Итрманна Херемод, у Херемода - Скьяльдун, его мы зовем Скьельд, у Скьяльдуна - Бьяв, мы зовем его Бьяр, у Бьява - Ят, у Ята - Гудольв, у Гудольва - Финн, у Финна - Фридлав, мы зовем его Фридлейв, а у того был сын Воден, а мы зовем его Один. Он славился мудростью и всеми совершенствами. Жену его звали Фригида, а мы зовем ее Фригг.

Одину и жене его было пророчество, и оно открыло ему, что его имя превознесут в северной части света и будут чтить превыше имен всех конунгов. Поэтому он вознамерился отправиться в путь..."

Одина и его людей прославляли и принимали за богов. И они пришли на север в страну саксов.

Мы узнаем этот маршрут - в Ютландию, в страну саксов, снова и снова отправлялись люди из Фракии и Трои - и одно сказание накладывалось на другое, времена мешались... И та же Эдда называет землей Одина территорию восточнее Дона.

В приведенном отрывке из Младшей Эдды, начало которого лишь условно можно отнести к периоду Троянской войны, важно упоминание имени Мунон (Меннон). Это и есть, как представляется, то имя, которое вошло после книги фризов в легенды северных народов, с ним сопредельных - и в Эдду тоже. Вообще же значительные имена в истории повторяются. Так было и с критским Миносом. История же Трои уходит своими корнями в глубину тысячелетий. Город существовал задолго до Троянской войны, и нет уверенности, тот ли Приам и тот ли Минно - Меннон (из книги фризов) названы в Эдде.

На полуострове Ютландия (Дания), совсем не так уж далеко от районов, населенных современными фризами, раскопали удивительный поселок. Сначала в слое торфа обнаружили пыльцу культурных растений - пшеницы и ячменя, крохотные угольки от сожженного леса. Это и понятно: раньше лес выжигали и на этом месте сеяли хлеб. Затем археологи наткнулись на булыжную мостовую шириной около трех метров. Что это? Если учесть, что ее возраст около четырех с половиной тысяч лет, можно понять недоумение ученых. И вот стали вырисовываться контуры поселка. По обе стороны от мостовой тянулись помещения - с каждой стороны они сливались как бы в один сплошной длинный дом (Баркаэр), дом длиной в семьдесят метров, - справа и слева от мостовой. И мостовая тянулась на семьдесят метров. А в каждом доме было по 26 комнат размером 6х3,6 метра (то есть по 21,6 кв. метра). Это дом-поселок. А мостовая с обоих концов оканчивалась скорее всего воротами, и там держали скот.

Это комплекс, соединение в органическое целое человеческого жилья и помещения для скота. Единые постройки, в которых можно найти воплощение тех же принципов, не так давно были характерны и для фризов.

При раскопках дома-поселка, построенного в Ютландии примерно в 2500 году до нашей эры, нашли две заколки (фибулы) из меди - точно такие, какие были распространены в легендарной Трое в Малой Азии в то же примерно время, но все же несколько ранее (примерно на двести лет). Такие находки объясняются обычно торговлей. На мой взгляд, некоторый сдвиг во времени и отдаленность побережья Ютландии и места постройки дома-поселка от Трои свидетельствуют не только в пользу торгового обмена, но и в пользу переселения людей на северо-запад. Это была одна из волн переселений. Затем они повторялись, когда маршрут был хорошо изучен. Меня навело на мысль о переселении следующее: заколки троянского типа были обнаружены под полом дома-поселка вместе с янтарными бусинами. Это явная жертва богам при закладке здания. Так же поступали древние этруски. Процитирую Плутарха, главу, посвященную Ромулу:

"...Был вырыт ров, куда положили начатки всего, что считается по закону чистым, по своим свойствам - необходимым. В заключение каждый бросил туда горсть принесенной им с собой с родины земли, которую затем смешали. Ров этот по-латыни зовут так же, как и небо, - мундус. Он должен был служить как бы центром круга, который проведен как черта будущего города".

Эти строки относятся к основанию Рима. Весь обряд и все таинства точно соответствуют этрусской норме. Этрусков же позвал Ромул.

Но этруски некогда прибыли в Италию из Малой Азии, где, надо полагать, использовались те же правила. Могли ли ютландцы, создавшие дом-поселок явно по той же малоазийско-этрусской методике, положить в ров посторонние вещи, принятые ими из чужих рук торговцев? Это маловероятно. Все положенное должно быть "по закону чистым". Вспомним, что Ромул убил своего брата Рема только за то, что тот перепрыгнул через ров при закладке Вечного города. Ютландцы не смогли бы пожертвовать богам в таком важном случае вещи, пришедшие со стороны, из Трои, заколкам не нашлось бы места в священном рву. Но картина меняется, если эти медные вещи принесены из Трои переселенцами. Тогда это свои, "по закону чистые" предметы, и именно они должны быть помещены в ров как реликвии. Тем более что к моменту прибытия на новое место жительства, в далекую Ютландию, переселенцы могли уже не иметь ни горсти родной земли. И по замыслу строителей медные вещицы должны были ее заменить. Подобает случаю и янтарный дар - солнечные камни найдены самими переселенцами и как нельзя более отвечают названию "начатки".

ЗВЕЗДНЫЕ ПИСЬМЕНА

"Ура Линда Бук" создана (записана впервые) в Людверде (старое название Леувардена) в 3449 году после гибели Атлантиды, то есть очень давно. Возможно ли это?

Профессор Белградского университета Милое Васич в течение двадцати шести лет изучал неолитическую культуру, ведя раскопки на правобережной круче Дуная. Это место носит название Белый холм. Оно расположено всего в пятнадцати километрах ниже впадения в Дунай Савы. Следы этой культуры Васич открыл еще в 1908 году. Нижние ее пласты относятся к середине пятого тысячелетия до нашей эры. Культурный слой достигает толщины девять с половиной метров. Среди останков разрушенных поселений Васич нашел во множестве орудия труда, оружие из камня, кости и рога, культовые сосуды, посуду, фигурки зверей, антропоморфные фигурки, ямы, погребения (См.: Ж у р а в с к и й В. А. Азбука неолита // Дорогами тысячелетий. М., 1988. С. 54).

Многие из сосудов расписаны орнаментами и знаками. Культура названа винчанской по местечку Винча, окраина которого выходит на кручу Белого холма.

Затем, уже в 1965 году, экспедиция Драгослава Срейовича обследовала террасу возле Лепенского вира (недалеко от места, где Дунай входит в Железные ворота). Найденные здесь памятники относятся к седьмому-пятому тысячелетиям до нашей эры. Они почти того же периода, что и города планеты, найденные в Малой Азии (Чатал-Гююк, Чайеню-Тепези). Жилища лепенцев построены по плану, найдены пластины и каменная плита с вырезанными на них знаками, монументальные каменные скульптуры, вытесанные из валунов. До начала восьмидесятых годов раскопано десять других поселений культуры Лепенского вира.

Профессор Радивое Пешич из Белграда (преподающий в Миланском университете) обнаружил графемы, знаки для письма в винчанских находках. Он же систематизировал знаки и описал в своих работах 48 графем Лепенского вира. Буквенные знаки выбиты около жертвенников и на каменной плите лепенцев. Эта азбука пока древнейшая в мире. Она намного старше шумерской клинописи, возникшей в конце четвертого тысячелетия до нашей эры. Можно сказать на основании уникальных исследований Радивое Пешича, что лепенская азбука пришла к винчанцам, но позднее. Первый же период письменности, лепенский, начинается в шестом тысячелетии до нашей эры. (См.: Ж у р а в с к и й. С. 58-59).

Знаки лепенского письма, всего числом 48 графем, разошлись затем по всему миру, их можно обнаружить и в этрусском письме. Греческий алфавит это еще один вариант лепенской же азбуки, он близок, как известно, к этрусскому, а оба - к финикийскому. Радивое Пешич провел детальный анализ сходства этрусских и лепенских знаков для письма.

Уместно вспомнить, что Диодор Сицилийский в первом веке до нашей эры писал: "Хотя вообще эти буквы называют финикийскими, потому что их привезли к эллинам из страны финикийцев, они могли бы носить название пеласгических, так как пеласги пользовались ими".

Пеласги - напомню - древнее население Средиземноморья. Задолго до Парфенона на том же холме высился Пеласгикон - укрепление пеласгов. Пеласги распространились во многих районах Средиземноморья. И если слова Диодора Сицилийского справедливы, то их письменность могла быть основана на лепенской азбуке.

Для нас важен поразительный результат, полученный Радивое Пешичем: письменность на основе графем-букв была уже в шестом тысячелетии до нашей эры. Его итальянские коллеги назвали азбуку Лепенского вира космической.

Конечно, вряд ли стоит абсолютизировать полученные выводы, ведь не исключено, что будут обнаружены более древние системы письма. Но в связи с темой древнейшей книги "Ура Линда Бук" находки Лепенского вира неоценимы: они дают возможность заключить, что "Ура Линда Бук" была действительно написана (или, по крайней мере, могла быть записана) знаками типа лепенских и в то время, о котором сообщается в тексте, то есть не позднее 3449 года после затопления Атлантиды.

Атлантида, согласно записям египетских жрецов, погибла примерно в середине десятого тысячелетия до нашей эры. К этому выводу приводит и изучение следов глобальной катастрофы на Земле, приведшей, в частности, к появлению вулканических осадков в долине реки Берелех и гибели мамонтов как вида (см. подробнее в кн.: Щ е р б а к о в В. И. Где искать Атлантиду? М., 1990. С. 34-35).

Если условно принять дату гибели Атлантиды как 9500 год до нашей эры, то датой возникновения книги "Ура Линда Бук" будет 6051 год до нашей эры. Это был, конечно, первый вариант, затем книга должна была переписываться (о чем можно судить хотя бы по одной из приписок, уже знакомой читателю). Кроме того, нельзя представить себе, что книга дошла через много тысячелетий без обновления. Что делать, рукописи не горят, как сказал писатель, но они обязательно переписываются.

И подобно тому как знаки для письма обрели подвижность и стали расходиться по земле, стали странствовать и древние герои - и то и другое не без помощи людей, разумеется.

Таким литературно-мифологическим странником был и бог Рима Нептун. Его имя не всегда звучало в точности так, даже если сбросить со счетов "Ура Линда Бук". Если основатель Рима Ромул когда-то и ввел культ этого божества, то не он его открыл. Имя божества звучало задолго до того. Он был хорошо известен этрускам, предшественникам римлян. По наиболее правдоподобной из версий именно они создали Рим.

Плиний Старший (23-79 гг.), римский ученый и писатель, сообщил, что Нептуну был посвящен желчный пузырь, и в точном соответствии с этим странным для современного читателя сообщением, на модели печени, найденной в этрусском городе Пьяченце, обнаруживается имя Нептуна. Печень, вероятно, служила для обучения гадателей-гаруспиков. Обычай гадания по печени жертвенного животного сохранялся долгое время на славянских землях Приднепровья, а еще ранее был известен во Фракии (см. об этом в статье: Щ е р б а к о в В. И. Века Трояновы // Дорогами тысячелетий. М., 1988. С. 95).

В этрусском тексте так называемой Загребской пелены начертано: "Nethur" (см.: Н е м и р о в с к и й А. И. Этруски. От мифа к истории. М., 1983. С. 198). Так звучало по-этрусски имя морского бога, который изображался с трезубцем в руке и был бородат. Налицо совпадение божества с римским каноном. В наших работах часто передают этрусское имя как Нетун. По сравнению с именем, известным из латинских текстов, налицо пропуск одной буквы, а именно "п". Однако не должны смущать такого рода разночтения. Например, часто вместо "п" писалось "ф". Созвучия нередко передавались на письме с вариантами.

И все же здесь нужно отметить пропуск согласного. Это важно вот почему: в книге фризов "п" звучит как "ф", но последний звук может по законам лингвистики переходить в "в" и "у". Пара "в" - "у" хорошо известна, например, из русско-украинских параллелей. Остается возразить этрускологам и восстановить вариант чтения имени Нептуна - Нетуна в таком виде: Нетур. Это возвращает нас к древним этрусским корням и истокам верований, которые перешли затем к римлянам в измененном виде. Но это случилось позднее, в Италии. До Италии этруски жили во Фракии или в трояно-фракийском регионе: Фракия - Малая Азия. Гипотеза о дунайском происхождении этрусков высказана уже давно. Мне лишь удалось отметить прямое родство изображенного на надгробье из Чертозы леопарда (этрусского) с малоазийскими изображениями леопардов, а также провести языковые параллели. Дунай был промежуточным маршрутом этрусков, его южные берега - временным местом их поселения. Добавлю еще, что скальные склепы Фракии нашли развитие как форма архитектурных сооружений в аналогичных памятниках Этрурии - с учетом рельефа они заглублялись в почвенный слой, сохраняя главные черты фракийских гробниц.

Итак, два имени, предшествующие латинскому варианту: Нетур, Нетун... Этот бог прибыл в Этрурию и Рим из трояно-фракийского региона! Но если там его родина, то логично перейти к поискам его почти полного тезки Нээф-Туны в тех же землях древней культуры. Тем более что уникальный материал раскопок Лепенского вира в Югославии территориально близок к интересующему нас региону, а в древности фракийские племена занимали все пространство от Адриатики до Черного моря (Понта), пока их не потеснили иллирийцы во втором тысячелетии до нашей эры. Но иллирийцы родственны фракийцам по языку. Можно полагать, что азбука Ле-пенского вира шестого тысячелетия до нашей эры была основой для письменности предков фракийцев и иллирийцев.

Имя народа или племени устойчиво, оно исчезает не так быстро, как многие другие слова языков, оно остается в памяти даже после исчезновения или ассимиляции его носителей.

Теперь пришла очередь выделить среди племен трояно-фракийского региона именно то, которое хранило письменный памятник фризов как родовую, или, точнее, племенную книгу. Имя этого племени дошло до нашей эры и сохранилось поныне без существенных изменений. Назову его: фриги, фригийцы. Закономерен переход "г" в "з". Он отмечен и у скандинавов. Следовательно, вот кто они, древние фризы: фриги, фригийцы!

Фракия и Троада - колыбель фригийцев. Из Фракии же вышли русы, о чем я писал во "Встречах с Богоматерью". Главное слово русов "земля", "мать-земля" у фригийцев звучало так: "земело",

Фригия располагалась в северо-западной части Малой Азии. Ее население, говорившее на индоевропейском языке, переселилось из Европы во втором тысячелетии до нашей эры. Откуда? Большинство исследователей отвечают на этот вопрос так: из областей южнее Дуная, то есть из Фракии. Фригийцы принимали участие в Троянской войне, действуя заодно с фракийцами против греков. После войны образовался вакуум, и фригийцы установили свое господство над областью, прилегающей к Трое - Троадой. Это значит, что фригийцы - восприемники троянцев. После этого последовало падение хеттской державы, занимавшей значительную часть Малой Азии. Под власть Фригии перешли многие районы бывшей хеттской империи, в которой был также распространен индоевропейский язык с его говорами и диалектами. По имени царя Гордия столица Фригии называлась Гордион. Фригия помнила нашествие киммерийцев, лидийцев, персов, македонцев, галатов, римских легионов. Во втором веке до нашей эры западная часть Фригии включена в римскую провинцию Азия, а ее восточная часть вошла в провинцию Галатия, которая образована позднее, в конце первого века до нашей эры.

Ученым трудно установить генетические связи языка фригийцев из-за небольшого количества материала, которым они сейчас располагают. До наших дней дошло несколько десятков очень коротких надписей (граффити) на старофригийском языке. Поздние надписи, последних веков до нашей эры, наводят исследователей на мысль о связи фригийского языка с греческим. Но это вряд ли так - эта связь скорее всего кажущаяся, из-за влияния греков и греческих норм письма.

Вряд ли правомерно также относить словарный состав языка переселенцев-фризов целиком к германским языкам. Из всех германских языков только во фризском слово "скет" означало "скот". В других же - созвучное слово означает только "деньги", "сокровище", "налог" и т. п. (Я мог бы привести и другие примеры фракийской древности языка фригийцев и фризов.)

Египтяне считали себя древнейшим народом Земли. Платон, рассказывая об Атлантиде, упоминает, со слов египетских жрецов, о примечательной подробности: Египет был колонией Атлантиды. Что ж, язык народа, бывшего в подчинении у самих атлантов, и должен быть вроде бы самым древним. Геродот сообщает в своей "Истории", что египетский фараон Псамметих I (663-610 гг. до н.э.) решил проверить, справедливо ли мнение египтян о самих себе. По его повелению два младенца были отданы пастуху, который в своей удаленной от людей хижине поил их молоком. Фараон запретил произносить при детях какие-либо слова, пастух выполнял свои обязанности по уходу за ними молча. Когда детям исполнилось два года, они бросились к ногам пастуха, державшего их на молочной диете, и стали повторять слово "бекос". Фараону доложили об этом, он потребовал детей к себе и услышал то же слово. Псамметих приказал выяснить, что это за слово и какому языку оно принадлежит. Оказалось: слово это фригийское. Оно означает "хлеб". Псамметих пришел к выводу, что самый древний народ - фригийцы, язык их тоже самый древний. А это означает, что он ближе к языку атлантов. ...А вот другой след праязыка: русские слова "пеку", "печенье" из того же фракийско-фригийского источника ("б" стало глухим "п", беко - пеку).

КТО ВЫ, ИНКА?

Атлантолог Л. Зайдлер в своей книге "Атлантида" сделал попытку обосновать идею о плавании Инки в Америку. "Таким образом, - пишет он, считая рассказ "Ура Линда Бук" достоверным, мы рискуем предположить, что он впервые открыл Америку. Это произошло вскоре после гибели Атлантиды или немного позже".

Начало правления инков в Южной Америке относится к временам недавним. Это пятнадцатый век нашей эры. Называются, по преданию, еще тринадцать правителей империи инков. Но историки относят время первого правления никак не ранее шестого века нашей эры. "Поэтому нельзя отождествить время прибытия фризского Инки с датой начала гегемонии перуанских инков", - считает Зайдлер.

Далее, однако, он предполагает, что Инка прибыл в страну за океаном за несколько тысяч лет до прихода инков к власти. Прошли тысячелетия - и пришельцы смешались с индейцами, но в памяти их потомков осталось имя отважного морехода, первого белого человека, прибывшего из Европы.

Заманчиво было бы доказать это. Но меня смущает как раз полное тождество имен. Вряд ли имя "Инка" не претерпело бы изменений в произношении и письме даже за гораздо более короткий срок, чем тысячелетия. Так, имя легендарного, хорошо известного грекам фригийского царя Мидаса в Ассирии в то же самое время писали так: Мита. Имя мидийского царя Киаксара по соседству, в Иране, писали тоже иначе. Я не буду приводить многочисленные примеры этого хорошо известного лингвистам и историкам явления. С большинством имен собственных так поступали даже современники, даже соседи по региону и по языковой группе, чего уж надеяться на буквальное сохранение звучания и написания, если речь идет о тысячелетней пропасти, да еще о разных берегах океана!

Поэтому мне хотелось отыскать не полное созвучие, а сохранение направленности деятельности Инки в других источниках, помимо фризской книги. И если имя при этом несколько изменено, то не беда - так и должно произойти. Итак, я взялся отыскать в других книгах или надписях морехода, который поплыл в океан, не вернулся и все же остался, как и в книге фризов, в памяти людей.

Таким источником оказалась одна из древнейших песен Двуречья. Из цикла таких песен составился позднее знаменитый эпос о Гильгамеше в его завершенном виде. Но задолго до этого были лишь песни-былины. Они записаны на глиняных табличках. Древности Шумера, как мне казалось, сопоставимы по давности с книгой фризов, и потому к ним хотелось обратиться прежде всего.

Иногда эти эпические песни называют еще сказаниями. Я процитирую несколько строк по книге В.К. Афанасьевой "Гильгамеш и Энкиду" (М., 1979. С. 85):

Когда небеса отошли от земли, вот когда,

Когда земля отошла от небес, вот когда,

Когда семя человечества зародилось, вот когда,

Когда Ан забрал себе небо, вот когда,

А Энлиль забрал себе землю, вот когда,

Когда Эрешкигаль подарили Куру, вот когда

Когда он поплыл, когда он поплыл,

Когда Отец в подземный мир поплыл,

Когда Энки в подземный мир поплыл,

Вместе с владыкой малые полетели,

Вместе с Энки великие полетели...

Из строк становится ясным, что плавание Энки-Инки происходило в очень отдаленные времена, настолько отдаленные, что наш герой-мореплаватель, пропавший без вести, остался в памяти уже богом. Плавание к погибшей стране Атлантиде, конечно, можно назвать разве лишь плаванием в подземный мир, иначе - в царство мертвых, в преисподнюю. В шумерском сказании не указано точное географическое положение погибшей страны и даже ее название, в отличие от книги фризов. Но сказанного достаточно, чтобы понять положение авторов, пытающихся передать потомкам роковой смысл предприятия Энки.

Мы помним, что мгла рассеялась, извержения прекратились, и только тогда Инка фризов удалился, отделился от флотилии Нээф-Туна. Образно это так и можно передать: когда небеса отошли от земли, когда земля отошла от небес. Имена богов Ан и Энлиль хорошо известны в шумерском пантеоне. Эрешкигаль владычица большой земли. Таков буквальный перевод. И это уместно в контексте событий. Кур - подземный мир. Поразителько точное описание событий вызывает у меня по меньшей мере изумление. Ведь если Эрешкигаль тогда владела большой землей Алдланд-Атлан, то после катастрофы она действительно оказалась подаренной Куру - подземному миру!

Иногда исследователи считают, что Кур - это еще и имя чудища вроде дракона. Что ж, еще одно образное сравнение...

Мне остается сказать несколько слов по поводу этого отрывка. Возможно ли, чтобы Инка-Энки, реальный герой книги фризов, стал богом? Да, таков путь богов на небо. Шумерский бог Думузи упоминается в исторических царских списках вовсе не в качестве бога! Его признали божеством лишь позднее. Сам Гильгамеш был обожествлен. В земной жизни он был царем династии Урука.

Эпическая песня, из которой я хочу привести еще один отрывок, записана во втором тысячелетии до нашей эры, но создана значительно раньше (вероятнее всего, на целое тысячелетие):

Нос ладьи царевой,

Как волк, вода пожирает,

В корму ладьи Энки,

Словно лев, вода бьется.

Нелегкое плавание выдалось на этот раз. Будь иначе - вернулся бы Инка-Энки к своим берегам. Но разыгралась стихия - и нет назад пути герою. Добавлю, что строки, приведенные выше, играют роль своеобразного запева, зачина песни-сказания. Далее идут описания, судя по всему, более близких по времени событий. Таким образом, начало песни древнее главной ее части, посвященной Гильгамешу и Энки. Чтобы читателю легче было ориентироваться, я должен пояснить, что созвучие имени Энкиду с божественным именем не случайно.

Самый древний из известных слоев шумерской мифологии, посвященной Гильгамешу, награждает его спутником. Спутник этот - Энкиду. Он помогает главному герою эпических песен-былин, и он почти тезка бога Энки.

Но помощь эта эпизодическая, часто пассивная. А в одной из пяти дошедших до нас песен ("Гильгамеш и Ага") о самом существовании Энкиду нам предстоит узнать или даже догадаться по одной-единственной фразе текста, это обращение главного героя к своему слуге Энкиду. Так молчаливо сопровождает слуга своего господина, и только один раз упомянуто его имя в песне. В другой песне Энкиду остается почти бездеятельным. И все складывается так, что при чтении нас не покидает мысль о случайности Энкиду в этом цикле, причем такой, которая связана с искусственным введением его фигуры в песни-былины. Только в более позднем эпосе о Гильгамеше, записанном уже севернее Шумера аккадцами, он выступает не только как действующее лицо, но и как полноправный герой всего произведения. Но, зная, что законченному эпосу предшествовали отдельные песни-былины шумерского цикла, мы понимаем, что это результат творчества. Однако нельзя отрицать, что аккадский "Гильгамеш" основан на еще неизвестных нам источниках того же аккадского происхождения.

Пассивность Энкиду в "исконном" шумерском цикле наводит на следующее умозаключение: Энкиду является своеобразной вставной фигурой. Он буквально перенесен из какого-то очень древнего мифа или источника. Но, соединившись с Гильгамешем, он начал вторую жизнь, уже литературную. Если это так, то можно ли путем умозаключений восстановить его первую жизнь и первую судьбу? И его подлинный облик? Да, можно. И в этом помогает "Ура Линда Бук". Мы уже знаем, что Энки-Инка отважный мореплаватель и с его плаванием связана такая древность, в которой боги являются реальными людьми.

Шумерские песни послужили основой эпоса, который создали северные соседи Шумера - аккадцы.

Но еще до создания аккадского эпоса в Шумере был известен Энки-Имду. Это бог земледелия. И одновременно бог каналов и дамб. Итак, сначала Энки, плывущий в преисподнюю. На самом деле, вполне вероятно, в Атлантиду, но уже затонувшую. Поскольку страна мертвых находилась, по поверьям древних, на западе, скорее всего за океаном, как у этрусков, то маршрут великого бога Энки-Инки вполне обоснован "Ура Линда Бук". С другой стороны, Энки-Имду, наследник Энки-Инки, тоже божественная фигура, во всяком случае в последующей мифологии, отражающей далекое прошлое. И если таким прошлым была реальность, отражающаяся в "Ура Линда Бук", мифологизированная затем в шумерских песнях-былинах, то появление Энки-Имду вполне понятно. Но шумеры должны были "приспособить" нового бога к своим текущим нуждам, то есть к земледелию. Одновременно от его прежних наследственных функций (сын великого мореплавателя, бога у шумеров) тоже должно остаться явное свидетельство в мифе. И оно есть: он "бог каналов и дамб". Прошли века и тысячелетия - и вот сделан шаг от моря, морского дела именно к земледелию. Каналы находятся в некотором роде посередине между морем и сушей, они связывают то и другое и в переносном смысле связывают старую и новую профессию божества. Итак, Энки-Имду законный наследник Энки-Инки.

Следующий шаг был сделан потом. Появление Энкиду - это новая ипостась Энки-Инки-Энки-Имду. Энки-Имду был оторван от своих занятии каналами и дамбами, чтобы послужить образцовым спутником новой восходящей звезды Гильгамеша. Он стал типичным жителем гор, даже отчасти степняком, наивным, сильным, верным рабом, спутником, а впоследствии почти братом Гильгамеша. Так развивались события после того, как великий Инка фригийцев почил в бозе, а Атлантида исчезла.

Энкиду, обновленный герой, утратил прежние обязанности и занятия, утратил и свой образ, стал покорным слугой, почти тенью Гильгамеша. Но по законам уже литературы он стал живым, обрел свою вторую - литературную судьбу в аккадском эпосе, то есть севернее Шумера, в Ассирии.

Сказанное об Энки-Инке еще не является доказательством параллели, параллель можно построить только по нескольким точкам. Попробуем это сделать.

Вспомним о родственнике Инки. Это Нээф-Туна. Если нам пока не известно это имя из шумерского цикла, то доказательством подлинности событий и их древности могли бы служить указания в иных источниках того же региона. Такие указания налицо. В Средиземноморье, где, несомненно, плавал Нээф-Туна, а именно в Италии, в Риме, его могли, пожалуй, знать под именем Нептуна. Нептун - один из древнейших римских богов, его культ, по преданию, ввел сам Ромул, а ранее Ромула не было и города Рима. Нептун почитался в основном людьми, отправлявшимися в дальние морские странствия. Недаром он был отождествлен с Посейдоном - еще за три века или ранее того до нашей эры. В провинциях Римской империи с Нептуном отождествлялись местные боги, покровительствующие морякам. Стремление приписать Ромулу культ Нептуна очевидно - ведь древнейший культ иначе и некому приписывать. Перед Ромулом зияет пропасть в истории Рима. Плутарх поступает просто: он пересказывает ряд легенд об основании Вечного города и в их числе самую распространенную версию о Ромуле и его брате-близнеце Реме.

Вполне логично, что рождение культа легендарного Нептуна, бога славного и древнего, приписывается легендарному же Ромулу, давшему жизнь Риму, Вечному городу. Тут все концы сошлись с концами и одна легенда помогает другой. Нас, однако, интересует история.

* * *

Трудно закрыть глаза на совпадение имен и саму направленность деятельности фризского Нээф-Туны и римского Нептуна. Поэтому нужно повнимательнее присмотреться к древнейшим истокам мифов и выделить то общее ядро, из которого возникли интересующие нас образы. Это ядро нужно искать в том же регионе, в окрестности великого Среднего моря, как оно названо во фризской книге, включая и Месопотамию, что мы уже сделали.

Вполне естественно сближать, если позволяет этимология, два имени. Имя римского бога должно отражать сферу его владычества. По аналогии с именем фризской книги выделим в имени Нептуна вторую часть: Тун. Что она означает? Так же, как и вторая часть фризского имени - Туна, она может быть объяснена на основе авестийской параллели. В древнем памятнике иранцев "Авеста" осталось созвучное слово. Оно означает: "река".

Связь с тем же иранским корнем осталась, как полагают лингвисты, в названиях многих рек - от Британии до Европы. Например, Дунай, Дон, Двина. Вода, море, озеро обозначались в Урарту сходным словом, (см.: М е щ а н и н о в И. И. Халдоведение. История древнего Вана. Баку, 1927. С. 242). Бесспорно, это одно из древнейших слов: при его написании использовалась ассирийская клинопись. Это корневое слово древних ванов-урартийцев дает слово "туини" - "морской".

Теперь нетрудно сопоставить авестийское и ванское звучание. Но если два самостоятельных источника дают уже в древности сходный результат, то правдоподобно заключение о еще большей древности исходного слова, так сказать, первоистока. Это исходное слово, по всей видимости, мы и найдем во второй части имени Нээф-Туны и Нептуна. Возможно возражение: при чем тут "река", если речь идет действительно о великом мореплавателе, выходившем, бесспорно, в океан (ведь не мог же выйти в океан первым, на свой страх и риск, младший соратник Нээф-Туны Инка - да к тому же еще один). Но представления древних отличались от наших. Так, древние греки представляли океан большой рекой, окружающей землю и море, дающей начало рекам. Эти представления отражены в "Илиаде" Гомера.

Так мы окончательно приходим к эпитету "морской, океанский", который стал второй частью имени Нептуна и Нээф-Туны. Особенно наглядно это вытекает из ванских, урартийских источников, которые отражают языковые пласты Малой Азии и трояно-фракийского региона.

Три имени следуют этой закономерности: Нээф-Туна, Нептун, Нетун. Повторяется элемент "тун", "туна", значение которого теперь стало ясным. Однако этот эпитет слишком "документален". Он отражает саму реальность, саму судьбу древнего морехода. Состоявшееся за тем обожествление было неизбежным процессом. Вспомним, что речь идет о герое, действовавшем задолго до Гильгамеша, царя города Урука, который тем не менее был обожествлен еще в древности. Но если обожествление произошло, то на смену реальным эпитетам должны прийти божественные компоненты имени того же Нээф-Туны. И такой компонент нетрудно обнаружить. Выше говорилось об этрусском имени бога Нетура. Этот Нетур, вне всякого сомнения, тот же самый Нептун-Нетун, но обожествленный несколько на иной лад и в другом регионе. Вторая часть его имени - "тур" - сближает его с древнескандинавским Тором, финно-угорским Таарой, со славянским Перуном (мать Тора носит имя Фьоргун - а оно этимологически равнозначно имени славянского бога), с другими богами-громовиками (немецким Донаром). Древнегерманское слово "громовник" может даже служить связующим звеном между именами Тур-Тор и Туна-Тун. Эти слова - "туна", "тур" - имеют некоторое отношение и к грому, и к воде небесной, а море и небо в древности представлялись единой стихией.

Но компонент "тур", ставший обобщением, приобретает самостоятельность и должен входить в имена других богов. Так оно и произошло. Вероятнее всего, имена Нуми-Торум, Торум, Корс-Торум (боги обских угров, пришедших с юга) сохранили именно этот компонент. Кельтский бог - громовержец Таранис - тоже попадает в эту группу.

Вывод из вышесказанного весьма любопытен. В имени фризского морехода собственно именем является только первая часть. Но эта первая часть практически совпадает с именем известнейшего библейского героя Ноя (греческое Ное).

Но прежде чем соединить историю Нээф-Туны и библейского Ноя, придется выделить факт, имеющий магическое значение: древнегреческие слова "ностео" и "ностос", означающие возвращение и вообще отправление в странствие, оказываются созвучными имени фризского морехода, действительно вернувшегося из странствия на свою землю, а затем отправившегося в новое беспримерное странствие - уже в мифы и легенды.

То же произошло и с Ноем. Он унаследовал имя древнего героя. Но рассказ о нем сохраняет черты местного потопа в Двуречье. Вероятнее всего, в нем соединены имя, ставшее легендой, и рассказ о потопе в Двуречье, следы которого найдены учеными, но относятся они к четвертому тысячелетию до нашей эры, а не ко времени Атлантиды Платона. Аккадское имя героя потопа Ут-Напишти - напоминает, правда, о Нээф-Туне.

...Трудно привыкнуть к мысли, что найдена древнейшая из книг, созданных человеком, но это, по всей видимости, так. Выводы, которые могут быть сделаны относительно имени Бургтмаад, - еще одно звено в цепи доказательств.

МАТЬ БОГОВ

В Национальном музее Неаполя можно увидеть мраморную богиню, имя которой, судя по всему, названо в книге "Ура Линда Бук": Бургтмаад. Посетители же музея знакомы с другими ее именами: Кибела, Кивева, Дипдимена, великая Мать богов. Эти имена помнят греческие источники, сообщающие о поклонении богине во Фригии.

Фригийская богиня олицетворяла силы природы, возрождение, плодородие. Вариант ее имени хорошо известен хеттам и хурритам, лувийцам и сирийцам; Кубаба. Известна гипотеза У. Олбрайта о заимствовании имени Кубабы из древней Месопотамии, причем Кубаба - Священная Баба, как перевел У. Олбрайт (см.: Мифы народов мира. Т. 2. М., 1982. С. 20). В сирийских документах также названо ее имя, а также имя ее жреца.

Такая распространенность культа богини косвенно свидетельствует о его древности даже по отношению к древностям хеттов. В музее богиню охраняют два льва, сама она восседает на троне.

Изображали ее также сидящей в золотой колеснице с короной на голове. С 204 года до нашей эры культ Кибелы был введен в Риме как государственный. Два леопарда образуют как бы подлокотники трона, на котором, вне всякого сомнения, та же богиня восседает еще во времена города Чатал-Гююка (название современное). А было это еще в шестом тысячелетии до нашей эры - как свидетельствуют археологические находки в центральной части Малой Азии земли самых древних городов.

В ходу у фригийцев были еще два имени: Мать богов и Великая мать. Фригийский культ пришел из древности, из эпохи первых городов и, добавим, первой письменности. Малая Азия и Фракия когда-то составляли единое этнокультурное целое. Племена уходили из Малой Азии, возвращались снова и снова покидали ее в трудные времена нашествий - такова история региона. И снова книга фризов ведет нас именно сюда. Ведь и в ней есть героиня с этим именем.

Мне остается лишь перевести на русский язык имя древней богини фризов, Бургтмаад. Это - Верховная мать, Небесная мать. Начиная от Перуна, хеттского Пирвы и Перкона, без труда прослеживается и выделяется древний корень, оставшийся со времен "Ура Линда Бук". Переходность звуков "в" - "б" хорошо известна, вероятно, даже неспециалисту. Так же, как приглушение "г" и превращение звука в "х". Бургт - это "вурхт"-"верх".

Вторая часть слова - маад - перевода не требует. Это "мать".

Верховная мать. Небесная мать. Мать богов. Вот точный перевод имени из древней книги фризов.

Выражение "жрица Бургтмаад" следует понимать в книге так: жрица Матери богов, жрица Верховной матери. Конечно, вероятно и отождествление жрицы с богиней - в древности это не редкость. У этой жрицы есть и другое имя Мин-Эрва, которое совпадает с именем римской богини Минервы. Но римская богиня начинает свою биографию опять-таки в земле этрусков. Менрва, Менерува - вот этрусские варианты имени, которые, бесспорно, древнее латинского, всем известного. Культ богини этруски принесли с собой из трояно-фракийского региона. И если Мин-Эрва названа предводительницей "Ордена дев", то это означает, что она позднее была обожествлена, как и Нээф-Туна или Инка.

"Ура Линда Бук" - древнейшая книга человечества. Последующие приписки говорят о стремлении сохранить историю фризов. Может быть, потому ее хранители-фризы наиболее бережно относились к тем местам, которые посвящены их предкам. Надо полагать, в книге были и другие главы, касающиеся истории человека и человечества вообще. Но можно понять и тех, кто не был уже в состоянии переписать в очередной раз всю книгу...

И все же даже в том виде, как она сохранилась, книга фризов является уникальным, если не самым уникальным за всю историю человечества памятником. Ее немногие строки дают вполне реальный ключ к миру богов и людей планеты.

Глава десятая

ДРЕВНЕЙШИЕ РУССКИЕ МИФЫ

ЦАРЕВНА ЛЕБЕДЬ, БОГИНЯ ЛЕБЕДЬ...

Лебедь - птица божественная. Связь белокрылого создания с богами отмечена во всех мифологических словарях. Афродита, Аполлон, Брахма, Зевс, Посейдон, Сарасвати - к этим и ко многим другим именам имеет прямое отношение поэтическое существо, которому одинаково близки стихия воздуха и воды.

Древние изображения Афродиты, летящей на лебеде, подтолкнули меня к истокам русской сказки, записанной Александром Пушкиным. Она посвящена царевне Лебеди, и не случайно поэт готовил издание, в котором лишь одно это имя царевны должно было быть вынесено в заглавие. Осуществить этот замысел он не успел, и мы знаем это произведение как "Сказку о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди". Афродита, богиня из Малой Азии, была канонизирована в древнегреческом пантеоне богов, но само ее имя осталось греками не понятым. В словарях не найти пока разъяснений по поводу происхождения божественного имени Афродиты. Между тем смысл его ясен: богиня Лебедь, что близко к русскому варианту, записанному Пушкиным.

Небесный путь белоснежной птицы указывает и на имя древнеиндийской богини Сарасвати, другой ипостаси Афродиты. Тем же именем называлась священная река древних ариев, пришедших в Индию. Почти то же написание обнаруживается в "Авесте". В арийском памятнике "Ригведе" ей посвящены три гимна. Она стремительна и величава, превосходит другие реки. Вода ее чиста, поток неудержим и разрушает горные пики. Великая река ариев семичленна, у нее семь сестер. Это мать потоков и одновременно - лучшая из богинь и матерей, несущая дары, силу, здоровье и бессмертие. В ее ведении - священная речь, поэзия, мудрость, искусства. Такой великая богиня вошла в память народа. Она дочь Павиру - молнии, а это имя близко хеттскому Пирва (верховный бог); она жена Брамы. Именно Сарасвати изобрела санскрит. Веды называют ее также супругой божественных близнецов Ашвинов. Мне не удастся рассказать и о сотой доле божественной жизни Сарасвати. Ее воплощения, ипостаси так многочисленны, что даже просто перечислить их затруднительно.

Нельзя, пожалуй, не назвать славянского имени Перун в связи с хеттским богом Пирвой. Корень имен общий и с фракийским Перконом: древний бог фракийцев пришел на Днепр вместе с самими фракийцами-переселенцами первого тысячелетия до нашей эры и особенно периода римской экспансии начала эры.

* * *

Когда я переводил "Велесову книгу" славян, то с особенным вниманием относился к местам, которые посвящены Птице Матери Сва. У меня не возникло ни малейших сомнений, что это главная богиня славян того периода. Среди множества богов славянского пантеона Матерь Сва называется чаще других. Я отношу время появления богини-птицы к временам кроманьонцев, рослых людей европейского типа, расселившихся примерно двадцать-тридцать тысяч лет назад от Атлантики до Тихого океана и оставивших уникальные росписи в Испании, Франции, Центральной Европе, на Урале. Именно кроманьонцам удалось замкнуть великий земной круг. Начав с Атлантики, они дошли до Америки, но уже с запада. Считают, что они перебрались в Америку через Берингов пролив, который был в то время сухопутным мостом из-за низкого уровня Мирового океана.

Осталось множество каменных фигурок, изображающих птицу. Это и был кроманьонский вариант крылатой богини. Они отчетливее потомков, несмотря на свою малочисленность (по некоторым оценкам их было всего несколько сот тысяч на всей планете), понимали и воспринимали то устройство мира, которое включает как элемент и тонкие миры, видимые глазу лишь при исключительных обстоятельствах.

Крылатая богиня, естественно, является одним из воплощений Богоматери, возможно наиболее ранним. От этого образа веет поэзией и архаикой, ибо он напоминает о таких временах, когда планета была девственной и все, что происходило на ней разумного, было связано лишь с силой и смелостью немногих, часто одиночек. Ведь кроманьонцы жили в маленьких поселках, их дома были сооружены из дерева, иногда - из лопаток мамонтов. И вот в таких охотничьих поселениях возникает речь и искусства: живопись, музыка, искусство шитья одежды. Изобретаются костяные и деревянные флейты, лук и стрелы, приручаются животные - всего не перечислить. Непосредственными преемниками кроманьонцев являются жители Малой Азии, судя по их культуре и по их облику, который можно восстановить на основе находок. Но малоазийский виток цивилизации начинается уже после гибели Атлантиды - причем стремительно, почти сразу, возникают города. Они, правда, небольшие по современным масштабам, но тем не менее для того времени это значительные поселения, и слово "города" не является натяжкой, если учесть общую численность людей того периода. Оно после катастрофы не могло превосходить численность кроманьонцев.

Наблюдается интересное явление: образ богини-девы, богини-матери, точно так же, как и у кроманьонцев, соединяется с образом богини-птицы. Ничто не утрачено из древнейших представлений о богине, несмотря на катастрофу, потрясшую планету до основания.

И даже много позднее, в Асгарде, образ птицы сохраняется в скрытой форме. Насколько мне известно, имя главной богини Асгарда остается не совсем ясным, хотя иные имена богов можно понять и даже перевести на современный язык. И я пришел к выводу, что Фригг является именем такого же рода, оно поддается переводу. Перевод таков: Летающая. Но это слово в древности сближалось с названием белоснежной птицы - лебедем. Даже в современных языках можно отыскать следы этого сближения.

Но если о древнейших, еще кроманьонских изображениях птиц можно найти не только упоминания, но и исследования, то с более поздними сюжетами дело обстоит значительно хуже. Так, И.И. Мещанинов в своей монографии "Халдоведение" (Баку, 1927. С. 213) лишь вскользь упоминает о закавказских божественных птицах, не объясняя этот феномен. Время между тем относится к истокам европейского славянства - периоду Урарту (Ванского царства), то есть первого из славянских государств после Троянской войны. В ассирийских источниках девятого века до нашей эры об Урарту говорится как о враждебном Ассирии царстве. На этой-то земле древнего Урарту находят изображения птиц с женским лицом.

Эта птица-женщина, птица-дева дает синкретический образ древнейшего божества, соединяя птичьи и человеческие черты - и надо полагать, не только во внешности. Изображений множество, но птица оставалась настоящей загадкой: неизвестно было ее имя.

Позднее, уже на новой, северной территории расселения ванов-венедов, по эту сторону Кавказского хребта, отмечали находки крылатых божеств. Но они оставались безымянными. И вероятнее всего, никто не вспомнил в связи с ними о ванских древностях Закавказья. А ведь сходство налицо.

Однажды я увидел богиню Лебедь такой: крылья за плечами, они подняты вверх, расправлены, руки ее на талии. В то давнее время металл еще плохо слушался мастера. И сам мастер - явно местный, не многоопытный грек, вооруженный цеховыми секретами своих собратьев и соответствующими орудиями труда. Фигурка богини небольшая, под ней металлическое кольцо. Это так называемое навершие. Для чего оно служило - ученые точно не знают. Относительно наверший скифов есть разные точки зрения. Но их всегда находят среди остатков повозок, уздечных наборов, в погребальном инвентаре и среди остатков тризны - поминок по умершему. Назначение их скорее всего культовое. Сейчас известно около 140 экземпляров. Начиная с пятого и до первой половины четвертого века до нашей эры эти вещицы чаще всего выглядели как бубенцы с прорезями и с металлическим шариком внутри. Сверху - украшение в виде головки животного в "зверином стиле" - быка, птицы, грифона. Позднее прорези почти исчезают, уступая место ажурному орнаменту и рисунку, а колокольчики крепятся снизу, и для этого есть маленькие петли. В четвертом - начале третьего века до нашей эры типичны плоские навершия на втулках с подвесными же колокольцами. Именно к такому типу относится то, на котором можно увидеть крылатую богиню.

Эта вещь обнаружена в Александропольском кургане на Нижнем Днепре. У нее был двойник, в том же кургане.

Из сопроводительного текста мы узнаем, что это - "Изображение крылатого женского божества, - возможно, Аргимпасы" (см.: Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время // Археология СССР с древнейших времен до средневековья: В 20 т. М., 1989).

Все, что сказано выше, подтверждает догадку археологов. Да, это Аргимпаса (Артимпаса). Она же Багбарту - богиня ванов Закавказья. И у нее много других имен.

Проложим воображаемый путь из Ванского царства в Скифию. Он должен пройти по западному берегу Каспия, затем по предгорьям Северного Кавказа. Другой маршрут ведет по восточному побережью Черного моря, через Колхиду и Таманский полуостров. Но где-то в районе Тамани они встречаются - отсюда совсем недалеко до главного района царских скифов, о которых писал "отец истории" Геродот. Можно даже предполагать, что Таманский полуостров входил в их владения как постоянная их часть. Ведь скифы владели в определенные периоды истории и Закавказьем, и даже Палестиной.

Теперь совершим небольшое путешествие - тоже воображаемое - по указанному пути уже в обратном направлении - из Скифии на Кавказ. Как раз на Таманском полуострове расположен курган Большая Близница, он восемью километрами южнее Фанагории. Русский историк античности и археолог М.И. Ростовцев (1870-1952) пришел к заключению, что это родовой некрополь знатной семьи, вероятно, синдского происхождения. Среди женщин этой семьи были, несомненно, жрицы (См.: Р о с т о в ц е в М. И. Скифия и Боспор. М., 1925. С. 371.). Здесь найдены золотые украшения, браслеты, ожерелья, перстни, культовые статуэтки. Среди находок - бляшка с изображением крылатой богини. Ее руки подняты вверх, их продолжением являются крылья. Одеяние напоминает перья и ленты. Овал лица богини, ее взгляд, устремленный на нас, наводит на мысль о близости к ванским образцам. Это, бесспорно, она, Багбарту Артимпаса, богиня Лебедь - царевна Лебедь русских сказаний, дошедших до нашего времени уже как сказка, записанная Александром Пушкиным.

Находка в кургане Большая Близница старше предыдущей. Она относится к пятому веку до нашей эры.

Продолжим воображаемое путешествие вдоль Кавказского хребта на юго-восток. Примерно в одно время с таманским мастером, в середине первого тысячелетия до нашей эры, его коллега на Северном Кавказе (район современной Чечено-Ингушетии) изготовил нагрудную бляху в виде птицы, распростершей руки-крылья. Гравировка узора ее одежд свидетельствует о сложном образе, в котором слились человеческое и птичье начала. На уровне рук - два хищных зверя с закрученными хвостами; они как бы готовы выполнить волю крылатой повелительницы, почти сливаясь с большими крыльями. Мастер должен был нанести гравировку, чтобы очертить их условные контуры, и сделать прорези, чтобы звери были заметнее. Бронза запечатлела знакомый нам уже образ, относящийся к тому времени, когда на Северном Кавказе не было еще ни одного из современных народов, а верования были иными. Эта находка хранится ныне в Эрмитаже (1743/1). Фото ее можно найти в книге Я.В. Доманского "Древняя художественная бронза Кавказа" (М., 1984. Ил. 55).

Позднее здесь появятся сарматы, аланы, асы, объединявшиеся в различные союзы племен. Описания этих союзов у разных авторов различны. Античные источники очень скупы, когда говорят о Кавказе того периода. Остаток пути в Ванское царство пролегает по Албании Кавказской. Это нынешний Дагестан и часть Азербайджана. В древних источниках рассказывается, что албанцы получили свое название от цвета волос. Они были светловолосы. Светлоглазые и светловолосые люди заселяли в те времена долины рек Албании. Этот край, как отмечает Страбон, казался сплошь зеленым. Пышная растительность, плодородные почвы, многоводные реки с водой почти молочного цвета в периоды дождей и таяния снегов в горах - такова земля древней Албании, по которой скифы двигались на юг во время своих походов. Тем же путем, но в обратном направлении шли ваны-переселенцы после конца Ванского царства.

* * *

Летом 1976 года мне довелось увидеть раскопки крепости Эребуни урартийского периода, что рядом с современным Ереваном, и другие достопримечательности и древности. Долина Дилижана и поныне дает, вероятно, представление о благодатном Урарту; она выглядела как на акварели: краски чистые, мягкие, воздух необыкновенно прозрачен, небо голубое; это место само очарование. Мне показали тогда знаменитые урартийские карасы обожженные глиняные конусы, своим почти острым концом врытые в землю. В них нередко хранили зерно, и вмещалось в каждый такой сосуд до полутора-двух тонн припасов. Карасы в крепости Эребуни были объемом до 1750 литров. Почти все карасы были розоватого цвета с заметным белесым оттенком на некоторых из них. Кажется, тогда, в семидесятых, были обнаружены включения размельченного асбеста в гончарную глину, из которой они лепились. Коническое днище делали на гончарном круге, но затем преобладала ручная лепка, и внутри карас обмазывался отмученной тонкой глиной. Отверстия в его горловине позволяли продевать в них шнурок, который на керамической же крышке запечатывался печатью. Нередко я отмечал особый пастельный оттенок на розоватых туловах карасов. Никогда потом я не замечал на гончарных изделиях других эпох этого мягкого оттенка. В Урарту в карасах хоронили умерших. Мне казалось: они действительно возвращали жизнь покойнику в том, другом мире. Возникала ассоциация: только этруски умели передать на предметах погребального инвентаря и в росписях своих гробниц эту обстановку жизни, именно жизни, а не смерти. Предвосхитив импрессионизм, их мастера с непревзойденным умением передавали образы людей и животных так, что они, казалось, двигались, оживая при беглом взгляде на них. Более того: они издавали звуки. Но это, конечно, лишь иллюзия, впрочем недоступная еще для воспроизведения многим нашим художникам. По-видимому, корнями она уходит в прошлое кроманьонца удивительного человека, который открыл мир искусства и мир богов.

Вполне естественно, как уже отмечалось ранее, что форма глиняных погребальных сосудов на новых территориях, куда пришли ваны, изменялась в зависимости от хозяйственных нужд. Менялся и цвет керамики. Однако главное оставалось на многие века. Когда ваны, достигнув пределов нынешней Рязани, Тулы, Оки и Москвы, основали первые поселки и города, на их далекой южной родине, в Закавказье, в долине Куры, еще сохранялась традиция таких погребений, хотя на севере она уже сменилась другой.

Хочется выделить еще одну важную черту, объединяющую Урарту и Кавказскую Албанию вплоть до Главного Кавказского хребта. Это - сходство росписей на сосудах и, что самое важное, - цвет росписи. Многие изделия еще до обжига покрывались красным ангобом - цветной глиной, которая сохраняет колорит и после печи. Этот красный ангоб - характерная деталь урартийской посуды. Много и красноглиняной керамики; она вся нарядно-красная, и такой ее и находят ныне на всех территориях ванов. И этот же красный цвет характерен для албанских сосудов: это и красный обжиг, и красная краска.

В долине Куры в современном Азербайджане мне довелось увидеть подлинное чудо: керамические сосуды в виде сапожков. Эти глиняные сапоги - главное свидетельство переселения ванов из Урарту на север. На эту керамическую "обувь" нанесены геометрические узоры, иногда неприметные с виду. И такие же по форме керамические сапожки я видел в Армении. Они относятся не к армянскому, а к более древнему ванскому периоду. Рисунки этих сапожков, албанских и урартийских, можно найти в издании 20-томника Института археологии (см.: Древнейшие государства Кавказа и Средней Азии. М., 1985. С. 123, 134). Изображения этих удивительных находок из Урарту и Албании почти затерялись среди других страниц тома, но важность их такова, что ее невозможно переоценить! Если бы не было вообще других доказательств переселения ванов из Урарту, то этих керамических сапожков было бы достаточно, чтобы утверждать это с полной определенностью. Дело в том, что албанские сосуды-сапожки, почти копируя урартийские, в то же время несут на себе свидетельство их местного происхождения. Иначе ведь можно было бы говорить о том, что они ввезены в Албанию из Урарту. И это свидетельство достаточно красноречиво. Носки урартийских сапожков острые, прямые, носки же албанских - загнуты вверх.

Ставя себя в положение оппонента, я пытался найти контраргументы, проверяя свои выводы. Но таких контраргументов не нашлось. Вывод о переселении ванов остался непоколебимым.

Поразительные изделия из Урарту находятся, кроме того, в прямой связи с северными территориями ванов - на Оке и в районе Тулы. Близ Венева в пятидесятых годах я видел каменные поилки для животных - овец и коров. Точно такие же поилки были в Урарту. Изготовлялись они, естественно, из местных пород поделочного камня: на юге - из туфа, на севере - из известняка.

В России хорошо были известны рязанские плотники. Их мастерство принесло им славу. Рязанцев называли косопузыми именно потому, что их знали прежде всего как великолепных мастеров по дереву. Они носили топоры наискось, за поясом, отсюда их прозвище - косопузые. Дерево плохо сохраняется. Считается, что обычно через две тысячи лет в раскопках дерева уже не найти, либо изделия из него утрачивают свои формы. Тем не менее в Урарту найдены изделия из дерева. И у них (например, у оконных рам) тот же почерк мастеров, их изготовлявших, что и в Рязани почти три тысячи лет спустя.

Можно было бы привести и другие свидетельства переселения из Ванского царства - Урарту. Подробности, сколь бы интересны они ни были, лежат уже в сфере собственно археологии и конечно же будут полезны историку.

Но если этим путем - с юга на север - шли некогда ваны первого тысячелетия до нашей эры, то нельзя ли обнаружить следы материальной культуры переселенцев, характеризующие их быт, нравы, обряды? Образ крылатой богини ванов, к сожалению, не послужил для археологов даже недавнего прошлого путеводной нитью: они попросту не заметили связь этого образа с ванами. Поэтому и наш вопрос о других свидетельствах глобального перемещения великого народа, впоследствии разделившегося на множество племен, начинавших новую жизнь на новых местах чуть ли не с нуля, - преждевременно адресовать археологам и историкам.

Остается искать следы ванов опять-таки в неполных материалах раскопок, к тому же неправильно истолкованных или обойденных полным молчанием. В этом не надо винить несостоятельность ученых или их методов, - нет, просто они были не готовы, чтобы воспринять подобные процессы, по сравнению с которыми так называемое великое переселение народов уже в начале нашей эры кажется лишь слабым отблеском былого. Вполне возможно, что ученые сделали почти все, на что они были способны, но есть еще и другой фактор, мешавший обобщениям и выводам: национальные границы. Именно он, хотя и косвенно, разделяет границей материалы, например, раскопок в Азербайджане и в Армении. Затрудняет понимание даже такая мелочь, как применение разных слов и терминов. Однако понять все это необходимо, и как можно скорее, чтобы дальнейшие исследования велись в правильном русле и памятники прошлого не уничтожались бы - под видом раскопок - навсегда и безвозвратно.

Итак, для ответа на поставленный выше вопрос обратимся к описаниям находок в Армении и в Азербайджане. Погребальный обряд - весьма важное явление с точки зрения археолога и историка. Он говорит о многом и служит порой решающим доказательством миграций и переселений, не говоря уже о культурных связях (которые в указанное время носили довольно лапидарный характер). Как же хоронили покойников в Урарту ванов? Здесь были известны саркофаги, каменные ящики, урны с прахом и, что особенно интересно, карасные погребения. Так, в древнем городе ванов Аргиштихинили большой керамический сосуд с погребенным вкопан в землю; здесь же, в сосуде-карасе найден погребальный инвентарь - те вещи, которые, по тогдашним поверьям, могут потребоваться покойнику в ином мире, на том свете. В самом слове "карас" я нахожу тот же корень, что и в русском слове "корец". Это, по существу, одно и то же слово, означавшее еще и меру объема. Оно исконно русское, поскольку ваны после расселения их на территории нынешней Тульской, Рязанской и других центральных областей вошли в состав именно Руси - сначала Киевской, а затем Московской. Это слово было известно всем ванам, в том числе и тем, которые еще ранее дали начало славянским племенам Восточной Европы, и не только Восточной.

Теперь вспомним о нашем маршруте, который был хорошо известен ванам, переселявшимся на север. Мы прошли его с севера на юг и оказались в Кавказской Албании, в долине реки Куры.

Именно здесь, уже в непосредственной близости от Урарту, мы находим не только изображения священных птиц, но и нечто такое, что нужно отметить как еще одно свидетельство в пользу переселения ванов на север. Действительно, наряду с погребениями в ящиках, катакомбах (что налицо и в Урарту, только там вместо катакомб использовались пещеры) и другими здесь как бы ниоткуда зарождается и распространяется обряд погребения в керамических сосудах. Этот обряд распространяется очень широко территориально и охватывает большой период времени.

Такие погребальные сосуды бывают иногда самой разной формы, вплоть до сосудов бытового назначения, и это естественно: каноническая форма караса конус; но она не вечна, и под влиянием местных условий сохранилось лишь главное - идея захоронений в сосудах; форма же их зависела уже от местных нужд и складывавшейся традиции. Погребальные глиняные сосуды в Албании, как и в Урарту, закапывались в землю, причем в них погружался и инвентарь покойника.

Именно этот, неизвестный ранее в Албании обряд дает возможность установить и время прихода ванов в долину Куры, Ширванскую и Мильскую степь, в зону Большого Кавказского хребта и другие районы севернее Куры - здесь всюду погребение в глиняных сосудах если и не основная традиция, то все же одна из самых распространенных.

Можно утверждать: время расселения ванов на этих территориях берет свое начало в четвертом веке до нашей эры. Этот век и служит ориентиром, именно к нему относятся первые подобные погребения.

Затем они сохраняются вплоть до седьмого века нашей эры, то есть более тысячи лет. Часть ванов, несомненно, осталась на албанских землях, слившись с новыми пришельцами. Эта часть, осевшая навсегда в Албании, и дала начало столь долгой традиции.

Действительно ли ранее четвертого века до нашей эры возникла серьезная необходимость переселяться из Урарту целому народу? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к литературным памятникам античности. Годы царствования последнего государя Урарту - 605-585 до нашей эры. Это рубеж двух веков и начало шестого века - того самого, когда ваны отправились в Кавказскую Албанию, а затем и далее на север до Кавказского хребта - и несли новый обряд. Напомню имя последнего царя Урарту - Руса Третий.

* * *

Направляясь на Троянскую войну, эллины на своих кораблях вышли из беотийского города Авлиды в открытое море и причалили к острову Тенедосу, сообщает Аполлодор в своей "Библиотеке" (Эпитома, III, 23). Островом правил сын Кикна Тенес, назвавший остров своим именем после драматической истории. Его мачеха Филонома была в него влюблена, но не смогла соблазнить пасынка. Решив отомстить ему, Филонома ложно обвинила его в том, чего желала сама. Подговоренный ею флейтист по имени Эвмолп подтвердил, что Тенес совратил Филоному. Кикн поверил этому, заключил сына (и заодно свою дочь) в деревянный ящик и бросил в море. После столь необычного морского странствия по воле волн ящик был выброшен на остров Левкофрию. Выйдя наружу (совсем как юный князь Гвидон из русской сказки), Тенес поселился на новом месте, переименовав остров. Позже Кикн узнал истину и закопал Филоному живой в землю, а флейтиста по его приказу побили камнями. Увидев эллинов, Тенес стал препятствовать их высадке на берег, забрасывая их камнями. Ахилл убил его, хотя Фетида и предостерегала героя, чтобы он этого не делал. Тот же Аполлодор замечает, что некоторые называли Тенеса сыном Аполлона. Фетида, морская богиня и мать будущего героя Троянской войны, скорее всего, располагала точными данными на этот счет: она предупредила своего сына, что в случае убийства им Тенеса он сам погибнет от руки Аполлона. Тому было и грозное предзнаменование: когда эллины приносили жертву Аполлону, с алтаря сползла водяная змея и укусила участника похода Филоктета, причем рана оказалась неизлечимой.

Юный герой не сумел оценить знамение и предупреждения Фетиды, о чем в еще большей степени свидетельствует его неосторожный поступок сразу после высадки в Троаде. Метнув камень в голову самого Кикна, Ахилл убил его. Увидев это, троянцы и их союзники побежали в город, под защиту стен. Эллины преследовали их, и равнина "покрылась трупами". В конце Троянской войны месть за совершенное настигает Ахилла, и он погибает от стрелы Париса, направленной Аполлоном. Кикн же был превращен в лебедя своим отцом Посейдоном (О в и д и й. Метаморфозы, XII. С. 72-145).

Кикн - распространенное имя. Мифы рассказывают о поединке Геракла и Кикна (П а в с а н и й. Описание Эллады, I, XXVII, 6). Убитого Гераклом Кикна Аполлодор называет сыном Ареса, бога войны фракийского происхождения, признанного позднее на Олимпе, и Пелопии, о которой мало что известно. Матерью другого Кикна была Пирена. И этот Кикн тоже был сыном Ареса. Поэтическая традиция иногда смешивает этих двух сыновей грозного бога греков и фракийцев. Та же традиция донесла до нас известие о том, что они были посмертно превращены Аресом в лебедей. Еще одного Кикна, царя лигуров, горько оплакивавшего своего друга Фаэтона, из сочувствия превратил в лебедя Аполлон. Именно этот Кикн был помещен на небо, и в его честь названо созвездие Лебедя.

Нет ничего удивительного в том, что Кикн был почитаем у венетов. Сын Кикна Купавон изображен Вергилием в "Энеиде". Над головой вождя венетов лебединые перья, укрепленные на шлеме. Они прямо свидетельствуют о родословной Купавона и вместе с ним - всех венетов. Древние авторы недвусмысленно сообщают о первой родине венетов - Малой Азии. В ней и близ ее берегов, а также во Фракии и Гиперборее (к северу от малоазийских побережий) происходили события, в которых участвовали Кикны, потомки Посейдона и Аполлона.

* * *

Корабли эллинов отправляются к Трое. Драматический период! Состоится ли вообще Троянская война? Ведь троянцы могут вернуть похищенную в Греции красавицу Елену, и тогда... Но грозные события надвигаются. Хотя один из троянских старейшин и принимал Одиссея и Менелая и вел с ними речь о возможности мирного исхода, противники эллинов воспротивились такому развитию событий. Вот что пишет Аполлодор:

"Отплыв от Тенедоса в открытое море, эллины подошли на кораблях к Трое. Одиссея и Менелая они выслали вперед с тем, чтобы они потребовали от троянцев возвращения Елены и имущества. Но троянцы, собравшись на собрание, не только отказались вернуть Елену, но хотели убить послов. Их спас Антенор, а эллины, разгневанные высокомерием варваров, полностью вооружились и направили корабли против них. Фетида предостерегала Ахиллеса, чтобы он не сходил с корабля первым, ибо тот, кто первым сойдет, первым и погибнет. Между тем варвары, узнав, что к их берегам приближается флот, вооруженные устремились к берегу и стали бросать камни, препятствуя высадке. Первым сошел с корабля на берег Протесилай. Убив немалое число варваров, он погиб и сам от руки Гектора" (Эпитома, III, 28-30).

Ахилл же высадился позднее, убив, как мы знаем, Кикна.

Важна роль троянца, принимавшего Одиссея и Менелая. Это был тот самый Антенор, который их спас несколько позднее. В "Илиаде" Гомера можно прочесть, что затем, после поединка троянского царевича Париса и спартанского царя Менелая, у которого как раз Парис похитил жену Елену (что и стало причиной войны), Антенор настаивал на выдаче Елены в народном собрании Трои. А поединок был неудачен для Париса, и лишь вмешательство богини Афродиты спасло ему жизнь.

Теперь выслушаем Страбона, который, описывая историю венетов-венедов начиная с троянских событий, достаточно ясно приводит аргументы в пользу их малоазийского происхождения, причем такого древнего, что ему, чтобы быть точным, приходится приводить и варианты имени этого древнего народа: генеты, енеты.

"Софокл в "Разрушении Илиона" говорит, что перед дверью Антенора повешена была шкура пантеры в знак того, что дом этот остался нетронутым. По его же словам, Антенор вместе с оставшимися в живых венетами бежал во Фракию, а оттуда перешел в так называемую Венетику у Адрии, а Эней вместе с отцом Анхизом и сыном Асканием собрал отряд и отплыл морем. Одни говорят, что они поселились в окрестностях Македонского Олимпа, а другие, что они основали Капую подле Ман-тинеи в Аркадии, назвав город именем Капуя; по словам третьих, они высадились в Эгесте в Сицилии, вместе с троянцем Елимом, и, заняв Ерик и Лилибай, назвали реки подле Эгесты Скамандром и Симоентом. Оттуда Эней переправился в Лациум по повелению оракула - остаться там, где он съест свой стол, что случилось в Лациуме подле Лавиния: там за неимением стола он поставил большой хлеб и съел его вместе с мясом. Однако Гомер расходится с обоими сказаниями, равно как и с рассказами об основателях Скепсия. Действительно, он намекает на то, что Эней остался в Трое..."

Еще яснее говорится о венедах в Малой Азии в другом фрагменте:

"Аполлодор не может привести такого согласного мнения древних, будто никакой народ с той стороны Галиса не принимал участия в Троянской войне. Напротив, можно найти свидетелей в пользу противоположного мнения... Так, Меандрий утверждает, что енеты, которые не принимали участия в войне, сделались каппадокийцами" (С т р а б о н, XII, 3, 25).

Интересно свидетельство о передвижении енетов (венедов) в Каппадокию, на юго-восток.

Венетика у Адрии, куда направился Антенор через Фракию (Балканский полуостров), - это уже побережье Адриатики, это та самая область в Северной Италии, где возникали потом города венетов-венедов, и среди них нужно назвать прежде всего Венецию. Писатель Александр Ольшанский рассказывал, что однажды в Италии он пытался заговорить с венецианским стеклодувом по-русски, будучи уверен, что этот русоволосый человек, вне всякого сомнения, эмигрант из России. Выяснилось: нет. Просто такой тип лица, от венедов, тех самых, что основали Венецию.

Другое важное свидетельство: часть венедов в Троянской войне участия не принимала. Со ссылкой на Меандрия Страбон называет эту часть венедов каппадокийцами: они "сделались каппадокийцами". Это важно. Народы и племена всегда переселялись. И обычно, как этруски и венеды - по частям, не весь народ сразу. Не было чаще всего ни повального бегства, ни оседлости на веки вечные. Хотя историки нередко любят выяснять, где "сидел" данный народ или племя. Да, сидел, но не всегда. Миграция и переселения - явления постоянные, в древности и в наши дни тоже. Нередко целые волны переселенцев направлялись за море (как у этрусков) или за океан (как многие перебирались в Америку, даже в древности).

И другое. Венеды на новом месте утратили свое племенное имя, сделавшись именно каппадокийцами. Но сначала они отмечены как "жившие по ту сторону Гали-са". Галис - это река, которая примерно посередине делит северную часть Малой Азии и впадает в Черное море с юга. Указания античных авторов довольно четкие: Галис - река венедов древности, они жили по ту сторону - то есть восточнее ее, и, вероятно, по эту тоже, если иметь в виду ту их часть, которая переселилась в Италию. Каппадокия расположена южнее, занимая верхнее течение Галиса и области почти до Сирии, Финикии и на востоке - почти смыкаясь с позднейшим государством Урарту - царством ванов, как мы теперь знаем. Вот каковы пути ванов-венедов-венетов-вятичей.

Пусть не смущают историка эти превращения венедов в каппадокийцев и в урартийцев: это постоянное явление, если иметь в виду тысячелетия реальной истории. Меня, правда, изумляет иногда приверженность иных именно к современным названиям и к осовремениванию древней истории до такой степени, что ее уже невозможно не только узнать, но и понять. Как сказал поэт, все можно сделать с этой молодежью горлопанской, которая вторую мировую уже немного путает с Троянской.

* * *

Наконец пришло время решить одну из загадок асов. Одним из правителей в Скандинавии был Фрейр. По происхождению он ван. Фрейр стал правителем шведов после Ньерда из Ноатуна, тоже вана. Ньерд же стал править после самого Одина, главного аса. Нужно отдавать себе отчет в том, что это имя и жреческое, и династическое, оно передавалось по традиции: тогда власть правителей соединялась со жреческой властью. Об этом рассказано в "Круге земном" Снорри Стурлусона. В античную эпоху жрец нередко принимал имя того бога, которому служил. Об этом не раз свидетельствовали авторы того времени - например, Павсаний в своем "Описании Эллады", где запечатлены обычаи многих племен, их предания, достопримечательности Эллады, а иногда и сопредельных земель. Времени, когда родился Павсаний, никто указать не может, тайной является и год его смерти. Замечания самого писателя дают основание предполагать, что родился и жил он во втором веке нашей эры, а родиной его можно считать Малую Азию. Он путешествовал всю свою жизнь и хорошо знал Египет, Сардинию, города Италии, не говоря уже о своей родине. Сердце его принадлежит Элладе и ее старине, ее искусству, ее памятникам, поэтому он смог так точно донести до нас сам характер верований, уходящих корнями в незапамятные века.

И нет ничего удивительного в том, что в эллинистическую эпоху, а главным образом - несколько позднее в Асгарде, главный жрец, отправлявший культ главы асов, носил имя их предводителя Одина. Это и засвидетельствовано исландским писателем и ученым Снорри Стурлусоном. Он пишет:

"Один умер от болезни в Швеции... Он сказал, что отправляется в жилище богов и будет там принимать своих друзей. Шведы решили, что он вернулся в древний Асгард и будет жить там вечно. В Одина снова стали верить и обращаться к нему. Часто он являлся шведам перед крупными сражениями. Иным он давал победу, а иных звал к себе".

После Одина шведы назвали своим владыкой вана Ньерда и платили ему дань. "В его время царил мир, и было изобилье во всем... В его дни умерло большинство диев". Напомню, что дии - это другое имя жрецов, или полубогов-вождей, которые пришли в Швецию, то есть асов и ванов.

Среди них Фрейр выделялся достижениями, сходными с достижениями его отца Ньерда. "При нем были такие же урожайные годы, как и при его отце, и его так же любили. Фрейр воздвиг в Уппсале большое капище, это была его столица". Его звали Ингви-Фрейр. Это второе, сложное имя ему дали еще при его жизни, сообщает Снорри Стурлусон. Но что оно означает? Это и есть загадка асов. Как и у других асов, у него два лица: одно мифическое, обрисованное в Эдде, другое - реальное, историческое - в "Круге земном". Ингви-Фрейр - это имя в нашем, реальном мире, и в довольно недалекие от нас времена - примерно на рубеже эр, как это указано Стурлусоном.

Как разгадать эту загадку?

Асов сближают с аланами. Аланы - своеобразный арьергард сарматского объединения племен. Об этом говорят все данные, известные историкам. Нельзя ли именно в сарматском мире найти ключ к загадке асов? Для этого нужно вернуться из древней Скандинавии в Причерноморье. Напрасно искать сарматские тексты того периода - их просто не существовало. Были лишь знаки - тамги. Но не оставляли ли прямые или хотя бы побочные потомки этих странствующих воинов какие-либо свидетельства, пусть даже относящиеся к гораздо более позднему времени? Линия поиска устремляется к северным переселенцам. Вот она, эта линия: сарматы-аорси-эрзя. Она прочерчена мной пока лишь очень скупыми штрихами, но не остается ничего другого, как воспользоваться ими, чтобы попытаться понять, кто же такой Фрейр, человек и бог одновременно.

Сначала мне показалось, что Ингви - простой эпитет, наподобие тех, что давали правителям во все времена. Спустя некоторое время меня стала посещать странная на первый взгляд мысль, что и эта, первая часть имени богочеловека тоже не вполне проста, что она, скорее, составная. В первый раз это случилось, когда я задумался над одним из слов языка эрзя: "инязор". Это слово в переводе означает "царь". Но дословный перевод оказался другим: "большой хозяин". Естественно, что "инязор ава" в дословном переводе "большая хозяйка", потому что ава - это женщина. Эти слова переводятся на русский язык и так: "великий хозяин" и "великая хозяйка", поскольку слово "ине" означает именно великий" (Русско-эрзянский словарь. М., 1948. С. 34). Попутно не вдаваясь в лингвистические тонкости, можно отметить: "азор" означает "хозяин" в мокшанском языке, в эрзянском же слово это пишется как "азоро". И это тот случай, когда для образования существительного в именительном падеже - так же, как и в языке древних ванов Закавказья используется гласная. Несовпадение этой гласной с ванскими объясняется тем, что у ванов не было клиньев для ее обозначения, и они применяли другие гласные. У славян, естественно, можно отметить сходное явление. Ассирийская клинопись, которую использовали в Ванском царстве, не может передать на письме гласный звук "о" по той простои причине, что такого знака не было вообще. Но ваны вероятно, могли читать "у" как "о". Это отмечает И.И. Мещанинов в "Халдоведении" (с. 119). Понятно, что звук "о" при этом умереть не мог, а мог перейти к потомкам - славянам и аорсам, а отсюда войти и в живой эрзянский язык который, наряду с мокшанским, сохраняет некоторые черты сходства с ванским даже в образовании грамматических форм. Это, правда, отдельная тема.

Сама система величания царей в эрзянском и мокшанском языках одинакова. (В мокшанском "царь" - "оцязор" - имеет, в дополнение к неизбежному титулу "хозяин", еще и добавку "оц", от "оцю", что означает "высокий", "большой".) Конечно, невольно начинаешь при этом искать смысл титула "ингви", пользуясь предположительно истоками, уходящими к аорсам или к аланам - асам.

Разумеется, было бы неожиданностью, пусть и приятной если бы словарь засвидетельствовал древнюю форму "ингви". Этого, понятно, нет. Зато нашлось другое слово которое закономерно вытекало из схемы: "инегуй" Это почти то же, что "ингви" - по крайней мере с точки зрения исследователя ванских древностей. Не случайно И.И. Мещанинов в названной работе писал: "Не менее сложно обстоит дело с так называемыми полугласными, а именно с сонорным среднеязычным "y" и губно-зубным "w". Оба они не имеют специального начертания в халдейском письме и, очевидно, заменялись в соответствующих случаях гласными "i" и "u" Эту цитату, в которой автор применяет так называемую яфетическую транскрипцию, я привел не только как пояснение, помогающее читателю, но и как свидетельство специалиста, который полагает, что чтение уже в ту далекую эпоху - примерно за тысячу лет до аорсов - было настолько запутанным, что приводило и тогда уже к разнице в написании и чтении: читалось не так, как писалось. В современных языках наблюдаем нередко ту же картину.

Именно о тех звуках и знаках для их изображения - клиньях, а затем буквах, и идет затем разговор в книге Мещанинова, который нужно сразу дополнить выводом: "ингви" равнозначно "инегуй". Переходный этап в форме "ингуи" пока в памятниках древности не найден. Но он с точки зрения лингвиста адекватен "ингви".

Теперь, переводя эрзянское слово "инегуй" в полном соответствии со словарем, удивляешься его странности: "великий змей". Однако к этому нас привела цепочка рассуждений, начатая от ванов и аорсов. Великий змей! Вот он кто, бог скандинавов Фрейр.

Купавон венедов, Кикн, Хулбитен (Кулвитен) пруссов, Гуй, Куй, оставшиеся в современных азиатских языках, содержат один корень: гуй-гви-кул. И относится он и к змею, и к лебедю, иногда даже к соколу.

Ярославна из "Слова...", аркучи (то есть причитая, как нередко принято считать), вместе с тем плачет вполне по-лебединому, ибо глагол связан с древним корнем, и к этому нужно добавить имя богини скифов - Аргимпаса (Артимпаса), которое сохраняет созвучия.

Лебедь напоминает летающего змея, да и любая птица отчасти ассоциируется с этим образом. В славянской "Велесовой книге" упоминается Лебедян. Это имя славянского правителя вполне согласуется со сказанным.

Священная птица на небе - священный образ на земле... Параллель эта пришла из глубокой древности, она общая для многих племен и их союзов.

В "Слове...", как в зеркале, отразился сказочно-древний мир. "Ярославна рано плачет в Путивле на забрале аркучи..." Одна лишь строка древнего памятника...

По поводу слова "аркучи" я не нашел убедительных толкований и переводов. И.И. Срезневский выделяет форму "аркочи", приравнивая ее к раздельному написанию "а ркочи". Его перевод таков: "а говоря". Справедливо. Но не имеет отношения к слову, записанному в строке памятника русской литературы. Звучало бы нелепо: "плачет в Путивле на забрале, а говоря..."

Как же выходят из положения переводчики "Слова о полку Игореве"?

Д.С. Лихачев: "Ярославна рано плачет в Путивле на забрале, приговаривая..."

Аполлон Майков: "Там она в Путивле раным-рано на стене стоит и причитает..."

Константин Бальмонт: "Рано плачет Ярославна на стене градской в Путивле..."

Николай Заболоцкий: "На заре в Путивле, причитая, как кукушка раннею весною, Ярославна кличет молодая, на стене рыдая городской..."

Семен Ботвинник: "Ярославна рано плачет во Путивле на забрале, говоря..."

Федор Глинка: "Ярославнин голос слышится на стене Путивля-города..."

Павел Шкляревский: "Не голубки воркование разливается по рощице, Ярославны голос стелется по стенам Путивля древнего..."

Лев Мей: "Ярославна рано плачет во Путивле на ограде, приговариваючи..."

Николай Гербель: "Там, в Путивле, изнывая, на стене городской, Ярославна молодая горько плачет пред зарей..."

Алексей Югов: "На зорях Ярославна кличет, в Путивле, на кремлевской стрельнице, рыдая..."

Николай Старшинов: "Ярославна тревожно запела, нарушая рассветную тишь..."

Александр Степанов: "Ранней весной Ярославна плачет на стене Путивля. Зовет..."

Андрей Чернов: "Ярославна рано поутру стенает, на Путивльской стене причитает..."

Этот перечень прозаических и поэтических переводов можно было бы продолжить. Отдавая дань поэтическому мастерству авторов переводов и их желанию передать и донести до читателя плач Ярославны, мы должны отметить: многообразие переводов лишь одной строки "Слова..." и почерка решений у поэтов разных поколений свидетельствует о необходимости вернуться к истокам божественного мифа.

Задолго до "Слова..." богиня Лебедь была хорошо известна, и не только скифам. Но уже и скифская богиня Аргимпаса дает простой ключ к переводу. В обоих случаях один и тот же корень "арк", "арг". Дословно: Ярославна кричала по-лебединому в Путивле. Поэт Николай Старшинов сохранил, угадав, смысл; в его переводе она тревожно поет. Лебедь поет, по преданию, один раз. Песня эта тревожна, даже трагична. Это и сказано в "Слове...".

ЗАГАДКА "СКАЗКИ О РЫБАКЕ И РЫБКЕ"

В сказках бывает все, и герои их под стать сюжетам: чудовища и великаны, оборотни и феи, говорящие звери. Так я и относился некогда к известной пушкинской сказке о золотой рыбке, рыбаке и его жадной, властолюбивой жене. Казалось бы, чего проще - поэт создал эту историю в стихах, соблюдая законы волшебного жанра, в назидание иным читателям.

В шестидесятых произошло событие, которое можно было бы и не заметить, но оно все же заставило автора этих строк изменить позицию. Болгарский археолог Т. Иванов опубликовал снимки бронзовой пластины, найденной среди других древностей в Западном Причерноморье. На пластине - женщина с рыбой. Одета она в хитон, на голове ее корона. Все это свидетельствует о том что она богиня, пришедшая из древности. Когда я узнал об этом, меня смутило имя богини, названное Т. Ивановым, - Анахита. Ведь Анахита хорошо известна в древнем Иране, Средней Азии, ее портрет описан в "Авесте", древнейшем памятнике письменности ариев! Она богиня священных вод, и с ней рядом изображена, естественно, рыба, до некоторой степени ее второй образ. Разумеется, для богини вод не составляет труда обернуться рыбой в случае необходимости. Позднее увидели свет и отечественные находки того же рода.

Очень важна деталь: старуха заставляет своего старика передать рыбке, что она хочет быть владычицей морской причем сама золотая рыбка должна служить ей на посылках. После этого старуха оказалась у разбитого корыта. Это не просто реакция рыбки - это ответ богини, место которой хотела занять старуха, к тому же - превратив богиню в свою служанку.

Но действительно ли в сказке речь идет о владычице вод Анахите? Какими путями богиня пришла в Россию, став героиней сказки - довольно поздней по времени? Как объяснить выполнение золотой рыбкой, или, точнее, богиней Золотой рыбкой, чисто земных требований старухи ставшей и столбовой дворянкой и коронованной особой? Ведь эти земные дела вроде бы вне ведения богини вод. Эти вопросы до поры оставались нерешенными.

Александр Пушкин так много поведал в своих сказках, что они вызвали к жизни почти нескончаемую череду исследований и комментариев. И все же, как сейчас представляется все яснее, за волшебством строф проступает нечто поразительное - картины и образы древнейшей славянской мифологии двухтысячелетней давности. Именно двадцать веков отделяют нас от того периода истории Боспорского царства на черноморских и азовских берегах, духовная жизнь которого - к величайшему изумлению автора этих строк оказалась отраженной, к примеру, в "Сказке о рыбаке и рыбке". Трудно было сразу в это поверить. Боспорское царство - почти ровесник Рима и сверстник классического периода Эллады - примерно в течение десяти веков своего развития не только наследовало античное достояние в искусстве, но и развивало его в лице своих художников-мастеров.

В то же время в Приазовье и Причерноморье сохранялись традиции местного населения провинции - скифов. К ним античные авторы причисляли множество племен. Позднее пришли сарматы. В регион проникло искусство ариев Средней Азии. Здесь почитали богиню священных вод Анахиту и вместе с ней египетскую Изиду, фригийскую Кибелу, греческую Афродиту. Но есть универсальный ключ к многообразию божеств. В книге "Встречи с Богоматерью" мне довелось, надеюсь, показать, что имена, прозвучавшие выше, относятся к разным ипостасям одной и той же великой богини - она же и Богиня-Мать племен Малой Азии седьмого-первого тысячелетий до нашей эры. Ее изображения найдены в Чатал-Гююке (название современное). Этот древнейший небольшой город возник именно в седьмом тысячелетии до нашей эры - задолго до египетских пирамид, не говоря уже о памятниках античной эпохи.

Можно было полагать, что священным животным Анахиты является рыба. Точно так же священной птицей Изиды была соколица, и сама богиня в Египте нередко изображалась с крыльями, а священной птицей Зевса был орел.

Находки археологов помогли перевести высказанное предположение из разряда гипотез в разряд реальности: на боспорских землях найдены рельефы и изображения богини священных вод с рыбой в руке. Чаще она держит по рыбе в каждой руке. Но эти рыбы не простые, а божественные, они не просто имеют к богине непосредственное отношение, но являются как бы ее вторым образом, пришедшим из глубины веков.

Так открылась тайна золотой рыбки из сказки А. Пушкина. Излишне, вероятно, напоминать, какие волшебные превращения сопутствуют каждому ее появлению из глубин моря. "И невозможное возможно", - эта строка из стихотворения А. Блока может быть отнесена к богине и ее золотой рыбке не в переносном, а в буквальном смысле.

Осознавая, что гипотеза, выстроенная мной лишь на археологических данных, нуждается в дальнейшей проверке, я пришел к необходимости анализа самой пушкинской сказки. Пушкиноведами было установлено, что наряду с русским фольклором поэт охотно использовал и поэтические традиции, сложившиеся в современной Европе. В этом - одна из проблем исследователей творчества поэта, далекая еще от разрешения.

Когда-то считалось, что начало "Сказке о рыбаке и рыбке" положила сказка из собрания А.Н. Афанасьева с тем же кстати, заглавием. Затем было высказано мнение прямо противоположное: как раз произведение поэта послужило источником сказки для сборника Афанасьева. Но заметим - в обоих случаях история золотой рыбки восходит к боспорским древностям.

Но в таком аспекте закономерно появление волшебной рыбки и в Европе после великого переселения народов в первых веках нашей эры. И действительно, рыбка-волшебница известна в немецких, шведских, французских, молдавских сказках, не говоря уже о славянских - хорватских и др. В сказках братьев Гримм героиней становится обычная камбала. Пушкинские черновики сохранили первоначальную редакцию последнего пожелания жадной старухи:

Не хочу быть Римскою папою,

А хочу быть владычицей Солнца.

Соответственно, в предшествующих строках идет речь о выполнении желания старухи "стать Римскою папою". Этот эпизод сходен с гриммовским. Книга сказок братьев Гримм, изданная в Париже в 1830 году на французском языке, была в библиотеке поэта.

Однако, сколько бы ни было сказочных героев и героинь, выполняющих волшебным образом желания людей, аналога золотой рыбке - божественной, неповторимой - мне найти не удалось.

Нет прямых свидетельств того, что образ золотой рыбки навеян был рассказами Арины Родионовны. Это не исключено, хотя и встречает возражения у филологов. Ни камбала, ни другие породы рыб, известные по зарубежным сказкам, не дают представления о древнем мифологическом образе. Золотая рыбка выглядела иначе Как же?

Теперь можно ответить на этот вопрос. Ведь ответ дают раскопки древних городов Боспора. Один из них - Танаис, Тана, основанный в третьем веке до нашей эры в устье Дона боспорскими правителями из фракийской династии.

Рельеф из Танаиса изображает богиню священных вод Анахиту, ее руки подняты до уровня груди, в каждой по рыбе. Размер каждой из них примерно с человеческую ладонь, но одна кажется изящней, стройнее. Сходство с морскими рыбами Северного моря отсутствует.

Терракота из Причерноморья первого века до нашей эры дает гораздо более отчетливое представление о воспетой поэтом обитательнице морской стихии. У терракотовой рыбки большие, почти идеально круглые глаза, прижатые к корпусу верхний и нижний плавники, передающие стремительное движение, закругленный хвост. Корпус же золотой рыбки из раскопок необычный, почти ромбический. Все вместе создает впечатление энергии, силы и вместе с тем - изящества, грации. Мне не приходилось встречать таких очертании у реальных рыб. Та малая скульптура, возможно, рождена древним мастером как плод вдохновения, как мифологическое пророчество. Рельеф из Танаиса обнаружен не так давно в хранилище Ново-Черкасского музея краеведения (Ростовская область) А.И. Болтуновой; находка терракотовой рыбки тоже сравнительно недавняя, публикация о ней относится к 1970 году.

Вместе с людьми совершали дальние вояжи не только образы и сюжеты сказок, но, естественно, и изделия мастеров. Переносились за тысячи километров и сами художественные традиции. Древние вещи, украшения и могильники свидетельствуют о переселении с Нижнего Дона на север - до поймы Оки, а затем и еще дальше вплоть до Вятки. Неближние пути ведут и на запад! Опубликованное в шестидесятых годах фото бронзовой пластины с изображением Анахиты очень точно описано в книге М.М. Кобылиной "Изображения восточных божеств в Северном Причерноморье в первые века н.э." (М., 1978. С. 26, 27):

"Изображена полуфигура женщины в подпоясанном хитоне с украшениями на руках, ее волосы распущены, пышной массой падают на плечи, на голове корона; на уровне живота изображена рыба, руки ее симметрично подняты вверх, ладонями к зрителю - в жесте обращения к небу" (в этом описании я позволил себе опустить некоторые детали. - В. Щ.).

После знакомства с подобными находками приходишь к заключению, что сказка А. Пушкина о рыбаке и рыбке в некотором роде закономерна. Но разглядеть или угадать волшебный образ в его существенных чертах удалось лишь поэту - тогда археология еще молчала.

Размышляя об этом, нельзя не отметить некоторую вместе с тем странность созданного поэтом образа. Привычно и естественно, когда морской царь распоряжается в своей собственной стихии - на дне морском он волен закатывать даже пиры. Но когда золотая рыбка в мгновение ока создает дворцы на суше, а затем целые царства, то это воспринимается, говоря чисто деловым языком, как некоторое превышение полномочий. Даже с учетом того немаловажного факта, что рыбка божественная и представляет совершенно полномочно богиню священных вод Анахиту. Это и есть та внешняя странность "Сказки о рыбаке и рыбке", о которой надо сказать особо ведь еще древние греки четко разграничивали функции различных богов, и Посейдон со своим трезубцем чаше всего занимался проблемами в своих владениях.

Так что же случилось с золотой рыбкой и почему ее роль вдруг оказалась такой глобальной, всеобъемлющей?

Чтобы понять это, перенесемся, к сожалению только мысленно, в то отдаленное время, по сравнению с которым даже начало летописания на Руси кажется совсем недавним. Наши предки на Дону и в Причерноморье занимались в основном земледелием, и ведущими культурами были пшеница, просо, ячмень. Зерна ржи, обнаруженные при раскопках на территории Боспорского царства, всегда сопутствуют пшенице, являются явно примесью. Рожь была сорняком на посевах пшеницы, и только позднее, и главным образом на севере, стала самостоятельной культурой. На монетах Боспора часто изображался пшеничный колос.

Предки ловили рыбу. Осетры и вообще осетровые вывозились в Грецию, где они ценились очень высоко. Это одна из важнейших статей экспорта. Осетр также украшал монеты Боспора. Ценились моллюски.

Деревянный плуг был все же главным орудием труда. Запрягали быков. Были и железные мотыги, и железные серпы. Один из древних поселков Боспора назывался Кепы, буквально "сады". Были известны слива, алыча, груша, гранат. Античные авторы называют, конечно, и яблоню. Лучший отечественный виноград произрастает в Темрюке, как раз на территориях, которые относились к Боспорскому царству. И тогда здесь хорошо знали виноградную лозу. Но ведущей отраслью земледелия все же оставалось зерновое хозяйство. А кто из божеств покровительствовал ему? Это Афродита и Деметра. Еще до Эллады Афродита была в Малой Азии Матерью богов. Историки хорошо знают, что она не эллинка, греки лишь призвали ее на Олимп, еще точнее, это сделал сам Зевс, глава греческих богов. Естественно, весь рыбный промысел был в ведении Анахиты. Выше уже сказано, что это две ипостаси одной и той же богини древности.

Таким образом, золотая рыбка, представлявшая Анахиту, вместе с тем и сохраняла власть и великой богини во многих ее ипостасях. Вот почему внешняя странность, парадоксальность сказки А. Пушкина не только находит объяснение, но и кажется необходимой. Это не просто сочинение поэта. Это отражение древнейшей мифологии периода Эллады, в которой, как выяснено только что, негреческого, скифского или славянского, больше, чем греческого. Вопрос о скифах и славянах, разумеется, сложен и вполне самостоятелен, но вряд ли и он может быть решен без помощи мифологии.

ПОДЛИННАЯ БИОГРАФИЯ ЦАРЕВНЫ-ЛЯГУШКИ

В пятом веке до нашей эры, то есть две с половиной тысячи лет назад, Геродот записал удивительные истории о скифах. В одной из них я, не веря себе, узнал сюжет русской сказки. Но для этого пришлось найти исконную старинную ее редакцию, потому что в позднейшем пересказе многое утрачено и искажено.

Итак, что же записал Геродот?

Богатырь, которого историк называет Гераклом, приходит в далекую страну, которая позднее будет называться Скифией. После многодневного пути утомленный герой засыпает, а проснувшись, обнаруживает пропажу: нет его лошадей. Ничего не остается, как отправиться на их поиски. Вот он приходит к пещере, где живет полуженщина-полузмея. Образ может показаться фантастическим, но запись Геродота опирается на представления именно скифов. В древности часто описывали не земных героинь, а отдавали предпочтение небесным девам, богиням которые в те давние времена действительно являлись людям и нередко объединяли черты матерей-прародительниц еще с кроманьонской эпохи.

Геракл приглянулся деве; она согласна вернуть ему лошадей при условии, что намерения героя относительно ее самой вполне серьезны. От этого брака рождаются трое сыновей. Их имена: Агафирс, Гелон, Скиф. Уходя из страны на новые подвиги, Геракл наказывает удивительной женщине дать оставленные им пояс и лук всем сыновьям поочередно, и тот из них, который опояшется поясом и сумеет натянуть его лук, пусть станет главой всей страны. Это удалось Скифу, по его имени и названа вся страна. (В других редакциях мифов скифского цикла под Гераклом явно подразумевается сам бог-отец Зевс. Супруга Геракла связана с водной и земной стихиями, она дочь бога вод, но живет на земле.)

Страбон, еще один историк античности, говорит также о богине, обитающей в пещере, и о Геракле, помогающем ей победить гигантов. Все версии так лаконичны, что невольно ловишь себя на желании собрать из отрывков всю историю, наподобие мозаики.

Я был изумлен, узнав еще одну версию, которую донесли до довольно поздних времен русские сказочники. Эта поразительная сказка называется "О лягушке и богатыре": это ее старинное название. Опубликована она впервые в восемнадцатом веке в сборнике десяти русских сказок Уже позднее возникли варианты и пересказы, в том числе и современные. В устном рассказе, дошедшем до восемнадцатого века, еще сохранились древние скифские мотивы, и в героине мы узнаем деву-сирену (женщину-полузмею, согласно античным источникам). Понятно что многие поколения безвестных сказочников изменили божественные образы и реалии извечной скифской старины упростили их, приземлили. Женщина-сирена превратилась в Царевну-лягушку. Однако сколько бы ни прошло тысячелетий, именно за два последних столетия скифская история с девой-сиреной претерпела наибольшие изменения и искажения, так что в поздних современных пересказах истории о Царевне-лягушке детали исчезли, смысл искажен, следы скифской древности стерты. Под пером беллетристов древнейшее мифологическое повествование превратилось в детскую сказочку, местами даже глуповатую - по меркам обычного сказочного жанра. И если еще в книгах восемнадцатого века история с женщиной-полузмеей и богатырем сохраняла близость смысла с античными источниками, то ныне, в современных сборниках сказок, она звучит так наивно, что вряд ли задержит внимание даже подростка. Можно образно выразиться так: умер величественный миф о працивилизации мудрых волшебных змей, и оставлено лишь крохотное надгробие в память о нем, которое вряд ли кто готов воспринять всерьез или вообще заметить. Немаловажно и то, что современный пересказ А. Толстого почти втрое (!) короче варианта восемнадцатого века. Сказанное можно отнести и к редакции А. Афанасьева.

Само название сказки, судьба которой столь несчастлива, тоже не сохранилось. Сейчас она называется "Царевна-лягушка", но ведь это тавтология. Слово "лугаль" было известно еще шумерам почти пять тысяч лет назад, затем - вавилонянам и многим другим народам. Означает оно буквально "царь". Его варианты "регул", "лугаль" прописаны на картах звездного неба со времен Шумера и Вавилона. Название славянского племени "лужичи", то есть "царские" (вспомним о царских скифах, названных тем же Геродотом), в связи с этим вполне понятно и вписывается в древнюю иерархию народов. Таким образом, уже само слово "лягушка" переводится как "царевна" и происходит от древнейшего корня - через скифское посредство. Этому слову не менее пяти тысяч лет.

Поразительно, но единственное существо, напоминающее далеким потомкам о женщине-полузмее, героине мифа, получило свое имя от нее в память о доисторических временах мудрых царственных змей и крылатых драконов, сохранившихся с тех же незапамятных дней даже в китайских мифах. Как странно было прочесть в этимологическом словаре М. Фасмера объяснение этого необыкновенного имени - оно, видите ли, сродни лягавой лошади и ляжке. И ничего другого там не найти. Это, однако, лишь народная этимология. И пришло время восстановить подлинность реалий.

Три любимицы короля (царя), родившие ему трех сыновей, героев повествования, в поздних пересказах даже не упоминаются. А ведь уже само начало сказки в ее старинном виде переносит читателя в особый мир, в древность. В исторически обозримые времена не найти, как правило, царей без цариц, без законных наследников; отклонения от этой нормы являются редкими исключениями. Зато мифы сообщают нам об этом далеко не в виде исключения. Геракл, в соответствии с мифологической традицией, считается сыном Зевса, главы Олимпа. (Геродот и Тацит сообщают, что сын Атиса, царя лидов, живших в малоазийской Лидии, основал Этрурию. Сына этого звали Тиррен, и отсюда якобы второе название Этрурии - Тиррения. Ее основатель Тиррен, сын Атиса, ведет родословную от Зевса. Другой источник рассказывает о том, как Геракл попал в рабство к царице лидов Омфале, и у них родилось четыре сына. Один из них Тиррен. Но обе версии ведут к Зевсу.)

Малая Азия, откуда вышли венеды и лиды, а также этруски, называвшие себя расенами, была близка к скифским владениям и одно время входила в них как составная часть - как и Закавказье.

Геракл в скифских преданиях, даже если у самих скифов он носил другое имя, - потомок Зевса, сын его. Но у Зевса как раз и были многочисленные "любимицы" и потомки от них. Пусть не вводит нас в заблуждение выражение "любимицы короля". Сказка пришла к нам из доисторического прошлого, из эпохи богов. Бог богов Зевс был неоднократно женат. Иногда говорят о восьми или девяти его женах. Намного больше было у него "любимиц" - сосчитать их всех нелегкое дело. Геракл рожден от смертной женщины Алкмены. Родная бабка Алкмены Даная также была возлюбленной Зевса. В свою очередь, прадед Данаи Бел, царь Египта, является не кем иным, как правнуком того же олимпийца по линии прекрасной Ио, которую одна из жен Зевса Гера из ревности превратила в корову. Это лишь одна из линий, дающих представление о небесном короле и его "любимицах", число которых в сказке (надо полагать, из соображений нравственности) сокращено до трех.

В поздних же пересказах следует странное на первый взгляд событие. Король или царь созывает сыновей, велит взять им луки и выпустить в чистом поле по стреле; и куда стрела попадет, там и судьба, там и место, где живет невеста того или иного из царских сыновей.

Таким вот странным и неясным оно, это событие, остается во всех пересказах, и читателю приходится верить, что были такие простаки - цари с сыновьями.

Но ведь в сказке речь идет о трех сыновьях от разных жен ("любимиц"), и не столько о земном, сколько о небесном царе. Отсюда - все проблемы. И тут вполне уместно испытание с помощью лука. Древний миф оставляет для этого оружия самое почетное место. Вот почему братья выходят вовсе не в чистое поле (как, например, в пересказе А. Толстого), а в заповедные луга, как в старинной записи сказки. Это луга чудес, небесные луга, и нужно найти там свою судьбу, если ты рожден не законной царицей, а просто "любимицей". В Геракле воплощены черты самого небесного царя Зевса, и, согласно Геродоту, у него именно три сына, они должны пройти испытание с помощью лука - как в сказке.

Иван-царевич в сказке именуется еще богатырем. Не просто Иван-царевич, а Иван-богатырь (Геракл!). Его братья стреляют вправо и влево, он же пускает стрелу прямо. На болоте он видит шалаш из тростника.

- Лягушка-лягушка, отдай мою стрелу! - так обращается к лягушке Иван-царевич в пересказе А. Толстого. В сказке же Иван-богатырь не просит свою стрелу, а наоборот, хочет от нее отступиться, что конечно же более логично с его собственной точки зрения. Однако лягушка говорит ему:

- Войди в мой шалаш и возьми свою стрелу!

Поздняя перелицовка сказки все изменила. Ведь в сказке лягушка требует, чтобы герой взял стрелу! Смысл сцены полностью утрачивается. Более того, в исконном варианте, в сказке, передается испуг Ивана-богатыря. Все рассказывается в соответствии с законами психологии, а не наоборот. Все всерьез, в отличие от глуповатых вариантов пересказа.

- Ежели ты не взойдешь ко мне в шалаш, то вечно не выйдешь из этого болота! - так говорит лягушка Ивану-богатырю в сказке. Иван отвечает, что шалаш мал ему и ему в него не пройти. Тогда лягушка, не говоря ни слова, перекувырнулась, и шалаш превратился в роскошную ("раскрашенную") беседку. Иван удивился и вынужден был войти в нее. А лягушка сказала:

- Я знаю, что ты три дня ничего не ел.

И это правда: Иван три дня бродил по горам и лесам, по болоту, пока искал свою стрелу. Лягушка же снова перекувырнулась, и тотчас внесли стол с кушаньями и напитками. Когда Иван отобедал, то лягушка опять перекувырнулась, и стол вынесли. И только после этого она сказала Ивану о замужестве.

Здесь, в этих сценах, обрисованных с мифологической точностью, удивляет реализм деталей. Ведь не просто появляется и исчезает стол, не просто шалаш в беседку превращается, а сначала лягушка совершает магическое действо - она перекувырнулась. Это кувырканье, поворачивание через левое плечо, смена левого и правого, верха и низа - древнейшая черта магических обрядов еще хеттских времен. Они идут из глубокой древности, когда люди общались с богами. Я могу насчитать не менее четырех тысяч лет таким вот магическим фокусам, которые действительно (в надлежащем исполнении) приводят к удивительным результатам. Но все обстоит гораздо сложнее, чем даже в старинном русском свидетельстве.

В подлинной русской сказке лягушка отвечает Ивану-богатырю, решающему в уме сложную задачу: как отказать лягушке. (Подчеркнем, что он только думает об этом, не произнеся вслух ни слова.) Но по законам магии лягушка читает его мысли, и теперь нам понятно, что магия - это реальность, хорошо известная нашим предкам, а мы не замечали ее до тех пор, пока не научились произносить хотя бы слово "телепатия". А сколько еще магических явлений, нам не известных! Мы ведь, по существу, не знаем даже, как устроены пространство и время. Мне приходилось читать отчеты, в которых НЛО, вращаясь ("перекувыркиваясь"), сворачивали пространство, одновременно переходя в другие измерения.

Да, Иван хочет обмануть лягушку. Она же говорит, угадывая это его желание, что он не найдет пути из этого болота домой. В этом можно усмотреть связь именно со способностью лягушки как бы сворачивать пространство, выпуская из него, по желанию, героя восвояси. И теперь персонажи меняются ролями. Иван (из сказки) хочет взять свою стрелу, а лягушка ее не отдает, зная о подвохе, который уже обдумывает Иван. Все это психологически соответствует ситуации. И тут же наблюдение Ивана, его умозаключение: "Конечно, эта лягушка - волшебница; нужно брать ее в жены, ничего не поделаешь!" И как только Иван подумал и произнес это, лягушка превратилась в красавицу - в "великую красавицу", как еще сильнее сказано в русском сказочном источнике. И она сбросила при этом лягушачью кожу и сказала:

- Вот, любезный Иван-богатырь, какова я есть. Но кожу лягушачью я ношу только днем, а ночью всегда буду такой, какой меня видишь сейчас.

"Иван-богатырь, видя перед собой такую красавицу, весьма обрадовался и подтвердил ей клятвенно, что он возьмет ее за себя".

Вот как переданы оттенки сменяющихся чувств и настроений героев в подлинной русской сказке. Теперь посмотрим, что с ней сделал пересказчик. После просьбы Ивана отдать ему стрелу лягушка ему отвечает:

"Возьми меня замуж!

- Что ты, как я возьму себе в жены лягушку?

- Бери! Знать, судьба твоя такая.

Закручинился Иван-царевич. Делать нечего: взял лягушку, принес домой".

Вот и все переживания, настроения, аргументы. Вычеркнуто слишком много, так что оставшееся уже почти не напоминает совершающегося в сказке. Удивительная вещь: в исконной сказке сам царь-король, расстроившись от всей этой истории со стрелой и болотом, которой он сам же и был зачинщиком, начинает уговаривать Ивана, чтобы тот бросил лягушку! Но Иван-богатырь просил своего отца, чтобы тот позволил ему жениться на лягушке - так дословно повествует сказка. В пересказе же ничего подобного не найдем. Оно и понятно. Ведь в сказке Иван уже видел красавицу царевну без лягушачьей кожи и знает, какова она на самом деле. В пересказе же об этом и речи нет. Лягушка и лягушка. Она и не думала обернуться царевной и открыть Ивану тайну волшебства. Пересказ попросту перечеркнул весь смысл происшедшего.

Нет и намека в нем на то, как царь отреагировал на случившееся. Сразу читаем: "Царь сыграл три свадьбы". Сыграл, как будто ничего необычного, странного не произошло, как будто ему не раз приходилось видеть и слышать, как богатыри женятся на лягушках, так что сама мысль о женитьбе младшего сына на лягушке не вызывает у него даже минутного раздумья. А ведь цари (и в историческое время тоже) к женитьбе своих сыновей относились отнюдь не спустя рукава.

Логика событий, психологизм, коллизии исконной же русской сказки вытекают из того, что в ее истоке (и это еще более будет ясно из последующего) - один из основополагающих мифов, свидетельство древнейшей цивилизации о подлинных отношениях неба и земли. Поэтому каждое событие сказки - почти космическая тайна, а в финале эта тайна полностью откроется. Пока же мы должны проследить уникальнейшие перипетии и похождения скифского богатыря, состоявшиеся, возможно, еще во времена легендарной Атлантиды Платона. Читателя не должно смущать, что в записи восемнадцатого века он назван Иваном; кстати же, тайна этого имени тоже откроется в финале сказки, когда мы убедимся, что богатырь ее - не кто иной, как Лугальванда (или Лугальбанда) шумерийских мифов - в переводе "царевич Иван", - и мифы эти не только отражают космическую реальность, но и историю отношений звездных цивилизаций(!). Образ царевны не менее важен для понимания. Лягушка - не просто царевна. Она вышла из некого Подсолнечного царства, как будет рассказано ниже, а это - собирательное, доступное древним слушателям выражение, за которым тоже стоит захватывающая дух космическая реальность.

Несколько забегая вперед, могу сказать, что образы этой сказки, даже волшебный луг, на котором Иван выпустил свою стрелу, даже и сама его стрела - это и многое другое еще в доисторическое время навеки оставалось на звездном небе. Этот волшебный, до сих пор не разгаданный рисунок маршрута небесных странствий Геракла - Ивана-царевича сказки - был известен еще несколько тысяч лет назад шумерам и затем вавилонянам; потом его следы стираются в памяти человечества, и вот, к моему изумлению, оказывается возможным снова открыть их и понять, но уже из русской сказки.

Последуем же за сказочной нитью подлинного повествования, восстановим исконный вариант его, в котором, может быть, отражены самые древние из дошедших до нас свидетельств о працивилизации.

Вот эпизод с рубашками, которые царь (король) заказывает шить женам своих трех сыновей. Сначала, однако, ознакомимся с более поздним его пересказом:

"Вот царь позвал сыновей:

- Хочу посмотреть, которая из ваших жен лучшая рукодельница. Пускай сошьют мне к завтрему по рубашке.

Сыновья поклонились отцу и пошли. Иван-царевич приходит домой, сел и голову повесил. Лягушка по полу скачет и спрашивает его:

- Что, Иван-царевич, голову повесил? Или горе какое?

- Батюшка велел тебе к завтрему рубашку ему сшить.

Лягушка отвечает:

- Не тужи, Иван-царевич, ложись лучше спать; утро вечера мудренее.

Иван-царевич лег спать, а лягушка прыгнула на крыльцо, сбросила с себя лягушачью кожу и обернулась Василисой Премудрой, такой красавицей, что и в сказке не расскажешь.

Василиса Премудрая ударила в ладоши и крикнула:

- Мамки, няньки, собирайтесь, снаряжайтесь! Сшейте мне к утру такую рубашку, какую видела я у моего родного батюшки.

Иван-царевич утром проснулся, лягушка опять по полу скачет, а уж рубашка лежит на столе, завернутая в полотенце. Обрадовался Иван-царевич, взял рубашку, понес к отцу. Царь в это время принимал дары от больших сыновей. Старший сын развернул рубашку, царь принял ее и сказал:

- Эту рубашку в черной избе носить. Средний сын развернул рубашку; царь сказал:

- В ней только в баню ходить. Иван-царевич развернул рубашку, изукрашенную золотом-серебром, хитрыми узорами. Царь только взглянул:

- Ну, вот это рубашка, - в праздник ее надевать! Пошли братья по домам - те двое - и судят между собой:

- Нет, видно, мы напрасно смеялись над женой Ивана-царевича: она не лягушка, а какая-нибудь хитра (колдунья)".

Теперь обратимся к подлинной сказке.

"Старшие братья Ивана-богатыря принесли полотно к своим женам и сказали:

- Батюшка велел вам сшить из этого полотна по рубашке, и чтоб к завтрему поспели.

Жены их приняли полотно и стали кликать мамушек, нянюшек и сенных красных девушек, чтобы помогли им сшить по рубашке. Тотчас нянюшки и мамушки прибежали и начали делать: которая кроила, а которая шила. А они между тем послали к лягушке девку-чернавку посмотреть, как она будет шить рубашку. И вот девка пришла к Ивану-богатырю в комнаты, а он принес полотно и, будучи весьма опечален, положил его на стол. Лягушка, видя его печальным, сказала:

- Что ты, Иван-богатырь, так печален? А он ей отвечал:

- Как мне быть не печальному: батюшка приказал из этого полотна сшить ему рубашку, и чтоб к завтрему поспела.

Лягушка, выслушав его, сказала:

- Не плачь, не тужи, Иван-богатырь; ложись да спи. Утро вечера мудренее. Все будет исправно.

После этого лягушка схватила ножницы и изрезала все полотно на маленькие лоскуточки, потом отворила окошко, бросила на ветер и сказала:

- Буйные ветры! Разнесите лоскуточки и сшейте свекру рубашку.

Девка-чернавка пришла к ее невесткам и сказала:

- Ах, милостивые государыни! Лягушка все полотно изрезала в маленькие лоскуточки и кинула за окошко.

Невестки же смеялись за глаза над лягушкой и говорили:

- Что-то муж ее завтра королю принесет?

Потом начали они шить свои рубашки; и как только день тот прошел и Иван-богатырь встал, лягушка подала ему сорочку и сказала:

- Вот, любезный Иван-богатырь, понеси сорочку своему батюшке.

Иван-богатырь взял сорочку и понес ее к своему отцу, а вскоре после него принесли и братья свои сорочки. И как проснулся король, то и вошли все трое его детей, и сперва поднес больший брат своему отцу сорочку, и король посмотрел на нее и сказал:

- Эта сорочка сшита так, как обыкновенно шьют.

Потом посмотрел у другого сына и сказал, что и эта сшита не лучше той. А как подал ему меньший сын свою сорочку, то король не мог довольно надивиться, ибо нельзя было найти на ней ни одного шва".

Шитье же без швов до сих пор является привилегией представителей звездных цивилизаций. Насколько мне известно, никто из контактеров не видел швов на их одежде или характерных серебристых комбинезонах, облегающих тела инопланетян.

То, что умеют инопланетяне, известно, естественно, и представителям параллельных миров (пространств) в нашей Солнечной системе (Подсолнечного царства). Высшие из этих миров соответствуют именно тому мифологическому уровню, который принадлежит богам. Не обсуждая вопрос об иерархии богов, нельзя не отметить, что многие из них антропоморфны, во всем подобны человеку, по крайней мере внешне. Тем не менее и мифы, и современные свидетельства дают ясное представление о некой працивилизации крылатых змееподобных существ, полусирен. И в этом ряду - данные древних американских источников, китайских, индийских, иранских, европейских и центральноазиатских. Появления богов среди людей мне удалось засвидетельствовать и объяснить в книге "Встречи с Богоматерью". Биография великой богини (в последнем из своих воплощений это Дева Мария, небесная Дева) дает картину метаморфоз: сначала это Птица Мать древних славян (Птица Матерь Сва), затем - скифская богиня и крылатая сирена скифо-сарматского региона.

Эти метаморфозы вряд ли свидетельствуют только об эволюции в параллельном мире. Скорее всего, они иллюстрируют и исключительные возможности перевоплощений, что отражено в финале удивительной скифской истории, ставшей позднее сказкой.

Но для мира богов одежда без швов, как у царевны, - не позднее достижение технологий наподобие инопланетных, а естественная начальная ступень, отвечающая свободе воплощений замыслов в параллельных (в том числе тонких) мирах. Эта свобода хорошо известна оккультистам, и прежде всего тем из них, кто всерьез хочет летать, преодолевая гравитацию без технических устройств и приспособлений.

Главное здесь - волшебство. На рубашке, сшитой лягушкой, нет ни одного шва. Потому что шили ее буйные ветры. Но не мамки и няньки, как утверждается в пересказе А. Толстого. Наоборот: мамки и няньки шили рубашки женам старших братьев. И потому их рукоделие несравненно хуже. Все наоборот!

Читатель и сам, вероятно, заметил несообразности и извращение смысла: в подлинной сказке - и смех нянек над лягушкой; и девка-чернавка, посланная к лягушке как раз для того, чтобы этот смех вызвать; и магические действия лягушки, не понятые ни чернавкой, ни теми, кто ее послал, ни - добавим авторами пересказов. И в подлинной сказке не оборачивается лягушка Василисой Премудрой, а обращается к ветрам, не снимая лягушачьей кожи! И все, кроме Ивана, еще уверены, что женат он на лягушке, которая, правда, сумела сшить рубашку.

Затем следует история с коврами. Находим в старинной сказке интереснейшие страницы, которые вытекают из предыдущего:

"Потом спустя несколько времени призвал он к себе своих сыновей и говорит им:

- Любезные дети! Я желаю знать, умеют ли ваши жены золотом и серебром шить, и для того вот вам серебра, золота и шелку, и чтоб из этого сделан был ковер и поспел бы к завтрему.

Дети приняли от него золото, серебро и шелк, и братья Ивана-богатыря отнесли к своим женам и сказали, чтобы к завтрему вышили они по ковру. Жены их начали кликать мамушек и нянюшек и сенных красных девушек, чтоб пособили вышивать им ковры. Тотчас девушки пришли и начали вышивать ковры, кто золотом, кто серебром, а кто шелком. Между тем послали девку-чернавку посмотреть, что делает лягушка. Девка-чернавка по их приказанию пошла в комнаты Ивана-богатыря. В то время принес он от отца своего данное ему для ковра золото, серебро и шелк и весьма был опечален. Лягушка, сидя на стуле, спросила:

- Ква, ква, ква, Иван-богатырь, что ты так запечалился?

Иван-богатырь ей отвечал:

- Как мне не печалиться? Батюшка велел сделать из этого золота, серебра и шелку ковер, и чтоб к завтрему поспел.

Лягушка сказала:

- Не плачь, не тужи, Иван-богатырь; ложись спать: утро вечера мудренее.

После этого взяла лягушка ножницы, шелк весь изрезала, серебро и золото изорвала, бросила за окошко и сказала:

- Буйны ветры! Принесите мне тот ковер, которым батюшка мой окошки закрывал.

Потом лягушка хлопнула окошком и села опять на стул.

Девка-чернавка, которая прислана была от тех двух невесток, видя, что больше ничего нет, пошла и сказала:

- Ах, милостивые государыни, я не знаю, за что лягушку хвалят: она ничего не умеет делать, и данное для ковра Ивану-богатырю она все изрезала, изорвала, бросила за окошко и при том сказала, чтобы ветры принесли ей тот ковер, которым ее отец окошки закрывал.

Невестки, выслушав все от девки-чернавки, вздумали сами так же сделать, ибо знали, что, по ее словам, ветры сшили ей и рубашку; они думали, что и им ветры будут так же послушны, как и лягушке, и вышьют им по ковру. Поэтому взяли золото, серебро и шелк, изрезали, изорвали и кинули в окошко и при том закричали:

- Буйные ветры! Принесите нам те ковры, которыми батюшки наши окошки закрывали.

После этого закрыли окошки, сели и дожидались ковров. Но так как ждали они долго, а ковры им все не несли, то принуждены они были послать в город, чтобы купить золота, серебра и шелку. И как принесли это, то сели обе невестки и кликнули девушек и начали вышивать, которая шелком, которая серебром, а которая золотом. И день тот прошел, а на другой день Иван-богатырь как только встал - лягушка подала ему ковер и сказала:

- Возьми, Иван-богатырь, и отнеси своему отцу.

Иван-богатырь взял ковер, понес во дворец и стал дожидаться своих братьев, ибо у них ковры еще не поспели. Но когда их дошили, то принесли братья свои ковры. Король проснулся, дети вошли со своими коврами, и король принял прежде всего от большего своего сына и, посмотрев, сказал:

- Этот ковер годится во время дождя коней покрывать.

Потом посмотрел у среднего сына и сказал:

- Этот ковер надобно постилать в передней комнате, и чтоб приезжающие во дворец обтирали об него ноги.

Потом принял от меньшого сына, Ивана-богатыря, ковер и, смотря на него, весьма удивился и сказал:

- Этот ковер надобно постилать в самые торжественные дни ко мне на стол.

Потом приказал Ивана-богатыря ковер спрятать и беречь, а те ковры отдал назад братьям Ивана-богатыря и сказал:

- Отнесите свои ковры женам и скажите им, чтоб они берегли их для себя".

Напрасно будем искать златотканые ковры в более позднем пересказе. Их нет как нет. Эпизод с коврами забыт или вычеркнут. Даже слова "ковер" там не найти. Авторы пересказа-переложения сразу переходят к третьему испытанию для жен - хлебу, который им надо испечь.

Снова в позднейшем изложении сказки лягушка будто бы собирает нянек и мамок, и те пекут хлеб. В подлинной сказке ничего этого нет.

"Испекись, хлеб, чист и рыхл и бел, как снег!" Таково подлинное обращение лягушки (магическое, заметим) после того, как она опрокинула квашню с тестом в холодную печь! Так в сказке. В пересказе же лягушка якобы разломала печь сверху (?) и в разломанную печь, "прямо туда, в дыру, всю квашню и опрокинула". Хочется возразить: разломанная печь, обращайся к ней или не обращайся с магическими заклинаниями, вряд ли сможет испечь хлеб. Законы магии достаточно строги, и любая деталь имеет свое значение.

Совершенно невероятно, чтобы сыновья подали царю-королю хлеб, испеченный вот так: тесто побросали прямо в печь и грязь эту вынули, выдавая ее именно за хлеб. Но это и происходит в позднем пересказе. В сказке же ничего этого нет. Там, убедившись, что хлеб по кулинарному рецепту лягушки не получился, жены старших братьев все же в спешке разводят огонь в печи и пекут обычным способом. Но они, естественно, спешат, и хлеб получается неважным. Все очень просто и уместно, как в жизни. Таковы законы подлинных сказок. С одной стороны - волшебство, с другой - сама жизнь, неприкрашенная, но без явных несообразностей.

Трижды показывали молодые жены царских сыновей свое искусство. Это и естественно: их трое, и что-то одно из трех могло бы удаться каждой из них. Каждая могла бы показать себя хоть раз. Правда, верх взяла Царевна-лягушка. Сказка мудра, в отличие от пересказа, где, как уже говорилось, вообще нет истории с коврами.

И вот подоспело время для пира. Царь-король созывает на него сыновей с женами. В сказке сказано: раз жены старались выполнить царские повеления, то и повелитель в благодарность за это приглашает их во дворец. Напрасно будем искать в пересказе эту государеву благодарность: ее там нет как нет. Просто пир. Почему? - неизвестно.

Затем мы сочувствуем царевичу, который стесняется показать на пиру свою жену-лягушку. Она его успокаивает. Снова старшие жены посылают девку-чернавку подсмотреть, что и как будет делать лягушка. А та обращается к ветрам буйным, которые должны полететь в ее государство и сказать, чтобы для нее выслали парадную карету с лакеями, гайдуками, скороходами и верховыми, которые езживали и с ее батюшкой. Именно эту карету увидела девка-чернавка и о том тут же доложила пославшим ее. Две жены тоже стали обращаться к ветрам, но кареты не дождались и приказали запрячь собственных лошаденок. (Эта история также неизвестна читателю пересказа, поскольку пропущено и обращение к ветрам, и неофициальный визит девки-чернавки к лягушке, так что ей удалось прийти и уйти вроде бы незамеченной, и эпизод с женами, в подражание лягушке вызывающими ветры буйные, увы, напрасно.)

В сказке лягушка приезжает в парадной карете. В пересказе поднимается почему-то шум да гром. Что сие означает - ведомо лишь пересказчикам.

Сцена пира дана почти адекватно. Лягушка еще до приезда во дворец обернулась чарующе прекрасной царевной. Иван отлучается с пиршества, возвращается домой сжигает лягушачью кожу-кожурину. Лягушка спешит вслед за ним, но уже поздно, кожи нет. Она говорит:

"Ну, Иван-богатырь, не мог ты потерпеть еще немного! Ищи меня теперь за тридевять земель, в тридесятом царстве, в Подсолнечном государстве. И знай, что зовут меня Василиса Премудрая".

Только теперь узнает Иван настоящее имя своей жены. В пересказе об этом сообщается - без надобности - раньше. И искать следует Ивану свою жену (согласно тому же пересказу) не в царстве Подсолнечном, а у Кащея Бессмертного. Не правда ли, есть разница?

Теперь наступило время дать более полное представление о поисках Иваном жены. В сказке он приходит к избушке Бабы Яги, в пересказе же встречает "старого старичка". Хочется процитировать подлинную концовку сказки:

"Иван-богатырь взошел в избушку и увидел: сидит Баба Яга и говорит сердитым голосом:

- Доселе русского духа слыхом не слыхано и видом не видано, а нынче русский дух в очах проявляется.

И спрашивала у него:

- Что ты, Иван-богатырь, волею или неволею?

Рассказал он, чего ищет. Тогда Баба Яга сказала:

- Жаль мне тебя, Иван-богатырь; изволь, я тебе услужу и покажу тебе твою супругу, ибо она ко мне прилетает каждый день для отдыха. Только смотри: когда она будет отдыхать, то ты в это время старайся поймать ее за голову, и как поймаешь, то она начнет оборачиваться лягушкой, жабой, змеей и прочими гадами; а ты все не отпускай ее, и напоследок превратится она в стрелу, и ты возьми эту стрелу и переломи ее о колено; тогда она уже будет вечно твоя.

Иван-богатырь благодарил ее за наставление. После того Баба Яга спрятала Ивана-богатыря, и только успела его спрятать - прилетела к ней Василиса Премудрая. Иван-богатырь вышел из того места, подошел тихонько к Василисе Премудрой и ухватил ее за голову... Она начала оборачиваться лягушкой, жабой, а потом и змеею. И Иван-богатырь испугался и отпустил. Тогда Василиса Премудрая в ту же минуту пропала, а Баба Яга ему:

- Коли ты не сумел ее удержать, то поди же к моей сестре, к которой она летает отдыхать.

Иван-богатырь пошел от нее и весьма сожалел, что упустил Василису Премудрую, и шел долгое время; и наконец пришел к избушке, которая стояла на курьих ножках - сама повертывалась. Иван-богатырь избушке говорит:

- Избушка-избушка, стань к лесу задом, а ко мне передом.

И когда избушка остановилась, Иван-богатырь взошел в нее и увидел, что в переднем углу сидела Баба Яга и говорила она сердитым голосом:

- Доселе русского духу слыхом не слыхано и видом не видано, а нынче русский дух в очах проявляется. Потом спрашивала его:

- Что ты, Иван-богатырь, волею или неволею?

Иван-богатырь отвечал:

- Сколько волею, а вдвое неволею.

И рассказал ей, зачем пришел. Баба Яга, выслушав от него все, сказала:

- Слушай, Иван-богатырь: я тебя уверяю, ты увидишь здесь свою супругу; только смотри не упусти ее!

Потом спрятала его Баба Яга, только успела спрятать, как прилетела Василиса Премудрая к ней отдыхать. Иван-богатырь вышел, подошел тихонько к Василисе Премудрой и ухватил ее за руку. Она начала оборачиваться разными гадами. Иван-богатырь все держал, а как только Василиса Премудрая обратилась ужом - испугался и отпустил ее; и как только отпустил, Василиса Премудрая пропала. Тогда Баба Яга сказала:

- Ну, Иван-богатырь, коли не сумел ты ее удержать, то поди ж теперь к третьей нашей сестре, потому что теперь она уже к ней будет прилетать.

Иван-богатырь пошел от нее весьма опечаленный; и шел он путем-дорогою долго ли, коротко ли, близко ли, далеко ли - скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Наконец пришел он к избушке, которая стояла на курьих ножках - сама повертывалась. Иван-богатырь сказал:

- Избушка-избушка, стань к лесу задом, а ко мне передом.

Избушка остановилась, а Иван-богатырь взошел в избушку и увидел в переднем углу сидящую Бабу Ягу, которая говорила весьма сердитым голосом:

- Доселе русского духу слыхом не слыхано и видом не видано, а нынче русский дух сам здесь.

Потом спрашивала:

- Что ты, Иван-богатырь, волею или неволею?

Иван-богатырь отвечал, что сколько волею, а вдвое того неволею. Потом рассказал ей, чего он ищет. Выслушала Баба Яга и сказала:

- Слушай, Иван-богатырь: жена твоя прилетит ко мне в нынешний день для отдыху. И ты в это время лови ее за руку, а как скоро поймаешь, держи ее крепче и не упускай. Хоть она и будет оборачиваться разными гадами, но ты держи, а как она превратится в стрелу, то ты возьми стрелу и переломи ее надвое, и тогда она уже будет вечно твоя. Ежели ж ты, Иван-богатырь, отпустишь ее, то уже никогда не получишь.

Иван-богатырь благодарил ее за наставление, а Баба Яга спрятала его, и лишь только успела спрятать, как прилетела к ней Василиса Премудрая для отдыху. В то самое время Иван-богатырь вышел из того места, где был спрятан, подошел тихонько и ухватил Василису Премудрую за руку. А она стала оборачиваться лягушкою, жабою, змеею и прочими гадами, но Иван-богатырь уже не выпускал ее из рук. Василиса Премудрая, видя, что ей никак не освободиться, оборотилась наконец стрелою, а Иван-богатырь взял стрелу и переломил ее надвое. Тут предстала пред его очами Василиса Премудрая и говорит:

- Ну, любезный Иван-богатырь, теперь я отдаюсь в твою волю.

Иван-богатырь, видя ее, весьма обрадовался и весь день тот препроводил в великом веселии, а на другой день стал просить Василису Премудрую поехать в свое государство, а она говорила:

- Любезный Иван-богатырь, я сказала, что отдаюсь в твою волю и готова всюду ехать, куда ты пожелаешь".

Потом стали советоваться, как им ехать и на чем, ибо у них не было ни одной лошади, что видя, Баба Яга тотчас подарила им ковер-самолет и сказала, что этот ковер "отнесет вас гораздо скорее ваших лошадей, и вы не более пролетите до своего государства как за три дня".

"Иван-богатырь и Василиса Премудрая пошли в покои. Король услышал о возвращении своего сына и невестки, весьма обрадовался и встретил их сам с великою радостью. И в честь их сделал король великий пир, а после того отдал правление своего королевства Ивану-богатырю и сделал его вместо себя королем. А Иван-богатырь сделал у себя во дворце великое веселие, и на оном были его братья и множество было министров. По окончании ж того веселия братья Ивана разъехались по домам, а он остался со своею супругою и правил королевством после отца своего благополучно".

Все в финале сказки говорит о близости к древнему мифу: лягушка явно обнаруживает свое родство с летающими богинями-змеями и сиренами.

В позднем пересказе находим совсем иное - историю вызволения царевны в Кащеевом царстве. И я надеюсь, читатель со вниманием отнесется теперь к подлинной концовке этой удивительной сказки. Ведь героиня ее не просто пришла из скифской и доскифской древности, но она воплощает в себе как раз пришелицу из Подсолнечного царства, ту самую "мудрую змею-царевну" или "огненного разумного дракона", которые, согласно глухим, древнейшим сведениям оккультного характера, помогли людям обрести искусство и науку, наделив их мудростью. Много ли найдется на свете сказок, герои и героини которых были бы еще тысячелетия назад изваяны из камня или отчеканены из металла? Причем эти рукотворные изображения и изваяния были бы найдены потом археологами - уже в наши дни? Невероятно, но факт: именно изображения царевны - полузмеи-полулягушки - найдены отечественными археологами! Это скифская древность двухсполовинойтысячелетней давности. Ожил древний миф, рассказанный Геродотом. Ожила и русская сказка - и это не просто волшебная сказка. Так же, как изображения скифской богини не только ради волшебства сделаны. Это реалии и реальность древнейшей эпохи, следы которой донесены через скифское посредство.

...Как-то на досуге мне довелось ознакомиться с картой звездного неба ассирийского периода. Я машинально пробегал взглядом звезды, созвездия, планеты - и вдруг нечто поразительное надолго приковало мое внимание. Я увидел созвездие шумеро-ассирийской эпохи под названием Поле. А рядом с ним обнаружил созвездия Лук и Стрела. А вот и группа звезд царя - Лугаль. И другое созвездие - Колесница (или Повозка). Открывалась неповторимая тайна древнейшего мифа. На небе оставлена и визитная карточка героини: Змея, или, точнее, Змеиный дракон. Но перевести можно и так (ближе к реалиям античности): Крылатая сирена.

Вся русская сказка с ее, казалось бы, простоватым сюжетом, исполненным в народной манере, выткалась на небе звездным ковром еще во времена Шумера и Аккада, Ассирии и затем Вавилона. И пока живы были эти древние государства, сменяя друг друга, в продолжение тысячелетии среди звезд ярко горели не только имена героев русской сказки, доставшейся народу в наследство от скифов, но и все ее волшебные диковины. Иногда совсем простые: лук и стрела. Иногда же царственно-величавые, как, например, поле или луг, где герои выпустили по стреле; или экипаж, на котором царевна прибыла на бал. Теперь становится ясным, что это не просто луг, а - небесный луг. Его звезды на современных атласах неба очерчены всем известным созвездием Пегаса, похожим на прямоугольник или даже квадрат. Как видим, названия у древних были ближе к сути, к истине. И та самая героиня мифа - сирена, она же лягушка - дана как на портрете: "змеиный дракон". Недаром же в последнем разделе сказки Василиса оборачивается в руках Ивана змеей.

Все так, но точнее. Рельефнее, выпуклее. Небо дает точный портрет. И Лугальванда древнего Шумера те же самые в точности поступки из русских сказок выполняет целесообразнее приземленного героя поздних пересказов Лугальванда, или Лугальбанда, - тот же самый Иван-царевич: это следует и из текстов мифов Шумера, и из анализа звездного атласа того же периода. Царевич Ванда, Уанда... - Иван... И в этом же самом атласе мы без труда находим то царство, куда улетела царевна: это звезды, названные именем бога неба Ана! (В переводе с шумерского "ан" - небо.)

Выразительная деталь: ветры шьют сорочку по просьбе царевны. И вот, к своему изумлению, я нахожу звезды владыки ветров Энлиля, великого шумерского бога, называвшегося часто "владыкой богов" и нередко замещавшего своего отца Ана на небесах!

Что же записано на небе и почему? Как это все случилось? Если записан миф, то он должен быть старше истории всего человечества: ведь Шумер первоначальная ее фаза, и ей более пяти тысяч лет. Нужно было записать миф, потом вычислять положения звезд и планет, создать развитую астрономию, дать небесные рисунки созвездий (такие разумные, которые в основном дошли до наших дней) - и уже после этого только можно было найти на небе историю царевны. Но это невозможно, по крайней мере, не поддается никакому объяснению и на языке истории, и мифологии.

Судя по всему, события, происходившие некогда и отразившиеся на небе древних и в русской сказке, намного древнее Шумера, и ничего подобного мы не найдем, например, в мифе о Гильгамеше. По богатству событий, сокрытому в них смыслу подлинная русская сказка превосходит - и теперь об этом можно рассказать - любой из известных древнейших мифов.