sci_politics К барьеру! (запрещенная Дуэль) К Барьеру! (запрещённая Дуэль) №13 от 30.03.2010

«Дуэ́ль» — еженедельная российская газета (8 полос формата А2 в двух цветах), выходившая с 1996 по 19 мая 2009 года. Позиционировала себя как «Газета борьбы общественных идей — для тех, кто любит думать». Фактически была печатным органом общероссийских общественно-политических движений «Армия Воли Народа» (и.о. лидера Ю. И. Мухин).

Частые авторы: Ю. И. Мухин, В. С. Бушин, С.Г.Кара-Мурза. Публиковались также работы Максима Калашникова (В. А. Кучеренко), С. Г. Кара-Мурзы, А. П. Паршева, Д. Ю. Пучкова и др. Художник — Р. А. Еркимбаев

Первый номер газеты вышел 9 февраля 1996 года. До этой даты коллектив редакции выпускал газету «Аль-Кодс» (учредитель — Шаабан Хафез Шаабан). Главную цель новой газеты издатели газеты изложили в программной статье «Учимся Думать»[1].

В 2007 году Замоскворецкий районный суд города Москвы принял незаконное решение [2] об отзыве свидетельства о регистрации газеты. Решение вступило в силу в мае 2009 года, печать газеты прекращена. Коллектив редакции, не пропустив ни одного номера, продолжил выпуск новой газеты «К барьеру!», продолжающей традиции закрытой газеты «Дуэль».

[1] См.Статью «Учимся Думать» http://www.duel.ru/199601/?1_1_1

[2] Кремлевский режим и лобби одного маленького государства в России руками лоббистов этого маленького государства в судах России ..." http://www.kbarieru.info/200901/?01_1_1

2010-03-31 ru ru
FB Editor v2.0 31 Март 2010 http://duel.ru/201013/?anons 54A19C4D-C327-4937-BB2E-9E90842DEEFF 1.0

1.0 - создание файла

К Барьеру! (запрещённая Дуэль) №13 от 30.03.2010 Москва 2010

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ТЫ – ХОЗЯИН РОССИИ!

В России, как и во всем СНГ, смутное время.

Большинство населения понимает, что и власть не та, и делает эта власть не то, но люди не видят выхода из создавшегося положения. А представители разрешенных и рекламируемых этой же властью политических движений только и призывают, что голосовать за себя, не предлагая ни конкретного пути формирования преданной народу власти, ни того, как народу в будущем совладать с членами власти - как заставить их служить народу, а не самим себе. Голосуй – не голосуй, все равно получишь… все тех же или назначенных все теми же. В результате люди просто не ходят на выборы и их нельзя осудить за это, хотя следует осудить за то, что не верят в свой собственный ум, не видят, что решение этой проблемы очевидно. Вдумаемся.

Члены власти и их приспешники творят во власти, что угодно, но ведь никак за это не отвечают – никак не наказываются за вред, нанесенный народу. Но если их не наказывают, то почему бы им и не быть ворами или тупыми бездельниками? Вора делает вором случай, а безответственная (безнаказанная) власть - это просто рай для воров. Ну в какой еще области человеческой деятельности такое может быть?! Вот вы садитесь в автобус, платите водителю деньги, и он обещает довести вас в целости и сохранности до места назначения. Но если он, даже по ошибке, не говоря уже о разгильдяйстве, совершил аварию, и вы пострадаете в ней, то что, водитель просто помашет вам ручкой и скажет: «Вы тут кровью истекайте, а я пошел на заслуженный выходной»? Нет, тут у нас ума хватает, и если такого шофера сразу не прибьют разгневанные пассажиры, то его отдадут под суд, где 12 простых граждан, присяжных заседателей, решат, виновен он или нет. А члены нами же избранной власти (президент и депутаты), взявшие у вас налогами деньги и обещавшие довезти вас в светлое будущее? С ними как? - Они уже чуть ли не 20 лет машут нам всем ручкой и говорят: «Вы, лохи, голосовавшие за нас, тут в России кувыркайтесь, а мы поехали отдыхать к наворованным миллионам». Неужели так и должно быть?

Нет, конечно, и есть простой и абсолютно законный путь расставить всё по своим местам и указать власти, кто в России хозяин.

По нынешней Конституции (и по любой другой в будущем) сувереном (высшей властью) является народ, а депутаты и президент только слуги народа, которым властвовать разрешено народом и от имени народа. Причем народ и без них может принять какой угодно нужный народу закон, проголосовав за него на референдуме.

Но если народ - хозяин, а депутаты и президент - слуги народа, то у народа (у каждого избирателя, а не только у 12-ти, как в судах) есть право и обязанность перед своими детьми судить своих слуг, поощряя хороших и наказывая нерадивых. И делать это, чтобы и самому жить достойно, и своим детям оставить достойное государство. У народа есть право Хозяина! И если вы снимете шоры с глаз и подумаете, то увидите, что реально осуществить это свое право очень просто!

Нужен закон, по которому на каждых выборах, каждый избиратель, кроме бюллетеней с новым составом власти, получит проект вердикта старому, сменяемому составу власти, в котором будут три строчки: «Достойна поощрения», «Достойна наказания» и «Без последствий». Если большинство избирателей решит отпустить старый состав власти без последствий, то власть оставит свои полномочия, как сейчас – без последствий для себя. Если большинство избирателей решит поощрить власть, то президент или каждый член Федерального Собрания станет Героем России. А если избиратели решат: «Достойна наказания», то президент или каждый член Федерального Собрания сядут в тюрьму на срок своего пребывания у власти. Причем судить власть каждый избиратель будет исключительно из собственного убеждения в ее вине и заслугах. И никто ему не будет указом в этом его вердикте хозяина своим слугам.

Каждый гражданин России получит реальный кнут и пряник для власти, и этими кнутом и пряником заставит президента и каждого депутата служить себе, а не их счетам в заграничных банках.

Что в этом законе сложного и что в этом законе непонятного?

Принятие этого закона является целью Армии воли народа (воли в смысле выражения своего властного мнения). Армия (АВН) провела опрос нескольких десятков тысяч человек, и 9 из 10 живущих своим трудом граждан (от ученых до милиционеров, от бизнесменов до рабочих) немедленно соглашаются, что такой закон нам необходим. Но заявляют, что власть такой закон никогда не примет. Это горе от ума. Разумеется, власть, прекрасно знающая и о законе, и об АВН, такой закон никогда не примет. Но народ может принять этот закон сам на референдуме. Для его организации нужно иметь от 20 до 50 тысяч человек, чтобы они могли собрать необходимые 2 миллиона подписей в поддержку такого референдума. И цель АВН именно в этом – в сборе подписей для референдума. Как только в АВН вступит необходимое количество бойцов, и референдум по принятию закона о суде народа над властью будет объявлен, то сторонниками АВН немедленно станут 95% избирателей. Люди прекрасно понимают необходимость этого закона, но не верят в свой ум и привыкли поступать, «как все». Увидев, что ставят свои подписи в поддержку этого закона миллионы, они немедленно примкнут к нам. Но это будет потом.

А сейчас народу России, с целью принятия закона, нужны 50 тысяч человек для сбора подписей – бойцов АВН. Бойцы АВН - это образец служения народу. Ведь они сами не претендуют ни на какие должности в России – они работают, тратят личные деньги только для того, чтобы сделать свой народ хозяином в своей стране.

Если в твоих жилах еще осталась кровь, если у тебя хватает ума понять, что детям такую страну оставлять нельзя, то вступай в строй АВН! Если ты понимаешь нас умом, но что-то тебе мешает стать бойцом, то связывайся с нами, обещай в нужный момент собрать 50-100 подписей, обещай агитировать за наш закон и ты сможешь смотреть своим детям в глаза – ты не сидел сложа руки и не потакал безответственным политиканам в их алчном стремлении попасть в Думу.

Поверь, для нынешней власти нет ничего страшнее, чем закон АВН, нет ни единого движения, которого власть боялась бы больше, нежели АВН. Смотри сам.

Дело даже не в том, что сама АВН и ее цели глухо замалчиваются и самой властью, и приспешниками власти в СМИ, и политическими организациями. Это само собой. Мы публиковали закон о суде народа над властью с 1997 года, призывали и призываем народ собраться для организации референдума с того же времени. С тех пор не было проведено ни единого референдума, но власть закон о референдуме изменила уже трижды! Другого объяснения этим изменениям никогда не действовавших законов нет. В 2009 году наш закон о суде народа над избранной им властью подлыми судьями Москвы в угоду власти был признан экстремистским. Вдумайтесь: не цели фашистов, не цели коммунистов, а закон о суде народа над властью, в ходе которого народ может сделать членов власти Героями России! Вывод один: преступники у власти прекрасно понимают, чем им грозит этот закон, и делают все, чтобы народ России о нем ничего не знал.

Это ли не показатель того, что только АВН делает для России то, что России и нужно?

Ю.И. МУХИН, и.о. Лидера АВН

КАК СПАСТИ МИР. ШАГ ПЕРВЫЙ

1

Мир стоит перед угрозой гибели, но спасение все еще возможно – и даже без радикальных и кровавых переворотов, без массового уничтожения, с помощью несложных реформ в рамках существующего законодательства. Не обязательно и не нужно «все разрушать до основанья, а затем». Можно починить!

Наш мир лихорадит. Вымышленное глобальное потепление есть лишь метафора реальной лихорадки, охватившей нашу жизнь. Мы покупаем, продаем, спешим, конкурируем, бежим изо всех сил, чтобы хоть остаться на месте, а реклама ежечасно напоминает нам, что уже вышла более новая модель телефона, что прошлогодние туалеты больше не носят, что деньги можно вложить в новый фонд. Нам это кажется естественным – да может ли быть по-другому, без биржевых новостей, без цветных объявлений, без гламура, без рекламы, без гонки потребления?

Возможно ли такое общество? Возможно. Разве не является реклама неизбежностью в обществе, в котором есть деньги?  Не является. Торговле и даже капитализму много веков, но европейское и американское общество было поймано в силки потребления и рекламы лишь два с лишним века назад.

Этот судьбоносный поворот был подробно описан видным немецким марксистом (Энгельс называл его «единственным немецким профессором, который понимал «Капитал» Маркса») Вернером Зомбартом (1863-1941). Его предшественник Макс Вебер (1864–1920) выявил религиозные корни капитализма, утверждая, что протестантская этика породила капитализм. Зомбарт поправил его, заметив еврейское влияние, сформировавшее реальный капитализм. Несмотря на свой ставший притчей во языцех филосемитизм, Зомбарт был объективен: процесс возникновения нынешнего, «реального», хищного капитализма был «борьбой между двумя противоположными – еврейским и христианским – взглядами на хозяйственную жизнь и экономику».

Раннее капиталистическое общество, до еврейского возвышения, было основано на христианской этике, ставившей во главу угла честность и гармонию. Чтобы меня не обвинили в идеализации прошлого, уточню: честность и гармония была сугубо сословной, то есть был свой порядок для купцов и свой порядок, своя гармония, своя честность для крестьян. Но все же было стремление к честности и гармонии.

«Товары производились, продавались и покупались таким образом, чтобы, с одной стороны, удовлетворялись запросы потребителей, а с другой стороны, производители и торговцы имели право на честную плату за труд и честную прибыль, чтобы они могли жить достойно. Традиция и обычай определяли, что такое «честная плата» и что такое «жить достойно». Производитель и торговец должны были зарабатывать столько, чтобы могли поддерживать принятый в их сословии уровень жизни», - писал Зомбарт.

«Конкуренция между торговцами считалась делом нехристианским и аморальным. Нехорошо отбивать клиента у другого торговца ни понижением цен, ни восхвалением своего товара, ни чернением чужого – ведь и другому торговцу тоже нужно жить. Даже в XVIII веке, в Англии Дефо и в Германии Гете торговцы сидели спокойно по своим лавкам и отпускали товар пришедшим покупателям. Заманивать покупателя считалось зазорно. Даже украшенная витрина считалась неприличием – и только кондитеры иногда доходили до такого греха. Хвалить свой товар или, не дай Бог, хулить чужие товары, зазывать в лавку, рекламировать могли только нечестивые. А самым позорным делом была ценовая конкуренция. Если купец говорил, что у него товар дешевле, чем у соседа, он мог быть исключен из гильдии».

Зомбарт заключает: «Большинство людей того времени считали наживу (в отличие от заработка) делом неэтическим и нехристианским. Евреи не разделяли этого мнения. В их глазах нажива оправдывала все. Они не считали себя неправыми, не признавали себя нарушителями торговой этики. Нет, это они были правы, а христиане - дураки. Почему не нажиться, если это возможно? Еврей был лучшим бизнесменом, чем его христианский сосед, потому что он верил, что прибыль важнее всего».

Так с христианской этикой столкнулась противоположная, иудейская этика. Она была более гибкой, ставила целью максимизацию прибыли и не предполагала самоограничения. Ее девизом были не «честность и гармония», но «возьми сколько сможешь». В советские времена этот подход назывался «рваческим», но в Европе он в конце концов победил, и таким образом возникло современное капиталистическое – наше общество, в котором утрачена связь между заработной платой производителя и наживой посредника и торговца. (Впрочем, в наиболее успешных, гомогенных и наименее иудаизированных странах – Швеции и Японии – конкуренция и нажива сведены до минимума.)

Почему победила иудейская этика? Евреи не хотели играть по правилам христианской этики, поэтому они зарабатывали больше. Они рекламировали свой товар, давали скидки, банкротили конкурентов. Когда их упрекали в бессовестном ведении дел, они кричали о преследовании и антисемитизме так искренне, что стремившимся к порядочности и честности христианам становилось неловко. Со временем и христианские торговцы стали подражать иудеям, чтобы не обанкротиться. Так мы оказались в мире, управляемом по еврейским правилам.

Поэтому торговец и посредник зарабатывает больше, чем производитель. В еврейском государстве труд облагается тяжелым налогом, но не посредничество, не биржевая спекуляция, не сдача квартир.

Нас научили считать себя потребителями. Мы считаем, что конкуренция – это благо, потому что она на руку потребителю. Но идет ли она на благо производителю, доход которого она подрывает? Мы платим меньше за товары благодаря конкуренции, но конкуренция понижает нашу плату за труд, потому что труд – это тоже товар. Для того чтобы устоять в конкурентной борьбе и сохранить свой уровень жизни, производитель вынужден понижать плату за труд.

Реклама и есть главный двигатель конкуренции. “Евреи справедливо считают себя изобретателями рекламы, - пишет Зомбарт. – Одно из первых, если не первое объявление в США появилось 17 августа 1761 года в газете «Нью-Йорк Меркюри»: «Хаим Леви на улице Баярд продает лучшее военное обмундирование, лучшие английские солдатские ботинки и все, что требуется для ведения славной войны с должной помпой». Евреи создали и современную прессу как аппарат для распространения рекламы».

Не так уж странно, что созданная для распространения рекламы пресса осталась ориентированной на иудейскую этику и не способствовала свободе слова, которую она провозглашала. Она осталась в руках рекламодателей. Так, маленькая калифорнийская газета The Coastal Post напечатала мою статью в защиту президента Картера. После этого еврейские организации начали кампанию против подачи рекламы в газету, и вскоре сломили ее редактора и издателя.

Евреи называют борьбу с иудейской этикой «расизмом и антисемитизмом», но это просто пропагандистский прием. Не потому русские воевали с немцами, что Карлушка был колбасником. Не потому шла борьба с этикой рвачей, что у этих рвачей были большие носы или они картавили, или молились на древнееврейском. Христианская и иудейская этики действительно различны. В рамках иудейской этики все, что не запрещено уголовным законом, разрешено в отношениях с гоями; в христианской этике есть и моральные нормы. Так, например, иудей гордится своим пожертвованием на благое дело и охотно его рекламирует; христианин знает (даже если и не всегда соблюдает), что «правая рука не должна знать о том, что левая пожертвовала».

Были и есть и националистические борцы с евреями, которые хотели бы просто передать членам своего этноса еврейские позиции в торговле, банковском деле, посредничестве. Но мы призываем к большему – к возобновлению борьбы с еврейской этикой культа наживы как таковой, а не к подмене этнических евреев, скажем, этническими русскими. Иначе этнические русские, заняв еврейские позиции, будут просто копировать и продолжать еврейскую практику максимизации наживы в рамках системы, основанной на иудейской этике. Нужна победа христианского духа, христианской этики, а не христианской плоти, потому что «иудейский» и «христианский» - это не расовые, но духовные антонимы.

Вывод Вернера Зомбарта: христианский капитализм, основанный на самоограничении и гармонии, не только возможен, но и был нормой до победы иудейской этики. Не идеализируя «христианский капитализм», мы можем сказать, что он, по крайней мере, не знал тех страшных эксцессов, с которыми мы сталкиваемся.

Есть и другие варианты. Мы можем оглянуться с ностальгией на недавнее советское прошлое. В Советском Союзе, этой утопии без рекламы и с прессой, ориентированной на производителя, а не потребителя, советские граждане не знали гонки за вещами. Их не искушали ни новыми марками машин, ни новыми духами, ни бриллиантовыми колье, ни поездками на фестиваль в Рио. Они были спокойны и уверены в своем завтрашнем дне. Русская бытовая техника работала практически вечно. Советских граждан не призывали потреблять или копить деньги. Их призывали трудиться, учиться, совершенствоваться. Ксения Собчак нашла бы себя на 101 км за тунеядство – если бы не исправилась. Сиволапая и жадная партийная элита инициировала коллапс утопии, и с тех пор уже восемнадцать лет интеллектуальная и творческая жизнь Запада, его филармонии и оперы, университеты и выставочные залы, спорт и программирование живут за счет наработанных в СССР ресурсов.

2

Самым мощным орудием поворота от этики христианской к иудейской была реклама. С нее нужно начать и обратный поворот. Нынешний кризис представляет чудесную возможность – падает деловая активность, падает спрос, реклама с трудом окупается. Команда президента Обамы и лидеры других держав стараются пройти через кризис, стимулируя потребление и повышая темпы роста. Они стараются удешевить кредиты, возбудить наше гаснущее желание гламурными картинками новых автомашин, телефонов, дизайнерских нарядов и роскошных женщин, прилагаемых к ним.

Но мы можем пойти противоположным путем – плавно сбавив обороты машины потребления. Притормозим погоню за новшествами, постараемся вернуться в утраченный рай, на зеленую землю босоногого детства.

Залог счастья – душевное спокойствие. В молитве, которой Христос научил своих апостолов, мы просим списать долги и не вводить во искушение. Реклама вводит нас во искушение ежедневно и ежечасно. Это искушение порождает зависть, невроз и беспокойство. Мы чувствуем себя неудачниками потому, что пользуемся старой моделью телефона, машины, дома.

Человеку трудно не поддаться искушению или не страдать от невозможности поддаться. «Если правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну», - учил Христос. Но вместо того, чтобы вырывать себе глаза, проще ликвидировать основной источник соблазна – рекламу.

Второе, не менее опасное качество рекламы – она служит топливом для завязанных на бизнес, ориентированных на потребление, искушающих и соблазняющих СМИ. Это не наезд на прессу – не дождетесь от старого журналиста. Пресса нужна, она выполняет важную и полезную роль. Она помогает людям узнать новости, обменяться взглядами и выработать свою точку зрения. Пресса (я имею в виду все виды СМИ) развлекает людей, что тоже хорошо. Эти положительные свойства прессы нужно сохранить, но разрушив ее связку с коммерцией, потреблением и соблазнами.

Этого можно добиться решительным запретом на рекламу всех товаров, как мы сейчас запрещаем рекламу табачных изделий. Но первый шаг может быть более сдержанным, более умеренным – и в рамках современного законодательства. Достаточно разделить контент и рекламу. Газеты, журналы, телеканалы смогут решить, публиковать ли им контент, то есть новости, мнения, статьи, репортажи – или рекламу. Если орган СМИ решил заниматься рекламой, он не может публиковать контент; если публикует контент – обходится без рекламы. Как в кошерной кухне – нужно разделить мясное и молочное.   

Можно приравнять рекламные издания к порнографии, то есть не запрещать, но изгнать из общественного пространства. Пускай их отпускают в непрозрачных конвертах из-под прилавка в специальных магазинах. Так в Таиланде продают сигареты – если попросишь, то тебе достанут пачку из-под прилавка, но они тебе никогда глаза не колют. А ведь реклама куда опаснее для здоровья, чем табак – она порождает беспокойство и может довести до нервного срыва всех, кому не по карману новый «Ягуар».

Жизнь сразу начнет налаживаться, как только будет ликвидирована связка бизнеса и формирования общественного мнения. Контент-медия сможет нас развлекать и предлагать трибуну писателям и художникам, не требуя одобрения денежных мешков. Так восстановится доверие и взаимоуважение между читателями и медией. Сегодня ни одна газета, ни один канал не может опубликовать материал, который не по вкусу богатым – они живо перекроют рекламу, а изданию без рекламы трудно конкурировать с рекламным изданием. Поэтому левая пресса во многих странах мира находится в трудном положении, а то и вовсе погибла, как в Израиле, Англии, Америке. Поэтому – вслед за прессой – захирели и левые партии.

Так, в Израиле когда-то была мощная левая пресса – газеты «Давар» и «Аль-Гамишмар», но они увяли, а газеты магнатов – «Едиот», «Гаарец», «Маарив» – выжили благодаря взаимовыручке капиталистов-рекламодателей. Со временем практически погибли и левые партии. Подобный процесс произошел и в Англии – несмотря на большие тиражи, левая печать погибла, а потом произошел и поворот вправо бывшей левой партии.

После устранения рекламы газеты станут тоньше, но содержательнее. Они смогут представлять всю палитру мнений, а не только мнений, одобренных рекламодателями.

Со временем можно будет ограничить рекламу, включая пиар, таким образом, чтобы ни один человек не столкнулся с искушением потреблять, покупать, продавать, арендовать, брать взаймы. А это произведет поворот от общества потребителей к обществу производителей. Ведь каждый из нас – и потребитель, и производитель, но в современном обществе наша производительная ипостась подчинена потребительской. Потребительская медия презирает производителя. Ее не интересует рабочий, ей подавай Ксению Собчак. Но мы  хотим возродить общество, в котором Собчак будет гордиться своими творческими успехами, а не умением пить, есть и носить платья.

Из пожирающего природу наше общество перейдет в стадию равновесия с природой, вступит в фазу гомеостаза. Иначе мы попросту съедим нашу планету в течение ближайшего столетия.

Хотя вытеснение рекламы из общественного поля не спасет мир, но оно резко собьет температуру нашего больного мира.  А после этого настанет время для последующих легких шагов.

Исраэль ШАМИР

ОБЪЯВЛЕНИЕ

ТЕХ, КОМУ НЕБЕЗРАЗЛИЧНА СУДЬБА СТРАНЫ И ЕЕ БУДУЩЕЕ, КТО ГОТОВ ВСТАТЬ В РЯДЫ  АВН, МЫ ЖДЕМ:

в МОСКВЕ

 по СРЕДАМ с 18 до 19

и СУББОТАМ с 12 до 13 ЧАСОВ

возле памятника А.С. ПУШКИНУ

Тел.: 8-926-222-26-11, 720-74-98

в курске

 по ЧЕТВЕРГАМ с 17.00 до 18.00

на Театральной площади

тел. 52-81-21, 8-905-041-03-83

e-mail: avnkursk@gmail.com

в КОСТРОМЕ

Тел.: +7 (903) 897-12-31

e-mail: avn-k@yandex.ru

В КУЙБЫШЕВЕ

e-mail: avnsmra@gmail.com

в УФЕ

по субботам и ВОСКРЕСЕНЬЯМ 

с 11.00 до 13.00 ВОЗЛЕ КАФЕ «Уныш»

(Центральный рынок)

Тел.: 8-987-622-60-03

 В ВОЛОГДЕ

Тел.: 8-908-636-87-20

в ОМСКЕ

по субботам с 12 до 13 ЧАСОВ

у памятника БОРЦАМ РЕВОЛЮЦИИ

В РЯЗАНИ

по СУББОТАМ с 10.00 до 13 .00

на площади Победы у МКЦ

в УСТЬ-КАМЕНОГОРСКЕ

каждую вторую и последнюю субботу месяца с 10 до 12 часов

возле памятника Якову Ушанову

В ЧЕЛЯБИНСКЕ

по СУББОТАМ с 12.00 до 13.00

У ЗДАНИЯ МУЗЕЯ ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОГО ИСКУССТВА,

ПЛ. РЕВОЛЮЦИИ, ДОМ 1

Тел.: 8-912-301-17-46

e-mail: avnchlb@gmail.com

в СВЕРДЛОВСКЕ

по СУББОТАМ с 11.00 до 12.00 в сквере через дорогу

от памятника  И.М. МАЛЫШЕВУ

Тел.: 8-908-636-87-20

в ЛЕНИНГРАДЕ

с 19 до 20  по СРЕДАМ

 НА ПРОСПЕКТЕ СТАЧЕК

у памятника С.М. КИРОВУ

В КУРГАНЕ

по СУББОТАМ с 13 до 14

у входа в кинотеатр «РОССИЯ»

В ЧЕБОКСАРАХ

по ВОСКРЕСЕНЬЯМ с11.00 до 12.00

в сквере близ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ

В ЯРОСЛАВЛЕ

по пятницам с 16.00 до 18.00

на Площади Волкова

возле Знаменской башни

В Саратове

Тел.: 8-902-717-93-75

e-mail: avnsaratov@gmail.com

В КРАСНОЯРСКЕ

Тел.: 8-913-535-93-73

В ОРЕНБУРГЕ

по ВОСКРЕСЕНЬЯМ с 11.30 до 12.30

у ДОМА БЫТА на ул. Володарской

в ВОРОНЕЖЕ

 по ЧЕТВЕРГАМ с 18.00 до 19.00

возле памятника ПЕТРУ I в Петровском сквере

тел.: 8-920-425-41-11

В ХАБАРОВСКЕ

ТЕЛ: 8-914-155-75-01

Партизанск

 по ПЯТНИЦАМ с 17.00 до 18.00

ул. ЛЕНИНА, 24 (вход со двора)

тел.: 8-924-257-46-37, 2-30-30

в ПРИМОРСКОМ КРАЕ

Владивосток

ПЕРВАЯ и ПОСЛЕДНЯЯ СРЕДЫ месяца

с 16.00 до 17.00

у Мемориала морякам торгового флота, погибшим в годы

Великой Отечественной войны

Тел.: 8-924-235-97-32

в туле

тел.: 8-919-084-81-98

В СТАЛИНГРАДЕ

по СУББОТАМ с 12 до 13

на площади ЛЕНИНА у дома павлова

тел.: 8-987-645-27-83

e-mail: avnstalingrad@gmail.com

в СТАВРОПОЛЕ

 каждое второе ВОСКРЕСЕНЬЕ

с 13 до 14, у памятника ПУШКИНУ

В калининграде

по ВОСКРЕСЕНЬЯМ с 12 до 13

у памятника ГЕРОЯМ-ТАНКИСТАМ

на ул. Рокосовского

В тюмени

ежедневно, кроме воскресенья

с 15.00 до 18.00

ул. 25-го ОКТЯБРЯ, д.46/2, обком ркрп

Тел.: 8-909-742-12-86, 8-904-462-66-63

В НОРИЛЬСКЕ

по СУББОТАМ с 17.00 до 18.00

у Драмтеатра им. Маяковского

Тел.: 8-913-506-04-20, 8-903-989-21-83

e-mail: avnnor@gmail.com

В СТАЛИНСКЕ (НОВОКУЗНЕЦКЕ) КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Тел.: 8-951-161-43-13

В КАЗАНИ

Тел.: 8-952-035-73-80

В РЫБИНСКЕ

по ЧЕТВЕРГАМ с 15.00 до 16.00

у памятника генералу Ф.М. Харитонову

В ГОРЬКОМ

Тел.: 8-962-507-40-71

В ПЕРМИ

e-mail: sssr159@gmail.com

Сибирцево

Тел.: 8-924-137-20-74

В ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

Орск

Тел.: 8-905-846-04-11

e-mail: aafadin@gmail.com

Вы нас легко узнаете по газете «К БАРЬЕРУ!» в руках. 

АВН

БЫЛОЕ И ДУМЫ

С МИРУ ПО НИТКЕ

Информационное сообщение

20 марта 2010 года состоялся ХХХIV съезд Коммунистической партии Советского Союза.

Минутой молчания съезд почтил память безвременно ушедшего из жизни Председателя КПСС Олега Семеновича Шенина, Председателя Высшего Совета МССО, секретаря ЦК КПСС, Героя Советского Союза адмирала Ховрина Николая Ивановича, Председателя Центральной Контрольно-Ревизионной комиссии КПСС, первого секретаря Московского обкома генерал-майора Родникова Владимира Алексеевича, а также членов ЦК КПСС Ажгибкова Владимира Васильевича от Ленинграда, Тураева Патто Тураевича от Узбекистана и члена ЦКРК КПСС от Латвии Васильевой Лилии Ивановны.

С докладом «О работе Коммунистической партии Советского Союза после ХХХIII съезда, положении в коммунистическом движении и задачах по сплочению марксистско-ленинских сил в борьбе за социализм, Советскую власть, возрождение СССР» выступил секретарь ЦК КПСС Березин В.Ф.

Съезд заслушал и утвердил Отчет Центральной Контрольно-Ревизионной комиссии КПСС.

Доклад «Об изменениях в Уставе КПСС» сделал секретарь ЦК КПСС, первый секретарь Московского горкома КПСС Николаев К.А.

На съезде выступили: Гаврильченко В.З., председатель Компартии Приднестровья, Самарская Л.Д., первый секретарь Свердловского обкома КПСС, Тюлькин В.А., первый секретарь ЦК РКРП-РПК, Фомин А.Г., секретарь ЦК КПСС, представитель от сирийских коммунистов, Рубикс А.П., первый секретарь Социалистической партии Латвии, депутат Европарламента, Довженко Е.А., первый секретарь Калининградского обкома КПСС, Ажибекова К.А., первый секретарь ЦК Компартии Киргизии, Шабдолов Ш.Д., секретарь ЦК КПСС, председатель Компартии Таджикистана, Нуруллаев Т.Б., секретарь ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана, Богданов В.Н., первый секретарь Крымского рескома КПСС, Школьников Л.Е., первый секретарь Белорусского рескома КПСС, Юлин П.А., член бюро Алма-Атинского горкома КПСС, Кузнецова Е.Н., первый секретарь Ленинградского горкома КПСС, Смирнов В.Н., первый секретарь ЦК Компартии Украины, Черепанов В.Н., первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана, Батов А.С., первый секретарь РКСМ(б), Федоров М.Г., председатель Компартии Татарстана, Николаев К. А. секретарь ЦК КПСС, первый секретарь Московского горкома КПСС, Золотухина Н.К., первый секретарь Тувинского рескома КПСС, Смирнов А.Г., первый секретарь Московского обкома КПСС и другие.

По итогам обсуждения съезд принял постановления «О работе Коммунистической партии Советского Союза после ХХХIII съезда, положении в коммунистическом движении и задачах по сплочению марксистско-ленинских сил в борьбе за социализм, Советскую власть, возрождение СССР» и «О 65-й годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне против немецко-фашистских захватчиков».

Съезд внёс изменения в раздел IX Устава КПСС.

Съезд избрал новый состав членов и кандидатов в члены ЦК КПСС и Центральной Контрольно-Ревизионной комиссии КПСС.

Пленум ЦК КПСС избрал Первым секретарем ЦК КПСС вице-адмирала Березина В.Ф. Пресс-центр ЦК КПСС

Рассмотрели "Луноход-2"

На снимках Луны, переданных орбитальным зондом Lunar Reconnaissance Orbiter (LRO), обнаружен советский "Луноход-2".

На фото хорошо заметны оставленные луноходом следы, видно место, где он несколько раз проехал взад и вперед, чтобы собрать дополнительные данные.

Также на снимках можно разглядеть сам аппарат. Он виден как небольшое темное пятнышко.

"Луноход-2" прилунился на поверхность земного спутника 15 января 1973 года. На Луну он был доставлен автоматической межпланетной станцией "Луна-21". Конструктивно аппарат не отличался от своего предшественника - "Лунохода-1". За время своей работы "Луноход-2" преодолел 37 километров. Это рекорд для роботов, работающих вне Земли. Росбалт

США торопят

Президенту Украины Виктору Януковичу необходимо ускорить проведение экономических и политических реформ, усилить борьбу с коррупцией и укрепить независимость юридической системы в стране.

Об этом заявила глава комиссии Конгресса США по безопасности и сотрудничеству в Европе ("Хельсинкской комиссии") Бенджамин Кардин в Вашингтоне. Старший научный сотрудник Института международной экономики имени Петерсона Андерс Ослунд подчеркнул, что две трети молодого населения Украины имеют высшее образование, но у них нет возможности применить полученные знания в определенных областях.

По его словам, именно поэтому Украина занимает 110-е место в мире по ВВП на душу населения.

Как отмечает издание, комиссия Конгресса США по безопасности и сотрудничеству в Европе является независимым органом федерального правительства. Ее основная задача - способствовать достижению всеобщей безопасности через соблюдение прав человека и демократических норм, а также через сотрудничество в экономической, природоохранной и военной сферах между 56 странами. В комиссию входят девять членов сената, девять членов палаты представителей и по одному представителю от Госдепартамента, Министерства обороны и Министерства торговли США.

Добавим, что в Вашингтоне в Институте международной экономики имени Питерсона группа независимых экспертов презентовала программу экономических реформ, которую, как они считают, новый президент Украины Виктор Янукович должен выполнить, чтобы вывести страну из кризиса. Работа над подготовкой предложений началась еще в сентябре прошлого года, и в ней приняли участие более 20-ти украинских и иностранных экономических экспертов.

Напомним, ранее президент Украины Виктор Янукович распорядился создать Комитет по экономическим реформам. Росбалт

Испытали ядерное топливо

Успешно завершены четырехлетние экспериментальные испытания американского ядерного топлива на Украине. Об этом сообщает РБК со ссылкой на пресс-центр Южно-Украинской АЭС (ЮУАЭС) по итогам инспекции 6 топливных кассет.

"По результатам осмотра, измерений, испытаний участники инспекции в итоговом акте констатировали, что эта конструкция топливных сборок хорошо себя зарекомендовала в течение 4 лет эксплуатации и может использоваться в качестве основы при конструировании топлива для АЭС Украины, в частности, для реакторов типа ВВЭР-1000", - говорится в сообщении.

С 12 по 14 марта 2010 г. на ЮУАЭС проходила инспекция шести опытных кассет производства фирмы Westinghouse при участии представителей компании-производителя. Американские тепловыделяющие сборники (ТВС-W) в активной зоне реактора блока N3 ЮУАЭС работали с августа 2005 г. В январе 2010 г. закончился их последний топливный цикл. В соответствии с программой опытно-промышленной эксплуатации, изучение состояния опытного ядерного топлива выполнялось ежегодно, после завершения каждой годовой топливной кампании.

В 2010 г. вступает в действие второй этап проекта квалификации ядерного топлива для Украины, согласно которому в активную зону реактора энергоблока N3 Южно-Украинской атомной станции будет загружена новая перегрузочная партия - 42 топливные сборки Westinghouse. Это топливо прибыло на станцию в сентябре 2009 г.

Если процесс квалификации и лицензирования американского топлива завершится успешно, в 2011 г. вступит в силу украинско-американский контракт на поставку топливных кассет США для трех из пятнадцати украинских энергоблоков. Национальная атомная энергогенерирующая компания "Энергоатом" 30 марта 2008 г. заключила контракт с Westinghouse Electric Sweden AB на закупку ядерного топлива в 2011-2015 годах. Ежегодно Украина планирует закупать топливо американской разработки для обеспечения плановой перегрузки не менее трех из имеющихся пятнадцати энергоблоков ВВЭР-1000. Росбалт

БОЛЕЮТ ЭКСТРЕМИЗМОМ

Члены Общественной палаты предложили Мосгордуме отозвать законопроект, повышающий ответственность за экстремистскую деятельность. Этот документ был инициирован мэром Москвы и в конце февраля принят в первом чтении столичным парламентом. Сейчас в законопроект вносятся поправки, после чего последует второе чтение. Когда документ будет принят в Мосгордуме, он будет внесен в Государственную думу.

Законопроект московского правительства предполагает внесение изменений в Уголовный кодекс и некоторые другие законодательные акты. Инициативы столичных властей касаются увеличения максимального срока с восьми до десяти лет лишения свободы за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу, в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в преступление по мотивам идеологической, расовой, политической, национальной или религиозной вражды.

Кроме того, законопроект предлагает вывести экстремистов из-под юрисдикции присяжных. Редактор законопроекта и председатель комитета межрегиональных связей и национальной политики Москвы Михаил Соломенцев объяснил, с чем связана эта инициатива. «Присяжные, как и другие граждане, заражены ксенофобией, — заявил политик. – Были случаи, когда они оправдывали откровенных фашистов. Поэтому дела такого характера нельзя доверять присяжным». По мнению Соломенцева, уголовные дела об экстремизме должны рассматриваться только комиссией из трех профессиональных судей.

Еще одно дискуссионное нововведение, присутствующее в законопроекте московского правительства, предполагает введение административной ответственности средств массовой информации за «распространение непроверенной информации под видом достоверных сообщений, порочащих граждан по признакам пола, возраста, расовой и национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями». Под такой сложной формулировкой в законе подразумевается весьма распространенная проблема – придания в средствах массовой информации любому правонарушению видимости конфликта на национальной почве.

«Если в СМИ сообщается о бытовом преступлении и говорится о национальности участников, к этому событию привлекается нежелательный интерес со стороны людей, которые делят всех на друзей и врагов», — считает председатель Мосгордумы Владимир Платонов. Поэтому, по мнению московских политиков, следует запретить СМИ указывать национальность и вероисповедание преступников и жертв преступлений.

Что не так

Члены Общественной палаты в целом похвалили московские власти за внимание к такой важной проблеме, но при этом не поддержали ни одно из предложенных нововведений. Адвокат Анатолий Кучерена даже предложил отозвать законопроект и попытаться разобраться в проблеме. По словам Кучерены, имеющегося законодательства вполне достаточно для того, чтобы раскрывать преступления, совершенные на почве национальной вражды. «Дело не в том, что закон плохой, дело в том, что мы не умеем расследовать такие преступления», — заявил Кучерена.

Члены ОП не согласились и с предложением запретить рассмотрение дел против экстремистов судом присяжных. Анатолий Кучерена заявил, что нет оснований пренебрежительно относиться к этому институту, а Александр Брод отметил, что присяжные в последнее время начали качественнее рассматривать дела такого рода.

Предложения ввести в административный кодекс новую ответственность для средств массовой информации также не понравились общественникам. Руководитель комиссии Общественной палаты по СМИ Павел Гусев заявил, что в этом пункте его комиссия вынесет отрицательное решение. Гусев объяснил, что существует понятие внутрикорпоративной журналистской этики – принцип, когда руководители крупнейших изданий договариваются не публиковать определенные материалы. Такая ситуация, например, возникла после крупных террористических актов в Москве, когда журналисты перестали публиковать интервью с боевиками. Такая же система, по мнению Гусева, должна работать – и уже работает в области национальной вражды. «Сравните, — предложил Гусев, — четыре года назад в материалах СМИ куда чаще указывали национальность».

Неожиданно положительно о предложении Московских властей высказалась редактор телеканала Russia Today Маргарита Симонян. Она рассказала о том, как с Кубани пришлось эмигрировать целому народу – туркам-месхетинцам. Причиной послужил негативный информационный фон, который касался представителей этой национальности. Все местные СМИ сообщали о преступлениях, в которых участвовали турки-месхетинцы, и не акцентировали внимание на всех остальных правонарушениях, в результате чего у населения сложилась искаженная картина. По мнению Симонян, корпоративная этика не решит проблему, особенно в региональной прессе, потому что там она часто не работает. По мнению журналистки, если с этой проблемой ничего не делать, в России дело может дойти до гражданской войны.

Все предложения Московских властей одобрил только представитель Генпрокуратуры Алексей Жафяров. Чиновник оговорился, что пока высказывает свое мнение, а не официальную позицию ведомства, потому что документ в прокуратуру пока не отправлялся. Но, по словам Жафярова, если бы текст законопроекта поступил на согласование в Генпрокуратуру, концептуально его, скорее всего, поддержали бы.

Жафяров заявил, что он согласен и с увеличением ответственности для экстремистов, и с запретом на рассмотрение таких дел судом присяжных. Идею ввести административную ответственность для СМИ за необоснованное указание национальности представитель Генпрокуратуры тоже поддержал, объяснив, что введение внутрикорпоративных рамок в журналистском сообществе возможно только тогда, когда есть угроза введения жесткого закона – так, по словам Жафярова, было и после террористических актов. Но представитель прокуратуры признал, что формулировка законопроекта нуждается в доработке.

Профильные комиссии Общественной палаты теперь собираются подготовить свое заключение по поводу этого законопроекта, которое будет представлено на совет палаты, после чего оно будет направлено в Мосгордуму либо (если согласование в столичном парламенте к этому моменту уже будет закончено) в Госдуму. По словам члена ОП Николая Сванидзе, многие представители общественности рады тому, что московские власти озаботились проблемой экстремизма и ксенофобии, и хотели бы поучаствовать в разработке концепции по борьбе с этими явлениями.

Екатерина КОЖЕВНИКОВА,

Infox.ru

ВЫБОРЫ В ИРАКЕ

7 марта в Ираке состоялись парламентские выборы, вторые после оккупации страны.

Напомню, как проходил фарс с предыдущими выборами в январе 2005 года. Тогда избирательная комиссия вначале объявила, что явка составила 72%, и западные СМИ сразу довольно взвыли от радости. Потом комиссия дала «задний ход», заявив вечером, что эта цифра основывалась на информации, предоставленной избирательными комиссиями на 14 часов: «Это необработанные цифры, основанные на устных отчетах».

Пикантная подробность. При подготовке списка избирателей в 2005 году использовались списки карточной системы распределения продуктов при Саддаме. Но для двух из четырёх мятежных суннитских провинций, Анбар и Ниневия, эти списки не сохранились. Для них предполагалось внести избирателей в избирательные списки прямо во время голосования. Поскольку никто голосовать там не пришёл, то никто и не регистрировался! По бумагам, таким образом, там вообще не было избирателей и, следовательно, процент явки по стране неизбежно вырос!

В тот раз избирательная комиссия обещала подсчитать результаты в течение десяти дней, в действительности они появились значительно позже, в огромной степени фальсифицированные.

В Багдаде я год назад брал интервью у члена ЦК Компартии Ирака Али Алекаби:

- Насколько сильно были подтасованы в Ираке прошлые выборы? Сколько, на ваш взгляд, было «липовых» голосов, 5%, 10%, 20%?

- Больше. В частности, множество бюллетеней, поданных за нашу партию, было объявлено недействительными. Для этого, например, на них во время подсчёта голосов писали какой-нибудь ещё значок или что-то ещё. Я думаю, что в будущих выборах подтасовок будет меньше. Многие люди голосовали тогда за исламистов, но они не получили от них ничего.

Об исламистах. При Саддаме большая часть населения Ирака, как и население СССР, никогда в жизни своей не видела ни одного живого исламиста, разве что по телевизору. Но американцы решили именно на них сделать ставку после оккупации страны. Про то, как американцы проводили исламизацию Ирака, мне рассказывал в Тикрите на чистом русском языке преподаватель тамошнего университета, он учился в своё время у нас:

«Сразу после оккупации страны наш ректор, обвинённый «в сотрудничестве с режимом Саддама», бежал за границу в страхе перед расправой. В университете был преподаватель, никакими особыми талантами не отмеченный, который после оккупации страны отпустил бороду в знак своей якобы религиозности. При Саддаме, кстати, не запрещалось носить бороду, если кто-то это хотел сделать по религиозным соображениям. Этот преподаватель объявил себя страдальцем за веру, и американцы сделали его… ректором университета!»

Обрисую приблизительную картину того, как видят сегодняшние иракцы своих «слуг народа», избранных на предыдущих «выборах», с аналогиями в российской ситуации.

Сегодня президент Ирака (пусть и с урезанными полномочиями) – курд Джалял Талабани, воевавший в 80-х годах (в разгар ирано-иракской войны) в партизанах против власти Саддама, сегодня он особенно лютует против сторонников Саддама и его бывших армейских офицеров. Это как поставить российским президентом бывшего лидера чеченских боевиков.

Курдское ополчение (пешмерга) контролирует территорию не только Курдистана, но и прилегающих регионов. Это как если бы чеченские боевики контролировали в военном отношении весь юг России, до Ростова включительно.

Сменяющие друг друга премьер-министры и просто министры – приехавшие из-за границы бывшие эмигранты, они имеют по большей части паспорта граждан США и других западных стран. Это как российскими министрами поставить эмигрантов, которые несколько десятилетий прожили в Израиле и США.

В Ираке, руководство которого на протяжении нескольких десятилетий строило светское государство, американцы начали поощрять шиитский религиозный фанатизм, включая кровавый ритуал избиения себя цепями и мечами. Это как в России в присутствии десятков тысяч зевак организовывать при государственной поддержке публичное умерщвление плоти и ритуалы изгнания бесов, в том числе и на Красной площади.

В иракском парламенте появились религиозные фанатики или претендующие на таковых. Это как в Думе начали бы заседать монахи, ранее на протяжении десятилетий «умерщвлявшие плоть» в кельях, а также татары в традиционных халатах, чалме, с бритыми головами, но с покрашенными в рыжий цвет бородами.

В Ираке памятники погибшим на войне с Ираном осквернены, героями страны объявили только борцов с Саддамом. Это как если бы героями России объявить Бандеру, Шухевича, Власова, Шамиля, Басаева, а памятники Победы - взорвать.

Ирак, который видишь изнутри, и он же на экране телевизора не имеют между собой ничего общего. В стране сегодня экономический хаос, большая часть населения, проживавшего в центре Багдада, покинуло свои квартиры, страну и бежало за границу. Почти нет света, проблемы с питьевой водой. На главной улице города - Саадун (аналог Тверской) – пустые дома зияют провалами битых окон, негры, выходцы из Судана, торгуют с лотков дешёвым китайским барахлом и какие-то маргиналы на телегах, запряженных осликами, развозят населению баллоны с бытовым газом.

Когда подъезжаешь к населённым пунктам иракского Курдистана ночью, то задолго до них видишь яркое зарево, море огней. Та же картина там и на бензозаправочных станциях на трассе – всё освещено ярчайшим образом, такого моря света я не видел даже в Западной Европе. Вроде как мальчишки забавляются – у кого лампочек больше и где они ярче. Невольно возникает вопрос: платят ли курдские потребители по счётчику? Внимательно присмотревшись днём к паутине проводов, подсоединённых местными умельцами самым халтурным образом к лавочкам, ларькам и домам, начинаешь понимать: не платят и платить не могут, так как проконтролировать всю эту дикую халтуру просто невозможно.

В арабской части страны даже в Багдаде электричество подают всего несколько часов в день, зачастую вполнакала, и население в недоумении: как понимать, что Курдистан выбирает для себя львиную долю электроэнергии Ирака и бессмысленно её транжирит, оставляя арабскую часть страны без тока?

Иракцы задают себе вопрос:

Если даже 80% нашей валютной выручки от продажи нефти разворовывается, то и оставшихся 20% должно хватить, чтобы наладить нашу жизнь. Почему же сегодня, в отличие от эпохи Саддама и ООНовской блокады, в иракских городах нет ни водопроводной воды, ни электричества?

Никто в Ираке не понимает, чем занимается парламент и избранные в него «слуги народа». Несмотря на ожидаемые и в этот раз массовые подтасовки, глубочайшее презрение иракцев к своим бывшим «избранникам» таково, что на этот раз политический ландшафт должен измениться коренным образом. Кроме того, сейчас американцы самоустранились от прямого управления страной: «Будь что будет, пусть они избирают хоть коммунистов или хоть даже просаддамовских баасистов, только бы в нас больше не стреляли и дали спокойно вывести войска, сохранив лицо».

С первого июля прошлого года американцы прекратили всякое патрулирование и военное присутствие за пределами своих баз. И без того хлипкий контроль за мятежными суннитскими регионами страны окончательно рухнул, и реальную власть там тихо, без лишнего шума взяли антиамериканские силы. В частности, в Эль-Фаллудже американцы передали местным властям тюрьму, где они содержали и «террористов», поимку которых они в своё время осуществили с большими потерями личного состава и затратами сил. Те, взяв контроль, сразу выпустили оттуда всех «террористов», к глубочайшему неудовольствию не только американцев, но и «центральной власти» в Багдаде.

Сегодня из-под контроля Багдада полностью вышел и южный город Басра с прилегающими к нему нефтедобывающими районами, обеспечивающими львиную долю иракской нефти. В результате безупречно законных согласно нынешнему иракскому законодательству региональных выборов, там уже несколько лет правит коалиция, которая полностью игнорирует центральную власть и подкрепляет свою фактическую политическую независимость (включая собственные силовые структуры) доходами от добычи нефти.

Для полного понимания реальной картины выборов упомяну и про то, что в стране не существует ни эфирное телевизионное вещание, ни кабельные сети - есть только спутниковое телевидение. Его могут позволить себе установить только состоятельные люди, одновременно с электрогенератором – напомню, что электричества в стране фактически нет. И те, кто установил, смотрят через свою «тарелку» не столько контролируемые властями иракские каналы, сколько трансляции других арабских стран, которые не стесняются поливать грязью нынешние «власти» Ирака. Утверждаю это не понаслышке – я часто сидел рядом с иракцами перед телевизором и видел их предпочтения.

В отличие от выборов 2005 года и иракское Сопротивление (за исключением маргинальных групп), и суннитское духовенство призывает народ к голосованию.

Сегодня ведущие западные СМИ лихо предсказывают победу ныне правящим в Ираке партиям и коалициям, но я, зная Ирак не понаслышке, не берусь делать какие-либо прогнозы. Результаты нынешних выборов, которые объявят очень нескоро, совершенно непредсказуемы.

Лоуренс МЕСОПОТАМСКИЙ

ПОВЕСТЬ О ПОРТРЕТЕ

Громкий скандал вокруг биллборда с изображениями президента Медведева и премьера Путина разразился в Омске. Но закрадывается сомнение - уж не разыграли ли омские чиновники перед нами весёлую инсценировку «Повести о портрете императора Франца-Иосифа» Ярослава Гашека, только для вящей актуальности переделанную на современный лад?

Напомним зачин гашековской повести: «Господин Петишка держал в Младой Болеславе писчебумажный магазин. Он уважал законы и с незапамятных времен жил напротив казарм. В день рождения его величества императора, равно как и в остальные высокоторжественные праздники в честь императорской фамилии, Петишка вывешивал на своём домике черно-желтый флаг и поставлял офицерскому казино бумажные фонарики. Он сбывал портреты Франца-Иосифа в еврейские шинки Младоболеславского округа и в полицейские участки».

Омское градоначальство, будучи, как и г-н Петишка, исполненным самых верноподданных чувств, тоже озаботилось внешним выражением своего патриотизма, и ещё в 2000 году украсило город огромным портретом В.В. Путина. Биллборд с фотографией первого лица и надписью «Омичи за сильную единую Россию» появился на улице Красный Путь вскоре после того, как В.В.П. занял высший пост.

Правда, г-н Петишка в своём патриотизме пошёл дальше - купил аж две тысячи портретов обожаемого монарха. И дал объявление в газеты: «В нынешние суровые времена в каждом чешском доме должен висеть портрет нашего многострадального императора стоимостью в пятнадцать крон». Но результат вышел неважный: его вызвали кое-куда и сделали строгое внушение: предложили впредь воздерживаться в объявлениях от слов: «суровые времена» и «многострадальный», а вместо них, во избежание неприятностей, употреблять слова: «славные времена» и «победоносный».

Тогда Петишка напечатал в газетах такой текст: «В эти славные времена в каждом чешском доме должен висеть портрет победоносного монарха стоимостью в пятнадцать крон».

Вероятно, омским патриотам тоже в определённый момент намекнули, что на престоле-то нынче - тандем и пришла пора слегка обновить верноподданную экспозицию. И В.В.П. пришлось потесниться, чтобы дать место своему преемнику. Фото Д.А. Медведева - такого же размера, как и его предшественника, - появилось рядом с изображением В.В. Путина.

...Правда, неприятности г-на Петишки на этом не кончились. Его снова вызвали кое-куда и наставительно заметили: «Русские в Венгрии, они взяли Львов и стоят под Перемышлем. Всё это никак нельзя назвать славными временами, господин Петишка. Это похоже на шутку, насмешку, иронию. Как бы вам за такие объявления не пришлось отвечать перед военным судом!».

Господин Петишка пообещал быть внимательнее и составил следующее объявление: «Пятнадцать крон охотно пожертвует каждый чех, чтобы иметь возможность повесить у себя в доме нашего престарелого монарха!».

В местной прессе это объявление печатать отказались. «Господь с вами, - сказал Петишке один владелец газеты, - не хотите же вы, чтобы нас всех расстреляли!».

Похоже, что омичей тоже подвели их чрезмерно пылкие патриотические чувства. Вероятно, они слишком внимательно прислушивались к словам нового первого лица и чересчур старательно пытались предугадать каждое мановение монаршьей руки. И отметили, что новый государь критикует «Единую Россию», а значит, вряд ли испытывает особо тёплые чувства к её лидеру. Обратили внимание, что некоторые влиятельные лица в руководстве страны уже поспешили предусмотрительно отмежеваться от того, кто ещё недавно был «нашим всем». И пошли, как и герой Гашека, на решительный шаг.

Г-н Петишка вывесил на витрине своего магазина объявление: «Продаётся старец монарх со скидкой: вместо пятнадцати за две кроны».

Что произвело потрясающее впечатление на жителей его города: «Вся Млада Болеслава перебывала в этот день у магазина Петишки, чтобы убедиться, как катастрофически упали акции Габсбургской династии».

Омичи поступили ещё смелее - как раз перед приездом в город Д.А. Медведева захотели сделать обожаемому монарху приятное - решительно удалили с плаката всё ещё сиятельный, но уже постылый лик В.В. Путина. Назавтра вся страна горячо обсуждала вопрос: что бы это значило? «Кто был всем, тот стал ничем»? И если в Омске Путину уже дали отставку, то не следует ли ожидать повторения этого знаменательного события в Москве?

Омичи в своём верноподданном рвении не учли главного: что отставка портрета В.В.П. в Омске никак не может предшествовать отставке его оригинала в Москве, этим событиям полагается следовать строго в обратном порядке. И драматическая развязка не заставила себя ждать.

«Ночью за Петишкой пришли жандармы, и всё быстро кончилось. Магазин закрыли, господина Петишку арестовали и судили военным судом за нарушение общественной тишины и спокойствия. Общество ветеранов на чрезвычайном собрании исключило его из числа своих членов. Господина Петишку приговорили к тридцати месяцам строгого заключения».

В Омске, впрочем, до арестов не дошло. Вероятно, такое прочтение гашековской сатиры местные исполнители сочли чересчур уж буквальным. Но искусство требует жертв! И после того, как приятный сюрприз обожаемому государю вдруг обернулся малоприятным скандалом, трём чиновникам, которых назначили ответственными за плакатную историю, пришлось положить на губернаторский стол заявления об отставке. После доброго десятка лет беспорочной службы!

В числе подвергшихся примерной каре - первый заместитель областного правительства и глава секретариата губернатора. Один из омских чиновников прокомментировал ситуацию: «Люди хотели постараться угодить, но не имели жёстких установок, как это сделать... Произошла нелепая ошибка, а судьба чиновников зависит от мелочей».

Александр МАЙСУРЯН

ПЛУТОКРАТИЯ

СОЦИОЛОГ ТОЖЕ ХОЧЕТ ЕСТЬ

В «Дуэли», №34 за 2008 г., опубликована статья Сергея Черняховского, посвященная разоблачению «подтасовок на телешоу «Имя России». Статья занимательная, но разделить с автором возмущение «подтасовками» на телешоу трудно. Дело в том, что одной из основных задач режиссеров любого телешоу является создание у телезрителей впечатления правдоподобия происходящего на телеэкране, а насколько это впечатление будет соответствовать реальности, не суть важно. Поэтому «подтасовки» на телешоу не противоречат законам жанра.

Статья осталась бы просто занимательной, если бы автор не закончил ее серьезным выводом: «И социологические данные у нас, к счастью, пока не меряются ни счётчиками из Останкино, ни из Центризбиркома». Столь высокое доверие Черняховского социологическим данным представляется безосновательным. В социологических центрах работают обычные люди, которым для удовлетворения их естественных потребностей необходимо получать зарплату. Средства для оплаты труда своих сотрудников социологические центры накапливают путем продажи данных социологических опросов, проведенных по собственной инициативе или по заданию каких-либо организаций. В последнем случае заказчика могут и не устроить объективные данные, и тогда он будет вправе потребовать обеспечения заданных результатов. А это означает, что объективность социологических данных отнюдь не гарантирована.

Особенно удивляет противопоставление Черняховским социологических центров Центризбиркому, тогда как эти конторы работают в одной связке. А если кто-то в этом сомневается, можно привести несколько примеров того, как социологи «зарабатывают» на избирательных кампаниях.

Декабрь 1993 г. Прошло всего два месяца со дня расстрела Верховного Совета, «демократические» иллюзии быстро тают, а тут нужно проводить сразу четыре голосования: выборы в Госдуму по партийным спискам и в одномандатных округах, выборы в Совет Федерации в двухмандатных округах и референдум по конституции.

Но социологи настроены бодро: партии власти («Выбору России») обещают более 40% голосов, а конституцию грозят принять 70%-ным большинством. Результаты голосования оказались значительно скромнее этих прогнозов. Ввиду отсутствия подтасовок «Выбор России» получил только 15,9% голосов, а проект конституции, даже с учетом подтасовок, одобрили чуть более 50% голосовавших. Запланированной «неожиданностью» этой избирательной кампании стал успех усиленно рекламировавшейся официальными СМИ ЛДПР. А так как за несколько дней до голосования Жириновский пару раз заикнулся о поддержке проекта конституции, положительный итог референдума можно было объяснить не подтасовками (как это было на самом деле), а дисциплинированным голосованием электората ЛДПР (Жириновский до сих пор хвалится, что принятие действующей конституции является исключительно его заслугой). Но кто скажет, что социологи были здесь ни при чем? Да, их прогнозы разительно отличались от реальных цифр, но в социологии важны не промежуточные цифры, а конечный результат. Те прогнозы давно забыты, а конституция «действует» уже 15 лет!

Президентские выборы 1996 г. должны были состояться всего лишь спустя полгода после парламентских. А итоги этих выборов в декабре 1995 г. вызывали серьезную тревогу, т.к. партия власти («Наш дом – Россия») набрала только 10,3% голосов, а победу с большим отрывом одержала КПРФ. Первые данные социологов в начале 1996 г. подтверждали самые худшие опасения: рейтинг Ельцина равнялся 6%, а Зюганова – 20%. Но интрига раскручивалась, и рейтинг Ельцина начал постепенно расти. А накануне голосования социологи обещали Ельцину уже более 50% голосов. Рейтинг же Зюганова застыл на отметке 20%. Официальные итоги первого тура президентских выборов сильно отличались от прогнозируемых: при помощи массовых фальсификаций Ельцин наскрёб-таки 35%, результат Зюганова оказался чуть ниже – 32%. Как ни странно, фиаско социологов повысило доверие к официальным результатам: ведь если Ельцин набрал меньше голосов, чем обещали социологи, а Зюганов – больше, значит… А значит это только то, что сценарий избирательного спектакля разрабатывали высококвалифицированные специалисты. Достижение же необходимого результата во втором туре с помощью подтасовок было для них уже делом несложной техники. Ну, а социологи опять оказались вроде бы ни при чём. Подумаешь, ошиблись малость, с кем не бывает?

В сложной ситуации оказались социологи перед парламентскими выборами 1999 г. Дело в том, что набиравшая обороты в СМИ кампания по «раскручиванию» нового избирательного объединения «Отечество – вся Россия» (ОВР) во главе с Лужковым и Примаковым была внезапно прервана, и СМИ начали кампанию дискредитации её лидеров, а на политическом небосклоне незадолго до выборов появилось ещё одно объединение – «Единство» (родоначальник нынешней «Единой России»). Социологические центры, уже получившие заказ от ОВР, добросовестно его отрабатывали, и по их прогнозам за месяц до выборов ОВР должно было набрать 25-30% голосов. В то же время заказы от «Единства» поступили слишком поздно, и социологи просто не успевали поднять рейтинг малоизвестной конторы до необходимой величины. Поэтому за месяц до выборов большинство социологов обещало «Единству» 5-7% голосов.

Действительность опрокинула все прогнозы социологов, т.к. эти выборы явились переломным этапом в истории «демократии» в РФ. Впервые массовые фальсификации были использованы не на референдуме или президентских выборах, как обычно, а на парламентских выборах. Причём весь объем фальсификаций, на который первоначально рассчитывало ОВР, перешел к «Единству». Во второй половине дня выборов теледикторы объявили, что начавшийся подсчет голосов обещает избирателям некий «сюрприз». Заинтригованные телезрители, попав на указанный дикторами сайт, обнаружили там итоги выборов по всем субъектам федерации. Однако эти итоги были получены не подсчетом голосов избирателей, а по данным экзитполов (опросов на выходе избирательных участков). Обещанным «сюрпризом» стал успех «Единства». Эта контора, наспех сколоченная накануне выборов, набирала якобы, по данным экзитполов, около 23%, уступая победителю (КПРФ) всего лишь около 1%. Как ни удивительно, результаты экзитполов с точностью чуть ли не до десятой доли процента совпали с официальными итогами выборов. Казалось бы, полный триумф социологов! Все бы ничего, если столь хорошее совпадение результатов голосования и экзитполов по всем ведущим партиям во всех субъектах федерации не было бы практически невозможным с точки зрения теории вероятностей (разумеется, если эти результаты получены независимо друг от друга). Но т.к. официальные итоги выборов все-таки совпали с результатами экзитполов, это означает, что они были взаимозависимыми. То есть либо социологам были заранее известны официальные результаты выборов, либо избиркомы при составлении протоколов ориентировались на данные социологов. И опять социологам нельзя предъявить никаких претензий: они же не виноваты, что члены избиркомов тупо переписали их данные (могли бы проявить хоть какую-то фантазию)!

После радикальных изменений в системе фальсификаций задачи социологов сильно упростились. Если раньше официальные итоги выборов определялись в зависимости от заданных методов фальсификаций и действительных итогов голосования, то сейчас в зависимости от заданных итогов выборов и реальных итогов голосования определяются необходимые объемы фальсификаций. Ввиду того, что в нынешних условиях реальное голосование влияет только на объем фальсификаций и никак не сказывается на официальных итогах выборов, отпадает необходимость в каком-либо воздействии на поведение избирателей. Именно поэтому массовая предвыборная агитация в последнее время сведена к минимуму. А задачи социологических центров ограничиваются обеспечением некоторой правдоподобности результатов выборов. В общем, очень объективные ребята эти социологи, а главное – бескорыстные!

Возможно, этот краткий экскурс в историю взаимоотношений социологов с властью кого-то немного огорчит. Чтобы «подсластить пилюлю», отметим, что в некоторых случаях данные социологов могут быть вполне объективными. Но в этом, конечно, необходимо предварительно убедиться.

Рассмотрим для примера социологические данные, приведенные в статье Черняховского. В списке центра Левада, состоящем из 21 фамилии «выдающихся людей России», указаны проценты голосов, поданных респондентами за каждую из этих фамилий. Однако приведенные цифры, при поверхностном отношении к ним, могут сбить с толку читателей. Дело в том, что сумма указанных процентов равняется не 100, а 360 и остается неясным, что означают эти проценты. Для выхода из положения необходимо отнести указанные проценты к 360. Тогда мы получим процент ответов, приходящихся на ту или иную фамилию. В результате такой операции выясняется, что каждый из лидеров списка (Ленин, Петр I, Сталин) собрал не так уж и много голосов – 11,1-11,9%, а разница между ними невелика и находится, скорее всего, в пределах погрешности проведения опроса. Вместе с тем, группа руководителей государства (включая еще и Екатерину II, Ивана Грозного, Брежнева и Хрущева) набрала 44% голосов, значительно опередив все остальные группы. Так, например, деятели культуры во главе с Пушкиным собрали только 18%, а полководцы и ученые по 13%. Стоит отметить, что, согласно этим данным, деятели советского периода (без Сахарова) получили больше половины голосов. Все это вполне логично и не дает оснований для сомнений в объективности данного социологического опроса.

Несколько хуже обстоят дела с данными другого социологического центра – Фонда общественного мнения (ФОМ). Прежде всего следует отметить, что отсутствие числовых показателей сильно снижает ценность этих данных. Тем не менее, список ФОМа близок по составу списку центра Левада. В отличие от последнего, в списке ФОМа появились Ельцин, Екатерина I, Николай II, Александр Невский, Андропов. Появление в списке трех последних имен в самом конце списка легко объясняется большой погрешностью определения невысоких результатов (по данным центра Левада последнего из «аутсайдеров» списка поддерживает около 1% респондентов). А вот появление в списке практически забытой большинством граждан РФ Екатерины I и, особенно, «антигероя» Ельцина на шестой(!) позиции вызывает удивление. Еще одной особенностью списка ФОМ является резкое усиление в нем позиций руководителей государства, которые почти вытеснили из него деятелей культуры. Единственный их представитель Пушкин оказался в середине списка (в списке центра Левада Пушкин занимал четвертое место, незначительно уступая первой тройке).

Все это указывает на специфичность состава респондентов, выбранных ФОМ, т.е. вызывает сомнения в представительности полученных ФОМ данных. Источником погрешностей полученных данных может быть не только сознательное их искажение, но и просто недостаточно высокая квалификация исследователей. Низкая квалификация социологов вполне объяснима, т.к. получение заданных результатов особой квалификации не требует (а такие задачи ставятся значительной доле работ любого социологического центра). Как мы видим, для идеализации социологических данных нет никаких предпосылок. Как раз наоборот, существуют достаточные основания для сомнений в их достоверности. А безоговорочное доверие любым социологическим данным, без предварительной оценки их достоверности, опасно для общества и вредно самой социологической науке.

А. КАМЕНЩИК

  P.S. Накануне мартовских региональных выборов 2010 г. ФОМ опубликовал результаты опросов, согласно которым «Единая Россия» должна одержать оглушительную победу. Избиркомы с поставленной социологами задачей успешно справились!

МАЛЕНЬКАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Как и многие, я не избегаю выборов. Каждый раз зарекаюсь, и всё равно хожу. Надеждой жив человек – а вдруг случится чудо: явимся стопроцентно, проголосуем по уму, и голоса никто не присвоит!

По привычке, оставшейся с советских времён, на участке я появляюсь ближе к полудню. До закрытия ещё далеко, и моя сиротливая роспись в отсутствие автографов соседей по восьмидесятиквартирному дому до сих пор не напрягала. Мол, ещё успеют отметиться. Случай заставил усомниться и задуматься.

20-го февраля к нам нагрянул десант агитаторов за кандидата в депутаты от «Единой России». Приглашали на встречу с его полномочным представителем. Вначале я не предполагал встречаться, но после третьего напоминания всё же решил послушать о чём говорят.

Слушать оказалось нечего. Бригада до десятка человек топталась у подъезда в гордом одиночестве! И пока мы беседовали, редкие жильцы проходили мимо с независимым и отстранённым видом. Вот когда я подумал, не проигнорируют ли соседи так же дружно и выборы 14 марта? И на этот раз решил голосовать попозже, чтобы убедиться или развеять свои опасения.

Но два слова о содержательной беседе. Попросив гостей не удивляться остракизму жильцов, я попытался объяснить его причины и заговорил о подвале, в который страшно спускаться, из которого тянет сыростью. Латаные и перелатаные трубы не выдерживают ремонтов, а жильцы – обещаний очередных кандидатов.

Можно было и о других болячках, о старой электропроводке, о дырявой крыше, о росте коммунальных платежей, о том, как заставляют сбиваться в ТСЖ, но хватило и подвала, чтобы представитель сам заговорил о последнем, после чего конкретные вопросы потеряли всякий смысл.

Оказывается, мы сами виноваты в своих коммунальных бедах! Агитатор привёл в пример соседний двенадцатиэтажный дом, в народе известный как «обкомовский». Мол, его жильцы подсуетились, организовали ТСЖ, прорвались в программу и получат около двадцати миллионов на капитальный ремонт. Под лежачий камень вода не течёт – не хотите ТСЖ, не будет вам и капитального ремонта!

Я вспомнил глазастые плакаты на биллбордах, развешанные по всей Туле от имени «Единой России», «1,1 миллиарда рублей на развитие ЖКХ», вспомнил, что нехилые деньги дали при условии монетизации льгот (деньги вместо 50%-ной льготы на квартплату и услуги ЖКХ), и мне стало плохо. Стало быть, льготы монетизировали у всех, а ремонт будут делать только тем, кто в ТСЖ? Замечательно! Жить становится всё интересней!

После «плодотворной» беседы как не задуматься, в чём разница между соседними «двенадцатиэтажкой» и «пятиэтажкой»? Не в том ли, что одна «обкомовская», а другая «хрущёвская»? Это сегодня в Туле полно домов и побогаче, но ещё двадцать лет назад сосед выделялся своей ухоженностью. Наверное и он нуждается в ремонте, но нас-то толком не ремонтировали полвека!

Дальше – больше! Всё о той же разнице! Деньги на капремонт соседи получат при условии, что 10% заплатят из своего кармана. Это – до двадцати тысяч на квартиру. Я прикинул, многие ли в нашем доме в состоянии столько выложить, и пригорюнился: недавно, когда устанавливали домофон, трое или четверо отказались участвовать…

Знакомый из «двенадцатиэтажки» сказал, будто в самой организации ТСЖ предусмотрено, что государство обязано отдать ему квартиры капитально отремонтированными. Но раз обязано, при чём же тут 10%? А кроме того, разве приватизированные квартиры не надо cдавать хозяевам капитально отремонтированными?

И открылась истина, и открылись глаза: ТСЖ – ячейка капитализма! Сбиваются туда благополучные. Так им ещё и финансовая помощь за наш счёт! Одно из последних впечатлений – женщина в тужурке «ТСЖ – Дом на Вересаева». Я знаю эту «крепость» с подземным гаражом. Вот такие крепости разбросаны по всему городу – только колючей проволоки не хватает и пропускных пунктов! Броненосцы в бушующем море повальной нищеты и коммунальной безысходности!

Один миллиард поделить на двадцать миллионов – всего-то пятьдесят! Наберётся по Туле полсотни благополучных многоквартирных домов? «Единая Россия» выносит на биллборды: «Другие болтают – мы делаем»! Понятно, как делают? За кого голосовать Туле, обойдённой при делёжке пресловутого миллиарда?

Впрочем, в сущности и не миллиарда. 280 миллионов запланировано на переселение людей из ветхого жилья. «Сотни новых квартир жителям аварийных домов!» - заливаются обещалкины, не давая труда вспомнить, сколько стоит даже самая скромная «двушка» или «трёшка». С цифрами вообще не затрудняются: лёгкость необыкновенная! О сотнях новых квартир говорится в рекламе ЖКХ, а в другой - «От стабильности к развитию» - всего о десятках! Или с 6-го по 16-е февраля успели сообразить, что загнули? Но первая ушла в народ тиражом 150 тысяч экземпляров, а вторая – всего 3 тысячи! Есть разница?

«Капитально отремонтируем больше 240 домов в 2010 году!» - А из того, что сказано выше, получается в пять раз меньше… Можно допустить, что на аварийные дома и капитальный ремонт правящая партия планирует и другие средства, помимо полученных из Фонда содействия развитию ЖКХ, благодаря монетизации стариковских льгот. Но зачем же избирателю гадать об этом?

А ведь и другие лозунги не лучше! «Единая Россия» обеспечила госзаказом тульскую оборонку – другие болтают, а мы делаем!», «Единая Россия» восстанавливает поликлиники и больницы – другие болтают, а мы делаем!». А над словом «другие» разноцветные воздушные шарики с обрывками надписей, среди которых главенствует красный «…ПРФ». Надо ли пояснять, кто имеется в виду?

Хорошо ли обеспечивают госзаказом, много ли восстанавливают – отдельный вопрос. Но на наши деньги! Не стыдно хвастаться? Можно подумать, без «ЕР» мы ничего бы не строили и не ремонтировали. Поставили бы в заслугу, что превзошли Советы хотя бы в чём-нибудь! Не будут ли скоро козырять тем, что мы вообще живы? Но и то сказать, желающих всерьёз, а не на словах сменить «ЕР» у руля правления, не так уж много. Не пора ли громко заявить: «Есть такая партия!»?

Вспоминается ещё один биллборд: «14 марта. ЗА любимый ГОРОД! ЗА нового МЭРА! ЗА ЕДИНУЮ РОССИЮ!» - Причём «Единая Россия» - без кавычек! Кто же не за единую Россию без кавычек? Однако на плакате подразумевается, что обе, с кавычками и без, одно и то же!

Далеко не все с этим согласны, между тем агитаторы прямо-таки вдалбливают согласие в головы прохожих! Лозунгу не откажешь в коварстве! Ладно ли вообще с лозунгами у агитаторов? Чем больше пафоса, тем меньше толку!

Судя по поведению избирателей моего дома, люди разобрались, много ли дела в обещаниях иных претендентов. Не сходить ли на выборы ещё раз? Чем чёрт не шутит, вдруг да и сбудутся самые смелые ожидания!

Ю.М. ШАБАЛИН

  P.S. Не могу не подчеркнуть, что всё изложенное выше – моё личное мнение. Хотя можно бы взять на себя смелость высказаться от имени родных и друзей, сослуживцев, знакомых и соседей, мнение коих мне хорошо известно. Но перед выборами опасно и рот раскрывать!

Днями закрыли безобиднейший магазин «Тула-Пресс» в центре города, рядом с Главпочтамтом, виновный лишь в том, что никому не отказывал, соблюдая приверженность свободе слова. Я лишился «ВПК», которую более нигде в Туле нельзя купить.

Не потому ли закрыли, что на его дверях появилась табличка «Общественная приёмная депутата Госдумы В.И. Илюхина»? Больше-то не за что!

Не права ли директор магазина в своей горькой иронии? – «Других дел нет у правоохранительных органов – в России покончено с грабежами, бандитизмом, убийствами, воровством и коррупцией. Опасны не насильники, мошенники, убийцы, а торговцы литературой и, главное, её читатели!»

КОЕ-ЧТО О МЕСТНЫХ ВЫБОРАХ

Кулаки после драки

14 марта состоялись выборы депутатов региональных парламентов в восьми субъектах РФ. Кроме того, ряд городов выбрал в этот день своих мэров. Очевидно, что должно последовать повторение прошлогодних октябрьских поствыборных скандалов. Поэтому парламентской оппозиции следовало заранее придумать какие-либо формы проявления недовольства помимо демонстративного покидания зала пленарных заседаний.

Предвыборная кампания в регионах сопровождалась выявленными нарушениями и применением административного ресурса. На этот раз «Единая Россия» избрала тактику не обороны, а контрнаступления, тыкая носом оппозицию в ее собственные прегрешения. Естественно, здесь уместно сравнение с бревном и соломинкой в глазах, но информационный шум партии власти удавалось воспроизводить весьма эффективно.

По мнению многих наблюдателей, самая скандальная предвыборная кампания протекала в Рязани. Здесь в схватке сошлись региональные отделения «Единой России» и ЛДПР, остальным партиям пришлось исполнять роли второго плана, в том числе и ранее считавшимся главными оппонентами власти коммунистам. Что касается жесткой позиции, занятой ЛДПР по отношению к рязанской власти, то это объясняется региональной спецификой – под знамена «жириновцев» в Рязани собрались практически все враги губернатора из стана бизнесменов и ранее независимых политиков. Можно даже сказать, что координатору ЛДПР Александру Шерину удалось сплотить контрэлиту, потому и главным объектом критики со стороны региональной власти и «Единой России» стали именно соколы Жириновского: их пытались снять с дистанции, против них велась информационная война в подконтрольных СМИ, печатались «черные листовки» и тому подобное.

За последний месяц Рязань потрясал один предвыборный скандал за другим: то начинают распространяться «черные листовки» против КПРФ и ЛДПР, то обнаруживается подпольный штаб «Единой России» на избирательном участке, то задерживают призывающих к бойкоту выборов несогласных, то арестовывается тираж газеты с критикой «Единой России» и губернатора. Всего даже не перечесть. Эта предвыборная кампания напомнила многим 90-е годы с их конкуренцией, накалом страстей и грубыми нарушениями закона.

В такой обстановке наивно было бы полагать, что новых потрясаний кулаками после 14 марта удастся избежать. Если же удастся – что представляет собой наша оппозиция? Сергей Ежов, Slon.ru

Выборы в Рязани

Выборы в Рязани изначально обещали быть наиболее интригующими. Избирательная кампания отметилась многочисленными скандалами между «Единой Россией» и ЛДПР, в списке которой, по словам единороссов, присутствовали члены преступной группировки «Слоны». Улицы Рязани также оставляли впечатление того, что в области борются исключительно эти две партии: город украшали либо плакаты с изображением правящего тандема Медведева—Путина, либо растяжки, на которых Владимир Жириновский обещает не дать Рязань в обиду.

Тем не менее, по предварительным данным, либерал-демократам не удалось занять даже второе место. На первом — «Единая Россия» с результатом приблизительно 50,5% голосов. Несмотря на то, что съемочной группе Infox.ru прохожие на улицах целый день рассказывали, что не знают ни одного человека в городе, кто бы собирался голосовать за партию власти, единороссам удалось добиться в области неплохих результатов — в четырех других регионах (из восьми, в которых проводились выборы) «Единая Россия» набрала чуть меньше 50%.

На второе место вышла КПРФ, впрочем, традиционно сильная в этом регионе. Коммунистам удалось набрать чуть больше 19%. ЛДПР отстала несильно — 18,6%. Для «Справедливой России» выборы в рязанское заксобрание могли оказаться настоящим провалом: здесь они набрали лишь чуть более 6% голосов. Во многих регионах партия не попала бы в парламент, однако в Рязани установлен не семи-, а пятипроцентный барьер.

Аутсайдерами гонки стали «Патриоты России» (1,39%) и «Правое дело» (1,29%).

При этом явка в регионе оказалась чуть выше средней. По восьми регионам, в которых проходило голосование, к урнам в среднем пришли 42,6%, а в Рязанской области — 44,3%.

Дополнительным стимулом прийти на выборы для некоторых рязанцев могло стать как раз отсутствие урн и бюллетеней. На этих выборах в регионе впервые в России на некоторых участках были установлены комплексы электронного голосования (КЭГ). В ЦИК России накануне заявили, что явка на участках с КЭГами была на 10% выше, чем на других.

Из-за эксперимента в Рязань накануне приезжал глава ЦИКа Владимир Чуров, который, впрочем, не смог тщательно проверить результаты. Произошло это, по словам самого Чурова, из-за журналистов, которые мешали своими камерами и любопытством избирателям совершать гражданский долг. Позднее Чуров заявил, что в целом по России серьезных нарушений на выборах не было. Но есть некоторые спорные моменты, в которых ЦИК будет разбираться. В частности, речь идет об Октябрьском районе Рязани, где якобы один из членов комиссии с совещательным голосом изъял протокол и скрылся с ним на полчаса, после чего вернул его. «Если будет установлен злонамеренный вынос протокола, это будет очень серьезное нарушение», — отметил Чуров.

Интересен рязанский эксперимент и европейским наблюдателям. Депутат польского сейма рассказал, что в странах ЕС сейчас проходит серьезная дискуссия по поводу того, надо ли использовать электронное голосование, поэтому в рамках обсуждения рязанский опыт европейцам крайне интересен. Михаил Рубин

Снова мёртвые души

14 марта на уровне восьми регионов была установлена демократия по думскому образцу. Прошедшие выборы в областные заксобрания позволили парламентским партиям организовать в этих субъектах фактически филиалы Госдумы (в каждом из восьми регионов в парламент прошли четыре партии). Но муниципальный уровень так и остался монополизированным партией власти.

Местные выборы традиционно проходят крайне болезненно для людей на местах, но всегда остаются за кадром федеральной политики, за исключением редких случаев народных волнений на местах. Так произошло, например, в Дербенте во время октябрьской кампании прошлого года. Противостояние двух кандидатов и горожан, их поддерживающих, привело в конечном итоге к беспорядкам, из-за которых в день голосования не открылись многие участки.

Во редакцию Infox.ru обратился житель Тюхтетского района Красноярского края, где на выборах главы района победил действующий глава единоросс Геннадий Дзалба. По данным избирательной комиссии, единоросс набрал 49,68% голосов. Его ближайшего оппонента, по словам жителей, беспартийного самовыдвиженца Артура Мурзаханова поддержали 43,18% избирателей. Явка на выборах в Тюхтетском районе составила около 60%.

Вскоре после оглашения результатов выборов жители района вышли на акции протеста и направили в один только Центризбирком РФ 700 обращений. По словам доверенных лиц проигравшего кандидата Мурзаханова, жители района также написали обращение в прокуратуру, губернатору области и собрали подписи под открытым письмом президенту.

В своем письме протестующие указали на то, что «в Тюхтетском районе выборы прошли с грубейшими нарушениями (жители района указывают на то, что в день голосования в списки избирателей были включены умершие люди, указанные как проголосовавшие. — Infox.ru), выбранного главу Дзалбу народ принимать не желает, о чем свидетельствует народный митинг, на котором, по подсчетам наблюдателей, собрались более 500 человек» (в селе Тюхтет всего проживают 9,5 тыс. человек).

По словам обратившегося в Infox.ru участника акции протеста, сейчас часть сторонников проигравшего кандидата закрылись в его штабе и «блокированы милицией». «Боимся поджога и провокаций, — сообщил собеседник и добавил: — Мы за «Единую Россию», но против таких методов голосования». По словам активистов, протесты на улице продолжаются. Власть, Infox.ru

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

НАСЛЕДНИКИ ПОДЖИГАТЕЛЕЙ РЕЙХСТАГА

(Продолжение. Начало в №7)

До чего техника дошла Заседание шестнадцатое

Если вы увлекаетесь телепередачами из цикла «Особо опасен», «Чрезвычайное происшествие» и прочей захватывающей дух криминальщиной, то согласитесь, что технический прогресс сослужил добрую службу отечественному сыску. Видеокамеры, понатыканные на каждом углу города, подглядывающие за гражданами буквально в каждом подъезде, высматривающие злоумышленников, как коршун цыплят, на каждом перекрестке, исключили возможность потаенного нападения преступника на жертву и столь же скрытного его бегства. Короче, во времена технического прогресса ни своровать, ни покараулить – застукают и поймают. Поэтому, когда следователи с экранов с торжеством возвещают о поимке опасного преступника при помощи видеокамер, которые зафиксировали его пребывание на месте преступления, мы не сомневаемся в неопровержимости доказательной базы, засадившей негодяя за решетку.

Вот и в деле о покушении на Чубайса оказалась такая доказательная база – запись движения автомашин, зафиксированная видеокамерами системы «Поток» на Минском шоссе с 4 по 19 марта 2005 года, аккурат в дни подготовки и осуществления этого несчастного события.

Прокурор, как всегда отутюженный и подтянутый, еще до появления в зале присяжных доложил судье о своих планах на текущее заседание суда: «Прошу исследовать информацию системы «Поток», которая снята с Голицынского поста ГАИ. Прошу выслушать специалиста Комарова Сергея Владимировича, старшего прокурора-криминалиста Главного управления Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ».

Адвокат подсудимого Яшина Руслан Закалюжный немедленно запросил похожего на мальчика-переростка прокурора-криминалиста Комарова: «Вы обладаете специальными познаниями в области системы «Поток»?».

Комаров удивленно: «Это такая же программа, как и все компьютерные программы».

Закалюжный: «У вас есть техническое образование?».

Комаров: «Нет, только юридическое».

Закалюжный: «Так Вы специально изучали систему «Поток»?».

Комаров пожимает плечами: «Нет».

Закалюжный обращается к судье: «У меня есть заявление о недопустимости допроса перед присяжными данного специалиста, так как он не обладает специальными познаниями в области системы «Поток». Это человек с юридическим образованием, он не имеет технического образования».

Судья отметает резонные, казалось бы, возражения адвоката: «Прокурор представляет прокурора-криминалиста не для допроса, а для воспроизводства записи системы «Поток».

Но Закалюжный стоит на своем: «Я заявляю отвод специалисту на основании статей 70 и 71 УПК. Данный специалист находится в служебной зависимости от Генеральной прокуратуры и он засвидетельствовал свою некомпетентность».

Сторона защиты дружно поддерживает отвод специалиста Комарова. Судья между тем, мало обращая на это внимание, с любопытством вскрывает объемистый конверт, извлекает из него два компьютерных диска с записями системы «Поток» и обращается к Комарову: «Содержание дисков Вы сможете воспроизвести и на какой аппаратуре?».

Комаров с готовностью: «У меня с собой компьютер».

В это время адвокат Ивана Миронова Оксана Михалкина убеждает судью: «Специалист не является лицом компетентным, и допуск некомпетентного лица к вещественным доказательствам несет угрозу их уничтожения или изменения».

Судья, обращая к ней неблагосклонный взор, усмехается: «Что это Вы так боитесь, что уничтожатся доказательства обвинения?»

Ответить на это защитникам подсудимых нечего. Через несколько минут судья отказывает им в отводе специалиста Комарова, и тот получает право на существование в зале суда.

- Прошу признать данное вещественное доказательство недопустимым, поскольку имело место несанкционированное вскрытие файла на диске вне процессуальных действий, - делает заявление Квачков .

Судья строго, как учительница школьника, одергивает подсудимого: «Предоставьте доказательства».

Ей резонно отвечает защитник Квачкова Першин: «Чтобы предъявить доказательства, надо вскрыть диск без присяжных, посмотреть его свойства, дату его изменения и станет ясно, был ли он несанкционированно вскрыт».

Опасение недоброкачественностью вещдока высказывает Миронов: «Ваша честь, мы должны сначала посмотреть, что там, на диске. Может, там порнография. И мы откроем это в присутствии присяжных».

Судья в такую возможность не верит: «В судебном заседании в вашем присутствии была вскрыта упаковка с двумя дисками. Это чтобы вы потом суд не упрекали, что он вам подсунул порнографию».

Защита продолжает настаивать на том, что диски надо открыть сначала без присяжных, чтобы убедиться, что «суд подсунул» нечто доброкачественное. Но ходатайство Квачкова безапелляционно отклоняется судьей.

Тут не выдерживает, взрывается Роберт Яшин:

- Возражаю на действия суда! 22 марта 2005 года диски с записью системы «Поток» были изъяты, 18 мая того же года эти диски были исследованы, о чем существуют документальные свидетельства. Но 30 марта 2005 года эти диски были несанкционированно вскрыты, информация в них была скопирована и изменена. Это было установлено на суде, в котором нас оправдали присяжные. Почему вы не хотите слышать аргументы защиты, Ваша честь?

Ответом на законный вопрос подсудимого прозвучала угроза хозяйки трона Правосудия: «Суд предупреждает Яшина о некорректном отношении к суду».

Яшин ответно рассердился: «Вы нарушаете мои права на защиту!».

Его поддержал Владимир Квачков: «Если Вам непонятно, Ваша честь, мы можем выступить с повторным ходатайством».

Но и ему в ответ судья всыпала горячих: «Квачков! Вы предупреждаетесь об оскорблении суда!».

Но подсудимые не унимаются, в зале отчетливо слышны аккорды вздымающегося бунта.

- Самое неприятное, Ваша честь, - четко проговаривает свои аргументы Иван Миронов, - что мы даже не знаем, какие данные были изменены при несанкционированном вскрытии файла – время? номера машин? дата их прохождения через пост ГАИ? Но ведь изменения были, это доказанный в предыдущем суде факт!

- В опечатанные вещественные доказательства, - настаивает на том же Александр Найденов, - несанкционированно проник некто. В результате чего в записи файла появились «дырки» за период 16 марта. Запись показывает, что тогда в течение 40 минут по Минскому шоссе вообще ничего не ездило, хотя этого быть не может!

Судья равнодушно внимает доводам защиты. Когда они истощились, резко подводит черту: «Всё! Ваши слова записали в протокол. Лучше слушайте те постановления, которые выносит суд».

Диски с записью системы «Поток», зафиксировавшие прохождение автомобилей по Минскому шоссе с 4 по 19 марта, признаны допустимым доказательством.

Входят присяжные заседатели, все это время скучавшие в совещательной комнате. Рассаживаясь по местам, они удивленно разглядывают разгоряченных спором участников суда.

Судья приглашает прокурора-криминалиста Комарова к «священнодействию», вручив ему злополучные диски. Комаров торжественно открывает свой ноутбук, вставляет диски в дисковод, начинает над ними колдовать, копируя их на жесткий диск.

Роберт Яшин вздымается с места: «Я возражаю, Ваша честь. У специалиста в ноутбуке могут быть копии, заготовленные заранее в прокуратуре. Я хочу, чтобы нам показывали информацию прямо с дисков, без копирования».

Ему вторит Миронов: «И я возражаю, Ваша честь, Нам предлагают смотреть файл, изъятый с жесткого диска прокурорского компьютера!».

Судья непреклонна: «Уважаемые присяжные заседатели, оставьте без внимания все эти слова».

Прокурор-криминалист Комаров пытается объяснять: «Сейчас я провожу установку программы для установки системы «Поток»…

Миронов снова встает: «Я прошу назвать программу и приблизиться кому-нибудь из адвокатов, чтобы убедиться, что прокурором-криминалистом не производится никаких лишних операций».

Судья горячо опровергает возможность компьютерного мошенничества: «Все действия специалиста открыты для обозрения».

Миронов: «Я не вижу открытости».

Судья обиделась теперь уже за себя: «Миронов, вы можете перебивать свою мать, но не судью».

Миронов: «Можно я подойду к компьютеру, у меня плохое зрение. И потом я не видел, как произошло копирование файла на рабочий стол».

«Это ваши проблемы», - подал голос прокурор. До сих пор он стойко молчал, хоронясь за судьей, как за каменной стеной.

«Конечно, - горько соглашается Миронов с прокурором, - два года тюрьмы – это тоже мои проблемы».

Философский диспут о проблемах был прерван восклицанием Роберта Яшина, все это время зорко следившего за манипуляциями прокурора-криминалиста Комарова: «Я протестую. Этот человек и на следствии вскрывал эти файлы, и сейчас он нам по компьютеру мультфильмы показывает».

Терпение судьи лопается, как перетянутая струна на балалайке, и Яшина удаляют из зала до конца судебного заседания. Возвращается на свое место Миронов, ворчит: «Я думал, что разберусь в этом. Нет, слишком все сложно. Что там откуда берется, не понимаю».

Прокурор-криминалист Комаров, закрыв собою экран от присяжных, колдует над ним, что-то бурчит себе под нос.

Тут Леонид Гозман, представитель потерпевшего Чубайса, обычно скучающе наблюдавший за судебным ристалищем, для чего и приставлен своим доверителем к процессу, не выдерживает: «Ваша честь, присяжным не только ничего не видно, но и не слышно».

Критика Гозмана возымела действие. Мгновенно положение исправилось. Файл с записью системы «Поток» открылся. У системы запросили данные по машине Квачкова СААБ и по машине Миронова Хонда за 10, 14 и 17 мая 2005 года. Взгляды присутствующих в зале прикипели к экрану компьютера.

Чудо информатики выдало, что автомашина Квачкова СААБ была зафиксирована лишь однажды, а именно 17 марта 2005 года при въезде и выезде из неё. Автомашина Миронова Хонда вообще не появлялась ни разу на этой дороге ни в один из запрошенных дней.

По залу стал гулять сквознячок разочарования. Было непонятно, что доказывает это вещественное доказательство, с таким жаром отвергаемое защитой и с не меньшим пылом отстаиваемое обвинением и судьей.

Фотография СААБ, зафиксированная системой «Поток» 17 марта, красовалась на экране компьютера, присяжных попросили внимательно ее рассмотреть. Этим воспользовалась защита.

- Прошу обратить внимание присяжных, - воззвал к народным судьям Квачков, - что номера автомашины СААБ читаются ясно, никакой грязи на них нет.

Действительно, номера смотрелись как свежевымытые, и если верить фотографии, то свидетель гаишник Иванов бессовестно врал, когда утверждал на суде перед присяжными, что номера были заляпаны грязью.

- Прошу обратить внимание присяжных, - эхом откликнулся Миронов, - что в машине сидит человек в костюме отнюдь не маскировочном, а также в галстуке, и никакого камуфляжа на нем нет.

- Прошу обратить внимание присяжных, - не замедлила с отповедью судья, - на домыслы Миронова и Квачкова. Хватит юродствовать, Миронов!

Пока присяжные рассматривают рубашку, галстук и костюм водителя на фотографии, Квачков успевает задать Комарову ещё один очень важный вопрос: «Откройте свойства файла с записью системы «Поток». Когда был создан этот файл?».

Комаров: «Файл создан и изменен 30 марта 2005 года».

Вот и прозвучала в судебном зале перед присяжными чётко, внятно дата несанкционированного внедрения в файл, которую так не хотел обнародовать прокурор и о которой так пеклась защита.

Квачков немедленно повторил сказанное Комаровым: «Прошу обратить внимание присяжных: файл создан и изменен 30 марта 2005 года».

Судья спохватывается: «Уважаемые присяжные заседатели, оставьте без внимания этот выкрик Квачкова. С файлом работали, его открывали в этот день. Ну и что?».

Миронов тут же обращается к Комарову: «Скажите, пожалуйста, а сфальсифицировать данные видеоряда системы «Поток» можно?».

В зале на секунду воцарилась напряженная тишина.

Прокурор-криминалист Комаров с честным видом развел руками: «Мне это неизвестно».

Оказалось, что с честным ответом он поспешил. Спохватившись, судья снимает вопрос Миронова.

Миронов не успокаивается: «Какая компания устанавливала и обслуживала систему «Поток?».

Судья снимает и этот вопрос как не относящийся к делу.

Миронов настойчиво: «В свете ареста главы «Строймонтажсервиса», который фальсифицировал информацию по видеопотоку в Москве…».

Судья его резко перебивает и спешно выводит присяжных из зала, чтобы они ничего не услышали про фальсификаторов из скандальной фирмы, прогремевшей на всю страну неделю назад…

Подсудимые с адвокатами громко выражают своё возмущение и громче всех Миронов, недовольный тем, что очень важный по существу дела вопрос даже не дали закончить,.

Судья тоже возмущена, но другим, и выговаривает Миронову: «Миронов, имейте уважение если не к суду, то к вашим соуч… собут… ну, к вашим товарищам!».

Товарищеский статус подсудимых таким образом судьей был установлен. Но не установленным на суде остался вопрос о том, что хотело доказать обвинение, предоставляя присяжным для обозрения запись системы «Поток»? Что Квачков ездил 17 марта по этой дороге? Так в той стороне расположена его дача. Что Миронов по этой дороге не ездил с 4 по 19 марта? Так у него там дачи нет. О чем вообще может свидетельствовать проезд автомобиля по дороге, где ежедневно взад и вперед снуют десятки тысяч автомобилей? Но, главное, в суде засвидетельствовано, что техника дошла у нас до таких технических высот, что ее можно «поправить», если она что не так запишет, внести, так сказать, «корректировку» в случае ее расхождения с исходным сценарием события.

Прокурор показал фокус. С патронами Заседание семнадцатое

В Российской Федерации есть учреждения, где можно совершенно безнаказанно совершать преступления. Как это ни странно звучит, такими учреждениями в нашей стране являются суды, причем всех уровней – от районного до Верховного. Московский областной суд в этом списке не исключение. Здесь преступникам с рук сходит все: и лжесвидетельство, и клевета, и мошенничество, и должностной подлог. Но попускается все это только тогда, когда лжесвидетели, клеветники, мошенники и прочие из их разряда представляют в судебных тяжбах прокурорскую сторону обвинения. Посему мой вам совет – если уж идти в суд, то непременно в мундире прокурора или в роли свидетеля обвинения, причем желательно по такому делу, как покушение на Чубайса. Вот где тотальный судебный иммунитет под эгидой феноменальной чубайсовской неподсудности.

С попытки в очередной раз поймать за руку лжесвидетеля началось очередное заседание по делу о покушении на Чубайса. Адвокат Першин выступил с ходатайством о направлении для проверки копии (выписки) из протокола судебного заседания с заявлением о совершении преступления свидетелем Швецом Сергеем Константиновичем. Это тот самый Генеральный директор ЧОП «Вымпел-ТН», который имел дорогостоящий договор с РАО «ЕЭС России» на охрану Чубайса, его имущества и документов. Договор предусматривал предоставление Чубайсу трех вооруженных и двух невооруженных охранников в круглосуточное пользование. Но при допросе Швеца в суде внезапно вскрылось, что вместо вооруженной до зубов военизированной бригады Швец предоставлял Чубайсу лишь одного охранника с пистолетом ИЖ-71, а остальные охранники были вовсе и не охранниками, а лишь «проверяющими трассу» перед проездом по ней председателя РАО «ЕЭС».

Не могу не процитировать ходатайство адвоката: «Служебный пистолет, по словам свидетеля Швеца С.К., выделялся сотруднику охраны не для защиты жизни и здоровья А.Б. Чубайса, не для охраны имущества, ценных бумаг и документов, имеющихся при Чубайсе, а для того, чтобы охранникам не было страшно возвращаться ночью домой. Швец, к сожалению, не пояснил, как три охранника, проживающие по разным адресам, возвращались домой, используя в целях безопасности один пистолет, который, по словам допрошенных свидетелей Моргунова и Хлебникова, они при себе после работы не должны были иметь, поскольку старший бригады Моргунов получал его с началом рабочего дня в ЧОП «Вымпел-ТН». Так же осталось неизвестным, как возвращались ночью домой сотрудники охраны невооруженного экипажа, которые не имели при себе оружия для обеспечения своей безопасности».

Особенно возмутило адвоката Першина то, что к невыполнению взятых на себя обязательств Генеральный директор охранного предприятия Швец относился с нескрываемым цинизмом, ибо на вопрос адвоката в суде «Почему Вы брали на себя по договору охраны Чубайса обязательства, которые не могли выполнить?» Швец заявил: «Хотел заработать». На вопрос «Что должна была делать охрана в случае нападения на Чубайса?» от свидетеля Швеца последовал ответ: «Ничего не делать».

Возмущенный адвокат констатировал, что Генеральный директор ЧОП Швец вовсе не собирался выполнять обязательств по договору, но выполнял при этом функции, договором не предусмотренные: проверка трассы, по которой должен был следовать Чубайс, на предмет транспортных пробок, поваленных деревьев, визуального поиска взрывных устройств. Получалось, что возглавляемый Швецом ЧОП получал хорошую плату от РАО «ЕЭС» за предоставление услуг, которые реально не оказывал и не собирался оказывать. А это значит, приходит к выводу адвокат, что «свидетель Швец в судебном заседании признался в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ «Мошенничество – то есть хищение чужого имущества… путем обмана или злоупотребления доверием».

Казалось бы, мошенник пойман за руку с поличным прямо в зале суда, сам прилюдно признался в обмане РАО «ЕЭС», тут бы его и привлечь к ответственности за то, что обманывал РАО и рисковал жизнью и здоровьем Чубайса, никак его не охраняя. Но нет, не то это место – Московский областной суд, чтобы в нем разоблачать преступников.

Соблюдая процедуру, судья поставила вопрос на обсуждение. Защита, конечно же, поддержала юридически безупречное ходатайство Першина.

Квачков: «Ваша честь, Вы уже несколько заявлений о преступлениях оставляете без внимания на основании того, что суд не является органом уголовного преследования. Но статья 129 УК говорит о том, что суд вправе выносить частное определение в адрес организаций, которые имеют право заводить уголовное дело. Мы требуем выполнения закона».

Миронов: «Я поддерживаю ходатайство адвоката Першина. Зло должно быть наказано».

Михалкина, адвокат Миронова: «Генеральный директор ЧОПа Швец получал вознаграждение за услуги, которые не оказывал. Он в зале суда признался в совершении преступления, которое угрожало жизни и здоровью Чубайса, Ваша честь».

Яшин: «Поддерживаю ходатайство Першина. Считаю, что данное заявление о преступлении следует рассмотреть, так как РАО «ЕЭС» как государственная структура должна быть защищена от мошенников».

Сторона обвинения никак не ожидала проявления столь высокого человеколюбия со стороны защиты, все представители которой выразили обеспокоенность опасностями, которые в 2005 году грозили Чубайсу, ставшему жертвой хитроумных мошенников из частного охранного предприятия Швеца. Однако прокурор, вместо того чтобы разделить праведный гнев адвоката Першина, принялся его укоризненно увещевать: «Я всегда полагал, что с подобными заявлениями адвокат не должен выступать, ведь адвокаты должны защищать людей». Адвокаты Чубайса и вовсе повели себя возмутительно. Вместо того чтобы всполошиться, и, схватив за руку преступника, примерно наказать его, преподав наглядный урок всем, впредь пытающимся рисковать жизнью и здоровьем их доверителя Чубайса, они принялись… выгораживать мошенника. Адвокат Коток, покрывая Швеца, категорично заявил: «В законе записано, что суд вправе направлять заявление о преступлении в органы уголовного преследования, но он не обязан этого делать». Ему активно вторил адвокат Сысоев, совершенно пренебрегая интересами Чубайса, оплачивающего, кстати, и его, Сысоева, услуги: «Считаю, что ходатайство не мотивированное, ссылка на статью 159 «мошенничество» не обоснованная». А представитель потерпевшего Чубайса, его лучший, после Гайдара, друг Леонид Гозман, так тот вообще взял обманщика Швеца под свое попечение: «Ходатайство Першина – это попытка оказания давления на свидетеля! Оно слишком туманно!».

Ну и что оставалось делать судье, если никто со стороны обвинения не захотел вступиться за интересы Чубайса? Уж ей-то зачем относиться к Чубайсу лучше, чем его лучшие друзья? И судья не стала ломать себе голову. Высказалась просто, но весомо: «Ходатайство Першина приобщить к материалам дела. В совершении иных действий, о которых ходатайствует адвокат, в том числе в направлении выписки о преступлении в соответствующие органы, отказать, так как суд не определяет, какие органы соответствующие, а какие несоответствующие».

Пока присутствующие в зале вникали в новую для юриспруденции формулировку «несоответствующие органы», судья уже выслушивала новые заявления от стороны защиты, на этот раз их сделал Иван Миронов. Заявлений было два.

Первое заявление подсудимого Миронова звучало, как бухгалтерский отчет: «25 января 2010 года на суде представитель потерпевшего Чубайса Леонид Яковлевич Гозман заявил, что ему известен вердикт по данному судебному процессу. Подобное заявление может быть продиктовано по трем основаниям. Первое: Гозман, один или в группе лиц, оказывает давление на присяжных. Второе: Гозман, один или в группе лиц, может и собирается оказать давление на присяжных. Третье: Гозман, один или с группой лиц, планирует коррумпировать представителей судебного корпуса Московского областного суда».

Второе заявление подсудимого Миронова звучало, как выписка из медицинской карты: «В судебном заседании 25 января 2010 года Леонид Яковлевич Гозман, представитель потерпевшего Чубайса, заявил, что «сторона защиты нервничает и пытается затянуть процесс». Нервозность – это болезненное психическое состояние человека, и при том личное дело каждого. Прошу запретить Гозману диагностировать наше здоровье, так как в противном случае Гозман может начать диагностировать у участников процесса энурез, псориаз, косоглазие, психические и физические отклонения».

Что делать бедному Гозману? С такими заявлениями не поспоришь, чтобы не нарваться на новые. Судья же лишь обронила: «Суд предупреждает участников процесса, в том числе Гозмана и Миронова, об уважении друг к другу».

Но вот в зал, наконец, впустили присяжных заседателей, до того маявшихся в совещательной комнате. Прокурор изготовился оглашать протоколы обысков, предъявлять присяжным вещественные доказательства – боеприпасы и пистолет, доставленные специальными служивыми из Генеральной прокуратуры.

Своим коллегам из народа судья объявила: «Сейчас, уважаемые присяжные заседатели, будут оглашены протоколы исследования гаража В.В. Квачкова от 17 марта 2005 года. Исследование проводилось с 22.00 до 23.40». В переводе на обычный язык это означало, что оглашать собирались результаты ночного обыска гаража, проведённого сразу же после так называемого покушения на Чубайса.

Прокурор откашлялся и возгласил: «Гараж грязно-желтого цвета, закрыт на замок. Гараж вскрывается. Там слева два деревянных ящика, установлены друг на друга. В ящиках находятся различные электрические лампочки, мотки проводов, антенны. Макет автомата АК-74 и магазин к нему. Пластиковая канистра зеленого цвета. Внутри нее патроны в количестве 805 штук. Далее у стены лыжи, ящик с дозиметром и подрывная машинка. Далее ящик, в нем полиэтиленовый пакет, в пакете поясная кобура коричневого цвета, внутри нее пистолет ПСМ. При нем два магазина. Кроме этого в материю завернуты сорок патронов к пистолету. Тут же патроны калибра 5,45 в количестве 5 штук. Далее среди ящиков находятся три черных бронежилета, две автомобильные покрышки и велосипед. Все объекты упакованы раздельно и опечатаны».

Присяжные заседатели внимательно изучают фотографии велосипеда и лыж на фоне бронежилетов и ящиков. А прокурор дает отмашку специально прикомандированным к боеприпасам посланцам из Генеральной прокуратуры – те вносят в зал огнестрельный груз.

Прокурор долго копается в доставленных пакетах и коробках и, наконец, извлекает нечто: «Магазин к автомату, черного цвета. 26 патронов образца 1943 года. Среди патронов есть пули с кончиком, окрашенным в зеленый цвет, а другие – с красным кончиком. Вы знаете, для чего они?».

«Нет», - раздаётся робкий женский голос со скамьи присяжных.

«Зеленые пули – трассирующие», - назидательно начинает поучать присяжных прокурор, и тут до подсудимых доходит, что за цирк устроил прокурор с вещественными доказательствами.

«Прокурор перепутал! - первым поднял тревогу Роберт Яшин. - Это патроны не из гаража! Патроны, которые сейчас предъявляет прокурор, они с места происшествия! С Митькинского шоссе! Не из гаража!».

Прокурор нимало не смутившись: «А я и не говорил, что это патроны из гаража».

Квачков возмущённо: «Прокурор только что показал присяжным патроны и магазин, найденные на Митькинском шоссе. Прокурор напрямую связал этот магазин с моим гаражом. Это неправомерно. Ваша честь, разъясните присяжным, что эти патроны не из моего гаража!».

Прокурор: «Это только Вы так утверждаете!»

Квачков и Яшин поднимаются вместе: «Как это только мы?! Почему Вы врете присяжным? Это мошенничество!».

Судья немедленно выводит присяжных заседателей из зала и начинает воспитывать Квачкова: «Подсудимый Квачков, Вы предупреждаетесь…».

Квачков: «Ваша честь, прокурор лжет. Какие мои должны быть действия? – соглашаться с фальсификацией?..»

Судья: «Квачков, Вы оскорбляете прокурора! Вы не обучены вежливости!». Израсходовав все упреки, судья открывает материалы дела и принимается сама разбираться в протоколах и экспертизах.

Минут двадцать проходит в относительной тишине. Прокурор встает с заявлением: «Ваша честь, только что в присутствии присяжных Квачков назвал прокурора жуликом. Прошу удалить Квачкова до окончания судебных прений. Связывать гараж Квачкова с патронами с места происшествия я не собирался. Убедительно прошу удалить Квачкова из зала судебных заседаний».

Судья послушно удаляет Квачкова из зала до конца заседания, разрешает вернуться присяжным и обращается к ним: «Суд доводит до присяжных заседателей, что Квачков удален из зала за нарушение порядка и оскорбление прокурора, которое Вы все слышали. Суд разъясняет присяжным заседателям, что для обозрения Вам представлены боеприпасы, которые изъяты в ходе расследования дела. Протокол осмотра места происшествия был оглашен ранее. Сегодня был оглашен протокол осмотра гаража Квачкова. А что и где изъято, вы должны сами запоминать из протоколов».

Все посочувствовали присяжным. Упомнить вереницу цифр и букв на маркировке патронов, означающих заводы и годы выпуска патронов, найденных на месте происшествия, и отличить их от патронов, найденных в гараже, - дело, прямо скажем, неподъёмное.

Прокурор тем временем перебирал патроны из гаражной канистры, звенел ими, как нищий собранной мелочью. Патронов, согласно описи, оказалось не 805, а 739.

«Объясните людям, куда остальные патроны делись», - попросил прокурора адвокат Першин.

«Откуда я знаю, куда они делись», - отмахнулся прокурор.

Судья начеку: «Адвокат Першин, Вам прекрасно известно, куда делись патроны».

Першин: «Так если прокурор не знает, откуда мне знать. Я только прошу присяжным объяснить».

Судьба пропавших патронов остается неизвестной.

Прокурор вскрывает следующий пакет, изымает оттуда пистолет ПСМ с двумя магазинами. Пистолет кочует по рукам присяжных заседателей, которые его, кто осторожно, а кто и опасливо, рассматривают. Потом позволяют посмотреть его подсудимым. Но только Миронов воспользовался таким разрешением. Стоя у судейского стола, он крутит в руках огнестрельное оружие. Судья зорко сторожит его движения: «Миронов, Вы не заметили, куда пистолет направляли?».

Миронов удивленно: «Неужели на Гозмана?».

«На меня», - обижается судья.

«Я не в обиде», - откликается Гозман.

«Я не увидел на машине Чубайса никаких повреждений» Заседание восемнадцатое

Есть такое слово в русском языке – очевидец, тот, кто воочию, своими глазами видел случившееся. В деле о покушении на Чубайса таких очевидцев – видевших собственными глазами взрыв на Митькинском шоссе - крайне мало, но и те, что называется, - люди свои, охранники, водители, то бишь домашняя челядь председателя РАО ЕЭС, вскормленная в духе служения хозяину.

Лишь два сторонних человека оказались очевидцами взрыва – братья Вербицкие. Правда, один из братьев, признанный потерпевшим из-за повреждения взрывом его машины и уже дававший показания в суде, за счет этой всемогущей и богатой компании отремонтировал свою автомашину. Зато второй брат - Владимир Ярославович - оказался действительно независимым от Чубайса в самом полном смысле этого слова. Вот он-то на последнем заседании суда и представил вниманию присяжных заседателей в важнейших деталях картину взрыва, резко отличающуюся от описаний других, уже выступивших в суде свидетелей.

Допрос Владимира Вербицкого начал прокурор: «Расскажите о событии 17 марта 2005 года, свидетелем которого Вы стали».

Вл. Вербицкий: «В районе девяти часов, может быть, пятнадцать минут десятого, мы с братом двумя машинами выехали из поселка Горки-2, где работали, в Щербинку. Проехав переезд в Жаворонках, выехали на Митькинское шоссе. Проехали километра полтора-два. Ехали друг за другом на расстоянии длины кузова. Я в зеркало заднего вида увидел пытающийся нас обогнать кортеж: автомашина со спецсигналами и сопровождающая ее машина без сигналов. В этот момент по ходу нашего движения и раздался хлопок, взрыв. Я и видел, и слышал взрыв. Интуитивно я сбросил скорость, мы с братом остановились, вышли. Когда я подошел к машине брата, раздались выстрелы. Я пригнулся, спрятался за машину, присел на корточки, так, согнувшись, и добрался до своей машины. Сразу поехали, отъехали метров пятьсот, остановились, осмотрели повреждения на машине брата. Я увидел, что автомашина Мицубиси, следовавшая за машиной со спецсигналами, тоже остановилась. За ней, у колеса, был человек, минут десять он не подавал признаков жизни. Я пошел было к нему на помощь, но он зашевелился, и я вернулся к своей машине. В течение получаса подъехал экипаж ДПС, потом прилетел вертолет. Нас допросили, и часов в пять вечера отпустили».

Прокурор: «Что Вы ощутили?».

Вл. Вербицкий: «Звук, взрывная волна, я ее почувствовал».

Прокурор: «А машина?».

Вл. Вербицкий: «С машиной ничего не случилось».

Прокурор: «У Вас лично были повреждения?»

Вл. Вербицкий: «Шок, наверное, нервных клеток поубавилось, а физических повреждений – нет, никаких».

Прокурор: «Какие повреждения были у машины Вашего брата?».

Вл. Вербицкий: «Выбито боковое треугольное стекло, заднее стекло. Переднее стекло треснуло, ручки дверные поотлетали, машину как бы раздуло».

Прокурор: «Кортеж из скольких машин состоял?»

Вл. Вербицкий: «Из двух – БМВ и Мицубиси».

Прокурор: «Вы эти машины на каком расстоянии наблюдали?».

Вл. Вербицкий: «В зеркало заднего вида – через машину брата, которая была между нами».

Прокурор: «В момент взрыва БМВ была на своей полосе движения?».

Вл. Вербицкий: «Нет, она начала совершать маневр, стала обгонять машину брата».

Прокурор: «После подрыва БМВ куда делась?».

Вл. Вербицкий: «После взрыва в первый момент мы двигались по инерции в три машины, а когда я и брат остановились, эта БМВ с большой скоростью ушла вперед».

Заметно было, что всё сказанное Владимиром Вербицким весьма расстроило прокурора, понятно почему, опять не подтверждался обстрел БМВ Чубайса. Раздался взрыв, машины, как утверждает свидетель, проехали по инерции чуть вперёд, остановились, машина Чубайса – БМВ на большой скорости промчалась мимо, Вербицкий вышел из своей машины, подошёл к машине брата, и вот только тогда, когда машины Чубайса и след простыл, только тогда раздались выстрелы. Было от чего расстраиваться прокурору и задать следующий очень неожиданный вопрос: «У Вас не появилось ощущения, что подрыв был направлен против Вас или против Вашего брата?».

На что Вл. Вербицкий серьёзно отвечал: «Меня и брата не за что таким образом подрывать».

Прокурор сменил тему: «Вы подходили к месту взрыва? Опишите его».

Вл. Вербицкий: «Ну, это воронка метра четыре в диаметре».

Прокурор: «Глубину не припомните?»

Вл. Вербицкий: «Полметра, не больше».

Прокурор: «Не припомните, линии электропередач или подстанции там были?»

Вл. Вербицкий: «Я обратил внимание, что столб был повален. Деревянный столб с двумя-четырьмя проводами».

Прокурор: «А что собой представлял участок шоссе? Там были разбросаны посторонние предметы?»

Вл. Вербицкий: «Посторонних предметов там не было».

Адвокат Чубайса Сысоев потребовал от очевидца уточнений.

Сысоев: «Опишите взрыв».

Вл. Вербицкий: «Разброс грунта шел вверх и вправо. Разлет земли вправо – к лесу».

Сысоев: «Это был настоящий взрыв или имитация?».

Вл. Вербицкий: «Взрыв был мощный, но основная часть этого взрыва пошла все-таки в лес. Я не думаю, что этот взрыв можно было использовать против машин на дороге. Полагаясь на свой военный опыт, я бы так не сделал».

Услышав оценку свидетеля о взрыве, мощном, подлинном, но не опасном для машин, сторона обвинения потеряла к нему всякий интерес, зато откровения Вербицкого вызвали живой интерес защиты.

Квачков: «Направленность взрыва в сторону леса Вы по каким параметрам оценили?».

Вл. Вербицкий: «По разлету частей грунта и осколкам».

Квачков: «Когда Мицубиси уехала с места происшествия?».

Вл. Вербицкий: «Когда мы с братом во второй раз остановились».

Квачков: «Вы видели пассажиров в Мицубиси?».

Вл. Вербицкий: «Да, порядка четырех человек».

В ответ мгновенная тишина зала. Свидетель Иванов, примчавшийся на место происшествия по странному, неизвестно от кого поступившему сигналу, тоже утверждал, что в Мицубиси он видел нескольких пассажиров, и вот новое подтверждение тому, что Моргунов, старший машины сопровождения Чубайса, действительно спешно, под обстрелом, бросив товарищей, вывез кого-то с места происшествия.

Адвокат Квачкова Першин: «На кузове машины Вашего брата какие были повреждения?».

Вл. Вербицкий: «Только от взрывной волны».

Першин с нарастающим азартом: «А чья машина была дальше от места взрыва – БМВ или машина Вашего брата?».

Вл. Вербицкий: «БМВ конечно».

Судебный зал снова охватила полная тишина, тут же сменившаяся оживлением. Ещё бы! Получается, что «Жигули» Вербицкого, находившиеся ближе всех к эпицентру взрыва, не получили ни пробоины, ни царапины ни от осколков, ни от пуль, как же тогда БМВ Чубайса, прикрытая «Жигулями» от взрыва, и умчавшаяся с места взрыва до всякой стрельбы, могла нахватать так много пробоин от пуль и осколков, о которых суду рассказывали водитель и помощник Чубайса?

И тогда Першин задаёт вопрос, который, будь это запись шахматной партии, комментаторы непременно бы пометили тремя восклицательными знакамикак блестящий, превосходный ход, ведь в ответ сейчас грянет сенсация.

Итак, Першин спрашивает Вербицкого: «Известно ли Вам о каких-либо еще поврежденных автомашинах, кроме машины Вашего брата?».

Внимание! – отвечает Вербицкий: «Когда машина БМВ проезжала мимо нас, тогда я не видел на БМВ никаких повреждений. А вечером в «Вестях» показали БМВ с повреждениями».

Будь это любой другой зал, он бы сейчас взорвался, настолько сильны были эмоции всех, но зал судебных заседаний в такие секунды замирает, замер и наш зал, переваривая только что прозвучавшую потрясшую всех новость. Действительный очевидец взрыва на Митькинском шоссе 17 марта 2005 года, самый объективный, ни от кого независимый свидетель только что в присутствии судьи, прокурора, присяжных заседателей, адвокатов и полного зала слушателей заявил, что он своими глазами видел, как машина Чубайса уезжала с места взрыва неповреждённой, совсем не похожая на ту израненную машину, что вечером покажут по телевизору. Так кто и где её потом расстрелял? Не в этом ли кроется отгадка, почему машина Чубайса не стала вещдоком, а вскоре после случившегося её поспешно продали?..

Молчали, переводили дух и обвинение, и защита. К допросу приступила судья Пантелеева: «Насколько близко Вы подходили к эпицентру взрыва?».

Вл. Вербицкий: «Я был на дороге, к обочине не подходил».

Судья: «Вам предлагалось описать обстановку на шоссе. Имелись ли на нем посторонние предметы?».

Вл. Вербицкий: «Осколки стекол были».

Судья подсказывает: «А болты, гайки?».

Вл. Вербицкий: «Нет. Земля, стекла – они были».

Судья вкрадчиво: «Скажите, пожалуйста, в момент взрыва на одной или на разных полосах находились машины – Ваша и Вашего брата?».

Вл. Вербицкий: «Мы ехали по одной полосе».

Судья: «Как же тогда, говоря о расстоянии между вами, Вы сказали – «на длину кузова»?».

Вл. Вербицкий со вздохом: «Я думал – это всем понятно. В следующий раз буду объяснять подробнее».

Подсудимый Роберт Яшин резко вскидывает голову: «Не надо следующего раза!».

Судья, словно обрадовавшись подвернувшемуся случаю, тут же выплёскивает все накопившееся раздражение от провального для обвинения допроса: «Вы, подсудимый Яшин и свидетель Вербицкий, предупреждаетесь за то, что разговариваете в суде, как приятели».

Яшин, Миронов, Квачков, возмущённые тем, что судья в присутствии присяжных заседателей пытается подорвать сказанное на суде Вербицким его якобы приятельскими отношениями с Яшиным, вскакивают: «Мы возражаем!..».

Сквозь шум прорывается голос самого Вербицкого: «Ваша честь, мы не являемся ни друзьями, ни даже знакомыми!».

Судья немедленно просит присяжных заседателей покинуть зал. В восстановившейся тишине звучит твёрдый, чувствуется, едва сдерживаемый от крика голос Роберта Яшина: «Как вам не стыдно, Ваша честь. Это же полная профанация суда!».

А судья Пантелеева уже диктует для протокола: «Суд удаляет подсудимого Яшина из зала до дачи им показаний».

«Это судебное преступление!» - гремит в ответ Яшин. Приставы выводят его.

Возвращаются присяжные. Судья разъясняет присяжным заседателям, что они должны оставить без внимания выкрики подсудимых Яшина, Миронова. Квачкова и не учитывать их при вынесении вердикта.

Ободренный поддержкой судьи прокурор заходит на новый круг вопросов: «Вы, - обращается он к Вербицкому, - когда по Митькинскому шоссе ехали, успевали за дорогой следить или только назад смотрели?».

Вл. Вербицкий: «Да, я смотрел большей частью назад. Я вообще всегда очень переживаю, когда едет кортеж с мигалками, у них водители непредсказуемые, могут в любой момент подрезать, тогда неизбежно ДТП».

Прокурор: «Как Вы определили, что машина Вашего брата была ближе всего к месту взрыва?».

Вл. Вербицкий: «Я смотрел в заднее зеркало».

Уверенность Вербицкого в показаниях пытается проверить адвокат Чубайса Сысоев: «У Вас есть познания в подрывном деле?».

Вл. Вербицкий: «Да, есть».

Сысоев: «Почему Вы решили, что взрыв неполноценен?».

Вл. Вербицкий: «У полноценного взрыва не должно быть препятствия. А в этом случае было препятствие – в виде обочины дороги. Препятствие для полноценного разлета осколков».

Как же им хотелось, прокурору с адвокатами Чубайса, сбить его с уверенного тона, хоть нотку неуверенности уловить в словах Владимира Вербицкого, чтобы огородить присяжных от всего того, о чём спокойно и уверенно свидетельствовал на суде настоящий очевидец происшествия - о взрыве, направленном в лес, а не на дорогу, об уцелевшей от пуль и осколков машине Чубайса, представшей потом вдруг расстрелянной в теленовостях, об отсутствии осколков на шоссе… А больше всего их беспокоит, что картина имитации покушения складывается не из показаний свидетелей защиты, нет же, об этом убедительно говорят свидетели обвинения.

«Козырный туз» обвинения Заседание девятнадцатое

Как и во всяком уголовном деле с обвинением по серьезным статьям и перспективами долгосрочной посадки обвиняемых, в деле о покушении на Чубайса имеется главный свидетель обвинения. Главный свидетель обвинения - это человек, показания которого обычно не оставляют у суда сомнений, что обвиняемые – несомненные преступники. Но для того чтобы свидетель стал главным свидетелем обвинения, то есть осознал, что на основании его свидетельств обвиняемые сядут в тюрьму на много лет, вплоть до пожизненного, его обычно чем-то «мотивируют», то есть «убеждают» или «уговаривают» дать свои «главные» показания. Чем и как мотивировали главного свидетеля обвинения дать показания в рассматриваемом здесь процессе, нам и предстоит понять.

В зал зашел Игорь Петрович Карватко, сорока лет, крепкий, рослый, вполне уверенный в себе. Прокурор осведомился у него, знает ли Карватко подсудимых. Ответ была краток: «С Яшиным в дружеских отношениях, с Найденовым знаком, Квачкова видел два-три раза до 2005 года, Миронова вообще не знаю».

Прокурор попросил его рассказать о событиях марта 2005 года, свидетелем которых тот оказался.

Повествование получилось длинным, обстоятельным:

- С Яшиным мы познакомились в начале двухтысячных годов, нас познакомил мой друг, его сослуживец Паньков. У нас завязались дружеские отношения. На каком-то дне рождения я познакомился и с Найденовым, я знал только, что его зовут Саша. С Квачковым мы увиделись на каком-то празднике, мы с ним общения не поддерживали. У нас состоялся лишь один разговор. Он спросил, где я служил, я ответил, что в армии вообще не служил.

Найденов, зная, что я занимаюсь частным извозом, бывало, просил отвезти его на дачу или в аэропорт. 14 марта 2005 года мы встретились с Найденовым, он свел меня с человеком, который был мне нужен. Дело было у ресторана, откуда Найденов вышел с женой. После этой встречи Найденов при мне объяснил жене, что ему позвонил Роберт Яшин и просил сделать электропроводку у Квачкова на даче. Я, услышав это, сказал, что могу довезти его до пересечения МКАД и Минского шоссе, где его ждали Яшин с Квачковым. Мы поехали, попали в большую пробку на Ярославке. Они позвонили Саше и договорились, что не будут нас ждать на дороге, уедут без него, чтобы не терять времени, а я довезу Сашу прямо до дачи. Мы с Сашей тогда доехали до его дома на Ленинском, взяли инструменты и поехали на Можайку. На Можайке, уже выехав на МКАД, Саша созвонился с Робертом и уточнил, что нам нужно за Голицынский пост проехать и повернуть. Мы проехали пост, но там не было никакого поселка. Мы обратно выехали на Можайку, проехали в сторону области. Было скользко, мы пронеслись мимо поворота, потом вернулись к повороту. Там еще стояла белая машина, иномарка. Возле нее было три человека, один стоял перед машиной, другие два сбоку. Они сразу, как по команде, повернулись к нам спиной. Причем один стал с зеркалом возиться, а другие что-то вдали рассматривали.

Мы подъехали к КПП на дачные участки, там пропускной режим. С охранником общался Саша, он назвал охраннику номер участка и фамилию, к кому едет. Мы доехали до участка, не огороженного забором. На дороге стоял СААБ, на участке было три человека. Один из них Роберт Яшин, второй – Квачков, третий – я его никогда не видел, его звали Саша. Потом уже я понял, что это сын Квачкова - Александр Квачков. Саша Найденов сказал: «Как проводку делать, если температура в доме такая, как на улице». А Квачков сказал: «Главное, чтобы сделать все до восемнадцатого числа, когда сюда съедутся гости». Роберт Яшин пояснил ему, что надо бы дом протопить, прежде чем что-то делать. Тогда Квачков-отец сказал Александру Квачкову: «Ты оставайся, протопи дом, прогрей». Александр сказал: «Мне надо купить сигарет, воду». Квачков-отец просил меня доехать с ним до КПП, я всё куплю, говорит, а ты вернешься, отдашь пакет. Он очень спешил. Я вернулся, отдал пакет, забрал Яшина и Найденова и поехал с ними в Москву. А Квачков-сын остался в доме. Я довез Яшина и Найденова до Москвы, и мы договорились, что 16 марта мы вместе поедем в поселок «Зеленая роща» и они все закончат.

16 марта я задержался, приехал на КПП, позвонил Роберту, он мне назвал номер участка, и меня пропустили. Я проехал на участок. Там все преобразилось. Снег расчистили, в самом доме было уже тепло. Но 14 марта Найденов упал на крыльце. Тогда никто не обратил на это внимания. А 16 марта, когда он подал мне левую руку поздороваться, я обратил внимание, что правая рука у него распухла. Он был в этот день сильно выпивши. Роберт его ругал, а Найдёнов говорил, что это он принимает анестезию.

В доме все было прибрано, лежал электропровод. Людей на участке было трое: Яшин, Найденов и Александр Квачков. Пообедали. И мы поехали по просьбе Роберта на строительные рынки. У Роберта был список, что нужно купить. Мы приехали на станцию Жаворонки, Роберт в аптеку сходил, купил йод – сетку Саше сделать. Мы заехали в сам поселок Жаворонки, там были пятиэтажные жилые дома. Роберт зашел в подъезд, я спросил у Саши, можно ли мне набрать там воды для стеклоочистителя, она кончилась, взял пятилитровую баклажку и пошел вслед за ним туда же. Поднялся не помню на какой этаж, кажется, на третий. В этой квартире был еще один человек, похожий на гастарбайтера, он говорил, как приезжий, с украинским акцентом. Разговаривали они о каких-то срубах, не помню, я не вникал. Саша был уже порядком выпивши, так как на каждой остановке он покупал алкогольный коктейль. Потом мы поехали на выезд, въехали в тупик, там на выезде были ворота зеленые. И вот когда мне задают вопрос о воротах неких владений Чубайса, то я отвечаю – эти ворота, в которые мы ткнулись, были на выезде, это были ворота промзоны.

Найдёнов уже спал на заднем сиденье, мы остановились у магазина, растолкали Найденова, пошли в магазин. Роберт пошел со списком по отделам, Найденов стоял у входа в магазине, я стал что-то рассматривать. Потом Найденов выбрал утеплитель, свернул рулоном, а Роберт все это оплатил. Они загрузили покупки и утеплитель положили между спинок сидений в машине. Александр Найденов сел сзади справа, Роберт сел спереди, я сел за руль. Утеплитель выпирал, Найденов пытался что-то сказать, Роберт его ругал. Зачем эти покупки производились, никто на эти темы со мной не разговаривал. Я их привез на станцию Голицыно. Они что-то покупали там на рынке. Найденов там потерялся, с ним созвонились, он нашелся. Уже снова успел выпить. Вернулись в поселок «Зеленая роща». Ужинать собирались, водку на стол поставили. И вот получилось так, что вечером Квачков приехал. А Александр Найденов спит в кресле, уже невменяемый. Квачков стал кричать, выговаривать Яшину, что уже среда, а ничего не сделано. Главное, что Найденов не сделал проводку, а теперь уже и не сделает, - такой пьяный.

Потом приехал кто-то, и его нужно было встретить на КПП. Сына Квачкова я довез до КПП, и там он кого-то встретил. Квачков-сын на КПП из-за сугроба машину не сразу увидел, он кому-то позвонил с моего телефона, свои вещи он на даче оставил, и машина, то ли «девятка», то ли «восьмерка», проехала на участки. Стекла у нее были тонированные. Машина стояла на дороге, на улице около гаража стоял сын Квачкова и молодой человек. Он был в зимней одежде и диодный фонарь на лбу. Лица этого человека я не увидел. Они зашли в дом. Я тоже потом зашел в дом узнать, где Найденов. Он сидел в кресле. Я взял кружку, чтобы выпить чаю, и тут состоялся разговор между Квачковым и Квачковым-сыном. Квачков спрашивает его, на сколько хватит аккумулятора, если он будет гореть в парилке (свет ведь Саша так и не сделал). Я тоже посмотрел на аккумулятор, он был с зеленым огоньком. Я объяснил, что он новый и будет гореть не один день. Я запомнил, что на аккумуляторе был индикатор и синяя ручка для переноски. И в дальнейшем, когда мне предъявляли аккумулятор для опознания, я говорил, что синяя ручка…

В этом месте прокурор вдруг резко прерывает свидетеля, запрещая ему говорить о следственных действиях, и Карватко возвращается к событиям на даче 16 марта 2005 года.

- Они определились со светом, Найденова попросили на выход. Он, пьяный, шатаясь, пошел на выход, дошел до моей машины раньше меня. Берется за ручку, дергает, отламывает ее, падает в снег и начинает смеяться. Я говорю Яшину: что я буду с ним делать, Петрович? Как хочешь, я его такого не повезу. Роберт махнул рукой, сказал: «Езжай, мы сами разберемся». Я поехал, выехал через КПП. Когда – сказать не могу. Приехал я в «Зеленую рощу» в 13 часов, а остальное время не фиксировал, это время в моих показаниях мне называли сотрудники милиции, которые меня в Твери держали...

В монолог Карватко тут же вмешивается судья Пантелеева: «Вы зачем переводите стрелки на сотрудников милиции? Говорите о фактических обстоятельствах дела».

Карватко согласно кивает головой:

- Итак, я проехал КПП. Само КПП – хорошо освещенное место, а выезд на Можайское шоссе не освещен. Там я остановился, чтобы протереть фары, так как шоссе темное. Я остановился у обочины, долил жидкости. В это время увидел, что с этого места на Можайку выезжает автомашина СААБ. Номера её я не видел, но из Москвы ехала фура, свет от фуры осветил салон СААБа и через лобовое стекло я увидел Квачкова, очень четко. А рядом с ним сидел человек, и сзади тоже сидел человек. Я их не разглядел, но видел, что верхняя одежда на них была светлая. Машина Квачкова быстро ушла вперед, но я нагнал ее у светофора. Она стояла впереди меня через три-четыре машины. Потом он на повышенной скорости уехал. Больше я его не видел.

Уже на следующий день в мастерской – у меня машина сломалась – я узнал о покушении на Чубайса, и в обед увидел репортаж по телевизору, где сказали, что Квачкова обвиняют в покушении. Вот и все...

Невольно образовалась пауза. Создалось впечатление, что все присутствующие на суде были весьма озадачены рассказом главного свидетеля обвинения. Казалось, что над всеми висит один вопрос, где же в показаниях «козырной карты» обвинения неоспоримые доказательства причастности подсудимых к покушению на Чубайса 17 марта 2005 года. Пока что речь шла лишь о попытке провести свет на даче Квачкова, столь же успешной, как охота в популярном фильме «Особенности национальной охоты» или рыбалка в не менее известных «Особенностях национальной рыбалки». И детальный рассказ Карватко больше смахивал на сценарий к фильму «Особенности национального ремонта дачи», нежели на показания свидетеля о сборе организованной преступной группы накануне покушения на Чубайса.

Однако сторона обвинения придерживалась совершенно другого мнения. Первым добывать доказательства из главного свидетеля принялся прокурор. Он начал с опознания: «Молодого человека в очках, вот этого, что сидит во втором ряду, Вы когда-нибудь видели?».

«Нет», - не подтвердил своего знакомства с Иваном Мироновым Карватко.

Тогда прокурор переключился на объекты повествования: «Вы упомянули про белую машину. Что это за машина?».

Карватко: «Понятия не имею. Но мне же говорили сотрудники милиции, когда допрашивали, в какое время я приехал на дачу. Откуда они это знали? Может, у экипажа этой машины и спросили».

Прокурор: «С какой целью Найденов просил протопить дом?»

Карватко: «Я должен только факты излагать или свои предположения?»

Недоумение свидетеля разрешает судья: «Можете разъяснить, какая связь между теплом в доме и освещением».

Карватко пожимает плечами: «Я не знаю, почему Найденов не мог на морозе сделать проводку. Наверное, нежный очень».

Прокурор: «Как вы определили, что 14 марта Найденов упал?».

Карватко: «Я обернулся на звук падающего тела в пяти метрах от меня».

Прокурор настаивает: «Как Вы определили, что это был именно Найденов?».

Карватко начинает терпеливо объяснять: «На участке находились Роберт Яшин, Александр Квачков и Александр Найденов. К машине пошли Яшин и я. Александр Квачков остался в доме. За моей спиной кто-то упал. Я обернулся, увидел человека, который высказался по поводу этого события словами, которые я не могу привести в суде, и я увидел его лицо».

Прокурор не унимается: «Как Вы определили, что Найденов повредил руку?».

Карватко, постепенно теряя терпение: «Я же объяснил, что 16 марта Найденов здоровался со мной левой рукой».

Прокурор: «Как Вы определили, что это именно результат падения 14 числа?».

Карватко: «Он мне сам объяснил. Он был выпивши».

Прокурор: «Он не объяснил, почему не обратился в больницу?».

Карватко: «Он мне сказал, что принимает «анестезию», и к врачу ехать не собирался».

Прокурор: «16 марта, когда Вы приехали на дачу Квачкова, чем занимался Найденов?».

Карватко вновь начинает рисовать картину особенностей национального ремонта дачи: «Они все обедали. Водка стояла. При мне строительных работ не велось. Единственно, это Найденов пробовал померить рулеткой высоту двери».

Прокурор нетерпеливо: «Электричество он делал или нет?».

Карватко раздумчиво: «Я видел лампочку в патроне на конце длинного провода. Кто его удлинил, я не знаю».

Прокурор: «Осветительные приборы 16 марта были в том же состоянии, или что-то поменялось?».

Карватко: «Нет, лампочку на длинном проводе подвешивали в помещении. А с этим проводом можно было уже в любое помещение пройти и его осветить».

Прокурор меняет тему: «Кто вам указал квартиру в Жаворонках?».

Карватко: «Дорогу указывал Роберт Яшин».

Прокурор: «Вы с какой целью туда ехали?».

Карватко: «Я приехал туда 16 числа по просьбе Яшина и мне за это заплатили».

Прокурор обрадованно: «Почему раньше Вы сказали, что приехали за водой?».

Карватко: «Вы мои слова пробуете перевирать, как это было не раз во всех этих процессах».

Судья защищает прокурора: «Карватко, почему вы так агрессивны?».

Карватко: «Ну, человек явно изменяет мои слова. Меня Найденов повел в эту квартиру за водой, когда Яшин уже туда ушел».

Прокурор: «Почему Вы жидкость не купили на базаре?».

Карватко: «А жидкость у меня была. Я ее просто разбавлял водой. У меня вода в этот момент кончилась. А расход был большой – погода грязная».

Прокурор заметно разочарован ответами Карватко, но стоически продолжает искать уязвимые места в показаниях свидетеля: «Как Вы определили, что человек, который говорил с Яшиным, говорил именно с украинским акцентом?».

Карватко, оторопев: «Мне доводилось бывать на Украине и я слышал украинскую речь».

Но прокурор требует именно лингвистического анализа: «А чем его речь походила на украинскую речь?».

Карватко с трудом сдерживает раздражение: «Мне так показалось».

Квачков с места подаёт совет Карватко: «Игорь Петрович, скажите что-нибудь на украинской мове».

Судья не разрешает.

А прокурор всё ещё не оставляет никому непонятной уже надежды: то ли поймать на чём-то свидетеля, то ли добиться от него каких-то показаний – и продолжает с маниакальной дотошностью преподавателя, решившего «завалить» студента: «Можете конкретно сказать, почему Вы определили, что этот человек именно с Украины?».

Карватко обречённо отмахивается от надоевшего прокурора: «У меня так сложилось в голове».

Прокурор резко: «А как звали парня с фонариком на голове, которого Вы видели на даче?»

Карватко с минуту вспоминает: «Квачков-отец обратился к нему «Иван».

Прокурор: «Какая машина была у Ивана?»

Карватко: «Мне это неизвестно».

Прокурор тоном ниже, мягко: «Найденов все три дня выпивал?»

Карватко: «Почему три дня? Первый день – 14 числа – он был выпивши, но вменяемый. Он тогда вышел из ресторана навеселе, потом еще купил коктейль. Во второй день – 16 числа – он был в обед уже изрядно выпивши».

Прокурор: «Вы были на месте взрыва до 17 марта?»

Карватко: «Меня сотрудники привозили туда и говорят: покажи, что ты здесь был. Но я этого места не знаю».

Судья Пантелеева не дремлет: «Уважаемые присяжные, оставьте без внимания показания Карватко о том, куда его привозили сотрудники следственных органов. Вопрос я снимаю. Свидетель не давал показаний, что ему известно место взрыва».

Квачков: «Видели ли Вы аккумуляторную батарею в других местах, кроме моей дачи?»

Карватко: «Мне фотографию показывали…».

Судья начеку: «Вопрос снимается как не исследованный в судебном заседании».

Квачков: «Вас похищали в ходе следственных действий?».

Карватко: «Да».

Судья: «Вопрос снимается как не исследованный в судебном заседании».

Квачков: «Вам подкидывали наркотики?».

Карватко: «Да».

Судья: «Вопрос снимается как не исследованный в судебном заседании».

Квачков: «Вашей жене подкидывали патроны?»

Карватко: «Да».

Судья: «Вопрос снимается как не исследованный в судебном заседании». Немного подумав, добавляет: «Мы можем сейчас заявлять и спрашивать: «Был ли Квачков на Луне?». Но мы не можем исследовать этого вопроса в судебном заседании. Прошу присяжных заседателей оставить без внимания вопросы подсудимого и ответы свидетеля».

Найденов: «На участке поселка «Зеленая роща» в доме Квачкова вы видели оружие, взрывчатые вещества, средства наблюдения, боеприпасы?»

Карватко: «Нет, ничего подобного не видел».

Найденов: «Расскажите про зеленые ворота промзоны, про которые вы говорили».

Карватко: «Из поселка Жаворонки можно выехать по дороге на станцию, а параллельно идет дорога, которая ведет к промзоне. Там тупик и зеленые ворота в тупике. Они находятся в противоположной стороне от имения Чубайса, то есть от зоны бывших детских садиков РАО «ЕЭС».

Найденов: «Сотрудники следственных органов именно эти ворота представляли как ворота имения Чубайса?».

Судья торопливо снимает вопрос.

Найденов: «Вы в Твери когда-нибудь были?».

Судья не медлит с запретом вопроса.

Найденов: «Ну, а в Питере или на Луне Вы были когда-нибудь?»

Судья не снимает привычно вопрос, а возмущённо выговаривает Найденову: «Что это за вопрос? Подобное поведение в суде недопустимо! Вы нарушаете закон!».

Найденов: «А Вы, Ваша честь, нарушаете нашу линию защиты!».

Котеночкина, адвокат Найденова, пытается выправить линию защиты, поврежденную судьей: «Сколько раз и где Вы видели аккумуляторную батарею?»

Судья и рта не даёт открыть Карватко: «Я снимаю вопрос, так как догадываюсь, для чего Вы его задаете».

Прокурор подсказывает судье: «Свидетель говорил, что видел аккумулятор дважды – 14 и 16 марта».

Карватко: «Я такого не говорил! Прокурор искажает мои показания!».

Котеночкина тихо, но язвительно: «Если адвокатам запрещается задавать уточняющие вопросы, так и скажите, Ваша честь. Мы не будем их задавать».

Судья: «Прошу оставить без внимания заявление адвоката Котеночкиной».

Закалюжный, адвокат Яшина: «В законе нет положения о запрете повторяющихся вопросов».

Судья: «Прошу оставить без внимания заявление адвоката Закалюжного».

Уникальный допрос. Прокурор явно пытается поймать на неточностях, уличить в противоречиях главного своего свидетеля, но при всех попытках сделать это рассказ Карватко на суде об особенностях национального ремонта дачи всё равно не имеет ничего общего с заявленным в обвинительном заключении, что Карватко И.П. являлся свидетелем тщательной подготовки членов организованной преступной группы к посягательству на жизнь государственного и общественного деятеля Чубайса А.Б. Защита пытается дать возможность Карватко хоть слово молвить о шантаже и угрозах, которым он подвергался со стороны следственных органов, но всё это намертво глушит судья, которая зорко сторожит подобные вылазки защиты.

В конце-концов, убедившись, что от прокурора с чубайсовскими адвокатами толку мало, судья Пантелеева сама учиняет допрос свидетелю.

Судья: «14 марта при заезде домой по пути на дачу брал ли Найденов какие-либо вещи?»

Карватко вежливо напоминает: «Про инструменты я уже говорил».

Судья победоносно: «Про инструменты Вы не говорили!».

Гул возмущения в зале. Карватко: «Я говорил. У Найденова был вольтметр или амперметр, я не знаю, и белый пакет с плоскогубцами и другим инструментом».

Судья: «14 числа на даче находились вещи, необходимые для проводки?»

Карватко: «Что находилось на даче в бытовых помещениях, я не знаю».

Судья: «Было ли Вам известно, имеет ли Найденов навыки по устройству электросети?»

Карватко: «Я привозил его раньше в Люберецкий район на его дачу, где он делал разветвление».

Со специальности Найденова судья переключилась на его здоровье: «14 марта в пути следования с дачи Квачкова до дома Найденова он жаловался на боль в руке?».

Карватко: «Нет, он терпеливый».

Судья укоризненно: «Почему Вы не предложили довезти его до больницы?»

Карватко не принимает упрека: «Если бы попросил - довез бы».

Судья не соглашается: «Машина Ваша, Вы управляете, Вам и решать – везти его в больницу или не везти».

Карватко удивляется человеколюбию судьи: «Он взрослый человек, в Москве живет, знает, где какие больницы находятся. И вообще о том, что у него серьезное повреждение, я узнал 16 числа».

Судья: «Что это было – вывих, растяжение, трещина – что?».

Карватко: «Он мне показал руку 16-го и пояснил, что упал на локоть – то ли сломал, то ли ушиб».

Судья не сходит с моральной плоскости: «Я спрашиваю относительно Вас: почему Вы не предложили ему медицинскую помощь?».

Карватко: «Ваша честь, я не доктор, и он был в одежде, а не по пояс голый, чтобы я увидел повреждение его руки».

Судья: «Я Вас не о том спрашиваю!».

Карватко: «А о чем!? Почему я не сделал ему медицинское заключение?».

Судья смотрит на свидетеля с сожалением и меняет медицинский курс: «Проводка для дома покупалась или нет?».

Карватко: «Сумок и пакетов было много».

Судья: «Назовите те вещи, которые предназначались для электропроводки?»

Карватко: «Я же сказал, что не знаю. Правильно я понял, что после этих покупок я должен был проверить, что у них в пакетах?».

В этот момент судье передают вопросы присяжных к главному свидетелю обвинения. Судья читает вопросы присяжных про себя, молча откладывает их в сторону. Не оглашает! Подсудимые в лучшем положении, чем присяжные, их вопросы косяком снимает судья, но они хотя бы звучат. Но даже этого лишены присяжные заседатели, наши народные судьи.

Миронов пытается дать шанс свидетелю говорить: «Вы связывались с Яшиным после 21 марта?».

Карватко: «Нет, 21 марта я был задержан…».

Судья снимает и этот вопрос, призывает присяжных забыть, что сказал свидетель и закрывает судебное заседание.

«У меня была цель – дожить до суда» Заседание двадцатое

В судопроизводстве есть понятие – недопустимое доказательство, то есть доказательство преступления, добытое следователями с нарушением закона. По сути дела такое доказательство никаким доказательством являться не может, ибо его добыча непременно сопряжена с ложью, фальсификацией, обманом, подтасовкой фактов. И закон вменяет судье зорко следить, чтобы ни одно недопустимое доказательство не вплелось в ткань обвинения подсудимых, дабы не пострадали от беззакония невиновные. Перед очами судьи между обвинением и защитой всякий раз разворачивается жесточайшая схватка за недопустимые доказательства, которые защита пытается отринуть, а обвинение сохранить, чтобы не рассыпалось все дело.

В процессе о покушении на Чубайса, где последние три заседания присяжные заседатели непрерывно слушали показания свидетеля Игоря Карватко, настал черед появления тех самых недопустимых доказательств, из-за которых Карватко и был назначен в главные свидетели обвинения.

Прокурор, вступив в очередное заседание, просил судью огласить показания свидетеля Карватко, данные им на следствии в 2005 году. Встречь прокурору адвокат Яшина Закалюжный просил судью признать эти доказательства недопустимыми, а чтобы решение суда было обоснованным, Закалюжный предложил без присяжных допросить Карватко о том, как эти самые показания были получены от него на следствии.

Судья, нехотя повинуясь обязательной судебной процедуре, поставила вопрос на обсуждение. Мнения защиты и обвинения, разумеется, тут же разошлись.

Квачков: «Наступил критический момент в суде. Прокуратурой заявлено ходатайство об оглашении сведений, полученных от похищенного человека, которому подбросили наркотики, а его жене - боеприпасы. И если подобное доказательство не рассматривается судом как преступное, то что есть наш российский суд?».

Судья усмотрела в речи Квачкова лишь банальное сведение счетов с прокуратурой и взяла последнюю под защиту: «Суд предупреждает Вас о недопустимости некорректного отношения к стороне обвинения».

Квачкова поддержал Миронов: «Ваша честь, я мог бы промолчать, так как меня показания Карватко вообще не касаются, но я выскажу свою позицию. То, что прокурор Каверин, хорошо зная, каким грязным, циничным путем были получены показания Карватко – путем пыток жены свидетеля, имеющей шестимесячного сына на руках…».

Но судья уже заняла жесткую круговую оборону на подступах к прокурору: «Миронов, почему Вы позволяете в своих выступлениях оскорблять прокурора?!».

Миронов, твёрдо чеканя каждое слово: «Ходатайство прокурора о признании этих доказательств допустимыми и законными – очень серьезный шаг к легализации допросов с пытками в судебных процессах».

Судья поняла всю серьёзность правоты прозвучавших слов, но сделала вид, что обиделась на легализацию пыток: «Миронов, Вы предупреждаетесь судом о некорректном отношении к судье».

Драматичность момента, явно выходящего за рамки только этого судебного процесса, почувствовал и прокурор, спешно и напористо принявшийся защищать следователей: «Исходя из материалов уголовного дела, эти документы получены в полном соответствии с УПК. Никаких заявлений ни Карватко, ни его защитник не делали. А некоторые заявления написаны свидетелем Карватко собственноручно. Конечно, я догадывался, что сторона защиты будет возражать против этих показаний, данных на следствии Карватко, так как эти протоколы неопровержимо свидетельствуют о причастности подсудимых, за исключением Миронова, к преступлению. Что касается якобы обнаруженных у него наркотиков и патронов, то я считаю, что данные аргументы являются надуманными. Конечно, я понимаю, что мы вынуждены будем выслушать Карватко после таких заявлений защиты, но все равно доказательства, полученные от него на следствии, надо огласить перед присяжными».

Адвокат Чубайса Сысоев не слишком утруждал себя поиском аргументов: «Ходатайство защиты считаю не основанным на законе. Нам не предъявлено никаких доказательств о нарушении закона. Возражаю против допроса Карватко без присяжных».

Судья приняла соломоново решение: «Постановляю удовлетворить ходатайство защиты в части допроса Карватко без присяжных заседателей. Решение о признании доказательств недопустимыми принять после его допроса».

Хочу посочувствовать присяжным заседателям, которых ограждают от любых подробностей того, как добываются доказательства преступления следователями с прокурорами. Мы, праздные зрители, азартные наблюдатели этого судебного процесса, имеем такую возможность, а народные судьи, в первую очередь должные получать полное представление об истинном положении вещей, не вправе!

Допрос главного свидетеля обвинения (!) начал адвокат Закалюжный: «Поясните, где Вы находились с 22 марта по 2 апреля 2005 года?».

Карватко: «В следственном изоляторе Твери».

Закалюжный: «Как вы туда попали?»

Карватко: «Я занимался частным извозом. Ночью 21 марта ко мне в Москве сел пассажир и попросил довезти его до Конаково, у него там родственница какая-то умирала. Вообще он вел себя странно. По телефону разговаривал якобы с женщиной, называл ее по имени, а ему отвечал мужской голос: да, понял, ждем. Он держал трубку у левого уха, и я слышал мужской голос. Он сильно нервничал. В поисках места, где живет родственница, мы свернули не туда, он якобы не мог вспомнить дорогу. Тут я увидел два экипажа сотрудников милиции. Я предложил остановиться, узнать у них дорогу. Он еще больше занервничал. Я остановился. И на меня эти сотрудники милиции сразу надели наручники без объяснения причин. Привезли в какое-то отделение милиции, предъявили обвинение в хранении наркотиков, в сопротивлении при задержании. На следующий день меня отвезли к судье. В результате якобы за неповиновение сотрудникам милиции я был арестован на несколько суток. После суда меня долго куда-то везли, оказалось, в следственный изолятор. Мне по-прежнему никто ничего не объяснял. Наконец вызвали на допрос, и человек в гражданской одежде, Владимир Сулейманович, не представившись, кто он, начал меня допрашивать о 17 марте. Их всех интересовало 16-е число. Я им рассказывал то, что рассказал здесь, в суде. Допросы проходили постоянно, по нескольку раз в день. Потом появился Корягин Олег Васильевич, сотрудник департамента по борьбе с организованной преступностью. Они показали мне распечатки телефонных переговоров, пояснили, где я находился в те дни. Они постоянно мне говорили: тебя видели в таком-то месте в такой-то день. Видели или нет на самом деле – не знаю. Мне показывали фотографии Яшина и Найденова и другие. Я узнал их. Потом Владимир Сулейманович пояснил, что Найдёнов – это Белов, а я вообще не знал его фамилии. Так что все, что мне нужно говорить на допросе, они говорили мне сами. Показали протокол, что у меня в машине обнаружены наркотики. Согласно их протоколу, я поехал из Подольска в Тверь, чтобы купить грамм марихуаны. Владимир Сулейманович мне говорит: «Видишь папочку пластиковую - они в этой папочке давали мне фотографии смотреть - на ней твои отпечатки пальцев, потом в этой папочке у тебя в машине найдут героин, и свидетелей будет столько, сколько нужно». Потом мне показали протокол, что у меня дома в коробке с дрелью обнаружены боеприпасы. Владимир Сулейманович сказал: за них не ты будешь отвечать, за них будет отвечать твоя супруга, а у нее шестимесячный сын... Подумай.

Когда я заспорил, что Найденов просто не мог бы стрелять, у него рука не работала, он её расшиб, Владимир Сулейманович мне сказал: о состоянии Найденова тебя никто не спрашивает, ты об этом не говори. Они ведь мне сразу написали те показания, которые я должен был дать следователю из Генеральной прокуратуры Ущаповскому, и предупредили, чтобы я никаких глупостей не делал. Ущаповский был единственный, кто мне представился. Я спросил его, могу ли сообщить жене, где я нахожусь. Ущаповский дал мне телефон – звони. Но Владимир Сулейманович забрал телефон и сказал: «Ему звонить нельзя». У них возник спор, и они вышли из кабинета. Потом вернулись, сказали: звони матери, скажи, что живой, но не говори, что с тобой.

Начался допрос следователя Ущаповского. Я зачитал то, что мне написали. Получился просто какой-то диктант следователю. От себя я всё-таки добавил, что ничего такого подозрительного я на даче Квачкова не видел. Но потом, когда я прочитал, что записал под мою диктовку Ущаповский, все было изложено по-другому и никаких моих слов там не было. Ущаповский уехал, меня оставили в СИЗО и продолжили допросы. Владимир Сулейманович стал спрашивать: давай подробней – что было в Жаворонках. Расспрашивал с картой в руках, потом стал учить, что в Генеральной прокуратуре мне нужно сказать: вот там я ехал, вот там мы остановились... Еще он меня заставлял сказать, что когда я зашел в дом Кваачкова, на его дачу, то увидел оружие и услышал разговоры о том, что завтра будет покушение. Я этого так и не сказал, и за это мне досталось.

В течение трёх дней Владимир Сулейманович со мной проводил работу, как я должен рассказать, что остановился на шоссе по просьбе Яшина… Всё время говорил: думай о себе. Велел мне написать заявление с просьбой меня вновь допросить и подготовил мои новые показания. Когда я прочитал то, что должен был сказать на новом допросе, я возразил, что у меня нет подозрений, что Квачков что-то готовил. Тогда Владимир Сулейманович предложил: а ты пиши «могу предположить», «мне кажется». И пусть суд потом обсуждает - домыслы это или не домыслы. Я все это подписал, не имея возможности с ним спорить, так как в это время меня обвиняли и мою жену тоже, и я не знал, где я. Мне сказали: ты здесь на десять суток задержан, тебя могут освободить, выпустить за порог, а ты за порогом нецензурно выругаешься и снова на десять суток. Владимир Сулейманович мне вообще говорил: меня не интересует ни Генеральная прокуратура, ни Чубайс, я здесь царь и бог, и ты будешь делать, что я скажу…

Потом меня повезли в Москву, в Генеральную прокуратуру на улицу Радио. Перед этим с Корягиным у нас была репетиция допроса, что я должен сказать в прокуратуре. На улице Радио меня допрашивал следователь Генеральной прокуратуры Ущаповский. Когда я спросил о боеприпасах и о жене, он сказал: ты мне эти вопросы не задавай, лично я был против, чтобы их тебе подбрасывали, это инициатива Корягина. Мы не знали еще, какой ты – разумный или неразумный.

Меня спросили, где я был 17 марта. А я был утром в мастерской и назвал человека, который меня там видел. Тут же Корягин привез мне протокол допроса, что этот человек из мастерской, Андрей, сказал, что это я просил его сделать мне алиби. Я сказал Корягину, что есть еще соседи, которые меня могли видеть. А он сказал, что в материалах дела окажутся показания тех соседей, которые тебя не видели, а тех, кто видел, не будет.

Со слов Корягина, во время покушения самого Чубайса в этом БМВ не было, и без Службы безопасности РАО ЕЭС это все обойтись не могло. Корягин просил меня сказать следователю, что 16 марта я якобы слышал разговор о каком-то господине по прозвищу «Пиночет» из Службы безопасности Чубайса, что этот господин имеет отношение к покушению. Корягин показал мне фотографию какого-то мужчины, сказал: это и есть Пиночет – и стал убеждать, что я должен буду этого человека упомянуть, что он якобы связан с Квачковым. Корягин просил меня сказать его начальнику, что я видел Пиночета на каких-то праздниках. Но я отказался, так как не хотел иметь проблемы со Службой безопасности Чубайса».

Карватко перевёл дух, и вместе с ним шумно вздохнул весь зал, впитывавший каждое его слово о том, как сегодня в России, не в те далёкие страшные 37-е, о которых так много сегодня говорят, а сейчас вот в наши дни наследники Ежова и Ягоды продолжают добывать нужные им показания, ломая судьбы, угрожая жизни жён, детей.

Закалюжный: «Сколько раз Вы были допрошены на предварительном следствии с составлением протокола?».

Карватко: «Первый раз с протоколом меня допрашивал только Ущаповский. А до этого они что-то записывали просто так».

Закалюжный: «Вы подтверждаете данные из этих протоколов?».

Карватко: «Я могу их подтвердить частично. Все, что касалось хронологии события – я этого знать не мог. Я говорил лишь то, что они мне написали».

Закалюжный: «Относятся ли Ваши пояснения и к заявлению на имя прокурора?».

Карватко: «Заявление положил передо мною Владимир Сулейманович, сказал: «На, перепиши». Я не мог ему возражать, переписал, только возразил, что Найденов вообще не мог участвовать в покушении. Он же мне сказал: а ты предположи, что, возможно, это могло готовиться там, на даче Квачкова».

Закалюжный: «Поясните, соответствуют ли действительности протокол опознания аккумулятора и протокол Ваших показаний об остановке Яшина на шоссе».

Карватко: «Я этих своих показаний не читал. Корягин мне показал фотографию, спрашивает: этот аккумулятор похож на тот, который был у Квачкова на даче? Я ответил, что в принципе не могу сказать, что он похож. Корягин в ответ: ручка есть, индикатор есть, вот и скажешь на опознании, что похож. Потом следователь Соцков сел в мою машину и мы поехали за аккумулятором, чтобы мне его потом опознавать. Соцков и милиционеры вынесли мне аккумулятор в коробке и ещё коробку с бутылкой из-под водки и окурками. Соцков взял коробку с бутылкой и окурками, а я потащил коробку с аккумулятором, потом он говорит: нет, мы неправильно с тобой их несем, давай поменяемся коробками. Приехали на опознание, и я видел, как еще один аккумулятор сняли с «Волги», а потом еще один принесли. Передо мной поставили три аккумулятора, и только на одном была синяя ручка, но он был изношенный и наклеек на нем не было. Корягин ко мне подошел и говорит: «Не дури, тебе надо сказать, что аккумулятор похож, и все». Потом мы приехали на дачу Квачкова, и когда открыли гараж, я в гараже увидел аккумулятор, который действительно похож на тот, что я видел 16-го на даче. И меня спросили: а вот этот аккумулятор похож? Я сказал – да, у него тоже есть и ручка, и наклейки. Это у следователей вызвало замешательство.

Потом меня привезли на место, где я должен был сказать, что Яшин просил здесь остановиться – справить малую нужду. Меня сопровождали сотрудник Одинцовской прокуратуры и следователь Генеральной прокуратуры. Один другому говорит – давайте измерим расстояние, и когда на спидометре отметилось 700 метров, машину остановили и мне говорят: ну, ты место узнаешь? Я смотрю – никаких следов взрыва, ничего. А они говорят: уже вечер, будем фотографировать.

Потом повезли в Жаворонки к тому дому. В квартиру я не поднимался, а по поводу обратной дороги сказал следователю, что мы с Яшиным и Найденовым другой дорогой ехали. Я говорю: ворота зеленые вам показать? Нет, говорят, не надо».

Закалюжный: «Почему Вы не возражали в ходе допросов и следственных действий?»

Карватко: «Кому я мог сказать? Ущаповскому я все рассказал, а о том, что мне подбросили боеприпасы в дом, это Ущаповский мне сам рассказал. Он меня вызвал, дал ручку, пиши. Я говорю: мне писать, что это Корягин патроны подбросил? Нет, - говорит, - пиши, что строители или дети занесли, что это не боеприпасы, а куски железа. Потом говорит: пиши, что экстремистски настроенные люди тебе угрожают. Я писал и думал: мне бы дожить до суда!».

Першин, адвокат Квачкова: «Вы сказали, что Вам досталось от Владимира Сулеймановича. В чем это заключалось?»

Карватко: «Сам он рукоприкладством не занимался. Другие заходили в камеру, надевали пакет на голову, и я не мог дышать. Еще в Конаково меня приковали наручниками, сотрудник милиции подошел с сигаретой, сунул сигарету мне в руку и все. Ожоги у меня были на руках. И от наручников были следы: когда подвешивают человека – рвется кожа».

Першин: «А сколько раз это применяли к Вам?»

Карватко: «За сутки до приезда Ущаповского прекратили».

Прокурор тут же уцепился за последние слова Карватко: «Какое незаконное воздействие на Вас оказывалось следователем?».

Карватко: «Физически – никаких воздействий. Ничего не могу против Ущаповского сказать, он мне не угрожал».

Прокурор: «Вы заявляли Ущаповскому о незаконных методах дознания?».

Карватко: «Я давал пояснения о повреждении рук, я говорил ему обо всем, но официально ничего не заявлял».

Прокурор: «Почему Вы не сделали соответствующих записей в протоколах?».

Карватко: «Я боялся за жизнь своей семьи, за то, что мою жену могут привлечь к уголовной ответственности. Прежде чем этот протокол был написан, со мной провели работу сотрудники правоохранительных органов. Следователь видел, в каком я состоянии, но ему было все равно».

Прокурор: «После 2 апреля 2005 года Вы лишались свободы?».

Карватко: «Корягин, например, просил подъехать в Департамент по борьбе с организованной преступностью. Говорит: ну, ты как вообще? Я говорю: мы уже это обсуждали. Он говорит: ну, посиди, подумай. И я сижу в закрытом помещении – до вечера».

Неожиданно вмешивается судья, до того безмятежно и безучастно внимавшая показаниям свидетеля: «Послушайте, Карватко, если я Вас сейчас приглашу пройти в комнату свидетелей, Вы же не будете воспринимать это как изоляцию?».

Со стороны защиты сразу несколько голосов: «Возражаю!».

Сравнение камеры с комнатой свидетелей в суде отверг и сам Карватко: «Если меня из запертой комнаты не выпускают даже в туалет – разве это не задержание?».

Прокурор: «Вы говорили, что Вас задержали на десять административных суток по решению суда. Почему Вы судье ничего не объяснили?»

Карватко: «Меня привезли к судье, у него уже там были какие-то бумажки. Судья посмотрел и сказал: десять суток. Я спрашиваю: за что? А мне человек, который меня привел: сейчас будет пятнадцать».

Прокурор, стоически изображая невинность: «Вы обжаловали решение суда?»

Карватко с возмущением: «Как я мог это сделать?!»

Прокурор издевательски: «Элементарно!»

Далее диалог Карватко с прокурором напоминал поединок трагика с шутом. И всю развернувшуюся перед глазами зрителей сцену можно было бы записать в шедевры театральных постановок на темы суда и следствия, преступления и наказания, если бы… Если бы это не было горькой действительностью нашего времени.

Прокурор: «Какие последствия для Вас имело неуверенное опознание аккумулятора?»

Карватко: «Но в протоколе написали, что я его опознал».

Прокурор: «Почему не заявили, что этот аккумулятор Вы ранее видели?»

Карватко: «Всю это процедуру проводил следователь Соцков, с которым мы вместе за опознаваемым аккумулятором и ездили. Этих вопросов мне никто не задавал».

Прокурор: «Почему при виде аккумулятора в гараже Вы не заявили, что видели этот аккумулятор на даче. Взяли бы и не подчинились!»

Карватко принял это за издевательство: «Конкретно попереть на Службу безопасности РАО ЕЭС? Первые семь дней, когда меня отпустили, меня домой только ночевать пускали. Я бо-ял-ся».

Последние слова свидетель произнес отчетливо, по слогам.

Прокурор сошел со скользкой темы бунта против следовательского беспредела: «Это Вы указали следователю в Жаворонках на квартиру?».

Карватко: «Я даже в подъезд не заходил, я только подъехал к дому. Впечатление, что следователи там уже раньше были. Они со мной ехали и остановились – знали где, и спросили – тот подъезд или нет. Они вообще много знали. Когда меня задержали, мне сразу стали задавать вопросы: ты приезжал сюда, это зафиксировано. Как будто они все знали».

Сысоев, адвокат Чубайса: «Сейчас у Вас есть основания беспокоиться за свою безопасность?»

Карватко: «У меня была цель – дожить до суда, чтобы при людях дать показания. Конечно, и сегодня есть основания для беспокойства. Мне сотрудники Департамента по борьбе с организованной преступностью уже не раз говорили: «Зря ты все это затеял!».

Сысоев: «Вы произнесли «конкретно попереть на Службу безопасности РАО ЕЭС». Что это значит?»

Прокурор и представитель Чубайса Гозман нервно заерзали. Карватко удовлетворил любопытство чубайсовского юриста: «Со мной как работали? Сначала спокойно, мягко. Потом Корягин говорит: «У нас имеются неоспоримые факты, что Служба безопасности РАО приняла в этом участие». И я должен был сказать следователю, что все происходило при участии Пиночета…».

Судья успела остановить свидетеля, пока он не пустился в подробности деятельности загадочного тезки чилийского диктатора и сама принялась задавать вопросы.

Судья: «Имели ли Вы препятствия делать замечания по протоколам Вашего допроса?».

Карватко: «Мне конкретно объясняли, что я должен сказать».

Судья капризно: «Мне это не надо. Скажите, были ли у Вас препятствия?»

Карватко раздельно, как малому ребенку: «Я протоколы даже не читал, не было такой возможности».

Тогда судья изображает глухую: «Протоколы подписывали?».

Карватко и отвечает ей как слабо слышащей: «Да. Но я не ознакамливался с протоколами!».

Теперь судья симулирует старческий маразм: «В момент, когда Вы ставили подпись в протокол, почему Вы не вписали, что протокол записан не с Ваших слов?».

Карватко все еще надеется вразумить правосудие: «А мне конкретно говорили – вот здесь расписывайся, здесь и здесь, и я расписывался».

Судья маниакально не хочет верить в коварство правоохранительных органов: «Как Вы объясните, что адвокат, которая участвовала в первом вашем допросе, не сделала замечаний о том, что Вы читали ответы с листа?».

Карватко болезненно морщится, понимает, что над ним открыто издеваются: «Я понятия не имею, кто это был. Мне сказали – это твой адвокат. Она все видела, но ни о чем не спрашивала, она даже здоровьем моим не поинтересовалась».

Судья не потеряла интереса к игре в непонятки: «Сегодня в показаниях Вы отнесли действия Корягина и других сотрудников правоохранительных органов к незаконным. А почему Вы не писали заявлений об этом?».

Карватко отвечает ей с безнадёжной усталостью: «Мне просто было страшно и за себя, и за свою семью. Если мне следователь Генеральной прокуратуры говорит, что «лично я был против, чтобы вам подбросили боеприпасы», что я должен думать об этих людях? Мне не хотелось, чтобы со мной повторилась история, которая была в Твери».

Судья, прежде изображавшая вялотекучесть мысли, вдруг, словно из засады, энергично выскакивает с вопросом. О, что это за вопрос!: «А почему Вы в суде не побоялись сказать правду? Что изменилось?».

Судья в суде спрашивает свидетеля, почему он не боится говорить правду в суде?! Вот времена, вот нравы! Поистине наша Фемида, эта дивная богиня с врожденными понятиями о справедливости и истине, уже лет двадцать как погребена под обломками реформированной судебной системы. На ее месте промышляет законностью и правопорядком, взвешивая доходы и расходы, толстая тетка с психологией торговки с извоза. Но Карватко не изумился вопросу: «Здесь, в присутствии людей, я во всеуслышание заявил, что если со мной что-то случится, то все вопросы к Олегу Васильевичу Корягину».

Судья с нескрываемым садизмом: «А почему Вы не сделали заявление в Генеральную прокуратуру в период следствия?».

Карватко зло, иронично: «И отдать это заявление Владимиру Сулеймановичу? Да где бы я поместил это заявление?».

Судья с видом невинной овечки: «В прессе».

Карватко терпеливо, почти доброжелательно, как учитель в школе для умственно дефективных: «Со второго апреля я находился под постоянным контролем Департамента по борьбе с организованной преступностью. Ко мне, к примеру, садится в машину пассажир и говорит: «Игорь Петрович, ехал бы ты домой, мы же не можем контролировать всех твоих пассажиров». Я знал, что если я что и напишу, первым об этом узнает Корягин. Я не мог никуда трудоустроиться. Знакомые шарахались. Андрея из мастерской, который меня видел 17-го марта, взяли прямо в футболке и тапочках. Пригрозили: если не подпишешь сейчас, поедем домой и найдем что-нибудь. Он мне говорит: извини, я подписал».

Судья теряет к Карватко интерес. Вопрос Найденова: «Сотрудники охраны, назначенные судьей в 2006 году, Вам выделялись?»

Карватко: «Да, один из них мне прямо сказал: придется охранять от своих же коллег. Однажды на джипе приехали домой неизвестные, дошло до рукоприкладства. Через три дня на передвижном посту ГАИ меня остановили, я вышел и увидел человека из джипа. Он предложил мне записывать все разговоры с Корягиным на диктофон».

Миронов с азартом историка: «Какова судьба этих записей?».

Карватко: «Я так и не понял, что это за структура. Может, Корягина уловки? Сказал об этом Корягину, он говорит: это «смежники».

Котеночкина, адвокат Найденова: «Какие действия – физические, психические - к Вам применяли?»

Карватко устало: «Лично Корягин наручники не застегивал, руки мне не заламывал. Обсуждается вопрос – я отказываюсь. Корягин выходит за дверь, входит другой и надевает мне на голову пакет. Наступает удушье. Когда снова отказываюсь, Корягин выходит, входит сержант, прижигает мне руки сигаретой со словами «Руки тебе не нужны». Они у меня скованы наручниками. Когда освободили, у меня оказались повреждены плечевая суставная сумка, правый локоть, ушиб грудины и так, по мелочи».

…Все устали от допроса, от бессмысленных вопросов судьи и прокурора, изображающих из себя свято верующих в законность действий милиции и прокуратуры, от тяжкого осознания того, что подобное могут творить с каждым из нас – сегодня, завтра, послезавтра. Хотелось закрыть это страшное заседание, как последнюю страницу кошмарного романа, но прокурор приготовил замысловатый эпилог. Он просит судью огласить детализацию телефонных переговоров Карватко в то время, когда того пытали в застенках Твери.

Из мозаики унылых цифр, дат и адресов, откуда поступали звонки с телефонного номера Карватко, неожиданно сложилась потрясающая картина: томясь в камере СИЗО, Карватко ухитрялся вести переговоры из разных мест Москвы и Подмосковья. Даже с улицы Житной, 14а!

Прокурор был восхищен собственным реваншем: «22 марта звонок был с Вашего места жительства, а по Вашим показаниям Вы должны были находиться в Твери?».

Карватко лишь развёл руками: «Я не мог там оказаться. Ничего не понимаю. Не могу объяснить».

Прокурор ликующе: «А 24 марта звонок от Вас поступил из Москвы, с улицы Житной. Как это объясните?».

И вдруг до Карватко доходит: «Улица Житная… Улица Житная… Так это же Министерство внутренних дел! Это же ваши сотрудники забрали мой телефон! И шнурки, и ремень, и телефон».

Но прокурор пока ещё не понимает, во что вляпался: «Вы телефоном пользовались и в Астафьево, и на Житной?».

Карватко заклинающе: «Я на Житной не был! Я был в Твери! Моим телефоном пользовались ваши сотрудники!».

И в этот момент решительного неверия прокурора в похищение свидетеля подсудимый Квачков заявляет ходатайство о судебном запросе в Тверское СИЗО, чтобы выяснить, находился ли там с 21 марта по 2 апреля И.П. Карватко.

Судья ставит ходатайство на обсуждение.

Миронов: «Поддерживаю. Надо разобраться с этими секретными тюрьмами на территории Российской Федерации».

Слова эти производят ошеломляющее впечатление на прокурора. Вскакивает, лихорадочно выпаливает залпом: «По поводу секретных тюрем, о которых говорит Миронов… У нас нет сомнений, что Карватко помещался в СИЗО Твери. Но темой нашего суда не является, на каком основании задерживался Карватко!».

Судья тоже не желает разбираться с секретными тюрьмами России. А жаль. Очень жаль! Ведь в них и добывают недопустимые доказательства, как в деле «покушении на Чубайса».

Судья Пантелеева узаконила пытки Заседание двадцать первое

Как сильно влияет наш отечественный кинематограф вкупе с телевизионными сериалами на сознание граждан: что ни фильм – то кровь и смерть, шантаж и пытки. Насилие стало такой обыденной картинкой, что ни у кого уже не вызывает ни возмущения, ни потрясения. Вот и судья, и прокурор, и адвокаты главного приватизатора страны, заседающие в процессе по делу о покушении на Чубайса, настолько свыклись с жестокостью, что не считают насилие преступным деянием. Ведь, как точно заметил Федор Михайлович Достоевский в своем бессмертном романе «Преступление и наказание»: «ко всему подлец-человек привыкает!».

После того, как главный свидетель обвинения Игорь Карватко рассказал в суде, как на допросах в следственном изоляторе его запугивали и пытали, судье предстояло решить, считать ли его показания, полученные под пытками на следствии, недопустимым доказательством. Судья поставила этот вопрос на обсуждение сторон.

Первым представил аргументы подсудимый Квачков: «В прошедшем судебном заседании Карватко заявил о примененных к нему пытках. Поэтому сама постановка вопроса о допустимости доказательств, полученных под пытками, является кощунственной. А суд решил, что судебное расследование о пытках, причиненных свидетелю, для дела не имеет значения. На мой взгляд, оглашение перед присяжными доказательств, полученных под пытками, является вызовом российскому правосудию».

Затем свои доводы предъявил адвокат Квачкова Першин: «Свидетель Карватко объяснил, как его пытали, где его пытали. Он говорил, что меры насилия применяли не только к нему, но и к его семье. Согласно статье 75 УПК РФ, показания этого свидетеля, полученные при применении насилия, не могут являться допустимыми».

Подсудимый Миронов начал с того, что: «Нельзя в суде зачитывать показания, подписанные рукой свидетеля, обожженной милицейскими окурками…», но тут же был перебит судьей, которая сначала встревоженно переспросила: «Что Вы сказали, Миронов?» и, не дожидаясь ответа от Миронова, возмущённо продолжила: «Все Ваши литературные изыскания, Миронов, не подходят к судебному процессу!».

Миронов пожал плечами, не понимая, за что такая отповедь: «Хорошо, Ваша честь, я буду исправляться. Так вот, чтобы понять причину появления таких показаний Карватко, надо разобраться, кто и с какой целью его похитил, держал в Твери, заставлял подписывать ложь. Если мы поймем цель, которую ставили похитители, пряча Карватко в тверской тюрьме, это будет гораздо важнее сегодня, чем все остальное».

Судья недовольно поморщилась: «Применяя литературные изыскания, Миронов, Вы растворяете в них юридически значимые факты. Вот Вы упражняетесь в изящности речи и упускаете юридические основания дела. В том, что Вы сказали, отсутствует процессуальная мысль».

Миронов бесхитростно удивился: «Окурки, потушенные о человеческую кожу, мешок на голову, приковывание наручниками… – я не считаю это литературными изысканиями, Ваша честь».

Тогда адвокат Михалкина заговорила с судьей на юридическом языке без «литературных изысканий»: «Прошу суд обратить внимание на юридически значимые факты. Согласно статье 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением Уголовно-процессуального кодекса, недопустимы. Карватко здесь на суде свидетельствовал, что он для получения ложных, нужных следствию показаний подвергался насилию, пыткам и другим действиям, унижающим человеческое достоинство. Таким образом, была грубо нарушена статья 9 УПК РФ, которая прямо говорит о том, что никто из участников судебного процесса не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Найденов с адвокатом Котеночкиной активно поддержали позицию своих коллег. Подсудимого Роберта Яшина судья по-прежнему не пускает на заседания, лишая его права на защиту.

Обратив благосклонный взор в сторону обвинения, судья изготовилась слушать, что имеет против пыток на следствии прокурор с адвокатами Чубайса. Самое поразительное, что те – и прокурор, и адвокаты Чубайса – ничего не имели против пыток и насилия на предварительном следствии.

Прокурор даже ухмыльнулся: «Я внимательно выслушал показания Карватко и сделал единственный вывод: никакого похищения не совершалось, никаких пыток не применялось и все показания Карватко давал сугубо добровольно. Например, я спросил: когда Вы оказались в Твери? Он путался, говорил: то ли 21-го, то ли 22-го. А согласно детализации телефонных переговоров, звонок с его телефона зафиксирован с адреса его местожительства. Другой звонок – 24-го числа – с улицы Житной в Москве. Что находится на улице Житной? Министерство внутренних дел. Зачем Карватко был в МВД? Не знаю, но главное, в это время он не был в Твери!».

Першин, Квачков, Миронов возмущенно вскакивают с мест. Миронов: «Его телефон – он что, вшит в голову Карватко?! Это его телефон был в МВД, а сам Карватко был в Твери!».

Прежде чем судья подоспела на подмогу прокурору, Першин тоже успел уличить обвинителя: «Прокурор вводит суд в заблуждение, Ваша честь! Карватко не говорил, что его телефон был при нем! Я в письменном виде предъявлю свои возражения, я Вам это покажу!».

Судья гневно нависла над адвокатом: «Першин! Вы предупреждаетесь за то, что угрожаете суду. Вы сказали: «Я вам покажу!».

Першин объясняет, что он собирался показать судье вовсе не то, о чем та подумала. Судейское кресло перестает яростно скрипеть, и прокурору вновь дают слово.

Прокурор, победоносно поглядывая на подсудимых: «Что касается секретных тюрем, в которых якобы содержался Карватко, то я на прошлом судебном заседании вовсе не отрицал, что свидетель находился в тверском изоляторе. Но вопрос – как он туда попал и когда из него вышел?».

Не выдержал, возмутился Квачков: «Господин прокурор, Вы лжете прямо у нас на глазах!».

Но судья зорко сторожит честь прокурора и объявляет в ту же секунду: «Суд постановил: за оскорбление прокурора удалить Квачкова до конца заседания».

Квачков выходит под конвоем судебных приставов, бросив прокурору в лицо что-то гневное, но нераслышанное в зале. Зато до слушателей донесся горделивый прокурорский ответ: «Вы еще найдите такого прокурора!».

После небольшого перерыва в заседании прокурор, из тех, кого еще надо поискать, продолжал представлять доказательства того, что Карватко добровольно и чистосердечно давал показания на следствии вопреки его собственным признаниям суду о принуждении, шантаже и пытках: «Что касается якобы изъятия телефона у Карватко, то 27 марта ему дали позвонить родственникам с телефона следователя. Ну и что? Это вовсе не означает, что у него изъяли телефон. Но это означает, что Карватко никто не похищал. Это было не похищение, это скорее похоже на программу защиты свидетеля. Если Карватко считал, что в его показаниях на следствии что-то записано не так, то у него было право исправить это. Карватко нам поведал, что он от сотрудников милиции не прятался и встречался с полковником Корягиным неоднократно. Какой же здесь страх?! Если полковник Корягин так насолил Карватко, то Карватко надо было бежать куда глаза глядят, но он же не убежал! Я настаиваю, что все следственные действия с Карватко были законными и прошу огласить показания этого свидетеля на следствии!».

Замешательство, воцарившееся в зале, заразило даже судью. Представить похищение свидетеля милицией с целью выбивания из него нужных показаний как программу защиты этого свидетеля – о таком в российской судебной практике до сих пор никто не слыхивал. Действительно, надо еще поискать такого прокурора…

И эта юридическая что называется «новелла» вмиг овладела умами адвокатов Чубайса.

Шугаев, главный представитель интересов бывшего главного энергетика страны, начал издалека: «Суд правильно обратил внимание на то, что мы должны оперировать юридически значимыми фактами. Вот появился сейчас новый факт, что Карватко жгли руки, надевали ему мешок на голову. О чём это свидетельствует? О том, что Карватко подвергался серьезным угрозам, но это были угрозы со стороны защиты. Карватко просил защитить его, и это была программа защиты свидетеля! Объективных доказательств, что на Карватко было оказано давление со стороны органов прокуратуры, не имеется. Прошу огласить все материалы в полном объеме».

Следом выступил еще один чубайсовский полпред - адвокат Коток: «Ходатайство защиты о признании показаний Карватко на следствии недопустимыми доказательствами не обосновано и подлежит отклонению, так как факты, изложенные в нем, не нашли своего подтверждения. Карватко показал, что в СИЗО его обследовал медицинский работник, но никаких фактов насилия установлено не было. Он просто просил защитить его от стороны защиты».

Последний в адвокатской чубайсовой компании на троих – Сысоев – и вовсе обрушил на свидетеля обличительный пафос: «Считаю, что обстоятельства, на которые ссылается сторона защиты, не нашли своего подтверждения. У Карватко было время обратиться в правоохранительные органы с жалобой на действия правоохранительных органов. А он этого не сделал! Значит, ничего не было!».

Судья глубоко и надолго задумалась. Ей действительно предстояло нелегкое дело выбирать из двух зол, второпях успевая взвесить, какое из них меньшее. Если признать показания свидетеля Карватко, добытые под пытками и шантажом в тюрьме, недопустимым доказательством, то придется признать также и то, что в России есть тюрьмы, где пытают и запугивают даже не подсудимых, а свидетелей. Если признать те же самые показания допустимым доказательством и закрыть глаза на то, что они добыты преступным путём, то такое признание влечёт за собой легализацию допросов с пытками и отбрасывает российскую судебную систему к временам инквизиции, когда щипцы и пламя развязывали языки самых несговорчивых обвиняемых, и их показания под пытками становились неопровержимыми свидетельствами самых фантастических преступлений вроде полётов на метле или плясок с чертями на Лысой горе. Это последнее зло судья и посчитала меньшим: «Суд постановил: огласить заявления и протоколы следственных действий, произведённых с участием Карватко».

Да здравствует инквизиция!

Любовь КРАСНОКУТСКАЯ,

Информагентство «Славия»

  (Продолжение следует)

КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО

ЛИЛИПУТСТВО

(Окончание. Начало в №9)

Страшнее Солженицына

Между прочим, Станислав Говорухин, создатель лакейских тротиловых фильмов «Так жить нельзя» и «Россия, которую мы потеряли», как раз в эти дни заявил о неназванных им режиссерах и лентах: «Снимать кино, где все русские дебилы – подлость» (Московская Неделя.13.11.09). Правильно. А почему никого не назвал? Да потому что трус. Но снимать фильмы, где утверждается, что в нищей царской России всё было великолепно, а в Советской сверхдержаве все грязно, отвратительно и преступно, - гораздо большая подлость. Теперь Говорухин возмущён: «Современные фильмы зачастую вызывают в людях низкие животные инстинкты. Нельзя позорить свою страну». Разумеется. Но какие именно фильмы-то, кто автор? Опять не смеет сказать рыцарь экрана. Но первопроходцем таких фильмов, позорящих родину, был именно он, певец Солженицына, за что и сидит с ельцинских времён в Госдуме, получая там ни за что по 120 тысяч ежемесячно. Теперь он, прозорливец, негодует: «Нельзя показывать родину дикой, невежественной, азиатской». Но она на самом деле становится невежественной и дикой. 60% взрослого населения, как отметил сам Медведев, ничего не читает. Сам-то он Пелевина и Улицкую читает, но вот народ... Миллионы детей не имеют возможности учиться. С каждым годом растёт количество совершенно неграмотных призывников-новобранцев. Да что там! Телевидение в перерывы пещерной антисоветчины показывает совокупление артистов со своими подружами...

Но - «показывать Россию азиатской»? В сверхмиллиардном азиатском Китае почти ликвидирована неграмотность, а за сюжетик совокупления по телевидению на другой же день своего эрнста китайцы наказали бы так, как Путин обещал наказать Саакашвили – повесили бы за причинное место. Ничего подобного российской похабщине нет и в азиатской Индии, и в азиатском Вьетнаме, и в других азиатских странах. Говорухин всё ещё живет представлениями времен России, которую он, не видя её, потерял. Так вот, невероятному одичанию родины невероятно энергично содействуют деятели искусства, их творения, и первыми среди них были те два помянутых выше фильма маэстро Говорухина. В деморализации народа, в установлении бандитского режима они сыграли гораздо большую роль, чем, допустим, весь Солженицын с его «Архипелагом» и всеми потрохами. Эту четырехтомную бездарщину никто и не читал, как полагается, а чего стоит посмотреть двухчасовой фильм? Легче лёгкого.

Сейчас многие уже не помнят, например, как на Съезде Народных депутатов шло обсуждение советского-германского договора 1939 года. Но Говорухин-то не забудет до самой смерти. В первый день, несмотря на все старания Горбачёва, Яковлева и Лукьянова, разрушителям Советского Союза ничего не удалось. Перенесли обсуждение на утро следующего дня. А вечером депутатам показали этот самый шедевр антисоветской клеветы - «Так жить нельзя!». И цель была достигнута: многие депутаты дрогнули, расчувствовались, поверили лжецу. И на утро договор большинством голосов был осуждён, чем немедленно воспользовались прибалты – объявили себя независимыми. Как видим, шибко художественные фильмы Говорухина умело использовались в самый решающий момент как острое политическое оружие убийства родины.

Говорухин очень любит показать себя тонкой и широко образованной художественной натурой. Явно с этой целью рассказывает, как однажды попросил поднять руку тех своих студентов, кто читал «Тёмные аллеи» Бунина. И был ужасно огорчён, даже возмущался, что никто не читал сей шедевр. Господи, да ведь это же всё равно, что спросить, кто читал стихотворение Пушкина «Красавице, которая нюхала табак». Пятнадцатилетним отроком сочинил поэт такой изящный пустячок, который заканчивается строкой горького сожаления: «Ах, отчего я не табак!» Бунин же не в отрочестве, а в глубокой старости да еще в дни немецкой оккупации написал эти «Аллеи». О них хорошо сказал Твардовский: «Эротические мечтания старости». И не пришло в голову маэстро спросить студентов, а кто читал, допустим, бунинскую «Деревню», или «Жизнь Арсеньева», или хотя бы «И цветы, и шмели, и трава, и колосья...».

Между тем валаамова ослица вдруг признала: «В Советские годы жегловы (т.е. честные, мужественные, добропорядочные люди, настоящие патриоты. - В.Б.) были в каждом городе – и в Москве, и в Одессе, и в Киеве». Более того, на каждой улице, в каждом доме. Но что вы-то, сударь, изобразили во всей вашей России, в которой-де жить нельзя? Ни одного Жеглова, одни живоглоты.

Между прочим, даже Солженицын, самое большое русофобское трепло ХХ века, для прославления коего Говорухин с благоволения Ельцина катал аж в США, в штат Вермонт, даже он, Александр-то Исаевич, незабвенный Нобелевский лауреат, в Советское время отрёкся от одного своего полубессмертного творения – от пьесы «Пир победителей». Это то самое сочиненьице, о котором Шолохов писал: «Поражает какое-то болезненное бесстыдство автора, злоба и остервенение. Все командиры, русские и украинцы, либо законченные подлецы, либо ни во что не верящие люди. Почему осмеяны русские и татары? Почему власовцы, изменники родины, на чьей совести тысячи убитых и замученных, прославляются как выразители чаяний русского народа?». Ведь это, Говорухин, прямо о том же самом, о чем вы сейчас бурно и негодуете по адресу неизвестных режиссеров и их фильмов, где все русские – дебилы. Только там всё названо своими именами, а у вас - трусливая анонимность.

Так вот, в Советское время Солженицын отрёкся от этого шедевра, как от написанного в отчаянную, дескать, пору жизни. Это был первый вроде бы честный шаг. Но когда вернулся из Америки, а во власти оказались уже демократы во главе с обкомовским пропойцей, он побежал с этим «Пиром» в Малый театр. Это был второй, уже болезненно бесстыжий шаг. И там, в доме Островского, на священной сцене русской культуры такие же лицедеи и трусы, как вы, Говорухин, поставили эту пьеску. Она продержалась четыре показа.

Подумайте, маэстро, не повторить ли вам первый шаг своего кумира без второго, т.е. признайтесь, что фильмами «Так жить нельзя» и «Россия, которую мы потеряли» вы хотели выслужиться перед новым режимом, перед Ельциным и Чубайсом, что помогло вам в этом ваше невежество и болезненное бесстыдство, что отхватил тогда за это изрядный куш, который ныне в перечислении передаю, допустим, в Детский фонд Альберта Лиханова и т.д. Ведь вы только что заявили: «Сейчас самое время говорить о таких понятиях, как честь, благородство, долг, Родина». Ну, вообще-то, между нами, у порядочных людей для этого всегда - «самое время». Точнее, говорить-то об этом много не надо, но в душе это должно быть всегда.

Так покайтесь же, пока не поздно. Ведь душу свою спасёте. Неужели не страшно с рожей Солженицына предстать перед Господом нашим?

Застенчивая храбрость

Но вернёмся к фанфарам и трубадурам. Ведь одно их обилие и льстивое единодушие, Александр, должно отбить охоту присоединиться к ним. Тем более, что на другой день после оглашения Послания, 13 ноября, в Ульяновске прогремел в честь президента и его речи мощнейший салют, во время которого восемь артиллеристов погибли.

Но, повторяю, желание защитить и поддержать президента и у меня остаётся. В самом деле, вот он сказал: «Престиж отечества и национальное благосостояние не могут до бесконечности определяться достижениями прошлого. Ведь производственные комплексы по добыче нефти и газа, обеспечивающие львиную долю бюджетных поступлений, ядерное оружие, гарантирующее нашу безопасность, промышленная и коммунальная инфраструктура – всё это создано большей частью ещё советскими специалистами, иными словами, это создано не нами и до сих пор удерживает нашу страну на плаву». Как это не подержать хотя бы за то, что раньше ни Путин, никто другой ничего подобного не говорил о Советском времени, а только клеветали на него. «Советская Россия», приведя эти строки, даже воскликнула: «Браво!». И – оппозиционные аплодисменты...

Правильно и дальше: «В прошлом веке ценой неимоверных усилий аграрная, фактически неграмотная страна была превращена в одну из самых влиятельных индустриальных держав, которая лидировала в создании ряда передовых технологий того времени: космических, ракетных, ядерных». И это верно, однако какая уклончивая невнятица и безличность. Дело было не «в прошлом веке» вообще, а лишь после Октябрьской революции. И неграмотная страна «была превращена» в лидирующую державу не кем-то неизвестным, а Советским народом под руководством коммунистической партии. А кроме того, почему все сведено к «технологиям»? Поистине лидирующей и просто недостижимой для других стран Советский Союз был в социальной сфере: нигде в мире не было бесплатного жилья, образования, медицины и т.д.

Не занавес, а фильтр

А дальше? «Но в условиях закрытого общества...» В другом месте, как полагается истинному демократу, презрительно скажет ещё о «железном занавесе». Ну, как им втолковать, что был не занавес, а мудрый фильтр, оберегавший наш народ от мировой заразы. Сквозь этот фильтр персонально или своим творчеством приходили к нам большие и истинные художников, начиная с Айсдоры Дункан и Чарли Чаплина, а потом - великолепный Рокуэлл Кент и бесподобный Поль Робсон, мудрый насмешник Бернард Шоу и проникновенный Ромен Роллан, блистательный Хемингуэй и острый Селинджер, великий Иегуди Менухин и замечательный Ван Клиберн... А сколько истинных художников вернулись за «железный занавес»! Горький, Куприн, Алексей Толстой, Цветаева, Сергей Прокофьев, Вертинский, Коненков, Эрзя, последний секретарь Льва Толстого – Булгаков... А кто вернулся в вашу демократию? Михаил Козаков, Саид Багов, кто знает... Надо ещё продолжать? Во время войны и после у нас выходили на русском языке журнал «Америка» и еженедельник «Британский Союзник». А сразу после войны в 1946 году было создано единственное в мире специализированное издательство «Иностранная литературы». Но, конечно, через этот фильтр не могли пройти фигуры, подобные Хичкоку, Майклу Джексону, Мадонне, Йохансен... Впрочем, Мадонна на помощь Гаити после страшного землетрясения, погубившего около 200 тысяч человек, отстегнула от своих супермиллионов 250 тысяч долларов. Что ж, достойно. За это её, может быть, и пригласили бы в советскую Эстонию. А вот красотка Йохансен, едва ли менее богатая, решили пожертвовать гаитянам «гонорар», который заплатит ей счастливец, с кем она по объявленному ею конкурсу (кто больше даст) «поужинает в ресторане». И таких потаскух пускать в свой дом?..

Так обстояло дело с их посещением нашей страны. А мы у них бывали? МХАТ ещё в начале 20-х годов гастролировал в Америке, потом объездили многие страны и Большой, и Малый, и Вахтанговский... Совсем недавно в Ватикане выступал Ансамбль песни и пляски Красной Армии им. Александрова, и папа Бенедикт ХVI после каждого номера в восторге и благодарности вставал и простирал к небу руки. Поинтересуйтесь, демократ Медведев, в какой стране в Советское время ещё не бывал этот ансамбль или ансамбль Игоря Моисеева. Да не забудьте ансамбль «Березку» и хор Пятницкого, тоже не побывавшие разве что на Формозе да в Гренландии.

Ансамбль Моисеева, как и восстановленная наконец скульптура гениальной Веры Мухиной «Рабочий и колхозница», между прочим, созданы в 1937 году, когда за «железным занавесом», вероятно, ещё не родилась ваша матушка, и которым, видя там одни «сталинские ужасы», вы не устаёте пугать народ, как 22 ноября в передаче «Постскриптум»; «Березка» создана в 1948-м; и только хор Пятницкого пришел к нам из России, которую мы потеряли. А наши учёные, музыканты, спортсмены, особенно шахматисты – где они только не были! Пианист Лев Оборин ещё в 1927 году двадцатилетним юнцом получил первый приз на конкурсе в Варшаве. За ним – Давид Ойстрах, Шостакович, Буся, как тогда говорили, Гольдштейн и дальше - вплоть до Ростроповича... Наши футболисты сразу после войны совершили турне по Англии, а в 1955-м принимали сборную ФРГ, тогда чемпиона мира, и выиграли. Если память не изменяет, со счётом 3:2. Надо ли упоминать наших хоккеистов, которые, играя и за границей и дома, 22 раза становились чемпионами мира и Олимпиады!

Чем всем это может дополнить «новая Россия» Ельцина-Путина-Медведева-Сванидзе? Книгой Радзинского об Александре Втором, которую он послал президенту Бушу Кровавому, и тот ответил: «Спасибо. Помогает от бессонницы». Димой Биланом? Сборной по футболу, которая третий раз подряд не смогла пробиться на чемпионат мира да ещё и попала под подозрение: не за куш ли проиграла словенцам? Я не хочу верить, что проиграли нарочно, однако уже одно то, что не только безымянные болельщики, но и на государственном уровне, в Думе и по телевидению выражают сомнение, свидетельствует и тут: вот до какой моральной деградации дошло общество под вашим умным руководством.

А что касается «железного занавеса» в науке, то поговорите об этом с академиком Жоресом Алферовым. Он однажды сказал: «Занавес был не у нас, а у иностранных учёных. Они, а не мы засекречивали свои работы». Даже во время войны бывали такие вещи. Например, англичане раздобыли немецкую шифровальную машину, поручили доступ к секретной документации нашего общего врага, но для нас, союзников - молчок.

Что ж, Александр, можно ли защищать президента, который либо не знает всего этого, либо не желает принимать во внимание и твердит со слов Сванидзе:

- Закрытое общество! Железный занавес! Берлинская стена! Бастион тоталитаризма! «Преступления Сталина чудовищны!»

Хотите видеть умников? Вот они!

Да, именно так: «В условиях закрытого общества, тоталитарного режима позиции лидера невозможно было сохранить». Значит, завоевать лидерство при таком режиме было можно, а сохранить – нет. Хоть объяснил бы, почему. «Советский Союз так и остался индустриально-сырьевым гигантом и не выдержал конкуренции». Выходит, сам во всём и виноват, а предатели во главе с Горбачёвым и Ельцыным, а зарубежные энтузиасты свободы и «прав человека» совершенно не при чем. Однако остаётся неясным: Советский Союз - вторая держава мира или гигант на глиняных ногах? Нет ответа...

Такая же увёртливая невнятица и дальше: «Вместо примитивного сырьевого хозяйства мы создадим умную экономику... Вместо архаичного общества, в котором вожди думают и решают за всех, мы станем обществом умных людей».

Тут я вспомнил доклад Сталина на ХVII съезде партии. Там аплодисменты гремели 48 раз. Как видим, поотстал здесь Иосиф Виссарионович от Дмитрия Анатольевича (63 раза). Но ведь это без фанфар и потешных солдатиков. А кроме того, в стенограмме съезда есть такие пометы: 5 раз - «Смех», 2 раза - «Общий смех», 1 раз - «Общий хохот» и ещё 1 раз - «Хохот всего зала». Так что, здесь товарищ Сталин обошёл товарища Медведева. Но совершенно непонятно, почему после призыва «Создадим умную экономику, станем умными людьми!» не грянул хохот всего зала в Кремле. Ведь из призыва следует, что экономика второй сверх державы была безмозглой, а 75 лет руководили ею и всем обществом первостатейные тупицы. И вот появились суперумный Путин, экстраумный Медведев, мультиумный Грызлов, архиумный Миронов, и они первыми в мировой истории додумались выводить породу умников...Ведь уже и передача такая есть на первом канале - «Умники и умницы». Там, испытывая умы юношества, профессор Института международных отношений, ведущий передачи Юрий Вяземский, беглый член КПСС, задаёт молодым людям такие, например, вопросы: «Какой номер партийного билета был у Гитлера?» Если знаешь – умник, не знаешь – болван. И представьте себе – есть знающие! А спроси их хотя бы, кто был награждён орденом «Победа», они и не слышали о таком... Но что взять с этого Вяземского, если он на глазах своих «умников» объявляет телеведущего Диброва великим человеком.

Любезный президент! Можно воспитать образованного человека, можно физически развитого или вежливого, но ум, талант, красота – Божий дар, они или есть или их нет. Тут ничего не поделаешь. И обрести вы можете только квазиумников, как этот Вяземский. Но зачем? Их в вашем окружении и так стаи, полчища, орды... И лихим призывом «Россия, вперёд!» ничего не решишь. Во-первых, этот призыв мы уже слышали, только слова стояли в ином порядке: «Вперёд, Россия!». Так возгласил еще лет пятнадцать тому назад тогдашний министр финансов Борис Федоров, вскоре вместе со своим призывом почивший в Бозе. Во-вторых, один товарищ в Интернете заметил, что ваш призыв уж очень похож на команду собаке: «Рекс, фас!» Привлекательней было бы воззвать так: «Россия, за мной!». И тут же дать образцы своего личного вдохновляющего примера. Ну, например, для начала отдать под суд Чубайса и Швыдкова, выгнать с телевидения Сванидзе, Пивоварова и других малограмотных клеветников, запретить глумиться над русской художественной классикой и т.п.

Да хотя бы и самому научиться некоторым обязательным для президента вещам. Ведь сейчас, Дмитрий Анатольевич, вы порой в одном кратком выступлении не умеете свести концы с концами, сами себя опровергаете. Так, 22 января этого года на заседании Государственного Совета по вопросам политической системы вы крайне жизнерадостно заявили: «Я уверен, что в обозримой исторической перспективе, достаточно короткой перспективе (исторические перспективы короткими не бывают. - В.Б.) мы будем иметь современную политическую систему, за которую никому из нас стыдно не будет...»

Но что такое «современная система», вы сами с Путиным не знаете. В Китае одна система, в США – другая, в Белоруссии – третья... И все современные! Вы просто прячетесь за ничего не значащие слова. И это недостойно президента. В фундаменте нынешней политической системы России заложены ограбление народа, ложь, бесстыдство, безответственность, презрение к народу и клевета на его историю. Изменить этот фундамент вы по своей лилипутскости неспособны, а потому и создать что-то такое, за что не стыдно, при вашей власти невозможно.

Но вот что дальше было сказано: создадим, дескать, замечательную систему, но «мы всё равно будем её критиковать именно потому, что не бывает абсолютно навсегда установленных схем. Всякая политическая система должна развиваться». Прекрасно! Кто же против?

Но стоило Г.Зюганову тут же, приведя убийственные факты произвола, покритиковать нынешнюю избирательную систему, её недостатки и её реальное осуществление, как вы, энтузиаст самокритики, тотчас решительно заявили, что это недопустимо. Система, мол, замечательная. Как же связать эти два ваши заявления в одном заседании? Тем более что вы сами перед заседанием внесли предложение существенно изменить избирательную систему: снизить проходной процент в органы власти с 10 процентов до 5. Видно соскучились о горлопанах вроде Чубайса и Немцова. Вот ведь какие загадки...

А пока по девизом «Россия, вперед!» творится, например, вот что. В ноябре в Амурской области был такой случай. В семье, где трое малых детей, умерла молодая мать. И несчастному отцу, оставшемуся с детьми в тяжелейшем положении, соответствующие власти отказались выплатить этот самый «материнский капитал». Почему? Да как же! Он ведь «материнский», но мать умерла, а на том свете, как при коммунизме, все бесплатно... У вас, отцы наши, не хватило ума даже на то, чтобы назвать этот «капитал» (о, Господи, капитал!) детским, что исключало бы возможность такого идиотизма, как в Амурской области.

Или вот в тех же краях недавно образовалась чудовищная пробка из 160 составов с углем. Где ваш ум и ответственность? Почему вы не взгрели этого Якунина сразу, как только остановились два-три состава. А если ни тот ни другой из вас не знал об этом, какая вам цена? Это же не иголки в стоге сена, а составы, каждый из которых чуть не в полверсты.

Я глубоко уважаю боль Максима Калашникова за судьбу родины, всей душой за его самоотверженное старание что-то сделать для её спасения. Недавно он сказал в «Завтра»: «Если в девяностые годы были надежды, то нулевые стали просто временем депрессии. Несмотря на огромный поток нефтедолларов, мы продолжали откат назад. В один из моментов подумалось: зачем критиковать власть, обзывать её страшными словами – всё и так ясно. Надо попробовать изменить ситуацию. И когда появилось статья Медведева «Россия, вперёд!», подумалось – а может, настал момент обратиться к власти? Если власть говорит, что хочет развития, если президент говорит, что хочет развиваться...» Нулевые годы – это путинские.

И Максим написал письмо, разумеется, деловое, но, по его собственному признанию, хулиганское по форме, и оно – о чудо! - дошло до Медведева, он упомянул о нём по телевидению. И что, оно как-нибудь сказалось в Послании?

Приведу только один пример. Оратор радостно заявил, что впервые с 1992 года население страны стало расти, расти, расти и выросло аж на 1 тысячу человек. Он просто не понимает, что сказал, ибо в стране с населением в 145 миллионов невозможно уловить и зафиксировать рост в 1 тысячу. Вот когда бесследно исчезает 100 тысяч, это совсем другое. Но дело даже не в этом. По данным Росстата «естественная убыль населения» страны за восемь месяцев текущего года составила почти 183 тысячи человек. Депутат Думы Нина Останина в связи с этим заметила: «К новому году будет все 200 тысяч» (Правда. 27.Х1). Так ли, Нина Александровна? Ведь каждый месяц убывало почти по 25 тысяч. И нет оснований думать, что в оставшиеся четыре осенне-зимние трудные месяцы смертность уменьшится. Скорее, наоборот. Не достигнет ли эта скорбная цифра 300 тысяч или даже больше? И заметьте, что Росстат зафиксировал лишь «естественную убыль», т.е. это сведения об ушедших из жизни своей смертью – по старости, от болезней, нищеты и т.д. А какова неестественная - сколько убитых и самоубийц, сколько бесследно исчезнувших, сколько погибших в разного рода катастрофах, авариях, при пожарах?.. Поручите, Медведев, подсчитать это вашему умному и любимому Чубайсу, который когда-то заявил: - Ну, вымрут миллионов 30. Так они же сами виноваты – не вписались в наши реформы...

Да и «естественная убыль» это в большинстве своём – результат ваших реформ и вашей демократии. Из помянутых 300 тысяч своей смертью умерло, пожалуй, тысяч 50. А остальных без большой погрешности можно записать примерно так: 130 тысяч – за Медведевым и его умной администрацией, 120 тысяч – за Путиным и его умным правительством. И это только за нынешний год.

Выходит, Максим, оглашенный на всю страну рост в 1 тысячу это плод дикого невежества и бесстыдной лжи. Вы тысячу раз правы, когда говорите: «Ситуация почти сорок первого года... Нас просто не будет... Нужен новый социальный строй». Но те, к кому вы обращаетесь, просто не понимают вас по всем очевидной причине их политической и человеческой лилипутскости. Спасение родины только в том, чтобы поступить с ними так же, как в 1989 году мудрый Дэн Сяопин поступил с Горбачевым, радостно явившимся тогда с визитом в Китай, и с Генеральным секретарём КПК Чжао Цзыяном, который, оказывается, был полным единомышленником нашего дурочка-нарцисса. Первого Дэн выслал в 24 часа из страны (помните, как он быстренько оттуда вернулся тогда?), второго – отстранил, арестовал и до конца дней тот сидел под замком у себя дома. Так во имя спасения родины поступают настоящие патриоты, истинные коммунисты. Правда, Дэн Сяопин был тогда председателем Военного совета ЦК и Центрального военного совета КНР. Кажется, это что-то вроде нашего Совета безопасности. Кто там сейчас – Патрушев, что ли? Способен он? Есть надежда? Во всяком случае теперь и у нас установлена такая мера наказания, как домашний арест. Это вдохновляет. Дело за малым. Не вечно же будет сидеть в Совбезе этот Патрушев.

Владимир БУШИН

ДРУГОЙ МЕССИНГ

На экране ТВ появился очередной современный герой Великой Отечественной войны, боец ташкентского фронта В. Мессинг. Смотреть чушь противно, а вот этот эпизод из жизни артиста наверняка не будет показан. Он был опубликован в газете «Стрела». Газета для пассажиров. №44, 2004. К. Козлов.

«В своих воспоминаниях Мессинг рассказывает, что он на свои деньги построил и передал Красной армии два самолета, за что получил благодарственную телеграмму от самого Сталина. И это чистая правда. Но не вся.

В 1942 году артиста неожиданно попросили зайти в Госконцерт. Там его встретил председатель партячейки.

- Вольф Григорьевич, - обратился он к Мессингу, - в то время как наши солдаты проливают кровь на передовой, когда вся страна превратилась в единую крепость, когда все силы направлены на борьбу с врагом, долг каждого человека внести в эту борьбу посильную лепту. А поэтому спрашиваю без обиняков. Сколько вы как известный артист эстрады готовы внести на нужды фронта?

Артист был уже готов к чему–то подобному и поэтому ответил довольно быстро:

- Тридцать тысяч.

- Вольф Григорьевич, - усмехнулся парторг, - вы же понимаете, что это несерьёзно. У нас колхозники танки и самолеты дарят, а вы с вашими доходами… Да сейчас любой советский мальчишка мечтает самолет построить, лишь бы стране помочь.

- Я вам официально заявляю, – парировал артист, - что наша армия одержит победу и без моего самолета. Я вижу советские танки на берлинских улицах. Поэтому пишите пятьдесят тысяч и прощайте.

На следующий день Мессинга арестовали по обвинению в шпионаже в пользу Германии. Несколько дней чекисты доказывали ему, что если он не шпион, в качестве которого артист никак не хотел себя признавать, то он не должен быть таким жадным. И спустя эти несколько дней Мессинг почувствовал, что ему уже правда хочется построить самолет. И он выделил миллион, после чего был с миром отпущен. В местной газете была помещена (естественно, без подробностей) восторженная статья о том, что мэтр советской эстрады подарил фронту самолет, на котором теперь летает Герой Советского Союза летчик Ковалев, а ответом на статью неожиданно явилась благодарственная телеграмма от самого «отца народов», продублированная в «Правде».

После постройки первого истребителя артист начал думать над вопросом о том, как ему сберечь оставшуюся денежную сумму. Он перестал пользоваться услугами сберкассы, а излишки наличности, дабы не подвергать их риску инфляции, стал вкладывать в драгоценные камни и ювелирные украшения. В 1943 году в Ташкенте он познакомился с польским эмигрантом Абрамом Калинским, который предложил ему бежать из воюющего СССР в мирный и спокойный Иран. Немного подумав, убежденный космополит Мессинг согласился и в условный день, собрав все драгоценности, вместе со своим провожатым отправился в приграничный поселок Душак. Старик туркмен, выступавший в качестве проводника, запросил за переход сорок тысяч рублей. Немного поторговавшись, артист согласился с суммой. А под конец переговоров, откуда ни возьмись, выскочили люди в форме, заломили ошеломлённому телепату руки за спину и отвезли куда следует. Спасли артиста давешняя сталинская благодарственная телеграмма и привычка в опасной ситуации строить самолеты. Новый Як был построен и подарен армии спустя несколько дней после ареста и за несколько дней до освобождения».

СНИМАЕТСЯ КИНО

Берлинский аэропорт Темпельхоф, эксплуатация которого была прекращена минувшей осенью, стал гигантской декорацией для съемок нового франко-германо-испанского фильма «Карлос Шакал» о международном террористе Ильиче Рамиресе Санчесе. Съемки проходят под руководством французского режиссера Оливье Ассаяса, известного по фильмам «Летнее время», «Париж, я люблю тебя», «Выход на посадку». Темпельхоф «играет» роль сразу четырех аэропортов - Парижа, Рима, Лондона и Будапешта. В главном зале бывшего аэровокзала воссоздана атмосфера 70-80-х годов. Выход картины на экран ожидается в 2010 году.

Карлос Шакал стал легендой еще в 70-х годах. Он родился в Венесуэле в 1949 году в семье убежденного коммуниста, что и определило всю его дальнейшую жизнь. Получив диверсионную подготовку в Палестине, он встал на путь вооруженной борьбы против «мирового империализма», используя методы террора. Самой громкой акцией Карлоса стало нападение в 1975 году на штаб-квартиру ОПЕК в Вене. Карлос и шесть его соратников с сорока двумя заложниками получили самолет, на котором вылетели в Багдад, затем в Триполи и Алжир. В Алжире Карлос получил политическое убежище. В дальнейшем он жил в Адене, Венгрии и Сирии. В начале 90-х годов обосновался в Судане, а в 1994 году был арестован и выдан Франции. В декабре 1997 года Карлос был приговорен к пожизненному заключению. Личность неуловимого Карлоса, которую окружал ореол самых невероятных легенд и слухов, всегда привлекала внимание. Сценарий фильма базируется исключительно на показаниях свидетелей, судебных протоколах и полицейских актах. Создатели фильма встречались с братом Карлоса - Владимиром. Подспорьем для понимания мотивов террориста стала и книга Магдалены Копп, в которой она поведала о своем участии в классовой борьбе рука об руку с Ильичом Рамиресом Санчесом. Как сказал исполнитель заглавной роли Эдрар Рамирес, съемки проходят практически без репетиций: все настолько свежо в памяти, что актеры буквально живут событиями тех лет.

Олег АРТЮШИН

ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ИТАР-ТАСС

...об успехах нынешней масштабной операции натовских войск в Гильменде - крупнейшей со времени американо-британского вторжения в Афганистан в 2001 году - можно будет судить лишь через год, предположил начальник штаба обороны Великобритании маршал авиации Джок Стеррап. В радиоинтервью британской вещательной корпорации Би-би-си он предостерег от поспешных ожиданий в отношении этой операции с участием более 15 тыс. американских, британских и афганских военнослужащих. «Это - очень сложная операция, - сказал он. - Очень важную роль в ней играет время, а оно нам потребуется, чтобы убедить местных жителей в том, что им следует принять находящееся в Кабуле правительство. Только по истечении около 12 месяцев мы сможем оглянуться назад и сказать, что эта операция была успешной». Стеррап призвал британцев к проявлению терпения и эмоциональной сдержанности в отношении натовского наступления в Гильменде.«Мы должны запастись терпением и не торопиться с выводами, - заявил он.- Это - длительный, затяжной процесс, в течение которого всем необходимо проявлять стойкость и терпение». Сергей Хаботин

* * *

...по уточненным оценкам Международного валютного фонда /МВФ/, экономический спад в России в 2009 году составил примерно 9% ВВП. Андрей Шитов

* * *

...мировая экономика на пути к кардинальному перераспределению сил, и главную роль в этом «перевороте» предстоит сыграть группе БРИК - Бразилии, России, Индии, Китаю. К такому выводу пришел один из ведущих международных финансовых институтов - банк «Голдман Сакс», проанализировавший потенциал и динамику развития «четверки» за минувшее десятилетие. Китай впервые в современной истории стал крупнейшей экспортной державой мира. Не менее впечатляюща, по данным экспертов, деятельность других государств «четверки». Индии - в области компьютерного программного обеспечения и экспорта бизнес-услуг. России - в области нефти и газа и Бразилии - в сфере сельского хозяйства с одними из самых конкурентоспособных в мире фермеров. Борис Зайцев

* * *

...футболистов донецкого «Шахтера», которые играли в британской столице первый матч одной шестнадцатой финала Лиги Европы УЕФА против «Фулхэма», не пустили в лондонский универмаг «Хэрродс». Представитель администрации крупнейшего в Лондоне магазина товаров класса «люкс», который, как и клуб «Фулхэм», принадлежит британскому миллиардеру египетского происхождения Мохаммеду аль-Файеду, сообщил, что данное решение «не преследовало цель кого-либо обидеть». У входа в магазин дорогу неожиданно преградила охрана. Несмотря на все разъяснения, говорится в сообщении на официальном сайте «Шахтера», спортсменов внутрь не впустили, сославшись на большое число покупателей внутри, а также на то, что «какие-то они подозрительные, одетые в одинаковые спортивные костюмы». Официальный представитель «Хэрродс» выразил сожаление по поводу инцидента с украинскими футболистами. Роман Подервянский

* * *

...британские ВС ожидает неминуемое сокращение на 33 тыс. военнослужащих к 2016 году, поскольку у министерства обороны Соединенного Королевства отсутствует какая-либо иная возможность для ликвидации своего огромного бюджетного дефицита в условиях увеличения затрат на боевую операцию в Афганистане, кратного удорожания закупок новой военной техники, повышения жалования военнослужащим и роста расходов на лечение раненых. Сергей Хаботин

* * *

...министр обороны ФРГ Карл-Теодор цу Гуттенберг намерен увеличить численность контингента бундесвера в составе международных сил по содействию безопасности в Афганистане /ИСАФ/ на 1,5 тыс. чел., доведя ее до 6 тыс. чел. Об этом сообщают германские СМИ со ссылкой на военные круги ФРГ. Высокопоставленный представитель военного ведомства на условиях анонимности заявил, что для создания условий для последующего вывода войск, немецкий контингент в Афганистане необходимо довести до 6 тыс. чел.

* * *

...немецкие политики и военные считают миссию бундесвера в Афганистане необходимой. Бывший министр обороны ФРГ в правительстве Гельмута Коля Фолькер Рюе /ХДС/, выступая в телепередаче «Панорама» первого канала германского телевидения /АРД/, потребовал увеличения численности контингента бундесвера. По его словам, правительство ФРГ слишком долго делало вид, что вооруженные немецкие солдаты лишь выполняют миссию по восстановлению. «С этой ложью немецкой политики необходимо покончить, - сказал Фолькер Рюе. - Наши солдаты находятся в Афганистане не для того, чтобы бороться за равноправие женщин».

Бывший глава военного ведомства в правительстве Герхарда Шредера Петер Штрук /СДПГ/ вновь подчеркнул актуальность своей прежней позиции в том, что защита безопасности Германии ведется также и на Гиндукуше.

Оценивая ход подготовки солдат афганской армии и полицейских, отставной генерал Клаус Науман, занимавший посты генерального инспектора бундесвера и начальника Военного комитета НАТО, заявил, что здесь Германия «по сути потерпела фиаско».

Серьезную критику в адрес правительства ФРГ высказал бывший генеральный инспектор бундесвера Харальд Куят. «Чтобы избежать впечатления, что в Афганистане идет война, правительство отказалось оснастить солдат системами оружия, которые позволили бы эффективно бороться против «Талибана», - пояснил он. Одновременно он предостерег от преждевременных дебатов о выводе войск из Афганистана. «Тот, кто говорит о выводе войск, по сути говорит о бегстве», - подчеркнул Харальд Куят. Олег Артюшин

* * *

...в Румынии принято решение отправить дополнительно 600 военнослужащих в Афганистан. Таким образом, численность воинского контингента румын в этой стране увеличится до 1798 человек, сообщило агентство Аджерпрес. В 2010 году в общей сложности 3753 румынских военнослужащих могут принять участие в военных операциях за рубежом. В настоящее время 1020 военных находятся в Афганистане, остальные 1290 участвуют в других миссиях за пределами своей страны.

* * *

...Ливан освободился от половины минных полей, оставленных после ухода израильской армии. По сведениям Международного координационного центра ООН по разминированию /«Майн экшн»/, за последние три года от смертоносных ловушек освобождено 13 млн. кв. метров земельных угодий в южных районах страны. Работа саперов продвигалась по двум направлениям: обезвреживание обнаруженных минных полей южнее и севернее реки Литании, где существовала буферная зона, контролируемая израильскими войсками и коллаборационистами, и освобождение площадей от неразорвавшихся фрагментов кассетных бомб. За последние три дня конфликта с боевиками «Хезболлах» в 2006 году израильская авиация, как утверждают ооновские военные эксперты, массированно бомбила Южный Ливан. Однако, по их данным, примерно 40% кассетных бомб остались неразорвавшимися.

Разминирование требует трудоемких затрат. Сначала очищается поверхность земли, затем чуткими металлоискателями обследуется почва, выделяются зоны, где были зафиксированы металлические предметы. Компьютерное оборудование определяет их размеры и качество, но дальше - дело рук саперов. «Однако нельзя сказать на 100 процентов, что в проверенной местности не осталось смертоносного материала», - отмечает представитель «Майн экшн» Кристина Беннике. Мины-ловушки продолжают взрываться. Дмитрий Зеленин

* * *

...«я никогда не думала, что буду заниматься этим делом», - говорит Джамба Беста, мечтавшая, по ее словам, получить работу секретаря в офисе. Сейчас она - командир маленького отряда саперов из шести человек, исключительно женщин. По их свидетельству, им лучше всего работать вместе, и они всегда готовы прийти на помощь друг другу. «Отношение к нам поначалу было скептическое. Военные говорили нам, куда вы лезете. Сапер - профессия мужская», - продолжает Джамба. Потом насмешки и скепсис прекратились, женщины-саперы делом доказывали свой профессионализм. Четыре года назад закончилось кровопролитное противостояние Север-Юг в Судане. Война окончилась, но люди продолжают погибать - их жизни забирают необезвреженные мины. А там, где Джамба и ее подруги освободили землю от смертоносной начинки, начинает возрождаться новая жизнь. Отряд женщин-саперов в Судане не одинок. Подобные женские отряды работают в Косово и в Камбодже. При этом в ряде случаев женские команды превосходят своих коллег-мужчин по числу найденных и обезвреженных мин.

После окончания трудового дня, когда ослепительное солнце Африки будет склоняться к горизонту, женщины подкрепятся простой едой, а затем для них наступит отдых в прокаленных зноем палатках с откинутыми тентами. Там же в лагере находятся несколько девочек - детей женщин-саперов. За ними присматривают по очереди пожилые женщины, их матери. «Говорите, наша работа опасная, а ведь опасней всего оставить необезвреженную мину в земле», - говорит Джамба. Скоро ей все же придется покинуть отряд - того требует ее здоровье будущей матери.

* * *

...триумфальные выступления российских артистов открыли грандиозную «Выставку мировой музыки» в Пекине, в рамках которой жители и гости китайской столицы смогут в течение года насладиться подлинными сокровищами музыкальной культуры десяти стран - Аргентины, Германии, Канады, Мексики, Польши, России и др. Первый из десяти - по числу участников - циклов «Выставки» стартовал в Государственном большом театре Китая /ГБТК/ при содействии Посольства Российской Федерации в КНР и начался с концерта под емким названием «Российско-китайский музыкальный диалог». В нем прозвучали известные русские музыкальные произведения в исполнении артистов из РФ, а также китайских музыкантов из Симфонического оркестра Харбинского педагогического университета.

Настоящим подарком для всех, кто пришел в ГБТК, был концерт русских народных песен, в котором приняли участие коллективы из России и Китая. Андрей Евкин

* * *

...богатые живут дольше, причем существенно дольше, чем бедные. Проведенное в Португалии уникальное исследование показало, что в среднем разница в продолжительности жизни составляет целое десятилетие. Вывод принадлежит португальскому социологу Рикарду Антунешу, который тщательно изучил историю двух тысяч пациентов, скончавшихся в больницах Лиссабона и Алентежу.

...Единственным фактором, уравнивающим представителей различных классов португальского общества, остаются смертельно опасные болезни, которые поражают свои жертвы, не заглядывая в декларацию о доходах. «Есть, правда, и исключение - туберкулез, - пояснил Рикарду Антунеш. - Эта болезнь становится уделом почти исключительно представителей низших социальных слоев». Андрей Поляков

* * *

...большим успехом у жителей Кракова и приезжающих в город туристов пользуется музей социализма, открытый по инициативе знаменитого кинорежиссера Анджея Вайды в помещении бывшего кинотеатра «Святовид». Несмотря на то, что это самый молодой в городе музей /он был создан в 2008 году/, в нем всегда множество посетителей, а экспозиция музея разрастается с каждым днем. В залах представлена мебель и бытовая техника того времени, плакаты, газеты, журналы, портреты государственных и партийных деятелей, управлявших социалистической Польшей. Алексей Карцев

* * *

...в 2009 году в Западной Европе зафиксировано наибольшее после окончания Второй мировой войны число случаев антисемитизма. Об этом говорится в ежегодном отчете, подготовленном совместно Еврейским агентством /«Сохнут»/ и министерством по делам диаспоры Израиля. Этот документ содержит упоминания о каждом случае насилия или словесных угроз в адрес евреев во всем мире. При этом в статистику включаются и антиизраильские проявления. Кроме того, «Сохнут» и Форум по борьбе с антисемитизмом обеспокоены изменением настроений среди рядовых европейцев - по опросу германского Университета Билефельда, примерно 42% жителей Старого света считают, что «евреи используют свою трагическую историю, в том числе Холокост, как способ выкачивания средств». В связи с этим глава «Сохнут» Натан Щаранский призвал резко увеличить число «эмиссаров по публичной дипломатии» за рубежом с нынешних 17 до хотя бы 100 человек. Кроме того, предполагается создать межведомственный орган по борьбе с антисемитизмом, к работе которого будет активно привлекаться внешняя разведка «Моссад». Николай Керженцев

* * *

...всего месяц простоял в одном из парков индонезийской столицы Джакарты бронзовый памятник Бараку Обаме, а тысячи жителей уже потребовали демонтировать это скульптурное творение. По сообщению газеты «Джакарта пост», 55 тыс. индонезийцев подписались под направленной в суд петицией с требованием избавить Джакарту от этого монумента. Отлитый в бронзе Обама пока стоит в парке Ментенг, расположенном рядом с начальной школой, которую будущий президент США посещал будучи ребенком. Тогда он проживал в Джакарте вместе с матерью-американкой, сводной сестрой и отчимом-индонезийцем Лоло Суторо. В память об этом скульптор создал лирический образ Обамы, изобразив его мальчиком в коротких штанишках с севшей ему на руку бабочкой. Инициаторы петиции считают, что вместо памятника юному Обаме должен стоять монумент в честь какого-нибудь достойного гражданина Индонезии.

* * *

...радикальные исламисты в Сомали из группировки «Хизб аль-Ислам» ввели запрет на компьютерные игры. Об этом объявил глава по пропагандистской работе движения Шейх Мохамед Омар. «Через два дня с момента опубликования этого заявления все игровые центры на территориях, контролируемых «Хизб аль-Ислам», должны быть закрыты, а сами видеоигры будут считаться запрещенными, - отметил он. - Видеоигры построены таким образом, что разрушают наши социальные традиции, поэтому любой, кто проигнорирует данный приказ, будет наказан, а оборудование - конфисковано». Виталий Чугин

А Я ГОВОРЮ, ЧТО...

Благодарим товарищей А.Ю. Фёдорова, П.А. Иванова, Ахметыча, читателей из Петровска, А.А. Иванова и И.Н. Солодовченко за помощь политузникам, И.Ф. Гультяева, читателей из Петровска, И.Н. Данилова, читателей из Реутова, Л.И. Потёмкина, В.Ч., А.Ф. Бондаренко, А.Н. и С.М. Ермаковых - за помощь газете.

Наша особая благодарность Светлане Кудрявцевой.Редакция

* * *

...история в определенной степени повторяется. Уж очень отдавался религии царь Николай II: понастроил тысячи церквей, а во время войны с Японией вагонами посылал на фронт иконы. Не помогло. Японцы не увлекались культовыми сооружениями, а строили флот и другую военную технику. Победа оказалась на их стороне. Вот и теперь нынешние власти предержащие построили и восстановили тысячи церквей, а, отправляя олимпийскую команду на зимнюю олимпиаду в Ванкувер, устроили молебен во главе с патриархом Кириллом. И здесь бог не помог. Победу одержали не только Канада и США, но еще много более мелких стран. Как оказалось, они при подготовке к олимпийским играм строили не культовые, а спортивные сооружения, на которых вели подготовку своих спортсменов. Но хорошо, что «звонок» прозвучал не на настоящей войне, как с японцами в 1904 году, а лишь в спортивных развлечениях. Может быть, одумаются правители РФ в своих антиконституционных рвениях по внедрению церквей в светское государство и будут больше вкладывать средств в реальные объекты? А то ведь недавно премьер-министр во всеуслышанье сообщил, что на реставрацию церквей выделил 2 миллиарда рублей. А у нас во дворах даже хоккейные площадки зимой не заливают (раньше в каждом дворе заливали). С.Л. Пенский

* * *

…большинство хулителей Сталина есть скрытые антисемиты. Не нравится им то, что Сталин спасал евреев в начале Второй мировой войны, эвакуируя их на восток. Уж очень нашим антисемитам хотелось попить баварского пива в обществе Адольфа Алоизовича на краю Бабьего Яра. Не нравится им также то, что Сталин не только поддержал образование еврейского государства, но и послал туда высокообразованные кадры, способные организовать государственные структуры.

А ведь многие из этих антисемитов прикрываются сомнительными справками о благородном еврейском происхождении. Вот почему было бы крайне демократично со стороны московских ребе и, в частности, со стороны г-на Берла Лазара сообщить миру, насколько соответствует технологическим канонам обрезание ведущих антисемитов, выступающих на нашем телевидении. А.В. Свободин

* * *

…ну как же лихо протёр эту плешивую думскую квакалку Колесникова (21 января с.г. в медицинской передаче по ОРТ, вела её бойкая журналистка Метлина) какой-то милый, изумительно блестящий умница (Алексеем Старченко его зовут, он замдиректора страховой компании, славный малый!), что: если медицинские услуги «дополнительные», то они никогда не могут быть «по показаниям», и наоборот. Публика взахлёб аплодировала ему, на думскую же промокашку без слёз было не взглянуть, а Старченко этого, за сердце его золотое и пронзительный ум милосердный, просто воспеть бы в поэме и в песне прославить (вот если пройдёт по всей жизни неизменным – воспоют и прославят!)… Серпента Гомосукина, зоркоокая нимфа

* * *

…не браните власть в Кремле –

Там другая этика:

Наши беды их волнуют,

Как козлов косметика. Отрывной календарь на 2010 г.

* * *

…эта технология применяется очень широко. Например, все разговоры о всенародной поддержке Вована тоже из этой серии. Если человек верит в эту поддержку – он сам начинает придумывать аргументы для её оправдания. Годится всё. Один из основных аргументов её – тупость нашего народа. Почему-то в народную тупость хотят верить все. Возможно потому, что в этом случае имеешь основания противопоставить себя лично, такого умного, тупому народу, а это ведь так приятно. Для сравнения: попробуйте Радзиховскому сказать, что евреи поддерживали Гитлера своим капиталом в силу тупости…

Миф о тупом народе очень сильно помогает держать страну под контролем. Хотя должен признать, что картина «справедливого мироустройства» играет не менее, если не более важное значение. Думаю, всем уже набило оскомину высказывание Черчилля, что демократия (которую эта власть считает идентичной периферийному капитализму) плоха, но ничего лучше и т.д. Это прямое воздействие на картину мировоззрения. Если мы считаем мир справедливым в принципе (ничего лучше не придумано), то нам волей-неволей придётся признать справедливыми взрывы домов и уничтожение Саяно-Шушенской, педофилию и яхты Абрамовича. Ведь в справедливейшем из миров только достойным Господь позволяет захватить власть и грабить страну. Следовательно, преступления режима санкционированы самим Всевышним!

А вот в несправедливом мире, каковым был СССР, к власти мог прийти только подлый интриган и маньяк Сталин. Поэтому все его достижения и победы богомерзки и должны быть выжжены калёным железом. Две противоположные картины справедливого мироздания не уживутся. Если справедлива победа 45-го года, то как бы ни потел Артемьев, утверждая, что «справедливая цена бензина для России 22-24 рубля», ему никто, кроме Новодворской, не поверит. Доходит, конечно, до смешного. Например, наблюдал по ящику кусочек диалога Татьяны Толстой с каким-то индивидуумом, который рассказывал, как в Советские времена уничтожали в кислоте тираж его книги. Если признать Советское общество справедливым, то возникает вопрос по поводу качеств «творчества» всех этих членов Союза писателей, которые своё бумагомарательство на налоги с рабочих и крестьян издавали миллионными тиражами, а когда их книжки отказывались читать даже совки и поэтому их приходилось уничтожать, начинали визжать по поводу цензуры. Якобы их книги уничтожались по причине гениальности. По этому поводу Толстая патетически воскликнула: «Хорошо, что в кислоту лишь книги! Могли ведь и автора!». Будь у людей устойчивое мнение, что СССР был справедливым, они бы сказали, что именно автора и следовало, но так как справедливость приватизирована режимом – Толстая может юродствовать столько, сколько ей угодно и ни у кого не возникает вопросов. А. Шипунов

* * *

…демократия это, оказывается, какая вещь: собираем все народные богатства – нефть, газ, лес, рыбу – продаём за зелёные, складываем в кучку – Стабфонд называется. Потом устраиваем мировой кризис, при этом производство падает только в России. В других странах нет: ни в США, ни в Китае. Одну часть фонда даём олигархам на поддержание макроэкономической стабилизации, другую – Чубайсу в нанотехнологии. Результат один – народное достояние превратилось в огромные цифры на счетах кучки бессовестных уродов. П.И. Астафьев

* * *

…руководители блока НАТО обещали не расширять эту организацию, но если изначально в Североатлантический блок входили 12 стран, то на сегодняшний день их уже 28. Причем, в Альянс вошли государства Варшавского договора и отдельные страны, которые ранее входили в состав Советского Союза.

«Они тянут за собой другие государства — Грузию, Украину, которые могут потенциально вступить в НАТО. В чем-то они правы, но не во всем, — отметил Патрушев. — Посмотрим на Украину: хочет ли ее народ в НАТО. Референдумы показали, что Украина в НАТО не стремится, по крайней мере сейчас».

«До этого говорили, что расширения НАТО не будет, теперь говорят, что это обещали те, кто был прежде», — сказал Патрушев, выразив при этом уверенность, что те же обещания будут давать и преемники нынешних руководителей Альянса. Росбалт

* * *

…выход из ахового положения есть. Народ – это ты, я, он, она. Терзают власти народ, т.е. тебя, меня. Лично. Ударяют в щёку – не подставляй другую, по мере сил реагируй, выбери мишень-врага и действуй. Врага надо хотя бы ненавидеть, но так, чтобы он чувствовал это. Надо спасать себя, страну. Снова завоёвывать уважение в мире. Знали нас умными, сильными, здравомыслящими, гордыми. Станем снова такими. Р.И.Ф.

* * *

...30 января Тимошенко пообещала продолжить дело Ющенко. Она сказала, что снимет «черную советскую пропаганду» и поможет гражданам понять «правдивую, настоящую историю Украины». «Я продолжу работу Ющенко в этом направлении», — сказала она.

Работа Ющенко «в этом направлении» заключалась, в том числе, в присвоении звания Героя Украины националисту Степану Бандере. Впрочем, с действиями президента согласны не все. Например, 2 февраля главный раввин Киева Моше Реувен Асман объявил о том, что вернет украинским властям орден «За заслуги III степени», которым он ранее был награжден. «Это страшный удар по международному имиджу Украины. И, к сожалению, расхлебывать это придется уже новой власти», — прокомментировал раввин. Михаил Рубин

* * *

...российская техника востребована даже в странах – членах НАТО. Министр национальной обороны Польши Богдан Клих сообщил, что в ближайшее время руководство польских вооруженных сил намерено начать переговоры о приобретении пяти вертолетов Ми-17. Авиатехника будет передана польскому контингенту в Афганистане.

Устойчивые заказы на вооружение со стороны российской армии начали поступать оборонным предприятиям только в середине 2000-х. Уже много лет работа на экспорт – основная деятельность российского ВПК. Ярко иллюстрирует сложившийся баланс ситуация с заказами на ракетно-пушечный комплекс «Панцирь». Новое средство противовоздушной обороны появится у армии Алжира (до 38 штук), Сирии (до 36 установок), в вооруженные силы ОАЭ будет поставлено 50 комплексов. С 2010 года «Панцирь» будет поставляться и в российскую армию, но в текущем году силы ПВО получат только десять подобных комплексов. Егор Созаев-Гурьев, Infox.ru

* * *

…поздравляя на днях одного известного актёра (которому только говорить в «Дяде Ване» у Кончаловского: «Мы увидим всё небо в колбасах!») наш, извините за выражение, президент слащаво-привычно сюсюкал, что тот «особенно дорог поколению, принимавшему участие в Великой Отечественной войне». – Какое протухлое убожество! Не встали на защиту своей Советской Родины и своей Советской власти, а только «принимали участие». Слышали бы это незабвенные Зоя Космодемьянская, Матросов, Кошевой, Гастелло, Марите Мельникайте, Марат Казей, Саша Чекалин, Лиза Чайкина... а особенно Сталин с Берией – они бы тут же наколотили такому поздравителю кулаками по башке: они терпеть не могли, когда кто бы то ни было пытался помахивать их Советским Союзом!.. Джекки, фрезеровщица

* * *

...«нужно ускорить модернизацию существующих и строительство новых нефтеперерабатывающих предприятий, наладить производство высококачественных и конкурентоспособных нефтепродуктов, которые соответствуют мировым стандартам, – заявил президент РФ Дмитрий Медведев. – Это должно быть приоритетом всех наших крупных компаний». Аплодисменты? Власть стимулирует производство с высокой добавленной стоимостью и уход от сырьевой экономики?

Увы, все не так. Президента обманули. Никакой это не приоритет. А новые мощности в нефтепереработке России не нужны. Существующие-то избыточны. Я это, кстати, не сам придумал: так вышло, что совсем недавно пришлось обсуждать эту проблему с настоящими экспертами по нефтянке – зацепились языками за реплику премьера Владимира Путина, что (точность цитаты не гарантирую) рентабельнее вывозить сырую нефть. Поэтому и обратил внимание на то, как Медведев повторяет бородатый миф. Максим Кваша, Slon.ru

* * *

…Сердюков разоружает и разгоняет армию. Фурсенко ломает и добивает образование, им сходит всё с рук, потому что они чувствуют поддержку свыше. Ю.Н. Климов

* * *

...в последний день Масленицы, он же день св. Валентина (латинского), ездил на базар, видел на улицах сограждан. И в прошлые годы бывало такое, но в этом году - в «вышедшей из кризиса» стране бросалось в глаза особенно - число гулявших. Чувствуется, что этот же день 14.02.2010 – китайский новый год, и соотечественники стали неотличимы от китайцев (окосели), дошли до кондиций, когда готовность предаться иной забаве, вступив в кулачный бой с сопразднователями, уже реализуема с трудом.

Но праздновали - отметим это особо! - именно «масленицу». «Эхо Москвы в Петербурге» перед празднованием специально опрашивало слушателей. И на этой ультрапрозападной радиостанции ни один из намеревающихся праздновать слушателей не заявил, что будет отмечать день св. Валентина, а прочие же, в соотношении 3 к 1, предпочтение отдавали именно масленице! Р.Б. Жданович

* * *

...в подборке откликов о сериале «Школа» («К барьеру!», №5, 2010 г. под общим заглавием «Придумал Эрнст») приводятся разные оценки сериала. Здесь и отрывки из интервью самой режиссёрши и Игоря Толстунова, продюссировавшего эту режиссёршу, и отклики из Интернета. У меня есть что добавить существенного.

14.01.10 г., в 23.35, «прыгая» по каналам в поисках чего бы посмотреть, я набрёл на 1-м канале на этот сериал и стал свидетелем следующего эпизода в фильме. Дело происходит на уроке литературы. Учительница говорит: «А сейчас мы продолжим рассказ о Пушкине». (За дословность не ручаюсь, передаю только суть). Один из бойких учеников говорит: «Да вы, Марья Ивановна (Любовь Станиславовна, Полина Кондратьевна – точно не помню) скучно рассказываете». «Хорошо Вовик (Славик, Егорка – какая разница), - отвечает учительница, - расскажи ты». И вот этот дылда начинает: «Причина популярности Пушкина заключалась, на мой взгляд в том, что он имел большой и толстый пенис, да к тому же, был единственным негром в столице. Вот и заимел популярность среди дам...». А теперь, в свете всего этого, перечитайте ещё раз все высказывания об этом сериале, и особенно этой ... бабки в наше время. Дай Бог, чтобы всё, что она пытается привить нашим детям, прилипло бы к её собственным. Патриот

* * *

…у меня, как и у всех, масса родственников, но вот нет ни одного ни «законно», ни «незаконно» репрессированного. Почему же так?? А вот на фронте всю войну был и дед, и его юный старший сын, мамин брат любимый, он погиб сразу, а дедушка вернулся, умер в 66-м по выходе на пенсию, т.е. 60-и лет всего, в моём теперешнем возрасте, а мама всю жизнь тосковала по брату и плакала, вспоминала о нём и в свои последние часы. Так было у миллионов, такая неподдельная трагедия, а не выдуманно-навязанная хрущёвская. Дед, Яков Архипович, был абсолютно платоновский персонаж, т.е. чистый, красивый, смиренный до святости и очень бедовый, никого никогда не боялся, - это я только теперь понимаю, и мама была такая же. Никогда никакого страха ни перед кем и ни перед чем, и слыхом не слыхивали ни о каких-то там «незаконно» кокнутых – ни дед с бабкой, ни мать с моим отцом никогда мне ничего не рассказывали, НЕЧЕГО БЫЛО (а жили в самой гуще народа!) - это как?!?

Евгений Одинцов, г. Москва