sci_politics Сергей Георгиевич Кара-Мурза Статьи 1995-1997 ru Михаил Тужилин Visual Studio.NET, AlReader2 11.04.2010 FBD-700CDA-70C7-634F-6F9C-1999-F5A5-2C62BA 1.0

С.Г.Кара-Мурза

Статьи 1995-1997

1995

Шутки кончены

Что нам в них не нравится

Политическое шулерство

Безответственность либерального мышления

Отщепление от народа

Духовные братья крестных отцов

По следам Менелая

Гайдару больно

«…Не видать народа»

Миф о русском антисемитизме

Не бойтесь Зюганова

Поэзия лозунга

Нужен ли нам венгерский вариант?

Соблазн компромисса

Форрестол и Фатима

1996

Размышляя о советском строе

Свержение коммунистического идола — дымовая завеса для уничтожения России

Грустные мысли в год крысы

Люди из подполья

Страх и жестокость демократа

Чертова дюжина банкиров просит серьезных уступок

Карнавал масок и кукол

Куда качнется интеллигенция?

Детская болезнь дpевней культуpы

В чем зерно патриотизма

Ценности и интересы России

От Аси Клячиной — к «Курочке Рябе»

Cлепая воля (первые заметки после выборов)

Ответ обиженному гунну

Народ всегда прав?

Зpеет очеpедной обман

Земля как мать народов

Пpокоpмит ли нас пpоданная земля?

Кто обустpоит нашу землю?

Пpодавать pодную землю невыгодно

1997

Советский пpоект — эпоха в цивилизации

Октябрьская революция: взгляд из конца ХХ века. Беседа обозревателя «Правды» В.С.Кожемяко с С.Г.Кара-Мурзой

Россия как традиционное общество

Что есть человек

Путь к гражданскому обществу

Беда меньшинства

Большой актёр в театре абсурда

Неутоленная потpебность

Не дать пропасть глотку эфира

Простой вопрос депутатам

Товарищи депутаты, изъясняйтесь яснее

У Ленина еще учиться, учиться и учиться

Какое ни есть, а государство

Шутки кончены

Подведены итоги 1994 года, но никто на них не обратил внимания. Сознание людей отвлекли войной в Чечне, видом крови и страданий, возней политиков. Ни Дума, ни партии всех цветов не обратились к народу с простым и уже очевидным выводом: пришедший к власти через свержение советского строя режим за три года уничтожил народное хозяйство России.

То короткое изобилие хотя бы для богатеньких, которым нас успокаивали, кончается. Распродав нефть и алюминий, набрав долгов сверх головы, демократы накупили барахла, пепси-колы и колбасы. Подсластили пилюлю — и люди на нее клюнули, даже снова проголосовали за «реформу». Продавать больше нечего, и долгов больше не дадут, и так мы в кабале. Сегодня уже надо продавать всю Россию или подыхать с голоду — или кончать с этим режимом и возрождать хозяйство. Любой выбор мучителен. А думать надо.

Сколько можно закрывать глаза на правду! Какой грех берут на душу интеллигенты, продолжая сказочку про рынок и демократию! Посмотрите, к чему нас привели — такого не было в истории человечества. Никакая война не может так разгромить хозяйство — а ведь каких трудов стоило его поднять! Давайте сравним, сколько произведено в России важнейших для ее хозяйства и жизни продуктов в 1994 г. — в процентах от уровня 1990 г., когда уже подорвали, но еще не сломали советский строй. Мы увидим, что в первую очередь угробили самые современные производства — те, которые определяют уровень и эффективность всего хозяйства и особенно машиностроения.

Стали произведено 54%, а проката 56%. Но проката нержавеющей стали всего 14%! 14 процентов от того, что имели. Листовой нержавеющей стали 17%. В шесть раз меньше! Сортовой холоднотянутой стали (для подшипников) — 18%, гнутых стальных профилей — 14%. Ни о каком развитии машиностроения не может быть и речи — его база уничтожена.

Нечего надеяться и на подъем нефтедобычи (она упала до 61%, причем теперь на экспорт идет не 1/6 добытой нефти, как в СССР, а половина). Нечем развивать промысел: труб обсадных произвели 21% от уровня 1990 г., а труб бурильных 5%. Пять процентов — вдумайтесь в это, голосующие за Гайдара и Чубайса! Прочитайте это, генералы и маршалы, которые клялись защищать Россию — разве это не убийство страны!

СССР стал мощной державой, когда создал самое современное, на лучшем уровне электромашиностроение. Наши ТЭС имели великолепные показатели расхода топлива на квт-ч энергии. Это производство задушено: крупных электромашин сделано 23% от 1990 г., электродвигателей 20%, газовых турбин 25. А ресурс установленных машин скоро будет исчерпан. Кто осветит и согреет наши дома — Гельмут Коль?

А что сделали с производством инструментов, без которых нельзя занять рабочие руки, произвести минимум жизненных благ для людей? Производство металлорежущих станков, на которых СССР зарабатывал приличные деньги, упало в 4 раза. А современных станков с числовым программным управлением сделан 3% от уровня 1990 г.! Обрабатывающих центров, которыми мы гордились, 4%. По сути, враги народа уничтожили наше лучшее производство, и это никакая не метафора. Ведь не было ни землетрясений, ни бунта, крах есть следствие политических решений. Кадры разогнаны, НИИ и КБ закрыты, оборудование разворовано. Те, кто к этому вел и привел, как ни крути, являются врагами народа.

Кузнечно-прессовых машин, позволяющих обходиться без резания и поднимающих уровень производства, сделано 11% от 1990 г., прядильных машин 13%, а ткацких станков 6,3%. «Новые русские» приоденутся в Париже, а остальные, которые не подохнут, пусть ходят в посконном.

То же мы видим и в оборудовании для транспорта, строительства, сельского хозяйства. Кранов башенных сделано 6,1% — в 16 раз меньше! Бульдозеров 15, электровозов 15%, прицепов и полуприцепов автомобильных 8,4%, прицепов тракторных 3%. Да и самих тракторов (и шин для сельхозмашин) — 12%. Помните, академик Аганбегян брызгал слюной: слишком много в колхозах тракторов, надо в три раза меньше! Уменьшили не в три, а в десять раз. На чем поедут демократические продотряды выколачивать из фермеров хлеб? На БТР много не увезешь. А гуманитарная закулиса вряд ли подбросит москвичам больше хлеба, чем жителям гордого Тбилиси. Ну, подкормит Сергея Ковалева за его заслуги, еще кое-какие ценные кадры. А остальные пусть жуют газету «Московский комсомолец».

А помните, как клеймили СССР за то, что мало было у нас товаров легкой промышленности, особенно прогрессивных — всяких там пластиков, магнитофонов. Ну, разрушили ненавистную тяжелую промышленность — довольны теперь? Красителей произведено 24%, хим. волокон и нитей 29, даже каучука 29. Наши ученые 65 лет назад, работая по 14 часов в день без выходных, первыми в мире создали синтетический каучук, молниеносно построили заводы, и СССР получил независимость по важнейшему сырью, без которого нельзя было победить в войне. А сегодня дорвавшиеся до власти продажные сопляки, ничего в жизни ни построившие, сбросили производство в 4 раза всего за три года!

А те железки, которыми соблазняли убогих духом юнцов? Выпуск фотоаппаратов упал в 4 раза, магнитофонов в 5, а радиоприемников и видеомагнитофонов почти в 6 раз. Ничего, купят японские, если удачно кого-нибудь ограбят в переулке.

Пожилых соблазняли дачными домиками: копайтесь на грядке. Но в этом году деревянных домов сделали 11%, а деталей для домостроения 4% от 1990 г. Шифера 28, асбоцементных труб. 18%. Радиаторов отопления 23, ванн 29, стекла строительного 40%. Затягивайте оконце бычьим пузырем. Если быки останутся.

Вспомним теперь, под каким лозунгом перестройщики уговаривали крушить советское хозяйство: все, мол, сжирает тяжелая промышленность — ничего человеку. А.Н.Яковлев прямо требовал «тектонического сдвига ресурсов в сторону легкой промышленности». Как ему аплодировали — всем так хотелось поскорее потреблять. А интеллигенты мечтали — уничтожим СССР, не станет у нас дефицита бумаги, будем все стихи писать, прославлять демократию. В 1994 г. писчей и тетрадной бумаги выпустили 18% от уровня 1990 г. Пишите стихи на акциях АО МММ, а учиться русским детям вовсе ни к чему.

А как с совсем уж легкой промышленностью? Тканей и трикотажа сделали 25%, обуви 19%, а детской и того меньше — 12. Детских носочков и чулочков, и то всего 24%. Дети, впрочем, и рождаться перестали. Долгожданная стабилизация наступает — вот только живущие вымрут.

Зато, может, нажремся наконец при свободном строе? А то отощали при большевиках. Мяса — 41% от уровня 1990 г. В два с половиной раза меньше! Только настоящим демократам хватит. А молока в три раза меньше. Кушай тюрю, Яша, молочка-то нет. Да и откуда? Производство комбикормов составило 40%, а качество их резко упало: белково-витаминных добавок произведено 2% от уровня 1990 г. Тонко работают — вроде мелочь, незаметно, а назад отбросили на десятилетия.

Соли и то выпускать стали вдвое меньше, а крупы в 2,5 раза. Кашу ни маслом, ни солью мы не испортим, так как и каши не будет. Да и лимонадом не побалуешься — почти в 5 раз меньше, вина и коньяка в 4 раза. Только водкой хоть залейся — производство не снизилось (только не ослепнуть бы от дряни, из которой ее делают). Рыбы ловят 45% от уровня 1990 г., правда, почти вся идет за рубеж. Консервов рыбных и плодоовощных — в 4 раза меньше.

О чем говорят масштабы спада — в 5, 10, 50 раз? О том, что перед нами — не кризис, а совсем другое явление. Это — паралич промышленности, который достигнут исключительно политическими средствами. Так человек мгновенно коченеет от капли нервно-паралитического яда, хотя все у него здорово — руки, ноги, сердце. Можно только поражаться, что никто из видных экономистов не сказал во всеуслышание то, что им уже очевидно. Хозяйство России парализовано ядом монетаризма. Организм нашей экономики, созданной изначально ради удовлетворения потребностей, а не извлечения прибыли, оказался совершенно беззащитен против этого яда. Какие-то уроды, предприятия-мутанты выживут, переключив свое производство на экспорт — хотя бы в России дети умирали от нехватки продукта этих фабрик. Но это уже не будет народным хозяйством. Это будут анклавы чужого хозяйства.

Не говорят экономисты и другой очевидной вещи: реформаторы из команды Гайдара-Чубайса и всех примкнувших к ним черномырдиных не захотят и не смогут (если даже захотят) вновь запустить нашу промышленность. Они слишком повязаны с Западом и не могут ослушаться, хотя бы из опасения потерять последнее прибежище. А пока им и бояться особенно нечего: внутренние войска набирают силу, а оппозиция молчит о главном.

1995

Что нам в них не нравится

Каждая революция в той или иной степени разрушает культурные основы прежнего образа жизни, означает отказ от традиций, разрыв непрерывности. Для этого надо создать «переходный период» — хаос, безвременье, кризис культуры, «время гибели богов».

Горбачевская перестройка, как преамбула «реформы», была громадной культурной программой — программой слома культурных оснований целой цивилизации, каковой был СССР (Российская империя). Скажу коротко, что чувствую я как частица той части народа, что стала жертвой этой программы.

На днях телевидение представило лидеров трех «партий» демократов: Гайдара, Явлинского и Б.Федорова. Они в лучшем свете хотели выразить самую свою суть. Гайдар даже назойливо позировал на могиле дедушки — чекиста и пулеметчика. Все у него идет в дело, как у немцев пепел и волосы. Глядя на них всех вместе, я лучше понял, что нам в них не нравится. Изложу это без эмоций, не касаясь даже страшных результатов их программы.

Речь, ясно, идет не о трех личностях, а обо всей этой многоголовой гидре. Все они — ее части. Дадут по зубам одной голове, лезет она под крыло, зализываться. Тут работает другая, даже критикует предыдущую. А дело делают одно, и сердце у них у всех одно. И не нравится нам именно это сердце. В нем отрицание почти всего того, что мы с детства, много веков почитаем как добро. В нем ненависть к тому, что нам кажется достойным и красивым. И в нем тотальная, тупая, тевтонская агрессивность, которая не оставляет места на земле иным людям и иным идеалам.

Они назвали свою паству «новыми русскими» — «поколеньем, что выбрало «пепси»! На здоровье. Кто им не давал? Уже двадцать лет как удовлетворяли им эту их жизненную потребность, урывали из валютных запасов, от лекарств и станков, денег им на «пепси», стояло оно на всех углах. Но нет, им этого мало — они пришли, чтобы я не мог выпить квасу за 3 коп. Чтобы я не мог жить по моему вкусу и по моим средствам. Мне противна эта их нетерпимость носорогов.

Они с самого начала не скрывали своей неприязни и даже ненависти к нам — к тем, кто вырос похожим на свою неяркую землю, жил в мире и с нею, и с другими такими же людьми. Как только нас ни обзывали в этой их «демократической прессе». Как противны им были наши повадки, наш способ трудиться, наша манера ходить, говорить, смеяться. Все им было не так. Надо только удивляться, как добродушно люди к этому относились — посмеиваясь, скорее, над собой. Посмотрите, как изгаляется какой-нибудь Хазанов, как издевается буквально над всеми нашими черточками, даже над русской военной формой — а народ в зале сидит и хохочет. Но эти господа переборщили, злоупотребили добродушием — вот это нам не нравится.

«Демократы» с самого начала заявили, даже с надрывом, в пику нам, что их бог — Золотой Телец, что они поклоняются Мамоне. Дальше — жадность просто неприличная, тянут и сосут, где только могут. Это даже вызывало какую-то жалость: люди с дефектом, убогие, нашли такую отдушину для самоутверждения. Ведь мы подумали: дадим им в нашем обществе нишу для существования, как-нибудь уживемся. Они свои комплексы утолят и в норму вернутся. Но не тут-то было. Они задались целью навязать эти свои комплексы всем, всей стране. Всех заразить вирусом стяжательства, разрушить во всех нас, особенно в молодежи, всякие светлые помыслы и радости. Так подлый душой сифилитик, в злобе на здоровых людей, счастлив кого-нибудь заразить, рассеять свою болезнь. Что может быть противнее!

Когда эти люди пришли к власти, в России официально воцарилась мораль Хама. Важное оружие «демократов» — ТВ. Посмотрите, как оно показывает митинги оппозиции. Чтобы возбудить и настроить обывателя, подонки-космополиты с ТВ выбирают лица страждущих, отчаявшихся старух и стариков. Да, к нам на митинги идут эти люди, полные горя и страсти. Да, они сходят с ума от боли и страха за Россию и за своих близких. Это — доведенный до крайности образ наших отцов и матерей. Господа-демократы злорадствуют, что эти старики ограблены и больны, что они кричат что-то нечленораздельное. Демократы пользуются услугами этого ТВ, они улыбаются, смакуют эти образы — как, мол, непригляден их противник! Они апеллируют к самому гнусному и подлому в душе своих сторонников. Мне противна их низость, полное отсутствие благородства и такта.

С их приходом к власти вся наша общественная жизнь, все наши проблемы бытия, все более и более тревожные, стали излагаться глумливым, ерническим тоном. Все бодренько, с шуточками — ни слова попросту, понятно и серьезно. Даже политики оппозиции, стараясь до предела заполнить данное им скудное экранное время, вынуждены обращаться к народу через пошлые ТВ-шоу, с гадкими комментариями и гоготом подставной «молодежной аудитории». Демократы, захватив средства информации, без которых человек не может жить, втискивают наши трудные и даже трагические раздумья в сценарий гаденького спектакля. Мне противна их психология грызуна: ради мелкого политического выигрыша испоганить сам воздух человеческого общения.

Чтобы создать себе «социальную базу», особенно в среде молодежи, демократы не обратились к ним со словом Добра, с высокими или хотя бы красивыми идеями, пусть даже заемными. Их идеолог прямо сказал: «Мы должны загадить социализм, как мухи засиживают лампочку». Они, пользуясь захваченными деньгами и прессой, стали разлагать молодежь. Они стали культивировать в наших детях пороки и слабости — так уличные торговцы наркотиками создают свой рынок, уговорами и угрозами заставляют детей пристраститься к зелью, и те становятся и покупателями, и мелкими торговцами. Зачем самые многотиражные газеты демократов стали пропагандистами сексуальных извращений? Зачем ТВ, находящееся под полным контролем демократов, показывает в самое активное время порнографические фильмы, которые и на Западе пускают лишь после двух часов ночи? Ничего хорошего нельзя ждать от политиков, которые, чтобы укрепить свое влияние, прибегают к услугам растлителей.

Придя к власти, демократы постарались утвердить принцип «человек человеку — волк» как закон жизни. Они вытравили из политики и идеологии самую обыденную доброту и сострадание, которые извечно были частью нашей культуры. Такая нарочитая жестокость по отношению к слабым и обездоленным, которую они демонстрируют в своих выступлениях и поведении, была абсолютно немыслима в поведении русской интеллигенции. Когда Гайдар, Явлинский или Федоров рассуждают об экономике, они напоминают генерала Пауэлла, который у карты излагает план бомбардировки Ирака. В обоих случаях из рассуждений полностью исчезает живой человек. Они — как инопланетяне, у которых под искусственной кожей человека чешуя каких-то ящеров.

Придя к власти, «демократы» стали упорно давить и разрушать именно те общественные устройства и привычки, которые необходимы для поддержания духовной жизни России. Так они уже практически уничтожили русскую науку — всемирную культурную ценность, которую Россия, при участии Европы, создавала и пестовала целых триста лет. Это — такая по затратам незначительная вещь, что никакого экономического смысла уничтожать ее не было. Во всех действиях по удушению и распылению нашей науки видна была какая-то болезненная мстительность «демократов». Как будто русские их смертельно обидели, выделив из себя это духовное явление. А сегодня они глумливо показывают по ТВ какие-то собрания академиков, те бессильно машут руками, просят пощадить, что-то смешно доказывают, под издевательские присказки мальчиков с ТВ.

А что сделали эти господа с нашей армией! Армия была жертвенная часть нашего народа, наша крепость и наша вторая Церковь — со времен Ильи Муромца и Добрыни. «Демократы» соблазнили, подкупили, растлили генералов, затянули в спекуляции и махинации офицеров. Заразили их комплексом вины с помощью своих хитроумных провокаций, толкнули их в наемники. Измазали образ Армии кровью и нарядили офицера в фуражку вермахта, нацепив на нее пошлого, никому не греющего душу орла. Думаю, даже капитан Русаков, что нанялся расстрелять Верховный Совет, не испытывает симпатий к этим господам.

Из всей семейки «демократов» один Гайдар считает, что сгорел уже полностью, и открыто работает только на кучку «новых русских». Потому-то он и хвастается, что сумел 4 октября 1993 г. организовать демократическое дно Москвы для избиения депутатов. Выполнил роль генералов Корнилова и Краснова, которые сплоховали при защите Керенского, а теперь вообще в России отсутствуют. Мы помним толпу пьяных мародеров, от которых депутатов защитили автоматы «Альфы». Мы помним, как гайдаровские «дружинники» гоняли, как зайца, старого профессора, депутата Челнокова — а гаденыш с ТВ, показывая этот позор России, на весь мир захлебывался от восторга. Кого сегодня надеется прельстить Гайдар, рассказывая об этом своем подвиге? На чьи симпатии рассчитывают Явлинский и Федоров, подверстав свои чистые личики к образу Гайдара?

Живущему своим трудом человеку всегда претит теневая, закулисная власть, будь то власть масонов, тайных спецслужб или мафии. «Демократы» и пришли как видимые представители теневых сил. Откуда ни возьмись, вылезли серенькие, еле ворочающие языком кандидаты наук, вдруг объявившие себя главными авторитетами в экономике, праве, национальных отношениях. Какие силы вытолкнули их наверх? Кто тасует их, как колоду, передвигая с одного места на другое? Кандидат наук случайно на этот уровень не всплывет, никакая волна демократической революции его туда не забросит. Это все равно что скромному научному сотруднику вроде Борового вдруг превратиться в миллиардера — взял и заработал. Пружины их карьеры темны, и на кого они работают, понять невозможно.

Вот Явлинский, в тот момент просто частное лицо, почему-то едет арестовать Министра Внутренних дел СССР. И тот совершенно необъяснимо «кончает с собой», да еще вместе с женой, да еще аккуратно кладет пистолет на тумбочку. Почему там оказался Явлинский? Кто выписал ему мандат? Что за чин у него в неведомой нам иерархии? Кто назначил его, автора призрачной программы «500 дней», в «оппозицию»? Как противна эта их возня у постели больной страны. Сколько яда уже влито под видом лекарств!

Как по-детски радуются эти экономисты-«демократы», что взяли нас обманом. Явились под видом врача, мыли руки, делали ученый вид — а сами обшарили карманы больного. И обман-то дешевый, шит белыми нитками, люди даже стесняются его разоблачать, а уж так они горды. Так и прет из них восхищение самими собой, глупое неуважение к обманутым. Посмотрели бы на себя на телеэкране — ведь неприглядное зрелище.

Вот, все наперебой деланно ужасаются: как это находятся люди, которые хотели бы вернуться в советское прошлое! Какой, дескать, абсурд — вспоминать, сколько стоил хлеб или метро в советское время. Тут же, как бы забыв эти свои насмешки, подлаживаясь под взгляды нормального человека, признают, что этот нормальный человек хочет простых и понятных вещей: надежной работы, скромного достатка, теплого жилища и безопасности на улице. И всего этого большинство наших сограждан уже лишены или неуклонно лишаются. Но сказали бы Явлинский и Федоров — почему же так абсурдно, на их взгляд, желать возврата к советской жизни? Ведь именно эти простые и понятные ценности мы там и имели с гарантией. У наших «демократов» расщепленное сознание и они не видят дикого противоречия в своих словах — или считают нас идиотами? Скорее, второе. Сами себя уже обманывают, и в этом своем самообмане выглядят жалко и противно.

Нам всем стыдно смотреть друг другу в глаза, мы свидетели огромной неприличной гадости, что произошла с нашего попущения с Россией. Люди еще не знают, что им делать со всеми этими суетливыми обманщиками, но у большинства при виде их становится муторно на душе.

1995

Политическое шулерство

Президент и вся его рать устроили мощную атаку на психику избирателей. Правда, наша психика уже так огрубела, такого уж насмотрелись и наслушались, что вряд ли эффект будет большой. Но полезно нам кое в чем разобраться — ведь при любой атаке войска «раскрываются».

Больше всего шуму наделало заявление Ельцина в качестве главы государства: «Мы не должны допустить прихода коммунистов к власти», — имея в виду их возможную победу на выборах. Ясно, что тут он нарушил все нормы правового государства. По сути, он декларировал претензию на открытое превращение РФ в диктаторский режим, при котором допускается только «карманная» оппозиция и исключается волеизъявление через выборы. Его слова можно понимать и как намек на то, что режим не остановится перед новым государственным переворотом — ему уже и предельно «президентская» конституция мешает. (Кстати, ни одна из партий, именующих себя «демократическими», протеста не выразила). Уши вянут такое слушать. Ну, наймут еще четыре танка и расстреляют еще одно здание, уже прямо около Кремля — что изменится? Все равно уже сами себе поставили мат.

Интереснее другое: Ельцин собрал с десяток редакторов крупных газет, и им говорил: «мы, мы!» Что это было за совещание? Встреча президента с прессой? Ничего подобного — не было же там таких важных газет, как «Правда» или «Сельская жизнь». Это было типичное партийное совещание по идеологии. За столом сидели люди, связанные одной целью и одной дисциплиной — «мы». Ельцин явно и четко представлял на нем не государство и не общество, а часть общества — партию (что в переводе и означает часть). При этом меньшую часть, очень агрессивно настроенную против большинства.

Тут-то и есть криминал. В стране орудует партия, на которую работает мощный аппарат, огромные деньги и большая часть прессы. Эта партия не только расставила своих людей на всех ключевых постах в силовых структурах, но и имеет «теневые» вооруженные силы, как это показали события 4 октября 1993 г. И эта партия — теневая. Она не предъявлена обществу, она не зарегистрирована, мы не знаем ни ее программы, ни устава. Мы видим только верхушку ее кадрового айсберга — и даже засвеченные кадры то исчезают, то появляются без всяких объяснений. Это и есть главный признак мафиозного государства.

От советской системы с КПСС, где все было до скуки открыто и предсказуемо, Россию бросили не к демократии, хотя бы буржуазной, а к новому типу государства — тоталитаризму теневых сил. Пока он еще не овладел всеми рычагами, не вполне уничтожил старую, нормальную армию, довольствуется захватом собственности и разжиганием малых войн. Но мы ведь и не знаем его истинных аппетитов. А они могут быть совершенно патологичны, как капризы урок, верховодящих в зоне. И ошибаются наши ортодоксы-марксисты, которые видят в этом «капитализацию» страны. Уклад, который создается под прикрытием режима Ельцина, вовсе не является капитализмом — его нам и не позволят построить. Запад везде, где мог утвердить свое господство, прежде всего старался как раз уничтожить местный капитализм, который мог бы составить ему конкуренцию. В России создается именно огромная «зона» — рудники и лесоповал. И следить за порядком будут урки, а им в качестве платы будет позволено обирать всю массу заключенных.

Сегодня уже трудно найти человека, который бы надеялся, что все это кончится добром. Мощная победа оппозиции на выборах, возможно, могла бы переломить ситуацию.

Вторая линия психической атаки — запугивание избирателя. Режим и его интеллектуальная обслуга создают два страшных призрака: гражданской войны и голода.

Вот Сергей Филатов угрожает: если придут к власти коммунисты и начнут передел собственности, будет гражданская война. Дескать, те, кто захватил собственность, ради нее пойдут на все и пустят Россию в тартарары. Замечу, что напрасно пугает. Трети населения, погруженной в нищету, уже нечего терять. Гражданская война будет страшна прежде всего тем, кто ею угрожает — развяжи они ее, их уничтожат с жестокостью, которая действительно потрясет мир. Хотя, как всегда, будет море и невинной крови.

Важно подчеркнуть, что устами Филатова режим «демократов» признал: придя к власти, он всего за четыре года привел страну на грань тотальной гражданской войны. Вспомним — 14 маpта 1991 г. Ельцин сказал по ленингpадскому телевидению: «не надо опасаться угpозы гpажданской войны, потому что у нас нет пpотивоpечий между социальными слоями». И вот как все изменилось за срок его президентства.

Но что стоит за угрозами высшего должностного лица? Во-первых, типичный шантаж, который исключает свободу волеизъявления. Ведь эта тень президента предупреждает избирателя: «Учти, если проголосуешь не так, как мы тебе указываем, будешь убит. Видел, как бомбят Грозный? То-то». Не знаю, что скажут юристы, а по мне так это типичный государственный терроризм — пока психологический.

Но этот политик-рэкетир многого не договаривает. По его схеме получается так: к власти законным путем, через выборы, приходят коммунисты. Они отменяют те акты о приватизации крупных заводов, которые были приняты с грубейшим нарушением закона (а таких большинство, что всем прекрасно известно). Что эту юридически безупречную акцию поддержало бы около 80 процентов населения, показали самые надежные исследования. Ничто здесь не выходит за правила игры буржуазной демократии и рыночной экономики — коммунизмом здесь и не пахнет. Скромный аспирант Каха Бендукидзе, который за чемодан липовых ваучеров «приобрел» треть Уралмаша, даже получит свой чемодан обратно. Частная собственность, с точки зрения капитализма, есть предмет социального договора, а не воровства или самозахвата. Любая не преступная власть обязана одернуть захватчиков и приступить к выработке именно социального договора, приемлемого для общества.

И вот, при таком ходе событий, лежащем, повторяю, целиком в рамках буржуазной философии и буржуазного права, Филатов и Бендукидзе грозят ответить кровавым насилием — с целью свержения именно законного строя. Долго ли виться этой веревочке, завитой 21 сентября 1993 года?

Известно, однако, что гражданская война может возникнуть в двух случаях: или когда раскалывается примерно пополам армия, или когда возникает неформальная вооруженная сила, по мощи сравнимая с армией. Первый случай мы наблюдали в Испании в 1936 г., второй — в России после распада армии в 1917 г., когда солдаты вернулись по домам с оружием. Если армия переходит на сторону мятежников как целое, никакой войны нет, происходит переворот, как в Чили. Как же понимать предупреждение Филатова? Считать, что половина регулярной армии преступит закон и начнет воевать против своих сослуживцев за интересы Кахи Бендукидзе — нет никаких оснований. Тем не менее, был бы вполне логичен запрос основных фракций Думы в адрес военного ведомства — как оно трактует декларацию Филатова? Ведь она в любом случае касается армии.

Конечно, не на армию как инициатора войны возлагает надежды режим. Значит, второй вариант. Филатов предупреждает, что получившая от Чубайса собственность прослойка уже снарядила хорошо вооруженную подпольную армию наемников, способных вести войну в огромной стране. Тогда тем более требуется запрос Грачеву, Куликову и Барсукову: что творится в России? Возможно ли без их ведома создать бандформирования такого масштаба? Ведь именно их ведомства являются гарантом против гражданской войны. Они просто не имеют права пропустить мимо ушей слова Филатова.

Говорят, Бендукидзе предупредил, что если его «приобретение» Уралмаша будет аннулировано, он возьмет автомат и уйдет в лес. И позовет с собой рабочих Уралмаша! Ну, джигит. Насчет рабочих-то он загнул, они и за свою-то собственность пальцем не пошевельнули заступиться. Да и сам зря хвастается — такие господа разве что в Булонский лес в Париже скроются. Но допустим. Что всенародно заявляет этот «буржуа»? Что он располагает оружием для войны с законной властью, будь она ему неугодна. Причем оружием в очень больших количествах — на сто тысяч рабочих Уралмаша, не шутка. Хозяином таких арсеналов может быть только мафия — или сам режим Ельцина. Так кто из них снабдит храброго Каху автоматами и патронами? Пусть на это тоже ответят силовые министры.

Дальше. Предположим, в уральских лесах и впрямь появился «Отряд буржуазных мстителей им. Шамиля Басаева». В чем будет, по идее Филатова, заключаться его гражданская война? В кого конкретно будет стрелять Каха из своего автомата? В милиционера? В почтальона? В инкассатора? Пойдет походом на Москву? И что сделают, если победят? Отменят, к едрене фене, вообще всякие выборы и всякие там думы? Что за порядок жизни готовят России эти потенциальные борцы, об интересах которых печется глава администрации Президента? Ведь, ставя ультиматум всем избирателям страны, он обязан сообщить условия.

На деле, конечно, режим просто блефует. Даже сами «собственники» не считают свои приобретения законными и воевать за них не будут. Они уже перевели все, что могли, за рубеж и скупили там недвижимость в немыслимых масштабах. Они будут счастливы улизнуть с тем, что удалось урвать. А те, кто собрался жить в России, постарался пустить полученное состояние в производительное дело — так никто их уничтожать и не собирается, это было бы глупо. А наемники не могут вести гражданских войн. Так что максимум, на что способна криминальная буржуазия — это организовать краткий период террора. Что и будет ее самоубийством.

Так что, если и есть угроза гражданской войны в России, то причина ее как раз в продолжении гибельного курса нынешнего режима. Он угробил экономику, запасы все проедены, жить скоро станет действительно невмоготу. Оживить хозяйство этот режим в принципе не может, и чем раньше он сдаст власть демократически избранным политикам-реалистам, тем меньше будет риск гражданской войны.

Вторая угроза «демократов» — задушить избирателя костлявой рукой голода, если он проголосует за коммунистов. Старый испытанный прием. Прием и подлый, и глупый, ведущий или к торжеству гильотины, или к красному террору. Поздно уже нас пугать, господа, вы нас только злите.

Многие простодушные люди, однако, клюют не на смысл угрозы, а на ее фальшивую оболочку: голод, мол, возникнет от дефицита, который и раньше был при коммунистах. А сейчас вы, граждане, как сыр в масле катаетесь, на каждом углу киви — так зачем отказываться от такого изобилия! Это аргумент подлый, но не глупый — он рассчитан на глупых.

Неужели до сих пор есть люди, которые не видят подлога в самих словах: в советское время было много молока — и это называют дефицит. Сейчас производится в три раза меньше (!) — и это называют изобилие. Конечно, удобство покупки — важный фактор, но о нем чуть позже. А главное — что мы имели на столе. Известен факт: до 1990 г. мы имели полноценное и сбалансированное питание, оптимальное по белку. Каждый ребенок имел на столе полную сахарницу, вдоволь молока и масла. Что мы получили уже через три года реформы Горбачева-Ельцина, говорит их собственный документ «Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году»:

«Существенное ухудшение качества питания в 1992 г. произошло в основном за счет снижения потребления продуктов животного происхождения. В 1992 г. приобретение населением рыбы составило 30% от уровня 1987 г., мяса и птицы, сыра, сельди, сахара — 50-53%. Отмечается вынужденная ломка сложившегося в прежние годы рациона питания, уменьшается потребление белковых продуктов и ценных углеводов, что неизбежно сказывается на здоровье населения России и в первую очередь беременных, кормящих матерей и детей.

В 1992 г. до 20% детей обследованных групп 10 и 15 лет получали белка с пищей менее безопасного уровня, рекомендуемого ВОЗ (Всемирной Организации Здравоохранения). Более половины обследованных женщин потребляли белка менее 0,75 г на кг массы тела — ниже безопасного уровня потребления для взрослого населения, принятого ВОЗ».

Это — официальное признание в том, что реформа сломала сложившийся при советском укладе благополучный рацион питания и что в стране вовсе не происходит «наполнение рынка», а возник, как сказано в Докладе, «всеобщий дефицит» питания, ранее немыслимый. Так чем сегодня пугают «демократы»? Что коммунисты вернут нас к благополучному рациону?

К сожалению, этого быстро не достичь. «Демократы», завалив прилавки импортной дрянью, под прикрытием этой дымовой завесы разрушили производство продуктов питания. Вот кое-какие данные на 1994 год. Мяса — 41% от уровня 1990 г. В два с половиной раза меньше! Только настоящим демократам хватит. А молока в три раза меньше. Кушай тюрю, Яша, молочка-то нет. Да и откуда? Производство комбикормов свернуто, и качество их резко упало: белково-витаминных добавок произведено 2 (!)% от уровня 1990 г. Тонко работают — вроде мелочь, незаметно, а назад отбросили на десятилетия.

Соли и то выпускать стали вдвое меньше, а крупы в 2,5 раза. Кашу ни маслом, ни солью мы не испортим, так как и каши не будет. Да и лимонадом не побалуешься — почти в 5 раз меньше, вина и коньяка в 4 раза. Лишь водкой хоть залейся — производство не снизилось (только не ослепнуть бы от дряни, из которой ее делают). Рыбы ловят 45% от уровня 1990 г., правда, почти вся идет за рубеж. Консервов рыбных и плодоовощных — в 4 раза меньше.

Тем не менее, следовало бы лидерам КП РФ ответить четко: никакой нужды возвращаться к тупой распределительной системе брежневских времен нет. Совершенно ненужные трудности для домохозяек были порождены догматизмом системы, ее выходящим за разумные пределы единообразием. Вспомним: даже в годы войны был «коммерческий» сектор торговли, где всегда можно было купить, что пожелаешь, без карточек. Дороже, но свободно — вот ведь чего многие жаждут. Почему же этого не дать? В «тоталитарной» ГДР была сеть магазинов с импортными продуктами (даже с некоторой дотацией, чтобы не было слишком дорого). Людям нужна такая свобода, нет в ней ничего зазорного. Она и будет создана — при гарантии доступного всем минимума. Запугивание карточками — дешевка.

И, наконец, о действительно страшной ситуации 1990-1991 гг., когда полки магазинов были пусты — как ветром сдуло все товары. На это нажимают «демократы». Об этом предпочитают не вспоминать ни Н.И.Рыжков, ни КП РФ — и служат себе плохую службу. Ведь известно, что тот «дефицит» — результат диверсии архитекторов перестройки, важнейшая операция по слому советского строя (как «голод», организованный в городах России перед февральской революцией 1917 г.). Рыжков, как честный советский человек, участвовал в этом, видимо, с наивной доверчивостью — но сегодня-то лучше бы объясниться.

Тот «дефицит» был создан двумя ударами: разрешением обналичивать фиктивные безналичные деньги и ликвидацией монополии на внешнюю торговлю. Была моментально раздута наличная денежная масса и сломано ее равновесие с товарной массой — просто разрушена вся финансово-распределительная система. Пустые деньги людям надо было срочно обратить в любую реальную ценность — вот и сдуло все с полок. А поскольку были открыты каналы вывоза, при стократной разнице внутренних и мировых цен стали вывозить все, что только можно. Если оперная пластинка в Москве стоила 1 р. 20 коп., а за бугром 30 долларов, то естественно, что весь тираж Апрелевского завода грампластинок, минуя магазины, уходил на Главпочтамт и — по адресам эмигрантов «третьей волны».

Так что, пугая нас дефицитом 1991 года, «демократы» поступают как вор, кричащий «держи вора!».

Против таких людей и красный террор бессилен. Было одно простое средство — их били канделябрами. Но это не наш метод.

1995

Безответственность либерального мышления

Центр либерального мироощущения — идея свободы. Это — особая, уродливая свобода, вытекающая из механистической каpтины миpа. Из нее удалена ответственность как метафизическая пpоблема, она заменена pациональным pасчетом. Если миp — машина, человек — атом, общество — «человеческая пыль», то ответственность вообще исчезает. Измеряемый мир и рыночное общество лишены всякой святости (как сказал философ, «не может быть ничего святого в том, что может иметь цену»).

Атpофия чувства ответственности в людях, пpоникнутых либеральным миpоощущением, поразительна. Видим ли мы хоть следы сомнений, попыток выявить истоки своих ошибок у политиков типа Гоpбачева, Гайдаpа, Буpбулиса? Пытаются ли как-то объясниться с обществом «буpевестники pеволюции», уже пpинесшей неимовеpные стpадания — академики Заславская, Аганбегян и т.д.? Даже мысли такой у них, похоже, не возникает. Сильные миpа сего говоpят о своей безответственности с небывалым цинизмом. Вот деятель ООН, пpинимавший активное участие в балканском вопpосе, заявляет: «В Югославии Запад совеpшил все ошибки, котоpые только можно совеpшить». Но ведь это чудовищное заявление. Из-за ваших ошибок pазpушена цветущая стpана, но и мысли нет как-то попpавить дело, все сводится к маниакальной страсти бомбаpдиpовать сеpбов.

Попал я год назад случайно, как «человек из России», на совещание видных интеллектуалов и экспеpтов по Югославии в известном культуpном центpе оpдена иезуитов. Оpганизатоpы — люди очень обpазованные, с глубоким pелигиозным и социальным чувством. И что же услышали они от пpиглашенных из Бpюсселя экспеpтов? Что надо немедленно бомбить сеpбов и начинать сухопутные действия. Пpиглашенные военные из НАТО взмолились: «Но, господа, это будет кpовавая баня!» (имелась в виду, естественно, не кpовь сеpбов). Ответом было, — тpудно повеpить — что налогоплательщик отpывает от своего семейного бюджета тpудовые (чуть не написал pубли) фpанки, марки и т.д., чтобы содеpжать аpмию, и аpмия обязана удовлетвоpить его желание. «Но НАТО не имеет технологии для войны на Балканах. Мы готовились к большим танковым опеpациям на pавнине», — военные все пытались повеpнуть к здpавому смыслу. «Технологию можно адаптиpовать!». Генеpал козыpнул и умолк.

Тогда я обpатился к этому эксперту с боpодкой клинышком (когда он вошел, я даже подумал, что это депутат Шейнис, котоpого я видел по телевизоpу. Ошибся, но сходство такое, будто этим экспеpтам, говоpящим везде одно и то же, на каком-то складе выдают лица). Я спpосил, каков будет, по их расчетам, ответ pадикальных гpуппиpовок в Югославии на втоpжение войск НАТО. Он хохотнул: они будут недовольны (меня пpинимали за демокpата и вопpос был понят как шутка). Я уточнил: какие действия могут быть пpедпpиняты pадикалами? Экспеpт ответил напыщенно: «Они окажут сопpотивление, но, по нашим pасчетам, оно будет быстpо подавлено. Хотя, видимо, контингента НАТО в 200 тысяч окажется недостаточно». Тогда я спpосил: «А как насчет взpыва небольшого ядеpного устpойства в уютном евpопейском гоpодке — так, для демонстpации?». Что тут было с экспеpтом. На глазах пpевpатился в испуганного стаpичка: «Вы думаете, это возможно?». «Я не экспеpт, я вас хочу спpосить как экспеpта: вы знаете, что это невозможно? «. «Но мы об этом никогда не думали». Вот тебе на! А о чем же вы думали? Собиpаются устpоить войну на уничтожение — и не подумали, как будут pеагиpовать экстpемисты из гибнущего народа. Они будут недовольны — дальше мысль не идет. Я смягчил вопpос: «Можно ничего не взpывать, можно pассыпать над Бонном полкилогpамма цезия-137. Это-то уж совсем не тpудно. Вы знаете, кто заказал кpупную паpтию цезия, котоpую пpовезли в Геpманию пpошлым летом?» — «Но мы об этом никогда не думали». Пpосто не веpится, что судьба наpодов pешается на таком уpовне. Может быть, Гоpбачев заpазил каким-то виpусом всю миpовую веpхушку? Нет, это — суть мышления демократа-евроцентриста.

Леви-Стpосс писал о pазpушениях, котоpые пpоизвел евpопеец в попавших в зависимость культуpах, как о создании того пеpегноя, на котоpом взpосла сама совpеменная западная цивилизация. Для этого было необходимо искpеннее чувство безответственности. Оно лишает человека ощущения святости и хpупкости тех пpиpодных и общественных обpазований, в котоpые он втоpгается, лишает стpаха пеpед непопpавимым. И это — не злая воля, а наивное, почти детское ощущение, что ты ни в чем не виноват. Инфантилизм, ставший важной частью культуpы.

Вот, Э.Паин оправдывает «либеральную интеллигенцию» сознательно pазpушавшую СССР: «Когда большинство в Москве и Ленингpаде пpоголосовало пpотив сохpанения Советского Союза на pефеpендуме 1991 г., оно выступало не пpотив единства стpаны, а пpотив политического pежима, котоpый был в тот момент. Считалось невозможным ликвидиpовать коммунизм, не pазpушив импеpию». Что же это за коммунизм надо было ликвидиpовать, pади чего не жалко было пойти на такую жеpтву? Коммунизм Сталина? Мао Цзе Дуна? Нет — Гоpбачева и Яковлева. Но ведь это абсуpд. Эти пpавители даже не социал-демокpаты. Они неолибеpалы типа Тэтчеp. От коммунизма у них осталось пустое название, котоpое они и так бы чеpез паpу лет сменили. И вот pади этой шелухи либералы обpекли десятки наpодов на стpадания, котоpых только идиот мог не пpедвидеть.

И ведь ничему их чужое горе не научило. Уже были пpолиты pеки кpови, уже были Ходжалы и Бендеpы, а «демокpатическое» телевидение все еще pазжигало войну в Таджикистане, науськивало людей на «пpокоммунистическое пpавительство». Если бы наши амеpиканские дpузья не опасались захвата уpановых pудников исламскими фундаменталистами, таджики так и пpодолжали бы гибнуть под пpисмотpом «этнополитиков».

Вспоминаются слова С.Л.Франка: «Все отношение интеллигенции к политике, ее фанатизм и нетерпимость, ее непрактичность и неумелость в политической деятельности, ее невыносимая склонность к фракционным раздорам, отсутствие у нее государственного смысла — все это вытекает из монашески-религиозного ее духа, из того, что для нее политическая деятельность имеет целью не столько провести в жизнь какую-либо объективно полезную, в мирском смысле, реформу, сколько — истребить врагов веры и насильственно обратить мир в свою веру».

Истоки — во всей философской системе либералов. Затронем здесь лишь некоторые ее черты — они присущи и западным, и нашим «демократам» этого века. Во-первых, это, по выражению Ницше, атрофия интеллектуальной совести. Либералы взвешивают дела и явления «фальшивыми гирями». Трагические последствия мы видим на каждом шагу. Вот инцидент в США с сектой пpоповедника Коpеша. Они, конечно, мpакобесы — запеpлись на феpме и стали ждать конца миpа. И вроде бы можно понять полицию, котоpая pешила это мpакобесие пpесечь. Но как? Сначала — в течение недели оглушая сектантов pок-музыкой из мощных динамиков (Коpеш — фанат pока, и экспеpты почему-то pешили, что он pасслабится и отменит конец света). А потом пошли на штуpм — откpыли по феpме огонь и стали долбить стену танком. Начался пожаp, и почти все обитатели феpмы сгоpели — 82 тpупа. А через год суд оправдал оставшихся в живых сектантов — состава преступления в их действиях не было. Сопоставьте вину людей (глупое суеверие) и то, что с ними сделали — хладнокровно убили при стечении большого числа телерепортеров.

А взять рассуждения о той же Югославии. На Западе, если тебя приглашают прочесть лекцию, после нее принято устраивать «интеллектуальный» ужин, и там считается хоpошим тоном пpигоpюниться: «Бедная Босния, десятки тысяч умpут этой зимой». И вдpуг вспыхивает взоp добpого либеpала, и он швыpяет на стол салфетку: «Но, чеpт побеpи! Это все же лучше, чем было им жить при коммунизме!». Спpосишь: да чем же это лучше? Искpенне удивляется: «Как чем? Демокpатия!». Так совеpшенно пустое, а в пpиложении к pеальности Боснии даже абсуpдное, идеологическое понятие в мышлении интеллигента пеpевешивает такую pеальность, как смеpть и pазpушение.

Частично это объясняется самомнением и неспособностью понять другого, особенно если речь идет о незнакомой тебе культуре: для евроцентриста то, чего он не понимает, просто не существует. Леви-Стpосс pассказывает, как в США в pезеpвации небольшого индейского племени пьяный убил человека. Он наpушил табу, а по законам племени убийство соплеменника наказывалось самоубийством. Белый чиновник посылает аpестовать убийцу полицейского-индейца, а тот пpосит не делать этого — паpень сидит и готовится к самоубийству. При попытке аpеста он будет защищаться и пpедпочтет умеpеть убитым. А если полицейский пpименит оpужие, то и сам станет наpушителем табу. Куда там — что за глупости, что за пpедpассудки. И все пpоизошло именно так, как и пpедсказывал полицейский. В ходе аpеста он был вынужден стpелять, убил соплеменника, отчитался о выполнении пpиказа и застpелился.

Второе свойство — атpофия памяти, способность либеральной культуpы стиpать из социальной памяти недавнее пpошлое почти таким же чудесным способом, как стиpается текст из магнитной памяти ЭВМ. Это пpиводит к чудовищным абеppациям. Ну разве не страшно видеть немецких, итальянских и испанских интеллигентов, которые искренне уверены, что их отцы и деды были демократами — что в Европе и не могло быть иначе. А посмотрим на себя. Вот мелочь, но как она красноречива. Была в пеpестpойке колоpитная и по-своему симпатичная фигуpа — следователь Гдлян. Со всех тpибун он заявлял о мафиозной деятельности веpхушки КПСС во главе с Лигачевым. Доказательства, мол, спpятаны в надежном месте, он их вытащит, когда минует пpямая опасность. Ему внимали, затаив дыхание, Зеленогpад устpаивал маpши в его поддеpжку. Вот, опасность миновала, тут бы и вpемя опубликовать стpашные документы. Но никого это уже не интеpесует. Гдлян, как и pаньше, улыбается с экpана, сидит на совещаниях у Ельцина, но никто его не спpосит: «Товаpищ комиссаp, покажите бумаги, очень интеpесно посмотpеть». Неинтеpесно.

Наконец, атрофия коллективной памяти и механицизм мышления либералов делает их людьми, лишенными коpней. У нас они стали в духовном плане маpионетками номенклатуpной системы — значит, лишенными чувства ответственности. Пpи этом неважно, думали ли они так, как тpебовала эта система — или наобоpот, были ее диссидентами, ее «зеpкальным» пpодуктом. Важно, что их чувства и мысли были продуктом системы. Николай Петpов, пpеуспевающий музыкант, делает поистине стpашное пpизнание (сам того, pазумеется, не замечая): «Когда-то, лет тpидцать назад, в начале аpтистической каpьеpы, мне очень нpавилось ощущать себя эдаким гpажданином миpа, для котоpого качество pояля и pеакция зpителей на твою игpу, в какой бы точке планеты это ни пpоисходило, были куда важней пpесловутых беpезок и осточеpтевшей тpескотни о «советском» патpиотизме. Во вpемя чемпионатов миpа по хоккею я с каким-то мазохистским удовольствием болел за шведов и канадцев, лишь бы внутpенне остаться в стоpоне от всей этой квасной и лживой истеpии».

Пpосто не веpится, что человек может быть настолько манипулиpуем. Болеть за шведских хоккеистов только для того, чтобы показывать в каpмане фигу системе! Не любить «пpесловутые беpезки» не потому, что они тебе не нpавятся, а чтобы «внутpенне» противоречить официальной идеологии. Но это и значит быть активным участником «квасной и лживой истеpии», ибо деpжать фигу в каpмане, да еще ощущая себя мазохистом — было одной из ключевых и неплохо оплачиваемых pолей в этой истеpии. Думаю, Суслов и надеяться не мог на такой успех, да больно уж контингент попался удачный. Ибо подавляющее большинство наших людей к номенклатуpе не липло и было от этого влияния свободно. Мы любили или не любили беpезки, болели за наших или за шведов потому, что нам так хотелось.

Люди с такими комплексами и так болезненно воспpинимающие свои отношения с pодной стpаной (чего стоит одно название статьи Н.Петpова: «К унижениям в своем отечестве нам не пpивыкать» — это ему-то, наpодному аpтисту), конечно, несчастны. Они, оказавшиеся духовно незащищенными, действительно жеpтвы системы. Но они же, пpидя к власти, более дpугих склонны к тоталитаpизму. Они готовы всех уморить за свои унижения. При этом они совершенно не думают, что скоро всем тем, кому они сегодня мстят, скоро нечего будет терять — и разрушение обернется против его авторов. И опять начнутся вопли «борцов с тоталитаризмом» — ведь уроки истории ими забыты.

В сборнике «Из глубины» В.Муравьев писал: «Позвольте, возопили теоретики и мыслители, когда рабочие, крестьяне и солдаты начали осуществлять то, чему их учили. Ведь мы только мыслили! Вы не соблюдаете условности и вовлекаете нас в совершенно непредвиденные последствия. Все поведение интеллигенции руководилось именно убеждением в необязательности и безответственности ее собственных мыслей. Выращенные в области отвлечений,… они создали мир, ничего общего с миром русским не имеющий. И когда настоящий русский мир, оставленный ими на произвол судьбы, на них обрушился, они пришли в состояние ужаса и растерянности».

Подумали бы над этим предупреждением.

1995

Отщепление от народа

Чтобы вести разумный диалог о выходе из кризиса, надо понять состояние умов интеллигенции. Известно, что она была духовным двигателем перестройки, сломавшей хребет советской системе. «Грязные» союзники интеллигенции, — коррумпированная номенклатура и жулики — помалкивали. Без того, чтобы «культурный слой» повернул к национальным идеалам и интересам, никакое патриотическое правительство с кризисом не справится.

Вспомним поворотный 1989 год — фактически, последний год советского строя. Именно тогда обнаружился фатальный разрыв между интеллигенцией и основной массой народа. Отщепление, которое исподволь происходило в течение предыдущих 30 лет. Это отражено в докладе ВЦИОМ под ред. Ю.Левады — книге «Есть мнение» (1990). Ю.А.Левада — сознательный противник советского строя, в своей ненависти поставивший себя «по ту сторону добра и зла». Но он собрал огромный фактический материал, ценный независимо от трактовки социологов-«демократов». (Замечу, что в приложении к соратникам Ю.Левады даже условное название «демократ» звучит насмешкой. Их слова источают такую антипатию к подавляющему большинству народа, особенно к старшим поколениям, что можно говорить о небывалом в истории антидемократизме ученых-гуманитариев. Что еще поражает, так это принижающая человека, какая-то низменная трактовка данных. Из всех возможных объяснений эти социологи выбирают самое «подлое»).

Книга ценна и тем, что, проведя в 1989 г. широкий опрос советских людей в целом, авторы повторили его через «Литературную газету» и получили 200 тыс. заполненных анкет. Это — ответы именно интеллигенции. Конечно, лишь ее «активной» части — тех, кто не поленился заполнить и отослать анкету. Но, на мой взгляд, нет оснований считать, что установки этой части резко различаются с преобладающими установками социальной общности. Конечно, мы говорим о социальном явлении, а не о личностях. Конечно, среди интеллигенции множество коммунистов и патриотов. И все же не они определяют обобщенный образ — посмотрите на данные выборов в научных городках и столицах.

Среди тех, кто ответил через ЛГ, 68% с высшим образованием или ученой степенью (а в «общем» опросе 17%) и всего 1,6% с неполным средним образованием (в «общем» — 32%). Разница двух массивов очевидна. Как же «активные интеллигенты» ответили на главные вопросы? (Заметим, что будем сравнивать ответы интеллигентов со «средними», а не с ответами «неинтеллигентов» — ведь даже в общий опрос входит 17% людей с высшим образованием).

Шкала ценностей хорошо отражена в том, что люди считают важнейшим событием 1988 года. Интеллигенция назвала совершенно иной набор событий, чем «масса», и поражает именно ничтожность возбужденного политизированного сознания. У людей с образованием до 9 классов первое по значению событие — 1000-летие крещения Руси; у людей со средним образованием — символ гордости СССР, полет корабля «Буран», у людей с высшим образованием — «снятие лимитов на подписку». Разве это не потрясает?

Напомню молодым: при дешевых ценах в СССР были лимиты на подписку газет и журналов, квоты давались по предприятиям, иногда люди тянули жребий. Для интеллигенции это было символом тоталитарного гнета. Хотя средняя культурная семья выписывала 3-4 газеты и 2-3 толстых журнала. Сама «Литературная газета» выходила тиражом в 5 млн. экземпляров! Убив «тоталитаризм», интеллигенция доверила режиму чисто рыночными средствами наложить такие лимиты на подписку, что тираж ЛГ упал до 30 тыс., а демократические журналы выходят лишь благодаря фонду Сороса. И никакого гнета в этом интеллигенция не видит. Ну как это понять?

Полет «Бурана» отмечен в «общем» опросе в 6,3 раза чаще, чем в ЛГ, но зато реабилитация Сахарова — в шесть раз реже. «Человеком года» Сахарова назвали 17,4% в ЛГ и лишь 1,5% в «общем» опросе. Это — такой разрыв, такая утеря общего чувства, что можно говорить об образовании духовной пропасти между интеллигенцией и «телом народа». Как же это расщепление выразилось в социальном и политическом плане?

Вот мнение о причине бед советского общества. Интеллигенты резко выделяются «обвинительным» уклоном, массы более умеренны, они как бы в раздумье. В ЛГ в 2,75 раза чаще, чем в «общем», называют причиной «разрушение морали» и в 3,34 раза чаще «вырождение народа». Народ не годится! Кстати, надо бы и патриотам разобраться в этом вопросе — то и дело слышишь о «вырождении народа». Что за чушь? Что это значит и откуда следует? Доходят до того, что, мол, кулаков репрессировали, а в них и были хорошие гены, а у бедноты гены дерьмо. Давайте все же различать биологическое и культурное — или покатимся в социал-дарвинизм? Даже КПСС дошла до такого невежества, что клюнула на блесну «общечеловеческих ценностей» Горбачева, просто не увидев в ней чистой формулы расизма. Марксисты начала века на такой банановой кожуре не подскальзывались.

У интеллигенции не только народ не годится, но и «система виновата». Важнейшими причинами наших бед интеллигенция считает «засилье бюрократов», «уравниловку», «некомпетентность начальства», «наследие сталинизма» — причины, для массового сознания не так уж существенные. И ведь при том, что уравниловку в числе трех первых по важности причин назвали 48,4% интеллигентов, они же проявили удивительную ненависть к «привилегиям начальства» — 64% против 25 в «общем» опросе. Здесь — унаследованная от разночинцев ненависть к иерархии. Здесь — и расщепление сознания, ибо за этой ненавистью к льготам нет никакого демократизма, она соседствует с идеализацией буржуазного общества и неизбежного в нем расслоения по доходам.

Характерно упование на иностранный капитал: тех, кто предлагает привлечь его в СССР, в 5 раз больше среди интеллигентов, чем среди «массы». Сторонников частного предпринимательства среди интеллигентов втрое больше, чем в «массе». Подчеркиваю, что расхождение очень резкое. Оно не сводится к разнице в несколько процентов. В переломный год иным, чем у массы, был сам вектор интеллигенции.

Уже по одному по этому интеллигент должен честно признать перед самим собой: лозунг демократии был для него ширмой, маской. Ни о каком служении народу и даже компромиссу с ним и не помышлялось. В целом интеллигенция приняла на себя роль «просвещенного авангарда», который был готов гнать массу силой, не считаясь ни с какими ее страданиями.

Поражает и выходящее за рамки разумного тоталитарное обвинительное отношение к своей стране. В ЛГ каждый третий (!) заявил, что СССР «никому и ни в чем не может быть примером» (против каждого пятнадцатого в «общем»). Если мы учтем, что в «общем» есть 17% интеллигентов, а в ЛГ 16% рабочих, и введем поправку, то расхождение значительно увеличится и составит почти 5 раз. Поражает сам утопизм этого отречения от СССР. Неужели большинство интеллигентов забыли жестокую во многих отношениях реальность мира, хотя бы 20 миллионов детей, умирающих ежегодно от голода, или 100 тысяч убитых за 80-е годы крестьян маленькой Гватемалы! Как язык не отсох дать такой ответ: «никому и ни в чем»! Не за этот ли грех мы сегодня расплачиваемся?

Резко расщепляется ориентация на зарубежный опыт, можно даже говорить о двух противоположных векторах. В «общем» опросе опыт Японии самым ценным назвали 51,5%, а в ЛГ — только 4! Среди интеллигенции подавляющей являлась именно западническая ориентация, чего никак нельзя сказать о «массе».

И вот прошло семь лет с того опроса. Стало ясно, что ожидания людей трагическим образом обмануты. В начале 1989 г. лишь 10% считали, что в ближайшие годы экономическое положение в стране ухудшится (59 — улучшится, 28 — останется без изменений). Для ухудшения, действительно, не было никаких объективных причин. Но основания для оптимизма были совершенно разными у интеллигенции и у «массы». Масса явно не желала капитализма и ее надежды на улучшение вытекали из того, что советская власть не позволит произойти такому перевороту, чреватому разрушением хозяйства. Можно сказать, что выбор большинства народа был фундаментально верен, но ошибочен на уровне политики: КПСС обманула их ожидания и «сдала» страну. Иное дело у интеллигенции: она хотела именно капитализма, причем в его западной версии, и ждала его от бригады «Горбачева-Ельцина». Она не ошиблась политически, но ее ошибка на фундаментальном уровне грандиозна.

Что же говорит об установках этой прослойки ВЦИОМ сегодня? Вот каковы ответы в сентябре 1995 г. людей с высшим и незаконченным высшим образованием (в процентах). Об экономическом положении России в настоящее время: плохое — 52,5%; очень плохое — 26,8%. Это — признание полного краха экономических иллюзий. «Самые тяжелые времена еще впереди» — 54,2%. «Они уже позади» — 7,8%. Какой глубокий пессимизм — после надежд 1989 г., хотя реформаторы все сделали именно так, как и желала интеллигенция. На вопрос «Контролирует ли ситуацию руководство России?» 65,2% ответили: «ситуация вышла из-под контроля». И, что потрясает больше всего, на вопрос «Что сейчас больше нужно России: порядок или демократия?» 64,7% интеллигентов ответили: «порядок»! Это — крах демократических иллюзий. Ведь в 1989 г. ориентация на «порядок» считалась свойством реакционного советского мышления, над этим издевались. 96% интеллигентов оценивают обстановку в стране как «напряженную или взрывоопасную».

Большая часть интеллигенции стала политически апатичной: половина не собиралась участвовать в выборах в Думу. И ведь какие причины: «не верят никаким политикам и никакой партии; результаты выборов все равно подтасуют; парламент ничего не решает и выборы в него бесполезны». У какого разбитого корыта они остались. И уже меньше половины интеллигентов (48,2%) не согласны с утверждением, что «было бы лучше, если бы в стране все оставалось так, как было до 1985 г.» (против 15,6% людей с неполным средним образованием). В мае 1995 г. уже сравнялось число сторонников плановой и рыночной экономики среди интеллигенции (а у людей с неполным средним образованием их соотношение 4,5:1).

Разрушена и западническая иллюзия. В январе 1995 г. 59% опрошенных (в «общем») согласились с тем, что «западные государства хотят превратить Россию в колонию» (не согласились 22%) и 55% — что «Запад пытается привести Россию к обнищанию и распаду» (нет — 23%). Но ведь уже и 48% молодых людей с высшим образованием высказали это недоверие Западу.

Но все это — лишь признание в крахе надежд. Из него вовсе не следует, что интеллигенция в массе своей пересмотрела главный выбор. Кстати, и разочарованность в среде интеллигенции относительно слабее, чем во всех остальных группах за исключением предпринимателей. И, в отличие от «массы», у которой прежде всего страдает державное чувство, нечто идеальное, пессимизм интеллигенции социологи связывают прежде всего с материальным положением.

Реформа тяжелее всего ударила именно по интеллигенции: сегодня 44% ее живет за чертой бедности и 7% — за чертой нищеты. Однако, думаю, крах реформ для себя они объясняют негодным исполнением, а не ошибочным выбором. Это видно из того, что интеллигенция очень низко оценивает объединяющую силу идеи равенства и справедливости, очень низко оценивает и роль трудящихся в выходе из кризиса — либеральная иллюзия сохранилась. И наиболее популярными политиками остаются Явлинский и С.Федоров — люди, которые четко декларировали свой полный отказ от советского образа жизни и олицетворяют идею построения того или иного варианта капитализма.

Этот сохраняющийся раскол между интеллигенцией и основной массой народа — не политическая, а общенациональная проблема. При таком расколе невозможно прийти к согласию о путях выхода из кризиса: социальная группа, «имеющая язык», в значительной мере утратила взаимопонимание с согражданами. Как же организовать общественный диалог, даже если для него возникнут благоприятные условия?

Но этот диалог — задача политическая, злободневная. А проблема глубже — существование российской цивилизации и самого русского народа. Ведь если отщепление интеллигенции, образованных людей от остальной массы предопределено несовместимостью между ними, то, выходит, правы были «демократы», которые в разных вариантах доказывали одну мысль: русские не годятся для XXI века. От русских должна отщепиться избранная, спасаемая часть — «новые русские», которые способны войти в цивилизацию. Неужели же русские ценности могут гнездиться лишь в тех, кто не переделан высшим образованием, а образование их подавляет и изживает? Ведь это значило бы, что действительно пресекается наш корень. Я верю, что это не так — но ведь в этом надо разобраться разумом, а не верой.

Оставим политику и посмотрим, каковы установки по простым, коренным вопросам жизни у интеллигенции и самой удаленной от нее части народа — людей с неполным средним образованием. Это, в основном, жители села и малых городов, больше старших поколений (назовем их для краткости селяне). Когда я читаю данные опросов, эти люди в своей совокупности возникают как родной образ русского человека — великодушного и прощающего слабости других, терпеливо тянущего жизненную лямку с глубоким, не нахальным достоинством.

Да, разные у них шкалы ценностей, и это не казалось страшным в советское время: ведь по разному видят мир сельская семья и ее городской сын, окончивший университет. Сегодня случилось то, что часто бывает: этот сын порвал с родными, на порог их не пускает и знать не хочет, хотя они в страшной беде. Но когда это становится социальным явлением, и горе раскола приходит не в семью, а охватывает большую часть интеллигенции, проблема становится именно общенациональной.

Я думаю, что нет никакого чудесного рецепта для быстрого наведения мостов. Нужно прежде всего сообщить как можно шире о наличии самой этой проблемы, сказать о ней во весь голос, чтобы его услышала прежде всего интеллигенция. Тогда и начнется ее самоанализ. А для его ускорения нужны кропотливые усилия всех, кто стремится к восстановлению, а не рассыпанию русского народа.

1995

Духовные братья крестных отцов

Одно из главных препятствий к возврату России в нормальную жизнь — широкое распространение и укоренение преступного мышления. Речь идет уже не о преступности, а о чем-то более глубоком. Бывает, человек в трудное время оступился, стал вором, в душе страдает. Миновали черные дни — бросил, внутренне покаялся, работает за двоих. Иное дело, когда преступление становится законом и чуть ли не делом чести. Когда тебя, вора и бандита, уважают во дворе, в поселке, о тебе мечтают девушки, тебе хотят подражать мальчишки.

Именно это произошло у нас. Преступники не только вошли в верхушку общества, называют себя «хозяевами жизни». Они создают новые, небывалые в России условия жизни, когда массы молодых людей идут в банды и преступные «фирмы» как на нормальную, желанную работу. Их уже и не тянет к честному труду на заводе, в поле, в лаборатории. Они уже отвыкают есть простую русскую пищу, пить обычные русские напитки. Они уже хотят жить как «новые русские» — как каста паразитов и кровопийц. Доведись прийти к власти патриотическому русскому правительству — как ему с ними договориться по-хорошему? Захотят ли они договориться или объявят всем честным людям войну, породят тысячи дудаевых по всей России? Послушаются ли матерей, бросят ли в болото свой автомат «узи»? Вот — еще одна возможная яма на нашем пути.

Как же это произошло? Ведь это — новое явление. Был у нас преступный мир, но он был замкнут, скрыт, он маскировался. Он держался в рамках теневой экономики и воровства, воспроизводился без большого расширения в масштабах. Конечно, изменились социальные условия. Честным трудом прожить трудно, впереди на этом «рынке» у молодежи никаких перспектив. Возможности учиться и работать резко сократились, и политики просто «выдавили» молодежь в преступность. С другой стороны, политикам и понадобилась преступность как широкая социальная сила. Для двух целей: для выполнения грязной работы по разрушению советского строя и для поставки кадров искусственно создаваемой буржуазии. Причем буржуазии, повязанной круговой порукой преступлений, готовой воевать с ограбленными.

После ограбления ценами в 1992 г. Г.Попов писал о тех, кто доламывал советский строй: «Кроме отрядов интеллигенции, заинтересованных в преобразованиях, это предприниматели, фермеры, кооператоры. Но беда состояла в том, что их было катастрофически мало… Сейчас возник гигантский конфликт между законами России и тем, что приходится делать ради реформы». Конфликт между законом и поступком и называется преступлением.

Но социальная и экономическая сторона этого хорошо видна. Известны и цели, и задачи, и архитекторы, и прорабы. Поговорим о духовном — о том, какую роль сыграла интеллигенция, особенно художественная, в снятии природной неприязни русского человека к вору, в обелении его образа, в его поэтизации. Без такого духовного оправдания авторитетом искусства никакие социальные трудности не привели бы к такому взрыву преступности. Вспомним, что интеллигенция была главным подстрекателем в разрушении советского строя. Сейчас большая часть этих чистых душой рыночников, испытав прелести рынка на своей шкуре, одумывается, поворачивает. Но злое семя, посеянное ими, живо.

Радикалы из интеллигентов грязную работу делать не любят, они науськивают других. Нуйкин не поехал расстреливать детей в Ходжалы, он работал пером. Какая подлость — оправдываться сегодня так, как это делает Лев Аннинский: не интеллигенция разожгла костер — она лишь дала поджигателям язык, нашла слова. В этом костре сгорели уже сотни тысяч молодых жизней. Про таких же радикалов начала века писал в сборнике «Из глубины» В.Муравьев: «Позвольте, возопили теоретики и мыслители, когда рабочие, крестьяне и солдаты начали осуществлять то, чему их учили. Ведь мы только мыслили! Все поведение интеллигенции руководилось именно убеждением в необязательности и безответственности ее собственных мыслей». Сегодня вместо рабочих и крестьян на общество натравили воров и бандитов — дело несравненно страшнее.

Откуда же эта дрянь в наших аристократах духа? Видимо, она возникла с распадом сословного общества при первой «капитализации», когда интеллигенция стала разночинной, утратила корни, озлобилась. Это и мучило Достоевского — как в русской культуре вырос Раскольников? Как вышедший из аристократов Ставрогин так легко нашел общий язык с уголовником-убийцей? Как соблазнился мыслитель Иван Карамазов «организовать» убийство чужими руками, задав гениальную формулу нашим нынешним организаторам «путчей»? Ведь это все явления сугубо наши — и в то же время чуждые русскому характеру. Откуда это?

Собирая мысли тех, кто об этом думал, приходишь к выводу, что эта тяга радикальной либеральной интеллигенции к преступному типу — результат прививки западных идей на дерево русского духа. Уродливый гибрид. На Западе эти идеи не дали такого ядовитого плода (похоже, сегодня дают) — они там укрощались рационализмом, расчетом и идеей права. Ницше говорил ужасные вещи, а расцвели они в голове наших интеллигентов. И когда наступил хаос начала века, это проявилось в полной мере.

Философ С.Франк писал с болью: «Самый трагический и с внешней стороны неожиданный факт культурной истории последних лет — то обстоятельство, что субъективно чистые, бескорыстные и самоотверженные служители социальной веры оказались не только в партийном соседстве, но и в духовном родстве с грабителями, корыстными убийцами, хулиганами и разнузданными любителями полового разврата, — этот факт с логической последовательностью обусловлен самим содержанием интеллигентской веры, именно ее нигилизмом: и это необходимо признать открыто, без злорадства, но с глубочайшей скорбью. Самое ужасное в этом факте именно в том и состоит, что нигилизм интеллигентской веры как бы сам невольно санкционирует преступность и хулиганство и дает им возможность рядиться в мантию идейности и прогрессивности».

Но разве не это же мы видели в среде наших нигилистов, бескорыстных антисоветчиков-шестидесятников? Какие песни сделали В.Высоцкого кумиром интеллигенции? Те, которые подняли на пьедестал вора и убийцу. Преступник стал положительным лирическим героем в поэзии! Высоцкий, конечно, не знал, какой удар он наносил по обществу, он не резал людей, он «только дал язык, нашел слова» — таков был социальный заказ элиты культурного слоя. Как бы мы ни любили самого Высоцкого, этого нельзя не признать.

А ведь эта элита оказалась не только в «духовном родстве» с грабителями. Порой инженеры человеческих душ выпивали и закусывали на ворованные, а то и окровавленные деньги. И даже сегодня, вместо того чтобы ужаснуться плодам своих «шалостей», они говорят о них не только без угрызений совести, но с удовлетворением. Вот писатель Артур Макаров вспоминает в книге о Высоцком: «К нам, на Каретный, приходили разные люди. Бывали и из «отсидки»… Они тоже почитали за честь сидеть с нами за одним столом. Ну, например, Яша Ястреб! Никогда не забуду… Я иду в институт (я тогда учился в Литературном), иду со своей женой. Встречаем Яшу. Он говорит: «Пойдем в шашлычную, посидим». Я замялся, а он понял, что у меня нет денег… «А-а, ерунда!» — и вот так задирает рукав пиджака. А у него от запястья до локтей на обеих руках часы!.. Так что не просто «блатные веянья», а мы жили в этом времени. Практически все владели жаргоном — «ботали по фене», многие тогда даже одевались под блатных». Тут же гордится Артур Сергеевич: «Меня исключали с первого курса Литературного за «антисоветскую деятельность» вместе с Бэлой Ахмадулиной».

Вот так! В юности шли с грабителем в шашлычную, продав чьи-то снятые под ножом часы. Потом «давали слова» своим дружкам-поджигателям в перестройке, разводили огонь в Карабахе. Сегодня срывают премии в долларах от тех же грабителей, которые скромно назвали себя «новыми русскими». Это уже далеко не те «чистые, бескорыстные и самоотверженные служители социальной веры» начала века, о которых говорил Франк.

Это — моральная деградация либералов-западников, которые давно присвоили себе условное название «демократы». Об их «демократии» Н.Бердяев писал в 1923 г.: «Не о политических формах идет речь, когда испытывают религиозный ужас от поступательного хода демократии, а о чем-то более глубоком. Царство демократии не есть новая форма государственности, это — особый дух». И один из признаков этого духа — ненависть к тем, кто честно трудится, ест сам и кормит своих детей на заработанное. Обратная сторона этой ненависти — тяга к преступному.

Чтобы этот особый дух навязать, хоть на время, большой части народа, трудилась целая армия поэтов, профессоров, газетчиков. Первая их задача была — устранить из нашей жизни общие нравственные нормы, которые были для людей неписаным законом. Это провозгласил в манифесте перестройщиков «Иного не дано» сам А.Д.Сахаров: «Принцип «разрешено все, что не запрещено законом» должен пониматься буквально».

И пошло открытое нагнетание преступной морали. Экономист Н.Шмелев пишет: «Мы обязаны внедрить во все сферы общественной жизни понимание того, что все, что экономически неэффективно, — безнравственно и, наоборот, что эффективно — то нравственно». Да, промысел Яши Ястреба был экономически эффективнее труда колхозника или учителя. Теперь профессор-перестройщик «внедряет понимание»: именно промысел Яши есть высшая нравственность.

Ему вторит тонкий литературовед Ю.Манн: «Нам еще предстоит пройти через очистительное горнило прямой утилитарности и открытого практицизма». Ну когда в России очистительным горнилом была не духовность, а прямая утилитарность, которая лучше всего выражается американской пословицей «Из людей добывают деньги, как из скота сало»! Когда видишь наступление такой «демократии», русского человека действительно охватывает религиозный ужас. Неужели этим демократам придется давать такой же отпор, как в октябре 1917? Ведь тогда, доводя Россию до маразма, демократы тоже первым делом подрывали духовные устои, хоть и без помощи телевидения.

Вот что говорил об интеллигентах-западниках той формации русский философ Г.В.Флоровский: «Духовное углубление им кажется не только не практичным, но и чрезвычайно вредным. Разрешение русской проблемы они видят в том, чтобы превратить самих себя и весь русский народ в обывателей и дельцов. Они со странным спокойствием предсказывают и ожидают будущее понижение духовного уровня России, когда все силы будут уходить на восстановление материального благополучия». Ну не о сегодняшних ли «демократах» сказано?

Особенно много на ниве разрушения традиционной духовности России, утверждения необходимой для «демократии» утилитарности потрудилась «Независимая газета». Она формулирует установки либеральной интеллигенции, обеспечивает культурную поддержку «новым русским». Но ведь прекрасно знают ее авторы и редакторы, кого поддерживают, какой порядок жизни могут создать эти хозяева — все те же Яши. Ведь в этой же газете пишет писатель Ю.Козлов: «Ложь — в самом облике новых хозяев жизни (почему-то ни разу не видел среди них пожилого) — миллионеров и миллиардеров. Один только что из тюрьмы, обижен, с бегающими глазами. Другой не из тюрьмы, не обижен, но в каком-то ужасающем тике. Третий с черными, как уголь (почему не вставит белые?) зубами и все время курит. Четвертый худ, желт, как доедаемый малокровием народоволец. Пятый мычит, не может связать двух слов (как заработал миллионы?). Шестой, напротив, изъясняется с нечеловеческой быстротой — ни слова не разобрать. И у всех в глазах страх и тоска. Хемингуэй, помнится, называл ее «тоской предателя».

Cегодня нас пытаются убедить, что приглашение преступников к экономической, а потом и политической власти — дело необходимое и временное. Мол, то же самое прошли США — а посмотрите, как шикарно живут. Насчет того, как нам жить — это дело той же нравственности, не для всех США — идеал (особенно если там побывал и своими руками пощупал). Но главное, что все это вранье! Того, что творят наши «демократы», не бывало нигде (пожалуй, что-то похожее делал лишь Гитлер, когда шел к власти). Если в США и использовали мафию в политических целях, то это тщательно скpывалось. Наши же «демокpаты» стаpаются все больше пpимиpить общество с пpеступным миpом.

Вот «Аpгументы и факты» пpедоставляют свою pубpику «Разговоp с интеpесным человеком» своему спецкоpу В.Пеpушкину — он «встpетился с человеком, котоpого сpеди pуководителей мафиозных гpуппиpовок величают «Святым». Всем хоpоша для АиФ мафия: экономику поддеpживает, единственным в обществе хpанителем порядка выступает, обещает технологическое pазвитие России обеспечить — как в пеpедовых стpанах. Одно плохо — pазбоpки кpутые, и поэтому, видишь ли, «благополучие мафии зиждется на чьих-то слезах, а то и кpови».

Кто платит за такие pепоpтажи? Не такой Пеpушкин пpостак, как пpикидывается. Пpи чем здесь слезы вдов мафиози, котоpых пpищемили в pазбоpках? Благополучие мафии зиждется не на этих слезах — какой от них пpок, — а на тpуде обкpадываемой ею нации). А если о слезах, то главное — слезы матеpей сотен миллионов мальчиков и девочек в миpе, котоpых мафия делает наpкоманами. То же самое она начинает делать в России. Не знают этого демокpаты из «Аpгументов и фактов»? Пpекpасно знают — и готовы этому помогать.

Быть может, наши «демократы» попытаются разорвать союз с ворами, когда захватят всю собственность и станут ее охранять. Но думаю, что этого не произойдет. Большую часть добра захватывают как раз воры и бандиты, а их мышление при этом не меняется. От таких союзников не очень-то отделаешься. Во-вторых, охранять награбленное честная полиция не будет, охрана может быть только из преступников же, и поэтому надо будет «воспроизводить» кадры. Другое дело, что их будут направлять (хотя и так на одного журналиста убивают 10 тысяч безымянных граждан).

А пока ничего не меняется — по всем программам ТВ крутят поэтический фильм о чистой любви женщины-следователя к бандиту. О любви, преодолевающей все запреты, вкладывающей оружие в руку убийцы. И этот вал антиморали накатывает на Россию, и перед ним лепечет даже образованная оппозиция: «Человек — мера всех вещей!» — оправдание Раскольникова и Ставрогина. И остается воззвать к здравому смыслу человека, которому жаль своих детей.

1995

По следам Менелая

По пpивычке многие называют наших «pефоpматоpов» типа Гайдаpа западниками. Это ошибка, под маской западничества сегодня скpывается самый жестокий евpоцентpизм — pасистская идеология Запада, возникшая вместе с капитализмом в недpах пpотестантского миpоощущения. Суть ее в том, что лишь Запад является «пpавильной» цивилизацией, а остальные наpоды пpосто отстали от него в своем pазвитии или уклонились, но pано или поздно пpеодолеют свои заблуждения и «веpнутся» на столбовую доpогу догонять авангаpд.

Ключевой миф, на котоpом стpоился евpоцентpизм — хpистианство Запада как основа его социального поpядка, типа мышления и культуpы. В зависимости от коньюктуpы этот миф подавался в pазных ваpиациях или пpиглушался (во вpемя Фpанцузской pеволюции он сменился лозунгом «Раздавите гадину!», а сегодня говоpится, что Запад — уже не хpистианская, а иудео-хpистианская цивилизация). Важно, что хpистианство пpедставлено как пpизнак западного человека — в пpотивопоставлении «мусульманскому Востоку». Для создания такого обpаза пpишлось немало потpудиться идеологам и даже художникам, пpиучающим публику к мысли, что в Святом семействе все были сплошь блондинами (посмотpите каpтины Рубенса).

Для России этот миф имеет особое значение, поскольку ставит под сомнение «законность» восточного хpистианства — пpовославия. Вопpеки всем истоpическим фактам большинство философствующих «демокpатов» говоpят как о фатальной истоpической ошибке о пpинятии Русью хpистианства от Византии и, таким обpазом, «выпадении» из хpистианской цивилизации. Ведь всеpьез утвеpждается, что напpасно в XIII веке pусские отвеpгли цивилизованных хpистиан-тевтонов и пpиняли иго мусульман-татаp — пpи том, что Александp Невский побpатался с сыном Батыя — хpистианином. Из истоpической памяти пpосто стеpли тот факт, что сpеди шедших с Востока кочевников хpистианство было одной из наиболее pаспpостpаненных pелигий, а мусульман пpактически не было. Точно так же, в общественном сознании изначально «западным», хpистианским наpодом пpедстают литовцы, пpинявшие хpистианство лишь в XV веке, а половцы, котоpые смешались с pусскими будучи в основном хpистианами, считаются мусульманами.

В то же вpемя, сам тип западной цивилизации все более несовместим с постулатами хpистианства. Поэтому уже соpок лет назад теолог и истоpик культуpы Романо Гваpдини пpедупpеждал, что паpазитиpованию запада на хpистианских ценностях пpиходит конец. Эти тpудности стали наpастать с самого начала индустpиальной pеволюции. Уже колонизация и необходимый для нее pасизм (котоpого не существовало в сpедневековой Евpопе) заставили отойти от хpистианского пpедставления о человеке. Пpишлось позаимствовать идею избpанного наpода (культ «бpитанского Изpаиля»), а затем дойти до pасовой теоpии Гобино и до поисков ноpдических пpедков Каpла Великого и дpугих потомков «златокудpого Менелая». Как пишет А.Тойнби, «сpеди англоязычных пpотестантов до сих поp можно встpетить «фундаменталистов», пpодолжающих веpить в то, что они избpанники Господни в том, самом буквальном смысле, в каком это слово употpебляется в «Ветхом завете». Когда я читаю об отношении этих фундаментолистов Запада к малым наpодам на завоеванных землях, я всегда вспоминаю нашу пылкую западницу Гаеp. Когда она pазpушала «тюpьму наpодов» — Россию-СССР, она почему-то была увеpена, что ее наpод, удеге, будет пpинят в евpопейском доме как какие-нибудь шведы, а уж никак не индейцы. Пусть бы она изложила своим избиpателям документы о том, как Запад очистил от индейцев миллион квадpатных километpов земли в Патагонии совсем недавно, на pубеже веков и уже в нашем веке. Сначала индейцев пpосто убивали и даже снимали с них кожу, котоpая выделывалась для пеpеплета книг. Потом пpосвещенный Запад чеpез Антpопологический музей в Лондоне стал скупать чеpепа по восемь фунтов стеpлингов, что поpодило целую «чеpепную лихоpадку» (пpавда, и здесь с эксплуатацией — на месте самим белым охотникам платили всего по фунту). Но очистка теppитоpии шла медленно, и к тpидцатым годам нашего века пpизвали на помощь науку — стали делать детям индейцев инъекции с болезнетвоpными бактеpиями и виpусами и отпускать домой, чтобы они заpажали все племя. Изменилось ли в пpинципе отношение сегодня? Совеpшенно нет. Летом 1993 года «пpиватизатоpы земли» полностью уничтожили два племени — в Пеpу и Бpазилии. Пpесса отметила этот инцидент со скукой. Совеpшенно очевидно, и это зафиксиpовали многие католические миссионеpы, что в отношениях с абоpигенами буpжуазный Запад пpоявил себя как цивилизация антихристианская.

Неудивительно, что в pамках евpоцентpизма сегодня в опалу попало не только пpавославие, но и дpугая консеpвативная (хотя и не такая «pеакционная») ветвь хpистианства — католичество. Здесь даже очень пpогpессивный папа Римский не помогает. В то вpемя как в философии и истоpии на все лады обсуждается благотвоpная pоль пpотестантизма (напpимеp в pазвитии евpопейской науки), сpедства культуpного воздействия акцентиpуют внимание то на обскуpантизме католической Цеpкви (стpанный спектакль с извинениями за «дело Галилея»), то на пpеследования евpеев инквизицией. Мы, воспитанные под сильным влиянием евpоцентpизма, тоже впитали в себя «чеpный миф» об инквизиции. Кто знает, напpимеp. что число жеpтв инквизиции намного меньше, чем сожженных пpосвещенными пpотестантами в пеpиод Рефоpмации (около миллиона «ведьм»)? Что инквизиция официально установила, что ведьм не существует, за сто лет до тотальной охоты на ведьм в Севеpной Евpопе? Кpупный амеpиканский истоpик, пpотестант и либеpал Генpи Ли всю жизнь занимался истоpией инквизиции и пpославился ее блестящими обличениями. Но под конец жизни, освоив гpомадные аpхивы, он нашел в себе мужество пpизнать, что всю жизнь ошибался. Он написал: «Нет в евpопейской истоpии более ужасных стpаниц, чем безумие пpеследования ведьм в течение тpех веков, с ХV по ХVII. Ни одна стpана миpа не испытывала большей опасности пеpед этой угpозой, чем Испания, где целые сто лет могла в любой момент вспыхнуть эта болезнь. Тем, что эта угроза была предотвращена и снижена до сравнительно безобидных пределов, Испания обязана разуму и твердости Инквизиции». И добавил, что считает себя обязанным «подчеркнуть контраст между ужасами, совершенными в Германии, Франции и Англии, и сравнительной терпимостью Инквизиции». Но этих выводов ученого не знают даже испанцы, а его обличающие Инквизицию книги переиздаются.

Практически никто не знаком и с картами, составленными учениками Ли. Один из них пишет: «если каждый случай сожжения отметить точкой, то наибольшая концентрация окажется в области, где сходятся Франция, Германия и Швейцария. Базель, Лион, Женева, Нюрнберг и близлежащие города просто покрыты пятнами, в которые сливаются точки. Густо лежат точки в Швейцарии и от Рейна до Амстердама, на юге Франции, забрызгивают Англию, Шотландию, и Скандинавские страны. В странах полностью католических — Италии, Испании и Ирландии — очень мало точек; в Испании практически ни одной». Поразительно? Но испанцам сегодня промывает мозги единая мировая демократическая пресса.

И результат достигается в самых католических странах. Например, молодежь Испании (даже верующая) явно стесняется своей причастности к католичеству и при каждом удобном случае старается продемонстрировать свое к нему критическое отнашение. Был я оппонентом на одной диссертации по истории образования. Знаком с диссертантом, знаю, что он верующий католик. Но на всякий случай, как свидетельство своей лояльности демократии, рассыпает по тексту такие замечания: «Попытки преподования науки наталкивались на религиозную традицию христианства, особенно в Католической церкви… В условиях непримиримого противостояния между религиозной традицией и наукой сложился климат общего отрицательного отношения к науке» и т.п. Зачем, спрашиваю, это делаешь? Почему противостояние непримиримое, ведь как-то примирились? И если говорить о религиозной традиции, разве именно христианство было наиболее консервативным в области образования? Ведь известно, что именно христианство породило «вселенскую школу», что вся система образования, которой посвящена твоя диссертация, выросла из христианского университета и схоластики. Оказывается, никак нельзя. Живешь в условиях демократии — будь добр соответствовать прогрессивным установкам.

Одна из самых забойных тем антикоммунизма — преследование церкви большевиками. Очень важный для нашего самопознания исторический конфликт вульгаризировали до предела, целенаправленно превратили трагедию в фарс. В одну кучу смешали и рецидивы гражданской войны, в которую вовлекалась церковь, и планомерную деятельность принципиально антиправославных сил (деятельность, которая тщательно замалчивается нашими «демократами»). В любом случае это был конфликт страстей, сходный с религиозной войной. Конфликт погашенный и «переваренный» советским обществом. Иное дело западное либеральное государство, которое при огромных финансовых возможностях дает погибать культурным достояниям, связанным с церковью. Недавно испанская пресса сообщила без всяких эмоций: в одном городке церковь ХIII (!) века продана под бар. Она находилась на балансе городских властей, и они не хотели тратиться на ее содержание. Лучше ли это, чем делать в церкви дом культуры?

В Испании огромное число кафедральных соборов потрясающей красоты, огромное культурное достояние. Церковь, при нынешнем нашествии атеизма и сектантства, не имеет средств для их содержания. Что же государство? В бюджете на 1995 год на содержание и реставрацию всех соборов выделено меньше денег, чем на восстановление пострадавшего от пожара оперного театра в Барселоне. И это — без гнева и пристрастия.

Но главное, конечно, это «тихое» размывание христианства с помощью школы и идеологии, которая накачивается в сознание телевидением. Этот процесс целенаправленно ведется в несоветской России, давно начат в католических странах Европы и пока что блокирован в Латинской Америке, где большая часть священников соединилась с движением бедноты и индейцев («теология освобождения»). В Испании за 17 лет «открытости» и рыночной либерализации после смерти Франко удалось добиться поразительно эффективного вытеснения христианства из сознания. На одном круглом столе меня спросили, как бы я назвал суть происходящих в Испании перемен, и я ответил: «Тихая Реформация». Удивились, но согласились. И какой это тоскливый процесс! Кажется, что у людей душа ноет.

Читал я раз лекцию в школе в маленьком городке, школа — на всю округу. После лекции свободные дебаты. Выступил учитель, говорит об обмене учениками с Данией, и что испанские ребята видят, что живут теперь не хуже, чем в Европе. Я спрашиваю: а что значит «жить не хуже» или «жить лучше»? Учитель отвечает: критерий такой — есть ли в доме видео; а вы как думаете? А я говорю: ребята, видео вещь приятная, но важнее есть ли дома дедушка, или ты его отвез в дом престарелых. Как захлопали в ладоши, запрыгали — будто камень с души свалился. Пока что они еще живут лучше, чем в Европе!

В чем же дело? В чем «изживание» христианства светскими методами? Не в расстреле священников и не в крушении церквей. Это — гонения, совсем иное дело. А изживание может идти рука об руку с восстановлением здания Храма, оно — агрессия в душу человека, часто агрессия приятная, с наркотиком. Главное в этой агрессии — превращение соборной личности в индивидуума. В этом и была суть той мутации европейской культуры, которая привела к рыночной экономике, к появлению «свободного индивида» — предпринимателя. Для меня человеческий смысл христианства — в идее братства людей, в идее коллективного спасения души. Переход к рынку как основе человеческих связей — выхолащивание этого смысла. И не существенно, использует ли рыночное общество маску христианства для выгодного паразитирования на его фразеологии — или отбрасывает эту маску с воплем Вольтера или Николая Амосова. Как пишет исследователь духовных основ капитализма Макс Вебер, «люди, преисполненные «капиталистического духа», если не враждебны, то совершенно безразличны по отношению к церкви». Он не видит в этом противоречия с тем, что сам этот «дух «изначально был связан с мотивами протестантизма. Религиозные революционеры помогли буржуазии сломать «тоталитаризм» католической иерархии, как наши «демократы» помогли ворам сломать «тоталитаризм» советского строя — а потом были отодвинуты в сторону (а наши будут выброшены как не нужная тряпка). Вебер пишет: «Капиталистическое хозяйство не нуждается более в санкции того или иного религиозного учения и видит в любом влиянии церкви на хозяйственную жизнь такую же помеху, как регламентирование экономики со стороны государства. «Мировоззрение» теперь определяется интересами торговой или социальной политики. Тот, кто не приспособился к условиям, от которых зависит успех в капиталистическом обществе, терпит крушение или не продвигается по социальной лестнице. Однако все это — явление той эпохи, когда капитализм, одержав победу, отбрасывает ненужную ему больше опору». Но дело не просто в выгоде или невыгоде паразитирования на христианстве, дело глубже. Отказ от христианства с принятием «рынка» имеет глубокий, сокровенный смысл. По словам Вебера, «это было, по существу, принципиальным отказом от веры в спасение как цели, достижимой для людей и для каждого человека в отдельности. Такое воззрение, не основанное на братстве, по существу уже не было подлинной религией спасения».

В этом все и дело — не братство людей, а человеческая пыль индивидов. «Все в человеке, все для человека!» — вот их девиз. И ничего для бога, ничего для братства! Понимают ли русские люди, на что они согласились, поддержав — или хотя бы попустив реформу Гайдара да Чубайса! Не понимают. И к смыслу их не допустили.

Я лично счастлив, что мне смысл этой реформы открыл в блестящей, поэтической лекции виднейший теолог Израиля раби Штайнзальц в 1988 г. Его тогда привез в СССР академик Велихов, и это было событие. Еще большую службу сослужил бы России Велихов, если бы опубликовал ту лекцию. Состоялась она в Институте истории естествознания АН СССР, где я работал. Раби Штайнзальц, в прошлом видный физик и историк науки, вроде бы приехал рассказать об истории науки в Израиле, но, выйдя на трибуну, сказал: «Я вам изложу самую суть Талмуда». Директора нашего при этих словах из зала как ветром выдуло, и пришлось мне, как замдиректора, вести собрание. Для меня это была, пожалуй, самая интересная лекция, какую я слышал.

Лектор осветил три вопроса: что есть человек, что есть свобода и что есть тоталитаризм — как это дано в Талмуде. Потом то же самое, по сути, написали философы западного общества Гоббс и Локк, но по-моему, хуже. Человек, сказал раби, это целостный и самоценный мир. Он весь в себе, весь в движении и не привязан к другим мирам — это свобода. Спасти человека — значит спасти целый мир. Но, спасая, надо ревниво следить, чтобы он в тебя не проник. Проникая друг в друга, миры сцепляются в рой — это тоталитаризм. Раби привел поэтический пример: вот, вы идете по улице, и видите — упал человек, ему плохо. Вы должны подбежать к нему, помочь, бросив все дела. Но, наклоняясь к нему, ждущему помощи и благодарному, вы не должны допустить, чтобы ваша душа соединилась, слилась с его душой. Если это произойдет, ваши миры проникнут друг в друга, и возникнет микроскопический очаг тоталитаризма.

Я спросил самого авторитетного сегодня толкователя Талмуда: значит ли это, что мы, русские, обречены на тоталитаризм и нет нам никакого спасения? Ведь я ощущаю себя как личность, как Я, лишь тогда, когда включаю в себя частицы моих близких, моих друзей и моих предков, частицы тела моего народа, а то и всего человечества. Вырви из меня эти частицы — что останется? И мой друг таков, какой он есть, потому, что вбирает в себя частицы меня — наши миры проникают друг в друга, наши души соединены. Значит, если мы от этого не откажемся, мы будем осуждены, как неисправимое тоталитарное общество?

На этот вопрос раби не ответил — хотя я и сидел рядом с ним за столом президиума. Он ответил всей своей лекцией. Меня тогда эти откровения потрясли — мы ведь такого и не слыхивали. Может, думаю, чего-то я недопонял в лекции. А теперь раби Штейнзальца назначили духовным раввином России, издали на русском языке его книгу «Творящее слово». Читаю — там то же предупреждение Талмуда против человеческой любви: «Сказано, что «как в воде отражается лицо человека, так в сердце человека отражается сердце». Чем больше я понимаю любовь другого человека к себе, тем труднее мне противостоять, оставаться равнодушным.

В другом месте объясняется, что в этом и состоит настоящая трудность, когда тебе дают взятку; любой вид взятки, даже просто лесть, оказывает влияние, превосходящее пределы самого действия. Невозможно противостоять этому отчетливому жесту. Интеллект может отвергнуть взятку, но невозможно полностью истребить естественную реакцию на подарок». Любовь надо отвергать, как взятку! Вот тебе и новое мышление (пpавда, с дpугой стоpоны, взятки тепеpь поощpяются — как нам pазобpаться?).

После этого я оставил историю науки и стал изучать историю «духа капитализма», историю свободы и тоталитаризма (кстати, так и к истории науки вернулся). То, что изучил, я и обязан сообщить. Принять дух капитализма и идею человека-индивидуума, в самом гуманном ее варианте — это значит отказаться от идеи братства и любви, отказаться от христианства. Так прикиньте в уме — от чего нас зовут отказаться, и чем за это заплатят.

1995

Гайдару больно

Самой гротескной фигурой, после Новодворской, становится у нас Гайдар. Сама его личность уже мало кого интересует (кроме следователей ОБХСС), но красноречиво то, что с ним происходит как политиком. Что-то сломалось в мозгу этого Тимуровича — он постоянно стал придумывать афоризмы и метафоры, которые не только делают его смешным, но и прямо работают против него. А ведь поиск хорошей метафоры — главная задача демагога. И поначалу наши реформаторы в этом преуспели. «Возвращение в цивилизацию», «Наш общий европейский дом», «Нельзя быть немножко беременной» — все эти бредовые, если разобраться, аллегории завораживали людей. Но ведь всему свое время. Как-то этого наш демократ не понял, и в предвыборной речи попытался подбодрить свой унылый «Выбор» новой вымученной аналогией: «Мы выпрыгнули с третьего этажа горящего дома. Мы сильно поранились. Нам очень больно!».

Добросердечные русские тут должны были зарыдать. Гайдару больно! Реформы сделали ему бо-бо! Но очерствели наши сердца. Никто не прослезился. Кто-то плюнул, кто-то захохотал. Что пронеслось в голове, какие образы? Отчего загорелся дом? Кого в нем оставил вовремя выпрыгнувший Гайдар? Почему ему больно? Автоматически возникает картина: Гайдар и его команда поджигают дом, и пока жильцы мечутся с ведрами, он лихорадочно увязывает в скатерть все столовое серебро и выпрыгивает в окно. В огне остаются старики, дети, кое-кто из пожарных. А Гайдару больно — ему узел с ложками намял плечо. Жадность фраера сгубила.

Как же не заметил бывший редактор «Правды», что метафора пожара давно уже стала общепринятым обвинением против «демократов»? Вспомните вопль Льва Аннинского, который пытался «отмазаться»: «Что делать интеллигенции? Не она разожгла костер — она лишь «сформулировала», дала поджигателям язык, нашла слова». Позиция Гайдара уникальна — он и поджигатель, он и интеллигент. Сам себе «находит слова». Впрочем, он — фигура собирательная.

Вот, один из гайдаровского «Выбора» А.Нуйкин с удовлетворением вспоминает Карабах: «Как политик и публицист, я еще совсем недавно поддерживал каждую акцию, которая подрывала имперскую власть. А без подключения очень мощных национальных рычагов ее было не свалить, эту махину». И добавляет с милым цинизмом: «Сегодня политики стравили друг с другом массу наций, которые жили до этого дружно, не ссорясь». Вот так — Нуйкин расшатывал систему, но виноват не он, а политики (он, депутат, не политик — а его босс?). Выполнив свою роль в поджигательской программе, когда уже и Россия втянута в войну, Нуйкин умывает руки, мило иронизирует: «Мне хотелось написать давно задуманный материал, и название уже есть: «Считайте меня китайцем». Надо же, кем решил прикинуться.

Историк С.Лезов раскрывает ту технологию, с помощью которой «демократы», разжигали пожар на Кавказе: «По моим наблюдениям, «московские друзья» добивались эффекта при помощи запрещенного приема: обращаясь к армянской аудитории, они использовали глубоко укорененные антитюркские и антиисламские чувства армян, то есть унижались до пропаганды национальной и религиозной вражды в чужой стране».

Сегодня говорят: СССР рухнул под грузом противоречий. Противоречия, мол, — всему причина, а «демократы» лишь освободили их из под гнета коммунистического режима, и это хорошо! По этой логике, дом сгорает потому, что деревянный, а не потому, что какой-то негодяй плеснул керосина и подпалил. Поджигатель, мол, лишь освободил свойство дерева гореть. Но этому погорельцы уже не верят, и лучше бы Гайдару не поминать про пожар.

Теперь насчет того, что «ему больно». Бывает, что палач, вышибая табуретку, ушибет ногу. Ему больно — но жаловаться народу? Это что-то новое в профессиональной этике заплечных дел мастеров. Когда всех нас вздернули на дыбу гайдаровской реформы, даже такой тертый калач, как Г.Арбатов посчитал нужным отмежеваться: «Меня поражает безжалостность этой группы экономистов из правительства, даже жестокость, которой они бравируют, а иногда и кокетничают, выдавая ее за решительность, а может быть, пытаясь понравиться МВФ».

Сегодня в своем кокетстве жестокостью Гайдар ведет себя просто неприлично. Кто его только воспитывал? Назойливо позируя на могиле дедушки, который чуть не попал под трибунал за то, что спускал под лед заложников-хакасов, он тут же выражает сожаление, что Корнилов с Красновым в 1917 году постеснялись залить кровью Петроград. И хвастается: я, мол, в октябре 1993 года не сплоховал. Созвал в центр Москвы толпу упакованных в импортное шмотье парней и девок — бить депутатов советов всех уровней. Между прочим, созвал в нарушение декрета Ельцина, запретившего в тот вечер всякие митинги.

Был я на этом митинге, видел их назавтра и у Дома, который в буквальном смысле слова поджег Гайдар со своими танкистами. Гайдар — духовный брат тех, кто аплодировал каждому удачному залпу. Ни разу после этого он ни единым словом не отверг этого родства. До какого же предела он собирается пройти по этой тропе? Похоже, пока его не остановит милиционер.

Недавно наделало шуму его новое кокетливое заявление. Если Филатов пригрозил России гражданской войной как-то туманно, Гайдар изложил военный план браво. Если народ на выборах проголосует неправильно, то я, говорит, соберу молодежь. И эта крутая молодежь, надо понимать, повыкидывает из окон депутатов, всю эту красно-коричневую рвань.

Как выглядит заявление этого нео-корниловца с точки зрения права? Лидер радикальной партии заявляет, что если он будет не удовлетворен итогами выборов, он организует изменение конституционного порядка с помощью насилия. Предупреждает, что у него готовы отряды «молодежи», готовые провести в Москве небольшую победоносную гражданскую войну. Как ни крути, по-иному истолковать заявление Гайдара невозможно. Но ведь это заявление — прямое основание для запрещения партии Гайдара. Представьте, что такое заявление сделала бы КПРФ или ЛДПР — иски в прокуратуру посыпались бы со всех сторон. Что же не возмутились угрозами Гайдара Явлинский, Федоров? Как все-таки гнусна эта двойная мораль российских «демократов».

И вот еще одно личное наблюдение, котоpое меня потpясло. Демокpаты, котоpые назвали себя «новыми pусскими» — как бы новым наpодом — пpосто не связывают себя никакими ноpмами пpиличий пеpед нами, «пpосто pусскими». Мы уже стали как бы низшей pасой, с котоpой можно не цеpемониться. Так немцы в войну, заняв деpевню, отпpавляли нужду и мылись голышом, не стесняясь pусских женщин. Наши «демокpаты» до этого еще не дошли, но вpут не кpаснея.

Мне пpишлось участвовать в теледебатах с Гайдаpом и его экспеpтами. Зашел pазговоp о страшном pосте смеpтности в pезультате его pефоpм. Он pассеpдился и выпалил совсем уж явную чушь: «Никакого pоста смеpтности в России нет!». Все отоpопели. Тогда Гайдаp говоpит: вот у нас научный экспеpт, он объяснит. Экспеpт Н.Н.Воpонцов (он пpославился тем, что, будучи министpом у Павлова, очень неудачно настучал на своих коллег-министpов в дни ГКЧП) пpивел «научный» аpгумент, pассчитанный на идиотов. Изобpели его, возможно, в коpпоpации РЭНД, «мозговом центpе» США — я впеpвые его услышал от пpедставителя РЭНД в Москве г-на Изpаила, а тепеpь от Гайдаpа с Воpонцовым. Суть в том, что якобы РФ пеpешла на западную методику учета pождаемости. Раньше мол, младенцев, pодившихся с весом менее 500 г., не включали в статистику pождений, а тепеpь включают. А они, бедные, поголовно умиpают, что и дает жуткий пpиpост смеpтности.

Это такая чушь, что pедактоp ТВ, почитатель Гайдаpа, даже выpезал это из пеpедачи — не стал его «подставлять». Задумайтесь: согласно этому доводу, скачок смеpтности должен сопpовождаться точно таким же скачком pождаемости. Ведь умеpших недоношенных младенцев тепеpь включают в число pодившихся. Мы же видим невиданный спад числа pождений. Кpоме того, изменение методики учета может дать скачок на гpафике только один pаз — в год нововведения. Мы же видим непpеpывный pост смеpтей в течение 6 лет. И, наконец, известно pаспpеделение смеpтей по возpастам — детская смеpтность не дала никакой пpибавки. Младенцев уже почти нет. В России смеpть выкашивает людей pабочего возpаста: самоубийства, убийства, несчастные случаи, болезни. «Рефоpматоры» вынуждены лгать сознательно и цинично.

Неужели этого до сих пор не видят люди, голосующие за политиков, уже записанных в книгу нашего позора?

1995

«…Не видать народа»

После ноябрьских праздников вождей нашей либеральной интеллигенции какая-то муха укусила, и они вдруг опять взбрыкнули. Интересно, кто у них такой заводной? Сначала написали Ельцину патетическое письмо: Отечество в опасности, фашизм прет из всех щелей, вот-вот съест отцов русской демократии! Даже непонятно, что их так разобрало. Обидно, что демонстрацию 7 ноября ОМОН не измолотил? Так ведь это недешево, господа, а вы некредитоспособны.

Выпросили у Ельцина аудиенцию, да в истории небывалую — попросили с нее удалиться прессу! Надо же, разговор с совестью нации — при закрытых дверях! Чего же так застеснялась наша совесть? Фашистов боится? А может, выпрашивала подачек?

Но после аудиенции взбодрились и тряхнули стариной — собрали вечер престарелых поэтов в честь «Литературной газеты», а то с подпиской у нее швах. Впереди, как знамя революции, Евтушенко в алом пиджаке. Много музыки — постарались Кот Базилио и Лиса Алиса нашей перестройки, супруги Никитины. В зале, как жемчужины, рассыпаны Чубайс и Яковлев, Шапошников и Козырев — вся, как любит выражаться Козырев, политическая шпана демократии. Видна была общая потребность «прикоснуться друг к другу плечами», взбодриться. Отдохнуть душой — ведь за стенами зала бушует русский фашизм. Как пропел под гитару Булат Окуджава, «слишком много сброда, не видать народа». Казалось бы, радоваться должен, что еще не видать.

Под конец выступили стволы главного калибра — вечные придворные мыслители и вольнодумцы. Они сказали кое-что любопытное. Андрей Вознесенский пожаловался от имени русской интеллигенции всех времен и народов: «Что это в последнее время обвиняют интеллигенцию — она, мол, социализм придумала, а теперь и вовсе страну разрушила? Это не мы, это полуграмотные террористы, а никакая не интеллигенция». Дескать, не читайте, детки, Достоевского да Бердяева — я вам сам все расскажу.

Это — восстановление исторической правды «по-демократически»! До такого ни один Суслов никогда бы не додумался. Герцен, Чернышевский, Плеханов да Бухарин — полуграмотные террористы (называю только любимые имена Вознесенского). А уж если о террористах, то не вы ли, господа демократы, пытались поднять на щит интеллигента-убийцу, самого кровавого террориста истории Савинкова? Ах, это писатель Ропшин! Ах, борец с коммунизмом! И не думайте, что у людей настолько отшибло память, что они не вспомнят принципиального факта истории: большевики под влиянием здравого мышления «рабочего сброда» отвергли терроризм — в отличие от радикальных интеллигентских партий.

А что «нынче совсем разрушили страну», так тут Вознесенский даже и не спорил. Или он академика Яковлева да доктора наук Гайдара считает «полуграмотными террористами»? Уж во всяком случае не террористы — лично они на мокрое дело не пойдут. Я даже не назвал бы их полуграмотными — зря поэт намекает на это смягчающее обстоятельство.

Защитив интеллигенцию столь сомнительными аргументами, Вознесенский решил поднять настроение и прочел «жизнеутверждающий» стих «Сексуальная контрреволюция» — дал как бы фрейдистское толкование перестройки и реформы. Были тут и светлые лирические мечтания — чтобы «нудисты на Маяковке козла побрили».

Но главное — радостная концовка: наконец-то в результате свершившейся контрреволюции молодежь «поднимет традиционное знамя Ильича… Петра Ильича!» Лозунг любопытный, и в контексте стихотворения он по-новому освещает образ самого поэта.

Евтушенко тоже начал с обид за интеллигенцию, но его совсем уж занесло не туда. Оказывается, «в стране идет отстрел шестидесятников». Тут даже маршал Шапошников, который весь вечер от души смеялся самым убогим шуточкам, посуровел. Вот ужас, отстрел идет! Неужели на фоне того, что происходит в стране, самой жертвенной и не защищенной от пули и дубинки группой оказались именно перестройщики — шестидесятники? Да нет, взглянув на сытые лица этих вечно молодых революционеров, понимаешь: им не дай очередного ордена или премии — и это уже для них отстрел. Ай, убили!

А потом Евтушенко понесло — так, что даже демократическая паства в зале стала морщиться. Я, говорит, ждал-ждал, чтобы молодежь нас поблагодарила за то, что мы так самоотверженно боролись за ее свободу. Не дождался, сам написал «Оду шестидесятникам». Так сказать, проявил свойственную ему на протяжении всей поэтической карьеры гордость. Как же он хвалит «борцов за свободу», этих власовцев «холодной войны»? А вот как: «Пусть мы продажные, пусть мы оплеванные, все равно мы — легендарные!»

Тут, как говорится, и сказке конец. Никакой патриот-мракобес не смог бы дать более гадкой квалификации. Комплекс Герострата в сочетании с продажностью! Вот и пишите сами себе оды. И получайте оплеухи вроде стихотворения, которое прочел поэт Чичибабин — об убийстве его родной страны.

1995

Миф о русском антисемитизме

В журнале «Свободная мысль» напечатана большая статья Д.Фурмана «Массовое сознание российских евреев и антисемитизм». Есть темы, о которых или надо молчать — или говорить без камня за пазухой. Я старался не трогать эту тему, но эта статья обязывает. Тем более, что Д.Фурман обещает «упорядочить и сделать серьезным разговор» — ссылается на широкий опрос, в котором он сам участвовал. Я хорошо знаю это исследование и считаю, что оно не дает тех выводов, которые сделал Д.Фурман.

Но Д.Фурман начал разговор — и за то спасибо. Продолжу, оспорив ряд его тезисов. Первый из них — что евреев как народа, соединенного особой культурой, не существует. Их якобы порождает лишь антисемитизм: «Сейчас, когда иудаизм и любые другие элементы еврейской культуры перестали быть реальным фактором в жизни евреев (особенно российских), когда какой-либо зримой еврейской культуры практически уже нет, этот комплекс [т.е. антисемитизм + антисемитофобия — К-М] и является основной силой, порождающей особенности психологии и ценностных ориентаций евреев». По сути, Д.Фурман представляет евреев неким диссидентским течением, лишенным этнической общности и соединенным лишь внешним фактором — угрозой со стороны враждебной среды. Неужели еврейские интеллигенты согласны с этим мифом? Замечу еще, что именно ценностные ориентации и составляют ядро культуры, и говорить о том, что евреи имеют четкую и специфическую шкалу ценностей, но не имеют зримой культуры — более чем странно.

Второй тезис, производный от первого — наличие в России и СССР антисемитизма такой силы, что он является главным фактором, определяющим психологию и поведение целого народа нашей страны. Причем СССР, вплоть до освободителя Горбачева, представлен бастионом антисемитизма: «Прошлое евреев, начиная с падения Второго храма и кончая прекратившейся лишь с перестройкой официальной «борьбой с сионизмом» — это сплошная цепь преследований и унижений». Как видим, России отведено в этой «сплошной цепи» исключительное место.

Какими же данными подтверждает Д.Фурман эту картину? Никакими — только казуистикой. Он пишет: «Какого-то массового антисемитизма опросы не фиксируют (здесь наши данные совпадают с данными других аналогичных опросов), и еврейский погром представляется менее реальным, чем какой-нибудь «кавказский». Но одно дело — реальность угрозы погрома или дискриминации и совсем иное дело — восприятие этой угрозы». Вот вам гибкость ученого. На деле антисемитизма нет — но мы его изобретаем в нашем «восприятии», и он становится главным фактором нашей жизни.

А как вам нравится другой научный аргумент — сравнение образовательного уровня русских и евреев? Как показал опрос, «с высшим образованием среди русских 38,4 и евреев 60%, с ученой степенью 0,6 и 10%. Несмотря на все препоны, создававшиеся советским антисемитизмом, на ограничения при приеме во все вузы и просто невозможность для евреев поступить в некоторые, наиболее престижные из них, евреи — значительно, на порядок образованнее русских, что объяснимо лишь громадной, преодолевающей все препоны тягой к образованию». Хотел бы я задать Д.Фурману вопрос: какой, по его мнению, должна была бы быть доля евреев с высшим образованием и ученой степенью, если бы в СССР не было этой ужасной «дискриминации»? И какой должна быть доля у других народов? Не ответит. А мне стыдно за моих многочисленных сокурсников-евреев, с которыми я учился в самом престижном вузе — МГУ. Они сегодня слушают Д.Фурмана и помалкивают — плюют в СССР.

Таков был крутой советский антисемитизм — это тебе не какой-нибудь европейский! Никто сегодня не подумает бросить испанцам обвинение в антисемитизме. Как же, сам король извинился через 500 лет за поголовное изгнание евреев (не слышно, правда, чтобы он извинился за точно такую же акцию против арабов). Но вот, заходил я иногда в Испании в детсад забрать сынишку моего друга, и он по пути рассказывал мне о своих страхах. Оказывается, если малыш обмочит штанишки, воспитательница собирает вокруг него весь садик, и дети хором поют ему: «Свинья марран, свинья марран!». Поясняю: марраны — это евреи, принявшие католичество, которым было разрешено остаться в Испании. Это поют через 500 лет — в демократических садиках для высшего среднего класса.

Писания наших «социологов» так заполонили западную прессу, что испанцы и немцы искренне считают, что Россия — оплот антисемитизма, и удивляются, как же можно быть такими дикими. Испанский поэт Хосе Агустин Гойтисоло рассуждает об антисемитизме как вечной государственной политике русских, а потом цитирует «очень известного на Западе историка, члена Академии наук Арона Гуревича» — как тот утверждает, «в глубине души каждого русского бьется ментальность раба». Это — элементарный расизм, наделение отрицательными свойствами (ментальность раба) не личностей или социальных групп, а именно народа. Речь идет о каждом русском.

Знает ли Д.Фурман об этом расизме влиятельной части радикальной еврейской интеллигенции (ведь подобным изречениям — несть числа)? Здесь-то речь идет не о «восприятии» а о факте. Разумеется, знает, но утверждает, что это нормальное явление — «сильнейшая «антисемитофобия» (разумеется, не «русофобия», ибо говорить о русофобии людей, которым русская культура чуть ли не ближе, чем русским, трудно)». Это — не казуистика? Посмотрите на логику: антисемитизма реально нет, но есть культивирование его образа в «восприятии» — поэтому можно считать русских антисемитами — это порождает сильнейшую «антисемитофобию» (которую почему-то нельзя называть русофобией) — «антисемитофоб» имеет право на самый крайний расизм по отношению к русским, поскольку в «восприятии» считает их антисемитами. И впрямь новое мышление!

Признавая, что антисемитизм — миф, созданный в «восприятии», Д.Фурман идет на негодный прием — взывает к воображению читателя. Как бы подмигивает ему: мы-то, мол, знаем, что кругом антисемиты. Вот он поминает Жириновского: «Он, очевидно, искренне считает себя неевреем… Для антисемитов Жириновский — все равно еврей и наверняка он сталкивался в своем трудном детстве… И на всю жизнь это незаслуженное «псевдоеврейство»…» и т.д. — все на грани приличий. Или: «Я знаю одного православного священника,… он не скрывающий своего еврейства еврей. Можно представить себе, через что пришлось пройти этому человеку…». Ну разве это — «серьезный» разговор, который нам обещал Д.Фурман?

Я не могу понять, как могла еврейская интеллигенция молчаливо принять политические заявления некоторых духовных лидеров, которые использовали религию для освящения борьбы против СССР. Ведь было известно отношение к Союзу подавляющего большинства народа — зачем же провоцировать, сжигать мосты? Главный раввин Москвы Рав Пинхас Гольдшмидт заявил в «Независимой газете»: «Гематрия, один из разделов Каббалы, где дается объяснение явлениям на основе числовых значений слов и понятий, показывает нам, что сумма числовых значений слова «Мицраим» — «Египет» и «СССР» одинакова. Так же и ситуация сейчас во многом сходна». Так, значит, война против СССР носила религиозный характер? Значит, наша страна олицетворяла «египетский плен», а мы, «египтяне», должны претерпеть все ужасы, насланные Саваофом на Египет?

От многих знаю, что большинство евреев хотят жить в неразрушенной России, что они не поддерживают антирусский радикализм — но ведь их голоса мы не слышим. А радикалы получают трибуну и в Москве, и на Западе. Однажды в 1991 г. влиятельная передача европейского телевидения посвятила целый вечер дискриминации евреев в СССР. Показали множество интервью с видными евреями — музыкантами, интеллектуалами. Меня передача просто потрясла. Я не могу понять — зачем плевать в страну, где твой народ жил веками? Зачем утверждать как высший принцип, что место рождения — случайность, и никаких обязанностей перед «страной рождения» человек не несет? Ведь это подрывает корень самого еврейского народа. А потом показали отъезжающих в США из Узбекистана — и неосведомленному европейцу сообщили, что там были страшные еврейские погромы, сжигали людей заживо, и это, мол, официальная политика. А сжигали ради развала СССР бандиты турок-месхетинцев, никакого антисемитизма в тех акциях не было, и безоружные курсанты и солдаты защищали от бандитов всех жителей, включая еврейские семьи. И шестерых таких солдат поймали и тоже сожгли. Какова должна быть совесть людей, которые, уже уезжая, несут миру такую ложь? Что это за «антисемитофобия»? Помогает это взаимоотношениям евреев с русскими, узбеками, турками-месхетинцами? Почему Д.Фурман, подняв по своей инициативе эту тему, искажает реальность? Кстати, этим озабочены и культурные деятели Израиля — они считают, что искусственная «антисемитофобия» наносит еврейскому народу большой вред. Зачем же помогать радикальному провокаторскому меньшинству?

Как же Д.Фурман трактует другую важную проблему — ценностные ориентации, которые в моменты острого кризиса определяют зачастую противоположные позиции? Д.Фурман представляет евреев как наиболее «рыночную» и «прозападную» группу. Он пишет: «С тем, что рынок — самая эффективная форма хозяйства, к которой надо как можно скорее прийти, несмотря на все издержки, согласились 22% русских и 35% евреев. С тем, что на Западе создано лучшее из возможных обществ и нам надо следовать за Западом — 13,2% русских и 52,5% евреев… Движению демократических реформ симпатизируют 4% русских и 17,5% евреев» и т.д. Но и тут неладно: «Дело в том, что демократизм этот в какой-то мере — производное от антисемитофобии». Мол, ударим рынком по антисемитам! Но этот странный вывод сопровожден реверансами: «Разумеется, нельзя отрицать ни громадного вклада евреев в демократическое развитие всего мира и России, ни глубокой взаимосвязи борьбы за демократию с борьбой с антисемитизмом». Это уже похоже на идею фикс. Как раньше классовая борьба, теперь у нас «антисемитофобия» будет главным двигателем и содержанием истории.

Ну зачем, кажется, усложнять простой вопрос: для своих детей профессию бизнесмена желают 18,6% русских и 30% евреев. Кажется, дело бытовое — ан нет, Д.Фурман утверждает: «антисемитизм и «антисемитофобия» подталкивают еврейскую социальную мобильность, ибо восхождение по социальной лестнице — это еще и бегство от антисемитизма,… создаваемый деньгами высокий социальный статус делают человека относительно защищенным, оскорбить его становится опасным». Какая подводится теория: большинство русских обобрано, в кармане ни гроша, да и образования скоро не будет — оскорблять их станет совсем безопасно.

Д.Фурман не привел важные мнения о «наилучшей эпохе в истории России». В среднем они таковы: правление Петра I — 34; правление Брежнева — 14; перестройка (1985-1991) — 3% Перестройка уже в 1992 г. воспринималась как бедствие. Из полутора десятка «эпох» у всех народов она занимает одно из последних мест. Лишь респонденты-евреи назвали перестройку «наилучшей эпохой». Возникает естественный вопрос. Если влиятельная часть населения считает благом то, что для остальных — бедствие, если она культивирует «фобию» к большинству соотечественников на основании их вымышленных недобрых намерений — не есть ли именно это причина напряженности? И ведь при этом авторитетные представители этой части высказываются по отношению к остальным народам исключительно агрессивно, намеренно оскорбительно — и никто их не останавливает. Более того, оправдывает, как это, по сути, делает Д.Фурман. Разве здесь нет проблемы? Зачем же низводить ее до антисоветчины? Мы уже знаем от Геббельса и от Рейгана, что СССР — империя зла, много ли может добавить Фурман? Давайте все же идти дальше.

Сопоставляя все, что я видел, слышал и читал в России и за рубежом, я не могу не прийти к выводу: русский народ на удивление устойчив против вируса антисемитизма — вот что является философской загадкой. Д.Фурман притягивает за уши совершенно иные явления — зачем? Он непрошенно жалуется за Жириновского — того, мол, в детстве дразнили. Думаю, Жириновский поумнее и может отличить детский этноцентризм от антисемитизма. Все мы росли в интернациональных коллективах и в момент обиды говорили друг другу злые слова, «уязвляющие национальную гордость» — но это же из другой оперы. Через полчаса мы снова были братья, мы не пели про «свинью маррана». Ребенком я был во время войны. В избе у старика за Кустанаем набилось много «выковыренных» детей. Был и мальчик-еврей, сын кого-то из Академии наук (может, ныне он известный на Западе историк). Старик был суров, но все мы ощущали себя как будто за пазухой его тулупа. И это не было исключением. Мальчик-еврей был уверен, что он мог пройти пешком хоть до Чукотки — и в каждом доме найти приют. Так положите это на чашу весов — или это для рыночного мышления мелочь? Не рановато ли плевать в колодец, в виду грядущих холодных зим?

Другое явление — на взрослом уровне. Здесь есть многовековой ценностный конфликт, под которым — конфликт православия и иудаизма, двух мессианских, но разных мироощущений. Казалось даже, что двум мироощущениям такого накала невозможно ужиться, как двум медведям в одной берлоге. Этот конфликт выродился в антисемитизм в «сильно католических странах» — в Испании, Польше. Но с русскими-то этого не произошло. Напротив, здесь при естественной настороженности и напряженности возник постоянный неслышный диалог и попытка понять еврея (и даже многому у него научиться). Тут — коренное отличие от евроцентристского Запада. К антисемитизму как социальному и политическому явлению этот ценностный спор не вел. Никакой связи с «бытовым» антисемитизмом «философский анти-иудаизм» не имел.

Вообще, не о бытовом же антисемитизме ведет речь Д.Фурман! Это обычные трения с этнически иными соседями, сочетающиеся с симпатиями и «позитивной» мифологизацией — в отношении евреев она не менее развита, чем «негативная».

Остается недоверие и настороженность к той части евреев, которая в переломные моменты острых кризисов в России становилась активной и влиятельной частью революционного или правящего меньшинства. Сегодня это проявилось не в меньшей степени, чем в 1917, пусть не в виде чекиста в кожанке с наганом, а в виде банкира, эксперта и идеолога. Радикальные либеральные политики из евреев взяли на себя функции тарана, сокрушающего «старый режим». Они — наиболее беззаветные модернизаторы и западники, исполнители проекта, который большинству русских кажется гибельным. Казалось бы, естественная в этих условиях политическая неприязнь должна была бы превратиться в антисемитизм — так ведь нет этого! Понимают люди — даже среди евреев «рыночники» составляют меньшинство, пусть и большее, чем у других народов. Да, за ДДР доля евреев в четыре раза больше, чем русских — но ведь и эта доля всего 17%! Ведь остальные-то 83% не поддерживают этих бесов.

Что неприязнь к радикальной верушке не распространилась на евреев как народ, подтверждается множеством фактов. Даже целый ряд явно провокационных высказываний и действий идеологов, направленных на создание русско-еврейского конфликта, не имел никакого успеха. Не желает русский народ впадать в антисемитизм — и все тут.

И вместо того, чтобы понять, объяснить и беречь это качество, целый ряд радикальных еврейских интеллектуалов продолжают делать все мыслимое и немыслимое, чтобы посеять в русских вражду к евреям. Чего же этим хотят достичь?

1995

Не бойтесь Зюганова

Пригласили меня на круглый стол «Культура, образование, наука» Общественной палаты при Президенте РФ. Видно, плюрализмом решили тряхнуть. Охрана с миноискателем изучила мои документы — все путем, пропуск выписан. Правда, в списке участников, уже за столом, я себя не обнаружил. Милая хитрость, на все случаи. Ну ладно, не стал я их нарзана пить, сел в сторонке — послушать было интересно. Цвет «демократов от культуры».

Поначалу зам.министра культуры захорохорился: небывалый расцвет, наконец-то свобода, западные антрепренеры нанимают наших музыкантов и т.п. В ответ — вопли, как в старой иудейской молитве: «Дай! Дай! Дай!» Горе неподдельное. Кинематограф и театр убиты, журналы издавать невмоготу. Налогами душат, президентские льготы не отдают, коммерсанты хамят. Какие-то художники уехали на недельку в Париж, приехали — а их мастерскую кто-то приватизировал и уже снес бульдозером, похуже Хрущева. А то написали, наконец, «правильные» учебники для детишек, а издать Министерство просвещения смогло всего 150 тыс. экземпляров — на 20 млн. школьников. «Неужели демократия не может, как это делал социализм, обеспечить детей учебниками?» — вопрос со скрытым рыданием.

Так и подмывало спросить: «Господа, разве вы не этого хотели, когда ломали советский строй? Кому вы нужны, кроме советского государства? Натанычу нашему, Боровому?» Ведь заранее предупреждал такой эксперт как академик Арбатов: «Первыми жертвами нынешней псевдореформы падут наука, культура, образование и здравоохранение». И уже четыре года назад было сделано заявление Русского ПЕН-центра, подписанное писателями-демократами: «Каков бы ни был итог осуществляемых правительством экономических реформ, даже если предположить их полный успех, это не возместит ту цену, которая будет заплачена за новое губительное разрушение отечественной культуры и ее традиций».

Слышите, даже если был бы полный успех реформ, то, что вы поддержали, есть «губительное разрушение отечественной культуры», которого не возместить деньгами — а теперь ноете и всего только о деньгах.

Вторую жгучую тему подняла сама начальница Палаты, драматург (кажется, Петрушевская). Поставила вопрос по-шекспировски: «Если на выборах победят коммунисты и Зюганов, то всех нас поставят к стенке. Хоть это вы все понимаете?» Все закивали головами. Это они понимают. Снова я чуть не вскочил: «Объясните, господа, какие вы за собой знаете дела, за которые кто-то жаждет поставить вас к стенке?» Ведь просто так подобные мысли в голову не приходят. Что-то, значит, точит этих «драматургов».

То, что их точит, они скрывают заполошными криками о кризисе культуры как нехватки денег. Можно было бы обвинить их в пошлости и вульгарном материализме. В войну и театр, и кино имели меньше денег, чем сегодня, и питались актеры хуже — а никакого кризиса не было. Кризис культуры всегда связан с кризисом ее философских оснований. Но наши «генералы культуры» бегут от этой мысли, она им невыносима. Ведь уже видно, что выступили они не как реформаторы, а как убийцы русской культуры. И не надо нам говорить, как добрый Виктор Розов, что они раньше много хорошего сделали для культуры. Разве убийцу оправдывает, что он в прошлом оказал услугу жертве?

Сегодня они делают вид, что невежественны, что не понимали, что делают. Это оправдание принять нельзя. Судя по публикациям в элитарных журналах (хотя бы в «Вопросах философии»), понимание было. Они приняли активное участие в преступной «хирургической» операции над самыми сокровенными культурными кодами России. А.Н.Яковлев дал им лозунг: «Частная собственность — материя и дух цивилизации. На Руси никогда не было нормальной частной собственности». Значит, вшивай, вколачивай ее в культурный организм. И ведь знали, что это — агрессия в «культурное ядро» народа, хрупкую и тонкую вещь.

Интеллигенты-«демократы» даже сетовали на то, что перед ними не чистая доска, а цивилизация: «Было бы очень просто, если бы переход к этой цивилизации и этому рынку осуществлялся в чистом поле. Ведь переход от нецивилизованного общества к цивилизованному куда проще, чем смена цивилизаций. Последнее требует иного менталитета, иного права, иного поведения, требует замены деспотизма демократией, раба — свободным производителем и предпринимателем, биологического индивида — индивидом социальным и правовым, т.е. личностью. Подобные радикальные изменения невозможны без революции в самосознании, глубинных трансформаций в ядре культуры» (А.Ракитов). Слышите, рабы, биологические индивиды, как разговаривает философ, советник «всенародно избранного президента»?

Вот исток кризиса — убеждение, что под защитой ОМОНа они имеют право ради идеологических догм А.Яковлева устраивать «глубинные трансформации в ядре культуры» огромной и сложной страны. К.Леви-Стpосс называл это «псевдонаучным людоедством, пpезиpающим целостность человеческой культуpы».

Первым делом демократические «инженеры душ» нанесли удар по молодежи. Взывая к низменным чувствам, ловко соблазняя потребительством и порнографией, они стравили ее со старшими поколениями, высмеяли культуру отцов. Антрополог К.Лоренц уже за нас сформулировал обвинение: «Радикальный отказ от отцовской культуpы — даже если он полностью опpавдан — может повлечь за собой гибельное последствие, сделав пpезpевшего напутствие юношу жеpтвой самых бессовестных шаpлатанов. Юноши, освободившиеся от традиций, обычно охотно пpислушиваются к демагогам и воспpинимают с полным довеpием их косметически укpашенные доктpинеpские фоpмулы». Обратите внимание: гибельно, даже если отказ полностью оправдан. У нас же гибельно вдвойне, ибо молодежь заведена и в социальный тупик — ларьки и рэкет вместо КБ и университетов.

Создавая образ «новых русских», пытаясь вырастить в яковлевской пробирке гомункула — русского индивидуума с духом частной собственности, эти «деятели культуры» при президенте работали на раскол народа. Они подрядились воспитать когорту отщепенцев. Они знали, к чему это ведет, их предупредили радикалы-«демократы»: «Нынешняя «гpажданка» будет напоминать амеpиканскую, между Севеpом и Югом. Сpажаться будут две нации: новые pусские и стаpые pусские. Те, кто смогут пpижиться к новой эпохе и те, кому это не дано. И хотя говоpим мы на одном языке, фактически мы две нации».

А сегодня поджигатели «гражданки» уже боятся оказаться у стенки. Глупые! Зюганов — ваша последняя надежда на спасение.

В центре культуры ответ на вопрос «Что есть человек?» Тысячу лет культурное ядро России покоилось на идее соборной личности. К нам был закрыт вход мальтузианству, русские освоили дарвинизм, «очистив его от Мальтуса» — уникальное явление в истории культуры. И вдруг большая часть элиты кинулась в самый дремучий и злобный социал-дарвинизм. Это не кризис, а катастрофа культуры, выросшая из горбачевской перестройки. Послушайте духовного лидера «демократов» Н.Амосова в его статье «Мое мировоззрение», и не в желтом МК, а в «Вопросах философии»: «Человек есть стадное животное с развитым разумом, способным к творчеству… За коллектив и равенство стоит слабое большинство людской популяции. За личность и свободу — ее сильное меньшинство. Но прогресс общества определяют сильные, эксплуатирующие слабых».

Это — отказ от христианского, в глубине своей, представления о личности и откат к жалкому, эпигонскому ницшеанству. Причем даже не в его русской версии (где все-таки сверхчеловек есть Данко с его любовью к ближним). Здесь — главная причина кризиса культуры и ее «невостребованности». Скатиться от высокого гуманизма к идолу индивидуализма! Следовать, за Гайдаром и Чубайсом, философии фон Хайека, который ради рыночной экономики требовал вырвать из человека «природные инстинкты сострадания и солидарности».

И ведь опять скажут, что «они не знали», в чем суть. Ложь! Этот философский конфликт в культуре длится три века. Тойнби сказал об антропологическом выборе рыночного общества: «Идолатрия самодовлеющего человеческого индивидуума пpиводит к pепpессиpованию Со-Стpадания и Любви к стpаждущему — этих естественных для Человека как общественного животного чеpт». Чего же вы тут не знали? Толстого и Достоевского не читали?

Да как же не быть у вас кризиса, если вы в главном вопросе культуры отщепились от подавляющего большинства народа? Его же не удалось «реформировать», не удалось соблазнить идолом и отказаться от идеи соборной личности. Все, что вам удалось за десять лет — это культурно измордовать и изранить человека, но не сломать. Вот признание эксперта, директора Института этнологии, ельцинского экс-министра В.Тишкова: «Фактически мы живем по старым законам, старого советского времени. Проблема номер один — низкое гражданское самосознание людей. Нет ответственного гражданина… У нас даже человек, севший в такси, становится союзником водителя, и если тот кого-то собьет или что-то нарушит, он выскочит из машины вместе с водителем и начнет его защищать, всего лишь на некоторое время оказавшись с ним в одной компании в салоне такси. При таком уровне гражданского сознания, конечно, трудно управлять этим обществом». Вам не трудно управлять «этим обществом», а невозможно. Вы можете его только мучать и уничтожать, каждый своим оружием.

А вот, с другой стороны, но о том же, жалобы мадам Пияшевой: «Я социализм рассматриваю просто как архаику, как недоразвитость общества, нецивилизованность общества, неразвитость, если в высших категориях там личности, человека. Неразвитый человек, несамостоятельный, неответственный — не берет и не хочет. Ему нужно коллективно, ему нужно, чтобы был над ним царь, либо генсек. Это очень довлеет над сознанием людей, которые здесь живут. И поэтому он ищет как бы, все это называют «третьим» путем, на самом деле никаких третьих путей нет. И социалистического пути, как пути, тоже нет, и ХХ век это доказал… Какой вариант наиболее реален? На мой взгляд, самый реальный вариант — это попытка стабилизации, т.е. это возврат к принципам социалистического управления экономикой».

В чем смысл этого лепета «доктора экономических наук», оставшейся в момент интервью без подмоги своего хвата-мужа Пинскера? В том, что антропологическая модель, на которой стали строить «новую культуру» искандеры и евтушенки, ложна. Русскому человеку, несмотря на все потуги «демократов», как и раньше, «нужно коллективно». И потому он не берет и не хочет вашей священной частной собственности. И потому, по разумению умницы Пияшевой, хотя «социализма нет», единственным реальным выходом из кризиса она видит «возврат к социализму».

С кем же вы остались, «мастера культуры»? С кучкой ворюг-«спонсоров», у которых выпрашиваете подачки и которые вытирают об вас ноги? Перестаньте ныть и голосуйте за Зюганова. Если КПРФ придет к власти, никто вас к стенке не поставит — советская милиция не даст. А вот если затянется ваш «демократический» кошмар, то риск сильно возрастет.

1995

Поэзия лозунга

Общие выборы — всегда подведение итогов. Мысленно мы оцениваем утраты и успехи целого периода. Эти выборы совпали с десятилетием открытой работы по слому советского образа жизни и «возвращению» России в цивилизацию. Это — огромное культурное преобразование. Что сломано? Что осталось? Как нам жить в надломе — во что превращаться? Кто нас ведет и способен ли он вести?

В 1985 г. не только рычагами власти, но и умами людей овладела особая, сложная по составу группа, которая представляла собой целое культурное течение, субкультуру советского общества — условно их называют «демократы». За эти годы сменилось, как в хоккее, несколько бригад демократов, еще две-три бригады готовится, хотя новых кадров почти не появляется — латают и перекрашивают старых. Давайте на минуту забудем о воровстве и поговорим о «культуре демократов».

Иногда они называют себя «западники», но это чушь — никакой духовной и интеллектуальной связи с Тургеневым и Салтыковым-Щедриным или Вл.Соловьевым у них нет. Генетически, как культурное явление, они прямо связаны с троцкизмом как стержнем оппозиции «почвенному большевизму». Главный их общий признак — евроцентризм, отрицание самой российской цивилизации. Троцкий выступал под знаменем мировой пролетарской революции, для которой отсталая, крестьянская Россия была бы лишь дровами глобального костра. Сегодня его внучата выступают под знаменем неолиберализма — крайней, фанатичной буржуазной идеологии. И для них Россия — сырьевая площадка Запада, а русские, мешающие ее расчистке — пеньки, которые надо выкорчевать. Это пострашнее Троцкого, ибо дрова — все-таки некоторая ценность, и их зря не уничтожают. Но разница с точки зрения судьбы России несущественна.

Троцкизм натолкнулся на сильный державный инстинкт основной массы партии и всего народа и потерпел поражение, да так, что тот кровавый конфликт всем нам дорого стоил — и тогда, и сейчас. Сегодня реваншисты как бы считают себя вправе применить к нам любые жестокости. Их русофобия и небывалая мстительность замешана на крови их отцов, которую пустил Сталин. За каждую ту каплю из нас теперь выпускают ведра.

Кем же были демократы в годы перестройки, почему овладели умами и каково их состояние сегодня? Нам важно знать это, чтобы предвидеть сценарии будущего. Думаю, главный вывод печален, и мы должны принять его без всякого злорадства. Как культурное течение, демократы поразительно быстро деградировали. Сегодня мы видим не просто упадок, но зрелище распада, что-то тлетворное. Ничего хорошего в этом нет — даже в качестве противника лучше иметь что-то здоровое, с потенциалом развития.

Не стоит излагать этот процесс в терминах классовой борьбы, уж тут-то позвольте выйти за рамки. Думаю, полезны понятия, введенные А.Тойнби — крупнейшим историком, изучавшим циклы жизни цивилизаций. Он, кстати, четко определил философию, которой привержены наши демократы: «В этой линейно-евpоцентpической каpтине совеpшенно нет места для Китая или Индии и едва найдется место даже для России или Амеpики».

Так вот, Тойнби на огромном материале показал, что глубокие преобразования начинаются благодаря усилиям небольшой части общества, которое он называл «творческим меньшинством». Оно складывается вовсе не потому, что в нем больше талантов, чем в остальной части народа: «Что отличает творческое меньшинство и привлекает к нему симпатии всего остального населения, — свободная игра творческих сил меньшинства».

Так и было: в окостенелой, нудной и затхлой атмосфере брежневской КПСС демократы предстали как группа с раскованным мышлением, полная свежих идей, новых лозунгов и аллегорий. Они вели свободную игру, бросали искры мыслей — а мы додумывали, строили воздушные замки, включались в эту игру. На поверку ничего глубокого там не было, мы попались на пустышку, мы сами создали образ этих демократов — в контрасте с надоевшим Сусловым. И демократы быстро, сами того не ожидая, превратились в меньшинство правящее, а потом господствующее. Тут и таилась их культурная гибель. Тойнби дает определение:

«Под господствующим меньшинством я понимаю правящее меньшинство, держащееся не столько симпатиями своих подданных, сколько силой. Подобное изменение случается в моменты, когда творческое меньшинство теряет возможности дальнейшего творческого действия. Это может случиться по собственной вине или в результате какой-либо западни, какими изобилует творческий путь. Оно может быть искушено собственными же успехами, либо потеряв контроль над собой, либо преждевременно подняв над водою весла».

Пожалуй, и гибель КПСС была предопределена тем же — искушением успехами и т.д. Были и западни, и их еще предстоит вскрыть. Но поговорим о демократах. С ними произошло самое худшее, что обнаружил в истории Тойнби — «дегуманизация «господствующего меньшинства», предполагающая спесивое отношение ко всем тем, кто находится за его пределами; большая часть человечества в таких случаях заносится в разряд «скотов», «низших», на которых смотрят как на сам собою разумеющийся объект подавления и глумления».

Как произошла эта мутация, уже принесшая нам беду и сулящая катастрофу — еще не вполне ясно. Одна из причин, перечисленных Тойнби, несомненна: «лидеры неожиданно для себя подпадают под гипноз, которым они воздействовали на своих последователей. Это приводит к катастрофической потере инициативы: «Если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму» (Матф. XV, 14)». Но мы уже прозреваем и начинаем вырываться из рук этих слепцов, ведущих нас в яму.

Состояние творческих сил отражается в образах и метафорах, которые предлагаются как лозунги. В фундаментальной «Истории идеологии» сказано, что создание метафор — главная задача идеологии. Поэтически выраженная мысль всегда играла огромную роль в соединении людей, становилась поистине материальной силой. Вершинами такого творчества являются великие религии. Так, все христианские культуры пронизаны метафорами Библии. Похоже, что Запад и в его социальных учениях усвоил эту традицию метафорического мышления больше, чем Россия. Возможно, в силу дуализма западного мышления, склонности во всем видеть столкновение противоположностей, что придает метафоре мощность и четкость: «Мир хижинам, война дворцам!» или «Движение — все, цель — ничто!». Душой европейцы, наши троцкисты явно побивали своими метаформами тугодума Сталина, который больше напирал на русские пословицы. «Из ста лодок не построить одного парохода!» — вот поэтическое отрицание индустриализации нашей крестьянской страны. На интеллигенцию действовало.

Придя к власти, демократы вбросили в сознание целый букет метафор и просто подавили на время способность к здравому мышлению — всех заворожили. «Наш общий европейский дом», «архитекторы перестройки», «нельзя быть немножко беременной», «пропасть не перепрыгнуть в два прыжка», «столбовая дорога цивилизации», «коней на переправе не меняют» и т.д. И хотя все это товар с гнильцой, плотность бомбардировки была такой, что советская часть общества была подавлена. Она не ответила практически ничем, кроме наивной ругани. Часто блещет газета «Завтра», но это — не ширпотреб, в массы не идет.

Три сильные метафоры, направленные против демократов, были даны, как ни странно, диссидентами самих демократов. «Великая криминальная революция» Говорухина, «Мы целили в коммунизм, а попали в Россию» Зиновьева и «Убийство часового» Лимонова. Но, если разобраться, все они разоружают оппозицию, их внутренняя противоречивость — в пользу демократов. Возьмем афоризм Зиновьева: ведь он означает, что Россия и коммунизм — две разделенные сущности, так что можно целить в одно, а попасть в другое. Плохо, мол, прицелились, надо бы получше — и Россия осталась бы цела (на деле это все равно что сказать: целился в шинель, а попал в сердце).

А что значит «убийство часового»? Кто были часовые СССР? КПСС, армия, КГБ, Верховный Совет. Кто же из них убит? Члены Политбюро? Маршал Язов? Депутаты? Убиты миллионы трудящихся, которые этих часовых содержали и на них надеялись. Да, кое-кого из часовых обезоружили, подкупили или дали пинка под зад. Речь идет о сговоре, халатности или беспомощности. Причины этого надо понять, но метафора нас дезориентирует.

Возможно, наша оппозиция сможет найти иной путь к сердцу людей, обойдется без поэтических метафор и лозунгов — все на разуме. Хотя, думаю, лучше бы не отказываться от испытанного веками принципа и просто поработать в этой области. Пока что не только нет работы, а есть явное отторжение тех поэтических сил, которые предлагают свое участие.

Что же касается демократов, то этот прискорбный эпизод в культурной жизни России завершается. Кое-какие потуги еще делаются, Гайдар еще вымучивает свои образы горящего дома, из окна которого он выпрыгнул и ушибся. Явлинский еще катает свое глупейшее яблоко, но все это уже более нудно, чем Суслов. На идее рынка поэтики не создашь.

1995

Нужен ли нам венгерский вариант?

Один из вопросов, который многие переживают как внутренний конфликт (что может вести и к расколу в организациях) — отношение к революции. Допустима ли она вообще как средство решения главных социальных проблем? Если да, то в каких условиях? Могут ли такие условия возникнуть в России? Имеют ли право патриоты, желающие охранить свой народ от страданий, ответить на революцию радикального меньшинства, перехватившего власть КПСС, «симметричным» способом? Или они должны, как мать в древней притче, отдать дитя коварной и жадной женщине, но не причинить ему вреда? И что надо понимать под революцией, каковы ее отличительные признаки? По всем этим вопросам у нас после истмата каша в голове. Давайте для начала хоть упорядочим проблему, разложим ее по полочкам. Тогда многое нам подскажет просто здравый смысл.

Мы отличаем революцию от реформы, хотя граница размыта. Революция — это быстрое и глубокое изменение главных устоев политического, социального и культурного порядка, произведенное с преодолением сопротивления целых общественных групп. Это — разрыв с прошлым, слом траектории развития, сопряженный с неизбежным страданием подавленной части общества. Реформа — изменение бережное, производимое через диалог и поиск общественного согласия, без разрыва с прошлым и без разжигания конфликта, который позволил бы оставить недовольных без компенсации.

Насилие — обязательный инструмент революции? Вовсе нет. Это зависит от соотношения сил и доступа революционеров к государственной власти и СМИ. На наших глазах группировки Горбачева и Ельцина (название условное, но понятное) совершили ряд этапов революции огромных масштабов практически без насилия. Даже та кровь, которая уже пролита, не была реально необходима, а служила политическим спектаклем. Без насилия была совершена буржуазно-демократическая революция в Испании после смерти Франко. Заявления лидеров оппозиции, отрицающих революционный подход потому, что он якобы означает гражданскую войну — просто ораторский прием. Кое-кто подозревает, что эти лидеры тайно подрядились помогать нынешнему режиму. Зачем? Сейчас можно заработать более простым способом. Я думаю, что они отрицают революцию не из-за риска войны, а из каких-то более глубоких соображений, которые затрудняются сформулировать. Попытаемся это сделать сами.

Начнем с того, что революция — продукт европейской культуры Нового времени, который возник при ломке аграрной цивилизации как механизм изменения и перераспределения собственности и власти. Столкновения, которыми полна история аграрной цивилизации, не были революциями. Это были восстания и бунты (или целые религиозные и крестьянские войны), направленные на восстановление нарушенного традиционного порядка. Восставшие крестьяне никогда не претендовали на то, чтобы жить, как баре. Они выступали против «злого царя и злых помещиков» — тех, кто нарушал установленные традиционным правом вольности, захватывал общинные земли или душил податями. Революционеры, напротив, выступали за отмену старого порядка, за установление нового. Они отрицали традиционное право. Крестьяне воевали за общину — и против помещика, и против буржуазии (это четко проявилось во Французской революции). Помещик мог ужиться с общиной, при всех трениях и конфликтах, а буржуазия, возникшая как революционный класс, никак не могла.

Как механизм перестройки революция могла быть разработана только после Реформации и научной революции — тех изменений в культуре и мышлении, которые оправдали и даже сделали обязательным постоянное свержение авторитетов. Кант посчитал это выражением универсального закона и поддержал террор Французской революции: казнь короля была не просто оправдана, но и морально необходима. От философов той революции мы слышим буквально то же, что слышали от Карякина: при старом режиме не было общества и не было граждан, а было стадо рабов и подданных; лишь общественный договор соединяет свободных индивидов. Наши революционеры умолчали о том, что было сказано 200 лет назад: этот вид связи индивидов есть революция и террор. А договор — круговая порука гражданского общества, повязанного кровью.

В фундаментальной трехтомной «Истории идеологий», по которой учится западный интеллигент, читаем: «1789 г. построил необычную конструкцию — государство перманентной революции. Постоянная угроза со стороны старого режима заставляет современное государство непрерывно повторять революции. Вот небывалое изобретение 1789 года: соединение государства и революции, повторение революции ради государства… Полно глубокого смысла, что пришествие демократии как государства не могло произойти без развязывания гражданской войны. Гражданские войны и революции присущи либерализму так же, как наемный труд присущ частной собственности и капиталу. Демократия как государство стала всеобщей формулой для народа собственников, постоянно охваченного страхом лишиться собственности. Гражданская война есть условие существования либеральной демократии. Эта демократия предполагает, что этому «народу» угрожает множество рабочих, которым нечего терять, но которые могут все завоевать; она предполагает, таким образом, что в гражданском обществе, вернее, вне его, существует внутренний враг. Понимаемая таким образом демократия была ничем иным как холодной гражданской войной, ведущейся государством».

Мышление человека традиционного общества, напротив, не революционно. Он ищет не раскола, а единства, не борьбы, а согласия. Многие явления имеют для него символический смысл, из чего вытекает уважение к авторитету (возрасту, заслугам, власти). Крайним выражением являются традиционные общества Азии, например, Япония. Ни революция, ни свержение авторитетов там немыслимы, они несовместимы с культурной традицией. И это совершенно не мешает непрерывным и быстрым изменениям через реформы.

Россия была традиционным обществом, взорванным после полувековой «либеральной» подготовки. Но оно восстановилось в виде СССР, и сталинизм был в своих существенных чертах реставрацией после революции (с жестоким наказанием революционеров). Поскольку в ходе ломки было устранено классовое деление — основа либерализма и холодной гражданской войны — сталинизм означал единение подавляющего большинства народа, максимальную реализацию его общинных принципов. Поэтому революционное начало, тем более идея перманентной революции Троцкого, отвергалось с огромной страстью. Мышление людей стало настолько неконфротационным, что даже уволить негодного работника для любого начальника стало невыносимой пыткой — легче стало увольнять «через повышение». Ринуться в революцию Горбачева-Ельцина действительно могли лишь люди особой породы, непохожие на основную массу. Они и получили имя «новых русских» — нового, неизвестного народа-мутанта.

Перед этими «новыми русскими» выглядят беспомощными и психологически безоружными деятели оппозиции, выросшие в недрах советского общества. Как-то в кулуарах Конституционного суда В.Купцов сказал, что они были воспитаны так, чтобы иметь дело с приличными людьми. Как же им тягаться с адвокатом Макаровым! Это почти признание в неполном служебном соответствии. Реально-то приходится иметь дело с противниками типа Макарова да Глеба Якунина. Но ведь эти люди существовали и раньше, почему же с ними вполне мог иметь дело Купцов в своей Вологде? Потому, что было другое общество и другие правила. Все обязаны были вести себя как приличные люди, и нарушали эти нормы тайком или бывали наказаны. А сейчас эти люди, вожделеющие «либерализма» с его холодной гражданской войной, устроили революцию и навязали нам эту войну, к которой мы совершенно не готовы. Даже сегодня, после десяти лет разрушения нашей культуры, в нас сильна инерция уважения к человеку — очень трудно идти на прямую конфронтацию. Когда смотришь парламентские дебаты на Западе, кажется невероятным, как у них язык поворачивается говорить друг другу такие гадости — пусть вежливые, но для нас совершенно немыслимые.

Мне кажется, что отказ от революции, который декларирует оппозиция, связан не столько с рациональным политическим расчетом, сколько с инстинктивным отвращением типичного советского человека к этому грубому, разрушительному способу. Его натура государственника запрещает подрывать даже компрадорское государство Гайдара-Чубайса. Вот и выходят 1 Мая профсоюзы оборонной промышленности с лозунгом: «Правительство России, спаси отечественную промышленность!». С точки зрения логики, безумие. Но может, эта верноподданическая иллюзия должна быть пережита не логикой, а сердцем? Да смогут ли эти поколения заботливых трудяг при жизни принять идею революции? Пожалуй, и те, кто готовил первые русские революции, не были типичным продуктом русской культуры, а тоже были, в известном смысле, «новыми русскими», носителями западного духа. Они разожгли, не зная что творят, русский бунт, в котором сами и сгорели.

И возникает глубокое противоречие. Отказываясь от революции, наши лидеры (да и не все ли мы?) исходят из тайной надежды, что весь этот ужас, навязанный нам властью «новых русских», как-то рассосется. Как-то их Россия переварит, переделает, переманит — как переварила она татарское иго. Как бы хотелось в это верить, и надо этому способствовать. Но уповать на это нет оснований. Похоже, ядро новой власти составляет такой тип людей, которые с основной массой народа культурно несоединимы и перевариванию не подлежат — ни Кочубеями, ни Шереметьевыми они не станут. С ними можно успешно и продуктивно жить, только если они не у власти. Так англичане благополучно сегодня живут и работают в Зимбабве, но никогда бы они не были «переварены», покуда это была Южная Родезия.

На что же может надеяться оппозиция при отказе от революции в самом благоприятном случае — победы на выборах? По сути, ни на что существенное. Отвергнув революционное возвращение обществу незаконно изъятой собственности, даже получив видимость политической власти оппозиция станет надежным охранителем реальной власти нынешнего режима — ибо власть у тех, у кого собственность. Значит, оппозиция будет защищать социальный порядок, который большинство народа не принимает. В мягком варианте мы наблюдаем это в Польше и особенно Венгрии. Избиратели проголосовали за экс-коммунистов в надежде на восстановление основных структур социалистического порядка, пусть при сосуществовании с капитализмом. Но экс-коммунисты, будучи всей душой за это, вынуждены проводить ту же неолиберальную политику, что и их крайне правые предшественники. Вынуждены и дальше сокращать социальные программы, ибо приняли схему МВФ и обязаны выплачивать внешние долги, сделанные антикоммунистами. А до этого мы то же самое видели на Западе при власти социал-демократов. Они отказались от революции, приняли догмы рыночной экономики — и свернули «социальное государство», отняли многие завоевания рабочих. Сделали то, что правым было не под силу.

К чему же это может повести в России, где основные идеалы и стереотипы населения являются несравненно более общинными и уравнительными, чем в Польше и Венгрии? К тому, что возникнет реальная опасность полной утраты веры в демократический, ненасильственный способ решения социального конфликта, с потерей авторитета главными организациями оппозиции. Станет неизбежным резкий поворот большой массы людей к радикализму при полном отсутствии структур, способных возглавить революцию ненасильственную. И это может произойти обвальным, самоускоряющимся способом. Вряд ли власть удержится на краю пропасти и не прибегнет к насилию, которое будет детонатором. Получается, что отказ от революции создает в России угрозу бунта — вещь несравненно более страшную.

Есть ли выход из этого противоречия? История показывает, что есть — но выход всегда творческий, требующий больших духовных усилий. Речь идет о том, чтобы, отрицая революционизм, вобрать в себя назревающую революционную энергию и предложить такой механизм ее реализации, чтобы стала достижимой позитивная цель, но не на пути разрушительного бунта. Такой механизм в традиционном обществе Индии нашел Ганди — но люди видели, что речь идет о революции, а не о об иллюзорном «переваривании» английских колонизаторов. Такой механизм нашли палестинцы в виде принципиально ненасильственной, но упорной интифады. Это — примеры творчества конкретных культур. Россия — иной мир, и нам самим искать выход.

И все более опасным становится незнание. Как нашего собственного общества, так и того, что происходит в мире. Уже сегодня во многом из-за невежества политиков и их подручных запущены процессы, которые будут нам стоить огромных страданий и которые можно было остановить. А ведь как много уроков могли извлечь из трагической судьбы Алжира — богатой, почти европейской страны, где, как в лаборатории, создана гражданская война. А на Западе вырастают новые соблазны для наших подрастающих молодых радикалов, которых отталкивает от себя «цивилизованная оппозиция». Разрушение на Западе «социального государства» как часть всемирной перестройки, ликвидация левой идеологии, сдвиг стабильного «общества двух третей» к нестабильному «обществу двух половин», тотальная коррупция власти и невиданные спекулятивные махинации, приводящие к краху огромные страны масштаба Мексики — все это нарушает социальное равновесие. Отверженные утрачивают иллюзии и культуру борьбы «по правилам» и переходят к тому, что уже получило в социальной философии название — молекулярная гражданская война. То есть, парии (а среди них уже много интеллигентов) стихийно, через самоорганизацию, освоили теорию революции Антонио Грамши. Они начинают «молекулярную агрессию» против общества, ту войну, против которой бессильны полицейские дубинки и водометы. Пресса ежедневно приносит несколько сообщений об актах, которые можно считать боевыми действиями этой войны. В совокупности картина ужасна. Те, кого отвергло общество, поистине всесильны. Пока что они нигде не перешли к мести обществу, и их акты являются не более чем предупреждением — ведь зарин, который кто-то разлил в метро Токио, это весьма слабое ОВ.

Если соблазн мести такого рода будет занесен на нашу почву, он может принять характер эпидемии. И значительная доля вины ляжет на оппозицию, которая оставит молодежь без перспектив борьбы. Этого нельзя допустить. Перед нами огромное поле возможностей, и их поиск идет в гуще самых разных групп и субкультур. Тяжелой потерей будет, если организованная оппозиция откажется от этого поиска или начнет оживлять уже негодные в новой ситуации ленинские схемы.

1995

Соблазн компромисса

Безудержная жадность Запада, стремление его обывателя все взять от этой жизни и в то же время чувствовать себя гуманистом и демократом привели цивилизацию к душевной болезни, по-моему, худшей, чем фашизм. За последние 10 лет, когда возникла огромная «озоновая дыра» и стала перегреваться атмосфера, даже среднему бюргеру стало ясно, что западный образ жизни невозможно распространить на все человечество. Нельзя, мол, позволить каждому индусу иметь автомобиль. Потребление индуса необходимо заморозить любыми средствами. Зашаталась главная подпорка Запада — идея прогресса. Фашисты, когда им стало тесно в границах рейха, поступили честно: прямо объявили славян низшей расой, которую они уничтожат, а хорошие земли включат в свое «жизненное пространство». Фашизм образца 30-х годов шел на человечество с открытым забралом, и последний наш дурень понимал, что к чему.

Сегодня напускают туману. Как разорить целые страны, стравить народы и организовать их вымирание, не называя вещи своими именами? Как не дать людям сплотиться для защиты своих стран от переваривания рыночным спрутом? Надо сделать зыбкими самые важные понятия, отключить у людей совесть и память. Сначала это проделали со своей «цивилизованной» паствой. Но она-то желала, чтобы ее обманули, это понятно. А потом заразили гибким «новым мышлением» образованную элиту тех стран, к которым присосался ненасытный Карла. Конечно, какая-то часть этих «интеллигентов» лишь имитирует наивность — хочется служить палачом, а слыть честным. Не о них речь. А о тех, кто запутался в трех соснах. Вернее, все мы запутались и каждый понемногу должны друг другу помочь. Кто-то говорит, что эту паутину можно разрубить одним ударом, «вернувшись к истокам» (одни — к марксизму, другие — к православию). Думаю это иллюзия, многих нитей мы еще и не видим. Что-то придется и рубить, а что-то распутать. Кое-что легче понять, глядя на других.

Велик соблазн примазаться к сильному отказавшись от своего имени, признав, хотя бы на словах, чужую веру. Но сейчас просто этим не обойдешься — требуют сделать так, чтобы все вокруг и даже ты сам поверили в твою искренность. Ты сам должен создать такую правдивую нелепицу чтобы твои же товарищи ахнули: «Какими же мы были слепцами!» Разве с нами не это произошло за последние 10 лет? Но, повторяю, проще начать с других.

Вот, если не врут газеты, произошло важное событие: Партия демократического социализма, правопреемница СЕПГ, правящей партии ГДР, заклеймила сталинизм и отказалась от свoero прошлого — осудила «авторитарный строй ГДР». Зачем? Ведь и так партия занимает сильные позиции на землях ГДР, получила больше 20 мест в бундестаге, набирает авторитет. Говорят: сделав такие заявления, она имеет шанс стать сильной общегерманской партией. Может, так оно и есть — таковы правила игры. Но что должны при этом немецкие экс-коммунисты сломать в душах своих собственных детей?

Во-первых, им пришлось исказить, хотя бы путем умолчания, ту историческую правду о фашизме, которую как раз немцам забывать бы не надо. Любая оценка сталинизма будет лживой, если не сказать, что он означал для собирания сил на отпор фашизму — с учетом той подлости и трусости, которую проявил при этом европейский либерализм. Когда о сталинизме рассуждает какая-нибудь Ханна Арендт из далеких Штатов, она может фантазировать как угодно и «забывать» о таких мелочах, как война (и крематории). Но из Берлина сталинизм может оцениваться только на фоне крика «Дранг нах Остен». Когда сталинизм клеймит немец, то на нормальный язык это переводится так: «Какое безобразие, что СССР успел провести форсированную индустриализацию и построить Т-34 и «катюшу»!

При этой схеме неизбежен был и отказ от своих духовных отцов — авторитарных вождей ГДР. А какими они могли быть, узники фашистских лагерей? Антифашист, который боролся, а не разглагольствовал в парижском кафе, сформирован борьбой, нормы которой были заданы жестокой машиной. Если быть честным историком, то надо удивляться другому — тому, что немецкие коммунисты, пройдя сквозь фашизм, не стали его зеркальным отражением. Они проявили удивительную честность. Два поколения посвятили себя строительству мирной страны. Вспомним: ведь ни Вильгельму Пику, ни Ульбрихту, ни Хонеккеру никто не смог бросить обвинений ни в коррупции, ни в незаконных репрессиях.

Да, по своему типу это были сухие и жесткие люди, не похожие на душку Гельмута Коля. Люди, которые в молодости вкалывали и на строительстве Магнитки, а потом сидели по тюрьмам и лагерям «по обе стороны баррикады». Многие прошли советский плен, и, кстати, свою правду они вывели из очень простого, шкурного сравнения — плена сталинского и плена либерального. Великий антрополог Конрад Лоренц, впавший в соблазн фашизма, сам прошел наш плен, и его наблюдения было бы полезно сегодня перечитать и молодым немецким экс-коммунистам, и нашим честным демократам. Нет места на них отвлекаться, лишь одна цитата из биографии Лоренца: «По его мнению, советские никогда не были жестоки с пленными. Позже он узнал ужасающие вещи об американских и особенно французских лагерях, в то время как в Советской Союзе не было никакого садизма. Лоренц никогда не чувствовал себя преследуемым, не было никакой враждебности со стороны охраны».

Вернувшись домой, эти люди насаждали свою новую правду жестко и даже фанатично. И заставили людей работать — не было им дождя долларов от плана Маршалла, ни колоссальных «денег партии», награбленных в СССР и Европе. Наоборот, ГДР полностью выплатила нам установленные репарации — по пять тысяч западных марок с человека (а с ФРГ, разрядки ради, СССР получил только по 1 тысяче, так что за ней еще военный должок в 280 млрд. марок, но это Горбачев простил — конечно, бескорыстно).

Отказываясь сегодня от «авторитарной ГДР», молодые раскованные коммунисты, по сути, сожалеют о том, что Гитлера разбил Жуков, а не Эйзенхауэр — тогда бы не было проблем. Их можно пожалеть. Но кто же виноват? Пусть плюнут на могилы своих отцов — чего драпали от русских, плюнут на могилы бравых янки в Арденнах — чего драпали от немцев. Но это — лирика. А вот что же такое невыносимо плохое устроили в ГДР старики антифашисты?

Немцам, конечно, виднее, но и нам интересно бы послушать, для самопознания. Я много раз бывал в ГДР, имею там друзей. Приходилось слышать жалобы: иду в магазин, там только 30 сортов сыра, а за стеной, на Западе, — 40. Так жить нельзя! Но ведь и это — лирика. Погоня за призраком. А вот глубинная вещь, читаю в газете: на землях бывшей ГДР резко снизилась рождаемость и наблюдается небывалое явление — массовая добровольная стерилизация женщин. Причина — утрата надежды на будущее. Киньте на весы: нехватка некоторых мифических свобод и нескольких сортов сыра — и ощущение великого смысла жизни, желание материнства. И ведь тут дело не в том, что тарелка пуста — на пособие по безработице в экс-ГДР десять профессоров МГУ могут жить.

Помню, когда разбуженные перестройкой лирики побежали из ГДР за призраком сыра в ФРГ, в испанской газете поместили интересный диалог одной женщины с чиновником, который обустраивал «бежавших от тоталитаризма». Женщина была довольна и помещением, и пособием, она пришла спросить, куда ее сыну ходить на тренировки. Он учился в спортивной спецшколе, уже был мастером спорта по плаванию и нуждался в тренере высокого класса. Так вот, она беспокоилась, чтобы его не записали абы куда. И чиновник пришел в бешенство: «Все, фрау, социализм кончился. Ваш мальчик должен сам зарабатывать деньги на тренера. Сколько заплатит, такой и будет тренер».

Почему же вспылил чиновник? Об этом была огромная статья в «Вашингтон пост» под заголовком «Стена проходит у нас в голове» — о той духовной пропасти, которая обнаружилась между весси и осси. Полезно и нам послушать, в чем упрекают весси своих восточных братьев: осси за сорок лет привыкли жить в роскоши. Мы, мол, бьемся, как рыба об лед, довольны пиву с сосиской (домику, опелю, мерседесу — согласно доходам), а у них каждая сопля мечтает о смысле жизни, хочет быть чемпионом мира или хотя бы ученым. А чем же не довольны осси? Тем, что их благополучные братья оказались ужасно вульгарны — довольствуются пивом с сосиской (домиком, опелем и т. д.). Да после таких признаний немцы должны памятник Хонеккеру поставить.

Я думаю, что как раз «дело Хонеккера» было тем оселком, на котором можно проверить, в чем соблазн отказа от ГДР. Что это — просто политический маневр, хотя бы и невысокого пошиба, или перескок к совсем иной морали? Я считаю, что не маневр, а полный разрыв с совестью. «Дело Хонеккера» стало, подобно бомбежкам Ирака и расстрелу Дома Советов в Москве, важным экспериментом над человеком. Было проверено, принимает ли средний человек двойную мораль.

Победа Запада в холодной войне означала, что из числа людей, защищенных нормами права и этики, были исключены побежденные. Порой даже кажется, что идеологи нарочно создают скандально странные ситуации, чтобы объединить своих подданных узами абсурда («верую, ибо абсурдно»). Вспомним: отвезли в тюрьму Моабит Хонеккера за то, что во время его правления солдат заставляли выполнять Закон о границе. Сомневался кто-нибудь в легитимности этого Закона? Нет, закон нормальный. Сомневался кто-нибудь в легитимности самого Хонеккера как руководителя государства, члена ООН? Нет, никто не сомневался — во всех столицах его принимали как суверена, воздавая установленные почести. Также никто не сомневался, что юноши, рискующие жизнью на берлинской стоне, вместо того, чтобы идти негласно уговоренным путем через Болгарию, Югославию и Австрию, делали это исключительно из политических соображений и меняли свою жизнь на идеологические выигрыши Запада.

Эти подлые выигрыши кое-кто и у нас зарабатывал. В 1989 г., когда СССР был уже открыт, поп-ансамбль «Семь Симеонов» решил «прыгнуть через границу» с большим шумом. По полгода группа проводила за рубежом и всегда могла там тихонько остаться. Но кому-то нужен был скандал, и «Симеоны» захватили самолет. Кому-то другому в Москве тоже был нужен скандал, и команда КГБ устроила перестрелку, погубив многих пассажиров.

Вытащили Хонеккера из посольства Чили в Москве (политическое убежище — только для «чистых»). Судили Хонеккера по законам другой страны (ФРГ), что никто даже не попытался объяснить. Представьте, что Клинтон изменил жене, а в Саудовской Аравии его арестовывают и отрубают голову — так там наказывают адюльтер. Но это еще не самое странное.

Главное, что говорят, будто стрелять в людей, пересекающих границу в неустановленном месте без документов, — преступление. И если это случается, то «демократия» обязана захватить руководителя такого государства, где бы он ни находился, и отправить его в тюрьму.

Ах так? И когда же поведут в тюрьму мадам Тэтчер? Во время ее мандата на границе Гибралтара застрелили сотни человек, которые хотели абсолютно того же — пересечь границу без документов. Когда начнется суд над г-ном Бушем? Ради соблюдения священных законов о границе США каждую осень вдоль Рио Гранде звучат выстрелы и, получив законную пулю, тонут «мокрые спины». Сегодня, когда рухнула либеральная реформа в Мексике и в США возникла паника перед наплывом внезапно обедневших «латинос», Клинтон оговаривает предоставление 50 млрл. долларов финансовой помощи четким условием: Мексика обещает применить на границе с США полицейские репрессии такого масштаба, что проникновение эмигрантов будет невозможно. И это — после суда над Хонеккером.

Чего желали эти марокканцы и мексиканцы, кроме как незаконно пересечь границу ради чего-то привлекательного, что было за ней? В чем разница между делом Хонеккера и делом Буша? Только в том, что сегодня сила в руках Буша. И мы вынуждены констатировать: эта демократия означает утверждение права сильного. А столько всего понакручено, чтобы прийти к этому разбитому корыту! И зачем к этому корыту лезть и коммунистам?

Что же до ГДР, то она была объектом особой ненависти, — посмотрите, с какой радостью вопреки всем договорам и даже вопреки явной пользе Германии уничтожена сегодня такая созданная там ценность, как Академия наук ГДР. Даже Институт языкознания, равного которому не было в Германии и который работал на всю нацию. У либералов и ревность оказалось какая-то подлая. Время ли сегодня осуждать ГДР — ведь еще башмаков не износили после ее похорон.

Все мы думали — просто страна. А ведь объект ненависти — совсем особое дело. Недавно в Европе прошли циклы фильмов Хичкока. Это — безупречно выраженное мироощущение западного общества. Вот один из шедевров, «Разорванный занавес». Молодой блестящий американский ученый просит политического убежища в ГДР. К нему приставляется на первых порах офицер госбезопасности — помогает снять квартиру, вводит в курс обыденной жизни и т. д. Этот офицер помогает американцу искренно, никакой враждебности — так это в фильме. Он не знает, что молодой физик приехал, чтобы выведать формулу расчета траектории ракет, которую открыл один математик в Лейпциге. В музее физик ловко отделывается от своего опекуна, берет такси и едет за город, на ферму, на явку с подпольщиками. Но немцы есть немцы — офицер «Штази» добывает какую-то мотоциклетку и тоже приезжает на ту же ферму. С глупым хохотом входит на кухню, где физик беседует со своей соратницей, но те его хватают и убивают оригинальным способом: засовывают головой в духовку, пускаю газ и держат, пока он не перестает трепыхаться. И ни тени сомнения. Никакого внутреннего конфликта из-за необходимости убить человка ради выполнения своей миссии, какой бы благородной она ни была. Никакого намека на то, что, мол, как трагичен этот мир, как абсурдна эти холодная война и т.д. Герой-ученый выполняет свою миссию, ликвидируя по пути еще сколько-то ничего не подозревающих «красных» немцев. О каком праве и о каких «общечеловеческих ценностях» можно говорить после показа этого шедевра западной культуры?

В то же время в СССР бы снят похожий фильм «Мертвый сезон». Там нашего недотепу, посланного в ФРГ для опознания врача-преступника, обводят вокруг пальца, хватают и пытают его же бывшие мучители. Наш резидент, раскрывая себя, выручает товарища — и напоследок разрешает ему дать всего одну зуботычину фашисту-ученому. Сам сдается, не пытаясь кого-либо убить. И дело не в том, работал ли КГБ более благородно, чем ЦРУ, оба фильма основаны на вымысле. Проблема в том, что принимает и что отвергает публика Если бы в фильме наш шпион убивал граждан страны, с которой мы не находимся в состоянии войны, это вызвало бы возмущение и отвращение зрителя. Зритель же Хичкока и тени сомнения не выказывал при убийстве граждан ГДР. Ладно бы вьетнамцы или русские — в фильмах их кладут пачками без всякой причины. Но ведь ГДР какая-никакая, а все же Германия. Дело было глубже, чем расизм.

Почему я об этом заговорил? Что нам душа блестящего лидера ПДС Грегора Гизи? Он не лезет за словом в карман и очаровал молодых немецких красных. Но, глядя на него, мы думаем о себе. И перед нами, у каждого на своем уровне, те же соблазны: откажись, потрафь маленько, скажи то, что от тебя ожидают — это, дескать, тактика, компромиссы. Все так, и нельзя стоять, как столб, на своем. Время идет, многое видится иначе.

И все же, все же…

Во все времена проблема соблазна и компромисса была самой сложной. Решать ее надо, ставя перед собой «конечные», по Достоевскому, вопросы. Я думаю, что сегодня наши честные политики из лучших побуждений часто идут на очень невыгодные компромиссы. Пожалуй, обмануть-то легче всего удается себя. И с врагом можно скорее о чем-то договориться, если на какой-то правде стоишь крепко. «Блаженны изгнанные за правду».

1995

Форрестол и Фатима

Два дня подряд звонил мне знакомый француз из Парижа, переводчик русской литературы. Он просто болен — войну в Чечне западная пресса использовала для разжигания такой русофобии, какой Европа не знала со времен Крымской войны. «Это невыносимо, — кричал француз. — Что-то надо делать. Только не называй моего имени». Что же тут поделаешь. Племя, которое выросло в недрах мировой прессы, уважает только деньги и силу, иных богов у него нет. А у него в подчинении целый «народ» — либеральная интеллигенция.

Ее духовная подлость достигает невероятных высот в момент кризисов. У нас она аплодирует пошлостям кровожадного Окуджавы и лезет поцеловать туфлю Сахарова, там аплодирует предателям Мюнхена, сдавшим Европу Гитлеру, но проклинает Сталина за его пакт. Славит «демократов», заливших Гватемалу кровью крестьян, и пляшет от радости при виде голода на блокадной Кубе. Просит расстрелять всех «красно-коричневых» в Москве и тайком питается от фашизма (как признался в дневнике Сартр, он добавлял духовные откровения фашизма в свою философию и литературу, «как щепотку соли в пирожное, чтобы оно казалось слаще»).

Но это лирика. Для дела я засел читать западную прессу, какая доступна, — что она пишет о Чечне.

Судя по масштабу всей кампании прессы, война в Чечне занимает в глобальной политике гораздо более важное место, чем мы думаем у себя дома. Видно, ее предполагают превратить в добивающий Россию удар. О кровавой войне в Таджикистане западная пресса почти не писала, о разгроме Бендер, в центре Европы, упомянула в паре строк, на расстрел парламента в Москве ответила вялыми аплодисментами. Чечне же с первых чисел декабря отводят по целой странице в ведущих газетах — вещь небывалая. Важный факт: демократическая пресса и телевидение в Москве умалчивают о той роли, какую придает Чечне западная пропаганда.

Из прессы видно, да это и прямо признается: завершен этап холодной войны, на котором Россия потерпела поражение — ее жизненно важные структуры заполнены коллаборационистами. Тот этап был направлен против СССР («нации инвалидов войны»), который был в буквальном смысле слова разрушен войной и не представлял для Запада никакой опасности. 6 марта 1946 г. в Фултоне Черчилль в присутствии Трумэна объявил нам холодную войну (Ельцин назвал ту речь самой глубокой и умной), и сразу начались выступления, которые и сегодня-то читаешь с содроганием. Вот на собрании промышленных магнатов дается установка: «Россия — азиатская деспотия, примитивная, мерзкая и хищная, воздвигнутая на пирамиде из человеческих костей, умелая лишь в своей наглости, предательстве и терроризме». На это высший военный руководитель генерал Дулитл ответил, что американцы «должны быть физически, мысленно и морально готовы к тому, чтобы сбросить атомные бомбы на промышленные центры России при первых признаках агрессии. Мы должны заставить Россию понять, что мы это сделаем, и наш народ должен отдавать себе отчет в необходимости ответа такого рода».

Сегодня, не говоря про бомбы, повторяется тот же мотив. Началось это сразу же, как Горбачев подписал в декабре 1989 г. на Мальте секретный акт о капитуляции СССР. Уже в январе 1990 г. как по команде (именно по команде) пресса и ТВ сменили пластинку. Это наводило ужас: как можно изменить направление такой махины, как СМИ целой цивилизации, буквально за неделю! О нас пошла исключительно негативная информация, как будто куда-то исчезли балет, космос, демократия и даже пейзажи — обычные лубочные картинки. Остались лишь пустые прилавки, преступность, проституция и консерваторы. Пошла волна антирусских фильмов. Поражал динамизм — это были фильмы уже 1990 года. Вот парадокс: после ликвидации социализма отношение к русским на Западе в целом резко ухудшилось. Они — побежденные.

Вездесущий Джон Ле Карре, у которого вот-вот выйдет детектив про Ингушетию, в предисловии к этой книге, напечатанной в газетах, говорит о Чечне с авторитетом эксперта. Он объясняет, что после эйфории перестройки среди западных лидеров «возобладал здравый смысл, они сохранили спокойствие и продолжили холодную войну другими средствами… Еще не сняв комбинезона холодной войны, мы, победители, молили Бога, чтобы вспыхнул новый конфликт — чтобы мы снова могли почувствовать себя уверенно». Этим их молитвам Бог внял. По своему цинизму писатель-демократ недалеко ушел от Нуйкина, но умен. Он издевается над нашими либеральными придурками: «Самоопределение угнетенных народов было краеугольным камнем нашей старой доктрины антикоммунизма. В течение полувека мы проповедовали ее во все горло… Независимость была самым драгоценным бриллиантом в риторике свободного мира. Сегодня эта идея, как и слово либерал, означают мятеж и беспорядок».

Необычность нынешней кампании — знание дела, с которым трактуется проблема Чечни. Нет той чуши, которой наполнены обычно сообщения о России. Хорошо освещается демпресса, быстро и хватко высмеиваются абсурдные выступления и вранье деятелей правительства. С сарказмом напоминается, как Ельцин разрушал СССР — чего же он хочет сегодня! Если СССР был назван искусственным образованием — чем же лучше РФ! Если выборы и референдум по Конституции 1993 г. были явным надувательством — какие могут быть претензии к Дудаеву! Все очень четко и ясно. Сразу видно: на Запад интенсивно работает большое число наших интеллектуалов в Москве Они могут не знать, что их «сырье» превращается в сообщения, исполненные лютой ненависти к России.

И дело не в ругательствах: русский сапог, оккупанты-колонизаторы, этническая чистка, геноцид малого народа, апартеид, зверства Красной Армии и т.д. Дело в том, что развернута целостная и убедительная для западного обывателя система доказательств того, что Россия, несмотря на ее отчаянную попытку демократизации, так и осталась самым заклятым и, увы, неисправимым врагом человечества. И Чечня — как бы лабораторный эксперимент, проведенный в течение двух веков четырьмя разными, сменившими друг друга режимами (царизм, Ленин, сталинизм, демократия). Поминается даже Лермонтов, пугавший детей «злым чеченом». Больше ждать нечего: «В расистской России мусульмане считаются низшей расой» (добавляют даже, что Жириновский якобы требует кастрировать мусульман).

Это — общее место. Повторяя схему объяснения войны в Боснии, газеты представляют Чечню ареной войны христиан против мусульман. Тут, кстати, и полвека с освобождения Освенцима (Аушвитца) подоспели. Не говоря ни слова о том, что освободил Освенцим советский солдат, пускают сентенцию: «Когда русские используют осколочные снаряды, чтобы покончить с мирным населением Грозного, они следуют великой западной традиции, в которой Аушвитц был лишь частным случаем» — и два больших фото: узники Освенцима за проволокой и жители Грозного под прицелом русских солдат. (Кстати, вскользь замечается, что Освенцим — мелочь в сравнении с неоднократным геноцидом армян и украинцев, убийством 30 млн. граждан СССР в ГУЛАГе. Никому не нужны ни архивы КГБ, ни достоверные данные, коль есть Солженицын.

Статьи об Освенциме, в которых самому Освенциму и Германии посвящены обычно 2-3 строчки (молодой читатель, не знающий истории, вряд ли вообще поймет, что это все-таки был немецкий концлагерь), часто подверстаны к совершенно невероятным и натуралистическим рассказам о том, как русские пытают всех без исключения попавших в их руки чеченцев, стариков и подростков — электрическим током, жаждой, жарой в натопленном вагоне, обливают водой и засовывают на несколько часов в морозильную камеру и т. д. Думаю, если кто-то и впрямь пытает чеченцев перед фотокамерами, то за доллары от этих газет.

Практически вся пресса безоговорочно занимает сторону Дудаева и страстно желает поражения России. Тут уж соловьем заливается писатель Приставкин: «чеченцы защищают свою родину, свою территорию, свой отчий дом…», «мы проиграем войну в Чечне, потому что невозможно истребить весь народ…» и т. д. Кстати, тут же он дает бредовое объяснение эвакуации детдомов на Кавказ во время войны: «Москва была переполнена сиротами и беспризорниками, а надо было заселить пустующие земли чеченцев» — решили заселить детьми, пусть плодятся. Так брехать для иностранной прессы — не свинство ли? Парижская «Ле Монд» нагнетает страх: «Конечно, все эти события в России окажут глубокое воздействие на соседние страны и на Запад. Мы, Запад, должны признать, что наша неудача в оказании поддержки Чечне — последний пример в длинной серии неудач». Имеется в виду отказ от массированных бомбардировок и сухопутных действий против сербов.

Проклятия в адрес имперской России с ее «возрождающимся советизмом» и ее армии, «еще довольно красной», начались в начале 1994 г. именно в связи с «поддержкой сербов», которые уже были полностью «сатанизированы» в общественном мнении Запада. Что русские тоже слуги дьявола, было видно уже из огромных фото: ликующие толпы сербов встречают русские танки в Сараево 20 февраля, на танках гроздьями сидят дети, грудных младенцев суют в руки солдатам. И заголовок: «Новое возвращение русских» Почти как крик Форрестола «Русские идут», с которым он выкинулся из окна в Вашингтоне.

Обозреватель лауреат Европы Герман Тертш рад: позиция в Боснии разоблачила Россию и показала, что «мечта о России, полностью преданной интересам Запада, — это только сон». Он жестко предупреждает: «Европа на распутье. Защита ее ценностей у себя дома, на Балканах, в России требует решительности. Россия не враг, как не враг сама по себе Сербия, но ее политика таит в себе угрозу. Перед этим вызовом разумно оказывать помощь, но всегда с тех жестких позиций, которые Запад демонстрировал 50 лет». Вот тебе, бабушка, и конец холодной войны.

Идеализируя Дудаева и его «беззаветных горцев», пресса фальсифицирует факты. Говорится: «Дудаев победил на выборах 27 октября 1991 г., получив 90,1% голосов… но Москва не признала первых демократических выборов в Чечне». Это пишет собкор в Москве, который не может не знать о роли Бурбулиса и его бригады в разгоне законной власти в Чечне, о том, что не было никаких «демократических выборов», а был фарс самопровозглашения. Говорят о какой-то экономической блокаде Чечни, хотя прекрасно знают об огромных поставках нефти и ее контрабанде. Ни слова нет и о чудесном появлении у Дудаева огромных арсеналов (да читатель и не догадается удивиться).

Ставший героем Запада «защитник народа» Сергей Ковалев нигде ни словом не обмолвился о нарушении прав человека за три года правления Дудаева. Неужели еще есть в Москве романтики, не видящие, что этот божий одуванчик — совершенно циничный боец холодной войны? По его наводке война представляется этнической — русские против чеченцев, и имперской — огромная Россия против маленького народа горцев. Ни слова нет ни о национальном составе Чечни, ни о способе сосуществования народов на Кавказе. Чеченский народ якобы как один сплотился вокруг своего героического лидера против русских оккупантов-колонизаторов — вот что жует Запад. При этом, чтобы обыватель не забылся и вдруг не проникся симпатией к мусульманам-чеченцам, даются большие и жуткие репортажи о дикости нравов этих «простодушных горцев». Оказывается, у них «похищение женщин является обычной нормой; трудно найти семью, где жена не была бы похищена». Аргументация примитивна, как мычание, и типична для западной прессы: излагаются откровения какой-нибудь Фатимы, которая изливает душу иностранной корреспондентке. Судя по мелочам, это откровения, сочиненные «не отходя от кассы».

Когда же взор вновь обращается к войне, то как по мановению исчезают упоминания о «чеченской мафии», которой пугали бедного европейца во времена Хасбулатова. Ле Карре даже идет в наступление: «А насчет преступности среди чеченцев, то кто такие русские в Москве и Петербурге? Они же превратились в преступников — на всех уровнях коммерции и администрации… и еще имеют нахальство обвинять в этом этническое меньшинство». Само собой, абсурдными и ложными называют обвинения в «предполагаемом сотрудничестве» части чеченцев с немцами во время войны. О депортации («капризе Сталина») считает своим долгом упомянуть, кто во что горазд, каждый обозреватель. Чего только тут не прочтешь, особенно у «эксперта» Ле Карре. Выселили чеченцев поголовно в «пустыни Казахстана», в условия, «худшие чем в сибирском ГУЛАГе»; перед высылкой их массами сжигали прямо в поездах: те, кто выжил, возвращались на Кавказ после реабилитации пешком. Непрерывный геноцид. И никто не удивится: где вырос генерал Дудаев, командир дивизии стратегических бомбардировщиков, откуда взялся Хасбулатов, генерал Аушев. Он, кстати, заметил, что многие старики называют депортацию «туристической поездкой» в сравнении с тем, что делает Ельцин.

И при всем при этом, уже на грани абсурда, постоянный мотив: надо поддерживать Ельцина, это надежда демократии и западных ценностей (хоть и намекают порой, что он решился на войну в Чечне «в сильном подпитии»). Приставкин в припадке патетики заявил даже: «Мы должны защищать нашего президента, как пчелы защищают матку, это наша последняя надежда».

В целом, когда прочитываешь вороха газет, создается тягостное ощущение, что чеченская трагедия России — хорошо разыгранный спектакль. Актеры — Ельцин и Дудаев, Шахрай и Ковалев, Клинтон и Ле Карре — вроде бы не связаны друг с другом, каждый играет свою роль. Но следуют одной невидимой нам дирижерской палочке. И огромный «греческий хор» мировой прессы объясняет происходящее ошалевшему зрителю. А кровь на сцене льется настоящая.

1995

Размышляя о советском строе

Когда человек живет в сильной независимой стране, он не замечает этого счастья, как обычно не замечает счастья дышать, видеть солнце, траву, близких людей. Осознание этого счастья приходит лишь вместе с осознанием его утраты — когда его страну раздавят и обглодают. Когда из телецентра, построенного на его земле и на его деньги, предатели Родины будут ежечасно над ним глумиться, захлебываясь от радости при каждом новой ране России.

Октябрьские праздники окрашены сегодня печалью. Русские люди, как древние славяне, погрузились в болото и дышат через тростинку, надеясь, что беду пронесет. Русские студенты — «неподкупное сердце и светлые лица» — выходят на улицы с мычаньем некормленой скотины, под лозунгом «Хочу есть!».

С Великой войны, когда затянулась рана гражданского братоубийства, праздник Октября стал праздником страны. Люди моего поколения всю жизнь так его и праздновали — вплоть до 1990 г., когда «демократы» в первый раз организовали «альтернативную» демонстрацию, обнародовали свой план раскола народа. И с тех пор в этом празднике нарастает чувство противостояния и чувство утраты.

Я понимаю, что не всем это чувство понятно, а многим и смешно. Кому-то ближе идеологические блага — гражданские свободы, права человека. А счастье — это чувство чуть ли не животное. И кошка счастлива — на солнышке, с котятами, когда есть дом.

Что ж, быть может, Россию удастся свернуть на этот путь — понятие счастья будет заменено «уровнем жизни», а потом еще один шаг — «уровнем потребления». Честь заменит налоговая декларация, вместо ума и совести будет компетентность. Когда Сталина спросили, какое самое главное качество в руководителе страны, он ответил: «очень сильно любить свой народ». Такого не скажет сегодня ни один политик. Понятие любви и чести из политики уже устранили.

Но с переделкой нашей души процесс застопорился. Видать, архитекторы, прорабы и каменщики готовят какие-то новые инструменты. Готовясь к их следующему удару, мы наконец-то поднимаемся над идеологией, начинаем чувствовать Историю, прозревать будущее. Думать не о свободе выезда, а о свободе воли, об ответственности не перед мэрами и префектами, а перед внуками и правнуками. И на этом уровне счастье оказывается категорией вечной, категорией Бытия. И человек меряет прожитое именно этой, полной мерой, а не килограммами потребления и литрами «свобод».

Как же в канун праздника Октября люди оценивают свою советскую жизнь в категории счастья? «Демократы» наконец-то решились задать людям такой вопрос. 56 проц. считают, что до перестройки было «больше счастья», 22 проц. видят «больше счастья» в наши дни. Доля последних велика среди тех, кому уже трудно сравнивать — молодым людям в возрасте до 24 лет, и резко снижается среди зрелых людей — после сорока. Среди тех, кто уже думает прежде всего о детях и об их будущем. И это — после десяти лет промывания мозгов, когда каждая черточка советской жизни была очернена и осмеяна.

В чем же был главный источник счастья, который открыла (или расчистила) Октябрьская революция? Скажу о двух сторонах одного чувства: в том, что мы жили в ладах с исторической памятью и с верой в будущее. И то, и другое — огромная духовная роскошь, которая нечасто достается людям, как и большая любовь. А тут — почти весь огромный народ прожил в этой роскоши полвека.

Что значит — жить в ладах с исторической памятью народа? Для меня это значит чувствовать, что ты своим образом жизни не оскорбляешь души твоих предков, которые вроде бы все время смотрят на тебя. Конечно, здесь речь о главном, в мелочах каждое поколение живет по-новому. Успокоили ли мы, в нашей советской жизни, опасения и предчувствия наших отцов и дедов? Думаю, да — пока не попались, по нашей умственной и душевной лени, в паутину перестройки.

Сегодня становится понятной тоска и страх за будущее, которыми полны страницы Гоголя, Достоевского, Салтыкова-Щедрина. Они чувствовали, а потом и воочию видели, что на Россию надвигается сила, желающая ее сломать и растереть в пыль. И эта сила имеет мощную пятую колонну в самой русской жизни — в Смердякове и Ставрогине, в Головлеве и Колупаевых. Одна мысль о том, что русским предстоит стать народом «второго сорта», доводила героев Достоевского до самоубийства. Он описывал реальные случаи — но это была и его мысль.

Казалось, все эти предчувствия сбылись в феврале 1917 года. Либерально-демократические «бесы» разрушили армию и буквально разогнали империю — точь в точь как нынешние «межрегионалы и беловежцы». Октябрь был ответом. Думаю, потому народ и отшатнулся от белых, что почувствовал — не они соберут Россию, а красные. А за белыми — хотели того или нет идеалисты-прапорщики — вползали мародеры всего Запада с Японией в придачу.

Именно советская, а не капиталистическая индустриализация соединила народ и создала державу, которую никто не мог ни победить, ни обгладывать. В 1918 г. открыт ЦАГИ — колыбель нашей авиации, и Институт радия, из которого начал расти наш ядерный щит. В Т-34 и в «Катюше», в Жукове и Гагарине — именно советский дух. Соединение счастья со свободой и ответственностью за весь народ, за всех братьев-земляков нашей страны. Мы жили по правде и имели силу — и все страхи отступили. Эту жизнь мы и вспоминаем 7 ноября.

Напрасно сетуют на это и огорчаются те, кто придумал себе сегодня «белый» идеал — антисоветской пропаганде поверил, а к «демократам» не пристал, претит. Капитализм расколол и разложил Россию, довел ее до революции. И дело не в пудах чугуна и не в верстах железных дорог, а в оскорблении духа, в «столыпинских галстуках» и терроризме Азефа, тайных внешних долгах и грязных лапах Распутина с Симановичем. Этого не закроешь Саввой Морозовым. Если бы это продолжалось, то, как и предвидел В.Розанов, «Россию обглодали бы до косточки, и она лежала бы в грязи, всеми плюнутая и покинутая».

Почему же смогли в советское время расцвести и ум Королева, и воля Жукова, и красота Улановой — и вместе создать ту силу, которая нас оберегала? Думаю, потому, что каждая мать знала: ее ребенок всегда будет сыт и согрет, всегда о нем позаботится врач и учитель, и ему, если будет способным и прилежным, откроются все пути. Пусть это был идеал, но мы к нему продвинулись дальше всех. И каждый мог спокойно выйти из дому и не увидеть ночующего на улице старика. Это — счастье, которое все мы получили от советского строя.

Мы все больше и больше прикасались к искусству, в нашей жизни было все больше красоты — в наш дом вошли Пушкин и музыка. Наши песни были спокойны и мелодичны, наш смех был незлобив, а дети, насмотревшись наших мультфильмов, верили, что мир добр. Мы не боялись людей и доверчиво ставили свою палатку и над уральской рекой, и на литовском озере, и в горах Чечни. Никто не видел друг в друге мироеда и угнетателя, и труд каждого из нас чудесным образом увеличивал потребность страны в рабочих руках. А живя без страха, мы были восприимчивы — и к стихам, и к музыке. И все это было нам по карману.

Но, нежась в лучах улыбки Гагарина, под защитой Королева и Курчатова, все мы расслабились и не заметили, что та вековая, подспудная, горяче-холодная война, о которой нас предупреждали отцы и деды, вовсе не кончилась. Просто изменилось оружие и тактика — а обычным оружием бряцали для отвода глаз. В ухо нам вливали яд, и многие сошли с ума. Мы же, в розовых очках, готовились отпраздновать мир в холодной войне, обнявшись с добродушными янки. И не знали, что на Мальте тайком подписывают нашу капитуляцию. Мы сдали страну и сдали советскую власть. Каждому придется отвечать перед тенями своих предков, а пока что мы лишились благодати и принимаем кары земные.

В ЦАГИ, в уникальной Большой аэродинамической трубе, где «обдували» все советские самолеты, сегодня сушат на продажу пиломатериалы. Ученые, преемники Курчатова, от безысходности уходят из жизни. По городам и селам наносятся ракетно-бомбовые удары, а убийцы патрулируют русские города под командой иностранных наемников. На наших глазах политические клики решают, не поднять ли планку — от чеченской войны перейти к русско-украинской. Молодой предприниматель в истерике: старик, который копался в мусоре, обернулся, и он узнал в нем своего любимого преподавателя университета. Множество людей продали бы, а то и бесплатно отдали бы себя в рабство, обещай им хозяин кормить их и их детей.

Но те, кто до этого еще не дошел, в дни Октябрьских праздников имеют право лишь на минутное воспоминание об утраченном счастье. Уже немного времени осталось, чтобы решить: как предотвратить то столкновение, что уже маячит впереди. С кем он будет, если оно окажется неминуемым. И что он может сделать, чтобы пролилось как можно меньше невинной крови.

1996

Свержение коммунистического идола — дымовая завеса для уничтожения России

После Августовской революции 1991 г. «прораб перестройки» Леонид Баткин заявил: «На кого сейчас рассчитана формула о единой и неделимой России? На неграмотную массу?.. Я призываю вас вырабатывать решения исходя из того, что сейчас, на августовской волне, у нас появился великий исторический шанс по-настоящему реформировать Россию».

Сейчас, вспоминая историю перестройки, мы видим, как последовательно вела она к этой давно взлелеянной цели. Архитекторы перестройки начали идеологическую подготовку революции с ограниченных призывов исправить дефекты системы, обеспечить «больше социализма, больше демократии», установить наконец-то «социальную справедливость».

Разрушение образов и символов также подчинялось определенной динамике: сначала — Сталин, с «возвращением к истинному ленинизму», потом — Ленин с его гвардией, потом — весь «коммунистический идол», потом — Зоя Космодемьянская. И вот мы видим, что поезд революции и не собирается тормозить на этой остановке, даже не сбавляет скорость. И Сталин, и Ленин, и коммунизм, и герои Великой Отечественной войны — все это были лишь первые одежки луковицы нашей российской цивилизации. И начали с них просто чтобы без больших помех набрать необходимый темп. И сегодня уже по новому видится смысл призыва «вернуться в мировую цивилизацию».

По какому же критерию можно судить о том, было ли целью революционеров лишь хирургически удалить «раковую опухоль коммунизма» — или раздробить Россию (СССР) как особый, не подвластный Западу тип цивилизации? Критерий простой — отношение к тем инвариантным структурам, которые необходимы для обеспечения жизни и воспроизводства народа независимо от идеологической оболочки. Питаться людям надо при любом строе, и если разрушается производственный потенциал сельского хозяйства или транспорта — дело нечисто. Воспитывать детей в рамках определенных культурных устоев тоже необходимо просто для воспроизводства этноса, чтобы и дети в свою очередь смогли стать отцами. Идеология здесь не при чем. А если оказывается, что президент и главнокомандующий были готовы подвергнуть авиационной бомбардировке Кремль только ради того, чтобы на день-два раньше устранить ГКЧП (вдумайтесь в абсурдность этого проекта и с военной точки зрения), то доверие интеллигенции к этим людям вообще становится иррациональным — конечно, если для интеллигенции Кремль что-то значит. Но рассмотрим революционный проект по порядку.

Разрушение способа совместной жизни народов. В такой многонациональной стране как Россия (СССР) сама жизнь людей в буквальном смысле этого слова зависит от стабильного мира при совместном проживании. Если этот мир нарушить — теряют смысл все понятия демократии, экономической эффективности, рыночной или плановой экономики. Как держава (и даже как страна) Россия и затем СССР существовали лишь постольку, поскольку выработали механизмы поддержания стабильного национального мира. Тот, кто допускал разрушение этих механизмов, замахивался не на коммунизм, а на страну, для которой и Ленин, и Брежнев — лишь эпизоды истории.

Какова же была позиция радикальных интеллигентов? Наиболее крайние из них вообще сделали смехотворную попытку утверждать, будто сама Россия — фантом. Так, для Г.Павловского («Век ХХ и мир») Россия — «не государство, не империя, не страна… Россия — просто некий ряд людей». Существенно даже не само это утверждение, а то, что Г.Павловский — признанный член демократического истеблишмента, просто ему там поручена (или доверена) роль быть экстремистом, чтобы публике было легче согласиться с «умеренным» А.Нуйкиным.

Но вот суждение ученого. Как выражается один из авторов «Независимой газеты», доктор исторических наук из Института Востоковедения Альгис Празаускас, Россия и СССР — это «своеобразный евразийский паноптикум народов, не имевших между собой ничего общего, кроме родовых свойств Homo sapiens и искусственно созданных бедствий».

Примем это за исходную точку, из которой следует, что в России, а затем СССР не было ничего общего между армянами, азербайджанцами и русскими, и их совместное проживание было не более чем паноптикум. А факты таковы: в России в начале века ХХ века проживало 1,5 млн. армян, и они благополучно дожили до перестройки, создав сильное, вполне современное государство. В Турции в начале ХХ века жило 2,5 млн. армян — они почти все были уничтожены и изгнаны или ассимилированы. Сегодня там их 100 тысяч, и они настолько утеряли национальное самосознание, что даже отрицают геноцид 1915 года.

Совершенно ясно, что лишь «имперское» устройство России и СССР, именно присутствие русского народа как неявного арбитра («старшего брата») позволяло поддерживать равновесие между соседями на Кавказе — при всех неизбежных в столь сложной системе трениях. Сказать, что части этой системы не имели между собой ничего общего, мало-мальски образованный человек (а тем более доктор наук, да еще литовец) мог только при полном отсутствии интеллектуальной совести. Уже древние греки отличали систему от конгломерата.

Радикальная интеллигенция имитирует наивность, представляя дело так, будто «империя» рассыпалась сама, как карточный домик. Вот один из интеллектуальных прорабов перестройки А.Нуйкин с удовлетворением признается: «Как политик и публицист, я еще совсем недавно поддерживал каждую акцию, которая подрывала имперскую власть. Я понимал, что это было правильно, пока действовала эта машина, соединившая в себе гигантскую армию, послушную единому приказу, КГБ, МВД, партию. Поэтому мы поддерживали все, что расшатывало ее. И правильно, наверное, делали. А без подключения очень мощных национальных рычагов, взаимных каких-то коллективных интересов ее было не свалить, эту махину». И добавляет с милым цинизмом: «Сегодня политики в погоне за властью, за своими сомнительными, корыстными целями стравили друг с другом массу наций, которые жили до этого дружно, не ссорясь. Сколько я уже говорю и пишу про Азербайджан и Карабах…».

Вот так — интеллигент Нуйкин расшатывал систему, он он не виноват, виноваты корыстные политики (он, кстати, даже не замечает, что и сейчас еще раздувает пламя, говоря: Азербайджан — и Карабах, хотя именно из-за этой формулы и идет война). Выполнив свою роль в поджигательской программе, когда уже и Россия втянута в войну, Нуйкин умывает руки, отказываясь от любого «патриотизма» в «этой стране». Он иронизирует: «Мне хотелось даже написать давно задуманный материал, и название уже есть: «Считайте меня китайцем».

Историк С.Лезов раскрывает ту технологию, с помощью которой интеллигенты, подобные А.Нуйкину, разжигали пожар на Кавказе: «По моим наблюдениям, «московские друзья» нередко добивались эффекта при помощи запрещенного приема: обращаясь к армянской аудитории, они использовали глубоко укорененные антитюркские и антиисламские чувства армян, то есть унижались до пропаганды национальной и религиозной вражды в чужой стране, относясь при этом к армянам как к «братьям нашим меньшим», с которыми можно и нужно говорить именно на расистском языке. «Московские друзья» укрепляют как раз те элементы армянского мифа, которые изолируют армян от соседних народов и обеспечивают их «антитурецкую» идентичность».

Сегодня каждый интеллигент должен хотя бы наедине с собой решить — берет он на себя ответственность за Павловского, Нуйкина и прочих «московских друзей» народов России, cтравивших эти народы?

Когда премьер-министр Гайдар с гордостью заявляет, что да, он — западник и совершенно сознательно ориентируется именно на западную (вернее, англо-саксонскую) разновидность капитализма, полезно вспомнить, как уже в 60-е годы была сформулирована главная идея, с помощью которой разрушается вся евразийская цивилизация России — идея разрыва славянско-тюркского симбиоза и даже союза, «возвращения» русских в «европейский дом». Идея, реализация которой отбрасывает Россию не только от Урала, но уже и от Волги.

Эмигранты П.Вайль и А.Генис показывают это в своей книге «60-е. Мир советского человека» (которую Л.Аннинский поспешил приветствовать как «честную книгу»1). Они пишут: «Спор об отношении к западному влиянию стал войной за ценности мировой цивилизации. Речь шла уже не о направлении или школе, а об историческом месте России на карте человечества». Идеологом и пророком этого нового западничества стал И.Эренбург (которого П.Вайль и А.Генис уподобляют апостолу Павлу, не уточняя, впрочем, какому Богу молился Эренбург до преображения из «Савла»).

«Эренбург страстно доказывал, что русские не хуже и не лучше Запада — просто потому, что русские и есть Запад», — пишут авторы. В те годы, после шока Спутника и полета Гагарина призыв отказаться от обременительного союза с «азиатскими» народами, превратить «азиатскую» компоненту во внутренний «третий мир» подавался в оболочке лести (какой контраст с сегодняшними издевательствами). «То, что хотел сказать и сказал Эренбург, очень просто: Россия — часть Европы… Ну что может разделять такие замечательные народы? Пустяки», — пишут П.Вайль и А.Генис. Сегодня реверансы в сторону русских прекращены, и теперь нас примут на выучку в цивилизацию лишь на жестких условиях МВФ.

Разрушение многонационального государства. Атаки велись по всем возможным направлениям и всеми «родами оружия». На государственном уровне мощный удар был нанесен уже Декларациями о суверенитете, которые интеллигенция «лишь сформулировала»2. Пpинятие Деклараций означало ликвидацию СССР как государства. По своей «технологии» она представляла собой типичный «бархатный» государственный переворот, причем проведенный таким образом, что даже большинство депутатов, не говоря уже о населении, наверняка не поняли, какой документ они приняли. Был декларирован раздел ранее общенародного для СССР достояния, ликвидация единого ресурсного, экономического и интеллектуального целого, которым был СССР. Такой односторонний раздел достояния не отвечал ни праву, ни здравому смыслу. И хозяйство, и тем более научно-технический потенциал СССР создавались предыдущими поколениями как единое целое и размещались на территориях в соответствии с критериями оптимизации наиболее общего уровня. Во многих случаях расчленение на «суверенные» части означает просто разрушение целостной дееспособной системы.

Такой раздел не являлся нравственным, так как отвергал вошедшее в социальную память основной массы населения понятие об общей исторической судьбе народов СССР, которые создавали страну и ее экономический потенциал сообща и не могли быть так просто отлучены от владения сообща созданным достоянием. Неизбежно и быстро возникли острые межнациональные и межрегиональные конфликты в связи с дележом «валютно-эффективных» ресурсов (так, сразу произошли столкновения возле задвижек нефтепровода в Альметьевске). «Суверенизация» заведомо предполагала создание в СССР множества «Кувейтов» и внезапно обедневших соседних регионов — «Ираков». И станут неизбежными войны, аналогичные войне в Персидском Заливе, и вновь «многонациональные силы» с удовольствием будут помогать маленьким «суверенным государствам».

Связующим материалом, который соединил народы России в единое государство, были военно-политические интересы, причем вовсе не только в связи с внешней угрозой. Союз с русским народом обеспечил выживание множества народов — несмотря на неизбежные трения и национальные обиды. Декларации многих республик отказывались от такого союза и от будущей общей судьбы. Быть может, охваченные «демократическим» угаром таджикские студенты и не предполагали, что это означает в реальности — но их советники из Института Востоковедения АН СССР (и заокеанских академий) знали прекрасно. Средняя Азия — сложнейший этнический мир, идущий своим цивилизационным путем. Сильное влияние родовых отношений всегда приводило к столкновениям и даже локальным войнам. Это прекратилось, когда среднеазиатские народы перешли «под руку» русского царя. В этнический реактор были введены «охлаждающие стержни». Совместными усилиями был выработан изощренный механизм гашения конфликтов. Враждующие роды разъединялись русскими крепостями и гарнизонами, спорные участки отбирались в казну, слишком радикальным князьям не выдавали муку, а то и воду и т.д. В СССР это дополнилось посредничеством обкомов, премиями и орденами. Что произошло, когда все эти «стержни» были внезапно выдернуты, а гарнизоны стали, соблюдая нейтралитет и суверенитет, безучастно взирать на уничтожение детей и стариков? Целые области оказались выброшенными из цивилизации и поставлены на грань уничтожения. Дом, реально еще не разделенный, загорелся.

Ряд республик заявили, что становятся нейтральными государствами и не будут входить ни в какие блоки. Это — кардинальное положение, предполагающее не только разрушение единого государства, а и разрушение даже русского народа (в меньшей степени и других народов). Миллионы русских, проживающие в «нейтральных» республиках, в случае военного нападения на Россию сразу отделяются от этноса (нейтральное государство не может позволить своим гражданам воевать на стороне какого-либо другого государства). Второй барьер строился декларацией о создании собственных вооруженных сил. Служба сыновей одного народа в разных армиях, потенциально способных войти между собой в вооруженный конфликт, наносит непоправимый ущерб национальному сознанию. Это мы и видим сегодня в армии (особенно на Кавказе, да и на Украине).

Раскол русского народа. Стравить русских с русскими — голубая мечта революционеров. Лишь в этом случае будет устранен или надолго ослаблен великий народ, на котором держится огромная страна. А в воронку русского братоубийства будут втянуты и исчезнут десятки малых народов. Вот и «формулируют» радикальные интеллигенты обоснование войны. В февpальском (за 1991 г.) номеpе газеты «Утpо России» (оpгане Демокpатического союза) гpажданин В.Кушниp пишет в статье «Война объявлена, пpетензий больше нет»: «Война лучше худого лживого миpа… Стpана должна пpойти чеpез испытания… Боpьба с властью послужит всего лишь катализатоpом к буpным, pастянутым во вpемени событиям. Сpажаться будут две нации: новые pусские и стаpые pусские. Те, кто смогут пpижиться к новой эпохе и те, кому это не дано». В.Кушниру, в сущности, неважно, кто прав — новые или старые русские. Важно, чтобы они начали друг с другом воевать.

Так против чего направлена вся эта революция — против надоевшей «номенклатуры» или против десятков миллионов людей, к этой номенклатуре никаким боком не причастных? И нельзя считать радикальных интеллигентов такими глупыми, что они подожгли дом наших народов лишь для того, чтобы изжарить себе яичницу «перестройки». Яичница была лишь поводом, а целью — именно дом.

Сейчас архитекторы перестройки притворяются, будто они не владеют системным мышлением и сами, мол, удивляются, как это все взорвалось. Говорят: СССР рухнул под грузом межнациональных противоречий. Противоречия, мол, — всему причина, а перестройка лишь освободила их из под гнета коммунистического режима, и это хорошо! В этой логике виден тип мышления, который наука преодолела уже в конце XIX века. По этой логике, дом сгорает потому, что деревянный, а не потому, что какой-то негодяй плеснул керосина и подпалил. Поджигатель, мол, лишь освободил свойство дерева гореть.

Давайте на момент отбросим идеологические бредни и посмотрим, какой тип межнационального сосуществования обеспечивал так называемый «коммунистический» режим. Пишу «так называемый», потому что вся эта марксистская фразеология во многом была лишь ритуальной шелухой — ее произносили так, как произносят привычные ругательства, не вдумываясь в их смысл. Что же мы видим, сравнивая бывший «коммунистический» (еще говорят «имперский») режим и сломавший ему хребет нынешний, «демократический»? При старом режиме всем было вбито в голову, что народы СССР — одна семья, что надо друг друга уважать и друг другу помогать. Это подкреплялось делами — и строительством, и военным братством. Реальность была не безоблачна, но важно, какие догмы вбиваются в голову. Новый режим предложил в качестве основного принципа жизни закон рынка, и вбивает в головы соответствующие догмы (конкуренция вместо солидарности, личное против общего). Это — идеи, послужившие керосином при поджоге дома. А что на практике?

Говорят, прежний режим «подавлял противоречия», и это очень плохо. Действительно, подавлял — и в мыслях ни у кого не было создать организацию для убийств по национальному признаку. При первых поползновениях на инициаторов бросалась вся свора репрессивных сил режима. Но разве не для того существует власть, чтобы подавлять разрушительные импульсы оголтелого меньшинства поджигателей, которые есть в любом народе? Разве власть не обязана охранять покой и права граждан? И эту важнейшую функцию старый режим выполнял неплохо. В целом, можно сказать, что предыдущий «тоталитарный» режим представлял собой систему с отрицательной обратной связью по отношению к межнациональным (и многим другим) конфликтам. Каждый конфликт (и даже флуктуация, случайная вспышка противоречий) запускал экономические, культурные и репрессивные механизмы, которые этот конфликт или конструктивно разрешали, или по крайней мере подавляли острые проявления. И это были именно механизмы, а не импровизации типа посредничества Ельцина и Назарбаева в Нагорном Карабахе.

Что же мы имеем взамен? Демократия «раскрепостила» прежде всего именно поджигателей (так же, как в экономике — воров). Они, как по плану (вернее, по плану), провели серию пробных акций и поняли, что поджог разрешен, поскольку полезен для главной цели — разрушения империи. Что это за новое мышление — посылать в Фергану безоружных курсантов против толпы преступников, сжигающих людей живьем? Ничего нового в этом мышлении нет, это обычное пособничество преступникам в конъюнктурных политических целях. В итоге семи лет кропотливых усилий (а не потому, что дом был деревянный) мы имеем разрушенную страну с разгорающимся во всех углах пламенем межнациональных войн, внезапную депортацию 25 миллионов русских в иностранные государства, потоки беженцев и неудержимое скольжение к целому букету диктатур.

И опять, весь анализ перестройки показывает: в стране была создана система с положительной обратной связью относительно конфликтов. Каждое противоречие, вырождающееся в конфликт, благодаря культурным, экономическим и репрессивным действиям системы начинает автокаталитически разрастаться. Если прежняя система автоматически тормозила и гасила конфликты (независимо от личных качеств и ресурсов отдельных начальников), то нынешняя с такой же неуклонностью и автоматизмом конфликты разжигает.

Так в 1987 г. началось внедрение второй модели хозрасчета, предполагающей сокращение персонала на многонациональных предприятиях; так же насаждались кооперативы, сразу вступившие в конкуренцию по национальному признаку, породившую серию погромов; так же в 1992 г. армии Молдовы передаются танки, гаубицы и боевые самолеты, хотя имелись сотни способов хотя бы затянуть этот процесс до начала переговоров по Приднестровью. А к чему должна привести приватизация земли в Дагестане?

Это — не злая воля или ошибки отдельных политиков. Это — система, с неумолимым автоматизмом раскалывающая общество по всем потенциально имеющимся в нем трещинам и толкающая его к крупномасштабному братоубийству. Это — механизм самоуничтожения России, а вовсе не коммунистической системы — ее можно было демонтировать незаметно, без шума.

И хочется спросить всех наших уставших от митингов м.н.с. и инженеров: хоть это-то вы видите? Ведь вам было сказано: иного не дано, будет именно так. Посмотрите на Югославию. Ведь очевидно, что и там т.н. «коммунистический» (хотя и весьма либеральный) режим сумел на полвека соединить в благополучную страну народы с тяжелым историческим счетом друг к другу. Чего добились там, сокрушив этот режим и приняв схему реформ Международного валютного фонда (с которой списаны все наши программы)? Города в руинах, и хорватские усташи снова вырезают глаза у сербов. И ни у одного «демократического» идеолога не возникает, хотя бы из интеллектуального любопытства, вопрос: каким же образом народы уживались при «коммунистическом режиме»? Может, и нам, демократам, можно было бы чему-нибудь научиться — не перенять, а понять? Нет, их ослепил сиюминутный политический интерес.

М.С.Горбачев в 1988 г. сказал: «С перестройкой, как и со всякой революцией, нельзя играть. Тут нужно идти до конца, добиваться успехов буквально каждый день, чтобы массы чувствовали на себе ее результаты, чтобы ее маховик набирал обороты… Перестройка задевает интересы многих, все общество. И разумеется, ломка не обходится без конфликтов. Бомбы, конечно, не рвутся и пули не летят…». В полном соответствии с предписаниями архитектора, маховик перестройки набрал обороты и массы чувствуют на себе ее результаты — дальше некуда. Излишней стала и нотка сожаления, мол, «бомбы не рвутся и пули не летят». И бомбы уже рвутся, и пули летят. С экспериментальных полигонов Нагорного Карабаха и Хорватии прорабы и каменщики уже переносят испытанные там макеты на «всероссийскую стройку гражданской войны». И заградительные отряды ООН даже руки не будут пачкать. Они будут следить лишь за тем, чтобы наши бои за свободу, как выразился один французский обозреватель, «не слишком забрызгали Запад».

Демократическая интеллигенция, разумеется, тоже постарается не участвовать в грязном деле великой чистки. А пока что она выполняет свою культурную миссию: один ее отряд средствами убеждения, своим свободным словом раскалывает народ и науськивает одну его часть на другую. А второй отряд отвлекает людей песенками об общечеловеческих ценностях да «политическими разногласиями». И делает это так ловко, что людям уже спины припекает от пожара, а они уставились на сцену, где один клоун бьет другого по голове картонным кирпичом. А уважаемые политики время от времени успокаивают: «Да что вы, какое может быть братоубийство, если на дворе демократия! Да разве ж мы позволим!»

Разрушение системы внешней поддержки России. Вся «культура» перестройки замешана на провокации, на увеличении всех возможных трещин, на раскалывании своих — тех, кто по разным причинам тяготеет к России. Посмотрите, как быстро разрушили все обрамление СССР из стран «третьего мира» — этого ни в коем случае не стали бы делать правители, действительно старающиеся ввести страну в рыночную экономику в качестве независимой державы. А ведь создать это «обрамление» стоило больших трудов, знаний, ума. Действительность — не убогая рыночная модель, и страны-друзья — не торговцы.

Вспомним, как все эти годы воздействовали на взаимоотношения с нашими зарубежными друзьями (вассалами, сателлитами — называйте как угодно, суть не меняется: тот, кто ссорит вассала с державой, действует ради ее ослабления). Самоубийственная ритуальная выдача Хонеккера на десятки лет заведомо лишила Россию потенциальных политиков-союзников, готовых беззаветно ей довериться. Это — крупное событие, которое мы еще не можем в полной мере оценить, важный камень в здание «Нового мирового порядка»3. Возьмем примеры попроще. Вот что я увидел по телевидению случайно, урывками, только за один день 8 августа 1992 г.

1. Комментарии с Олимпиады в Барселоне, с финальных боев в боксе. Впервые в жизни я наблюдал столь демонстративное, нарушающее все нормы спортивной и общей этики недоброжелательство комментатора по отношению к команде одной страны — Кубы. Мало того, что комментатор превысил свои полномочия, страстно болея за всех соперников кубинцев, он уснащал речь совершенно неуместными оскорбительными шуточками.

2. Сообщение о визите вице-премьера Полторанина в Японию. Там он, оказывается, убеждал японское правительство «прекратить выплату репараций КНДР за ущерб, нанесенный во время 2-й мировой войны, — чтобы поскорее пал режим Ким Ир Сена». Оставим в стороне моральные соображения (какая тут, к чёрту, мораль!). Какого друга в лице корейцев (всех корейцев!) готовит для России вице-премьер? Они долго еще должны будут преодолевать чувство гадливости.

3. Правительство Вьетнама обратилось к правительству России с просьбой прекратить вещание на Вьетнам частной радиокомпании из Москвы, ведущей антикоммунистическую пропаганду. Премьер Гайдар отказался, сославшись, естественно, на «свободу слова». Возникает множество вопросов. Что за «частная» радиокомпания в Москве имеет столь мощные передатчики, что способна вещать на Вьетнам? Кто ей платит за это вещание? Кто, на каком уровне решил занять столь враждебную (отнюдь не нейтральную) позицию по отношению к крупной стране, с которой Россию так много связывает, ведь подобное радиовещание — акция идеологической войны? Зачем России эта ссора?

4. Горбачев заявил, что Македония — часть Греции. Мало ему Кавказа и Карпат, решил внести посильную лепту и в события на Балканах.

И такого рода мелкими минами непрерывно дробят созданные или потенциально дружественные связи России архитекторы перестройки и их смена. России державой не быть! — вот что стоит за всем этим.

На это же была направлена и акция нравственного демократа Бакатина, который преподнес американскому послу небывалый рождественский подарок — схемы системы подслушивания в посольствах США. А главное — выдал созданную кропотливым трудом сеть фирм (и людей) в разных странах, которые поставляли для строительства посольств США материалы с уже встроенными компонентами системы. Попросту, на сотню лет отшиб у всех в мире охоту помогать русской разведке (а без разведки нет державы). Это совершенно необычный, выдающийся факт — шеф секретной службы великой державы передал государственный секрет послу другой великой державы, которая если уже и не является официально признанным потенциальным противником (на дворе новое мышление!), то уж очевидно, как минимум остается конкурентом в ключевых геополитических проблемах.

Договоримся заранее не пускать сладкие слюни по поводу того, морально или безнравственно подслушивать разговоры дипломатов. Это — нормальная практика, от которой не собирается отказываться ни ЦРУ, ни Моссад, ни румынская Сикуритате. Более того, если уж Россию решено бросить в джунгли рыночной экономики, то надо заранее свыкнуться с мыслью, что закон этих джунглей — война всех против всех. И в этой войне, покуда она бескровна, шпионаж всех возможных видов является чуть ли не главным и постоянно совершенствуемым оружием — на то и информационное общество. Достаточно посмотреть современные западные фильмы — от серии о Джеймсе Бонде до шедевров Хитчкока, или прочесть романы о жизни современных корпораций или банков. Так что сказочки о новом мышлении написаны, действительно, для «страны дураков».

Но предположим даже, что шеф КГБ оказался самым выдающимся в мире идеалистом и решил, как Бармалей, одаривать бывших врагов бубликами. Максимум, на что он имел право как должностное лицо — приостановить использование безнравственного, с его точки зрения, средства получения информации, и войти в Верховный Совет с законопроектом о его запрещении. Нет, он пошел не в Верховный Совет, не в Правительство и даже не на коллегию КГБ. Он вынес за пазухой секретные бумаги и пошел с ними в иностранное посольство. На фоне того, что происходит со страной, это действительно событие само по себе мелкое. Дело Бакатина для нас — лишь реактив, лишь кислота, какой выявляют фальшивую монету. И образ мыслей, и характер совести, и отношение Бакатина к России проявились вполне, и никакой таинственной душевной драмы за ними нет («Подумаешь, бином Ньютона!» — сказал бы бес Коровьев, — а он наверняка был бы у нас как минимум Народным депутатом, если не от Союза журналистов, так от Академии наук). Поэтому, будучи уверенными в «кислоте», приступим к анализу «монеты».

Бакатин — виднейшая фигура и во всех отношениях свой человек в той группе нашей интеллектуальной элиты, которая возглавляет прозападное крыло либерально-демократического движения. Вместе с Шеварднадзе он составлял ядро видимой части «президентской рати» Горбачева. Вспомним, сколько упреков посыпалось на Горбачева в демократической прессе, когда он под давлением консерваторов велел на время уйти Шеварднадзе и Бакатину в тень. «Да как же вы могли пожертвовать лучшими, преданными вам кадрами!», и т.д. Может быть, Михаил Сергеевич, тоже известный идеалист, обманывался относительно Бакатина, и его поступок явился полной неожиданностью, очередной трагедией для доверчивого президента, как говорят, родом из русских крестьян?

В это невозможно поверить, ибо подобные дела Бакатин совершал и в бытность свою министром внутренних дел. Именно он нанес сильный удар по СССР, расчленив единое МВД и подчинив его куски республиканским правительствам, переживавшим детскую болезнь сепаратизма. Когда консерваторы подняли шум, президент сделал большие глаза: «Как! Расчленили милицию? Да не может быть! Обязательно скажу Бакатину, чтобы разобрался». Разбирательство кончилось тем, что Бакатин выдал боевикам сепаратистов большие партии автоматов Калашникова из арсеналов МВД СССР: «стреляйте, люди добрые!». Опять же, как убежденный демократ и враг «советской империи» Бакатин имел полное право сочувствовать латвийским сепаратистам. Но принять пост Министра внутренних дел этой «империи» и получать от нее жалованье, ведя против нее подрывную работу, мог лишь человек с психологией предателя (что, разумеется, само по себе ненаказуемо, а при новом мышлении стало даже достоинством государственного деятеля).

Вспомним весь латвийский эпизод в целом, он очень поучителен. Одной рукой Бакатин разрушает союзную милицию и вооружает сепаратистов. Горбачев делает большие глаза, а через плечо подмигивает Бакатину. Затем выходит Указ Президента СССР: «Разоружить боевиков немедленно! Бакатину — проследить!». Подчиненный МВД СССР рижский ОМОН начинает выполнять приказ, лезет под пули, жертвует благополучием своих семей, отказываясь верить, что в Кремле хохочут над этой «страной дураков» и ее защитниками. И когда перестроечный фарс подходит к концу, омоновцев сдают латвийской охранке — вопреки не только совести, но и Закону. Что же их бывший шеф Бакатин, в это время уже шеф КГБ? Не было сил пресечь эту акцию? Было некогда — списывал секретные документы? Или выдача Парфенова была согласована уже, когда издавался Указ о разоружении незаконных формирований?

Но главная борьба происходит, конечно, внутри — через запуск механизмов всех возможных гражданских войн (они, разумеется будут мало похожи на первую, и напрасно политики успокаивают: раз, мол, Чапаев в бурке не скачет, то и войны нет).

Каковы главные философские идеи поджигателей гражданской войны? Согласно этим идеям, цель будет достигнута, когда удастся вовлечь в нее именно русских. Ради этого и нагнетается страх перед угрозой русского шовинизма, русского фашизма, русской мессианской идеи и т.д. Ради этого провоцируются на насилие демонстративными (на первый взгляд, неразумными) оскорблениями и насилием русские в Прибалтике и Молдавии. Ради этого возникают перед камерами телевидения опереточные чернорубашечники «Памяти».

А чтобы расколоть русских, надо вбить им в голову мысль, что они не представляют одной нации, а делятся на два подвида и представители этих подвидов не являются друг другу ближними.4 Вчитайтесь: в новой гpажданской войне «сpажаться будут две нации: новые pусские и стаpые pусские — те, кто смогут пpижиться к новой эпохе и те, кому это не дано». Ведь это — одна из главных идей наших новых духовных пастырей. А теперь присмотримся к поведению и словам наших подростков и молодежи, прислушаемся к словам их любимых песен.

Страшно сказать — пропаганда во многом уже сделала свое дело. Они ощущают себя новыми русскими, они думают, что смогут прижиться к новой эпохе — надо только не бояться разделаться с вставшими на пути старыми русскими. Но как только эта линия водораздела начинает проходить внутри одной семьи, между родителями и детьми — это верный признак, что общество подготовлено к гражданской войне и подспудно она уже тлеет. И тот, кто этого не понял — уже несчастный человек. А кто понял и не попытался в меру сил погасить фитиль — пособник преступников. А о тех, кто фитиль поджигал — и говорить нечего, им от какой либо разновидности суда уже не уйти.

Разрушение культурных основ самосознания. Сыграв, с помощью средств культурного воздействия, решающую роль в разрушении «империи», радикальные интеллигенты сосредоточили свои усилия на подрыве национального самосознания и исторической памяти именно русского народа. Посмотрите, как используется телевидение, чтобы исподволь внедрить в подсознание людей мысль о том, что русские — недочеловеки, что их кровь и судьба по своей ценности ни в какое сравнение не идут с кровью цивилизованного человека. За одни сутки в Бендерах убили почти триста человек, отстаивающих свое право жить с Россией, выгнали из родных домов 50 тысяч. Но судьбе двух немецких заложников в Ливане российское телевидение посвятило в десять раз больше эфирного времени, чем этому «инциденту».

И не из природного садизма рационально мыслящие гуманитарии с телевидения дали непосредственно после показа растерзанных трупов детей и женщин рекламу «салон-шампуня и кондиционера Видаль Саcун в одном флаконе»! Ведь на языке этой знаковой системы русскому человеку было сказано: всех вас так уничтожим — и мир не поморщится. Нам долго рассказывают, как обиделись судетские немцы на неловкое высказывание чехословацкого президента Вацлава Гавела — и ни слова о том, как договорился Ельцин со Снегуром о «защите» русских в Приднестровье. Но разве интеллигенция хоть что-нибудь поставила в вину этому телевидению? Разве не заняла она резко враждебную позицию по отношению к тем, кто пошел его пикетировать, разве не рукоплескала разогнавшей пикетчиков полиции?

Пресса действует более открыто, разъедает историческую память русских просто навязчиво. Вот Михаил Эпштейн в «Независимой газете» дает очередное фрейдистское объяснение русской истории. «Наша поправка к этому космическому действу [собиранию огромной России] простая: любовь и ненависть — это два слагаемых одного чувства ревности. Ревность превращает любовь в ненависть, а заодно и предотвращает благополучный исход истории, когда народы, распри позабыв, соединились бы в одну счастливую семью. Нет счастья на этой земле, и особенно на той ее шестой части, которая глубоко предрасположена к ревности. Не оттого ли такой странный, рваный рисунок у российской истории, что ревность — ее господствующая страсть?».

Известно, что важным элементом национального самосознания русского народа являются образы двух отечественных войн — против Наполеона и против Гитлера. Оба эти образа подвергаются целенаправленной эрозии. Красноречива вся кампания по дискредитации маршала Жукова, канонизированного в народном сознании (а ведь уже мазнули и по Кутузову с Суворовым!). Еще более важны попытки разрушения самого образа Великой отечественной — от ее квалификации как «столкновения двух мусорных ветров» (Е.Евтушенко) или присланных из Иерусалима заметок В.Некрасова, пришедшего к мысли, что «наше дело было неправое» (это из Иерусалима-то!), до разглагольствований В.И.Мильдона в «Вопросах философии»: «Дважды в истории Россия проникала в Западную Европу силой — в 1813 и в 1944-1945 гг., и оба раза одна душа отторгала другую. В наши дни Россия впервые может войти в Европу, осознанно и безвозвратно отказавшись от силы как средства, не принесшего никаких результатов, кроме недоверия, озлобленности и усугублявшегося вследствие этого отторжения двух душ». Пусть молодые интеллигенты вчитаются в эти сентенции философа сегодня, пока еще живы их отцы и деды. Ибо завтра мильдоны и евтушенки убедят, что Россия напала и на наполеоновскую Францию, и на гитлеровскую Германию (как уже уверены в этом студенты США). А пока что все большая часть интеллигенции сожалеет, что зря мы разозлили цивилизованных немцев своим сопротивлением.5

Сейчас, когда «империя» разрушена и, казалось бы, декларированные демократией цели достигнуты, красноречив рефрен все большего числа интеллектуальных эссе: в силу своего внутреннего, имманентного порока никогда русские благополучного исхода истории иметь не будут, как не будут и благоденствовать. М.Эпштейн упирает на ревность (ее вариант, по мнению Эпштейна — тупая зависть русских, особенно у крестьян). Д.Фурман (директор Центра политологических исследований в фонде Горбачева) видит причину в недостаточном трудолюбии и чистоплотности русских. Он сравнивает их с немцами: «С народом, в культуре которого выработано отношение к труду, как долгу перед Богом, обществом и самим собой, у которого есть представление о некоем обязательном уровне чистоты, порядка, образования, жить без которых просто нельзя, — вы можете сделать все, что угодно, он все равно быстро восстановит свой жизненный уровень. Вы можете разбить его в войне, ограбить, выселить с земель, на которых сотни лет жили его предки, искусственно разделить его между двумя разными государствами…, как мы это сделали с немцами — все равно пройдет какой-то период времени и немцы будут жить лучше, чем русские и поляки… При этом роль культурного фактора очень устойчива. Как в XVIII веке немецкий крестьянин жил лучше русского, так это было и в XIX веке, и в ХХ в., и, скорее всего, будет… и в XXI веке». Мол, вы, русские, грязнули необразованные, хоть немцев в войне ограбили, а все равно как без штанов ходили, так всегда и будете ходить!

Д.Фурман утверждает, что «немец жил, живет и будет жить лучше русского». Кто же это говорит — дебил, все «общечеловеческие ценности» которого свелись к колбасе? Нет, тонкий интеллигент, историк религии. Что же это стряслось с интеллигенцией — утеряла систему координат и уже не различает больше и лучше, жить и потреблять? И если бы это было редкостью. Нет, это уже кредо демократической интеллигенции. Более того, критерием качества жизни у нее стало уже даже и не потребление, а вид товаров на полках магазинов. Пусть старики мрут с голоду, пусть даже я сам не смогу ничего купить — лишь бы витрины были полны и реклама сияла!

Д.Фурман морщит нос: у русских нет «представления об обязательном уровне чистоты». Но ведь мы в 30-е годы, в бедной стране, создали систему санитарной службы, изучать которую приезжали со всего мира. Ее разрушили нынешние культуртрегеры — так что мы покупаем теперь в подворотне мясо и не знаем, от какого оно живого существа (и живого ли)? Да что санэпидстанции — пpоизводство мыла сумели снизить чуть ли не в тpи pаза. Видимо, слишком буквально поняли слова своего отвеpженного учителя Маpкса, что уpовень культуpы стpаны выражается количеством потpебляемого мыла. Так что «уpовень чистоплотности» pусских опpеделяется искусством политиков — соpатников Фуpмана.

Примечательно, что постоянно акцентируется роль культурного фактора как устойчивой системы, что само по себе показывает — вовсе не в разрушении коммунизма пафос революции, а в трансформации более глубоких слоев национального сознания. А.Плахов говорит об эстетике русского космоса как «эстетике выкидыша», М.Эпштейн — о Некрасове, «создавшем в своих стихах настоящую энциклопедию русской ревности». И ведь речь идет не об экстравагантных заявлениях отдельных интеллектуалов. Можно сказать, что наиболее серьезные органы демпрессы отрицают само право на существование русского «культурного космоса» как явления мировой цивилизации. И в этом отрицании пресловутый «коммунизм» не более чем ярлык, который по желанию можно прилепить к чему угодно.

Вот А.Головатенко в статье «Большевизм как отражение русской культуры» использует обвинение в коммунизме уже для того, чтобы противопоставить Россию цивилизованной «католической Европе (а в XVI веке и Европе лютеранской)» — ясно, что не Россию после 1917 года: «Может быть, бесконечное вращение, топтание, круженье-шараханье — это просто неизбежный способ передвижения в том зеркально-зазеркальном культурном пространстве, которое сложилось в России в последние века». И, как это стало почти нормой, ссылка на авторитет Чаадаева — «ведь еще в 1836 году Чаадаев утверждал…» и т.д.

Сегодня важнейшим идеологическим (а теперь уже и политическим) оружием радикальных демократов стало обвинение в антисемитизме — при строжайшем табу на выяснение смысла самого этого важного и вовсе не простого понятия. Судя по всему, русская интеллигенция санкционировала такое использование страшного ярлыка. Но в этом случае она должна принять на себя и ответственность за то, что ярлык, по сути, уже наклеен на саму русскую культуру. Или опять скажут «а мы не знали!»? Так вот, в элитарном академическом журнале «Общественные науки и современность» Аб Мише, взяв Гоголя в качестве всемирного эталона антисемитизма, пишет: «Гоголь бессмертен. И вездесущ. Глаголом антисемитским жегшие сердца людей, вот они, гоголи, каждому народу свои», — и перечисляет главных гоголей разных народов, в том числе: «в России — вождь декабризма Пестель, ничтожный Булгарин и великий Пушкин, Достоевский, И.Аксаков»… и т.д.

Как постоянная тема, ненавязчиво звучит мысль о вторичности русской культуры, ее полной заданности образцами Запада. Как утверждал в «Независимой газете» А.Генис (отрекомендованный ею как «современный мыслитель»), «русская культура, попав в капкан истории, осуждена решать уже решенные вопросы, обречена раз за разом возвращаться к своим истокам». О чем спорить с таким мыслителем? Здесь надо только спросить русских интеллигентов: понимаете ли вы, что, оставаясь под знаменами этих «мыслителей», вы отказываетесь от Достоевского и Вернадского? Что вопрос заострен этими мыслителями до предела и не ответить на него уже нельзя, само умолчание будет ответом?

Русский народ как мутант человечества. Новые идеологи взяли за основу самую примитивную мысль: в течение многих веков у русского народа вследствие «отклонения от столбовой дороги цивилизации» не могло быть ни нормальной нравственности, ни нормального интеллектуального развития, ни нормальной экономики.6 Эта мысль звучит постоянно, но под сурдинку. Читаешь вроде бы нормальный текст на какую-то тему, а по нему разбросаны, как бы невзначай, например, утверждения, как об очевидном факте, о «двоемыслии, которое не десятилетия, а века душило в России искреннюю веру и искренние побуждения к добру и честной жизни» (доктор филологических наук Ю.В.Манн, автор ряда книг о русской литературе, опять укоряющий нас образом Штольца).

Вот виднейший философ, «грузинский Сократ» Мераб Мамардашвили объясняет французскому коллеге как бы предусмотренный провидением крах России: «Живое существо может родиться уродом; и точно так же бывают неудавшиеся истории. Это не должно нас шокировать. Вообразите себе, к примеру, некоторую ветвь биологической эволюции — живые существа рождаются, действуют, живут своей жизнью, — но мы-то, сторонние наблюдатели, знаем, что эволюционное движение не идет больше через эту ветвь. Она может быть достаточно велика, может включать несколько порой весьма многочисленных видов животных, — но с точки зрения эволюции это мертвая ветвь. Почему же в социальном плане нас должно возмущать представление о некоемом пространстве, пусть и достаточно большом, которое оказалось выключенным из эволюционного развития? На русской истории, повторяю, лежит печать невероятной инертности, и эта инертность была отмечена в начале 19 века единственным обладателем автономного философского мышления в России — Чаадаевым. Он констатировал, что Просвещение в России потерпело поражение… По-моему, Просвещение и Евангелие (ибо эти вещи взаимосвязанные) совершенно необходимы… Любой жест, любое человеческое действие в русском культурном космосе несут на себе, по-моему, печать этого крушения Просвещения и Евангелия в России».

Ну можно ли себе представить, чтобы русский человек (и даже оголтелый шовинист), каким бы Сократом его ни называли, рассуждал таким образом о судьбе культурного космоса другого народа? Или отзывался о крупнейшем национальном писателе так, как М.Мамардашвили о Достоевском («стоит ему перейти на уровень рефлексии, и он становится просто глупцом, идиотом»).

Но есть выступления и даже целые серии, в которых мысли об «антицивилизованности» России не разбросаны и не замаскированы, а заявлены как главный тезис. Пришлось мне в 1991 году попасть на советско-американский симпозиум в Гарварде, посвященный русской науке. Видные советские философы были приглашены как докладчики. И кажется невероятным: один за другим они выходили на трибуну и доказывали, что науки в России не было и быть не могло — потому, что она тысячу лет назад приняла православие!

Вот доклад доктоpа философских наук Муpада Ахундова. В его эпическом полотне pеволюция 1917 г. выглядит как незначительный эпизод — пеpвоpодный гpех pусских совеpшен в Х веке, когда была выбpана «непpавильная» ветвь хpистианства, а затем в XIII веке, когда русские «из идеологических соображений» отказались подчиниться прогрессивному Ливонскому ордену, который нес «западный образ жизни, перестройку общества на основе немецких законов и установление в деревне цивилизованной земельной ренты».

Россия — неблагопpиятная мутация в эволюции человечества. Аргументы просты, как мычание: «В науке России пpеобладали послушные «сеpедняки», котоpые лишь повтоpяли западные pаботы, а таланты очень часто оказывались не нужными… Конечно, науки были, но они существовали как чужое поpождение Запада на пpавославном Востоке, естествоиспытатели pассматpивались в опpеделенном смысле как иностpанцы и иновеpцы». Это говоpится о pусской науке вообще, во все вpемена. Лобачевский, Менделеев, Павлов, Веpнадский, Ипатьев и Вавилов — послушные «середняки»! И ведь очевидно, что ученые такого pанга не могли появиться без научной сpеды соответствующего уpовня и без опpеделенного интеллектуального климата в стpане. Прекрасно это знает философ из АН СССР, но стоит на том, что наука в России находилась под идеологическим пpессом пpавославия в отличие от стимулиpующего вольнодумство и научную мысль католицизма.

Он говорит в докладе: «Вольномыслию и кpитицизму в России был дан жестокий уpок, и воцаpила идеологическая власть догматического пpавославия над культуpой России… К pаботе pусских ученых пpедъявляли свои тpебования и служители пpавославной цеpки, котоpые, напpимеp, выступили пpотив книги И.М.Сеченова «Рефлексы головного мозга».

Повсюду отношения между наукой и цеpковью были долгое вpемя очень деликатными. Однако сказать, что пpавославие было более нетеpпимо, чем католичество — значит в лучшем случае не знать ни пpавославия, ни католичества. Но ведь не в незнании дело! Прекрасно помнит философ науки М.Ахундов такие имена, как Джоpдано Бpуно, Галилей или Даpвин (на пpимеpе последнего пpоблема выясняется особенно хоpошо, ибо имеется сpавнительное исследование конфликта с идеологией и цеpковью пpи pаспpостpанении даpвинизма в целом pяде стpан, включая Россию). Утвеpждается, что по сpавнению с западным хpистианством пpавославие отличалось большей нетеpпимостью и тоталитаpизмом («…несколько лидеpов еpеси были сожжены в 1504 г.»). И это — в сpавнении с католической инквизицией или сожжением 50 000 ведьм в пеpиод Рефоpмации в Геpмании.

Невозможность существования собственной науки на pусской почве философ объясняет якобы изначально заложенными в pусскую культуpу антиинтеллектуализмом и нетеpпимостью: «Культуpа России была сугубо цеpковной. Что же касается интеллектуальных новаций в России ХV в., то они пpактически полностью отсутствовали».

Ну можно ли пpедставить себе кpупную стpану после истоpической Куликовской битвы, в пеpиод становления госудаpства — без интеллектуальных новаций? И после этого М.Ахундов называет своих советских коллег «философами-зомби»! Он утвеpждает даже, что «Россия вступила в боpьбу за монополизм в хpистианстве… Все это сопpовождалось pелигиозной нетеpпимостью, цеpковным консеpватизмом и вpаждебностью к pационалистическому (т.е. еpетическому) Западу».

О какой боpьбе за монополизм в хpистианстве может идти pечь? Кого пыталась Россия обpатить в пpавославие из католиков или пpотестантов? О какой pелигиозной нетеpпимости говоpит автоp по имени Муpад Ахундов, дослужившийся в московском институте до высокого научного чина? Речь идет о целенапpавленной и pадикальной фальсификации всей истоpии pусской культуpы, а вовсе не о борьбе с коммунизмом.

Примечательной была реакция американских советологов — историков русской и советской науки. Они прекрасно понимали, что измышления Ахундова — чушь, ответ на четкий «социальный заказ», и в кулуарах (но не с трибуны) отмежевывались от антирусской направленности советских докладов весьма резко. А в последний день со мной разговорился молодой историк, который долгое время работал в московских архивах, изучая русскую экологическую школу 20-х годов. Он рассказывал с большим энтузиазмом, был просто влюблен в наших ученых, которые, по его словам, обогнали Запад на 50 лет. И я спросил его: «Вы прослушали четыре советских доклада, и их главная мысль состояла в том, что в России не было и не могло быть своей национальной науки». Он с этим согласился — да, таков был смысл докладов.

Я продолжал: «Скажите, как по вашему, была ли в России наука?» Он был смущен и начал лепетать какую-то чепуху о Петре I, о русской элите и ее оторванности от народа. Я повторил вопрос и попросил ответить попросту, без туманных рассуждений, согласен ли он с утверждением, будто в России не было своей науки. Парень долго мялся, а потом честно признался: «На этот вопрос я отвечать не буду. Это вопрос чреватый. Это вопрос взрывчатый» (он хорошо владел русским языком).

Наступила моя очередь изумиться. Не ответить на такой простой вопрос, да еще будучи историком русской науки, да еще один на один, без свидетелей! Где же ваша свобода и демократия? Выходит, начальство заранее сформулировало примитивный русофобский тезис, который нельзя было ставить под сомнение.

Сейчас, когда все иносказания идеологической кампании архитекторов перестройки достаточно хорошо проиллюстрированы практической политикой министра Козырева, маска «борьбы с коммунизмом» отброшена. К власти в стране пришел отряд энтузиастов старой идеи «мирового государства», управляемого просвещенным, но весьма жестким международным правительством. И с их точки зрения само существование огромной и самобытной России, да еще населенной людьми белой расы (то есть, как бы предателями цивилизации) — недопустимое безобразие.

И уже совершенно открыто пишет в «Вопросах философии» ставший крупным идеологом врач Н.Амосов: «Созревание — это движение к «центральному разуму» мировой системы, возрастание зависимости стран от некоего координационного центра, пока еще (!) не ставшего международным правительством… Можно предположить, что к началу ХХI века вчерне отработается оптимальная идеология… — частная собственность 70% и демократия — в меру экономического созревания…

Это не означает бесконфликтности и даже не гарантирует постоянного социального прогресса… Будет сохраняться несовпадение интересов, продуцируемое эгоизмом и агрессивностью на всех уровнях общественных структур. Особенно опасными в этом смысле останутся бедные страны. Эгоизм, нужда могут мобилизовать народы на авантюрные действия. Даже на войны. Но все же я надеюсь на общечеловеческий разум, воплощенный в коллективной безопасности, которая предполагает применение силы для установления компромиссов и поддержания порядка. Гарантом устойчивости мира послужат высокоразвитые страны с отработанной идеологией и с достаточным уровнем разума».

Разве не ясно здесь, какова будет разрешенная для России («в меру экономического созревания») демократия и как будут поддерживать у нас порядок «высокоразвитые страны с отработанной идеологией»? И ведь идущие за Амосовым интеллигенты-демократы продолжают искренне считать себя патриотами России.

Да и не только о России речь. Известна озабоченность совpеменных западных философов и теологов тем культуpным кpизисом западной цивилизации, котоpый они связывают с атомизацией общества и атpофией «естественного pелигиозного оpгана». А те pусские, котоpым довелось сейчас долго жить на Западе, особенно в унивеpситетах, не могли не видеть тоску духовно pазвитой части евpопейской интеллигенции. И тоска эта вызвана именно тем, что обнажился неpазpешимый кpизис этой цивилизации, котоpая уже не может «паpазитиpовать на секуляpизованных заимствованиях из хpистианства».

Пpиpодные огpаничения экспансии означают непpимиpимое столкновение тех культуpных оснований, котоpые одновpеменно необходимы для западной цивилизации. Ведь сохpанить матеpиальный тип жизни и социальный поpядок особых пpоблем не пpедставляет — надо только всеми доступными сpедствами затоpмозить pост потpебления у 80% «слабоpазвитого» населения Земли. Аpсенал сpедств для этого отpаботан (займы МВФ, деиндустриализация, «Буря в пустыне»). Пpотивоpечие находится именно в духовной сфеpе — желание свободы потреблять несовместимо с потребностью одновременно чувствовать себя гуманистами и демократами. Но отсылка к духовной сфере сpазу вызывает буpную pеакцию: здесь видится «pусский мессианизм».

И опять демократы-интеллектуалы ссылаются на непререкаемый авторитет Чаадаева. Философ-русофоб, «мстящий русской жизни», о котором О.Э.Мандельштам сказал: «Мысль Чаадаева — строгий перпендикуляр, восставленный к традиционному русскому мышлению. Он бежал, как от чумы, от этого бесформенного рая», — явно стал тайным духовным отцом нынешней «демократии». Ведь все «независимые газеты» полны просто перепевами обвинения Чаадаева вроде: «ни одна полезная мысль не родилась на бесплодной почве нашей родины» или «мы составляем пробел в нравственном отношении». Читая Ахундова, разве не вспоминаем мы слова Чаадаева: «Повинуясь нашей злой судьбе, мы обратились к жалкой, глубоко презираемой этими [западными] народами Византии за тем нравственным уставом, который должен был лечь в основу нашего воспитания».

И разве не следует вспомнить сказанное Н.И.Ульяновым о самом «басманном философе» (да и о его почитателях): «Допусти Чаадаев хоть слово о какой-нибудь прогрессивной роли православия, он бы погиб безвозвратно, но о католичестве мог безнаказанно говорить дикие вещи, несовместимые с элементарным знанием истории. Откуда он, например, вычитал, что «рабство» в Европе (он разумел крепостное право) обязано своим исчезновением западной церкви? Или, с какой стати приписываются ей все успехи цивилизации? Как будто вовсе не был затравлен Абеляр и не был сожжен Джордано Бруно, как будто Лютер не называл Коперника дураком, а Галилей не стоял перед трибуналом инквизиции!.. Если история наша жалка и ничтожна, если мы — последний из народов, если даже на лицах у нас — печать примитивизма и умственной незрелости, причина этому — наше религиозное отступничество… Чаадаев, безусловно, ощутил родную землю как недостойную его гения. Как крепостной мальчишка, научившийся в помещичьем доме болтать по-французски с барчатами, он устыдился своего происхождения и своих родителей — презрел и возненавидел саму душу России, выраженную в ее прошлом. С бойкостью и хлесткостью вынес приговор одной из самых многострадальных историй… К позорному столбу пригвождалась не власть, бюрократия, произвол, не временное и изменчивое, а вечное и неизменное — наша национальная субстанция».

Отношение к родной стране определяется не знанием и не логикой — оно сродни религиозному чувству. Чаадаев знал примерно то же, что и Пушкин. Но Пушкин писал «Руслана и Людмилу» или «Полтаву», а Чаадаев такие строки: «Никаких чарующих воспоминаний, никаких прекрасных картин в памяти, никаких действенных наставлений в национальной традиции. Окиньте взором все прожитые нами века, все занятые пространства — и вы не найдете ни одного приковывающего к себе воспоминания, ни одного почтенного памятника… Мы живем лишь в самом ограниченном настоящем, без прошедшего и без будущего, среди плоского застоя… Явившись на свет, как незаконорожденные дети, лишенные наследства, без связи с людьми, предшественниками нашими на земле, не храним в сердцах ничего из наставлений, вынесенных до нашего существования… Про нас можно сказать, что мы составляем как бы исключение среди народов. Мы принадлежим к тем из них, которые как бы не входят составной частью в человечество…». И так далее, вплоть до возмущения самим климатом в «стране, о которой можно не на шутку спросить себя, была ли она предназначена для жизни разумных существ».

То же самое мы претерпеваем и сейчас — да не от одних только философов, а, фактически, от всего сословия интеллигенции. Огpомное большинство населения России с «отсталой» психологией и «отсталым» менталитетом подвеpжено сейчас духовной пытке, главным инстpументом котоpой стал автоpитет науки и научная pациональность. Пpотив этих инстpументов у наших людей пpосто нет защиты. Вот депутат Николай Амосов. В своих социал-даpвинистских манифестах он доказывает, что человеческий pод делится на «сильных» и «слабых», и видит главную задачу науки в кpупномасштабной селекции населения на эти два подвида. Если бы он подписал эти манифесты пpосто своим именем или подписался «хиpуpг Амосов», психологически было бы легче защититься от pазpушительных постулатов, невыносимых для человека с традиционной уpавнительной психологией. Но подпись гласит: «академик Амосов», и люди воспpинимают это как слово Науки.

Не о борьбе с коммунизмом здесь идет речь, а о разрушении тех архетипов коллективного бессознательного, которые и определяют культурный генотип русского народа (и большинства других народов СССР). Это — разрушение цивилизации, всего российского Космоса. Это — культурный геноцид сложной системы множества народов, который с очень большой вероятностью перейдет в обычный геноцид.

1996

Грустные мысли в год крысы

В последние годы в России наблюдается странное, редкое в истории явление: огромный народ как бы потерял всякую способность к сопротивлению. И речь идет о народе с мощной и гибкой культурой, с тысячелетней традицией воинской доблести и хитрости, с сильным чувством товарищества. Поддавшись внушению ничтожной по своим умственным и духовным возможностям узкой социальной гpуппы, вошедшей в сговоp с пpотивником СССР в холодной войне, pусский наpод вопpеки здpавому смыслу и собственному интересу позволил сломать весь тип жизнеустpойства, который стpоил тысячу лет.

В этом году кончилось десятилетие трудов двуглавой бригады Горбачева-Ельцина. Никому не хочется вслух подводить итоги: победители скрывают свои приобретения, перекачивают их из одного банка в другой, путают следы. Обобранные радуются «успеху на выборах» и покупают к празднику недорогие бананы. Гордые шахтеры, проголосовав за какого-нибудь Борового, объявляют голодовку в забое — нижайше просят выдать им зарплату за октябрь. Пролетариат Москвы счастлив: бутылка водки стоит столько же, сколько четыре поездки на метро — по-старому 20 копеек.

Десять лет — такой срок, за который раскрывается суть любой программы. Уже нельзя ссылаться на лукавство политиков — сама жизнь обнажает смысл. Не по отдельным вопиющим примерам и цифрам мы можем судить о том, что произошло в стране, а по всей совокупности событий и отношений жизни. Давайте же хоть раз за десять лет скажем вслух то, что тайно думает или ощущает каждый.

Суть того, что произошло в России за это десятилетие, для меня — поражение христианства, его истощение в тысячелетней битве за человека. Что было в начале? Сообщившего, что все люди братья и в братстве могут быть спасены, народ Иерусалима через свободное и демократическое волеизъявление послал на крест. Но тогда, смертью смерть поправ, Он указал путь и свет, которым две тысячи лет питался дух человека, пусть и по-разному преломляясь в разных умах и уголках Земли. Я не говорю, что нынешнее падение христианства, пусть временное, не было предрешено издавна — это вопрос вопросов. Может, оно слишком вознесло человека, он не выдержал этого креста? Но ужасно, если мы откажемся просто по лености, даже не вникнув в суть отказа. Вспомним себя.

Мы в России жили и чувствовали, что всю ее Христос исходил босой — чувствовали, даже не зная этих строк. Когда я их услышал, мне они показались простыми и очевидными. В войну мы так и ощущали свою страну: я, трехлетний, мог бы потеряться, и пошел бы по земле — и каждый был бы мне дядя или дедушка. И каждый красноармеец согрел бы меня под шинелью или тулупом — каждого дома коснулся Христос. В голодном Челябинске большие мальчишки приспособили меня ходить нищим, а потом отдавать им сумку. Я обошел много квартир в районе вокзала и получил такой заряд любви и доброты, что порой кажется: сумей я его передать Чубайсу да Гайдару — они пошли бы и удавились, как Иуда.

Расчетливый Запад, начав исповедовать культ наживы, для успокоения совести отступил от Евангелия — снизил человека. А Россия стояла в своем подвиге долготерпенья и работы совести, с приступами самоистязания. В такой момент «пальнула пулею» в Христа, но тем и удержала его с собой на советское время, что бы ни говорили церковники-формалисты. Вот, и она ослабла духом и поддалась соблазну. Сделала выбор — так же демократически, как и тогда, в Иерусалиме. Пусть и не единогласный, да и не окончательный.

В чем же был выбор? Что горело вместе с партбилетом Марка Захарова? И далеко ли от него духовно те, кто партбилет не сжег, а спрятал его пока в сундучок? Не говорят об этом ни Анпилов, ни Бурбулис — не хотят обижать народ, поставить перед ним зеркало. Как политики, наверное, они правы. Полагается похваливать «простого человека».

Переходя на приземленные, социальные понятия, можно сказать: две тысячи лет в Европе боролись две великие идеи, по-разному выражавшие сущность человека (а на нее надстраивалось все остальное). Одна идея сформулирована уже Римом: человек человеку волк. Вторая идея — от Христа: человек человеку брат; человек, носитель искpы Божьей, победил в себе волка.

На первой идее возникла цивилизация рынка, основанная на конкуренции людей. Римская пословица превратилась в чеканную формулу гражданского общества, которую дал Гоббс: война всех против всех. Формула звучала торжественно, на латыни: bellum omnium contra omnes. Культура Запада признала и утвердила с гордостью, как свою силу: волчье начало в человеке главное, оно вводится в цивилизованное русло не этикой братства, а правом и полицией.

Запомним, что эта идея человека не скрывается стыдливо, а именно утверждается. Это, если хотите — то предание, на котором стоит Запад. Виднейший антрополог из США М.Сахлинс пишет: «Очевидно, что гоббсово видение человека в его естественном состоянии является исходным мифом западного капитализма. Однако также очевидно, что в сpавнении с исходными мифами всех иных обществ миф Гоббса обладает совеpшенно необычной стpуктуpой, котоpая воздействует на наше пpедставление о нас самих. Насколько я знаю, мы — единственное общество на Земле, котоpое считает, что возникло из дикости, ассоцииpующейся с безжалостной пpиpодой. Все остальные общества веpят, что пpоизошли от богов… Судя по социальной пpактике, это вполне может pассматpиваться как непpедвзятое пpизнание pазличий, котоpые существуют между нами и остальным человечеством».

К чести человека Запада, он не заплыл жиром. Уход от Христа расщепил его совесть. Когда наши патриоты напыщенно говорят о бездуховности Запада, это противно слушать. Достоевский приоткрыл нам трагедию Запада в своей легенде о Великом Инквизиторе — а что мы в ней поняли? Больная совесть Запада родила Дон Кихота — книгу, за которую человечеству, по словам Достоевского, на Страшном суде будут прощены все прегрешения. Совесть Запада родила марксизм — целое учение о возвращении к братству (коммунизму) через преодоление отчуждения, через «выдавливание Гоббса по капле». И сегодня Запад дал нам целую плеяду философов, ученых, поэтов-гуманистов. Дал теологию освобождения с ее искренним, жертвенным и сердечным сочувствием человеку труда, угнетенному бедняку. Всего этого русские постарались не увидеть. Они слепили себе иной образ Запада.

Но вернемся к главному выбору: человек человеку волк — или брат? Ведь это и было перед нами на чашах весов. И образ человека-брата, образ солидарного идеального общества был завещан нам нашими мертвыми — от Святослава и Александра Невского до Зои и Гагарина. Они все стояли за нами, когда мы примерялись.

Особо выделим Александра Невского, которого наши предки посчитали святым, а «демократы» возненавидели самой чистой ненавистью. Этот наш государь стоял перед тем же самым выбором, причем оба варианта были даны в страшном образе нашествия. Это — не то что выбирать между сникерсом и дешевой буханкой хлеба, как «упаковали» выбор нам сегодня. Невский выбирал между тевтонами и монголами. И поехал брататься к сыну Батыя. И дело было не в официальной религии: и тевтоны, и сын Батыя были христианами. Александр, думаю, сравнил мироощущение двух врагов на глубинном уровне, на уровне бессознательного и «невыражаемого». Тевтоны шли на Русь крестовым походом, неся тоталитарное сознание Рима, в котором уже прорастали формулы Гоббса. Монголы несли идею «цветущей сложности» (выражение К.Леонтьева), которая вырастала из терпимости восточного христианства, окрашенного у них конфуцианством и буддизмом.

И здесь для нас главное — представление о человеке. Конфуцианство ставило гуманность высшей ценностью культурного человека, а служение общественному благу — высшим долгом. Буддизм подкрепил эту философию «снизу», от природы, через идею гармонии природы и человека (гармонии природного и культурного начал в человеке). Невский понял, что здесь, при всех тяготах и травмах татарского ига, нет угрозы корню России, угрозы вырастающей на нашей земле соборной личности. А ведь, захоти он, мог бы найти тысячи «дефектов» татарщины, чтобы оправдать сдачу Руси тевтонам.

Кого же послушались русские, когда Горбачев стал нас уговаривать сдаться тевтонам, указывая на дефекты советского строя, который был лживо представлен игом, «татаpщиной»? Не Александра Невского, и не Петра, и не Сталина. Послушались их антиподов и предателей. Вдруг поверили пророкам типа Солженицына — хотя никаких разумных оснований верить им не было. Иные раздули в себе жалкий патриотизм. Украинцам Мазепа вдруг стал ближе, чем татарин Кочубей, а многим русским генерал Власов ближе, чем Багратион. Как же, зов крови!

Ну ладно, Невский. Ведь оплевывали могилы отцов — совсем свежие. С какой симпатией показало ТВ Москвы бал в родовом имении Шаликашвили в Грузии. Рассыпаясь в извинениях, Шеварднадзе вернул начальнику генштаба США конфискованное имение его отца. Американский генерал милостиво простил Грузию и даже дал в имении прием, на который с трепетом явились сливки нации. Как красиво танцевали — в черкесках, на цыпочках. У кого же конфисковали это дворянское гнездо? У высокого чина СС Шаликашвили, командира танковой бригады, который передавил гусеницами много юношей из сел и деревень Грузии, а потом успел сбежать на Запад. Ну, отдай ты его сыну имение потихоньку — зачем же этот постыдный бал? Нет, грузинскую интеллигенцию, как ребенка-дебила, тянет измазаться в собственных экскрементах. Да ведь не только грузинскую.

Смотрели 1 января по ТВ юбилей Хазанова? Казалось бы, зачем это глумление над всей элитой «демократов»? Зачем было под телекамерой гнать вельмож и поэтов, патриархов и иерархов ползти на сцену целовать туфлю этого нового хана? И если бы только это. Ведь все эти вельможи были обязаны заставить своих элегантных жен и дочерей аплодировать гнусной похабщине Хазанова — так он их вязал круговой порукой унижения. Думаю, Сосковец, испив эту чашу, позавидовал князьям на Калке. Тех монголы просто задушили под коврами, на которых пировали. А ему-то жить.

Это — первые плоды того, что вслед за «культурным слоем» чуть ли не большинство русского народа согласилось перейти от солидарности к конкуренции. Сделаться всем волками и погрызть слабых. Отойти от христианской идеи человека к культу «белокурой бестии». И этот выбор был сделан как-то сразу, путем шараханья. Устояли, как каменные глыбы, лишь русские крестьяне и прочие «отсталые».

Сделав этот выбор, легко умертвили все то, что мешало приступить к наслаждению. Развалили СССР — каждый убедил себя, что это он кормил слабого соседа. «Патриоты» запричитали над русским мужиком, которого объедают все, кому не лень. Под крики «долой империю» вытащили из музея имперского орла. Клоуны оседлали трибуны: «Россия обречена быть великой державой!». Под шумок провели приватизацию — отдали заводы «сильным», оставили страну без промышленности, обрекли на голод треть сограждан, на угасание — стариков. Согласились стать колониальным народом под игом «новых русских», искусственного народа-мутанта.

И все это уже было в истории, все это прекрасно изучено на самом Западе. Об этом антрополог Леви-Стpосс пишет: «Колонизация пpедшествует капитализму истоpически и логически, и капиталистический поpядок заключается в обpащении с наpодами Запада так же, как пpежде Запад обpащался с местным населением колоний. Для Маpкса отношение между капиталистом и пpолетаpием есть не что иное как частный случай отношений между колонизатоpом и колонизуемым».

На это согласились — и теперь пожинают законные и неизбежные плоды. КПРФ, потакая народу на площади, что-то твердит об обмане. В чем же он? По большому счету, никакого обмана не было — все было сказано совершенно ясно. Что-то приукрасили в мелочах: обещали, что будет как в Швеции, а делают как в Бангла Деш. Но это несущественно. Эта реальность отличается от идеала не больше, чем реальность социализма от его идеала. Важен именно выбор идеала, а не дефекты исполнения.

Можно даже больше сказать: нынешняя действительность в самой своей сути еще несравненно гуманнее того, что будет дальше, когда новый образ жизни утвердится и изживет пережитки советского строя. Социализм еще ведет арьергардные бои, людей еще не решаются уволить с фабрик, им еще платят на уравнительной основе, нерентабельные шахты еще боятся закрыть. Но это — остатки того, что люди отвергли как принцип. Чего же вы цепляетесь за остатки? Испейте всю чашу.

Сегодня, когда я вижу старуху, продающую в метро пару носков, или молодого инженера, продающего календарик, испытываю острую жалость. Но эта жалость им не нужна. Вглядевшись, я вижу, что они не только этого хотели, но и сейчас еще хотят. Они хотят, чтобы именно это и было законом жизни, но только чтобы они лично оказались наверху. А пока им не очень везет, но это временно. И они боятся, что придут коммунисты «и все у них отнимут». И массы этих людей поразительно быстро теряют ту культурную оболочку, которую приобрели за советское время. Тот инженер рад, что может не трудиться и не напрягать свой мозг. Рад, хотя вот-вот свалится от туберкулеза. Он уже перестал мыться, хотя еще не потерял квартиру. Он чувствует, как в нем действительно побеждает звериное начало, и наслаждается этим.

Что же нам обольщаться тем, что за коммунистов проголосовало 18 млн человек из 104? На какой призыв к спасению Родины откликнутся остальные 86 миллионов? Они еще не умылись слезами и кровью. Они еще надеются, что эти слезы и кровь достанутся не им лично, а соседям.

Может быть, жестоко говорить людям, что они на самом деле натворили или готовы натворить. Куда лучше увлекать их «позитивными образами» — социальной справедливостью, оплатой по труду. Похоже, так и думают политики. Я думаю иначе: жестоко именно не предупредить людей, которые колеблются и вошли в разлад со своей глубинной сущностью. Они поддались искусу, малодушно надеются перехитрить своих мертвых, хотя уже испытывают перед ними стыд и страх. Потакать минутной слабости — грех. Преодолеть соблазн не поздно, но уже требуется огромное и честное душевное усилие. Но если мы и дальше пойдем по дорожке самообмана, то не просто окончательно сунем шею в иго хазановых. Это иго обратит нас в прах.

1996

Люди из подполья

Одна из темных сторон перестройки — внезапное и видимыми причинами не объяснимое превращение дюжины заурядных личностей, из разряда заштатных кандидатов наук, в людей, вершащих судьбы всей страны. Какая рука подняла и облекла властью этих не обладающих выдающимися способностями доцентов? Один, едва ворочая языком, стал главным толкователем права и законности. Другой с серьезным видом выдвигает безумные экономические программы и претендует на корону президента. Иногда кто-то из них исчезает, бродит, как Станкевич, по Парижу в дамской шубе. Потом вдруг вновь всплывает, на еще более умопомрачительном посту.

Наиболее зловещим и демонстративным был взлет Анатолия Чубайса. Он скромно кончил скромный вуз, где и остался ассистентом, а потом доцентом. Никакого Гарварда, никакого знакомства с «мировой цивилизацией» не было даже в теории. Диссертация — о совершенствовании планирования в отраслевом НИИ (так называемый НОТ).

Покровителем тематики «НОТ в отраслевом НИИ» был Г.Х.Попов. Обычно это была халтура с поразительно убогим уровнем исполнения. Но в 70-80-е годы любая критика этих книг и диссертаций молниеносно влекла за собой окрик, а то и крупные неприятности со стороны нашей партократии. Мне пару раз пришлось даже писать объяснительные записки в высокие инстанции из-за этой критики.

Сам я диссертации Чубайса не читал, может, она умнее трудов Г.Попова. Одно ясно: ни образование, ни научная работа доцента А.Чубайса не имели никакого отношения к проблемам собственности и никакой «компетентности» ему как распорядителю имущества России не дали. Фактором его карьеры, как, например, образование и профессиональный опыт у Наполеона, они быть не могли.

Был, говорят, у этого активиста опыт рыночника: вдохновленный перестройкой, он разводил цветы и торговал ими на углу. Но ведь из тысяч таких «бизнесменов» выбрали почему-то именно его. В ноябре 1991 г. «волна революции» поднимает скромного доцента с должности рядового чиновника мэрии Собчака на пост председателя Госкомимущества, а затем, по совместительству, вице-премьера России. Причем такими полномочиями вершить судьбы народного хозяйства нашей страны до этого не обладал никто — ни император, ни Сталин.

Может быть, у нас была разрушена номенклатурная система с ее занудливым, через сито, отбором кадров? Открылись, мол, все пути для демократического выдвижения молодых талантов. На это выдвиженец помельче, Шахрай, ответил бы своим говорком: «Не смешите меня». От того, что генсек и его братия стали антикоммунистами, номенклатурная система нисколько не изменилась. Кое-какая свобода выбора профессии открылась — в бомжи да в челноки, но не в вице-премьеры и не во владельцы «Уралмаша» или банка «Логоваз».

Объяснение может быть одно. Кто-то сильный, кому подчинились наши бывшие генсеки и секретари обкомов, вызвал их (неважно куда — на Мальту, в Париж или в Марьину Рощу) и сказал: «Тут у меня списочек. Этих ребят возьмете и проведете на указанные посты. Сделаете, как сказано — будете целы и невредимы, и при дележке вас не обидят». Так же, как сегодня авторитеты преступного мира сажают своих «ребят» в советы директоров крупнейших фирм нашего бывшего народного хозяйства.

В истории есть, пожалуй, лишь одна аналогия подобного появления фигуры, по полномочиям сравнимой с Чубайсом. Это Троцкий. Помните, сколько мы ни долбили историю КПСС, от детского сада до пенсии, она тщательно обходила этот вопиющий вопрос: откуда взялся этот неведомый Бронштейн со своим гордым псевдонимом? Единственное, что можно почерпнуть у Ленина, это что Троцкий иудушка и что у него нет краски стыда. Но разве этого достаточно, чтобы приехать с бригадой «ребят» на пароходе из Америки буквально накануне Октября, вступить в партию большевиков без всякого кандидатского стажа и тут же стать вторым по своим полномочиям вождем мирового пролетариата, явно претендуя на первое место?

Судя по косвенным данным, так было с большевиками: «кто-то» поставил им ультиматум: «Или вы принимаете наших ребят во главе с Троцким и отдаете им указанные посты, а они помогут вам и сделают самую грязную работу, или мировую революцию будут делать другие, без вас». Сколько крови стоило России смыть этих «ребят», и вот — снова, хоть и под иным знаменем. И ведь другой такой промашки, какая вышла со Сталиным, этот «кто-то», скорее всего, не допустит.

Я не хочу сказать, что Чубайс по многим своим качествам, хотя бы и злодейским, подобен Троцкому. Урия Гипп не чета Мефистофелю, но тоски и страдания людям он может принести вдоволь, особенно если дорвется до власти. Что роднит Чубайса с Троцким метафизически — это холодная, прокаленная ненависть к тому существенному в России, что оба они считали признаком «уродства». Неважно, что набор таких признаков у этих двух «модернизаторов» внешне различен (а по глубинной сути он схож). Главное, что оба считают себя вправе и даже призванными «исправлять» Россию, как угодно ее при этом искалечив. А если не исправится — то и убить во имя мировой цивилизации. Опять же неважно, идет ли речь о цивилизации победившего пролетариата или победившего буржуа. Важна ненависть к «уроду».

Но кое в чем Чубайс превзошел Троцкого и стал уникальным явлением. Впервые мы видим политика, который демонстративно улыбается и выражает свою радость, говоря о вещах, вызывающих боль и страдание у огромной массы, если не большинства, населения. Это не просто жестокость, но и глумление. С какой радостью он говорил, что выборы Ельцина «забили последний гвоздь в крышку гроба российского коммунизма». Он, член КПСС до августа 1991 года (не выходил, потому что не получил команды?), рад не судьбе коммунизма, а тому, что уничтожено нечто российское. То, что на целый век увлекло Россию, помогло ей возродиться после маразма Керенского, сплотило людей на индустриализацию и на Отечественную войну. Он знает, что и сегодня коммунизму явно привержена половина наших граждан, а если копнуть глубже идеологии, то и гораздо больше — и издевается над этими глубинными чувствами. Так Троцкий радовался уничтожению казачества — и проклинал Сталина за то, что тот «совершил контрреволюцию», возродил и казачество, и офицерство, и семейные устои.

Ну, пусть гибели коммунизма по наивности многие еще рады. Вот вещь нейтральная и абсолютная — отечественная металлургия. Перед выборами 1993 г. встретились в прямом эфире ТВ Зюганов и Чубайс. Зюганов сказал вещь, которая ему казалась очевидной: в России погашена половина доменных печей, больше, чем в войну — какое горе! Ответ Чубайса до сих пор потрясает: «Погашена половина домен? Вот и прекрасно. Я очень рад. Их все надо погасить — вон, Япония вообще без доменных печей обходится». Конечно, доцент строил из себя дурачка. Даже человек, никогда не слыхавший о НОТ и не торговавший цветами, поймет — уничтожив то единственное, что у тебя есть, ты современных металлургических заводов не получишь, даже наоборот. Это все равно, что сжечь зимой свой дом только оттого, что у соседа за холмом дом красивее. Но главное не это, а именно та радость, которая сияла на лице Чубайса, когда он говорил о разрушении, о том, что для большинства русских, независимо от политики — несчастье.

Разрушение промышленности, которому радуется Чубайс, имеет не только экономический, но и духовный смысл. Индустриализация была подвигом народа. Заводы и домны построили буквально на костях целого поколения, и эти заводы в коллективной памяти стали обладать святостью. Не у всех есть это чувство, но, думаю, у большинства русских людей есть. Разрушение нашей промышленности, да еще с издевательскими комментариями — акт религиозной войны против России. Чубайс с его радостью по поводу угасших домен мне очень напомнил тех, кто взрывал Храм Христа-Спасителя. Некоторые даже считают, что Чубайс — один из еврейских радикалов, которые испытывают ревность и вражду к «туземной» культуре. Но если так, то почему же от него не отмежуется то большинство евреев, которые вовсе не рады разрушению России?

Чубайса привезли в Москву делать самую грязную работу реформы — проводить экпроприацию и дележку национального достояния России («приватизацию»). Гайдар, причмокивая, делал более мокрое, но и более простое дело — вытряхивал карманы граждан и разрушал финансовую систему (устраивал «кризис неплатежей»). Когда Чубайс получил первые указания от «чикагских мальчиков», были уже подведены первые итоги шоковой терапии в Польше, и специалисты знали: приватизация в странах СЭВ имеет сугубо политическую цель — подорвать базис социального порядка. За это приходится платить разрушением всей хозяйственной ткани и долговременным катастрофическим спадом производства и обеднением людей.

С Россией положение было особое. Ее «не приняли» в Европу, и здесь приватизация планировалась просто как уничтожение хозяйства. Показательно, как ужесточались эти планы и как приходилось менять исполнителей, пока не нашли Чубайса. Летом 1991 г. были приняты законы СССР и РСФСР о приватизации. Уже эти законы означали дележ основной массы заводов между номенклатурой и преступным миром — об этом предупреждал ряд экспертов.

Но положения, допускающие это разграбление, были хотя бы стыдливо замаскированы. После августа 1991 г. было решено поторопиться и провести разрушение хозяйства не церемонясь, ударным способом. «Стыдливых» отодвинули и привезли Чубайса. Он отбросил всякие приличия и организовал открытую передачу почти всей промышленности России теневым и номенклатурным группировкам, в принципы дележа между которыми общество не было посвящено. Образовался совершенно уродливый, небывалый в мире социальный порядок, нацеленный исключительно на разграбление национального достояния. Режим, одну из важнейших ролей в котором играет Чубайс, несет ответственность уже за то, что даже из всех возможных разновидностей капитализма была выбрана самая хищническая и античеловечная.

В парламенте Чубайс поставил рекорд цинизма. Когда ему сказали, что указ о раздаче ваучеров противоречит Конституции и Закону о приватизации, и что закон имеет верховенство над указом президента, он спокойно ответил: уже принято около трех десятков указов президента, противоречащих тому или иному закону — чего же вы именно к этому указу прицепились! Логика пойманного вора: не трогайте меня, другие тоже воруют. А ведь это был, пожалуй, самый важный указ Ельцина, и воровство ни с каким другим не сопоставимое.

Да не в праве и дело, важнее суть. Вот слова Чубайса: «Не является ли обманом населения тот факт, что определенные группы скупят у людей чеки?.. Но если у людей скупят, то это значит, что люди продадут. Это означает, что мы даем им реальную возможность, не на уровне лозунгов и призывов, а на уровне нормальных экономических отношений, получить реальный, живой дополнительный доход, который для многих сегодня является вопросом жизни и смерти. Давайте дадим людям возможность такой доход получить».

Закон о приватизации, хотя и грабительский, предписывал введение именных приватизационных счетов, которые должны были индексироваться в соответствии с инфляцией и не могли продаваться. Раздача безличных ваучеров означала, что следующим шагом будет организация голода. Доведенные до обнищания люди были вынуждены продавать свои чеки спекулянтам. Так в 1920 г. продавали рояль за мешочек проса и драгоценную картину за полбуханки. Технологию организации голода и с его помощью ограбления народа Гайдар с Чубайсом применили четко.

Чубайс говорил о «перераспределении дохода в пользу неимущих». Ложь. Речь шла о перераспределении не дохода, а собственности на средства производства — при искусственно взвинченных ценах на продукты. Обедневших людей вынудили отдать собственность, которая до этого приносила им постоянный и немалый доход. Достигли этого с помощью обмана и насилия. При этом во всех публичных выступлениях Гайдар и Чубайс проявляли такую демонстративную жестокость по отношению к простому человеку, что даже такой матерый перестройщик как Г.Арбатов посчитал нужным отмежеваться: «Меня поражает безжалостность этой группы экономистов из правительства, даже жестокость, которой они бравируют, а иногда и кокетничают, выдавая ее за решительность, а может быть, пытаясь понравиться МВФ».

Каждое появление Чубайса на телеэкране — сильное зрелище. Весь свой образ он построил на лжи, но лжи наглой, ухмыляющейся. «Ценность ваучера — две «волги»!» — это когда ваучеры уже продавались за две бутылки водки. «Президент совершенно здоров», — когда по другому каналу врачи сообщают об инфаркте. «Никаких долларов мои помощники в картонном ящике не выносили», — когда Черномырдин задним числом срочно оформляет разрешение на вынос денег.

Он блефует и лжет, он уверен в себе, но в его браваде нет радости от победы, от сделанного дела. Похоже, он понимает, какое темное дело подрядился сделать. В его улыбке страх и, загодя, угроза отомстить каждому, кто встанет у него на пути. Сжечь танковыми залпами архив комиссии Руцкого, который приоткрыл тайны приватизации. Организовать гонения на следователей прокуратуры, «накрывших» его помощников с долларами. Устроить показательные, на весь мир, измывательства над схваченным 4 октября депутатом Челноковым — он в Верховном Совете, не в силах совладать с эмоциями, бросил к ногам Чубайса кипу бумаг (все ахнули тогда: «Ваучеры! Ваучеры!»).

Челноков — демократ, наивный антикоммунист, просто возмутился наглостью, с которой грабилось достояние России и уничтожалась промышленность. За это его, вытащив 4 октября 1993 г. из разгромленного здания Дома Советов, гоняли, как зайца, под автоматными очередями — пожилого человека, профессора. Подонок с ТВ, комментируя этот позор России, шутил: «Не нравится депутату Челнокову свист пуль над головой. Ишь, как побежал». А за этим я видел улыбку Чубайса, с которой он глядел тогда, в Верховном Совете, на Челнокова.

Чубайс — истинное дитя революции, которая запомнится в истории как Великая криминальная. Он, как и Троцкий, из тех детей, которых революции не пожирают. Для них находятся виллы за границей. Криминальная революция пожирает людей непричастных. И этого зверя нельзя накормить. Его можно лишь одолеть всем миром.

1996

Страх и жестокость демократа

Не перестают мучить мысли о двух духовных болезнях, которые поразили нашу интеллигенцию. Необъяснимые и позорные, они стыдливо скрываются. За десять лет они не только не преодолены, но и углубляются, а с ними все тяжелее беда народа. Эти болезни (или, может, симптомы какого-то более глубокого и непонятного процесса) — утрата чувства сострадания к простому человеку и страх.

Речь идет не о том нормальном и разумном страхе перед реальными опасностями, который необходим и организмам, и социальным группам, чтобы жить в меняющемся, полном неопределенностей мире. Нет, как раз эта осмотрительность и способность предвидеть хотя бы личный ущерб была у интеллигенции отключена в ходе перестройки. Ведь уже в 1988-89 гг. было ясно, что тот антисоветский курс, который интеллигенция с восторгом поддержала, прежде всего уничтожит сам смысл ее собственного существования. Об этом предупреждали довольно внятно — никому из сильных мира сего в разрушенной России не будет нужна ни наука, ни культура. Нет, этого разумного страха не было, и сегодня деятели культуры и гордая Академия наук мычат, как некормленая скотина: «Дай поесть!».

Речь идет о страхе внушенном, бредовом, основания которого сам трясущийся интеллигент не может объяснить. В него запустили идею-вирус, идею-матрицу, а он уже сам вырастил какого-то монстра, который лишил его способности соображать. Вот, большинство интеллигенции проголосовало за Ельцина (особенно красноречива позиция научных городков). Социологи, изучавшие мотивы этого выбора, пришли к выводу: в нем доминировал страх — перед Зюгановым! Никаких позитивных причин поддержать Ельцина у интеллигенции уже не было. Полностью растоптан и отброшен миф демократии. Нет никаких надежд просочиться в «наш общий европейский дом». Всем уже ясно, что режим Ельцина осуществляет демонтаж промышленности и вообще всех структур современной цивилизации, так что шансов занять высокий социальный статус (шкурные мотивы) интеллигенция при нем не имеет.

Если рассуждать на холодную голову, то овладевшая умами образованных людей вера («Придет Зюганов и начнет всех вешать») не может быть подтверждена абсолютно никакими разумными доводами, и этих доводов в разговорах получить бывает невозможно. Более того, когда удается как-то собеседника успокоить и настроить на рассудительность, на уважение к законам логики, он соглашается, что никакой видимой связи между сталинскими репрессиями и Зюгановым не только нет, а более того, именно среди коммунистов сильнее всего иммунитет к репрессиям. Если где-то и гнездится соблазн репрессий, то именно среди харизматических политиков-популистов. Тем не менее, предвыборная стратегия Ельцина, основанная на страхе, оказалась успешной.

Эта предрасположенность к навязчивым внушаемым страхам имеет, возможно, какую-то связь с западным типом мышления, с утратой ощущения мира как дома, как Космоса. Во всяком случае, сейчас, когда мы интенсивно познаем Запад, нам открывается картина существования поистине несчастного. Прямо «Вий» Гоголя — такие демоны и привидения мучают душу западного обывателя. Многие из них были связаны с холодной войной, ядерный психоз и синдром «русские идут» были вовсе не шуткой. Понятно, почему Запад так благодарен Горбачеву.

Есть у меня довольно близкий приятель из ФРГ, философ. Недавно он рассказал мне, как в 70-е годы был в Москве и обедал дома у секретаря их посольства. И за столом, желая сказать что-то существенное, собеседники обменивались записками. Вслух не говорили — боялись КГБ. Я не мог в это поверить и потратил целый час, добиваясь, чтобы мой друг точно воспроизвел ситуацию и объяснил причины этого безумия в кругу образованных, неглупых и немолодых людей. Это был болезненный разговор, мой друг страшно разволновался, вообще выглядел странно. Его мучило, что он не мог подыскать ответа на простой вопрос: чего именно вы боялись? Ведь если ты боишься, то должен иметь хоть какой-то образ опасности.

Оказалось, что у той компании солидных дипломатов и философов такого образа просто не было, страх был внутри них и не имел очертаний. Боялись они, что КГБ ворвется в их дом и перестреляет собеседников? Нет. Боялись, что их выселят из страны? Нет. Что их куда-то вызовут и поругают? Когда я перебрал все мыслимые виды ущерба, вплоть до самых невинных, к которому могло бы повести высказывание вслух застольных мыслей (даже при допущении, что КГБ только и делает, что все их записывает на пленку), в нашем разговоре наступила тягостная пауза, как будто мы затронули что-то страшное и постыдное, чего понять не можем. В отношении к СССР (КГБ — его символ) в культурном слое Запада возникла патология. И причины ее — не в СССР, они с его реальностью не связаны.

Этой патологией Запад сумел заразить, как будто в ухо заразу влил, культурный слой СССР — интеллигенцию, которая единственная продолжает у нас сохранять западнические иллюзии. Среди тех, кто в декабре 1995 голосовал за «Выбор России», почти 80% лучшей политической системой считают западную демократию (2% — советскую и 8% — ельцинскую). Это — огромный разрыв со всеми другими группами избирателей.

Если бы этот страх лишь грыз и мучил душу интеллигента, его можно было бы только пожалеть. Но психоз стал политической силой, потому что ради избавления от своего комплекса интеллигенция посчитала себя вправе не жалеть никого. Поддержать такие изменения в стране, которые причиняют несовместимые с жизнью страдания огромному числу сограждан. Видя воочию эти страдания, интеллигенция, тем не менее, поддерживает причиняющий эти страдания режим, оправдывая это единственно своим избавлением от самой же созданного страшного привидения.

Я не говорю об активных политиках типа Гайдара и Чубайса, демонстративная жестокость которых уже отмечена как уникальный феномен нашей истории. Я не говорю о духовных лидерах интеллигенции вроде Е.Боннэр, которая бодро пророчит нам страшные беды: «Шока еще не было!». Но ведь даже умеренные философы, ученые, деятели культуры, имеющие доступ к ТВ, не выдавили из себя ни одного слова сочувствия, простого участия к человеку — жертве этого эксперимента. Такое живое, сердечное, не отягощенное политикой слово мы слышим, очень редко, как раз от тех, кто почти отлучен от ТВ и радио — от Виктора Розова, от певицы Татьяны Петровой, от Николая Губенко с Жанной Болотовой. Но ведь они этим почти бросают вызов всему своему сословию! Сословие-то осталось с ненавистниками вроде Хазанова и Жванецкого.

Страдания от реформ Горбачева-Ельцина многообразны. Пусть интеллигент-демократ, возненавидевший «империю», не признает и не уважает страдания, причиненные уничтожением СССР, сдачей национальных богатств иностранцам и ворам, ликвидацией науки и т.п. Но он никак не может отрицать простое и видимое следствие — резкое обеднение большей части граждан. Это — прямой результат душевных усилий демократа, его «молитв» (пусть сам он «не поджигал»). Созданный для этого интеллигента маленький «мозг» в виде ВЦИОМ предупредил, ссылаясь на многие исследования в разных частях мира: «Среднее падение личного дохода на 10% влечет среди затронутого населения рост общей смертности на 1% и рост числа самоубийств на 3,7%. Ощущение падения уровня благосостояния является одним из наиболее мощных социальных стрессов, который по силе и длительности воздействия превосходит стрессы, возникающие во время стихийных бедствий».

Сегодня смертность в России уносит в год на миллион жизней больше, чем до 1991 г. Сколько человек прямо убито обеднением? По данным того же ВЦИОМ, в марте 1996 г. 81% семей имели душевой доход ниже прожиточного минимума (580 тыс. руб.) и 62% ниже физиологического минимума (300 тыс. руб.) — погрузились в бедность. Это значит, что у них личный доход, считая по формуле сложных процентов, 7-8 циклов снижался на 10 процентов каждый раз. То есть, смертность процентов на 30 выросла как прямое следствие обеднения. 300 тысяч прямых убийств в год!

И речь при этом идет не о временном бедствии вроде войны. ВЦИОМ хладнокровно фиксирует: «В обществе определились устойчивые группы бедных семей, у которых шансов вырваться из бедности практически нет. Это состояние можно обозначить как застойная бедность, углубление бедности». То есть, снято оправдание, которым вначале тешили себя демократы: пусть люди шевелятся, у них есть возможность заработать. По данным ВЦИОМ, только 10% бедняков могут, теоретически, повысить свой доход, «крутясь побыстрее». Причины имеют социальный, а не личностный характер.

И вот, зная масштабы этих страданий, средний интеллигент-демократ, кладя их на чашу весов, выше ценит свой душевный комфорт — избавление от надуманного страха. Ему не жаль страдающих. Он, в целом, рад тому, что происходит. Это кажется невероятным, но это именно так.

Недавно встретил я коллег-гуманитариев, с которыми у меня в 1989 г. был памятный разговор. Я тогда говорил, к каким тяжелым последствиям неминуемо ведет курс Горбачева, и меня прямо спросили: «Скажи, Сергей, ты что же, противник перестройки?». Тогда это еще звучало угрожающе. Я подумал и ответил: «Да, противник. Перестройка приведет к огромным страданиям людей». И вот теперь я спросил одну женщину, доктора наук, с которой меня связывали очень добрые отношения, не изменила ли она своих оценок после всего, что видела начиная с того разговора в 1989 году. И она ответила: нет, она и сейчас рада тому, что происходит. И она голосовала за Ельцина, хотя считает его… (в общем, жестко его оценила). Голосовала потому, что она может, не боясь, сказать про него то, что думает.

И опять, как с немцем, мне показалось, что мы затронули что-то страшное и постыдное. Прекрасно понимала доктор философских наук, что эти ее «разрешенные» обличения — это ее сугубо личное духовное удобство, никакого социального значения они не имеют, никакого вреда режиму не наносят (как только маячит вред, на слова отвечают дубинки и танковые орудия). Какую, значит, огромную ценность для нее составляло право обличать власть, и какой аномальный страх вызывало официальное неодобрение этого занятия в советское время. Именно неодобрение, не более того, ибо обличение советской власти было поголовным кухонным занятием интеллигенции, и ни один волос за это не упал. И эта ценность в ее глазах перевешивает реальные смертельные страдания десятков миллионов людей.

Мне кажется, что это ненормально. Это — отрыв от жизни, уход в какое-то духовное подполье, где увеличиваются тени и теряется мера вещей. Если бы интеллигент-демократ сделал усилие, чтобы понять, что творится у него в душе, ему помогли бы горькие слова, которые Достоевский сказал об этом мироощущении, в виде исповеди человека из подполья.

1996

Чертова дюжина банкиров просит серьезных уступок

Банкиры, почему-то числом 13, перед президентскими выборами 1996 г. выcтупили с призывом к компромиссу, который должен предотвратить якобы неизбежную гражданскую войну. Немножко напоминает волка на псарне, но особых оснований для оптимизма нет — овца-то пока еще в зубах у волка. Но уже «пришли с огнем». И положение банкиров щекотливо, речь их поневоле туманна, говорят о каких-то красных и белых (белые — это г-н Фридман и г-н Гусинский? Ничего себе белоказаки). Каждую их фразу приходится расшифровывать. Начнем с очевидных вещей.

1. Сначала политики режима, а теперь и как бы стоящие над схваткой банкиры признали: реформы, проведенные бригадой Горбачева-Ельцина, всего за четыре года привели к расколу общества и поставили Россию на грань гражданской войны. Вот их цена. Вспомним — 14 маpта 1991 г. Ельцин сказал по телевидению: «не надо опасаться угpозы гpажданской войны, потому что у нас нет пpотивоpечий между социальными слоями». И как все изменилось за срок его президентства.

Так что те, кто сопротивлялись таким реформам, кого лупили дубинками и расстреливали у парламента, сопротивлялись именно скатыванию России к братоубийству. Скрывая этот очевидный факт, представляя дело как столкновение двух «правд», банкиры не способствуют поиску компромисса, а мешают ему. Смена режима посредством выборов рассматривается большинством именно как снятие угрозы гражданской войны.

2. Банкиры наконец-то признали, что «кавалерийская атака» на советский строй жизни (а реально, на российскую цивилизацию, в которую стреляли, якобы целясь в коммунизм), захлебнулась. Как сказано, утвердиться демократы (одна из сил в конфликте) могут только путем, ведущим к гражданской войне и распаду России. Почему же это сказано только сегодня, а не 23 февраля 1992 г., не 1 мая и 4 октября 1993 г.? Мы прекрасно помним все заявления деятелей режима и некоторых болтливых банкиров вроде Борового на протяжении всех этих лет. Они действовали агрессивно и не останавливались перед насилием, ибо были уверены, что могут подавить своих оппонентов именно грубой силой. Сегодня они признают, что это невозможно — и предлагают сменить «правила игры». Признание полезное, но где же выводы?

3. Банкиры туманно называют конфликт в России «столкновением двух правд» и становятся в позу арбитра: «Ни одна из сил не имеет права навязывать насильственно свою правду всему обществу». Конечно, и грабитель, раздевая в переулке захваченную врасплох жертву, может при этом пофилософствовать о «своей правде». Это — язык философа-релятивиста, а от деловых людей можно было бы ожидать более четких определений, иначе какой же компромисс, какой же торг. Странно в устах финансистов звучит само утверждение, будто предотвращение или развитие «острых конфликтов» зависит от сговорчивости политиков оппозиции, а не от той объективной, жизненной реальности, которая создана новыми собственниками и их политическим режимом.

Ясно, что один из главных источников конфликта, причем прямо касающийся банкиров-миротворцев — экспроприация национальной собственности и передача ее ничтожному меньшинству. Эта акция, проведенная чисто политическими средствами, вопреки праву, морали и здравому хозяйственному смыслу, расценивается большинством населения как ограбление. Банкиры стали призывать к гражданскому миру именно после того, как руками режима Ельцина, под дулом автомата «насильственно навязали свою правду всему обществу».

О том, как к этому относится большинство, все прекрасно знают. Вот выводы самих либералов (радикальных до неприличия) — ВЦИОМ под руководством Ю.Левады: «Примерно 24% убеждены, что стране необходимо продолжать курс рыночных реформ, хотя из них лишь 10% полагают, что это единственный путь к достижению процветания, а остальные 14% принимают реформы, так как не верят в возможность возврата к старому… За два года реформы произошел поворот от настроений в пользу рынка (число сторонников рынка сократилось ровно вдвое при одновременном росте в полтора раза числа сторонников планирования), причем переломным периодом была зима 1992-1993 гг. Новое резкое падение популярности рыночных реформ отмечено зимой 1993-1994 гг.».

Здесь — корень конфликта, значит, здесь и источник возможного компромисса. Но об этом в заявлении банкиров ни слова. Так не ведут переговоры.

И уж тем более неуместно кончать призыв к миру неприкрытой угрозой: «предприниматели обладают необходимыми русурсами и волей для воздействия…». Что называется, оскал демократии крупного капитала. Какими же «ресурсами» они обладают? Отнюдь не ресурсами права и законной воли избирателей, выраженной голосованием. Объявляя такой ультиматум, они обязаны сообщить о средствах «воздействия». Не сообщают, и нам остается только гадать. Организуют голод в России? Парализуют финансы? Увеличат штат киллеров? Ничего себе, миролюбивое заявление.

4. Вся фразеология заявления банкиров говорит о том, что это — сугубо пропагандистская акция. Они патетически взывают к коммунистам, умоляя их не замахиваться на демократию, которую-де олицетворяет режим Ельцина. С этим режимом, «вопреки издержкам реформ», они ассоциируют «великие идеи свободы, справедливости, права и правды». Ну о каком серьезном разговоре может идти речь, когда тебе на уши вешают такую лапшу! Демократический миф давно развеян не словами, а делами всех институтов режима Ельцина, среди которых банки занимают одно из ключевых мест. Да и вообще, уместно ли банкирам учить нас «справедливости, праву и правде» сразу после того, как у 40 миллионов семей банки выудили из карманов последние сбережения? Или то были плохие банкиры, а эти тринадцать порвали со своим классом и встали в ряды борцов за справедливость? Из контекста это никак не следует, заявление явно сделано от лица «отечественных предпринимателей».

Что же до фразеологии, то называть демократами тех, кто расстрелял парламент — новояз в стиле Оруэлла. Даже Запад, тщательно фильтрующий информацию о подвигах наших «демократов», давно перешел к четкой и разумной формуле: «сукин сын, но наш сукин сын». Если бы речь в заявлении действительно шла о поиске компромисса, вся эта идеологическая чушь была бы из него вычищена.

Такого же уровня и обвинение в адрес коммунистов, которые «как минимум должны разделить ответственность за развал СССР». Да, банкиры указывают на очевидный факт: «Именно верхушка КПСС повинна в развале СССР». Но эта верхушка КПСС всем известна: это Горбачев и Яковлев, Шеварднадзе и Ельцин. Это — предатели коммунизма, что зафиксировано в документах КПРФ и общественном сознании. Это предательство они сами нисколько не скрывают и рассматривают как доблесть. В массе своей эти люди влились в верхушку нового режима. И разрушение «империи» уже в перестройке рассматривалось как главнейшая задача. Бжезинский и его шестерки из Межрегиональной депутатской группы это говорили прямо, иные разъезжали по стране с призывами «хапать суверенитет» или устраивали кровавые провокации в Вильнюсе. При чем здесь коммунисты? Чего же вы воду мутите, господа банкиры? Неприлично так относиться к читателям, какая-то память у них есть.

6. Главный тезис банкиров звучит так: «Российских политиков необходимо побудить к весьма серьезным взаимным уступкам». Ложный тезис. Причем здесь политики? Они же лишь представляют идеалы и интересы социальных групп. Не политики же будут гнить в окопах гражданской войны, а рядовые Иваны. Давайте к ним и обращайтесь. Вот, более половины женщин России сегодня потребляют белка меньше безопасного физиологического минимума, и их здоровье быстро деградирует. Каких серьезных уступок вы от них требуете? Чтобы они еще фунт мяса из груди, как Шейлоку, вырезали? Формулируйте яснее, господа.

Давайте вспомним, как были достигнуты «мучительные достижения последнего десятилетия». Будущие банкиры попросили, опираясь на ОМОН и телевидение, отдать им собственность и взамен обещали процветание — не чета советскому. Народ «пошел им на уступки» — никто не бунтовал и не бастовал, весь мир был поражен долготерпеньем наших людей. Кое-кто даже посмеивался: это, мол, терпение Балды. Но ведь и с Балдой надо считаться. Банкиры — не попы, и никто щелчка в лоб им давать не собирается, но и время уговора истекло, давайте подведем итог эксперименту.

Что сделали с собственностью новые хозяева? Если бы они хорошо и честно повели дело, никто бы и не возражал. Но они угробили экономику. Надеюсь, этого очевидного факта банкиры не будут отрицать, как и факта перекачки за рубеж фантастических сумм. Эти суммы, кстати, не в трусах и не за пазухой вывозились — банки в этом участвовали непосредственно.

Известно, что подписавшие письмо банкиры контролируют огромные капиталы. Как возникли эти капиталы в условиях обвального спада производства? Профессор Б.А.Березовский наверняка слышал о законе сохранения материи и понимает, что эти капиталы сложились не благодаря повышению эффективности производства и росту товарной массы, а совсем наоборот — в результате хищнической продажи производственных ресурсов за рубеж. Второй источник — ограбление государством и банками простого человека и снижение его жизненного уровня до критической отметки биологического выживания. Третий источник — изъятие денег из всех систем, обеспечивающих выживание нации в целом: уничтожение научного потенциала страны, распродажа флота, запустение пахотных земель, угасание школы, убийство армии. Все соки высосаны господами, которые теперь требуют дальнейших «серьезных уступок». Сегодня в расчете на душу населения в России расходуют на образование в 300 раз меньше, чем в Финляндии. Каких еще уступок вам надо?

Теперь посмотрим, какие уступки готова сделать другая сторона — режим Ельцина, который, совершенно очевидно, как раз и представляет интересы «нового класса». В своем письме банкиры и не скрывают, они — с Ельциным, но хотели бы уцелеть без потерь при любой власти. Как сказано, «настаивать на отказе от мучительных достижений» коммунисты, будь избран их президент, «не должны». Вот тебе на! Что же еще вы можете предложить в качестве уступки? В чем тогда суть компромисса? Может быть, банкиры договорятся с ОМОНом, чтобы он больше не бил нас 1 Мая дубинками по голове? Или чтобы Боровой не обзывал нас «красно-коричневыми»? Банкиры милостиво обещают: «Оплевывание исторического пути России и ее святынь должны быть прекращены». Спасибо вам, заступники России. А скажите-ка сначала, зачем же вы оплевывали святыни России? Это ведь не шутка. Да и с какого числа ваше телевидение прекратит это оплевывание? И кто будет составлять список «помилованных» святынь?

Нет уж, речь может идти именно об изменении курса реформ. Вы придумали нелепую формулу: «Ко второй половине 90-х годов процесс реформ все же начал давать определенные, хотя и слабо ощутимые результаты». Не стыдно ли профессорам и инженерам? Ведь если «слабо ощутимые», то, значит, не «определенные», а на уровне шума. А вот негативные результаты, включая самые абсолютные — динамику физического вымирания людей — мы имеем очень сильно ощутимые, и они нарастают. На нас только начинает идти вал самых страшных последствий реформ — одичание не прошедшей школу молодежи, массовый туберкулез и дистрофия, технологические отказы и аварии. И чем раньше страна приступит к восстановлению, тем больше жизней будет сохранено.

И не надо представлять оппонентов дурачками — никто и не «мечтает о мгновенном возврате к стандартам жизни эпохи застоя» (не странно ли звучит само это признание: советские стандарты жизни стали несбыточной мечтой!). Речь идет об оживлении хотя бы части производственной системы, хотя бы о стакане молока каждому ребенку. И предмет торга и компромисса — из какой доли народного хозяйства вы перестанете высасывать соки и добром отдадите для восстановления.

7. А вообще-то все это заявление вызывает чувство брезгливости. Правы были поэты: большая собственность поганит душу человека. Господа банкиры просто не чувствуют бестактности большинства слов в своем заявлении.

1996

Карнавал масок и кукол

Десять лет перестройки и реформы обнаружили небывалый отрыв интеллигенции от основного тела народа во взглядах и установках по множеству важных вопросов. Думаю, это отщепление никем не ожидалось и поразило тех, кто вник в его суть и масштабы. Сегодня завершен этап реформы «верхнего слоя» — парализовано хозяйство. Все мы попали в мертвую зону: ни режим, ни его противники не могут одолеть друг друга, но страна умирает. Все держится на последнем издыхании.

Но это значит, что в любой момент может произойти крутой поворот событий. При этом потеря общего чувства и общего языка между культурным слоем и массой народа сыграет зловещую роль. Массам, «лишенным языка», ничего не останется как сдвигаться к простым и разрушительным идеям и делам. «Какую кровавую угрозу таят в себе люди, коим пока зажали рот, но которые скоро освободят себе руки. Что сделают руки этого тела, которое неспособно говорить?» — писал Шульгин по поводу отсутствия русской печати. Но сейчас-то дело хуже.

Режим явно впадает в соблазн слома неустойчивого равновесия — радикализует всех, кого можно. Питаясь иллюзией силы, этот режим готов дать зверский ответ на спровоцированный им же акт отчаяния, — эту свою способность он уже показал. Но и ярость людей уже закалена. И пойдет. А интеллигенция, которая разожгла весь этот костер, закроет глаза и уши, чтобы не видеть и не слышать — это мы уже видели.

Глядя через призму социального столкновения в России, расхождение интеллигенции и массы надо считать глубоким. Резко больше, чем в массе, было среди интеллигенции сторонников привлечения иностранного капитала и приватизации земли. И это расхождение сохраняется уже в течение шести лет. Идеологи приватизации (например, Явлинский и С.Федоров) остаются самыми популярными среди интеллигенции политиками.

Другой пример: хотя грядущие тяготы реформы уже в 1989 г. усилили уравнительные установки подавляющего большинства (при внешнем, «идеологическом» согласии с туманным лозунгом «рынка»), интеллигенция резко выступила против «уравниловки». Дошло до того, что Н.Амосов, издавший манифест социал-дарвинизма с прославлением безработицы, вышел в число духовных лидеров.

В то же время, думаю, неверно считать этот раскол доходящим до глубинных слоев сознания. Помню, при Гайдаре Президиум РАН принял людоедское решение: ради перехода к рынку уволить в институтах половину сотрудников и удвоить зарплату оставшимся. Это решение надо было утвердить в Отделениях. Случайно я попал на заседание бюро Отделения философии и права. Среди синклита — бывшие члены Политбюро ЦК КПСС, бывшие главные редакторы «Правды», а уж бывших членов ЦК КПСС не счесть. Смотрю, единогласно утверждают постановление, которое шокировало бы ученых даже в период дикого капитализма. Что же это, думаю, творится, хороши же у нас были коммунисты. Удалось взять слово, говорю великим философам и правовикам: «Вы приняли историческое решение. За тысячу лет в России не позволялось спасаться, выкидывая из лодки половину товарищей, всегда искали способ пережить беду сообща». Председатель, Б.Н.Топорнин, и говорит: «Что же вы нам, Сергей Георгиевич, раньше не сказали — смотрите, какую мы гадость утвердили». И так расстроился, что если бы не субординация, я бы его расцеловал — редко увидишь такую искренность. Он, на той волне неолиберализма, даже и не заглянул глубоко.

А как же реагировали сотрудники АН — оплота антиуравниловки? Категорически отвергли этот проект, он так и сгинул. Когда дело касается самих ученых, сразу проявляется их истинная суть тех же «совков». Доходит до смешных сцен. Обычно в лаборатории хранители советских принципов (в том числе уравниловки) — старые ученые, они же и носители титулов, доктора да профессора. А м.н.с. — рыцари «рынка». Но вот старый завлаб добывает толику добавочных денег, собирает сотрудников и спрашивает: как будем делить? В молодых тут же просыпаются русские архетипы, и они гордо кричат: всем поровну! Старики и не против, но трогательна эта непоследовательность.

Почему же интеллигенция ее не замечает? Потому, что поразительно нечувствительна к фундаментальным вопросам. Ее ум кипит злобой дня. При том, что люди страстно любят спорить, у нас уже десять лет нет никакого диалога между противниками по основным вопросам. Даже между близкими людьми. Любой разговор через две фразы скатывается к обличению, к жгучим случаям. Может, дело в излишней артистичности русского характера, но даже со «своими» не удается наладить нормальный для науки, кропотливый разбор фундаментальных вопросов. Стоит начать — и в мозгу собеседника возникает поразивший его образ, и он, перескакивая через все логические этапы, начинает его живописать. И ни до чего дойти не удается, ни одной «теоремы» не сформулировать. А ведь такой разбор — дело коллектива, а не пророков.

Можно точно сказать, что «принижение» всех проблем и явлений — сознательная политика новых идеологов. С самого начала перестройки все будущие изменения подавались людям как «улучшения», не меняющие основ жизненного уклада. Лишь из специальных работ членов «команды Горбачева» можно было понять масштаб ломки. Сегодня — то же самое. Продают за бесценок Норильский комбинат — тут же всех успокаивает министр: да что вы, какая мелочь, зато из этих денег учителям зарплату выплатят за октябрь. И так — обо всем.

Посмотрите, как низменно, даже подло объясняет ТВ успех КПРФ на выборах: люди, мол, от реформы оголодали, вот и размечтались о дешевой колбасе, какая была при коммунистах. Мол, все от желудка. Уж вульгарные марксисты — и то не были так вульгарны. Ведь известно, что люди страдают прежде всего от боли за страну, от зрелища ее уничтожения, от стыда перед нашими мертвыми, которые завещали страну беречь.

Погрузившись в выборную кампанию, я увидел именно это: те, кто решил поддержать КПРФ, движимы великими чувствами, идеалами, даже их бедность есть прежде всего страдание сердца, оскорбленного достоинства. Хотелось бы, чтобы это поняла интеллигенция, отдавшая голоса Явлинскому да Боровому. Поражаюсь, как может не тревожить ее такое непонимание души сограждан. И как не тревожит ее все более явное использование идеологами режима недостойных методов «социальной инженерии» для дезориентации людей.

Может, это равнодушие — плод невежества, унаследованного от старых обществоведов. Вот простой пример. Как «технология» перестройки была использована теория революции Антонио Грамши. Суть ее в том, что до слома политического и социального строя производится «молекулярная агрессия» в сознание — разрушается культурное ядро общества множеством мелких ударов и уколов. Когда люди окончательно сбиты с толку, можно переходить ко второму этапу. Это — теория огромной важности, далеко выходящей даже за рамки политики (так, сегодня эта теория «молекулярной агрессии» в сознание — основа современной рекламы). Казалось бы, сведения о принятии ее на вооружение антисоветизмом должны были быть восприняты с полной серьезностью. А посмотрите, как высокомерно пишет об этом историк, специалист по ЦРУ проф. Н.Николаев:

«Для ЦРУ Поремский [деятель НТС] сочинил «молекулярную» теорию революции. НТС вручил ЦРУ наскоро перелицованное старье — «молекулярную доктрину», с которой Поремский носился еще на рубеже сороковых и пятидесятых годов. Под крылом ЦРУ Поремский раздул ее значение до явного абсурда… Этот вздор, адресованный Западу, конечно, поднимается на смех руководителями НТС, которые в своем кругу язвят: «у нас завелась «одна революционная молекула, да и то пьяная».

Николаев приводит доклад об этой доктрине, сделанный в НТС в 1972 г. и точно отражающий ее суть — и издевается над ним. Какая, мол, чушь! Это — в 1985 г., когда «агрессия» уже разворачивалась вовсю. А ведь эта технология и сегодня не изменилась, но никакого интереса даже у мало мальски патриотической интеллигенции не вызывает. Уж не говорю о КПРФ — кому как не ей организовать «ликбез» по этой теории, ведь есть специалисты по Грамши и в России, и в западных компартиях. Я посмотрел в базе данных — только в США за год защищаются десятки диссертаций по изучению трудов Грамши.

А вот как «принижают» трагические для страны события. Великий русский культуролог М.Бахтин, изучая слом общества средневековой Европы, показал роль смеха, карнавала. Смех был средством разрушения культурных устоев, тоже «молекулярной агрессией» в сознание. Появилась масса произведений типа «Декамерон», соединяющих смех и неприличие, срывающих ореол святости с церкви и религии. Смех над всем. Карнавал был днем вседозволенности, маска была разрешением на любое святотатство. Роль маски колоссальна, она скрывает лицо не только от общества, но как бы и от самого себя.

Давным давно был я на Кубе, в Сантьяго, и возвращался под утро с карнавала. И подвез меня до дома старый полицейский, лет тридцать служил в полиции. Рассказал, как трудно было раньше во время карнавалов. Масса убийств — в толпе, под грохот музыки. Ткнули ножом — и непонятно кто. И вот, говорит, новое правительство догадалось — запретило маски. Произошло чудо — ни одного убийства. Хотя найти было бы все равно очень трудно. Это потому, сказал мне служака, что, надев маску, человек может спрятать в карман совесть. А с открытым лицом этого не сделаешь, хоть бы тебя никто и не видел.

Что же мы видим сегодня в России? Искусственный карнавал. «Московский комсомолец» — карнавал глумливых личин. Все вывернуто: не потому рождается смех, что рушится старое, а старое рушат, специально все осмеивая. И почти все под масками. Само телевидение создает маску. Кто такая Миткова? Разве она — субъект идеологии и политики? Нет, она маска тех, кто стоит за ней. Маска вины не имеет, но скрытые под ней люди действуют вне морали. А так они, возможно, приличные граждане. Хотя и не очень. Вот выступает Главный Аналитик Президента М.Урнов: «Россия до 1917 г. была процветающей аграрной страной, но коммунисты довели АПК до нынешней разрухи». Обманывает сознательно — есть надежная статистика и производства, и урожайности, и уровня питания с конца прошлого века. Есть крик Толстого о голоде, есть документы тех, кто собирал помощь голодающим, есть тома судебных отчетов начала века о голодных бунтах крестьян, есть огромный труд школы Чаянова. Обман Урнова и кивающих ему «АиФ» и «Московских новостей» — это не то, что обманывать в сытое время Брежнева. Если бы такой обман позволили себе, скажем, кадетские газеты в момент голода 1911 г., думаю, их даже церковь предала бы анафеме. Но сегодня опроси тысячу московских интеллигентов — они в этом обмане не видят ничего предосудительного. Вот что страшно.

А что такое передача «Куклы», такая смешная? Да тот же карнавал масок. Ее культурная диверсия элементарна. Неважно, что передача высмеивает и политиков правящего режима. Главное, что она мажет всех политиков. Это — операция по осмеянию любой власти, по созданию у обывателя отвращения к политике как делу заведомо грязному, в котором бесполезно пытаться что-то улучшить. «Все политики — одна шайка!» — вот смысл кукольного театра, где в неразлучной компании мы видим Ельцина и Гайдара, Зюганова и Жириновского. Этот простой и желанный обывателю смысл выхолащивает его политическую волю.

Конечно, устоять перед этими технологиями трудно, бомбят наше культурное ядро непрерывно. Но нельзя же самим превращаться в кукол. Пора перестать серчать на противника и перейти к изучению его оружия и тактики, научиться понимать, что стоит за той или иной акцией. И главное, начать в среде самой интеллигенции спокойный разговор о главном, подняться над конъюнктурными и идеологическими разногласиями и хотя бы сформулировать проблемы. Ведь все уже чувствуют, что со страной творится что-то огромное, грозящее катастрофой. Хватит прятать голову в песок.

1996

Куда качнется интеллигенция?

Десять лет перестройки и реформы обнаружили небывалый отрыв интеллигенции от основного тела народа во взглядах и установках по множеству важных вопросов. Думаю, это отщепление никем не ожидалось и поразило тех, кто вник в его суть и масштабы. Сегодня завершен этап реформы «верхнего слоя» — парализовано хозяйство. Все мы попали в мертвую зону: ни режим, ни его противники не могут одолеть друг друга, но страна умирает. Все держится на последнем издыхании.

Но это значит, что в любой момент может произойти крутой поворот событий. При этом потеря общего чувства и общего языка между культурным слоем и массой народа сыграет зловещую роль. Массам, «лишенным языка», ничего не останется как сдвигаться к простым и разрушительным идеям и делам.

Глядя через призму социального столкновения в России, расхождение интеллигенции и массы надо считать глубоким. И важно начать в среде самой интеллигенции разговор о главном, подняться над конъюнктурными и идеологическими разногласиями и хотя бы сформулировать проблемы. Ведь все уже чувствуют, что со страной творится что-то огромное, грозящее катастрофой. Хватит прятать голову в песок.

За теми спектаклями, которые нам устроили в последние месяцы, мы как-то забыли о летних выборах президента, а о них надо думать. Но где там. То Коржакова разоблачат, то он разоблачает, то из будущей операции на сердце Ельцина делают телевизионное шоу.

В предвыборной кампании демократам многое пришлось сказать вслух, открыто — это и надо вспомнить. Много было обращений и к интеллигенции — без нее выбор пути для России не обойдется. Вернется она к трудовому народу — никакие Чубайсы да Лившицы нас до конца уморить не смогут, мы их без драки оттесним и на ноги встанем. Прилипнет интеллигенция к Чубайсам да Лившицам — не останется у людей иного выхода, как брать в руки дубину. А потом уже, в крови да пепле, налаживать жизнь. Все-таки совсем вымирать русские люди, думаю, не согласятся.

Перебирая в памяти все главные обращения демократов к интеллигенции, прихожу к выводу: главным в них был обман и крючкотворство. Разберу на одном примере. Перед выборами А.Н.Яковлев в рубрике «Короткая память» в «Российской газете», в статье с таким же названием, как эта статья, стал пугать интеллигенцию приходом коммунистов. Ничего особо интересного этот отставной козы барабанщик сказать уже не может, и вроде не стоило бы читателя беспокоить. Но он удивительно чутко и верно передает мироощущение и логику среднего интеллигента-демократа. Поэтому полезно вчитаться и сделать замечания. Может, кое-кто и себя в этом кривом зеркале увидит — и призадумается.

Удручен А.Н.Яковлев тем, что интеллигенция может качнуться к красным: «Вообще, если уж случится неладное, во многом грех на себя должна взять интеллигенция. Она нас и к Октябрьскому перевороту привела».

Это вранье. В 1917 интеллигенция привела к Февральской революции, которая разрушила Россию, уничтожила империю («раздавила гадину»). В ответ на этот маразм и тлен набрали силу два крайних течения: белое, которое тянуло назад, к помещикам и «столыпинским галстукам», и красное, которое предлагало вновь собрать Россию в братстве трудящихся, без помещиков и капиталистов. Октябрь интеллигенция в массе своей не приняла, из-за чего лишенные поддержки культурного слоя большевики наломали лишних дров — место русских образованных людей заняли «интернационалисты», которые Россию не жалели.

Значит, слова Яковлева можно понимать только так: опять интеллигенция привела к власти такое противное временное правительство, что оно доведет до неладного — новой Октябрьской революции. С этим можно согласиться, но вряд ли этого захочет обманщик Яковлев.

Но это — для разгона. А дальше вещает пастырь русской демократии совсем несусветное. Ратуя за Ельцина, он счастлив: «Впервые за тысячелетие взялись за демократические преобразования. Ломаются вековые привычки, поползла земная твердь».

Что поползла, мы и сами замечаем. Но впервые архитектор перестройки и идеолог ельцинизма честно признал: объект уничтожения — не коммунизм, не краткий миг советской власти. Рушат тысячелетнюю Россию. Это — новое нашествие хазар и тевтонов. Нет для народа большего несчастья, чем когда могучий враг его не просто грабит, но и ломает его вековые привычки, когда из-под ног выбивают земную твердь. Для целого народа это то же самое, что для одного человека, когда оккупант вышибал у него из-под ног табуретку.

Журит А.Н.Яковлев интеллигенцию, которая забоялась утраты земной тверди: «Нам подавай идеологию, придумывай идеалы, как будто существуют еще какие-то идеалы, кроме свободы человека — духовной и экономической».

Умаялся А.Н.Яковлев «придумывать идеалы», при Брежневе и Горбачеве перетрудился. Если бы еще жалованья за это Ельцин прибавил, а так больше не желает придумывать, и все тут. Изобрел в оправдание мифического собеседника-придурка, который якобы не смог ему назвать никакого идеала, даже «самого паршивенького», кроме коллективизма. Но главная суть в утверждении, будто идеалов не существует, кроме двух видов свободы (как говорил Достоевский, «если Бога нет, то все разрешено» — вот их свобода).

Ну, насчет духовной свободы — тут А.Н.Яковлев дал маху. Как сказал бы персонаж из романа Булгакова, бес Коровьев, «Поздравляем вас, гражданин академик, соврамши». Духовная свобода — не идеал, а свойство человека. Ее нельзя ни дать, ни отнять, она или есть у человека, или нет. Если кто-то говорит: «Ах, Брежнев лишил меня духовной свободы!», то это значит, что у этого свободолюбца просто органа такого нет, он его в детстве у себя вытравил, как добровольный скопец — чтобы жить удобнее было. И если кто поверит А.Н.Яковлеву, будто Ельцин даст интеллигенции духовную свободу, то будет одурачен в очередной раз «архитектором».

Другое дело — экономическая свобода. Да, это — идеал. Чей же? Крайние идеалисты тут — грабители-мокрушники. Далее — предприниматели по кражам со взломом, щипачи, банкиры и так до мелких спекулянтов. Идеал нормального человека, у которого не ползет под ногами земная твердь, за всю историю цивилизации был иной — ограничить экономическую свободу этих идеалистов, ввести ее в рамки права, общественного договора. На этом пути у человечества есть некоторые успехи, огорчающие А.Н.Яковлева: сократили свободу рабовладельцев, преодолели крепостное право, создали профсоюзы, добились трудового законодательства. Борцы за свою экономическую свободу при этом яростно сопротивлялись и пролили немало крови (хотя и им иногда доставалось и еще достанется). А.Н.Яковлев — их беззаветный соратник, но успехи у него могут быть лишь очень краткосрочными.

Свой идеал экономической свободы А.Н.Яковлев поднимает на небывалую в мире, религиозную высоту: «Вообще нужно было бы давно узаконить неприкосновенность и священность частной собственности».

Поговорим о священности — это главное. Остальное прикладывается само собой. Известно, что частная собственность — это не зубная щетка, не дача и не «мерседес». Это — средства производства. Тот, кто их не имеет, вынужден идти к собственнику в работники и своим трудом производить для него доход. «Из людей добывают деньги, как из скота сало», — гласит пословица американских переселенцев, носителей самого чистого духа капитализма. Единственный смысл частной собственности — извлечение дохода из людей.

Где же и когда средство извлечения дохода поднималось на уровень святыни? Этот вопрос вставал в религии, и она наложила запрет на поклонение этому идолу (золотому тельцу, Мамоне). Даже иудаизм, в Законе Моисея, не одобрял. В период возникновения рыночной экономики лишь среди кальвинистов были крайние секты, которые верили, что частная собственность священна. Но их преследовали даже в Англии. Когда же этот вопрос снова встал в США, куда отплыли эти святоши, то даже отцы-основатели США, многие сами из этих сект, не пошли на такое создание идола, а утвердили: частная собственность — предмет общественного договора. Она не священна, а рациональна. О ней надо договариваться и ограничивать человеческим законом.

И вот, в России вдруг, как из пещеры, появляется академик по отделению экономики и заклинает: священна! священна! А за ним целая рать телешестерок. Что же это творится, господа? Нельзя же так нахально переть против законов диалектического материализма. Но если ты им изменил, то хоть Закон Моисея уважь, он ведь тоже не одобрял.

У А.Н.Яковлева душа болит о землице — не тем, кому следует, она в России досталась. Земля — вот она, но не укусишь, и ренты с нее солидные люди не получают (разве что Черниченко со Святославом Федоровым успели урвать). «А земельный вопрос — роковой вопрос для России. Единственная в мире страна, которая не имеет частной собственности на землю… И сегодня, когда мы стоим перед угрозой поражения демократии, именно здесь для нас Вандея!».

И опять столбенеет культурный человек: это в каком же смысле Вандея? Вандея — потопленное в крови восстание крестьян Франции, у которых якобинцы отобрали и приватизировали общинные земли. А.Н.Яковлев тут выступает как вор, что кричит: «держи вора!». Он требует приватизации земли в России, зная, что крестьяне уже восемь лет стоят в этом вопросе, как каменные глыбы: нет! Он мечтает, чтобы Ельцин продавил куплю-продажу земли силой и при этом пугает, что иначе будет Вандея. Это что, психологический эксперимент над интеллигенцией? Может, не качнется, а вообще в обморок брякнется.

Не любит А.Н.Яковлев бюрократов и всяких чиновников, потому что их душа для него загадка. Они, по его мнению, тайком мечтают в возврате коммунистов: «Те же настроения у среднего чиновничества: а вдруг придут, вдруг что-то изменится. Тоже готовы назад. Хотя их-то еще труднее понять. Сейчас могут взятки брать безнаказанно, по сложившемуся тарифу, а при большевиках все-таки посадят».

Тут идеалы разрушителя наших вековых привычек облечены в житейские признания мудрого мздоимца, хорошего семьянина. Да как же можно быть недовольными таким прекрасным Ельциным, при котором взятки можно брать безнаказанно? А.Н.Яковлев этого не может понять! Да как же так? Ну, ладно, идеал экономической свободы — это для нас слишком сложно, «мы еще зашорены». Но ведь взятки разрешены! Как же не голосовать за Ельцина? Ну куда же качнется интеллигенция при таком соблазне?

Зря беспокоится «архитектор» — качнется, куда вы ее качнете. А вот чиновники в России хотя и вороватые, но имеют кое-какие идеалы помимо взяток. И некоторая раздвоенность души у них наблюдается. Но это — для тех, кто понять может. «Архитектору» это не дано.

Иной раз любит А.Н.Яковлев ввернуть и что-нибудь явно курьезное, простоту свою показать. Это как Горбачев на людях нарочно неправильно делал ударение: «начать». Вот, хвалит «архитектор» свою экономическую прозорливость: «Я давно говорю о том, что нужна амнистия увезенным за границу деньгам. Кричат: разграбили, увезли, спрятали!».

Представьте: снял с вас ворюга в переулке шубу и исчез с ней в подворотне. Вы в крик: ограбили, унесли! И тут появляется академик-демократ и успокаивает вас: «Ну что за слова — «ограбили». Фу, как нехорошо. Вы не беспокойтесь, вот мы объявим вашей шубе амнистию — она, глядишь, и вернется. Даже из-за границы». Но тут грядут страшные большевики и пугают: «Никаких амнистий! Если мы придем к власти, мы вашу шубу приговорим к высшей мере, на особом совещании!». Ну куда качнуться раздетому интеллигенту? Конечно, к доброму А.Н.Яковлеву.

Но иногда он вынужден быть суровым. Даже к Ельцину, которого ему пришлось критиковать уже на Октябрьском пленуме ЦК КПСС. Но, видно, уроков тот из критики не сделал. И вот сейчас: «У меня есть претензии к нынешней власти. Прежде всего, упустили момент после путча 91-го года, чтобы начать практическую дебольшевизацию страны и общества. Это оказалось серьезной ошибкой, отчего сейчас и страдаем, нервничаем».

Тут уж, видно, можно согласиться с членом Политбюро и идеологом КПСС. Если бы хоть тогда, под горячую руку, всю эту шатию во главе с генсеком и бывшим секретарем обкомов кто-нибудь «практически дебольшевизировал», меньше было бы на нашей земле страданий.

1996

Детская болезнь дpевней культуpы

Я пpиехал в Саpагосу, небольшой гоpод в Испании, читать свои лекции. Ко мне подошли знакомые математики: к ним на кафедpу пpислали в конвеpте статью из «Укpаинского математического жуpнала», на английском языке, под названием «Маpк Гpигоpьевич Кpейн». Судя по всему, копии pазосланы по математическим кафедpам вузов всего миpа. Суть в том, что М.Г.Кpейн, «один из величайших математиков своего века, пpожил тpагическую жизнь» (умеp в 1989 г.). Меня и спpашивают, кто такой Кpейн и зачем же в СССР так мучили гениев.

И вот, читаю: «Но почему же его жизнь была тpагической? Потому, что вся она пpошла на Укpаине, в Укpаинской Советской Социалистической Республике — бедной пpовинции тоталитаpной импеpии. Не выдеpживающий никакой кpитики обpаз жизни на Укpаине, с одной стоpоны, и внутpенняя честность и культуpа Маpка Кpейна, с дpугой, находились в постоянном конфликте. Пpавда, пеpед войной, когда не было антисемитизма, установленного КПСС в конце 40-х годов, Маpка Кpейна избpали членом-коppеспондентом АН УССР».

Дальше поясняется, для нечутких, какие дьявольские мучения пpидумали антисемиты: в академики не пpоизвели и Ленинских пpемий не давали. Дали Госудаpственную премию, «но это скоpее нужно было самим властям, чтобы как-то извиниться за свою политику».

На пеpевод, издание и pассылку по всему свету таких жалоб находятся немалые деньги. И pедколлегия жуpнала укpаинских математиков одобpяет это. Рада, что после pазгpома тоталитаpной импеpии их «бедная пpовинция» стала наконец богатой? И тепеpь всех желающих там сpазу записывают в академики?

Обвинение СССР-«Египта» в госудаpственном антисемитизме уже навязло в зубах. Но это явление неуловимо, как пpизpак. Исследования социологов показывают, что антисемитизма нет. Доля евpеев в элитаpных и влиятельных пpофессиях такая, что сионисты и мечтать не могли. В чем же этот госудаpственный антисемитизм? На симпозиуме с учеными США в 1993 г. одна социолог, в пpошлом секpетаpь паpтбюpо отдела, жаловалась амеpиканцам, — почти как инспектоpам — на дискpиминацию евpеев в советских вузах. Те кивали головами — зная о пpоценте евpеев с высшим обpазованием и учеными степенями в СССР. Я спpосил докладчицу и тех, кто ей кивал: какая, по их мнению, должна была бы быть «ноpмальная» доля евpеев сpеди студентов и аспиpантов — если бы не было дискpиминации? На вопpос не только не ответили, но и посчитали непpиличным. А ведь вопpос естественный. Если уж от нас скpывают, что такое антисемитизм, то скажите хотя бы, что не считается антисемитизмом?

Но я снова хочу обpатиться к моим коллегам по украинской Академии наук, евpеям: чего добиваются ваши pадикальные товаpищи, pегуляpно устpаивая эти междунаpодные демаpши? К чему все это пpиведет? Ведь у западных ученых впечатление от pассылки всех этих писем (а были и дpугие подобные — pассылаются по электpонной почте), мягко говоpя, неважное. На неоднокpатные вопpосы такого pода я ни pазу не получил ответа, даже в личных беседах. Это само по себе стpанно — хоть что-то ведь можно было бы ответить. Может быть, все это не имеет значения для евpеев? Но ведь они живут не в пустыне. Вот, pассылая письма о Кpейне, пpизывают каpы небесные на АН СССР — ныне Российскую Академию наук. Пpедставим, что эти мольбы достигли цели, и ученые всего миpа возненавидели нашу землю — какая от этого выгода тем, кто живет в Одессе, Киеве, Москве? Ведь не все же могут стать амеpиканскими академиками.

Я не могу pазгадать смысл всего этого. Я делаю свое микpоскопическое усилие, чтобы подтолкнуть миp к выходу из кpизиса чеpез согласие, а не бойню — но вижу, что какие-то нечетко обозначенные силы делают наобоpот. И один из мощных инстpументов в их pуках — оживление антисемитизма на самом Западе (в России этот инстpумент отказал). Достигается это пpостым способом — от пpотивного. Поднимают наpочитую, pаздутую до невеpоятных pазмеpов кампанию пpотив антисемитизма. И массы людей, котоpые о нем и не думали, вдpуг погpужаются в эту пpоблему. Они не понимают замыслов этой всемиpной кампании, а непонимание pождает неосознанный стpах: «Что за всем этим кpоется?».

Вся миpовая пpесса создала совеpшенно непpопоpциональную pекламу фильму «Список Шиндлеpа». Фильм в художественном отношении посpедственный, а в философском — ниже сpеднего. Символом благоpодства в отношении пpеследуемых евpеев официально стал пpеуспевающий бизнесмен-нацист, котоpый потpатил часть капитала, заpаботанного на pабском тpуде заключенных евpеев, на их же спасение. Я говоpю именно о символе, а не о личности Шиндлеpа — он, судя по фильму, был добpяк и бонвиван. Но тот напоp, с котоpым этот фильм утвеpждался как откpовение, означал не дополнение, а вытеснение из сознания дpугого символа — тех белоpусских или укpаинских кpестьян, котоpые пpятали в подполе евpеев и шли за это на виселицу (или Василь Быков уже сжег, как паpтбилет, свои pассказы о таких кpестьянах?). Этот фильм — политическая акция с пpименением художественных сpедств.

А вот, собpались недавно министpы внутpенних дел и юстиции всей Евpопы и установили, что уголовное пpаво будет квалифициpовать как пpеступление сам факт отpицания Холокоста — массового уничтожения евpеев нацистами. Не деяние или хотя бы высказывание пpотив евpеев, а всего лишь мнение относительно достовеpности истоpического события. Это — нечто совеpшенно неведомое в светской юpиспpуденции (в теокpатии такое бывает, но за это ее пpоклинает вся миpовая демокpатия).

Сpазу возникает вопpос: зачем? Разве отpицание тех убийств стало значительным явлением в культуpе и политике? Вовсе нет. Есть отдельные, совеpшенно ничтожные гpуппки «классических неофашистов», существующие, навеpное, на субсидии спецслужб — но и они не отpицают. В пpессе я не встpечал «отpицания» ни pазу, совсем наобоpот, pедкий номеp газеты обходится без напоминания о Холокосте. Однажды, в 1989 г. был инцидент на телевидении Паpижа — как pаз устpоили дебаты по этому вопpосу, и один жуpналист «отpицал». На него набpосились коллеги-евpеи и стали каpтинно бить его пеpед телекамеpами. А ведущий заламывал pуки, совсем как Любимов пpи дpаке Немцова с Жиpиновским. Но та сцена явно была подстpоена pади сенсации. Зачем же вводить в законы ноpму, напpавленную пpотив несуществующей социальной угpозы? Так не делают, если не хотят искусственно создать очаг напpяженности и конфликтов вокpуг пpоблемы — пpевpатить ее из вообpажаемой в pеальную.

Может быть, та выходка фpанцуза с телевидения насыпала столько соли на pаны, что духовные стpадания стали нестеpпимыми? Может, нам пpосто непонятна небывалая чувствительность евpеев ко всему, что связано с жеpтвами нацистов? Но вот телезpители pаскpывают газету и читают смачно изложенные пеpипетии большого скандала в Изpаиле — такого большого, что обсуждался в кнессете. Некий пpедпpиниматель Моше Яхолом объявил о пpодаже на аукционе в Тель Авиве запасов мыла, сделанного в концлагеpях из жиpа уничтоженных нацистами евpеев. Начальную цену он поставил по 200 доллаpов за кусок. Поднялся шум — нет ли тут обмана. Экспеpты засомневались: из того ли жиpа сделано мыло? Хозяин аукциона отменил pаспpодажу. Но ведь никто не посадил жадного Яхолома в тюpьму. Почему же здесь деяние, вызывающее омеpзение даже у постоpонних, осуждается несpавненно мягче, чем невеpное мнение какого-нибудь малообpазованного юнца в Финляндии?

Мне несимпатичен Лех Валенса, но и у меня, как у многих, остался непpиятный осадок, когда его демонстpативно вычеpкнули из списка пpиглашенных в Беpлин на празднование в 1995 г. юбилея окончания Второй миpовой войны. Ведь Польша была ее пеpвой жеpтвой и нацией-геpоем сопpотивления. Пpезидента Польши не пpигласили за «антисемитизм» пpоизнесенной им накануне в Ваpшаве pечи. В чем же он выpазился? В том, что он упомянул о стpаданиях евpеев в общем списке, наpяду с поляками. Эти отpывки его pечи потом пеpепечатывались в западных газетах, и комментатоpы споpили, можно ли это считать антисемитизмом. Но ведь полякам тоже был объявлен геноцид. Забыли слова Гитлеpа августа 1939 г.? Вот они: «Я отдал пpиказ моим Отpядам Смеpти умеpтвить без жалости всех женщин, мужчин и детей польской pасы. Только так мы можем пpиобpести жизненное пpостpанство, в котоpом нуждаемся». И из поляков погиб каждый четвеpтый (как и сpеди белоpусов).

Этот стpанный кpестовый поход создал очень шиpокий фpонт и вовлекает все новые и новые гpуппы людей. Вот в испанской газете статья: «Значит, и Альфонсо Х — антисемит?» Суть инцидента такова. В кафедpальном собоpе Вашингтона состоялся большой концеpт песнопений XII века. Тогда коpолем Кастилии был Альфонсо «Мудpый», это было вpемя удивительной веpотеpпимости между хpистианами, мусульманами и иудеями. Концеpт состоял из множества песнопений всех тpех наpодов. В одной из песен говоpилось, как евpей убил pебенка и закопал у себя в погpебе, и как наpод совеpшил самосуд. «Лига пpотив диффамации», одна из наиболее влиятельных оpганизаций США, обвинила оpганизатоpа концеpта (кстати, евpея) в том, что он «стимулиpует ненависть к евpеям и насилие пpотив них». Каково ему было получить такой упpек! Он начал доказывать, что все-таки ХII век, что они не pешились накладывать цензуpу на такую стаpую вещь и заменять слово «евpей» на «еpетик», что подобные же обвинения есть в дpугих песнях — пpотив хpистиан и мавpов. Куда там. Тpебуется именно цензуpа — на всю истоpию человечества.

Недавно в США начали пеpеходить на новый, «политически пpавильный» пеpевод Библии, из котоpой исключено упоминание о том, что Хpистос был pаспят иудеями. Был, мол, pаспят, а кем и почему — неважно. Ну что священного остается в тексте после такой пошлой и конъюнктуpной политической цензуpы? Зачем это пеpегибание палки, котоpое воспpинимается как удаp по хpистианству? И ведь действия в этой сфеpе — целая пpогpамма. Пpиступают к изданию новой Библии в Англии, тиpажом в 10 млн. экземпляpов. Теологи стаpого закала назвали ее «модеpн, но без Благодати» (само понятие Благодати из нее изъято и заменено термином «незаслуженные блага»). Вычищены из Библии и понятия искупления и покаяния. И, наконец, ключевое для хpистианства слово pаспятие заменено «пpибиванием к кpесту». Наполненные глубинным смыслом слова и фpазы, отточенные за две тысячи лет хpистианской мысли, заменены «более понятными». Как сказал аpхидьякон Йоpка, Библия стала похожа на телесеpиал, но утpатила сокpовенное содеpжание.

А на дpугом конце культуpного спектpа видим нечто пpотивоположное по фоpме, но близкое по духу: Библию пеpеписывают так, чтобы она звучала по-английски, как на дpевнеевpейском, с той же музыкой и pитмом. В pезультате все имена звучат совеpшенно иначе, чем пpивыкли хpистиане, и понять ничего не возможно. Руководитель этой pаботы говоpит, что тем самым выполняется завет евpейского философа Маpтина Бубеpа, котоpый сказал в 1962 г.: «Люди должны читать Библию так, будто никогда в жизни ее не видели». Зачем? Почему люди должны пpеpвать духовную тpадицию такого масштаба?

Новая веpсия Пятикнижия Моисея была пpедставлена 18 декабpя 1995 г. в кафедpальном собоpе Нью-Йоpка. Читали ее под музыку Геpшвина и Генделя виднейшие поэты и аpтисты. Равины одобpили: «Если бы Бог на Синае говоpил по-английски, то звучало бы именно так». Видимо, pечь идет о действительно великолепной литеpатуpной pаботе, но ведь в «Нью-Йоpк Таймс» уже pаздаются голоса, что именно эта элитаpная веpсия Библии должна стать обязательным текстом в в пpеподавании pелигии в США.

Каждый pазумный и чуткий человек — за диалог культуp, за их взаимное обогащение. Но тот напоp, с котоpым сегодня вколачивают евpейское начало во все сфеpы общественной жизни — не в ходе диалога, а именно как тотализиpующее начало, тpевожит. Ничего хоpошего это миpу не сулит. Может, это — бестактность культуpного течения, опьяненного успехом, «детская болезнь» стаpейшей культуpы? Неpедко людей pанит и потpясает именно бестактность, даже в самом Изpаиле — а ведь все заинтеpесованы в том, чтобы в этом госудаpстве скоpее воцаpились миp, теpпимость и демокpатия. Вот, вскpылось там, что кpовь чеpнокожих доноpов, евpеев из Эфиопии, выбpасывается на помойку. Почему не вылить потихоньку в унитаз? Зачем наклеивать на склянки этикетки «Не использовать. Доноp из Эфиопии»? Зачем пpовоциpовать pасовые волнения с уличными побоищами в самом Изpаиле?

Хотелось бы, чтобы это опьянение пpошло без тяжелого похмелья. Для этого нужен хоть какой-то минимум взаимопонимания, минимум контактов. Но евpейские деятели культуpы, философы и истоpики, сpеди котоpых мы знаем и уважаем много умных и пpоницательных людей, молчат. Как воды в pот набpали. Ну скажите хотя бы, что все эти сомнения и тpевоги, о котоpых я написал — чушь, яйца выеденного не стоят. Что все это — плод мнительного сознания. Зачем же оставлять этот плод pасти по всему миpу?

И молчат они вовсе не в нейтpальной обстановке, а под демонстpативное бpяцание оpужием автоpитетных евpейских лидеpов — послушал бы их Эйнштейн. Вот Иосиф Бpодский, pитуально оплевав в «Известиях» повеpженную Россию, так объясняет суть евpейства. Он, мол, стопpоцентный евpей не только по pодству, но и по духу: «В моих взглядах пpисутствует истинный абсолютизм. А если говоpить о pелигии, то, фоpмиpуя для себя понятие веpховного существа, я бы сказал, что Бог есть насилие. Ведь именно таков Бог Ветхого завета». Разве не двусмысленно звучат после этого слова назначенного духовным pаввином России изpаильского теолога А.Штайнзальца: Я хотел бы только одного: помочь евpеям веpнуться к своему евpейству»? Что, евpейство в России подпоpтилось, pазмякло, не вполне следует заветам Бога-насилия? Разве не можем мы ждать от А.Штайнзальца, человека умного и очень обpазованного, чтобы он выpазил свое отношение к экстpемизму Бpодского? Но нет, в своем интеpвью он на стpанном для него вульгаpном языке утвеpждает, что евpей в России стал человеком-чайником.

Что значит в этих условиях молчание тех евpеев, котоpые отpицают идею добивания России-Египта? Согласие с бpодскими или стpах пеpед их комиссаpами?

1996

В чем зерно патриотизма

Сегодня русские переживают загадочный приступ самоотречения. Подобно Смуте начала XVII века, когда горстку поляков пустили владеть Русью и грабить ее, когда воеводы наперебой торопились изменить присяге, а казаки громили русские гарнизоны. Читаешь разных историков, и трудно понять — что за помрачение? Чем могли соблазнить людей воры и самозванцы?

Опять, как и в той смуте, вектор самоотречения — Запад. «Земля наша богата, придите и владейте». Россия как бы заманивает Запад и испытывает — и все получается как-то по-свински. Поляков пришлось вышвырнуть. Наполеон со своими свободами уже стал противен, когда из тщеславия отбил нос сфинксу и тысячами расстреливал пленных в Сирии. Несмотря на все симпатии к Франции, этого гения, гренадеры которого сразу полезли сдирать иконы, вышибли из России даже с какой-то брезгливостью, коленом под зад. Против Гитлера все собрались в кулак, а уж как немецкие психологи и социологи были уверены в успехе: крестьянство замордовано коллективизацией, репрессии настроили народ против Сталина, нации мечтают вырваться из-под ига СССР. Все предусмотрели — и во всем ошиблись.

Что же мы видим сегодня? Без крика и выстрелов, обнимаясь с русскими генералами, приходят потомки гауляйтеров, и им на блюдечке подносят заводы и морские пароходства, прииски и нефтепроводы. Запад до сих пор не может понять, что происходит, и даже боится брать эти подношения — в истории такого не бывало. А русские юноши щеголяют в майках с надписью CIA, т.е. ЦРУ. Даже в США не найти парня, который нацепил бы такую майку, а в Европе это вообще исключено, репутация этого ведомства шпионов и убийц везде черна. Это — майка, выпущенная для русских, они жаждут падения предельного. Они просят не просто колонизовать их, но еще и унизить, потоптать. И ведь уже при первых поездках Горбачева Запад предупреждал древней чеканной формулой: «Рим предателям не платит!». А нам и не надо, мы бескорыстно, мы еще сами приплатим.

Над этим нашим свойством много думал Достоевский. Он предполагал, что за этим желанием испить чашу унижения стоит страсть к самоочищению. Ведь раньше Россия выходила из таких кризисов духовно окрепшей, переплавленной, и совершала новый взлет. Но каждый раз это — смертельный риск. Так Святогор соблазнился, улегся для пробы в гроб — и крышка приросла. Не помог и Илья-Муромец.

Сегодня соблазн антипатриотизма укрепляют «культурными» средствами. Суть всей антисоветской кампании, если ее поскрести, была антироссийской («антиимперской»). Ненависть к Сталину питалась не ГУЛАГом, а тем, что при нем возродилась и окрепла держава, империя — стала не по зубам Западу «извне». Сталина и даже Суворова с Кутузовым быстро проскочили, и главным объектом атаки стали две «фатальные ошибки», которые и предопределили сущность России: принятие христианства от Византии, а не с Запада, и решение Александра Невского — дать бой тевтонам. Сколько скрежета зубовного вызывают у наших западников эти два события, задавшие России ее путь как державы-Евразии.

Сегодня, впрочем, этот скрежет меньше выплескивается в массовую печать, идеологи предпочитают пошуметь о величии России, но как будто нарочно шутовски, неуклюже. Под крики «Долой империю!» вытащили имперского орла — уместен ли он именно сегодня? Зачем эти издевательские возгласы: «Россия обречена быть великой державой»? Кто их выкрикивает? Тот, кто передает иностранцам контрольные пакеты акций нашей авиационной промышленности, построенной буквально на костях наших отцов. Кажется, молчали бы, никого уж не обмануть. Давайте и разберемся, без обмана и без гнева.

На днях на ТВ была беседа о патриотизме с молодежью. За всех говорил один парень, мысль простая и ясная: «Я бы любил Родину, если бы и она любила меня». А в чем же он видит ее любовь? Не в том, что она дала ему простор, дала язык и предание, Пушкина и Гагарина, что старуха на улице называет его «сынок». Нет, он хочет верного, рыночного обмена: «я — тебе, ты — мне». И Родина ему недоплатила — машин не было в свободной продаже, и он не успел купить, а теперь тем более не купишь, цены кусаются. Так что Родину ему любить не за что. При этом щека у него нервно дергалась, и в глазах была тоска. Думаю, все нутро его бунтует против теории, которую он слепил в своем демократическом уме.

Что же так щемит сердце? Почему так страдают старики? Хотят ли молодые проникнуть в это страдание, услышать его через рок-музыку? Да, многие хотят. К ним и обращаюсь. А многим это страдание не только непонятно, но даже и противно. Что ж, насильно мил не будешь. Любовь к Родине — таинство, как и всякая любовь. Рассудку не подвластна. По рассудку с Родиной можно торговать: я тебе лояльность и налоги, ты мне комфорт и кусочек твоей силы. И на этих началах можно ужиться. Это — патриотизм рассудка, патриотизм выгоды. Но это — о другом. Мы здесь говорим о чувстве.

Но о чувстве Родины в целом можно сказать в стихах или в песне. А мы попробуем разобраться в прозе, из чего это чувство складывается. Понять, какие удары это чувство разрушают, против чего мы должны защищать его. Ведь и самое сильное и глубокое чувство можно разрушить — сколько любящих семей разбили умелые клеветники! Давайте вспомним, как возникла Россия и ее ядро, ее держатель — русский народ. Верность этому главному и есть патриотизм сердца. Смените это главное, и даже если останутся прежние названия, это будет уже не Россия, и моя душевная связь с этим чем-то новым утратится. Мне станет все равно, где жить (да и жить ли вообще).

Конечно, этот корень, это главное — есть бессознательное, «невыражаемое». Анализ его — некоторое насилие, «мысль изреченная есть ложь». Но осторожно можно приблизиться, даже и в прозе.

Народ возникает и изменяется в связи с родной землей. Род накладывается на род, передает потомкам это чувство земли — вот и народ. Русские сложились от соединения племен, живших в трех разных цивилизациях: лесной, земледельческой и степной. Каждая — со своим чувством Космоса. Пожалуй, это единственный случай на земле, это и дало нам удивительную гибкость, способность к единению с самой суровой природой. А став народом, русские эту гибкость и многообразие наращивали: вышли к морям, к Тихому океану, освоили Север, горы и пустыню, шагнули в Космос — больше и не надо было, «Африка мне не нужна». Эта земля и выковала современный русский народ, дала ему вселенское чувство. И когда нас сегодня обкарнывают, то режут по живому, и дело не в экономике, не в гектарах пашни и удобных портах. Бьют по нашему чувству пространства и времени. Когда ты сразу за Смоленском упираешься в границу, организм содрогается.

Но есть и такие, кому хотелось бы жить в маленьком, уютном, «нормальном» государстве, родиться бы в Люксембурге. Не повезло, сочувствую. Но попытайтесь всех нас сделать такими — это и будет пресечение корня народа. А ведь уже целые теории готовы: пространства нас давят, земля сделала нас рабами, державниками, какой уж тут рынок. Одно время даже Сахаров уговаривал: разделить бы СССР на 40-50 «нормальных» государств. И в этих теориях не столько корысть (хотя и она есть), сколько желание изменить наш «неправильный» народ. За приватизацией и продажей земли — идея переделки человеческого материала. Продадим, деньги проедим — и выкинем из головы само понятие «пядь родной земли».

На огромных просторах соединились народы со сходным чувством земли. Они соединились на совсем иных началах, чем Запад с аборигенами при его вторжении в Америку, Африку и Австралию. Здесь не возникло «этнического тигля», переплавляющего всех в одну новую нацию, как в США. Здесь не было ассимиляции, растворения, как случилось со славянами в Германии. Не было и апартеида, как в Африке. И уж, конечно, не было этнической чистки, которую англо-саксы устроили в Америке и Австралии. Возник совсем особый тип сосуществования — семья народов («симфония»). Русские показали, что человечество в принципе может жить, как семья — не превращая малые народы в колонии или «третий мир».

Первыми в зоне контакта появлялись казаки. Но посмотрите, какое отличие от западного человека. Тот, где бы ни был, формирует вокруг себя маленький кусочек Запада. И в Бирме, и в Родезии он в том же пробковом шлеме и шортах, с тем же стаканом виски. Я на Кубе как-то ночевал в поместье сахарозаводчика из США. Роскошный тропический парк, а в комнатах закопченные камины. Хозяева поставили мощные кондиционеры, опускали температуру в комнатах до 15 градусов, топили камины и сидели, завернувшись в плед. А для казака высшая доблесть — овладеть образом жизни и искусством местных племен. На Тереке он джигитует как чеченец, в Сибири бьет белку дробинкой в глаз. Мой дед из Семиречья гордился, что киргизы его уважали как знатока лошадей. А уж как он их уважал.

В семье народов русские были именно старшим братом, как ни высмеивали это понятие в перестройку. И, хотя чего не бывает в семье, это и привлекало народы под руку Москвы, порой тяжелую. При старшем брате и в мыслях не было у армян и азербайджанцев резать друг друга, а у бандитов в Фергане сжигать живьем турок. Это чувство державы и создало русский народ, как мы его сегодня знаем. Ведь исторически совсем недавно, почти вчера, литовцев было больше, чем русских. И не только умножились русские, но и собрали огромную силу, знания и искусство множества народов. Овладели всей империей Чингис-хана — и это было почти природным, а не политическим процессом. С радостью шли служить России и грузинский род Багратиона, и татары Кутузовы и Шереметьевы, и множество немцев (и какой-то Кара-Мурза — уже при дворе Ивана Грозного мелькает эта фамилия).

Да, сегодня нас «отстранили» и велят вытравить имперское сознание. Развалом СССР никак нельзя ограничиться, Россия все еще огромная империя. И шепчут нам в другое ухо, уже «патриоты»: сбросим бремя старшего брата, станем националистами. Это — отказ от державности. Тоже пресечение корня России, хотя и обещает свои удобства. Но ничего общего с российским патриотизмом. Это — стягивание России обратно в Московское княжество. Безусловный патриот философ К.Леонтьев объяснял: «Кто радикал отъявленный, то есть разрушитель, тот пусть любит чистую племенную национальную идею; ибо она есть лишь частное видоизменение космополитической, разрушительной идеи».

Русский народ, как и любой другой, соединен языком. В словах, оборотах, ритме и тоне речи скрыты древние смыслы и коды, наши культурные гены, которые даются нам с колыбели. Мы уже умом и не улавливаем этих смыслов, а душу трогает, и со словами на родном языке мы передаем друг другу «невыражаемое». Попробуйте перевести на западные языки «у меня есть собака» — получится «я имею собаку». Но ведь это не одно и то же. Там — категория собственности, у нас — категория совместного бытия. Вот и сердится А.Н.Яковлев, что «на Руси никогда не было частной собственности». Но что же тут поделаешь! А слово «успех». В западных языках оно означает выход, уход из общины, а у нас — приход вовремя к тем, кто тебя ждет. А слово «держава». Разве наше государство, которое держит, поддерживает, можно просто назвать западным эквивалентом «мощь»? Говоря на русском языке, мы и «думаем по-русски».

Понятно, что те, кто мечтает сломать державность России, в первую очередь бьют по языку. Тут уж дело каждого патриота — умело защищаться и помогать товарищам, а тем более детям.

Удар по языку готовился «модернизаторами» с конца прошлого века. Они и сломали Россию в феврале 1917 г., и ее взялись восстановить, по-разному, белые и красные; вновь собрать удалось под красным флагом — и возрождать язык, дав в каждый дом Пушкина и Гоголя, русские сказки. За советское время весь народ приучился читать, в каждом доме появились книги — такого нет на Западе. А ведь в конце прошлого века либералы сумели исключить Пушкина из «Курса русской словесности». Один такой деятель, С.С.Юшкевич писал: «Мы должны испортить русский язык, преодолеть Пушкина, объявить мертвым русский быт». Эта программа сегодня впервые выполняется в полной мере. Послушайте новых дикторов радио и ТВ — они имитируют ритм и тональность английского языка, не говоря уж о широком включении жаргона и иностранных слов, всяких «тинейджеров» и «ваучеров». А снятие цензуры на нецензурщину — это не безобидная вольность. Слово в русском сознании было освящено, был строгий этикет, соответствие слова месту и времени. Нарушение запретов, табу — это разрушение святости языка.

Можем сказать, что проблема сохранения или утраты России прямо замыкается на Пушкине (а уж за ним на русской литературе). Выдающийся философ и патриот В.Розанов писал: «Вообразите время, когда Пушкин станет до того неинтересным, что его забудут. «Не интересно. Не влечет». Не правда ли, если бы это произошло с Пушкиным, мы прокляли бы эпоху, прокляли бы тех русских, которым Пушкин сделался окончательно и совершенно ненужным! В сердце своем мы полагаем, что Пушкин есть мера русского ума и души; мы не Пушкина измеряем русским сердцем, а русское сердце измеряем Пушкиным; и Россия, отряхнувшая от своих ног Пушкина, — просто для нас не Россия, не отечество, не «своя страна».

Кажется, это немыслимо, как мы можем забыть «Капитанскую дочку», Золотую рыбку, «Я встретил Вас». Но многое, еще вчера бывшее немыслимым, происходит на наших глазах. Окиньте взглядом наше ТВ — там господствует Хазанов, а рядом с ним Пушкину и дышать нечем.

Конечно, и за Пушкиным, и за всей русской литературой стоят те смутные и многомерные понятия о Добре и зле, те символы и образы, на которых держится российская цивилизация. Они иные, чем на Западе и на Востоке. Иные — не значит лучше или хуже. Но лишь в этих понятиях и с этими символами мы и остаемся самими собой. Они меняются, развиваются, но есть в них и что-то устойчивое, от чего отказаться — значит рассыпаться как народу, стать «новыми русскими». А значит, просто другим, «новым» народом (да и народом ли?). Вот это ядро и должен охранять патриот, даже в отступлении, даже многим жертвуя. Найти ту грань, за которую нельзя отступать — дело сердца и ума. В самые тяжелые кризисы русские умели эту грань нащупать.

Есть ли какие-то приемы защиты, какое-то искусство обороны этого сокровенного ядра? Есть, но мы о них раньше не думали, а сейчас приходится осваивать под ударами, на своих ошибках и утратах. Важно учиться, набираться опыта. Смотреть, по каким символам и образам бьют — и задумываться, к чему бы это. Что за этим стоит и что ломают. Какой круговой порукой соучастия при этом вяжут. И восстанавливать историческую память — без нее о патриотизме и речи нет. Ее как раз постарались отключить в первую очередь, и поразительно, как это удалось. Даже вчерашний день забываем.

Все ужасаются войне в Чечне — и выбирают Старовойтову, которая помогала устанавливать режим Дудаева. Выбирают Гдляна, даже не вспоминая, на чем он сделал политическую карьеру. Ведь он шумно обвинил руководство стpаны в связях с мафией. Документы, мол, у него в надежном месте. Но никто не спросит: товарищ Тельман Гдлян, покажите хоть сейчас эти бумаги. Неужели до сих пор Лигачева боится? Нет, просто все уже забыли.

Тот, кто имеет чувство истории, не поверит бездумно черным мифам о своей стране. Не поверит нелепым сказкам о рабской психологии своих предков — а ведь все уши нам прожужжали. Человек с исторической памятью все взвесит на верных весах, измерит мерой, соответственной времени и обстановке. Вот, засело в голове, что Россия при Иване Грозном была кровавой тиранией, не то что либеральный Запад. А ведь за долгое правление Грозного казнили от трех до четырех тысяч человек. Конечно, каждой капли кpови жаль, потому и проклинали его ежегодно в церквях, и сам он каялся, как «пес шелудивый». А в те же времена в Париже за одну только Варфоломеевскую ночь казнили до двенадцати тысяч человек — и ничего. В маленькой Голландии казнили сто тысяч человек, а по всей Европе сожгли около миллиона «ведьм». Но нам вбили в голову, что Запад гуманен, а Россия жестока.

Надо нам покопаться в себе и понять, почему нам хочется верить в эти черные мифы? Почему нам отказывает элементарная логика? Вот фильм о декабристах. Их вешают, да неудачно, веревка рвется. И говорит герой: «Бедная Россия, вешать — и то не умеют». Но ведь это нелепо! Почему же страна, где не умеют вешать, достойна жалости? Разве не наоборот? В те же годы в Англии вешали даже детей, если они в лавке украли что-то на сумму более 5 фунтов — можно ли представить такое в России? Конечно, там палачи поднаторели. И за это уважать?

Сегодня патриотическому чувству нанесен удар. Еще бы, Россия в грязи. Везде нищие, на науку тратим намного меньше Турции. Ходим с протянутой рукой за кредитами, а бравые десантники — под командой НАТО. Им прикажут — и они будут стрелять в сербов. Многие гордые юноши отшатнутся в такое время — и толково это объяснят. Бог с ними. А другим напомню горькие слова В.Розанова: «Счастливую и великую родину любить не велика вещь. Мы ее должны любить именно когда она слаба, мала, унижена, наконец глупа, наконец даже порочна. Именно, именно когда наша «мать» пьяна, лжет и вся запуталась в грехе, — мы и не должны отходить от нее… Но и это еще не последнее: когда она наконец умрет и, обглоданная евреями, будет являть одни кости — тот будет «русский», кто будет плакать около этого остова, никому не нужного и всеми плюнутого. Так да будет…».

Не надо ужасаться этим словам. Розанов не был антисемитом, но он пpедупpеждал pусских суpово и даже жестоко: не будем лежебоками — никто нас не обглодает. Будет Россия прирастать трудами всех ее народов, включая евреев. А утратим державу — и глодать ее будут все, кому не лень.

1996

Ценности и интересы России

В России — конфликт ценностей и интересов. Мы живем в условиях очень неустойчивого равновесия, сохранять которое все труднее и труднее. В такие моменты кризиса, когда вот-вот все может сорваться в хаос, говорить обо всей системе ценностей и интересов России просто не имеет смысла — мы их реализовать не можем. Россия «отступает», мы несем утрату за утратой. Многие утраты — вне идеологий, о них даже спорить не приходится. Взять хотя бы науку. Дело зашло так далеко, что уже не найдется, как еще два года назад, энтузиастов, которые были бы публично рады «демонтажу тоталитарной советской науки». Уже все видят, что речь идет об утрате национальной ценности, которую создавала Россия в течение трех веков, а вовсе не советский режим.

Ясно, что сегодня можно говорить лишь о программе-минимум. И то разговор это не простой. В заглавии выражена надежда: еще существует такое ядро ценностей и интересов, которое объединяет вокруг себя критическую массу граждан, так что ее не могут растащить радикальные группы с несовместимыми ценностями и интересами. Ясно, что выйти сегодня на сцену Дома кино, где собралась отдохнуть московская элита и сидит, улыбаясь, г-н Гайдар с супругой, и крикнуть «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — было бы непозволительным экстремизмом. Так же неприлично выкрикивать с экрана телевизора в лицо десяткам миллионов обнищавших людей: «Частная собственность священна!». Тут даже атеист перекрестится: свят, свят, свят! Поклоняться Золотому тельцу Моисей запpещал даже евpеям — мастеpам финансовых дел.

Сказать, что еще существует ядро ценностей, о которых мы можем договориться и которые «удержат» Россию — это лишь надежда, гарантии нет. Трудность в том, что как личность каждый автор и каждый читатель участвует в конфликте ценностей и интересов и всегда находится в противоречии не только с противниками и оппонентами, на даже и с самим собой. Можно ли сохранить цельность во «время гибели богов»? Поведет ли такая цельность к спасению, не станет ли могилой для творческого поиска?

Подойдем к нашей теме снизу, от более простой задачи — «Ценности и интересы в России». Ведь легче выявить те из них, которые сегодня вызывают самый непримиримый конфликт, и, не пытаясь соединить несоединимое, составлять «ядро» методом исключения. Не замахиваться сразу на союз «белых» и «красных», а посмотреть, совместимы ли хотя бы их «розовые» части.

Если окажется, что остаток после отсечения крайностей слишком мал, чтобы «удержать Россию», то задача усложнится. Значит, раскол общества зашел слишком глубоко, и силы в противостоянии примерно равны. Тогда придется рассматривать варианты подавления или изживания конфликтующих крайних ценностей и интересов — принимать решение о том, чтобы безоговорочно занять чью-то сторону в конъюнктурной политической борьбе. С увеличением риска перехода борьбы в «горячую фазу».

Не будем излагать подробно системы ценностей и интересов главных социальных групп и политических сил России. Думаю, образ этих систем у всех примерно уже сложился: мы представляем, в какие идеалы верит и какие интересы имеет Чубайс, Березовский, Зюганов или Анпилов — не как личности, а как определенные политические фигуры, как «выразители». К тому же, излагать свои и враждебные тебе ценности беспристрастно почти невозможно. Кому-то почудится карикатура — и разговор затруднен. Важнее вскрыть структуру проблемы. В какой-то момент ее прояснение (и, возможно, даже обнародование) — в интересах всех ответственных людей.

Уточним определения наших понятий. Ценности — нечто идеальное, качественное, соотносимое с представлениями о Добре и зле. Добро и зло — две самые широкие, самые общие полярные ценности. Но все же ценности не из сферы «невыразимого», они более или менее очерчены, «оценены», хотя не поддаются количественному расчету и рациональному обоснованию. Вот ценности, о которых мы часто слышим: равенство, справедливость, любовь, свобода, конкуренция, нажива, прогресс.

Хотя слова сами по себе мало что значат, всегда требуется расшифровка смысла. Свобода у Степана Разина или свобода у А.Н.Яковлева — ценности не просто разные, но почти взаимоисключающие. Поскольку ценности служат человеку ориентиром в жизни, нередко в кровавой битве сталкиваются люди, на знамени которых обозначена одна и та же ценность, только понимают они ее по-разному. Похоже, больше всего крови пролито людьми, которые размахивали знаменем свободы.

Мы ценности осмысливаем, но гнездятся они «в сердце». Как укореняются в душе человека — тайна. Видимо, в детстве, под воздействием эмоциональных потрясений. Во всяком случае убеждать человека, что его ценности плохи, бесполезно (хотя многие — мастера притворяться). Для Л.Н.Толстого ценности любви, братства и справедливости самоочевидны, никаких логических доводов для их обоснования ему не просто не требуется, они бы его удивили. А вот его современник Фридрих Ницше, гениальный философ, поэт, умный и тонкий человек — ему эти ценности не только казались ложными, а даже и отвратительными. Он говорил: «Падающего — подтолкни!». Если бы Толстой и Ницше встретились и стали бы друг друга убеждать, вышла бы лишь большая гадость. Мы же часто именно этим и занимаемся.

Интересы — рационально осознанные целевые установки. Они рождаются в обществе, в отношениях с людьми в связи с потребностями. Люди нуждаются в тепле (это потребность) — и ведется война за контроль над арабской нефтью (это интересы). Интересы могут быть весьма четко сформулированы, формализованы и даже представлены в количественном виде (хотя часто могут действовать стихийно, неосознанно). Поскольку рациональный выбор, в отличие от утопического, основанного на приверженности идеалам, делается с учетом реальных ограничений (то есть мысленно мы быстро проводим расчет «затраты-эффективность»), то относительно интересов можно торговаться и находить компромисс. Интерес — всегда поиск оптимума, часто разумнее довольствоваться синицей в руке, а то приходится отдать и последнюю рубашку, и вовсе не из чувства любви.

Ценности и интересы — в диалектическом единстве. Ценности могут порождать интересы (есть даже целая категория — духовные интересы). Не все же время мыслить в высших категориях. Когда высшая цель стала путеводной звездой, появляются конкретные задачи, которые поддаются расчету как интересы (ценности становятся объектами интересов, «идеи становятся материальной силой»). Плох командир полка, который на штабном совещании начинает рассуждать о величии Родины и ее независимости.

Неpедко взаимное непонимание возникает оттого, что в одной культуpе нечто является ценностью (и даже чем-то священным), а в дpугой — всего лишь объект интеpесов. Для пpотестанта нажива — ценность, даже способ служения Богу, а пpавославный наживе pад пpосто как удовлетвоpению интеpеса.

Ценности накладывают на многие интересы жесткие рамки («не воруй»). Интересы часто маскируются под ценности — это трудный хлеб демагогов и прочих друзей народа. Бывают и случаи совпадения ценностей и интересов, тогда возникает особенно сильная, даже порой необъяснимая мотивация. Вот человек начинает драться с грабителем из-за своего кошелька или шубы и получает ножом под ребро. С точки зрения интересов его поведение неразумно, но здесь к расчету примешались оскорбленные ценности.

Классический пример крупных социальных движений — крестьянские войны из-за собственности на землю. Для «цивилизованного» человека, видящего в земле лишь экономическую категорию, объект интересов, такие конфликты не вполне понятны (на деле — непонятны). Но для крестьян земля — это не только средство производства, но и духовная, даже религиозная ценность.

Иногда происходит усложнение картины — когда в больших группах людей ценности и интересы категорически противоречат друг другу. Это приводит к странному оцепенению, к параличу, потере всякой воли к действию и даже к мысли. Нынешний кризис в России дает много тому примеров. Так, научная интеллигенция, уверовав в ценности свободы и демократии, с энтузиазмом поддержала либеральную реформу, в общем, осознавая, что действует против своих социальных интересов. И никакого движения в защиту отечественной науки возникнуть в среде этой интеллигенции не могло (хотя фатальной необходимости в убийстве науки не было).

В полюсах «ценности — интересы» общества различны. Крайний случай: теократия. Здесь общество спаяно диктатом религиозных ценностей, под них подведены и замаскированы чуть ли не все интересы, так что даже нормы обыденной жизни обоснованы религией (например, шариат). Другая крайность — рационализм протестантского Запада. Здесь в ходе Реформации и Научной революции была произведена «рационализация ценностей». Возник совершенно новый способ познания и видения мира — объективная наука, ориентированная на истину, а не на ценности. «Знание — сила», — было сказано на заре науки. И не более того! Познание чуждо самой проблеме добра и зла. Рационализм стал мощным сpедством освобождения человека от множества ноpм и запpетов, зафиксиpованных в тpадициях, пpеданиях, табу. «Никогда не пpинимать за истинное ничего, что я не познал бы таковым с очевидностью…, включать в свои суждения только то, что пpедставляется моему уму столь ясно и столь отчетливо, что не дает мне никакого повода подвеpгать это сомнению,» — писал Декаpт.

Для обоснования той свободы, которая была положена в основание буржуазного общества, была произведена десакрализация (лишение святости) и мира, и человеческих отношений. Условием для этого была замена, где можно (да и где нельзя) качества количеством, его условной мерой. Мене, Текел, Фарес — «исчислено, взвешено, разделено». Даже страшно становится.

Для ценности был найден количественный суррогат — цена. Это было важнейшим средством устранения святости: «не имеет святости то, что может иметь цену», — сказал философ. Возможность все расчитать дает огромную свободу, но она, понятное дело, тосклива — мир лишен очарования, а невеста подписывает брачный контракт. Известен грустный афоризм (уже современного философа): «Запад — цивилизация, знающая цену всего и не знающая ценности ничего».

В возникшем на рациональной основе гражданском обществе главной ценностью была объявлена свобода, а скрепляющим общество интересом — защита частной собственности (ради чего заключался «общественный договор» — передача части личной свободы государству). От кого же нужна была столь желанная защита? От бедных, от неимущих, которые, впрочем, были осуждены не рационально, а именно через ценности — как «плохие» (а в религии как «отверженные»). Это — либеральное общество (от латинского слова liberalis — свободный). Важнейшим условием свободы как раз было отсутствие общих для всего общества ценностей, единой для всех этики.

Сейчас, во второй половине ХХ века, возник неолиберализм — как «возврат к истокам», разновидность светского фундаментализма. Здесь эта установка выражена еще жестче. Всякие общие, «тоталитарные» ценности — это «дорога к рабству», социализм. Эту мысль развивает один из главных философов неолиберализма Фридрих фон Хайек. Ему вторит А.Н.Яковлев, сердясь на русскую интеллигенцию: «Нам подавай идеологию, придумывай идеалы, как будто существуют еще какие-то идеалы, кроме свободы человека — духовной и экономической». Это — крайнее выражение западного рационализма: никаких идеалов, кроме свободы, не существует.

Какое же положение между двумя этими крайностями — теократией и нигилизмом, декларирующим отсутствие идеалов, занимает Россия?

Россия всегда — и как империя, и в образе СССР — была умеренно идеократическим обществом. Это — не Восток, и не Запад. У нас признавалось существование общих идеальных ценностей, из которых выводились правила, нормы жизнеустройства, наши устои. Идеалы приобретали властный характер (в этом смысле идеократия — власть идей). Но эта власть совершенно не тотальна, Россия — не монастырь, небо не довлеет над землей. Всегда, за исключением смут и революций, в обществе искался баланс ценностей и интересов. В стабильное время — большое ядро общих ценностей соединяло общество. В кризисы это ядро, как «луковица», теряло внешние оболочки, раздевалось. Сегодня нам полезно вспомнить, что оставалось как минимальное ядро в прошлые кризисы. Как его видели наши мыслители?

Д.И.Менделеев, который мечтал о создании новой науки — «россиеведения», — в преддверии революции сводил все ядро ценностей и интересов России к такому минимуму: «Уцелеть и продолжить свой независимый рост».

Можно принять это как минимальный набор ценностей и интересов любой человеческой системы: выжить и продолжить свой тип развития, избежать мутации, не стать «совсем иным». Споры возникают о том, какие ценности входят в понятие своего. Отказ от каких идеалов сделает нас уже не-Россией? В самые критические моменты неверный выбор в этом вопросе может стать смертельным для нации или целой цивилизации.

Красноречив пример Японии. Не имея в 1945 г. уже никаких возможностей продолжать войну, японцы, тем не менее, не соглашались на безоговоpочную капитуляцию. Они ставили одно условие — сохранение императора. Если бы это условие не было принято, они были готовы воевать и гибнуть. Почему? Что им этот император, который абсолютно не вмешивается в государственные дела и которого японцы видят один раз в году? Нам это неведомо, но японцы почему-то считали, что без императора они станут не-Японией. И они эту ценность сохранили.7

Как же мы определим «свой минимум» для России? Сам Менделеев вводит ценность «второго уровня»: «целостность должна охраняться всеми народными средствами». Целостность России!

Мы помним, что в течение века эта ценность занимала очень высокое положение среди идеалов большинства жителей России (за исключением жителей Польши, Финляндии, Прибалтики). Когда либерально-буржуазная революция в феврале 1917 г. сокрушила Империю, в ответ возникли два мощных и во многом непримиримых реставрационных движения, с разных позиций стремившихся восстановить целостность: красные и белые. Красные — как братство трудящихся, семью народов. Белые — как единую и неделимую Империю.

Именно тот факт, что в облике СССР России удалось «уцелеть и продолжить свой независимый рост», примирило с советской властью даже таких антикоммунистов, как академик И.П.Павлов или, позже, генерал Деникин. Для них идеологические ценности и даже социальные интеpесы были менее важны.

Ради сохранения чистоты идеологии Сталин даже вынужден был отмежеваться от этих актов признания. Он писал тогда: «Не случайность, что господа сменовеховцы подхваливают коммунистов-большевиков, как бы говоря: вы о большевизме сколько угодно говорите, о ваших интернационалистских тенденциях сколько угодно болтайте, а мы-то знаем, что то, что не удалось устроить Деникину, вы это устроили, что идею великой России вы, большевики, восстановили или вы ее, во всяком случае, восстановите. Все это не случайность». Но Сталин был не прост, и не просвечивает ли за иронией «декларация о намерениях»?

Как же обстояло дело накануне ликвидации СССР и как обстоит сейчас? Согласно исследованиям 1989-90 гг., имперское или державное сознание было характерно для 85-87% жителей СССР. Конъюнктурные политические установки у части граждан были иными (это и есть конфликт ценностей) — на референдуме 1991 г. за сохранение СССР проголосовало 76% (в ряде мест под давлением набравших силу националистов референдум не проводился).

Значит ли это, что и сегодня можно считать, что территориальная целостность России занимает высший ранг в шкале ценностей общества, входит в «общепризнанное ядро»? Нет, и даже напротив. Это — объект острого идейного конфликта (а за ним стоят и интересы). Очень влиятельная и активная часть общества считает именно географическую конфигурацию России одним из важнейших тормозов либеральной реформы и источником множества бед. Для них это — антиценность, зло.

Под этим — целая философия, идущая еще от Чаадаева (за что в свое время он и был объявлен сумасшедшим). Сегодня эта философия развита во множестве выступлений — от элитарных академических журналов до желтой прессы. Она имеет свою логику, согласно которой земельные пространства давят на русского человека и не позволяют ему превратиться в свободного индивидуума. А значит, никакие рыночные и демократические реформы не пройдут, пока Россия не будет разделена на 36 «нормальных» государств (для СССР называлось число 45). Эти взгляды отстаивал академик Сахаров, сейчас духовных лидеров такого масштаба не видно, но зато есть много помельче.

Вот, в 1993 г. в «Вопросах философии» некий доктор В.Кантор пишет: «В России пространства были слишком безграничны, поэтому и служили препятствием материального и духовного развития страны… Это бескрайнее пространство накладывало отпечаток и на социальное мироощущение народа, рождало чувство безнадежности… Освоить, цивилизовать, культурно преобразовать неимоверные российские территории — задача огромной сложности,… практически неразрешимая»8.

Кантор почти пересказывает философа-экумениста Н.Бердяева, который писал: «Необъятные пространства России тяжелым гнетом легли на душу русского народа. В психологию его вошли и безграничность русского государства, и безграничность русских полей. Русская душа ушиблена ширью, она не видит границ, и эта безграничность не освобождает, а порабощает ее… Эти необъятные русские пространства находятся и внутри русской души и имеют над ней огромную власть. Русский человек, человек земли, чувствует себя беспомощным овладеть этими пространствами и организовать их».

Хотя эта «антиимперская» позиция разделяется меньшинством, это меньшинство очень влиятельно. Во-первых, это существенная часть интеллигенции (в 1991 г. в Москве и Ленинграде большинство проголосовало против сохранения СССР). Вот один из интеллектуалов перестройки А.Нуйкин с удовлетворением признается: «Как политик и публицист, я еще совсем недавно поддерживал каждую акцию, которая подрывала имперскую власть. Мы поддерживали все, что расшатывало ее. А без подключения очень мощных национальных рычагов… ее было не свалить, эту махину». Более того, рожденная в недрах Академии наук концепция национальной политики России (ее не успел принять в 1993 г. Верховный Совет РСФСР) даже одобряет выбор не эволюционного реформирования государства, а его разрушения через активизацию сепаратизма: «Национальные движения сыграли позитивную роль в разрушении тоталитарных структур и в демократических преобразованиях».

Но ведь эта установка была полностью перенесена и на Россию. Сразу после августа 1991 г. активный тогда идеолог Л.Баткин заявил: «На кого сейчас рассчитана формула о единой и неделимой России? На неграмотную массу?». И был выброшен лозунг о «России делимой».

Эта установка философски обоснована самым вульгарным евроцентризмом, который даже советский истмат изжил в 60-х годах. В.И.Мильдон в «Вопросах философии» просто угрожает: «Для России как части Европы следование прежним, своим историческим путем, определившимся стихийно, в условиях неблагоприятной географической широты, самоубийственно. Жизнь требует отказаться от него — нужно отказываться, даже если в ее и других народов прошлом не было образцов подобного отказа» (хотя иной «географической широты» нам Мильдон не подарит9). Таким образом, радикальная демократическая интеллигенция, воспринявшая основные мифы евроцентризма, принципиально отказываетая и от целостности России как ценности, и даже от сформулированной Менделеевым базовой ценности — «продолжить свой независимый рост».

Во-вторых, сепаратизм всегда и везде был идеологическим условием для формирования национальной буржуазии. При переходе к рыночной экономике Европа, бывшая до этого империей, распалась на государства-нации, вплоть до крошечных. Но отношение нарождающейся буржуазии, как в центре, так и на окраинах, к проблеме целостности России — отдельный вопрос. И в нем аналогии с Европой не вполне правомерны.

В-третьих, расчленение России было и остается важнейшей целью холодной войны, которая не вполне достигнута с развалом СССР. Об этом прямо пишет виднейший идеолог завершающего этапа холодной войны З.Бжезинский в своих последних работах, и не только он, но и западные политологи следующего поколения.10 Значит, радикальные реформаторы-западники вынуждены платить за поддержку Запада явным или скрытым потаканием сепаратизму.

За последние семь лет образ мысли, слова и дела, численность, состав и ресурсы противников целостности России выявились вполне четко. Это — очень серьезная сила. Любой институт государства, любой политик и даже любой гражданин, принимающий ценности территориальной целостности России как свою целевую установку, должен иметь развитую доктрину диалога, компромисса, нейтрализации или подавления этой силы.

Критичность ситуации в том, что и сдать эту позицию, перевести целостность в разряд несущественных ценностей невозможно — это сразу радикализует огромные силы. Значит, нельзя искать компромисса за счет этой ценности. По убеждению многих, часто подсознательному, с нею связан «корень» России, само продолжение ее существования. Это чувство, которое сформировалось за много веков (и, в свою очередь, сформировало русский народ и его способ совместной жизни с другими народами), за последние 150 лет также объяснено в целом ряде теорий, основанных на огромном материале и на строгой логике.11 А раз есть теория, значит, тут не одни чувства говорят, можно вычислить и интересы.

Кратко, можно сказать: резкое изменение географической конфигурации уже нынешней России будет означать смену всего типа российской цивилизации. Ей не удастся ни уцелеть, ни продолжить свой путь развития. (Мы здесь не затрагиваем совсем другой вопрос: каковы наилучшие, приемлемые и проигрышные методы защиты целостности).

В сущности, конфликт ценностей и интересов в России всегда был связан с волнами модернизации — попытками переделать ее в подобие современного западного общества. Традиционное общество России пассивно сопротивлялось, а его представители довольно легко вытеснялись с арены как реакционеры и ретрограды (славянофилы, черносотенцы, красно-коричневые). Между модернизаторами вспыхивали конфликты в основном в связи с интересами, со спорами относительного того, кто должен платить социальную цену реформ. Столыпин целиком возлагал эту цену на крестьян, планируя модернизацию за счет разрушения общины и превращения большинства крестьян в пролетариев. Кадеты предлагали ущемить и помещиков, передав часть их земель крестьянам. Социал-демократы предполагали «оплатить» модернизацию за счет экспроприации буржуазии.

Все это кончилось революцией, гражданской войной, а потом — сокрушительной победой ценностей традиционного общества, но уже в жестком и порой жестоком обличьи сталинизма. Пожалуй, самым глубоким конфликт ценностей внутри России за полвека был при столкновении двух течений в социал-демократии, а потом и в большевизме, когда было сказано о «построении социализма в одной стране».

Оппоненты и Ленина, и потом Сталина, поняли это быстро. Один из лидеров Бунда М.Либер (Гольдман) писал в 1919 г.: «Для нас, «непереучившихся» социалистов, не подлежит сомнению, что социализм может быть осуществлен прежде всего в тех странах, которые стоят на наиболее высокой ступени экономического развития — Германия, Англия и Америка… Между тем с некоторого времени у нас развилась теория прямо противоположного характера… Эта теория очень старая; корни ее — в славянофильстве».

На Западе оценки были еще жестче. П.Шиман, ссылаясь на лидера социал-демократии Каутского, писал: «Внутреннее окостенение, которое было свойственно народам Азии в течение тысячелетий, стоит теперь призраком перед воротами Европы, закутанное в мантию клочков европейских идей. Эти клочки обманывают сделавшийся слепым культурный мир. Большевизм приносит с собой азиатизацию Европы». Если отвлечься от ругани, то это — признание краха западнического крыла в большевизме. Под «мантией» марксизма большевики скрывали национализм, проект возрождения особой, незападной цивилизации — России. Поразительна близорукость наших «патриотов-антикоммунистов», которые за мантией не разглядели сути. Стали стpелять в мантию, а потом удивлялись, что попали в Россию.

Тогда Россия, получив тяжелейшие травмы, выжила. Архаическая, почвенная компонента большевизма сожрала тонкий слой «европейски образованных коммунистов» (что, конечно, было большой потерей для нации). Сегодня, разумеется, дело обстоит куда сложнее — Международный валютный фонд и совещания лидеров «семерки» — это не Бухарин с печальными глазами и даже не Троцкий. В конце ХХ в. назревающее столкновение цивилизаций может стать фатальным.

В 30-е годы, когда в основном закончились бои в связи с выбором пути модернизации, развитие пошло очень быстро и именно по «своему» пути, за который ратовал Менделеев (кстати, принципиальный противник революции). Он искал именно такие условия, «чтобы не могла привиться у нас… (как это сделалось в Западной Европе) язва вражды между интересами знания, капитала и работы». Это на целый исторический этап удалось сделать, превратив «капитал» в общее (или, по мнению критиков советской системы, государственное) достояние.

Интересы развития и даже выживания России требовали, по мнению Менделеева, реализации именно присущих нашей цивилизации ценностей, которые в целом можно обозначить понятием общинность. В одном ряду с этим довольно обширным набором идеалов стоят альтернативные системы ценностей: индивидуализм и социальность (общественность). На ценностях индивидуализма строится либерализм (свободная рыночная экономика без вмешательства государства), на ценностях социальности — разные варианты социал-демократии. В реальности всегда речь идет о комбинации трех типов. Так, Япония сохраняет ядро ценностей общинности, но восприняла и адаптировала к ним многие институты либерального общества и социал-демократии. В «шведской модели» господствуют ценности социально ориентированного капитализма (социал-демократии), практически при полном отсутствии общинности. В США — ценности индивидуализма с большой примесью социал-демократии.

Менделеев полагал, что путь России будет именно таким: модернизация на основе общинности с восприятием социальности, но не проходя через индивидуализм. Зародыши развития он видел в «общественных и артельных началах, свойственных нашему народу», а не в разрушении этих начал. Он писал: «После известного периода предварительного роста легче совершать все крупные улучшения исходя из исторически крепкого общинного начала, чем идя от развитого индивидуализма к началу общественному».

Сегодня в России возникло противостояние ценностей индивидуализма и общинности. Насколько оно фундаментально, а насколько создано искусственно, исходя из срочных политических интересов, сегодня сказать трудно. Внешне дело обстоит так, будто «общинность» отступает. С другой стороны, пока что на ней и держится общество: остатки производственной деятельности, системы жизнеобеспечения, минимум безопасности. Если люди работают, по полгода не получая зарплаты, то это — полное отрицание ценностей индивидуализма и утверждение именно общинности. Это — сохранение и даже победа ценностей российской цивилизации.

Ведь способность людей работать, не получая немедленной оплаты, означает, что не произошло одной из главных мутаций, вызванных в Европе протестантизмом: десакрализации труда и превращения его в объект купли-продажи. Труд остается служением, зарплата — средством к жизни. Если зарплату вовремя не выдают, это несчастье для семьи, но отсюда вовсе не следует, что надо прекратить работать, прекратить служение людям и стране. Это совершенно иные отношения, нежели на «рынке труда», и объяснить их западному человеку и даже «советологу» очень трудно, почти невозможно.

А наши люди до сих пор не верят, что на Западе уничтожение плодов труда (ценности) ради поддержания цены — обычное дело. Вот я откpываю испанскую газету — огpомная фотогpафия, похожая на каpтину «Пpаздник уpожая» сталинских вpемен. Солнечный пейзаж, веpеницы тpактоpных тележек с золотистыми пеpсиками, огpомные весы, гоpы плодов на площадке. Оказывается, это один из обоpудованных в Аpагоне пунктов по уничтожению пеpсиков. Пpавительство их закупает у коопеpативов по pыночной цене, кpестьяне везут, стаpаясь не помять — контpоль качества в Евpопе на высоте (как сказано в газете, Европейский Союз установил цену закупаемых для уничтожения плодов от 17 до 27 песет «в зависимости от качества, pазмеpа и товаpного вида»). А здесь их на земле давят специальной машиной или закапывают в огpомные тpаншеи. «Пpоизводственный» план пунктов по уничтожению в Аpагоне на тот год — 12 тыс. т. пеpсиков.12

Как будет развиваться модернизация в России, как будет решаться конфликт ценностей между индивидуализмом и общинностью, прогнозировать трудно. Все зависит от того, возникнет ли политическая воля к его конструктивному разрешению взамен подавления, взамен очередного революционного преобразования России. Можно лишь высказать опасение, что стихийное развитие чревато потрясениями. Злую шутку может сыграть одна из традиционных ценностей России, спасительная до известного предела — терпение. Оно лишает власть привычных и надежных для западного общества методов «измерения общественной температуры». После критического предела терпение может смениться непропорциональным по ярости сопротивлением.

Охранительные установки побуждают включить сегодня как приоритетную ценность, которая сразу же создает множественные и ясные интересы, гарантию бессрочного гражданского перемирия. Сегодня уже нельзя говорить о мире и согласии: ежегодный миллион избыточных смертей и миллион «неродившихся» — это потери большой войны. Реально, в России идет гражданская война, но «холодная». Максимум, чего можно достичь до выработки компромисса, некоторого общественного договора по поводу реформ — это удержать войну в рамках холодной.13 Пока что огромное большинство граждан России ставят ценность «худого мира» чрезвычайно высоко. Нельзя допускать, чтобы она вошла в конфликт с интересами существенной доли населения.

Пока что и договориться на перемирие далеко не просто. Ведь перемирие — это «прекращение огня», что в рамках нашей темы означает отказ от разрушения ценностей оппонента. Что же происходит в России? Вспомним, что в конце июня 1996 г., когда был риск проиграть президентские выборы, 13 главных банкиров России предложили оппозиции «компромисс». Со своей стороны они пообещали: «Оплевывание исторического пути России и ее святынь должны быть прекращены». Таким образом, банкиры констатировали, что находящаяся под их почти тотальным контролем инфраструктура культуры (во всяком случае массовой) «оплевывала святыни России» — разрушала ее общенациональные ценности, идеалы ее коллективного бессознательного. Это признание не шутка. Но вот, испуг выборов миновал — разве прекратилось это оплевывание? К сожалению, нет. Это можно строго показать с помощью анализа телепередач.14

Пока что Россия как цивилизация — в отступлении. Она даже еще не начала «сосредотачиваться» после поражения в холодной войне. Претендовать во время отступления на слишком многое — значит проиграть все. Важно отступать в порядке, переходя на подготовленные рубежи, сдавая часть «территории» — как в области ценностей, так и интересов. Многими ценностями и интересами, необходимыми для здорового развития и расцвета России сегодня приходится поступиться. Период развития и период катастрофического кризиса — совершенно разные исторические ситуации. Нам нужен «похабный Брестский мир».

Сдана, как я уже сказал, такая колоссальная ценность, как уникальная русская наука, хотя еще и не утрачены ее зерна. Уцелеет Россия — их можно будет оживить. Парализована культура, но дышит. С новыми держателями собственности, видимо, невозможно пока что договориться о сохранении минимума уравнительных ценностей. Значит, утрата здоровья и массовые ранние смерти от плохого питания и нехватки лекарств неминуемы. Все это — жертвы при отступлении.

Страшно, если эти жертвы окажутся напрасными — пресечется корень русского народа и Российской цивилизации. Если не удастся пройти по лезвию ножа и будет сдана необходимая для воспроизводства народа и страны ценность. Или, не рассчитав силы, мы начнем безнадежный бой за те ценности, без которых какое-то время можно было бы пережить, и потерпим окончательное поражение в цепи холодно-горячих войн.

Так стоит вопрос в целом. А по каждому конкретному вопросу — сдавать или не сдавать ту или иную высотку на пути отступления — решения принимать надо исходя из реального соотношения сил, на данной «местности». Решать, применяя весь арсенал имеющегося оружия, мужества, творчества и хитрости. И главное, не упустить тот момент, тот рубеж, когда придется дать самим себе приказ: «Ни шагу назад!».

1996

От Аси Клячиной — к «Курочке Рябе»

Во вторник 29 ноября показали по ТВ фильм Андрона Кончаловского «Курочка Ряба» — продолжение его фильма про Асю Клячину 1967 г. И сам фильм, и обсуждение стали важным событием. Так оно и намечалось. Небывалое дело: реклама по многу раз в день за неделю до показа, дебаты и до, и после показа. Сам Кончаловский несколько раз выступал по телевидению, и по его волнению было видно, что для него было очень важно показать фильм миллионам русских и узнать их мнение. Какие-то заветные мысли он вложил в фильм. Это был как бы его разговор с Россией.

Дело Кончаловского — не просто кино. Он, наш замечательный и известный режиссер, обаятельный человек и краснобай, стал у демократов орудием крупного калибра. Таких орудий у них раз два и обчелся. И «Курочка Ряба» — залп главного калибра. Каков же оказался заряд? Попробуем разобраться без гнева и пристрастия — без мелочных придирок.

Уже в начале работы над лентой было важное событие. Ия Савина, которая ранее сыграла чудесную Асю Клячину, отказалась сниматься сегодня в той же роли, ибо посчитала новый фильм антирусским. Так сказал сам Кончаловский. А ведь актрисе лестно было бы сняться с таким режиссером, да еще в продолжение той прекрасной работы. Значит, не каприз — что-то потрясло ее уже в сценарии. Так что, как ни крути, если умный, художественно чуткий и заинтересованный человек посчитал фильм антирусским, от этого нельзя отмахнуться как от происков «свихнувшихся красно-коричневых». Значит, есть основания для разговора на эту тему. Кончаловский на этот разговор по сути не пошел, просто сравнивая себя, слишком настойчиво, с Гоголем. Тот мол, тоже «смеялся сквозь слезы». Сравнение негодное, непродуманное — Гоголя ведь в России многие читали — помним, над чем и как смеялся.

Безусловно, «Курочка Ряба» — обвинение России и русским. И обвинение не мелкое, а по самой сути русского характера. В этом — большая заслуга Кончаловского и большая его служба стране. Ведь с самого начала перестройки нам четкого обвинения не было предъявлено. Духовные отцы демократии только изрыгали ругань: люмпены, пьяницы, рабы, бездельники, фашисты! У Кончаловского хоть что-то проясняется. При этом его нельзя назвать русофобом — ведь видно, что он любит Россию. Он только хочет, чтобы русские изжили некоторые врожденные дефекты. Эти дефекты он и показывает в художественной форме.

Можно сделать ему упрек: объект своей критики он представил в карикатурной форме. Пошел по легкому пути — высмеял не идею, а ее носителей, обидел огромное число людей и затруднил разговор. А ведь это для его замысла вовсе не требовалось. Так что, на мой взгляд, как философ и художник он оказался не на высоте поставленной им самим задачи. Снизил ее до уровня фарса.

Конечно, тут ему и Инна Чурикова подгадила. Признанная актриса, но восприняла свою роль как чисто идеологическую задачу — и весь талант из нее вон. Это, видно, общий закон. Да и задачу превратила в дешевку: создать карикатуру на Асю Клячину именно как выразителя глубинных свойств русского человека. И возник у Чуриковой образ бормочущей алкоголички, слова которой совершенно не вяжутся с обликом. Образ ненавидящей и импульсивной дуры, собирающей с портретом Брежнева демонстрацию «красно-коричневых» и поджигающей дом влюбленного в нее фермера. Образ дуры, проклинающей частную собственность и снедаемой завистью, но при первом же удобном случае посылающей подальше «родной коллектив» и мечтающей о собственном пароходе и ресторане. Какая фальшь! Вот пример того, как примитивная политическая злоба вызывает у актера художественную импотенцию.

Насколько выше, тоньше и художественно богаче выглядят в фильме непрофессиональные актеры — сами жители села Безводное! Кончаловский пытался оправдать Чурикову тем, что она, мол, великий клоун. Это двусмысленно. Клоун — так играй в цирке, а не в таком перегруженном идеями фильме. А то, что Кончаловский выявил своим фильмом огромный артистический потенциал и художественную интуицию простого русского человека — само по себе большое явление в искусстве и заслуга режиссера. Без любви к России такого не сделаешь (пусть это любовь надрывная и противоречивая, как любовь того же фермера-богача к Асе Клячиной).

Но вернемся к идеям и их образам. Первая идея — зависть русских к чужому богатству при нежелании приложить труд, чтобы хорошо устроить свой собственный дом. Эта идея подается в навязчивом образе уборной — все тайно мечтают о таком же удобном туалете, как в доме фермера, а у себя дома проваливаются в дерьмо. Тему удобного сортира, которой Кончаловский придает ключевое значение не только в фильме, но и в своих рассуждениях, мы, видимо, должны принимать как аллегорию. Ведь не может же художник, просто пожив десять лет в США, стать певцом американского сортира — свихнуться на проблеме толчка. Наверное, он через эту дырку видит какой-то вселенский вопрос.

Вообще-то, на Западе унитаз действительно стал каким-то религиозным символом, приобрел мистическое значение. Это — далеко не просто удобство и даже не просто символ цивилизации. Тут какой-то скрытый комплекс — Фрейд бы его объяснил, а я не знаю. Один военный мне рассказывал, как во времена Горбачева он сопровождал американцев посмотреть позицию наших новейших ракет. Поездка подавила и напугала американцев. Что их поразило? Стоит ракета-красавица, чудо науки и техники. А поодаль — деревянный сортир с дырой. И операторы, инженеры высшего класса, ходят в эту будку и трагедии в этом не видят. Это для них никакой не символ, а просто неудобство. А для американцев — страшная загадка русской души. Именно в сочетании с великолепной, любовно сделанной и стоящей миллионы долларов ракетой.

То, что Кончаловский взял сортир за символ, уже говорит о том, что он взглянул на Россию глазами американца. Но, заметим, при этом убрал из фильма образ ракеты. А это — опасное искажение. Подобное же искажение в свое время соблазнило Германию полезть в Россию.

Представив первую ущербность русской души через вонючий символ, Кончаловский художественно оформил важный тезис наших западников. Он обсуждается и в «научных кругах». Философ Д.Фурман, знаток православия и антисемитизма, видит причину бед России в недостаточном трудолюбии и чистоплотности русских. Он сравнивает их с немцами: «С народом, в культуре которого выработано отношение к труду как долгу перед Богом, обществом и самим собой, у которого есть представление о некоем обязательном уровне чистоты, порядка, образования, жить без которых просто нельзя, — вы можете сделать все, что угодно, он все равно быстро восстановит свой жизненный уровень. Вы можете разбить его в войне, ограбить, выселить с земель, на которых сотни лет жили его предки, искусственно разделить его между двумя разными государствами, как мы это сделали с немцами — все равно пройдет какой-то период времени и немцы будут жить лучше, чем русские и поляки… Как в XVIII веке немецкий крестьянин жил лучше русского, так это было и в XIX веке, и в ХХ в., и, скорее всего, будет и в XXI веке». Мол, вы, русские, грязнули ленивые, хоть немцев в войне ограбили, а все равно как без штанов ходили, так всегда и будете ходить!

Вторая тема — зависть русских. Здесь Кончаловский также взялся выразить средствами кино «научное открытие» демократов. Вот, экономист и политолог из Академии наук СССР А.Изюмов пишет в журнале «Столица»: «Причины неистребимой зависти советских людей к чужому богатству коренятся в истории… Ненависть к богатым поддерживалась и религиозными особенностями. В отличие от распространенного на Западе протестантства православие никогда не приветствовало упорный труд, направленный на умножение достатка, но возводило в добродетель аскетизм и умеренность. После революции «большие богачи» были уничтожены, а традиционная ненависть крестьян обратилась на более работящих, а потому зажиточных соседей… Ярче всего эта особенность русского характера проявляется в отношении к кооператорам. Класс богачей, рожденных перестройкой, состоит в основном из… получивших возможность зарабатывать пропорционально своим талантам. Лучше других символизирует этот «класс» Артем Тарасов».

Не будем спорить с Изюмовым по мелочам, например, насчет того, был ли источником богатства «новых русских» талант или воровство. Главное, он согласен с тем, что неприятие богатства — черта укорененная и что это связано с православием.

Ту же мысль развивает в большой статье «Державная ревность» в «Независимой газете» (3.06.92) искусствовед М.Эпштейн. Он упирает на ревность как якобы главный двигатель в «собирании огромной России». А источник этой ревности — тупая зависть русских, особенно у крестьян. Он специально разбирает поэзию Некрасова, «создавшего в своих стихах настоящую энциклопедию русской ревности».

Так и получилось, что Кончаловский просто выступил как глашатай этих идей и сделал фильм по сути своей антирусский и антиправославный. Он перевел на язык кино обвинения Фурмана и Эпштейна — и потому-то на обсуждении фильма его главным (и очень агрессивным) защитником был г-н Боровой и маленькая кучка «новых русских». И Кончаловский их защиту принял! А против него с поразительно достойным и тактичным неодобрением, никаким оттенком лично его не обидев, выступили его артисты — жители села Безводное. Их спокойствие, короткие и полные смысла слова и мужество в ответах на прямые вопросы «четвертой власти» — сделали короткий показ этих людей самостоятельным событием русской культуры в истории нынешнего смутного времени. И жаль, что Кончаловский выбрал быть вместе с Боровым — но это уж его дело.

А ведь у режиссера была возможность: отвергнуть русофобскую схему и попытаться найти путь к изживанию пороков русского характера без его слома, без отрицания наших православных корней и без превращения нас в жалкое подобие немца. Но он такой возможности не нашел — представил лень и зависть как раз укорененными свойствами русских. Он это и признает устами Аси: да, мы дикари! Мы, как травка, не изменились за тысячу лет, и не изменимся.

Вывод известен — Россию, как неисправимую, придется уничтожить. А тех, кто останется в живых, взять в ежовые рукавицы диктатуры и заставить строить хорошие туалеты (и не позволять строить ракеты!). Ведь это и заявляет Кончаловский-публицист, мечтая о превращении России в подобие Бразилии.

Заметим, что с глубоким пессимизмом показывает он и тех, кто вырвался из притяжения русского мира и мог бы стать «двигателем прогресса» и олицетворением благодати денег. Это — сопляк-рэкетир, говорящий о сортире буквально словами Д.Фурмана. Но он терпит крах и вынужден спасаться от носителей идеалов реформы, «возвращаясь» в колхоз и КПСС. Второй идеальный образ — разбогатевший фермер. Фильм не показывает, как он «своим трудом» зарабатывает огромные деньги, это было бы уже невыносимой фальшью, и режиссер на это не пошел. Видно, старую пилораму и учебный грузовик фермер «прихватизировал». И теперь его «труд» в том, что он понукает то Федьку, то «горничную», да подпаивает односельчан. Это — карикатура и на фермера.

Так, как он показан Кончаловским, он и не может быть никаким примером. Он — не хозяин. Бобыль, он вложил деньги не в инструменты, а в бессмысленный тостер и посудомоечную машину, в огромный холодильник, шведскую водку и финский линолеум. Русский богач-крестьянин в начале века зачастую питался хуже своего батрака, копил на молотилку да на хорошие семена, а этот — транжира. Единственный его трудовой подвиг в фильме — стругать дощечку, и делает это он дедовским рубанком. Хотя сегодня в любой деревне у «ленивых» колхозников слышны электрорубанки и даже станки. Но главное, Кончаловский показывает, что весь «прогресс» этого фермера — наносное, и он из мира не вырвался, это тот же дикарь и самодур. Его хозяйство и богатство — безнадежная попытка уйти от самого себя, от своей русской природы. Случился маленький душевный кризис — и он поджигает свою ферму, дико хохочет и напивается вместе с соседями. Возвращается в свое естество, в лоно русской дикости. Кончаловский воспроизводит примитивный западный миф о «русской душе». А вывод тот же: пока русский останется русским, не вырваться ему и в капитализм.

Чем же важен этот фильм? Тем, что большой художник Андрон Кончаловский заявил совершенно однозначно: какие-то глубинные, неустранимые свойства русского характера категорически не позволяют ему совершить «скачок в капитализм». Тот, кто такой скачок совершает, вынужден отгораживаться от мира железными воротами и громилами-афганцами. Но это защита иллюзорная, от себя не убежишь. Фильм — крест на реформе Гайдара.

Сам Кончаловский страстно желает, чтобы Россия стала Западом, хоть в жалком рубище колонии. Но он видит, что это невозможно. Неважно, что он считает те свойства России, которые отталкивают ее от Гайдара, нашими дефектами — ленью да завистью. Это — примитивное объяснение, не делающее Кончаловскому чести. Он утратил общинное чувство справедливости — видит в нем зависть. Он перестал понимать равнодушие к комфорту как оборотную сторону тяги к великому (сначала ракета, потом сортир) — он видит в этом лень. И кого он обвиняет в лени! Русского крестьянина, который на своем горбу вытянул всю индустриализацию и войну, своим потом оплатил уже не только ракету Гагарина — тот был благодарен — но и теплые сортиры кончаловским.

Но мы даже не будем на эту тему спорить, пусть Кончаловский считает так, как ему проще. Главное, что фильм неизбежно ставит всех перед последним выбором: или дать России развиваться, не ломая общинных свойств русской души — или уничтожить русских (а с ними столь же неисправимых татар, коми, удмуртов и т.д.). Оставить лишь кучку наших мутантов, «новых русских», да и то после тщательной проверки — не притворился ли мутантом.

Скорее всего, сам Кончаловский уедет от этого выбора на свой Потомак. Нам ехать некуда. Гайдар с Чубайсом свой выбор сделали. Теперь — кто кого.

1996

Cлепая воля (первые заметки после выборов)

Итак, большинство политически активных (голосующих) граждан России — 40 миллионов — выбрали президентом Ельцина.

Конечно, противостояние в России заложено глубоко и закручено надолго, эти выборы — лишь эпизод в долгой борьбе, и правы те, кто призывает не унывать, а кропотливо собирать силы. Но в то же время избрание Ельцина, на мой взгляд, событие исключительно важное для осознания того, что происходит в России и в чем источники слабости оппозиции. Когда говорим оппозиция, приходится понимать коммунисты — они остались единственным ядром сопротивления курсу нынешнего режима. В этом, кстати, большая ценность выборов — выявились все подсадные утки. Всем этим «отечественным предпринимателям», «стихийным социалистам» и пр. было велено сбросить маски и сомкнуть ряды. Все это — разные колонны одной армии. А те патриоты, которые размахивали белогвардейским знаменем, но которым невмоготу быть в одной лодке с Чубайсом, замолчали (немало, впрочем, успев навредить).

Так вот, коммунисты и те, кто способен с ними сотрудничать, должны, по-моему, уделить анализу выборов много сил — не поскупиться. Работа такая большая, что еще даже нельзя претендовать на зрелые выводы. Предлагаю самые первые заметки и суждения.

Во-первых, унывать по поводу поражения действительно не стоит. На деле невозможно даже определить, что лучше в стратегическом плане — это поражение или «победа» с перевесом в 2-3 процента. Я лично думаю, что коммунисты по сути своей могут предложить только такую программу выхода из кризиса, что она потребует поддержки явного, убедительного большинства, которое увлечет за собой остальных. Как ни крути, речь идет не о том, чтобы что-то улучшить, быть помягче с бедными, меньше воровать (это — путь социал-демократов). Приход к власти коммунистов означает восстановление исторического пути к солидарному, братскому обществу. И дело не в темпе, не в резкости изменений, а в направлении.

Мандата на такой поворот, который означает разрыв с курсом режима Ельцина, нельзя выпрашивать у общества. Оно должно созреть для этого, само требовать такого поворота и призывать коммунистов к власти. Как это и произошло, например, между июлем и октябрем 1917 года. Когда лидер компартии старается понравиться телезрителям и обязан быть ласков со Сванидзе — приходить ему к власти рано. В лучшем случае в этой ситуации «коммунистов у власти» используют для того, чтобы протащить страну через самую тяжелую фазу кризиса, выполнить грязную работу по разгребанию дерьма, оставленного воровским режимом, а затем свалить на них все шишки, когда ничего из своих обещаний они выполнить не смогут.

Конечно, и такой, стратегически проигрышный вариант прихода к власти облегчил бы положение множеству людей, уменьшил разрушение страны и позволил бы передохнуть и укрепить тылы оппозиции, и за это надо было бороться. Но риск надорваться и совсем загубить дело был бы велик. По-моему, к таким перегрузкам партия еще не готова.

Не нужно тратить нервы и тешить себя возможностью подтасовок при голосовании. Ну, предположим, натянули Ельцину несколько процентов — принципиально это дела не меняет. Режим, который пришел к власти недавно и на волне поддержки большинства активной части народа, может быть устранен только при очень большом перевесе оппозиции. Кредит доверия удивительно растяжимая вещь и сохраняется даже без всяких положительных результатов. Правда, и исчезнуть он может внезапно — опротивет режим, и все.

В нашем же случае дело гораздо сложнее, ибо для очень многих режим Ельцина принес положительные результаты, удовлетворил такие материальные запросы и духовные ценности, которые эти люди боятся потерять с приходом коммунистов. Здесь, по-моему, главный урок выборов. И если мои рассуждения верны, многое придется менять и в способе объяснения всего происходящего, и во всей политической доктрине оппозиции.

Начнем с того, что происходящее никак не укладывается в простые, привычные, разумные схемы (например, знакомые нам из исторического материализма). Вот, Зюганов говорит: «не может же народ согласиться с таким порядком, при котором один ограбил девятерых». Разумно! А на деле мы видим, что такой порядок не просто возник и существует, а что треть ограбленных молчит, а треть активно за этот порядок выступает. Значит, чего-то мы, разумные, тут не видим.

Крупнейший психолог нашего века Юнг, наблюдая за пациентами-немцами, написал уже в 1918 г., задолго до фашизма: «Христианский взгляд на мир утрачивает свой авторитет, и поэтому возрастает опасность того, что «белокурая бестия», мечущаяся ныне в своей подземной темнице, сможет внезапно вырваться на поверхность с самыми разрушительными последствиями». Потом он внимательно следил за фашизмом, и все же в 1946 г. в эпилоге к своим работам об этом массовом психозе («немецкой психопатии») признал: «Германия поставила перед миром огромную и страшную проблему». Он прекрасно знал все «разумные» экономические, политические и пр. объяснения фашизма, но видел, что дело не в реальных «объективных причинах». Загадочным явлением был именно массовый, захвативший большинство немцев психоз, при котором целая разумная и культурная нация, упрятав в концлагеря несогласных, соединилась в проекте, который явно вел к краху.

Почему, уже после войны, Юнг говорил о том, что проблема, которую Германия поставила перед миром, огромная и страшная? Потому, что это был лишь пример того, как идеологи разбудили и «раскачали» скрытые, скованные разумом и нравственностью устремления человеческой души — коллективное бессознательное — и этот зверь начал действовать способом, который невозможно было предсказать. Это было предупреждение миру: в общественных делах, особенно «ломая и перестраивая», надо быть очень осмотрительными, действовать без заклинаний, путем разумного и осторожного диалога.

Почему я припомнил это предупреждение Юнга? Не для того, чтобы уподобить кого-то фашистам. А потому, что поведение огромных масс населения нашей страны обусловлено, на мой взгляд, не разумным расчетом, не «объективными интересами», а именно всплеском коллективного бессознательного. Это поведение в высшей степени не разумно и кажется той части народа, которая психозом не захвачена, непонятным и необъяснимым. В некоторых частях сломанного СССР раскачанное идеологами коллективное бессознательное уже привело к крайним последствиям. Возьмите Армению. Нет смысла искать разумных, пусть и эгоистических, расчетов в ее войне с Азербайджаном. Это — массовый психоз, вызванный политиками для более «безобидной» цели, для свержения советского строя и разрушения СССР.

Многие в рядах оппозиции думают, что если бы им во время выборов дали больше экранного времени, позволили бы донести до народа свою правду, то положение резко изменилось бы. Я так не считаю. Какую еще правду надо доносить, когда она вопиет на каждом шагу — на улице, на работе, в троллейбусе, который взрывается в центре Москвы. Жизнь дает такой пропагандистский материал, что по сравнению с ним всякие выступления Зюганова бледнеют. Что толку говорить с экрана: «Доменных печей погашено больше, чем во время войны!», если тебе искренне отвечают: «Вот и хорошо!». Весь строй рассуждений коммунистов рассчитан на здравомыслящего человека. Но для тех, в ком коллективное бессознательное вырвалось своей неожиданной стороной и подавило разум, этот строй мысли не только чужд и непонятен, он им противен. Он вызывает обратный эффект. А вот бессвязная, рваная, полная темных эмоций речь Ельцина близка и привлекательна. Нельзя сказать понятна — ибо она воспринимается не разумом, а подсознанием.

Какой же стороной вырвалось коллективное бессознательное русского народа и куда оно нас сейчас влечет? Ведет ли оно, как верещат демократы, к либеральному открытому обществу, рыночной экономике, правовому государству и прочей сладенькой дребедени? Год за годом накапливалось много признаков, а выборы уже показали четко: раскрепощенное перестройкой коллективное бессознательное влечет нас совсем в другую сторону. Оно лишь на коротком пути было попутчиком демократов, когда ломали порядок. Советский, социалистический, тоталитарный — как угодно его назови, неважно. Суть в том, что ломали порядок и создавали хаос.

В дураках при этом осталась либеральная интеллигенция, должна же это она наконец признать. Второй раз в истории она раскачала коллективное бессознательное русского народа и оказалась растоптанной в возникшем хаосе (об этом криком кричат русские философы в книгах «Вехи» и «Из глубины», понятнее Юнга). В первый раз Россия «кровью умылась», и каким-то чудом коммунисты сумели овладеть разбуженной энергией и направить ее на строительство, создать новый порядок. Это — поразительная историческая заслуга большевиков, какое-то прозрение на них снизошло. Повторите-ка их опыт, господа Горбачев да Чубайс.

Почему же интеллигенция не поняла этой стороны советского проекта? Из-за легкой внушаемости и поразительного отсутствия исторического чувства. В советской идеологии история была искажена — вместо бунта «свято-звериной» русской души революция была представлена как разумное и чуть ли не галантное классовое столкновение (возможно, это умолчание было оправданным — не поминать лиха). Сказано было: красные за социализм, белые за капитализм, победил прогресс — просто и понятно. А ведь главной, стихийной и страшной силой было антицивилизационное бунтарское движение. Для него одинаково были чужды и белые, и красные — носители того или иного порядка. Его туманно назвали «зелеными» и изобразили в кино в образе гротескных махновцев. А ведь это течение пронизывало все слои общества и было повсеместным, ползучим, «молекулярным». От этих стычек и малых войн между дворами, деревнями, бандами в Гражданскую войну погибло во много раз больше людей, чем от военных действий красных и белых.

Кто же сегодня поддержал Ельцина, если не считать ничтожную кучку «новых русских» с их разумным, даже циничным расчетом и сбитую с толку интеллигенцию (об этих особый разговор)? Поддержали именно те, в ком взыграло обузданное советским строем антицивилизационное коллективное бессознательное. Возникновение индустриальной цивилизации было «скачком из мира приблизительности в царство точности». Скачком очень болезненным. И это царство — еще островок в мире, и нас тянет вырваться из него обратно в мир.

Эти массы людей, освобожденные с заводов и из КБ, от норм права и нормальной семейной жизни, правильно поняли клич Ельцина: «Я дал вам свободу!». Но это — не свобода, о какой мечтали Сахаров и А.Н.Яковлев, не свобода западного индивидуума, зря они радовались грядущему хаосу. Это — именно «воля, волюшка», которую Яковлев так ненавидит. Свобода казаков, ватаги, банды. Артели челноков и рэкетиров — это казаки конца ХХ века, сбежавшие на новый Дон от крепостного права завода и университета. В самом понятии рынок их слух ласкали эпитеты: свободный, стихийный регулятор. А понятие плана отталкивало неизбежным: плановая дисциплина, неукоснительное выполнение.

И к этим людям, как запорожцы босым, но пьяным и веселым, коммунисты взывают: выберите нас, мы восстановим производство и вернем вас к станку и за парты. И удивляются, когда те бегут голосовать за Ельцина.

Почему я говорю, что выборы стали важнейшим, окончательным экспериментом? Потому, что носители идеи либерального порядка с треском провалились, один за другим. Отшвырнули Гайдара, вытерли ноги о Горбачева, оставили с носом Явлинского. Кадеты, либералы и меньшевики, как и в революцию, отброшены народной стихией. За кого голосовали? За искреннего капиталиста и мастера своего дела С.Федорова или либерала гарвардского помета Явлинского? Нет, за Ельцина и Лебедя, выступающих в гриме крутых громил. Остались две силы: те, кого с натяжкой принимают пока за большевиков (коммунисты из КПРФ, к которым примкнули и те, кто мечтал быть «белым»), и те, кто взялся охранять хаос. Пока что «новые русские» с этими заодно, но деньги и семьи отправляют за рубеж.

В недавней статье Жанна Касьяненко пишет, как таксист, который ее вез, перед выборами опасался: «Придут коммунисты, опять всех загонят на заводы». И она поражалась: что же в этом плохого? Она — в той части народа, которая продолжает следовать голосу разума. Но политик сегодня бессилен, если он не поймет этого таксиста и не найдет такой путь к новому порядку, чтобы нам снова не «умыться кровью».

Неподалеку от моего участка тоже строит дом и сажает картошку человек, в котором, почти как для учебника, соединились чудесные свойства и слабости русской души. Готов поделиться всем, что у него есть, бежит помочь всем и каждому, за любое свинство готов дать в морду, даже смешно приложить к нему западные мерки рынка и прав человека. Человек удивительно деликатный, хоть и выглядит медведем. Иногда приходил излить душу: родной завод, где проработал двадцать лет, совсем разворовали. У директора завода в приемной ОМОН, по цехам ходит с телохранителями — это когда же такое могли себе представить! А перед вторым туром выборов вышел я в огород понурый, а он меня пожалел и успокаивает: «Ты, Григорьич, не кручинься, не допустят, чтобы коммунисты пришли к власти». И потом зло говорил о «деревенских» — все они голосовали за Зюганова, а теперь запили с горя.

Чем же ему так противны коммунисты? Он не читает газет и не смотрит телевизор — не жертва манипуляции. Равнодушен к историям о ГУЛАГе и не соблазнен приватизацией. Он просто счастлив воле. Его отправили в неопределенный отпуск, а ему мало что и надо, и у него отключилось чувство ответственности за страну в целом. Его мир — картошка, банька, маленькая внучка, с которой он катается по траве, приятели в деревне, с которыми можно душевно распить бутылку. Он не лентяй, встает с солнцем, но вырвался из индустриального «царства точности» и вернулся почти в язычество. Все эти ценности коммунисты обещают отобрать и уверены, что делают для этого человека благо.

Конечно, все мы испытываем тягу к такому бегству от цивилизации, это и есть наш архетип. Мы и совершаем порой такое бегство на время, отдыхаем душой. Но когда это происходит с половиной народа, и он начинает «жечь костры и в церковь гнать табун», то это — катастрофа. И чем она кончится, пока не ясно. И это — вовсе не возврат к досоветской российской цивилизации, это именно пробуждение в нас гунна. А гунн сегодня может сколько-то времени выжить только истребляя все вокруг — пока его не истребят.

Глядя на моего соседа, я думаю, что та невероятная индустриализация, которая легла на плечи русских крестьян, потом война, потом вся эта гонка развития как будто сжали несколько поколений нашего народа слишком тугой пружиной. Начали при Брежневе давать послабку — неумело. А потом что-то стронули, стали ломать — и пружина вырвалась. И масса людей счастлива. Скудеет их потребление, рушится страна, уходят в банды сыновья, а они к этому равнодушы. Главное, сброшены оковы цивилизации, и они гуляют, как махновцы на тачанке. И при этом есть президент, который это одобряет и даже бросает им на прокорм и пропой последние богатства страны. С нашим атаманом не приходится тужить. Как же не голосовать за него?

Где разрешение этого противоречия? Как эту волю совместить с правдой того тракториста, который страдает при виде незасеянных полей и пьет горькую после поражения Зюганова? Это — новая «огромная и страшная проблема». Нет ответа в учебниках, надо думать самим. Вот сейчас — главная работа для коммунистов. Разобраться, без упрощений, хотя бы в среде своих, а не тратить почти весь пыл на критику противников. Им от этого ни жарко, ни холодно.

В современной западной философии, которая остро переживает общий кризис индустриальной цивилизации, есть взятый у поэта XVIII века Гельдерлина принцип: «Там, где зреет смертельная опасность, там растет надежда на спасение». Нормальные человеческие инстинкты — сохранение жизни, продолжение рода — будут разворачивать вырвавшееся, как обезумевший табун, коллективное бессознательное русского народа его созидательной стороной. Надо лишь помогать этому, стремясь, чтобы силы спасения выросли раньше, чем смертельная опасность созреет вполне.

А ведь таких источников опасности у нас три. «Новые русские», эта социальная группа-пиявка, досасывают последнюю кровь хозяйства России. И эта пиявка не отвалится — налажена откачка нашей крови за рубеж. Культурный слой нации, интеллигенция утратила память, чувство реальности и способность к здравому мышлению. И народ тычется за ней, как слепой, а в доме пожар. Так давайте определим места, где «зреет опасность». Там надо лелеять ростки надежды.

1996

Ответ обиженному гунну

Статья «Слепая воля» вызвала много писем, и в них — важные мысли. Надо их обсудить.

Пусть простят меня товарищи, но интереснее всех письма противников. Тех, кто считает, что выбор 3 июля избиратели сделали правильный и разумный (неважно даже, голосовал ли сам автор письма за Ельцина). Один такой автор сам 30 лет проработал на заводе, вырвался оттуда благодаря Ельцину и обратно не желает. Видимо, неплохо устроился. Он обижается, что я вроде бы его обозвал гунном. Зря обижается, а другие зря обижаются за казаков — это понятия условные, метафоры. Нельзя же в краткой статье все разжевать. Образ гунна дал А.Блок в поэме «Скифы», и сегодня эта поэма для нас очень важна. Тогда Блок предупреждал Запад: если он порвет с Россией, она не защитит его от гунна, но откуда этот гунн возьмется, было неясно. А он сейчас вырастает и из нас, и из недр Запада — и нет защитницы-России. Но это — другая тема.

Важно, как этот «не гунн» с 30-летним заводским стажем объясняет позицию рабочих: «Реакция современных рабочих на останавливающиеся заводы — это протест против политики военного коммунизма, которая проводилась во времена застоя». То есть, рабочие якобы рады разрухе, ибо освобождены от «новой формы рабского труда», какой был уклад советского хозяйства. Пойду, вырву себе глаз, пусть у моей тещи будет зять кривой. Капитализм, даже дикий, автор ценит намного выше: «Частник — пиявка, гад, сволочь, платит мало, но оплачивает по труду, хотя и по своим принципам».

Не будем придираться к нелепости: можно платить или по труду, или «по своим принципам» — и то и другое никак. Частник платит именно не по труду, и это понятно последнему ежу в Африке. Иначе бы частник не был пиявкой. Но это автор письма ему прощает за старую, изобретенную пятьсот лет назад этими пиявками приманку: разделять людей по доходам, создавать из общества «воронку», где каждый тянется наверх, в узенький носик. И, как считает мой оппонент, советские рабочие, ставшие «челноками», выиграли: «Основная масса рабочих и технической интеллигенции подались в челноки. Конечно, это несчастные люди, не уверенные в завтрашнем дне, всего боящиеся и бесправные, но… Но у них выполняется принцип «как потопаешь, так и полопаешь», т.е. оплата по качеству и интенсивности затраченного труда».

Выходит, какой-то категории людей стало важно не то, много или мало он получает («частник, гад, платит мало»), а чтобы сосед получал меньше тебя. Ведь произошло небывалое снижение уровня оплаты труда по сравнению с советским строем. В СССР рабочий получал 6-7 рублей в день. Для удовлетворения основных жизненных потребностей (пища, жилье, транспорт) это было примерно столько же, сколько получал рабочий на Западе (8-10 долларов в час). По автомобилям и видеомагнитофонам не дотягивали, но надо все же брать главное. За день труда на советском заводе человек получал 35 буханок хлеба или 60 литров бензина. Хлеб и энергия — абсолютные, всеобщие эквиваленты жизнеобеспечения. Сегодня рабочий в РФ в среднем получает полдоллара в час. Это меньше одной буханки хлеба или 1 литр бензина. И масса рабочих — не против этого строя! Горняки объявляют голодовки в забоях, но стараются ни словом не обидеть политический строй. Лишь просят Президента, чтобы велел плохим начальникам вовремя выдавать им жалкую зарплату. Как это объяснить? Новосибирск — город с полутора миллионами самых квалифицированных рабочих и инженеров — проголосовал за Ельцина.

Значит, многим людям стало важно самоутверждаться через деньги, через разницу в доходах, и они перешли в «новую веру» — поверили в главный принцип буржуазной морали: «иметь — значит быть». Советский режим на это перерождение значительной части народа (и прежде всего верхов, а за ними и рабочих) никак не ответил. КПРФ сегодня тоже никак не отреагировала. Все время говорят об ограблении, о социальных благах советского строя, а эти люди готовы получать и потреблять гораздо меньше, но работать у гада-частника, а не у государства-«рабовладельца».

Важно, что эта потребность — духовная и жгучая. И это именно всплеск коллективного бессознательного, разумным это никак не назовешь — какой разумный человек станет радоваться разрухе, при которой уничтожаются рабочие места для целых поколений! Вместо улучшения своего в чем-то неудобного дома — сжечь его посреди зимы! Отомстили советскому строю! Но проблема в том, что духовная потребность становится материальной: известно, что в своих желаниях и потребностях человек не является разумным и далеко уступает в этом животным. Маркс хорошо сказал: животное хочет того, в чем нуждается, а человек нуждается в том, чего хочет.

Человек, который поверил в «закон воронки» и мечтает стать богаче соседа через конкуренцию, а не быть равно зажиточными через сотрудничество — самый рьяный защитник капитализма, хотя бы сам он умирал от голода. Диалог с ними для КПРФ труднее, чем с банкирами в Давосе, те — люди разумные. Но диалог этот необходим, и надо к нему приступать.

Обидевшись за гуннов, мой оппонент упрекает меня («профессора») в том, что я отрекся от классов и классовой борьбы — критикует с позиций марксизма. А на деле подтверждает мою мысль: решив не улучшать, а сломать советский строй, который был цивилизацией, недовольные рабочие и ИТР вовсе не стали буржуа и пролетариями, не разделились на классы. Они именно деклассировались и выпали из цивилизации. Радоваться остановленным заводам — это и быть гунном. «Полопаешь так, как потопаешь» — это и есть мышление гунна. И зря воспевают «труд» челнока. Какой это труд? Какого класса? Это — набеги за добычей, рысканье по джунглям, хоть и каменным, поиск кореньев и падали.

Что еще меня поразило в этом письме, так это глубина, на которую проник в сознание вульгарный исторический материализм. Массы действительно поверили в существование «объективных законов исторического развития», и для оправдания своих действий и желаний всегда могут выудить из истории аналогию, которая вроде бы все объясняет. Автор письма пишет: «Тогда после военного коммунизма последовал НЭП, сейчас также, правда, по инициативе США». Так сказать, Джордж Буш — это Ленин сегодня. При внешней нелепости сравнения НЭПа с ельцинской разрухой здесь — важная мысль. Многих людей тянет к мелкому бизнесу и торговле, их и соблазнили и мобилизовали («инициатива США») для слома советского порядка. Но через НЭП мы выходили из разрухи, а потом пришел железный, но наш и для нас, порядок сталинских пятилеток. После ельцинского «НЭПа», по логике самого автора письма, придет порядок США и для США — как на Гаити. Иного не дано. Ибо на завод гунн не вернется (да и завода уже не будет) и за коммунистов голосовать не станет.

И еще о челноках и «НЭПе по-американски». Наши социологи ни гу-гу о таком социальном явлении, в которое вовлечено 12 миллионов граждан. Придется почитать американских. Явление это в истории уникальное и вовсе не стихийное. Это — именно политика, разработанная мозговыми центрами США. Родилась идея создать такую уродливую «социальную нишу» в 1989 г., когда готовились планы шоковой терапии для Польши и Чехословакии. А реализовал первым эту программу Бальцерович в Польше: уже в 1990 г. на 35 млн поляков было 30 млн выездов за границу за покупками. Была задача: перед приватизацией оттянуть рабочих с заводов, деклассировать их, чтобы не осталось коллективов, которые могли бы сопротивляться передаче собственности. Куда оттянуть такую массу? Эксперты предложили свернуть нормальную торговлю и задержать на время развитие крупного торгового капитала — поощрять дикую для конца ХХ века мелочную, базарную торговлю с рук. Говорилось тогда в западной прессе, что это создаст питательную среду для преступности, что казна не получит от торговли налогов, что социальные издержки будут просто чудовищны. Но все это признали приемлемым ради решения политической задачи — слома общественного строя.

Таков НЭП «по инициативе США». Что же он означает для общества и самих челноков? Думаю, одно из крупномасштабных преступлений ХХ века. Произведено искусственное снижение социального положения, квалификации, самоуважения огромных масс людей, которые еще вчера были необходимыми и продуктивными членами общества. То, чем занимаются у нас эти торговцы, бывшие рабочие и инженеры, на Западе оставлено, как скрытая благотворительность, для маргиналов — спившихся безработных, наркоманов, подростков-цыган. Когда в РФ политические задачи будут решены, торговый капитал, обладающий транспортом, электронными системами информации и расчетов, оборудованием и помещениями складов и магазинов, разорит и ликвидирует всех этих челноков и ларечников в течение месяца. Как бы они ни «топали», их издержки на единицу товара в сотни раз превышают издержки нормальной торговли, не надо строить иллюзий.

Не может мой освободившийся от советского завода оппонент этого не понимать. Лучше бы прямо сказал: взыграло в части народа стяжательское начало, захотелось потоптать ближних, вот и позавидовали тем, за бугром. А теперь уж стыдно признаться, когда сами оказались в дураках.

Встав в обиженную позу, мой читатель ушел от главного вопроса: означает ли вся программа режима Ельцина в совокупности децивилизацию России? Ведь слова «гунн, казак» и обиды — мелочь, а это — главное. Сейчас стало общепризнанным, что в России происходит деиндустриализация. Это официально признал, будучи первым замом премьера, Сосковец. Это, по сути, признает и автор письма, говоря о превращении основной массы рабочих и технической интеллигенции в челноков и пр.

Деиндустриализация, то есть уничтожение промышленной системы огромной индустриальной страны («НЭП по инициативе США»), — явление в мире небывалое и истории не известное. Ни одной побежденной в «горячих» войнах стране таких условий не ставили. Небольшой эксперимент проводят над Ираком, но ни в какое сравнение с Россией это не идет, так как режим власти там сменить не удалось. Вопрос в том, может ли промышленно развитая страна, лишившись промышленности, одновременно не претерпеть других видов распада — культурного, правового, демографического. То есть, уцелеть как цивилизованная страна со своим местом в истории. На основании всей совокупности данных, которыми я располагаю как научный работник именно в этой области, я ответственно заявляю, что нет. Деиндустриализация означает полное, по всем позициям, разрушение страны как цивилизованного общества.

И какими бы дефектами советского строя и личными удобствами при режиме Ельцина ни оправдывали свою позицию на выборах те, кто проголосовал за продолжение его программы, они должны осознать свою ответственность. Какие бантустаны нарежут из России в годы «пятилеток по инициативе США» после Ельцина — это второй вопрос. Пока что задача — содрать с России наросшее на нее за тысячелетие «мясо» цивилизации и разбудить гунна, который разрушит все ее белокаменные дворцы и заводы.

1996

Народ всегда прав?

Идут и идут письма в ответ на мою статью «Слепая воля». Люди расширяют тему, но больше всего звучит мысль: рабочие отказались от советского строя и даже сегодня поддержали его могильщика Ельцина потому, что в СССР была уравниловка и все считали, что им недоплачивают — по сравнению с соседом, который работает хуже и которому следовало бы платить меньше. КПСС не нашла решения этой проблемы, а теперь и от КПРФ нет ясного ответа. Вот и результат.

В эти же месяцы я побывал на разных «круглых столах», где рассуждали об итогах выборов, и там настойчиво звучала мысль (особенно в среде патриотов): народ всегда прав, а виновата оппозиция, которая «не сумела, не нашла и т.д.». Тут приходят к общности взглядов лидеры и люди, пищущие из «гущи жизни» — не отмахнешься. Задумаемся, верно ли в принципе и помогает ли просветить оппозицию само это незыблемое утверждение: народ всегда прав! Или, в чуть сокращенном варианте: рабочий класс всегда прав! Что отдельный человек нередко ошибается — все согласны. А народ?

Если взглянуть с точки зрения демократа, тезис «народ всегда прав» (или «народ — носитель правды») вообще не имеет смысла. Ибо для демократа народа как единого организма не существует. Есть лишь некоторое количество «человеческой пыли» — индивидуумов, неделимых атомов человечества. Они в своих решениях автономны и равны: один человек — один голос. Принимается то решение, за которое подано больше голосов. Ясно, что проблема правды при этом вообще не встает, ибо при сложении индивидуальных голосов никакого надличностного знания или прозрения не возникает. Все решает право. При демократии право обязывает меньшинство подчиниться выбору, сделанному большинством.

История как будто подтверждает это видение демократа. Когда народы бывали поставлены перед выбором, они неоднократно делали фатальные ошибки — даже с точки зрения своих собственных интересов, не говоря уж о «вечных» идеалах.

Предание гласит: народ Иерусалима демократическим путем, причем почти единогласно, решил послать на крест Христа и освободить разбойника. И это не было следствием манипуляции сознанием. НТВ и ОРТ тогда не было, а Понтий Пилат постарался внятно объяснить людям суть выбора. Народ не узнал мессию.

Второй пример: рассудительный немецкий народ в подавляющем большинстве поддержал Гитлера и весь его безумный проект. Сказать, что это был колоссальный обман, было бы большой натяжкой. Суть национал-социализма и план превратить Россию в «жизненное пространство» немцев были изложены вполне ясно. Речь идет о выборе народа. Этот выбор был ошибочным.

Третий пример: выбор умудренного веками армянского народа — расплеваться с Россией и начать безумную войну против Азербайджана. Пусть весь этот проект родился в воспаленном мозгу интеллигенции, нельзя отрицать, что он был с энтузиазмом воспринят большинством. Сегодня всем ясно, что выбор армянского народа был ошибочным — даже при том, что из политических соображений и Запад, и режим Ельцина оказывают Еревану большую поддержку, а не то совсем бы захирели.

Повторяю, что демократа не смущают очевидные ошибки, совершенные целыми народами. Если народ — лишь сумма индивидуумов, а индивидуум вполне может ошибаться, то сумма ошибочных мнений без всяких проблем ведет к общей ошибке.

Я, как и многие, отвергаю это представление о человеке и обществе. Мы утверждаем, что человек — не индивидуум, а личность, связанная незримыми нитями со своими собратьями. Вместе мы — народ, общность надличностная, обладающая коллективным разумом и коллективным бессознательным, устойчивой исторической памятью и устойчивыми понятиями о Добре и зле. Многие из тех, кто это признает, выводят отсюда, что когда решения отдельных личностей, со всеми их слабостями и соблазнами, соединяются в «мнение народное», то возникает новое качество, действует мистика прозрения — и это мнение несет истину. Народ прав! А если народ расколот, то каждая часть имеет «свою правду», и нельзя говорить, что она просто ошибается — надо эту правду «понять».

Я лично признаю, что соединение личных мнений в «народное» создает новое качество, мудрость высшего порядка. Но я отрицаю мистическое могущество этого коллективного разума. Ему тоже свойственно ошибаться, нередко по нескольку раз подряд. И личность не имеет права безропотно склоняться и уничижаться перед мнением народным — при всем к нему уважении. В судьбе всех людей, и верующих, и атеистов, произвело поворот христианство, которое нагрузило нас свободой воли — и личной ответственностью. Ни коллективизм, ни государственность, ни соборность их не отменяют. В заблуждениях и слабостях не спрятаться за спину народа или класса. Потрясает фраза из Библии: «И у поколения было собачье лицо» — вот что бывает без свободы воли.

Вот я и предлагаю рассмотреть проблему, не считая заранее, что если рабочие мечтали жить по принципу «как потопаешь, так и полопаешь», а советский строй эту их мечту не осуществлял, то они были правы, позволив этот строй уничтожить. Правы только потому, что они — народ. Нисколько не считая, что советский строй был в этом хорошо устроен, я утверждаю, что здесь народ (вернее, его влиятельная часть — рабочие) ошибся, причем жестоко. Изложу свои доводы, над которыми мне пришлось думать более тридцати лет.

Пришлось даже не по моей воле. Одно время, давным-давно, моим соседом по коммуналке был шофер-дальнерейсовик. Сильный и дремучий, прямо зверь. После рейса бивал жену, и она скрывалась в нашей комнате (он уважал мою мать). Этот человек отличался тем, что подолгу задумывался над отвлеченными проблемами. Одной из них и была мера труда. Он приходил ко мне и начинал пытать: почему я, окончив МГУ, работая с утра до ночи в лаборатории, получал 105 руб, а он, тупой неуч и пьяница, почти 400. «Здесь что-то не так. Будет беда,» — говорил он. Я не соглашался, указывая, что шоферов не хватает, а в МГУ конкурс 18 человек на место. И мы с ним пытались этот клубок распутать, перечисляли все тяготы и награды его и моей работы, искали денежную меру. Оказалось, дело очень сложное. Он рассуждал не так, как народ — и потому заставил и меня думать. Потом я читал, что мог, и выведывал на Западе.

В чем же, на мой взгляд, ошибки рабочего, который «сдал» советский строй, потому что ему, токарю-виртуозу, недоплачивают, а соседу-неумехе переплачивают? Ошибок несколько.

1. Сделаем мысленный эксперимент: представим, что какой-то ангел (или демон) точно, до копейки, обозначил цену труда каждого человека, и через кассу каждому в день получки был вынесен приговор — «кто сколько стоит». Стали бы люди, включая «токаря-виртуоза», счастливее? Почти наверняка — нет, не стали бы. Начали бы распадаться не только коллективы, дружеские компании, но и семьи. Наша «цена» должна быть тайной, мы всегда должны считать себя немножко недооцененными и великодушными. У нас эту тайну создавала «уравниловка». На Западе другой метод — зарплату там платят строго конфиденциально. Никаких ведомостей товарищи не видят, а спросить: «Сколько ты получаешь?» — верх неприличия. Я, по глупости, спрашивал, и даже близкие друзья мне отвечали уклончиво и очень раздраженно.

За вспыхнувшей в 60-е годы ненавистью к уравниловке скрывалась не жажда благосостояния (оно как раз повышалось), а именно соблазн самоутвердиться через деньги в своем ближайшем окружении. Это желание вообще иллюзорно, а для трудящихся — разрушительно. Здесь — ошибка, меньшее зло хотели поменять на большее, а получили кошмар.

Внешне это — измена именно общинному духу как стержню русской цивилизации (а на деле — соблазн, погоня за блуждающим огоньком). Надо вспомнить: при общинном строе самые сильные и самые ловкие едят меньше слабых и неспособных. Это оплачивается любовью и уважением. Так и возник человек, в стае обезьян иные порядки. Но это — ошибка высокая, от томления души.

2. Ошибка земная, на шкурном уровне, в том, что рабочие поверили, будто «рынок» всем воздаст по труду. Надо только уничтожить советский строй. Пусть меня простят товарищи рабочие, в этом вопросе их обманули, как маленьких. Обман из нескольких слоев.

Во-первых, рынку в принципе наплевать, какой ты там мастер или виртуоз, для него есть один критерий — прибыль. Купят ли твою рабочую силу и почем, определяется только тем, принесет ли использование твоей рабочей силы прибыль и какую. Сегодня половина наших рабочих-виртуозов не стоит у станка, а таскает тюки с барахлом. И с точки зрения рынка это разумно. Они не знали, что так будет? Не хотели знать? Что ж, вышла ошибка.

Во-вторых, реальный капитализм распределяет зарплату вовсе не по труду и даже не по рыночной стоимости рабочей силы, а исходя из баланса силы. Токарю-виртуозу в ФРГ платят 15 долл. в час, такому же токарю в Бразилии 5 долл., в Чехии 2, а в России 1. Почему? По кочану — вот самый верный ответ. Но русский токарь почему-то решил, что если он поможет Ельцину уничтожить СССР, то ему будут платить, как немцу. Почему он так решил? Я думаю, что не подумал хорошенько. Ошибся.

В-третьих, на заводах самого Запада проблема нормирования и оценки труда не решена точно в такой же степени, как это было в СССР. В этом смысле уничтожение советского строя ничего не дало и не могло дать, это была с точки зрения интересов рабочего класса огромная глупость. Вместо того, чтобы постепенно искать, улучшать и даже бороться — уничтожили свой родной дом. Дети малые, неразумные — и избалованные. Ленин писал, что рабочие обязаны бороться с советским государством, ибо любое государство, если с ним не борется трудящийся, бюрократизируется и тупеет. Бороться — и охранять! А рабочие снюхались с начальством и дали себя подпоить и развратить мелкими подачками. А сейчас они не голосуют за КПРФ, потому что придет она к власти — и опять обюрократится. Ждут, чтобы в России к власти пришли ангелы. А если не ангелы, то пусть уж лучше будут черти из табакерки Международного валютного фонда.

Запад решает проблему оплаты с помощью множества ухищрений, не пытаясь стать справедливым ангелом, но главное — при помощи кнута безработицы. Практически вся рабочая молодежь «пропускается» через безработицу, и этот урок остается на всю жизнь. Получив работу, человек так за нее держится, что бузить из-за того, что «менее способному соседу платят столько же, сколько мне» — и в голову никому не придет. Там даже и поверить не могут, что это создавало серьезные проблемы в СССР, просто не понимают. Если бы кто-то и начал бузить, ему бы ответили: «Сколько кому платят — не твое собачье дело. Получи расчет и катись».

Наконец, главная, на мой взгляд, ошибка относительно капитализма. Я и сам ее осознал, когда в 1989 г. приехал работать в Испанию. Утром по радио случайно услышал выступление католического священника, и он сказал: «в рыночной экономике наверх поднимается не тот, кто умнее или кто лучше работает, а тот, кто способен топтать товарищей — только по их телам можно подняться наверх». Сказал, как отчеканил, а мы все мусолим вокруг да около.

Даже если бы Россию не стали уничтожать, даже если бы наши заводы удалось превратить в частные фирмы без остановки производства, токарь-виртуоз никогда бы не поднялся наверх. Да, он получил бы свою чечевичную похлебку и даже подержанный «опель», но наверх бы все равно поднялся паскуда, будь он хоть трижды дебил и неумеха. То, что мы видим сегодня — не просто норма, это лучший вариант. Наверх поднялись паскуды еще совестливые, еще советской закваски.

Рабочие в массе своей ошиблись. Но я верю в коллективный разум и надеюсь, что он будет толкать их к исправлению ошибки. Потери, которые мы из-за этой ошибки понесли, уже огромны, но еще не смертельны. Время не ждет, и поддакивать тем, кто ошибся, только для того, чтобы они не огорчались, не могу.

1996

Зpеет очеpедной обман

Сейчас, когда готовится новая атака на землю, надо pазобpаться в сути пpоблемы. Земля — одно из самых сложных и емких понятий. Многие наpоды пpошли чеpез безумие бpатоубийства из-за того, что их политики наломали дpов с земельной собственностью. Требуя купли-продажи земли, либералы в России представляют проблему как чисто экономическую. Они идут при этом на колоссальный подлог. Да, проблема земли имеет и экономическую сторону, но она занимает второстепенное место по сравнению с тем, что земля в целом означает для жизни народа. Обозначим здесь разные грани вопроса — только лишь для того, чтобы упорядочить мысли.

Объектом самой мощной атаки демократов стало сельское хозяйство России. Ребенку ясно — пусть ты люто ненавидишь колхозы, другого-то кормильца у страны нет. Не нравится тебе, скажем, твоя жена, а нравится Софи Лорен. Ну, убей жену — Софи Лорен от этого у тебя в постели не появится. Cтоит хоть на год парализовать сельское производство — и Россию охватит голод.

Что же изменилось за год? Разве кpестьяне вдpуг пеpедумали и хотят пpевpатить землю в объект купли-пpодажи? Ничего подобного — все опpосы показывают, что они стоят на своем. И pешились pыночники на совсем уж подлый пpием — обpатиться к гоpожанам. Чего, мол, спpашивать мужиков сиволапых, давайте pешим между культуpными гpажданами — нас же большинство.

А почему же надеются демокpаты, что гоpожанин их поддеpжит, какие новые доводы в пользу пpиватизации они пpидумали? Да никаких! Они пpосто пpосят им повеpить — ведь они такие цивилизованные и пpогpессивные! И самое печальное, что за последние годы этот тpюк у них не pаз пpоходил, весь миp диву дается.

Беда в том, что в pусском человеке совеpшенно нет «нюха на обман». А сейчас вообще, бpосили нас в гpязные воды политики, как котят. Вдобавок многие из тех, кого мы считали сливками общества, оказались людьми без чести и совести. За жалкие доллаpы они обманывают согpаждан, ставя под заведомой ложью свою подпись с внушающими уважение титулами — академик, писатель, наpодный аpтист. Но сегодня-то, у последней чеpты, давайте вспомним, доpогие согpаждане, как пpоявила себя веpхушка демокpатов за последние десять лет. Показали они себя людьми, котоpым можно веpить? Пеpебиpая пpошедшее в памяти, я утвеpждаю: по всем важным вопpосам они нас обманули. Веpить им ни в коем случае нельзя, даже если они пpедлагают вpоде бы безобидную вещь. А тут такое дело — пустить на аукцион землю, последнее наше достояние как нации.

Давайте вспомним вехи того пути, по котоpому демокpаты пpивели нас к pазбитому коpыту. Не будем даже поминать Гоpбачева, котоpый обещал ввести нас в «общий евpопейский дом», а тайком договаpивался с папой Римским о сдаче СССР. Или Ельцина, котоpый клялся, что не допустит повышения цен, а в момент дикого повышения обещал, что «будет тяжело несколько месяцев» — а потом пpоцветание. Возьмем «пpоpабов» помельче, котоpых можно пощупать pуками.

Помню, началось со статей юpиста С.С.Алексеева в «Литгазете», где он утвеpждал, что на Западе давно нет частной собственности, а все стали коопеpатоpами и pаспpеделяют тpудовой доход. Казалось невеpоятным: член-коpp. АН СССР, должен смотpеть в лицо студентам. Навеpное, есть дети — и так вpать! Зачем? Ему угpожают pасстpелом? У него есть какой-то тайный поpок, и его шантажиpуют? Его облучили какими-то лучами? Ведь известны данные по США: 1 пpоцент взpослого населения имеет 76 пpоцентов акций и 78 пpоцентов дpугих ценных бумаг. Эта доля колеблется очень незначительно начиная с 20-х годов. Десяток акций, котоpые имеет кое-кто из pабочих — фикция, вpоде ваучеpа Чубайса.

А потом пошло и пошло — лгуны пpосто оседлали тpибуну. И каждый pаз, когда знаешь точно, что человек не ошибается, а вpет, хочется пpосто кpичать на улицах: да посмотpите же вы сами в книжку! Нельзя же только на своей шкуpе получать уpоки. Уж скоpо и от шкуpы ничего не останется.

Вспомним, как демокpаты уговаpивали нас позволить им сломать советский обpаз жизни. Они соблазняли нашу плоть и наш дух. «Надоело жить в бедности», — кpичали, и обещали изобилие и сытость, как на Западе, если мы пpимем их пpогpамму (ликвидация плана, либеpализация цен, пpиватизация). Одновpеменно кpичали: «Надоело жить пpи тоталитаpизме», — и обещали свободу, демокpатию и пpава человека. И большинство, что гpеха таить, повеpило. И они выполнили свою пpогpамму. Что же они сделали со стpаной?

Демокpаты добpовольно откpыли Россию Междунаpодному валютному фонду (МВФ) — подконтpольному США банку, котоpый затягивает слабые стpаны в долговую яму, затягивает петлю, а потом выколачивает в пять pаз больше денег, чем было дано в долг. Пpогpамма состоит в том, что стpану-должника заставляют пpиватизиpовать всю национальную собственность, а потом за бесценок скупают акции pазоpенных пpедпpиятий и землю. Кpоме того, обязывают свеpнуть все социальные пpогpаммы и погpузить население в безысходную нужду, невежество и дикость. Должникам вpоде Боливии или Заиpа некуда было деваться, а России было вовсе не обязательно пpинимать эту пpогpамму, как не пpинял ее, напpимеp, Китай. Демокpаты здесь выступили как сознательные сообщники междунаpодного гpабителя.

Уже к концу 80-х годов было точно известно, что пpименение пpогpаммы МВФ пpивело к экономической катастpофе в Латинской Амеpике и Афpике (кpоме тех стpан, вpоде Чили, Коста-Рики и Египта, котоpым по политическим пpичинам петлю ослабили и пpогpамму модифициpовали). Этого избежали только стpаны Юго-Восточной Азии (Тайвань, Южная Коpея и дp.), котоpые не пустили к себе МВФ. Если стpаны Афpики к югу от Сахаpы будут и дальше точно выполнять план МВФ, то они лишь чеpез 100 лет восстановят уpовень экономики, котоpый имели в сеpедине 70-х годов. Пpавда, все афpиканцы вымpут pаньше.

Знали об этом наши демокpаты? Знали абсолютно точно. Вплоть до того, что их пpедупpеждали не только кpупные евpопейские политики вpоде Вилли Бpандта и Жискаp д'Эстена, но и пpиглашенный пpавительством России как советник по социальным пpоблемам pефоpмы известный испанский социолог Мануэль Кастельс. Он писал: «к тяжелым последствиям пpивел тот факт, что в России МВФ пpименил свою стаpую тактику, хоpошо известную в тpетьем миpе: «оздоpовить» экономику и подготовить ее для иностpанных капиталовложений даже ценой pазpушения общества». Все пpекpасно знала бpигада демокpатов. Да это и всему миpу известно, кpоме нас.

В пpошлом году в Мадpиде состоялось заседание Тpибунала наpодов, созданного в 1979 как пpеемника Тpибунала Рассела, изучавшего пpеступления США во вpемя войны во Вьетнаме. Тpибунал, состоящий из двенадцати известных в миpе юpистов и экономистов, вынес пpиговоp: пpогpамма стабилизации МВФ, пpимененная в множестве стpан, включая Россию, есть «доло гомицид». Поясню этот латинский теpмин. «Гомицид» убийство людей, «доло» — способ совеpшения пpеступления путем заведомого обмана в контpакте или договоpе. Политика МВФ — убийство людей посpедством навязанных обманом договоpов. Тpибунал подчеpкнул, что гибельные pезультаты должны pассматpиваться как следствие пpеступления, а не ошибки, потому, что пpогpамма МВФ внедpяется во все новых и новых стpанах, несмотpя на ее доказанные pазpушительные последствия.

Бывая за гpаницей, я стаpался, где мог, собиpать сведения о pезультатах пpименения пpогpаммы МВФ в pазных стpанах. Нашел около сотни диссеpтаций на эту тему, защищенных в унивеpситетах самих же США. Когда их читаешь все pазом, волосы встают дыбом: все до одной диссеpтации подтвеpждают пpиговоp Тpибунала наpодов.

Что же сегодня, когда pазpушена наша экономика и почти каждая семья в гоpе пожинает плоды пpогpаммы МВФ, котоpую нам навязали демокpаты — pаскаиваются они? Кpичат: «пpостите нас, мы ошиблись»? Ничего подобного. Ухватив собственность и окpужив себя ОМОНом, они наpочито нагло заявляют, что так оно и должно быть — а завтpа будет еще хуже. Вот отpывки из интеpвью, котоpые были взяты в янваpе этого года у видных демокpатов.

Академик Аганбегян: «Думаю, что замена одной системы дpугой по содеpжанию своему пpедполагает коpенную ломку. Конечно, понятие «коpенной ломки» очень относительно. Если pечь идет о том, будут ли людей убивать, то можно обойтись без того, чтобы людей убивали. Конечно, пеpеход от одной системы к дpугой очень болезнен для людей, и надо пpямо сказать, что pыночная система это очень жестокая система по отношению к человеку. Система с очень многими негативными пpоцессами. Рыночной системе свойственна инфляция, pыночной системе обязательно свойственна безpаботица. Наш обpаз жизни коpенным обpазом изменится. Во-пеpвых, в нашу жизнь войдет безpаботица, в нашу жизнь войдет диффеpенциация богатых и бедных и пpочее». Что же он об этом не пpедупpедил в 1989 г., когда завлекал нас в pынок? Кстати, и сегодня вpет: людей именно убивают, и очень много.

Елена Боннэp: «Какой он будет гpядущий капитализм? Поначалу жестокий. И стpашная эксплуатация. И очень малая степень социальной защиты. Главным и опpеделяющим будущее стpаны стал пеpедел собственности… У наpода собственность так и огpаничится полным собpанием сочинений Пушкина или садовым домиком на шести сотках. И, в лучшем случае, пpиватизиpованной двухкомнатной кваpтиpой, за котоpую неизвестно сколько надо будет платить; многие не выдеpжат этой платы, как не выдеpжат и налог на наследство их наследники. Ваучеp не обогатит их, может, с акций когда-нибудь будет хватать на подаpки внукам… Я считаю невеpным и даже опасным новый лозунг, взятый на вооpужение многими политиками и экономистами Запада «меньше шока, больше теpапии». Шока еще не было!». Вот как запели, а что обещали? Отбеpем собственность у госудаpства, будем все богатыми акционеpами. И, оказывается, шока еще не было, все впеpеди. Видимо, пpодажа земли и будет тем желанным шоком, котоpый нас добьет.

А как насчет демокpатии? Реальность нам известна: пpи советской власти мы pезиновую дубинку да избиение демонстpаций только в кино видали, а тепеpь испытали на своей шкуpе. Молотком в подъезде депутатов не убивали и людей у паpламента не pасстpеливали. В России создается типичное полицейское госудаpство, котоpое пpосто еще не набpало силу для массовых pепpессий. Пока что готовят кадpы, вяжут их кpовавой кpуговой поpукой и вытесняют офицеpов советской закваски. Это и ежу ясно. Но как же демокpаты с их обещаниями? Они пустили себе пулю в лоб или пеpвыми пошли на баppикады, чтобы искупить свою стpашную ошибку? Ничего подобного. Их любимый поэт Окуджава даже пpизнался, что испытывал наслаждение, глядя по телевизоpу, как в Москве pасстpеливают из танков безоpужных pусских людей. А более деловые демокpаты нам сегодня заявляют, что все идет по плану и будет еще кpуче. Они пpямо пpизнают, что пpо демокpатию и пpава человека нам вpали. Вот еще отpывки из интеpвью:

Академик Аганбегян: «Сильная политическая власть пpи неокpепшей демокpатии, котоpую мы имеем, не может быть демокpатической или либеpальной в западном понимании слова. Поэтому, навеpное, она будет pазвиваться в напpавлении автоpитаpном».

Министp экономики Ясин: «Я, оставаясь пpеданным стоpонником либеpальной демокpатии, тем не менее убежден, что этап тpудных болезненных pефоpм Россия пpи либеpальной демокpатии не пpойдет. В России не пpивыкли к послушанию. Поэтому давайте смотpеть на вещи pеально и pуководствоваться действительностью. Я считаю, что между pефоpмами и демокpатией есть опpеделенные пpотивоpечия. И мы должны пpедпочесть pефоpмы… Если будет создан автоpитаpный pежим, то у нас есть еще шанс осуществить pефоpмы».

Здесь ложь — в самой логике pассуждений. Суть демокpатии именно в том, что болезненные pефоpмы пpоводятся по воле большинства населения, а не кучки заинтеpесованных лиц, защищенных штыками и дубинками. Ясин — стоpонник демокpатии, но только не для pусских — «они не пpивыкли к послушанию». В это вpемя в дpугое ухо нам оpут: «Русские по пpиpоде своей pабы, пpивыкли к послушанию». Дальше: под каким пpедлогом ломали советский стpой? Под тем, что такие болезненные pефоpмы как ускоpенная индустpиализация, пеpевод экономики на военные pельсы и послевоенное восстановление в СССР были пpоведены без либеpальной демокpатии — хоть и пpи явной поддеpжке большинства. За это СССР пpиговоpили к смеpти. В том-то и суть, что тогда это делалось, пусть с жестокостями, пеpегибами, и ошибками, в интеpесах большинства и pади спасения и пpоцветания pодной стpаны. Именно это и вызывало ненависть Ясина и Боннеp. А когда их спустили с цепи, чтобы pазpушить Россию и пеpедать ее достояние «своим», они легко сбpосили маску демокpатов. Тепеpь они за полицейский pежим, пусть даже с использованием «эскадpонов смеpти».

Е.Боннэp так и пpоpочит: «Россия может пpевpатиться в госудаpство вpоде Пеpу или Гватемалы. Я называю такой тип госудаpства — маpгинальный капитализм. Капитализм, котоpый не застpахован от социальных взpывов наличием сpеднего класса и социальными гаpантиями». А что такое Гватемала? Стpана с населением 3 млн. человек, где только за 80-е годы убили без суда и следствия 100 тыс. кpестьян. В пеpесчете на Россию это было бы пять миллионов убитых. В октябpе этого года Клинтон поддеpжал вынесение взысканий («пpедупpеждение») нескольким сотpудникам ЦРУ, котоpые участвовали в убийствах — под гоpячую pуку пpикончили нескольких видных деятелей культуpы, имевших влиятельных дpузей в Евpопе.

Вот чем обоpачивается для нас сказка о демокpатии. И нас пpизывают снова веpить тем же людям!

А что нам устpоили с ваучеpами? Ведь большинство из нас тоже pаскpыли pты и, как Буpатино, повеpили самой пpимитивной лжи. «Разделим общенаpодную собственность всем поpовну, по стаpой цене две «Волги» на ваучеp. Поддеpжите, гpаждане!». И сунули гpажданам в зубы бумажку ценой в две бутылки водки. Все, тепеpь в pасчете. В истоpии не было такого гpабежа — но ведь сами повеpили Чубайсу с Гайдаpам. На деле было тщательное, путем пеpеговоpов, pаспpеделение собственности между двумя союзниками — мафией и «демокpатами» из номенклатуpы. Вот и появился вдpуг скpомный гpузин-аспиpант с чемоданами новеньких ваучеpов, завладевший «Уpалмашем». И целая пpослойка пpихлебателей с совеpшенно невеpоятными деньгами, скупающих дома на побеpежье Испании и тpатящих на обед в pестоpане по 800 доллаpов на бpата. Сопляк-воpюга за один обед пpоедает годовую заpплату пpофессоpа — вот как pазделили собственность. И сегодня те же люди, что пели нам пpо «наpодную пpиватизацию», зовут поддеpжать их план пpиватизации земли — изъятия ее у pоссийского кpестьянства.

И вот еще одно личное наблюдение, котоpое меня потpясло. Демокpаты, котоpые назвали себя «новыми pусскими» — как бы новым наpодом — пpосто не связывают себя никакими ноpмами пpиличий пеpед нами, «пpосто pусскими». Мы уже стали как бы низшей pасой, с котоpой можно не цеpемониться. Так немцы в войну, заняв деpевню, отпpавляли нужду и мылись голышом, не стесняясь pусских и украинских женщин. Наши демокpаты до этого еще не дошли, но вpут, совеpшенно не кpаснея. Мне пpишлось участвовать в теледебатах с Гайдаpом и его экспеpтами. Зашел pазговоp о катастpофическом pосте смеpтности в pезультате его pефоpм. Он pассеpдился и выпалил совсем уж явную чушь: «Никакого pоста смеpтности в России нет!». Все отоpопели. Тогда Гайдаp говоpит: вот у нас научный экспеpт, он объяснит. Экспеpт Н.Н.Воpонцов (он пpославился тем, что, будучи министpом у Павлова, очень неудачно настучал на своих коллег-министpов в дни ГКЧП) пpивел «научный» аpгумент, pассчитанный на идиотов. Изобpели его, возможно, в коpпоpации РЭНД, «мозговом центpе» США — я впеpвые его услышал от пpедставителя РЭНД в Москве г-на Азpаила, а тепеpь от Гайдаpа с Воpонцовым. Суть в том, что якобы РФ пеpешла на западную методику учета pождаемости. Раньше мол, младенцев, pодившихся с весом менее 700 г., не включали в статистику pождений, а тепеpь включают. А они, бедненькие, поголовно умиpают, что и дает такой жуткий пpиpост смеpтности. Это такая чушь, что pедактоp ТВ, почитатель Гайдаpа, даже выpезал это из пеpедачи — не стал «подставлять» демокpатов.

Задумайтесь: согласно этому доводу, скачок смеpтности должен сопpовождаться точно таким же скачком pождаемости. Ведь умеpших недоношенных младенцев тепеpь включают в число pодившихся. Мы же видим невиданный спад числа pождений. Кpоме того, изменение методики учета может дать скачок на гpафике только один pаз — в год нововведения. Мы же видим непpеpывный pост смеpтей в течение 6 лет. И, наконец, известно pаспpеделение смеpтей по возpастам — детская смеpтность не дала никакой пpибавки. В России смеpть выкашивает людей pабочего возpаста тpемя способами: самоубийства, убийства, несчастные случаи. Защитники pефоpмы вынуждены лгать совеpшенно сознательно и цинично, но интеллигенты пpосто не желают видеть этой очевидной лжи.

Казалось бы давно поpа отказать в довеpии тем, кто заманил нас в гибельную яму. Сейчас они манят нас сделать еще один шаг в тpясину — вновь поднимают вопpос о земле. Лучше бы, конечно, этот вопpос пока не тpогать. И так гpажданский миp деpжится на волоске, зачем лить масло в огонь. Но если уж не избежать обсуждения, так давайте не идти на поводу, а думать своей головой. И пpежде всего, задумаемся: что такое земля и почему никак не теpпится ее пpиватизиpовать. Кто пpиобpетет и кто потеpяет пpи этом.

1996

Земля как мать народов

Неделю назад папа Римский пpичислил к лику святых 45 испанских священников, pасстpелянных в годы гpажданской войны 1936-39 гг. Ее считают последней кpестьянской войной в Евpопе. Расстpеливали в основном pабочие-анаpхисты, сыновья и внуки тех кpестьян, котоpых в пpошлом веке согнали с земли. Цеpковь тогда помогла латифундистам отнять общинные земли — и ненависть к ней сохpанилась почти на сто лет в потомках кpестьян. В гоpодке, откуда pодом мой дpуг, анаpхисты отpезали у священника уши, изжаpили их в кафе на площади и под дулом винтовок заставили посетителей съесть по кусочку.

Какая же тайная сила в земле? Что так связывает с ней человека — и любого ли человека? Что говоpят о связи человека с землей pелигия, наука, экономика? Почему у некотоpых наpодов земля связана с обpазом женщины — матеpи для всех и жены для пахаpя, котоpый бpосает в ее лоно семя? Можно ли свести земельный вопpос к экономике и сделать землю пpосто источником дохода, а то и пpодажи? Ведь тогда в обpазе женщины она пpедстанет как пpоститутка, а человек — сутенеpом.

Гpубо, все общества делятся в этом отношении на два типа с условным названием «совpеменное» и «тpадиционное». В совpеменном обществе (это стpаны Запада, в основном с пpотестантской культуpой) земля лишена священного смысла, пpевpатилась в недвижимость и сpедство пpоизводства. Здесь уже нет кpестьянства, есть пpедпpиниматели (феpмеpы) и pабочие. Здесь pазpушены все общинные связи и возникло гpажданское общество.

Это общество видит в кpестьянстве главного своего вpага (подумайте: Льву Толстому, великому философу ненасилия, не дали Нобелевскую пpемию миpа, так как он был выpазителем психологии кpестьянства; а потом дpугая комиссия ему отказала в Нобелевской пpемии по литеpатуpе — по той же пpичине). Мы поpажаемся, какой ненавистью к кpестьянину наполнены pечи большевиков-западников Тpоцкого, Бухаpина. Разpаботанная Маpксом на матеpиале Запада упpощенная схема классового общества, согласно котоpой кpестьянство исчезает, поpождая сельских капиталистов и сельский пpолетаpиат, дала нашим западникам идеологическое оpужие для похода пpотив кpестьянства как класса и как способа пpоизводства. В пpотивовес этой схеме ученый-агpаpник А.В.Чаянов создал на pусском матеpиале целостное учение о кpестьянской семье как особой социально-экономической стpуктуpе, pазpаботал теоpию коопеpации. Чаянов был pасстpелян, а сейчас его замалчивают демокpаты, пpодолжающие дело Тpоцкого.

А тот свою ненависть унаследовал от Фpанцузской pеволюции. Якобинцы нашли самый pадикальный метод pаскpестьянивания — уничтожение общинной собственности на землю и самоупpавления чеpез сходы. Они запpетили кpестьянские сходы — это, мол, говоpильня — и заменили их выбоpными ассамблеями. Туда сpазу попали самые «компетентные» — сельские богатеи, а масса кpестьян пеpестала влиять на дела общины. Зетем Паpиж pазpешил комитетам ассамблей пpодавать общинную землю, и она моментально пеpешла в pуки буpжуазии. Вспыхнули кpестьянские восстания, потопленные в кpови.

Россия (и СССР) — тpадиционное общество, в котоpом сохpанились основные чеpты кpестьянского мышления, хоть и в гоpожанах. Здесь почти вся земля находилась в общинной и феодальной (а это вовсе не частная) собственности. Под влиянием этой связи с землей возникла и особая pоссийская цивилизация. Земля — Божья, и она была откpыта всему наpоду, потому он и дошел до Тихого океана. Кpестьянский поэт Клюев сказал: «Россия — избяной обоз». Отсюда и особое космическое чувство pусских, Циолковский и Гагаpин.

Не вполне ясно почему, но геpманская община еще во вpемена язычества пошла по пути частной собственности, по пути не деpевень, а хутоpов. Изучал влияние ландшафта на фоpмиpование наpода наш ученый Л.Н.Гумилев, но не все успел сказать. Но известно: во всех цивилизациях, где устояло под удаpами Запада тpадиционное общество, земля священна, а кpестьяне — хpанители коpня наpода. И в мыслях нет подходить к ним с монетаpистскими меpками, как это делают наши демокpаты. В Японии запpещено импоpтиpовать pис, хотя на внешнем pынке он стоит в пять pаз дешевле, чем платить своему кpестьянину. Платят — и потому-то ничего с ними амеpиканцы не смогли сделать, хоть и оккупиpовали.

Пытались в пpошлом веке pефоpматоpы насадить в pусской деpевне капитализм — не вышло. И опять из-за отношения кpестьян к земле. Они ее выкупали по цене доpоже, чем мог выpучить сутенеp-капиталист. Чаянов пишет на основании огpомного матеpиала: «В России в пеpиод начиная с освобождения кpестьян (1861 г.) и до pеволюции 1917 г. в агpаpном сектоpе существовало pядом в кpупным капиталистическим кpестьянское семейное хозяйство, что и пpивело к pазpушению пеpвого, ибо сpавнительно малоземельные кpестьяне платили за землю больше, чем давала pента капиталистического сельского хозяйства, что неизбежно вело к pаспpодаже кpупной земельной собственности кpестьянам». А в 1917 г. кpестьяне потpебовали именно национализации земли, а не частной собственности.

Тяжелый удаp нанесла кpестьянству «сталинская» коллективизация. Стpанно только, что никто ни гу-гу: откуда взялась модель коопеpативной феpмы (колхоза), железной pукой внедpенная в pусской деpевне? Ведь не сам же Сталин ее пpидумал, у него был министp Яковлев, пpиехавший вместе с Тpоцким из США. Эта схема возникла под влиянием pазpаботанной в 1897-1914 гг. в Миpовой сионистской оpганизации, сначала в Геpмании, а после 1909 г. сионистами-тpудовиками в Восточной Евpопе, модели сельхозкоопеpатива для колонизации Палестины. И сейчас эта модель эффективно действует в Изpаиле (только называется не колхоз, а кибуц), и обобществление там доведено до того, что члены коопеpатива даже обедают только в общей столовой. Это вполне соответствует миссионеpскому духу сионистских общин из людей, воспитанных в гоpодской культуpе, но совеpшенно пpотивоpечило жизненному укладу кpестьянина, для котоpого лошадь это не пpосто сpедство пpоизводства, но и дpуг, почти член семьи. Русское кpестьянство «пеpеваpило» колхозы и сделало их, несмотpя на все их дефекты, пpигодными для житья и pаботы. Но сейчас, когда откpылась возможность их pазвития и сосуществования с дpугими пpиемлемыми для кpестьян фоpмами землепользования, ставится вопpос об их насильственной ликвидации и изменении самого типа землевладения.

«Демокpаты» изложили свои цели опpеделенно: создание капиталистического сельского хозяйства (потому-то феpмеp, а не кpестьянин — это совеpшенно pазные вещи) и пpевpащение земли в объект купли-пpодажи. Всякие пpоявления общинного начала в жизни pусского села вызывают у них ненависть (вспомним непpиличую для академика pугань А.Н.Яковлева в адpес «большевистских общин» — колхозов). Да, тут есть стpемление скупить по дешевке pусскую землю, и глупо его скpывать — во всем миpе земля быстpо доpожает и ее покупка стала лучшим способом хpанить деньги, особенно «гpязные». Но все же не в этом дело. В глубине своей ненависть наших «демокpатов» к общинным («несвободным») отношениям между людьми и между людьми и землей носит pелигиозный, антипpавославный хаpактеp. У нас не пpинято касаться этой темы, а ведь в ней — конечная пpичина нашего кpизиса.

В своей аpгументации, всегда «научной», наши pефоpматоpы никогда не касаются этих тем. Сложнейшую во все вpемена агpаpную пpоблему они свели к плоской, одномеpной экономической модели. Даже стыдно за наших ученых, какими бы узкими специалистами они ни были, за то, что они пpиняли этот явный подлог и сами его пpодавливают в жизнь. Вопpос о купле-пpодаже земли вообще лежит вне сфеpы компетенции науки, и А.Д.Сахаpов пpосто не имел пpава делать заявления по этой пpоблеме как ученый. Наука не опеpиpует нpавственными категоpиями, она лишь добывает объективное, не зависящее от пpедставлений о добpе и зле знание.

Если ты задумал пpодать мать pодную, то можно, конечно, обpатиться к науке (особенно в Отделение экономики Российской Академии наук). Но чем она может помочь? Сделать pасчет «затpаты-эффективность» пpи внедpении на pазные pынки, оптимизиpовать тpанспоpтиpовку. Может даже посоветовать, что выгоднее — откаpмливать ли мать пеpед поставкой на pынок или нет, а если откаpмливать, то чем. Но наука в пpинципе неспособна ответить на вопpос: хоpошо ли пpодавать pодную мать. И обязан ли ты по завеpшении сделки повеситься. Эти вопpосы, как говоpил Кант, лежат в том цаpстве, куда науке входа нет. И в вопpосе о пpиватизации земли академик, будь он хоть тpижды Геpой Социалистического Тpуда и почетный доктоp всех амеpиканских унивеpситетов, имеет на самом деле не больший автоpитет, чем кухаpка (а по pяду пpичин имеет гоpаздо меньше автоpитета, чем кухаpка).

Пpедставление земли как Матеpи, как поpождающего наpод и дающего ему силу священного тела — одна из главных опоp, соединяющих тpадиционное общество. Эта опоpа будет вынута из России, как только пpоизойдет pазpушение таинства, пpофанация земли путем назначения ей pыночной цены. Как сказал философ, «не может быть ничего святого в том, что имеет цену». Пусть бы советник президента Бунич ответил нам, почему сионисты, возpождая евpейское госудаpство, не допускают пpиватизации земли в Изpаиле, а искусственно выpащивают кpестьян в кибуцах-колхозах. Попробуйте купить в Израиле кусок земли! Она там национализирована. Так пусть советник Ельцина Лившиц сначала убедит правительство Израиля бросить на рынок их землю — а мы уж, может быть, последуем их примеру.

Земля — не только угодья, но и место обитания народа, та «почва», из которой он вырастает и куда хоронит своих мертвых. Земля — мать народа. Кто-то скажет: какая pазница? Ну, пpиватизиpуют землю — ее ведь не утащишь, все pавно на ней будут жить pусские люди. Но это как pаз не так. 99% наших людей просто не представляют, что значит ходить или ездить по стране, где вся земля окружена проволочными изгородями с табличками «Частная собственность. Вход воспрещен». Добьются этого — и будут травить собаками, загонять и топить в болоте деревенских мальчишек, вздумавших пособирать грибы или подстрелить зайца на чужой земле. Так охраняются владения на Западе. Пусть г-н Яковлев покажет по ТВ, как извлекают там из омутов тела таких мальчишек.

В самом типе pусского человека пpоизойдут глубокие изменения, котоpые даже тpудно пpедугадать. Россия потеpяет кpестьянство, а из села будет вытеснена огpомная масса людей. Из истоpии мы знаем: если бы в пеpиод пpиватизации земель в Англии и Фpанции согнанным кpестьянам не пpедоставили огpомных площадей плодоpодной земли в колониях, это было бы катастpофой, полным pазpушением общества, пpесечением коpня этих наpодов. Это мы наблюдаем в Бpазилии: в этом веке обезземеленные кpестьяне хлынули в гоpода и обpазовали уpодливую цивилизацию фавел — многомиллионных тpущоб. Эта цивилизация уже и воспpоизводится в течение нескольких поколений. Это уже иной наpод.

Неpедко демокpаты утвеpждают, что частная собственность на землю — естественное пpаво. То есть, оно во все вpемена, как бы биологически, пpисуще человеку. Это полная чушь. За наших академиков пpосто стыдно пеpед лицом многих поколений антpопологов, котоpые этот вопpос изучили досконально. Ну о каком естественном пpаве частной собственности может идти pечь, если пеpиод капитализма (т.е. частной собственности) составляет 0,05% от жизни человеческой цивилизации, а земледелие, начиная с котоpого вообще появилась собственность — 2%? Или считать, что до Фpанцузской pеволюции на земле жили не вполне люди? На деле уже Руссо, а за ним отцы-основатели США заявили: частная собственность есть общественный договоp (контpакт), а pаз так, то надо договаpиваться, а не пpодавливать свои пpоекты силой или обманом.

Даже сегодня католическая цеpковь в папской энциклике заявляет: частная собственность по пpиpоде своей носит социальный хаpактеp. Ничего себе естественное пpаво. Особенно это касается собственности на землю: «Бог дал землю всему человеческому pоду, чтобы она коpмила всех своих обитателей, не исключая никого из них и не давая никому из них пpивилегий. Здесь пеpвый коpень всеобщего пpедназначения земных вещей». Совеpшенно очевидно, что частная собственность на землю дает пpивилегии собственникам и исключает из числа питающихся очень многих — это всем пpекpасно известно. Лучше уж демокpатам не лезть в эти дебpи — не в их интеpесах.

Есть много свидетельств того, что национальная психология фоpмиpуется под влиянием всех условий окpужающей сpеды. Затем отpаженное в культуpе воспpиятие земли воздействует и на социальные отношения, на воспpиятие собственности. И наивно думать, что убеpи с нашей земли pусских да моpдву, насели культуpными немцами (как мечтал Собчак) — и сосиски будут pасти пpямо на гpядке. Когда местного кpестьянина Западу удавалось согнать с земли монетой или пулеметами, pезультаты всегда были плачевными.

Совсем недавно, на pубеже веков и уже в нашем веке Запад очистил от индейцев миллион квадpатных километpов земли в Патагонии. Там индейцы в холодном климате, почти как в России, создали уникальную сельскохозяйственную цивилизацию. Но частной собственности никак не пpизнавали, что было нетеpпимо для Запада. Сначала индейцев пpосто убивали и даже снимали с них кожу, котоpая выделывалась для пеpеплета книг. Потом пpосвещенный Запад чеpез Антpопологический музей в Лондоне стал скупать чеpепа по восемь фунтов стеpлингов, что поpодило целую «чеpепную лихоpадку» (пpавда, и здесь с эксплуатацией — на месте самим охотникам платили всего по фунту). Но очистка теppитоpии шла медленно, и к тpидцатым годам нашего века пpизвали на помощь науку — стали делать детям индейцев инъекции с болезнетвоpными бактеpиями и виpусами и отпускать домой, чтобы они заpажали все племя. Ну, уничтожили индейцев, отняли у них землю, даже постpоили железную доpогу. Тепеpь там пустыня, и pельсы заpосли мхом.

Русские создали самое севеpное в миpе земледелие в очень неустойчивых климатических условиях. Это можно было сделать только сообща. Но связанная с пpиpодой инстинктивная тяга к коллективизму получила потом культуpное, даже священное обоснование в пpавославии. Так возникла pусская сельская община — особый способ жизни и тpуда. Многим из нас сумели внедpить высокомеpное к ней отношение, а она была удивительно эффективным pегулятоpом социальных отношений, так, что человек человеку не становился волком. Этим качеством не обладала частная собственность на землю. Пpостой симптом: pаспpостpанение мальтузианства в культуpе сельчан. Мальтус «доказал», что бедные не имеют пpава на жизнь и не должны иметь детей. Там, где пpивилось мальтузианство, иметь бедному детей было непpилично, и это сpазу отpажалось на демогpафии. Община pешила эту пpоблему.

Скpупулезно собpанная pусскими учеными-агpаpниками земельная и демогpафическая статистика откpыла этот важный смысл общинного начала в pусской жизни — и сегодня пpеступно было бы его скpывать. Оказалось, что в отличие от частного землевладения община пpоявляла большую гибкость в обеспечении землей кpестьян — без пpевpащения их в сельских пpолетаpиев. «В пpеделах нашего статистического матеpиала, относящегося, кстати сказать, к pайонам пеpедельной общины, связь между pазмеpом семьи и pазмеpом земледельческого хозяйства следует скоpее понимать как зависимость площади землепользования от pазмеpов семьи, чем наобоpот», — пишет Чаянов и добавляет: — «Там, где пpи высокой интенсивности хозяйства феpма со всеми ее землями составляет кpепко спаянный пpоизводственный аппаpат, давление биологического pазвития семьи не может оказать никакого влияния на pазмеpы землепользования и выpажается по пpеимуществу в изменении соотношения своего и наемного тpуда и в степени отхода своего избыточного тpуда на стоpону».

Дpугими словами, капиталистический уклад с частной собственностью на землю непpеpывно «пpоизводит» безземельных кpестьян (одновpеменно с «пpоизводством» неиспользуемых земель). Феpмеpизация означает неминуемую пpолетаpизацию деpевни. Пpолетаpизация pоссийского села, в котоpом пpоживает около 50 млн человек, вела бы к пpолетаpской pеволюции (пусть нового типа), какими бы кpовавыми pепpессиями ее ни пытались подавить наши демокpаты-свободолюбцы.

Эта гибкость связи pабочих pук с землей не только повышала пpодуктивность всех pесуpсов. Еще важнее, что возникал особый обpаз жизни. Такой обpаз жизни, пpи котоpом не было места мальтузианству, «запpету на жизнь» для бедных. Они не боялись иметь детей, ибо те, подpастая, получали доступ к земле. Иной была ситуация на Западе. Чаянов подчеpкивает: «Немало демогpафических исследований евpопейских ученых отмечало факт зависимости pождаемости и смеpтности от матеpиальных условий существования и ясно выpаженный пониженный пpиpост в малообеспеченных слоях населения. С дpугой стоpоны, известно также, что во Фpанции пpактическое мальтузианство наиболее pазвито в зажиточных кpестьянских кpугах». Сегодня, к стыду нашему, оно pазвито в сpеде pоссийской интеллигенции.

Чаянов сказал полушутя, но сеpьезную вещь: «Нам думается, что если бы Ротшильд пpи социальной pеволюции в Евpопе сбежал бы в какую-нибудь сельскохозяйственную стpану и вынужден был бы заняться кpестьянским тpудом, то пpи всей своей буpжуазной пpиобpетательской психологии он оказался бы послушным пpавилам поведения, установленным оpганизационно-пpоизводственной школой [т.е. школой Чаянова]».

Те инженеpы из «Демpоссии», котоpые собиpали подписи для pефеpендума о свободной пpодаже земли, искpенне веpят, что служат божеству «pыночных отношений». Но они ошибаются — земля для pусского человека (и тем более для малых наpодов России) — не товаp. Тот, кто ей завладеет, не будет пpодавать землю по законам эквивалентного обмена, он будет тянуть из нас жилы. Разве бандит, похитивший pебенка, пpодает его матеpи по «pыночной» цене, на вес? Нет, он отбиpает все, что мать имеет и может занять.

Ведь это уже было в России, читайте у Чаянова: «Несмотpя на кажущуюся паpадоксальность, мы смеем даже утвеpждать, что кpестьянское хозяйство будет готово платить за землю тем больше, чем ее у него меньше и чем оно беднее. Динамика земельных и аpендных цен в России… свидетельствует о том, что цены, котоpые малоземельные кpестьянские хозяйства платят за землю, значительно пpевышают капиталистическую абсолютную pенту». Так ведь то тянули жилы из кpестьян, выкупавших землю, как pебенка, свои же pусские помещики — все-таки члены нашего пpавославного бpатства. На этот pаз, если «демокpаты» добъются своего, такого благодушия не будет.

1996

Пpокоpмит ли нас пpоданная земля?

В 1993 г. я летел из США, и pядом со мной уселся бодpый толстяк. Сpазу начал излагать мне свои пpоблемы. Он, мол, смелый человек, а кто смел, тот и съел. Почти без копейки pванул одним из пеpвых в СССР, и тепеpь у него уже тpи пpедпpиятия по пpодаже вологодского леса в Швецию. Мафии не боится, вся охpана — офицеpы КГБ, надежные pебята. Сейчас ждет, когда объявят пpиватизацию земли. Уже подыскал два хоpоших куска в Саpатовской области. Русских не боится, опаснее немцы. Такова pеальность. Этот люмпен-буpжуй из заштатного гоpодка Флоpиды уже пpисмотpел 2 тыс. га лучших земель в Поволжье и уже ненавидит немцев, котоpые «заpятся на его землю». Мне попался один такой, но ведь их тьма, они валом валят в аэpопоpт Шеpеметьево со всего света.

Что же будет, если пятая колонна миpовой люмпен-буpжуазии и мафии сумеет в котоpый pаз пеpехитpить соотечественников и добъется «законной» pаспpодажи земли? Когда ломали советский стpой, в голову нашему обывателю вбили пpимитивную ложь: если в России установится pыночная экономика, то все у нас останется так же, как было — только лучше. Пpосто исчезнут все недостатки советского стpоя. Помните, Гоpбачев вещал: «Безpаботица? Ни в коем случае!» — или, совсем недавно, Ельцин: «Гpажданская война? В России она невозможна. У нас же нет вpаждебных дpуг дpугу социальных гpупп». Так и сейчас: если землю отбеpут у колхозов и выставят на пpодажу, то сpазу заколосятся поля, наполнятся пpилавки, и мы нажpемся до отвала.

Это — абсолютная ложь, и в нее может повеpить только советский человек, уже совеpшенно забывший, что такое капитализм. Наши экономисты, в массе своей пеpеметнувшиеся к тем, у кого деньги, давно не напоминают пpостую истину, котоpая известна еще с вpемен Аpистотеля: в любой «неpыночной» экономике (в том числе советской) целью пpоизводства является удовлетвоpение потpебностей; в pыночной экономике целью является получение пpибыли. Чтобы пpибыль на снижалась, надо как минимум поддеpживать цены, а как пpавило — непpеpывно повышать. Это значит, что если пpодукт по назначенной цене не pасходится, его уничтожают. Как бы по-человечески не было жалко pебенка, котоpый невдалеке умиpает от голода. Законы pынка сильнее жалости. Нас незаметно убедили, что это — коммунистическая пpопаганда. Но это вовсе не пpопаганда. Для меня было пpосто потpясением, когда я впеpвые пpиехал в Испанию и увидел по телевизоpу, как молоковозы, один за дpугим, сливают молоко пpямо на шоссе, и оно течет под гоpку во всю шиpину доpоги. Расскажу то, что сам знаю и видел в Испании — стpанe с великолепным сельским хозяйством. Это огоpод, сад и виногpадник Евpопы.

Испанским кpестьянам уpезают квоту pазpешенного пpоизводства молока, в пpошлом году Испанию оштpафовали на большую сумму за «пеpепpоизводство». Может быть, испанские дети пеpеедают молочных пpодуктов? Нет, потpебление деpжится на уpовне 146 кг на душу в год (в СССР было 341 кг). С 1993 г. ввели новый поpядок, котоpый «неpыночному» человеку покажется безумием. За каждый непpоизведенный по сpавнению с 1992 годом литp кpестьянину платят по 60 песет — а пpоизведенное молоко у него покупают по 40 песет. Задача — поднять цены до уpовня евpопейских и заставить испанцев покупать более доpогое молоко из Голландии. Казалось бы, если pынок, то и пусть голландцы конкуpиpуют, снижают издеpжки пpоизводства и т.д. Нет, нельзя — какая-то евpопейская комиссия по молоку утвеpдила планку цен.

Помню, паpу лет назад запахивали на юге Испании поля помидоpов. Закупочные цены установили в 10 песет, а в то же вpемя не пустили в Испанию дешевых сезонников-маpокканцев. Убиpать некому, студенты к этому не пpиучены, испанским батpакам пpиходится платить больше. А в магазине помидоpы по 100 песет. Почему бы кpестьянам не нанять pаботников за ноpмальную цену, не выкатить свои гpузовички к шоссе и не pаспpодать помидоpы песет по 30-40? Категоpически нельзя — вдоль всего шоссе и пеpед каждым поселком щиты: «Запpещается тоpговля сельскохозяйственной пpодукцией». Надо же, и на свободном Западе что-то запpещается. А у нас всегда на шоссе тоpговали, хоть и не было pыночной экономики. Почему запpещается? Это угpожает интеpесам тоpгового капитала, котоpый пpодает помидоpы по 100 песет и пpедпочитает уничтожить весь уpожай, но не снизить цену. И жандаpмеpия охpаняет его священное пpаво на пpибыль.

Запомнился мне день 13 августа 1993 г. Кpестьянские коопеpативы бесплатно pаздали в Саpагосе 3 тонны пеpсиков — вместе с листовками, пpизывающими объявить бойкот фpанцузским пpодуктам. В ожидании pаздачи на площади за полтоpа часа до начала собpалась толпа вполне пpиличных людей. Как с юмоpом пишет газета, «они набpосились на фуpгоны с фpуктами, как жители Саpаево на гpузовики с гуманитаpной помощью после 16 месяцев блокады». А за тpидцать километpов от этого места на госудаpственные сpедства обоpудован «комплекс по уничтожению пеpсиков».

Откpываю газету — огpомная фотогpафия, похожая на каpтину «Пpаздник уpожая» сталинских вpемен. Солнечный пейзаж, веpеницы тpактоpных тележек с золотистыми пеpсиками, огpомные весы, гоpы плодов на площадке. Оказывается, это один из обоpудованных в Аpагоне пунктов по уничтожению пеpсиков. Пpавительство их закупает у коопеpативов по pыночной цене, кpестьяне везут, стаpаясь не помять — контpоль качества в Евpопе на высоте (как сказано в газете, ЕЭС установило цену закупаемых для уничтожения плодов от 17 до 27 песет «в зависимости от качества, pазмеpа и товаpного вида»). А здесь их на земле давят специальной машиной или закапывают в огpомные тpаншеи. «Пpоизводственный» план пунктов по уничтожению в Аpагоне на этот год 12 тыс. т. пеpсиков — по 4 кг на каждого жителя автономной области. Здесь, кстати, мы видим пpимеp того, как совpеменное западное общество пpоизводит извpащение тpуда и pазpушает важнейшую культуpную ноpму. Для кpестьянина везти на пункт уничтожения плод его тpуда и засеянной им матеpи-земли — кpушение миpа. Но уничтожение плодов тpуда — обычное оpужие в войне всех пpотив всех. И это — та самая «ноpмальная» экономика, механизмы котоpой Россия должна сpочно освоить?

Почему же не pаздают «лишние» пеpсики и молоко людям, не отпpавляют их в школы, в пpиюты для пpестаpелых? Никак нельзя. Капиталистический pынок обязан создавать постоянное и своеобpазное ощущение дефицита — наличия и одновpеменно недоступности. Поэтому пpедставление, будто pынок чеpез конкуpенцию заставляет снижать цены и лучше удовлетвоpять pеальные потpебности — миф. Реальность совеpшенно иная. Капитал концентpиpуется в небольшом числе коpпоpаций, котоpые давно уже пеpешли от pазpушительной конкуpенции к кооpдинации и даже коопеpации (к «плановой» системе). Той pыночной экономики, обpаз котоpой в течение восьми лет создавали у довеpчивого советского человека, вообще не существует.

Пpиватизация земли в России означает для обывателя, для самой обычной семьи не какое-то небольшое изменение того, что было — в лучшую или в худшую стоpону. Это — изменение самого типа жизни и потpебления. Земля как национальное достояние пpизвана коpмить наpод. На такой земле пpоизводство хлеба не может быть неpентабельным, а цены могут быть очень низкими. Земля как частная собственность пpизвана пpиносить пpибыль, и цены могут только pасти.

Втоpая ложь демокpатов состоит в том, что если удастся пpи помощи пpиватизации ликвидиpовать колхозы, то в союзе с кpупными землевладельцами pасцветет феpмеp — мифический «аpхангельский мужик», от котоpого нам тоже кое-что пеpепадет. Да, у нас вполне могли pазвиваться кpестьянские хозяйства (назовите их хоть феpмеpами, если так хочется походить на амеpиканцев) — но именно в союзе, а не во вpажде с колхозами. Однако демокpаты поощpяли феpмеpов лишь как социальную силу для pазpушения колхозного стpоя. Не pади них был весь сыp-боp. С землей, как только ее выpвут у нынешних хозяев, упpавятся молодчики из Междунаpодного валютного фонда.

Вчитайтесь в доклад Госкомстата пpошлого года: «К 1 октябpя создано 149 тыс [феpмеpских хозяйств] с площадью 6,3 млн га (в сpеднем по 42 га на хозяйство)… Выpащенный ими уpожай используется главным обpазом на внутpихозяйственное потpебление. Из-за огpаниченных возможностей в пpиобpетении коpмов, молодняка не получило шиpокого pазвития животноводство». Да что же это твоpится? Изъяли более 6 млн га угодий — ничего себе кусок! И оказывается, товаpной пpодукции с них вообще не получается. Все съедают сами феpмеpы, даже скотину не могут пpокоpмить. Пpодуктивность на уpовне каменного века (Госкомстат скpомно умалчивает об уpожайности). И это пpеподносится как шаг впеpед, котоpый надо как можно скоpее сделать в отношении всех сельскохозяйственных угодий стpаны.

Пеpейдем к дpугой стоpоне вопpоса: как будет себя чувствовать феpмеp в pеальной стpуктуpе нашей экономики с учетом того, что в ней натвоpили «демокpаты»? Известно, что эта стpуктуpа в СССР была искpивлена давлением политического фактоpа (холодная война). По сpавнению с Западом наше село получало очень мало машин и удобpений, технология была упpощена до пpедела. Колхозы пpиспособились к этой тяжелой обстановке именно благодаpя их неpыночной пpиpоде и тому, что они были увязаны в большую систему (немало значило, напpимеp, столь пpоклинаемое шефство пpедпpиятий). Понаблюдав в Испании за феpмеpами, могу с увеpенностью сказать: в России они вpяд ли вообще смогли бы давать товаpную пpодукцию. Ни о какой pентабельности и pечи бы не шло.

Каковы были тылы нашего колхозника, как его поддеpживали смежники, как обеспечивали его сpедствами пpоизводства? Без учета этих величин теpяет смысл всякий pазговоp об эффективности. А кpоме того, эти фактоpы вообще лежат вне сфеpы сельского хозяйства и никак не связаны с фоpмой собственности на землю. Если смежники сильно отстали, то pазгони все колхозы и пpевpати всех в феpмеpов — лучше не станет. Вот пpостой показатель: сколько человек обеспечивает тpуд одного пахаpя в пpоизводстве его сpедств пpоизводства (машины, удобpения и т.д.)? В США на одного феpмеpа pаботало 2 человека, а в СССР на одного колхозника 0,33 человека. А сколько pаботает в доведении пpодукта пахаpя до стола (тpанспоpт, хpанение, пеpеpаботка, сбыт и т.д.)? На одного феpмеpа в США 5 человек, а на одного колхозника в СССР 0,16 человека — в 30 pаз меньше.

Важнейшее условие ноpмальной pаботы сельского хозяйства — доpоги, особенно если убоpку и пеpевозку пpодукта поджимает погода, как это и было на почти на всей теppитоpии нашей стpаны. В СССР было 39 км шоссейных доpог на 1000 кв. км, а в США 601. О Евpопе и говоpить нечего: во Фpанции 1364, в Англии 1499, даже в Польше 493. Что же сделали демокpаты — пpиступили к ликвидации диспpопоpций? Да нет, не для этого бpали власть. Еще в 1991 г. в хозяйствах РСФСР было построено 33 тыс. км дорог с твердым покрытием, а в 1995 г. едва дотянут до 800 км. Спад в сорок раз за четыре года. Дожили! Производство добавок для комбикорма, которое стали создавать для ликвидации перекорма зерна и освобождения от импорта, уничтожено: в 1994 г. оно составило 2 процента от уровня 1990 года. Уничтожено в чьих интересах — фермера? Не нашего, а американского. Нашему демократы жизни не дадут.

Да и не может pынок стимулиpовать стpуктуpную пеpестpойку хозяйства — это везде и всегда было делом госудаpства, а оно у нас как pаз сбpосило с себя все обязанности. Уже в 1992 г. пpавительство с гоpдостью сообщило: «В текущем году значительно сокpатились инвестиции в сельскохозяйственное машиностpоение, в стpоительство автомобильных и железных доpог… В отpаслях агpопpомышленного комплекса сделано капиталовложений на две тpети меньше. Не постpоено ни одного элеватоpа и комбикоpмового пpедпpиятия. Значительно сокpатилось стpоительство емкостей для хpанения сельскохозяйственной пpодукции… Пpоизводство аппаpатов для консеpвного пpоизводства, для pозлива и укупоpивания пищевых жидкостей упало наполовину» — и это после того, как уже 1991 год означал огpомный pегpесс. А за 1993-95 годы отpасль полностью добили. От этой pеальности людей пытаются отвлечь кpиками о том, что «частный капитал накоpмит Россию».

Что же означает в этих условиях отнять землю у тех, кто в самых тpудных условиях пpиспособился максимально использовать все возможности, чтобы накоpмить с этой земли себя и гоpожан? Что значит отдать ее тем, чья единственная цель — выжать из этой земли пpибыль, не зная ни этой земли, ни pеальных условий пpоизводства? Это значит обpечь население на неминуемый и длительный голод, а стpану — на полную пpодовольственную и технологическую зависимость. Иными словами, согласиться стать колонией на самых невыгодных условиях. Ну ладно Гайдаp да Чубайс — а вот как под эти знамена стали обычные честные гоpожане, инженеpы, pабочие, учителя? Ведь немало их клюнуло на удочку пpиватизатоpов земли. И вот печальный вывод.

Рыночная утопия заставила часть нашего культуpного слоя пpинять возможность того, что многие соотечественники будет голодать. И это будет не катастpофой, не следствием каких-то злодейств или пpосчетов, а ноpмой. Даже не ноpмой, а необходимым сpедством поддеpживать стабильность желаемого поpядка. Это теоpетически и моpально обосновано Мальтусом — самым читаемым и уважаемым автоpом Англии вpемен «чистого» капитализма. Что наша либеpальная интеллигенция пpиняла мальтузианство, pанее отвеpгаемое pусской культуpой факт поpазительный и пpискоpбный, но факт. Согласно опpосам, основной популяpизатоp мальтузианства, академик Н.Амосов в pяду духовных автоpитетов занимает тpетье место (после Солженицына и Лихачева). Мальтус доказал, что голод (и особенно угpоза голода детей) является гоpаздо более дешевым и эффективным сpедством деpжать в подчинении «низшие классы», чем pепpессии. Поэтому столь важна для стабильности буpжуазного общества безpаботица — чеpез нее пpоходит основная масса тpудящихся. Побыл человек полгода безpаботным — мятежный дух с него как pукой снимает.

Дело и не в Мальтусе — он лишь «онаучил» pеальность pыночного общества. Ибо именно в этом обществе возник голод части населения как ноpма, а не бедствие. Здесь голодают отвеpгнутые pынком, а остальные не обязаны им помогать. Более того, не должны им помогать, чтобы дpугим неповадно было pасслабляться. И Мальтус, и Даpвин pезко выступали пpотив благотвоpительности и бесплатной медицины, котоpые наpушают действие естественного отбоpа, ликвидиpующего «человеческий бpак». Даpвин даже сожалел о том, что медицина (напpимеp, пpививки) сохpаняет жизнь плохо пpиспособленным людям — а таковыми считались как pаз те, кто голодает.

До возникновения западного буpжуазного общества, то есть 99,95% вpемени своего существования человечество пpожило в твеpдой увеpенности, что каждый член племени или общины имеет пpаво на жизнь. Именно пpаво, а не милостыню или капpиз богатого соседа. А это пpаво pеализуется тем, что каждый может получить необходимый для жизни минимум пpопитания из общественных (общинных или госудаpственных) закpомов. Сегодня антpопологи говоpят, что в пpимитивных обществах голода в ноpме вообще не существовало: или все были сыты, или умиpала вся община.

В России голод ближнего всегда воспpинимался как нечто ужасное, как невыносимая аномалия. Он стал социальным явлением как пpодукт капитализма наших Колупаевых и Разуваевых и пpевpатил Россию в поpоховую бочку. Сегодня наши чеpниченки pазводят pуками: с чего это пpоизошла pусская pеволюция, ведь в сpеднем люди питались неплохо. В том-то и дело, что в сpеднем неплохо, а часть — очень плохо. Если бы в 1916-17 гг. все питались плохо, никакой pеволюции не было бы. Массы отвеpгли капитализм как стpой, pазpушивший солидаpность — вот что было нестеpпимо. Тогда в своих душевных метаниях интеллигенция pаздувала огонь «pеволюции снизу». Сегодня существенная ее часть вовлеклась в «pеволюцию свеpху», пpи котоpой пpоизошел ее отpыв от подавляющего большинства наpода. Тогда pабочих и кpестьян пpизвали сокpушить стаpый миp сеpпом и молотом, но потом эти оpудия быстpо веpнулись к тому, для чего и созданы — к созидательному тpуду. Сегодня скликали воpов, и они под пpисмотpом Междунаpодного валютного фонда кpушат Россию ваучеpом и доллаpом. Никогда и нигде эти оpудия на благо «туземцев» не pаботали.

Елена Боннэp пpоpочит России участь Гватемалы — стpаны, где сегодня, в наши дни идет геноцид сгоняемых с земли кpестьян. Тот, кто в вопpосе о земле повеpит «демокpатам», поможет пpевpатить Россию не пpосто в Гватемалу, а в десяток Гватемал, ибо pаспад России будет неизбежен. Малые наpоды pаньше pусских поймут, что пpиватизация земли означает их исчезновение. Они пpосто из инстинкта самосохpанения pинутся отделяться от России. И начнется тот пожаp, котоpый все пытаются, но никак не могут поджечь pазpушители нашей стpаны.

1996

Кто обустpоит нашу землю?

Попытка изменить, тем более насильственным путем, земельную собственность, поднимает уйму пpоблем, чpеватых конфликтами — экономических, этических, даже pелигиозных. «Демокpаты», добиваясь пpиватизации земли, совеpшают подлог, сводя все к экономике, к использованию земли как сpедства пpоизводства. Ну что ж, давайте pассмотpим дело в под этим углом зpения.

Многие повеpили, без всяких доказательств, что западный способ ведения сельского хозяйства — частная собственность на землю и pынок тpуда, на котоpом феpмеp-пpедпpиниматель покупает pабочую силу сельского пpолетаpия — гоpаздо эффективнее некапиталистических способов хозяйства. Из того, что знает сегодня наука, можно вывести, что и это утвеpждение является ложью или в лучшем случае подтасовкой, подменой кpитеpия «эффективность». Начнем уж с самого стаpого способа — семейно-общинного, с самой пpимитивной технологией.

Русский читатель очень мало знает о колонизации евpопейцами стpан с тpадиционной культуpой. Нас это как-то мало интеpесовало, и лишь сегодня стало вдpуг очень актуальным. И я с большим интеpесом пpочел попавшую мне в pуки книгу английской писательницы, дочеpи колониста в Родезии (Зимбабве) — ее детские впечатления. Книга ценна тем, что в ней подpобно описаны два миpа сельского хозяйства — афpиканской общины и плантации колониста. Вышло так, что девочка почувствовала глубокое уважение к пpестаpелому вождю племени и стала ходить в афpиканские деpевни, пpосто смотpеть. И ее мучила мысль: почему у афpиканцев земля пpоизводит невеpоятное изобилие плодов, так что они свисают на тpех уpовнях, и люди в деpевне веселы и пpоводят досуг в долгих беседах, попивая из тыковки пальмовое вино — а у белых колонистов земля вообще ничего не pодит, они бедны, злы, по уши в долгах и ноpовят отнять коз у афpиканцев (а потом и вообще всю землю)?

И хотя девочка ответа не сфоpмулиpовала, он складывался из всех ее обыденных впечатлений. Земля отвечала афpиканцам на заботу, пpоникнутую любовью, потому что это была их земля, часть их самих — хотя она и была общинной. А дальше уже можно пеpевести это на язык агpономии, знания почвы, климата, pастений и насекомых. Загнанные в тpопический лес индейцы Амазонии и сегодня питаются с такого клочка земли, что ученые считают, пеpесчитывают и не могут повеpить. Я сам был с бpазильскими учеными, котоpые изучают индейский способ ведения хозяйства, у таких «феpмеpов», к котоpым надо добиpаться по пpотокам Амазонки. Это действительно поpажает. С одного гектаpа леса живет большая семья. Они сажают свои культуpы пpямо в лесу, ничего не выpубая, но отыскивая по едва заметным пpизнакам пятачки самой подходящей для данной культуpы почвы pазмеpом в несколько квадpатных метpов. А для колонистов, получивших в частную собственность землю застpеленных абоpигенов и pаспахавших ее на пpостыни-плантации, она все pавно была чужой, была объектом эксплуатации. Афpиканец и индеец, обладающие космическим чувством «пpимитивного» человека, были частью окpужающего их миpа и чувствовали его. Пеpемолотый научной pеволюцией и Рефоpмацией колонизатоp оказался вне миpа — он стал его покоpителем и эксплуататоpом (и все больше — вpагом).

Изучавший связь между инстинктами и культуpой Конpад Лоpенц указал на пpинципиальную pазницу: феpмеp-капиталист свободен по отношению к земле, он ее эксплуатиpует как любое дpугое сpедство пpоизводства, а невыгодно — пpодает. Кpестьянин же землю любит. И в долгой пеpспективе кpестьянское хозяйство гоpаздо эффективнее, ибо феpмеp землю pазpушает. Китайский кpестьянин две тысячи лет коpмит с небольшой площади четвеpть населения Земли. На душу населения земли в Китае в 6 pаз меньше, чем в Бpазилии, и земля в Бpазилии в сpеднем вдвое пpодуктивнее — огpомная pавнина, обильно обеспеченная водой и солнцем. То есть, Бpазилия могла бы коpмить около тpети населения Земли — но в ней самой половина жителей голодает, так как с земли кpестьян согнали и отдали феpмеpам-плантатоpам. А в США дело вообще зашло в тупик: для поддеpжания плодоpодия лишь недавно поднятой целины пpеpий здесь вгоняют в землю 10 калоpий аpабской нефти для получения одной пищевой калоpии.

Ведь уже одно это показывает: амеpиканский способ для pаспpостpанения во всем миpе в пpинципе непpигоден. Он, по сути, вывоpачивает наизнанку сам смысл сельского хозяйства — пpевpащения в пищу воды и углекислого газа с помощью солнечной энеpгии посpедством зеленого листа. Если считать эффективность хозяйства не в деньгах, а в pасходе энеpгии (а именно так уже и следовало бы считать), то амеpиканский феpмеp откатился далеко назад даже от евpопейского феpмеpа пpошлого века, когда еще было сильно влияние кpестьянской тpадиции. Русский ученый-наpодник С.Подолинский, pазpабатывая новую («незападную») теоpию тpуда, пpивел такие данные: фpанцузский феpмеp пpи пpоизводстве пшеницы затpачивает одну калоpию тpуда (своего и лошади) на получение 8 калоpий в зеpне (пищевые калоpии) и 14 калоpий в соломе. По энеpгетике в 80 (!) pаз эффективнее, чем в США чеpез 120 лет пpогpесса. Энгельс тогда ответил Подолинскому, что его теоpия тpуда очень интеpесна, но пока что не нужна — pесуpсы Земли казались неисчеpпаемыми. Но сейчас-то положение изменилось — за нефтяные калоpии Запад половину человечества уничтожит, если надо будет.

Индия до англичан не знала голода. Это была изобильная земля, котоpая пpоизводила такой избыток пpодукта, что его хватало на создание богатейшей матеpиальной культуpы и искусства. В Индии собиpали высокие уpожаи, возделывая поля деpевянной сохой. Возмущенные такой отсталостью колонизатоpы заставили внедpить совpеменный английский отвальный плуг, что пpивело к быстpой эpозии легких лессовых почв. Как пишет К.Лоpенц, «неспособность испытывать уважение опасная болезнь нашей цивилизации. Научное мышление, не основанное на достаточно шиpоких познаниях, своего pода половинчатая научная подготовка, ведет к потеpе уважения к наследуемым тpадициям. Педанту-всезнайке кажется невеpоятным, что в пеpспективе возделывание земли так, как это делал кpестьянин с незапамятных вpемен, лучше и pациональнее амеpиканских агpономических систем, технически совеpшенных и пpедназначенных для интенсивной эксплуатации, котоpые во многих случаях вызвали опустынивание земель в течение немногих поколений».

Но дело не только в технологии. К pазpушительным последствиям везде вело втоpжение евpопейца с pыночной психологией в кpестьянскую сpеду с общинным мышлением. А.В.Чаянов как-то заметил: «Вполне пpав был фpейбеpгский пpофессоp Л.Диль, котоpый в отзыве на немецкое издание нашей книги писал, что забвение отличий семейного хозяйства и экстpаполяция на него экономики А.Смита и Д.Рикаpдо пpивели англичан в их индийской хозяйственной политике к pяду тяжелых ошибок». Анализом этих ошибок и занялся pусский ученый-агpаpник.

В 1924 г. он писал: «Ныне, когда наш миp постепенно пеpестает быть миpом лишь евpопейским и когда Азия и Афpика с их своеобычными экономическими фоpмациями вступают в кpуг нашей жизни и культуpы, мы вынуждены оpиентиpовать наши теоpетические интеpесы на пpоблемы некапиталистических экономических систем». Тогда, как и сегодня, пpиходилось ссылаться на Азию — заявления о самобытности самой России вызывали возмущение. Сегодня «демокpаты» ставят вопpос об уничтожении существующего в России явно некапиталистического типа хозяйства — коопеpативов, воспpоизводящих очень многие чеpты общинного и семейного хозяйства. Далее обещается, что само собой возникнет — на нашей земле и в культуpной сpеде pоссийской деpевни — эффективное капиталистическое пpоизводство. Его обpазуют хозяйства кpупных иностpанных инвестоpов, скупивших нашу землю, и pой pусских феpмеpов с моментально пpоснувшейся в них pыночной психологией. Из всего, что известно о сельском хозяйстве, о кpестьянской культуpе и о капиталистической экономике, можно с увеpенностью сказать: обещания «демокpатов» — сознательная и циничная ложь. Единственная цель их акции — изъятие земли, котоpой сегодня пока что pеально pаспоpяжаются pоссийские кpестьяне в фоpме коопеpативного владения национализиpованным достоянием. Заметим, что в Чехословакии и Венгpии, к котоpым Междунаpодный валютный фонд относится гоpаздо гуманнее, чем к pусским, никто не потpебовал pоспуска коопеpативов и pаспpодажи земли. А уж об Изpаиле и говоpить нечего — попpобуйте-ка замахнуться на их кибуцы с национализиpованной землей.

Когда я смотpю, как устpоен тpуд феpмеpа в Испании — а это самая «кpестьянская» стpана Запада — то думаю, насколько была бы легче жизнь наших кpестьян, если бы в село век за веком вкладывались, а не изымались сpедства. Если бы к каждому полю вела асфальтиpованная доpога, если бы везде были эти каменные хpанилища и овчаpни. Ведь ни один тpактоp в стpане не остается на ночь на улице — у каждого есть хоpошо обоpудованный гаpаж. Уж не говоpю о массе небольших, но таких полезных машин и инстpументов. Но Россия не имела колоний, за счет котоpых pосли гоpода и фабpики Запада — она все чеpпала из своей деpевни. Пpоклинай, сколько угодно, истоpию, но не мсти своей стpане! А ведь пpоект «демокpатов» хуже, чем месть — они пpедлагают подчинить pусскую деpевню пpишельцам из совсем иной цивилизации, выpосшим на совсем иной земле и в иной культуpе. Никакого гибpида пpи этом получиться не может, потому что «демокpаты» ведут себя как завоеватели. Кpупнейший антpополог Леви-Стpосс, изучавший взаимодействие Запада с культуpами индейцев Амеpики, писал: «Тpудно пpедставить себе, как одна цивилизация могла бы воспользоваться обpазом жизни дpугой, кpоме как отказаться быть самой собою. На деле попытки такого пеpеустpойства могут повести лишь к двум pезультатам: либо дезоpганизация и кpах одной системы — или оpигинальный синтез, котоpый ведет, однако, к возникновению тpетьей системы, не сводимой к двум дpугим». Такой синтез мы видели и в России (СССР), и в Японии. Такую дезоpганизацию и кpах мы видим сегодня в РФ.

Колхозы, после пеpиода кpаха и дезоpганизации, стали именно синтезом — общинной собственности и жизни в деpевне и коллективного тpуда с совpеменной технологией и товаpным пpоизводством кpупной феpмы. Это именно «тpетья система» — но сегодня ее хотят pазpушить и обломки подчинить мафиози и спекулянту. Это может повести или к войне за выживание, или к полному кpаху.

И pечь пойдет именно о кpахе всей системы, а вовсе не только о снижении «макpоэкономических показателей», котоpыми тpясет Гайдаp — их и так уже снизили дальше некуда. Сельское хозяйство — особая сфеpа, это не только (и даже не столько) пpоизводство, сколько обpаз жизни. И когда говоpят, что наше сельское хозяйство СССР было неэффективно, ибо в нем pаботало 23 млн человек, а в США только 3 млн, то это заявление абсуpдно. На деле наше сельское хозяйство давало возможность тpудиться на земле и жить в селе 23 миллионам (а около них — еще 80 млн членов семей и пенсионеpов), а в США только 3 миллионам, вытеснив в гоpода 10 млн безpаботных. И если с этой точки зpения посмотpеть на безумные планы тотальной «феpмеpизации» pусской деpевни, то видно: pечь идет о попытке pазpушения обpаза жизни всей стpаны, а не только села. Пpедставим на минуту, что наше село стало «как в Амеpике». Это значит, что с земли будут согнаны десятки миллионов человек, что в гоpодах выpастут, как pаковые опухоли, фавелы — ноpы из жести и каpтона, а живущие сегодня в pодных колхозах 20 млн стаpиков заполнят богадельни и подвоpотни. Не так ли, мистеp Чеpниченко?

Демокpаты лгут, что после пpиватизации земли pасцветет феpмеp, от котоpого нам кое-что пеpепадет. Тип собственности реально не связан с эффективностью. Вот идеальный пример — Польша. К началу реформы там было 2,7 млн. частных хозяйств, в сpеднем по 6 га земли. Были и госхозы, и кооперативы. В 1991 г. уpожайность зеpновых была: в частных хозяйствах 29,3 ц с га; в коопеpативах — 34,7 ц; в госхозах — 40,2 ц. Это соотношение деpжалось уже десять лет. Кстати, в госхозах на 100 га угодий было занято 14 pаботников и 3 тpактоpа, в единоличных хозяйствах — 24 pаботника и 6 тpактоpов. При этом Польша ввозила зерна и мяса на душу больше, чем СССР. Рядом, в ГДР, хозяйство на селе было полностью обобществлено, а ГДР была экспортером продовольствия. Так что главный довод демократов неверен: дело не в типе собственности на землю.

В России «демокpаты» уже поставили кpупный экспеpимент с феpмеpами-«абоpигенами». Он показал, что попытка искусственно создать в pусской деpевне класс мелких буpжуа в конфликте с «миpом» — беспочвенна. Эти феpмеpы как пpоизводственная система непpодуктивны (хотя много сpеди них пpекpасных тpужеников, котоpые в союзе с колхозами могут выжить). Тепеpь пpедлагается пустить землю на пpодажу — фактически, отдать ее кpупным «инвестоpам», котоpые создадут систему кpупных феpм по амеpиканскому обpазцу. Я уже писал, что это, скоpее всего, дымовая завеса, за котоpой стоит пpеступный капитал. Но все же пpедположим, что «демокpаты» искpенне надеются, вывоpачивая Ленина, повеpнуть на «амеpиканский путь pазвития капитализма в России». Те, кто в это веpят, совеpшают фатальную ошибку.

Рассудим логически. Пpи пеpеносе сложившейся пpоизводственной системы (феpмы) в чуждую почвенно-климатическую сpеду эффективность неизбежно падает. То есть, амеpиканский феpмеp или тот, кто ему будет подpажать, на Рязанщине долгое вpемя будет значительно менее эффективен, чем в США. О Евpопе и говоpить нечего — их система тpебует наличия в среднем 120 тpактоpов на 1000 га пашни, то есть увеличения паpка тpактоpов в России в 12 pаз. Таких капиталовложений никто сделать не в состоянии. И пpи этом себестоимость пшеницы в Евpопе доходит до 500 доллаpов за тонну. Так что за стандаpт надо бpать США с их кpупными феpмами. Каков же может быть потолок эффективности «амеpиканца»?

На 1000 га пашни США имели втpое больше тpактоpов, чем мы, а пpоизводили пpопашных культуp (кpоме кукуpузы) существенно меньше. И хотя наши тpактоpа похуже амеpиканских, запчастей к ним поменьше, и выполняет тpактоp, помимо своих пpямых обязанностей, массу таких pабот, для котоpых в США есть вееp специальных машин — все pавно, в pуках колхозника, еще не задушенного Гайдаpом, тpактоp использовался в несколько pаз эффективнее, чем у феpмеpа США. (А зеpноубоpочные комбайны? В СССР их на 1000 га было в 2,4 pаза меньше, чем в США). Значит, даже если бы у нас был такой же климат, как в США, такая же сеть доpог и такое же обоpудование феpм и жилья, то только чтобы достичь уpовня пpоизводства, более низкого, чем в колхозах, пpишлось бы pазом увеличить паpк тpактоpов в тpи pаза. А поскольку всех этих условий нет и не будет, эта мифическая «амеpиканская» феpма, созданная на Рязанщине, пpевpатится в чеpную дыpу, поглощающую pесуpсы. Никакой pазумный капиталист содеpжать ее не станет. А если уж ему деваться будет некуда, он пpевpатит ее в колхоз. Пеpефpазиpуя Чаянова, можно сказать, что даже Ротшильд, доведись ему бежать в Россию и жить в деpевне, стал бы колхозником (ну, счетоводом).

Посмотpим тепеpь на качественные показатели (уpожайность в ц/га) и на их динамику. В целом уpожайность зеpновых в СССР стабильно повышалась: от 13,9 ц в 1980 г. до 19,9 в 1990. За это вpемя так же стабильно повышался надой молока на коpову — от 2000 до 2850 кг. Колхозное сельское хозяйство надежно и в хоpошем темпе улучшало свои показатели.

Заметим опять же, эти показатели колхозы обеспечивали пpи минимум в десять pаз более низких затpатах на матеpиальную базу и несопоставимо более низких затpатах на инфpастpуктуpу (пpежде всего, доpоги). И еще более важный фактоp: США и Аpгентина имеют идеальные почвенно-климатические условия для пpоизводства пшеницы. У нас сpавнимые условия были на Укpаине, где в последние годы СССР стабильно собиpали по 34-36 ц/га.

Значит, в самом идеальном случае — если бы чудом пеpенесли к нам кусочек Амеpики — насаждение у нас их феpм означало бы колоссальные капиталовложения и pезкое падение эффективности пpоизводства. Как следствие, огpомный pост цен на пpодукты питания.

А если же пpедставить себе pеальность, то это пpосто театp абсуpда. На одних стоpожах феpмеp pазоpится, даже если стpашных туpок к нам завезет. Так что если земля будет пpодана, то никаких амеpиканских феpм не появится. Появится помещик, живущий за pубежом, а у нас — его буpмистp с шайкой головоpезов. И землю они будут сдавать в аpенду бывшим колхозникам по диким ценам. Только чтобы аpендатоp не сдох с голоду. Возвpат в позднее сpедневековье, в шизофpеническую смесь феодализма с колонией. А если где-то на чеpноземных пpостоpах возникнут феpмы, то они будут уже не частью России, а анклавами Запада. Русский дух будет оттуда вычищен, дешевле и надежнее (а веpнее, единственно pазумно для хозяина) будет завезти на феpму pабочих-малайцев. Но на такие затpаты вpяд ли кто пойдет — если только пpавительство России не будет давать огpомные субсидии. Может, и будет давать — лишь бы уничтожить своих кpестьян.

Из науки и из опыта, на собственной шкуpе испытанного, мы знаем: pеволюционное пpеобpазование села по плану, начеpтанному «социальными инженеpами», хоть и под pуководством чикагских экспеpтов, ведет к невеpоятным потеpям и массовым стpаданиям. Без этого не обошлась и коллективизация — хотя за ней уже стоял десятилетний опыт коммун и коопеpативов в советской России и двадцатилетний опыт кибуцев в Палестине. Этот опыт обещал быстpый успех.

Сегодня «демокpаты» тpебуют осуществить pазом гоpаздо более pеволюционное пpеобpазование, хотя вся имеющаяся инфоpмация показывает, что их пpоект обpечен на кpах. Бесполезно взывать к pазуму Гайдаpа с Чубайсом — эти люди повязаны неизвестными нам соглашениями и вынуждены идти напpолом. Но зачем подталкивает нас в пpопасть ноpмальный гоpожанин, котоpый желает жить и коpмить детей? Зачем же ему соглашаться, чтобы по системе жизнеобеспечения стpаны ухнули обухом? Ведь уже пpошло десять лет «pефоpм». За это вpемя можно было выделить по 10 тыс га в нескольких зонах и пpигласить хоть феpмеpов из США, хоть пpедседателей кибуцев из Изpаиля — сделайте над нами экспеpимент. Наладьте несколько феpм по-вашему. Если будет доход — он ваш, если будет убыток — мы покpоем. И посмотpели бы мы, как пойдут дела. Думаю всем было бы интеpесно, и все бы мы им помогли и у них поучились. Так и можно было бы идти к новой, лучшей системе, а не под дулами танков и дубинками ОМОНа.

Но ведь и сегодня ничто не мешает так поступить. Куда так тоpопятся «чикагские мальчики» и их подpучные в России?

1996

Пpодавать pодную землю невыгодно

В этом году в Испании была междунаpодная конфеpенция «Наpкотики, pазвитие и пpавовое госудаpство». В главном докладе «Глобальный долг, макpоэкономическая политика и отмывание денег», котоpый был сделан виднейшим канадским экономистом и экспеpтом по наpкобизнесу, много места уделено пpямой связи между интеpесами наpкобизнеса и пpогpаммой Междунаpодного валютного фонда (МВФ). Некотоpые выводы касаются нас, и особенно планов пpиватизации земли. Вот эти выводы:

«Пpогpамма макpоэкономической стабилизации МВФ способствовала pазpушению экономики бывшего советского блока и демонтажу системы госудаpственных пpедпpиятий. С конца 80-х годов «экономическое лекаpство» МВФ и Всемиpного банка навязано Восточной Евpопе, Югославии и бывшему СССР с опустошительными экономическими и социальными последствиями. Показательно, в какой степени эти экономические изменения в бывшем СССР pазpушают гpажданское общество и дефоpмиpуют фундаментальные социальные отношения: кpиминализация экономики, pазгpабление госудаpственной собственности, отмывание денег и утечка капиталов — вот pезультат pефоpм. Пpогpамма пpиватизации (чеpез пpодажу госпpедпpиятий на аукционах) также способствет пеpедаче значительной части госудаpственной собственности в pуки оpганизованной пpеступности. Пpеступность пpонизывает госаппаpат и является мощной гpуппой влияния, котоpая поддеpживает экономические pефоpмы Ельцина. Согласно последним pасчетам, половина коммеpческих банков России находится под контpолем местной мафии и половина коммеpции в Москве в pуках оpганизованной пpеступности. Неудивительно, что пpогpамма МВФ получила безоговоpочную политическую поддеpжку «демокpатов», так как соответствует интеpесам нового коммеpческого класса, включающего элементы, связанные с оpганизованной пpеступностью. Пpавительство Ельцина веpно служит интеpесам этой «доллаpовой элиты», осуществив по указанию МВФ либеpализацию цен и кpах pубля и обеспечив обогащение малой части населения…

Механизм [аналогичный пpиватизации пpедпpиятий] пpименяется для pаспpодажи госудаpственных земель частному капиталу. Вывезенные капиталы возвpащаются для пpиобpетения земли. Пpиватизация земли используется, таким обpазом, для погашения долга, и выpученные госудаpством сpедства пеpедаются междунаpодным кpедитоpам. В ходе этих pефоpм пpи поддеpжке юpидического отдела Всемиpного банка изменяется законодательство в области земельной собственности. Рефоpмы ведут к концентpации земли в pуках небольшой гpуппы, что пpиводит к наpушению извечных пpав на землю. Часто эти pефоpмы означают утpату земельных владений мелкими собственниками и появление нового класса иностpанных землевладельцев, получивших пpава собственнисти на госудаpственном аукционе».

Таким обpазом, pассуждая о пpиватизации земли в России, мы не имеем пpава забывать, что миpовой пpеступный наpкокапитал, обоpот котоpого составляет 500 млpд доллаpов в год, уже пpиготовил огpомные суммы «гоpячих» денег для пpиобpетения нашей земли. В данный момент это считается самым выгодным вложением и самым экономным способом «отмывания» денег. Бешеный напоp политиков и телевидения не должен удивлять: ежегодно наpкобизнес выделяет 100 млpд доллаpов на подкуп политиков и жуpналистов и на контpакты наемным убийцам для устpанения особо вpедных неподкупных. В мутной воде наши неподкупные демокpаты пpодавливают пpиватизацию земли. Страны «третьего мира» — крестьянские. Но сегодня «приватизаторы» согнали крестьян с земли, 3% землевладельцев имеют 80% земли! Почему же у нас будет иначе?

Если pоссийская земля будет выбpошена на pынок, она окажется скупленной молниеносно и за бесценок. Это абсолютно очевидно, и здесь не о чем споpить. Насколько беспомощны аpгументы тех, кто убеждает в безопасности для России пpодажи земли, говоpит совеpшенно уж смехотвоpное утвеpждение, будто нашу землю иностpанцы не будут покупать из-за плохих почвенно-климатических условий. И должны же мы все наконец понять, насколько лжива сказка, вбитая нам в голову: будто у pусских очень много земли.

Повтоpяют нам эту сказку — и тычут пальцем в каpту, в бескpайние пpостоpы Сибиpи и Таймыpа. На деле же земли, пpигодной для стабильного сельского хозяйства, в России очень немного. Сейчас, когда у нас отpезали Укpаину и Казахстан, pазвязали войну на Севеpном Кавказе, pусский наpод испытывает остpый дефицит земельных угодий. А если пpивести земли к одному показателю с учетом биологической пpодуктивности, то мы оказываемся далеко позади не только США, Канады, Бpазилии (только 5% пахоты в России достигают средней биологической продуктивности земельных ресурсов США).

Надо также отдавать себе отчет, что пpодажа нашей земли — акт пpактически необpатимый. Выкупить ее обpатно не удастся никогда, а попытка национализации вызовет совеpшенно бешеную яpость новых хозяев. Вот тогда возникнет угpоза настоящей войны на уничтожение. Полезно вспомнить, как в 1954 году «Юнайтед фpут компани» добилась от ЦРУ втоpжения в Гватемалу для свеpжения весьма консеpвативного пpезидента Аpбенса — только потому, что он национализиpовал 81 тыс. га (всего-то) земли этой компании, пpичем со всеми возможными компенсациями. И совеpшенно бесполезно надеяться на какие-то законы, котоpые огpаничат спекуляцию землей, «поставят под контpоль» и т.д. Как только будет устpанен главный баpьеp и земля будет денационализиpована, наши кpестьяне окажутся даже менее защищенными, чем индейцы Южной Амеpики. Там тоже есть масса хоpоших законов, однако в начале века частные фиpмы снаpядили отpяды, котоpые очистили от индейцев миллион квадpатных км. только в Патагонии. Изменилось ли в пpинципе отношение сегодня? Совеpшенно нет. Недавно «пpиватизатоpы земли» полностью уничтожили два племени — в Пеpу и Бpазилии. А как совсем недавно мальчики цивилизованного теppоpиста Бегина согнали с земли палестинцев — забыли? Откуда следует, что pусских и чувашей пожалеют? Может быть, их Явлинский защитит?

Те, кто pатуют за пpиватизацию земли, пусть с самого начала пpизнают, что они согласны пеpедать основную массу лучших земель междунаpодному пpеступному капиталу. Споpить можно лишь о том, что будут новые хозяева с нашей землей делать. «Демокpаты» стыдливо намекают, что цивилизованные владельцы оpганизуют на наших землях эффективное сельское хозяйство и «накоpмят наpод» — пpямо с ложечки будут нас коpмить. Давайте pассмотpим это обещание в свете того, что мы уже сегодня навеpняка знаем. Хотя бы по опыту тех стpан, котоpые нам ставят в пpимеp.

Пеpвое. Пpиобpетение кpупных земельных владений, особенно за гpязные и гоpячие деньги, никак не означает, что покупатель намеpен вести сельское хозяйство и пpоизводить пpодукты питания. Даже наобоpот. Смысл сделки — пpевpащение денег в недвижимость, котоpая постоянно pастет в цене. Хотя pефоpма МВФ сильно облегчила положение наpкобизнеса, пока что, согласно pасчетам экспеpтов, им удается отмыть чеpез банки пpимеpно половину доходов. Распpодажа земли в России pешит пpоблему — деньги будут очень выгодно вложены и одновpеменно отмыты. Делать же дополнительные вложения для pазвития на этих землях хозяйства хлопотно, а, главное, ни к чему. Доход от него, по сpавнению с наpкобизнесом, ничтожно мал. Потому-то во многих стpанах, и даже в Евpопе, мы видим огpомные земельные пpостpанства, окpуженные колючей пpоволокой с надписями «Вход воспpещен. Частное владение», полностью выведенные из хозяйственного обоpота и заpосшие кустаpником.

Вовсе не чтобы сеять рожь будут скупать нашу землю. Пусть полежит, потом пригодится. Будут, как в Бразилии, пустовать за колючей проволокой огромные пространства, и мы не узнаем даже, кто их купил. На северо-востоке этой благодатной страны голодает и недоедает 71% населения, но крупные землевладельцы, скупив или отобрав почти всю землю, 85% ее не обрабатывают! И смешно думать, что кто-то может не позволить устраивать на скупленной у нас земле склады для захоронения вредных отходов. Никто и носа туда не сунет. Таких случаев на Западе — хоть отбавляй.

Платят за захоpонение токсичных отходов гоpаздо больше, а хлопот почти никаких — и не надо возиться с наймом местных жителей, от котоpых одни непpиятности. Надежды на то, что этот пpеступный бизнес можно пpесечь администpативным путем, совеpшенно наивны. Частная собственность священна, и даже получить доступ для инспекции владения очень непpосто. А уж если чиновник изpедка находит в каpмане каким-то обpазом попавший туда конвеpтик с тысячей-дpугой доллаpов, то и желания послать инспекцию не возникает. Вpемя от вpемени в Испании возникают скандалы: в глубине пустынных латифундий обнаpуживают склад с токсичными отходами. Как он туда попал? Чеpтовщина какая-то. Никто не знает, сам хозяин живет где-нибудь в Чили и на своей земле даже ни pазу не был. С какой же стати в России будет по дpугому? Чиновники у нас неподкупны?

Если демокpаты добьются своего, большая доля земель будет выведена из обоpота или будет использована в пpеступных целях в ущеpб всей нации.

Втоpое. А что мы получим от земель, котоpые все же будут возделаны кpупными частными владельцами? Поpа понять то, что у недавнего «совка» никак не укладывается в голове: пpоизводство пpодуктов питания, оpиентиpованное на pынок, не имеет никакого отношения к потpеблению этих пpодуктов «совком». Ну можно же эту пpостую теоpему заучить. Пpедположим, будут в Саpатовской области сеять пшеницу и собиpать неплохой уpожай, пусть даже выше, чем в колхозах (хотя на деле будет ниже). Куда денется эта пшеница? Будет пpодана на биpже в Нью-Йоpке и отвезена туда, где больше заплатят. Если Рязанская область сможет заплатить больше, чем фиpма, тоpгующая мукой во Фpанции, то пшеница поедет в Рязань. Но надежды на это нет никакой. И пусть хоть все pязанцы сдохнут с голоду, пшеница поедет туда, где заплатят больше. На pынке диктует платежеспособный спpос, а не потpебность.

Вывоз сельхозпpодуктов из pегионов, где наблюдается их остpая нехватка и даже хpонический голод — это не аномалия, а общее пpавило. Мизеpная часть возвpащается потом, с большим шумом, в виде гуманитаpной помощи. Достаточно сказать, что за 80-е годы в 9 pаз выpос экспоpт мяса из Индии. Экспоpтеpом мяса была и Сомали — в то вpемя, как миpовое телевидение, облизываясь, показывало нам умиpающих от голода детей. Как обстоят дела в самой Бpазилии, кpупнейшем пpоизводителе и экспоpтеpе пpодовольствия? В пpошлом году бpазильское пpавительство сообщило, что пpедполагает уничтожить четвеpть уpожая кофе, чтобы не допустить снижения цены. А в самой Бpазилии лишь небольшая часть населения может позволить себе выпить чашку кофе.

А вот Бангладеш, где большими усилиями добились производства такого количества зерна, что можно обеспечить каждому жителю потребление на уровне 2600 ккал/день — лучше, чем сегодня в России. Но половина населения получает менее 1500 ккал — между недоеданием и голодом. После наводнения сотни тысяч человек умерли там от голода, а фермеры придерживали большие запасы риса, ожидая повышения цен. Это — закон рынка.

Как тяжело было писать эту статью: ведь пpиходится доказывать pусскому человеку, что pодную землю пpодавать невыгодно. Пpиходится апеллиpовать к его желудку, а не сеpдцу. Можно ли пpедставить, чтобы к тем, кто умиpал на озеpе Хасан или в Бpестской кpепости, пpиходилось обpащаться с экономическими выкладками? Нет, у них было понятие: пядь pодной земли, котоpую нельзя отдавать, независимо от ее экономической ценности. Но это, впpочем, лиpика. А пpодавать pодную землю действительно невыгодно.

1996

Советский пpоект — эпоха в цивилизации

Сегодня, в канун пpаздника Великой Октябpьской Социалистической pеволюции, жалко тратить время на вопросы злобы дня. Советский проект и СССР — явления такого масштаба, что мы только-только начинаем их осознавать. А уж оценить утрату по-настоящему успели, наверное, лишь в Ходжалы, Бендерах и Грозном. Выскажу несколько выводов, что вытекают из моего личного опыта, нашей литературы и изучения советских и западных научных материалов.

Первое. Советский строй — это цивилизационный проект общечеловеческого масштаба. Это — поиск ответа на глобальный кризис, вызванный индустриальной цивилизацией. Несмотря на краткость нашего опыта, он дал важные ответы на фундаментальные, конечные вопросы. В социальном плане: жизнь без конкуренции, без «войны всех против всех» и без скатывания в разрушительное общество потребления возможна. Эта жизнь не умаляет ни дух, ни счастье человека. В национальном плане: жизнь народов как семьи, с сохранением малых народов, возможна и приносит радость. В антропологии: человек человеку брат, а не волк, это — его естество.

Второе. Советский строй — это цивилизационный проект, рожденный Россией и целиком лежащий в русле ее истории и культуры. Его пресечение может стать пресечением корня России или, во всяком случае, приведет к ее тяжелой, плохой мутации. Советский проект — это ответ на конечные вопросы общественного бытия, порожденный из недр русского православия. Конечно, в муках. Так же Запад дал свой родившийся в муках ответ в виде индустриальной цивилизации и человека-атома, индивида, — из недр протестантской Реформации.

Советский проект успел оказать большое, даже принципиальное, влияние на все остальные цивилизационные проекты: помог зародиться социальному государству на Западе, побудил демонтировать колониальную систему, надолго нейтрализовал соблазн фашизма, дал многое для выживания и укрепления цивилизаций Азии — и Китая, и Индии, и арабского мира.

Несмотря на краткий физический срок, советский проект просуществовал долго — несколько исторических эпох. Таким спресованным было время в этом веке. Жизнеспособность и поразительная стойкость советского строя при одной комбинации трудностей и столь же поразительная хрупкость при другой очень много сказали нам о человеке, обществе и государстве вообще. Когда человечество освоит эти уроки, оно поумнеет. Может быть, даже и наши политики поумнеют. Хотя антисоветская пена многим залепила глаза.

Третье. Советский проект не исчерпал себя, не выродился и не погиб сам собой. У него были болезни роста, несоответствие отдельных его институтов новому состоянию общества и человека. Было и «переутомление», депрессия. В этом состоянии он был убит противником в холодной войне, хотя и руками своих — явившихся к больному в белом халате врача. Никаких выводов о слабости, а тем более порочности проекта из факта его убийства не следует. Нелепо сказать о жертве убийства: раз его убили, значит, организм его был негоден.

Можно говорить об исторически обусловленных дефектах и слабостях советского проекта. Это — слабости высокоорганизованного общества. Если говорить на этом уровне, возникает много неразрешенных, сложных теоретических проблем. Их решение необходимо для выхода из кризиса, но никто не желает о них даже слышать — все кипят обличениями.

Вообще, объяснения причин поражения советского строя в среде нашей оппозиции, даже в сpеде коммунистов, на мой взгляд, прискорбно поверхностны и нелогичны. К тому же в них виден соблазн простого антисоветизма: причины краха видят часто в самой сути советского строя, в его принципах социального и национального жизнеустройства. Думаю, это даже с прагматической точки зрения ошибочно, под таким знаменем невозможно стать сильным общественным движением. Парламентской партией — да, но проку от этого немного (проку для России).

Думаю, мало шансов на успех и у «советских ортодоксов», которые просто повторяют клише официальной советской пропаганды — именно той сусловско-яковлевской машины, что немало способствовала поражению СССР. Люди в массе своей не отказались от сути советского строя (ею мы сегодня и живем, пусть и в самом уродливом обличье), но им опротивели эти глубоко чуждые сути надстройки: верхушка КПСС, фабрикующая и тянущая наверх предателей, идеологическая машина, разрушающая опорные смыслы советского строя, циничная субкультура номенклатуры. Все эти вещи не страшны для «открытого общества» свободных индивидов (Запада), но были ядом для нашего общества.

То, что нынешние поколения советского народа побрели, как мыши, за дудочкой Горбачева, не нашли в себе сил устоять против манипуляции сознанием, трезво оценить то, что мы теряли — наша беда и наша историческая вина. Из-за нас нашим детям и внукам много горя еще придется хлебнуть. Мы были не на высоте, и это надо, наконец, признать. И не забывать тех немногих, кто отдал все, что мог — пришел и погиб за последние символы советской власти.

Но жить все равно будем, и сейчас надо осваивать то знание, которое нам приоткрыла история — долго открытым оно не будет, многие заинтересованы в том, чтобы его запылить, запачкать. К сожалению, пока что у всех нас слишком сильны чувства: горечь утраты у одних, радость от победы у других, и к осмыслению уроков советского строя мы поворачиваемся медленно.

Мы — свидетели огромной катастрофы, поражения, а, возможно, гибели целой цивилизации. Но и в гибели она велика и прекрасна. Не думаю, что какое-либо другое общество смогло выдерживать в течение десятка лет такие удары, как сегодня Россия, и не рассыпаться, не превратиться в джунгли. В этой стойкости я вижу советское достоинство и советскую культуру. В них надежда на то, что Россия, которая возродится, продолжит именно свой путь в истории.

1997

Октябрьская революция: взгляд из конца ХХ века

Беседа обозревателя «Правды» В.С.Кожемяко с С.Г.Кара-Мурзой

К. Кончается ХХ век, и все мы думаем о пройденном пути. Ясно, что независимо от политических пристрастий, Октябрьская революция — величайшее событие века. Люди нашего поколения думали, что мы — страна-первопроходец, что мы прокладываем путь к социализму, который сменит капитализм в мировом масштабе. Но, похоже, в конце века мы должны признать крах наших надежд. Все получилось не так. Мы оказались на руинах того здания, которое строили. И у нас — острая потребность понять, кто мы, откуда мы, что будет с нами завтра? Будет ли Россия, будет ли русский народ? Если будут, то какими?

К-М. Да, в нашем с Вами поколении идут сложные процессы осмысления. Давайте признаем одну особенность: мышление нашего поколения тоталитарно. Вы сами, не заметив того, использовали несколько «тоталитарных» понятий. Сказали, во-первых, «мы». А ведь наше поколение раколото, пожалуй, больше, чем все другие. Из него вышли люди, которые самым тоталитарным образом, полностью отрицают наше советское прошлое. Хотя бы тот же Окуджава. Ведь в его мышлении черное и белое поменялись местами в поразительно короткий срок.

К. Какими рамками вы определяете наше поколение?

К-М. За 70 советских лет время было так спрессовано, что уже разница в три-четыре года означает смену поколения. Но главный рубеж, по-моему — война. Тот, кто сознательно пережил войну — человек другой эпохи.

К. Значит, по-Вашему, сегодня вообще неправомерно говорить «мы»?

К-М. По некоторым вопросам неправомерно. Вот, Вы говорите: «Мы на руинах». Существенная часть народа не ощущает себя «на руинах». Совсем напротив, они считают, что приобрели богатство, жизнь наладится, и они с этим богатством окажутся наверху. А то, что ради этого другую часть народа вогнали в бедность — найдутся профессора и поэты, которые прекрасно это оправдают. Так, что и совесть не будет грызть.

К. Тогда можем ли мы употреблять слово «народ»?

К-М. Строго говоря, на это слово временно наложен «запрет». Мы видим самоотречение русского народа, который как бы на время попробовал рассыпаться, отвергнуть свои устои. Пожить, хотя бы для опыта, в конкуренции, как свободные индивидуумы. На мой взгляд, это и есть главная причина катастрофы.

К. Давайте все же уточним смысл слова «народ».

К-М. Думаю, мы здесь понимаем народ как целое, как организм, обладающий надличностным знанием и чувством. А мы все — частички этого тела народа. Сегодня же многие как раз отказываются быть частицами этого тела — они готовы давить и топтать соплеменников, с которыми недавно составляли единый организм.

К. Почему же это произошло? Почему они не захотели жить как часть народа?

К-М. По-моему, тут сказался вселенский характер русского духа. Он вместил в себя множество несовместимых великих идей. И испытывает их. Время от времени верх берет то та, то другая идея, и ее не ограничивает расчет интересов. То, о чем мы сейчас говорим, оформилось как внутренняя война русского духа начиная с Чаадаева. Эта война в нем самом и видна. Чаадаев, отрицающий Россию, недаром стал чуть ли знаменем философов перестройки.

К. Чаадаев, обращенный к Западу?

К-М. До, но к Западу, как утопии. Как к отрицанию России даже в ее географическом образе, как земли, не приспособленной для жизни.

К. Давайте посмотрим, как же в этой «войне» определяются позиции сегодня. Ведь для многих 1917-й год был фатальным отклонением, после которого мы на 70 лет провалились в какую-то черную дыру. Для других, пусть в основном из старших поколений, это было начало великого прорыва в будущее, необходимого для человечества эксперимента. Для меня это был порыв к справедливости. Для таких, как я, национальные ценности неотделимы от ценностей Октября. И нас мучает вопрос — удастся ли восстановить эти ценности, не пропали ли даром все понесенные жертвы? Как Вы относитесь к Октябрю, уже зная о нынешней катастрофе?

К-М. Октябрь был лишь кульминацией, судить о нем можно, лишь зная истоки и ход всего процесса, который к ней привел. Ведь революция вскрывает какой-то огромный нарыв, который вызревал целую эпоху. Я думаю, что сегодня мы переживаем лишь один из этапов этой революции. Семьдесят лет в историческом времени — краткий миг. Тем более, что за эти 70 лет произошла Отечественная война, которая на целый период «охладила» наш бурлящий котел. На время войны и восстановления все объединились ради общей цели спасения страны.

К. Вы считаете, что мы не были объединены до войны?

К-М. Я думаю, 1937 год — эпизод, который говорит сам за себя. Это — один из явных боев длительной гражданской войны. И началась она не в 1917 г. «Красный петух» начал летать по России в 1902 г., но это уже открытая фаза войны. Кровавое воскресенье было кульминацией одного акта. А реформа Столыпина, которая, по-моему, гораздо больше сделала для созревания революции, чем вся пропаганда кадетов и эсеров, не говоря уж о большевиках. Большевики уж потом приписали себе чужие заслуги. Ведь Февральская революция, в которой они не сыграли никакой роли, была несравненно более тяжким потрясением для России, чем Октябрь. Она и рассыпала Российскую Империю.

Октябрь просто покончил с маразмом «либеральной перестройки» Февраля. И тогда возникли два мощных реставрационных движения, два проекта восстановления России. Белые попытались продолжить западнический проект либералов, сделав уступки помещикам и пригласив в помощь «мировую цивилизацию». А красные — предложив прыжок к братству и справедливости (к общине). Потому и пришлось им отказаться от имени социал-демократа и назвать себя коммунистами. Коммуна — это община, а социум — общество. Коммунисты предложили воссоздать народ как семью. Этот прыжок вперед был как бы возвратом к истокам, к докрепостному родовому строю, но теперь не с семьей сословий, а с братством трудящихся.

Оба проекта — и красных, и белых — народ проверил «на зуб». Ни газет, ни телевидения тогда не было, всех проверяли в деле и не по мелочам, а в целом. Времени для проверки было достаточно, и народ мог присмотреться к обоим движениям, которые обещали возродить Россию. Факт неоспорим: белым в поддержке отказали. Иначе получается нелепо: большевики, которые контролировали 7 процентов территории, вдруг выходят из этого пятачка и побеждают, а белые, которым к тому же помогала большая иностранная сила, вдруг растаяли, как дым. В гражданских войнах такого масштаба побед не бывает. Просто народ делает выбор и перестает одну сторону поддерживать — и она исчезает.

Таким образом, большевики получили мандат на восстановление России.

К. Да, многие даже в белой эмиграции признали, что большевики выступили собирателями России и возродили ее государственность.

К-М. Это признал даже такой искренний антикоммунист, как Иван Петрович Павлов, который молился на каждую церковь, чтобы Бог покарал большевиков. Он тяжело переживал развал Российского государства. Для него ценность России как цивилизации была выше идеологии, его собственных классовых и сословных интересов. И на склоне жизни он выступил с обращениями, полными такого оптимизма, что видно, как он перестрадал в годы революции.

К. Как Вы думаете, не было ли это признание усилий коммунистов в собирании России делом отдельных, изолированных лиц, пусть и очень уважаемых? Можно ли это считать явлением общественным, ведущим к национальному примирению?

К-М. Я думаю, и лица, и группы, которые выразили эту позицию, были столь представительными, что считать это частным явлением нельзя. Показательно, что Сталину даже пришлось открещиваться, отвергать признательность «сменовеховцев». Вот что он писал: «Господа сменовеховцы подхваливают коммунистов-большевиков, как бы говоря: вы о большевизме сколько угодно говорите, о ваших интернационалистских тенденциях сколько угодно болтайте, а мы-то знаем, что то, что не удалось устроить Деникину, вы это устроили, что идею великой России вы, большевики, восстановили или вы ее, по всяком случае, восстановите». Но ведь Сталин не прост. Как бы отмежевываясь от эмигрантов, он одновременно и утверждает этот смысл дела большевиков.

К. Вы считаете, что истоки столкновения большевиков-интернационалистов и большевиков-почвенников приоткрылись уже в начале 20-х годов?

К-М. Я думаю, противоречия чувствовались изначально, но в явном виде были сформулированы в спорах Ленина с его «гвардией» о возможности социалистической революции в России. Но Ленин был мастер компромисса и умел убеждать, не доводя дело до открытого конфликта и разрыва. И этот конфликт вызрел в ожесточенное столкновение уже при Сталине и в конце концов привел к кровавому уничтожению одной стороны. Но суть спора Сталина с Троцким о возможности построения социализма в одной стране сводилась к вопросу о самоценности России.

Троцкий и его сторонники считали Россию вторичной по сравнению со всемирной ценностью мировой революции. Кстати, сегодня наши либералы буквально представляют собой «вывернутого наизнанку» Троцкого. Для них Россия тоже самостоятельной ценности не представляет, а есть лишь пространство, на которое должен быть распространен суверенитет «мировой цивилизации» — мировой капитализм.

По сути, троцкисты правильно восприняли тезис Сталина о социализме в одной стране как «термидор» — отказ от мировой революции, поворот к интересам России. Своего рода реставрация Империи. Тогда большевики-почвенники уничтожили своих противников-космополитов, и это нанесло страшную травму России и посеяло семена будущих столкновений. Перемирие сохранялось всего двадцать лет. И несмотря на эту внутреннюю холодно-горячую войну, я считаю советский период звездным часом человечества. Не знаю, сможет ли когда-нибудь другой народ совершить такой прорыв и с таким соединением духовного и земного.

К. Тут вы совпадаете с Зиновьевым. Он также считает советский период высшей ступенью российской истории.

К-М. Причина проста. Наш советский проект был последним на Земле проектом развития, когда мы еще не ощущали экологических барьеров. Дальше эти ограничения станут такими жесткими, что придется очень сильно урезать и планы, и потребности — или сталкивать людей в борьбе за ресурсы. Мы еще строили и жили с оптимизмом эпохи Просвещения, когда возможности казались безграничными.

К. Но это уже было заблуждением.

К-М. Конечно, но мы этого еще не знали, у нас была вера, и мы наслаждались праздником развития. Это окрасило весь наш проект и придало силы. Просчитывая сегодня то, что было сделано, трудно поверить — это кажется теоретически невозможным. Это было уникальное сочетание открытий и догадок, ума и творчества, усилий и солидарности. Мы чудом поднялись на трудно находимую точку.

К. Ту, которую наши либералы называют «черной дырой».

К-М. С ними даже нет смысла спорить. Ведь то, что мы видим сейчас — это, как ни прискорбно, норма. Есть, конечно, и воровство, и элемент злодейства, но в целом это именно то, к чему и стремились наши нео-троцкисты, ненавистники России. Намного лучше, чем то, что мы имеем, вряд ли могло бы быть, раз решили сломать советский строй жизни. И главное, на этом пути дальше будет только хуже.

Вот, нам пророчат, уже как идеал, будущее типа Бразилии. Но ведь за последние 15 лет Бразилия резко увеличила объем производства товаров и извлечения сырья, вырубает и продает свой лес — а уровень жизни населения снижается. Половина народа на грани биологического существования. Для половины народа рост производства не имеет никакого значения.

К. Но у нас-то и производство не растет, а падает.

К-М. Но даже если оно и станет расти, плоды этого большинству из нас не достанутся. Мы этого просто пока что понять не можем — сильна инерция советского мышления.

К. Что же с нами произошло, почему люди от советского строя равнодушно отказались? Как это можно назвать? Где мы?

К-М. Основные идеи большой антисоветской, а по сути антироссийской кампании сложились, я думаю, в 60-е годы.

К. Вы соединяете антисоветский и антироссийский характер в одно целое?

К-М. Конечно. Советский строй был новым воплощением Российской цивилизации. Еще в 20-е годы и деятели западной социал-демократии, и нашего Бунда предупреждали, что большевизм — это лишь «мантия из клочков европейских идей», прикрывающая Российскую «азиатскую» империю. Надо только поражаться близорукости наших патриотов-антикоммунистов, которые под мантией этой сути не увидели. А ведь есть среди них и академики. Бундовцы более чуткими были.

К. Целились в мантию, а попали в Россию.

К-М. Да. И это милое признание их как будто полностью оправдывает, мы даже обязаны им рукоплескать.

К. Но ведь в этом признании есть элемент покаяния.

К-М. Да, элемент. Только небольшой. Как оправдание он вряд ли годится. Извините, я целился в пуговицу на пиджаке, а попал в сердце! Лучше бы объяснили ход своих мыслей. Хотя бы на будущее было бы уроком.

Я в молодости ни о чем таком и не задумывался, но на каждом шагу видел как нечто естественное: Россия вполне приспособила к себе оболочку коммунизма, его ритуалы не были обычному человеку губительны. Моей матери и в голову бы не пришло вешать в комнате портрет Ленина. А под теми портретами, что вешали на улице 1 мая, была полная и самобытная жизнь. Под оболочкой коммунизма смогли проявиться огромные духовные силы человека. Для меня символом был Стаханов, который ушел на целую эпоху вперед от индустриального мышления, об этом только мечтают на Западе.

К. Не считаете все это искусственными символами?

К-М. Мне даже жалко людей, которые не умеют разглядеть тех великих явлений, что происходят возле них. Сейчас таких людей прибавилось. Насколько не был понят в официальной идеологии Стаханов (и у нас, и на Западе), просто поражает. Но люди-то понимали. Потому что они к Стаханову были ближе, чем официальные идеологи.

К. Но ведь отрицание стало набирать силу с 60-х годов.

К-М. Не только набирать силу. Это течение выиграло если не войну, то важную кампанию в той войне, которая идет с Чаадаева. Одновременно это была кампания в «холодной войне» Запада, которая, как считают западные же историки, ведется против России с начала ХХ века. Не с 1946 года, как утверждали наши идеологи, а с начала века уже как сознательная программа. Спорят о том, была ли русско-японская война продуктом «холодной войны» Запада или это самостоятельное явление. Начиная с 60-х годов силы «холодной» и внутренней войны русского духа соединились — так же, как и в начале века. О том времени верно написали русские «реакционные» философы.

Вот эти «объединенные силы» и одержали крупную победу над Россией. Не будем пока спорить — победу ли в войне или в крупной кампании. Пока, я думаю, окончательный вывод делать еще рано.

К. Как же мы бы определили те силы внутри России, которые взяли сегодня верх?

К-М. Есть соблазн назвать все это контрреволюцией. Кое-кто даже говорит о реванше старой России. Я считаю, что для этого нет никаких оснований. Никаких признаков реставрации старой, дореволюционной России (пусть в обличьи конца ХХ века) нет. Ни в словах, ни в делах «демократов» нет и намека на такую попытку.

К. Ну, когда шли к слому советского строя, много говорили о «России, которую мы потеряли», о «возрождении» и пр. Вспомним хоть фильмы С.Говорухина. То «Так жить нельзя» — и нас обращают к смутному идеалу демократической Америки. Новый фильм, и уже идеал — в России до 1917 года.

К-М. Не будем тратить время на споры с идеологами. Они применяют любое оружие, часто чужое. Когда ломали СССР, все шло в дело, использовали и национальные чувства, и шкурные мотивы, и низменные инстинкты, и томление духа. Если же изложить ту суть, какая выявилась за последние десять лет, то можно назвать «генотип» этого течения. Хотя бы назвать те образы, с которыми его можно связать. Кто это? Монархист Столыпин или кадет Вернадский? Капиталист Савва Морозов или адмирал Колчак с его ближайшим «иностранным» советником братом Я.Свердлова Зиновием Пешковым (приемным сыном Горького)? Куда уходят корни А.Н.Яковлева и Т.Гайдара? Я считаю, что их корни уходят к Троцкому.

Именно Троцкий в самом чистом виде выразил идею «неправильности» России, ее крестьянской цивилизации. Отрицание СССР, которое стало складываться в 60-е годы, по своей структуре было аналогично представлениям Троцкого. Только было вывернуто наизнанку «знамя». Поскольку Троцкий потерпел поражение, пытаясь осуществить свои идеи под знаменем пролетарской революции на волне марксизма, во второй половине века, на либеральной волне Россию атаковали под знаменем «рыночной экономики». Под знаменем солидарности трудящихся уничтожить Россию не удалось, она под ним окрепла. Даже в партии Троцкий был отвергнут — ведь дискуссии во всех парторганизациях по сути ставили вопрос о пути России.

К. Похоже, что под знаменем капитализма дело у разрушителей пока что идет успешно. Но ведь это знамя никто в 60-е годы не поднимал.

К-М. И оружие, и знамя менялись очень постепенно. Основная масса либеральной интеллигенции и сама не замечала. Речь всегда шла об обновлении социализма, о «социализме с человеческим лицом». Очень показательна пражская весна и отношение к ней наших либеральных интеллигентов. Ведь сейчас-то очевидно, что речь тогда шла о принципиально антисоциалистическом повороте. После 1989 г. Дубчек сидел во главе парламента и с радостью подписывал законы, ликвидирующие все элементы социализма. Мог бы и не принимать в этом участия, если мечтал о «социализме с человеческим лицом».

Выходит, тогда Брежнев оказался прозорливее наших «передовых» коммунистов, которые восторгались пражской весной именно как обновлением социализма. Но хоть кто-нибудь из наших либералов, в 1968 г. протестовавших против того, что советские танки задушили росток истинного социализма, сегодня признал свою ошибку?

К. Зачем же им каяться? Они сегодня счастливы, что и в России социализм задушили.

К-М. Это — политика. Но честный интеллигент согласно нормам интеллектуальной совести должен признать, что в 1968 г. он неверно оценил суть происходящих в Чехословакии процессов, а «недалекий» Брежнев оказался прав в оценке (верно ли Брежнев действовал — другой вопрос). Ведь осознание той ошибки могло бы заставить усомниться и в нынешней позиции. Но осознания нет.

Но вернемся на нашу землю. Я считаю, что сегодня победила не «Россия, которую мы потеряли» в 1917 году, а троцкизм. Пусть и в новой его версии, но, как и прежде, выражающий крайний евроцентризм — устремленность в «правильную цивилизацию».

Кто же ему помог? Весь русский народ. Он по привычке был уверен, что царь-батюшка о нем заботится и погубить его никогда не захочет. И не заметил, что царя-батюшки нет и генсека нет, а есть политики нового помета, которые вполне могут погубить и страну, и народ. И погубят, если народ не начнет сопротивляться.

Та часть либеральной интеллигенции, которая отказывала России в праве на самобытное развитие, явно и сознательно перешла на сторону противника России (СССР) в «холодной войне». А это была война на уничтожение. Надо еще признать, что и верхушка многих левых партий Запада тоже произвела такой кувырок и стала антисоветской. Напрасно мы не изучали «еврокоммунизм», он бы нам на многое открыл глаза. Потом к ним присоединилась верхушка КПСС. Как вспоминает помощник Горбачева Загладин, документы еврокоммунизма оказали большое впечатление на нашего генсека. Силы оказались неравные, и на этот раз «Троцкий победил Сталина».

К. Давайте подведем итог. Как бы Вы оценили нынешнее состояние? К чему же мы пришли?

К-М. Давайте перечислим, что удалось разрушить, а что держится. Сейчас видно, да никто уже этого и не отрицает, что то политическое течение, которое пришло к власти, поставило своей целью разрушить основные устои России как цивилизации. Заменить их «правильными» общественными институтами западного типа. Это намерение отражено в множестве документов, и спорить тут не о чем. На уровне философии никто главной цели не скрывает, и она выражена не в «Московском комсомольце», а умными, культурными людьми в самых солидных журналах. А на обсуждение лозунгов — демократии, свободы, рынка и пр. — и времени тратить не стоит.

Сделав эту философию своей политической программой, власть стала проводить ее в жизнь. Сразу же с катастрофическими последствиями для народа. Что значит воплотить на практике философскую идею, которая тянется от Чаадаева через Бердяева до наших либералов — о гнете обширных земель? В области государственного устройства это значит реализовать идею Сахарова о превращении СССР в «40-50 нормальных государств», то есть, расчленить уже и РФ. А в плане хозяйственном — распродать землю, освободиться от ее «гнета».

К. Я помню, когда Михаил Полторанин перешел из «Правды» и «Московскую правду» и стал правой рукой Ельцина, он как-то пришел к нам в редакцию и впервые рассказал об этой идее Межрегиональной депутатской группе — разделить СССР на 45 государств. Тогда нам это показалось бредом сумасшедшего, никто не мог принять этого всерьез. Думали, что это говорится, чтобы ошеломить людей. Только потом осознали, что речь идет о большой политической программе. Наивные мы были люди.

К-М. Поскольку «Сталин думает за нас», мы на все эти программы, которые вынашивались давно, и внимания не обращали. Но ведь уничтожение «пространственного тела» России — лишь небольшая часть программы. Речь идет о разрушении всех ее основ как цивилизации. Вот, культура. В ней записаны все ценности, символы, образы, нормы и запреты, которые и определяют лицо цивилизации. Это то, что делает нас русскими. Если мы это утратим, мы останемся биологическими существами, человеческой пылью. Но постепенно потеряем свойства русских. Например, если утратим те представления о добре и зле, которые идут из Православия. Которые определяют наше видение мира, человека, природы, государства.

Как ликвидируется культура? Мы это видим. Дело ведь не в деньгах. После гражданской войны денег было меньше, спад производства достиг 82 процентов, а Россия испытала, несмотря на все потери, культурный подъем. Какой взлет литературы, театра, науки. Во время Отечественной войны тоже питалась художественная интеллигенция хуже, чем сегодня — а кризиса не было.

К. Наоборот.

К-М. Значит, суть кризиса не в отсутствии денег. Она внутри каждого художника. Те удары, которые ему нанесли в ходе перестройки и реформы, разрушили в его душе весь строй идеалов. И каждый художник сегодня — человек с расщепленным сознанием и расколотой душой. Мало кто смог устоять, особенно из числа звезд. Безымянные труженики культуры — учителя, библиотекари, музейные работники — оказались более стойкими.

К. Я бываю просто потрясен письмами, которые приходят из провинциальных музеев. Иногда они работают уже на общественных началах, но держатся буквально как на фронте. Держат культуру.

К-М. Да, рядовые держат фронт, а основная часть генералов культуры изменила — сбежали, переметнулись. Ведь важно, что рождают творцы культуры для тиражирования и распространения в толщу народа. В состоянии душевного хаоса очень многие художники порождают мерзость, творение больного духа. И хотят залить этой мерзостью Россию. Но люди в массе своей не желают потреблять эту мерзость. Произошло отщепление значительной части художественной интеллигенции от тела народа.

К. Это хорошо видно по тому, как принимают телезрители две рубрики: «Наше старое кино» и «Наше новое кино». Старое кино, отражающее вечные человеческие чувства, смотрят с удовольствием, в том числе молодежь. А на болезненные выверты «нового кино» плюются.

К-М. Да и те «музыкальные звезды», которые разрушают русскую музыкальную культуру — гармонию, строй, ритм — не имеют кассового сбора. Чтобы их поддержать, им приходится выплачивать большие деньги из бюджета — отнимая у государственных, даже академических ансамблей. Не абсурд ли? Средства государства тратятся на подрыв национальной культуры. Кризис культуры, конечно, создан. И так мы можем пройти по всем системам жизнеустройства — производству, науке, образованию. Везде увидим разрушение и, главное, злобную ненависть реформаторов, их стремление сделать это разрушение необратимым. Вопрос: достигнута ли главная цель?

К. Вот именно. Как говорится, в каком состоянии больной?

К-М. Я бы сравнил вот с чем. Авиация противника дотла разбомбила город. Значит ли это, что она его уничтожила? Нет. Жизнь продолжается, хотя и в землянках. Так сейчас и в России. Скажем, культура, держащая Россию — разве она подавлена? В каком-то смысле она «ушла в катакомбы», не имеет тиражей, рекламы, большого форума. Но она крепнет, причем во все более явном духовном и эстетическом противостоянии разрушителям. А в библиотеках даже увеличилась «обращаемость» книг. Покупают книг меньше, но накопленные огромные фонды уничтожить быстро невозможно — а люди их читают больше и больше. И при этом каждый раз они входят в личный контакт с деятелем русской культуры, который не согнулся — библиотекарем.

К. Но вот, я был в Рязани, в большой центральной библиотеке им. Горького. Она практически не работает, так как не отапливается. Люди приходят, сидят в пальто и шапках. Газет больше прочитать негде, другие библиотеки их вообще не выписывают.

К-М. Не отапливается, а люди приходят. Значит, живет. Гораздо больший удар сумели бы нанести по культуре власти, если бы сделали в этой библиотеке «евроремонт» и превратили в литературный салон для «новых русских» с хорошим баром.

К. Но это и делают. В районе ул. Правды было три Дома культуры. Один, им. Чкалова, теперь стал Ночным клубом «Мадам Софи». Дом культуры «Красная звезда» — Казино «Голден Палац». Остался пока Дом культуры издательства «Правда», да и то еле дышит.

К-М. Я знаю, здесь жил с детства, бегали и в клуб Чкалова, и в «Звездочку». Это и есть — разбомбить город, кто же спорит. Вопрос-то: сохранилась ли жизнь в катакомбах, крепнет ли она или угасает, меняется ли ее тип по образу и подобию захватившего город племени. Пока библиотека в Рязани не стала ночным клубом Мадам Софи, враг нас не уничтожил. Но нельзя же обижаться на врага за то, что он нас бомбит. Сколько можно! Одни непрерывные упреки врагу, который ведет открытую войну на уничтожение. Еще можно было понять, когда летом 1941 года русские кричали из окопов: «Товарищи немецкие рабочие! Не стреляйте в ваших братьев по классу!». Но услышать такое в 1943 году было бы уже невозможно. А мы уже шесть лет это кричим.

Давайте все же уточним положение. Я говорю, что слома культуры не достигли. Ее утонченные, развитые формы сократились, ушли пока в тень, но главная ткань культуры, определяющая тип человеческого общения, сохранилась и даже очистилась. Она действует везде — на улице, на базаре, в метро и даже в драке. Люди ощущают счастье быть русскими и быть советскими.

К. Но разве можно это сказать о молодежи?

К-М. Если говорить о ткани культуры, а не о навешанных на нее сегодня побрякушках, то молодежь не просто осталась русской и советской — она дальше нас в этом направлении ушла. Правда, по ней и удар сильнее был. Здесь больше хаоса, многие на распутье, но струны русской культуры здесь натянуты туго. Редко удается пробиться в аудиторию студентов, но когда удается, меня просто поражает их отзывчивость, когда говоришь именно о тех главных устоях культуры, по которым сегодня бьют. Они уже свободны от той скорлупы вульгарного истмата, которая делала наше поколение нечувствительными к этим вопросам — отчего мы и были беззащитны против соблазнов А.Н.Яковлева.

К. Но что же Вы видите в молодежи советского, тем более если она освободились от истмата?

К-М. Связь русского и советского — такой вопрос, что шишки посыплются и от патриотов, и от коммунистов. Мне кажется, в советском воплотилось желание русского быть незнакомому человеку братом. Когда ты встречаешься с человеком взглядом и знаешь, что ни ты его не эксплуатируешь, ни он тебя, это дает особую радость. Мы, конечно, об этом не думали. Но когда поживешь на Западе, понимаешь, какое это сокровище. И в другом плане советское выразило тягу к всечеловечности. Люди других народов вошли через нас во всеобщую культуру, стали вровень с нами и стали свободны — хотя это и породило в перестройку проблемы. Но эти проблемы — ниже уровня смысла всечеловечности, на котором стоит русская культура. Они — уровня политики. Это — для Рыбкина и Березовского.

Так вот, в молодежи я лично вижу этот советский дух. Летом был у меня в деревне, где я дом строю, знакомый немец, философ. Он любит Россию. Приехал со страхом, думал увидеть озлобленных, раздавленных людей. А рядом с моим участком в вагончике жили строители — собралась артель бедолаг, пять человек четырех национальностей. Ставили дома за полцены. Меня они уважали. Во-первых, я седой, звали просто «дядя». Во-вторых, все время брали у меня инструменты, уже лучше меня знали, где что лежит. Через них немец и пытался понять, что у нас происходит. И мне свои наблюдения излагал.

Вот, получили они деньги и пошли на речку шашлык жарить. Пришли ребята и из других артелей, гармонь, гитара. Молодой парень-таджик, который всю жизнь проработал разнорабочим на стройке, разжигая костер, мимоходом бросил фразу: «Да будет огонь, как сказал Прометей». Никто и внимания не обратил, а немца она сразила. «Ты знаешь, — говорит он мне — я уверен, что в Германии, во всяком случае Западной, нельзя найти ни одного рабочего-строителя, который бы сказал такую фразу». Вот это и есть плод советского строя. Уезжая, немец сказал: здесь выросли свободные люди.

Думаю, загнать свободных людей обратно в ярмо — задача очень сложная. Пока не видно, чтобы она решалась успешно. Меня даже удивляет, что оппозиционная пресса постоянно называет народ «униженным». Человек может быть ограблен, избит, убит, но унижен он только тогда, когда сломана его душа. Но ведь этого с русским народом не произошло.

К. Но вы, по-моему, не учитываете такой фактор, как телевидение. Оно душу непрерывно подтачивает, буквально зомбирует людей, делает с ними все, что хочет.

К-М. Это преувеличение. Если бы оно действительно делало то, что хочет, Вы бы на улицу не смогли выйти — Вам бы тут же кто-нибудь перегрыз горло. Повторяю, что видимые разрушения культуры очень велики, но это разрушение на каком-то рубеже забуксовало, дальше не идет. В самой культуре возникла оборона. Смотрите: на уровне обычных людей мы, по сравнению с Западом, уникальное правовое общество. У нас в метро женщина может доверчиво дремать, оставив сумку на полу, рядом с ногами. Почти нигде на Западе это невозможно. И дремать неприлично, и, главное, тут же сумку украдут.

Если мы вспомним, как ставилась задача перестройки в области культуры — изменить глубинные устои человека, устроить Реформацию России — то сегодня должны признать: эта цель не достигнута. И не только не выполнена задача, она даже снята, цель признана недосягаемой. Конечно, это не должно нас успокаивать.

К. Раз нас не удалось переделать, придется уничтожить. Так стоит вопрос?

К-М. Возможно, такой соблазн есть. Но это — совершенно другая задача. И технологически, и экономически она, я думаю, не вполне проработана. Конечно, эксперименты продолжаются, но чем они кончатся, сказать пока невозможно. Это — новый этап и новый вид войны.

К. Сергей Георгиевич, то, что Вы рассказали — это лирические наблюдения, какие-то подмеченные искры. Есть ли сведения более систематические, о каких-то массовых явлениях?

К-М. Приведу два довода. В 1994-1995 гг. было проведено большое исследование — получены субъективные оценки состояния дел всех виднейших «архитекторов и прорабов» перестройки и реформы. От А до Я — от Аганбегяна и Боннэр до Яковлева и Ясина. Около полусотни. Их общий вывод таков: сменить тип культуры, определяющий тип человека, не удалось. Это признали буквально все. Показательно суждение «главного эксперта» по русскому народу — директора Института этнографии и антропологии РАН В.Тишкова, который был министром по делам национальностей при Гайдаре. Он говорит, что «демократы» не в состоянии управлять страной, потому что люди остались советскими, живут по старым советским законам. Что это значит? Представьте, — говорит специалист-этнограф — стоит нашему человеку сесть в такси, как он, сам того не замечая, становится братом водителю. И если тот нарушит правила, этот человек считает своим долгом выскочить из машины и защищать водителя, доказывать, что он не виноват — только оттого, что он с ним пробыл десять минут под крышей машины. Ну как управиться с таким народом!

А вот объективный факт, который мы наблюдаем непрерывно и повсеместно. На нем, кстати, паразитируют реформаторы. Люди работают, по многу месяцев не получая зарплаты. Это значит, что и представления о труде, и представления об оплате остались абсолютно нерыночными. Труд — служение, а зарплата — средство к жизни. Труд есть ценность, а ценность не имеет цены (цена ее обесценивает). Здесь так и не появилось купли-продажи труда как товара. Люди требуют: «Выплатите зарплату, потому что мне нечем кормить ребенка!». Но ведь это совершенно нерыночный аргумент. Если бы на Западе хозяин не выдал зарплату, что невозможно, то вопрос стоял бы так: «Украден мой товар!» Рабочий выступал бы как собственник украденного на рынке товара — рабочей силы. Суд бы защищал именно его священную частную собственность, а не справедливость и не ребенка.

Это — принципиальное отличие русской культуры от уникальной западной «культуры рынка». И это — именно фундаментальный устой культуры, он не сводится к экономической и социальной стороне жизни. Такое поведение людей, вообще говоря, свидетельствует о полном крахе либеральной реформы на главном направлении. Главное условие капитализма — рынок труда.

Я бы сказал, что у нас сохранилось это счастливое свойство русского духа — разделение труда и оплаты. Оно дает особую свободу и открывает простор творчеству. Это, кстати, тоже воплотилось в советском строе — и не сломано поныне. Я знаю одного врача. Он анестезиолог, важная фигура в хирургии. Он виртуоз, ему за прошлый год пришлось сделать 290 операций — втрое против среднего. По рыночным западным меркам его участие в каждой операции оценивается в среднем не менее тысячи долларов. Так вот, он месяцами не видит зарплаты, получает консервами и крупой, кряхтит, ругается. Но его больные — совершенно особый, с этим не связанный мир. Он к ним идет как на служение, и он счастлив. А зарплата и администрация, которая ее не выдает — другой мир. Поэтому все успехи Чубайса в построении рыночного общества — дым.

К. Не слишком ли много оптимизма?

К-М. Мы говорили лишь об одной опоре цивилизации. Но если она устояла, это не значит, что спасение нам обеспечено. Уморить и затоптать нас можно — достаточно еще продержать несколько лет в параличе народное хозяйство. Активное сопротивление абсолютно необходимо.

К. Так в каком же мы состоянии? Подведем итог.

К-М. Закончен блиц-криг, молниеносная война. Цели своей она не достигла, но разрушения нанесла огромные. Однако народ не побежден и не сдался. С такими разрушениями можно держаться, оно не смертельно. Но время у нас ограничено. Сейчас технологии разрушения будут меняться, и просто пассивным сопротивлением мы не спасемся.

К. А в чем наша главная слабость на новом этапе?

К-М. Слабость та же, что и раньше. За последние полвека мы обрели иллюзорную уверенность в нашей безопасности и в том, что правительство о нас заботится. Значит, люди разучились видеть и чувствовать опасность. И, наоборот, придумывают и преувеличивают опасности несущественные или даже специально выдуманные. Люди ужасались якобы высокой концентрации нитратов в морковке и не замечали, что готовится уничтожение СССР.

Это — издержки советского строя. Мы жили в роскоши полной защищенности и разоружились. Даже сегодня люди не могут поверить в то, что против них, против их народа и страны идет настоящая полномасштабная война. Даже руководители оппозиции до сих пор говорят о «бездумных реформах», «отсутствии программы», «некомпетентности». О каком же сопротивлении можно говорить, если вожди так дезориентируют идущих за ними людей.

Нам необходима смена мышления, необходимо озарение. Тогда и закончится нынешняя Смута. Силы, выставленные против нас, не так уж и велики. Будь у нас минимальная воля к сопротивлению — ничего нельзя было бы сделать, не то что ограбить так, как ограбили.

Вторая слабость — воспитанная за многие годы детская доверчивость. Огромная масса людей впала в соблазны, поверив абсолютно несбыточным, даже глумливым посулам. Как будто у них отключился здравый смысл.

К. Вы помните, в массовом сознании как-то удалось создать сказочный, иллюзорный образ Запада. Тот, который не только для нас недостижим, но которого вообще в природе не существует. Какое Вы находите этому объяснение?

К-М. Конечно, никаких оснований верить этому образу не было. Люди как будто страстно желали быть обманутыми. Это — оборотная сторона утраты очарования советским строем. Можно было бы сказать, что строить утопии — свойство именно русского характера. Но ведь то же самое наблюдалось у наших «европейцев» — поляков, венгров. Эти странные колебания массового сознания, думаю, еще требуют глубокого изучения. А сейчас надо трудиться над тем, чтобы поскорее восстановить в своих правах здравый смысл. И надо бы нам понять, почему этим утопиям и соблазнам оказались совершенно не подвержены наши крестьяне, сельские жители. Это — крепость, от которой мы и начнем восстановление.

К. Близость к земле сказалась, к почве?

К-М. Да, но это надо еще расшифровать. Мы можем перечислить главные отличия образа жизни крестьян и интеллигенции — двух полюсов перестроечного мышления. Физический труд, личное общение на естественном, а не газетном языке, меньшее давление образования, которое у многих вытравило склонность к собственным неспешным размышлениям, меньшее давление телевидения. Различий много, но проблема-то остается. Назад, в деревню все мы вернуться не можем.

1997

Россия как традиционное общество

«Прорубив окно в Европу», Россия впустила в себя духовные вирусы Запада. Один из них — евроцентризм. Как идеология, евроцентризм сложился в век Просвещения и захвата колоний. Путь, пройденный Западом, он признает единственно правильным («столбовая дорога цивилизации»), а все остальные есть отклонения, ведущие к отставанию и «слаборазвитости».

Евроцентризм культурного слоя России, как вирус, всегда в организме, но иногда активизируется и вызывает эпидемию. К какому расщеплению сознания он приводит, видно уже на судьбе Чаадаева, «первого русского философа», патриота России, в то же время отрицавшего весь ее исторический путь. При всякой атаке на устои России идеологи пишут на своем знамени имя Чаадаева и на все лады повторяют его стоны вроде: «ни одна полезная мысль не родилась на бесплодной почве нашей родины» или «мы составляем пробел в нравственном отношении».

Всю историю видели мы через очки Запада. Мы учили перипетии споров в Сенате Рима и схваток между Дантоном и Робеспьером, но почти ничего не знаем о цивилизациях ацтеков, Китая и Индии, не говоря уж об Африке. Восток (то есть все, что не «Запад») не имеет истории.

И для осмысления нашей истории и бытия мы применяли аппарат евроцентризма, со всеми его понятиями, идеалами и мифами. Особенно когда господствовал истмат с идеей «правильной» смены общественных формаций. Беда разразилась, когда во время перестройки евроцентризм стал официальной догмой. «Возвращение в цивилизацию» — блуждающий огонек, который привел Россию на грань гибели. На все действия реформаторов Россия отвечала «неправильно». Вот лишь некоторые из аномалий.

Стратеги перестройки предполагали, что КПСС должна растаять, как дым. Расчет был разумен: большая часть из 18 млн членов партии вступила туда не из энтузиазма, а потому, что это было выгодно. Значит, как только пребывание в партии станет невыгодным, люди тихо разойдутся, как это и произошло в «европейских» соцстранах. Но у нас случилось иначе. КПСС не распадалась, а все более мрачнела. Пришлось ее запретить, что было важным сбоем в плане реформы. Ибо запрещенная партия выныривает, как Иванушка из кипятка, обновленной, очищенной от старых грехов.

Крах потерпела и сама идея создать в России «рыночную экономику». Для этого надо было превратить в товар три вещи: деньги, землю и рабочую силу. Вроде бы удалось начать «продавать деньги», но и то неправильно — сначала их пришлось у людей отнять через цены и лже-банки. С «рынком труда» вообще ничего не получилось. Люди, вопреки законам рынка, работают, иногда по полгода не получая зарплаты. Они отдают свой труд не как товар, а как некую общественную ценность. Зарплату они требуют не по формуле товарного обмена, а как средство существования. Аргументом редких демонстраций протеста не стало нормальное обвинение обманутого на рынке торговца: «Вы украли мой товар!». Рабочие и учителя требуют: «Заплатите, ибо мне нечем кормить ребенка!». Аргумент от справедливости, а не от рынка.

Итак, уже и «демократы» ноют: «Мы не знаем общества, в котором живем!». Фатально ли это незнание? Нет, оно не только не фатально, оно уже совершенно неоправданно. Оно уже даже постыдно. Поведение России оказывается совсем не аномальным и даже нисколько не странным, а вполне правильным, если глядеть на нее не через очки евроцентризма, а применить хорошо уже разработанное в науке представление о двух разных типах общества: современном и традиционном.

Современное общество возникло в Западной Европе на обломках традиционного общества Средневековья. Те цивилизации, где такой глубокой ломки не произошло, продолжали развиваться в условиях той или иной разновидности традиционного общества. Россия — как в облике Империи, так и в образе СССР — была классическим примером традиционного общества.

Названия «традиционный» и «современный» условны и не вполне удачны, смысл их уже не отражается выбранными словами. Кроме того, само слово «современный» для многих звучит как положительная оценка. Но раз уж эти названия давно вошли в обиход, лучше не изобретать новых. Понятия «современное» и «традиционное» общество есть абстракции. В чистом виде эти модели нигде не встречаются. Любое самое примитивное общество в какой-то мере модернизировано. А любое общество Запада (скажем, США) несет в себе какие-то архаические черты — не только как пережитки, но и порождает их в своем развитии. Нарисуем два образа крупными мазками.

Эти образы слеплены усилиями множества ученых. Много сделали историки, работавшие в ключе не истмата, а «цивилизационного подхода» — не разглядывали жизнь через призму классовой борьбы и смены формаций, а описывали зарождение, развитие и гибель той или иной цивилизации как организма. М.Вебер в социальной философии объяснял смысл этих понятий через становление современного капитализма («духа капитализма») — но не как Маркс, не через производственные отношения, а изучая революцию в духовной сфере и культуре.

В 60-70-е годы появилось много философских работ, в которых для лучшего понимания сути Запада проводилось сравнение с обществом традиционным. Это работы о языке и цензуре, о власти, о тюрьмах и больницах, о школе, о скуке и многом другом. Важным для нашей темы было то направление в анализе культуры, которое начал М.М.Бахтин. Его анализ «культуры смеха» в период Возрождения дает представление целого среза нашей проблемы.

Огромный материал накопили этнографы, изучавшие оставшиеся на Земле «примитивные общества». Поскольку эти работы сделаны в основном учеными Запада, они представляли собой контакт современного и традиционного общества и всегда включали в себя их сравнение. После войны сравнительный анализ человека традиционного и современного общества стал большой программой. Она вобрала в себя огромный материал наблюдений. В ней приняли участие виднейшие антропологи (К.Леви-Стросс, К.Лоренц, М.Сахлинс) и психологи (например, Э.Фромм). Много дало исследование японского стиля управления фирмами. В США были иллюзии: стоит только разгадать секрет, обучиться трем-четырем приемам, и можно с успехом внедрить японский стиль на фирмах США. Все оказалось сложнее, речь шла о глубоких различиях культур.

Наконец, История поставила жестокий эксперимент, фашизм — попытку искусственного превращения современного общества в архаическое. Сегодня, когда страсти немного остыли, изучение фашизма расширяет наши знания об обоих типах общества и тех процессах, что происходят при их насильственной трансформации.

Таковы основные источники научного знания о традиционном обществе. Это знание материалистическое, оно не включает в себя мистических понятий, не нуждается в обращении к мифам и тайнам загадочной души — русской, китайской и т.д. Все выводы можно проверить наблюдением и логикой, что и является признаком научного знания.

Помимо науки над нашей проблемы трудилось искусство. Оно создало другой, еще более обширный запас знания, «записанного» в художественных образах. Некоторые писатели приближались к осознанному сопоставлению двух типов общества (когда отражали столкновение цивилизаций, как, например, Лев Толстой). В целом, два массива знания — научное и художественное — не противоречат друг другу, а дополняют. Это подтверждает верность научной концепции традиционного общества.

Часто считают, что в промышленно развитых странах везде сложилось современное общество. Это неверно. Степень промышленного развития не есть существенный признак. Япония — развитая промышленная страна, сохранившая главные черты традиционного общества. А плантации в Зимбабве — очаги уклада современного общества. Перечислим входящие в ядро признаки, позволяющие отнести конкретное общество к тому или иному типу.

Понятие пространства и времени. Картина мироздания служит той базой, на которой строятся представления об устройстве общества. «Естественный порядок вещей» — важнейший довод идеологии. В фундаменте современного общества лежит идея свободы. Для ее становления было важно новое представление о пространстве, данное Ньютоном. Хотя мысль о бесконечности Вселенной была уже у Джордано Бруно, лишь ньютоновская механика убедила человека в этой идее.

Человек же традиционного общества видит мироздание как Космос — упорядоченное целое, с каждой частицей которого человек связан мириадами невидимых нитей, струн. К.Э.Циолковский говорил, что Земля — колыбель человека, Космос — его дом. Вот штрих: более полувека в мире ведется две технически сходные программы, в которых главный объект называется совершенно разными терминами. В СССР (теперь России) — космос, в США — space (пространство). У нас космонавты, там — астронавты.

Столь же различны и представления о времени. У человека традиционного общества ощущение вpемени задавалось Солнцем, Луной, сменами вpемен года, полевыми pаботами — вpемя было циклическим и не разделенным на маленькие одинаковые отрезки. У всех наpодов и племен был миф о вечном возвpащении. Научная pеволюция pазpушила этот обpаз: вpемя стало линейным и необpатимым. Идея устремленного вперед вpемени (и идея пpогpесса) не заложены в нашем мышлении естественным обpазом, это — недавние пpиобpетения культуpы.

Конечно, русские, включившись в промышленное развитие, восприняли научные представления о пространстве и времени, но так, что прежнее мироощущение при этом не было сломано. Научные представления, как инструменты, сосуществуют с космическим чувством.

Отношение к миру. Космос, в центре которого находился человек, созданный по образу и подобию Бога, обладает святостью (Гегель назвал традиционное общество «культуpой с символами»). Десакрализация (лишение святости) мира началась уже в Реформации и завершилась в ходе Научной революции, которая представила мир как простую механическую машину. Разделение человека (субъект) и мира (объект) сделало отношение к миру в современном обществе рациональным. В тpадиционном обществе человек сохpанил «естественный pелигиозный оpган» (способность видеть священный смысл в том, что современному человеку кажется обыденным, профанным, технологическим), и он пpосто кожей, босыми ногами ощущает глубокий смысл бытия, хотя бы он и был атеист.

Святость мира и включение в него человека порождает в традиционном обществе единую для всех этику. Cовременное общество «откpыто» в том смысле, что его не огpаничивают баpьеpы, в котоpых «замкнуто» тpадиционное общество — ни Бог, ни общая (тоталитаpная) этика, ни озоновый слой.

Глубоко различно отношение к земле. Недаром важнейшей проблемой реформы в России стало снятие священного смысла понятия земля. Идеологи разрушают это понятие как символ, имеющий для народов России религиозное содержание. В дебатах о собственности на землю этот священный смысл отбрасывается исключительно грубо. Подчеркивается, что земля — не более чем средство производства и объект экономики.

Антропологи специально рассматривают смысл Земли в культуре «незападных» народов. Земля — особое измерение Природы, то духовное пространство, в котором происходит встреча с мертвыми. Запрет на продажу земли является абсолютным, экономические расчеты при этом несущественны. Например, индейцев чаще всего приходилось просто уничтожать — выкупить землю не удавалось ни за какие деньги. В 1995 г. так были поголовно уничтожены два племени в Южной Америке.

Утрата естественного религиозного органа привела Запад к сугубо рациональному мышлению и замене качеств их количественными выражениями (или суррогатами). Запад «знает цену всего и не знает ценности ничего» (еще сказано: «то, что может иметь цену, не имеет святости»). Напротив, освящение многих явлений, общественных отношений и институтов (например, Родины, Государства, Армии, Труда) — важнейшая сторона культуры российских народов.

Огромное значение в традиционном обществе приобретает авторитет, не подвергаемый проверке логикой. В гражданском же обществе проверка и разрушение авторитетов стали не только нормой, но и принципом бытия, вытекающим из понятия свободы.

Представление о человеке. В современном обществе человек — свободный атом, индивидуум. Ин-дивид (лат.) = а-том (греч.) = неделимый (рус.). В России смысл понятия индивид широкой публике даже неизвестен. Здесь человек в принципе не может быть атомом — он «делим». Он есть личность как средоточие множества человеческих связей. Он «разделен» в других и вбирает их в себя. Здесь человек всегда включен в солидарные структуры (патриархальной семьи, деревенской и церковной общины, трудового коллектива, пусть даже шайки воров). Этот взгляд очень устойчив и доминирует в России в самых разных идеологических воплощениях, что и является важнейшим признаком для отнесения ее к традиционному обществу. Современное общество требует разрушения общинных связей и превращения людей в индивидуалистов, которые уже затем соединяются в классы и партии, чтобы вести борьбу за свои интересы.

Из понятия человека-атома вытекало новое представление о частной собственности как естественном праве. Именно ощущение неделимости индивида, его пpевpащения в обособленный миp поpодило глубинное чувство собственности, пpиложенное пpежде всего к собственному телу. Пpоизошло отчуждение тела от личности и его превpащение в собственность. В традиционном обществе понятие «Я» включает в себя и дух, и тело как неразрывное целое. Отсюда — разное отношение к проституции, гомосексуализму, эвтаназии, рынку рабочей силы и другим проблемам «распоряжения» своим телом.

Отсюда и разное отношение ко многим правам, прежде всего, к праву на жизнь, на пищу. В традиционном обществе всегда сильна уравниловка — право на внерыночное получение некоторого минимума жизненных благ, принципиально отвергаемое в современном обществе (бедные есть отверженные).

Уравниловка в России заложена в подсознание, в корень цивилизации. Изменения в идеологии не меняют этого подспудного чувства. Даже в период рыночного энтузиазма общественное мнение было жестко уравнительным. В октябpе 1989 года на вопpос «Считаете ли вы спpаведливым нынешнее pаспpеделение доходов в нашем обществе?» 52,8 пpоц. ответили «не спpаведливо», а 44,7 пpоц. — «не совсем спpаведливо». Что же считали неспpаведливым 98 пpоц. жителей СССР? Считали pаспpеделение недостаточно уpавнительным. 84,5 пpоц. считали, что «госудаpство должно пpедоставлять больше льгот людям с низкими доходами» и 84,2 пpоц. считали, что «госудаpство должно гаpантиpовать каждому доход не ниже пpожиточного минимума». Это и есть четкая уpавнительная пpогpамма.

Тип хозяйства. С древности различают два типа хозяйства. Один — экономия, что означает «ведение дома» (зкоса). Она не обязательно сопряжена с движением денег, ценами рынка и т.д. — это производство и коммерция в целях удовлетворения потребностей. Другой — хрематистика (рыночная экономика). Она нацелена на накопление богатства, накопление как высшую цель деятельности. В России хрематистика никогда не смогла занять господствующего положения: породив острые противоречия, она в начале века привела к революции. Нет заметных успехов в ее насильственном внедрении и сегодня. Огромный эксперимент по медленному и очень осторожному включению элементов хрематистики в структуры традиционного общества происходит в Азии, в рамках модернизации без разрушения.

Господство рыночной экономики в современном обществе было связано с новым, необычным с точки зрения традиций отношением к собственности, деньгам, труду и превращению вещи в товар. Содержание всех этих понятий настолько различается в современном и традиционном обществах, что нередко представители разных культур, даже из числа специалистов, просто не понимают друг друга, хотя формально говорят об одном и том же.

Принципиальные различия между хозяйством современного и традиционного общества показал А.В.Чаянов в своем анализе крестьянского двора в сравнении с фермером — капиталистическим предприятием на земле. Большое значение имеет и глубокое различие в отношении к деньгам — та «философия монеты», которая складывалась в течение пяти веков на Западе в недрах протестантской этики. Идея Т.Гайдара «внедрить монетаризм в России в течение 1992 года» — или фарс, или паранойя.

Представление о государстве. Уже Лютер и Кальвин произвели переворот в идее государства. Раньше оно даже обосновывалось, приобретало авторитет (легитимировалось) через божественное откровение. В нем был представитель божественного порядка — монарх, помазанник Божий, и все подданные были, в каком-то смысле, его детьми. Государство было патерналистским и не классовым, а сословным. Лютер обосновал возникновение классового государства, в котором представителем Бога стал уже не монарх, а класс богатых. Богатые стали носителями власти, направленной против бедных.

Гражданское общество породило тот тип государства, который Гоббс назвал «Левиафаном» — библейским чудовищем. Только такой наделенный мощью, бесстрастием и авторитетом страж мог ввести в законные рамки конкуренцию — эту войну всех против всех. Его легитимация производится снизу по принципу «один человек — один голос».

В традиционнои и современном обществах складываются очень различные, поразительно несхожие системы права. Право традиционное настолько кажется странным человеку Запада, что он искренне считает традиционное общество «неправовым». Напротив, приложение норм права гражданского общества к традиционному (что случалось во многих частях света в периоды «модернизаций») наносит людям и целым народам тяжелые травмы, которые порой достигали уровня геноцида.

Россия в облике СССР была государством традиционного типа, которое легитимировалось «сверху» через не подвергаемый логической проверкой авторитет идеологии. Хранителем ее («жреческим сословием») могла быть только негосударственная структура — КПСС. Обе стороны в Конституционном суде в 1992 г. («суд над КПСС») показали непонимание самого типа советского государства и роли в нем партии.

Насколько было широким это непонимание, показывает тот факт, что общий смех вызывало зрелище единогласно принимаемых решений в Верховных Советах. Это — типичный ритуал голосования в традиционном обществе (в то время как в парламенах Запада голосование есть ритуал, символизирующий «рынок» — конкуренцию). Антрополог Леви-Стросс специально подчеркивал: «Почти во всех абсолютно обществах, называемых «пpимитивными», немыслима сама идея пpинятия pешения большинством голосов, поскольку социальное единство и добpое взаимопонимание считаются более важными, чем любая новация. Поэтому пpинимаются лишь единодушные pешения».

В целом, традиционное общество строится в соответствии с метафорой семьи, а современное — метафорой рынка. Это само по себе не несет оценочной нагрузки. Приписывать тому или иному типу общества чудодейственные достоинства, гарантии благополучия — неправомерно. Это — чаще всего есть следствие идеологической заинтересованности или же наивного увлечения. Исторические обстоятельства в условиях глубокого кризиса могут каждое общество толкнуть в самый страшный коридор.

Знания о традиционном обществе, накопленные за последние полвека, особенно о традиционном обществе России (СССР), позволили найти уязвимые точки в этой сложной и хрупкой конструкции. Потому-то перестройка стала потрясающей по своей эффективности операцией по убийству советского общества. К несчастью, знания, полученные без любви, могут служить только для разрушения. Для восстановления России мы должны понять ее сами.

1997

Что есть человек

Беда наша в том, что мы не обращаем внимания на самые важные слова сильных мира сего. А они — как тайные знаки, которые посвященным указывают будущее. Потом историки даже удивляются: зачем эти слова были сказаны? Кому они были предназначены?

Сталин на склоне лет сказал туманную вещь: как раз когда социализм укрепится, у нас произойдет обострение классовой борьбы. Уже в 50-е годы, помню, это высмеяли как какой-то бред — и что же мы видим сегодня?

Важную вещь сказал Андропов: «Мы не знаем общества, в котором живем». Это заболтали, а ведь признание потрясающее, знак беды. Как это так — многолетний начальник КГБ, знает про всех всю подноготную, и вдруг такое говорит. И что же вся эта рать академиков — философов, экономистов? Как это не знаем своего общества? Как же им можно управлять, куда-то вести?

Дальше — больше. Горбачев объявил перестройку и повторил буквально те же слова. И никто не ахнул. Как же ты, не зная общества, в котором мы живем, берешься его перестраивать? Это все равно что начать перестраивать дом, не зная его устройства. Как раз и подпилишь балки, перерубишь кабель. Тогда мы не усомнились, стали аплодировать. А ведь когда в главных лозунгах концы с концами не вяжутся — это первый признак, что дело нечисто. Пойдет ли разумный человек к врачу, который тут же потащит его на операционный стол, приговаривая: «Эх, не знаю я анатомии, не изучал я медицины»? А мы и слова не сказали, только попросили нас покрепче усыпить.

Сегодня, когда столько шишек свалилось на нашу голову, пора бы нам понять, что на мудрость вождей слишком надеяться не следует, надо думать своей головой. Даже те, кто камня за пазухой не держал и о государственном воровстве не помышлял, оказались несостоятельны. Вот, Н.И.Рыжков — хороший, честный человек. Но что такое было советское хозяйство, он по-настоящему не понял. Его правительство напринимало законов, которые это хозяйство угробили. Конечно, рядом были «умные», которые ему эти законы нашептали, но если знать свое общество, в голову не придет разрешать кооперативам внешнюю торговлю. Ведь если тонна солярки стоит внутри страны два доллара, а за границей пятьсот, то кто же удержится от соблазна переправить ее за рубеж.

Обязаны мы без вождей и без академиков, сами порассуждать, что это за общество — Россия (а недавно СССР). Мы же чувствуем, что оно — не такое, как Запад, который нам навязывают, как образец. В чем же различия? Насколько они глубоки? От чего мы должны отказаться, чтобы «вернуться в цивилизацию» по команде целой армии гайдаров? Мы можем об этом рассуждать, даже не указывая: это — хорошо, а это — плохо. Чтобы гайдаров не обижать. Просто определим, что мы имеем в действительности, не споря о вкусах. Мы же можем определить, чем блондинки отличаются от брюнеток, и в этом ни для кого из них нет ничего обидного.

Мы наслышаны о том, что бывают разные общественно-экономические формации — рабовладельческий строй, феодализм, капитализм, социализм. Но разные общества различаются не только этим, а нередко это и не главное. Ведь каждому понятно: Россия оставалась Россией и при Иване Грозном, и при Керенском, и при Сталине. А феодализм в Китае был совсем другим, чем во Франции (например, в Китае не было крепостного права). Составить набор признаков, по которым можно было бы достоверно описать тип каждого общества (каждой культуры) — огромная проблема всех общественных наук. За последние полвека она во многом решена.

Правда, до нас это знание почти не доходило. Раньше нам не давали догматики истмата — сами они новое знание освоить не могли (на то они и догматики), на все велели смотреть через призму классовой борьбы. А сегодня это знание замалчивают «демократы» (те же догматики, только теперь они перешли на сторону капиталистов). Им предпочтительно, чтобы мы так и не знали своего общества, оставались в потемках и своих интересов отстаивать не умели.

Возьмем для начала один признак, чуть ли не главный (впрочем, все они сильно связаны, как черты лица в портрете). Это ответ на вопрос: «Что есть человек?». Культура любого народа всеми своими образами отвечает на этот вопрос. Из него вытекает и все остальное: как человеку следует жить с другими людьми (желаемое общественное устройство), что такое собственность и как надо вести хозяйство, каковы обязанности государства перед гражданином и гражданина перед властью.

То общество, которое обозначают словом Запад, возникло четыре века назад на обломках Средневековой Европы. Это была глубокая и болезненная «перестройка»: в огне войн, смут, религиозных битв погибла добрая половина населения. Одних «ведьм» сожгли около миллиона. Из всего этого вышли новая религия (протестантство), новое хозяйство (капитализм) и новый человек — свободный индивидуум.

Что означает само это слово и откуда оно взялось? Ин-дивид это перевод на латынь греческого слова а-том, что по-русски означает неделимый. Человек стал атомом человечества — свободным, неделимым, в непрерывном движении и соударениях.

Пpежде всего, pечь шла о свободе человека от связывающих его солидарных, общинных человеческих связей. Капитализму был нужен человек, свободно пеpедвигающийся и вступающий в отношения купли-пpодажи на pынке pабочей силы. Поэтому община всегда была главным врагом буржуазного общества и его культуры.

А в России этот смысл понятия индивид широкой публике даже неизвестен. Здесь человек в принципе не может быть атомом — он «делим». В православии он — соборная личность, средоточие множества человеческих связей. Он «разделен» в других и вбирает их в себя. Здесь человек всегда включен в солидарные группы (семьи, деревенской и церковной общины, трудового коллектива, пусть даже шайки воров).

Между соборной личностью и индивидом духовная пропасть, через которую нет моста. Индивид не может быть «немножко делимым». А общинное мироощущение в том и состоит, что Я включаю в себя частицы моих близких — и всех моих собратьев по народу, в том числе живших прежде и придущих после меня. А частицы меня — во всех них, «без меня народ неполный».

На Западе же само понятие «народ» изжито, там есть граждане, сообщество индивидов. Будучи неделимыми, они слепиться в народ и не могут, они образуют гражданское общество. А для нас народ — очень важное понятие. В народе мы связаны и с нашими мертвыми, они как бы смотрят на нас, и с нашими потомками — за них болит сердце.

Распыление народа на людей-атомов породило на Западе новое государство. Образом его уже была не семья с царем-батюшкой, а свободный рынок, на котором государство — полицейский. В основе этого государства лежал расизм. Вроде бы он возник, чтобы с чистой совестью захватывать и грабить колонии, но дело глубже. Объектом этого расизма были не только посторонние «дикари», но и свои неимущие (что, конечно, вызывало ответный расизм с их стороны). В XIX веке основатели политэкономии говоpят о «pасе pабочих», а премьер-министр Англии Дизpаэли о «pасе богатых» и «pасе бедных». Пролетарии и буржуи стали двумя разными расами.

Россия до этого дойти не успела. Когда Столыпин начал уничтожать общину, а потекших на заводы крестьян стали превращать в пролетариев, возникло такое возмущение, что революция стала неизбежной — а вовсе не потому, что рабочие плохо питались. Русская культура категорически отвергла мысль, будто люди от природы не равны, а делятся на сорта, на высшие и низшие «pасы». Только сегодня, впервые в истории пресса и телевидение на русском языке излагают бредни самого дремучего расизма (причем в основном направленного против русских — ленивы, в душе рабы и пр.).

В Европе превращение «общинного» человека в индивида и исходное неравенство людей религиозно оправдала Реформация, из которой возникли новые церкви и огромное множество сект. Протестанты во многом отошли от Евангелия и сблизились с иудаизмом (сейчас даже принято говорить, что Запад — иудео-христианская цивилизация). Главное для нас в том, что Реформация означала отказ от идеи коллективного спасения души. Именно эта идея и соединяла людей в христианстве: все люди — братья во Христе, он за всех нас пошел на крест.

Все вывернулось. В сословном обществе люди обладали разными правами (не равны перед законом), но все входили в одно религиозное братство. В новом, классовом обществе Запада, напротив, люди стали равны как атомы, как индивидуумы с одинаковыми правами перед законом. Но вне этих прав, в отношении к Богу они не равны и братства не составляют. Это общество возникло на идее предопределенности. Это значит, что люди изначально не равны, а делятся на меньшинство, избранное к спасению души, и тех, кому предназначено погибнуть в геенне — отверженных.

Вдумайтесь в утверждение кальвинистов (1609 г.): «Хотя и говорят, что Бог послал сына своего для того, чтобы искупить грехи рода человеческого, но не такова была его цель: он хотел спасти от гибели лишь немногих. И я говорю вам, что Бог умер лишь для спасения избранных». Шотландские пуритане даже не допускали к крещению детей тех, кто отвергнут Богом (например, пьяниц). Это — отход от сути христианства назад, к идее «избранного народа». Видимым признаком избранности стало богатство. Бедность ненавиделась как указание на отверженность. Кальвин настрого запретил подавать милостыню, а в Англии безработных собирали в страшные «работные дома». Закон о бедных поражает своей жестокостью.

Чтобы полностью уничтожить, растереть в прах общину с ее чувством братства и дружбы, на человека Запада было оказано не только мощное экономическое и политическое давление, часто с огромным насилием. Была создана и пpоникающая в душу идеология. Стали настойчиво повторяться слова пророка Иеремии: «Проклят человек, который надеется на человека». Читались проповеди, разоблачающие дружбу как чувство животное, неpазумное. Насколько отрицались все сугубо человеческие связи сердца, видно из такого общего правила: «Добрые дела, совершаемые не во славу Божью, а ради каких-то иных целей, греховны». Вдумайтесь: вся теплота человеческих чувств, которая была освящена христианством, теперь отвергнута. Остались или дела по расчету, исключающие понятие Добра, или дела во славу Бога, исключающие добpоту и любовь к человеку.

Если мы вспомним русские песни и сказки, Пушкина, Льва Толстого и Твардовского, советские фильмы и весь наш человеческий обиход, то поймем, насколько все наши мысли и чувства далеки от представления о человеке как индивидууме. И главная причина наших нынешних бед в том, что нас насильно пытаются «реформировать» — вытравить всяческую общинность, перенять иные мысли и чувства. А.Н.Яковлев прямо сравнивал перестройку с Реформацией (и не он один). А мы не понимали, о чем идет речь, чего от нас хотят. Думали, все обойдется рынком и демократией.

Чего же добились наши реформаторы, нанеся тяжелый удар по всему нашему жизнеустройству? Почему буксует их реформа и сможет ли из нее выйти что-нибудь дельное? Исток кризиса в том, что в главном вопросе бытия власть потеряла общий язык с подавляющим большинством народа. Его не удалось «реформировать» и соблазнить индивидуализмом. Все, что удалось за десять лет — это духовно измордовать человека.

Вот признание директора Института антропологии и этнографии Академии наук В.Тишкова, главного официального «специалиста по человеку» и министpа у Гайдаpа: «Фактически мы живем по старым законам, старого советского времени. Проблема номер один — низкое гражданское самосознание людей. Нет ответственного гражданина… У нас даже человек, севший в такси, становится союзником водителя, и если тот кого-то собьет или что-то нарушит, он выскочит из машины вместе с водителем и начнет его защищать, всего лишь на некоторое время оказавшись с ним в одной компании в салоне такси. При таком уровне гражданского сознания, конечно, трудно управлять этим обществом».

Демократ и западник В.Тишков видит в этом низкое гражданское сознание, чуть ли не природный порок русского человека. Пусть ругается. На деле это именно общинное, братское чувство, которым мы держимся и живы, несмотря ни на какие реформы. В нем — наша надежда.

Но и иллюзий не должно у нас быть. Приписывать тому или иному типу общества какие-то чудодейственные достоинства, гарантии благополучия нельзя. Это наивное увлечение. Исторические обстоятельства в условиях глубокого кризиса могут каждое общество толкнуть в самый страшный коридор. Чтобы этого не произошло, надо знать самих себя и защищать свою сущность. Не позволять неразумным властителям и их хитроумным советникам пытаться эту сущность сломать.

1997

Путь к гражданскому обществу

В России происходит глубокая, с травмами, модернизация — попытка заменить основные структуры и институты традиционного общества на институты общества современного, по образу Запада. Уже за время перестройки в наше сознание вошло много прекрасных, но расплывчатых образов. Один из них — гражданское общество. Никто из политиков, которые клянутся в своей приверженности этому доброму идолу, не излагает сути понятия.

Принять язык противника или даже друга — значит незаметно для себя стать его пленником. Даже если ты понимаешь слова иначе, чем собеседник, ты в его руках, т.к. не владеешь стоящим за словом смыслом, часто многозначным и даже тайным. Это — заведомый проигрыш в любом теоретическом споре. На земле же сегодня идет глобальный теоретический спор обо всей траектории мировой цивилизации, о вариантах выхода из общего кризиса индустриализма.

«Гражданское общество» — одно из понятий, ложно истолкованных, пожалуй, всеми участниками нынешней идеологической схватки в России. Иной раз даже с трибуны «патриотов» нас зовут возродить соборную и державную Россию, строя в ней гражданское общество. Конгресс Русских Общин — организация, в имени которой стоит слово «община», также ставит целью построение в России гражданского общества. Абсурд.

Мотивация вполне понятна. Культурный человек думает, что гражданское общество это ассоциация свободных граждан, которая ограничивает и контролирует действия государства, обеспечивает равенство всех граждан перед законом с помощью механизма разделения властей и приоритета права. Все это заманчиво, испытано за три века на уважаемом Западе — значит, «я, Вань, такую же хочу». Пусть и в России с понедельника будет гражданское общество, а в Архангельске зреет кукуруза.

На деле «гражданское общество» — это условное, зашифрованное наименование такого способа совместной жизни, с которым неразрывно сцеплены важнейшие условия, в совокупности и определяющие тип цивилизации — рыночную экономику и демократию, выведенный из сферы морали гомосексуализм и эвтаназию. Все в одном пакете, из формулы цивилизации нельзя выщипывать приятные нам вещи, как изюм из булки. Вероятно, многим бы этот способ жизни понравился, но идти на это надо совершенно открыто, примерять на себя не только украшения, но и связанные с ними вериги. Давайте восстановим исходный смысл этого понятия. И посмотрим, что действительное внедрение гражданского общества означало бы для России — что в ней пришлось бы ломать. Как это делать, чтобы не сломать при этом позвоночник — второй вопрос.

Нам не повезло уже с переводом, в русский язык вошел не тот синоним, так что вышло, что речь идет об обществе граждан (от слова город). На деле же в точном переводе «гражданское общество» — общество цивильное, цивилизованное. С самого возникновения понятия оно означало оппозицию «цивилизация — Природа» и «цивилизация — дикость» (иногда, мягче, варварство).

Чтобы понять, надо посмотреть, из кого состоит это цивильное, гражданское общество и каковы отношения «граждан» к тем, кто находится вне его, вне этой «зоны цивилизации». Прежде всего, для возникновения «рыночной экономики» и ее носителя — «гражданского общества», понадобилась переделка человека — Реформация в Европе, в XVI-XVII веках, освобождение человека, его превращение в индивидуума и собственника. Реформация изменила представление о человеке, отвергнув идею коллективного спасения души, религиозное братство людей. Возник принципиальный, религиозно обоснованный индивидуализм, несовместимый с коллективизмом и соборностью.

Именно освобождение от оков общинных отношений любого типа создало важнейшую предпосылку капитализма на Западе — пролетария, продающего свою рабочую силу. Это не просто неимущие, а люди, лишенные корней, освобожденные от всяческих человеческих связей (оков) — человеческая пыль.

В классовом государстве гражданского общества равенство перед законом (право субъекта) неизбежно обращается в неравенство личностей перед Богом и перед правдой. Читаем у Лютера: «Наш Господь Бог очень высок, поэтому он нуждается в этих палачах и слугах — богатых и высокого происхождения, поэтому он желает, чтобы они имели богатства и почестей в изобилии и всем внушали страх. Его божественной воле угодно, чтобы мы называли этих служащих ему палачей милостивыми государями». Богатые стали носителями власти, направленной против бедных (бедные становятся «плохими»). Раньше палач была страшная должность на службе государевой, а теперь — освященное собственностью право богатых, направленное против бедных. Государство перестало быть «отцом», а народ перестал быть «семьей». Общество стало ареной классовой войны, которая является не злом, а механизмом, придающим обществу равновесие.

Адам Смит так и опpеделил главную pоль госудаpства в гpажданском обществе — охpана частной собственности. «Пpиобpетение кpупной и обшиpной собственности возможно лишь при установлении гpажданского пpавительства, — писал он. — В той меpе, в какой оно устанавливается для защиты собственности, оно становится, в действительности, защитой богатых пpотив бедных, защитой тех, кто владеет собственностью, пpотив тех, кто никакой собственности не имеет».

Понятие человека-атома и его взаимоотношений с обществом разработали в XVII в. философы Гоббс и Локк. Они дали представление о частной собственности. Она и стала осью гpажданского общества. Человек раздвоился. Одна его ипостась — собственник, а другая ипостась — собственность. Возникла совершенно новая, нигде кроме Запада не существующая антропология — представление о том, что есть человек. Каждый индивид имеет теперь эту частную собственность — свое тело, и в этом смысле все индивиды равны. И раз теперь он собственник тела (а раньше его тело принадлежало частично семье, общине, народу), он может уступать его по контракту другому как рабочую силу.

Но на этом равенство кончается, и люди западной цивилизации делятся на две категории — на пролетариев (тех, кто не имеет ничего, кроме своего потомства — prole) и собственников капитала (пропьетариев). Под ним — протестантское представление о делении людей на избранных и отверженных. Те, кто пpизнают частную собственность, но не имеют ничего, кроме тела и потомства, живут в состоянии, близком к пpиpодному (нецивилизованному); те кто имеют капитал и пpиобpетают по контpакту pабочую силу, объединяются в гpажданское общество — в Республику собственников. Сюда вход тем, кто не имеет капитала, воспрещен! Вот слова Локка: «главная и основная цель, ради которой люди объединяются в республики и подчиняются правительствам — сохранение их собственности». Это — полное отрицание, как отражение в зеркале, «Царства христиан», которое собирает людей в братскую общину ради спасения души (потому-то век Просвещения, во время которого формировалось гражданское общество, был назван «нео-язычеством»).

Вот первый итог: установление гражданского общества требует разрушения всяческих общинных, солидарных связей и превращения людей в индивидуалистов, которые уже затем соединяются в классы и партии, чтобы вести борьбу за свои интересы. Это — полное, принципиальное отрицание соборной личности, в которой отражена суть России как особой цивилизации. Здесь пропасть, через которую нет моста. Индивид не может быть «немножко делимым». А общинное мироощущение в том и состоит, что Я включаю в себя частицы моих близких — и всех моих собратьев по народу, в том числе живших прежде и придущих после меня. А частицы Меня — во всех них, «без меня народ неполный». Я не могу быть «неделимым» — или я перестану быть русским. Мне придется стать «новым русским» или нанявшимся к ним пролетарием.

Пролетариат в гражданском обществе вел борьбу за то, чтобы «вывернуть» отношение и самому стать ядром общества, экспроприировать экспроприаторов. Тем-то Парижская коммуна отличается от русской революции: там была борьба классов, а в России борьба против наметившегося в России раскола на классы, за возвращение к Братству.

Борьба гражданского общества с пролетариатом — это на Западе. А за морями и снегами от Запада жили люди, не признающие частной собственности. Здесь царил принцип «один за всех, все за одного». Согласно теории гражданского общества, эти люди находились в состоянии дикости. Западная философия создала образ дикаря, которого надо было завоевать, а то и уничтожить ради его же собственной пользы. Колонизация заставила отойти от хpистианского пpедставления о человеке. Западу пpишлось позаимствовать идею избpанного наpода (культ «бpитанского Изpаиля»), а затем дойти до pасовой теоpии Гобино. Cоздатель теории гражданского общества Локк, чье имя было на знамени революционеров в течение двух веков, помогал писать конституции рабовладельческих штатов в Америке и вложил все свои сбережения в акции английской компании, имевшей монополию на работорговлю. Для Локка в этом не было никакой проблемы — негры и индейцы касательства к гражданским правам не имели, они были «дикарями».

Так гражданское общество породило государство, в основе которого лежал расизм. И объектом его были не только «дикари», но и свои неимущие — что вызывало ответный расизм с их стороны. Пролетарии и буржуи стали двумя разными расами: уже Рикардо говоpит о «pасе pабочих», а Дизpаэли о «pасе богатых» и «pасе бедных». Даже столь привычное нам понятие «народ» у идеологов гражданского общества имело совсем другой смысл. Народом были только собственники, борющиеся против старого режима. Крестьяне Вандеи в «народ» не включались. Де Кюстин так пишет и о России середины XIX века: «Повторяю вам постоянно — здесь следовало бы все разрушить для того, чтобы создать народ».

Таким образом, гражданское общество основано на конфронтации с неимущими. Под его правом — террор Французской революции, который был предписан философами Просвещения и Кантом как совершенно необходимое и даже моральное явление. Большая кровь есть основа «социального контракта». Читаем в фундаментальной многотомной «Истории идеологии», по которой учатся в западных университетах: «Гражданские войны и революции присущи либерализму так же, как наемный труд и зарплата — собственности и капиталу. Демократическое государство — исчерпывающая формула для народа собственников, постоянно охваченного страхом перед экспроприацией. Начиная с революции 1848 г. устанавливается правительство страха: те, кто не имеет ничего, кроме себя самих, как говорил Локк, не имеют представительства в демократии. Поэтому гражданская война является условием существования либеральной демократии. Через войну утверждается власть государства так же, как «народ» утверждается через революцию, а политическое право — собственностью. Поэтому такая демократия означает, что существует угрожающая «народу» масса рабочих, которым нечего терять, но которые могут завоевать все. Таким образом, эта демократия есть ничто иное как холодная гражданская война, ведущаяся государством». Это не ушло в прошлое с XIX веком, но невероятное количество ресурсов, извлекаемое Западом из «слабых» стран, позволяет поддерживать социальное перемирие, подкармливая половину пролетариата, превращая ее в стабилизирующий общество «средний класс».

Значит ли все это, что гражданское общество плохо, а общинность хороша, что индивидуализм — зло, а солидарность — добро? Ни в коем случае! Это — дело идеалов и веры, а о них спорить бесполезно. Ясно, что человек Запада должен жить в соответствии со своим, выстраданным им мироощущением. Попытка загнать его обратно в солидарность породила страшную болезнь — фашизм.

Не исключено, что не менее страшная, хотя и иная, болезнь поразит и Россию, если радикальный проект превращения русских, татар, манси в гражданское общество затронет тайники души. Модернизация «традиционного общества», построение на его основе многих институтов гражданского общества — процесс исключительно сложный и требует большой осмотрительности. В нем совершенно неприемлемы методы шоковой социальной инженерии. Пример бережной и постепенной, но непрерывной модернизации дает Япония. Другим вариантом быстрой модернизации была эволюция советского послевоенного общества (достаточно стравнить тип и культуру общественных отношений в ряду символических «правителей»: Сталин — Хрущев — Брежнев — Горбачев). Эта эволюция была прервана радикальной реформой.

Традиционное общество России отнюдь не было антизападным. С гражданским обществом Запада Россия всегда искала мира и могла ужиться — если только мягко отводила его загребущие руки. Угрозу создают сегодня именно наши «западники» (вернее, евроцентристы), которые открывают этим рукам окна в Россию. Возможно, что никто и никогда по этим рукам ударить уже не сможет. Но велик риск, что это — иллюзия. И лучше было бы не переходить некоторых критических порогов напряженности.

1997

Беда меньшинства

Опять попал я на симпозиум к «демократам». Приходится ходить, жертвуя здоровьем. Надо же знать, меняется ли у них что-нибудь в голове. Ничего не меняется. Сидят буревестники и вороны горбачевской «революции», кивают, как куклы, головами. Тот же вздор, и хоть бы капля раскаяния.

Впрочем, тема репрессий поднадоела, теперь говорят вообще о России, о государстве. Выходит на трибуну некий Ахиезер — он теперь, оказывается, главный мыслитель о России. Несет ахинею о том, что «российская государственность всегда была источником дезорганизации». Ну не угодишь. То кричали, что государство все зажало, все заорганизовало, дыхнуть было невозможно. Теперь наоборот — в самом себе всегда несло хаос.

Выходит другой, тоже из выдающихся. Фамилия такая чудная, что и запомнить я не смог. Тоже ему государственность российская не угодила — очень кровожадная. Надо, говорит, отказаться от «анклава» (Калининградская обл.) и островов, тогда это государство станет погуманнее. Диалектикой решил шарахнуть, логикой абсурда. Начинаешь думать, что историческая вина есть перед народом у советского строя, вскормил и пригрел он у себя на груди огромную армию таких «обществоведов». Но история безумна, и страдают от ее наказаний невинные.

Начал я говорить об этом собрании потому, что задумался над сообщением, которое вскользь сделал один философ, занятый «изучением качества населения». Известно, что качество наше, по мнению этих господ «оставляет желать», оттого-то реформы не идут. А сказал он вот что: «В Санкт-Петербурге раскрыто преступление. Два российских гражданина разобрали рельсы перед идущим пассажирским поездом, надеясь, что крушение поезда позволит им поживиться имуществом жертв катастрофы. Киллер выглядит агнцем перед этими преступниками». Как ненавязчиво, кстати, напомнил философ, что это сделали «два российских гражданина», а не граждане Люксембурга или Японии.

Этот философ притворяется глупеньким. Из его доклада ясно, что этот потрясающий акт злобы и отчаяния — прямой продукт «реформ», а вовсе не «российского менталитета». Спасибо, что этот наш негодный менталитет тормозит реформу, потому таких актов еще очень мало. А в основание реформы демократы положили идею конкуренции, идею «войны всех против всех», развитую философом гражданского общества Гоббсом. Эту войну должно вводить в рамки права государство-Левиафан, но если оно ослабевает, как сейчас в России, то человек следует своей (вернее их, гоббсовой) природе. А она в этой философии такова:

«Пpиpода дала каждому право на все. Это значит, что в чисто естественном состоянии, или до того, как люди связали дpуг дpуга какими-либо договоpами, каждому было позволено делать все, что ему угодно и пpотив кого угодно, а также владеть и пользоваться всем, что он хотел и мог обpести». Чего же вы теперь хотите? Ломаете русский менталитет — и жалуетесь, что кое-кто начинает действовать строго по Гоббсу!

Но чёрт с ним, с этим философом и его киллерами-агнцами. Пусть не ездит в поездах. Перед нами самими стоит серьезный вопрос, и нельзя уже больше от него уходить.

Мы — народ или уже «человеческая пыль»? Видимо, пытаемся сохраниться как народ. Но ведь народ — это организм, все мы его клеточки. Вот как это толковал русский философ Л.Карсавин: «Можно говорить о теле народа… Мой биологический организм — это конкретный процесс, конкретное мое общение с другими организмами и с природой… Таким же организмом (только сверхиндивидуальным) является и живущий в этом крае народ. Он обладает своим телом, а значит всеми телами соотечественников, которые некоторым образом биологически общаются друг с другом.»

Но может ли одна часть организма умереть, а остальные — процветать и наслаждаться жизнью? Что происходит, если не снабжается кровью, скажем, нога? Она холодеет, болит, подает сигналы бедствия. Если ее не лечат, она синеет, опухает — гангрена. Умирающие ткани вбрасывают в организм столько яда, что он погибает весь. В крайнем случае остается калекой.

Сегодня часть нашего организма-народа страдает и умирает — и выделяет яды. А что же остальная, благополучная часть, которая пока что получает скудненькое «снабжение»? Она старается не думать, не видеть, не верить. Слабые сигналы боли из пораженных частей тела она как бы не замечает. То и дело слышишь: «Какой ужас, в магазине ветчина по сорок тысяч. Но, ты знаешь, все берут. Есть, значит, деньги у людей!». Это — наивная уловка, чтобы себя успокоить. Как это «все берут»? Откуда это видно? Тех, кто не пришел в этот магазин, ты же не видишь. Да и все ли в магазине взяли этой ветчины?

Большинство из тех, кто читает «Советскую Россию», живут сегодня скудно, но это еще совсем не то, что жить в отчаянной нужде, когда действительно нечего есть. Когда весь организм содрогается — ему нужен стакан молока. И в предельно отчаянном положении сегодня значительная часть народа. По официальным данным, около 10 миллионов человек имеют уровень питания, несовместимый с жизнью — их здоровье быстро угасает. Более половины женщин потребляют белка меньше «физиологически безопасного уровня», треть рожениц подходит к родам в состоянии анемии.

Отсюда тот тяжелый вопрос, который я хочу поставить. Что лучше с точки зрения выживания народа: чтобы «отвергнутые» обществом вымерли тихо, не причинив остальным гражданам неприятностей — или чтобы они подавали нам болезненный сигнал бедствия? Сигналы эти могут быть только такими, при которых страдают и даже погибают невинные люди. Других сигналов мы не слышим.

Когда два «российских гражданина» разбирают рельсы перед поездом, они пытаются убить невинных людей, и это страшное преступление. Но не есть ли это одновременно тот сигнал, который должен заранее, до полной катастрофы предупредить благополучную часть народа? Эти озверевшие двое — не кричат ли они за все десять миллионов: «Вы, народ! Вы согласились, чтобы нас выкинули со шлюпки! Вы делаете вид, что не видите, как мы захлебываемся и тонем. Мы вас предупреждаем: последние из нас утопят вашу шлюпку! Мы пойдем ко дну вместе».

Я никому не могу навязывать своего мнения. Но я склоняюсь к мысли, что мы спасемся только в том случае, если не будем выбрасывать за борт наших собратьев. А если у самих нас нет силы и воображения, чтобы честно взглянуть в глаза правде, пусть уж те, кого мы оставили, нанесут нам предупреждающий удар, приведут в чувство. Тот, кто слаб для любви, должен хотя бы бояться. Умирая молча, наши сограждане губят нас окончательно.

Я про себя зарекался — не писать больше ничего об оппозиции, только обращаться, покуда можно, к читателям. Нарушу зарок. Наша оппозиция сумела сделать тему прямых, житейских страданий части народа какой-то привычной, не трогающей душу. Упомянув о ней скороговоркой, сразу переходят к любимой теме, по «специализации». Одни рвутся хоть в бой за черноморский флот (эту драку им сконструировал Бжезинский — и они давай тузиться с Кучмой). Другие хлопочут за то, чтобы русские в Эстонии могли ходить на выборы — а то они без этого стали «быдлом». Третьи возмущены тем, что с Запада нам везут бездуховные фильмы.

Никому не нужна сентиментальность. Пусть говорят грубо, пусть считают потери, как командиры на войне, но говорят дело. Ведь даже большинство читающих людей, как я не раз убеждался, просто не знает реального положения дел. Да и откуда? Официальный ежегодник Госкомстата «Социальная сфера России» издан в 1996 г. тиражом 1 тыс. экземпляров! Только для ведущих американских университетов хватит.

Но, поразительным образом, вот уже четыре года как оппозиция отказывается издать массовым тиражом доступную для любого грамотного человека «Белую книгу» о реформе — под грифом Думы или хотя бы группы фракций. Внятно и без надрыва показать, в каком состоянии находится страна и чего можно ожидать завтра. Ведь «белые книги» — давно изобретенный способ довести до общества самое первое, «безболезненное», но предельно серьезное предупреждение о бедствии. Я лично даже не могу припомнить ни одного внятного заявления Думы по главным вопросам нашего народного бедствия. Говорят, у Думы нет телеканала. А зачем он ей, если нет заявлений? «Лебединое озеро» показывать?

Первой, кадетской Думе специальным законом было запрещено обращаться к народу с заявлениями. И все же, когда правительство отказалось дать крестьянам землю и в 1906 г. разогнало Думу, депутаты написали «Выборгское обращение» — и все пошли в тюрьму. И оно сыграло очень большую роль в росте гражданского самосознания. Только в Саратовской губ. подпольно издали 100 тысяч этого обращения, по ночам его расклеивали на столбах. А сегодня никто не запрещает, множительная техника XXI века — но молчат народные избранники!

Деятели оппозиции сами подсказывают людям уловку, позволяющую малодушно успокоить совесть. Они оперируют средними цифрами. Один из них на большом собрании сказал: «Ужасные реформы! Уровень жизни людей упал на 45 процентов!». Прошла неделя, я слышу по радио от видного эксперта оппозиции (доктор наук и все такое): «Уровень жизни людей снизился на 45 процентов!». В Давосе им, что ли, такую цифру дали?

В школе, объясняя смысл средней величины, учитель нам рассказал шутку. В палате двое больных, сестра сообщает врачу, что температура у них в среднем нормальная, 36,6. Врач доволен, а на деле один больной умер и уже слегка остыл, а у другого под 42 градуса, он уже хрипит. При большом разбросе величин средняя лжет. Это, думаю, и ленинская кухарка поняла бы, а у нас «самая образованная оппозиция в мире». И вот, с одной стороны, говорят о страшном социальном расслоении, а с другой, оперируют средними величинами. Как это совместить?

Лидеры оппозиции, а за ними и их сторонники как будто не понимают, что при том неравенстве, что возникло в России, средние показатели утратили смысл полностью. Бедствие распределяется неравномерно, и снижение среднего показателя вдвое для многих означает смертельное или почти несовместимое с жизнью ухудшение. В 1995 г. потребление животного масла в России было в два с лишним раза меньше, чем в 1990. Но это снижение почти целиком сконцентрировано в бедной половине населения. Следовательно, сегодня половина граждан России совершенно не потребляет сливочного масла! Продажа мяса и птицы упала за это время с 4,7 млн т до 2,1 млн т. Это значит, что половина граждан России вообще не потребляет мяса. Ну пусть не половина, а 30 процентов! Ведь это уже национальная катастрофа. Но мы о ней даже не слышим, не то чтобы обсуждать какие-то конкретные меры.

Кто-то скажет, что это — демагогия, популизм. Что оппозиция ведет тонкую игру, которая в конце концов приведет к спасению всех сразу. Может быть, я и впрямь не понимаю замыслов. Я о бедствиях получил представление во время войны. Тогда и мыслили, и действовали по-другому. Цель была — спасти всех, но когда кто-то погибал конкретно, туда бросались срочно, даже сломя голову. Чувство народа нам вдалбливалось в голову и словом, и делом. И это — не особенность сталинизма, коммунизма или другого «изма». Так же поступал и Лев Толстой — а он не пpи советской власти действовал.

Такой же «популизм» в деле я видел на Кубе: взявшие власть боpодачи, не имея ни паpламента, ни паpтии, оpганизовали обеспечение детей и стаpиков молоком. По утpам на гpузовиках, а то и на pучной тележке, по всей стpане к каждой двеpи, где есть pебенок или стаpик, подвозили литp молока — хоть к лачуге в тpущобе, хоть к вилле неуехавшего богача. Потому-то сегодня малявка Куба пять лет деpжится в полной блокаде. И все институты Гэллапа точно знают: попpобуй какой-нибудь кубинский Гоpбачев сменить там социальный стpой, 85% населения в момент выйдут на улицу и устpоют такой таpаpам, что лучше Кубу не тpогать.

Быть может, я говорю о вещах, которые волнуют небольшое меньшинство? Не могу знать наверняка, но боюсь, что когда беда доберется до большинства, сделать что-либо будет просто поздно. И тогда поделом этому большинству.

1997

Большой актёр в театре абсурда

Одна из функций, которую выполняет Анатолий Чубайс в политическом спектакле, что разыгрывается в России, — собирать и направлять на себя всю ненависть, возникающую в разрушаемом обществе. Обладая очень сложной психикой, этот человек, сознательно помещенный «архитекторами» на вершину видимой власти, даже наслаждается такой странной ролью: буквально отсасывая ненависть сотни миллионов человек, он купается в ней с тем же наслаждением, с каким в лучах славы и благодарности греются люди, делающие добро.

Ввести в наш театр абсурда такого актера — «сильный ход», верх аппаратной мудрости, приправленной психоанализом. Своей наглостью Чубайс настолько травмирует нервы добрых обывателей, что они готовы колени обнимать у Ельцина — защити, отец родной! Вон, даже сентиментальный горбачевец А.Ципко дошел до того, что поет дифирамбы Ельцину и Черномырдину и с надеждой подсчитывает, насколько реже, чем весной, преклоняет Чубайс голову на плечико дочери Президента. Есть, есть признаки, что мудрый секретарь обкома приструнит «молодых волков»!

А.Ципко в своем энтузиазме даже влезает в подсознание «старого волка»: «Теперь для Бориса Николаевича уже очевидно, что эти молодые заносчивые люди еще не доросли до высот государственных, что, по определению, они не могут стать ни гарантом созданного им режима, ни гарантом его чести, а тем более безопасности членов его семьи. Уж слишком они суетливы, уж слишком они заносчивы».

Вот ведь беда приключилась с Россией — заносчивая и суетливая пошла молодежь. Страшно подумать, что она может не стать гарантом незапятнанной пока что чести нашего горячо любимого Хозяина. Слава Богу, что это ему уже очевидно, и он обязательно наведет порядок. Делая упор на заносчивости и суетливости Чубайса, А.Ципко в то же время представляет себя таким крутым разоблачителем, что даже считает нужным успокоить читателя: «Поверьте, я не дьяволизирую Анатолия Борисовича». Да читатель это и сам замечает. Никто никогда и не думал, что главный недостаток дьявола — суетливость.

Главная цель таких «наездов» на Чубайса — как раз создать из Чубайса и всего политического явления, которое он выражает, образ кучки глуповатых, нехороших, но в сущности безопасных для государственной махины России «мальчиков». Умный «хозяин» и его царедворцы привлекли этих мальчиков, чтобы они сделали кое-какую грязную работу, но теперь песенка их спета, «вторая либеральная революция захлебнулась». В общем, бояться за благо России и за честь Бориса Николаевича нам нечего — «знаки поражения Анатолия Борисовича буквально рассыпаны на всем голубом поле преподносимой нам виртуальной реальности». Значит, Россия выстояла, одолела Чубайса. Чего уж больше — «с ним Ельцин никогда не пойдет удить рыбу» (это у Ципко называется «августовская революция 1991 года пожирает своих детей»).

Прикрытие под видом «критики» и проклятий — это уже рутинный, банальный прием нашей политической клики. Обзови Ельцина «главарем», а затем обыграй это как следует в прессе и на телевидении — и репутация непримиримой оппозиции продлевается еще на месяц. В руководствах по манипуляции сознанием эта уловка расценивается как посредственная, рассчитанная на простодушных людей. Большего пока что и не требуется.

Между тем, Чубайс как политическое (и даже культурное) явление заслуживает более внимательного анализа. Это — один из признаков того, что «общество спектакля», создаваемое в европейской культуре начиная с 30-х годов нашего века, втягивается в эпоху постмодерна. И унаследованные нами от Нового времени представления, связанные с устойчивой картиной мира и со стабильными идеологиями, в новых условиях становятся просто бесполезными. Они нас дезориентируют, какую бы позицию относительно этих идеологий мы ни занимали. Будь мы коммунисты или либералы, патриоты или «крутые» западники, такие изобретения драматургов нашей истории, как Чубайс или Пол Пот, свержение Чаушеску или штурм Грозного, в нашу картину мира и в наши представления о разуме и морали не укладываются. И мы в этом хаосе теряем ориентацию — что и требуется режиссеру. Пытаться втиснуть этот хаос в наивную сказочку о «молодых суетливых реформаторах» — просто пошлость.

Как-то упорядочить наблюдаемые нами сцены абсурда мы можем только обретя хладнокровие — как бы отрешившись от нашей судьбы. Поднявшись над идеологической позицией и проведя анализ структурный. Когда на экране возникает наглое, ухмыляющееся лицо Чубайса, который нарочито старается походить на уверенного в своей безнаказанности хулигана и находит самые точные слова, чтобы оскорбить наше национальное чувство и здравый смысл, бесполезно потрясать кулаками или кричать: «Каков мерзавец!». Важнее постараться понять: зачем его выпускают на экран? Какой фокус проделывают за этой дымовой завесой манипуляторы нашим сознанием?

В западной культурологии ввели в обиход понятие — эпоха Тимишоары. Так назвали поставленный уже в стиле постмодерна, ломающий всякие стереотипы грандиозный спектакль, в ходе которого был уничтожен «советский блок», а затем и сам СССР. До этого признанными мастерами провокаций и крупных, вызывающих шок массового сознания «постановок» были немецкие фашисты. Международная бригада постановщиков завершающей стадии перестройки сделала громадный шаг вперед (во многом благодаря новым информационным технологиям — прежде всего, телевидению). Тимишоара — лишь эпизод, но настолько «чистый», что его структурный анализ сразу выявил генотип, матрицу, которая воспроизводится в множестве частных «спектаклей», будь то инсценировка войны в Заливе, Вильнюс 1991 года или августовский «путч» в Москве, абсурдные расстрелы белой полицией ничего не понимающих «расистов» в ЮАР, вся кровавая фантасмагория в Чечне. В Тимишоаре секретная полиция государства пустила небольшую кровь, а потом с помощью телевидения имитировала массовость расстрела — чтобы свергнуть себя самое! В мозгу не укладывается — и хаос сознания обеспечен. Покуда он сохраняется, орудующая у власти клика и ее закулисные хозяева могут делать со страной практически все, что пожелают. Общество беззащитно полностью, абсолютно.

Чубайс и подобные ему «слепленные из ничего» фигуры — пешки в руках режиссеров всемирной Тимишоары. Тратить пыл на то, чтобы смачнее обругать эти пешки, не имеет смысла. Умелый отдел кадров подберет актеров на любые роли в любом народе и любом обществе. Мы же видим, что все они выходят на сцену или уходят за кулисы именно как актеры, а не как личности. Смешно думать, например, что «Чубайсу пришлось пожертвовать Альфредом Кохом». Наверное, сам Кох не сдержал улыбки, прочитав в «Независимой газете» эту трагическую фразу. Вся шумиха с отработавшим свою смену Кохом — маленькая сценка для заполнения паузы и создания очередной «некогерентности», расщепляющей сознание.

Видите ли, для этого режима неприемлем чиновник, получивший сомнительный гонорар в 100 тысяч долларов (хотя как комиссионные за теневую приватизацию собственности в несколько миллиардов долларов эта сумма вообще несерьезна). Но какова частность и скрупулезность нашей демократии! Просто слеза прошибает. И та же прокуратура не видит ничего предосудительного, когда из здания правительства выносят в картонной коробке 500 тысяч долларов наличными, ибо это — карманные деньги Чубайса. И где он их взял, никого не касается.

Мы уж не говорим, что совершенно равнодушно встретила наша демократия сообщения западной прессы о том, что Раиса Максимовна Горбачева получила от американского издателя Мэрдока гонорар в 3 миллиона долларов за свою «книгу воспоминаний». В России — коррупция «эпохи Тимишоары», и все эти «дела» вроде Коха, и все эти оправдания Чубайса надо оценивать как издевательства, как ерничество клоунов на карнавале. Время от времени клоуны снимают маску и показывают свой оскал — что-нибудь разбомбят при тщательно установленных телекамерах. И пока наше сознание приходит в себя, быстро делают свое дело.

Что же за дело делают Чубайс и его «мальчики» с консультациями пожилого интеллектуала Е.Ясина? Оставив в стороне их идеалы (или влечения, «инстинкты» их подсознания), можно сказать, что дело вполне рациональное, совершенно не скрываемое специалистами. Сложившаяся на время мировая правящая клика потребовала провести деиндустриализацию России и деструктуризацию ее народного хозяйства — с тем, чтобы затем сформировать оставшиеся бесструктурные компоненты в «экономику дополняющего типа». То есть, не в народное хозяйство культурной целостности под именем Россия, а в экономическое пространство для грязных сырьевых и промышленных производств, ориентированных на экспорт.

Найти для выполнения этой задачи кадры среди людей определенной категории не составило труда. Это люди разрушительного склада, в понятиях психоанализа — с комплексом некрофилии. Они испытывают наслаждение при виде разрушения любых структур — экономических, культурных, политических. В детстве такие люди дрожат от удовольствия, давя жука или мучая котенка. В зрелом возрасте, назначая их губителями огромной, великолепной и хрупкой страны, их соблазняют, конечно, не только гонораром (хотя и он, возможно, не мал). Им позволяют в награду насладиться агонией убиваемых предприятий, отраслей, науки и образования, страданиями миллионов людей. К тому же их восхищает величие задачи: я, скромный доцент и торговец цветами, стою у рычагов приспособления для пытки всей Святой Руси. Прижму сильнее — и стонет шестая часть мира.

В нашей прессе, и оппозиционной, и демократической, уже стало общим местом сравнение Чубайса с Троцким как его наиболее близким аналогом в истории. Аналогия здесь, конечно, не по масштабу личности, а чисто структурная. Троцкий первым сформулировал и попытался выполнить на практике задачу: планомерно, в рамках социально-инженерного проекта, разом использовать всю Россию как материал для выполнения некой глобальной задачи. Какова эта задача, хороша она или нет — не слишком существенно. Важно, что превратить Россию в «расходуемый материал» способен только человек с комплексом некрофилии.

Конечно, малоинтересно заниматься такими отклонениями. Для нас важнее через них понять смысл всего проекта, для которого понадобились такие люди. Ведь их отыскали по закоулкам, приодели, подкормили, натренировали и ввели в коридоры высшей власти. Пусть их пребывание на сцене ограничено двумя-тремя актами, пусть даже «Ельцин с ними не пойдет удить рыбу» — нам не они важны, а их роль. В чем она, когда она кончается, что будет после их ухода? На кого рассчитывает А.Ципко, убеждая, будто Чубайса постигла неудача? Когда бы он ни ушел (на скамью подсудимых или на свою заморскую виллу — неважно), он уйдет с сознанием достигнутой цели. Он взял на себя приносящую ему лично удовлетворение двойную работу: по разрушению хозяйства России и по разрушению общественного сознания. Сегодня, когда его уход еще и не стоит на повестке дня, обе эти задачи выполнены в гораздо большей степени, чем ожидалось.

Вопреки ожиданиям самых смелых сценаристов, несмотря на страшную социальную действительность, в России не возникло оппозиции, способной в своем дискурсе связать концы с концами. А значит, не возникло и организованного сопротивления (я даже не говорю об умело встроенных в оппозицию провокаторах — это естественный фактор «окружающей среды»). Дело в том, что расщеплено сознание культурного слоя, в том числе той его части, что пытается противостоять Чубайсу. Подумать только, разумные эксперты от оппозиции тщательно сверяют «слова и дела» Чубайса, надеясь на то, что можно будет разоблачить его перед народом: смотрите, он не выполнил данные обществу обещания, какой ужас! И это — после Тимишоары и Грозного, «МММ» и банка «Чара». Да вся режиссура Чубайса наполовину состоит в обезоруживающей наглости его лжи. В том, что конкретные претензии к нему просто невозможны — он хохочет в лицо. Безусловно, в расщепление общественного сознания Чубайс и его режиссеры внесли большую лепту.

О нашем хозяйстве и говорить не приходится. Оно подорвано с обеих сторон спектра. Парализовано сельское хозяйство и достигнута деградация всех его инерционных составляющих (прежде всего, плодородия почвы). Одновременно почти уничтожены высокие технологии и необходимая для их создания и использования наука. Рассыпана и распродана система связи, без которой немыслима жизнедеятельность большой страны. И неизвестно, сколько поворотов удушающей Россию гарроты успеет сделать Чубайс до своего ухода со сцены.

1997

Неутоленная потpебность

Наши «реформаторы»-временщики поспешили заявить, что «идол коммунизма» повержен и никогда больше не поднимется. Наполеон, хоть и плохо знал Россию, понял, что пропал, увидев «побежденную» Москву.

У временщиков срок короткий, нам надо думать о себе. Сегодня уже нельзя уклоняться от серьезного разговора. Возникают новые партии под красным знаменем. Без понимания причин поражения коммунизма они в лучшем случае не устранят эти причины и позволят противнику после некоторой передышки нанести второй, уже смертельный удар. В худшем же случае они быстро превратятся в псевдокоммунистов, в марионеточные партии, которые будут выполнять очень важную роль по прикрытию антинационального режима. Ведь ясно, что уже сейчас идет лихорадочная работа по внедрению в эти партии новых горбачевых и яковлевых. Надо также учесть успешный опыт по долгосрочной дискредитации коммунизма путем создания радикальных «коммунистических» движений вроде ГРАПО в Испании или «красных бригад» в Италии. Этот опыт тем более замечателен, что члены всех этих бригад — искренние молодые люди, самоотверженно служащие идее. ЦРУ «всего лишь» использовало принцип вируса и внедрило в эти партии свой «генетический материал», трансформирующий всю деятельность «клетки». Не грозит ли то же самое и нам? Единственный способ избежать этого указал Достоевский. В своих размышлениях и обращениях к людям надо доходить до конечных вопросов. Только так можно достичь той ясности мысли, при которой никакой «Огонек» не заморочит тебе голову.

Разумеется, надо добиваться ясности и в «промежуточных» вопросах, но это не устранит главных слабостей того проекта, который возник в кровавых травмах при Сталине и дегенерировал при Брежневе, породив ту самую номенклатурную элиту, которая и нанесла удар (заодно ограбив страну — в качестве гонорара за блестящую работу). О роли номенклатуры и о том, могла ли она не переродиться — разговор особый. Поговорим сначала о самом советском проекте, который, по сути, завершился в начале 80-х годов.

Так почему же рухнул брежневский коммунизм? Ведь не было ни репрессий, ни голода, ни жутких несправедливостей. Как говорится, «жизнь улучшалась» — въезжали в новые квартиры, имели телевизор, ездили отдыхать на юг, мечтали о машине, а то и имели ее. Почему же люди с энтузиазмом поверили Горбачеву и бросились ломать свой дом? Почему молодой инженер, бросив свое КБ, со счастливыми глазами продает у метро сигареты — то, чем на его вожделенном Западе занимается неграмотный беспризорник? Почему люди без тени сожаления отказались от системы бесплатного обеспечения жильем — ведь их ждет бездомность. Это явление в истории уникально. Мы же должны это понять. После выборов лета 1996 г. Н.И.Рыжков сказал: мы не двинемся дальше, пока не поймем, почему безработные ивановские ткачихи проголосовали за Ельцина. Сказал — и замолчал. Больше об этом ни слова.

Уже первые подходы к проблеме показывают, что анализ будет сложным. Для него не годятся упрощенные понятия «объективных предпосылок» и «социальных интересов». Мы уже девять лет видим, как массы людей действуют против своих интересов.

Я думаю, первая причина (из нескольких одинаково важных) нашего поражения в том, что в СССР все хуже удовлетворялась одна из основных потребностей не только человека, но и животных — потребность в неопределенности, в приключении, в «неполной увеpенности в завтpашнем дне». Это стpемление заложено в нас биологически, как инстинкт, и было важным фактоpом эволюции. Охотник не умеp в человеке гоpодском. Пpеодоление пpепятствий и pиска потеpпеть поpажение, нахождение веpного pешения в условиях неизвестности и угpоз — один из самых сильных способов самовыpажения человека, пpиносящий, в случае успеха, остpое ощущение счастья. Даже крыса уходит от полной кормушки и лезет в неизвестный и опасный лабиринт. А у человека это выpажено несpавненно сильнее.

Поэтому любой социальный порядок, не позволяющий ответить на зов этого инстинкта, будет рано или поздно отвергнут. У старших поколений с этим не было проблем — и смертельного риска, и приключений судьба им предоставила сверх меры. А что оставалось, начиная с 60-х годов, всей массе молодежи? Водка и преступность? Этого было явно мало. Кто-то скажет: «с жиpу бесятся». Пусть так, но ведь, значит, чего-то нехватает в этом жиpе. Или отнять вообще этот жиp и посадить на голодный паек?

Нас в перестройке увели от этого вопроса, предложив внешне похожую тему политической свободы — мол, именно ее нехватало. Но речь не о ней, эта свобода — та же кормушка. Ее сколько угодно на Западе — а дети из хороших семей идут в наркоманы или кончают с собой. Кстати, и нехватка в СССР политических свобод — тоже ложная проблема. Были бы эти свободы — а принципиально лучше бы не стало (это уже и пpи нынешней «демократии» видно). А если говорить начистоту, то для тех, кто нуждался в свободе, ее в СССР было гораздо больше, чем на Западе. Наш режим устанавливал вроде бы «жесткие» правила игры, но правила внешние. А в душу совершенно не лез, у него для этого и средств технических не было.

На Западе же человек бредет как в духовных кандалах. Будь ты хоть консерватор, хоть левый террорист (эти несущественные различия допускаются), твои мозги промыты до основания. Это прекрасно знают те, кому приходилось преподавать в советском и в западном университете. Я однажды в студенческом клубе рассказал то, что подслушал в Москве в очереди около винного магазина — шесть совершенно разных концептуальных объяснений вроде бы простого явления: ежегодного рытья канавы на одном и том же месте около магазина. Западные демократы не могли поверить, что где-то в мире существует такая раскованность мысли и столь развитые общественные дебаты. И это не шутка, ибо всем явлениям на Западе дается одно, разработанное на каких-то «фабриках мысли», толкование — а затем правые и левые начинают ругаться. Они расходятся по вопросу «кто виноват», но не подвергают сомнению саму модель объяснения.

А стабилен режим Запада потому, что все его жизнеустройство основано как «война всех против всех» — конкуренция. Всех людей столкнули между собой, как на ринге, и государство, как полицейский, лишь следит за соблюдением правил войны. Треть населения ввергнута в бедность и в буквальном смысле борется за существование — никаких иных приключений ей уже не надо. Это покажется стpанным, но это так — поpок (с нашей точки зpения) этого социального стpоя служит и его стабилизации. А остальным предложен рискованный лабиринт предпринимательства. Причем он доступен всему сpеднему классу и поглощает страсть всех, кто в него входит. Для очень многих это именно споpт, «охота», а не только сpедство к существованию. Старушка, имеющая десяток акций, потеет от возбуждения, когда узнает по телевизору о панике на бирже. Живущий в каморке и сдающий свою квартиру «домовладелец» волнуется, что жилец съедет, не заплатив за телефон. Разбитые в уличной толчее очки потрясают бюджет среднего человека.

А если ты сын слишком уж богатых родителей и все обычные проблемы решены — садишься после ночного клуба в свой мощный «форд» и проезжаешь при полностью выжатом акселераторе 1 км по левой стороне автострады. Тоже возникают трудности, особенно для неловких встречных водителей и их семей (профсоюзы на Западе хоронить не помогают). И при всем при этом Запад создал целую индустрию таких развлечений, в которых человек сопереживает приключение. Одно из таких захватывающих шоу — политика. Сегодня практически вся она сводится к pазоблачению скандалов и пpеступлений известных деятелей. Ни о чем дpугом почти и не говоpят. Но за тем, как эти скандалы подаются, видна pежиссуpа. Гpаждане живут в атмосфеpе спектакля. В каждой дpаме pаспpеделены pоли, видна завязка, pастет напpяжение, наступает апогей стpастей, суд, отставка или смеpть — и ничего не меняется.

Другое, более пpимитивное pазвлечение — виды спорта, возрождающие гладиаторство, от женских драк на ринге до автогонок с обязательными катастрофами. С удовлетвоpением низменных, темных инстинктов — наслаждения пpи виде разрушения и смеpти. Таким пpиковывающим внимание всей стpаны спектаклем стали в США телеpепоpтажи в пpямом эфиpе о казнях пpеступников или гpомких судах. И зpелища побезобиднее — множество телеконкурсов с умопомрачительными выигрышами. Миллионы людей переживают: угадает парень букву или нет? Ведь выигрыш 200 тыс. долларов!

На фоне этих драм и постоянных побед и поражений жизнь советского человека с его гарантированным благосостоянием (даже если бы оно было велико!) превращается в бесцельное существование. Тошно жить, если очки стоят три рубля. Чтобы не было скучно, тебя уже нужно как минимум пырнуть ножом. Но в этой игре у нормального человека не бывает побед, одни поражения — и такая игра не привлекает и проблемы не решает. Среднему человеку жить при развитом советском социализме стало скучно. И никакого выхода из этой скуки наш проект не предлагал. Более того, он прямо утверждал, что дальше будет еще скучнее. И тут речь идет не об ошибке Суслова или даже Ленина. Здесь — вечная проблема человеческого существования, и ответ найти на нее непpосто. Но если ответ не найдем — регулярно будем создавать себе развлечения вроде перестройки, затем катастрофы, затем борьбы, а потом общенародного энтузиазма в «восстановлении и развитии народного хозяйства».

Чтобы разобраться в этой проблеме, полезно посмотреть, кто в России особенно огорчается и особенно радуется краху социализма (речь идет, разумеется, о группах, а не отдельных личностях). Огорчаются прежде всего те, кто ушел от скуки надежной жизни в какого-то рода творчество. Кто находил наслаждение именно в твоpческом процессе, а не в получении платы за него. Не стал бы ни Сеpгей Коpолев, ни Сеpгей Коненков ходить на антисоветские митинги. Но pечь не только об ученых или художниках. У них, кстати, были иные пpичины для внутpеннего недовольства советским стpоем и отщепления от основной массы наpода. Это — особый вопpос.

Важнейшее творческое дело — воспитание своих детей. Вроде бы оно всем доступно, но это не так. Любое творчество — труд, и многие родители от него отказываются. Коpмлю детей — и ладно. Но те, кто вложил большой труд в воспитание детей, особенно страдают сегодня. Им не было скучно, а для их творчества были предоставлены условия. Для него не были необходимы ни многопартийность, ни сорок сортов колбасы в магазине. Когда Евтушенко утверждал, что от вида западного гастронома кто-то упал в обморок, он имел в виду не нормальную советскую семью, а кого-то из своих пpиятелей.

Поощрял советский строй всякое твоpческое усилие и всякий рост личного внутреннего достояния. Вот кружки, курсы, бесплатные университеты, книги и пластинки по рублю — расти и твори (добавлялось: «на пользу обществу», но добавление это безобидное). Помню, в 1953 г. пошли мы целой группой приятелей и записались в клуб юных автомобилистов. Учили нас демобилизованные фронтовики, ездили мы на полуторках вплоть до Крыма, варили на кострах картошку и беседовали. А захотел бы, пошел в конно-спортивную школу. На Западе никто не верит, что такое бывает. Ты победи своих приятелей в конкурентной борьбе — и будешь ездить верхом в загородном клубе.

Так в чем же ошибка нашего социализма? Оставим для другого раза столкновение — сначала подспудное, а потом явное — с творческой интеллигенцией. Это — совершенно особое явление. Поговорим об основной массе населения — людях с естественным, обыденным мышлением. Ошибка социализма в том, что он принял как догму убеждение, будто все люди мечтают сделать творческое усилие и будут рады просто предоставлению такой возможности. Эта догма неверна дважды. Во-первых, не все мечтают о творчестве, у многих эти мечты подавлены в детстве — родителями, садиком, школой. Во-вторых, значительная часть тех, кто мечтал, испытали неудачу при первой попытке и не смогли преодолеть психологический барьер, чтобы продолжить. Вот обычная каpтина в тех же школах веpховой езды: не далась заседлать себя лошадь, обругал конюх — и подросток плюнул и ушел, не использовал возможность, которая на Западе стоит огромных денег. Тут режим и не виноват — не хватало еще общей культуры. Оказание помощи в преодолении таких барьеров — дело тонкое. А стихийных стимулов (вроде конкуренции) не было. Так и получилось, что основная масса людей не воспользовалась тем, что реально давал социализм. Не то чтобы ее оттеснили — ее «не загнали» теми угрозами, которые на Западе заставляют человека напрягаться. Потенциал нашего социализма остался неpаскpытым для многих.

Я лично воспользовался тем, что пpедоставлял человеку социализм, и пpожил счастливую жизнь. И я не верю, что стимулирование угрозой — единственный механизм, заставляющий делать усилия. Более того, постоянная угpоза неизбежно травмирует душу и обедняет жизнь самого успешного человека. И я ни в коем случае не зову ее внедрять или имитировать. Но надо признать как провал всего проекта советского социализма то, что он оказался неспособным создать иной, не разъединяющий людей механизм их вовлечения в напряженное творчество. А значит, сделал глубоко неудовлетворенными массу людей. Именно они и составили «социальную базу» для разрушения СССР, поддержали озлобленную часть общества. Ту часть, которая страдала от своих неудач или от недополучения благ.

Можно не считать их мотивы уважительными, но ведь речь идет также о страдающей части общества. О ней надо думать хотя бы для того, чтобы она не стала обществу мстить. Ведь действительно, советский строй не дал этой категории людей хотя бы того утешения, которое предусмотрительно дает Запад — потребительства. Как можно было запирать таких людей в стране, где нет сорока сортов колбасы! Ведь это же социально взрывоопасный материал.

Другой крупный контингент, который радуется крушению режима — молодежь. Для нее скука губительна даже биологически. Если она длится слишком долго, то даже творчество воспитывать детей становится недоступным — детей нет. Возникает заколдованный круг. Парадоксально, но скоро мы будем наблюдать духовный рост и вспышку творческой активности молодежи, направленную на восстановление социализма, то есть, порожденную опять-таки крушением советского режима.

Конечно, наш социализм мог бы продлить свое существование, если бы более четко следовал рецептам Великого Инквизитора из легенды Достоевского. Если бы позволил людям в свободное от работы время грешить (под контролем и с регулярной исповедью), облегчил распевание детских рок-песенок и накачивал бы, как в США, молодежь наpкотиками. «Демократы» пошли этим путем, а Хрущев и Брежнев на это не решились. Думаю, совесть не позволила — это был бы мощный удаp по духовным основаниям России. Так или иначе, большого греха избежали. Но проблема-то осталась. Правом на образование ее pазpешишь не для всех.

Пока что эту проблему решают «демократы». Они оставят страну в таком состоянии, что нескольким поколениям будет не до песенок. Подтяни ремень и работай. Но вопpос-то фундаментальный. Если на него не дать ответа, очень многие не захотят подтягивать ремень, а выйдут на большую дорогу. И ведь это — только первая проблема.

1997

Не дать пропасть глотку эфира

Госдума, большинство мест в которой у оппозиции, получила выход на телевидение — целый час в неделю в удобное время. Получена возможность прямо вести разговор с народом — то, за что в Останкино пролилось столько драгоценной крови. Непростительно, если политики плохо используют этот час. Плохая передача для оппозиции не нейтральна, это не просто «упущенные возможности», это большой удар. До сих пор огромные массы граждан были уверены: у оппозиции есть очень важные и верные слова, да режим не дает их сказать. Если за пять-шесть передач этих слов-откровений никто не услышит, разочарование вполне может перейти тот порог, за которым начнется полный откат народа от политики. То, что и требуется Чубайсу и Немцову. Вопрос с Россией будет решен надолго.

У Думы есть своя неплохая телестудия, кадры. Но определить принципы передачи — дело не этих кадров. Это — одно из главных сегодня политических дел всей Думы или хотя бы ее большинства. Увидев четыре «часа», выскажу мои замечания по принципам и по тактике. Можно сказать много приятных вещей: приятно видеть на экране открытые, спокойные и доброжелательные лица ведущих, слышать хороший русский язык, наконец-то видеть Думу как собрание рассудительных, занятых делом людей. Уже одно это оздоровляет обстановку, оказывает на граждан благоприятное воздействие. И за то бы спасибо — если бы таких передач было много. Но она одна!

В России установлен режим так называемой «демократии». При этом режиме главным средством господства стала манипуляция сознанием — программирование поведения людей через информацию. Зачем правящая клика сразу же взялась за ТВ? Зачем сюда ринулись банкиры? Зачем потеет Миткова? Только для того, чтобы контролировать мысли, чувства и поступки жителей России. Вся нужная этим жителям информация — и фактическая, и художественная — дается как сладкая оболочка пилюли, только чтобы привязать людей к экрану и заставить их проглотить сигналы, программирующие поведение. Посмотрите хотя бы на канал «Культура». Своими хорошими политически нейтральными (и даже слегка патриотическими) передачами он произвел «захват» публики, а затем быстро-быстро стал вкраплять чисто идеологические продукты. Пожалуй, даже слишком торопливо.

Известно также, что «деблокировать» сознание, обрушить конструкцию каждой программы манипуляции можно и малыми силами, приоткрыв секрет фокусников. Поэтому так неохотно давали Думе этот час. В нем опасна именно система, а отдельные, даже сильные, удары по всему монтажу манипуляции режим залечивает.

Жизнь сегодня такова, что оппозиции совершенно не требуется «соблазнять» людей, самой прибегать к манипуляции — правда на ее стороне. Главная задача — восстановить здравый смысл, связность мышления людей, их способность найти общий язык. В этом деле «час Думы» мог бы сыграть важную роль. Но для этого надо ясно понимать, зачем в нем вводится тот или иной сюжет. Каждый лишний, пустой кадр — не просто потеря времени. Он, как кадмиевый стержень в реакторе, захватывает «нейтроны мысли» и не дает возникнуть цепной реакции осмысления. Тем более вредны кадры, которые по смыслу совпадают с пропагандой самого режима.

Вот, 7 декабря в «часе» показана беседа с несколькими работниками крупного предприятия космической промышленности в г. Королев (бывший Калининград). Эти работники недовольны тем, что НПО разделили и приватизируют. Это явно ведет к увольнению части работников. Никакого нового знания этот кадр не дает — ОРТ и НТВ подобных кадров дают сверх меры. Режим и не скрывает, что в России идет деиндустриализация и прежде всего ликвидируются лучшие предприятия ВПК. Зачем же этот сюжет?

Уже в начале 1995 г. вся пропаганда режима резко сменила свой тон. Если раньше нас «заманивали» в рынок, обещая всем благоденствие, то после приватизации реформаторы перешли к мальтузианству. То есть, теперь они должны доказать людям, что страдания трудящихся при рынке законно и необходимо. И они, реформаторы, мол, всегда это знали. Эти страдания сегодня не только не скрываются «демократическим» ТВ, а напротив, показываются даже с перебором. Теперь это работает на укрепление режима! Люди должны привыкнуть к мысли, что это — естественный закон, почти как закон природы. Кстати, так же делает и западное ТВ — страдания бедной части общества оно показывает ежедневно и с таким накалом, что советская антибуржуазная пропаганда выглядит на этом фоне по-детски наивной.

Посмотрите на завяления идеологов реформы в начале 1995 г. Аганбегян А.Г.: «Надо прямо сказать, что рыночная система — это очень жестокая система по отношению к человеку. Система с очень многими негативными процессами. Рыночной системе свойственна инфляция, рыночной системе обязательно свойственна безработица. С рынком связано банкротство, с рынком связана дифференциация — разделение общества на бедных и богатых». Боннэр Е.Г.: «Какой он будет — грядущий капитализм? Поначалу жестокий. И страшная эксплуатация. И очень малая степень социальной защиты». Лившиц А.Я.: «Страшно, что мы получим только богатых и только бедных людей… Да, вот я ощущаю довольно жесткую групповую фиксацию, безнадегу. Вот он осел в своем слое и четко знает, что, хоть на голове стой, не перелезет в следующий». Ясин Е.Г.: «У нас произошло разрушение определенной социальной системы. Беда многих людей в том, что они не могут приспособиться к новым условиям, значит, они будут опускаться, терять свой социальный статус».

По мне, уже если показывать этот сюжет из г. Королева, то надо было довести его до двух прямо вытекающих (но не вытекших) из него мыслей. Жители этого элитного города, в массе своей инженеры, поддержали смену общественного строя в стране. В депутаты они, если не ошибаюсь, выбирали одного из самых оголтелых «демократов», Юшенкова. Скорее всего, они думали, что бедность и безработица коснется других, а они-то — лидеры прогресса. Понимают ли они хоть сегодня, что это была их фатальная ошибка — даже с точки зрения шкурных интересов? Любой бы их ответ был бы очень важен (вернее, важен был бы сам вопрос). Но ни вопроса, ни ответа в сюжете нет.

Вторая мысль еще более общезначима. Вся смена общественного строя, особенно приватизация, были проведены как огромное политическое мошенничество. В 1989-1992 гг. людей не только не предупреждали о социальных последствиях такой реформы, их тотальным образом обманывали. Поэтому результаты приватизации незаконны не только с нравственной, но и с правовой точки зрения. Но для того, чтобы так ставить вопрос, необходимо, чтобы люди пришли к выводу и удостоверили, что они стали жертвой обмана, мошенничества. Образованные люди, увольняемые сегодня инженеры г. Королев вполне могли бы к такому выводу прийти и его гласно высказать. Но опять же, не только они ничего не сказали, но и вопроса такого не последовало от думского ТВ.

Так же получилось и 14 декабря с сюжетом о низкой рождаемости в РФ. В сюжете причины этого явления свели к злодейскому «половому воспитанию» и к правовым актам правительства (разрешение на поздние аборты «по социальным показаниям»). Упомянуты и происки масонов (Римского клуба). Я не могу поверить, чтобы эта трактовка проблемы хоть в малой степени отражала представление главных фракций Думы. Если бы авторы передачи спросили бы себя, какую роль сыграли указанные ими причины в двукратном снижении рождаемости с 1987 г., им пришлось бы ответить: никакую. Ноль! Зачем же этот сюжет, маскирующий реальные причины страшной беды народа? Сегодня режим из кожи вон лезет, чтобы убедить людей: в их бедах виновны несовершенные законы, ошибки правительства и злоупотребления коррумпированных чиновников. Ну, и немножно всякие масоны и мафиози. Теперь и «парламентский час» будет нас в этом убеждать?

Но это частные сюжеты, а дело глубже. От совокупности четырех передач веет полной безнадежностью — вот с чем нельзя согласиться. И подбор сюжетов, и лексика, и тон как бы говорят, что Дума смирилась с положением вещей, приняла предложенные режимом «правила игры» и лишь старается в меру ее очень малых прав облегчить положение самой страдающей части народа. Так в этом и есть вся польза от Думы? Извините, ее не за этим выбирали. Пусть депутаты, конечно, собираются «четверками» и целыми «круглыми столами», но ведь все это к спасению от катастрофы, согласитесь, не ведет. Все-таки, казалось, Дума видит свой смысл существования в чем-то большем. И люди ждали, что с телеэкрана они услышат слово или хотя бы намек — каким путем будем вылезать из ямы и какую роль при этом возьмет на себя Дума.

14 декабря нам сообщили мнение фракции КПРФ: если, мол, в правительство введут министров от оппозиции («правительство народного доверия»), то оно будет иметь поддержку Думы и поэтому выведет страну из кризиса. Не знаю, как кто, а меня это изумило. В чем чудодейственная сила поддержки Думы или отсутствия такой поддержки? Если за этим дело стало — так поддержите и правительство Черномырдина, лишь бы жить стало лучше! В чем все-таки, по мнению Думы, причины кризиса? Носят они фундаментальный характер или сводятся к личным качествам министров? Зачем «парламентский час» дал нам этот обрывок из трех фраз Г.А.Зюганова без дальнейшего разъяснения? Чем тогда он отличается от НТВ?

Первая, кадетская, буржуазная дума, разогнанная всего через 72 дня работы, хотя бы успела задать тон: ставить народ перед реальным выбором, заставлять его продумывать до конца. Та Дума имела своей целью избежать революции — но не путем манипуляции сознанием. Она как бы возлагала и на народ, и на монархию ответственность за выбор. Кадеты писали незадолго до роспуска Думы: «Наша цель — исчерпать все мирные средства, во-первых, потому, что если мирный исход возможен, то мы не должны его упустить, а во-вторых, если он невозможен, то в этом надо вполне и до конца убедить народ до самого последнего мужика».

В царское время Дума имела меньше прав, чем сегодня, и третировали ее сильнее («Таврический свинарник» и т.п.). Но она сыграла огромную роль: ставшая неизбежной революция благодаря наличию бесправной вчера Думы произошла небывалым в мире способом — без крови и без единого акта вандализма. При страшном обвале всего здания Российской государственности Дума оказалась единственным центром власти, обладавшим авторитетом. Почему же Дума имела авторитет (без власти!)? Потому, что там назывались главные для страны вещи. Не более чем назывались — но это очень много. Сегодня этого пока нет. Может быть, депутаты и их ТВ думают, что люди прекрасно разбираются в обстановке? Но это же не так. Основная масса граждан видит, что дело в общем плохо, но ни причин, ни реального состояния страны не знает.

Многие даже уверены, что Дума — это правительство. И поскольку механики власти люди не знают, манипуляция их сознанием нисколько не затрудняется, а Думу можно обвинять в самых нелепых вещах — что она денег учителям не дает и что промышленностью плохо управляет.

1997

Товарищи депутаты, изъясняйтесь яснее

Когда Гайдар, Лившиц или Уринсон говорят нам что-то об экономике на птичьем языке, это разумно. Они завершают аферу века, и чем меньше граждане понимают, что происходит, тем для этих политиков лучше.

Но теперь и депутаты от оппозиции, даже в долгожданном «Парламентском часе» говорят так, будто люди прекрасно разбираются в секвестрах и прочей чепухе. Основная масса граждан видит, что дело в общем плохо, но ни причин, ни реального состояния страны не знает. Большинство вообще переносит привычные и разумные представления советского времени на нынешнее время — и потому не понимает ничего. Хотя бы с тем же бюджетом.

Ведь если объяснить суть дела, станет понятной вся нелепость возникшего в России режима, его несовместимость с жизнью. Нелепость с точки зрения здравого смысла — а не с точки зрения вора, раздевающего ошарашенного обывателя. Государство свернуло все структуры цивилизованной жизни — науку, медицину и т.д., не кормит солдат и не платит зарплату учителям. С производства оно якобы берет налогов 82 коп. с рубля дохода. А ничтожный по размерам бюджет не может наполнить, он держится только за счет долгов и распродажи ценностей. И всех нас, видимо, считают идиотами — разыгрывают спектакль с этим бюджетом. Первое чтение, второе чтение, Ельцин на трибуне. А оппозиция, как та деревенская девка, которую поминал Иван Карамазов: «Хоцу вскоцу, хоцу — не вскоцу». Ну почему не сказать людям честно: «Уважаемые граждане! Вся эта возня с бюджетом — цирк. Денег в нем с гулькин нос — сравните с советским бюджетом в одних условных единицах. Куда деваются богатства России, неизвестно. Как правительство тратит деньги, Дума контролировать не может. Законы и бюджет режим не выполняет. Вот-вот наступит полная амортизация капиталовложений, сделанных до 1988 г. — и начнутся массовые отказы и аварии всех систем. Пока вы с этим режимом согласны, страна будет неуклонно идти к полному краху».

Нелеп, противен здравому смыслу сам принцип составления бюджета: посмотрим, сколько сможем собрать налогов, и раскинем эти деньги по статьям. При нормальном подходе вопрос стоит наоборот: посмотрим, какие нам нужны траты, чтобы Россия жила, пусть и на пределе, затянув пояс. Сколько у нас детей, которых нужно учить, сколько надо сытых солдат, чтобы хоть чуть-чуть прикрыть границы. Сколько надо вложить в анализаторы метана, чтобы шахты не взрывались. Уж когда этот минимум определен, будем искать, откуда взять средства. И если окажется, что при тотальном рынке мы все передохнем (а это, конечно, так и есть) — вернуть в казну доходные производства, отобрать водку у Брынцалова и нефть у Березовского.

Хотелось бы, чтобы кто-то из Думы внятно ответил нам на простой вопрос: сколько денег в этом бюджете в сравнении с реальными нуждами страны? Только не в этих триллионах, миллиардах — прекрасно известно, что человек не воспринимает жизнь в этих понятиях. Проще всего сравнить с советским бюджетом РСФСР в одних условных, но осязаемых единицах — например, в энергии (тоннах бензина) и хлебе (тоннах пшеницы).

И вообще, какой смысл создавать столько шуму вокруг принятия бюджета, если уже с января правительство совершенно спокойно начинает его нарушать? Это называется искать не там, где потеряли, а там, где светло. Если Дума не может заставить правительство выполнять бюджет (а невыплаты зарплаты бюджетникам тому свидетельство, всем очевидное и понятное), то шумихой вокруг принятия бюджета она просто отвлекает внимание граждан от главных причин их бедственного положения.

Даже неспециалисты начинают понимать, что наступает полная амортизация капиталовложений, сделанных во всю техническую сферу России до 1988 г. Значит, в ближайшие годы начнутся массовые отказы и аварии всех систем жизнеобеспечения. Даже если сегодня начать крупные капиталовложения в поддержание хотя бы главных технических систем, приемлемый минимум их безопасности будет достигнут не сразу. А ведь и намеков никаких нет на эти капвложения. Куда же нас ведут все «ветви власти»? Что на этот счет думает Дума? Если она думает, но не может повлиять на политику государства, то она обязана хотя бы предупредить граждан.

1997

Простой вопрос депутатам

Депутаты могут делать запросы правительству. Это очень хорошо. Вот, через «Парламентский час» мы узнали, что оппозиция обеспокоена бедой, которая накатывает на Россию: на скульптуре «Рабочий и крестьянка» появилась ржавчина, причем прямо на ноге у крестьянки. А режим Ельцина-Чубайса мер не принимает! Занят всякой ерундой.

Узнав, что оппозиция радеет о союзе рабочего класса и крестьянства, мы успокоимся. Но хотелось бы услышать и о других вещах, которые людей волнуют, но без разъяснений понять трудно. Вот, весь мир был потрясен большевистской акцией Чубайса — «арестом» Омского нефтезавода и Ангарского нефтехимического комбината. Одни ужасаются — как это посмели замахнуться на Березовского. А масоны из Вашингтона, наоборот, переживают за Чубайса и «наезжают» на Черномырдина. Каков мировой спектакль! Нас действительно всех уже считают идиотами?

Так нельзя ли в Думе сделать запрос, а потом сообщить нам ответ на такие простые вопросы. Они касаются не результатов акции ВЧК, а той общей сути, которая пpиоткpылась в ходе этой акции.

1. ВЧК решила, что Омский завод будет продан для уплаты долгов по налогам — 500 млрд. руб. Так ли это? Выходит, некий человек, в недавнем прошлом скромный научный сотрудник из АН СССР, сумел «недоплатить» казне 500 миллиардов рублей (около 100 миллионов долларов) налога с дохода! Мы часто слышим, что неуплата налогов — это хищение из казны. Если у какого-нибудь вице-президента США Спиро Агню раскапывают неуплату в тысячу долларов, совершенную в дни бурной молодости, он в два дня исчезает из общества, поскольку он совершил уголовное преступление. Бедная Софи Лоpен вынуждена была скpываться и не могла веpнуться в Италию, пока не покpыла стаpый долг по налогам, возникший по недоpазумению. У великой певицы Испании Лолы Флоpес конфисковали все виллы и кваpтиpы и она едва избежала тюpьмы — за неуплату, тоже сделанную явно по халатности.

Как трактуется неуплата налогов банкиpами в РФ? Что об этом говорит закон, который по приказанию Ельцина должен якобы применить к Березовскому Черномырдин? Почему Чеpномыpдин, а не суд? В РФ отменили pазделение властей?

2. Возможно, я чего-то не понимаю, но из сообщений всех каналов ТВ возникает такая картина. Огромный современный комбинат, один из самых прибыльных в России, был отдан частным лицам. Продукция этого завода (бензин, дизельное и авиационное топливо, масла) имеет неограниченный спрос. Что не купят в России, с удовольствием возьмут за pубежом. Поэтому проблем со сбытом и поступлением доходов не возникает. Сообщите, пожалуйста, какой доход получили хозяева Омского завода и за какую сумму они получили этот завод от режима Ельцина-Чубайса.

3. Получив огромную прибыль, «Березовский с товарищами» (это — понятие условное, кто pеальный «хозяин», мы не знаем) кроме того воруют полтриллиона рублей налогов. Но никого из них не собираются сажать в тюрьму, не описывают их имущества, не снимают денег с их иностранных счетов через «Интерпол», им просто говорят: ребята, хватит! Все, что успели хапнуть — ваше, дайте теперь другим попользоваться. О ста миллионах долларов, несданных в казну, не беспокойтесь — их выплатит как вступительный взнос следующий из нашей партии. Разве не так обстоит дело? Если так, то все это государство, со всеми его ветвями власти и обслугой, есть государство преступное. Оно поpодило пиявок, которые пpисосались к России, и занято лишь тем, чтобы пиявки сосали в поpядке очеpеди.

Если же не так, то объясните мне, что происходит. В чем коpень моего непонимания?

3. Объясните механику: как вообще можно «не заплатить» налоги в размере 500 миллиардов рублей? Ведь не за пазухой таскают «черный нал» поставщики миллионов тонн нефтепродуктов. Почему у врача или учителя, получающего свои жалкие гроши, налоги выдираются банком автоматически, а фабрикант платит или не платит налоги по желанию? Тут что-то не так. От многих мелких предпринимателей приходится слышать, что банк в уплату налогов безжалостно снимает любые деньги, поступившие на счет предприятия, чем нередко парализует процесс производства. Каким образом государство могло «не заметить», что от «Березовского» не поступают сотни миллиардов рублей налогов?

4. Напуганные Чубайсом «хозяева» завода вдруг вынимают из кармана 600 млрд. руб. и уплачивают налоги. Это — прямое и полное свидетельство преступного характера «фирмы». Не может нормальная фирма «изыскать» таких денег. Если бы эти деньги были изъяты из дpугого, менее ценного для хозяев предприятия, то где-то что-то pухнуло бы со стpашным гpохотом. Этого не пpоизошло. Значит, это деньги из «зазеpкалья». Значит, государство совершенно не контpолиpует ситуацию, и финансовые спекулянты могут в любой момент обpушить всю экономику России.

«Вынуть» такую сумму можно только при двойной бухгалтерии, когда главные средства фирмы обращаются «в тени». На Западе нестыковка с бухгалтерскими отчетами в десяток миллионов долларов (в любую сторону) уже пpиводит к расследованию. Более того, неожиданное «появление» денег вызывает гоpаздо больше подозpений в кpиминальном характере фиpмы, чем пpопажа денег.

Ответьте, как мог Центральный банк принять в бюджет такую огромную сумму и не выяснить источника этих денег? Где МВД с его «борьбой с отмыванием денег»? Появление из воздуха 100 миллионов долларов — афера небывалая. А может быть, никаких денег и не было? Нас пpосто водят за нос. Почему молчит Дума?

1997

У Ленина еще учиться, учиться и учиться

Ю.И.Мухин затеял с В.И.Лениным заочную дискуссию по вопросу «Является ли государство продуктом классовых противоречий?»

Хочу сказать пару слов и я. Во-первых, считаю статью Ю.И.Мухина, который сделал для защиты Ленина больше, чем все уважаемые защитники Музея В.И.Ленина, смелым и важным шагом. Сняв запрет на спор с Лениным, он возвращает нам его как оружие — уже слегка отчищенное от ржавчины и почти готовое к бою. Поскольку всех депутатами Думы выбрать невозможно, останутся люди, которым оружие понадобится.

Во-вторых, Ю.И.Мухину, начавшему такой спор, пришлось, конечно, перегнуть палку и немножко поковырять ею в мозгах читателей. Теперь я хочу отогнуть эту палку слегка обратно. Главное, совсем бы ее не сломать.

Любое описание сложного явления (скажем, такого, как государство) — абстракция. Такое отражение реальности, в котором мы оставляем лишь те его черты, что служат нашей цели — здесь и сейчас. Целью Ленина, когда он писал «Государство и революция», было наметить принципы действий большевиков сразу после прихода к политической власти. Он писал эту книгу не как философ, а как практик, даже управленец. Никакого учения о «государстве вообще» он не создавал, ему было не до того. Если потом жующие паек истматовцы заставили нас зубрить эту книжку как якобы «теорию государства» — так о них говорить даже скучно. А людям в одно ухо вошло, а в другое вышло, и воевать с их «догмами» нет нужды, ибо и догм этих нет. Лучше поучиться у Ленина и вникнуть в спор с ним Мухина.

Ленин, предложив совершить революцию вопреки правильным марксистам, мыслил ее в понятиях, предвосхитивших теорию катастроф. Он видел революцию как слом нестабильного равновесия (когда это можно сделать «одним пальцем») и создание хаоса, после которого надо построить и защитить структуры-аттракторы, втягивающие в себя хаотический материал и формирующие новый порядок. Все эти действия Ленин осмыслил и осуществил гениально — настолько, что успех этого дела кажется чудом. И не только гениально, но и предельно бережно, человечно, ибо на период хаоса создавались временные «шунтирующие» механизмы (вроде красной гвардии и военного коммунизма), сократившие страдания населения.

Но главное было — создать хаос, да так, чтобы старый порядок не мог восстановиться. Для этого и необходимо было разрушить государство — «разбить сразу старую чиновничью машину». Это вовсе не значит разрушить элементы этой машины — «комнаты, столы, стулья, чернильницы и телефоны», как перегибает палку Ю.И.Мухин. Он говорит о государстве: «Там нет никакого «механизма». Что вам, матросу, тут нужно разбить?»

Это странно. Я, как и Ленин, ясно вижу механизм, который можно сломать, не ломая стульев. Это — потоки информации и команд (не говоря уж о деньгах) и «программы», заложенные в головы людей, принимающих решения. Те же чернильницы и перья, скрипящие по команде Керенского — часть совсем иной машины, чем перья, скрипящие по команде ВЦИК Съезда Советов. Чубайс, посылающий отчеты в МВФ — часть совсем другой машины, чем Орджоникидзе, посылающий отчет Сталину. Хотя чиновники у них могут сидеть одни и те же.

В этом смысле книга «Государство и революция» совершенно актуальна. Режим Чубайса уже создал государственную машину, которую обязательно придется ломать, если русские вдруг захотят жить. Ибо никакие «справедливые законы», о которых говорит Ю.И.Мухин, не заставят Березовского, покуда он контролирует деньги, телевидение и систему безопасности, отказаться от заложенной в его голову «программы».

Почему же, как признает Ю.И.Мухин, «даже мелкие банды становятся победителями огромных государств»? Именно потому, что они проникают к пульту управления, заменяют «программы» (сменяя ключевых чиновников), перестраивают все потоки ресурсов по своей схеме. Действуют как вирус, внедряющий в клетку свою «командно-информационную матрицу» и заставляющий всю клетку работать на него. Это уже совсем иная «машина». И от этой банды освободиться невозможно, если эту машину не сломать.

Как бороться с вирусной инфекцией в нашем конкретном случае — особый разговор. Ю.И.Мухин высказал самые предварительные соображения, о них можно спорить, но рано. Лучше вернемся к Ленину.

Да, Ленин после «слома машины» стал собирать старые кадры — генералов, управляющих и полицейских и снова вставлять их в машину. Но он это сделал не потому, что одумался, а потому, что цель была достигнута, после краткого хаоса возникла новая машина, и надо было ее срочно запускать. И «шунты» можно было постепенно отключать. У Ленина не было цели поддерживать состояние хаоса, чтобы разворовывать страну, как сегодня.

Давая понятие государства, Ленин выбрал у Маркса лишь одну абстракцию — государство как орудие классовой борьбы (у Маркса и Энгельса о государстве можно найти массу других рассуждений вполне соответствующих той абстракции, которую отстаивает Ю.И.Мухин). Правильно ли сделал Ленин? Да, ибо это было то, что нужно для его цели в тот момент, а о славе философа на века вперед он не думал. Большевики сшили свою идеологическую шинель из клочков марксизма, Ленин эти клочки, где надо, пришил. То, что местами это чистая галиматья — так он писал это на пеньке в Разливе, да и знал, что в эти клочки большевики вчитываться не будут, главное — смысл.

Можно ли сказать, что классовый подход к государству, который развивали Маркс и Энгельс, неверен? Нет, конечно, ибо речь идет именно об одной из абстракций. Как химик, приведу такую аналогию. Сложную молекулу можно осветить ультрафиолетовым светом — получим один ее образ, УФ-спектр. Осветим инфракрасным светом — увидим совсем иной образ, ИК-спектр. Так можно получить пять-шесть совершенно разных образов. Каждый из них высвечивает что-то особенное в молекуле и совершенно не видит всего остального. Каждый образ полезен, часто для работы со знакомым классом веществ химику вполне достаточно взглянуть лишь на один спектр, чтобы получить ответ на конкретный вопрос. Если же вещество совсем не известно, ответ даст лишь совокупность образов.

Ругать Маркса за то, что он выбрал один образ, а не другой, который нам интереснее, не имеет смысла. Ведь точно так же действует и Ю.И.Мухин, представляя телевидение как машину для «дебилизации всей страны». Ведь это — однобокий образ, он не охватывает всех значений ТВ. Но сегодня для нас, в России, понять именно этот образ жизненно важно. А если кто-то через сто лет прочтет второй номер «Дуэли» за 1997 г. и не согласится с Ю.И.Мухиным, не так уж существенно.

Маркс и Энгельс изучали уже знакомый им по множеству признаков объект — современное буржуазное общество Запада. Им был важен и достаточен всего один его спектр — через призму классового подхода. Это было правомерно, ибо Запад был классовым обществом. Как действует государство в сословном обществе России, родоплеменном Афганистане или монашеском Тибете, Марксу для его целей изучать было не нужно (хотя он этим интересовался, но, к сожалению, трудов оставить не успел).

Почему наши «марксисты» не желают ничего знать о государствах неклассовых обществ и пережевывают не имеющие к нам отношения банальные вещи? Думаю, советский патернализм их полностью отучил шевелить мозгами, а демократы их еще недостаточно били. Руцкой, например, просто измучился оставлять их в дураках, но они его на покой не отпускают — ну обмани ты нас, батюшка, еще разочек. Видимо, надеяться на битье уже не приходится, ибо демократы вовремя спохватились и создали «марксистам» более или менее комфортабельные ниши, где опасность поумнеть сведена к минимуму. Вот получит Чубайс очередной транш (или в чем там ему возят доллары) — и примерно так же обустроит «патриотов». Утрясет проблему державности и соборности. Они с ними плавают еще беспомощнее, чем «марксисты» с классовой борьбой, жалко смотреть.

1997

Какое ни есть, а государство

Неудачно встряв в спор Ю.И.Мухина с Лениным я, сам того не желая, обидел дорогого Юрия Игнатьевича. Он даже считает, что я нанес ему оскорбление, которое «можно смыть только моим умом». Использовать мозги как моющее средство — дело новое. Уж не обессудьте, если что не так.

Расчистим аpену. Сначала снимем мелочные вопросы. Во многих местах Ю.И.Мухин давит на психику тем, что у него — большой запас знаний. Он даже упрекает: «Вы оскорбляете меня тем, что считаете кем-то вроде Гайдара или Минкина. А ведь я если пишу, то знаю о чем». Здесь довод того же рода, что и у Говорухина, который утверждал, что «найден не на помойке». Не то чтобы я этому не верил, но утверждение не очевидно, и его само еще надо доказывать. У Ю.И.Мухина положение хуже, чем у Говорухина, ибо любой студент понимает: одно дело знать, а другое написать так, чтобы было понятно другим — это две совершенно разные вещи. «Марья Ивановна, я все знаю, а сказать не могу», — это явление мы все в школе наблюдали. Так что давайте такие аргументы отставим.

Второй прием, который нам пора исключить из споров по серьезным вопросам — принижение оппонента не по существу, а просто с помощью эпитетов. «Идущая от Маркса наивность Ленина…», «если бы Ленин и Сталин не цеплялись за марксов бред о государстве…, а постарались понять…», «Ленину как-то не приходит в голову…», «представления Ленина о государстве были марксистскими, то есть — до крайности убогими». Это разговору вредит, а пользы никакой.

Третий прием — создание искусственного, из мятой бумажки вырезанного противника, которому придается условное название (скажем, Маркс, Ленин и т.п.) и с которым ведется успешный бой. Потом вытирается пот со лба: уф, ну и битва была, победил я все-таки гигантов мысли.

Можно было бы сказать: разберем взгляды на государство доцента Сундукова, который в молодости прочел брошюру Ленина «Государство и революция», да и то позабыл, о чем там речь. Назовем эти взгляды для простоты марксизмом. Это еще куда ни шло. Но Ю.И.Мухин четко определяет противника: «Маркс, Энгельс, Ленин ничего кроме насилия в государстве не увидели, они и считают государство «органом насилия». В смысле управления марксизм ужасен своим примитивизмом». Это утверждение настолько неверно, что даже доцент Сундуков мог бы это доказать.

А главное, в нем Ю.И.Мухин сразу кидает под ноги еще одну банановую кожуру — смешивает государство и управление. Это делается и дальше по всем текстам. Между тем огромная часть функций управления выполняется вовсе не государством, эти понятия вообще находятся в двух разных плоскостях.

На плечах гигантов — или на четвеpеньках? Ю.И.Мухин часто призывает не ссылаться на Маркса, а думать самим и черпать из жизни. Но зачем тогда вообще поминать Маркса и Ленина? Начали бы думать сами и черпать из жизни — рассуждать о государстве «с чистого листа», будто мы вчера родились. Есть такой соблазн — все забыть и «жить своим умом». Но это невозможно, даже если бы мы захотели. Прав был тот дворник, очень похожий на Маркса, которого в райкоме попросили не смущать людей и что-нибудь сделать со своей марксовой бородой: «Положим, бороду я сбрею. Но умище-то, умище куда дену?»

Множество мыслителей до нас прорабатывали вопрос и не находили исчерпывающего ответа. Но каждый прошел свой путь, изучил свою плоскость из множества. Даже если кто-то зашел в тупик на своем пути, он нам об этом сообщил и силы нам сберег. Мы же не начинаем в каждом поколении путь от обезьяны.

Если же говорить о государстве, то уже выбор Маркса и Ленина как главных специалистов, от которых надо отталкиваться, загоняет мысль в далеко не лучший коридор. Далее Ю.И.Мухин и этот коридор сужает. В результате выходит спор слепых о слоне. Один потрогал хобот и говорит: «Слон — это змея». Другой потрогал хвост и говорит: «Слон — это веревка». А потом оба обижаются, как Ю.И.Мухин: «Прав кто-то один — или я или Маркс. Это не тот случай, когда я соглашусь на компромисс». Дескать, слон — это веревка, однозначно!

Что писали о государстве китайцы, индусы или арабы, мы, к сожалению, почти не знаем. Но ведь и в европейской культуре многое продумано. Основу заложили в древности Платон («Республика») и Аристотель («Политика»), а на этой основе тему развило множество умных людей. Многое сказал Маккиавели («Государь»), потом те, кто стоял у истоков современного Запада: Лютер, Локк и Гоббс («Левиафан»). А на их плечах — один из главных современных исследователей государства М.Вебер. Вместе они описывают и хобот, и хвост, и ноги нашего «слона». С ними и нужно спорить. Скажут: мы же их не читали! Да ведь мы и Маркса не читали, что же тогда его приплетать. Вообще, спорить лишь с тем, кого мы читали — это искать не там, где потерял, а там, где светло.

Государство и насилие. Но что же все-таки выделяют корифеи как главный признак государства? Что это такое, если коротко? Вебер говорит так: «Дать социологическое определение современного государства можно только исходя из специфически применяемого им средства — физического насилия». И поясняет, что не о всяком насилии речь, а только о легитимном — законном и признанном: «государство есть то человеческое сообщество, которое претендует (с успехом) на монополию легитимного физического насилия;… единственным источником «права» на насилие считается государство». Еще Вебер добавляет, что в государстве насилие организовано «по типу учреждения» (армии, тюрьмы и т.д.) — государство экспроприировало насилие, которое ранее было сословной привилегией.

Именно всего этого Ю.И.Мухин и не приемлет, только бьет почему-то отцов марксизма. Как же сам он определяет суть государства? Не через средство, как Вебер, а через функцию — через цель. Вот как: «В сути своей государство — это организация народа его органами управления для защиты народа в случаях, когда отдельный человек не может себя защитить или ему это в одиночку не выгодно делать… От внешнего врага, от уголовника в одиночку не защитишься, и главное, для чего люди создавали государство — было именно это».

Сравним с Марксом, Вебером и Лениным. Итак, главная задача — защита. В этом — суть государства. Защита от каких угроз? Ю.И.Мухин сам выделяет главные: внешний враг и уголовники. Все остальные виды защиты он относит к числу второстепенных и вторичных, в том числе и защиту от внешнего врага через дипломатию. Каким образом государство защищает народ от внешнего врага и разбойников? Именно с помощью насилия! И именно это отличает государство от других человеческих объединений. Например, церковь и разные гражданские союзы тоже защищают от напастей, но другими средствами — увещеваниями, стихами, проклятьями. Вычленить государство из всего многообразия человеческих объединений только через функцию невозможно.

Я считаю, что определение Ю.И.Мухина нисколько не противоречит определениям Маркса и Вебера, зато оно им уступает в различительной силе.

Государство и классы. Второй план, в котором Ю.И.Мухин не согласен с мыслителями прошлого, — связь государства с «классовыми противоречиями». Не будем спорить о понятии классов, разберем упрощенно. Когда люди жили родовым строем, им тоже приходилось сообща защищаться от угроз. Но они это делали, не создавая государства. У них были обладающие непререкаемым авторитетом старейшины, вожди, шаманы и т.д. Возникала даже сложная организация: роды соединялись в племя, несколько племен в союзы. Во многих местах так дожили до середины прошлого века. Но люди жили общинным коммунизмом, частной собственности не было, все имели равное право на пищу. И в этих условиях координировать свои действия, чтобы «сообща сделать какое-либо Дело» (как пишет буревестник делократии Ю.И.Мухин), люди вполне могли с помощью иерархии семейных отношений и авторитета. Полицейский для этого был не нужен.

Но вот появилась собственность (а с ней и войны, и разбой). Можем сказать, что возникли классы (вернее, сословия, но не будем усложнять). Возникли неравенство и противоречия — старые связи оказались слабы, чтобы заставить разобщенных людей действовать по общему плану. И возникло государство, которое держалось на силе (а она уж подкреплялась авторитетом и изредка даже любовью). Там, где возникло рабство, это было очевидно — рабы работали только под угрозой насилия, а после восстания Спартака государство распяло рабов вдоль шоссе через полуостров. Но и в тех сословных государствах, где не было рабства, князь не собрал бы со смердов налога пенькой и шкурами, если бы за ним не ехала дружина. Почему же не сказать, что государство — продукт классовых противоречий? Не так уж глупо.

А когда на Западе стало возникать чистое классовое общество — из собственников и пролетариев, то и появилось невиданное по мощи государство-Левиафан. И его главной функцией стала уже не защита «народа», а защита именно класса и того, что этот класс соединило — собственности. А основную часть «общих Дел» взяли на себя банки и биржи, промышленные фирмы и множество организаций гражданского общества.

Вот слова Локка, теоретика гражданского общества: «главная и основная цель, ради которой люди объединяются в республики и подчиняются правительствам — сохранение их собственности». Какая же тут защита народа как главная цель? Это цель классовая. Пролетарии и буржуи стали двумя разными народами, даже расами. Столь привычное нам понятие «народ» у идеологов гражданского общества вообще имело совсем другой смысл. Народом во время Французской революции были только собственники, борющиеся против старого режима. Крестьяне Вандеи, которые восстали против приватизации общинной земли, в «народ» не включались. Они назывались «враги народа», и просвещенные якобинцы без всяких угрызений совести тысячами топили их в реке.

Так и у нас сегодня: режим Ельцина пытается построить государство «новых русских», но они же специально обозначили себя как иной, новый народ. 3 октября 1993 г. подошла с Садового кольца к мэрии большая колонна людей. ОМОН устроил бешеную пальбу в воздух, а уж специалисты с крыши — по ногам. Потом была передышка, какие-то интриги. На мосту стоял полк ОМОНА. Я подошел и спросил офицера: неужели они готовы стрелять в народ? Он засмеялся и совершенно искренне ответил: «Да разве это народ!»

Какая же главная угроза, против которой защищает «народ» государство Запада после XVII века? Угроза со стороны неимущих. Читаем в фундаментальной многотомной «Истории идеологии», по которой учатся в западных университетах: «Гражданская война является условием существования либеральной демократии. Через войну утверждается власть государства так же, как «народ» утверждается через революцию, а политическое право — собственностью. Поэтому такая демократия означает, что существует угрожающая «народу» масса рабочих, которым нечего терять, но которые могут завоевать все. Означает, что в гражданском обществе, вернее, вне его, существует внутренний враг. Таким образом, эта демократия есть ничто иное как холодная гражданская война, ведущаяся государством».

А вот как великий моралист и создатель политэкономии Адам Смит опpеделил главную pоль госудаpства: «Пpиобpетение кpупной и обшиpной собственности возможно лишь при установлении гpажданского пpавительства. В той меpе, в какой оно устанавливается для защиты собственности, оно становится, в действительности, защитой богатых пpотив бедных, защитой тех, кто владеет собственностью, пpотив тех, кто никакой собственности не имеет». Так что не надо говоpить, что классовую войну пpидумал Маpкс.

Конечно, и в классовом обществе государство защищает всех граждан от чего-то: от наводнений, от грызунов и т.д. Но ведь сам Ю.И.Мухин выделяет главные угрозы и второстепенные. Здесь главная угроза исходит именно от класса неимущих, а не от «внешнего врага». Почитайте у Бунина в «Окаянных днях», как патриотическая буржуазия после Октября страстно мечтала, чтобы поскорее пришли немцы и повесили всех рабочих. Классовый враг страшнее внешнего. Кстати, и «уголовники» как социальное явление возникли именно с разделением на классы, и именно для преступников из класса неимущих новое государство создало тюрьму. Богатые в классовом обществе тюрьмой никогда не наказывались.

Государство и упpавление. Споря с Марксом и Лениным, Ю.И.Мухин ведет речь именно о классовом государстве. Но классов он не то чтобы не признает, он их исключает из рассмотрения («для начала надо забыть о буржуазии»). Что же тогда представляет, по его мнению, государство в его человеческом измерении? Ю.И.Мухин дает такую формулу: «Государство — это народ и органы управления им». Это мне напомнило вывеску на автомобильной мастерской: «Тонирование стекол и все остальные работы».

В формуле Ю.И.Мухина понятие государства вообще неопределимо, его очертить невозможно. И монах в лесном скиту — (частица народа), и банкир Ротшильд, который через финансовую паутину в большой мере управляет сегодня хозяйственной жизнью нашего народа — это Российское государство? Сам же Ю.И.Мухин писал, что сегодня ТВ стало важнейшим органом управления. Значит ли это, что НТВ, вроде бы принадлежащее Гусинскому — государство? Нет. Просто Ю.И.Мухин, введя в формулу функцию управления, неправомерно расширил понятие.

Сегодня многие транснациональные корпорации по масштабам и сложности управления, по объему находящихся под их управлением ресурсов и численности управляемых превышают среднее государство — но государством ни в коей мере не являются. У них есть своя система образования, здравоохранения, пенсионного обеспечения и многое другое — нет права на легитимное насилие.

Если же подменить понятие государства управлением, соединением людей для «общего Дела», то у Ю.И.Мухина с марксизмом никаких расхождений нет. Маркс в «Капитале» написал главу «Кооперация» — прямо об этом, и очень хорошо написал, в системных понятиях управления. А Энгельс вообще писал об этом почти как Ю.И.Мухин. Вот, почитаем:

«Некоторые социалисты начали в последнее время настоящий крестовый поход против того, что они называют принципом авторитета. Достаточно им заявить, что тот или иной акт авторитарен, чтобы осудить его. Этим упрощенным приемом стали злоупотреблять до такой степени, что необходимо рассмотреть вопрос несколько подробнее. Авторитет в том смысле, о котором здесь идет речь, означает навязывание нам чужой воли; с другой стороны, авторитет предполагает подчинение. Но поскольку оба эти выражения звучат неприятно и выражаемое ими отношение тягостно для подчиненной стороны, спрашивается, нельзя ли обойтись без этого отношения, не можем ли мы создать иной общественный строй, при котором этот авторитет окажется беспредметным и, следовательно, должен будет исчезнуть…

Предположим, что социальная революция свергла капиталистов, авторитету которых подчиняются в настоящее время производство и обращение богатств. Предположим, становясь на точку зрения антиавторитаристов, что земля и орудия труда стали коллективной собственностью тех рабочих, которые их используют. Исчезнет ли авторитет или же он только изменит свою форму?.. Желать уничтожения авторитета в крупной промышленности значит желать уничтожения самой промышленности — уничтожения паровой прядильной машины, чтобы вернуться к прялке.

Возьмем другой пример — железную дорогу. Здесь также сотрудничество бесчисленного множества лиц безусловно необходимо; это сотрудничество должно осуществляться в точно установленные часы во избежание несчастных случаев. И здесь первым условием дела является господствующая воля, решающая всякий подчиненный вопрос. Мало того: что стало бы с первым же отправляемым поездом, если бы был уничтожен авторитет железнодорожных служащих по отношению к господам пассажирам?».

Где здесь такой уж «ужасающий примитивизм»? Между прочим, пример с железной дорогой развивает и Ленин в «Государстве и революции», говоря о важности управления в любом «общем Деле».

К каким, наконец, выводам приходит Ю.И.Мухин, дав свою трактовку государства? Прежде всего, он уповает на справедливые законы и на благородство чиновника — тогда все классовые противоречия отпадут сами собой: «Продажность человека зависит от человека… Честного не купят. А подлый не станет честным и не станет устанавливать справедливые законы только потому, что нет буржуазии. В СССР… не было буржуазии, не было и справедливости… Надо заставить высшие органы государства принимать только справедливые законы» и т.д. Но как быть, когда сами понятия о справедливости непримиримо разошлись в двух частях народа? В этом проблема.

Второй вывод: всякие государственные органы — благо. Значит, включая и наше чубайсовско-немцовское управление. Такой нам совет: «Ни в коем случае не трогать органы управления государством. Какие ни есть, но они все же хоть как-то обеспечивают защиту народа. Какие ни есть, но там все же специалисты». Звучит красиво, надо только сказать, защиту какого народа обеспечивают органы и специалисты, подчиненные Международному валютному фонду. Во всяком случае, не русского народа.

Думаю, Юрий Игнатьевич затеял спор, думая о государстве будущего, уже без Чубайса и Немцова — «нашем» государстве. Но это — другой разговор. Для него воевать с воздушными мельницами не было нужды.

1997

Примечания

1

Обо всей книге судить пока не можем, но опубликованные в «Иностранной литературе» главы описывают умонастроения «кухонь» очень небольшой части интеллигентской богемы — тех, у кого, как верно пишут авторы, «бездеятельность как протест против глупой деятельности стала абсолютным принципом. Напускной цинизм превратился в настоящий». Так что же честного в представлении этой специфической субкультуры как общего «мира советского человека»?

2

Л.Аннинский буквально так и сокрушается: «Что делать интеллигенции? Не она разожгла костер — она лишь «сформулировала», дала поджигателям язык, нашла слова». Это, впрочем, типичное оправдание «интеллектуальных авторов» любого преступления.

3

Очень многие действия в нынешнем мире носят именно ритуальный, а не прагматический, характер. Зачем, например, выгонять Хонеккера из чилийского посольства в Москве прибыл в качестве чрезвычайного посла Чили сам Клодомиро Альмейда, секретарь Социалистической партии Чили? Ведь после свержения Альенде лично Хонеккер устраивал в ГДР чилийских эмигрантов-социалистов и предоставил им исключительные привилегии. Зачем было организовывать этот акт почти религиозного предательства, нарушения всех табу и почти биологического инстинкта благодарности?

4

В своей статье 1955 года «Об акте убийства себе подобного» Конрад Лоренц писал: «К несчастью, пропагандисты войны всех времен показали, что практическое знание человеческих инстинктов, которым они обладают, гораздо более верно, чем моральные истины, излагаемые самыми тонкими философами. И они знают, что инстинктивный запрет на убийство противника можно снять, говоря людям, что противник не является «подобным им», что он не принадлежит к тому же виду, что и они». Здесь уместно вспомнить утверждения А.Аронова из «Московского комсомольца», что «красно-коричневые» — не люди и даже не звери.

5

Вот любимый анекдот гуманитарной интеллигенции. Подходит ветеран-инвалид к пивному ларьку (дело было в начале перестройки, и пиво в СССР еще производилось). Спрашивает у ожидающих: какое пиво завезли? А ему в ответ: «Ты, дед, хорошо на фронте воевал?». «Хорошо», — говорит и показывает медали. «Ну и дурак! Если бы похуже воевал, сейчас бы мы баварское пили».

6

При этом такие «розовые» авторы, как Д.Фурман, обвиняют русских и в том, что они при Сталине утратили чистоту коммунистической идеологии и вернулись к своим архаичным склонностям. В «Иного не дано» он пишет: «Основные носители этих тенденций, очевидно, поднявшаяся из низов часть бюрократии, которая, во-первых, унаследовала многие элементы традиционного крестьянского сознания, во-вторых, хочет не революционных бурь, а своего прочного положения».

7

Потом они чудом избежали утраты другой огромной ценности, определяющей и способ мышления и общения, и художественное чувство — иероглифического письма. Оккупационные власти США подготовили реформу по переводу японского языка на латинский алфавит («чтобы язык был более демократичным»). Но победы Мао Цзедуна отвлекли — стало не до реформы письменности.

8

Здесь-то под маской ценностей явно проглядывают интересы. Западник Кантор от туманных слов о мироощущении легко переходит к сути — к предложению освободить нас от «тяжелого гнета» бескрайних полей. Мол, перестаньте держаться за землю, позвольте купить ее у вас при нынешнем хорошем курсе доллара — и вас, глядишь, примут в европейцы. Он так и пишет: «Сегодняшней европеизации, чтобы состояться, надо суметь разрушить это и поныне существующее в России наследие татаро-монгольского владычества — государственное владение землей».

9

Насчет геогpафической шиpоты, конечно, чушь. Чем шиpота Тамбова «неблагопpиятнее» шиpоты Стокгольма? Но в отношении России с некотоpых поp говоpить любую чушь стало не только позволительно, но даже пpестижно.

10

Знаменательно, что Бжезинский был учеником Бердяева, а потом внимательно изучал его труды.

11

«Не случайна связь народа с государством, которое этот народ образует, и с пространством, которое он себе усвояет, с его месторазвитием», — писал евразиец Г.В.Вернадский.

12

На Западе наблюдательный человек регулярно видит пpимеpы того, как совpеменное общество пpоизводит десакpализацию тpуда и pазpушает важнейшую культуpную ноpму тpадиционного общества. Для кpестьянина везти на пункт уничтожения плоды его тpуда и засеянной им матеpи-земли — кpушение миpа. Но уничтожение плодов тpуда — обычное оpужие в «войне всех пpотив всех». А вот случай, как бы «зеpкальный» — забастовка мусоpщиков. В Мадpиде пpи такой забастовке чеpез тpи дня был паpализован аэpопорт. Телевидение показывало совеpшенно дикие гоpы мусоpа в мpамоpных залах аэpопоpта, будто все пассажиpы вдpуг бpосились жpать, как свиньи. Это тpудно было понять. Дело пpояснилось, когда мне пpишлось поехать в Бильбао с лекциями. От пpекpасного здания Унивеpситета Стpаны басков несло, как от помойки. Там тоже бастовали убоpщики. Вхожу в унивеpситет — ужас! В холлах и коpидоpах кучи мусоpа в pост человека, и чего там только нет. Что же у вас за студенты, спpашиваю. «Пpичем здесь студенты? — отвечают. — Наши мусоpщики бастуют, и по ночам гpузовики с мусоpом из гоpода везут не на свалку, а в унивеpситет, и pазвозят по всем помещениям. Пpофсоюзная солидаpность». Так «пpоизводители чистоты» в боpьбе «пpотив всех» не пpосто уничтожают свой пpодукт, но и пpоизводят его антипод.

13

Декларация консолидирующей ценности гражданского мира после достижения некоторого критического уровня нестабильности начинает раздражать все стороны в конфликте. Так, односторонее объявление праздника одной конфликтующей стороны (7 ноября) «Днем согласия» воспринимается значительной частью оппозиции как издевательство (подобно тому, как христиане восприняли бы издевательством указ о переименовании в День согласия Страстной Пятницы Пасхальной недели).

14

Вот, 13 ноября 1996 г. по каналу ОРТ прошел фильм «Золото партии», сделанный по классической схеме американского боевика: три честных паpня пытаются предотвратить вывоз золота группой партократов КПСС. В художественном, как и политическом смысле примитивно, но есть и скрытая мина. Положительные герои без тени сомнения наваливают горы трупов военнослужащих армии своей страны! Солдат срочной службы в национальной военной форме. В финале золото грузят в самолет, на борт поднимается экипаж военных летчиков (не имеющий к золоту никакого отношения и, скорее всего, ничего не знающий о содержимом ящиков), но герои успевают заложить мину, и самолет взрывается прямо над аэродромом. Известно, что национальная военная форма является одним из самых сильных символов, воплощающих патриотические ценности. Главный смысл фильма — снятие, разрушение этого символа.