nonf_publicism nonf_criticism detective Александр Владимирович Мазин «Блеск и нищета» детективного жанра

Эта статья — не исследование детективного жанра, как такового, а попытка разобраться в состоянии отечественного «детективного» рынка в России и проанализировать причины, которые к этому состоянию привели. Попытка обобщить: чем нынче представлен в магазинах и на лотках жанр, уступающий популярностью только учебникам, и что ждет детектив и его читателей в будущем.

детектив, жанр, критика, книгоиздание, издательство, маркетинг, писатель, читатель ru ru
rusec lib_at_rus.ec Ken G. Dekson kengru@mail.ru LibRusEc kit 2010-04-23 Mon Jun 10 22:38:59 2013 1.1

23.04.2010: v.1.1 -- исправлены ошибки и форматирование.


Александр Мазин

«Блеск и нищета» детективного жанра

Предмет для дискуссии.

Эта статья — не исследование детективного жанра, как такого. Нижеизложенное — попытка разобраться в состоянии отечественного «детективного» рынка в России и проанализировать причины, которые к этому состоянию привели. Попытка обобщить: чем нынче представлен в магазинах и на лотках жанр, уступающий популярностью только учебникам, и что ждет детектив и нас с вами в будущем. Когда я говорю «нас», то имею в виду не столько нас, писателей детектива, сколько нас — его читателей. Себя же я отношу к той, и к другой категории одновременно, и глубоко убежден, что только настоящий любитель детектива может написать хороший детектив. Обратное, к сожалению, не всегда верно.

Исключительно для удобства анализа я начну с того, что проведу некую весьма общую классификацию книг детективного жанра, представленных вниманию читателей.

Список сей по справедливости должна была бы возглавить…

Классическая литература с детективным сюжетом.

(Прошу не путать с классическим детективом!)

Это произведения, от античных до нынешних времен, где детективный сюжет используется настоящим Мастером для создания произведения, которое затем входит в Анналы…

Банальный пример: «Преступление и наказание», хотя последнее, насколько мне известно, создавалось именно как «развлекательное чтиво».

Любимый пример: «Американская мечта» Нормана Мейлера.

Вообще-то я охотно писал бы об этом «типе» детективов отдельно и долго, но склонен думать, что мне такая задача не по рангу, да и не по силам. Поэтому я с большим сожалением вычеркиваю лучшее и спускаюсь с олимпийских небес к земным реалиям. Итак…

Классический детектив.

Типичные примеры авторов: Агата Кристи, Честертон, Конан-Дойль, Карр и т. д. Полный список наверняка занял бы не одну страницу.

Типичная особенность: загадочность. Есть труп (хотя бы один), есть место, где труп обнаружили, и есть сыщик (профи или любитель), который должен установить убийцу. В хорошем классическом детективе поиск убийцы — это здоровое соревнование между сыщиком и читателем. В качественном (подчеркиваю: в качественном) классическом детективе — это честное соревнование. Иными словами, автор закладывает в текст достаточное количество «следов», чтобы продвинутый читатель и без помощи сыщика догадался, кто прикончил старушку. Автор не утаивает информации, но распределяет ее так, чтобы улики не бросались в глаза, а подозрение попеременно кочевало с персонажа на персонаж. И сыщик решает задачу исключительно благодаря интеллекту, а не потому что ему с утренней почтой принесли чистосердечное признание убийцы.

Характерная особенность — «… преступления раскрываются благодаря способности размышлять, а не из-за доносов предателей или промахов преступников». Эти слова принадлежат известному автору «классических» детективов — Джону Диксону Карру. И они абсолютно правильны, если говорить о классическом детективе, но не имеют ничего общего с тем, как обстоит дело в реальной жизни. Упрощенный вывод: классический детектив — некая абстрактная игра (зачастую высокохудожественная) для любителей-интеллектуалов.

«Крутой» детектив.

Типичные примеры авторов: Хэммет, Стаут (хотя него есть сильный сдвиг в сторону «классики»), Маклин и еще многие-многие… А из наших, отечественных, безусловно, Барковский-Измайлов (впервые!), Бушков, Латынина… Опять-таки, список столь велик, что привести его полностью нет никакой возможности.

Типичная особенность «крутого» детектива — «крутой» герой, парень с превосходной силовой подготовкой и некоей толикой мозгов, которые периодически сотрясаются от ударов тяжелыми предметами. Иногда главных героев двое. Один бьет (одного бьют), другой думает. В типичном «крутом» детективе поиск убийцы (грабителя, похитителя, террориста) является для героя не предметом интеллектуальной игры, а единственным способом уцелеть. То есть, иной герой может и не стал бы искать негодяя, да выхода другого нет.

Вывод: «крутой» детектив — чтиво для тех, кто предпочитает острый сюжет, туповатое мужество и много-много приключений.

У этого жанра есть подвиды:

Детектив-боевик — акцент делается уже не на распутывании преступления, а на самом процессе стрельбы и мордобоя и, наконец, просто боевик, где уже исключительно стрельба, мордобой и неупорядоченные половые связи, как естественная характеристика настоящего героя (героини). На нашем отечественном рынке сей жанр превалирует. Но об этом — позже. Типичный пример автора детектива-боевика — Чейз. Импортное название этого типа детективов — триллер.

Полицейский (ментовский) детектив. В качестве характерных примеров можно привести Макдональда и Андрея Кивинова. Характерный признак: детальное описание механизма работы соответствующих служб. Естественно, описание художественно приукрашенное (рутинная работа органов вгонит читателя в сон на первой же странице), но более-менее достоверное.

Политический детектив. Типичные авторы: Сидни Шелдон, Даниил Корецкий, (хотя у последнего достаточно романов, относящихся и к «ментовскому» стилю) Юлия Латынина.

Характерные особенности: вскрытие механизмов работы державных структур, спецслужб, финансистов и проч.

«Тюремный» боевик. Наиболее массовая отечественная продукция в «детективном» жанре. Как правило, к детективу отношения не имеет, авторов — множество, обознается легко по символике, названиям серий и книг. На особенностях я остановлюсь позднее.

И, наконец, самый популярный в нас в стране…

Женский детектив.

Типичные авторы: Маринина, Дашкова, Семенова и другие. Типичная особенность: главный герой — женщина, либо — мечта женщины, либо мужчина с характером и психологией женщины. Последний может быть необычайно крут, укладывать врагов (мужчин и нехороших женщин (стерв) пачками, но не щадя живота защищает старушек, школьниц, домашних животных и всегда отметит на собеседнике неаккуратно пришитую пуговицу. Женский детектив выделен мною в особую категорию исключительно благодаря его популярности, а не потому что он является самостоятельным жанром. По сути это детектив одной из перечисленных выше групп, смешанный с дамским романом, как правило, романтическим дамским романом (есть еще и эротический). В первую очередь успех «дамского» детектива объясняется тем, что среди покупателей «легкого чтива», согласно статистике, женщины средних лет составляют большинство.

Осталось еще два менее популярных «подвида» детективов, о которых мне хотелось бы все же упомянуть. Это…

Мистический детектив. Типичные авторы: Дин Кунц, Стивен Кинг. Из отечественных авторов не могу назвать никого. С этим жанром у нас никто не работает. Почему — будет сказано ниже. Характерная особенность, как нетрудно предположить, — мистика. Не путать с фантастикой — это разные вещи. Подвиды мистического детектива:

Исторический мистический детектив: типичный автор Умберто Эко. Примеры среди современных отечественных авторов сходу подыскать затрудняюсь.

«Ужастик». От английского «horror» — ужас. Тот же Кинг, один из самых читаемых авторов в России пишет именно ужастики, но при этом сам жанр представлен весьма скудно, даже если говорить о переводных романах.

Фантастический детектив. Примеров множество. По сути фантастика является сопредельным детективу жанром. Многие писатели-детективщики, лучшие из них, такие, как Бушков и Латынина, например, отдали дань фантастике. Хотя можно полным основанием можно и перефразировать: фантасты Бушков и Латынина отдали дань детективу. К этому жанру можно безусловно отнести «Инсайдера» Латыниной или «Геном» Лукьяненко. Правда, если в первом «детективность» оправданна и органична, то ко втором примере она скорее упрощает и «банализирует» первоклассный материал фантастического «миропостроения». Этими двумя примерами я и ограничусь. Не без сожаления. Поскольку этот «раздел» детектива чрезвычайно интересен, а многообразием превосходит все предыдущие. Именно поэтому я вынужден отложить разговор о нем на неопределенное время, закончить «вводную часть» и перейти к главной теме статьи:

Общему анализу отечественного рынка детектива

и попытаться дать ответ на вопрос:

«Почему отечественный детектив оказался там, где он оказался».

Принято говорить, что спрос определяет предложение. Вздор. Веке в девятнадцатом, быть может, спрос и определял. Нынче именно предложение определяет спрос. Предложение и реклама.

Пара примеров.

Абстрактный поселок Мухоедово. В привокзальном ларьке — десять книг. Детективов два. Назовем их хотя бы: «Сорвался с зоны» (тип — «тюремный», как легко догадаться) и «Сладкий убийца» (тип — «женский»). Оба — выпущены издательством «ЭКСМО». Издательство «ЭКСМО» — заслуженный лидер книжных продаж и одно из главных «рынкоформирующих» издательств, поэтому не удивительно, что именно им «окучен» поселок Мухоедово.

Вопрос: есть ли у мухоедовцев выбор? Ответ: есть.

Они могут купить вышеперечисленные книги или их не купить.

Есть ли у мухоедовцев альтернатива?

Есть. Они могут приехать в большой город (например, в Москву) и приобрести все, что им по душе. Или сделать заказ по Интернету. В той же Москве, поскольку в Мухоедове нет ни компьютеров, ни (естественно) провайдеров. Еще мухоедовцы могут заказать книги почтой. Это существенно дороже, чем в киоске, но все-таки дешевле, чем билет в Москву. Правда, почты в Мухоедове уже нет. Спалили по пьянке.

Вы можете возразить, что на общем книжном рынке России роль Мухоедова несущественна. Но замечу, что таких Мухоедовых в стране не так уж мало и книги там иногда читают. Правда, с каждым годом все меньше и меньше.

Пример второй: Средний российский город Краснобурдянск.

Выбор здесь существенно шире, чем в Мухоедове. Не менее нескольких десятков наименований. Книги представлены опять-таки издательством «ЭКСМО» с небольшими добавками «ОЛМО» и «АСТ». И (!) одной книгой небольшого и малоизвестного (вымышленного) издательства «Криминал». И вот тут, на примере этой, единственной книги, мы можем увидеть истинное формирование детективного рынка.

Допустим, книга издательства «Криминал» называется «Лучшая из лучших», написал ее малоизвестный писатель Я. Гениальный и книга эта такова, что всякий любитель детектива прочитает ее взахлеб, и на следующее утро придет на работу не выспавшийся и восхищенный.

Казалось бы — успех Гениального обеспечен…

Не тут-то было! «Лучшая из лучших» (единственный экземпляр, по заниженной цене всученный издателем торговцу, который не хотел Гениального, а хотел Маринину или в крайнем случае все равно кого, но чтобы «Черная кошка») скорее всего безнадежно пропылится на лотке среди многочисленных и хорошо знакомых осторожному читателю серий больших издательств.

Спустя некоторое время удовлетворенные собственной правотой («Сказали же, что не купят!») торговцы вернут книгу издательству со словами: «Гениального больше не надо! Никогда!»

Если книгу купят, результат останется тем же, поскольку одна проданная книга Гениального не перевесит двух дюжин проданных за то же время книг Бездарного («ЭКСМО», «Русский бестселлер», мягкая обложка).

Издательство «Криминал» либо обанкротится, либо «перейдет» на другой жанр, где все не так плотно «схвачено», а Я. Гениальный перестанет писать детективы и займется рекламными слоганами.

Правда, и у автора Гениального есть выбор: он может «продаться» в вышеупомянутое «ЭКСМО». Но тут есть два существенных ограничения: издательство «ЭКСМО» не поощряет «новых» авторов. То есть, Гениальному предложат за символический гонорар «переработать» роман так, чтобы он соответствовал образцам стандартной продукции (см. выше, в примере «Мухоедово»). Возможно, Гениальный согласится на предложенные условия, изуродует роман и отдаст «инвалида» за бесценок, надеясь, что когда-нибудь, лет через пять, он выйдет в «Корецкие». Надежда совершенно напрасная. Издательству «ЭКСМО» не нужны новые «корецкие». Издательству нужны новые романы «старого» Корецкого! Поэтому издательство опубликует Гениального в своей карманной серии тиражом 10 тыс. (тираж разлетится по стране и будет моментально раскуплен, но это не имеет значения — точно так же влет раскупаются книги Бездарного, Графоманова и Безнадежно-Скучного), а издательство забудет о Гениальном до следующего романа, который охотно купит у него на тех же условиях. Собственно, издательству не так важно, что будет внутри книжки. У издательства «ЭКСМО» действительно превосходная система продаж и «десятку покетов» оно раскидает без особого труда. Вне зависимости от содержания.

Я не зря остановился именно на московском издательстве «ЭКСМО». Оно — самый главный поставщик детективов на читательский рынок. Это издательство «подняло» такого мастера, как Корецкий, оно раскрутило (и продолжает раскручивать) потрясающий коммерческий проект «Александра Маринина»… Но беда состоит в том, что издательство «ЭКСМО», очевидно, вполне устраивает его нынешнее, весьма завидное положение. Ведь для издательства что главное? Чтобы книги издательства покупались. А для этого что главное? Чтобы книги продавалась! Чтобы они лежали на лотках и прилавках… Желательно, исключительно книги данного издательства, без досадной добавки продукции других производителей. Конечно, хорошую книгу продать легче, чем плохую. Но если у читателя не будет выбора, он купит и плохую. Надо же что-то читать, например, по дороге на дачу. Главное для успеха издательства: закрыть доступ на рынок конкурентам. Для этого можно действовать разными методами. Снижать себестоимость за счет приобретения полиграфических комбинатов (большому издательству это по карману), уменьшать фактическую прибыль (опять-таки большим издательствам это намного легче, чем мелким), самим стать книготорговцами…

Способов завладеть книжным рынком множество, но в списке этих способов «улучшение качества продукции», стоит на одном из последних мест. Под улучшением качества я отнюдь не подразумеваю нечто «высокохудожественное». Вовсе нет! Я говорю именно о качестве с точки зрения потребителя «криминального чтива». Об остроте сюжета, героичности героев, читабельности и хотя бы условной достоверности. Можно посмотреть сквозь пальцы на то, что крутой герой громоздит горы трупов прямо в центре большого города, а службы правопорядка как-то в одночасье ослепли и оглохли настолько, что не слышат взрывов гранат под окнами градоначальника. Но если герой трое суток сидит в нужнике, чтобы сдать экзамен на «самого шпионского шпиона» — это перебор. Даже у величайшего ниндзя после трехдневного сидения по подбородок в жидких экскрементах облезет все, что может облезть и до конца своих недолгих теперь дней «шпионить» он будет исключительно на больничной койке.

Бойкий сюжет, легкий энергичный язык,симпатичные герои, немного достоверности, капелька юмора — и мы получаем вполне приличное, а иногда и совсем хорошее «криминальное чтиво» типа «детектив-боевик». Вроде бы не такая уж трудная задача для писателя, но…

В промышленном производстве детективов функции «отдела контроля качества» безраздельно отданы «отделу настройки», поэтому всякий, приобретавший книги упомянутой выше «карманной» серии «ЭКСМО», знает, пристойного чтива там, увы, немного. Не по суммарному объему проданных «изделий», в котором значительная доля принадлежит книгам «лидеров», а по наименованиям. В общем, это нормально. И для стирального порошка (5% активного вещества, остальное — песок и краситель), и для фармакологии (0,05% активного вещества, прочее — глюкоза и мел), и для книжных серий. Это нормально. Обидно другое: мы с вами никогда не увидим новых книг Я. Гениального, поскольку он — Гениальный и найдет, чем заняться. Скажем, начнет писать фантастику или (что существенно выгодней) нафантазирует новый способ лечения гриппа. Мы с вами будем читать Бездарного, Графоманова и Безнадежно-Скучного, будем ругать вырождающихся авторов-детективщиков в полной уверенности, что Гениальных больше нет. А большие издатели, в свою очередь, будут совершенно искренне убеждены, что народ любит именно Бездарных. Покупают же!

Большое книжное издательство хотя и является в первую очередь производством, но несколько отличается от производителя зубной пасты. Потому что на книгу не нужно покупать сертификат качества. Достаточно издательской марки. И если вы, получивши в тюбике зубной пасты «Бленд-а-Мед» некую жиденькую зеленую водичку, моментально вернете ее продавцу и получите деньги обратно, то с книгой этот номер у вас не пройдет! И в этом — фундаментальное отличие издательского комбината от, скажем, парфюмерного. Вы можете предъявлять претензии по поводу отсутствия страниц (возможно, их примут), но не по поводу того, что на этих страницах написано. Зато в остальном приемы очень похожи. Например — замена упаковки на новую, еще более яркую. Нынче эта практика стала всеобщей для больших издательств. Вот издадим одну и ту же книгу в шести разных сериях — глядишь, наивный читатель решит, что вышло нечто новенькое. А можно еще и название поменять. Для конспирации.

Конечно, определенный смысл в этом есть. Допустим, не нравится конкретному покупателю зеленый фон обложки? А мы ему — красный! И синий. И «рамочку». И коленкор с золотым тиснением. «Все для тебя, родной читатель! Хочешь буквы покрупнее? Пожалуйста! Помельче? Ради Бога!» Неизменным остается только содержание, но что тут поделаешь, если раскрученный писатель, которого в первую очередь жаждут и торговцы и читатели, способен накропать только два романа в год, а в издательском плане этих романов — восемнадцать. Вот и приходится подходить к делу творчески. Или обложки менять, или… Лучше я умолчу. А то вдруг за клевету привлекут.

Ладно, вопрос с новациями в общем ясен. А как обстоит дело с лидерами славы и тиражей? Казалось бы, с ними все должно обстоять отлично. Эти могут писать все, что им заблагорассудится, поскольку (как мне сказали практически слово в слово два ведущих редактора двух ведущих издательств), их книги будут куплены, даже, если… Хм… Независимо от содержания. Казалось бы — пиши и радуйся. Однако ж — не совсем так.

Есть одна очень неприятная тенденция. Ее можно назвать обратной связью между писателем и издательством.

Дело в том, что большие издательства не любят рисковать. И они очень хорошо знают, что надо народу. Они полагают, что народу надо то, что ему (народу) уже пару раз скормили.

Должен признать, что эта тенденция, присуща не только отечественным книгоиздателям и не только книгоиздателям. Если первый Робокоп «пошел», то непременно появится и второй, и третий, и… Пока публику не начнет тошнить исключительно робокопами. Должен признать также, что в отношении отечественного рынка это коммерчески правильная тенденция. Радость «узнавания» у нашего потребителя преобладает над «радостью новизны». Это — установленный факт.

Поэтому и выходят из под пера блестящего детективщика и фантаста Бушкова «Пиранья» за «Пираньей». И мы их покупаем и читаем, и даже хвалим, потому что они, естественно, куда лучше Бездарного со Скучным! Но такая «штамповка», даже если это «штамповка» бестселлеров», изрядно подтачивает творческий потенциал автора.

Вот, пожалуй, главные правила правила игры на детективном рынке. Таковы основные пути и способы его формирования. Не все. Но, на мой взгляд, главные. Таковы общие, не слишком радующие правила и тенденции.

Но есть и исключения. Приятные исключения.

Например, то, что в «карманной» серии издательства «ЭКСМО», среди Бездарных и Графоманов изредка попадаются (хотя и не выделяются) Гениальные. А издательство «ОЛМО», которое может взять да и издать такого вот Гениального в престижном «Русском проекте». И превращается малоизвестный «Климович» со своими отличными, но малоизвестными «Бандитами» в очень даже известную и любимую читателями Юлию Латынину со «Стальными королями» и «Разборами полетов». А содержание, что характерно, то же самое. Но тут уж смена названия — оправданная необходимость. И я полностью согласен с издательством, что, скажем, «Сафари по-русски» (Никита Филатов) куда больше подходит серии «Солдаты России», чем «Сафари для покойника».

Итак, одно исключение — это второе «рождение» старой книги, более успешное, чем первое.

Еще одно исключение — «попадание в струю». Пример: детективы Б. Акунина.

Эдак года с девяносто восьмого велись разговоры о том, что неплохо пошли бы детективы, написанные на материале конца XIX — начала XX века. Велись-то они велись, но толку было немного, пока один из издателей (некрупных издателей!), господин Захаров не рискнул и…

Читатель оказался вовсе не таким тупым, как о нем думали.

Конечно и Акунин, и Латынина — не только «талантливые начинающие писатели». И даже не только писатели. Но все равно, согласитесь, такие исключения очень приятны. Особенно для нас, читателей.

Тем более приятны еще и оттого, что демонстрируют принципиальную возможность «сокрушения издательских стереотипов». Поскольку надежды на то, что изменятся стереотипы книжных торговцев или (вовсе невероятно!) наш отечественный покупатель изменит приоритеты и отдаст предпочтение новому перед привычным — у меня нет.

На этом месте я собирался и закончить, но решил, что ограничиться исключительно систематизацией и не внести никаких позитивных предложений стыдно. Поэтому я попробую внести одно осторожное предложение касательно будущего формирования рынка.

Начну «от печки».

Среди мелких книжных торговцев (лоточников) есть некоторое количество тех, которые действительно интересуются тем, что продают. И даже читают книги, которые продают. И более того, дают толковые рекомендации покупателям. Но таких немного и с каждым годом становится все меньше.

Обычно же рекомендации торговцев совершенно неграмотны: например, я как-то присутствовал при том, как продавец (мужчина) пытался продать двум женщинам среднего возраста «Скунса» Марии Семеновой. Это было бы правильно, если бы женщины покупали книгу для себя. Но они сразу заявили, что ищут подарок приятелю, мужчине, который любит «такие крутые детективы». Предлагать им в качестве подарка Семенову (при наличии Бушкова или Корецкого) — стандартная ошибка. На мой вопрос: «Почему именно «Скунс»? — последовал стандартный ответ: «Сам не читал, но покупают хорошо».

Большинство читателей-покупателей абсолютно не разбирается в книжном ассортименте. Поэтому едва ли не каждый второй готов (но не каждый решается) посоветоваться с продавцом. Большинство торговцев об этом знают и сами готовы предложить консультационные услуги. Другое дело, что большинство из них с собственным ассортиментом не знакомо. И действует, исходя из принципа «Покупают хорошо, значит книга хорошая, значит, надо ее рекомендовать покупателю». По тому же принципу, которым пользуется и издательство, публикующее Бездарных и Графомановых.

Толковый лоточник никогда не станет рекомендовать товар, если он знает, что товар плохой. Особенно, постоянному покупателю. Поэтому у хорошего торговца и образуется обычно круг постоянных покупателей — к обоюдной выгоде сторон. Но даже у толкового лоточника нет возможности читать все, что он выкладывает на лоток. Не может человек читать три-четыре книги в день. Поэтому в первую очередь этот толковый лоточник читает новые книги известных авторов. До упомянутого выше Гениального у него могут руки и не дойти. А ведь что именно розничный торговец — единственный, кто хоть как-то ориентирует покупателя, поскольку нельзя же считать «ориентацией» стандартную телевизионную рекламу типа: «Даниил Корецкий — самый читаемый писатель России». Даже, если он, действительно, самый читаемый писатель, все равно такая реклама — не ориентир, а тупое психологическое давление.

Отечественного читателя не ориентирует никто. Кроме упомянутых выше розничных торговцев и редких рекламных плакатиков, «раскручивающих», как правило, уже раскрученных авторов и содержащих примерно следующее: «Новый роман Александра Бушкова! Бестселлер века! Захватывающая…» и так далее. То есть опять-таки не информация, а тупое психологическое давление. С точки зрения законов рекламы и политики так и должно быть. Но читателю-то хочется знать, будет ли ему интересна покупаемая книга! Поэтому-то так хорошо подстегивают продажи экранизации. Посмотрел человек «Ментов», понял, что к чему, понравилось — пошел и купил сразу дюжину (сам видел!) книг Кивинова.

Итак, позитивный вывод:

Отечественному читателю нужен лоцман в море издаваемой литературы.

Причем не один, а десятки, поскольку есть обязательное условие: тот, кто ориентирует читателя в определенном жанре, должен понимать и желательно любить указанный жанр, а кроме того, хорошо представлять себе потенциальный круг покупателей именно этого направления. Такой человек должен в первую очередь отслеживать новые имена и новые серии, и не пассивно, а активно, то есть хотя бы публично заявить, что он готов читать новые книги и рекламировать их. Это не значит, что такой человек обязан читать все. В его задачу не входит критический разбор, почему данная книга является посредственной, средней, неплохой или хорошей и объяснить, почему. Его задача: не пропустить талантливую (и с точки зрения массового читателя) книгу, а для этого профессионалу достаточно прочитать хотя бы дюжину страниц этой самой книги.

Я не уверен, что такому лоцману сразу же удастся завоевать популярность. Наверное, потребуется время, чтобы читатель поверил, что его не дурят. Но ведь и толковому лоточнику требуется время, чтобы завоевать покупателя.

С другой стороны, я уверен, что ни один профессионал не станет заниматься таким достаточно трудоемким делом бесплатно. По крайней мере, заниматься достаточно долго. Точно так же я уверен, что большинство крупных издательств в таком лоцмане совершенно не заинтересованы. Заинтересованы в нем издательства средние и мелкие, отчасти, мелкие и средние торговцы и конечно читатели. Не скажу, что в этой области никто ничего не делает. Есть «книжные» журналы, которые, хоть бессистемно и предвзято, но пытаются что-то рекламировать. Есть сетевые магазины, которые, на мой взгляд, почти вплотную приблизились к реализации этой идеи. Но делается это ими достаточно хаотично, а посетители Интернета — ничтожная часть покупателей детективов.

Лично у меня есть некоторые мысли о том, как можно было бы реализовать идею лоцмана, но продвигать ее самостоятельно я не буду. Хлопотно. Так же мне не хотелось бы обсуждать эту идею всуе, поскольку главная тема данной статьи — состояние детективного рынка. Весьма печальное состояние, которое один типичный потребитель детективного чтива определил как «подошел к лотку — и просто купить нечего».

Но я также прошу не рассматривать все вышеизложенное как абсолютную истину. Я собрал некий материал, проанализировал его и сделал определенные выводы. Но выводы эти — не постулаты, а, как и сказано в заглавии: предмет для дискуссии.


Примечания

Об авторе: Александр Владимирович Мазин родился в 1959 году в городе Запорожье (Украина). Закончил Ленинрадский технологический институт имени Ленсовета. Поэт, драматург, прозаик. В конце восьмидесятых — лидер авторской студии «Наст». Писал тексты песен (эстрада, рок, театр, кино). Несколько лет работал для театра (рок-опера «Звезда Вифлеема», мюзикл «Волшебник Изумрудного города» и др.). В 1990 году издал первую (и единственную) книгу стихов: «Путь к сердцу горы». С 1993 года пишет в основном прозу. Автор книг: «Потрясатель тверди» (1994), «Паника» (1996), «Фаргал. Трон императора» (1996), «Инквизитор» (1996), «Костер для Инквизитора» (1998), «Спящий дракон» (1999), «Черный охотник» (1999), «Слепой Орфей» (2000) и др.