sci_history Нина Михайловна Молева Ее звали княжна Тараканова

Имя княжны Таракановой знакомо многим. О красавице-авантюристке говорила вся Европа. Однако после фантастического похищения ее графом Алексеем Орловым-Чесменским она бесследно исчезла: то ли в Петропавловской крепости, то ли в одном из русских монастырей Кто же на самом деле была неизвестная? Что за тайны скрываются за событиями того времени? Обо всем этом рассказывает книга «Ее звали княжна Тараканова». Многие исторические документы публикуются впервые. Автор книги — Нина Михайловна Молева, историк, искусствовед — хорошо известна широкому кругу читателей по многим прекрасным книгам, посвященным истории России.

ru
FB Editor v2.3 30 April 2010 172513A7-29C6-4FA9-A1F8-DDAAE8750D94 1.0

Нина Михайловна Молева

Ее звали княжна Тараканова

В самозванцах увлекает идея сопротивления

Из доклада по делу Таракановой II Отделения Собственной Канцелярии 1905 кг.

…На портрете жили одни глаза. Лицо перехватывал кусок прозрачной ткани. Волосы забраны высоким колпаком. А глаза жили. Темные. Упорные. Насмешливые. Тараканова?

Кто-то говорил «да», многие — «нет». «Против» были явно весомее «за». Художник — Григорий Сердюков, рядовой живописец при Канцелярии от строений. Жесткая плотность мазков. Глухой цвет. Чернота фона. Слава портретиста к художнику не пришла.

Дата на обороте холста — 19 октября 1770 г., Петербург. Но Тараканова появилась в России почти пятью годами позже. И никакого упоминания имени — всего лишь догадки, ощущение, интуиция.

Костюм колодницы, но именно 19 октября в петербургском придворном театре шла опера «Калмык». Так почему не костюм одной из актрис? Глаза Елизаветы Петровны, фамильное сходство. Только много ли значат в узнавании детей глаза родителей, да еще когда скрыто лицо? И как неопровержимое для многих, даже самых серьезных исследователей: «Взглянул и понял: конечно же она, Тараканова!» Замученная. Погибшая. Не оставившая по себе следа.

Г.-Х. Гроот. Портрет Елизаветы Петровны с арапчонком. 1743 г.

И второй раз в русском искусстве. Тот же парадокс интереса, отклика, сочувствия — полотно Константина Флавицкого на академической выставке 1864 года. Еще не свершившаяся до конца реформа — «воля». Накал политических страстей, надежд. И неожиданно возникший культ Таракановой. Бессчетные копии картины. Разговоры. Печать. Волна сочувствия среди тех, кто ждал крестьянского бунта, верил в силу поднятого на государство топора.

Мода, случайность — плохое объяснение для поступков отдельного человека. Бессмысленное, когда речь идет о многих. Общественное мнение — до его невидимых причин надо дойти.

Портрет не сделал Григория Сердюкова известным. Картина — единственная, написанная художником перед ранней смертью — дала Флавицкому место в истории русского искусства.

Сегодня «Княжну Тараканову» трудно переживать. Невозможно долго рассматривать, воспринимать. Театр в живописи — как поза, нарочитость чувства и жеста — слишком давно потерял свой смысл. А физическое ощущение наступающего человеческого конца не нужно для переживания искусства.

Но в год первой выставки картины уже существовала и иная по своим принципам живопись. У условных формул академизма не оставалось ни сторонников, ни будущего. Константин Флавицкий — исключение. Он угадал — пусть так! — и не просто тему: героя. Тараканова приобрела через картину физическое бытие. Сила ходульных страданий оказалась убедительней бесстрастного свидетельства современника Сердюкова. Зрителю нужна была концепция.

Концепция… Странное понятие относительно человека, который когда-то жил, действовал, погиб. Только жил ли, как действовал, почему погиб — однозначного ответа в истории нет. Версии сплетаются во множество комбинаций. Не укладывающихся в канву истории. Хитроумных. Подчас откровенно придуманных.

Так детективные сочинения бывают разные. Очень кровавые и совсем бескровные. Детективы эмоций и детективы логические, где преступление лишь повод для упражнения логических способностей. Но еще существуют детективы, предложенные историей. В них есть все. Фантазию автора заменяет работа исследователя, удавшаяся или не слишком удавшаяся, снявшая большинство вопросов или не справившаяся с ними, но всегда оставляющая место для соучастия читателя — специалиста или нет в конечном счете не имеет значения. Над характером эпохи, особенностями наполнивших ее событий встает как главное логика соотношения фактов, анализ подлинного смысла документов, человеческих поступков и в заключение, в полном соответствии со смыслом любого детектива, кем, почему и как было совершено преступление.

Ответы на вопросы истории обычно заключены в архивах. Во всяком случае, в документах — этих материализовавшихся свидетелях ушедших лет. Загадки истории (чем ближе к нашим годам, тем очевиднее) во многом определяются нехваткой архивных данных: что-то не сохранилось, что-то осталось неразысканным. Возникающие разгадки нуждаются в десятках, иногда сотнях документов: концепция без фактов — всего лишь домысел. А публикация каждого нового материала — торжество исследователя, утверждение правоты и успеха поиска.

Так вот, о Таракановой было известно все — от писем ее и к ней, от описи личных вещей, стеганых юбок, холщовых сорочек и книг до материалов следствия и секретнейших предписаний Екатерины II священникам, которым предстояло продолжить до последнего дыхания самозванки работу следователя. Словесные портреты — худощава, смугла, черноглаза, с косиной на один глаз. Мнения о характере — трудно быть отважнее; об образовании — владение несколькими языками без малейшего акцента и затруднений в письме и разговоре, превосходное знание тонкостей политики, дипломатии, сведения по всем видам искусств, особенно архитектуре, редкая по мастерству игра на арфе.

Но главное — все подтверждалось документами, и документы были многократно опубликованы в XIX веке. Без них не обошелся ни один научный исторический сборник, ни один исторический журнал и просто толстый журнал — каждый по-своему и каждый не жалея места и слов. Конечно, были и несогласия, и несовпадения, и прямо противоречивые сведения в рассказах авторов «от себя». Terra fantasia — страна вымысла. Часто заманчиво, всегда рискованно. Особенно для историка. Где ее границы — за суммой знаний, интуицией, опытом? Кто напомнит о них, когда устающее внимание начинает уступать воображению? Здесь — еще факт, буква документа, а тут — уже домысел, чуть дальше факта шагнувший вывод.

Среди сведений принципиальных — обстоятельств рождения и жизни, смены имен и политических демаршей, воззваний к коронованным особам и попыток отвести глаза следствию в Петербурге — заинтересовавшая меня подробность была ничтожной: где находилась самозванка в год и месяц, когда писался сердюковский портрет? Всего-навсего. При поденной росписи ее жизни, переписки, встреч, переездов, на составление которой не поскупились историки, это и вовсе представлялось пустяком. Разве что придется заглянуть в оригиналы публиковавшихся документов, найти то, что, вполне естественно, не представило интереса для других исследователей.

Только — и это выглядело невероятным! — нигде, ни в каком архиве и фонде знаменитого, во всех мелочах изученного, целиком воспроизведенного в печати дела Таракановой не существовало. Ни сейчас, ни столетием раньше. В этом легко убедиться, обратившись к нашим архивным хранениям. Но об этом можно было узнать и раньше, внимательнее вчитавшись в опубликованные материалы.

В сносках полустертой росписи затаившегося в конце страниц петита призрачно и упорно скользило — к сожалению, оригинал данного документа не сохранился; к сожалению, протоколов следствия нет — показания обвиняемой приводятся в пересказе следователя; к сожалению, — или, пожалуй, и без сожаления, — можно привести только приблизительное содержание тех или иных писем: их судьба остается невыясненной.

Правда, личность следователя не вызывает никаких сомнений: добр, честен, благороден. Правда, соответствие копии несуществующему оригиналу тем более не подлежит сомнению: да и как может быть иначе в изданиях вроде Сборников Русского Исторического общества или Чтений Общества истории и древностей российских? Но вот что случилось с оригиналами, откуда родилась уверенность в соответствии им копий, для чего было публиковать непроверенные самими исследователями повторения — эти вопросы никем и никак не поднимались. Доверие к пустоте совсем необычно даже для прошлых веков, даже для того этапа исторической науки, когда ученые еще только начинали сознавать значение подлинности документа, ценности его действительного содержания.

В поисках ответа на эти вопросы «благополучные» публикации начинали терять свою «благополучность». Каждая подробность заставляла настораживаться, каждое расхождение приобретало какой-то смысл: как-никак собственно публикаций вообще не было.

Есть неточности случайные, непроизвольные, ускользнувшие от внимания увлекшегося или не слишком скрупулезного в своем методе исследования историка. Есть неточности, необходимые для утверждения концепции исследователя, конечно, тем самым натянутой, конечно, тем самым теряющей свой научный смысл. Но здесь и речи не могло быть о небрежности или ничтожной, только самым узким специалистам приметной натяжки. Это была сознательная позиция признания условных посылок. Но зачем? Ради какой-то безусловно сомнительной исторической личности, слишком явной авантюристки — так много внимания и так много натяжек. Но настороженное подозрение вело и к другому выводу.

В многословных и подчас сбивчивых толкованиях статей выяснялись различные позиции, борьба точек зрения, убеждений, по сути лишь формально связанных с Таракановой. Имя Таракановой служило в чем-то предлогом, в чем-то поводом: настоящий подтекст сражений оставался скрытым. Но ведь верно и то, что жар этой научной полемики перекликался с жаром откликов на картину Флавицкого — все развернулось в одни и те же годы, — причем откликов самых обыкновенных зрителей, людей, бесконечно далеких от специфики и тонкостей исторических проблем.

А что, если — рождавшаяся мысль в первый момент представлялась совершенно нелепой, — что, если афере Таракановой в истории соответствовала и афера Таракановой в исторической литературе?

Глава 1

Партия в шахматы

И все-таки сначала были встречи — иначе не назвать! — случайные, редкие, необязательные для памяти, как пометки на рассыпавшихся листках старого календаря, в путанице лет, обстоятельств, впечатлений.

…Третьяковская галерея. Сумрачная зала с зеленоватыми стенами. Неохотно пробивающийся сквозь стеклянный потолок скупой зимний свет. И внутри огромной, густо позолоченной рамы тюремные нары. Морозный поток воды из зарешеченного окна. Откинувшаяся к стене девушка в бархатном платье. Крысы, множество крыс, карабкающихся к ее ногам. Чье воображение в детстве могло остаться равнодушным к этой картине! «Княжна Тараканова». Еще без своей истории, без подробностей биографии. Просто вот эта черноволосая девушка, эта заплесневевшая камера и неотвратимая смерть.

…Студенческие годы. Нескончаемые лекции по истории искусств. В разделе России XIX века живописец Константин Флавицкий. Блистательно пройденный курс в Академии художеств. Пенсионерство в Италии. Тогда же звание профессора — загодя, в предвидении будущего: разве такой талант нуждается в подтверждении? И через полтора года по возвращении на родину смерть от чахотки после первой и единственной написанной картины — «Княжны Таракановой». Драма героини — драма автора!

Или другое. Научный зал в Исторической библиотеке. Привычный стол у желтеющей стены. И за широким раствором окон год за годом, в неслышной смене дождей и снега, полуисчезнувшие монастырские постройки, расплывшиеся в перестройках очертания собора, келий и упрямая легенда о «потаенной» монахине, скрытой здесь без малого на сорок лет, — бывшей княжне Таракановой. Говорят, факты — упрямая вещь. А легенды? Те самые, которым можно верить, а можно и не верить, — все зависит от тебя самого. Как заставить память уйти от них?

…Свинцовый квадрат неба. Крутой вырез глухих стен. Камень, серый, чуть розоватый, почти черный. Только камень. Булыжная земля. Дрожь жидких травинок: «Здесь похоронили Тараканову». Так, во всяком случае, утверждали о дворе Алексеевского равелина старые охранники Петропавловской крепости. Утверждали и даже показывали ничем не отмеченный бугорок, который время втиснуло в тюремную мостовую.

…Крошится под ногами мартовский лед на улицах Несвижа. Пьяный весенний ветер кружит посеревший снег на протянувшейся к замку дамбе. Тает глина в колеях у Слуцких ворот. Не через них ли въезжала в город гостьей знаменитого Кароля Радзивилла княжна Тараканова или выезжала вместе с ним, направляясь в Италию? А может, жила здесь все годы юности? Местные предания потускнели от времени и уверенно помнят только то, что в портретной галерее радзивилловского замка до последних лет втайне хранился портрет «необъявленной» дочери русской императрицы и что была эта дочь «невиданной красоты». В Несвиже есть архитектура прошлых веков и нет Таракановой, и все равно это еще одна встреча, еще одна отметка в памяти.

Густеют сумерки в гулком зале архива. Неслышным потоком стекают из-под расписных сводов, ложатся по углам, тесно обступают неяркие кружки настольных ламп. Еле слышно шелестят набухшие столетиями листы. Нескончаемым кружевом плывет перед глазами рыжая вязь почерков, на этот раз почти недавних. XIX век, дела Собственного кабинета Николая I и…

* * *

Есть ли такая в свете или нет — этого не знаю, а буде есть и хочет не принадлежащего себе, то б я навязал камень ей на шею да в воду.

Из письма А. Г. Орлова-Чесменского Екатерине II по поводу предполагаемой дочери императрицы Елизаветы Петровны. 1774 г.

Сегодня, оглядываясь назад, не скажешь, что больше тогда поразило в этом сопоставлении — его неожиданность или откровенная нелепость. Декабристы и княжна Тараканова!

Дела императорского Кабинета в Центральном государственном архиве древних актов — сомневаться в их сведениях не было оснований. Сохранившиеся пометки утверждали: только что вступившему на престол Николаю I в течение 1826 года докладывался одновременно ход двух следствий — над обвиненными в связи с событиями на Сенатской площади и по делу княжны Таракановой. Мало того, следствие вел и доклады в обоих случаях готовил государственный секретарь граф Д. Н. Блудов.

К. Д. Флавицкий. Княжна Тараканова. Эскиз. Начало 1860-х гг.

Иными словами, люди, впервые ощутимо пошатнувшие устои трона, всей государственной системы, опасные не только замыслами, но и связями, популярностью своих идей, живые среди живых, -

и одинокая авантюристка, полвека как исчезнувшая с горизонта истории. Да и что такое вообще княжна Тараканова?

В год выступления Пугачева появилась в Европе женщина, называвшая себя дочерью императрицы Елизаветы Петровны, но, по сути, ничем, кроме частных разговоров, о себе не заявившая. Тем не менее она была выслежена и похищена в Ливорно самим командующим русским военным флотом А. Г. Орловым-Чесменским, привезена на военном корабле в Петербург и исчезла без следа в казематах Петропавловской крепости. Почему-то ее стали называть княжной Таракановой — сама она таким именем не пользовалась. И почему-то с годами появилась версия, что, в противовес этой «самозванке», существовала настоящая дочь Елизаветы Петровны, настоящая Тараканова, кончившая свои дни под именем инокини Досифеи в московском Ивановском монастыре, который продолжает стоять на нынешней улице имени историка И. Е. Забелина — большом Ивановском переулке.

Достаточно романтично и совершенно необязательно для бурного начала николаевского царствования. Если даже заподозрить нового императора в простой любознательности, для этого явно было не время. И уж тем более неуместной выглядела фигура самого докладчика. Дело Таракановой принадлежало истории, но никак не политическому сыску XIX века.

Только случайности не было. Среди бумаг Личного кабинета Александра I — не того, который представлял целое самостоятельное учреждение, а той комнаты в Зимнем дворце, где Александр работал и хранил наиболее важные для себя вещи, оказались две связки материалов — книга тайной экспедиции Сената и… дело княжны Таракановой. По какой-то причине Александр предпочитал до конца иметь их под руками, или иначе — до конца не выпускать из рук. Книга Сената заключала отдельные материалы по восстанию Пугачева. В накале дней, наступивших после событий на Сенатской площади, Николай не проявил к ней никакого интереса. Зато дело Таракановой — о нем он хочет иметь исчерпывающее представление. Так полно оправдавший доверие нового императора Блудов должен им заняться самым подробным образом, не дожидаясь конца следствия над декабристами, немедленно и скрупулезно.

Пометки в делах: Николай торопит Блудова, требует скорейшего окончания расследования о княжне — нужно ли возиться целый год! Новое выражение монаршего нетерпения, и 4 декабря 1826 года Блу-дов представляет императору доклад о Таракановой, к которому прилагается опись бумаг, захваченных в Пизе среди личных вещей «самозванки». Копия доклада, по утверждению чиновников Собственной канцелярии, несла пометку: «Подлинная записка оставлена его императорским величеством в кабинете Аничковского дворца».

Итак, Аничков. Вереницы архитекторов, владельцев, бесконечная смена назначений. Дворец для Алексея Разумовского — подарок Елизаветы, дворец для Потемкина — подарок Екатерины II. В промежутках между царскими фаворитами — возвращение в казну, и в заключение — резиденция третьего внука Екатерины, самого далекого от трона, но нежданно-негаданно оказавшегося императором — Николаем I. Скорее даже семейный его дом, с которым он не захотел расстаться и на троне. Были ведомства придворные и связанные с придворными — для царских нужд. Был Кабинет — для царского делопроизводства. И был Аничков дворец как собственные комнаты, скрытые ото всех, не доступные никому, даже из самых доверенных. Ни упорядоченного хранения, ни учета, ни посторонних глаз, действительно «свое» — вещи, бумаги, тайны.

Но те же позднейшие деятели Кабинета утверждают, что доклад не удовлетворил императора. Николай требует немедленных дополнений. Его интересует самое подробное описание внешности самозванки, сделанное по указанию Екатерины II А. М. Голицыным, и анализ полученных из Рима после смерти узницы бумаг. 22 февраля 1827 года Блудов представляет два новых доклада, на копиях которых имелись пометки: «Прибавление к записке от 4 декабря 1826 года. Представлено его императорскому величеству 22 февраля 1827 года». Теперь все связанные с Таракановой материалы были переданы в Государственный архив. Так, во всяком случае, станет утверждать спустя сорок лет начальник Собственной канцелярии граф В. Н. Панин. Никакой проверки здесь быть не могло. Государственный архив оставался безусловно недоступным для исследователей.

Следственные дела декабристов и дело Таракановой завершены. Д. Н. Блудов назначен статс-секретарем, товарищем министра народного просвещения и главноуправляющим Департамента иностранных исповеданий. Вслед за дополнительными докладами о «самозванке» он уже действительный тайный советник, а несколькими годами позже управляющий министерством иностранных дел. Как легко даются этому безукоризненному исполнителю крутые ступени служебной карьеры!

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Блудов Дмитрий Николаевич (1785–1864) — государственный деятель. Получил домашнее образование. Пятнадцати лет поступил на службу в Московский архив Коллегии иностранных дел, откуда переведен в Иностранную коллегию в Петербург. В 1813–1817 гг. находится в составе посольства в Швеции, до 1820 г. в Лондоне сначала в качестве советника, затем поверенного в делах. С 1822 г. состоит при Министерстве иностранных дел, имея допуск к материалам дипломатических сношений России с западными государствами. Осуществлял их отбор и перевод для остававшихся секретными целей. Рекомендован Н. М. Карамзиным в качестве историографа Российской империи. На основании этой рекомендации назначен Николаем I делопроизводителем Следственной комиссии о тайных политических обществах. По составлении доклада комиссии назначен статс-секретарем, товарищем министра народного просвещения и главноуправляющим Департамента иностранных исповеданий. В течение 1826–1828 гг. разбирал секретную часть Государственного архива. В 1828 г. награжден чином действительного тайного советника. С 1832 г. — управляющий Министерством внутренних дел, с 1837 г. — юстиции.

В 1839 г. назначается управляющим II Отделения Собственной канцелярии, членом Государственного совета и председателем Департамента законов. В 1842 г. получает титул графа. В 1855 г. назначен президентом Академии наук, с 1862 г. — председатель Государственного совета и совета министров. 1864 г. — из официального некролога: «Русское просвещение понесло тяжелую утрату: 19 февраля скончался граф Дмитрий Николаевич Блудов. Будущий историк изложит и оценит его государственную деятельность, его с лишком 60-летнюю службу четырем монархам… Хвала в отдаленнейшем потомстве ревнителю добра и истины!»

Ведь это то самое время, те годы, о которых современник отзовется: «Истекший [1830] год вообще принес мало утешительного для просвещения России. Над всем тяготел унылый дух притеснения. Многие сочинения в прозе и стихах запрещались по самым ничтожным причинам, можно сказать, даже без всяких причин, под влиянием овладевшей цензорами паники. Цензурный устав совсем ниспровержен… Нам пришлось удостовериться в горькой истине, что на земле русской нет и тени законности». Даже такой благонамеренный либерал, как цензор А. В. Никитенко, мог записать в дневнике: «Был на представлении Грибоедова «Горе от ума». Некто остро и справедливо заметил, что в этой пьесе осталось только горе, столь искажена она роковым ножом бенкендорфовской литературной управы».

И. Б. Лампи-старший. Г. А. Потемкин-Таврический. 1790-е гг.

1838 год приносит новый, связанный с узницей Петропавловской крепости взрыв. Наследники скончавшегося председателя Государственного совета графа Н. Н. Новосильцева обнаруживают в его архиве материалы, связанные с Таракановой. Казалось бы, что особенного? Но уже мчится очередной государственный секретарь, барон М. П. Корф, со строжайшим предписанием: все бумаги отобрать и незамедлительно доставить, не знакомясь с содержанием, Блудову. Речь идет о безоговорочном доверии, а таким, кроме Блудова, в глазах Николая не пользуется никто.

21 апреля 1838 года Блудов начинает знакомиться с материалами. Что содержалось в них, когда последовал соответствующий доклад, каковы были последующие указания Николая — остается неизвестным. Единственная временная веха — сразу по окончании разборки дела Блудов назначается управляющим II Отделением Собственной канцелярии. Новые бумаги исчезают после очередного блудовского секретного мемориала, как исчезли и первые.

Но ведь одновременно Николай заказывал А. С. Пушкину историю Пугачевского бунта. Его не остановили ни факты, ни своевольный нрав поэта. Цензура, тем более цензура, им самим осуществляемая, могла, с точки зрения Николая I, легко снять все сомнительные места. Но тогда тем более почему нужна помощь Блудова? В отношении такого важного для государственных основ пугачевского выступления Николай не нуждается ни в консультациях, ни в предварительных секретных мемориалах. Правда, Пушкину никто и не даст знакомиться с оригиналами пугачевских документов — достаточно с него одних копий. Император будет сам указывать и Карлу Брюллову, что должно быть, а чего не должно быть в его историческом полотне «Осада Пскова», пока художник вообще не откажется от картины из-за жестко диктуемой трактовки. Но вот с Таракановой постоянное участие Блудова обязательно.

И еще загадка материалов. Даже не их содержания — происхождения: каким образом какие бы то ни было отсветы таракановской истории могли оказаться в руках именно Новосильцева?

Данные Кабинета свидетельствовали, что блудовские доклады 1827 года целиком строились на архиве «самозванки», захваченном одновременно с ее похищением. А. Г. Орлов-Чесменский так и писал Екатерине II: «Все ж письма и бумаги, которые у ней находились, при сем посылаю с подписанием нумеров». Никаких мер предосторожности княжна не успела предпринять. Залогом успеха Орлова и его подручных была стремительность и неожиданность действий.

К этим личным бумагам позже добавилось сугубо секретное делопроизводство по следствию в Петропавловской крепости. Точнее, делопроизводства не было. Следствие от начала до конца вел один человек Отчеты направлялись прямо Екатерине и в тайный сыск ни в каком виде не поступали. Таково было специальное указание императрицы. Затем вместе с личными бумагами они хранились в кабинете Александра I, недоступные даже ближайшим членам его семьи. Так какие же документы могли оказаться у Новосильцева?

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Новосильцев Николай Николаевич (1761–1836) — государственный деятель. Незаконный сын сестры А. С. Строганова. В 1783 г. вступил в армию. В 1790 г. представлен великому князю Александру Павловичу, с которым близко сошелся. В 1796 г. вышел в отставку и поступил в Лондонский университет, где посещал лекции по физико-математическому и медицинскому отделениям. По вступлении на престол Александра I — действительный камергер, состоящий по особым поручениям при императоре. Член кружка «молодых друзей». На него было возложено рассмотрение проектов по части земледелия, торговли, промыслов, ремесел, искусств и художеств, а с 1802 г. дела Синода. Пользуясь особым доверием Александра I, жил во дворце и сопутствовал императору во всех заграничных поездках.

После размолвки с Александром I в 1804 г. занят второстепенными дипломатическими поручениями за рубежом. С 1813 г. вице-президент временного управления Варшавским герцогством, с переименованием герцогства в Царство Польское (1815) главный делегат при его правительственном совете, с 1821 г. состоял при наместнике, великом князе Константине Павловиче. Жесткость политики Новосильцева способствовала развитию восстания 1830 г. В 1831 г. отозван в Россию. В 1832 г. — председатель Государственного совета. В 1833 г. получил титул графа. Во время пребывания в Польше составил огромную коллекцию рукописей, в значительной своей части погибшую в 1831 г. в Варшаве.

Спустя семьдесят лет, иначе сказать — в канун Первой мировой войны, о новосильцевских бумагах будет официально заявлено, что ничего, кроме копий, они не содержали. Так утверждал Блудов. Предположим. Копии отдельных документов из государственных архивов могли представлять интерес для настоящего собирателя, каким и стал Новосильцев. Но вот каким образом и при каких обстоятельствах эти копии оказались сняты, кто и с какой целью ими занимался? По чьей воле, вине или умыслу образовалась та щель недосмотра, которая позволила нечто подобное предпринять?

Возможно, Николаю I, несмотря ни на что, понравилась жесткость Новосильцева-чиновника и наверняка импонировала его политика «железной руки», спровоцировавшая, по мнению позднейших историков, остроту польских событий 1831 года. Новосильцев отзывается в Петербург, чтобы занять одновременно две должности — председателя Государственного совета и председателя Комитета министров. История — это факты, но история — это и люди. «Кто» слишком часто означает и «что», и «почему». Простил ли Новосильцев свое слишком долгое изгнание, удовлетворился ли службой? Чем объяснить, что, зная напряженный интерес двора к таинственной княжне и разговорам вокруг нее, Новосильцев не поторопился известить ни бывшего высокого друга, ни тем более его преемника о своих находках? Забывчивость или расчет — чем определялось неизменное молчание новоявленного и неожиданно ставшего всемогущим графа? Или, слишком опытный государственный деятель, он не захотел повторить ошибки известного дипломата А. П. Бестужева-Рюмина, который во времена Анны Иоанновны ухитрился выкрасть для императрицы из голштинских архивов обращенное против нее завещание Екатерины I — услуга огромная, неоценимая — и в награду лишился всякой надежды вернуться в Петербург? Ретивые слуги всегда опаснее нерадивых.

Поспешность Николая I с изъятием бумаг Новосильцева не имела особого смысла: кто знает, скольких людей граф захотел и успел приобщить к этой слишком небезразличной для императорского дома тайне? Тем не менее таракановское дело возвращается в Государственный архив, чтобы совершенно неожиданно быть затребованным Блудовым… в 1843 году. Упоминающий об этом факте В. Н. Панин не приводит никаких обоснований действий Блудова, никакой причины нового интереса к делу. Он не указывает и того, как долго материалы оставались в руках управляющего II Отделением Собственной канцелярии. И кстати, почему вообще об очередном изъятии таракановских материалов надо было упоминать спустя много лет? Любовь к точности, совершенно необязательная для министра внутренних дел, или необходимость, смысл которой остался не выясненным историками? Существовал же негласный запрет, наложенный на тему «самозванки». Среди многочисленных исторических публикаций, которыми полны издания тех лет, ее имени нет. Лишь очень косвенно можно с ним соотнести промелькнувшее в «Москвитянине» краткое сообщение профессора Московского университета И. М. Снегирева о народных преданиях, будто была обвенчана Елизавета Петровна с Алексеем Разумовским.

Но ведь у всех действий николаевского режима есть свой особый подтекст — противостоять любой ценой нарастающей во всей Европе волне революционных настроений. 1842 год — это начало издания «Рейнской газеты» под редакцией К. Маркса, 1847-й — создание Союза коммунистов, а 1848-й — февральская революция во Франции и публикация «Манифеста коммунистической партии». Всякое сомнение в законности власти и непогрешимости ее носителей превращалось в глазах Николая I в преступление против государства, предполагавшее немедленное и жесточайшее пресечение, шел ли разговор о событиях современности или самого далекого прошлого. В 1843 году цензоры отсиживают один за другим сроки ареста на гауптвахте за каждую едва уловимую мелочь, вроде недостаточно почтительного отношения к офицерам вообще или фельдъегерям тоже вообще, а министр народного просвещения граф С. С. Уваров откровенно заявляет одному из них, что «хочет, чтобы, наконец, русская литература прекратилась. Тогда, по крайней мере, будет что-нибудь определенное, а главное — я буду спать спокойно». «Политическая религия, — заявит тот же министр, — имеет свои догматы неприкосновенные, подобные христианской религии. У нас они — самодержавие и крепостное право; зачем же их касаться, когда они, к счастию для России, утверждены сильною и крепкою рукой».

В России суровость цензурных запретов достигает в последующие годы своего апогея. Запрещается образование каких бы то ни было новых периодических изданий, наблюдение за старыми осуществляется с редкой мелочностью и жестокостью. А вот на сцене парижского театра «Жимназ драматик» в канун революции 1848 года появляется комедия-водевиль в двух действиях «Превращение» Шарля Лафонта и Багарля. Среди действующих лиц императрица Елизавета Петровна, Алексей Романовский (Разумовский), начальник Тайной канцелярии Шувалов, вымышленные персонажи — комендант Петропавловской крепости майор Дракен и его дочь Феодора. Первое действие происходило в Петропавловской крепости, второе — в Летнем дворце. Успех комедии, не щадившей репутации русской монархини и пытавшейся пролить свет на историю Таракановой, был огромным. В репертуаре театра она продержалась больше десяти лет. Кстати, Ш. Лафонт — сын известного инструменталиста, который — в течение 1808–1814 годов служил придворным солистом-скрипачом в Петербурге. Круги нежелательной информации расходились по Европе, и II Отделение бессильно было этому противостоять.

На русском престоле новый самодержец — Александр II. Вынужденная, хотя и недолгая, либерализация. Готовившаяся отмена крепостного права со всем накалом сопутствующих ей политических страстей и… Тараканова! Дела Собственной канцелярии обстоятельно и равнодушно свидетельствуют, что очередной император, целиком поглощенный предстоящими переменами, отдает распоряжение все тому же неизменному Блудову подготовить мемориал о княжне.

История времен Николая I начинала повторяться. Впрочем, не совсем так. Александр II не спешит, но требует чего-то совсем иного по сравнению со своим предшественником, даже если Блудову понадобится целых семь лет, чтобы составить нужный доклад. А пока все документы — отныне они числятся за II Отделением Кабинета — названы выданными «для ревизии».

Но что можно так кропотливо выискивать в изученном до последних мелочей материале, тем более не историку, не ученому — высокому чиновнику? Чему служило бесконечное перечитывание едва ли не на память заученных бумаг? Установление новых связей, взаимосвязей, выводы, касающиеся все более удаляющихся в прошлое дней? Или это не поиск, а какая-то иная цель и форма работы над документами? Обстоятельность и тщательность Александр II здесь явно предпочитает поспешности.

Только и этого мемориала в делах Кабинета нет. Зато есть… секретные донесения о разговорах по поводу княжны Таракановой. Кто только не начал говорить о ней! Либерально настроенная интеллигенция, чиновники, студенты — круги расходились все шире и шире. Авантюристка прошлого века как тема актуальных обсуждений и те же обсуждения как предмет политического сыска, вплоть до личных докладов царю, — неясностей становилось все больше. А факты — факты ничего не выясняли, скорее наоборот.

Тараканова — из всех подобных фигур в русской истории она ближе всего к Самозванцу. Погиб ли царевич Дмитрий в Угличе? Выдавал ли себя за него именно Григорий Отрепьев или кто-то иной? Существовал ли вообще Отрепьев? На эти вопросы пока нет определенных и, во всяком случае, документально обоснованных ответов. Зато никто и никогда не выражал сомнения в том, что на престоле в Смутное время оказался именно самозванец, именно Лжедмитрий. А здесь?

То, что царевич Дмитрий родился, жил, был сыном Ивана Грозного и Марии Нагой, — исторический факт. О дочери Елизаветы Петровны никогда и никаких официальных сведений не промелькнуло ни в елизаветинские годы, ни вообще в XVIII веке. Что в таком случае меняло, был ли ее отцом Алексей Разумовский, которого молва — и только молва! — считала обвенчанным супругом царицы, или пришедший ему на смену «незаконный» Иван Шувалов? «Необъявленная» при жизни матери, она, вернее — ее имя, даже скорее, чем имя царевича Дмитрия, могло быть при желании использовано любой искательницей приключений. Ничего не проверишь. Правда, — и это тоже бросалось в глаза — и мало чего добьешься. Права «самозванки» рисовались слишком сомнительными, а претензии для тех, кто по тем или иным соображениям захотел бы ее поддержать, слишком неубедительными. Игра не стоила свеч!

Донесения тайного сыска не отличались многословием, и все же из сравнения скупых строк становилось очевидным: в княжне видели не только жертву произвола, но и законную наследницу русского престола. Родная дочь Елизаветы Петровны, родная внучка самого Петра — за этим упрямым акцентом на родственной связи читался намек на тех, кто этой связью не обладал, и прежде всего на Екатерину II. Великая Екатерина — через сколько трупов переступила она и ее сподвижники, чтобы захватить никаким образом не предназначавшийся и не принадлежавший ей по существовавшим правам престол. Нет, с ней был связан не простой дворцовый переворот, не семейный розыгрыш власти, а настоящая узурпация.

Кстати сказать, дневник Валуева сохранил знаменательный разговор Александра II, тогда еще наследника, все с тем же графом Блудовым, преподававшим ему основы законности и государственного устройства. Александр задал своему наставнику вопрос: есть ли разница между монархией и деспотией? Блудов ответил, что, конечно, есть. Монарх сам устанавливает законы, но и подчиняется им. Деспот не признает никаких законов, в том числе и им самим установленных.

На русском престоле продолжали оставаться наследники именно Екатерины. Закон, законность, право — каким горьким ироническим смыслом наполнялись относительно их правления эти понятия. А что оставалось от излюбленного аргумента «благонамеренных» — об исконности государственных установлений! Россия переживала произвол самодержавия, но самодержавия, преступившего притом все законы своего собственного института. Какие принципы следовало после этого свято хранить, каким сохранять нерушимую верность?

И очередное «но». Все это было верным относительно Петра III, задушенного по приказу Екатерины братьями Орловыми, Ивана Антоновича, по ее же указанию зарубленного саблями военного караула после двадцати с лишним лет одиночного заключения. Но как могла фигурировать в той же связи «незаконнорожденная» княжна Тараканова, почему на ней одной сосредоточилось общественное внимание?

Донесения о разговорах помечены 1859–1862 годами. Но, значит, буквально в их атмосфере рождается картина Флавицкого: она появилась на академической выставке в 1864 году. И вот поправка к такому привычному, устоявшемуся представлению историков искусства.

В любом обзоре истории русской живописи «Княжна Тараканова» — типичный пример искусства позднего, отживающего академизма. Утрированные чувства, утрированные обстоятельства, нарочитая красивость героини и далекая от жизни тема. Как легко противопоставлялась она жанровым картинам первых бытописателей, проповедям молодого И. Н. Крамского. Тем более что ее появление относится к году знаменитого «бунта 14» — выхода из Академии художеств ее воспитанников, отказавшихся писать программные картины на исторические темы.

Оказывается, при всем формальном сходстве с полотнами академизма, при всем том, что Флавицкий действительно был и любимым выучеником, и послушным последователем его адептов, смысл картины для русских зрителей тех лет был совсем иным. Отсюда толпы перебудораженных зрителей, восторги, слезы, все новые толки в частных беседах, переписке, впервые на страницах печати, — что могло укрыться от недреманного ока политического сыска? В неожиданном успехе картины для историков искусства всегда было лишнее свидетельство склонности современного зрителя к салонному сентиментализму. Ну а для политического сыска тех лет — новый опасный симптом общественного возбуждения.

Как определить, какую роль сыграло полотно Флавицкого в выступлении начальника II Отделения Собственной канцелярии В. Н. Панина? Хронологически именно после появления картины он предлагает раз и навсегда положить конец «пустым толкам». В делах Кабинета появляется его записка о необходимости опубликовать в связи с делом Таракановой… записки Блудова. Да-да, не документы, не оригиналы, которыми располагал Кабинет, а те выводы и соображения, которые были сделаны по ним Блудовым. Согласно официальному комментарию 1905 года, «к этому его могла побудить картина живописца-поляка, которая сделалась известна во всей России и содержание которой лживо». По меньшей мере необычная идея!

Но даже с блудовскими записками дело обстоит совсем не просто. Александр II дает согласие на публикацию, как видно, с определенным условием, потому что следующим встает вопрос об их обработке и подготовке. Речь идет не об обычном специалисте — издательском работнике или литераторе, тем более не об историке, а о наиболее доверенном из чиновников. Если здесь кто и нужен, то лицо, допущенное к выполнению наиболее секретных поручений. Выбор падает на чиновника Кабинета Бреверна. Ему передаются блудовские дневники и… весь архив Таракановой. Зачем? Единственным логическим объяснением было установление синхронности: впечатления Блудова должны точно соответствовать содержанию наличных материалов, и наоборот. Вот по окончании такой работы документы впервые оказалось возможным сдать в Государственный архив. Так, во всяком случае, утверждали официальные историки, хотя вплоть до революции ни одному из них не удалось заглянуть в этот фонд.

И все равно блудовские записки — это интересно. Откуда еще можно узнать, чем определялся интерес царствующих особ к давно исчезнувшей авантюристке? Иными словами, здесь могло быть начало разгадки. Но первый же шаг на пути к ней означал и первые осложнения.

В фондах Кабинета рукописи записок не значилось. Ничего удивительного. Но, несмотря на совершенно определенное свидетельство документов, не существовало и никакой публикации записок Блудова по поводу Таракановой. Зато библиографические справочники указывали на существование документов из архива Таракановой, подготовленных к печати В. Н. Паниным. Причем эта книга появилась в указанный год в Лейпциге на немецком языке. Метаморфоза неожиданная и противоречащая самой элементарной логике чтобы положить конец опасным пересудам в России, опровергающие их документы печатались в чужой стране и на чужом языке! Только позже они появятся под видом научной публикации в одном из русских исторических изданий с достаточно ограниченным тиражом, и Панин будет представлен в ней не в своей служебной должности, но как почетный член Общества истории и древностей российских. Отсюда и ссылки на документы, и указание номеров архивной росписи — все как в настоящем исследовании.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Панин Виктор Никитич (1801–1874) — государственный деятель. Получил домашнее образование. В 1819 г. выдержал экзамен при Московском университете и поступил на службу в Коллегию иностранных дел. С 1824 г. секретарь посольства в Мадриде, с 1829-го — поверенный в делах в Греции. В 1832 г. — помощник министра юстиции, с 1839-го — управляющий министерством, в 1841–1862 гг. — министр юстиции. В связи с отменой телесных наказаний, убежденным сторонником которых он был, вышел в отставку. Представлял основной тормоз в проведении реформы по отмене крепостного права. С 1864 г. — главноуправляющий II Отделением Собственной канцелярии. Будучи председателем редакционных комиссий реформы, добился резкого снижения максимального надела земель для крестьян. Автор двух исторических сочинений: «Краткая история Елизаветы Алексеевны Таракановой» («Чтения» Московского Общества истории и древностей российских, 1867) и отдельного издания «О самозванке, выдававшей себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны» (М., 1867).

Снова архив, но на этот раз с панинскими указаниями: дело Самозванки, отдел II, № 425, отдел I, № 287… Все выглядело как нельзя проще, только… только, несмотря на все розыски, никаких следов фонда Таракановой найти не удавалось. Скрупулезная точность «почетного члена» превращалась в миф. Может быть, какие-то указания заключались в трудах историков, работавших над этой темой?

Исследователи XIX века еще не умели придавать должное значение ссылкам, как и точному следованию букве документа. Но вот последнее по времени предреволюционное исследование о Таракановой, в полном смысле слова монография, изданная в канун Первой мировой войны в Кракове на польском языке и почти тут же переведенная на русский. Ее автор, Э. Лунинский, благодарил сотрудников Государственного архива за любезно предоставленные копии документов: оригиналов ему увидеть не привелось. Ну а предшественники краковского историка? Оказывается, Э. Лунинский не одинок — ни одному из них не довелось ни работать над оригиналами, ни просто держать их в руках. Княжна Тараканова, или та, что скрывалась под этим именем, оставалась неуловимой.

* * *

В наше время уже утеряли значение политические причины, заставлявшие скрывать многое, что может бросить истинный свет на неясные события русской исторической жизни. Неужели русская история осуждена на ложь и пробелы на все время, начиная с Петра I?

Журнал «Русская беседа», 1859. Из предисловия к статье о Таракановой

По сравнению со скупостью архивов количество печатных материалов о Таракановой казалось ошеломляющим. Чего тут только не было — от монографий и научных сообщений до душещипательных романов, от повестей до сомнительного свойства поэмы И. В. Шпажинского, разоблачавшей «самозванку» в рифмованных строках. Но, просматривая эту россыпь, нельзя было не обратить внимания на одну ее особенность. Статьи и книги складывались в упрямую и четкую схему сражения — взглядов, убеждений, по сути дела, партий, только не научных, а политических. И это сражение развертывается сразу после вступления на престол Александра II.

Ведь если строго придерживаться фактов опубликованных, откуда читатель вообще мог знать о Таракановой, бледной, безгласной тени, промелькнувшей между привезшим ее военным кораблем и петропавловским казематом, к тому же на фоне еще до конца не завершившихся бурных и волнующих пугачевских событий? Ни разу, кажется, до того времени ее имя не упоминалось в печати, тем более не было предметом публичных обсуждений. Ни для кого ее не существовало, а тут сразу обширнейшие материалы, сложнейшие обстоятельства судьбы как нечто само собой разумеющееся, всем безусловно знакомое.

Правда, любой архивист болеет скрытым или откровенным недоверием к «печатному». Не потому, что есть в душе хоть тень надежды все открыть заново самому, — такая мысль быстро проходит еще на студенческой скамье. Просто историческая наука как наука не так уж стара, а практика обращения с архивными документами, принцип безусловного уважения к каждому из них, к каждому их слову еще моложе. «Доказано» — «не доказано» еще до сих пор не всегда корректируются принципом «чем доказано», и вместо удельного веса каждого отдельного довода вводится некая абстрактная относительно конкретных посылок величина. Но здесь были существенными даже не приводившиеся факты — без научных доказательств они и так не выходили из области легенд, — но точка зрения сторон. В публикациях угадывался возраставший накал ожесточенного внутреннего спора, который выносился на суд читателя. И значит, существовала народная память, способная принимать и не принимать, отвергать доказательства или с ними соглашаться.

Неизвестный художник. Екатерина II. Из собрания П. А. Демидова

1859 год. «Русская беседа». Обращение редакции: «Неужели русская история осуждена на ложь и пробелы на все время, начиная с Петра I?» И дальше материалы о Таракановой. Донесения лиц, знавших Тараканову в Италии, свидетельства современников, встречавших ее в детстве в Петербурге. Личные, сугубо секретные донесения Екатерине II Алексея Орлова о ходе охоты за княжной — в Европе она носила имя принцессы Елизаветы, — изложенная им самим история ее похищения. Его же письмо Таракановой на немецком языке, полуграмотное, уклончивое, трусливое. Ответ княжны, полный достоинства, с великолепными придворными французскими оборотами. Наконец, записка Екатерины II контр-адмиралу, доставившему княжну в Петербург со своей эскадрой: благоволение, особая благодарность, инструкция на будущее.

Редакция журнала не обсуждала происхождения княжны: «знаменитая интриганка, выдававшая себя за дочь Елизаветы Петровны от Разумовского». Не приводила версий ее конца: «Что сталось с Таракановой по прибытии в Россию, неизвестно. Кажется, она умерла в заточении». Это была позиция нарочитой отстраненности по принципу: пусть факты говорят сами за себя. И они говорили — языком «самозванки», богатым, привычным ко всем хитросплетениям придворных оборотов, ее знанием политической ситуации в каждой из европейских стран, знакомствами и связями. В чем, в чем, а в образованности, совсем необычной, слишком широкой и разносторонней для женщины тех лет, Таракановой никак нельзя отказать. Такой ли уж просвещенной монархиней смотрелась рядом с ее строками сама Екатерина в ее неустанных усилиях создавать видимость выдающегося ума?

Факты говорили беззаконностью действий Алексея Орлова и его сомнительных подручных, которые могли захватить в чужой стране группу лиц, являвшихся по меньшей мере подданными других государств. Они говорили и позицией Екатерины II, откровенно инспирировавшей похищение и не задумавшейся сгноить без суда и следствия «самозванку». Государственное преступление, покушение на власть? Пусть так. Но ведь и они могут быть осуждены по закону, открыто, без тайных застенков и бесследных исчезновений. Речь шла даже не о конкретном человеке, хотя и его черты начинали прорисовываться достаточно четко, — о прецеденте, факте.

Конечно, можно сказать: монарх, правитель — это характер, иногда — личность. Но точнее — обстоятельства, всегда и прежде всего обстоятельства. Николай I мог отвергнуть саму идею отмены крепостного права, хотя и понимал ее неизбежность: в 1840-х годах монархия в России была достаточно сильна. Александр II вынужден обратиться к той же идее. Соображение, что лучше отменить крепостное право сверху, чем ждать, пока его свергнут снизу, диктовалось обстоятельствами. Опять-таки обстоятельства заставляют Александра II в напряженнейшей обстановке ожидания политических перемен по самым острым, волновавшим общественное мнение вопросам выступать первым, предпочитая неожиданную атаку обороне. Да и есть ли в обороне надежда если не переломить общественное мнение, то хотя бы существенно повлиять на него?

Но вот с Таракановой Александр II явно опаздывал. Инициативу перехватывает на первых порах «Русская беседа». Оставалось защищаться — либеральная эпоха не допускала слишком явных цензурных окриков. С завидной быстротой (шесть месяцев разве срок для большого исследования!) в печати появляется другой материал — в «Русском вестнике». Никаких ссылок на «Русскую беседу», никакой открытой полемики — нa первый взгляд только факты. Другое дело — их зашифрованный подтекст.

Жалобы редакции «Русской беседы» на нехватку источников? Но что, кроме исторических анекдотов и нe поддающихся проверке слухов, может существовать в отношении такой фигуры, как Тараканова? М.Н. Лонгинов так и называет свою статью «Из анекдотической хроники XVIII века». К услугам читателей обширный обзор иностранных, явно благоволивших к княжне источников — разве разберешься в их противоречиях и неточностях? А чего стоят бесчисленные версии о происхождении Таракановой — от знатной польки до дочери пражского трактирщика, от наследницы турецкого султана до безродного подкидыша. Или варианты ее смерти — согласно легендам, тут и усилившаяся в заключении чахотка, и смерть в водах Невы.

Но маленькая корректирующая деталь. Тараканова якобы — М. Н. Лонгинов в этом уверен — родила в крепости сына от Алексея Орлова, и ребенка крестил сам генерал-прокурор А. А. Вяземский и супруга коменданта крепости. Не так-то страшен каземат, как это могло бы показаться. Правда, автор спешил добавить, что судьба ребенка неизвестна и слухи о том, что будто это Александр Алексеевич Чесменский, конногвардейский офицер, едва не ставший в конце 1780-х годов очередным фаворитом Екатерины, лишены всяких оснований. Продолжение рода Таракановой все же представлялось слишком нежелательным. Единственное, что не подлежало, по Лонгинову, сомнению в хитросплетениях жизни княжны, — связь ее появления на европейском горизонте с польскими конфедератами — эдакий модернизированный вариант Дмитрия Самозванца.

Автор поражал воображение читателя обилием имен, дат, даже ссылок на печать XVIII века, не исключал саму идею поиска оригинальных документов. Их в статье не было. Зато охотно повторялись, прямо по «Русской беседе», подробности похищения княжны с небольшим, но каким же существенным уточнением: Алексей Орлов начал добиваться доверия «самозванки» много раньше, чем того захотела Екатерина II. Иными словами, достаточно прозрачный намек на некую самостоятельную игру, которую Орлов мог обратить, а мог и не обратить в пользу императрицы. Тем самым отданное Екатериной распоряжение о похищении теряло свою остроту и вопиющую беззаконность. А заключение в крепости становилось в конечном счете вполне заслуженным наказанием за громкие похождения, «разврат» и «смуты», поддержанные внешними врагами Российской империи. И как вывод — еще одна закулисная дворцовая история с участием авантюристки, незадачливой искательницы приключений.

Первые выступления в печати, как первые ходы в растянувшейся на десятилетия шахматной партии. Точки над «i» поставлены, часы пущены. «Русская беседа» — это Аксаковы, М. П. Погодин, А И. Одоевский, А. К. Толстой, В. И. Даль, Д. Л. Мордовцев, М. А. Максимович, И. В. Киреевский, И. С. Никитин. Может быть, больше литераторы, чем историки, но с безусловным уважением к факту, исторической истине, объективному анализу. «Русский вестник» — не кто иной, как М. Н. Катков, пусть еще достаточно либерально настроенный, но уже со всеми будущими верноподданническими установками. И еще автор статьи — М. Н. Лонгинов.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. В августе 1858 г. градоначальником Москвы Закревским был составлен по личному указанию императора «Список подозрительных людей в Москве», приложенный к «Записке о разных неблагонамеренных толках и неблагонамеренных людях». Основной экземпляр предназначался шефу жандармов, копия — председателю Государственного совета. В «Записке» Закревский писал: «По разным слухам и секретным негласным дознаниям можно предположить, что так называемые славянофилы составляют у нас тайное политическое общество. Славянофилы появились после Польской революции, в виде литературного общества любителей русской старины. Центр этого общества — Москва. Литературные органы его: 1) Русская беседа, редактор Кошелев. Главные сотрудники Хомяков, Аксаков и Самарин; 2) Сельское благоустройство, отдел Русской беседы; редактор и сотрудники те же. Денежный двигатель общества Кокорев, поддержанный множеством купцов нового поколения, которых славянофилы всячески к себе привлекают.

Общество славянофилов развивает общинные или демократические начала. Оно составлено от лиц разных сословий: дворян, чиновников, купцов, мещан, людей духовного звания и ученых. Вредное по своему составу и началам, Общество это надеется на какое-то покровительство и смело распространяет круг своих действий… Все эти издания расходятся в большом числе экземпляров, читаются пылкою молодежью неопытною и дают направление общему мнению. Элементы, которые могут послужить неблагонамеренным людям, чтобы произвести переворот в государстве, следующие: 1. Крестьянский вопрос — орудие для возбуждения крестьян против помещиков, а последних против правительства. 2. Бессрочноотпускные нижние чины. 3. Раскольники… 4. Фабричный народ. Этот класс людей давно подготовляется уже к беспорядкам… 5. Театральные представления… 6. Распространение сочинений Герцена».

Первыми в «Списке подозрительных лиц» были названы братья Аксаковы. О М. П. Погодине указывалось: «корреспондент Герцена, литератор, стремящийся к возмущению», о В. А. Кокореве: «западник, демократ и возмутитель, желающий беспорядков».

Формально М. Н. Лонгинов не уступал аксаковской группе в научном авторитете. Его имя — это многочисленные работы по русской литературе, по Н. И. Новикову, масонам, это полновесная библиография по отечественным писателям, наконец, многолетняя связь с кружком Н. А. Некрасова. И тем не менее досье именно исследователя — не изучаемого исторического лица! — как же часто его необходимо знать для правильной оценки научного материала и как далеко не безразлична даже для простой публикации документа позиция ученого. Едва заметная перестановка фактов (кто, кроме узких специалистов, сумеет ее подметить?), их изменившаяся последовательность, переставленные акценты — и от того, что было в действительности, не остается и следа.

Тараканова — явно случайная тема для автора. Но тогда тем более откуда такая уверенность в правоте своей позиции, своей информации, безразличие к научным аргументам? И здесь невольно приходит в голову аналогия: Тараканова и Блудов, Тараканова и Лонгинов. Конечно, не министр и даже не государственный секретарь, всего лишь крупный чиновник, губернатор, но зато в дальнейшем начальник Главного управления по делам печати. Ведь почему-то из всех губернаторов, грешивших научными интересами, выбор остановился именно на нем. А то, что выбор не был случайным, показало время. Не кто иной, как М. Н. Лонгинов станет главным автором печально известных правил от 1 мая 1872 года, перечеркнувших относительно либеральный закон о печати и отдавших власть над ней в руки Министерства внутренних дел. Годы руководства Лонгинова управлением — один из самых тяжелых периодов для русской литературы и журналистики. Так не была ли Тараканова поручением с заранее намеченной целью, которое не дается первому встречному и поперечному: знак доверия — залог карьеры.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Лонгинов Михаил Николаевич (1823–1875) — чиновник, известный библиограф. По окончании курса Петербургского университета находился на службе при московском военном генерал-губернаторе. В дальнейшем состоял членом от правительства в тульском губернском по крестьянским делам присутствии, крапивенским уездным предводителем дворянства и орловским губернатором. С 1871 г. начальник Главного управления по делам печати. Выступал как поэт, в том числе с получившими широкую и скандальную известность порнографическими стихами, и как прозаик. Со второй половины 50-х годов сотрудничал в «Современнике» историко-литературными и библиографическими заметками и статьями под общим названием «Библиографические заметки». Реакционная политика Лонгинова в руководстве русской печатью вызвала резкие выступления против него многих литераторов.

Лонгинов не остается одиноким в своем выступлении. Его поддерживает «Северная пчела» — Фаддей Булгарин. Вдогонку «Русскому вестнику» она печатает небольшое сообщение будущего известного романиста П. Мельникова-Печерского. К вариантам конца жизни Таракановой добавляется новый — тихая праведная жизнь в стенах московского Ивановского монастыря под именем монахини Досифеи и в заключение пышнейшие, на всю Москву, похороны с высшим духовенством, знатью и погребением в родовой усыпальнице семьи Романовых — Новоспасском монастыре. Что значил в сравнении с сорокалетним благополучным монастырским бытием эпизод с заключением в Петропавловской крепости — мелочь, которая вполне могла потускнеть даже в воспоминаниях самой Таракановой — Досифеи.

Но и этого дополнения направляющей руке мало. «Северная пчела» после нескольких номеров снова обращается к Таракановой, чтобы уточнить: была настоящая Тараканова — смиренная, богобоязненная, ни на что не претендовавшая праведница — и была псевдо-Тараканова, красавица авантюристка. Это в ее камере довелось отбывать наказание некоему Р. Винскому. Винский видел нацарапанную ею надпись на стекле по-итальянски: «Мой боже» — и слышал от старика надзирателя, что похоронили ее во дворе Алексеевского равелина.

С одной стороны, рассказы живых людей, правда не совсем свидетелей и даже не современников, а так — по поводу, слухи, которые с натяжкой можно назвать народными преданиями, с другой — документы. Борьба положительно не была равной даже с точки зрения еще только начинавшей определяться исторической науки. Что ж, своим ставленникам Кабинет мог помочь и иным путем.

Через несколько месяцев после публикации таракановских материалов и своего призыва избавиться наконец от лжи в русской истории «Русская беседа» перестала существовать. Никаких административных мер — просто фактически издававший журнал на протяжении 1859 года И. С. Аксаков из-за запутанных юридических требований не смог стать его официальным издателем. Что же касается уже напечатанных материалов, то их представлялось возможным обезвредить. Они издаются в Лейпциге на немецком языке с некоторыми небольшими правками и комментариями, вполне достаточными, чтобы направить мысль читателя в соответствующее русло. Эту функцию возьмет на себя Августин Голицын, постоянно живший в Париже исторический писатель, автор известного в свое время полемического сочинения «Свободна ли русская церковь?».

Совпадение или логический вывод, но именно в этот момент Блудов находит возможным представить Александру II свой мемориал о Таракановой и сдает во II Отделение Кабинета имевшиеся у него документы. Думали ли они оба, что все необходимые меры уже предприняты, или рассчитывали, что продолжения не будет, — наивная и редко оправдывавшая себя самоуверенность власти!

В конце концов, дело было не столько в позиции «Русской беседы». Высказанная достаточно осторожно, в расчетливо и точно найденных выражениях, она скорее давала пищу для размышлений, подсказывала, но недоговаривала. Куда существеннее другое.

Журнальная статья представляла прямую публикацию документов. Так почему Кабинет не заинтересовался, каких именно и откуда? Ни личная сверхсекретная переписка Екатерины II с Алексеем Орловым, ни указания императрицы контр-адмиралу по поводу привезенной пленницы, ни даже письма Таракановой не могли стать достоянием ничьего частного собрания. Редакция ссылалась на рукопись, составленную еще в 1820-х годах в России и случайно оказавшуюся в ее распоряжении.

Подделка? Но тогда ее ничего не стоило опровергнуть, исходя из тех же материалов Кабинета, и соответственно начать следствие по поводу оскорбления царского имени — в России с такими вещами шутить не приходилось. А раз ни официального разоблачения, ни тайного следствия не последовало, оставалось едва ли не единственное правдоподобное объяснение: новосильцевский архив. Опубликованные материалы должны были в нем существовать. Ни Блудов, ни тем более Александр II не могли даже предположительно знать, скольким людям знакомо собрание Новосильцева, в скольких копиях существовала или, по выражению тех лет, имела хождение рукопись. Любые разоблачения повели бы в таком случае к опровержениям в России, Польше, за рубежом, к совершенно нежелательным подробностям. Тогда понятно упорное молчание Кабинета и не менее твердая позиция официальных историков: никаких ссылок на документальные источники.

Зато донесения тайного сыска свидетельствовали о другом. О Таракановой начали говорить повсюду, слишком оживленно, слишком заинтересованно и совсем не так, как подсказывали Лонгинов и Мельников-Печерский. Авантюристка? Искательница приключений без роду и племени? Нет. Еще недавно полумифическая фигура перерастала в символ жертвы насилия, произвола, беззакония, всего беспощадного смысла самовластья. Был в разговорах и совершенно особый оттенок. Многие не хотели сомневаться в подлинности царского происхождения Таракановой. Недвусмысленное обвинение в захвате власти последними Романовыми явственно носилось в воздухе. Не просто самодержцы, пусть со всеми свойственными им методами насилия, но еще и самодержцы безо всяких на то человеческих и божеских прав.

Положительно Блудов, тем более в своей роли министра внутренних дел, поторопился закрыть дело Таракановой. Почти сразу в «Чтениях» Общества истории и древностей российских появляется небольшая, на первый взгляд совершенно безобидная заметка — о браке Елизаветы Петровны с предполагаемым отцом Таракановой, Алексеем Разумовским. Всего только справка: самый что ни на есть законный церковный брак, а не какая-нибудь тайная связь. Источник сообщения не мог вызывать никаких сомнений — граф С. С. Уваров, в прошлом министр народного просвещения, ратовавший за полное уничтожение русской литературы, но, главное, человек архиконсервативных монархических взглядов, выдвинувший идею знаменитой николаевской триады: «самодержавие, православие, народность», способный обвинять даже Николая I в либерализме. К тому же С. С. Уваров через жену состоял в родственных отношениях с семьей Разумовских.

Конечно, морганатический брак по своим правовым, юридическим возможностям не шел ни в какое сравнение с браком объявленным, союзом царственной крови. Но он, во всяком случае, снимал пятно любовной связи с репутации императрицы — немаловажное обстоятельство с точки зрения обывательской благопристойности. Формально Уваров беспокоился именно об этом, потому так подробно рассказывал обо всех обстоятельствах венчания и даже перечислял поименно слушателей своего рассказа в тот далекий день 1843 года, когда ему довелось быть в Варшаве гостем И. Ф. Паскевича-Эриванского и его супруги, двоюродной сестры А. С. Грибоедова. Мелкие, отвечающие действительности подробности всегда помогают убедительности главного. Только помимо репутации Елизаветы Петровны свидетельство Уварова затрагивало еще один достаточно существенный момент. Если бы в результате морганатического брака появились дети, их связь с престолом не подлежала бы сомнению. И такая связь приобретала особую значимость в случае существования специального завещания. Кстати сказать, именно на завещании и строила свои притязания «самозванка»!

И Кабинет решается на совсем неожиданный ход. Почему бы не изобразить «самозванку» такой, какой она должна выглядеть? Наглядные уроки запоминаются куда лучше устных или словесных. Из заграничной пенсионерской поездки только что вернулся К. Д. Флавицкий, обязанный Академии художеств как бы авансом полученным званием профессора. За звание следует отблагодарить, в нем необходимо утвердиться для получения соответствующей должности в академических стенах. По всем расчетам, Флавицкий должен предельно точно выполнить поручаемое ему задание: княжна Тараканова в том варианте, который был предложен М. Н. Лонгиновым. Так случалось в академической практике достаточно редко, но в данном случае Флавицкому прямо предписывалось воспользоваться именно этим и никаким другим материалом.

Что произошло с художником — не понял ли он смысла полученного указания, увлекся собственными поисками, дополнительными сведениями, которые могли пополнить картину событий далекого прошлого, или поступил совершенно сознательно, как его в том и подозревала академическая администрация? Вместо благонадежного Лонгинова источником художественного решения Флавицкого становится публикация в «Русской беседе», та самая, с которой началась публичная полемика. Осуждение и разоблачение сменяются симпатией и сочувствием. Преступница превращается в жертву, акт справедливости — в акт вопиющего беззакония и насилия.

Метаморфоза проявилась слишком поздно. В канун открытия выставки удалять полотно молодого профессора не представлялось возможным. Огласка была неминуема. Единственную меру спасения предлагает сам Николай I, оповещенный специальным докладом. Вице-президент Академии художеств Г. Г. Гагарин сообщает ректору Ф. А. Бруни, что «император повелел в каталоге картин против произведения Флавицкого «Княжна Тараканова» сделать отметку, что сюжет этой картины заимствован из романа, не имеющего никакой исторической истины». Неважно, что никакого романа подобного рода не существовало. Подогретая императорским гневом, Академия отказывается от собственного заказа и не покупает картины. Флавицкого ждут в академических стенах и другие репрессивные меры, и только ранняя смерть избавляет его от готовящихся неприятностей.

Но, как обычно, то, что должно было осудить картину, способствовало ее невероятной популярности. Овеянная ореолом мученичества, императорского недовольства, она демонстрируется годом позже в Москве в залах местного Общества любителей художеств — первый случай выставки одной картины, которая собирает к тому же изо дня в день восторженные толпы зрителей. Ее становится неудобным не показать и на Всемирной выставке 1867 года в Париже уже как собственность П. М. Третьякова, и на Всероссийской промышленно-художественной выставке 1882 года в Москве. Только все это дело пусть и не слишком далекого, но будущего, а пока Кабинет торопится исправить собственный просчет. Необходима тактичная полупоправка-полукомпрометация, и для ее осуществления вновь появляется знакомая фигура М. Н. Лонгинова. Пусть он найдет способ объяснить излишне восторженной публике полную неоправданность подобных восторгов, пусть постарается восстановить то, что в представлении каждого благонамеренного обывателя должно стать единственной и неопровержимой истиной.

Появившаяся в первой книге «Русского архива» за 1865 год статья так и называлась «Заметка о княжне Таракановой (По поводу картины г. Флавицкого)». В безукоризненно вежливой форме, отдавая должное несомненному и бесспорному таланту живописца, Лонгинов считал своим долгом указать, что Флавицкий был «введен в заблуждение» по поводу обстоятельств смерти известной авантюристки — никакой речи ни о каком «романе» не шло. Тюремное заключение и смерть в равелине — да, действительно, они имели место. Но только смерть самая естественная, как может человек умереть у себя дома, на постели, без насилия и ужасов. Лонгинов настаивает на абсолютной достоверности сообщенных им сведений, поскольку их источником явился сам граф Блудов. Разве недостаточно для сомневающихся, что Блудов лично читал все материалы по делу Таракановой, видел их собственными глазами, докладывал Николаю I? И как можно не поверить досточтимому графу, который утверждал, что все обстоятельства дела выявлены в письменных источниках и потому… никаких «устных докладов и распоряжений Екатерины II не могло быть».

Наверно, даже в то время заметка Лонгинова не казалась убедительной. Вместо ссылок на документы ссылка на человека, который когда-то и где-то их читал и теперь брался пересказывать. Понадобился новый срочный шахматный ход — публикация журналом сугубо «частного» материала. Некто Самгин неожиданно решает предать гласности рассказ своей бабушки.

Старухи давно уже нет в живых. Она не оставила никаких записок. Достаточно, что внук помнит с ее слов, что воспитывалась она в Ивановском монастыре, лично знала Досифею и пользовалась таким доверием таинственной монахини, что та даже решилась, хотя и намеками, рассказать девочке свою необыкновенную жизнь.

Все в этом рассказе почти совпадало с известной версией биографии Таракановой и не совпадало. Поначалу та же жизнь в Европе, но безо всяких сомнительных приключений. Возвращение, хотя и по приказу, на родину. Жизнь в монастыре — снова по приказу. И это при том, что читатели едва успели познакомиться с материалом Мельникова-Печерского, подробно, со ссылками на современников и очевидцев, описывавшего одиночное заключение Досифеи, ее полную недоступность и обет молчания, возложенный на себя в последние годы жизни. Как же трудно отделаться от впечатления, что в официальной точке зрения принималось в расчет только то, что печаталось сегодня. В отличие от науки, вчерашний день, вчерашние утверждения и заверения как бы автоматически переставали существовать — какая разница, помнили или не помнили о них читатели?

И в то же время поводы для такой досадливой поспешности существовали. Пожалуй, их было даже слишком много. Новая заметка все в тех же «Чтениях» Общества истории и древностей российских — о могиле в Пучеже, над Волгой. Здесь и местное предание о якобы прожившей полвека в пучежском упраздненном монастыре дочери Елизаветы Петровны, и свидетельство о распространении подобного рода легенд по всей России, — чем не свидетельство популярности! — и, наконец, сообщения о сохранившихся в народной памяти обстоятельствах венчания Елизаветы с Разумовским, а кстати и о посвященной этому необычному браку пьесе на парижской сцене. Здесь были заключены и прямые доказательства, и доказательства от противного: ведь вот даже министр внутренних дел признал, что царица венчалась с Разумовским, — народ знал и помнил об этом. Почему же в таком случае надо игнорировать иные народные предания? Где-то в их основе может и должно лежать зерно истины.

Сражение на страницах русской печати продолжалось. Что значили свидетельства какого-то внука или даже Блудова по сравнению с очередной публикацией «Чтений» Общества истории и древностей российских! На этот раз свет увидела широко, оказывается, распространенная в списках рукопись, относящаяся, по заключению редакции, к XVIII веку, «Краткая история Елизаветы Алексеевны Таракановой». При этом данные рукописи были специально проверены автором публикации и во многом подтверждались фактами и другими историческими источниками, начиная с уровня воды, которого достигла невская вода в декабре 1777 года, вплоть до обстоятельств жизни отдельных причастных к делу княжны лиц. Общий вывод автора рукописи и автора публикации: Тараканова — родная дочь Елизаветы Петровны, погибшая в Петропавловской крепости, слишком неопытная и доверчивая, чтобы противостоять интригам и жестокости русского двора.

Очередной гипотетический вывод? Предположения, каких много? Но в том-то и дело, что автором публикации, как и издателем «Чтений», был профессор Московского университета, близкий друг Н. В. Гоголя, О. М. Бодянский, историк с твердо установившейся репутацией если не либерала, то ученого, знавшего цену факта и подлинного документа, которого не могут остановить никакие конъюнктурные соображения. Бодянский не искал легких дорог в науке и не знал их — свидетельством тому вся его жизнь. После первых двух лет издания «Чтения» еще в николаевские времена были закрыты за публикацию сочинения Флетчера о России конца XVI века. Сам Бодянский поплатился переводом из Московского в Казанский университет. И хотя личная его ссылка длилась сравнительно недолго, перерыв в издании «Чтений» затянулся на целых десять лет, срок большой и вместе с тем ничего не изменивший в позициях ученого, достаточно обратиться к реакции официальных историков на публикацию о Таракановой.

Это даже не критика — попытка «разоблачения». Как мог Бодянский принять за рукопись неизвестного автора фактический перевод появившейся действительно в конце XVIII века книги Кастера? Допустима ли подобная неосведомленность? Подсказываемое читателю удивление должно было снять впечатление от содержания текста. Как будто всегда можно назвать всякое имя, как будто не существует слишком хорошо знакомых и Бодянскому, и его оппонентам цензурных препон и как будто не самое главное, что именно эта рукопись получила широкое распространение, имела хождение в многочисленных списках на протяжении полувека и — невольный вывод, — по-видимому, наиболее точно соответствовала воспоминаниям народной памяти.

Но не на одной достаточно специфической научной полемике Кабинет решает строить оборону. В ход пускается обширнейшая то ли повесть, то ли историческое обозрение Мельникова-Печерского «Княжна Тараканова и принцесса Владимирская» снова на страницах «Русского вестника». В чем-то приходилось уступать слишком очевидным фактам, зато в остальном осторожно, а подчас и не осторожно, пытаться корректировать истину.

Да, у Елизаветы Петровны действительно были дети от вполне законного брака с Разумовским, и даже целых двое — сын и дочь. Сын провел свою жизнь, хоть и очень горько сетовал на то, в одном из монастырей Переславля-Залесского, дочь — в Ивановском монастыре. Никаких прав на престол они за собой, естественно, не признавали и ни к какой власти не стремились. К ним автор проявлял необходимую почтительность. Поистине происхождение обязывает! Но зато в связи с «самозванкой» начинался целый плутовской приключенческий роман — что там похождения Манон Леско или графа Калиостро! Любовные связи ради денег, обманы, едва ли не кражи. Бесконечные разъезды по европейским городам в сопровождении частью штатных, частью меняющихся любовников в поисках спасения от полиции и вездесущих кредиторов. Нескончаемые списки простодушных жертв — от владетельных немецких князей, как оказывается, самых наивных людей в мире, до кардиналов Ватикана и полномочных министров почти всех европейских правительств. И в заключение связь с Алексеем Орловым в надежде на захват русского престола — последняя афера, стоившая «побродяжке», как называла ее Екатерина II, свободы и жизни.

Непонятным по-прежнему оставалось основное: откуда были заимствованы эти подробности? Кто, когда и при каких обстоятельствах успел составить подобную головоломную биографию? В лучшем случае воображение писателя могло наполнить одну коротенькую человеческую жизнь — всего-то двадцать три года! — таким нескончаемым потоком приключений. Ученому, чтобы собрать подобное количество разнородных, к тому же связанных с разными местами и государствами фактов, потребовались бы годы и годы.

Конечно, писатель в силу особенностей его подхода к историческим материалам вправе до определенной степени пренебрегать ими. Это допустимо для литературы вообще, но не для Мельникова-Печерского. Наше представление о нем и представление людей 60-х годов XIX века — как мало между ними общего! Для нас — автор известных романов, одаренный литератор. Для современников — ретивый службист, на одном разоблачении и истреблении раскольников сумевший подняться от простого гимназического учителя в Нижнем Новгороде до доверенного лица двора, и прежде всего самого министра внутренних дел. Это он изыскивает способы коренного уничтожения раскола и доходит до меры, которая даже двору представлялась недопустимой. Детей от браков, венчанных раскольничьими попами, Мельников предлагает отбирать у родителей и отдавать в кантонисты. Избыточное усердие было приостановлено, но вполне оценено.

В 1855 году не кому иному, как Мельникову, доверяется составление записки по министерству внутренних дел о положении в стране. А специально распространявшаяся его ультрамонархическая брошюрка в связи с польским восстанием 1863 года «О русской правде и польской кривде»! Никакие позднейшие попытки Мельникова-Печерского проявить известное свободомыслие, либерализм не могли обмануть современников — достаточно вспомнить его гневное изобличение А. И. Герценом.

Но слабость доказательств литератора в истории Таракановой, по-видимому, ощущается даже Кабинетом. К тому же Мельников-Печерский слишком явно не в состоянии справиться со всем поднятым материалом.

Одно дело русские условия — здесь праведная жизнь дочери веселой императрицы как нельзя больше отвечала собственным взглядам писателя. Другое дело — Европа. В ней писатель чувствует себя слишком неуверенно. Чего стоит одна мешанина влиятельных иностранных деятелей, выступающих у него в роли покровителей «самозванки». Хотя совершенно очевидно, что интересы, скажем, Франции в те далекие годы никак не совпадали с интересами отдельных итальянских государств, что Ватикан неизменно занимал самостоятельную позицию, а креатура, выдвинутая немцами или как бы то ни было с ними связанная, не пользовалась бы доверием поляков-конфедератов.

Что ж, раз действительно желательна научная аргументация, Кабинет может предложить и ее. Очередное удивительное совпадение, но именно в этот момент в редакции сборников Русского исторического общества оказывается подборка документов о Таракановой, собранная неким Злобиным, и, само собой разумеется, ее удается сразу же опубликовать.

Здесь и рескрипты Екатерины II, и рапорты ведшего следствие по делу «самозванки» Голицына, и письма «самозванки» Екатерине и Голицыну, и, наконец, признание княжны, записанное на следствии. И самое любопытное — узница Петропавловской крепости вдруг перестает быть «вампом» и даже черным характером. Она готова повиниться в грехах молодости, в том, что никогда не знала своего происхождения и уже по одному тому никогда бы и не могла претендовать ни на какой престол. Ее единственная просьба — о снисхождении. Следствие сделало свое дело?

Предположим. Но почему все эти такие существенные для дома Романовых показания не появились в печати раньше, исключив самую почву для дискуссий? И почему они безусловно не совпадали по смыслу с документами, увидевшими свет в «Русской беседе»? Там было собрание, по всей вероятности, Новосильцева, здесь — К. К. Злобина. Только следует добавить, что К. К. Злобин — директор Государственного архива и архива Министерства иностранных дел. Его интерес к истории был интересом служебным, предписанным и направленным во всех его проявлениях. И если Блудов нежданно-негаданно оказывался непререкаемым авторитетом в архивных делах, то что же говорить об официальном руководителе основных архивов империи? Русскому историческому обществу, тем более обыкновенным читателям, оставалось только верить.

Итак, официальные историки, официальная точка зрения. Самое любопытное, что они ни в чем не опровергали друг друга. Публикации появлялись расчетливо, очень точно по времени и всегда дополняя друг друга. За всем этим не могла не угадываться рука дирижера: что, когда, о чем. Блудов? Не случайно же его имя мелькало обрывками красной нити даже на страницах печати. Но тогда тем более надо было разгадать, чем занимался довереннейший из доверенных.

* * *

Если можно не позволить одну истину, то должно уже не позволить никакой, ибо истины между собою составляют непрерывную цепь.

Иван Пнин

В интонации Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона звучало восхищение, почти изумление и конечно же бесконечная почтительность. О Блудове говорилось многословно, витиевато и достаточно необычно. Что там безукоризненное исполнение служебных обязанностей — десятилетия, проведенные на высоких должностях, говорили сами за себя. Но вот наряду с этим выдающийся литератор, если бы… взял на себя труд заняться литературой. Блестящий историк, если бы… обратился к историческим исследованиям. А так, как сложились обстоятельства, — верный «слуга отечества», служивший многим отечественным литераторам и историкам ценнейшими советами. Это уже было что-то — уголок занавеса над профессиональной тайной чуть-чуть приоткрывался. Но энциклопедия подводила итог. А как же выглядело начало?

Страницы придворной хроники у самых истоков служебной карьеры графа. Смерть Александра I. От огорчения тяжело заболевает неразлучный с царской семьей официальный историограф Российской империи Н. М. Карамзин. Общая слабость, осложнения с легкими, и очередной император, Николай I, не останавливается ни перед чем, чтобы восстановить здоровье такого незаменимого для правительства человека. Раз врачи рекомендуют целительный воздух юга Италии и Франции, Николай охотно возьмет на себя расходы на поездку, и какую поездку! Николай Михайлович Карамзин может рассчитывать на специальный фрегат, который повезет его одного к берегам Средиземного и Адриатического морей.

Но мысль о близком конце не оставляет историка. Он не может не позаботиться о своем преемнике: интерпретация истории слишком важный для правительства вопрос, а труд всей его жизни должен попасть в надежные руки. И вот тогда-то впервые возникает имя Блудова. Карамзин называет его как кандидата на место официального историографа, продолжателя «Истории государства Российского». Конечно, здесь не могли не сказать своего слова «арзамасские» связи: подобно Карамзину, Блудов входил в литературное общество «Арзамас». Но каковы бы ни были личные симпатии или политические убеждения Карамзина, он оставался профессионалом. Его рекомендация означала признание за Блудовым умения обращаться с материалом, наличия достаточной подготовки и определенных склонностей. Николай I делает из рекомендации совершенно своеобразный вывод. Блудов назначается на должность делопроизводителя Верховного суда над декабристами и тут же получает в руки архив Таракановой. Введение будущего графа в русскую историческую науку состоялось.

Цели Николая I — в конце концов, ничего необычного в них не было. На протяжении всего предшествующего столетия каждый новый самодержец прежде всего обращался к государственным архивам и пересматривал их сообразно со своими представлениями о щекотливых темах. Сколько их осталось даже в описях, этих дел, взятых и невозвращенных, исчезнувших и будто растворившихся. Так поступает малограмотная Анна Иоанновна и безразличная к государственным делам ее племянница Анна Леопольдовна, беззаботная Елизавета и кипящий ненавистью к царствованию матери Павел. Николай оказывается едва ли не первым, кто передает такого рода инспекцию в посторонние руки, решается раскрыть дворцовые и семейные тайны. Правда, оказывается, тайны Таракановой уже давным-давно не существовало. Что из того, что вынуждена была хранить молчание русская печать, существовали — и это легко установить — многочисленные иностранные издания.

90-е годы XVIII века. Обстановка Французской революции. Рухнувший трон. Ниспровержение всех былых авторитетов. В Париже выходит книга Кастера «Жизнь Екатерины II, императрицы России», помеченная VIII годом революционного летосчисления. Автор пишет о «просвещенной» русской монархине беспощадно, со множеством подробностей. Среди других — история Таракановой, родной, по утверждению Кастера, дочери Елизаветы, младшей среди ее детей. Один из братьев Таракановой, обучавшийся горному делу, погиб во время опыта в химической лаборатории вместе с профессором Леманом, другой был жив в момент выхода книги.

После смерти матери Тараканова при невыясненных обстоятельствах оказалась за границей. С 1767 года в ее судьбе принимал участие Кароль Радзивилл. Екатерина II предложила польскому магнату передать русскому правительству Тараканову ценой возврата ранее конфискованных у него огромных земельных владений. Уклонившись от прямого предательства, Радзивилл тем не менее обещал не оказывать Таракановой никакой поддержки, за что и был восстановлен в былых правах.

Похищение Таракановой организовал А. Г. Орлов по прямому указанию императрицы и при деятельной помощи английского консула Джона Дика. В сентябре 1774 года Джон Дик был награжден за свои услуги орденом Анны I степени, его жена — ценнейшими бриллиантами. Для той же цели были использованы русские офицеры — командовавший русской эскадрой контр-адмирал Самуил Грейг, генерал-майор Иван Христинек, возведенный в чин капитана Франц Вольф, а также принятый на русскую службу неаполитанец сомнительного происхождения и репутации Иосиф де Рибас. В Петербурге Тараканова была передана лично князю А. М. Голицыну, производившему следствие по ее делу. Смерть в крепости после наводнения стала финалом бесконечного мучительного следствия.

Книга Кастера получает исключительный резонанс. Тем более что настроения Французской революции оживали и в России, тем более что именно в эти годы разрастается восстание Тадеуша Костюшко. Первые годы царствования Александра I были наэлектризованы ожиданием реформ, потребность в которых не удовлетворялась. К тому же одновременно с книгой Кастера в Париже выходит другая книга — «Секретные и критические воспоминания о дворах, правительствах и нравах главных государств Италии» Горани, почти тут же переизданная в Кельне. Снова Тараканова, снова никаких сомнений в ее царском происхождении и смерти в крепости, как утверждает автор, под кнутами палачей.

Но если спустя шестьдесят лет «сенсационная книга» Кастера продолжала вызывать негодование чиновников II Отделения Собственной канцелярии, то почему в момент ее появления не было сделано ни малейшей попытки разоблачить автора? Когда написанная Вольтером по заказу самой русской императрицы история Петра I не устроила заказчицу, поспешила же Екатерина II выпустить в свет опровержение, так называемый «Антидот» — противоядие, имея в виду скорректировать неуместные выводы фернейского патриарха. Именно скорректировать — приближенная императрицы камер-юнгфера Анастасия Соколова в своей частной переписке иронически заметит, что «Антидот» куда как далек от исторической истины, которая, впрочем, никогда и не была его целью. Вопрос же Таракановой поднимает революционный Париж, а вслед за ним пусть совсем не революционный, зато непосредственно причастный к истории княжны Голштейн.

Откликов в русской печати не последовало, хотя почти все перечисленные участники событий еще были живы. Жив А. Г. Орлов, правда, проводящий теперь время вдали от двора, в Москве. Жив де Рибас, только что получивший чин вице-адмирала, командующий Черноморским гребным флотом, награжденный множеством орденов, в чьем доме продолжает бывать императрица. Жив Иван Христинек. Жива, наконец, скрытая за монастырскими стенами Тараканова — Досифея.

Только ни Кастер, ни Горани не были первыми в своих утверждениях. Еще при жизни «самозванки» и задолго до ее похищения французский королевский историограф Шарль-Пино Дюкло в «Секретных мемуарах о Франции» коснется личной жизни Елизаветы Петровны. Склонный к грубоватой иронии, резкий в суждениях, но и на редкость требовательный в отборе фактов, Дюкло напишет в начале 1770-х годов, что Елизавета имела троих детей, воспитывавшихся у доверенной особы — итальянки Иоганны, которая при русском дворе официально считалась их матерью. Не изданный при жизни труд историка Ш.-П. Дюкло увидит свет в 1806 году в Париже. И это как раз в то время, когда, казалось, могут завязаться добрые отношения между империей Наполеона и Александром I и еще носится в воздухе проект брачного союза Бонапарта с одной из великих русских княжон.

В 1809 году к потоку сообщений о княжне присоединяется такой исторический авторитет, как Гельбиг, — в Тюбингене выходит его книга «Русские избранники». Саксонский посланник в России, Гельбиг много видел и умел смотреть. На дипломатической службе он точно знал, как велика цена факта и опасна сенсационность слуха.

Его сведения о личной жизни Елизаветы оказываются наиболее обстоятельными, связанными с датами, именами, легко проверяемыми фактами.

Гельбигу известны двое детей русской императрицы: от А. Г. Разумовского — сын, носивший фамилию Закревского, от И. И. Шувалова — дочь, родившаяся в 1753 году и называвшаяся Таракановой. Последняя воспитывалась при дворе у доверенной служительницы-итальянки под видом ее ребенка. После смерти матери Тараканова была отвезена своей воспитательницей в Италию, где неоднократно виделась с И. И. Шуваловым, жившим в Риме в течение 1768–1773 годов. Закревский же находился на гражданской службе.

Предположим, все здесь было заведомой выдумкой и ложью. Но почему русское правительство, сама Екатерина II не выступили с опровержением и на этот раз? Разве не проще было признать родственную связь с Елизаветой Петровной безликой инокини Досифеи или доказать, что она и была той самой похищенной особой, — заставить Тараканову хоть на мгновение появиться на сцене? И тем не менее Екатерина, Павел, Александр I один за другим предпочитают все ту же политику умолчания.

Вопросов становилось все больше и больше. Книга Гельбига появляется в год смерти Досифеи. Если что-то мешало обнародовать ее показания при жизни, то что препятствовало это сделать у свежей могилы? Как-никак известная реабилитация двора. А может, все обстояло совсем иначе?

Похороны пышные, но безымянные. Участники — московская знать, но только московская, безо всяких, тем более официальных, представителей двора. Место захоронения — усыпальница Романовых, но слишком стародавняя: еще с петровских времен Новоспасский монастырь перестал ею быть. Все получалось как намек: сказано и не сказано, можно догадываться и все равно толком ничего не знать. Лишь одно оставалось очевидным во всех предложенных зарубежными авторами вариантах: имя Таракановой было связано с дочерью императрицы Елизаветы Петровны.

Николай I уже в середине 1820-х годов понимал, что рано или поздно молчание по поводу Таракановой придется нарушить. Не предупреждать огласку, раз это уже произошло, а что-то ей противопоставлять — в этом рассчитанном на годы «противостоянии» нужны были знания и дарования историка. От талантливости и безоговорочной преданности исполнителя во многом, если не целиком, зависел успех необычного и сложного задания. Рекомендация Н. М. Карамзина пришлась как нельзя более кстати.

Тараканова была первым пробным камнем. Но память подсказывала, что не только в связи с ней приходилось сталкиваться с именем Блудова. Дело о смерти Петра III — от «геморроидальных колик», как гласило официальное сообщение, обстоятельства убогих похорон и через четверть века поиски Павлом исчезнувшей могилы. По словам современника, только один монах-старожил Александро-Невской лавры смог предположительно указать на какую-то могилу: «Должно быть, тут». Останкам из этого погребения и были отданы императорские почести. Архивом Петра III времен его низложения специально занимается Блудов. И сейчас о компрометирующих Екатерину подробностях говорят, по существу, воспоминания современников, но не складывающиеся в достаточно гладкую историю документы. В них свидетельств убийства и уничтожения могилы нет.

Или Мирович — попытка освобождения носившим это имя офицером томившегося всю жизнь в одиночном заключении императора Ивана Антоновича. Из современников некоторые верили, большинство не верило в заговор. Выступление Мировича считалось спровоцированным ради того, чтобы в возникшей суматохе «на законном основании» зарубить узника. Все документы допросов и следствия были обработаны и подготовлены к печати Блудовым.

Как сделать, чтобы события прошлого выглядели нужным образом не в отдельном труде, — ни одна самая фундаментальная монография не исчерпывает, тем более во времени, поднятого вопроса, — а вообще, навсегда, для всех? Переработанные источники, соответствующим образом подобранный архивный фонд, наконец, исчезающие документы — разве это не более верная гарантия, что реализовавшаяся таким путем концепция приобретет для исследователей значение неоспоримой истины?

Положим, нельзя сказать с полной уверенностью, что было сделано с фондами Петра III и Мировича. Иное дело — царевна Софья. Разобранное Блудовым по приказу Николая I дело Шакловитого поступило в архив, стало почвой для исследований, выводов, обобщений, вошедших в классические труды по русской истории. Блудов проделал гигантскую работу, подобрав перепутанные листы — «столбцы». Но около пяти тысяч этих «столбцов» были подобраны неверно, в корне искажая смысл содержания, суть происходившего.

Ошибка неумелого архивиста? Его излишняя самонадеянность? Но ведь Блудов с самого начала знал о существовании второй части того же фонда и не сделал попыток ни воссоединить его, ни хотя бы учесть отсутствующую половину. Зато результат — Софья как «черный характер», поборница старины и противница всяких реформ — полностью отвечал николаевской концепции, для которого все сосредоточивалось в Петре I. Вся линия Марии Милославской, первой жены отца Петра, старательно уничтожалась и компрометировалась — смешная на первый взгляд сатисфакция по прошествии полутора веков. Но ведь Блудовым достигался и другой результат: из свода фактов архивный фонд Шакловитого превращался в вольное сочинение на им самим выдвинутую тему.

Прошедших через руки Блудова дел было совсем немало, и общим во всех них оставалась важность для престола, связь с наиболее сложными для освещения событиями в ожесточенной борьбе за власть. Та же тема Таракановой всплывает вновь в преддверии событий 1905 года, и очередные публикации типа монографии Э. Лунинского должны смягчить ее остроту. Впрочем, безо всякого успеха. «В самозванцах привлекает идея сопротивления», — вынуждены будут констатировать со всей откровенностью чиновники Кабинета.

Итак, партия затянулась без малого на полтораста лет. И как всегда в очень длинном разговоре, обе стороны волей-неволей слишком многое сказали, в чем-то проговорились, в чем-то неожиданно для самих себя признались. Только суд над «самозванкой» не состоялся. Спор не равнозначен судебному разбирательству, обвинение — приговору, а защита — оправданию. Но ведь материалы, копившиеся годами, давали основание для такого пусть не разбирательства, во всяком случае, близкого к нему по смыслу анализа.

Говорит обвинение — материалы, собранные и интерпретированные официальными историками. Говорит обвиняемая — пусть даже те немногие письма, которые сочла возможным предать гласности официальная наука XIX столетия. Говорят свидетели — очевидцы, современники, события, непосредственно связанные с Таракановой или ставшие средой, в которой прошла ее жизнь. И еще есть жизнь тех, кто оказался соотнесенным с «самозванкой», — «Эпизод о государыне цесаревне», «Эпизод о русском вельможе», «Эпизод об узнице Ивановского монастыря» и «Эпизод о бароне Федоре Аше». А если так, слушается дело о…

Глава 2

Говорит обвинение…

(Дело девицы Франк)

Мы сообщаем нашим читателям достоверные сведения о Самозванке, ошибочно называемой Таракановою разными писателями, ибо она сего имени никогда себе не присваивала.

Из сих сведений видно, что она не погибла во время наводнения, но скончалась от болезни в Петропавловской крепости 4-го декабря 1775-го года.

В. Н. Панин, начальник IIОтделения Собственной канцелярии Александра II1867 г.
Теперь она зовет себя принцессой, А прежде — в Киле, Генте и в Берлине, И в Лондоне потом была известна Под именем то Франк, то Шель девицы, Поздней уж госпожой Тремуйль в Париже Зовут ее. Все прошлое ее — Сплошная цепь нелестных похождений. И. В. Шпажинский. Самозванка. Драма в стихах. Петербург, 1904

Берлин

В ноябре 1770 года в Берлин приехала неизвестная молодая особа. Спутников у неизвестной не было. Знакомых в городе она не имела. В гостинице назвалась девицей Франк.

Цель приезда девицы Франк выяснилась достаточно быстро. Молодая особа искала денег — на развлечения, на наряды, на жизнь. Способы добывания средств были ей безразличны. Никаким собственным состоянием девица Франк не располагала.

Архивы городского магистрата не сохранили обстоятельств разразившегося скандала. Но девице Франк пришлось спешно оставить Берлин. С выездом из города ее имя исчезло.

И другие масштабы, другие измерения…

Берлин начала 1770-х годов. Государство Фридриха II. Оно складывалось из земель Бранденбурга, Западной и Восточной Пруссии. И Силезии. В недавно окончившейся Семилетней войне Фридрих сумел удержать ее за собой. Вопреки усилиям Австрии. Вопреки враждебной позиции Франции, Швеции, Польши, России.

С Россией было особенно сложно. При всем желании Фридриха связи с нею не задавались.

1728 год. Прусский посол просит руки цесаревны Елизаветы Петровны для внука великого курфюрста — графа Бранденбургского. Современники объясняли отказ русского двора прихотью мальчишки-царя Петра II.

1730-е годы. Прусский посол повторяет предложение теперь уже племяннице и наследнице вступившей на престол Анны Иоанновны. В покоях принцессы Анны Леопольдовны появляется портрет прусского жениха, но очередной дипломатический розыгрыш, и верх берет кандидатура Венского двора. Карла Бранденбургского сменяет Антон Ульрих Брауншвейгский, двоюродный брат будущей императрицы Марии Терезии.

Впрочем, спустя десять лет Фридрих сумеет отыграться. Может быть, не так, как бы хотелось, и не совсем так, как следовало для интересов Пруссии, но все же.

Неизвестный художник. Графиня Е. Р. Воронцова, фаворитка Петра III,которую он намеревался возвести на престол после развода с Екатериной II

22 ноября 1743 года русский посланник в Берлине И. Г. Чернышев доносит императрице Елизавете Петровне, что в «приватном» разговоре король просил передать совет: «удалить в Лифляндии находящуюся ныне фамилию Брауншвейгскую в такие места, чтоб никто знать не мог, что, где и куда оная девалась, и тем бы оную фамилию в Европе совсем в забвение привестъ, дабы более об оной памятовано не было».

Посланник отозвался о совете пренебрежительно: пруссаку учить русскую императрицу! Но… семья бывшей правительницы Анны Леопольдовны задержана на полпути в Ригу, куда ей только что было разрешено уехать, и заточена в Холмогорах. Сын правительницы, двухлетний Иоанн Антонович, обречен на потерю человеческого облика и рассудка в пожизненном одиночном заключении.

Кажется, уступка влиянию Фридриха. Но единственная. В 1762 году, сразу после смерти Елизаветы, Фридрих будет писать своему посланнику в Лондоне: «Morta la bestia, morto il veneno» («Погибло животное, пропал и яд»). И яд не только пропал! Впервые за весь XVIII век новый русский император вопреки интересам России, вопреки ее сложившимся внешним связям становится на защиту интересов Пруссии. Спустя какой-нибудь месяц Фридриху останется только добавить: «Царь России — божественный человек, которому я должен воздвигать алтари».

До алтарей не дошло. Через несколько месяцев Петра III не стало. На русском престоле его жена, Екатерина II. Ценой дворцового переворота. Ценой последующего убийства. Избавившись от ненужного супруга, она спешила избавиться от следов политики последнего Петра. Позиция ее правительства не обещала Пруссии легких успехов. С ней приходилось держаться с тем большей предупредительностью, что Фридрихом был задуман польский раздел. Ждать оставалось совсем недолго: первый этап этого раздела осуществился в 1772 году.

Кельн

Впрочем, девица Франк не скрывала своего прошлого. Она утверждала, что детство провела в Киле.

О родителях девица Франк ничего не знала. Зато охотно называла другие имена. Шуман, банкир из Гданьска, оплачивал расходы по ее воспитанию. Барон Штерн с женой и сестрой интересовались ее жизнью. Учитель Шмидт занимался с ней арифметикой. Тайну ее рождения якобы знал лорд Кейт.

По причинам, которых девица Франк не раскрывала, она должна была неожиданно выехать из Киля. Фамилию, под которой ее знали в Киле, девица Франк не назвала.

Киль — столица Голштинии. Голштиния — ничтожный островок земли у границ Дании, в чересполосице немецких княжеств. Слишком ничтожный, чтобы иметь хоть какое-нибудь значение в судьбах Европы, если бы не случай и не Россия.

Случай — потому что старшая сестра шведского короля Карла XII вышла замуж за голштинского герцога и потому что Карл XII умер бездетным: право на шведскую корону перешло к ее сыну.

Россия — потому что Петр I после долгих дипломатических прикидок решил сделать этого сына мужем старшей своей дочери Анны Петровны. Правда, герцог Карл-Фридрих не сумел воспользоваться своим правом сразу после смерти Карла XII: королем Швеции стал другой претендент. Правда, Дания отобрала у него часть его собственных земель — княжество Шлезвиг. Восстановление в каждом из потерянных прав требовало силы, но как раз силой Петр обладал. А для начала в 1721 году он принимает незадачливого герцога на русскую службу и селит в Петербурге.

Все должно было состояться в будущем. Петр умер. Екатерина I под диктовку Меншикова поспешила едва обвенчанную пару выпроводить из России: слишком хорошо знали окружающие о желании Петра видеть своей преемницей на престоле именно Анну Петровну. Судьбы Голштинии были Екатерине I безразличны. Хотя неожиданно из того же голштинского дома появится жених и для второй дочери Петра, Елизаветы, — Карл, епископ Любекский. Этой свадьбе помешает смерть Карла в Петербурге от простуды. И это перед самым венчанием!

Были в несостоявшемся браке политические расчеты, было что-то и от личных отношений. Маврушка Шепелева, подруга дочерей Петра и будущая жена Александра Шувалова, будет писать Елизавете из Голштинии, где оказалась в свите Анны Петровны: «Данашу вашему высочеству, что у нас фирстъньна Элизабет, сестра Бышова (епископа Любекского. — Н. М.); и с мужем своим и принцесса Амалия слова слова [точь-в-точь] Бышов покойник лицом и асанка такая, и пахотка, и смех, и зубы, а величиною так велика, как ваша гофъмейстерина, и таличка такова же. А муж еио слова слова Мамонов (супруг царевны Прасковьи Иоанновны. — Н. М.), талъя и так же толст и лицом походит немного на нево, и ходит он в белом алоницком тарыке, а кафтаны и камзоли носыт прусския…» И рядом приписка рукой Анны Петровны: «Маврушка солгала, принцесса Амалия лутче замужной, только барада у Амалии гусже».

«Фирстъньна Элизабет с мужем» — их дочь императрица Елизавета Петровна выберет со временем в невесты своему племяннику, единственному сыну рано умершей Анны Петровны, Петру III. Из полунищей Ангальт-Цербской принцессы та превратится в императрицу Екатерину II.

Голштинцы — о них часто говорят в конце 1720-х годов как о ближайшем окружении Елизаветы, почти преданном, почти готовом отстаивать ее права. Французский посол де Бюсси будет уверять свое правительство, что во многом именно общей неприязни к ним обязана Елизавета тем, что ее кандидатура была отстранена при выборах новой императрицы в 1730 году. Посол добавит: «Голштинские министры, предполагавшие, как уверяют, предъявить протест против избрания герцогини Курляндской (Анны Иоанновны. — Н. М.), заблагорассудили воздержаться от него».

Собственно голштинских дипломатов интересовала не Елизавета. Они хотели видеть на русском престоле своего наследного герцога, будущего Петра III, за малолетством которого могла бы временно стать регентшей Елизавета. Голштинские надежды, расчеты и просчеты — о них расскажет жена одного из герцогов, принцесса Шарлотта Амалия де Тремуйль, в записках, которые лишь спустя полтораста лет решится издать один из ее потомков, — «Vie de la princesse de la l’remoille» (1876).

1741 год. Елизавета на престоле, и почти сразу вызывается в Петербург будущий Петр III. От его имени новая императрица отрекается от прав на шведскую корону — таково условие русского престолонаследия. Достаточно, если за ним сохранится Голштиния, — это тоже способ контролировать шведские дела.

С помощью Елизаветы первым в очереди на шведский престол оказывается дядя Петра III, будущий король Адольф Фридрих. Правда, выбор не слишком удачен: получив власть, этот король обернулся открытым врагом России.

В ожидании права управлять Голштинией годами живет в Петербурге во дворце Елизаветы другой дядя Петра III, принц Август Голштинский. Живет, просит денег на содержание, пытается ускорить устройство своей судьбы, подыскивает выгодных невест. Ведавший иностранными сношениями России вице-канцлер А. П. Бестужев-Рюмин не имеет ничего против его брака с датской принцессой, но вмешивается Елизавета: «А мое мнение такое: понеже дело деликатное, что надлежит подумать, понеже сей принц нам снающ, что веcма его не трудно на все стороны склонить, что нет ли тут интрихи пруской [зачеркнуто: «и дацкой»] и французской, чтоб тем как он родной брат коронному наследнику шведскому, чтоб и Данию от нас от союса отвлещи, и им столь лехчеи, что против одной караны баранятся, и для того всемерно подумать о сем надлежит, и не худо если б вы сами к нам приехали, то луче о сем материе поговорим».

И еще был герцог Голштинский Петр Август, поступивший на русскую службу, при Елизавете генерал-фельдмаршал и генерал-губернатор Петербургский и Эстляндский — прибалтийских земель. Это его дочь Петр III попытается выдать замуж за бывшего императора Иоанна Антоновича, чтобы разрешить конфликт с пожизненным заключением претендента на престол.

И герцог Голштинский Георг-Людвик тоже на русской службе. Почему-то он бежал из России сразу по воцарении Екатерины II. Двух сыновей его новая императрица, по осторожному выражению историков, «задержала в России». Один из них, Вильгельм Август, морской офицер, утонул при невыясненных обстоятельствах в Ревельской бухте в 1774 году. Другого Екатерина женила на родной сестре своей невестки, жены Павла I.

Голштиния при Елизавете и Голштиния при Екатерине. Екатерина II, сама из Голштинского дома, резко обрывает все эти связи. От имени малолетнего Павла, наследовавшего по отцу Голштинию, она отрекается в 1767 году от прав на нее в пользу Дании. В окончательную силу этот юридический акт вступал только в 1773 году, после достижения Павлом совершеннолетия, но, так или иначе, бразды правления и влияние сразу переходили к Дании.

Во всяком случае, Екатерина имела полное основание писать контр-адмиралу Арфу, отправлявшемуся с русской эскадрой в июне 1770 года к турецким берегам: «На походе представится вам первою Дания. Относительно к сей короне можете вы на нее совершенно надежны быть, и свободно входить в ее гавани; ибо, вследствие тесной у нас дружбы с его датским величеством, уверены мы, что тамо вашей эскадре всякая помочь с охотою и поспешностью дана, конечно, будет».

В обмен на Голштинию Россия получала земли Ольденбург и Дальменгорст, переданные в потомственное владение все тому же принцу Августу в 1770-х годах. Тем самым проблема «голштинского гнезда», враждебного Екатерине II и ее потомкам, переставала существовать.

Гент

В… месяце 1771 года в Гент приехала одинокая молодая особа. Спутников у неизвестной не было. В городе ее никто не знал. В гостинице путешественница остановилась под именем девицы Шель.

Известными средствами девица Шель располагала. Тем не менее молодая особа спешно искала выгодных знакомств. Поиски увенчались успехом. Девица Шель встретила купеческого сына Ван Тур-са. Ван Typcстал любовником девицы Шель.

Ван Typcбыл женат. Связь с девицей Шель вынудила его влезть в долги. Ван Typcоставил жену и обманул кредиторов. Он бежал из города с девицей Шель. С выездом из Гента следы девицы Шель исчезли.

Итак, Гент — главный город провинции Восточная Фландрия. Сегодня Бельгия, в 1770-х годах — Австрия. Точнее, земли Священной Римской империи, еще недавно всемогущего Венского двора. Когда-то к нему были обращены мысли Петра I, и царевичу Алексею пришлось жениться на принцессе Шарлотте-Софии Брауншвейг-Вольфенбюттельской. Возможность породниться с домом Габсбургов — сестра Шарлотты была женой последнего из них, императора Карла VI, — относилась к заманчивым дипломатическим перспективам.

Правда, ни в каком отношении брак не удался. Царевич не искал сближения с женой. Петр с годами все меньше был заинтересован в их наследниках. Шарлотта слишком рано и незаметно умерла. Так незаметно, что родился слух, будто в действительности она бежала в Северную Америку, где стала женой французского офицера: Шарлотту видели на Иль де Франсе и в Луизиане. Называли даже ее новое имя — графиня Кенигсмарк. А тема мнимого исчезновения жены царевича Алексея стала содержанием нескольких романов и популярной когда-то оперы «Санта Чьяра».

Но независимо от изменившихся политических расчетов дети у незадачливой четы появились. Был сын, будущий император Петр II. Была дочь, нелегкая нравом, властная, не по летам зрелая Наталья. И игнорировать их родственные связи с европейскими дворами не приходилось.

Когда при Екатерине I появится «неведомо откуда» бродячий монах Хризолог, который будет искать случая повидать ребенка Петра II и передать ему поклон от австрийской тетки, трудно описать поднявшийся при дворе переполох. Аресты, допросы, секретные рапорты. Монаха отпустили — даже намек на связь с Венским двором требовал особой осторожности. Но из России он был выслан немедленно и под строжайшим негласным надзором — смешная предосторожность, если представить, что на престоле спустя всего несколько месяцев окажется именно Петр II.

Его кандидатура представлялась удобной и Меншикову, и определенной группе царедворцев. Все дело было в том, чтобы целиком забрать в свои руки власть, а для этой цели трудно найти императора лучше двенадцатилетнего мальчишки. Попытается подчинить его своему влиянию сестра, и ее тут же не станет от «нечаянной простуды». Наталья ехала на торжества коронации брата, задержалась на ночь в подмосковном Всехсвятском у «царевны Милетинской» — дочери имеретинского царя Дарьи Арчиловны и больше из этого дома не вышла. Через два дня Натальи не стало. Для сомневающихся, а их было немало, называли кроме простуды корь. Но, пожалуй, главным было то, что Дарья Арчиловна дружила с сестрами-царевнами Екатериной и Прасковьей Иоанновнами и только одну из них хотела видеть на престоле. Так случилось, что все время последней болезни царевны Натальи около нее была одна Анна Регина Крамерн, та единственная придворная прислужница, которой Петр I доверил одевание тела царевича Алексея после казни.

Смерть от простуды самого Петра II рвала последнюю родственную связь с Венским двором. Но Анна Иоанновна на редкость охотно идет навстречу усилиям австрийских дипломатов. Срочно переигрывается сватовство ее племянницы, детям которой предстояло наследовать престол, и женихом будущей правительницы становится племянник той же австрийской тетки-императрицы Антон Ульрих Брауншвейгский. Венский двор восстанавливал свои позиции в Петербурге, правительство же Анны Иоанновны решало куда более головоломную задачу.

Антон Ульрих был племянником австрийской императрицы, но по другой своей тетке, умершей супруге царевича Алексея, приходился и прямым родственником Петру II. В результате брака удавалось создать видимость слияния двух линий царского дома: от Петра и Иоанна Алексеевичей. Только Петр был представлен своими потомками от первого брака, что как бы вычеркивало его детей от Екатерины I — и Елизавету, и сына Анны Петровны.

Переворот в пользу Елизаветы в который раз рушил планы Венского двора. «Брауншвейгская фамилия» в ссылке, и годом раньше пришедшая на австрийский престол императрица Мария Терезия не слишком энергично вмешивается в судьбу своих родственников. В конце концов, хорошие отношения с реальным правительством России были куда важнее. А Мария Терезия до конца своего долгого правления сохранила склонность к невыясненным ситуациям. Обещать и не выполнять, уходить в критический момент от прямого ответа, будь то первый раздел Польши или прямое предательство по отношению к турецкому правительству в 1774 году, — характерные черты венской политики.

Настороженно наблюдает Вена за Елизаветой, почти враждебно за Екатериной II. Впрочем, это напряженное внимание помогало многое во внутриполитической ситуации России достаточно точно оценить. Сын и соправитель Марии Терезии начиная с 1765 года, Иосиф II напишет о Екатерине: «Страшная нравственная испорченность людей, стоявших у власти, не дает возможности ничего сделать для блага подданных. Об усердии, честности и добросовестности в управлении делами нечего было и думать, каждый старался выжиманиями с подчиненных добыть средства, чтобы умилостивить начальство. Поэтому недовольство было общее, и поэтому императрица, как она ни скрывала это, страшилась взрыва. Она боялась всех — боялась даже собственного сына».

Лондон

В… месяце 1771 года в Лондон приехала молодая дама. Дама назвалась госпожой де Тремуйль. Госпожу де Тремуйль сопровождал голландский купец Ван Typс.

Ван Typс открыл госпоже де Тремуйль кредит у лондонских банкиров. Молодая дама не стеснялась в расходах. Госпожу де Тремуйль видели на гуляньях и в театрах. В частных домах она не появлялась.

Весной 1772 года купеческий сын Ван Typс был разыскан заимодавцами из Гента. Под угрозой долговой тюрьмы Ван Typс скрылся из Лондона. Он бежал в Париж под именем барона Эмбс.

С отъездом Ван Турса банкиры отказали госпоже де Тремуйль в кредите. В поисках денег госпожа де Тремуйль познакомилась с бароном Шенком и вступила с ним в любовную связь.

Однако через три месяца средства барона Шенка иссякли. Госпожа де Тремуйль не смогла удовлетворить требований кредиторов. Молодая дама тайно покинула Лондон. С выездом из Лондона слух о госпоже де Тремуйль исчез.

Англия рубежа 1760-1770-х годов… Начало правления Георга III и начало того клубка противоречий в стране, которому дальше предстояло стремительно разрастаться. Поразительные внешние успехи. Все новые и новые колонии. По Парижскому миру 1760 года уступленные Францией Канада и острова, Испанией — Флорида. После удачного вмешательства в бенгальские перевороты захват трех царств в Индии. Колоссальные доходы и первые симптомы неблагополучия в заокеанских владениях.

Политика Георга III относительно колонистов с бесконечно изыскиваемыми налогами делает свое дело. 1765 год — возмущение в североамериканских колониях. 1776 год — провозглашение конгрессом колоний независимости тринадцати соединенных штатов. В промежутке неутихающая борьба, ради которой Англия так нуждалась в стабилизации европейских отношений. Она одна поддерживает Пруссию в Семилетней войне. Ее посланник при дворе Фридриха II в 1771–1775 годах старательно избегает вмешательства в первый польский раздел, наблюдает, но и исподволь ищет пути к сближению с Россией. Открыто враждебная позиция России к действиям Англии в Европе была слишком невыгодна и опасна для правительства Георга.

К тому же эта отстраненность не была ничем новым. Не случайно на торжествах коронации Елизаветы Петровны присутствовало шесть иностранных представителей: Пруссии, Голштинии, Венгрии как части Австрийской империи, Франции, Голландии и Саксонии (польские земли еще находились под властью Саксонской династии). Английского посланника не было. Тем не менее в рескрипте контр-адмиралу Арфу в 1770 году Екатерина II напишет: «Об Англии справедливо можем мы сказать, что она нам прямо доброжелательна. И одна из дружественнейших наших держав, потому что политические наши виды и интересы весьма тесно между собою связаны и одним путем к одинаковой цели идут. Кроме того, имеем мы с Великобританиею трактат дружбы и коммерции… начиная экспедиции наши в Средиземном море, изъяснилися мы откровенно через посла нашего с королем великобританским и получили уверение, что корабли наши приняты будут в пристанях его владения за дружественные…»

В 1775 году Джемс Гаррис лорд Мальмсбюри, исполненный самых радужных надежд, переводится из Берлина в Петербург и начинает кропотливо изучать положение при русском дворе. И трудно дать лучшую характеристику тех лет, чем в «Diaries and corespondence of James Harris, first Earl of Malmersburg».

Екатерина II? Что ж, «старость не усмиряет страстей: они скорее усиливаются с летами, и близкое знакомство с одной из самых значительных европейских барынь убеждает меня в том, что молва преувеличила ее замечательные качества и умалила ее слабости».

Возможные сторонники Англии среди царедворцев? На них надеяться по меньшей мере рискованно. Разве что Потемкин, который, казалось бы, с полным сочувствием советует посланнику: «Льстите как можно больше и не бойтесь в этом пересолить». Но для Потемкина все сводится к внутридворцовым интригам.

Другое дело — братья Орловы. Это старая и прочная связь. Только все они «бывшие» — и отвергнутый фаворит Григорий, и его связанный с битвой при Чесме брат Алексей. Джемс Гаррис становится невольным свидетелем их окончательного падения при дворе.

«Милорд! После странного разговора, о котором я сообщил вам 5/16 сентября 1778 года, доверие и расположение, оказываемые императрицей гр. Алексею Орлову, все постепенно уменьшались. Она не исполнила весьма незначительной его просьбы о побочном сыне и наконец своим обращением с ним принудила его прибегнуть к обыкновенному образу действий русских, находящихся в немилости при дворе, — никуда не выезжать из дома под предлогом болезни. Князь Орлов уже три месяца не показывается ко двору, и оба брата (которые вообще выражают свои мнения очень свободно) теперь говорят как люди недовольные, обманутые в своих ожиданиях и предчувствующие, что нет никакой надежды снова овладеть прежним влиянием…»

Париж

Весной 1772 года в Париж приехала молодая знатная дама. Даму сопровождал барон Шенк. В городе путешественницу встретил барон Эмбс. В качестве доверенного лица барон Эмбс снял для дамы особняк, купил кареты и лошадей. По слухам, неизвестная была связана с богатейшим русским княжеским родом. Барон Шенк и барон Эмбс входили в штат ее свиты.

Сразу по приезде неизвестная начала встречаться с лицами из придворных кругов. Интимным другом дамы стал прославившийся своими любовными похождениями маркиз де Марин. Маркиз оставил Версальский двор и поступил в штат неизвестной в качестве интенданта.

Неизвестная завязала знакомство с напольным гетманом, старостой Литовским Михайлой Огинским. После первых встреч с гетманом дама объявила свое имя и стала называться княжной Владимирской. В интимном кругу княжну называли принцессой Алиной или Али-Эмете. По словам княжны, она росла сиротой, родителей своих не знала, но унаследовала от них в России большое состояние.

Знакомство княжны Алины с Михайлой Огинским перешло в любовную связь. Другим любовником княжны стал граф Рошфор де Валькур, гофмаршал двора владетельного имперского князя Лимбургского. Граф Рошфор сделал княжне Владимирской предложение и получил согласие. Граф срочно выехал в Лимбург просить разрешение на брак у своего монарха.

Весной 1773 года ввиду денежных затруднений принцесса Алина переехала из Парижа в одно из предместий. Барон Эмбс избежал долговой тюрьмы благодаря поручительству маркиза де Марина. По просьбе принцессы Михайла Огинский выдал барону Эмб-су патент на чин капитана Литовской армии. Неожиданно для кредиторов и самого Михайлы Огинского принцесса Алина в сопровождении барона Эмбса, маркиза де Марина и барона Шенка выехала из-под Парижа в неизвестном направлении.

Париж, 1772-й… Последние годы Людовика XV. Народные волнения из-за отмены парламентов, все возраставших финансовых затруднений. Робкая внешняя политика. Только память о могуществе Франции заставляет многих надеяться на ее поддержку, рассчитывать на обещания короля, всегда не слишком определенные и никогда не доводимые до конца. Людовик XV может в Семилетней войне быть противником австрийской императрицы и, в конце концов, стать ее союзником. Он избегает поддержки даже своего тестя — принужденного жить в изгнании польского короля Станислава Лещинского. Французский король не на стороне очередной русской императрицы Екатерины II, но его тщетно просят о вмешательстве перед лицом грозящего Польше раздела. Посланник другого, фактического короля Польши, Станислава Августа Понятовского, Михайла Огинский может ждать ответа до тех пор, пока необходимость во всяком ответе отпадет. Впрочем, в истории отношений Людовика XV с Россией было и так достаточно неясностей.

Еще при Петре I была попытка заключения брачного союза между петербургским двором и Версалем. Петр предназначал руку Елизаветы Петровны сначала самому Людовику XV — дипломатические соображения заставили французское правительство искать невесту для короля среди английских принцесс, потом остановиться на Марии Лещинской. Кандидатуру Людовика XV сменил его брат, герцог Бурбонский. Но и для него выбор пал на одну из немецких принцесс. От несостоявшегося проекта у Елизаветы Петровны осталась любовь к французскому языку, французскому театру и пышному версальскому этикету. Зато следующее, ее собственное, столкновение с французскими дипломатами оказалось не слишком удачным.

Сразу после переворота в пользу Елизаветы французский посланник маркиз де Шетарди начинает энергично вмешиваться в дела нового правительства. Раз французский двор в принципе был на стороне цесаревны Елизаветы, он, само собой разумеется, хотел рассчитывать и на привилегированное положение при Елизавете-императрице. Но этого не случилось. Елизавета не прислушивалась к настойчивым советам, уклонялась от подсказанных решений. Шетарди нервничает, теряет самообладание, в секретных депешах прибегает к слишком резким оценкам.

Маркиз де Шетарди — статскому секретарю Амелоту.

Декабрь 1743. Петербург

«…Любовь (Елизаветы. — Н. М.) самые безделицы, услаждение туалета четырежды или пятью на день повторенное и увеселение в своих внутренних покоях всяким подлым сбродом, des valetailles [прислугою], себя окруженною видеть, все ее упражнения составляют. А зло, которое от того происходит, велико есть, ибо она, будучи погружена в таком состоянии, думает, когда она себя тем забавляет, что ее подданные к ней более адорации иметь будут и что она потому менее опасаться их имеет. Всякая персона высшего ранга, нежели те, с которыми она фамильярно обходится, ей в то время неприятна. Мнение о малейших делах ее ужасает и в страх приводит».

Шетарди недооценил своих противников. Вице-канцлер А. П. Бестужев-Рюмин перехватывает его секретную почту и доставляет императрице. Посол был обвинен во вмешательстве во внутренние дела страны. Злые языки утверждали, что гораздо большее значение имели его презрительные отзывы о самой Елизавете. Так или иначе, Шетарди пришлось немедленно выехать из страны. Противники сближения России с Францией одержали полную победу: Елизавета до конца сохранила предубеждение против «французской интрихи», как сама о ней отзывалась.

Екатерина II имела все основания в 1770 году писать: «Положение с Францией наше может столько же быть присвоено и Гишпании и Королевству Обеих Сицилий… Со всеми сими Бурбонскими дворами имеем мы только наружное согласие; и можем, конечно, без ошибки полагать, что они и оружию нашему добра не желают. Таковые диспозиции Бурбонских дворов в рассуждении нас, по причине настоящей войны нашей, открываются от дня в день более; и нам по известиям, от всех сторон получаемым, надлежит ожидать, что, не возмогши ни по какому законному резону явно нас атаковать, постараются они коварством и хитростью искать самого малейшего к привязке предлога для нанесения нам вреда и воспрепятствования на востоке нашим операциям, вследствие чего должны вы завсегда остерегаться их хитростей…»

Но в 1774 году вступает на престол Людовик XVI. Одним из первых является к нему с поздравлениями «знатный русский вельможа» И. И. Шувалов, последний фаворит Елизаветы, и встречает самый радушный прием. Было в этом приеме что-то не совсем обычное даже для самых знатных особ.

Шувалов, по существу, изгнанник, лицо нежелательное при дворе Екатерины II. Тем не менее вдова Филиппа Орлеанского, былого регента при малолетнем Людовике XV, преподносит ему табакерку с портретом Петра I — ту самую, которую в свое время Петр подарил ее мужу. Другие члены королевской семьи делают ценные подарки, заказывают в его честь стихи. Остается незамеченной даже дружба с Вольтером: Шувалов приезжает в Париж из Фернея. И все это в то время, когда новый французский король выражает одобрение направленным против Екатерины II планам вождей польской конфедерации, и прежде всего Кароля Радзивилла, снова поднять против России турок.

Франкфурт-на-Майне

В первых числах июня 1773 года во Франкфурт приехала знатная дама со свитой. Даму сопровождали барон Эмбс, маркиз де Марин и барон Шенк Городские власти немедленно предъявили иски кредиторов барону Эмбсу и маркизу де Марину. Барон Эмбс был взят под стражу и заключен в долговую тюрьму. Маркиз де Марин отпущен по поручительству графа Рошфора де Валькур. Даме и ее свите было предложено оставить гостиницу. В ссоре с представителями городских властей дама угрожала жалобой русскому посланнику.

В тех же днях во Франкфурт приехал Филипп Фердинанд, владетельный князь Лимбургский, в сопровождении гофмаршала своего двора графа Рошфора де Валькур. Неизвестная дама была представлена князю как невеста гофмаршала княжна Владимирская.

Знакомство князя Лимбургского с княжной Владимирской перешло в любовную связь. Княжна разорвала помолвку с графом Рошфором де Валькур. По обвинению в государственной измене граф был заключен в тюрьму Филиппом Фердинандом.

В начале июля 1773 года князь Лимбургский и княжна Владимирская выехали в княжество Лимбург. Любовников сопровождали барон Шенк и интендант княжны маркиз де Марин.

Лимбург — земля в Арденнах. Крохотное немецкое княжество, растворившееся со временем в границах Бельгии и Голландии. Неподалеку от Голштинии, совсем рядом с входившим в моду курортом Спа. Его правитель в начале 1770-х годов носил пышный титул князя Священной Римской империи, владетельного графа Лимбургского, Стирумского и Оберштайн.

Правда, Стирум был еще меньше Лимбурга, а права на Оберштайн приходилось делить с курфюрстом Трирским. Но это не мешало Филиппу Фердинанду, недавно сменившему на княжеском престоле старшего брата, содержать собственную армию, иметь поверенных в Вене и Париже, тем более строить планы на будущее. У князя шла тяжба о правах с королем Прусским — Филипп Фердинанд не пренебрегал даже литературными сочинениями против Фридриха II, — у него были претензии и к Петербургу.

Как прямой потомок графов Шаденбургских, Филипп Фердинанд предъявлял права на Голштинию и пользовался титулом герцога Шлезвиг-Голштейн-Лимбургского. Задним числом официальные русские историки могли пренебрежительно отмахиваться от подобных притязаний. Тем не менее в свое время признание этих прав в политическом розыгрыше европейских стран могло аннулировать все акты Екатерины II в отношении Голштинии вплоть до последнего обмена голштинских земель на Ольденбург. Угроза тем более явственная, что Филиппа Фердинанда поддерживала Австрия, как, впрочем, готов был поддержать и Версаль. Имевший хождение в Европе основанный князем орден так и назывался «l’ordre demerite du Lion de Holstem-Limbourg» — почетный орден Голштино-Лимбургского Льва.

Нейсесс

В первых числах июля 1773 года княжна Елизавета Владимирская и князь Филипп Фердинанд Лимбургский приехали в резиденцию князя — замок Нейсесс. В Нейсессе княжне Владимирской был представлен конференц-министр курфюрста Трирского барон фон Горнштейн. Княжна предложила князю Лимбургскому деньги на выкуп у Трирского курфюрста прав на княжество Оберштайн. Филипп Фердинанд деньги принял. Барон фон Горнштейн взялся осуществить сделку.

В последних числах июля 1773 года княжна Владимирская заявила о своем отъезде в Персию. По словам княжны, ее вызывал живущий в Персии дядя. Перед отъездом княжна Елизавета сообщила Филиппу Фердинанду о своей беременности. Князь Лимбургский сделал княжне Владимирской предложение и получил согласие.

Против предполагаемого брака выступил барон фон Горнштейн. Фон Горнштейн ссылался на неясность происхождения княжны и разницу вероисповеданий будущих супругов: князь Лимбургский был католиком, княжна Владимирская православной. Сама княжна Владимирская не настаивала на скорейшем браке. Елизавета считала необходимым дождаться конца войны между Россией и Оттоманской Портой для получения документов о своем рождении. Как залог предстоящего брака княжна предоставила Филиппу Фердинанду право управления своим имуществом и вексель на крупную денежную сумму. Княжна Владимирская показала барону фон Горнштейну черновик письма к вице-канцлеру России Александру Михайловичу Голицыну. В письме княжна сожалела о вынужденной тайне своего рождения, уверяла в преданности императрице Екатерине II и выражала желание приехать для личных объяснений в Петербург.

Барон фон Горнштейн выяснил отсутствие опекунских отношений между русским вице-канцлером и княжной Владимирской. По совету Филиппа Фердинанда княжна представила фон Горнштейну в качестве cвoeгo попечителя знатного русского вельможу. Русский вельможа проживал в Спа. Имя вельможи осталось неизвестным.

Полученные доказательства удовлетворили трирского конференц-министра. И он согласился на переезд княжны Владимирской в откупленное Филиппом Фердинандом княжество Оберштайн.

Сочетание Россия — Персия… Для Европы почти фантастическое и тем не менее реальное, существовавшее в действительности. При Петре I — когда Тамасп-хан в борьбе с внутренними противниками ищет поддержки русской силы, охотно расплачиваясь прикаспийскими землями. При Анне Леопольдовне — когда свергнувший очередного властителя Надир-шах присылает посольство в Петербург, чтобы торжественно заявить о своих победах в Индии — разгром войск Великого Могола под Дели был полным — и в Туркестане, где бухарский хан уступил ему территорию до Амударьи. Задуманное Надир-шахом посольство в шестнадцать тысяч человек при двадцати пушках слишком напоминало военное вторжение, и русское правительство категорически воспротивилось подобным масштабам.

10 октября 1741 года персидский посол въехал в Петербург в сопровождении трех тысяч человек свиты и четырнадцати слонов. Девять самых больших предназначались в подарок малолетнему императору Иоанну Антоновичу, остальные наиболее значительным персонам при дворе и в том числе цесаревне Елизавете. Посол упорно добивался личного свидания с Елизаветой Петровной, в котором ему так же упорно отказывали. Многозначительная настойчивость!

Надир-шах был известен своей матримониальной политикой. Через четыре дня после фантастического по своей жестокости взятия Дели была отпразднована свадьба его сына с дочерью Великого Могола. Своего племянника Надир-шах поспешил женить на дочери покорившегося бухарского хана. Знала ли, догадывалась ли об этом Елизавета Петровна? Во всяком случае, гнев ее на ведавшего внешнеполитическими делами государства Остермана не знал границ. Саксонский посол доносит своему правительству о ее словах в адрес канцлера: «Он воображает, что никому не заметно его лицемерство; но я очень хорошо вижу, как он не пропускает случая нанести мне оскорбление, подает такие советы, которые бы не пришли и в мысли добросердечной правительнице. Он забывает, кто я и кто он сам. Пусть вспомнит, что если он важен, то за это обязан моему отцу, который вывел его в люди из письмоводителей. Я же никогда не забуду, какие права предоставлены мне Богом и моим происхождением. Он может быть уверен, что ему ничего не будет прощено». Елизавета не предполагала, как близки были к осуществлению ее угрозы: через месяц она оказалась на престоле.

Но это большая политика, а рядом — затерявшийся в делах Тайной канцелярии неприметный эпизод. В 1753 году сказала за собой «слово и дело» одна из заключенных тихвинского Введенского монастыря. Тайну свою ценила она высоко и хотела открыть только самой Елизавете Петровне. Угроза пытки заставила заговорить и с обыкновенным следователем. Оказалось, в том же монастыре содержалась под караулом «персидская девка». Девка утверждала, будто она дочь «персидского короля», будто была любовницей Алексея Разумовского и жениться на ней хотел сам наследник престола, будущий Петр III, за что и заключили ее в монастырь. Показывала девка и письма от Разумовского и Петра, начинавшиеся словами «друг сердечный Ольга Макарьевна».

По правилам делопроизводства Тайной канцелярии вызвали «персидскую девку» на допрос, но после допроса во всем оправдали, всякую вину с нее сняли, хоть и оставили по-прежнему в монастыре и под караулом. Зато доносчица поплатилась жестоко: ее били нещадно кнутом и отправили в жесточайшее заключение в самом отдаленном монастыре «до конца живота». Так или иначе, доля правды в словах «персидской девки» несомненно была.

Оберштайн

Осенью 1773 года княжна Елизавета Владимирская переселилась в княжество Оберштайн. Накануне переезда княжна Елизавета сменила весь штат прислуги и свиту. Барон Шенк был оставлен поверенным княжны Владимирской при князе Лимбургском. Маркиз де Марин получил должность контролера финансов князя Лимбургского и в силу новых обязанностей обосновался в Стируме. В качестве личной камеристки княжна Елизавета приняла дочь прусского офицера Франциску фон Мешеде.

Княжна Елизавета начала полновластно править Оберштайном. По слухам, Филипп Фердинанд подарил своей невесте права на княжество. Однако никаких юридических актов передачи Оберштайна князем Лимбургским княжне Елизавете Владимирской не обнаружено.

В декабре 1773 года княжну Владимирскую начал посещать некий знатный молодой человек. В Оберштайне неизвестного называли «Мосбахским незнакомцем». Под этим прозвищем скрывался один из видных деятелей Барской конфедерации Михаил Доманский. Княжна Елизавета вступила с Доманским в любовную связь. В конце декабря она встретилась с князем Каролем Радзивиллом. Кароль Радзивилл стал любовником княжны Владимирской.

В канун 1774 года в немецких княжествах распространились слухи о пребывании в Оберштайне дочери покойной русской императрицы Елизаветы Петровны. Князь Лимбургский начал адресовать письма в Оберштайн: «Ее императорскому высочеству княжне Елизавете Всероссийской». Он просит княжну хлопотать о его правах на Голштинию перед русским правительством.

Княжна Владимирская отложила брак с князем Лимбургским и отказалась от официального знакомства с членами его фамилии.

Княжна объявила о своем решении ехать с князем Радзивиллом в Константинополь. Княжна Елизавета предполагала обратиться с воззванием о своих правах на русский престол к русской армии и флоту, находившимся на турецком фронте. Замысел княжны был поддержан Версальским двором.

13 мая 1774 года княжна Елизавета Владимирская выехала из Оберштайна. В Зусмаргаузене конференц-министр Трирского курфюрста передал княжне Елизавете необходимые для поездки деньги. В Бриксене к княжне присоединился Михаил Доманский и некоторые другие польские конфедераты.

Сразу после отъезда княжны Владимирской бывший гофмаршал двора владетельного князя Лимбургского граф Рошфор де Валькур был выпущен из тюрьмы.

Рубеж 1770-х годов — безысходно трудные для Польши годы. Неостывшая борьба «патриотов» Потоцких и «фамилии» Чарторыйских, противников малейшего нарушения шляхетских прав и сторонников не слишком существенных, но все же овеянных духом конституции перемен. В результате на престоле ставленник «фамилии» Станислав Август Понятовский, хотя и без малейшей надежды эти перемены осуществить. Первая же попытка — и обострение отношений с поддержавшим его правительством Екатерины II, разрыв с разочаровавшейся шляхтой.

Союз тех, кто допускал компромиссы, оказался бессильным по сравнению с конфедерацией непримиримых, образовавшейся в 1768 году в Баре и обращенной против признанного изменником короля. В нее вошли самые влиятельные магнаты, и среди первых некоронованный правитель большей части Белоруссии и Литвы князь Кароль Радзивилл, тот, о котором говорили: «Король в Варшаве, Радзивилл в Несвиже». За плечами Барской конфедерации были турки, вступившие в войну против России, Версальский двор, не поскупившийся на деньги и военных специалистов, — другое дело, что талантами они не блистали, — Австрия, на территории которой рождается «генеральностъ» всей примкнувшей к конфедератам шляхты.

Но с первыми победами русского оружия соотношение сил не могло не измениться. Австрия предпочла согласиться на предлагаемый Пруссией раздел Польши — как-никак это был верный выигрыш — и тем самым отойти от конфедератов. Франция не торопилась с дальнейшей помощью. Вожди конфедерации не умели ужиться друг с другом и не отличались военными талантами: в открытых боях поражения следовали за поражениями. Кароль Радзивилл среди тех немногих, кто отказывается от амнистии Станислава Августа, не желает возвращаться в Польшу подданным короля, не откликается на угрозу реквизиции своих колоссальных земельных владений. Он надеется на обещания Версаля, мечтает о поддержке турецкого правительства и рвется в Константинополь в надежде изменить неблагоприятный ход событий.

Летом 1772 года Кароль Радзивилл приезжает в прирейнские земли, в апреле 1773-го переезжает во Францию, в Страсбург, осенью того же года успевает побывать в Париже. Прямые переговоры с Версалем невозможны: в Париже есть представитель официального короля, пусть посол Михаил Огинский и готов оказаться вместе с конфедератами. Представитель Радзивилла уезжает в Константинополь добиваться от султана разрешения на его приезд. Ожидание затягивается, и весной 1774 года полный нетерпения Радзивилл приезжает в Венецию. Газеты с сообщениями о его желании оказаться в Турции, о том, как много его окружает людей и как деятельно изучает он турецкий язык «Вечный бунтовщик», — с ненавистью бросает Екатерина II.

Венеция

В последних числах мая 1774 года в Венецию приехала знатная иностранная дама с большой свитой. Дама носила имя графини Пиненберг. Для графини был приготовлен дом французского посланника. Поверенный князя Лимбургского при Венецианской республике барон Кнор выступил в качестве гофмаршала графини.

В Венеции графиню Пиненберг приняли за супругу князя Лимбургского герцога Оберштайн-Голштинского. Графиня подобную связь отрицала. На третий день по приезде к графине Пиненберг явился с официальным визитом князь Кароль Радзивилл. С князем были его сестра графиня Теофила Моравская, дядя, князь Радзивилл, глава польской генеральной конфедерации граф Потоцкий, староста Пинский граф Пржездецкий, один из основных деятелей конфедерации Чарномский, Михаил Доманский, польские офицеры. Графине Пиненберг были оказаны царские почести согласно придворному этикету.

Радзивилл и его спутники открыто называли графиню Пиненберг княжной Елизаветой Всероссийской. По слухам, княжна направлялась в Турцию под покровительством князя Кароля Радзивилла. Для переезда были подготовлены два корабля под командованием турецких капитанов Мехмета и Гасана. С капитаном Гасаном княжна Елизавета вступила в любовную связь. В подготовке поездки принимал участие известный английский путешественник, внук герцога Кингстона, лорд Эдуард Вортли Монтегю. Недостаток денег побудил княжну Елизавету ускорить отъезд.

16 июня 1774 года Кароль Радзивилл в сопровождении восьмидесяти польских и французских офицеров приехал на корабли капитанов Мехмета и Гасана. Прибывшей вслед за ним графине Пиненберг — княжне Елизавете была устроена царская встреча в соответствии с придворным этикетом. Княжну сопровождала ее собственная свита, за исключением гофмаршала. Барон Кнор был оставлен княжной Елизаветой в Венеции в качестве личного поверенного.

В тот же день оба корабля взяли курс на Константинополь.

Начало XVIII века. Венеция, то освобождавшаяся от турок, то снова оказывавшаяся под их протекторатом. Бедневшая. Терявшая влияние в торговых европейских делах. Судорожно сохранявшая нейтралитет. И тем не менее первый «российский агент», посланный сюда Петром I, не кто-нибудь — Беклемишев. Европейски образованный. В совершенстве владевший несколькими языками. Еще в 1710 году издавший в Амстердаме перевод известного сочинения Анастасия Наузензия «Феатрон, или Зерцало монархов». Беклемишев оказывается в Венеции в 1716 году для торговых сделок, для устройства первых русских пенсионеров — кораблестроителей, инженеров, экономистов, художников, самого прославленного «персонных дел мастера» Ивана Никитина, — и для составления первых коллекций искусств.

По его поручению Иван Никитин лично везет в Россию картину «весьма славного и древнего автора именованного Рафаел доурбин».

В начале 1770-х годов та же нерешительность в политике Венецианской республики, те же колебания — основание для Екатерины указать в рескрипте контр-адмиралу Арфу: «В рассуждении республики Венецианской настоят другие уважения. Она издавна желает ближайшего с нами соединения, но по робости, от соседства с турками происходящей, не смеет еще податься на явные к тому способы. Без сомнения венецианцы желают нам внутренно добра… Во всяком случае, вероятнее то, что если успехи наши будут важны и поспешны, то естественная их неразрешимость приведена будет к единому существительному и неподвижному пункту их политики: упадка Оттоманской Порты». Просто в мае 1774 года о таком успехе еще рано было говорить: Кючук-Кайнарджийский мир должен был наступить несколькими месяцами позже.

Рагуза

В последних числах июня 1774 года направлявшиеся к турецким берегам корабли капитанов Мехмета и Гасана подошли к острову Корфу. Капитан Гасан отказался продолжать поездку. Графиня Теофила Моравская и князь Радзивилл-старший решили возвращаться в Польшу и на корабле капитана Гасана отправились обратно в Венецию.

3 июля 1774 года корабль капитана Мехмета с графиней Пиненберг — княжной Елизаветой и князем Каролем Радзивиллом вошел из-за встречного ветра в гавань Рагузы. Княжне Елизавете была устроена торжественная встреча. Французский резидент де Риво предоставил ей свой дом. Елизавета начала устраивать ежедневные приемы. Средства на жизнь ей предоставлял Радзивилл.

По словам очевидцев, княжна Елизавета называла себя дочерью императрицы Елизаветы Петровны и казачьего гетмана Разумовского. Временем своего рождения она считала 1753 год. После смерти матери Елизавета якобы была вывезена из Петербурга и стараниями отца переправлена в Персию. В Персии она пользовалась покровительством шаха. Ее образованием занимались приглашенные из Европы учителя.

По словам Елизаветы, семнадцати лет ее тайно провезли через Россию в Берлин. Своего отца она считала к этому времени умершим. После встречи с Фридрихом II Елизавета начала титуловать себя княжной. Из Пруссии она проехала в Лондон, Париж и Германию. В Германии княжна Елизавета купила при посредстве князя Лимбургского земли Оберштайн.

Княжна открыто говорила о желании попасть в Константинополь. Она надеялась на поддержку султаном своих прав на русский престол. В подтверждение этих прав княжна Елизавета показывала копии завещаний императрицы Елизаветы Петровны, Екатерины Iи Петра I. По утверждению княжны, она была связана с Пугачевым и знала его планы. Направлявшийся в Турцию Кароль Радзивилл обещал ей свое покровительство во время поездки.

Приезд княжны Елизаветы в Рагузу не прошел незамеченным. Сведения о ней помещали газеты Франкфурта-на-Майне и Утрехта. Посетившие князя Филиппа Фердинанда Лимбургского в Оберштайне герцог Ларошфуко и граф Бюсси сообщили о симпатиях к Елизавете во Франции. Версальский двор пророчил ей полный успех. Княжна Елизавета находилась в деятельной переписке с князем Филиппом Фердинандом, бароном фон Горнштейном и маркизом де Марином. Парижские новости были ей переданы в письме де Марина.

Вызванное появлением княжны Елизаветы оживление побудило сенат Рагузы обратиться с запросом о ней к русскому правительству через своего поверенного в Петербурге. Ответ руководившего внешними сношениями государства Никиты Панина исключал всякое значение и опасность княжны для России.

В середине июля 1774 года княжна Елизавета по совету князя Кароля Радзивилла решила выступить с воззванием о своих правах на русский престол и обнародовать завещание императрицы Елизаветы Петровны. Подготовленные тексты были переданы князю Радзивиллу для публикации в газетах. Оба документа сразу по получении князь Радзивилл уничтожил.

18 августа 1774 года княжна Елизавета отправила письмо командующему русским флотом на Средиземном море Алексею Орлову. В письме находилось воззвание к русским морякам. Обнародование воззвания было поставлено Елизаветой условием и доказательством перехода Алексея Орлова на ее сторону. Места своего пребывания княжна не открывала. Письмо Орлову в Ливорно должен был переслать находившийся в Венеции лорд Вортли Монтегю. Лорд Монтегю выполнил поручение. В ответе Елизавете Монтегю сообщал об изменившемся отношении к княжне французского посланника при Венецианской республике. Неблагоприятные и двусмысленные отзывы дипломата англичанин связывал с переменой внешнеполитического курса Версальского двора.

24 августа княжна Елизавета написала письмо турецкому султану и его визирю с просьбой о помощи. Копию письма Елизавета просила переслать Емельяну Пугачеву. Корреспонденция была передана князю Каролю Радзивиллу. Тот писем не переслал. По его указанию польским нарочным почта княжны была задержана.

11 сентября княжна Елизавета написала новое письмо султану. Радзивилл оставил письмо у себя.

24 сентября княжна Елизавета написала письма шведскому королю и русскому вице-канцлеру Никите Панину. Письма должен был отправить адресатам конференц-министр Трирского курфюрста из Кобленца. Княжна не открыла Никите Панину места своего пребывания. Справки о нем она предложила навести в Кобленце. Барон фон Горнштейн писем не переслал. Личную переписку с княжной фон Горнштейн прекратил.

В октябре 1774 года князь Кароль Радзивилл получил известие о ратификации Кючук-Кайнарджийского мира. Война между Россией и Турцией была кончена. Князь заявил о своем отъезде в Италию. Сношения с княжной Елизаветой Радзивилл прервал. Деньги на расходы княжны перестали отчисляться.

Польские и французские офицеры отказались от визитов к княжне Елизавете. В газетах появились слухи о ее любовной связи с «Мосбахским незнакомцем». Версальский двор публично отрекся от всяких сношений с княжной и послал официальный запрос о ней в Оберштайн. Французский резидент де Риво потребовал от Елизаветы освободить дом.

О запросе французского двора и предполагаемом браке Елизаветы с «Мосбахским незнакомцем» письмом в Рагузу сообщил Филипп Фердинанд Лимбургский. Князь настаивал на немедленном возвращении княжны Елизаветы в Оберштайн. Она обратилась к лорду Монтегю с просьбой о неаполитанском паспорте.

В первых числах ноября 1774 года княжна Елизавета выехала из Рагузы на корабле капитана Гасана. Княжну сопровождали польские шляхтичи Доманский и Чарномский, монах Ганецкий и камеристка Франциска фон Мешеде.

Рагуза, иначе Дубровник. Крохотная славянская республика на Адриатике. Стык влияний европейских и азиатских, христианства и мусульманства. Грабежи турок, беспощадность германо-римских императоров и великолепные образцы дипломатической изворотливости, когда со всеми, несмотря ни на что, удавалось ладить, предупреждать вторжения, утихомиривать грабежи. Может быть, даже иначе: республика дипломатов. Разве недостаточно назвать соратника Петра I знаменитого Савву Рагузинского? Под видом торговца был он много лет у турок тайным агентом русских дипломатов, получил от правительства Рагузы графский диплом за Прутский поход с Петром. Шесть лет состоял русским посланником при итальянских государствах и заключил свою дипломатическую карьеру уже при Екатерине I миром с Китаем. В этой русско-турецкой войне Рагуза выступала в поддержку турок. Отсюда достаточно сложное заключение об отношениях с ней в императорском рескрипте от 1770 года: «О республике Рагузской, которая сама по себе гораздо не важна, примечено выше, что она состоит под протекциею турок и платит им дань. Правда, отрекается она от качества подданной и стороною забегала уже ко двору нашему с просьбою, чтобы ее навигация от неприятельской отличена была. Вы имеете потому, если б, паче чаяния, нужда заставила вас искать прибежища в портах сей республики, сначала отозваться и обходиться с ней дружелюбно, полагая, что, со своей стороны, не отречется от допущения кораблей наших и от учинения им за деньги всякой потребной помочи; в противном же случае можете вы оное себе по необходимости и силою доставить, трактуя тогда рагузские земли и кораблеплавание неприятельскими, но обыкновенным, однако ж, порядком между просвещенными нациями, токмо чтоб cиe сделано было с согласия графа Орлова».

Рим

В ноябре 1774 года в Барлетт прибыла на корабле неизвестная дама. Даму сопровождали два кавалера, монах и камеристка. Путешественница имела неаполитанский паспорт. Дама и ее спутники направились в Неаполь.

В Неаполе неизвестная дама нигде не показывалась. Английский посланник лорд Гамильтон устроил неизвестной и ее свите римские паспорта. Путешественница называла себя знатной дамой польского происхождения. Даму сопровождали гофмейстер и капеллан Ганецкий, шляхтичи Линовский и Станишевский, камеристка Франциска фон Мешеде. Неизвестная вела уединенный образ жизни и выезжала только в карете с завешенными стеклами. Единственными посетителями дамы были иезуиты Волович и Вонсович. Известный римский врач Саличетти начал лечить даму от обострившейся чахотки. В тех же днях во франкфуртских газетах появились сообщения о переезде из Рагузы в Рим княжны Елизаветы Всероссийской.

В связи со смертью Климента XIVв Ватикане происходили выборы папы. Наиболее вероятной считалась кандидатура кардинала Джованни Алессандро Альбани, протектора Польского королевства. Капеллану Ганецкому удалось передать кардиналу Альбани письмо от неизвестной дамы. Она извещала кардинала о приезде и просила личного свидания. Альбани не мог покинуть конклава до окончания выборов и рекомендовал даме в качестве своего доверенного аббата Рокотани. Аббат был принят неизвестной. В беседе с ним неизвестная назвалась княжной Елизаветой. Официально княжна пользовалась именем графини Пиненберг.

23 декабря 1774 года князь Филипп Фердинанд Лимбургский отправил княжне Елизавете письмо с советом немедленно найти себе тайное убежище в Италии или Германии. Филипп Фердинанд настаивал на возвращении Елизаветы к нему в Оберштайн. Предоставить какой бы то ни было заем князь Лимбургский отказался. Ответа на письмо не последовало.

8 января 1775 года княжна Елизавета передала аббату Рокотани копии писем турецкому султану и графу Алексею Орлову. Княжна не считала возможным доверять Алексею Григорьевичу. Тем не менее она давала понять о выполнении графом ее пожелания ввести русский флот в Ливорно. Княжна Елизавета сомневалась также в преданности своей свиты и намеревалась вскоре набрать новый штат. На вопрос о Никите Панине княжна отозвалась невозможностью для вице-канцлера открыто выступить в ее поддержку. Большие надежды она возлагала на заем с помощью лорда Монтегю.

Кардинал Альбани выразил желание познакомиться с доказательствами прав княжны Елизаветы. 11 января княжна представила аббату письма Филиппа Фердинанда Лимбургского и трирского конференц-министра барона фон Горнштейна. 14 января аббату была вручена копия завещания императрицы Елизаветы Петровны. Княжна просила кардинала поддержать ее ходатайство перед епископом курфюрстом Трирским о займе в семь тысяч червонцев.

16 января княжна Елизавета при посредничестве аббата Рокотани встретилась в церкви Санта Мария дельи Анжели с польским посланником маркизом д’Античчи. Княжна сообщила посланнику о своем намерении ехать в Россию через Берлин и Польшу и просила о рекомендательном письме к королю Станиславу Августу Понятовскому. От рекомендательного письма маркиз д’Античчи уклонился. Он настоятельно советовал княжне найти тайное убежище в Италии или Германии и отказаться от политических планов.

18 января курфюрст Трирский отказал княжне Елизавете в займе. В тот же день княжна просила кардинала Альбани установить личность наблюдающего за ее домом человека. Она опасалась русских шпионов и людей Алексея Орлова. Кардинал предложил обратиться с той же просьбой к посланнику курфюрста Трирского.

После нескольких дней наблюдения неизвестный стал искать приема у княжны Елизаветы. Он назвался посланным от Алексея Орлова русским офицером Иваном Христинеком. Одновременно английский банкир в Неаполе Дженкинс предложил княжне Елизавете от лица Орлова неограниченный кредит и уплату всех долгов. Кардинал Альбани помочь княжне получить заем в тысячу червонцев отказался.

31 января княжна Елизавета дала согласие ехать в Пизу для встречи с Алексеем Орловым. В письме кардиналу Альбани она сообщала о своем намерении через десять дней оставить Рим и поступить в монастырь. По совету Орлова она решила отказаться от имени графини Пиненберг.

5 февраля княжна Елизавета написала маркизу д’Античчи об отъезде в одно из своих немецких владений и отказе от всякой политической деятельности.

10 февраля княжна Елизавета приняла аббата Рокотани. Она сообщила о полной уплате своих долгов и отъезде на шесть недель в Пизу. По словам Елизаветы, в Пизе она намеревалась переменить свою свиту.

Утром 11 февраля княжна со своей свитой выехала из Рима в двух экипажах. На паперти церкви Сан Карло она раздала богатую милостыню. В некотором отдалении за экипажем следовал Иван Христинек.

В Риме ходили две версии причин срочного отъезда графини Пиненберг. Английское посольство распространяло слух о ее любовной связи с Орловым. Большинство усматривало подстроенную графом для простодушной иностранки ловушку.

Смерть Климента XIV и редкий разброд в Ватикане. Выученик иезуитов и их враг, всего пять лет как вступивший на папский престол усилиями противников ордена, он ждал гибели от своего решительного шага. Кто знает, оправдались ли опасения мести? Климента XIV не стало через год после издания энциклики, и страсти в Ватикане вспыхнули с новой силой. Формально прекратившие свое существование, лишенные оказавшихся в тюремном заключении руководителей ордена, иезуиты продолжали оставаться могущественными и агрессивными. Постоянной связи с ними обязан своей влиятельностью и перспективами на папских выборах противник французской партии кардинал Джованни Альбани. Оппозиция к иезуитам делает безнадежной позицию епископа Климента-Венцеслава, курфюрста Трирского. Победа же приходит к самому преданному представителю партии «непримиримых», будущему Пию VI. И едва ли не первое, что делает новый папа, — полное восстановление ордена не представлялось ему возможным, — дает разрешение на деятельность иезуитов в Пруссии и России.

Но Пий VI пытается восстановить и заметно слабеющую власть Ватикана. Начинает в Австрии подчинять церковь государству Иосиф II, и Пий едет лично убедить его отказаться от подобных мер. Иосиф II не отказывает папе в пышнейшем приеме, приезжает в Рим с ответным визитом и ничего не меняет в своей политике. И любопытная деталь: в Риме император повсюду ездит с жившим там в эти годы И. И. Шуваловым, усиленно подчеркивает свою сердечную дружбу с опальным русским вельможей. Кстати, имя Шувалова не было безразлично для Ватикана. Во всяком случае, когда Екатерине II понадобилось сменить слишком настойчиво действовавшего против русского правительства папского нунция, она предпочла действовать через Ивана Ивановича Шувалова. И Пий VI легко согласился на предложенную им новую кандидатуру.

Ливорно

15 февраля 1775 года в Пизу приехала в двух экипажах знатная иностранная дама со свитой. Дама назвалась графиней Силинской. Ее встречал командующий русским флотом на Средиземном море граф Алексей Григорьевич Орлов. Им был снят для графини дворец.

Орлов и его офицеры оказывали графине Силинской царские почести. Сам Орлов являлся к графине только в парадном мундире и при всех орденах и никогда не садился в ее присутствии. По распространившимся слухам, под именем графини Силинской скрывалась русская княжна Елизавета. Графиню Силинскую — княжну Елизавету видели на гуляньях и в театре в сопровождении Орлова и его свиты. Княжна вступила с графом Орловым в любовную связь.

20 февраля, по договоренности с графом, английский консул в Ливорно Джон Дик письмом вызвал Орлова по якобы имевшему место инциденту между русскими и английскими чиновниками. Алексей Орлов предложил под этим предлогом княжне Елизавете поехать посмотреть русский флот. Ввиду выезда всего на один день княжна отказалась от свиты. Вместе с княжной Елизаветой направились в Ливорно Чарномский, Доманский, камеристка Франциска фон Мешеде, камердинеры Маркезини и Кальтфингер.

21 февраля княжна Елизавета и граф Алексей Орлов прибыли в Ливорно. В честь княжны английский консул сэр Джон Дик дал торжественный завтрак. На нем присутствовали супруга консула леди Дик и контр-адмирал русского флота Самуил Грейг с женой.

После завтрака гости направились осматривать русские корабли. В первой шлюпке ехали Алексей Орлов, сэр Джон Дик и контрадмирал Грейг. Во второй шлюпке вместе с княжной Елизаветой находились жена контр-адмирала и супруга английского консула. Русская военная флотилия приветствовала прибывших музыкой и пушечным салютом. Княжна Елизавета была поднята на адмиральский корабль на особом, обитом бархатом кресле. За церемонией встречи наблюдала с набережной большая толпа.

На адмиральском корабле княжне Елизавете был предложен десерт. После угощения начались маневры русского флота. Княжна наблюдала за действиями кораблей с палубы. Воспользовавшись ее увлечением, жены английского консула и контр-адмирала, Алексей Орлов, Джон Дик и Самуил Грейг покинули палубу. Около княжны продолжали стоять Чарномский, Доманский и Христинек. К ним подошел гвардии капитан Литвинов с солдатами и объявил всех арестованными. Княжну Елизавету в сопровождении камеристки и камердинера отвели в заранее приготовленную каюту. Чарномский, Доманский, Христинек были обезоружены и вместе с камердинером Кальтфингером отвезены под арест на другой корабль.

В тот же день по приказу Орлова нарочным были захвачены в Пизе вещи и личные бумаги княжны. Прислугу нарочный распустил. Трое оказавших сопротивление слуг — Лабенский, Рихтер и Анчиотти — были силой отвезены на русские корабли в Ливорно.

22 февраля пробывший сутки под мнимым арестом Христинек отправлен Орловым в Россию с секретным донесением о произошедшем к Екатерине II.

26 февраля 1775 года эскадра под командованием Самуила Грейга вышла из Ливорно. По распространившимся слухам, она направилась в Бордо. Позднее в газетах появились сообщения о смерти княжны Елизаветы от яда.

11 мая того же года эскадра Грейга прибыла в Кронштадт. 26 мая 1775 года княжна Елизавета, шляхтичи Доманский, Чарномский, камеристка фон Мешеде, камердинеры Маркезини и Кальтфингер были сданы как узники коменданту Петропавловской крепости. Княжна находилась в тяжелом состоянии. Врач определил резкое обострение чахотки. К тому же она была беременна от графа Алексея Орлова. Тюремный врач нашел жизнь княжны Елизаветы в опасности. В тот же день состоялись первые допросы.

«…Кроме вышеоглавленных итальянских владений, представляются еще там Великое герцогство Тосканское с вольным оного портом Ливорною… Ливорно, будучи вольным для всех портом, не может, натурально, и для вас затворена быть, поелику военные эскадры могут участвовать в неограниченной свободе и преимуществах вольного порта…»

(Из рескрипта Екатерины II контр-адмиралу Арфу. 1770).

И небольшая местная подробность. Английский консул в Ливорно сэр Джон Дик был единственным в XVIII веке подданным Англии, получившим русский орден — в конце 1775 года. К ордену были присоединены редкие по ценности бриллианты для леди Дик. Обвинение в нарушении дипломатического статуса, который предъявляли сэру Дику и современники, и официальные историки XIX века, он и не пытался отвести.

Дальше начиналась Россия…

Эпизод о государыне цесаревне

Завещания не было. Точнее — не должно было быть.

Все знали: Петр думал о старшей дочери. Откладывал венчание с надоевшим Голштинским герцогом. Толковал с Анной о государственных делах. Заставлял сидеть на советах. После шумной истории с красавцем Монсом Екатерине не приходилось рассчитывать на престол. Вместе с упавшей на плаху головой любимца рушились все ее и без того сомнительные надежды. Коронация вчерашней Катерины Трубачевой имела совсем особую цель — Петр хотел узаконить положение ее дочерей рядом с ненавистным потомством царевича Алексея.

Но никто не сомневался: в предстоявшем размене власти решающее слово принадлежало царедворцам — на кого сделают ставку, кого поддержат. Трудно нацарапанные на грифельной доске слова одинаково могли быть правдой, легендой или полуправдой. «Все отдать…» — имя (стершееся, стертое, ненаписанное?) перед лицом наступающей смерти не имело значения. Приказ позвать Анну опоздал — ее искали так долго, пока не угас последний проблеск сознания.

Кто-то вспомнит о погребальных свечах — надо зажечь у постели. Кто-то позовет живописцев — пусть займутся последними (на всякий случай!) портретами. Кто-то распорядится попами — чтоб читали псалтырь — и захлопнет дверь перед дочерьми: в них уже не было нужды. В соседней комнате (хрип умирающего — не помеха!) решается судьба престола.

Меншиков назовет Екатерину — ему ответит молчание. Тех, кто и думать не хотел о Катерине Трубачевой. Но и тех, кто знал последнюю, единственную волю Петра. Смолчит кабинет-секретарь А В. Макаров — былая должность останется за ним! Смолчит духовник императора Федосий Яновский — ему нужно первое место в синодских делах. Блеснувшие в дверях штыки преображенцев утвердят нежданную победу: «Да здравствует императрица!»

После страха разоблачения, суда, развода Екатерина тем более не может не оценить оказанной услуги. Но Меншиков и сам не спустит цены. Завещание! Только завещание — в пользу его дочери и обвенчанного с ней сына царевича Алексея. О своих дочерях Екатерина должна забыть — сегодня они угрожают ее власти. Анна и Елизавета… Пусть (от злых языков!) займут место в очереди за Петром II и его потомством. Потомством Александра Даниловича Меншикова. И еще. Анну надо обвенчать — тем более голштинцы сумели заслужить неприязнь русских. И выслать в Киль. Но главное — чтоб никто и никогда не поминал ее имени.

Москва. Знаменский монастырь на Варварке, бывший родовой двор Романовых

Отправить в Устъвилюйское зимовье и содержать под крепким караулом и никуда и ни для каких нужд его не отпускать и смотреть за ним крепко, чтоб он над собою чего не учинил, или куда бы не ушел, а также не давать ему ни чернил, ни бумаги, и никого к нему не подпускать.

Приказ из Тобольской губернской канцелярии

о ссыльном графе Санти. 1734 г.

…А живем мы, он Сантий, я и караульные солдаты, в самом пустынном крае, а жилья и строения никакого нет, кроме одной холодной юрты, да и та ветхая, а находимся с ним Сантием во всеконечной нужде: печки у нас нет и в зимнее холодное время еле-еле остаемся живы от жестокого холода; хлебов негде испечь, а без печеного хлеба претерпеваем великий голод; и кормим мы Сантия и сами едим болтушку, разводим муку на воде, отчего все солдаты больны, и содержать караул некем. А колодник Сантий весьма дряхл и всегда в болезни находится, так что с места не встает и ходить не может.

Из донесения подпрапорщика Бельского. 1738 г.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Санти Франц Матвеевич (1683–1758) — граф, уроженец Пьемонта. Состоял на службе у графа Гессен-Гомбургс-кого, откуда был приглашен Петром I в качестве товарища герольдмейстера для сочинения гербов, в частности русских городов. В феврале 1725 г. назначен обер-церемониймейстером. В 1727 г. за участие в заговоре в пользу Анны Петровны сослан в Сибирь. Возвращен из ссылки Елизаветой Петровной в 1742 г.

Завещание понадобилось много раньше, чем могла предполагать императрица. Слишком рано, как показалось многим из очевидцев. В январе 1725 года не стало Петра I, 6 мая 1727 года — Екатерины I. Дорога к единоличному управлению Российской империей была для А. Д. Меншикова открыта.

Елизавета? Оставалось всего лишь поторопиться с браком. Карл Август, епископ Любекский, уже находился в Петербурге, с ним цесаревну ждала дорога все в те же прибалтийские земли.

Правда, 1 июня, накануне венца, жениха унесла «простудная горячка». Другим вариантом светлейший заняться не успел — 7 сентября он был арестован по обвинению… Впрочем, обвинение удалось сочинить спустя много месяцев. Главное — меншиковское правление не состоялось, несметное состояние светлейшего нетерпеливо и жадно расхватывали члены царской семьи.

И небольшая подробность. Палаты в многочисленных московских и петербургских меншиковских дворцах были увешаны портретами — Петр I и Екатерина I, царевич Алексей и София-Шарлотта, герцог Курляндский и вдовствующая герцогиня Курляндская Анна Иоанновна, дочери старшего брата Петра Иоанна Алексеевича, французский и прусский короли, турецкий султан и — ни одного изображения дочерей Петра: Анны и Елизаветы. В многоходовой комбинации Александра Даниловича места для них не существовало.

Ехать из Раненбурга водою до Казани, и до Соли Камской, а оттуда до Тобольска; сдать Меншикова с семейством губернатору, а ему отправить их с добрым офицером и солдатами в Березов. Как в дороге, так и в Березове иметь крепкое смотрение, чтоб ни он никуда и ни к нему никаких писем и никакой пересылки ни с кем не имел.

Из указа о ссылке А. Д. Меншикова. 8 апреля 1727 г.

Теперь все зависело от капризов мальчишки, не знавшего отказа своим желаниям. В двенадцать лет свобода от вчерашних воспитателей уже сама была сознанием власти, а общность игр — основанием для привязанности и царских милостей. Цесаревна скачет вместе с мальчишкой-императором на лошадях, пре восходно охотится и до упаду танцует. Брак с племянником (какое значение могли иметь в перспективе престола шесть лет разницы в возрасте!) позволял решить конфликт между старшими и младшими потомками Петра I. И не Елизавете ему противиться: Царское Село и Александрова слобода — слишком жалкое наследство, доставшееся от матери, чтобы ограничить ими свои прихоти. Русский изразцовый убор. XVII в.

Но около императора плотной стеной выстраиваются Долгорукие. Фавор Ивана Алексеевича, которого Петр II даже ночью не отпускает из своей спальни, должен быть закреплен браком его сестры. Екатерина Алексеевна Долгорукая получает громкий и заново придуманный титул «государыни-невесты». Брат может ее ненавидеть — семейных уз никто из Долгоруких не предаст. Елизавете остается посторониться.

Значит, несмотря ни на что, Александрова слобода — Петр II и слышать не хотел о возвращении в Петербург, жалкая видимость собственного двора из ближайших родственников и полунищих дворянчиков, штат, который едва-едва удавалось прокормить, и постоянный ненавистно-напряженный досмотр Долгоруких: лишь бы ничего не упустить, никакой провинности цесаревны не забыть, каждый шаг переиначить в глазах императора и большого двора.

Все благонамеренные люди радуются уменьшению царского фаворитизма принцессы Елизаветы, которая четыре дня тому назад отправилась пешком за десять или двенадцать миль на богомолье в сопровождении одной дамы и Бутурлина.

Из дневника герцога де Лириа-Бервика, испанского посланника при русском дворе. 5 августа 1728 г.

По сему отправили к нему (действовавшему на Украине против татар Голицыну. — Н. М.) три полка под начальством генерал-майора Бутурлина, которого выбрали не потому, что считали его способным, а для того, чтобы удалить его от принцессы Елизаветы, которой он был фаворитом и камергером.

Из дневника герцога де Лириа. 1729 г.

Человек, который пороха не выдумает, но которого Господь Бог в гневе своем сделал генерал-майором.

Из донесения саксонского посла Лефорта об Александре Бутурлине. 1729 г.

Всемилостивейшая государыня цесаревна, вашего императорского высочества обичайная ко всем милость, паче же та предовольно мною следованная, приводит в дерзновение меня ненадлежащим чрез cиe представить себя пред ваше императорское высочество во всемилостивейшее предприятие, которым столько премного награжден бывал, что в жизни моей не достанет всерабственно отслужить, и тая самая усердность привлекает меня завсегда предстоять пред вашим императорским высочеством в раболепнейших замыканиях, еже и чиню от искательной моей вседолжной верности, когда явлюсь угоден быть под высочайшим повелением по делам имеющим здесь домовым. Ваше императорское высочество, то всемилостивно мною взыскательным прошу приказывать, то не токмо с охотным желанием, но и крайнею ревностною прилежностью во всеповиновении моей простираться рабски долженствую; понеже как известился от управителя вашего императорского высочества, не без нуждных дел находится, кои все и себя самого подвергаю во всемилостивейшее высочайшее призрение.

Вашего императорского высочества

наипослушнейший одолженной раб

Александр Бутурлин

А. Б. Бутурлин — Елизавете Петровне. 27 марта 1741. Москва

Отпускается к поставцу ее высочества и служителям, окроме банкетов и приказов, водка, вино, пиво.

Духовник Федор Яковлев

Фрелина Анна Карловна [Скавронская, двоюродная сестра Елизаветы Петровны, будущая жена М. И. Воронцова]

Фрелины Симоновны [Гендриковы, двоюродные сестры Елизаветы Петровны]

Села Царского священник

Камор-юнкер Александр Шувалов

Дьякон Иван Лаврентьев

Г-н Воронцов [Михаил Илларионович, будущий канцлер]

Г-н Возжинский Пимен Лялин

камер-фурьеры

Петр Гагин

Камер-паж Шубин Василий

Чулков

камординеры

Игнат Полтавцев

Певчему Алексею Григорьеву [Разумовскому] чрез день и два дни водки и вина по 1 крушке, пива по 4, по 6 и 7 кружек на каждый день

Авдотья Павлова, Устинья Никитина, Анна Самарина, Акулина Чулкова, Катерина Яблонская, Агафья Яковлева, Авдотья Селихова — камор-юнгферы

Елизавета Ивановна

Лекарь Ведре

Мадамы

Кристина Крестьянова

Мадама, что при фрелинах

Мадама, что шьет золотом кормилица Василиса Степанова

кофишенки: Василий Страшников, Карл Сиверс

музыканты: Штройс, Иван Матвеев

кухмистер Яган Фукс

футер-маршал Ратков

лейб-кучер Скорняков

бандурист Григорий Михайлов

валторнисты 2 человека

певчие: Иван Петров, Кирила Степанов, Петр Еремеев, Петр Лазорев, Федос Мосеев, Иван Федоров

капрал Купреянов, что у строения

кузнец Яган Карла

Татьяна Тютчева

Яков Дмитриев

мадам Пангорша

Штат цесаревны на время между апрелем 1729-го и апрелем 1730 г.

Можно было лишиться и больше не искать милостей взбалмошного мальчишки. Уехать в глухую Александрову слободу и месяцами не наведываться в старую столицу. Забыть о похоронах родного дяди и пренебречь обязательным придворным празднованием собственных именин. Развлекаться строительством — хоть всего-то дела был дом на слободской Торговой площади: верх деревянный, низ каменный. Высчитывать гроши на новые салфетки — старые давно излохматились — и пару ситцевых платьев. Устраивать домашние праздники (откуда взять гостей!) и сочинять стихи:

Я не в своей мочи огнь утушить, Сердцем болею, да чем пособить? Что всегда разлучно и без тебя скучно — Легче б тя не знати, нежель так страдати Всегда по тебе.

Затишной жизни не получалось. Все равно цесаревна. Все равно теперь уже единственная (Анна Петровна умерла годом позже матери) дочь Петра. Самого Петра! Обходительная. Улыбчивая. Ловкая в седле и танцевальном зале. Не знавшая усталости. Каждому припасавшая ласковое словцо. Ее легкомыслие современники готовы были рассматривать как непосредственность, слабость к увлечениям — как искренность.

Долгорукие, как никто, умели ее оценить. И они не сомневались: единственная надежная защита от цесаревны — монастырь. Чем быстрее по времени, чем дальше по местоположению, тем лучше. Былой фаворит Петра II, Иван Алексеевич Долгорукий, подтвердит это через много лет сибирской ссылки на дыбе, чтобы оказаться приговоренным к смертной казни через четвертование.

Иван Алексеевич Долгорукий при надписывании допроса один на один с канцеляристом сказал: «ныне де фамилия и род наш весь пропал; все де это… нынешняя наша императрица (Анна Иоанновна. — Н. М.) разорила, а все де послушала… цесаревны Елизаветы Петровны за то, что я де хотел ее за непотребство сослать в монастырь».

В допросе у дыбы Долгорукий показал, «что будто ее императорское величество послушала цесаревны Елизаветы Петровны, и о том он, князь Иван, говорил, вымысля собою, потому что во время ево князь Иванова благословенные и вечно достойные памяти при его императорском величестве Петре Втором, когда ее высочество государыня цесаревна Елисавет Петровна приезжала во дворец и в поступках своих казалась ему, князь Ивану, и отцу ево, князь Алексею, к ним немилостива, и думал он, князь Иван, что ее высочество имела на него какой гнев, и как он де, князь Иван, с отцом своим и с матерью и женою его и братьями и сестрами послан в ссылку, мыслил, что ее императорское величество с совету цесаревны Елисавет Петровны его в ссылку сослала, для того и говорил; а в том он, князь Иван, ни от кого никогда не слыхал, и никто ему не сказывал, а говорил подлинно вымысля собою. А ее де высочество благоверную государыню цесаревну Елисавет Петровну сослать в монастырь намерение он, князъ Иван, имел с отцом своим, о том на одине говаривал для того, что в поступках своих казалась ему, князь Ивану, и отцу ево, князь Алексею, немилостива, а чтоб сослать в который монастырь именно, такого намерения у него, князь Ивана, и отца его еще не было положено…»

Из пыточных допросов И. А. Долгорукого. 1738 г.

И снова смерть. На этот раз пятнадцатилетнего подростка. В Москве, переполненной съехавшимися на его свадьбу дворянами. Только не просто смерть императора — конец наследников от первой жены Петра I, Евдокии Лопухиной. Годом раньше в одночасье то ли от кори, то ли от «простудной горячки» — никто ничего не стал выяснять — умерла во Всехсвятском, на пути в Москву, единственная сестра Петра II. Царевна Наталья умела при случае взять в руки брата, распорядиться его капризами, ограничить фаворитов. Долгоруким она была не нужна, зато как же им необходим сам император!

Удержать власть всеми правдами и неправдами — подложным завещанием в пользу «государыни-невесты», простым утверждением якобы заключенных в самом ее титуле прав. Но у членов Верховного тайного совета свои планы. Освободиться от ненавистных Долгоруких, а с ними вместе и от своеволия самодержца, найти гарантии собственного положения и власти в стране. Ограничительные условия — «кондиции» в свою пользу, только на них должен быть выбран новый правитель. Именно выбран, как в незапамятные времена Годунова, Шуйского, первого из Романовых.

Взвесить, все учесть, предусмотреть — полунищая, на вечном содержании русского двора вдовствующая герцогиня Курляндская подойдет как нельзя лучше. За двадцать лет рабской униженности при ничего не значившем титуле научилась Анна Иоанновна не подымать голоса, не иметь своих желаний, каждому кланяться, в каждом заискивать и благодарить. Без конца благодарить. Ей ли не принять любых условий, не подписать «кондиций», не согласиться даже на разлуку с безответно любимым, знающим цену своей власти над ней Бироном?

Здесь дела дивные делаются. По окончании его величества выбрали царевну Анну Иоанновну с подписанием пунктов, склонных к вольности, и чтоб быть в правлении государством Верховному совету 8 персонам, а в Сенате одиннадцати; и в оном спорило больше шляхетство, чтоб быть в верховном совете двадцать одной персоне и выбирать оных баллотированием, а большие не хотели оного, чтобы по их желанию было восемь персон. И за то шляхетство подали челобитную Ее величеству, чтоб быть в двадцать одной персоне, и оная челобитная ее величества собственною рукою тако: «тако по сему рассмотреть», и потом имя ее; и оную челобитную изволила отдать князю Алексею Михайловичу Черкасскому; и с шляхетством подавал челобитную князь Алексей Михайлович. И потом с опасностью шляхетство подали челобитную другую ее величеству, чтобы изволила принять суверенство, и тако учинилась в суверенстве, и присягу вторично сделали, и оное делал все князь Алексей Михайлович, и генералитет с ним, и шляхетство, и что из того будет впредь, бог знает.

…А большие в большом стыде и подозрении обретаются, две фамилии, а с ними Матюшкины, Измайловы, Еропкин, Шувалов, Наумов, Дмитриев, Матвей Воейков. И такого дива от начала не бывало…

И. М. Волынский, нижегородский вице-губернатор — Артемию Волынскому. 1 марта 1730 г.

Вы усмотрите из нее [депеши], какое важное событие совершилось здесь вчера вечером, — восстановление самодержавной власти, которая, казалось, была уничтожена с вступлением царицы на престол.

Из донесения французского посла Маньяна. 9 марта 1730 г.

Русские упустили удобный случай освободиться от своего старинного рабства лишь по собственной своей ошибке и по тому, что дурно взялись за дело.

Из донесения Маньяна. 3 апреля 1730 г.

Пир был готов, но гости были недостойны его! Я знаю, что я буду жертвою. Пусть так — я пострадаю за отечество! Я близок к концу моего жизненного поприща. Но те, которые заставляют меня плакать, будут проливать слезы долее меня.

Д. М. Голицын, один из «верховников», по поводу восстановления самодержавия. 1730 г.

Мне также в настоящее время сообщают, что герцогиня Мекленбургская Екатерина Ивановна и сестра ее великая княжна Прасковья Ивановна тайно стараются образовать себе партию, противную их сестре императрице. Однако мне трудно поверить этому, ибо успешный исход невозможен, и они этим делом нанесут наибольший вред самим себе.

Из донесения прусского королевского посланника барона Густава фон Мардефельда. 2 февраля 1730 г.

Великая княжна Елизавета Петровна нисколько не беспокоится относительно этого дела и послала уже свои поздравления герцогине Мекленбургской.

Он же, 6 февраля 1730 г.

Как был выбор государынин в Сенате, так Иван Алексеевич Мусин-Пушкин сказал: «а цесаревна Елисавет Петровна?» Так князь Михаила Михайлович Голицын сказал: «та-де побочная» и все закричали, что царевна Анна Иоанновна! Разве девяностый год вспомнить хотите… того году бунт был! И Иван Алексеевич, чаю, рад был, что из Сената вышел, чтоб не убили!

Расспросные речи Егора Столетова в Тайной канцелярии.

1736 г.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Столетов Егор (1706–1736) — состоял при канцелярии Вилима Монса для особых поручений, между прочим, писал для него любовные письма и стихи. Замешанный вместе с Иваном Балакиревым в дело Монса, был наказан кнутом и сослан солдатом на работы в Рогервик на десять лет. После смерти Петра I назначен Екатериной I в штат цесаревны Елизаветы Петровны. С избранием на престол Анны Иоанновны перешел от Елизаветы к В. В. Долгорукому, вместе с которым сослан в начале 1732 г. на вечные работы в Нерчинск. В 1735 г. пропустил заутреню в день тезоименитства Анны Иоанновны, о чем было донесено начальнику Нерчинских заводов, будущему историку В. Н. Татищеву. Татищев отдал приказ о строительстве за городом двух специальных изб и сарая «для розыска» и начал следствие «с пристрастием» — дыбой и всеми другими видами пыток. Следствие велось с такой жестокостью, что Столетов выдал много того, о чем сумел в свое время промолчать в Тайной канцелярии.

Когда князь (Михаил Белосельский-Белозерский. — Н. М.) был за государынею цесаревною в походе у Троицы, то, воротясь в Москву сказывал мне наедине: государыня-де царевна сказывала ему, князь Михайле, что «государыня-де императрица дивится сама, как бог пронес без бунта во время выбора».

Расспросные речи Егора Столетова после получасовой пытки на виске и трехсот ударов «изредка». Нерчинск. 1735 г.

Когда в 1731 году я уезжал из Москвы в Петербург, Столетов приезжал ко мне проститься и со мною вместе ходил в церковь для слушания молебна напутственного. Он говорит, будто я, услыхав звон, сказал: «Точно набат… не к бунту ли? Я бы рад был!» Это неправда. И то ложь, будто я прибавил: «нашей братьи, кои тому рады, человек с триста».

Расспросные речи М. Белосельского-Белозерского

в Тайной канцелярии. Петербург. 1736 г.

Яко бы я, без указа, в розыски важных дел вступил, в которые бы вступать мне не надлежало, и хотя я сначала от великого страха не мог опамятоваться и того числа изготовленный Столетову розыск остановил, но ныне едва опамятовался, мню, что об оном вашего императорского величества присланном мне о Столетове и других указе, как господам министрам, так и в Тайной канцелярии, неизвестно, и для того еще вчера им, Столетовым, разыскивал жестоко, токмо, почитай, более прежнего ничего не показал.

В. Н. Татищев — Анне Иоанновне Август 1735 г.

Оный экстракт хотя я с великою прилежностью сочинял, смотря, чтоб не проронить, излишнего не писать и ясно истину донести; однако ж, как оное, а паче его повинные весьма коварно, скрытно, но и с ненадлежащим смешав писаны, я же в моем здоровье слаб и в том сам себя опасаюсь: довольно ль я то сделал, подлинных же до указа вашего величества послать не смел, а понеже мню, что ему, для улики оных, ежели будет запираться, надобно там быть, здесь же для превожания людей способных нет и поверить опасаюсь. Того ради, не соизволите ль ваше величество по него послать надежного человека и подлинное дело взять, а между тем стану еще из него подлинное вытягивать…

В. Н. Татищев — Анне Иоанновне о розыске

над Егором Столетовым. Сентябрь 1735 г.

Легкомыслие? Неспособность к интригам? Безразличие к власти? Или страх потерять то пусть немногое, что уже есть, оказаться в ссылке, того хуже — в монастыре?

Поздравление именно герцогини Мекленбургской говорило совсем о другом. Елизавета куда как неплохо разбиралась в расстановке сил, и это ей принадлежали слова о выборе на престол Анны Иоанновны: «Народ наш давно душу свою чорту продал». Могли недоглядеть, ошибиться в своих догадках иностранные дипломаты — Елизавета ясно представляла, какой силой обладали эти две ее двоюродные сестры — Екатерина и Прасковья, измайловские царевны. Властные. Крутые нравом. Окружившие себя достаточным числом сторонников. И как же похожи они на свою тетку — царевну Софью!

Так же любят театр, сами сочиняют и исполняют пьесы. В Измайлове, родном их гнезде, каждый съезд гостей заканчивается представлением. Может не быть стола и угощения — безденежье былых лет сменилось откровенной скупостью, зато театр будет непременно с большим составом актеров, откуда только их удастся набрать — от придворных чинов до простой прислуги. С париками и кафтанами, которые часто приходилось одалживать у гостей. С темным зрительным залом, как только закрывался занавес, — специальной опускающейся люстры так и не удалось завести.

Так же строили свою жизнь. Упрямо. Уверенно. Не считаясь даже с волей Петра. Для старшей, Екатерины, выбран нужный жених — Россия заинтересована в союзе с Мекленбургом. Венчание в Гданьске ошеломило Европу размахом празднеств — фонтаны вина, жареные быки, столы на всех улицах, иллюминация, фейерверки.

Только герцог Мекленбургский не подошел Екатерине. Просто не подошел. Буянил, все время проводил на охотах, был груб во хмелю. И с годовалой дочкой на руках герцогиня Мекленбургская появляется в России, чтобы отказаться вернуться к мужу. Ни уговоры, ни угрозы не приведут ни к чему. Она поселится с матерью и младшей сестрой, согласится на безденежье. Найдет замену герцогу — появятся князья М. Белосельский-Белозерский и Борис Туркестанов. И письма любимцам будет писать, не боясь ни царского окрика, ни чужих пересудов.

Прасковья и вовсе без венца родит сына от И. И. Дмитриева-Мамонова. И у Петра I не будет иного выхода, как согласиться на «необъявленное» их венчание. К тому же Прасковья заблаговременно устроит свои денежные дела, поделит по-хозяйски имущество с сестрами и матерью, сумеет для выгодного раздела подкупить доверенную горничную Екатерины I.

И совсем как у царевны Софьи, настоящая страсть измайловских царевен — политика, борьба за влияние и власть при дворе: им не на что рассчитывать и не на кого надеяться. Это в их домах собираются недовольные Петром II и Анной Иоанновной. К ним тянутся нити от пыточных допросов в Тайной канцелярии. Не где-нибудь — в Измайлове собирается «факция», первая в России политическая группа, искавшая способов законом ограничить своеволие самодержца. Своим влиянием, пока живут, они сумеют оберегать заговорщиков.

Цесаревна — что она по сравнению с сестрами? Намного моложе — в двадцать лет не наберешься большого опыта в дворцовых интригах. Одинокая — без близких и влиятельных родных. Да и как неотступно следит теперь уже новая императрица за всеми событиями ее крохотного двора, как мгновенно удаляет каждого любимца, если, не дай бог, ловок, решителен, умеет собрать вокруг себя хоть несколько сторонников.

Цесаревна Елизавета не проявилась никаким образом при этом случае. Она наслаждалась в это время деревенскою жизнью, и тем, кто хлопотал здесь в ее интересах, не удалось добиться даже того, чтоб она прибыла в Москву ради такой конъюнктуры; так как несколько нарочных, посланных к ней, не успели прибыть вовремя, то Елизавета могла возвратиться в Москву только по избрании герцогини Курляндской. Но если б даже цесаревна и ранее находилась здесь, я не полагаю, чтоб ее присутствие могло послужить к чему-либо по следующим причинам, одинаково важным и препятствующим ей иметь полезных друзей в какой-либо из значительнейших русских фамилий: во-первых, вследствие вольности ее поведения, которое русские весьма не одобряют, несмотря на недостаток в них светского образования; во-вторых, вследствие неприятного воспоминания о царствовании Екатерины, когда гольштинцы действовали во всех отношениях с крайнею заносчивостью, что делает мысль о возвращении их столь ненавистною, что ее одной достаточно для устранения цесаревны Елизаветы от трона, при всем несомненном праве ее. Отсюда видно, что цесаревна Елизавета не может никоим образом смущать новое правительство, как, по крайней мере, кажется ныне, и потому гольштинские министры, предполагавшие, как уверяют, предъявить протест против избрания герцогини Курляндской, заблагорассудили воздержаться от него.

Донесение французского посла в России де Бюсси. Москва.

3 апреля 1730 г.

В обществе она чрезвычайно жива, непринужденна до того, что в ней можно допустить легкомыслие; но в домашнем быту я от нее слышу суждения до того полные здравого смысла и твердого рассудка, что мне думается, будто веселость ее в обществе не совсем естественна, хотя и кажется всегда искренней; говорю: «кажется», потому что трудно читать в сердцах людей.

Леди Рондо о цесаревне Елизавете. 1733 г.

По отъезде нашем отсюда открылось здесь некоторое зломышленное намерение у капитана от гвардии нашей Юрья Долгорукого с двумя единомышленниками его такими же плутами, из которых один цесаревны Елизаветы Петровны служитель, а другой гвардии прапорщик князь Борятинской, которые уже и сами в том повинились. И хотя по розыску других к ним сопричастников никаких не явилось, однако ж мы рассудили за потребно чрез cиe вам повелеть, чтоб вы тотчас по получении сего отправили от себя одного доброго офицера в Ревель, которому повелеть по приезде своем туда: тотчас взять из тамошнего гарнизона прапорщика Шубина, которой прежде сего жил при доме помянутой цесаревны, со всеми имеющимися у него письмами и другими причинными вещами и привезть его за крепким караулом и присмотром в Петербург и, тамо посадя его в крепость, держать под таким крепким караулом до нашего приезда в тайне. А прочие его, Шубина, пожитки, в которых причины не находится, велеть оставить в Ревеле за печатями того посланного офицера и вицегубернаторскою…

Анна

Декабря 22-го дня 1731 года Из указа Анны Иоанновны генерал-фельдцейхмейстеру графу фон Миниху

…И по тому вашего императорского величества всемилостивейшему высокому указу, как по прибытии в Ревель помянутый поручик Треуден объявил мне, что велено ему взять Ревельского гарнизона Дерптского полку прапорщика Алексея Шубина, того же момента он, Шубин, мною и оным Трейденом, тайным повелением взят под крепкий караул, а пожитки его им, Трейденом, при мне описаны… и оный поручик фон Трейден с ним, Шубиным, отправлены из Ревеля в Санкт-Петербург сего числа…

Донесение ревельского коменданта Вилима фон Дальдена императрице Анне Иоанновне. 28 декабря 1731 г.

Вместе с арестованным Алексеем Шубиным в Петербург присланы «письма деревенские, партикулярные и полковые и пожитки»: «часы золотые одни, табакерка золотая с каменьями, табакерка серебряная, запонок золотых с синими камнями две… рубашка тафтяная, одеяло тафтяное полосатое, подбитое картуком, шапка бархатная соболья с кистью серебряной, бешмет тафтяной полосатой подбит лисьим мехом, пуговицы золотом шиты, кафтан, камзол и штаны суконные, петли и пуговицы обшивные серебром, подбит серыми овчинками, камзол суконный черный простой», а также портупеи, эфесы, пряжки и два образка.

Из описи, поступившей в Тайную канцелярию. 1731 г.

Привезенного в силу моего указа Ревельского гарнизона прапорщика Алексея Шубина за всякие лести его указали мы сослать в Сибирь, а как и где его содержать, о том посылается при сем с нашего указа губернатору Сибирскому для того нашему генералу-фельдцейхмейстеру, а по получении сего его, Шубина, и с находящимися людьми его отправить прямо через Вологду в Сибирь немедленно в самый отдаленный от Тобольска городской острог, в котором таких арестантов не имеется… и везти их дорогою тайно, чтоб посторонние ведать о нем отнюдь не могли и для того в городах и других знатных местах с ним не останавливаться, а на ночлег останавливаться всегда в малых деревнях и накрепко смотреть, чтобы он, едучи деревнею, о себе никуда известия подать не мог.

Указ Анны Иоанновны Миниху. 5 января 1732 г.

До ссылки своей Егор Столетов был в доме Ивана Балакирева, и тот говорил ему о государыне цесаревне: «боярыня-то ваша, кажется, на меня сердится, и ежели изволит приехать к государыне царевне Екатерине Иоанновне, я могу павыговорить!» По этим словам Столетов помыслил: «не чрез оного ли Балакирева причина ссылки Шубину учинилась и не за то ль на Балакирева государыня цесаревна сердится!»

Расспросные речи Егора Столетова в Тайной канцелярии после пытки дыбой. Петербург. 1736 г.

Алексей Шубин имел при дворе ее высочества многих себе со-гласников, когда же он был послан в Рогервик или ино куда, тогда и его приятелям некоторым не так стало доходно, и я говорил Григорью Будакову: не может ли помочь, чтобы мне хотя малое жалованье дать? На что он мне сказал: «нам, братец, самим какое жалованье!» Потом сестра моя сказывала: говорит-де государыня цесаревна — «Как Долгорукие были и меня гнали, так-де такой обиды мне не сделали, как я-де ныне изобижена!» А разумела обиду, что Шубина сослали и в деньгах отказали.

Расспросные речи Егора Столетова после пытки:

висел на виске полчаса, потом получил 40 ударов

и снова висел на виске полчаса.

Розыск В. Н. Татищева. Нерчинск. 1735 г.

УКАЗ

нашим губернаторам, вице-губернаторам, воеводам и прочим управителям

Понеже объявитель сего лейб-гвардии Семеновского полку подпоручик Алексей Булгаков отправлен в Сибирь до Камчатки, где содержим был лейб-гвардии прапорщик Алексей Шубин, которого по указу нашему, отправленному еще в прошлом 1741 году от 29-го дня ноября, велено оттуда отпустить ко двору нашему, но он и поныне не явился, и где ныне обретается — не известно, и для того повелено от нас вышепоказанному подпорутчику Булгакову, едучи по тракту до Камчатки, об оном Шубине проведывать, не проезжал ли он где прежде его, и буде подлинно уведомится, что он то место, в котором об нем достоверное известие получит, проехал, то ему, подпорутчику Булгакову, от оного места возвратиться и следовать за ним со всяким поспешением и, соединясь с ним, ехать ко двору нашему; а ежели он в пути об нем, Шубине, подлинного известия получить не может, то как наискорее ехать до Камчатки и оттуда обще с ним возвратиться сюда; буде же, паче чаяния, оный Булгаков, его, Шубина, и в Камчатке не застанет, то осведомиться ему токмо, которым он трактом оттуда проехал, и по тому следовать за ним со всяким поспешением и, соединясь с ним, ехать обще ко двору нашему в Санкт-Питербург.

Того ради повелеваем нашим губернаторам, вице-губернаторам, воеводам и прочим управителям: означенному отправленному от нас подпорутчику Булгакову от Санкт-Питербурга по тракту до Тобольска давать почтовых, но где почт нет, ямских и уездных по две, а от Тобольска до Камчатки с провожатым по три подводы без всякого задержания и остановок, и сверх того в проследовании по тракту об оном Шубине чинить ему везде всяческое вспоможение, и в котором месте он его, Шубина, найдет и возвратится с ним обще, то давать им обоим таких же подвод, сколько потребно… И сей наш указ прочитывая, отдавать ему подпорутчику Булгакову обратно. Дан в Санкт-Питербурге февраля 22-го дня 1743 года.

Елизавета

Князь Александр и князь Николай Алексеевы дети Долгоруковы, которые будучи в ссылке в городе Березове, в нижеследующих винах объявились: а имянно: князь Александр брату своему князь Иван Алексееву сыну говорил: 1) «Подъячий-де Тишин хочет на него, князь Ивана, доносить, будто-де он, князь Иван, бранил государыню и говорил: «Какая-де она государыня, она — Шведка; мы-де знаем, за что она Бирона жалует… а ныне-де выбрана государынею». 2) «Государыня-де императрица государыню цесаревну наказывала плетьми за непотребство, что она от Шубина…» И помянутый-де Тишин говорил: «Я-де бывал у Мошкова в интендантской конторе у дел и видел прижитых от государыни цесаревны двух детей мужеска и женска полу».

Из расспросных речей князей Долгоруких.

Материалы Тайной канцелярии 1740 г.

Анну Иоанновну не обмануть покорностью, заискиванием, лестью. Близки еще те годы, когда ждала от Екатерины I как милости ношеных платьев и капотов, радовалась старой шубейке на лисьем меху, просила о заступничестве, за каждую денежную дачу кланялась малолетним племянницам, целовала у них ручки.

Анна не из тех, кто забывает, а жизнь отучила ее доверять. Всегда настороже. Всегда готовая к доносам. Всегда исполненная крутой неисходной злобы. К тому же единственный по-настоящему дорогой человек плохо скрывает (не собирается скрывать?) доброго отношения к Елизавете. Это Бирону цесаревна обязана своей свободой. Тем, что не оказалась в дальнем монастыре, того хуже — под монашеским клобуком. Пусть императрица мечтает о таком конце для ненавистной соперницы — ей не справиться с ледяным безразличием любимца и ехидным торжеством рябой Бенигны Бирон. Герцогиня Бирон готова чем угодно расплачиваться за попранное женское самолюбие, за откровенно двусмысленное положение при дворе. Сам Бирон — что ж, у герцога свои далеко идущие планы, в которые он никого и никогда не станет посвящать.

Сердечная слабость к цесаревне? Если бы такая и существовала, ради нее он не рискнет главным в своей жизни — властью. Цесаревна — верный противовес, чтоб держать императрицу и ее объявленных наследников в страхе и неуверенности. Вечный шах, для которого необходима дочь Петра. Бирон не станет ей по-настоящему облегчать существования — ровно настолько, чтобы оставалась при дворе, на глазах, и знала, скольким обязана именно ему, всем ненавистному и всесильному фавориту.

Экстракт из допросов

бывшего фельдмаршала графа Миниха,

в которых объявлено…

…точию, будучи в Москве, как помнится в 1731-м году, когда ему блаженные памяти государыня императрица Анна Иоанновна приказывала, что понеже де ее императорское величество ныне счастливо владеющая государыня по ночам ездит и народ к ней кричит, доказуя свою горячность, то чтоб он проведал, кто к ней в дом ездит, и понеже сие дело было для него деликатно, то он и в сем деле кроме того ничего не делал как только просил Лешкова, чтоб он ему сказывал, кто к ее величеству нынешней государыне приходит… и по тому приказу требовал он к себе одного доброго урядника, почему оной Щегловитов был к нему представлен, но от кого именно не помнит, и он Миних оного урядника в дом ее величества и определил под претекстом для смотрения дому, приказав ему, чтоб он о том, кто туда в дом приедет, ему Миниху репортовал и содержал сие тайно; а кроме того, что еще приказывал, не упомнит…

В 1731 году, когда ее величество послала к нему графу Миниху письменную рекомендацию о неоставлении поручика Назара Якимова, тогда оное рекомендательное письмо тот поручик ему Миниху подавал ли, того не упомнит, а такого письма в глаза ему отнюдь не бросал и притом некоторых непристойных слов не употреблял.

Из следственных материалов Тайной канцелярии. 1741 г.

А оной арест ему для того учинила без соизволения вашего императорского величества, надеючись на сие, что всякий помещик может так поступать со своим подчиненным, ежели перед тем явится в похищении. И оной Корницкой освобожден по приказу вашего императорского величества чрез генерала Ушакова 22 числа оного же месяца. И оное мне все сносно, токмо сие чрезмерно чувствительно, что я невинно обнесена перед персоною вашего императорского величества, в чем не токмо делом, но ни самою мыслию не была противна всем указом вашего императорского величества, ниже впредь хощу быть…

Елизавета Петровна — Анне Иоанновне. 16 ноября 1736 г.

(По поводу того, что арестованный цесаревной за растраты судья ее вотчинной канцелярии был выпущен Анной)

Сведения Анны Иоанновны поражали точностью — слишком дорого платили те, кто их сообщал, за каждый недосмотр вольный или невольный. Очередной любимец цесаревны?

Нищий певчий с Украины. Ничего, кроме голоса, не имел. Грамоты толком не знал. Смышленый, но недалекий. Любитель выпивок и самых немудреных крестьянских забав. Буйный во хмелю — не боялся поднимать руку и на цесаревну, — покладистый на каждый день. Осмотрительный. Трусоватый. Привязанный к бесчисленной оставленной в Малороссии родне: тому бы охлопотать хоть самый скромный надел землицы, той — приданое для замужества с обыкновенным казаком, матери — шинок, иному и вовсе одну смушковую шапку. Многого с цесаревны получить было нельзя — несбыточного Алексей Григорьев, будущий граф Разумовский, и не требовал.

Из всех претендентов на фавор в крохотном и все сокращавшемся цесаревнином штате, конечно, самый удобный. Кто бы из родовой знати одобрил такую связь, кто бы из придворных стал делать ставку на «обесчещенную» цесаревну! Разве случайно дипломаты хранили по поводу любимца пренебрежительное молчание.

Сложившаяся семейная жизнь Елизаветы могла протекать относительно спокойно. Вчерашний певчий сам предостерегал бы от опрометчивого шага. Лучше то, что чудом получил, чем ничего, — в этом Алексей Григорьев был твердо убежден. Под его же дирижерскую палочку вся малороссийская родня умела угодить «цесаревне-благодетельнице»: ни о чем не просила, хором желала всяческого благополучия и долголетия, слала при случае немудреные и трогательные деревенские подарки — как родной, как своей, семейной. Так и рождались цесаревнины слова о Разумовском: «друг нелицемерной».

Кумушка матушка! Гнев ли твой или спесь, что меня ни строкою своею не удостоила? А я то видя, осердясь, да и сама к тебе, матушка кумушка, еду. Сын твой и мой свой рабский поклон отдает. Остаюсь кума ваша

Мавра Шувалова.

Поклон отдаю Алексею Григорьевичу.

Мавра Шувалова — Елизавете Петровне. 1738 г.

Чрезвычайно бела, с голубыми глазами, большими и живыми. Темные густые волосы, прекрасные рот и зубы довершают ее красоту Может быть, со временем она будет очень полна, но теперь прелестна и танцует лучше всех женщин, которых я видела. Говорит по-немецки, по-французски и по-итальянски: характера чрезвычайно веселого и живого: разговаривает с каждым, как бы велико ни было общество, и от души ненавидит придворный этикет.

Леди Рондо о Елизавете Петровне. 1733 г.

…Притом же просил меня Алексей Григорьевич дабы я вам отписала, чтобы вы на него не прогневались, что он не пишет к вам, для того, что столько болен был, что не без опасения: превеликий жар. Однакож, слава богу, жар этот прервали, и сделалась лихорадка, и еще с постели не вставал, однакоже теперь без опасения; и приказал свой должный поклон отдать и желает вас скорее видеть.

Елизавета Петровна — М. И. Воронцову. 1739 г.

Сейчас еду в путь.

Ах, матушка! Архимандрит прекрасной в Нежине в монастыре, и я у него дважды была.

Отдаю мой поклон милостивому государю Алексею Григорьевичу и прошу его ласки и ко мне. Милостивым панам и пану Лештоку (Лестоку. — Н. М.).

Мавра Шувалова — Елизавете Петровне. 1738 г.

Всемилостивейшая государыня цесаревна Елисавет Петровна.

Указ вашего высочества, подписанный сего октября 2 дня, я с покорностью моею получил сего ж октября 9-го дня, в котором упомянуто, что как я от вашего высочества отлучился, то будто мною стали быть взятки, на что вашему высочеству всенижайше доношу. По указу вашего высочества, как я был в Донском монастыре, а тогда холодно было, то по приятности отца архимандрита была на мнелисья его шуба, которую просил, но того не получил: весьма неподатлив; да и впредь того получить не надеюсь. Больше никакого одолжения от него не имел: токмо вашему высочеству, всемилостивейшей государыне, довольно поздравляя, из рюмок пивали…

Г. А. Петрово-Соловово — Елизавете Петровне. 10 октября 1738 г.

Сия удивлейна ныне учинилась, Что любовь сама во глупость вселилась, Теб уязвила. Мыслила тую болей в ум вселити, А ан! стала тая еще глупее быти, Ревность пресильна в ней пребывает И себя мертвит, И сама не знает, кто ее умерщвляет; На то уповает, что сама не знает. В безумстве бывает. Сом. О. Б. Л. Начало акростиха, приписываемого Елизавете Петровне. 1730-е годы

…А Соловому скажите с умом ли он, что письмо ко мне писал, а имя и числа нет: нониче нет каникул.

Елизавета Петровна — М. И. Воронцову. 1739 г.

…При отъезде своем обещали вы своими мастерами выткать салфеток; того ради возьмите от комиссара Саблукова пряжи сколько потребно, и оные прикажите выткать, о чем оному комиссару Саблукову указ сего числа от нас послан. Однакож за оными салфетками там не мешкать, а приезжать к нам по вышеписанному; а салфетки, когда будут готовы, можно и после привезть. Прошу не прогневаться, что утруждаю, надеюсь на ваше великодушие.

Елизавета Петровна — М. И. Воронцову. 1739 г.

Думать о завещании было страшно. Но думать приходилось. Брак для императрицы с самого начала отпадал. Прямых наследников быть не могло. Оставался выбор. Тем более трудный, что никого не любила, ни к кому не тянулась сердцем. Дочь старшей сестры, принцесса Мекленбургская Анна Леопольдовна, — ее сразу поместили во дворец. Выросшая на задворках Измайлова, без учителей и воспитателей. Неловкая. Замкнутая. Умевшая скрыть самую тень всяких чувств. Одинаково равнодушная к власти, придворному обиходу, самому устройству своей судьбы. Промелькнуло не вовремя и не к месту чувство к одному из посланников, великолепному графу Линару, — и тут же было порушено. Во дворце появился претендент — не отозвавшийся никакой симпатией к принцессе Антон Ульрих Брауншвейгский. Это их будущему сыну была уготована русская корона — родителям навсегда отводилась роль безгласных теней у ступеней трона.

Правда, Анна Иоанновна не спешила с браком — боялась появления настоящего, ею самой узаконенного наследника. Время будто бы терпело, а неприязнь к угрюмой, диковатой племяннице росла. Да заполонившее дворец семейство Биронов и не допустило бы появления каких-нибудь иных чувств.

Но время у императрицы и у фаворита имело разный отсчет. Анна Иоанновна все чаще прихварывала, грузнела, на глазах «пухла». Кожа наливалась зеленоватой желтизной — в ее материнском роду, Салтыковых, женщины рано и трудно умирали «каменной болезнью». Бирон знал об этом и спешил: его никак не устраивала обычная судьба бывшего фаворита почивающей в бозе императрицы. Положение у кормила правления страной надо было заранее закрепить.

В 1739 году брак Анны Леопольдовны и Антона Ульриха состоялся. В положенный срок, как по заказу, явился на свет божий император Иоанн VI Антонович. Оставалось добиться оговорки в завещании: за Анной Леопольдовной утверждаются права правительницы, за ним, Бироном, права регента до совершеннолетия новорожденного монарха. На русском престоле окончательно воцаряется новая династия. Отныне дочери Петра I рассчитывать было не на что.

Только Бирон ошибался, если полагал, что цесаревна никогда не думала о власти и собиралась примириться со своей неверной и жалкой судьбой.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. 17 апреля 1735 г. был арестован регент хора цесаревны Елизаветы Иван Петров по поводу найденного у него письма, «писанного полууставом на четверти листа, о возведении на престол Российской державы, а кого именно, того именно не изображено, и писанного по-малороссийски, на четверти ис листа явление, на котором упоминается о принцессе Лавре и прочее». Как установило следствие, текст представлял роль Ивана Петрова в комедии сочинения Мавры Шуваловой, которая в течение 1730–1731 гг. ставилась неоднократно в Москве в селе Покровском и в Петербурге на Смольном дворе. В пьесе участвовало 30 действующих лиц. В статье о престоле заключались следующие слова: «Ни желание, ни помышление, ни бо, владеяй всеми, той возведя тя на престол Российской державы; тем сохраняема, тем управляема, тем и покрываема буди на веки…»…

Множество дворян вместе с гвардейскими офицерами уже толкуют меж собой секретно и превозносят Елизавету; любовь к памяти ее отца еще более возвышает Лизавету в глазах недовольных дворян. Составляется заговор; цель его обязать императрицу объявить наследницей престола не племянницу свою, дочь Катерины Ивановны, а цесаревну Лизавету.

Леди Рондо. 1734 г.

Цесаревна, сильно огорченная браком принцессы Анны, положила за непременное составить для себя партию. Действия ее при этом были столь благоразумны и хитры, что никто ее не мог заподозрить в честолюбивых планах.

Из донесения саксонского посланника Манштейна

После Анны Иоанновны была великая перемена в правлении. В один год мы три раза были приводимы к присяге…

Из записок майора М. В. Данилова

В одном (и только в одном!) старые расчеты покойной Анны Иоанновны и Бирона оправдались. Будущий граф Разумовский не толкал цесаревну на переворот и заговор. Сидел дома и по возможности удерживал около себя Елизавету. Впрочем, в его поддержке Елизавета и не нуждалась. Это правительница Анна Леопольдовна откажется участвовать в аресте Бирона — пугала казавшаяся неодолимой сила регента, отталкивало тело тетки, все еще находившееся во дворце, слишком яркой представлялась сцена, которой предстояло разыграться.

Русские печные изразцы. Вторая половина XVIII в.

У Елизаветы нет министров, готовых выполнить любую опасную миссию, еще нет власти, и она в решающую минуту своей жизни никому не доверится. Сама направится во дворец с жалкой горсткой тех, кто оставался около нее в последние и самые трудные годы. В первых санях сама с лейб-медиком Лестоком, на запятках братья Шуваловы, Петр и Александр, М. И. Воронцов. Во вторых санях А. Г. Разумовский с В. Ф. Салтыковым в кучерском армяке и тремя гренадерами Преображенского полка на запятках.

Правда, многие из современников уверяли, что никакого Разумовского тогда не было, его будто бы оставили следить за домом. Рядом с цесаревной оказались учитель музыки Шварц и гвардеец Грюнштейн, многие годы безуспешно требовавший потом должного награждения за сыгранную им роль.

Елизавета не смутилась встретиться с правительницей, которую несколькими часами раньше со слезами уверяла в своей преданности и несправедливых наветах. В поднявшейся суматохе кто-то в спальне правительницы уронил на пол ее новорожденную дочь, навсегда оставшуюся после ушиба глухонемой. Елизавета успела картинно взять на руки маленького, здесь же спавшего императора и пролить слезу над его горькой судьбой. Конечно, теперь все зависело от ее собственной воли, но цесаревна не собиралась проявлять милосердия.

После главного, решительного шага с арестом правящей семьи оставались сущие пустяки: присяга гвардейцев дочери Петра I, объявление о новом царствовании, торжественное переселение вместе с Алексеем Григорьевичем во дворец. Цесаревну Елизавету Петровну сменила императрица Елизавета. И вместе с тем вчерашние мечты о власти именно теперь оборачивались ежечасной, неослабевающей борьбой за нее.

…Но о Россие! посмотри притом и на себе недремлющим Оком, и рассуди совестно, как то бог милосердый не до конца гневается, ниже в век враждует. Наказал было тебе праведный господь, за грехи и беззакония твоя, самым большим наказанием, то есть отъятием блаженные памяти Петра Второго, первого же внука императора Петра Великого, и коль много о кончине его бед, перемен, страхов, пожаров, ужасных войн, тяжких и многотрудных гладов, напрасных смертей и прочих бесчисленных бедствий претерпела ecи; буди убо впредь осторожна, храни аки зеницу ока твоего вседражайшие здравие ее императорского величества.

Из слова Амвросия, архиепископа Новгородского при первом посещении императрицей Елизаветой кремлевских соборов. 1742 г.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Амвросий Юшкевич (1690–1744) — церковный деятель. В 1734 г. архимандрит Симонова монастыря в Москве, в 1736-м — епископ Вологодский и Белозерский. В 1739 г. произнес слово похвальное на бракосочетание Анны Леопольдовны, изданное и тщательно уничтожавшееся после воцарения Елизаветы. С 1740 г. архиепископ Новгородский и Великолукский. При Анне Леопольдовне принадлежал к партии Головкиных, намеревавшихся сохранить престол в ее семье. Воцарения Елизаветы не ожидал, просил о прощении, заявляя, что действовал только «по принуждению». Его простили, с тем чтобы письменно изложил все планы сторонников правительницы. Из показаний Амвросия следует, что Елизавету намеревались пожизненно заключить в Троице-Сергиеву лавру. Получив прощение, Амвросий короновал Елизавету и стал одним из самых рьяных поборников ее правления, выдавая всех былых своих единомышленников.

…А за столом сидели при ее императорском величестве по правую руку светлейший князь, а по левую Алексей Григорьевич и прочие, по чинам и старшинству. А при том была итальянская музыка, доколе стол продолжался.

Из Камер-фурьерского журнала. 25 ноября 1742 г.

УКАЗ

нашему генерал-майору

и Сибирской губернии губернатору

Всемилостивейше указали мы бывшего лейб-гвардии прапорщика Алексея Шубина отпустить в Петербург, чтоб явился при дворе нашем, и для того дать ему подводы, а на прогоны и на проезд выдать ему 200 рублев из тамошних губернских доходов, и повелеваем вам учинить по сему нашему указу ноября 29-го дня 1741.

Елизавета

Кто имяны из ссылок свободить велено чернца который был попом в Москве у Воскресения в Борашах именем когда попом был Петр, а чернцом Пахом.

Варвару Михайловну дочь Арсеньеву

Асессора здешней войсковой канцелярии Ивана Белеутова, Ивана да Романа Никитиных.

Из бумаг по делам Тайной канцелярии. Декабрь 1741 г.

Друг мой Михайла Ларивонович, прикажите вы с Алексеем Петровичем [Бестужевым-Рюминым], чтоб наикрепчайше смотреть письма Принцессины (матери будущей Екатерины II. — Н. М.) и Брюмеровы и Королевского высочества Шведского, что какие они интриги имеют. Мне очень сумнительно их представление, что я вам об их здесь сказывала, чтоб дать месяц Великому Князю (будущему Петру III. — Н. М.) покой, что он вздумает. И оное они не без основания говорили, и то надлежит в том осторожность иметь. Может быть, что не ожидают ли того, что им Королевское высочество отпишет. И то еще думаю, что вещи, которые он забрал, тем временем сюда возвратил и тем вывести племянника из мнения, что ложно на него сказали, что он вывез. Надеюсь, у них никогда в мнении не бывало, чтоб мы с такой осторожностью дело сие начали: а наипаче Корф наш солон, что он все сведает. И так оной месяц им безмеру нужен для очищения и вымышления их неправды. И остаюся верный друг ваш, чем и пребуду Елизавет Алексею Петровичу [Бестужеву-Рюмину] и Анне Карловне [жене М. И. Воронцова] поклон от меня отдайте. Место завтрашнего дня в суботу стану дела слушать, а завтра мне нужда есть.

Петергоф 20 июня 1743 г. Елизавета

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. В 1743 г. в Петербурге составился заговор против Елизаветы в пользу Иоанна Антоновича. Во главе заговора стоял генерал-поручик Степан Лопухин с женой, бывшей статс-дамой Елизаветы Петровны, и сыном Иваном, к которым примкнули графиня Анна Бестужева-Рюмина, невестка А. П. Бестужева-Рюмина, отставной гвардии капитан Иван Путятин, гвардии поручик Мошков, жена камергера Лилиенфельда Софья, бывшая фрейлина правительницы, флотский кригс-комиссар Александр Зыбин, камергер Лилиенфельд, подпоручик Нил Акинфов, адъютант Степан Колычев, дворянин Николай Ржевский. Непосредственно с заговорщиками был связан австрийский министр при русском дворе маркиз де Ботта.

Я к случаю быть чаял, по поводу того в шутках такой разговор зачать, который бы господина Воронцова пред его государынею в смущение привесть мог, не потревожа однако сию принцессу тем опасением, которое она всегда имеет, чтоб с нею о делах не говорить…

Из донесения французского посланника маркиза де Шетарди статскому с екретарю Амелоту 1743 г.

Если бы Лесток мог отравить всех моих подданных с одной ложки, он это сделал бы.

Из слов Елизаветы Петровны, 1743 г.

Подлинно мне зело удивительно было б, что царица вознамерилась к Бреславскому трактату приступить, ежели б я в легкомысленном ее нраве и оплошности ее в делах не находил того, еже от меня всякое опасение в том отнять может.

Из донесения маркиза де Шетарди в Париж. Петербург.

24 января 1744 г.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. За десять лет правления Анны Иоанновны и Бирона в Сибирь было направлено 36 000 ссыльных, за двадцать лет правления Елизаветы Петровны — 80 000, причем многие из обвиненных в политических преступлениях пропадали бесследно.

Вместо забытых Биронов — кстати, Елизавета вспомнила заступничество былого регента и заменила ему ссылку в Пелым жизнью в куда более близком и удобном Ярославле — дворец заполняют Разумовские всех возрастов и положений — братья и сестры «друга нелицемерного» с женами, мужьями, дальними родственниками, детьми. У них собственные покои и дворцовая прислуга. Они кормятся от царского поставца и усаживаются одной семьей за общий с царицей стол, к вящему возмущению придворных и иностранных дипломатов.

На первых порах Елизавета, кажется, радуется такому многолюдству. Сама настаивает на приглашениях. Всячески обихаживает старую Разумиху-мать, которая так и не сумеет прижиться во дворце, заторопится устраивать собственное хозяйство в Малороссии.

Дни императрицы делились между собственно императорскими дворцами и не уступавшими им по размаху и роскоши дворцами Разумовского, куда съезжался весь двор. Бывший певчий с успехом наверстывал упущенное. Но вот все внуки и внучки уехавшей восвояси Разумихи живут только во дворце. В их толпе легко было затеряться, как считали современники, и родным детям императрицы. В том, что дети были, не сомневался никто. По одним слухам, числились они в племянниках Алексея Григорьевича, по другим — племянниками и воспитанниками доверенной «мадамы», жены придворного трубача Иоганны Шмидт, имевшей за то постоянное место во дворце и за царским столом. Союз Разумовского с Елизаветой начинает смотреться счастливым и нерушимым браком.

Влияние старшего Разумовского на государыню до того усилилось после брака их, что хотя он прямо и не вмешивается в государственные дела, к которым не имеет ни влечения, ни талантов, однако каждый может быть уверен в достижении того, что хочет, лишь бы Разумовский замолвил слово.

Из депеши саксонского резидента Петцольда. 18 апреля 1747 г.

Хотя значение великого канцлера [А. П. Бестужева-Рюмина] было уже очень велико благодаря всем его интригам, однако он дошел только теперь, со времени женитьбы сына на молодой Разумовской [племяннице А. Г. Разумовского], до высшей степени могущества. Императрица с тех пор поставила Бестужева на такую близкую ногу, что не проходит почти вечера без приглашения его на маленькие «партии де плезир», и государыня дозволяет ему всегда говорить, что он хочет.

Из депеши Петцольда. 1747 г.

Расходы на январь 1746 года

1) к поставцу великого князя,

2) к поставцу принца Августа Голштинского,

3) в покои графа Алексея Григорьевича Разумовского,

4) в дом его сиятельства для статс-дамы графини госпожи Разумовской [Разумихи],

5) в покои графа Кирилы Григорьевича Разумовского,

6) для племянников его сиятельства и при них обретающейся мадамы [сумма такая же, как для самого АГ Разумовского],

7) мадам Яганне Петровне и находящимся при ней малолетним детям,

8) его сиятельства обер-егермейстера и кавалера графа и кавалера Алексея Григорьевича Разумовского для племянников и для госпожи Шмитши.

Из камер-фурьерского журнала И. Я. Вишняков. Графиня С. В. Фермор. 1745 г. Двор Елизаветы Петровны.

И в то же время слухи неустанно множились. Разговор о венчании царицы с многолетним (давним!) любимцем занимал многих. Современники расходились главным образом в подробностях — где, когда и кем был совершен обряд венчания. Существовали варианты московские — в церкви у Покровских ворот и в подмосковном, подаренном Разумовскому Перове, — и варианты петербургские. Время называлось от конца 30-х до начала 50-х годов. Только почему-то все эти разговоры не получали официальной поддержки. Напротив, Тайная канцелярия переполнена делами тех, кто их вел или вообще касался отношений императрицы с А. Г. Разумовским.

Дела тайной канцелярии об упоминании имени ее императорского

величества в связи с графом и кавалером А. Г. Разумовским

1743 — обвиняется Федор Мозовский, казначей Монетной канцелярии.

1745 — Михайло Дачков, токарь Петергофской конторы; Семен Очаков, дворецкий мундшенкский помощник; Тимерязев, капитан-поручик Преображенского полка.

1746 — Павел Григорьев Скорупка, бунчуковый товарищ.

1747 — Марко Маркович, бунчуковый товарищ.

1748 — Василий Маркович, поручик Преображенского полка; Дарья Михайлова, дворовая девка.

1749 — Иванов, де-Сианс академии регистратор.

1750 — Корнилий, раскольный старец;

Лазарь Быстряков, солдат,

Алексей Язвенцев, Григорий Косоговский, арестанты; Шетенко, Матвей Шестаков, Иван Меркульев, солдаты; Поярков, однодворец.

Иеромонах Пафнутий, строитель Троицко-Волновского, близ Белгорода, монастыря. По делу проходят особенно многочисленные свидетели, в частности, строитель Троицкого Богоявленского, что в Московском Кремле, монастыря, приписанного к Троице-Сергиевой лавре, иеромонах Афанасий Дорошенко, певчий Кирила Загоскевич, иеромонах Троице-Сергиевой лавры Тимофей Куракин, генерал-майорша Бредихина и другие. Речь шла о подробностях венчания Елизаветы Петровны с А Г. Разумовским, которое якобы имело место после дворцового переворота, но перед венчанием на царство. Обряд совершал Кирилл Флоринский, произведенный затем в архимандриты Троице-Сергиевой лавры и члены Синода.

1751 — Андрей Позняков, титулярный советник;

1752 — Петр Прокофьев, крестьянин;

Григорий Воробьев, денщик;

Иван Гордеев, солдат;

Иван Пичугин, купец;

Иван Парцевский, дворовый человек

1753 — Авдотья Никонова, крепостная жонка и др.

Только «крепостная жонка» явно опаздывала. Уже не первый год в отношениях Елизаветы с Разумовским угадывалась тень равнодушия со стороны императрицы. Шуваловым удается предотвратить появление нового фаворита — юного Никиты Бекетова, растрогавшего Елизавету ярким румянцем, блеском живых темных глаз, разлетом соболиных бровей. Вовремя предложенные притирания ничего не оставили от былого вида, покрыв лицо камер-юнкера «подозрительной» сыпью. Мавра Шувалова приложила все свое умение. Но то ли бессильны старые друзья, то ли, напротив, сами готовы помогать неожиданно появляющемуся Ивану Ивановичу Шувалову. Его утверждение во дворце в 1752 году означало новую, и последнюю, главу в жизни Елизаветы.

Глава 3

Говорит обвиняемая

…На что мне было решиться в критических обстоятельствах? Я могла лишиться жизни и чести. Надлежало вооружить себя мужеством и взять иную дорогу. Все способы истощались, все письма

были перехватываемы…

Из письма предполагаемой дочери

императрицы Елизаветы Петровны. 1775 г.

Ваше императорское величество!

Я полагаю, что было бы полезно предварить ваше императорское величество касательно историй, которые написаны были здесь в крепости. Их недостаточно для того, чтобы дать вашему величеству объяснение ложных подозрений, которые имеют на мой счет.

А. П. Антропов. Статс-дама А. М. Измайлова. 1759 г.

Поэтому я решаюсь умолять ваше величество лично меня выслушать, я имею возможность доказать и доставить большие выгоды вашей империи.

Мои поступки это доказывают. Достаточно того, что я в состоянии уничтожить все истории, которые вымышлены против меня без моего ведома.

Ожидаю с нетерпением повелений вашего императорского величества и уповаю на ваше милосердие.

Имею честь быть с глубоким почтением вашего императорского величества покорнейшая и готовая к услугам

Елизавета.

Неизвестная — Екатерине II.

Перевод с французского. Петербург.

Равелин Петропавловской крепости. 1775 г.

…Подпись широкая, уверенная. Не привычная к сокращениям, к фамилии. Просто Елизавета — так было принято у членов монарших домов.

Скользящие обороты придворной речи. Уверенность в себе. Уверенность в том, что свидание, личное свидание с самой императрицей вполне возможно. И никакого страха, отчаяния, поисков спасения — всего лишь недоразумение, которое (было бы желание!) легко выяснить. Явственный оттенок едва ли не равенства: так обратиться к императрице не мог никто из ее подданных. Полнота абсолютистской власти — это право Екатерины издевательски бросить: «С мнением моего совета я всегда согласна, когда его мнение согласно с моим».

Но какую бы роль ни играла неизвестная в Европе, здесь — ей ли этого не понимать! — она целиком в руках русской императрицы. Упрямое сохранение былых позиций — открытой соперницы в борьбе за корону, претендентки на престол — не только ничего не могло дать, наверняка толкало к гибели. Значит, так обманывалась сама в своем происхождении? Так верила в истинность своей роли? Или — располагала кругом аргументов, который позволял не бояться встречи с Екатериной и настаивать на ней? И загадка любого вариантa — цель такой встречи.

Убедить Екатерину в том, что она действительно дочь Елизаветы, значит обречь себя на пожизненное тюремное заключение, в лучшем случае монастырь. Или надежда — хоть сегодня императрица все-таки не рискнет, не осмелится, отступит? Но настоящей поддержки неизвестной не удалось найти даже при лучших обстоятельствах, даже в Европе. Как же ее ждать со стороны так и оставшихся неузнанными русских?

Чтобы спасти жизнь, лучше представить себя как раз самозванкой, случайным орудием в руках иных злоумышленников, отговориться неведением, «простотой» и в результате понести более легкое наказание, хотя бы сохранить жизнь. Но вопреки всему спокойное достоинство слов: «Я полагаю, что было бы полезно предварить ваше императорское величество…» — и росчерк: «Елизавета».

Человек — это действие, но человек — это и слово: смысл, интонация, оттенок настроения, чувства. И следовательно, письма. Только какие? Какие из того множества, на которые ссылалось, которое перечисляло и частью цитировало обвинение?

Прежде всего полные по тексту. Любое сокращение опасно искажением содержания и уж, во всяком случае, общего характера, не говоря о тонкостях эмоциональных переходов. Но таких писем опубликовано слишком мало. Авторы официального обвинения удовлетворились обрывками фраз, мыслей, даже фактов. За этим могло стоять все — и стремление расчистить существо дела, и увлеченность заданной концепцией, и простая необходимость. Слишком часто приходилось признаваться, что тех или иных писем вообще не было в деле, другие якобы находятся там, но остаются недоступными, иные почему-либо не удалось прочитать.

Но главное — в тех ранних, европейских, обстоятельствах переписка княжны неизбежно носила особый оттенок. Там письма перекрывались фактами действий, совершенных вне зависимости от них поступков, и факты, само собой разумеется, значили больше, чем слово.

Была и другая сторона — как они писались. Своей рукой или чьей-либо подобной — решение, которое под силу только профессиональным графологам. И наконец, написанные даже самой неизвестной письма европейских лет давали слишком мало гарантии ее авторства. Они могли писаться по подсказке, под прямую диктовку или по услужливо составленным черновикам.

Значит, безусловными оставались последние — письма из равелина Петропавловской крепости за месяцы (годы?) следствия и заключения. И еще материалы допросов. Ответы сгоряча. Сбивчивые. Путаные. Многословно записанные письмоводителем. Только их в деле не было — никаких протоколов. Об этом, во всяком случае, сообщал в 1867 году начальник II Отделения Личной канцелярии. По его заявлению, судьба протоколов осталась неизвестной. Единственная память о следствии — донесения А. М. Голицына Екатерине.

Киль

Привезенная из Ливорны в эскадре контр-адмирала Грейга женщина на учиненные ей вопросы ответствовала следующее:

Имя ей Елизавета, возрасту двадцать три года; какой она науки, на котором месте она родилась и кто ее отец и мать, того она не знает.

Воспитана она в Голштинии, в городе Киле, у госпожи Перет или Перен, однакож подлинно сказать не помнит; тамо крещена она в самом младенчестве в веру греческого исповедания, а когда и кто ее крестный отец и мать не знает.

В Голштинии жила она до девяти лет, и когда пришла в смысл, то спрашивала иногда у своей воспитательницы, кто ее отец и мать, однако она ей об них не сказывала, но говорила только, что она скоро узнает их.

Фельдмаршал Александр Михайлович Голицын… Только почему он? Неудавшийся дипломат — в прошлом посланник при Саксонском дворе — и уж вовсе незадачливый военачальник Семилетняя война кончилась для него битвой при Кунерсдорфе. Если бы не вмешательство П. И. Панина и Н. П. Румянцева-Задунайского, Голицын сумел бы ее проиграть. Отставка оказалась неминуема, но… с чином генерал-аншефа и орденом Александра Невского. Так решила Елизавета. Турецкая кампания. Новый провал, вовремя перехваченный тем же Румянцевым. Очередная отставка и… чин фельдмаршала. Так решила Екатерина. И вслед за тем «самозванка». Не наторевший в таких делах прокурор, не деятели тайного сыска, только что закончившие дело Пугачева, — один Голицын получил право ее видеть, с ней говорить. Следствие? Пожалуй, такое определение встреч Голицына с неизвестной было бы слишком неточным.

Путаница мелочных подробностей — каждая отмечена, каждая старательно зарегистрирована. И никакой попытки их проверить. Голштиния рядом, едва вышедшая из-под протектората России. Дипломатические каналы — новые протекторы страны, датчане, не отказали бы ни в какой услуге. Множество живых связей. События четырнадцатилетней давности — задача, не сложная для решения. Тем не менее ни одного запроса. Записи следствия словно для памяти, только для себя: выслушал, записал, передал Екатерине. Ни малейшей инициативы, никаких собственных соображений и выводов. Разве сравнить с деятельностью вовсе не связанного с сыском В. Н. Татищева!

Кстати, простой арифметический расчет. Если неизвестной двадцать три года, значит, год ее рождения 1752-й. И значит, отъезд из Киля приходится на год смерти Елизаветы Петровны.

От Киля до Берлина

По прошествии сказанного времени воспитательница послала ее из Киля с одною женщиною (коя родом из Голштинии, а именем Катерина), при ней с самого начала в няньках находящеюся, и с тремя человеками мущин — а какой они нации и что за люди, не знает, — в Россию, куда она поехала через немецкую землю, Лифляндию, Петербург и далее, нигде не останавливаясь, даже до границ персидских.

При отъезде из Киля и в дороге ей не сказывали того, что везут в сие место, а говорили только, что едут к ее родителям в Москву; но кто они таковы, и того не упоминали. Но как они в сей город привезены не были, то нянька ее, примеря, что их обманули, на то огорчилась, сетовала…

По приезде на персидские границы, оставили ее с нянькою в одном доме, а в которой провинции и городе, того она не знает, только ей памятно, что около того места, в расстоянии на шесть или семь верст, была орда, а в том доме жила одна неизвестная старуха и при ней было человека три стариков, но какие они люди — ей неизвестно. Старуха, сколько она помнит, была, кажется, хорошего воспитания, и слышала, что она жила в том месте более двадцати лет; почему и думала, что она также по какому-нибудь несчастию в то место привезена.

В том месте она жила год и три месяца, находясь во все сие время в болезни, о которой она иногда такое делала заключение, что, может быть, испорчена была ядом. Скучая сею жизнью и угнетающими ее несчастиями, стала она плакать, жаловаться на сие состояние и спрашивать, кто тому причиною, что ее в том доме посадили? Однакож все то было бесполезно; только иногда из разговоров оной старухи она слыхала, что содержат ее тут по указу покойного императора Петра Третьего.

…Нянька ее, во время тамо ее бытности, научилась говорить тем языком, каким в той стороне говорят (сей язык, как она может теперь рассуждать по слуху, походит на русский, который и она сама несколько разумела, но ныне позабыла), а сим средством подговоря одного из близких деревень мужика, — который, помнится ей, был татарин, и знаком им, потому что иногда принашивал к ним провизию из того места, — все трое ночью ушли и шли четверо суток пешком, а ее и малое число ее одежды мужик нес на себе, и проходя сие время леса и пустые места, дошли наконец до другой деревни, а в чьем она была владении, — того она не знает. Сей деревни старшина, сжалясь над ними, дал им лошадей, на которых они и приехали в Багдад, город персидского владения.

Попытка запутать или попытка припомнить? Россия, Петербург, Москва — не слишком ли назойливое (бесстрашное?) обращение к опасным обстоятельствам? Предположительная достоверность, но зато и резко возрастающая возможность проверки. И еще задача ребуса — может ли существовать то место, которое так подробно описывает неизвестная?

1762 год, граница России с Персией, городок со ссыльными, в 6–7 верстах орда, в четырех сутках ходьбы Багдад, ссыльная старуха — и ничто не опровергает друг друга.

Соответственно это может быть граница на землях Дагестана (ведь Терек тех лет — пограничная река), Ногайская орда и Багдад не «Тысяча и одной ночи», а в окрестностях Кутаиса — крепость на реке Хани-Цхали, притоке Риона. Он действительно оказывался первым городом персидского владения, куда можно было попасть, перейдя по лесам и пустошам границу. Старуха «хорошего воспитания» это подтверждала: в ногайские степи было сослано несколько осужденных по знаменитому «Лопухинскому делу» — группы придворных, обвиненных в заговоре в пользу малолетнего императора Иоанна Антоновича, против только что оказавшейся на престоле Елизаветы.

Кстати, это события двадцатилетней давности — 1743 года. «Мягкосердечная» Елизавета в первый раз показала свою беспощадность. В ответ на просьбу членов Тайной канцелярии избавить от очных ставок беременную Анну Леопольдовну она пишет: «Надлежит их в крепость всех взять и очьною ставкою про из водить, несмотря на ее болезнь, понеже коли они государево здоровье пренебрегали, то плутоф и на ипаче жалеть не для чего, луче чтоб и всех их не слыхать, нежели от них плодоф ждать».

Да и время побега неизвестной 1763 год, после падения, а может, и смерти Петра III. Ссыльные бывшего императора всегда переставали быть опасными.

В сем городе нашли они богатого персиянина по имени Гамет, к которому нянька ее пошла, и что она ему об ней рассказывала, того она не знает; только после того вскоре Гамет, пришед к ней в домик, показывал знаками, что он ей очень рад, сожалел об ее состоянии и потом тотчас взял ее к себе в дом, в котором обходился с ней учтиво и содержал очень хорошо.

По некотором времени узнала она, что в этом доме имел убежище один персидский князь Гали, имевший большую власть и великое богатство в Испагани. Сей человек, вошед также в ее состояние, обещал не оставить; почему и действительно по прошествии года, когда он поехал в Испагань, то ее и с нянькою взял с собою. Из Испагани ездил он в Ширван, для смотрения провинции, где и был шесть недель; а ее в отсутствие свое поручил одному человеку, называемому Жан Фурнье, которого предки природою были из Франции, а он в Испагани поселился от давнего времени, имел персидский закон, у которого она и жила.

Когда Гали возвратился в Испагань, то тотчас взял к себе в дом, и содержа ее, весьма отменно почитал, как знатную особу, тем более, что он уверен был в настоящей ее природе, сказывая ей неоднократно, что она дочь покойной императрицы Елизаветы Петровны, что подтверждали не только живущие в его доме, но и приходящие к нему люди, а об отце ее рассуждали различно: кто называл его Разумовским, а иные сказывали: что кто-нибудь другой, но имени его не упоминали.

Князь Гали столь много ей благодетельствовал, что неоднократно ей отзывался, что готов он все свое состояние употребить в ее пользу с тем, чтобы оно способствовать ей могло в том, дабы утвердить настоящую ее природу. Но за что он делал ей такое благодеяние, — она не знает.

Смена России на Персию как возможность самых фантастических рассказов — кто из образованных европейцев середины XVIII века имел сколько-нибудь конкретное представление об этой стране? Но названия городов, провинций, обстоятельства, имена — и новый ребус оказывался вполне возможным для решения.

Исфагань — бывшая столица Персии, некогда богатейший и крупнейший город в мире. Но и после вторжения афганцев все еще огромный торговый центр, разноязычный, тесно связанный с Европой.

Заплутавший на Востоке француз Фурнье — ничего исключительного. Как раз Исфагань имела и католическую церковь, и большой католический монастырь, и целое христианское предместье — Джульфу.

Ширван — город в Дагестане. Если у князя Гали были там дела, он вполне мог оказаться и жить именно в Багдаде.

Даже князь Гали — так звучало в персидском варианте имя князей, владевших землями по одноименной абхазской реке, неподалеку от Кутаиса. У границ с Россией было легче оказаться в курсе дел русского двора и в том числе любовных похождений русской императрицы. В разговорах о претендентах на роль отца дочери Елизаветы Петровны — Разумовский или кто-то другой — достаточно осведомленности.

Кстати, «случай» Алексея Разумовского подошел к концу в 1749 году. Его преемником в роли фаворита оказался Иван Иванович Шувалов.

А. П. Антропов. А. В. Бутурлина. 1763 г.

В Испагани жила она до 1769 года. Но как происходившие в Персии неспокойствия не позволяли князю Гали тамо оставаться, то он, убегая всякой опасности, вознамерился, оттуда уехав, вояжировать в Европе и для того, в одно время, сделал ей предложение, хочет ли она ему последовать или, переменив закон, остаться в Персии, где может быть великою госпожею. Но она от сего вовсе отреклась, в Европу же ехать хотя и согласилась, но с тем, чтоб он не возил ее в Россию, ибо она никогда туда ехать отнюдь не намерена для того, чтобы избегнуть всякой опасности; ибо, как ей известно, содержана она была по указу императора Петра Третьего с великою строгостью еще во младенчестве, то кольки паче должна была ожидать такого же жребия в своем возрасте, если бы только узнали настоящую ее природу; да и к чему бы в России была она потребна, когда уже коронована ныне владеющая государыня императрица Екатерина Алексеевна. Гали ее уверил, что довезет ее до Астрахани, а оттуда, нарядя в мужское платье, провезет безопасно через всю Россию, нигде не останавливаясь, так что никто ее не узнает, почему она и положилась во всем на его благоразумие.

Таким образом, послал он наперед в Астрахань с нарочным письмо, а к кому, она не знает; а потом вскоре и сами отправясь из Испагани поехали прямо в тот город, взяв сию дорогу для того, что он не хотел ехать через Турцию. Няньку свою Катерину оставила она в Персии, по причине ее болезни, в одной из деревень Галиевых. Хотя они с собой из Испагани вывезли, для услуги им, персиян немалую свиту, но, не доезжая до Астрахани, Гали всех их отпустил назад, а вместо того взял двух человек русских.

В Астрахань приехали они в 1769 году. Гали под именем персидского дворянина Крымова, а ее называл своею дочерью. Тамо они были не более, как два дня, а оттуда, переодев ее в мужское платье, поехали в Россию через разные города, в которых Гали останавливающим их показывал бумаги, о коих она думает, что это был пашпорт, а откуда он его получил, не знает.

По приезде в Петербург ночевали они только одну ночь в неизвестном ей доме, а может быть, это было и в трактире. Из Петербурга поехали они в Ригу, а оттуда в Кенигсберг, в котором жили шесть недель и где вышереченные двое провожатых приняли прусскую службу, а Гали, на место их, в услужение нанял других человек шесть.

Из Кенигсберга приехали они в Берлин и пробыли в сем городе шесть недель.

Значит, снова Россия. На этот раз с переодеваниями, сменой имен, переменой прислуги, подложными паспортами. В интерпретации неизвестной это не похоже на попытку оказаться на русских землях с далеко идущими планами. Скорее — спешно попасть во владения Фридриха II: никаких остановок в пути — и сразу шесть недель в Кенигсберге. Только в таком случае имело смысл отказаться от кратчайшего и в конечном счете более безопасного пути в Европу через Турцию. И другое соображение — количество паспортов и границ. На пути в Пруссию через Россию достаточно было одного. К тому же, по утверждению неизвестной, русский паспорт можно было приготовить заранее.

И новая опасность лишних подробностей. Путь через европейские страны практически не был доступен проверке. Путь через Россию проверить ничего не стоило. Каждый переезд через границу требовал специальных прошений, документов, регистрации. Тем самым возникала дилемма: либо дворянин по фамилии Крымов с соответствующими провожатыми действительно пересек Россию в 1769 году, либо все показания неизвестной начинали выглядеть ложью.

Кстати, конец маршрута неизвестной: Ревель — Рига — Кенигсберг. В 1769 году в Ревеле находился на службе герцог Голштинский Вильгельм Август, который погиб при невыясненных обстоятельствах незадолго до ареста неизвестной, в Риге — назначенный Елизаветой генерал-губернатором Эстляндских земель герцог Голштинский Петр Август, в Кенигсберге — отец Вильгельма Августа, герцог Георг Людвиг Голштинский, бежавший из России при вступлении на престол Екатерины II. Впрочем, в 1769 году частый гость в Кенигсберге и Фридрих II. Как-никак город, бывшая резиденция прусских герцогов, совсем недавно был утерян и обретен вновь Пруссией.

Лондон

Оттуда поехали в Лондон, где князь Гали, жив с нею несколько времени, сказал ей некогда, что получил из Испагани письма, по которым должен возвратиться в свое отечество, после чего вскоре и уехал. Сей человек богатейший был в Персии, и как в Индии и в Китае, так и в разных местах, чрез купцов интересован был в коммерции; торги его столь обширны, что у него кораблей было до шестидесяти. При отъезде своем из Лондона оставил он ей драгоценных камней, золота в слитках и деньгами великое число, так что она сама не только делала большие издержки, но и за других платила по сту тысяч гульденов долгу.

По отъезде его жила она в Англии пять месяцев…

После бесконечных мелочей детства и персидских лет поразительная краткость: ни имен, ни встреч, ни занятий. Это понятно с точки зрения неизвестной: в Европе все легче поддается проверке. Лучше уйти от всякой точности, не рисковать. Но совершенно непонятно с позиций следствия — почему же именно здесь, на более доступном материале, не добиваться ясности, не стараться доказать обмана и лжи?

По версии обвинения, неизвестная — госпожа де Тремуйль — оказывается в Лондоне весной 1771 года. В версии неизвестной — достаточно простого подсчета! — имеется в виду 1770 год. Формально разница невелика, но отсюда неизбежны иные связи, иной, более тесный характер контактов и знакомств.

Консул сэр Дик будет утверждать, что лицо неизвестной ему знакомо по Англии. Не значит ли это, что неизвестная действительно пробыла там достаточно долго и к тому же вращалась в определенных высокопоставленных кругах? Иначе где бы имел возможность достопочтенный сэр Дик наблюдать и запомнить в лицо не принятую в домах его круга искательницу приключений.

Другой англичанин, посол лорд Гамильтон, сначала без разговоров устроит неизвестной — графине Пиненберг — неаполитанский паспорт и только затем — мало ли как могут измениться для дипломата обстоятельства! — сообщит о встрече с ней Алексею Орлову. Под именем графини Пиненберг неизвестная не была в Лондоне. Остается думать, что Гамильтон знал ее в лицо и потому сразу же выполнил ее желание.

И разве проще вопрос о языке — на каком говорила неизвестная, откуда вообще европейские языки в совершенстве знала? Положим, немецкий был связан с детством в Голштинии. А английский? Французский? Само по себе умение держаться в светском обществе, которому не мог научить ни таинственный персидский князь, ни тем более нянька Катерина? И никаких недоумений, никаких вопросов следователя.

Париж

…А потом вздумалось ей ехать во Францию, где жила она около двух лет, называясь так, как и в Англии, персидскою принцессою Гали. В сие время была она в разных городах и селениях сего королевства и имела знакомство с людьми знатными, от коих принимала она очень хорошо; иногда некоторые ей выговаривали, что хотя она и скрывает настоящую свою природу, однакоже они знают, что она российская принцесса, дочь российской императрицы Елизавет Петровны, но она от того отрекалась.

Только и всего? Но ведь это же Франция, то самое гнездо Бурбонов, которым Екатерина II не доверяла, за которыми, как за главными врагами, пристально следила. Разве не сама она писала в эти годы, что «постараются они коварством и хитростию искать самого малейшего к привязке предлога для нанесения нам вреда»?

И вот два года неизвестной во Франции, признание, что со многими знатными особами приходилось встречаться, что именно здесь многие настаивали на ее царственном происхождении, — и никаких вопросов следователя. Неизвестная не стремится к объяснениям. Но их по каким-то причинам старается избежать и следователь.

Как может он не заинтересоваться хотя бы двумя из полученных ею за эти годы писем: в октябре 1772 года из Флоренции и в январе 1773 года из Рима. Автором обоих был И. И. Шувалов. Голицын обходит их молчанием, а спустя сто лет другой доверенный чиновник, начальник II Отделения Собственной канцелярии, будет утверждать, что именно этих писем в деле самозванки не осталось: исчезли, не оставив никакой памятки о своем содержании.

Франкфурт-на-Майне

Из Франции поехала она в немецкую землю с таким намерением, чтобы в Голштинии или в другом месте купить себе землю и жить тамо спокойно. Но в одном немецком городе получила она от герцога Шлезвиг-Голштинского князя, графа владетельного Лимбург-Стирумского Филиппа Фердинанда (который об ней был уведомлен из Франции) письмо, в котором он, предлагая ей свои услуги, желал ее видеть, а потом и сам к ней приехав, предложил, чтоб она поехала с ним в его владения, где она может остаться сколько ей угодно, а потом принять свои меры; почему она вместе с ним туда и отправилась.

И вот они, совершенно откровенные французские нити, — посредничество во встрече с «голштинским претендентом», как называли Филиппа Фердинанда в Петербурге. Предложение поселиться в его землях, а потом — разве недостаточно красноречиво! — «принять свои меры». Какие, когда, с чьей помощью? А если нити только выдавались за французские, а действительность выглядела совсем иначе? Неужели ни один из этих вопросов не заслужил внимания следствия, хотя претензии «претендента» поддерживали и Венский двор, и Версаль. Неизвестная не ставит под сомнение его права. «Герцог Шлезвиг-Голштинский князь» — подобный титул в петербургских условиях звучал открытым вызовом и русскому правительству, и самой Екатерине. Разбираясь в существе притязаний Филиппа Фердинанда, неизвестная не могла этого не знать. Так что же — промах или расчет?

Нейсесс

Во время ее там бытности князь сделал ей, чрез своих советников, формальное предложение о своем намерении, что он желает взять ее за себя; но она, не зная ничего подлинного о своей породе, хотела наперед о том известиться, что и надеялась получить, по причине вышесказанного Галием, в России, а потому и думала, чтобы приехать сюда, предстать к ее величеству и сделать достаточные объяснения в пользу Российской коммерции касательно до Персии, потому что она, по долговременной там бытности, обо всем введение имеет, чему она, живучи у князя Лимбургского, сделала свои примечания и план, который и послан был при письме от князя, к здешнему вице-канцлеру, чрез находящегося в Берлине Российского министра, и которого план концепт находится между ее бумагами, взятыми в Пизе. Сею услугою думала она получить от ее величества какую-либо милость и приличное название, по которому могла бы она выйти за князя Лимбургского, о чем тогда ему и сказала.

Б. В. Суходольский. Десьо де порт — панно над дверями «Наука». Середина XVIII в.

Князь, желая сие намерение употребить себе в пользу, дал ей, за своею печатью, полную мочь, — которая также находится между ее бумагами, — с тем, чтобы ей ходатайствовать по претензии его в рассуждении княжества Шлезвиг-Голштинского.

В объяснения можно не верить, и, само собой разумеется, их нельзя принимать на веру, но факты… Было отправлено письмо российскому вице-канцлеру или нет? Официальная версия утверждала, что все ограничилось показанным трирскому конференц-министру черновиком. Неизвестная тоже ссылалась на черновик в своих бумагах. Но как быть с ее ссылкой на русского посла в Берлине, через которого якобы отправлялось письмо? И с самим адресатом? — пусть Александр Михайлович Голицын, однофамилец и тезка следователя, тоже фигура совсем не простая, но, во всяком случае, он не только был жив, но и находился под рукой, в Петербурге.

С 1742 года «дворянин» — член русского посольства в Голландии, Голицын с 1755 года чрезвычайный посланник в Лондоне. Был ли он способным дипломатом, но без родственных связей здесь вряд ли обошлось. Брат Голицына, Петр, относился к ближайшему окружению И. И. Шувалова и пользовался деятельнейшей поддержкой фаворита.

А М. Голицын сумел, хоть и с опозданием, примкнуть к сторонникам рвавшейся к власти Екатерины, стал в 1762 году вице-канцлером, но доверия новой императрицы не снискал. Она явно не любила его и, по словам английского дипломата, «допускала лишь до безделиц». И тем не менее только в апреле 1775 года, за считанные дни до начала следствия над «самозванкой», Голицын был уволен от должности вице-канцлера и отстранен от всяких внешнеполитических дел. Почти одновременно погиб на дуэли его брат Петр. Современники открыто говорили о предательском убийстве. То ли один из близких Екатерине людей, некий И. А. Шепелев, испугался возможного соперничества в отношении симпатий императрицы, то ли по каким-то иным соображениям Петра Голицына оказалось нужным убрать.

И удивительные рассуждения неизвестной о хлопотах за князя Лимбургского. Они выглядят так, будто она рассчитывала на своего рода приданое от Екатерины и русского правительства. Почему бы им не поступиться какой-то там Голштинией ради устройства ее личной жизни и благополучия?

Оберштайн

Хотя к отъезду ее и сделано было уже приготовление, но как, между тем, получено известие о размене оного княжества на Ольденбург и Дальменгорст, почему не оставалось ему надежды получить удовлетворение по своей претензии, а при том, в то время, курфюрст Трирский находился в Аугсбурге, куда надобно было Лимбургскому князю ехать для окончания трактата, чего для он, отменив помянутое свое намерение до другого времени, туда и поехал, то она осталась в сем графстве, где по той причине, что князь хотел ее взять за себя, признавали ее за будущую его супругу. После сего получала она письма, как от оного князя, так и от первого министра Тревского (Трирского. — Н. М.) барона Горнштейна, которые также в бумагах находятся.

Краткость — она снова одинаково устраивала и неизвестную, и следователя. Ведь дата подписания точно названного трактата — ее ничего не стоит установить. Такая веха не стирается веками, не то что по прошествии неполных двух лет: содержание договора, его условия, участники. Кстати, сроки размена Голштинии на Ольденбург и Дальменгорст и подписания трактата в Аугсбурге действительно совпадают. Один юридический акт последовал за другим.

И еще — неизвестная не боится писем Филиппа Фердинанда и барона фон Горнштейна, не пытается их толковать, как будто их содержание совершенно точно соответствует ее рассказу. Или форма обращения к ней — «ее императорскому высочеству княжне Елизавете Всероссийской», как утверждают официальные историки и начальник II Отделения Личной канцелярии. Разве не нуждалась с точки зрения следствия в объяснении причина, по которой «голштинский претендент» неожиданно осмелился прибегнуть к такому обороту, который сам по себе служил приговором для неизвестной? Или… или такого обращения в письмах Филиппа Фердинанда в действительности не было?

Венеция

Князь Лимбургский, возвратясь из Аугсбурга, где он, по трактату, получил помянутое графство, сказывал ей, что для оного, равно, как и для уплаты его долгов, потребны были деньги. Она, имея кредит в Персии, — ибо князь Гали, при отъезде своем из Лондона, в том ее обнадежил, — надеялась деньги занять в Венеции, куда она, взяв с собою двух женщин и одного полковника, барона Кнора, чрез Тироль и приехала под именем графини Пимберг, и зная по газетам, что князь Радзивилл тамо находится, послала к нему билет, чтобы он назначил место, где с нею видеться, думая, что как он поедет в Константинополь, то бы послать с ним кого-нибудь из своих людей, через Турцию, в Персию.

Радзивилл ответствовал ей письмом, что он, почитая ее за персону, полезную для его отечества (сие значит, что он почитал ее Елизабетою, дочерью государыни Елизавет Петровны, о чем, думает она, известился он от французов, да и ей он тоже неоднократно говаривал, но она от сего названия отрекалась), за удовольствие сочтет с нею видеться, и что он для того уже дом одного тамошнего сенатора назначил, в который она в уреченное время и приехала и разговаривая с ним нашла, что он человек недальнего разума и что дела его никакого основания не имеют, почему и отменила посылать с ним своего человека. Между тем сестра его, познакомившись с нею, усиленно просила ее, чтобы она, как сведущая в обычаях восточных, не оставила его своими советами. Почему она рассудила лучше ехать с ним самой до Константинополя, чтобы оттуда продолжать путь свой в Персию. Сие намерение предложила она Радзивиллу, и он тем был доволен.

Факты и истолкование фактов. С истолкованием у неизвестной дело обстоит сложно и далеко не убедительно. Ограничивается достаточно туманными рассуждениями она сама, и снова ни на чем не настаивает следователь. Но вот факты…

Барон Кнор — по официальной версии, представитель Филиппа Фердинанда при Венецианской республике, прикомандированный к мнимой графине Пиненберг (Пимберг?) в Венеции. Его дипломатические миссии установить не удается, зато по обнаруженным документам это человек, имевший отношение к Швеции и через нее невыясненным образом к Голштинии. В Венецию он действительно приехал вместе с неизвестной.

Или ставшее по-своему знаменитым письмо Кароля Радзивилла. Предмет самых ожесточенных споров — где и когда было написано. Потому что любые отношения неизвестной с польским магнатом — от самых интимных до прямого заговора — могли установиться только после этого вполне официального и выдержанного в придворном стиле письма. Историки говорят о Германии, неизвестная о Венеции, текст Радзивилла ни о чем определенном:

«…Я смотрю на появление вашего высочества как на чудо провидения, которое витает над моей несчастной родиной, посылая ей на помощь такую героиню. Горю желанием принести вам знаки моего уважения; однако есть мелкие причины, мешающие этому счастью. Тотчас бы полетел к вашему высочеству, но, одетый по-польски, боюсь, что обращу на себя внимание многих любопытных глаз. Ваш визит ко мне мог бы вызвать то же, потому что тут есть много лишних лиц. Для встречи поэтому следует выбрать постороннее место, чтобы укрыться от взоров докучных наблюдателей. Дом, который я нанял месяц тому назад, стоит пустым. Если ваше высочество признаете это приемлемым, вы решите непременно прибыть. Буду там ожидать. Податель письма, человек испытанной верности, будет служить вам проводником».

Рагуза

Итак, оставя в Венеции помянутого полковника Кнора, для пересылки к ней от князя Лимбургского писем, поехали они, на венецианском судне, в препровождении некоего Гасана, сродника князя Тунисского, да другого турка, алжирского капитана Мегемета Баши, в Рагузу В дороге были они пятнадцать дней.

Между тем, приехав на остров Малуку, сестра Радзивиллова и с дядею его поехали в Польшу, а она с Радзивиллом приехала в Рагузу, откуда послала она одного из тех поляков, кои сюда привезены, шляхтича Чарномского, в Венецию, с полною от себя мочью, для негоцирования о деньгах, адресовав его к милорду Монтегю. Чарномский прислал к ней из Венеции письмо, уведомляя, что некоторые люди из генуэзских купцов обещают дать требуемую ею сумму с тем, чтобы она прислала к ним надлежащие о займе артикулы.

Между тем ожидали они в Рагузе турецкого паспорта, по которому можно было им свободно приехать в Константинополь. Но чрез пять месяцев, не дождавшись оного, получила она из Венеции, чрез нарочного, 8 июля прошлого 1774 года, пакет с письмами, между коими одно было без имени и без числа такого содержания: усиленнейшим образом просили ее, чтоб она поехала в Константинополь, и то тем спасет она жизнь многих людей (сему дает она такое толкование: когда бы она, под именем принцессы Елизабеты, как в двух приложенных в пакете письмах упоминается, поехала в Турцию, то своим ходатайством, по причине настоящей тогда войны, заключить могла между Портою и Россией союз), чтоб она, приехав туда, предстала прямо в Сераль пред султана и вручила ему пакет, приложенный при сем письме, а другой пакет, тут же приложенный, отослала бы она, с нарочным, к графу Алексею Орлову в Ливорно, которой она распечатав, сняла с находящихся в оном писем копии и, запечатав оный своею печатью, к нему отослала; а пакет султанский оставила у себя, равным образом распечатала и в рассуждении содержания включенных в оном писем, отменила свою поездку в Константинополь.

Между сим временем получила она известие о заключении между Россиею и Портою мира, о чем сообща Радзивиллу, убеждала его ехать в свое отечество, на что он, однакож, не согласился, а решился тем, что поехал в Венецию, оставив при ней, из своей свиты, двух поляков, сюда привезенных, Доманского и вышесказанного Чарномского, который, не окончив полученной от нее в Венецию комиссии, в Рагузу возвратился.

Правда, всего только мелочи. Судно не турецкое, а венецианское, но тем самым никакие самые отдаленные связи с турками не были еще установлены неизвестной. Цель поездки не Турция, а Рагуза — лишнее подтверждение, что контактов с Турцией только еще оставалось ждать. Наконец, пересланное Алексею Орлову письмо:

«Этот шаг, который предпринимает принцесса всея Руси Елизавета, имеет единственной целью предупредить вас, господин граф, что необходимо немедленно решиться на долю участия, которое вы можете принять в современных событиях. Завещание, сделанное императрицей Елизаветой в пользу своей дочери, превосходно оберегается и находится в надежных руках, и князь Разумовский, который руководит одной из партий нашей нации под именем Пугачева, будучи вдохновляем привязанностью, которую весь русский на род чувствует к законным наследникам покойной блаженной памяти императрицы, вооружает нас силами найти средства разбить наши оковы… мы бы никогда не решились отыскивать корону, если бы друзья покойной императрицы Елизаветы Петровны не умоляли нас о том…»

Французский вариант — и русский перевод, чуть-чуть не совпадающий, неуловимо меняющий самую интонацию. В русском переводе: «Всему народу известно, что принцесса Елизавета была сослана в Сибирь и потом перенесла много других бедствий. Избавившись от людей, посягавших на самую жизнь ее, она находится теперь вне всякой опасности, ибо многие монархи ее поддерживают и оказывают ей свое содействие». Во французском тексте: «Известно, что принцесса Елизавета была сослана в Сибирь. Другие несчастия, которые ее преследовали, известны всему народу. И это помимо опасности, помимо рук тех, кто так часто покушался на нее в эти дни».

И при всем том вынужденное признание историков — письмо не имеет ни подписи, ни даты, ни места отправления. Пусть так, но друзья покойной императрицы — неужели даже они не заинтересовали следствие?

Рим

По отъезде Радзивилла, поехала она с ними, через два дня, водою в Барлет, под именем графини Пимберг, где, выдержа карантин, отправилась в Рим; тамо жила два месяца и наконец писала князю Лимбургскому, что она намерена возвратиться в его земли и едучи чрез Геную, окончить начатую в Венеции о деньгах негоциацию.

Незадолго перед отъездом прислан к ней от графа Алексея Орлова Кристинек и велел о себе сказать, что он его адъютант и желает ее видеть, но она его к себе, как незнакомого ей человека, тогда не допустила, а приказала ему сказать, что если он что с нею говорить имеет, то подал бы ей письменно; что он и исполнил, написав только, что прислан от графа Орлова, — и сия записка, как вышесказанные письма, находится между ее бумагами; после чего она ему к себе притти позволила. Кристинек ей объявил, что граф Орлов велел ему спросить полученный им в Ливорно пакет подлинно ли прислан от нее; она ответствовала, что правда. Потом он ей сказал, что граф желает ее видеть, но не знает где. Она ему отвечала, что поедет в Пизу, где он ее и видеть может.

Согласился в том, по некотором времени, все они туда поехали; а три почты Кристинека она послала вперед, для предуведомления о ее приезде графа и приготовления ей дома. В Пизу она приехала под именем графини Силинской. Граф Орлов, по приезде ее, вскоре к ней явился и учтивым образом предлагал услуги ей свои всюду, где б она ни потребовала. Пробыв в Пизе девять дней, предложила она графу, что желала бы быть в Ливорно, и он на то согласясь с нею и поехал, взяв с собою и вышесказанных поляков.

Знать, не знать или не хотеть знать — каким путем проходят эти градации в позиции следствия? В официальной версии Рим — это десятки имен, не умещающиеся в днях события, здесь — пустота. И в том же неподписанном письме Алексею Орлову: «…Уверенные в вашей честности, граф, имели мы намерение лично побывать в Ливорно, но обстоятельства тому воспрепятствовали. Неоднократно доказанная вами при разных обстоятельствах честность свидетельствует о прекрасном вашем сердце. Подумайте, граф, поразмыслите: если присутствие наше в Ливорно, по вашему мнению, нужно, уведомьте нас о том с подателем сего письма. Он не знает, от кого и кому привезено им письмо, и потому можете доверить ему ответ, а чтобы не возбуждать его любопытства, адресуйте на имя г. Флотирона — это мой секретарь».

Следствие не заинтересовалось и Флотироном, не сделало ни малейшей попытки установить его личность. А ведь кому, как не секретарю, быть в курсе всех связей, знакомств, переписки неизвестной?

И остается еще дата письма — июль 1774 года. Алексей Орлов не только не начинал тогда искать «самозванку», даже не догадывался о ее существовании — утверждает обвинение. Тогда откуда же появляется обсуждение возможности и целесообразности приезда в Ливорно — некий аванс со стороны неизвестной?

Позиция Орловых при русском дворе ни для кого в Европе не представляла тайны. Можно было рассчитывать на их жажду мести и власти. Но не менее вероятной представлялась бы и попытка вернуть утраченные милости наиусерднейшей службой Екатерине. Откуда же такое доверие неизвестной к Алексею Орлову доверие до того, как он представил оговоренные тeм же письмом доказательства верности «самозванке»? Без этих действительно необходимых доказательств все начинает смотреться продолжением когда-то начатых переговоров и договоренностей.

Ливорно

В Ливорно, в тот самый день обедали они у английского консула кавалера Дика, а после обеда просила она графа, чтоб посмотреть ей российской флот, в чем он сделал ей удовольствие, спрашивая, на какой хочет она корабль; она отвечала, что лучше желает видеть адмиральской. Граф проводил ее на оный со всею ее свитою, куда пришед и сам, сказал ей, что она увидит морскую экзерцицию, которая и действительно, при многократной из пушек пальбы, происходила.

Потом граф от нее отлучился, а она, ожидая его, услышала от пришедшего к ней офицера, что ее велено арестовать. От сей вести пришед она в крайнее смущение и отчаяние, послала к графу письмо, в котором она сказывала ему свое удивление, что поступая с нею всегда учтиво, вздумал так ее обидеть, и чтоб он, по крайней мере, повидался с нею и открыл причину такого жестокого с ней поступка. На сие ответствовал он письмом, при сем в оригинале приложенном.

С сего времени осталась она на адмиральском корабле с своею служанкою и поляками, а из вещей ее, сюда привезенных, прислали к ней некоторую часть на другой день, а достальные привезены уже в Гибралтар на фрегате.

Из Ливорнского порта поехали они, спустя после ареста дни два, в море, и с того времени никаких больше приключений ей не было.

В 1867 году начальник II Отделения Личной канцелярии утверждал, что письма неизвестной к Орлову в деле нет. Он счел необходимым указать, что находящееся там неграмотное и несвязное послание на немецком языке без подписи и даты, возможно, — но не более того! — является упомянутым ответом Орлова. Характер почерка анализу не подвергался. Сам Алексей Орлов ни по этому, ни по какому другому поводу допрошен не был.

Неизвестная — А. М. Голицыну. Перевод с французского. Петербург. Равелин Петропавловской крепости. 1775 г.

Ваше сиятельство!

Имею честь писать вам сии немногие строки с тем, чтобы просить вас представить прилагаемое письмо ее величеству, если вы то признаете удобным. Я полагаюсь на ваше доброе сердце, ваше сиятельство; здесь нет нужды входить в длинные рассуждения о всех этих историях, я готова сделать известным всему миру, что все мои поступки были для пользы вашего отечества, здесь неуместно входить в политические предметы, я их объясню в свое время и где следует, но время коротко, я не боюсь ничего, потому что я делала добро, и если бы ко мне прислали кого-нибудь, как я того желаю, все было бы иначе и было бы много такого, чего теперь нет.

В ожидании пока кончатся мои несчастия, я заклинаю ваше сиятельство иметь некоторое внимание к моему положению. Вы рассуждаете хорошо, ваше сердце, князь, добро и правдиво, я полагаюсь на вашу справедливость. Для чего делать несчастными невинных. Верьте мне, я благонамеренна и бог справедлив, хотя и страдаю нравственно, я убеждена, что это не может продолжаться, потому что вся моя система состоит в справедливости и в том, чтобы обращать на добро все продолжение моей жизни. Я не знаю, что такое зло. Если бы его знала, я не отдалась бы в руки генералу Орлову и не поехала бы с ним на флот, на котором было 20 000 человек. Нет, князь, я не способна на низость.

Тысячу раз прошу прощения, если я вам надоедаю, но люди чувствительные, как ваше сиятельство, принимают весьма легко участие в других, я имею к вам слепую доверенность. Утешьте меня, князь, уверением в вашей благосклонности, я буду всю мою жизнь с чувствами величайшей признательности и остаюсь, князь, вашего сиятельства покорнейшая и преданная к услугам

Елизавета.

Безликие обороты великосветской вежливости, обязательная лесть и необъяснимый оттенок (а может, так только кажется?) личных отношений, давнего знакомства, когда можно рассчитывать на уважение, добрую волю, хотя бы благожелательность. Иначе откуда им взяться в отношении к следователю, впервые встреченному, в условиях крепости, одиночной камеры, все более сурового обращения и заведомого бессилия Голицына? Кем он был, кем мог быть, как не слепым исполнителем воли Екатерины, распорядившейся захватить неизвестную и готовившей расправу над ней. И тем не менее — «утешьте меня, князь, уверением в вашей благосклонности»…

Или ссылка на «генерала Орлова». Если существовала у них с неизвестной какая-то близость, если впереди тем более было появление ребенка, то не прозвучал ли бы отзыв чуть-чуть иначе? Менее официально, более лично, хотя бы горько или раздраженно. В словах о низости только нота высокомерного презрения — не больше.

А. Г. Орлов — Екатерине II. Ливорно. 14/25 февраля 1775 г.

Оная ж женщина росту небольшого, тела очень сухого, лицом ни бела, ни черна, глаза имеет большие и открытые, цветом темно-карие и коса, брови темнорусы, а на лице есть и веснушки; говорит хорошо по-французски, по-немецки, немного по-итальянски, разумеет по-англински, думать надобно, что и польский язык знает, только никак не отзывается; уверяет о себе, что она арабским и персидским языками очень хорошо говорит…

А. М. Голицын — Екатерине II. Петербург. 31 мая 1775 г.

…Сколько по речам и поступкам ее судить можно, свойства она чувствительного, вспыльчивого, разума и понятия острого, имеет многие знания, по-французски и по-немецки говорит она совершенно, с чистым обоих произношением и объявляет, что она, вояжируя по разным нациям, испытала великую в себе способность к скорому изучению языков, спознав в короткое время английский и итальянский, а живучи в Персии учила арабский и персидский языки. Впрочем росту она среднего, сухощава, статна, волосы имеет черные, глаза карие и несколько коса, нос продолговатый и с горбом, почему и походит она лицом на итальянку…

Два человека, два портрета и два отношения. Нарочитая недоброжелательность Алексея Орлова — чтобы чего не подумалось императрице! — и откровенная уважительность Голицына. Нетрудно понять, что она не входила в круг обязанностей доверенного следователя, тем более была недопустима в отношении законной или незаконной претендентки на престол. И тем не менее Голицын пишет и о «чувствительном свойстве», и об «остром разуме».

Польский посол в Ватикане маркиз д’Античчи подтвердит, что неизвестная «прекрасно изъяснялась на языке французском, с таким искусством и ловким изложением понятий, что могла привести в замешательство всякого не очень осторожного». В персидские годы «самозванки» посол не верил: слишком глубокими познаниями в науках и искусствах она обладала, слишком хорошо разбиралась в политических системах и состоянии дворов, особенно северных государств и Польши.

ОПИСЬ ИМЕЮЩИМСЯ ДУХ БАУЛАХ ВЕЩАМ ЖЕНЩИНЫ, ПРИВЕЗЕННОЙ НА КОРАБЛЕ КОНТР-АДМИРАЛА С. ГРЕИГА ИЗ ЛИВОРНО, 1775 г.

Ропронды и юпки попарно:

Объяринные белые с такою же выкладкою и бахромою

Гранитуровые черные, с таковою же выкладкою

Тафтяные белые полосатые, с черною флеровою выкладкою

Палевые, с флеровою белою выкладкою

Голубые, с белою флеровою выкладкою

Кофточки и юпки попарно ж:

Объяринные белые, с таковою же выкладкою и бахромою

Тафтяные розовые, с белою флеровою выкладкою

Одни юпки атласные:

Голубая

Дикая стеганая

Три кофты и столько ж юпок белых конифасных

В том числе одна пара стеганая

Польские кафтаны:

Атласный полосатый

Тафтяной дикой

Кушак сырсаковой с серебряными и золотыми полосками и с кисть-ми из золота и серебра

Амазонские кафтаны, камзолы и юпки с серебряными кистьми и пуговицами

Гранитуровые:

Мордоре (в сей паре есть и нижнее такое же платье)

Черные (с кистьми и пуговицами под цвет)

Объяринные:

Ранжевые

Голубые

Суконные голубые

Китайчатые дикие (с кистьми и пуговицами под цвет)

Две круглые шляпы, из коих одна белая с черными, а другая черная с

белыми перьями Салоп атласный голубой на куньем меху

Мантильи:

Три розовые, из коих одна атласная, а две тафтяные, в том числе одна с блондовою выкладкою Четыре белые кисейные Восемь рубах голландского полотна Одно белое бумажное одеяло Одна простыня и две наволочки полотняные Одна скатерть и семь салфеток Семнадцать пар шелковых чулок Десять пар башмаков шелковых надеванных Семь пар шитых золотом и серебром на шелковой материи, не в деле,

башмаков, в том числе шесть белого и один ранжевого цвета Ток головной низанной перлами. В ящике несколько итальянских цветков Блондовых агажантов две пары Белый барбар один

Платков:

Батистовых тридцать четыре

Флеровых, новых, в куске двенадцать

Один зонтик тафтяной кофейный

Лент разных цветов десять кусков целых и початых

Двадцать пять пар новых лайковых перчаток

Веер бумажной

Несколько блонд новых и старых

Английского шелку разных цветов, например, с полтора фунта

Ниток голландских пятнадцать мотков

Трои фижмы, из коих одни большие

Карман и книжка розовые объяринные стеганые

Старого золотого узенького позументу аршин с шесть

Четыре рисунка лайковых наподобие фрака

Три плана о победах, российским флотом над турецким приобретенных

На медной доске, величиною в четверть аршина, живописный Спасителев образ

Книги:

Четыре географических на иностранных языках

Шестнадцать, видно, исторических

Один лексикон на французском, немецком и российском языках

Ящичек туалетный, покрытый лаком, с разными мелкими к нему принадлежащими вещами, в том числе серебряный ароматничек

Ящик с разными каменными табакерками, с томпаковою оправою и без оправы в одних дощечках

В ящике одни перловые браслеты с серебряными замками

Подвески на склавах с осыпью

Двои пряжки, из коих одна с хрусталями, а другие стальные

Серьги в футляре перловые

Два небольших сердолика, из коих один красный, а другой белой, да пятнадцать мелких хрустальных красных камешков

Серебряный чеканный футлярец для карманного календаря, старая голубая кавалерская лента

Чернильница с прибором дорожная

Агатовый ящичек в томпаковой оправе с перлами, в ящичке восковая фигурка, означающая двух мужчин

Чепраки:

Немецкий суконный зеленый с шелковою желтою тесьмою гусарский суконный красный шитый серебром, ветхий три камышевые тросточки; две тоненькие, а одна обыкновенная с позолоченною оправою; вместо темляка серебряной снурок и две кисточки

Несколько аршин лакейского синего сукна, с гарусными под цвет пуговицами

В чемодане семь пар пистолетов, в том числе одни маленькие Солонка, ложки столовая и чайная, ножик и вилка столовые, серебряные с позолотою

Что ж, на первый взгляд великолепный гардероб модницы 70-х годов XVIII века. В положении неизвестной и не могло быть иначе. «Претендентке» следовало иметь самые модные туалеты и нельзя было обойтись без фижм — обязательного наряда больших придворных приемов, или «тока головного, низанного перлами» — их носили высокотитулованные особы. Зато другие особенности гардероба позволяли что-то угадать в человеке и его судьбе.

Выбор «амазонских кафтанов» и конских чепраков — значит, любила верховую езду и знала в ней толк. «Польские кафтаны» не были общераспространенным модным платьем, тем более знаменитые слуцкие пояса — «сырсаковой кушак», как его называет опись. Значит, неизвестная как-то по-особому столкнулась с Польшей, если не побывала когда-то в ней.

Устоявшаяся привычка к аристократическому обиходу — двадцать пять пар лайковых перчаток — и неожиданное безразличие к обычным ухищрениям женского туалета — всего один, и то бумажный, веер. Скупо с бельем и мало драгоценностей — что значат всего несколько вещиц с жемчугами!

Зато рядом с туалетным ящичком набор книг — география, история, трехъязычный словарь и ни одного молитвенника, ни одного романа. Рядом с множеством шитых шелковых туфель семь пар пистолетов. И все вместе вещи для путешествия, то, что отбиралось на крайний случай, без тех старых и неизбежных мелочей, которые копятся в оседлом быту. Впрочем, имущество из Пизы также уместилось в дорожных баулах. Постоянная жизнь неизвестной, так или иначе, осталась где-то в стороне.

Неизвестная — Екатерине II. Перевод с французского

Ваше императорское величество!

Наконец находясь при смерти, я исторгаюсь из объятий смерти, чтобы у ног вашего императорского величества изложить мою плачевную участь.

Ваше священное величество, меня не погубите, но наоборот того прекратите мои страдания. Вы увидите мою невинность. Я собрала слабый остаток моих сил, чтобы написать отметки, которые я вручила князю Голицыну. Мне говорят, что я имела несчастие оскорбить ваше императорское величество, так как этому верят, я на коленях умоляю ваше священное величество выслушать лично все — вы отмстите вашим врагам и будете моим судьей.

Не в рассуждении вашего императорского величества хочу я оправдываться. Я знаю мой долг и ваша глубокая проницательность так известна, что я не имею нужды разбирать мелочи.

Мое положение таково, что природа содрагается. Я умоляю ваше императорское величество во имя вас самих благоволить меня выслушать и оказать мне вашу милость. Бог имеет к нам милость. Не мне одной ваше священное величество откажете в своем милосердии. Да смягчит Господь ваше великодушное сердце в рассуждении меня и я посвящу остаток моей жизни вашему высочайшему благополучию и вашей службе.

Остаюсь вашего императорского величества всенижайшая и покорная и послушная с преданностью к услугам

Елизавета.

Вот список лиц, которых, сколько помню, видела в моем детстве.

Когда мне было шесть лет, меня послали в Лион, мы проезжали через страну, которую г. Поэн имел в своем управлении; мы отправились в Лион, где я осталась от пяти до шести месяцев, за мной приехали и снова отвезли в Киль.

Г. Шмидт давал мне уроки в математике, других учителей нет нужды называть, только он знал домашние секреты.

Г. барон Штерн со своей женой и сестрой, г. Шуман купец в Данциге, который платил за мое содержание в Киле, вот лица, к которым надобно обратиться, я не знаю ничего вернее этого. От меня таили все, и я вовсе не старалась узнавать то, что для меня было совершенно бесполезно, и сверх того, мне никогда не говорили, кто я была. Мне говорили тысячу сказок, которые не касаются ни до кого, потому что это сказка.

Русский печной изразец. XVIII в.

Разница собственноручных записок и канцелярского языка донесения Голицына. Здесь и подробности поездок, и россыпь имен. На этом категорически настаивает Екатерина. Так что же — неизвестная не назвала их на следствии, или тогда они не имели значения? Кстати, брат какого-то учителя арифметики из Голштинии состоял музыкантом при русском дворе, а его жена, толстая Шмидтша, имела постоянное место и во дворце, и за царским столом.

Ваше сиятельство!

Имею честь препроводить к вам эти немногие заметки: я сделала все, что смогла, чтобы собрать все свои силы. Я здесь так больна и так огорчена, что ваше сиятельство были бы тронуты до слез, если бы вы все видели.

Именем Бога, умоляю вас, князь, сжальтесь надо мною. Здесь, кроме вас, некому меня защищать; мое доверие к вашему сиятельству не имеет пределов, и нет ничего на свете, чего бы я ни сделала, чтобы вам его засвидетельствовать. Вот маленькое письмо к ее императорскому величеству; я не знаю, можно ли будет вашему сиятельству его отправить; я буквально не в силах стоять, мое положение ужасно.

Я совершенно полагаюсь на доброту вашего сиятельства. Бог благословит вас и всех тех, кто вам дороги. Если бы вы знали, князь, мое положение, вы бы сами не стали держать мужчин день и ночь в моей комнате. Не знать ни одного слова языка — все противу меня — лишенная всего, одним словом, я изнемогаю. Окажите мне дружбу, князь, позвольте написать мне к моим друзьям для того, чтобы я не слыла за ту, каковою я не бывала. Я лутче хотела бы провести жизнь мою в монастыре, чем подвергаться дальнейшим преследованиям. Одним словом, все меня угнетает. Я умоляю ваше сиятельство. Я умоляю ваше сиятельство оказать мне ваше покровительство. Не оставляйте меня, достойный князь…

Неизвестная — А. М. Голицыну. Перевод с французского.

Письмо без подписи и даты. Петербург.

Равелин Петропавловской крепости

Последнее письмо. После скольких-то месяцев одиночного заключения, болезни. Без подписи — она теперь запрещена. И все с тем же упрямым желанием личного свидания с Екатериной. Оказавшись с глазу на глаз, они все еще могут выяснить, понять, покончить. Рядом мысль о монастыре почти как удрученное согласие на некогда немыслимое предложение: «лутче хотела бы…» — по крайней мере, ясность и другие стены, другое одиночество.

И все-таки почему императрице Екатерине II могла оказаться выгодна «служба» неизвестной?

Эпизод о российском вельможе

Все оставалось загадкой. Место рождения — скорее всего Москва. Год рождения — по-видимому, 1727-й. Простая арифметика надгробной надписи: 1797-70 лет. Правда, на плите в действительности стояло: умер 15 ноября 1798-го на 71-м году. Уточнениями никто не занимался. Зато был известен день рождения: из года в год торжественную оду новорожденному М. В. Ломоносов преподносил 1 ноября. Иных свидетельств не существовало. Родители…

Вольтер — И. И. Шувалову. Ферней. 28 мая 1775 г.

…У нас в Фернее постоянно сожалеют о вашем отъезде. Мы не знаем, вероятно, так же как и вы, когда вы поедете назад в вашу страну чудес. Я бы непременно отправился повидаться с вами на пути, если б дозволило то мое здоровье. Утешаюсь мыслию о вашем добром расположении. Госпожа Денис просит передать вам чувства, которые вы привыкли всем внушать. Молодая монахиня [девица де Ва-рикур] беспрестанно занята вами; она обожает вас и уверена, что климат в России даже лучше, чем в Неаполе…

О родителях у каждого биографа существовала своя версия. Для знаменитого автора «Словаря достопамятных людей русской земли» Д. Н. Бантыш-Каменского — это Шувалов Иван Максимович, комендант Выборга. Для знатока генеалогии и составителя родословных сборников П. Долгорукова — его тезка, капитан Иван Максимович Меньшой, тяжело раненный при штурме Очакова. Для родного племянника — просто военный, без имени, отчества, возраста и чина. И небольшая подробность: «семейство средственного достатка». Для историка Москвы И. М. Снегирева он умер в 1730-х годах. Ни на какие источники, тем более семейный архив, никто и не думал ссылаться.

Редкая образованность…

И. И. Шувалову — великий князь Павел Петрович

С охотою ответствую вашему превосходительству и исполняю мое обещание. Должно жить в пользу и угождение других: так мне не трудно просидеть несколько за столом особливо для вас: мне в том больше удовольствия, нежели вам одолжения, — только бы вы были довольны.

Я буду стараться быть достойным хвалы, о которой вы говорите, и прошу вас по обещанию говорить мне всегда правду, и верить, государь мой, что я вам непременной друг.

Павел 20 генваря 1761 г.

С образованием ясности и вовсе не было. У девятнадцатилетнего юноши несколько иностранных языков. Интерес к основанию Московского университета и Петербургской Академии художеств. Редкое знание литературы. Дружба с М. В. Ломоносовым. И утверждение племянника о детских и отроческих годах в глуши дедовской совсем небогатой деревни, со всем скромным обиходом «средственного достатка».

Общий с А В. Суворовым учитель — легенда, подтверждавшая, в конце концов, все ту же скромность трат. Полководец до конца своих дней не мог простить отцу редкой скупости с учением, когда всего приходилось достигать в одиночку и собственными усилиями. Куда ближе к истине историки, считавшие, что никаких подробностей о детстве и юности И. И. Шувалова попросту нет.

Служба…

М. М. Херасков перед смертью рассказывал С. Н. Глинке, что Шувалов был в Петербурге в 1742 году, еще до переезда сюда Елизаветы Петровны со двором, и якобы спрашивал у Ломоносова, будет ли им написана ода на ее прибытие. На что Михайла Васильевич отвечал, что ему опротивели оды с тех пор, как Тредиаковский написал оду Бирону, а затем на восшествие на престол Иоанна Антоновича. Но после вопроса Шувалова: что, он не любит Елизаветы? — взялся за оду «Какой приятный зефир веет».

Службу начинали с детских лет. В нее записывали при рождении. Находившиеся «в отсрочке» младенцы получали чины, уверенно поднимались по иерархической лестнице, чтобы в 16–17 лет объявиться на действительной службе в «приличествующем роду» звании. Ивана Шувалова бесполезно искать в служебных списках — ни он сам, ни его биографы не сошлются на них. Просто в день коронации Елизаветы, не взятый на торжества в старую столицу, Шувалов, находясь в Петербурге, получит придворный чин камер-пажа. Получит, чтобы по-прежнему нигде не появляться. Зато поддерживать живые связи с самыми влиятельными лицами государства.

М. П. Бестужев-Рюмин — И. И. Шувалову. Лейпциг.

7/18 мая 1745 г.

Государь мой, истинный друг Иван Иванович. Хотя я по отъезде моем из отечества и не писал к вам, однакож истинное мое почтение и верная моя к вам дружба от того не переменилась и никогда не переменится, и в той надежде, яко и сверх того ведаю, коль вы дружны к брату моему, прошу вас надежного моего друга брату моему яко собою представить, как ему есть бесчестно и неприлично с родною своею сестрою так негуманно поступать, от чего показуется немилосердное сердце, и всякой будет думать, когда он такое гонение родной своей сестре чинит, что с таким, которой ему не принадлежит, учинит. Он есть ныне первым министром, весь свет на его поступки смотрит…

До свиданья, мой очень дорогой друг, любите меня всегда так же, как я вас люблю и уважаю, и будьте уверены, что я всю мою жизнь останусь преданным вам душой и сердцем ваш

М. Бестужев-Рюмин

О новом чине для ленивого и неуловимого придворного просили вице-канцлер А. П. Бестужев-Рюмин и пользовавшийся в те дни славой удачливого полководца С. С. Апраксин: камер-юнкер вместо камер-пажа. И это спустя восемь лет после встречи камер-пажа с императрицей в селе Петровском близ Звенигорода, куда направлялась Елизавета Петровна в Саввино-Сторожевский монастырь. Полное описание царского богомолья было помещено в «Санкт-Петербургских ведомостях» с короткой припиской о пожаловании И. И. Шувалова. Между прочим. И к всеобщему сведению. За заметкой стояла перспектива выезда А. Г. Разумовского из таких привычных и обжитых апартаментов Зимнего дворца. Начало шуваловского «случая»…

Чертоги светлые, блистание металлов Оставив, на поля спешит Елизавет: Ты следуешь за ней, любезной мой Шувалов. Туда, где ей Цейлон и в севере цветет.

М. В. Ломоносов. На выезд Елизаветы Петровны в Царское Село. Конец лета 1750

Золотой дождь отличий и наград пролился не сразу. У нового любимца свое представление о вещах, тем более об особенностях придворной жизни. Он не спешит, не скаредничает, стараясь соблюсти хотя бы видимость благопристойности — так меньше, ему кажется, появится завистников и открытых врагов. Он вполне может обойтись на первое время собственными деревнями, своими и, как видно, далеко не маленькими средствами. Но все конечно же приходит: в 1754 году за необъявленные заслуги — ордена Александра Невского и польский Белого Орла. Спустя три года — чин генерал-поручика, разве надо для этого иметь хоть малейшее отношение к армии! Еще через три года генерал-адъютанта — Екатерина II будет отмечать этим чином начало каждого нового «эпизода», по ее выражению, в собственной личной жизни. А совсем незадолго до смерти Елизаветы, в 1761 году, Шувалов станет членом Конференции, иначе — тогдашнего Государственного совета.

Вот только конец оказывается слишком близким…

Шувалов, взяв меня за руку, подвел к человеку, которого вид обратил на себя почтительное мое внимание. То был бессмертный Ломоносов! Он спросил меня: чему я учился? «По-латыни», — отвечал я. Тут начал говорить он о пользе латинского языка, с великим, правда сказать, красноречием.

Д. И. Фонвизин

Вольтер — И. И. Шувалову. Ферней. 1 августа 1758 г.

Узнав, что вам всего двадцать пять лет, не могу надивиться глубине и разнообразию ваших познаний.

«Дай Бог царствие небесное этому доброму боярину, — говорила в 1828 году П. П. Свиньину племянница Ломоносова, Матрена Евсеевна Лопатина, некогда жившая у него в Петербурге, — мы так привыкли к его звездам и лентам, к его раззолоченной карете и шестерке вороных, что, бывало, и не боимся, как подъедет он к крыльцу, и только укажешь ему, где сидит Михайла Васильевич, — а гайдуков своих оставлял он у приворотни».

Только одни особенные и довольно сложные предметы исключительно занимают все умственные и нравственные силы императрицы и совершенно удаляют ее от забот управления.

Именно желание нравиться и славиться красотой было всегда одной из самых сильных слабостей ее, а так как вследствие сокрушительного влияния лет она не может не замечать все более и более становящиеся приметными старческие морщины на лице своем, то обстоятельство это так близко и чувствительно трогает ее, что она почти уже и не показывается в обществе. Так со времени куртага, бывшего 30 августа, императрицу видели всего только два раза в придворном театре…

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ АВСТРИЙСКОГО ПОСЛАННИКА В ПЕТЕРБУРГЕ

ГРАФА МЕРСИ Д'АРЖАНТО

11 ноября 1761. Из венского Дворцового государственного архива

Не меньшие душевные беспокойства причиняют государыне ее частые припадки боязливой мнительности, сопровождаемые сильным страхом смерти; последнее достаточно видно из того, что не только вообще стараются удалить от нее малейший повод к встрече со страшными образами, или к наведению ее на печальные мысли, но даже ради заботливой предосторожности ото всего подобного, не дозволяется никому в траурном платье проходить мимо жилых покоев императрицы; и если случается, что кто-нибудь из вельмож и знакомых ей лиц умирает, то смерть эту скрывают от государыни не редко по целым месяцам.

К сказанным двум причинам ее душевных страданий присоединяется, в-третьих, все еще продолжающееся серьезное недовольство ее поведением великого князя и нерасположение к великой княгине, до того очевидные, что ни с тем, ни с другою государыня не имеет почти никаких сношений, и вот уже более трех месяцев, как на деле она не вела с ними никакой отдельной беседы…

Среди этой нестройной совокупности такого рода лиц и обстоятельств граф Иван Шувалов сохраняет власть и почет, более точное и близкое наименование для коих, как в отношении их объема, так и относительно тех правил, которые определяют у него их употребление, — конечно, придумать нелегко.

Тень смерти входит во дворец вместе с Иваном Шуваловым. И почем знать, не этой ли тени обязан он своим неожиданным возвышением? Обмануть годы, почувствовать себя еще раз молодой и желанной — как нужно было это переступившей в пятый десяток Елизавете. Морщины, седина — что значили они по сравнению с объявившимися и все нараставшими эпилептическими припадками. Такими же, как у отца. Раз от раза все более долгими и сильными. Несколько часов полусна-полуобморока. Несколько дней молчания — отказывает язык, нет сил… Несколько недель изнуряющей слабости, когда можно двигаться, только держась за стенку.

Скрыться от глаз неусыпных наблюдателей, не начать биться в конвульсиях при посторонних, когда настороженное воображение заставляет во всем видеть надвигающуюся опасность. От любимца секретов нет. И Елизавета с ее обычной трезвой расчетливостью права — что он без нее? Ему ли не стараться всеми силами хранить угрожающую его благополучию тайну. Ему ли не знать, что расположением императрицы Разумовский поплатился, между прочим, и за молчаливое участие в начавшихся обсуждениях вопроса о готовом опустеть престоле. Граф, как всегда, заботился о своих заполонивших двор родственниках. Но подобной измены те, кому удается встать со смертного ложа, не прощают.

Если Шувалов и думал о будущем, то куда более осторожно, чем «друг нелицемерной». А пока его дело — неотступно следить, чтобы не носили покойников мимо дворца, чтобы нигде не мелькали траурные платья, никогда и ни при каких обстоятельствах не велись разговоры о смерти. Даже ближайшие, довереннейшие лица, умирая, словно растворялись, не вызывая никаких вопросов императрицы. Тень смерти — от нее должны были спасать тянувшиеся далеко за полночь театральные представления и следовавшие за ними балы и карточные партии. Елизавета решалась оказаться в постели не раньше рассвета — так казалось безопаснее, ближе к новому, уже начавшемуся дню.

Русский изразец «Царь Давид на троне». XVIII в.

Только 25 декабря 1761 года наступило все равно: в деревянном дворце у Полицейского моста, на берегу Мойки, императрицы не стало.

И. Г. Чернышев — И. И. Шувалову. Вена. 2 января 1762 г.

Понимаю, милостивый государь, в каком бедном состоянии было все любезное наше отечество, по распространившемся горестном слухе болезни нашей всемилостивейшей государыни матери; в каком же вы были, то мне по милости и дружбе вашей ко мне более других известно…

Их называли Орестом и Пиладом — заимствованный у древних символ мужской дружбы. Они охотно подписывали так и сами свои многочисленные письма. Но время «случая» и время, приходящее после него, — слишком разнятся одно от другого. И еще не отрекаясь, бог знает на что надеясь, вчерашние друзья с нескрываемым страхом всматриваются в подробности происходящего.

До нас дошло известие, что новый император заставил вас одеть на смотру в его присутствии шляпу — как его императорское величество великодушен и благороден (может, все как-то обойдется и не заденет вчерашних приближенных?). Нам сообщили, что император соизволил приобрести за полтораста тысяч ваш петербургский дом. Деньги — хотя и совсем незначительные относительно его действительной стоимости! — не помешают, но где предполагаете вы сами жить (не скрывается ли за этим, не дай бог, запрещение жить в столице?). В Вене ходят слухи о вашей предполагаемой поездке в Москву для осмотра университета. Вы всегда им серьезно занимались, но не означает ли это поселения в старой столице (сколько «бывших» находило в старой столице свое печальное убежище!). И снова толки, казалось бы, перепроверенные дипломатическими каналами, о вашем назначении начальником Кадетского корпуса. Император всегда благоволил к этому заведению (может, удастся при расчетливых действиях вообще удержаться в его окружении?). Откровенный страх, надежда, отчаяние, снова все более слабый проблеск надежды…

А что, если к тому же сделать попытки самому?…

И. И. Шувалов — Г. Г. Орлову. Петербург. 1763 г.

…Сие, может быть, заставит меня изменить намерения мои касательно путешествия, а также и сестры моей. Наконец, я остался бы при дворе, уговариваемый многими лицами. Ваше сиятельство можете быть уверены, что даже в то время не выпрашивал я почестей, ни чинов, ни богатства. Я отказался от места вице-канцлера (1758), от поместьев, чему много есть свидетелей, и особливо Гудович (Андрей Васильевич, любимец Петра III. — Н. М.), в присутствии которого я на коленях просил у него [Петра III] милости — уволить меня от всяких знаков его благоволения. Приверженность моя к ее императорскому величеству ныне славно царствующей государыне должна быть известна всем лицам, с коими я веду знакомство. Ваше сиятельство сами можете подтвердить это; я даже отваживался на некоторые меры в ее пользу, и некоторые лица подтвердят это. В течение прежнего царствования [Петра III] видел я, что дела идут в ущерб общественному благу. Я не молчал. Слова мои были передаваемы. Со мною стали обращаться холоднее, и я изменил мое поведение. Напоследок я стал удаляться не только от двора, но и от его особы. Я возымел твердое намерение уехать из России. Случай представился к тому. По словам покойного императора, прусский король писал ему, чтобы все лица, которым он не вполне доверяет, не должны быть оставляемы близ его особы. Получив это письмо, он тотчас приказал Мельгунову (Алексей Петрович, любимец Петра III. — Н. М.) сказать мне, что я должен последовать за ним, без особенной должности (в поход против Дании. — Н. М.). Вот история моей поездки, которую многие лица истолковывали бы иначе — обыкновенное горе, проистекающее от поверхностных суждений! Не буду излагать моих мыслей относительно всего этого зла, которое угрожало нашему отечеству: я имел случай обнаружить перед вашим сиятельством чувства мои и был бы счастлив, если бы вы то припомнили. Наконец, божеское милосердие, спасая наше отечество, даровало нам такую государыню, на какую лишь могли рассчитывать искреннейшие пожелания добрых подданных, добрых русских. Своим царствованием она обещает нам счастие, благоденствие и всевозможное добро. И в это августейшее царствование я один забыт! Вижу себя лишенным доверия, коим пользуются многие мне равные. Что сказать после этого, любезной мой господин? Что думает общество? Я не способен быть употребляем ни на какое дело, я не достоин благоволения нашей матери! По теперешнему судят и о прошедшем. Может быть, скажут, что я дурно служил усопшей императрице, что я дурно служил моему отечеству. Что делать, любезной господин мой, скажите!

Но в этой попытке была тактическая ошибка — безукоризненный французский язык, которым написано это решающее для экс-фаворита письмо. Ни один иностранный язык не знаком братьям Орловым. Служба в полку с пятнадцати лет рядовыми солдатами мало чему могла научить и достаточно красноречиво свидетельствовала — ни о каком сколько-нибудь путном домашнем образовании речи здесь быть не могло. Знания, книги, науки не относятся к тому, что составляло их силу. Для Екатерины они нужны как простые, не знающие моральных препон исполнители. Совершить дворцовый переворот, убрать ненужных людей, проявить безмерную жестокость, а потом еще и ловко вывести «благодетельницу-матушку» из-под всяких подозрений — в этом братья не знали себе равных. Обращаться же к ним за содействием, помощью…

Покойно раскинувшийся на софе в присутствии Екатерины II граф Григорий — никак не свидетельство его влияния на государственные дела. В них императрица успешно и жестко разберется без его помощи. Так поразившая вошедшую в личные царские апартаменты Д. Р. Дашкову наглость фаворита — всего лишь начальная плата за услуги, которая не будет иметь продолжения во времени. Новоявленный граф очень скоро поймет всю неуместность, да и рискованность, своего поведения. А пока — пока шуваловское письмо останется без ответа. Напротив, Екатерина найдет способ дать Шувалову вполне недвусмысленно понять, что его пребывание в России стало нежелательным. Пусть думает только об отъезде и по возможности ускорит этот отъезд. На сколько? Покажет время и обстоятельства. Шувалову нетрудно догадаться — в случае непослушания, проволочки снисходительность отношения к нему легко может исчезнуть.

Впрочем, у него не будет долгих сборов. С двоюродными братьями — всемогущими во времена Елизаветы Петровны Петром и Александром Шуваловыми — отношения фаворита никогда не были родственными. Официальное знакомство, к которому обе стороны относились одинаково холодно. Да и как говорить о родственных связях, когда отец фаворита оставался фигурой невыясненной, а у братьев был человеком известным. Единственная привязанность — родная, как принято считать, сестра Прасковья, перед самым «случаем» девочкой выданная замуж за того самого Н. Ф. Голицына, в чьем Петровском под Звенигородом решилась судьба Ивана Шувалова. Не слишком образованная. Неловкая в обществе. Всему предпочитавшая незаметное хозяйствование в поместье. Только письма к ней расскажут о ходе и особенностях затянувшегося на долгие годы «европейского вояжа».

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной. Митава. 24 апреля 1763 г.

Вчерашний день, матушка, выехал из Риги и приехал в Митаву; стою на квартире принца Карла Курляндского. Герцог [Бирон] присылал звать меня обедать, и туда еду. После обеда отправлюсь в путь. После сего письма долго писем не будете иметь; что до самого Мемеля постамтов нет и в рассуждении дурной дороги чаю не скоро приеду. Еду же на наемных русских тульских ямщиках, которые меня скорее привезут, нежели дурная здешняя почта. Могу сказать, что таких веселых людей, как мои ямщики, и хороших лошадей мало видать. Какая разница наша Русь от здешних обитателей!

Принц Карл, другой герцог, несколько дней отсюдова уехал, и после тотчас дворец наши солдаты заняли.

Дописываю мое письмо, возвратясь к себе. Обедал у герцога, который меня весьма учтиво и ласково принял. В первый раз видел двор маленького немецкого владетеля, в котором гофмаршал, кавалер, фрейлины, пажи, все в миниатюре перед большим двором. Герцог сам ко мне хотел ехать, только я сказал, чтоб не трудился, ибо я скоро поеду. Принц Петр однакоже был. Кушанья нам наслали в Риге столько, что девать было некуда на дорогу… Впрочем, матушка, прощай…

Вчерашние ссыльные, милостью Екатерины получившие не только свободу, но и владение Курляндским герцогством, как могли Бироны не знать отношения императрицы к фавориту ушедшего царствования? Опала и высылка Шувалова были слишком очевидны, и тем не менее семейство герцога устраивает по поводу приезда враждебного Екатерине человека настоящее торжество, в котором наперебой спешат принять участие все члены многолюдной бироновской фамилии.

Но пример Биронов — не исключение. Почести Шувалову оказывают и все высокопоставленные чиновники, независимо от страны, которую они представляли. Члены царствующих домов подчеркивают свое уважительное, чуть ли не заискивающее отношение к опальному путешественнику — случай небывалый для экс-фаворита. Приемы Венского двора, визиты послов — Шувалов ни в чем не преувеличивал. Каждое слово его писем подтверждали газеты. И еще переезд в Италию…

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной. Кенигсберг. 20 мая 1763 г.

Вследствие письма моего из Мемеля, имею вам, матушка, писать продолжение моего пути до здешнего места; как вам донес, что по прибытии моем в Мемель, пришел ко мне инспектор того города; зделал комплимент от маршала Леволда; просил, чтоб приказать, в чем мне будет нужда, то все возможное исполнено будет, хотя я отрекся по притчине, что ни в чем предвидеть не мог; однако он дал мне проводника, в котором после великую видел надобность: ибо дорога большая перекопана местами, и лишнее употреблено на пашню, также во многих местах наводнении; так, чтоб мне проехать было невозможно, но способом тем я ехал проселошными дорогами, от амта до амта везде имел новых проводников; стоял всегда в почти королевских домах; на всяком перевозе через реки — были готовы мужики, которые переправляться пособляли. Надобно знать, что от Мемеля по всей дороги, до сего города, посланы были письменные приказы — в проезд мой все оное делать, где не приеду, то везде учтивость и ласку находил: по деревням амтманы или управители под-чивают кофием и чаем; иной ужинать зовет, иной лошадей дает, постели, свечи, пиво и протчее, сколько можно, — то всего оного миновать старался; ибо с собою имел провизию всего нужного. Всего странней в Мемеле: послал к вам письмо на почту, — почтмейстер денег не взял, в Тилзите, как скоро приехал, то тотчас комендант со всеми офицерами ко мне пришел, — поздравить с приездом; прислал караул; потом офицер спросил: что мне угодно, то б приказал; — после того, — шесть бутылок венгерского и блюдо лимонов, то, что всего больше и непонятней: не приказал трактирщице брать с меня денег, где я обедал, которая тотчас ушла з двора, и не могли ее сыскать, девки ее то сказали, что ей брать ничего не приказано; и так, я принужден им несколько дать.

Третьего дня сюда после обеда приехав, послал сказать к фелдмаршалу Леволду и протчим, как и герцогу Голштинскому и принцессам. Принцесса Шарла была в деревне, — только приехала; сказали, что она для меня приехала в город… Сего дни обедать зван к фелдмаршалу Леволду, ужинать — к Герцогу Голштинскому; завтри зван обедать к принцессе Шарле. Пробыв здесь дни три или четыре, отправлюсь далее в путь…

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной. Бреславль. 20 мая 1763 году …Приехав сюда, послал сказать к Губернатору Господину Тауци-нену, генералу порутчику и кавалеру Черного Орла. Хотел к нему сегодня сам ехать, только он меня предупредил и был у меня, сказав все возможные учтивости, осведомляясь надобно ли что для способности моего пути. Учтивости весьма в Пруссии мне делают много…

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной. Из Вены. 31 мая 1763 г.

…Майя 28 после полудни приехал я, матушка, в Вену. Посол наш прислал ко мне встречу карету…

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной. 4 июня (старого стиля)

1763 году из Вены

…Вчерашний день имел честь видеть их величества и фамилию в Лаксенбурге, загородном замке, куда с небольшим час езды. Как обыкновенно аудиенциев в сих увеселительных домах не дают, так и мне сказано было, что буду просто представлен, или захочу дожидаться возвращения двора, для меня было все равно, кроме, что желал видеть императорские величества.

…После обеда мне тотчас сказано было, что их величества желают меня приватно видеть и показать тем знак своего благоволения; почему я аудиенцию имел, что здесь зачрезвычайно почитают, что в Лаксенбурге мне была дана. Ввели нас с послом в комнату, где их величества уже стояли; по обыкновенном комплименте, со мною довольно говорили милостиво; потом поехали на соколиную охоту, где также довольно честь имел говорить с ними; и весьма оною благосклонностью утешен…

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной. Вена. 2 августа 1763 г.

Письмо ваше, матушка, писанное из Петровского, получил. Радуюсь, что вы лучше в своем здоровье, и вас сельская жизнь веселит.

Совершенно, что может лучше способствовать к спокойствию нашего духа, от которого много тело наше зависит, чтоб быть в свободе, в здоровом воздухе и с людьми, поведение которых не принуждено обстоятельствами делать притворство? Сия жизнь, которая меня льстит. Дай Господи Боже, чтоб я мог сим утешением пользоваться. Если Бог изволит, буду жив, и возвратясь в мое отечество, ни о чем ином помышлять не буду, как весть тихую и беспечную жизнь; удалюсь от большого света, который довольно знаю. Конечно, не в нем совершенное благополучие почитать надобно; но собственно в себе и в малом числе людей, родством или дружбою со мною соединенных. Прошу Бога только о том; верьте, что ни чести, ни богатства веселить меня не могут… Хочу вам сказать, что здесь есть принцесса Кинская, женщина разумом, приятностию, добродетелями почтенная, молода, в которую я влюблен, как в вас, и она меня любит как брата и своего друга. Вот, сестрица, можно ли любить без страсти даму прекрасную? Сие вам доказывает знать: я старичок и не склонен более к нежной страсти!

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной.

Вена. Сентября 24-го дня 1763 г.

…Вчерась видел многих приезжих знатных: принца Алберта, сына польского короля, принца Цвейбрюнского и принца Лихтенштейна. Королевич был принят со всеми протчими наряду на асамблеи; и ходил, и стоял весь вечер, — когда играли в карты, — так что узнать неможно, чтоб такой был человек; и ни в ком никакой заботы было не видно, особливо в первых людях здешних почти ласки приметить не мог…

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной. 27 сентября 1763 г.

…Довольно жил в большом свете; все видел, все мог знать, дабы еще счастье суетное меня льстило. Прямое благополучие в спокойствии духа, которого найтить иначе не можно, как удалиться от всех неизвестных обстоятельств и жить с кровными и друзьями, умерив свои желания, и довольствоваться простым житьем, никому зависти и досады не причиняющим. Часто обстоятельства виноваты нашему поведению. Один человек может быть нелюбим и любим по разности состояния. Мне же, мой свет, скоро будет столько лет, что в числе стариков почитаться должно. Благодарю моего Бога, что дал мне умеренность; в младом моем возрасте не был никогда ослеплен честьми и богатством; и так, в совершеннейших летах, еще меньше быть могу. Скажу и то, что в моем пути долгу, может быть, не сделаю, и, возвратясь, с умеренным доходом, могу жить с благопристойностью. Жалею только то, что вы не воспользовались моим счастием, и ничего полезного для вас не сделал, сколько б сделать мог. Меня утешает ваша бескорыстность. Вы лучше любите справедливость всего. Если есть люди, которые вымышляют мое богатство, то верьте, есть и те, которые правду знают. Осталось мне во утешение: приобрести знакомство достойных людей, утешение, мне до сих пор неизвестное. Все друзья мои, или большею частию, были только — моего благополучия. Теперь — собственно мои.

…Думая в половине ноября отсюда конечно выехать, может быть прежде, в Италию или во Францию, еще не знаю. По приезде канцлера к вам о том писать буду. Притчина ехать в Италию. 1. Что ныне удобное к тому время. 2. Что блиско оной земли во Францию. И докуда еще не так стар, — могу присовокупить знание, по притчине многих ученых людей…

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной (отрывок из раннего письма из Вены)

…Был представлен архигерцогам и архигерцогиням, все соответствовало знатности их рождения и воспитания: в разговорах весьма милостивы и разумны… Также большие принцессы много говорили, чтоб я пожил, приятно им будет сделать знакомство со мною… Третьего дни обедал у французского посла. Теперь еду к венецианскому. Всякой вторник ездил в Лаксенбург, куда уже зван обедать графу Клари. Сколько господа здешние холодни, столько император и императрица милостивы…

Итак, близость к Франции (так почему не сразу Франция?). Удобное для путешествия время (перспектива начинающихся в Италии дождей!). И возраст — Шувалов не прочь пококетничать своими неполными тридцатью пятью годами, нарочито соотнося себя с Елизаветой, с которой его разделяло двадцать лет.

Только почему-то Италия тогда не состоялась. Шувалов оказывается во Франции. Об этом свидетельствуют не письма — их попросту нет, но тот единственный факт, что, близко сойдясь с театральным миром Парижа, он легко может получить покровительство знаменитых актеров тех лет, комика Лекена и великолепной актрисы Дюмениль, для приехавшего из России подопечного артиста Ивана Дмитревского.

А между тем Ивана Ивановича Шувалова ждали в России, рассчитывали на его скорый приезд. В письмах он советуется с сестрой о продаже того самого, связанного со слухами петербургского дома, чтобы окончательно поселиться в Москве. Обещает сам совершить сделку в столице в ноябре 1764 года. И новая, неожиданная для самых близких и доверенных перемена планов — все-таки Италия, к тому же на долгих восемь лет.

Причины можно только угадывать. Осторожный и предусмотрительный до трусости Шувалов счел скорее всего небезопасными настроения русского двора, решительные действия окончательно почувствовавшей себя самодержицей Екатерины II.

Долгих восемь лет в Риме, с редкими выездами в Неаполь. Без писем (не сохранились? не существовали?). Безо всяких попыток возвращения в Россию. Жизнь тихая. Однообразная. Время от времени нарушаемая приездами коронованных особ. Шувалова не забывали навестить, принять, показываться вместе с ним на гуляньях и в театрах.

Плотину прорвало в 1770 году. Екатерина делает первую серьезную попытку вернуть бывшего фаворита в Россию. Еще не настаивая — просто выражая благоволение. Шувалов отзывается потоком самых униженных благодарностей и остается на месте. Впрочем, у него есть почти веская причина. Все эти годы с ним проводит племянник, Ф. Н. Голицын, и Шувалов считает своим долгом самолично показать ему Лондон и Париж. Была ли действительная нужда в подобной опеке? Побывал ли Шувалов сам или с племянником в намеченных городах? Факт тот, что Ф. Н. Голицын направляется учиться в Женеву, а Шувалов отыгрывает еще несколько лет римской жизни.

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной. 20 октября 1770 г.

…Здесь в Риме веселиев, забав нет; но жизнь весьма спокойная. Моя охота к художествам и обхождение с иностранными и с малою частию здешних господ — все мое удовольствие.

И. И. Шувалов — П. И. Голицыной. Декабря 22-го дня 1770. Рим …Князь в Тоскане хочет повидаться с нашими русскими, возвратившимися из архипелага. Граф Орлов и прочие некоторые офицеры ему знакомые. Граф к нему очень был добр, и ныне в письмах приказывает ему поклоны, во всем оном собственное его желание побыть в Тоскане, где ему много знакомых, и приятелей, а я, в рассуждении дурной дороги и зимы, не поеду; а может быть через несколько дней поеду на малое время в Неаполь, куда в 26 часов приеду; и дорога несравненно лучше; — мне же есть там нужда…

Но отсрочка, если она даже длилась три года, оставалась всего лишь отсрочкой. В 1773 году Екатерина в разгар пугачевских событий снова вспоминает о «дорогом путешественнике» и передает ему свое пожелание видеть его в России. Подчиниться?

И снова Шувалов колеблется, ищет поводов для дальнейших проволочек. Неужели императрица станет возражать против его визита к самому Вольтеру — кто не знает ее слабости к французским философам, тем более к самому фернейскому патриарху! Две недели в Фернее, само собой разумеется, ничего не решают, зато произведут в Европе благоприятное впечатление. Писал ли Шувалов об этих днях на родину? Во всяком случае, они стали известны благодаря подробному письму Вольтера д’Аламберу. Визит русского вельможи по-прежнему радует философа, вызывает восторги по поводу эрудиции и широты интересов гостя.

Конец ноября 1773 года. Самое время отправляться санным путем в Россию, но… в середине марта следующего года Шувалов опять в Фернее. Успела пройти зима, а он хлопочет об издании присланных из Петербурга стихов Андрея Петровича Шувалова «Epitre ’a Ninon L’Enclos». Нашумевшие строфы были таковы, что долгое время их принимали за сочинение Вольтера. Теперь у Шувалова есть повод позаботиться об их издании — пусть это будут всего-навсего сорок напечатанных в Женеве экземпляров.

Дальше? Дальше был Париж. Смерть в мае Людовика XV и вступление на престол Людовика XVI. Шувалов прямо из Швейцарии направляется во французскую столицу, чтобы принести свои поздравления новой царственной чете. Газеты отмечают на редкость благосклонный прием, которого удостоен русский вельможа, особое благоволение Марии Антуанетты. У Шувалова нет ни явных дел, ни тайных поручений, и тем не менее он в постоянных разъездах: Франция — Швейцария — Италия. Чаще Италия — Рим, Неаполь, Пиза. Письма Вольтера отмечают беспокойную топографию его жизни. 1775… 1776… И весточка от Пилада.

Неизвестный художник. Мертвая натура. XVIII в.

И. Г. Чернышев — И. И. Шувалову. Париж. 19 декабря 1776 г.

Ваш племянник, Ф. Н. Голицын, говорил о намерении вашем вернуться: не осуждаю, но я бы попросил вас не торопиться, прежде чем мы повидаемся, чего я безмерно желаю и для себя лично и для того, чтобы дать вам понятие о состоянии страны, а это я могу сделать лучше всякого другого, как вы сами знаете…

Но, как опытнейший дипломат, Пилад знал и другое: избегать возвращения Шувалову больше не следует. Приказ Екатерины на этот раз имел слишком серьезную подоплеку. Гнев императрицы мог стать роковым. Весной 1777 года И. И. Шувалов был в России.

Встреча в Петербурге — как же непохожа она на отделенный восьмью годами отъезд! В печати обеих столиц появляются стихи, посвященные вернувшемуся, в том числе самого Г. Р. Державина. В свое время поэт получил приглашение Шувалова ехать вместе с ним за рубеж, мечтал об этой поездке, и только вмешательство родных, считавших опасной всякую связь с опальным вельможей, помешало ей осуществиться.

В день приезда Шувалова в Петербург Екатерина присылает ему приглашение во дворец. Появление дорогого гостя будет отмечено специальным вечерним собранием — эрмитажем, и Григорий Потемкин с Алексеем Орловым оспаривают друг у друга честь представить новоприбывшего. Ивану Ивановичу Шувалову приготовлен чин обер-камергера и связанная с ним обязанность постоянно сопровождать императрицу — честь, о которой раньше нечего было и думать. Он едет в царской свите в Крым — знаменитое, связанное с «потемкинскими деревнями» путешествие в Тавриду — и наконец-то получает возможность заехать в Москву для осмотра Московского университета, так занимавшего его мысли и ни разу им не виденного.

Екатерина II — И. И. Шувалову

Иван Иванович! Уведомления ваши о всем том, что вы в путешествии своем между двумя столицами нашли для себя приятного, тем более служат к моему удовольствию, коль нимало не сомневаюся об истине оных, знав свойственную вам искренность и похвальное к добру общему усердие. Пребываю впрочем к вам благожелательная

Екатерина в Петергофе июля 16-го дня 1779 г.

Примирение выглядело полным. Кто мог знать, что на каждый свой переезд — даже в Москву, даже в деревню — Шувалову следовало получать разрешение самой императрицы. Отсутствие его во дворце вызывало немедленные вопросы, а в редких отъездах он был связан обязательством писать Екатерине подробнейшие письма о наблюдениях и впечатлениях — род неумолимого контроля, который царица не собиралась никому препоручать. И главное — брезгливая неприязнь, которую Екатерина и не думала скрывать.

Есть у меня сосед, который во младенчестве слыл умницей, в юношестве оказывал желание умничать, в совершеннолетии каков увидите из следующего. Он ходит бодро, но когда два шага сделает направо, то, подумавши, пойдет налево; тут встречаем он мыслями, кои принуждают его итти вперед, потом возвращается назад. Когда я гляжу на него, то он, утупя глаза в пол, передо мною важничает, в душе меня труся. Каков путь его, таковы и мысли.

Екатерина II. Сатира «Нерешительный», посвященная И. И. Шувалову

Нерешительный… Что можно было прибавить к этой беспощадной оценке!

Глава 4

Говорят свидетели. Говорит время

…Вы в Санкт-Петербурге не доверяете никому, боитесь, сомневаетесь, ищете помощи, но не знаете, где ее найти…

Из письма предполагаемой дочери Елизаветы Петровны Н. И. Панину. Сентябрь 1774 г.

Год 1773-й

Я — Ваш законный император. Жена моя увлеклась в сторону дворян, и я поклялся… истребить их всех до единого. Они склонили ее, чтобы всех вас отдать им в рабство, но я этому воспротивился, и они вознегодовали на меня, подослали убийц, но Бог спас меня. [После победы обещание пожаловать казаков, татар, калмыков] рякою с вершины и до устья и землею и травами и денежным жалованьем, и свинцом, и порохом, и хлебным провиантом, и вечною вольностью. Я, великий государь император, жалую вас.

Петр Федорович

1773 году сентября 17-го

Из манифеста Емельяна Пугачева

«Батюшка Петр Федорович», «осударъ наш Петр III» — свергнутый собственной женой, предательски убитый за карточным столом братьями Орловыми, неизвестный, нелюбимый и, несмотря ни на что, ставший символом насилия, бесправия, неосуществившихся надежд. Убийство у трона рождало чувство, что именно он должен был быть иным, лучшим, справедливейшим. В порохе человеческого отчаяния и гнева законный правитель еще оставался необходимым, как незыблемым казалось и все устройство России. Пугачев не ошибался — слишком много знал, успел на своем недолгом веку повидать.

Родная станица на Дону. Армия в семнадцать лет, после ранней казачьей свадьбы. Сражения Семилетней войны. За отвагу и «проворство» ординарец казацкого полковника Ильи Денисова в составе корпуса Захара Чернышева. В 1764 году армия М. Н. Кречетникова в Польше. В 1768-м осада Бендер под командованием П. И Панина. И увольнение по болезни на родину в чине хорунжего. Случайное столкновение с казацкими властями заставило бежать из родных мест. Пугачев направился на Яик.

…Всему свету известно, сколько во изнурение приведена Россия, от кого ж — вам самим то небезызвестно: дворянство обладает крестьянами, и хотя в Законе Божьем написано, чтоб они крестьян так же содержали, как и детей, но они не только за работника, но хуже почитали собак своих, с которыми гонялись за зайцами; компанейщики завели превеликое множество заводов и так крестьян работой утрудили, что и в ссылках никогда того не бывает, да и нет, а напротив того, с женами и детьми малолетними не было ли ко Господу слез?

Из воззвания Емельяна Пугачева

В конце ноября 1772 года Пугачев появился в Яицком городке, где начал называть себя Петром III. Почти сразу он был выдан властям. 19 декабря отправлен в Симбирск и оттуда в Казань. 29 мая 1773 года, за три дня до получения распоряжения о его отправке на каторгу, бежал из-под ареста.

В это же время на Яике стал известен приговор над участниками волнений 1771 года. Помимо суровой расправы с наиболее деятельными повстанцами правительство устанавливало поголовное обложение «всех бывших в мятежнической партии» для покрытия убытков, понесенных во время волнений казачьими атаманами и старшинами. Многие решают бежать на Кубань и в Турцию. Новое появление Петра III — Пугачева встретило на этот раз горячую поддержку.

В июне 1773 года княжна Владимирская приехала во Франкфурт-на-Майне, где встретилась с «голштинским претендентом». В первых числах июля княжна Елизавета и Филипп Фердинанд Лимбургский «герцог Шлезвиг-Голштейнский князь» отправились для встречи с конференц-министром трирского курфюрста в Нейсес. В последних числах июля княжна Елизавета объявила о своем отъезде в Россию и обратилась с письмом к вице-канцлеру А. М. Голицыну.

А. П. Шувалов — Вольтеру. Петербург.

20 ноября 1771

Милостивый государь!

Ее величество императрица изволила мне повелеть спросить вас, не найдется ли в числе парнасских подданных, которые, по всей справедливости, почитают вас своим патриархом, — молодого литературного новобранца, способного составить журнальную статью по следующим пунктам, продиктованным мне самой государыней.

1. О гнусности покушения, совершенного против короля Станислава (Понятовского, за несколько дней до письма, в ночь на 3 ноября 1771 г. — Н. М.).

2. Напомнить Римскому императору, что турки два раза осаждали Вену.

3. Можно ли терпеть турецкие гарнизоны в польских городах?

4. О возмутительном и противном международному праву обращении Оттоманской Порты с миссиями иностранных государств, и привести тому несколько примеров.

5. Изобразить удивление Яна Собесского при виде своих соотечественников в союзе с турками!

6. Безрассудные крестовые походы в былые времена длились более столетия; почему теперь был бы неосуществим разумный союз двух или трех государств?

Вот, милостивый государь, те главные пункты, которые ее величеству угодно поручить развить без больших политических подробностей: ей желательно более озадачить, чем убедить толпу. Она полагает, что тысячи червонцев, для получения которых при сем прилагаю переводный вексель, будет достаточно в вознаграждении этой легкой шутки, которая однако должна остаться в тайне. И так вы уполномочены выдать их избранному вами автору; но государыне непременно угодно, чтобы самый выбор сделан был вами.

Так как это письмо некоторым образом официальное, то я не смею прибавить к нему от себя ничего более, как выражение моего удивления и почтения, с которым, милостивый государь, имею честь быть и прочее

граф Андрей Шувалов

С.-Петербург, 20 ноября 1771 года.

Вольтер — А. П. Шувалову. Ферней.

23 декабря 1771 г.

Ваше сиятельство!

Я имел честь получить письмо ваше, передающее приказание, которым удостаивает меня ее величество, августейшая государыня ваша, моя и та, которая достойна быть повелительницею всего мира. Я по счастию приискал молодого литературного новобранца, и он взялся передать в нескольких строках ее великие мысли, которые должны бы были найти поддержку во всей Европе. Мне стоило лишь оставить у себя 1000 червонцев и обмакнуть перо в чернильницу. Мне лестно писать под диктовку ее могучего гения: это одно, может быть, дает мне право на звание парнасского патриарха, которым вы меня удостаиваете; а пока я имею лишь приличные этому званию лета — достоинство, которое приписываю игре случая и которое со временем утрачивается.

Я долго придумывал заглавие для этой статьи: воззвание к государям было бы прилично, если бы все эти господа, по божьей и ни по чьей милости, любили, чтобы к ним взывали!.. Советы народам, но их более не слушают, при всемогуществе невежества и предрассудков… И так я решился, согласно предначертаниям ее величества, более озадачить толпу, чем убеждать ее; и потому статья эта появится, в будущем январе, в двух лучших журналах: французском Меркурии и Меркурии историческом и политическом, под заглавием Набат на разбуждение королей. Пока посылаю вам рукопись.

Слово официальное, употребленное в вашем письме, налагает на меня почтительное молчание; хотя, по моему мнению, все то, под чем пишешь свое имя, должно быть официально: одни плуты, фрероны или иезуиты понимают это иначе.

С совершенным уважением, имею честь быть вашего сиятельства и проч.

Вольтер

Опасностей возникало много. Первая турецкая война, которую пришлось вести правительству Екатерины, заняла 1768–1774 годы. Удачи сменялись неудачами, блестящие победы вынужденными, хотя и временными, отступлениями.

Одновременно приходилось поддерживать борьбу за независимость балканских славян. Резко обострились отношения со Швецией. Армию затронула перекинувшаяся в 1771 году на Малороссию, а затем и на Москву эпидемия чумы. Признание независимости Крыма под протекторатом России не было надежным. Французское правительство усиленно подстрекало Оттоманскую Порту на более активные действия. Австрийский двор и Фридрих II не скрывали своего беспокойства по поводу военных успехов России. Недавние союзники готовы были превратиться и уже превратились в скрытых и яростных врагов.

Пусть это не государь, а донской казак, но он вместо государя за нас заступит, а нам все равно, лишь бы быть в добре.

Казак Караев — Чике Зарубину

17 сентября 1773 года Пугачев выпустил первый манифест и в окружении день ото дня разраставшейся армии повстанцев направился к Оренбургу. 4 октября началась осада Оренбурга.

Известие о начавшемся восстании дошло до Петербурга только 14 октября. В тот же день для подавления волнения были направлены воинские части под командованием генерал-майора В. А. Кара. Правительство напечатало обращенный против Пугачева манифест, но из боязни огласки ограничилось 200 экземплярами для распространения исключительно в районах, охваченных восстанием. Опасения двора оправдались — царский манифест оказался призывом к «бунту» для новых областей.

…Учинить над оным злодеем поиск и стараться как самого его, так и злодейскую шайку его переловить и тем все злоумышления прекратить.

Из предписания генерал-майору В. А. Кару

9 ноября 1773 года отряд В. А. Кара численностью полторы тысячи человек был окружен повстанцами. Солдаты, не вступая в бой, перешли на сторону Пугачева. Кар с остатками отряда отступил к Казани. 13 ноября пугачевцы разбили отряд полковника Чернышева, 28 ноября — направлявшийся на помощь оренбургскому гарнизону отряд майора Заева. Восстание начало распространяться на Поволжье.

Не получая подкреплений, В. А. Кар решил отправиться в Петербург для личного доклада об исключительной серьезности создавшегося положения. 29 ноября около Москвы Кар был задержан курьером, везшим указ, которым ему запрещалось отлучаться от своих частей. Екатерина II панически боялась, чтобы правда о размерах и характере восстания не вызвала взрыва возмущения со стороны и без того оппозиционно настроенного московского дворянства. Его главу, П. И. Панина, императрица открыто называла своим «первым врагом» и «себе персональным оскорбителем».

Кар не подчинился приказу и приехал в Москву. Последовало распоряжение о его смещении. Командующим действиями против восставших был назначен благодаря протекции Г. А. Потемкина А. И. Бибиков.

Вольтер — д’Аламберу. Ферней. 19 ноября 1773

У нас теперь в Фернее Шувалов. Это один из образованнейших и любезнейших людей, каких я когда-либо видел. Встреча с русскими постоянно убеждает меня, что Аттила был человек приятный, и сестра императора Гонория поступила благоразумно, решившись быть его супругою.

Екатерина II — И. Г. Орлову.

Без места и даты

Видя вашу ко мне доверенность и что вы сами меня просите, чтоб я вам сказала свои мысли, и сему соответствую со всякой искренностью и для того написала, как я вам обещала, нижеследующее.

Когда люди, кои имеют духа бодрого, в трудном положении, тогда ищут они оного облегчить; я чистосердечно скажу, что нет для меня ничего труднее, как видеть людей, кои страждут от печали. Я повадилась входить в состояние людей; наипаче я за долг почитаю входить в состояние таковых людей, коим много имею благодарности, и для того со всею искренностию и здесь скажу, что я думаю, дабы вывести по состоянью дело обоюдных участвующих из душевного беспокойства и возвратить им состояние сноснейшее. И для того предлагаю я нижеписанные способы, в коих искала я сохранить все в рассуждении особ и публики, что только сохранить могла.

1) Все прошедшее придать совершенному забвению.

2) Неуспех конгресса я отнюдь не приписываю ничему иному, как Турецкого двора повелению разорвать оного.

3) Граф Захар Чернышев мне сказывал, что графа Григорья Григорьевича Орлова желание и просьба есть, чтоб экспликации избегнуть, и вы мне оное подтверждали. Я на сие совершенно соглашаюсь.

4) И к сему присовокупляю, что я почитаю смотреть на настоящие обстоятельства за трудное и излишнее, ибо за движениями, происходящими от неприятных обстоятельств, окружающих человека дома, ежечасно, ручаться нельзя, и для того способ предлагаю:

5) Как граф Гри. Гри. Орлов ныне болен, чтоб он под сим видом назад взял чрез письмо увольнение ехать к Москве [зачеркнуто — «к водам»] или в деревнях своих или куда он сам изберет за сходственное с его состоянием.

6) Полтораста тысяч, которые я ему жаловала ежегодно, я ему впредь оных в ежегодной пенсии производить велю из Кабинета.

7) На заведение дома я ему жалую однажды ныне сто тысяч рублей.

8) Все дворцы около Москвы или инде, где они есть, я ему дозволяю в оных жить, пока своего дома иметь не будет.

9) Людей моих и экипажи, как он их ныне имеет, при нем останутся, пока он своих не заведет; когда же он их отпустить за благо рассудит, тогда обещаю их наградить по мере ему сделанных от них услуг.

10) Я к тем четырем тысячам душ, кои еще граф Алексей Григорьевич Орлов за Чесменскую баталию не взял, присовокупляю еще шесть тысяч душ, чтоб он оных выбрал или из моих московских или же из тех, кои у меня на Волге, или в которых уездах сам за благо рассудит, всего десять тысяч душ.

11) Сервиз серебряной французской выписной, которой в Кабинете хранится, ему же, графу Гри. Гри. жалую совокупно с тем, которой куплен для ежедневного употребления у Датского посланника.

12) Как дом у Троицкой пристани готов будет, то убрав его, как я намерена была, ему же графу Гри. Гри. Орлову отдам вечно и потомственно. 13) Все те вещи, кои хранятся в каморе цалмейстерской и у камердинеров под именованным его графских и коих сам граф Гри. Гри. Орлов о многих не знает, ему же велю отпустить.

14) По прошествии первого года сам граф Гри. Гри. Орлов в состояньи найдется располагать как за благо рассудит и сходственнее с его к отечеству и к службе моей всегдашнему усердию; с моей же стороны я никогда не позабуду, сколько я всему роду вашему обязана… и поелику отечеству полезны быть могут; и я надеюсь, что сие не последний знак той чести, кою и вы ко мне почитаете. Я же в сем много не ищу, как обоюдное спокойствие, кое я совершенно сохранить намерена.

Откупиться. Любой ценой избавиться не от надоевшего фаворита — от тех, кому обязана властью. Осыпанные наградами и богатствами, окруженные сторонниками, прихлебателями, Орловы становились слишком большой опасностью. Они хотели сами диктовать, а не подчиняться их же руками поднятой императрице. Им нужно было все, вплоть до законного брака Екатерины с Григорием, — разве не было тому близкого примера с Елизаветой Петровной и Алексеем Разумовским? Другое дело, что тот уступил свое место очередному фавориту.

Графское достоинство, чины генерал-адъютанта, генерал-директора инженеров, генерал-аншефа, наконец, генерал-фельдцейхмейстера для полуграмотного, начавшего службу подростком-солдатом Григория мало.

Он приезжает в Москву на конец чумной эпидемии 1771 года, и тут же выбивается золотая медаль: с одной стороны — портрет героического графа, с другой — изображение Курция, бросающегося в пропасть, и надпись: «И Россия таковых сынов имеет». В Царском Селе и вовсе вырастают триумфальные ворота с заявлением: «Орловым от беды избавлена Москва».

Но достаточно Григорию уехать на переговоры с турецкими представителями в Фокшаны, как все стремительно меняется. Екатерина тут же использует положение. Благо два других брата прикомандированы к русскому флоту в Средиземном море. При дворе становится известно о появлении нового фаворита, якобы подготовленного Никитой Паниным и Захаром Чернышевым.

Бросив переговоры на произвол судьбы, Григорий Орлов мчится в Петербург. Напрасно — его задерживает карантинная застава в Гатчине. Вчерашнему некоронованному правителю России запрещен въезд в столицу. Его право и обязанность — так звучит приказ Екатерины — выехать подальше от Петербурга, «в любую иную местность Российской империи». Орлов бушует, отказывается подчиниться, требует личного свидания с Екатериной, добивается его и… отправляется на год в Ревель. Таково непреложное условие состоявшегося «примирения».

Ни снисхождения, ни колебаний Екатерина не знала. Теперь ей ничего не стоит сказать: «Григорий Григорьевич Орлов был гений, силен, храбр, решителен, но мягок как баран и притом с сердцем курицы». Ей ничего не стоит и брату былого любовника категорически предложить, хоть и за сказочно высокую цену, «все прошедшее придать совершенному забвению».

Могла ли состояться такая сделка? Могла ли примириться с ней проигравшая сторона? В России поползли отмеченные иностранными дипломатами слухи о «крамоле» Орловых.

Воеводы и начальники гражданские из многих мест от страху удалились, оставя города и свои правления на расхищение злодеям.

Из донесения А И. Бибикова

25 декабря 1773 года пугачевцами были взяты Сарапул и Самара. 30 декабря взят Яицкий городок и начата осада Яицкой крепости.

В декабре 1773 года княжну Елизавету Владимирскую, переехавшую в Оберштайн, начал посещать «Мосбахский незнакомец». В канун Нового года в немецких княжествах распространился слух о пребывании в Оберштайне дочери покойной русской императрицы Елизаветы Петровны.

Год 1774-й

А. Г. Орлов-Чесменский — Екатерине II.

5/16 января 1774 г.

По запечатании всех моих донесений вашему императорскому величеству получил я известие от посланного мною офицера для разведывания о самозванке, что оная больше не находится в Рагузах, и многие обстоятельства уверили его, что она и поехала вместе с князем Радзивиллом в Венецию, и он, ни мало не мешкая, поехал за ними вслед, но, по приезде его в Венецию, нашел только одного Радзивилла, а она туда и не приезжала, и об нем разно говорят: одни, будто намерен он ехать во Францию, а другие уверяют, что он возвращается в отечество; а об ней оный офицер розведал, что оная поехала в Неаполь; а на другой день оного известия получил я из Неаполя письмо от английского министра Гамильтона, что там одна женщина была, которая просила у него пашпорта для проезда в Рим, что он для ее услуги и сделал, а из Рима получил от нее письмо, где она себя принцессою называет.

Я ж все оные письма в оригинале, как мною получены, на рассмотрение вашего императорского величества при сем посылаю, а от меня нарочно того же дня послан в Рим штата моего генерал-адъютант Кристинек Иван, чтоб об ней в точности изведаться и стараться познакомиться с нею; при том, чтоб он обещал, что она во всем может на меня положиться, и, буде уговорит, чтоб привез ее с собою, а министру Англинскому я отвечал, что это надобно быть такой сумасбродной и безумной женщине, однакож притом дал ему знать мое любопытство, чтобы я желал видеть ее, а притом просил его, чтоб ехать он ей присоветовал ко мне, а между тем и кавалеру Дику приказал писать к верным людям, которых он в Риме знает, чтоб они советовали ей приехать сюда, где она от меня всякой помощи надеяться может, и что впредь происходить будет, о том не упущу донесть вашему императорскому величеству, и все силы употреблю, чтоб оную достать и по последней мере сведому быть о ее пребывании.

Екатерина приказывает — Алексей Орлов исполняет. Отыскать так отыскать, похитить так похитить, и никаких проблем. Впрочем…

В Неаполе «самозванка» оказалась самое позднее в середине ноября 1774 года, но Орлов 16 января 1775 года утверждает, что только что получил от английского министра Гамильтона из Неаполя письмо, в котором тот сообщает о паспорте, выданном неизвестной. Для того чтобы перекрыть расстояние от Неаполя до Ливорно, не требовалось двух месяцев. Значит, либо английский министр не посчитал нужным раньше выдавать Елизавету, либо этого не пожелал сделать раньше сам Орлов. Мог ли следователь пройти мимо подобного обстоятельства? Мог и, оказывается, не только мимо него.

В письме от 24 декабря Алексей Орлов пишет о некоем майоре, который только что видел неизвестную и Кароля Радзивилла в Рагу-зе. Но ведь официальное обвинение располагало неопровержимыми данными: они оба оставили Рагузу в первых числах ноября 1774 года. Алексей Орлов наверняка не знал, что этот отъезд широко обсуждался в немецких газетах, но тем самым он не мог пройти незамеченным и в самой Италии. Трудно сомневаться, что герой Чесмы хотел создать видимость действий, какими бы соображениями он при этом ни руководствовался. «Усердная служба» выглядела далеко не однозначной. Кстати, казнь Пугачева еще не состоялась, а известие о суде над ним не могло успеть дойти до Италии.

Екатерина II — А. И. Бибикову. Царское Село.

9 февраля 1774 года

…Я никак не могу порочить употребленные вами строгости, но напротив того нахожу их весьма нужными. Я б желала, чтоб вы и между теми офицерами, кои должности свои забыли, пример также сделали; ибо до ужасных распутств тамошние гарнизоны дошли. И так не упустите, где способно найдете, в подлых душах вселить душу к службе нужную; а думаю, что ныне, окроме уместною строгостью, не с чем. Колико возможно не потеряйте времени и старайтеся прежде весны окончить дурные и поносные сии хлопоты. Для бога вас прошу и приказываю вам всячески приложить труда для искоренения злодействий сих, весьма стыдных перед светом.

Екатерина

Страх. Панический страх Екатерины II перед размахом «злодействий» нетрудно понять. Волны волнений и поддержанных ими самозванцев возрастали год от года. Красивые слова о благоденствии и вольности в письмах Вольтеру и Дидро продолжали оставаться только словами. В жизни России они ничего не изменяли и изменить не могли. Оставалась надежда на чудо избавления от неудавшейся царицы, на вымечтанного — каких не бывает — царя.

В 1763 году поп села Спасского (Чесноковка тож) Оренбургской губернии молился о здравии Петра III и уверял прихожан, что бывший император жив.

В 1765 году армянин Асланбеков объявил себя Петром III — бит плетьми и сослан в Нерчинск

В том же году беглый солдат Брянского полка Петр Чернышев назвался императором Петром Федоровичем — бит плетьми и сослан в Нерчинск

В том же году назвался Петром III и поднял народ в Воронежской и Белгородской губерниях беглый солдат Гаврила Кремнев. За Кремнева свидетельствовал бывший придворный певчий поп Лев Евдокимов. Евдокимов утверждал, что знал Петра III наследником во дворце и даже носил его на руках. Гаврила Кремнев сослан на вечные работы в Нерчинск

В 1767 году беглый солдат по дороге в Астрахань разглашал, что Петр III жив, «примет опять царство и будет льготить крестьянам».

В 1768 году восемнадцатилетний сын генерал-майора Опочинин начал выдавать себя за сына Елизаветы Петровны от английского короля, который будто бы посетил Россию в составе английского посольства инкогнито. Обстоятельства его царского происхождения внушал Опочинину корнет Батюшков, ссылавшийся на рассказ своей покойной бабки. Опочинин начал готовить заговор в пользу Павла, поскольку, по ходившим слухам, Екатерина собиралась разделить Россию между братьями Орловыми. Решением тайного суда Батюшков признан «вошедшим во умоисступление от пьянства», лишен дворянства, состояния и сослан навечно в Мангазею. Сестра Батюшкова приговорена к пожизненному безвыездному пребыванию в своей деревне. Опочинин «за службу отца» сослан в линейные гарнизоны без большего наказания.

В том же году узник Шлиссельбургской крепости Иосиф Батурин начал толковать, будто, судя по планетам, Петр III жив и объявится года через три. Батурин был посажен в крепость при Елизавете Петровне за «злодейственное намерение к бунту» — он намеревался уничтожить А. Г. Разумовского и возвести на престол Петра III, о чем и сообщил наследнику в переданной ему записке.

Новому командующему А. И. Бибикову было знакомо не только это. Уйдя в отставку после Семилетней войны, он был возвращен на службу Екатериной из-за умения «прекращать беспорядки». Заводы в Сибири, Оренбургская губерния, в 1771 году Польша… Пугачевские события должны были увенчать этот список «побед», и без того отмеченный чином генерал-аншефа.

Екатерина II — А. И. Бибикову. Петербург. Март 1774 г.

Александр Ильич! Во-первых скажу вам весть новую: я прошедшего марта первого числа Григорья Александровича Потемкина по его просьбе и желанию взяла к себе в генерал-адъютанты; а как он думает, что вы, любя его, тем обрадуетесь, то сие к вам и пишу. А кажется мне, что по его ко мне верности и заслугам немного для него сделала: но его о том удовольствие трудно описать. А я, глядя на него, веселюсь, что хотя одного человека совершенно довольного около себя вижу…

Конечно, новый фаворит со всеми причитавшимися его положению чинами и почестями, но и человек, способный противостоять Орловым. В этом Екатерина была уверена.

Поединок Орловы — Потемкин начался гораздо раньше и тянулся годы. По слухам, даже потерянный глаз, придававший Потемкину вид бывалого вояки, был утрачен им в рукопашной с Орловыми. Потемкин принимает участие в перевороте в пользу Екатерины, замечен ею — так ли много имела она сторонников в момент переворота! — но дело ограничилось скромной наградой. Потемкину достался чин камер-юнкера и 400 душ крестьян. Правда, на следующий год, не оставляя военной службы, ему удалось достать место помощника обер-прокурора Синода, а в 1768 году достичь чина камергера и перейти целиком на придворную службу, но что это значило по сравнению с возможностями настоящих приближенных.

Едва назначенный ко двору, Г. А. Потемкин просит у Екатерины разрешения отправиться «волонтиром» на турецкий театр военных действий, добивается разрешения писать ей лично и после первого же письма, где мелькнула вполне условная тень заботы о его особе, бросает обязанности солдата и мчится в Петербург. На этот раз расчет оказался верен. Потемкина ждало место фаворита и положение «самого влиятельного лица в России», по определению иностранных дипломатов. С влиянием Орловых при дворе было раз и навсегда покончено.

Мы отеческим милосердием и попечением жалуем всех верноподданных наших, кои помнят долг свой к нам присяги, вольностью без всякого требования в казну подушных и прочих податей и рекрутов набору, коими казна сама собою довольствоваться может, а войско наше из вольножелающих в службе нашей великое исчисление иметь будет. Сверх того, в России дворянство крестьян своих великими работами и податями отягощать не будет, понеже каждый восчувствует прописанную вольность и свободу…

Из указа Пугачева русскому населению

8 начале февраля 1774 года восставшие были оттеснены от границ Башкирии до Волги и на юг до Самарской линии. 22 марта правительственные войска заняли важную в стратегическом отношении крепость Татищева. В сражении Пугачев потерял всю свою артиллерию. Осада Оренбурга была снята. 24 марта восставшие потерпели второе поражение — была прекращена осада Уфы. Тем не менее армия Пугачева продолжала увеличиваться.

9 апреля А. И. Бибиков внезапно умер. По официальной версии — от горячки, по слухам — от яда.

13 мая княжна Елизавета Владимирская выехала из Оберштайна в Венецию, имея в виду попасть в Турцию.

Екатерина II — А. И. Бибикову.

15 марта 1774 г.

Александр Ильич! Письма ваши от 2 марта до рук моих дошли, на которые ответствовать имею, что с сожалением вижу, что злодеи обширно распространились, и весьма опасаюсь, чтоб они не пробрались в Сибирь, также и в Екатеринбургское ведомство. Дела не суще меня веселят… Друга вашего Потемкина весь город определяет быть подполковником в полку Преображенском. Весь город часто лжет, но сей раз весь город я во лжи не оставлю. И вероятие есть, что тому так быть. Но спросишь, какая мне нужда писать к тебе сие? На что ответствую: для забавы. Есть ли б здесь был, не сказала бы. Но прежде, нежели получите сие письмо, дело уже сделано будет. Так не замай же, я первая сама скажу…

Кипела волнениями Оренбургская степь. Готово было откликнуться на каждое восстание Поволжье. Но не лучше обстояло дело и с Сибирью. Глухая окраина, она подчас давала гораздо более острый отклик в Европе, чем события в центральных губерниях. Слишком долго копились там силы недовольных. А недавний бунт Беневского говорил и о возможной организованности, и о четких целях, и о достаточном знании средств, какими эти цели можно было достигнуть.

Венгерский барон Мориц Анадор де Бенев служил в польской конфедерации, был захвачен русскими войсками и сослан на Камчатку в 1769 году. Одновременно в Охотск были сосланы артиллерии полковник Яков Батурин, пытавшийся в 1749 году, в бытность двора в Москве, возвести на престол Петра III, гвардии поручик Панов, армейский капитан Степанов. Вместе с такими же сосланными участниками других антиправительственных заговоров, местными купцами, промышленниками и населением они 25 апреля 1771 года подняли восстание, захватили галиот в гавани Чевакинской, водрузили на нем знамя Павла I и назвались «собранною компаниею для имени его величества Павла Петровича», подписав письменную присягу в верности ему. 12 мая присяга была послана в Сенат, а галиот ушел в плавание к европейским берегам через Курильские острова, Японию, Китай, Мадагаскар вплоть до Франции.

Рапорт иркутского губернатора о случившемся был прислан в Петербург только в начале января 1772 года, когда уже все стало известно через европейские источники. Дипломатическими каналами всякая возможность поддержки восставших в Западной Европе была исключена. Вместе с тем, чтобы по возможности избежать дальнейшей огласки, правительство Екатерины II предложило всем находившимся на галиоте вернуться в Россию на условиях полной амнистии. Одновременно усиленно начали распространяться слухи об агентурной роли де Бенева, который якобы выполнял задания французского правительства.

Все так Но Европа узнала и чем была Сибирь, какими настроениями она жила, скольких несогласных и недовольных имела, казалось, благоденствовавшая монархия великой Екатерины.

[У башкир] злость и жестокосердие с такой яростью вкоренились, что редко живой в полон отдавался, а которые и были захвачены, то некоторые вынимали ножи из карманов и резали людей, их ловивших.

Из донесения полковника Михельсона

После поражений ранней весной 1774 года Емельян Пугачев решил отступить на Яик По мере продвижения его армия пополняется новыми частями. В мае повстанцы занимают ряд крепостей по Верхне-Яицкой линии и начинают движение на Казань. 23 июня Пугачев переправился через Каму и занял большое пространство по камским берегам, Ижевский и Боткинский заводы и 9 июля подошел к Казани. Численность армии повстанцев возросла до 20 000 человек

16 июня 1774 года княжна Елизавета Владимирская в сопровождении Кароля Радзивилла, французских и польских офицеров выехала из Венеции в направлении Турции. 3 июля она прибыла в Рагузу

С 13 по 18 июля продолжался бой между пугачевцами и подошедшими к Казани правительственными войсками. 18 июля Пугачев, потеряв полностью артиллерию и много человек убитыми и ранеными, переправился через Волгу и вышел на Московскую дорогу. Правительством были приняты меры к экстренной обороне Нижнего Новгорода и Москвы. В этих условиях спешно был заключен мир с Турцией.

Екатерина II — А. Г. Орлову. Ораниенбаум. 28 июля 1774 г.

…Вчерашний день здесь у меня ужинал весь дипломатический корпус, и любо было смотреть, какие были рожи на друзей и недрузей; а прямо рады были только датской да английской.

Жажда славы — не она ли оказалась самым большим жизненным просчетом братьев Орловых? Лавры полководцев готовы были увенчать их головы, и как отказаться от должности главнокомандующего русским флотом в турецкой войне, которую получил Алексей? Он никогда не был на флоте, ничего не понимал в морских делах и, начав службу шестнадцати лет солдатом Преображенского полка, без образования, даже без твердых навыков в грамоте, до тех пор ничем ни на военном, ни на каком другом поприще не успел отличиться. Но тем самым Алексею и Федору Орловым с 1770 года приходилось обретаться далеко от Петербурга. Значит, с отъездом Григория на Фокшанский конгресс Екатерина и вовсе получала долгожданную свободу действий. Надо знать ее характер, чтобы быть уверенным: такой возможности эта маленькая женщина с железной волей не могла упустить.

Но в 1774 году положение с Алексеем Орловым было крайне сложным. Он продолжал оставаться далеко от русских берегов, и притом с большим флотом. До его возвращения Екатерина II не намеревалась подавать и виду, что что-то в их отношениях, ее бесконечном доверии могло измениться. Напротив — сердечный тон, доверие во всех (во всех ли?) государственных осложнениях и хлопотах и напряженное ожидание: вернется — не вернется, подчинится или взбунтуется? Решительности, отваги, безрассудства, наконец, Алексею Орлову, непосредственному, как утверждала молва, убийце Петра III, занимать не приходилось. Любить не умел, жалеть не учился, преданности не знал. В этом Екатерина никогда не сомневалась.

Екатерина II — барону Штакельбергу, русскому министру в Польше …Я видела в Ораниенбауме весь дипломатический корпус, и заметила искреннюю радость в одном английском и датском министре; в австрийском и прусском менее. Гишпания ужасалась; Франция, печальная, безмолвная, ходила одна, сложа руки; Швеция не может ни спать, ни есть. Впрочем, мы были скромны и не сказали им ни единого слова о мире; да и какая нужда говорить об нем? Он сам за себя говорит…

Не получив возможности из-за давления правительственных войск двинуться на Москву, Пугачев стремительным маршем в 1200 километров направился к Дону. 20 июля части повстанцев заняли Курмыш, 27 июля — Саранск, 1 августа — Пензу. К этому времени армия Пугачева снова насчитывала около 15 000 человек. 6 августа повстанцы заняли Саратов, 11-го того же месяца — Камышин.

18 августа 1774 года княжна Елизавета отправила письмо командующему русским флотом на Средиземном море А. Г. Орлову. В письме находилось воззвание к русским морякам.

21 августа Пугачев подошел к Царицыну. Стоявшие в городе казаки отказались примкнуть к нему. Узнав о приближении правительственных войск, Пугачев на следующий день направился к Черному Яру, чтобы пройти к Яицкаму городку и расположиться там на зиму.

24 августа 1774 года княжна Елизавета Владимирская написала письма турецкому султану и его первому визирю. Копию письма визирю княжна Елизавета просила переслать Пугачеву и оказать ему всяческую поддержку.

А. Г. Орлов — Екатерине II. 27 сентября 1774 г.

…Желательно, чтоб искоренен был Пугачев, и лучше б того, чтоб пойман был живой, чтоб изыскать чрез него сущую правду. Я все еще в подозрении, не замешались ли тут французы, о чем я в бытность мою докладывал, а теперь меня еще больше подтверждает полученное мною письмо от неизвестного лица; есть ли этакая на свете или нет — того не знаю, а буде есть и хочет не принадлежащего себе, то б я навязал камень ей на шею да в воду.

Сие ж письмо при сем прилагаю, из которого ясно увидеть изволите желание; да мне помнится, что и от Пугачева сходствовали несколько сему его обнародования; а может быть и то, что меня хотели пробовать, до чего моя верность простирается к особе вашего императорского величества; я ж на все ничего не отвечал, чтоб чрез то утвердить ее более, что есть такой человек на свете, и не подать о себе подозрения.

Еще известие пришло из Архипелага, что одна женщина приехала из Константинополя в Парос, и живет в нем более 4-х месяцев на английском судне, платя слишком 1000 пиастров на месяц корабельщику, и сказывает, что она дожидается меня: только за верное оное не знаю. От меня ж нарочно послан верный офицер, и ему приказано с оною женщиною поговорить, и буде найдет что-нибудь сомнительное, в таком случае обещал бы на словах мою услугу, а из того звал бы для точного переговора в Ливорно, и мое мнение, буде найдется такая сумасшедшая, тогда заманя ее на корабли, отослать прямо в Кронштадт, и на оное буду ожидать повеление, каким образом повелите мне в таком случае поступить, то все наиусерднейше исполнять буду…

24-25 августа 1774 года части Михельсона настигли Пугачева в ста километрах от Царицына, у Сального завода.

Восставшие потерпели полное поражение. Пугачеву удалось уйти с отрядом в 154 человека. На пути к Черному Яру, недалеко от Александрова Гая, произошла измена. Девять казаков 14 сентября схватили Емельяна Пугачева. В ночь на 15 сентября он был привезен ими в Яицкий городок и отдан властям.

11 сентября 1774 года княжна Елизавета Владимирская написала второе письмо султану. 24 сентября она обратилась с письмами к шведскому королю и русскому вице-канцлеру Н. И. Панину.

Распространявшиеся в Европе слухи об иностранных связях Пугачева были весьма разнообразны. Сама Екатерина II в письмах к Вольтеру называла шведского короля «другом маркиза де Пугачева». Вольтер высказывал соображение о связи Пугачева с турками. Много говорилось о проникновении в ряды восставших польских конфедератов.

Но рядом с иностранцами были и свои. Какую роль в слухах о «крамоле» Орловых сыграли непонятные встречи Алексея Григорьевича с яицкими казаками. Их представители, Афанасий Перфильев и Петр Герасимов, оказались в Петербурге в октябре 1773 года, когда Пугачев подошел к Оренбургу. Они должны были просить снять с яицких казаков штраф за участие в волнениях 1771 года, но к Екатерине не попали. Зато ими деятельно занялся приезжавший ненадолго в Россию А. Г. Орлов. Он им рассказал о выступлении Пугачева, якобы подговаривал поймать и выдать «злодея» и, во всяком случае, снабдил бумагами на обратный проезд. Перфильев и Герасимов вернулись на Яик и тут же примкнули к Пугачеву. История эта стала известна и приобрела далеко не благоприятное толкование для графа, отправившегося на Средиземное море. Слишком все здесь говорило о самостоятельности действий, если не о далеко идущих планах.

Екатерина II — А. Г. Орлову.

12 ноября 1774 г.

…Письмо, к вам написанное, от мошенницы, я читала и нашла оное сходственным с таковым же письмом, от нее писанным к графу Н. И. Панину. Известно здесь, что она с князем Радзивиллом была в июле в Рагузе, и вам советую послать туда кого и разведать о ее пребывании, и куда девалась, и если возможно, приманите ее в таком месте, где б вам ловко было бы ее посадить на наш корабль и отправить ее за караулом сюда; буде же она в Рагузе гнездит, то я уполномачиваю вас чрез сие послать туда корабль или несколько, с требованием о выдаче сей твари, столь дерзко всклепавшей на себя имя и природу, вовсе несбыточные, и в случае непослушания дозволяю вам употребить угрозы, а буде и наказание нужно, то бомб несколько метать в город можно; а буде без шума способ достать есть, то я и на сие соглашаюсь. Статься может, что она и из Рагузы переехала в Парос и сказывает будто из Царьграда…

Даже так! Екатерину не останавливал ни международный конфликт, ни начало военных действий против мирного города — она должна была, не могла не получить в свои руки эту, именно эту «самозванку». Способы, средства, возможные осложнения, государственный престиж — все представлялось неважным рядом с единственной после казни Пугачева целью: схватить, увезти, уничтожить. Да, бояться Екатерина тоже могла.

Письмо Никите Ивановичу Панину — его в деле «самозванки» не было. Официальное обвинение удовлетворилось несколькими представленными ему выдержками: «Вы в Санкт-Петербурге не доверяете никому, друг друга подозреваете, боитесь, сомневаетесь, ищете помощи, но не знаете, где ее найти: можно ее найти во мне и в моих правах. Знайте, что ни по характеру, ни по чувствам я не способна делать что-либо без ведома народа, не способна к лукавству и коварной политике, напротив, вся жизнь моя будет посвящена народу… Если я не скоро явлюсь в Петербурге, это ваша ошибка, граф…»

Ощущение контакта с Голицыным в письмах неизвестной — в конце концов, его, хоть и с очень большой натяжкой, можно отнести за счет встреч следователя и обвиняемой в ходе допросов в крепости. Но откуда же такая свобода обращения с ведавшим всеми иностранными делами вице-канцлером, воспитателем Павла I, постоянным, хоть и скрытым, противником Екатерины II? Влияние Никиты Панина, партия его сторонников были так велики, что Екатерина при всем желании не могла убрать его из государственной и придворной жизни. Именно он представлял позиции дворянства, ждущего относительно радикальных перемен. Конституционное ограничение самодержавия — программа, которая делала Никиту Панина по-своему неуязвимым.

Да, когда-то перед ним открывался путь к фавору — к этому приложил все усилия А. П. Бестужев-Рюмин, — и только дружное вмешательство Алексея Разумовского и его сторонников положило конец подобным перспективам. Никита был направлен посланником сначала в Данию, потом в Стокгольм. Двенадцать лет, проведенных за границами России, сделали его убежденным сторонником конституционного правления. Панин ищет падения Петра III, но ради того, чтобы передать престол Павлу, — так представлялось легче добиться введения новых законов. На престоле оказывается Екатерина II — он предлагает ей проект постоянного совета при монархе. «Не знаю, кто составитель этого проекта, — пишет новоявленной императрице генерал-фельдцейхмейстер Вильбоа, — но мне кажется, как будто он, под видом защиты монархии, тонким образом более склоняется к аристократическому правлению». И именно потому, что так и было в действительности, Екатерина прибегает к испытанному средству — не отвергает, но и не одобряет: просто оставляет в бездействии.

Никита Панин не успокаивается. Вместе со своим секретарем, драматургом Д. И. Фонвизиным, он работает над проектом конституции, а кстати и заговора против Екатерины. Слишком очевидно, что в ее правление никаких радикальных перемен не может произойти. И вот теперь очередное исчезнувшее письмо и непонятные для безродной самозванки слова о жизни, посвященной народу. Что это — обещание? Гарантия? И откуда вообще неизвестной знать, чем болел и за что ратовал никогда не виденный ею вице-канцлер России?

Елизавета Петровна, дочь моя, наследует мне и управляет Россией так же самодержавно, как и я управляла. Ей наследуют дети ее, если же она умрет бездетною — потомки Петра, принца Голштинского.

Во время малолетства дочери моей Елизаветы герцог Петр Гол-штинский будет управлять Россиею с тою же властью, с какою я управляла. На его обязанность возлагается воспитание дочери моей; преимущественно она должна изучать русские законы и установления. По достижению ею возраста, в котором можно будет ей принять в свои руки бразды правления, она будет всенародно признана императрицею Всероссийскою, а герцог Голштинский пожизненно сохранит титул императора, и если принцесса Елизавета, великая княжна Всероссийская, выйдет замуж, то супруг ее не может пользоваться титулом императора ранее смерти Петра, герцога Голштинс-кого. Если дочь моя не признает нужным, чтобы супруг ее именовался императором, воля ее должна быть исполнена как воля самодержицы. После нее престол принадлежит ее потомкам как по мужской, так и по женской линии.

Дочь моя, Елизавета, учредит [верховный] Совет и назначит членов его. При вступлении на престол она должна восстановить прежние права этого совета. В войске она может делать всякие преобразования, какие пожелает. Через каждые три года все присутственные места, как военные, так и гражданские, должны ей представлять отчеты в своих действиях, а также счеты. Все это рассматривается в совете дворян (Conseill des Nobles), которых назначит дочь моя Елизавета.

Каждую неделю должна она давать публичную аудиенцию. Все просьбы подаются в присутствии императрицы, и она одна производит по ним решения. Ей одной предоставляется право отменять или изменять законы, если признает это нужным.

Министры и другие члены совета решают дела по большинству голосов, но не могут приводить их в исполнение до утверждения их императрицею Елизаветою Второй.

Завещаю, чтобы русский народ всегда находился в дружбе с своими соседями. Это возвысит богатство народа, а бесполезные войны ведут только к уменьшению народонаселения.

Завещаю, чтобы Елизавета послала посланников ко всем дворам и каждые три года переменяла их.

Никто из иностранцев, а также не принадлежащих к православной церкви, не может занимать министерских и других важных государственных должностей.

Совет дворян назначает уполномоченных ревизоров, которые будут через каждые три года обозревать отдаленные провинции и вникать в местное положение дел духовных, гражданских и военных, в состояние таможен, рудников и других принадлежностей короны.

Завещаю, чтобы губернаторы отдаленных провинций: Сибири, Астрахани, Казани и др. от времени до времени представляли отчеты по своему управлению в высшие учреждения в Петербург или в Москву, если в ней Елизавета утвердит свою резиденцию.

Если кто-либо сделает какое открытие, клонящееся к общенародной пользе или к славе императрицы, тот о своем открытии секретно представляет министрам и шесть недель спустя в канцелярию департамента, заведывающего тою частию; через три месяца после того дело поступает на решение императрицы в публичной аудиенции, а потом в продолжении девяти дней объявляется всенародно с барабанным боем.

Завещаю, чтобы в Азиатской России были установлены особые учреждения для споспешествования торговле и земледелию и заведены колонии при непременном условии совершенной терпимости всех религий. Сенатом будут назначены особые чиновники для наблюдения в колониях за каждою народностию. Поселены будут разного рода ремесленники, которые будут работать на императрицу и находиться под непосредственною ее защитою. За труд свой они будут вознаграждаемы ежемесячно из местных казначейств. Всякое новое изобретение будет вознаграждаемо по мере его полезности.

Завещаю завести в каждом городе за счет казны народное училище. Через каждые три месяца местные священники обозревают эти школы.

Завещаю, чтобы все церкви и духовенство содержимы были на казенное иждивение.

Каждый налог назначается не иначе как дочерью моею Елизаветою.

В каждом уезде ежегодно производимо будет исчисление народа и каждые три года будут посылаемы на места особые чиновники, которые будут собирать составленные чиновниками переписи.

Елизавета Вторая будет приобретать, променивать, покупать всякого рода имущества, какие ей заблагорассудится, лишь бы это было приятно и полезно народу.

Должно учредить военную академию для обучения сыновей всех военных и гражданских чиновников. Отдельно от нее должна быть устроена академия гражданская. Дети будут приниматься в академии девяти лет.

Для подкидышей должны быть основаны особые постоянные заведения. Для незаконнорожденных учредить сиротские дома, и воспитанников выпускать из них в армию, или к другим должностям. Отличившимся императрица может даровать право законного рождения, пожаловав кокарду красную с черными каймами и грамоту за собственноручным подписанием и приложением государственной печати.

Завещаю, чтобы вся русская нация от первого до последнего человека исполнила сию нашу последнюю волю и чтобы все, в случае надобности, поддерживали и защищали Елизавету, мою единственную дочь и единственную наследницу Российской империи.

Если до вступления ее на престол объявлена будет война, заключен какой-либо контракт, издан закон или устав, все это не должно иметь силы, если не будет подтверждено согласием дочери моей Елизаветы, и все может быть отменено силой ее высочайшей воли.

Предоставляю ее благоусмотрению уничтожать и отменять все сделанное до вступления ее на престол.

Сие завещание заключает последнюю мою волю. Благословляю дочь мою Елизавету во имя Отца и Сына и Святого духа.

Предполагаемое завещание Елизаветы Петровны

Завещание императрицы Елизаветы — едва ли не единственное обоснование претензий неизвестной на русский престол. Если она действительно была дочерью Елизаветы Петровны и если завещание было подлинным. Само по себе происхождение от морганатического, необъявленного брака русской царицы, иначе — от случайной связи, значило слишком мало, тем более для женщины.

Но как раз завещание смотрится загадкой не меньшей, чем даже происхождение неизвестной. Утверждение права наследования действительной или мнимой дочери Елизаветы — это легко понять. Но для чего его сопровождала целая программа предстоящего правления — государственная, политическая, экономическая, просветительская, — какой никогда не признавала и тем более не осуществляла Елизавета Петровна?

После хаоса последнего десятилетия ее правления неожиданно четкий, осмысленный распорядок действий, обязательства, охватывающие все наиболее сложные вопросы в жизни России. И если бесконечно сомнительной была сама по себе возможность признания, даже в связи с прямым завещанием, прав побочной, «незаконной» дочери, то при составлении подобного спорного документа естественным представлялось ориентироваться на определенную придворную или политическую группу, в интересах которой было бы завещание признать.

Тем не менее программа завещания никакого подобного адресата не предполагала. Наоборот — все ставилось ею под контроль и сомнение. Сменяемость высших чиновников, обязательная отчетность, ревизии, создание условий для развития народов Азии, веротерпимость, политика убежденного миролюбия и в заключение создание школ, специальных учебных заведений, обеспечение художников и ремесленников, особые меры для поддержки изобретений и открытий — великолепная утопия. Вот только чья и по какай причине реализовавшаяся в форме царского завещания? При всех своих незаурядных познаниях политического порядка неизвестная не могла быть их автором. Она не знала живой России, ее практических затруднений и забот, не могла их увидеть с позиции людей, опытно стоявших у кормила государственного правления.

Неизвестная утверждала, что получила текст завещания 8 июля 1774 года в Рагузе в письме от неизвестного адресата вместе с копиями завещаний Петра I и Екатерины I. Официальное обвинение утверждало, что первое представляло заведомую подделку — никаких завещаний Петр I не оставлял. Зато второе являлось подлинным, и это самое удивительное. Как и кто его мог узнать и воспроизвести, когда текст завещания был в 1730-х годах тайно изъят А. П. Бестужевым-Рюминым из голштинского государственного архива — свидетельство редкой прыти молодого дипломата, стремившегося выслужиться перед Анной Иоанновной. Публикации он не подлежал и обнародован не был. Значит, прямо или косвенно и здесь дорога вела к русским государственным деятелям. Круг готов был замкнуться.

А. С. Пушкин. Примечания к VIII главе «Истории Пугачева» -

рассказ И. И. Дмитриева:

Это происшествие так врезалось в память мою, что я надеюсь и теперь с возможною верностию описать его, по крайней мере, как оно мне тогда представлялось…

Пугачев с непокрытою головою кланялся на обе стороны, пока везли его. Я не заметил в чертах лица его ничего свирепого. На взгляд он был сорока лет, роста среднего, лицом смугл и бледен, глаза его сверкали; нос имел кругловатый, волосы, помнится, черные и небольшую бороду клином.

4 декабря 1774 года Пугачев под усиленной охраной, в железной клетке был привезен в Москву. В тот же день начался допрос «с пристрастием» — всеми видами пыток, длившийся до 14 декабря. Допрос вели М. Н. Волконский, П. С. Потемкин, племянник фаворита, и секретарь Сената Шешковский.

В ноябре 1774 года княжна Елизавета Владимирская прибыла из Рагузы в Неаполь, а затем в Рим. 23 декабря Филипп Фердинанд Лимбургский отправил княжне письмо с советом немедленно найти тайное убежище в Италии или Германии.

29 декабря в Кремлевском дворце начался суд. В состав суда вошли члены Сената и Синода, президенты коллегий, десять генералов, два тайных советника. Ведение дела было поручено генерал-прокурору А. А. Вяземскому. Через несколько дней состоялся приговор, утвержденный Екатериной. Пугачев был приговорен к прижизненному четвертованию и казни на плахе.

10 января 1775 года в Москве на Болотной площади состоялась казнь. То ли по ошибке палача, то ли по специальному указанию правительства, боявшегося нового взрыва народного гнева, Емельяну Пугачеву была сразу же отрублена голова — четвертованию подверглось только мертвое тело.

Помимо расправы со всеми непосредственными соратниками Пугачева приговор устанавливал казнь через повешение одного человека на каждые три сотни крестьян в охваченных восстанием районах. Всех остальных указано было «пересечь жестоко плетьми и у пахарей, негодных в военную службу, на всегдашнюю память злодейского их преступления, урезать у одного ухо».

Чтобы навсегда истребить память о Пугачеве, его родина — станица Зимовейская — переименована в Потемкинскую, яицкие казаки в уральских, река Яик в реку Урал, Яицкий городок в город Уральск.

А. Г. Орлов — Екатерине II 24 декабря 1774 г.

Милостивое собственноручное повеление вашего величества, к наставлению моему служащее, ноября от 12-го дня чрез курьера Миллера имел счастие получить, в котором угодно было предписать о поимке всклепавшей на себя имя, по которому я стану стараться со всевозможным попечением волю вашего императорского величества исполнить и все силы употреблю, чтоб оную достать обманом, буде в Рагузах оная находится, и когда первое не удастся, тогда употреблю силы к оному, как ваше императорское величество предписать изволили.

От меня вскоре после отправления курьера ко двору вашего императорского величества послан был человек для разведывания об оном деле и тому более уже двух месяцев никакого известия об нем не имею, и я сомневаюсь об нем, либо умер он, либо где-нибудь удержан, что не может о себе известия дать, а человек был надежный и доказан был многими опытами в его верности, а теперь отправлено от меня еще двое, один офицер, а другой Славянин, Венецианский подданный, и ничего им в откровенности не сказано, а показал им любопытство, что я желаю знать о пребывании давно знакомой мне женщины, а офицеру приказано, буде в службу может войти к ней, или к князю Радзивиллу волонтером, чего для и абшид ему дан, чтоб можно было лучше ему прикрыться, и что по оному происходить будет, не упущу доносить я обстоятельно вашему императорскому величеству; а случилось мне расспрашивать одного майора, который посылан был от меня в Черную Гору и проезжал Рагузы и дни два в оных останавливался; и он там видел князя Радзивилла, и сказывал, что она еще в Рагузах, где, как Радзивиллу, так и оной женщине, великую честь отдавали, и звали его, чтоб он шел на поклон, но он, услыша такое всклепанное имя, поопасся идти к злодейке, сказав при том, что эта женщина плутовка и обманщица, а сам старался из оных мест изъехать, чтоб не подвергнуть себя опасности. А если слабое мое здоровье позволит на кораблях ехать, то я не упущу сам туда отправиться, чтоб таковую злодейку постараться всячески достать.

Ваше величество изволите упоминать, не оная ли женщина переехала в Парос, на что честь имею донести, что от меня послан был нарочно для исследования в Парос подполковник и кавалер гр. Войнович со своим фрегатом, чтобы в точности узнать, кто она такова и какую нужду до меня имела, что так долго дожидалась меня, чего для дано было ему от меня уверение, чтоб она могла во всем ему открыться, и наставление — как с оной поступать. По приезде своем нашел он оную еще в Паросе и много раз с нею разговаривал о сем деле, а восемь дней, как он сюда возвратился и мне рапортовал: оная женщина купеческая жена из Константинополя, знаема была прежним и нынешним султаном по дозволенному ей входу в сераль к султанше, для продажи всяких французских мелочей, и оная прислана была точно для меня, чтоб каким-нибудь образом меня обольстить и стараться всячески подкупать, чтоб я неверным сделался вашему императорскому величеству, и оная женщина осталась в Паросе, издержав много денег на счет будущей своей удачи: теперь в отчаянии находится, и она желала в Италию сюда ехать, но гр. Войнович, по приказу моему, от оного старался отвратить, в чем ему и удалось: вышеписанная торговка часто употреблялась и от господ министров, чтоб успевать в пользу по делам их в серале…

А. Г. Орлов — Екатерине II.

Ливорно. 14/25 февраля 1775 г.

Угодно было вашему императорскому величеству повелеть доставить называемую принцессу Елизабету, которая находилась в Рагузах; я со всеподданническою рабскою моею должностью, чтоб повеление вашего величества исполнить, употреблял все мои возможные силы и старания, и счастливым себя почитаю, что мог я оную злодейку захватить со всею ее свитою на корабли, которая теперь со всеми ними содержится под арестом на кораблях и рассажены по разным кораблям. При ней сперва была свита до 60 человек; посчастливилось мне оную уговорить, что она за нужное нашла оную свиту распустить, а теперь захвачена она, камермедхен ее, два дворянина польских и несколько слуг, которых имена при сем прилагаю, а для оного дела и для посылки употреблен был штата моего генерал-адъютант Иван Кристинек, которого с оным моим донесением к вашему императорскому величеству посылаю и осмелюсь его рекомендовать, и могу вашему величеству, яко верный раб, уверить, что оный Кристинек поступал со всею возможною точностию по моим повелениям и имел удачно свою роль сыграть. Другой же употреблен к оному делу был Франц Вольф. Хотя он и не сделал многого, однакож, по данной мне власти от вашего императорского величества, я его наградил чином капитанским за показанное им усердие и ревность в высочайшей службе вашего императорского величества, а из других, кто к оному делу употреблен был, тех не оставлю деньгами наградить.

Признаюсь, всемилостивейшая государыня, что я теперь, находясь вне отечества в здешних местах, опасаться должен, чтоб не быть от сообщников сей злодейки застрелену или окормлену. Я ж ее привез сам на корабль на своей шлюпке и с ее кавалерами, и препоручил за нею смотрение контр-адмиралу Грейгу, с тем повелением, чтоб он всевозможное попечение имел о здоровье ее, и приставлен один лекарь; берегся бы, чтобы она при стоянии в портах не ушла бы, тож никакого письмеца никому не передала. Равно велено смотреть и на других судах за ее свитою, во услужении же оставлена у ней девка и камердинер; все ж письма и бумаги, которые у ней находились, при сем на рассмотрение посылаю с подписанием нумеров; я надеюсь, что найдется тут несколько польских писем о конфедерации противной вашему императорскому величеству, из которых ясно изволите увидеть и имена их, кто они таковы.

Контр-адмиралу же Грейгу приказано от меня, и по приезде его в Кронштадт, никому оной женщины не вручать без особливого именного указа вашего императорского величества… Я все оное от нее самой слышал; великую партию имеет; из России ж унесена она в малолетстве одним попом и несколькими бабами; в одно время была окормлена; не скоро могли ей помощь подать рвотными; из Персии ж ехала чрез татарские места около Волги; была и в Петербурге, а там чрез Ригу и Кенигсбург в Потсдаме была и говорила с королем Прусским, сказавшись о себе, кто она такова; знакома очень между Имерскими князьями, а особливо с Трирским и с князем Гол-штейн-Шлезвиг или Люнебургским; была во Франции, говорила с министрами, дав мало о себе знать; Венский двор в подозрении имеет; на Шведский и Прусский очень надеется; вся конфедерация ей очень известна и начальники оной; намерена была отсель ехать в Константинополь прямо к султану; и уж один от нее самый верный человек туда послан, прежде нежели она сюда приехала. По объявлении ее в разговорах, этот человек персиянин и знает восемь или девять языков разных, говорит оными всеми очень чисто; я ж моего собственного о ней заключения, потому что не мог узнать в точности, кто она в действительности…

Свойство она имеет довольно отважное, и своею смелостью много хвалится: этим то самым и мне удалось ее завести куда я желал. Она ж ко мне казалась быть благосклонною, чего для я и старался пред нею быть очень страстен; наконец я ее уверил, что я бы с охотой и женился на ней, и в доказательство хоть сего дня, чему она, обольстясь, более поверила, — признаюсь, всемилостивейшая государыня, что я оное исполнил бы, лишь только достичь бы до того, чтобы волю вашего величества исполнить; но она сказала мне, что теперь не время, потому что еще не счастлива, а когда будет на своем месте, то и меня сделает счастливым; мне в оное время и бывшая моя невеста Шмитша, могу теперь похвастать, что имел невест богатых!

Извините меня, всемилостивейшая государыня, что я так осмеливаюсь писать, я почитаю за должность все вам доносить, так как перед богом, и мыслей моих не таить; прошу и того не причесть мне в вину, буде я по обстоятельству дела принужден буду, для спасения жизни моей, и команду оставя уехать в Россию, и упасть к священным стопам вашего императорского величества, препоручая мою команду одному из генералов по мне младшему, какой здесь налицо будет. Да я должен буду своих в оном случае обманывать, и никому предстоящей мне опасности не показывать; я всего больше опасаюсь иезуитов, а с нею некоторые были и остались по разным местам, и она из Пизы уже писала во многие места о моей к ней привязанности, и я принужден был ее подарить своим портретом, который она при себе имеет, а если захотят и в России мне недоброхотствовать, то могут по этому придраться ко мне, когда захотят.

Я несколько сомнения имею на одного из наших вояжиров, а легко может быть, что я и ошибаюсь, только видел многие французские письма без подписи, и рука мне знакомая быть кажется.

При сем прилагаю полученное мною здесь письмо из-под аресту, тож каковое она писала и контр-адмиралу Грейгу на рассмотрение, и она по сие время еще верит, что не я ее арестовал, а секрет наш наружу вышел; то ж и у нее есть моей руки письмо на немецком языке, только без подписания имени моего, и что я постараюсь выйти из-под караула, а после могу и ее спасти. Теперь не имею времени обо всем донести за краткостию времени, а может о многом доложить генерал-адъютант моего штаба. Он за нею ездил в Рим, и с нею он для виду арестован был на одни сутки на корабле. Флот под командою Грейга, состоящей в пяти кораблях и одном фрегате, сей час под парусами, о чем дано знать в Англию к министру, чтоб он по прибытии в порт Английский был всем от него снабжаем. Флоту ж велено как возможно поспешать к нашим водам.

Всемилостивейшая государыня, прошу не взыскать, что я вчерне мое донесение к вашему императорскому величеству посылаю; опасаюсь, что в точности дела не проведали и не захватили курьера и со всеми бумагами…

Победа, и какая победа! Кому, как не убийце Петра III, могло удаться такое беспримерное по наглости похищение, буквально среди бела дня, в чужой стране, при толпах народа, в окружении одних иностранцев. Похищение или… предательство?

Иначе как объяснить извиняющийся, оправдывающийся тон письма? Орлов не торжествует, а будто приносит повинную, клянется, что на этот раз выложит перед Екатериной все карты.

Может быть, неудачное построение фраз, обманчивость интонаций? Но тогда откуда такая опасливая забота о том, что подумают о нем в России, как истолкуют и для чего используют его действия? Разве не поступал он как верный и слепой исполнитель воли Екатерины, не больше?

И множество натяжек Шестьдесят человек свиты неизвестной — ни один из свидетелей не подтверждает этой цифры. Где там! Замкнутый образ жизни, стремление избежать лишних контактов, недоверие к каждому новому лицу — в подобной характеристике образа жизни неизвестной современники едины. В архиве Итальянского департамента Польского королевства сохранилось донесение от 3 января 1775 года из Рима:

«Иностранная дама польского происхождения, живущая в доме г. Жуяни на Марсовом поле, прибыла сюда в сопровождении одного польского экс-иезуита, двух других поляков и одной польской служанки. Она платит за квартиру по 50 цехинов в месяц, да 35 за карету, держит при себе одного учителя поляка, приехавшего с нею, и одного итальянца, нанятого по приезде ее в Рим. Она ни с кем не имеет знакомства и ездит на прогулку в карете с закрытыми стеклами. На квартире ее экс-иезуит дает аудиенцию приходящим. Теперь он ищет для нее от двух до трех тысяч цехинов».

Или страх доблестного главнокомандующего перед некими таинственными мстителями за неизвестную. Не был ли он простым предлогом по возможности скорей оказаться перед Екатериной и постараться обезвредить невыгодные или и вовсе опасные для Орлова слухи и толкования? Разве в действительности не рискованней было ехать одному через всю Европу, чем отправиться в путь на русской эскадре, пребывание на которой обеспечивало полную безопасность? «Слабое здоровье» отличавшегося богатырским сложением Орлова звучало и вовсе смешно.

И еще одно. Писем неизвестной к Алексею Орлову и Грейгу в деле «самозванки» в XIX веке не было. Не существовало и ни малейших указаний на то, когда и почему они были изъяты.

А. Г. Орлов — неизвестной.

Февраль 1775. Перевод с немецкого

Ах! Как мы стали несчастливы. При всем этом надо быть терпеливыми; бог смилостивится нас не оставить. Я попал в такие же несчастные обстоятельства, как находитесь вы, однако надеюсь благодаря дружбе моих офицеров получить мою свободу и написать маленькое послание, которое адмирал Грейг из дружбы ко мне даст возможность доставить, и он сказал мне, что как только будет возможно даст вам бежать. Я спросил его о деле, он сказал, что получил приказ меня и всех, кто со мной будет, взять под арест. Когда я уже миновал все наши корабли, то увидел одновременно два судна передо мной и два за мной, которые гребли прямо ко мне. Я увидел, что дела обстоят плохо, и приказал своим людям грести изо всех сил, что они и сделали. Я думал проскочить, но они одна за другой преградили мне дорогу, и моя шлюпка вынуждена была остановиться, в то время как подошли другие суда, и я оказался в кольце. Я спросил, что это должно означать и что они сошли с ума, они с величайшей вежливостью отвечали мне, что получили приказ просить меня на один из кораблей, где была меньшая часть моих офицеров и солдат. Когда я туда прибыл, ко мне подошел комендант и со слезами на глазах объявил меня арестованным; и я должен был с этим примириться и надеясь на всемогущего господа спасителя нашего, что он нас не оставит. Адмирал Грейг обещает, что он будет доставлять вам все облегчения; прошу только первое время не делать никаких проб его верности; он будет на этот раз очень осторожен. Еще остается мне вас попросить беречь свое здоровье, и я обещаю, как только я получу свободу, вас разыскать в любом уголке земли и предстать к вашим услугам, вы только должны себя беречь, о чем я вас от всего сердца прошу. Ваши собственные строки я получил и с плачущими глазами прочел, поскольку из них я увидел, что вы меня хотите обвинить. Возьмите себя в руки, свою судьбу мы должны возложить на всемогущего господа и на него положиться. Я еще могу быть уверен, что вы получите это письмо. Я надеюсь, что адмирал будет так сострадателен и благороден, что передаст эту посылку. Я целую от сердца ваши руки.

Конечно, прежде всего неграмотность. Неумелые, косноязычные обороты не привыкшего к иностранному языку человека и ошибки в таком множестве и разнообразии, что подчас совершенно недоступным становится смысл написанного. Ничего не скажешь, образованность не составляла сильной стороны графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского. Этому можно удивляться, но в письме важнее другое — интонация дистанции, огромной дистанции между Орловым и неизвестной. Трудно себе представить, чтобы так можно было писать человеку, с которым существовала какая бы то ни было близость. И в чем подобное письмо могло бы убедить неизвестную? В преданности Орлова? Но раз неизвестная с самого начала заподозрила предательство, оно не давало никаких убедительных доказательств противного. Попытка представить все дело как направленное против Орлова, при котором неизвестная оказалась случайной жертвой, выглядела совершенно нелепой. И только заботу о здоровье неизвестной — какой же смысл был не довезти ее до Петербурга живой! — можно с большой натяжкой принять за некую тень личных чувств. Если Орлов боялся, что его скомпрометирует в России подобный текст, он явно преувеличивал. Впрочем, письмо не несло ни подписи, ни даты. Официальное обвинение ограничивалось предположением, что это и есть ответ Орлова неизвестной.

Екатерина II — А. Г. Орлову.

Собственноручно. 22 марта 1775 г.

Граф Алексей Григорьевич. Чрез вашего генерал-адъютанта Крестенека получила третьего дня от вас известие, что контр-адмирал Грейг отправился от Ливорнского рейда тому тридцать пять дней назад, и буде не заехал в порт, то думаю, что он уже близ Балтики, а вероятнее, что в Англию заехал, ибо у нас море еще ото льду не очистилось. Через те же письма ваши уведомилась я, что женщину ту, которая осмелилась называться дочерью покойной императрицы Елизаветы Петровны, вам удалось посадить под караулом и с ее мнимою свитою; в сем вашем поступке нахожу паки всегдашнее ваше старание и ревность ко всему тому, что малейше может коснуться до службы моей, что не инако как к удовольствию моему служит как ныне, так и всегда. Вероятие есть, что за таковую сумасбродную бродягу никто горячо не вступится не токмо, но всяк постыдится скрытно и явно показать, что имел малейшее отношение. Конфедератов польских таковая комедия им самим, как разные подобные посрамления, кои они вчинали, послужит к наивящему позору…

Ф. Рокотов. Князь Г. Г. Орлов. 1762–1763 гг.

Сдержанность, достойная российской императрицы! Ни восторгов, ни слишком горячей благодарности — достаточно простого знака монаршего благоволения, признания, что граф Орлов-Чесменский «ревностен к службе». Разве существует большая похвала для верноподданного? И между прочим небрежное успокоение — никто за «сумасбродную бродягу» не вступится (еще бы — на военном фрегате!): Орлову нечего тревожиться за свою жизнь. Страхи, волнения Екатерины остались позади, как и… интерес к особе графа. Императрица могла быть уверена: теперь очередь выслужиться для Грейга, и он не упустит такой возможности. И как подтекст — слуга, взявшийся за слишком грязную работу, не только не интересен, но и больше не нужен.

Екатерина II — А. М. Голицыну

Князь Алексей Михайлович!

Тому сего дня тридцать пять дней, как контр-адмирал Грейг с эскадрою отправился от Ливорнского рейда и, чаятельно, буде в Англию не заедет или в Копенгагене не остановится, что при вскрытии вод прибудет или в Ревель или к самому Кронштадту, о чем не худо дать знать адмиралтейской коллегии, чтобы приготовиться могли, буде к тому им приготовления нужны. Г-н Грейг, чаю, несколько поспешит, потому что он везет на своем корабле, под караулом, женщину ту, которая, разъезжая всюду с беспутным Радзивиллом, дерзнула взять на себя имя дочери покойной государыни императрицы Елизаветы Петровны. Гр. Орлову удалось ее изловить, и шлет ее с двумя, при ней находящимися, поляками, с ее служанкою и с камердинером на сих кораблях и контр-адмиралу приказано ее без именного указа никому не отдавать. И так воля моя есть, чтобы вы, буде Грейг в Кронштадт приедет, женщину сию приказали принять и посадить ее в Петропавловскую крепость под ответом обер-коменданта, который ее и прокормит до остального моего приказания, содержав ее порознь с поляками ее свиты. В случае же, буде бы Грейг прибыл в Ревель, то изволь сделать следующее распоряжение: в Ревеле есть известный цухтгауз, отпишите к тамошнему вице-губернатору, чтоб он вам дал знать, удобно ли это место будет, дабы нам посадить сию даму под караулом, а поляков тамо в крепости на первый случай содержать можно.

Письма сих беспутных бродяг сейчас разбирают, и что выйдет и кто начальник сей комедии, вам сообщим, а только известно, что Пугачева называли братом ее родным.

Пребываю доброжелательна Екатерина марта 22-го дня 1775 года

Два дня на то, чтобы собственноручно ответить Алексею Орлову на ошеломляющую новость о поимке неизвестной. И столько же, чтобы принять решение о следователе — фельдмаршал князь А. М. Голицын. Знак особого доверия? В какой-то мере да. Но только в какой-то, потому что анализ архива неизвестной был поручен другим. Больше того — Голицыну этих писем увидеть не пришлось никогда. С точки зрения Екатерины, безопасней было ограничить фельдмаршала готовыми выводами, безо всяких поводов для размышлений и переоценок. Какая гарантия, что в ходе допросов неизвестной он не начал бы сопоставлять ее ответы с содержанием писем? Но, значит, подобное сопоставление могло оказаться или даже наверняка оказалось бы в пользу неизвестной — не Екатерины.

А. Г. Орлов — Екатерине II

Всемилостивейшая государыня!

…Сей час получил рапорт от контр-адмирала Грейга Апреля от 18-го дня, што он под парусами недалеко от Копенгагена находится со всею своею эскадрою, все благополучно и не намерен заходить ни в какие чужестранные места, буде чрезвычайная нужда оного не потребует; он и от Аглицких берегов с поспешностью принужден был прочь итить по притчине находящейся у него женщины под арестом. Многие из Лондона и других мест съехались, чтоб ее видеть, и хотели к нему на корабль ехать, а она была во все времена спокойна до самой Англии, в чаянии што я туда приеду; а как меня не видала тут и письма не имела, пришла в отчаяние, узнав свою гибель, и в великое бешенство, а потом упала в обморок и лежала в беспамятстве четверть часа, так што и жизни ее отчаелись; а как она опамятовалась, то сперва хотела броситься на Английские шлюпки, а как и тово не удалось, то намерение положила зарезаться, или в воду броситься, а от меня приказано всеми способами ее остерегать от оного и как можно беречь. Я ж надеюсь, всемилостивейшая государыня, што ескадра теперь уже должна быть в Кронштадте, и контрадмирал жалуется ко мне, што он трудней етой комиссии на роду своем не имел…

1775 майя 11-го числа. Пиза

Надеялась ли в действительности неизвестная на помощь Орлова после первых своих подозрений при аресте, тем более после его уклончивого, ни о чем не говорящего письма? И почему именно с Англией связывала его появление и свое освобождение? По версии самого Орлова, все зависело от случайности, от благоприятных обстоятельств, но кто знает, где они могли подвернуться. Значит, или существовало другое письмо Орлова к неизвестной и другая договоренность между ними, или вне зависимости от Орлова Англия была тем местом, где неизвестная почему-то могла рассчитывать на помощь и вмешательство со стороны.

Судя по наплыву любопытных (сочувствующих?), здесь непонятным образом о неизвестной знали, ее приезда ждали, и почем знать, с какими намерениями. Ведь пришлось же русской эскадре раньше времени уйти из Ливорно ввиду все возраставшего недовольства населения и властей. Орлов испугался эксцессов, если не прямого политического конфликта. Все то же могло разыграться и в Англии. И не жила ли в неизвестной более или менее конкретная надежда на ее собственные английские связи, в свое время подтвержденные отношениями с лордом Вортли, Монтегю, Гамильтоном или даже сумевшим остаться в тени сэром Джоном Диком, жена которого проявила столько безукоризненного почтения и внимания к неизвестной.

Собственноручный рескрипт Екатерины II контр-адмиралу Грейгу

Г. контр-адмирал Грейг, с благополучным вашим прибытием с эскадрою в наши порты, о чем я сего числа уведомилась, и весьма вестию сею обрадовалась. Что ж касается до известной женщины и до ее свиты, то об них повеления от меня посланы г-ну фельдмаршалу князю Голицыну в Петербург, и он сих вояжиров у нас с рук снимет. Впрочем будьте уверены, что службы ваши во всегдашней моей памяти и не оставлю всем дать знаки моего к вам доброжелательства. Екатерина

Майя 16-го числа 1775 года.

Из села Коломенского в семи верстах от Москвы

Что ж, расчет Екатерины оказался точным. Будучи втянутым в историю похищения, С. К. Грейг пожелал получить за это все, что только могла дать царская милость. Он цепко держит неизвестную до появления специально назначенного офицера на Кронштадтском рейде — что из того, что это обошлось двумя лишними неделями жизни на корабле? Зато потом Грейг с чувством выполненного долга добился разрешения приехать в Москву, где находилась в это время Екатерина, и задержаться до празднования Кючук-Кайнарджийского мира. В этот день он был произведен в адмиралы, годом позже назначен командиром Кронштадтского порта.

Правда, дальше этого дело не пошло. Екатерина явно не хотела публично марать рук благодарностью за слишком темное дело. Зато, когда Грейг умер, она не поскупилась воздвигнуть над его могилой в Ревеле богатейший памятник из белого мрамора. Живой он был не очень удобен, мертвый несомненно заслуживал двойной благодарности.

А. М. Голицын — Екатерине II

Всемилостивейшая государыня!

Известная женщина, во флоте контр-адмирала Грейга находившаяся, и свиты ее два поляка, пять человек слуг и одна служанка, наконец, в Петропавловскую крепость, 26-го числа, в два часа поутру, привезены и посажены в приготовленные для них в равелине места. В тот же самый день приехал я в крепость, нашел сию женщину в немалом смущении от того, что она, не воображая прежде учиненной ею дерзости, отнюдь не думала того, что посадят ее в такое место. Оказывая мне свое в том удивление, спрашивала, за что с нею так жестоко поступают? Я тотчас дал ей разуметь причину сего основательного поступка и сделал всевозможное увещание, чтобы она все то, о чем ее будут спрашивать, ответствовала самую истину, не скрывая в своем признании никого из своих сообщников, почему и приказал в то же время делать ей на французском языке (для того, что она по-русски ничего не говорит) вопросы и записывать ее показание, переводя на русский язык.

История ее жизни исполнена несобытными делами и походит больше на басни; однакож, по многократном увещевании, ничего она из всего ею сказанного не отменяет, также и в том не признается, чтоб она о себе подложным названием делала разглашение, хотя она против допроса поляка Доманского была спрашивана. Не имея к улике ее потребных обстоятельств, не рассудил я, при первом случае, касательно до пищи возложить ей воздержание или, отлуча от нее служанку, оставить на некоторое время в безмолвии (поелику ни один человек из приставленных к ней для присмотра иностранных языков не знает), потому что она без того от долговременной на море бытности, от строгого нынешнего содержания, а паче от смущения ее духа, сделалась больна…

Но как выше сказано, что она находится в болезни, то приказал я допускать к ней лекаря, который, ее осматривая, мне репортовал, что находит ее в жизни опасною, ибо у ней, при сухом кашле, бывает иногда рвота с кровью; а потому, чтоб облегчить ее состояние, приказал я из равелина перевести ее в находящиеся под комендантским домом покои, также от виду посторонних удаленные. Что касается до двух поляков, то об них, кажется, заключить можно, что они совершенно уверились по слуху о мнимом сей женщины названии; а потому, применяся к ней как бродяги, льстились, может быть, в мечте своей надежды сделать чрез то со временем свое счастье.

Касательно же до слуг оных поляков трех человек и вышепоказанной женщины, двух итальянцев, в Риме уже в услужение ею принятых, то они, будучи допрашиваны, ничего такого, которое бы служило к улике той женщины и поляков, не показали, сказав только, что они ее по слуху считали за принцессу; и для этого при сем всеподданнейше представлял учиненные оной женщине, двум полякам и служанке допросы, ожидаю на оное высочайшего вашего императорского величества повеления.

Вашего императорского величества всеподданнейший раб

князь Александр Голицын мая 31-го дня 1775 года Санкт-Петербург

И снова права Екатерина II, не допустив А. М. Голицына к тайнам писем неизвестной. Даже без них он явно готов поверить в правоту слов молодой женщины, полон сочувствия к ее положению и, кажется, верит, что Екатерину можно убедить в ее невиновности. Во всяком случае, обреченность неизвестной не приходит ему в голову.

Он не видит оснований ни ограничивать ее в еде, ни отбирать у нее служанку, ни лишать больную опеки лекаря. И самое невероятное — Голицын собственной властью переводит неизвестную из равелина в покои комендантского дома. И это после того, как такие предосторожности были предприняты, чтобы перевести ее с корабля в крепость! Простое человеколюбие или… или неизвестная представляется ему особой, к которой не применимы общие меры, и он видит в ней нечто иное, чем простую самозванку, «императорского величества всеподданнейший раб князь Александр Голицын»?

А. М. Голицын — Екатерине II

Всемилостивейшая государыня!

Известная женщина, в здешней крепости содержащаяся, просила у меня дозволения, чтобы написать ей к вашему императорскому величеству письмо. Сие я ей позволил в таком рассуждении, что, может быть, не сделает ли она такого признания, что при допросе открыть не хотела; и она, написав вашему величеству письмо, просила меня особливо, чтобы доставить оное до рук вашего величества. Почему я оба сии письма в оригинале при сем верноподданнейше и отправляю. Ваше императорское величество по содержанию оных усмотреть соизволите, что сия персона, кажется, играла сходственную со своим характером роль. Между тем же я, известясь, что болезнь ее несколько уменьшилась, то я приказал оставить ее впредь до времени в прежнем месте.

Вашего императорского величества всеподданнейший раб

князь Александр Голицын.

Июня 2-го дня 1775 года Санкт-Петербург.

Нет, взгляд князя на неизвестную так скоро не меняется. Да она и не дает ему для этого основания — ни в чем не противоречит сама себе, не путается, не ошибается. Но вот настроения Екатерины — они только с опозданием начинают доходить до князя. Он еще не может отказать неизвестной в том, чтобы передать ее письмо Екатерине — а вполне бы мог ограничиться собственным решением! — но уже отменяет приказ о покоях в комендантском доме для арестованной. Его человеколюбивые побуждения явно не вызвали восторга у еле сдерживающей бешенство императрицы.

Екатерина II — А. М. Голицыну

Князь Александр Михайлович! Пошлите сказать известной женщине, что если она желает облегчить свою судьбину, то бы она перестала играть ту комедию, которую и в последних к вам присланных письмах продолжает, и даже до того дерзость простирает, что подписывается Елизаветою; велите к тому прибавить, что никто ни малейшего сумнения не имеет о том, что она авантюрьера, и для того вы ей советуйте, чтобы она тону убавила и чистосердечно призналась в том, кто ее заставил играть сию роль, и откудова она, и давно ли плутни сии примышлены. Повидайтесь с ней и весьма серьезно скажите ей, чтобы она опомнилась. Дерзость ее письма ко мне превосходит, кажется, всякого чаяния, и я начинаю думать, что она не в полном уме. Остаюсь доброжелательна

Екатерина

Москва 7 июня 1775 года

Каким бы человеком ни была Екатерина II, в знании психологии ей трудно отказать. Да, она открыто отвечает на внутренние колебания Голицына — при всех обстоятельствах менять следователя было бы мерой крайней и в высшей степени нежелательной — комедия. Неизвестная играет роль, и в этом твердом убеждении следователь должен вести все свои разговоры. От него не ждут никаких новостей, никаких дополнительных сведений за исключением круга связанных с неизвестной лиц. Главное — непреклонность позиции, и это он должен дать понять неизвестной.

А. А. Вяземский — А. М. Голицыну

Милостивый государь мой князь Александр Михайлович!

Ее императорское величество высочайше повелеть соизволила к вашему сиятельству отписать. Ее величество чрез английского посланника уведомилась, что известная самозванка есть из Праги трактирщикова дочь, а како посланным указом велено допустить к ней пастора, то сие обстоятельство к обличению ее, конечно, послужит, и ваше сиятельство можете к опровержению ее явно лжи употребить в пользу, и что откроется ее императорскому величеству донесть изволите. Впрочем с совершеннейшим почитанием и искреннею преданностию пребываю вашего сиятельства милостивого государя моего покорнейший слуга

князь Александр Вяземский.

Июня 26-го дня 1775 года. Москва

Правда, это потребовало времени, но английские дипломаты и тут сумели прийти на помощь. Именно по их сведениям (неопровержимым!) неизвестная — дочь трактирщика из Праги. Может быть, следовало при этом назвать подлинное имя трактирщиковой дочери и обстоятельства ее выезда из родного города, которые несомненно убедили бы неизвестную в бесполезности сопротивления. Но этого нет. Голицыну предложено ограничиться фактом — и это после его выводов о редкой образованности, воспитании и самом складе характера молодой женщины!

А. М. Голицын — Екатерине II

Всемилостивейшая государыня!

После отправления всеподданнейшей моей, от 5-го сего месяца, к вашему императорскому величеству реляции, получил я, наконец, то письмо, в коем самозванка, с клятвенным уверением, истину о себе объявить обещалась — но, вместо того, писала она то, о чем у нее не спрашивали, старалась оправдаться в подложных письмах, кои у нее найдены (в чем никак оправдаться не может, поелику они писаны ее рукою и неизвестно, были ли сих писем оригиналы, может быть, те, кои найдены, заготовлены ею вчерне), жаловалась на строгость, с нею употребляемую, и на свое худое состояние, в коем она теперь находится; сказывала, что известный князь Лимбург-Стирумский ее супруг; что о происхождении ее знает какой-то Кейт, и напоследок повторяла всякую неправды, как человек, не имеющий ни стыда, ни совести и не исповедующий никакого закона. Она говорит, что должна иметь католицкий, потому что она сие обещала князю, но в самом деле еще не имела, ибо служанка ее, при ней всегда находившаяся, сказывала, что она хотя и ходила в католицкие церкви, однакож никогда не исповедовалась. Сие открывает ясно, что чрез духовника, как безверную, усовестить не можно, почему не призывал я более русского иеродьякона, не готовил также и католицкого пастора, да и сама она, в последний раз, сказала, что не имеет в нем надобности. Я говорил ей, для чего же она прежде требовала священника греческого исповедания? а она отвечала, что настоящее ее состояние так много причиняет ей горести и прискорбия, что она иногда не помнит, что говорит.

После того спрашивал ее, для чего она прежде не показывала, что князь Стирумский ей супруг, и что она под сим словом разумеет, обыкновенное ли по обряду бракосочетание, или что другое. Она отвечала, что хоть при том попа и не было, однакож князь дал ей обещание, что он на ней женится и в залог сего условия уступил ей с письменным обязательством графство Обер-Штейн с тем, хотя она бы за него и не вышла. Ему неизвестно, от кого она родилась, да и сама она того не ведает, а знает (как сказывала ей нянька ее Катарина) о ее родителях вышеназванный Кейт и упоминающийся в последней ее записке Шмидт, который учил ее математике. Кейт есть тот самый милорд Миришаль, которого брат служил в прежнюю турецкую войну в нашей армии. Она говорит, что видела его один раз во младенчестве, в Швейцарии, когда она туда привезена была на короткое время из Киля, а когда ее отправили обратно в Киль, то он дал ей для свободного возвращения и паспорт. Она знала, что у нее была турчанка, подаренная ему от его брата, который вывез ее из Очакова или из Черкес и у которой она видела на воспитании много малолетних девочек, однакож сама она не из тех сирот, но может быть родилась в Черкесах; что турчанка сия по смерти Кейтовой жила в Берлине, и она там ее видела. По окончании сего требовала, чтобы ей дозволить отписать к своим приятелям, сказывая будто они уведомят о ее рождении. Но я говорил, что нет никакой нужды переписываться о том с другими, о чем она сама непременно знать должна, ибо не можно статься, чтобы она по сие время столь была беспечна дабы не спрашивать от кого родилась, потому что всякому свойственно о том ведать и никакого нет стыда от крестьянина или от мещанина или же от благородного человека, кто родится. И когда есть неопровергаемое доказательство, что она из Праги трактирщикова дочь, то с ее стороны надобно только в том признаться. На сие она отвечала, что всю свою жизнь никогда в Праге не бывала; и если бы узнала, кто ее тем происхождением поносит, то бы она тому глаза выцарапала.

В течение сего времени, когда она писала свои письма, при сем всеподданнейше подносимые, сказано было поляку Доманскому, что если он по чистой совести откроет настоящую сей самозванки природу, совокупно же и все ее в принятии ложного названия замыслы, то он может совершенно надеяться, что ее за него выдадут. Он говорит, что если бы он кроме того, что в своем допросе уже показал, знал что другое, то все конечно бы сказал без всякого упрямства, сказывая при том, что он готов дать такую подписку, что во всю свою жизнь никогда из сего места, в коем он ныне находится, не выходить, лишь бы только выдали ее за него в замужество. Сего кажется довольно, а потому говорил я о нем с самозванкою. Она по горделивому своему свойству не иначе отзывается как, что он дурак, не знающий языков, и сказывает, что она обоих их как Доманского, так и Чарномского всегда не лучше сего трактовала. Следственно по сему отзыву, равномерно же и по причине, что она, как сказывает, имеет обязательство с Стирумским князем, не было надежды, сказав ей о замужестве за Доманского и о свободе довести ее до того, чтобы она во всем и призналась. Гораздо лучшее средство к убеждению ее было то, что когда я многократно обнадеживал ее, что буду стараться об отпуске ее к помянутому князю, только бы она сказала о своей природе истину. Но она и на сие отвечала, что хотя и лестно ей такое обещание, ничего более сказать не может как то, что она в последней записке написала. Дано мне было знать, что она запечатывая сию записку плакала горько, а для чего неизвестно, кажется, в оной кроме математика Шмидта и данцигского купца Шумана ничего любопытного не видно, да и тому поверить сумнительно.

Различные рассказы повторяемых ею басней открывают ясно, что она человек коварный, лживый, бесстыдна, зла и бессовестна. В последний раз я, ее увидев, сказал, что она, как нераскаявшаяся преступница, по правосудию предается вечно темнице, с чем ее и оставил.

Всемилостивейшая государыня, я принимаю смелость вашему императорскому величеству всеподданейше донести, что при сем случае, дабы привести сию лживицу к истинному признанию, употребил я всевозможные способы, как увещанием, так строгостью содержания, уменьшением пищи, одежды и других нужных потребностей до того, что она имеет теперь только необходимое, окружена караульными и одна, без служанки; но ничего более, кроме известных вашему величеству ее сказок, из нее извлечь не мог; может быть, время и потерянная к свободе надежда принудят ее к открытию таких дел, кои достойны будут веры.

Всемилостивейшая государыня, вашего императорского величества всеподданнейший раб

Александр Голицын.

Августа 12-го дня 1775 года. Санкт-Петербург

Два с половиной месяца ежедневных допросов — и ни одного противоречия. Какими бы сказками ни казались рассказы неизвестной, они повторялись в полной точности. Зато Голицын вполне уразумел смысл игры — все худшие эпитеты применимы к неизвестной, все кары могут быть призываемы на ее голову и последний отголосок былого отношения — предложение прекратить допросы, оставить неизвестную в покое в надежде, что она по собственному желанию скажет то, что нужно Екатерине. Рассчитывать на большее в августе 1775 года не приходилось.

И конечно же никаких телесных наказаний, никаких пыток. Любопытно, что при всей суровости тогдашних нравов эти меры не приходят в голову ни Голицыну, ни даже Екатерине, чью потаенную волю мог выразить кто угодно, начиная с обер-прокурора А. А. Вяземского до печально знаменитого обер-секретаря тайного сыска «кнутобойцы» Шешковского.

Неизвестная молчала, но, может быть, это молчание и представляло лучший выход для Екатерины.

А. М. Голицын — Екатерине II

Всемилостивейшая государыня!

Содержащаяся в Петропавловской крепости известная самозванка, от давнего времени находяся в слабости, пришла ныне в такое худое состояние здоровья, что пользующий ее лекарь отчаивается в ее излечении и сказывает, что она, конечно, не долго проживет. Хотя во все время ее содержания употребляется для нее строгость в присмотре, однакож всегда производимо ей было изнурительное пропитание. Следовательно, если она умрет, то сие случиться может не иначе, как по натуральной болезни, приключившейся ей от перемены бывшего состояния. Чего ради почитаю я за должность вашему императорскому величеству донести всеподданнейше, пребывая, впрочем, со всеглубочайшим респектом,

Всемилостивейшая государыня

вашего императорского величества

всеподданнейший раб князь Александр Голицын.

Октября 26-го дня 1775 года. Санкт-Петербург

И наконец, желанная развязка! Резко ухудшившееся состояние неизвестной никого не заставляет спешить с расспросами. Наоборот — ее будто забывают. Главное — все приближается к «естественному» концу. Совесть гуманной и просвещенной монархини может быть спокойна. И если даже смерть окажется чем-то ускорена, Екатерина располагает заранее выданным свидетельством — это дело натуры, а не человеческих рук.

А. Г. Орлов — Екатерине II

Всемилостивейшая государыня!

Во все время счастливого государствования вашего императорского величества службу мою продолжал сколько сил и возможности моей было, а ноне пришед в несостояние, расстроив все мое здоровье и не находя себя более способным, принужденным нахожусь пасть к освященнейшим стопам вашего императорского величества и просить от службы увольнения в вечную отставку вашего императорского величества.

Всемилостивейшей моей государыни всеподданнейший раб

граф А. Орлов-Чесменский.

1775 года ноября… дня.

От бывшего любовника, Григория Орлова, Екатерина II поторопилась откупиться по-царски. Ничего не было жаль. Другое дело Алексей. Конечно, он привез «самозванку», но ему достаточно звания «Чесменского» — за морскую победу, 60 000 рублей и серебряного сервиза. Правда, в честь него был еще воздвигнут памятник из уральского мрамора в Царском Селе и в семи верстах от Петербурга церковь и дворец. Впрочем, и церковь и дворец были посвящены Чесменской победе и принадлежали императрице. В остальном Алексея Орлова вообще встретил на редкость холодный прием, замеченный с нескрываемым злорадством многими современниками. Когда двор выехал обратно в Петербург, граф Чесменский остался (вынужден был остаться?) в Москве. Секретным распоряжением Потемкина начальник московской полиции устанавливает за ним негласный надзор. Мало ли к чему могло привести несомненно законное возмущение графа! И как последняя попытка привлечь к себе внимание, напомнить о неоценимых и оставшихся неоплаченными услугах — прошение об отставке.

А. М. Голицыну — А. Г. Чернышев.

Секретно

Его сиятельству

высокоповелительному господину, генерал-фельдмаршалу,

сенатору, ее императорского величества генерал-адъютанту,

действительному камергеру и разных орденов кавалеру князю

Александру Михайловичу Голицыну

От генерал-майора и санктпетербургского обер-коменданта рапорт. Во исполнение высочайшего ее императорского величества соизволения, данным мне сего году минувшего мая 12-го числа, ваше сиятельство повелением предписать изволили, когда некоторая женщина, с двумя при ней находившимися поляками, с ее служанкою и камердинером в Петропавловскую крепость привезена будет, то от посланных принять и содержать в том месте, где бывают по делам тайной экспедиции колодники, вследствие чего оная женщина, и с теми находившимися при ней людьми и сверх того четырьмя ее слугами, от посланных того ж мая 26-го числа в Петропавловскую крепость мною принята и на повеленном основании в показанное место посажена и содержана была, которая с самого того времени означилась во одержимых ее болезненных припадках, в коих хотя беспрестанно к выздоровлению оной старание употребляемо было, точию та болезнь более в ней умножалась, а напоследок сего декабря 4-го дня, пополудни в 7 часу, означенная женщина, от показанной болезни волею божию умре, а пятого числа в том же равелине, где содержана была, тою же командою, которая при карауле в оном равелине определена, глубоко в землю похоронена. Тем же караульным, сержанту, капралу и рядовым тридцати человекам, по объявлении для напоминовения верности ее императорского величества службы, присяги о сохранении сей тайны, от меня с увещеванием наикрепчайше подтверждено. Прочие же: оставшиеся два поляка, служанка и камердинер и четыре слуги обстоят все благополучно, о чем вашему сиятельству покорнейше рапортую

Андрей Чернышев 6 декабря 1775 года

Теперь это было все. «Некоторая женщина» перестала существовать, и здесь, пожалуй, трудно подозревать подделку. Слишком непохоже на нрав Екатерины держать годами около себя своего врага. Целых два года ждать какого-то там наводнения на Неве, когда сырость каземата, одиночество, голод и чахотка могли сделать свое дело гораздо быстрее и вернее. Оставалось только обязать молчанием всех участников последнего действия с неизвестной, и это сделано безукоризненно. По-видимому, приводимые в пользу сохранения тайны доводы представлялись каждому реальными и убедительными. Память о «некоторой женщине», казалось, исчезла.

Впрочем, оставалось и еще одно. После смерти — именно после смерти неизвестной — окончательный расчет с Алексеем Орловым.

Неизвестный художник. А. Н. Орлова-Чесменская, А. Г. Орлов-Чесменский

Указ военной коллегии

Указ ее императорского величества,

самодержицы Всероссийской, из государственной коллегии

господину генерал-аншефу и разных орденов кавалеру графу

Алексею Григорьевичу Орлову-Чесменскому

В имянном, за подписанием собственной ее императорского величества руки, высочайшем указе, данном Военной коллегии сего декабря 2-го дня, изображено: генерал граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский, изнемогая в силах и здоровье своем, всеподданнейше просил нас об увольнении его со службы. Мы, изъявив ему наше монаршье благоволение за столь важные труды и подвиги его в прошедшей войне, коими он благоугодил нам и прославил отечество, предводя силы морские, всемилостивейше снисходим и на сие его желание и прошение, увольняя его по оным навсегда от всякой службы. О чем вы, господин генерал-аншеф и кавалер, имеете быть известны; а куда надлежало указами, о том предложено.

Григорий Потемкин

Секретарь Иван Детухов

Генеральный писарь Сила Петров

11-го числа декабря 1775 года

Отставка была полной и безнадежной. «Прославивший себя Чесмой, помогший Екатерине вступить на престол и запятнавший себя судьбой несчастной Таракановой» — Екатерина не осталась глуха к приговору современников. И если задержанный в Москве, отданный под негласный надзор, не допускаемый ко двору похититель Таракановой все же надеялся — это было его личное дело, с сочувствием разве что английских дипломатов, продолжавших поддерживать с графом хотя и не слишком заметные, но достаточно добрые отношения.

Английский посол в Петербурге Джемс Гаррис -

герцогу Суффольку Петербург. 21 сентября/ 2 октября 1778 года

Милорд! Против всяких ожиданий граф Алексей Орлов прибыл сюда в прошлый четверг. Появление его ввергло настоящих временщиков в сильнейшее недоумение; он беседовал уже неоднократно наедине с императрицей. Потемкин притворяется чрезвычайно веселым и равнодушным. Я имел на днях честь играть за карточным столом с императрицею в присутствии этих двух господ. Перо мое не в силах описать сцену, в которой принимали участие все страсти, могущие только волновать человеческое сердце, где действующие лицы с мастерством скрывали эти страсти…

Из депеши Джемса Гарриса герцогу Суффольку.

Петербург. 5/16 октября 1778 года

Милорд! после всевозможных стараний разведать о том, по особенному ли приказанию императрицы прибыл сюда гр. А.Орлов, и что происходило здесь со времени его приезда, я могу, наконец, и, кажется, с полною достоверностью, сообщить вам, что единственным побуждением к приезду Орлова был неосторожный брак его брата и желание поддержать упадающее значение его фамилии… Могу, кажется, ручаться за достоверность следующего разговора. Вы поймете, как важно для меня, чтобы это не передавалось иначе, как с крайней осторожности.

Вскоре после приезда Орлова, императрица послала за ним и после самой лестной похвалы его характеру и самых сильных выражений благодарности за прошедшие услуги, она сказала, что еще одной от него требует, и что эта услуга для ее спокойствия важнее всех прежних. «Будьте дружны с Потемкиным, продолжала она, убедите этого необыкновенного человека быть осторожнее в своих поступках, быть внимательнее к обязанностям, налагаемым на него высокими должностями, которыми он правит, просите его стараться о приобретении друзей и о том, чтобы не делал из жизни моей одно постоянное мучение, взамен всей дружбы и всего уважения, которые я к нему чувствую. Ради бога, сказала она, старайтесь с ним сблизиться; дайте мне новую причину быть вам благодарной и столько же содействуйте моему домашнему счастию, сколько вы уже содействовали к славе и блеску моего царствования».

Странны были эти слова монархини к подданному, но еще гораздо необыкновеннее ответ сего последнего. «Вы знаете, сказал граф, что я раб ваш, жизнь моя к услугам вашим; если Потемкин смущает спокойствие души вашей, приказывайте, и он немедленно исчезнет, вы никогда о нем более не услышите! Но вмешиваться в придворные интриги, с моим нравом, при моей репутации, искать доброжелательства такого лица, которого я должен презирать как человека, на которого я должен смотреть как на врага отечества, простите, ваше величество, если откажусь от подобного поручения». Императрица тут залилась слезами; Орлов удалился…

Екатерина разыграла последнюю сцену в роли слабой, беспомощной женщины и заботливой государыни. Так ей представлялось нужным — для иностранных соглядатаев, для зрителей. Заранее предусмотренный отказ Алексея Орлова (да и что иного ему оставалось!) давал нужный для соблюдения приличий предлог. Орловы не сумели выполнить просьбы — не требования! — императрицы, Орловым оставалось исчезнуть. Екатерина была верна своим словам: «Все прошедшее предать совершеннейшему забвению». Только в какой мере от нее это зависело?

Глава 5

Эндшпиль

Итак, Августа Тимофеевна Тараканова — пусть не сразу и не просто, но все же признанная официальными источниками дочь императрицы Елизаветы. Все сомнения, весь отсчет правды и неправды велся именно от нее: ее судьба, ее жизненные перипетии, ее тихий и благолепный конец.

А ведь казенные летописцы вполне могли стоять на том, что у Елизаветы не было никакой дочери. Подобное утверждение представлялось самым простым, уничтожающим любые основания для дискуссий и споров. Жизнь цесаревны, императрицы протекает на глазах слишком многих, известна современникам во всех мельчайших подробностях. Голос очевидцев, притом многочисленных и каждодневных, вполне бы сделал свое дело.

Побочная дочь императрицы? Какая нелепость! Когда, где, наконец, от кого и в какие сроки могла появиться на свет? Вот записи камер-фурьерских журналов о ежедневных и ежечасных действиях императрицы. Вот свидетельства самых настороженных и враждебных соглядатаев — иностранных дипломатов. О чем вообще говорить!

Тем не менее протестов не было. Вопрос старались обходить молчанием, по возможности не замечать. Иными словами, прямые возражения выглядели недостаточно убедительными. Царственная биография давала достаточно оснований для кривотолков. Что это за таинственное богомолье, на которое отправляется цесаревна в августе 1728 года в сопровождении единственной спутницы и А Б. Бутурлина и которое продолжается больше месяца? Как объяснить исчезновение Елизаветы с июня по конец ноября 1729 года, когда ее не могли вернуть в Москву ни гнев императора, ни его прямые распоряжения? Или с чем связан ее отъезд из Москвы в августе 1730 года — снова несколько месяцев отсутствия, замеченных и подозрительной Анной Иоанновной, и всем двором?

Итак, Августа… Но почему именно Августа, когда такого имени в православных святцах никогда не существовало? Имя свидетельствовало о принадлежности к католической или протестантской, но никак не русской церкви. Как же могло случиться — и могло ли? — что Елизавета Петровна согласилась для своего ребенка на подобный акт измены вере, который наверняка отрицательно сказался бы на ее популярности. Одно дело — побочный ребенок кто богу не грешен, царю не виноват. Другое — перемена религии, из-за которой зачастую не находили своего завершения самые выгодные для государственных интересов царственные брачные союзы. И не менее важное обстоятельство — пострижение в монахини. Прежде чем уйти в православный монастырь, следовало принять православие, а вместе с ним одно из имен, освященных восточной церковью.

Вывод? Скорее одно из наиболее вероятных предположений. Побочная дочь Елизаветы могла переменить вероисповедание только при выходе замуж — перспективы престолонаследия, с которым связывался подобный вопрос, для нее все равно не существовало. И тогда приобретал черты правдоподобия тот самый брак с одним из представителей Голштинской семьи, о котором шли упорные разговоры в придворных кругах. Под этим же новым именем, принадлежавшим герцогине Голштинской, она и приобрела впервые известность.

Не меньшую загадку представляла и фамилия. Отчество у побочных детей могло соответствовать имени крестного отца, могло быть и просто вымышленным. Но в данном случае фамилия связывалась не с одной Августой. Ее носил, по свидетельству графа Блудова, и переславский узник — князь Тараканов. Двое детей «мужеска и женска полу», которых помнил охранявший сосланных Долгоруких подпоручик Тишин.

Конечно, не князья — подобного княжеского рода Россия не знала, а утверждение нового титулованного семейства требовало определенных юридических актов. Только условный титул — как-никак речь шла об императорских потомках! — не означал вымышленной фамилии. Смутные догадки о некой слободе Таракановке, входившей во владения Разумовских, или переделанном имени родственников той же семьи — Дараганов были лишены всяких черт правдоподобия. Зато в окружении Елизаветы конца 1720-х годов, то есть времен ее жизни в Александровой слободе, существовал Алексей Иванович Тараканов, представленный цесаревне «другом ее сердца» А. Б. Бутурлиным.

Переписка Елизаветы говорит, что А И. Тараканов подружился с А Я. Шубиным, а позже вошел в доверие и к А Г. Разумовскому.

По службе состоял он начальником ландмилицких войск на Украине и членом Военной коллегии. Так не мог ли этот сравнительно незаметный, но безусловно преданный человек оказать цесаревне столь необходимую услугу, приняв на свое имя обоих ее детей? Не случайно придворные документы называли находившихся на попечении Иоганны Шмидт детей то «племянниками», то «воспитанниками».

И еще одно соображение. «Самозванка» упорно повторяла, что в раннем детстве ей довелось побывать на границе России и Персии и лишь оттуда, проездом через Петербург, ее увезли за границу, в Киль. Маршрут фантастический, если только… не соответствовавший действительности. Дело в том, что А И. Тараканов в 1750-х годах служил именно в тех краях и командовал значительными воинскими силами. В критической для ребенка ситуации его любезностью могли воспользоваться еще раз. В таком случае воспоминания «самозванки» о дяде с войсками, расположившимися около Персии, могли бы приобрести смысл.

Но и дальше область предположений все больше расширялась. Тараканов умер после 1754 года — более точной даты в делах Военной коллегии найти не удалось. Сразу после его смерти богоданную питомицу следовало — и несомненно с немалыми осложнениями — путь не близкий! — доставить в Петербург. Дальше была Европа.

Приговор Екатерины не допускал разночтений: самозванка. Иначе — «всклепавшая на себя» чужое имя и «несбыточную породу». «Порода», положим, оставалась невыясненной. Тем более невыясненным оставался и вопрос имени: Августа Тимофеевна Тараканова и Елизавета. Просто Елизавета — без отчества и фамилии. Даже официальные историки удостоверяли, что никакой фамилией неизвестная никогда не пользовалась, в имени отца сомневалась, а к отчеству, живя в условиях западноевропейских стран, попросту не была приучена.

Только в таком случае относительно кого ее можно считать самозванкой? Готовясь к исполнению чужой роли, как могла она не предусмотреть столь существенной подробности, как имя, не поинтересоваться хотя бы возрастом той, которую собиралась изображать: Августа старше ее на добрых двадцать лет. Подобные сведения мог игнорировать беглый солдат, объявивший себя государем Петром Федоровичем, в какой-то мере Пугачев, но не человек ее уровня образованности, знаний, привычки общаться с придворными кругами. Промах неизвестной совершенно необъясним, если только она не пользовалась… собственным именем. Все может стать на свои места, если она утверждала самое себя и не сомневалась в своих правах.

Ход следствия — чего ждала от него и чего добивалась от Голицына Екатерина? Возможно, более подробных обстоятельств рождения, детства, слишком короткой жизни неизвестной, но разве имело значение ее подлинное происхождение? Другое дело — те, чьей подсказкой, помощью, поддержкой было вызвано ее выступление. Но, обещав Голицыну после разбора писем узницы выявить подлинный двигатель опасной интриги, Екатерина как будто забывает о своих словах, не добивается подобного выяснения и от следователя. Напротив — императрица откровенно заинтересована в прекращении разговора с неизвестной, каких бы то ни было допросов и встреч.

Голицын называет узнанные имена, обстоятельства, достаточно реальные, вполне доступные для проверки, и словно ждет соответствующего разрешения — на запросы, переписку, вызов свидетелей. Ждет и не получает ответа. Переезды по европейским городам, постоянная смена имен, и среди них не только рядовых, обыкновенных, способных не оставить по себе памяти, но и таких, как госпожа Тремуйль — фамилия слишком громкая, редкая, все члены которой известны наперечет. В конце концов, по тем же дипломатическим каналам не представляло особого труда узнать о пребывании в Лондоне представительницы семьи герцогов и предъявить неизвестной доказанное обвинение в использовании чужого имени.

Говоря о своем происхождении, неизвестная все месяцы следствия, во всех собственных письмах называет одни и те же имена лиц, знавших ее жизненную ситуацию. «Какой-то лорд Кейт», — сообщает Екатерине II Голицын и тут же вынужден будет поправиться: «Тот самый, лорд Марешаль». Попытка отмахнуться от Кейта была по меньшей мере смешной.

Лорд-маршал Джордж Кейт — у него бурная, полная приключений жизнь на виду у всей Европы и положение, позволяющее быть причастным ко многим государственным тайнам. Парламентская опала и заочный смертный приговор за то, что после английской королевы Анны высказался в пользу претендента Стюарта. Попытка вернуться в Шотландию в рядах испанской экспедиции. Всего лишь попытка — разгромленный на поле боя, Кейт будет вынужден искать убежища на материке. Испания, Венеция, с 1747 года Берлин — дорога скитаний Кейта.

Литературные увлечения сослужили лорду-маршалу лучшую службу, чем способности военачальника. В Берлине они объединяют его с Фридрихом II. В 1751 году прусский король назначает его послом в Париж, спустя три года невшательским губернатором и, применив все свое влияние, добивается у Англии восстановления Кейта в его владениях и правах. Сведения Кейта о неизвестной могли идти из самых разных источников, но почти наверняка они были достаточно достоверными. Назвать его имя — риск, но и свидетельство уверенности в себе неизвестной. Кстати, небольшая деталь: у лорд-маршала был банкир Шуман из тогдашнего Данцига — Гданьска.

Известная Джорджу Кейту «самозванка» должна была располагать в Англии кругом знавших ее людей. Ее дружба с Эдвардом Вортли Монтегю — едва ли не лучшее тому доказательство. У Монтегю не менее романтичная, чем у Кейта, биография. Он сын посланника в Константинополе и известной писательницы, входившей в кружок Адисона, Конгрива и Попа. Константинопольские письма леди Вортли не уступали письмам мадам де Севинье и принесли ей огромный успех. Сам Вортли Монтегю долгое время жил в Португалии и английских колониях, перепробовал множество занятий — от наездника в цирке, землепашца до почтальона и писателя. Избрание в палату общин не помешало ему расстаться с Англией и навсегда переселиться в Константинополь. Уважение, которое он неизменно проявляет к «самозванке», было связано с деятельным желанием ей помогать.

Монтегю трудно заподозрить в симпатиях к чистому авантюризму, подобно как и Филиппа Фердинанда князя Лимбургского, доверившего неизвестной хлопоты о своем наследстве, настаивавшего на женитьбе на ней, выступавшего в защиту ее интересов, в легкомыслии или недостаточном знакомстве с политической ситуацией в Европе. Голицын расспрашивает «самозванку» о ее браке с князем Лим-бургским, интересуется актом на правление Оберштайном, хотя и в том и в другом случае простой официальный запрос дал бы быстрейший и более достоверный, с точки зрения правительства Екатерины, результат. Тем не менее ни в одном случае Голицын не нарушает принципа молчания: все, что говорится, говорится только в крепостных стенах и не должно за них выйти.

В датах передвижения по Европе «самозванки», которые предлагала официальная версия, особенно сомневаться не приходилось: какая разница для русских обвинителей — та или не та эта дата?

Но неизвестная упорно предлагала иной план, существенно разнящийся от предложенного обвинением, и настаивала на нем. Ею вполне могли руководить в данном случае соображения самообороны: какие-то обстоятельства следовало скрыть или, во всяком случае, оставить невыясненными. Вот только, согласно показаниям «самозванки», получалось, что осенью 1770 года она должна была (могла!) проезжать Петербург. Голицын запишет, что она провела в столице на Неве всего одну ночь, да и то в неизвестном доме («может быть, и трактире»). В частных разговорах, которые вела Елизавета до ареста в Европе, речь шла о встречах с друзьями отца и более продолжительном промежутке времени. Так не мог ли именно тогда для каких-то далеко идущих целей и быть написан ее портрет в персидском костюме? Прославленный или известный портретист для этой цели безусловно не годился. Зато подходил скромный живописный подмастерье Григорий Сердюков, не выясненным до настоящего времени образом связанный с П. И. Паниным и вполне определенным кругом высоких должностных лиц. Не был ли предназначен этот портрет служить в конечном счете вещественным доказательством существования дочери Елизаветы Петровны, что дополнительно подтверждалось и тщательно зафиксированной датой его написания?

И, кстати, о России и русских свидетелях. Если проверка, связанная с западноевропейскими странами, во всех случаях была связана с определенными трудностями, то никаких осложнений не представляло установление всего, что «самозванка» связывала с Россией. Все подорожные фиксировались, все имена легко поддавались установлению. Тем не менее в ходе следствия не используется даже такой совершенно обязательный для тайного сыска прием, как допрос названных обвиняемым лиц. Ни Екатерина, ни соответственно Голицын не пожелали задать вопросов Никите Панину, которому «самозванка» неоднократно писала письма. А ведь письма эти удивительны той интонацией давнего знакомства, которую использует их автор. Обычный прием неизвестной? Но тогда как объяснить их разительный контраст с письмами, обращенными к Алексею Орлову, человеку, по официальным данным, ей наиболее близкому? Достаточно простого сравнения стилей письма-обращения к Алексею Орлову и письма к Н. И. Панину.

Если первое явно тяготеет к так называемому завещанию Елизаветы Петровны по характеру оборотов, слогу, самому способу выражения мыслей — несколько выспреннему, приподнятому, нарочито торжественному, то второе отмечено живостью, непосредственностью выражения чувств и той эмоциональностью, которую отмечал Голицын в рапорте Екатерине как одну из наиболее характерных черт «самозванки». В отношении А Г. Орлова можно предполагать, что адресат знает сам факт существования и характер притязаний неизвестной, но и только. Но неизвестная не представляется и Панину, не объясняет факта и обстоятельств своего появления. Зато самый характер обращения свидетельствует, что Панин не может ее не знать.

Пресловутый роман «самозванки» с А. Г. Орловым, романтическое увлечение, стоившее неизвестной свободы, приведшее к рождению сына, — вокруг него фантазий возникло особенно много. Правда, он не находит никакого отражения в следственных материалах, как и самый факт появления ребенка. Трудно поверить, чтобы роженица не апеллировала к простой человечности женщины-императрицы хотя бы во имя своего младенца. Между тем разговор о беременности и родах «самозванки» не возникает ни в ее собственных письмах, ни в донесениях тюремного врача, ни в рапортах Голицына или коменданта крепости. Впрочем, здесь стоит обратиться к простому сопоставлению чисел.

«Самозванка» впервые встречается с Алексеем Орловым 15 февраля 1775 года в Риме. Официальная церемонная встреча, при которой граф разыгрывает сцену глубочайшего уважения, если не верноподданнической преданности неизвестной. В ее сознании не должно возникнуть и тени подозрения! Официальные историки пишут о том, что Орлов повсюду сопровождал «самозванку», демонстративно показываясь с нею в театрах, на гуляньях и улицах города. Но, не говоря о том, что тайный сыск Ватикана, следивший за неизвестной, подчеркивал, насколько скромный и замкнутый образ жизни она вела, известно, что она до конца не изменила своим привычкам. Те же агенты сообщают, что Орлов приезжал с визитами в сопровождении всей своей небольшой свиты в дневные часы, оставался на самый короткий, предусмотренный протоколом придворных приемов срок и при этом даже не позволял себе и своим спутникам садиться в присутствии неизвестной.

Придавала ли значение неизвестная подобному этикету? Оказывается, придавала, и очень большое. Даже в условиях тюремного заключения, даже перед лицом неминуемой гибели она не позволит Голицыну заикнуться о возможности брака с польским шляхтичем как условии ее освобождения. Если во время встречи с Орловым у нее были определенные жизненные перспективы, то в Петропавловской крепости уже никаких, и тем не менее. К тому же знакомство с Орловым и общение с ним заняли… четыре дня. 20 февраля неизвестная дала согласие графу поехать в Ливорно посмотреть суда подчиненного ему русского флота. День кортеж неизвестной находился в пути, на следующий день все его участники были арестованы. Роман с Орловым, разговоры о браке при таком коротком сроке становились слишком сомнительными. После ареста неизвестной Орлов больше никогда не видел ее.

И. Б. Лампи-старший. О. М. де Рибас

Таковы временные сроки. Но к ним следует прибавить не менее существенный вопрос — языка. На каком языке неизвестная могла объясняться с Орловым и поверять ему свои планы? «Самозванка» знала несколько языков, за исключением русского, Орлов не владел ни одним, кроме русского. Присутствие переводчика было возможно во время официальной встречи, но трудно допустимо при той интимной близости, на которой так настаивали официальные историки и сам Орлов. Сам по себе пересказ слов неизвестной, который Орлов пытается привести в письме к Екатерине, настолько сумбурен и неточен, что явно граф сам понимал лишь отдельные слова и пользовался далеко не совершенным переводчиком. Правда, основные сведения должен был передать Екатерине специально посланный в Петербург до Орлова и прихода эскадры Иосиф де Рибас.

И очередная загадка. Ни единого упоминания его имени в донесениях Орлова, ни малейшего намека на доверенную ему миссию, тем не менее именно де Рибас оказывается в действительности центральной фигурой состоявшегося похищения неизвестной. Он сумел разыскать «самозванку» и найти возможность войти к ней в доверие. Во всяком случае, роль его была настолько неблаговидной, что официальные историки и не собирались ее до конца выяснять. Скорее всего Орлов, впервые столкнувшись с этим сыном неаполитанского кузнеца в Ливорно, понял и безнадежность его положения, вызванную достаточно сложными и вошедшими в противоречие с правосудием махинациями де Рибаса, и беспринципность, и хитрость, и отчаянную личную смелость.

Воспользовавшись услугами де Рибаса для розысков и поимки неизвестной, Орлов посылает неаполитанца в Петербург, будучи уверен прежде всего в том, что тот не продаст его врагам, которых не успеет узнать, а главное — сумеет дойти до самой императрицы и представить ей проделанную операцию в наиболее выгодном свете.

По пути в Петербург де Рибас узнает от сопровождающего его офицера об обстоятельствах, существующих при русском дворе, о характере и взаимоотношениях наиболее влиятельных лиц. И сразу по приезде он находит себе покровителя в лице И. И. Бецкого. Казалось бы, немного. Но это если не обращать внимания на упорные слухи о прямом родстве Екатерины с Иваном Ивановичем, о ее редком (фамильном!) сходстве с ним, о том, что она специально, засыпая старика подарками, избегала его появления во дворце рядом с собой. Бецкой — не официальная сила, но это и постоянно действующая сила, где «случай», появление нового фаворита или увлечения ничего не могли изменить.

С. Горелли. Н. И. де Рибас

И де Рибас не просчитался. Где там! Его тут же причисляют на службу по Сухопутному шляхетному корпусу и приставляют ни много ни мало к побочному сыну Екатерины от Г. Г. Орлова, маленькому графу Бобринскому. Это было полное проникновение в тайны царствующего дома. Но де Рибас все еще недоволен. Воспитатель в любой день может перестать нравиться ученику или его матери, он слишком зависит от капризов избалованного ребенка. Лучше добиться иного — в мае 1776 года де Рибас женится на единственной дочери Бецкого Анастасии Соколовой, довереннейшей камер-юнгфере императрицы. Всего только горничная? Но в действительности это права хозяйки в богатейшем доме и хозяйстве официально оставшегося холостым Бецкого, это права единственной его наследницы и это великолепнейшая осведомленность обо всем, что происходило и могло произойти во дворце, каждое настроение императрицы, каждая наступавшая перемена его. Решение де Рибаса получает полное одобрение Екатерины: приобщенный к одной из важнейших тайн ее дома, он и так должен навсегда остаться привязанным к Петербургу.

Алексей Орлов не ошибся и вместе с тем ошибся в своем избраннике. Де Рибас сумел дойти до императрицы, чтобы остаться в непосредственной близости к престолу, делая день ото дня все более блестящую карьеру. Но не его ли присутствием герой Чесмы был обязан холодно-враждебному приему Екатерины? Орлов напрасно опасался наветов в части своих отношений с «самозванкой» — установить их подлинный характер не составляло труда. Его не привлекли ни к следствию, ни к допросам, хотя многие связанные с ним обстоятельства явно требовали выяснений, но просто предали забвению. Орлов явно переоценил свои заслуги, хотя по-прежнему оставалось непонятным, что именно вызвало такую ожесточенную охоту за неизвестной. Дела о самозванцах составляли постоянный раздел в деятельности тайного сыска. Списки их росли, и во всех случаях виновных ссылали пожизненно в Сибирь, иногда даже без предварительных телесных наказаний. Ни о какой изоляции и мерах предосторожности по отношению к ним речи не было. История «самозванки» в сопоставлении с ними представлялась иной.

Эпизод о Федоре Аше

Неожиданный посетитель не слышал возражений. Его немедленно проведут к хозяину дома. Немедленно! Привыкший отдавать команды хрипловатый голос срывался на крик. Рука была готова схватиться за эфес шпаги. Не рассуждать! Провести в личные апартаменты!

Предрассветный час, неприбранный дом, спящий хозяин — какое это имело значение перед его нетерпением? Он и так слишком долго ждал, слишком трудно добирался до Петербурга. Теперь все решали минуты.

Иван Иванович Шувалов скажет, что никогда раньше не видал своего гостя, что встретился с незнакомцем в первый раз, но это для следствия. Правда выглядела иначе.

В тот день, 20 октября 1777 года, на пороге его комнаты стоял человек, которому он, как никому другому, мог доверять. Барону Федору Ашу Шувалов был обязан сохранением своих наследственных капиталов, возможностью достаточно жить и после потери «случая». Старший, любимый, сын барона Федор занимал не последнее место при елизаветинском дворе — вспомнить его не стоило труда.

Но встреча не стала встречей былых добрых знакомцев. Аш церемонно раскланялся, опустился на колено — в руках хозяина дома оказался залитый сургучом плотный полотняный пакет. Шувалов принялся читать — посланец так и не позволил себе подняться.

Ф. Ю. Аш — И. И. Шувалову.

Петербург. 4 марта 1773 г.

Милостивый государь!

Глубокая старость моя, как мне уж от роду 85 лет, и здравие мое, от времени до времени ослабевающее, отнимают у меня надежду дожить до того радостного дня, когда ваше императорское величество, по счастливом возвращении в государство ваше с помощью всемогущего бога, вступите на всероссийский императорский престол, к несказанной радости всех ваших верных подданных.

Не дожив до чрезвычайной радости персонально принести вам мое усерднейшее поздравление с восшествием, я не премину пожелать того сим письмом и принести вам, милостивейшему государю, мою должную благодарность за все оказанные мне милости, за благосклонные оферты (предложения. — Н. М.) от вас, за доверенность, а паче за то, что ваше высочество перед отъездом в чужие края удостоили меня, нижайшего слугу, вашим милостивым посещением.

Удовольствие большое я имел в том, что, служа предкам вашим 58 лет, служил я также в бозе почивающей ныне императрице Анне Иоанновне, еще в бытность ее в Митаве, — честь, которую имели только несколько ее подданных.

По преемственной линии в правление Всероссийской империи от государя и царя Иоанна Алексеевича, по неимению от него наследников, всевышний творец назначил ваше высочество к принятию всероссийской императорской короны, чего искренне желают все ваши верноподданные, которые только известны о высокой особе вашей.

До восшествия вашего высочества на императорский престол потребно будет освободить дворец от обретающихся в нем императрицы и их высочеств…

В сей важной и секретной экспедиции вашему высочеству потребно таких подданных ваших верных и надежных, которые справедливые причины имеют быть недовольны нынешним правлением; в числе таких многих известных мне персон находится и сын мой старший Федор, писатель сего списанного мною концепта, и который сие вашему высочеству в собственные руки вручить честь иметь будет. Будучи два года первым полковником во всей регулярной армии, он в 1766 году был отставлен от воинской службы с чином бригадира и пенсиею. В то время ему было только 39 лет и при добром здравии он был еще в состоянии нести полевые службы, к чему по инклинации его охоту имел. Ежели ваше высочество к исправлению помянутой комиссии его удостоить соблаговолите, то я ему сим даю к сей секретной экспедиции мое родительское благословение. Я приказал ему под клятвою никому не говорить об этом письме, хотя брату родному. При всем том я уверен, что все мои сыновья и зять мой, за шталмейстера правящий генерал-майор Ребиндер, ваше высочество за настоящего государя нашего с истинным глубочайшим респектом почитают…

Препоруча наконец себя и всю фамилию мою вашей высокой милости, мне остается теперь, как стоящему у могилы, только молиться всевышнему о всегдашнем здравии вашего высочества до позднейших времен, о благополучном восшествии вашем на прародительский престол, о счастливом правлении вашего государства, о знатных победах орудий ваших, о благополучном бракосочетании с достойной принцессою, и чтоб тем никогда не был бы недостаток в высоких наследниках всероссийского императорского престола.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Аш Федор (Фридрих) Юрьевич (ок. 1690 в Силезии — 1773 в Петербурге) — государственный деятель. В 1706 г. поступил на русскую службу. Участник Прутского похода (1711), во время которого обратил на себя внимание Петра I. Сохранился ряд рассказов о Петре, записанных с его слов и вошедших в «Подлинные анекдоты о Петре Великом, слышанные из уст знаменитых особ в Москве и Петербурге и извлеченные из забвения Яковом фон Штелином». В 1712 г. назначен секретарем двора вдовствующей герцогини Курляндской Анны Иоанновны с секретным поручением вести наблюдение за управляющим делами герцогини гофмейстером П. М. Бестужевым-Рюминым. Пользовался особым доверием Анны Иоанновны. По поручению Петра занимался организацией брака старшей цесаревны Анны Петровны с герцогом Голштинским, для чего ездил в Вену ко двору римского императора. После успешного окончания своей миссии, благодаря настоятельным просьбам Анны Иоанновны возвращен на прежнюю должность в Митаву. В середине 1724 г. отозван в Петербург с назначением почт-директором Российской империи. В его обязанности входила организация почтового дела, наблюдение за секретной почтой, перлюстрация корреспонденции вызывающих подозрение правительства лиц и личные доклады по ней царствующим особам. Находился в дружеских отношениях с Бироном с момента его назначения ко двору герцогини Курляндской в 1718 г.

С вступлением на престол Анны Иоанновны получает многочисленные земли в Лифляндии, значительные денежные суммы. Переданные ему императрицей так называемые «шкатульные деньги» в сумме 136 000 рублей Аш перевел в Амстердамский банк для «неизвестного лица», причем сам ими никогда не пользовался. С приходом к власти сына Анны Петровны, Петра III, возведен в баронское Римской империи достоинство. В 1764 г. уволен со службы за проявленную к новой императрице непочтительность. Умер в стесненных материальных обстоятельствах.

Четыре с половиной года письмо ждало своего адресата. Аша-старшего не стало почти сразу после его написания, Аш-младший не располагал ни средствами, ни возможностями, чтобы разыскивать Шувалова по Европе. Оставалось ожидание, тем более нетерпеливое, что раз за разом возникали и проходили благоприятные для дворцового переворота ситуации: пугачевское восстание, турецкая кампания…

Шувалов толковал в письмах о возвращении и по-прежнему оставался неуловимым. Знал ли он о тайне своего рождения? Верил ли в нее? Предполагал ли существование сторонников? Одно оставалось несомненным — встречи с Ашем он не ждал и не хотел.

Шувалов дочитывает и перечитывает письмо. Прикидывает. Рассчитывает. Западноевропейская печать не скупилась на обвинения, утверждая, что только благодаря его вмешательству и личной рекомендации «самозванка» решилась встретиться с Орловым, тем более отправиться на его корабли. Шувалов предрешил ее гибель и вернулся в Россию получать плату за предательство родной дочери. Теперь речь шла и вовсе о постороннем лице. Шувалов находит милостивые и достаточно значимые слова, чтобы убедить своего гостя остаться ждать, и тайком, с заднего крыльца, уезжает во дворец.

Простой отъезд? Скорее бегство. Паническое. Обращенное только на собственное спасение. Разговор с Екатериной — немедленный. Впервые «нерешительный» сумеет настоять, стать неуступчивым и требовательным. И беседа с глазу на глаз, затянувшаяся почти на два часа.

Екатерина снова и снова присматривается к собеседнику, хочет до конца разобраться в его действительных мыслях и намерениях. Нет, она не предпримет никаких действий против Аша. Пусть Шувалов сам возьмет ее рескрипт, сам отвезет своего посетителя, и не куда-нибудь, а в дом генерал-прокурора, и сдаст А. А. Вяземскому вместе с предписанием о допросе и аресте. Шувалову предстоит не только доказать свою добрую волю, но еще и до конца скомпрометировать себя в глазах окружающих. Предательство можно хотя бы на время скрыть в стенах той же Тайной канцелярии, но никак не частного дома. Нет сомнения, поступок Шувалова тотчас станет достоянием обеих столиц. Решительность в подлости обернется против «нерешительного».

Шувалову все понятно, но у него нет времени на колебания. Его судьба в руках Екатерины. Значит, он сделает все, чтобы убедить императрицу в своих верноподданнических чувствах. Раз надо, Шувалов сам привезет Аша-младшего в дом Вяземского.

Екатерина II — А. А. Вяземскому.

20 октября 1777. Петербург

Взяв Аша к себе в дом, спросить кто то письмо писал, и буде он скажет, что письмо писано им, Ашем, то его тотчас арестовать, и потом о написанной в письме важности допросить, и что покажет, нам донести.

Этот первый разговор с Ашем-младшим оказался предельно кратким. Вяземский незнаком с ремеслом и приемами следователя, далек от требуемых условий и юридического протокола. Достаточно одного впрямую поставленного вопроса. Тем более достаточно такого же прямого, далекого ото всяких запирательств ответа. Федор Аш всегда был известен откровенностью характера, и это ему русское командование обязано раскрытием во время Семилетней войны тайной связи Тотлебена с пруссаками.

Из материалов первого допроса (Ф. Ф. Аша)

А. А. Вяземский. Кто писал сие преступническое письмо, и для чего Шувалов титулуется императорским высочеством, тогда как он не больше как российский дворянин?

Ф. Ф. Аш, признаваясь, что писал письмо сам под диктовку покойного отца: «Шувалов же именуется императорским высочеством потому, что он есть сын покойной императрицы Анны Иоанновны, рожденный от Бирона».

Понимал ли бригадир в отставке Федор Аш, что сам выносил себе приговор? Во всяком случае, ни лгать, ни искать неких смягчающих обстоятельств он не стал. Что же касается его дальнейшей судьбы, она была предусмотрена рескриптом Екатерины: немедленный арест, крепость, допросы. Следствие поручалось специальной и достаточно необычной по составу комиссии: былой следователь по делу «самозванки» А. М. Голицын, генерал-прокурор А. А. Вяземский, директор императорской казенной сцены И. П. Елагин.

Из допросов Ф. Ф. Аша.

Петропавловская крепость. 1777

Ф. Ф. Аш. Отец меня вызвал, дал переписать черновик, при мне запечатал двумя печатями и хранил письмо у себя до смерти. Перед смертью передал его мне для передачи И. И. Шувалову. Выполнить его волю тотчас я не смог, так как по бедности не имел средств для поездки за границу.

Вопрос. Знал ли до письма о таком происхождении Шувалова?

Ф. Ф. Аш. До вступления Екатерины на престол отец говорил, что у Анны Иоанновны был сын, не называя, однако, его по имени. Когда Екатерина отправилась на коронацию, отец написал письмо к Шувалову, поставив на конверте «Милостивейшему государю». На вопрос, почему без чинов, отец сказал, что Шувалов принц, рожденный от Анны Иоанновны, а потому законный государь. Сначала я усомнился в этом, так как знал, что Анна Иоанновна не имела мужа, но, приняв в соображение правдивость моего отца и что он, служа при императрице, когда она жила в Митаве с своим камер-юнкером, герцогом Курляндским, должен знать это дело лучше других, я решительно убедился, что Иван Иванович Шувалов есть сын императрицы Анны Иоанновны и Бирона. Мне вспомнилось тогда то особливое благоволение, которое отец с давних пор оказывал Шувалову, и что портрет его он постоянно имел перед собою.

Вопрос. Какое у вас было намерение при подаче письма Шувалову?

Ф. Ф. Аш. Если бы по прочтении письма, поданного мною Ивану Ивановичу, тот приказал мне очистить дворец, я не задумался бы исполнить это приказание, хотя бы оно стоило мне жизни! Я поступил бы таким образом: сперва старался бы разыскать всех служащих, которые были обижены в последнюю войну. Таких лиц здесь очень много. Например, генерал Берг считает себя обиженным еще по Прусской войне. Я хотел обратиться прямо к нему. Мы собрали бы целую военную команду из недовольных, пошли бы во дворец, арестовали бы там государыню с великим князем, а Шувалова возвели бы на престол.

На что рассчитывал Аш, так откровенно излагая свои намерения и даже тактику осуществления задуманного переворота? На своем веку он был свидетелем дворцовых переворотов не единожды, но, значит, знал и о последствиях, которые неминуемо постигали неудачников. Предательство Шувалова — в нем сомневаться не приходилось. Оставалась единственная и очень сомнительная надежда убедить следователей в правоте отцовского свидетельства, в том, что рядом с Екатериной существовал лучший и совершенно законный претендент на престол, к тому же не скомпрометировавший себя всеми теми действиями, в частности, против передовой части дворянства, которые делали ее правительство год от года все менее популярным. Иначе говоря, реальная кандидатура и возможность проявления годами накапливающегося недовольства. Может быть, именно поэтому Аш не сталкивается с Шешковским, к нему не применяются допросы «с пристрастием». Он говорит сам. Многословно. Обстоятельно. Дополняя свои устные ответы письменные показаниями.

Письменные показания Ф. Ф. Аша

К нынешней императрице я не имею ни малейшего усердия. Это она видела еще в 1764 году, в Риге, во время смотра нашей Лифляндской дивизии: объехав тогда фронт первой линии, императрица повернула во вторую; после минутной остановки и разговора с генерал-майором принцем Карлом Курляндским, она приблизилась к вверенному мне Нижегородскому пехотному полку и получила от знамени не такую честь, какую отдают государям. Все заметили, как императрица переменилась в лице. Командующий дивизией генерал-фельдмаршал Александр Борисович Бутурлин и генерал-аншеф Захар Григорьевич Чернышев поспешили к подпрапорщикам и приказали наклонить знамена как следует.

Бывая во дворце, я ни у Екатерины, ни у великого князя Павла руки не целовал, считая их незаконными.

Отец сказывал мне, что Иван Иванович принял фамилию от некоего Шувалова, которому был отдан Анной Иоанновной на воспитание. Но я слышал также и другое объяснение этой деривации фамилии: от лошади — шеваль маленького Ивана, которую водили перед первым взводом первого эскадрона.

Члены комиссии выслушивали, прочитывали и… спорили. Да, да, не ставили злокозненных вопросов, не подлавливали, даже не пытались выяснить различных подробностей и обстоятельств. Любой ценой убедить Аша-младшего в неправоте, доказать ошибочность сведений его отца — так рисовалась задача следователей. Ашу предстояло в полной мере осознать неизбежность выбора: согласие с утверждением комиссии и свобода или несогласие, и тогда…

Впрочем, гадать о последствиях не приходилось. Две недели каждодневных убеждений ни к чему не привели. Аш доказательств не воспринял, заседание было прервано с единственным условием для арестованного: ни с кем, по крайней мере, не говорить «об этом безумном вранье». По меньшей мере своеобразное требование для человека, заподозренного в умственном расстройстве!

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Вяземский Александр Алексеевич (1727–1796) — государственный деятель. С 1747 г. служил в армии, в 1763 г. направлен Екатериной II на Урал для улаживания конфликта между бунтовавшими крестьянами и заводчиками, а также для анализа экономического положения уральской промышленности. С 1764 г. назначен на должность генерал-прокурора, в компетенцию которого входило наблюдение за деятельностью Сената в части строгого соблюдения законов с правом увольнения и назначения всех входивших в сенатскую канцелярию чиновников, а также контроль за денежным обращением, солевой и винной монополиями. Упорядочил дело финансового управления страной, участвовал в разработке проекта выпуска ассигнаций. По желанию Екатерины председательствовал в комиссии по составлению Нового уложения (1767) и в комиссии по учреждению о губерниях (1775). Среди современников пользовался репутацией человека недалекого, туповатого, но безусловно честного.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Елагин Иван Перфильевич (1725–1794) — государственный и театральный деятель, литератор. Выпускник Сухопутного шляхетного корпуса. В пятидесятых годах стал известен сатирическими сочинениями, в дальнейшем перевел главы из «Велизария» Мармонтеля, предположительно все комедии Детуша. В 1758 г. был сослан в Казанскую губернию как один из участников заговора канцлера А. П. Бестужева-Рюмина в пользу будущей Екатерины II. С ее вступлением на престол, несмотря на вражду Орловых, возвращен из ссылки и состоял в Кабинете «при собственных ее величества делах у принятия челобитен». В течение 1766–1779 гг. управлял театрами, когда был учрежден русский публичный театр и основано театральное училище. Участвовал в деятельности масонов.

Тем не менее идея безумства пришлась как нельзя кстати. Может быть, Екатерина сама не ожидала от комиссии столь удачного выхода из положения. Честность Федора Аша не подлежала в глазах современников сомнению, но душевная болезнь, естественно, меняла дело. 3 ноября 1777 года без суда и действительного следствия Аш, «как впавший по безумству в преступление», указом императрицы был отправлен в Динамюндскую крепость со строжайшим предписанием «не допускать к нему никого и никаким его речам не верить». Срок заключения для узника определению не подлежал.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Бирон Эрнест Иоганн (1700 Каленцеем, Курляндия — 1772, Митава). Сын корнета польской службы. Занимался в университете Кенигсберга. В 1715 г., приехав в Петербург, безуспешно пытался получить назначение камер-юнкером ко двору супруги царевича Алексея. Позднее назначен в штат герцогини Курляндс-кой Анны Иоанновны. В результате интриги против фаворита герцогини, П. М. Бестужева-Рюмина, удален от двора. В 1724 г. возвращен Анной Иоанновной и занял место официального фаворита. Участвовал в делегации курляндского дворянства, поздравлявшего Екатерину I с вступлением на престол. В поставленных Анне Иоанновне условиях избрания на царство — «тайных кондициях» — специально оговаривался ее отказ от Бирона, который должен был остаться в Курляндии. С уничтожением кондиций и восстановлением самодержавия Бирон занял место фактического руководителя государства. За день до смерти Анны Иоанновны добился подписания указа о своем назначении регентом Российской империи с титулом королевского высочества до совершеннолетия Иоанна VI Антоновича и содержанием по полмиллиона рублей в год. 18 апреля 1741 г. свергнут правительницей Анной Леопольдовной и сослан в Пелым. С вступлением на престол Елизаветы Петровны переведен на жительство в Ярославль. В 1762 г. переселился в возвращенное ему Екатериной II герцогство Курляндское. В 1769 г. передал правление герцогством сыну Петру.

Аш собеседников не искал. С прошениями о помиловании не обращался. Читал — сколько дозволялось. Занимался экзерциция-ми — «будто со шпагой». И мерил шагами узкую волглую камеру с утра до вечера, изо дня в день, без малого двадцать лет.

Нет, о нем не забывали. Губернатор Риги Мейендорф на запросы двора время от времени отвечал, что узник, как ни удивительно, все еще жив, не причиняет никому ни малейших хлопот, только в ответ на вопрос о присяге Екатерине и признании ее тем самым законной государыней отвечает по-прежнему категорическим отказом. Это подтвердит и специально видевшийся с узником фельдмаршал Н. В. Репнин: «Здоров и спокоен, но в уме не исправился».

Его императорское величество повелеть изволил означенного барона Аша сюда прислать для истинного освидетельствования.

Из указа Павла Iкоменданту Динамюндской крепости.

19 декабря 1798 г.

И все-таки некогда сделанная Екатериной II попытка даже после смерти императрицы не теряла своего смысла — не наказать, не уничтожить, не переубедить, добиться добровольного согласия с существующим положением вещей. Именно этого ждали и добивались монархи от Аша. Павел рассчитывает, что ему-то, откровенному и ярому врагу всех начинаний и действий правительства матери, такое непременно удастся. Федора Аша срочно доставляют в Петербург. И не в Петропавловскую крепость — он уже не узник, а в достойный его титула и доброго отношения императора дом. Хорошо обставленный. С конюшней, экипажами, лошадьми и прислугой. В самом центре Петербурга.

Тайный надзор — его можно было и не заметить. Постоянное сопровождение дежурными офицерами сыска — оно давало о себе знать только при поездках по городу. Свобода (пусть относительная), средства (и немалые), перспектива восстановления на военной службе (независимо от лет) — все ставилось на карту ради присяги новому императору.

Очередной генерал-прокурор, Алексей Куракин, не жалеет времени на каждодневные визиты и бесконечные уговоры. В конце концов, Шувалова уже нет в живых и Екатерины тоже, а на наследника императрицы нет необходимости переносить отношение к ней самой.

Два месяца неослабевающих усилий дают свои результаты. Аш, кажется, сдается, соглашается с доводами. 26 февраля 1797 года приносит присягу Павлу и торжественно получает обратно шпагу. И все-таки ни император, ни его приближенные не уверены в победе. Уезжая на коронацию в Москву, Павел помещает в доме Аша подполковника Муханова — он должен присылать еженедельные самые обстоятельные рапорты о поведении и высказываниях Аша.

Худшие опасения соглядатаев оправдались гораздо раньше, чем можно было предполагать. Спустя всего месяц Аш умудрился крикнуть в форточку проходившему взводу солдат о «незаконном Павле». Теперь вопрос о «бунтовщике» был решен бесповоротно. Неделей позже последовало высочайшее повеление: за нарушение присяги Федор Аш признается заслуживающим смертной казни, которая заменялась пожизненным одиночным заключением в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре, печально знаменитой тюрьме для особо важных политических преступников, угрожавших устоям власти и престола. Мало того, имя Федора Аша отныне исключалось из генеалогического древа его фамилии. У Аша-старшего числилось вместо четырех трое сыновей: Петр, известный московский врач, член Медицинской коллегии, выпускник Геттингенского университета; Егор, доктор медицины и первый член Медицинской коллегии со времени ее основания в 1763 году, и подвизавшийся на дипломатическом поприще Иван, некоторое время состоявший русским резидентом в Польше. Никаких других представителей мужского потомства генеалогические справочники не называли. Федор Аш перестал существовать.

М. Я. Веретенников. Вид сада. 1797 г.

Новая встреча была совершенно неожиданной. В первые годы царствования Александра I поэту И. М. Долгорукому довелось обследовать казематы Спасо-Евфимиевого монастыря. Специальная комиссия занималась пересмотром дел всех политических узников предыдущего царствования. Федор Аш относился к их числу. Его нельзя было заподозрить в душевной болезни. Даже четверть века одиночного тюремного заключения и преклонный возраст не помутили ясности его рассудка. Аш стал первым, кого И. М. Долгорукий представил к освобождению. Представил и, изумленный, получил самый категорический отказ. Изо всего списка заключенных в монастыре только против имени Федора Аша стояла пометка со ссылкой на императорскую волю:

Комиссия полагает и впредь его, как не исправившегося в уме, оставить в Спасо-Евфимиевом монастыре, с поручением губернскому начальству дабы о нем по временам доносить Сенату.

Сколько лет провел Аш в заключении и когда умер — осталось неизвестным.

Глава 6

Эндшпиль(Продолжение)

Даже как простое предположение, как случайный домысел это выглядело невероятным. Соединить Анну Иоанновну, Бирона и… Шувалова! Каждый из них символ определенной эпохи, но эпохи были слишком разными. Анна — «царица престрашного взору», со всем тем, что несла России навязанная ею бироновщина, дикой жестокостью, произволом, засильем полуграмотных курляндцев, остервенелым грабежом государственной казны. И Иван Иванович Шувалов — желанный гость и друг французских энциклопедистов. Основатель и первый куратор Московского университета, первый президент организованной с его участием Академии художеств — разве таким должен быть отпрыск Анны Иоанновны и Бирона? Правда, оставалась еще, условно говоря, таракановская история.

В блудовских материалах бросалась в глаза одна странная и в общем-то неуместная деталь: упоминание в связи с «самозванкой» о бывшем императоре российском Иоанне Антоновиче. Если «самозванка» оказалась в тюрьме усилиями Екатерины II, Иоанн Антонович был обречен на пожизненное заключение еще Елизаветой Петровной — первый и неизбежный шаг, открывавший ей путь к престолу. По завещанию Анны Иоанновны Иоанн был провозглашен императором, как сын ее племянницы, единственный мужской отпрыск старшей линии детей царя Алексея Михайловича. Елизавета Петровна, вступая на престол, попирала одинаково и права законного, «объявленного» монарха, и волю Петра I, который установил принципом русского престолонаследия волю каждого очередного монарха. Одиночное заключение — механика борьбы за власть. Но какое отношение мог иметь Иоанн Антонович к дочери Елизаветы Петровны?

1757 год. Донесение голландского посланника Сварта. По распоряжению Елизаветы Петровны тайно привезен и помещен в доме одного из наиболее доверенных лиц, Петра Шувалова, Иоанн Антонович. Императрица несколько раз приезжала туда и исподтишка наблюдала за узником, но признала его «безнадежным». «Косноязычен, лишен смысла и разума человеческого» — каким еще мог стать человек, с младенческих лет закрытый в четырех стенах, видевший, и то только мельком, лица стороживших его солдат? Цель осмотра — идея перемены наследника. Отношения Елизаветы Петровны с будущим Петром III и его женой близки к полному разрыву. Усилия будущих летописцев создать иллюзию полной семейной идиллии — как же мало они имели оснований в действительности! К этому прибавляется ухудшение отношений России с Пруссией, Фридрихом II, чьим открытым, слишком восторженным поклонником был Петр III. Елизавета явно начинает думать о других кандидатах.

1758 год. Придворная хроника, записи камер-фурьерских журналов. У Елизаветы Петровны резко обостряются эпилептические припадки. После одного из них она вызывает государственного канцлера Романа Воронцова, чтобы поговорить с ним о престолонаследии, но в последнюю минуту пугается: не накликать бы на себя и в самом деле смерти! Новый сильнейший припадок, но теперь врачи теряют надежду. Елизавета требует к себе Воронцова, и канцлер предпочитает уклониться от вызова. Встревать в вопросы наследования власти — кому и когда это безнаказанно сходило с рук? К тому же одна из дочерей Воронцова — официальная фаворитка будущего Петра III, на которой тот хочет жениться, разведясь с Екатериной. Желания Елизаветы Петровны явно не совпадали с планами осторожного и предусмотрительного канцлера.

Портрет императрицы Елизаветы Петровны. Фрагмент

Блудов специально изучал эпизод с Иоанном Антоновичем в связи с «самозванкой» — не значит ли это, что существовало пусть даже только предположение, только слух о желании Елизаветы Петровны учесть в завещании о престолонаследии собственных детей? Сама императрица решительностью не отличалась. Все зависело от окружавших ее советников, а таким советником, действительно близким и доверенным, был в последние годы ее жизни один Иван Иванович Шувалов.

Но вот как все это совместить с тем, что спустя пятнадцать лет после смерти Елизаветы Петровны Алексей Орлов обнаруживает среди личных бумаг «самозванки» письма, написанные шуваловской рукой? Орлов не называет прямо имени, но его намек достаточно прозрачен и может относиться только к одному лицу. Причем эта связь графа не удивляет — текст донесения звучит так, как если бы Орлов получил доказательство того, о чем они с Екатериной уже давно подозревали. И, пожалуй, ощущение этой интонации не было преувеличением. Многие современники из числа иностранцев утверждают: уехавший из России И. И. Шувалов постоянно встречается с «самозванкой». Шувалов не искал власти и был душевно слишком слаб, чтобы даже мечтать о ней. Откуда же тогда подобные встречи, далеко не безопасные с точки зрения оценок русского двора?

И еще один вопрос: куда и когда исчезли письма Шувалова, раз они составляли часть личных бумаг «самозванки» в Италии? Даже официальные интерпретаторы дела Таракановой не сомневались, что Орлову довелось видеть именно их. Почему же имя Шувалова, названное в такой связи, в дальнейшем бесследно исчезает — его нет ни в публикуемых документах, ни в обнародованных материалах следствия, ни в литературной импровизации Мельникова-Печерского. Словно замечание Орлова было так, между прочим, и не могло иметь никакого значения, хотя тайному сыску повсюду мерещились заговоры и измены.

А если попробовать обратиться к чисто логическому построению?

Предположим, Шувалов действительно был сыном Анны Иоанновны и, значит, по определению письма Аша-старшего, последним потомком линии старшего брата Петра I. Предположим, а это не вызывало сомнений у слишком многих современников, «самозванка», иначе привезенная из Италии Елизавета, была его дочерью, но к тому же и дочерью Елизаветы Петровны, старшей представительницы линии Петра. Тем самым в расчете генеалогических колен рода Романовых «побродяжка» оказывалась в одном колене с Петром III и правительницей Анной Леопольдовной и соответственно выше малолетнего Павла и зарубленного Иоанна Антоновича. К тому же в ней соединились бы две линии детей царя Алексея Михайловича — тот идеальный вариант уничтожения междоусобной вражды, о котором волей-неволей приходилось мечтать русскому двору. Так не здесь ли ключ к тайне «самозванки», получившей условную фамилию старшей дочери Елизаветы Петровны — Таракановой?

Книжной романтике имени противостояла беспощадная действительность «просвещенных» екатерининских лет, настоящая Екатерина, настоящие ее наследники, права и нравы царствующего дома. В борьбе за власть все меры были хороши, но только при условии тайны. А уж там на помощь приходили загадки, тщательно продуманные, расчетливо загаданные, мнимые тайны, в которых должно было запутаться воображение.

Нет, а правда, неужели так просто от нее уйти? Если бы! Как брызги от брошенного в воду камня, ее частицы рассыпались в народной памяти, чтобы, минуя всякие документы, публикации, псевдоисследования, сложиться в свой приговор — легенду о безвинно замученной красавице княжне, еще одной жертве насилия и произвола, легенду, которую в конце концов подтвердили факты.