sci_politics К барьеру! (запрещенная Дуэль) К Барьеру! (запрещённая Дуэль) №18 от 04.05.2010

«Дуэ́ль» — еженедельная российская газета (8 полос формата А2 в двух цветах), выходившая с 1996 по 19 мая 2009 года. Позиционировала себя как «Газета борьбы общественных идей — для тех, кто любит думать». Фактически была печатным органом общероссийских общественно-политических движений «Армия Воли Народа» (и.о. лидера Ю. И. Мухин).

Частые авторы: Ю. И. Мухин, В. С. Бушин, С.Г.Кара-Мурза. Публиковались также работы Максима Калашникова (В. А. Кучеренко), С. Г. Кара-Мурзы, А. П. Паршева, Д. Ю. Пучкова и др. Художник — Р. А. Еркимбаев

Первый номер газеты вышел 9 февраля 1996 года. До этой даты коллектив редакции выпускал газету «Аль-Кодс» (учредитель — Шаабан Хафез Шаабан). Главную цель новой газеты издатели газеты изложили в программной статье «Учимся Думать»[1].

В 2007 году Замоскворецкий районный суд города Москвы принял незаконное решение [2] об отзыве свидетельства о регистрации газеты. Решение вступило в силу в мае 2009 года, печать газеты прекращена. Коллектив редакции, не пропустив ни одного номера, продолжил выпуск новой газеты «К барьеру!», продолжающей традиции закрытой газеты «Дуэль».

[1] См.Статью «Учимся Думать» http://www.duel.ru/199601/?1_1_1

[2] Кремлевский режим и лобби одного маленького государства в России руками лоббистов этого маленького государства в судах России ..." http://www.kbarieru.info/200901/?01_1_1

2010-05-04 ru ru
FB Editor v2.0 12 Май 2010 http://duel.ru/201018/?anons 4B2709A6-33BC-479E-8C9C-2B0219828218 1.0

1.0 - создание файла

К Барьеру! (запрещённая Дуэль) №18 от 04.05.2010 Москва 2010

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Поздравляем читателей с великой победой наших отцов и дедов!

ПОЧЕМУ МЫ СИЛЬНЕЕ

...Что касается нашей страны, то эта война была для нее самой жестокой и тяжелой из всех войн, когда-либо пережитых в истории нашей Родины.

Но война была не только проклятьем. Она была вместе с тем великой школой испытания и проверки всех сил народа. Война обнажила все факты и события в тылу и на фронте, она безжалостно сорвала все покровы и прикрытия, скрывавшие действительное лицо государств, правительств, партий, и выставила их на сцену без маски, без прикрас, со всеми их недостатками и достоинствами. Война устроила нечто вроде экзамена нашему советскому строю, нашему государству, нашему правительству, нашей коммунистической партии и подвела итоги их работы, как бы говоря нам: вот они, ваши люди и организации, их дела и дни, — разглядите их внимательно и воздайте им по их делам.

В этом одна из положительных сторон войны.

Для нас, избирателей, это обстоятельство имеет большое значение, ибо оно помогает нам быстро и объективно оценить деятельность партии и её людей и сделать правильные выводы. В другое время пришлось бы изучать выступления и доклады представителей партии, анализировать их, сопоставлять их слова с их делами, подвести итоги и тому подобное. Это требует сложной и трудной работы, причем нет гарантии, что не будут допущены ошибки. Другое дело теперь, когда война окончена, когда война сама проверила работу наших организаций и руководителей и подвела ей итоги. Теперь нам гораздо легче разобраться и прийти к правильным выводам.

Итак, каковы итоги войны?

Существует один главный итог, на основе которого возникли все другие итоги. Этот итог состоит в том, что к исходу войны враги потерпели поражение, а мы вместе с нашими союзниками оказались победителями. Мы окончили войну полной победой над врагами — в этом главный итог войны. Но это слишком общий итог, и мы не можем поставить здесь точку. Конечно, разбить врагов в такой войне, как Вторая мировая война, какой не было еще в истории человечества, это значит добиться всемирно-исторической победы. Все это верно. Но это все же общий итог, и мы не можем успокаиваться на этом. Чтобы понять великое историческое значение нашей победы, необходимо разобраться в этом деле более конкретно.

Итак, как нужно понимать нашу Победу над врагами, что может означать эта Победа с точки зрения состояния и развития внутренних сил нашей страны?

Наша победа означает прежде всего, что победил наш советский общественный строй, что советский общественный строй с успехом выдержал испытание в огне войны и доказал свою полную жизнеспособность. Как известно, в иностранной печати не раз высказывались утверждения, что советский общественный строй является «рискованным экспериментом, обреченным на провал, что советский строй представляет «карточный домик», не имеющий корней жизни и навязанный народу органами Чека, что достаточно небольшого толчка извне, чтобы этот «карточный домик» разлетелся в прах.

Теперь мы можем сказать, что война опрокинула все эти утверждения иностранной печати, как беспочвенные. Война показала, что советский общественный строй является подлинно народным строем, выросшим из недр народа и пользующимся его могучей поддержкой, что советский общественный строй является вполне жизнеспособной и устойчивой формой организации общества.

Более того. Теперь речь идет уже не о том, жизнеспособен или нет советский общественный строй, ибо после наглядных уроков войны никто из скептиков не решается больше выступать с сомнениями насчет жизнеспособности советского общественного строя. Теперь речь идет о том, что советский общественный строй оказался более жизнеспособным и устойчивым, чем несоветский общественный строй, что советский общественный строй является лучшей формой организации общества, чем любой несоветский общественный строй.

Наша победа означает, во-вторых, что победил наш советский государственный строй, что наше многонациональное советское государство выдержало все испытания войны и доказало свою жизнеспособность.

Как известно, видные деятели иностранной печати не раз высказывались в том духе, что советское многонациональное государство представляет «искусственное и нежизненное сооружение», что в случае каких-либо осложнений развал Советского Союза является неотвратимым, что Советский Союз ждёт судьба Австро-Венгрии.

Теперь мы можем сказать, что война опровергла эти заявления иностранной печати, как лишенные всякого основания. Война показала, что советский многонациональный государственный строй с успехом выдержал испытания, еще больше окреп за время войны и оказался вполне жизнеспособным государственным строем. Эти господа не поняли, что аналогия с Австро-Венгрией несостоятельна, ибо наше многонациональное государство выросло не на буржуазной основе, стимулирующей чувства национального недоверия и национальной вражды, а на советской основе, которая, наоборот, культивирует чувства дружбы и братского сотрудничества между народами нашего государства.

Впрочем, после уроков войны эти господа не решаются больше выступать с отрицанием жизнеспособности советского государственного строя. Теперь речь идет уже не о жизнеспособности советского государственного строя, ибо его жизнеспособность не подлежит сомнению. Теперь речь идет о том, что советский государственный строй оказался образцом многонационального государства, что советский государственный строй представляет такую систему государственной организации, где национальный вопрос и проблемы сотрудничества наций разрешены лучше, чем в любом другом многонациональном государстве.

Наша победа означает, в-третьих, что победили Советские Вооруженные Силы, победила наша Красная Армия, что Красная Армия геройски выдержала все невзгоды войны, наголову разбила армии наших врагов и вышла из войны победительницей. (Возглас с места: «Под руководством товарища Сталина!» Все встают, бурные, долго не смолкающие аплодисменты, переходящие в овацию.)

Теперь все признают, как друзья, так и враги, что Красная Армия оказалась на высоте своих великих задач. Но не так обстояло дело шесть лет тому назад, в период перед войной. Как известно, видные деятели иностранной прессы и многие признанные авторитеты военного дела за границей неоднократно заявляли, что состояние Красной Армии внушает большие сомнения, что Красная Армия плохо вооружена и не имеет настоящего командного состава, что ее моральное состояние — ниже всякой критики, что она может быть и пригодна для обороны, но для наступления непригодна, что в случае удара со стороны немецких войск Красная Армия должна развалиться, как «колосс на глиняных ногах». Такие заявления делались не только в Германии, но и во Франции, Англии, Америке.

Теперь мы можем сказать, что война опрокинула все эти заявления, как беспочвенные и смехотворные. Война показала, что Красная Армия является не «колоссом на глиняных ногах», а первоклассной армией нашего времени, имеющей вполне современное вооружение, опытнейший командный состав и высокие морально-боевые качества. Не нужно забывать, что Красная Армия является той самой армией, которая наголову разбила германскую армию, вчера еще наводившую ужас на армии европейских государств.

Следует заметить, что «критиков» Красной Армии становится все меньше и меньше. Более того, в заграничной прессе все чаще и чаще появляются заметки, отмечающие высокие качества Красной Армии, мастерство ее бойцов и командиров, безупречность ее стратегии и тактики. Это и понятно. После блестящих побед Красной Армии под Москвой и Сталинградом, под Курском и Белгородом, под Киевом и Кировоградом, под Минском и Бобруйском, под Ленинградом и Таллином, под Яссами и Львовом, на Висле и Немане, на Дунае и Одере, под Веной и Берлином — после всего этого нельзя не признать, что Красная Армия является первоклассной армией, у которой можно было бы поучиться многому. (Бурные аплодисменты.)

Так понимаем мы конкретно победу нашей страны над ее врагами.

Таковы в основном итоги войны.

Было бы ошибочно думать, что можно добиться такой исторической победы без предварительной подготовки всей страны к активной обороне. Не менее ошибочно было бы полагать, что такую подготовку можно провести в короткий срок, в течение каких-либо трех-четырех лет. Еще более ошибочно было бы утверждать, что мы добились победы благодаря лишь храбрости наших войск. Без храбрости, конечно, невозможно добиться победы. Но одной лишь храбрости недостаточно для того, чтобы одолеть врага, имеющего многочисленную армию, первоклассное вооружение, хорошо обученные офицерские кадры и неплохо поставленное снабжение. Чтобы принять удар такого врага, дать ему отпор, а потом нанести ему полное поражение, для этого необходимо было иметь, кроме беспримерной храбрости наших войск, вполне современное вооружение, и притом в достаточном количестве, и хорошо поставленное снабжение — тоже в достаточных размерах. Но для этого необходимо было иметь, и притом в достаточном количестве, такие элементарные вещи, как: металл — для производства вооружения, снаряжения, оборудования для предприятий; топливо для поддержания работы предприятий и транспорта; хлопок — для производства обмундирования; хлеб - для снабжения армии.

Можно ли утверждать, что перед вступлением во Вторую мировую войну наша страна уже располагала минимально необходимыми материальными возможностями, потребными для того, чтобы удовлетворить в основном эти нужды? Я думаю, что можно утверждать. На подготовку этого грандиозного дела понадобилось осуществление трех пятилетних планов развития народного хозяйства. Именно эти три пятилетки помогли нам создать эти материальные возможности. Во всяком случае положение нашей страны в этом отношении перед Второй мировой войной, в 1940 году, было в несколько раз лучше, чем перед Первой мировой войной, в 1913 году.

Какими материальными возможностями располагала наша страна перед Второй мировой войной? Чтобы помочь вам разобраться в этом деле, мне придется изложить здесь краткий отчет о деятельности коммунистической партии в области подготовки нашей страны к активной обороне.

Если взять данные за 1940 год — канун Второй мировой войны — и сравнить их с данными за 1913 год — канун Первой мировой войны, — то мы получим такую картину.

В течение 1913 года в нашей стране было произведено 4 миллиона 220 тысяч тонн чугуна, 4 миллиона 230 тысяч тонн стали, 29 миллионов тонн угля, 9 миллионов тонн нефти, 21 миллион 600 тысяч тонн товарного зерна, 740 тысяч тонн хлопка-сырца.

Таковы были материальные возможности нашей страны, с которыми она вступила в Первую мировую войну. Это была экономическая база старой России, которая могла быть использована для ведения войны.

Что касается 1940 года, то в течение этого года в нашей стране было произведено 15 миллионов тонн чугуна, т.е. почти в 4 раза больше, чем в 1913 году; 18 миллионов 300 тысяч тонн стали, т.е. в 4 с половиной раза больше, чем в 1913 году; 166 миллионов тонн угля, т.е. в 6 с половиной раз больше, чем в 1913 году; 31 миллион тонн нефти, т.е. в 3 с половиной раза больше, чем в 1913 году; 38 миллионов 300 тысяч тонн товарного зерна, т.е. на 17 миллионов тонн больше, чем в 1913 году; 2 миллиона 700 тысяч тонн хлопка-сырца, т.е. в 3 с половиной раза больше, чем в 1913 году.

Таковы были материальные возможности нашей страны, с которыми она вступила во Вторую мировую войну. Это была экономическая база Советского Союза, которая могла быть использована для ведения войны.

Разница, как видите, колоссальная.

Такой небывалый рост производства нельзя считать простым и обычным развитием страны от отсталости к прогрессу. Это был скачок, при помощи которого наша Родина превратилась из отсталой страны в передовую, из аграрной — в индустриальную.

Это историческое превращение было проделано в течение трех пятилеток, начиная с 1928 года — с первого года первой пятилетки. До этого времени нам пришлось заниматься восстановлением разрушенной промышленности и залечиванием ран, полученных в результате Первой мировой войны и гражданской войны. Если при этом принять во внимание то обстоятельство, что первая пятилетка была выполнена в течение 4 лет, а осуществление третьей пятилетки было прервано войной на четвёртом году ее исполнения, то выходит, что на превращение нашей страны из аграрной в индустриальную понадобилось всего около 13 лет.

Нельзя не признать, что тринадцатилетний срок является невероятно коротким сроком для осуществления такого грандиозного дела.

Этим, собственно, и объясняется, что опубликование этих цифр вызвало в свое время в иностранной печати бурю разноголосицы. Друзья решили, что произошло «чудо». Недоброжелатели же объявили, что пятилетки являются «большевистской пропагандой» и «фокусами Чека». Но так как чудес на свете не бывает, а Чека не так сильна, чтобы отменить законы общественного развития, то «общественному мнению» за границей пришлось примириться с фактами.

При помощи какой политики удалось коммунистической партии обеспечить эти материальные возможности в стране в такой короткий срок?

Прежде всего при помощи советской политики индустриализации страны.

Советский метод индустриализации страны коренным образом отличается от капиталистического метода индустриализации. В капиталистических странах индустриализация обычно начинается с легкой промышленности. Так как в легкой промышленности требуется меньше вложений и капитал оборачивается быстрее, причем получение прибыли является более легким делом, чем в тяжелой промышленности, то легкая промышленность становится там первым объектом индустриализации. Только по истечении длительного срока, в течение которого легкая промышленность накопляет прибыли и сосредоточивает их в банках, только после этого наступает очередь тяжелой промышленности и начинается постепенная перекачка накоплений в тяжелую индустрию для того, чтобы создать условия для ее развертывания. Но это - процесс длительный, требующий большого срока в несколько десятилетий, в течение которого приходится ждать развития легкой промышленности и прозябать без тяжелой промышленности. Понятно, что коммунистическая партия не могла стать на этот путь. Партия знала, что война надвигается, что оборонять страну без тяжелой индустрии невозможно, что нужно поскорее взяться за развитие тяжелой индустрии, что опоздать в этом деле — значит проиграть. Партия помнила слова Ленина о том, что без тяжелой индустрии невозможно отстоять независимость страны, что без нее может погибнуть советский строй. Поэтому коммунистическая партия нашей страны отвергла «обычный» путь индустриализации и начала дело индустриализации страны с развертывания тяжелой индустрии. Это было очень трудно, но преодолимо. Большую помощь оказала в этом деле национализация промышленности и банков, давшая возможность быстрого сбора и перекачки средств в тяжелую индустрию.

Не может быть сомнений, что без этого невозможно было бы добиться превращения нашей страны в индустриальную страну в такой короткий срок.

Во-вторых, при помощи политики коллективизации сельского хозяйства.

Чтобы покончить с нашей отсталостью в области сельского хозяйства и дать стране побольше товарного хлеба, побольше хлопка и т.д., необходимо было перейти от мелкого крестьянского хозяйства к крупному хозяйству, ибо только крупное хозяйство имеет возможность применить новую технику, использовать все агрономические достижения и дать побольше товарной продукции. Но крупное хозяйство бывает двоякое, капиталистическое и коллективное. Коммунистическая партия не могла стать на капиталистический путь развития сельского хозяйства не только в силу принципиальных соображений, но и потому, что он предполагает слишком длительный путь развития и требует предварительного разорения крестьян, превращения их в батраков. Поэтому коммунистическая партия стала на путь коллективизации сельского хозяйства, на путь укрупнения сельского хозяйства путем объединения крестьянских хозяйств в колхозы. Метод коллективизации оказался в высшей степени прогрессивным методом не только потому, что он не требовал разорения крестьян, но и особенно потому, что он дал возможность в течение нескольких лет покрыть всю страну крупными коллективными хозяйствами, имеющими возможность применить новую технику, использовать все агрономические достижения и дать стране побольше товарной продукции. Нет сомнения, что без политики коллективизации мы не смогли бы покончить в такой короткий срок с вековой отсталостью нашего сельского хозяйства.

Нельзя сказать, чтобы политика партии не встречала противодействия. Не только отсталые люди, всегда отмахивающиеся от всего нового, но и многие видные члены партии систематически тянули партию назад и старались всяческими способами стащить ее на «обычный» капиталистический путь развития. Все антипартийные махинации троцкистов и правых, вся их «работа» по части саботажа мероприятий нашего правительства преследовали одну цель: сорвать политику партии и затормозить дело индустриализации и коллективизации. Но партия не поддавалась ни угрозам одних, ни воплям других и уверенно шла вперед, несмотря ни на что. Заслуга партии состоит в том, что она не приспосабливалась к отсталым, не боялась идти против течения и все время сохраняла за собой позицию ведущей силы. Не может быть сомнения, что без такой стойкости и выдержки коммунистическая партия не смогла бы отстоять политику индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства.

Сумела ли коммунистическая партия правильно использовать созданные таким образом материальные возможности для того, чтобы развернуть военное производство и снабжать Красную Армию необходимым вооружением?

Я думаю, что она сумела это сделать, и притом сумела с наибольшим успехом.

Если не считать первого года войны, когда эвакуация промышленности на восток затормозила дело разворота военного производства, то в течение остальных трех лет войны партия сумела добиться таких успехов, которые дали ей возможность не только снабжать фронт в достаточном количестве артиллерией, пулеметами, винтовками, самолетами, танками, боеприпасами, но и накоплять резервы. При этом известно, что наше вооружение по качеству не только не уступало немецкому, но в общем даже превосходило его.

Известно, что наша танковая промышленность в течение последних трех лет войны производила ежегодно в среднем более 30 тысяч танков, самоходок, бронемашин. (Бурные аплодисменты.)

Известно далее, что наша авиационная промышленность производила за тот же период ежегодно до 40 тысяч самолетов. (Бурные аплодисменты.)

Известно также, что наша артиллерийская промышленность производила за тот же период ежегодно до 120 тысяч орудий всех калибров (бурные аплодисменты), до 450 тысяч ручных и станковых пулеметов (бурные аплодисменты), свыше 3 миллионов винтовок (аплодисменты) и около 2 миллионов автоматов (аплодисменты).

Известно, наконец, что наша минометная промышленность за период 1942-1944 годов производила ежегодно в среднем до 100 тысяч минометов. (Бурные аплодисменты.)

Понятно, что одновременно с этим производилось соответствующее количество артиллерийских снарядов, разного рода мин, авиационных бомб, винтовочных и пулеметных патронов.

Известно, например, что в одном только 1944 году было произведено свыше 240 миллионов снарядов, бомб и мин (аплодисменты) и 7 миллиардов 400 миллионов патронов. (Бурные аплодисменты.)

Такова в общем картина снабжения Красной Армии вооружением и боеприпасами.

Как видите, она не похожа на ту картину, которую представляло снабжение нашей армии в период Первой мировой войны, когда фронт испытывал хронический недостаток в артиллерии и снарядах, когда армия воевала без танков и авиации, когда на каждую тройку солдат выдавалась одна винтовка. Что касается снабжения Красной Армии продовольствием и обмундированием, то всем известно, что фронт не только не испытывал в этом отношении какого-либо недостатка, но имел даже при себе необходимые резервы.

Так обстоит дело с работой коммунистической партии нашей страны в период до начала войны и в течение самой войны. <…>

И.В. СТАЛИН

Из речи на предвыборном собрании избирателей

Сталинского избирательного округа Москвы

9 февраля 1946 г.

ОБЪЯВЛЕНИЕ

ТЕХ, КОМУ НЕБЕЗРАЗЛИЧНА СУДЬБА СТРАНЫ И ЕЕ БУДУЩЕЕ, КТО ГОТОВ ВСТАТЬ В РЯДЫ АВН, МЫ ЖДЕМ:

в Москве: по средам с 18.00 до 19.00 и субботам с 12.00 до 13.00 возле памятника  А.С. Пушкину, тел.: 8-926-222-26-11, 720-74-98, e-mail: armiavn#gmail.com

в Московской области: тел.: 8-926-263-71-09, e-mail: avnmob#gmail.com

в Ленинграде: по средам с 19.00 до 20.00 на Проспекте стачек у памятника С.М. Кирову

в Ленинградской области: тел.: 8-904-609-99-32, e-mail: avnlob#gmail.com

в Сталинграде: по субботам с 12.00 до 13.00 на Площади Ленина у дома Павлова, тел.: 8-987-645-27-83, e-mail: avnstalingrad#gmail.com

в Волжском: тел.: 8-904-408-04-86

в Уфе: по субботам и воскресеньям с 11.00 до 13.00 возле кафе «Уныш» (центральный рынок), тел.: 8-987-622-60-03

в Костроме: тел.: 8-903-897-12-31, e-mail: avnkos#gmail.com

в Вологде: тел.: 8-908-636-87-20

в Воронеже: по четвергам с18.00 до 19.00 возле памятника Петру I в петровском сквере, тел.: 8-920-425-41-11, e-mail: avnvrn#gmail.com

в Кемеровской области: Сталинск (Новокузнецк): тел.: 8-951-161-43-13

в Рязани: по субботам с 10.00 до 13.00 на Площади Победы у МКЦ, e-mail: avnrzn#gmail.com

в Ярославле: по пятницам с 16.00 до 18.00 возле Знаменской башни на площади Волкова

в Курске: по четвергам с 17.00 до 18.00 на Театральной площади,  тел. 52-81-21, 8-905-041-03-83, e-mail: avnkursk#gmail.com

в Рыбинске: по четвергам с 15.00 до 16.00 у памятника генералу Ф.М. Харитонову

в Краснодаре: тел.: 8-952-861-98-26, e-mail: avnkdr#gmail.com

в Челябинске: по субботам с 12.00 до 13.00 у здания Музея декоративно-прикладного искусства, пл. Революции, дом 1, тел.: 8-912-301-17-46, e-mail: avnchlb#gmail.com

в Норильске: по субботам  с 17.00 до 18.00 у Драмтеатра им. Маяковского, тел.: 8-913-506-04-20, 8-903-989-21-83,  e-mail: avnnor#gmail.com

вТуле: e-mail: avntula#gmail.com

вСаратове:  тел.: 8-902-717-93-75, e-mail: avnsaratov#gmail.com

в Казани: тел.: 8-917-261-44-50

в Хабаровске: тел.: 8-914-155-75-01

в Свердловске: по субботам с 11.00 до 12.00 в сквере через дорогу от памятника И.М. Малышеву, тел.: 8-908-636-87-20, e-mail: avnsver#gmail.com

в Красноярске: тел.: 8-913-535-93-73, e-mail: avnkras#gmail.com

в Куйбышеве: тел.: 8-937-175-87-16, 8-987-946-34-65, e-mail: avnsmra#gmail.com

в Чебоксарах: по воскресеньям  с 11.00 до 12.00 в сквере близ Национальной библиотеки тел.: 8-903-359-81-20, e-mail: avncvsh#gmail.com

в Горьком: тел.: 8-962-507-40-71

в Тюмени: ежедневно, кроме воскресенья с 15.00 до 18.00 ул. 25-го Октября, д. 46/2, обком РКРП, тел.: 8-909-742-12-86, 8-904-462-66-63, e-mail: avntum#gmail.com

в Пермском крае: Чайковский: тел.: 8-902-795-41-97, e-mail: avnprm#gmail.com

в Чите и Краснокаменске: тел.: 8-914-500-87-81

в Мурманске: тел.: 8-951-296-86-02, e-mail: avnmrm#gmail.com

в Таганроге: тел.: 8-950-860-44-36, e-mail: avnnrd#gmail.com

в Сахалинской области: Оха:  тел.: 8-914-769-60-36

в Новосибирске: тел.: 8-923-247-02-54, e-mail: avnnsb#gmail.com

в Приморском крае: Владивосток: первая и последняя среды месяца с 16.00 до 17.00

у мемориала морякам торгового флота, погибшим в годы Великой Отечественной войны.  тел.: 8-924-235-97-32, e-mail: avnvlad#gmail.com, Сибирцево: тел.: 8-924-137-20-74

в Оренбургской области: Оренбург: тел.: 8-919-868-33-51, Орск: тел.: 8-905-846-04-11, e-mail: aafadin#gmail.com

в Кишинёве: тел.: +3-736-914-73-16

в Петрозаводске: тел.: 8-921-469-41-54, e-mail: avnkrr#gmail.com

в Орджоникидзе: тел.: 8-928-482-10-06, e-mail: avnost#gmail.com

в Ижевске: тел.: 8-909-057-32-34, e-mail: avnudm#gmail.com

в Барнауле:  тел.: 8-913-098-18-85, e-mail: avnalt#gmail.com

в Ставрополе:  тел.: 8-988-749-34-72, e-mail: avnspk#gmail.com

в Архангельске  тел.: 8-909-552-33-92, e-mail: avnarh#gmail.com

в Брянске  тел.: 8-920-601-97-08, e-mail: avnbrn#gmail.com

в Иркутской области: Усть-Илимск тел.: 8-904-119-46-12, e-mail: avnirk#gmail.com

в Калужской области: Обнинск тел.: 8-962-173-02-33, e-mail: avnobninsk#gmail.com

в Омске: по субботам с 12.00 до 13.00 у памятника Борцам Революции, тел.: 8-951-406-69-48

Вы нас легко узнаете по газете «К БАРЬЕРУ!» в руках. 

БЫЛОЕ И ДУМЫ

С МИРУ ПО НИТКЕ

Виноваты радикалы

За первый квартал этого года число акций протеста выросло вчетверо. Милиция считает, что недовольством населения умело манипулируют радикальные элементы.

Причина массовых акций протеста в России – стремление лидеров радикальных организаций использовать недовольство населения в своих целях, считает руководство МВД. Как заявил замглавы ведомства генерал-полковник милиции Михаил Суходольский, за первые три месяца этого года число публичных акций существенно выросло.

«По итогам первого квартала этого года количество общественно-политических и иных публичных мероприятий в сравнении с прошлым годом возросло почти в четыре раза — с 1269 до 4900, и это без учета мероприятий в рамках предвыборной агитации», - отметил Суходольский, говорится в сообщении пресс-службы МВД.

В феврале-марте во множестве городов России прошли митинги протеста против повышения тарифов ЖКХ и цен на продукты, а также в защиту бесплатного образования и здравоохранения. Тысячи россиян требовали отставки местных чиновников, а порой и членов правительства, в том числе премьера Владимира Путина. Наиболее многочисленные митинги прошли в Москве, Калининграде, Архангельске, Воронеже и других городах.

Протестная активность населения обусловлена ухудшением социально-экономической ситуации, что связано с последствиями мирового финансового кризиса, считают в МВД. При этом особенной критике населения во многих регионах страны подверглось повышение тарифов ЖКХ. По словам Суходольского, нельзя исключать того, что число публичных акций будет расти, в том числе акций, «не согласованных с местными властями».

МВД, признавая, что за протестами населения стоят объективные причины, тем не менее считает, что подавляющее большинство несогласованных акций организовано радикальными или даже экстремистскими лидерами и группировками.

«В складывающихся условиях лидеры радикальных структур продолжают нагнетать обстановку, стремятся выступить координаторами массовых мероприятий под лозунгами защиты прав трудящихся, рассматривая их как площадку для выражения своих политических взглядов. При этом следует отметить, что острота и многообразие экстремистских проявлений, антиконституционных призывов, применения насильственных методов при защите социальных, политических, групповых и личных интересов оказывают дестабилизирующее влияние на социально-политическую обстановку в стране и негативно могут сказаться на международном авторитете России», — особо подчеркнул Суходольский.

Кроме того, замминистра отметил необходимость продолжения борьбы с неофашистскими группировками.

Как всегда, особое внимание Суходольский уделил обстановке на Северном Кавказе. По его мнению, необходимо прежде всего нанести превентивные удары по базам террористов и боевиков, а также, с «учетом тактики осуществления недавних терактов и имеющейся оперативной информации», повысить меры по обеспечению безопасности самой милиции. Юрий Барсуков, Infox.ru

И ещё несколько слов

В пятом номере газеты «К барьеру!» за 2010 г. читатель Гоголев М.П. интересуется историей барельефа, а не бюста, как ошибочно полагает Гоголев М.П., Иосифа Виссарионовича Сталина. В пятидесятых годах я жил на ст. Могоча Читинской области, где начинал свою трудовую деятельность после семи классов школы учеником плотника ПЧ-2 ст. Могоча. В то время открытки с барельефом И.В. Сталина продавались в киосках КОГИЗА, что называется, на каждом углу. В ходе своей трудовой деятельности занимались ремонтом полуказарм и казарм на разъездах для путевых рабочих. Вот тогда я впервые воочию увидел барельеф Иосифа Виссарионовича Сталина. Он находился не доезжая ст. Амазар трех или четырех разъездов, на разъезде Германовский, если ехать со стороны Могочи, то за полустанками Семиозерный, Зайкин Лог и Тетеркин Ключ. Была в ходу красивая легенда, что барельеф вырубили в скале два беглых зэка с большими сроками. В ходе работ вроде бы один то ли погиб, сорвавшись со скалы, то ли пока лечился, в общем, доделывал его один. Имена неизвестны, народная память их не сохранила, по какой статье сидели – то ли по 58, то ли за бандитизм, но ходили слухи что их амнистировали. Вот что я знаю и слышал об этом барельефе. Потом по указке дурного Никитки Хрущева барельеф был взорван, и куски его лежали под откосом железной дороги, полузатопленные рекой Амазар. Тогда много ликвидировали памятников И.В. Сталину. У нас в парке ст. Могоча был уничтожен памятник: Сталин стоял в простой солдатской шинели и простых сапогах. Не пощадили прекрасную композицию в нашем клубе железнодорожников имени Вацлава Воровского, где Сталин с газетой «Правда» в руках сидит вместе с Владимиром Ильичом Лениным в парке в Горках. Так что предательство дела Ленина-Сталина начало совершаться еще в 1956 г., когда XX съезд тупо промолчал в ответ на грязную клевету Хрущева, тем самым заложил фундамент нынешнего предательства. Вот и всё, что мне известно о барельефе И.В. Сталина.

А сейчас мне хочется сказать несколько слов о так называемой «военной доктрине» нашего президента. Сразу возникает вопрос: смотрел ли наш гарант на карту Родины? А также расположение американских военных баз вокруг неё? И почему Россия только после первого удара ответит ядерным ударом по агрессору. А будет ли чем ответить? Откуда такая шапкозакидательная уверенность? Ведь если будет нанесен удар, то не по городам и селам, именно по стартовым позициям и шахтам ядерных ракет высокоточными крылатыми ракетами, необязательно несущими ядерный заряд. Ибо расположение этих объектов американцы знают как свои пять пальцев. Я уж не говорю об уничтожении своих ядерных субмарин. О какой доктрине можно болтать, если уже всё развалено, предано и продано. Не потому ли ведут болтовню о локальных войнах, что у России потенциал на уровне банановых республик? В случае конфликта война будет идти по всему периметру России, и нашей куцей армии просто не выдержать при таком к ней отношении. Почему мы вооружаем потенциальных врагов, а не свою армию, самые современные самолеты, корабли и танки продаем за рубеж, а сами все модернизируем устаревшее вооружение? Продавать можно оружие только тогда, когда своя армия будет обеспечена до зубов и ещё с запасом. А у нас даже заводы, выпускавшие боеприпасы, приходят в упадок и уничтожаются. Чем защищаться будем? Ведь бьют всегда слабых, сильных не трогают, знают, чем это может кончиться.

Странная складывается ситуация, ведь если разобраться - во главе нашего гордого и независимого народа во власти находится кучка предателей. Уже американцы и базы имеют на территории Союза, и коридор воздушный предоставлен америкосам для доставки войск в Афганистан, а наши иуды не могут потребовать за все это даже отмены унизительной поправки Джэксона-Вэника! Такой холуяж просто омерзителен! А.М. Афанасьев

Журналисты уже угавкались

Падает эффективность средств массового оболванивания граждан России. 21 год они вопят о том, что польских офицеров в Катыни расстреляло НКВД, 21 год они затыкают рты правде, 21 год каются президенты СССР и России в несовершенном СССР преступлении. А социологи «Левада-Центра» выяснили, что больше половины россиян - 53 процента - не могут назвать главных организаторов катынских событий. 19 процентов возлагают ответственность на сталинское руководство, а 28 - на гитлеровскую Германию.

На сайте Старикова http://nstarikov.ru/blog/5001 тоже ведётся опрос общественного мнения по этому поводу. Как бы я ни относился к самому Старикову, вопросы он поставил грамотно. Рекомендую зайти проголосовать тем, кто сумеет ответить на вопросы. Ю.И. Мухин

Ленин снова на броневике

Ранним утром 15 апреля знаменитый памятник В.И. Ленину был снова установлен на постамент в виде броневика у Финляндского вокзала Санкт-Петербуга. Отметим, что памятник был взорван в ночь на 1 апреля 2009 года. Злоумышленники повредили памятник со стороны спины взрывом безоболочного взрывного устройства мощностью около 300 грамм в тротиловом эквиваленте. В результате взрыва в бронзовом манументе была пробита дыра диаметром около одного метра, но монумент устоял. Были повреждены светильники в сквере. По счастливой случайности тогда никто не пострадал – площадь перед вокзалом одно из самых оживленных мест в городе.

Ответственность за подрыв памятника взяла на себя организация «Залесский боевой летучий отряд». «Отряд», ранее взявший на себя ответственность за взрыв памятника В.И. Ленину в Рязани, распространил тогда обращение в интернете. В нем было предложено уничтожать памятники советской эпохи. Заканчивалось обращение весьма красноречиво: «Смерть советским оккупантам!». Нам не известно, существует ли эта экстремистская организация в действительности или она является плодом фантазии беспомощных правоохранителей и лукавых политтехнологов. По факту взрыва было возбуждено уголовное дело по статье «умышленное повреждение имущества, совершенное общеопасным способом». Однако преступники так и не были найдены...

Напомню, что это далеко не первый случай варварства. Несколько лет назад монархо-фашистами был сброшен с постамента памятник Ленину на центральной площади Царского Села (памятник восстановлен, но перенесен подальше от центра, злоумышленники так и не были найдены). Менее года назад разрушен памятник Ленину в центре Красного села (пресса уверяла тогда, что памятник «развалился сам собой»). И все это на фоне ликвидации памятников «на законных основаниях» по распоряжению городских властей (демонтаж памятников Ленину у Варшавского вокзала, в Таврическом саду, у Политехнического института...).

Но памятник у Финляндского вокзала слишком известен. Потратив кругленькую сумму, городские власти вернули его на прежнее место. Возвращение монумента сопровождалось ерническими комментариями по местному телевидению и буффонадой политтусовочной группы «Коммунисты Петербурга и Ленинградской области», проверявшей, «не подменили ли Ленина».

Оказалось, что памятник водрузили на постамент, но теперь уже последний требует реставрации. Все это в авральном режиме будет осуществляться еще несколько дней.

Власти города приняли «меры» безопасности для охраны памятника – в сквере развешены видеокамеры. Правда, злоумышленники нашли теперь недорогой и эффективный способ борьбы со всевидящим оком видеокамер: надвигают бейсболку на глаза и безнаказанно творят свои гнусные дела.

Безусловно, и восстановление монумента, и попытки его защиты весьма похвальны. Но лучшей профилактикой экстремизма все же явились бы поимка и строгое наказание преступников. Константин Ерофеев

Псари и псы

Открываю номер «Московского комсомольца» за 20 февраля 2010 года, опять собачий лай. Статья журналиста Подрабинека «Нам бы Сталина увидеть!». Накануне по ТВ ночью прошёл фильм, авторы которого утверждают, что Анатолия Собчака отравили. Десять лет молчали. Ждали команду – Ату! Фас! Команду получили. Понеслись, заливаясь лаем. 30 лет народы России читают и слушают по очереди спускаемых с поводков журналистов, философов, политиков, политологов к прочих, не замечая, что лай–то по духу не наш. А по содержанию подстрочный перевод с английского! Подрабинек картинно негодует: «Конечно, на этом пути им приходится нарушать закон. В частности, статью 13 Конституции России, «провозглашающую идеологическое многообразие в РФ и запрещающую устанавливать какую–либо идеологию в качестве государственной или обязательной». Здорово живёте! А где вы были в 1991 году, когда был начисто нарушен результат референдума о единстве СССР? Как говорится, жалел волк кобылу, оставил хвост да гриву. Все эти глашатаи призывают народ соблюдать законы. А кто их писал? Я лично сталкивался с проектами законов в подстрочном переводе с английского на русский. То есть проект российского закона писал человек, не владеющий русским языком, на английском. А другой подстрочно переводил его. В частности, таким был вброшен в Думу и ходил среди депутатов правительственный вариант «Трудового кодекса Российской Федерации». Вот такие законы сегодня призывают народ выполнять чубайсы, подрабинеки и прочие болельщики за Россию и русский народ.

А народам России–СССР давно пора понять, что ничего спонтанно не происходит ни в России, ни в мире. Есть и псарни в мире, где дрессируют псов, и псари, дрессирующие их, есть и псы, готовые по команде псарей залиться собачьим лаем по любому поводу. Не пора ли на каждый лай кнутом бить иностранных псов как в 1941–1945 гг.? Теймураз Авалиани, коммунист, русский, грузин

ШОКИРУЮЩИЙ ИТОГ

Шокирующий итог реформ последних двух десятилетий подвел Росстат. В стране утроилась площадь аварийного жилья, произошел резкий спад производства, а также отмечен полутора-двукратный рост заболеваемости. При этом Россия увеличила добычу нефти, а также нарастила производство стали и автомобилей. Такие противоречивые результаты впервые опубликованы при сопоставлении социально-экономических показателей страны за 1992-2008 годы.

Росстат впервые обнародовал сводку о положении России за 1992-2008 годы, в которой проводится сравнение около 2,5 тыс. индикаторов. Многочисленные и противоречивые показатели говорят о крайне спорных результатах трансформации страны за последние шестнадцать лет.

В течение 16 лет уровень жизни населения в среднем по стране вырос, в частности, государство приложило немало усилий для сокращения официально регистрируемой бедности. Так, в 2,5 раза сократилась численность населения с доходами ниже величины прожиточного минимума. Если в 1992 году таких граждан насчитывалось около 33,5% от общей численности населения, то в 2008 году их стало уже 13,4%. Кроме того, практически по всем категориям продуктов питания в полтора-два раза увеличилась покупательная способность среднедушевых доходов населения. В то же время эти позитивные тенденции сопровождались явно негативным увеличением расслоения населения по доходам. Коэффициент фондов - то есть отношение доходов 10% самых богатых и самых бедных граждан - за 16 лет вырос более чем в два раза и достиг 16,8. Богатые стали еще богаче, а бедные еще беднее. Причем речь идет об официально зарегистрированном расслоении, то есть смягченном. По экспертным же оценкам, этот коэффициент сейчас намного выше. Эксперты подтверждают, что это действительно один из самых отрицательных результатов последних 16 лет. «Гигантское расслоение - это реальная проблема, и она обостряется. Бедность сокращается, но разрыв между бедными и богатыми нарастает, - поясняет директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. - Бедность же сокращается благодаря перераспределительной политике государства, которое какую-то часть людей через социальные трансферты вывело над границей прожиточного минимума. Благодаря перераспределению мы снизили уровень бедности в 2,5 раза после кризиса 98-го года, но при этом разрыв доходов непрерывно рос каждый год. И эти процессы друг другу не противоречат». Покупательная же способность увеличилась потому, что активно рос среднедушевой доход вследствие увеличения зарплат в бюджетном секторе и социальных трансфертов. Также Зубаревич отметила, что если не рассматривать экономический кризис 2008 года, то «мы ликвидировали проблему безработицы. Однако в новый кризис мы опять ее возродили - в виде больших объемов скрытой безработицы».

Также эксперты замечают, что в отношении здоровья населения особых успехов нет. Наиболее поразительной выглядит статистика по новообразованиям (раковым заболеваниям) и заболеваниям системы кровообращения. В 1992 году рак был вновь диагностирован у 882 тыс. человек, а в 2008 году у 1,4 млн. человек. В 1992 году заболевания системы кровообращения были обнаружены у 1,7 млн. человек, а в 2008 году - уже у 3,8 млн. человек. Еще один тревожный показатель - участившиеся осложнения беременности и родов: в 1992 году с такими проблемами столкнулись 1,3 млн., а в 2008 году - уже 2,7 млн. женщин. «Население стареет, у более старых людей другая структура заболеваний, в которой как раз преобладают сердечно-сосудистые заболевания и рак, - объясняет Зубаревич. - Российская медицина не справляется даже с относительно простыми болезнями, но из-за старения добавляются новые, которые требуют качественной и высокотехнологичной медицины. Также российская медицина оказалась не готова к тому, что теперь рожать стали не 20-летние, а 30-летние. Отсюда и рост числа зафиксированных осложнений». Все эти проблемы, вполне решаемые на Западе, Россия решить пока не может. «Реально же большой успех российской медицины - это сокращение младенческой смертности», - замечает эксперт. Действительно, по данным Росстата, коэффициент младенческой смертности с 18 в 1992 году снизился до 8,5 в 2008 году. Директор Института демографии Высшей школы экономики (ВШЭ) Анатолий Вишневский называет еще одну причину увеличения зарегистрированных случаев заболеваемости: «Возможно, врачи стали лучше диагностировать болезни». В том же, что касается рождаемости и смертности, общая картина, по словам Вишневского, не выстраивается, потому что оба процесса всегда волнообразны. Но в целом население России продолжается сокращаться, и ничто эту тенденцию не переломило.

В реальном секторе экономики тоже не вырисовывается единой картины. Наибольший рост был отмечен в добывающих отраслях - особенно нефтедобывающей. Есть рост в металлургии, производстве удобрений, легковых автомобилей и т.п. Провальной же оказалась сфера строительства. Несмотря на то что количество квартир увеличилось с 1992 года на 20% и достигло 59 млн., общая площадь ветхого и аварийного жилья при этом тоже увеличилась: с 29,8 млн. кв. м в 1992 году до 99,5 млн. кв. м в 2008 году. Также в течение всего периода снижалось производство стройматериалов, прежде всего кирпича и цемента. Наконец, резко сокращалось число семей, улучшивших свои жилищные условия. Ежегодная численность новоселов сократилась почти в 9 раз: с 948 тыс. в 1992 году до 144 тыс. в 2008 году. Вывод: жилья в стране нет, а те редкие квартиры, которые попадают на рынок недвижимости, нуждающимся семьям не достаются.

По словам научного руководителя ГУ-ВШЭ Евгения Ясина, принципиальная разница в отраслевой динамике объясняется разным уровнем конкуренции и разной степенью вмешательства государства. Наиболее успешно модернизация шла в черной металлургии, где высока конкуренция и мизерно госвмешательство, что и объясняет высокий уровень производительности. В строительстве же и в сфере ЖКХ произошло сращивание бизнеса и власти, что способствовало процветанию монополизма и коррупции, а также снижению производительности. Период с 1992 по 2008 год по словам Ясина, включает трансформационный кризис и этап экономического подъема. И, по его словам, после 2008 года, российская экономика по количественным показателям вышла на дореформенный уровень.

«Независимая газета»,

12.04.2010 г.

От редакции. Мы лишь немного сократили заголовок, данный этому материалу «Независимой газетой», потому что мы тоже шокированы: неужели кто-то думал, что «реформы» несут благо нашему народу?!  

СДАЧА РОССИИ

В Праге подписано Соглашение по СНВ с особым мнением России по ПРО, которое должно гарантировать невозможность одностороннего, безвозмездного ядерного удара США по территории России. Эти гарантии якобы обеспечиваются отказом американцев строить РЛС на территории Польши и Чехии.

На самом же деле, после того, как США создадут мобильные средства контроля ядерных материалов, на основе переданных им российской стороной по санкции Совбеза РФ технологий по теме «Инспектор», американская сторона будет обладать абсолютной возможностью перехвата всех боеголовок наших стратегических ракет в случае ответного удара по американской территории, поскольку данные технологии позволяют не только инспектировать, но и уничтожать любые ядерные системы. Никакие локаторы в Польше и Чехии американцам больше просто не потребуются.

Мы неоднократно писали об этой разработке и её потенциале (см., например, в Интернете письмо В.И. Илюхина, Л.Г. Ивашова, В.И. Волкова, И.Н. Острецова президенту Д.А. Медведеву или статью И.Н. Острецова в газете «Завтра», № 37 от 10.09.08 г.). Напомним кратко её суть. Речь идёт об одном из направлений ядерных релятивистских технологий (ЯРТ), а именно о создании первого эффективного пучкового оружия на базе ускорителя протонов на обратной волне.

Данный ускоритель может быть размещён на российском самолёте АН-124 «Руслан». В рамках контракта между ЦРУ США и Российской стороной был проведен полный комплекс теоретических и экспериментальных исследований с привлечением ряда российских организаций, оснащённых соответствующей ускорительной техникой. Экспертиза выполнялась Лос-Аламосской (LANL) и Брукхэвенской национальными лабораториями США. Контракт был завершён в середине прошлого года.

По нашей информации, LANL уже приступила к созданию боевых комплексов на базе наших разработок. Комплекс может выполнять две задачи. Во-первых, проводить инспекцию несанкционированной транспортировки ядерных материалов по вторичному излучению делящихся материалов при их облучении высокоэнергетическими протонами. И именно эта задача формулировалась как основная и единственная при заключении и выполнении контракта для ЦРУ.

К сожалению, есть и другая возможность. При вполне достижимых параметрах пучка протонов различные ядерные системы, коэффициент размножения нейтронов в которых равен или близок к единице, могут быть легко уничтожены. Такими системами являются ядерные реакторы, в том числе на авианосцах и подводных лодках, ядерные боеголовки, склады ядерного оружия, ракеты на стартах и тому подобная СНВэшная дребедень.

Перехват боеголовок, направленных в сторону США, при наличии у них такой системы «инспекции» выглядит следующим образом. Космические станции фиксируют старт ракет с территории противника, дециметровые станции дальнего обнаружения на Аляске, в Гренландии и, насколько помнится, в Англии берут боеголовки на сопровождение и передают целеуказание мобильным комплексам «Руслан», поднятым по тревоге над территорией США. «Русланы» проводят облучение боевого порядка, состоящего из боеголовок и ложных целей, расфокусированным пучком протонов, по вторичному излучению делящихся материалов (схема «инспекции») отбраковывают ложные цели и затем сфокусированным пучком протонов уничтожают боеголовки.

Мощность ускорителя – сотые доли процента от мощности двигателей Д-18 «Руслана», перенацеливание пучка безинерционное, время поражения одной боеголовки одна тысячная секунды. Так что на сотни боеголовок потребуется не более нескольких минут. Чем меньше боеголовок, тем, естественно, надёжнее. Причём над своей территорией. И не надо напрягать всякими РЛС ни Польшу, ни Чехию, ни Россию. Простенько и со вкусом. Тем более что теперь боеголовок мало, а потому гарантия практически стопроцентная.

Так же, как и поражение территории безоружного противника, поскольку нам, к сожалению, для себя этой системой заниматься запрещено. «Симметрия», однако!

Уместен вопрос. А зачем мы-то сами спровоцировали (после инцидента с Литвиненко) эту работу? В прямом эфире на Лондон в «Раша тудэй» речи говорили, в США ездили, агитировали, что, поскольку полоний, который может быть использован в качестве запала для бомб, начали возить, плюс Иран обогащает уран, то и ядерный терроризм рядом. Да только для того, чтобы прекратить в стране трату денег на дурацкие бридеры и начать развивать ЯРТ–энергетику. Да и кушать хочется. По контракту-то прошло, говорят, семьдесят миллионов баксов. Через дядю, конечно, но кое-что досталось и исполнителям. Нас ведь кириенки на работе не держат. Увольняют. Это бридеры в почёте, поскольку не в ответе.

Мы-то, простаки, думали — с амерами по инспекции поработаем, первые результаты по ЯРТ-энергетике получим, никуда наши не денутся. Но после шума «Росатом» не только натрий оставил, но начал заниматься свинцом и висмутом. Говорят, сделают реактор аж на 20 кВт и будут его в качестве базового использовать на даче у какого-то олигарха. Загонять страну, так загонять.

Эксперименты по инспекции идентичны экспериментам по ЯРТ-энергетике. Там и там протоны и уран-238. В области больших энергий нейтронов уран-238 хорошо моделирует уран-235. Меньшая делимость вполне компенсируется большим выходом нейтронов при делении. Поэтому в экспериментах по инспекции был, естественно, уран-238, а, следовательно, мы передали амерам и первую информацию по ЯРТ-энергетике. Вскоре после этого Япония и Гейтс начали финансировать работы по исследованию прямого сжигания урана-238 в волне Фетисова–Теллера (все же знают, что урана-235 мало, только мы не знаем. Всё рассчитываем максимум на 50 реакторов, остальное органика, а если потребуется 10 000? Об этом не думаем). Но на 99% волна будет неустойчивой, конструкция сложной и потребуется внешний источник нейтронов. Значит, потребуется ускоритель протонов. Т.е. практически переход на исследование по ЯРТ-энергетике завуалировали на первом этапе волнами.

В. ВОЛКОВ, И. ОСТРЕЦОВ,

http://nnm.ru/blogs/nogylam/ snv-2_-_eto_sdacha_rossii/#cut

ЧУМА АФГАНСКИХ ДОРОГ

Иракские методы изготовления оружия повлияли и на предпочтения талибов в Афганистане, где также появились придорожные фугасы, хотя рудиментарные и дешевые, но крайне опасные.

Количество самодельных взрывных устройств в Афганистане выросло по сравнению с 2007 годом, и их число, как ожидается, резко увеличится с началом наступления под Кандагаром, сказал командир одного из двух батальонов на юге страны, которые занимаются разминированием дорог.

Эти фугасы не только стали основной причиной смерти военнослужащих НАТО в Афганистане, но они вынуждают солдат занимать оборонительную позицию, так как те опасаются покидать свои бронированные автомобили, и это подрывает американскую тактику, в основе которой лежат контакты с местными жителями и завоевание их доверия.

В отличие от сложных устройств, создаваемых иракскими изготовителями фугасов, которые имеют доступ к изощрённым военным комплектующим, самодельные взрывные устройства в Афганистане являются рудиментарными. Часто это просто желтый бидон от масла или скороварка, куда закладывают самодельную взрывчатку, сделанную на основе удобрений, или кустарные устройства из дерева и батарей, которые устанавливают в водопропускные трубы, лежащие на дороге.

«Я был удивлен, какие рудиментарные устройства здесь применяются, но они очень эффективны», - сказал подполковник Петер Андрисяк, командир группы Taskforce Lumberjack, которая укомплектована медленно движущимися и сильно бронированными автомобилями, которые удаляют самодельные взрывные устройства. О своих машинах он отзывается хорошо: «С точки зрения технической пригодности, они делают очень хорошую работу».

Американские военные увеличивают численность своих войск на афганском юге, на долю которого приходится две трети всех фугасов, устанавливаемых в стране, и число которых также растёт.

В феврале в ряде районов провинций Гильменд и Кандагар, где патрулируют американские бригады бронемашин «Страйкер», взорвалось 290 самодельных взрывных устройств, что в три раза больше по сравнению с февралем прошлого года, когда было взорвано только 92 фугаса.

Что касается фугасов, которые удалось своевременно обнаружить, то их число за тот же период увеличилось приблизительно в четыре раза, с 157 до 567 штук, несмотря на то, что традиционный летний военный сезон ещё не наступил.

Как сказал Андрисяк, обычно фугасы весят 40-50 фунтов (около 20 кг) и они приводятся в действие под давлением пластин, которые срабатывают, когда транспортное средство или человек надавливают на них.

В солнечное утро группа подчинённых Андрисяка выехала из базы, находящейся на аэродроме Кандагара, с впечатляющим конвоем из восьми автомобилей желто-коричневого цвета, похожих на мамонтов. Каждый из них оснащен сложными инструментами от миноискателей до огромных камер для выявления самодельных взрывных устройств.

Но простота устройств, сделанных повстанцами, только усложняет задачу их поиска.

«Если устройства изготовлены из дерева и батареи, то как наши датчики могут среагировать на кусок дерева, лежащего на дороге?» - объяснил Андрисяк.

Хитрецы из повстанческого движения «Талибан» демонстрируют, что они способны быстро адаптироваться к любым ухищрениям для обнаружения самодельных взрывных устройств.

«Они постоянно развивают свою тактику. В то время как вы адаптируетесь к ситуации, они достаточно хитры, чтобы найти различные способы, чтобы одержать вверх над вами».

Например, первоначально повстанцы ставили фугасы на дороге в виде водопроводных труб. Когда американские войска стали выявлять подозрительные водопропускные трубы, они начали их зарывать. Когда американцы обнаружили и это, то повстанцы стали размещать самодельные взрывные устройства в стороне от дороги, на которой солдаты ищут подозрительные объекты.

Недавно подразделение наткнулось на обочине дороги на поддельный фугас. Бомбы там не было, так что у солдат есть подозрение, что его сознательно там заложили, чтобы посмотреть на реакцию американцев.

«Они хотели посмотреть, что мы собираемся сделать с ним», - сказал лейтенант Эштон Герберт, командир взвода.

Андрисяк инструктирует своих подчинённых, как не попадать в стандартные ситуации, где они могли бы стать легкой мишенью для талибов. Он хочет, чтобы они во время патрулирования замечали мелкие детали, а также брали фугасы на базу для их изучения, чтобы проанализировать отпечатки пальцев или другие явные признаки, по которым можно вычислить установщиков фугасов.

«Я стараюсь, чтобы мои люди чётко представляли себе образ тех, кто устанавливает эти фугасы», - сказал он.

Дипа БАБИНГТОН, Рейтер

Перевел и прислал newtech2

ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА

«ЭХО» НА СКОВОРОДКЕ

16 апреля в Пресненском суде должно было состояться зауряднейшее действие - подготовка к суду в защиту чести и достоинства Сталина. В ходе этой подготовки суд должен был всего лишь удостовериться в личности Ганопольского, привлеченного судом к делу, либо, если Ганапольский не приедет из США, удостовериться в правильности доверенности, выданной им Венедиктову или иному своему представителю. А поскольку Л.Н. Жура должен был всего лишь предоставить суду копии документов, удостоверяющих, что Е.Я. Джугашвили является внуком Сталина, то я вообще не хотел на это заседание приходить, полагая, что Леонид Николаевич и без меня справится. Однако меня уговорили придти журналисты "L'EXPRESS", а поскольку один из них специально прилетел из Парижа и ему для репортажа нужно было отснять и антураж суда, то пришлось придти. Я полагал, что заседание вряд ли займет более 5 минут и что я дам интервью этому журналу после заседания, таким образом, убью двух зайцев сразу. Однако мало того, что заседание по подготовке дела затянулось более чем на час, но ответчики придали ему гнусно-комический оборот. Взгляд на эту гнусность со стороны "Эхо Москвы" рекомендую посмотреть на их сайте http://www.echo.msk.ru/programs/interception/672154-echo/.

Я не первый раз в суде, в котором процессуальными противниками являются представители еврейского лобби в России, и знаю, что представители этого лобби в дело не вникают, поскольку им незачем в него вникать - суд и так всё решит в их пользу. Скажем, в Гагаринском суде дело о том, что "ерой" Марьяновский не участвовал в бою за освобождение Могилева, за который он получил звание Героя Советского Союза, длилось год. Всё это время мы сотни раз повторяли название этого города в связи с "подвигом" Марьяновского, но когда в Мосгорсуде председательствующий спросил обоих представителей лобби, один из которых был адвокатом, а другой рекомендовался кандидатом исторических наук, за что Марьяновский получил звание Героя, те начали пялиться друг на друга, а потом сообщили: "За форсирование Днепра". То есть год сидели в суде и даже не слушали ни о чем дело, ни в чем его суть.

Понятно, что поэтому для меня и не секрет, как именно "Эхо Москвы" выигрывает свои дела в суде у тех, кого оно оскорбляет, но я полагал, что радиостанция все же имеет, по крайней мере, юристов, которые знают процессуальный кодекс, то есть знают, как ведутся дела в гражданском процессе. А тут удивила какая-то беспомощность "Эхо" даже в этом вопросе.

О понимании сути дела я молчу, поскольку понятно, с какими интеллектуалами мы имеем дело. Венедиктов и Ганапольский уже много лет занимаются интервью - жанром, не требующим никакого ума, соответственно деградировали, потеряли способность не только к анализу (если когда-то имели ее), но и способность понять смысл мало-мальски сложного события. Но с ними сидел и юрист, довольно симпатичная женщина, правда, это единственное, что я могу отметить у ответчиков с точки зрения юриспруденции.

Начну с того, что ответчики, помимо того, что снова принесли в суд кипу макулатуры, еще и хотели запугать нас денежными выплатами с явной целью заставить нас отказаться от иска и не доводить дело до его рассмотрения. Чувствовалось, что судья им с радостью помог бы, но ответчики вели себя столь глупо, что судья действительно волей-неволей таки вынужден был "разводить" на деньги - самих.

Итак, после удостоверения судом личности Ганапольского и зачитывания ему его прав, Ганаполький с чисто гитлеровской истеричностью (на указанном выше сайте есть и видео, Ганапольский, оказывается, и перед микрофоном такой) начал убеждать суд не давать нам сделать этот процесс политическим. Из его спича выяснилось, что этот "политический обозреватель" не понимает, что такое политика, поскольку Ганопольский закончил речь воплями о том, что государство уже признало Сталина кровожадным людоедом, и в доказательство этого попросил суд присоединить к делу соответствующие речи Путина и Медведева, в которых те осуждают сталинизм. То есть, чтобы процесс не был политическим, по мнению Ганапольского, суду нужно принять то решение, которое указывают политики. Да, "талант" этот Ганапольский, ничего не скажешь.

Ну и поставьте себя на место судьи. Ему нужно делать вид, что он якобы поступает, как требует закон, а не как требуют власть имущие, а эти идиоты из "Эхо" с самого начала требуют от него поступать так, как сказали Путин с Медведевым да ещё и просят этот политический заказ присоединить к делу в качестве доказательства!

Судья попробовал взять паузу, предложив нам изучить речи Путина и Медведева, но мы отказались, сказав, что нам они прекрасно известны. Тогда судья решил узнать наше мнение, мы, разумеется, высказались против - этого требовало наше положение представителей истца в суде. Л.Н. Жура внятно разъяснил и ответчикам, и суду, что преступником человека называет только суд, а не какие-то политики, которые сегодня есть, а завтра их прокуратура ищет. И вот сегодня мы в суде, посему именно этот суд и обязан установить, совершал ли Сталин те преступления, в которых обвинили его ответчики.

(Напомню, что мы в иске просим суд признать несоответствующими действительности сведения, оглашенные в эфире Ганапольским: "...Сталин подписал указ, что можно расстреливать детей с 12-летнего возраста, как врагов народа".)

Я дополнил Журу и сказал, что в этих речах Путина и Медведева и слова нет про 12-летних детей, посему их речи к делу не относятся. Кроме этого, статья 152 ГК РФ, в рамках которой и слушается это дело, требует от суда оценивать сведения на соответствие их действительности, а не на соответствие их мнению политиков.

И что делать судье? Отказать присоединить к делу речи Путина и Медведева - евреев обидишь, а присоединить - открыто показать, что ты принял решение не на основании закона, а чтобы понравиться Путину и Медведеву. И судья отказал присоединить речи вождей ответчиков к делу на том основании, что бумажки с речами не соответствуют требованиям к доказательствам (как будто это сразу не было видно). Посему суд предложил ответчикам оформить эти доказательства надлежащим образом, то есть в присутствии нотариуса снять их с сайта. А это, между прочим, стоит денег. То есть суд невольно "развел" умников на деньги, причем они сами на это напросились.

Далее Ганапольский попросил присоединить к делу его билет из США ценою более семи сотен долларов и возместить его стоимость с нас, поскольку он в США, дескать, сопровождал Медведева, а из-за приглашения в суд вынужден был прервать свою государственную работу и вернуться в Москву. Судья явно нацелился билет к делу таки присоединить, однако я возразил. Во-первых, Ганапольскому и так надо было возвращаться в Москву не пешком, и если кто и понес убытки, так это Медведев, который потерял такого ценного корреспондента, вот пусть они от Медведева и принесут справку об убытках, тогда и будем говорить.

Тут же меня перебил Венедиктов тем, что он посылал Ганапольского в командировку до 15 мая, а тот из-за суда вернулся раньше, и теперь надо тратить деньги и снова его в США посылать. Таким образом выяснилось, что ни Ганапольский Медведеву, ни Медведев Ганапольскому и даром не были нужны, и мне осталось сказать, что и нам Ганапольский и даром не был нужен. Мы иск к нему не предъявляли, вызвать его из США не просили, суд сам ввел Ганапольского в дело вопреки нашему мнению, вот пусть суд ему и платит.

Тут надо сказать пару слов в защиту судьи. Когда на прошлом заседании он вполне законно привлекал Ганопольского к делу, то Венедиктов из каких-то соображений его обманул и сообщил, что Ганопольский находится в США в годичной командировке. Судья, соответственно, предложил Венедиктову получить от Ганопольского доверенность на представление его интересов в суде и, вместе с Венедиктовым и юристом "Эхо", судья прикинул, сколько это может занять времени, в связи с чем он и назначил заседание на 16 апреля. Но если бы Венедиктов не соврал и сказал правду о том, что у Ганопольского командировка всего лишь до 15 мая, то судья не стал бы вообще обсуждать этот вопрос и назначил бы слушание дела на конец мая, поскольку для судебной практики отложение дела что на месяц, что на два особой роли не играет.

Венедиктов начал объяснять суду, что они ошиблись, согласившись считать себя ответчиками, и что по закону о СМИ редакция не отвечает за авторские тексты, поэтому мы иск должны были подавать именно к Ганопольскому. Тут не знаешь, как и комментировать этого "главного редактора", поскольку решение суда о признании сведений не соответствующими действительности должно быть опубликовано или озвучено, а сделать это без редакции невозможно. Поэтому надлежащими ответчиками по таким делам являются автор и редакция. Это азбука главного редактора СМИ. (Надо сказать, что борода у Венедиктова, как у старика Хоттабыча, а знаний того, за что редактор отвечает, - как у Вольки ибн Алеши, а может, и меньше). Нам и времени на объяснения суду по этому поводу не пришлось тратить, поскольку после того, как судья понял, что платить за приезд Ганапольского предлагают ему, он погрустнел. И принял решение не присоединять билет к делу, поскольку написан билет на английском, а судопроизводство в России ведётся на русском. Поэтому ответчикам надо заказать перевод билета на русский язык и заверить перевод у нотариуса. Опять невольно "развел" умников на деньги и опять по их инициативе. (Но, вообще-то говоря, переводить на русский авиабилет - это круто!)

Далее началась бодяга с присоединением к делу списков от "Мемориала", которые никаким боком к делу не относятся, а с учетом того, что оно такое, этот "Мемориал", и недопустимо. Не буду повторять доводы, мы о них уже не на первом заседании говорим, читатели о них знают. Напомню только, что мы представили уже данному суду доказательства, что в списках "убиенных", которые составил "Мемориал", стоят лица, которых и в природе не было. Но суд эти списки к делу присоединил - нельзя же таким уважаемым ответчикам отказывать и отказывать.

Что удивило, хотя и не удивляет. Венедиктов, похоже, совершенно не понял, о чем мы говорили на прошлом заседании. Он начал предлагать суду присоединить к делу копию постановления Политбюро о каких-то чешских делах 70-х годов, подписанного Брежневым. Мы не поняли - зачем эта макулатура? Он начал объяснять, что Брежнев был Генеральный секретарь, а документ подписал как просто секретарь. Начали выяснять, что Венедиктов хочет этим доказать. Выяснили. Оказывается, на прошлом заседании в одном из ходатайств я говорил, что в 1935 году И.В. Сталин занимал должность одного из пяти секретарей ЦК ВКП(б) и вместе с остальными секретарями ЦК ВКП(б) - Андреевым, Ждановым, Ежовым и Кагановичем - имел власть координировать работу ЦК между пленумами ЦК. И Венедиктов как-то хотел с помощью Брежнева это опровергнуть. Я не стал ничего говорить, тем более что суд отказался присоединять эту бумажку к делу - уж больно нелепо она выглядела. Но то, что эти "политические обозреватели" имеют крайне убогое представление даже о новейшей истории "этой страны", причем состоящее из их собственной брехни об "этой стране", вырисовалось с предельной четкостью.

Ганапольский предложил суду присоединить к делу стенограмму июньского 1957 года пленума ЦК КПСС, на котором Жуков бичевал "культ личности". Сам! Жуков!! Говорил о списках на грязных бумажках!!! Я пытался ограничиться вопросами - а где там в этой стенограмме про 12-летних детей? Или маршала Жукова расстреляли в 12-летнем возрасте как врага народа? Какого черта ответчики тащат в дело то, что к иску никак не относится? А Леонид Николаевич вспылил и выдал им по поводу пресловутых "списков на грязных бумажках" по самое "не хочу", но не помогло - и эту макулатуру суд присоединил к делу.

Далее Л.Н. Жура предъявил суду документы, подтверждающие, что Е.Я. Джугашвили является внуком Сталина. Вот на этом пустяке придется остановиться, поскольку СМИ с подачи "Эхо" тут же разнесли: "Дочь Сталина Светлана Аллилуева и дочь Якова Джугашвили Галина заявили, что Евгений Джугашвили самозванец, который не приходится им родственником".

Не хотелось бы ковыряться в том, что является болью этой семьи, вернее, рода Сталина, но "Эхо" залезло уже в эту боль своими грязными лапками.

У Сталина от первого брака был сын Яков, от второго - сын Василий и дочь Светлана. Яков еще в ранней молодости женился на однокласснице, родившийся у них ребенок умер в младенчестве, Яков пытался застрелиться, но был спасен врачами. Ранний брак вскоре распался. После этого Яков сошелся с молодой русской девушкой, приехавшей в Москву из Урюпинска, но и эта связь долго не продлилась, девушка вернулась в Урюпинск, и там появился на свет первый внук Сталина - Евгений. Мать записала его на свое имя, но когда Яков узнал о том, что у него есть сын, то поехал в Урюпинск, пошел в горком и ЗАГС и заставил переписать свидетельство о рождении своего сына, вставив в него свое отцовство. Спустя пару лет Якова окрутила, надо думать, красивая еврейка, у которой Яков был, по меньшей мере, третьим только мужем. От неё у Якова родилась дочь Галина. Сам Яков с началом войны пошел на фронт и погиб уже летом 1941 года (в истории его гибели есть и гнусность геббельсовской пропаганды, но это отдельная история). Таким образом, Евгений воспитывался матерью в чисто русской среде, окончил суворовское училище, и тогдашний министр обороны Булганин после смерти Сталина распорядился принять его в военную академию без экзаменов. А Галина воспитывалась в чисто еврейской среде, в которой очень часто гой не может быть родственником.

Через некоторое время государственная комиссия разобралась с оставшимся после Сталина имуществом, определив его в музеи, после чего объявила дочери Сталина Светлане, что после Сталина его семье полагается 30 тысяч рублей (три месячных зарплаты председателя Совета Министров и Секретаря ЦК Сталина). Сын Сталина Василий уже был арестован, поэтому Светлана осталась единственной душеприказчицей, и ей не с кем было посоветоваться. Она позвонила тогда уже 17-летнему старшему внуку Сталина Евгению Джугашвили и предложила разделить сумму сначала между детьми Сталина, то есть разделить ее на троих, а полученные суммы (по 10 тысяч) разделить между внуками. Евгений, единственный взрослый наследник из находящихся на свободе, кроме самой Светланы, согласовал это. Получалось: Светлане - 10 тысяч, внукам Сталина от Василия (4 человека) - по 2,5 тысячи, и Евгению и Галине, внукам от Якова, - по 5 тысяч. (Сумма в 5 тысяч была изрядной, а поскольку мама Евгения в юности музицировала, то они на эту сумму купили пианино.) Однако это была не единственная забота тогдашнего правительства о внуках Сталина. Постановлением Совмина им была назначена пенсия в 1000 рублей в месяц до окончания учебных заведений.

В начале Светлана пыталась объединить семью, к примеру, на похоронах своей тетки она попробовала познакомить Евгения и Галину, но Галина, тогда еще малолетняя, повела себя как кукушонок, стремящийся вытолкнуть из гнезда остальных птенцов, - она не только не подала руки Евгению, а демонстративно отвернулась от него. Воспитание есть воспитание.

После XX съезда Светлану морально сломали хрущёвцы, и остаётся только ужасаться тому, что было в душе женщины, которую заставили отказаться от любимого отца. А Василия сломать не смогли - его просто убили. Какой водораздел прошел в семье, можно понять по записи встречи Василия Сталина и Ворошилова, в которой Сталин просил дать ему работу, а Ворошилов пытался убедить его смириться с хрущевизмом. Ворошилов упрекнул Василия, что тот не встречается со Светланой, на что Василий Сталин ответил: "Дочь, которая отказалась от отца, мне не сестра. Я никогда не отказывался и не откажусь от отца. Ничего общего у меня с ней не будет". Да, в иудином грехе не Светлана виновата, но все же это сделало ее во многом неадекватной. Однако это боль рода Сталина, а я и так уже в эту боль достаточно влез.

Просто посмотрите на этот вопрос в его сути - на чем Светлана Аллилуева и Галина Джугашвили основывают свой отказ от родства с Евгением? Они что - свечку держали или экспертизу делали? Если уж на то пошло, а сама Галина генетическая внучка Сталина? Может, Яков удочерил ее от кого-то из предшествовавших сожителей своей последней жены?

Для меня нет сомнений в том, что Евгений Яковлевич внук Сталина, и не потому, что об этом свидетельствуют документы или что Евгений похож даже не на Якова, а на самого Сталина. Как должен поступать потомок Сталина в нынешних условиях? Правильно: он должен бороться за честь великого деда. А кто еще из рода Сталина, кроме семьи Евгения Джугашвили это делает? Вот здесь и ответ на вопрос о законности иска Е.Я. Джугашвили.

Но вернемся в суд. Л.Н. Жура представил суду заверенные копии свидетельства о рождении Евгения Яковлевича, аттестата зрелости, пенсионного удостоверения и постановления Совмина СССР №15022-р от 14 ноября 1953 года:

"Москва, Кремль. Назначить с 1 ноября 1953 г. внуку И.В. Сталина - Джугашвили Евгению Яковлевичу, 1936 года рождения персональную пенсию в размере 1000 рублей в месяц до окончания высшего учебного заведения. Председатель Совета Министров Союза ССР Г. Маленков".

Ганапольский с Венедиктовым долго крутили бумаги и, наконец, нашли зацепку - свидетельство о рождении заверено консульством Швейцарии в Тбилиси - почему? Мы объяснили, что на момент заверения Евгений Яковлевич был в Грузии, поскольку он и гражданин Грузии, а из-за разрыва дипломатических отношений функции консульства России исполняет консульство Швейцарии. И тут, уж воистину к моему изумлению, Венедиктов стал уверять, что это противозаконно, поскольку в России запрещено двойное гражданство! Твою мать! Это же главное достижение демократии, внесенное в Конституцию РФ статьей 62: "Гражданин Российской Федерации может иметь гражданство иностранного государства (двойное гражданство)...". Или Венедиктов считает, что двойное гражданство в России разрешено только евреям? И вот такие "интеллектуалы" рассуждают в эфире России на политические темы!

Далее ответчики выкатили ходатайство столь же мерзкое, сколь и смешное, причём Ганапольский предварил его совершенно грубыми оскорблениями по отношению к нам, обвинив нас в желании мошенническим путем "развести" "Эхо Москвы". Мы сдержались, а ходатайство вот о чем:

"ЗАО "Эхо Москвы", учредитель СМИ "Эхо Москвы" (форма распространения -радиовещание), руководствуясь п 2 ст.152, ст.166 ГПК РФ, просит провести эксгумацию погребенного трупа И.В. Сталина для проведения осмотра, вскрытия, других необходимых процедур в целях установления родства с истцом - Джугашвили Евгением Яковлевичем".

Мы опять сдержались: я вежливенько возразил, сказав суду, что документов, подтверждающих родство, больше чем достаточно, посему экспертиза не нужна, а Жура напомнил, что на первом заседании судья специально задавал Венедиктову вопрос, не сомневается ли он в том, что истец имеет право на иск, и Венедиктов не сомневался. А теперь, убедившись, что они не имеют никаких доказательств в подтверждение своей клеветы, ответчики пытаются смять дело таким образом. В любом случае, мы категорически отстранились от проведения экспертизы.

Судья в свою очередь объяснил ответчикам, что вопросы экспертизы решаются при рассмотрении дела и что ответчики обязаны написать ходатайство с учетом требований закона, а именно, сообщив в ходатайстве, какие вопросы они хотят выяснить, зачем результаты экспертизы нужны для правильного разрешения дела, какая экспертная организация должна выполнить экспертизу. Судья замялся, и я за него дополнил, что ответчики обязаны гарантировать и оплату проведения этой экспертизы. Физиономии у ответчиков вытянулись, оказывается, они не знали, что в гражданском процессе экспертизу оплачивает тот, кто ее заказывает. Немудрено, что, вернувшись в радиостудию, Ганапольский не сообщил слушателям "Эхо Москвы" ни единого правдивого слова о заседании и разве только галстук не жрал, да и то потому, что был в студии без галстука.

Итог: "Эхо Москвы" явно дает понять, что обосновать свою клевету им нечем, и они вертятся, как уж на сковородке, пытаясь выдумать что угодно, лишь бы избежать рассмотрения этого дела.

Слушание дела назначено на 10.00 17 мая.

Ю.И. МУХИН

КОМУ ВЫГОДНЫ ТЕРАКТЫ В МОСКВЕ

А город подумал — ученья идут…

Р. Рождественский

Удивительные люди современные террористы. Они взрывают что-то только тогда, когда это выгодно власти.

Взрыв бомбы во время предвыборной кампании Ельцина в московском метро 11 июня 1996 года оказал ЕБНу неоценимую услугу. А подорванные, непонятно кем, дома и ТК «Охотный ряд» помогли стать президентом Путину. Со взрывом дома в Волгодонске вообще творилась чертовщина. В Госдуме почтили память погибших за несколько часов до теракта (вот так экстрасенсы). А в Рязани бдительные граждане и местная милиция выловили сотрудников ФСБ, которые заминировали дом, потом СМИ сообщили, что это было «учение». Так, может, и остальные взрывы тоже «учения»?

Какой-то мифический «Косолапов» взорвал в 2008 году Невский экспресс, а 2009 году его взорвали снова. Причем странно то, что этот старый поезд был застрахован на астрономическую сумму, а террористы при задержании, как те демоны, самоликвидировались. По этому поводу Д.А. Медведев заявил, что организаторов взрыва Невского экспресса «уничтожили всех дотла».

В «правдивости» вождей легко убедиться, просто просматривая новостные ТВ-программы. Даже меня (привыкшего к самым наглым провокациям) удивили недавние кадры разгрома «злодеев» под Махачкалой. Показали мертвого боевика, одного из тех, кто якобы взорвал Невский экспресс. На кадрах он валяется в грязи, рукоятка чистенького пистолета Макарова лежит на его грязной окровавленной ладони (это показывают крупным планом, желая доказать, что боевик был вооружен…). Указательный палец прижат к остальным. Пистолет не взведен и стоит на предохранителе, что, безусловно, демонстрирует «активное сопротивление».

А по поводу взрывов в московском метро 29 марта 2010 года Д.А. Медведев сказал: «У меня никаких сомнений нет: мы их найдем и всех уничтожим» (очень созвучно с крылатой фразой из «Джентльменов удачи»: «везде, мол, найду и бритвой по горлу»). Надо сказать, что террористов, как и любых других преступников, следует не уничтожать, а задерживать, изобличать, доказывать вину и судить, а уж затем карать - по приговору суда. Правда, в этом государстве настоящим и выдуманным «террористам» и «экстремистам» отказано в праве на справедливый суд. А почему? Боятся, что они скажут лишнее? Или окажутся непричастными?

Понятно, что «уничтоженные дотла» это пиар, медведевский вариант «мочить в сортире», но он юрист и должен всегда помнить, что преступником человека может назвать только суд, а если не было суда, то всяческие «Саиды Бурятские» и прочие сказочные персонажи не более, чем лица, подозреваемые в совершении преступления; я, наивный правовед, читал об этом в Конституции.

По странной случайности дело Невского экспресса «раскрыто» при помощи старой доброй дактилоскопии как раз в тот момент, когда в государстве развернута пиар-кампания по принятию закона о дактилоскопировании всех подряд граждан, а также заезжих. Если такой закон будет принят, он станет уникальной базой для реализации спецслужбами любых провокаций против инакомыслящих. Кстати, когда тянули за уши закон об экстремизме, говорили, что он пригодится в борьбе с терроризмом (как в эстонском анекдоте: «Нэ прыгодыллась»). Зато вполне эффективно применяется против инакомыслящих.

По заявлению СМИ, метро взорвали шахидки. Странные они люди, почему-то взрывают только те места, где находятся малоимущие граждане. Почему они ни разу не пытались взорвать тусовку государственных мужей, например, съезд «Единой России» или шоу с участием бомонда? Уверяю, если бы человек с опытом был шахидом, то сделал бы это элементарно. Почему не пустили под откос поезда с цианидом фирмы ЛУКОЙЛ, разъезжающие по всей России с нарушением всех мыслимых правил под «охраной» безоружных людей? Почему от взрывов не страдает собственность олигархов, почему не гибнут люди, которые, что называется, «при делах», чиновники, генералы, миллиардеры?

Почему «шахиды» не выдумают многоходовку для уничтожения первых лиц государства, любящих пиар во время чумы? Почему не оставляют для них «сюрпризы» в больнице среди раненых и на месте происшествия после совершения теракта? Обычно джигиты выдумывают невероятные изыски для своих кровников, а здесь почему-то «креатив» отсутствует.

Теракты на Кавказе на 90% обращены против представителей силовых структур и должностных лиц госвласти, почему же во всей остальной России они на 100% касаются только простых людей? Где у боевиков логика?

Террористы второй половины XIX и начала XX вв. убивали в основном представителей власти. Почему? Потому что это было выгодно и оппозиции, и власть имущим. За многими известными бомбистами стояла боевая группа эсэров во главе с Евно Фишелевичем Азефом (партийная кличка «Толстый»), работающим на отделение по охране общественной безопасности и получавшим огромные деньги от власти на обустройство своей личной жизни и организацию терактов. На царскую охранку работал и лидер народной воли — боевик Сергей Петрович Дегаев, да и многие другие сотрудничали за деньги или какие-то подачки.

В то время были и так называемые «террористы-безмотивщики», убивающие, как им казалось, исходя из одних только своих желаний и предпочтений. Правда, тех, кто тщательно изучал их деятельность, не покидает уверенность, что у них за спиной также стояли кукловоды.

Нынешние взрывы в московском метро раздались тогда, когда в России разразился глубокий политический кризис. Выгодны ли эти взрывы оппозиции? Конечно, нет, они отвлекают народ от главного — выяснения отношений с властью. Такой пиар порождает нелепые идеи о сплоченности вокруг президента, премьера, «Единой России» и т.д.

А выгодны ли эти взрывы власти? Очевидно даже без слов. Почему же террористы так предупредительно обслуживают интересы режима? Или у них нет мозгов? А может быть, мозгов нет у тех, кто до сих пор верит во всю эту дичь и чушь?

Так и выходит: «Кому война, а кому мать родна», и от этого погибших и их детей еще больше жалко…

Помню, в конце семидесятых годов XX столетия читал я рассказ Г.К. Честертона «Пятерка шпаг», в нем есть рассуждение о том, какая смерть в какой стране является обычным делом. Речь идет о Франции: «Этот человек убит на дуэли, - сказал он. - В Англии он бы погиб на охоте, в России - при взрыве бомбы».

Тогда я подумал, что, наверное, еще доживу до того, когда все вернется на круги своя.

Вячеслав МАЛЬЦЕВ,

http://www.nmanifest.ru/arc/look/full?newsid=172

КАЙДЗЕН

«В 2004 и 2005 годах появился перевод на русский язык двух книг о Кайдзен – «Кайдзен: ключ к успеху японских компаний» и «Гемба Кайдзен: путь к снижению затрат и повышению качества», написанных японцем Масааки Имаи.

Кстати эта система появилась на предприятиях японской автомобильной промышленности (на Тойоте).

У меня знакомый работает на процветающей производственной фирме небольшим начальником. Я ему дал книгу о делократии Ю.И.Мухина и книги Масааки Имаи по гемба кайдзен. Потом поинтересовался, что из этого ему пригодилось на работе. Мухина он прочитал, а Гемба Кайдзен применил. Руководство приняло его предложения очень благосклонно и даже цитирует». Первый.

Ваш Кайдзен ахинея, во всяком случае в России. Обслуживал я одно предприятие на Урале, руководство которого тоже помешалось на этой Кайдзен. Всюду и везде плакаты, призывы, каждая заводская газета полна рассказами про постоянные улучшения, которые проводят овладевшие этой заморской методикой рабочие и специалисты. У всех рабочих в ответ ехидные смешки, естественно, за глаза. Возможно потому, что не особенно эта пропаганда и мешала. Ну капает на мозги, но терпеть можно.

Однако бюрократизация буквально на глазах росла и крепла. Если раньше, чтобы вынести блоки или платы на ремонт с завода, нужно было только записку от начальника цеха, а то и его заместителя, ну еще в журнале на проходной отметить вывоз и завоз, то постепенно рутинная процедура вывоза с завода для ремонта стала героическим подвигом. Приходилось обходить по 5-7 кабинетов от охраны до бухгалтерии. Толку нуль, потому что всё равно никто особо не проверял, раз есть подпись начальника цеха, а потом подписи других, то просто ставили свои подписи. Сложно было поймать эту толпу начальников, потому что у них то совещание, то куда-то уехали. Иной раз приходилось до месяца ждать пока цеховые службы сумеют наконец-то поймать всех подписантов. Такой же героической эпопеей становилась ежемесячная отчетность, чтобы этот довольно крупный завод сумел-таки оплатить счета нашей сервисной фирмы. Всё боялись, что их разворуют. В конце концов дошли до того, что стали требовать от снабженцев, чтобы они проходили детектор лжи, мол не получают ли те откаты от своих агентов. Тех, кто отказался, увольняли.

То есть Кайдзен внедрили, а предприятие идет по пути, описанному Мухиным в «Науке управлять людьми», когда бюрократия размножается и размножается, хотя предприятие и частное. Конторских работников даже на глазок больше, чем рабочих и специалистов, офисы забиты компами, и всё равно приходится бегать по кабинетам. Хельгу.

Насчёт Кайдзен вспомнился мой опыт работы в гипермаркете «Ашан». Кстати, название Ашан совпадает с другим наименованием: Рош-Ашана - это еврейский Новый год (здесь слово Ашана означает год). Еврейский Новый год празднуется осенью, в то же время в гипермаркете Ашан каждую осень проводят Дни Ашана (типа день рождения) - читай «Дни Рождения (еврейского) Года».

Так вот, работа там поставлена таким образом, что она удивительно напоминает нашу советскую систему, только в миниатюре. Всякие там штампы «это и ваш Ашан», много от пионерии и комсомола. Пока работал в нём, часто говорил своим по работе что-то вроде: «Стоило рушить советскую власть, чтобы теперь нам её всучивали как последнюю разработку Запада».

Опыт работы там и многое в нашей современной жизни показывают, что для советского человека капитализм - это шаг назад (в точности по теории К. Маркса). AcostArichA 

ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ

ПРЕМЬЕР ОЛИГАРХИЧЕСКИХ КЛАНОВ

20 апреля, день, когда в Государственной Думе отчитывался перед депутатами Глава российского правительства В. Путин, дал на редкость точную и яркую картину как нынешнего состояния власти в России, так и формально противостоящей ей оппозиции. Формально, потому что реально, на деле эта оппозиция является придатком власти, создающим иллюзию некоей «демократии» и «плюралистичности» авторитарного режима..

Долгое и нудное выступление российского премьера, постоянно прерываемое дежурными аплодисментами парламентского большинства от «Единой России», было выдержано в духе казенного, насквозь фальшивого оптимизма. Еще с брежневских времен угодливые подчиненные кормят ловко подобранными цифрами о достигнутых «успехах» своих высоких начальников, потакая их тщеславным амбициям. Такая традиция у нынешней правящей элиты - брать из советского прошлого все самое плохое, игнорируя хорошее, презрительно третируемое как «пережитки тоталитаризма». Ту же элементарную ответственность, например, за свои действия – руководители нынешней России давно уже никак не отвечают за свои явные неудачи и провалы. Ну а чтобы скрыть их, лапшу на уши невежественным и непросвещенным развешивают так же бездарно, как и руководят, часто добиваясь прямо противоположного результата. Создается впечатление, что там, в кремлевских верхах, обитают какие-то инопланетяне, безнадежно оторванные от реальной земной жизни. Впрочем, выдержки из выступления Путина говорят сами за себя:

«...Если раньше внешние шоки надолго отбрасывали нашу страну назад, то к нынешнему испытанию Россия оказалась готова гораздо лучше, чем прежде... Мы встретили кризис, имея за плечами почти десять лет экономического роста. Производительность труда за эти годы увеличилась в полтора раза, а число людей, живущих за чертой бедности, уменьшилось более чем вдвое... Финансовый сектор, промышленность и социальная сфера стали гораздо более эффективными и устойчивыми. Россия реагировала на кризис, как подобает сильному государству, которые не ждет, когда все изменится само по себе, а действует решительно и активно (аплодисменты)».

«Сейчас можно с полным основанием сказать: большинство принятых мер – большинство! - сработало. Мы предотвратили разрушение реального сектора и финансовой системы, и главное - не допустили падения реальных доходов населения... (аплодисменты»)».

«Удалось сохранить все основные социальные программы, а также реализовать точечные меры поддержки граждан, помочь тем, кто столкнулся с потерей работы или со значительным снижением доходов. Мы действительно работали на опережение... Нам удалось запустить процессы постепенного восстановления рынка труда и создания новых рабочих мест ... Мы реально добились того, чтобы доходы пожилых людей стали выше прожиточного минимума. Это означает, что в России нет пенсионеров, живущих за официальной чертой бедности (аплодисменты)».

«...российская экономика все более уверенно демонстрирует признак восстановления... рецессия в нашей экономике закончилась. Более того, у нас очень хорошие стартовые условия для дальнейшего движения вперед (аплодисменты)».

В момент произнесения этих непрерывных похвал В. Путина в адрес правительства, возглавляемого им самим, я находился в здании Государственной Думы, возле монитора, который напрямую транслировал выступление российского премьера. Стоявший рядом известный экономист либерального толка буквально подпрыгивал на месте от возмущения: «Что он мелет? Какие успехи? Все ведь совсем не так». То, что не так, понимали, пожалуй, все, толпившиеся у монитора - а там были представители самых разных партий и движений. Да и многие депутаты, сидевшие в зале, включая представителей «Единой России», тоже чувствовали себя неловко, некоторые даже отводили глаза в сторону. Уж слишком резко наигранный оптимизм премьера противоречил реальной действительности. Но Путин все продолжал в каком-то упоении развивать свой главный тезис - «какие мы, руководители российского правительства, молодцы! Как здорово наше правительство, во главе со мной, разумеется, научилось управлять страной!». Невольно вспоминаешь ленинские слова, сказанные более ста лет назад: «Нет ничего пошлее самодовольного оптимизма». Действительно, ничего пошлее нет...

Когда началось обсуждение отчета премьера и на трибуну поднялся руководитель фракции КПРФ Г. Зюганов, депутатский зал да и толпившиеся в холлах у мониторов люди замерли в ожидании. Все знали, что лидер коммунистов давно уже фактически работает на нынешнюю власть, поругивая и попугивая ее для демонстрации своей «оппозиционности». Вся его «конструктивная» критика кончается, как правило, призывами к «согласию» и «сотрудничеству» с теми, кто, по официальной позиции КПРФ, «разрушает» и «губит» страну. Неужели и на этот раз будет демонстрировать свой «конструктивизм», то есть элементарное приспособленчество к власть имущим в Кремле? Однако «казенная» пропагандистская лапша, которую премьер пытался повесить на уши внимавшей ему аудитории, была настолько примитивной и вызывающей, что Зюганов не стал смягчать своего выступления. Тем более, что настроения партийных «низов» под влиянием ухудшающейся обстановки в стране становятся все более радикальными, а с ними надо считаться – очередной съезд КПРФ с выборами партийных лидеров не за горами. И Зюганов, сильно покраснев от волнения – как-никак приходится говорить правду прямо в лицо фактическому правителю России - стал говорить о том, что известно любому трезвомыслящему человеку в стране.

«В свое время за десять лет мы создали мощную индустрию, целые отрасли новой экономики. За десять лет мы одержали победу и залечили тяжелейшие раны войны. За десять лет мы прорвались в космос и создали ракетно-ядерный паритет, который уберег планету от большой войны. Сегодняшнее десятилетие проверял кризис, и он поставил этому десятилетию неудовлетворительную оценку. Из двадцати самых развитых стран с точки зрения падения производства мы оказались последними - двадцатыми, в БРИК мы тоже последние, и даже среди нефтедобывающих стран мы не пробились вперед и плетемся в хвосте.

...По человеческому потенциалу мы занимаем 71-е место, хотя еще недавно входили в пятерку самых образованных, крепких, умных перспективных стран. А вот если взять продолжительность жизни и образование - два главных критерия, которые определяются в мире, то мы здесь на 124-м месте, в стане наиболее отсталых африканских государств.

Правительство и вы должны исходить из оценки президента, который в своем послании прямо сказал, что страна зашла в тупик, сырьевая модель не годится, что стране крайне необходима модернизация, ускоренная модернизация, что нужны эффективная и жесткая борьба с коррупцией и новая кадровая политика... Возникает в связи с этим вопрос: туда ли мы вбухали деньги? В прошлом году мы тоже, казалось бы, 200 миллиардов долларов достали из заначки и вложили. Но если другие вкладывали в промышленность, в село, в науку, то мы вложили в банки. Эти банки не поделились ни со станком, ни с полем, ни с учебной партой, и в результате 200 миллиардов долларов уплыли, число долларовых миллиардеров у нас удвоилось, а нищих примерно на треть прибавилось. Что такое 200 миллиардов долларов? Это десять миллионов рабочих мест при средней годовой зарплате 20 тысяч на три года вперед. Мы считаем, что эти вложения были абсолютно нерациональными, от них только распухли чиновники и миллиардеры....

...За прошлый год ваше правительство купило на своих авиационных заводах, которые могли делать более тысячи летательных аппаратов, одиннадцать самолетов. Но при этом купили сто девятнадцать иностранных... Каким образом может развиваться, например, «Авиастар», который выпускает самолеты специально для грузовых перевозок? Этот завод не имел аналогов в мире, мы по самолетам этого класса на двадцать лет опережали Америку, даже сегодня, в условиях кризиса, эти самолеты востребованы, а он в этом году не произвел ни одного самолета.

...Удвоение ВВП не хочу комментировать, оно провалилось с треском. Что касается Саяно-Шушенской ГЭС - вы сами там были, видели, и я вам вручал документ, который готовили лучшие специалисты в Думе: средний возраст ГЭС - тридцать лет, у нас в таком положении практически восемь из десяти станций, и ситуация будет только усугубляться. Ваше правительство планировало прибавить в прошлом году 12,4 мегаватта, а ввели, вы сами сказали, меньше 2 мегаватт, в шесть раз меньше, провалили программу.

Что касается ЕГЭ, то это за гранью нормального обсуждения... Сдавали экзамен на лучших факультетах - это ваша академия финансовая при правительстве, мехмат МГУ, один из тех, где лучшие математики, журфак - шесть-семь человек из десяти провалили диктант и контрольную за обычную школу. Завтра мы получим потрясающую серость!..

Я уже не комментирую ситуацию в армии. Извините, но фамилию министра обороны в армии никто без мата не произносит. Надо уважать свою страну, нашу историю, Победу - надо немедленно отправить его в отставку, чтобы не позорить страну!

Автономные учреждения, «Единая Россия», если вы это примете, у нас будет хуже, чем в Киргизии. Это хуже чем приватизация и модернизация вместе взятые. Это по сути дела распродажа всей социально-культурной сферы, от больницы, школы, вуза. Это перекодировании нации, которая коллективистские формы жизни и духовные, нравственный ценности всегда ставила выше меркантильно-потребительских. Последствия будут ужасающие!

Вы уже приватизировали промышленность - семьдесят тысяч производств с лица земли исчезло. Главное сейчас на свое машиностроение посмотрите, на цену тонны металла: сегодня - свой отечественный металл дороже, чем шведский...

Прогрессивный налог. Владимир Владимирович, вам нравится Германия, там верхняя планка 45 процентов, Франция – там планка 40 процентов, та же Америка – там планка 35 процентов. Что вы держитесь на 13 процентах и с олигарха, и с полунищего учителя? Это просто позорище, больше нигде нет такого...

Мы считаем, что можно принять меры, но для этого должна быть политическая воля. С той командой, которая у вас сложилась, решать эти задачи невозможно. Если дальше дело так пойдет, отставка правительства будет неизбежной».

Все верно, как дважды два четыре. Но Путин, не ожидавший такого жесткого отпора дешевой похвальбе своему правительству и себе лично явно растерялся – привык как-никак к послушно-льстивому вниманию своих подчиненных, угодливо поддакивающим любым его наставлениям и указаниям. Видно было его очевидное замешательство перед тем, как он начал выдавливать из себя какие-то оправдания, на редкость невнятные

«Да, у нас падение больше, чем в других странах «большой восьмерки» и БРИК, но у нас восстановление идет быстрее. Это связано со структурой нашей экономики. Вот просели металлургическая промышленность, нефтянка, газ, химия – и у нас резкое сокращение. Причем в значительной степени не зависящее от нас: мировые рынки просели... Мы начинали наш путь десять лет назад не с 80-го года, а практически с полного развала экономики, социальной сферы, да и самого государства. И не надо ничего передергивать, нужно исходить из реалий...»

Большой реалист у нас премьер! Ссылается на сырьевую структуру, но почему же десять лет сам ничего не делал для ее изменения, для модернизации и диверсификации экономики страны? Ведь вся власть была в руках, а за 10 лет можно было добиться многого, взять хотя бы Китай или даже Бразилию. Все без исключения данные говорят о том, что экономическое и социальное отставание России от передовых, да и развивающихся стран за последнее десятилетие резко усилилось, а Путин все кивает на развал и неразбериху 90-х годов – в прошлом, дескать, было еще хуже... Но ведь он сам занимал в эти годы отнюдь не рядовые посты во властных структурах и, следовательно, несет прямую ответственность за этот развал. Впрочем, несмотря на огромные средства, полученные Россией в последнее десятилетие от повышения цен на сырьевой экспорт, положение в экономике, и особенно в научно-технической сфере, стало не лучше, а хуже. Вот реальные факты.

В 2001 году, когда Путин стал президентом, в российском экспорте в Китай машиностроительная продукция составляла 40 процентов. Сегодня, спустя 10 лет, только 5 процентов. С 2000 по 2008 гг. протяженность современных автомобильных дорог возросла в Бразилии на 70 процентов, в Китае на 40 процентов, в «прагматичной» России всего на полпроцента... О чем это говорит? О том, что при Путине Россия стала уже сырьевым придатком не только Запада, но и Китая. И о том, что она по темпам развития безнадежно уступает даже тем странам, которые совсем недавно смотрели на нее снизу вверх, считая образцом для подражания.

И напоследок о клановом управлении – теме, которой Зюганов коснулся в своем выступлении лишь мельком. Он-то знает, что здесь недовольство премьера, расставившего на все сколько-нибудь влиятельные посты своих, как правило, бездарных и серых питерских земляков и сослуживцев, может ему дорого стоить. Правда ведь глаза колет, лучше об этом помалкивать. В правящей элите, а Зюганов принадлежит к ее «оппозиционному» крылу, эту тему не принято обсуждать публично. Тут ведь прямое и очевидное всем доказательство, что Путин в своей кадровой политике руководствуется отнюдь не интересами страны, как он это обязан делать по своей должности.

Впрочем, этой болезненной для премьера темы избегает крикливый, но в то же время чутко реагирующий на настроения в кремлевских верхах «смельчак» Жириновский. А если и затрагивает ее, то действует по мудрому китайскому принципу «ругать овцу, показывая пальцем на курицу». На этот раз курицей стал клан Лужкова. На этом же заседании Государственной Думы Жириновский кричал, переходя в истерику, о нарушениях закона и даже преступлениях Лужкова и его подручных, которые превзошли все мыслимые пределы. Слушать истошный крик, конечно же, было неприятно. Но прозвучавшие с думской трибуны обвинения московского градоначальника были отнюдь не беспочвенными, они подтверждены многочисленными документами и материалами. Как же отреагировал на них Путин?

«Мы, правда, Москву сегодня не обсуждаем, но было сказано, что здесь очень коррумпированное правительство, что они все растащили, а потом вот Владимир Вольфович сказал, что Лужков хочет отдать за границу самые жирные куски. Чего это Лужков самые жирные куски хочет отдать? Вы можете себе представить, чтобы Лужков хотел отдать самые жирные куски кому-то за границу? Я думаю, что Владимир Вольфович заблуждается».

Вроде бы шутка, многие депутаты после слова премьера даже стали смеяться, оценив его чувство юмора. Но юмор-то этот своеобразный. Путин знает страсть Лужкова и его клана к «жирным кускам», иными словам, к наживе самым легким и быстрым путем. За счет использования, разумеется, властного ресурса, что на посту главы московского правительства является должностным преступлением. Путину это хорошо известно, но он ничего не делает. Хотя, как президент, а затем и премьер просто обязан был принять против этих безобразий - других слов тут нет - конкретные меры. Но в сегодняшней России правят олигархические кланы, а ссориться с ними нынешнему премьеру не с руки. Он ведь был и остается проводником их интересов. Несмотря на всю «государственническую» фразеологию. И в этом плане легко понять его, казалось бы, неуместный в нынешних, далеко не радостных для большинства условиях оптимизм. Олигархи действительно нажились на кризисе – доходы их, как показывает официальная статистика, пошли вверх. Так что быть оптимистом их ставленнику, как говорится, сам бог велел.

В.Н. ДОБРОВ

МИСТИКА КАТЫНИ

Самолеты с правительством не часто разбиваются. Но не с польским, и не с правительством, участвующим в Катынской подлости.

Глава правительства Польши в эмиграции генерал Владислав Сикорский и его дочь Софья погибли в авиакатастрофе 4 июля 1943 года близ Гибралтара. Некоторые утверждают что это, скорее всего, не было случайностью. Английский пилот, который никогда не надевал спасательный жилет, именно в этом полете надел его и остался живым. Хотя причиной того, что лётчик выжил, очень возможно было то, что летчик не участвовал в геббельсовской провокации в Катынском деле, а утонувший Сикорский был главным действующим лицом этой провокации. Напомню, о чём речь.

Весной 1943 г. немцы сообщили миру, что они отрыли под Смоленском в Катыни захоронения польских офицеров войны 1939 г. и «установили», что эти офицеры убиты советскими евреями. Именно евреями. С того времени и по сей день Катынское дело никогда не было предметом уголовного или исторического расследования, оно всегда было акцией пропагандистской войны. В 1943 г. это было понятно всем, да немцы и не скрывали, что это удар их пропаганды по союзникам. И в этот момент правительство Сикорского предает союзников и смыкается с гитлеровцами в этой пропагандистской кампании.

В чём была важность Катынского дела в те годы?

Надежды выиграть войну немцы не теряли, но в 1943 г. для них пришло время подумать, как отстоять то, что они завоевали в Европе. А для этого необходимо было сплотить Европу против СССР. Надо сказать, что и до этого Европа в стороне не стояла, достаточно посмотреть на национальность тех пленных, которых взяла Красная Армия в ходе Второй мировой войны.

Национальный состав военнопленных в СССР в период с 22.06.1941 г. по 2.09.1945 г.

За годы войны только в составе вермахта и войск СС воевало 1800 тыс. граждан со всех стран Европы, и это не считая войск официальных союзников Германии.

Но для сплочения Европы в монолит обычных угроз европейским призывникам было мало — опасно угрозами загонять человека в армию и там давать ему оружие. Для сплочения Европы нужна была идея, и такая идея была найдена - это идея антисемитизма.

Ввиду исключительной важности катынской пропагандистской кампании для судьбы Германии, Геббельс лично и непрерывно руководил немецкой и вассальной прессой в деле Катыни, и на его инструктажах евреи с его уст не сходили. Начиная с 6 по 30 апреля Геббельс дал по катынскому делу нацистской прессе обширные инструкции, примерно на 40 машинописных страницах. В них он лишь один раз упоминает Сталина. Зато евреи у него именинники:

«...прежде всего, заклеймим цинизм английских евреев, советские союзники которых способны на отвратительные поступки...

...чтобы эти еврейские негодяи, заключившие совместный сговор между Лондоном и Москвой...

…За каких дураков эти нахальные еврейские болваны считают европейскую интеллигенцию…

...Более глупого тупые евреи в Москве действительно ничего не могли придумать...

...Под тяжестью этих обвинений евреи могут произносить лишь бессвязный лепет...

...Наряду с ТАССовскими евреями и англичане придумали махинацию...

…В прессе следует прежде всего показать как в данном случае действовали евреи…

...Такого идеального случая соединения еврейского зверства с отвратительной еврейской лживостью мы еще не знали во всей военной истории...

...Было бы совершенно неправильно предполагать, что мы подавляли нашу заграничную пропаганду тем, что внутри страны включаем еврейский вопрос в катынское дело. И фюрер придает значение тому, чтобы еврейский вопрос был связан с катынским делом. Соответствующее указание для прессы было дано уже вчера в дневном пароле.

…Если евреи в Кремле выдумывают такую сказку, то это знаменательно для того душевного состояния, в котором сейчас находятся советские властители…

Здесь нам снова предоставляется случай направить внимание немецкой и мировой общественности на евреев, высказав следующее:

«Теперь евреи снова придумали махинацию! Снова они действуют своими давно известными методами: замалчивать вещи, которые им не подходят. Еврейское агентство прессы, придумавшее эту махинацию, довольно дерзко и нагло, в открытую признает намерение евреев убить молчанием и похоронить без шума катынское дело, после того, как уже было разбито столько фарфора. Это чисто по-еврейски. Таким путем думают затушевать исчезновение 12 тыс. польских офицеров». Соответствующий пункт должен быть включен сегодня в лозунг дня…»

Для союзников гитлеровская антисоветско-антисемитская кампания не была чем-то неожиданным, поскольку было понятно, что немцам больше просто не чем было сплотить Европу. Прекрасно это понимали и руководители СССР: если не поляки, то нашлись бы еще какие-нибудь «убитые советскими евреями» европейцы, о которых Геббельс начал бы вопить.

Тут надо понять, что в 1943 году без участия Сикорского эффект от этого геббельсовского удара не стоил бы ни гроша. У Геббельса, кстати, были еще заготовки — могилы с расстрелянными румынскими гражданами под Одессой, украинскими в Виннице и т.д. Но он не пустил их в дело, поскольку вне гитлеровского блока вопли по этому поводу никто не поддержал бы. Ведь всем понятно, что идет война и пропаганда воюет, всем понятно, что немцам на своей территории ничто не мешало создать какие угодно могилы, а подчиненные немцам эксперты подпишут какие угодно акты. Без участия польского правительства в эмиграции этот геббельсовский блеф никто бы не заметил и никто бы в него не поверил.

А Сикорский сходу и полностью подтвердил версию немцев о том, что пленных расстреляли Советы. Вопреки требованию Черчилля и Рузвельта, даже не попытавшись запросить своего союзника Советский Союз, даже не попытавшись дождаться хотя бы каких-то сообщений из Катыни, Сикорский немедленно примкнули к пропагандистской акции Германии. Более того, не исключалось и более грандиозное участие Сикорского в деле с Катынью. Такой вот факт.

«22 апреля 1943 года, Полевая ставка. Гиммлер Риббентропу по вопросу приглашения генерала Сикорского в Катынь.

По делу в катынском лесу преследует меня мысль, не поставили бы мы поляков в ужасное положение, если бы пригласили через Испанию господина Сикорского прилететь в Катынь (предоставив ему гарантии безопасности) с подобранными им сопровождающими, чтобы он лично удостоверился в фактах.

Это всего лишь моя мысль, которую, может быть, невозможно осуществить. Я хотел, однако, ею с тобой поделиться. Подписано: Гиммлер».

Рейхсфюрер Гиммлер — шеф государственных разведывательных и контрразведывательных служб Германии, т.е. по своей должности человек очень информированный. И он предлагает не пропагандистский трюк в газетах с приглашением Сикорского (иначе бы он обратился к Геббельсу), а действительно через нейтральную Испанию привезти Сикорского в Катынь. Англичане, конечно, никуда бы Сикорского не отпустили, поэтому Гиммлер и обращается к министру иностранных дел Риббентропу, чтобы тот по дипломатическим каналам тайно договорился с Сикорским. Обратите внимание на уверенность Гиммлера в двух вопросах.

Он почему-то уверен, что Сикорский подчинится требованию немцев и приедет, если сам приезд можно организовать.

Второе. Он почему-то уверен, что Сикорский подтвердит версию немцев. Ведь Сикорский в Катыни может сказать, что убили русские, а вернувшись в Англию заявить, что первое заявление было вынужденным, а теперь он заявляет, что убили немцы. И тогда конец всей немецкой провокации. Но Гиммлер такого поворота не боится — он уверен в Сикорском.

Не менее примечателен и ответ Риббентропа:

«26 апреля 1943 года, Фушль. Ответ Риббентропа Гиммлеру по вопросу приглашения генерала Сикорского в Катынь. Секретно.

Сердечно благодарю за твое письмо от 22 апреля, в котором ты выражаешь мысль, не стоит ли нам пригласить господина Сикорского прилететь в Катынь. Признаюсь, что эта мысль с пропагандистской точки зрения сначала представляется соблазнительной, однако существует основная установка относительно трактовки польской проблемы, которая делает для нас невозможным любой контакт с главой польского эмигрантского правительства, причем она настолько существенна, что ею нельзя пренебречь в пользу возможно весьма привлекательной в настоящее время пропагандистской акции. Подписано: Риббентроп».

И Риббентроп, как видите, нисколько не сомневается в Сикорском, и Риббентроп уверен, что Сикорский не подведет. Но тайный от союзников (без их разрешения) приезд Сикорского в Германию не может не скомпрометировать его в глазах союзников, и вот это для немцев почему-то недопустимо. Причём истинную роль Сикорского знает только Гитлер, поскольку «установку» любого другого лица в Германии Риббентроп не посмел бы утаить от Гиммлера. Риббентроп сообщает Гиммлеру, что Сикорский предназначен Гитлером для очередных дел, не менее важных, чем усиление с его помощью пропагандистской клеветы по Катыни.

Если Сикорский не предатель, сидящий на крючке у немцев, то тогда и Гиммлер, и Риббентроп идиоты, поскольку без оснований рассуждают о своём враге так, как будто он их агент.

Сколько убитых добавила Второй мировой войне эта польская подлость, страшно считать. Повторю, по российским данным, только в немецкую армию поступили добровольцами 1,8 млн. человек со всех стран Европы. А сколько европейцев не дезертировало, а послушно влилось в армии Румынии, Словакии, Венгрии, Хорватии, Италии, Финляндии — союзников немцев? Пусть половина из этих идиотов, шедших защищать свой народ от смерти жидобольшевизма, попала в плен, но ведь половину пришлось убить! А по итогам войны соотношение между убитыми советскими солдатами и солдатами противника примерно 1:1. Следовательно, столько же погибло и советских солдат. Уже только по этой статье счет польской подлости нужно вести на миллионы убитых людей. Австрийский историк С. Карнер, специалист по германским пленным в СССР, отмечает еще один аспект польской подлости. Сообщая об эффекте действия двух советских пропагандистских организаций по разложению немецких войск, он пишет: «…обе эти организации с их призывами переходить на сторону противника не имели особого успеха среди немецких и австрийских солдат. Кроме того, нацистская пропаганда сознательно раздувала страх перед советским пленом, дополнительно подкреплявшийся, например, сообщением международной врачебной комиссии от 30 апреля 1943 г. об убийствах в Катыни».

А чем ожесточённее дрались немцы, тем больше гибло советских солдат. Тем дольше затягивалась война, тем больше рейдов делала англо-американская авиация на немецкие города, тем больше гибло уже мирных немцев. На что вести счет подлости польского правительства в эмиграции по этой статье — на миллионы или «всего лишь» на сотни тысяч убитых?

Тех, кто удивится тому, как Сикорский мог водить за нос англичан, успокою — вскоре после раскрутки Катынского дела Сикорский вылетел на инспекцию польских войск на Ближний Восток, на английской военной базе в Гибралтаре его самолет поднялся со взлетной полосы и тут же упал в море. Часть людей, находившихся на борту, спаслась, но Сикорский благополучно утонул. Англичане все это списали на несчастный случай, но результаты расследования этой катастрофы засекретили. Таким образом, то ли действительно случай, то ли случай по просьбе англичан не дали Гитлеру и Риббентропу внедрить в жизнь «основную установку» с помощью Сикорского, но предотвратить его подлость в Катынском деле уже не смогли.

И если в гибели польской элиты под Смоленском никто из людей, как в деле Сикорского, не приложил руку, то тогда это какой-то рок, причем удивительно справедливый.

Ю.И. МУХИН

КИНОВЕЧЕРА

Видеостудия газеты «К БАРЬЕРУ»

Общественно-политическое движение «Союз»

КИНОВЕЧЕРА

по понедельникам

начало в 18.30

Б. Харитоньевский пер., 10

Проезд: метро «Кировская», («Чистые пруды»)

ВХОД СВОБОДНЫЙ

ПОЕДИНОК

ТВОРИЛ ЛИ СТАЛИН БЕЗЗАКОНИЯ?

Н.С. ХРУЩЕВ И ЕГО ПОСЛЕДОВАТЕЛИ – ДА

Г.Г. ЯГОДА – НЕТ

 (Окончание. Начало в №30, 2009 г., №№4, 8, 10, 14)

Протокол допроса от 28 декабря 1937 года

Вопрос. Мы получили дополнительные данные о вашей антисоветской деятельности. Установлено, что многое вы еще скрываете. В частности, вы ничего не показали о своей преступной связи с врачом Левиным Л. Г. Что вы можете показать по этому вопросу?

Ответ. Я виновен в очень тяжелых преступлениях, о которых до сих пор ничего не показывал. Слишком велики эти преступления, и не хватило сил о них говорить. С именем Левина меня связывают, пожалуй, самые тяжелые мои преступления перед народом.

Вопрос. Когда и как возникла между вами и Левиным преступная связь?

Ответ. Левин был постоянно лечащим врачом Максима Горького. Бывая часто в доме у Горького, я, естественно, много раз сталкивался с Левиным. Первое время я интересовался им, хотя он, как врач, и бывал у меня дома - лечил членов моей семьи. Но вскоре Левин мне понадобился для осуществления моих личных преступных замыслов, поэтому я стал ближе к нему присматриваться, проявлять к нему некоторое внимание.

Вопрос. Для осуществления каких преступных ваших замыслов вам понадобился Левин?

Ответ. Я вынашивал в себе преступную мысль физического уничтожения сына Горького - Максима Алексеевича Пешкова. Тот человек мне мешал. Причины здесь глубоко личные и низменные, никаких политических целей не было, но факт остается фактом: я решил его убрать.

Вопрос. Вы все же скажите нам об этих "глубоко личных и низменных" причинах.

Ответ. Я прошу в протоколе не фиксировать моих объяснений по этому вопросу. Покажу о них отдельно.

Вопрос. Хорошо. Продолжайте свои показания.

Ответ. Решив уничтожить М. Пешкова, я все же понимал, что сделать это нужно с величайшей осторожностью. Я долго над этим вопросом думал, советовался даже с Погребинским. Он, как известно, был мною приближен к семье Горького и, как наиболее близкий человек, знал обо всех моих преступных планах.

Погребинский предложил мне свою помощь в этом деле. Его предложение заключалось в том, что, пригласив М. Пешкова к себе, в Уфу (он был нач. УНКВД Башкирской АССР), он организует нападение на него уголовников, которые убьют его.

Я согласился было с вариантом Погребинского, но впоследствии раздумал: это чревато было неприятностями для меня даже в случае удачи предприятия. Это было опасно потому также, что слишком большое количество людей надо было бы ввести в это дело. Поэтому я решил, что лучшим способом уничтожения Максима Пешкова явится "смерть от болезни".

Вопрос. Как это понимать?

Ответ. Очень просто: человек естественно заболевает. Некоторое время болеет. Окружающие привыкают к тому, что больной (что тоже естественно) или умирает, или выздоравливает. Врач, лечащий больного, может способствовать выздоровлению, но он может способствовать смерти больного. Таково главное содержание идеи "смерть от болезни". Ну, а все остальное - дело техническое. Пришел я к этому выводу в конце 1932 года и сразу же начал действовать.

Вопрос. Что и как вы делали?

Ответ. Определив, что Макс (так звали сына Горького) много пьет и часто болеет, я продвинул ему врача санотдела НКВД Виноградова. Это давало мне постоянную информацию о состоянии здоровья Макса. Затем, убедившись, что Левин является постоянным врачом семьи Горького, я начал приближать его к себе.

Затем, когда Левин был до некоторой степени приручен, я предложил изыскать ему наиболее удобный способ и вызвать преждевременную смерть М. Пешкова. Левин согласился, и в 1934 году, когда Макс заболел, он выполнил мое задание: М. Пешков умер потому, что Левин по моему поручению "залечил" его.

Вопрос. Непонятно, почему Левин пошел на это страшное преступление. У вас были низменные побуждения, а у него что?

Ответ. Разговор с Левиным я начал с абстрактного вопроса о том, может ли врач способствовать смерти пациента. Получив утвердительный ответ, я спросил, понимает ли он, что бывают условия, когда больной является помехой для окружающих, и что смерть такого больного была бы встречена с радостью. Левин говорил мне, что вопрос этот дискуссионный, что он лично придерживается той точки зрения, что врач не имеет права сократить жизнь человеку, даже больному. Я спорил с ним, доказывал ему, что он отсталый человек, что "мы" (надо было понимать под этим - современные люди) придерживаемся другой точки зрения. На эту тему было у меня с Левиным несколько разговоров.

Однажды я пригласил его к себе в кабинет и в самой категорической форме предложил ему принять меры к тому, чтобы М. А. Пешков умер. Я заявил ему, что это является политической директивой, и он не имеет права отказаться от выполнения ее. Старик, конечно, был огорошен. Я пытался доказать ему, что Макс никчемный, плохо влияющий на М. Горького человек, что он алкоголик и все равно скоро умрет. Левин согласился и сделал свое дело.

Вопрос. Вы выше показали, что к этому делу был привлечен и врач санчасти НКВД Виноградов. Как это было организовано?

Ответ. Виноградов также был привлечен к соучастию в убийстве М. Пешкова, как врач НКВД Виноградов часто сталкивался с Булановым и им был привлечен к выполнению различных преступных поручений. О них, вероятно, расскажет Буланов. После того, как я Левину дал поручение убить М. Пешкова, я решил, что дело будет надежнее, если привлечь еще и Виноградова. Зная от Буланова, что Виноградов грязная личность (антисоветчик, связан с заграницей), я сказал Буланову, чтобы он предложил ему принять участие в убийстве М. Пешкова, для чего действовал заодно с Левиным. Не помню точно, но, кажется, при одной из встреч с Виноградовым в доме у Горького я лично подтвердил ему задание, переданное ему Булановым.

Вопрос. Значит, и Буланов был в курсе этого чудовищного, преступного замысла?

Ответ. Да, Буланов вообще знал обо всем, что я делаю. Если я ему прямо и не говорил, он обо всем догадывался. Я должен сказать, что в этом преступном деле принимали участие еще два человека: профессор Плетнев и секретарь М. Горького Крючков Петр Петрович.

Вопрос. Они были вами привлечены?

Ответ. Да.

Вопрос. При каких обстоятельствах?

Ответ. С Крючковым дело обстояло очень просто. Я уже показывал, что в доме Горького Крючков являлся моим человеком с давних пор. Он служил мне простым информатором. Он сообщал мне абсолютно все, что происходило в доме. Человек он авантюристический, нечистоплотный, присосавшийся случайно к Горькому, и поэтому мне нетрудно было прибрать его к рукам. Когда у меня возникла мысль избавиться от Макса, я начал осторожную подготовку к этому делу Крючкова. А он, как я полагал, не должен был возражать против этого.

Вопрос. Почему?

Ответ. Крючков неоднократно высказывал мне свои опасения о смерти Горького. "Что будет со мною?" - говорил он. Его тревожила мысль, что Горький оставит литературным наследником не его, а сына Макса. Я, в свою очередь, подогревал в нем эти настроения. Я убеждал его в том, что Макс может отстранить Крючкова от участия в издании литературного наследства Горького.

Постепенно я привил Крючкову мысль, что для него было бы лучше, если Макса вообще не будет. А затем уже прямо с ним договорился. Я сообщил Крючкову, что подготовил убийство Макса, рассказал ему о том, кто и как это будет делать. На него, поскольку он ближе всех к Максу, я возложил задачу принять меры к тому, чтобы спаивать Макса и довести его до болезненного состояния. Мне важно было, чтобы Макс заболел, а все остальное доделают врачи. Крючков согласился.

Вопрос. И что он делал?

Ответ. Он делал все, что мог: спаивал Макса, возил его пьяного за город, приучал его к быстрой езде на открытом автомобиле (сама эта езда грозила катастрофой), словом, он делал все, чтобы Макс заболел. Кажется, в 1932 году Макс заболел. Я направил к нему Виноградова, но он так и не сумел ничего сделать. Но то, что не удалось в 1932 году, было совершено в мае 1934 года при содействии Крючкова: Макс заболел воспалением легких, а врачи Левин, Виноградов и Плетнев залечили его до смерти.

Вопрос. О Плетневе. Как и где он был привлечен к этому убийству?

Ответ. Плетнева пришлось привлечь к этому делу потому, что по установившейся традиции он являлся постоянным и наиболее авторитетным членом всех консилиумов при заболевании кого-либо из членов семьи Горького. Не помню точно когда, но спустя некоторое время после привлечения мною Левина, он явился ко мне с заявлением, что ему самому вряд ли что удастся сделать и что необходимо привлечь для этого дела еще кого-либо из врачей. Он прямо назвал Плетнева и заявил, что, если я не буду возражать, он сам попытается переговорить с ним. Я не возражал, но наряду с этим я дал задание аппарату ОГПУ подобрать мне компрометирующие Плетнева материалы. Оказалось, что их довольно много. Оказалось, что Плетнев был участником какой-то антисоветской группы врачей и вообще являлся человеком антисоветским. Я вызвал Плетнева к себе, спросил его, говорил ли с ним Левин. Плетнев начал было "рассуждать". Я положил на стол папку с материалами, погрозил ему, и он согласился слушаться меня.

Вопрос. Как же все-таки был убит сын Горького - М.А. Пешков?

Ответ. Детали я сейчас описать не могу. Я знаю, что он заболел (Крючков этому содействовал), для его лечения были направлены Виноградов и Левин. Был там и Плетнев. Они не допускали к Максу других врачей, неправильным применением лечения организм его был ослаблен, и он умер. Я полагаю, что врачи (Левин, Виноградов и Плетнев) расскажут об этом подробнее.

Вопрос. Только ли в результате неправильного лечения умер М.А. Пешков?

Ответ. Да, только в этом.

Вопрос. А не было ли здесь отравления?

Ответ. Нет, не было.

Вопрос. Вы это категорически утверждаете?

Ответ. Совершенно категорически.

Вопрос. Хорошо, оставим этот вопрос открытым с тем, чтобы к нему еще вернуться. Но ваши преступления в этой области не ограничиваются умерщвлением только М.А. Пешкова. Мы предупреждаем вас, что располагаем уже показаниями Виноградова, Плетнева, Левина, Крючкова и других. Вы сами понимаете, что в таком положении вам ничего уже скрыть не удастся.

Ответ. Я и не собираюсь этого делать.

Вопрос. Не знаем, собираетесь ли вы или нет, но то, что вы скрывали это в процессе всего следствия по вашему делу, это же факт.

Ответ. Да, скрывал. Но теперь мне скрывать нечего. Я заявляю, что, кроме Макса, тем же путем по моему заданию были умерщвлены В.Р. Менжинский, В.В. Куйбышев и А.М. Горький. Я хочу записать, что если в смерти Менжинского виноват только я, то смерть В.В. Куйбышева и А.М. Горького была организована по прямому постановлению объединенного центра правотроцкистской организации, которое (постановление) было мне лично передано членом этого центра А.С. Енукидзе.

Вопрос. Давайте запишем ваши показания об обстоятельствах умертвления каждого из названных вами лиц. Рассказывайте.

Ответ. Начну с Менжинского. Известно, что последние годы Менжинский больше болел, чем работал. Руководил работой я. Было ясно, что с его смертью председателем ОГПУ буду я. С этой мыслью я свыкся и ждал смерти Менжинского. А он не умирал. Когда я дал задание Левину, я подумал: "Почему то же самое не сделать с Менжинским?" В одном из разговоров с Левиным я ему об этом прямо сказал. Он уже был связан со мной подготовкой к преступлению и не мог мне отказать. Но он заявил, что не имеет доступа к Менжинскому, что постоянным лечащим врачом является доктор Казаков и что без него здесь не обойдется. Я поручил Левину привлечь к этому делу Казакова. Он это сделал. Не обошлось и без моего личного вмешательства в это дело. Левин сообщил мне, что Казаков в хороших отношениях с Менжинским, и у него (Левина) имеются сомнения, не обманет ли он. Я вызвал Казакова к себе, подтвердил ему мое распоряжение, наговорил ему кучу угроз, и он сделал свое дело - Менжинский умер.

Вопрос. А что конкретно сделал Казаков? Как он добился смерти В.Р. Менжинского?

Ответ. Этого я не знаю. Казаков "лечил" Менжинского по ему одному известному методу. Как и что он делает, в это он меня не посвящал. Мне важны были результаты, они были положительными, и меня это устраивало. Правда, помню, что в день предсмертной болезни Менжинского я говорил с Казаковым. Он заверил меня, что "все в порядке".

Вопрос. А Левин, Плетнев, Виноградов - они принимали участие в убийстве

В.Р. Менжинского?

Ответ. Мне трудно на этот вопрос ответить. Не знаю, вернее, не помню. Левин-то был в курсе дела, но принимал ли он непосредственное участие в этом деле, не знаю.

Вопрос. Значит, можно констатировать, что В.Р. Менжинский и М.А. Пешков умерщвлены по вашему прямому заданию, притом руководствовались вы в обоих случаях личными низменными соображениями?

Ответ. Да, это так. Я признаю себя виновным в этом. Я хочу рассказать об обстоятельствах, при которых я был поставлен перед необходимостью пойти на более чудовищное преступление, на организацию умерщвления таких людей, как В.В. Куйбышев и А.М. Горький.

Вопрос. Рассказывайте.

Ответ. На одном из допросов я рассказал о том, как объединенный центр правотроцкистской организации вынес свое решение об убийстве С.М. Кирова. Я рассказывал также и о том, что в принятии этого решения участия не принимал. Больше того, когда Енукидзе сообщил мне об этом, я возражал. И вам, конечно, ясно почему. Я боялся прямых террористических актов, потому что отвечал за охрану членов правительства.

В протоколах предыдущих моих допросов записано, что я вынужден был предупредить Запорожца (в Ленинграде), чтобы он не препятствовал террористическому акту над С.М. Кировым. Это вы уже знаете из моих показаний, но я тогда не договорил. О чем я умолчал? Я не рассказал о том, что, когда Енукидзе поставил меня в известность летом 1934 года о решении организовать террористический акт над С.М. Кировым, я предложил ему свой вариант убийства Кирова путем "смерти от болезни".

Я тогда же сообщил ему, что этот способ уже проверен мною на практике (М.А. Пешков и В.Р. Менжинский) и что он безопасен и для меня, как зампреда ОГПУ, отвечающего за охрану. Енукидзе отверг мое предложение в отношении С.М. Кирова. Он мотивировал это тем, что террористический акт над Кировым организовывали непосредственно зиновьевцы и троцкисты и что наше дело не мешать им и только. "Смерть от болезни" не даст должного резонанса в стране. "Надо проверить, как страна откликнется на выстрел в Кирова", - заявил мне Енукидзе.

Но вместе с тем Енукидзе ухватился и за предложенный мною метод. Он заставил меня подробно проинформировать его о том, как технически и кто конкретно осуществляет. Я ему рассказал. Через некоторое время Енукидзе меня вновь просил заехать к нему. Он заявил мне, что довел до сведения центра о моем методе и что решено немедленно приступить к его применению.

Вопрос. На ком применить?

Ответ. Было ясно, что речь идет об организации таким методом убийства руководителей Советской власти, членов Политбюро ЦК ВКП(б).

Вопрос. А конкретные фамилии были названы?

Ответ. Нет, в этом разговоре конкретные фамилии названы не были. Но Енукидзе предложил мне направить к нему Левина, предварительно подготовив его к предстоящему разговору.

Вопрос. И вы это сделали?

Ответ. Да, сделал. Я вызвал к себе Левина, заявил ему, что на очереди новые задачи, и предложил ему зайти к Енукидзе для подробного разговора. Помню, что и на сей раз пришлось пустить в ход угрозы, так как Левин пытался возражать. Во всяком случае, у Енукидзе Левин был и с ним беседовал уже о конкретных делах.

Вопрос. Откуда вам это известно?

Ответ. Мне об этом говорили и Левин, и Енукидзе. Левин явился ко мне на следующий день после своего разговора с Енукидзе с заявлением, что теперь ему все ясно, что он просит меня еще раз вызвать Плетнева, чтобы избавить его от лишних разговоров с ним. Енукидзе сообщил мне об этом разговоре следующее: он спросил Левина, кого он лечит и кто из членов Политбюро болен. Выяснилось, что Левин наблюдает за здоровьем Куйбышева. Енукидзе предложил Левину приступить к подготовке смерти Куйбышева.

Кроме того, тогда же Енукидзе сообщил мне, что центр организации считает необходимым подготовить таким же образом смерть А.М. Горького и что задание в отношении его Левину также дано. Я должен в интересах правдивости сказать, что это заявление Енукидзе меня огорошило. "При чем тут Горький?" - спросил я.

Из ответа Енукидзе я понял следующее: объединенный центр правотроцкистской организации в течение долгого времени пытался обработать Горького и оторвать его от близости к Сталину. В этих целях к Горькому были приставлены и Каменев, и Томский, и ряд других. Но реальных результатов это не дало. Горький по-прежнему близок к Сталину и является горячим сторонником и защитником его линии. При серьезной постановке [вопроса] о свержении сталинского руководства и захвате власти правотроцкистами, центр не может не учитывать исключительного влияния Горького в стране, его авторитет за границей. Если Горький будет жить, то он подымет свой голос протеста против нас. Мы не можем этого допустить. Поэтому объединенный центр, убедившись в невозможности отрыва Горького от Сталина, вынужден был вынести решение о ликвидации Горького. Выполнение этого решения поручено было мне через врачей, лечащих Горького. Мои попытки возразить не возымели своих результатов: Енукидзе предложил принять к исполнению решение центра. Через несколько дней я вызвал к себе Левина и вновь подтвердил ему то, что до меня было сказано ему Енукидзе.

Вопрос. Речь, таким образом, шла о двух жертвах, которые были намечены объединенным центром правотроцкистской организации, - о товарищах В. В. Куйбышеве и А. М. Горьком?

Ответ. Да, только о них.

Вопрос. Почему только о них?

Ответ. Я уже рассказал, как и почему возник вопрос об умерщвлении А.М. Горького. А о Куйбышеве встал вопрос потому, что это технически наиболее легко было осуществить: он болел часто и лечили его Левин с Плетневым.

Вопрос. Нам известно, что в деле организации убийства тов. В.В. Куйбышева принимало участие еще одно лицо. Почему вы об этом не говорите?

Ответ. Я этого не знаю.

Вопрос. А помощника тов. Куйбышева Максимова вы разве не знаете?

Ответ. Я лично его мало знаю. Но Енукидзе говорил мне, что он правый и что с ним есть договоренность о том, что он будет помогать Левину.

Вопрос. Это не точно. Мы располагаем данными, что вы присутствовали при разговоре об этом Енукидзе с Максимовым.

Ответ. Я этого не помню.

Вопрос. А вот Максимов утверждает, что так именно это было.

Ответ. Может быть, но я этого не помню. Я не могу ни отрицать, ни подтверждать этого.

Вопрос. Переходите к изложению того, как были выполнены эти чудовищные, преступные дела ваши.

Ответ. С Куйбышевым дело обстояло проще: осенью 1934 года он уехал в Среднюю Азию в длительную командировку. Уезжал он, как мне говорил Левин, совершенно больной. Но Левин и Плетнев заявили ему (оба смотрели его перед самым отъездом), что он в хорошем состоянии, и разрешили ехать. С собой в дорогу ему дали лекарство, прием которого пагубно действовал на его здоровье. Енукидзе говорил мне, что он уверен в том, что Куйбышев не вернется живым из этой командировки. Но он вернулся и вскоре умер от сердечного припадка, вызванного вмешательством "лечения" Левина и Плетнева.

Енукидзе был очень доволен обстоятельствами смерти Куйбышева, но помню, что однажды он с тревогой заявил мне, что в кругах членов Политбюро обстоятельства смерти Куйбышева вызывают сомнения. Откуда он это знал, мне неизвестно, но мы договорились о необходимости еще большей конспирации и временного прекращения вмешательства в здоровье Горького.

Вопрос. Вы договорились отсрочить смерть тов. А.М. Горького, потому что испугались подозрений?

Ответ. Пожалуй, так. Но это не надо понимать в таком смысле, что мы принимали какие-либо специальные меры к отмене нашего решения. Нет, мы просто не торопили врачей, и этим объясняется, что Горький прожил до лета 1936 года.

Вопрос. А как было организовано убийство тов. А.М. Горького?

Ответ. Я уже говорил об этом. За здоровьем Горького наблюдали Левин и Плетнев. Оба они были мною привлечены к делу умерщвления Горького и получили соответствующие задания.

Вопрос. Выше вы говорили, что Левин, получив задание умертвить Горького, просил вас еще раз переговорить с Плетневым. Этот разговор ваш с Плетневым состоялся?

Ответ. Да, состоялся.

Вопрос. Перед Плетневым мне пришлось до некоторой степени раскрыть завесы политического смысла этих актов. Дело в том, что Плетнев в давние годы принимал участие в политической работе, он, кажется, примыкал к какой-то партии. Из материалов ОГПУ-НКВД мне было известно, что он не прекратил политической борьбы и вел активную антисоветскую деятельность. Кроме того, он имел довольно широкие связи в мире интеллигенции и пользовался популярностью и за границей. Поэтому я счел возможным заявить ему, что мы тоже ведем борьбу с Советской властью, и буржуазно-демократическая республика, которая придет на смену Советской власти, несомненно, во всех смыслах будет приемлема для него, Плетнева, больше, нежели ныне существующий строй. Я заявил ему, что акты в отношении Куйбышева и Горького - это звенья цепи нашей борьбы против сталинского руководства, поэтому он не смеет отказаться от участия в этом деле. Он не возражал.

Вопрос. Значит, Плетнев пошел на убийство лучших людей Страны Советов по политическим соображениям?

Ответ. На этот вопрос вернее было бы ответить: "И по политическим соображениям". Потому что, как я думаю, тут действовали, несомненно, и угрозы разоблачения, аресты и т.п., которыми (угрозами) я, признаю, пользовался.

Вопрос. А Крючков был вами привлечен к делу убийства тов. А.М. Горького?

Ответ. Как же, был привлечен и сыграл в этом деле серьезную роль. После дела с Максом Крючков был уже связан со мной узами совместного участия в преступлении. Я с ним не церемонился. Я ему рассказал обо всем. Я сообщил ему, что имею поручение умертвить Горького, и предложил повторить над Горьким все, что он раньше совершил над Максом.

Вопрос. Вы сообщили ему, от кого исходит это поручение?

Ответ. Да, я сказал ему, что речь идет об организации, которая ведет борьбу против сталинского руководства и которая идет к власти. Кажется, больше я ему ничего не говорил, но он, надо думать, многое знал от Буланова. Во всяком случае, Крючков получил от меня задание устроить так, чтобы Горький заболел, и он это сделал.

Вопрос. Остановитесь на этом вопросе подробнее.

Ответ. Не знаю, сумею ли я вспомнить все детали, но дело было так. Осенние и зимние месяцы Горький обычно проводил на своей даче в Крыму. Там с ним бывал и Крючков. Так было и в 1935 году. Перед отъездом мы условились с Крючковым, что там, в Крыму, Горький "заболеет" и он его, больного, привезет в Москву "лечиться" у Плетнева.

Так и было. Весной 1936 года Крючков мне неоднократно звонил из Крыма, что состояние здоровья Горького плохое и что, если его в таком состоянии везти в Москву, он, несомненно, приедет больным. Я не возражал, и Горький, приехав в Москву, сразу заболел. Тут же в ход были пущены Левин и Плетнев, и Горький был умерщвлен.

Вопрос. Они применяли какие-нибудь особые средства к умерщвлению Горького?

Ответ. Нет, во всяком случае мне об этом неизвестно. Ко мне они не обращались, может быть, они сами что-нибудь делали и мне не говорили.

Вопрос. Вы говорите явную чепуху, без вашей санкции Левин и Плетнев не пошли бы на такое дело.

Ответ. Это верно. Я утверждаю, что мне не известно, применяли ли Левин и Плетнев какие-либо особые средства к умерщвлению Горького. Я полагаю, что Горький умер от того, что при содействии Крючкова он заболел, а врачи Левин и Плетнев "залечили" его так, как они это до этого сделали с Максом и Куйбышевым.

Вопрос. Резюмируем эту часть ваших показаний: 1) Убийство т.т. Куйбышева и Горького произведено по решению объединенного центра правотроцкистской организации?

Ответ. Да.

Вопрос. 2) Об этом решении вам стало известно от члена этого центра Енукидзе А.С.?

Ответ. Да.

Вопрос. 3) Организация и подготовка этих чудовищных убийств была проведена вами и Енукидзе?

Ответ. Да.

Вопрос. 4) К убийству т.т. Куйбышева и А.М. Горького были вами и Енукидзе привлечены Левин Л.Г., Плетнев Д.Д., Крючков П.П. и Максимов В.А.?

Ответ. Да.

Вопрос. 5) По прямым вашим и Енукидзе заданиям намеченные центром правотроцкистской организации убийства были осуществлены?

Ответ. Да.

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

Генрих ЯГОДА

ЦА ФСБ. Ф. Н-13614. Т. 2. Л. 186-207

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ЯГОДЫ

Граждане судьи! Я хочу рассказать советскому суду, советскому народу о том, как человек, пробывший 30 лет в партии, много работавший, свихнулся, пал и очутился в рядах шпионов и провокаторов.

Прокурор не прав, когда говорит, что я никогда не был большевиком, - я бы не останавливался на своей жизни, если бы не это замечание.

Вот в двух словах моя жизнь: я с 14-ти лет работал в подпольной типографии наборщиком. Это была первая подпольная типография в г. Нижнем Новгороде. Нас было три брата. Один убит в Сормове во время восстания, другой расстрелян за восстание в полку во время войны. Я могу только позавидовать их смерти. 15-ти лет я был в боевой дружине во время Сормовского восстания. 16-17-ти лет я вступил в партию, об этом знает нижегородская организация. В 1911 году я был арестован и послан в ссылку. В 1913-1914 году вернулся в Ленинград, работал на Путиловском заводе в больничной кассе по вопросам страхования вместе с Крестинским. Потом фронт, где я был ранен. Революция 1917 года застает меня в Ленинграде, где я принимаю активное участие, являюсь членом военной организации, формирую отряды Красной гвардии. 1918 год - Южный и Восточный фронты. 1919 год - ЧК.

Все же, независимо от того, что тяжки мои преступления перед народом, перед партией, я осмеливаюсь заявить, что даже в годы моего пребывания в контрреволюционной организации я испытывал мучительную раздвоенность. И понятно, почему. Мне, бывшему руководителю советской разведки, державшему руку на пульсе всей страны, больше чем кому-либо из сидящих на скамье подсудимых была ясно видна вся беспомощность, вся безнадежность каких-либо попыток с нашей стороны свергнуть Советскую власть. Больше всех я знал, что многомиллионный советский народ никому и никогда не даст себя запрячь в ярмо капитализма. Больше чем кто-либо я знал, что никакая интервенция, с чьей бы стороны она ни исходила, не может сломить тяги советского народа к коммунизму. Я, как начальник советской разведки, прекрасно знал врагов Советского Союза, я знал действительные силы германского и японского фашизма. Но я также хорошо знал мощь Советской страны. Именно поэтому я не мог никогда рассчитывать на успех наших контрреволюционных дел. Вот откуда моя реплика относительно болтунов. У меня не хватило большевистской смелости окончательно порвать с правыми, с этой проклятой контрреволюцией, и выдать ее целиком. Были такие попытки с моей стороны? Да, были, но до конца я их никогда не доводил. Я приведу один факт, не для смягчения моей участи, да и не нужно этого, а чтобы показать свою раздвоенность в моей жизни. История с Енукидзе в 1935 году. Я разоблачил его, но далеко не полностью. Я должен был его арестовать, я этого не сделал, потому что был сам заговорщиком. Повторяю, я не в свою защиту привел этот пример и не в свою заслугу ставлю его, а как иллюстрацию своей раздвоенности. Есть и другие факты, останавливаться на них я не буду. Все это половинчато и преступно. Я отлично понимал и понимаю, что нужно было сделать. Конечно, лучше всего было бы, если бы я пришел в Центральный Комитет, выдал себя и всю организацию. Может быть, результат был бы другой. О своих тягчайших преступлениях я рассказал, останавливаться на них второй раз не буду.

Опозоренный, повергнутый в прах, уходя из жизни, я хочу рассказать мой печальный, трагический путь, который послужил бы уроком для всех тех, кто колеблется, кто не до конца предан делу партии Ленина - Сталина. Я тоже начал с колебаний. Это было в 1929 году. Я ошибочно тогда думал, что права не партия, а правы Бухарин и Рыков.

Мое падение началось с того момента, когда Рыков, узнав о моем сочувствии правым, предложил мне скрывать от партии мои правые взгляды. И я пошел на это. Я стал двурушником. Началась раздвоенность. К сожалению, не нашлось у меня большевистского мужества противостать мастерам двурушничества.

Это мое преступление отразилось на всей дальнейшей жизни и работе. Стало 2 человека. Был один Ягода - член партии, общавшийся ежедневно с величайшими людьми нашей эпохи, и другой Ягода - изменник родины, заговорщик. Первый Ягода видел гигантский рост страны, расцвет ее под руководством Сталинского ЦК; он же видел всю мерзость и грязь право-троцкистского подполья; а второй Ягода был прикован к этому самому подполью, как колодник к тачке, творя те чудовищные преступления, которые здесь разобраны со всей ясностью.

Вот куда приводят попытки однажды пойти против партии. Вот куда приводит тех, кто поднимет руку против партии. Вот жизнь, вот логика падения.

Я хочу уточнить и возразить Прокурору в части тех обвинений, которые он выдвинул. Они не имеют значения для решения моей участи, но не прав Прокурор, когда меня считает членом центра блока. Я не член центра блока. Для меня это важно лично, может быть, что я не принимал участия в решениях блока. Я не принимал участия в этом и я не принимал участия в решении о террористических актах. Меня ставили в известность постфактум и предлагали исполнять решения. Это во всех случаях выносилось без меня. Это не смягчает мою вину, но блок состоял из определенных лиц, эти лица выносили решения. Рыков был членом центра блока, он принимал решения.

Второй момент-Прокурор безапелляционно считает доказанным, что я был шпионом. Это неверно. Я - не шпион и не был им. Я думаю, что в определении, что такое шпион или шпионаж, мы не разойдемся. Но факт есть факт. У меня не было связей непосредственно с заграницей, нет фактов непосредственной передачи мною каких-либо сведений. И я не шутя говорю, что если бы я был шпионом, то десятки стран могли бы закрыть свои разведки - им незачем было бы держать в Союзе такую массу шпионов, которая сейчас переловлена.

Неверно не только то, что я являюсь организатором, но неверно и то, что я являюсь соучастником убийства Кирова. Я совершил тягчайшее служебное преступление - это да. Я отвечаю за него в равной мере, но я - не соучастник. Соучастие, гражданин Прокурор, вы так же хорошо знаете, как и я, - что это такое. Всеми материалами судебного следствия, предварительного следствия не доказано, что я соучастник этого злодейского убийства.

Мои возражения по этим моментам не являются попыткой ослабить значение моих преступлений. Моя защита и не имела бы здесь никакого практического значения, ибо за каждую миллионную часть моих преступлений, как говорит Прокурор, он требует моей головы. Свою голову я положил и отдаю, но я хочу уменьшить свою огромную задолженность перед Прокурором. Я знаю свой приговор, я его жду целый год. В последние часы или дни своей жизни я не хочу лицемерить и заявлять, что хочу смерти. Неверно это. Я совершил тягчайшие преступления. Я это сознаю. Тяжко жить после таких преступлений, тяжко сидеть десятки лет в тюрьме. Но страшно умереть с таким клеймом. Хочется, хотя бы из-за решетки тюрьмы, видеть, как будет дальше расцветать страна, которой я изменил.

Граждане судьи! Я был руководителем величайших строек-каналов. Сейчас эти каналы являются украшением нашей эпохи. Я не смею просить пойти работать туда хотя бы в качестве исполняющего самые тяжелые работы. Граждане судьи! Наши законы, наш суд резко отличаются от законов и суда всех буржуазных стран. Я вспоминаю, как министр юстиции Германии Фрик на одном из заседаний судей заявил: «Законы фашистских стран - это законы мщения, а не исправления». Наши законы построены на другом принципе, наш суд является другим судом. Советский суд отличается от буржуазных судов тем, что он, суд, рассматривая преступления, опирается на законы не как на догму, а руководствуется революционной целесообразностью. Страна наша могуча, сильна как никогда, очищена от шпионов, диверсантов, террористов и другой нечисти, и я прошу вас, граждане судьи, при вынесении мне приговора учесть, есть ли революционная целесообразность в моей казни теперь. Я бы не смел просить о пощаде, если бы не знал, что данный процесс является апофеозом разгрома контрреволюции, что страна уничтожила все очаги контрреволюции и Советская страна выиграла, разбила контрреволюцию наголову. То, что я и мои сопроцессники сидим здесь на скамье подсудимых и держим ответ, является триумфом, победой советского народа над контрреволюцией. Я обращаюсь к суду с просьбой - если можете, простите.

От редакции. И в последнем слове, как и его подельники, Ягода остался верен своей измене: он знал, что неразоблачёнными остаются ещё многие заговорщики, поэтому борьба с Советской властью будет продолжена. Ягода лишь стремился усыпить бдительность.

Всех, к сожалению, мы до сих пор не знаем. Вскоре разоблачили Н.И. Ежова и его группу. Сумел выполнить установку Троцкого на поражение Красной Армии в войне командующий войсками Западного Особого военного округа генерал армии Д.Г. Павлов, измена которого поставила страну в тяжелейшие условия и стоила миллионов жертв. Делом доказал свою невыявленную принадлежность к заговорщикам Н.С. Хрущёв.

Люди, будьте бдительны! 

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

НАСЛЕДНИКИ ПОДЖИГАТЕЛЕЙ РЕЙХСТАГА

(Продолжение. Начало в №№7,13,17)

Допрос Чубайса Заседание двадцать пятое

Не завидуйте власть и деньги сегодня имущим: они платят за это свободой. Вынужденные сидеть за четырехметровыми заборами, боясь носа высунуть из подворотни, обреченные ездить под мигалками со спецконвоем, с замиранием сердца ожидая встречного тарана, они не могут просто заглянуть на огонёк в ресторан, тихо поужинать в компании друзей, прежде чем этот ресторан не обшарят на предмет взрывных устройств и не зачистят от посетителей. Театры, библиотеки, музеи, выставки – непозволительная роскошь для несчастных, постоянно ожидающих выстрела из-за кулис, кирпича с книжной полки, гибельных испарений ядов от экспонатов вернисажа... Их, осуждённых на пожизненную изоляцию, выгуливают охранники в обществе таких же богатеев, организуя VIP-концерты, VIP-ярмарки, VIP-пикники. Общение с нормальными людьми у власть с деньгами имущих невозможно, они не ходят по улицам, не ездят на городском транспорте. Дело не в терактах, просто общение с народом - это легко просчитываемый риск получить оплеуху или плевок, быть закиданным тухлыми яйцами или гнилыми помидорами, услышать горькое проклятие себе и своему потомству.

Поэтому, наверное, потерпевший Чубайс так долго не решался прийти в суд на слушания о покушении на самого себя. Хотя его с нетерпением ожидали, во-первых, присяжные, во-вторых, зрители, в-третьих, подсудимые.

Вопреки заведенному правилу ходить за свидетелем приставу, приглашать Чубайса в зал суда отправился сам прокурор. Он шёл за ним, ступая привычно твердо, а возвращался на цыпочках, бочком, пружинисто подпрыгивая, то ли от благоговения, то ли от страха перед высочайшей особой. За прокурором по пятам следовал представитель Чубайса Гозман, он двигался крадучись, пригнувшись, демонстрируя раболепие и восторг. Охранник Чубайса, человек с песьей головой, хватательные способности которого не мог замаскировать даже безупречный костюм, уже давно сидевший в зале, изучая степень агрессивности публики, грозно и тревожно зыркнул в сторону зрителей. И появился он – Чубайс. Чубайс шел неестественно прямо, свекольно-красный, напряженный весь, и шея, и макушка, и спина всё застыло в нём в ожидании чего-то. Чего он так напряжённо ждал: пинка? плевка? окрика? Ох, тяжело им даются встречи с народом. К трибуне Чубайс подошел, как к эшафоту, при полном безмолвии зала.

Судья медовым голосом попросила потерпевшего Чубайса перечислить свои анкетные данные, как того требуют судебные правила: домашний адрес, свободное владение русским языком и прочие личные мелочи. Но вот национальностью потерпевшего судья не поинтересовалась, хотя прежде этот процедурный вопрос фигурировал в протокольных расспросах всех потерпевших и свидетелей. О национальности Чубайса судью, очевидно, информировали заранее, и уточнений ей не потребовалось.

Прокурор вдохновенно приступил к допросу: «Скажите, пожалуйста, Анатолий Борисович, кем Вы работали в марте 2005 года?».

Чубайс, отчего-то наливаясь вдруг отечной синевой, ответствовал величественно: «Председателем правления компании РАО «ЕЭС России».

Прокурор елейно: «Скажите, пожалуйста, работали ли Вы в Правительстве Российской Федерации и в какой должности?»

Чубайс велеречиво: «С 1991 по 1998 год я работал на должностях министров, заместителя Председателя Правительства, главы администрации Президента».

Прокурор: «Расскажите, что произошло 17 марта 2005 года».

Чубайс приступил к воспоминаниям, всем своим обликом показывая, насколько горьки они: «17 марта я, как обычно, выехал на работу с помощником и водителем. Поехали по обычному маршруту, выехали на Митькинское шоссе. Раздался удар, взрыв, хлопок. Я в тот момент уткнулся в мобильный телефон и не смотрел на дорогу. Удар был настолько сильный, что машину приподняло, сильно отбросило, сверху посыпалась обшивка и части салона. Уши заложило. Переднее стекло покрылось трещинами. Но водитель, он очень опытный, удержал машину. Я не понял, что произошло, но понял, что это был удар – взрыв. Мой помощник Крыченко, он человек опытный, служил в ФСБ, понял, что произошло. Он сказал водителю: уходим, гоним. А я подумал, что при таком ударе у нас может быть что-то повреждено, и поэтому сказал: уходим, но не гоним. К счастью, машина могла двигаться. Благодаря Дорожкину мы продолжили движение. И в какой-то из этих моментов Сергей Крыченко сказал, что слышит звук пуль. Я не знал, что такое звук пуль, поэтому я и не очень понял, что это такое. Честно говоря, мне было трудно поверить, что посреди бела дня обстреливают из автомата… У меня в голове это не очень уложилось. Доехав до Минского шоссе, мы свернули налево. Машина двигалась дальше. Стало понятно, что это серьезное дело, это не авария. Это реальный обстрел, реальный взрыв, и мы вспомнили, что у нас же есть еще одна машина, которая за трассой следит. И я сказал: Сергей, звони сразу туда. Он стал звонить. Мы дозвонились как-то не сразу, спросили: «Что там?» - «Автоматные очереди, стрельба». – «Раненые есть?» - «Нет». – «Убитые есть?» - «Нет». Ну слава богу. Значит, все живы. Ну, я стал звонить к себе в РАО «ЕЭС», заместителю по безопасности. Дал команду немедленно подключиться к расследованию по горячим следам, помочь милиции. Тут обрушился такой страшный шквал звонков. Я успел жене позвонить, понимал, что когда узнает – будет паника, истерика. Она слышала взрыв: «Что случилось?» – «Ничего страшного. Все в порядке. Все живы, едем домой». Дочери успел позвонить, а сыну уже не успел позвонить. Друзья потом мне звонили, буквально десятки, сотни звонков были. Мы продолжали движение, не на полной скорости, но километров 60-70 машина шла. Когда мы доехали до МКАД, там видно стало, что из-под колеса справа густой черный дым идет. Да, где-то по дороге Крыченко резервную машину вызвал на смену. И мы доехали до съезда на Ленинский проспект, остановились у поста ГАИ, и я пересел в другую машину. И на этой машине я доехал до работы».

Судебный зал был тих и внимателен. Наверное все, как и я, сопоставляли сказываемое Чубайсом с уже слышанным в суде от других потерпевших, от тех же водителя и помощника Чубайса, которые были в те минуты рядом с ним. О том, что машину приподняло и отбросило, это четырехтонную-то бронированную глыбу, слышали здесь впервые. То, что помощник Чубайса Крыченко звонил в машину сопровождения, чтобы узнать про раненых и убитых, тоже было новостью. Ведь еще совсем недавно сам Крыченко и охранники из машины сопровождения в этом зале уверяли суд, что друг с другом не знакомы, откуда ж им телефоны знать. У зрителей нарастал азарт, как у жены, когда она слушает оправдания изменника-мужа, и ждет не дождется где и на чем подлец попадется.

Прокурор бесхитростно: «Анатолий Борисович, опишите эту Вашу дачу или дом в Жаворонках, как он выглядит?».

Чубайс неожиданно замялся: «Двухэтажное строение, там у нас такой заборчик вокруг дачи есть, высотой, не знаю, два метра, может, чуть больше. Сделан из чего? Ну там металлические опоры, и плиты между ними вбиты, по-моему, бетонные, если я правильно помню».

Описание впечатлило зрителей, многие помнили по телевизору четырехметровый чубайсовский «заборчик».

Прокурор: «Известны ли Вам функции охранников из Мицубиси?».

Чубайс: «Это машина ЧОПа, у которого с РАО договор на охрану. Их функции – начиная с контроля за дорогой и кончая боевыми ситуациями, в которых мы оказались».

Боевые ситуации?! Да это же как раз то, от чего, как черти от ладана, открещивались охранники Чубайса, убеждая суд, что они охраняли лишь бумаги и имущество РАО «ЕЭС» и присматривались к мусору на дорогах, но функций охраны САМОГО не выполняли и были практически безоружными. Зал молча мотал на ус полезшие, как шило из мешка, противоречия в показаниях главного потерпевшего.

Прокурор: «Ранее Вам приходилось в таких ситуациях находиться?»

Чубайс задумался: «Под обстрелом – нет».

Прокурор: «В РАО «ЕЭС» Вы на какой машине приехали, на той, в которую пересели?»

Чубайс, не выходя из задумчивости, роняет: «Нет-нет. Я приехал на той, на которой я выехал, это БМВ».

У зала перехватило дыхание: Чубайс настаивает, что приехал в РАО на той машине, на которой выехал, - как утверждали на следствии, в первом суде и он сам, и его водитель с помощником. И только потом, уже на втором суде, когда допросили водителя сменной машины Тупицына, выяснилось, что Чубайс приехал в РАО на другой машине – на Тойоте Лендкрузер. Благодаря роковой правдивости Тупицына, всем троим пришлось признаться в лжесвидетельствах. Так что, Чубайс возвратился к первоначальным показаниям?

Судья тихо шепчет Чубайсу, очень тихо подсказывает, да разве от современных диктофонов утаишься, всё слышат, и это услышали, и это записали: «Вы, по-моему, у поста ГАИ пересели…».

Прокурор тоже всполошился: «Вы сказали, что Вы у поста ГАИ пересели…».

Чубайс спохватывается: «Да-да, пересел. Вот на Тойоте и приехал, в которую пересел».

Прокурор, с облегчением вздохнув, переходит к следующему вопросу: «Видели ли Вы повреждения на Вашей машине после случившегося?».

Чубайс оскорбел лицом: «Ну да. Честно говоря, меня тянуло посмотреть. Первое, что бросается в глаза, – капот. А капот, как известно, не бронированный. Развороченный металлический след от крупного осколка. Уж не знаю, чем стреляли. Он как бы разворотил, вскрыл капот. Это наиболее видимая часть. Ну, фары разбиты, подфарники разбиты, бампер полуоторван. А правая сторона, она вся могла сильно простреливаться. Причем, что мне бросилось в глаза, что следы-то в основном даже не столько по стеклам, а по стойкам, а стойка, как известно, - самая слабая часть у бронированных машин. Один из следов пуль, ну как раз прямо у Сергея в висок, точно. Он впереди сидел. Если бы стойка не выдержала, непонятно, что бы было. Следов от пуль много с правой стороны. И потом там повело кузов, волновой он стал. Даже, собственно говоря, восстанавливать нельзя было после этого машину. У нее вид был такой - убедительный вполне».

Кого заботила убедительность вида расстрелянного БМВ, Чубайс не сказал. Ясно лишь одно: кто-то серьёзно тревожился, насколько убедительно выглядит расстрелянным и подорванным БМВ. Не могла не броситься в глаза несоразмерность того, что Чубайс видел и слышал на месте происшествия, с масштабом повреждений его броневика. Как он мог не слышать выстрелов, если экспертиза повреждений БМВ, которую огласил прокурор перед присяжными, насчитала 12-14 выстрелов по машине, сделанных с расстояния 10-12 метров. Нападавшие, выходит, подошли к машине, и, не торопясь, осыпали броневичок градом пуль. Весь вопрос: где, когда и как они это сделали, если ни один свидетель, кроме пассажиров броневика, не подтвердил обстрела БМВ?

Прокурор: «Анатолий Борисович, исходя из позиции подсудимых, все, о чем Вы рассказали, они называют имитацией. Вы скажите Ваше мнение».

Чубайс нервно захихикал: «Ну, знаете, я бы порекомендовал им сесть в машину, пусть и бронированную, и под взрывами и под автоматной очередью посидеть бы. Ощущение бодрое. Им бы понравилось».

Прокурор: «Ну всё-таки, как Вы считаете, это было покушение или имитация?»

Чубайс посуровел лицом: «У меня никаких сомнений нет, что меня однозначно пытались убить профессионалы этого дела».

К допросу подпустили адвоката Шугаева, постоянного представителя Чубайса в суде: «Можете описать характер бронирования Вашей автомашины?».

Чубайс заученно: «Это высокий класс брони – Б6-Б7. От автоматной пули она защищает, а от винтовки СВД уже не защищает. Колеса усиленные, и даже если они разрушены, она может продолжать движение. И стекла бронированные. Там же все стекла были в следах от пуль!»

Наступает черёд ещё одного адвоката Чубайса - Котока, который невинно интересуется: «Анатолий Борисович, возвращаясь к вопросу о разыгрываемой инсценировке покушения, хотелось спросить, что-либо в Вашем положении - политическом, служебном, имущественном изменилось после произошедшего? Был ли смысл инсценировки?».

Чубайс глядит на адвоката с яростью, слово инсценировка ему явно не по нутру: «Ну надо сказать я сильно разозлился и я тогда сказал, что всей целью ставлю перед собой, а задача была привлечь сотни миллиардов рублей инвестиций в энергетику, - будем решать просто с удвоенной силой. И ни от чего не откажемся. Так и действовали. А в моем положении что изменилось? Меня не повысили, премию не выдали, благодарность не объявили, да нет, ничего не изменилось».

Адвокат Чубайса Сысоев учёл промах коллеги и задребезжал: «А могло ли покушение быть направлено не на Вас, а иметь целью помешать тем преобразованиям демократическим в стране, тем реформам, которые проводились?».

Чубайс бронзовеет, перевоплощаясь в памятник себе: «Я думаю, это сплав личной ненависти физиологической с ненавистью к тому, что я делал, что мои товарищи продолжают делать».

Ободрённый Сысоев тему развил: «Скажите, Анатолий Борисович, вот в СМИ, в общественном сознании бытует ассоциированный образ Вас как некоего виновника всех несчастий, которые случились с нашей страной после распада Советского Союза. Псевдо-патриотические ресурсы используют этот демонический образ с целью разжигания ненависти против Вас. Является ли покушение 2005 года на Вас следствием этой пропаганды?».

Адвокаты защиты дружно возражают против демонического образа, и судья соглашается снять вопрос.

Право допрашивать Чубайса переходит к стороне защиты.

Начинает Першин, адвокат Квачкова: «Почему Вы считаете, что данное покушение направлено именно против Вас?».

Чубайс раздраженно: «Потому что взрывали именно мой автомобиль».

Першин: «А откуда нападавшие могли знать, что Вы там находитесь, если об этом не знали даже Ваши охранники?».

Чубайс криво улыбается: «Охрана меня не видела, а нападавшие могли знать, исходя из простой логики».

Першин: «Кроме БМВ и Мицубиси какие-либо другие автомобили имели осколочные и пулевые повреждения?»

Чубайс уверенно: «Да, проезжавшие рядом».

Першин опровергает его уверенность: «Вам известно, что нет таких автомашин?».

Чубайс поперхнулся, бормочет что-то невнятное, на диктофоне не разобрать.

Першин: «Вы видели подсудимых на месте происшествия?».

Чубайс кривится: «Они в кустах сидели, мне не видно было».

Першин: «Является ли Ваша деятельность в Госкомимуществе направленной на благо России?».

Чубайс надменно: «Все мои действия направлены на исполнение моих должностных обязанностей».

Першин: «Безличные приватизационные чеки – ваучеры – тоже были направлены на благо России?».

Чубайс гордо встряхивает головой: «Да, безличные чеки позволили поднять благосостояние России».

Зал сдавленно стонет, нахлынувшие чувства сдерживает страх быть удаленным.

Переход допроса в политическую плоскость явно не входит в планы потерпевшего. В стане обвинения возникло броуновское движение протеста, судья уловила недовольство и запретила Першину задавать вопросы, пригрозив удалением из процесса. Коллегу попытались отстоять Закалюжный и Михалкина.

Михалкина озвучивает позицию стороны защиты: «Адвокату Першину было запрещено задавать вопросы, сформулированные его подзащитным и переданные ему в виде поручения. Судья вправе снимать заданные вопросы, но обязана требовать внесения вопросов в протокол судебного заседания. Считаем требование судьи незаконным».

В ответ из судейского кресла неожиданно слышится «Ой, Боже мой!». Но мольба к Всевышнему оказалась лишь минутной слабостью. Возражение защиты категорически отметается.

Подсудимый Миронов возвращает мысли Чубайса на Митькинское шоссе: «Потерпевший, на какой машине 17 марта Вы выехали из дома?».

Чубайс недовольно: «Я уже отвечал на этот вопрос. БМВ. Темная, черная «семерка».

Миронов: «Это была Ваша личная машина?».

Чубайс: «Она была служебная, принадлежала РАО «ЕЭС».

Миронов: «Действительно ли Ваша машина стоила 700 тысяч долларов, как сказал суду ваш водитель Дорожкин?»

Чубайсу денежный вопрос явно не по вкусу: «Я не готов отвечать за эти цифры, не знаю, возможно. Захочешь защититься от убийц – заплатишь».

Миронов: «Покупки такой стоимостью производятся без Вашего ведома?»

Чубайс демонстрирует могущество: «Конечно. В компании годовой оборот 40 миллиардов долларов».

Годовой оборот Миронова не сразил: «Скажите, Чубайс, а как осуществлялась Ваша личная охрана?».

Чубайс презрительно: «Эффективно».

Миронов не обращает на это внимания: «Я прошу назвать, сколько человек, машин сопровождения?».

Чубайс вынужден отвечать: «В тот момент, когда я ехал, была еще одна машина. И как я Вам сказал, и могу еще раз повторить, что я не знаю других машин сопровождения».

Миронов: «Это была машина так называемой разведки и осмотра местности, или это была все-таки машина сопровождения, осуществлявшая Вашу личную охрану?»

Чубайс уходит от ответа: «Мне непонятен вопрос, я не могу на него ответить».

Миронов: «На момент 17 марта 2005 года у Вас была личная охрана?»

Чубайс: «Нет».

Миронов: «Когда Вы передвигались по поселку Жаворонки, гаишники перекрывали там движение?»

Чубайс: «Да нет, ну что Вы!»

В этом месте напрашивается «Не верю!». Да и кто поверит, что в 2005 году Чубайс ездил на работу без личной охраны, если, как сам утверждает, ещё в 2002 году на него готовилось покушение, проплачивался киллер. О перекрытых дорогах в Жаворонках при проезде Чубайса присяжным на суде рассказывала жительница этих самых Жаворонков, свидетельница по делу. Показания её были еще свежи в памяти суда.

Миронов: «Вы останавливали машину сразу после взрыва?»

Чубайс осторожно: «Я уже отвечал на этот вопрос. Машина не остановилась после взрыва, она естественным образом потеряла ход».

Миронов: «После взрыва Вы лично слышали выстрелы?»

Чубайс раздражённо: «Я уже отвечал на этот вопрос. Вы пропустили, могу повторить».

Миронов настаивает: «Лично Вы слышали?».

Чубайс нехотя подчиняется: «Простите, это Вы не услышали. Я сказал, что я выстрелов не услышал».

Миронов: «Какая из машин, которые окружали БМВ, на момент взрыва находилась ближе к эпицентру взрыва?».

Чубайс: «Я же сказал, что в момент взрыва я не смотрел наружу, я смотрел в свой мобильный телефон».

Миронов: «Это по Вашей инициативе БМВ очень скоро вывели из разряда вещдоков и продали?»

Чубайс нервной скороговоркой: «Я не знаю, что она была выведена из разряда вещдоков, я только знаю, что она не подлежала восстановлению».

Миронов: «Если она не подлежала восстановлению, за сколько и для каких нужд она продана?»

Чубайс: «Понятия не имею. На запчасти, наверное».

Миронов: «Кто видел Вашу пересадку в другую машину, в Тойоту Лендкрузер?».

Чубайс: «Ну, естественно, мой водитель, мой помощник, милиционер, который находился рядом. Все видели».

Миронов: «Вы считаете себя потерпевшим?»

Чубайс с пафосом: «Конечно».

Миронов удивлённо: «Почему?».

Чубайс в порыве благородного негодования: «Ну если б Вас взрывали или стреляли из автомата, Вы считали бы себя потерпевшим?».

Миронова не трогают призывы к сочувствию: «Поясните, в чем состоит нанесенный Вам ущерб в физическом отношении?».

Чубайс подсчитывает увечья: «В момент взрыва в ушах раздался звон, по сути это была легкая контузия, к счастью, легкая, а не так, как рассчитывали те, кто пытался меня убить».

Миронов уточняет: «Справки соответствующих медицинских учреждений Вы имеете о легкой контузии?»

Чубайс: «Да нет, зачем мне это нужно?»

Миронов: «Поясните, в чём состоит нанесенный Вам ущерб в материальном отношении?»

Чубайс прикидывает выгоды и риски: «Мне лично или РАО «ЕЭС?».

Миронов: «Ну, если Вы себя ассоциируете с РАО «ЕЭС»…

После Саяно-Шушенской катастрофы такие ассоциации Чубайсу ни к чему, он и отнекивается: «Нет-нет, я так не считаю, поэтому и спрашиваю».

Миронов его успокаивает: «Вам лично».

Чубайс хлопотливо: «Мне никакого ущерба не было нанесено, я и не заявлял на этот счет никаких ходатайств».

Миронов: «А в чём состоит тогда нанесенный Вам ущерб в моральном отношении?»

Лицо Чубайса вновь обретает свекольный оттенок: «А как Вы считаете, если в результате такого события у жены и у детей какие возникнут чувства, что они переживают, можете себе представить чувства сына, дочери, чувства друзей!».

Миронова, похоже, мало тронули чувства друзей Чубайса: «Вам известны фамилии потерпевших: Крыченко, Моргунов, Хлебников, Клочков, Дорожкин?».

Чубайс: «Какие-то известны, какие-то неизвестны. Клочкова – не помню».

Охранник Клочков, сидевший в зале прямо перед носом у своего хозяина, вжал голову в плечи.

Миронов: «А такие фамилии известны: Ивашкин, Жолобова, Куприянов, Тюленев?..»

Чубайс: «Нет».

Миронов: «Эти люди из числа семидесяти пяти погибших на Саяно-Шушенской ГЭС, у которых остались сиротами сто шестьдесят четыре ребенка».

Судья, до того смиренно слушавшая вопросы, разгневалась вдруг: «Миронов, Вы предупреждаетесь о донесении до присяжных заседателей информации, не относящейся к фактическим обстоятельствам дела».

Миронов: «Скажите, потерпевший, на Саяно-Шушенской ГЭС потерпевшими признаны все, кто находился там во время катастрофы?»

Судья резко: «Вопрос снимается, как не относящийся к фактическим обстоятельствам дела».

Миронов: «Видели ли Вы на месте происшествия 17 марта 2005 года тех, кто взрывал и, как Вы утверждаете, стрелял?»

Чубайс зло, с вызовом: «Нет, я сказал, что вы в кустах сидели. Вас было не видно».

Миронов уточняет: «Видели ли Вы на месте происшествия тех, кто стрелял?».

Чубайс огрызается: «Я уже ответил на этот вопрос: из кустов не видно».

Миронов: «Почему же Вы дали телеинтервью, в котором заявили, что в вас стрелял Иван Миронов?»

Чубайс будто ждал этого вопроса, с готовностью выпаливает: «Вы лжете!».

Миронов спокойно смотрит на Чубайса: «Ну, это мы разберемся, кто лжет. Вы писали заявление о покушении на Вас?»

Вопрос снимается.

Миронов: «Это Вы просили следствие не считать машину БМВ вещественным доказательством по настоящему делу?»

Вопрос снимается.

Миронов: «Потерпевший, как были поощрены ваши водитель Дорожкин, помощник Крыченко и ваши охранники?».

Вопрос снимается.

Миронов: «Сколько Вы заплатили владельцу «Жигулей» Вербицкому?»

Чубайсу, наконец, разрешено отвечать: «Столько, сколько было на чеке за ремонт пострадавшей машины».

Миронов: «Почему Вы посчитали нужным ему заплатить?»

Чубайс: «Ну, потому что есть какие-то мерзавцы, которые готовы убивать людей ни в чем не повинных, и это мои отношения с ними. А есть люди, которые на работу едут, детей отвозят в школу, ну они почему должны страдать из-за этого?»

Миронов: «Можно расценить эту плату как подкуп свидетеля?»

Чубайс начинает оправдываться: «Ну почему как подкуп свидетеля? Мне от него ничего не нужно было».

Миронов: «Вы просили следствие внимательнее отнестись к проверке всех версий, Вами высказанных, относительно покушений на Вас?»

Вопрос снимается.

Миронов: «Доведена ли до Вашего сведения информация о причастности Службы безопасности РАО «ЕЭС» к покушению на Вас?».

Чубайс багровеет: «Это ложь!»

Миронов: «Скажите, мог Олег Николаевич Сосковец, лично по Вашей инициативе и по Вашей лживой информации о кремлевском заговоре уволенный с должности первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации, быть причастным к покушению на Вас по мотивам личной мести?»

Чубайс мнется, потом обращается к судье, намекая на неуместность вопроса: «Ваша честь, я должен отвечать?».

Судья: «Ответьте».

Чубайс подчиняется: «По-моему, это какая-то чушь».

Миронов: «А мог Владимир Павлович Полеванов, Ваш преемник на посту Председателя Госкомимущества, который оценивал Вашу работу как колоссальный вред государственным интересам, и который был снят с должности заместителя Председателя Правительства по Вашему личному настоянию, быть причастным к покушению на Вас по мотивам личной мести?»

Чубайс начинает многословно отнекиваться: «Вы знаете, я во время работы в Правительстве настаивал на увольнении десятков министров и губернаторов, наверное, это им не очень нравилось. Но идти на убийство, наверное, для этого нужно иметь совсем другие мозги. Я таких обвинений в их адрес не высказывал».

Миронов перебирает долгий список врагов Чубайса: «Мог ли быть причастным к покушению на Вас по мотивам личной мести Юрий Ильич Скуратов, чьей отставки с поста Генерального прокурора лично Вы добились после того, как он возбудил уголовное дело против Вас по факту дефолта?».

До Чубайса начинает доходить, что допрос приобретает серьезный оборот, он осторожно подыскивает слова: «Ну, во-первых, если я должен отвечать, то я должен сказать, что слово после в данном случае звучит как слово из-за. А, во-вторых, уголовное дело, о котором Вы говорите, было закрыто. В-третьих, к увольнению Скуратова я не имел никакого отношения».

Миронов: «Подавали ли Вы в суд за клевету и оскорбление на Конгресс Соединенных Штатов Америки, опубликовавший 20 сентября 2000 года доклад «О коррупции в России», где Вы названы крупнейшим коррупционером и вором?»

Чубайс нервно: «М-м-м. Нет, я не очень люблю подавать в суд. Я даже не подавал в суд на оскорбления, которые Ваш отец в мой адрес сделал, и уж тем более на американский Конгресс. Это меня не интересует».

Миронов: «Подавали ли Вы в суд за клевету и оскорбление на газету «Нью-Йорк Таймс», опубликовавшую доклад Конгресса США «О коррупции в России» и написавшую в редакционной статье: «Чубайс должен быть наиболее презираемым человеком в России?»

За столами, где восседают прокуроры и адвокаты Чубайса, нарастает ропот, те явно в панике. И судья, уловив панический ропот, тут же пресекает оглашение компрометирующих Чубайса сведений: «Вопрос снимается. В отличие от Миронова, основная масса в судебном заседании газет не читала и в материалах уголовного дела их не исследовала».

Миронов: «Потерпевший, подавали ли Вы в суд за клевету и оскорбление на Владимира Павловича Полеванова, Вашего преемника на посту Председателя Госкомимущества, который написал о Вас: «Когда я пришел в Госкомимущество...»

Судья раздражённо: «Миронов, Вы почему не подчиняетесь распоряжениям председательствующего судьи? Я вопрос снимаю, в каком бы виде он ни был».

Миронов не огорчается: «Скажите, это Вам принадлежат слова: «Что Вы волнуетесь за этих людей. Ну, вымрет тридцать миллионов, они не вписались в рынок. Не думайте об этом, новые вырастут».

Судья настолько оглушена этой цитатой, что забывает снять вопрос. Чубайс же с яростью набрасывается на подсудимого: «Это ложь, которую распространяет Полеванов вместе с Вашим отцом. Никогда в жизни ничего подобного я не говорил! Ни разу никто из них не мог привести мои слова!».

Действительно, отец подсудимого Ивана Миронова бывший Председатель Комитета Российской Федерации по печати Борис Миронов в своих книгах изобличал преступную деятельность Чубайса. Упомянув ненавистное ему имя - отца Ивана, Чубайс заметно побледнел.

Миронов в ответ медленно чеканит: «Скажите, Вы подавали в суд за клевету и оскорбление на журнал «Российская Федерация сегодня», опубликовавший именно эти слова?».

Чубайс успевает взять себя в руки: «Вы знаете, я никого и никогда, ни на Вашего отца, ни на его книги, ни на Полеванова не подавал в суд за клевету - это бессмыслица».

Миронов: «Были ли до 17 марта 2005 года попытки покушения на Вас?»

Чубайс: «Да».

Миронов: «Действительно ли в ноябре 2002 года заказчиками Вашего убийства были представители экстремистского крыла КПРФ?».

Чубайс уверенно: «Я так считаю, у меня есть на то подтверждения».

Миронов: «Действительно ли в ноябре 2002 года нанимался киллер за 10 тысяч долларов, чтобы убить Вас?».

Чубайс: «Да, обвиняемый Миронов, так и есть».

Миронов: «Потерпевший, действительно ли в ноябре 2002 года Ваша служба безопасности передавала материалы о готовившемся покушении на Вас в ФСБ?»

Чубайс в запальчивости: «Потерпевший Миронов! Я не…».

Судья цедит сквозь зубы: «Он подсудимый».

Чубайс поправляется: «Подсудимый, прошу прощения, материалы эти содержатся в томах уголовного дела и мной эти сведения уже сообщались. Так и есть».

Миронов: «А Вы допрашивались по этому делу?»

Вопрос снимается.

Миронов: «Кто был привлечен по данному делу в качестве обвиняемых?»

Вопрос снимается.

Завеса с таинственного покушения на Чубайса в 2002 году так и не упала. Не сумел Миронов одолеть стену судейских запретов.

Миронов: «Могло ли покушение на Вас быть связано с Вашей деятельностью на посту Председателя Госкомимущества при проведении Вами глобальной приватизации, нанесшей колоссальный урон стране, о чём свидетельствуют документы Государственной Думы, Совета Федерации, Службы Внешней разведки, ФСБ, Генеральной Прокуратуры, Счетной палаты?»

Чубайс растерянно бормочет: «Ну есть и другие, прямо противоположные материалы».

Судья: «Вопрос я, пожалуй, сниму. Как не направленный на выяснение фактических обстоятельств дела и содержащий умозаключения подсудимого Миронова. Нам не представлено документов, которые бы содержали тот вывод, который он привел в своем вопросе».

Миронов: «Считаете ли Вы себя общественным деятелем, потерпевший?»

Чубайс очень живо, с облегчением: «Да, именно так квалифицируется статья, по которой вас и обвиняют».

Миронов: «Так в чём выражается Ваша общественная деятельность?»

Чубайс горделиво: «Ну в том, о чём Вы только что меня спрашивали: в приватизации, в реформе энергетики, в привлеченных инвестициях, в построенных электростанциях, - ровно в этом».

Миронов резко возвращается к врагам Чубайса: «Вы действительно, как рассказывает Ваш биограф Андрей Колесников, посылали Юрия Михайловича Лужкова?».

Вопрос, разумеется, снят.

Тогда Миронов делает заход с другой стороны: «Скажите, Чубайс, как Вы относитесь к заявлению депутата Государственной Думы Хинштейна…».

Судья: «Вопрос я заранее снимаю, поскольку господина Хинштейна мы не допрашивали и он нам ничего не говорил».

Миронов: «Одним из предполагаемых мотивов убийства через три недели после взрыва на Митькинском шоссе - 10 апреля 2005 года - генерал-полковника Анатолия Трофимова и его жены, по заявлению Хинштейна, Ваша месть Трофимову за организованное против Вас покушение…»

Кто же даст на такой вопрос отвечать. Вопрос, конечно же, снимается.

Миронов: «Какие отношения Вас связывали с бывшим главой Главного следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре Довгием Дмитрием Павловичем, который курировал наше дело и был осужден на девять лет за коррупцию?»

Надо ли уточнять, что вопрос немедленно снят.

Миронов: «Скажите, какая сумма была передана Довгию или какой административный ресурс задействован, чтобы я оказался на скамье подсудимых?»

Судья завела было привычное: «Вопрос снят как… - но пересилило простое человеческое любопытство: Вообще-то оставлю. Ответьте ему, пожалуйста».

Чубайс почти рычит: «Если бы была передана сумма, то Вы бы там и остались».

Адвокат Ивана Миронова Михалкина вскидывает голову: «Ваша честь, это угроза!».

Судья усмехается: «Где угроза? Каков вопрос – таков ответ».

Миронов абсолютно спокойно: «Уточните, пожалуйста, свой ответ. Конкретизируйте».

Чубайс усмехается: «А Вы свой вопрос, пожалуйста».

Миронов чётко: «Какие коррупционные отношения связывали Вас с Дмитрием Павловичем Довгием, что Вы имели возможность передать ему определенную сумму для того, чтобы кто-то остался под стражей?».

Чубайс выпаливает: «В глаза Довгия не видел!».

Вопрос снимается, так что оправдания Чубайса в протокол не попадают.

Миронов: «Скажите, по Вашей ли инициативе Дмитрий Павлович Довгий предлагал прекратить против меня уголовное преследование и выпустить меня из тюрьмы, если я дам показания против своего отца, а также Дмитрия Олеговича Рогозина, Сергея Юрьевича Глазьева и ряда других лидеров народно-патриотического поля России?»

Судья снимает вопрос, рассуждая при этом: «Вообще-то удивительно Миронов ставит себя на одну ступень с Рогозиным и Глазьевым и другими. Насколько я помню, эти деятели государственные должности занимали или общественные. Ни на одной такой должности Миронов не был».

Миронов напоминает: «Я был помощником Глазьева, Ваша Честь».

Судья не рада уточнению: «Уважаемые присяжные заседатели, есть государственный деятель, а есть помощник».

Миронов: «Так показаний от меня на мое начальство и требовали».

Истощилось терпенье судьи: «Миронов, встаньте! Это будет последнее предупреждение Вам. Следующая мера – удаление Вас из зала!».

Миронов: «Скажите, Чубайс, внезапная смерть одного из членов экипажа второй машины сопровождения Кутейникова связана с попыткой шантажа Вас за неразглашение обстоятельств имитации покушения?»

Чубайс зло цедит сквозь зубы: «Вы это сами придумали?».

Миронов: «Вы заявили о том, что Вас пытались убить профессионалы. Вы можете отнести к профессионалам аспиранта-историка, ни дня не служившего в армии?»

Чубайс недобро усмехается: «Конечно, если он мастер по рукопашному бою».

Миронов без секунды задержки: «И Бэтман вдобавок, который на крыльях летает… Когда Вы впервые озвучили идею ликвидации РАО «ЕЭС России»?».

Вопрос снят.

Миронов: «Скажите, инсценировка покушения явилась акцией устрашения противников расчленения российской энергетики?»

Чубайс пытается сохранить остатки лица перед присяжными: «Уважаемый Иван Борисович! Вы хорошо знаете, что энергетику никто не расчленял. Энергетика получила инвестиции в размере более 600 миллиардов рублей. Строятся десятки электростанций на эти деньги».

Миронов горячо: «Вы это скажите ста шестидесяти четырём сиротам!».

Чубайс: «При чём здесь я?! Никакого расчленения не было и быть не могло. Были действия Президента страны, Парламента страны, принявшего соответствующий закон. И мои действия – только исполнение их. А насчёт инсценировки – это Ваши домыслы. Я уже объяснял: попробуйте сами так инсценироваться».

Миронов: «Скажите, Вы находились в машине БМВ 17 марта 2005 года, когда произошел взрыв?»

Чубайс: «Да, а Вы не в курсе?».

Миронов: «Я в курсе, что Вы там не находились».

В допрос вступает адвокат Оксана Михалкина: «Вопрос относительно покушений, которые были осуществлены на Вас до марта 2005 года. Вы эти покушения связываете с чем?».

Чубайс нехотя: «С тем же, что и здесь».

Михалкина настойчиво: «В связи с Вашей государственной и общественной деятельностью?».

Чубайс отрывисто: «Да».

Михалкина: «Отвечая на вопросы моего подзащитного, Вы неоднократно упоминали о том, что, привожу дословно: «Вы в кустах сидели». Скажите, Вы видели, сколько человек сидели в кустах?».

Чубайс морщится: «Я уже отвечал на этот вопрос. Мне их совсем не было видно, а им меня хорошо было видно. Они для этого в кусты залезли».

Михалкина: «Кто это – они?».

Чубайс: «Те, которых обвиняют в убийстве меня».

Михалкина: «Фамилии, будьте любезны».

Чубайс пятится: «Вы их фамилии хорошо знаете».

Михалкина твёрдо: «Пожалуйста, для протокола назовите фамилии тех, кто сидел в кустах».

Чубайс срывается в крик: «Я Вам уже сказал, что обвиняемые по данному процессу обвиняются в том, что они сидели в кустах».

Сердобольная судья спасает Чубайса: «Потерпевший говорит: я не видел!».

Михалкина возражает: «Он так не говорит, Ваша честь».

Тем не менее вопрос неумолимо снят.

Михалкина: «Отвечая на вопрос моего подзащитного относительно Ваших взаимоотношений с осужденным Довгием, Вы сказали, что «Вы бы там остались». Поясните, где там он мог остаться, имея в виду Миронова».

Судья как профессиональный спасатель: «Я вопрос о Довгии снимала. Поэтому вопроса нет и ответа тоже нет».

Тут Михалкина подходит к главному в поисках причин происшествия: «На дату 17 марта 2005 года проводились ли какие-либо проверки деятельности РАО Счетной палатой?».

Чубайс напрягся: «Ну у нас Счетная палата постоянно проверяла, но на эту дату, по-моему, нет».

У адвоката Михалкиной другие сведения: «Скажите, а Вам известно, что материалы Счетной палаты по результатам проверки РАО, в том числе о злоупотреблении должностных лиц РАО, где упоминалась Ваша фамилия, были направлены в Генеральную прокуратуру 18 марта 2005 года?».

Судья тут как тут со спасательным кругом: «Вопрос снимается в связи с содержащейся в нем информацией, которая не исследовалась в суде. Присяжные заседатели должны оставить ее без внимания».

Александр Найдёнов: «Анатолий Борисович, у Вас в личном пользовании была автомашина в период февраля-марта 2005 года?».

Чубайс: «Да».

Найдёнов: «Вы от окружающих этот факт не скрывали?»

Чубайс замельтешил: «Если Вы помните, я на прошлых судах Вам об этом говорил. В материалах дела содержится ответ на этот вопрос. У меня была машина моя личная, не служебная, БМВ». Последние слова он практически проглатывает, и они едва слышны.

Но не в интересах Найденова их замалчивать: «Ваша личная машина была бронезащищенной?».

Чубайс неохотно: «Нет».

Найденов: «Вас можно было разглядеть снаружи?»

Чубайс нехотя: «Ну, конечно, можно. Особенно через лобовое стекло».

Найденов: «Вы по Митькинскому шоссе на личном автомобиле ездили?»

Чубайс выдавливает: «Да-а».

Найденов: «Сами за рулем были?»

Чубайс еле слышен: «Да».

Найденов: «Вы на личной автомашине ездили в сопровождении охраны?»

Чубайсу приходится признаться: «Как правило, нет, хотя бывало и так».

Найденов подходит к кульминации своих вопросов: «Вы сказали, что против Вас работали профессионалы. Что им мешало вычислить Ваш личный автомобиль?».

Чубайс с наигранной бодростью: «Ну как я знаю, у одного из организаторов покушения по четвергам был библиотечный день. Он только тогда мог с работы уйти. Это - во-первых. А во-вторых, Вы прекрасно понимаете, регулярность нужна. В одно и то же время выезжает человек».

Найденов: «Так если Вас в бронированном БМВ видно не было, а в личном автомобиле видно?»

Чубайс понимает, что прокололся: «Нет-нет, там примерно одинаково плохо видно. А вот то, что наткнулись на мой бронированный автомобиль – это большая ошибка. Не хватило профессионализма. Так же, как и с размером взрывчатки».

Найденов: «Вы можете точно назвать количество пулевых пробоин в двери БМВ, возле которой сидели?»

Чубайс: «Нет, я их не считал. Десятки пробоин».

Найденов: «А как Вы объясните, что, согласно экспертному заключению, всего три пробоины пулевых с правого борта БМВ?»

Чубайс ретируется: «Ну, я не специалист. Не отличу пулевые от осколков».

Котеночкина, адвокат Найденова: «Вы сказали, что вашу машину отбросило. Объясните смысловое значение слова отбросило. Как именно отбросило? Ее приподняло в воздух? Как это произошло?».

Чубайс неожиданно смутился: «Ну мне трудно объяснить, что такое отбросило. Отбросило – это отбросило. Она шла прямо и после сильного удара справа она приподнялась и отодвинулась. Это и есть отбросило».

Все в зале с ужасом представили летающий по воздуху четырехтонный броневик.

Котеночкина воплотила образы в слова: «То есть машина приподнялась и по воздуху перелетела к краю дороги?».

Судья уловила иронию и обиделась за летающего в броневике Чубайса: «Госпожа Котеночкина! Уважайте суд!».

Адвокат Закалюжный: «Вы можете объяснить, каким образом автомобиль Вербицкого, следовавший впереди вашего автомобиля, находившийся ближе к эпицентру взрыва, не получил ни одного ни осколочного повреждения, ни пулевого - ни одного?»

Чубайс даже глазом не моргнул: «Честно говоря, ответ-то ясен: работали профессионалы, они же убивали не Вербицкого. И взрыв был направлен на мою машину, а не на его».

Пули, науськанные персонально на главного энергетика, перелетавшие через машину Вербицкого и гонявшиеся за машиной Чубайса, трудно давались воображению присутствующих. За весь допрос по залу впервые пробежал короткий смешок.

Закалюжный: «На вопрос государственного обвинителя о расстреле БМВ в гараже Вы сказали, что это глупость, бессмыслица. Вы можете конкретней ответить на вопрос: известно ли Вам что-либо о расстреле автомашины БМВ, на которой Вы ездили 17 марта 2005 года, в гараже. Было ли такое?»

Чубайс пытается увернуться от ответа: «Да, мне известна эта абсурдная версия, выдуманная обвиняемыми с тем, чтобы отвести от себя вину. А абсурдность ее тем более очевидна: как известно – произошел взрыв и взрывать машину в гараже…».

Закалюжный напоминает: «Я говорил не о взрыве, а об обстреле».

Чубайс с вызовом: «А я говорю о взрыве и о расстреле».

Закалюжный: «Вы все-таки не ответили на вопрос: известно ли Вам, расстреливали БМВ в гараже РАО «ЕЭС» или нет?»

Чубайс вяло, уже без напора: «Ну конечно же известно. Это абсурд, выдуманный защитой, он не соответствует действительности».

Закалюжный: «Скажите, Вы всегда давали аналогичные показания на следствии и в суде, в частности об обстоятельствах пересадки из БМВ в автомобиль Лендкрузер?»

Чубайс возвращает себе безмятежный вид: «Да, конечно. Вы имеете в виду простой вопрос: почему об этом мной не было сказано на первом суде, а сказано на втором? Это очень просто: я тогда и сейчас отвечаю только на те вопросы, которые мне задаются. Меня спросили – пересаживался ли я? Я сказал – да. Раньше об этом не спрашивали – я и не сказал, вот и все».

Закалюжный: «Сокрытие вопроса о Вашей пересадке не связано с обеспечением безопасности, как говорили здесь Ваши помощник и водитель?»

Чубайс переминается: «Это вопросы не ко мне».

Закалюжный: «Почему Вы на предварительном следствии не давали показаний о том, что Вы пересели в другой автомобиль?»

Чубайс раздельно, сквозь зубы: «Потому что я отвечал на вопросы, которые мне задавались».

Закалюжный: «Вы всегда описывали Ваши ощущения от взрыва так, как сегодня в суде?»

Чубайс снова уклоняется от прямого ответа: «Я всегда описывал их правдиво. И сегодня в том числе».

Допрос защитой завершен, но Миронов повторно просит слова. Вздохнувший было с облегчением Чубайс захлебывается молчаливым бешенством.

Миронов: «Скажите, тот факт, что во время Вашего руководства РАО «ЕЭС» тарифы на электроэнергию выросли в десять раз – это тоже результат Вашего настроения после имитации взрыва?».

Судья быстро придумывает, как замять неудобную тему: «Вопрос снимается как направленный на оскорбление потерпевшего».

Миронов: «Анатолий Борисович, во время своих показаний Вы неоднократно говорили: как писал Ваш отец, как писал Ваш отец… Так, может, мое привлечение в качестве покушавшегося на Вас является Вашей личной местью за деятельность и разоблачения, которые делал мой отец?»

Чубайс аж вспотел от неожиданности: «Слушайте, ну я-то откуда знаю, чего Вы делали и как Вас привлекли к обвинению».

Миронов: «Вы мне скажите – да или нет?»

Чубайс сбивается на оправдания: «Я Вам отвечаю, что я не могу в принципе дать ответ на вопрос, какие основания были у следствия привлекать Вас. И я не мстил Вам за Вашего отца, к которому, кстати, у меня было вполне нормальное отношение».

Миронов: «Критерием моего возможного участия в покушении, критерием профессионализма Вы назвали то, что я являюсь якобы мастером рукопашного боя. Так в Вас на Митькинском шоссе стреляли или Вас там били ногами?»

Чубайс с трудом выкарабкивается из ямы, которую сам же и копал: «Ну не смогли же машину остановить. А так, я думаю, что побили бы тоже».

Миронов: «Вы мне подскажите логику Вашего утверждения о моём профессионализме?»

Чубайс продолжает карабкаться: «Логика очень простая. Вы задали вопрос: а может ли аспирант, работающий над диссертацией, выйти на действия такого рода? Вы себя не назвали. Вы сказали: может ли? Я сказал: да, может, если он мастер рукопашного боя. А Вы - мастер рукопашного боя?».

Миронов: «Нет. Но я знаю, что Вы распространяли эту клевету, которую проплачивали, и она выплескивалась на экраны. Я хочу уточнить все-таки: Вас били ногами там или стреляли, Анатолий Борисович?».

Судья монотонно, как диктор на железнодорожном вокзале: «Я предупреждаю Вас о недопустимости некорректного отношения к участникам процесса. Вы, Миронов, сообщили о себе часть сведений, господин Чубайс – другую часть. Обменялись любезностями, называется».

На том допрос Чубайса завершился. Мозаика прежних показаний потерпевших и свидетелей, экспертиз и обысков, при допросе главного потерпевшего сложилась в цельную и яркую картину, в которой события двоятся и логическому осмыслению не поддаются. Назовем их, по примеру классической логики, парадоксами Чубайса - в расчёте на то, что присяжные справятся с ними, приложив всю силу здравого смысла. Чубайс утверждает, что на него покушались еще в 2002 году, но никаких доказательств тому не найдено. Чубайс говорит, что был в БМВ под обстрелом и взрывом, но почему-то не помнит ни обстрела, ни взрыва, ссылаясь на то, что не отводил глаз от телефона. Чубайс уверяет, что ездил без охраны по неперекрытым дорогам, чему не поверит и ребенок. Чубайс утверждает, что его четырёхтонный броневик от взрыва подбросило и понесло по воздуху, что пули, как заговоренные, попадали исключительно в его БМВ, старательно огибая попадавшиеся на пути другие машины. Чубайс долго скрывал, что после взрыва приехал в РАО «ЕЭС» на другой машине, а когда его поймали на лжи, стал настаивать, что его об этом никто не спрашивал. Чубайс насчитал на БМВ десятки пулевых пробоин, а эксперты установили по всей машине не больше двенадцати, а там, где якобы сидел Чубайс, и вовсе ни одной. Загадкой осталось, где обстреляли броневик энергетика, в суде однозначно установлено, что это было не на месте взрыва. Чубайс убеждает, что против него действовали профессионалы, хотя именно профессионалы не полезли бы никогда подрывать бронированную машину РАО, когда есть возможность подорвать личную небронированную чубайсовскую. Чубайс жалостливо называет себя потерпевшим, ссылаясь на звон в ушах, страдания жены и друзей. От одного этого картина происшествия кажется гротеском, перерастающим в фарс. Фарс несомненный, если не принимать во внимание пяти лет жизни, потраченных подсудимыми на тюрьмы и суды. Фарс, имя которому имитация покушения на Чубайса!

Но для обычных граждан допрос Чубайса знаменателен тем, что они прикоснулись к своей заветной мечте, волнующей современников скоро двадцать лет – допросить и судить Чубайса. Конечно, допросить не так, как здесь, одним днем, при потворстве прокурора и угодливости судьи. Но все же и на этом суде прозвучали вопросы, которые каждый хотел бы задать Чубайсу. И каким предстал перед нами Чубайс – этот «всесильный демон реформ»? Путался и краснел, оправдывался и отпирался, потел от бессильной злости и леденел от страха проговориться, свои преступления валил на Президента и Парламент, я-де лишь исполнитель, от вины за Саяно-Шушенскую катастрофу трусливо отнекивался… Не так страшен Чубайс, как его малюют. И потому суд по делу о покушении на Чубайса, как первая ласточка, возвещающая о весне, заронил в нас надежду, что до воплощения великой российской мечты – суда над самим Чубайсом - не так уж и долго осталось.

Фабрикация улик

Выражение «неоспоримые улики» знакомо всем. Это то, что убедительнее всего свидетельствует о причастности подозреваемых к злодеянию. Именно таких, «неоспоримых», по мнению обвинения, улик настало время на очередном судебном заседании по делу о покушении на Чубайса.

Однако адвокаты защиты были совсем иного мнения, посчитав предъявленные обвинением «неоспоримые улики» не только запросто оспоримыми, но и вовсе недопустимыми доказательствами, полученными с нарушением закона. Сначала адвокат Першин заявил, что недопустимым доказательством следует признать трассологическую экспертизу ковриков-лежаков, найденных в лесу у Митькинского шоссе - по той простой причине, что, согласно имеющемуся в деле протоколу осмотра места происшествия следственно-криминалистической бригады, все лежаки были разной длины: 1,48 м; 1,40 м; 1,60 м; 1,45 м; 1,47 м; 1,46 м, однако на экспертизу поступили почему-то заметно изменившись в размерах, как значится в экспертном заключении: «расстояние между сторонами фрагментов одно и то же для всех фрагментов и составляет 1,50 м». Однако умелым приёмом опытного софиста, были такие мошенники от философии в Древней Греции, прокурор сходу отмел ходатайство Першина. С чувством превосходства измерив взглядом адвоката, прокурор глубокомысленно изрек, и новорождённому им афоризму предстоит войти в анналы судебной премудрости: «Вы ставите вопрос не о недопустимости, а о недостоверности доказательств. А это решается судом». И хотя вопрос о недопустимости доказательств именно судом и решался в тот момент, не тетей же с одесского Привоза, судья охотно подписалась под афоризмом прокурора, оставив коврики-лежаки среди «неоспоримых улик», хорошо понимая, что если эти улики, действительно легко оспоримые и действительно недопустимые, у обвинения являются «неоспоримыми», то с чем тогда останется обвинение.

Адвокат Закалюжный попытался оспорить «неоспоримые улики», заявив, что протоколы обысков на квартире сына В.В. Квачкова Александра и автомобиля самого Квачкова марки СААБ являются недопустимым доказательством, потому что обыски эти проводились с грубейшим нарушением закона без участия адвоката, без присутствия обвиняемых. Но тщетны были веские, убедительные доводы адвоката. И в самом деле, если во всём руководствоваться законом, так не только «неоспоримые улики» обвинения рассыпятся в прах, но и выстроенное на них само уголовное дело развалится!

Дружно, слаженно судья с прокурором отстаивали «неоспоримые улики» и, как ни странно, отстояли.

Присяжных заседателей пустили в зал, прокурор принялся демонстрировать им во всем блеске следственной проницательности главные сокровища обвинительного заключения.

Вначале он огласил трассологическую экспертизу, проще говоря – замеры ковриков-лежаков. Главная удача следствия состояла в том, что коврики нашли не только на месте происшествия, у Митькинского шоссе, но кусок из такого же материала оказался на даче Квачкова. Трассологическая экспертиза установила, что коврик с дачи очень удачно совпал по разрезу с одним из лесных ковриков. Прокурор, как никогда уверенный в себе, выступал, будто обвинительный вердикт в руках держал: «Вопрос эксперту: «Какие из фрагментов материала составляли друг с другом единое целое?» Выводы эксперта: «Фрагмент полимерного материала, изъятого при обыске на даче Квачкова и три фрагмента материала с Митькинского шоссе составляли друг с другом единое целое».

И присяжные, и народ в зале вытаращили глаза на прокурора. Присяжные скорее дивились первой действительно серьезной улике, изобличающей повязанность событий на Митькинском шоссе и дачей Квачкова. А вот зрителей, слышавших в начале заседания, до появления присяжных подробности дела, потрясло, что при оглашении экспертизы прокурор ни словом не обмолвился о том, что ни один коврик, поступивший на экспертизу, не совпал по своим размерам ни с одним ковриком из обнаруженных следственно-криминалистической бригадой на месте происшествия. Ни один! Прокурор просто умолчал о размерах ковриков. И что должны были претерпеть коврики в полуторамесячном пути с Митькинского шоссе до Экспертно-криминалистического центра, чтобы так измениться до неузнаваемости? Да что угодно! Ведь и подрезать могли, и подравнять, и заменить… Казалось, немой крик сидящих в зале сгущается в тучу, но судья в такт прокурорским словам лишь удовлетворенно кивала головой, а защитники обвиняемых бесправно молчали.

Прокурор победоносно двигался дальше, предъявляя присяжным протоколы обысков квартиры на Беловежской, где проживал сын Квачкова - Александр. Улов следователей здесь был немалый: две шапки с прорезями для глаз, пачки с книгами Бориса Миронова «Приговор убивающим Россию», свидетельство на имя Александра Квачкова о присвоении ему квалификации «частный охранник», его же медицинская карта и свидетельство о рождении, молитвослов, коробка видеокассет с мультфильмами и боевиками. И, наконец, главная удача второго обыска - рукописная запись на тетрадном листке в клеточку, имеющая прямое отношение к РАО ЕЭС. Прокурор озвучил содержание записи: «30.11.04. РАОЕЭС 9:38. А184АР BMW удлин. куз. около РАО с ней С182ТМ 99рус BMW5 синяя Н336 ЕВ 90рус. BMW 2.12.04 РАОЕЭС около РАО Н336ЕВ 90рус BMW 9.40 В065АА Ауди 9.50 А566АВ 18.01.05.».

Стоп! В конце записи А566АВ – это же номер машины Чубайса! Улика из неоспоримых. И снова волнение в зале. Ведь эту записку нашли во время второго обыска, спустя пять дней после происшествия, - о чем напомнили суду адвокаты защиты, когда пытались оспорить это доказательство как недопустимое. В первый раз что, плохо искали? Или не успели подготовить нужный вещдок?..

Новонайденная записка содержала несколько дат и перечень номеров машин из одних лишь цифр и печатных букв, трудно поддающихся идентификации почерка, поэтому удивительно, что прокурор вдруг огласил судебно-почерковедческую экспертизу загадочной записки: «Запись, расположенная на тетрадном листе в клетку, выполнена Квачковым А.В.».

Фотография записки пошла по рукам присяжных. Остальные в зале усиленно соображали: в записке сплошь цифры и печатные буквы, которые все просвещенное человечество пишет примерно одинаково, за что их так любят авторы анонимных доносов. Для экспертизы остается лишь несколько крохотных слов – рус, удлин, синяя, около. Неужели этой каббалистики достаточно, чтобы с уверенностью сказать, кто писал? И потом, запись выполнена в одно время, одной шариковой ручкой абсолютно одинаково, хотя разница в датах - 30.11.04; 2.12.04; 18.01.05 - полтора месяца. Чтобы зафиксировать на бумаге короткое «А566АВ», автор должен был переписать с мельчайшими подробностями совершенно никчемные для него номера, марки автомашин за 30.11.2004 и 2.12.2004, что необъяснимо ничем кроме... Кроме необходимости получения вывода, который еще в начале процесса присяжные услышали в обвинительном заключении - вывода о «графике слежения за автомашиной Чубайса на протяжении четырех месяцев». И что дает информация из этой записки злоумышленникам? Что автомашина с номером А566АВ возит Чубайса? Так ведь разглядеть, кто в ней находится, все равно невозможно.

Вопросы к «неоспоримой улике» множились, но получить ответ было невозможно. Адвокатам защиты возражать запрещено, прокурор все сомнительные обстоятельства замалчивал. Остается надеяться только на присяжных: поверят ли они в «подлинность» загадочной записки?..

А прокурор уже подбирался к третьей неоспоримой улике, добытой при осмотре СААБа Квачкова. Гордость за проницательность следователей прямо-таки светилась на прокурорском лице: «Кассовый чек автозаправочной станции выполнен на листе бумаги белого цвета. На одной стороне черным красителем фабричным способом выполнена надпись…». Прокурор оглашал содержимое кассового чека буква в букву, не забыв ни про ИНН продавца, ни про сумму, заплаченную за бензин, ни про сдачу, полученную покупателем. И только после этого длинного и скучного перечня цифр, непонятно для чего озвученного, прокурор перешел к главному: «На чеке также имеется надпись, выполненная рукописным способом «им. г. а». Вверху надписи имеется неправильной формы окружность. А также две буквы «в.с.» и два круга неправильной формы. На второй стороне чека – схема: две параллельные линии на расстоянии 1 см и две перпендикулярные линии на расстоянии 1,4 см. Рядом нанесена цифра 100 и буква м. А также надпись 5 чел.».

Прокурор, как влюблённый в себя тенор, взявший высокую ноту, вдохновенно оглядел присяжных, всем своим видом показывая, это ещё что, вот сейчас он выдаст коленце так коленце, готовьте овации: «Осмотренный чек со схемой имеет сходство с обстановкойна месте взрыва 17 марта 2005 года на Митькинском шоссе в Одинцовском районе Московской области».

Поначалу мало кто понял, что имел в виду прокурор, когда говорил о сходстве схемы с обстановкой на Митькинском шоссе, потому что начертание плана боевых действий на кассовом чеке бензоколонки являлось совершенно новым словом в мировой военной практике. Но, поразмыслив, многие согласились, что поскольку покушение на Чубайса – это не Курская дуга и даже не Бородинское сражение, то в деталях план битвы можно уложить и на таком скромном полотнище как фантик или кассовый чек. К тому же, наверное, это был какой-то необычайно секретный план с очень зашифрованной картой-схемой, в которой всего-то и значился некий перекресток, а возле него цифры и буквы: 100 м и 5 чел. Но, поднапрягши свою недюжинную интуицию, следователи пришли к весьма оригинальному выводу о значении цифр и букв на таинственной карте боевых действий: «Следствие обращает внимание на то, что пометки на схеме имеют явное сходство с указанием места взрыва и автомашины на шоссе. Надпись на схеме «5 чел.» может означать как количество членов организованной преступной группы, которых планировалось задействовать в посягательстве на жизнь Чубайса А.Б. непосредственно в районе места преступления, так и предполагаемое участниками организованной преступной группы количество человек, которые должны были следовать в перевозящей и сопровождающей Чубайса А.Б. автомашинах». То есть присяжным предлагалось на выбор, по их предпочтению, решать, что означает неведомое «5 чел.» на схеме, – число террористов или число их жертв. Желая шествовать со временем в ногу, прокуратура внедряет в следственные методы демократические принципы! Толкование таинственного «100 м» в протоколе обыска отсутствовало. А жаль, такой простор для фантазии – 100 машин, 100 метров, 100 му…

Ведь лишь утончённый ум такого следователя мог охватить в каракулях кассового чека на бензин военно-топографическую карту баталии. Такому сыщику-зведочету не в Генеральной прокуратуре галифе протирать, ему бы новые планеты открывать, которые даже мегателескопу не доступны. Отечественная астрономия тогда бы сразу обогатилась планетами «Чайка» и «Бастрыкин», вращающимися на противоположных орбитах. К тому же новые планеты открывать – дело совершенно безвредное для окружающих, а вот преступления таким образом раскрывать чревато сломанными судьбами и разбитыми жизнями.

Неразрешимый вопрос туманил головы зрителей: для кого неведомый стратег составлял на микроскопическом чеке с бензоколонки схему, «сходную с обстановкой на Митькинском шоссе»? Ответ напрашивался только один. Кроме как для прокуратуры, больше не для кого. Чтобы красиво и наглядно проиллюстрировать в картинках подготовку покушения по схеме, «сходной с обстановкой на Митькинском шоссе». И неважно обвинению, что означенная схема сходна с обстановкой на любом перекрестке дорог нашей необъятной Родины, что, несмотря на все усилия следствия, ни одна экспертиза не смогла привязать каракули на чеке к почерку обвиняемых, что данная схема информационно бессмысленна, что она никак не соответствует топографическим навыкам офицеров, сидящих на скамье подсудимых. Все равно, что в написании слова «корова» кривыми печатными буквами с пятью ошибками подозревать учителя-словесника.

Такие вот «неоспоримые улики» представило обвинение присяжным заседателям. Действительно неоспоримые. Потому что никто не мог, возможности не имел, не дозволено было никому их оспорить. Ни адвокатам защиты, ни самим обвиняемым не позволено было и рта раскрыть, чтобы возразить явной абсурдности доводов прокурора. Впрочем, как верно изрек прокурор: «Вопросы достоверности доказательств решает суд». На то и надеемся.

Сколько человек могут потеть в одной кепке

Время, время! Что делаешь ты с человеком: годы идут, ум ветшает, тело изнашивается, вещи истлевают, рукописи горят... Когда долгота судебного процесса измеряется годами, то ты, время, неумолимо подтачиваешь его устои: свидетели отправляются в мир иной, потерпевшие переходят в разряд обвиняемых, доказательная база разрушается и, наконец, человеческое терпение лопается. От громкого уголовного дела остаётся только звучный пшик - в газетах, на телевидении, в Интернете...

В суд по делу о покушении на Чубайса обвинение доставило очередную свою свидетельницу. Бабушка передвигалась с трудом, каждое слово стоило ей заметных усилий. Звали старушку Рогатнева Мария Филипповна, привезли ее из Петушков Владимирской области.

Прокурор приступил к допросу, который в данном случае уместнее назвать бережным расспросом: "Мария Филипповна, в связи с чем Вы знаете Квачкова?".

Бабуля тревожно вслушивалась в слова, силилась понять смысл каждого: "Я работала там, в охране. Где-то на набережной, я уже и забыла где. У меня инсульт был. Мы охраняли машины. У нас книжка была. Я не помню - какой дом".

Прокурор осторожно, аккуратненько, как бы придерживая под локоток, подвел свидетельницу к сути дела: "А Квачков какое отношение имел к этому дому?".

Свидетельница порылась в обветшавшей памяти: "Он в этом доме жил. Он утром как уехал, и все - больше не ночевал. Больше я ничего не помню".

Прокурор попытался оживить угасающее сознание пенсионерки: "Какую ночь Вы имеете в виду?".

Но старушка не оправдала надежд: "Семнадцатого марта он выехал, и больше его не было".

Подсудимый Квачков действительно "выехал" 17 марта, был арестован и на три года с того дня переселился в "Матросскую тишину". Но не о том, не о том спрашивал и не того ответа ждал от свидетельницы прокурор!

Обвинитель ощупью, боясь спугнуть зыбкие воспоминания старушки, крался по лабиринтам ее памяти: "А что за машина была у Квачкова?".

Бабуля в ответ: "Я в этом не разбираюсь. Зелененькая такая".

Прокурор с издыхающей надеждой: "Номер не помните?".

Та рукой в сердцах машет: "А! Какое там! Ведь инсульт у меня, инфаркт".

Прокурор, чтоб дух перевести: "А гаражи возле дома были, частные гаражи?".

Старушка неожиданно выпаливает: "Не было гаражей!".

Прокурор почти что в ступор впал: как гаражей не было, если про гараж у дома Квачкова на суде говорено-переговорено, а, главное, присяжные о нём уже знают!? И ласково, как с дитя: "Вы о каком доме говорите?".

Бабушка бормочет: "Большой, восемь этажей, над речкой стоит".

Прокурор терпеливо, как врач-психиатр с пациентом: "А сзади дома были гаражи?".

Но и свидетельница упряма: "Не было!".

На том медицинские навыки прокурора истощились, в роль психиатра попробовал вжиться Сысоев, адвокат Чубайса: "А инсульт и инфаркт когда случились с Вами?".

Почувствовав в Сысоеве надежду на исцеление, бабушка живо отвечает: "В 2006 году".

Но Сысоев эгоистично уклоняется от медуслуг и напрямки торопко выводит свидетельницу на судебное поприще: "Квачков всегда на стоянке автомашину ставил? Да?".

Не ощутив в Сысоеве медбрата, бабуля обиженно бубнит: "Да. Всяк - на своё место".

Сысоев тяжело вздыхает и отступает. Адвокат Першин: "Когда Квачков уехал из дома последний раз, Вы в книжке отмечали?".

Пожилая женщина зачарованно рассматривает адвоката и эхом вторит ему: "Отмечали".

Першин: "А в какое время он выехал?".

Бабуля бодро: "Пол-восьмого!".

Першин недоверчиво улыбается.

Прокурор нащупывает вопрос, на который больная, как ему кажется, может дать вразумительный ответ: "Квачков каждый день ставил машину на стоянку или, бывало, что и не ставил?".

Напрасные надежды. Старушка отрешенно повторяет за прокурором: "Бывало, что и не ставил".

Прокурор, все еще не понимая, что свидетельница попросту копирует последние слова вопроса, всерьез продолжает допрос: "А вечером, когда Квачков возвращался, он ставил машину на стоянку всегда?".

Старушке, похоже, нравится играть в слова. "Всегда!" - эхом откликается она.

Сторона обвинения поняла наконец тщетность своих усилий, и прокурор, попросив вывести присяжных из зала, испросил у судьи разрешения огласить показания Марии Филипповны на следствии. Присяжных вернули в зал. Прокурор стал читать, что говорила старушка прежде, пять лет назад: "Работаю контролером ВОХР. У каждого автовладельца имеется электронный ключ, машины мы не регистрируем. При мне Квачков не выезжал и не заезжал. Когда он выехал и вернулся, я не знаю. Я ни разу не видела, чтобы с ним кто-то приезжал или заходил в гости".

Прокурор пристально вгляделся в топчущуюся за трибуной бабушку: "Все ли здесь написано правильно?".

"Правильно, - охотно аукнулась старушка. - Я много позабыла".

Ее отпустили с миром, при этом сторона обвинения чувствовала гораздо большее облегчение, чем сторона защиты. После инсульта в памяти женщины могли стереться не только гараж возле дома, но и сам дом, и машина "зелененькая", как, впрочем, и вся сознательная жизнь свидетельницы.

Смена декораций в зале суда. Приставы ввозят две тяжелые тележки с картонными коробками. Прокурор снова демонстрирует вещественные доказательства. Судя по объему тележек - доказательства весомые.

Прокурор шуршит пакетом, извлекает из него носовой платок, аккуратно расправляет его и представляет: "Платок белый с синей каймой".

Тот самый платок, который накануне защитники подсудимых пытались вывести из дела как недопустимое доказательство, потому что нашедшие его в левой водительской дверце автомашины Квачкова семь человек: следователь, двое понятых и четыре эксперта – записали в протоколе ясно, чётко, однозначно: "платок клетчатый", но когда спецы в экспертном центре вынули его из пакета, представленного следователем, платок оказался "белый с синей каймой". Ну никак не могут опытнейшие криминалисты принять клетку за белое да ещё с каймой! Понятно, что это два совершенно разных платка. Но прокурор не согласился с защитой и отстоял белый носовой платок с синей каймой как вещественное клетчатое доказательство, уверив судью, что следователь и эксперт просто-напросто одно и то же описали по-разному.

Адвокат Першин попытался указать суду на это: "Обращаю внимание присяжных заседателей, что данный платок белого цвета, клеток на нем не видно, платок имеет окаемку".

Понятно, что прокурор сторожил нечто подобное и выпалил со скоростью домашней заготовки: "Обращаю внимание присяжных заседателей, что у платочка есть клеточки, их просто не видно".

Но если на платке есть клетки, которых не видно, и суд в них верит, то как не поверить в то, что ни увидеть, ни унюхать вообще невозможно. Платочек-то оказался не простой - взрывоопасный. Судебная экспертиза, которую зачитал прокурор, уверивший присяжных, что никакого подлога не было и клеточки на платке сами по себе рассосались, высказалась так: "Обнаружены следы гексогена в количестве 10 в минус 9-10 в минус 10 степени", - что в тысячу раз меньше миллиардной доли, или, как говорят математики, это то, чего нет. Кто надушил бело-синенький скромный платочек гексогеном и зачем надушил, если гексоген не входил в состав взрывчатого вещества на Митькинском шоссе, остаётся только гадать и ждать дальнейшего развития событий на суде.

Обвинитель огласил следующий в списке вещдок: "Записка, изъятая на квартире Квачкова Александра, касающаяся РАО "ЕЭС России"". Записка, по версии следствия, доказывающая, что за Чубайсом возле РАО "ЕЭС" велось пристальное наблюдение.

Поднимается Шугаев, адвокат Чубайса: "Обращаю внимание присяжных заседателей, что среди этих записей имеется запись номера автомашины Чубайса".

Адвокат Квачкова Першин тут же уточнил: "Обращаю внимание присяжных заседателей, что на этом листочке есть номер, который отчасти совпадает с номером автомашины Чубайса".

Подсудимый Миронов добавил: "Обращаю внимание присяжных заседателей, что в данном списке подробно указаны номера, цвета и марки машин, которые не имеют никакого отношения к РАО "ЕЭС". Однако ни марки, ни цвета..."

Миронова резко и грозно обрывает судья: "Я Вас останавливаю, Миронов! Вы высказываете свое суждение, чем нарушаете закон".

Миронов соглашается не высказывать больше никаких суждений и продолжает: "Тогда обращаю внимание присяжных заседателей, что в списке не содержится ни марки, ни модели, ни цвета автомашины, на которой передвигался Чубайс. И сам номер - лишь часть номера автомашины, на которой передвигался Чубайс".

Судья тучнеет на глазах: "Я Вас вновь предупреждаю, Миронов! Вы можете обращать внимание на то, что листочек записки чистенький или старенький, паста на нем синяя или черная, и не более того".

На прокурора требование судьи отличать лишь чистенькое от грязненького, белое от чёрного, видимо, не распространяется, так как он тут же встает и заявляет: "Прошу обратить внимание присяжных заседателей, что это все-таки номер автомашины Чубайса - просто без указания региона".

Судья укоризненно смотрит на обвинителя, кротко журит его: "Господин прокурор, об этом Вы будете говорить в прениях".

Далее вещдоки сыпятся как из рога изобилия. Прокурор предъявляет пакетики с образцами грунта с колес автомашины Квачкова: "Вот образец с левого заднего колеса, вот - с левого переднего, а это - с правого заднего, это - с ковриков салона автомашины, а здесь - с обочины Минского шоссе, а это - с места происшествия...".

Присяжные недоуменно рассматривают давно высохшую грязь, подозревая в груде пакетиков раскрытую следствием тайну. Увы. Грязь, она и есть грязь. Никакой тайны. Прокурор зачитывает судебно-криминалистическую экспертизу, установившую, что "почвенные наслоения с колес и с ковриков из автомашины СААБ не происходят ни с места стоянки на Минском шоссе, ни с места взрыва".

Прокурор не унывает, смело движется вперёд, как ни в чём не бывало достаёт очередной вещдок - кассовый чек автозаправочной станции, изъятый из автомашины Квачкова: "Уважаемые присяжные заседатели, прошу вас соотнести схему места происшествия со схемой, изображенной на данном чеке".

Пока чек ходит по рукам присяжных и присяжные напрягают воображение, чтобы представить место происшествия, которого ни один из них отродясь не видел, прокурор успевает огласить почерковедческую экспертизу: "Буквы на чеке не принадлежат гражданам Квачкову, Яшину, Найденову".

Прокурор и этим обломом не смущен, он потрошит уже следующий пакет, из которого извлекает два предмета, разглядывает их внимательно и раздумчиво заключает: "Это, я так понимаю, кепка с волосами. А это шапка, обычная шапка".

Однако потрогать, в руках подержать шапку с кепкой присяжным не предлагают, тогда подсудимый Миронов просит: "Можно шапочку... примерить?".

Судья возражает: "Мерить нельзя, у нас не примерочная!".

Но шапку взять дозволила. Миронов внимательно ее изучает и с азартом первооткрывателя сообщает: "Можно обратить внимание присяжных, Ваша честь: здесь имеется дырка на шапке, что экспертизой не отмечено. Скорее всего, шапку съела моль в прокуратуре".

Судья прокуратуру в обиду и здесь не даёт: "Может, её износили до дыр".

Износили, так износили. С судьей не поспоришь. Хотя версию о моли, расплодившейся в Генеральной прокуратуре, разделило большинство присутствующих.

Прокурор подступает к самой увесистой массе вещдоков. Выгружает на стол пачку книг в фабричной упаковке и извещает присяжных: "Упаковка литературы: Борис Миронов. "Приговор убивающим Россию". Изъята из автомашины СААБ. 24 штуки".

В зале шорох. Ещё не ведая о том, что скажет сейчас прокурор присяжным, в зале понимают, что вот оно, вещественное доказательство того, почему на скамье подсудимых Иван Миронов. Мстят за отца, за его книги, обличающие власть.

Прокурор раздает книги присяжным заседателям, как учитель раздаёт новенькие учебники ученикам. Каждый присяжный получает по экземпляру, все углубляются в чтение. Кто-то рассматривает картину с Дмитрием Донским на обложке, кто-то - портрет автора на обороте.

Пока народные судьи читают и рассматривают, прокурор предупреждает их об угрозе, таящейся под обложкой: "Уважаемые присяжные заседатели, прошу обратить внимание на место издания данной литературы - город Каунас".

"Каунас" звучит сурово и обличительно, словно там ЦРУ или, по меньшей мере, Пентагон.

Судья встревожилась за политическую благонадежность присяжных, просит быстрее вернуть вещдоки: "Закончили смотреть, возвращайте. Все возвратили? Что, еще не дочитали?".

Много чего интересного предъявлял в этот день государственный обвинитель - образцы слюней на ватных тампонах, срезы ногтей в крохотных пакетиках, маленькую, белую нить, снятую с дерева на месте происшествия, смывы с рукоятки коробки передач автомашины СААБ, баллистическую экспертизу осветительного и сигнального патронов... И снова, не имея никакого отношения к подсудимым, вещдоки эти ничего не подтверждали и ничего не доказывали. Но они значились в деле как ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА. Воистину, если что и изгрызает моль в Генеральной прокуратуре, так это мозги следователей!

Вершиной доказательной базы обвинения стала "кепка с волосами" - так, стремясь к фактологической точности, охарактеризовал ее прокурор.

На кепке, найденной в машине Квачкова, действительно обнаружены волосы и еще пот. Волосы, как установили эксперты, не могли "происходить" ни с головы Яшина, ни с головы Квачкова, но чем-то они до боли напоминали экспертам волосы Найденова, поэтому "могли происходить" от него. А вот потеть в кепке, я цитирую прокурора, могло "не менее трех человек", так как на ней обнаружились биологические следы, отчасти схожие с биологическими следами подсудимых Квачкова, Яшина и Найденова, судя по образцам их крови. Нет, это не генетическая экспертиза, которая определяет причастность к потоотделению на 99,999 процентов. Это биологическая экспертиза, ее вероятность гораздо ниже, примерно четверть человечества можно обличить в отпотевании, да стоит ли с генетикой связываться, ведь речь идет лишь о причастности к кепке, найденной в машине, а не к покушению на Чубайса.

Присяжные ушли, так и не увидев, не услышав, не узнав в этот день ничего существенного, весомого и зримого, что хоть как-то бы связывало подсудимых с происшествием на Митькинском шоссе. Разочарованной смотрелась и сторона обвинения. Повысить настроение, сделать себе маленький подарок решился Шугаев, адвокат Чубайса, выступив с заявлением: "Уважаемый суд! Сегодня в присутствии присяжных заседателей подсудимый Миронов допустил высказывание, недопустимое в присутствии присяжных заседателей. Кроме того, его защитник Чепурная сделала мне замечание с целью сформировать обо мне негативное впечатление у присяжных. Прошу занести это заявление в протокол!".

Судья скептически оглядела Шугаева: "Не давайте повода, господин Шугаев. Вам не менее хорошо известно, что сидеть, развалившись на стуле, нехорошо".

Ни мало не смутившись, Шугаев горделиво вздёрнул голову: "У меня комплекция такая, Ваша честь. Меня даже в Интернете назвали боевым слоном! А вообще-то, - горько пожаловался он, - меня там ужасно оскорбляют, так описывают!". Шугаев страдальчески прикрыл глаза.

Судья философски улыбнулась: "Не одного Вас там описывают. И откуда только такой огромный словарный запас у людей берется".

На том завершился и литературный диспут, и судебное заседание в целом...

Президент Д.А. Медведев на днях снова заявил, что уголовные дела в России слишком долго рассматриваются в судах. И вправду, процесс по делу о покушении на Чубайса длится уже пять лет. Годы идут, люди теряют память, моль изгрызает шапки, носовые платки утрачивают клетчатость, слюни высыхают, записки выцветают, грязь с обочин превращается в пыль. А прокуроры и судьи, сменяя друг друга, все толкут и толкут эту воду в ступе, надеясь, сами не знают, на что.

Запрещённые буквы

Над классиком, определившим глаза зеркалом души человека, доморощенные наши следователи, прокуроры и судьи иронично, снисходительно посмеиваются, они давно определили и практикой проверили, что друг подозреваемого, обвиняемого, подсудимого – вот уж зеркало так зеркало души человека, ибо, по их убеждению, именно друзья являются самыми эффективными переносчиками информации о личной жизни подозреваемых и обвиняемых и ни одна деталь, ни одна черточка в биографии, характере, поступках подсудимого, представленная в бесхитростных повествованиях его друзей, не останется не истолкованной ими в духе причастности бедолаги к уголовному делу.

Вот потому и вызвало обвинение на судебный процесс по делу о покушении на Чубайса в качестве свидетеля Сергея Шкруднева, друга Александра Квачкова, без вести пропавшего 17 июля 2005 года, которого следователи упорно втискивают в сюжет так называемого покушения в качестве одного из участников.

В зал вошел коренастый тридцатипятилетний крепыш, встал к трибуне, ожидая допроса.

Прокурор завел обычную прелюдию: «Были ли Вы знакомы с Александром Квачковым, сыном подсудимого Владимира Квачкова?».

Шкруднев с ностальгической грустью: «Да, это мой друг, мы дружили лет с тринадцати».

Прокурор уточняет даты дружбы: «В 2004-2005 годах Вы поддерживали отношения?».

Шкруднев кивает: «Да, часто встречались, мы жили рядом».

Закончив ритуальное вступление, прокурор перешел к главному: «Вам Александр Квачков высказывал свои политические взгляды?».

Шкруднев поёжился, словно затылком почувствовал холодный сквознячок репрессий тридцать седьмого года: «Нет, таких бесед у нас не было».

Прокурор же, как истинный наследник дедушки Ежова и папаши Берии, с непроницаемым лицом продолжал: «Не наблюдали ли Вы в квартире Александра Квачкова какие-либо издания политического характера?».

Шкруднев, оказывается, наблюдал такие издания: «Один-два раза Саша зачитывал выдержки в связи с телевизионными передачами, которые мы смотрели».

С политической неблагонадежности прокурор перешел на быт: «На даче Квачкова Вы бывали в 2005 году?».

Шкруднев и этого отрицать не стал: «Да, бывал. Несколько раз мы там отдыхали, пили водку, привозили девушек».

Прокурор как клещами вцепился в девушек, словно в подрыве на Митькинском шоссе участвовали смертницы-шахидки: «Каких девушек?».

«Разных», - скромно пожал плечами свидетель.

«Опускаю тему девушек, - извинился за бестактность прокурор, - Ещё что на даче делали?»

Шкруднев улыбается, предаваясь воспоминаниям: «В бане парились».

Прокурор: «А на дачу как добирались?».

Шкруднев: «У Александра была «Волга», потом СААБ он брал у отца».

Хоть и извинился за бестактность прокурор, да зудит его женский вопрос, не даёт покоя прокурору, и он снова соскальзывает в наезженную им колею: «А девочек Вы где находили?».

Шкруднев, удивляясь искренней невинности прокурора, охотно принялся надиктовывать интересующие прокурора адреса: «Есть места. Кинотеатр «Минск», Можайское шоссе, Митино».

Лицо прокурора вмиг обрело пуританскую суровость: «Когда Вы последний раз видели Александра Квачкова?».

Шкруднев начинает подробно вспоминать: «В день, когда арестовали его отца, он пришел ко мне домой вечером, а я должен был ехать на Охотный ряд жену с работы встречать. Саша сказал, что поедет со мной. Он сказал, что у него арестовали отца, что в квартире у него находятся люди из милиции».

Прокурор нетерпеливо перебивает: «В каком он был состоянии?».

Шкруднев: «Он был достаточно спокоен, в руке у него была бутылка пива. Он на Охотном ряду в мой телефон вставил свою сим-карту, позвонил куда-то, немного расстроился, потом мы отъехали от Охотного ряда и он вышел».

Прокурор тоном, исключающим представления о неприличии подслушивать и пересказывать чужие телефонные разговоры: «С кем он говорил?».

Шкруднев простодушно: «По-моему, с Иваном».

Прокурор требовательно: «Опишите дачу. Был ли там порядок или беспорядок?».

Шкруднев: «Ну, это была не дача с евроремонтом, там старые вещи стояли».

Прокурор досадливо: «Я не о том. Знаете ли Вы слово «бардак»? Так вот: был ли там бардак?».

Шкруднев решительно: «Ну, нет, бардака там не было».

Прокурор пояснил, что в его понимании означает «бардак»: «Имелись ли там вещи, которые не должны находиться на даче, например, строительные материалы, инструменты разные?».

Шкруднев понял, наконец, новое значение «бардака» и ответил, приложив к этому понятию собственное обозначение: «Это был не сарай».

Пока зрители размышляли, почему на даче не могут находиться строительные материалы и инструменты, в то время как у всех они именно там и находятся, прокурор подкрался к кульминационному вопросу: «Приглашал ли вас Александр посетить дачу 15 марта 2005 года?».

Свидетель не стал отказываться: «Дня за два до события приглашал, но я не смог».

На этом прокурор иссяк, зато адвокат Чубайса Шугаев захлестнул свидетеля фонтаном вопросов.

Шугаев спрашивал, устрашая свидетеля и громадностью своей кучеподобной комплекции, и чеканностью обвинительных формулировок: «Высказывал ли Вам Александр Квачков какие-либо политические взгляды на президента России, на правительство России, на Анатолия Борисовича Чубайса, на евреев, на представителей неславянских национальностей?».

Шкруднев, похоже, ощутил себя в застенках лубянских подвалов и в ужасе прошептал: «Нет».

Шугаев не поверил, в глазках его сверкнул отблеск бериевского пенсне: «Предлагал ли Вам Александр Квачков вступать в какие-либо политические партии, в тройки боевиков с целью свержения политического строя?».

Шкруднев, кажется, в его словах явственно различил щелканье затвора расстрельной винтовки, но стойко, хоть и дрожаще отказался ещё раз: «Н-н-нет».

От политических взглядов Шугаев перешагнул к тесту на терроризм: «Имел ли Александр какие-либо навыки в подрывном деле?».

Шкруднев взмолился и… почти признался: «Не знаю, но… но думаю, если человек в армии служил, значит, что-то может делать».

Шугаев с видом охотника, поймавшего, наконец, добычу в силки, почил от трудов, обрушившись всей кучей своей массы на хлипкий стул.

Как ни странно, в тон Шугаеву - поклоннику традиций лубянских подвалов, оказались вопросы подсудимого Миронова: «Квачков Александр состоял в какой-либо политической структуре?».

Шкруднев покачал головой: «Нет, не знаю о таком».

Миронов: «Вы видели его когда-либо в майке с изображением Эрнесто Че Гевары?».

Шкруднев: «Не видел».

Миронов не отступает: «Александр Квачков когда-либо при Вас изготавливал коктейль Молотова или взрывное устройство?».

Шкруднев пугается: «Нет, не видел».

Вмешивается судья: «Вот Вы, Миронов, позиционируете себя, как аспирант, историк, подающий надежды ученый, и употребляете слова, которыми окрестили эту смесь вот те заграничные м-м-м, та, другая армия…».

Миронов удивлённо: «Это советская историческая классика, Ваша честь. Роман Фадеева «Молодая гвардия».

Судья не спорила. Миронов продолжал спрашивать: «С какой целью Александр Квачков пригласил Вас на дачу накануне 17 марта?».

Шкруднев бесхитростно: «Наверное, водки попить».

Миронов: «Александр не предупреждал Вас, что помимо распития спиртных напитков, Вам придется участвовать в расстреле бронированного кортежа Чубайса?».

Шкруднев ошарашенно: «Нет, не предупреждал».

Подсудимый Найденов дал свидетелю возможность перевести дух от политики: «Была ли военная форма у Александра в квартире и лицензия охранника?».

Шкруднев охотно: «Да, была, и форма была, и лицензия».

Найденов: «Известно ли Вам, оказывал ли Александр Квачков какие-либо услуги в частном порядке – пробивал номера, охранял кого-либо, вел за кем-либо наблюдение, ну, за чьим-то мужем, женой?».

Шкруднев задумался: «Он об этом не любил говорить, но я вспоминаю, что какие-то побочные заработки у него были».

Найденов: «Вы можете подробнее рассказать о его звонке 15-16 марта?».

Шкруднев: «Он меня приглашал на дачу отдохнуть, эсэмэску прислал «Я под Минском», но меня жена не отпустила».

Найденов живо: «Что означает на сленге молодежи Кунцева «быть под Минском»?

Шкруднев застенчиво: «Это точка, где собираются девочки. Ну, раньше они там стояли».

Найденов: «Вот 17 марта, когда Александр Квачков пришел к Вам с бутылкой пива, кроме пива, у него оружие, боеприпасы, маскхалаты были?».

Шкруднев категорически отмел военное снаряжение друга: «Нет, пустой был».

Найденов: «А после этого звонка на Охотном ряду как изменилось поведение Александра?».

Шкруднев: «Он заволновался, расстроился».

Снова подсудимый Миронов: «Какая зарплата была у Александра Квачкова?».

Шкруднев: «Сейчас не вспомню, но совсем небольшая».

Миронов: «Тогда на чьи средства Вы гуляли с девочками?».

Судья снимает вопрос по требованию целомудренного прокурора.

Миронов пытается переформулировать: «Кто оплачивал спиртные напитки, питание во время вашего отдыха?».

Прокурор снова требует снять вопрос, и судья привычно уже корит Миронова за неприличный вопрос: «Подсудимый, Вы сводите суд к такому мероприятию, когда в компании можно смеяться, шутить со своими однолетками».

Миронов вспыхивает: «Ваша честь, мне больше всех здесь не до шуток!».

Судья оставляет без внимания реплику Миронова и сама обращается к свидетелю: «Интересовались ли Вы у Александра, как он провел время «под Минском» в кавычках, учитывая тот факт, что на вашем сленге это означает «снять девочек»?

Шкруднев с возмущением возражает: «Нет! У нас это не означает «снять девочек», у нас это означает – встретиться у кинотеатра «Минск».

Судья: «Ну - встретиться! Ой, извините, я думала, у вас это называется – «снять девочек». Почему Вы решили, что он Вам назначает встречу у кинотеатра «Минск»?

Шкруднев ей растолковывает: «Человек пишет, что находится под «Минском», сидит, с кем-то отдыхает. Я приехать не смог, и все».

Кажется, друг Александра Квачкова искренне и подробно рассказал все, что знал, и даже все, что только предполагал. Но прокурор, не удовлетворенный показаниями свидетеля, требует огласить его допрос на следствии. Оглашение разрешено. Вот что рассказывал Шкруднев пять лет назад на следствии: «Я заметил, что Александр стал интересоваться политикой, это связано с тем, что он стал сильно общаться со своим отцом. Отец его Владимир Квачков имел такие взгляды, они заключались в том, что Россию разворовали, что в этом виноваты жиды. Причём жиды – это не лица еврейской национальности, а те, кто грабит и разворовывает Россию. В квартире Александра я видел книги Бориса Миронова. Александр зачитывал отрывки из них. 17 марта он пришел ко мне на квартиру, сказал, что его отец арестован и это связано с покушением на Чубайса. Он позвонил с моего телефона на Охотном ряду Ивану или Игорю, я не понял, а потом простился со мной и вышел из машины».

Прокурор закончил чтение и подчеркнул противоречие: «Вы указали, что он политикой не интересовался, а раньше говорили, что он перенял взгляды от отца?».

Шкруднев пожал плечами: «Я уже забыл».

Миронов: «Вы не помните, кого конкретно называл жидами Александр Квачков?».

Шкруднев: «Не Александр, а Владимир».

Адвокат Першин тут же уточняет: «Вот это вот, что Владимир Квачков называл кого-то жидами, это в Вашем присутствии происходило?».

Шкруднев замялся: «Ну, я сейчас не уверен, что это было. Может, я сам слышал, может, Александр мне говорил».

Судья морщится: «Я вопрос сниму. То, что записано в протоколе, – это слова того, кого допрашивают. А в данном процессе вопросы задает профессиональный юрист, и задавать вопросы в нецензурной, некорректной или оскорбительной форме – это недопустимо».

Першин пытается отстоять вопрос: «Ваша честь, это относится к обстоятельствам дела».

Судья несговорчива: «Но это не означает, что профессиональный юрист должен повторять слова, которые говорит свидетель. Я предупреждаю Вас о недопустимости нарушения порядка в судебном заседании».

Першин встает: «Возражаю. Прокурор зачитывал те же самые слова, оглашая протокол. Вы тогда запретите прокурору употреблять эти слова».

Судья грудью встает на защиту коллеги: «Прокурор читает то, что записано, и автором этих слов является свидетель, и это не означает, что это должен повторять адвокат».

Тогда Першин перекраивает свой вопрос: «Скажите, пожалуйста, кого имел в виду Квачков, называя слово на букву «жэ», которое говорить здесь нельзя?».

Зал разулыбался. Слишком много пикантного подпадает под букву «жэ».

Прокурор: «Ваша честь, я прошу снять данный вопрос, поскольку в протоколе записано четко и ясно, кого называли словом на букву «жэ».

Судья: «Я вопрос снимаю как поставленный некорректно».

Першин пытается разминуться с этой проклятой «жэ»: «Все-таки кого Квачков имел в виду под этим словом? Я даже буквы не буду называть».

Судья не воспринимает и эзопов язык: «Ваш вопрос судом был снят и будет снят в этом виде тоже».

Преодолеть цензурные рогатки судьи попытался Миронов: «Употребляя слово, Квачков мог цитировать Гоголя, Пушкина или Достоевского?».

Шкруднев обрадованно: «Мог-мог!».

Судья запоздало: «Вопрос снимается как не относящийся к свидетелю. Спросите об этом Гоголя, Пушкина, Достоевского».

Кажется, Миронову интересна такая перспектива: «Будем вызывать, Ваша честь?».

Судья ворчит: «Миронов, Вы кого угодно можете вызывать».

Добродушие судьи явно не по нутру адвокату Чубайса Шугаеву, он вопрошает с обвинительной суровостью: «Квачков-старший когда-либо предлагал Вам поехать в Подмосковье пострелять из автоматического оружия?».

Шкруднев энергично мотает головой: «Да нет же, нет!».

Прокурор начинает зачитывать СМС-сообщения, которые Александр Квачков присылал своему другу Шкрудневу 15, 16, 17 марта 2005 года, и тут же, деликатно откашлявшись, оговаривается: «Вот сейчас я вынужден сделать заявление, Ваша честь, поскольку закон требует от меня оглашать документ в том виде, в каком он имеется в материалах уголовного дела. Но в нём имеется нецензурное выражение. Это слово всем понятно, и на просторечии оно означает девиц легкого поведения. Поэтому я их так и назову вместо того самого нецензурного выражения. Я думаю, это всем будет понятно».

За спиной прокурора кто-то тихо уточняет: «Слово на букву «б»?

Судья чутка, как ночная птица: «Миронов, любитель Вы букв!».

Встаёт адвокат Закалюжный: «Это я, Ваша честь».

Судья ахает: «Я не ожидала!».

Закалюжный никак не понимает безнравственности своего поступка: «А что это Вы не ожидали?».

Миронов возмущенно: «А от меня Вы это ожидали! Да, Ваша честь?!».

По залу прокатывается с трудом сдерживаемый смех.

Закалюжный продолжает борьбу за гласность: «Это цензурное слово, по-моему».

Судья продолжает бороться за нравственную чистоту аудитории: «Господин Закалюжный побеспокоился, что вдруг кто-нибудь не поймет, на какую букву это слово начинается».

Прокурор зачитывает первую СМС-ку от 15 марта: «В Минске девицы легкого поведения – 700 рублей». Он тоже не выдерживает, фыркает, представив себе прейскурант цен.

Зал открыто веселится, а прокурор с гримасой страдания, изо всех сил стараясь сохранить похоронную серьезность, продолжает читать сообщение от 16 марта: «Я под Минском 17 вечером или 18 утром». Почти всхлипывая, зачитывает еще: «Ну, ты чего?», «Приезжай, я один до утра», не выдерживает, фыркает и просит объявить технический перерыв, наверное, чтобы отсмеяться.

После короткого перерыва последний штрих заседания – оглашение детализации телефонных переговоров Александра Квачкова с 1 марта по 17 марта стал мучительной пыткой для всех присутствующих. Никто в детализации ничего не понимал. Назывались только номера телефонов, с которыми связывался Александр Квачков, время звонков и место, где находился абонент. Кто были эти люди – родные? близкие? друзья или знакомые девушки из-под «Минска»? а может, предполагаемые подельники Александра? – никто из присутствующих понять не мог, как никто не мог предположить, что доказывает вся эта длиннющая распечатка телефонных звонков, кроме того, что эти звонки были. Ни содержание разговоров, ни смысл отношений между звонившими неизвестны никому, в том числе творцам этого уголовного дела.

Сон клонил головы зрителей, с дремотой дружно боролись присяжные и адвокаты, лишь судья недреманным оком взирала на зал со своего председательского места. Этой монументальной картиной позвольте мне завершить свое повествование, задавшись напоследок резонным вопросом: всмотрелся суд и нам дал глянуть в зеркало души Александра Квачкова, допросив его друга Сергея Шкруднева, и что же увидел там суд? Увидел жизнь современного холостяка, не очень обременённого нравственностью и моралью, и уж точно не увидел там ни боевика, ни политика, способного на участие в покушении на кого бы то ни было.

Любовь КРАСНОКУТСКАЯ, Информагентство СЛАВИА

(Продолжение следует)

УЖЕ ПРЕВРАТИЛОСЬ

Не думаю, что надо как-то обращать внимание на явно неправовое решение.

Последнее время два дня в неделю нахожусь в судах. Первое время возмущался, потом понял, что суд судит по ему одному известному закону. Что это за закон – это большая тайна, на которую ни председатель суда, ни председатель вышестоящего суда отвечать не желают. Если выложить в Интернете всё, что пишут эти нелюди в мантиях, никто не поверит, что это написано судьями. Буквально вчера передо мной на судебной коллегии выступал молодой человек, выступал блестяще, при общем даунизме его выступление вселяет оптимизм, что еще не все потеряно – великолепное знание закона, безупречная логика в построении выводов. Сидим, общаемся, он говорит, что приведенные им факты не будут восприняты коллегией. Спрашиваю почему, ведь налицо подлог и служебное преступление ментов, на что он с горечью отвечает: они судят не по закону, по своей внутренней испорченности. Он оказался прав.

Так что налицо захват судейских услуг организованным преступным сообществом, которое, сговорившись псевдозаконными пленумами и постановлениями Верховного суда, отбрасывает имеющиеся законы различными демагогическими подзаконными актами. Сравните, например, УПК РФ и постановление Верховного суда по правоприменительной практике или как данный правовой акт применяется на уровне региональных судов - волосы дыбом встают от подобного применения!!! Я понимаю, что много претензий и к Конституции и ГК РФ и УК РФ, но, черт подери, уверяю вас, если бы всё это чванливое сообщество хотя бы на 10 процентов придерживалось пусть пока несовершенных, но все-таки законов, подобного правового беспредела не было бы!!

Когда здесь я поднял вопрос, что постановление Верховного суда о том, что подследственный имеет право ВРАТЬ, дискуссия не получила развития, а ведь в Конституции, на что сослался Верховный суд, нет слова лгать и врать. Отрицание морально - нравственных норм ведет к РАБСТВУ. Многие на своей шкуре это уже почувствовали. Такой суд, который есть в России на данном историческом этапе, должен быть не просто разогнан, он должен быть ликвидирован как особо опасное антигосударственное учреждение, деятельность которого направлена на разжигание ненависти всех ко всем и на уничтожение государства. Все истоки и первооснова коррупции заложены существующей судебной системой, не думаю, что руководители государства этого не понимают. Если не понимают - на Олимпе им не место.

Они все понимают, и эта людоедская система поддерживается сверхвысокими зарплатами недаром, подобным образом человек может до конца жизни искать правду и так ее и не найти. Так что не отчаивайтесь, еще один опыт показал, что институты данного государства не служат народу, т.е. данная конструкция не является демократической, по сути своей деятельности она преступна, потому что не может обеспечить самого простого и элементарного - выполнения принципа справедливости и законности. Вывод из этого следующий: гражданин Медведев, Вы плохо выполняете свои конституционные обязанности, никакого инновационного государства с такой судебной системой не построить, скорее всего, государство превратится в нечто несуразное, вернее, уже превратилось.

Виктор,

http://forum.msk.ru/material/society/1497634.html?pf=2

ИСТОРИЯ

ОПЕРАЦИЯ «НЕМЫСЛИМОЕ»

События и факты, обсуждаемые в этой статье, кажутся невероятными. В них действительно трудно поверить, как трудно поверить нормальному человеку в возможность предательства того, кого он считал союзником и другом. И тем не менее это было. Долгое время эта информация держалась в секрете и только сейчас она становится доступна. Речь пойдет о плане внезапного нападения на СССР летом 1945 года, разработанном союзниками, плане, который был сорван практически в последний момент.

Третья мировая война должна была начаться 1 июля 1945 года внезапным ударом объединенных сил ангосаксов по советским войскам... Сейчас это мало кто знает, так же и то, каким образом Сталин сумел сорвать планы «вероятных союзников», почему мы вынуждены были спешно брать Берлин, против кого английские инструктора в апреле 45-го тренировали нерасформированные дивизии немцев, сдавшиеся им в плен, почему был с нечеловеческой жестокостью уничтожен Дрезден в феврале 1945-го и кого именно англосаксы хотели этим запугать.

По официальным моделям истории позднего СССР истинные причины этого не объяснялись в школах - тогда шла «борьба за мир», уже вызревало в верхах «новое мЫшление» и легенда о «честных союзниках – США и Великобритании» всячески приветствовалась. Да и документов тогда было опубликовано немного – этот период скрывали по многим причинам. В последние годы англичане стали частично открывать архивы того периода, опасаться некого – СССР уже нет.

В начале апреля 1945 г. перед самым окончанием Великой Отечественной У. Черчилль, премьер-министр нашего союзника Великобритании, отдал приказ начальникам своих штабов о разработке операции внезапного удара по СССР - операции «Немыслимое». Он был ему предоставлен 22 мая 1945 года на 29 страницах. 

Согласно этому плану, нападение на СССР должно было начаться, следуя принципам Гитлера - внезапным ударом. 1 июля 1945 года 47 английских и американских дивизий без всякого объявления войны должны были нанести сокрушительный удар не ожидавшим такой беспредельной подлости от союзников наивным русским. Удар должны были поддержать 10-12 немецких дивизий, которых «союзники» держали нерасформированными в Шлезвиг-Гольштейне и в южной Дании, их ежедневно тренировали британские инструктора: готовили к войне против СССР. По идее, должна была начаться война объединенных сил Западной цивилизации против России - впоследствии в «крестовом походе» должны были участвовать и другие страны, например, Польша, затем Венгрия... Война должна была привести к полному разгрому и капитуляции СССР. Конечная цель была закончить войну примерно там же, где планировал ее закончить Гитлер по плану «Барбаросса» - на рубеже Архангельск-Сталинград.

Англосаксы готовились сломить нас террором - изуверским уничтожением крупных советских городов: Москвы, Ленинграда, Владивостока, Мурманска и др. сокрушительными ударами волн «летающих крепостей». Несколько миллионов русских людей должны были погибнуть в отработанных до мелочей «огненных смерчах». Так были уничтожены Гамбург, Дрезден, Токио... Теперь это готовились сделать с нами с союзниками. Обычное дело: самое гнусное предательство, крайняя подлость и изуверская жестокость - визитная карточка Западной Цивилизации и особенно англосаксов, истребивших столько людей, сколько ни один народ в человеческой истории.

Однако 29 июня 1945 года, за день до планируемого начала войны Красная Армия внезапно для коварного врага неожиданно изменила свою дислокацию. Это было решающей гирей, сдвинувшей чашу весов истории - приказ войскам англосаксов отдан не был. До этого взятие считавшегося неприступным Берлина показало мощь Советской Армии, и военные эксперты врага склонялись к тому, чтобы отменить нападение на СССР. К счастью, у руля СССР стоял Сталин.

Военно-морские силы Великобритании и США тогда имели абсолютное превосходство над ВМФ СССР: по миноносцам в 19 раз, по линкорам и большим крейсерам - в 9 раз, по подводным лодкам - в 2 раза. Свыше сотни авианесущих кораблей и несколько тысяч единиц палубной авиации самолетов против нуля со стороны СССР. «Вероятный союзник» располагал четырьмя воздушными армиями тяжелых бомбардировщиков, которые могли наносить сокрушительные удары. Советская дальняя бомбардировочная авиация была несравненно более слабой.

В апреле 1945 союзники представляли наши войска измотанными и истощенными, а боевую технику - до предела изношенной. Их военные специалисты оказались сильно удивлены мощью Советской Армии, которую она продемонстрировала при взятии Берлина, считавшегося ими неприступным. Не вызывает сомнений верность вывода крупного историка В. Фалина - решение Сталина о штурме Берлина в середине апреля 1945 предотвратило третью мировую войну. Это подтверждается недавно рассекреченными документами. В противном случае Берлин был бы без боя сдан «союзникам», а объединенные силы всей Европы и Северной Америки обрушились бы на СССР.

Даже после взятия Берлина планы предательского удара продолжали разрабатываться полным ходом. Остановила их только то, что они поняли: их планы вскрыты, а расчёты стратегов показывали, что без внезапного удара сломить СССР не удастся. Была еще одна важная причина, по которой американцы возражали британцам - им нужно было, чтобы СССР сокрушил Квантунскую армию на Дальнем Востоке, без чего победа США над Японией своими силами была под вопросом.

Сталин не имел возможности предотвратить Вторую Мировую войну, но сумел предотвратить третью. Ситуация был крайне серьезной, но СССР опять выиграл, не дрогнув.

Сейчас на Западе пытаются представить план Черчилля «ответом» на «советскую угрозу», на попытку Сталина захватить всю Европу.

«Имелись ли в то время у советского руководства планы наступления до берегов Атлантики и захвата Британских островов? На этот вопрос следует ответить отрицательно. Подтверждением тому является принятый СССР 23 июня 1945 г. закон о демобилизации армии и флота, последовательный перевод их на штаты мирного времени. Демобилизация началась 5 июля 1945 г. и завершилась в 1948 г. Армия и флот были сокращены с 11 млн. до менее 3 млн. чел., упразднен Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования. Количество военных округов в 1945–1946 гг. уменьшилось с 33 до 21. Значительно сократилось количество войск в Восточной Германии, Польше и Румынии. В сентябре 1945 г. советские войска были выведены из Северной Норвегии, в ноябре из Чехословакии, в апреле 1946 г. с острова Борнхольм (Дания), в декабре 1947 г. – из Болгарии...

Знало ли советское руководство о британских планах войны против СССР? На этот вопрос, пожалуй, можно ответить утвердительно... Косвенно подтверждает это и видный знаток истории советских вооруженных сил профессор Эдинбургского университета Д. Эриксон. По его мнению, план Черчилля помогает объяснить, «почему маршал Жуков неожиданно решил в июне 1945 г. перегруппировать свои силы, получил из Москвы приказ укрепить оборону и детально изучить дислокацию войск западных союзников. Теперь причины понятны: очевидно, план Черчилля стал заблаговременно известен Москве и сталинский Генштаб принял соответствующие меры противодействия» (О.А. Ржешевский «Военно-исторические исследования»).

Краткая «выжимка» из материалов интервью с нашим крупнейшим экспертом по данному вопросу доктором исторических наук Валентином Фалиным:

Трудно сыскать в истекшем веке политика, равного Черчиллю по способности сбивать с толку чужих и своих. Но особенно преуспел будущий сэр Уинстон по части фарисейства и интриг в отношении Советского Союза. В посланиях на имя Сталина он «молился, чтобы англо-советский союз был источником многих благ для обеих стран, для Объединенных Наций и для всего мира», желал «полной удачи благородному предприятию». Имелось ввиду широкое наступление Красной Армии по всему Восточному фронту в январе 1945 года, спешно готовившееся в ответ на мольбу Вашингтона и Лондона оказать помощь союзникам, попавшим в кризисное положение в Арденнах и Эльзасе. Но это на словах. А на деле Черчилль считал себя свободным от каких-либо обязательств перед Советским Союзом.

Именно тогда Черчилль отдал приказы складировать трофейное немецкое оружие с прицелом на возможное его использование против СССР, размещая сдававшихся в плен солдат и офицеров вермахта подивизионно в земле Шлезвиг-Гольштейн и в Южной Дании. Затем прояснится общий смысл затевавшейся британским лидером коварной затеи. Англичане брали под свое покровительство немецкие части, которые сдавались без сопротивления, отправляли их в Южную Данию и Шлезвиг-Гольштейн. Всего там было размещено около 15 немецких дивизий. Оружие складировали, а личный состав тренировали для будущих схваток. В конце марта-начале апреля Черчилль отдает своим штабам приказ: готовить операцию “Немыслимое” — с участием США, Англии, Канады, польских корпусов и 10—12 немецких дивизий начать боевые действия против СССР. Третья мировая война должна была грянуть 1 июля 1945 года.

В их плане было четко прописано: советские войска на этот момент будут истощены, техника, участвовавшая в боевых действиях в Европе, - изношена, продуктовые запасы и медикаменты подойдут к концу. Поэтому не составит труда отбросить их к довоенным границам и заставить Сталина уйти в отставку. Нас ждали смена государственного строя и раскол СССР. В качестве меры запугивания - бомбежка городов, в частности, Москвы. Ее, по планам англичан, ждала судьба Дрездена, который союзническая авиация, как известно, срoвняла с землей.

Американский генерал Паттон - командующий танковыми армиями прямо заявлял, что не планирует останавливаться на демаркационной линии вдоль Эльбы, согласованной в Ялте, а идти дальше. На Польшу, оттуда на Украину и Белоруссию - и так до Сталинграда. И закончить войну там, где ее не успел и не смог закончить Гитлер. Нас он называл не иначе, как «наследники Чингисхана, которых нужно изгнать из Европы». После окончания войны Паттона назначили губернатором Баварии, а вскоре сняли с поста за симпатии нацистам.

Лондон долго отрицал существование такого плана, но несколько лет назад англичане рассекретили часть своих архивов, и среди документов оказались бумаги, касающиеся плана “Немыслимое”. Тут уж отмежеваться некуда...

Подчеркну, это не спекуляция, не гипотеза, но констатация факта, у которого есть имя собственное. В ней должны были принять участие американские, британские, канадские силы, польский экспедиционный корпус и 10-12 немецких дивизий. Тех самых, что держали нерасформированными, их месяц до этого натаскивали английские инструктора.

Эйзенхауэр в своих воспоминаниях признает, что Второго фронта уже в конце февраля 1945-го практически не существовало: немцы откатывались к востоку без сопротивления. Тактика немцев состояла в следующем: удерживать, насколько возможно, позиции вдоль всей линии советско-германского противоборства до тех пор, пока виртуальный Западный и реальный Восточный фронт не сомкнутся, и американские и британские войска как бы примут от соединений Вермахта эстафету в отражении «советской угрозы», нависшей над Европой.

Черчилль в это время в переписке, телефонных разговорах с Рузвельтом пытается убедить его во что бы то ни стало остановить русских, не пускать их в Центральную Европу. Это объясняет значение, которое к тому времени приобрело взятие Берлина.

Уместно сказать, что западные союзники могли продвигаться на восток несколько быстрее, чем у них получалось, если бы штабы Монтгомери, Эйзенхауэра и Александера (итальянский театр военных действий) качественнее планировали свои действия, грамотнее осуществляли координацию сил и средств, меньше тратили времени на внутренние дрязги и поиск общего знаменателя. Вашингтон, пока был жив Рузвельт, по разным мотивам не спешил ставить крест на сотрудничестве с Москвой. А для Черчилля «советский мавр сделал свое дело, и его следовало удалить».

Вспомним, Ялта закончилась 11 февраля. В первой половине 12 февраля гости улетели по домам. В Крыму, между прочим, было условлено, что авиация трех держав будет в своих операциях придерживаться определенных линий разграничения. А в ночь с 12 на 13 февраля бомбардировщики западных союзников стерли с лица земли Дрезден, затем прошлись по основным предприятиям в Словакии, в будущей советской зоне оккупации Германии, чтобы заводы не достались нам целыми. В 1941 году Сталин предлагал англичанам и американцам разбомбить, используя крымские аэродромы, нефтепромыслы в Плоешти. Нет, их тогда трогать не стали. Они подверглись налетам в 1944 году, когда к главному центру нефтедобычи, всю войну снабжавшему Германию горючим, приблизились советские войска.

Одной из главных целей налетов на Дрезден были мосты через Эльбу. Действовала черчиллевская установка, которую разделяли и американцы, задержать Красную Армию как можно дальше на Востоке. В инструктаже перед вылетом британских экипажей говорилось: нужно наглядно продемонстрировать Советам возможности союзнической бомбардировочной авиации. Вот и демонстрировали. Причем не единожды. В апреле сорок пятого накрыли бомбами Потсдам. Уничтожили Ораниенбург. Нас оповестили - летчики ошиблись. Вроде бы целились в Цоссен, где размещалась штаб-квартира немецких ВВС. Классическое «отвлекающее заявление», которым не было числа. Ораниенбург бомбили по приказу Маршалла и Леги, ибо там находились лаборатории, работавшие с ураном. Чтобы ни лаборатории, ни персонал, ни оборудование, ни материалы не попали в наши руки, все обратили в пыль.

Почему же советское руководство пошло на великие жертвы буквально на финише войны, имелся ли простор для выбора? Помимо насущных военных задач надо было решать политические и стратегические ребусы на перспективу, в том числе и возводить препоны запланированной Черчиллем авантюре.

Предпринимались попытки повлиять на партнеров добрым примером. Со слов Владимира Семенова, советского дипломата, мне известно следующее. Сталин пригласил к себе Андрея Смирнова, бывшего тогда заведующим 3-м Европейским отделом МИД СССР и по совместительству министром иностранных дел РСФСР, для обсуждения, при участии Семенова, вариантов действий на отведенных под советский контроль территориях.

Смирнов доложил, что наши войска, преследуя противника, вышли за пределы демаркационных линий в Австрии, как они были согласованы в Ялте, и предложил де-факто застолбить наши новые позиции в ожидании, как будут вести себя США в сходных ситуациях. Сталин прервал его и сказал: «Неправильно. Пишите телеграмму союзным державам». И продиктовал: «Советские войска, преследуя части вермахта, вынуждены были переступить линию, ранее согласованную между нами. Настоящим хочу подтвердить, что по окончании военных действий советская сторона отведет свои войска в пределы установленных зон оккупации».

12 апреля посольство США, государственные и военные учреждения получили инструкцию Трумэна: все документы, подписанные Рузвельтом, исполнению не подлежат. Затем последовала команда ужесточить позицию по отношению к Советскому Союзу. 23 апреля Трумэн проводит в Белом доме заседание, где заявляет: “Хватит, мы не заинтересованы больше в союзе с русскими, а стало быть, можем и не выполнять договоренностей с ними. Проблему Японии решим и без помощи русских”. Он задался целью “сделать Ялтинские соглашения как бы не существовавшими”.

Трумэн был близок к тому, чтобы объявить о разрыве сотрудничества с Москвой во всеуслышание. Против Трумэна буквально восстали военные, за исключением генерала Паттона, командовавшего бронетанковыми войсками США. Кстати, военные сорвали и план “Немыслимое”. Они были заинтересованы во вступлении Советского Союза в войну с Японией. Их аргументы Трумэну: если СССР не выступит на стороне США, то японцы перебросят на острова миллионную Квантунскую армию и будут сражаться с таким же фанатизмом, как это было на Окинаве. В итоге американцы потеряют только убитыми от одного до двух миллионов человек

К тому же американцы на тот момент еще не испытали ядерную бомбу. Да и общественное мнение в Штатах не поняло бы такого предательства. Граждане Америки тогда в основном сочувствовали Советскому Союзу. Они видели, какие мы несем потери ради общей победы над Гитлером. В итоге, по свидетельству очевидцев, Трумэн немного поломался и согласился с доводами своих военспецов. “Хорошо, раз вы так считаете, что они должны нам помочь с Японией, пусть помогают, но мы с ними на этом кончаем дружбу”, — заключает Трумэн. Отсюда такой жесткий разговор с Молотовым, который недоумевал, что вдруг случилось. Трумэн тут уже опирался на атомную бомбу.

Кроме того, американские военные, как, впрочем, и их британские коллеги, полагали, что развязать войну с Советским Союзом проще, чем успешно закончить ее. Риск казался им слишком большим - штурм Берлина произвел отрезвляющее впечатление на англичан. Заключение начальников штабов британских войск было однозначным: блицкрига против русских не выйдет, а втягиваться в затяжную войну они не рискнули.

Итак, позиции военных США - первая причина. Вторая - Берлинская операция. Третья - сами британские военачальники были против реализации этого плана, ибо Советский Союз, как они убедились, был слишком силен.

Заметьте, США не только не приглашали Англию участвовать в этой войне, они выдавливали ее из Азии. По соглашению 1942 года линия ответственности США не ограничилась Сингапуром, а касалась также Китая, Австралии, Новой Зеландии.

Сталин, а это был крупный аналитик, сведя все воедино, сказал: “Вы показываете, что может ваша авиация, а я вам покажу, что мы можем на земле”. Он продемонстрировал ударную огневую мощь наших Вооруженных сил для того, чтобы ни у Черчилля, ни у Эйзенхауэра, ни у Маршалла, ни у Паттона, ни у кого другого не появлялось желание воевать с СССР. За решимостью советской стороны взять Берлин и выйти на линии разграничения, как они были обозначены в Ялте, стояла архиважная задача — предотвратить авантюру британского лидера с осуществлением плана “Немыслимое”, то есть перерастание Второй мировой войны в Третью. Случись это - жертв было бы в тысячи и тысячи раз больше!

Оправданы ли были столь высокие жертвы ради взятия Берлина под наш контроль? После того, как довелось в полном объеме прочитать подлинные британские документы - они были рассекречены 5-6 лет назад, - когда я сопоставил содержащиеся в этих документах сведения с данными, с которыми по долгу службы приходилось знакомиться еще в 50-х годах, многое расставилось по своим местам и часть сомнений отпала. Если угодно, Берлинская операция явилась реакцией на план «Немыслимое», подвиг наших солдат и офицеров при ее проведении был предупреждением Черчиллю и его единомышленникам.

Политический сценарий Берлинской операции принадлежал Сталину. Авторами её военной составляющей были Генеральный штаб и командование 1-го Белорусского фронта.

Вермахт намеревался устроить на улицах Берлина второй Сталинград. Теперь уже на реке Шпрее. Установление контроля над городом являлось сложнейшей задачей. На подступах к Берлину мало было преодолеть Зееловские высоты, прорвать с тяжелыми потерями семь линий, оборудованных для долговременной обороны. На окраинах столицы рейха и на главных городских магистралях немцы закапывали танки, превращая их в бронированные доты. Когда наши части вышли, к примеру, на Франкфуртер-аллее, улица вела прямиком к центру, их встретил шквальный огонь, опять же стоивший нам многих жизней...

Когда я обо всем этом думаю, у меня до сих пор свербит на сердце - не лучше ли было замкнуть кольцо вокруг Берлина и подождать, пока он не сдастся сам? Так ли обязательно было водружать флаг на рейхстаг, будь он проклят? При взятии этого здания полегли сотни наших солдат.

Сталин настоял на проведении Берлинской операции. Он хотел показать показать инициаторам «Немыслимого» огневую и ударную мощь советских вооружённых сил. С намеком: исход войны решается не в воздухе и на море, а на земле.

Несомненно одно. Сражение за Берлин отрезвило многие лихие головы и тем самым выполнило свое политическое, психологическое и военное назначение. А голов на Западе, одурманенных сравнительно легким по весне сорок пятого года успехом, было хоть отбавляй. Вот одна из них - американский танковый генерал Паттон. Он истерически требовал не останавливаться на Эльбе, а, не мешкая, двигать войска США через Польшу и Украину к Сталинграду, дабы закончить войну там, где потерпел поражение Гитлер. Сей Паттон нас с вами называл «потомками Чингисхана». Черчилль, в свою очередь, тоже не отличался щепетильностью в выражениях. Советские люди шли у него за «варваров» и «диких обезьян». Короче, «теория недочеловеков» не была немецкой монополией.

Штурм Берлина, водружение знамени Победы над Рейхстагом были, конечно же, не только символом или финальным аккордом войны. И меньше всего пропагандой. Для армии являлось делом принципа войти в логово врага и тем обозначить окончание самой трудной в русской истории войны. Отсюда, из Берлина, считали бойцы, выполз фашистский зверь, принесший неизмеримое горе советскому народу, народам Европы, всему миру. Красная Армия пришла туда для того, чтобы начать новую главу и в нашей истории, и в истории самой Германии, в истории человечества...

Вникнем в документы, что по поручению Сталина готовились весной сорок пятого - в марте, апреле и мае. Объективный исследователь убедится: не чувство мести определяло намечавшийся курс Советского Союза. Руководство страны предписывало обращаться с Германией, как с государством, потерпевшим поражение, с немецким народом, как ответственным за развязывание войны. Но... никто не собирался превращать их поражение в наказание без срока давности и без срока на достойное будущее. Сталин реализовывал выдвинутый еще в сорок первом году тезис: гитлеры приходят и уходят, а Германия, немецкий народ останутся.

Естественно, надо было заставить немцев вносить свою лепту в восстановление «выжженной земли», которую они оставили после себя на оккупированных территориях. Для полного возмещения потерь и ущерба, причиненного нашей стране, не хватало всего национального богатства Германии. Взять столько, сколько удастся, не вешая себе на шею жизнеобеспечение самих немцев, «понаграбить побольше» - таким не слишком дипломатическим языком Сталин ориентировал подчиненных в вопросе о репарациях. Ни один гвоздь не был лишним, дабы поднять из руин Украину, Белоруссию, Центральные области России. Более четырех пятых производственных мощностей там было разрушено. Более трети населения лишилось жилья. Немцы взорвали, завернули в штопор 80 тысяч километров рельсового пути, даже шпалы переломали. Все мосты обрушили. А 80 тысяч км - это больше, чем все железные дороги Германии перед Второй мировой войной вместе взятые. Советскому командованию вместе с тем давались твердые указания пресекать безобразия - спутники всех войн - по отношению к мирному населению, особенно к его женской половине и детям. Насильники подлежали суду военного трибунала. Все это было.

Одновременно Москва требовала строго карать любые вылазки, диверсии «недобитых и неисправимых», которые могли произойти в поверженном Берлине и на территории советской оккупационной зоны. Желающих стрелять в спину победителям было не так уж и мало. Берлин пал 2 мая, а «местные бои» закончились в нем десятью днями спустя. Иван Иванович Зайцев, он работал в нашем посольстве в Бонне, рассказывал мне, что «ему всегда больше всех «везло». Война кончилась 9 мая, а он в Берлине воевал до 11-го. В Берлине сопротивление советским войскам оказывали эсэсовские части из 15 государств. Там действовали наряду с немцами норвежские, датские, бельгийские, голландские, люксембургские и чёрт знает какие ещё нацисты...

Хотелось бы коснуться того, как союзники хотели украсть у нас День Победы, приняв 7 мая в Реймсе капитуляцию немцев. Эта по сути сепаратная сделка вписывалась в план «Немыслимое». Нужно, чтобы немцы капитулировали только перед западными союзниками и смогли участвовать в Третьей мировой войне. Преемник Гитлера Дёниц в это время заявил: “Мы прекратим войну перед Англией и США, которая потеряла смысл, но по-прежнему продолжим войну с Советским Союзом”. Капитуляция в Реймсе фактически была детищем Черчилля и Дёница. Соглашение о капитуляции было подписано 7 мая в 2 часа 45 минут.

Нам стоило огромных трудов вынудить Трумэна пойти на подтверждение капитуляции в Берлине, точнее, в Карлхорсте 9 мая с участием СССР и союзников, договориться о Дне Победы 9 мая, ибо Черчилль настаивал: считать днем окончания войны 7 мая. Кстати, в Реймсе произошел еще один подлог. Текст соглашения о безоговорочной капитуляции Германии перед союзниками утвердила Ялтинская конференция, его скрепили своими подписями Рузвельт, Черчилль и Сталин. Но американцы сделали вид, что забыли о существовании документа, который, кстати, лежал в сейфе начальника штаба Эйзенхауэра Смита. Окружение Эйзенхауэра под руководством Смита составило новый документ, “очищенный” от нежелательных для союзников ялтинских положений. При этом документ был подписан генералом Смитом от имени союзников, а Советский Союз даже не упоминался, будто не участвовал в войне. Вот такой спектакль разыгрался в Реймсе. Документ о капитуляции в Реймсе передали немцам раньше, чем его послали в Москву.

Эйзенхауэр и Монтгомери отказались участвовать в совместном параде Победы в бывшей столице рейха. Они вместе с Жуковым должны были принимать этот парад. Задуманный парад Победы в Берлине все-таки состоялся, но его принимал один маршал Жуков. Это было в июле сорок пятого. А в Москве Парад Победы состоялся, как известно, 24 июня.

Смерть Рузвельта обернулась почти молниеносной сменой вех в американской политике. В своем последнем послании к конгрессу США (25 марта 1945 г.) президент предупреждал: либо американцы возьмут на себя ответственность за международное сотрудничество - в выполнении решений Тегерана и Ялты, - либо они будут нести ответственность за новый мировой конфликт. Трумэна это предупреждение, это политическое завещание предшественника не смущало. «Пакс Американа» должен быть поставлен во главу угла.

Зная, что мы вступим в войну с Японией, Сталин даже назвал США точную дату — 8 августа, Трумэн тем не менее дает команду сбросить на Хиросиму атомную бомбу. Никакой необходимости в этом не было, Япония приняла решение: как только СССР объявит ей войну, она капитулирует. Но Трумэн хотел продемонстрировать нам свою силу и потому подверг Японию атомной бомбардировке.

Возвращаясь на крейсере “Аугуста” с Потсдамской конференции в США, Трумэн дает Эйзенхауэру приказ: подготовить план ведения атомной войны против СССР.

В декабре 1945 года в Москве проходило совещание министров иностранных дел. Первый госсекретарь Трумэна Бирнс, вернувшись в Штаты и выступая 30 декабря по радио, заявил: “После встречи со Сталиным я более чем когда-либо уверен, что справедливый по американским понятиям мир достижим”. 5 января 1946 года Трумэн даёт ему резкую отповедь: “Все, что вы наговорили, — это бред. Нам никакой компромисс с Советским Союзом не нужен. Нам нужен “Pax Americana”, который на 80 процентов будет отвечать нашим предложениям”.

Война идёт, она не закончилась в 1945-м, она переросла в третью мировую войну, только ведущуюся иными способами. Но тут мы с вами должны сделать оговорку. План “Немыслимое” провалился в том виде, как его задумал Черчилль. У Трумэна были свои мысли на этот счет. Он считал, что противоборство США и СССР капитуляцией Германии и Японии не заканчивается. Это только начало нового этапа борьбы. Не случайно советник посольства в Москве Кеннан, видя, как москвичи праздновали День Победы 9 мая 1945-го перед американским посольством, заявил: “Ликуют... Они думают, что война кончилась. А настоящая война еще только начинается”.

Трумэна спросили: “Чем “холодная” война отличается от “горячей”? Он ответил:“Эта та же война, только ведётся другими методами”. И она велась и ведется все последующие годы. Ставилась задача оттеснить нас с позиций, на которые мы вышли. Она выполнена. Ставилась задача добиться перерождения людей. Как видим, и эта задача практически выполнена. Кстати, США вели и ведут войну не только с нами. Они угрожали атомной бомбой Китаю, Индии... Но главным их противником был конечно же СССР.

По утверждению американских историков, дважды на столе у Эйзенхауэра были приказы о нанесении превентивного удара по СССР. По их законам приказ вступает в силу, если его подписали все три начальника штабов — морских сил, воздушных и сухопутных. Две подписи были, третья отсутствовала. И только потому, что победа над СССР, по их подсчетам, достигалась в том случае, если в первые 30 минут будет уничтожено 65 млн. населения страны. Начальник штаба сухопутных войск понимал, что не обеспечит этого.

Это надо изучать в школах, рассказывать детям в семьях. Наши дети должны усвоить спинным мозгом, что англосаксы всегда с удовольствием выстрелят в спину другу и союзнику, в особенности - русскому. Необходимо всегда помнить, что на Западе лютой зоологической ненавистью ненавидят Русский Народ – «русские – хуже турок», как было сказано еще в XVI веке. В течение сотен лет с Запада на Россию периодически накатывают орды убийц, чтобы покончить с нашей цивилизацией и в течение сотен лет побитые уползают обратно и так до следующего раза. Так же было в своё время с хазарами и татарами, пока Святослав не принял решение - мир будет, только если врага сокрушить в его логове и навсегда покончить с угрозой. Иван Грозный принял такую же программу и в результате опустошительные набеги кочевников, тысячу лет терзавшие Русь закончились навсегда. Иначе время и место нападения, удобное для него, всегда выбирает враг. Запад – наш враг и всегда им останется, как бы мы не пытались угодить ему и договориться, какие бы не заключали союзы.

Павел КРАСНОВ

От редакции. Необходимо уточнить: последняя фраза верна для сегодняшнего дня. А когда мы сильны, и Запад, и другие засовывают свою враждебность к России глубоко-глубоко, ища нашего расположения.  

СРЫВ ОПЕРАЦИИ «ТАЙФУН»

(Окончание. Начало в №№16, 17)

Московский фронт ПВО

Откатившись от Москвы на большое расстояние и потеряв оперативное господство в воздухе, войска группы армий "Центр", неся значительные потери от ударов нашей авиации, спешно оборудовали оборонительные позиции, чтобы не допустить дальнейшего продвижения соединений и частей Красной Армии.

Для усиления 2-го воздушного флота гитлеровское командование к апрелю 1942 г. передислоцировало из европейского тыла 1-ю авиагруппу 51-й эскадры пикирующих бомбардировщиков и шесть авиачастей из других эскадр, два отряда 30-й бомбардировочной эскадры с англо-германского фронта и два отряда 77-й бомбардировочной эскадры со средиземноморского театра боевых действий. Для базирования этих сил были использованы аэродромы в районах Пскова, Витебска, Смоленска, Орши, Брянска и некоторые другие (ЦАМО, ф.218, оп. 198982, д. 13, л. 124).

В этот период авиация наших фронтов все ещё продолжала оставаться малочисленной, поэтому на истребительные полки 6-го авиационного корпуса ПВО возлагаются задачи

прикрытия войск Западного и Калининского фронтов, кавалерийских соединений генералов П.А. Белова и Л.М. Доватора, боевого сопровождения дальних бомбардировщиков авиагруппы генерала А.Е. Голованова. Лётчики корпуса приняли также участие в обеспечении авиадесантной операции на Северо-Западном фронте (ЦАМО, ф. 722, оп. 200179, д. 12, л. 8).

Контрнаступление советских войск под Москвой потребовало решения ряда серьёзных задач командованием 1-го корпуса ПВО. Освобождённые от врага территория, населённые пункты, железнодорожные и автомобильные магистрали и их узловые центры нуждались в противовоздушном прикрытии для размещения тыловых органов и резервов фронтов, обеспечения быстрого, с наименьшими потерями, продвижения железнодорожных эшелонов, автоколонн и маршевых подразделений к фронту.

Поэтому из состава зенитных артиллерийских, пулемётных и прожекторных частей корпуса формируются отдельные подразделения - дивизионы, батальоны, батареи, роты, взвода, обеспеченные не только материальной частью, вооружением, другой техникой, но и подготовленными, обстрелянными боевыми расчётами. Вместо них на местах постоянной дислокации частей формируются новые подразделения, укомплектованные призванными в армию новобранцами.

Командование корпуса - генерал-майор Д.А. Журавлёв, офицеры штаба и политработники постоянно выезжали на позиции подразделений, развёрнутых на освобождённой от противника территории, форсировали их приведение в боеспособное и боеготовое состояние, решали вопросы их бесперебойного обеспечения боеприпасами и другим необходимым довольствием. Однако самую большую, сложную, но срочную работу требовалось провести по восстановлению утраченных в результате наступления фашистов наблюдательных постов, полос предупреждения BHOC и линий связи.

Быстрое наступление наших войск определяло требование скорейшего восстановления системы оповещения для наведения нашей авиации на объекты бомбометания, на перехват воздушных эскадр и авиагрупп врага. Существовавшие ранее посты, каналы и линии связи, землянки, вышки, другие элементы позиций ВНОС были разрушены или уничтожены вообще. А восстанавливать их пришлось в снежную и морозную пору, что создавало большой дефицит времени для ввода боевых порядков ВНОС в строй.

Однако, несмотря на обширное минирование врагом территории, артиллерийский и миномётный обстрел, отсутствие опор для восстановления линий связи и леса для ремонта землянок и укрытий, бойцы ВНОС быстро восстанавливали наблюдательные посты. Так, группа красноармейцев 1-го полка ВНОС во главе со старшим сержантом Н.М. Ивановым за два дня уложила 45 км кабельной телефонной линии, обеспечив связью несколько передовых постов. А младший сержант этого же полка С.Г. Солодуха под огнём врага, несмотря на полученные ранения, ремонтировал многочисленные порывы линии связи, обеспечив этим бесперебойную передачу данных о воздушном и наземном противнике. Уже к 1 января 1942 г. число постов ВНОС значительно выросло за счёт вновь развёрнутых 107 постов. В январе было восстановлено 103 поста, а в феврале - ещё 54.

Всё это требовало серьёзного изменения и совершенствования системы боевого управления выдвинутыми далеко вперёд частями и подразделениями корпуса. За четыре месяца наступления Красной Армии враг был изгнан из Московской, Тульской и Рязанской областей, были освобождены многие районы Калининской, Смоленской, Орловской и других областей. Силы и средства ПВО всё дальше перемещались за наступающими войсками на запад, ведя борьбу с авиацией противника, а в ряде случаев, как и ранее, - с немецкими танками и пехотой. Управлять этой массой частей и подразделений силами корпуса становилось всё сложней. Это было ясно не только командованию корпуса, но и высшему военному руководству страны. В ГКО, Генеральном штабе вопросы противовоздушного прикрытия Москвы, других объектов территории СССР и районов дислокации войск действующей армии, её тылов и резервов обсуждались неоднократно, искались наилучшие, оптимальные решения по эффективному противодействию ударам авиации противника.

В соответствии с этим, постановлением ГКО от 5 апреля 1942 г. № ГОКО-1541сс и приказом НКО от 6 апреля 1942 г. № 0067 Московский корпусной район ПВО реорганизован в Московский фронт противовоздушной обороны. Создан военный совет фронта. Приказом НКО № 0067 от 6 апреля 1942 г. приравнены в званиях, окладах и правах по всей системе Московского фронта ПВО начальствующий и политический состав полков - к дивизиям, дивизионов (батальонов) - к полкам, батарей (рот и отрядов) - к дивизионам (батальонам).

6-й истребительный авиационный корпус подчинен во всех отношениях командующему войсками Московского фронта ПВО. Этим же постановлением ГКО назначены:

Командующим войсками Московского фронта ПВО - генерал-лейтенант артиллерии Журавлёв Д.А.;

Членами военного совета Московского фронта ПВО - председатель Моссовета Пронин В.П. и бригадный комиссар Гритчин Н.Ф.;

Первым заместителем командующего войсками Московского фронта ПВО - генерал-майор артиллерии Герасимов А. В.;

Начальником штаба Московского фронта ПВО - полковник Гиршович М.Г.

Для усиления ПВО г. Москвы постановлением ГКО № ГОКО-1541сс от 5 апреля 1942 г. и приказом НКО № 0066 от 6 апреля 1942 г. началось формирование пяти зенитно-артиллерийских полков: 1201, 1202, 1203,1204 и 1205-го 85 мм калибра в составе 100 орудий в каждом; трёх зенитно-прожекторных полков: 30, 31 и 32-го в составе 144 прожекторных станций в каждом; двух полков аэростатов заграждения: 13 и 14-го, в составе 216 аэростатов - тандем в каждом.

Комплектование вновь формируемых полков рядовым составом и специалистами, в основном, производилось за счёт личного состава, который освобождался в частях фронта в связи с заменой бойцов-мужчин ряда специальностей - девушками. Всего было заменено бойцов - мужчин различных специальностей девушками - 19480 человек.

Увеличение числа зенитно-артиллерийских полков, постановка их батарей на боевые позиции в секторах, определённых для зенитной артиллерии 1-го корпуса ПВО ещё до начала войны, позволили создать глубину зоны огня до 35-40 км. Выросли плотность огня и продолжительность стрельбы до подхода самолётов противника к объектам бомбометания. В новой структуре зенитно-артиллерийского построения Москва прикрывалась:

с северного направления - 176 и 1205 зап, глубина зоны огня 33 км;

с северо-западного направления - 251 и 1204 зап, - 38 км;

с западного направления - 193 и 1202 зап, - 39 км;

с юго-западного и южного направлений - 329, 82 и 1201 зап, - 44 км;

с юго-восточного направления - 745 и 1203 зап, - 39 км;

с восточного направления - 250 зап, - 33 км.

Непосредственно в городе были оборудованы огневые позиции для 864-го зап калибра 85 мм, 100 орудий в составе 25 батарей; 862-го и 751-го зап малого калибра (37 мм) - 22 батареи, 86 орудий. Глубина зоны огня этих полков от центра Москвы составила примерно 12 км, что обеспечивало плотность огня орудиями среднего калибра до 80 разрывов на один километр полёта цели, а этим - срыв выполнения воздушным противником его боевой задачи по разрушению центральных районов города и уничтожению объектов государственного и военно-промышленного значения. Это воздействие на самолёты врага усиливалось огнём орудий малого калибра и зенитных пулемётов.

К этому следует добавить: ещё до начала войны советские учёные и конструкторы провели колоссальную работу по созданию станций орудийной наводки (СОН) для ведения управляемого и контролируемого сопроводительного огня батареями полков среднего калибра вне зависимости от погоды и времени суток. Такого предназначения пеленгаторные системы уже состояли на вооружении ПВО Великобритании и неплохо зарекомендовали себя в борьбе с германской авиацией.

Несмотря на вызванные войной экономические и другие трудности, первые советские станции орудийной наводки были созданы и начали поступать на вооружение частей ПВО уже в конце 1941 года. Поступила такая станция (марки СОН-2) и в состав зенитной артиллерии 1-го корпуса ПВО. На её базе в декабре 1941 г. была сформирована батарея СОН. Вторая установка была принята на вооружение 1-го корпуса ПВО 24 апреля 1942 г., а к 22 июня 1942 г. зенитно-артиллерийские части Московского фронта ПВО получили от промышленности уже 18 установок СОН-2. Одна из них была использована в качестве учебной для подготовки командиров батарей СОН и их заместителей по технической части. Командиров в июне 1942 г. было подготовлено 27 человек, а кроме того - обучены 30 расчётов операторов для работы на станции.

С декабря 1941 г. по апрель 1942 г. единственная состоявшая на вооружении 1-го корпуса ПВО станция орудийной наводки, на которой работал пока ещё недостаточно обученный и слаженный расчёт, обнаружила и захватила на сопровождение 178 самолётов врага. По 25 из них были определены координаты маршрута и вёлся сопроводительный огонь. 22 цели (88% от сопровождавшихся), сбросив бомбовый груз бесприцельно, немедленно ушли из зоны обстрела на запад, три были уничтожены. Свою задачу боевой расчёт батареи СОН выполнил достаточно успешно (Отчет о боевых действиях частей Московского фронта ПВО с немецкими оккупантами за 2-е полугодие войны с 22.12.41 г. по 22.6.42 г.).

Батареи СОН вводились по одной в каждый дивизион полка среднего калибра и передавали данные по целям на каждую огневую батарею через специальную аппаратуру преобразования координат именно для данной батареи для сопроводительного, прицельного уничтожения самолётов врага.

Ввод в эксплуатацию станций СОН-2, их освоение и постоянное техническое совершенствование вскоре позволили повысить действительность стрельбы батарей среднего калибра не только при ведении сопроводительного, но и заградительного огня. Был проведён ряд опытных стрельб, которые показали, что их эффективность значительно повышается, если в составе батареи иметь не четыре орудия, а восемь. Поэтому в дальнейшем был осуществлен постепенный переход на батареи восьмиорудийного состава, а число орудий в батареях малого калибра было увеличено до шести.

Наличие в боевых порядках зенитной артиллерии батарей СОН, снижение зависимости её боевых действий от времени суток и погодных условий, разрешили задачу обеспечения отдельных зенитных подразделений, выдвигающихся за наступающими войсками на запад, прожекторными установками, что также значительно повысило их эффективность по прикрытию от ударов объектов, магистралей, тыловых районов фронта, находившихся в границах корпусного района, а затем - фронта ПВО.

Таким образом, войска ПВО столицы СССР наращивали свои боевые возможности, повышали боеспособность и готовились к эффективному отражению предстоящих воздушных налётов на Москву.

Однако в ходе контрнаступления советских войск под Москвой и после него, активность действий вражеской авиации с целью нанесения ударов по столице резко снизилась. Так, в зоне боевой ответственности корпусного района и фронта ПВО число самолётовылетов вражеской авиации в первой половине 1942 г. было зафиксировано в количестве: март - 660, апрель - 410, май - 243, июнь - 181. Её усилия были направлены, главным образом, на противодействие наступающим соединениям Красной Армии, на боевое воздушное обеспечение отхода своих наземных частей, закрепление их на оборудуемых оборонительных позициях. Это определило характер боевых действий истребительной авиации 6-го корпуса ПВО: до 90% боевых вылетов полки корпуса по-прежнему осуществляли в интересах наступающих войск Западного, Калининского фронтов и других действующих против фашистов группировок. При этом советские авиаторы - противовоздушники вели напряжённые воздушные схватки с самолётами противника, действовавшими в границах корпусного района, а затем - фронта ПВО, начавшими активную воздушную разведку тыловых объектов страны: Горького (Нижний Новгород), Куйбышева (Самара), Саратова, Рязани и др.

Эти месяцы 1942 г. относились к тому периоду Великой Отечественной войны, когда в значительной степени боевые действия войск Красной Армии, в том числе и Московского фронта ПВО, определялись и зависели от начала и развития наземных и воздушных стратегических операций, планируемых к проведению командованием германской армии.

Гитлеровцы, планируя операции, прежде всего, рассчитывали на то, что преимущество в наличии сил и средств по-прежнему продолжало оставаться на их стороне практически по всей линии советско-германского фронта.

Прогнозирование развития событий на фронте к весне 1942 г. показывало, что немецкие войска накапливают силы, проводят перегруппировку для активных действий, чтобы снова захватить военную инициативу и нанести решительное поражение Красной Армии, конечной целью которого, как и в 1941 году, являлось: до начала зимы 1942-1943 г.г. овладеть столицей СССР - Москвой и тем самым завершить войну победой над Советским Союзом. Однако где начнутся и куда будут направлены эти активные действия, германский генеральный штаб держал в строжайшей тайне. Пополнение и перегруппировка немецких войск осуществлялись на всех фронтах советско-германского противостояния.

В соответствии с этим советское Верховное Главнокомандование в основу действий наших войск определило активную стратегическую оборону с проведением на некоторых направлениях частных наступательных операций. Такие операции планировалось провести под Ленинградом, в районе Харькова и в Крыму, а также в районе Демянска, на смоленском и льговско - курском направлениях. Последние должны были предотвратить или хотя бы значительно затруднить подготовку и проведение очередного наступления на Москву.

Прогнозы советского военного руководства оказались достаточно правильными: несмотря на ощутимое превосходство в силах и средствах, немецкие войска уже не могли нанести удары на всех фронтах, поэтому для них планировалось проведение последовательного ряда стратегических наступательных операций.

Главный удар фашистское командование планировало нанести на юге, овладеть Кавказом и Нижней Волгой, лишить Советский Союз нефтяной базы, использовать её для себя. Это должно было, по мнению Гитлера, ускорить вступление в войну Турции на стороне Германии. Перед этим предполагалось захватить Севастополь и Керчь, а освободившуюся 11-ю армию использовать для овладения Таманским полуостровом и выхода в тыл войскам Красной Армии, защищавшим Кавказ. Планировались и другие операции, конечной целью которых были подготовка условий для решающего удара на Московском направлении, против Западного и Калининского фронтов, и далее - захват Москвы.

К такому развитию событий готовились не только наземные войска Красной Армии, но и войска противовоздушной обороны столицы. За счёт формирования новых полков в составе 1-го корпуса ПВО количество их к 22 июня 1942 г. по сравнению с 22.12.1941 г. составило: в зенитной артиллерии 15 вместо 8-ми; зенитно-прожекторных полков стало 5 вместо одного; полков аэростатов заграждения - 4 вместо 2-х; полков ВНОС - 3 вместо 2-х. При этом увеличилось и число единиц боевой техники и вооружения полков. Так, число орудий среднего калибра (85 и 76 мм) выросло от 682-х до 1264-х, малого калибра (37 мм) - от 136 до 186; зенитных пулемётов - от 511 до 756, зенитных прожекторов - от 522 до 893; аэростатов заграждения - от 235 до 308. Число постов ВНОС выросло от 448 до 664.

Значительно выросло и число отдельных зенитных подразделений на прикрытии важных объектов, магистралей и их узлов в границах Московского фронта ПВО. Не перечисляя их, приведём только численный рост единиц вооружения и техники за этот же период.

Количество орудий среднего калибра выросло от 80 до 110, малого калибра от 93 до 167; зенитных пулемётов - от 253 до 357, из них пулемётов крупного калибра (12,7 мм) - от 162 до 263 шт.

Особо следует сказать об истребительной авиации 6-го авиакорпуса ПВО. Число полков в нем уменьшилось с 29 до 22, а число самолётов с 459 до 385. Это было связано с тем, что с западного направления немцы передислоцировали несколько эскадр на юг, в интересах обеспечения сухопутных войск, готовивших наступательные операции в Крыму и далее - на Кавказском направлении. Кроме того, характер действий авиации противника был направлен на нанесение бомбовых ударов по объектам тыла действующей армии Западного и Калининского фронтов, магистралям поставки резервов, средств и продукции их боевого и тылового обеспечения. Все эти объекты и районы ударов фашистских ВВС находились в границах Московского фронта ПВО.

Что же касается Москвы, то к городу осуществлялись лишь пролёты разведывательной авиации, и только в редких случаях одиночные самолёты и мелкие группы (2-5 самолётов) делали попытки пробиться через зенитно-артиллерийскую оборону столицы СССР, но эти попытки были безуспешными. В основном же германская авиация выполняла задачи боевого обеспечения сухопутных войск, проводивших, хоть и не увенчавшиеся успехом, боевые операции в районах Погорелое Городище, Зубцов, Ржев, южнее Белева, Сухиничи. Это дало обоснованную возможность нашему командованию передислоцировать часть полков 6-го ИАК на другие фронты, где они были нужнее.

Этот период времени характерен тем, что, несмотря на некоторое снижение общей интенсивности боевых действий, напряжённость противовоздушных боёв в небе и на земле в границах Московского фронта ПВО не уменьшалась.

В начале июня 1942 г. интенсивность разведывательных полётов неприятельской авиации увеличилась. К этому времени фашистские самолёты-разведчики были доработаны с целью улучшения их маневренных и высотных характеристик. Задачу усовершенствования приёмов уничтожения этих машин советским лётчикам приходилось решать непосредственно в ходе ведения воздушных боёв. Их результаты показали, что эти нелёгкие задачи решались достаточно успешно. Так, 3 июня 1942 г. командир звена 562-го истребительного авиационного полка младший лейтенант М.А. Родионов в паре с лётчиком П. Сергеевым был поднят на перехват вражеского разведчика в районе Малоярославца. Атакуя противника, Родионов, несмотря на крутые манёвры противника, уничтожил стрелка разведчика, после чего немецкий пилот немедленно спикировал практически до земли, стараясь уйти на запад на бреющем полете, на высоте менее 100 м. У Родионова кончились боеприпасы и он, невзирая на риск, догнал врага и винтом своего самолёта ударил его по плоскости. Однако разведчик летел. Тогда отважный лётчик ударил винтом по второй плоскости, и разведчик упал. Но и "ястребок" задрожал, ухудшилась его устойчивость. М. Родионов пошёл на вынужденную посадку, но площадка оказалась небольшой и неровной. Истребитель врезался в земляную насыпь. Михаил Родионов погиб. За дважды проведенный таран в одном бою ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. По просьбе жителей село Новая Лужа, около которого он погиб, было переименовано в Родионово. Сейчас это - часть города Химки, но улица Родионова осталась как память о беззаветном воздушном бойце, погибшем за свободу и независимость Родины.

Разведывательные полеты противника, как правило, предшествовали бомбардировочным и штурмовым налётам на отдельные объекты, магистрали, а более всего - на аэродромы базирования советских истребительных авиационных полков, расположенные не только на западе, но и восточнее Москвы. Так, в течение лета 1942 г. фашисты неоднократно пытались нанести удары по аэродромам в Калинине, Клину, Липицах, Кубинке, Рязани и ряду других.

7 июня в районе Кубинки были обнаружены около 40 самолётов противника. Однако их встретило согласованное по взаимодействию отражение силами авиации и наземных средств. Прожектористы станции - искателя сержанта А.И. Лисицкого, пулемётчики 22-го зенитно-пулемётного полка заставляли врага беспорядочно сбрасывать свой бомбовый груз и спешно уходить назад, а один из бомбардировщиков, ослеплённый прожектористами, был уничтожен лётчиком 11-го истребительного авиационного полка старшим лейтенантом Ю.С. Сельдяковым. За день до этого, 6 июня, фашистские бомбардировщики ночью, в количестве 62-х бортов, следуя группами в составе от 3 до 12 самолётов, пытались прорваться к Москве. Исключительно чётко сработали прожектористы, образовав восемь световых пучков, в которых метались захваченные самолёты врага, безуспешно пытаясь вырваться.

Весь этот налёт длился всего лишь 19 минут, в течение которых лётчики старшие лейтенанты А.С. Бородулин, С.И. Кацевал, Ю.С. Сельдяков и старшина В.А. Бычков поразили четыре бомбардировщика. Остальные отказались от выполнения своей задачи, бесприцельно сбросили бомбы и убрались восвояси.

В то же время проведенные в эти дни и ночи боевые вылеты лётчиков-истребителей показали, что значительная часть молодых пилотов, прибывших на место опытных воздушных бойцов, направленных на другие фронты, не подготовлены к ведению боя в ночных условиях. А 8 июня выявилось и следующее: самолёт-разведчик Ю-88, видимо, специально технически переоборудованный, прошёл без воздействия наших средств ПВО над Москвой на высоте порядка 11 тыс. метров. Поднятые истребители не смогли его атаковать на этой высоте, а предельная досягаемость зенитно-артиллерийской стрельбы оказалась меньше высоты полета самолёта противника.

Это событие вызвало серьёзную озабоченность у командования Московского фронта ПВО и 6-го истребительного авиационного корпуса. Проблемы уничтожения врага в любых условиях боя были досконально обсуждены на специальном заседании военного совета фронта.

Чтобы успешно перехватывать и уничтожать высотные разведчики, части 6-го корпуса ПВО разработали ряд технических способов улучшения лётных характеристик истребителей и модернизировали несколько самолётов, что дало им возможность значительно повысить боевой потолок. Была сокращена готовность подразделений к вылету до 2 минут.

Положительно был решён и вопрос борьбы с высотными разведчиками и бомбардировщиками для зенитной артиллерии: Главное артиллерийское управление разработало, а промышленность изготовила дистанционную трубку (взрыватель), обеспечивавшую подрыв снаряда на требуемой высоте. И хотя для этой высоты разброс траекторий снарядов был увеличенный, что снижало точность прицельного сопроводительного огня, сопроводительная стрельба заставляла лётчиков противника немедленно отказываться от выполнения поставленных им задач и либо отклоняться от боевого маршрута, либо возвращаться безрезультатно на свой аэродром.

Проведенная командованием 6-го авиакорпуса ПВО работа обеспечила уже к 1 августа 1942 г. подготовку 192-х лётчиков-ночников, 251-го высотника, часть которых могла вести успешный бой на высотах до 11 тыс. м. (ЦАМО, ф. 218, оп. 198982, д. 10, л. 56). Однако первые результаты этой проведенной работы стали видны гораздо раньше. Так, уже в ночь на 25 июня силами 14 "юнкерсов" фашисты произвели налёт на аэродром Липицы с направлений Юхнов и Малоярославец. В целях затруднения ведения боя истребителями, вражеские самолёты ночью шли на высоте 1-2,5 тыс. м, эшелонировано. Однако наши лётчики-ночники смело атаковали противника, а непосредственно у аэродрома его встретил организованный огонь 244-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона. 3 самолёта были сбиты, 2 подбиты, остальные отказались от выполнения задачи и развернулись назад.

Через сутки, так же неудачно, завершился ночной налёт противника на аэродром Клин в составе 15 бомбардировщиков, шедших один за другим с интервалом 5-10 минут (ЦАМО, ф.218, оп. 198982, д. 13, л. 78).

В это же время другая группа бомбардировщиков осуществляла налёт на станцию Уваровка. Она также была встречена истребителями и огнём 237-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона. Отражая налёт, лётчики 11-го иап лейтенант Б.М. Константинов в паре со старшиной В.А. Бычковым сбили один самолёт. Второй самолёт уничтожили артиллеристы 1-й батареи 237-го отдельного дивизиона.

В начале августа 1942 г. отличились и истребители-высотники: находившийся на дежурстве в воздухе старший лейтенант Ф.В. Митрофанов атаковал и сбил "Фокке-Вульф-187" на высоте от 8500 до 9000 метров. 10 августа произошел поучительный бой: лётчик-истребитель сержант Белоусов на высоте 9 тыс.м. таранным ударом уничтожил бомбардировщик. Однако до конца отработанной методику уничтожения врага на больших высотах считать было ещё рано. Так, капитан Н.П. Бурьян, обнаружив инверсионный след высотного "юнкерса", смело пошел в атаку с крутым набором высоты, но забыл надеть кислородную маску. И уже вскоре почувствовал головокружение и слабость. Преодолев их силой воли, Бурьян сбил противника, но и сам потерял сознание. Его самолёт пошел на быстрое снижение, и лишь случайность - капитан вскоре пришел в себя - спасла его от гибели.

Все эти боевые мероприятия, проводимые командованием фронта ПВО, - дежурство в воздухе, прикрытие важных объектов наземными огневыми средствами, их наращивание на наиболее опасных направлениях, составляли тот оперативный замысел, который отвечал складывающейся боевой обстановке. При этом в целях борьбы с самолётами-разведчиками противника как на отработанных ими, так и на наиболее вероятных маршрутах полётов, стали активно применяться зенитно-артиллерийские засады, прежде всего, в зонах световых прожекторных полей периферийных объектов фронта, - Подольска, Серпухова, Наро-Фоминска, Бутово, а также аэродромов Липицы, Астафьево, Кубинка и других. Прикрытие ряда объектов усиливалось подразделениями 751-го зенитно-артиллерийского полка малого калибра. Решались вопросы совершенствования боевого управления отдельными подразделениями, максимального приведения его к централизованному управлению. Так, в единую систему боевого управления, посредством создания отдельных сводных зенитно-артиллерийских полков ПВО, были сведены на прикрытии городов Ногинск, Электросталь, Кашира, Ступино однотипные зенитно-артиллерийские подразделения. В ряде же районов расположения важных железнодорожных узлов, фронтовых и армейских баз были созданы отдельные зенитно-артиллерийские группы ПВО. Одна из таких отдельных групп в районе Погорелое Городище включала в свой состав три батареи среднего калибра, батарею малого калибра, зенитно-пулемётную роту и 10 истребителей. В её боевую задачу входило прикрытие готовящихся к наступлению на Ржевско - Сычевском направлении войск Западного фронта и прикрытие фронтовых баз.

Следует отметить: к этому времени в войсках BHOC Московского фронта значительно выросло число радиолокационных станций "Редут", что способствовало выдаче более точной информации о воздушном противнике, а также надёжному наведению истребителей на бомбардировщики и самолёты-разведчики фашистской авиации.

В историю войск ВНОС Московского фронта ПВО в этот период большими буквами вписана фамилия оператора РЛС "Редут" старшины И.З. Васильева. На его личный боевой счёт совершенно справедливо были записаны 14 уничтоженных и 7 подбитых самолётов врага, хотя сам он не взлетал на перехват и не вёл поражающего артиллерийского или пулемётного огня. Передачей в радиосети точных координат целей он обеспечил навязывание противнику около 70 воздушных боёв и большое количество обстрелов фашистов с земли.

Уже в августе 1942 г. гитлеровское авиационное командование попыталось вновь спланировать серию налётов на Москву, не прекращая ударов по объектам в границах ответственности Московского фронта ПВО. Так, вечером 3 августа 1942 г., к столице, используя все возможные, в том числе и новые тактические приёмы, попыталась прорваться бомбардировочная группа в составе 15 самолётов, под прикрытием истребителей - "мессершмиттов". Однако к этому времени в 6-м авиакорпусе ПВО уже было достаточно лётчиков-ночников, а в зенитной артиллерии - станций орудийной наводки СОН-2, способных обеспечить ведение прицельного сопроводительного огня в любых условиях погоды и в любое время суток. Враг к городу не прошёл. Это был не единственный налёт. В целом в августе 1942 г. лётчики 6-го истребительного авиационного корпуса совершили 1910 самолётовылетов, провели 25 одиночных и групповых воздушных боёв и уничтожили 7 вражеских самолётов. Огонь зенитной артиллерии предотвратил прорыв фашистских бомбардировщиков к городу. Всего же за август месяц зафиксированы обстрелы авиации противника в зоне огня зенитной артиллерии, обороняющей Москву, -в количестве 11, а в районах отдельных объектов - 56. Во всех случаях задача была выполнена: враг ударов по намеченным объектам не нанёс.

Вся совокупность боевых действий в этот период на Московском направлении - на земле и в воздухе - была жёстко связана с общими стратегическими расчётами, как Верховного Главнокомандования СССР, так и гитлеровского генерального штаба на последующее ведение войны. При этом обе воюющие стороны пытались добиться её перелома в свою пользу.

Неудачи Красной Армии под Харьковом в мае-июне 1942 г.; под Воронежем и в Донбассе в июне-июле; оставление Крыма, где 250 дней Приморская армия героически обороняла главную базу Черноморского флота г. Севастополь, всё это создавало у германского командования уверенность в том, что в ближайшее время в их руках окажутся Кавказ с его нефтью, весь Нижневолжский промышленный район, а также богатое и плодородное южное Поволжье, исключительно важные для СССР после потери Украины. Ударные группировки гитлеровских войск прорвались в большую излучину Дона, ознаменовав тем самым новый период боевых действий на юго-западном направлении. И этот период, по мнению фашистов, должен был завершиться для них победно, обеспечить оперативный простор для охвата Москвы с юго-востока, а в дальнейшем, совместно с ударом с рубежа Ржев - Вязьма, - её окружение, захват и конец войны. В основе этих взглядов лежало убеждение, что советские войска в этих районах находятся на грани катастрофы и развала. Тем более что начавшаяся 17 июля 1942 г. силами 6-й немецкой армии операция за овладение Сталинградом до 10 августа развивалась успешно. Даже к 15 августа, несмотря на большие потери, враг превосходил наши силы на Сталинградском направлении по танкам в 4 раза, орудиям и миномётам в 2,2 раза, самолётам - в 2 раза, живой силе - в 1,7 раза. И хотя сопротивление Красной Армии было непреклонно ожесточённым, враг продвигался вперед. На успех Гитлер рассчитывал ещё и потому, что союзники СССР по антигитлеровской коалиции официально сообщили И. В. Сталину о невозможности открытия второго фронта в Европе в 1942 г. Видимо поэтому, на совещании в ставке 24 июня, Гитлер самоуверенно заявил своим генералам, что ''сопротивление русских окажется очень слабым".

Однако к 10 августа, несмотря на численное преимущество в живой силе и технике, немецкие войска понесли большие потери и нуждались в перегруппировке и отдыхе. Гитлер предоставил им возможность выполнить эти мероприятия, и 15 августа наступление фашистских войск продолжилось.

Район Сталинграда для наступления и его захвата немцами был выбран не случайно. Сталинград - это не только крупнейший транспортный узел, через который почти вся кавказская нефть шла на обеспечение нужд страны и её действующей армии. Это также и крупнейший промышленный центр многоцелевого предназначения, а, прежде всего - производящий тяжёлые танки, крайне необходимые фронту.

Советское Верховное Главнокомандование ещё до начала Сталинградской битвы разгадало замысел гитлеровской ставки и приняло все необходимые меры для его предотвращения и срыва. Поэтому второй этап битвы с 15 августа до 12 сентября, несмотря на продолжавшееся продвижение немецких войск к Волге, уже шёл со сбоями составленного гитлеровцами плана ежесуточного продвижения. И всё же к исходу 12 сентября вражеские войска стояли почти у стен продолжавшего работать Сталинградского тракторного завода. Чтобы понять боевую ситуацию, складывавшуюся в эти дни под Сталинградом, нельзя не отметить такой факт, который в значительной степени показывает роль сил и средств противовоздушной обороны в общей системе обороны прифронтовых объектов. Головные колонны танков и мотопехоты фашистов, прорвавшиеся к северным окраинам города в первом секторе Сталинградского корпусного района ПВО, прикрываемом 1077 зенитно-артиллерийским полком (командир подполковник В.Е. Герман), были встречены мощным огнём его батарей. Других войск здесь не было. За два дня практически не прерывавшегося боя зенитчики уничтожили и подбили 83 танка, 15 авто-фургонов с пехотой, истребили и рассеяли более трёх батальонов автоматчиков. Не прекращая борьбы с наземными силами врага, вели бои с авиацией противника и сбили 14 самолётов (ЦАМО, ф. Сталинградский корп. ПВО, оп.200623, д. 1, лл. 2, 6, 8, 46, 112-115; оп. 142213, д. 6, лл. 224-228).

Таким образом, Сталинград являлся важнейшим стратегическим объектом, а оборонительная операция Красной Армии в районах Сталинграда, Нижнего Поволжья, Северного Кавказа также стала стратегической и её исход определял не только последующий ход войны, но и её конечный результат: кому будет принадлежать победа - Советскому Союзу или Германии. И обе стороны принимали все меры к тому, чтобы обеспечить себе в этой операции успех: снимали с других, второстепенных, участков советско-германского фронта часть войск и, прежде всего - танковые, авиационные и артиллерийские соединения и части.

И.Н. ДОКУЧАЕВ, Ю.В. ПИЩИКОВ

КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО

О МУЗЫКЕ И НЕ ТОЛЬКО

Встречи, встречи… и прощание

Сначала…

Сначала была первая встреча – встреча с очаровательным и уютным городом Мюльхаузеном, городом церквей и башен, городом средневековых оборонительных стен и каменной брусчатки на улицах, городом маленьких ручьёв и узких каналов внутри города, городом обаяния исторической старины. В первый же вечер я прошёл по всему периметру городских стен. Удивительно как хорошо сохранились её отдельные протяжённые участки. Ожерелье башен-сторожей Средневековья до сих пор внушают уважение своим как бы неприступным видом. Уважение чувствуешь и к «отцам города», которые донесли до нашего времени это историческое богатство. По моим московским понятиям очень неширокая главная улица города – Steinweg («дорога, покрытая брусчаткой») там и здесь рождает по своим сторонам ещё значительно меньшие и узкие переулочки, в которых, кажется, можно одновременно коснуться противоположных стен улицы обеими руками, если развести их в стороны. Да и не только кажется – так и есть на самом деле, и соседи стоящих по разным сторонам улицы домов могут утром спокойно обмениваться рукопожатиями друг с другом - Moin, moin! Wie geht,s? (Доброе утро! Как дела?) – не выходя из своих домов. Фахверковые дома сопровождают вас всюду, и в сочетании с массивностью каменных блоков в их основании, каменной кладки башен и городских стен они своими индивидуальными отличиями в постройке удивительным образом дополняют и обогащают друг друга, составляя неразделимое целое.

Но очень часто я вижу пустые унылые дома. В них никто не живёт. Перекрытия зачастую обрушены, сквозь разбитые окна и двери видна удручающая пустота некогда, очевидно, полнокровного жилища. На некоторых домах таблички: «Готовится к восстановлению». И вот это радует. Понимаешь: дом будет реставрирован. Именно это стремление к сохранению, восстановлению и реставрации исторически значимых объектов (а в городе каждый старинный дом считается значимым историческим объектом - к моему сожалению, в Москве всё частенько наоборот) привлекает к нему сегодня, сейчас многих людей как в самой Германии, так и за её пределами. Лично меня очень радует эта приверженность городских жителей к сохранению обаяния старины.

Это была первая встреча.

А на другой день…

А на другой день, 7 августа, состоялось ещё одно важное и приятное для меня событие: открытие 84-го по счёту БАХовского музыкального фестиваля в рамках Нового БАХовского Общества. Три кантаты Иоганна Себастьяна БахаAus der Tiefe rufe ich, Herr, zu dir” («Из глубины взываю») (BWV 131), “Gottes Zeit ist die allbeste Zeit” («Наилучшее время – с Богом»), (BWV 106), очаровательно-лирическая и одновременно празднично-торжественная “Gott ist mein Koеnig” («Господь – мой вождь») (BWV 71) являются своеобразной визитной карточкой самого И.С. Баха в Мюльхаузене: именно здесь в год жизни двадцатидвухлетнего композитора (первая половина 1707 – первая половина 1708 годов) им и были написаны эти кантаты. Вообще у И.С. Баха очень мало так называемых сольных кантат, т.е. произведений, написанных для одного певческого голоса. В основном все они завершаются многоголосным хоралом как квинтэссенцией, смысловым итогом ранее музыкально и литературно (текст) сказанного. Подавляющее большинство их открывается обширным по своим размерам хоровым вступлением, несущим основную духовно-моральную мысль, составляющую духовную суть написанного И.С Бахом произведения. По первым словам этой части даны и названия БАХовским кантатам. Именно такие по форме кантаты были исполнены в Eroeffnungskonzert (первом фестивальном концерте) в знаменитейшей, всемирно известной церкви Divi Blasii (святого Василия), которую ещё часто называют как «БАХовская церковь». В исполнении кантат участвовал Генделевский фестивальный оркестр города Галле с его мягкими и нежными Blockfloeten (продольные флейты, чрезвычайно широко распространённые на Западе при исполнении старинной музыки), задушевными Oboi (гобои), барочным Fagotto (фагот) и виольной басовой группой струнных. А вот хор – это жители города Мюльхаузена, любители и поклонники как самого великого И.С. Баха, так и его великолепной музыки. Удивительно, как в таком небольшом даже по германским понятиям городе (всего-навсего 35 тысяч жителей), как Мюльхаузен, нашлось такое большое количество энтузиастов-хоровиков…

Это была моя вторая встреча.

А потом…

А потом наступило 8-е августа, день праздничного концерта в честь 50-летнего юбилея БАХовского органа (созданного по диспозиции, т.е. музыкальному плану и расчёту, самогоИ.С Баха) в той же церкви Divi Blasii. Построенный Александром Шуке ровно 50 лет тому назад орган приветствовал своим так называемым нетемперированным (натуральным) строем сына строителя, тоже органного мастера и продолжателя дела своего отца, Маттиаса Шуке. В юбилейный день органистом церкви Святого Василия Оливером Штехбартом были исполнены БАХовские “Toccata, Adagio и Fuga” До-мажор (BWV-564 ), “Wo Gott der Herr nicht bei uns haellt.” (для органа, BWV-1128), а также произведения Дитриха Букстехуде и Феликса Мендельсона-Бартольди. После концерта многие слушатели долго не отходили от г-на М. Шуке, поздравляя его и выражая ему свою признательность за столь приятный со стороны его отца подарок городу Мюльхаузену. И это была моя третья, знаменательная для меня встреча: ведь не часто в жизни одного человека случаются такие юбилеи…

И наступило воскресенье…

И наступило воскресенье 9-е августа. С утра прошли праздничные богослужения сразу в шести церквах города с различными музыкально-тематическими оформлениями. Здесь были и хоровая музыка, и джаз, и торжествующие медные духовые инструменты. И везде доминирующим мотивом были Иоганн Себастьян Бах, его музыка, его религиозное мировоззрение. А через два часа многие жители Мюльхаузена и – безусловно! – все члены NBG (Новое БАХовское Общество), прибывшие в город на БАХовский фестиваль, приняли участие в торжественном открытии ещё одного – восьмого по счёту в Германии – памятника самому великому композитору мира. И снова, как почти двадцать пять лет назад в Арнштадте, теперь уже другой скульптор изобразил тоже молодого, элегантного и задиристо-весёлого Иоганна Себастьяна. Отлитый в бронзе художником-монументалистом из города Галле Карлом Фридрихом Мессершмидтом, он как бы стоит на ступенях к своему будущему, никакому времени не подвластному и для других недосягаемому, пьедесталу возле того места, той церкви, откуда началось его триумфальное шествие в вечность. Сейчас новый памятник стоит на месте прежнего, уже привычного горожанам, воплощения его образа в дереве (ныне перенесённое за городские каменные стены). Духовой оркестр яркими звуковыми красками своих труб и тромбонов подчёркивает торжественность наступившей минуты. Речи руководителей города. Слово председателя NBG доктора Мартина Петцольдта. Г-н К.Ф. Мессершмидт расписывается в книге почётных гостей города. Аплодисменты. Моё сердце радостно бьётся: столько впечатлений! Для меня это – воспоминания на всю жизнь.

Ещё одна такая вот встреча. Последняя в моём повествовании.

А как же «прощание», поставленное в заголовок? А оно впереди.

12 августа 2009

Москва – Мюльхаузен

Vale, MOLHUSA!

И вот прощание наступило...

Каковы мои чувства? – Как сказал наш русский поэт Александр Пушкин:

Мне грустно и легко,

Печаль моя светла…

Такое происходит и со мной. Мне действительно немного грустно расставаться с полюбившейся мне Германией, с её историей в камнях, с её своеобразным образом жизни, так непохожим на наш. Хотя действительно – «печаль моя светла»: я еду домой в мою Россию. Что я везу с собой?

Конечно, удовлетворение от знакомства с 700-летним Мюльхаузеном, от встреч с милыми и доброжелательными жителями и гостями города, удовлетворение от ещё одного общения с великим Иоганном Себастьяном Бахом и его музыкой…

О музыке И.С. Баха и будет речь.

Я пишу не музыкальный трактат, пишу для газеты и понимаю, что её читатели вовсе не обязаны разбираться во всех тонкостях музыкальной науки, что, кстати, абсолютно не должно быть обидным для них – это печальный удел специалистов. Поэтому мои замечания будут касаться только общих и понятных всем вопросов подачи и восприятия БАХовского текста, БАХовской музыки, а именно – одного его произведения. Речь будет идти об АРИИ из Увертюры/Сюиты Ре-мажор (BWV-1068).

Дело в том, что И.С. Бах является не только «композитором затакта», «композитором мелодической терции». Он ещё и «композитор движения». Вся его музыка есть непрерывный и безостановочный поток глубоко осознанной и гениально оформленной музыкальной мысли. В этом аспекте и нужно рассматривать каждую его ноту. В последнее время мне несколько раз пришлось слышать эту часть в концертах, и всегда верхний голос (первая скрипка) на всём своём протяжении доминировал над всеми остальными, средними и нижними голосами. В принципе, это естественно. Физиологически человеческий слух сразу определяет в музыке два уровня голосов – верхний и басовый. Но в данном случае, в случае БАХовской Арии, нужен другой подход в восприятии этой музыки. Средние голоса (вторая скрипка и альт) являются не только гармонической составляющей музыкальной ткани произведения, но, в определённый момент, становятся носителями музыкальной мысли произведения, мелодической сутью его, а верхний (первая скрипка) или верхние (первая и вторая скрипки) голоса становятся соответственно аккомпанирующими, т.е. гармоническими наполнителями аккордов. Так, в первом полутакте Арии мелодически поступенная («шаги») линия проходит в басу, а уже к (повторяю: к) третьей доле такта она, на фоне продолжающихся «шагов», перемещается в звуковысотную область игры среднего (срединного) голоса, который одновременно помогает произвести в данный момент смену гармонии. Функция верхнего голоса (первая скрипка) в первом такте сугубо гармоническая и никак не мелодическая. Изменение функции совершается только во втором такте (лично я мыслю мелодическое начало у первой скрипки в конце первого такта – как затакт «восьмушкой» ко второму), когда у неё появляются шестнадцатые ноты (так называемая «мелкая длительность» - относительно быстрое движение). Здесь это движение – уже мелодия, т.е. главный по содержанию музыкальной идеи голос. И такие изменения и переходы функций, «подхват» мелодической линии другими инструментами, в другой тесситуре (т.е. изменения по высоте) являются для этой БАХовской музыки определяющими. Нечто подобное, но более лапидарно выраженное, можно найти в музыкальной ткани 3-го Бранденбургского концерта (BWV-1048), где тематическая мысль непрерывным движением шестнадцатыми нотами в быстром движении попеременно, но постоянно переходит от одной инструментальной группы к другой, а иногда и от одного инструмента к другому внутри самой группы, в то время как голоса, расположенные тесситурно как выше, так и ниже, продолжают своё моторное движение, но уже в аккомпанирующем состоянии (виде).

Если же снова обратиться к Арии из Увертюры/Сюиты, то в концертной практике исполнители сплошь и рядом бездумно выделяют у первой скрипки именно «картошку» - целую (длинную) ноту, которая обозначается белым кружочком, откуда и пошло её такое название в среде русских музыкантов. Удивительно, но такой вот «принцип» такие исполнители проводят до конца произведения: «верхний – значит главный». (Поистине, усилия, достойные лучшего применения.)

В рассматриваемом ракурсе проходил после концерта мой разговор с руководителем квартета тромбонов «OPUS 4» (участники оркестра Гевандхауз в Лейпциге) Йоргом Рихтером. Он внимательно отнёсся к моим соображениям, и мне показалось, что он воспринял мою точку зрения положительно.

Но здесь возникает другой вопрос: насколько правомерны переложения этого произведения И.С. Баха для других составов, нежели тот, который он сам обозначил в Третьей Увертюре/Сюите? Как известно – истина всегда конкретна, а потому в таком случае надо принимать во внимание конкретность другого принципа - принципа однородности инструментального (или вокального) состава исполнителей. Переложение этой струнной музыки для ансамбля тромбонов (абсолютная однородность!) мною может только приветствоваться, что я и высказал г-ну Йоргу Рихтеру после исполненияАрии его составом. Я хорошо могу себе представить звучание Арии в интерпретации, скажем, Томанер-хора (знаменитый хор мальчиков церкви святого Фомы в Лейпциге, в которой вплоть до своей смерти служил кантором Иоганн Себастьян Бах). Надеюсь, их исполнение (если мне удастся это услышать) не вызовет у меня отрицательных эмоций (принимая во внимание их высококачественное исполнительское мастерство), т.к. человеческие голоса - это «инструменты», обладающие одними и теми же природными свойствами, и манера и вид воспроизведения ими звука одни и те же.

Но я не приемлю другой, совершенно вопиющий принцип, применяемый многими современными музыкантами, которые, кстати, зачастую являются руководителями коллективов – это переложение данного произведения для разнородных по природе инструментов. Незадолго до моего отъезда из Москвы я был вынужден (!) услышать так называемый Классик-квартет: флейта, скрипка, альт, виолончель. Это исполнение привело меня в бешенство, которое еле сдержал. Я здесь не говорю о качестве исполнения. Я говорю именно о музыке И.С. Баха, когда сам факт переложения Арии для абсолютно неподходящего состава, когда эта «компактно»-инструментально-однородная музыкальная пьеса превращается в концертное Solo для одного инструмента – в данном случае для флейты с аккомпанементом струнного трио – является ярчайшим доказательством музыкальной бездарности участников этого общественного безобразия. Их счастье, что они не понимают, насколько бездарны.

Не менее показательно в этом же смысле было «представление» и здесь, в Мюльхаузене, Wandel-Konzert bei Kerzenschein («Концерт-прогулка при свечах») 13-го августа в 21-30. Я с нетерпение «жду Баха». Мешает толчея. Народ клубится у столиков с напитками и бутербродами. Им не до музыки. Для многих это повод для развлечения и общения. Ну, что ж – пусть будет так, я не против. Я же «жду Баха». Я здесь из-за И.С. Баха. Если бы я знал… Да ведь я предполагал, знал досконально заранее, что будет. У меня в руках программа «Прогулки»… Но нет – я должен услышать это собственными ушами. И вот полилась музыка на раскалённые струны моей души. Она, душа, терзалась, как в аду. Флейта, гобой, виолончель – вместо струнного квинтета (а это, к тому же, минимум пять человек вместе с контрабасом!). Клавесин мог бы совсем не присутствовать, ничего бы не изменилось (инструмент даже не для среднего размера зала, не то что для пленэра, т.е. площадки на открытом воздухе). А что творилось между обоими как бы верхними голосами… Это ни в сказке сказать, ни пером описать. Какая гармония!? Какое голосоведение!? Да они здесь даже не ночевали. Иногда тематическое движение просто удалялось по принципу: верхний голос –значит главный («тема»?..). Это как бы слова в речи без корня, только префиксы, суффиксы да окончания… Бессмыслица. Как сказал бы наш Чехов – «сапоги всмятку».

Я был так возмущён происходящим издевательством над музыкой, такой, с позволения сказать, «трактовкой» одного из БАХовских шедевров, что незамедлительно покинул это поле позорища и не стал даже дожидаться исполнения БАХовской же Badinerie («бадинери», ударение на последнем слоге, в переводе с французского – «шутка») из Сюиты си-минор (последняя часть), хотя именно она, эта сюита, написана специально для солирующей флейты (кстати, тоже в сопровождении струнного оркестра). В общем, ушёл я. «Не вынесла душа поэта…» (слова другого нашего гениального поэта – Михаила Юрьевича Лермонтова). Впрочем, я-то - не поэт; просто честный музыкант. Непонятно в этой ситуации одно: как могут «прямые родственники», как сейчас говорят – «по национальному признаку», ветви одного родового корня так не понимать своего же Иоганна Себастьяна. И ведь это, как ни странно, не какие-то, скажем, оркестранты, играющие свою партию в общей многозвучно-шумной оркестровой массе, а «Камерные солисты Тюрингии». Солисты! Нечто вроде профессиональной элиты. И учились они наверняка не только в музыкальной школе (первая ступень), а в заведениях по профессиональному уровню значительно более высоких. Уж они-то вроде бы должны с молоком матери впитать в себя эталонно-правильное понимание музыки своего великого сородича… Значит - «не в коня корм», учёба не помогла. Жаль. Или учить было некому, учителя были такие же? Тогда жаль вдвойне.

Очевидно, в итоге надо сделать вывод: не всякое переложение БАХовской музыки правомерно, если оно обусловлено только желанием исполнителей. Надо ещё обладать если не знанием, то хотя бы чутьём. Сам И.С. Бах это чувствовал и знал совершенно точно. Четверной концерт для четырёх скрипок Антонио Вивальди он переложил для четырёх клавиров, для четырёх именно однородных инструментов. Но когда Иоганн Себастьян хотел применить какой-либо другой инструментальный состав, соответствующий его замыслу, он это делал не колеблясь. Скажем - Бранденбургские концерты. Какой букет, какое разнообразие! Для примера возьмём Второй Бранденбургский концерт: скрипка Solo, флейта, гобой, высокая труба (Clarino) – вот ведь какая разнородность и какой инструментальный разброс! А вместе они составляют действительно прекрасное целое, доставляющее истинное наслаждение и глубочайше удовлетворение при его прослушивании. Следовательно, Бах знал чёткие практические границы единства и разнообразия в музыкальном искусстве и гениально применял их в своём творчестве.

Учиться надо, господа хорошие! И учиться не только прилежно, но и осмысленно.

Ну вот, такое неожиданно грустное получилось у меня прощание с обаятельным городом Мюльхаузеном. Прошу извинить меня!

Хотя при чём тут, собственно, мои извинения? Я не чувствую за собой никакой вины. Виноваты те – музыканты! – что вынудили меня так резко, отчасти зло высказать свои мысли. По натуре я совсем не злой и даже мягкий человек; всегда готов уступить другому. Но если оскорбляют самого И.С. Баха подобным издевательством над его музыкой, я зверею в прямом и переносном смысле этого слова. Он не только ваш, но и мой.

Так что пусть извиняются те, которые… И извиняются перед самим гигантом, великаном Иоганном Себастьяном БАХОМ

Игорь ИВАХИН, 19 августа

Мюльхаузен – Москва

P.S. “Moin, moin” – почти повсеместно распространённое на сегодняшний день в Германии звучание утреннего приветствия, искажённое “Morgen, Morgen”.

“Vale, Molhusa”(лат.) – «Прощай, Мюльхаузен» - такое название имел город ещё в XVII веке.

Послесловие редакции. Прошло более полугода со дня создания опубликованных выше материалов. Времени было вполне достаточно, чтобы напечатать их в том месте, где они и были написаны. Можно подвести некоторые итоги. Статьи эти так и не появились в Германии (во всяком случае, нам это не стало известно). Что явилось причиной умолчания – можно только предполагать. За прошедшее время автор подготовил третью статью, в которой достаточно подробно и уже с сугубо музыковедческой точки зрения, профессионально проясняет свою позицию. В силу этого она полностью выходит за рамки возможностей публикации в газете. Однако можно отметить следующее.

В своей новой статье автор раскрывает некоторые принципы подхода к обработкам произведений Иоганна Себастьяна Баха на современном уровне на Западе и характеризует определённые исполнительские моменты в музыкальной культуре как «Запада», так и «Востока». Он крайне неравнодушен к практике, с его точки зрения, низкого музыкального исполнительства «там и тут» и старается не только раскрыть причины такого явления, но и предлагает своё решение в исправлении сложившейся ситуации:

«Я пишу всё это для того, чтобы привлечь внимание к проблеме создания творчески осмысленных и взвешенных (а не «на скорую руку» написанных) интерпретаций, чтобы «поднять» своеобразную «целину» (а может быть когда-то существовавшее, но, к сожалению, просто забытое правило) в деле осмысления для сегодняшней исполнительской практики создания переложений БАХовских произведений, чтобы попробовать снова возобновить эту творческую деятельность и дать некоторую теоретическую основу для такого рода полноценных и содержательных работ, попутно вводя в теоретико-практический обиход кое-какую новую терминологию».

Автор не боится «испортить отношения» с остальным музыкальным миром. Оцените такой пассаж: (некоторые работы) «иначе как полу профессиональные я назвать не решаюсь. Такая (упоминаемая в тексте)«работа» «сапожников от музыки» не может иметь никакого отношения к И.С. Баху, как бы высоко ни ставили сами себя «работники», создающие такие и подобного рода переложения, как бы ни ценили их настоящие работники издательств, редактирующие и публикующие подобного рода «опусы», сколько бы ни играли на публике их «переложения» тупые, не желающие думать творчески музыканты-исполнители. Моё высказывание относится в равной степени как к западноевропейским музыкантам (среди них есть, конечно, и отличнейшие исполнители, которые демонстрируют высочайший класс исполнительства и глубочайшее проникновение в понимание исполняемой музыки), так и к русским исполнителям, часто демонстрирующим подобное же бездумное и, можно сказать, «наплевательское» отношение к делаемой ими работе. Тем более это опасно (и преступно) при работе над такого рода обработками с детьми, ориентируя с самого начала их музыкальной «карьеры» на явный непрофессионализм (...) и ложное понимание в данном случае БАХовской музыки».

Резко? – Да. Но, может быть, автор имеет право на это на основании его теоретико-практических изысканий? И опять же – кто знает? Во всяком случае, пусть эту проблему разрешит будущее.

В то же время он, автор, не ощущает себя богом, непогрешимым и непререкаемым. Он даёт не конечную, а дискуссионную оценку музыкальным реалиям Запада, готов обсуждать данную проблематику и свободно дискутировать, утверждая, что«будет рад увидеть реакцию на неё (статью) не только в виде отрицательно-ругательных отзывов, но и в виде серьёзного научного обсуждения поднятых в ней вопросов и проблем. В первом случае автор попытается разобраться в самом себе, чтобы попробовать найти допущенные им возможные ошибки; во втором – будет рад принять участие в любом диалоге, в любой дискуссии, отстаивая свои позиции. И в том, и в другом случае автор будет благодарен всем, откликнувшимся на его статью».

В заключение следует повторить, что статья в целом музыкально сугубо специфична. Это не даёт редакции возможности опубликовать этот материал, хотя авторские выводы, в некоторых случаях идущие вразрез с установившимися как на Западе, так и у нас нормами музыкального исполнительства, представляют вследствие этого несомненный интерес.

Вот такие у нас авторы.

СЛАВЯНАМ

Привет вам задушевный, братья,

Со всех Славянщины концов,

Привет наш всем вам, без изъятья!

Для всех семейный пир готов!

Недаром вас звала Россия

На праздник мира и любви;

Но знайте, гости дорогие,

Вы здесь не гости, вы – свои!

Вы дома здесь, и больше дома,

Чем там, на родине своей, -

Здесь, где господство незнакомо

Иноязыческих властей,

Здесь, где у власти и подданства

Один язык, один для всех,

И не считается Славянство

За тяжкий первородный грех!

Хотя враждебною судьбиной

И были мы разлучены,

Но все же мы народ единый,

Единой матери сыны;

Но все же братья мы родные!

Вот, вот что ненавидят в нас!

Вам не прощается Россия,

России – не прощают вас.

Смущает их, и до испугу,

Что вся Славянская семья

В лицо и недругу, и другу

Впервые скажет: «Это я!»

При неотступном вспоминаньи

О длинной цепи злых обид

Славянское самосознание,

Как божья кара, их страшит!

Давно на почве европейской,

Где ложь так пышно разрослась,

Давно наукой фарисейской

Двойная правда создалась:

Для них – закон и равноправность,

Для нас – насилье и обман,

И закрепила стародавность

Их как наследие Славян,

И то, что длилося веками,

Не истощилось и поднесь,

И тяготеет и над нами –

Над нами, собранными здесь…

Ещё болит от старых болей

Вся современная пора…

Не тронуто Косово поле,

Не срыта Белая Гора!

А между нас – позор немалый -

В славянской, всем родной среде,

Лишь тот ушел от их опалы

И не подвергся их вражде,

Кто для своих всегда и всюду

Злодеем был передовым:

Они лишь нашего Иуду

Честят лобзанием своим.

Опально-мировое племя,

Когда же будешь ты, народ?

Когда же упразднится время

Твоей и розни, и невзгод,

И грянет клич к объединенью,

И рухнет то, что делит нас?..

Мы ждём и верим Провиденью –

Ему известны день и час…

И эта вера в правду Бога

Уж в нашей не умрет груди,

Хоть много жертв и много горя

Ещё мы видим впереди…

Он жив – Верховный Промыслитель,

И суд его не оскудел,

И слово – Царь–освободитель

За Русский выступит предел…

Ф.И. ТЮТЧЕВ

ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

ИТАР-ТАСС

...«проклятым местом для Польши» назвал Катынь после трагедии в небе над Смоленском бывший президент Польши Александер Квасьневский. С этим мнением поспешили согласиться польские СМИ, написавшие, что «первая Катынь» обошлась Польше в 1940 году более чем в четыре тысячи офицерских жизней, а «вторая», в 2010, - еще в 96. Подсчеты эти, однако, не являются полными. Ведь если встать на чисто историческую точку зрения, то окажется, что Смоленск еще в семнадцатом веке дорого стоил Польше короля Сигизмунда Третьего и во время польской осады этого русского города в 1609-1611 годах под его стенами сложили «буйны головы» свыше 30 тыс. польских шляхтичей и гусаров. В стратегическом плане аналитики сходятся здесь в одном: последствия авиакатастрофы под Смоленском будут ощущаться в Польше еще долгие годы. Алексей Карцев

* * *

...судя по телефонным звонкам, которые делали убийцы аль-Мабхуха, операция координировалась из Австрии, однако такой вывод, который здесь делают, представляется преждевременным, поскольку «Моссад» обладает техническими возможностями замаскировать телефонные контакты с Израилем так, чтобы казалось, что звонили в другие страны. По всей видимости, Австрию, которую не любят в Израиле за Курта Вальдхайма и как, по мнению многих израильтян, не вполне раскаявшуюся в нацистском прошлом страну, выбрали просто для того, чтобы поставить в особенно неудобное положение. Сергей Латышев

* * *

...супруга израильского премьера Сара Нетаньяху заплатит 20 тыс. шекелей /более 5 тыс. долларов/ своей бывшей домработнице, пожаловавшейся в суд на «обсчеты». В исковом заявлении фигурировала вдвое большая сумма, но стороны договорились о досудебной сделке. Истица работала на вилле семьи Нетаньяху в Кейсарии до середины прошлого года и, по ее словам, была уволена против своей воли (см. «КБ», №8, 2010 г.). Николай Кеженцев

* * *

...аналитики СМИ КНДР склонны видеть причину практически всех кризисных явлений в общественной жизни государств Восточной Европы в их отказе от единственно верного социалистического пути. На официальных беседах представители Пхеньяна нередко подчеркивают, что ревизионизм не затронул КНДР, где сохраняется внимательное отношение к памятникам советским воинам-освободителям.

...Местные политики выражают озабоченность возрождением нацизма в тех странах, которые больше всего пострадали от гитлеровцев. Это кризисное явление - одно из последствий падения социализма. «Нодон синмун», Пхеньян

* * *

...несколько лет назад в Италии начало действовать движение «Слоу фуд» /«медленное питание»/ в противовес пресловутому «фаст фуду», давно признанному нездоровым. Вера Щербакова

* * *

...едва добившись равных с мужчинами прав на труд, британки затосковали по «профессии» домохозяйки. Представительницы нынешнего молодого поколения британок не столь обуреваемы желаниями обрести материальную самостоятельность или сделать профессиональную карьеру. Многим из них, в отличие от их мам и бабушек, не кажется таким уж дискриминационным прежний традиционный уклад британской семьи, при котором жена занималась детьми, кухней и домом, а муж был кормильцем. Сергей Хаботин

* * *

...Украина по итогам 2009 г. вошла в список лидеров среди экспортеров вооружений. Об этом сообщает Центр исследования армии, конверсии и разоружения. «Благодаря заключенным контрактам Украина вплотную приблизилась к пятерке мировых лидеров оружейной торговли и, по предварительным подсчетам, может занять шестое место после США, России, Франции, Германии и Израиля», - отмечают аналитики центра. В 2009 г. украинские компании заключили контракты на модернизацию военно-транспортных самолетов Ан-32 для Индии стоимостью более 400 млн. долларов, поставку партии малых десантных кораблей на воздушной подушке типа «Зубр» Китаю на 315 млн. долларов, поставки Ираку шести военно-транспортных самолетов Ан-32 на 100 млн. долларов. Украина также поставит в Ирак 420 новых бронетранспортеров БТР-4 на сумму около 46 млн. долларов. Новый плавающий бронетранспортер БТР-4 «Буцефал» разработан и изготовлен Харьковским конструкторским бюро по машиностроению им. Морозова.

* * *

...южнокорейская полиция предпочитает иностранные мотоциклы несмотря на то, что страна выпускает свои качественные двухколесные машины. Как выяснили дотошные депутаты парламента, из 224 мотоциклов, которые за последние пять лет приобрело для своих нужд Национальное полицейское агентство, 214, или 95,5% оказались «железными рысаками» иностранного производства. Были приобретены 151 «Харлей-Дэвидсон», 63 «БМВ» и всего лишь 10 машин марки «Мираж» родного производителя в лице фирмы «Хёсун». При этом, если стоимость одного «харлея» или «беэмвешки» колеблется в пределах 19 тыс. долларов, то свои «миражи» обходятся втрое дешевле. Всего же на престижные иностранные модели, которые, как водится и в нашем родном отечестве, осели в центральных управлениях, включая и южнокорейскую столицу, ушло денег налогоплательщиков более чем на 4 млн. долларов. Владимир Кутахов

* * *

...Московский государственный академический симфонический оркестр под управлением Павла Когана завершил свои гастроли в китайской столице смешанной программой русской классической музыки. Один из лучших российских симфонических оркестров выступал в концертном зале нового Государственного Большого театра, построенного недалеко от площади Тяньаньмэнь в центре Пекина в 2008 году. В первый вечер для китайской аудитории звучали преимущественно шедевры Чайковского из балета «Щелкунчик», а последний концерт развернул перед слушателями многогранную и богатую коллекцию русской классики. В числе исполненных произведений были такие, как «Вальс-фантазия» Глинки, вальс из музыки к драме «Маскарад» Хачатуряна, «Половецкие пляски» Бородина и «Шехерезада» Римского-Корсакова. Публика встретила с восторгом, бурными аплодисментами вызвав оркестр на бис, после чего зал наполнился «Маршем Радецкого» Штрауса и вальсом «Метель» Свиридова.

«Китайская публика, - отметил Павел Коган, - сделала огромный скачок: то, что обычно в других странах происходит на протяжении нескольких десятилетий, китайские слушатели сделали намного быстрее». 25-30 лет назад, сказал он, сложно было себе представить, что в Китае можно собрать крупные концерты с понимающей классическую музыку аудиторией. Иван Каргапольцев

* * *

...практически все британские СМИ сообщили о том, что четверо сотрудников аппарата премьера обратились в национальную службу «Горячая линия оказания помощи пострадавшим от грубости» с жалобами на очень жесткое обращение с ними руководителя правительства. Об этих звонках рассказала исполнительный директор «Горячей линии» Кристин Пратт. Браун опроверг эти сообщения как недостоверные, сказав, что он просто бывает «требовательным» как всякий руководитель. «Иногда я сержусь, а кто не сердится? - сказал он в интервью телеканалу Джи-эм-ти-ви. - Движимый желанием работать, я проявляю нетерпение. Когда я занял этот пост, я сказал, послушайте, я, со своей стороны, будут делать все, что в моих силах, и буду требовать того же от других. Я попросил их работать с максимальной отдачей». Браун рассказал, что его аппарат на Даунинг-стрит, 10 представляет собой «открытый офис», работающий как «своего рода семья». «И, как в каждой семье, у нас время от времени возникают вопросы, но у нас великолепная рабочая обстановка, и мы добиваемся результатов, - сказал он. - На моем посту необходимо добиваться выполнения работы, необходимо подталкивать людей, спрашивать с людей. Если вы застенчивый тихоня, вы не справитесь с глобальным экономическим спадом». Сергей Хаботин

* * *

...разочаровывающие для России итоги Олимпиады Гергиев склонен объяснять тем, что «мы почти полностью использовали ресурс советских схем, наработок, тренерских школ, если хотите - традиций». «Думаю, что на этом пару мы уже больше не прокатимся к золотым медалям и не допрыгаем до них, - сказал знаменитый музыкант. - Значит, нужно находить новые возможности, новых героев. Реальных, которые просто смогут для своей страны делать то, что нужно». На вопрос о том, не проецируется ли эта спортивная ситуация и на искусство, собеседник ответил: «Есть опасность». «У нас очень много ненастоящего, когда коммерческие по своей сути явления выдаются за настоящее искусство и поддерживаются, - пояснил он. - Кстати, может быть, потому и поддерживаются, и именуются «настоящим искусством», что они коммерческие и многие люди обогащаются». «А «еntertainment», - использовал Гергиев английское слово, означающее «развлечение», - и настоящее искусство ничего общего не имеют». Андрей Шитов

* * *

...рыночная свобода все же не должна означать вседозволенности. К этому сводится суть решения, принятого федеральным апелляционным судом США в Сан-Франциско /штат Калифорния/. Суд подтвердил конституционность закона штата Невада, запрещающего рекламу публичных домов в прессе, вдоль автомагистралей, на улицах, в театрах и других общественных местах. В десяти округах штата Невада, преимущественно сельских, проституция узаконена решениями местных властей. Во всех остальных штатах США, кроме Невады, проституция полностью запрещена и соответственно об открытой рекламе «сексуальных услуг», например, в печати речи быть не может. Андрей Шитов

* * *

...за последние два года водители нью-йоркских такси обманули своих пассажиров, взяв с них завышенную плату за проезд более чем на 8,3 млн. долларов. Жульничеством занимались тысячи таксистов Нью-Йорка. По данным местных властей, нечестные водители, как правило, просто выставляли на счетчиках тарифы загородных поездок, которые вдвое дороже передвижения в пределах Нью-Йорка. Наталья Славина

* * *

...новый президент Уругвая Хосе Мухика хочет, чтобы заключенные возводили дома на благо общества. Он представил план строительства жилья, согласно которому главной рабочей силой будут выступать лица, находящиеся в местах лишения свободы.

74-летний Хосе Мухика, представляющий правящую левую коалицию «Широкий фронт - Прогрессивная встреча», одержал победу во втором туре президентских выборов, состоявшихся 29 ноября 2009 года. До недавнего времени он занимал пост министра сельского хозяйства и животноводства. Однако больше избранный президент все же известен как участник группировки «Тупамарос», использовавшей в 60-70-е годы вооруженные методы борьбы с режимом, такие, как теракты, ограбления банков, взятие заложников. За свою партизанскую деятельность Мухика был арестован, прошел через пытки и в общей сложности провел около 14 лет в застенках. Из них два года он пробыл в тесном подземном каземате в полной изоляции. Дмитрий Фоминых

* * *

...смело заказывать туры в КНДР призвал зарубежных любителей путешествий Хон Ин Чхоль, который возглавляет национальное туристическое управление, находящееся под контролем государства. «В последние годы, - подчеркнул он в беседе с журналистами, - благодаря мудрой политике Трудовой партии Кореи престиж социалистической республики на международной арене неизменно возрастает, а ситуация на Корейском полуострове остается стабильной». Кроме того, добавил Хон Ин Чхоль, «значительно упрощена процедура оформления виз для иностранных туристов, созданные для них условия обслуживания полностью отвечают международным стандартам». Туристы могут выбрать маршрут по своему усмотрению и совершить поездку по Стране утренней свежести на поезде, самолете, пароходе или же автомобиле. Юрий Сидоров

* * *

...в рядах современной японской молодежи все больше пессимистов. Как показал опрос общественного мнения, проведенный среди учащихся вузов Страны восходящего солнца, более 70% из них видят будущее Японии в мрачных красках. Большинство молодых японцев опасаются, что правительство страны не сможет переломить негативные тенденции, вызванные глобальным финансовым кризисом. Многие респонденты предполагают, что уровень безработицы в стране продолжит увеличиваться. Уже сейчас выпускники японских вузов с трудом находят работу по специальности сразу после завершения учебы, хотя раньше молодые специалисты высоко ценились в крупных корпорациях Японии. Большая часть опрошенных также уверена в том, что финансовое бремя населения Японии с каждым годом будет становится только тяжелее.

* * *

...начальник Европейского командования американских ВС адмирал Джеймс Ставридис подтвердил, что поддерживает идею включения радиолокационных станций России в создаваемую США систему ПРО в Европе. По словам руководителя ЮКОМ, это позволило бы США на более ранней стадии обнаруживать ракетные пуски. Дмитрий Кирсанов

* * *

...за знание русского и чеченского языков в Военно-воздушных силах США начали доплачивать по 500 долларов в месяц. Причем, как сообщил журналистам подполковник Пол Валенсуэла, отвечающий за реализацию программы языковой и страноведческой подготовки в ВВС, надбавку могут получать абсолютно все военнослужащие, а не только те, служебные обязанности которых требуют свободного владения иностранными языками, к примеру, переводчики или разведчики. Как подчеркнул Валенсуэла, руководство минобороны пришло к выводу, что выполнение различных миссий за рубежом во многом зависит от способности солдат общаться на языке жителей той страны, где проводится операция. Александр Пахомов

А Я ГОВОРЮ, ЧТО...

Благодарим товарищей А.Ю. Фёдорова, В.И. Душкина и А.С. Ашенмиля за помощь политузникам, Л.Н.П., читателей из Петровска, Е.В. Зонова, И.А. Уланову и В.Ч. - за помощь газете. Редакция

* * *

...опять в России траур! Ну что ж, при «демократии» эта штука появляется частенько. То очередной террористический акт случится («профессиональных палачей НКВД» разогнали, осведомительные сети преданы проклятию и поношению, а нынешние «бабки пилят»), то очередной поезд с рельс сойдет (благо профессиональные железнодорожники-ремонтники и контролеры тоже ушли, а нынешние также бабки пилят), то группа альпинистов разобьется или под лавиной погибнет (профессиональные спасатели ушли, летчиков разогнали, а ныне на спасательную операцию денег нет - их опять перевели в бабки и распилили). Но вдруг, впервые, в стране объявляется траур, а никто из граждан России не погиб! Дело-то какое небывалое... Алексей Улитин, г. Горький

* * *

…намерение московских властей вызвало бешеный вой пасквилянтов. Среди их многоголосия особой желчью выделяется голос уполномоченного по правам человека в РФ В. Лукина. Он заявил, что в войне победила армия, победил народ, а И.В. Сталин, наши маршалы – командующие фронтами, другие военачальники тут не при чём.

Смогли бы мы без сталинского стратегического руководства, г-н Лукин, разгромить наголову две могущественные силы в мире – фашистскую Германию и милитаристскую Японию, перед которыми в страхе трепетал весь мир? Разумный человек скажет: конечно, нет. Мудрое руководство в любой отрасли обеспечивает успех. Это аксиома, г-н Лукин. «Люберецкая правда», №14, 2010 г.

* * *

…понятие хорошо жить у людей разное, у одних холуйствовать перед иностранцами и пользоваться их товарами, у других плевать на них на всех и жить своими идеалами. Идеалами добра, справедливости, гордости за себя, свой народ, любовь к своей Родине. Но иностранным холуям, ворам и буржуям это не понять. Не дано.

То, что я пишу под шапкой «Люди говорят…» - это есть те дрожжи, которые должны бродить в наших людях, в нашем народе. Эти дрожжи связаны Великим, Советским, Ленинско – Сталинским прошлым. Это из жизни. Это реальная сила, которая была есть и будет. Это память наша. Это поступь нашего Великого народа. На этих дрожжах должны взойти протесты, перемены, революция. Наша Революция. Пусть скорей вернётся справедливая, народная, ответственная, Советская, Сталинская власть. В. Горячев

* * *

…под впечатлением от статьи В.И. Тягунова «К барьеру!», №6, 2010 г. я пытаюсь наряду с бюджетным бюро (по примеру США) и законодательным бюро представить себе также и штатное кадровое бюро, которое будет подбирать и готовить как кандидатов в депутаты, так и кандидатов на руководящие должности в исполнительных органах власти и местного самоуправления. Нет необходимости кандидата в депутаты в течение пяти лет учить государственному праву, менеджменту, экономической политике или политологии. Достаточно, если у него не будет криминальных наклонностей и связей с криминалом, если он будет знать Конституцию и избирательное законодательство, будет уметь формулировать и отстаивать интересы и взгляды, которые он провозглашает, если он не будет противником идей Антигитлеровской коалиции, Устава ООН, Всемирной декларации прав человека и не будет применять Вашингтонский консенсус в целях сохранения статуса полуколонии. О.П. Брянский

* * *

...модернизация, о которой теперь много говорят, не должна попирать интересы людей, которые всегда будут частью Природы. Депопуляция капиталистической России во многом явилась результатом употребления некачественных и вредных для здоровья продуктов и лекарств – «гуманитарная помощь» и «ножки Буша» вышли боком. К модернизации в пищевой промышленности и фармакологии следует относиться настороженно.

Одно дело, когда инновации развивают оборонно-промышленный комплекс, инфраструктуру страны, общественный транспорт, производство действительно полезных вещей, и совсем другое – когда орды личных автомобилей заполоняют города, делая их непригодными для проживания. Советская власть искусственно сдерживала производство личных автомобилей, которые рассматривались как средство производства, приводящее к социальному неравенству. Счастливых (что сомнительно!) обладателей железных коней было немного, города предназначались для людей, а не для машин. Мне посчастливилось пожить в это время. Меня переполняют гордость за свою Родину – СССР и неприязнь к тем, кто ее разрушил, создав бесчеловечное общество скотского потребления. Владимир Филаретов

* * *

…мне посчастливилось видеть Сталина на демонстрации трудящихся, проходившей сразу после парада Победы в 1952 году. А уже в 1953 году Советский народ был потрясён кончиной т. Сталина.

Тогда почти вся Москва провожала в последний путь любимого вождя. Настроение было трагическое и даже упадническое. Я заканчивал тогда 10 классов 1 МАПУ. Преподавательница истории нашего артподготовительного училища, рыдая, обратилась к командованию с просьбой желающих отправить в увольнение, чтобы проститься со Сталиным. Мы доехали трамваем №4 до м. Сокольники, а затем на метро до станции Кировская, дальше движения не было. Потом, разделившись на группы, стали пробиваться по ул. Кирова и разным переулкам через заградительные кордоны к Колонному залу. На всём пути ни одного смертного случая не наблюдали. В одном месте перед м. «Кировская» конная милиция оттеснила толпу, при этом несколько человек легко пострадало, потеряв при этом галоши, но лошади людей не давили. Разговоры о тысячах и десятках тысяч жертв – злонамеренное враньё. Наоборот, тогда были дисциплина и порядок.

В итоге нам, мальчишкам в военной форме, удалось присоединиться к колонне полковников и пройти в зал, где возле гроба Сталина в почётном карауле стояли все члены правительства. В. Каштанов

* * *

…путино-«медведевская» кремлядь потому предаёт интересы России во всех отношениях, в том числе в отношении Ирана, что защищает только свою шкуру ценой безопасности страны. Кремлядь чует, что скоро ей придётся нести суровый ответ за геноцид трудового народа России. И она на брюхе ползет к западной мрази, ища у неё защиту от народного гнева.

Путино-«медведевская» кремлядь свою измену и предательство, уничтожение армии, внутренней и внешней безопасности России, выдачу безоружной страны её врагам сегодня «оправдывает» тем, что 80 лет назад Сталин очистил Красную Армию от предателей и изменников, обеспечил полную внешнюю и внутреннюю безопасность СССР. Такова «логика» нынешних предателей России. И.Н. Ларин, Москва

* * *

…читаю Вашу газету всего несколько месяцев и постоянно восхищаюсь Вашим мужеством и мужеством ваших авторов. Потому, что нести правду народу всегда было уделом сильных, духовных и благородных людей!

Себя я к таким не отношу, но всё-таки не могу иногда молчать и взрываюсь или стихами, или прозой. В.Е. Карандзей, Владивосток

* * *

…почему солдат должен в бою воевать и погибать с открытым лицом, а мент закрывает лицо маской? Будучи вооружён, в бронежилете, с наручниками, палками, шокерами, на БТР и с вертолётами? А. Н. Панков

* * *

…в СССР уважали «могучий и великий», тем более руководители. В Россиянии его заменили на новояз, иностранщину, матерщину. Очень убедительно звучит: «Замочить 12 трусливых зайцев в сортире».

Глядя на эту публику, не оставляет впечатление: над ними постоянно кружатся большие зелёные мухи. Они никогда не ошибаются. Зачем же вы над нашей Победой и Россией так настойчиво стремитесь запустить эту летучую гадость?! И.М. Журавлёв

* * *

...в России проблемы с ценообразованием. Доходит до абсурда, и примеров достаточно много. Например, колесная гайка. Можете ли вы себе представить, что купить в Индии, привезти через 45 дней в Россию, растаможить, оплатить все транспортные издержки – и при этом единица продукции все равно окажется дешевле, чем у российских поставщиков. Сергей Когогин, генеральный директор КамАЗа

* * *

…следуя разработкам пропагандистских центров, своры этой сволочни ежедневно кричат, что народ победил во Второй мировой войне, а не Сталин. Им надо низвергнуть из сознания народа символ победы. На самом деле никто не спорит, что войну выиграл Советский народ. Но и никто не в состоянии опровергнуть, что с 1923 по 1953 годы руководил Союзом Советских Социалистических Республик И.В. Сталин. Поэтому им надо ниспровергнуть, оболгать Сталина. Это подлый ход, мерзкий крик. Но этот крик стоит над Россией четверть века в сегодняшнем исполнении. На самом деле ниспровергая Сталина, эти сволочи ниспровергают Россию и народы России. Т.Г. Авалиани

* * *

…покой и мир был при Советах,

Народов дружба процветала,

Пока однажды жарким летом

Не влез к нам карточный катала.

Он отменил народов дружбу,

Как орден «Дружбы» всех «народов»,

И поступил на злую службу

На инофирму всех уродов.

С тех пор на склонах Дагестана,

Чечни и на земле Ингушской

И Кабарды зияет рана

Всей «демократии» нерусской.

России чужд режим «медведей»,

И путинизм совсем не нужен.

Власть на Руси о «благе» бредит,

Хоть все сидим мы в грязной луже… Владимир Южный, лауреат Всесоюзного литературного конкурса МВД и СП СССР

* * *

...если бы медали в Ванкувере давались за навязчивость, «серебро», несомненно, получила бы Россия («золото» досталось бы хозяевам соревнований).

Были времена, когда русская - ну или советская - машина делала свое дело без лишнего шума, но тут громкость включена на всю катушку. Местным жителям велели убрать с улиц машины и, похоже, их место заняли огромные «Ауди» с логотипами города Сочи, принимающего следующие Зимние Олимпийские игры.

Лондон? Здесь вы даже не заметите, что событие олимпийской важности уже не за горами. Но Россия в 2014-м? Она хочет прогреметь на весь мир. «The Times», Великобритания

* * *

…будущее главной резервной валюты мира — доллара — также остается туманным. В частности, из–за гигантского внешнего долга США, который, по некоторым оценкам, превышает сегодня $12,6 трлн. Опасения, что доллары превратятся со временем в фантики и резаную бумагу, в мире достаточно велики и, в принципе, не новы.

«Какая страна окажется первой в ряду приближающихся государственных банкротств? Греция — далеко не единственный кандидат на эту роль. Не меньшие проблемы грозят в том числе и многим американским штатам», — комментирует начальник аналитического отдела ФЦ «Инфина» Александр Иванищев. DP.RU - деловые новости

* * *

…российское Минобороны имеет много шансов стать абсолютным рекордсменом по расходам на мониторинг СМИ. Управление государственного заказа ведомства, которое возглавляет Анатолий Сердюков, опубликовало извещение о своем желании заказать программно-технический комплекс мониторинга и анализа СМИ для пресс-службы министра обороны и готово потратить на эти цели до 44,6 млн. рублей. Система, которую военные собираются приобрести, предназначена для того, чтобы «обеспечивать высшее руководство министерства оперативной информацией из открытых источников», иметь «максимально возможный охват этих источников» и, кроме того, «выбирать из всей обрабатываемой информации наиболее важные и ценные материалы в соответствии с задачами руководителя». В конкурсной документации конкретизируется, что пресс-служба министерства хотела бы иметь в своем распоряжении существующую на рынке систему «Медиалогия» или ее эквивалент.

Пресс-служба Минобороны не смогла прокомментировать, чем объясняется столь высокая стартовая цена на объявленном аукционе. Slon.ru

* * *

…прочёл биографии Путина и Медведева. Ни тот, ни другой ни дня не занимались производством даже на уровне колхозной бригады. Да им не то что завод, свинарника не построить. Вот они и играют в песочнице: забавляются ряжеными потешными солдатиками, создают гимны и гербы, изобретают нелепые праздники, перетаскивают покойников с места на место. И вовсю идёт беззастенчивый грабёж населения. Но особенно жестокой обираловке подвергается деревня. В.Ф. Гусев

* * *

…нужен анализ честный: почему при социализме были такие перекосы со снабжением населения продовольствием (кроме столичных городов Москвы и Ленинграда). Ведь колхозы работали, планы выполнялись. Или много продовольствия пропадало или отправлялось за рубеж? Ю.А. Харламов

* * *

…то, что российская Фемида серьёзно больна, признают сегодня не только руководители государства, но и само начальство судебной системы. Не секрет, что её не обошли стороной ни коррупция, ни правовой нигилизм, ни злоупотребление административным правом. Вдобавок к этим болезням, как признала на февральском ведомственном совещании председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, столичные суды страдают, например, такими заразными хворобами, как хамство, волокита и даже пьянство на рабочем месте. «Деловой вторник», №7, 2010 г.

* * *

…чем отличаются кандидаты в депутаты от депутатов? - Кандидат ратует за отмену привилегий, депутат за сохранение.

…если бы нам платили за моральный урон, мы бы стали миллионерами.

…много желающих стать хозяевами земли, но мало – на ней работать.

…подлец поднимается по служебной лестнице, а спускается по пожарной.

…когда народ молчит – значит, ему есть что сказать. Отрывной календарь на 2009 г.