sci_history ref_guide Юрий Андреевич Скориков Севастопольская крепость

Книга написана на основе богатейшего собрания архивных материалов и редких фотодокументов. В ней рассказывается о истории возникновения и этапах строительства Севастопольской крепости. Подробно описаны важнейшие события 349 дней героической обороны Севастополя 1854—1855 гг. в ходе Крымской войны 1853—1856 гг., беспримерный труд саперов и минеров на линии обороны, мужество и героизм защитников крепости — военных моряков и солдат, сражавшихся под началом выдающихся военачальников — адмиралов В. А. Корнилова, М. П. Лазарева, П. С. Нахимова и руководителя фортификационных работ инженера генерала Э. И. Тотлебена.

Большая часть приведенных в книге иллюстраций публикуется впервые.

Для широкого круга читателей.

ru
Елена Байрашева lenok555@mtu-net.ru FB Editor v2.0 18 January 2010 F469E1DE-7D10-4220-A284-8D4DBF7AD187 1.0

1.0 — создание файла — Елена Байрашева

Севастопольская крепость Стройиздат Санкт-Петербург 1997 5-87897-035-Х

Ю.А. Скориков. Севастопольская крепость

Трехсотлетию

славного российского флота

посвящает эту книгу

автор

Севастопольская крепость основана по рескрипту Екатерины Великой 10 февраля 1784 года. Императрица повелела возвести на пустынных берегах Ахтиарской бухты фортификационные сооружения, Адмиралтейство, верфь, порт и военное поселение. Понимая ключевое значение Севастополя для защиты южных рубежей России, в его основании и развитии принимали непосредственное участие такие выдающиеся деятели государства, как А. В. Суворов, Д. Н. Сенявин, Ф. Ф. Ушаков, М. П. Лазарев. Упорным трудом российских моряков, солдат, мастеровых, инженеров и предпринимателей были построены форты, порт, арсеналы, мастерские, доки, верфи и город. Военно-морская крепость стала главной базой Черноморского флота. Само название "Севастополь", что означает в переводе с греческого "достойный поклонения город", предугадало его славную историю. В середине XIX и XX веков крепость дважды подвергалась осаде иноземными захватчиками. Моряки-черноморцы и армейские части самоотверженно сражались с врагом. Несмотря на значительное превосходство противника в вооружении и численности, защитники крепости в течение многих месяцев удерживали свои позиции, что способствовало решению стратегических задач. Севастополь стал гордостью и славой Российского государства.

Не утратила своего значения военно-морская база и в наши дни. Инфраструктура управления, наземные и подземные арсеналы, ремонтная база, береговые сооружения и город моряков составляют основу, без которой Черноморский флот не способен обеспечить защиту интересов как России, так и Украины.

В предлагаемой читателям книге на основе архивных материалов и редких изданий воссоздана история основания и эволюции Севастопольской крепости.

Мэр Москвы

Ю. М. Лужков

ПРЕДИСЛОВИЕ

...Становясь под защиту огня береговых батарей, флот в то же время является защитой самого себя и избранного им пункта ...

Ф. В. Пестич

Россия длительное время боролась за выход к Черному морю — отсюда шли торговые пути к странам Востока, Юга и Запада. И только после присоединения Крыма и создания Черноморского флота удалось прочно утвердиться на его берегах. Главная база флота в Севастополе дважды подвергалась осаде иноземными захватчиками. И оба раза моряки Черноморского флота и воины гарнизона длительное время сдерживали натиск превосходящих сил противника, проявляя при этом мужество и небывалую стойкость. Эти и другие события в истории Севастополя нашли широкое отражение в литературе, научных трудах, статьях и обозрениях. Но по причине использования, вплоть до сегодняшних дней, Черноморским флотом всех сохранившихся фортификационных сооружений и утраты многих из них в результате сражений история создания Севастопольской крепости изобилует "белыми пятнами".

Автор, основываясь на документах из архивов, которые в значительном числе впервые вводятся в научный оборот, а также на малодоступных исторических изданиях, стремился воссоздать в хронологическом порядке основные этапы строительства Севастопольской крепости, образования военно-морской базы и города.

В предлагаемой читателям монографии, охватывающей период с основания крепости до окончания Крымской войны 1853—1856 гг., рассказывается об участии великого полководца А. В. Суворова в создании Севастопольской крепости, о его неосуществленном плане возведения казематированных фортов у входа на рейд.

Подробно освещаются вопросы проектирования, строительства, использования местных строительных материалов и организации труда при сооружении крепости, большой вклад в становление Севастополя флотоводцев Ф. Ф. Ушакова, А. С. Грейга, М. П. Лазарева и многих других адмиралов и морских офицеров, показавших себя истинными созидателями.

В книге публикуются неизвестные до настоящего времени сведения о возведении крупнейшей в России береговой Николаевской батареи, которая занимала всю территорию существующего ныне Приморского бульвара в Севастополе. Грозное трехъярусное укрепление, вытянувшееся вдоль берега на 460 м, имело мощное вооружение, установленное в 194 казематах, и одновременно — привлекательный вид, придаваемый ему арками галереи на внутреннем фасаде.

Особое внимание на страницах книги уделяется созданию в небывало короткие сроки сухопутной обороны города, ее беспрерывному восстановлению и совершенствованию на протяжении 349-дневной осады Севастополя в 1854—1855 гг. Показана решающая роль моряков Черноморского флота, и в первую очередь адмиралов В. А. Корнилова, П. С. Нахимова и В. И. Истомина в организации и сплочении защитников крепости. Подробно рассказывается о деятельности военных инженеров, которые под руководством Э. И. Тотлебена проявили талант, упорство и мужество в строительстве фортификационных сооружений, успешно действовали в подземной минной войне, что позволило в течение длительного времени удерживать город.

Приведенные в монографии факты и примеры убеждают, что только беззаветное исполнение воинского долга моряками, пехотинцами, саперами и артиллеристами, их выносливость и бесстрашие сделали возможной Севастопольскую эпопею, показавшую всему миру величие и силу духа русского человека.

В книге публикуются материалы о памятниках первой обороны Севастополя и сохранившихся фортификационных сооружениях.

Текст иллюстрируется большим количеством фотографий, сделанных с натуры, чертежей, картин, рисунков крепости и различных сооружений. Около ста снимков публикуется впервые, среди них акварельные рисунки, запечатлевшие акведуки, доки, Лазаревы казармы, Графскую пристань и другие сооружения Морского ведомства сразу после их возведения в первой половине XIX столетия. Использованы также гравюры и рисунки, опубликованные в английских и французских изданиях в период Крымской войны.

Автор выражает глубокую признательность командованию Черноморского флота, коллективам Российского Государственного архива Военно-морского флота, Российского Государственного Военно-исторического архива, Центрального Военно-морского музея и музея Черноморского флота, Российской Национальной, Севастопольской морской и Центральной Военно-морской библиотек, Совету Оборонной Спортивно-Технической Организации Санкт-Петербурга и Ленинградской области за оказанную помощь в подготовке данной книги.

ГЛАВА 1. Основание крепости (1783—1791 гг.)

Борьба за присоединение Крыма к России. А. В. Суворов и освоение Ахтиарской бухты. Образование Таврии и Тавриды

Возникновение Севастопольской крепости как главного форпоста на Черном море было предопределено многовековой историей Русского государства. Еще в далеком X в. русские дружины ходили в походы по "Русскому морю" — так именовалось Черное море в "Повести временных лет". Феодальная раздробленность Руси привела к тому, что во второй половине XI в. ее южные земли захватили племена половцев, кочевавших с востока. В первой половине XIII в. на Русь обрушились монголо-татарские орды. Русский народ мужественно сопротивлялся захватчикам, но силы были слишком неравны. С тех пор Крым находился под управлением Золотой орды. После ее распада в 1427 г. образовалось самостоятельное Крымское ханство, которое через полвека подчинила себе Турция. Крым превратился в плацдарм для набегов на русские, украинские, польские и молдавские земли. Там грабили, сжигали города, а жителей угоняли и продавали в рабство.

Россия не могла мириться с разорением южных областей, а главное, с оторванностью от Черного моря, через которое проходили торговые пути ко многим странам Европы, Азии и Ближнего Востока.

С 1686 г. шла война России с Турцией, в ходе которой неоднократно предпринимались походы против крымских ханов. В 1695 г. русские войска впервые взяли Перекопскую крепость, но вскоре она опять перешла к татарам.

В 1700 г. Петр I заключил с Турцией мирный договор, по которому Россия получила выход к южным морям. Но западные дипломаты, стремясь отвлечь русские войска с прибалтийских территорий, склоняли Порту к войне. Их замысел вполне удался. В 1710 г. Турция объявила войну России, которая в результате неудачных военных действий вновь потеряла доступ к Азовскому и Черному морям.

Только в 1736 г. фельдмаршал Миних взял Перекоп, а на следующий год разгром Крымского ханства завершил генерал Ласси, который внезапно для противника перешел вброд Сиваш и оказался в тылу ханских воинов, ожидавших нападения у Перекопа. Весь Крымский полуостров был занят русскими войсками, и во избежание дальнейших поражений Турция подписала с Россией в 1739 г. Белградский мирный договор. Около тридцати лет продолжалось состояние между миром и войной. Крымские татары с благословения турецких властей занимались грабежом соседних русских земель, а Екатерина II, занятая другими проблемами, не прибегала к решительным мерам. В 1768 г., подстрекаемая Францией и Австрией, Турция объявляет войну России. В 1771 г. русские войска под началом князя Долгорукова, разгромив противника у Перекопа, вторглись на Крымский полуостров; татары, потеряв все крепости, объявили свое ханство независимым от Оттоманской империи и приняли покровительство России. Ряд побед, одержанных русскими войсками под руководством П. А. Румянцева и А. В. Суворова, а также разгром турецкого флота в Чесменском сражении вынудили Порту заключить в 1774 г. Кючук-Кайнарджийский мирный договор. Им подтверждалась независимость Крымского ханства от Турции. Россия получила крепость Еникале в Крыму и обширные территории на северном Черноморском побережье; русским кораблям разрешалось свободно проходить проливы и плавать по Черному морю.

Однако Оттоманская империя пыталась изменить ход событий в свою пользу. Турецкие лазутчики подстрекали крымских татар к неповиновению и бунту. России предстояло восемь долгих лет бороться за свое утверждение в Крыму.

В марте 1778 г. командующим войсками Крыма и Кубани назначается генерал-поручик А. В. Суворов. В мае Суворов приехал на берега Ахтиарской бухты. Окружающие бухту холмы, покрытые кустарником и невысоким лесом, крутыми обрывистыми склонами спускались к воде, лишь вверху над белеющими скалами ютилось несколько домиков небольшого татарского селения Ак-Яр (что означает "Белый утес"). Отсюда и название бухты — Ахтиарская. Значение бухты талантливый полководец оценил сразу же: многоверстный рейд с глубокой акваторией, позволявшей кораблям подходить вплотную к берегам, мог вместить самый крупный флот, а расположенные вокруг горы надежно защищали суда от штормовых ветров. "Подобной гавани не только у здешнего полуострова, но и на всем Черном море другой не найдется, где бы флот лучше сохранен и служащие на оном удобнее и спокойнее помещены были..." — писал А. В. Суворов[1].

Это понимали и турецкие адмиралы. Не считаясь с Кючук-Кайнарджийским мирным договором, они разместили в Ахтиарской бухте более десяти кораблей. Более того, не смирясь с поражением и готовясь к реваншу, турецкое правительство направило в Черное море три эскадры. Екатерина II приказала противостоять высадке десанта, но, учитывая сложившуюся для России обстановку, военных действий не начинать. Эту сложную задачу поручили выполнить А. В. Суворову, одержавшему в предыдущие годы ряд блистательных побед над войсками Порты. Хорошо понимая, что ключом решения всех проблем станет уход турецких кораблей из Ахтиарской бухты, Суворов настойчиво искал способа вытеснения эскадры. Как говорится, ему помог случай.

7 июня турецкие матросы убили донского казака, возвращавшегося из дозора. Командир Крымского корпуса потребовал от начальника турецких судов найти и наказать убийц. Тот ответил письмом с уверениями в дружбе, но наказывать виновных явно не собирался. Тогда А. В. Суворов решил осуществить военно-дипломатическую акцию. По его приказанию в ночь на 15 июня шесть пехотных батальонов приступили к возведению батарей на обоих берегах у входа в бухту. Выбранные русским полководцем позиции позволяли перекрыть артиллерийским огнем выход кораблей с рейда.

Турецкий адмирал Гаджи-Мегмет, увидев выросшие за ночь земляные брустверы, обратился за разъяснениями к генерал-поручику Суворову. Вскоре он получил послание, в котором Александр Васильевич распространялся о своих мирных намерениях и почтении к уважаемому флотоводцу...

За ночь 16 июня контуры батарей значительно увеличились, и Гаджи-Мегмет, опасаясь оказаться в западне, приказал немедленно выводить суда из бухты. Две недели турецкие фрегаты находились в прибрежных водах, но, лишенные возможности пополнить запасы пресной воды, удалились в Синоп.

Так в 1778 г. появились первые укрепления на берегах Ахтиарской бухты. Построивший их генерал-поручик Суворов получил в награду от Екатерины II золотую табакерку, украшенную бриллиантами.

Тем временем началось освоение отошедших к России по Кючук-Кайнарджийскому договору причерноморских земель. Они и частично степная Украина в 1775 г. вошли в состав Новороссии, или Екатеринославского наместничества, где всеми делами ведал наместник — всесильный фаворит императрицы князь Григорий Потемкин. Разносторонне одаренный, энергичный, настойчивый руководитель умело подбирал деловых и разворотливых помощников, поощрял и предпринимателей. На пустынные и дикие территории переселяли крепостных из центральных и соседних губерний, использовали беглых крестьян. Потянулись сюда немцы, французы, итальянцы, австрийцы, поляки, евреи и прочие иноземцы, соблазненные жирными черноземами на полях и льготами царского правительства. Возникали новые города: Александровск на Днепре, Ставрополь, Екатеринослав. Для торговых зарубежных связей расширили Таганрогский порт.

Закладывались основы для создания мощного военного флота, без которого Россия не могла утвердиться на Черном море.

Еще в 1774 г. Екатерина II велела подобрать в Днепровском лимане подходящее место для гавани и 15—20 эллингов для строительства боевых кораблей. Так в 1776 г. был основан город Херсон, ставший столицей Новороссии. В Херсоне обосновались резиденция и канцелярия наместника, а также учрежденное Черноморское адмиралтейское правление. В его подчинении находились военно-морские силы на Черном, Азовском и Каспийском морях. Со стапелей на Днепре и Десне сходили корабли для пополнения флота.

Освоение края сопровождалось преодолением невзгод и препятствий, сравнимых только с испытаниями, выпавшими на долю русского народа при освоении Сибири. Но при этом неустроенность, бездорожье, изобилие насекомых и грызунов, разносивших инфекции, делали жизнь в Новороссии не только трудней, но и опасней. Тысячи жизней унесла эпидемия чумы. От лихорадки умер в Херсоне первый командир Черноморского флота вице-адмирал Клокачев, не прослуживший в этой должности и года.

Командир Азовской флотилии Федот Алексеевич Клокачев был назначен командиром учреждаемого Черноморского флота в январе 1783 г. Одновременно он получил предписание обследовать Ахтиарскую бухту для создания в ней военно-морской базы и стал готовить эскадру к походу.

8 апреля 1783 г. последовал рескрипт Екатерины II о присоединении к России Крыма, наименованного Таврической губернией. Управление Тавридой (так окрестили Крымский полуостров) стал осуществлять Г. А. Потемкин, светлейший князь Таврический. Теперь его наместничество стали называть Таврией. Без промедления на берегах Ахтиарской бухты разместили гренадерский батальон, а вслед за ним прибыли Днепровский, Копорский полки и части полевой артиллерии.

Рождение Черноморского флота. Строительство первых сооружений на берегах Ахтиарской бухты. Основание Севастопольской крепости. Участие Ф. Ф. Ушакова в строительстве Севастополя

Настало время выступить в поход эскадре вице-адмирала Клокачева. Она вошла на Ахтиарский рейд 2 мая в составе 5 фрегатов и 8 других судов. А через три дня Клокачев направил донесение морскому министру: "...При самом входе в Ахтиярскую гавань дивился я хорошему ея с моря положению, а вошедши и осмотревши, могу сказать, что во всей Европе нет подобной сей гавани — положением, величиной и глубиной. Можно иметь в ней флот до ста линейных судов, по всему же тому сама природа устроила лиманы, что сами по себе отделены на разные гавани, то есть военную и купеческую...Ежели благоугодно будет иметь ея Императорскому Величеству в здешней гавани флот, то на подобном основании надобно будет завесть здесь порт, как в Кронштадте"[2].

7 мая 1783 г. в Ахтиарскую бухту вошли 11 кораблей Днепровской флотилии. С этого времени военно-морские силы юга России стали именоваться Черноморским флотом.

Соединение кораблей разных флотилий на обширном рейде Ахтиара произошло отнюдь не случайно. В Санкт-Петербурге длительное время собирали сведения об Ахтиарской бухте и связывали с ней определенные планы. В 1773 г. штурман Батурин с зимовавших в Балаклаве кораблей снял первый план бухты. Первые исследователи Ахтиарского рейда составили его подробное описание. В нем были указаны размеры рейда: длина свыше шести верст, ширина от 250 до 450 сажень, глубина от 35 до 60 футов[3]. Далее в описании говорилось, что вход в бухту около 400 сажень расположен между двумя вытянутыми мысами. На Северной стороне рейда находятся несколько незначительных мысов и бухт, переходящих в овраги; к Южной стороне примыкают три бухты, самая большая из них — Южная длиной до 2 верст, шириной от 100 до 200 сажень и глубиной более 35 футов. К Южной бухте подходит небольшая, но удобная для стоянки бухта (впоследствии получившая название Корабельной; первоначально в этих двух хорошо защищенных от господствующих ветров бухтах размещались корабли местной эскадры. — Авт.). Немного западнее Южной, за широким мысом, находится вторая бухта (получившая наименование Артиллерийской, так как на ее берегу возвело свои строения Артиллерийское ведомство, а в дальнейшем там обосновался коммерческий порт. — Авт.). Третья бухта располагается восточнее Южной (она была оборудована для килевания[4] кораблей, что и дало ей название Килен-бухта. — Авт.). От нее среди высоких обрывистых склонов простирается на четыре версты балка. Рейд со всех сторон окружают горы, постепенно понижающиеся от Инкермана к морю. На Северной стороне они возвышаются до 225, а на юге и востоке до 308 футов. У оконечности рейда впадает Черная речка, а севернее от нее располагается Инкерманская долина. Здесь в далекие времена находилась небольшая крепость. Приобщались к делу сведения о бухте, полученные от лазутчиков и иностранных моряков.

Но вернемся к событиям на берегах Ахтиарской бухты. 8 мая командир Черноморского флота вице-адмирал Клокачев отбыл в Херсон, чтобы принять командование всем флотом. Командиром эскадры на Ахтиаре он оставил контр-адмирала Ф. Ф. Мекензи. Моряки ознакомились с обстановкой и, не теряя времени, в июне заложили на пологом мысе между Южной и Артиллерийской бухтами каменный дом для адмирала, пристань, кузницу и часовню. В последующем мыс будет наречен именем Святого Николая.

Работами руководил молодой флотский офицер, начальник штаба эскадры лейтенант Д. Н. Сенявин; под его началом находились матросы, солдаты и несколько вольных мастеров из местных греков, очень хороших специалистов по каменной кладке. Одновременно на поднимавшемся от мыса склоне холма быстро росли небольшие домики. Их возводили из подручных материалов семейные матросы и переселенцы из других губерний.

Пехотинцы и артиллеристы построили на побережье несколько небольших земляных редутов. Один из них защищал с моря возведенные моряками постройки, а остальные обороняли места, удобные для высадки десанта. Батареи, перекрывавшие вход на рейд и установленные по приказанию генерал-поручика Суворова, были расширены, земляные крутости укрепили фашинами, оборудовали пороховые погреба, а в горжевой части вырыли рвы.

Для производства работ использовали местный материал. Камень брали на развалинах Херсонеса, глину и песок добывали по балкам и берегам бухты, мелколесье и кустарник шли на изготовление жердей и плетей. Вскоре прибыли обозы с лесом, железом и другими материалами, необходимыми строителям. Работали весьма споро, дружно, и уже 2 июля контр-адмирал Мекензи докладывал морскому министру, что построено небольшое адмиралтейство, продолжается строительство казарм, складов, а в бухте начат ремонт кораблей[5].

В августе освятили каменную часовню, заработала кузница, а 1 ноября 1783 г. состоялся бал, данный командиром эскадры по поводу окончания работ и новоселья в его новом каменном доме. Новоселье отпраздновали и флотские офицеры, для которых было построено несколько каменных флигелей. Русские военные моряки осваивали Ахтиарскую бухту основательно и надолго...

К концу 1783 г. Турция подписала договор, которым подтверждались права России на Крым, Тамань и Кубань. 10 февраля 1784 г. из Санкт-Петербурга последовал рескрипт Екатерины II: "... Нашему Генерал-фельдмаршалу, военной коллегии президенту, Екатеринославскому и Таврическому генерал-губернатору князю Потемкину... с распространением границ Империи Всероссийской необходимо... и обеспечение оных, назнача по удобностям новые крепости... Крепость большую Севастополь, где ныне Ахтияр и где должны быть Адмиралтейство, верфь для первого ранга кораблей, порт и военное селение..."[6].

Название новой военно-морской крепости изначально предопределяло ее значение для Отечества. В переводе с греческого "Севастополь" означает величественный, достойный поклонения город. Таким его хотела увидеть Россия, таким он и станет.

Очень дальновидным был и последовавший через двенадцать дней за рескриптом указ императрицы, объявлявший Севастополь открытым для торговли городом. В Артиллерийской бухте построили пристань, склады, и в город устремился поток товаров и строительных материалов. На постоянное жительство приехали купцы, ремесленники и разный рабочий люд, который строил свои поселки вокруг оконечности Южной бухты.

Севастопольская эскадра также росла и пополнялась новыми кораблями. Осенью 1784 г. прибыл линейный 70-пушечный корабль "Слава Екатерины", построенный на верфях в Херсоне. А через год пришел построенный там же линейный корабль "Святой Павел", которым командовал капитан I ранга Ф. Ф. Ушаков. Стоянку корабля организовали у безымянного мыса на восточном берегу Южной бухты, где экипаж выполнял разные работы. Именно с тех пор мыс стал именоваться Павловским.

Общий состав и базирование сил Черноморского флота были определены в 1785 г. штатным расписанием, утвержденным Екатериной II. Большая часть корабельного и гребного флота базировалась в Севастополе и Керчи. Там экипажи кораблей насчитывали около 10 тысяч моряков, в то время как в Херсоне и Николаеве около 4 тысяч. Это определяло и темпы развития городов, базового и военного строительства.

В первые годы становления Севастополя большую роль в создании береговых сооружений играли экипажи судов местной эскадры. Особенно отличились в этом моряки корабля "Святой Павел". Подтянутый, энергичный командир Ф. Ф. Ушаков лично выдавал задания офицерам, руководившим работами на строительстве казарм, складов, офицерских флигелей, посадке яблонь, каштанов и акаций. Но капитан I ранга Ф. Ф. Ушаков не забывал и о боевой учебе, проводившейся в обстановке, максимально приближенной к боевой. Умело сочетая строительные работы с обучением морскому делу, требовательный и заботливый командир стал лучшим капитаном, а его экипаж — первым по выучке на эскадре. Однако прямота суждений и заботливое отношение к низшим чинам делали Ф.Ф. Ушакова в глазах влиятельных вельмож человеком не их круга. Это сыграло определенную роль при назначении командующего Севастопольской эскадрой после внезапной смерти в конце 1786 г. контр-адмирала Мекензи. Им стал капитан I ранга граф М. И. Войнович, вскоре получивший адмиральский чин.

Графская пристань. Поездка Екатерины II в Таврию и Тавриду. Война с Турцией 1787—1791 гг. Усиление Севастопольских укреплений

Именно М. И. Войновичу обязана своим названием Графская пристань, ставшая достопримечательностью города. Эта каменная постройка заменила деревянную, возведенную в первые месяцы освоения берегов Ахтиарской бухты. Поскольку окончание строительства было приурочено к приезду в Севастополь Екатерины II, то пристани дали официальное название — Екатерининская. Так получилось, что работы закончили в первые месяцы командования эскадрой графа Войновича, который почти ежедневно посещал корабли, отплывая на шлюпке от причала. Четкая, красивая церемония прибытия и убытия командующего привлекала внимание севастопольцев и очень скоро среди моряков и горожан укоренилось другое название пристани — Графская. Все попытки властей предержащих внедрить официальное наименование оказались безуспешными до наших дней.

Интересная судьба у этого сооружения. Вначале от каменного причала к площади перед домом командующего эскадрой вели ступени деревянной лестницы. В XIX столетии, в те годы, когда Черноморским флотом и портами командовал адмирал А. С. Грейг, деревянные ступени, ведущие к пристани, заменили каменными. Но завершение парадного причала в Севастополе осуществил адмирал М. П. Лазарев, сменивший адмирала Грейга. По его заданию инженер-подполковник Д. Уптон разработал проект ансамбля главной военно-морской пристани города. По замыслу автора проекта, перед лестницей возводилась колоннадная галерея с двумя павильонами по обеим сторонам. Однако при утверждении чертежей Николай I галерею исключил, и пришлось ограничиться строительством павильонов, законченных к 1840 г. Но адмирал М. П. Лазарев со свойственной ему настойчивостью продолжал добиваться разрешения на осуществление всего проекта. Его усилия увенчались успехом, и в 1844 г. начали строительство галереи. Через два года Графская пристань приобрела свой окончательный вид. Четыре широких марша лестницы от моря поднимаются к белокаменной галерее. Два ряда дорических каннелированных колонн поддерживают фриз, выполненный в строгих классических формах. Над ним расположен аттик с выбитой датой: 1846 год. В боковых нишах галереи установлены четыре мраморные статуи, изготовленные итальянским скульптором Фернандо Пелличио. Им же были сделаны и два мраморных льва, лежащих у подножия лестницы. Высота галереи — 6,5 м, длина — 18,2 м, ширина — 2,8 м.

Как многие сооружения, построенные в Севастополе при М. П. Лазареве, Графская пристань имеет простой и в то же время благородный облик. Во время осады Севастополя в 1854—1855 гг. пристань была полностью разрушена взрывом пороха, находившегося в шаланде, подходившей для разгрузки к причалу.

После Крымской войны Графскую пристань восстановили в первоначальном виде, за исключением двух утраченных статуй.

Но вернемся к событиям конца XVIII столетия. На строительство новых городов, верфей, Черноморского флота и крепостей уходили колоссальные государственные средства. Освоение Причерноморья в столичных кругах называли ошибочной и вредной затеей всесильного фаворита императрицы князя Г. Потемкина. Его обвинили в мотовстве и напрасной трате денег, так необходимых для других нужд. Для продолжения начатого дела необходимо было заручиться поддержкой императрицы. С этой целью Г. Потемкин организовал в 1787 г. путешествие Екатерины II в Таврию и Тавриду. Участие в поездке австрийского императора Иосифа II под личиной графа Филькенштейна, а также послов Англии и Франции, аккредитованных в Санкт-Петербурге, позволяло продемонстрировать европейским государствам готовность России к войне с Турцией, тем более, что Англия, обеспокоенная все возрастающей мощью Российского государства и опасаясь за свои позиции на Ближнем Востоке и Средиземноморском побережье, исподволь готовила Турцию к войне с Россией.

Разворотливый и предприимчивый наместник превратил путешествие императрицы в комфортабельное, приятное, полное впечатляющих картин и театральных представлений действо. Не обошлось и без приукрашивания действительности: все убогие и ветхие строения, видимые с дороги, были заблаговременно снесены, а для ночлега построены специальные дворцы или переоборудованы лучшие помещения. Так, в Севастополе под апартаменты Екатерины II был отведен дом командующего эскадрой, построенный для контр-адмирала Мекензи. В доме сделали панели из орехового дерева, стены задрапировали шелком и бархатом, украсили заморскими зеркалами и люстрами. С тех пор этот дом стал именоваться Екатерининским дворцом.

Более ста экипажей с сановными вельможами сопровождали карету императрицы на пути ее следования на юг. На каждой почтовой станции стояли наготове для смены шестьсот лошадей. Кортеж встречали на дороге хлебом и солью улыбающиеся, опрятно одетые крестьяне. В вечернее время звучали мелодичные народные песни, услаждая слух путешественников. В Балаклаве перед Екатериной II предстали двести амазонок в соответствующих одеждах и с оружием, представляемых местными гречанками... Но не только роскошь и развлечения ожидали императрицу и ее свиту. В Херсоне, столице Таврии, все увидели не обозначенный на географических картах укрепленный город с судостроительными верфями. За двое суток, пока гости пребывали в городе, они могли наблюдать спуск на воду трех боевых кораблей, а на верфях в разной степени готовности находились суда и на них споро шла работа. Но особенно поразил путешественников вид Ахтиарской бухты с судами Черноморского флота. Это произошло в Инкермане, где для гостей был построен специальный дворец. Во время обеда раздвинулась драпировка на окнах и на рейде предстала эскадра в составе 3-х линейных кораблей, 12-ти фрегатов, 3-х бомбардирских и 20-ти мелких судов, салютующих из своих орудий императрице. Восхищенная Екатерина провозгласила тост за здравие Черноморского флота. В Севастополе высокие гости находились с 22 по 24 мая, а 2 июня кортеж покинул пределы Крыма.

Вояж Екатерины II на юг России укрепил позиции князя Г. Потемкина. Его деятельность получила полное одобрение и поддержку императрицы. Преобразования в крае можно было продолжать с прежним размахом. По пути были оговорены и некоторые изменения к первоначальным планам. Дело в том, что транспортировка леса в Севастополь обходилась казне очень дорого. Лес можно было доставлять обозами или на судах, с перевалкой после сплава по рекам. Поэтому императрица и светлейший решили построить новые верфи при впадении реки Ингул в Буг, где в 1789 г. был основан город Николаев, а в Севастополе — только производить докование и строить небольшие суда. Со временем эти планы были полностью реализованы, и Николаев стал главным судостроительным центром на юге России.

Надежда образумить Турцию и ее покровителей демонстрацией мощи Черноморского флота оказалась напрасной. Дело зашло слишком далеко. Порта после разгрома в Чесме успела восстановить и приумножить свои военно-морские силы — они насчитывали 20 линейных кораблей, более 20 фрегатов и большое количество мелких судов. Используя свое значительное превосходство на море и в сухопутных силах в западном Причерноморье, Турция решила вернуть все утраченные земли и 13 сентября 1787 г. объявила войну России.

Молодой Черноморский флот оказался неподготовленным к военным действиям. Сказалась спешка и приемка на верфях кораблей с недоделками и дефектами. К тому же командир Черноморского флота контр-адмирал Н. С. Мордвинов и командующий Севастопольской эскадрой контр-адмирал М. И. Войнович не уделяли должного внимания морской и боевой выучке личного состава, целиком передоверив это командирам кораблей. Те же, занятые обустройством и обеспечением всем необходимым экипажей, зачастую недостаточно занимались проведением учений. К началу войны на кораблях был некомплект матросов, орудий и боеприпасов. И только когда из войск на флот передали 300 канониров, это позволило несколько повысить боеготовность судов.

В конце сентября 1787 г. Севастопольская эскадра под флагом контр-адмирала Войновича вышла в море. Ей предстояло внезапно напасть на турецкий флот у Варны. У мыса Калиакрия на эскадру обрушился огромной силы шторм. Корабли теряли мачты, паруса и разносились бурей в разные стороны. Корабль "Мария Магдалина" оказался у Босфора и был захвачен турками, фрегат "Крым" пошел на дно, а остальные суда в полузатопленном состоянии, без мачт и парусов, с трудом собрались в Севастополе. Князь Г. Потемкин впал в депрессию, предлагая оставить Крым, но, одернутый императрицей, вскоре деятельно принялся за восстановление флота. Севастопольская эскадра постепенно обрела боевые качества и могла сражаться с врагом. Однако нерешительный контр-адмирал Войнович под разными предлогами уклонялся от выхода в море, понимая, что второго разгрома ему не простят. И все же в начале июля 1788 г. он вывел эскадру в составе 2-х линейных кораблей, 10-ти фрегатов и 24-х вспомогательных судов по направлению к Очакову. У острова Фидониси произошла встреча с турецким флотом, который вдвое превосходил по количеству кораблей и орудий русскую эскадру. Растерявшийся адмирал Войнович передал управление всеми судами начальнику авангарда капитану I ранга Ф. Ф. Ушакову. Тот искусным маневром и меткой стрельбой из орудий рассеял турецкие корабли в разные стороны, одержав победу без малейших потерь.

Но турецкий флот по-прежнему превосходил русский. Опасаясь прорыва неприятельских кораблей на Ахтиарский рейд и уничтожения там эскадры, командующий войсками юга России генерал-аншеф А. В. Суворов выехал в Севастополь, чтобы на месте обследовать и обсудить проект усиления приморских укреплений. На утвержденной А. В. Суворовым карте количество орудий, обороняющих рейд, увеличивалось почти вдвое и доводилось до 110. Они размещались на двух северных и двух южных батареях. На первой южной батарее (получившей в последующие годы название Александровской) устанавливалось 44 пушки, а "другие южные батареи о 28 орудиях" располагались между Артиллерийской и Южной бухтами. Здесь на месте старого редута, возведенного солдатами первых русских батальонов, прибывших к Ахтиарской бухте, наметили строительство люнета, а по обе стороны от него — двух небольших редутов. На противоположном берегу, где ныне находится Михайловская батарея, небольшой старый редут заменили батареей на 10 орудий, с тыла ее защищали вал и ров. При этом брустверы всех батарей должны были возвышаться над уровнем моря не более 4 м, что давало возможность вести губительный настильный огонь по кораблям противника. В этих целях решили срыть берег до необходимых отметок. Основной объем работ приходился на первые северную и южную батареи. Широкие, до 4 м в верхней части, брустверы отсыпали из грунта, а крутости укрепляли плетнями из хвороста. Устройство амбразур не предусматривалось, и орудия стреляли через банк[7].

В 1789 г. командующий Севастопольской эскадрой контр-адмирал Войнович был назначен командиром Черноморского флота и портов. Его место занял Ф. Ф. Ушаков, вскоре произведенный в контр-адмиралы (через год, так и не оправдавший надежд князя Г. Потемкина граф Войнович был отправлен командовать Каспийской флотилией). Общее руководство Черноморским флотом и портами фельдмаршал принял на себя, но командующим всем наличным составом Черноморского флота назначил контр-адмирала Ушакова. Получив свободу действий, выдающийся флотоводец одержал ряд блистательных побед над турецким флотом. 8 июня 1790 г. в Керченском проливе, разгромив турецкую эскадру, он помешал высадке десанта на Крымский полуостров, а в конце августа того же года одержал победу у Тендеровской косы. И, наконец, последовали блестящий маневр русских кораблей и полное поражение турецкой эскадры, зажатой в "клещи" 31 июля 1791 г. у мыса Калиакрия. "Морской Суворов", как стали называть Ф. Ф. Ушакова, не потерпел ни одного поражения, создав новую тактику ведения морского боя. Главным в этой тактике было сочетание маневра и эффективной стрельбы на расстоянии картечного выстрела. Ушаков внезапно атаковал противника в походном порядке, не прибегая к перестроениям, и выигрывал "ветер". Сосредоточив огонь на флагманском корабле неприятеля и выводя его из строя, он расстраивал действия всей турецкой эскадры. Вопреки уставам, флотоводец выделял резерв из нескольких фрегатов своей эскадры, который использовал в решающие моменты боя. Место флагмана определялось ходом сражения, а не в центре эскадры, как происходило ранее. Личная отвага, мужество и твердость характера Ф. Ф. Ушакова поддерживали высокий моральный дух среди матросов и офицеров. Он всегда тщательно готовился к предстоящему походу: велась активная разведка сил и намерений противника, всесторонне обучались экипажи кораблей, все суда осматривали, неисправности устраняли, пополняли запасы продовольствия и боеприпасов.

Победы, одержанные над турецким флотом эскадрой флотоводца Ф. Ф. Ушакова, а также ряд успешных сражений и взятие считавшейся неприступной крепости Измаил русской армией под началом полководца А. В. Суворова заставили Турцию в конце 1791 г. подписать Ясский мирный договор. К России отошло Черноморское побережье от Южного Буга до Днестра. Состоялось становление Севастопольской крепости как порта и базы основной эскадры Черноморского флота.

ГЛАВА 2. Усовершенствование крепости (1792—1833 гг.)

Ф. Ф. Ушаков и развитие Севастополя. План А. В. Суворова по реконструкции крепости

Начало 1792 г. на юге России отмечалось большими переменами. Незадолго перед этим скончался всесильный князь Г. Потемкин. Его противники и недоброжелатели сразу приступили к изменению установленных фельдмаршалом порядков. Председателем Черноморского Адмиралтейского правления вновь был назначен адмирал Н. С. Мордвинов, а выдающийся флотоводец контр-адмирал Ф. Ф. Ушаков оставлен в должности члена этого правления. Он стал командующим Севастопольской эскадрой и, по его выражению, "попал в подчинение к кабинетному адмиралу".

Наступил мирный период на флоте и в крепости. Боевой адмирал Ф. Ф. Ушаков оказался в роли администратора, хозяйственника и строителя и будучи незаурядным, истинно талантливым человеком, блестяще справлялся с этими обязанностями. Да и работал адмирал с большой охотой, так как забота о подчиненных ему людях и доверенных ему кораблях была сутью его понятий о воинском долге и службе. Справедливый, требовательный, заботливый командующий эскадрой вызывал доверие, понимание и любовь со стороны подчиненных.

В казне, как всегда, денег не хватало, а последняя война привела финансовую систему государства в полное расстройство. На строительство порта и города отпускалось крайне мало средств, и без участия моряков работы продвигались бы столь медленно, что не обеспечили бы минимальных потребностей эскадры. На полученные ассигнования нанимали вольных мастеров, закупали инструмент и самые необходимые материалы. Матросы в свободное от учений и корабельных работ время трудились на стройках за небольшую плату. Среди них находились специалисты, освоившие строительные профессии до службы на флоте. Вот они и вольные мастера вели каменную кладку, производили столярные и другие работы, требующие высокой квалификации. Матросы выполняли при них роль подсобных рабочих, но одновременно учились у них мастерству и в скором времени становились полноправными членами артелей и бригад.

Всеми работами умело руководил контр-адмирал Ушаков, который еще будучи в должности командира корабля освоил основы строительства различных сооружений. Была создана система четкой организации и контроля за ходом работ: флотские офицеры, возглавлявшие строительные команды, ежедневно получали задания и отчитывались за предыдущий день; адмирал следил за своевременным обеспечением строек материалами и всем необходимым, выделял баржи для перевозки камня из Инкерманского карьера и не давал спуску подрядчикам.

Главной заботой Ф. Ф. Ушакова стало развитие Севастопольского порта, который был официально учрежден в 1789 г. Следовало создать надлежащую береговую базу и службы. По предложению Ушакова морские казармы стали возводить на холме у Южной бухты — там было значительно суше, чем у береговой черты, а в случае тревоги моряки быстро спускались по откосу к стоящим внизу кораблям. В связи с тем, что доставка леса в Севастополь обходилась очень дорого и его постоянно не хватало, стены казарм делали из камня, кровлю в основном из грунта, а полы глинобитными; по этой же причине в казармах отсутствовали чердачные перекрытия. Но, несмотря на такие упрощения, конструкции выполнялись очень добросовестно, а содержание помещений было безукоризненным. Все проводившиеся на эскадре инспекции отмечали, что в морских казармах сухо и опрятно.

Однако этим мирным заботам чуть было не положили конец агрессивные устремления Турции. Там восприняли отсутствие в Таврии А. В. Суворова и вручение командования Черноморским флотом поклоннику английских порядков адмиралу Мордвинову как сигнал для реванша. Порта стала усиленно вооружаться и строить укрепления. Отношения между Оттоманской империей и Россией резко обострились. В ноябре 1792 г. последовал рескрипт Екатерины II об укреплении южных границ и назначении командующим войсками на юге генерал-аншефа А. В. Суворова, который в это время завершал возведение и реконструкцию крепостей в Финляндии на границе со Швецией. А уже в декабре того же года императрица повелела содержать армию на юге в состоянии боевой готовности.

А. В. Суворов, получивший большие полномочия, сразу приступил к созданию новых и реконструкции старых крепостей от Керченского пролива на востоке до реки Днестр на западе. Он рассмотрел подготовленные проекты и внес в них коррективы. Уже в начале 1793 г. нарочный повез чертежи и сметы на утверждение в Санкт-Петербург, а командующий, не ожидая официального одобрения, приступил к их осуществлению. Были заключены подряды и начато строительство укреплений. Придавая большое значение Севастопольской крепости, генерал-аншеф решил на месте рассмотреть проект ее реконструкции, выполненный инженер-подполковником де Воланом, и с этой целью в феврале 1793 г. прибыл в Севастополь. Здесь А. В. Суворов внимательно осмотрел все сооружения и обсудил с почитаемым им флотоводцем Ф. Ф. Ушаковым "План Севастопольским укреплениям". Два гениальных военных деятеля быстро нашли согласованные решения, и генерал-аншеф отправил в Санкт-Петербург на утверждение откорректированный проект. Одновременно А. В. Суворов подписал "Распоряжение для производства работ предполагаемым к защищению Севастопольской гавани"[8], согласно которому с 21 апреля 1793 г. предусматривалось начать их осуществление.

Эти документы, имевшие огромное значение для Севастопольской крепости, отражают глубокое понимание великим полководцем фортификационной науки и строительного дела.

Согласно "Плану Севастопольским укреплениям" защита входа в бухту возлагалась на четыре форта, расположенные попарно на противоположных берегах рейда. Пятый приморский форт должен был не допустить высадки десанта непосредственно в город. Со стороны суши городские строения оборонял бастион на городском холме. Приморские укрепления на северной стороне бухты от нападения с тыла защищал большой редут, расположенный на возвышенности. Кроме того, во всех приморских фортах предусматривалось создать оборону горжевой части путем возведения рвов, гласисов и палисадов. Предполагалось два наиболее важных форта построить с многоярусными казематированными батареями.

Заслуживает внимание обоснование выбора места и конструкции фортов, изложенное А. В. Суворовым в его "Распоряжении":

"Естественное местоположение преподает само собою способы к укреплению гавани; со стороны моря два мыса при входе в гавань под названием Южной и Северной косы (в 1793 г. все перечисляемые пункты были безымянными, а форты имели буквенное обозначение, однако начиная с 1784 г. на картах три основных мыса и расположенные на них укрепления названы именами святых Александра, Константина и Николая. — Авт.)... суть без прикосновения изящнейшия пункты к защите входа, но как сии места узкостию своею ... не дозволяют в одну линию иметь нужной горизонтально по фарватеру густой и сильный огонь ... округ лежащее местоположение есть такою, что с онаго ... внутреннего пола видно, то все сие понудило прибегнуть к соделанию с ярусами и казематами фортов, казематы сии иметь довольние отверстия для чистого воздуха, послужат жительством войскам, нужным для содержания сих батарей. Другие два пункта назначатся внутри главной бухты, которые иногда вспомогательными, иногда покровительствующими назначенных для очищения фарватера фортам служить могут.

Наконец, форт Е представляется со стороны рейды 5-ю батареею, довольно страшною, которой дирекция обращена перпендикулярно по фарватеру, так что если отчаянной наступатель пройдет мимо всех перекрестных огней 4-х первых батарей, повстречает еще ужасный ряд огнедышащих жерл — при том сей форт заключать в себе будет запасные и пороховые магазейны, арсеналы морские и для сказанных фортов, как и главный, будет давать для обороны..."[9]

Далее предусмотрительный полководец приказывает на случай внезапного нападения турецкой эскадры максимально сохранять боевую готовность существующих батарей и по мере готовности новых брустверов сразу устанавливать за ними орудия. Старые укрепления не имели обороны с сухого пути, поэтому А. В. Суворов требует немедленно приступить к сооружению рвов, гласисов и палисадов на всех приморских батареях. Более того, если в документе излагается план работ на три месяца начиная с 21 апреля и не определены сроки окончания фортов, то возведение горжевых сооружений генерал-аншеф приказывает завершить в июле 1794 г.

В "Распоряжении" подробно описываются конструктивные элементы фортов и способы производства работ: "Берега 4-х передних фортов столь возвышены от воды, что никак нельзя на настоящей их поверхности строить горизонтальные батареи, почему положено скинуть сии каменные берега, так чтобы их высота не превосходила 8 фут сверх поверхности воды ... и так как сей берег существует из известкового камня, то мягкость оного способствует обрабатыванию с употреблением пороха как клиньев, ломов и камнеломных кирок, наблюдая однако ж, чтоб бруствер нижней батареи был по профилю из самого того берегового камня вырезан, что может послужить в первых двух пунктах надежными цоколями для возведения стен на оных..."[10].

Какое рачительное отношение к делу, какое стремление как можно рациональнее и экономнее осуществить строительные работы! При этом Суворов подчеркивает, что нельзя допустить снижение прочности конструкций: "... Сказано выше, что бруствера нижних батарей... будут высечены из грунтового камня, разумеется с тем только, когда тот камень будет не сыпуч и не слишком слоист, а надежен в крепости, в противном случае лучше парапет строить от самого основания на извести из бутового камня..."[11]. Здесь идет речь о пунктах, где размещались Александровская, Константиновская и первая батареи.

Далее даются рекомендации по бутовой кладке. В частности, при толщине бруствера от 3,6 до 4,2 м для экономии дорогостоящей извести кладку следовало выполнять комбинированным способом, т. е. снаружи на глубину 0,9 м работы производить на извести, а внутреннюю часть делать на глине. Однако это не относилось к конструкциям тех фортов, где было намечено строительство казематов. Там кладку предписывалось выполнять полностью на тщательно подготовленном растворе, рецепт которого приводился в этом же документе.

Очень детально в "Распоряжении" продуманы и изложены вопросы организации строительства. Так, артиллерийскому капитану Эрдману, который руководил в Херсонском адмиралтействе изготовлением 82 орудийных лафетов и платформ для новых фортов, поручалось находиться в Севастополе и наблюдать за крепостными работами. Согласно документу, к 1 мая из Херсона направлялся офицер-архитектор с двумя мастерами каменных работ, 30—40 "искусными вольными каменщиками" и 15 плотниками. К ним надлежало прикрепить на рабочих местах по 40—50 пехотных солдат, которые после обучения будут работать самостоятельно, а вольные специалисты станут мастерами. Одновременно с архитектором, говорилось в документе, "дадутся 2 инженер-офицера для наблюдения точнейшего исполнения по данным планам, к каждому пункту работ будет определен исправный офицер от пехотных полков..."[12]

Вот так обстоятельно и исчерпывающе подготавливалась стройная система строительства казематированных многоярусных батарей. Так же подробно ставились задачи офицерам, выделяемым из армейских частей для оказания помощи строителям: каждый из них должен иметь при себе по два унтер-офицера, в их ведении будут находиться инструмент и материалы, за которые они несут полную ответственность. Офицеры должны следить за своевременным ремонтом инструмента в кузницах, специально построенных на фортах.

Кроме указанных офицеров из пехотных полков, на каждые 100 рабочих выделялись один офицер и четыре унтер-офицера. Им приказывалось обеспечить выполнение солдатами заданного инженерами урока, который не должен быть чрезмерным и увеличиваться в течение рабочего дня.

Нашло отражение в "Распоряжении" и полное взаимодействие сухопутных сил и моряков: моряки выделяли для доставки строительных материалов 5—6 барж, а для сухопутных перевозок в начале мая должны были прислать 80 пар волов с повозками и погонщиками. В заключение в документе сообщалось, что весь необходимый для работы инструмент согласно ведомости будет доставлен из Херсона судами к 1 мая. Вне всякого сомнения, этот четкий, конкретный план действий, утвержденный генерал-аншефом Суворовым, был бы претворен в жизнь, если бы не ряд обстоятельств.

Дело в том, что одно только появление близ Турции "топал-паши" (хромого генерала), как именовали А. В. Суворова в Османской империи, отрезвляюще подействовало на самые горячие головы. Еще были свежи воспоминания о блистательных победах полководца над численно превосходящими турецкими войсками и над считавшимися неприступными крепостями. Теперь дело могло дойти и до взятия Константинополя! Правители Порты резко изменили политический курс в отношениях с Россией. Собственно, на это и рассчитывала Екатерина II, назначая А. В. Суворова командующим войсками на юге. К моменту рассмотрения проектов и смет, посланных Суворовым на утверждение в столицу, перемены в турецкой политике были очевидны. А так как в России наблюдались инфляция и финансовый кризис в результате непомерных затрат на освоение новых земель и ведение войн, то с выделением средств на строительство крепостных укреплений решили повременить. По сметам эти затраты составляли около двух миллионов рублей, и государственный казначей А. Н. Самойлов предложил Екатерине II отказать генерал-аншефу Суворову в испрашиваемой сумме, более того, рекомендовал приостановить действие всех заключенных с подрядчиками контрактов. Императрица послушалась советов и издала соответствующий рескрипт, ссылаясь на установившиеся хорошие отношения с Турцией. Создавшаяся ситуация ставила А. В. Суворова в безвыходное положение. Исключительно честный и порядочный в финансовых делах, Суворов решает продать свои новгородские деревни, чтобы на полученные деньги рассчитаться с подрядчиками (естественно, все дальнейшие работы по крепостному строительству были приостановлены). А в Санкт-Петербург срочно направляется помощник командующего по инженерной части инженер-полковник де Волан, которому все-таки удается убедить Екатерину II в необходимости частичного осуществления намеченных планов, и, таким образом, необходимость в продаже новгородских деревень отпадает. Строительство укреплений на юге продолжалось, но уже не по первоначальным планам. Да и сам А. В. Суворов в мае 1794 г. убыл с войсками в Польшу.

Что же касается представленного на утверждение "Плана Севастопольским укреплениям", то на нем в столице учинили надписи: "План Севастопольским укреплениям из коих по представлению графа Суворова Рымникского опробованных высочайшим Рескриптом в 1793 году июля в 23 день

           /   Александра

форты  —  Константина     построены

           \    Николая

Северный начат."

А против названий остальных укреплений значилось: "Прожектированный, но еще не опробирован."[13]

Таким образом, были утверждены только четыре форта, причем три из них считались построенными и подлежали реконструкции. Но о казематированных многоярусных батареях речь уже не шла.

Работы Южной экспедиции. Александровский, Константиновский и Николаевский форты. Неосуществленный проект Севастопольского порта

С 1794 г. Южная экспедиция, созданная Инженерным ведомством для строительства укреплений, приступила к работам на трех приморских фортах. О их характере лучше всего рассказывают годовые отчеты того времени. Перед нами

"Работный рапорт

О произведенных при укреплениях Севастопольской Гавани крепостных и цивильных работах сего 795 года мая с 8 по 15-ое число октября...

На Северной стороне бухты, на месте предполагаемого форта А на именуемом ныне Константиновском укреплении

Подорван твердый камень и спланировано мест для строительства строений 135 куб. сажень,

Израсходовано 15 мастеровых, 2396 рабочих.

Зарплата 241 р. 35 коп.

За материалы и инструмент 164 р. 3/4 коп.

Всего 405 р. 35 3/4 коп. ...

На Южной стороне бухты

У предполагаемого форта В, именуемого ныне Александровским укреплением, начатом в 1794 году, горизонтальный бруствер высечен из твердого камня, по длине 31 сажень. В нем сделано 11 амбразур, по всей длине валганг и отделана берма.

Взорвано камня 442 1/2 куб. сажень.

Израсходовано 157 мастеровых и 12 226 рабочих.

Истрачено 2448 р. 17 1/2 коп.

У предполагаемого форта Е, именуемого ныне Николаевским укреплением

На месте временной прутяной батареи сделан бастион с длиной бруствера 32 сажень. Приведен в профиль, прорезано 9 амбразур. У другого бастиона на том же укреплении под фасы забучено камнем... На 3685 р. 2 1/4 коп... Цивильные строения

Для инженерного штаба и обер-офицеров, чертежной и конторы инженера, начатый в 1794 г. дом 10x5 сажень с двумя флигелями 4x2 сажень достроен и обнесен каменной оградой...

Построена кузница 3x2 сажень ...

Для караула построена землянка 4x2 сажень ...

На Николаевском укреплении высечены в горе пороховой погреб на 250 пудов 2x1 1/2 сажень ...

На Александровском укреплении начаты сего года подрядчиком каменные строения к Артиллерии принадлежащие ...

Связь для офицеров 10x4 сажень. Стены возведены,поставлены стропила, обрешочена и заплетена крыша хворостом длязасыпки землей ...

Солдатская казарма 20 х 6 сажень...

Сарай для запасных лафетов и артиллерийских припасов ...

Для порохового погреба отрыт котлован ..."[14]

Из документа следует, что на строительстве всех укреплений освоено приблизительно 18 тысяч рублей, а работало ежедневно около 20 мастеровых и 250 рабочих.

Примерно такая же картина вырисовывается и при изучении отчета за 1796 г.

В 1797 г. три приморских форта были завершены и Севастопольская инженерная команда составила исполнительные чертежи этих укреплений. Александровское и Константиновское укрепления имели много общего. Каждое состояло из двух батарей, расположенных в разных уровнях. Валганги передовых возвышались на 4,5, а второй линии — на 9 м над уровнем моря. За брустверами на одном форте размещалось около сорока орудий. Направление выстрелов обеспечивало защиту акватории моря перед входом и сам проход в бухту. На обоих укреплениях были возведены казармы для размещения одной роты артиллеристов, офицерские флигеля, пороховые и зарядные погреба, а также сараи для лафетов. Тыльная часть укреплений защищалась рвами, гласисами и палисадами. Но оба эти форта оказались незавершенными. На чертежах были примечания, в которых перечислялись подлежащие выполнению работы. Среди них, например, значилась облицовка высеченного в коренной породе бруствера тесаным камнем (необходимость в облицовке была вызвана тем, что при взрывах и ударах в известняке появлялись выбоины и трещины, что придавало сооружению весьма неприглядный вид). Предстояло укрепить бермы со стороны моря крупным камнем, соединив его железными скобами, так как сильный шторм, случившийся 11 сентября 1797 г., причинил бермам значительные повреждения. Требовалось также на всех батареях временные платформы для орудий заменить на постоянные и установить палисады у рвов...

Тем не менее, укрепления были приняты в эксплуатацию, а недоделки постепенно устранялись в последующие годы.

Наиболее крупным и мощным был Николаевский форт. Его фронт вытянулся вдоль берега более чем на 500 м и состоял из трех бастионов, соединенных куртинами, в которых было прорезано около 80 орудийных амбразур. Сзади, на возвышении, находился второй бруствер, за которым при необходимости могли разместить еще 60 орудий для стрельбы через банк. На обширной территории укрепления, защищаемой с сухого пути рвами, гласисами и палисадами, располагались запасные арсеналы для всех приморских батарей. Там же находились казарма, канцелярия, кузница и прочие сооружения, необходимые для обеспечения обороны Севастополя. Николаевский форт был полностью достроен в 1797 г., но буря 11 сентября вызвала и здесь большие повреждения: почти полностью была разрушена береговая берма, сильно пострадал бруствер, обращенный фронтом к входу на рейд, волны размыли даже часть бутовой кладки. Восстановительные работы завершились только в 1799 г.

На этом осуществление "Плана Севастопольским укреплениям" закончилось. В дальнейшем выполнялись некоторые незначительные работы.

Тем временем город и порт интенсивно развивались. При активном участии Ф. Ф. Ушакова был разработан и утвержден в 1795 г. проект Севастопольского порта. Чертежи получили высочайшее одобрение и поступили на флот для исполнения.[15] Альбом в сафьяновом переплете начинается с карты города, на которой в деталях изображены существующие и проектируемые строения. На берегах Южной и Корабельной бухт по проекту намечалось возвести двухэтажное здание штаба эскадры (связи) со скульптурным изображением Нептуна над фронтоном, экипажные магазины, пороховые погреба, смоловарню, кузницу на десять горнов, мачтовый и шлюпочный сараи и прочие объекты для Морского ведомства. В альбоме имеются рабочие чертежи каждого сооружения с фасадами, планами и разрезами; здания отличались строгостью фасадов и четкой рациональной планировкой. Кроме того, проектом предусматривалось образование территорий. Так, для лучшего размещения адмиралтейских строений полоса берега между холмом и бухтой расширялась за счет выравнивания откоса и перемещения грунта на мелководье.

На восточном берегу Южной бухты намечали построить док со шлюзом. Он предназначался для кораблей любого ранга и имел около 100 м в длину и 25 м в ширину. В проект включили строительство учебной батареи для морских канониров и каменной соборной церкви.

С особой тщательностью разработан и представлен в альбоме типовой проект казармы для морских служителей. Размеры казармы — 85 на 10 м. Продольная стена арочного типа разделяет здание на равные части. Два входа с широкими тамбурами примыкают к специально оборудованным сушильным комнатам. Спальные помещения находятся в четырех отсеках и при одноярусном размещении вмещают один экипаж, или 500 моряков. Отопление предусматривалось печное. По проекту намечалось построить двадцать казарм и таким образом создать городки на холмах Южной и Корабельной бухт, а также на Северной стороне рейда. Казармам предстояло заменить возведенные ранее здания, не имевшие нормальных кровель, полов и чердачных перекрытий. Рядом с казарменными городками размещались дома для офицеров. Проект на восемь офицерских флигелей с дворовыми постройками и ограждением, представленный в альбоме, использовали для строительства небольших офицерских поселений. В них должны были проживать офицеры с кораблей, экипажи которых находились недалеко в казармах, — это позволяло обеспечить постоянный контроль за личным составом и организовать необходимую на берегу службу. Старшие морские чины жили с семьями в центральной части города, где для них были построены дома. Сохранился чертеж такого дома, в котором жил контр-адмирал П. С. Нахимов.

Однако этому замечательному проекту выпала судьба, схожая с судьбой "Плана Севастопольским укреплениям". Буквально вслед за чертежами пришло известие о кончине императрицы Екатерины II. Новый император Павел I решил полностью изменить заведенные его матерью порядки. Армию стали реформировать по прусскому образцу, а содержание большого флота Павел I считал слишком дорогостоящим делом. Поэтому ассигнования Морскому ведомству были сильно урезаны, а в декабре 1796 г. император приказал переименовать город Севастополь в Ахтиар. Проект развития и реконструкции Севастополя оказался теперь ненужным и был предан забвению. Забегая вперед, следует отметить, что новое название города — Ахтиар — оказалось весьма живучим. Официально оно существовало до смерти Павла I в 1801 г., а в последующие годы употреблялись оба наименования города. Это послужило поводом для издания Николаем I в 1826 г. указа, который предписывал впредь именовать город не Ахтиаром, а Севастополем.

Командующий Севастопольской эскадрой вице-адмирал Ф. Ф. Ушаков продолжал по мере сил и возможностей содействовать развитию города и порта вплоть до 1798 г., когда во главе эскадры ушел в средиземноморский поход. Последние годы XVIII столетия оказались очень плодотворными для Севастополя. Было построено большое количество домов, проложены новые улицы, вырыты колодцы для обеспечения питьевой водой горожан и моряков, а в балке, получившей позднее название «Ушакова», по инициативе адмирала разбили сад для гуляний. Об этом периоде деятельности великого флотоводца благодарные потомки напишут: "... порт севастопольский за последующее время управления Ушаковым гораздо быстрее обстроился новыми зданиями, нежели во все продолжение своего прочего существования..."[16]

В последующие годы город и морская база развивались крайне медленно. Одной из причин послужило объявление Севастополя главным военным портом Черноморского флота. По соображениям безопасности был закрыт коммерческий порт, вследствие чего постоянный завоз необходимых для города материалов и товаров прекратился. По горному и черноземному бездорожью перевозки обходились очень дорого, поэтому в Севастополь доставляли только крайне необходимое. Но моряки продолжали жить по своим законам.

Командующий Черноморским флотом адмирал маркиз де Траверсе, вступивший в должность в 1802 г., был озадачен обострением отношений с Турцией, которая могла объявить войну России и напасть на главную военно-морскую базу со стороны моря, чтобы уничтожить порт и находящиеся там корабли. Такое развитие событий следовало предусмотреть.

Экстренные работы в крепости. Возведение Северного укрепления. План усиления защиты Севастопольского порта

В этих условиях адмирал де Траверсе принимает экстренные меры по усилению приморских батарей. Справедливо считая, что готовы к отражению врага только Александровское, Константиновское и Николаевское укрепления, он в 1805 г. направляет в Петербург предложения о строительстве новых и реконструкции существующих батарей, в том числе трех на северном и двух на южном берегах рейда. Предлагаемые меры были столь необходимы, что адмирал приказал, не дожидаясь ответа из Петербурга, без промедления приступить к работам. Предстояло изменить направление действия выстрелов и увеличить количество орудий на укреплениях для более продолжительного обстрела прорывающихся в бухту кораблей неприятеля; предусматривалось увеличить толщину брустверов и облицевать камнем внутренние крутости. Кроме того, усиливалась оборона горжевой части батарей, строились вспомогательные здания и ядрокалильные печи.

В Петербурге военный министр одобрил действия командующего Черноморским флотом (который одновременно был Николаевским и Севастопольским военным губернатором[17]) и дал указания инспектору Инженерного департамента генерал-инженеру фон Сухтелену разработать проект приморской и сухопутной обороны Севастополя. В 1806 г. Турция объявила войну России, и после начала военных действий адмирал де Траверсе счел необходимым ускорить создание мощной обороны главной военно-морской базы. В 1806 г. он направляет в Санкт-Петербург предложение построить дополнительно к 8 существующим и строящимся еще 17 приморских батарей, а для защиты города и порта с сухого пути возвести 2 больших укрепления и 4 редута, при них построить казармы для войск, пороховые погреба и цейхгаузы для различных припасов, необходимых на случай осады неприятелем. Для выполнения этого плана главный командир Черноморского флота просил ассигновать 929 283 рубля — с такой точностью за короткое время были подсчитаны предстоящие затраты.

На предложения адмирала де Траверсе генерал-инженер фон Сухтелен представил свое заключение. Он считал, что для обеспечения приморской обороны достаточно наличия следующих батарей: Александровской, Константиновской, Николаевской, батарей на первом мысе к западу и востоку от Александровского укрепления (имелись в виду десятая и восьмая батареи) а также первой, второй, четвертой батарей на северном берегу бухты и пятой в Аполлоновой балке. Таким образом, по мнению Сухтелена, следовало иметь не 25, а всего 9 укреплений. Для завершения их строительства вместе с казармами и прочими строениями требовалось отпустить из казны 389 045 рублей в течение двух лет. На текущий 1806 год было ассигновано на вышеуказанные цели 166 940 рублей, причем эта сумма еще не была распределена между конкретными сооружениями.[18]

Не ожидая окончательного решения министерства, адмирал де Траверсе приказал заложить по составленному им плану батареи в Казачьей, Камышовой и Стрелецкой бухтах. В 1807 г. батареи были построены и вооружены. Эти укрепления существовали до окончания в 1812 г. русско-турецкой войны, после чего были оставлены; со временем они разрушились и никогда не восстанавливались.

В остальном главный командир Черноморского флота придерживался принятого в 1806 г. в Санкт-Петербурге плана, который соответствовал позиции фон Сухтелена.

В 1808 г. была закончена реконструкция существующих, а в 1810 г. — вновь начатых батарей. Огневая мощь приморской обороны значительно возросла. Особенно укрепилась защита входа на рейд после возведения новых десятой и восьмой батарей. Десятая батарея имела четыре фронта: центральный, длиной 160 м, был обращен к акватории моря перед входом в бухту; правый фронт, имевший протяженность около 200 м, контролировал подступы к Карантинной бухте и ее вход, а левый длиной 180 м поддерживал огнем Александровскую батарею при защите входа на рейд и в случае атаки на нее с тыла. Батарею замыкал с горжевой стороны четвертый фронт, оборонявший укрепление с сухого пути и состоявший из двух фасов, образующих входящий угол с небольшим редантом. Всего на десятой батарее было установлено около 60 орудий.

Восьмая батарея была возведена на мысе у Артиллерийской бухты, где ее намечал построить еще А. В. Суворов. В плане она имела вид десятиугольника неправильной формы, вписанного в очертания берега и рельеф окружающей местности. Три фаса батареи были направлены к входу на рейд и взморью, два — к акватории бухты перед Николаевским укреплением, а остальные обеспечивали сухопутную оборону. Около 50 пушек разного калибра находилось за брустверами восьмой батареи.

Реконструированная вторая батарея имела фас длиной 90 м, действовавший по фарватеру рейда, и второй, протяженностью 50 м, обращенный к входу в бухту. В этих фасах были прорезаны через каждые 6 м амбразуры и присыпаны валганги.

Два других фаса служили для ружейной обороны с сухого пути. Между ними построили небольшой бастион и установили в исходящем угле одно орудие. Павловская и пятая батареи состояли, соответственно, из трех и двух фасов.

Всеми работами на батареях руководил генерал-майор Гартонеа. Он же в 1807 г. начал и в 1811 г. закончил строительство Северного укрепления[19]. Оно располагалось на возвышенности и защищало с сухого пути приморские батареи на северном берегу бухты. Для того времени это было весьма внушительное сооружение. В плане укрепление имело вид восьмиугольника со сторонами длиной около 200 м. Через каждые две стороны было возведено четыре небольших бастиона, под флангами которых находились казематы на одно орудие для обстрела рва, имевшего каменную эскарпную и контрэскарпную стены. Эти конструкции частично сохранились до наших дней.

В укреплении было трое входных ворот; мосты, перекинутые через ров, имели подъемные пролеты. Для защиты каждого входа возвели три люнета на прилегающей местности. Укрепление должно было иметь на вооружении около 50 орудий.

В те же годы предпринималась попытка укрыть орудия в казематах на Александровской и Константиновской батареях. Об этом свидетельствует архивный чертеж со следующей надписью: "Чертеж Ахтиярского Порта Александровскому укреплению, лежащему при Севастопольской бухте, с показанием ее нынешнего положения с двойною обороною... А коим образом предполагает инженерная экспедиция по предписанию Господина Министра Военных Сухопутных Сил сходно отношения к нему Господина Министра Морских Сил, по требованию Главного Командира Черноморского флота адмирала маркиза де Траверсе сделать для прикрытия сверху орудий и артиллеристов при обоих брустверах каменные со сводами казематы...каковые устроить и в другом Константиновском укреплении. Сочинен в инженерной экспедиции Мая 19-го дня 1808 года.."[20] Однако этот проект не получил высочайшего одобрения и остался неосуществленным.

После окончания в 1812 г. русско-турецкой войны длительный период укрепления крепости не претерпевали каких-либо серьезных изменений. В то же время Севастопольская эскадра постоянно пополнялась новыми кораблями. Суда приходили из Херсона и Николаева, их начали спускать и со стапелей небольшой верфи в Севастополе. За два года был построен и в 1810 г. спущен на воду первый боевой корабль — 18-пушечный корвет "Крым". В Адмиралтействе находились два эллинга для фрегатов и корветов. При них были мастерские, склады и сушильные навесы. У ограды возвели оригинальную круглую башню, которая служила парадным входом верфи и одновременно смотровой вышкой. С ее круглой площадки, возвышающейся на 24 м, хорошо просматривалась акватория бухты, рейда и территория адмиралтейства. Башню украшали колонны, пояса, карнизы и вращающийся на шпиле флюгер; в стену были вмонтированы часы с полутораметровым циферблатом, и показания их стрелок были видны с дальнего расстояния. Представление об облике и планировке прочих сооружений старого Адмиралтейства дает чертеж того времени.

И все же отсутствие морских торговых связей сильно сдерживало развитие города и порта. Главный командир Черноморского флота и портов, Николаевский и Севастопольский военный губернатор вице-адмирал С. К. Грейг, назначенный на эту должность в 1816 г., настойчиво добивался разрешения этих перевозок. И, наконец, в 1820 г. в Севастополе был открыт порт для внутренней торговли. Город, в котором к тому времени насчитывалось около тысячи домов и десять небольших предприятий, получил возможность для дальнейшего развития.

Тем временем возросшая мощь артиллерии требовала соответствующего укрепления крепостей. В июле 1818 г. морской министр адмирал де Траверсе предложил вице-адмиралу С. К. Грейгу представить необходимые документы[21]. Предписание было исполнено, и в апреле 1819 г. главный командир Черноморского флота и портов направил в Санкт-Петербург рапорт и план по укреплению порта.

Вице-адмирал Грейг сообщал, что укрепления находятся на хороших местах, но брустверы их слабы и низки, чтобы противостоять корабельной артиллерии крупного калибра и укрывать от огня личный состав. Большая часть орудий установлена на изношенных корабельных станках, которые не выдержат длительного огня. Кроме того, орудия не имеют ограничений на повторных платформах и при густом дыме не исключен огонь по городу и своим батареям. При расположении пушек в два яруса все орудия и прислуга, находящиеся внизу, окажутся под воздействием пламени, пыжей и каменных осколков от верхних фасов. Все постройки на укреплениях открыты для обстрела неприятелем. Исходя из вышесказанного, вице-адмирал Грейг предлагал брустверы сделать выше, толще и защитить гласисом снаружи; батареи на возвышенных местах оборудовать амбразурами, а при высоте менее 4 сажень оставить орудия открытыми для стрельбы через банк. В рапорте также говорилось о необходимости устройства ограничителей на платформах, заглублении и обваловании сооружений на территории укреплений и усилении обороны горжевой части.

Рассмотрел адмирал и вопросы тактики. Он предложил батареи для предохранения от прямого огня в дальнейшем размещать на высотах, окружающих рейд, а мортиры устанавливать на участках, откуда они могут действовать вдоль фарватера, — это обеспечит более частое попадание снарядов в корабли, передвигающиеся в кильватерном строе; в местах, где большие батареи могут находиться под перекрестным огнем вражеской эскадры, необходимо возводить туры (небольшие башни. — Авт.) с одним или двумя орудиями, а также калильные печи, чтобы "наносить вред ставшим на якорь кораблям неприятеля". Вместе с тем, отмечал Грейг, если речь идет о создании более надежной защиты порта, то необходимо решить вопрос о строительстве двухэтажных казематированных батарей.

В заключении своего рапорта С. К. Грейг писал, что для обороны Севастополя с суши следует использовать окружающие город высоты, а находящийся на флоте опытный инженер-полковник Мишо мог бы конкретно определить наилучшие для этого места.

В мае 1819 г. адмирал де Траверсе представил рапорт вице-адмирала Грейга на рассмотрение генерал-инспектору по инженерной части великому князю Николаю Павловичу. В кратком сопроводительном письме говорилось, что де Траверсе полностью поддерживает предложения главного командира Черноморского флота, а многоярусные казематированные батареи считает необходимым возводить на месте Александровского и Константиновского укреплений. Однако и на этот раз денег в казне было мало. Посему казематированные сооружения решили не строить, а для составления проекта сухопутной обороны посчитали целесообразным начать изыскания на местности.

Комитет для исправления укреплений Севастопольского порта, возглавляемый вице-адмиралом Грейгом, и его деятельность. Русско-турецкая война 1827—1828 гг.

Но все же события заставили черноморских моряков действовать более энергично. В марте 1821 г. в Греции началась национально-освободительная революция против господства Оттоманской империи. Царское правительство поддержало восставших, что вызвало резкое обострение русско-турецких отношений. Следовало опять готовиться к войне, и в сентябре 1821 г. высочайшим повелением был создан Комитет для исправления укреплений Севастопольского порта[22]. Его возглавил вице-адмирал Грейг, а членами были назначены командир Севастопольской инженерной команды флигель-адъютант инженер-полковник Мишо, комендант крепости генерал-майор Юрковский и командир артиллерии гарнизона подполковник де Лагар. Комитет в срочном порядке разработал план усиления крепости, который без промедления утвердил великий князь Николай Павлович.

Согласно этому плану, предстояло выполнить следующие работы: на Константиновской батарее увеличить брустверы, закрыть внутренние крутости земляным кирпичом, а наружные — дерном для предотвращения разлета каменных осколков; в горже укрепления возвести каменный блокгауз. Аналогичный перечень был составлен и по Александровской батарее, а кроме того, там надлежало сделать ров с каменным контрэскарпом и замкнуть горжевую часть палисадом. Подобные работы, с небольшими вариациями, намечались на Николаевской, Павловской, первой, второй, четвертой, восьмой и десятой батареях.

К выполнению плана приступили в 1821 г., а со следующего года темпы работ резко возросли. Осуществлявший вначале общее руководство инженер-полковник Мишо в скором времени скончался и на его место перевели из Бобруйска опытного строителя инженер-полковника Клеманса. Следует признать, что на этот раз столица внимательно отнеслась ко всем вопросам, связанным с обеспечением выполнения плана. В 1822 г. Морскому министерству выделили 50 тысяч рублей дополнительно к 25 тысячам рублей, ранее ассигнованным Инженерному ведомству для осуществления работ по усилению приморских укреплений в Севастополе. Из Херсона перевели 29-ю военно-рабочую роту и в распоряжение инженерной команды передали крепостных арестантов. Более того, для ведения работ были выделены два армейских батальона. Морским путем из Херсона в Севастополь везли инструмент, оборудование и материалы. Проблемами снабжения строек занимался командир Херсонского инженерного округа инженер-генерал-майор Федоров.

Комитет был наделен широкими полномочиями и по ходу дела вносил необходимые изменения в проекты и планы. Это позволило успешно выполнить намеченную программу и завершить все работы в 1827 г. А годом ранее Севастопольская крепость была отнесена к разряду первоклассных.

Так что же удалось сделать в ходе подготовки крепости к войне? Ответ мы находим в отчете комитета, возглавляемого вице-адмиралом Грейгом[23]. В отчете приводятся объемы осуществленных работ на укреплениях, их стоимость и трудоемкость. Что касается выполненных конструктивных элементов, то они полностью соответствуют намеченным планам, а вот денежные затраты, на первый взгляд, чрезвычайно малы. В документе приведены суммы, израсходованные при производстве работ:

В 1822-1824 гг. на Константиновском укреплении — 4,37 тыс. р.

По первой батарее с 1822 по 1827 гг. — 6,0 тыс. р.

По второй батарее в 1822 г. — 1,0 тыс. р.

По четвертой батарее в 1822 г. — 0,7 тыс. р.

На Николаевском укреплении с 1822 по 1826 гг. — 1,5 тыс. р.

На восьмой батарее в 1822 г. — 1,4 тыс. р.

На Александровском укреплении с 1822 по 1826 гг. — 4,3 тыс. р.

На десятой батарее с 1822 по 1827 гг. — 12,5 тыс. р.

На Павловской батарее с 1823 по 1824 гг. — 0,9 тыс. р.

Заготовка земляного кирпича — 1,9 тыс. р.

Таким образом, оказались неиспользованными первоначально выделенные Морскому министерству для этих целей 50 тысяч рублей. Это объясняется тем, что почти все материалы для строительства заготавливали рядом с укреплениями, используя очень дешевую или бесплатную рабочую силу. В отчете перечисляются в человеко-днях все трудовые затраты. На экстренные работы «употреблено армейских нижних чинов — 67 147, военно-рабочих рот мастеровых — 1100 и рабочих — 62 000, флотских служителей — 2055, арестантов крепостных — около 114 000, а флотских — 34 885». Солдаты и матросы получали в день по 10 копеек, мастеровые из военно-рабочих рот — по 15—20 копеек, рабочие — по 10—15 копеек, а арестанты работали бесплатно. Всего заработной платы было выдано около 17 тысяч рублей. На укреплениях ежедневно трудились 600 человек, при этом почти половина из них арестанты.

Сравнительно мало стоили перевозки материалов. Баржи для перевозок моряки выделяли бесплатно, а стоимость работы лошади или вола за один рабочий день оценивалась в один рубль. Всего на перевозки было истрачено 1917 рублей.

За успешное выполнение поставленных задач при большой экономии отпущенных средств последовало "награждение всемилостивейшее за отличное усердие и деятельность по исправлению укреплений Севастопольского порта"[24]. Инженер-генерал-майор Клеманс, получивший генеральское звание руководя работами, награждался пятью тысячами рублей — столь значительной суммой ему постарались компенсировать затраты, связанные с его переездом из Бобруйска в Севастополь и обратно. Получили премии и другие чины. Всего по списку, подписанному инженер-генералом Оперманом, выплачено премий на 7115 рублей.

Так завершилась подготовка Севастопольской крепости к грядущей войне. А отношения с Портой столь сильно обострились, что в 1827 г. был подписан циркуляр о срочном приведении в оборонительное состояние крепостей юга России на случай военных действий против Турции[25]. В 1828 г. Оттоманская империя, разгневанная поддержкой Россией автономии Греции, объявила священную войну своему северному соседу. Вскоре после начала военных действий обстановка на поле брани определилась не в пользу Порты. Русские войска форсировали Дунай и преодолели Балканы, а на Кавказе вышли к Трапезунду. Черноморский флот под командованием адмирала Грейга успешно действовал при взятии Анапы и Варны. Несмотря на численное превосходство турок, моряки сражались героически. Экипаж брига "Меркурий" находился в разведке недалеко от Босфора. 14 мая 1829 г. его стали преследовать два линейных корабля турок, имевшие десятикратное превосходство в вооружении и людях. Команда брига во главе с капитан-лейтенантом Казарским решила вступить в бой и в случае поражения взорвать бриг, но не сдаваться в плен. Искусно маневрируя и метко ведя огонь в течениие трехчасового боя, "Меркурий" повредил преследующие его корабли и оторвался от неприятеля. Бриг получил 22 пробоины в корпусе и около 300 повреждений в парусной оснастке. На судне постоянно возникали пожары, но корабль не потерял хода и на следующий день присоединился к своей эскадре. Героический бриг "Меркурий" был построен в Севастополе инженером И. Я. Осьмининым и спущен на воду в 1820 г. Корпус судна имел длину 29,6 м и был сделан из крепкого крымского дуба. Корабль предназначался для несения дозорной службы и разведки. На его палубе находились восемнадцать 24-фунтовых карронады[26] для ведения боя на ближнем расстоянии, и еще два орудия меньшего калибра могли перемещаться с кормы на нос брига и обратно. За героическое сражение, равного которому не знала история, бриг "Меркурий" был награжден кормовым Георгиевским флагом, а весь личный состав получил боевые награды.

Этот выдающийся подвиг послужил поводом для создания первого памятника в Севастополе. По инициативе М. П. Лазарева памятник был заложен в 1834 г. на Мичманском, а ныне Матросском бульваре и открыт в 1839 г. Созданный по проекту академика архитектуры А. П. Брюллова, памятник прост и выразителен. На прямоугольный пьедестал из местного камня установлена модель античного военного судна, отлитая из металла; на чугунной плите — рельефное изображение сражения брига. На пьедестале размещены бронзовые жезлы бога войны Меркурия, в честь которого был назван корабль, и надпись: "Казарскому. Потомству в пример". Общая высота памятника 5,5 м.

Но вернемся к событиям 1829 г. Турецкий флот, обладая превосходством в корабельном составе, не смог одержать ни одной сколько-нибудь значительной победы и не рискнул предпринять атаку против главной базы Черноморского флота и ее береговых батарей. Потерпев ряд поражений на суше, Турция подписала в 1829 г. Адрианопольский мирный договор.

В течение последующих нескольких лет строительство и реконструкция укреплений в Севастопольской крепости практически не производились. Крепость как бы замерла в ожидании новых кардинальных решений.

ГЛАВА 3. Каменное фортификационное строительство в крепости (1834—1852 гг.)

План сухопутной обороны Севастополя. Оборонительные казармы. Чумной бунт. Возведение казематированных сооружений из местных материалов

К 30-м годам XIX столетия Севастопольская крепость представляла собой ряд земляных батарей, защищавших рейд. Однако возросшая мощь артиллерии, появление на вооружении бом-бических пушек и мортир крупного калибра требовало коренной реконструкции этих укреплений. В то же время с суши город был совершенно беззащитен. Поэтому было принято решение создать в первую очередь сухопутную оборону Севастополя, используя фортификационные сооружения из камня.

Подготовка к такому строительству началась давно. Еще в 1821 г. Инженерный департамент Военного министерства поручил командиру Севастопольской инженерной команды инженер-полковнику Мишо составить топографический план Севастополя и его окрестностей[27]. Работа над составлением карты завершилась в 1827 г., и сразу приступили к разработке чертежей.

В том же году командир Черноморского флота и портов вице-адмирал Грейг представил проект сухопутной обороны Севастополя на утверждение в Санкт-Петербург.

Инженерный департамент, одобрив в целом план обороны города, предложил внести в него существенные изменения: укрепления рекомендовали возводить на господствующих возвышенностях, а между ними расположить куртины; на ровных участках предписывали строить оборонительные казармы, а в лощинах — каменные стены с бойницами для ружейной обороны; все сооружения следовало защищать от прямых артиллерийских выстрелов земляными насыпями[28]. Указания Инженерного департамента были одобрены Николаем I, и вице-адмиралу Грейгу оставалось только выполнять волю монарха.

В 1828 г. архитектор Штауберт разрабатывает проект двухэтажной оборонительной казармы на тысячу солдат. Главный фасад казармы, обращенный к неприятелю, был прорезан тремя ярусами бойниц для ружей, а стены выполнялись из камня и имели толщину 1 м 20 см. Поскольку они не защищали от прямых артиллерийских выстрелов, то перед ними должен был возводиться земляной вал. Следует отдать должное архитектору в оформлении фасада, обращенного к тылу, и в соблюдении санитарных норм: на одного солдата в казарменной спальне полагалось не менее 9 м3 воздуха. Исходя из этого в проекте Штауберта предусматривалось одноярусное размещение солдат при высоте помещения более 3 м; в подвале находились кухни, пекарни, кладовые, сушилки для обмундирования. Стоимость одной казармы определили в 130 тысяч рублей.

Севастопольская эскадра пополнялась новыми кораблями, и для матросов нужно было строить береговые казармы. Вот на этом и решили сэкономить петербургские чиновники, посчитав, что оборонительные казармы следует построить для матросов, а во время военных действий казармы будут переданы пехотным частям — "не будут же моряки воевать на суше", рассуждали чиновники. Подготовили соответствующий доклад Николаю I, и в марте 1829 г. поступило распоряжение о срочном строительстве двух казарм для Морского ведомства. Определить место их расположения поручили адмиралу Грейгу, а к возведению остальных шести оборонительных казарм намечалось приступить после внесения изменений в проект сухопутной обороны Севастополя. Изыскали и 260 тысяч рублей для производства работ в текущем году[29].

Мыслящий, высокообразованный адмирал Грейг категорически возражал против этого решения. Он считал, что удаление флотских казарм от порта и кораблей понизит боеготовность эскадры. Кроме того, одна казарма, по уточненным подсчетам, стоила 190, а не 130 тысяч рублей, как определили ранее. Заручившись поддержкой Морского ведомства, командир Черноморского флота и портов к строительству оборонительных казарм не приступил.

Тем временем бывший командир Херсонского инженерного округа инженер-генерал-майор Латынин откорректировал проект сухопутной обороны города; проект отправили на утверждение Николаю I[30]. Документ, вызывавший много возражений, почти год путешествовал по кабинетам, но наконец 29 января 1831 г. на проекте появилась утверждающая надпись. Согласно этому документу, от десятой приморской батареи до вершины Южной бухты намечалось возвести девять каменных оборонительных казарм, соединенных каменной оборонительной стеной. Далее оборонительная линия следовала восточнее Корабельной слободы и примыкала к пятой приморской батарее. На этом участке предполагалось возвести три бастиона с казематированными флангами; между ними строилась каменная стена.

Внимательное изучение чертежа линии сухопутной обороны приводит к выводу, что на его содержание большое влияние оказала не фортификационная наука того времени, а Севастопольское восстание. Действительно, намечаемые к строительству оборонительные сооружения с пробиваемыми снарядами стенами не могли выдержать длительной осады. Они были пригодны для отражения атак небольших десантов противника или взбунтовавшихся крымских татар, но главное, они превращали Севастополь в закрытый город, войти и выйти из которого стало бы невозможно.

Какова же суть происшедших событий, заставивших власти думать о создании сплошной ограды вокруг города? Им предшествовало распространение чумы на юге России. И хотя в июне 1829 г. в Севастополе отсутствовали признаки заболевания, город был оцеплен войсками, что привело к резкому сокращению подвоза продовольствия и дров. Только в октябре в помещении карантина было обнаружено заболевание чумой. Вместо того чтобы изолировать Южную бухту и карантин, комендант и градоначальник усилили охрану вокруг города, перекрыв все пути снабжения. Жители страдали от голода и холода, населению выдавали непригодную к употреблению муку. К декабрю 1829 г. чума распространилась по всему городу.

Карантинные и медицинские чиновники использовали эпидемию для личного обогащения. Они не только разворовывали средства, отпускаемые правительством для борьбы с чумой, но и стремились как можно дольше сохранять создавшуюся в Севастополе обстановку; любые признаки недуга объявлялись чумой, а заболевших направляли в лазарет, где они, как правило, умирали от истощения и переохлаждения. Непосредственным поводом для восстания, или "чумного бунта", стала смерть женщины на Корабельной стороне. Медики объявили, что она умерла от чумы и в связи с этим необходимо ужесточить карантинные меры. Доведенные до отчаяния чиновниками и полицией, беднота, мастеровые и матросы, семьи которых проживали в слободе, подняли восстание. Они удерживали власть в городе с 3 по 7 июня 1830 г.[31] Военный губернатор Севастополя адмирал Грейг не применил войска для пресечения беспорядков; градоначальник Н. А. Столыпин был убит восставшими. Восстание жестоко подавили войска под началом новороссийского генерал-губернатора Воронцова. Тысяча пятьсот человек предстали перед судом; семеро зачинщиков были приговорены к публичной смертной казни.

В 1832 г. начальником штаба Черноморского флота назначили контр-адмирала М. П. Лазарева, который стал исполнять и обязанности командира, так как адмирал Грейг убыл из Севастополя, ожидая решения императора (в 1833 г. Николай I назначил Грейга сенатором).

Интересная судьба сложилась и у плана сухопутной обороны. Инженерная команда, приступив к разбивке сооружений на местности, обнаружила, что топографический план составлен с большими погрешностями: казармы попадали в овраги, бастионы упирались в откосы; было много и других нелепостей, не позволявших осуществить проект. Командир Херсонского инженерного округа инженер-полковник Мочульский доложил командиру Черноморского флота и портов о создавшейся ситуации, и в Санкт-Петербург был отправлен соответствующий доклад. Император, видимо, негодовал, но в июне 1833 г. приказал послать в Севастополь инженер-полковника Бюрно для выполнения проекта крепости. Пришлось подполковнику при содействии инженерной команды заняться уточнением топографического плана, так как на новую съемку местности требовалось несколько лет.

Описанные события резко обострили взаимоотношения между Военным министерством и Морским ведомством. Армейцы решили "отомстить" морякам, обвинив их в невыполнении решения царя по возведению двух оборонительных казарм для размещения матросов. От командира Херсонского инженерного округа потребовали донесения о состоянии строительства этих сооружений согласно распоряжению императора 1829 г. В Инженерном департаменте знали, что к работам не приступали, но для "всеподданейшего доклада" необходим был документ. В архиве отсутствуют следы этой "схватки под ковром", но в мае 1835 г. высочайшим повелением строительство морских казарм в Севастополе передали в ведение архитектора с морской стороны, без участия инспекции инженерной команды[32]. Николай I не пожелал передать, по примеру Кронштадтской крепости, строительство укреплений Морскому ведомству.

Вице-адмирал Лазарев принял активное участие в работе над проектом Севастопольской крепости. Его замечания и предложения нашли отражение в чертежах, которые выполнил инженер-подполковник Бюрно. В новом проекте крепости сухопутная линия обороны состояла из семи бастионов. Их горжевая часть оборонялась одноэтажной казармой, предназначенной для размещения одной пехотной роты. В исходящих углах возводились пороховые погреба. В казематированных флангах бастионов были расположены квартиры для офицеров, кухни и склады. Предусматривалось строительство каменной стенки между укреплениями с устройством рва и гласиса на всем ее протяжении. Оборону усиливали три каменные башни.

Намечались коренные изменения и в обороне крепости со стороны моря. Наконец-то вспомнили о предложении А. В. Суворова защищать вход в Ахтиарскую бухту с помощью многоярусных казематированных батарей. Проект предусматривал возведение трехъярусной казематированной Константиновской батареи. На Александровском укреплении строились казематы и башня. Вместо земляных сооружений Николаевской батареи планировалось возвести двухъярусное казематированное укрепление, а близ реки Бельбек — двухэтажную каменную башню с открытой платформой, на которую устанавливались пушки для обстрела якорной стоянки у устья реки. Расширяли и одевали в каменную одежду укрепления, контролирующие рейд. Работы намечали выполнить на четвертой, восьмой и Павловской батареях, без изменений оставались только первое, второе и десятое укрепления.

В 1834 г. Николай I утвердил представленный проект и приказал немедленно приступить к работам. А для повышения ответственности и лучшей организации дела учредил должность Строителя Севастопольской крепости. Первым Строителем стал инженер-полковник Шестаков.

С 1 августа 1834 г. начались земляные работы на третьем, четвертом бастионе и четвертой батарее. Приступили также к освобождению участков под строительство казематированных сооружений на Константиновской, Александровской и Николаевской батареях.

Одновременно шла заготовка строительных материалов для возведения этих укреплений. Инженерный департамент приказал стены и своды казематов делать из местного известняка — материалы изучения развалин Херсонеса показали, что здесь в течение двух тысячелетий использовали инкерманский камень. Но Севастопольская инженерная команда разведала на склонах Килен-балки породы известняка, более плотного, чем инкерманский. Об этом докладывал после проведения проверки генерал-майор Засс генерал-инспектору по инженерной части в сентябре 1840 г.: "Александровское, Константиновское и Николаевское укрепления строятся с должной прочностью. Употребляемая киленбалочная плита прочнее инкерманской, которая в отделке гораздо чище и опрятнее, но имеет слишком много меловых частиц. Они выветриваются, впитывают влагу при дождях и разрушаются от морских волн. Приготовление извести соответствует всем требованиям. Своды в казематах выложены хорошо и могут выдержать сильную бомбардировку"[33].

Жизнь подтвердила эти выводы, когда при осаде Севастополя 5 октября 1854 г. стены и своды как Константиновской, так и Александровской батареи выдержали сильнейший огонь английских и французских кораблей. Ни одно орудие, находившееся в казематах, не было выведено из строя.

Ежегодно в Килен-балке добывали тысячи кубометров камня. Его заготовка не вызывала затруднений, но возникали проблемы при транспортировке. Инженеры решили построить специальную самокатную железную дорогу от карьера до причала в Киленбалочной бухте. На местности через 3 м установили опорные стойки, а поверху, в гнездах стоек, закрепили чугунные вращающиеся на осях колеса. По этим колесам двигались деревянные грузовые платформы длиной 8 и шириной 2,5 м, а так как пути имели небольшой уклон к причалу, то платформы с камнем придерживали при помощи канатов. Загрузка барж производилась сбрасыванием известняка непосредственно в трюм, после чего суда отводили буксиром к небольшому причалу на приморской батарее, где камень выгружали и перемещали вручную к рабочим местам[34].

Для строительства оборонительных казарм, стен, пороховых погребов и прочих каменных сооружений сухопутной оборонительной линии камень брали из рвов перед укреплениями и близлежащих карьеров. Добыча известняка велась на южном берегу Карантинной бухты и на восточном откосе городского оврага, что значительно ускорило и снизило стоимость возведения построек[35].

Бесперебойно поступала на стройки известь. Ее получали обжигом известняка в печах, построенных недалеко от причалов. Кирпич также изготавливали в Севастополе, рядом с глиняным карьером. Кирпич был столь высокого качества, что шел на строительство морских набережных. Этому высокому качеству способствовало строгое соблюдение следующей технологии. Осенью и зимой глину раскладывали на косогоре, где дожди вымывали из нее посторонние примеси; весной ее перемещали в чан и, перемешивая, растворяли в воде. После того как глина отстаивалась, воду спускали, а осадок переносили в другой бассейн. Там несколько дней выпаривали под солнцем излишнюю влагу, добавляли песок и тщательно месили ногами. Затем на станках формовали кирпичи и устанавливали их на просушку. Когда сырец становился сухим, его загружали в печи, где три дня происходило окуривание дымом, после чего постепенно, в течение полутора суток, увеличивали температуру обжига. Двенадцать дней кирпич оставался без движения, "отстаивался" и наконец был готов к употреблению. По тем временам он стоил весьма дорого. Одна тысяча штук обходилась в 22 рубля 55 копеек[36]. К стройкам кирпич доставляли на казенных волах, а через бухту — на баржах. В архиве сохранился проект конно-железной дороги для перевозки кирпича к причалу (однако сведения о его осуществлении не обнаружены).

Строительство Александровской и Константиновской батарей. М. П. Лазарев и развитие Черноморского флота. Ускорение работ на фортификационных сооружениях

В Санкт-Петербурге Инженерный департамент срочно подготавливал проекты казематированных батарей. Вначале были произведены расчеты основных конструкций для всех приморских укреплений, способных выдержать обстрел из самых крупных орудий того времени. Толщина оборонительных стен была установлена в 1 м 80 см, минимальная для тыльных и продольных — 1 м 20 см. На верхний свод толщиной 90 см насыпался грунт слоем до 1 м 80 см. Размеры казематов позволяли размещать в них все виды орудий, принятых на вооружение в русской армии: высота устанавливалась 4 м 20 см, ширина — 5 м, расстояния между центрами амбразур — 6 м, сектор обстрела — 26°. Открытый ярус защищался парапетом высотой и шириной 1 м 80 см. Удаление дыма, образуемого при стрельбе, предполагалось ускорить при помощи специальных продухов, закладываемых в стенах над амбразурами. Следует признать, что это оказалось самым уязвимым местом батареи. При стрельбе дым закрывал цели и рассеивался очень медленно, что вынуждало артиллеристов снижать темпы стрельбы из казематов и влияло на ее меткость.

Первым был утвержден проект Александровской батареи. Очертания длинного узкого мыса, на котором стояла батарея, обусловили форму всех ее сооружений. На самой оконечности мыса высилась круглая двухэтажная башня диаметром более 20 м. Ее своды защищала насыпь из грунта, покрытая кровлей из черепицы; 12 орудий из амбразур держали под прицелом акваторию перед рейдом и сам проход в бухту. К башне примыкали одноярусные казематы с открытой платформой для стрельбы через банк. Их выстрелы защищали подходы к рейду. Основания башни и казематов возвышались над уровнем моря на 6 м, а на отметке 14 м возводилась земляная батарея с двумя фасами для размещения 18 орудий. В дальнейшем все казематированные приморские батареи строили с возвышением первого яруса амбразур над уровнем моря от 5 до 9 м, а гребня парапета — от 15 до 23 м. Земляные укрепления превышали ординар воды на 10—25 м, в бою 5 октября 1854 г. все орудия на них устанавливались для стрельбы через банк. Крутости бруствера земляной батареи одевались в каменную одежду. Круговую оборону укрепления на случай высадки десанта обеспечивали оборонительная стенка, ров и каменный цейхгауз. Поскольку растительный грунт и верхняя часть известняка на этом мысе давно были сняты, то под фундаменты сооружений делали траншеи глубиной до 1 м и укладывали в них рваный камень на растворе — производилась так называемая забутка фундамента. Для защиты берега от разрушения морскими волнами было предусмотрено устройство наброски из крупного камня. Однако этой меры оказалось недостаточно и в дальнейшем пришлось возводить подпорную стенку на цементном растворе. Гарнизон укрепления размещался в казарме на территории батареи.

В 1835 г. были закончены работы по кладке фундаментов и стен казематов на Александровской батарее. Но других каменных работ на приморских укреплениях по разным причинам в том году не выполняли, что вызвало недовольство Николая I. Строитель Севастопольской крепости был снят и вместо него назначен инженер-полковник Фалькерзам.

В 1836 г. Фалькерзам начал строительство Константиновской батареи. В плане укрепление повторяло очертания берега мыса и имело форму подковы. Правый фас укрепления обстреливал акваторию перед рейдом, центральная закругленная часть — вход в бухту, левая назначалась для поражения прорвавшихся на рейд кораблей противника. В двух ярусах размещалось 54 каземата, а над ними платформа для открытой обороны. На этой батарее было обеспечено постоянное присутствие артиллерийской прислуги в казематах. Каземат длиной 12 м разделялся сквозным проходом на орудийную и жилую части. В последней устанавливали нары и печи в круглых железных футлярах (печи в любое время года обеспечивали положительную температуру для проживающих в казематах солдат). Горжевую часть защищали ров и две оборонительные казармы. Они соединялись при помощи двух стен с казематами, образуя замкнутую, удобную для обороны территорию. Казармы предполагалось построить по типовому проекту на 250 солдат каждая, с кухнями, пекарнями и складами. На флангах казематов находились трехэтажные, хорошо защищенные пороховые погреба, а во внутреннем дворе — большая металлическая емкость для запаса воды. Защитники такого укрепления могли выдержать длительную осаду десанта противника.

В конце 1834 г. командиром Черноморского флота и портов, военным губернатором Севастополя и Николаева назначается вице-адмирал М. П. Лазарев. Бесстрашный флотоводец, мореплаватель, первооткрыватель Антарктиды, талантливый администратор, М. П. Лазарев видел свой долг в самоотверженном служении Отечеству, соблюдении справедливости и чести. Уважительное, заботливое и одновременно требовательное отношение Лазарева к подчиненным, личный пример мужества, организованности и трудолюбия повседневно воспитывали моряков. Его последователями стали сотни офицеров и адмиралов. Среди них имена В. А. Корнилова, П. С. Нахимова и В. И. Истомина, которые с гордостью называли себя учениками Лазарева. Волею судеб после кончины их навечно соединил могильный склеп во Владимирском соборе Севастополя.

Михаил Петрович Лазарев (1788 — 1851) окончил в 1803 г. Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Он принимал участие в русско-шведской войне 1808—1809 гг. и Отечественной войне 1812 г. Будучи командиром судна "Суворов", в 1813—1816 гг. совершил кругосветное плавание, во время которого открыл атолл, получивший название «Суворов». В 1819—1821 гг., командуя шлюпом "Мирный", Лазарев участвовал в экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузена, первой побывавшей у берегов Антарктиды. В 1822—1825 гг. в кругосветном походе на фрегате "Крейсер" М. П. Лазарев провел ряд научных исследований по метеорологии, океанографии и другим прикладным наукам. Имя М. П. Лазарева увековечено в названиях многих океанских островов и бухт; моря, ледника и научной станции в Антарктиде; порта в Японском море и арктического ледокола. В 1826 г. капитан I ранга Лазарев, в то время командир линейного корабля "Азов" и начальник штаба русской эскадры, отличился в Наваринском сражении. За умелое руководство боем и личное мужество Лазареву было присвоено звание контр-адмирала. Во время русско-турецкой войны 1828—1829 гг. контр-адмирал Лазарев возглавил эскадру, блокировавшую Босфор и Дарданеллы.

Командуя в течение 18 лет Черноморским флотом, адмирал Лазарев сделал очень многое для его развития. Под его руководством было построено 16 линейных и свыше 150 других судов, среди них первые пароходофрегаты* и корабли с железным корпусом. Часть флота получила на вооружение бомбические пушки**. Обладая широким кругозором, М. П. Лазарев понимал, что корабли, береговая база, укрепления и город, составляющие единое целое, способны решать стратегические задачи государства, поэтому много времени и сил уделял вопросам строительства. В 1832 г. контр-адмирал Лазарев направляет доклад начальнику Главного морского штаба князю А. С. Меншикову, в котором сообщает, что нормальное проживание моряков и размещение новых экипажей в Севастополе обеспечить невозможно. С помощью влиятельного князя (князь А. С. Меншиков, праправнук царского сподвижника А. Д. Меншикова, был возвышен и приближен Николаем I — праправнуком Петра I) М. П. Лазарев добился разрешения на строительство казарменного городка, и в 1834 г. началось возведение современных трехэтажных зданий, украсивших город. После Крымской войны перед разрушенным фасадом одной из "лазаревских" казарм был сооружен памятник замечательному флотоводцу и созидателю[37]. По предложению вице-адмирала Лазарева начинает строиться новое Адмиралтейство и пять сухих доков. К ним прокладывается в пробитых через горы тоннелях и возведенных над балками акведуках водопровод от Черной речки.

В 1838 г. командир Черноморского флота обратился в Главный морской штаб с рапортом о реконструкции и развитии Севастополя. В 1840 г. был утвержден генеральный план города и началось его осуществление. Моряки сносили трущобы на городском холме, прокладывали бульвары, разбивали скверы. При активном участии М. П. Лазарева была основана морская библиотека, возведены Петропавловский собор, здание морского собрания, реконструирована Екатерининская (Графская) пристань. По настоянию Лазарева архитектурный облик городских сооружений выдерживался в строгом классическом стиле.

На объектах, предназначенных для Морского ведомства, командир Черноморского флота имел возможность постоянно влиять на состояние работ. По его приказанию в помощь строителям выделялись моряки и баржи для перевозки строительных материалов; он вел контроль за качеством и сроками строительства зданий. Что касается возведения фортификационных сооружений, то оно всецело находилось под опекой Военного министерства, которое ревниво оберегало свою епархию от вмешательства моряков. Конечно, моряки допускались к обсуждению проектов, но участие в строительном процессе было полностью исключено. Вице-адмирал Лазарев в таких случаях прибегал к испытанному методу. Тщательно изучив состояние строительных дел на батареях и бастионах, он направлял подробный рапорт в Главный морской штаб. Минуя Военное ведомство, без "сглаживания острых углов", доклад с соответствующими комментариями доводился до Николая I. Одно из таких донесений поступило вместе с отчетом Инженерного департамента о строительстве в Севастопольской крепости за 1835 г. В нем сообщалось о недопустимо медленном развертывании работ по утвержденному императором плану, несмотря на растущее напряжение в отношениях с Турцией[38]. Это заставило царя принять неординарное решение по ускорению реконструкции крепости. Военный министр 2 апреля 1836 г. сообщил Инженерному департаменту, что на Севастопольских укреплениях Николай I повелел в 1837 г. выполнить строительных работ на один миллион рублей. Таким образом, по сравнению с предыдущим годом надлежало увеличить темпы строительства более чем в десять раз. Немедленно последовало соответствующее приказание Строителю Севастопольской крепости инженер-полковнику Фелькерзаму, одновременно ему направили распределение означенной суммы по отдельным сооружениям. Согласно этому документу, следовало завершить Александровское укрепление, выполнив все работы на сумму 156 тысяч рублей; по Константиновской батарее — закончить всю каменную кладку и освоить 344 тысячи рублей. Далее расходы разбивались следующим образом: по восьмой батарее — 130, четвертой батарее — 100, по четвертому и пятому бастионам — 190 тысяч рублей; так называемые издержки производства составили 80 тысяч рублей.

После споров и уточнений в окончательном списке появилась Николаевская батарея, где полагали возвести фундаменты и стены первого яруса на сумму 345 тысяч рублей. Был согласован порядок выдачи денег Севастопольской инженерной команде для оплаты затрат: в январе 1837 г. отпустить 250 тысяч , в мае — 500 тысяч и сентябре — 250 тысяч рублей[39]. Неравномерность выплат объяснялась сезонным характером работ. Чтобы обеспечить должное качество и сократить дополнительные затраты, работы начинали, как правило, в апреле и заканчивали в октябре. В остальное время года выполнялись второстепенные работы, шла заготовка материалов и инструмента.

Строитель Севастопольской крепости развил бурную бумажную деятельность, понимая, что в конечном счете за невыполнение приказа Николая I отвечать будет он. Офицеры инженерной команды большую часть суток проводили за расчетами и составлением смет, писали ведомости материалов и рабочей силы, необходимых для освоения миллиона рублей. Оказалось, что только для устройства за один летний сезон фундаментов и кладки стен первого этажа Николаевской батареи надо ежедневно ставить на эти работы 500 вольных и 600 военно-рабочих каменщиков[40]. Но не меньшее количество каменщиков требовалось и для других сооружений. Потребность в разнорабочих исчислялась тысячами. На первый взгляд, чрезмерная потребность в рабочей силе объяснялась весьма просто. Дело в том, что все основные материалы заготавливались в окрестностях Севастополя силами и средствами Строителя крепости. В распоряжении Севастопольской инженерной команды имелась тридцать четвертая военно-рабочая рота, половина тридцать пятой и в пути из Силистрии находилась тридцать третья рота. Всего, таким образом, насчитали 520 военно-рабочих. Кроме того, на разных работах использовали две арестантские роты, однако каменщиков среди них оказалось до десятка человек (ранее для возведения земляных укреплений каменщики не требовались). В городе имелись различные специалисты, но они трудились у подрядчиков на гражданских сооружениях или по заказу Морского ведомства.

Картина была удручающей. Курьер доставил рапорт Строителя крепости в Инженерный департамент, откуда последовало обращение к военному министру: просили увеличить в два раза количество военно-рабочих рот, занарядить 1500 солдат для работы на укреплениях и обязать Морское ведомство выделять личный состав в помощь строителям. В Севастополь из Инженерного департамента пришло приказание отобрать в войсках специалистов из солдат и навербовать вольных каменщиков в других южных городах. И командир инженерной команды тотчас направляет офицера в Херсон, Николаев и Одессу для найма 200 каменщиков. Тот добросовестно колесил по городам и весям, уговаривая и суля хорошие заработки, однако безработица тогда отсутствовала и никто не пожелал отрываться от родных мест. Пришлось вербовщику ни с чем возвратиться назад и доложить о плачевных результатах своей миссии. Строитель Севастопольской крепости 24 октября 1836 г. представил в Инженерный департамент рапорт о том, что нанять каменщиков не удалось, а отобранные в 15-й пехотной дивизии 24 солдата работают неважно и нерегулярно из-за частых нарядов.

Но никакой существенной помощи для Севастопольской крепости не оказал и Санкт-Петербург. Военный министр не смог передислоцировать в Севастополь военно-рабочие роты, задействованные на возведении морских крепостей в Кронштадте, Ревеле и других местах. К тому же Николай I приказал не отрывать нижних чинов Морского ведомства для заготовки строительных материалов, так как в Севастопольской эскадре имелся недокомплект матросов.

Стало ясно, что без большого количества каменщиков освоить один миллион рублей невозможно. Тем не менее количество рабочих на стройках все же увеличилось и освоение средств возросло до 220 тысяч рублей в год.

Заложение Николаевской батареи. Посещение Севастополя Николаем I и его решения. Ход фортификационных работ

Переломным в истории строительства Севастопольской крепости и насыщенным многими событиями стал 1837 г. Был заложен наружный фундамент Николаевской батареи. Это укрепление не имело себе равных во всех приморских крепостях России. Оно располагалось на Николаевском мысе, между Южной и Артиллерийской бухтами, протянувшись на 460 м. Левый двухъярусный фас батареи обстреливал вход на рейд, а правый, трехъярусный, держал под прицелом фарватер рейда и вход в Южную бухту. Там же находились 24 бойницы для ружейной обороны со стороны города. Батарея имела 194 орудийных каземата и 7 бойниц для запуска ракет из полуподвальных помещений на левом фланге. Необходимо отметить, что ракетное оружие на Руси применялось с давних времен. Еще при Петре I ракеты использовались во время войн для сигнализации и освещения местности. В начале XIX столетия в России появились разрывные и зажигательные ракеты. Ракеты применялись во время Крымской войны в 1853 г. при осаде Силистрии и в боевых действиях на Кавказе. Однако по сравнению с артиллерией ракеты имели большое рассеивание и были сняты с вооружения в середине XIX в. В Николаевском укреплении ракеты не устанавливались, а подвальные помещения использовались как склады.

Другой особенностью этого фортификационного сооружения была галерея, проходящая вдоль фасада, обращенного к городу. Многие инженеры считали галерею излишеством, а бывший Строитель Севастопольской крепости инженер-генерал-майор Фелькерзам в 1842 г. обратился к Николаю I с предложением отказаться от возведения галереи для удешевления строительства[41]. Но авторы проекта в лице Инженерного департамента обосновали необходимость сооружения галереи — она предназначалась для охлаждения казематов в жаркое время года и могла использоваться в качестве подсобных помещений. При этом, видимо из дипломатических соображений, не приводился главный аргумент в защиту галереи. Дело в том, что Николаевское укрепление исторически располагалось в центре города, рядом находились Екатерининский дворец и пристань. На образовавшейся в центре города площади намечалось построить дом флагманов (впоследствии офицерское собрание). Здесь же возвышался памятник А. И. Казарскому — герою русско-турецкой войны 1828—1829 гг. Учитывая эти обстоятельства, казенному, однообразно-унылому крепостному сооружению нужно было придать архитектурный облик, приемлемый для города. И этот замысел вполне удался. На фотографии 1855 г., сделанной с Малахова кургана, увековечены не только развалины Корабельной стороны, но и стройный, светлый силуэт аркады Николаевской батареи, хорошо различимый за Южной бухтой. Горжевой фасад пристройки к укреплению, сделанной для коменданта Севастополя и его служб, также получил соответствующее оформление.

Здесь следует сделать отступление и объяснить читателям происхождение вышеуказанной фотографии. Дело в том, что Крымская война и героическая оборона Севастополя, о которых речь пойдет ниже, впервые в истории сражений оказались запечатленными фотографическим способом. Фотография, отметившая к тому времени свое пятнадцатилетие, обрела огромное значение, достоверно отражая события Восточной кампании. В 1854—1855 гг. в Крым были направлены несколько английских и французских фоторепортеров. Роджер Фентон сделал 360 снимков о жизни в войсках, портретов солдат и офицеров, а также панорам местности. Джеймсу Робертсону мы обязаны сохранившимися изображениями доков и Николаевской батареи, взорванных в начале 1856 г. Анри Дюран-Браже с ассистентом Лассимоном запечатлели Севастополь, лагерь французов в Камышовой бухте, выдающихся военных деятелей. Французские и английские фотографы работали в Крыму с громоздкими фотокамерами, выполняли сложный и длительный процесс обработки негативов. Походные условия мешали четкому определению времени выдержки при съемках и сказывались на хранении готовых материалов. И все же для истории остались уникальные фотодокументы. Русские фотографы в период Крымской войны съемок в Севастополе не производили, но сделали фотопортреты многих героев и участников героической эпопеи. В 1893 г. П. Харитоненко и Н. Голубов издали альбом «Севастополь в 1855—1856 годы.» В него вошли 25 снимков с редкого английского альбома. Фотографии из этого издания в основном использованы автором в этой книге. Но вернемся к прерванному описанию строительства укреплений.

Весьма успешно продвигались в 1837 г. работы на Александровской и Константиновской батареях. Первая была вчерне завершена и на ней установили орудия, а на Константиновской возвели первый и часть второго яруса каменных казематов.

Но главным событием 1837 г. стало посещение Севастополя императором. Производились смотры эскадры, поездки на все укрепления, состоялись беседы с военачальниками, были заслушаны доклады командира Черноморского флота и портов вице-адмирала Лазарева. Николай I был в хорошем расположении духа и быстро принимал решения по многим вопросам строительства крепости. Он приказал заменить земляную вторую батарею на каменное трехъярусное укрепление с направлением выстрелов основного фаса на вход в бухту. Удовлетворил царь и просьбу начальника гарнизона построить помещение для комендатуры Севастополя, для чего велел продлить левый фланг Николаевской батареи на семь казематов и к оконечности пристроить необходимые помещения для коменданта. Он посчитал разумным и разрешил Строителю Севастопольской крепости в горжевой части Константиновской батареи вместо двух оборонительных казарм возвести офицерский флигель и разместить в нем на первом этаже караул и два цейхгауза[42], а на втором — квартиры для офицеров и кухни. Кроме рационального использования помещений для нужд гарнизона, офицерский флигель обеспечивал и более надежную, чем две оборонительные казармы, защиту батареи от нападения десанта. На втором этаже флигеля находились казематы для 13 орудий, кроме того, на обоих этажах были прорезаны бойницы для ружей. Столь продуманная конструкция флигеля позволила во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. небольшому отряду моряков отбивать атаки фашистов в течение трех суток. Немецкие войска обрушили на этот флигель большое количество бомб и снарядов, разрушили наружные стены второго этажа, но не смогли превратить укрепление в груду развалин.

Сухопутная оборона крепости к 1837 г. получила лишь обозначение земляными работами на некоторых бастионах. Николай I приказал перенести первый бастион за Ушакову балку, а на возвышении у берега возвести еще один, соединив его с первым оборонительной стенкой. Коснулись изменения и Северного укрепления. Вместо поднятия брустверов, царь приказал построить перед входами в него три новых люнета. Однажды, следуя мимо карьера в Инкермане, Николай I решил посмотреть, как производится добыча камня. К его приезду не готовились, и увидев солдат из пятого пехотного полка, занятых на работах, царь выразил большое неудовольствие: толстый серо-белый слой известковой пыли покрывал одежду, лица и волосы солдат, превращая их в странных манекенов. Немедленно последовал приказ о замене солдат в карьере. Военный министр уведомил Инженерный департамент о том, что надлежит дополнительно сформировать четыре арестантских роты для работы на Севастопольских укреплениях[43], а для добычи известняка создать несколько "воспитательных" рот из цыган по подобию арестантских. Одновременно бессарабскому и новороссийскому генерал-губернаторам было направлено поручение царя набрать призывников из цыган, а офицеров и низших чинов для новых формирований отобрать из числа лучших в Таврическом гарнизонном батальоне внутренних войск[44]. (Автору не удалось найти следов деятельности "воспитательных" рот в Севастополе. Видимо, даже мощная принудительная система — согнать свободолюбивых цыган на каторжные работы, к которым относилась и добыча камня, — оказалась бессильной.) А перед самым отъездом с флота царь приказал строителям прекратить любую деятельность на сухопутных укреплениях и четвертой батарее, сосредоточив все силы на казематированных укреплениях.

Значительную помощь получали строители от армейских частей, которые использовались на валовых земляных работах и работах на заболоченных участках местности. Дробление камня на щебень, загрузка и выгрузка известковых печей, обжиг, гашение и перевозка извести производились также солдатами. Инженерная команда выделяла своих офицеров для организации работ, обеспечивала инструментом и выплачивала заработанные деньги[45]. С 1837 г. по высочайшему повелению к таким работам в Севастополе привлекли пятнадцатую пехотную дивизию. Ее дислокация соответствовала местам предполагаемых работ. Так, Замостский полк этой дивизии располагался в городке вблизи четвертой батареи и принимал участие в возведении укреплений на Северной стороне. Барачный городок для Пражского полка построили недалеко от пятого и четвертого бастионов, а помещения для Люблинского полка находились рядом с первым и вторым бастионами. В начале 1839 г. был составлен проект строительства бараков за горжей третьего бастиона[46]. Таким образом, вдоль всей линии сухопутной обороны города расквартировались войска, предназначенные для ее возведения, но работали они в основном на приморских батареях. Можно предположить, что Николай I, да и чины Военного министерства надеялись, что турки не смогут предпринять высадку крупного десанта, а с европейскими державами удастся мирным путем договориться о разделе владений разваливающейся Оттоманской империи. Иначе для создания брустверов, рвов и гласисов семиверстной линии обороны была бы выделена еще одна дивизия без какого-либо ущерба для армии.

Тем временем строительство Севастопольской крепости продолжалось. В 1838 г. на Константиновской батарее была закончена большая часть кладки казематов второго яруса. Заложили фундаменты левого фланга Николаевского укрепления и вывели часть стены правого фаса. На вооруженной Александровской батарее грунтовый бруствер одели в камень. Приступили к работам на седьмом бастионе, который примыкал к восьмой батарее и являлся ее продолжением. В дальнейшем номер бастиона исчез из документов и сохранилось лишь название восьмой батареи.

Подробный ход событий тех далеких лет удалось восстановить благодаря сведениям о деятельности Николая I. Получив инженерное образование, великий князь Николай Павлович стал генерал-инспектором по инженерной части. Взойдя на престол, он не расставался с любимым занятием, ибо полагал, что только он является самым главным и непревзойденным инженером-созидателем. Назначив, проформы ради, своего брата Михаила Павловича инспектором по инженерной части, фактически все вопросы инженерного строительства император решал сам. Он стремился знать состояние дел на стройках и своевременно реагировать на ход событий. Более того, он лично утверждал проект каждого сооружения и даже незначительные изменения в чертежах. В своем стремлении "объять необъятное" Николай I установил порядок составления ежегодных отчетов о выполнении работ на всех сооружениях в крепостях. В архивных папках хранятся отчетные чертежи, выполненные цветными красками и наглядно отражающие состояние той или иной конструкции. На этих же листах подробно изложен утвержденный перечень работ, фактическое его исполнение и план на следующий год. Вряд ли император мог глубоко вникнуть в эти документы, так как для этого требовалось очень много времени, но на каждом из них имеется собственноручная подпись военного министра или начальника Главного морского штаба о "высочайшем утверждении" такого-то дня, месяца, года, в таком-то месте Российской империи ...

Перед нами один из чертежей Севастопольских укреплений. На нем значится:

"... о выполненных работах с 3 апреля по 16 октября 1839 года ... По Константиновской батарее

В казематированной части окончены своды и стены на полную высоту с укладкой кордона. Производится внутренняя отделка, кладка печей, настилка полов и нар. Устанавливаются оконные рамы и двери. Сложены профильные стены на банкетах.

В двух пороховых погребах возведены стены и своды с устройством крыш, на всех этажах настланы полы.

В офицерском флигеле сделаны фундамент и стены первого этажа со сводами и второго этажа до амбразурных арок..."

Как видим, казематированная часть укрепления в 1839 г. была вчерне окончена, что и позволило в том же году установить орудия во всех казематах. Далее в чертеже-отчете говорится о другом укреплении:

"По Николаевской батарее

В левом фасе окончен фундамент, стены подвалов со сводами, возведен цоколь и стены первого этажа, со сводами, амбразурами и вентиляционными отдушинами. Начаты стены второго этажа ..."[47]

За этими скупыми строчками скрыто много интересных деталей, о которых в отчете предпочитают не упоминать. Характерен следующий случай. Работы на этом укреплении производились с апреля, и только на правом фланге. Командир Черноморского флота вице-адмирал Лазарев, озабоченный должной защитой флота и Севастополя, обратился к Строителю крепости с просьбой ускорить возведение левого фаса, чтобы в первую очередь его вооружить и усилить оборону ключевого пункта. Тот в вежливой форме ответил отказом, ссылаясь на высочайше утвержденный план.

М. П. Лазарев был решительным и настойчивым командиром. Он немедленно доложил в Главный морской штаб о сложившейся обстановке на строительстве укрепления и попросил проинформировать царя. Решение Николая I не заставило себя долго ждать. В нем предписывалось строителям немедленно перевести всех рабочих с правого на левый фланг, обращенный к входу на рейд, и обеспечить там возведение первого и части второго яруса, тем самым создав условия для полного вооружения левого фаса в текущем году. Однако время было упущено, и пушки установили только в казематах первого яруса. Это не нашло отражения в годовом отчете, но сказалось на дальнейшей судьбе Строителя Севастопольской крепости — он был отстранен от должности в 1840 г., а на его место назначили инженер-полковника Павловского. Следует отметить, что ему повезло больше, чем его предшественникам. Вплоть до сентября 1854 г. Павловский исполнял обязанности Строителя крепости, дослужив до звания инженер-генерал-лейтенанта. Его деятельность началась с приятного события. В 1840 г. была официально передана комендантской службе построенная Константиновская батарея. Офицерский флигель был почти закончен. В том же году утвердили эскиз орла для фронтона здания: высота двуглавой птицы со щитом, на котором изображен Святой Георгий Победоносец, достигала 2 м, а размах крыльев — 6 м.

Неплохим сложился для строителей и 1841 г. Левый фас Николаевского укрепления был закончен и на нем установили орудия, а правый фланг выложили до третьего этажа.

Вооружение приморских батарей производилось по утвержденному в 1836 г. и откорректированному в 1840 г. плану. Согласно ведомости, на Николаевском укреплении полагалось установить 105 орудий[48], из них 32 пушки крупного калибра на левом, встречном, фасе. В шести казематах этого фланга сделали увеличенные в размерах амбразуры для пушек, незадолго до этого принятых на вооружение крепостной артиллерией. Однако на той же Николаевской батарее почти половина казематов оказалась вообще без каких-либо орудий. Это объяснялось тем, что полное вооружение казематов, обращенных к рейду, намечали установить лишь в случае возникновения реальной угрозы прорыва в бухту кораблей противника. Такое же положение сложилось в дальнейшем на Павловском и Михайловских укреплениях. Однако просторные, имеющие печное отопление помещения не пустовали. Они использовались гарнизоном в различных целях. Так, в казематах Николаевской батареи были размещены две военно-рабочие роты и окружное Херсонское инженерное управление. Решать вопросы строительства в Херсоне было для Севастополя нецелесообразно, так как приводило к замедлению и удорожанию строительства. Поэтому Николай I переместил инженеров вместе с их бумагами в пустующие казематы Николаевского укрепления[49]. Что же касается военно-рабочих, то их размещение непосредственно на строящемся объекте, где были и специально оборудованные кухни, значительно сокращало непроизводительные расходы сил, времени и средств.

Казематированная вторая (Михайловская) батарея. Контроль за сроками и качеством строительства. Итоги десятилетнего периода реконструкции крепости

Возвратимся, однако, к событиям 1841 г. В Инженерном департаменте закончили разработку проекта казематированной второй батареи. В декабре того же года чертежи получили высочайшее утверждение в Петербурге и были отправлены для исполнения в Севастополь. Что же представляло собой это укрепление?

В Севастопольской крепости оно было вторым после Николаевского как по размерам, так и по огневой мощи. Его главный фас длиной более 100 м контролировал вход на рейд, короткий южный фланг действовал по фарватеру рейда, а аналогичный ему северный предназначался для отражения атак с суши. Этим же целям служила оборонительная стена с бойницами для ружей, замыкавшая с горжи двор батареи. Укрепление опоясывал ров, примыкавший к берегам бухты. Он находился под фланговым огнем 8 пушек, установленных в казематах, и большого количества ружей, для которых в стенах боковых крыльев батареи были прорезаны бойницы. Всего на укреплении было до 115 орудий разного калибра. Они укрывались в 58 казематах на первом и втором ярусах, а также устанавливались на открытой платформе.

Батарея отличалась от Николаевской отсутствием галереи и черепичной кровли. Дождевая вода, проникавшая через защитный слой грунта над сводами второго яруса, отводилась по тщательно заглаженным уклонам к водосточным желобам, прорезающим парапет, далее попадала на выступающий за наружную поверхность стены лоток и лилась на отмостку сооружения. Такая конструкция водоотвода сводила к минимуму увлажнение камня в стенах. Следует заметить, что качественное выполнение поверхностей сводов привело к отсутствию протечек в казематах и в этом отношении Севастопольские батареи опередили Кронштадтские форты, строившиеся одновременно. (В фортах открытый оборонительный ярус находился на каменной платформе, которая из-за малых уклонов не обеспечивала необходимого водоотвода. Впоследствии над фортами в Кронштадте возвели стропила и сделали железную кровлю.)

Внутри второй батареи находился значительный гарнизон. Здесь, как и на прочих укреплениях, были установлены печи в каждом каземате и сделаны деревянные нары. По проекту предусматривалось оборудовать помещения для 750 нижних чинов Артиллерийского ведомства и 23 каземата для проживания офицеров. В случае необходимости можно было дополнительно разместить батальон пехоты. На первом этаже были две кухни с пекарнями и цейхгаузы. В северном крыле, более защищенном от прямых попаданий снарядов, находились склады боезапасов. Для стрельбы калеными ядрами (наиболее опасными для деревянных судов противника) соорудили две печи.

Необходимо признать, что в те времена заботились не только о мощи укреплений. Все дворовые фасады укреплений выглядели солидно и красиво. Они, как правило, выполнялись в классическом архитектурном стиле, столь почитаемом М. П. Лазаревым. Его стараниями город и крепость приобретали единый облик, вызывающий восхищение и в наши дни.

Следует остановиться на одной интересной детали. Рассматривая чертежи фасадов батарей, мы видим на них изображения силуэтов солдат, офицеров, лошадей. Это не прихоть архитектора или чертежника. По указанию царя все проекты, представляемые ему на утверждение, должны были иметь такие детали, позволяющие зрительно быстро определить размеры сооружения. Исключения составляли только копии чертежей.

О том, как началось возведение второй батареи и какие события происходили на строительстве крепости, рассказывает сохранившийся в архивах документ: «О работах, произведенных в 1842 году и Высочайше утвержденных к производству в 1843 году.»

В верхнем правом углу большого листа ватмана — собственноручная надпись военного министра генерал-адъютанта графа Чернышова: «Высочайше утверждено 1 марта 1843 года». Слева показаны планы и разрезы главных укреплений крепости с обозначением цветными красками выполненных элементов сооружений, а в правой части чертежа — подробное описание сделанных, числящихся в задолженности и планируемых на следующий год работ.

Приведем некоторые выдержки из этого документа.

"Работы, произведенные с 1 января по 1 октября 1842 г.

1

По Александровской батарее

A. Сложена под карниз ядрокалильная печь.

B. Устроение около башни эскарповой стены

2

По Константиновской батарее

C. В офицерском флигеле производство чистой отделки.

D. Окончание чистой отделки в батарее.

E. Производство части планировки.

3

По Николаевской батарее

F. Окончание вчерне второго этажа правого фаса.

4

По бастиону при батарее №8

G. Построение бастиона.

H. Возведение оборонительной стены с воротами (около 125 погонных сажен).

J. Построение двух ядрокалильных печей ...

Новые работы на сей 1842 год.

По Николаевской батарее.

1

О. Производство чистой отделки верхнего этажа левого фаса.

2

Р. Возведение стен и простенков этажа правого фаса.

3

R. Кладка сводов третьего этажа правого фаса ...

Работы, имеющие произвести к 1 января 1843 года. Неоконченные работы.

По Александровской батарее.

А. Окончить ядрокалильную печь и эскарповую стену около башни.

По Николаевской батарее.

B. Скласть над вторым этажом правого фаса поясок и устроить люки.

C. Окончить чистовую отделку обоих этажей левого фаса.

D. Окончить кухни для военно-рабочих в нижнем этаже правого фаса.

Новые работы.

По Николаевской батарее.

... Окончить постройку стен и сводов третьего этажа правого фаса. Работы имеющие остаться незаконченными к 1 января 1843 года.

По Николаевской батарее.

... Устройство трех отхожих мест...

Работы, предположенные на 1843 год.

... По Николаевской батарее.

... Чистая отделка трех этажей правого фаса...

... По батарее № 2.

... Возведение вчерне нижнего этажа батареи..."[50]

Из приведенных лаконичных записей этого документа можно сделать заключение, что, во-первых, напряженные задания и тщательный контроль за их исполнением заставили строителей отказаться от сезонного ведения работ; работы производились беспрерывно в течение всего года, а для более быстрой просушки при отделке помещений использовали стационарные печи. Во-вторых, основные работы, как правило, выполнялись неукоснительно в установленные сроки. Переносили на следующий год в основном штукатурные и малярные работы, так как из-за повышенной влажности каменных конструкций, особенно в осенний период, их просушка требовала продолжительного времени и благоприятной погоды.

К составлению и исполнению планов привлекали всех офицеров инженерной команды. На упомянутом выше чертеже расписались 13 инженеров-офицеров, начиная с командира-полковника и кончая линейным инженером подпоручиком.

Еще раз убеждаешься в серьезном отношении строителей Севастопольской крепости к утвержденным планам, просматривая отчет за 1843 г. Как и планировалось, на второй батарее срыли старые земляные укрепления, возвели фундаменты, стены и своды казематов первого яруса. А кроме того, сверх установленного задания выполнили частично кладку стен второго яруса. На бастионе при восьмой батарее окончен бруствер и крутости одеты камнем... Никаких отступлений от намеченных к исполнению работ!

Инженерный департамент не только заботился о сроках строительства укреплений, но и следил за их качеством. С этой целью в Севастополь регулярно приезжали инспектора, тщательно проверявшие каждое сооружение и представлявшие начальству подробные отчеты. Так, в 1843 г., осматривая батареи, инженер-генерал-майор Фельдман в докладе директору Инженерного департамента отмечает, в частности, хорошее состояние асфальтовых полов на Николаевской батарее (это был один из первых практических шагов по применению асфальта в России. — Авт.), а вот казематы на том же укреплении предлагает оштукатурить, чтобы "содержать их в чистоте и опрятности ..." Осмотрел генерал и трещины в стенах офицерского флигеля Константиновской батареи, образовавшиеся из-за неравномерной осадки конструкций; трещины были тщательно заполнены щебнем и раствором, и инспектор отметил, что они не представляют угрозы для здания и никаких дополнительных работ производить не требуется ...[51]

1844 г. прошел весьма буднично. На второй батарее завершили каменную кладку казематов; на четвертой — вчерне закончили оборонительную казарму и заложили фундаменты под оборонительные, эскарпные и контрэскарпные стены, на десятой была начата реконструкция согласно высочайше утвержденному в 1841 г. проекту.

Приморские земляные укрепления, на месте которых не возводились каменные казематированные батареи, продолжали играть большую роль в обороне крепости со стороны моря. Поэтому каждое из них расширяли и укрепляли. Возводили укрытия для личного состава, защищали каменной одеждой земляные откосы, строили сооружения из камня для круговой обороны. Эти меры позволили, в частности, десятой батарее успешно вести бой с англо-франко-турецкой эскадрой 5 октября 1854 г. Расположенная за входом на рейд, десятая батарея подверглась наиболее сильной бомбардировке, но потери понесла минимальные и причинила большие повреждения кораблям противника.

Наступил "юбилейный" 1845 г. — десятый год реконструкции Севастопольской крепости. К этому времени были возведены и вооружены четыре казематированные батареи. В них находилось 344 орудийных каземата, фактически неуязвимых для врага. Возросло количество и калибр пушек, установленных на приморских батареях. Александровское укрепление имело 54 орудия, из них 6 трехпудовых бомбических пушек и 4 пятипудовые мортиры. Восьмая батарея была вооружена 23 орудиями. На Николаевском укреплении находилось 105 орудий, в том числе 6 трехпудовых бомбических и 67 двадцатичетырехфунтовых пушек, 4 пятипудовых мортиры и 28 однопудовых единорога[52]. Константиновская батарея имела на вооружении 87 орудий, в основном крупного калибра. На казематированном втором укреплении насчитывалось 86 орудий. Четвертая и десятая батареи имели соответственно 52 и 62 орудия, а доживающие последние дни небольшие земляные укрепления на Павловском мысу и в Аполлоновой балке были вооружены 17-ю орудиями. Таким образом, на приморских батареях Севастополя защищали город и рейд 486 орудий, в том числе 28 трехпудовых бомбических пушек и 20 пятипудовых мортир. Такая огневая мощь была способна уничтожить любой флот, который дерзнул бы прорваться в бухту[53].

О преобразованиях Севастопольских укреплений с 1833 по 1844 г. дает представление чертеж, подготовленный Строителем крепости инженер-генерал-майором Павловским. На чертеже изображены на месте земляных казематированные батареи — Константиновская, Александровская, Николаевская, вторая и Павловская. Большие изменения внесены в проект сухопутной линии обороны Севастополя: она перенесена к Килен-балке и включила в себя господствующий над Корабельной стороной Малахов курган. На нем предполагается возвести второй бастион, а прежние первый и второй бастионы переименованы в "полигоны", что в переводе с греческого означает "многоугольные". Но, как мы увидим в дальнейшем, все вернется на "круги своя", и полигоны снова станут называть бастионами. Малахов курган даст имя возведенному на нем бастиону, а после гибели адмирала Корнилова будет переименован в "Корниловский".

На упомянутом чертеже четко обозначен седьмой бастион. Он примыкает к расположенной на Хрустальном мысу восьмой батарее, которая имела очень важное значение для обороны входа на рейд. В дальнейшем фасы бастиона сольются с батареей, увеличив ее огневую мощь. Около Северного укрепления изображены три люнета, усиливающие оборону Северной стороны Севастополя.

И в заключение рассмотрим финансовую сторону дела. За истекшие 10 лет на возведение Севастопольских укреплений израсходовали 2 млн 484 тысячи рублей. В том числе на Александровскую батарею — около 135, Константиновскую — 425, Николаевскую — 985, вторую батарею — 264 и десятую батарею — 341 тысячу рублей. Из этого следует, что среднегодовой темп освоения средств составил около 250 тысяч рублей — это весьма солидная сумма по тем временам. Конечно, Николай I мог увеличить ассигнования и пытался это осуществить в 1837г. Однако темпы возведения сооружений определялись фактическим наличием вольных специалистов, а также организацией добычи камня и заготовки прочих материалов. Именно эти обстоятельства привели к тому, что на сухопутной линии обороны Севастополя за 10 лет было освоено 17 тыс. рублей. Не могли не отразиться на темпах возведения крепости и крупномасштабные работы по обеспечению базирования флота и развитию Севастополя, осуществляемые по инициативе М. П. Лазарева. Эти работы требовали большого количества рабочих и материалов.

Преобразования порта и города при М. П. Лазареве. Строительство нового Адмиралтейства. Возведение сооружений для Морского ведомства. Состояние Севастополя к 1852 г.

С приходом М. П. Лазарева на Черноморский флот развернулось не только строительство каменных укреплений, но одновременно началось коренное преобразование главной базы флота и города. С первых дней основания Севастополя Адмиралтейство размещалось на западном берегу Южной бухты. К 30-м гг. XIX в. вся узкая территория между берегом и городским холмом была застроена, а новые мастерские и склады стали возводить на противоположной, восточной, стороне Южной бухты. Сооружения строили, приспосабливаясь к существующему рельефу местности, так как набережных еще не было.

Хаотичность застройки, примитивность одноэтажных строений произвели удручающее впечатление на прибывшего в 1832 г. к месту службы начальника штаба Черноморского флота. М. П. Лазарев писал своему другу А. Шестакову: "Адмиралтейство беднейшее, магазины тоже, казарм только две, в которых можно жить, остальные без полов и потолков ..."[54] Одновременно следуют доклады в Главный морской штаб с предложениями о строительстве нового Адмиралтейства. При поддержке князя А. С. Меншикова и с его помощью был разработан комплексный проект Адмиралтейства, доков и корабельных магазинов, отвечающий всем требованиям того времени. В 1835 г. Николай I утвердил чертежи, после чего сразу же приступили к подготовительным работам.

Чтобы разместить цеха, слипы и склады на одной площадке, приняли решение срыть большой холм на мысу между Южной и Корабельной бухтами. Холм возвышался над уровнем моря более чем на 30 м. Предстояло разработать и погрузить в баржи сотни тысяч кубометров скальных пород грунта. Для облегчения и ускорения дела был составлен проект организации работ. Разработка и погрузка грунта производилась в двух уровнях — на "верхней и нижней территориях". На мысу построили четыре пристани для барж на эстакадах. К ним подвозили разрыхленный взрывами и кирками известняк. Грунт возили в специально изготовленных тачках и тележках и ссыпали прямо в трюмы барж, а если судно находилось в рейсе, складывали породу на причале, ширина которого достигала 20 м. Груженые баржи буксировали к различным участкам побережья Южной и Корабельной бухт. Там баржу разгружали, грунт шел на сооружение набережных и подготовку новых территорий для строительства различных сооружений.

В архивном фонде князя А. С. Меншикова хранится "Чертеж срываемого мыса между Корабельной и Южной бухтами города под строение Нового Адмиралтейства".[55] На нем изображены ежегодно снимаемые участки в период с 1835 по 1839 гг., а объемы выполненных работ сведены в таблицу. Согласно этим данным, в 1835 г. было срыто 2085 кубических сажень сплошного каменистого грунта, в 1836—6463 ; максимальное количество грунта было разработано в 1837 г. — 9532 кубических сажени. Всего же за пять лет убрали с мыса более 30 тысяч кубических сажень[56]. В 1840 г. приступили к работам на сооружениях Адмиралтейства. В том же году на восточном берегу Южной бухты начали строительство эллинга для подъема на берег и ремонта вспомогательных судов. Это сооружение входило в состав Адмиралтейства и было завершено в 1844 г.

Одновременно на берегах мыса и Корабельной бухты строили гранитные набережные. Их длина превышала 1 км, а высота подводной и надводной конструкции доходила до 6 м.

В 1836 г. приступили к строительству сухих доков. Доки предназначались для ремонта кораблей. Сооружение состояло из трех корабельных и двух фрегатных доков, вмещавших корабли соответствующего ранга. Длина доков соответственно составляла 80 и 70 м. Доки примыкали к бассейну, соединенному тремя шлюзами с бухтой, так как днища доков на 90 см превышали уровень моря.

Все стены доков, бассейна и шлюзов были сложены из местного камня с облицовкой внутренних поверхностей гранитом. Но самым трудоемким и сложным оказалось устройство фундаментов под эти сооружения. При работах строители столкнулись с наносными грунтами, которые не могли служить прочным основанием и привели бы к неравномерной осадке и разрушению конструкций. Было принято решение забить под все стены и днища свайные поля. Длина свай составляла 7 м, диаметр 30 см, а расстояние между ними 1—2 м. По сваям сделали ростверк из камня толщиной в 1 м и обвязку из продольных и поперечных бревен. После этого приступили к устройству днищ и стен.

Первоначальный срок строительства доков был определен в четыре года, но лишь в 1838 г. начали возведение стен.

Первое докование состоялось в 1851 г., а завершили работы только к началу Крымской войны в 1853 г.

Заполнение водой бассейна и доков решили производить по водопроводу, проложенному от Черной речки близ деревни Чоргунь. Это место находилось в 18 верстах от доков и возвышалось над ними на 9 м. Каменный канал шириной в 2 и высотой 1,5 м[57] проходил не только по ровному рельефу, но и преодолевал балки на пяти акведуках, пересекал горы в трех тоннелях. Сооружение самотечного водопровода в столь сложных условиях осуществлялось в России впервые, оно затянулось на многие годы, но первое докование кораблей водопровод обеспечил. Однако скорость заполнения бассейнов, доков и шлюзов была так мала, что решили закачивать воду из бухты. Пока шло строительство водопровода, изобрели паровые насосы мощностью 30 лошадиных сил, один из которых и был установлен на берегу бухты для подачи воды в доки. А водой, поступающей из ключей, после очистки ее в специально построенном здании, наполняли цистерны судов и использовали для бытовых нужд. Акведукам и оголовкам тоннелей придавался индивидуальный архитектурный облик, украсивший окрестности Севастополя. Об этом свидетельствуют акварели придворного художника Л. Лагорио в 1850 г. Несколько пролетов арок акведука, сохранившиеся до наших дней в Аполлоновой балке, разрушаются и стихийно превращаются в подсобные помещения. Что касается трассы водопровода, то она была выбрана так удачно, что значительную часть трассы использовали при строительстве железной дороги из Симферополя в Севастополь.

Кроме слипов, цехов, складов и других производственных сооружений, в состав нового Адмиралтейства входили провиантские магазины и сухарный завод, расположенные вдоль восточного берега Корабельной бухты от доковых шлюзов до Павловской батареи. В двухэтажных зданиях с подвалами находились запасы продовольствия, необходимые для снабжения кораблей Черноморского флота. В 1838 г. Николай I утвердил чертежи первого магазина, который должен был строиться на набережной около шлюза. На листе имеется собственноручная надпись князя А. С. Меншикова о том, что император повелел по краям сооружения устроить парапеты с украшениями, как и над центральным входом. Это распоряжение так и не осуществилось. На предлагаемом читателям снимке, сделанном после осады Севастополя в 1855 г., хорошо запечатлены все магазины. Над центральным входом, где проектом предусматривались парапеты, видны обычные треугольные фронтоны, нет украшений и над боковыми входами (видимо, здравый смысл оказался сильнее августейших предначертаний). Внутри магазин имел четыре складских отсека, загружаемых через боковые входы, оснащенные простейшими поворотными подъемными устройствами. Фундаменты здания находились над осадочными и скалистыми грунтами, что заставило строителей применить частично свайное основание. Всего планировали возвести десять магазинов, канцелярию и сухарный завод. К Крымской войне остались незавершенными только три здания. Во время осады города в магазинах располагались перевязочные пункты для войск, находившихся на Корабельной стороне.

Над новым Адмиралтейством, на высоте около 40 м над уровнем моря, строился казарменный городок для 6 тысяч моряков. Именно там находились две двухэтажные "Александровские" казармы, о которых писал М. П. Лазарев своему другу. Новые — "Лазаревские" — казармы строились с учетом технических достижений того времени. В частности, их оборудовали системой воздушного отопления со специальными котлами, установленными в подвале. Трехэтажные здания имели рациональную, удобную планировку и строгие, выдержанные в классическом стиле, фасады.

Во время Крымской войны перед казармой, расположенной за подпорной стенкой снятой части холма, решили установить батарею и с почти 40-метровой высоты обстреливать суда неприятеля в случае прорыва на рейд. Был разработан проект установки орудий, но учитывая, что даже казематы Николаевской батареи, обращенные к рейду, не имели полного вооружения, от этой заманчивой идеи отказались.

Одновременно на том же холме возвели корпуса морского госпиталя. Число кораблей и экипажей росло, и существующие здания госпиталя уже не могли принимать всех заболевших моряков. Командование флота обратилось в Морское ведомство с просьбой о срочном строительстве нового корпуса взамен предусмотренных планом казарм барачного типа. Вскоре от начальника Главного морского штаба был получен ответ: "Государю императору угодно, чтобы предназначенные на постройку в г. Севастополе, у Аполлоновой балки, казарм 100 т. рублей серебром были употреблены на сооружение нового флигеля для тамошней госпитали... В Москве, марта 21 дня 1851 г. Князь Меншиков."

Во время осады Севастополя в 1854—1855 гг. морской госпиталь на 1400 человек находился рядом с оборонительной линией и подвергался систематическому обстрелу со стороны неприятеля. Разрушения были столь велики, что от восстановления зданий отказались. Новый морской госпиталь возвели на месте взорванной батареи и оборонительных казарм на Павловском мысу.

Но не только заботы об усовершенствовании флота, реконструкции Севастопольской крепости и преобразовании Главной базы были главными в деятельности М. П. Лазарева. Он стремился превратить город, в котором жили моряки и их семьи, в уютный, любимый ими большой дом. Настойчиво осуществляя заложенные в генеральный план проекты строительства необходимых для города и моряков сооружений, М. П. Лазарев добивался от Морского ведомства финансирования этих объектов и вел постоянный контроль за ходом строительных работ. Одним из первых и наиболее значительных событий стало строительство на средства моряков Севастопольской морской библиотеки. Ее открытие произошло в 1844 г., но вскоре здание сгорело. В 1846 г. приступили к возведению нового каменного здания. Библиотеку построили на самом высоком месте городского холма с отметкой 40,5 м над уровнем моря. На плоской крыше трехэтажного здания высотой около 13 м была оборудована наблюдательная площадка, откуда открывался прекрасный вид на рейд и взморье. Стены выложили из тщательно отделанного инкерманского камня. Среднюю часть здания украшал портик, поддерживаемый колоннами. В нем располагались шесть статуй из белого каррарского мрамора. В нишах первого этажа были установлены статуи Архимеда и Ксенофонта высотой около 5 м, у парадного входа — два больших сфинкса. Библиотека имела систему воздушного отопления. Специальная печь для подогрева воздуха была установлена в подвале, устроенном на 6 м ниже уровня земли. До наших дней сохранилась вентиляционная башня отопительной системы, так называемая "башня ветров". Продуманной и удобной для посетителей была внутренняя планировка здания. В нем находились хранилище на 30 тысяч книг, читальные залы и комнаты отдыха. К моменту открытия библиотеки в 1849 г. она насчитывала более 12 тысяч книг на многих языках мира. Строительство здания обошлось в 60 тысяч рублей серебром.

В 1843 г. на площади у Екатерининской пристани приступили к строительству "Дома для общего собрания флагманов и капитанов в Севастополе." Фактически это было Офицерское собрание, как именовались в то время такие учреждения. "Дом флагманов", как называли его строители, представлял собой одноэтажное здание с двухсветным большим залом, в котором проходили собрания офицеров, приемы, балы и танцевальные вечера под духовой оркестр. Стены зала были облицованы белым, а колонны и пилястры розовым мрамором, двери из красного дерева отделаны бронзой. В здании была кухня с погребом, что обеспечивало еще большую популярность этому дому среди гарнизона. Во время Крымской войны в Офицерском собрании размещался главный перевязочный пункт для войск Городской стороны; в двухсветном зале находилась операционная, в которой работал военный хирург Н. И. Пирогов.

Важным событием в жизни города стало строительство Петропавловского собора по проекту инженер-поручика В. А. Рулева. Архтектурный облик здания выдержан в духе русского классицизма. Собор построен на городском холме на месте обветшавшей деревянной церкви святых апостолов Петра и Павла. Его фасады хорошо видны с рейда и Южной бухты. По периметру собора установлены каннелированные колонны, несущие антаблемент с треугольными фронтонами на торцах. В нишах у главного входа установлены статуи Петра и Павла, доставленные из Италии. Петропавловский собор строился четыре года и был открыт в 1844 г. Во время Крымской и Великой Отечественной войн здание собора в значительной мере разрушилось. Восстановленное, оно и сегодня является достопримечательностью Севастополя.

Позже, в 1848 г., на Екатерининской улице был построен Михайловский собор, в котором происходило отпевание адмиралов и офицеров, павших в дни осады Севастополя.

Силами моряков выполнялись работы по озеленению города. Было высажено около трех тысяч деревьев на Мичманском бульваре, а также разбит бульвар на южной окраине города. В самом его конце, у обрыва к Южной бухте, откуда открывается прекрасный вид на бухту и окрестности, поставили беседку, так называемый "Грибок", от которой до наших дней сохранилась фундаментная труба.

Адмирал М. П. Лазарев скончался в Вене в 1851 г. Он был похоронен в Севастополе, в склепе на городском холме. Закончился самый плодотворный 18-летний "лазаревский" период преобразований Черноморского флота, его главной базы, крепости и города Севастополя. К концу 1852 г. в городе насчитывалось 43 улицы и переулка, 2810 домов, население города составляло 47 474 жителя.

План завершения крепости. Возведение Павловской батареи. Неосуществленный проект укрепления Северной стороны. Состояние крепости в 1850 г. и указания генерал-инспектора по инженерной части

Но вернемся к строительству укреплений. Инженерный департамент потребовал доклада от инженер-генерал-майора Павловского о необходимых суммах для завершения в полном объеме оборонительных сооружений Севастопольской крепости. Тот, не мудрствуя лукаво, предложил закончить работы на укреплениях в 1855 г., при ежегодном освоении от 230 до 350 тысяч рублей. Всего же, согласно составленным сметам, учитывая инфляцию, требовалось 2925 тысяч рублей. Указанные сроки и суммы имели под собой солидную основу — они учитывали наличную рабочую силу и производственную базу строителей. Такой подход к делу устроил всех и с предложениями Строителя крепости согласились.

В начале 1846 г. Николай I опять приостановил строительные работы на сухопутной обороне до завершения приморских укреплений. Главным объектом строительства стала Павловская батарея. Ее проект был утвержден еще в апреле 1839 г. с указанием императора отделить укрепление от примыкавшей к нему оборонительной казармы[58]. Но на представленном повторно в декабре 1841 г. документе все осталось по-старому (за исключением более качественной бумажной основы, наклеенной на ткань)[59]. Этот в общем-то незначительный факт показывает тщетность усилий человека, обладавшего неограниченной властью, навести порядок даже.в верхних структурах управления государством. Расположение оборонительной казармы было изменено только в 1845 г.

Что же представляла собой эта казематированная батарея — завершающая в приморской обороне Севастополя? Контуры плана и высота сооружения были продиктованы конфигурацией узкого Павловского мыса на восточном берегу Южной бухты. С целью увеличения количества орудий на батарее казематы расположили в три яруса, а над ними разместили платформу для открытой обороны. Но даже в четырехъярусном укреплении удалось разместить только 33 орудийных каземата. Батарея имела три фаса. Самый протяженный из них — средний, вооруженный 20 орудиями, — контролировал переднюю часть рейда и вход в Южную бухту. Правый фас служил для обстрела фарватера бухты перекрестным огнем совместно с четвертой батареей. Самый короткий левый фас имел на каждом ярусе один орудийный каземат и пять бойниц для ружей. Он должен был отражать атаки противника, прорвавшегося в Южную бухту. Всего же на укреплении размещалось до 40 орудий.

Ограниченные размеры мыса заставили проектировщиков уменьшить длину казематов до 8 м. Однако и при таком ограничении в них отводилось место для печей и устройства нар. В остальном размеры конструкций соответствовали ранее принятым для всех батарей. Сооружение имело подвальный этаж для складирования боеприпасов и продовольствия. К тому же во дворе укрепления сохранился каменный пороховой погреб, сооруженный ранее для земляной батареи. Дворовый фасад был оформлен в классическом стиле и украшен пилястрами.

За 1846 г. строители выложили стены и своды подвала, а также первый ярус батареи. Видимо, кладка на известковом растворе, выполненная в осенне-зимний период, не набрала должной прочности, и при строительстве второго этажа укрепления появились небольшие трещины. Перекрытия и простенки, где имели место деформации, в 1847 г. были усилены металлическими стержнями, что прекратило дальнейшие нарушения в конструкциях[60]. Работы на сооружении в основном закончились в 1849 г. Павловская батарея обошлась казне в сумму около 150 тысяч рублей.

Тем временем уточнялись проекты и сметы сухопутной линии обороны и производились различные усовершенствования на приморских батареях (так, во внутреннем дворе Константиновской батареи была установлена большая металлическая емкость для запаса воды). Расходы все возрастали. В 1848 г. Инженерный департамент запрашивает Херсонский инженерный округ об ассигнованиях, необходимых для полного завершения Севастопольской крепости. В полученном ответе предполагалось с 1849 по 1856 гг. осваивать около 250 тысяч рублей ежегодно[61]. Но и названный срок окончания работ, и сумма предстоящих расходов сразу же вызвали сомнения, так как в том же 1848 г. появилось новое предложение.

На сей раз автором был Николай I, а изложено оно было в предписании генерал-инспектора по инженерной части князя Михаила Павловича, который потребовал от Инженерного департамента срочно составить проект казематированного взамен устаревшего земляного Северного укрепления. На него возлагалась оборона с тыльной стороны Константиновской, первой, четвертой, Михайловской батарей, а также двух "башен Мартелло", расположенных на побережье между устьем реки Бельбек и Константиновским укреплением. Башни должны были вести беспокоящий огонь по предполагаемым якорным стоянкам неприятельских кораблей. Это были весьма примитивные, заглубленные в грунт сооружения, а свой истинный облик "башня Мартелло" получила при возведении в начале Крымской войны "башни Волохова", о которой речь пойдет ниже. Кстати, вторая батарея была переименована в Михайловскую в 1847 г.

Кроме основной задачи — создания системы обороны Северной стороны, укрепление должно было служить для размещения резервов артиллерийской прислуги, пехоты и различных запасов, необходимых при длительной осаде всех вышеуказанных батарей. Артиллерийское ведомство представило инженерам необходимые для расчетов данные. К тому времени на Константиновском укреплении находилось 80 орудий, Михайловском — 86, четвертой батарее — 48 и в двух "башнях Мартелло" — по одной трехпудовой пушке. Для перечисленных орудий полагался запас пороха свыше 1300 пудов, а также около 21 тысячи бомб и гранат ...

Через два года готовый проект был представлен на рассмотрение императору. Это было внушительное сооружение. Трехэтажная башня со 165-ю казематами защищалась с флангов двухэтажными капонирами. Укрепление окружали ров и гласис.

Кроме мощных оборонительных конструкций, были предусмотрены помещения для одного батальона пехоты, запаса провианта на восемь месяцев, около пяти тысяч бочек с порохом, цистерн для запаса воды и прочих необходимых для гарнизона материалов.

Стоимость сооружения определялась в 1,5 млн рублей. Вот вокруг этой огромной суммы и разгорелся спор. "Оптимисты", желавшие угодить начальству, составили смету всего на 0,6 млн рублей. Более трезвые головы называли значительно большую стоимость работ и в конце концов согласовали цифру в 1,1 млн рублей[62]. Но и эта сумма оказалась столь значительной, что сразу охладила пыл сторонников строительства укрепления. В марте 1850 г. директор Инженерного департамента генерал-адъютант Фельдман получил уведомление из штаба генерал-инспектора по инженерной части, что Николай I отложил утверждение проекта до своей поездки в Севастополь.

Однако в Севастополь император не поехал, а направил своего брата Михаила Павловича с поручением внимательно все осмотреть и доложить свои предложения по возвращении.

Летом 1850 г. генерал-инспектор по инженерной части посетил Севастополь. Он совещался с командующим флотом, адмиралами и генералами и представил обстоятельный отчет о поездке. Необходимо подробнее рассмотреть последовавшее за этим указание Инженерному департаменту, так как оно подводит своеобразный итог строительства приморских батарей. Вот о чем говорят его страницы: "На Константиновской батарее достаточно 77 орудий, установленных в три яруса. Однако следует увеличить количество бомбических пушек, особенно на открытой платформе, для встречи неприятеля на дальней дистанции. Это полезно сделать и на других укреплениях...Бруствер сделан из камня, высотой 7 фут. Это приведет к большим потерям личного состава от осколков. Следует сделать бруствер из кирпича, высотой 4 1/2 фут. Тем самым не требовались бы возвышения под лафеты и стрельба велась быстрее ..." Ссылается Михаил Павлович и на адмирала Лазарева, который предлагает ввести на вооружение низкие лафеты, так как при высоких, в промежутке между наведением орудия и выстрелом, корабль противника выйдет из прицела. В общем инспектор дал хорошую оценку сооружению, но посетовал на "крутые" лестницы и прогоревшие дверцы печей, которые вместо дров топят антрацитом, и попрекнул авторов проекта отсутствием столовых, теснотой кухонь и пекарен, а также узостью полок для амуниции, не вмещающих всех ранцев.

В отчете имеется ряд интересных характеристик:

"... Из квартирующих войск военно-рабочие и артиллеристы живут несравненно опрятнее армейских...

Михайловская батарея прекрасна. Обстреливает вход на рейд. Тыл закрывается оборонительной стенкой, но без фланковой обороны ..."[63] Последнее замечание, видимо, относится к отсутствию орудий в восьми казематах боковых фасов, предназначенных для продольного обстрела рва и подступов к оборонительной стенке.

Далее генерал-инспектор пишет, что на укреплении расположена окружная артиллерийская школа и ее помещение он нашел "очень просторным, но отличным и опрятным".

Четвертая батарея "лучше других действует вдоль фарватера рейда 52 орудиями ..." Это сооружение имело весьма неприступный вид. Откосы высотой до 18 м были облицованы известняком, мощные эскарпные и контрэскарпные стены из камня защищали горжевую часть верхней террасы батареи, а на нижней находилась оборонительная казарма. Правда, генерал-инспектор отмечает, что построена эта казарма "в один этаж по ломаной линии и не может вместить всех пехотинцев, которые должны постоянно находиться в укреплении".

На Павловской батарее Михаил Павлович отдает должное превосходной отделке из тесаного камня. Однако он считает, что это укрепление мало соответствует оборонительным целям: "...главный фас, обращенный к рейду, слишком короток, а два прочих вряд ли будут и иметь перед собой неприятельские корабли. Кроме того, выстрелы с верхних этажей мало опасны для судов врага ..."

"Николаевская батарея ... прекрасное здание ", — отмечает его императорское высочество. Однако здание имело и дефекты. Высокий гость осматривал сооружение в самое жаркое время года. Все казематы были побелены и абсолютно сухие, кроме левого фланга батареи, где размещалась пристройка для Севастопольской комендатуры. Когда поздней осенью 1849 г. засыпали землей своды пристройки, то сделали черепичную кровлю по влажному грунту. Кроме того, комендант, видимо, так торопил строителей, что обои наклеили по сырой штукатурке. Квартира коменданта, по выражению Михаила Павловича, "подверглась порче", а попросту говоря, "зацвела". Генерал-инспектор по инженерной части приказал строителям снять крышу и грунт на этом участке, а черепицу уложить по стропилам и доскам. Дал он рекомендации и по просушке конструкций.

Его императорское высочество убедился в боевой готовности 105 орудий, установленных на батарее, и находившихся при них 1954 артиллеристов. Кроме них и комендатуры Севастопольского гарнизона, в казематах нормально обустроились инженерный и артиллерийский округа, инженерная команда и две военно-рабочие роты. Это огромное крепостное здание полностью использовалось и в мирное время.

"... Александровская и 10 батареи хорошо обстреливают вход на рейд и подходы к нему..." Однако здесь и на восьмой батарее генерал-инспектор остался недоволен защитой горжевой части от возможного десанта противника. Поэтому он дает ряд конкретных указаний: на Александровском укреплении надо увеличить эскарп и контрэскарп земляного фаса, возвести оборонительную стенку в тыльной части, построить новый пороховой погреб; десятая батарея должна быть усилена углублением рва, увеличением высоты эскарпных, контрэскарпных стен и брустверов, при этом необходимо обеспечить фланговый обстрел рва и поставить оборонительную стенку с фланкированием Александровской батареи. Что касается восьмой батареи, то Михаил Павлович поручает Инженерному департаменту разработать проект ее защиты от нападения десанта.

Этот документ, подписанный генерал-инспектором и одобренный Николаем I, имел директивный характер. Документом впервые устанавливалась численность и постоянное размещение на укреплениях войск для защиты от вражеского десанта. Всего предлагалось иметь две пехотные дивизии со следующей дислокацией:

В Северном укреплении — 1 полк.

На Северной стороне в бараках — 6,5 батальонов.

В Константиновском укреплении — 2 роты.

На Михайловской батарее — 2 роты.

На четвертой батарее — 2 роты.

В Павловском укреплении — 1 роту.

На Николаевской батарее — 7 рот.

На восьмой и десятой батареях — 2 батальона.

В Александровском укреплении — 2 роты.

В семи бастионах сухопутных укреплений — 14 рот (по две роты на каждом).

На левом фланге сухопутной обороны разместить в резерве — 1 полк. На правом фланге — 2 полка.

Далее Инженерному департаменту было приказано разработать проекты бараков для проживания пехоты на укреплениях в соответствии с указанной разнарядкой.

В этом документе решается и дальнейшая судьба Северного укрепления. Предстояло составить новый проект его реконструкции с минимальными затратами, в частности усилить эскарпную и контрэскарпную стенки, вдоль рва организовать пушечную оборону, увеличить вал и бруствер, возвести пороховые погреба и бараки для пехотного полка.

Так завершилась недолгая "бумажная" жизнь грандиозного проекта того времени.

Однако недостатки в обороне Северной стороны были столь очевидны, что в указаниях Инженерному департаменту нашла место попытка как-то решить эту проблему. Предписывалось построить дополнительно два небольших укрепления, одно из них расположить в тылу Константиновской и Михайловской батарей, а второе вблизи существующих бараков. Каждое из них надлежало окружить оборонительными стенками с бойницами для ружей и несколькими орудийными амбразурами, а во внутреннем дворе построить помещение для взвода солдат и пороховые погреба.

В заключительном разделе указаний генерал-инспектора по инженерной части решались и другие вопросы. Планировалось построить гарнизонный госпиталь, общий для пехотинцев и моряков, провиантские магазины для сухопутных войск, создать деловой двор Инженерного ведомства с мастерскими, цейхгаузами, навесами для сушки и хранения леса...

Указания не требовали каких-либо разработок в Инженерном департаменте. Поэтому 18 мая 1851 г. Инженерное ведомство направило приказание в Херсонский инженерный округ приступить к исполнению решений его императорского высочества и подготовить необходимые для этого чертежи[64].

Довольно быстро, к февралю 1852 г., были закончены все проекты и составлены сметы, подписанные Строителем Севастопольской крепости инженер-генерал-лейтенантом Павловским.

Для окончания сухопутной обороны предстояло вложить еще 2 млн рублей, а усиление приморских батарей и Северной стороны, по последним приказаниям, увеличивало сумму расходов на 895 700 рублей. Таким образом, проводившаяся в течение 16 лет коренная реконструкция крепости, при сохранении прежних темпов строительства, должна была осуществляться еще такое же время.

Строительство оборонительных стен и казарм. Обострение отношений с Турцией. Предложения моряков по укреплению Северной стороны. Начало русско-турецкой войны

К этому времени проект сухопутной обороны явно устарел и не соответствовал требованиям фортификационной науки. Начались поиски выхода из этой тупиковой ситуации, Николай I направляет в Севастополь опытного фортификатора, инспектора инженерного корпуса инженер-генерала Дена. Его сопровождает инженер-генерал-майор Дзичканец (впоследствии ставший Строителем Кронштадтской крепости). Им предстояло после рекогносцировки на местности разработать новый проект сухопутной обороны Севастополя...

Однако отлаженная строительная "машина" двигалась вперед по своим законам. Начиная с 1850 г. в годовых планах возросло количество каменных работ на сухопутной линии. Сюда переводили каменщиков, высвободившихся с приморских казематированных батарей. Ускорилось возведение оборонительных стен между бастионами, Эти сооружения из известняка, толщиной 135 см и высотой до 5 м, с бойницами для ружей, не могли выдержать прямых орудийных выстрелов, поэтому перед ними должны были возводиться валы из грунта и рвы. Но, как водится, никто своевременно не осознал трудоемкости прокладки рвов в каменистом грунте, и эти работы практически не выполнялись, а потому не было и валов.

К концу 1853 г. построили немногим более километра оборонительных стен в районе пятого, шестого и седьмого бастионов. Горжевая часть восьмой батареи также была защищена оборонительной стеной, часть которой сохранилась до наших дней.

В тылу у каждого бастиона предусматривалось строительство оборонительной казармы на 250 человек по типовому проекту, утвержденному Николаем I в 1835 г. Длина казарм составляла 80, ширина 12, а высота доходила до 8 м. К казарме примыкали горжевые оборонительные стенки бастиона с бойницами, высотой 4 м и толщиной 90 см. Внешний по отношению к укреплению выступ казармы завершался полубашней с амбразурами для орудий. После начала Крымской войны над центральной частью казармы пятого бастиона будет сделана площадка для установки пушек, стреляющих через банк по фронтальным и фланговым целям. К началу Крымской войны оборонительные казармы возвели только у первого, пятого и шестого бастионов. Сооружение самих бастионов, кроме шестого, не продолжали, встретив затруднения при производстве скальных работ.

Осенью 1852 г. император посетил Севастопольскую крепость. Не обошлось и на сей раз без осмотра законченных и строящихся укреплений. Но, видимо, удовлетворенный общим состоянием дел, Николай I не принимал каких-либо серьезных решений, если не считать чертежа с подлинной подписью князя Меншикова: "Высочайше утверждено для соединения Павловской батареи в Севастополе с набережною адмиралтейских магазинов. В море, на пароходе "Владимир" 30 сентября 1852 года."[65] Николай I покинул Севастополь в хорошем настроении, уполномочив начальника штаба Черноморского флота вице-адмирала Корнилова быть распорядителем по подряду на строительство Лазарева адмиралтейства.

Начало 1853 г. не было отмечено ничем особенным. На приморских батареях дополнительно возводили калильные печи. Выполнялись работы по утвержденному плану.

Однако ситуация начала быстро меняться после провала дипломатической миссии князя Меншикова в Константинополе, где решался вопрос об установлении господства или влияния на Балканах, в Турции, Персии и контроле над Босфором и Дарданеллами. Николай I предложил Англии полюбовный раздел Турецкой империи, но Англия, противясь усилению России, предпочла объединиться с Францией. Дело шло к большой европейской войне. Понимали это и моряки в Севастополе. Их беспокоила незащищенность приморских батарей на Северной стороне. Именно со стороны Евпатории, где наиболее удобный берег для высадки десанта, предполагалось наступление противника.

Заслушав доклад командира Севастопольской инженерной команды о плачевном состоянии Северного укрепления, вице-адмирал Корнилов направил рапорт начальнику Главного морского штаба адмиралу Меншикову. Тот, в свою очередь, обратился к военному министру. В письме говорилось, что на протяжении полутора верст по наружному периметру укрепления требуется выполнить большие восстановительные работы, что значительная часть брустверов и валгангов осыпалась, а большое количество эскарпных каменных стен обвалилось и в скором времени все сооружение придет в полную непригодность. Сообщалось, что для предназначенных к установке 54 орудий нет необходимых лафетов и что для приведения укрепления в боеспособное состояние нужны немалые средства и не менее года времени. Обстановка требовала без промедления принять соответствующие меры. Дело в том, что внутри укрепления находились каменные склады полевой артиллерии. По мнению инженер-генерал-лейтенанта Павловского, на которого делалась ссылка в документе, склады вполне подходили для создания редюита. В этих целях имущество из складов надо было вывезти, соединить помещения оборонительной стенкой и пробить в стенах бойницы, а камень для указанных работ получить от разборки эскарпов рва. Таким образом, единственное укрепление с артиллерийским вооружением, стоящее на пути врага к берегам рейда, превращалось в "последнее прибежище для солдат", которые могли отсидеться какое-то время за слабыми стенами, но никак не могли препятствовать врагу осадить и атаковать приморские батареи на Северной стороне. Такая "реконструкция" именовалась "временной мерой" — до кардинального решения вопроса защиты тыла прибрежных батарей. Эти предложения скорее выглядели как жест отчаяния...

Инженерный департамент совместно с Артиллерийским ведомством внимательно изучил доклад и подготовил заключение. В нем говорилось, что вывести большой артиллерийский склад некуда, к тому же он потребуется для обороны Северной стороны, а посему, как временные меры, следует выполнить работы: привести профили Северного укрепления в порядок; исправить обрушившиеся части эскарпа; очистить ров; уничтожить на длинных фасах барбеты, а землю от их разборки использовать для увеличения бруствера; исправить Симферопольский мост через ров и сделать его подъемным; установить в казематах орудия для обстрела рва; арестантские роты после выполнения работ выселить из помещений в укреплении и из этих зданий сделать редюит по упрощенной схеме.

Военное ведомство полагало, что в результате этих мер Северное укрепление станет неплохим препятствием на пути противника. В качестве примера приводилась крепость Измаил, которая была в таком же состоянии и которую привели в порядок за три месяца.

6 октября 1853 г. Николай I утвердил предложения Инженерного ведомства. Срочно определили объем предстоящих работ и составили сметы. Для приведения укрепления в порядок затребовали 14 093 рубля 99,5 копеек — вот такая была точность, в последующем, впрочем, значительно откорректированная в сторону увеличения. Надобность в военно-рабочих составляла около 7 тысяч человек, при этом труд каменщиков и плотников обходился казне ежедневно в 4,5 копейки, а разнорабочих — в 3 копейки. Арестантских рабочих требовалось 13 тысяч, и здесь затраты были только на содержание рот. Но вольные каменщики стоили по 80 копеек в день, а разнорабочие, потребность в которых насчитали более 12 тысяч, обходились по 40 копеек. Как видим, интенсивное строительство в городе отразилось и на ценах.

Смета на возведение редюита составила более 18 тысяч рублей.

Таким образом, всего на Северное укрепление требовалось более 32 400 рублей, но строители просили срочно выдать для начала работ 25 тысяч рублей. Однако Инженерный департамент в конце года денег не имел и обратился к монарху об отпуске этой суммы из "особого военного капитала", на что и было получено согласие[66].

Наступило 15 октября 1853 г. Подстрекаемая Англией и Францией, Турция объявила войну России. К этому дню приморские батареи Севастопольской крепости были готовы отразить нападение вражеской эскадры, но с сухого пути город оказался незащищенным. Из семи верст оборонительной линии была вчерне возведена только четвертая часть, к тому же невооруженная. Да и на Северной стороне приморские батареи могли стать легкой добычей десанта неприятеля. Оставалось надеяться на благоприятный ход событий...

ГЛАВА 4. Севастопольская крепость в период Крымской войны (1853—1856 гг.)

Крепость с 16 октября 1853 г. по 1 сентября 1854 г.

Ход боевых действий. Фортификационное строительство. В. А. Корнилов и подготовка Севастополя к обороне. Возведение башни на Малаховом кургане. Башня Волохова. Попытки ускорить строительство укреплений. Высадка союзников в Евпатории. Состояние крепости

Крымская или Восточная война, как называли ее на Западе, развивалась следующим образом. Русский флот блокировал турецкий в его портах, а 18 ноября 1853 г. вице-адмирал Нахимов с отрядом кораблей уничтожил в Синопе вражескую эскадру. На помощь Порте поспешили англичане и французы, введя свои суда в Черное море и организовав блокаду русских портов. В ответ на это в феврале 1854 г. Россия объявила войну Англии и Франции. Весной 1854 г. русские войска форсировали Дунай и овладели рядом турецких крепостей на Балканах, однако из-за враждебной позиции Австрии вынуждены были отойти назад, а затем оставить Молдавию и Валахию.

Россия оказалась в военно-политической изоляции, да и соотношение военных сил было явно не в ее пользу. Против русской армии в 700 тысяч человек союзники выставили до одного миллиона человек. Если русский флот состоял в основном из устаревших парусных судов, то англо-французский — из пароходов и кораблей с винтовыми движителями, что позволяло свободно маневрировать при любых условиях. Огромные преимущества давали пехотинцам союзных армий дальнобойные нарезные штуцера против гладкоствольных ружей русских солдат.

Имея немалую армию, русское командование вынуждено было рассредоточивать ее на огромных территориях. Ввиду угрозы вмешательства в войну Австрии, Пруссии и Швеции, значительную часть войск Россия держала вдоль Днестра и Вислы; в Финляндии находились гвардейские части, а около Риги была сосредоточена целая армия; на Дунае стояли три корпуса, драгуны и резервные уланы; Кавказ защищал корпус, усиленный дивизией, переброшенной на кораблях из Крыма.

Объявившие о своем "нейтралитете" Пруссия и Австрия не согласились бы пропустить войска через свою территорию, что вынудило союзников готовить десантную операцию. При этом требовалось обеспечить ее полную внезапность, так как возможности флота не позволяли одновременно перебросить достаточное количество войск для преодоления заранее подготовленных позиций русской армии. В этих целях Англия и Франция приступили к демонстративной высадке войск на Балтийском и Белом морях, на Камчатке, на Дунае, в Одессе и побережье Кавказа. Захватив крепость Бормозунд на Аландских островах, союзники заставили Николая I сосредоточить на берегах Балтики до 200 тысяч солдат, в то время как на кораблях неприятеля находилось всего около 10 тысяч пехотинцев. Подвергаясь повсюду атакам, русское командование не знало об истинных намерениях врага и еще больше распыляло свои силы.

Союзники преуспели в своих действиях. На Крымском полуострове под началом генерал-адъютанта князя А. С. Меншикова, назначенного главнокомандующим сухопутными войсками Крыма и Черноморским флотом, оказалось всего около 30 тысяч солдат, не способных противостоять крупному десанту. А захват главной базы и уничтожение Черноморского флота, заблокированного в Севастополе, были главной целью Англии и Франции в войне на востоке. И даже после переброски экспедиционного корпуса в Варну союзники не раскрыли своих намерений, так как десантирование, кроме Крыма, могло проводиться в Одессу, на Дунай и Кавказское побережье.

Такой ход военных событий определял и действия властей по подготовке Севастопольской крепости к обороне. Военное министерство никаких оперативных мер по усилению крепости не предпринимало, прежними темпами продолжалось строительство оборонительной стены и казарм. Впрочем, кое-что пытались на ходу подправить. Так, в проект оборонительной казармы пятого бастиона внесли изменения — над ее полубашней и центральной частью решили установить орудия, но при этом никаких мер по усилению стен и сводов не предусмотрели.

Наибольшую активность по изготовлению крепости к бою проявили моряки. Командовал Черноморским флотом начальник штаба вице-адмирал В. А. Корнилоз. Он находился в непосредственном подчинении начальника Главного морского штаба, а фактически руководителя Морского ведомства генерал-адъютанта Меншикова, который, сохранив все свои прежние (около десятка) чины, стал главнокомандующим сухопутными и морскими силами Крыма. Надо сказать, что Меншиков, по прибытии в Севастополь занимался главным образом "выколачиванием" новых войск для пополнения Крымской армии и вопросами материального обеспечения, а во флотские дела вникал очень мало. Да и нужды в этом не было, так как флотом командовал всесторонне подготовленный человек.

Вице-адмирал В. А. Корнилов (1806 — 1854) был учеником и последователем истинного моряка и выдающегося флотоводца М. П. Лазарева. По свидетельству многих его современников, Владимир Алексеевич Корнилов, человек большого ума, преданный делу и Отечеству, был заботлив и справедлив по отношению к подчиненным. Окончив в 1823 г. Морской кадетский корпус в Петербурге, Корнилов служил на Балтийском флоте под началом М. П. Лазарева, принимал участие в Наваринском сражении и русско-турецкой войне 1828—1829 гг. Приступив с 1834 г. к службе на Черном море, Корнилов командовал бригом "Фемистокл" и корветом "Орест". В 1838 г. В. А. Корнилов назначается начальником штаба эскадры М. П. Лазарева, а с 1839 г. командиром корабля "Двенадцать Апостолов", который участвовал в крейсерских рейдах вдоль побережья Кавказа и высадке десантов. В 1849 г. Корнилов заступает на пост начальника штаба Черноморского флота, а после отъезда в 1851 г. на лечение за границу адмирала М. П. Лазарева исполняет его обязанности.

Высокообразованный и постоянно совершенствующий свои знания, В. А. Корнилов был передовым человеком своего времени. Он ратовал за замену на флоте парусных судов паровыми; вместе с М. П. Лазаревым установил на кораблях бомбические пушки; основал морскую библиотеку в Севастополе; при его активном участии разрабатывался морской устав и морские наставления. Корнилов умел ценить подчиненных, безошибочно определяя и направляя на пользу службе их способности. Показывая во всем личный пример, он требовал от личного состава четкого и энергичного исполнения служебного долга, воспитывал у моряков любовь к своему делу, ценил и поощрял талантливых сослуживцев, а к ленивым и нерадивым относился жестко и без поблажек.

Накануне Крымской войны вице-адмирал В. А. Корнилов, несмотря на напряженную подготовку флота к боевым действиям, находил время для изучения инженерных работ по обороне осажденных крепостей. Это не входило в круг его обязанностей, но характеризует как командира, способного предвидеть ход событий и заранее готовиться к ним. В его приказах и распоряжениях четко излагались причины и цели, которых необходимо достичь. Таков в общих чертах облик человека, сумевшего объединить черноморских моряков для свершения великих подвигов и дел.

После объявления Турцией войны России вице-адмирал Корнилов начал готовить Севастополь к отражению внезапной атаки. Он распорядился создать и обучить резерв из моряков для обслуживания крепостной артиллерии на приморских батареях. Для отражения нападения с моря корабли Черноморского флота, имевшие на вооружении около двух тысяч орудий, были расставлены по диспозиции, составленной Корниловым: шесть лучших кораблей находились в постоянной готовности к выходу в море; три корабля встали на линии между Графской пристанью и Павловской батареей; в глубине Южной бухты находились малые корабли, пароходы и транспорты; остальные суда стояли на рейде, взаимодействуя с приморскими батареями. Чтобы заградить вход на рейд, начали устанавливать новый бон. Из экипажей ремонтирующихся кораблей сформировали команды для поддержки гарнизонов Николаевской, четвертой и построенной плавучей батареи на 10 орудий. Для усиления позиций судов в глубине рейда силами моряков кораблей "Париж", "Двенадцать Апостолов" и "Святослав" были возведены западнее Голландии и Килен-балки три земляные батареи, вооруженные 59-ю орудиями. Они получили наименования создавших их экипажей.

25 декабря 1853 г. английский пароход подошел к Севастопольскому рейду и передал депешу на имя командира порта. В ней объявлялось о блокаде англо-французскими кораблями черноморских портов. Немедленно последовали ответные действия. На Константиновскую, Александровскую и десятую батареи были направлены дополнительно по два флотских лейтенанта для круглосуточного дежурства. Лейтенантам было приказано не допускать к Севастополю ни одно иностранное судно. В порту загасили огни маяков, сняли вехи[67] и установили бон. Приказом главнокомандующего сухопутными и морскими силами Крыма оборону Севастополя со стороны моря возложили на эскадру вице-адмирала Нахимова, а с сухого пути — на командира порта вице-адмирала М. Н. Станюковича. Общий надзор за обороной Севастопольской гавани было приказано осуществлять вице-адмиралу Корнилову. Прежде всего необходимо было исключить для врага малейшую возможность ворваться на рейд. 17 марта 1854 г. Корнилов произвел рекогносцировку побережья от Херсонесского маяка до мыса Лукулла. Оказалось, неприятельские корабли могут подойти к побережью в тыл Константиновской батарее и держать под обстрелом не только это укрепление, но и флот, находящийся на рейде. А так как два орудия в так называемых "башнях Мартелло" не могли серьезно противостоять этим действиям, было принято решение о срочном строительстве земляной батареи и каменной башни в этом районе.

Солдаты полковника артиллерии Карташова быстро возвели земляную батарею на пять орудий, а вот строительство каменного укрепления требовало немалых средств. У Строителя крепости генерал-лейтенанта Павловского таких денег не было, не имел их и главнокомандующий. И тогда вице-адмирал Корнилов обратился за помощью к отставному подпоручику Даниилу Волохову, который был подрядчиком у Морского ведомства по строительству "Лазарева" адмиралтейства и слыл весьма состоятельным человеком. Бывший офицер Волохов оказался настоящим русским патриотом и взялся своими силами и средствами построить башню. 31 марта приступили к работам, а 21 апреля 1854 г. укрепление было завершено[68]. Таких темпов строительства Севастопольская крепость еще не знала. Мощное фортификационное сооружение в виде квадратной в плане башни имело стороны длиной до 18 и высотой до 9 м, толщина стен и сводов приближалась к двум метрам. На первом этаже были пороховые погреба и 7 бойниц для ружейной обороны, на втором ярусе — ядрокалильная печь и 49 бойниц для ружей. Вход в башню охранялся двумя 18-фунтовыми карронадами, установленными в амбразурах. Против входа соорудили мост с подъемным пролетом, через который можно было войти в башню. Со второго этажа гарнизон укрепления мог попасть по внутренней лестнице на третий ярус открытой обороны; его окружал парапет с бойницами высотой 160 см. На открытой обороне на круглых платформах были установлены восемь 36-фунтовых орудий для стрельбы через банк. Но главным в этом сооружении был вал, который прикрывал укрепление со всех сторон и делал его почти неуязвимым для противника. В бою 5 октября 1854 г. орудия башни Волохова — так ее именовали в крепости — нанесли большие повреждения кораблям союзников, имея незначительные потери[69].

Еще зимой, после начала войны с Турцией, главнокомандующий генерал-адъютант Меншиков распределил строительство сухопутных укреплений (кроме каменных сооружений, возводимых Строителем крепости) между морским и сухопутным ведомствами. Работы от Килен-бухты до городского оврага выполнялись моряками, а далее, до седьмого бастиона, солдатами гарнизона. Вице-адмирал Корнилов выделял для работ экипажи кораблей, проверял их выполнение и одновременно обеспечивал боеготовность флота. Работать приходилось в очень тяжелых условиях. Слой земли над скалистым грунтом был менее метра, а в большей части 30—40 см, известняки дробили кирками и лопатами. Матросы и солдаты выбивались из сил. Для ускорения дела укрепления строили неполного профиля. Куртины имели высоту до 1,3, а толщину до 0,9 м. Зачастую грунт для сооружений подносили за сотни метров, шел в дело и подручный камень, а также камень из рвов — из него выкладывали на глине или насухо стенки и укрытия. В начале апреля 1854 г. Николай I своим рескриптом повелел выдавать войскам, занятым на усилении крепостей России, по две чарки[70] водки в день вместо положенной одной[71]. Но по каким-то причинам Севастопольская крепость не попала в утвержденный реестр, и лишь с 10 июня приказ императора распространился на солдат и моряков Севастопольского гарнизона (надо сказать, что подобные меры повышения производительности труда применялись нередко).

Оборонительные работы несколько ускорились с прибытием в апреле шестого саперного батальона. Однако большую часть батальона направили на сооружение окружной дороги с Северной стороны на Южную — эта так называемая саперная дорога предназначалась для быстрой переброски войск во время военных действий. Генерал-адъютант Меншиков выделил на сооружение дороги 200 рублей, остальное, он полагал, за солдатами и офицерами. Но строители быстро выбились из сил, разрабатывая выемки в скалистом грунте. По ходатайству князя 13 мая 1854 г. Николай I распорядился усилить питание ротам шестого саперного батальона, занятым на строительстве окружной дороги, на один фунт хлеба в день[72], но и это не спасло положения. Надо было направлять дополнительные силы или довольствоваться медленным ходом работ. Выбрали последнее ...

В эти летние жаркие дни светлейший князь А. С. Меншиков, анализируя обстановку, писал в Санкт-Петербург, что вполне вероятна высадка экспедиционного корпуса союзников в Евпатории для нападения на Севастополь с суши, однако никаких активных действий для предотвращения такого хода событий не предусматривал. Более того, из Евпатории не вывезли находившиеся там 60 тысяч четвертей[73] пшеницы, которые впоследствии были захвачены врагом и обеспечили ему питание в течение четырех месяцев. Скептически отнесся главнокомандующий и к инициативе севастопольского купечества собрать деньги и построить башню на Малаховом кургане. Однако необходимые средства собрали, откупили у жителей слободы участок на кургане, где в то время были небольшие подсобные хозяйства, и приступили к строительству укрепления. Для ускорения дела использовали проект башни второго бастиона. В отличие от башни Волохова, это укрепление защищалось валом только на высоту первого этажа. После высадки десанта союзников в Евпатории на башне было установлено пять 18-фунтовых пушек, но их уничтожил огонь вражеских орудий 5 октября 1854 г.; такая же участь постигла и второй этаж укрепления, не защищенный валом. Первый этаж башни после усиления сводов насыпью из грунта служил защитникам бастиона до последних дней осады Севастополя.

Медленный, неторопливый ход событий по подготовке города к обороне был нарушен 17 августа 1854 г. В этот день Строитель Севастопольской крепости инженер-генерал-лейтенант Павловский получил от главнокомандующего письмо. В нем Меншиков запрашивал о заготовке инструмента для привлекаемых к работе войск и сообщал о своем решении в связи с прекращением жары направить большее количество солдат на сооружение сухопутной линии. Но князь явно лукавил. Накануне он получил депешу от военного министра с конкретными указаниями Николая I. Император, встревоженный полученными по дипломатическим и агентурным каналам сведениями, требовал незамедлительных действий по укреплению Севастополя. В письме министра говорилось: "Государь Император, признавая по настоящим военным обстоятельствам совершенно необходимым ускорить производство работ по укреплению Севастополя с сухопутной стороны, Высочайше повелеть соизволил:

1) Вашей светлости принять самые деятельные для сего меры, руководствуясь теми указаниями, которые Его Величество изволил лично сообщить Вам на месте в последнюю бытность свою в Севастополе ... на счет общего начертания верков; доставленные Вами чертежи о разных постройках при всеподданнейших записках от 21 апреля и 17 июня текущего года свидетельствуют, что Вы не встречаете особых препятствий к исполнению сих Высочайших предначертаний.

2) Обратить преимущественное внимание на сомкнутие пространства между 5 бастионом и Малаховым курганом, так как по имеющимся здесь сведениям эта часть слабее прочих. Возвышение бастиона №6 для обстреливания пространства между ним и батареею №10 представляется мерою весьма полезною ..."[74]

Далее в письме сообщалось о выделении дополнительно для проведения экстренных работ 40 тысяч рублей серебром, о необходимости привести в порядок каменную облицовку крутостей четвертой батареи, размытой дождями, но самое главное — о подчинении Строителя крепости непосредственно главнокомандующему. Это подтверждало и соответствующее указание Инженерного департамента, вложенное в тот же пакет. Инженер-генерал-лейтенанту Павловскому предлагалось отныне исполнять все приказания генерал-адъютанта князя Меншикова.

К этому времени князь пребывал в убеждении, что осенью и зимой союзники не станут предпринимать попыток высадить десант, так как частые бури и волнение на море будут препятствием для нормального обеспечения войск и помощи экспедиционному корпусу со стороны флота, поэтому его бурная показная деятельность по выполнению указаний монарха носила явно бюрократический характер. Между резиденциями главнокомандующего и Строителя крепости шла беспрерывная переписка. Так, князь Меншиков получает ведомость о наличии инструмента в Севастопольской инженерной команде. В ней значится: кирок — 175 (из них годных 69), лопат железных — 75 (годных — 45), лопат деревянных — 535 (годных — 123), мешков — 1800 (годных — 1082), ломов — 30 (годных — 18). Кроме того, указывается, что в команде имеется табельный шанцевый инструмент, в том числе 108 топоров, 30 кирок, 203 лопаты, 6 ломов и 15 мотыг[75]. 23 августа Меншиков направляет письменное указание Строителю крепости срочно заготовить инструмент, так как через два дня будут направлены войска на строительство укреплений. Он требует иметь в наличии тысячу кирок, 160 ломов, 200 железных лопат, 3 тысячи деревянных лопат и т. д.[76] Не успел инженер-генерал-лейтенант прочитать указания князя, как в тот же день явился посыльный с новым пакетом от главнокомандующего. В нем предписывалось по приказанию Николая I немедленно приступить к строительству оборонительной стены между третьим и четвертым бастионами и двух редутов, а для указанных работ использовать камень, заготовленный между шестым и седьмым бастионами для возведения оборонительной казармы. "...Угодно, чтобы работы были завершены к 1 апреля 1855 года, а потому доложите, когда приступите к делу ..." — требовал князь. Через четыре дня пришел ответ от Павловского, который сообщил, что специалисты из военно-рабочих рот заняты на сезонных ремонтных работах в гарнизоне и только после ноября месяца можно будет выделить 150—200 человек на выполнение указаний императора, а главное — что камня в наличии мало; далее следовал длинный перечень материалов, подлежащих заготовлению и закупке. 25 августа, когда солдаты шагали на работы к укреплениям, инженер-генерал-лейтенант Павловский пишет генерал-адъютанту Меншикову, что инструмент можно получить с окружных складов или закупить. 26 августа главнокомандующий запрашивает Строителя крепости о имеющихся в наличии деньгах для закупки инструмента. В тот же день опытный царедворец князь Меншиков шлет в Санкт-Петербург подробное донесение о выполнении указаний Николая I. Он сообщает, что войска уже приступили к усилению укреплений, а также высказывает ряд предложений по усовершенствованию сухопутной обороны. Конечно, в документе не было и намека на отсутствие инструмента. Известие о высадке в Евпатории десанта союзников еще не дошло до столичных кабинетов, и 5 сентября военный министр направляет в Севастополь ответ главнокомандующему на его послание. В ответе говорилось о решениях, принятых Николаем I. Император велел, если невозможно сделать стену из камня, возвести вал между третьим и четвертым бастионами из грунта, но обязательно к будущей весне; он соглашался включить окружающие высоты в состав крепостной системы Севастополя и поручал генерал-адъютанту немедленно разработать чертежи и приступить к работам. Но это было запоздавшее прозрение. Согласился император и с возведением башни для обеспечения тыла Александровской и десятой батарей.[77] Следует признать, что генерал-адъютант князь Меншиков блестяще провел переписку с царским двором и, как всегда, оказался "на высоте".

Между тем дела в Севастополе шли плохо. Расторопным унтер-офицерам и солдатам разными способами удалось позаимствовать у населения города почти все лопаты, кирки и ломы, что не обеспечило и сотой доли потребности в инструменте. В ход пошли самодельные деревянные лопаты, доски, колья и даже шинели (в полах шинелей переносили грунт). Но ни эти подручные средства, ни даже две царские чарки водки не могли заменить столь необходимых для работы орудий труда. Суточные задания не выполнялись, работы продвигались очень медленно.

Командующие трех корпусов, привлеченных к оборонительным работам, обратились к главнокомандующему с письмом, в котором докладывали о бедственном положении с инструментом и настоятельно просили приказать интенданту Черноморского флота выслать пять тысяч лопат из Николаева, а также закупить лопаты и кирки в Одессе[78].

За этим последовало еще много писем, указаний и приказаний. И только 3 октября 1854 г. из Одессы в Севастополь вышел обоз из 12 подвод с 4264 лопатами; кирок так и не нашли ...[79]

В каком же состоянии оказалась сухопутная линия обороны города к 1 сентября 1854 г.? На месте первого бастиона возвели часть бруствера высотой около 1 м, за ним установили четыре пушки. Второй бастион выглядел так же и имел шесть орудий. Третий бастион с брустверами неполного профиля и рвом глубиной 1,5 и шириной около 5 м был вооружен семью пушками. Четвертый бастион, защищавший Севастополь с юго-западного направления, тоже оказался недостроенным. Правый фас длиной 100 м имел на вооружении четырнадцать 24-фунтовых и два 3-фунтовых орудия. Последние предназначались для обстрела рва глубиной от 0,6 до 2,4 м и шириной 8,5 м (ров вырубили в скале еще в 1836 г.). Левый фас и фланг бастиона представляли собой насыпь, пригодную лишь для ружейной обороны. От четвертого бастиона до обрыва к Южной бухте, у беседки "Грибок", был возведен каменный завал, за которым установили две 24-фунтовые пушки. Пятый бастион представлял собой большую насыпь, но оборонительная казарма была полностью закончена и на ней установили одиннадцать 12-фунтовых пушек. К ней примыкала оборонительная стена, простиравшаяся вплоть до восьмой приморской батареи. В наиболее завершенном виде оказался шестой бастион. Перед валом высотой 4 м находился ров глубиной около 2 м. За бруствером бастиона стояло пятнадцать орудий.

Следует отметить, что оборонительная линия с западной стороны города имела наибольшую готовность. Здесь в первую очередь сосредоточивались силы и средства строителей. Здесь работали роты саперного батальона и концентрировалось внимание сухопутного ведомства, которое имело, по сравнению с моряками, значительно больше возможностей по привлечению к работам солдат из войск. Такое положение объясняется тем, что возможная высадка десанта предполагалась в Камышовой бухте, чтобы по кратчайшему пути выйти в тыл Александровской и десятой батарей, а затем захватить Севастополь. С восточной стороны город защищала Южная бухта и находящиеся там суда Черноморского флота. Кстати, в начале осады именно через четвертый бастион союзники упорно пытались ворваться в Севастополь.

Что касается состояния обороны Северной стороны, то, как говорилось выше, перед самой войной Николай I принял решение о восстановлении Северного укрепления и создании в нем редута. Работы были поручены Строителю Севастопольской крепости и проходили весьма негладко. В отчетах Севастопольской инженерной команды за январь, февраль и март 1854 г. появились дополнительные записи об объемах работ по восстановлению эскарпных стен (в приложенных актах констатировалось разрушение стен от осенне-зимних дождей и снегопадов). К тому же для строительства редюита пришлось часть строительных материалов закупить по возросшим в городе ценам. В итоге сметы значительно увеличились, и 12 мая 1854 г. Николай I приказал выдать дополнительно из особого военного капитала более 22 тысяч рублей[80]. К 1 сентября все работы были завершены, и 47 орудий заняли отведенные им места. А всего с сухого пути Севастополь защищали 192 орудия, большей частью небольшого калибра.

1 сентября 1854 г. союзники беспрепятственно начали высадку в Евпатории экспедиционного корпуса, в котором было 28 тысяч французов, 24 тысячи англичан и 7 тысяч турок. При войсках находилось 122 орудия. Союзники готовились к походу на Севастополь. Для ведения осады города у них имелось 73 осадных орудия, 11 тысяч туров, 9 тысяч фашин, 180 тысяч мешков и более 20 тысяч шанцевого инструмента.

Крепость с 2 по 14 сентября 1854 г.

Сражение на реке Альме. Затопление кораблей на фарватере. В. А. Корнилов и Э. И. Тотлебен. Организация оборонительных работ. Введение осадного положения. Состояние сухопутной обороны

Севастопольская крепость не была подготовлена к отражению высадившегося десанта. Следовало остановить войска союзников на пути к городу и дать возможность защитникам главной военно-морской базы укрепить свои позиции. Главнокомандующий князь Меншиков имел в своем распоряжении на территории Крымского полуострова около 51 тысячи человек сухопутных войск, из них менее 30 тысяч находилось вблизи Севастополя, остальные размещались в Керчи, на Перекопе и в других местах. Для сражения с экспедиционным корпусом князь Меншиков выбрал удачную позицию на реке Альма: левый фланг позиции у устья реки защищал холм с крутым, обрывистым склоном. Противник, продвигаясь к Севастополю, должен был форсировать под артиллерийским и оружейным огнем речку, а затем атаковать русские войска, взбираясь вверх по склону холма. С 2-го сентября на месте будущего сражения стали сосредоточиваться войска. У них было достаточно сил и средств, чтобы должным образом укрепить выбранный рубеж, однако был сделан только эполемент на 12 орудий в районе главной дороги; ни траншей, ни завалов, ни брустверов не возводили, так как главнокомандующий не придавал этому серьезного значения. Был допущен и второй крупный просчет, имевший в дальнейшем роковые последствия: посчитав кручи склона холма на левом фланге неприступными для противника, главнокомандующий не поставил там ни одного солдата.

В сражении, начавшемся 8 сентября 1854 г., со стороны русских участвовало около 33 тысяч человек с 84-мя полевыми орудиями, союзники же имели почти 62 тысячи человек и 134 полевых орудия. Русские войска, нередко побеждавшие противника и при худшем соотношении сил, на этот раз столкнулись с хорошо вооруженным и сильным врагом. Дело в том, что в русской армии нарезное оружие только еще начало поступать на вооружение. В армии Меншикова, сражавшейся на реке Альме, было всего 2 тысячи штуцеров, а у противника — до 30 тысяч; русские гладкоствольные ружья поражали врага на расстоянии 300 шагов, а штуцера в четыре раза дальше. Построенные в колонны русские полки сразу попали под губительный артиллерийский огонь англичан, наступавших в центре и на правом фланге. Только при сближении и в штыковом бою русские солдаты могли проявить свои лучшие качества и отбросить противника назад. Тем временем наступавшие на левом фланге французы, с трудом вскарабкавшись по круче, оказались на холме, и будь здесь хоть небольшое количество наших войск, они легко сдержали бы французские дивизии. Теперь же русские войска оказались под перекрестным штуцерным огнем и несли большие потери. Князь Меншиков пытался исправить положение, но сражение фактически вышло из-под контроля главнокомандующего и было проиграно. Русские войска отступили, потеряв в бою около 6 тысяч человек, в том числе 5 генералов и почти 200 офицеров. Экспедиционный корпус потерял 3,5 тысячи человек.

Сразу после отхода русских войск к реке Кача князь Меншиков приказал приехавшему туда начальнику штаба Черноморского флота вице-адмиралу Корнилову затопить несколько старых кораблей на входе в Севастопольскую гавань между Александровской и Константиновской батареями. Он справедливо полагал, что эта мера лишит союзную эскадру возможности предпринять попытку ворваться на рейд и позволит сосредоточить все силы флота на сухопутной обороне города. Руководить обороной Северной стороны, которая, по мнению главнокомандующего, будет атакована в первую очередь, было поручено вице-адмиралу Корнилову, а подготовка к обороне южной части города — командиру эскадры вице-адмиралу Нахимову. Привлечение адмиралов к командованию сухопутной обороной объяснялось весьма просто — все основные силы и средства для укрепления Севастополя мог дать только флот. На 1 сентября 1854 г. во флотских экипажах числилось 18 501 человек и в командах на оборонительных линиях 1612 моряков. На судах и в арсеналах имелось около трех тысяч морских орудий на станках, в то время как на складах было всего около двухсот крепостных пушек на высоких лафетах, да и то малого калибра. Наличие у союзников осадной артиллерии большого калибра вызывало необходимость устанавливать на укреплениях орудия соответствующей мощности для контрбатарейной борьбы, а пушки и мортиры 24-фунтового и большего калибра имелись только у моряков.

Утром 9 сентября начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал Корнилов собрал на военный совет флагманов и командиров судов. Объявив собравшимся, что союзники могут в ближайшие дни занять слабо укрепленную Северную сторону Севастополя и сжечь артиллерийским огнем стоящие на рейде суда, Корнилов предложил выйти в море и атаковать неприятельский флот. Он полагал, что в случае удачи корабли противника будут рассеяны, а при неблагоприятном ходе сражения надо сцепиться с вражескими кораблями и взорвать пороховые погреба на судах. Это оставит армию союзников без поддержки флота и даст возможность удержать Севастополь до прибытия подкреплений, которые и уничтожат экспедиционный корпус. Однако соотношение сил было неравным. Союзники имели 89 военных судов, в том числе 50 колесных и с винтовыми движителями, а Севастопольская эскадра — 45 военных судов, из них 11 колесных пароходов. Таким образом, неприятель превосходил русские силы почти в два раза как по количеству единиц, так и по артиллерийскому вооружению. А многократное преимущество неприятеля в маневренных и паровых судах лишало Севастопольскую эскадру возможности произвести внезапное нападение. Учитывая это, большинство адмиралов и офицеров, принимавших участие в военном совете, высказались против выхода кораблей с Севастопольского рейда.

Вскоре после проведенного совета вице-адмирал Корнилов был вызван к князю Меншикову, прибывшему в Севастополь. На повторное приказание главнокомандующего затопить корабли Корнилов заявил, что "как вице-адмирал и генерал-адъютант исполнения этой последней меры на себя не примет". Ответ исполнительного и пользующегося отличной репутацией на флоте адмирала удивил Меншикова. Он объявил, что выполнение приказания возложит на вице-адмирала Станюковича — командира порта и военного губернатора города, а генерал-адъютанту Корнилову предложил выехать в Николаев. Но Корнилов не мыслил оставить Севастополь, его хладнокровие и рассудительность одержали верх над эмоциями. 11 сентября Корнилов направляет официальный рапорт князю Меншикову: "Имею честь донести до вашей Светлости, что корабли "Три святителя", "Уриил", "Селафаил", "Варна", "Силистрия" и фрегаты "Флора" и "Сизопль" согласно приказанию Вашему затоплены на здешнем фарватере. Подлинный подписал генерал-адъютант Корнилов"[81].

В ночь с 11 на 12 сентября главнокомандующий князь Меншиков покинул Севастополь и отвел армию к Бахчисараю. Он мотивировал это необходимостью сохранить войска, чтобы не дать союзникам захватить весь Крым. Город, в котором осталось только восемь батальонов резервной бригады и один саперный батальон, был фактически брошен на произвол судьбы. Моряки начали срочно формировать восемнадцать батальонов из личного состава флота.

Тем временем экспедиционный корпус также начал движение, но, вопреки всем ожиданиям, вместо наступления на Северную сторону он устремился в обход бухты к южной части Севастополя. Такое решение объяснялось рядом обстоятельств. Главная причина заключалась в том, что, понеся значительные потери в открытом поле на реке Альме, союзники опасались более кровопролитных и упорных сражений на рубежах сухопутных укреплений города. На кратчайшем пути к бухте находилось только устаревшее Северное укрепление, но выйдя к Бельбеку, экспедиционный корпус мог наблюдать, как справа и слева от этого верка возводятся и вооружаются новые батареи, — возникала сплошная линия обороны, поддерживаемая мощной артиллерией стоящих на рейде русских кораблей. К тому же через бухту могли подходить русские подкрепления с Южной стороны, что грозило наступлению союзных войск превратиться в длительную осаду, но предвидя и такой ход событий, союзные войска имели осадные орудия и необходимые инженерные средства. Однако при осаде Северной стороны тыловой базой становилась Евпатория, которая находилась на значительном удалении, и чтобы отражать фланговые удары русской армии вдоль линии подвоза боеприпасов и прочего обеспечения, корпусу пришлось бы выставить большое количество войск, а войск не хватало. В то же время на Южной стороне Севастополя укрепления отсутствовали на большей части обвода города, а тыловые базы можно было развернуть поблизости от позиций в Балаклавской, Камышовой и других бухтах. Полученное в последний момент известие о затоплении русских кораблей у входа в бухту укрепило союзников в их решении, поскольку возможность прорыва англо-французской эскадры на рейд для подавления русских судов, имевших первостепенное значение при обороне Северной стороны, теперь исключалось. Однако действия экспедиционного корпуса оказались далеко не бесспорными. Такой вывод можно сделать при анализе состояния обороны Севастополя в сентябрьские дни.

В начале сентября 1854 г. князь Меншиков поручил подполковнику Э. И. Тотлебену, прибывшему 8 августа из Дунайской армии в его распоряжение, подобрать позиции для усиления обороны Северной стороны. Эдуард Иванович Тотлебен имел за плечами большой опыт военного инженера. Окончив Николаевское инженерное училище, он два года проходил службу в инженерных командах, где освоил крепостное строительство. В 1839 г. он по собственному желанию перевелся в гренадерский саперный батальон и на протяжении девяти лет изучал минное дело, возведение полевых укреплений, осадные работы и прочие многочисленные функции саперных войск. В 1848 г. капитан Тотлебен командируется в действующую армию на Кавказ. Здесь он отличился в боях, участвовал в штурме укрепления Ахты против десятитысячного отряда горцев Шамиля, а в последние четыре месяца заведовал всеми осадными работами. Служба в действующей армии на Кавказе помогла Тотлебену развить тактические способности, чувство местности и понимание того, что использование выгодных позиций позволяет и слабым войскам бороться с сильным противником, а главное, воспитала в нем такие качества, как мужество, отвага и сила воли.

Вернувшись в 1850 г. с Кавказа, капитан Тотлебен около года состоял адъютантом при начальнике инженеров генерале Шильдере в Петербурге, а затем перевелся в гвардейский саперный батальон, где заведовал практическими занятиями. В начале Крымской войны генерал Шильдер, получив назначение начальником инженеров в Дунайскую армию, предложил Тотлебену прибыть на театр военных действий. В январе 1854 г. Э. И. Тотлебену присваивают звание подполковника саперных войск и с середины февраля он уже в действующей армии. При осаде Силистрии подполковник Тотлебен назначается траншей-майором, а после ранения генерала Шильдера занимает его место. С началом осадных работ начальник инженеров Э. И. Тотлебен большую часть суток проводил в траншеях. 7 июня 1854 г. под его руководством минеры взорвали турецкий форт Араб-Табия, создав условия для успешного штурма Силистрии. Войска готовились к атаке, но в это время пришел приказ отступить на левый берег Дуная, а затем под давлением Австрии русской армии пришлось покинуть пределы Дунайских княжеств.

Командующий Дунайской армией князь Горчаков, желая помочь своему старому товарищу князю Меншикову, решает направить в Севастополь подполковника Э. И. Тотлебена. В сопроводительном письме он характеризует Тотлебена как лучшего ученика генерала Шильдера, разумного, деятельного и храброго офицера.

Но главнокомандующий князь Меншиков встретил подполковника Тотлебена очень холодно и предложил вернуться назад, так как считал, что никакой высадки десанта союзники осенью не предпримут, а в его подчинении имеется саперный батальон, укомплектованный офицерами. В конце концов он милостиво разрешил подполковнику задержаться для ознакомления с Севастопольской крепостью. Так подполковник Тотлебен оказался в самом центре военных действий.

Трудолюбивый офицер быстро составил план усиления обороны города, наметил конкретные меры для его исполнения и свои соображения изложил в записке, поданной вице-адмиралу Корнилову[82]. Тотлебен предусматривал вести оборонительные работы на Южной стороне, считая возможными действия неприятеля и в этой части города. Основные предложения его заключались в следующем. Для укрепления Южной и Северной сторон надо выделять ежедневно по тысяче солдат; кроме работающих на Северном укреплении саперов, сформировать команду плотников из 50 солдат под началом офицера; срочно заготовить 40 тысяч мешков и половину из них доставить на Северную сторону, туда же завезти по сотне бревен и досок различных размеров. Чтобы упорядочить обеспечение строительных команд инструментом, необходимо организовать депо, куда собрать имеющиеся в наличии лопаты, ломы, кирки и прочий инструмент из саперного батальона, войск и от местных жителей. На Северную сторону выделить 800 лопат, 1600 кирок, 50 мотыг и 40 ломов, а так как потребность в инструменте будет возрастать из-за поломки и расширения фронта работ, следует приступить к его изготовлению в мастерских Морского, Артиллерийского и Инженерного ведомств. Это был конкретный и четкий план действий, предложенный мало кому известным в Севастополе подполковником.

Руководство морскими батальонами, направляемыми на Северную сторону, вице-адмирал Корнилов поручил контр-адмиралу Истомину. Вместе с подполковником Тотлебеном Истомин приступил к укреплению обороны Северной стороны и установке на сухопутных позициях орудий, снятых с кораблей. На высоты были доставлены 20 пушек большого калибра. Из-за крайне ограниченных сроков Тотлебен наметил создать линию обороны протяжением в полторы версты от четвертой приморской батареи до Северного укрепления и далее к берегу моря. Над обрывом установили две батареи, которые огнем четырнадцати 24-фунтовых пушек должны были контролировать прибрежную полосу и препятствовать кораблям противника приближаться к берегу. На левом фланге отрыли две стрелковые траншеи. Для усиления действия артиллерии по фронту на левом и правом фасах Северного укрепления сделали барбеты для 10 орудий. На правом фланге оборонительной линии возвели батарею на 12 орудий, соединенную рвом и бруствером с Северным укреплением; за бруствером оборудовали позиции для стрелков. Таким образом, перед союзными войсками находилась очень слабая оборонительная линия с 29 орудиями, действующими по фронту. Гарнизон Северной стороны состоял из 11 тысяч человек.

11 сентября вице-адмирал Корнилов назначил начальником штаба контр-адмирала Истомина и отдал приказ подготовить войска к сражению. Защитники Северной стороны решили не покидать позиций и погибнуть с честью.

Однако экспедиционный корпус устремился в обход рейда к южной части города, где в распоряжении вице-адмирала Нахимова для защиты семиверстной линии обороны имелось всего 5 тысяч человек. К тому же на Корабельной стороне фактически не было никакой оборонительной линии, а были слабые, отдельно стоящие земляные укрепления, между которыми союзные войска могли выйти к Южной бухте и рейду.

13 сентября 1855 г. Севастополь приказом начальника гарнизона был объявлен на осадном положении. А 14 сентября командир Севастопольской эскадры вице-адмирал Нахимов отдал приказ о затоплении всех кораблей и присоединении экипажей к защитникам крепости. Он выразил уверенность, что моряки до конца выполнят свой долг и будут сражаться до последнего человека. В этот же день, когда угроза нападения на Северную сторону миновала, на Южную сторону прибыл вице-адмирал Корнилов.

Уезжая из Севастополя, главнокомандующий князь Меншиков не назначил старшим ни одного из адмиралов и общее командование оставил за начальником Севастопольского гарнизона генерал-лейтенантом Моллером. Престарелый военачальник Моллер был командиром 14-й пехотной дивизии и как старший по возрасту, чину и званию возглавлял местный гарнизон. Он слыл покладистым, добродушным, забывчивым и нетребовательным человеком и годился разве что для проведения приемов и парадов, но никак не для организации обороны военно-морской крепости. Меншиков знал об этом, но, покидая Севастополь, считал, что город обречен, а кто возглавит его агонию — не столь уж важно. Но истинные патриоты России рассуждали иначе. На совещании командного состава гарнизона вице-адмирал Нахимов" заявил, что, хотя он и старше годами и службой, но подчинится только адмиралу Корнилову. Его поддержали все генералы и адмиралы. Так без официального назначения вице-адмиралу В. А. Корнилову было доверено командовать обороной и защитой Севастополя. И Корнилов приказал немедленно перевести с Северной стороны на Южную 15 морских батальонов с двумя батареями, приостановить подготовку кораблей к затоплению и назначил начальником оборонительных работ подполковника Тотлебена.

С момента высадки десанта союзников до 14 сентября 1855 г. на Южной стороне были выполнены следующие оборонительные работы. На пятом бастионе отсыпали фасы на высоту 6 футов и приспособили к ружейной обороне (грунт для этого пришлось подносить более чем за 100 м). За каменным завалом между четвертым бастионом и беседкой "Грибок" установили восемь 12-фунтовых карронад. На Корабельной стороне возвели у Лабораторной балки батарею №5 (Никонова) на 10 орудий, которая могла вести огонь на подступах к третьему бастиону и скатам Зеленой горы. На третьем бастионе удлинили фасы и приспособили их к ружейной обороне. Между Малаховым курганом и Доковой балкой сделали завал для полевой артиллерии. Батарею первого бастиона увеличили на 5 орудий.

Таким образом, артиллерийское вооружение оборонительной линии Южной стороны увеличилось за указанный период на 27 единиц и составляло 172 орудия. Ее гарнизон вместе с морскими батальонами насчитывал 16 тысяч человек и 32 полевых орудия. На Северной стороне были оставлены войска в количестве 3,5 тысяч человек для отражения возможного десанта союзников на Качу, Бельбек и в тыл Константиновской батареи. Кроме того, на судах флота находилось около 3 тысяч моряков.

Оборонительная линия была разделена на три дистанции, или отделения. Первое отделение от десятой приморской батареи по редут Шварца возглавлял генерал-майор Асланович. Далее, до Южной бухты, простирались позиции второго отделения, начальником которого был вице-адмирал Новосильский. На Городской стороне находилось около 8 тысяч войск. Столько же солдат защищало и Корабельную сторону — третье отделение, которое возглавлял контр-адмирал Истомин.

Союзная армия после Альминского сражения насчитывала 58 тысяч человек, т. е. имела многократное превосходство. Начав немедленный штурм, союзная армия могла взять крепость. Вице-адмиралы В. А. Корнилов, П. С. Нахимов и другие военачальники гарнизона, зная соотношение сил и состояние укреплений, не тешили себя какими-либо иллюзиями.

Крепость с 15 сентября по 4 октября 1854 г.

Организация круглосуточных работ по строительству укреплений. Роль моряков Черноморского флота в создании обороны Севастополя. Осадные работы и контрмеры защитников крепости

В Севастополе 15 сентября по всей оборонительной линии был крестный ход. Вице-адмирал Корнилов в этот день объехал все укрепления, и, стараясь воодушевить защитников, обратился к каждому батальону со словами: "Ребята, мы должны драться с неприятелем до последней крайности; мы должны скорее все здесь лечь, чем отступить. Заколите того, кто осмелится говорить об отступлении! Заколите и меня, если бы я приказал вам отступить!"[83] Солдаты кричали: "Умрем за родное место!"[84] А в Санкт-Петербурге господствовали другие умонастроения. Как бы прозрев после многих лет недооценки событий, в обществе критиковали действия властей и более не ожидали ничего хорошего от Восточной войны. Фрейлина жены будущего императора Александра II А. Ф. Тютчева сделала в своем дневнике 24 сентября 1854 г. такую запись: "Моя душа полна отчаяния. Севастополь захвачен врасплох! Севастополь в опасности! Укрепления совершенно негодны, наши солдаты не имеют ни вооружения, ни боевых припасов; продовольствия не хватает! Какие бы чудеса храбрости не оказывали наши несчастные войска, они будут раздавлены простым превосходством материальных средств наших врагов. Вот 30 лет, как Россия играет в солдатики, проводит время в военных упражнениях и парадах, забавляется смотрами, восхищается маневрами. А в минуту опасности она оказывается захваченной врасплох и беззащитной. В головах этих генералов, столь элегантных на парадах, не оказалось ни военных познаний, ни способности к соображению. Солдаты, несмотря на свою храбрость и самоотверженность, не могут защищаться за неимением оружия и часто за неимением пищи."[85]

К счастью для России, военные моряки всегда отличались передовыми для своего времени взглядами, высоким патриотизмом и представляли наиболее организованную и образованную часть армии. Именно силами Черноморского флота, его адмиралами, офицерами и матросами была создана в необычайно короткое время сухопутная оборона города. Она была вооружена морскими орудиями, которые обслуживали матросы. До последних дней осады моряки поддерживали и усиливали огненную мощь укреплений, отдавая последние материальные средства и силы.

Организатор обороны Севастополя вице-адмирал Корнилов умел подбирать офицеров и направить на пользу дела их способности. Назначив подполковника Тотлебена начальником инженеров гарнизона, Корнилов предоставил ему полную свободу действий, высоко ценя его обширные знания, логическое мышление, умение предвидеть ход событий и главное — талант организатора. Не случайно в письме-журнале В. А. Корнилова появилась в сентябре 1854 г. такая запись: "... в неделю сделано больше, чем прежде делали в год"[86].

Начальник инженеров гарнизона организовал работы на укреплениях беспрерывно в две смены. В каждую смену назначалось до 6 тысяч рабочих из саперов, солдат и матросов. На каждом отделении заведовал работами старший офицер, как правило, из военных инженеров; у офицеров в подчинении имелось несколько помощников, которые руководили работами на бастионах и батареях. Общее руководство и контроль за ходом инженерных работ было возложено на начальников отделений. Офицеры из войск, возглавлявшие рабочие команды, постоянно находились на работах и ежедневно отчитывались о выполнении заданий личным составом.

Первоначально все силы были направлены на быстрое возведение брустверов и установку орудий. В это время никто не думал об изменении и улучшении ранее выбранных позиций сухопутной линии обороны. Бастионы и куртины возводились на местности согласно утвержденному проекту, но в упрощенном виде. Для ускорения работ разработку скальных пород не вели; во рвах снимали только верхний слой грунта и отсыпали в бруствер, туда же укладывали камень и щебень с поверхности, а землю подносили с окружающей территории.

На Городской стороне в центре внимания были четвертый и пятый бастионы. Здесь трудилась основная масса рабочих. В промежутках и рядом с бастионами заложили несколько новых батарей для обстрела лощин и подступов к этим укреплениям.

Для поддержки третьего бастиона у вершины Южной бухты стал на якорь 84-пушечный корабль "Ягудил". На Пересыпи и рядом с ней заложили три новые батареи. Вместе с кораблями они образовали вторую линию обороны в тылу у третьего бастиона. На укреплении установили орудия, фланкирующие Малахов курган и четвертый бастион. По обе стороны третьего бастиона начали рыть траншеи для ведения огня по прилегающим склонам балок.

У одиноко стоящей башни на Малаховом кургане с обеих сторон возводились пятиорудийные батареи №17 (Сенявина) и №18 (Панфилова). Их 24-фунтовые пушки были направлены по фронту, а для фланкирования второго и третьего бастионов установили на оконечностях гласиса по два орудия. С кургана начали отрывать траншеи в сторону Докового оврага и второго бастиона. Каменный завал, обсыпанный грунтом, превратили в батарею с нормальным профилем, получившую наименование "Жерве". На втором бастионе приступили к удлинению левого фланга для установки четырех орудий. От этого укрепления повели траншею по направлению к первому бастиону.

Тем временем баркасы подвозили к Екатерининской, Павловской и Госпитальной пристаням орудия, снятые с кораблей, а от пристаней смекалистые и ловкие матросы перевозили пушки весом более трех тонн на бастионы и батареи. Порой приходилось преодолевать крутые подъемы и кручи не только при помощи конных артиллерийских передков, но и вручную, однако делалось это лихо и с умом, так что задержек с вооружением укреплений не было. Орудия устанавливали как только возводился бруствер и барбет, остальные конструкции доделывали позже.

Для доставки артиллерии, боеприпасов и строительных материалов были задействованы все армейские повозки. Но их не хватало и приходилось брать лошадей у горожан. Из арсенала отправляли мешки, металлические цистерны для воды, такелаж, инструмент, а из инженерных команд — лес, доски, лопаты, ломы и все необходимое для строительных работ. Сотни фур, телег, двуколок вереницами следовали во всех направлениях.

Жители Севастополя добровольно участвовали в работах на строительстве оборонительной линии и несли службу в городских караулах. Дети помогали отцам, подносили еду и воду; женщины шили мешки для земли, строили баррикады и батареи на улицах города. Даже арестанты не остались в стороне и активно работали на сооружении укреплений. Нависшая над городом опасность сплотила всех. В. А. Корнилов и П. С. Нахимов ежедневно объезжали всю оборонительную линию, осматривали сделанное за сутки, подбадривали и воодушевляли матросов, солдат и горожан, вели контроль за бесперебойным обеспечением материалами и доставкой артиллерии. Работы продвигались очень быстро на всех направлениях.

15 сентября разъезды союзников показались на Воронцовской и Саперной дорогах и у хутора Сарандинаки; в этот же день пароходы союзников заходили в Камышовую, Казачью и Стрелецкую бухты. В последующие двое суток войска неприятеля стали лагерем на высоте перед четвертым бастионом и у Балаклавской дороги вне досягаемости наших выстрелов. Небольшие отряды экспедиционного корпуса передвигались по местности и производили рекогносцировку, но при приближении к бастионам их обстреливали из орудий. Одним из первых действий союзников, направленных против города, стало перекрытие водопровода, проложенного от Черной речки к новому Адмиралтейству и из Сарандинакской балки к городскому фонтану. Войска и горожане стали брать воду из колодцев. В остальном экспедиционный корпус не проявлял боевой активности. Союзники обосновали свои тыловые базы в Балаклавской и Камышовой бухтах и приступили к выгрузке артиллерии и боеприпасов.

18 сентября на Северную сторону пришли войска князя Меншикова. И уже на следующий день из армии светлейшего на Южную сторону переправили три полка пехоты, около 8 тысяч штыков. Теперь стало ясно, что союзники упустили самый выгодный момент для захвата Севастополя, когда гарнизон был малочисленным.

Главнокомандующий сухопутными и морскими силами Крыма осмотрел состояние оборонительной линии. Увидев изменения, которые произошли за одну неделю, он не мог не оценить роли вице-адмирала Корнилова и приказал начальнику гарнизона генерал-лейтенанту Моллеру назначить В. А. Корнилова начальником штаба гарнизона. С 19 сентября адмирал Корнилов стал отдавать приказы и распоряжения как официально назначенное лицо.

Для управления войсками и работами с 20 сентября оборонительную линию разделили на четыре отделения. Первое и второе на Городской стороне сохранили без изменений и под прежним командованием. Линию обороны Корабельной стороны разделили на две части. От Городской высоты до Докового оврага был участок третьего отделения с главным опорным пунктом — третьим бастионом; начальником отделения назначили вице-адмирала Панфилова. От Докового оврага до рейда протянулось четвертое отделение под командованием контр-адмирала Истомина; основными укреплениями на этом участке были Малахов курган, первый и второй бастионы.

Войска гарнизона распределили следующим образом: на Городской стороне сосредоточилось около 13 тысяч человек и 24 полевых орудия; на Корабельной стороне — около 11 тысяч человек и 8 полевых орудий. Однако в ходе боевых действий осуществить переброску части войск с Городской на Корабельную сторону и обратно было бы крайне затруднительно. Чтобы обеспечить необходимый быстрый маневр войсками, по приказанию вице-адмирала Нахимова через Южную бухту соорудили наплавной мост, использовав различные малые суда и плоты.

Вице-адмирал Корнилов уделял большое внимание взаимодействию флота с сухопутными силами. Для обеспечения поддержки обороны города он утвердил расстановку пароходов эскадры: пароход "Херсонес" должен был обстреливать Инкерманскую долину; суда "Владимир" и "Крым" обстреливали Киленбалочное плато и фланкировали первый и второй бастионы; пароход "Эльбрус" контролировал Ушакову балку и прикрывал русские войска в случае отступления к Павловской батарее, откуда их эвакуировали суда "Грозный", "Турок" и "Дунай"; пароходы "Бессарабия", "Громоносец" и "Одесса" фланкировали правый фланг оборонительной линии, контролировали Карантинную бухту и охраняли по ночам проход, оставленный в заграждении рейда.

Но главная задача этого периода состояла в максимальном ускорении оборонительных работ и поддержании боевого духа войск. Вице-адмирал Корнилов старался ободрить войска и настроить их на решительную битву с врагом. Например, к солдатам Московского полка В. А. Корнилов обратился с такими словами: "Московцы, вы находитесь здесь на рубеже России, вы защищаете дорогой уголок Русского царства. На вас смотрит царь и вся Россия. Если только вы не исполните вполне своего долга, то и Москва не примет вас как московцев ..."[87] Своими беседами, заботой и энергичной деятельностью адмирал заслужил доверие простых солдат, понимавших и ценивших неподдельные человеческие чувства.

Тем временем союзники приняли окончательное решение не производить немедленного штурма Севастополя, а, установив осадную артиллерию, подавить русские орудия, разрушить укрепления и с малыми потерями занять город. Разделив свою армию на две части — осадный и обсервационный корпуса, они с 19 сентября начали занимать позиции. Французские дивизии осадного корпуса стали лагерем перед четвертым, пятым, шестым и седьмым бастионами на расстоянии трех верст от города. От Сарандинакской балки до Черной речки расположились английские войска, они также входили в состав осадного корпуса. Над обрывами Сапун-горы, фронтом к Балаклаве и Федюхиным высотам, обосновались французские дивизии обсервационного корпуса под командованием генерала Боске. Его задача заключалась в охране осадного корпуса от нападения русских войск со стороны Балаклавской долины и Черной речки. В случае необходимости обсервационный корпус должен был оказать помощь английской армии. Турецкая дивизия, расположенная на правом фланге обсервационного корпуса, находилась в резерве.

Закончив обустройство лагерей, союзники с 27 сентября приступили к установке осадных батарей. Французы заложили траншеи на Рудольфовой высоте в 450 саженях от пятого бастиона, а англичане — на Зеленой горе в 1200 саженях от третьего бастиона и 1050 саженях от Малахова кургана. Такое значительное удаление осадной артиллерии от русских позиций на Корабельной стороне свидетельствовало о ее большом количестве и мощи.

Подполковник Тотлебен немедленно принял соответствующие контрмеры. Определив длину заложенных противником траншей и разделив ее на 6 м (минимальное расстояние между пушками), он получил вероятное количество орудий, устанавливаемых на строящейся батарее; далее следовало направить против этого пункта соответствующее количество стволов с русских позиций. Так, например, было выявлено, что необходимо французской батарее противопоставить не менее 40 орудий. С этой целью на ближайших укреплениях перерезали несколько амбразур, а у четвертого и пятого бастионов заложили новые батареи: №22 (Ивашкина), № 23 (Лазарева), №24 (Бурцева) и №25 (Титова). Кроме того, в 100 саженях от возвышенности начали возводить контр-апрошную батарею №26 (Шемякина). Для вооружения батарей перевезли бомбовые пушки с Николаевской батареи и большие мортиры с кораблей. Так создавался необходимый перевес в артиллерии над французами. Одновременно предпринимались меры для защиты четвертого бастиона от флангового обстрела с Рудольфовой горы: там началось строительство траверс на левом фасе через каждые две пушки.

Установленные на русских укреплениях орудия вели беспокоящий обстрел строящихся батарей противника, а по ночам солдаты делали вылазки с разведывательными целями.

29 сентября французы приступили к устройству еще пяти батарей, а англичане начали рыть траншеи на Зеленой горе, в 600—700 саженях от третьего и четвертого бастионов. Начальник инженеров Тотлебен немедленно распорядился строить противодействующие батареи, заменить на правом фасе третьего бастиона 18-фунтовые пушки на 36-фунтовые и защитить от продольных выстрелов фасы третьего и четвертого бастионов траверсами через каждые два орудия.

При строительстве укреплений и батарей возникало много препятствий. Земля для брустверов содержала большое количество мелкого камня и поэтому насыпи из нее легко разрушались и размывались. Необходимо было все крутости укреплять, но ни дерна, ни черной земли, ни хвороста для туров и фашин строители не имели, и внутреннюю крутость выкладывали из камня насухо или глины, а грунт в брустверы отсыпали по мере возведения этих стенок. Щеки амбразур укрепляли мешками с землей, досками и глиной, которые загорались и рассыпались вскоре после начала боя; приходилось прекращать стрельбу и восстанавливать амбразуры. А так как это происходило весьма часто, темп стрельбы из орудий сильно снижался. В последующем от крепления досками и глиной отказались, применяя фашины и туры. Иногда вместо туров использовали деревянные бочки и металлические цистерны для воды, наполняя их грунтом, однако эти конструкции было трудно заменять, особенно после повреждения снарядами. Очень медленно строились пороховые погреба. Вначале высекали углубления в скале, затем возводили каменные стены на растворе и укладывали по ним перекрытия из двух накатов бревен; после этого со всех сторон отсыпали грунт. Для защиты входа в погреб строили небольшой блиндаж. К концу сентября успели достроить только четыре небольших пороховых погреба шириной 4 и длиной 7 м на третьем и четвертом бастионах и Малаховом кургане. На наиболее важных батареях возвели малые пороховые погреба площадью 10 м2.

Но моряки нашли выход и из этого положения. Они предложили организовать временное хранение зарядов в корабельных цистернах для воды, которые представляли собой кубической формы ящики из листового железа, вмещавшие от 25 до 140 ведер, весом от 6 до 25 пудов. Примерно в десяти шагах от орудий матросы закапывали цистерны в грунт, а сверху прикрывали досками и рогожей. В этих "погребах" хранили небольшое число зарядов, чтобы избежать значительных повреждений при случайном взрыве.

В первые дни осады Севастополя моряки составляли костяк сухопутной обороны. 30 сентября морские батальоны были переименованы в экипажи, с вручением знамен и сохранением флотских порядков. Личный состав Севастопольской эскадры переместился на берег со своими командирами, артиллерией и даже склянками, отбивающими время. На оборонительной линии находились 13 экипажей, один экипаж оставался на корабле "Ягудил" и батареях, возведенных на Пересыпи, а два — на Северной стороне. К этому времени в гарнизоне было также 16 пехотных батальонов, 1 саперный батальон и 28 полевых орудий.

Подполковник Э. И. Тотлебен, являясь полновластным распорядителем по фортификационным работам, принимал решения о возведении всех новых и реконструкции старых укреплений (со временем авторитет начальника инженеров для защитников Севастополя станет непререкаемым, к концу года его произведут в полковники и флигель-адъютанты императора). Однако на первых порах властный и требовательный начальник, не терпевший никаких возражений, имел на этой почве столкновения с моряками. В таких случаях вмешивался вице-адмирал Нахимов: "Эдуард Иванович! Мы ничего не понимаем в Вашем деле, скажите-с мне, что нужно делать, и я передам своим-с..."[88] Конфликт разрешался, и моряки рьяно выполняли поставленную задачу.

Тем временем союзники продолжали возведение батарей и 4 октября начали прорезать амбразуры для установки орудий. Но и защитники города успели к этому времени завершить 20 новых батарей и установить на них орудия крупного калибра. Кроме того, были заложены камнеметные фугасы перед третьим и четвертым бастионами, Малаховым курганом и редутом Шварца. На вооружении оборонительной линии было 341 орудие, половина из них большого калибра. На случай выхода из строя орудий приготовили на основных бастионах и Малаховом кургане резерв из сорока восьми 68-фунтовых пушек с прислугой. С наступлением сумерек 4 октября береговые посты доложили, что неприятель установил на акватории буйки перед рейдом вплоть до башни Волохова. Крепость внимательно наблюдала за подготовкой противника к штурму.

Крепость с 5 октября по 2 ноября 1854 г.

Первая бомбардировка Севастополя. Сражение приморских батарей с флотом союзников. Гибель В. А. Корнилова. Восстановление укреплений. Балаклавское сражение. Подготовка противника к штурму четвертого бастиона. Инкерманское сражение. Итоги первого периода обороны Севастополя

К рассвету 5 октября союзники закончили прорезку амбразур на батареях и в 6 часов 30 минут утра открыли огонь из всех орудий по оборонительной линии. С русских позиций им ответили частыми залпами. Артиллерийская прислуга состояла из моряков, которые привыкли к скоротечным боям на ближних дистанциях, когда победа часто зависела от скорости ведения огня; так они продолжали действовать и на бастионах. Густой дым покрыл батареи и прилегающую к ним местность, прицельные выстрелы стали невозможны. Приказания вице-адмиралов Корнилова и Нахимова о замедлении ведения огня, чтобы дать время рассеяться дыму и предохранить стволы от разрыва, не достигали цели — слишком увлечены и захвачены боем были моряки. Они стреляли, ориентируясь по еле различимым вспышкам французских и английских орудий.

От разрывов вражеских снарядов разрушались амбразуры и брустверы оборонительной линии, загорались мешки и доски. Большие потери несла пехота, занявшая по тревоге стрелковые позиции на укреплениях для отражения штурма. Рабочие команды из солдат и матросов беспрерывно расчищали завалы в амбразурах для возобновления огня замолкших орудий. Солдат с банкетов пришлось отвести в ближайший тыл, оставив на бастионах связных, которые в случае атаки противника должны были вызвать свои подразделения на огневые позиции.

Долговременные каменные укрепления, возведенные на оборонительной линии и не защищенные насыпями из грунта, оказались весьма слабыми. На оборонительной казарме пятого бастиона в течение одного часа был разрушен каменный парапет, выведены из строя 5 орудий и 19 человек артиллерийской прислуги; в оборонительной стене образовались сквозные проломы. Серьезные повреждения были нанесены и оборонительной казарме шестого бастиона.

Но и русская артиллерия наносила большой урон противнику. Через три часа после начала сражения был взорван пороховой погреб на Рудольфовой горе, а через некоторое время взлетел на воздух и другой.

Огонь французов стал ослабевать и вскоре прекратился совсем — они потерпели поражение. Все 49 орудий противника были установлены в одном пункте, откуда велся огонь по разным направлениям, в то время как перекрестный огонь русских батарей из 64 стволов был сосредоточен на одной возвышенности; при этом калибр орудий был примерно одинаков с обеих сторон.

Около полудня на внешнем рейде появились корабли противника. Из-за полного штиля парусные суда буксировали к стоянкам у буйков пароходы. По прибрежным батареям и городу открыли огонь 14 французских, 11 английских и 2 турецких судна; огонь вели из 1244 орудий, расположенных на одном борту. Им отвечали 152 орудия с приморских батарей, находившихся в пределах дальности выстрелов; из них только 47 орудий были укрыты в каменных казематах, а остальные стояли открыто и стреляли через банк. Особенно сильный огонь со стороны рейда был открыт по Константиновской и десятой батареям. Английские корабли, заняв позиции на фланге и в тылу Константиновского укрепления, обрушили на него выстрелы из 169 пушек и мортир. Им могли противодействовать только два орудия с Константиновской и 13 орудий с десятой батареи, которые находились на большом удалении и не могли стрелять достаточно метко. В результате из 27 орудий, установленных на открытой платформе, 22 были подбиты, а артиллерийская прислуга потеряла 55 человек убитыми и ранеными. Поражение наносили не только снаряды, но и осколки камня от парапетов и печных труб. Оставшиеся в живых артиллеристы были вынуждены укрыться в казематах, и открытая орудийная оборона Константиновского укрепления молчала. Англичане пытались разрушить стены и своды батареи, но безуспешно (кроме выбоин и вмятин, никаких повреждений не было). Все орудия, находившиеся в казематах, тоже не имели повреждений и вели огонь в течение всего пятичасового боя, нанося значительный урон неприятелю.

Особенно успешно действовали против английских судов Волоховская башня и Карташевская батарея. Эти хорошо прикрытые небольшие укрепления, имея всего 8 орудий, вели "дуэль" с кораблями "Аретуза" и "Альбион", действовавшими из 140 пушек. На Волоховской башне было ранено 23 человека и подбит один лафет, а Карташевская батарея окончила сражение без всяких потерь. Английские корабли получили столь значительные повреждения, что их отбуксировали на ремонт в Константинополь.

Несмотря на восьмикратное превосходство артиллерии и штилевую погоду, корабли союзников фактически потерпели поражение в битве с береговыми батареями. На судах часто возникали пожары, имелись многочисленные подводные пробоины и повреждения оснастки. Было выведено из строя 520 моряков союзной эскадры, в то время как на приморских батареях потеряли всего 128 человек. При этом корабли противника сделали около 50 тысяч выстрелов, а береговые укрепления только 16 тысяч. Не выполнив поставленных задач по разрушению береговой обороны и усиленной бомбардировке города, суда противника около шести часов вечера снялись с якорей и покинули внешний рейд.

Совсем иначе развивались события на Корабельной стороне. Здесь английские батареи насчитывали 73 ствола, имея значительное преимущество в калибрах против 54 орудий, противостоящих им на русских позициях. Установленные на Зеленой и Воронцовой горах батареи перекрестным огнем разгромили третий бастион. К пятнадцати часам на нем была выведена из строя треть орудий, взорван пороховой погреб, обвалены все амбразуры, погибло более 100 человек гарнизона. Бастион замолчал. Английская армия вела интенсивный огонь и по Малахову кургану. На нем был снесен второй ярус башни с установленными на платформе орудиями и разрушены прилегающие к укреплению батареи. К концу дня англичане подбили 30 русских орудий, потеряв лишь 8. Возникла очень благоприятная для штурма ситуация: англичане могли без особых потерь захватить третий бастион, а затем атаковать с тыла и Малахов курган; им противостояли только 8 тысяч русских солдат и матросов. Однако поражение французов и союзного флота заставили англичан воздержаться от активных действий.

Первый день бомбардировки Севастополя не принес союзникам желаемых результатов. На сухопутной оборонительной линии союзники вывели из строя 44 орудия, которые к утру следующего дня были заменены; им удалось разрушить большое количество брустверов, амбразур и траверс, но и они были восстановлены за ночь. Защитники Севастополя потеряли за этот день 1112, а союзники — 348 человек. Такое неблагоприятное для русских войск соотношение выбывших из строя объясняется рядом причин. В то время как русские войска на случай штурма находились рядом с передовой линией, не имея надежных укрытий, артиллерия союзников возвышалась над русскими позициями и могла обстреливать пространство внутри укреплений. Кроме того, осадные войска находились на безопасном удалении от русских укреплений и ожидали, когда батареи будут подавлены, чтобы начать наступление. Артиллерия союзников за день 5-го октября сделала по оборонительной линии 9 тысяч выстрелов, получив в ответ 20 тысяч. Предстояло подготовить моряков для сражений в новой для них обстановке. Очень скоро они будут стрелять, экономя порох, и превзойдут вражеских артиллеристов в меткости.

Самой большой потерей для защитников Севастополя в этот день стало известие о том, что на Малаховом кургане смертельно ранен вице-адмирал Корнилов. Вместе с вице-адмиралом Нахимовым Корнилов в течение дня объезжал укрепления на оборонительной линии, воодушевляя своим мужеством моряков и пехотинцев. По его указанию принимались оперативные меры по восстановлению разрушенных бастионов, срочно подвозили орудия, станки, боезапасы и материалы. Вице-адмирал Корнилов, сумевший организовать работы и создать оборону города в небывало короткие сроки, до последней минуты оставался ее руководителем и душой. К счастью, в строю остались его главные помощники — П. С. Нахимов и Э. И. Тотлебен, достойно продолжившие начатое адмиралом дело. А бастион на Малаховом кургане получил наименование "Корниловский".

Всю ночь по всей линии обороны войсками гарнизона велись восстановительные работы. Особое внимание было обращено на третий бастион, где к вечеру 5 октября из 22 орудий уцелело только два. Вместо выбывшего из строя штабс-капитана Янцина, заведовавшего оборонительными работами на укреплении, назначили поручика Чистякова. На работы выделили 199 саперов из второй роты шестого саперного батальона, команду матросов и 500 человек из Московского пехотного полка. За работами наблюдал начальник инженеров подполковник Тотлебен. Насыпали заново брустверы, делали амбразуры, увеличивали количество траверс, настилали платформы и устанавливали 19 орудий крупного калибра. За ночь на этом бастионе от навесного огня англичан саперы потеряли 7 человек убитыми и 18 ранеными.

На других укреплениях работы продвигались так же успешно. К утру не только успели восстановить все разрушенные конструкции, но и заменили 60 орудий малого калибра на 36-фунтовые пушки. На четвертом бастионе увеличили количество траверс, защищавших от продольного огня, начали их возведение и на пятом. Парапет оборонительной казармы на том же укреплении сделали из мешков с землей, а наружные стены начали обсыпать грунтом.

Утром 6 октября батареи англичан возобновили бомбардировку третьего и четвертого бастионов и Малахова кургана. Но возросшая мощь русской артиллерии на третьем отделении оборонительной линии позволила защитникам успешно вести контрбатарейную борьбу. Англичанам удалось за день подбить лишь несколько орудий.

Французы молчали, но за ночь ими была заложена новая параллельная траншея в 200 саженях от четвертого бастиона. По французским позициям и ведущимся там работам вели прицельный огонь батареи первого и второго отделений, разрушая конструкции и выводя из строя личный состав.

7 октября союзники начали обстрел оборонительной линии с такой же интенсивностью, как и 5 октября. До того как русские орудия заставили замолчать французские батареи, они успели разрушить парапет на оборонительной казарме пятого бастиона. После этого подполковник Тотлебен принял решение больше не устанавливать орудия на казарме. Артиллерия англичан не смогла подавить русские батареи; в течение дня перестрелка продолжалась с переменным успехом.

Бомбардировка русских позиций заставила военных инженеров во многом пересмотреть принятые ранее проектные решения. Шестой бастион, завершенный до начала Крымской войны, имел на вооружении артиллерию, превосходившую по количеству и калибрам французские батареи, действовавшие против этого укрепления с Рудольфовой горы. Однако с первых же дней укрепление почти не участвовало в боях. Дело в том, что там были установлены крепостные орудия на высоких лафетах и поворотных платформах; осколки снарядов в первые же часы выводили из строя лафеты, и орудия замолкали. Приходилось ожидать наступления сумерек, так как для замены лафетов требовалось установить подъемные механизмы, а в светлое время суток такие работы привлекали внимание противника. Иначе обстояло дело с морскими пушками: при повреждении станка пушки опрокидывались на бок и после замены устанавливались в боевое положение при помощи канатов. Вскоре на шестом бастионе все крепостные орудия заменили морскими. Эскарп и наружные крутости на этом бастионе были облицованы каменной плитой, но под действием разрывных снарядов облицовка стала рушиться и грунт обвалился. Пришлось добавлять земли и делать более пологие откосы.

Заложение новой параллели перед четвертым бастионом указывало на то, что неприятель намерен осуществить атаку именно в данном пункте. Здесь французам можно было создать решающий перевес в артиллерии, размещая ее амфитеатром на высотах, охватывающих укрепление с трех сторон. Фронт атакующих простирался на расстояние до трех верст. В то же время овраги и крутые склоны ограничивали фронт обороны укрепления до одной версты и не позволяли установить поддерживающие батареи на флангах. Эти расчеты и исключительно важное значение четвертого бастиона в обороне города лежали в основе принятого союзниками решения. Действительно, захватив укрепление, можно было отсюда артиллерийским огнем разгромить с фланга и тыла пятый и шестой бастионы, держать под огнем Южную и Артиллерийскую бухты, всю Городскую сторону. В таком положении защитникам Севастополя оставалось бы только отступить на Северную сторону. Кроме того, четвертый бастион был расположен значительно ближе к тыловым базам союзников, разместившимся в Балаклавской и Камышовой бухтах, чем третий бастион и Малахов курган.

Э. И. Тотлебен не мог допустить перевеса осадной артиллерии над четвертым бастионом. По его приказанию в ночь с 7 на 8 октября в тылу пятого бастиона приступили к возведению батареи №30 (Швана) и удлинили батарею №23 (Лазарева). Кроме того, расширили эполемент на правом фасе четвертого бастиона и установили на нем три мортиры крупного калибра; ров левого фаса укрепления фланкировали артиллерийским огнем. Против французских батарей на Рудольфовой горе выставили мортиры крупного калибра на шестом бастионе; на Малаховом кургане установили такие же орудия для обстрела английской артиллерии на Воронцовой высоте.

В течение последующих дней продолжалась артиллерийская перестрелка, не выявившая каких-либо особых преимуществ у противостоящих сторон. Французы продолжали развивать свою траншейную атаку и заложили новые параллели против четвертого бастиона и редута Шварца. В этих новых траншеях разместились стрелки, которые вели прицельный огонь по орудийным амбразурам и выводили из строя много артиллерийской прислуги. Для противодействия им на контрэскарпе рва четвертого бастиона сделали банкет и бойницы для 50 солдат стрелкового батальона, вооруженных штуцерами, а внутри укрепления оборудовали ходы сообщения к пороховым погребам и горже.

Защитники Севастополя постепенно приспосабливались к постоянным обстрелам; появились даже сигнальщики, предупреждавшие о приближении снарядов неприятеля. Значительно сократились потери личного состава. Так, если в первые трое суток бомбардировки ежедневно погибало около 100 человек, то с 8 по 13 октября — около 30, в основном на четвертом бастионе. Здесь продолжали господствовать разрушения и смерть, которым самоотверженно противостоял русский солдат.

К середине октября в крепости сократились запасы артиллерийских снарядов, так как из-за раскисших дорог не могли подойти транспорты с порохом. Стрелять на батареях стали более экономно и прицельно, сократив расход снарядов до 10 тысяч в сутки.

Тем временем к обеим воюющим сторонам стали поступать подкрепления. Крымская армия пополнилась 24 батальонами, 12 эскадронами, 12 казачьими сотнями с 56 полевыми орудиями. Создался некоторый перевес в силах над осадным корпусом, и главнокомандующий князь Меншиков решил использовать благоприятный момент и начать наступление со стороны Чоргуна на Балаклаву. Захватив или отрезав от осадного корпуса эту базу, русская армия принудила бы союзные войска перейти к обороне. Но и в этой операции проявилась бездарность некоторых генералов. Для наступления выделили незначительную часть войск — около 22 тысяч человек, разделив их на два отряда. Атаковав 4,5-тысячную англо-турецкую армию, стоявшую на пути к Балаклаве, и захватив четыре редута, русские солдаты из-за несогласованности в действиях не смогли развить успех и использовать ошибку, допущенную англичанами, которые бросили в контратаку лучшую кавалерийскую бригаду, не поддержав ее артиллерийским огнем и пехотой. Попав под перекрестный картечный и ружейный огонь, атакованная с фланга драгунами, кавалерия англичан была разгромлена и понесла тяжелые потери. В результате наступления, предпринятого 13 октября, русские войска утвердились на левом берегу Черной речки, но англичане так укрепили свои позиции, что исключили возможность какого-либо наступления на этом участке.

А на линии обороны защитники Севастополя ежедневно не только восстанавливали, но и усовершенствовали свои укрепления. Для отражения картечью атаки противника и ведения прицельного огня по передовым позициям французов, на гласисе за рвом четвертого бастиона в течение одной ночи возвели батарею Костомарова на четыре орудия. Здесь ускорили работы и придали большую прочность брустверу и амбразурам, использовав впервые примененные с начала осады туры, изготовление которых началось на Северной стороне. Для противодействия работам англичан, в 100 саженях перед третьим бастионом сделали траншею для ведения штуцерного огня, отсюда можно было обстреливать и штурмующие колонны. Это были первые действия защитников крепости, направленные на выдвижение своих позиций вперед.

С 20 октября по четвертому бастиону вели интенсивный огонь 44 французские пушки и 30 мортир. В течение дня на укреплении были подбиты 14 орудий, разрушены амбразуры и брустверы, выбыл из строя 161 человек. Противник явно готовился к штурму, о чем говорили и дезертиры-перебежчики из французских войск. За одну ночь в городе построили внутреннюю оборонительную линию. В домах, прилегающих к Театральной площади, заложили двери и окна, устроив бойницы для ведения ружейного огня. Все улицы, выходящие к площади и Большому бульвару, перегородили баррикадами и установили за ними полевые орудия. К утру на этой позиции было сосредоточено около 9 тысяч солдат и 9 полевых орудий. Увеличить гарнизон четвертого бастиона, где на банкетах во рву и горже находилось 800 человек, не представлялось возможным из-за отсутствия блиндированных помещений и укрытий. Французы приблизились к бастиону зигзагами на 45 сажен и засевшие там стрелки не давали приподняться над землей русским солдатам. Положение защитников города стало критическим.

В такой ситуации необходимо было предпринять решительные действия. Князь Меншиков, получив из Дунайской армии две новые дивизии, решил атаковать правый фланг английской осадной армии и деблокировать Севастополь с восточной стороны. Но, как и прежде, подготовка к сражению велась плохо. О какой диспозиции войск можно было говорить, если в штабе армии не имели топографической карты района намечаемой битвы. Единственный экземпляр карты находился в Военном министерстве и велась переписка о ее доставке в Севастополь. По иронии судьбы карта прибыла в штаб Меншикова на следующий день после сражения.

Планировали операцию, полагаясь на топографическую память генерала Данненберга, "который когда-то стоял в этой местности лагерем и заявил, что знает ее, как свои карманы"[89]. В итоге генералы Данненберг, Соймонов, Павлов и Горчаков, возглавлявшие наступление, действовали несогласованно. Колонны со стороны Килен-балки и Черной речки атаковали позиции англичан не одновременно, а отряд генерала от инфантерии Горчакова, которому поручалось отвлечь боем части французского обсервационного корпуса, ограничился артиллерийским обстрелом. В результате французы направили значительные силы на помощь англичанам, что и определило исход битвы.

24 октября русские солдаты в Инкерманском сражении проявили чудеса храбрости и самопожертвования. По раскисшей от дождя местности солдаты карабкались к расположенным на высотах укреплениям англичан, не считаясь с потерями от орудийного и штуцерного огня. Противник не выдерживал штыковых атак и отступал, но, получив подкрепления, вновь занимал редуты. Укрепления переходили по нескольку раз из рук в руки. Когда стало ясно, что перевес сил на стороне англичан и французов, русские войска отступили на исходные позиции. Они потеряли 12 тысяч человек, в том числе 6 генералов и 256 офицеров, в то время как у союзников выбыло из строя 5 тысяч человек.

Одной из главных причин поражения в Инкерманском сражении являлось отсутствие во главе армии настоящего командира, полководца, который мог организовать войска и повести их за собой. Главнокомандующий генерал-адъютант адмирал князь Меншиков не был ни организатором, ни полководцем, ни оратором. Судьба и император были к нему благосклонны, что и определило его карьеру. Прямой потомок светлейшего князя А. Д. Меншикова — сподвижника Петра I, Александр Сергеевич Меншиков принадлежал к высшим придворным кругам. Человек умный и разносторонне образованный, он избрал карьеру военного. В войне 1828—1829 гг. князь А. С. Меншиков проявил личную храбрость и был тяжело ранен. В 1829 г. Николай I назначает его начальником Главного морского штаба, где он фактически выполняет роль морского министра, не имея ни морского образования, ни морской практики. Меншиков был одним из самых приближенных и влиятельных царских сановников. Угадывая и предусмотрительно угождая желаниям царя, светлейший язвительно высмеивал многих высокопоставленных деятелей при дворе и правительстве, чем нажил себе немало врагов. Наверное, старые боевые заслуги адмирала в сухопутных сражениях послужили основанием для назначения его главнокомандующим сухопутных и морских сил Крыма в Восточную войну. К тому же за ним были сохранены все одиннадцать государственных постов, которые князь занимал до этого: по-прежнему он числился и начальником Главного морского штаба, и военным губернатором Финляндии... И хотя князь А. С. Меншиков был богатым человеком, он не отказывался от положенного довольствия по всем числящимся за ним должностям. Светлейший был кавалером почти всех русских и многих иностранных орденов того времени.

Генерал-адъютант адмирал Меншиков никогда не был ни полководцем, ни флотоводцем. В Крымскую кампанию 67-летний главнокомандующий не обладал ни активностью, ни энергией, ни решительностью. Меншикова не любили в войсках за пренебрежительное отношение к подчиненным. Ему были чужды не только солдаты и матросы, но и офицеры, генералы и адмиралы, не имеющие впечатляющей родословной. Он так и не нашел с ними общего языка, необходимого для сплочения армии.

Солдаты не понимали этого адмирала в армейской шинели, избегавшего общения с ними. Они не доверяли человеку, который не заботился об их нуждах, не пресекал казнокрадство, процветающее в армии, и не контролировал тыловые службы. Навещая в госпитале офицеров из знатных фамилий, он не интересовался состоянием прочих раненых и нуждами медиков. Об этом писал своей жене из Севастополя замечательный хирург Н. И. Пирогов. А князь Васильчиков написал в своих воспоминаниях: "... Для призрения десяти тысяч раненых оказался при армии подвижной госпиталь, сколь мне помнится, на 1200 больных. Белья, посуды, и, что важнее всего, перевязочных средств не хватило, конечно, и на половину страждущих, и бедные солдатики сидели и лежали под открытым небом, прикрывая свою наготу окровавленною, твердою как лубок, шинелью, потому что рубаха, а часто и портки были изрезаны на бинты или истрепаны на корпию ..."[90]

После сражения на Черной речке князь Меншиков совершенно пал духом и решил оставить Севастополь. Но все же судьба и на сей раз была к нему благосклонна. Союзники, обнаружив численный перевес сил русской армии, испытав в сражении ее боевой дух, решили отложить немедленный штурм четвертого бастиона и дождаться прибытия новых подкреплений, но бомбардировку этого укрепления продолжали с прежней силой.

Защитники Севастополя использовали каждый день для усиления своих позиций. В ночь на 27 октября крутости всех амбразур на четвертом бастионе и батарее Костомарова одели в фашины и туры. Для противодействия орудиям, для которых англичане заложили новую параллель фронтом к укреплению, на левом фланге четвертого бастиона малые мортиры заменили пушками, а на Большом бульваре заложили новую батарею №51 на четыре орудия.

2 ноября 1854 г. разразился огромной силы шторм. Много судов союзного флота было выброшено на берег, разбилось о скалы и затонуло. Только в Балаклаве погибло 11 английских кораблей и 7 кораблей потеряли мачты. Отправился на дно недавно прибывший из Англии пароход "Принц" с грузом зимнего обмундирования, инженерного имущества и водолазного оборудования для расчистки входа на Севастопольский рейд. Почти все палатки в лагерях экспедиционного корпуса были сорваны ветром и дождевыми потоками. Траншеи в низинах наполнились водой. Этот шторм и наступившие затем холода заставили союзников отказаться от активных военных действий и перейти к обороне.

2 ноября 1854 г. завершился первый период обороны Севастополя. К этому времени осадный корпус имел на вооружении 149 орудий. Им противостояли 240 пушек и мортир крупного калибра, установленных на оборонительной линии, всего же защитники города на сухопутной обороне имели 449 орудий. С начала осады было подбито на укреплениях 80 орудий и 150 станков. Севастопольская крепость с 5 октября по 2 ноября 1854 г. произвела по врагу около 200 тысяч выстрелов, в том числе 17 тысяч выстрелов с береговых батарей. Было израсходовано 50 тысяч пудов пороха, а подвезли за это время всего 13 тысяч; остаток пороха составлял 26 тысяч пудов.

Но самым важным в первом периоде осады крепости было то, что ее защитники научились быстро строить и восстанавливать укрепления, а кроме того, сумели сохранить превосходство над союзниками в артиллерийском вооружении. Этому способствовала созданная вице-адмиралом Корниловым и подполковником Тотлебеном стройная и четкая система принятия решений и контроля за их исполнением.

Согласно отданному начальником гарнизона циркуляру, заведующие инженерными работами на отделениях оборонительной линии ежедневно представляли начальнику инженеров гарнизона Тотлебену подробное донесение. В нем они сообщали о восстановлении и строительстве новых укреплений, о подбитых орудиях, станках и понесенных потерях; перечисляли необходимые для работ материалы; отдельной строкой описывали действия неприятеля и возведенные им новые сооружения.

Начальник инженеров подполковник Тотлебен анализировал полученные сведения, сопоставлял их с личными наблюдениями и принимал решение. По ежедневному письменному распоряжению, подписанному начальником штаба и начальником инженеров гарнизона, военные инженеры производили работы, материальное обеспечение которых возлагалось на начальников отделений оборонительной линии. Они же выделяли инженерам необходимое количество рабочих и солдат, контролировали ход работ в течение суток и докладывали начальнику гарнизона о выполнении поставленных задач. Ежедневно на работы направляли 6—10 тысяч солдат, матросов и саперов. Днем работали бригады по замене подбитых орудий, восстановлению амбразур и пороховых погребов, а наиболее трудоемкие и массовые работы производились в ночное время. Такой распорядок сокращал потери от артиллерийского и штуцерного огня противника. К работам привлекались войска из городского резерва.

Строительные материалы получали в порту по утвержденной Тотлебеном ведомости прибывшие из отделений команды. После Инкерманского сражения туры и фашины начали заготавливать в Инкерманской и Мекензиевой рощах, затем на подводах доставляли на Северную сторону, а оттуда через порт на позиции.

Вице-адмирал Нахимов ежедневно верхом на лошади объезжал линию обороны, следил за порядком на батареях и в войсках, вникал в нужды защитников Севастополя. Особое внимание он уделял обеспечению артиллерийскими припасами и предметами. По его указанию с кораблей снимали орудия и направляли к местам установки. Адмирал распоряжался доставкой на позиции снарядов и зарядов, а также станков, банников[91] и прочего имущества Черноморского флота.

Полтора месяца обороны Севастополя показали, что, возведя временные земляные укрепления и вооружив их морской артиллерией, можно защищать город. Но позволив противнику занять господствующие высоты, с которых простреливалась вся территория до рейда, защитники лишились ядра крепости, в котором должны размещаться укрытые от вражеского огня склады, госпитали и резервы. Стало ясно, что удержать позиции можно только беспрерывно восстанавливая и усиливая укрепления и обрекая себя на большие потери личного состава. Гарнизон Севастополя к такому подвигу оказался подготовленным.

Крепость с 3 ноября 1854 г. по 9 февраля 1855 г.

Тяготы зимнего времени. Усовершествование укреплений. Переход к наступательной обороне. Возведение ложементов. Вылазки "охотников". Контрминные работы и подземные взрывы. Строительство фортификационных сооружений. Инженерное депо. Итоги второго периода обороны Севастополя

Буря, разразившаяся 2 ноября, привела войска союзников в небоеспособное состояние. Но и Крымская армия, не оправившаяся от поражения на Черной речке, не смогла использовать сложившуюся ситуацию, чтобы нанести противнику удар и деблокировать Севастополь.Наступившие холода, обильные дожди и снегопады затрудняли подвоз боеприпасов к осадным армиям, и артиллерийский огонь значительно ослабел. Войска экспедиционного корпуса страдали от болезней, непогоды, отсутствия теплой одежды и сносных жилищ. Начался падеж лошадей и вместо них приходилось впрягать в упряжки солдат.

Французы возвели из примитивных деревянных сараев целый городок на берегу Камышовой бухты, дав ему название Камыш. Здесь разместились госпиталь, тыловые части и склады. Английские войска располагались в палатках, а многочисленных больных отправляли в Константинополь. Из Англии доставили конструкции для строительства бараков и конно-железной дороги. Однако к их возведению приступили только по прибытии из Лондона рабочих и инженеров. Деревянные казармы появились только в декабре, а конно-железная дорога от Балаклавской бухты к позициям осадной армии была закончена лишь в марте 1855 г.

Союзники стремились создать перевес в орудиях и тем самым ускорить захват Севастополя. В Крым из Англии и Франции отправляли самые совершенные и крупные орудия того времени. На вооружении экспедиционного корпуса появились мортиры и пушки, стреляющие ядрами и бомбами весом до 130 кг; для их установки на позициях использовали специальные подъемные приспособления. Французы построили мортирные батареи № 21 и № 22, вооруженные крупнокалиберными орудиями, нацеленными главным образом на четвертый бастион. Английские войска закончили в ноябре балаклавские укрепления, начатые после Инкерманского сражения, и установили на них 37 орудий большого калибра. Эти укрепления вместе с французскими батареями, редутами и ложементами на Сапун-горе составили сильную оборонительную линию протяженностью в 18 верст для защиты осадных войск от нападения русской армии со стороны Черной речки. В порядке отступления следует сообщить читателю о истории появления на страницах книги малоизвестных гравюр и рисунков. В Крымскую войну редакции многих газет и журналов Англии и Франции направили на театр военных действий своих репортеров-художников, которые запечатлели сражения и сцены из жизни экспедиционного корпуса.

В фондах Центральной Военно-морской библиотеки хранятся три большие папки неизвестного собирателя с вырезками иллюстраций о Восточной кампании, помещенных в различных изданиях того времени. Автор использовал часть этого уникального собрания.

Возвратимся к событиям зимы 1854—1855 гг.

Русские солдаты на позициях ютились в шалашах, норах и расщелинах, не имея нормального питания и теплой одежды. Полушубки застряли где-то по пути в Крым и прибыли только весной 1855 г., вместо них использовали мешки и рогожи, слабо защищавшие в условиях суровой в тот год зимы. Армия испытывала перебои и в продовольственном снабжении; в войсках появились больные холерой, лихорадкой и поносом. Но, несмотря на невзгоды, защитники города сохраняли твердую воинскую дисциплину и высокий воинский дух. Днем и ночью продолжались работы по укреплению оборонительной линии. На бастионах и батареях наращивали брустверы и углубляли рвы. В ноябре Малахов курган стал превращаться в главный опорный пункт Корабельной стороны. С сентября здесь оборонительными работами заведовал полковник Ползиков, грамотный, энергичный и храбрый военный инженер. Вместе с начальником четвертого отделения контр-адмиралом Истоминым он организовал непрерывные работы на бастионе — работали под артиллерийским огнем и в любую погоду. К январю 1855 г. отдельные батареи были объединены в замкнутое укрепление с бруствером высотой до 3,6 и толщиной 6 м; бастион окружал ров глубиной 3 и шириной 4,5 м. Для гарнизона, насчитывавшего три тысячи человек, возвели блиндажи; 50 орудий, установленных на укреплении, разделяли траверсы, а заряды находились в прочных пороховых погребах. За контрэскарпом в несколько рядов устроили засеки и оборудовали волчьи ямы. Одновременно траншеи, примыкавшие к Малахову кургану, превратили в куртины и перед ними вырыли рвы глубиной 2,4 и шириной до 4,5 м. Второй бастион сделали замкнутым, а на первом бастионе удлинили батареи. Траншею между бастионами переделали в полевой окоп для ружейной обороны, приспособив каменный завал для стрелков. Возведение укреплений продвигалось успешно и в основном было завершено к новому году, а 1 января 1855 г. полковник Ползиков был назначен заведовать оборонительными работами на Северной стороне. Здесь начали строить систему укреплений, способную противостоять врагу на случай высадки новых десантов или ухода с Южной стороны русских войск. Под руководством Ползикова на Северной стороне установили 216 орудий большого калибра. Принял участие полковник Ползиков и в сражении на Черной речке. Командуя возведением переправ через реку и водопроводный канал, он получил контузию, но остался в строю. В. П. Ползиков был награжден орденами Св. Анны 2-й степени с императорской короной, Св. Владимира 4-й степени и Св. Георгия 4-й степени.

Последнюю, высшую, награду он получил за мужество и храбрость, проявленные на четвертом отделении оборонительной линии, где под обстрелом неприятеля исправлял и возводил новые укрепления, не дав врагу приблизиться и подавить русскую артиллерию. По поводу последней награды наследник цесаревич Александр писал Ползикову:

"Любезный Ползиков, поздравляю тебя с наградою храбрых. С самого детства был ты стоек; помню я, как ты с особенным искусством умел стоять на голове; очень обрадовался я, узнав, что ты умеешь так же твердо стоять головою за Государя и Отечество.

Посылаю тебе орден Св. Георгия.

Спасибо, Ползиков.

Александр.

16 февраля 1855 г."[92]

Но вернемся к событиям в крепости. Во второй половине ноября 1854 г. ее защитники перешли к наступательной обороне. Перед передовыми позициями стали создавать сеть ложементов и завалов, откуда вели ружейный огонь по противнику. Кроме того, оттуда корректировался артиллерийский огонь русских батарей, а «охотники»[93] могли совершать ночные вылазки в стан врага. Прицельные выстрелы с близкого расстояния по ружейным амбразурам и солдатам, ведущим работы, причиняли неприятелю значительный урон, а главное, замедляли строительство траншей и параллелей. Союзные войска пытались захватить эти передовые позиции, но русские солдаты упорно сражались за них.

Тем временем французская осадная армия продолжала наращивать количество орудий, действовавших против четвертого бастиона. Она не отказалась от намерения произвести штурм города через это укрепление. Но и осажденные незамедлительно приняли меры для отражения предполагаемой атаки противника: закладывались новые батареи, возвели вторую линию баррикад в городе, приступили к созданию главного опорного пункта Городской стороны на мысе Хрустальном. Четвертый бастион начали замыкать с горжи при помощи стенки и рва. Перед редутом Шварца приступили к возведению двух линий ложементов. Это позволило остановить дальнейшее приближение французских параллелей к редуту и избежать усиления флангового обстрела четвертого бастиона.

Ложементы, в отличие от завалов, строились по заранее намеченному плану. Первую линию ложементов, предназначенную для размещения стрелков, заложили в 100 м перед редутом в ночь с 20 на 21 ноября. Солдаты передвигались и работали почти бесшумно, зачернив белые армейские ремни. Инженеры на месте возведения ложементов натянули шнур в 90 см над поверхностью грунта и по нему установили два ряда бочонков. Сверху сделали бойницы из мешков с грунтом. Когда углубились с внутренней стороны ложемента на 45 см, наткнулись на скалу, и грунт для наружной обсыпки бочонков стали подносить с ближайшей местности. К утру работы были почти закончены. Ложемент длиной около 20 м имел бруствер толщиной почти 1,5 м и внутреннее углубление шириной более 3 м.

Французы в течение ночи так и не заметили сооружения вблизи своих позиций ложемента. А днем засевшие в ложементе 20 стрелков открыли меткий огонь по солдатам противника, возводившим траншею, и заставили их укрыться. Артиллерия неприятеля пыталась разбить ложемент, но стрельба по малой и хорошо приспособленной к местности цели оказалась безрезультатной. В последующие ночи построили еще шесть ложементов. Их наружные крутости спланировали для рикошетирования ядер и снарядов, а внутренние выемки оформили в виде гласиса. В случае захвата противником укреплений русская артиллерия могла вести прицельный огонь, не дать противнику закрепиться в ложементах и быстро перестроить их для своих войск.

В трех ложементах первой линии расположилось по 30 стрелков в каждом, а во второй линии находился резерв из 200 солдат на случай отражения штурма. Дальнейшее продвижение вперед параллелей французов на этом участке оборонительной линии прекратилось. Но такие работы начались у Карантинной бухты, откуда противник мог вести перекрестный огонь по четвертому, пятому и шестому бастионам. Для противодействия в этом районе возвели 19 ложементов и установили дополнительно артиллерию на ближайших укреплениях. В конце ноября построили ложементы и перед четвертым бастионом, создав таким образом сплошную цепь из ложементов на Городской стороне. А в тылу основных укреплений первого и второго отделений оборонительной линии для большей надежности заложили Язоновский, Чесменский и Ростиславский редуты, получившие названия кораблей, экипажи которых их возводили.

Английская осадная армия также создавала новые и удлиняла существовавшие параллели. Англичане получили возможность вести прицельный огонь по русскому кораблю, стоявшему у вершины Южной бухты. Пришлось корабль отвести в безопасное место, а на Пересыпи построить новые батареи. Перед английскими позициями русские солдаты также возвели завалы и ложементы.

Широкое распространение получили в это время ночные вылазки «охотников», в основном небольшими группами, а иногда и большими отрядами. Так, 21 ноября с четвертого бастиона была предпринята вылазка против французской третьей параллели. Группа из 250 солдат и 60 матросов, которую возглавили три офицера, ворвалась в траншею и выбила из нее французов, но при подходе подкреплений отошла назад. В ночь с 29 на 30 ноября отряд из 515 «охотников» захватил третью параллель; вывели из строя 4 больших мортиры, взяли в плен 8 человек и разрушили часть укреплений, после чего отошли на бастион, забрав с собой 3 малых мортиры, штуцера и различное имущество. Иногда за ночь предпринималось несколько вылазок. Следует отметить, что французы лучше англичан охраняли и защищали свои траншеи и даже пытались занимать и разрушать русские ложементы.

Плохие погодные условия, болезни, ночные вылазки русских солдат ослабили осадный корпус, и артиллерийский огонь по оборонительной линии ослабел. Однако против четвертого бастиона и Язоновского редута он продолжался с прежней силой, а штуцерный обстрел на этом участке даже усилился. Но и в этих условиях осажденные не позволяли противнику создать перевес в артиллерийских средствах и совершенствовали свою оборону. Между городским оврагом и Южной бухтой были установлены 36 орудий крупного калибра для противодействия осадной артиллерии. Четвертый бастион превратился в сомкнутое укрепление; был закончен Язоновский редут. Построили блиндажи для укрытия 3000 солдат. Кроме усиления бруствера и углубления рва, выполнили работы по устройству ходов сообщения и дорог к Театральной площади. Возвели вторую оборонительную линию, где размещался резерв отделения.

Но, кроме наземных работ, на четвертом бастионе велись в тот период и подземные работы. Начальник инженеров гарнизона Э. И. Тотлебен полагал, что неудавшаяся 5 октября попытка штурма бастиона и активное противодействие русских войск осадным работам (что не позволило французам в течение месяца продвинуться к четвертому бастиону ни на шаг) заставят противника начать минную атаку против этого укрепления. Французы попытаются скрытно заложить большие заряды и взорвать бастион, а если работы будут обнаружены — взрывами образовать воронки на подступах и, заняв их, приблизить свои позиции к укреплению.

Еще в конце октября стук, раздававшийся во французских траншеях, наводил на мысль о ведении работ. Решили сделать два пробных колодца для определения залегания слоев грунта. Через месяц проходку завершили и составили геологический разрез. От днища рва на глубину 4 м шел известняк, затем слой глины толщиной от 1,2 до 1,5 м, переходящий снова в известняк. Такое расположение пород позволяло прокладывать галереи в слое глины без какого-либо крепления.

К этому времени перебежчики стали сообщать о минных галереях, расположенных против четвертого бастиона. Следовало немедленно приступить к возведению контрминной системы. Чтобы исключить возможность подкопа под бастион, предстояло сделать подо рвом окружную галерею. Из галереи выводились слуховые рукава, чтобы обнаружить и остановить французских минеров на дальних подступах к укреплению.

Для ускорения дела во рву заложили, кроме двух пробных, еще девятнадцать колодцев и от них стали прокладывать галерею и слуховые рукава. Теперь одновременно могли проводиться работы более чем в 60 выработках; размер проходок был минимальный — высота 90 и ширина 75 см.

Заведовал подземными контрминными работами командир второй роты четвертого саперного батальона штабс-капитан Мельников. Саперный батальон 24 октября 1854 г. следовал в Севастополь. В то утро, перед сражением на Черной речке, он двигался по Саперной дороге. Командовавший группой войск генерал Данненберг, встретив батальон, приказал прекратить движение и быть в резерве, и, как казалось, не напрасно.

При наступлении англичан саперы вместе с пехотинцами отразили атаку и заставили противника отступить. Штабс-капитан Мельников отличился в этой битве хладнокровием и мужеством. После сражения капитан со своей ротой построил семь батарей на Мекензиевых высотах для обстрела Киленбалочного плато и Сапун-горы. Отсюда вторую роту в составе 200 нижних чинов перевели на минные работы. Кроме того, из четвертого и шестого саперных батальонов отобрали 80 минеров и также отправили на контрмины, как именовались тогда подземные работы.

Проходку стволов, галерей и рукавов вели беспрерывно в три смены. В смену работали 75 саперов и 200 рабочих, выделенных из пехотных частей. Для взрывных работ сформировали специальную команду под руководством поручика Поцейко. Приходилось работать согнувшись, сидя или даже лежа. Мешки с грунтом вытаскивали из колодцев и под штуцерным обстрелом французов переносили к укреплениям. Специального инструмента и оборудования саперы не имели, так как осадный парк находился в Бендерах и из-за плохого состояния дорог и нехватки транспорта не смог передислоцироваться в Севастополь. У моряков нашли один вентилятор, да и тот часто ломался; от недостатка кислорода гасли свечи, приходилось работать впотьмах и делать перерывы на несколько часов для проветривания галерей и рукавов. Пониженные участки выработок периодически заполнялись водой, однако ни помп, ни насосов для ее откачки не было, солдаты убирали воду ведрами. В зависимости от расстояния до колодца скорость проходки составляла от 0,6 до 4,2 м в сутки на каждом рабочем участке. К середине января 1855 г. окружная галерея была закончена, из нее на 40—50 м вывели 28 слуховых рукавов.

Для прослушивания действий противника четыре раза в сутки все подземные работы прекращали на 15 минут. Не услышав ничего подозрительного, саперы возобновляли проходку в рукавах по заранее оговоренной очередности, чтобы дать возможность своим товарищам изучить характер звуков при работе различными инструментами на определенных расстояниях.

18 января была впервые услышана работа французских минеров, о чем штабс-капитан Мельников доложил начальнику инженеров гарнизона. Тот принял решение взорвать горн[94] и остановить дальнейшее продвижение противника. Работы в рукаве прекратили, сделали в нем камеру и заложили в нее 12 пудов пороха. Чтобы направить взрыв в сторону неприятеля, рукав на протяжении 16 м заполнили мешками с грунтом. Эту забивку усиливали через каждые 2 м деревянными перегородками с креплением из бруса.

22 января, когда был уже слышен разговор французских минеров и скрип передвигаемой тележки, произвели взрыв. Он был настолько силен, что взрывная волна достигла французской траншеи и выскочившие из нее солдаты попали под картечный огонь. Более того, взрыв был совершенно неожиданным для противника, так как французы не предполагали, что русские саперы смогут организовать какое-либо сопротивление при ведении подземных работ (в Париже даже был опубликован в газете план осадных работ, на котором показаны французская минная галерея и камера для взрыва четвертого бастиона). Но самонадеянность наказуема, и французы потерпели первое поражение в подземной войне. Они отступили, оставив часть галереи и преградив ее малым взрывом. При этом в 60 м от контрэскарпа четвертого бастиона на поверхности земли образовалась воронка глубиной около 1 и диаметром 8 м. Ночью воронку заняли русские минеры, открыли в ней колодец и вывели из него короткий рукав, потом заложили заряд и взорвали. Образовалась еще одна воронка, из которой минеры вышли в брошенный французами участок галереи, расчистили его и включили в состав минной системы.

В феврале 1855 г. из ближайшей к противнику воронки были сделаны еще три взрыва, чтобы расширить сеть рукавов на главном направлении минной атаки неприятеля. В это же время для обеспечения защиты флангов во рву батареи № 75 (Львова) и № 34 (Бульварной) заложили восемь колодцев для создания галерей и рукавов. Французские минеры никакой активности в этот период не проявляли.

А на поверхности земли продолжалась повседневная тяжелая работа по усилению оборонительной линии. Все наружные крутости укреплений и батарей были одеты в туры, фашины, бочки и металлические цистерны. К бастионам сделали дороги для подвоза боеприпасов и строительных материалов. От пониженных участков отрыли водоотводные канавы. Впервые в мировой практике осада города приобрела характер позиционной войны. Для защиты от навесного огня противника повсеместно строили блиндажи с перекрытиями из двух рядов бревен и слоя грунта и возводили прочные, в том числе и каменные, пороховые погреба. По предложению моряков орудийные амбразуры закрывали щитами, сделанными из корабельных канатов.

Для бесперебойного обеспечения войск материалами и инструментом на территории старого Адмиралтейства устроили инженерное депо; его филиал обосновался в новом Адмиралтействе на Корабельной стороне. В это депо поступали все материалы из порта, сухопутного, артиллерийского ведомств и от частных лиц (большое количество леса сдал подрядчик Волохов, заготовивший его для строительства нового Адмиралтейства), затем материалы отгружали на оборонительную линию. В инженерном депо делали также мешки для грунта, деревянные платформы для орудий, тросовые щиты, рогатки, скобы и прочие мелкие изделия из металла и дерева. Кроме того, ремонтировали и изготавливали инструмент, тачки, носилки, обтесывали и пилили бревна. Сюда же поступали с Северной стороны фашины и туры. Всем этим хозяйством заведовал старший офицер, у которого в подчинении находились 9 младших офицеров, 200 матросов-парусников, 16 кузнецов, 8 такелажников и 4 портовых колесника. На погрузочно-разгрузочные работы в ночную и дневную смены выделялось по 300 рабочих из войск. Надо отметить, что с появлением инженерного депо темп работ на укреплениях заметно возрос.

С Северной стороны через рейд все обеспечение осажденного города осуществлялось на баржах, баркасах и пароходах. Пароходы поспевали повсюду — поддерживали огнем своих орудий войска, особенно на Корабельной стороне, принимали участие в перевозке резервов и раненых, охраняли проход на рейд и даже предпринимали вылазки против флота союзников. Так, 24 ноября 1854 г. пароходы "Владимир" и "Херсонес" напали на французский пароход, стоявший на якоре против входа на рейд. В пароход попало несколько ядер и он удалился под защиту других судов. На помощь поспешил большой трехмачтовый английский пароход, который значительно превосходил по вооружению русские суда. Оба парохода начали отходить к рейду, а корабль противника, преследуя их, попал под огонь береговых батарей и получил повреждение мачты и кожуха. А русские пароходы без потерь возвратились в бухту.

Тем временем союзные войска продолжали осадные работы. Французы, не имея возможности продвигаться со своими траншеями вперед, удлинили их на флангах и заложили несколько новых батарей. Терпя урон от систематических ночных вылазок русских «охотников», противник начал огораживать орудийные позиции проволокой, натянутой на колья, но русские саперы быстро научились преодолевать это препятствие. Английская армия возвела на Зеленой горе две новые осадные батареи, удлинила параллель на Воронцовой высоте и укрепляла свои позиции на Киленбалочном плато.

В этот период осадная артиллерия действовала весьма слабо. Наиболее частым обстрелам подвергались четвертый бастион и Язоновский редут, иногда на город и бухты падали конгревовы ракеты[95]. Но в то же время усилился огонь из штуцеров по орудийным амбразурам русских укреплений с целью вывести из строя артиллерийскую прислугу. Чтобы ослабить действия противника, в ложементах линии обороны увеличили количество стрелков, однако штуцерных[96] не хватало, и пришлось подготавливать солдат из пехотных подразделений. От каждого полка направляли по 20 человек в стрелковый батальон, находившийся на Инкерманских высотах; там они проходили ускоренное обучение, а затем распределялись по оборонительной линии.

В начале января 1855 г. на правом фланге осадного корпуса французские части стали постепенно заменять находившиеся там английские подразделения. Они занимали существующие траншеи и начали возводить новые, в том числе и на высоте перед Малаховым курганом. Французами был завершен и вооружен начатый англичанами редут Виктория. В конце месяца у вершины Килен-балки обосновалась французская бригада, которая приступила к строительству траншей. Можно было предположить, что, не добившись успеха на Городской стороне, наиболее мощная и боеспособная французская армия намечает перенести основной удар на Корабельную сторону, ключом к которой являлся Малахов курган. Перед английскими войсками стояла задача действовать против третьего бастиона и обеспечивать фланговый обстрел Малахова кургана и четвертого бастиона.

В это осенне-зимнее время в Крымской армии находились их императорские высочества великие князья Николай Николаевич и Михаил Николаевич — Николай I послал их закалять характер и приобретать военный опыт. Но императрица просила князя Меншикова оберегать своих чад от снарядов, пуль и других опасностей. Светлейший организовал на Северной стороне строительство шести редутов, соединенных между собой траншеями, и пяти батарей для обстрела Киленбалочных высот, а заведовать инженерными и артиллерийскими работами назначил великих князей. Под их началом находились полковник Ползиков и начальник артиллерии гарнизона, поэтому строительство шло успешно. Вскоре императору направят реляции главнокомандующего о награждении Николая и Михаила за боевые заслуги, но они не принимали участия ни в одном боевом сражении, да и негде им было сражаться, поскольку князь Меншиков избегал активных боевых действий. Николай I неоднократно предлагал главнокомандующему предпринять наступление, используя численный перевес в войсках, Меншиков же под различными предлогами отказывался, а в своих письмах стал жаловаться на недомогание. И все же он разрешил генерал-лейтенанту Хрулеву атаковать Евпаторию, в которой находились в основном турецкие войска, но и это сражение 7 февраля 1855 г. было проиграно.

Так завершился второй, зимний, период обороны Севастополя. От ненастной погоды и холодов страдали обе воюющие стороны. Осадная армия не смогла продвинуться вперед, но французы за это время возвели 26 новых батарей, а англичане — 5. Русские войска также усилили свои позиции и не допустили перевеса в артиллерии у союзников. Столь успешные действия защитников Севастополя во многом обеспечило умелое управление войсками. Все конкретные планы по обороне города разрабатывались и осуществлялись под руководством начальника инженеров гарнизона флигель-адъютанта полковника Э. И. Тотлебена и начальника штаба гарнизона флигель-адъютанта полковника князя Васильчикова, который был назначен на эту должность в ноябре и быстро завоевал признание в гарнизоне. Вице-адмирал Нахимов считал этих двух офицеров главной опорой обороны Севастополя. А сам Нахимов, назначенный 1 февраля 1855 г. помощником начальника гарнизона, абсолютно не изменил ни своего поведения, ни действий, оставаясь для всех непререкаемым авторитетом.

Крепость с 10 февраля по 26 мая 1855 г.

Возведение Волынского, Селенгинского редутов и Камчатского люнета. Создание контр-апрошных плацдармов. Вторая бомбардировка Севастополя. "Обер-крот" А. В. Мельников. Подземная война. Третья бомбардировка Севастополя

Активная деятельность французских войск на Корабельной стороне требовала пристального внимания и соответствующих мер по предупреждению захвата Малахова кургана. Между ним и осадной армией находился так называемый Зеленый бугор, который возвышался над Малаховым курганом. Ни союзники, ни русское командование не придавали ему ранее большого значения и, несмотря на неоднократные предложения контр-адмирала Истомина, этот пункт не включили в состав оборонительной линии. Теперь признали, что здесь необходимо возвести укрепление, но прежде надо захватить и закрепить позиции на нейтральной территории плато за Килен-балкой, откуда противник не только мог вести фланговый обстрел Малахова кургана и Зеленого бугра, но и опасно приблизиться к рейду. Возведение на плато редутов возложили на Селенгинский и Волынский полки под началом генерал-майора Хрущова, который ранее командовал полком в Альминском сражении и прикрывал отход войск.

Вечером 9 февраля с Северной стороны подвезли на баржах инструмент и туры. По приказу вице-адмирала Нахимова из плавсредств сделали мост через Килен-бухту. Пароходы "Владимир", "Херсонес" и "Громоносец" стали на якоря у Килен-бухты и Георгиевской балки, чтобы поддерживать своим огнем отряд генерал-майора Хрущова. Как только стемнело, флигель-адъютант полковник Тотлебен и штабс-капитан Тидебель под прикрытием пластунов произвели на местности разбивку редута. Он располагался в 450 саженях от второго бастиона и 400 саженях от передовых позиций противника. От укрепления к рейду разметили траншею для сообщения и для обороны склона холма. Затем генерал Хрущов и полковник Тотлебен расставили войска. Один батальон рассыпали цепью поперек хребта, а остальные поставили в колонном строю изготовленными к атаке. Вскоре прибыли от Килен-бухты с турами и инструментами три батальона Селенгинского полка. Их распределили следующим образом: во рву работало шесть рот, внутри редута — две, в траншее — две роты, а остальные подносили материалы. Солдат расставили с интервалом в один шаг. По главному фасу редута протяженностью 210 м и вдоль гребня контрэскарпа установили один ряд туров и начали заполнять их землей. К утру туры на контрэскарпе заполнили землей и они могли в дневное время защищать работающих во рву солдат от штуцерного огня.

Роты за ночь возвели по одному ложементу примерно на полпути между укреплением и французской траншеей. Из этих окопов, которые заняли сто штуцерных Волынского полка, хорошо просматривались французские позиции и впадины на местности, невидимые с редута. Строительные работы были обнаружены французами только с наступлением рассвета, но, кроме ружейного огня, они никаких действий не предпринимали. Днем Волынский полк отдыхал на склоне Килен-балки, а солдаты, работавшие ночью на редуте, были отведены во второй бастион. Их сменил батальон Селенгинского полка, который трудился под прикрытием туров до наступления темноты.

Следующую ночь возведение укрепления продолжалось. На бруствере установили второй ряд туров, что позволяло работать внутри укрепления и днем. Перед редутом появились еще четыре ложемента. Днем 11 февраля присыпали грунт к верхнему ряду туров, делали банкеты, траверсы и пороховой погреб. Противник обстреливал работающих из штуцеров, не причиняя, впрочем, никакого вреда, и накапливал силы для атаки.

Ночью с 11 на 12 февраля неприятель внезапно напал на солдат, находившихся в цепи и работающих на редуте. Генерал-майор Хрущов сигналом приказал пароходам открыть огонь по заранее пристрелянным французским позициям и руководил боем. В рукопашной схватке его спас от гибели солдат, заколовший штыком француза, занесшего саблю над головой генерала. Селенгинцы, отбив первый натиск противника мотыгами и кирками, по приказанию штабс-капитана Тидебеля разобрали стоящие в "козлах" ружья и с банкета стреляли в нападавших. Распорядительность и личное мужество генерал-майора Хрущова свели на нет преимущества противника при внезапном нападении. В атаке принимали участие пять батальонов. Продолжавшаяся около часа рукопашная схватка закончилась поражением французов, у которых было убито около 100 человек, а русских солдат было убито 67 человек.

Дальнейшее строительство Селенгинского редута продолжалось без особых помех. В ночь с 16 на 17 февраля в 300 саженях от французской траншеи заложили Волынский редут. Укрепление имело прямоугольную форму с фасами протяженностью 260 м. Работы организовали точно так же, как на Селенгинском редуте, только теперь Селенгинский полк находился в охране, а Волынский возводил сооружение. К концу февраля 1855 г. оба редута были завершены. Брустверы имели высоту 2 и толщину 4,2 м. Оба укрепления соединили небольшой каменной стеной, обсыпанной грунтом. Для фланкирования Волынского редута возвели батарею №83 (Венецианскую) и соединили ее с укреплением траншеей, приспособленной к ружейной обороне. Перед редутами построили 12 ложементов на 200 стрелков. Таким образом, на Киленбалочном плато за две недели были созданы контр-апрошные укрепления, состоящие из трех линий. В первую входили ложементы, во вторую — Волынский редут и батарея №83, а третья линия состояла из Селенгинского редута и траншеи, ведущей к рейду. Укрепления имели на вооружении 24 орудия крупного калибра. Позиции занимали шесть батальонов пехоты под началом генерал-майора Хрущова, который подчинялся начальнику четвертого отделения контр-адмиралу Истомину.

Все это время работы по усилению оборонительной линии продолжались. На Городской стороне завершили строительство редутов Ростиславского, Чесменского и Язоновского, предназначенных для внутренней обороны. По приказанию вице-адмирала Нахимова на рейде, между Николаевской и Михайловской батареями, затопили шесть кораблей, так как первая линия заграждения была повреждена осенне-зимними штормами.

18 февраля 1855 г. князь Меншиков был освобожден от должности по состоянию здоровья и отбыл из армии. Это было последнее распоряжение, отданное Николаем I по Восточной войне. Новым главнокомандующим Крымской армии назначили генерал-адъютанта князя М. Д. Горчакова, сохранив за ним командование Южной армией. До его прибытия должность главнокомандующего исполнял начальник Севастопольского гарнизона генерал-адъютант Остен-Сакен, возложивший командование гарнизона на вице-адмирала Нахимова. А через несколько дней французский парламентер сообщил о том, что 18 февраля скончался Николай I. По официальной версии смерть наступила от гриппа, осложненного воспалением легких, но в высшем обществе считали, что император отравился. После Альминского сражения император потерял сон, а с конца января постоянно жаловался на недомогание. Близко наблюдавшая его при жизни фрейлина А. Ф. Тютчева писала в своих воспоминаниях: "... В короткий срок полутора лет несчастный император увидел, как под ним рушились подмостки того иллюзорного величия, на которые он воображал, что поднял Россию ..."[97]. И далее: "... Он умер не потому, что не хотел пережить унижения собственного честолюбия, а потому, что не мог пережить унижения России. Он пал первой и самой выдающейся жертвой осады Севастополя"[98].

После плацдарма на Киленбалочном плато предстояло возвести укрепление перед Малаховым курганом, чтобы не допустить приближения французских позиций к кургану и обеспечить фланговый обстрел траншей английской армии, выдвинувшихся к третьему бастиону.

В ночь с 26 на 27 февраля три батальона Якутского полка заняли Зеленый бугор и приступили к работам. Разбивку сооружения на местности произвели флигель-адъютант полковник Тотлебен и штабс-капитан четвертого саперного батальона Сахаров, которому было поручено руководить работами. Укрепление представляло собой люнет с фасами длиной 80 и 100 м. Когда-то на этом месте была каменоломня, и разбросанные на поверхности камни стали собирать и укладывать в брустверы, контрэскарп и траверсы. Перед рассветом стали отрывать ров в слое глины, которую использовали для обсыпки бруствера из камня. Несмотря на сильный артиллерийский огонь, работы на укреплении продолжались и днем.

На следующую ночь французы, зная об отсутствии на строящемся люнете артиллерии, проложили перед ним новую траншею. Чтобы пресечь дальнейшее продвижение французов вперед, между Камчатским люнетом и французскими позициями возвели ложементы и прицельным огнем из них препятствовали осадным работам противника.

4 марта 1855 г. начальником войск на Корабельной стороне был назначен генерал-лейтенант Хрулев. Уже в следующую ночь ему пришлось командовать сражением за ложементы перед Камчатским люнетом. Вначале французам удалось занять ложементы, но их оттуда выбили и преследуя, после рукопашной схватки заставили отступить.

10 марта французы под покровом ночи внезапно захватили ложементы и начали их переделывать для размещения своих стрелков. Генерал-лейтенант Хрулев повел в контратаку десять пехотных батальонов, выбил противника, занял первую параллель французов и преследовал их дальше. Солдаты сражались с воодушевлением, видя рядом с собой бесстрашного генерала. Команда саперов восстановила ложементы, и к утру их опять заняли русские стрелки.

В скором времени Камчатский люнет был полностью завершен и вооружен 14-ю орудиями большого калибра. Между ними возвели траверсы, построили два пороховых погреба, два блиндажа и отрыли траншею для сообщения с Малаховым курганом. Перед люнетом создали двойной контр-апрошный плацдарм из двух линий ложементов, соединенных между собой траншеями. Передовые окопы находились в 300 шагах от французской параллели, что позволяло стрелять из гладкоствольных ружей, имевшихся на вооружении у всех пехотных частей. Здесь сосредоточили до батальона пехоты, которая постоянно вела прицельный огонь. Вправо и влево от люнета до Докового оврага и Килен-балки отрыли траншеи, в них разместили резерв и небольшие орудия для обстрела осадных работ противника.

Жизнь на Камчатском люнете постепенно наладилась. Гарнизон укрепления приспособился к постоянному обстрелу: восстанавливал брустверы и амбразуры, тушил пожары и засыпал воронки. Унтер-офицер третьей роты шестого саперного батальона Федор Яковлев бессменно находился на люнете с момента его заложения. Изучив направление выстрелов с неприятельских батарей, он предупреждал офицеров и солдат об опасности. Яковлев спас жизнь поручику Есиповичу и прапорщику Орде, прикрыв собою от падающего снаряда. При этом он получил ранение, но из госпиталя снова вернулся на Камчатский люнет. Отважный сапер погиб на Малаховом кургане в последние дни обороны Севастополя.

Защитники крепости продолжали совершать ночные вылазки в стан неприятеля. Так, 28 февраля «охотники» предприняли нападение на позиции англичан и захватили 180 туров. 3 марта 690 солдат ворвались во французские траншеи у Карантинной бухты. Выведенные из терпения, французы атаковали 6 марта ложементы, из которых производились вылазки, и захватили их, но долго там не продержались под картечным огнем и отошли на свои позиции. Окопы быстро исправили и к утру в них разместились русские стрелки. Русские «охотники» в качестве трофеев брали не только оружие и инструмент, очень ценились и шерстяные пледы, которыми укрывались английские солдаты ...

Осажденные испытывали недостаток не только в теплой одежде. Военное ведомство оказалось бессильным наладить регулярный подвоз пороха в Севастополь. В марте вице-адмирал Нахимов запретил открывать огонь по осадным работам противника без разрешения начальников отделений; в сутки из всех орудий производили около 500 выстрелов. В приказе по гарнизону, подписанному вице-адмиралом Нахимовым 2 марта 1855 г., говорилось: "... Я считаю долгом напомнить всем начальникам священную обязанность, на них лежащую, именно предварительно озаботиться, чтобы при открытии огня с неприятельских батарей не было ни одного лишнего человека не только в открытых местах и без дела, но даже прислуга у орудий и число людей для неразлучных с боем работ было ограничено крайнею необходимостью. Заботливый офицер, пользуясь обстоятельствами, всегда отыщет средства сделать экономию в людях и тем уменьшить число подвергающихся опасности... Пользуюсь этим случаем, чтобы еще раз повторить запрещение частой пальбы. Кроме неверности выстрелов — естественного следствия торопливости, трата пороха и снарядов составляет такой важный предмет, что никакая храбрость, никакая заслуга не должны оправдать офицера, допустившего ее ..."[99]

20 марта 1855 г. вице-адмирал Нахимов вступил в должность командира порта и военного губернатора Севастополя. А несколькими днями ранее, возвращаясь с Камчатского люнета, погиб его боевой товарищ контр-адмирал Истомин. В течение пяти месяцев Истомин возглавлял оборону на четвертом отделении и все это время жил в сохранившемся первом ярусе башни Корниловского бастиона. Бесстрашный, неутомимый и заботливый адмирал своим личным примером укреплял в гарнизоне боевой дух уверенности в победе над врагом. После смерти В. А. Корнилова это была самая крупная утрата для защитников города.

Тем временем союзные армии наращивали свои силы. Ежедневно прибывали новые войска, осадные мортиры и пушки крупных калибров, боеприпасы и снаряжение. Огромный поток тяжелых грузов перевозили от Балаклавской гавани до позиций у Севастополя по конно-железной дороге, торжественно открытой англичанами 16 марта. Спешно строились новые батареи и возводились палаточные городки.

Видя активную подготовку к штурму со стороны союзников, защитники города, кроме установки орудий для контрбатарейной стрельбы, усилили строительство блиндированных помещений. На Южной стороне их насчитывалось более 140, и в них могло укрыться до 6 тысяч человек. Однако это не решало проблемы, так как в гарнизоне к этому времени насчитывалось до 37 тысяч пехотинцев и около 10 тысяч артиллеристов, в том числе 9 тысяч человек от флотских экипажей. Они обслуживали установленные на оборонительной линии 998 орудий различных калибров.

26 марта в русских войсках состоялось торжественное богослужение в честь первого дня Пасхи, а на следующее утро началась вторая бомбардировка Севастополя. Только по укреплениям стреляли 444 осадных орудия, в том числе 130 мортир. Им отвечали из 466 пушек и мортир, но последних насчитывалось всего 57 стволов. За один залп осадная артиллерия союзников выбрасывала до 12 тонн чугуна, а русские орудия могли послать только 9,5 тонн. Союзники добились перевеса в калибрах артиллерии и, что особенно важно, создали запас снарядов до 600 штук на одно орудие, — это в четыре раза превышало количество боеприпасов у осажденных.

Навесной огонь из мортир пробивал перекрытия блиндажей и пороховых погребов, а разрывные снаряды быстро разрушали земляные амбразуры, брустверы и траверсы. Несмотря на некоторый количественный перевес, русская артиллерия не могла подавить батарей противника, так как, экономя снаряды, отвечала на два выстрела одним.

Все это привело к тому, что в конце дня пятый бастион и смежные с ним батареи были вынуждены замолчать. В оборонительной стене образовалась брешь длиной в 6 м. Большие разрушения имелись на четвертом бастионе, а Селенгинский, Волынский редуты и Камчатский люнет превратились в груду развалин. За первый день бомбардировки было подбито 15 орудий, 13 станков, повреждены 23 платформы и завалены 122 амбразуры. Потери защитников города составили более 500 человек. Осадная артиллерия выпустила по русским укреплениям около 34 тысяч снарядов, получив в ответ только 12 тысяч, что и привело к столь печальным последствиям.

Ночью, несмотря на продолжавшийся навесной огонь из мортир и обстрел из штуцеров, повсеместно работали рабочие команды, и к утру боеспособность укреплений была полностью восстановлена. Однако и на второй день бомбардировки разрешили из каждого орудия произвести по осадной артиллерии только 30 выстрелов. В результате к сумеркам снова замолчал пятый бастион, на четвертом действовали только два орудия, были полностью разрушены восстановленные Селенгинский и Волынский редуты. Потери и расход снарядов были примерно такие же, как за прошедший день.

После наступления темноты восстановительные работы возобновились. Воспользовавшись ситуацией, французские войска атаковали ложементы перед пятым бастионом и редутом Шварца, но были отброшены назад. 30 марта оборонительная линия отвечала осадной артиллерии из всех орудий, молчали лишь Селенгинский и Волынский редуты (их не смогли восстановить за ночь). И если бы союзники проявили решительность и предприняли штурм укреплений на Киленбалочном плато, они могли захватить контр-апроши, после чего оборона Камчатского люнета и Малахова кургана была бы крайне затруднена. Но этого не произошло, и осажденные получили время, чтобы восстановить передовые редуты.

В последующие дни бомбардировки наблюдалась такая же картина, что и в начале. Днем разрушались, а ночью восстанавливались укрепления. Французские войска предпринимали попытки приблизить подступы к четвертому и пятому бастионам, а, кроме того, прицельно вели огонь по мосту через Южную бухту. Его несколько раз восстанавливали, пока П. С. Нахимов, получивший 27 марта звание адмирала, не приказал перенести мост дальше от линии обороны, в район нового Адмиралтейства.

Ценой значительных потерь французам все же удалось захватить ложементы перед пятым бастионом и редутом Шварца. Не достигнув своих целей по всей линии обороны, осадные армии сосредоточили огонь артиллерии на Камчатском люнете и четвертом бастионе. Сюда командование гарнизона отдавало последние снаряды из запасов. И защитники крепости выстояли.

7 апреля 1855 г. союзники прекратили бомбардировку, продолжавшуюся десять суток. В этот день наконец прибыл долгожданный транспорт с порохом, из-за которого чуть было не пала крепость. За время второй бомбардировки Севастополя осадная артиллерия выпустила по укреплениям 160 тысяч снарядов, а в ответ получила 88 тысяч выстрелов. Русские войска потеряли около шести тысяч человек, а союзные армии две тысячи. Все лазареты и госпитали были заполнены ранеными. Круглосуточно работал главный перевязочный пункт в Доме флагманов, где оперировал раненых хирург Н. И. Пирогов. На Корабельной стороне перевязочный пункт находился в Александровских казармах, но после усиления артиллерийского обстрела его перевели в более безопасное место — в провиантские магазины на берегу Корабельной бухты. В Николаевской батарее был развернут временный госпиталь на 600 человек, а на Северной стороне в бараках расположился военно-сухопутный госпиталь. Морское ведомство перевело свой госпиталь из разрушенных бомбардировками зданий в казематы Михайловской батареи. Раненые испытывали лишения из-за нехватки врачей и отсутствия свободных мест в госпиталях. Много делали для них добровольные сестры милосердия. В отличие от многих высоких чинов и разных "сиятельств", вице-адмирал Нахимов, "с отличавшими его теплотою души и любовью к ближнему, был для всех раненых и страждущих настоящим отцом"[100].

Упорные сражения продолжались и под землей. В течение марта 1855 г. русские минеры произвели три взрыва перед четвертым бастионом, приостановив на несколько дней работы французов в минных галереях. Слуховые рукава в галереях удлинили до 70 м, а для лучшей их вентиляции проложили соединительные ветви. Завершив окружные галереи перед батареями на флангах четвертого бастиона и выдвинув от них слуховые рукава на 20 м, саперы прекратили дальнейшие работы, установив там постоянное наблюдение.

Еще в декабре 1854 г., опасаясь, что противник использует для минирования четвертого бастиона более заглубленные слои грунта, саперы начали проходку двух пробных колодцев. После шестиметрового слоя скалы вошли в полутораметровый слой глины, который мог быть использован французскими минерами, и для пресечения их действий решили проложить окружную галерею. Для этого заложили еще шесть колодцев и в апреле 1855 г. приступили к сооружению галереи и рукавов. Во время второй бомбардировки в ров четвертого бастиона падало много снарядов, колодцы завалились, снаряды повреждали блиндажи, возведенные над ними. Убирать наружу землю от выработок стало невозможно, ее складировали в нишах и соединительных ветвях, а выносили мешки по ночам, при ослаблении обстрела.

Не преодолев русских контрмер, воспрепятствовавших подрыву четвертого бастиона, французские минеры решили при помощи мощных взрывов устроить воронки и, заняв их, приблизить свои подступы к укреплению. С этой целью они проложили 865 м рукавов и заложили порох в 21 камеру. 3 апреля раздался огромной силы взрыв. От падающих камней на бастионе выбыли из строя около 100 человек. В 60—80 м от контрэскарпа образовались три продолговатые воронки длиной около 40 и шириной 20 м на расстоянии 10—20 м одна от другой, так как из 21 горна взорвались 15, а в шести произошел отказ. Позади них были еще две воронки меньшего размера. Чтобы препятствовать соединению воронок, русские минеры окружили их рукавами и произвели несколько взрывов. Только через шесть суток противник сумел занять передовые воронки на поверхности земли и соединить их ходами сообщения со своей траншеей.

В дальнейшем подземная война у четвертого бастиона не принесла французам никаких успехов. Победа русских минеров во многом была достигнута благодаря грамотной и неутомимой деятельности штабс-капитана А. В. Мельникова — "обер-крота", как любовно называли его защитники Севастополя. Он умел предугадывать действия противника и наносить ему упреждающие удары, пресекая дальнейшее продвижение. Начальник контрмин постоянно находился в выработках, а отдыхал в нише потерны, проложенной от галереи к бастиону; там для него оборудовали жилище, обшив стены досками. Длительное пребывание в сырой, тяжелой атмосфере, без свежего воздуха и света, привело к многочисленным болезням. Мельников стал страдать от ревматических болей, цинги, язв и ран на коже, по выражению очевидцев "стал заживо гнить на минах". 14 мая он был контужен и оглушен на левое ухо разрывами бомб над головой во рву бастиона. На следующий день капитан Мельников покинул оборонительную линию, началось длительное лечение.

В Военно-историческом архиве хранится представление к награждению орденом Св. Георгия 4-й степени штабс-капитана Мельникова, кавалера орденов Св. Владимира 4-й степени с бантом, Св. Анны 4-й степени с надписью "За храбрость" и того же ордена 3-й степени с бантом, а также награжденного серебряной медалью "За усмирение Венгрии и Трансильвании" в 1849 г. Подвиг командира роты четвертого саперного батальона штабс-капитана Александра Васильевича сына Мельникова описывается в представлении так:

"Заведывая минными работами, выделал во рву 4 бастиона 22 колодца, вывел из них самым успешным образом, в чрезвычайно трудном грунте и весьма короткое время 22 галереи длиною от 14 до 25 сажен, с соединительной галереею, — всего на протяжении 600 сажен.

Во время с 10 декабря прошлого года, бессменно находясь днем и ночью во рву 4 бастиона, с неусыпной бдительностью следил за неприятельскими подземными работами; в ночь с 17 на 18 января, открыв неприятельского минера, с неустрашимостью дал ему приблизиться до 2 сажен, зарядил нашу мину и 22 января весьма удачным камуфлетом разбил неприятельскую галерею на значительное расстояние, что весьма замедлило осадные работы атакующего против 4 бастиона. Отличный этот офицер, одушевленный пользою и славою для Русского оружия, выказал при этом случае необыкновенное хладнокровие, мужество и отличное знание дела"[101].

Это представление было подписано 29 января 1855 г. флигель-адъютантом полковником Тотлебеном, а 18 марта военный министр князь В. А. Долгоруков сообщает о высочайшем награждении и посылает орден в армию для вручения Мельникову.

В дальнейшем минную войну на четвертом бастионе возглавлял поручик Преснухин, храбрый и отлично знавший свое дело минер. Он полностью перекрыл подступы к укреплению в нижнем слое глины. В общей сложности при контрминных работах на этом участке русские саперы проложили 3339 м подземных выработок. Французские войска, находясь в ста шагах от четвертого бастиона, так и не решились на его штурм, считая, что он минирован. Они продолжали ежедневно обстреливать его, но в течение ночи бастион возникал вновь, как птица Феникс из пепла.

Противник приобрел выгодные позиции для своей атаки против пятого бастиона. Захватив контр-апрошный плацдарм, он приблизился к укреплению и редуту Шварца до 100 м. Необходимо было предпринять срочные меры для отражения возможного штурма. Редут переделали в люнет, раскрыв его фланги и увеличив количество орудий. Ров пятого бастиона фланкировали артиллерийским огнем и установили новые батареи с 23-мя орудиями. В мае 1855 г. приступили к контрминным работам перед люнетом Шварца и левым фасом пятого бастиона. Заведовал работами поручик третьего саперного батальона Баран-Ходоровский. В распоряжении поручика было 44 сапера и 500 солдат. Они спустились через тринадцать колодцев в слой глины и отсюда на глубине около 4 м повели галереи и рукава. Таким образом укрепления были надежно защищены от минной атаки.

Усиление линии обороны шло повсеместно. Строили батареи для противодействия новым осадным орудиям, особенно в районе третьего бастиона. Для поддержания Селенгинского и Волынского редутов возвели батареи № 91 и № 93, вооруженные семью пушками крупного калибра. К 1 мая закончили сооружение нового моста через Южную бухту. Мост построили из плотов и бочек. Чтобы обеспечить потребности в лесе, использовали бревна от разборки разрушенных зданий, деревянные конструкции с поврежденных и затопленных судов, закупили близ Перекопа 4400 досок. Во все возрастающем объеме требовались на укреплениях фашины и туры. В рощах ежедневно заготавливали хворост 1500 солдат, а в инженерное депо с Северной стороны ежесуточно доставляли 2500 туров и 1000 фашин. Из Бахчисарая и Николаева привезли около 6 тысяч лопат, кирок и 4 тысячи черенков. Так энергично и инициативно защитники Севастопольской крепости решали все возникающие перед ними вопросы.

Не достигнув поставленных целей, осадная армия спешно пополнялась новой артиллерией и войсками, их размещали в бараках и палаточных городках, питьевую воду брали из пробуренных скважин.

Союзники на подступах к контр-апрошным плацдармам, третьему, пятому и шестому бастионам расширяли фланги и устанавливали там новые батареи. Большое внимание в экспедиционном корпусе уделялось организации связи. От Георгиевского монастыря до Варны был проложен подводный кабель, и телеграфную связь провели между всеми основными пунктами осадных армий. Это позволило союзникам оперативно руководить войсками, особенно при штурме русских позиций, который неумолимо приближался.

25 мая 1855 г. началась третья бомбардировка Севастополя. Она превосходила две предыдущие, так как союзники создали значительный перевес в калибрах орудий. К вечеру замолчал Камчатский люнет и почти не стреляли орудия на Малаховом кургане. На позициях французской армии было также завалено большое количество амбразур, но всю ночь они вели огонь из мортир. Несмотря на обстрел, к утру защитниками Севастополя были восстановлены все укрепления, кроме Камчатсткого люнета. Днем продолжалась бомбардировка из всех орудий, особенно по Волынскому, Селенгинскому редутам, Камчатскому люнету и Малахову кургану. Последний, не поддерживаемый с люнета, был сильно поврежден, и осадная артиллерия получила значительный перевес в бою.

После полудня огонь усилился по всей линии, а на Камчатском люнете сосредоточили выстрелы орудия, которые били по третьему бастиону и Малахову кургану. Следовало ожидать атаки противника и подготовить для отражения пехоту. Однако ситуация оказалась сложной. Дело в том, что незадолго до второй бомбардировки первые редуты вошли в пятое отделение во главе с генерал-майором Тимофеевым. В распоряжении Тимофеева находилось 10 батальонов, затем по его предложению число батальонов сократилось до 8. Все войска на Корабельной стороне подчинялись генерал-лейтенанту Хрулеву, но его перевели на Городскую сторону, и с 14 мая на Корабельной стороне командовал генерал-лейтенант Жабокринский. При сложившейся боевой обстановке пехоту следовало сосредоточить вблизи укреплений. Однако генерал Жабокринский утвердил на 26 мая диспозицию, по которой на редутах днем находился один батальон, в ближайшем резерве — один батальон, а в Ушаковой балке, расположенной далеко от редутов, — четыре батальона. По этой же диспозиции на Камчатском люнете и Малаховом кургане располагалось по одному батальону, а в Корабельной слободе — восемь батальонов. На третьем бастионе с контр-апрошами была оставлена всего половина батальона, а пять с половиной батальонов отдыхали в Александровских казармах.

Днем 26 мая, когда было замечено скопление войск на позициях противника, явно готовившегося к штурму, генерал Жабокринский сказался больным и уехал на Северную сторону. Его срочно подменил генерал-лейтенант Хрулев. Едва он успел исправить на бумаге диспозицию, как около 6 часов вечера французы атаковали три передовых укрепления и, смяв малочисленных защитников, захватили их. В штурме участвовали три пехотных дивизии, два батальона стрелков и «охотники» от всех полков армии. Всего было сосредоточено для наступления 40 тысяч человек.

Узнав о тяжелом положении Камчатского люнета, вице-адмирал Нахимов поспешил на это укрепление. Поднявшись на банкет, он увидел три колонны французов, приближающиеся к люнету. Малочисленный гарнизон люнета оказал врагу отчаянное сопротивление, матросы яростно защищали свои орудия, однако многократный перевес в силах быстро решил исход сражения. К адмиралу устремились французы, явно намереваясь забрать его в плен, но матросы плотным кольцом окружили Нахимова и отступили к куртине между Малаховым курганом и вторым бастионом. Здесь вице-адмирал Нахимов организовал оборону.

Генерал-лейтенант Хрулев, направив к Селенгинскому и Волынскому редутам, а также Малахову кургану войска из резерва, сам с тремя батальонами бросился к Камчатскому люнету и в штыковом бою отбил его. Несколько часов продолжалось ожесточенное сражение, в ходе которого укрепления переходили из рук в руки. Но значительное превосходство в силах позволило французам окончательно овладеть редутами и люнетом, а англичанам занять контр-апроши перед третьим бастионом. Потери русских и союзников были примерно равными — по 5 тысяч человек.

Главная причина поражения защитников крепости заключалась в чрезмерном ослаблении гарнизонов укреплений и невозможности своевременного подхода резервов из Ушаковой балки. Э. И. Тотлебен так охарактеризует это сражение:"... Редуты за Килен-балкою были отданы на жертву неприятелю, а вся левая часть оборонительной линии поставлена почти в беззащитное положение..."[102]

Этим драматическим событием закончился третий период обороны Севастополя, когда контр-апрошные позиции на Киленбалочном плато, а также между Килен-балкой и Доковым оврагом заставили союзников отложить на три месяца сооружение подступов к главной оборонительной линии. В этот период значительно возросли потери и материальные издержки осадных войск.

Крепость с 27 мая по 28 августа 1855 г.

Создание внутренней обороны. Четвертая бомбардировка Севастополя. Отражение штурма. Ранение Э. И. Тотлебена. Гибель П. С. Нахимова. Совершенствование укреплений. Сражение на Черной речке. Пятая бомбардировка Севастополя. Меры на случай отступления. Шестая бомбардировка Севастополя. Падение Малахова кургана

На следующий день после падения контр-апрошных позиций, защищавших Малахов курган, главнокомандующий князь Горчаков писал императору: "... Теперь я думаю об одном только, как оставить Севастополь, не понеся непомерного, может быть более 20 тысяч урона. О кораблях и артиллерии и помышлять нельзя, чтоб их спасти. Ужасно подумать... Одно, в чем не теряю я надежды, это то, что, может быть, отстою полуостров. Бог и Ваше Величество свидетели, что во всем этом не моя вина..."[103] По воспоминаниям современников, появление генерала в Крымской армии восприняли с воодушевлением. В войсках к нему отнеслись с любовью и уважением, помня прежние боевые заслуги. Но очень скоро у всех на глазах 62-летний князь превратился в рассеянного, забывчивого старца, да еще часто недомогавшего, что не могло не подорвать доверие к главнокомандующему и породило сомнения в его способности руководить армией. Адмирал Нахимов весьма резко высказывался по поводу предложений князя о сдаче неприятелю Севастополя. Он, как и большинство защитников крепости, считал своим долгом до последней возможности отстаивать город.

Дальнейшие события развивались следующим образом. После взятия передовых редутов противник продолжал обстрел оборонительной линии, при этом особенно интенсивный огонь был сосредоточен по Малахову кургану и третьему бастиону. Защитники города отвечали редкими выстрелами, экономя небольшие запасы пороха. С 30 мая по 5 июня осадные армии прекратили бомбардировку и приступили к возведению новых батарей. Только против укреплений четвертого отделения союзники установили 52 орудия большого калибра.

Для сохранения равновесия в артиллерийских средствах русские войска противопоставили неприятелю на этом участке 40 мощных орудий, а кроме того, возвели на Северной стороне батареи, вооруженные 21 дальнобойной пушкой, для обстрела Киленбалочного плато. Повсеместно на оборонительных позициях строили блиндажи, окопы, усиливали артиллерию. На Корабельной стороне приступили к созданию ретраншемента — он предназначался для усиления внутренней обороны и размещения резервов. Эта вторая линия обороны начиналась у горжи Малахова кургана и проходила к морским казармам. На левом фланге она следовала параллельно куртине до второго бастиона, далее по Ушаковой балке и примыкала к батарее №109 на берегу рейда. Ретраншемент делали из уложенного камня, обсыпанного грунтом, затем сооружали банкет для стрелков и барбеты для полевых пушек.

С 3 июня 1855 г. был изменен состав отделений оборонительной линии. Теперь к четвертому отделению относились Корниловский бастион и укрепления, расположенные до Докового оврага. Здесь начальником остался капитан I ранга Юрковский. В пятое отделение вошли первый и второй бастионы, а также куртина до Малахова кургана. Командовать участком поручили капитану I ранга Перелешину 2-му.

В эти же дни союзники начали перевозить в Севастополь свои войска из Керчи и Еникале, доведя осадную армию до 173 тысяч человек. Им противостояли в городе 50 тысяч человек, а вместе с находящимися в окрестностях города частями русская армия насчитывала примерно 75 тысяч человек. Таким образом, коалиция союзников создала в районе Севастополя более чем двукратный перевес в живой силе.

В артиллерийском вооружении сторон на 4 июня 1855 г. наблюдалось относительное равновесие. Для обстрела укреплений осадная армия располагала 548 пушками и мортирами. На оборонительной линии Южной стороны города находились 1129 орудий, в том числе 549 орудий предназначались для контрбатарейной стрельбы. Они несколько уступали артиллерии союзников в калибрах, но превосходили ее в меткости. Но главное преимущество противник получил, сосредоточив для сражения большое количество боеприпасов, — на одно орудие приходилось до 500 зарядов, в то время как защитники Севастополя имели для отражения штурма всего 23 тысячи пудов пороха на 117 тысяч выстрелов. Более того, для самых эффективных 36-фунтовых пушек не хватало ядер. Пришлось извлекать их из мишеней на Северной стороне, по которым когда-то производили учебные стрельбы моряки Черноморского флота. Таким способом удалось пополнить запас ядер на 5 тысяч штук.

5 июня началась четвертая бомбардировка Севастополя. На оборонительной линии прекратили все работы, оставив только команды для расчистки амбразур и ремонта пороховых погребов. Русская артиллерия экономила снаряды, что сразу же дало перевес осадной артиллерии. К вечеру замолкли, будучи подбитыми или заваленными в амбразурах, почти все орудия на втором и пятом бастионах и на Малаховом кургане. Успешно продолжали действовать только мортиры. В течение дня на перевязочные пункты доставили 1600 раненых; много защитников погибло, в том числе начальник четвертого отделения капитан I ранга Юрковский. В городе, который обстреливали корабли союзников и ракетные батареи, начались пожары, имелись значительные разрушения. Несмотря на продолжавшийся обстрел, тысячи солдат, матросов и саперов самоотверженно работали на укреплениях. К двум часам ночи было заменено 16 подбитых орудий и восстановлено 200 амбразур. Однако огня из пушек не открывали, желая сохранить заряды на случай штурма, и, откатив пушки назад, прикрыли амбразуры щитами. Всю ночь по противнику продолжали стрелять из мортир и штуцеров.

Ранним утром 6 июня французские войска атаковали первый и второй бастионы, а также куртину между ними. Их встретили сильным ружейным огнем и картечью. Шесть русских пароходов начали обстрел Килен-балки, где расположились резервы атакующих. Штурм был отбит, и противник отошел в свои траншеи. Вскоре союзники снова атаковали первый, второй, а также третий бастионы и Малахов курган. Полевая артиллерия и пушки на укреплениях встретили колонны картечью, нанося большие потери. Кое-где солдатам противника удалось взобраться на куртины, но их отбросили штыками. На батарее Жерве французским войскам благодаря численному превосходству удалось преодолеть невысокий бруствер и проникнуть в Корабельную слободку. Оказавшийся здесь генерал-лейтенант Хрулев крикнул солдатам Севского полка, находившимся поблизости: "Благодетели мои, в штыки! За мною! Дивизия идет на помощь!"[104] — и бросился вперед. Солдаты в ожесточенном штыковом бою выбили противника из слободки, взяв в плен 9 офицеров и около сотни нижних чинов, и вместе с подоспевшим подкреплением освободили батарею Жерве. Но победа досталась дорогой ценой: из 138 солдат в живых осталось 33 человека, погиб и командир роты капитан Островский. Волею судеб генерал Хрулев и капитан Островский покоятся рядом в могилах на братском кладбище в Севастополе.

Ожесточенное сражение продолжалось длительное время. Англичане дважды достигали засек перед третьим бастионом и начинали их разбирать, но, не выдержав сильного обстрела из ружей и пушек, отходили назад. В этот день союзники допустили серьезную ошибку. Полагая, что им удалось накануне подавить русские орудия и те не представляют опасности, союзники предприняли штурм Малахова кургана, а также второго и третьего бастионов с расстояния в 300—600 м. Кроме того, они своевременно не разведали, что на куртинах оборудованы позиции для полевой артиллерии, которая и встретила атакующих губительным картечным огнем. Попытка овладеть русскими укреплениями провалилась. Союзники истратили за два дня 62 тысячи снарядов и потеряли около 7 тысяч человек. Русская артиллерия произвела выстрелов в три раза меньше, а потери войск составили 5,5 тысяч человек. После успешного отражения штурма 6 июня защитники Севастополя воспряли духом, у них появилась уверенность, что город удастся отстоять.

Наученные горьким опытом, союзники решили действовать согласно всем правилам осадных работ. Они начали закладывать новые траншеи, чтобы приблизить свои позиции к укреплениям. Главным пунктом атаки французских войск оставался Малахов курган, здесь интенсивно велись работы и устанавливались новые батареи. Защитникам крепости следовало принять соответствующие контрмеры, чтобы не позволить противнику снова создать решающий перевес. Начальник инженеров генерал-майор Тотлебен наметил произвести следующие работы. Во-первых, приступить к созданию контрминной системы перед Малаховым курганом, чтобы пресечь попытки подорвать Корниловский бастион и остановить подступы неприятеля на значительном расстоянии от контрэскарпа. Во-вторых, установить на флангах и в тылу Малахова кургана до 120 орудий крупного калибра для противодействия осадным батареям и перекрестного обстрела подступов к Корниловскому бастиону. А так как в арсеналах орудий не было, их предполагали снимать с укреплений, не подвергающихся атакам противника, на Городской стороне, а также с береговых батарей. Не подлежит сомнению, что и на сей раз планы генерала Тотлебена были бы осуществлены, но 8 июня 1855 г. при осмотре позиций Тотлебен был ранен штуцерной пулей в ногу. Его перевезли для лечения на Северную сторону, где из-за начавшихся осложнений Тотлебен на несколько месяцев лишился возможности передвигаться. Он по-прежнему возглавлял инженерные работы, заслушивал доклады, утверждал планы и инструкции, однако не мог лично наблюдать за действиями противника и ходом оборонительных работ, что делало его руководство весьма неполноценным. Впоследствии Тотлебен назвал крупной ошибкой устройство в июне 1855 г. новых батарей на Северной стороне для обороны входа на рейд (там были установлены 44 крупнокалиберные пушки). Неразумной, по его мнению, была и установка 21 орудия на северном берегу рейда для обстрела Киленбалочного плато — орудия не обеспечивали необходимой меткости выстрелов, так как находились в предельном удалении от противника. В то же время для усиления позиций у Малахова кургана орудий не хватало. С 7 по 28 июня на Корабельной стороне установили только 27 орудий для борьбы с осадной артиллерией. Заведующий оборонительными работами на этом участке инженер-полковник Геннерих основное внимание уделял усилению внутренней обороны и завершению ретраншемента.

Между тем союзники продолжали постепенное приближение к русским позициям. Англичане закончили на Зеленой горе четвертую параллель, а французы перед Малаховым курганом — пятую и сделали от нее несколько зигзагов. К 28 июня они находились в 110 саженях от Корниловского бастиона и в 145 саженях от второго бастиона. Против Малахова кургана были заложены 7 новых осадных батарей, а на Киленбалочном плато — 5 батарей. В течение июня велась незначительная артиллерийская и ружейная перестрелка, в результате союзники потеряли около двух тысяч человек, а защитники крепости без малого три тысячи. 28 июня на Малаховом кургане штуцерной пулей был смертельно ранен в висок адмирал П. С. Нахимов. Через два дня, не приходя в сознание, он скончался. Это была невосполнимая потеря. 1 июля 1855 г. на похоронах адмирала собралось много матросов, солдат, офицеров, военачальников, горожан. Они представляли собой прекрасную мишень для артиллерии, но союзники, отдавая дань исключительному мужеству и благородству адмирала Нахимова, не произвели ни одного выстрела. Начальник гарнизона написал в приказе: "... Не мы одни будем оплакивать потерю доблестного сослуживца, достойного начальника, витязя без страха и упрека — вся Россия вместе с нами прольет слезы искреннего сожаления о кончине героя Синопского.

Моряки Черноморского флота! Он был свидетелем ваших доблестей, он умел ценить ваше несравненное самоотвержение, он разделял с вами все опасности, руководил вас на пути славы и победы ..."[105] Не стало благородной и светлой личности, не стало человека, при котором падение Севастополя было немыслимым, — так считали многие защитники крепости.

Незадолго до своей гибели адмирал Нахимов высказался против возведения моста через рейд. Он считал, что это отразится на стойкости обороны и ускорит отход с Южной стороны. Но главнокомандующий князь Горчаков утвердил 23 июня проект строительства моста через рейд, оправдывая это необходимостью лучшего сообщения. Место для переправы выбрали между Николаевской и Михайловской батареями. Здесь акватория бухты была наиболее защищена береговыми строениями и удалена от осадных батарей. Мост длиной 450 сажень состоял из 86 плотов; каждый плот собирался из тринадцати 12-метровых бревен и удерживался двумя якорями; проезжая часть имела ширину 2,5 сажени. Для строительства моста выделили 40 плотников из саперов и 60 плотников из пехотных подразделений; кроме того, были назначены 100 матросов для установки плотов. Лес закупили в Херсоне и Николаеве, но первая партия прибыла только 14 июля. С этого дня и приступили к возведению переправы.

Тем временем на оборонительной линии продолжалась напряженная работа по совершенствованию укреплений. На третьем отделении весьма успешно трудились саперы и солдаты под командованием командира роты капитана Варакомского. Он принял заведование инженерными работами с 16 июня и жил в блиндаже на третьем бастионе до последнего дня осады. Под его руководством было установлено несколько батарей для поддержки Малахова кургана, построено три пороховых погреба и четыре блиндажа, возведены оборонительные ограды из камня. Установленные капитаном 48 новых орудий не позволили англичанам создать перевес в артиллерии и захватить третий бастион. 29 июня английские осадные батареи произвели массированный обстрел третьего бастиона, стремясь разрушить укрепление. На следующее утро сюда прибыл начальник гарнизона генерал-адъютант граф Остен-Сакен. Сняв перед встретившим его капитаном Варакомским фуражку, он сказал : "Здравствуйте, господин саперный капитан, как Ваше здоровье? Вчера мы смотрели на третий бастион и чуть не плакали, когда его разбивали, с него летели как будто пух и перья, а сегодня не видно следов бомбардировки и даже подметено; честь и слава Вам"[106] — и при этом поклонился офицеру. С именем Варакомского связан и такой эпизод. Недавно прибывший на позиции молодой саперный офицер доложил капитану, что назначенные для исправления амбразур 30 солдат отказываются работать, так как десять человекиз них уже убиты из штуцеров англичанами. Тогда капитан Варакомский подошел к амбразуре и начал ее исправлять. Солдаты присоединились к нему и стали усердно трудиться. Капитан обратился к своему помощнику: "Как же Вы говорите, что люди не хотят работать. Впредь этот офицер всегда сам подавал личный пример солдатам"[107]. Большая часть офицеров делила с солдатами все тяготы осады. Они спали в блиндажах, часто на земле, ели солдатские щи и кашу. Многим из этих людей не были присущи ни эгоизм, ни мелкие страсти и чванство. Любовь к Отечеству и высокое осознание долга подвигали их на героические поступки.

Позиции на четвертом и пятом отделениях оборонительной линии совершенствовались несколько медленнее. Только в конце июня приступили к контрминным работам перед Малаховым курганом. Их возглавил штабс-капитан Клуген, который имел в подчинении 9 унтер-офицеров и 60 нижних чинов из первой роты четвертого саперного батальона. Кроме того, на работы выделялось 450 солдат из пехоты. На этих отделениях за полтора месяца было установлено 11 орудий крупного калибра для противодействия осадной артиллерии, возросшей за это время на 80 стволов. Создался опасный перевес союзников в количестве орудий.

Ночные вылазки «охотников» и обстрел позиций противника не остановили строительства параллелей. Траншеи неприятеля были уже в 100 м от второго бастиона и 120 м от Малахова кургана. В целом к концу июля обстановка в Севастополе значительно ухудшилась. На вооружении укреплений находилось в это время 1259 орудий, но из них только 586 орудий могли противодействовать осадной артиллерии, насчитывавшей 638 стволов. При этом союзники имели 205 мортир крупного калибра, а осажденные лишь 69, да и для тех было очень мало снарядов. Гарнизон города насчитывал около 38 тысяч человек, люди длительное время находились на позициях и были физически изнурены. Следовало ожидать в ближайшее время штурма, но отразить его было нелегко. Необходимо было предпринять срочные действия по деблокированию Севастополя. Князь Горчаков, как всегда, колебался и не оставлял мысли сдать город.

Александр I прислал в армию своего представителя генерала барона Вревского, который и настоял на проведении наступательной операции. Этому способствовало прибытие подкреплений в количестве 22 тысячи человек, а также известия, что на подходе к Севастополю находятся дружины Курского ополчения. Для атаки был избран район Черной речки, где на хорошо укрепленных позициях находились 18 тысяч французов, 9 тысяч сардинцев и 10 тысяч турецких войск, имевших 120 орудий, а в ближайших окрестностях располагалось около 20 тысяч солдат осадной армии, которые в случае необходимости могли прийти им на помощь. Наступление начали утром 4 августа двумя отрядами численностью 15 и 16 тысяч человек. Кроме того, в резерве было 19 тысяч пехоты и 8 тысяч кавалерии. Поддерживали атаку 272 полевых орудия. Имея значительный перевес в силах, русские войска могли рассчитывать на успех, но...

При планировании операции не определили главный пункт атаки и его спешно изыскивали уже во время боя. Отряды вступили в сражение не одновременно, как предписывала диспозиция, и это позволило противнику отразить первый натиск. В дальнейшем, после гибели командира одного из отрядов, когда руководить боем пытался князь Горчаков, войска продолжали действовать разрозненно и неорганизованно. Резервы к ним своевременно не подошли, а союзники подтянули свежие силы и приобрели численное превосходство. Ни мужество, ни самоотверженность русских солдат, вызывавшие удивление в стане противника, не смогли заменить надлежащего управления войсками. После нескольких неудачных атак отряды отошли на исходные позиции, потеряв около 8 тысяч человек. Погиб и представитель императора генерал Вревский. Потери союзников были менее двух тысяч человек. Так удручающе закончилось это сражение, которое окрестили "бойней". Об этом сражении участник обороны Севастополя Л. Н. Толстой написал стихи, переложенные в песню: "Как четвертого числа нас нелегкая несла ..."

На следующий день — 5 августа 1855 г. — союзники начали пятую бомбардировку Севастополя. Наиболее сильный огонь был сосредоточен на укреплениях Корабельной стороны и левом фасе четвертого бастиона. К полудню только третий бастион успешно боролся с батареями англичан и продолжали отвечать противнику орудия с первого бастиона и батареи №107 (Парижской).

За первый день бомбардировки защитники крепости потеряли убитыми и ранеными около тысячи человек.

6 августа продолжался интенсивный обстрел укрепленных позиций и города. Артиллерия третьего отделения подавила английские осадные батареи и несколько облегчила положение на Малаховом кургане, который почти безнаказанно разрушали французские орудия. Сильно пострадали от бомбардировки строения в городе. Одна из бомб разорвалась на паперти Михайловского собора, где отпевали погибших накануне офицеров. Пришлось перенести богослужение в одно из помещений на Николаевской батарее. Ночью под обстрелом восстанавливали укрепления и вели огонь по работам противника на подступах. Через день бомбардировка прекратилась. Под ее прикрытием французские войска приблизились своей параллелью ко второму бастиону на 35 саженей. И что было самым печальным — это явное превосходство осадной артиллерии над артиллерией, силами, вооружением русских батарей.

Главнокомандующий князь Горчаков заявил, что намерен оставить город, как только будет сооружен мост через рейд. По его приказанию приступили к возведению трех линий баррикад в городе и минированию береговых батарей. Генерал-адъютант Тотлебен, пытаясь стабилизировать обстановку и укрепить оборонительные позиции, в письменной форме приказал заведующему оборонительными работами на Корабельной стороне инженер-полковнику Геннериху выполнить следующие работы: подготовить к взрыву брустверы Малахова кургана и второго бастиона; подготовить контрмины и взорвать горны при приближении неприятельских траншей к контрэскарпу Малахова кургана на расстояние 50 м; ускорить установку орудий крупного калибра для противодействия осадной артиллерии у вышеуказанных укреплений, имеющих ключевое значение для всей обороны города.

С 9 по 23 августа противник продолжал обстрел русских позиций, хотя и менее интенсивно, чем при бомбардировке. За это время на Корабельной стороне возвели батареи за №123, 124 (Геннериха) и 127. На них установили 27 пушек большого калибра, но за эти же дни осадной артиллерией были подбиты 54 орудия, замены для которых не нашлось. Превосходство союзников в артиллерийском вооружении еще более возросло.

15 августа был завершен мост через рейд и после освящения по нему открыли движение. Но приказа к отступлению не последовало. Нерешительный, колеблющийся главнокомандующий Горчаков 20 августа пишет военному министру: "... Я решил упорно продолжать оборону Южной стороны столько времени, сколько это будет возможно, так как это самый почетный для нас исход."[108] Он полагал за счет находящихся в окрестностях Севастополя войск пополнять потери гарнизона, составлявшие около тысячи человек в сутки.

Шестая бомбардировка Севастополя началась 24 августа. Вначале она велась по всей оборонительной линии, но после полудня весь огонь сосредоточили на Малаховом кургане и втором бастионе. Через два часа артиллерийский огонь перенесли на Городскую сторону, но спустя еще два часа возвратились к обстрелу Корабельной стороны. На Малаховом кургане 110 орудий осадной армии разрушили почти все амбразуры и сбросили в ров большую часть бруствера. На втором бастионе, находившемся под перекрестным обстрелом 90 орудий, из 600 человек гарнизона выбыли из строя 200, а укрепление было приведено к молчанию. Равновесие в артиллерийском сражении удалось сохранить только на первом, третьем и шестом бастионах.

За первый день бомбардировки были подбиты 22 орудия и 33 станка. Защитники крепости потеряли убитыми и ранеными около двух тысяч человек. Французским войскам удалось еще более приблизить свои траншеи к Малахову кургану.

На следующий день осадная артиллерия усилила огонь. Ей отвечали все батареи, кроме расположенных на Малаховом кургане и втором бастионе. К вечеру эти укрепления превратились в груду развалин. Обстрелу подвергались город, бухты, рейд и Северная сторона. Большие разрушения имелись на четвертом и пятом бастионах. За день было подбито 29 орудий, 35 станков и завалено 400 амбразур. Осажденные потеряли около 2,5 тысяч человек, а союзники — 300 человек. Это свидетельствовало о подавляющем превосходстве осадной артиллерии. Траншеи французов из-за медленного продвижения контрмин не были остановлены и находились в 25 м от контрэскарпа Малахова кургана.

Ночью загорелся хворост от фашин и туров, собранный в кучи на Корабельной стороне. Пламя освещало все окрестности, и противник вел прицельный огонь по солдатам, восстанавливающим укрепления. В этой обстановке опять проявил решительность и храбрость генерал-лейтенент Хрулев. Он взял две роты Севского полка, и, несмотря на ожесточенный обстрел, потушил пожар.

26 августа бомбардировка продолжалась с прежней силой. В нескольких местах запылал город. У Графской пристани ракета попала в шаланду, груженную 100 пудами пороха. Взрыв был настолько сильным, что находившаяся рядом вторая шаланда пошла на дно. Вследствие этого на Малахов курган и второй бастион не доставили порох, необходимый для подрыва укреплений. Кроме того, взрывом была разрушена Графская пристань, а на Николаевской и Михайловской батареях вылетели все оконные переплеты.

Последствия трех суток бомбардировки были ужасающими. Из строя выбыло около 7,5 тысяч человек, было подбито 89 орудий и 113 станков. Осадная артиллерия вела огонь почти из 700 стволов, которым могли отвечать лишь 500 русских орудий. Гарнизон Южной стороны насчитывал 49 тысяч человек, в том числе 6,2 тысячи человек артиллерийской прислуги, 400 стрелков и 1100 саперов. В распоряжении генерал-лейтенанта Хрулева на Корабельной стороне находилось 23 тысячи человек, которые распределились следующим образом: на третьем отделении — 7,5 тысяч, четвертом — 7 тысяч и пятом — 5,3 тысячи солдат. Так выглядела оборона крепости накануне решающей битвы.

Ночью секреты доложили, что противник стягивает войска на передовые позиции. Защитники Севастополя приготовились к отражению штурма и выставили пехоту на банкеты. Однако на рассвете 27 августа союзная армия не бросилась в атаку, а открыла ураганный огонь из орудий по русским укреплениям. Чтобы избежать больших потерь, пришлось солдат, стоявших открыто на брустверах, отвести в тыл.

Около восьми часов утра французские минеры взорвали три горна в двадцати метрах от контрэскарпа Малахова кургана. В полдень противник внезапно прекратил обстрел русских позиций, и войска союзников неожиданно бросились на штурм Малахова кургана, второго бастиона и соединяющей их куртины.

На Корниловском бастионе в это время находились 1400 человек пехоты, 500 человек артиллеристов, саперов и штуцерных, 900 человек в рабочих командах по восстановлению укреплений и 100 человек в подземных выработках. Все они были застигнуты врасплох, многие из них обедали, а начальник войск на Малаховом кургане генерал-майор Буссау вручал солдатам Георгиевские кресты. Французы, быстро пробежав 25 м, отделявшие их от укрепления, вскарабкались на бруствер прежде, чем там появились русские солдаты. Артиллеристы отбивались от врага банниками и другими предметами, попавшими им под руку, пехотинцы бросались в штыки, но многократно превосходившие силы атакующих через тридцать минут заняли Малахов курган, за исключением горжевой части. Около 6 тысяч французских солдат сосредоточились на Корниловском бастионе, готовые к его обороне.

Противнику удалось также захватить второй бастион и куртину, ведущую к Малахову кургану. Не останавливаясь, они устремились дальше и достигли батареи №124 (Геннериха). Здесь их встретил заведующий оборонительными работами на пятом отделении капитан Лебедев. Он собрал отступивших солдат и бросился с ними на врага. С помощью подоспевшего резерва противник был отброшен назад и выбит со второго бастиона.

Тем временем генерал-лейтенант Хрулев с резервом освободил от французских войск Корабельную слободку, куда они ворвались, преодолев куртину и ретраншемент. Продолжая атаку, генерал заставил противника отступить на исходные позиции. Через некоторое время неприятель предпринял новую попытку захватить второй бастион и куртину, но и на этот раз был отброшен назад. После этого французы сосредоточили артиллерийский и штуцерный огонь на куртине и заставили русских солдат покинуть ее на участке, прилегающем к Малахову кургану.

После успешно проведенной контратаки генерал-лейтенант Хрулев попытался отбить и Малахов курган. Он теснил французские части между траверсами в горжевой части, но от прицельного штуцерного огня войска несли большие потери. Сам Хрулев был ранен в руку и покинул поле боя. Заменивший его генерал-майор Лысенко возглавил новую атаку на курган, но не достиг успеха и был смертельно ранен. Погиб и возглавивший затем войска генерал-майор Юферов. Несколько часов русские солдаты удерживали на Корниловском бастионе горжевую часть траверсов, но, имея численное превосходство, противник захватил все укрепления и начал заделывать мешками с грунтом проход в горже. В это время инженер-полковник Геннерих с двумя ротами саперов и примкнувшими к ним солдатами попытался снова захватить курган. Однако и эта последняя атака оказалась безуспешной. Вскоре смолкли и выстрелы из Малаховой башни. Там в начале штурма несколько офицеров и 40 солдат, заняв оборону, отбивались от врага, но расстреляв все патроны и имея много раненых, сдались противнику. Взорвать укрепление, как предусматривалось по плану генерал-адъютанта Тотлебена, не удалось, так как камеры не успели зарядить порохом. А это не позволило провести успешную контратаку и выбить французские войска с кургана.

Союзники предпринимали в этот день атаки и на другие укрепления. Англичане дважды врывались на третий бастион, но их отбрасывали на исходные позиции. Французские войска штурмовали пятый бастион, а также люнеты Шварца и Белкина. Им удалось ненадолго занять люнет Шварца, но затем пришлось отступить назад.

К вечеру противник прочно удерживал Малахов курган, но все остальные укрепления находились в руках защитников Севастополя. Главной причиной падения ключевого пункта явился значительный перевес союзных войск в артиллерийских средствах, позволивший приблизить передовую траншею на 12 сажен к кургану. Сказалось и медленное ведение контрминных работ перед укреплениям. В штурме участвовали до 55 тысяч союзных войск, потерявших около 10 тысяч человек. Защитники города потеряли почти 13 тысяч человек убитыми и ранеными, в том числе 11 334 человека на Корабельной стороне.

Дальнейшая защита крепости оказалась невозможной, так как противник, установив на Малаховом кургане орудия, мог легко подавить вторую линию обороны и прорваться на берег рейда. Это грозило уничтожением переправы и привело бы к колоссальным потерям. Главнокомандующий князь Горчаков приказал оставить Южную сторону Севастополя.

Крепость с 28 августа до окончания Крымской войны

Отход войск на северную сторону Севастополя. Потери и издержки воюющих сторон. Подписание мирного договора. Значение осады Севастополя для развития фортификационной науки

Отход гарнизона с Южной стороны начался вечером 27 августа и продолжался до утра следующего дня. На укреплениях остались небольшие команды «охотников» и саперов, которые выводили из строя орудия и взрывали пороховые погреба. Они покидали позиции по сигналу, оставляя зажженные фитили. За ночь прогремели 35 мощных взрывов; утром начали взрывать седьмую, восьмую и десятую приморские батареи. Одновременно приступили к затоплению всех кораблей Черноморского флота и разведению моста через рейд. Несмотря на большое волнение, мост выдержал беспрерывный поток войск, и переправа прошла без потерь. В середине дня прогремели взрывы на Павловской и Александровской батареях, превратившие неприступные казематы в груды развалин. Все пароходы отошли к Северной стороне, но через несколько дней их пришлось затопить, так как артиллерия союзников устроила настоящую охоту за этими небольшими судами.

Двое суток продолжались пожары в городе. Союзники не вступили в Севастополь, опасаясь мин. 30 августа они заняли "кровавые развалины" — так окрестили севастопольцы покинутую крепость. Для потомков сохранились фотографии, запечатлевшие те далекие дни. Жить в этих развалинах было невозможно, поэтому английские и французские войска вернулись в свои лагеря.

Со временем были точно подсчитаны потери и издержки воюющих сторон при осаде Севастополя. Согласно спискам штаба гарнизона, было убито 17 015, ранено 58 272, контужено 15 174 и пропало без вести 3164 человека. Всего, таким образом, потери осажденных составили 93 699 человек, а с легкоранеными, не покинувшими строя, — 102 669 человек.

Во время осады велись беспрерывные восстановительные работы, шло строительство новых укреплений. Во главе этих огромных работ были саперы, которые понесли большие потери. Так, шестой саперный батальон, находившийся в городе с начала боевых действий, потерял 756 человек, т. е. почти весь свой личный состав. Четвертый саперный батальон, прибывший в конце октября 1854 г., потерял 513 человек, а третий саперный батальон, переведенный в Севастополь в составе трех рот с конца апреля 1855 г., — 298 человек.

Потери союзных войск при осаде города составили около 54 тысяч человек, не считая умерших от болезней.

На оборонительной линии было подбито около 900 орудий и повреждено до трех тысяч станков; взамен на укрепления доставили более двух тысяч орудий и четырех тысяч станков, в основном от Морского ведомства.

Защитники Севастополя выпустили по врагу с сухопутных укреплений 962 тысячи снарядов, а с береговых батарей — 65 тысяч.

Осадные армии произвели по осажденной крепости 1 миллион 365 тысяч выстрелов. При возведении сухопутных укреплений и установке 150 батарей осажденным потребовалось до 240 тысяч туров, 130 тысяч фашин и более одного миллиона земляных мешков.

Союзные войска возвели 162 осадные батареи и более 80 км траншей, израсходовав при этом 150 тысяч туров, более 80 тысяч фашин и 2 миллиона земляных мешков.

В подземно-минной войне русские саперы проложили около 7 км галерей и рукавов, взорвали 94 горна, израсходовав при этом более 12 тонн пороха. Французские минеры выполнили 1280 м галерей и рукавов, взорвали 121 горн и израсходовали 67 тонн пороха.

За этими сухими, скупыми цифрами стоит немеркнущая Севастопольская эпопея.

Одержав трудно давшуюся победу, союзники не стремились к активным боевым действиям. Атаковать Северную сторону они считали безумием, так как русские войска там возвели многочисленные укрепления и установили сотни орудий. Их подробно описывали и изображали во французских и английских изданиях, выходящих во время войны. Таким образом оправдывалась пассивность экспедиционного корпуса, а общественное мнение подготавливалось к завершению Восточной кампании.

До конца октября 1855 г. союзники выпускали по Северной стороне ежедневно от 100 до 200 бомб и ракет. В ответ русская артиллерия делала от 100 до 400 выстрелов, преимущественно по батареям противника. Потери с обеих сторон были минимальными, а в ноябре 1855 г. перестрелка прекратилась.

Осенью 1855 г. Крымскую армию посетил император Александр II. Для истории это посещение памятно появлением указа о пожаловании защитникам Севастополя серебряной медали на Георгиевской ленте.

В течение зимы 1855—1856 гг. происходили отдельные стычки и небольшие перестрелки. Союзники взорвали в городе Николаевскую батарею, доки и водопровод. Это указывало на то, что они не намерены долго оставаться в этих краях. Дальнейшее ведение войны потеряло для них смысл, а основная задача — уничтожение Черноморского флота — была выполнена. От флота сохранились только два линейных корабля; они базировались в Николаеве, где находились также основные верфи и арсеналы. Но вести осаду удаленного от моря города не имело смысла, тем более, что оправившийся от ранения генерал-адъютант Тотлебен создал там сильную оборону, вплоть до установки подводных мин на реке Буг.

Наполеон III пришел к выводу, что осада Севастополя обошлась Франции слишком дорого. Армии других стран коалиции были слабы, чтобы противостоять русским войскам. К тому же на Балтийском море англо-французский флот не смог взять крепость Свеаборг, а в Кронштадте появились паровые суда с винтовыми движителями, в большом количестве строящиеся на петербургских верфях. В ноябре 1855 г. русскими войсками была взята турецкая крепость Каре, где был пленен большой гарнизон.

Продолжение войны было невозможно и для России. Отсутствие дорог не позволяло свободно маневрировать резервами и ресурсами. Войска несли огромные потери от эпидемий и болезней. За время военных действий в Крыму русская армия потеряла в боях 128 тысяч человек, а от болезней — 183 тысячи. По этой же причине из 40 тысяч ополченцев осталось в живых около 21 тысячи. Крымская война была разорительна для России, на ее нужды государство израсходовало 800 миллионов рублей. В 1855 г. в казну поступил 261 миллион рублей, а дефицит бюджета составил 282 миллиона рублей.

Воюющие стороны согласились на переговоры, и в марте 1856 г. был подписан Парижский мирный договор.

По этому договору Россия возвращала Турции крепость Каре в обмен на Севастополь и другие города Крыма, захваченные союзниками. Впредь Россия и Турция не могли иметь военного флота на Черном море, которое объявлялось нейтральным. К Молдавскому княжеству отошли устье Дуная и часть Бессарабии. Таковы основные итоги Крымской войны.

Героическая оборона Севастополя послужила основой для преобразований в военном деле и особенно в фортификации. России принадлежит приоритет в создании методов позиционной обороны. Впервые в больших масштабах возводились контр-апрошные укрепления, ложементы, завалы и траншеи. В сочетании с бастионами, редутами, люнетами и куртинами они образовали эшелонированную систему оборонительных сооружений, которые позволили при худшем вооружении войск длительное время сдерживать натиск превосходящего врага и наносить ему значительный урон. При защите крепости впервые был применен стрелковый окоп.

В отличие от союзников, у которых инженерные работы выполняли саперные части, а пехота участвовала только в боях, в осажденном гарнизоне к строительству и восстановлению укреплений привлекались все рода войск, как, впрочем, и к отражению штурмов.

Впервые в мировой практике при обороне крепости с суши решающую роль сыграли военно-морские силы. Они взаимодействовали с сухопутными войсками и обеспечивали артиллерийскими средствами оборону Севастополя в течение всей осады. Защита города стала возможной благодаря стойкости и героическому духу его гарнизона, самоотверженности осажденных. "... Счастье для России, что оборона в первые ее моменты попала в руки многоопытных и полных гражданского мужества адмиралов..."[109]

Начальник инженеров Севастопольского гарнизона генерал-адъютант Тотлебен применил на практике передовые идеи русского военного инженера генерала профессора А. З. Теляковского, который впервые связал вопросы фортификации со стратегией и тактикой войск, состоянием артиллерии и осадными средствами. Характеризуя неутомимую деятельность военных инженеров при осаде Севастополя, Э. И. Тотлебен писал:

"Как инженерное искусство стоит в неразрывной связи с артиллерией и тактикою, точно так и успех инженерной обороны вполне зависит от численности и материальной части артиллерии, от вооружения пехоты и в особенности от боевых качеств этих родов войск. Только вполне зная материальные средства и нравственную силу гарнизона, инженер может, применяясь к местным обстоятельствам, доставить войскам с вероятностью успеха возможность употребить свое оружие с наибольшею пользою..."[110]

Опыт обороны Севастополя был использован при реконструкции крепостей России, и в первую очередь в Кронштадте. Практический опыт генерал-адъютанта Э. И. Тотлебена лег в основу русской фортификационной школы, признанной во всем мире.

Директор Инженерного департамента в Военном министерстве, товарищ генерал-инспектора по инженерной части, а фактически руководитель Инженерного ведомства с 1863 по 1877 гг., член Государственного совета с 1879 г. — таков далеко не полный послужной список выдающегося военного деятеля России генерал-адъютанта, инженер-генерала графа Э. И. Тотлебена. Во многом благодаря его уму, знаниям, воле и мужеству стала возможна великая Севастопольская эпопея.

ГЛАВА 5. Памятники героической обороны Севастополя (1854—1855 гг.)

... Надолго оставит в России

великие следы эта эпопея Севастополя,

которой героем был народ русский ...

Л. Н. Толстой

Русский солдат и матрос были главными действующими лицами беспримерной обороны Севастополя в течение одиннадцати с половиной месяцев. Только их "храбрость, дисциплинированность, терпение, выносливость, покорность обстоятельствам, привязанность и доверие к ближайшим начальникам позволяли преодолевать все лишения и опасности, удерживать земляные укрепления, беспрерывно восстанавливая их под огнем противника..."[111] Героическая оборона Севастополя стала возможной благодаря самоотверженности и умелым действиям ее непосредственных руководителей — В. А. Корнилова, П. С. Нахимова, Э. И. Тотлебена, В. И. Истомина, С. А. Хрулева, В. И. Васильчикова, А. П. Хрущова и др. Именно они сплотили разных по характеру людей для сопротивления врагу, личным примером и высокой требовательностью побудили офицеров к полному осознанию долга, безусловному исполнению своих обязанностей и высокому пониманию воинской чести.

Народная память и воздвигнутые памятники воздают должное этим героям, именитым и безвестным, павшим и уцелевшим в этой беспримерной битве. И в первую очередь это памятные места их погребения.

Братское кладбище

Во время осады города тела убитых и умерших от ран перевозили на Северную сторону и хоронили сначала на Михайловском кладбище, а затем на различных высотах. Со временем на большом пустынном высоком холме сформировалось Братское кладбище.

В ясный, погожий день с Южной стороны Севастополя хорошо виден силуэт сооружения пирамидальной формы, возвышающийся над горизонтом северной части города. Это контуры церкви Святого Николая, венчающей холм, на склонах которого расположены могилы Братского кладбища участников обороны 1854—1855 гг. Храм построен в 1870 г. по проекту архитектора А. А. Авдеева. Выбирая пирамидальную форму храма, будущий академик архитектуры хотел выразить идею вечности, олицетворяемую видом египетских пирамид. Этот эффект усиливается при входе на кладбище. Миниатюрные пирамиды, возведенные по обеим сторонам поворотных металлических ворот, повторяют виднеющиеся вдали очертания церкви. На старой фотографии, предлагаемой читателю, запечатлены также две старые пушки, оберегающие вечный покой воинов (к сожалению, орудия не сохранились до наших дней).

Церковь, построенную из инкерманского камня, венчает большой крест весом 16 тонн. Общая высота сооружения более 30 м, сторона квадратного основания около 20 м. На пирамидальной наружной части были вмонтированы восемь мраморных досок, по две на каждой стороне. На них были высечены наименования и состав всех частей, принимавших участие в обороне Севастополя, и цифры понесенных ими потерь. Впоследствии доски из мрамора заменили на диоритовые.

На внутренних стенах храма — доски из черного мрамора с именами 943 адмиралов, генералов и офицеров, убитых во время осады города в 1854—1855 гг.

При проектировании и строительстве церкви не были в должной мере учтены местные климатические условия. Открытое для всех ветров сооружение подвергалось разрушающему действию атмосферных осадков. Через неплотности и осадочные трещины влага проникала внутрь помещения, появились сырость и плесень, которые начали разрушать прекрасную фресковую живопись, выполненную академиками А. Е. Корнеевым, А. Д. Литовченко и профессором М. Н. Васильевым. С 1872 по 1881 г. в храме производились работы с целью поддержать памятник в надлежащем состоянии: были заделаны наружные швы, установлены водосточные трубы и желоба, реставрированы портики. Но тем не менее, девятилетний труд не обеспечил дальнейшего сохранения уникальной живописи.

Александр II, посетивший храм в 1886 г., принял кардинальное решение — приказал заменить все живописные полотна мозаикой. Работу выполнили в мастерской Сельвиати в Венеции по картонам, составленным художником М. Н. Протопоповым. Иконы написали академики А. Е. Корнеев, Марков и профессор М. Н. Васильев. Переделка росписи продолжалась до 1893 г. Одновременно реставрировали мраморную облицовку, установили тридцать две колонны, изготовленные из мрамора, исправляли мозаичный пол, делали свинцовые покрытия на портиках. В 1888 г. церковь оборудовали системами вентиляции и отопления. Продолжавшиеся в течение шести лет работы по возрождению памятника обошлись казне в сумму более 213 тысяч рублей, в том числе свыше 173 пошло на изготовление мозаики.[112] В таком виде храм находился вплоть до Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. В войну он был сильно поврежден; восстановлен в послевоенные годы.

Регулярные работы по восстановлению кладбища начались с 1870 г. На отлогостях холма появились дорожки; склоны украсили кустарник, деревья и цветы из построенной при кладбище оранжереи. Первоначально над братскими могилами были установлены надгробия из инкерманского камня, а над одиночными захоронениями — из мрамора. Территорию кладбища обнесли оградой из крымбальского камня. Недалеко от входа находились два домика в готическом стиле, где проживали смотрители, назначаемые из ветеранов Крымской войны. Из-за недостатка денежных средств благоустройство кладбища затянулось и было закончено к 50-летию обороны города.

По высочайшему повелению на Братском кладбище разрешалось хоронить только участников Севастопольской эпопеи, независимо от места их проживания. Для погребения достаточно было иметь завещание скончавшегося воина. Так были похоронены генералы С. А. Хрулев, Э. И. Тотлебен, М. Д. Горчаков, а также многие другие адмиралы и офицеры, пожелавшие лежать в земле рядом со своими боевыми товарищами.

На кладбище нашли свой вечный покой около 40 тысяч человек. Они захоронены в 474 братских могилах и 119 индивидуальных погребениях. Над могилами установлены различные по форме памятники — от простых и строгих надгробий до разнообразных саркофагов, часовен, обелисков и прочих композиций, созданных заботами правительства, родных и друзей погребенных.

Памятники изготовлены из самых разнообразных материалов: рядом соседствуют надгробия из гранита и чугуна, мрамора и бронзы, известняка и диорита ...

Привлекает всеобщее внимание памятник на могиле генерал-лейтенанта С. А. Хрулева, скончавшегося в 1870 г. Мраморную колонну с каннелюрами венчает бюст героя осады Севастополя, под ним — стилизованный щит с надписью: "Хрулеву — Россия". На одной из граней высечены слова, произнесенные при погребении С. А. Хрулева архимандритом Херсонесского монастыря: "Пораздайтесь холмы погребальные, потеснитесь и вы, благодетели... Вот старатель ваш пришел доказать вам любовь свою, дабы видели все, что и в славных боях и в могильных рядах не отстал он от вас. Сомкните же тесные ряды свои, храбрецы беспримерные, и героя Севастопольской битвы окружите дружнее в вашей семейной могиле". (Следует пояснить, что С. А. Хрулев обращался к солдатам со словом "благодетели", а те в свою очередь с любовью называли его "наш старатель".)

Несколько выше от памятника генерал-лейтенанту Хрулеву, на склоне холма, расположено захоронение генерала Э. И. Тотлебена. Он умер в 1884 г. и завещал похоронить себя на Братском кладбище в Севастополе. Над могилой построена изящная часовня, на одной из сторон которой изображена карта севастопольских укреплений, возведенных во время осады города 1854—1855 гг. под руководством Э. И. Тотлебена.

Владимирский собор

Пятого октября 1854 г. погиб организатор обороны Севастополя вице-адмирал Владимир Алексеевич Корнилов. Николай I пишет в письме главнокомандующему войсками Крыма и Черноморского флота князю А. С. Меншикову: "Славная смерть нашего почетного, любезного Корнилова меня глубоко огорчила: мир праху его. Вели положить его рядом с незабвенным Лазаревым. Когда доживем до спокойных времен, поставим памятник, где убит; и батарею (бастион) назвать по нем..."[113]

Повеление монарха было исполнено полностью. Владимира Алексеевича Корнилова похоронили в склепе рядом с его учителем и наставником адмиралом Михаилом Петровичем Лазаревым. А через несколько месяцев там же погребли павших героев обороны Севастополя Владимира Ивановича Истомина и Павла Степановича Нахимова.

Захоронения производились в склепе, находившемся между фундаментами заложенного Владимирского собора. История создания собора такова. Николай I, находясь в 1837 г. в Севастополе, разрешил главному командиру Черноморского флота вице-адмиралу Лазареву построить храм в честь святого князя Владимира. Лазарев выбрал для сооружения храма самое возвышенное место в центре городского холма, откуда открывался прекрасный вид на рейд и взморье. Одновременно рассматривалось предложение возвести храм в Херсонесе. Вокруг этих вариантов разгорелся в Петербурге длительный спор, в котором М. П. Лазареву удалось отстоять свое решение. Тяжелая болезнь помешала адмиралу начать строительство храма. Вскоре он выехал на лечение в Вену, где и скончался в 1851 г. Учитывая огромные заслуги перед Россией выдающегося флотоводца, ученого и созидателя, Николай I распорядился похоронить его внутри будущего Владимирского собора.

Сам храм официально был заложен 15 июля 1854 г. К сентябрю того же года, когда в Евпатории высадился десант союзников, на строительстве собора успели завершить фундаменты и стены подвала. Естественно, дальнейшие работы прекратили, а рабочих и материалы использовали для возведения укреплений. Среди этих фундаментов и были захоронены три адмирала — вдохновители и организаторы обороны Севастополя. Так в дни ожесточенных сражений начал создаваться памятник героям Севастопольской эпопеи.

Первоначально архитектор К. А. Тон хотел возвести пятикупольный собор. Однако, учитывая, что храм превратился в усыпальницу героев, проект решили переработать, сохранив фундаменты. Работу поручили академику архитектуры А. А. Авдееву, получившему известность после сооружения церкви-памятника на Братском кладбище Севастополя.

На старой фотографии во всем величии представлен Владимирский собор, построенный в византийском стиле. На его южном и северном фасадах помещены мемориальные плиты с именами Лазарева, Корнилова, Нахимова и Истомина. Их захоронения, расположенные внутри нижней церкви, имеют общее надгробие в виде большого креста из черного мрамора. На плите написаны имена адмиралов и даты их смерти. А на внутренних стенах храма увековечены имена 33 особо отличившихся участников Севастопольской эпопеи, награжденных орденом Св. Георгия. В последующие годы около храма были погребены одиннадцать адмиралов — участников обороны Севастополя.

Стены собора выполнены из инкерманского камня, наружные колонны — из диорита, а внутренние — из каррарского мрамора. К отделке здания привлекались лучшие специалисты того времени. Так, фресковую роспись осуществил известный художник академик А. Е. Корнеев. Орнаментальную роспись свода и стен выполнил швейцарский зодчий Р. Изелли. Облицовку мрамором колонн, иконостаса и клироса выполнил итальянский скульптор из Каррары В. Бонанни.

В соборе функционировали верхняя и нижняя церкви. Верхний храм, расписанный золотом и серебром, предназначался для офицеров и знатных сословий, а в нижнем, отделанном значительно скромнее, шли службы для матросов, солдат и простых горожан.

Храм высотой более 30 м хорошо просматривался как с моря, так и из всех районов города. В годы Великой Отечественной войны собор-памятник был разрушен. С 1966 г. началось его восстановление по проекту творческого коллектива, возглавляемого архитектором И. Л. Шмульсоном, а после его смерти — архитектором В. И. Майко. Настенную живопись и орнаментальную роспись осуществили реставраторы под руководством П. Я. Редько.

Памятник В. А. Корнилову

Никто не смог бы в столь короткий срок организовать сухопутную оборону Севастополя, как это сделал вице-адмирал В. А. Корнилов — так друзья и враги оценивали его деятельность в первый месяц осады города. В полдень 5 октября 1854 г. В. А. Корнилов был смертельно ранен на Малаховом кургане.

Сразу после его смерти, на месте, где вице-адмирала Корнилова настиг вражеский снаряд, выложили крест из ядер. Бастион на Малаховом кургане стали именовать "Корниловским", а его защитники с гордостью называли себя корниловцами.

И только через сорок один год, 5 октября 1895 г., состоялось открытие памятника Корнилову на месте, где он был смертельно ранен. Вот как описывает памятник один из участников того торжественного события: "... Корнилов в солдатской шинели на скале бруствера. Руководя обороной, он упал, сраженный ядром в ногу, и отдает последнее приказание: "Отстаивайте же Севастополь". Ниже и левее Корнилова, как бы исполняя его волю, матрос Кошка молодецки подхватил ядро и спешит послать его в дуло орудия.

На лицевой стороне постамента, пробитой ядрами, под словами приказа надпись "Вице-адмиралу В. А. Корнилову, смертельно раненому на сем месте 5 октября 1854 г."

На правой стороне памятника — контр-адмиральский и вице-адмиральский флаги и надпись: "Наварин 1827 года", "Синоп 1853 года", названия судов, которыми командовал Корнилов: 1831 года тендер "Лебедь", 1833 года бриг "Фемистокль", 1837 года корвет "Орест", 1842 года корабль "Двенадцать Апостолов", с 1849 года начальник штаба Черноморского флота".

На задней стороне, обращенной к городу, на откосе скалы, последняя молитва адмирала перед смертью: "Благослови, Господи, Россию, Царя, спаси Севастополь и флот".

Проект памятника выполнили генерал-лейтенант А. А. Бильдеринг и академик И. Н. Шредер. Композиция отлита из бронзы на заводе Берда в Санкт-Петербурге. Постамент установлен на саженном цоколе квадратной формы из диорита. Общая высота памятника до 5 сажен[114].

Надо отметить, что для столь внушительных размеров и веса постамента и скульптурной группы пришлось сделать и солидный фундамент. В архиве найден чертеж основания памятника. Оно заглублено в грунт на 5 м и выполнено из каменной кладки на цементном растворе.

В годы Великой Отечественной войны фашисты варварски уничтожили памятник Корнилову. Бронзовые отливки были отправлены в Германию на переплавку, а цоколь и постамент взорваны. Уцелел только крест из ядер, который вскоре после окончания Крымской войны вмонтировали в гранитную плиту.

Памятник воссоздали к 200-летию Севастополя в 1983 г. В нем были сохранены первоначальный замысел и композиция А. А. Бильдеринга и И. Н. Шредера. Общая высота памятника составляет 8,7 м, высота статуи Корнилова — 2,7 м, фигуры матроса — 3,34 м. Следует пояснить, что авторы не сочли необходимым изображать конкретную фигуру матроса Кошки, так как его скульптурное изображение к тому времени было установлено в городе. Памятник возвели по проекту народного художника УССР скульптора М. В. Вронского и заслуженного архитектора УССР В. Г. Гнездилова.

Памятник П. С. Нахимову

После смерти вице-адмирала Корнилова руководил обороной Севастополя вице-адмирал, а с марта 1855 г. — адмирал П. С. Нахимов. 28 июня 1855 г. на Корниловском бастионе он был смертельно ранен в висок и через два дня, не приходя в сознание, скончался. В 1905 г. на месте ранения адмирала установили мраморную плиту, которая не сохранилась. В 1957 г. там же, на банкете бастиона, появился гранитный постамент с плитой, на которой высечена надпись: "Здесь на бастионе Малахова кургана 28 июня 1855 г. смертельно ранен адмирал Павел Степанович Нахимов".

Волею случая друзья и соратники адмиралы В. А. Корнилов и П. С. Нахимов получили смертельные ранения на одном бастионе и через девять месяцев после разлуки вновь соединились, на этот раз навечно, в склепе Владимирского собора.

В 45-ю годовщину Синопского сражения, 18 ноября 1898 г., на центральной площади Севастополя открыли памятник адмиралу П. С. Нахимову. Он был выполнен по проекту генерал-лейтенанта А. А. Бильдеринга и скульптора И. Н. Шредера. К сожалению, памятник не сохранился до наших дней, а представление о нем дают различные описания и рисунок А. А. Бильдеринга.

Первоначально памятник был обращен к рейду и Графской пристани. Новый памятник, установленный на том же месте 5 ноября 1959 г., в целом повторяет облик своего предшественника (авторы проекта скульптор академик Н. В. Томский и архитектор М. 3. Чесаков).

Адмирал изображен во флотской шинели с палашом на перевязи, в правой руке — подзорная труба, левая заложена за спину. Шестиметровая бронзовая скульптура адмирала установлена на постамент из полированного гранита высотой 6,5 м. Три бронзовых горельефа украшают основание памятника. На фасадной стороне изображен Синопский бой и приведены слова из приказа Нахимова, отданного перед боем: "В случае встречи с неприятелем, превышающем нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый из нас сделает свое дело."

На правой стороне постамента помещен горельеф: Нахимов и Корнилов, во время осады Севастополя на четвертом бастионе; на левом горельефе изображен Нахимов, беседующий с матросом на боевом корабле.

Обратная сторона постамента украшена оружием в окружении знамен. На фоне знамен — доска со словами: "Слава русскому флоту", а над нею даты рождения и гибели адмирала: "1802 — 1855". У подножия памятника по углам установлены четыре морских якоря.

Памятник великому флотоводцу возвышается на площади, носящей его имя, на фоне Севастопольского рейда и Графской пристани, на которую он сходил после морских походов и ступил в последний раз для защиты родного флота и города.

Музей-памятник

В апреле 1869 г. в Санкт-Петербурге был образован комитет по созданию музея Севастопольской обороны 1854—1855 гг. Его возглавил бывший руководитель инженеров осажденного города генерал-адъютант, генерал-лейтенант Э. И. Тотлебен. В Севастополе создали местную комиссию, в которую вошли участники героической обороны, морские офицеры, люди передовых и прогрессивных взглядов. Всех их объединяла идея сохранить в памяти потомков события уходящей в прошлое Севастопольской эпопеи.

В России прошел сбор пожертвований на создание музея. Не остался в стороне и император Александр II. На содержание музея он пожертвовал имение в Таврической губернии, которое приносило ежегодный доход 2500 рублей. Многие участники обороны Севастополя откликнулись на призыв, присылали различные реликвии, рисунки и предметы. За пять месяцев образовался большой фонд музея. В нем находились личные вещи адмиралов В. А. Корнилова и П. С. Нахимова, хирургический инструмент Н. И. Пирогова, картины художников И. К. Айвазовского и Ф. А. Рубо, рисунки с натуры В. Тимма, карты сражений, портреты участников обороны, оружие и знамена.

С самого начала было принято решение построить для музея специальное здание-памятник. Но для реализации задуманного требовались годы, поэтому экспозиции музея были открыты 14 сентября 1869 г. на первом этаже в севастопольском доме Э. И. Тотлебена. По своему внешнему облику и размерам здание вполне соответствовало размещенному в нем музею. Более того, перед фасадом было устроено ограждение из стволов старых пушек.

Недалеко от дома Э. И. Тотлебена на Екатерининской улице (ныне улица Ленина) находилось место, выбранное для строительства здания музея. Эта площадка изображена на рисунках русского и английского художников, сделанных вскоре после падения Севастополя. Музей построят в 1895 г. рядом с Михайловским собором, а здание башни старого Адмиралтейства, мешавшее застройке, будет разобрано.

Проект здания музея выполнил академик архитектуры А. М. Кочетов в классическом античном стиле.

Здание облицовано инкерманским камнем. Украшения из чугуна и бронзы, а также внутренние лепные работы осуществлялись по чертежам скульптора Б. В. Эдуардса.

Подробное описание этого здания приводится в каталоге музея Севастопольской обороны за 1897 г.:

" ...Перед входом — два фонаря на чугунных колоннах с арматурами из ядер и цепей на гранитных пьедесталах... На фасадной стене над дверью — мраморные доски с надписью: "Музей Севастопольской обороны. Заложен в царствование Императора Александра III, окончен в царствование Императора Николая II."

Во фронтоне на металлической доске — золоченый венок с числом дней обороны — "349".

По сторонам входных дверей — стенные арматуры, состоящая каждая из двух пушек, двух якорей, четырех бомб и щита, на котором в золоченом венке изображены серебряные медали, а над щитом медный орел и банники.

На стенах — мраморные доски с надписью: 1854 и 1855 гг....

По бокам вестибюля — площадки, на которых стоят две пушки, две мортиры, восемь якорей, четыре кучи ядер, каждая из пяти штук, и две кучи ... из тридцати штук.

Вестибюль и площадки обнесены железными решетками.

Боковые фасады. На стенах — арматурные стенные изображения носа и кормы корабля с якорями, флагами и тремя пушками с орлом; по бокам медные арматуры и медные щиты. Ограда состоит из трех бомб, соединенных железными поручнями.

Задний фасад. Над портиком четыре медных щита, а над входом — доска с надписью: "Музей Севастопольской обороны". Перед входом каменная лестница.... На лестнице — арматуры из бомбы, факела и двух якорей. В портике ... на чугунных досках арматуры из двух бомб, соединенных брусом с гирляндами.

По правую и левую сторону портика — каменные обелиски с арматурами из двух пушек с орлом ... По сторонам обелисков на каменных цоколях — четыре группы бомб ..."[115]

Музей постоянно пополнялся новыми экспонатами и реликвиями, расширял рамки своей деятельности. В 1940 г. он стал называться Военно-историческим музеем Черноморского флота.

В годы Великой Отечественной войны здание музея сильно пострадало. Однако наиболее ценные экспонаты успели эвакуировать. 15 августа 1948 г. замечательный музей вновь открыл двери для своих посетителей. В настоящее время в фондах музея имеется более 26 тысяч единиц хранения.

В сентябре 1994 г. в Севастополе на Черноморском флоте отмечали две даты. Исполнилось 140 лет со дня начала осады города и 120 лет музею-памятнику. Несмотря на финансовые затруднения, небольшой, но квалифицированный коллектив сотрудников музея осуществляет не только патриотическое воспитание воинов флота и населения, но и выполняет большую научно-исследовательскую работу. Совместно с музеем обороны и освобождения Севастополя, а также Военно-историческим обществом 140-летие начала осады города было отмечено интересными выставками на улицах и площадях города, а также театральными представлениями сражений того времени.

Панорама "Оборона Севастополя 1854—1855 гг."

Открытие панорамы состоялось 14 мая 1905 г., когда широко отмечалось 50-летие героической эпопеи. По проекту инженера О. Э. Энберга и архитектора В. А. Фельдмана было построено специальное здание цилиндрической формы. Высота здания и его наружный диаметр 36 м. Портал входа, выполненный в классическом стиле, украшен изображением солдатского Георгиевского креста, обвитого Георгиевской лентой. На портале помещена ставшая знаменательной цифра "349". Наружные стены украшены пилястрами. В нишах между пилястрами, длительное время пустовавших, в 1974 г. установили скульптурные портреты выдающихся участников обороны Севастополя (скульпторы С. А. Чиж, В. В. Петренко, Л. С. Смерчинский, Н. П. Петрова и резчики по мрамору И. И. Степанов, В. И. Журавлев, Г. Р. Харизанов и И. М. Чертов). Выразительные скульптурные изображения адмиралов В. А. Корнилова, П. С. Нахимова, В. И. Истомина, А. И. Панфилова, Ф. М. Новосильского, капитана I ранга Г. И. Бутакова, генерала С. А. Хрулева, штабс-капитана А. В. Мельникова, матросов Петра Кошки и Игнатия Шевченко, Даши Севастопольской (Михайловой), Н. И. Пирогова и Л. Н. Толстого придали зданию панорамы законченный внешний облик.

Внутри сооружения было размещено живописное полотно действительного члена Петербургской Академии художеств Ф. А. Рубо. Панораму он создавал будучи профессором Академии. На картине изображен штурм Севастополя, предпринятый союзными войсками 6 июня 1855 г. и блестяще отбитый защитниками города. Зрители панорамы, находясь на смотровой площадке, которая соответствует положению вершины Малахова кургана, наблюдают за происходящим сражением по всей линии обороны и могут рассмотреть отдельные детали на специальном предметном помосте-подстолье, имеющем площадь около 900 м2.

Живописное полотно высотой 14 и длиной 115 м было подвешено по окружности, не касаясь стен здания. Свет поступал через кольцевое окно в крыше и полотняным экраном отражался на панораму. Нижний край картины сливался с предметным планом, на котором находились настоящие орудия, ядра и искусно выполненные макеты. Точность изображения на полотне сочеталась с высоким мастерством талантливого художника — основоположника панорамного искусства.

Во время Великой Отечественной войны здание панорамы загорелось от немецких бомб, и с большим трудом удалось спасти от гибели часть картины, разрезав ее на отдельные куски.

Коллектив живописцев под руководством народного художника РСФСР В. Н. Яковлева, а после его кончины — академика, народного художника РСФСР П. П. Соколова-Скаля воссоздал картину, внеся новые эпизоды, обогатившие содержание полотна (возвращение матроса Кошки из ночной вылазки, приезд на поле боя хирурга Пирогова и некоторые другие моменты).

Само здание панорамы не только восстановили в прежнем виде, но и оборудовали системами электроснабжения, отопления и вентиляции. Осмотр картин стал возможным в любое время дня и года. Открытие воссозданной панорамы состоялось 16 октября 1954 г.

Памятник затопленным кораблям

Недалеко от Приморского бульвара над рейдом возвышается выполненный из гранита трехметровый утес. На нем установлена стройная диоритовая колонна, которую венчает отлитый из бронзы двуглавый орел, несущий венок Славы.

Общая высота памятника — 16,66 м. На пьедестале высечена надпись: "В память кораблей, затопленных в 1854—1855 гг. для заграждения входа на рейд".

Автор проекта — скульптор академик А. Г. Адамсон. В создании памятника приняли участие архитектор В. А. Фельдман и военный инженер О. И. Энберг[116].

Перед памятником на набережной Приморского бульвара установлены два якоря с затопленных кораблей. Недалеко от этих якорей, на небольшом мысе, в каменный парапет вмонтирована гранитная мемориальная доска с надписью: "Начало плавучего моста через рейд в 1855 году". Именно отсюда мимо выступающих верхушек мачт затопленных кораблей русские войска переходили на Северную сторону в ночь на 28 августа 1855 г.

Когда русские войска, потерпев поражение на реке Альме, отступили и положение Севастополя стало критическим, было принято решение затопить на рейде, в створе между Александровской и Константиновской батареями, семь старых кораблей. Это произошло в полночь 11 сентября 1854 г. Корабли превосходящего союзного флота были лишены возможности ворваться на рейд, а защитники города могли сосредоточить все силы на защите Севастополя с суши.

В феврале 1855 г., когда осенне-зимние штормы частично разрушили преграду из затопленных судов, были опущены на дно еще шесть кораблей между Николаевской и Михайловской батареями. Именно в этом створе и установлен памятник затопленным кораблям, открытый в 1905 г.

Памятник Э. И. Тотлебену

На Историческом бульваре возвышается памятник Э. И. Тотлебену и, как справедливо полагают, русским саперам. Действительно, значение для обороны Севастополя саперов и военных инженеров трудно переоценить. Они не только сами беззаветно трудились на возведении и восстановлении укреплений, но и возглавляли работы, на которые привлекались солдаты, матросы и жители города. Три саперных батальона и две военно-рабочие роты во время осады города находились на самых опасных и ответственных участках и во многом предопределяли судьбу сражений за Севастополь.

Единение всех защитников города нашло отражение в скульптурной группе на пьедестале памятника. Пьедестал выполнен в виде фрагмента бастиона с минной галереей, на фоне которой — фигура работающего минера, а рядом солдаты различных родов войск укрепляют и одновременно защищают свой бастион. В нижней части пьедестала, сделанного из серого гранита, рельефная надпись: "1854. Оборона Севастополя. 1855".

С противоположной стороны постамента выбиты слова приказа о награждении Э. И. Тотлебена орденом Св. Георгия 3-й степени и барельефное изображение карты оборонительных сооружений Севастополя, созданных под его руководством. На пьедестале установлена скульптура Э. И. Тотлебена, отлитая из бронзы, высотой 5,3 м. Высота всего памятника 13,75 м. Он создан по проекту А. А. Бильдеринга и И. Н. Шредера, а открыт 5 августа 1909 г.

Во время Великой Отечественной войны памятник был сильно поврежден. Его восстановили в 1945 г. под руководством скульптора Л. М. Писаревского.

Памятники Исторического бульвара

Памятник Э. И. Тотлебену был установлен на Историческом бульваре неслучайно. Здесь во время осады города в 1854—1855 гг. находился четвертый бастион, являвшийся ключевым пунктом обороны на Городской стороне. Он выдержал ожесточенные атаки противника, пытавшегося кратчайшим путем ворваться в город. Потерпев неудачу, французские войска предприняли попытку взорвать четвертый бастион из подземной галереи. Однако в развернувшейся подземно-минной войне русские саперы одержали полную победу над французами.

В 1873 г. городские власти приняли решение никогда не застраивать участки, где находились укрепления в период осады Севастополя. Намечалось создать по всей линии обороны скверы и бульвары, а также установить мемориальные обозначения и памятники. Для обеспечения финансирования работ объявили подписку, на которую откликнулись многие граждане России.

С 1876 г. приступили к работам на Большом бульваре — так он именовался со времени основания М. П. Лазаревым как место отдыха горожан. Сделали новые посадки деревьев и кустарников, так как прежние посадки были использованы для строительства укреплений. Однако благоустройство и возведение памятников полностью завершили только к 50-летию героической обороны Севастополя. Тогда же Большой бульвар переименовали в Исторический. На территории этого красивейшего, засаженного разнообразными деревьями и кустарниками бульвара находится тринадцать памятников и мемориальных обозначений. В их числе описанные выше "Панорама обороны Севастополя в 1854—1855 гг." и памятник Э. И. Тотлебену. Перейдем к рассмотрению других памятных сооружений на Историческом бульваре.

Укрепления четвертого бастиона и вход в минную галерею

К 1905 г. был восстановлен участок четвертого бастиона с бруствером, траверсами, канатными щитами и орудиями. Перед ним был расчищен ров и открыты входы в минные галереи. Укрепление предстало перед потомками в том виде, который оно имело в 1854—1855 гг. Однако со временем под воздействием сил природы конструкции стали разрушаться. Поэтому в 1963 г. демонстрационная часть четвертого бастиона была выполнена заново. Вместо хвороста, канатов, мешков, дерева и грунта был применен долговечный и прочный железобетон. При этом не только сохранили первоначальную конфигурацию всех элементов бастиона, но и искусно передали их фактуру. По проекту Л. П. Губы был воссоздан вид левого фаса бастиона на протяжении 80 метров. Теперь можно воочию ознакомиться с конструкцией бастионов, возведенных в период осады Севастополя, и спуститься по противоположному откосу в ров, где виднеются входы в подземные минные галереи. Отсюда начинался трудный и опасный путь к подземно-минной войне. Бесстрашие, трудолюбие и смекалка помогли русским саперам одержать победу в этом труднейшем сражении. К 50-летию первой обороны на каменной глыбе у входа в галерею закрепили чугунную доску с надписью: "Следы минной войны перед четвертым бастионом". Этот камень, имеющий в поперечнике около двух метров, был выброшен на поверхность минным взрывом 3 апреля 1855 г.

Памятники воинам четвертого бастиона и Язоновского редута

Четвертый бастион и его гарнизон с первых дней осады города находились под перекрестным огнем вражеских батарей и подвергались ожесточенным нападениям. Уже в ходе сражения на укреплении была создана глубоко эшелонированная оборона. В центре бастиона в 1905 г. установили памятник его защитникам. Он выполнен в виде обелиска, увенчанного шлемом. На фасадной стороне памятника изображен крест в лавровом венке и сделана надпись: "4 бастион". На противоположной стороне перечислены все части, сражавшиеся на этом укреплении: "1854—1855. 32 флотск(ий) экипаж. Черноморские 2 и 8 батальоны, Волынский пех(отный) и 4 и 6 стрел(ковые) бат(альоны). Тобольский пех(отный) полк. Томский пех(отный) полк". Памятник и уложенные вокруг глыбы созданы из серого гранита. Высота обелиска 5 м.

В горжевой части четвертого бастиона находился Язоновский редут, возведенный осенью 1854 г. командой с брига "Язон". Своим огнем редут поддерживал бастион и защищал его горжевую часть. Он имел на вооружении к концу осады 25 орудий, а командовал редутом флотский лейтенант К. А. Лазарев.

На месте этого редута в 1905 г. установили памятник его защитникам. Он выполнен в виде четырехгранного обелиска, увенчанного крестом. На западной грани обелиска даты: "1854—1855" и сделана надпись: "Язоновский редут". На восточной стороне памятника изображен крест и перечисляются части, принимавшие участие в обороне редута.

Обелиск выполнен из янцевского гранита и полированного диорита. Его высота 4,6 м.

Мемориальные обозначения на местах батарей

К 50-летию первой обороны Севастополя места расположения всех батарей на четвертом бастионе были обозначены мемориальными стенками из известняка. В центре знака вмонтирована чугунная доска с названием и номером батареи, а по бокам установлены чугунные ядра. Так оформлено местоположение шести батарей.

"Батарея №20 Шихматова". Находилась на Язоновском редуте с ноября 1854 г. Ее первый командир — капитан-лейтенант И. В. Ширинский-Шихматов. На вооружении имела шесть орудий, действовавших против английских позиций на Зеленой горе.

"Батарея №23 Лазарева". Она также была возведена на Язоновском редуте лейтенантом К. А. Лазаревым, который в дальнейшем принял командование редутом. Батарея состояла из восьми орудий.

"Батарея №53 Нарбута". Входила в состав Язоновского редута и состояла из двух 24-фунтовых пушек. Ее построил лейтенант 32-го флотского экипажа Ф. Ф. Нарбут.

"Батарея №100 Бурлея". Возведена в мае 1855 г., имела на вооружении четыре орудия. Ее первый командир — флотский лейтенант Бурлей.

"Батарея №115 Нарбута". Создана в последний месяц обороны Севастополя. Она состояла из четырех 24-фунтовых пушек и обстреливала позиции англичан перед третьим бастионом. До последних дней батареей командовал лейтенант Нарбут, одновременно оставаясь командиром и батареи №53.

"Батарея №120 Манто". Построена в начале августа 1855 г. Имела на вооружении пять 36-фунтовых пушек, которые вели огонь по позициям англичан на Зеленой горе. Ее командиром был лейтенант М. И. Манто.

Несколько иное мемориальное обозначение имеет батарея №38 Костомарова. Она была возведена на гласисе четвертого бастиона и защищала его подступы. Кроме того, батарея обеспечивала проведение вылазок с бастиона на позиции противника. Она состояла из шести орудий и действовала до отхода русских войск на Северную сторону. Батарея получила название в честь своего первого командира лейтенанта 34-го флотского экипажа Н. И. Костомарова. Мемориальное обозначение было построено в 1905 г. в виде стенки из крымбальского известняка, на которой закреплены пять чугунных ядер и сделана надпись: "Батарея Костомарова. 1855 г.".

В память об участии Л. Н. Толстого в обороне Севастополя

К 100-летию со дня рождения Л. Н. Толстого в 1928 г. на Историческом бульваре была установлена мемориальная плита в честь участия Л. Н. Толстого в обороне Севастополя.

Подпоручик артиллерии граф Л. Н. Толстой прибыл в Крым в ноябре 1854 г. из Дунайской армии — как он объяснял, из патриотических побуждений. Зимой и весной Лев Николаевич служил на Бельбеке и часто посещал осажденный город. В ночь с 10 на 11 марта он участвовал в вылазке в районе Малахова кургана. В том же месяце трехорудийную батарею, которой командовал Л. Н. Толстой, перевели на четвертый бастион и установили на Язоновском редуте. Здесь Л. Н. Толстой находился полтора месяца, участвуя в артиллерийских сражениях и постоянно подвергаясь смертельной опасности. За проявленное мужество, хладнокровие и распорядительность Л. Н. Толстому досрочно присвоили звание поручика и наградили орденом Св. Анны 4-й степени с надписью "За храбрость".

В мае 1855 г. поручика Толстого назначили командиром отдельного горного артиллерийского взвода, состоящего из двух орудий. Первоначально он дислоцировался на Черной речке, а затем был переведен на Бельбек. Л. Н. Толстой обращался к командованию с просьбой о переводе его в осажденный город, но получил отказ. Однако он часто посещал Севастополь и принимал участие в некоторых сражениях. Находился Л. Н. Толстой в городе и 27 августа 1855 г., где он, добровольно приняв командование несколькими орудиями, участвовал в отражении неприятельских атак.

Во время коротких затиший на четвертом бастионе Л. Н. Толстой написал первый из севастопольских рассказов — "Севастополь в декабре месяце", который принес начинающему писателю широкую литературную известность. В июне 1855 г. был написан второй рассказ — "Севастополь в мае" о событиях, свидетелем которых Л. Н. Толстой оказался находясь на четвертом бастионе. Последние дни обороны города Л. Н. Толстой описал в третьем рассказе — "Севастополь в августе 1855 года".

Севастопольские рассказы полны возвышенных патриотических чувств и веры в силы русского народа.

Установленная в 1928 г. мемориальная плита не сохранилась. На ее месте в 1955 г. поставили стелу из полированного гранита с барельефным изображением Л. Н. Толстого на белом мраморе. Там же сделана надпись: "Великому русскому писателю Л. Н. Толстому — участнику обороны Севастополя на 4 бастионе, 1854—1855 гг." Памятник создали скульпторы Г. Н. Денисов и резчик по камню И. И. Степанов.

Мемориальное обозначение места Девичьей батареи

В строительстве укреплений осенью 1854 г. участвовали войска, моряки, все население города, арестанты и даже девицы из бывшего увеселительного заведения. Из них составили команду, прикрепили для общего руководства двух или трех саперов и они приступили к работе. Женщины трудились усердно и с большой охотой, радуясь, что участвуют в общем деле. Им приходилось носить землю для брустверов в подолах юбок и платьев, перебрасывать грунт деревянными лопатами, укреплять крутости дерном. По завершении всех работ батарею назвали "Девичьей". Она располагалась двумя уступами на склоне горы во второй линии обороны. Под ее прицелом находились Театральная площадь, пологости четвертого и пятого бастионов, обращенные к городу, а кроме того, она фланкировала пятый бастион. Первым командиром батареи был лейтенант Перфильев.

Прошли годы. Там, где находилась Девичья батарея, была построена школа. В 1889 г. ветеран Севастопольской эпопеи контр-адмирал Ф. Ф. Нарбут предложил установить особый знак на месте Девичьей батареи и получил разрешение городских властей. Так был создан обелиск из крымского гранита. На его призменной части сделана надпись: "Здесь в 1854 году была построена батарея женщинами", а выше — "Место бывшей Девичьей батареи". На другой стороне памятника дата: "Знак поставлен 1892 г."

Впоследствии обелиск был разрушен. Его восстановили после Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. На обелиске закреплена мемориальная доска с надписью: "На этом месте женщинами Севастополя в 1854 г. была построена батарея".

Перейдем к другим памятникам Городской стороны.

Памятники на местах пятого бастиона и люнета Белкина

К 50-летию обороны Севастополя, там, где размещался пятый бастион, разбили сквер и возвели памятник защитникам укрепления. Памятник в виде пирамиды из серого гранита увенчан бронзовым шлемом с опущенным забралом. Общая высота обелиска 5 м. На его восточной грани высечена надпись: "5 бастион 1854—1855 гг.", а на западной стороне перечисляются части, оборонявшие это укрепление: "Волынский резервный полк. Подольский егерский полк. Резервный батальон Белостокского полка. 33 флотский экипаж".

Перед оборонительной стеной, соединяющей шестой и пятый бастионы, недалеко от последнего был построен люнет Белкина. Ныне здесь расположено кладбище Коммунаров. К 50-летию обороны города на месте люнета возвели гранитный обелиск. Единственным украшением этого небольшого памятника является выступающая из грани обелиска половина пушечного ядра, под которым сделана надпись: "Люнет Белкина 1854—1855 гг.". На обратной стороне обелиска видна как бы вторая половина ядра и перечисляются части, защищавшие это укрепление: "Резервный батальон Брестского полка. Тарутинский егерский полк".

На этом завершается перечень мемориальных сооружений, установленных на первом и втором отделениях оборонительной линии, находившихся на Городской стороне.

Перейдем к рассмотрению памятников, возведенных на третьем и четвертом отделениях оборонительной линии, защищавших Корабельную сторону.

Памятники защитникам первого и второго бастионов

Левый фланг оборонительной линии примыкал к Килен-бухте. У самого ее устья, над обрывом, был возведен первый бастион. А на плато между Килен-балкой и Ушаковой балкой находился второй бастион. Между этими укреплениями и далее к Малахову кургану была создана невысокая каменная куртина, перед которой располагались небольшой ров и волчьи ямы.

К 50-летию обороны Севастополя по проекту О. И. Энберга был создан мемориальный комплекс в честь названных фортификационных сооружений. Недалеко от обрыва, в сквере 1-й Бастионной улицы, возвели памятник защитникам первого бастиона. Он выполнен в виде скалы из неотесанных диоритовых глыб, стоящей в чаше фонтана. На одной из граней на камне сделана надпись: "1 бастион". Высота сооружения 2,5 м.

От обрыва у бухты до второго бастиона и далее к Корниловскому и третьему бастионам, по трассе, где во время осады Севастополя находились куртины, были возведены невысокие мемориальные стенки из известнякового камня. На них закреплены чугунные доски с наименованиями стоявших здесь батарей, а также отличившихся воинских частей, сражавшихся в этом районе.

Памятник второму бастиону создан в центре сквера на 2-й Бастионной улице. Конфигурация сквера точно соответствует начертаниям находившегося здесь укрепления. Формы, размеры и материалы памятника аналогичны установленному на первом бастионе. На одной из граней надпись: "2 бастион".

Обелиск на месте батареи Геннериха

В августе 1855 г. на второй линии обороны была возведена батарея №124. Она располагалась в тылу второго бастиона. На случай захвата укрепления противником бастион готовили к взрыву: мощные фугасы на бастионе соединили проводами с гальваническими элементами, установленными на батарее №124 (кроме порядкового номера, она называлась по имени строителя — батарея Геннериха).

Инженер-полковник В. К. Геннерих прибыл в Севастополь в июне 1855 г. и был назначен руководителем инженерных работ на Корабельной стороне. Под его руководством была возведена батарея №124, имевшая на вооружении девять орудий. Инженер-полковник Геннерих показал с наилучшей стороны не только свои организаторские и инженерные способности, но и личное мужество. В битве 27 августа на Малаховом кургане он сражался во главе двух рот саперов с превосходящими силами французов.

За воинские подвиги инженер-полковник В. К. Геннерих был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени.

В Севастополе, в конце улицы Героев, на площади Геннериха, где ранее находилась батарея №124, в 1905 г. был поставлен памятник. На гранитном ступенчатом основании установлен обелиск из мраморовидного известняка. У основания помещены пирамиды из ядер, а в верхней части памятника — барельеф с изображением двуглавого орла. Под ним сделана надпись: "Батарея Геннериха". На обратной стороне обелиска приведены даты: "1854—1855 гг."

Общая высота памятника 4, 1 м.

Памятники третьему бастиону, матросам П. Кошке и И. Шевченко

Третий бастион находился на Бомборской высоте и противостоял английским экспедиционным войскам. Укрепление неоднократно разрушалось английской осадной артиллерией, однако его немедленно восстанавливали и усиливали возведением на второй линии обороны дополнительных батарей. Англичанам так и не удалось захватить этот важный опорный пункт.

К 50-летию первой обороны города началось возведение памятника на месте третьего бастиона. Это было самое крупное мемориальное сооружение из всех строящихся к юбилею на линии обороны Севастополя. По этой причине памятник не успели завершить к знаменательной дате. Авторы проекта архитектор А. М. Вейзен и инженер О. И. Энберг создали композицию, центром которой был обелиск, увенчанный орлом. На обелиске была надпись: "Героям вылазок 1854—1855 гг." и далее приводился перечень вылазок, совершенных с этого укрепления. В годы Великой Отечественной войны памятник был разрушен. Его восстановили в 1978 г. по проекту архитекторов Н. П. Калинкова и А. Л. Шеффера.

Авторы сохранили замысел и использовали уцелевшие конструкции первоначального сооружения. Сегодня на месте третьего бастиона возвышается стройный обелиск, увенчанный шаром с сидящим на нем орлом. На основных гранях размещены барельефы с изображением меча, обрамленного лавровым венком. На памятнике сделаны надписи: "Оборона Севастополя", "3-й бастион", "1854—1855". Перед обелиском устроен пандус, у основания которого расположен фонтан. Пандус украшен чугунными ядрами и изображением львов. Памятник высотой 13,3 м выполнен из крымбальского камня, гранита и чугуна.

В период осады города третий бастион был одним из основных плацдармов, откуда совершались вылазки в расположение вражеских войск, наносившие большой урон противнику, держа его в постоянном напряжении. Ожесточенные ночные сражения и схватки, предпринимаемые в основном «охотниками» (добровольцами), породили целую плеяду героев. Среди них имена П. Кошки и И. Шевченко.

Матрос 30-го флотского экипажа Петр Кошка сражался на батарее лейтенанта А. М. Перекомского, возведенной на Пересыпи. Восемнадцать раз он добровольно участвовал «охотником» в ночных вылазках на неприятельские позиции, почти каждую ночь ходил в секреты, откуда возвращался с ценными разведданными и захваченным у врага оружием, а иногда и с пленными. Все это он совершал в одиночку, незаметно проникнув во вражеские траншеи. За бесстрашие, смекалку и ловкость П. Кошке присвоили звание матроса первой статьи, а затем и квартирмейстера. Он был награжден знаком отличия военного ордена Св. Георгия 4-й степени и другими медалями.

В 1956 г. на Корабельной стороне открыли памятник матросу П. Кошке. Авторы монумента — скульпторы братья Иосиф и Василий Кейдук, служившие в то время матросами на Черноморском флоте, и архитектор В. П. Петропавловский. Памятник изготовлен из гранита и бронзы. Его высота 4,5 м.

Незабываем подвиг матроса И. Шевченко. Он принимал участие в одной из ночных вылазок отряда "охотников" под командованием лейтенанта Н. А. Бирюлева. Завязался бой, в ходе которого матрос Шевченко увидел французского солдата, целящегося в Бирюлева, и принял на себя предназначавшуюся тому пулю.

Памятник И. Шевченко был создан сравнительно недавно. Бронзовый бюст героя установлен на постаменте перед мемориальной композицией, посвященной защитникам третьего бастиона. К сожалению, памятник и мемориальная композиция совершенно не сочетаются в архитектурном плане, и памятник следовало бы перенести на одну из прилегающих улиц или площадей.

Малахов курган возвышается над Корабельной стороной. Тот, кто владел им во время осады Севастополя, фактически господствовал над этим районом города, поэтому в 1855 г. за курган шли самые ожесточенные бои. Кроме Корниловского бастиона, высоту защищали батареи Никифорова, Сенявина, Жерве, Сухина и ряд других, расположенных как на самом кургане, так и вблизи него. К концу осады укрепление имело подковообразную форму с хорошо защищенной горжевой частью. Об этом свидетельствует барельеф, установленный в центре мемориального комплекса на Малаховом кургане.

До последнего дня обороны защитники бастиона использовали первый ярус оборонительной башни, в которой находились начальник четвертого отделения, склад боеприпасов и перевязочный пункт. Здесь же был вход в подземные минные галереи.

На этом укреплении произошли события, имевшие трагические последствия для всего осажденного города. Здесь получили смертельные ранения руководители обороны Севастополя вице-адмирал В. А. Корнилов и адмирал П. С. Нахимов. Начальник четвертого отделения оборонительной линии контр-адмирал В. И. Истомин, превративший Малахов курган в мощный бастион с морским распорядком и дисциплиной, погиб 7 марта 1855 г., возвращаясь с Камчатского люнета. В 1904 г. на месте гибели В. И. Истомина установили памятник. Он был хорошо виден с передового бруствера Корниловского бастиона, пока курган и окружающая его местность не превратилась к середине XX столетия в зеленый парк. Монумент сделан в виде стелы из крымбальского камня и установлен на широком стилобате. Общая высота сооружения составляет 1,5 м. Лицевую грань памятника украшает Георгиевский крест, а с противоположной стороны сделана надпись: "Здесь убит ядром в голову 7 марта 1855 года контр-адмирал В. И. Истомин".

К 50-летию первой обороны Севастополя была реставрирована оборонительная башня. На ее стенах закрепили мраморные доски с наименованием частей, защищавших Малахов курган. Места располагавшихся здесь девяти батарей были отмечены мемориальными обозначениями. По обеим сторонам оборонительной башни установили орудия, аналогичные тем, которыми пользовались во время осады Севастополя. На кургане проложили дорожки, посадили деревья, частично оградили территорию и оформили вход в мемориальный комплекс.

Памятники Малахова кургана

На Малаховом кургане, ближе к горжевой части, находится уникальная в своем роде братская могила русских и французских воинов. История ее возникновения такова. В последний день обороны Севастополя — 27 августа 1855 г. — на Малаховом кургане около 900 русских солдат героически сражались с шеститысячным отрядом французов, штурмовавших бастион. Силы были слишком неравны, и французам удалось захватить укрепление. Русские войска по приказу главнокомандующего ночью перешли на Северную сторону, оставив на кургане тела погибших там солдат.

На третий день после битвы французы похоронили своих и русских солдат, павших на Малаховом кургане, в одной братской могиле. Над захоронением установили деревянный крест и сделали соответствующую надпись. Однако со временем надгробие обветшало, и в 1872 г. французы заменили его памятником из белого и черного мрамора. Он представлял собой четырехгранную пирамиду, поддерживающую колонну с крестом. На западной грани обелиска была сделана надпись: "Памяти воинов русских и французских, павших на Малаховом кургане при защите и нападении. 27 августа 1855 г."

На восточной стороне написано: "Воздвигнут на месте деревянного креста, поставленного французами". Ниже размещены строки на французском языке:

"8 Septembre

1885.

Unis pour la victoria,

Reunis par la mort.

Du soldat c'est la gloire

Des braves c'est le sort."

В переводе на русский язык это четверостишие звучит так: "Их воодушевляла победа — соединила смерть. Такова слава солдата, таков удел храбрецов".

В годы Великой Отечественной войны надгробие сильно пострадало и было восстановлено по проекту архитектора А. А. Шеффера. Памятник не только в большой степени повторяет облик своего предшественника, но на нем даже сохранены грани с первоначальными надписями. Над могилой стоит обелиск из белого мрамора, гранита и диорита, увенчанный крестом. Общая высота памятника около 3 метров.

Такому весьма редкому захоронению в одной могиле воинов обеих воюющих сторон предшествовали довольно неординарные взаимоотношения во время боевых действий. После ожесточенных боев во время осады города объявлялось перемирие для эвакуации с поля боя раненых и убитых; обозначалась демаркационная линия и выставлялись охранные цепи с обеих воюющих сторон. Русские и французские воины, несмотря на сотни и тысячи жертв, дружески встречались на месте недавнего сражения и вступали в непосредственное общение. Солдаты объяснялись между собой при помощи отдельных слов и жестов, угощали друг друга водкой и коньяком, делились своим добром. Многие русские офицеры владели французским языком и могли беседовать с французами на разные темы. Если исключить стоны раненых, то атмосферу этих встреч можно назвать добродушной и даже веселой. Об этой обстановке во время перемирия свидетельствуют многие воспоминания участников тех далеких событий. Необычное поведение солдат и офицеров являлось следствием взаимного уважения и симпатии, существовавших между русскими и французами. Однако подобных отношений с воинами других национальностей, входивших в состав союзной армии, осаждавшей Севастополь, никогда не наблюдалось. Таковы исторические факты.

Памятники на захоронениях союзных войск

Десятки тысяч, в основном французских и английских, воинов погибли в боях за Севастополь и были похоронены на русской земле. Вначале захоронения носили хаотический характер, но со временем образовались воинские кладбища — французское на Куликовом поле и английское на Зеленой горе. Там были установлены надгробия, склепы и памятники. Однако во время Великой Отечественной войны кладбища были сильно разрушены, а частично и разграблены.

Большая часть захоронений утрачена. Их облик мы можем представить только по старым фотографиям и гравюрам.

С недавнего времени Культурно-исторический центр "Севастополь" занимается вопросами восстановления исторической памяти и уважительного отношения к поверженному врагу.

В 1993 г. Культурно-исторический центр создал на холме Каткарта, где ранее находилось английское воинское кладбище, мемориальный комплекс 1854—1855 гг., куда вошли обелиск, мемориальные стены и другие элементы. Авторы проекта В. Б. Иванов и К. Н. Злыдин в выразительных и четких формах выразили скорбь и память по погибшим англичанам, выполнявшим приказ сильных мира сего... Мемориал еще раз напоминает людям, что все споры необходимо решать мирными средствами и дружественные отношения разных народов должны стать нормой в мировом сообществе.

Фортификационные сооружения

Наиболее полное представление о нашей истории мы получаем из "каменной летописи". Так обычно именуют наследие, оставленное архитекторами и строителями всех времен и народов. Немые свидетели помогают не только увидеть великолепную работу ума и рук наших предков, но и помогают более полно воспроизвести исторические события.

К сожалению, немногие уцелевшие фортификационные сооружения периода Крымской войны не включены в экскурсионные маршруты и не отнесены к разряду памятников. Они просто разрушаются под воздействием природных факторов, а порой и руками современников.

Наиболее крупными сооружениями крепостного строительства прошлого столетия, сохранившимися в Севастополе, являются Константиновская и Михайловская батареи. Они не разрушены и не разграблены только потому, что на их территории размещаются воинские части. Однако средств на их восстановление после значительных повреждений, нанесенных в дни Великой Отечественной войны, никогда не выделялось, и батареи продолжают свое существование благодаря заложенному в них большому запасу прочности.

Ради справедливости следует сказать, что некоторые работы в последние десятилетия выполнялись на Константиновской батарее. В одном из справочных изданий сообщается, что укрепление восстановлено в первоначальном виде и на нем установлены орудия времен Крымской войны. В действительности там только облицевали фасадные стены мелкоразмерной плиткой из известняка, так и не завершив работу в горжевой части. Облицовка современной плиткой крепостного сооружения прошлого столетия изменила его облик и превратила в здание современной постройки; вместо орудий в амбразурах, размеры которых произвольно уменьшили, установили резиновые муляжи. Никаких восстановительных работ на батарее не произведено, по-прежнему в сводах зияют воронки от немецких авиационных бомб, разрушены часть стен в казематах и офицерском флигеле. Конечно, издалека, с Южной стороны города и рейда, батарея выглядит неплохо, но это только декорация, которая использовалась как таковая для съемок художественного фильма.

Во время осады Севастополя в 1854—1855 гг. самым мощным укреплением была Николаевская батарея, за ним по всем параметрам следовало Михайловское укрепление, казематы которого выполнены точно так же, как и на Николаевской батарее, потерянной для потомков. Впечатляют размеры и мощь основных конструкций Михайловской батареи. Грунт, находившийся над казематами второго этажа для создания платформ открытой обороны, давно снят, и нам открыта вся каменная кладка: парапетная стена высотой около 4 м, водосточные желоба, своды и печные трубы... Что удивляет, так это сухое состояние казематов, несмотря на отсутствие кровли, которую заменяет битумная обмазка сводов. Поэтому помещения батареи используются как складские. При необходимости в сооружении можно восстановить систему отопления, так как сохранились дымоходы и часть труб. Относительно неплохо сохранились выступающие архитектурные детали карниза, водоотводных желобов и поясов, подтверждая изначальную прочность известкового камня. Больше всего пострадала от воздействия дождей, ветров и зимних кратковременных замораживаний из-за давно разрушенной кровли отделка каменных выходов на открытую оборону батареи. Достойно восхищения высокое качество кладки стен. Даже отсутствие каких-либо ремонтно-восстановительных работ не затмевает высокого мастерства строителей батареи.

Мощным фортификационным сооружением периода Крымской войны была четвертая батарея на Северной стороне. И сегодня вызывают почтительное отношение многометровые откосы двух ярусов, облицованные каменной кладкой. В настоящее время территория бывшего укрепления занята воинской частью. В оборонительных казармах размещены различные мастерские и подсобные помещения, а между зданиями сохранились остатки некогда мощных оборонительных стен. И что характерно, на батарее в каждой конструкции видны тщательность и мастерство исполнителей.

Большую историческую ценность представляют сохранившиеся фрагменты Северного укрепления — одного из старейших в Севастопольской крепости. Оно предназначалось для защиты с суши Константиновской, Михайловской и четвертой батарей. Уцелели эскарпная и контрэскарпные стены на отдельных участках, а также элементы казематов, предназначенных для флангового обстрела рвов. Они дают представление о фортификационном строительстве начала прошлого века.

На Южной стороне города, где дважды в течение одного столетия наиболее сильно подвергалась обстрелу вся территория, уцелели только некоторые элементы фортификационных сооружений периода первой осады Севастополя. Из каменных сооружений сохранился участок оборонительной стены в Саперном переулке и полубашня на 6-й Бастионной улице, в которой заложены почти все бойницы. Вражеский огонь пощадил оборонительную казарму первого бастиона, но она до неузнаваемости изуродована "реконструкцией" под склад. До некоторой степени сохранился только внешний облик ее полубашни.

И, что на первый взгляд кажется невероятным, сохранился участок рва и бруствера десятой земляной батареи, построенной почти за 200 лет до наших дней. В начале XX столетия фасы укрепления, обращенные к взморью, сделали из железобетона и камня, а горжевая часть осталась без изменений. В последующие годы этот участок земли у обрыва к Карантинной бухте оказался в стороне от активной деятельности человека, что и помогло уцелеть конструкциям из грунта.

Будем надеяться, что сохранившиеся фортификационные сооружения получат статус памятников и будут сохранены для истории. Именно памятники, мемориальные комплексы и знаки бессменно хранят и передают из поколения в поколение память о бессмертных подвигах защитников Севастопольской крепости.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Адмирал Нахимов: Материалы для истории русского флота. М.—Л.,1945.

Аничков В. М. Военно-исторические очерки Крымской экспедиции. СПб., 1856.

Антулаев Е. Подводная минная оборона приморских крепостей: (Опыт исследования). СПб., 1910.

Афанасьев Д. Путеводитель по Севастополю. Николаев, 1857.

Беклемишев Н. Н. Действия флота в сфере крепостей: (Курс Николаевской инж. акад.). СПб., 1908.

Белавенец П. И. Адмирал Павел Степанович Нахимов. СПб., 1902.

Берг Н. В. Записки об осаде Севастополя. М., 1858.

Богоявленская Э. Которому ... нет равного в мире // Слава Севастополя. 1989. 26 сент. № 185.

Богданович Е. М. Синоп — Севастополь. СПб., 1898.

Боевая летопись русского флота. М., 1948.

Брюневский В. Обозрение южного берега Крымского полуострова. СПб., 1822.

Буйницкий Н. Записки по курсу о приморских крепостях, читанному в старшем классе Военно-морского отдела Николаевской морской академии в 1910—1911 учебном году. СПб., 1911.

Буйницкий Н. Инженерная оборона государств: Курс старшего класса Николаевской инж. акад. СПб. Изд. Березовского, 1907.

Буйницкий Н. Об устройстве приморских крепостей. СПб.: Типолит. В. А. Тихонова, 1899.

Буйницкий Н. Приморские крепости. СПб.: Тип. Усманова, 1911.

Валуева А. П. Севастополь и его славное прошлое. СПб., 1899.

Ванеев Г. И. Севастополь. Страницы истории 1783—1983 гг. Симферополь: Таврия, 1983.

Веникеев Е. В. Архитектура Севастополя. Симферополь, 1983.

Веникеев Е. В. Севастополь и его окрестности. М.: Искусство, 1986.

Вице-адмирал Корнилов: Сб. документов. // Под ред. Н. Новикова, М.: Воениздат, 1947.

Воспоминания о Севастополе. Стокгольм, 1897.

Ганичев В. Ушаков. М., 1990.

Гармаш П. Севастополь: Очерк-путеводитель. Симферополь: Крым, 1968.

Герсеванов. О причинах тактического превосходства французов в компанию 1855 и 1856 гг. СПб., 1858.

Герасимов В. О назначении береговых крепостей // Морской сб. 1904. № 1. С. 63-74.

Гейрот А. О. Описание восточной войны 1853—1856 гг. СПб., 1872.

Головачев В. Ф. История Севастополя как русского порта. СПб., 1872.

Гончаров В. Адмирал Сенявин. М.—Л., 1945.

Горев Л. Война 1853—1856 гг. и оборона Севастополя. М., 1955.

Доронина Э. Яковлева Т. И. Памятники Севастополя: Справочник. Симферополь: Таврия, 1987.

Драгомиров М. О высадках в древние и новейшие времена. СПб., 1857.

Дубровин Н. Ф. Присоединение Крыма к России: В 2 т., СПб., 1885.

Дубровин Н. Ф. Бумаги князя Григория Александровича Потемкина-Таврического 1774-1778 гг. СПб., 1893.

Дубровин Н. Ф. История Крымской войны и обороны Севастополя: В 3 т. СПб., 1900-1902.

Жандр А. Материалы для истории обороны Севастополя и для биографии В. А. Корнилова. СПб., 1859.

Записки Константина Дмитриевича Хлебникова // Русский архив, 1907. Кн. 1. №3. С. 377—451; № 4. С. 481—522; кн. 2. № 5. С. 5—80; № 6. С. 145—186.

Зайончковский А. М. Оборона Севастополя. Подвиги защитников. СПб., 1904.

Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856 гг.: В 2 т. СПб., 1913.

Исаков Н. Приморские крепости // Морской сб. 1945. №1. С.8-27; № 2/3. С.11-36; №4. С. 1-11; № 5-6. С. 31-42; №7. С. 27-43; № 8/9. С. 45-85; 1946. № 2. С. 7-19; № 8/9. С. 34-55.

Исторический путеводитель по Севастополю. СПб., 1907.

Камовский А. Некоторые ошибки и заблуждения в рассказах и сочинениях о Крымской войне. СПб., 1859.

Каллистов Д. И. О праве морского ведомства на землю в г. Севастополе и его окресностях. СПб., 1908.

Кладо И. Л. О приморских крепостях с точки зрения флота. СПб., 1910.

Коваленский М. Н. Путешествие Екатерины II в Крым. М., 1906.

Колчак В. Война и плен 1853—1856 гг. СПб., 1904.

Козловский Д. Вооружение приморских крепостей. Разбор условий борьбы берега с флотом. СПб., 1911.

Красовский И. Кто последний оставил Севастополь. М., 1875.

Кротков А. Повседневная запись замечательных событий в русском флоте. СПб., 1893.

Крыжановский П. Заметки об обороне береговых укреплений // Военный сб. 1894. №4. С. 293-302; №9. С. 92-115; № 12. С. 296-329.

Крым с Севастополем, Балаклавою и другими городами: С описанием рек, озер, гор и долин; с его историею, жителями, их нравами. СПб. Изд. Н. Кораблева и М. Серякова, 1855.

Крымская война 1853—1856. Героическая оборона Севастополя, первые фоторепортажи: Каталог выставки 14 марта — 14 апреля 1997 г. в Московском государственном выставочном зале "Малый манеж". Москва, 1997.

Лазарев М. П.: Документы / Под ред. А. А. Самарова. М.: Воен.-мор. изд-во, 1852.

Лисовский М. Приморские крепости и флот // Инженерный журнал. 1900. № 1. С. 1-56; № 2. С. 209-259; № 3. С. 397-426.

Литвинов А. П. Каталог музея Севастопольской обороны. Севастополь, 1897.

Логачевский А. Н. Оборона Севастополя. Крымская война 1854—1855 гг. М., 1939.

Лукашевич К. В. Вице-адмирал Корнилов. СПб., 1904.

Лялин М. А. Подвиги русских адмиралов. СПб., 1903.

Ляхович А. А., Шорин Л. А., Веникеев Е. В. У карты Севастополя. Симферополь, 1982.

Мазюкевич М. Прибрежная война. Десантные экспедиции и атака приморских укреплений. СПб., 1874.

Маслов А. Н. История крепостной войны. Севастополь 1854—1855 гг. СПб,, 1900.

Меерович Г. И., Буданов Ф. В. Суворов в Петербурге. Л,: Лениздат, 1978.

Милошевич Н. Из записок севастопольца. СПб., 1904.

Михайлов О. Суворов. М.: Молодая гвардия, 1973.

Мошнин В. А. Оборона побережья с древнейших времен до наших дней: Опыт исследования. СПб., 1901.

Муравьев-Апостол. Путешествие по Тавриде в 1820 г. СПб., 1823.

Мязговский Е. А. История Черноморского флота. СПб., 1914.

Надинский Я. Н. Очерки по истории Крыма. Симферополь, 1951.

Нахимов П. С.: Документы и материалы. М.: Воениздат, 1954.

Неделин А., Тарле Е. и др. История города-героя Севастополя. Киев., 1960.

Неделин А. Севастополь. Симферополь, 1954.

Николаев Н. Великая страда. СПб., 1904.

Описание Севастополя и осада его англо-французами. М., 1855.

Описание обороны Севастополя. Составлено под руководством генерал-адъютанта Тотлебена. В 2 ч. и атлас чертежей. СПб., 1863-1872.

Орда А. П. Очерк деятельности офицеров и некоторых нижних чинов 6, 4, и 3 саперных батальонов при обороне Севастополя // Инженерный журнал, 1880. № 8. С. 891-938; № 9. С. 939-1001; № 10. С. 1054-1124; № 11/12. С. 1143-1283.

Орлов. Береговая оборона приморских крепостей // Инженерный журнал. 1890. № 3. С, 287-376.

Парский Д. П. Севастополь и памятники его обороны. Одесса, 1903.

Пестич Ф. В. О связи флота и береговых батарей при обороне приморских пунктов. СПб., 1882.

Пестич Ф. В. Значение морской артиллерии в обороне Севастополя. СПб., 1891.

Петров М. А. Морская оборона берегов в опыте последних войн России. Л., 1928.

Петров М. По вопросу об обороне берегов // Морской сб. 1926. №1. С. 48-58.

Пирогов Н. И. Севастопольские письма. 1854—1855 гг. СПб., 1907.

Погоский А. Оборона Севастополя. СПб., 1878.

Покровский М. Н. Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. OPI LTD, London, 1991.

Поливанов А. И. Севастопольское восстание 1830 года. Симферополь, 1936.

Протопопов И. Очерк осады и обороны Севастополя. Одесса, 1885.

Протопопов, Соваж. Исторический путеводитель по Севастополю. СПб., 1907.

Раздолгин А. А., Стрите Ю. А. Кронштадтская крепость. Л.: Стройиздат, 1988.

Радич В. А. Черноморские богатыри. СПб., 1904.

Рерберг П. Ф. Севастопольцы. Участники 11-месячной обороны Севастополя и потери, ими понесенные. 1903—1907. Вып. 1-3.

Савельев А. И. Исторический очерк инженерного управления в России. СПб., 1894.

Савельев А. Материалы для истории инженерного искусства в России. СПб., 1853.

Сборник рукописей, представленных его императорскому величеству государю наследнику цесаревичу о Севастопольской обороне севастопольцами: В 3 т. СПб., 1872-1873.

Севастопольский альбом Н. Берга. М., Изд. М. Солдатенкова и Н. Щепкина. 1858.

Севастополь в 1855—1856 гг. 24 фотографических снимка. М.: Изд. Харитоненко П. и Голубова Н.: 1893.

Селиванов В. Указатель литературы по береговой обороне // Морской сб. 1931. № 12. С. 129-140.

Семчевский А. Историческая справка об обороне русскими разных крепостей и городов // Инженерный журнал. 1905. № 3. С. 395-413; № 4, С. 513-528.

Сергеев-Ценский С. Н. Севастопольская оборона 1854—1855 гг. М., 1944.

Сергеев-Ценский С. Н. Севастопольская страда. М.: Худож. лит., 1949.

Сироткин В. П., Шварц Е. М. Севастопольская морская. Севастополь, 1972.

Стрельцов В. Памятники Севастополя. Киев, 1973.

Сумароков П. И. Досуги крымского судьи. СПб., 1803.

Сургучов М. Корабли возвращаются в строй. Симферополь, 1969.

Таврида с Крымским полуостровом в географическом, историческом и статистическом отношениях с самых древнейших времен. СПб., 1855.

Тарле Е. В. Крымская война: В 2 т. М.—Л.: Изд-во АН СССР. 1950.

Тарле Е. В. Город русской славы. М., 1954.

Тарле Е. В. Павел Степанович Нахимов. М. 1944.

Тимченко-Рубан Г. Порядок заведования в России обороны морских берегов с суши // Инженерный журнал. 1898. № 6. С. 753-801.

Толстой Л. Н. Севастопольские рассказы // Собр. соч.: В 14 т. М.: Худож. лит., 1951. Т. 2. С. 110-228.

Тютчева Л. Ф. При дворе двух императоров: Воспоминания и фрагменты дневника фрейлины двора. М.; Мысль, 1990.

Филипенко И. И. Памяти почетного члена общества графа Э. И. Тотлебена. Черты из служебной деятельности графа Тотлебена и значение его для русской армии. СПб., 1886.

Филиппов М. М. Осажденный Севастополь. М.: Воениздат, 1976.

Фортификационные комментарии генерал-адьютанта Э. И. Тотлебена: В 2 т. СПб., 1888.

Фриман Л. История крепости в России: Очерк. СПб., 1895.

Фролов. Минная война в Севастополе в 1854—1855 гг. СПб., 1868.

Хенриксон И. Для чего нужны морские крепости. Л., 1926.

Хрущов А. П. История обороны Севастополя. СПб., 1889.

Чебанюк З. Севастополь. Исторические места и памятники. Симферополь, 1957.

Четвертухин Г. И. История развития корабельной и береговой артиллерии. М.—Л.: Военмориздат, 1942.

Шыльдер И. К. Генерал-адъютант Эдуард Иванович Тотлебен. СПб., 1872.

Шперк В. Ф. А. 3. Теляковский. М., 1945.

Яковлев В. В. Эволюция долговременной фортификации. М.: Воениздат, 1931.

Яковлев И. И. Корабли и верфи. Л.: Судостроение, 1973.

МАТЕРИАЛЫ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА, ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ В КНИГЕ

Ф. 3, оп. 26, д. 2645-2647, 2649, 2650, 2652, 2653, 2655, 2657-2671, 2674, 2677, 2682, 2686, 2719, 2720, 2722, 2723, 2727-2738, 2740-2742, 2745, 2747-2752, 2754-2767, 2769-2771, 2776-2778, 2788, 2798-2802, 2810, 2811, 2815, 2835, 2836, 2839, 2842-2845, 2859, 2876, 2888, 2889, 2899, 2900, 2903, 2905, 2906, 2911, 2912, 2930, 2942, 2943, 2946, 2954, 2972.

Ф. 19, оп. 5, д. 1-13, 18-29, 33.

Ф. 326, oп. 1, д. 12594, 12595, 12597, 12607, 12609-12611, 12613-12617, 12627, 12639, 12661, 12717, 12721, 12735-12737, 12754, 12759, 12775, 12776, 12785, 12786, 12790, 12795, 12803, 12812, 12826, 12835, 12846, 12865, 12869, 12882, 12883, 12887, 12889, 12905, 12906, 12911, 12916, 12929, 12932, 12935, 12937, 12941, 12942, 12944-12947, 12949, 12967, 12991, 12995, 13007, 13017, 13033, 13043, 13057, 13061, 13073, 13084, 13092, 13101, 13107, 13119, 13127, 13129-13131, 13137, 13147, 13157, 13169, 13177, 13186, 13195, 13200, 13201, 13205-13214, 13217, 13219, 13221, 13223, 13225, 13227, 13229, 13248, 13257, 13262, 13268, 13272, 13280, 13281, 13284,13291, 13292, 13313, 13319, 13362, 13366, 13376, 13377, 13387, 13468, 13522, 13580, 13583, 13691, 13692, 13696, 13697, 13711, 13715, 13753, 13755, 13767,13819, 13846, 13956.

Ф. 326, оп. 2, д. 2128, 2130, 2131, 2135, 2143, 2144, 2150, 2152-2154, 2160, 2162, 2163, 2165, 2173, 2174-2177, 2180-2182, 2184, 2189, 2190-2193, 2197, 2216, 2218, 2228, 2235, 2236, 2239, 2246, 2261, 2271, 3025.

Ф. 409, оп. 2, д. 9663

МАТЕРИАЛЫ РОССИЙСКОГО ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОГО АРХИВА, ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ В КНИГЕ

ВУА, д. 1284, 5581, 5611, 6013, 6094-6096, 6098, 6099, 6102, 6103, 6106, 6110, 6111.

Ф. 98, оп. 1,д. 14, 16, 328.

Ф. 349, оп. 2, д. 35, 51, 61, 65, 82, 86, 88,219, 328,329, 349, 393,394.

Ф. 349, оп. 37, д. 3481, 3483, 3485, 3488, 3491, 3492, 3501, 3505, 3509, 3516, 3520, 3522, 3523, 3531, 3536, 3537, 3544, 3562, 3568-3571, 3577-3579, 3588, 3605, 3606, 3608, 3621, 3674-3677, 3767, 3785, 3786, 3807, 3821, 3835, 3837, 3839, 3851, 3856, 3861-3867, 3881, 3882, 3893, 3913, 3915, 4299, 4341, 4343, 4355, 4380, 4383, 4402-4404, 4461, 4504, 4510, 4547, 4548, 4550, 4552, 4554, 4556, 4564, 4593, 4630, 4637, 4641, 4643, 4648, 4689, 4700, 4786, 4787, 4788, 4871, 4881, 4798.

Ф. 481, д. 20,477, 486.

Ф. 481, оп. дополнительная, д. 671,672, 698.

Ф. 826, оп.2, д. 1123. Ф. 826, оп. 3, д. 29.

Ф. 826, оп. 4, д. 102,181, 244, 314, 382, 447,514, 632, 653, 675.

Ф. 827, оп. 1, д. 99, 573, 715, 754, 989, 990, 991, 1087, 1132, 1133, 1143, 1191, 1307, 1539, 1550, 1551, 1661, 1670, 1751, 1752, 1754, 1762, 1768, 1911, 1922, 1932-1934, 1938, 2018-2020, 2031, 2052, 2061, 2062, 2071, 2199, 2200, 2208, 2209, 2211, 2223, 2225-2228, 2317, 2345, 2372, 2410, 2417, 2433, 2556, 2565, 2584, 2588, 2719, 2724, 2734, 2754, 2768, 2824, 2825, 2852, 2871, 2880, 2883, 2916, 3022, 3163, 3171, 3286, 3296, 3299, 3308, 3426, 3432, 3548, 3576, 3581, 3586, 3587, 3591, 3598, 3733, 3790, 3793, 3797, 3883, 3904, 3905, 3955, 4012, 4022, 4028, 4045, 4061, 4210, 4234, 4235, 4246.

Ф. 827, oп. 2, д. 132,166,167,188,192, 198,221,267, 273.

Ф. 9196, oп. 23/286 Зсв, д. 9.

ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ ТЕРМИНЫ

Амбразура (франц. embrasure — бойница, оконное отверстие в стене, расширяющееся внутрь помещения) — горизонтальный вырез в бруствере или стене укрепления таких размеров и такой формы, чтобы ствол орудия или иного огневого средства мог входить в него, поворачиваться в стороны и, если нужно, опускаться и подниматься на требуемые углы.

Амбразурный заслон — приспособление для защиты орудийной прислуги (орудийного расчета) от ружейного огня противника, направленного в амбразуру, и для ее маскировки.

Апроши (франц. approches — подступы) — узкие глубокие зигзагообразные рвы для постепенного безопасного сближения с противником при атаке крепостей и укрепленных позиций, а также для скрытого сообщения между параллелями (траншеями).

Бастион (итал. bastionato — всякая выступающая постройка) — пятиугольное долговременное (крепостное) или полевое оборонительное укрепление в виде люнета с двумя фасами, двумя фланками и открытой горжей, возводившееся на углах крепостной ограды и примыкавшее к ней. Обращенные к друг другу половины двух смежных бастионов и соединяющий их участок ограды — куртина — образуют бастионный фронт. Сочетание нескольких бастионных фронтов, усиленных вспомогательными постройками, называлось бастионной системой. Изобретатель бастиона неизвестен. Исторически достоверно, что первые два бастиона были построены в 1527 г. итальянским архитектором и инженером М. Санмикели при укреплении Вероны. Предшественниками бастионов были прямоугольные укрепления итальянского инженера Мартини, выстроенные им в конце XV в.[117]

Бастионный угол — угол, составленный фасами бастиона.

Башня крепостная — высокая пристройка к крепостным стенам, обычно несколько выступающая за плоскость стены и имеющая высоту, в среднем в полтора-два раза большую высоту стены.

Берма (польск. berma) — горизонтальная площадка, оставляемая при отрывке между крутостью окопа (рва) и бруствером для предупреждения его осыпания.

Блиндаж (от франц. blinder — покрывать заслонами) — полевое фортификационное сооружение закрытого типа, защищающее от пуль и осколков снарядов. Сооружается из местных материалов (круглого леса, брусьев, жердей, фашин, земляных мешков и пр.).

Блиндирование — обеспечение защиты от артиллерийского и ружейного огня сооружений для различных нужд войск или непосредственно для ведения боя. Сводилось обычно к устройству перекрытий из жестких материалов (дерева, железа) и обсыпке (засыпке) землей или песком.

Блокгауз (нем. Blockhaus — бревенчатое строение) — фортификационное огневое сооружение, приспособленное для ведения кругового ружейного и артиллерийского огня и для проживания в нем гарнизона.

Бойница — узкая щель в бруствере или в оборонительных стенках для стрельбы по заданному направлению.

Бруствер (нем. Brustwehr — грудная защита) — насыпь в фортификационном сооружении, предназначенная для защиты от пуль и снарядов, а аткже для укрытия от наблюдения противника.

Валганг — верхняя часть крепостного вала, прикрытая спереди бруствером и предназначенная главным образом для размещения крепостных орудий.

Верк (нем. Werk — сооружение, укрепление) — отдельное укрепление, входящее в состав крепостных сооружений и способное вести самостоятельную оборону.

Галерея — подземное фортификационное сооружение большой длины и малого сечения, защищенное от разрушений снарядами.

Гласис (лат. glatia — покатость, гладкая длинная отлогость) — пологая земляная насыпь, возводившаяся перед наружным рвом крепости, которая улучшала условия обстрела местности впереди вала и маскировку.

Горжа (франц. gorge — шея, горло) — тыловая сторона укрепления или тыльный вход в него.

Завал — противопехотное заграждение из спиленных деревьев, камней, снега и пр. Используется как позиция для стрелков.

Засека — заграждение, устраиваемое из деревьев диаметром не менее 15 см, поваленных одно около другого или крест-накрест вершинами в сторону противника. Засеки известны с древнейших времен.

Земляной кирпич — изготовляли из смеси глины, песка и морской травы. Использовался для одежды крутостей. Хорошо предохранял от размывания и не образовывал осколков при разрыве снарядов.

Казармы оборонительные — казарменные помещения, приспособленные к долговременной обороне и защищающие от огня осадной артиллерии. Представляли собой одно- двух- трех- этажные каменные или кирпичные постройки с толстыми стенами и сводами. В них делались ружейные бойницы и устанавливались казематы для орудий, амбразуры которых в мирное время закрывались щитами.

Каземат (франц. casemate — комната с толстыми стенами) — помещение в закрытых фортификационных сооружениях, защищающее людей и вооружение от воздействия огневых средств. Прототипом каземата являются помещения в стенах древних крепостей. В литературе казематы впервые были предложены немецким живописцем А. Дюрером в его труде "Наставление к укреплению городов..." (1527 г.) Однако на Руси казематы возводились намного раньше и назывались боями, или печурами.

Казематированные огневые сооружения — огневые долговременные сооружения, возведенные из железобетона и камня, обеспечивающие защиту от прямых попаданий снарядов.

Капонир (франц. caponniere — ниша) — фланкирующее сооружение для ведения флангового огня по двум противоположным направлениям. Бывают казематированными, блиндированными и открытыми; последние два типа используются в полевой фортификации, а первый — главным образом в долговременной фортификации.

Контр-апроши (франц. contrе-арproches — подступы, приближение — фортификационные сооружения (траншеи, окопы), возводившиеся осажденными войсками для противодействия продвижению противника по укрытым ходам (апрошам).

Контрэскарп (франц. contre против и escarpe — откос) — передняя отлогость (откос) внешнего крепостного рва, ближайшая к противнику.

Крепость —  укрепленная позиция долговременного характера, позволяющая оборонять тот или иной стратегический пункт наименьшими силами против превосходящих сил противника и снабженная всем необходимым для длительной ее обороны.

Крепость как фортификационный элемент общих мероприятий по защите территории и границ известна еще с глубокой древности. Так, фараоны Древнего Египта и цари Вавилона возводили крепостные сооружения вдоль границ своих государств. Крепости состояли из высоких стен (иногда несколько рядов) и башен, которые в наибольшей мере могли противостоять осадной технике того времени. В эпоху феодализма крепость как элемент обороны границ исчезает, но территории стран покрываются укрепленными городами и замками. Возрождение крепости связано с образованием абсолютистских государств, ликвидировавших феодальную раздробленность.

Появление артиллерии изменило характер фортификационных сооружений крепости: исчезли высокие стены и башни, а на их месте возводились земляные валы, прикрывавшие низкие стены, имевшие бастионное (пятигональное), затем полигональное начертание. Однако крепости по-прежнему размещались на небольшой территории города, обнесенной сплошной оградой. Подобные типы крепости отвечали как численности армий в XVII—XVIII вв., так и военному искусству того времени.

Появление массовых армий в начале XIX в. показало несоответствие этих крепостей новым принципам военного искусства и самой численности армий, свободно оставлявших их у себя в тылу и выделявших для их осады небольшие отряды. В данных условиях потребовалась новая форма крепости. Такой формой стала крепость, состоящая из ядра (старой крепости) и пояса отдельных укреплений (фортов), вынесенных вперед на несколько километров; она получила название фортовой крепости. Фортовая крепость в России появилась впервые при Петре I в Кронштадте.

Увеличение дальнобойности и разрушительного действия артиллерий во второй половине XIX в. привело к необходимости увеличения диаметра крепости, возведения второго пояса оборонительных сооружений и укрепления промежутков.

Куртина (итал. curtine — завеса) — участок крепостной ограды между фланками двух смежных бастионов или между двумя башнями.

Ложемент (франц. logement — помещение, гнездо) — 1) Устар. — неглубокий (до 1 м) окоп для стрельбы лежа или с колена. 2) Окоп для размещения орудия.

Люнет — открытое с тыла долговременное оборонительное сооружение, состоящее из одного-двух фронтальных валов (фасов) и боковых валов для прикрытия флангов.

Морская (приморская) крепость — являлась, как правило, операционной базой флота, откуда развертывались его силы. Имела несколько удобных и обычно прикрытых островами выходов в море, внутренний рейд, а также все необходимые средства для обороны, снабжения и ремонта кораблей и судов.

Обсыпка — верхний слой земли над фортификационным сооружением, предназначенный для ослабления осколочного действия средств разрушения, ограничения и уменьшения разлета камней, кусков бетона покрытия, а также для маскировки укрепления. Толщина обсыпки — от 0,3 до 0,5 м.

Палисад — препятствие или стена из ряда столбов высотой в несколько метров, врытых или вбитых в землю вплотную или на расстоянии 5 см друг от друга и соединенных между собой для прочности одним-двумя горизонтальными брусьями.

Пороховые погреба — защищенные от разрушения снарядами помещения для хранения взрывчатых веществ и боеприпасов. Располагались в промежутках между фортами, в зоне артиллерийских батарей, чаще всего в две линии, и, кроме того, в центре крепости.

Потерна (франц. poterne) — подземный коридор (галерея) для сообщения между фортификационными сооружениями, фортами крепости или опорными пунктами укрепленных районов.

Редан (редант) — полевое укрепление, состоящее из двух фасов, расположенных в виде исходящего угла (60—120 градусов). Малый редан с тупым углом называется флешь.

Редут — сомкнутое полевое укрепление прямоугольной или многоугольной формы, подготовленное к круговой обороне. Широко применялись в XVII-XIX вв.

Редюит (франц. redoute — убежище) — внутреннее укрепление, сооружаемое в сомкнутых укреплениях для их усиления и боя внутри последних. Первоначально редюит служил убежищем для гарнизона, атакованного и теснимого со всех сторон. Под редюитом понимается также всякое укрепление, расположенное позади главных укреплений и являющееся последним этапом обороняющихся.

Ретраншемент (франц. retrancher — отсекать, уничтожать) — фортификационное сооружение, расположенное позади какой-либо главной позиции обороняющихся, обстреливающее пространство за ней и принуждающее противника, овладевшего главной позицией, вести дальнейшую атаку.

Сапа (от франц. saper — вести подкоп), — траншея, скрытно отрываемая в зоне огня противника для приближения к его укреплениям. Сапы использовались войсками с XVI до начала XX вв. при осадах крепостей и подготовке штурма позиций противника.

Стрелковый окоп — фортификационное сооружение открытого типа для ведения огня и защиты от средств поражения. Окоп состоит из выемки (траншеи) бруствера и бермы.

Траверс (франц. traverse) — поперечный вал, преграда для защиты от пуль и ядер. Траверсом (коротким валом) прикрывают вход в редут, ворота.

Траншея (франц. tranchee — ров) — открытое фортификационное сооружение, предназначенное для ведения огня, наблюдения и скрытого передвижения, атакже для защиты и вооружения от средств поражения противника. В русской армии начали применяться при обороне Севастополя в 1854—1855 гг.

Туры (франц. tour, от лат. turns — башня) — плетенные из прутьев цилиндрические корзины без дна, заполнявшиеся землей. Применялись для устройства укрытий от пуль, снарядов, а также для крепления крутостей высоких земляных насыпей.

Фас (франц. face — лицо) — сторона укрепления, обращенная к фронту; прямолинейный участок траншеи, рва, заграждения.

Фашина (от лат. fascis — связка, вязанка) — пучок хвороста, перевязанный прутьями, веревками или проволокой. Применяются в военно-инженерном деле для дренажных работ и устройства покрытий при возведении полевых фортификационных сооружений, для выстилок при строительстве дорог на заболоченной местности, вязке плотов при переправе войск.

Фланк (франц. flanc — бок) — короткая сторона укрепления, перпендикулярная или почти перпендикулярная линии фронта. В бастионной системе — сторона бастиона между фасом и куртиной, где обычно устанавливались орудия для обстрела рва перед куртиной.

Фланкирование — ведение огня во фланг боевых порядков противника.

Фланкирующее сооружение — огневое сооружение, ведущее огонь вдоль фаса укрепления или вдоль препятствия. Из фланкирующего сооружения может вестись огонь по самым разнообразным направлениям — фланговый, косоприцельный, а в виде исключения даже фронтальный при условии надежной защиты амбразуры, лицевых стен и хорошей маскировки.

Форт (лат. fortis — сильный, крепкий) — сомкнутое укрепление долговременного характера, основной элемент пояса внешних укреплений крепости. В XVII-XVIII вв., в отличие от крепости, фортами первоначально назывались отдельные укрепления, содержащие только воинский гарнизон и защищавшие отдельные дефиле, мосты, дороги и пр.

Фортификационное сооружение — инженерное сооружение, предназначенное для повышения эффективности применения оружия и военной техники, обеспечения устойчивого управления войсками, защиты их и населения от средств поражения.

Фортификация (позднелат. fortificatio — укрепление, от лат. fortis — крепкий, сильный и fasio — делаю) — военно-техническая наука, разрабатывающая теоретические основы и практические способы защиты войск, населения и тыловых объектов от воздействия средств поражения путем строительства и использования укреплений; отрасль военно-инженерного искусства.

Фронт (франц. front, лат. frons — лоб, передняя сторона) — совокупность элементов крепостной ограды, обращенная в сторону неприятеля.

Цитадель (итал. citadella — небольшой город) — внутреннее укрепление крепости, имевшее самостоятельную оборону, являвшееся общим редюитом крепости и служившее последним опорным пунктом для гарнизона крепости в случае падения основных ее укреплений. Цитадель должна быть достаточно обширной, чтобы весь оставшийся гарнизон мог в ней поместиться и иметь все необходимые запасы.

Шанец (нем. Schanze — укрепление, окоп) — так с XVII в. назывались у нас отдельные полевые укрепления. В XIX в. термин исчез.

Шпиц бастиона — исходящий угол бастиона.

Эполемент — земляное закрытие, предназначавшееся для обеспечения орудий батарей с фланга.

Эскарп (франц. escarpe — крутость) — откос рва с внутренней стороны укрепления, крепости, форта и пр.

Ядро крепости — центральная укрепленная часть фортовой крепости.

ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

РГВИА — Российский государственный военно-исторический архив

РГА ВМФ — Российский государственный архив Военно-морского флота


Примечания

1

В. Ганичев. Ушаков. М., 1990. С. 150. 

2

РГА ВМФ, ф.172, оп. 1, д.37.

3

Верста, сажень, фут — неметрические русские меры длины:

1 верста равна 1,0668 км, 1 сажень — 2,1336 м, 1 фут — 30,48 см. 

4

Килевание — наклонение судна до обнажения киля с целью осмотра, ремонта и окраски подводной части корабля. 

5

Там же, д. 39.

6

РГА ВМФ, ф. 827, оп. 1, д. 99, л. 3. 

7

РГВИА, ф. 349, оп. 37, д. 3485. 

8

РГВИА, ф. 349, оп. 9, д. 394, л. 57. 

9

Там же, л. 57. 

10

Там же, л. 58. 

11

Там же, л. 58-59. 

12

Там же, л. 60. 

13

РГВИА, ф. 349, оп. 37, д. 3481.

14

РГВИА, ф. 826, оп. 2, д. 1123, л. 47.

15

РГА ВМФ, ф. 3, оп. 26, д. 2645. 

16

История Севастополя как русского порта. СПб., 1872, С.174. 

17

РГА ВМФ, ф. 315, д. 353, л. 6. 

18

РГВИА, ф. 349, оп. 2, д. 328. 

19

Там же, д. 393. 

20

РГА ВМФ, ф. 326, оп. 2, д. 2173.

21

РГВИА, ф. 349, оп. 2, д. 349.

22

РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 715.

23

РГВИА, ф. 821, оп. 1, д. 1191, л. 1-29.

24

Там же, л. 30. 

25

РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 991. 

26

Карронада — орудие с коротким стволом. 

27

РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 1143. 

28

Там же.

29

Там же. 

30

РГВИА, ф. 349, оп. 2, д. 393.

31

Морской сборник. 1873. Т. XXV, № 3, С. 126-132.

32

РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 1143.

33

Там же, оп. 1, д. 2226. 

34

РГА ВМФ, ф. 3, оп. 26, д. 2842. 

35

Там же, д. 2649. 

36

РГВИА, ф. 349, оп. 2, д. 65. 

37

Памятник М. П. Лазареву был разрушен во время Великой Отечественной войны. 

38

РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 991. 

39

РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 754. 

40

Там же, д. 754, л. 86.

41

Там же, д. 2410. 

42

Цейхгауз — складское помещение для хранения обмундирования, снаряжения и продовольствия.

43

Там же, д. 1932. 

44

Там же, д. 1933.

45

РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 2223. 

46

РГА ВМФ, ф. 3, оп. 26, д. 2646. 

47

Там же, д. 2731. 

48

Там же, д. 2759.

49

Там же, д. 2748.

50

Там же, д. 2669. 

51

РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 2768.

52

Единорог — старинное русское гладкоствольное орудие, на котором был изображен мифический зверь с рогом на лбу. Состояли на вооружении русской артиллерии более 100 лет (до введения нарезных орудий). 

53

РГВИА, ф. 349, оп. 2, д. 393.

54

ЦВММ. Фонд рукописей и документов В-34331. 

55

РГА ВМФ, ф.19, оп. 5, д. 33. 

56

Кубическая сажень — русская неметрическая единица объема. Равна 9,7126 м3. 

57

27. РГА ВМФ, ф.326, оп. 1, д. 13272.

28.  Там же, оп. 2 д. 2182.

58

РГА ВМФ, ф. 3, оп. 26, д. 2769. 

59

Там же, д. 2770. 

60

РГВИА, ф. 349, оп. 37, д. 4343.

61

РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 3163.

62

Там же, д. 3286. 

63

Там же, д. 3733, л. 4. 

64

Там же, д. 3733.

65

РГА ВМФ, ф. 326, оп. 1, д. 13211. 

66

РГВИА, ф.827, оп.1, д. 4045. 

67

Веха — плавающий знак навигационной обстановки, предназначен для ограничения навигационно-опасных мест и указания фарватеров. 

68

РГВИА, ф. 349, оп. 37, д. 4630.

69

Там же, д. 4637.

70

Чарка — русская мера объема жидкостей, равная 0,123 литра.

71

РГВИА, ВУА, д. 5581. 

72

Там же.

73

Четверть — русская мера объема сыпучих тел, равная 0,20991 м3

74

РГВИА, ВУА, д. 5611, л. 2.

75

Там же, л.9.

76

Там же, л. 14.

77

РГВИА, ВУА, д. 5611.

78

Там же. 

79

Там же. 

80

РГВИА, ф. 827, оп. 1, д. 4045.

81

Камовский А. Некоторые ошибки и заблуждения в рассказах и сочинениях о Крымской войне. СПб., 1859.

82

Описание обороны Севастополя. Составлено под руководством генерал-адъютанта Тотлебена. В 2 ч. СПб., 1863. Ч. 1, отд. 1. С. 201. 

83

Там же. С. 244. 

84

Сборник рукописей, представленных его императорскому величеству государю наследнику цесаревичу о Севастопольской обороне севастопольцами. СПб., 1872. Т. II. С. 79. 

85

Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и фрагменты дневника фрейлины двора. М. Мысль, 1990. С. 72.

86

Яковлев В. Эволюция долговременной фортификации. М.: Воениздат, 1931. С. 110. 

87

Описание обороны Севастополя. Ч. I, отд. I. С. 265. 

88

Записки Константина Дмитриевича Хлебникова // Русский архив. 1907. Кн. 1, №3, С. 446.

89

Покровский М. Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. OPI LTD, London, 1991. С. 161. 

90

Там же. С. 162. 

91

Банник — цилиндрическая щетка на длинном древке для чистки (банения) и смазки канала ствола орудия.

92

Орда А. П. Очерк деятельности офицеров и некоторых нижних чинов 6, 4 и 3 саперных батальонов при обороне Севастополя // Инженерный журнал. 1880. №8. С. 899.

93

«Охотники» — добровольцы. 

94

Горн — заряд взрывчатого вещества, рассчитанный на заданное действие взрыва. 

95

Конгрев Уильям (1772—1828) — английский конструктор, автор многих типов пороховых ракет и инициатор их боевого применения.

96

Штуцерные — стрелки из штуцеров. 

97

Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров... 1990. С. 36. 

98

Там же. С. 37. 

99

Описание обороны Севастополя. 1871. Ч. II, отд. I. С. 39.

100

Там же. 1868 Ч. II, отд. I. С. 155. 

101

РГВИА, ф. 9196, оп. 23/286, 3 св. д. 9, л. 100, 101.

102

Описание обороны Севастополя. СПб., 1868. Ч. II, отд. I. C. 295. 

103

Покровский М. Дипломатия и войны царской России в XIX столетии... С. 164. 

104

Описание обороны Севастополя... СПб., 1871. Ч. II, отд. I. C. 345.

105

Там же. Ч. II, отд. II. с 19-20. 

106

Орда А. П. Очерк деятельности офицеров и некоторых нижних чинов 6, 4 и 3 саперных батальонов при обороне Севастополя С. 903. 

107

Там же. С. 904. 

108

Описание обороны Севастополя... СПб., 1868. Ч. II, отд. II. С. 156. 

109

Филипенко И. Памяти почетного члена общества графа Э. И. Тотлебена. СПб., 1886. С. 6. 

110

Описание обороны Севастополя... СПб., 1863. Ч. I, отд. 1, c. 11. 

111

Сборник рукописей, представленных его императорским величеством государю наследнику цесаревичу о Севастопольской обороне Севастопольцами. СПб., 1872. Т. II, С. 168-169.

112

Литвинов А. П. Каталог музея Севастопольской обороны. Севастополь, 1897, С. 10.

113

Николаев Н. Великая страда. СПб., 1904. С. 192. 1904 г. С. 191. 

114

Литвинов А. П. Каталог музея Севастопольской обороны. Севастополь 1897. С2.

115

Там же, С. 3-4. 

116

Веникеев Е. В. Архитектура Севастополя. Симферополь, 1983. С.129—130.

117

Список встречающихся в книге терминов составлен автором на основе Фортификационного словаря В. Ф. Шперка (М.: изд. Военно-инж. акад. им. В. В. Куйбышева, 1946) и Военного энциклопедического словаря (М.: Воениздат, 1983).