sci_history sci_history Андрей Михайлович Буровский 1937. Контрреволюция Сталина

Историческая сенсация!

Новая скандальная книга главного «возмутителя спокойствия»! Радикальная переоценка отечественной истории. Решительная ревизия советского прошлого. Независимый взгляд на трагедию 1937 года. Разгадка главной тайны XX века.

Самый «неудобный» и «неуправляемый» историк предлагает шокирующие ответы на самые острые и болезненные вопросы.

В чем тайный смысл Большого Террора? Каковы были подлинные, а не раздутые антисталинской пропагандой масштабы репрессий? Зачем потребовалось чистить партию, органы госбезопасности и армию? Существовали ли в реальности антисоветские заговоры? Считать ли массовые репрессии проявлением «паранойи» Сталина — или они имели вполне рациональные причины? Кто на самом деле развязал террор? Была ли «Великая чистка» 1937 года «преступлением века» — или болезненной, но совершенно необходимой мерой? И главное: проиграй Сталин в политической борьбе — стала бы победа его противников благом для страны?

ru
oberst_ FB Editor v2.3 26 April 2010 lib.rus.ec 586A4C5A-DA67-4FA5-98C4-5C9025E8966D 1.0

1.0 — создание файла oberst_

1937. Контрреволюция Сталина Яуза; Эксмо Москва 2009 978-5-699-37548-6 Издано в авторской редакции

А. М. Буровский

1937. Контрреволюция Сталина

Всем россиянам, никогда не принимавшим участия ни в каких революциях, с уважением и любовью

ПОСВЯЩАЕТСЯ

Лорд Солсберри:

— Ваш колониализм — совершенно ужасное явление!

Лорд Маунтбеттен:

— Ужасное, сэр… Вы совершенно правы, сэр… но без колониализма все было бы еще ужаснее.

Из прений в Верхней палате британского парламента в 1837 году.

ВВЕДЕНИЕ

Что ни год — лихолетие,

Что ни враль — то Мессия.

А. Галич

Как «известно», Сталин был человек очень злой и жестокий. Только проснувшись поутру, не успев надеть штаны, он сразу же начинал размышлять на главную тему своей жизни: «кого бы сегодня зарезать». Это все знают, потому что такое отношение к Сталину культивировалось со времен речей Хрущева на XX съезде КПСС. И популяризировалось. И отражалось в учебниках. Про страшного злодея Сталина читали лекции и болтали на кухнях, а в «перестройку» написали о том целую библиотеку.

Официальная точка зрения во времена Хрущева и Брежнева в том и состояла, что никаких объективных причин для репрессий и жестокостей в СССР не было. Царизм свергнут, помещики и капиталисты из страны изгнаны, советские люди сплачиваются вокруг родной партии. Крестьяне с радостными улыбками толпами сбегаются в колхозы, рабочие счастливы с тачками и кайлами строить доменные печи и города среди тайги, красноармейцы прыгают от восторга, умирая на Халхин-Голе, в Финляндии, и при защите (и захвате) других исконно русских земель. Благодать! А тут злодей Сталин с отвратительной улыбкой прям в этот советский рай выколачивает трубку и исключительно от природного свинства организует «неоправданные репрессии».

Вот-вот… именно: неоправданные. А оправданные репрессии были? По отношению к кому и какие? Если были, то их-то кто организовывал? Об этом ничего не говорилось на XX съезде КПСС, не писалось в учебниках, об «оправданных репрессиях» не публиковались воспоминания. Всю советскую историю и всю «перестройку» говорили исключительно о «неоправданных», то есть о репрессиях Сталина по отношению к верхушке КПСС.

Сталин проводил «неоправданные репрессии» потому, что был «культ личности Сталина». Как он возник? А просто: почему-то все успехи в СССР стали связывать с именем этого человека. Почему именно с ним? Опять нет ответа… С ним — и все! Вот Сталин и вообразил, что ему все можно, он поставил себя над партией, уничтожил внутрипартийную демократию. Подозрительный и жестокий, он стал резать и пытать в силу своих патологических черт характера. Если бы на его месте были бы Бухарин, Зиновьев-Апфельбаум или Нахемкес-Стеклов, все было бы замечательно. А тут, понимаешь, СССР с вождем не повезло. Сталин всех растолкал, понимаешь, в вожди пробрался.

«Жестокие сталинские репрессии» — расхожий пропагандистский стереотип. Все они — «неоправданные», все связаны с именем Сталина, и вершиной этих ужасов стал 1937 год. Почему именно этот год? А потому, что именно в 1937 году прошли самые масштабные московские процессы над верхушкой партийных работников, над знаковыми фигурами советского генералитета. Год-символ. Год-трагедия. Год торжества злодейства и садизма. До этого года и после ничего подобного не было.

Сказать: «Мой дед погиб в тридцать седьмом» — и всем все понятно. Это как погибнуть во время какого-то важного исторического события, события-символа. Это как «погиб под Сталинградом». И все, и остальное уже не важно. Может, под Сталинградом дед в панике бежал и получил очередь в спину? Не важно. Его имя навек связано с великим и мрачным символом Сталинграда. Так и здесь: может, твой дед и правда был самым натуральным изменником? Не все же были только «липовые». Может, он выл и лизал сапоги палачам, сдавая всех вокруг, включая братьев и родителей? А может, в 1937-м он был расстрелян за уголовное преступление, не имевшее никакого отношения к «неоправданным политическим репрессиям»?

Не важно. Он — жертва страшного «тридцать седьмого». Жертва Сталина. И на него падает, как сказал Евгений Евтушенко, «невидимый масонский свет элиты».

Ведь кого поволокли в застенки и лагеря тупые, отвратительные сталинские палачи? Чудесных людей, элиту, лучших из лучших. Плохие истребляли хороших. Из-за того, что их истребляли, всем стало хуже, чем могло было быть. «Неоправданные репрессии» ослабили армию и разрушили экономику, советские люди понесли тяжкий урон. Из-за «неоправданных репрессий» Красная Армия встретила 1941 год плохо вооруженной и неподготовленной к войне: ведь Сталин боялся специалистов и умниц и перебил их почти всех.

Таков стереотип, и он глубоко утвердился в сознании нашего общества. Настолько, что возражать просто опасно: тут же сделают вывод, что вы недостаточно интеллигентный, малокультурный человек. И недостаточно порядочный, потому что «все порядочные люди» ненавидят Сталина и сочувствуют его жертвам, числом от 40 до 60 миллионов.

Чтобы разобраться со стереотипом, нужен человек глубоко неинтеллигентный и непорядочный. Например, такая деревенщина, как ваш покорный слуга: профессор и писатель, шестое поколение петербургской интеллигенции. Нам, сиволапому питерскому мужичью, непостижима специфическая арбатская интеллигентность. И люди мы все глубоко непорядочные: политических убеждений половина из нас вообще не имеет, а кто имеет — то все разные, от анархизма до монархизма. Гумилевы там, Лотманы, Бехтеревы, Докучаевы, Шишкины, Лосевы, Спесивцевы всякие. Сброд.

Разбираясь, что верно, а что неверно в этом стереотипе, я пытался ответить на самые простые и понятные вопросы:

— Сколько же именно людей пали жертвами «неоправданных репрессий»? За что и почему их репрессировали?

— Какие репрессии Хрущев считал «оправданными»? Сколько людей и почему пали их жертвой?

— Почему именно 1937 год стал мрачным символом сталинщины?

— Что такое вообще сталинщина, откуда она взялась, и что из себя представляла?

— Почему именно Сталин сделался руководителем страны и ее диктатором?

Предупреждаю: эту книгу не следует читать людям интеллигентным и порядочным. Они рискуют очень огорчиться.

Часть I

БЕЗДНА, ПОРОДИВШАЯ СТАЛИНА

Кардинал:

— Что Вы читаете, Ваше Святейшество:

Папа римский:

— Материалы Съездов КПСС. Кардинал:

— И к какому выводу Вы приходите?

Папа римский:

— К тому, что вполне возможен Конец Света в одной отдельно взятой стране.

Анекдот

Глава 1

ГОСУДАРСТВО, В КОТОРОМ СТАЛИН СДЕЛАЛ ПЕРЕВОРОТ

Есть у революции начало,

Нет у революции конца.

Песня

Сталин пришел к власти не в Российской империи и не в Российской Федерации. Он пришел к власти в государстве, которое называлось СССР. Союз Советских Социалистических Республик.

СССР возник как следствие Гражданской войны 1917–1922 годов. Сама по себе Гражданская война нанесла стране ущерб, который почти невозможно было восстановить.

Человеческие потери

Не очень понятно, как надо оценивать потери в гражданских войнах в Финляндии, Латвии и в Польше. С одной стороны, это ведь теперь отдельные, независимые государства. С другой, эти страны входили в Российскую империю. «Их» гражданские войны стали частью общей Гражданской войны, полыхавшей на территории бывшей Российской империи.

Многое зависит от устоявшейся традиции. Скажем, советско-польскую войну принято считать частью Гражданской войны. А гражданскую войну в Финляндии — не принято.

Еще менее понятно, следует ли считать частью Гражданской войны события 1918–1919 годов в Венгрии, Германии и Австрии. Это тем более независимые государства, но события в них протекали далеко не без участия русских коммунистов (впрочем, сами себя они русскими не считали).

Назову цифры, а читатель пусть сам решает, справедливо ли «приплюсовывать» эти потери к числу жертв Гражданской войны 1917–1922 годов.

В Финляндии погибло порядка 100 тысяч человек, в Австрии — около 4 тысяч, в Венгрии — 70 тысяч, в Германии — 20–25 тысяч.

В Польше около 30 тысяч поляков погибли не от рук советских оккупантов, а от рук других поляков. В Латвии погибло около 40 тысяч человек. Почти невозможно разделить жертв своей внутренней войны и жертв общероссийской Гражданской войны. В Грузии эти потери порядка 10 тысяч человек, в Армении — не менее 30–40 тысяч, учитывая мусульманский террор и войну с Турцией.

Боевые потери Гражданской войны

Боевые потери красных оцениваются разными авторами от 663 до 702 тысяч. Белых — от 127 до 229 тысяч. При этом под белыми понимаются, как правило, все некоммунистические силы. Далеко не все из этих 229 тысяч погибших называли бы себя белыми.

Убитые крестьянские повстанцы с трудом могут быть отделены от мирного населения. Поэтому их учитываем как жертвы террора. Но в число военных потерь Гражданской войны вполне можно включить убитых солдат национальных армий. Многие из них, как грузины, туркмены и таджики, воевали и с белыми, и с красными. Эти потери можно оценить только примерно: поляков 70 тысяч человек, эстонцев 2 тысячи, финнов 3 тысячи, латышей 7 тысяч, прибалтийских немцев 2 тысячи, грузин 10 тысяч, мусульман Средней Азии 30 тысяч.

Жертвы террора

В Сибири при Колчаке расстреляли порядка 25 тысяч человек. Столько же уничтожено Комучем в Поволжье. До 400 человек (не тысяч! 400 (четыреста) человек) истребили казаки в Забайкалье. Число жертв красного террора настолько превосходит число жертв любых других правительств, что часто политических врагов, убитых Комучем или казачьими атаманами, просто не учитывают. Тут счет идет в любом случае на сотни тысяч и миллионы человек. Чаще всего называют цифру 1700–1900 тысяч человек.

Небоевые потери

К цифрам боевых потерь и числу жертв казачьего, розового и красного террора надо приплюсовать число убитых петлюровцами, махновцами, более мелкими бандами националистов (мюридами Узун-Хаджи, например, на Северном Кавказе). Это порядка 100 тысяч человек.

Сюда же — убитые прямыми безыдейными уголовниками. Еще столько же, если не больше.

Получается уже колоссальная цифра: от 2 600 000 человек, по самым скромным подсчетам, и до 3 300 000 максимально.

Но и это далеко не все. Жертвы годода в городах, в первую очередь в Москве и в Петрограде в 1918–1920 годах — порядка миллиона человек.

Жертвы страшного голода сельского населения 1921 года — не менее 5 миллионов человек, а очень возможно, что и 7–8 миллионов.

Жертвы тифа и других смертельно опасных заболеваний: по разным оценкам, от 400 тысяч до миллиона человек.

Получается страшная «вилка» — от 9 до 13,3 миллиона людей.

Стремясь преуменьшить число жертв, коммунистические и прокоммунистические историки называют цифру «всего» в 5 миллионов. Антикоммунисты порой говорят о 19–20 миллионах1. Но это крайние оценки, скорее всего, они неверны.

Демографическая цена

Демографы учитывают не только прямые человеческие потери, но и тех детей, которые могли родиться и не родились из-за гибели родителей или из-за невыносимых условий существования.

Россияне, жившие в Российской империи к 1917 году, могли стать папами и мамами 20–30 миллионов никогда не родившихся детей. Страна недополучила порядка 30–40 миллионов прерванных или не появившихся жизней: четверть всего населения.

Демографическая катастрофа такого масштаба в Европе последний раз происходила в XIV веке, во время пандемии чумы.

Потеря качества населения

Может быть, самое ужасное в том, что убивали не просто какой-то процент населения, а людей определенных классов общества. Большевики сознательно хотели оторвать голову обществу, чтобы самим стать этой головой.

А ведь верхушку любого общества составляют люди не самые худшие по своим личным качествам. Чтобы стать дворянином, интеллигентом, предпринимателем или «кулаком», надо было обладать некоторыми личностными качествами. Эти качества хотя бы частично передавались новым поколениям.

Истребление лучших представителей народа не могло пройти безнаказанно. А ведь работа по истреблению лучших продолжалась и при советской власти.

В 1932 году 4 % избирателей, более 7 миллиона человек, были лишенцами — то есть были лишены гражданских прав «за происхождение».

В 1936 году НКВД задержало за бродяжничество более 125 000 малолетних беспризорников. Многие из них, при других стартовых условиях, могли бы составить цвет нации. Сколько будущих Менделеевых и Ломоносовых умерло на руках матерей в северных лагерях или скиталось беспризорниками, сделавшись в лучшем случае хорошими рабочими на «стройках века», мы уже никогда не узнаем.

Глубоко прав Солоухин: больше всего нам не хватает и будет всегда не хватать именно этих людей и их потомков2.

Психологическая цена

Всякая война обесценивает человеческую жизнь, поднимает на поверхность жизни разного рода накипь, учит беспощадности, цинизму и жестокости.

Гражданская война делает эту страшную работу во много раз интенсивнее любой другой.

А тут еще классовая мораль Павлика Морозова, сдавшего отца войскам НКВД, и Любови Яровой, спасенной мужем и предавшей мужа в той же ситуации3. Поколения воспитывались на Марютке, собственноручно убивающей любимого, потому что он — белый, а она — красная4.

Современные психологи считают, что после любой войны полезно проводить психологическую реабилитацию всех ее участников. После Гражданской войны такая реабилитация была бы полезна всей России — да никто ее не проводил, последствия только углублялись.

Потрясающий репортаж Булгакова о московском убийце, уничтожившем больше сотни человек. Заманивал к себе в дом покупателей лошадей и убивал — буквально ради нескольких рублей. Он очень цинично и пренебрежительно относился к человеческой жизни, и к своей собственной в том числе5.

Экономическая цена

Сумму экономических потерь оценивают от 40 миллиардов до 3 триллионов американских долларов того времени. В современных долларах это будет в 11 раз больше.

Это — цена прямых экономических разрушений, разрыва связей, места страны в системе международного разделения труда, недополученной прибыли.

В этих цифрах нет оценки последствий хозяйничанья большевиков-коммунистов после Гражданской войны.

Культурные потери

Огромное количество культурных ценностей было уничтожено в ходе Гражданской войны. Причем меньше всего — в ходе самих военных действий. Даже разрушения Московского Кремля восстановимы. Снаряды, падающие на церковь с колокольней, чтобы подавить бьющий с колокольни пулемет, наносят зданию не такой уж большой ущерб.

Но большевики сознательно уничтожали целые пласты культуры — в первую очередь дворянской и религиозной.

Истребление и высылку за границу носителей высших культурных ценностей, ученых, поэтов, философов и музыкантов, тоже надо отнести за счет культурных потерь.

Подсчитать эти потери просто физически невозможно.

Территориальные потери

Эти потери трудно оценивать, потому что в них входят в основном территории стран, входивших в Российскую империю.

Но есть только одна страна, которая обязательно вышла бы из состава Российской империи независимо от Великой и от Гражданской войны: это Польша. Остальные страны, включая и Финляндию, требовали для себя широкой автономии — по типу Венгрии в Австро-Венгрии между 1848 и 1918 годом.

Вполне возможен был «мягкий» вариант распада империи. Он растянулся бы на десятилетия, и не привел бы к войнам и трагическим разрывам.

Когда народам бывшей Российской империи (и всем ее соседям) стали навязывать коммунизм, они побежали из империи так быстро, как только сумели. Коммунисты не смогли завоевать Финляндию, но смогли завоевать государства Прибалтики, Закавказья, Украину, Казахстан и Среднюю Азию.

Но эти завоевания были не особенно прочны.

Вторая Речь Посполитая, родившаяся в огне Гражданской войны, оторвала Западную Украину и Западную Белоруссию. Румыния оторвала от России Бессарабию. Потеряны были более 500 тысяч квадратных километров территории с населением в 25 миллионов человек.

Политическая цена

До 1914 года Российская империя рассматривалась как одна из европейских стран. Специфичная, особенная, но Европа. И в любом случае страна как страна.

В ходе Гражданской войны ее фактически исключили из числа победителей в Великой войне. Почти все ее политические силы перестали считаться «своими» в Европе. Разве что меньшевики и эсеры еще вызывали какие-то родственные чувства и хоть какое-то понимание.

Белых же считали «реакционерами» и патологическими монархистами.

Красных… Одни ими восхищались, но строго на расстоянии, — как великими экспериментаторами. Другие их панически боялись. Третьи принимали, как новое правительство России: без оценок. Но никто больше не считал Россию «такой же, как все», и не считал одной из стран Европы.

О жестокости Гражданской войны

Никакая война и никогда — не пикник и не школа гуманизма. В любой воюющей армии могут добивать раненых или расстреливать пленных.

В действующей армии расстреливают своих же собственных мародеров, трусов и дезертиров. А это ведь тоже жестоко.

Полковник К. И. Рябцов, командовавший московским гарнизоном в критические дни октября 1917 г., был позже расстрелян белыми за преступную бездеятельность, которая помогла красным захватить город.

Кровавых сцен хватает в любой книге о Гражданской войне. В том числе написанных белыми. Хотя бы: «…после короткого боя мы взяли Акимовку, где уничтожили отряд матросов-коммунистов, ехавших эшелоном в Крым.»6

Ну, кто такие «матросы-коммунисты» и зачем они едут в Крым, — особый вопрос. Согласно морали цивилизованного общества и любой законности, место этим типам было, в лучшем случае, на каторге. Но сцена, бесспорно, кровавая. Легкое слово «уничтожили», произнесенное мимоходом, производит тяжелое впечатление.

Еще больше такого рода сцен в книге Венуса. У него подробностей побольше: «Поручик Горбик пристреливал раненых курсантов»7. Или: «расстреляли поручика Кечупрака, в панике сорвавшего с себя погоны»8.

С. Г. Пушкарев описывает, как 12 июня 1919 года наблюдал необычную картину: «множество окровавленных трупов в исподнем белье. Многие узнали в них членов железнодорожной «чрезвычайки», не успевших уйти и захваченных белыми прямо в здании вокзала. Зрелище было тягостным и омрачало радость освобождения от гнета ленинской опричнины»9.

Это — о расстреле очевидных извергов харьковского ЧК, который сохранил жизнь многим, кто бы мог стать их жертвой.

Или вот: «война шла жестокая, бесчеловечная, с полным забвением всех правовых и моральных принципов. Обе стороны грешили смертным грехом — убийством пленных. Махновцы регулярно убивали всех захваченных в плен офицеров и добровольцев, а мы пускали в расход пленных махновцев.

Я со своими «интеллигентскими нервами» был бы неспособен убить сдавшегося в плен безоружного человека, но видел своими глазами, как наши. люди творили это злое и кровавое дело.

А что было делать с пленными? Мы вели «кочевую войну», у нас не было ни опорных пунктов, ни укрепленных лагерей, где мы могли бы содержать пленных. Отпустить их на волю было бы неразумно, ведь они непременно вернулись бы к своему «батьке». Свободу махновцев мы оплачивали бы кровью своих солдат»10.

Несомненно: в Гражданской войне все стороны добивали раненых, расстреливали пленных, а также своих собственных трусов. Но вот как насчет той крайней жестокости по отношению к врагу, о которой рассказано во многих белых мемуарах? О том, как разрывают на части, отрезают головы, запарывают насмерть и так далее?

Может быть, в книгах красных есть точно такие же сцены такой же отвратительной жестокости своей и другой стороны? Кое-что есть… Многие страницы книг Фадеева просто пугают. Но когда красноармейцы съедают последнюю свинью корейца, обрекая его и его семью на голодную смерть, — речь идет о «правилах революционного времени»11. Что же сказано о жестокости белых?

Очень много… Но кто писал и когда? Странное дело! Больше всего писали в художественной литературе. У Шолохова белые казаки — вообще тупое зверье, до крови избивающее собственных жен12 и рубящее в лапшу детишек и беременных баб13.

В фильме «Чапаев» белые генералы запарывают насмерть собственных солдат и жгут деревни. Но это в фильме, а пленка терпит еще больше, чем бумага. Снять можно решительно все, что угодно.

Было бы интересно ознакомиться с историческими исследованиями. Чтобы получить точное представление: какие именно свидетельства белых зверств стали известны. Кому, когда? Кто свидетель? Боюсь, таких исследований не очень много. О причинах пусть судит читатель, но вот факт: советские историки упускали очень хороший пример отработать денежки, полученные от своего единственного работодателя, советского государства.

Ну, описали бы, как белые пытали и убивали рабочих и крестьян, как они уничтожали целые деревни и рабочие поселки! И денежки отработали бы, и по нервам ударили бы читателя. Сразу убедили бы — вот они, белое зверье, «белое стадо горилл14». А то как-то очень неубедительно получается.

То есть случаи и вроде есть… Скажем, сожгли ведь в паровозной топке Сергея Лазо? Сожгли! Эту историю коммунисты очень любили как пример «зверств белогвардейцев». Не знаю, как сейчас, но еще в 1980-е годы в Уссурийске этот паровоз даже был выставлен как эдакий жуткий экспонат под открытым небом. С надписью: мол, в топке именно этого паровоза и сожгли.

Но только давайте уточним: белогвардейцы тут вообще ни при чем. Это раз. А казаки… казаки поймали не агитатора с чистыми глазами интеллигентного мальчика. Попался матерый уголовник, отряд (или все-таки банда?) которого прославилась как раз сожжением живьем населения целых деревень и станиц. Это два. У многих из казаков, радостно запихивавших в топку Лазо (нехорошо так говорить, но он этого вполне заслуживал) родственники обоего пола приняли огненную смерть, были оставлены раздетыми и связанными в мороз, посажены на муравейники, скормлены голодным собакам и так далее.

В руки казаков попал символ кошмара, с которым они боролись два с половиной года, и под которым они и их семьи долго жили.

Другой пример, не так широко известный: 9 мая 1919 года в Александров-Гае казаки расстреляли всех сдавшихся в плен красноармейцев. Эта история и известна меньше потому, что очень уж не хотелось красным агитаторам рассказывать о том, что выделывали красные на Дону. А они, между прочим, поголовно истребляли казаков. Проводили казачий геноцид.

Могу рассказать еще несколько историй, но все они как-то очень одинаковы: враги коммунистов проявляют жестокость, когда доведены до предела совершенно садистской жестокостью самих красных.

На основании же тех материалов, которые у нас есть, приходится сделать вывод: красные были несравненно более жестоки и к своим, и к врагам. И это вовсе не случайность, потому что только красные:

— культивировали идеи жестокости;

— опирались на худшее в человеке;

— утверждали идею неполноценности каких-то сословий и классов, называли их «зоологической средой»;

— для проведения своей политики выбирали и поддерживали явно патологических типов;

— прикармливали уголовных;

— награждали явных преступников и за явные преступления.

Близки к красным только бандиты разного рода и анархисты.

В махновских листовках писалось, что «тысячи и тысячи отрубленных офицерских и помещичьих голов свидетельствуют о том, что повстанцы мало говорят, но много делают».

Батько Ангел писал на своих тачанках лозунг: «Бей красных, пока не побелеют, бей белых, пока не покраснеют». Жертв Ангела наверняка больше 2 тысяч человек.

О еврейских погромах

Впрочем, один пласт чудовищной жестокости коммунисты все же упустили — пласт преступлений против евреев. То есть в первые двадцать лет советской власти, пока эта власть оставалась про-еврейской, пока действовала евсекция Коминтерна, печаталось много чего.

В 1920-е годы существовала буквально целая библиотека произведений на эту тему; книги эти практически никогда не переиздавались. Ответственность за погромы возлагается, ясное дело, только на один политический лагерь — на белых15. Издавались даже альбомы с фотографиями жертв погромов — часто по-настоящему страшные16.

И разумеется, не освещался хотя бы такой факт: весной 1919 года 9-я дивизия Красной Армии разграбила и частично сожгла город Бахмут в Донбассе (ныне — Артемовск) под лозунгами «Бей жидов и коммунистов!».

О терроре

Ведь все жестокости Гражданской войны (и любой вообще войны) — еще далеко не террор!

«Доказывая» политику террора «белогвардейцев и интервентов», в советских книжках приводятся назидательные фотографии. Например, «расстрел американо-английскими интервентами коммуниста на борту корабля в Онежской губе Белого моря. 1918» и «Японские интервенты у трупов расстрелянных ими рабочих-железнодорожников. Дальний Восток. 1918»17.

Но тут есть важная недоговорка… На борту корабля расстреливают не «коммуниста», а шпиона. По законам военного времени. Японцы расстреляли бандитов, которые пытались похитить оружие на военном складе.

И другие впечатляющие картинки, на которых белые «вешают рабочих и крестьян», умалчивают о том, что вешали их как чекистов и комиссаров, а вовсе не как рабочих и крестьян.

А «26 бакинских комиссаров» казнены эсеровским правительством за совершенно конкретные преступления.

Чекисты и комиссары возмущались «белым террором» именно потому, что и социалисты, и белые казнили преступников. Комиссары и коммунисты опасались быть убитыми за причастность к уголовно наказуемым делам.

Во время Гражданской войны своей жестокостью «прославилась» разведка казачьего атамана Семенова. В ней служили люди, не особенно далеко ушедшие от иных коммунистов.

Прапорщик Фредерике «прославился» тем, что убил из-за наследства собственного брата. Он проводил садистские эксперименты над арестованными. Волков украл у своей любовницы генеральши Самойловой фамильные драгоценности; Сипайлов, психически больной, напевал и смеялся при исполнении смертных приговоров.

Разведка Семенова применяла избиения и пытки, это чистая правда. Но — против кого? И как?

Когда казаки Семенова вылавливают коммунистов на железнодорожных станциях, они ищут именно коммунистов, и никого другого. Они хватают подозрительных, порой избивают их, ставят спиной к раскаленной печке, порют нагайками… Не хочется перечислять. Но их цель состоит именно в том, чтобы найти коммунистов. Настоящих. Тех, кто воюет против белых. Убедившись, что именно данный рабочий парень ни в чем не виновен, они его отпускают. Он им не нужен, они воюют не с рабочими, а с коммунистами. Ловят не железнодорожников, а затаившихся боевиков из армии врагов.

Найдя коммуниста, семеновцы мордуют его еще свирепее: чтобы выдал остальных, планы своего командования, места хранения оружия и так далее. Родные приходят просить за арестованного — а им говорят обидное: мол, что же ты, папаша, вырастил такого скверного сына? Что же ты, молодка, спала с кем попало? Нехорошо.

Коммунистов в разведке Семенова пытали и убивали. Именно как коммунистов. И убили то ли 400, то ли даже 600 человек. Во всем Забайкалье жило тогда не больше 400 тысяч населения — даже с учетом нахлынувших беженцев. На этом фоне и 400 человек — очень много.

Но это ведь никакой не террор. Это жестокость разведки.

Вот генерал Колчак посылает карательные отряды против взбунтовавшихся крестьян. За полтора года колчаковского режима было расстреляно до 25 тысяч человек, выпорото до 50 тысяч. Много. Жестокий режим. Но и это еще не террор. Потому что каждый расстрелянный, каждый выпоротый репрессирован персонально. Он совершил то, что считается преступлением в государстве адмирала Колчака. Что сделал — за то и расплатился.

В социалистическом государстве Комитета участников Учредительного собрания (Комуч) в Поволжье и на Урале, расстреливают большевиков — несколько тысяч человек18. Расстреливают за то, что они устанавливали страшный террористический режим. Топили или помогали топить людей целыми баржами, пытали и убивали. Это уже похоже на террор: уничтожают людей, которые лично могли быть ни в чем не виноваты. Они «только» поддерживали систему ужаса, а сами в ней не участвовали.

Но даже Комуч ходит рядышком с террором, не переходя его грани.

Потому что террор — это политика устрашения политических или классовых противников. Политика сознательных репрессий против заведомо невинных. Чтобы все видели и боялись.

Так вот: террор в Гражданской войне применяли ТОЛЬКО КРАСНЫЕ И АНАРХИСТЫ МАХНО И РОГОВА (на Алтае).

Красный террор представлял собой государственную политику, нацеленную на истребление определенных слоев населения и запугивание остальных. Красные сознательно уничтожали ведущий слой нации с тем, чтобы на его место поставить низы общества, управляемые ленинцами.

У белых таких целей не было.

«Если узко определить террор как убийство безоружных и к уголовным делам непричастных людей ради политического эффекта, то белые террора в этом смысле вообще не практиковали»19.

Красный террор был фактически частью режима геноцида.

О геноциде

Сейчас многие пытаются уравнять белый и красный террор как нечто принципиально одинаковое и морально равно неприемлемое. Но ведь никто, кроме красных, не проводил политики геноцида.

Иногда единомышленники красных и их потомки пытаются найти какие-то более «мягкие» слова для защиты деяний коммунистов. Например, не «геноцид», а «стратоцид»20.

Ведь геноцид — очень уж непочтенное, слишком «нехорошее» слово, пятнающее всякую силу, к которой его можно применить.

Геноцид определяется как «истребление расовых и национальных группировок в целях истребления определенных народов и рас»21. Чем отличается истребление народа от истребления сословия?

Скажем, чем отличается политика истребления евреев как евреев, от политики истребления помещиков как помещиков? Иногда говорят: мол, имущие классы хотя бы теоретически могли измениться, перестать быть «эксплуататорами». Скажем, помещики могли пойти в рабочие, а интеллигенты — в крестьяне. Это сильная мысль, но ведь тогда и евреи могли бы принять христианство, и перестать быть евреями. Армяне могли бы перейти в ислам, и даже негры могли бы сделать операцию по превращению себя в белых. Майкл Джексон ведь сделал — почему остальные не могут?

Во время Гражданской войны (и после нее) только коммунисты:

— запланировали геноцид целых слоев населения;

— считали часть населения России «зоологической средой» (не только ведь казаков, но и «буржуев»);

— проповедовали идею неполноценности общественных классов и сословий;

— делали неравноправными часть населения страны;

— организовывали специальные государственные учреждения для уничтожения этих классов;

— хотели уничтожить часть населения России;

— отбирали и готовили кадры для истребления людей;

— последовательно истребляли тех, кого наметили;

Трудно сказать достоверно, сколько людей погибло в Гражданскую войну от повстанцев, анархистов, петлюровцев, Махно, других атаманов и «батек». Наконец, от рук просто обычных бандитов, не белых и не красных.

Единственная достоверная цифра — 31 тыс. евреев, похороненных после погромов. Религия запрещала евреям оставлять покойников без погребения… Но ведь и эта цифра неполна — наверняка были и те, кого некому было похоронить.

Число же истребленных христиан и мусульман можно оценивать только так: «не меньше нескольких сотен тысяч»22.

О масштабе и характере жестокости самих белых судить нетрудно: в их государствах велось строгое делопроизводство. За три года своей власти в Крыму белые арестовали 1428 человек, из которых казнено 28123.

Это примерно в 5000 или в 6000 раз меньше жертв красного террора по всей России.

Сказанное непривычно, странно для многих читателей. Я готов изменить свое собственное мнение.

Если меня смогут убедить, я перепишу эту часть книги. Только возражайте, пожалуйста, на содержательном уровне! Махнуть рукой — «все были такими же!» — это не аргумент. Приведите конкретные случаи зверств, совершаемых белыми. В конце концов, войну ведь выиграли красные. В их интересах было документировать любой факт «белогвардейских зверств». Реально же мы слышали в СССР и слышим сегодня море демагогии и обвинений, не подтвержденных ни одним фактом.

Выбирала ли Россия коммунизм?

Очень многие люди в России, в странах бывшего СССР и во всем мире верят — Россия выбрала коммунизм. Тем, кто внимательно прочитал эту книгу, не надо доказывать: Россия коммунизм не выбирала. Коммунизм России навязали. Коммунисты составляли абсолютное меньшинство населения России. А остальные россияне, 99,9 %, занимали очень разные позиции. Далеко не все из них виноваты в победе коммунизма, и вовсе не одни белогвардейцы.

Все ли виновны одинаково?

Еще одна ложь: что все россияне, жившие в 1917–1922 годах, одинаково виновны в беде. Все они (видимо, тоже одинаково) готовили Гражданскую войну, одинаково ее хотели, участвовали в ней уже тем, что не останавливали.

Кто утверждает эту очевидную неправду?

— клинические коммунисты, которые хотят любой ценой скрыть преступления своих единомышленников;

— невежественные люди, просто не владеющие информаций;

— те, кто не хочет вникать в детали, думать, оценивать. Кому проще отмахнуться от проблемы, чем осмыслить ее.

— религиозные люди, для которых не имеет значения степень виновности. Для них не важно, велик ли грех или мал, главное — осознать этот грех, покаяться в нем и замолить его.

Именно они призывают нацию к поголовному покаянию. Само по себе покаяние — это прекрасный способ самоочищения, духовного катарсиса. Но с точки зрения и морали, и закона, россияне если даже виновны ПОГОЛОВНО — то виновны далеко НЕ ОДИНАКОВО.

Если же проанализировать поведение ВСЕХ россиян… Тогда нам придется сразу же сказать: 90 % россиягн в Гражданской войне вообще не участвовало. А если участвовало, то не своей охотой и не ставя собственных целей. Одно дело, организовывать Красную Армию и стать в ней видным военачальником. Как Щорс, Тухачевский и Фрунзе.

Другое дело — быть одним из 3,5 тысячи военспецов, чья семья взята в заложники, прослужить в Красной Армии с 1918 по 1921 год, и в конечном счете быть расстрелянным.

Законодательство разделяет организатора преступления, пособника, исполнителя, жертву преступления и свидетеля. Каждый из этих людей оценивается в законе совсем иначе, и каждый хотя бы теоретически должен получить свое.

Суть преступления

Любой закон любой эпохи и любого государства однозначно квалифицирует такие деяния, как уголовные преступления: убийство, ограбление, разбой, изнасилование, причинение телесных повреждений и так далее. Каждый человек может говорить все, что угодно об «исторической необходимости» и «пролетарской революции», якобы оправдывающих его деяния. Но совершив конкретное деяние — убив, ударив, ограбив — он становится уголовным преступником.

Из этого и будем исходить. Без туманных разглагольствований про «такое время». В каждое время живут очень разные люди.

Организаторы Гражданской войны

Организаторами преступления выступают те, кто готовил, пропагандировал Гражданскую войну. Кто призывал «превратить войну империалистическую в войну гражданскую». Кто выбрасывал лозунг «грабь награбленное». Кто прямо требовал Гражданской войны и всячески разжигал ее.

Организаторами Гражданской войны можно считать только членов партии большевиков, которые уже состояли в РСДРП (б) к лету 1917 года. И то не всех, вина каждого очень индивидуальна. Общее число организаторов Гражданской войны едва ли превышает несколько тысяч человек.

Особая категория организаторов — немецкие разведчики и штабные офицеры, которые помогали большевикам. Но эти деятели не находятся в пределах юрисдикции российского суда.

Пособники Гражданской войны

Пособники — это все, кто мог, кто имел возможность противостоять творящемуся развалу, и не противостоял. Кто своими поступками и словами пособничал организации и раздуванию Гражданкой войны. Это две группы лиц:

1. Либеральные интеллигенты, которые расшатывали государственность, вели дело к развалу и распаду.

2. Революционные демократы, в первую очередь анархисты, меньшевики и особенно эсеры. Те, кто мешали наводить порядок, наносили удары в спину белым и казачьим армиям.

Сколько их было, прекраснодушных трепачей? Ну, еще несколько тысяч.

Особое место среди пособников занимают государственные деятели запада. Те доблестные союзники, которые могли бы принять решения, и придушить Советскую республику в зародыше, уже в декабре 1918 года. И не приняли. И не придушили. И теперь на их руках — кровь тех, кого они могли бы спасти, и не спасли.

Еще одна категория пособников из-за рубежа: западная либеральная интеллигенция. Эти шумные крикуны невероятно мешали западным правительствам, даже когда они пытались что-то сделать. Мешали распространению правдивой информации о Гражданской войне, обеляли большевиков, поддерживали новый режим. И тем самым пособничали преступлению.

Исполнители Гражданской войны

Исполнителями следует считать всех, кто добровольно, по своему выбору, превратил лозунги большевиков в конкретные политические акции. Это балтийские матросы, члены Красной гвардии, члены петроградского гарнизона, вообще все добровольцы, вступавшие в Красную Армию.

Другая категория: всякого рода атаманы, «батьки», бандюганы всех мастей и все их приспешники. Как идейные, так и безидейные. Как Петлюра, идейно режущий население целых еврейских местечек, так и совершенно безыдейный Мишка Япончик, пытающий «кадюков» в Одессе, чтобы забрать их деньги и вещи.

Исполнители — это все, кто согласился по своей воле участвовать в преступлении.

Сколько их? От силы тысяч сто на все многомиллионное российское население. Примерно 0,1 %.

Втянутые в преступление

Множество людей было призвано в армии Гражданской войны. И в Красную Армию, и в «ополчения» всяческих атаманов и местных «правительств».

Все они — недобровольные участники, которые соучаствовали в преступлении… Но участвовали против своей воли. Очень часто только потому, что семья исполнителя преступной воли находилась в заложниках. Или жила на территории, где распоряжается «батько Кологолопупенко», «пан атаман Грициан Таврический», «Революционный Комитет Всемирной Анархии»… Словом находится в полной власти тех или других бандюганов.

С одной стороны, эти люди — тоже исполнители преступления. Закон рассматривает насилие, творимое над человеком, как смягчающее обстоятельство. Но от ответственности за участие в преступлении не освобождает.

Морально, конечно, легко такого человека оправдать: если близкие под угрозой, куда он денется? Но ведь так же легко понять и жертву преступления. Если кто-то убивает вашего отца или вашего ребенка — вас вряд ли будет волновать, что убийца тем самым спасал своих собственных близких людей.

Закон прохладен, но он справедлив, утверждая: невольный преступник, не желавший стать преступником, все же виновен. Он заслуживает снисхождения, но виновен.

Таких негодяев поневоле — по крайней мере 5–6 миллионов человек. Из них 90 % — в Красной армии. Вина каждого из них, впрочем, тоже сугубо индивидуальна. Не каждый ведь красноармеец втыкал спички в глаза пленных и развлекался, стреляя в купающихся детей.

О праве на самозащиту

Члены Добровольческой армии не организовывали Гражданской войны. Они не хотели Гражданской войны. Они стремились ее избежать.

Они начали воевать потому, что их вынудили. И не только политически. Весь образованный слой Российской империи был поставлен вне закона. Всякий интеллигент, предприниматель, землевладелец, дворянин, офицер, даже унтер-офицер вынуждены были или покорно погибать, или сопротивляться с оружием в руках.

Чуть позже и все казаки тоже были поставлены вне закона. У них был только один простой выбор: или умереть, или воевать и победить.

Перед таким же выбором поставлены и крестьяне. Все, кто вынужден защищать свое имущество и свои жизни от продотрядов, «интернационалистов», «комитетов бедноты», ЧОНов, отрядов Красной Армии.

Закон не одобряет самоуправства — но то ведь в нормальном государстве, где действуют полиция и суд. И даже и в таком государстве закон признает право человека на самозащиту.

Все участники белых и казачьих армий однозначно должны быть признаны участниками групп самообороны. Фактически — добровольными помощниками закона и порядка.

Сложнее с армиями «розовых» правительство социалистов. Они защищались от нападения красных. Коммунисты обрекали их на смерть как членов «неправильных» партий и «врагов народа». Но и сами розовые творили насилие, вводили террор точно так же, как коммунисты: будь с нами, иначе убьем.

А выбрасывая лозунги «ни Ленина, ни Колчака», эсеры становились пособниками коммунистов. Это была стрельба по участникам самообороны.

Единственные розовые правительства, которых это не касается — правительства, созданные рабочими. Ни Прикомуч, ни Закаспийское правительство машиниста Фунтикова не повинно ни в терроре, ни в пособничестве красным или другим разбойникам. Они тоже — участники отрядов самообороны, без всяких оговорок.

Еще сложнее с «зелеными». Там, где «зеленые» просто обороняются от красных «экспроприаторов», они должны быть однозначно приравнены к отрядам самозащиты.

Но в Сибири, где отряды крестьян нападают на поезда и города, истребляют и грабят «кадюков» — они сами выступают в роли исполнителей преступления под названием Гражданская война.

Таковы же и махновцы, а уж тем более — соратники Григорьева или Рогова.

Но что характерно — основная масса крестьян Великороссии, европейской части России, совершенно не повинна в преступлениях.

Как?! Спросят меня — а как же зверское убийство членов продотрядов?!

Превышение меры допустимой самозащиты

Да, закон ясно говорит, что мера допустимой самозащиты нельзя превышать. Сложнее уточнить, в каком случае и насколько превышена эта мера.

Скажем, весной 1919 года в крестьянском восстании в Меленковском уезде (Черноморье) были «замешаны» 8 реалистов, то есть учеников реального училища — подростки от 12 до 16 лет. Они были взяты в заложники и расстреляны. Крестьяне могли не очень разбираться в том, что такое реальное училище, но убийство детей не простили. Крестьяне растерзали двух комиссаров-убийц. Ответ — убийство еще 260 заложников24.

Несомненно, крестьяне превысили меру допустимой самозащиты. Но не будем уравнивать преступника и разъяренного человека, спасающего ребенка, или мстящего за убийство детей.

Во время войны 1939–1945 годов евреи, воевавшие с нацистами в своих партизанских отрядах, жестоко расправлялись с пленными. «Партизанская казнь», или «немецкая казнь», — это утопление в уборной или посажение на кол.

При этом для еврейских партизан не имело никакого значения, что именно делал и в чем был виновен именно данный конкретный немец. Немало немецких интендантов или агентов торговых фирм окончили свою жизнь на колу — хотя именно они никак не участвовали в Холокосте.

После войны многие евреи в самой Германии искали эсесовцев и солдат зондеркоманд. Под прикрытием оккупационной армии они расправлялись с ними, мстя за себя и гибель своих близких.

Но ведь только «в порядке бреда» можно приравнять поведение этих людей, озверевших от отчаяния и гибели близких, и участников зондеркоманд.

Недобровольные помощники закона и порядка

Призванные в белые и казацкие армии крестьяне, вынужденные идти в бой вместе с односельчанами — кто они? Участники отрядов самообороны, разумеется. Но участники недобровольные, частичные. Тоже особая категория участников Гражданской войны.

Свидетели

Получается, что общее число участников Гражданской войны не превышает 7–8 миллионов человек. Из которых полтора миллиона — члены самообороны, добровольные и недобровольные помощники закона и порядка. Люди, которых следует скорее награждать, чем осуждать.

5,5 миллиона — насильно призванные красными и «зелеными» бандитами, почти ни в чем не повинные недобровольные участники преступления.

Исполнителей же Гражданской войны — от силы 100 тысяч человек.

Организаторов и пособников — несколько тысяч.

Вот эти люди и должны, по законам Божеским и человеческим, сесть на скамью подсудимых. За убийства, грабежи, разбои и другие малопочтенные деяния.

А остальные?! Остальные 110–120 миллионов взрослых россиян?! Ведь даже среди взрослых мужчин 60–70 % в Гражданской вовне не участвовало ни на чьей стороне. Все эти 110–120 миллионов россиян обоего пола — вообще не участники Гражданской войны. С точки зрения истории они — ее современники. С точки зрения юриспруденции они — или жертвы преступления, или свидетели. И только.

История Гражданской войны — это не история общей народной вины. Не история общего преступления. Это история преступлений, которые организовывала кучка негодяев, а исполняла другая кучка, исчезающее меньшинство народа. Абсолютное большинство народа не принимало никакого участия в преступлении. А число тех, кто сопротивлялся преступлению, кто становился в ряды добровольной самообороны, в несколько раз превышает число активных преступников.

История Гражданской войны — это не история наших общих преступлений. И не только наших общих бедствий. Это история ваших преступлений, господа коммунисты. Только вы и можете говорить о всеобщей и равной вине, — чтобы запутать следствие и спрятать концы в мутную воду.

Глава 2

ПРЕКРАСНЫЙ НОВЫЙ МИР

Я другой такой страны не знаю,

Где так вольно дышит человек!

В. Лебедев-Кумач

В начале 1920-х годов на развалинах Российской империи, озаряемой заревом бесчисленных пожаров, воняющей миллионами непогребенных покойников, установилось «государство нового типа». Это государство вполне официально называлось Совдепией, даже в документах. Оно провозгласило, что находится в состоянии Гражданской войны со всем остальным человечеством.

В СССР учили, что Гражданская война окончилась в ноябре 1920 года. В тот самый момент, когда Русская армия Врангеля на 135 кораблях вышла в море, навсегда покидая Россию. Но, говоря о «конце» гражданской войны, тут же начинали рассказывать о войне с крестьянскими повстанческими армиями. И о борьбе с «внешней и внутренней контрреволюцией».

Гражданская война могла и кончиться в 1920, если бы большевики не ставили себе цель такого грандиозного преобразования всего Мира. Чем масштабнее цель революционеров, тем больше у них врагов. Тем больше людей «придется» убить и по дороге к власти, и придя к власти.

В сущности, кем были коммунисты в ноябре 1920 года? Самозваным, никем не признанным «правительством» вконец разоренной, дичающей и нищающей страны. Коммунисты25 никогда не заключали никаких договоров с белыми правительствами и армиями. За границу ушли вооруженные враги советской власти.

В пределах России оставались целые крестьянские армии. Они тоже никогда не соглашались признать советскую власть, и не заключали никаких договоров с коммунистами.

Тем более, никаких договоров не заключали с большевиками ни анархисты, ни меньшевики, ни эсеры. Они считали большевиков узурпаторами власти, и готовы были воевать с ними.

В ходе Гражданской войны от Российской республики, провозглашенной в сентябре 1917 года, отделились почти все страны, когда-либо захваченные Российской империей. Страны Запада признавали законными правительства этих стран, если они были не коммунистическими. 30 держав признали Украинскую державу гетмана Скоропадского, но никто не признавал ни Украинскую Директорию Петлюры, ни красно-розовую Центральную Раду, ни Советскую Украину, ни «правительство» Махно.

Большевики заключили договоры со многими из них, особенно если это нужно было для победы. Мирный договор с большевиками Эстония купила ценой уничтожения Северо-Западной белой армии Юденича и мирного населения, отступавшего вместе с ней.

Большевики были готовы в любой момент нарушить эти договоры. Они легко нарушили договор с Грузией, и оккупировали эту страну. Восстание 1924 года они подавили с невероятной жестокостью. Они повторно завоевали Казахстан, Кавказ и Среднюю Азию. Только нехватка сил помешала им завоевать Польшу, Финляндию, Эстонию, Латвию, Литву, Молдавию.

Вот уже как минимум четыре направления Гражданской войны, продолжавшейся и после 1920, и после 1922 годов:

1) С белыми армиями.

2) С «зелеными» крестьянскими армиями.

3) С политическими врагами, социалистическими партиями и их вооруженными силами.

4) С национальными государствами и их армиями на окраинах бывшей Российской империи.

Но и это еще не все! Большевики последовательно считали, что Россия — это страна «неправильная». Необходимо коренным образом переделать не только весь ее политический, но и весь экономический и социальный строй. Весь народ России, все его сословия, классы, этнографические и культурные группы подлежали полной «переделке». Как тогда говорили, нужно «сменить кожу».

Вот он, еще один «фронт» Гражданской войны:

5) Война с народом России за его советизацию.

То же самое, впрочем, большевики думали обо ВСЕХ народах мира. Они полагали, что законные правительства всех держав — не легитимны. Они сформированы буржуазией, а не пролетариатом. Необходимо свергнуть эти правительства, чтобы пролетариат встал у власти.

Уже в силу этой позиции большевики оказывались в состоянии войны со всем остальным человечеством. Они пока не могли, но очень хотели открыть этот «шестой фронт» Гражданской войны:

6) Война с законными правительствами всего мира.

А за этим шестым направлением Гражданской войны просматривалось и седьмое…

7) Война с народами мира за их советизацию.

Все это — части не национальной, а Мировой Гражданской войны. То, что происходит в стране, легко выплескивается за ее пределы. То, что происходит в мире, отражается на политике большевиков.

А за всеми границами Красную Армию с нетерпением ждут единомышленники, ждущие только момента — как бы им взорвать мир, в котором они живут?

Государство, родившееся из Гражданской войны

Мировоззрение и традиции русского народа не могли измениться от того, что в стране пришла к власти партия большевиков. Русский народный характер, традиции и представления о жизни русских проявлялись и в эпоху СССР: в самых разных областях жизни общества и государства. Но это — этнография, а не история.

Многие общественные учреждения фактически продолжали свою историю после Гражданской войны: почта, телеграф, библиотеки и Высшие учебные заведения. Но это история отдельных элементов системы.

А вот вся политическая система в целом, СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО, изначально не имеет ничего общего с государством Российской империи. Это государство родилось в ходе Гражданской войны.

Территориальные пределы Советской России

Границы Советской Россия определялись как места, до которых смогла дойти Красная Армия. Во время Советско-Польской войны коммунистические газеты пестрят лозунгами «На Варшаву!» «На Берлин!». Если бы не поражение от поляков в 1920, Западный фронт мог катиться дальше на Запад, вплоть до Берлина. Там бы и провели границу СССР. Или по границе с Францией. К осени 1919 года войска Туркестанского фронта под командованием Фрунзе проделали путь от оренбургских степей до Памира. К весне 1920 года Фрунзе завоевал весь Туркестан. К осени 1920 присоединил к Советской России Бухарский эмират и Хивинское ханство.

На границе с Афганистаном и Персией фронт остановился… Не потому, что так хотели большевики. Еще в августе 1919 года Л. Б. Троцкий подал в ЦК секретную записку. Он предлагал создать кавалерийский кулак численностью в 30–40 тысяч сабель и бросить его через Афганистан на Индию. Реализовать эту идею помешало наступление войск Деникина. Теперь, в 1920 году, большевики остановились, не в силах двигаться дальше. Если были бы в силах, шли бы до Индии, создавая по дороге Афганскую и Белуджскую советские республики.

Наступая на юге Азербайджана, в мае 1920 года большевики непринужденно входят на территорию Персии. 5 июня 1920 года Красная Армия и отрады местных «зеленых» партизан-дженгелийцев создали новое государство. Это была Гилянская республика с местным «революционером», а попросту разбойником, Кучек-Ханом во главе Временного правительства и революционного военного комитета. Гилянская республика просуществовала до осени 1921 года, когда ее уничтожили персидские и русские казаки Реза-Шаха Пехлеви.

Если бы в 1920–1921 годах коммунисты могли двигаться дальше на запад, восток или на юг, присоединить к Совдепии Персию, страны Европы или Турцию — они сделали бы это сразу и с удовольствием. Но сил для этого у них не было. Не по своей воле, они должны были останавливаться. А остановившись, они вынуждены были устраивать какую-то жизнь внутри пространства, которое завоевали.

Формально на развалинах Российской империи под защитой Красной Армии возникло несколько независимых государств. Государства с самого начала хотели объединиться. В декабре 1922 года Первый съезд Советов СССР утвердил Декларацию и Договор об образовании СССР. Договор подписали четыре республики: Советская Россия, Советская Украина, Советская Белоруссия и Закавказская Советская Федеративная Социалистическая Республика (ЗСФСР), в состав которой входили Грузия, Армения и Азербайджан (причем у каждой из этих стран сохранялся свой политический строй и у власти стояли другие партии).

Вопрос был, КАК ИМЕННО создавать такое государство. Путей виделось три:

1) Унитарное государство, разделенное на губернии или области, неважно, как их называть. В нем может быть культурнациональная автономия разных народов: право учить на своем языке детей, издавать на этом языке книги, журналы и газеты. Независимо от того, в какой части государства живут люди этого народа.

В Российской империи все народы имели права национально-культурной автономии. Каждый народ империи имел такую автономию, в какой бы части своей беспредельной империи ни жила бы именно эта община.

Да! Именно в своей! В Петербурге мусульмане построили мечеть — вторую по размерам во всем мире. Больше только мечеть Омара в Иерусалиме.

Мечеть была заложена 3 (16) февраля 1910 года в присутствии Бухарского эмира Сейид-Абдул-Хана и официально открыта в 1913 году. Ее архитекторов звали Н. В. Васильев и А.И. фон Гоген. Как видите, строили ее не одни мусульмане. Вообще ее история читается как увлекательный роман26!

В Петербурге, в столице Российской империи, в 1913 году действовала эта мечеть, а лучшее образование давала Петершуле с преподаванием на немецком языке (в ней, среди прочего, учились и мои православные прадеды с простонародной русской фамилией Спесивцевы). Естественно, тогда Российская империя была СВОИМ государством и для мусульманских народов, и для протестантов. И для Сейид-Хана, и для фон Гогена.

Вот когда с конца 30-х годов до 1956 года мечеть в Петербурге закрыли и разместили в ней склад медикаментов и прочей утвари, а Петершуле в начале 1920-х уничтожили за «ненадобностью» — тут у народов империи могли возникать разные вопросы.

Унитарное государство удобно, но в ходе Гражданской войны многие народы уже обрели свою государственность и совершенно не собирались ее отдавать. Введение унитарного государства угрожало новой Гражданской войной…

К тому же к унитарному государству трудно присоединять новые страны и народы. Даже если возникнут советская Венгрия или социалистическая Румыния, на каком основании можно присоединить их к Советской России или Социалистической Империи (называйте, как хотите)? А никак. Совершенно тупиковая ситуация.

2) Другой способ создавать общее государство: конфедерация. Пусть каждое государство имеет свою территорию, свой флаг, герб, атрибутику, деньги и армию. Все свое. Но пусть эти государства будут связаны союзным договором.

Этот способ вроде бы вполне соответствует идеологии коммунистов: каждый народ сам по себе выбирает советскую власть. Коммунизм — будущее всего человечества.

В этом проекте был огромный плюс: Советская Россия и другие социалистические страны могли «помогать» остальным народам создать социалистические государства, хотя бы формально не посягая на их суверенитет.

Но этот проект содержал два важных недостатка:

1. Дать всем реальную свободу опасно: чего доброго, кинутся народы в разные стороны, подальше от большевиков. Как кинулись от них прочь народы Российской империи в 1918 году.

2. У конфедерации не будет общих репрессивных органов и общей армии… Ни тебе истребить «классовых врагов» внутри независимых государств. Но вести общую войну с внешними врагами и завоевывать новые страны. Если даже война общая — армии разных государств будут подчиняться разным уставам. Их командование будет независимо, и хотя бы теоретически такие армии смогут выходить из общей войны.

Третий способ

Большевики пошли «третьим путем». Они придумали в своем роде гениальную систему: национально-государственную. Они стали создавать эдакие причудливые полугосударства внутри государства. Признавая в теории право наций на самоопределение вплоть до выхода из советской республики, большевики приняли решение развивать областную автономию всех живших в России народов.

Процесс национально-государственного строительства в СССР описывали так: «III Всероссийский съезд Советов отнес область, естественно сочетавшую в себе особенности быта, своеобразие национального состава населения и некую минимальную целостность экономической территории, к субъекту федерации.

Возрожденный в послеоктябрьский период принцип федеративного устройства как формы взаимодействия советских республик на время переходного периода стал необходимым связующим звеном на пути от декларативно независимых областей к унитарному социалистическому государству «добровольно объединившихся трудящихся»

Создаваемая как федерация советских национальных республик на основе «свободного союза свободных наций», Советская республика нуждалась в обеспечении прочного союза между центром и окраинами России.

Право на самоопределение предусматривало две основные формы своей реализации:

1) политическую автономию для областей, представлявших целостную хозяйственную территорию с особым бытом и национальным составом населения, с делопроизводством и преподаванием на своем языке;

2) отделение для наций, которые не могли и не хотели оставаться в границах целого государства»27.

Страна рабочих и крестьян никак не могла быть империей…Идеология этого никак не позволяла. В действительности равные народы все равно оказались выстроены в некую иерархию, — куда же от этого денешься?

Границы отдельных полугосударств изменялись, их отменяли или сливали. Отменили автономную область Поволжских немцев. Упразднили АО Крымских татар, а сам Крым передали из РСФСР Украинской СССР. Упразднили, потом снова ввели Чечено-Ингушскую АО. Создали Закавказскую ССР, потом разбивали ее на Грузию, Армению и Азербайджан. Долго не знали, что делать с национальным размежеванием в Средней Азии.

Но методом проб и ошибок возникла стройная система автономий разного масштаба. Для того времени и для тех обстоятельств она была совершенной, логичной и очень согласовалась с остальными положениями советской власти. В ней было очень четко прописано, какой народ имеет право на автономию, какого именно масштаба и каковы права такой автономии.

К 1956 году Советский Союз состоял из 15 Советских Социалистических республик. Каждая из таких республик должна была иметь население не менее 1 миллиона человек, выход к государственной границе СССР. Теоретически она могла выйти из состава СССР. СССР имели свои Академии наук, свои министерства, кроме нескольких важнейших «союзных», издательства и периодику на национальном языке, высшее образование на национальном языке.

Фактически и ССР были не во всем равноправны. Скажем; в ООН имели места Украинская ССР и РСФСР — но ведь не Латвия и не Туркменистан.

Вторым рангом национальных автономий были Автономные советские социалистические республики — АССР.

В РСФСР входило 14 АССР, Каракалпакская АССР входила в состав Узбекской ССР, Нахичеванская АССР — в состав Азербайджана, Абхазская и Аджарская АССР — в состав Грузии.

АССР не могла выйти из состава СССР, но имела свою символику, свои научные и культурные учреждения, прессу и среднее образование на национальном языке.

Автономные области и национальные округа входили в состав административных образований — областей. Область с таким образованием «внутри» называлась краем.

В РСФСР входило 7 АО и 10 национальных округов. Югоосетинская АО находилась в составе Грузинской ССР, Горно-Карабахская АО в составе Азербайджана и Горно-Бадахшанская АО в составе Таджикистана.

Автономные области имели свои научно-исследовательские институты языка, истории и культуры, прессу и издательства на национальных языках. В некоторых школах преподавали на национальном языке.

Теоретически национальный округ мог стать АО, АО превратиться в АССР, а АССР — в ССР. В 1980-е годы много говорили о превращении Якутской АССР в полноценную Якутскую ССР, шестнадцатую по счету. Население Якутии возрастало, и к 1984 году превысило 850 тысяч человек, до миллиона недалеко. Выход к государственной границе есть…

Строгая иерархия имела свой смысл. Такая иерархия всегда есть в любом государстве… И не случайно высыпанный рис образует нечто очень похожее на пирамиду или на конус. Пирамида — самая устойчивая фигура.

В конце концов, роль украинцев или татар отличалась от роли эвенков и нганасан. Может быть, это очень неполиткорректно, но природа и Господь Бог вообще не очень-то демократичны. Так же недемократично было избрание в Верховный Совет. В его низшую палату, Совет Союза, избирали 1 человека от 3000 избирателей — какой бы национальности они ни были и где бы ни проживали. А в высшую палату Верховного Совета, Совет национальностей, выбирали 25 депутатов от каждой ССР, 11 от АССР, 5 от АО, и 1 — от НО.

Такое государство, Союз Советских Социалистических Республик, СССР, соединял в себе черты и культурной автономии, и унитарного государства.

Эта логичная и справедливая система давала каждому народу некое место в системе. У народа был реальный шанс на сохранение своего национально-культурного наследия: истории, культуры, языка.

А одновременно СССР имел общие органы госбезопасности и общую армию. СССР мог вести свои войны, действуя как единое целое. СССР был государством идеологическим, советским. А одновременно он был империей, способной включать в себя какие угодно страны и народы.

Все замечательно, только одной детали они не учли… Той детали, что всякое полугосударство естественным образом хочет стать полноценным государством. Независимо от политического строя.

Венгрия 1848 года не была советским социалистическим государством, в ней был тот же экономический и политический строй, что и в Австрии, Но она хотела отделиться от Австрии. Точно так же в Украинской Советской Республике далеко не все хотели войти в СССР. И настал момент, когда все ССР начали стремиться прочь из Советского Союза. В 1991 году СССР развалился не потому, что в Казахстане и в Узбекистане возник новый политический строй.

Конституция СССР 1924 года

СССР возникал как новое государство. Каждое государство должно иметь основной закон — Конституцию. Каждая из республик в 1922 году уже имела свою конституцию. Советская Россия имела Конституцию, принятую 10 июля 1918 г. на V Всероссийском съезде Советов. Конституция состояла из шести разделов. Она отмечал временный, переходный характер Конституции. Это — конституция до Земшарной республики, которая «ставя своей основной задачей уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, полное устранение деления общества на классы, беспощадное подавление эксплуататоров, установление социалистической ориентации общества и победы социализма во всех странах…»

Конституция РСФСР 1918 года утверждала государство диктатуры пролетариата «в виде мощной всероссийской советской власти». Главной целью такого государства провозглашалось «полное подавление буржуазии, уничтожение эксплуатации человека человеком и водворение социализма, при котором не будет ни деления на классы, ни государственной власти».

«Эксплуататорам не может быть места ни в одном из органов власти. Власть должна принадлежать целиком и исключительно трудящимся массам и их полномочному представительству — Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Принцип тайного голосования и разделения властей отвергался как «пережиток буржуазного парламентаризма». Аргументация была проста: кому, кроме контрреволюционеров, таиться от товарищей и противопоставлять их друг другу? «Полномочные представительства трудящихся масс» избирались на собраниях открытым голосованием. Конституция лишала избирательных прав лиц, прибегающих к наемному труду; лиц, живущих на нетрудовой доход; частных торговцев; духовенство; бывших работников полиции и жандармерии; членов дома Романовых; душевнобольных; осужденных.

Конституция определяла способы разрушения всех старых экономических основ государства и финансовый удар по другим государствам. Основные принципы — отказ от долгов «как первый удар международному банковому, финансовому капиталу» и обещание идти по этому пути «вплоть до полной победы международного рабочего восстания против ига капитала».

Большевики и не пытались скрыть, что своих целей они смогут добиться, только полностью отказавшись от демократии.

Первый Съезд Советов СССР принял решение о разработке общесоюзной конституции. Конституция СССР была принята Вторым съездом Советов в январе 1924 года.

«Декларация об образовании СССР» не просто утверждала образование нового государства — Советского Союза. Она задавала ему цель, — превратиться в Земшарную республику Советов. Приведу полностью эту декларацию: «Со времени образования советских республик, государства мира раскололись на два лагеря: лагерь капитализма и лагерь социализма. Там, в лагере капитализма, национальная вражда и неравенство, колониальное рабство и шовинизм, национальное угнетение и погромы, империалистические зверства и войны. Здесь, в лагере социализма, взаимное доверие и мир, национальная свобода и равенство, мирное сожительство и братское сотрудничество народов.

Попытки капиталистического мира на протяжении десятков лет разрешить вопрос о национальности, путем совмещения свободного развития народов с системой эксплуатации человека человеком, оказались бесплодными. Наоборот, клубок национальных противоречий все более запутывается, угрожая самому существованию капитализма. Буржуазия оказалась бессильной наладить сотрудничество народов.

Только в лагере Советов, только в условиях диктатуры пролетариата, сплотившей вокруг себя большинство населения, оказалось возможным уничтожить в корне национальный гнет, создать обстановку взаимного доверия и заложить основы братского сотрудничества народов.

Только благодаря этим обстоятельствам удалось советским республикам отбить нападение империалистов всего мира, внутренних и внешних; только благодаря этим обстоятельствам удалось им успешно ликвидировать гражданскую войну, обеспечить свое существование и приступить к мирному хозяйственному строительству.

Но годы войны не прошли бесследно. Разоренные поля, остановившиеся заводы, разрушенные производительные силы и истощенные хозяйственные ресурсы, оставшиеся в наследство от войны, делают недостаточными отдельные усилия отдельных республик по хозяйственному строительству. Восстановление народного хозяйства оказалось невозможным при раздельном существовании республик.

С другой стороны, неустойчивость международного положения и опасность новых нападений делают неизбежным создание единого фронта советских республик перед лицом капиталистического окружения.

Наконец, само строение Советской власти, интернациональной по своей классовой природе, толкает трудящиеся массы советских республик на путь объединения в одну социалистическую семью.

Все эти обстоятельства повелительно требуют объединения советских республик в одно союзное государство, способное обеспечить и внешнюю безопасность, и внутренние хозяйственные преуспеяния, и свободу национального развития народов.

Воля народов советских республик, собравшихся недавно на съезды своих Советов и единодушно принявших решение об образовании Союза Советских Социалистических Республик, служит надежной порукой в том, что Союз этот является добровольным объединением равноправных народов, что за каждой республикой обеспечено право свободного выхода из Союза, что доступ в Союз открыт всем социалистическим советским республикам, как существующим, так и имеющим возникнуть в будущем, что новое союзное государство явится достойным увенчанием заложенных еще в октябре 1917 года основ мирного сожительства и братского сотрудничества народов, что оно послужит верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Советскую Республику»28.

Как видите, Конституция 1924 года полна деклараций, противопоставляющих «мир социализма» и «мир капитала». Ее главная идея — конфронтация со всеми правительствами всего мира. И она готова включить в состав СССР любую страну, если в ней произошла революция и оно стало социалистическим.

По сравнению с Конституцией 1924 года, Конституция 1936 года менее агрессивна. Но и после ее принятия ждали Мировую революцию.

Итак, СССР родился из Гражданской войны 1917–1922 годов. И осознавал себя как государство, призванное нести Гражданскую войну всему миру. Это государство могло расширяться без всякого предела, хоть на весь земной шар.

«Государство нового типа» — по форме союз советских республик, а по существу централизованная, жесткая диктатура компартии — претендовало со временем объединить в себе все страны мира. Отсюда и его герб — изображение земного шара с рабоче-крестьянской символикой (молот и серп), увенчанное пятиконечной звездой — символом единения пяти континентов под властью коммунистов. Первоначальный вариант включал еще и меч поверх серпа и молота.

Государство неравенства. Лишенцы

Не будем делать вид, будто СССР был демократическим государством. После введения первой советской Конституции 10 июля 1918 года «лишенцами» будут называть тех, кого лишили политических прав. Но слово родилось раньше, из лишения хлебных пайков.

К числу россиян второй свежести отнесли всех священников и детей священников, всех дворян и всех чиновников всех рангов Царской России.

Лишенцы не имели права голосовать на выборах, быть избранными в органы советской власти, становиться офицерами в Красной Армии и в ЧК… Лишенцы и их дети не имели права учиться. Уже в 1922–1923 году многих студентов «вычищали» из вузов «за происхождение», «по анкетным данным». «Вычистили»-то не меньше 30 тысяч человек, в том числе уже со старших курсов.

В общем, лишенцы были обречены на то, чтобы не воспроизвести себя социально. По официальным же данным, лишенцев было в Советской республике 1920 года порядка 4–5 миллионов человек. К 1936 г. — порядка 5–7 миллионов.

Почти официальным стало и слово «бывшие». Само слово-то какое! Бывший человек… весь образованный слой сразу и однозначно попал в «бывшие».

«Лишенцы» и «бывшие» изгонялись и «вычищались» со службы, из системы образования и даже из столичных городов. Какая судьба ожидала этих людей, хорошо видно хотя бы на примере Марии Александровны Гартунг — дочери Пушкина, имевшей неосторожность дожить до 1921 года. Едва живая от старости и голода старуха несколько раз приходила на прием к Луначарскому, тот обещал «рассмотреть вопрос», и она снова и снова являлась к этому «вершителю великих дел». Луначарский даже созывал своих людей посмотреть на «настоящую живую дочку Пушкина», но никакой помощи не оказал: не имела права на паек эта старая дворянка. Мария Александровна, дочь Пушкина, умерла от голода в 1921 году.

Из известных людей Вадим Шефнер не мог поступить в военное училище и вообще в вуз — он сын морского офицера, дворянин. Работал на заводе, пока не смог кормиться литературным трудом.

Такая дискриминация прямо подталкивала многих людей скрывать элементы своей биографии, и спровоцировала кампанию «Отрекаемся от своих отцов».

В 1986 году Михаил Горбачев провозгласил лозунг «вернуться к ленинским правовым нормам». К каким конкретно? К созданию армии «лишенцев» и политическому неравенству части населения страны?

Политические права «бывшим» вернул негодяй Сталин, который для этого нарушил «ленинские правовые нормы». 30 марта 1930 г. постановлением ЦИК восстановлены в избирательных правах дети «лишенцев». В марте 1933 г. восстановлены в избирательных правах дети кулаков. В 1935 году разрешается призыв в РККА детей казаков. В 1939 году окончательно отменен классовый подход при призыве в Красную Армию. Одновременно детям «бывших людей» все еще закрыт доступ в военные училища… но это уже нарушается.

Понятие «лишенцы» окончательно исчезло после введения Конституции СССР 5 декабря 1936 года. Называли ее «сталинской». Ужас, правда? Нет, надо же, какой он гад, этот Сталин…

В Конституции 1936 года сохранялось понятие диктатуры пролетариата, но в избирательном праве был снят ряд ограничений. Впервые был закреплен принцип равноправия граждан, «независимо от их национальности и расы». Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов слились теперь в Советы депутатов трудящихся.29 Значит ли это, что с 1936 года в СССР все стали равны? Нет… Но шаг к равенству сделан в сталинском СССР 1936 года. Это был шаг от откровенного неравенства образца 1924 года.

НЭП

Экономическая политика большевиков-коммунистов была такой, что не могла не привести к системному кризису. Она и привела уже к концу Гражданской войны. Оказалось, что построить коммунизм «здесь и сейчас» не получается. Потом коммунисты рассказывали сказки, что в 1918–1920 годах был не настоящий коммунизм, а «военный». Пришлось на него пойти из-за бедствий, принесенных империалистическими хищниками. Но это — сказки потом и для внутреннего употребления: для «советского народа».

В те годы речь шла о неудавшейся попытке сразу ввести коммунизм: без денег, без классов, без «эксплуатации человека человеком», но с распределением из общего хранилища и с «высочайшей сознательностью масс».

Эта попытка перехода к коммунизму, непосредственная, стремительная, путем диктатуры и насилия, провалилась.

Весной 1921 г. на X съезде РКП(б) было объявлено о новой экономической политике (НЭП). Принципиально цели не изменились — переход к коммунизму оставался программной задачей партии и государства, но методы этого перехода были отчасти пересмотрены.

Нэп включал в себя:

1) замену продразверстки меньшим по размеру продналогом, допущение свободы торговли продуктами сельскохозяйственного производства;

2) допущение частной мелкой и средней промышленности и торговли;

3) отмену трудовой повинности и трудовой мобилизации;

4) оплату труда по тарифам с учетом количества и качества продукции;

5) разрешение свободы частного капитала в промышленности, сельском хозяйстве, торговле, сфере обслуживания (с ограничениями);

6) поощрение кооперации;

7) допущение иностранного капитала (концессии, аренда);

8) воссоздание уничтоженной в 1918 году банковской и налоговой систем;

9) проведение денежной реформы на основе ограничения эмиссии, вытеснения «совзнаков», то есть «денег», напечатанных на фабриках переводных картинок, и введения устойчивой валюты — червонца.

При этом за государством сохранялись «командные высоты»:

1. Банки.

2. Тяжелая промышленность.

3. Крупная промышленность.

4. Военная промышленность.

5. Нефтедобыча, топливо и энергетика.

6. Транспорт.

Крупные государственные предприятия, объединенные в тресты, работали на основе хозрасчета.

Все частные предприниматели, «нэпманы», должны были ежегодно получать лицензию. Нэп позволил восстановить довоенный уровень промышленного и сельскохозяйственного производства, остановить инфляцию, стабилизировать финансовую систему.

Но, во-первых, никаких задач развития экономики половинчатый Нэп не решал.

Во-вторых, при Нэпе экономика противоречила политике. Экономика, основанная на частичном признании рынка и частной собственности, не могла стабильно развиваться в условиях ужесточения однопартийного политического режима. Коммунизм (общество без частной собственности) не мог быть построен при Нэпе.

Большинство коммунистов очень страдали от того, как приходится отступаться от идеалов и принципов. Нэп был крайне непопулярной мерой для коммунистической партии, и она очень хотела упразднить Нэп.

Официально о конце нэпа было объявлено в декабре 1929 г. В 1929 году все взявшие лицензию были отправлены на «Беломорканал», в лагеря30. Получается, что в этом месте Сталин действовал в интересах партии и осуществлял ее самые заветные чаяния.

СССР — передовое государство

Таким было государство, которое все реже называло себя «Совдепией» и все чаще — СССР.

СССР с самого начала был государством одновременно передовым — и невероятно отсталым. Отсталым потому, что для реализации главного идефикс коммунистов, построения коммунизма, потребовалась колоссальная концентрация всей власти и всех материальных ресурсов. Такая концентрация и бюрократическое управление, «царство винтиков» роднило СССР с государствами Древнего Востока или с восточными деспотиями Средневековья.

Передовым в том смысле, что коммунисты первыми поняли: наступила новая эпоха.

С точки зрения истории культуры, после Первой мировой войны кончается эпоха модернизма, и наступает эпоха постмодернизма. Оба термина выглядят очень неопределенно. Модернизм — то есть новая культура. Постмодернизм — того лучше… «посленовая».

Модернизм был эпохой расширения и созидания. В политике — создание колониальной системы, а в Европе — постоянные революции, стремительное расширение числа избирателей. В экономике — промышленный переворот, индустриальное производство. В культуре — стремление достигнуть идеал, создать высшие образцы живописи, литературы и поэзии. В идеологии — вера в прогресс и бесконечный рост совершенства.

Постмодернизм стал эпохой доживания за счет того, что уже сделано. В идеологии — «никто ничего не знает»… Никто не «должен» чего-либо добиваться. Нет результатов — и не надо. Тем более, нет восхищения выдающимся результатом, равнения на высшие образцы.

Культура? В поэзии это Маяковский, в живописи — «Черный квадрат» Малевича. Своим студентам я обычно рекомендую стать гениальными живописцами, и притом самым простым способом: написав картину «Синий прямоугольник» или «Зеленый треугольник».

В политике это эпоха хаоса, в экономике — доживания за счет созданного предками.

Коммунисты сохранили важную часть идеологии модернизма: веру в прогресс, совершенствование, движение вперед и вверх. В остальном они типичные постмодернисты. Они раньше других поняли, что можно жить, не создавая чего-то нового, а пользуясь старым. Россия накопила такие огромные ценности, что большевики могли ее разорить, чтобы выиграть Гражданскую войну. И еще долго ее грабить, чтобы иметь средства для Мировой революции.

Можно не строить новых городов, но называть их Ленинградами, Троцкими, Сиверсами, Кингисеппами, а в перспективе — Ворошиловградами и Сталинградами.

Коммунисты отказывались от научно обоснованных, объективных критериев истины. Истина, польза, честь, гуманизм были для них «классовыми», то есть некими групповыми понятиями. Как о том договорились, то у нас и будет гуманизмом. А договариваться можно много раз, все время меняя содержание понятия: как нам удобнее.

Большевики последовательно отказывались от норм жизни цивилизованного общества. Эти нормы всем остальным казались «очевидными» и «само собой разумеющимися», их даже никто и не обсуждал. Все знали, что убивать пленных нельзя, что мародерство позорно, что торговать рабами стыдно и что рабский труд неэффективен. Отказ от норм цивилизованного общежития делал большевиков несравненно сильнее всех противников и в СССР, и за границей. И потому, что они не были связаны нормами морали и законами общежития. И потому, что были непредсказуемы для всех остальных политических сил. От них просто не знали, чего ждать. Иррациональная жестокость и аморальность коммунистов цепенила и парализовала.

СССР — одновременно передовое и совершенно первобытное государство. Именно оно и вело войну со своими собственными гражданами. И продолжало агрессию против всего остального человечества.

Глава 3

В РЯДАХ «ПОБЕДИТЕЛЕЙ»

Борцы с человечеством за идею.

Д. Шидловский
Голод Гражданской войны

Одна из самых подлых сказок коммунистов — о том, как голодали в 1918 году Ленин и другие коммунисты. Голод они организовали совершенно чудовищный, это факт.

В селах Советской республике еще можно было жить — все же от красных подальше.

В городах же к весне 1919 года городское хозяйство оказалось окончательно разрушено. Не стало электричества, водопровода, подвоза продуктов, уборки мусора… ничего.

Вроде советская власть и пыталась что-то организовывать… Но как? Или организуя террор против «врагов народа», на которых и возлагали ответственность за происходящее. Или создавая учреждения с невероятно раздутыми штатами. Там, где вполне справлялся один квалифицированный чиновник, теперь сидели десятки пригретых «за происхождение».

Обычно горожане хотели попасть в советские учреждения: там давали совсем другой паек. Когда стало «некуда податься, если не в могилу и тюрьму, то на советскую службу»31.

В Москве в апреле 1919 года по самой обеспеченной, «рабочей» карточке полагалось на день 216 грамм хлеба, 64 — мяса. 26 — постного масла, 200 граммов картошки. В июне этого же года — 124 грамма хлеба, 12 — масла, 12 граммов мяса. Иногда они не отоваривались, а уж карточки иждивенцев и «детские» не отоваривались практически никогда.

Так же становилось и во всех захваченных красными городах. В Киеве после полугода красного господства в 1919 г. взрослая женщина весила 39 кг.

Через месяц взятия красными Риги в том же 1919 г. на улицах стали подбирать людей, умирающих от истощения.

Одновременно в Риге ее властитель Стучка устроил в здании Дворянского собрания пышную свадьбу дочери, на которую съехались гости со всей России.

Во время приезда Троцкого в Московский университет (большевики ведь большие покровители наук) профессор Кузнецов сказал ему, что Москва «буквально вымирает от голода». Вспылив, Троцкий ответил: «Это еще не голод. Когда Тит брал Иерусалим, еврейские матери ели своих детей. Вот когда я заставлю ваших матерей есть своих детей, тогда вы можете прийти ко мне и сказать «мы голодаем»32.

Считается, что Троцкий был совершенно равнодушен к нуждам еврейства и себя евреем не считал. Но этот случай заставляет как-то иначе взглянуть на вещи.

Зимой 1917–1918 годов из Петрограда бежало не меньше миллиона человек из трех миллионов прежнего населения. Десятки тысяч людей умерли от голода и холода в своих нетопленых квартирах. В городе не работала канализация и катастрофически не хватало дров для отопления.

У советского до мозга костей И. Бабеля сохранилось пронзительное описание: «Невский Млечным Путем тек вдаль. Трупы лошадей отмечали его, как верстовые столбы. Поднятыми ногами лошади поддерживали небо, упавшее низко. Раскрытые животы их были чисты и блестели»33.

Таков же Петроград в описаниях А. Блока: заваленный снегом, который некому убирать, обезлюдевший город. И по пустым улицам топают вооруженные матросы, из которого в ужасе убегает Христос34.

Но в этом царстве смертоносного сюрреализма есть те, кому очень даже хорошо. По крайней мере 10 или 20 тысяч человек имеют особые «партийные» или «совнаркомовские» пайки. Иногда эти пайки еще называют и «кремлевскими». В партийный паек входило многое: и белый хлеб, и крупы, и овощи, и мясо, и молочные продукты. В каком бы развале ни находилось хозяйство страны, уж на несколько десятков тысяч человек пища всегда найдется. И находилась.

Стоит Бабелю дойти до «своих», и в Аничковом дворце его ждут паровое отопление, ванна, вкусная еда, сигары, украденные у царской семьи… И служба в Петроградской ЧК. «Не прошло и дня, как все у меня было — одежда, еда, работа и товарищи, верные в дружбе и смерти, товарищи, каких нет нигде в мире, кроме как в нашей стране,

Так началась тринадцать лет назад превосходная моя жизнь, полная мысли и веселья»35.

Как оценивать жизнь чекиста — дело, конечно, личное, дело вкуса. Бабеля «свои» же арестовали в возрасте 47 лет, пытали и сгноили в лагерях — как сам он пытал, убивал и гноил очень многих. Но одежда и еда у него были.

В Москве при Кремле организовали «столовую», в которой кормили не хуже, чем в ином ресторане. Чтобы покушать в ней, не было нужды идти в Кремль: прислуга приносила еду в захваченные большевиками квартиры.

Если Кедров, Троцкий и любой другой из старых большевиков куда-то ехали, для них оборудовали невероятно роскошные вагоны, а в пути подавали самые изысканные блюда и вина.

Разумеется, эти продукты кто-то должен был распределять, готовить и подавать. Существовала многочисленная прислуга, и ведь не будем же мы рассказывать, будто она умирала с голоду? На один «совнаркомовский» паек приходилось не менее 2–3 пайков пожиже, но тоже — не на грани голодной смерти.

Как видите, зимой 1918 года одни петроградцы вычищали внутренности дохлых лошадей, валявшихся на Невском проспекте, и вымирали от голода. Другие же не пускают «спекулянтов» их накормить.

Когда заградительный отряд на Московском вокзале Петрограда палит в воздух, а потом срывает одежду с «мешочников» и палит уже вовсе не в воздух, что происходит с тем, что привезли «мешочники»? Они ведь везут муку, крупы, мясо и сало?

Между прочим, под «мешочниками» понимали не только «спекулянтов»! «Мешочником» считался вообще всякий, кто привез какую-то еду в Петроград, в том числе и для своей семьи. Любую. Поехал человек к родственникам в деревню, прихватил крупы для своих троих детей — и не доехал. На Московском вокзале — залп в воздух, его хватают, срывают одежду.

— Помилосердствуйте! Дети ждут!

— Твоя моя не понимай! К стенке ходя-ходя…

А крупы куда? Не выбрасывали же их?36

В Петрограде 1918 г. Бабель кушал вкусно и разнообразно. Вымер он только в сталинских лагерях (туда и дорога, спасибо Сталину).

Миллиардеры в одночасье

Коммунисты при советской власти много лгали про эпоху Гражданской войны, рассказывали много совершенно подлых историй. Но чуть ли не самая отвратительная из них — это сказки о том, как голодали большевики в 1918 и 1919 годах.

Истории эти рассказывались в огромном количестве, и все они — совершеннейшая, притом подлейшая ложь. Классическая история этого рода — «картошка с салом». Мол, очень любили коммунисты Дзержинского… Так любили, что просто не могли видеть, как бедняжка голодает. С невероятным трудом достали картошки и сала, наварили, подали ему — мол, вот такой сегодня паек. А Дзержинский не поверил — не даром же главный чекист! Проницательный был. Вышел Дзержинский из кабинета и у первого встречного спрашивает: что сегодня за паек?

— Картошка с салом, Феликс Эдмундович! — Браво рапортует чекист.

Дзержинский спрашивает у второго… Третьего… Чекисты сговорились, и все лихо рассказывают про картошку и сало. Тогда Дзержинский поверил, пошел и съел свою картошку с салом37.

Похожие истории рассказывались и о Ленине, разумеется38.

Классика — после выстрела Фанни Каплан раненому Ленину нужен был для выздоровления лимон. И вот этого самого лимона не могли найти во всей Москве, обратились в немецкое посольство. А проклятые немцы отказали!

Трудно читать подобный бред без чувства неловкости. Ведь большевики захватили в России совершенно фантастические ценности. Все исторические сокровища российской короны и высшей аристократии, все ценности, накопленные буржуазией — в том числе ее верхушкой. Все сокровища дворцов и музеев, все сокровища и все сбережения всего народа России — от великих князей и от миллионеров Гучкова и Милюкова, до скромных сбережений рабочих и мелких чиновников в банках и «стальных ящиках»-сейфах — все это досталось большевикам. Все национальное достояние, все, скопленное всем народом за века, сделалось собственностью партии большевиков. Верхушка этой партии, буквально несколько десятков человек, мгновенно сделалась богатейшими людьми Европы. Потому что могла распоряжаться этими сказочными сокровищами.

Кое-что владельцы успели вывезти за границу, что-то спрятали, многое большевики еще не успели найти и отобрать… Но и зимой 1918 века богатства большевиков оценивались в сумму по крайней мере несколько миллиардов тогдашних золотых рублей. А в современных долларах счет пойдет уже на триллионы. Ленин, Троцкий, Радек, Коллонтай, Дзержинский — миллиардеры. Куда там Вандербильдту и Моргану!

Вопрос мог стоять только так: куда эти средства пойдут?

Вот история, рассказанная Яковом Самуэлевичем Рейхом, — ему в сентябре 1919 года поручили организовать в Берлине резидентуру Коминтерна. Оказывается, кроме партийной и государственной, существовала еще одна касса, секретная, и Ленин распоряжался ею единолично. Заведовал ею некто Ганецкий…

Рейх пишет: «Я знал Ганецкого уже много лет, и он меня принял как старого знакомого товарища. Выдал 1 миллион рублей в валюте — немецкой и шведской. Затем он повел меня в кладовую секретной партийной кассы… Повсюду золото и драгоценности: драгоценные камни, вынутые из оправы, лежали кучками на полках, кто-то явно пытался сортировать и бросил. В ящике около входа полно колец39. В других золотая оправа, из которой уже вынуты камни. Ганецкий обвел фонарем вокруг и улыбаясь говорит: «Выбирайте!» Потом он объяснил, что это драгоценности, отобранные ЧК у частных лиц, — по указанию Ленина. «Все это добыто капиталистами путем ограбления народа — так будто бы сказал Ленин. Мне было очень неловко отбирать — как производить оценку? Ведь я в камнях ничего не понимаю. «А я, думаете, понимаю больше? — ответил Ганецкий. — Сюда попадают только те, кому Ильич доверяет. Отбирайте их на глаз, сколько считаете нужным. Ильич написал, чтобы вы взяли побольше». Наложил полный чемодан камнями — золото не брал, громоздко. Никакой расписки на камни с меня не спрашивали — на валюту, конечно, расписку я выдал…»40

Можно сказать, что историю свою Рейх рассказал осенью 1919 года, а мы пока говорим о зиме 1918-го. Но, во-первых, Германия и зимой 1918 года выплачивала большевикам по 3 миллиона золотых марок ежемесячно. Тоже не маленькие деньги, и я уже рассказывал, как их использовали большевики весной 1917-го. Из немецких денежек и выросла «личная касса Ильича».

Во-вторых, уже осенью 1917 года большевики захватили огромные богатства — уже во дворцах Петрограда, в банках.

В-третьих, первые расстрелы ЧК начались в декабре 1917 г. И какова же судьба немаленького имущества убитых?

Так что давайте все же внесем ясность в вопрос: или у бедняжки Ильича, продырявленного Каплан, возникли проблемы с поеданием 1 (одного) лимона. Или у него с 1917 года была секретная касса, откуда можно было выносить драгоценные камни чемоданами. Чтобы было и то, и то одновременно — никак не получится, придется что-то одно выбирать.

Для Троцкого «вкусом» 1918 года был вкус зернистой икры: объедался на радостях.

Страшной зимой 1918 года Лариса Рейснер, интимная подружка Инессы Арманд и половины ЦК, в мраморных дворцах держала большой штат прислуги и принимала ванны из пяти сортов шампанского. Ей пытались выговаривать, и Рейснер недоуменно щурилась:

— Разве мы делали революцию не для себя?

Поведение Рейснер, может быть, и «перебор», но вот Морозов, старый народоволец, а потом большевик, получил в личное пожизненное владение поместье Борок с двухэтажным домом, тремя флигелями и огромным парком.

Были и другие примеры присвоения большевиками громадных ценностей.

Но колоссальные богатства были не только у функционеров власти — у bcqx «своих». Горький вел образ жизни богатого европейца, и его не трогали, не «уплотняли», даже подбрасывали пайки — «свой».

Сохранилась история про то, как Маяковский помог одной даме: у той пропало молоко зимой 1918 года — это было концом для ребенка. Дама кинулась в ноги Маяковскому, и тот «дал указание» своему молочнику — «выдавать молоко еще одной жене Маяковского».

Злые языки говорили, что дама и правда была «еще одной женой», и что ребенок родился от В. Маяковского. Разбираться в личной жизни этих людей у меня нет ни малейшего желания. Важно, что в Петрограде зимой 1918 года были молочники, и этим молочникам можно было «давать указания» поставлять молоко тем или иным лицам.

Рост аппарата

Захватив власть, большевики должны были организовать управление завоеванной страной: РСФСР, потом и СССР. На протяжении всей Гражданской войны аппарат только растет. К концу 1920 года в России было два с половиной миллиона «совслу-жащих». В 10 раз больше всего «аппарата» царских времен. Эта орда и проводила в жизнь решения советской власти, превращала идеи коммунистов в конкретные политические акции

Правящий слой СССР в 1930 г. составляли порядка 3,5 млн. чиновников. Низовая их часть — обычные «совслужи», нанятые по трудовым книжкам. Но и они имели ряд привилегий, — например, продуктовые и вещевые пайки даже в самые жестокие времена.

А верхушку правящего сдоя составляли «ответственные работники», профессиональные функционеры ВКП(б). Положение таких работников изначально было привилегированным. В августе 1922года на IX партконференции принимается документ: «О материальном положении активных партработников». Документ создавал особый слой, который Авторханов назвал «партократией»41, а Вонсленский «номенклатурой»42. Второе название прижилось: функционеры входили в особые списки номенклатуры того или иного учреждения. Снятие с должности и исключение из списков означало для функционера то же, что революция для правящего класса.

Резолюция IX партконференции в 1922 году определила число номенклатуры: 15 325 человек. Они были разделены на 6 разрядов, по которым и получали деньги и спецпайки.

Позже много раз изменялась численность номенклатуры, способы ее оплаты, границы между группами. Неизменным оставался принцип, и к 1991 году СССР правило около 1 миллиона «но-менклаторов».

Люди номенклатуры были бесправны в том смысле, что на них не распространялось советское трудовое законодательство — в целом очень лояльное к работнику. Судьба такого функционера полностью зависела от воли начальства.

С другой стороны, это очень привилегированный класс. Помимо зарплаты функционеры получали еду и вещи из закрытых спецраспределителей, отдыхали в спецсанаториях на спецкурортах, лечились в спецлечебницах и жили в спецдомах. На положение функционеров не влияли ни война, ни голод, ни ситуация в экономике.

Почти вся власть в СССР находилась в руках у этого слоя. Такое управление через привилегированных рабов часто применялось в патриархальных обществах. Управляющие-тиуны у князей Древней Руси часто были рабами. Римляне управляли имениями через доверенных рабов. В мусульманском мире были целые дружины из рабов-мамелюков. Впрочем, и на Руси были «боевые холопы».

Видимо, для строительства тоталитарного государства такие привилегированные рабы подходили больше всего.

Красная Армия

Никакая царская охранка никогда не расстреливала крестьян, торговавших плодами своего труда, и не пользовалась потом их продуктами и личными вещами. Все, кто жирует в Петрограде и во всей Советской республике, буквально вынимает последний кусок изо ртов умирающих людей. Большевики организуют голод, а сами пируют во время чумы. Чудовищная несправедливость строя Советской республики во много раз превосходит любую, самую чудовищную несправедливость царской России. Такая система не может не вызывать протеста. Она могла держаться исключительно на силе и терроре. Орудиями и опорами режима сделались Красная Армия и репрессивные органы.

Уже в годы Гражданской войны, 2 сентября 1918 года ВЦИК издал постановление о превращении всей Советской России в военный лагерь. Вся страна начала работать на Красную Армию.

К концу 1920 года численность Красной Армии достигла астрономической цифры в пять миллионов пятьсот тысяч человек, или 6 % всего населения Советской республики. Из них 2400 тысяч — боевой состав.

Как видно, боевой состав никогда не превышал половины общего. Во-первых, слишком многие солдаты попадали на разные тыловые службы. Во-вторых, в мае 1919 г. под единое командование Реввоенсовета были поставлены военизированные части различных ведомств: погранохраны, Наркомата путей сообщения, Наркомпрода (реквизиционные отряды), созданные ЧК Части особого назначения (ЧОН) и охрана лагерей и мест заключения — ВОХР.

Гигантская армия требовала от обнищавшей страны львиной доли всего производства муки, зернофуража, мяса, тканей, обуви, усугубляя бедствия населения.

После победы над Врангелем колоссальную Красную Армию волей-неволей приходилось сокращать… хотя бы временно. Помогла идея Троцкого насчет «трудовых армий»: когда на громадных стройках и производствах рабочие живут, как в казармах, и ходят на работу строем. Что-то похожее вводил Аракчеев при Николае I, только в деревне — «военные поселения».

IX съезд РКП (б) в марте 1920 г. одобрил мобилизацию в «трудовые армии» и перевод части Красной Армии в такие «военные поселения».

Роль государственной машины в Советской республике только увеличивается: независимо от войны. Конец Гражданской войны — только очередной толчок этого роста.

В августе и сентябре 1920 года Западный фронт откатился от Вислы на восток. И все. И встал, не может двигаться дальше. Стоп! Он превращается в Западный военный округ.

Туркестанский фронт останавливается, не может двигаться на юг… Его не расформировывают, а преобразуют в Туркестанский военный округ.

Зачем? Во-первых, чтобы в любой момент можно было создать новый фронт и покатиться дальше, на запад, восток или на юг. Во-вторых, чтобы вести Гражданскую войну внутри СССР, с собственным населением. Ведь вовсе не все жители бывшей Российской империи были коммунистами и намеревались принимать участие в экспериментах партии большевиков.

ЧК — орудие геноцида

7 декабря 1917 года Совнарком принимает решение о создании Всероссийской чрезвычайной комиссия (ВЧК СНК РСФСР) по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Наркомат внутренних дел входил в число первых наркоматов, образованных в соответствии с Декретом «Об учреждении Совета Народных Комиссаров», принятым 2-м Всероссийским съездом Советов 26 октября (8 ноября) 1917 года.

ВЧК не входит в состав Народного Комиссариата внутренних дел (НКВД). Это два разных учреждения, у них разные цели. Милиция подчиняется НКВД.

Целями ЧК изначально были подавление любого политического сопротивления и истребление части населения России. Об этих целях говорилось совершенно открыто.

18 сентября 1918 года Г. Зиновьев на Петроградской партконференции сказал: «Мы должны повести за собой девяносто из ста миллионов человек, составляющих население Советской Республики. Остальным нам нечего сказать. Их нужно ликвидировать».

Цифры, конечно, примерные, но подход вообще интересен: замыслено истребить 10 % жителей России, несколько миллионов человек.

«Мы не ведем войны против отдельных лиц, — писал член коллегии ЧК Мартин Лацис. — Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал словом или делом против Советов. Первый вопрос, который вы должны ему предложить, — к какому классу он принадлежит какого он происхождения, образования или профессии. Эти вопросы и должны решить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора»43.

Так цели борьбы с политическими врагами смыкались с задачами уничтожения миллионов людей.

Во время Гражданской войны коммунисты:

— запланировали геноцид целых слоев населения;

— проповедовали идею неполноценности общественных классов и сословий;

— делали неравноправными часть населения страны;

— организовывали специальные государственные учреждения для уничтожения этих классов;

— хотели уничтожить часть населения России;

— отбирали и готовили кадры для истребления людей;

— последовательно истребляли тех, кого наметили;

ЧК — это конвейер смерти для того самого физического уничтожения «буржуазии», о котором говорил Ленин. Чтобы под корень целые классы и сословия. Ну и чтобы поставить на поток еще и ограбление страны.

ЧК — материальная сторона дела

Вещи получше шли в спецраспределители, и самые видные коммунисты вовсе не стеснялись получать потом эти вещи. В Полном собрании сочинений Ленина опубликован счет на получение сахарным, добро улыбавшимся Ильичем вещей йз «хозотдела Московской ЧК»: костюма, сапог, пояса, подтяжек44.

Вещи похуже чекисты оправляли для красноармейцев или для заключенных в лагеря.

То, что было непосредственно на трупе, — золотые коронки и нательный крест, — считалось законной добычей расстрельщиков. Некоторые из них практически в открытую сбывали вещи, взятые на убитых. В Москве известны имена таких: Емельянов, Панкратов, Жуков. Наверняка есть и другие «герои» этого рода хозяйственной деятельности.

Психология коммунистов

15–16 тысяч «на самом верху». Ядро этого «верха» — 2–3 тысячи «старых коммунистов» с дореволюционным стажем. Несколько сот тысяч членов ВКП(б) к началу 1930-х годов волей-неволей перенимали их психологию и отношение к жизни.

Само по себе такое «перенимание» — вещь совершенно естественная. Всегда и везде убеждения и отношение к жизни верхушки общества перенимается низами. Внутри самого правящего класса его новые члены преобразуют себя по образу и подобию тех, кто в этом классе находится уже давно.

Крестьянский парень в XVII веке в охваченной религиозной войной Германии мог уйти с военным отрядом. Если он обладал нужными качествами, такой парень мог сделать военную карьеру и в конце концов стать «опоясанным рыцарем». Он вручит меч королю, король велит преклонить колена, стукнет плашмя по спине, а посвящаемый вложит свои руки в руки короля и произнесет торжественную клятву. Умиление свидетелей, приветственные клики, улыбки, объятия. В общем, хороший конец.

Но чтобы стать рыцарем и дворянином, вчерашний крестьянин должен был стать таким же, как члены феодального сословия. Не только так же воевать, проявлять храбрость, презрение к боли и опасности, умение владеть оружием и лечить раны, но и так же говорить, ходить, одеваться, сидеть, есть и пить. Он должен был приобрести новые бытовые привычки и отказаться от старых. В деревне избегали ругательств и богохульства… но что это за воин, который не может рявкнуть «сакрельхиммелькрёйц-доннерветтер» или «цум аллен тейфельн»45?

В деревне уважают труд и плоды этого труда. Феодал должен презрительно фыркать в сторону «мужичья» и с легким сердцем направлять боевого коня на поле пшеницы.

В деревне каждая семья ест сама по себе. Но, как сказал певец рыцарского образа жизни Бертран де Борн, «барон, что прячется, чтоб трапезу вкусить, невыразимо подло себя ведет. И стократ еще подлее дама, если она ему после этого принадлежит». Вчерашний крестьянин будет пировать в компании людей своего класса, а его дочери и внучки презрительно фыркнут вслед «прячущемуся» от общей трапезы барону.

Так и здесь. «Новые» коммунисты перенимали убеждения и образ жизни «старых». Они приобретали убеждение в неизбежности и «исторической необходимости» Мировой революции, в бессмысленности всего «старого мира» и стремление построить «прекрасный новый мир» по Карлу Марксу, Ленину и Троцкому. Они читали сочинения гениев и классиков марксизма и учились отстаивать их правоту. Они приобретали веру в абсолютную правоту «партии нового типа» и учились всегда «быть с партией». Более того — они учились считаться только с людьми своего класса и только их полагать в подлинном смысле людьми.

Дворянство в России XVIII века только себя считало «народом», и только свои интересы признавало политическими интересами. Так и номенклатурное псевдодворянство только само себя считало племенем человеческих существ.

Даже самые фантастические привилегии номенклатуры казались им в лучшем случае естественными, а то и недостаточными. Любые потребности и желания других людей, не входивших в номенклатуру, — чем-то второстепенным.

Литературы, в которой отстаивались такая позиция и такое отношение к жизни, было невероятное количество в 1920-е годы. При гадком Сталине этот мутный поток почти иссяк, но снова хлынул на страницы в 1980-е.

Тема «сталинских репрессий» стала первой «перестроечной» темой в 1986–1988 годах. Написали об этом невероятно много, хоть какой-то материал теперь есть у любого, кто хочет знать историю. Беда в том, что в эти годы печаталась исключительно публицистика, вышедшая из-под пера репрессированных коммунистов. То есть эта точка зрения прорвалась в печать с огромной силой.

«Лагерная» и мемуарная литература коммунистов просто поражает своей чудовищной инфантильностью и лживостью. Для всех «революционных» сообществ характерно произносить высокопарные фразы об «освобождении человечества» и мечтать умереть за благо трудящихся, но в реальной жизни считать людьми и вообще замечать умеют только «своих» по убеждениям и образу жизни. Все остальное человечество для них как бы и не существует.

Творения ленинско-троцкистских недобитков

В 1970-е годы были написаны, в 1990-е опубликованы мемуары двух свидетельниц Большого Террора. Обе — коммунистки со стажем. У обоих мужья тоже коммунисты, которые уничтожены в годы сталинского террора. Обе они из тех, кто уже в 1918 году организовывал и проводил в жизнь обрушившийся на страну кошмар. «Всем хорошим в своей жизни я обязана революции!» — экспрессивно восклицает Евгения Гинзбург, — уже не восторженной девицей, а почтенной матроной, мамой двух взрослых сыновей. «Ох, как нам тогда было хорошо! Как нам было весело!».

КОГДА было до такой степени весело неуважаемой Евгении Семеновне? В 1918–1919 годах, вот когда. Как раз когда работало на полную катушку Киевское ЧК. Работало так, что пришлось проделать специальный сток для крови.

Кое-какие сцены проскальзывают и у Надежды Мандельштам: и грузовики, полные трупов, и человек, которого волокут на расстрел. Но особенно впечатляет момент, когда юный художник Эпштейн лепит бюст еще более юной Надежды (оба — евреи, что характерно, а ведь в иудаизме изображать людей запрещено), и мимоходом показывает ей с балкона сцену — седого как лунь мужчину ведут на казнь. Каждый день водят, а не расстреливают, только имитируют расстрел, и это ему такое наказание — потому что он бывший полицмейстер Екатеринослава и был жесток с революционерами. Он еще не стар, этот обреченный полицмейстер, он поседел от пыток46.

Но саму Н. Мандельштам и ее «табунок» все это волновало очень мало. В «карнавальном» (цитирую: «в карнавальном») Киеве 1918 года эти развращенные пацаны «врывались в чужие квартиры, распахивая окна и балконные двери… крепко привязывали свое декоративное произведение (наглядную агитацию к демонстрации — плакаты, портреты Ленина и Троцкого, красные тряпки и прочую гадость. — А.Б.) к балконной решетке»47.

«Мы орали, а не говорили и очень гордились, что иногда нам выдают ночные пропуска и мы ходим по улицам в запретные часы»48.

Словом — и этим существам было очень, очень весело в заваленном трупами, изнасилованном городе. Весело за счет того, что можно было «орать, а не говорить», терроризировать нормальных людей и как бы участвовать в чем-то грандиозном — в «переустройстве мира».

Про портреты Ленина и Троцкого… По рассказам моей бабушки, Веры Васильевны Сидоровой, в Киеве 1918–1919 года эти портреты производили на русскую интеллигенцию особенное впечатление. Монгольское лицо Ленина будило в памяти блоковских «Скифов», восторженные бредни Брюсова про «Грядущих гуннов», модные разговоры о «конце цивилизации». Мефистофельский лик Троцкого будил другие и тоже литературные ассоциации. Монгол и сатана смотрели с этих портретов, развешанных беснующимися прогрессенмахерами.

«Юность ни во что не вдумывается49?» — а вот это уже прямая ложь! Не в этом дело. Это смотря какая юность. И типичный пример вранья коммунистов: свои глупости и заблуждения они относят ко всему человечеству. А остальных людей как бы и нет.

Террор их и их близких не касался — для красных они были «свои», белые и не подумали бы заниматься истеричными, плохо воспитанными сопляками. Как-то несправедливо — и войди белые в город, даже порка этим развращенным щенкам не светила. Это не отца Надежды Мандельштам водили каждый день на расстрел, это не она искала близких в подвалах ЧК, это не у нее были причины отыскать известную на весь Киев чекистку Розу, палача нескольких сотен ни в чем не повинных людей.

Более того! За работу по изготовлению и развешиванию «наглядной агитации» «табунку» платили, а «бежавшие с севера настоящие дамы пекли необычайные домашние пирожки и сами обслуживали посетителей»50.

Кстати, вот прекрасный пример своеобразия мышления коммунистов. Девушке и в голову не приходит элементарная мысль: научиться самой печь эти «необычайные домашние пирожки». А ведь, наверное, и у этих «настоящих дам», вынужденных стать уличными торговками после бегства из Петербурга и Москвы, и у обитателей квартир, в которые врывался «табунок», были дочки-сверстницы этих «орущих, а не говорящих». Дочки этих дам, среди прочего, сами учились печь «необычайные пирожки». Их юность оборачивалась совершенно другим опытом, ничуть не похожим на опыт «табунка» истеричных «делателей прогресса». Опыт спокойного созидания, а не опыт «орать, а не говорить» и навязывать людям свои «убеждения».

Но и эти дамы и их дочери просто не существуют для Надежды Мандельштам. Их как бы и нет. Их жизненный опыт, их судьбы, их жизни никак не оцениваются и не рассматриваются. Фон. Такая двуногая фауна.

В буйном веселье образца 1919 года Н. Мандельштам в старости начала каяться, возлагая на двадцатые годы и «людей двадцатых годов» ответственность за произошедшее со страной. «Двадцатые годы оставили нам такое наследство, с которым справиться почти невозможно»51.

Правда, это вот навязчивое, стократ повторенное «мы»… «Проливая кровь, мы твердили, что это делается для счастья людей»52. Все навязчивые варианты «Мы все потеряли себя…», «с нами всеми произошло…» Тут возникает все тот же вопрос — почему малопочтенная Надежда Яковлевна так упорно не видит вокруг себя людей с совершенно другим жизненным опытом? Людей, которым в 1918 и 1919 году вовсе не было весело. Помните начало «Белой гвардии» М. Булгакова? «Велик был год и страшен год по Рождестве Христовом, от начала же революции второй»53. И у него же сказано, что год 1919 был еще страшнее предшественника (не для Мандельштам и ей подобных).

Ну, ладно, юная Надежда вообще ни о чем не думала, кроме изображения «наглядной агитации» и ора на политические темы. Но пишет воспоминания уже пожилая дама, даже старуха. Жизнь прожита, пора подводить итоги. Почему не возникает вопроса даже в старости: а что думали жильцы квартир, в которые среди ночи врывался «табунок»? Им что, тоже было так невероятно весело? Они тоже проливали кровь для счастья человечества? Это их жизнь оставила такое наследство, с которым справиться почти невозможно? Они ведь тоже люди двадцатых годов.

И юность бывает разная, и зрелость. Медленно убиваемый полицмейстер, может быть, и был жесток с революционерами (а что, он их медом должен был потчевать?). Но и для него, и для бежавших с севера дам и их дочерей (интересно… А где были мужья и сыновья этих дам? Братья и папы их дочек? Уже погибли в застенках ЧК? Подняты на штыки взбесившейся балтийской матросни? Воевали в составе Белых армий?) Киев был каким угодно, только не «карнавальным». В любом случае эти люди не «проливали кровь, утверждая, что делают это для счастья человечества». Они не теряли себя, с ними не произошло ничего такого, что поставило бы их за грань цивилизации. Они не оставили наследства, с которым «почти невозможно справиться». Эти люди, жертвы таких, как Мандельштам, жили в чрезвычайную и страшную эпоху, но оставались людьми.

Но в том-то и дело, что эти люди для Надежды Яковлевны не существуют. Нельзя даже сказать, что они для нее не важны или что она придает мало значения людям с другими биографиями и другой исторической судьбы. Она просто отрицает самый факт их существования.

Кстати, ненависти Н. Мандельштам к презренному «быту» может позавидовать даже известный ненавистник «быта» Э. Багрицкий. Разница между женой и временной подружкой ей и в старости оставалась непонятна. У Мстиславского «на балконе всегда сушились кучи детских носочков, и я удивлялась, зачем это люди заводят детей в такой заварухе»54.

Нет худа без добра — детей и внуков у этой наследницы двадцатых годов нет.

Не было и у Екатерины Михайловны Плетневой, дочери убитого коммунистами полицмейстера, но по совершенно другой причине. Екатерина Михайловна разницу между женой и вокзальной блядью прекрасно осознавала, детей хотела… Но… Помню подслушанный мной в 1966 году разговор моей бабушки с Екатериной Михайловной. Речь шла о том, что Екатерина Михайловна одна, а бабушка — не одна.

— Но все-таки у меня Андрей есть… — уронила бабушка.

— Верочка, ну, какое право я имела привести ребенка в этот ад?! — ответила Екатерина Михайловна.

В 1960-е ужас коммунизма разлился речами и пустой болтовней Брежнева и прочих членов Политбюро. Стало не страшно иметь детей — в том числе и дворянам. В 1960-е «бывшие» переста-ли быть изгоями. В 1970-е их окружало уважение, в 1980-е — и сочувствие. Но для Плетневых, ровесников XX века, заводить детей было уже поздно.

Две ровесницы, обе бездетные. Но какие разные по смыслу судьбы! Какие разные жизни они прожили!

Так же точно и веселая коммунистическая дама Евгения Гинзбург так ничего не забыла, но ничему и не научилась. В свое время Твардовский не захотел печатать ее книгу: «Она заметила, что не все в порядке только тогда, когда стали сажать коммунистов. А когда истребляли русское крестьянство, она считала это вполне естественным». Слова Твардовского доносят до читателя друзья Е. Гинзбург, Орлова и Копелев, в своем послесловии (своего рода форма печатного доноса)55.

Но ведь в ее книге и правда нет ни одного слова покаяния. Даже ни одного слова разочарования в том, чему служила всю жизнь! Объясняется (причем неоднократно), что СССР — это все-таки лучше «фашистской» Германии56.

Если в книге Гинзбург появляется мотив раскаяния, то это мотив покаяния стукачей, причем вполне конкретно именно тех, кто сажал ее близких. Или «фашистского» офицера Фихтенгольца, оказавшегося в советском лагере на Колыме57.

По поводу же собственной судьбы — только ахи и охи про то, как все было замечательно. И никакой переоценки! Вот только трудно поверить, что так уж обязана Евгения Семеновна революции прочитанными книгами. «Мой дед, фармацевт Гинзбург, холеный джентльмен с большими пушистыми усами, решил, что когда девочки (моя мама и сестра Наташа) вырастут, он отправит их учиться в Женеву», — свидетельствует Василий Аксенов в предисловии, написанном к книге матери58. Характерно, что в русском издании книги Гинзбург этого предисловия нет.

Впрочем, и сама Евгения Семеновна проговаривается об отце: «учил в гимназии не только латынь, но и греческий»59. Неужели такой отец и без всякой революции помешал бы ей читать книги, самой получать образование? Об этом смешно и подумать.

Так что вот — губить страну и народ, создавать своими руками «наследство, с которым справиться почти невозможно», было весело. Очень весело. И что «не все благополучно в королевстве», они заметили, только когда сами оказались в лагерях. И каяться они и не подумали даже десятилетия спустя. Опять же из Булгакова: «Это надо осмыслить…»

Завывания двух коммунистических ведьм тем характернее, что и у Надежды Мандельштам и у Евгении Гинзбург было немало времени подумать, вспомнить, оценить происходящее. То, что мы слышали, прокричали не восторженные гимназистки, «пошедшие в революцию», а высказали взрослые и даже не очень молодые дамы. Видимо, эти вопли про «Хорошо!» и «Весело!» отражают некую продуманную точку зрения.

Теперь имеет смысл послушать речь еще более активного и еще более заслуженного участника событий. Так сказать, услышать речь мужчины того же круга. Тем более, эти комведьмы не участвовали в воспитании новых советских поколений, их книг в СССР как бы и не существовало. А вот человек, которого мы сейчас послушаем, издавался и читался. А кое-кем и почитался.

«Дорога» — это очень простой, автобиографический рассказ. Автор едет из родного местечка в Петербург — через всю Россию, зимой 1918-го. Сидит, прячась, пока в Киев не входят большевики, уезжает с их помощью, а ночью поезд останавливают; входит некий «телеграфист в дохе, стянутой ремешком и мягких кавказских сапогах. Телеграфист протянул руку и пристукнул пальцем по раскрытой ладони.

— Документы об это место…

…Рядом со мной дремали, сидя, учитель Иегуда Вейнберг с женой. Учитель женился несколько дней назад и увозил молодую в Петербург. Всю дорогу они шептались о комплексном методе преподавания, потом заснули. Руки их и во сне были сцеплены, вдеты одна в другую.

Телеграфист прочитал их мандат, подписанный Луначарским, вытащил из-под дохи маузер с узким и грязным дулом и выстрелил учителю в лицо. У женщины вздулась мягкая шея. Она молчала. Поезд стоял в степи. Волнистые снега роились полярным блеском. Из вагонов на полотно выбрасывали евреев. Выстрелы звучали неровно, как возгласы. Мужик с развязавшимся треухом отвел меня за обледеневшую поленницу дров и стал обыскивать…Чурбаки негнувшихся мороженых пальцев ползли по моему телу. Телеграфист крикнул с площадки вагона:

— Жид или русский?

— Русский, — роясь во мне, пробормотал мужик, — хучь в раббины отдавай…

Он приблизил ко мне мятое озабоченное лицо, отодрал от кальсон четыре золотых десятирублевки, зашитых матерью на дорогу. Снял с меня сапоги и пальто, потом, повернув спиной, стукнул ребром ладони по затылку и сказал по-еврейски:

— Анклойф, Хаим…» («Беги, Хаим», на идиш. — А.Б.)60.

Отморозив ноги, получив, как можно понять из текста, новое пальто и обувь от местного Совета, после множества других приключений герой приезжает в Петербург; последние два дня он совершенно ничего не ел. Здесь на перроне — последняя пальба: «Заградительный отряд палил в воздух, встречая подходивший поезд. Мешочников вывели на перрон, с них стали срывать одежду»61.

Почему евреев грабить и убивать плохо, а мешочников хорошо, я, наверное, никогда не пойму. Чтобы схватывать такие вещи, надо или родиться от еврейки, или потрудиться в ЧК, не иначе. А скорее всего, нужно и то, и другое — тогда скорее сообразишь.

Ну, ладно. Автор же идет на Гороховую, ему сообщают, что его друг Калугин в Аничковом дворце. Хоть герой и подумал «не дойду», он все же до Аничкова дворца добирается. «Невский Млечным Путем тек вдаль. Трупы лошадей отмечали его, как верстовые столбы. Поднятыми ногами лошади поддерживали небо, упавшее низко. Раскрытые животы их были чисты и блестели»62. Но — добирается.

«В конце анфилады… сидел за столом в кружке соломенных мужицких волос Калугин. Перед ним на столе горою лежали детские игрушки, разноцветные тряпицы, изорванные книжки с картинками»63.

Автор теряет сознание, приходит в себя уже ночью, Калугин его купает, дает сменную одежду, и тогда он узнает, что это были за странные предметы на столе, и зачем они взрослому дядьке.

«…халат с застежками, рубаха и носки из витого, двойного шелка. В кальсоны я ушел с головой, халат был скроен на гиганта, ногами я отдавливал себе рукава.

— Да ты шутишь с ним, что ли, с Александром Александровичем, — сказал Калугин, закатывая на мне рукава, — мальчик был пудов на девять…»64

Кто этот «мальчик»? Сейчас узнаете:

«Кое-как мы подвязали халат императора Александра Третьего и вернулись в комнату, из которой вышли. Это была библиотека Марии Федоровны, надушенная коробка с прижатыми к стенам золочеными, в малиновых полосках, шкафами…

Мы пили чай, в хрустальных стенах стаканов расплывались звезды. Мы заедали их колбасой из конины, черной и сыроватой. От мира отделял нас густой и легкий шелк гардин; солнце, вделанное в потолок, дробилось и сияло, душный жар налетал от труб парового отопления.

— Была не была, — сказал Калугин, когда мы разделались с кониной. Он вышел куда-то и вернулся с двумя ящиками — подарком султана Абдул-Гамида русскому государю. Один был цинковый, другой сигарный ящик, заклеенный лентами и бумажными орденами…

Библиотеку Марии Федоровны наполнил аромат, который был ей привычен четверть столетия назад. Папиросы 20 см в длину и толщиной в палец были обернуты в розовую бумагу; не знаю, курил ли кто в свете, кроме российского самодержца, такие папиросы, но я выбрал сигару. Калугин улыбался, глядя на меня.

— Была не была, — сказал он — авось не считаны… Мне лакеи рассказывали, — Александр Третий был завзятый курильщик: табак любил, квас да шампанское… А на столе у него, погляди, пятачковые глиняные пепельницы да на штанах — латки…

И вправду, халат, в который меня облачили, был засален. Лоснился и много раз чинен.

Остаток ночи мы провели, разбирая игрушки Николая Второго, его барабаны и паровозы, крестильные его рубашки и тетрадки с ребячьей мазней. Снимки великих князей, умерших в младенчестве, пряди их волос, дневники датской принцессы Дагмары, письма сестры ее английской королевы, дыша духами и тленом, рассыпались под нашими пальцами…Рожая последних государей маленькая женщина с лисьей злобой металась в частоколе Преображенских гренадеров, но родильная кровь ее пролилась в неумолимую мстительную гранитную землю.

До рассвета не могли мы оторваться от глухой, гибельной этой летописи. Сигара Абдул-Гамида была докурена. На утро Калугин повел меня в Чека на Гороховую, 2. Он поговорил с Урицким»65.

Кончается все хорошо — «Не прошло и дня. Как все у меня было — одежда, еда, работа и товарищи, верные в дружбе и смерти, товарищи, каких нет нигде в мире, кроме как в нашей стране.

Так началась тринадцать лет назад превосходная моя жизнь, полная мысли и веселья»66.

Как оценивать жизнь чекиста — дело, конечно, личное, дело вкуса. Пусть она будет превосходная, и пусть это только безнадежный клерикал может увидеть в конце Бабеля, умершего в лагерях в возрасте 47 лет, перст Божий. И верить, что сейчас эта парочка, Бабель с Калугиным, воет посреди сковороды, бьется в скворчащем чадном масле.

Но вот что сказать об этом описании открытого, наглого мародерства?

Император Николай II и его семья, кстати говоря, тогда были еще живы. Калугин и Бабель копались в имуществе пока еще не убитых людей, перетряхивали детские игрушки и частную переписку ведь не просто императора — но вполне конкретной, вполне определенной семьи.

Как видите, и жизнь чекиста Бабеля тоже полна веселья, не хуже судьбы Мандельштам и Гинзбург. Веселые они люди, революционеры!

Глава 3

К МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ

«Неправильная революция»

Согласно учению К. Маркса, социалистическая революция может и должна произойти исключительно в самых передовых государствах мира. Только в них есть пролетариат передовой и революционный, образованный и способный взять власть.

Что касается 90 % населения земного шара, то это — народы «неисторические». Убежденный сторонники Гегеля с его идеей «мирового духа» и исторического лидерства Европы, Маркс не допускал ни малейшей возможности освобождения народов Азии, Африки и Америки от колониализма. Вот придет к власти пролетариат, и решит, что делать с «неисторическими» бесхвостыми макаками: цивилизовать их, постепенно приближая к своему уровню, или просто уничтожить за ненадобностью. Чтобы не путались под ногами у «исторических» наций67.

Ничуть не лучшего мнения был К. Маркс о народах Восточной Европы, особенно славянах. Он их, совершенно в духе Гегеля, тоже считал «неисторическими». Во время революции 1848 года Маркс и Энгельс гневно обрушивались на славянские народы, стремящиеся выйти из Австрийской империи и создать собственные государства.

Маркс всерьез утверждал, что «ненависть к русским была и продолжает быть первой революционной страстью» и призывал к решительному террору по отношению к славянским народам. Во время революции 1848 года он призывал немецких и австрийских милитаристов «растоптать нежные цветки славянской независимости». Ведь: «Мы знаем теперь, где сосредоточены враги революции: в России и в австрийских славянских землях, и никакие фразы, никакие указания на неопределенное будущее этих земель не возбранят нам считать врагами наших врагов»68.

Революция в России?! По Марксу, не может быть ничего более страшного. Ведь Россия совершенно не готова к передовой социалистической революции, это дикая полуазиатская страна, восточная деспотия, ее пролетариат дик и примитивен.

По мнению РСДРП образца 1898–1917 годов, революция должна была состояться как Мировая. Роль России в этой революции — самая скромная, а может быть, самостоятельной роли у нее и вообще нет.

Стоит ли удивляться, что революция в Российской империи в 1917 году грянула совершенно неожиданно… по сути дела для всех, в том числе и для коммунистов. Это потом уже будет что-то придумываться, додумываться, пропагандироваться, рассказываться.

В феврале 1917 года царская власть пала за считанные несколько суток. 23 февраля 1917 года первые демонстранты вышли на улицы Петрограда, 2 марта власть перешла к Временному комитету Государственной думы. Все, революция окончена. Царская власть пала как перезревшая груша в старом саду. Никто не хотел ее защищать.

«…произошло то, что обычно называют революцией, но что не было ею. Революция началась после падения монархии, а самодержавие самосильно рассыпалось в прах». Говоря попросту: «…стихийно обрушилась, словно источенный термитами деревянный дом, внешне могучая империя наша…»69

Никто не ожидал такого поворота событий. Никто не готовил падения «источенного термитами дома».

— Это что, бунт?! — вскричал Николай II 23 февраля 1917 года.

— Нет, Ваше Величество, это революция, — почтительно ответили ему.

Придворные хотя бы поняли, что это начало революции… Вот большевики были куда менее проницательны.

«Нет и не будет никакой революции, движение в войсках идет на убыль, и надо готовиться к долгому периоду реакции», — говорил большевик Юренев уже 25 февраля 1917 года.

«Мы, старики, может быть, до будущей революции не доживем», — произнес Ленин за два месяца до февраля 1917 года

«Накануне революции большевики были в десяти верстах от вооруженного восстания», — полагал историк-большевик Покровский, а он многое что знал и очень обо многом мог судить.

Так же не готовы к событиям и другие партии:

«Революция застала нас, тогдашних партийных людей, как евангельских неразумных дев, спящими», — так говорил эсер Мстиславский.

«Революция ударила, как гром с неба, и застала существующие общественные организации врасплох», — это слова другого эсера, Зензинова.

В общем, «ни одна партия не готовилась к перевороту… То, что началось в Питере 23 февраля, почти никто не принял за начало, революции», — говорил меньшевик Н. Суханов.

И даже когда стало понятно, что это революция, а не случайный кратковременный бунт, события оставались грозно-непонятными даже для самых активных участников. «На нас несется вал, который, если мы с ним не справимся, всех нас сметет», — произнес Павел Николаевич Милюков, принимая Министерство иностранных дел в 1917 году.

С точки зрения большевиков, это была совершенно «неправильная» революция.

Во-первых, она произошла в «неправильной» стране, в которой не должна была происходить.

Во-вторых, в этой революции громко заявили о себе как раз «неисторические» народы.

Еще в 1905 году состоялся 1 Всероссийский съезд мусульманских народов. На нем оформилась «Ит-тифак» — политическая партия мусульман во главе с крымчаком И. Гаспринским. Партия требовала культурной и политической автономии для мусульман, да и социальной справедливости. Мусульманская фракция быЛа во всех четырех думах, и она требовала примерно того же.

В 1911 году в Баку оформилась «Мусульманская демократическая партия Мусават». Мусават — значит равенство. Национал-демократия, однако.

Стоило пасть Российской империи, и началось… В начале 1917 года муфтий Крыма Челебиев возглавил правительство Национальной директории Крыма. В мае 1917 года съезд горцев Кавказа требовал создания горского государства. Узун-Ходжа предлагал создание Северокавказского эмирства. Уже в ноябре—декабре 1917 года 1 Чрезвычайный съезд народов Туркестана потребовал автономии Туркестана на основе шариата и заявил о создании Кокандской автономии. Впрочем, все это — цивилизационный протест, принявший заимствованную у европейцев форму. Государство, а уж тем паче Директория — вах, это не восточная деталь.

А часть мусульманского духовенства в 1917 году выдвинула лозунг «За советскую власть, за шариат!». Потому что росло самоосознание мусульман как угнетенной, классово униженной общности.

Все это было совсем не по Марксу!

Призрак Мировой революции. 1918

В большей степени по Марксу было то, что Первая мировая война вызвала революционный прилив во всех странах Европы. Во Франции, Италии, Бельгии, даже в стабильнейшей Британии проходили митинги и забастовки.

В Болгарии Владайское восстание 1918 года стало началом фактического двоевластия.

В Австрии конца 1917 — начала 1918 года городские советы начали войну с сельскими советами: начали проводить продразверстку. Только к 1920 году советы разогнали, «пролетариат» разоружили. Стало поспокойнее, но еще даже в 1927 г. на улицах Вены порой стреляли.

В Чехословакии и в Польше советы разогнали только к 1920 году.

В Северной Ирландии шло восстание за восстанием.

«Вся Европа насыщена духом революции. Глубокое чувство не только недовольства, но гнева и возмущения царит в рабочей среде против условий существования до войны. От одного конца Европы до другого больше не удовлетворяют массы весь современный строй с его политическим, социальным и экономическим укладом», — так писал Д. Ллойд-Джордж, премьер-министр Британии, в марте 1919 года.

Уже в 1918 году коммунистам начало казаться, что вот она — Мировая революция, рукой подать. Германия-то рванула!

В СССР «проходили» в школе и пропагандировали только Ноябрьскую революцию в Германии. Странно… И не берлинская она, эта революция: вся Германия полыхала и разваливалась на куски. Разваливалась буквально, до образования отдельных государств. В Рейнской области, оккупированной победителями, вообще было непонятно, какое правительство. В Баварии возникло отдельное от остальной Германии государство.

Тем более, эта революция никак не «ноябрьская». Начались события еще в конце октября, и продолжались с перерывами до 1920 года. В январе и в марте 1919 в Берлине «законопослушные» немцы стреляли из пулеметов и артиллерийских орудий, перебегали вдоль улиц с винтовками и «мочили» друг друга в рукопашных. В самой Германии писали об этом как о «Гражданской войне, продолжавшейся полтора года»70.

Общее число жертв революции 1918 года в Германии называют разное, но не очень: от 15 до 22 тысяч человек. Видимо, цифрам можно верить.

Русские друзья помогают

Большевики сделали все, что могли, для победы коммунистов из возникшей еще в 1916 году группы «Спартак». Свердлов в ноябре 1918 г. создает «Федерацию иностранных групп РКП (б)» для работы среди немцев и австрийцев, которые возвращаются домой после Великой войны. «Федерация» заслала в Германию буквально десятки тысяч активистов из числа эмигрантов и бывших пленных.

Коммунисты финансировали и вооружали «спартаковцев» (на деньги немецкого Генерального штаба), обучали и натаскивали активистов. Коммунистических эмиссаров в Германии возглавлял Радек — австрийский и немецкий шпион, один из получавших немецкие денежки с февраля 1917 года.

Коммунисты готовы были бросить в Германию и армию. «Армия в три миллиона должна у нас быть к весне для помощи международному рабочему движению», — говорил Ленин. А ведь, не задумываясь, двинули бы: перед коммунистами опять замаячил призрак Мировой революции…

В январе 1919 года офицерские и рабочие дружины одолели спартакидов и расстреляли вождей революции, Люксембург и Либкнехта. Что характерно, законопослушные немцы не прикончили Радека — подданного другой державы. Они ловили его, причем полиция два раза могла его пристрелить — и не стреляла, чтобы «взять живым». Взяла. 12 февраля 1919 года Радек очутился в чрезвычайно подходящем для него месте — в Моабитской тюрьме.

Тем и закончилась первая практическая попытка перейти от рассуждений про Мировую революцию к практическим попыткам ее организовать. Но это была только первая попытка.

Призрак Мировой революции. 1919

Венгрия считается независимой от Габсбургов с 31 октября 1918 года. Одновременно с Народным правительством возникли советы рабочих депутатов и советы солдатских депутатов. Правительство графа Карольи совершенно справедливо считало коммунистов силой несамостоятельной, иностранными агентами. Не успела сформироваться коммунистическая партия Венгрии, как ее лидеры оказались в тюрьме.

Но ведь венгерским социал-демократам тоже хотелось власти! Они предложили слияние двух партий: коммунистов с социал-демократами. Коммунисты согласились на условиях: образование советской республики, тесный союз с Советской Россией, создание «пролетарской армии», разоружение «буржуазии», объявление политики диктатуры пролетариата.

21 марта Венгрия объявлена советской республикой. Правительство немедленно конфискует помещичьи земли и организует на них коммуны. 26 марта оно национализирует банки, крупные предприятия, транспорт. 2 апреля объявлена государственная монополия внешней торговли.

Среди прочих «ошибок советской власти в Венгрии коммунисты считали отказ «от революционного раздела земель между… крестьянами»71.

Ну и Ленин очень горевал об объединении с социал-демократами. И учил: мол, если проявятся какие-либо колебания среди «примкнувших» социалистов, «подавляйте колебания беспощадно»72.

Этот завет Ильича свято выполнил товарищ Бэла Кун — военный народный комиссар ВСР и тот организатор красного террора в Венгрии, роль которого У. Черчилль считал «дьявольской».

Создавалась и Красная Армия — до 80 тысяч штыков в основном из уже воевавших в Великой войне солдат.

Из Австрии в Венгрию побежали единомышленники. На митингах в Вене горячие головы призывали перенимать передовой опыт венгров. Из Австрии ехали добровольцы.

В Венгрию вошел французский корпус, сначала планируемый для ввода в Советскую Россию. С севера пошли войска Чехословакии, с юга — Румынии. Французы сами не очень стремились воевать. Но под их прикрытием в городе Сегеде стали формироваться офицерские части адмирала М. Хорти (будущего диктатора в 1919–1944 годах). Это была венгерская Белая гвардия.

В ходе войны Красная Армия Венгрии откровенно считала себя передовым отрядом мирового пролетариата. На своих штыках она несла те же лозунги и идеи, что и Красная Армия в России.

Во второй половине мая она вторглась в глубь территории Чехословакии.

В зоне, захваченной венгерской Красной Армией, 16 июня 1919 года возникла Словацкая советская республика и пала 7 июля 1919 года — сразу же после отхода венгерских войск.

В тылу Красной Армии коммунисты планомерно истребляли всех несогласных, недовольных… и обеспеченных.

После массовых истреблений людей и внешней агрессии Венгерской социалистической республики румыны двинулись уже всерьез и дошли до Будапешта.

После короткой, жестокой войны, повлекшей смерть до 70 тысяч человек, Венгерская советская республика пала — 1 августа 1919 года.

Бэла Кун бежал в Советскую Россию, где помимо всего прочего «прославился» чудовищной резней белых в Крыму в 1920 году.

Баварская советская республика

13 апреля 1919 года в Мюнхене начались уличные бои (в Венгрии — самый разгар советской власти!). Фабричные комитеты и солдатские советы вышли на улицы, чтобы установить свою власть. Они объявили об организации Баварской советской республики. Возник Исполнительный комитет во главе с коммунистами — правительство новой республики.

Германию как государство никто пока не отменял. Баварская советская республика от начала до конца — самопальное государство, плод совершеннейшей измены.

Исполнительный комитет ввел рабочий контроль, захватил два банка и попытался захватить еще три (охрана отстрелялась), начал формировать Красную гвардию, а офицерские отряды объявил незаконными и приказал им разоружиться.

Ленин был в полном восторге и написал для немцев целую программу, что им надлежит делать в борьбе с контрреволюцией73. Никто его, впрочем, не слушал.

В самой Баварии мгновенно вспыхнула гражданская война… но выиграть ее не получилось.

Во-первых, никто из офицеров и не подумал разоружиться. Разве что стрелять начали не сразу.

Во-вторых, едва красные расстреляли нескольких «буржуев», как к офицерам и патриотам побежали толпы обывателей. И не «спасите, дяденьки!». А: «Дайте оружие!». Отряды Белой гвардии в Баварии так и назывались: Патриотическими. Офицеры Великой войны шли в них вместе с гражданскими лицами.

Вот и расклад: Красная Армия насчитывает около 5 тысяч человек. Белая гвардия — около двух тысяч. А к Мюнхену движутся правительственные войска: около 100 тысяч человек.

Социал-демократы отшатнулись от Исполкома после первых же попыток «экспроприировать» собственность. Да и воевать с правительством своей страны им не хотелось.

Коммунисты Баварии начали поход на Берлин. Напомню — Бавария в это время была отдельным государством. Явный акт агрессии, вооруженное вторжение в пределы чужого государства.

27 апреля Германская армия пододвинулась вплотную к Мюнхену, вступила в бои с баварской Красной Армией. А социал-демократы вышли из Исполкома и призвали сложить оружие, не вести гражданской войны. Мол, целей углубления революции можно достигать и другими средствами.

Как ругал, как клеймил их «предателями» Ленин!

С 1 по 5 мая 1919 года в Мюнхене шли уличные бои между коммунистами и войсками Германии и белыми Баварии.

В составе Баварской республики главенствовало несколько евреев: выходец из Польши Аксель-род, идеолог-анархист Ландауэр, потомок выкрестов Эрнст Толлер.

Глава БСР Эйген Левине — русский еврей, родившийся в Петербурге, — был расстрелян по приговору военно-полевого суда.

Другой главарь, Макс Левин, после поражения Баварской советской республики жил в Москве, занимался историей. Как будто даже имел ученые степени.

Подготовка красного нашествия

Для нашествия на Европу летом 1919 года спешно формируются четыре дивизии. В Киеве — 1-я Интернациональная, в Одессе — 1-я Бессарабская стрелковая. В эти армии записывались украинцы, чехи, румыны, болгары, сербы.

1-я Украинская армия должна была наступать через Галицию в Венгрию. 3-я Украинская — через Бессарабию в Румынию.

В Галиции уже сидело созданное коммунистами из Москвы «правительство». С Венгрией уже был установлен авиационный мост. Казалось — вот оно! Перевалить Карпаты, и на просторах Европы появляется Красная Армия. Дальше уже дело техники создать коммунистические режимы во всех странах вплоть до Франции и Ирландии, начать строить Земшарную республику советов…

Между прочим — я пишу не сценарий «фильма ужасов», а историческую книгу. Я опираюсь на факты. Читатель! Все было возможно, все реально…

Срыв планов коммунистов

Планы коммунистов начали рушиться в феврале 1919 года — когда пришла в движение польская армия.

Поляки наступали до апреля 1919-го и захватили большую часть Белоруссии.

1 июня 1919 года ВЦИК издал декрет о военном союзе советских республик — РСФСР, Украины, Белоруссии, Литвы. Уже не для наступления на Запад, а чтобы отбиваться от поляков… и от белых войск на юге и востоке.

Поляки вовсе не были борцами с большевизмом. Пилсудский предъявлял к Советской России территориальные требования, чтобы строить «Великопольску от можа до можа», но вовсе не хотел, чтобы победили белые. Возрождение сильной централизованной России было не в интересах его режима.

Пилсудский не стал двигаться дальше, в центр России, к Москве. Зачем? Захватил он Белоруссию и мордовал ее себе потихоньку. Планы коммунистов завоевать Европу сорвали не поляки. Окончательно их сорвали только гадкие белогвардейцы. Весной 1919 года начал наступление Колчак. Пришлось бросать Красную Армию именно против него, на время оставив вожделенную Европу.

А в мае—июне пришли в движение Вооруженные силы Юга России: Деникин. Это сделалось еще опаснее для коммунистов.

Идея помощи Мировой революции

Интернационалы в Европе создавались именно для того, чтобы пропагандировать и организовывать Мировую революцию.

2-й Социалистический интернационал развалился в 1914 году: все социал-демократы поддержали свои правительства на время войны.

Еще в «Апрельских тезисах» Ленин пишет: «Надо основывать именно нам, именно теперь, без промедления, новый, революционный, пролетарский Интернационал…»74

2–6 марта 1919 года состоялся 1-й учредительный съезд Коминтерна. Участвовали в нем 34 делегата, из которых 30 живут в Москве, 2 — случайные гости из Норвегии и Швеции, где компартий не было и только 2 имеют мандаты. Остальные — это люди разных народов, которые жили в России, но каким-то таинственным образом «представляли» народы и социал-демократические партии группы Германии, Австрии, Польши, Болгарии, США, Китая, Кореи. Целью Коминтерна была подготовка Мировой революции в разных странах.

Конгресс принял Манифест к международному пролетариату, в котором призывал к установлению диктатуры пролетариата. Текст Манифеста написан Троцким: «Эпоха последней решительной борьбы наступила позже, чем ожидали и надеялись апостолы социальной революции. Но она наступила. Мы, коммунисты… чувствуем себя преемниками, вершителями дела, программа которого была возвещена 72 года назад. Наша задача состоит в том, чтобы… объединить усилия всех истинно революционных партий мирового пролетариата и тем облегчить и ускорить победу коммунистической революции во всем мире… Третий интернационал является Интернационалом открытого массового действия. Интернационалом революционного осуществления, Интернационалом дела…»75

Роза Люксембург, кстати говоря, была против создания Интернационала, «пока отсталость западных революционных партий дает инициативу большевикам».

С 9 июля по 9 августа 1920 г. прошел 2-й конгресс Коминтерна с участием 200 делегатов из 235 стран.

На Втором конгрессе Коминтерна Троцкий скажет вполне определенно: «Гражданская война во всем мире поставлена в порядок дня. Знаменем ее является советская власть»76.

Не менее определенно высказывался и Ленин: «Да, советские войска в Варшаве. Скоро нашей будет Германия. Мы снова завоюем Венгрию, Балканы поднимутся против капитализма. Задрожит Италия. Буржуазная Европа трещит по всем швам».

Коминтерн поддержал коммунистов в тех странах, где они уже были. Первое время французы были «гордые» — до 1922 года не брали денег от иностранцев, финансировали себя сами. Но потом все-таки взяли.

Немцы с самого начала деньги брали и в одном только в 1921 году получили больше 5 с половиной миллионов марок «на революцию». Это был фонд поддержки неудавшееся немецкой революции 1923 года.

В ноябре 1921 года миссия Фрунзе увезла миллион рублей золотом Кемаль-паше на развитие революции в Турции.

В марте 1922 года (когда начиналась кампания по «изъятию церковных ценностей») по бюджету Коминтерна распределили 5 536 400 золотых рублей, а через внебюджетные фонды — 600 тысяч золотых рублей на революцию в Корее, 13 тысяч — компартии Эстонии, 15 тысяч — компартии Финляндии, 20 тысяч — компартии Латвии.

Там же, где компартий раньше не было, — в Британии, Италии, США — их создавали и щедро оплачивали любые их акции.

II Конгресс III Коммунистического Интернационала (19 июля — август 1920 года) объединил уже 41 компартию разных стран. Но продвигаться на западе у них не получилось, революции в Европе как-то не намечалось. Большевики подписали мирные договоры с Финляндией, Польшей, Литвой, Эстонией, Латвией.

Этот Третий Коммунистический Интернационал работал на Востоке и на Западе, он был очень престижным советским учреждением. Только 22 мая 1943 года специальным Постановлением Государственного Комитета Обороны (ГКО) этот интернационал был упразднен.

Вслед за II конгрессом Коминтерна в Баку в сентябре 1920 г. собрался Конгресс народов Востока и объявил «священную войну» британскому империализму.

С тех пор поддержка «национально-освободительных движений» в колониальных странах стала неотъемлемой частью советской внешней политики — никак не по Марксу, а скорее вопреки своему отцу-основателю. Москва щедро финансирует деятельность компартий на Западе й антиколониальных движений на Востоке — за счет царских драгоценностей, конфискованных предметов искусства и церковных богатств, которые за валюту сбываются на Западе.

Провалы в 1918 и 1919 годах, поражение в войне с Польшей в 1920 г. показали, что зарубежный пролетариат совершенно не готов «ставить интересы мирового социализма выше интересов национальных», и советская внешняя политика становится «двурушной». Левая рука, Г. Е. Зиновьев, как глава Коминтерна ведет подрывную работу против буржуазных правительств. Правая рука, нарком по иностранным делам Г. В. Чичерин, устанавливает с ними дипломатические отношения, исход которых Ленин видит так:

«Существование Советской республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время немыслимо. В конце концов, либо одно, либо другое победит. А пока это наступит, ряд самых ужасных столкновений между Советской республикой и буржуазными государствами неизбежен».

На ближайшее время Ленин считает необходимым ставить «практическую задачу»: «использования вражды между капиталистическими странами, стравливая их друг с другом».

Капиталистов надо использовать и для укрепления советской экономики, пока они готовы «продать веревку, на которой их потом повесят». Британский премьер Ллойд Джордж выразил готовность торговать с коммунистами. «Торгуем же мы с людоедами с Соломоновых островов», — сказал он в парламенте.

В марте 1921 г. Л. Б. Красин подписал в Лондоне торговое соглашение. Судьба у него плачевная: британцы поставили условие, что советское правительство не будет вести антибританскую пропаганду в Азии.

Советское же правительство и не думало ее прекращать. На протесты отвечало, что пропаганду ведет вовсе не оно, а III Интернационал, который «ошибочно отожествлять с советским правительством». Состав руководящих органов Совдепии и Коминтерна был почти одинаков. Британцы никак не могли понять, в чем же различие, и договор развития не получил.

Провалившаяся революция. 1923

А потуги на Мировую революцию продолжались! Еще в начале 1920-х коммунисты создали Рот Фронт (Roter Frontkampferbund), — «Союз красных фронтовиков». Руководил Рот-Фронтом Вильгельм Пик, а с 1925 года — Эрнст Тельман.

Рот Фронт регулярно получал деньги коммунистов из Москвы. На эти деньги у Рот фронта была похожая символика: красивая форма, перетянутая ремнями, шествия под барабан под красным знаменем, многочасовые митинги.

Нацисты вскидывали руку жестом приветствия времен Древнего Рима со словами: «Зиг Хайль!» — то есть «Да здравствует победа!»

Коммунисты вертикально вверх вскидывали руку со стиснутым кулаком и со словами: «Рот Фронт!»

О целях Красного фронта дает представления их гимн «Красный марш» («Гимн Коминтерна», «Коминтерн»).

Заводы, вставайте! Шеренги смыкайте! На битву шагайте, шагайте, шагайте! Проверьте прицел, заряжайте ружье! На бой, пролетарий, за дело свое. На бой, пролетарий, за дело свое! Огонь ленинизма наш путь освещает, На штурм капитала весь мир поднимает. Два класса столкнулись в последнем бою, Наш лозунг — Всемирный Советский Союз. Наш лозунг — Всемирный Советский Союз! Товарищи в тюрьмах, в застенках холодных, Вы с нами, вы с нами, хоть нет вас в колоннах. Не страшен нам белый фашистский террор, Все страны охватит восстанья костер. Все страны охватит восстанья костер! На зов Коминтерна, стальными рядами, — Под знамя Советов, под красное знамя! Мы — Красного фронта отряд боевой, И мы не отступим с пути своего. И мы не отступим с пути своего!

Рот Фонт был военизированной организацией. Ротфронтовцы имели оружие и не раз применяли его.

Провалившаяся революция

В Средней Германии, Саксонии и Тюрингии, осенью 1923 года образовались социалистическо-коммунистические правительства. Август 1923 года — всеобщая забастовка в Берлине.

11 сентября 1923 года на заседании фракции членов «Народной партии» миллиардер, стальной король Гуго Стиннес сказал: «Через 2 недели у нас будет гражданская война! Нужно больше работать! Нужно произвести экзекуцию в Саксонии и Тюрингии! Не упускать ни одного дня, иначе улица свергнет кабинет Штреземана»77.

Революция уже стучалась в двери. К сентябрю 1923 г. численность Коммунистической партии выросла до 400 тысяч человек. Более 5 миллионов марок «помощи» Коминтерна превратились в обмундирование и орудие Рот фронта, издание 42 ежедневных газет, нескольких журналов, 20 типографий, книжные магазины в ряде городов. Советское полпредство в Берлине стало откровенным подрывным центром.

В общей сложности СССР выделил на помощь «германскому Октябрю» более 300 миллионов золотых рублей. Специальная Германская комиссия Коминтерна готовила «прямую помощь германским товарищам»78.

Лично Уншлихт заместитель председателя ГПУ, организовывал создание 800 вооруженных отрядов рабочих, так называемые «красные сотни» (аналогия «черной сотне»). Численностью до 100 тысяч человек.

Политбюро назначило и конкретную дату начала революции — 9 ноября. Как только грянет в Берлине, «красные сотни» должны были учредить все-германскую ЧК и начать истребление буржуазии и противников революции»79. Руководство СССР было уверено, что революция в самой большой стране Европы, Германии, станет толчком для революций в других западных государствах (Италии, Польше и других).

Но немецкие коммунисты были очень непослушные. Во-первых, часть из них хотела прийти к власти парламентским путем. Коммунисты уже вошли в правительства Саксонии и Тюрингии. Раз так — это поможет создать всегерманское рабоче-крестьянское правительство!

Во-вторых, часть их них хотели слушаться Москву, а часть не хотела, были патриотами.

В-третьих, даже у послушных германских коммунистов были свои планы. Согласно решению ЦК КПГ, восстание должно было начаться в Гамбурге. Революционные выступления намечались на утро 23 октября 1923 года.

В Германии прекрасно понимали, к чему идет. 12 сентября 1923 года глава Народной партии Стиннес говорил вполне открыто: «Через две недели у нас будет гражданская война…Не упускать ни одного дня, иначе улица свергнет кабинет Штреземана».

Утром 22 октября рейхсканцлер, лидер Социал-демократической партии Германии Фридрих Эберт ввел в стране осадное положение. Вся полнота исполнительной власти перешла в руки военного министра, генерала фон Секта. Сект немедленно заявил о запрете любых политических манифестаций.

КПГ выдвинула лозунг всеобщей забастовки. Забастовка должна была перерасти в вооруженное восстание, восстание в Германии — во всеевропейскую революцию. Левые социал-демократы отказались в ней участвовать. Правые социал-демократы продолжали активно поддерживать правительство. Советы и так называемые рабочие правительства в Саксонии и Тюрингии были быстро разогнаны. Движение рабочих ограничилось забастовками и митингами, но не переросло в революцию.

Гамбургское восстание

А вот в Гамбурге 23–25 октября Рот Фронт вел настоящие баррикадные бои. Конечная цель — Всемирный Советский Союз.

В разгар боев стало известно, что ЦК КПГ отменил всеобщую забастовку. И что 23 октября 1923 года генерал Сект объявил о роспуске Компартии и всех связанных с ней организаций. Узнав об этом, часть рабочих отрядов разошлись, остальные оказались разгромлены80.

Именно на восстании Эрнст Тельман сделал блестящую карьеру: он доказал руководству Интернационала, что он «послушный».

В руководящих органах самой Компартии Германии в середине 20-х годов возник раскол: слушаться ли Москву?! Тельман безоговорочно поддержал «линию Коминтерна»: потому и выступил в Гамбурге.

За это Москва выдвинула к руководству коммунистической партией Эрнста Тельмана. За одни лишь намеки на давние симпатии к антительмановской оппозиции немецких коммунистов во второй половине 30-х годов расстреливали. Не в Берлине—в Москве81.

Новые потуги

И после 1923 года коммунисты много раз пытались то «поддержать», то прямо организовать антиправительственные выступления в странах Запада.

Осенью 1924 Зиновьев приказывает З. Берзиню, начальнику разведупра Красной Армии, поддержать революцию в Эстонии. Революции еще нет, есть волнения… Которые Зиновьев и хочет превратить в революцию. Берзинь направляет 60 офицеров в Таллин. При большом участии этих офицеров 1 декабря 1924 происходит путч, попытка вооруженного захвата власти. Законное правительство подавило путч в зародыше, в одном Ревеле убили 150 человек. После этого численность Компартии Эстонии резко пошла вниз, а отношения с СССР осложнились.

В Британии полиция перехватила «тайное письмо Зиновьева» английским коммунистам — фактически инструкцию по свержению правительства. Спор о подлинности письма ведется до сих пор, но в Британии как-то никто особо в подлинности документа не сомневается. Именно после опубликования «письма» пал кабинет лейбористов в 1924 году.

Во время забастовки горняков, в мае 1926 перераставшей во всеобщую забастовку, Британия оказалась на грани гражданской войны. В СССР давно пытались наладить перекачку денег через профсоюзы… англо-русский профсоюзный комитет передал горнякам довольно значительные суммы, до 5 млн. фунтов стерлингов. Это оказалось медвежьей услугой, как и подстрекательские «письма горнякам от советских рабочих».

Во-первых, в глазах всей Британии горняки, которым до того сочувствовали, оказались советскими содержанками. Общественное мнение Англии повернулось ПРОТИВ горняков.

Во-вторых, многие горняки не пожелали больше иметь дело с любыми представителями СССР.

В-третьих, правительство Британии объявило незаконной всеобщую забастовку как инспирированную из-за рубежа.

В-четвертых, 12 мая полиция обыскала советское торгпредство в Англии штаб-квартиру советского кооперативного общества по торговле с Англией (АРКОС). Найдя провокационные документы, Британия объявила о разрыве торговых и дипломатических отношений с СССР.

Осенью 1927 г. по Британии прошло много антисоветских выступлений.

В общем, лучше бы неуклюжие советские революционеры не лезли в международные дела. Фактически они нанесли невероятный ущерб как раз тому делу, которому вроде бы служили. В 1926 году из Франции выслан посол X. Раковский: он официально заявил, что в случае войны будет призывать солдат буржуазной Франции к дезертирству.

Во время революции в Китае Сталин послал немца Гейнца Неймана и Бессо Ломинадзе в Кантон, чтобы поднять там коммунистическое восстание против социал-демократов, Сунь Ятсена и Чан Кайши. Восстание в декабре 1927 с треском провалилось, а Чан Кайши устроил резню коммунистам в Шанхае. Убито было до 30 тысяч человек, доверившихся русским «братьям по партии».

С тех пор социал-демократы во главе с Чан Кайши были настроены антисоветски, а китайские коммунисты, даже получая из СССР деньги, сделались намного осторожнее.

Чан Кайши захватил Пекин в 1928 году, С тех пор его правительство было резко антисоветским. В том числе потому и вспыхнула война 1929 года.

И на Востоке коммунисты в своих попытках разжечь Мировую революцию наносили вред в основном самим себе.

Реальный СССР

Таков был СССР в реальности, не в сказках из «курса истории КПСС» 1980-х годов. Это было жуткое террористическое государство, которое осмысливало себя как первая стадия земшарной республики советов. Большая часть населения СССР НЕ поддерживала идей коммунистов, и эта власть держалась только на аппарате принуждения.

СССР возглавляла «партия нового типа» — партия, убежденная в исторической необходимости Мировой революции и в своем праве организовывать эту самую Мировую революцию. Партия держалась на терроре внутри страны и всеми силами старалась принести во весь остальной мир Гражданскую войну и государственный террор тоталитарного государства.

При этом большинство коммунистов были на удивление бездарными людьми. Впрочем, что удивляться? Они были людьми, отобранными по принципу «убеждений». Большевики возглавляли министерства и ведомства, вели внутреннюю и внешнюю политику, имея очень скверное представление о том, чем же они занимаются. И многие из них искренне считали, что профессиональные качества и трудолюбие вовсе не обязательны для успеха. Главное — это «правильные» политические убеждения и «верность партии».

Троцкий писал вполне откровенно: «Партия в последнем счете всегда права, потому что партия есть единственный инструмент, данный пролетариату. Я знаю, что быть правым против партии нельзя. Можно быть правым только вместе с партией и через партию, потому что других путей для реализации правоты история не создала».

Для коммунистов существовала не реальность, а тексты отцов-основателей и коллективные выдумки, которые делала партия по поводу этих текстов. Даже собственные идеи партия была не способна воплотить в реальную жизнь.

Таковы были государство и его правящий класс к 1929 году, когда Сталин взял власть и когда начался путь очень ко многому… В том числе и к 1937 году.

Попробуем понять, кто же смог «переиграть» коммунистов, взять абсолютную власть в государстве СССР и в чем состоял пресловутый переворот.

Часть II. СТАЛИНСКИЙ ПЕРЕВОРОТ

Войну нельзя выиграть. Войну можно только закончить.

Генерал А. И. Лебедь

Глава 1

САМЫЙ ЗАГАДОЧНЫЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР

СССР — это тайна внутри загадки, обернутая в секрет.

У. Черчилль
Человек-тайна

Об Иосифе Виссарионовиче Сталине известно невероятно много. Жизнь этого человека изучена не то что по дням, а чуть ли не по часам. И в то же время о нем известно поразительно мало. Главный политический враг и антипод Сталина Лев Давидович Троцкий, приложил огромные усилия, чтобы о нем знали как можно больше. Он подробно рассказывал о своих убеждениях, мнениях и вкусах, подробно объяснял, почему придерживается такого мнения или видит ситуацию именно таким образом. Сталин предпринял не меньше усилий, чтобы никто не знал, что же именно он думает, чувствует и понимает.

Простейший вопрос: а на каком языке думал Сталин? Изначально, конечно, на грузинском. А в 1930 году? В 1940-м? По-русски он говорил с акцентом, но это ни о чем не свидетельствует: практически всегда акцент слышен у человека, для которого язык не родной. Сородичи этого акцента могут не слышать, но для носителей языка акцент есть.

Мне доводилось общаться с русскими эмигрантами, которые думали на немецком языке, но говорили на нем с акцентом. Причем я этого акцента не слышал, а немцы — слышали. Так вот — в 1930 и в 1940 году Сталин думал по-русски или по-грузински? Написаны о Сталине тома и тома. Но на этот вопрос никто даже не пытался дать ответа. А сам Сталин никогда на эти темы не говорил и не писал.

Другой вопрос… Сталин начинал как революционер и как сторонник развала Российской империи. Впоследствии, и при том задолго до 1929 года, он стоял на великодержавных позициях, был убежденным врагом распада страны, а к революционной борьбе относился с откровенным отвращением.

В январе 1905 года начинающий революционер Джугашвили в газете «Пролетариатис Брдзола» публикует статью «Класс пролетариев и партия пролетариев». Сказано весьма и весьма определенно: «Прошло то время, когда смело провозглашали: «единая и неделимая Россия». Теперь и ребенок знает, что «единой и неделимой» России не существует, что она давно разделилась…» Оценивайте, если хочется, Джугашвили как предателя и подрывной элемент. Тем более, именно в это время идет война с Японией, солдаты Российской империи (и грузины тоже) проливают кровь на полях боев на Дальнем Востоке.

18 декабря 1917 года Сталин был в числе подписавших постановление СНК о признании государственной независимости Финляндской Республики. 22 декабря на заседании ВЦИК заявил, что СНК «не мог иначе поступить, ибо если народ, в лице своих представителей, требует признания своей независимости, то пролетарское правительство, исходя из принципа предоставления народам права на самоопределение, должно пойти навстречу». И тут же выразил сожаление, что финские рабочие и социал-демократы «очутились в таком положении, что должны принимать свободу не непосредственно из рук социалистов России, а при помощи финской буржуазии»82.

Но в 1924 году после восстания за независимую Грузию Сталин, по его собственным словам, «приступил к перепашке Грузии от меньшевистско-уклонистского сорняка». Наверное, это была очень успешная прополка, потому что число одних убитых перевалило за 5 тысяч, десятки тысяч злодеев, не желавших жить в империи, были арестованы и сосланы. После 1921 года многие грузинские офицеры бежали в Польшу и там вступали в Войско польское, чтобы продолжать воевать с красными. После 1924 года прошла новая волна грузин-эмигрантов.

Иосиф Виссарионович счел нужным предупредить, что «то, что произошло с Грузией, может повториться по всей России»83.

Создавалось, «вне всякого сомнения, не новое государство, а территориальное расширение Российской республики»84.

«Грузинский опыт показал, что союз есть категорический императив»85, и с тех пор все народы СССР поняли, что деваться им некуда.

Конечно, 19 лет — срок большой, за это время многое могло измениться в сознании Иосифа Виссарионовича. В 1924 году он хотел совершенно однозначного присоединения Грузии к России, и никакого распада!

В 1930-е годы диктатор и сверхбольшевик Иосиф Сталин — правитель именно что огромной «единой и неделимой» державы. По рассказам знавших его, он любил слушать пластинки с песнями времен русско-японской войны 1904–1905 годов. Особенно песню «На сопках Маньчжурии» со старыми словами:

…Белеют кресты далеких героев прекрасных И прошлого тени кружатся вокруг, Твердят нам о жертвах напрасных.

Сталин по несколько раз переставлял иголку патефона на словах:

Но верьте, еще мы за вас отомстим И справим кровавую тризну.

Сталин слушал, как рассказывают, вдумчиво и внимательно. Странные вкусы для коммуниста и грузинского националиста. Тем более что у Сталина слово с делом расходилось мало. В 1945 году Сталин вводит войска в Маньчжурию. Кровавое торжество Советской армии над японцами можно трактовать по-разному… но в том числе можно трактовать и как реванш за 1905 год, отмщение за павших на той давней, полузабытой войне. Поступок, немыслимый для члена «партии большевиков». Поступок, естественный для русского императора или русского полководца.

В зрелые годы Сталин любил старинные русские песни и нередко их пел… Порой вместе с русскими сотрудниками. Кем же он чувствовал себя в зрелости? На каком языке думал?

Это — факты, и их приводят все, изучавшие эпоху. Но кто бы мне объяснил — когда именно и почему, под влиянием каких событий Сталин настолько «перековался»? На 180 градусов? Какие умозаключения он делал? В какое именно время и почему? И этот важнейший вопрос тоже остается без ответа.

Можно привести множество не менее ярких примеров, и все они говорят об одном: Сталина мы совершенно не знаем. Мы видим, что он ДЕЛАЛ, но и в этих случаях не очень ясно — правильно ли мы понимаем его поступки? Но мы совершенно не знаем, о чем и как он ДУМАЛ. Тем более, мы можем только смутно догадываться, что Сталин ЧУВСТВОВАЛ.

Тайны происхождения

Биографы справедливо полагают, что ключ ко многим душевным состояниям лежит в детстве будущего диктатора. Сталинисты особенно не любят упоминать два факта из биографии Иосифа Виссарионовича: его сложные отношения в родительской семье, и его принадлежность к криминальному миру. В многотомных славословиях А. А. Бушкова86 вы не найдете ни одного слова об этом. Отрицать этих фактов Бушков, как и другие сталинисты, не может… И просто игнорирует их. Пишет биографию Сталина так, словно фактов не было. А собственно говоря, почему? Здесь лежат ответы на важнейшие вопросы — не только формирования характера, но и причины, по которым Иосиф Джугашвили сделался членом Всероссийской коммунистической партии (большевиков) ВКП(б).

Но тайны Сталина, загадочного, непостижимого человека, родились до рождения Сталина: фамилия «Джугашвили» буквально означает «сын Джуги», но в Грузии нет и не было имени «Джута», а в грузинском языке отсутствуют слова с подобным корнем. Возможно, сапожник Виссарион Иванович (сын Вано или Иуане) Джугашвили, был по национальности осетином87.

Есть и версия о том, что Сталин по происхождению горский еврей. Эта ныне популярная версия идет от вышедшего по-французски книги Ивана Крылова «Моя карьера в советском Генштабе»88. Эмиграция охотно поддерживала версии еврейского происхождения всех советских вождей. Россия им виделась как захваченная евреями страна. Будь Сталин евреем — такой подарок! «Беда» в том, что если джуга на многих наречиях означает еврей, а по-английски еврей — джу, то к грузинсокму это никакого отношения не имеет. По-грузински еврей вовсе не джу, а ибраэли. Впрочем, когда речь заходит о Сталине, самые невероятные вещи могут оказаться реальностью.

Далеко не все считали Виссариона Джугашвили настоящим отцов Иосифа. В числе возможных «отцов» называют и богатого купца Арамянца, и грузинского князя Эгнатошвили, и Н. И. Пржевальского, и князя Голицына. При желании можно найти «подтверждение» любой из этих версий. Или сочинить еще какую-то… например, о происхождении Сталина от инопланетян. Все это, мягко говоря, недостоверно.

Сам Виссарион Джугашвили — тоже личность не из простых и однозначных. Этот сильно пивший, совершенно неграмотный человек никогда не учился в школе. Тем не менее он говорил на грузинском, русском, армянском и тюркском (азербайджанском) языках. Несомненный признак одаренности, никак не раскрывшейся в его убогой судьбе.

Что известно наверняка: сильно пивший Виссарион оставил семью в 1883 году и с тех пор вел «бродячую жизнь». Но когда помер, неизвестно. По одним данным, он был убит в пьяной драке в 1890 году89. По другим, дожил до 1909 года и скончался от «букета» болезней90. Показывают даже его могилу, но Виссарион ли Джугашвили там похоронен, неизвестно.

Классический слух о Сталине-незаконнорожденном тоже что-то не очень достоверен. Говорят, что Виссарион Джугашвили не торопился жениться на красавице Кетеван-Екатерине (Кеке) Геладзе, крепостной князей Амилахвари. Пара долго жила гражданским браком, Иосиф родился вне брака. На улице мальчишки дразнили его «ублюдком».

Эти сведения вообще полный абсурд, потому что дата венчания родителей Иосифа Виссарионовича в Успенском соборе города Гори известна: 17 мая 1874 года. Все их дети родились ПОСЛЕ венчания. Или это очередная байка, призванная хоть в чем-то «опорочить» И. В. Сталина, или современники знали что-то, чего мы не знаем. Например, Иосиф Виссарионович мог быть старше, чем принято полагать. Сам он называл датой своего рождения 9 декабря 1879, тогда как согласно записям в церковных книгах, он родился 6 декабря 1878. Мог, конечно, родиться и раньше, ведь Иосиф — то ли третий, то ли четвертый ребенок в семье. Например, родители могли подделать метрики именно для того, чтобы «сделать» «законным» своего ребенка, представить его родившимся уже в браке. Если так, то Сталину по крайней мере на 5–6 лет больше, чем мы думаем.

Что более достоверно: Виссарион, грубый и жестокий человек, постоянно избивал жену и сына. «Мстил» за незаконность «ублюдка»? Сомнительно. Во всяком случае, пил и бил.

Из этого биографы делают самые глубокомысленные выводы о «формировании садо-мазохистского комплекса» и прочих патологических черт характера. Вплоть до того, что «задержка сексуально-психологического развития Иосифа способствовала укоренению в нем зафиксированных желаний аморального содержания». «Доказательство» этой самой «задержки» очень «сильное» — Сталин любил сосать трубку и «заставлять есть за столом»91. По опыту курящего трубку могу сказать, что сосание трубки просто становится привычкой, а грузины, независимо от их комплексов, маниакально гостеприимны. Это тоже могу сказать по опыту общения с грузинами.

Судя по воспоминаниям матери, мальчик рос впечатлительным и нежным. Невероятно? Как раз более чем вероятно. Грубый и черствый от природы человек не будет скрывать фактов своей биографии — ему все равно. Ему ни от каких воспоминаний не больно. Человек душевно чистый и ранимый неизбежно выстроит систему защиты — и своей личной психологической защиты от прошлого, и защиты от любителей лезть грязными руками в его личное.

Не буду обсуждать «комплексов» Сталина — об этом слишком мало что известно. Есть основания считать, что в зрелые годы он бывал избыточно жесток — получал удовольствие от рафинированной восточной жестокости, когда мужья сидевших в лагерях женщин славословили его с трибун и пили за его здоровье на пирах. Порой весьма жестокими средствами он «испытывал» людей, проверяя — что именно человек выдержит? Когда сломается? Так, заставив М. Булгакова написать откровенно проституточную пьесу «Батум», Сталин утратил к нему интерес: выяснил то, что для него было важно.

Возможно, было и стремление, как говорят психологи, к «гиперкомпенсации»: стремление сделаться как можно более значительным человеком. Таким, чтобы стали не важны ни отношения с отцом, ни уличные мальчишки, дразнившие хилого подростка, ни рябое после оспы лицо. Ни само «низкое» происхождение.

Но комплексы комплексами, а система защиты у Сталина точно была. Этой защитой стала колоссальная скрытность. По непроницаемо-спокойному лицу Иосифа Виссарионовича никогда нельзя было понять, что он думает и чувствует. Даже расспрашивая мнение собеседника о книге или историческом событии, И. В. Сталин редко сообщал свое собственное. И вообще он больше слушал, чем говорил.

Сталин умел не сообщать о себе «лишних» сведений. А если и сообщал, то эти сведения «почему-то» всегда противоречили друг другу. Ни один человек не мог предсказать его поведения и быть уверенным в том, что знает о нем «подлинную правду». Полное впечатление, что Сталин сознательно напускал туману. И напустил его столько, что мы теперь даже национальности и даты рождения Сталина достоверно не знаем.

А под личиной Сталин был глубок. Очень глубок. В нем смогла развиться та природная талантливость, которая была и никак не реализовалась у его отца. Если уж приписывать Сталину садизм и равнодушие к людям как следствие детских впечатлений, то с тем же успехом можно приписать ему уверенность в том, что всякий человек исходно — талантлив. И если не проявляет высоких способностей, то исключительно по лености и скверным чертам характера. А что? На примере отца Иосиф видел, что у самых «простых» людей могут быть качества, которые предстоит только раскрыть. Да и на своем собственном опыте Иосиф Виссарионович знал, что способности даются не одним только «буржуям».

Убедиться в этом Иосиф Джугашвили мог уже в Горийском духовном училище, где учился в 1890–1894 годах. Еще одна глупая легенда о Сталине. Якобы он последовательно истреблял всех, кто знал его в детстве или в юности. Но в Гори в Музее Сталина работали как раз люди, которые Сталина хорошо знали с детства. Они зарабатывали деньги тем, что рассказывали о Сталине и его семье экскурсантам. А когда этих людей не стало (просто от старости), оставались и остаются их воспоминания.

По этим воспоминаниям, 8 летнему Сталину были свойственны большая познавательная активность, живой, непосредственный ум. Может быть, эти люди и не могли написать ничего другого? Ах, да!!! Их же пытала и убивала «кровавая гебня», они не могли не славословить Сталина под угрозой пыток и ссылки на Колыму!!! Но тогда получается странная вещь: преподаватели училища. Потому что шестилетний курс он прошел за четыре года, и при том все предметы на «отлично». Наверное, «кровавая гебня» изобрела машину времени и слетала в 1894 год, пугала наганами преподавателей. Потому они И. Джугашвили и пятерки ставили, и в документах отмечали его таланты и активность.

Добавлю еще, что преподавание велось в основном на русском языке, тогда Сталину почти незнакомом.

В Тифлисской духовной семинарии Иосиф Виссарионович тоже проявил недюжинные способности: притом что в семинарии царила обстановка повседневного мелочного контроля, взаимных доносов, введены были строгий режим и почти военная дисциплина. А учился Сталин на «отлично» и не раз был отмечен за успехи. Среди анекдотических утверждений о Сталине (а их невероятно много) есть и такое: «Здесь Сталин перестал стремиться к успехам в учебе, т. к. занялся социалистическим самообразованием и революционной деятельностью»92.

Чем «социалистическое самообразование» отличается от любого другого, вопрос не ко мне. Но что Сталин много читал — это факт.

В квартире Сталина в Кремле и на его дачах были большие библиотеки, с книгами по истории, философии, экономике Книги постоянно использовались, и не только для развлечения. Сталин читал, делал пометки на полях, выписки (исключительно на русском языке). Эти заметки на полях, записки Сталина многое могли бы разъяснить в его вкусах и интересах… К сожалению, эти заметки мы никогда уже не прочитаем: все книги Сталина и его личный архив были уничтожены сразу же после его смерти.

Любопытная деталь… Известный дипломат В. Семенов, со слов М. Шолохова, рассказал, что в узком кругу Сталин как-то заметил, что не хочет строить дачу для дочери Светланы. Почему? А потому, что «дачу конфискуют на второй день после его смерти». Когда обиженные соратники «замахали руками», Сталин якобы сказал: «Вы первые и выступите против меня»93.

Видимо, Иосиф Виссарионович знал цену своим приспешникам. Но главное — те, кто видел книги с пометками Сталина, написанные рукой Сталина письма, статьи и постановления, высоко оценивали его интеллектуальные возможности.

Фактом является и то, что в 1899 году он потерял интерес к учению и в конце концов был исключен за неявку на экзамен. Неужели дело в том, что подросток так увлекся революционной деятельностью?! Судя по всему — да!

Сам Сталин говорил в 1931 г. в беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом: «Я не могу утверждать, что у меня уже с 6 лет была тяга к социализму. И даже не с 10 или с 12 лет. В революционное движение я вступил с 15-летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье… Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма…»94

Про иезуитские методы добавлю: применялись и розги. Ничего не знаю о том, часто ли их «пробовал» Иосиф Джугашвили, но тут, пожалуй, важен скорее сам факт.

В России XIX века «поповичи» из семинарии толпами шли «в революцию»: такое уж это было учебное заведение. Вероятно, нечто подобное произошло и с Иосифом Виссарионовичем.

Считается, что обучение в семинарии развило отрицательные черты Сталина: изворотливость, хитрость, лживость, двуличие, грубость. Что лицемерный характер политики Сталина, ее догматизм и нетерпимость, его личная подлость прямо сформированы годами обучения в семинарии.

Есть и еще более увлекательные утверждения. Например, о том, что церковное образование лишило Сталина чувства юмора. Так и пишут: «С ранней молодости Сталин был также начисто лишен чувства юмора». Вообще-то тексты самого Сталина и его выступления показывают совершенно другое, но вот, со слов некоего «друга детства» передают, что «общие друзья и соученики Сталина по духовной семинарии всегда печалились: Коба шутить совсем не умеет. Удивительно, грузин не понимает шуток. На самую безобидную отвечает кулаками»95. Вопрос, правда, а какую шутку считать безобидной? Можно понять ведь и так, что для кого-то шутки казались «невинными», а у Иосифа чувства собственного достоинства было побольше, ему такие же шутки невинными не казались.

Еще более забавно, хотя и не безопасно, выглядит утверждение о безусловном безбожии Иосифа Виссарионовича. В книге «Только один год» дочь Сталина, Светлана Аллилуева, писала: «церковное образование было единственным систематическим образованием, полученным моим отцом. Я убеждена, что церковная школа, где он провел в общем более десяти лет, имела огромное значение для характера отца на всю его жизнь, усилив и укрепив врожденные качества. Религиозного чувства у него никогда не было.

Бесконечные молитвы, насильственное духовное обучение могли вызвать у молодого человека, ни на минуту не верившего в дух, в бога, только обратный результат: крайний скептицизм ко всему «небесному», «возвышенному». Результатом стал, наоборот, крайний материализм, цинический реализм «земного», «трезвого», практического и сниженного взгляда на жизнь. Вместо духовного опыта он развил в себе совсем другой: близкое знакомство с лицемерием, ханжеством, двуличием, таким характерным для немалой части духовенства, которая верует лишь внешне, то есть на самом деле не верует вообще… Из своего семинарского опыта он заключил, что люди нетерпимы, грубы, обманывают свою «паству» и тем держат ее в руках, интригуют, лгут и, наконец, имеют многие слабости и очень мало добродетелей. Нетерпимость, негибкость, неспособность согласиться с противоположным мнением, если оно очевидно более здравое, я отношу в нем также за счет опыта, вынесенного из семинарии, где воспитанникам прививались фанатизм и нетерпимость».

Книга Аллилуевой не издавалась в России. Вышла она в США (Только один год, New York, Harper & Row Publishers, 1969), в наше время ее текст доступен на: http://belolibrary.imwerden.de, а на русском языке на http://lib.aldebaran.ru/author/allilueva_svetlana/

Говоря откровенно, верится очень с трудом. Не говоря о неловкости, с которой читаешь подленькие «откровения» дочери. Но малоуважаемая С. Аллилуева всего лишь доводит до предела то, что чаще всего пишут о семинарских годах И. В. Джугашвили.

Странно, что биографы упорно не хотят замечать очень простой вещи… Очень многое и в биографии Сталина, и в принимаемых им решениях (в том числе и уйти из Тифлисской семинарии) могут объясняться очень простыми причинами… Невольно думается, что за Сталиным просто упорно не хотя видеть никаких положительных и просто человеческих черт. Его легко обвиняют в психической патологии на основании надуманных объяснений, или просто высасывая из пальца какие-то «факты». Но «в упор не видят», что именно так, как он, и должен вести себя любой умный, а тем более любой выдающийся человек. Ничего нового.

Если не выдумывать, то что мы видим? Очень способного мальчика из бедной, незнатной семьи. Место приходского священника для сына сапожника — это просто лучезарная карьера, и мама мальчика только того для сына и хочет. Известно, что отец дважды пытался забрать Иосифа из семинарии, чтобы сделать его тоже сапожником. А мать возвращала сына назад. До конца своих дней (умерла в 1937-м), Катерина-Кеке Джугашвили жалела, что ее сын священником так и не стал.

Но что должен был думать и чувствовать мальчик, подросток, обреченный на судьбу приходского попика в селе или мелкого уездного чиновника? Обреченный независимо от его способностей и амбиций? Он-то почему должен был принимать свою судьбу как неизбежность? Вот он ее и не принял…

Талантливый человек, он легко освоил курс наук семинарии. Он убедился, что из книг и общения с людьми извлечет больше, чем из уроков. Может быть, для него и заканчивать семинарию особого смысла не было? Об этом пишут не менее анекдотические вещи: «исключен за революционную деятельность»96. А зачем ему нужен был этот экзамен? И аттестат семинарии? Чтобы всю жизнь перекладывать бумажки? Или махать кадилом в церкви?

Талантливым людям свойственно обостренное чувство справедливости. Это слабаков семинария могла сломать. Как писал еще одна жертва семинарского образования. Помяловский: «многих розга сделала дураками или подлецами»97. Но Сталина-то даже его заклятые враги слабаком не считали. Скорее можно предположить, что семинария сделала Сталина жестче, но и порядочнее.

По крайней мере, «душевно здоровые» члены ЦК ВКП(б) охотно смотрели порнографические открытки и соответствующие «французские фильмы». Сталина порнография коробила. Кстати, люди с нормальными психическими реакциями и нормальной потенцией в порнографии обычно не нуждаются — им она скорее неприятна. Сталин был душевно здоровее остальных коммунистов… большинства.

Садист? Ни одна из женщин Сталина не заметила в нем этих наклонностей. Отец трех разнополых детей, он единственный раз за всю жизнь отлупил ремнем своего младшего непутевого сына Василия (судя по всему, напрасно: пороть этого гаденыша следовало беспрерывно). Свои обиды детских и подростковых лет Сталин на слабых в своей семье не выместил. В отличие от многих «товарищей по партии», кстати.

А то хорошее, что можно было вынести из семинарии, он и вынес. Нет ничего более лживого до подлости, чем писания Аллилуевой про безбожие ее отца. К «воинствующему атеизму» Сталин относился с полным отвращением и с вождем «научных атеистов» тов. Кагановичем отношения у него были весьма прохладные. В одной из своих записок 1920-х годов Сталин называет богоборческие брошюрки вполне конкретно: «антирелигиозной макулатурой».

Троцкий, Ленин, Губельман, Бухарин, Апфельбаум-Зиновьев, Стеклов-Нахамкес вовсю лезли на страницы прессы, в кино. Исторические личности, как-никак! Они охотно делились биографическими подробностями любого решительно рода.

Зрелого Сталина откровенно раздражал «лишний» интерес к его биографии. Британский историк Монтефиоре нашел в архивах письмо Сталина в Политбюро: «Прошу не допускать попадания в наши газеты мещанского мусора, публикации новых «интервью» с моей матерью и прочей ненужной огласки. Избавьте меня от стремления этих мерзавцев к сенсациям!»

Легко сделать вывод, что Сталин «чего-то боялся». Но если не приписывать ему любой ценой извращенных реакций и патологий, намного легче предположить — Иосиф Виссарионович не любил копаний в том, что считал своим интимным делом.

В конце концов, выяснения — кто был настоящим отцом Сталина или порола ли его мать, ничем не лучше выяснений, была ли Наталья Николаевна Гончарова светлым ангелом или черным демоном в жизни Пушкина. Порой бывает жаль, что Пушкин не может появиться на докладе «Любила ли Пушкина Натали». Прийти с пистолетом, заткнутым за пояс, под руку с Наташей, сесть в первом ряду, положить руку на рукоять оружия и ласково улыбнуться докладчику…

Так же порой бывает жаль, что Сталин не может собственноручно «заняться» своими биографами.

Сталин — коммунист и уголовник

Порой удивляешься, как хватает совести сообщать, например, что Сталин с 1899 года состоял в РСДРП, и с этого же года был большевик98. Впрочем, приписывают ему членство в партии и с 1898 года. Что вообще анекдот — все 8 участников I съезда РСДРП хорошо известны поименно99. РСДРП раскололось на большевиков и меньшевиков с 1903 года, на II съезде. Это раз. В РСДРП Сталин вступил довольно поздно, в 1903 году, это два. А с 1898 года он состоял в грузинской социал-демократической организации «Месаме-даси».

С 1901 года он — на нелегальном положении. Клички: Рябой, Коба, Давид, Сталин. Характерна эта последняя кличка, фактически ставшая фамилией. Сталин… Не Козочка, не Фиксатый и не Рябой Черт. Выбор клички тоже о чем-то говорит.

В 1902–1913 годах Сталин арестовывался, по одним данным, шесть раз, по другим — семь, по третьим — восемь. Число побегов называют тоже разное — от 4 до 7. Высылался, он в Иркутскую, Вологодскую губернии, в Нарымский край. В глухие, гиблые места, а не в идиллическое Шушенское. Это интеллигент Ленин имел классовую поддержку других интеллигентов, которые «лепили» ему нужные справки, ходатайствовали перед начальством… Сталин — неродовит, мало образован; любому врачу и чиновнику сразу видно, что это «не человек нашего круга».

Естественно, и на этом этапе биографии ему приписываются комплексы: «В революционной среде, где ораторские способности ценились особенно высоко, Сталин постоянно испытывал чувство неполноценности»100.

На нелегальной работе и во время побегов, конечно, ораторские способности более всего необходимы.

Более интересно, что, примкнув к большевикам, И. В. Сталин быстро становится мастером «экспроприации экспроприаторов». То есть попросту — ограблений, в основном — банков. На этой важнейшей работе он находился в 1906–1907 годах. Никак не оправдывая Сталина, отмечу: на эти средства и существовали большевики. Путешествовали, покупали поддельные документы, подпольные типографии и бумагу, просто физически жили. Ленин в селе Шушенском жил «на средства партии». Да, на те самые средства, на 90 % — от «эксов», как сокращенно называли «экспроприации».

По одним данным, Сталин «только» организовывал преступления, сам под пули не лез. По другим, лично принимал участие в «эксах». Эта вторая версия, конечно, больше нравится врагам, противникам и нелюбителям Сталина. Она и в художественной литературе активно освещена101. Используется эта версия для «опускания» Иосифа Виссарионовича. Видите, какой он плохой?! Лично в охрану стрелял, а у охраны, небось, дети малые. Ну, да… Он стрелял и по нему тоже стреляли. А потом те, кто кушал и пил на эти добытые Сталиным денежки, на него очень обиделись и стали писать, какой он жестокий и гадкий. Действительно… Какие высоконравственные люди!

Свердлов о краже в Ачинске

Другое классическое обвинение — что Сталин был штатным агентом Охранного отделения и «сдавал» в охранку своих «партайгеноссен». Русская эмиграция обожала эту байку — она слишком хорошо доказывала низость и подлость диктатора СССР. В «перестройку» об этом целые библиотеки написаны. Вот только беда — нигде не найдено никаких доказательств. В том числе и надежных свидетельских показаний. Приходится согласиться с тем, что «стремление публикаторов во что бы то ни стало доказать, что Иосиф Джугашвили таки был агентом-провокатором, вынуждает их верить бумагам, практически не устраивая им проверки на подлинность. Что же до самого вопроса, то он интересен, но малосущественен: не забудем, что у Сталина были гораздо большие грехи, чем сотрудничество с охранкой»102.

Нравы подполья никогда не были особо приветливыми. Характерно название книги, которую написал советский диссидент Григорович: «В подполье можно встретить только крыс». Суть дела в том, что крысами-то были все подпольщики, но Сталин как-то все выбивался из общей стаи. Обвинения в «высокомерии», «безразличии к товарищам» становятся дежурными103.

Особенно много гадостей о Сталине писал Я. М. Свердлов. Может быть, потому, что этим двум пришлось жить вместе довольно плотно: в 1913 году они встретились в Туруханской ссылке. Для начала они разрабатывают план побега… И об этом плане тут же становится известно полиции! От кого из двоих? Во всяком случае, Сталин молчал, а Свердлов до конца дней обвинял именно его.

В деревне Курейка эти двое живут в одном доме. Свердлов характеризовал Кобу как «большого индивидуалиста в личной жизни, все время жаловался в письмах на его «трудный характер». То Сталин ушел из дома надолго, а Свердову ничего не сказал. То поссорились из-за миски супа, и Сталин попросту плюнул в этот суп. Тогда Свердлов супа есть не стал, и все досталось Сталину. То поссорились из-за очередности убирать помещение.

Тем, кто штатно не любит Сталина, такого рода информация — как елей по сердцу. Но сам-то Свердлов было невероятно злобен и агрессивен. Везде и всегда это тщедушное создание требовало неукоснительного подчинения своей особе, и что характерно — добивался. Известны тюремные фотографии, на которых Свердлов гордо сидит по-турецки на нарах, а позади маячат унылые физиономии профессиональных уголовников. Потому что в тюрьме Свердлов создал группировку «своих», тиранившую остальных заключенных.

Похоже, что в Курейке просто нашла коса на камень, потому что обоим деваться было некуда.

Известно так же, что в Курейке именно Сталин фактически кормил обоих: ставил сети с местными рыбаками, охотился и капканами, и с ружьем. А Яша таки Свердлов все принесенное «товарищем Кобой» исправно кушал, но ничем ему не помогал. В числе прочего — вряд ли Яша согласовывал график уборки дома с графиком работы Сталина в лесу и на реке. А работа эта, замечу, довольно тяжелая. Сам же Свердов, пока Сталин охотился, в это время «писал статьи». И, конечно же, Свердлов требовал признания своей особы «главным паханом стана Курейка».

Известно, что в конце концов полиция перевела Свердлова подальше, в село Монастырское, Сталин остался в Курейке. Стало быть, полиция считала Сталина правым? И не его убрала от Свердлова, а, наоборот, — Свердлова убрала подальше от Сталина?

Вообще о грязноватой склоке в Курейке имеет смысл писать только по трем причинам:

1) таковы уж нравы коммунистов, их необходимо знать для понимания многого;

2) на основании мелких коммунальных жалоб Свердлова постоянно делаются далеко идущие выводы о характере и сущности Сталина;

3) жалобы на неуживчивость и скверный характер выдающихся людей очень типичны для их коллег и окружения. Особенно они характерны для неудачников и неумех. Если у меня есть свой собственный успех, почему я буду завидовать чужому? В общении с талантом другой талант не вызывает дискомфорта и не испытывает его сам.

Сильные люди и от других ждут силы. Не всегда они лояльны к слабакам и в конце концов никто не обязан скрывать свое превосходство. Сталин ведь, небось, от Свердлова требовал участия в ловле нельмы и не особо трепетно относился к его «писанию статей».

А если у человека ничего нет, кроме гордости за принадлежность к «партии нового типа» и «овладения передовой методологией»? Если болтать болтаем, а идти под пули во имя своих же идей — страшновато? Рабочему, который не хотел идти в «партию нового типа», Яша Свердлов с другими такими же отрезали голову — было дело. Но в рабочего Охрана банков и казаки ведь тоже стреляют и, случается, попадают. В Камо вот в один день пять раз попали. Похоже, что Сталин невероятно раздражал безруких трепачей именно тем, что обладал мужскими качествами и был способен не только чесать языком, но и работать.

Так же типичны «обвинения» удачливых и сильных в каких-то отвратительных чертах. Хрущев Предавал рассказ Сталина о жизни в Курейке: ««Мы готовили себе обед сами. Собственно, там и делать-то было нечего, потому что мы не работали, а жили на средства, которые выдавала нам казна: три рубля в месяц. Еще партия нам помогала. Главным образом мы промышляли тем, что ловили нельму. Большой специальности для этого не требовалось. На охоту тоже ходили. У меня была собака, я ее назвал Яшкой. Конечно, это было неприятно Свердлову: он Яшка и собака Яшка. Так вот, Свердлов, бывало, после обеда моет ложки и тарелки, а я никогда этого не делал. Поем, поставлю тарелки на пол, собака все вылижет, и все чисто. А тот был чистюля»104.

Верить ли этому рассказу? Скорее всего, нет. Подобные истории, как и про «ужасный характер» Сталина, всегда исходили от лиц нисколько не лучшего характера и нисколько не более уживчивых. И к тому же зависимых от более предприимчивого и умного Сталина.

Взлет партийной карьеры Сталина начинается с 1912 года: Ленин продвинул своего ревностного сторонника, чуть ли не ученика, в ЦК и Русское бюро ЦК РСДРП. Еще в Курейке Сталин получил от Ленина перевод на 120 франков.

После Февральской революции 1917 года Сталин вернулся в Петроград из Курейки. 12 марта в протоколе заседания Русского бюро ЦК РСДРП записано: «Относительно Сталина было доложено, что он состоял агентом ЦК в 1912 году и потому являлся бы желательным в составе Бюро ЦК, но ввиду некоторых личных черт, присущих ему, Бюро ЦК высказалось в том смысле, чтобы пригласить его с совещательным голосом»105.

«Некоторых личных черт»… Люди очень не любят ничьего превосходства. Опасно превосходить среду, к которой принадлежишь…и особенно когда от нее зависишь. Знатному, потомственному еще простят… ну не то что простят, найдут оправдание: это не он сам по себе умный… Он такое же быдло, как мы все… Это его папочка с дедушкой натаскали…

А если — не знатный? Если — все сам? Тогда и приходиться рассказывать о «невозможном» характере выскочки. Мы бы его и продвинули… да он же неуживчивый такой… малокультурный… Характер чудовищный…

Не говорить же прямо, что на фоне Сталина и его работы особенно наглядно видно убожество всех этих Свердловых, Нахамкесов, Кагановичей, Красиных, Чичериных, Апфельбаумов и Рыковых. Болтливые революционные дармоеды обожали рассуждать о смысле Мировой революции и о миссии русской интеллигенции. Вот с забиванием гвоздя у них возникали проблемы. Статьи писали? А если бы не политика, кто бы читал эти статьи? Хотя бы то, что накатал Свердлов в Курейке, пока Сталин скалывал топором лед, намерзший на бортах лодки, вез «интеллектуалу» Яшеньке рыбки покушать?

Для этой оравы трепачей Сталин был для них недостаточно интеллигентен… Сынок богатого помещика и владельца сахарных заводов, Лев Давидович Троцкий называл Сталина «самая выдающаяся посредственность нашей партии». У Троцкого и клички были «интеллигентные»: Перо, Старик, Седов, Артид Ото… Не то что Рябой там или Сталин. И был он живое воплощение мечты революционера: блистательный оратор, автор кучи книг, умница, любимец дам и собратьев по партии.

Гениальные вершители исторических процессов охотно поручали «самой выдающейся посредственности» всяческую «скучную» работу. И вообще — работу как таковую. И еще охотнее пользовались плодами его малокультурного мужицкого труда.

Во всей партии большевиков только один человек был таким же носителем хороших мужских качеств: Симон Аршакович Тер-Петросян, по кличке Камо. Моложе Сталина всего на 3 или 4 года (если верить официальным датам), родом тоже из Гори, Камо прославился распространением нелегальной литературы и побегами из тюрьмы. А в революции 1905–1907 гг. он готовит боевиков и сам выходит на улицы. Не «статьи пишет», а с револьвером в руке идет против казаков и солдат. На улицах Тбилиси получил 5 ранений, но из боя не вышел. Взят с оружием в руках, сильно избит, заключен в Метехский замок. Его и там пытали — не интеллигент ведь, не «свой» для правящего класса. Это к Ленину и Троцкому — к дворянам — жандарм обращался на «вы».

Бежал и грабил банки, ходил на «эксы» до 1907 года, до выезда в Германию на закупки оружия. Полиция арестовывает Камо; чтобы не попасть под суд и не быть выданным царскому пр-ву, симулировал сумасшествие. Для этого он симулирует нечувствительность к боли. Ему вводят иглу в бедро, держат руку над горелкой с открытым огнем… Камо смеется. Так и водил за нос врачей, пока некий умный профессор не обратил внимание — зрачки-то у него расширяются! Ему больно, это не сумасшедший, а герой!

Если бы Камо не сбила машина в 1922 году, трудно сказать, как далеко он мог бы пойти. А Сталин не «мог бы», он пошел.

С 1917 года Сталин — в редакции газеты «Правда», член Петроградского ВРК, нарком по делам национальностей РСФСР (до 1923 г.).

С 1919 года нарком государственного контроля РСФСР, в 1920–1922 гг. нарком РКП РСФСР, одновременно с 1918 г. член РВС Республики и ряда фронтов.

С 1922 года и до самой смерти он — Генеральный секретарь ЦК ВКП(б).

Эта должность считалась серой, неинтересной. Как раз для неинтеллигентного Джугашвили, который и говорит с акцентом, и оратор никакой. Сталин же сумел наглядно показать, что не место красит человека, а человек место. Свою должность он превратил в инструмент для воспитания партийного аппарата. Соратники по партии трепались — Сталин работал.

До 1929 года Сталин мало отличался от остальных большевистских руководителей. Он вел скромный образ жизни, был незаметен, и все время получалось так, что другие ему понятны, а он им — нет. И настанет момент, когда деятели революции будут выть в организованных им пыточных подвалах.

Глава 2

ПЕРЕВОРОТ СТАЛИНА

Год великого перешиба.

А. Солженицын

Не надо думать, что «переворот Сталина» произошел в одночасье. Сталин все делал постепенно и основательно. Умер Ленин, и началась еще более жестокая, еще более циничная борьба за власть.

Становилось все очевиднее, что Мировой революции не будет. Троцкий стремительно утрачивал влияние, авторитет. Сталин блокировался с Каменевым и Зиновьевым против Троцкого и отстранил его от власти с 1925 года. Затем он блокируется с Бухариным и Рыковым против Каменева и Зиновьева. К 1929 году ему просто нет альтернативы. Ведь его и враги, и союзники намного ничтожнее и мельче.

Переворот 1929 года — это время, когда дал плоды серый, незаметный труд Сталина. У партийных историков выходило так, что в этот год Сталин захватил власть… Но только ведь не было ни движения войск, ни прочих признаков путча. «Переворот» означает ровно то, что Сталин тихой сапой сосредоточил в своих руках такую власть, что фактически сделался диктатором.

Аппарат… Противопоставляя свою власть буйной дворянской вольнице, многие короли старались создать бюрократический аппарат. Здесь та же самая ситуация: бюрократия противопоставлена сборищу «своих», захвативших власть в конце 1917 г.

7 ноября 1929 года в газете «Правда» № 259 была опубликована статья Сталина «Год Великого перелома». Сталин имел в виду, что 1929-й — год перелома в строительстве социализма.

Это название много раз обыгрывалось в публицистике. У писателей-«деревенщиков» получалось так, что год Великого перелома был только годом начала «разборки» с крестьянством106. А. Солженицн называл этот год «годом великого перешиба», имея в виду «перешиб» хребта русского народа.

«Перешиб» имел место быть. Но не потому, что Сталин придумал что-то свое… Перелом стал перешибом потому, что слишком во многом Сталин вовсе не отступился от прежней политики. Скорее уж он ее продолжил — только у его «оппонентов» строить социализм обычно не получалось, а у Сталина «почему-то» получалось.

Сталин-продолжатель

Став абсолютным владыкой и опираясь на аппарат, Сталин:

1. До конца огосударствил экономику, отказавшись даже от остатков нэпа. В партийных дискуссиях, начиная с 1923 года, все коммунисты были едины в главном. Все они считали, что товарное производство и рыночные отношения принципиально неприемлемы для социалистического общества

Одновременно они понимали, что уничтожить их прямо здесь и сейчас — значит, вызвать катастрофу и быть сметенными, отстраненными от власти. Дискуссии велись по тактике: как долго еще терпеть рыночные отношения, как долго сохранять частное крестьянское хозяйство, в какой мере то и другое должно контролироваться государством, как в конце концов положить этому конец

Вот Сталин и «положил конец» всяким «пережиткам капитализма».

2. Сталин довел до конца организации «культа личности» вождя.

Вовсе не он придумал такой культ. Поклонение вождям было уже во времена Французской революции. В годы Гражданской войны и после создавались культы Ленина и Троцкого. Культ Троцкого просто не успел развиться и стать частью советской культуры, а вот Ленину повезло: вовремя помер. Как помер, сразу стал никому неопасен и стал очень подходить для создания культа отца-основателя. Того, об общении с кем легко и приятно рассказывать, придавая значимости и самому себе через вождя. Од же не сможет уже отрицать…

Создание культа личности Ленина было важным партийным делом. Работала «Комиссия по увековечиванию памяти В. И. Ульянова», переименовали до 30 городов и сел, в том числе и Петроград в Ленинград.

Сначала Троцкий в этом активно участвовал и говорил: «Ленина нет, но есть ленинизм. Наша партия есть ленинизм в действии. Пойдем вперед с факелом ленинизма».

Позже он возмущался, что «отношение к Ленину как к революционному вождю было подменено отношением к нему как к главе церковной иерархии».

Потому что 26 января 1924 года прозвучала речь Сталина «По поводу смерти Ленина». Полную мистицизма и религиозной терминологии речь под названием «Клятва» заучивали несколько поколений школьников в СССР.

Как обычно, очень доходчиво и просто Сталин рассказывал, почему атеиста и врага всякой религии Ленина набальзамировали, как фараона? А это потому, что к нему пошло паломничество десятков тысяч трудящихся. И это еще только начало! Потом к Ленину потянуться сотни тысяч… потом миллионы и десятки миллионов паломников со всех континентов. Как же не сохранить светлый образ?

Сталин создавал культ мертвого вождя, чтобы самому в свете этого культа стать верховным жрецом. То-то сердился и раздражался Лёва Троцкий!

Пройдет всего 10–15 лет, и любое собрание в любом учреждении будет выбирать товарища Сталина в почетный президиум. Во всех школах будет висеть его портрет, а в детском саду будут петь песенку:

Я маленькая девочка, играю и пою! Я Сталина не видела, но я его люблю!

Возникнет новый жанр: «Новина» — по аналогии с «Былиной». В «Новинах» о Ленине и Сталине будут повествовать в стиле «былин» Древней Руси, а число картин «Сталин в Батуме» перевалит за сотню. А казахский акын Джамбул запоет: «Сталин — глубже океана, выше Гималаев, ярче Солнца. Он — учитель Вселенной».

Но что нового сделал Сталин? Ничего. Он не сделал ничего такого, чего не хотел бы сделать Троцкий. Только Троцкий не сумел, а он сумел.

3. Сталин последовательно строил и воспитывал аппарат: советскую бюрократию. Тоже поступок продолжателя, а не реформатора.

Ему постоянно ставят в вину «создание» страшной НКВД, «кровавой гебни Сталина». Но, во-первых, НКВД Сталина — это клуб вегетарианцев по сравнению с ВЧК Дзержинского.

Во-вторых, попытки реформировать ЧК и превратить сборище мясников в спецслужбу предпринимались и задолго до него.

Судьба ВЧК и ее кадров

На страшную мясорубку ВЧК возлагалась «борьба с контрреволюцией», геноцид по отношению к «эксплуататорским классам», накопление награбленного у «эксплуататоров» имущества, ведение внешней и внутренней разведки, охрану государственной границы и все чаще — различные хозяйственные операции.

С функцией истребления и ограбления Ч К справилась великолепно. С разведкой и контрразведкой — много хуже. Эти функции все чаще выходят за рамки первоначально определенных для ЧК. А сама ЧК становится максимально одиозным символом бессудной расправы и садистской жестокости. Да и кадры были соответствующие.

Ни в одной спецслужбе мира никогда не было такого количества психов, да и не могло быть. В спецслужбах и разведках как раз огромное значение придается психической и психологической устойчивости. Любая психическая повернутость и шпиона, и ловящего шпионов контрразведчика слишком дорого обойдется и для них самих, и для государства, которому они служат. А тут — психопат на психопате.

Такое изобилие извращенцев и психов в ЧК доказывает только одно — ЧК вовсе не был спецслужбой или тайной полицией.

Чекисты «ленинского призыва», соратники Дзержинского и товарищи по партии Мартина Лациса не умели буквально ничего необходимого для работы в тайной полиции. Они не умели ни вести допросы, ни вызывать доверие, ни вести сложные психологические игры, ни работать с источниками информации…

В годы Гражданской войны эти люди были куда как востребованы. И для покорения, и для ограбления России: все награбленные ими ценности сдавались в особую ленинскую партийную кассу. Кто пытался наживаться сверх определенного минимума — сам попадал в расстрельный подвал

Но для работы в разведки они совершенно не годились. Они умели только убивать — а после 1922 года этого в таких же масштабах уже никому не было нужно.

При реорганизации ВЧК в ОГПУ сразу же сократили уездные чрезвычайки, потом «местные» концлагеря. Комиссия 1923 года выявила 826 «неоправданных» расстрелов, коррупцию, алкоголизм. Весной 1923 года прикатила комиссия на Соловки. С 1924 года исполнителей приговоров заменили: с чекистов на уголовников. Палачей держали в одиночках, хорошо кормили и беспрерывно поили водкой, а потом тоже уничтожали. Уже как свидетелей.

Число «чекистов» сократилось, потом стало снова расти. Но главное — изменился состав. Вдохновенные убийцы по призванию, расхристанные кокаинисты с поврежденной психикой стали не нужны и опасны. Часть пропали сами от водки и кокаина. Другие сходили с ума. Даже такие известные коммунисты, как Кедров и Бела Кун кончили свои дни в психушке. Там же кончили знаменитые садистки — комиссарши Нестеренко и Ремовер. Огромное число «кадров ленинского призыва» расстреляли, как харьковского маньяка Саенко, бакинского палача Хаджи-Ильясова.

Более вменяемые «герои красного террора» дожили до середины 1930-х. Вуль, Фридман, Фриновский еще долго служили и получали повышения. Киевский чекист Яковлев прославился тем, что расстрелял собственного отца. Теперь он стал заместителя наркома иностранных дел Украины. Теоретик расстрелов М. Лацис стал директором Московского института народного хозяйства им. Плеханова. Но и все эти… двуногие существа не пережили большого террора 1930-х гг. Это об их несчастной судьбе плакали в годы «перестройки» как о первых жертвах Сталина: «ленинской гвардии».

От ЧК — к НКВД

6 февраля 1922 г. ВЦИК принял постановление об упразднении ВЧК и образовании Государственного политического управления (ГПУ) при НКВД РСФСР. Так управление органами милиции и госбезопасности передается одному ведомству.

15 ноября 1923 Президиум ЦИК СССР постановил преобразовать ГПУ НКВД в Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при СНК СССР. НКВД освобождается от функции обеспечения государственной безопасности.

Революционные деятели запутывали — Сталин распутывал и превращал в стройную систему. Для начала он уничтожил прежнюю «вольницу» на местах.

15 декабря 1930 ЦИК и СНК СССР приняли постановление «О ликвидации наркоматов внутренних дел союзных и автономных республик». Руководство милицией и уголовным розыском возлагается на создаваемые при СНК союзных и автономных республик управления милицией и уголовного розыска. Одновременно ЦИК и СНК СССР приняли постановление «О руководстве органами ОГПУ деятельностью милиции и уголовного розыска», на основе которого ОГПУ и его местные органы получили право не только назначения, перемещения и увольнения работников милиции и уголовного розыска, но и использования в своих целях их гласного состава и негласной агентурной сети.

Теперь система стала максимально централизованной.10 июля 1934 г. ЦИК СССР принял постановление «Об образовании общесоюзного Народного комиссариата внутренних дел СССР», в состав которого вошло ОГПУ СССР, переименованное в Главное управление государственной безопасности (ГУГБ). Помимо ГУГБ в составе НКВД имелось еще четыре главных управления — Главное управление рабоче-крестьянской милиции, Главное управление пограничной и внутренней охраны, Главное управление лагерей (ГУЛаг) и Главное управление пожарной охраны.

Кроме их, в составе НКВД имелся орган внесудебной расправы — Особое Совещание при наркоме внутренних дел, имевшее полномочия выносить приговоры о заключении, ссылке или высылке на срок до 5 лет или выдворении из СССР «общественно опасных лиц». Особое Совещание заменило упраздненную судебную коллегию ОГПУ.

На вновь созданный НКВД СССР возлагаются очень широкие задачи: обеспечение общественного порядка и государственной безопасности; охрана социалистической собственности, то есть собственности государства; запись актов гражданского состояния; пограничная охрана; содержание и охрана мест заключения.

Впоследствии неоднократно производились реорганизации, переименования как управлений, так и отделов. Но это уже не так существенно.

В Петроградской ЧК в 1918 году работали около 600 человек, к середине 1919 г. их число возросло до 1300. В масштабах всей Советской республики таких подручных ЧК по разным подсчетам к концу 1918 года насчитывалось до 30–40 тысяч человек, а к 1921 году перевалило за 123 тысячи человек.

В 1937 году только центральный аппарат НКВД насчитывал более 8 тысяч человек. Общее же число сотрудников НКВД, и подчиненных ему военных подразделений превышает 800 тысяч человек. При абсолютном превосходстве по качеству.

Роль Красной Армии и НКВД

Роль учреждения в жизни страны определяется тем, сколько там платят. Тем более в государстве, где нет совершенно никакой частной сферы экономики. Есть нищие колхозы, в которых колхозники получают или чисто продуктовый паек (иногда — на уровне физического выживания) или деньгами в год 40–60 рублей. В образцово-показательных колхозах-миллионерах дают аж 200 рублей в год!!! Из колхозов не старается убежать только ленивый.

В городах за труд на государство платят деньгами. В 1933 году средняя зарплата по СССР составляла 44 рубля. Это был уровень скромной, но независимой жизни. В то же время командиры РККА имели от 75 до 100 рублей в месяц, а средняя зарплата по НКВД составляла 780 рублей.

Сталин сделал что-то качественно новое? Нет, он только достроил аппарат, который начинали строить Троцкий и Свердлов. Только у них получалось во много раз хуже, чем у Сталина. Сталин меньше рассчитывал на «революционный энтузиазм».

Сталин-новатор

А в других областях Сталин выступил как человек, совершенно порывающий с революционной традицией. Причем порывающий кардинально.

Собственно, что такое революция? Это свержение старой власти и установление новой. Вот только цели рвущихся к власти могут быть самые разные. Опыт показывает, что во всякой революции обязательно сочетаются как минимум три направления:

1) социальное,

2) национальное,

3) утопическое.

Социальное направление — это приведение законов и правил жизни в государстве в соответствии с изменившимися экономическими и общественными условиями. Если власть упорно не желает признавать совершившихся изменений, ее реально могут сбросить вооруженным путем.

Царская власть очень постаралась, чтобы большинство населения России если и не стремилось бы ее сбросить-то, по крайней мере, не имело бы ничего против. Цели этой революции полностью осуществились уже после февраля 1917-го. Провозглашено было равенство сословий и классов перед законом, отменены все пережитки феодализма. Учредительное собрание должно было установить форму правления, которую выберет сам народ России.

Национальный вопрос тоже был решен. Временное правительство уравняло в правах все народы Российской империи. 2 марта 1917 года Временное правительство издает декрет: «Об уравнении в правах еврейского населения». Все. Дело сделано, и для целей национальной революции уже не было никакой необходимости свергать существующую власть.

Впрочем, не все народы так думали. В 1918 году множество народов отделилось от Советской России, создавая собственные государства. В некоторых странах политический строй мало чем отличался от советского (Украина, Армения), в других был социал-демократическим (Грузия), в третьих буржуазно-демократическим (Латвия, Литва, Польша). На востоке пытались то сохранить прежний тип государства (Хива, Бухара), то создать исламистское государство (басмачи), то исламский вариант социал-демократии (Азербайджан), то вырастить причудливый «шариатский социализм» (Татарстан, Башкирия, часть Средней Азии). В любом случае Российская империя уже в начале 1918 г. фактически распалась на разные государства.

В ходе Гражданской войны большевики делают вид, что готовы отпустить нерусские народы из империи, и, даже посылая войска, легко признают права на независимость… хотя и всякий раз именно советских, то есть политически родственных, республик. Возможно, права Элен Каррер д'Анкос: «Гениальность Ленина в том, что он уловил размах этой тяги к освобождению»107. Впрочем, представления о гениальности могут быть весьма и весьма разнообразными.

Советская власть создала все условия для равенства народов в новой империи — СССР. Кто хотел и мог — отделился (Финляндия, Польша, страны Балтии). Кого-то оторвали от империи силой оружия (Молдавия, Северная Буковина, Западная Украина и Западная Белоруссия). Кто-то пытался восставать и потерпел поражение (Грузия). Но и побежденные повстанцы получили от советской власти очень широкую автономию. Уж теперь-то все задачи национальной революции решены. Свои полугосударства получили и те, кто своей государственности не имел никогда.

Но оставалась еще утопическая составляющая революции. Октябрьский переворот был приходом к власти утопистов, коммунистов и анархистов, которые стремились воплотить в жизнь утопию.

Много утопических лозунгов было уже в эпоху английской революции 1649 года. Например, адамиты… Адам ведь, «как известно», ходил голый, никакой собственности не имел и не работал, а Господь Бог его питал. Поэтому адамиты самым натуральным образом носились по Англии голые, не имели домов, собственности и работы. Было их не так уж мало — около тысячи, при населении всей Англии в эту эпоху не более 5 млн. человек. Все адамиты не пережили зимы 1649/1650 года… Именно эти утописты были опасны в основном для самих себя. Хотя… по рассказам современников, у многих адамитов были дети. Их они тоже водили с собой голыми и голодными. Все дети адамитов умерли вместе с родителями.

Во время Французской революции 1789–1794 годов были такие «бешеные». Тоже немало, несколько тысяч активных фанатиков. Они пользовались довольно большой популярностью, некоторые восстания 1793 года организованы именно ими.

Программы «бешеных» очень различны, но если не вникать в детали, очень просты: все поделить. Они и способ знали: отменить деньги, а всю собственность — поровну. Работал ты или нет — неважно, главное — поровну. Землю тоже поровну, по едокам или по числу рабочих рук. Некоторые из «бешеных» и жен предлагали делить. А то ведь несправедливость получается: у кого-то баба есть, а у кого-то нет… Собственность на женщин — отменить!

Карл Маркс откровенно писал, что «…французская революция вызвала к жизни идеи, которые выводят за пределы идей всего старого миропорядка… Революционное движение, которое началось в 1789 г…. в середине своего пути имело своими главными представителями Леклерка и Ру, и наконец потерпело на время поражение вместе с заговором Бабефа — движение это вызвало к жизни коммунистическую идею»108.

Эта идея ярко вспыхнет во время Парижской коммуны 1871 года, ее начнут воплощать коммунисты в России 1918 года. И идеи «все поделить» и отмены денег, и даже обобществления женщин.

Правда, в масштабах всей России коммунисты побоялись издавать очередной декрет про упразднение семей: ждали всенародного восстания. Декрет был готов, но Ленин его не подписывал… Решили провести эксперимент: ввести «обобществление женщин» в меньших масштабах. Во Владимире и Саратове издали декреты местных, губернских Советов Народных Комиссаров.

В Декрете Саратовского губернского СНК «Об отмене частного владения женщинами» четко писалось: «Законный брак, имеющий место до последнего времени, несомненно является продуктом того социального неравенства, которое должно быть с корнем вырвано в Советской республике. До сих пор законные браки служили серьезным оружием в руках буржуазии в борьбе с пролетариатом, благодаря только им все лучшие экземпляры прекрасного пола были собственностью буржуазии, империалистов, и такой собственностью не могло не быть нарушено правильное продолжение человеческого рода. Потому Саратовский губернский совет народных комиссаров с одобрения Исполнительного комитета Губернского совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, постановил:

1. С 1 января 1918 года отменяется право постоянного пользования женщинами, достигшими 17 лет и до 32 лет.

2. Действие настоящего декрета не распространяется на замужних женщин, имеющих пятерых и более детей.

3. За бывшими владельцами (мужьями) сохраняется право на внеочередное пользование своей женой.

4. Все женщины, которые подходят под настоящий декрет, изымаются из частного владения и объявляются достоянием всего трудового класса.

5. Распределение отчужденных женщин предоставляется Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, уездными и сельскими по принадлежности.

6. Граждане мужчины имеют право пользоваться женщиной не чаще четырех раз в неделю, в течение не более трех часов при соблюдении условий, указанных ниже»109.

Даже этот эксперимент не слишком удался: только несколько десятков бабенок согласились «национализироваться». Современники и особенно современницы называли их словами, для печати не слишком пригодными.

А несколько тысяч жителей Саратова вместе с женами и дочерьми переехали или в Тамбов, который управлялся Временным исполнительным комитетом и городской управой, или в Область Войска Донского. Ленин же тогда декрета для всей страны не стал подписывать. Сказал, что декрет этот преждевременный и на данном этапе революции может сослужить плохую службу. Так сказать, отложим на потом.

Что «прогрессивного» содержится в групповушке такого рода, я не в силах понять. Но на примере и этого, и множества других подобных декретов хорошо видно, как захватившие власть революционеры навязывают свою утопию всему остальному населению страны.

Революция 1917–1922 годов совершалась под лозунгами разрушения. И под лозунгами полного отказа от всякой исторической преемственности. В «Песне разрушителей», которую позже стали называть «Интернационал», прямо говорилось:

Мы все сожжем, мы все разрушим Мы все с лица земли сотрем. Мы солнце старое потушим, Мы солнце новое зажжем.

Коммунисты очень хотели, чтобы как можно больше людей разделили бы их убеждения. В Советской республике, в Совдепии, запрещено было празднование Рождества Христова и вообще всех религиозных праздников. Запрещены были все атрибуты Пасхи, включая крашеные яйца или возглас «Христос воскресе!» Празднуя Новый год, власти старательно следили, чтобы ни-ни! Никакого религиозного тумана! Запрещено было ставить елку, например.

Входя в дома, коммунистические комиссары тыкали пальцем в иконы: «А ну, убрать немедленно эту грязь!». Разумеется, ни один коммунист или даже «сочувствующий» не мог носить крест, осенять себя крестным знамением, произносить вслух текст молитвы или посещать церковь.

Осенью 1918 года в городе Козлове (ныне Мичуринске) открыли… памятник Иуде. Тому самому — который продал Христа за 30 серебряных монет. «Под звуки «Интернационала» с фигуры христопродавца упало полотно, и с речью выступил сам глава Красной Армии Лев Давидович Троцкий. Он говорил, что мы сегодня открываем первый в мире памятник человеку, понявшему, что христианство — лжерелигия, и нашедшему силы сбросить с себя ее цепи. Что, мол, по всему миру будут воздвигнуты памятники этому человеку, то есть Иуде»110.

Это не случайный эпизод. Памятники Иуде открывались минимум в 12 разных городах России… Правда, воздвигнуть их по всему миру не удалось. Да и в России простояли эти памятники недолго. В Козлове, например, этот памятник простоял всего одну ночь, утром он был расколочен вдребезги.

Так же, как и Иуде, ставились памятники Стеньке Разину, Пугачеву, каким-то уже вовсе неведомым разбойникам. Все это — торжественно, под оркестр, при большом стечении согнанного народа.

Даже сам русский язык выглядел эдак сомнительно… Выдумать новый язык вряд ли получится, но язык все же пытались менять. Например, созданием множества аббревиатур и самых невероятных сокращений. Тут и всякие «Губкомземы», и «Стройкомпутьтресты», и новые названия для министров (наркомы) и для командного состава армии (вместо солдата — боец, вместо офицера — командир, а вместо разных чинов — комкоры, комбаты и комдивы).

Современники довольно легко различали русский язык и «советский». Для них очень по-разному звучала и приблатненная речь балтийских «братков», и насыщенная «новыми словами» речь советских. А. Куприн прямо писал о «советском разговорном языке»111.

Даже искусство следовало уничтожить, заменив неким новым искусством, эдакого абстрактного свойства. Художники-абстракционисты входили в правительство с тем, чтобы уничтожить «академическое искусство» и заменить его «новаторским».

Первую в мире абстрактную Картину нарисовал некто Кандинский в 1913 году, потом туда же ударились Малевич, Альтман, Шагал, Штеренбург, бывший одно время Наркомом искусств. В эту пору Малевич в своих статьях прямо требовал «создания мирового коллектива по делам искусства» и учреждения «посольств искусств во всех странах», «назначения комиссаров по делам искусства в губернских городах России», «проведения новых реформ в искусстве страны». Потому что «кубизм, футуризм, симультанизм, суперматизм, беспредметное творчество» — это искусство революционное, позарез необходимое народным массам. И необходимо «свержение всего академического хлама и плюнуть на алтарь его святыни».

Не могу сказать, что именно отражают несовпадения спряжений и падежей в этих выкриках Малевича — революционную форму или попросту плохое владение русским языком. Но во всяком случае, так он видел роль «черных квадратов», писающих треугольников, порхающих над городом дед-морозов и прочего безобразия.

Павел Филонов так видел место «нового жанра» в истории: «Класс, вооруженный высшей. школой ИЗО, даст для революции больше, чем деклассированная куча кремлевских придворных изо-карьеристов. Правое крыло ИЗО, как черная сотня, выслеживает и громит «изо-жидов», идя в первых рядах советского искусства, как при царе оно ходило с трехцветным флагом. Заплывшая желтым жиром сменовеховская сволочь, разряженная в английское сукно, в кольцах и перстнях, при цепочках, при часах, администрирует изо-фронт, как ей будет угодно: морит голодом, кого захочет, объявляет меня и мою школу вне закона и раздает своим собутыльникам заказы»112.

Это Филонов писал уже после того, как великий вклад «изо-жидов» (уж простите, формулировка-то его собственная) перестал оплачиваться государством, и стало ясно — наркомата искусств со своими комиссарами не будет.

До 1930-х мутный поток «новой литературы» утверждал ценности разрушения и убийства. «Мы» в этой литературе представали теми, кто невероятно агрессивен и хочет истреблять, варить в кипящем масле, сжигать в топках паровозов своих врагов: «казацкую сволочь», «буржуев» и «контриков», то есть контрреволюционеров.

Сталин отказался от идей разрушения и идей разрыва с культурной традицией. Ведь совершенно очевидно, что на идеологии разрушения строить что бы то ни было невозможно. А если строить социализм в одной отдельно взятой стране, то это все же уже созидание.

В результате вместо восторженных рассказов о том, как «офицерье» жгли в топках паровозов, появилась каноническая, дожившая до наших дней история про сожженного в топке Лазо. Вместо таких же восторгов по поводу насаженных на штыки «контриков» стало рассказываться о том, как «они» убивали, пытали, пороли, насиловали «нас».

Раньше «мы» были агрессорами и хотели совершать жестокости. Теперь «мы» стали жертвами жестокости «их», и если были жестокими, то только ответно.

Для многих революционеров это означало конец самой революции. Не стало того самого разрушения, которое вызывало у Мандельштам и Гинзбург такие приступы восторга и веселья.

Но что думали об этом не организаторы, а свидетели Гражданской войны и их потомки?! То есть 99 % населения СССР? Ни один психически вменяемый человек, независимо от политических убеждений, не может обрадоваться появлению в его городе памятников Иуде, Каину, Разину и прочей погани. Что его дети не могут прочитать народных сказок и украсить елку, а вместо этого им предлагаются «октябрины», киношные повествования о «красных дьяволятах», пафос всеобщего разрушения и частушки вроде этой:

Мы ребята-октябрята, Очень дружные ребята, Наши кудри кудреваты. Эй, буржуй, вставай с постели, Открывай пошире двери. В гости мы к тебе придем И все кости перебьем.

Или такой перл агитпропа:

В клубе «Красный водоем» Октябрит Мария. Назвала сынка Заем, Дочку — Индустрия.

Абсолютное большинство людей не хотело иметь ничего общего с революционным маразмом и охотно поддерживало любые созидательные идеи. Будь то строительство новых городов и освоение страны, будь то преемственность культуры, будь то положительные примеры, а не страшные рожи Иуды и Разина.

Люди готовы защищаться от нападающих на них чудовищ, но совсем не хотят сами становится чудовищами.

Реабилитация русских

В первые двадцать лет советской власти так же, как с «религиозным дурманом», боролись и с «русопятством» и «русским шовинизмом», с «черносотенными настроениями». А под этими плохими настроениями имелось в виду вообще хорошее отношение к любым событиям русской истории. В том числе к войне 1812 года или к организации университетов Александром I. Ведь по мнению коммунистов, ничего вообще хорошего за сотни лет русской истории не было и быть не могло.

Полагалось считать, что в огне Гражданской войны Россия погибла, убита коммунистами, и следует радоваться по этому поводу. Маяковский, например, ликовал, что красноармеец застрелил Россию, жирную торговку, — образ такой у него для России.

Для коммунистов и 1812 год был исключительно «спасением помещичьей «Расеи» руками обманутых крестьян»113.

И завоевание мусульманских областей описывалось так: «Погубил на стенах крепости несколько сот русских мужиков, одетых в солдатские шинели»114.

Луначарский не где-нибудь, а в одном из своих циркуляров писал с предельной обнаженностью: «Нужно бороться с этой привычкой предпочитать русское слово, русское лицо, русскую мысль…» Как говорится, коротко и ясно.

Запрещены, изымались из библиотек и «Былины», и русские летописи. Люди Луначарского шерстили библиотеки, извлекая из них… русские народные сказки. То есть, с точки зрения классовой борьбы ничего вредного невозможно найти в «Коте-котке, сером лобке» или в «Крошечке-Хаврошечке». Но тут действовала иная логика — логика истребления исторической памяти, максимальной денационализации русских. Чтобы не было самого русского слова, русского лица — тогда и предпочитать будет нечего.

Даже само слово «Русь» считалось эдаким… контрреволюционным. И вообще слишком много внимания к русской истории, русскому языку, русской культуре, вообще ко всему русскому стало чем-то очень, очень подозрительным.

Что же признавалось в русской истории? Только одно «освободительное движение». Степан Разин, Кондрат Булавин, Емельян Пугачев и другие разбойники должны были стать героями для россиян. А Суворов, Кутузов, Нахимов, соответственно, должны были предстать «реакционными защитниками старого режима».

В народной культуре изыскивалось, а то и придумывалось все, что могло доказать главную идефикс большевиков: что народ всю русскую историю только и делал, что ненавидел «угнетателей» и восставал против «проклятого царизма».

Инженеру Покатило Морду паром обварило. Жалко, жалко нам, ребята, Что всего не окатило.

До сих пор не очень понятно, действительно ли распевали в рабочих слободках частушку, или ее придумали «перековавшиеся» профессора филологического факультета Петроградского университета. Должны же они были откопать перлы революционного пролетарского фольклора, чтобы не попасть в концентрационные лагеря?!

Писались и соответствующие книги, изображавшие строительство империи преступлением и мерзостью, а «русских колонизаторов» — сборищем зверья и негодяев.

В книге А. П. Окладникова, посвященной присоединению Бурятии к России115, живописуются чудовищные зверства «карателей и колонизаторов». То же самое — в книгах о присоединении Грузии, Средней Азии или Северного Кавказа. Шамиль и казахский феодал Кенесары, обижавшийся на русских за запрет работорговли и «права первой ночи», считались «положительными». А офицеры Ермолова и Скобелева — сугубо «отрицательными».

Вообще-то власти были довольно последовательны в своем интернационализме, в идее равенства народов. Во время официальных советских праздников, шествий и митингов обязательно выступали представители разных народов, и скажем, в 1933 году в Ачинске бороться с религиозным туманом призывали одновременно украинец, требуя искоренить православные храмы, поляк, требуя искоренить католицизм; бурят требовал закрыть буддистские дацаны, еврей — синагоги, а татарин — мечети116.

Интернационализм? Несомненно! Но что характерно, даже в этой ритуальной пляске русские не участвовали. Ведь русский народ был народом, в чем-то виноватым перед всеми остальными, и он должен был нести свою вину и чувствовать…

Так что равенство равенством, а получается, что это равенство проводилось так уж последовательно. Русский народ с 1918 г. по самый конец 1930-х рассматривался как неполноценный, зараженный великодержавным шовинизмом и подлежащий перевоспитанию. А слова «русопят» и «кондовая Русь» стали очень обычными для обозначения всех, кому «интернационализм» хоть немного не нравился. Характерно, что из всех союзных республик СССР только у Российской Федерации не было ни столицы, ни своей Академии наук.

В ходе культурной революции Сталина русский народ из презренного сборища контрреволюционеров и черносотенцев, подлежащих неукоснительному перевоспитанию, превратился в великий русский народ, несущий в себе, правда, уже не Бога, а Мировую революцию… Но что-то, несомненно, несущий и потому уже не подлежащий истреблению и перевоспитанию. Казаки из русских свиней и черносотенной сволочи тоже превратились в людей, а буряты из защитников Отечества от зверств русских империалистов — в «добровольных» присоединение.

На 1936 г. приходится погром исторической школы Покровского, бывшей до того официальной. Той самой школы, в которой русские — колонизаторы и подонки. Партия под руководством Сталина поставила задачу написать историю России не с позиции классовой борьбы, а с позиции создания громадного государства. Эта история коренным образом отличалась от той, которую писали в Российской империи, но она была намного более приемлема для 90 % населения, чем бредни Покровского про хроническую классовую борьбу отсюда и до обеда.

В сталинской версии истории России стало «необходимо» найти как можно больше доказательств того, сколь русский народ древен, могуч и велик, и как все к нему добровольно присоединялись.

Такой рассказ об идиллии «добровольного присоединения легче всего раскритиковать, но он имел немало положительных сторон. Русские переставали себя чувствовать вредным элементом в собственной стране. Все народы СССР могли осознать себя не жертвами «русского колониализма», а строителями общего государства. Приятнее как-то.

Второй пункт «отступничества» Сталина: он строил. Строились целые города и целые кварталы в уже существующих. Был даже проект перенести центр Петербурга в район нового Московского проспекта. В конце концов от этого отказались, но старый город Петербург дополнился почти таким же по площади «новым Петербургом» со зданиями в стиле «сталинского классицизма».

Возводились монументальные сооружения. Это и сталинские небоскребы в Москве, и метро в Москве, а потом и в Ленинграде. Это монументальные сооружения вокзалов, речных вокзалов, советских учреждений и главков, вузов и школ. Поставили монумент «Рабочий и колхозница», много памятников Ленину, Кирову и Сталину. Города начали расти. Уродливо? Окруженные множеством бараков? Да. Но росли, приобретали другой, новый облик.

В-третьих, Сталин начал реальную индустриализацию СССР. Говорили об этом с 1918 года. Осуществил Иосиф Виссарионович. Подъем производства, создание целых отраслей промышленности и целых промышленных районов, великие стройки.

Дешевизна рабочей силы и возможность концентрировать массу средств позволяла строить много и в разных местах, практически одновременно. Сколько писали об ужасах «Беломорканала», который оказался к тому же совершенно ненужным! Да, это пример скверного отношения к людям, бесхозяйственности и жестокости. Но еще это пример того, что может мобилизационная экономика. Через короткое время она даст и Магнитку, и Кузбасс, и Челябинский тракторный завод. Цена чудовищная? Да. Но цена революции была не менее, а более чудовищной — и без малейших признаков того самого прогресса, под знаменами которого совершалась.

Два основных тезиса

В основе любых практических дел коммунистов всегда лежали какие-то тезисы «классиков марксизма» или их трактовки. Коммунисты даже в сортир ходили в строгом соответствии с «Манифестом коммунистической партии».

Сталин проводил свою политику в соответствии с двумя важнейшими положениями:

1. О возможности построения социализма в одной отдельно взятой стране.

2. Об усилении классовой борьбы по мере построения социализма.

Не нужно думать, что первый тезис означает изоляцию от всего остального мира и отказ от мирового господства социализма. Он означал ровно то, что Мировая революция произойдет не так, как думали в 1917–1919 годах. Возникнет сначала одно «государство рабочих и крестьян», а потом уже и другие. Если социалистические республики первоначально и будут самостоятельными, потом они неизбежно станут частями земшарной республики советов. Капиталистические страны, «разумеется», будут враждебны СССР, рано или поздно вспыхнет война, к ней надо готовиться. Если удастся победить в войне, возникнет шанс для построения земшарного СССР.

Теория страшненькая, конечно, но намного более реалистичная, чем Мировая революция.

Второе положение тоже реалистичнее, чем кажется. Разумеется, тезис «усиления классовой борьбы» нужен был Сталину для борьбы за власть. Но если строить социализм, то все верно — без нового витка «классовой борьбы» никак не обойтись.

Усиление классовой борьбы

Действительно: коммунисты у власти, создан многомиллионный класс людей, лояльных советской власти. Но ведь еще не построен коммунизм. Еще продолжается обычная человеческая жизнь крестьянства: десятков миллионов «неполноценных граждан» СССР.

Если власть начнет кардинально преобразовывать всю их жизнь, они будут сопротивляться. Это уже не будет «уничтожением классовых врагов», «борьбой с великодержавным шовинизмом» и так далее. Для ТАКОЙ войны с совершенно мирными гражданами собственной страны нужна какая-то новая идея.

Такой идеей и стал лозунг «усиления классовой борьбы по мере завершения строительства социализма». Концепция такого «усиления» была сформулирована Сталиным в речи «Об индустриализации и хлебной программе» 9 июля 1928 года на пленуме ЦК ВКП(б) (4–12 июля 1928).

Имеет смысл привести текст речи с небольшими сокращениями: «Мы говорим часто, что развиваем социалистические формы хозяйства в области торговли. А что это значит? Это значит, что мы тем самым вытесняем из торговли тысячи и тысячи мелких и средних торговцев. Можно ли думать, что эти вытесненные из сферы оборота торговцы будут сидеть молча, не пытаясь сорганизовать сопротивление? Ясно, что нельзя.

Мы говорим часто, что развиваем социалистические формы хозяйства в области промышленности. А что это значит? Это значит, что мы вытесняем и разоряем, может быть, сами того не замечая, своим продвижением вперед к социализму тысячи и тысячи мелких и средних капиталистов-промышленников. Можно ли думать, что эти разоренные люди будут сидеть молча, не пытаясь сорганизовать сопротивление? Конечно, нельзя.

Мы говорим часто, что необходимо ограничить эксплуататорские поползновения кулачества в деревне, что надо наложить на кулачество высокие налоги, что надо ограничить право аренды, не допускать права выборов кулаков в Советы и т. д., и т. п. А что это значит? Это значит, что мы давим и тесним постепенно капиталистические элементы деревни, доводя их иногда до разорения. Можно ли предположить, что кулаки будут нам благодарны за это, и что они не попытаются сорганизовать часть бедноты или середняков против политики Советской власти? Конечно, нельзя.

Не ясно ли, что все наше продвижение вперед, каждый наш сколько-нибудь серьезный успех в области социалистического строительства является выражением и результатом классовой борьбы в нашей стране?

Но из всего этого вытекает, что, по мере нашего продвижения вперед, сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться…

Не бывало и не будет того, чтобы отживающие классы сдавали добровольно свои позиции, не пытаясь сорганизовать сопротивление. Не бывало и не будет того, чтобы продвижение рабочего класса к социализму при классовом обществе могло обойтись без борьбы и треволнений. Наоборот, продвижение к социализму не может не вести к сопротивлению эксплуататорских элементов этому продвижению, а сопротивление эксплуататоров не может не вести к неизбежному обострению классовой борьбы117.

Речь Сталина — и оправдание, и целая программа Гражданской войны. Это особая Гражданская война: она не нужна для захвата или удержания власти. Никакие вражеские армии белых или зеленых СССР не угрожали. Красная Армия образца 1929 года была в состоянии разгромить любую армию, равную по численности армии Колчака или Деникина или любой коалиции зеленых и белых вместе с казаками и Махно.

Это была особая Гражданская война: за воплощение в жизнь коммунистической утопии. Она шла за преобразование России в духе «построения социализма».

Коммунисты знали два способа такого «построения»: самодеятельность революционных масс, и создание политической и военной машины. Первый способ уже показал свою несостоятельность. «Массы» слишком часто оказывались ненадежны, ветрены, и вообще слишком часто думали не так, как вожди. Гражданскую войну 1917–1922 годов выиграла не добровольческая Красная Армия образца декабря 1917 г., а боевая машина, созданная Троцким к лету 1918 г.

Социализм слишком четко обретал облик государства-машины, тоталитарного государства «винтиков». Был случай, когда И. В. Сталин выпил, подняв тост «за винтики». Вряд ли это было издевкой или даже проявлением неуважения. Вождь всех народов вполне искренне отождествлял свое государство с механизмом.

Гражданская война в СССР шла по двум направлениям:

1) завершение строительства тоталитарного государства;

2) уничтожение крестьянства как сословия, недостаточно зависимого от красных.

На практике лозунг «усиления классовой борьбы» вел к нагнетанию атмосферы подозрительности

и страха, шизоидные обвинения. В духе анекдота, когда старый еврей смотрится в зеркало и задумчиво произносит: «Один из нас таки да, явно враг…». В другом варианте: «Один из нас таки да, где-то служит».

Спускание «сверху» планов арестов и планов расстрелов — тоже часть реализации этого лозунга. Эти планы и отыскивание «врагов» среди самих коммунистов особенно смущали преемников Сталина118.

Но «под раздачу» на практике постоянно попадали разного рода «стрелочники». Порой в буквальном смысле. Железные дороги работали безобразно, аварии были чуть ли не бытовой нормой — и делался вывод, что в смазчики и стрелочники пробираются белогвардейцы и кулаки… Любая ошибка, любое неверное действие легко могло быть истолковано, как проявление «классовой борьбы». А это сразу же превращало административное нарушение или мелкое уголовное дело в политическое. Со всеми вытекающими последствиями.

Глава 3

СТАЛИН НАРОДНЫЙ И СТАЛИН ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Существует какой-то народный образ Сталина, очень далекий от образа и иностранцев, и русской интеллигенции.

В. Сорокин

Переворот Сталина невозможно понять без учета того, что и в революции 1917–1922 годов, и позже русский народ не был единым. Фактически в нем сосуществовали «русские европейцы», чье сознание мало отличалось от сознания других европейских народов. И «русские туземцы», социально и психологически доживавшие Московский период нашей истории. Подробно я пишу об этом в другой книге119.

Здесь — очень коротко: различия двух народов в одном сказались начиная с 1914 года. Русские европейцы (как и все европейские народы) приняли Первую мировую войну как свою, как дело чести. Русские туземцы четко осознавали: это не их война. Ни в одном государстве не было столько дезертиров, как в Российской империи.

Революция же породила одновременно две формы новой власти. С февраля по октябрь 1917 года в стране существует и Временное правительство, и Советская власть. Одновременно120.

«Советские историки объясняют двоевластие как сосуществование буржуазного правительства и правительства истинно народного. Считать деятелями буржуазии солдатского и крестьянского сына А. И. Деникина или даже юриста А. Ф. Керенского — занятие на любителя… Точно так же трудно считать пролетариями людей с дворянскими фамилиями Чичерин, Тухачевский или Бонч-Бруевич, сына помещика Троцкого или даже интеллигентов Ленина, Бухарина и Свердлова.

Противостояние двух властей становится понятнее, стоит нам предположить — существуют два народа, каждый со своей системой ценностей и своими представлениями о том, как должна делаться политика.

Почему победила туземная Россия? Да потому, что была больше и сильнее! К Первой мировой войне русских туземцев было миллионов 4–5, не больше. И даже у них в сознании жила и причудливо путалась с европейской и туземная Россия. Они сами были частично туземцами.

Кроме них, около 25 %' населения (12–14 миллионов) были европейцами первого поколения. А две трети русских оставались туземцами и вовсе не хотели изменить это положение вещей. Их просто больше, русских туземцев, особенно в провинции и в деревнях.

Глубоко правы были Столыпин и другие политические деятели, старавшиеся любой ценой удержать Российскую империю от войн. Сила европейцев — в организации, сложности, умении делать квалифицированную работу, умении учиться. Первая мировая война страшно упростила мир, заставила играть по очень уж простым правилам. И преимущества русских европейцев стали намного меньше… А то и исчезли совсем.

К тому же война дала в руки оружие сотням тысяч, миллионам туземцев. Миллионы вооруженных и к тому же не знающих, во имя чего они воюют, — страшная сила. Вооруженная сила толпами бежала с фронта, понимая или чувствуя, это не их война. Вооруженная сила русских туземцев действовала упрощенно, примитивно, но их логика переживших свою эпоху московитов соответствовала законам жизни во вздыбленном войной мире.

Не будь войны — русские европейцы могли править туземцами до того самого времени, когда уже большинство народа станут европейцами, то есть года до 1930. Тогда уже никакая вообще сила не остановила бы окончательной европеизации страны, и даже революция была бы не очень страшна: ведь тогда-то она вся протекала бы по законам обычной европейской революции. Типа Французской революции 1789–1794 годов.

Временное правительство искренне считает, что народ должен выбрать форму правления на Учредительном собрании. Отсюда и название — временное правительство. Но и оно само, и все русские европейцы уже не имеют в виду под Учредительным собранием Земского собора.

Временное правительство с самого начала, с февраля—марта 1917 года, имеет очень узкую опору. Оно буквально не чувствует всего остального народа, не понимает его мотивов, навязывает ему чуждые туземцам ценности. И потому все больше и больше живет в отрыве от реальности, в каких-то непостижимых духовных измерениях.

В марте началось и всю весну, лето и осень 1917 года фактически власть уплывала из рук Временного правительства. А оно и в сентябре—октябре 1917 года продолжает обезьянничать с французов, создает Директорию — «совет пяти» во главе с Керенским, пытается управлять Россией… и по-прежнему никак не может ни заставить себе подчиняться, ни выдвинуть лозунги, важные для основной массы населения.

С 25 октября (7 ноября по новому стилю) Временного правительства больше нет.

Лозунг Учредительного собрания еще что-то значит для народа… Но когда 5 января 1918 года в Таврическом дворце собралось Учредительное собрание, оказывается, его очень легко разогнать. Современные историки и публицисты тратят много слов на то, чтобы рассказать, сколь коварны были большевики, какие они плохие и как гадко поступили с Учредительным собранием.

Но тут возможен ведь и другой вопрос — а почему Учредительное собрание оказалось не способно защищаться? Матрос Железняк пригрозил пулеметами, и собрание разошлось… А почему на стороне собрания не было людей с пулеметами? Почему его никто не защищал?

Обратите внимание — Временное правительство все время защищается и все время проигрывает. Ни одного случая наступления! Никто ни разу не пытается штурмовать Смольный институт благородных девиц, в котором засели большевики. Эти-то все время наступают, все время отхватывают власть, территорию, как выражался Ленин, «командные высоты».

И еще одно… Как не случайно Третьи объединительные Съезды Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов собираются сразу после разгона Учредительного собрания! И все, с середины января лозунг Учредительного собрания уже мало популярен в массах. По-видимому, в представлении русских туземцев, съезды Советов 13 января и играли роль Учредительного собрания — Земского собора. А что, разве не так?! Собралась вся земля, и учредила для себя новую власть. А что эта власть не похожа на власть в странах Европы — так ведь и учреждала ее Россия не европейская, а туземная.

Туземный образ революции

Для огромного множества русских туземцев Советская власть была понятной, привлекательной и давала как раз то, чего хотели. По представлениям туземцев, «правильная» власть и должна была утверждать идеал справедливости, коллективизма и равенства. Она это и делала!

Временное правительство стояло на идеалах законности… Поэтому оно, в строгом понимании священной частной собственности, посылало карательные отряды в деревню. Ведь захватывая чужую землю — в данном случае помещичью или кулацкую, — крестьяне нарушали права законных собственников, сокращали базу налогообложения, нарушали законы Российской империи и так далее.

Но крестьяне смотрели на это совершенно иначе! Еще в начале XX века в Сибири считали вполне серьезно, земля — Божья! При попытках правительства взимать плату за использование казенных лесных дач они скорее будут давать взятки лесным объездчикам, чем платить установленную пошлину. Иногда члены общин сговаривались — не давать понятых для суда над пойманными нарушителями. А передача земли в частную собственность вызывала у них просто недоумение и страх кощунства121.

Здесь напрашивается вопрос — а как вообще русские туземцы относились к купле-продаже земли? Ведь уже в XVIII веке землю покупали и продавали — сначала дворяне, потом вообще любой, у кого водились деньги, и кто хотел вложить их в землю. Происходило это на глазах у крестьян, они отлично понимали, что землю покупают и продают.

Это только предположение, но, возможно, крестьяне-туземцы смотрели на продающих и покупающих как на богоотступников и на нарушителей самых основных, самых фундаментальных законов мироздания. Примерно так же посмотрели бы мы на человека, который продал собственных детей «на органы» — чтобы из них вынули почки и хрусталики из глаз. Или на того, кто ограбит нищих на церковной паперти.

Сделать туземцы ничего не могли и вообще привыкли к тому, что вот — есть такие, продают и покупают Божью землю. Но как только они получили такую возможность — и прорвался нарыв двухвековой давности.

Если я прав, то аграрные волнения — те самые 16 или даже 18 тысяч крестьянских выступлений за 1916–1917 годы — вызваны не только одной классовой борьбой. И даже не только тем, что в этих имениях (по словам Александра Блока) пороли и насиловали девок. То есть элемент мести тут явно есть, но он ли главный? Может быть, туземцы истово, с религиозным рвением уничтожали все, что связывалось у них с нарушениями законов божеских и человеческих. В этих стенах не только пороли и насиловали их бабушек — в этих стенах кощунственно оскверняли куплей-продажей землю, а на выручку накапливали всякие там мраморы, картины, книги, дорогое оружие, хрусталь и прочий никчемный хлам.

Культурные ценности? А как относились крестьяне к культурным ценностям? Ведь рафинированная культура, особенно книжное знание, не только не было для них ценностью… Оно тоже было религиозно подозрительным, странным занятием, покушением возомнившего человека на божественные функции всезнания.

Справедливости ради, крестьяне довольно редко сжигали живьем помещиков и членов их семей — разве что тех, кто очень уж их «доставал». Но очень может статься, все атрибуты книжной и вообще высокой культуры подлежали вполне инквизиционному «очищению огнем».

Конечно, иногда часть этих сокровищ расхищалась. В 1920–1930-е годы в деревнях можно было найти просто фантастические сокровища: инкунабулы XVII века, скрипки работы Страдивари, посуду мейсенского фарфора и так далее.

Но ведь и инквизиторы порой делали «ведьм» своими наложницами или выпускали за большие деньги явных еретиков. Из этого совершенно не следует, что они не верили в ведьм и не стремились к истреблению всего, что казалось им ересью.

Я даже рискну сказать больше. Никакая аграрная реформа, даже самая радикальная, до конца не устроила бы русских туземцев — просто потому, что она была бы построена на малопонятных и даже на неприятных для них принципах.

Хотел ли крестьянин стать собственником земли? Частным собственником, который имеет право продавать землю, закладывать, сдавать в аренду, Предавать по наследству?

Да — если он был европейцем.

Категорически нет — если он был туземцем.

Туземцы хотели не владеть, а пользоваться землей. Чтобы земля и оставалась божья, а они, скромные арендаторы имений божьих, могли бы распределять и перераспределять землю по своим представлениям о правде, равенстве и справедливости.

Ни одно из Белых правительств так и не провело аграрной реформы. Пытался Врангель уже в 1920-м, в Крыму… Поздно! Украинская Рада провела, раздавая землю крестьянам в частную собственность. Это была очень радикальная реформа, но крестьянский вождь Махно этому вовсе не рад. Вот что он пишет:

«Напрасно она (Рада. — А.Б.) в угоду буржуазии, изменив своим принципам в области земельной политики, признала право частной собственности на 30–40 десятин. Буржуазия, увлекшись своими временными победами над революцией, над носителями ее идей — революционными тружениками деревни и города, не удовлетворилась этой позорной изменой Рады трудящимся»122. А дальше еще круче: «Революция на селе принимает явно противовластнический характер… В этом залог того, чтобы вновь организовавшаяся Украинская шовинистическая власть в Киеве останется властью только для Киева. Крестьянство за ней не пойдет; а опираясь только на отравленный и зараженный властническими началами город, она далеко не уйдет»123.

Что характерно — Махно-то ведь не кабинетный теоретик! Сын крестьянина, Нестор Иванович родился в Гуляй-поле и окончил церковно-приходскую школу. Он-то нес в себе и выражал вслух именно народные представления.

В этом смысле лозунг большевиков: «Земля — крестьянам!» и формула ленинского Декрета «О земле» очень соответствовала народным представлениям. Напомню эту формулу: земля национализируется и принадлежит государству. А государство передает всю землю в вечную безвозмездную аренду крестьянам.

Если вспомнить, что у московитов и их потомков государство было установлением божественным, и не всегда различалось божье и государственное, — формула окончательно становится «выстрелом в десятку»124.

Получается — хорошо это или нет, но русские туземцы сыграли в Гражданской войне совсем по другим правилам, чем европейцы. И в дальнейшем у них были совершенно другие взгляды и вкусы. Они принимали сталинский переворот и государство, построенное Сталиным совсем иначе, чем европейцы.

Впрочем, интересная деталь — А. П. Окладников в последние годы жизни вспоминал, и не раз, как он вместе с Г. Ф. Дебецом и М. М. Герасимовым «агитировали массы» в Союзе воинствующих безбожников: хулиганы надевали на палки черепа и дико орали и выли во время богослужения в иркутских церквах. А. П. Окладников, от которого, казалось бы, трудно было этого ждать, под конец своих лет частенько захаживал в церковь, ставил свечку, поминал грехи, каялся. Казалось бы, от Г. Ф. Дебеца, тем более от М. М. Герасимова гораздо скорее можно ждать покаянного поведения. Но как раз ни тот ни другой никогда не проявили ни малейшего стремления покаяться.

Объяснить я это могу только все теми же циви-лизационными отличиями. Дети русской интеллигенции, типичные выходцы из образованного слоя прошлого века, Герасимов и Дебец были исходно воспитаны если и не на атеизме, то на ироническом отношении к религии. Творя дикое кощунство, они не очень осознавали, «на что они руку поднимали». В данном случае огромным преимуществом А. П. Окладникова было его «простонародное» происхождение, не мешавшее ему оценивать свои поступки в религиозной системе ценностей и в системе ценностей традиционной цивилизации.

Начало нормальной жизни

После государственного переворота 18 брюмера (9 ноября 1799) Наполеон Бонапарт произнес свое историческое:

— Революция закончилась!

1799 год во Франции официально считается концом Французской революции. Сталин ничего подобного не произносил, но 1929 год вполне можно считать годом конца русской революции. Во Франции кошмар длился 10 лет, у нас — 12.

1929 год — это год, когда в России опять стала возможна нормальная человеческая жизнь! Первая мировая и Гражданская войны продолжались 6 лет на большей части Европейской России, 8–10 лет в западных районах, 12–14 лет в разных частях азиатской части СССР.

В 1930-е годы Гражданская война продолжалась на периферии СССР, за границей. Обыватель, конечно, мог оказаться на пути басмаческого отряда или повстанческого отряда махновцев, стать жертвой вполне безыдейных бандитов или отряда НКВД. Но с намного меньшей вероятностью, чем раньше.

Тем более, в прессе перестали вести партийную полемику, которая не касалась абсолютного большинства людей, но пугала их постоянными изменениями «правил игры».

В 1918 году трупы лежали на улицах, а списки заложников и расстрелянных в порядке красного террора печатались в газетах. В 1922–1924 годах в ряде губерний России продолжалась гражданская война, голодало 37 губерний (вовсе не одно Поволжье), в Средней Азии и на Кавказе шла война с применением авиации и артиллерии.

К 1929 году стало тише. Насилие со стороны властей тоже стало меньше и менее заметно. Репрессии стали более индивидуальными, если не точечными, то такими… очаговыми. Не массовыми. Теперь насилие касалось более ограниченного круга людей. Достаточно было сказать неосторожное слово, это да! Но все же нужно было его сказать. А не просто принадлежать к какому-то классу общества. В Гражданской войне «виновные» перед властями составляли 90 % населения. Как писала Надежда Мандельштам: «людей снимали слоями»… Теперь слоями никого не снимали.

К тому же стало экономически сытее и понятнее. В 1920 году обыватель получал «лимон», то есть миллион рублей. И сам пририсовывал к нулям еще парочку. После чего мчался на рынок купить хоть что-нибудь, пока не пришлось прорисовывать еще нули, нули и нули. Теперь рубль сделался сравнительно стабилен. Все было государственное? Но тем стабильнее выдавали зарплату два раза в месяц, и она вовсе не обесценивалась между получками.

Власть требовала хотя бы внешней лояльности? Но эти лояльные могли ведь и не рвать глотку на собраниях, а тихо дремать на них раз в месяц. И при этом получать стабильную зарплату. Икры и севрюги в магазинах было немного, разве что в валютных магазинах. Но купить предметы повседневного спроса было вполне и вполне можно.

Давно известно, что архитектура — это окаменевшая политика. Сталинская архитектура очень хорошо отражает ощущение стабильности и преемственности. Сталинский псевдоклассицизм принято ругать: все эти колонны, портики, абаки, имитирующие античность. Но ведь никто при Сталине и не делал вид, что СССР прямо продолжает Римскую империю. Тут претензия на то, что мы продолжаем историю, мы идем вслед. Ощущение истории, которая продолжается здесь и сейчас.

Жилые здания эпохи Сталина основательны, приземисты и с той же символикой продолжения. Массивно-надежные, они построены на века. И сегодня большая квартира в «сталинке» — капитал в отличие от квартиры в «хрущевке».

При Сталине, с 1929 года, во всем необъятном СССР стало спокойнее, стабильнее. А при стабильности всегда выигрывают все, кто хочет трудиться и что-то производить. В 1918–1924 годах обломки Российской империи были мало пригодны для жизни — тем более для жизни людей, которые живут честным трудом. СССР 1930-х был государством, где действовали очень жесткие правила. Но соблюдать эти правила было не так уж трудно, тем более — не непосильно. За труд платили. Лояльного — не трогали. Старательного — продвигали. Честного — поощряли. Становилось можно жить.

Принято смеяться над фразой И. В. Сталина, произнесенной на Первом всесоюзном совещании рабочих и работниц — стахановцев, и много раз потом повторенной: «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее». А почему, собственно, это смешно? Кому-то веселее не стало, а кому-то и становилось. Вчерашний крестьянин был непритязателен», и вовсе не требовал рафинированно-интеллектуальных развлечений.

«Жить стало лучше и веселее с этим были согласны и старые, и молодые.

Нет, это не были годы изобилия, людям еще очень многого не хватало. Но пожилые могли сравнивать. На их глазах ушла в прошлое карточная система, а с нею и пустые, украшенные лишь банками желудевого кофе и муляжами ветчинных окороков витрины, бесконечные очереди за хлебом и картошкой, в которые надо было становиться с раннего утра… Жить стало лучше.

Жить стало веселее, и это первой почувствовала молодежь, заполняющая бесчисленные танцплощадки, там и сям открывающиеся кафе. Летом по вечерам из окон домов неслись звуки патефонов, на эстрадах гремели джаз-оркестры… И казалось, что так будет всегда, что с каждым годом жить будет лучше и веселее»125.

Возможен, конечно, был и такой вариант: «в бухгалтерии совхоза висел лозунг «Жить стало лучше, жить стало веселей». (Сталин). И кто-то красным карандашом приписал «у» — мол, СталинУ жить стало веселей. Виновника не искали — посадили всю бухгалтерию»126.

Демонстрации два раза в год, шумные празднования Дня авиатора и Дня советского спорта, массовые шествия и состязания, демонстрации новой военной техники и выставки достижений народного хозяйства. Для интеллигенции — слишком простенько. Для русских туземцев — весело и здорово. А почему нет? Не воротите нос, собратья по сословию! Наши предки были не лучше, только раньше сбежали из деревни.

Громадные стадионы и Дворцы культуры, набережные с гипсовыми скульптурами тоже принято считать «сталинской безвкусицей». А что, тогда уже был интернет? Любой житель любого региона мог «скачать» себе на компьютер античные скульптуры? Или книга с иллюстрациями Версаля и Сан-Суси продавалась в каждом киоске?

Благодаря этим гипсовым скульптурам большая часть населения России получала хоть какое-то представление о какой-то классической культуре.

Несомненно, и сам Сталин, и его окружение понимали, что на многие слои населения они могут рассчитывать.

Создатель советского государства

Захватившие Российскую империю революционеры хотели вовсе не построить свое государство, они стремились к Мировой революции. Эта попытка у них не получилась, и даже территорию Российской империи они не смогли удержать полностью.

На той территории, которую они захватили, начался широкомасштабный эксперимент, попытка построить совершенно новое общество. Это — общество, выдуманное в кабинетах теоретиков, идеальное общество — коммунизм. Сначала они пытались сразу ввести коммунизм: отменили деньги, всех обязали трудовой повинностью, стали распределять продукты, одежду, дрова и квартиры. Не получилось.

На развалинах этого эксперимента взошло еще несколько сменявших друг друга попыток построить столь необходимое теоретикам Европы искусственное общество, «научную» утопию.

Причем свернуть эксперимент и вернуться к прежнему обществу не было никакой возможности, да никто и не ставил такой цели. Вот только построить и что новое тоже никак не получалось, выходило одно безобразие.

Реальное строительство нового общества началось уже после Великого Переворота И. В. Сталина, с 1929 года. Среди всего прочего Сталин уничтожил или разогнал всю «ленинскую гвардию», то есть убежденных коммунистов, которые продолжали бредить Мировой революцией и стремились к построению коммунизма.

Некоторые ученые и аналитики считают, что он тоже хотел провести Мировую революцию, но выбрал для этого другой способ: не поднимать на восстание народы мира, а создать могучую милитаризированную державу и ее силами завоевать весь мир. Они считают, что именно с этой целью он вырастил режим Гитлера: пусть Гитлер разрушит государства Запада, приведет весь западный мир в состояние хаоса! А тут-то он, Сталин, и ударит на разрушившую сама себя цивилизацию127

Мы не знаем наверняка, так ли это, но вот факт: Сталин прекратил бесконечные споры о том, что делается «по Марксу», а что является «отступлением от марксизма», свернул потуги на подготовку Мировой революции. Он начал решать чисто прагматические задачи развития страны.

До сих пор многие критикуют те методы, которые он применял, и считают чрезмерной цену, которую заплатил СССР за индустриализацию. Опять же — не буду вступать в споры. Для нашей темы важнее всего три обстоятельства.

Обстоятельство первое. За годы первых трех пятилеток «гигантская страна решительно и бесповоротно изменила свое лицо. Появились новые заводы, новые фабрики, новые шахты и новые электростанции. Крупные заводы выросли в восточной части страны, где до войны и до начала 30-х годов не было крупного промышленного производства. Пролегли новые железнодорожные магистрали. Появилась огромная армия новых индустриальных рабочих. Началось производство таких машин, которые до начала 30-х годов ни в России, ни в Советском Союзе не производились»128.

Какова бы ни была цена, в экономике СССР первых пятилеток мы можем видеть колоссальный успех. В сталинскую эпоху возник новый тип экономики: мобилизационная экономика. Создателями этой модели являются Сталин и его команда. Это — факт.

Мобилизационная экономика состоит в том, что государство жестко контролирует всю экономику в целом, планирует ее развитие и направляет средства туда, куда считает нужным.

Мобилизационная экономика оказалась невероятно эффективной. Это тоже факт. За считанные годы лицо России и всего СССР изменилось до неузнаваемости.

Потом и многие страны Востока тоже будут применять мобилизационную экономику — и тоже с колоссальным эффектом.

«Сталинская индустриализация имела мировое значение — это тоже факт, и его не очень трудно доказать…Промышленность, построенная по пятилетнему плану, существенно расширила производственные возможности человечества. Например, в 1936 году в мире производилось около 100 млн. тонн чугуна, из которых 10 % приходилось на СССР. Это при том, что черная металлургия в СССР развивалась самыми низкими темпами.

…До 1932 года в мире было четыре крупных промышленных района: Донецкий в РСФСР, Рур в Германии, Пенсильвания в США и Бирмингем в Великобритании. В конце первой пятилетки к ним добавились еще два крупных промышленных района: Днепровский на Украине и Урало-Кузнецкий в РСФСР. Планировалось развитие еще нескольких крупных промышленных районов в ранее неосвоенных районах СССР.

Индустрия шагнула в те районы, в которых до этого не было крупного промышленного производства и которые, вообще-то говоря, считались совершенно непригодными для развития промышленности. Яркий пример — Сибирь. В 1932 году в самом центре Сибири, в Кузнецком районе, вступили в строй: мощный металлургический комбинат, завод комбайнов, мощнейшие угольные шахты, коксохимический завод. Еще чуть подальше, на Енисее, началось возведение мощного целлюлозно-бумажного комбината. В Северном Казахстане и на Южном Урале появился новый, мощный район цветной металлургии, стал разрабатываться Карагандинский угольный бассейн. Всю степную часть Зауралья, от Урала до Алтая и от Омска до Верного (Алма-Ата), пересекли новые железнодорожные магистрали.

Треть самого крупного материка — Евразии — оказалась площадкой для развития и работы крупного индустриального производства. Богатства ее центральной части, ранее практически не тронутые, теперь оказались доступны для разработки и использования»129.

Обстоятельство второе. Именно в эти годы большая часть населения России шагнула в цивилизацию. Ведь индустрия — это основная часть современной цивилизации. Именно вокруг нее и на ее основе выросли те самые крупные культурные достижения последних двухсот-трехсот лет, которые ныне составляют главный опорный стержень цивилизованности. Это — грамотность и образованность подавляюще большей части населения. Это — городской образ жизни. Это — создание сложной и дифференцированной социальной системы с большими правами и свободами ее членов. Это — благосостояние и здравоохранение большей части населения.

До Первой мировой войны по-настоящему цивилизованными можно было назвать только небольшую группу стран Западной Европы. Их можно перечислить: Великобритания, Франция, Германия, Швеция, Норвегия, Дания. С некоторыми условными натяжками в эту группу можно включить Италию и Австро-Венгрию, а также восточную часть США. К этой группе относилась единственная неевропейская страна — Япония.

Во всех же остальных странах цивилизация проникала не дальше столицы и самых крупных городов. В России по-настоящему цивилизованными городами можно было назвать только Петербург и, с известными натяжками, Москву. Отдельные черты цивилизованности можно было заметить и в других крупных городах.

Индустриализация в корне изменила такое положение. Старое мелкокрестьянское хозяйство было уничтожено и заменено крупным коллективным сельским хозяйством. Крестьяне массами пошли в города и на заводы, чтобы стать индустриальными рабочими. Усиленными темпами среди них стала распространяться грамотность и элементарные привычки городского жителя. Правда, этот процесс раскрестьянивания шел медленно и далеко не так гладко, как хотелось бы, но, тем не менее, сегодня Россия — это определенно не крестьянская страна, какой она была в начале XX века.

Сколько бы ни критиковали Советскую власть, но нельзя не признать того факта, что после трехсот лет самодержавия в России она впервые дала простому человеку хотя бы теоретическую возможность стать участником управления государством. Раньше этот путь был наглухо закрыт сословными и законодательными перегородками подавляющему большинству населения. Революция сломала эти рамки и перегородки, и впервые в истории власть отражала позицию не узкого, одно-двухпроцентного слоя общества, а большей его части.

В ходе индустриализации это положение усилилось и укрепилось. Партия большевиков сильно выросла в численности, и уже сама по себе стала представлять значительную часть населения страны. Вокруг нее группировались поддерживающие ее беспартийные граждане. Население стало сознательно участвовать в укреплении государства не только косвенно, через представительную власть, но и прямо — своим трудом, который награждался хорошими по тем временам заработками, но больше всего вознаграждался прославлением и продвижением вверх в обществе. Если сравнивать двух рабочих: русского при царе и советского при Сталине, то первый лучше был одет и лучше питался, но, зато, второй обладал очень широкими возможностями социального роста. Русский рабочий не обладал и десятой долей тех социальных возможностей, которые имелись у советского рабочего времен первой пятилетки.

Вот в этом и заключается международное значение первых пятилеток, которое становится ясным с позиций нашего дня: первое — выросли производственные возможности человечества; второе — расширилась география крупного промышленного производства; третье — 140-миллионный народ перешел в эпоху цивилизованной в основном жизни и приобщился к самым основным устоям современной цивилизации.

Обстоятельство третье. «Первая пятилетка стала переломным моментом еще в одном аспекте — окончательно сложилась политическая и хозяйственная система. Именно тогда, в начале 30-х годов, появился тот Советский Союз, который стал известен всему миру»130.

Сразу после переворота, в 1920-е годы, доживало свой век старое общество исторической России. Обезглавленное, изуродованное… Но уж какое есть.

Первые пятилетки, 1930-е годы — это время, когда сложилась политическая система Советского Союза и структура партийной власти. И советское общество.

Часть прежнего общества, целые пласты общественной системы, были уничтожены — от царской семьи до «кулаков» — то есть самых работящих и самостоятельных крестьян. Если даже дворяне или священники не были уничтожены, их уничтожали политически — «как класс». Это очень точное определение: даже оставшись в живых, имея детей и внуков, эти люди не могли воспроизвести себя как представители своего сословия и класса.

Кстати, священники и купцы истреблялись гораздо свирепее, чем дворяне. Среди дворян было много сторонников большевиков. Такие известные большевики, как Чичерин, Тухачевский, Дзержинский, происходили из старых дворянских родов.

Кроме того, большинство дворян имели образование, были ценными специалистами. Многие из них были не столько дворянами, сколько интеллигентами. Владимир Вернадский, названный одним из десяти «людей XX века», тоже происходит из старой дворянской семьи.

В результате одни дворяне были для советской власти страшными врагами, другие — «своими», третьи — «болотом», представители которого полезны. Дворянские корни имеют довольно многие жители современной России, в том числе и те, чьи предки вовсе не были большевиками. Самые известные из них — Никита Михалков и директор Эрмитажа Пиотровский.

Все это, конечно, не дворяне, а только потомки дворян.

Но потомки священников и купцов куда более редки — потому что для большевиков они были ненавистны поголовно. Одни — как носители «религиозного дурмана», другие — как владельцы собственности.

Истребление множества людей было частью политики строительства нового общества, своего рода «расчисткой площадки».

Это привело к разрыву культурной традиции, создало колоссальный психологический шок, последствия которого сказываются до сих пор (и будут сказываться еще долго). Но если писать об этом, то отдельные книги.

Не только истребление

Невозможно было построить нового общества, истребляя людей физически или «как класс». В ходе индустриализации возникал очень многочисленный, в миллионы человек, класс квалифицированных промышленных рабочих и инженеров. Во втором поколении это были люди уже с совершенно городскими привычками в быту, с уважением к книгам, со стремлением дать детям образование. Большинство из них имели корни в деревне, но были это никакие не крестьяне, а потомки крестьян (точно так же, как Пиотровские давно уже не дворяне, а потомки дворян).

Власть поставила задачу в рекордно сжатые сроки наверстать свою отсталость; она остро нуждалась во множестве учителей, врачей, других специалистов.

СССР возник как эксперимент «прогрессивных людей», остро страдавших культом разума. В те времена было такое поверье, будто человек абсолютно все может, все в силах познать, все последствия своих поступков способен просчитать, и чем скорее заменит Господа Бога, тем лучше.

Культ разума, культ силы человека реял над ранним СССР.

Потребность в специалистах и культ разума соединились, создавая ауру веселого, бодрого созидания, строительства чего-то нового.

Новая интеллигенция жила тяжело, работала много, но она и видела плоды своего труда. На глазах людей, которые в молодости работали на стройке, а по вечерам учились «на инженера», вставали новые заводы, кварталы новостроек и целые города, железные дороги и мосты. С каждой пятилеткой она жила все лучше даже в самом простом смысле — сытее.

Эта интеллигенция и эти рабочие уже были людьми нового, советского общества. У них не было корней в прошлом, они связывали свою судьбу с СССР.

Часть III КТО, КОГО И ЗАЧЕМ УБИВАЛ?

…убивал много людей, потому что был очень гениальный.

Граф Л. Н. Толстой

Глава 1

КОГО И ЗА ЧТО УБИВАЛИ ЛЕНИН И ТРОЦКИЙ?

Товарищи! Теперь вы видите, что власть находится в руках у совсем бешеных людей: не может же семилетний ребенок отвечать за поступки взрослых?!

В. Соловьев, унтер-офицер Колчака, впоследствии командир партизансокго отряда. Убит коммунистами в 1934-м

1937 год — символ бессудной расправы над заведомо невинными. Но разве все жертвы красного террора любого года были хоть в чем-то виноваты? До того, как оценить число и степень «виновности» жертв 1937-го, неплохо бы посмотреть, а как обстояло дело с террором до 1917 года? И вообще — до прихода к власти Сталина.

Жертвы эпохи Гражданской войны

Собственно говоря, все жертвы Гражданской войны, 9–13 млн. человек, можно считать жертвами попытки захватить власть и воплотить в России утопию.

Но интересно посмотреть, кого и за что уничтожали большевики в порядке объявленного ими же «красного террора». Обычно общее число жертв красного террора 1918–1922 годов в исторической литературе сегодня оценивается как «не менее 2 миллионов»131.

Трудно вообразимую цифру «не менее 2 миллионов» можно себе образно представить так. Интенсивный террор длился с июля 1918 г. по февраль 1922 года. Порядка 1300 дней. На середину этого периода действовало 610 Чрезвычайных комиссий разного уровня. Если предположить, что каждая из них расстреливала в среднем по 2 человека в день, это уже почти 1,6 миллиона. Мы не знаем, сколько она расстреливала на самом деле, но знаем, что в то же время действовало и более 1000 ревтрибуналов разного рода, каждый из которых тоже постоянно выносил смертные приговоры. Кроме того по меньшей мере полмиллиона было уничтожено при разного рода массовых акциях.

По данным Мельгунова статистика выглядит так:

Наиболее известные акты массового террора

Время Действие Число жертв

1918

Январь—февраль Расстрелы в Армавире 1342

Февраль Киевские расстрелы 2000

Лето Подавление Ярославского восстания 1500

Осень Подавление Ижевско-Воткинского восстания 7000

Декабрь Расстрел бастующих рабочих в Мотовилихе 100

1919

Март—апрель Подавление II Астраханского восстания 2000–4000.

Март—июнь Расстрелы в Харькове 3000

Февраль—август Киевские расстрелы 3000

Апрель—июль Расстрелы в Полтаве 2000

Апрель—сентябрь Расстрелы в Одессе 2200

Весь год Монастырская слободка под Саратовом 1500

1920

Начало года Истребление Уральских казаков 130 000?

Зима—весна Красноярский концлагерь 40 000

Март Уничтожение Николаевска-на-Амуре 20 000

Март и далее Архангельские расстрелы 3000

Август 1920 Расстрел в тюрьме в Екатеринодаре 1600

1921

Декабрь по июль Крымские расстрелы 50 000 -76 000

После февраля Расстрелы в Грузии 24 000

Март Кронштадтский расстрел 2103

Март—Апрель Расстрелы в Архангельске и Пертоминске 424

Весна Подавление Западно-Сибирского восстания 75 000

Лето Подавление Тамбовского восстания 70 000–90 000

Ноябрь Расстрелы заложников на Украине 5000

Частичный итог 482 500

Интересна таблица, опубликованная в эдинбургской газете «The Scotsman» (7 ноября 1923). Ее источник не указан; возможно, это данные британской разведки (русское население ходило в британские представительства с жалобами на большевиков).

В списке явно не хватает казаков (если они не скрыты в числе офицеров и солдат) и членов их семей и неполно охвачены другие массовые убийства. Но итог близок к оценке деникинской Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков (1 миллион 700 тысяч человек).

Жертвы красного террора 1918–1922 гг. по британским данным

28 епископов

1219 священников

6000 профессоров и преподавателей

9000 врачей

12 950 землевладельцев

54 000 офицеров

70 000 полицейских (?)

193 290 рабочих

260 000 солдат

355 260 различных работников умственного труда

815 000 крестьян

Итого: 1 776 747

Причем в обоих списках нет истребленных башкир, русских и нерусских последствий резни на Северном Кавказе, некоторых других сведений. Данные явно неполны.

Цифры в любом случае примерные, особенно когда речь заходит о незнатных, малообразованных, живших вдали от больших городов. За 1919–1922 годы в порядке «расказачивания» на Дону и Кубани, войны с крестьянами на Тамбовщине и в Сибири были уничтожены сотни тысяч человек, но достоверные оценки отсутствуют.

Выявляется чудовищная «пирамида»… Ее основание — огромное число жертв истребления людей целыми сословиями или группами населения. Бессудные расправы, и тут вообще все цифры — очень большие, десятки и сотни тысяч… и ну очень примерные. Тамбовских крестьян истребили то ли 50 тысяч человек, то ли 70 тысяч, то ли даже больше 100 тысяч. Уральских казаков — «около 130 тысяч». Все цифры примерные, круглые. Людей истребляют, даже не удосужившись пересчитать.

Второй уровень «пирамиды» — жертвы отдельных акций. Полусудебные расправы, когда велся хоть какой-то учет. Цифры тоже примерные, круглые, но на порядки меньшие. Расстрелы в Екатеринодаре — 1600. В Одессе — 2200.

Третий уровень — жертвы судебных расправ. Во время Гражданской войны их практически нет. Разве что еще в 1917 году мелькают буквально отдельные люди, единицы. Их всех мы знаем по именам: адмирал A. M. Щастный, кадеты С. В. Панова, депутаты Учредительного собрания А. И. Шингарев и Ф. Ф. Кокошкин.

После октября 1920-го. Бессудные расправы

В 1921–1923 годах в войне с крестьянством в Западной Сибири, на Урале и в Поволжье, на Кубани и в Тамбовской губернии погибло 238 тысяч красноармейцев132.

Потери повстанцев трудно определить сколько-нибудь точно. Миллион человек, включая и мирное население — это наиболее вероятная цифра. Но убедительной и точной статистики не может привести никто.

Одновременно страшный голод уносит то ли 5, то ли 7 миллионов крестьян в европейской России.

После Гражданской. Полусудебные расправы

Самый чудовищный маховик истребления людей развернулся сразу после взятия Крыма, в ноябре 1920 года.

Фрунзе хотел дать амнистию и право свободного выезда из Крыма всех сдающихся. Ленин одернул: «Расправиться беспощадно!». Причем красная разведка принимала все меры для того, чтобы поменьше людей уехали: распространяли листовки об окончании красного террора, засылали агитаторов.

После взятия Крыма вся власть в Крыму была передана «особой тройке»: председатель ЧК Михельсон, Бела Кун, его любовница, секретарь Крымского обкома РСДП(б) Розалия Семеновна Залкинд, еврейка из Киева, вошедшая в историю под одной из своих партийных кличек — Землячка. Любопытно, что в числе этих кличек была и такая, как Демон.

Перекоп перекрыли, выезд разрешался только по личному распоряжению Белы Куна. «Крым — это бутылка, из которой ни один контрреволюционер не выйдет», — говаривал Бела Кун.

Сначала объявили регистрацию офицеров, и те в массе своей явились — ведь остались в Крыму те, кто не хотел уезжать с Родины и кто поверил обещаниям большевиков. Все эти люди были уничтожены. Уцелели только те, кто почувствовали что-то и убежали в горы, к партизанам.

Потом погнали на расстрел членов семей офицеров, а также, вообще всех, кто имел хоть какое-то образование и хоть где-нибудь служил. Для этого на улицах арестовывали всех, кто прилично одет, кто говорит, как образованный человек. Потом устраивали облавы, население целых кварталов сгоняли в концлагеря и «сортировали», истребляя всех «классово неполноценных». И тоже, разумеется, целыми семьями.

Часто убиваемых раздевали в ЧК, и гнали или везли на телегах голыми к месту расстрела.

Мотивы убийств — происхождение, чистой воды геноцид. Людей истребляли по спискам «за дворянское происхождение», за «работу в белом кооперативе», «за польское происхождение». И наконец, за умение хорошо говорить по-русски.

«Окраины города Симферополя были полны зловония от разлагающихся трупов расстрелянных, которые даже не закапывали в землю. Ямы за Воронцовским садом и оранжереи в имении Крымтаева были полны трупами расстрелянных, слегка присыпанных землей, а курсанты кавалерийской школы (будущие красные командиры) ездили за полторы версты от своих казарм выбивать золотые зубы изо рта казненных, причем эта охота давала всегда большую добычу»133.

Если родные и близкие шли искать и похоронить своих — их тоже хватали и расстреливали. Целую партию беременных и женщин с грудными детьми расстреляли в Симферополе за еврейским кладбищем. И тоже долго не закапывали.

Одна из самых страшных в мировой литературе книг «Солнце мертвых» написана про Крым того времени Николаем Шмелевым134.

Впрочем, расстрелами не ограничились. Все бульвары в Севастополе были «украшены» сотнями повешенных. Офицеров вешали в полной форме, штатских — в одном белье, женщин голыми. Иногда в задний проход убиваемым забивали разбитые бутылки или отрезали половые органы. Явно не для того, чтобы получить какие-то сведения — это коммунисты так развлекались.

Генерал Данилов, служивший в штабе 4–1 Красной Армии, называл цифру истребленных в 80 тысяч человек между ноябрем 1920 и апрелем 1921 годов. И. С. Шмелев в показаниях Лозаннскому суду называл другую цифру: 120 тысяч. Хотя, конечно, как считать. Многих ведь угнали в Северные Лагеря, а больше 20 тысяч человек в самом Крыму умерли с голоду в зиму 1920–21 годов.

Концентрационные лагеря созданы еще в 1918 году: как места массового истребления людей. В Кинешме — на тысячу человек. В Омске — на 25 тысяч.

С 1920 года создаются Северные лагеря особого назначения. Позже СЛОН переносится на Соловецкие лагеря особого назначения. Но Соловки — это позже, это с конца 1920-х. А первоначально Северных лагерей было два: в Архангельске и в Холмогорах. Опыт Кедрова по истреблению остатков Северной армии и интеллигенции на Севере понравился: с севера приходило мало слухов. Сюда стали слать обреченных из Крыма, а потом и со всей России.

Например, после Кронштадтского восстания (которое, строго говоря, скорее Петроградское) сюда угнали примерно 6,5 тысячи матросов. Еще около 8 тысяч человек было убито в ходе боевых действий 8–18 марта 1921, 2103 оставшихся были расстреляны чекистами на месте, 6,5 тысячи угнаны на север… Уцелели только те, кто ушел по льду Финского залива в Финляндию. В советское время сообщали, что «главари мятежа бежали в Финляндию»135. Вранье. В Финляндию ушло примерно 8 тысяч человек. Ушли организованно, с оружием.

На Севере же, в Холмогорах, массовые казни летом шли на реке, а зимой пулеметы на морозе заедало. Коммунистам пришлось убивать людей в специальном «белом доме» — отдельно стоящей усадьбе. Только за январь—февраль 1921 года в «белом доме» истребили не менее 11 тысяч человек обоего пола. Восставшие матросы из Кронштадта в массе своей попали именно в «белый дом».

Потом погнали крестьянских повстанцев, забастовщиков, «агитаторов» (всех, кому не нравилась советская власть). Тут же истребляли «возвращенцев» — тех, кто ушел с Белой армией за рубеж, а потом вернулся.

В 1921 году принялись за офицеров, которые перешли из Белой Армии в красную. Скажем, 950 офицеров из армии Колчака сперва отправили в Москву, на «политические курсы красных командиров». Но тут война с Польшей кончилась, кадры уже не нужны. Офицеров всем составом курсов отправили на «переработку» — так официально называлось уничтожение в СЛОНе. Впрочем, и 300 «чисто красных» офицеров Балтфлота, которые всю Гражданскую войну отродясь нигде не были, кроме Красной Армии, тоже «переработали».

Потом принялись за социалистов. 28 декабря 1921 года пленум ЦК РКП (б) объявил партию эсеров вне закона, и десятки тысяч эсеров истребили. В 1923 году принялись за меньшевиков… Только в мае — еще 3 тысячи трупов.

В Одессе, Екатеринославе и Харькове в том же 1921 году расстреляло 5 тысяч человек в одном ноябре. В Смоленске «раскрыли заговор» в пользу Польши — 1500 расстрелянных. В Феодосии расстреливали гимназистов и гимназисток за связь с «зелеными». В Евпатории — мусульман за «контрреволюционные собрания в мечети». В Петрограде 32 женщины убиты за «недоносительство» на мужей или любовников. В Майкопе — 68 женщин и подростков как родственники «зеленых».

В 1921–1923 гг. маховик репрессий ничуть не уступал масштабу 1919–1920 годов. В Педагогическом институте в Киеве устроили выставку Исполкома: достижений за 1921 год. Среди экспонатов выставки — и стенд ЧК с диаграммой расстрелов. Наименьшее число за месяц составило 432. В Полтаве в 1921 году каждый месяц расстреливали не менее 100 человек.

Число жертв этих полусудебных расправ называют разное. Чаще всего — от 100 до 500 тысяч человек. Такой разброс цифр доказывает только одно: никто ничего толком не знает.

Судебные расправы

В 1921 году ВЧК арестовало 833 человека по делу «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева». Арестовало в Петрограде, образованных и активных. Судя по всему, организация и правда была: задержанные порой отвечали огнем. Что приятно, некоторые из них успели убить одного или нескольких чекистов.

Жертвы известны поименно: в конце концов освободили 448 человек, отправили в концлагеря 83, 96 человек расстреляно по приговору или убито при задержании. В числе расстрелянных — Николай Гумилев.

Новый виток антирелигиозного маразма

В разгар «голода в Поволжье» (голодало 37 губерний) Церковь хотела сотрудничать с «Помголом». Ей запретили. «Зато» 23 февраля 1922 г. вышел декрет ВЦИК о насильственном изъятии церковных ценностей — якобы в помощь голодающим. Фактически никто не использовал изъятых ценностей для спасения людей, да и не планировал этого. Власть сознательно использовала вопрос о церковных ценностях для того, чтобы начать мощную антицерковную кампанию.

В марте в ряде мест население восставало против ограбления церквей. В В Шуе в Воскресенском соборе находилась икона Шуйско-Смоленской Божи-ей Матери. Написана она в 1654–1655 гг., во время свирепствующей в Шуе страшной «моровой язвы». Автор иконы — шуйский изограф Герасим Тихонов сын Иконников. Уже на другой день после написания иконы иконописец увидел образ иконы измененным. Он пытался исправить изображение, но на следующий день повторилось то же самое. Это было первое чудо Шуйской иконы, а насчитывается их, хорошо задокументированных, 109.

Когда коммунисты покусились на икону, народ обоего пола толпой пошел на преступников. Били пулеметы, от рук коммунистов погибло несколько сотен людей обоего пола.

В связи с этими событиями 19 марта 1922 г. Председатель Совнаркома Ленин направил секретное письмо Молотову… Документ этот такого свойства, что его полезно привести полностью: «Я думаю, что здесь наш противник делает громадную ошибку, пытаясь втянуть нас в решительную борьбу тогда, когда она для него особенно безнадежна и особенно невыгодна. Наоборот, для нас именно данный момент представляет из себя исключительно благоприятный и вообще единственный момент, когда мы можем с 99 из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь, и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь, и только теперь, громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного. духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету. Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности и никакое отстаивание своей позиции, в Генуе в особенности, совершенно немыслимы. Взять в свои руки этот фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть, и несколько миллиардов) мы должны во что бы то ни стало. А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указываютна то, что позже сделать это нам не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы либо обеспечил нам сочувствие этих масс, либо, по крайней мере, обеспечил бы нам нейтрализование этих масс в том смысле, что победа в борьбе с изъятием ценностей останется безусловно и полностью на нашей стороне.

Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что если необходимо для осуществления известной политической цели пойти на ряд жестокостей, то надо осуществлять их самым энергичным образом и в самый короткий срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут. Это соображение в особенности еще подкрепляется тем, что по международному положению России ддй нас, по всей вероятности, после Генуи окажется или может оказаться, что жестокие меры против реакционного духовенства будут политически нерациональны, может быть, даже чересчур опасны. Сейчас победа над реакционным духовенством обеспечена полностью. Кроме того, главной части наших заграничных противников среди русских эмигрантов, то есть эсерам и милюковцам, борьба против нас будет затруднена, если мы именно в данный момент, именно в связи с голодом проведем с максимальной быстротой и беспощадностью подавление реакционного духовенства.

Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий. Самую кампанию проведения этого плана я представляю следующим образом:

Официально выступать с какими бы то ни было мероприятиями должен только тов. Калинин, — никогда и ни в каком случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий.

Посланная же от имени Политбюро телеграмма о временной приостановке изъятия не должна быть отменяема. Она нам выгодна, ибо посеет у противника представление, будто мы колеблемся, будто ему удалось нас запугать (об этой секретной телеграмме именно потому, что она секретна, противник, конечно, скоро узнает).

В Шую послать одного из самых энергичных, толковых и распорядительных членов ВЦИК или других представителей центральной власти (лучше одного, чем нескольких), причем дать ему словесную инструкцию через одного из членов Политбюро. Эта инструкция должна сводиться к тому, чтобы он в Шуе арестовал как можно больше, не меньше, чем несколько десятков представителей местного духовенства, местного мещанства и местной буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрету ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Тотчас по окончании этой работы он должен приехать в Москву и лично сделать доклад на полном собрании Политбюро или перед двумя уполномоченными на это членами Политбюро. На основании этого доклада Политбюро даст детальную директиву судебным властям, тоже устную, чтобы процесс против шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе, как расстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи, а по возможности также и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров. (Выделено мною. — А.Б.)

Самого Патриарха Тихона, я думаю, целесообразно нам не трогать, хотя он, несомненно, стоит во главе всего этого мятежа рабовладельцев. Относительно него надо дать секретную директиву Госполитупру, чтобы все связи этого деятеля были как можно точнее и подробнее наблюдаемы и вскрываемы, именно в данный момент. Обязать Дзержинского, Уншлихта лично делать об этом доклад в Политбюро еженедельно.

На съезде партии устроить секретное совещание всех или почти всех делегатов по этому вопросу совместно с главными работниками ГПУ, НКЮ и ревтрибунала. На этом совещании провести секретное решение съезда о том, что изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно, ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем больше число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать»136.

30 марта заседало Политбюро, на котором по рекомендациям Ленина был принят план разгрома церковной организации, начиная с «ареста Синода и Патриарха. Печать должна взять бешеный тон… Приступить к изъятию по всей стране, совершенно не занимаясь церквами, не имеющими сколько-нибудь значительных ценностей».

Одним словом, плевать было Ленину на смерть крестьян от голода, плевать на исторические и культурные ценности. Все, что его интересовало: прибрать к рукам чисто материальные ценности Церкви и истребить как можно большее число политических врагов коммунистов. И только.

В марте 1922 по приказу Ленина начались групповые аресты, показательные процессы и расстрелы духовенства. В СЛОНе без всякого судебного фарса уничтожили не меньше 15 тысяч священников и монахов.

Процессы над священниками прошли в Москве, Питере, Чернигове, Полтаве, Смоленске, Архангельске, Новочеркасске, Витебске. В 1922 году только по суду уничтожили священников 2691, монахов и монахинь — почти 6 тысяч.

Иногда число арестованных и судимых просто вызывает улыбку. Так, в Петрограде было арестовано 87 человек. Судебный процесс над ними проходил с 10 июня по 5 июля 1922 г. 10 подсудимых приговорили к расстрелу, шестерым из которых смертная казнь была заменена тюрьмой. Расстреляли митрополита Вениамина (Казанского), архимандрита Сергия (Шеина), адвоката И. М. Ковшарова, профессора Ю. П. Новицкого. Судили — 87! Расстреляли четверых!

…А сколько «черносотенцев» и «черносотенок» бежали, шли и ползли к иконе Шуйско-Смоленской Божьей Матери под пулеметами чекистов?

И тут обычная «пирамида»: на фоне сотен тысяч и миллионов бессудных жертв 15 тысяч полусудебных — капля. Но и 15 тысяч — очень много в сравнении с 2691 человеком.

Глава 2

КОГДА НАЧАЛИСЬ СУДЕБНЫЕ РЕПРЕССИИ?

— За что тебя арестовали?

— Не знаю…

— Тогда 10 лет. А тебя?

— Гвоздик украл…

— Тогда 25 лет.

Анекдот 1930-х
Подтасовки «перестройки»

Наверное, многие публицисты «перестройки» разделяли убеждения Мандельштам, Гинзбург, Бабеля и других… существ этого круга. Но если подсо-ветский человек и не разделял этих убеждений, он жил в поле соответствующих воспоминаний. Если он и чувствовал или даже знал ложь этих мемуаров, владел информацией другого рода, «капитаны перестройки» не стали бы его печатать. В результате руками бойких публицистов «перестройки» совершилось как минимум три подтасовки.

1. Все «дела» неизменно связывались с именем Сталина и только Сталина. Получалось, что все остальные коммунисты ни к Большому террору, ни к системе ГУЛАГа не причастны.

А слоган «сталинские репрессии» вошел в русский язык как устойчивый фразеологизм.

2. Все «дела» относились к 1930-м годам. Получалось, что до года Великого перелома в СССР строй был почти вегетарианским.

3. Много писалось о страданиях коммунистов, и о том, что лагеря забиты людьми, «готовыми капля за каплей отдать кровь за советскую власть»137.Получалось, что репрессии и террор были направлены против хороших коммунистов плохими — теми коммунистами, которые извратили предначертания Маркса и Энгельса, отступились от «ленинских норм» и стали строить «неправильный социализм».

Действительность иная: репрессии это не сталинские, а коммунистические. Репрессии и террор изначально были частью политики ВКП(б) с декабря 1917 года. Ответственность за них несет не один Сталин, а вся верхушка ВКП(б), начиная с нежнейшего кумира коммунистов, «гениального» В. И. Ульянова-Ленина и ославленного в СССР, чудовищно оклеветанного Троцкого.

Первые сфабрикованные дела

21 марта 1923 г. в Москве начался суд по делу католического духовенства Петрограда. Священников обвинили в создании антисоветской контрреволюционной организации, цель которой — противодействия декрету об отделении церкви от государства и инструкции о порядке проведения в жизнь этого декрета. Само обвинение полный бред, потому что католическая церковь никогда не была единой с государством в царское время. Но кого смущали такие «мелочи»?

Через 5 дней суда архиепископ Ян Цепляк и прелат К. Р. Будкевич были приговорены к смерти. Цепляку Президиум ВЦИК заменил смертный приговор десятью годами тюремного заключения. А приговор Будкевичу был утвержден: он, оказывается, был государственным изменником в пользу «иностранного буржуазного правительства». В чем состояла «измена» Будкевича? В том, что он общался с польскими дипломатами? Никто никогда не предъявлял никаких доказательств подрывной работы Будкевича: ни шпионажа, ни диверсий. Ни-че-го. Тем не менее он был расстрелян. Дело лицеистов сфабриковано ОГПУ в 1925 г. Группа выпускников Александровского лицея обвинялись в создании контрреволюционной монархической организации.

По делу лицеистов в ночь на 15 февраля 1925 г арестовано свыше 150 человек, из них большинство выпускники Александровского лицея, выпускники училища правоведения (М. Н. Фицтум фон Экстед, А. А. Арнольди, П. Н. Юматов и др.), бывшие офицеры лейб-гвардии Семеновского полка (полковник А. А. Рихтер, полковник А. Н. Гривениц и др.). Словом, выпускники элитных учебных заведений для дворянства.

Из числа обвиняемых 26 человек по постановлению Коллегии ОГПУ от 22.6.1925 расстреляны, 25 человек приговорены к различным срокам заключения в лагерь, 29 человек приговорены к различным срокам ссылки.

Бывший директор лицея Владимир Александрович Шильдер умер во время следствия. Почти все осужденные по делу лицеистов впоследствии были расстреляны или погибли в лагерях.

«Дело фокстротистов» прогремело в 1927–1928 гг. «Фокстротисты» были виновны в том, что не участвовали в «культурной революции», собирались и танцевали фокстрот. Все они получили крупные сроки.

«Шахтинское дело»

Шахтинское дело, оно же «Дело об экономической контрреволюции в Донбассе», прогремело в 1928 году. Началось оно с того, что полномочный представитель ОГПУ в Северном Кавказе Е. Г. Евдокимов и начальник экономического отдела Северо-Кавказского управления ОГПУ К. И. Зонов доложили «наверх»: аварии, происходящие на шахтах треста «Донуголь», являются непосредственным результатом целенаправленного «вредительства». А пакостят рабочим и крестьянам люди из «бывших», объединенные в антисоветскую нелегальную контрреволюционную вредительскую организацию. Разоблачать «бывших» доблестным органам помогали рабочие, заподозрившие неладное.

На скамью подсудимых уселось сразу 53 человека: руководителей и специалистов угольной промышленности из Верховного Совета народного хозяйства, треста «Донуголь» и шахт в Шахтинском районе Донбасса. Это были инженеры и техники, работавших до революции в угольной промышленности, бывшие шахтовладельцы и акционеры, а также, «разумеется», бывшие члены партии меньшевиков. Их обвиняли в том, что созданная ими «контрреволюционная организация»:

«1. Охватывала собой не только наиболее крупные рудоуправления Донбасса и руководящий центр До-нугля, но имела своих сторонников и активных членов среди высшего руководящего технического персонала каменноугольной промышленности в Москве.

2. Была связана с такими же организациями в других отраслях промышленности.

3. Одновременно была связана… с органами и деятелями иностранных держав, не имеющими никакого отношения к каменноугольной промышленности, как таковой.

4. Ставила своей задачей не только экономическое вредительство, но и прямое оказание помощи неприятелю в момент грядущей подготовляемой капиталистическим миром интервенции»138.

Доблестные органы уверяли, что еще в 1920 году во время съезда совета горнопромышленников, который происходил после освобождения Донбасса частями Красной Армии, бывшие владельцы отдали приказание своим служащим остаться под красными и начать «вредительские действия».

Сперва гадили индивидуально. С 1922 году создали целые организации, и этим организациям бывшие шахтовладельцы и иностранные разведки уплатили в общей сложности 700 тысяч рублей «за сохранение в порядке отобранных у них шахт, за переоборудование и улучшение их и, наконец, за сокрытие от сов-власти наиболее ценных месторождений с тем, чтобы наиболее важные подземные богатства к моменту падения Советской власти могли быть возвращены хозяевам нетронутыми и неистощенными»139.

Как сочетаются задачи сохранять в порядке и переоборудовать шахты и затопление шахт и взрывы в штреках — вопрос не ко мне. Куда делись 70 тысяч рублей — тоже неведомо. Цель следователей была проста: заставить дать «чистосердечные признания», которые и считались доказательствами.

Делу сразу же было придано значение общегосударственного и сверхважного. Судебные заседания, проходившие в колонном зале Дома союзов, начались 18 мая 1928 и продолжались 41 день. Кроме государственных обвинителей, в заседаниях принимали участие 42 общественных обвинителя (те самые взволнованные контрреволюцией рабочие). Обвиняемых защищали 15 адвокатов. На суде присутствовали многочисленные журналисты и зрители. 23 из 53 обвиняемых отказались признать себя виновными, 10 признали свою вину лишь частично.

6 июля 1928 года 49 специалистов Донбасса были приговорены к различным мерам наказания Верховным судом СССР под председательством ректора МГУ Андрея Вышинского. За то, что создали «вредительские группы в раде рудоуправлений Донбасса, правлении треста «Донуголь» и в правлении ВСНХ СССР» для того, чтобы нанести вред советской власти. Суд «оперировал фактами аварий и затоплений на шахтах, а также антисоветских высказываний ряда лиц». За кошмарный язык, незнание спряжений и склонений тоже пусть отвечают «сталинские соколы». За сохранение шахт для бывших владельцев никого почему-то не покарали. Пути доставки денег и взрывчатки остались неведомы.

11 человек приговорили к расстрелу. 5 расстреляли 9 июля 1928 г. Для шести остальных расстрел был заменен 10 годами. Четверо обвиняемых (в том числе два германских подданных) были оправданы и четверо (в том числе один германский подданный) приговорены к условным срокам наказания. Остальные — к лишению свободы сроком от 1 до 10 лет с поражением в правах на срок от 3 до 5 лет.

Добавить остается, что по результатам расследования Генеральной прокуратуры РФ все осужденные по делу были реабилитированы за отсутствием состава преступления. Комиссия по реабилитации выявила много случаев фальсификации доказательных материалов и отсутствие вины у осужденных140.

Песня о «вредительстве»

Шахтинское дело не имеет ни малейшего отношения к Сталину. Но в нем уже есть все стороны политических процессов, сливающихся сегодня в одно пятно с названием «1937 год».

В бардаке, который царит в государстве, власть обвиняет своих же врагов. Или тех, кого назначает во враги. Выбор жертв для процесса — абсолютно произвольный. Главное — чтобы они были виноваты во внезапном наступлении зимы, жаре летом, осенних дождях, наводнениях и взрывах рудничного газа.

Пренебрежение к доказательности — полнейшее. Единственное доказательство виновности — признание подсудимых. Не случайно же сталинский главный прокурор А. Вышинский позже назовет признание «царицей доказательств». При этом «вредительство» и не надо доказывать. На шахтинском процессе обсуждалось «скрытое» и «тонкое» вредительство. Благодаря этим видам вредительства человек мог производить «хорошее впечатление», а рудник процветал. Но дело, конечно, не в невиновности обвиняемых. Дело в том, что очень уж ловко работали контрреволюционеры.

Само слово «вредительство» применялось еще во время Гражданской войны. Но Шахтинское дело — первое, когда за вредительство судили и казнили. Первые показательные процессы шли над «теми, кто не с нами». Оканчивают, понимаешь, хорошие учебные заведения, сволочи, фокстроты танцуют, пока пролетариат на помойке пропитание ищет. Теперь судили именно «затаившихся врагов». Таким врагом мог оказаться кто угодно и обвинить его можно в чем угодно.

Коммунисты взялись за задачи такого масштаба, которые вообще невозможно решить без колоссальных усилий, лишений и потерь. Тем более, если противопоставлять себя всему остальному человечеству, и полагаться можно только на самого себя. Самым естественным образом индустриализация была запрограммирована на множество провалов, неудач и тупиковых путей. Признавать коллективную вину ВКП(б) или ее отдельных членов не могла: она объявила себя партией, владеющей абсолютной истиной в последней инстанции. Поиск «врагов» и «вредителей» становился находкой… Но не Сталина, а ВКП(б), и в том числе врагов Сталина. Тухачевский, позже расстрелянный за «вредительство», написал на проекте несоразмерно громадного танка: «Глупость или вредительство».

Естественно, коммунисты хотели вырастить класс «своих» специалистов, на которых могли полагаться. Но на это нужно было время. Основную массу рабочих, однако, составляли вчерашние неграмотные крестьяне, не обладавшие достаточной квалификацией для работы со сложной техникой. В результате СССР очень зависел от старой технической интеллигенции. А большинство этих специалистов были довольно скептически настроены к коммунистическим лозунгам.

Вину за провалы и неудачи экономической политики ВКП(б), срывы темпов индустриализации и коллективизации, коммунисты старались свалить на «вредителей» из числа «классовых врагов».

Почему сами коммунисты верили в «саботаж» и «вредительство»? Потому что им это было выгодно. И. Ефремов, обсуждая «охоту за ведьмами» в Европе 16–17 веков, верно писал, что власти сваливали на «ведьм» собственную неспособность решать важные вопросы экономики и управления141.

Почему в это верили народные массы? По крайней мере, многие люди? Потому что для полуязыческого сознания естественно видеть всякий неуспех как происки внешнего врага. Это типично для всякого архаического сознания142. Даже любители оправдывать любое преступление коммунистов писали о жертвах «сталинских репрессий» как о своего рода человеческих жертвоприношениях143.

В результате стали возможны обвинения, вполне подобные обвинениям «ведьм» в насылании эпидемий, ураганов или нашествия жуков на сады. Например, обвинения в саботаже наблюдения солнечных затмений, подготовке заведомо неверных отчетов о финансовом положении СССР, приводивших к подрыву его международного авторитета, недостаточное развитие текстильных фабрик и подрыв таким образом экономики СССР по заданию иностранных разведок, порча семенного материала путем его заражения, сознательная недостаточная поставка запчастей, неравномерное распределение товаров по районам СССР (тоже по заданию вражеских разведок), ведущее к дефициту и так далее.

Уроки Шахтинского дела

В общем, не Сталин придумал и «вредительство», и такую форму борьбы за власть, как публичные массовые процессы. И тут он вовсе не первооткрыватель. Но прелесть ситуации оценил: «…Нельзя считать случайностью так называемое Шахтинское дело. «Шахтинцы» сидят теперь во всех отраслях нашей промышленности. Многие из них выловлены, но далеко еще не все выловлены. Вредительство буржуазной интеллигенции есть одна из самых опасных форм сопротивления против развивающегося социализма. Вредительство тем более опасно, что оно связано с международным капиталом»144.

Привести ВСЕ процессы о «вредительстве» невозможно и не нужно. Важно, что сразу после Шахтинского процесса в 1928 году в стране были произведены аресты работников Наркомата путей сообщения. Главных обвиняемых не удалось подготовить к открытому процессу, аналогичному Шахтинскому, они были расстреляны весной 1929 года. Началось ДО Сталина, продолжалось ПРИ Сталине.

Глава 3

«НЕОПРАВДАННЫЕ РЕПРЕССИИ СТАЛИНА»

— Зачем же ты Джона пристрелил?! Он же свой?!

— Не помню… Наверное, случайно.

Из вестерна
Дело «Промпартии» и родственные дела

В ноябре 1930 года газета «Известия» опубликовала обвинительное заключение по делу «Промпартии». Обществу сообщалось, что за истекшие два года усилиями ОГПУ раскрыт целый ряд вредительских организаций, действовавших под руководством единого руководящего центра.

Написано хлестко: «материалы по делу раскрытой, наконец, ОГПУ к./р. организации, называвшей себя «Промышленной Партией» или «Советом Союза инженерных организаций», объединившей в единую организацию все отдельные вредительские организации по различным отраслям промышленности и действовавшей не только по указаниям международных организаций бывших русских и иностранных капиталистов, но и в связи и по прямым указаниям правящих сфер и генерального штаба Франции по подготовке вооруженного вмешательства и вооруженного свержения Советской власти — подтвердили целиком эти выводы».

Какой-то кошмар: внутренние и внешние враги объединяются. И вообще не сегодня-завтра Франция нападет на СССР.

Главой «Промпартии» был объявлен профессор Л. К. Рамзин — директор Теплотехнического института, член Госплана и ВСНХ. На основании его показаний строились основные пункты обвинения во время следствия и суда. На этих же основаниях арестовали больше 200 «вредителей».

Процесс по делу «Контрреволюционной организации Союза инженерных организаций (Промышленная партия)» состоялся 25 ноября — 7 декабря 1930 года. Шуму было много. Л. К. Рамзин и остальные четверо подсудимых были приговорены к расстрелу, замененному по решению ВЦИК десятью годами тюремного заключения. Судя по всему, власти отлично понимали, что он ни в чем не виновен: а в 1936 году Л. К. Рамзина освободили по амнистии. В 1943 году ему была присуждена Сталинская премия «за выдающиеся научные изобретения». В этом же году основал кафедру котлостроения в Московском энергетическом институте, которую и возглавлял до своей смерти в 1948 г.

Большинство осужденных по делу «Промпартии» также вскоре были амнистированы.

Параллельно с основным делом были сфабрикованы так называемые отраслевые дела «Промпартии»: «вредительстве» в угольной промышленности, в нефтяной промышленности, в металлопромышленности, в текстильной промышленности, в химической секции Госплана, в лесной промышленности, в цементной промышленности, в электротехнической промышленности, в области топливо-снабжения, в энергетической промышленности, в энергетической военной промышленности, в энергетике транспорта, в Наркомате путей сообщения. Особо выделены были дела «ленинградской группы», «профсоюза инженерно-технических работников», «экономической группы в ВСНХ», «отраслевой контрреволюционной организации «Промпартии» в Госплане» и другие. Общее число расстрелянных и посаженных перевалило за тысячу.

На процессе «Промпартии» прозвучали обвинения в адрес арестованных по делу «Трудовой крестьянской партии», среди которых наиболее известные ученые: Н. Д. Кондратьев и А. В. Чаянов. Первоначально это было «дело контрреволюционной эсеро-кулацкой организации Кондратьева-Чаянова». Вскоре было изобретено новое название: «Трудовая крестьянская партия», чтобы связать обвиняемых с организацией «Трудовая крестьянская партия», созданной в 20-х годах в Праге эсером С. С. Масловым. С С. С. Масловым Н. Д. Кондратьев был довольно близко знаком, это облегчило дело.

Согласно обвинительному заключению, фигуранты были признаны виновными в том, что

— входили в состав нелегальной «Трудовой крестьянской партии»;

— ставили своей целью свержение Советской власти и создание буржуазно-демократической республики.

— «проводили вредительство» в различных отраслях сельского хозяйства;

— состояли в связи с руководителями контрреволюционных организаций;

— вербовали в контрреволюционную организацию специалистов сельского хозяйства;

— были преступно связаны с иностранными гражданами.

Готовился новый открытый политический процесс, и Сталин писал Молотову в начале сентября 1930 года: «Разъяснение в печати «дела» Кондратьева целесообразно лишь в том случае, если мы намерены передать это «дело» в суд. Готовы ли мы к этому? Считаем ли нужным передать «дело» в суд? Пожалуй, трудно обойтись без суда. Между прочим: не думают ли гг. обвиняемые признать свои ошибки и порядочно оплевать себя политически, признав одновременно прочность соввласти и правильность метода коллективизации? Было бы недурно».

Однако Н. Д. Кондратьев хотя и признал «прочность соввласти» и «правильность метода коллективизации», но отрицал обвинения в подготовке интервенции. Выставить его на публичный процесс было сложновато. К тому же по всему миру поднялась волна протестов видных деятелей науки, литературы и искусства. А. Эйнштейн, М. Планк, Г. Манн и многие другие протестовали против гонений на ученых.

Поэтому вскоре И. В. Сталин дал новую директиву: «Подождите с делом передачи в суд кондратьевского «дела». Это не совсем безопасно. В половине октября решим этот вопрос совместно. У меня есть некоторые соображения против».

Отметим, что слово «дело» вождь всех народов взял в кавычки.

Обвиняемые по «делу ТКП» никогда не были выведены на открытый процесс. 21 сентября 1931 года В. Р. Менжинский утвердил обвинительное заключение по делу «Центрального Комитета контрреволюционной вредительской организации «Трудовая крестьянская партия». К моменту составления обвинительного заключения Коллегией ОГПУ уже были осуждены: по делу Московской областной организации ТКП — 68 человек; по делу Ленинградской областной организации — 106; по делу Северо-Кавказской организации — 120; по делу Нижегородской Краевой организации — 24; по делу Областной организации в Центрально-Черноземной области — 132; по делу Западной областной организации — 174; по делу Средне-Волжской организации — 107; по делу Западно-Сибирской организации — 35; по делу Крымской организации — 26; по делу Украинской организации — 143; по делу Уральской областной организации — 26; по делу Ивановской областной организации — 96; по делу Нижне-Волжской организации — 56. Всего известно про арест 1296 человек в связи с делом ТКП, но данные явно не полны.

В 1937–1938 гг. многие из осужденных по делу ТКП были вновь арестованы и приговорены к расстрелу (А. В. Чаянов — в 1937-м; Н. Д. Кондратьев — в 1938 г.).

В 1941 году одним из обвинений Н.И Вавилова стало то, что он «является одним из руководителей антисоветской организации, именовавшейся «Трудовая крестьянская партия». В свое время Вавилов ходатайствовал за арестованных по делу ТКП. Теперь припомнили.

Дело «Трудовой крестьянской партии» пересмотрено в 1987 г., проходящие по нему лица реабилитированы за отсутсвием состава преступления.

Третье дело в ряду этих тесно связанных процессов — дело «Союзного бюро ЦК РСДРП(м)». То есть дело экономистов и плановиков, бывших членов партии меньшевиков, работавших в Госплане, ЦСУ и других хозяйственных и научных учреждениях.

Открытый процесс над бывшими меньшевиками состоялся в марте 1931 г. Обвиняемым вменялся саботаж в области планирования хозяйственной деятельности, связи с иностранными разведками145.

Как свидетельствуют опубликованные в 1990 году в журнале «Коммунист»' (№ 11) письма И. В. Сталина, он не только внимательно следил за ходом следствия, но и указывал В. Р. Менжинскому, какие показания требуются от арестованных. Он писал, в частности: «…сделать одним из самых важных узловых пунктов новых (будущих) показаний верхушки ТКП, «Промпартии» и особенно Рамзина вопрос об интервенции и сроке интервенции… Если показания Рамзина получат подтверждение и конкретизацию в показаниях других обвиняемых (Громан, Ларичев, Кондратьев и K°), то это будет серьезным успехом ОГПУ»146.

Пулковское дело

Процессы «Промпартии» и «Крестьянской партии» — не последние политические процессы, на которых главными обвиняемыми были «затаившиеся классовые враги». В 1936–1937 годах было сфабриковано так называемое Пулковское дело. По существу, с Пулковской обсерватории все только началось…

С 1934 года вся мировая астрономическая наука готовилась изучать солнечное затмение 19 июня 1936 года. Наблюдать его должны были в основном с территории СССР. Расширившаяся переписка с зарубежными коллегами и послужила первым поводом. Ученых обвинили в «участии в фашистской троцкистско-зиновьевской террористической организации, возникшей в 1932 году по инициативе германских разведывательных органов и ставившей своей целью свержение Советской власти и установление на территории СССР фашистской диктатуры»147. Члены «контрреволюционной» группы якобы в 1936 году задумали убить Сталина, а до этого, с 1929, скрывали найденные месторождения и саботировали наблюдения затмений.

Само название Пулковское дело возникло позже и в материалах дел не употреблялось. Арестованы были сотрудники многих научных организаций — астрономы, геологи, геофизики, геодезисты, математики ряда научных и учебных заведений в разных городах. Арестованные под пытками оговаривали себя и коллег, число арестованных множилось и достигло более чем 100. В том числе около 30 астрономов, что составляло примерно 10–20 процентов общего числа активно работающих в то время в СССР астрономов.

«Сотрудники НКВД широко использовали такие компрометирующие, по их разумению, особенности представителей ученого сословия, как «сомнительное» происхождение (из дворянских или буржуазных семей) и нерусские фамилии, владение языками и обучение и (или) работа за границей (обычно в Германии), одновременная работа в трех и более учреждениях, личное знакомство и участие в совместных работах, зарубежные контакты, беспартийность»148.

По крайней мере 8 человек были приговорены к смерти, остальные приговорены к 10 и 5 годам заключения. Жены и дети ссылались и сажались как «члены семей изменников Родины», родственники ссылались из столиц.

Почти все осужденные были реабилитированы в конце 1950-х годов за отсутствием состава преступления.

Что характерно — не 1930 и не 1932 годы сделались мрачным символом «сталинщины». И даже не Пулковское дело 1937 — символ «сталинских репрессий». Этим символом стали исключительно процессы над коммунистами.

Ленинградское дело, или, От «вредителей» — к самим коммунистам!

Волна судебных расправ над членами ВКП(б) поднялась с 1934 года, и связано это с убийством СМ. Кирова 1 декабря 1934 г. Сколько ни орали борцы за демократию», что «Сталин Кирова убил», а до сих пор темна вода во облацех. Существует даже мнение, что Киров как раз был самым преданным Сталину коммунистом, и его убийство ослабляло Иосифа Виссарионовича. В любом случае, с этого времени начинается серия процессов над самими коммунистами, в том числе высокопоставленными. Шли эти процессы в 1934–1938 годах, и по их-то поводу и возникло больше всего шума.

Уже в официальном сообщении об убийстве Кирова говорилось о необходимости «окончательного искоренения всех врагов рабочего класса». В тот же день И. Сталин собственноручно подготовил постановление ЦИК и СНК СССР «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик».

«Внести следующие изменения в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик по расследованию и рассмотрению дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти:

1. Следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней.

2. Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде.

3. Дела слушать без участия сторон.

4. Кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о помиловании, не допускать.

5. Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесении приговора»149.

Сталин прямо велел разрабатывать «зиновьевский след», обвинив в убийстве Кирова Г. Е. Зиновьева, Л. Б. Каменева и их сторонников. Через несколько дней начались аресты бывших сторонников зиновьевской оппозиции, а 16 декабря были арестованы сами Каменев и Зиновьев. 28–29 декабря 14 человек, непосредственно обвиненных в организации убийства, были приговорены к расстрелу.

В приговоре утверждалось, что все они были «активными участниками зиновьевской антисоветской группы в Ленинграде», а впоследствии — «подпольной террористической контрреволюционной группы», которую возглавлял так называемый Ленинградский центр. 9 января 1935 г. в Особом совещании при НКВД СССР по уголовному делу «ленинградской контрреволюционной зиновьевской группы Сафарова, Залуцкого и других» были осуждены 77 человек. 16 января были осуждены 19 обвиняемых по делу так называемого Московского центра во главе с Зиновьевым и Каменевым. Все эти процессы были грубо сфабрикованы150.

О. Г. Шатуновская в письме А. Н. Яковлеву утверждает, что в личном архире Сталина «был обнаружен собственноручно составленный список двух сфабрикованных им «троцкистско-зиновьевских террористических центров» — Ленинградского и Московского»151.

В течение нескольких последовавших лет Сталин использовал убийство Кирова как повод для окончательной расправы с бывшими политическими противниками, возглавлявшими различные оппозиционные течения в партии в 1920-е годы или принимавшими в них участие. Все они были уничтожены по обвинениям в террористической деятельности.

Полусудебные репрессии

Намного больше людей пошло по этапу не после показательных процессов, а в эдаком судебно-адми-нистративном порядке.

В закрытом письме ЦК ВКП(б) «Уроки событий, связанных с злодейским убийством тов. Кирова», подготовленном и разосланном на места в январе 1935, помимо предъявления Каменеву и Зиновьеву повторных обвинений в руководстве «ленинградским» и «московским центрами», которые являлись «по сути дела замаскированной формой белогвардейской организации», Сталин напоминал и о иных «антипартийных группировках», существовавших в истории ВКП(б) — «троцкистах», «демократических централистах», «рабочей оппозиции», «правых уклонистах» и прочих. Команда понятная: «фас!»152

17 января 1935 г. Политбюро ЦК КПУ поставило вопрос о переводе бывших активных троцкистов и зиновьевцев из крупных промышленных центров республики и о подготовке материалов на исключенных из партии, в том числе за принадлежность к «троцкистскому и троцкистско-зиновьевскому блоку».

26 января 1935 г. Сталин подписал постановление Политбюро о высылке из Ленинграда на север Сибири и в Якутию 663 бывших сторонников Зиновьева. Одновременно 325 бывших оппозиционеров были переведены из Ленинграда на партийную работу в другие районы.

В марте—апреле 1935 Особое совещание при НКВД СССР осудило ряд известных партийных деятелей (А. Г. Шляпников и др.), поддержавших в 1921 во время дискуссии по материалам X съезда партии платформу «рабочей оппозиции», по сфальсифицированному делу о создании «контрреволюционной организации — группы "рабочей оппозиции"».

В январе-апреле 1935 органы НКВД «раскрыли» так называемое «кремлевское дело», в рамках которого была арестована группа служащих правительственных учреждений в Кремле по обвинению в создании террористической группы, готовившей покушения на руководителей государства. В связи с этим делом 3 марта 1935 был снят с поста секретаря ЦИК СССР Авель Енукидзе. Его сменил бывший прокурор СССР А. И. Акулов, которого, в свою очередь, сменил первый заместитель А. Я. Вышинский.

27 мая 1935 г. приказом НКВД СССР в республиках, краях и областях были организованы «тройки» НКВД, в состав которых входили начальник Управления НКВД, начальник Управления милиции и областной прокурор. «Тройки» принимали решения о высылке, ссылке или заключении в лагерь сроком до 5 лет.

Логика политический борьбы? Несомненно. Сталин чистил днище корабля от любого сомнительного люда. Но очень четко видна еще одна логика: избавление от старых коммунистов. От «идейных борцов за что-то там», от «сделавших революцию» и убежденных, что за это великое деяние мы все теперь перед ними вечно в долгу.

И еще одна логика… Как правило, «идейные» показали себя никуда не годными работниками. Шло избавление от дармоедов и бездельников.

Чистка партии

С 1933 по 31 декабря 1934 проводилась первая «генеральная чистка» ВКП(б). Потом таких «чисток» было еще несколько. В ходе «чистки» из партии, насчитывавшей 1916,5 тыс. членов, было исключено 18,3 %. Закончилась «чистка», тут же началась «проверка партийных документов», продолжавшаяся по декабрь

1935 г. Еще 10–20 тысяч исключенных. А 14 января

1936 г. было объявлено о «замене партийных документов», что и было проделано к сентябрю 1936 г. с исключением 18 %. Исключенные члены партии попадали под репрессии в первую очередь. Около 700–800 тысяч человек «вычистили» как «классово чуждые элементы» и как «примазавшихся». Но тут еще логика вычищения опять же недостаточно активных, в том числе и на производстве. Хочешь быть в правящей партии? Вступай… Но тогда изволь быть передовиком и реально вести за собой массы, а не только орать на партсобраниях.

Основная масса большевиков, игравших ведущие роли в 1917 году или позже в Советском правительстве, были казнены. Единственным членом первоначального состава Политбюро 1917 года, уцелевшим после чистки, был сам Сталин. Из остальных пяти четверо были расстреляны, а пятый, Лев Троцкий, исключен из партии, изгнан из страны и убит в 1940 г.

Из семи членов Политбюро, избранных между революцией 1917 года и смертью Ленина, четверо были расстреляны, один, М. Томский, покончил жизнь самоубийством, и лишь двое, Молотов и Калинин, остались в живых и у власти.

Из 1966 делегатов XVII съезда ВКП(б) («Съезда победителей»), состоявшегося в начале 1934 г. (последний съезд перед чисткой), 1108 были арестованы, и большинство из них расстреляны.

Многие члены партии, занимавшие достаточно видное положение, были осуждены и приговорены к расстрелу или к крупным срокам Военной коллегией Верховного суда СССР, которая выносила приговоры после рассмотрения каждого дела в закрытом заседании в течение 10–20 минут без участия обвинения и защиты, на основании списков, утвержденных лично Сталиным и его ближайшими приближенными.

Первый раз дела рассматривались таким образом 4 октября 1936 года, когда Политбюро осудило и приговорило 585 человек по списку, поданному Ежовым и Вышинским.

Нарушение законности? Да. Но разве эти люди на законном основании убивали и пытали всю свою поганую жизнь?

Московские процессы

В 1936–1938 гг. состоялись три больших открытых процесса над бывшими высшими деятелями ВКП(б), которые были в 1920-е годы связаны с троцкистской или правой оппозицией. За рубежом их назвали Московскими процессами.

Обвиняемым, которых судила Военная коллегия Верховного суда СССР, вменялось в вину сотрудничество с западными разведками с целью убийства Сталина и других советских лидеров, роспуска СССР и восстанрвления капитализма, а также организация вредительства в разных отраслях экономики с той же целью.

Первый Московский процесс над 16 членами так называемого Троцкистско-Зиновьевского террористического центра состоялся в августе 1936. Основными обвиняемыми были Зиновьев и Каменев. Помимо прочих обвинений им инкриминировались убийство Кирова и заговор с целью убийства Сталина.

Второй процесс (дело «Параллельного антисоветского троцкистского центра») в январе 1937 г. прошел над 17 менее крупными руководителями, такими, как Радек, Пятаков и Сокольников. 13 человек были расстреляны, остальные отправлены в лагеря, где вскоре умерли.

Третий процесс 2–13 марта 1938 г. состоялся над 21 членами так называемого Правотроцкистского блока.

Основными обвиняемыми были видные деятели партии, еще с конца 1920-х обвиненные в правом уклоне и составлявшие в разное время ту или иную оппозицию курсу Сталина: это А. И. Рыков, Н. И. Бухарин, бывшие троцкисты Н. Н. Крестинский, Х. Г. Раковский. Важнейшим обвиняемым был также бывший нарком внутренних дел Г. Г. Ягода.

Эти 21 человек обвинялись «в измене Родине, шпионаже, диверсии, терроре, вредительстве, подрыве военной мощи СССР, провокации военного нападения иностранных государств на СССР, то есть в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 5812, 582, 587, 588, 589 и 5811 УК РСФСР». Обвинение включало в себя классические пункты:

— составление заговорщицкой группы под названием «правотроцкистский блок», поставившей себе названные цели, а также восстановление капитализма и отторжение от СССР союзных республик и Приморья;

— связь с иностранными разведками, в частности, с немецко-фашистской (непосредственно или через Л. Д. Троцкого), подготовка вооруженной агрессии против СССР, получение помощи от иностранных правительств и антисоветской и троцкистской эмиграции;

— целенаправленное вредительство на производстве и в сельском хозяйстве;

— организация кулацких восстаний в тылу Красной Армии в случае будущей войны;

— убийства деятелей советского государства: С. М. Кирова, В. Р. Менжинского, В. В. Куйбышева.

— убийство Максима Горького и его сына М. А. Пешкова.

— покушение на Ленина в 1918 году, подготовка покушений на Сталина и Н. И. Ежова.

Анекдотичность обвинений очевидна. Иногда кажется, что Сталин просто издевается над всеми, предлагая верить в Радека — убийцу Ленина.

Защитников имели только трое, остальные подсудимые при окончании предварительного следствия, а затем и на суде отказались от защитников, заявив, что защищаться будут сами.

На суде заслушивались показания свидетелей, рассказывавших о причастности Бухарина в 1918 году к группе «левых коммунистов», и показания экспертов: эти утверждали, что обвиняемые врачи действительно имели возможность ускорить смерть Менжинского (экспертиза опиралась при этом на слова тех же врачей).

Основную мадсу доказательств составили материалы предыдущих процессов и показания самих обвиняемых.

Все подсудимые признали свою вину, повторяли свои показания, добытые на предварительном следствии, каялись в преступлениях перед народом. До сих пор спорят, чем объясняется их поведение. Есть версия, что они были сломлены пытками, Есть — что их семьи стали заложниками. Есть, что коммунисты психологически не могли «идти против партии» и считали свою гибель «полезной для построения социализма». Скажу честно — у меня нет ни малейшего желания копаться в психологии этих монстров. Пусть занимается кто-то менее брезгливый.

13 марта 1938 года суд приговорил всех подсудимых, кроме троих, к расстрелу. Троих приговорили к 25, 20 и 15 годам заключения. Все эти трое, Плетнёв, Раковский и Бессонов были расстреляны 11 сентября 1941 года в Медведевском лесу под Орлом вместе с 154 другими политзаключенными при приближении гитлеровских войск.

По внутренним документам ВКВС Бухарин, Рыков и Крестинский были приговорены к расстрелу еще 2 марта, в день начала процесса. Возможно, это не ошибка, а отражение реального положения дел: сперва приговорили, потом огласили на суде.

Все осужденные, кроме Ягоды, были расстреляны и похоронены 15 марта на спецобъекте «Коммунарка» Московской области (ныне около МКАД). Дата и место расстрела и похорон Ягоды неизвестны. Естественно, есть версия «чудесного спасения» Ягоды. Есть и версия о том, что Ягода еще несколько месяцев был расстрельщиком во внутренней тюрьме НКВД.

Все осужденные на Третьем Московском процессе были реабилитированы в 1988 г. Кроме Ягоды.

Пропагандистская кампания

Во время Московских процессов была развернута пропагандистская кампания в прессе. Многократно в ней печатались письма с осуждением обвиняемых, в том числе от лица видных советских ученых153. Под некоторыми письмами с требованием «уничтожить предателей Родины!», «Раздавить ядовитых гадов!» стояли подписи академиков Комарова, Губкина, Терпигорева, Вавилова…

Политическая проституция? Явно не всегда. Мало кто любил и уважал «доблестную» «ленинскую гвардию».

«Дело Тухачевского»

Дело Тухачевского, официально: дело «антисоветской троцкистской военной организации» — дело по обвинению 9 крупных советских военачальников в организации военного заговора с целью захвата власти. Из них армейский комиссар 1-го ранга, начальник Политуправления РККА, первый зам. наркома обороны СССР, Я. Б. Гамарник застрелился накануне ареста. Остальных судили.

Эти 9 высших руководителей РККА обвинялись в

— передаче в 1932–1935 годах представителям германского Генштаба секретных сведений военного характера;

— разработке в 1935 году подробного оперативного плана поражения Красной Армии на основных направлениях наступления германской и польской армий;

— подготовке террористических актов против членов Политбюро ЦК ВКП(б) и советского правительства;

— подготовке плана вооруженного «захвата Кремля» и ареста руководителей ЦК ВКП(б) и советского правительства, то есть подготовка военного переворота, назначенного на 15 мая 1937.

Целью организации был объявлен насильственный захват власти в СССР в обстановке военного поражения от Германии и Польши.

Следствие заняло меньше месяца, судебное заседание прошло через 2 дня после утверждения обвинительного заключения и заняло всего один день. При этом судебное заседание было закрытым, подсудимые лишены права на защиту и обжалование приговора. В материалах суда не приводятся какие-либо факты, подтверждающие предъявленные обвинения в шпионаже, заговоре и подготовке террористических актов. Приговор от 11 июня 1937 года целиком основан на признаниях (или «признаниях»?) подсудимых.

И июня 1937 г. Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР приговорило к расстрелу с конфискацией имущества и лишением воинских званий: маршала СССР М. Н. Тухачевского, командарма 1-го ранга И. Э. Якира, командующего войсками Киевского ВО, командарма 1-го ранга И. П. Уборевич, командующего войсками Белорусского ВО; командарма 2-го ранга А. И. Корка, начальника Военной академии им. М. Фрунзе, ком-коров Р. П. Эйдельмана, В. К. Пугну, атташе при полпредстве СССР в Великобритании, Б. М. Фельдмана, начальника Управления по начальствующему составу РККА, и В. М. Примакова — заместителя командующего войсками Ленинградского ВО.

Приговор был приведен в исполнение через несколько часов по завершении суда в ночь на 12 июня 1937 г.

Типичный «сталинский» процесс, не утруждающий себя доказательствами. Не удивительно, что у многих современников и последующих исследователей возникали сомнения в обоснованности приговора и сильнейшие подозрения в незаконных методах получения показаний.

13 января 1957 года все 9 были реабилитированы за отсутствием состава преступления. По мнению Комиссии по реабилитации, признания подсудимых были получены с использованием пыток и избиений. А других доказательств, кроме самооговоров, попросту нет.

Сложность в том, что наличие в РКККА сильной оппозиции Сталину поступали много раз уже в 1929–1934 годах. Эта информация не вышла из недр спецслужб, но уж Сталину наверняка была известна. По мнению ряда исследователей, настоящей причиной процесса был заговор с целью захвата власти. Обвинения же в шпионаже было призвано сделать процесс более приемлемым для остальной военной верхушки154. Аналогичное дело о заговоре в верхушке РККА разрабатывалось ОГПУ еще в 1930 г. Сталину представили материалы о том, что группа крупных военачальников во главе с Тухачевским готовит захват власти и убийство самого Сталина. Сведения основаны только на показаниях арестованных преподавателей Военной академии Какурина и Троицкого. Тухачевский на очной ставке все категорически отрицал и был признан невиновным155.

Судя по тому, как вела себя Красная Армия в 1941 году, у Сталина были очень веские основания считать заговор высших военачальников реальностью.

Репрессии в РККА. 1937–1938

Дело Тухачевского стало спусковым крючком для начала широкомасштабных репрессий в РККА. Из 8 членов «специального присутствия», выносившего приговор 11 июня 1937 года, расстреляны были 4. Маршал В. К. Блюхер, по одним данным, расстрелян, по другим — умер под пытками. Уцелели только

B. В. Ульрих, М. С. Буденный и Б. М. Шапошников.

В 1937–193S годах были расстреляны: из 5 маршалов— 3; из 5 командармов I ранга — 3; из 10 командармов II ранга — 10; из 57 комкоров — 50; из 186 комдивов — 154; из 16 армейских комиссаров I и II рангов — 16; из 26 корпусных комиссаров — 25; из 64 дивизионных комиссаров — 58; из 456 командиров полков — 401156. Чудовищный масштаб «чистки», разумеется.

Но когда речь заходит о людях менее сановитых, масштаб полусудебных расправ, как всегда, делается менее ясным. Разные исследователи приводят очень разные данные о количестве репрессированных военных.

Как утверждает, например, публицист-сталинист И. Пыхалов, со ссылкой на архивные источники, в течение 1937–1938 гг. в армии, с учетом всех последующих пересмотров дел (изменений статей и восстановлений), было репрессировано 17 776 человек157командного состава, из них 9701 было уволено и 8075 арестовано.

В. Г. Клевцов утверждает, что в 1937–1938 гг. было физически уничтожено 35,2 тыс. офицеров, Д. А. Волкогонов158 и Д. М. Проэктор159 пишут о 40 тыс. репрессированных. Н. Г. Павленко пишет: «…только в армии с мая 1937 года по сентябрь 1938 года был репрессирован 36 761 военачальник»160. А. М. Самсонов пишет о 43 тыс.161, Н. М. Раманичев — о 44 тыс.162, Ю. А. Горьков — о 48 773163.

В публицистике называются цифры и покруче: 50 тыс. репрессированных164, И даже: «Более 70 тысяч командиров Красной Армии были уничтожены Сталиным еще до войны»165.

В. Н. Рапопорт и Ю. А. Геллер пишут: «Поэтому мы вынуждены считать, что убыль кадрового состава за два года чистки составила приблизительно 100 тыс. человек»166. Л. А. Киршнер утверждает, что было репрессировано 50 % офицеров: «Считается, что в предвоенный период репрессировано 44 тыс. человек командного состава, свыше половины офицерского корпуса»167.

Цифры противоречат друг другу, и становится непонятно — а сколько вообще было людей в этом самом офицерском корпусе?

Уничтожение лучших?

Естественно, возникал вопрос — зачем? Что тут — шизофрения Сталина? Борьба за власть? По поводу уже событий 11 июня 1937 немецкий журнал «Верфронт» в 1937 писал в статье «новое лицо Красной Армии»: «После суда Сталин распорядился расстрелять восемь лучших командиров РККА. Так закончился краткий период реорганизации командования Красной Армии… Военная квалификация была принесена в жертву политике и безопасности большевистской системы»

Выдвигалась версия, что репрессии против верхушки РККА вызваны красивой операцией германской разведки: стремясь 'ослабить Красную Армию перед войной, германская разведка «закинула» Сталину такую «дезу».

Со сталинской чисткой РККА многократно связывали поражение Красной Армии в 1941 году. На это толсто намекают и Жуков, и Рокоссовский, а современный публицист даже утверждает, что «без войны в застенках и лагерях НКВД погиб почти весь великолепный офицерский корпус — становой хребет Красной Армии»168.

Правда, Гитлер думал совершенно иначе: после заговора верхушки вермахта в июле 1944 он говорил: «Вермахт предал меня, я гибну от рук собственных генералов. Сталин совершил гениальный поступок, устроив чистку в Красной Армии и избавившись от прогнивших аристократов».

Большинство «прогрессивно мыслящих людей» полагали и тогда, полагают и сейчас, что «процессы изменников» и чистки 1935–1938 годов являются возмутительными примерами варварства, неблагодарности и проявлением дурных качеств самого Сталина, который завидовал гениальным полководцам вроде Якира и Тухачевского.

Сложность в том, чтобы найти подтверждение симптомов гениальности этих лиц. Якир славен в основном тем, что во время Гражданской войны держал при себе отряд из 500 китайских палачей. Тухачевский пытался писать теоретические труды… К счастью, их не раз издавали, можно почитать и убедиться: ничего в них нет, кроме идеологических заклинаний169. Не случайно же В. Суворов посвятил «репрессиям в РККА» книгу с выразительным названием «Очищение»170. Суворов совершенно солидарен с Гитлером: «очищенная» от революционеров армия стала намного более боеспособной. Не будь «очищения», и победа во Второй мировой стала бы маловероятной.

Методы, конечно, чудовищные, но помимо жестокости Сталина стоит отметить и его просто неправдоподобную дальновидность и прозорливость. Впрочем, он уже в 1906 году и во время жизни в Курейке наблюдал идейных революционеров вблизи. Судя по всему, ему хватило.

Репрессии в органах государственной безопасности

Чистки в органах ВЧК—ОГПУ—НКВД начались еще в начале 1920-х. Убирали людей с явной психиатрической клиникой, «излишне активных» деятелей красного террора, не способных к аналитической и розыскной работе.

Иные чекисты попали под раздачу, пытаясь участвовать в политической борьбе. Яков Блюмкин, один из самых ярких чекистов, был расстрелян за попытку передать Радеку письмо высланного из страны Троцкого. Крупную чистку провел в «своем» ведомстве Ягода.

В сентябре 1936 г. Ягода был перемещен на пост наркома связи, в 1937 г. арестован, и в феврале 1938 г. предстал на Третьем московском процессе, где был обвинен в сотрудничестве с иностранными разведками и убийстве Максима Горького. Уничтожение свидетеля, который «слишком много знал»? Наверное.

С 6 сентября 1936 г. наркомом внутренних дел вместо Ягоды стал Ежов. Под его чутким руководством проведены Второй и Третий Московские процессы и «Дело Тухачевского». Сама чистка 1937–1938 годов ассоциируется в первую очередь с именем Ежова — так называемая ежовщина. Обрушилась «ежовщина» и на само НКВД.

С 1 октября 1936 г. по 15 августа 1938 г. было арестовано 2273 сотрудников госбезопасности, из них за «контрреволюционные преступления» — 1862. После прихода Берии за 1939 год к ним прибавилось еще 937 человек. Часть из них была потом освобождена и восстановлена в органах, но вообще-то при численности НКВД до 800 тысяч человек — не очень много.

Всего было репрессировано около 20 тысяч сотрудников органов государственной безопасности, в числе которых почти все руководящие работники ВЧК времен Дзержинского: А. Х. Артузов, Г. И. Бокий, М. Я. Лацис, М. С. Кедров, В. Н. Манцев, Г. С. Мороз, И. П. Павлуновский, Я. Х. Петере, М. А. Трилиссер, И. С. Уншлихт, В. В. Фомин.

Трудно представить себе «коллекцию» более отвратительных, преступных и опасных типов.

Члены семей репрессированных

Известна фраза Сталина: «Сын за отца не отвечает». Она была произнесена Сталиным в декабре 1935 г. На совещании в Москве передовых комбайнеров с партийным руководством один из них, башкирский колхозник Гильба, сказал: «Хотя я и сын кулака, но я буду честно бороться за дело рабочих и крестьян и за построение социализма». Вот тут-то Сталин и произнес: «Сын за отца не отвечает».

Звучит чудесно, да только как же быть с решением Политбюро ЦК ВКП(б) № П51/144 от 5 июля 1937? Решение это вот такое:

«1. Принять предложение Наркомвнудела о заключении в лагеря на 5–8 лет всех жен осужденных изменников Родины членов правотроцкистской шпионско-диверсионной организации, согласно представленному списку.

2. Предложить Наркомвнуделу организовать для этого специальные лагеря в Нарымском крае и Тур-гайском районе Казахстана.

3. Установить впредь порядок, по которому все жены изобличенных изменников Родины право-троцкистских шпионов подлежат заключению в лагеря не менее как на 5–8 лет. Всех оставшихся после осуждения детей-сирот до 15-летнего возраста взять на государственное обеспечение, что же касается детей старше 15-летнего возраста, о них решать вопрос индивидуально.

4. Предложить Наркомвнуделу разместить детей в существующей сети детских домов и закрытых интернатах наркомпросов республик.

Все дети подлежат размещению в городах вне Москвы, Ленинграда, Киева, Тифлиса, Минска, приморских городов, приграничных городов».

Во исполнение этого приказа 15 августа 1937 последовала соответствующая директива НКВД, уже содержащая ряд уточнений:

регламентированы тотальные репрессии только против жен и детей, а не вообще любых членов семьи, как в приказе Политбюро;

жен предписано арестовывать вместе с мужьями;

бывших жен предписано арестовывать только случае, если они «участвовали в контрреволюционной деятельности»;

детей старше 15 лет предписано арестовывать только в случае, если они будут признаны «социально-опасными»;

арест беременных женщин, имеющих на руках грудных детей, тяжелобольных может быть временно отложен;

дети, оставшиеся после ареста матери без присмотра, помещаются в детские дома, «если оставшихся сирот пожелают взять другие родственники (не репрессируемые) на свое полное иждивение — этому не препятствовать».

В дальнейшем практика репрессий против «членов семей изменников Родины» (ЧСИРов) несколько раз корректировалась.

В октябре 1937 г. директивой НКВД репрессии в отношении ЧСИР расширены с осужденных членов «правотроцкистского блока» также на ряд осужденных по части «национальных линий» («польская линия», «немецкая», «румынская», «харбинская»). Однако уже в ноябре такие аресты прекращены.

В октябре 1938 г. НКВД перешел к арестам не всех поголовно жен осужденных, а только тех, кто «содействовал контрреволюционной работе мужей», или в отношении которых «имеются данные об антисоветских настроениях».

27 августа 1938 г. выходит циркуляр НКВД, допускающий односторонний развод с осужденным/осужденной одного из супругов, оставшегося на воле.

Приказом НКВД 00 486 1937 года на Административно-хозяйственное управление НКВД было возложено особое задание по изъятию детей врагов народа и определению этих детей в детские учреждения или передаче родственникам на опеку.

Согласно приказу НКВД № 00 386 было арестовано 18 тыс. жен осужденных и изъято 25 тыс. детей.

В 1950-е годы после XX съезда КПСС основная масса ЧСИР реабилитированы.

Интересно, что члены семей «бывших людей» (бывших священников, белогвардейцев, царских чиновников, дворян) не заключались в лагеря. Они подвергались ряду других ограничений — ограничения при поступлении в вузы, при приеме на работу, при призыве в Красную Армию, часто ограничивались избирательные права («лишенцы»). Такая дискриминация прямо подталкивала многих людей скрывать элементы своей биографии и спровоцировала кампанию «Отрекаемся от своих отцов».

Но они не рассматривались как ЧСИР.

Пытки

В ходе репрессий для выбивания признательных показаний в широких масштабах применялись пытки.

Во времена хрущевской «оттепели» советская прокуратура осуществила проверку ряда политических процессов и групповых судебных дел. Во всех случаях проверка вскрыла грубую фальсификацию, когда «признательные показания» были получены под пытками.

Во времена Хрущева специальная комиссия ЦК КПСС под руководством секретаря ЦК П. Н. Поспелова выявила «факты незаконных репрессий, фальсификации следственных дел, применения пыток и истязаний заключенных»171 17. В ходе допросов кандидата в члены Политбюро Р. Эйхе сломали позвоночник. Маршал В. Блюхер скончался в Лефортовской тюрьме от последствий побоев. В докладе комиссии Поспелова приведены документы, свидетельствующие о том, что применение пыток санкционировал лично Сталин.

Поданным комиссии Н. М. Шверника арестованные, которые старались доказать свою невиновность и не давали требуемых показаний подвергались пыткам и истязаниям. К ним применялись так называемые «стойки», «конвейерные допросы», заключение в карцер, содержание в специально оборудованных сырых, холодных или очень жарких помещениях, лишение сна, пищи, воды, избиения и различного рода пытки.

В записке приводится выдержка из письма заместителя командующего Забайкальским военным округом комкора Лисовского: «…Били жестоко, со злобой. Десять суток не дали минуты сна, не прекращая истязаний. После этого послали в карцер… По 7–8 часов держали на коленях с поднятыми вверх руками или сгибали головой под стол и в таком положении я стоял также по 7–8 часов. Кожа на коленях вся слезла, и я стоял на живом мясе. Эти пытки сопровождались ударами по голове, спине»172 19.

К. Рокоссовскому на следствии выбили 9 зубов, сломали 3 ребра, молотком отбили пальцы ног. Дважды его водили на расстрел, но стреляли не в него, а в других заключенных, стоявших рядом. Но нужных показаний арестованный Рокоссовский не подписал173.

Генерал А. В. Горбатов (впоследствии Герой Советского Союза) вспоминал: «Допросов с пристрастием было пять с промежутком двое-трое суток; иногда я возвращался в камеру на носилках. Затем дней двадцать мне давали отдышаться… Выдержал я эту муку во втором круге допросов. Дней двадцать меня опять не вызывали. Я был доволен своим поведением. Но когда началась третья серия допросов, как хотелось мне поскорее умереть174»!

СССР подавал пример другим «странам народной демократии». Как же строит социализм без пыток! В 1948–1952 годах в социалистических странах Восточной Европы прошло несколько волн чисток, сопровождавшихся открытыми политическими процессами над бывшими коммунистическими руководителями по образцу процессов 1930-х годов, признаниями обвиняемых, сделанными под пытками175.

Масштабы бедствия

На московский процессах осуждено 16, 17 и 21 человек. По делу Тухачевского — 9. По «делам специалистов» 1930–1932 голов и по «Пулковскому делу» — около 500.

Если брать полусудебные репрессии против армии, то репрессировано максимально порядка 50 тысяч человек. В НКВД — от силы 20 тысяч. Закон о ЧСИРах обрек на ссылки, лишения и смерть порядка 43 тысяч человек.

Обычное соотношение жертв судебных и полусудебных расправ.

Ужасно — но где же миллионы репрессированных?

Миллионы появляются, когда мы рассматриваем не только репрессии в отношении военной и политической верхушки СССР, даже не только репрессии в отношении «буржуазных специалистов». И вообще не только судебные и полусудебные репрессии.

Другой вопрос, что «1937» — символ именно этих репрессий, касавшихся очень узкого круга людей, как правило, виновных в том, что они сами отправляли других на тот же конвейер смерти. Или сами организовывали этот конвейер.

Глава 4

СПОР О МАСШТАБАХ

Даже маленький слон больше большого мангуста.

Индусская поговорка
Что же такое «сталинские репрессии»?

Предоставим коммунистам самим спорить друг с другом, были ли «сталинские репрессии» продолжением «ленинских правовых норм» или нарушением этих норм. Предоставим им же делить убийство людей на «оправданное» и «неоправданное».

Зададимся более осмысленным вопросом: что же именно считать репрессиями? Погибшие в ходе тайной войны красных с белыми и зелеными на территории других стран — будем считать жертвами репрессий? Убитых в Париже Кутепова и Петлюру, похищенного и повешенного Миллера? Басмачи, убиваемые из пулеметов в 1932-м и 1934 году — они кто? Жертвы репрессий или убитые во время войны?

В самом СССР считать ли репрессированным мальчишку, получившего 5 лет за изготовление самодельного ножа или 10 лет за кражу булки из магазина? Границы очень уж неопределенные.

Так вот и спорят ученые, кого же считать репрессированным. Осужденные по ст. 58 УК РСФСР 1926 года («контрреволюционные преступления») в любой системе подсчетов составляют только часть репрессированных. Но даже если учитывать только их, «герои 37-го» мгновенно тонут в море собратьев по несчастью.

Зловещая «пятьдесят восьмая»

25 февраля 1927 г. ЦИК ввел «определения» уголовным кодексом контрреволюционных преступлений. 30 марта 1930 и 15 февраля 1931 ЦИК СССР принял, под руководством Калинина, «определения» преступлений против порядка управления. По ним к контрреволюционным элементам (КРЭ, «Каэры») были отнесены, лишены имущества и направлены на истребление в лагеря миллионы людей, не желавших вступать в колхозы, сдавать имущество и объявленных злостными неплательщиками государственных заданий.

Статья 58-й УК РСФСР «Контрреволюционные преступления»… Уголовный кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики редакции 1926 года. Вступил в силу 1 января 1927 года и с многочисленными изменениями и дополнениями действовал до 1 января 1961 года, т. е. до вступления в силу принятого 27 октября 1960 года Уголовного кодекса РСФСР.

«Уголовный кодекс РСФСР. Особенная часть Глава первая Преступления государственные 1. Контрреволюционные преступления 58–1. Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими, на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции. В силу международной солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР. 6 июня 1927 г. (СУ № 49, ст. 330).

58–6. Шпионаж, т. е. передача, похищение или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционным организациям или частным лицам, влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества, а в тех случаях, когда шпионаж вызвал или мог вызвать особо тяжелые последствия для интересов Союза ССР, — высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся с лишением гражданства союзных республик и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда с конфискацией имущества. Передача, похищение или собирание с целью передачи экономических сведений, не составляющих по своему содержанию специально охраняемой государственной тайны, но не подлежащих оглашению по прямому запрещению закона или распоряжению руководителей ведомств, учреждений и предприятий, за вознаграждение или безвозмездно организациям и лицам, указанным выше, влекут за собой — лишение свободы на срок до трех лет. 6 июня 1927 г. (СУ № 49, ст. 330). Примечание 1. Специально охраняемой государственной тайной считаются сведения, перечисленные в особом перечне, утверждаемом Советом народных комиссаров Союза ССР по согласованию с советами народных комиссаров союзных республик и опубликовываемом во всеобщее сведение. 6 июня 1927 г. (СУ № 49, ст.330). Примечание 2. В отношении шпионажа лиц, упомянутых в ст. 193–1 настоящего Кодекса, сохраняет силу ст. 193–24 того же Кодекса. 9 января 1928 г. (СУ № 12, ст. 108). 58–11. Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой, влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в соответствующих статьях настоящей главы. 6 июня 1927 г. (СУ № 49, ст.33О). Примечания: Глава первая введена в действие со времени вступления в силу Положения о преступлениях государственных, принятого 3-й сессией III созыва Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР 25 февраля 1927 года (СЗ 1927 г. № 12, ст.123)»176.

Массовый террор

При Н. С. Хрущеве с «культом личности Сталина и его последствиями» хотя бы пытались разбираться. В 1956 г. работала целая комиссия под председательством П. Н. Поспелова: «Комиссия по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), избранных на XVII съезде партии».

По данным этой комиссии, в 1937–1938 годах было арестовано по обвинению в антисоветской деятельности 1 548 366 человек, и из них расстреляно 681 6922. Из этого невероятной) количества 436 тысяч осуждено особыми тройками НКВД по «кулацкой операции». 247 тысяч — по «национальным операциям», 41 тысяча — военными трибуналами.

Как видите, основная масса репрессированных и уничтоженных приходится на «кулаков» и на операции против целых народов. Об этих двух группах репрессированных нам придется говорить особо и отдельно. Но главное — на фоне этих полчищ истребленных, колоссальных груд покойников, как-то странно смотрится завывание о «1937» как трагедии верхушки коммунистов. Даже репрессии по РККА (если относить к военнослужащим все 41 тысячу по данным комиссии Поспелова) кажутся незначительными. А Московские процессы? 16… 17… 21 человек… Дело Тухачевского? 9 человек…

Но нельзя же видеть только репрессии 1937–1938 годов отдельно от всех прочих? Даже если в эти годы был пик? Тогда же, в эпоху Хрущева, стали считать эти потери.

В феврале 1954 г. на имя Н. С. Хрущева была подготовлена справка, подписанная Генеральным прокурором СССР Р. Руденко, министром внутренних дел СССР С. Кругловым и министром юстиции СССР К. Горшениным. В этом документе впервые называлось число осужденных за «контрреволюционные преступления» за период с 1921 по 1 февраля 1954 г.

Согласно справке, всего за этот период было осуждено Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек, в том числе приговорено к смертной казни 642 980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2 369 220 человек, к ссылке и высылке — 765 180 человек177.

Есть и другая справка, о числе осужденных за «контрреволюцию» за период с 1921 г. по 1938 г. по делам ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД и с 1939 г. по середину 1953.Эту справку подписал начальник архивного отдела МВД Павлов. Возможно, на основании «данных Павлова» была составлена и справка, направленная Хрущеву. По Павлову, в эти сроки за «контрреволюционные преступления» было осуждено судебными и внесудебными органами 4 060 306 человек, из них приговорено к смертной казни 799 455 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах — 2 631 397 человек, к ссылке и высылке — 413 512 человек, к «прочим мерам» — 215 942 человек178.

Цифры в этих справках сильно расходятся. Возможно потому, что на подлиннике справки Павлова, хранящейся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), к цифре 2945 тыс. (количество осужденных за 1921–1938 гг.) неизвестной рукой карандашом сделано примечание: «30 % угол. = 1062». То есть кто-то счел, что «на самом деле» 30 % всех осужденных за «контрреволюционные преступления» с 1921 г. по 1938 г. по делам ВЧК-ГПУ—ОГПУ—НКВД составляют уголовники.

Тут тоже цифры не совпадают… Хотя бы потому что 30 % от 2945 тысяч составляет 884 тысяч, а не 1062. Сталинский сокол сознательно наводил тень на плетень? Или он просто не умел считать179?

Есть и другие цифры, причем они практически никогда не совпадают. Впрочем, в каждой приведенной официальной справке и годы учитываются разные и понятие «репрессий» различное.

В 1963 году для Президиума ЦК КПСС составлена была справка, подписанная Н. Шверником, А. Шелепиным, 3. Сердюком, Р. Руденко, Н. Мироновым, В. Семичастным. Согласно справке, с 1935 по 1953 год были арестованы по политическим обвинениям 2 760 234 человека, из них расстреляны 748 146.

Согласно сообщению КГБ СССР от 16 июня 1988 года, с 1930 по 1953 год были арестованы по политическим обвинениям 3 778 234 человек, из них расстреляны 786 098 человек180.

В том же 1988 году по данным статистики областных управлений КГБ СССР, насчитали даже 4 308 487 арестованных и 835 194 расстрелянных, но уже за срок с 1918 по 1953 годы181.

У ученых тоже цифры не совпадают, но в целом схожи с данными и друг друга, и с официальными сведениями. В. В. Лунев полагает, что за 1930–1953 годы за «конрреволюционные преступления» осуждено 3 613 654 человек, из них расстреляно 755 528182.

По данным С. А. Воронцова, за период с 1930 по 1939 по ст. 58 УК РСФСР 1926 года было осуждено 2,8 млн. человек, из них 1,35 млн. — в 1937–1938 годах. За эти десять лет 724,4 тыс. осужденных были приговорены к расстрелу, из них 684,2 тыс. — в 1937–1938 годы183.

Цифры совершенно чудовищные. В мирное время страна потеряла сотни тысяч людей. Впрочем, почему мирное? Фактически коммунисты вели с населением захваченной страны жестокую гражданскую войну. Это была война утопистов с реальностью. Реально существующую Россию (и другие страны СССР) заколачивали в утопию. И потери полусудебные, как всегда, составляют малую толику всех репрессий.

При оценке общего числа жертв политических репрессий необходимо учитывать не только самих осужденных за «контрреволюционные преступления». Репрессиям подвергались и члены семей осужденных. Обычно они проходили по документам не как осужденные за «контрреволюционные преступления», а как «социально опасные» или «социально вредные элементы». Или вообще никак не учитывались — например, маленькие дети.

Дядя моей второй бывшей жены был сослан в составе всей семьи «раскулаченных». В 1932 году ему было 2 года. Никаких документов о его «репрессированное™», естественно, не было. И на старости лет Сергей Иванович не мог получить никаких официальных подтверждений тому, что был сослан в Сибирь. И таких сосланных от эмбрионов в утробе матерей до детей младшего школьного возраста — сотни тысяч, учитывая многодетность крестьян.

В любом случае, кроме осужденные за «контрреволюционные преступления» по 58 статье было и много других категорий уничтоженных, умерших от невыносимых условий жизни, посаженных и сосланных. Это как минимум три категории людей, о которых вы не найдет ни полслова ни у Мандельштам, ни у Бабеля, ни у Гинсбург, ни у «рулевых перестройки», обличавших негодяя Сталина, убивавшего необычайно милых членов «ленинской гвардии».

Это:

1. Жертвы «раскулачивания», то есть уничтожения крестьянства как класса собственников земли.

2. Репрессированные народы.

3. Жертвы неоправданно жестоких наказаний по некоторым уголовным статьям (по «закону о колосках», за прогулы и т. п.).

Споры о числе репрессированных

К сожалению, оценка общего числа жертв может вестись только примерно. В отличие от официальной статистики НКВД по осужденным по 58-й статье надежные данные о численности остальных категорий отсутствуют, и исследователями приводятся различные оценки.

К еще большему сожалению, оценки числа потерь прямо зависят от политической принадлежности авторов. Враги сталинщины называют цифры 30–40 миллионов репрессированных и уничтоженных184. Апологеты Сталина вообще не замечают никого, кроме жертв судебных процессов. Если они и вынуждены обсуждать жертв голодомора и арестованных за опоздание на работу, они ухитряются обвинить в этом… самих же жертв преступлений власти. Как Кара-Мурза, объясняющий, что голод начала 1930-х возник по вине самих же крестьян185.

В результате оценки варьируются от 3,8 млн. до 9,8 млн. «политических» репрессированных по 58-й статье и возрастают до многих десятков миллионов, умерших от голода и «наказанных» по уголовным статьям.

Суммарные оценки по всем категориям составляют 25–30 млн. человек прошедших через лагеря или ссылку и свыше 40 млн. для менее суровых наказаний186.

Если полусудебные репрессии — репрессии органов госбезопасности по политическим обвинениям унесли «с небольшими погрешностями… в период с 1921 по 1953 год… около 5,5 млн. человек» Если же в их число включить «разные типы депортированных, умерших от искусственного голода и убитых во время спровоцированных конфликтов… и тех детей, которые не родились из-за того, что их возможные родители были репрессированы или погибли от голода», то число жертв возрастет на порядок187.

В общем, справедливы и цифры «всего» 3–5 миллионов, и «целых» 30–50 миллионов. Зависит от того, как считать, и какие репрессии считать «оправданными», а какие «неоправданными».

Глава 5

«ОПРАВДАННЫЕ РЕПРЕССИИ» ЭПОХИ СТАЛИНА

— А вы за что попали в лагерь?

— За неправильный переход улицы.

А. и Б. Стругацкие

Если мы хотим понимать историю Советского Союза, нам следует понимать — вся история и 1920-х, и 1930-х — это продолжение истории Гражданской войны.

СССР в 1939 году — это государство, в котором продолжается гражданская война. Эта война ведется с теми же врагами, с которыми она и началась в 1918 году:

— с политическими противниками

— с «зелеными» крестьянскими повстанцами.

— с национальными сепаратистами и регионалами.

— с классовыми врагами.

Левые историки, убежденные в разумности «построения социализма» и очарованные коммунистической утопией, вменяют в вину Сталину репрессии по отношению к другим коммунистам. И не замечают намного более масштабных репрессий в отношении других категорий населения. С нашей же точки зрения, все наоборот — самой «оправданной» репрессией были как раз репрессии в отношении самих коммунистов. А самыми «неоправданными» — репрессии по отношению к тем, кто не хотел строить утопию, был к ней равнодушен или кто подлежал истреблению или «перековке» согласно этой утопии.

Жертвы судебных репрессий

Не надо считать уголовные дела сталинского времени аналогичными таким же делам любого другого государства. Помимо самых обычных тут действовали совершенно особые статьи…

7 апреля 1935 года Центральным Исполнительным Комитетом под руководством Михаила Калинина и Советом Народных Комиссаров был разработан и издан закон «О МЕРАХ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ СРЕДИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ». ЦИК и СНК постановляют: «Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания».

ОБ ОХРАНЕ ИМУЩЕСТВА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ, КОЛХОЗОВ И КООПЕРАЦИИ И УКРЕПЛЕНИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ (СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ) СОБСТВЕННОСТИ, Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г., (СЗ СССР 1932 г. N 62, ст. 360). Так называемый «Закон о колосках» За горсть колосков, собранных после уборки на колхозном поле получали до 10 лет лагерей. 2 октября 1937 постановлением «О лишении свободы по делам шпионажа, вредительства и диверсионных актов» ЦИК СССР под руководством Калинина предельный срок лишения свободы увеличивался с 10 до 25 лет.

В 1940 г. был признан преступлением выпуск недоброкачественной и некомплектной продукции или с нарушением стандартов, и виновные лица (директор, главный инженер, начальник ОТК), наказывались лишением свободы на срок от 5 до 8 лет.

«О ПЕРЕХОДЕ НА ВОСЬМИЧАСОВОЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ, НА СЕМИДНЕВНУЮ РАБОЧУЮ НЕДЕЛЮ И О ЗАПРЕЩЕНИИ САМОВОЛЬНОГО УХОДА РАБОЧИХ И СЛУЖАЩИХ С ПРЕДПРИЯТИЙ И УЧРЕЖДЕНИЙ», Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. «Ведомости Верховного Совета СССР», 1940 г., № 20. Так называемый Закон о прогулах. Фактически возрождена крепостная система, установлен прямой запрет на переход из одного предприятия или учреждения в другое. За опоздание свыше 20 минут вводилось уголовное преследование.

ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ УЧАЩИХСЯ РЕМЕСЛЕННЫХ, ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ УЧИЛИЩ И ШКОЛ ФЗО ЗА НАРУШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ЗА САМОВОЛЬНЫЙ УХОД ИЗ УЧИЛИЩА (ШКОЛЫ), Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г. («Ведомости Верховного Совета СССР», 1941- г., № 1). «Закон о фэзэушниках». Крепостничество для подростков-учащихся ремесленных училищ и школ ФЗО. Заключению полагалось даже за нарушение школьной дисциплины.

По оценкам историка В. П. Попова, общее число осужденных за политические и уголовные преступления в 1923–1953 годах составляет не менее 40 млн. По его мнению, эта оценка «весьма приблизительна и сильно занижена, но вполне отражает масштабы репрессивной государственной политики… Если из общей численности населения вычесть лиц до 14 лет и старше 60 как малоспособных к преступной деятельности, то выяснится, что в пределах жизни одного поколения — с 1923 по 1953 год — был осужден практически каждый третий дееспособный член общества».

Только в РСФСР общими судами приговоры были вынесены в отношении 39,1 млн. чел., причем в разные годы к реальным срокам заключения было приговорено от 37 до 65 % осужденных (не включая репрессированных со стороны НКВД, без приговоров, вынесенных судебными коллегиями по уголовным делам Верховных, краевых и областных судов и постоянными сессиями, действовавшими при лагерях, без приговоров военных трибуналов, без ссыльных, без высланных народов и т. п.)188.

По данным Института демографии ГУ ВШЭ, «общее число граждан СССР, подвергшихся репрессиям в виде лишения или значительного ограничения свободы на более или менее длительные сроки» (в лагерях, спецпоселениях и т. п.) с конца 1920-х по 1953 г. «составило не менее 25–30 миллионов человек»189.

В разные периоды «по уголовке» шли в лагеря разные категории людей. Во время голода начала 1930-х — за мелкие кражи в условиях голода (т. н. «Закон о колосках»)190.

Во время и после Второй мировой войны — примерно 17,96 млн. приговоренные по указам военного времени, из которых 22,9 %, или 4113 тыс., были приговорены к лишению свободы, а остальные — к штрафам или исправительно-трудовым работам.

15,75 млн. человек по этим указам были осуждены за самовольный уход с работы (самовольно менять место работы многим категориям работающих запрещалось и после окончания войны)191.

К жертвам политических репрессий надо отнести и осужденных по Указу Президиума ВС СССР от 6 июля 1941 об ответственности за распространение «в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения». За крик «окружили!» или за рассказ соседу о том, что Красная Армия сдала Киев, можно было получить 10 лет, а то и расстрел.

Репрессии в отношении народов

Об этой категории репрессий писать особенно сложно: в России справедливо гордятся отсутствием бытового национализма и расизма. В большинстве русские уверены, что хотя бы репрессии по национальному признаку не характерны даже для сталинского периода. Легенду об СССР — родине всех трудящихся всех цветов кожи, активно раскручивали и коммунисты. В 1936 году на экраны вышел фильм «Цирк». Поставлен режиссером Г. Александровым по сценарию Ильфа, Петрова и Катаева. Музыка и песни Дунаевского. В главной роли — Любовь Орлова. Сюжет прост — в СССР приезжает американский цирк. Партнер артистки по номеру шантажирует актрису тем, что у нее — темнокожий ребенок. В конце концов, «страшная тайна» раскрывается, психующий американец выбегал на арену цирка, останавливал представление и в истерике кричал на весь зал, что Мэри — любовница негра. Он демонтировал всему залу сего преступного младенца — курчавого мальчика. Но советские люди жизнерадостно поют темнокожему малышу колыбельные — каждый своего народа. Расисты посрамлены, пролетарская солидарность торжествует192.

Пафос фильма особенно хорошо принимался народом потому, что расизм и национализм в России традиционно не в чести. Но традиции народа одно, а политика правительства — совсем другое.

Одновременно с фильмом «Цирк» 9 марта 1936 года Политбюро ЦК ВКП(б) издало постановление «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов». В соответствии с ним был усложнен въезд в страну политэмигрантов и была создана комиссия для «чистки» международных организаций на территории СССР.

25 июля 1937 года Ежов подписал и ввел в действие приказ № 00 439, которым обязал местные органы НКВД в 5-дневный срок арестовать всех германских подданных, в том числе и политических эмигрантов, работающих или ранее работавших на военных заводах и заводах, имеющих оборонные цеха, а также на железнодорожном транспорте, и в процессе следствия по их делам «добиваться исчерпывающего вскрытия не разоблаченной до сих пор агентуры германской разведки»193. По этим делам было осуждено 30 608 чел., в том числе приговорено к расстрелу 24 858 чел.

11 августа 1937 года Ежов подписал приказ № 00 485, которым приказал начать с 20 августа широкую операцию, направленную на полную ликвидацию местных организаций «Польской организации войсковой» и закончить ее в 3-месячный срок194. По этим делам было осуждено 103 489 чел., в том числе приговорено к расстрелу 84 471 чел.195

17 августа 1937 г. — приказ о проведении «румынской операции» в отношении эмигрантов и перебежчиков из Румынии в Молдавию и на Украину. Осуждено 8292 чел., в том числе приговорено к расстрелу 5439 чел.

30 ноября 1937 г. — директива НКВД о проведении операции в отношении перебежчиков из Латвии, активистов латышских клубов и обществ. Осуждено 21 300 чел., из которых 16 575 чел. расстреляны.

11 декабря 1937 г. — директива НКВД об операции в отношении греков. Осуждено 12 557 чел., из которых 10 545 чел. приговорены к расстрелу.

14 декабря 1937 г. — директива НКВД о распространении репрессий по «латышской линии» на эстонцев, литовцев, финнов, а также болгар. По «эстонской линии» осуждено 9735 чел., в том числе к расстрелу приговорено 7998 чел., по «финской линии» осужденб 11 066 чел., из них к расстрелу приговорено 9078 чел.;

29 января 1938 г. — директива НКВД об «иранской операции». Осуждено 13 297 чел., из которых 2046 приговорены к расстрелу.

1 февраля 1,938 г. — директива НКВД о «национальной операций» в отношений болгар и македонцев.

16 февраля 1938 г. — директива НКВД об арестах по «афганской линии». Осуждено 1557 чел., из них 366 приговорено к расстрелу.

23 марта 1938 г. — постановление Политбюро об очищении оборонной промышленности от лиц, принадлежащих к национальностям, в отношении которых проводятся репрессии.

24 июня 1938 г. — директива Наркомата Обороны об увольнении из РККА военнослужащих национальностей, не представленных на территории СССР.

Депортации 1930-х

В 1930-е из пограничных зон СССР были выселены лица ряда национальностей, главным образом — иностранных для СССР того времени (румыны, корейцы, латыши и др.).

28 апреля 1936 г. — постановление Совнаркома о переселении из погранзоны Украины в Казахстан 70 тысяч поляков и немцев;

17 декабря 1936 г. — постановление Совнаркома о выселении ряда лиц из Азербайджана в Иран;

9 января 1937 г. — соответствующая директива НКВД в исполнение постановления Совнаркома от 17.12.1936. Намечено к выселению из Баку и погранзоны Азербайджана 2500 иранских поданных, 700 семей «контрреволюционных элементов»;

21 августа 1937 г. — постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О выселении корейского населения пограничных районов Дальне-Восточного края»;

28 сентября 1937 г. — постановление СНК СССР «О выселении корейцев с территории Дальневосточного края». Депортировано в Среднюю Азию и Казахстан 171 781 чел.;

Корейцы не имели советских документов и не были гражданами СССР. Уже в 1960-е годы мальчики из спецпереселенцев мечтали о службе в Советской армии — после службы давались документы гражданина СССР и паспорт.

11 октября 1937 г. — директива НКВД о депортации курдов из погранзоны Азербайджана в Казахстан;

10июня 1938 г. — депортации китайцев из Дальнего Востока в Китай — в Синьцзян.

Уже этих фактов и цифр достаточно, чтобы обрушить миф об «интернационализме» в СССР. А ведь репрессии против целых народов продолжались и позже. Можно много чего рассказать о массовых переселениях поляков 1939–1941 годов, когда до ПО тысяч человек выслали в Казахстан и на север. В основном женщин и детишек, мужчин отделяли от семей и уничтожали сразу. О судьбе этих людей стоит рассказать специально для читателя, слишком уж распропагандированного фильмом «Цирк» и верящего что «у нас это невозможно». Известный польский ученый Казимеж Обуховский происходит из тех, кого выслали в Казахстан, на золотые рудники в место с «чудесным» названием Голодная Степь.

Вспоминая детство, он рассказывает: «приговоренные к ссылке вместе с детьми, полки которых в мае 1940 г. выгрузили в пустой степи возле Майкаи-на, сразу после прибытия получили от начальника официальную информацию, что они будут здесь умереть, но продолжительность жизни будет зависеть от их работы»196.

«Дневной паек составлял меньше 100 калорий. Часто, особенно зимой, не было ничего. Более ста матерей с детьми жили в глиняной яме без вентиляции, воды и санитарных удобств. На одного жителя приходилось 80x180 см пространства. Днем испарения замерзали на потолке, а ночью вода ручьями текла на спящих. Люди ходили по щиколотку в нечистотах»197.

Цитаты взяты мной вовсе не из пропагандистской антисоветской брошюры, а из вузовского учебника.

Много чего можно рассказать о репрессиях и истреблениях в странах Балтии, о ссылках времен Второй мировой войны, — в том числе и советских граждан. Но это уже будет выходить за рамки нашего повествования.

Отметим самое главное — в 1936–1939 годах по национальному признаку были репрессированы миллионы людей. 247 тысяч только расстрелянных. Миллионы изломанных судеб, превращение миллионов в людей второго сорта. Что ж молчали о том прорабы «перестройки?»

Раскрестьянивание

Решение о коллективизации было принято на XV съезде ВКП (б) в 1927. Осуществление пришлось на 1930–1933 годы, и с продолжением вплоть до конца 1930-х. К 1938 году было коллективизировано 93 % крестьянских хозяйств и 99,1 % посевной площади. Не буду подробно рассказывать о правительственных постановлениях и ходе коллективизации. В наше время читатель легко найдет соответствующую литературу: от сочинений антикоммунистов до учебников по «Истории КПСС».

Как полагает серьезный исследователь О. В. Хлевнюк, курс на форсированную индустриализацию и насильственную коллективизацию «фактически вверг страну в состояние гражданской войны»198.

Насильственные хлебозаготовки сопровождались массовыми арестами и разорением хозяйств, вели к мятежам, количество которых к концу 1929 года исчислялось уже многими сотнями. Не желая отдавать имущество и скот в колхозы и опасаясь репрессий, которым подверглись зажиточные крестьяне, люди резали скот и сокращали посевы. В январе 1930 было зарегистрировано 346 массовых выступлений, в которых приняли участие 125 тыс. человек, в феврале — 736 (220 тыс.), за первые две недели марта — 595 (около 230 тыс.), не считая Украины, где волнениями было охвачено 500 населенных пунктов. В марте 1930 г. в целом в Белоруссии, Центрально-Черноземной области, в Нижнем и Среднем Поволжье, на Северном Кавказе, в Сибири, на Урале, в Ленинградской, Московской, Западной, Иваново-Вознесенской областях, в Крыму и Средней Азии было зарегистрировано 1642 массовых крестьянских выступления, в которых приняли участие не менее 750–800 тыс. человек. На Украине в это время волнениями было охвачено уже более тысячи населенных пунктов.

2 февраля 1930 г. был издан приказ ОГПУ СССР № 44/21199. В нем говорилось, что «в целях наиболее организованного проведения ликвидации кулачества как класса и решительного подавления всяких попыток противодействия со стороны кулаков мероприятиям Советской власти по социалистической реконструкции сельского хозяйства — в первую очередь в районах сплошной коллективизации — в самое ближайшее время кулаку, особенно его богатой и активной контрреволюционной части, должен быть нанесен сокрушительный удар».

Приказ предусматривал:

1. Немедленную ликвидацию «контрреволюционного кулацкого актива», особенно «кадров действующих контрреволюционных и повстанческих организаций и группировок» и «наиболее злостных, махровых одиночек» — то есть первая категория, к которой были отнесены:

кулаки — наиболее «махровые» и активные, противодействующие и срывающие мероприятия партии и власти по социалистической реконструкции хозяйства; кулаки, бегущие из районов постоянного жительства и уходящие в подполье, особенно блокирующиеся с активными белогвардейцами и бандитами;

кулаки — активные белогвардейцы, повстанцы, бывшие бандиты; бывшие белые офицеры, репатрианты, бывшие активные каратели и др., проявляющие контрреволюционную активность, особенно организованного порядка;

кулаки — активные члены церковных советов, всякого рода религиозных, сектантских общин и групп, «активно проявляющие себя».

Кулаки — наиболее богатые, ростовщики, спекулянты, разрушающие свои хозяйства, бывшие помещики и крупные земельные собственники.

Семьи арестованных, заключенных в концлагеря или приговоренных к расстрелу, подлежали высылке в отдаленные северные районы СССР (Сибирь, Урал, Северный край, Казахстан), наряду с выселяемыми при массовой кампании кулаками и их семьями, «с учетом наличия в семье трудоспособных и степени социальной опасности этих семейств».

2. Массовое выселение (в первую очередь из районов сплошной коллективизации и пограничной полосы) наиболее богатых кулаков (бывших помещиков, полупомещиков, «местных кулацких авторитетов» и «всего кулацкого кадра, из которых формируется контрреволюционный актив», «кулацкого антисоветского актива», «церковников и сектантов») и их семейств в отдаленные северные районы СССР и конфискация их имущества — вторая категория.

3. Первоочередное проведение кампаний по выселению кулаков и их семейств в следующих районах СССР (с установлением количества семей, подлежащих депортации):

Центрально-Черноземная область — 10–15 тыс.

Средне-Волжский край — 8–10 тыс.

Нижне-Волжский край — 10–12 тыс.

Северный Кавказ и Дагестан — 20 тыс.

Сибирь — 25 тыс.

Урал — 10–15 тыс.

Украина — 30–35 тыс. Белоруссия — 6–7 тыс. Казахстан — 10–15 тыс.

На органы ОГПУ в связи с этим была возложена задача по организации переселения раскулаченных и их трудового использования по месту нового жительства, подавления волнений раскулаченных в спецпоселениях, розыск бежавших из мест высылки.

Непосредственно руководством массовым переселением занималась специальная оперативная группа под руководством начальника Секретно-оперативного управления Е. Г. Евдокимова. Стихийные волнения крестьян на местах подавлялись быстро, и лишь летом 1931 г. потребовалось привлечение армейских частей для усиления войск ОГПУ при подавлении крупных волнений спецпереселенцев на Урале и в Западной Сибири200.

Всего за 1930–1931 годы, как указано в справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека. За 1932–1940 годы в спецпоселения прибыло еще 489 822 раскулаченных.

На Украина «за август-ноябрь 1930 органами ГПУ привлечено к ответственности, в связи с хлебозаготовками — 21 197 человек, из них: в августе привлечено — 1491 чел., в сентябре — 2526; в октябре — 2850 в ноябре — 14 230 чел. По отдельным видам преступлений общее количество привлеченных распределяется следующим образом: за хищения, разбазаривание и утайку хлеба — 6940 чел.; за агитацию против хлебозаготовок. — 6449; за спекуляцию хлебом. — 3715; за сопротивление вывозу хлеба — 2022; за террор и поджоги — 441; за вредительство в колхозах и совхозах — 348; сведения о характере дел не получены — 1282 чел. Из общего числа привлеченных, в связи с хлебозаготовками, осуждено судебной тройкой и Особым совещанием при Коллегии ГПУ УССР — 1108 человек, из них: к В. М. С. 3. — 31 чел; в концлагерь на 10 лет — 116; на 5 лет — 419; на 3 года — 92; в ссылку — 443; к другим мерам — 8 чел. Всего — 627 чел. органами НКЮ осуждено за агитацию. 496 чел. за спекуляцию хлебом. 466 за хищение, разбазаривание и утайку хлеба»201.

Сравним число крестьян, совершенно незаконно и чудовищно жестоко истребляемых совершенно без всякой вины: за попытку спасти свои семьи. И считанные единицы сытых, жирных, самодовольных подонков, которых Иосиф Виссарионович швырнул на комфортабельную скамью подсудимых в Москве.

Голодомор

Само слово «голодомор» первоначально использовали украинские националисты. В 1934 г. Организация украинских националистов (ОУН) считала, что «москали-коммунисты» в Москве сознательно уничтожали украинцев голодом. В этом причина, по которой ОУН сделалась непримиримым врагом коммунистов. Идея голодомора как акта украинского геноцида до сих пор очень активно распространяется и украинской эмиграцией, и стала чуть ли не официальной позицией правительства Украинской республики.

Вряд ли это справедливо, потому что голодали и умирали от голода крестьяне по всему СССР, а в Казахстане голод был еще ужаснее. Но благодаря украинскому национализму и использованию данных о голоде в политике, собрано много очень впечатляющих документов. Таких, например, как сообщение ГПУ Киевской области от 12 марта 1933: «Продовольственные затруднения в Киевской области с каждым днем обостряются. Уже поражены 28 районов области, в основном районы бурякосеяния. Аналогичное положение с продовольственными затруднениями мы имеем в гг. Киев, Житомир, Белая Церковь, Умань, Радомысль и др. Большинство фактов голодающих, опухших, больных, на почве недоедания, случаев людоедства и трупоедства падает на районы, ранее входящие в состав Уманского и Белоцерковского округов. Количество смертных случаев от голода на территории Уманщины и Бело-церковщины по сравнению даже с прошлым годом, сейчас резко увеличилось. В большинстве случаев умирают дети и старики.

Белоцерковский район. По материалам райаппарата, голодом поражены 47 населенных пунктов района. Приведенные цифры значительно приуменьшены, так как райаппараты ГПУ учета количества голодающих и опухших не ведут, а о действительном количестве умерших от голода подчас неизвестно и сельсовету. Во многих селах трупы своевременно не хоронят, а сваливают в погреба, дворы. Бригады сельсовета, собирая трупы, не хоронят их в одиночку, а копают общие ямы, куда свозят от 10 до 15 трупов. Таким образом, в некоторых селах трупы умерших находятся в домах по несколько дней. За последнее время мы отмечаем значительный рост трупоедства и людоедства. Ежедневно из районов получаю — 10 и больше донесений. В ряде случаев людоедство переходит даже «в привычку» Имеются факты, когда отдельные лица, замеченные в людоедстве в прошлом году, употребляют в пищу человеческое мясо и сейчас, для чего совершают убийство детей, знакомых и просто случайных людей. В пораженных людоедством селах с каждым днем укрепляется мнение, что возможно употреблять в пищу человеческое мясо. Это мнение распространяется особенно среди голодных и опухших детей. За время с 9 января по 12 марта в районах Киевской области учтено: трупоедства 54 случая людоедства 69 случая Эти цифры, конечно, не точны, ибо в действительности есть гораздо больше фактов, которые нами не учтены»202.

На 2003 год в архивах Украины учтены 164 криминальных дела на лиц осужденных за каннибализм, которые велись судебной тройкой и Особым совещанием при Коллегии ГПУ УССР. Основные меры наказания — ВМСЗ (высшая мера социальной защиты — то есть расстрел) или 10 лет лагерей203.

Все случаи трупоедства почти аналогичны, то есть мать или отец убивают ребенка, мясо употребляют в пищу и кормят этим же мясом своих детей. Многие делают «запасы» и солят мясо в бочонках204.

В сам Киев добирались очень немногие, но 13 марта Киевское областное ГПУ сообщает о том, что за период с января до 9 марта в г. Киеве подобрано 1060 трупов (248 за 9 дней марта). Люди проходили мимо этих трупов по дороге на работу и с работы, по пути на любовные свидания и на прогулки с детьми. Жизнь продолжалась, и кому-то и впрямь становилось жить все веселее.

Еще ужаснее было в Казахстане, где командовал великий революционер и организатор убийства царской семьи Шая Голощекин. Его стараниями в страшную зиму 1931/32 годов умерло 40 % живущих на земле казахов. Подробности ужасны. Свидетели рассказывали о поедаемых заживо детях, трупах на улицах городов, вереницах живых скелетов, которые тащились из вымиравших аулов, устилая дороги крестами своих скелетов.

Опубликована на русском языке книга, в которой повествуется, как начальство решает проверить — правда ли им рассказывают про голод? И приезжают в вымерший, лишенный единого живого существа аул. Жители все ушли, их чудовищно истощенные трупы, припорошенные снегом, «проверяющие» видели на дороге. Только в одной из юрт сделана в середине какое-то гнездо из одеял… В гнездо ведет отверстие, оттуда колышется живое тепло… И вдруг оттуда выскакивает, бросается на людей какое-то невообразимое существо: конечности похожи на скрюченные птичьи лапки, рот измазан свежей кровью, волосы слиплись от уже засохшей крови. Зрелище таково, что сильные вооруженные мужчины в ужасе бегут от одичавшей казахской девочки. От обреченного ребенка, доедавшего трупы родителей205.

До сих пор казахи, благодаря разветвленной генеалогии, хорошо различают потомков тех, кого истребляли, и тех, кто истреблял. С 1992 года в Казахстане проводится День поминовения жертв голода. До сих пор в Казахстане принимают «оралманов», то есть «вернувшихся». В 1930 году из СССР откочевало 12 200 казахов. В 1931-м — уже 1074 тысячи. Потомки бежавших до сих пор возвращаются на родину.

Стоит ли удивляться, что в 1929 году в Казахстане действовало 31 «бандформирование» — то есть 31 повстанческая группа, в составе 350 человек. В 1930 г. «бандформирований» было уже 82, в составе 1925 человек, а в 1932 г. — 80 «бандформирований» объединили 3192 человека? В 1929–1931 годах повстанцами в Казахстане убито 460 партийных и советских работников. К числу жертв репрессий эти 460 человек никак не отнесешь, но к числу жертв гражданской войны — вполне.

Но голодали не одни национальные окраины. Голод охватывал весь юг России, включая хлебородные Кубань и Ставрополье. Если голодомор — акт геноцида, то с тем же успехом и геноцида русского крестьянства.

Относительно масштабов голода, «вызванного насильственной коллективизацией» существует официальная оценка, подготовленная Государственной Думой РФ в изданном 2 апреля 2008 года официальном заявлении «Памяти жертв голода 30-х годов на территории СССР». Согласно заключению комиссии при ГД РФ на территории Поволжья, Центрально-Черноземной области, Северного Кавказа, Урала, Крыма, части Западной Сибири, Казахстана, Украины и Белоруссии «от голода и болезней, связанных с недоеданием» в 1932–1933 годах погибло около 7 миллионов человек, причиной чему были «репрессивные меры для обеспечения хлебозаготовок», которые «значительно усугубили тяжелые последствия неурожая 1932 года»206.

Может быть, с этого постановления и в России начнут считать жертв голодомора до человека, приводить документы и факты, включать их в учебники.

Глава 6

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Тогда считать мы стали раны,

Товарищей считать.

M. Ю. Лермонтов

Если вам нравится капитализм, вы должны любить конкуренцию и безработицу. Если вам нравится социализм, вы должны любить тайную полицию и дефицит.

Гениальная формула, автора которой я не нашел
В стране построенного социализма

На Гражданской войне, как на Гражданской войне. Идя на штурм, убитых не считают. Официально тезис о неизбежности Мировой революции в СССР сняли только в 1989 году. Только в 1991 году КПСС официально перестала быть правящей и притом единственной партией. До этого времени Россия и все страны Российской империи находились в состоянии Гражданской войны и в состоянии войны со всем миром.

Обычно считают, что затишье наступило после смерти Сталина… Это глубоко неверно. Ведь и Карибский кризис 1963 года, и ожесточенная «борьба с религиозным дурманом», и «освоение целины» приходятся вовсе не на годы «сталинщины». Стабилизация шла скорее в последние годы правления Сталина. Известно, например, что именно Берия (ославленный злым пособником ужасного Сталина) вел переговоры с литовскими и украинскими партизанами, выпускал из лагерей все больше и больше людей…

Новый виток «строительства светлого будущего» при Н. Хрущеве следует связать скорее с теми, кто хотел продолжать революцию и воплощать новые стороны утопии.

Сталин же, хорошо это или плохо:

1. Построил социализм в одной отдельно взятой стране. Это у него получилось.

2. Попытался построить социализм во всем остальном мире. Это у него не получилось.

Чаще всего Сталина обвиняют в том, что он построил какой-то «неправильный», «казарменный» социализм. Позволю себе спросить: а что? Бывает какой-нибудь другой? Не будем говорить о разных формах социал-демократии, будем говорить о том утопическом социализме, который строился в СССР, в Китае, на Кубе, в Северной Корее, Камбодже, Северном Вьетнаме, странах Восточной Европы. Если у вас есть другие примеры, будет очень интересно послушать.

В 1970-е Л. И. Брежнев заговорил о «реальном социализме». Переводя на человеческий язык: воплощение утопии разительно отличается от того, что придумали кабинетные теоретики. Но это то, что реально может быть построено. В 1982 году Ю. Андропов высказался в том духе, что может быть, социализм получился и какой-то странный, но что поделать? Он вот такой получился, надо при нем жить.

Опыт человечества, в том числе уникальный и трагичный опыт России говорит, что другого социализма не бывает. Он всегда и везде тупой и казарменный. И путь к нему везде и всегда — через моря человеческой крови. Потому что чем больше утопия — тем больше людей надо убить для ее воплощения.

Что сделал Сталин?

Главное обвинение, которое следует предъявить Сталину в том, что он все же построил «реальный социализм». Цена этого «построения» — это и есть «оправданные репрессии», десятки миллионов искалеченных жизней и судеб, миллионы покойников, умиравших страшной смертью от голода и холода.

Массовые репрессии начались в декабре 1917 года и пошли на убыль в последние годы правления Сталина. Эти репрессии были вызваны стремлениями утопистов захватить власть и воплотить в жизнь свою утопию.

Этапы Гражданской войны 1917–1922 гг. и 1929–1938 гг. по кровопролитности, ожесточенности и числу убитых мало отличаются друг от друга. И вызваны примерно одними и теми же причинами.

Политические репрессии 1929–1938 гг. — прямое продолжение того, что делалось до Сталина. И до него истреблялись реальные и надуманные враги. Шла ожесточенная борьба за власть, уничтожение даже потенциальных врагов или конкурентов правящей группировки. Единственно, чем отличался Сталин, это тем, что побеждал в этой борьбе.

В этом смысле «сталинские репрессии» — вовсе не сталинские, а коммунистические. Они начались задолго до года Великого перелома. Они были направлены против политических врагов, явных и затаившихся. И против потенциальных врагов. Они направлялись против всех внутренне независимых от государства и сохраняющих собственное мнение… неважно о чем. Против всех, кто не мог или не хотел выполнять функции, возложенные на него государством.

И до него на открытых процессах власть старалась перенести ответственности за страдания и лишения людей с ВКП(б) и ее политики на «врагов народа», «вредителей» и контрреволюционеров.

Но великий прагматики практик Сталин внес в репрессивную машину свои дополнения…

Во-первых, начав с создания аппарата, он создавал политическую систему сверхцентрализованного, бюрократического государства. Систему «винтиков». Ему нужно было отстранение от власти и уничтожение всех малоквалифицированных, недостаточно обучаемых и умных… не соответствующих по своим качествам тому, что требует от них власть.

И у этих репрессий есть своя железная логика: превращение населения СССР в «винтики». Всякий, кто возражал против установления советской власти, естественно, в «винтики» не годился. Так сказать, исходно не винтик. Так же точно, как всякий социалист, но не коммунист. Лидер грузинских меньшевиков Ной Жордания в этом смысле не лучше Деникина.

Разумеется, иногда даже искренне преданный и готовый стать «винтиком» коммунист не потянет возложенных на него обязанностей — допустим, просто по физической неспособности к систематическому труду. Это винтик, но ненадежный. Металл, из которого изготовлен «винтик», неподходящий. В теле винтика раковины, резьба сорвана… В общем, приходится этот винтик выбросить и отправить на переплавку.

Применительно к живым людям звучит ужасно, но по крайней мере реалистично.

Во-вторых, Сталин последовательно и грозно занялся истреблением «ленинской гвардии». Сталин не произносил слов, сказанных Наполеоном: «Революция закончена!». Но революционеров истреблял последовательно и безжалостно. В том числе и как негодные «винтики». Многие коммунисты, ярые сторонники советской власти, не хотели или не были способны стать послушными «винтиками» системы. Уничтожение Сталиным «ленинской гвардии» — это уничтожение самовлюбленных, наглых «бонапартиков», ведущих себя как наемники в захваченном городе. Тех, кто заведомо не способен работать в системе207.

Словом, в репрессиях Сталина видны вовсе не симптомы шизофрении и не его садизмом, развившийся у него в детстве. В репрессиях эпохи Сталина четко видна логика. Страшная, жестокая, но логика. Логика построения «реального социализма».

Чего не сделал Сталин?

Есть много причин думать, что Сталин в последние годы жизни планировал отменить систему всевластия КПСС, и стать своего рода пожизненным императором страны, которая управлялась бюрократией. Трудно спорить, опираясь на отрывочные и недостаточно достоверные сведения, но более чем вероятно — к тому шло. Есть много признаков.

Вполне вероятно, что Сталин в конце концов был убит своим окружением: вождями и вождишками, очень не хотевшими отказа от идеологии. Вышедшие из грязи в князи слишком не хотели обратно в грязь. Опять же — прямых доказательств нет, но косвенных — сколько угодно.

Правда это или нет, Сталину можно и должно поставить в вину вот что: он так и не прекратил революции. Наполеон провозгласил: «Революция закончена!» И повернул Францию в эдакую мелкобуржуазную сторону — с пожизненной властью Первого консула, а потом и наследственной властью императора, бюрократией и постоянными войнами за расширение империи. Но и с рыночной экономикой, единым для всех законом, восстановлением в правах всех, кто соглашался служить Наполеону.

Возможно, Сталин просто не успел. Дай Бог ему еще 10 лет жизни, и мы жили бы в совершенно другой стране.

Возможно, Сталин был готов, но ему помешали. «Младшие вожди» убили его и пошли дальше сажать кукурузу и показывать кузькину мать с трибуны ООН.

Но почему же не была предпринята такая попытка уже в середине 1930-х? Ответов может быть два:

1) В 1930-е Сталин был еще не готов отказаться от построения социализма и отказу от партократии. Что эволюция сознания Сталина происходила, это факт. Но что он думал в том или ином году, мы представляем себе очень плохо.

2) В 1930-е Сталин считал, что построение социализма в одной отдельно взятой стране даст ему силу для Мирового господства. Пусть Европа ляжет в руинах, пусть русла Рейна и Темзы закупорятся миллионами трупов, пусть везде будет ужас и смерть. Но «зато» — Земшарная республика советов, и он — во главе этой республики. Единственный за всю историю Земли — Сверхимператор, достигший действительно МИРОВОГО господства.

Можно предположить, что в этой Земшарной республике Сталин планировал (или, может быть, подумывал) отменить партократию, создав «обычную», только очень большую, империю. Но это уже чисто умозрительное, ничем не обоснованное предположение. Просто когда имеешь дело со Сталиным, предполагать можно самое невероятное.

В любом случае, фразы: «Революция закончена!» не прозвучало. Прозвучи она, и соверши Сталин еще и этот переворот, мы действительно жили бы в совершенно другой стране и в другом государстве. И нашей благодарности поистине не было бы пределов. Жаль, что на этот шаг Сталин то ли не решился, то ли ему не хватило времени.

Альтернативы

Антисталинисты обожают рассуждать, как хорошо было бы, не произойди переворота 1929 года. Гордон и Клопов еще в 1988 году начали рассуждать, как хорошо было бы, продолжайся и дальше «досталинская» история — с партийными дискуссиями, нэпом, и притом без коллективизации индустриализации208. Й приходят к запрограммированному выводу: было бы лучше. Ни репрессий вам, ни сверхнапряжения, полная благодать.

И они и другие прекраснодушные люди как-то не учитывают, что не Сталин проектировал коллективизацию и индустриализацию. Без него было бы то же самое, но ниже качеством, с еще большей кровью и без того экономического эффекта.

Без Сталина не было бы Второй мировой, потому что это злодей Сталин вырастил Гитлера — «ледокол революции»? Возможно, ТАКОЙ войны и не было бы. Но скорее всего, была бы попытка Мировой революции: вторжение Красной Армии в Германию, в Польшу. Одни в этих странах «за», другие «против», все режут всех, а заодно режут и оккупантов…

В каком кошмаре утонула бы вся цивилизация при таком повороте дел, мне страшно даже пытаться себе представить. В самом «лучшем» случае Красная Армия быстро потерпела бы поражение, СССР был бы оккупирован великими державами и расчленен. В худшем — реализация антиутопии Оруэлла — куча тоталитарных государств, сцепившихся в беспрерывной войне209.

Этого кошмара не произошло именно потому, что к власти пришел великий прагматик и практик Сталин, и взял к ногтю революционных романтиков.

Режим Сталина ужасен? Несомненно. Но в политике очень часто приходится выбирать не между хорошим и лучшим, а между плохим и еще худшим. Альтернативы Сталину еще более кошмарны.

К тому же «сталинизм» достаточно легко разлился не особо приятным, но и беззубым, спокойным «брежневизмом». Созданная Сталиным система способна была хоть как-то эволюционировать.

А «троцкизм-ленинизм» не мог развиваться вообще. Ни в какую сторону, только в сторону все большего озверения и взаимного истребления.

Судьба организаторов репрессий

Миллионы жертв эпохи Сталина — не сказка, придуманная злыми антисоветчиками, чтобы оболгать и очернить «отца народов». Фактически идет новое издание гражданской войны. Вся история СССР может рассматриваться как история воплощения утопии и как гражданская война утопистов с собственным народом.

В этом жутком конвейере смерти, где, как в калейдоскопе, мелькают имена, народы и общественные группы, есть такая исчезающее маленькая прослойка: организаторы репрессий и гражданской войны в СССР.

Большинство активных революционеров уничтожены Сталиным. И активисты Гражданской войны 1917–1922 годов, и более поздние.

Когда дело заходит о Сталине, легко нарушается один из основополагающих принципов юриспруденции: «презумпция невиновности». О ком бы речь не шла, поступки человека всегда трактуются при прочих равных, в его пользу. Как речь о Сталине — все наоборот. Революционеров истреблял? Сразу видно — кровожадная сволочь!

Прижал Ягоду и Ежова? Сразу видно — уничтожал свидетелей и прятал концы в воду. Действительно, в декабре 1938 г., Ежов, как раньше его предшественник Ягода, был назначен на второстепенный пост… А на его место назначен Берия, и при нем масштабы репрессий сократились. Более того — Берия вел «борьбу за восстановление социалистической законности». При нем из НКВД было уволено 7372 человека, из них 937 осуждены.

Сам же Ежов 10 апреля 1939 г. был арестован по стереотипному обвинению в сотрудничестве с иностранными разведками и подготовке покушения на Сталина. 4 февраля 1940 года расстрелян.

Сталин заметал следы? А почему бы не допустить за ним такое ценное человеческое качество, как обыкновенная брезгливость? Боевики, умеющие идти на риск с оружием в руках, обычно не любят и не уважают палачей.

Самые активные организаторы репрессий 1930-х годов Г. Г. Ягода, Н. И. Ежов, Н. В. Крыленко, П. П. Постышев, Я. С. Агранов, кончили плохо. Еще хуже кончили, пережившие свой век ленинские, троцкисткие, зиновьевские выкормыши.

Об их судьбе много орали все леваки в Европе все 1930–1980-е. В СССР об этих… существах писали прочувствованно и серьезно, как о несчастных жертвах «культа личности». В меру допустимого и жалели.

Например, в сочиненной Расулом Гамзатовым в 1960–1962 годах поэме «Люди и тени» этим деятелям посвящены такие строки:

Бойцам запаса посланы повестки, Пехота немцев лезет напролом. Поторопитесь, маршал Тухачевский, Предстать войскам в обличье боевом. Пусть гений ваш опять блеснет в приказе И удивит ошеломленный мир. Федько пусть шлет к вам офицеров связи И о делах радирует Якир. Но их, приговоренных к высшей мере, Не воскресить и Богу, а пока В боях невозместимые потери Несут осиротелые войска.

В России их особенно любили и жалели в годы «перестройки»… вопрос, конечно, кто именно? Скажем, Лев Разгон, бывший зять одного из страшнейших палачей, мистика и садиста Глеба Бокия, писал прочувствованные истории о бедняжках, очутившихся в концентрационном лагере210. Тогда же разразился своими «Детьми Арбата» Анатолий Наумович Рыбаков211, плоть от плоти.

Удивительно — но и у этих… людей, как и у Мандельштама с Гинзбургом — ни малейших мотивов покаяния. И ни малейшего интереса к тому, кто был уничтожен самими «арбатскими детишками», их папами и мамами.

Знать не желают арбатские души, Как умирают в Нарыме от стужи Русский священник и нищий кулак… Старый Арбат переходит в наследство Детям… На Волге идет людоедство На Соловках расцветает ГУЛАГ. Дети Арбата свободою дышат И ни проклятий, ни стонов не слышат, Любят чекистов и славят Вождя, Благо, пока что петух их не клюнул, Благо, из них ни один не подумал, Что с ними станет лет семь погодя. Все начиналось с детей Николая… Что бормотали они, умирая В смрадном подвале? Все те же слова, Что и несчастные дети Арбата212

Советская историческая энциклопедия сообщает, что Филипп Исаевич Голощекин «незаконно репрессирован в годы культа личности Сталина. Реабилитирован посмертно».

Но потомки тех, кто пережил «Великий джут», помнил Голощекина иначе.

Эй, в аду кричи, Голощекин! Заставивший человека есть человечину. Черноликий ненасытный бес. Будь ты проклят во веки веков.

Так выглядят по-русски стихи казаха Бахытгерея Амальгеддинова. И трудно не согласиться с автором. Потому что Шая Голощекин относится к существам, за которых трудHO даже молиться. В точности по Куняеву, он начал с «детей Николая»: с семьи последнего императора в Ипатьевском доме Екатеринбурга. И продолжил подвиг построения светлого будущего истреблением нескольких сотен тысяч казахских детишек. Существо, которое невозможно осмыслить иначе, чем через изучение демонологии, и отца демонов — Дьявола. Была ли мать у Голощекина? Или его родила бешеная самка шакала? А у других «детишек Арбата»? Трудно поверить, что у «жертв тридцать седьмого», были мамы и папы, дедушки с седыми красивыми бородами и заботливые домовитые бабушки.

Легко и просто поставить свечку за упокой души обезумевшей казахской девочки, жравшей трупы родителей — по вине Голощекина и его «товарищей по партии». И за упокой души украинских и русских детей-скелетиков с фотографий 1933 года. Сколько бы не прошло лет у всякого, кто был отцом или матерью, при взгляде на эти фотографии реакция будет одна: комок к горлу, а рука тянется к винтовке. Нет сил просить за упокой души существ, словно явившихся оттуда, где они сейчас воют на раскаленной сковороде.

Что касается Шаи Голощекина… 28 октября 1941 года по приказу Берии он уже получил пулю у поселка Барбыш Куйбышевской области. Туда тебе и дорога, мерзкий ублюдок. Жаль, не пристрелили тебя раньше, будь проклят во веки веков. Спасибо вам, Лаврентий Павлович. Спасибо, неведомый палач.

Память у русских оказалась хуже памяти казахов. Казахи у себя не допустили «перестроечной» свистопляски с «восстановлением ленинских правовых норм» и прочего революционного бреда. Что ж, пора нам поучиться у казахов.

У русского народа может быть много вопросов и много претензий к Иосифу Виссарионовичу Сталину. Мы не можем быть благодарны ему за то, что он не произнес: «Революция закончена!» еще тогда, в 1937 году. Мы не можем быть благодарны Сталину за то, что он строил и построил в России социализм. Но мы можем и должны быть благодарны Сталину за выбор лучшей из революционных альтернатив.

Мы можем и должны быть благодарны Сталину за создание новых промышленных районов, постройку красивых зданий и открытие новых учебных заведений, поддержку науки и возможность войти в цивилизацию почти всем россиянам.

Но особенно мы должны быть благодарны Сталину за истребление революционной сволочи, сгустками зловонной плесени скопившейся на Арбате, и расползавшейся оттуда по всей России и по всему миру. То, что вошло в историю как «1937» — самая светлая и славная история эпохи Сталина.

В 1923 году Морис Конради убил главу советских делегаций в Генуе и Лозанне с прекрасной, истинно большевицкой фамилией — В. В. Воровского. В своем вступительном слове на суде Конради сказал: «Я верю, что с уничтожением каждого большевика человечество идет вперед по пути прогресса. Надеюсь, что моему примеру последуют другие смельчаки, проявив тем самым величие своих чувств!»

Спасибо, Конради! Я надеюсь когда-нибудь встретиться с вами и пожать вашу спустившую курок руку. Но Сталин сделал гораздо больше, чтобы человечество шло по пути прогресса.

Прощайте, товарищ Сталин! Спасибо Вам.

КОММЕНТАРИИ

1 Шамбаров В. Е. Государство и революция. М., 2001. С. 174.

2 Солоухин В. А. При свете дня. М., 1992.

3 Тренев К. А. Любовь Яровая // Тренев К. А. Пьесы. М., 1946.

4 Лавренев Б. А. Сорок первый // Лавренев Б. А. Рассказы. М., 1980.

5 Булгаков М. А. Избранное. М., 1996.

6 Туркул А. В. Дроздовцы в огне. Картины Гражданской войны 1918–1920 гг. в литературной обработке Ивана Лукаша. М., 1995. С. 13.

7 Венус Г. Война и люди. М., 1995. С. 340.

8 Там же. С. 341.

9 Пушкарев С. Г. Воспоминания историка. 1905–1945. М., Посев, 1999. С. 63.

10 Там же. С. 77.

11 Фадеев А. А. Последний из удегэ. М., 1954.

12 Шолохов М. А. Тихий Дон. М., 1968.

13 Шолохов М. А. Поднятая целина. М., 1975.

14 Есенин С. Сорокоуст // Избранное. М., 1937.

15 Долой погромы! Харьков: Украинское центральное агентство при Народном комиссариате советской пропаганды, 1919.

Мозин М. В кровавом чаду. К истории добровольческой погромщины. Киев: Киевский горком ЕСДРП (Поалей-Цион), 1920.

Ленинградский С. Кто и за что устраивал погромы над евреями? М., 1924.

Красный П. Трагедия украинского еврейства (к процессу Шварцбарда). Харьков, 1928.

Булацель А. На родину из стана белых. М., 1924.

Кантор Е. Д. Белые: рассказ о страшных делах. М., 1924.

16 Островский З. С. Еврейские погромы. Альбом иллюстраций погромного периода, 1918–1921. М., 1924.

Островский З. С. Еврейские погромы 1918–1921. Альбом. М., 1926.

17 БСЭ. Второе издание. Т 18. М., 1953. Статья «Иностранная интервенция и Гражданская война в СССР 1918–1920. С. 181.

18 Литвин А. Л. Красный и белый террор в России. М., 2004. С. 151.

19 Пушкарев Б. С. Гражданская война (рукопись).

20 Померанц Г. С. Квадрильон // Померанц Г. С. Избранное. Франкфурт-ам-Майн, Посев, 1987. С. 66.

21 БСЭ. Издание второе. Т. М., 1952. Статья «Геноцид». С. 440–441.

22 Красный террор в годы Гражданской войны по материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков. London, Overseas Publications interchange Ltd, 1992.

23 Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Без победителей. Симферополь, 1997. С. 231, 333.

24 Красный террор в годы Гражданской войны. По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков. London: Overseas publications interchange Ltd, 1992. С. 260.

25 Термины «большевики» и «коммунисты» я использую как синонимы: применялись оба термина. Подробнее я пишу об этом в другой книге: Буровский A. M. Гражданская война. 1917–1922. М., 2008.

26 Аминов Д. А. Санкт-Петербургская соборная кафедральная мечеть: Исторический очерк. СПб., 1992; Витязева В. А. Соборная мечеть — памятник петербургского модерна // СПб. История Петербурга. 2002. № 1.

27 О национальной программе РСДРП; К вопросу о национальной политике; Национальное равноправие; К вопросу о национальностях или об «автономизации». Киев: Политиздат Украины. 1990.

28 Основной закон (Конституция) Союза Советских Социалистических республик. Принят второй сессией ЦИК СССР первого созыва 6 июля 1923 года и в окончательной редакции II съездом Советов СССР 31 января 1924 года. М., 1924.

29 Курицын В. М. О разработке проекта Конституции СССР 1936 года // Право и жизнь. 1996. № 10.

30 Карр Э. История Советской России. Кн. 1: Т. 1–2. Большевистская революция. 1917–1923. М., 1990.

31 Лынскый Д. О. О национальном самосознании русского еврея // Россия и евреи. Париж, Ymca-Press, 1978. С. 111.

32 Донские ведомости. Новочеркасск. 1919. 24 октября. № 268.

33 Бабель И. Дорога // Избранное. М., 1957. С. 221.

34 Блок А. Двенадцать // Блок А. Собрание сочинений в трех томах. Том третий. М., 1955. С.258–270.

35 Бабель И. Дорога // Избранное. М., 1957. С. 224.

36 Автор лично знаком с потомками людей, убитых при попытке привезти хоть какие-то продукты своим детям.

37 Герман Ю. Н. Картошка с салом // Герман Ю. Н. Рассказы о Дзержинском. М., 1965.

38 Зощенко М. М. Рассказы о Ленине. М., 1978.

39 Кольца, скорее всего, обручальные. Читатель, будем задумываться о тех, с кого были сняты эти кольца? Или не будем портить настроения? Так и будем гулять по земле, не перекрестив лба, делая вид — в нашем Отечестве все в порядке?

40 Шамбаров В. Е. Государство и революция. М., 2001. С 126.

41 Авторханов А. Г. Происхождение партократии. В 2 тт. (т. 1. ЦК и Ленин; т. 2. ЦК и Сталин). Frankfurt/Main, Possev-Verlag. 1983.

42 Вонсленский М. С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., 1991.

43 Лацис М. Красный меч. 1 ноября 1918 г. С. 3

44 Ленин В. И. ПСС. Вып. 5. Т. 51.м, Политиздат, 1967. С.19.

45 Европейские ругательства построены в основном на богохульстве. В данном случае примерно «гром разрази святой небесный крест» и «ко всем чертям».

46 Полицмейстером Екатеринослава был отец Екатерины Михайловны, жены старого друга нашей семьи, Александра Владимировича Плетнева. Одаренная певица (меццо-сопрано), она пела с Собиновым, но после переворота о сцене не могло быть и речи. Екатерина Михайловна вынуждена была отказаться от сцены, скрываться в глуши вместе с мужем-лесоводом. Читая это место у Н. Мандельштам, не могу отделаться от мысли — а не был ли это Михаил Владимирович Римский-Корсаков, папа нашей семейной знакомой?

47 Мандельштам Н. Я. Вторая книга: воспоминания. М., 1999. С. 11.

48 Мандельштам Н. Я. Указ. соч. С. 11.

49 Там же. С. 12.

50 Мандельштам Н. Я. Вторая книга: воспоминания. С. 11.

51 Мандельштам Н. Я. Вторая книга: воспоминания. С. 130.

52 Там же. С. 119.

53 Булгаков М. А. Белая Гвардия. Баку, 1988. С. 5.

54 Мандельштам Н. Я. Вторая книга: воспоминания. С. 12.

55 Аксенов В. Каждый миг, свободный от страданий // Гинзбург Е. С. Крутой маршрут. New-York: POSSEV-USA, 1985. С. 690.

56 Гинзбург Е. С Крутой маршрут. М., 1991. С. 322.

57 Гинзбург Е. С. Указ. соч. С. 446.

58 Аксенов В. Каждый миг, свободный от страданий // Гинзбург Е. С. Крутой маршрут. New-York: POSSEV-USA, 1985. С. 3.

59 Аксенов В. Каждый миг, свободный от страданий // Гинзбург Е. С. Крутой маршрут. New-York: POSSEV-USA, 1985. С. 186.

60 Бабель И. Дорога // Бабель И. Избранное. М., 1957.С. 218–219.

61 Бабель И. Указ. соч. С. 220.

62 Бабель И. Указ. соч. С. 221.

63 Там же. С. 221–222.

64 Бабель И. Указ. соч. С. 222.

65 Бабель И. Указ. соч. С. 223.

66 Там же. С. 224.

67 Маркс К., Фридрих Э. О колониализме. (Сборник) 7-е изд. М., 1978.

68 Меринг Ф. Карл Маркс. История его жизни, ПГ, 1920 г., стр. 132.

69 Рафалъский С. Что было и чего не было. Вместо воспоминаний. Overseas Publications Interchange, Ltd, 1984. С. 39.

70 Норден А. Уроки германской истории. М., 1948. С. 62.

71 БСЭ. Выпуск второй. Т. 7. М., 1951. Статья «Венгрия». С 384.

72 Ленин В. И. ПСС. Изд. 4-е. Т. 29. М.: Политиздат, 1948. С. 361.

73 Ленин В. И. Приветствие Баварской Советской Республике // Ленин В. И. ПСС. Т. 24. М.: Политиздат, 1954. С. 264.

74 Ленин В. И. ПСС. Т. 37. М.: Политиздат, 1955. С. 177.

75 10 лет Коминтерна в решениях и цифрах. М.—Л., 1929. С. 16.

76 Второй конгресс Коминтерна. М.: Партиздат, 1934. С. 556.

77 Stresemann G. Vermaeachtnis. Berlin. Band.I., 1925. S 117.

78 Сталин В. И. Речь на пленуме ЦК и ЦКК ВКП (б) 1 августа 1927.

79 Бажанов В. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. СПб, 1992.

80 Тельман Э. Уроки гамбургского восстания. Избранные статьи и речи. Т. 1, М., 1957.

81 Давидович Д. С. Революционный кризис 1923 г. в Германии и Гамбургское восстание. М., 1963.

82 Сталин И. В. Собрание сочинений. Т. 4. М., 1947. С. 22–23).

83 Сталин И. В. Собрание сочинений в тринадцати томах. Т. 4. С. 326–327.

84 Алексеева Л. История инакомыслия в СССР. Новейший период. Вермонт, Khronika press, 1984. С. 20.

85 Алексеева Л. История инакомыслия в СССР. Новейший период. С. 26.

86 Бушков А. А. Сталин: Ледяной трон. М.2004; Бушков А. А. Сталин: Красный монарх. М., 2004.

87 Островский А. В. Джугашвили и Мачабели // Известия Русского генеалогического общества. СПб, 1986.

88 Крылов И. И. Моя карьера в советском Генштабе // Новый Прометей. Париж. 1951. Май.

89 Алилуева С. Двадцать писем к другу. М., 1990.

90 Каминский В., Верещагин И. Детство и юность Сталина // Молодая гвардия. 1939. № 12.

91 http://ricolor.org/history/rsv/portret/stalin/gensek/2/

92 http://visotki.ru/gorijskoe_ychilishe.php

93 Иоффе Г. Наука и жизнь.2005. № 7.

94 Сталин И. В. Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом. М., 1938. С. 9.

95 http://visotki.ru/gorijskoe_ychilishe.php

96 http://visotki.ru/gorijskoe_ychilishe.php

97 Помяловский Н. Г. Очерки бурсы. Киев, 1982.

98 Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века. Энциклопедия. М., 1996.

99 Первый съезд РСДРП Документы и материалы, М., 1958.

100 http://visotki.ru/gorijskoe_ychilishe.php

101 Искандер Ф. Сандро из Чегема. М., 1999.

102 Перегудова З.Н Был ли Сталин агентом охранки? // Был ли Сталин агентом охранки? Сборник статей, материалов и документов. Редактор Ю. Фелмитинский. М., 1999.

103 Белади Л., Краус Т. Сталин. М., 1990. С. 44–45.

104 Хрущев Н. С. Мемуары // Вопросы истории. 1992. № 1. С. 59.

105 Вопросы истории КПСС. 1962. № 3, с. 143.

106 Белов В. И. Год великого перелома. М., 1988.

107 Д'Анкос Эллен Каррер. Расколотая империя. Национальный бунт в СССР. Лондон: Overseas publications interchange Ltd, 1982. С. 11.

108 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 3. М., 1957. С. 147.

109 Буровский A. M. Гражданская война. 1917–1922. М., 2009.

110 Сенников Б. В. Тамбовское восстание 1918–1921 гг. и раскрестьянивание России 1929–1933 гг. М., 2004. С. 92.

111 Куприн А. И. Купол храма Святого Исаакия Далматинского. М., 1990.

112 Алексеев В. Павел Филонов «Крестьянская семья» // Семья и школа. 1989. № 4.С. 64.

113 Покровский М. Н. Краткий курс русской истории. ПГ, 1919. С. 78.

114 Соколов-Микитов И.С Ленкорань. М., 1937. С. 7.

115 Окладников А. П. Очерки из истории западных бурят-монголов (XVII–XVIII вв.) Л., 1937.

116 Лопаткин Г. С. Летописание города Ачинска. Ачинск, 2002. С. 46.

117 Сталин И. В. Об индустриализации и хлебной программе // Сталин И. В. Сочинения. Т. П. М., 1949. С. 149–150.

118 О преодолении культа личности и его последствий. Постановление Центрального Комитета КПСС. М., 1956.

119 Буровский A. M. Вся правда о русских: два народа. М., 2009.

120 С этого места я позволил себе обширную цитату из самого себя, из книги «Вся правда о русских: два народа». Поскольку текст уже написан, и ничего менять в нем я не вижу причин, а тема нужна.

121 Пантелеев В. И. Конец лесной вольнице // Пантелеев В.И: Столыпин ехал по Сибири. Красноярск, 2003. С. 51–54.

122 Махно Н. Украинская революция. Париж, изд-во Комитета Н. Махно, 1937. С. 5.

123 Махно Н. Украинская революция. С. 157.

124 Буровский A. M. Вся правда о русских: два народа. М., 2009.

125 Чаковскый Л. Блокада. М., 1978.

126 Солженицын Л. Архипелаг ГУЛАГ. М., 1990. Т. 2. С. 194.

127 Полнее всего эта идея развивается в книге В. Суворова «Ледокол». М., 2002.

128 Верхотуров Д. Н. Сталинская индустриализация. М.: ОЛМА, 2005.

129 Верхотуров Д. Н. Сталинская индустриализация. М., ОЛМА, 2005. с. 234–236

130 Верхотуров Д. Н. Сталинская индустриализация. С. 237.

131 Энциклопедия для детей. Т.5. История России и ее ближайших соседей. Ч. 3. XX век. М.: Аванта+, 2001. С. 309.

132 Гриф секретности снят. М., 1993. С. 54.

133 Шамбаров В. Е. Белогвардейщина. М., 1999. С. 530.

134 Шмелев Н. В. Солнце мертвых. М., 2000.

135 БСЭ. Выпуск второй. Т. 23. М., Советская энциклопедия, 1953. Статья «Кронштадтский мятеж. 1921». С. 484.

136 Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 191–194.

137 Симонов К. М. Товарищи по оружию. М., 1962.

138 Аграновский А. Люди-вредители. Шахтинское дело. М.-Л., 1928.

139 Аграновский А. Указ. соч.

140 http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B0%Dl%85 % D1%82%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0 % B5_%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE — cite_note-News-0

141 Ефремов И. А. Лезвие бритвы. М., 1966.

142 Фрэзер Дж. Дж. Золотая ветвь. М., 1988.

143 Кара-Мурза С. Г. Советская цивилизация. М., 2001.

144 Сталин И. В. Вопросы ленинизма. 10-е изд. М., 1939. С. 243.

145 Минаев В. «Подрывная работа иностранных разведок в СССР» //м, 1940.

146 Ратьковский И. С., Ходяков М. В. История Советской России. СПб, 2001.

147 Невская Н. И. Забытые страницы истории Пулковской обсерватории // Репрессированная наука. Выпуск 2. СПб. 1994. С. 140–144.

148 Жуков В. Ю. Пулковское дело // http://www.ihst.ru/projects/sohist/material/dela/pulkovo.htm

149 Попов В. П. Государственный террор в советской России, 1923–1953 гг. (источники и их интерпретация) // Отечественные архивы. 1992, № 2, с. 26.

150 Хлевнюк О. В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996

151 Шатуновская О. Г. Письмо Н. С. Хрущеву // http://www.perpetrator2004.narod.ru/

152 Хлевнюк О. В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996.

153 Мы требуем беспощадной расправы с подлыми предателями нашей великой Родины // Известия ЦИК СССР. № 24 (6186) от 27 января 1937 года.

154 Прудникова Е., Колпакиди А. Двойной заговор. Тайны сталинских репрессий. М., 2006.

155 Хлевнюк О. В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996.

156 Соколов Б. Истребленные маршалы. Смоленск. 2000. C. 82–202.

157 Пыхалов И. В. Великая оболганная война. М., 2005.

158 Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия. Политический портрет И. В. Сталина. В 2 книгах. Кн. Ы. Ч. 1. М., 1989.

159 Проэктор Д. М. Агрессия и катастрофа. Высшее военное руководство фашистской Германии во Второй мировой войне. М., 1972.

160 Павленко Н. Г. Размышления о судьбе полководства. М.: Знание, 1989.

161 Самсонов A. M. Вторая мировая война. 1939–1945. М., 1990.

162 Раманичев Н. М. «Красная Армия всех сильней? // Военно-исторический журнал. 1991, № 12.

163 Горькое Ю. А. Кремль. Ставка. Генштаб. Тверь, 1995.

164 Куманев Г. А. Война и эвакуация в СССР // Новая и новейшая история. 2006. № 6.

165 Яковлев А. Н. Жириновскому и другим «патриотам» в жирных кавычках // Известия. 25 апреля 1995. № 76 (24 435).

166 Рапопорт В. Н., Геллер Ю. А. Измена Родине. М., 1995.

167 Канун и начало войны: Документы и материалы / Сост. Л. А. Киршнер. Л., 1991.

168 Коваль B. C. «Барбаросса»: истоки и история величайшего преступления империализма. Киев, 1989.

169 Тухачевский М. Н. Избранные произведения в 2 т. М., 1964.

170 Суворов В. Очищение. М., 2005.

171 Наумов В. П. К истории секретного доклада Н. С. Хрущева на съезде КПСС // Новая и новейшая история. 1996. № 4.

172 http://www.perpetrator2004.narod.ru/Great_Terror.htm

173 Константинов К. Рокоссовский. Победа НЕ любой ценой М., 1999. С. 42.

174 Горбатов Л. В. Годы и войны. М., 1989.

175 Геллер М., Некрин А. История России. 1917–1995. М., 1997.

176 Уголовный кодекс РСФСР. С изменениями на 1 июля 1938 г. М., Юридическое издательство Наркомюст СССР, 1938.

177 Охотин Н. Г., Рогинский Л. Б. О масштабе политических репрессий в СССР при Сталине. // http://www.osa.ceu.ru/updates/2005/publications/tenorstatsm.htm

178 Попов В. П. Государственный террор в советской России. 1923–1953 гг. (источники и их интерпретация) // Отечественные архивы. 1992, № 2, с. 26.

179 http://protopop.chat.ru/pyramidt.html.

180 Sauvy A. La population de Г Union Sovietique. Situation, croissance et problemes actuels. Population, 1956, n 3, p. 464.

181 Вишневский А. Демография сталинской эпохи // http://infran.ru/vovenko/60years_ww2/demogr5.htm.

182 Цаплин В. В. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х годов // Вопросы истории. 1991. № 4–5. — С. 157–163.

183 http://protopop.chat.ru/pyramidt.html.

184 Солженицын Л. И. Архипелаг ГУЛАГ. м, 1993.

185 Панин Д. М. Лубянка — Экибастуз. М., 1990.

186 Кара-Мурза С. Г. Советская цивилизация. М., 2001.

187 Земское В. И. К вопросу о масштабах репрессий в СССР // Социологические исследования. 1995, № 9.

188 http://www.polit.ru/research/2006/01/16/demography.html.

189 Декларация ВС СССР от 14.11.1989 «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав» // «Свод законов СССР», т. 10, с. 229, 1990 г., «Ведомости СНД и ВС СССР», 1990, № 23, ст. 449.

190 Советский Союз. Евреи в Советском Союзе в 1922–1941 гг. Электронная еврейская энциклопедия. Т. 8. Кол. 158–216 // http://www.eleven.co.il/article/15416

191 Воронцов СЛ. Спецслужбы России. Ростов-на-Дону, 2006. С. 295.

192 Возможно, читателю будет интересно: чернокожий мальчик, Джеймс Ллойдович Паттерсон, — сын политэмигранта из США, Ллойда Паттерсона, приехавшего в Россию из Америки, и его жены-художницы Веры Араловой. Ллойд Паттерсон умер в Комсомольске-на-Амуре. По одним данным, был эвакуирован туда из Москвы в 1941 г. и не успел вернуться. По другим — репрессирован.

Джеймс Ллойдович Паттерсон работал в СССР журналистом, а в конце 1990-х уехал в США. По одним данным, умер в 2006 г., по другим — погиб в 2007 г.

193 http://demoscope.ru/weekly/2007/0313/tema05.php

194 Земское В. Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) // Социологические исследования. 1991. № 6. С. 10–27; № 7. С. 3–16.

195 История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР. М., 2002.

196 Обуховский К. Галактика потребностей. Психология влечений человека., СПб, 2003. С. 232.

197 Обуховский К. Указ. соч. С. 238.

198 Хлевнюк О. В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996.

199 1937–2007. Юбилей, http://www.memorial.krsk.ru/Arests/1937/site.htm

200 Воронцов С. Л. Спецслужбы России. Ростов-на-Дону, 2006, С. 295.

201Голодомор 1932–1933 років в Україні: Документи і матеріали / Упоряд.: Р. Я. Пиріг; НАН України, Інститут історії України. — К.:, Вид. дім "Києво-Могилянська академія", 2007.

202 Колективізація і голод на Україні: 1929–1933. Збірник матеріалів і документів http://www.archives.gov.ua/Sections/Famine/Publicat/Fam-kolekt-1933.php

203 Кондрашин В. В. Голод 1932–1933 годов. Трагедия российской деревни. М., 2008.

204 Голод 1932–1933 років на Україні: очима істориків, мовою документів http://www.archives.gov.ua/Sections/Famine/Publicat/index.php

205 Михайлов В. Хроника великого джута. Алма-Ата, 1996. С. 6–7.

206 Постановление ГД РФ от 2 апреля 2008 № 262–5 ГД «О заявлении Государственной Думы Российской Федерации «Памяти жертв голода 30-х годов на территории СССР»

207 Суворов В. Очищение. М., 2005.

208 Гордон Л., Клопов Э. Тридцатые-сороковые // Знание — сила. 1988. № 2–5.

209 Оруэлл Дж. 1984. М., 1993.

210 Разгон Л. Э. Непридуманное. М., 2001.

211 Рыбаков А. Н. Дети Арбата. М., 1998.

212 Станислав Куняев // http://www.moskvam.ru/2002/11/kunaev.htm