sci_psychology МарияТкачева Педагогическая психология: конспект лекций

Непосредственной сдаче экзамена или зачета по любой учебной дисциплине всегда предшествует достаточно краткий период, когда студент должен сосредоточиться, систематизировать свои знания. Выражаясь компьютерным языком, он должен «вывести информацию из долговременной памяти в оперативную», сделать ее готовой к немедленному и эффективному использованию. Специфика периода подготовки к экзамену или зачету заключается в том, что студент уже ничего не изучает (для этого просто нет времени): он лишь вспоминает и систематизирует изученное.

Содержание и структура пособия соответствуют требованиям Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования.

Издание предназначено студентам психологических вузов.

ru
Litres DownloaderLitres Downloader 24.03.2009litres.rulitres-1790531.0

М. С. Ткачева

Педагогическая психология: конспект лекций

Тема 1. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА

1.1. Предмет, задачи и структура педагогической психологии

Педагогическая психология – самостоятельная отрасль психологической науки, наиболее тесно связанная с такими ее отраслями, как возрастная психология и психология труда. Обе эти науки близки благодаря общему объекту изучения, которым является человек в процессе его развития, но предметы их разные. Предметом педагогической психологии является не просто психическое развитие человека, как в возрастной психологии, а роль в этом процессе обучения и воспитания, т. е. определенных видов деятельности. Именно это сближает педагогическую психологию с психологией труда, предметом которой является развитие психики человека под влиянием трудовой деятельности. Одним из видов последней является педагогическая деятельность, непосредственно влияющая на развитие психики как учащегося, так и самого педагога.

Предметом педагогической психологии являются также факты, механизмы и закономерности освоения человеком социокультурного опыта и вызываемые этим освоением изменения в уровне интеллектуального и личностного развития. В частности, педагогическая психология изучает закономерности овладения знаниями, умениями и навыками, особенности формирования у учащихся активного самостоятельного творческого мышления, влияние обучения и воспитания на психическое развитие, условия формирования психических новообразований, психологические особенности личности и деятельности педагога. Основными проблемами педагогической психологии всегда были следующие.

1. Связь сознательного организованного педагогического воздействия на ребенка с его психологическим развитием. До сих пор нет однозначного ответа на вопрос, ведут ли обучение и воспитание за собой развитие, всякое ли обучение способствует развитию, как связано биологическое созревание организма с обучением и развитием ребенка, влияет ли обучение на созревание, и если да, то до каких пределов.

2. Сочетание возрастных закономерностей и индивидуальных особенностей развития и оптимальные для возрастных категорий и конкретных детей методы обучения и воспитания. Каждый возраст ребенка открывает свои возможности для его интеллектуального и личностного роста, но чем старше становятся дети, тем больше между ними накапливается индивидуальных различий, а общие возрастные закономерности имеют все больше исключений. Возможности развития детей одного возраста вовсе не одинаковы, и по мере взросления последних все острее становится проблема оптимального использования этих возможностей.

3. Нахождение и максимально эффективное использование сенситивных периодов развития психики ребенка. Сенситивным периодом называется период наибольшей чувствительности психики к определенного рода воздействиям. Например, сенситивным периодом для освоения родной речи у ребенка является возраст примерно до трех лет, и, если до 4-летнего возраста ребенок не научился понимать человеческую речь, освоить ее в полном объеме он уже не сможет. Сенситивный период для освоения письменной речи (чтения и письма) начинается в 4–4,5 года, а судить о сроках его окончания с точностью до года не представляется возможным. Психологам известны еще далеко не все сенситивные периоды развития интеллекта и личности ребенка, их начало, длительность и конец, к тому же многие из этих периодов индивидуально своеобразны, наступают в разное время и протекают по-разному. Трудности, связанные с практическим педагогическим решением этой проблемы, состоят также в том, чтобы точно определить признаки начала сенситивного периода, а также комплексы психологических качеств ребенка, которые могут формироваться и развиваться в пределах того или иного сенситивного периода. Психологам необходимо научиться прогнозировать наступление различных сенситивных периодов развития.

4. Психологическая готовность детей к сознательному воспитанию и обучению. Ни одно психологическое свойство и качество человека не возникают внезапно из ничего – их появление в открытой форме предваряется длительным периодом скрытого, латентного преобразования. Применительно к большинству психологических свойств и особенностей ребенка об этих периодах известно чрезвычайно мало. С чего они начинаются и сколько времени длятся, каково соотношение скрытых и открытых периодов развития каждой психической функции – еще одна из сложных проблем педагогической психологии. Решая ее, необходимо определить, в каком смысле следует употреблять и понимать термин «готовность к обучению и воспитанию»: подразумевается ли под этим наличие у ребенка определенных задатков или уже развившихся способностей, имеется ли в виду наличный уровень развития психики или необходимо учитывать также зону ближайшего развития. Немалую трудность также представляет поиск валидных и надежных методов психодиагностики готовности к обучению и воспитанию.

5. Педагогическая запущенность. Отставание ребенка в развитии от сверстников может быть обусловлено разными причинами, и необходимо суметь отличить подлинную умственную отсталость от педагогической запущенности, вызванной тем, что на более ранних этапах развития ребенка плохо обучали и воспитывали и он не получил от окружающих взрослых того понятийного аппарата, который характерен для соответствующего возраста. Педагогически запущенному ребенку необходимо создать благоприятные психологические условия, чтобы он мог ликвидировать свое отставание в развитии.

Следует отыскать истинные критерии различения педагогической запущенности и различных форм подлинной умственной отсталости (задержки психического развития, олигофрении и др.), чтобы исключить ошибки и не допустить попадания педагогически запущенных, но поддающихся исправлению детей в специальные учебные заведения для умственно отсталых.

6. Обеспечение индивидуального подхода в обучении. Под индивидуальным подходом понимается применение к каждому ребенку таких программ и методов обучения и воспитания, которые лучше всего подходят к его индивидуальным особенностям, прежде всего к имеющимся способностям и задаткам.

В наши дни направлениями наиболее активных исследований являются: психологические механизмы управления обучением (Н. Ф. Талызина, Л. Н. Ланда и др.) и образовательным процессом в целом (В. С. Лазарев); учебная мотивация (А. К. Маркова, Ю. М. Орлов и др.); личностные особенности обучаемых и учителей (А. А. Леонтьев, В. А. Кан-Калик); учебно-педагогическое сотрудничество (Г. А. Цукерман и др.). Таким образом, предмет педагогической психологии сложен, многосторонен и неоднороден.

На современном этапе развития предмет педагогической психологии включает в себя все больше различных задач, которые ставит перед этой наукой жизнь. Отказ от единой для всей системы образования идеологии, разнообразие предлагаемых образовательных программ, новые жизненные требования к интеллекту и личности гражданина заставляют и педагогическую психологию обращаться к все новым областям исследований. Наиболее важные и актуальные задачи педагогической психологии таковы:

› раскрытие механизмов и закономерностей обучающего и воспитывающего воздействия на психику обучаемого;

› определение механизмов и закономерностей освоения обучающимися общественного опыта, его структурирования, сохранения в индивидуальном сознании и использования в различных ситуациях;

› определение связи между уровнем психического развития обучающегося и оптимальными для него формами и методами обучающего и воспитывающего воздействия;

› определение критериев усвоения знаний, психологических основ диагностики уровня и качества усвоения;

› изучение психологических основ деятельности педагога, его индивидуально-психологических и профессиональных качеств;

› определение особенностей организации и управления учебной деятельностью учащихся с целью оптимального воздействия на их интеллектуальное, личностное развитие и учебно-познавательную активность;

› разработка психологических основ дальнейшего совершенствования образовательного процесса на всех уровнях образовательной системы.

Предмет каждой отрасли научного знания определяет и ее тематическую структуру, т. е. разделы, входящие в данную науку. Традиционно в структуре педагогической психологии выделяют три раздела: 1) психологию обучения; 2) психологию воспитания; 3) психологию педагогической деятельности и личности педагога. Однако такая классификация исключает из рассмотрения личность и активность самого учащегося. В самом деле под словом «обучение» понимается воздействие на ученика со стороны педагога с целью усвоения учеником знаний и формирования умений, т. е. учитель рассматривается как активная сторона, субъект деятельности, а ученик – как объект воздействия. Понятие «воспитание» также означает воздействие на воспитуемого с целью формирования у него определенных, желательных для воспитателя, психологических свойств и качеств, т. е. ребенок опять оказывается в роли объекта, на который необходимо определенным образом влиять, и лишь отдельным вопросом в этой теме рассматривается самовоспитание.

В рамках более прогрессивного подхода (И. А. Зимняя и др.) и учитель, и ученик рассматриваются как активные участники образовательного процесса. Каждый из них является субъектом, активно осуществляющим свою деятельность: ученик – учебную, учитель – педагогическую. Оба эти вида деятельности оказывают значительное влияние на психологическое развитие своих субъектов и не могут осуществляться изолированно друг от друга. Важные и неотъемлемые части каждого из них составляют общение и сотрудничество субъектов: учителя – с учениками, учеников между собой, учителей между собой и т. д. Именно единство учебной и педагогической деятельности представляет собой образовательный процесс в целом. Воспитание же в данном случае органично включено в образовательный процесс посредством его содержания, форм и методов реализации. Если рассматривать структуру педагогической психологии с такой позиции, то в ней можно выделить четыре раздела:

1) психологию образовательного процесса как единства учебной и педагогической деятельности;

2) психологию учебной деятельности и ее субъекта – обучающегося;

3) психологию педагогической деятельности и ее субъекта – учителя;

4) психологию учебно-педагогического сотрудничества и общения.

В данном пособии мы будем опираться в основном на эту классификацию, но рассмотрим и фактически выпавший из нее раздел «Психология воспитания», чтобы отразить все современные основные подходы к тематической структуре педагогической психологии.

1.2. История педагогической психологии как самостоятельной области знаний

Педагогическая психология, как и множество других научных дисциплин, прошла нелегкий путь становления. На развитие любой науки неизбежно влияют крупные общественно-исторические события (революции, войны и др.), которые во многом определяют содержание и направление научной мысли. Начало развитию педагогической теории положил фундаментальный труд Я. А. Коменского «Великая дидактика», увидевший свет в 1657 г. Но лишь в конце XIX в. педагогическая психология начала оформляться как самостоятельная наука. Весь путь ее становления может быть представлен тремя длительными этапами.

Первый этап– с середины XVII в. (выхода в свет «Великой дидактики» Я. А. Коменского) до конца XIX в. – может быть назван общедидактическим с «ощущаемой необходимостью психологизировать педагогику» по выражению И. Песталоцци. Крупнейшие представители педагогической науки этого периода – Ян Амос Коменский (1592–1670), Иоганн Песталоцци (1746–1827), Жан-Жак Руссо (1712–1778), Иоганн Гербарт (1776–1841), Адольф Дистервег (1790–1866), Константин Дмитриевич Ушинский (1824–1870) – уже рассматривали те проблемы, которые и сейчас входят в область интересов педагогической психологии: связь развития с обучением и воспитанием, творческую активность ученика, способности ребенка и их развитие, роль личности учителя, психологические особенности организации обучения и многие др. Однако это были только первые попытки научного осмысления данного процесса, и собственно психологические аспекты перечисленных проблем были раскрыты этими исследователями далеко не полностью. Недостаточная психологичность этого периода развития педагогической теории подробно и аргументированно критикуется П. Ф. Каптеревым (1849–1922) в книге «Дидактические очерки. Теория образования», впервые изданной в 1885 г. Как отмечает П. Ф. Каптерев, «... дидактике Коменского свойственны весьма существенные недочеты: это дидактика метода, представленного в виде какого-то внешнего механического орудия; в этой дидактике еще нет речи о развитии обучением способностей учащихся... дидактике Коменского недостает психологии».[1]

Анализируя роль И. Песталоцци в развитии представлений об ученике как активной стороне образовательного процесса, П. Ф. Каптерев утверждает: «Песталоцци понимал все обучение как дело творчества самого учащегося, все знания как развитие деятельности изнутри, как акты самодеятельности, саморазвития».[2] И в то же время «преувеличение им влияния метода в обучении и некоторая наклонность к механизации школьных приемов и способов преподавания очевидны. Живая личность учителя как видный фактор школы еще не понята. Вообще психологическая сторона образовательного процесса, его основ, частных путей и форм разработана Песталоцци весьма недостаточно».[3]

Оценивая вклад И. Гербарта в развитие педагогической психологии, П. Ф. Каптерев подчеркивает, что «... дидактика Гербарта имеет существенные достоинства: она дает психологический анализ педагогического метода, она серьезно ставит чрезвычайно важный вопрос об интересе обучения, она неразрывно связывает обучение и воспитание. К недостаткам дидактики Гербарта нужно отнести ее односторонний интеллектуализм и недостаточную разработку некоторых вопросов, например об интересах учащихся».[4]

А. Дистервегу принадлежит тезис о главенствующей роли педагога, учителя в образовательном процессе. Он первый рассматривал учебный процесс как единство ученика, учителя, изучаемого предмета и условий обучения. По его мнению, залогом и основой воспитывающего обучения становятся самосовершенствование, учет особенностей обучаемого и энергичность действий педагога. Как отмечает П. Ф. Каптерев, «... многие дидактические положения Дистервега по их ясности, определенности, сжатости и вместе педагогической практичности и толковитости, несмотря на отсутствие глубины и новизны, вошли в учебники дидактики, сделались положениями повседневной педагогической практики».[5]

Венцом этого «предпосылочного» общедидактического периода стала работа К. Д. Ушинского «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» (1868–1869), ставящая ребенка в центр воспитания и обучения, причем решающее значение К. Д. Ушинский придавал воспитанию. Психолого-педагогические проблемы развития памяти, внимания, мышления, речи в процессе обучения выступают в качестве предметов специального анализа и задачи развития. По К. Д. Ушинскому, развитие речи, слуха ребенка, связанное с развитием его мышления, есть условие формирования его представлений, понятий, личности в целом.

Сам же П. Ф. Каптерев по праву считается основателем педагогической психологии, поскольку само это понятие вошло в научный оборот с появлением в 1877 г. его книги «Педагогическая психология». В этом труде вводится в научный обиход современное понятие об образовании как о совокупности обучения и воспитания, связи деятельности педагога и учеников, рассматриваются педагогические проблемы учительского труда и подготовки учителей. Сам образовательный процесс рассматривался П. Ф. Каптеревым с психологической позиции: вторая часть книги «Дидактические очерки. Теория образования» называется «Образовательный процесс – его психология». По мнению П. Ф. Каптерева, образовательный процесс представляет собой «выражение внутренней самодеятельности человеческого организма»,[6] развитие в первую очередь способностей. П. Ф. Каптереву принадлежит заслуга наиболее полного и фундаментального анализа трудов великих дидактов и представителей так называемой экспериментальной дидактики – фактически экспериментальной психологии в обучении.

Второй этап развития педагогической психологии имеет хронологические границы с конца XIX в. (выхода в свет труда П. Ф. Каптерева «Педагогическая психология») до середины XX в. В этот период она начала оформляться как самостоятельная отрасль, опираясь на достижения педагогической мысли предшествующих столетий и результаты психологических и психофизических экспериментальных исследований. Педагогическая психология развивалась и оформлялась одновременно с интенсивным развитием экспериментальной психологии и разработкой конкретных педагогических систем. Следом за работой П. Ф. Каптерева появляются труды американского психолога Э. Торндайка (в 1903 г.) и советского психолога Л. С. Выготского (в 1926 г.), также озаглавленные «Педагогическая психология». Л. С. Выготский подчеркивал, что педагогическая психология – это продукт последних нескольких лет, новая наука, являющаяся частью прикладной психологии и одновременно самостоятельной отраслью.[7] В это время появляется много работ, посвященных собственно психологическим проблемам учения и обучения: особенностям запоминания, развития речи, интеллекта, особенностям выработки навыков (А. П. Нечаев, А. Бинэ и Б. Анри, Г. Эббингауз, Ж. Пиаже, Дж. Дьюи, С. Френэ и др.). Большое значение в становлении педагогической психологии имели экспериментальные исследования особенностей научения (Дж. Уотсон, Э. Толмен, К. Халл, Б. Скиннер), развития детской речи (Ж. Пиаже, Л. С. Выготский, П. П. Блонский, Ш. и К. Бюлер и др.), а также развитие специальных педагогических систем (Вальдорфской школы, школы М. Монтессори и др.).

Особую роль сыграло здесь и развитие тестовой психологии, психодиагностики. Благодаря исследованиям А. Бинэ, Б. Анри, Т. Симона во Франции и Дж. Кэттела в Америке были разработаны действенные механизмы не только контроля знаний и умений обучающихся, но и управления подготовкой учебных программ, учебным процессом в целом. В Европе в этот период образовывались психологические лаборатории при школах и в них экспериментально изучались типологические особенности школьников, их физические и умственные способности, а также методы преподавания учебных дисциплин.

Важным явлением на данном этапе стало формирование особого психолого-педагогического направления – педологии. В этой науке комплексно, на основе совокупности психофизиологических, анатомических, психологических и социологических измерений, определялись особенности поведения ребенка в целях диагностики его развития. Таким образом, второй этап развития педагогической психологии характеризуется все большим внедрением объективных методов измерения, что сблизило ее с естественными науками.

Третий этап развития педагогической психологии (с середины ХХ в.) выделяется на основании создания ряда собственно психологических теорий обучения. Так, в 1954 г. Б. Скиннер наряду с Дж. Уотсоном выдвинули идею программированного обучения, а в 1960-е гг. Л. Н. Ланда сформулировал теорию его алгоритмизации. Затем начала разрабатываться целостная система проблемного обучения, опирающаяся, с одной стороны, на точку зрения Дж. Дьюи о том, что обучение должно идти через решение проблем, а с другой – на положения С. Л. Рубинштейна и других о проблемном характере мышления, его фазности, о природе возникновения мысли в проблемной ситуации. В 1950-е гг. появились первые публикации П. Я. Гальперина, а позже – Н. Ф. Талызиной, в которых излагалась теория поэтапного формирования умственных действий. В этот же период в работах Д. Б. Эльконина и В. В. Давыдова разрабатывается теория развивающего обучения, воплощенная на практике в экспериментальной системе Л. В. Занкова.

В этот же период С. Л. Рубинштейн в «Основах психологии» дал развернутую характеристику учения как усвоения знаний. Психологические проблемы усвоения в дальнейшем разрабатывались с разных позиций Л. Б. Ительсоном, Е. Н. Кабановой-Меллер, Н. А. Менчинской, Д. Н. Богоявленским. Широкие теоретические обобщения в этой области отражены в трудах И. Лингарта «Процесс и структура человеческого учения» (1970) и И. И. Ильясова «Структура процесса учения» (1986).

Принципиально новым направлением в педагогической психологии в 1960-1970-е гг. стала суггестопедия, основанная на управлении педагогом неосознаваемыми обучающимися психическими процессами восприятия и памяти. В ее рамках был разработан метод активизации резервных возможностей личности (Г. А. Китайгородская), группового сплочения и групповой динамики в процессе такого обучения (А. В. Петровский, Л. А. Карпенко).

Все эти разнообразные теории последних лет преследовали фактически одну цель – поиск психологических методов, в наибольшей степени отвечающих требованиям общества к системе обучения и учения. Поэтому в рамках этих направлений выявилось много общих проблем: активизация форм обучения, педагогическое общение, учебно-педагогическое сотрудничество, управление усвоением знаний и др.

В наши дни формируются предпосылки перехода педагогической психологии на новую стадию развития в связи с повсеместным внедрением компьютерной техники. Информатизация системы образования превращает обучающегося в свободного пользователя и созидателя новых информационных технологий, обеспечивает ему свободу действий в информационном пространстве. При этом существенно меняется и роль педагога: среди его функций все большую значимость приобретает организация самостоятельной деятельности учащихся по поиску знаний. Изложение же готового материала и обучение действиям по заданному образцу все меньше отвечают требованиям сегодняшнего дня.

1.3. Методы исследования педагогической психологии

Среди множества методов психолого-педагогических исследований в педагогической психологии наиболее широко используются:

› изучение продуктов деятельности обучающихся;

› опрос в формах беседы и анкетирования;

› наблюдение;

› эксперимент;

› тестирование;

› социометрическая методика изучения взаимоотношений в коллективе.

Изучение продуктов деятельности заключается в интерпретации содержания и техники выполнения материальных и духовных предметов, создаваемых человеком. Этими предметами могут быть письменные работы, сочинения, музыка, рисунки, изделия. По их содержанию и стилю исполнения исследователь может судить об уровне сенсомоторного, интеллектуального и личностного развития автора, о переживаемых им во время изготовления продукта психических состояниях, волнующих его жизненных проблемах. Педагоги в своей практике чаще всего используют этот метод в форме анализа ученических сочинений, изложений, конспектов, устных выступлений, рисунков, контрольных работ по учебным предметам. Наиболее ценными для педагогов сведениями, получаемыми с помощью такого анализа, являются выводы об уровне усвоения учащимися пройденного материала, их отношении к предмету, о функционировании познавательных психических процессов (прежде всего внимания, памяти и мышления) учащихся во время создания изучаемого продукта. По результатам исследования продуктов деятельности учащихся можно сделать определенные выводы и об учителе: какие методические приемы он использует в преподавании предмета, какие требования предъявляет учащимся, какие критерии успешности их деятельности применяет.

Опрос используется в педагогической психологии в двух своих разновидностях: беседе и анкетировании. Беседа представляет собой устный свободный опрос, основные вопросы для которого исследователь готовит заранее, но в целом ход беседы определяется, скорее, ответами опрашиваемого. Они могут порождать у исследователя новые вопросы, задаваемые сразу же по ходу беседы. Исследователь должен предоставить испытуемому возможность изложить по данному вопросу все, что он считает нужным, его нельзя перебивать, прерывать, нежелательно поправлять. Как правило, ведущий беседу не сообщает испытуемому о ее целях. Фиксировать ответы испытуемого необходимо так, чтобы не привлекать его внимания и не создавать у него дополнительного эмоционального напряжения (лучше всего путем аудиозаписи). Беседа может быть как самостоятельным, так и вспомогательным методом исследования, когда полученные в ней сведения затем используются при дальнейшем изучении испытуемых другими методами.

Анкетирование проводится в письменной форме, все входящие в текст анкеты вопросы готовятся заранее. Анкета считается наиболее оперативным видом опроса, позволяющим собрать большие массивы данных в короткие сроки. В начале анкеты должно содержаться обращение к опрашиваемым с разъяснением целей проводимого опроса (если знание опрашиваемых о цели опроса может повлиять на итоговые результаты, истинные цели раскрывать не следует). Основная часть анкеты содержит вопросы, отражающие интересующую исследователя информацию.

По своей форме вопросы анкеты могут быть закрытыми и открытыми. Отвечая на закрытый вопрос, испытуемый должен выбрать вариант ответа из предложенного списка. Закрытые вопросы бывают трех разновидностей: 1) дихотомические, на которые даются всего два взаимоисключающих варианта ответов («да» и «нет», «согласен» и «не согласен», «верно» и «неверно»); 2) альтернативные, в которых таких взаимоисключающих вариантов не менее трех («да», «не знаю» и «нет» или «полностью согласен», «скорее, согласен», «скорее, не согласен» и «совершенно не согласен» и т. п.); 3) вопросы-меню, в которых можно выбрать более одного варианта ответа, поскольку эти варианты не исключают друг друга; вопрос-меню может быть полузакрытым, когда предложенный список вариантов ответа содержит вариант «другое» с просьбой указать свой вариант ответа.

Открытые вопросы предполагают, что опрашиваемому следует самостоятельно сформулировать ответ, и количество оставленного для ответа свободного места подсказывает, насколько этот ответ должен быть пространным и обстоятельным. В любом случае вопросы анкеты и предлагаемые варианты ответов должны быть сформулированы так, чтобы опрашиваемые правильно понимали их и могли адекватно выразить свой ответ словами. Вопросы необходимо составлять с учетом словарного запаса и образа мышления испытуемых, не следует злоупотреблять научной терминологией: все употребляемые в тексте анкеты слова должны быть понятны наименее образованным из опрашиваемых. Кроме того, в формулировках вопросов не должны проявляться собственные мнения, ценности и установки исследователя: отвечающему нельзя дать почувствовать, что какие-либо из его ответов могут вызвать осуждение.

Наблюдение в педагогической психологии используется, как правило, для изучения стиля деятельности учащихся и педагогов. При сборе информации методом наблюдения важно соблюдать два главных условия: 1) испытуемый не должен знать, что за ним наблюдают; 2) наблюдатель не имеет права вмешиваться в деятельность испытуемого, т. е. вся активность последнего должна протекать максимально естественно. Необходимо вести наблюдение по заранее составленной программе и фиксировать те проявления активности испытуемых, которые соответствуют его целям и задачам. Фиксировать получаемые данные следует такими способами, которые не привлекали бы внимания испытуемых. Лучше всего для этой цели подходит видеосъемка, поскольку с ее помощью наблюдаемые факты можно анализировать неоднократно; кроме того, таким образом повышается достоверность делаемых выводов. Как правило, в педагогической психологии используется невключенное наблюдение, ведущееся «со стороны», но при определенных условиях исследователь может проводить и включенное наблюдение – в этом случае он входит в наблюдаемую группу в качестве равноправного члена и наравне с остальными выполняет общегрупповую деятельность, продолжая вести наблюдение и незаметно для остальных членов группы фиксировать его результаты. Достоинством включенного наблюдения является то, что исследователь на собственном опыте может познать, какие психические переживания свойственны наблюдаемым, но при этом он должен сохранять объективность. Основной недостаток указанного метода состоит в следующем: исследователю приходится распределять внимание между выполнением общей для группы деятельности и собственно наблюдением, вследствие чего повышается риск утраты части получаемой информации, которая может оказаться важной для исследования.

Эксперимент выгодно отличается от наблюдения тем, что в его рамках исследователь сам создает условия, при которых возникает изучаемое явление. Выделяют два основных вида психологического эксперимента: лабораторный и естественный. Лабораторный эксперимент проводится в искусственной ситуации – в специально оборудованном помещении, с помощью приборов и других приспособлений. С его помощью обычно изучаются психофизические функции человека, особенности познавательных процессов. В педагогической психологии гораздо чаще используется естественный эксперимент, проводящийся в повседневных условиях жизни и деятельности испытуемых. Испытуемые могут знать о факте проведения эксперимента, но исследователь может и не поставить их в известность об этом, если их осведомленность способна оказать влияние на полученный результат. По своим задачам эксперимент в психологии может быть констатирующим и формирующим. В констатирующем эксперименте лишь устанавливаются определенные факты, формирующий эксперимент предполагает целенаправленное воздействие на изучаемый объект с целью его преобразования.

Именно путем естественного формирующего эксперимента проводится внедрение новых учебных программ: вначале их применяют в отдельных школах, затем распространяют на целые регионы и, только убедившись в том, что уровень знаний учащихся, занимавшихся по новой программе, оказывается значимо выше, чем у учившихся по старой методике, внедряют новую программу во всей системе образования. При этом учащиеся, занимавшиеся по старой программе, с показателями которых сравнивали результаты тех, кто учился по новой, выполняют функцию контрольной группы, на материале которой сопоставляют результаты эксперимента с результатами в обычных условиях. Экспериментальная и контрольная группы должны быть максимально схожи по всем существенным показателям (половым, возрастным, социальным, интеллектуальным и др.), чтобы можно было с уверенностью утверждать, что все различия между ними в интересующей исследователя сфере обусловлены именно проведением эксперимента.

Тестирование продуцирует деятельность испытуемого в условиях искусственной ситуации: тест представляет собой организованную систему стимулов, на которые испытуемый должен определенным образом отреагировать. В строгом смысле слова тестирование есть психодиагностическая процедура. Тесты, наиболее полно и систематично применяемые в системе образования, описаны в труде А. Анастази «Психологическое тестирование». Автор отмечает, что в образовании используются все существующие типы тестов, однако среди всех стандартизированных тестов больше всего тестов достижений, дающих «конечную оценку достижений индивида по завершении обучения, в них основной интерес сосредоточен на том, что индивид может делать к настоящему времени».[8] Именно такие тесты сейчас все больше распространяются и в российской системе образования, составляя, в частности, существенную долю заданий на Едином государственном экзамене (ЕГЭ). Содержание этих тестов может быть соотнесено в определенных своих частях с образовательными стандартами. Их рассматривают как средство объективной оценки и инструмент оптимизации учебных программ. Как правило, тесты достижений представляют собой целостные «батареи», охватывают все учебные программы для целостных образовательных систем. В эти тесты входят задания, при решении которых учащиеся должны продемонстрировать свои знания и умения по учебному предмету. Наиболее распространены следующие типы заданий:

› выбор ответа из двух – «верно» и «неверно»;

› выбор единственного правильного ответа из предложенного списка вариантов;

› выбор нескольких правильных ответов из предложенного списка вариантов;

› вставление пропущенного слова;

› сопоставление элементов, составляющих два ряда (например, фамилий ученых и введенных ими понятий);

› восстановление последовательности элементов;

› группировка элементов по категориям.

Все задания в тестах достижений либо имеют одинаковый уровень сложности и оцениваются одинаковым количеством баллов, либо расположены в порядке возрастания сложности, и тогда оценка выполнения каждого задания в баллах зависит от уровня его сложности.

Кроме того, в системе образования используются различные психодиагностические методики, направленные на изучение психологической готовности ребенка к школе, школьной мотивации, школьной зрелости, проблем адаптации ученика, его взаимоотношений с учителями и товарищами, профессиональной ориентации.

Социометрия – эмпирический метод изучения внутригрупповых связей, разработанный американским социальным психологом и психотерапевтом Дж. Морено. Этот метод широко используется в педагогической практике для формирования и перегруппирования учебных коллективов, определения внутригруппового взаимодействия. Исследование проводится следующим образом: членам группы задают вопрос, ответ на который подразумевает выбор среди товарищей по группе партнеров для какой-либо совместной деятельности. Обычно школьникам задают вопросы, связанные с учебной деятельностью («С кем из одноклассников ты хотел бы вместе готовиться к экзамену?»), внеучебной занятостью («С кем из одноклассников ты хотел бы вместе готовить номер художественной самодеятельности?») и личными отношениями («Кого из одноклассников ты пригласил бы на свой день рождения?»). При обработке результатов по каждому заданному вопросу подсчитывается количество выборов, полученных каждым членом группы, устанавливается взаимность сделанных и полученных выборов. На основе этого делаются выводы о статусе каждого члена в коллективе, наличии у него устойчивых дружеских связей, существовании в коллективе отдельных стойких группировок, наличии в группе явных лидеров и изолированных членов. Такая информация расширяет возможности педагога по взаимодействию с ученическим коллективом, располагая ею, учитель в состоянии существенно повысить эффективность педагогического, и особенно воспитательного, воздействия на учащихся.

Тема 2. ОБРАЗОВАНИЕ КАК ОБЪЕКТ ИЗУЧЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

2.1. Структура системы образования. Образовательный процесс как единство учебной и педагогической деятельности

Образование является социальным институтом, одной из подструктур общества. Содержание образования отражает состояние общества и переход от одного его состояния к другому. В настоящее время это переход от индустриального общества ХХ в. к постиндустриальному информационному обществу ХХI в. Развитие и функционирование образования обусловлены всеми факторами и условиями существования общества: экономическими, политическими, социальными, культурными и др.

Само слово «образование» в русском языке происходит от корня «образ», что изначально придавало ему смысл «создание человека по образу и подобию». Человек был создан «по образу и подобию Божию», и понимание этого образа, следование ему трактовались (и сейчас трактуются в христианской религии) как образование. Начиная с эпохи Возрождения, когда человек сам становится ценностью, образование рассматривается как способ его развития, вхождения в мир, создания своего образа, лика, личности. В других языках слова, переводимые на русский как «образование», не имеют корневой морфемы «образ», но понятийно они включают все аспекты взаимодействия участников образовательного процесса.

Образование как социальный институт есть сложная система, которая сформирована и продолжает формироваться государством. Государство определяет структуру всей системы в целом, принципы ее функционирования и направления дальнейшего развития. Принципы государственной политики в области образования отражены в Законе Российской Федерации от 10 июля 1992 г. № 3266-1 «Об образовании» (далее – Закон об образовании). В этом законе утверждаются основные принципы, гласящие, что система образования должна:

1) носить гуманистический характер с приоритетом общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности, воспитания гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека, любви к окружающей природе, родине, семье;

2) поддерживать единое культурное и образовательное пространство во всей стране, т. е. не только обучать учащихся, но и защищать и развивать национальные культуры, региональные культурные традиции и особенности;

3) создавать условия для общедоступности образования, приспособления системы образования к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся, воспитанников;

4) иметь светский (т. е. не религиозный) характер и в государственных, и в муниципальных образовательных учреждениях (к негосударственным учреждениям это не относится);

5) поддерживать свободу и плюрализм в образовании, внимательно относиться к различным мнениям и подходам (в образовательных учреждениях и органах управления образованием не допускаются создание и деятельность организационных структур политических партий, общественно-политических и религиозных движений и организаций);

6) носить демократический, государственно-общественный характер управления образованием и допускать автономность (самостоятельность) образовательных учреждений.[9]

Главной системообразующей, смыслообразующей составляющей образовательной системы является цель образования, т. е. ответ на вопрос, какой человек требуется обществу на данном этапе своего исторического развития. В каждой стране, начиная с древних времен, образование как система формировалось в соответствии с конкретными общественно-историческими условиями, характеризовавшими определенный период развития общества. Целью образования определяются все остальные компоненты его системы: государственные образовательные стандарты образовательных программ, сеть образовательных учреждений, органы управления образованием.

Образовательные программы определяют содержание образования на каждом его конкретном уровне в данном образовательном учреждении. Образовательная программа любого образовательного учреждения примерно на 70 % состоит из обязательного минимума, формируемого на основании федерального компонента образовательного стандарта и обязательного для всех граждан России. Примерно 30 % образовательной программы создается на основании национально-регионального компонента образовательного стандарта. Эта часть программы является обязательной только для граждан России, проживающих в конкретном регионе.

Все образовательные программы в Российской Федерации подразделяются на общеобразовательные и профессиональные. Общеобразовательные программы направлены на формирование общей культуры нового поколения, его адаптацию к жизни в обществе и создание основы для осознанного выбора и освоения профессиональных программ. К общеобразовательным относятся программы дошкольного образования, начального общего образования (1-4-й классы), основного общего образования (5-9-й классы) и среднего общего образования (10-11-й классы). Профессиональные программы предназначены для подготовки специалистов соответствующей квалификации путем последовательного повышения профессионального и общеобразовательного уровней обучающихся. К профессиональным относятся образовательные программы начального, среднего, высшего и послевузовского профессионального образования. Как для общеобразовательных, так и для профессиональных образовательных программ обязательный минимум содержания определяется государственными образовательными стандартами (ГОС). Кроме основных образовательных программ, в образовательном учреждении могут реализовываться дополнительные программы – факультативы, кружки, курсы и др.

Образовательные учреждения осуществляют образовательный процесс, т. е. реализуют образовательные программы и (или) обеспечивают содержание и воспитание обучающихся, воспитанников. По своим организационно-правовым формам образовательные учреждения могут быть государственными, муниципальными, негосударственными (частными, учреждениями общественных и религиозных организаций). Образовательные учреждения работают с учащимися разного возраста, уровня подготовки и способностей, и по этим показателям различают следующие типы образовательных учреждений:

› дошкольные;

› общеобразовательные (начального, основного и среднего общего образования);

› профессиональные (начального, среднего, высшего и послевузовского профессионального образования);

› дополнительного образования (детей и взрослых);

› специальные (коррекционные) для обучающихся с отклонениями в развитии;

› учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

› другие учреждения, осуществляющие образовательный процесс.

Внутри каждого типа могут выделяться виды образовательных учреждений, например среди общеобразовательных учреждений различают школы, лицеи, гимназии, школы с углубленным изучением отдельных предметов. Учреждения среднего профессионального образования представлены училищами, техникумами и колледжами, а высшего – университетами, институтами, академиями.

Органы управления образованием осуществляют управление на трех уровнях.

1. Федеральный уровень включает органы управления образованием общегосударственного значения: Министерство образования и науки Российской Федерации, Федеральное агентство по образованию, Высшую аттестационную комиссию и другие федеральные органы, имеющие отношение к системе образования. К их ведению относятся вопросы стратегического характера, такие как формирование и осуществление федеральной политики в области образования, разработка и реализация федеральных и международных программ развития образования, установление федеральных компонентов государственных образовательных стандартов, разработка и утверждение типовых положений об образовательных учреждениях, установление порядка их создания, реорганизации и ликвидации, установление порядка лицензирования, аттестации и государственной аккредитации образовательных учреждений, установление порядка аттестации педагогических работников государственных и муниципальных образовательных учреждений.

2. Уровень субъектов Российской Федерации включает их министерства и (или) департаменты образования. Эти органы определяют особенности реализации федеральных законов и нормативов в своих регионах. В их ведении находятся формирование законодательства субъекта РФ в области образования, разработка и реализация региональных программ развития образования, установление национально-региональных компонентов государственных образовательных стандартов, определение порядка создания, реорганизации, ликвидации и финансирования образовательных учреждений, формирование бюджета субъекта РФ в части расходов на образование и т. д.

3. Местный уровень включает районные и городские органы управления образованием при местных администрациях. Эти органы осуществляют непосредственное управление повседневной деятельностью муниципальных образовательных учреждений.

Формы получения образования. В Российской Федерации существуют две формы получения образования. В соответствии с Законом об образовании освоение образовательной программы допускается либо непосредственно в образовательном учреждении в очной, очно-заочной (вечерней) или заочной форме, либо в форме семейного образования, самообразования, экстерната.

Первая форма характеризуется тем, что в ходе образования постоянно существует связь между обучающимся и педагогом, который несет ответственность за уровень и качество получаемого обучающимся образования.

При второй форме обучающийся только сдает экзамены по определенным частям образовательной программы, при этом преподаватели не следят за процессом его подготовки и не несут за это ответственности, вся ответственность за качество освоения образовательной программы лежит на родителях учащегося и на нем самом. Эти две формы принципиально различны, но законом разрешено их сочетание: любой ребенок, обучающийся в школе, из любого класса может быть переведен на вторую форму обучения сроком на один-два года и более. Для этого необходимы только желание родителей и оформление соответствующих документов.

В рамках всей этой системы функционируют следующие структурные элементы образовательного процесса: 1) учебная информация, определяющаяся образовательными программами; 2) средства ее передачи и приема (методы обучения и учения); 3) учащиеся и педагоги.

Таким образом, образование как система может рассматриваться в трех измерениях,[10] в качестве которых выступают:

› социальный масштаб рассмотрения, т. е. образование в мире, стране, обществе, регионе и организации, образование государственное, общественное и частное, образование светское и клерикальное и т. д.;

› ступень образования (дошкольное, школьное, среднее профессиональное, высшее профессиональное с различными уровнями, учреждения повышения квалификации, аспирантура, докторантура);

› профиль образования: общее, специальное, профессиональное, дополнительное.

Все перечисленные показатели, будучи социально-экономическими и общепедагогическими, при внимательном рассмотрении выявляют и собственно психолого-педагогические аспекты. Они заключаются в ответах на вопросы: каким образом сам обучающийся или его родители, представив иерархию ступеней системы образования, могут сделать правильный выбор; как внутри каждой образовательной структуры отражается специфика ее ступеней для обучающегося; как предыдущий уровень подготовки в одной структуре может обеспечить комфортное продолжение образования в другой и т. д. При этом сам процесс определения качества образования посредством изучения образованности обучающихся включает решение собственно психолого-педагогических проблем.

Образовательная система функционирует и развивается в образовательном процессе обучения и воспитания человека. Еще в конце XIX в. П. Ф. Каптерев отмечал, что образовательный процесс представляет собой нечто большее, чем просто передача информации от одного поколения другому: «Сущность образовательного процесса с внутренней стороны заключается в саморазвитии организма; передача важнейших культурных приобретений и обучение старшим поколением младшего есть только внешняя сторона этого процесса, закрывающая самое существо его».[11] Такое определение подчеркивает, что на всем протяжении образовательного процесса основными его задачами являются развитие и саморазвитие человека как личности в процессе его обучения. Образование как процесс не прекращается в течение всей сознательной жизни человека, непрерывно изменяясь по целям, содержанию, формам. В настоящее время основной характеристикой процесса образования является именно его непрерывность. Это прямое следствие особенностей нового информационного общества: объем информации, необходимой индивиду для полноценного функционирования в качестве профессионала и члена общества, постоянно возрастает, а ранее усвоенная информация все быстрее устаревает, поэтому в любой сфере деятельности приходится постоянно повышать свою квалификацию, усваивая новую информацию.

Рассмотрение образования как процесса предполагает, во-первых, разграничение двух его сторон: обучения и учения. Обучением именуется деятельность учителя по передаче учащимся знаний и жизненного опыта, формированию у них умений и навыков. Понятие «учение» подразумевает активность самого учащегося, его действия, направленные на приобретение знаний, умений и навыков, развитие способностей, самосовершенствование. Таким образом, процесс образования протекает как единство активности учителя (педагогической деятельности) и ученика (учебной деятельности). Во-вторых, со стороны обучающего образовательный процесс практически всегда представляет собой единство обучения и воспитания. В-третьих, сам процесс такого воспитывающего обучения с позиции обучающегося включает освоение знаний, практические действия, выполнение учебных задач, а также личностные и коммуникативные тренинги, что способствует его всестороннему развитию.

Под словом «образование» понимают также результат образовательного процесса, когда употребляют словосочетания «получить образование», «полученное образование». Образование как результат может рассматриваться в двух планах.[12] Первый – образ того результата, который должен быть получен образовательной системой и зафиксирован в форме образовательного стандарта. Современные образовательные стандарты включают требования к качествам человека, завершающего определенный курс обучения, к его знаниям и умениям. Второй план существования результата образования – это сам человек, прошедший обучение в определенной образовательной системе. Его опыт как совокупность сформированных интеллектуальных, личностных, поведенческих качеств, знаний и умений позволяет ему адекватно действовать на этой основе в различных жизненных ситуациях. В этом смысле результатом образования является образованность. Например, школа формирует общую образованность выпускника, а выпускник высшего учебного заведения характеризуется специальным профессиональным образованием. Широкое и системное образование как результат закладывает в получившем его человеке основу уверенности в себе и конкурентоспособности в меняющихся условиях жизни.

2.2. Личностно-деятельностный подход как психологическая основа организации образовательного процесса

Как отмечалось выше, образовательный процесс реализуется в единстве двух деятельностей – учебной и педагогической, поэтому его можно рассматривать с двух позиций – позиции педагога и позиции обучающегося. Каждый из них является неповторимой, уникальной личностью и одновременно субъектом собственной деятельности, т. е. планирует, организует и осуществляет эту деятельность и одновременно формируется в ней как личность. Соответственно, личностно-деятельностный подход (ЛДП) подразумевает учет этих особенностей как учителя, так и обучаемого.

Личностный компонент ЛДП предполагает, что в центр процесса обучения ставится как сам обучающийся, так и его личностные особенности – мотивы, цели, психологический склад, т. е. сам ученик как личность. Учитель определяет учебную цель каждого занятия и направляет весь образовательный процесс на развитие личности ученика исходя именно из интересов, знаний и умений обучающихся. В соответствии с этим при реализации ЛДП необходимо вслух формулировать цель каждого урока с позиции каждого ученика и всего ученического коллектива в целом, например: «Сегодня каждый из вас научится...» или «На сегодняшнем занятии мы с вами разберемся в...». Благодаря таким формулировкам обучающийся оказывается способен в конце каждого урока ответить на поставленный самому себе вопрос: чему он научился на этом уроке из того, чего не знал или не умел делать до его начала. При такой постановке учебной работы все методические решения проводимого урока определяются личностью обучаемого – его потребностями, мотивами, способностями, интеллектуальным развитием и другими психологическими особенностями.

ЛДП подразумевает, что в процессе преподавания любого учебного предмета максимально учитываются национальные, половые, возрастные, статусные и индивидуально-психологические особенности обучающегося. Этот учет осуществляется через содержание и форму учебных заданий, через характер общения с учеником. В условиях ЛДП все адресуемые ученику вопросы, задания и замечания должны стимулировать его интеллектуальную активность, поддерживать и направлять его учебную деятельность без излишней фиксации внимания на ошибках и неудачных действиях. Тем самым осуществляется не только учет имеющихся на данный момент психологических особенностей учащегося, но и формирование, дальнейшее развитие его психики, в том числе познавательных процессов, личностных качеств, деятельностных характеристик.

Деятельностный компонент ЛДП подразумевает, что, как отмечено в начале раздела, педагог и ученик являются субъектами соответственно педагогической и учебной деятельности. Это значит, что каждый из них сам осуществляет свою деятельность и одновременно развивается благодаря ей. В отечественной психологии наибольший вклад в разработку общей теории деятельности внесли А. Н. Леонтьев и С. Л. Рубинштейн. Согласно их подходам деятельность представляет собой активное целенаправленное взаимодействие человека с окружающим миром, включая и других людей, и самого себя, вызванное определенной потребностью. Потребность понимается как состояние нужды в чем-либо, но сама по себе потребность деятельность не определяет. Для того чтобы осуществлять целенаправленную активность, необходимо знать, какие именно ее формы приведут к удовлетворению возникшей потребности. Всякая деятельность предметна: предметом конкретной деятельности называется то, на преобразование чего она направлена. Например, предметом деятельности педагога являются передача ученикам общественного опыта и организация усвоения учащимися сообщаемых сведений, а предметом деятельности ученика – освоение этого опыта. Именно в предмете деятельности переживаемая потребность находит свою определенность, и таким образом формируются мотивы деятельности – побудительные компоненты потребности, показывающие субъекту способы ее удовлетворения. Благодаря наличию мотива человек обретает возможность предпринимать активные действия по удовлетворению своей потребности.

Мотивы всякой деятельности могут быть по отношению к ней внутренними и внешними. Внутренние мотивы отражают содержание деятельности, например учащийся осуществляет свою учебную деятельность по той причине, что ему интересен данный учебный предмет, или потому, что он осознает важность приобретаемых знаний. Внешние мотивы заставляют его выполнять определенную деятельность, но с ее содержанием не связаны: ученик может делать это прежде всего из-за оказываемого на него давления со стороны родителей.

Мотивы дают субъекту деятельности возможность ставить перед собой сознательные цели и предпринимать определенные действия для их достижения. Цель представляет собой воображаемый образ желаемого результата выполняемого действия. Образно говоря, если цель – то, чего именно хочет добиться субъект, то мотив – это ответ на вопрос, зачем субъект этой цели добивается. Действие же является составляющей любой деятельности и так же, как и цель, осознается ее субъектом. Каждое действие осуществляется определенными способами, которые называются операциями и зависят от условий, в которых приходится выполнять действие. Операции не осознаются субъектом, выполняющим действие.

Таким образом, в общем виде психологическая картина деятельности может быть представлена в виде следующей схемы (рис. 1).

Рис. 1

С позиции учителя ЛДП означает организацию и управление целенаправленной учебной деятельностью ученика в общем контексте его жизнедеятельности – направленности интересов, жизненных планов, ценностных ориентаций, понимания им смысла обучения. Реализуя ЛДП, педагогу придется пересмотреть привычную трактовку процесса обучения преимущественно как сообщения знаний и формирования умений и навыков. Процесс обучения должен быть переориентирован на постановку и решение самими учащимися конкретных учебных задач. Для учителя, реализующего ЛДП, первостепенной задачей является формирование у учеников собственной внутренней потребности в выработке обобщенных способов и приемов учебной деятельности, усвоении новых знаний, формировании более совершенных умений во всех видах деятельности. Учителю необходимо переходить от отношения к ученику как к объекту воздействия к субъект-субъектному, равнопартнерскому сотрудничеству с ним. Информирующе-контролирующая функция учителя все более уступает место функции координирующей. Учитель становится для ученика человеком, вызывающим подлинный интерес и к учебному предмету, и к себе как партнеру по общению. Общение с учениками рассматривается им как сотрудничество в решении учебных задач. В результате такого взаимодействия учитель и класс образуют единый коллективный субъект образовательной деятельности.

С позиции ученика ЛДП предполагает прежде всего свободу выбора обучающимся методов своего учения. Для ученика психологическими проявлениями реализации учителем ЛДП становятся, во-первых, обеспечение безопасности личностных проявлений обучающегося, создание условий для его самоактуализации и личностного роста. Во-вторых, этот подход формирует активность ученика, его готовность к учебной деятельности, к решению проблемных задач за счет равнопартнерских, субъект-субъектных доверительных отношений с педагогом. В-третьих, ЛДП обеспечивает единство у ученика внутренних и внешних мотивов учебной деятельности: главным внутренним мотивом становится познавательный, а главным внешним – мотив достижения успехов. В-четвертых, в результате реализации этого подхода формируется внутреннее принятие учеником учебной задачи и возникает удовлетворение от ее решения в сотрудничестве с другими обучающимися. Это является основой развития чувств компетентности, принадлежности группе, уверенности в себе. ЛДП с точки зрения обучающегося означает также усвоение новых форм, способов, правил и средств социально-профессионально-коммуникативной деятельности, т. е. развитие не только профессиональной компетентности ученика, но и его личности в целом.

Таким образом, личностно-деятельностный подход в образовании означает, что прежде всего в образовательном процессе ставится и решается основная задача образования – создание условий развития гармоничной, нравственно совершенной, социально активной, профессионально компетентной и саморазвивающейся личности. Личность находится в центре образования, и оно, соответственно, становится антропоцентрическим по цели, содержанию и формам организации.

Тема 3. ПСИХОЛОГИЯ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

3.1. Общие характеристики учебной деятельности. Соотношение понятий учебной деятельности, учения, обучения и научения

Понятие «учебная деятельность» достаточно неоднозначно. При расширительном его толковании этим термином подменяются понятия научения и учения. Согласно периодизации возрастного развития Д. Б. Эльконина учебная деятельность является ведущей в младшем школьном возрасте. Однако она продолжает оставаться одним из основных видов активности и в последующие возрастные периоды – подростковый, старший школьный и студенческий. В этом смысле учебную деятельность можно определить как деятельность субъекта по овладению обобщенными способами решения жизненных задач и саморазвитию, осуществляемую путем решения учебных задач, специально поставленных преподавателем. Первоначально учебная деятельность осуществляется на основе внешнего контроля и оценки со стороны преподавателя, но постепенно они переходят в самоконтроль и самооценку учащегося.

Учебная деятельность, как и всякая другая, мотивирована, целенаправленна, предметна, имеет свои средства осуществления, свои специфические продукт и результат. Среди всех других видов деятельности учебная деятельность выделяется тем, что ее субъект и предмет совпадают: она направлена на самого обучающегося – его совершенствование, развитие, формирование как личности благодаря осознанному, целенаправленному освоению им общественного опыта. Деятельность обучающегося ориентирована на освоение глубоких системных знаний, отработку обобщенных способов действий и умение адекватно и творчески применять их в разнообразных ситуациях.

Выделяются три основные характеристики учебной деятельности, отличающие ее от других форм активности человека: 1) она специально направлена на овладение учебным материалом и решение учебных задач; 2) в ней осваиваются обобщенные способы действий и научные понятия (в отличие от понятий житейских, усваиваемых вне специально направленной на это деятельности); 3) освоение общего способа действия опережает по времени практическое решение задач.

Кроме того, учебная деятельность отличается от других видов активности человека тем, что в ней субъектом сознательно преследуется цель достичь изменений в себе самом, а чешский теоретик учения И. Лингарт выделяет в качестве ее основной отличительной особенности зависимость изменения психических свойств и поведения обучающегося от результата его собственных действий.

К собственно деятельностным характеристикам учебной деятельности относятся ее предмет, средства и способы осуществления, продукт и результат. Предметом учебной деятельности, т. е. тем, на что она направлена, являются прежде всего усвоение знаний, овладение обобщенными способами действий, отработка приемов и способов действий, их программ и алгоритмов, в процессе чего развивается сам обучающийся. Согласно Д. Б. Эльконину, учебная деятельность не тождественна усвоению. Усвоение является основным ее содержанием и определяется строением и уровнем ее развития. В то же время усвоение опосредствует изменения в интеллектуальном и личностном развитии субъекта.

Средства учебной деятельности, с помощью которых она осуществляется, представлены тремя видами: 1) обеспечивающими познавательную и исследовательскую активность мыслительными логическими операциями – сравнением, классификацией, анализом, синтезом, обобщением, абстрагированием, индукцией, дедукцией. Без них вообще невозможна никакая умственная деятельность; 2) знаковыми системами, в форме которых фиксируется знание и воспроизводится индивидуальный опыт. К ним относятся язык, алфавит, система исчисления, используемая в различных жизненных сферах и научных дисциплинах символика; 3) так называемыми фоновыми, т. е. уже имеющимися у обучающегося знаниями, посредством включения в которые новых знаний структурируется индивидуальный опыт обучающегося.

Способы учебной деятельности могут быть многообразными, включающими репродуктивные, проблемно-творческие, исследовательско-познавательные действия, но все они делятся на две категории: умственные действия и двигательные навыки. Наиболее полное и развернутое описание способа представлено теорией поэтапного формирования умственных действий (П. Я. Гальперин, Н. Ф. Талызина). Согласно этой теории предметное действие и выражающая его мысль составляют конечные, исходно различные, но генетически связанные звенья единого процесса постепенного преобразования материального действия в идеальное, его интериоризации, т. е. перехода извне вовнутрь. Действие функционально связано с предметом, на который оно направлено, включает в себя цель преобразования данного предмета и средства такого преобразования. Все это вместе взятое составляет исполнительскую часть формируемого действия.

Кроме исполнительской части, в состав действия входит ориентировочная основа действия (ООД). Правильная ООД обеспечивает субъекту верное представление картины обстоятельств, в которых должно быть совершено действие, составление адекватного этим обстоятельствам плана выполнения действия, использование необходимых форм контроля действия и применение соответствующих способов коррекции допускаемых ошибок. Таким образом, именно от ООД зависят уровень и качество исполнения формируемого действия. Ориентировочные операции, входящие в состав ООД, могут быть активными, когда действие находится на этапе начальной ориентировки в нем и строится во всей своей изначальной полноте, и пассивными, когда наступает очередь выполнения уже сложившегося, сформировавшегося действия. ООД представляет собой психологический механизм регулирования исполнительских и контрольных операций, которые включаются в действие в процессе его формирования и с помощью которых оценивается правильность процесса развития действия.

Сформированность ООД определяется по трем критериям: степени ее полноты (полной – неполной), мере обобщенности (обобщенной – конкретной) и способу получения обучающимся (самостоятельно – в готовом виде). Полная ООД предполагает наличие у учащегося точных и достаточных сведений обо всех компонентах формируемого действия. Обобщенность ООД характеризуется широтой класса объектов, к которым данное действие применимо на практике. Самостоятельная разработка ООД дает учащемуся максимально точную и быстро переходящую на уровень автоматизма ориентировку в выполнении действия. Сочетание каждого из трех компонентов определяет тип ООД.

Теоретически может существовать восемь типов ООД, но в реальности наиболее распространены три типа. В соответствии с ними выделяются три типа учения. Первый тип присутствует при выполнении действия по методу проб и ошибок, когда задача обучения определенному действию специально не ставится. При этом усвоение действия происходит с ошибками, недостаточным пониманием материала, неспособностью выделить наиболее существенные особенности и вопросы. Второй тип предполагает постановку задачи специального обучения действию и разумное изучение внешних его сторон до начала практического выполнения. Здесь тип ООД задает учитель, сам же ученик не в состоянии сориентироваться во вновь выполняемом действии. Усвоение знаний в данном случае происходит более уверенно, с полным пониманием содержания материала и четким различением существенных и несущественных признаков. Третий тип характеризуется тем, что учащийся, встретившись с новым для него действием, в состоянии сам составить и реализовать его ориентировочную основу. При таком типе учения обеспечивается быстрое, эффективное и безошибочное усвоение действия, предполагающее формирование всех его основных качеств.

По теории П. Я. Гальперина, процесс усвоения знаний и формирования действий проходит шесть этапов: 1) мотивацию (привлечение внимания обучающегося, пробуждение у него интереса и желания получить соответствующие знания); 2) уяснение ООД; 3) выполнение действия в материальной (материализованной) форме; 4) выполнение действия в плане громкой речи; 5) выполнение действия в плане речи про себя; 6) выполнение действия в плане внутренней речи (в уме). Ориентировочная основа заданного умственного действия разъясняется учащемуся в самом начале его формирования, затем с опорой на ООД выполняется само действие, причем сначала во внешнем плане с реальными предметами. После достижения определенного уровня мастерства во внешнем исполнении действия учащийся начинает выполнять его путем проговаривания вслух, затем – проговаривая про себя, а в конечном итоге – полностью в уме. Это и есть умственное действие в собственном смысле слова.

Вместе с умственными действиями у учащихся развиваются восприятие, произвольное внимание и речь, а также система понятий, связанных с выполняемым действием. Действие в результате его формирования на основе данной теории может быть перенесено в умственный план или целиком, или только в своей ориентировочной части (понимание действия). В последнем случае исполнительская часть действия остается внешней, меняется вместе с внутренней ООД и превращается в двигательный навык, сопровождающий умственное действие.

Навык в психологии определяется по-разному, но основная сущность всех его определений заключается в том, что он представляет собой упроченное и доведенное до совершенства в результате многократных целенаправленных упражнений выполнение действия. Навык характеризуется отсутствием направленного контроля со стороны сознания, оптимальным временем выполнения, качеством. Он представляет собой многоуровневую двигательную систему: в нем всегда имеются ведущий и фоновый уровни, ведущие вспомогательные звенья, автоматизмы разных рангов. Не менее сложен и процесс формирования навыка.

Н. А. Бернштейн выделяет два периода в построении любого навыка.

Первый период – установление навыка – включает четыре фазы:

1) установление ведущего сенсомоторного уровня;

2) определение состава движений путем наблюдения и анализа движений другого человека;

3) выявление адекватных коррекций как «самоощущение этих движений изнутри»;

4) переключение фоновых коррекций в низовые уровни, т. е. процесс автоматизации.

Второй период – стабилизация навыка – также распадается на фазы:

1) срабатывание разных уровней вместе;

2) стандартизацию движений;

3) стабилизацию, обеспечивающую устойчивость к различным помехам, «несбиваемость».[13]

Практически те же периоды формирования навыка устанавливает Л. Б. Ительсон, рассматривая собственно психологическую сторону его формирования[14] (табл. 1).

Таблица 1

Из данной таблицы видно, что по мере формирования навыка уменьшается количество допускаемых при выполнении действия ошибок, повышается скорость выполнения отдельных операций, устанавливается их стабильная последовательность; внимание субъекта переносится с процесса выполнения действия на его результат, сознание утрачивает направленность на форму выполнения действия, понижается степень физического и эмоционального напряжения и утомляемости, а сами действия постепенно редуцируются за счет выпадения некоторых промежуточных операций.

Продуктом учебной деятельности является появившееся у обучающегося структурированное и актуализируемое знание, становящееся основой умения решать задачи, требующие его применения. Результат учебной деятельности не само знание, а вызванное его усвоением изменение в уровне развития учащегося: появление новых жизненных ценностей, жизненных смыслов, изменение отношения к учению. Субъект может испытывать желание продолжать эту деятельность или же начать избегать ее выполнения. Эти варианты отношения к учению в конечном счете обусловливают уровень интеллектуального и личностного развития.

Наряду с понятием «учебная деятельность» в педагогике и психологии широко употребляются термины «обучение», «учение» и «научение». Эти понятия нередко смешивают, подменяя одно другим, хотя содержание у них разное. Под обучением (само это слово происходит от глагола «обучать», т. е. учить кого-то другого) понимается активная деятельность учителя по передаче ученикам знаний, умений, навыков и жизненного опыта. При использовании слова «учение» имеются в виду собственные активность и усилия учащегося по развитию своих способностей и приобретению знаний, умений и навыков. И обучение, и учение представляют собой разворачивающиеся во времени процессы. Для обозначения результата этих процессов используется термин «научение», происходящий от глагола совершенного вида «научиться». Это понятие характеризует факт приобретения субъектом новых психических свойств и качеств вследствие обучения, учения и других видов активности. Следует отметить, что и обучение, и учение, и учебная деятельность в целом в некоторых случаях могут не иметь видимого результата, выступающего в форме научения. Обучение отличается от научения еще и тем, что обычно является организованным и сознательно управляемым процессом, тогда как научение может происходить стихийно и представлять собой результат любой деятельности, а не только учебной. Учение и обучение – почти всегда сознательные процессы, а научение может происходить и бессознательно: человек может какое-то время не отдавать себе отчета в том, что чему-то научился, хотя это в действительности произошло. Таковы главные основания для разведения обсуждаемых понятий и их параллельного использования.

3.2. Виды научения, их развитие в онтогенезе. Психологические факторы успешности научения

Процесс развития организма и психики не во всех случаях связан с научением: в него, например, не входят процессы и результаты, которые характеризуют биологическое созревание организма, разворачиваются и протекают по биологическим, в том числе генетическим, законам. Тем не менее научение напрямую зависит от созревания, всегда опирается на определенный уровень биологической зрелости организма и не может без него осуществиться. Например, ребенок не в состоянии сам заговорить до тех пор, пока у него не разовьются в нужной мере фонематический слух, голосовой аппарат и ответственные за речь отделы головного мозга. К занятиям такими видами спорта, как бокс и тяжелая атлетика, не допускают детей до 14 лет, т. е. до того возраста, пока у них полностью не окостенеет скелет и не будет иметься достаточная мышечная масса. П. Тейяр-де-Шарден отметил, что «... без длительного периода созревания никакое глубокое изменение в природе произойти не может».[15]

У человека имеются пять видов научения. Три из них свойственны также животным и объединяют человека со всеми другими живыми существами, обладающими развитой центральной нервной системой.

1. Научение по механизму импринтинга. Слово «импринтинг» в переводе с английского дословно означает «запечатление». Как у человека, так и у животных этот механизм является ведущим в первое время после рождения и представляет собой быстрое автоматическое приспособление организма к условиям жизни с использованием врожденных форм поведения – безусловных рефлексов. Через импринтинг формируются инстинкты, генетически запрограммированные и мало поддающиеся изменению. Механизм импринтинга лучше изучен на примере высших животных. Известный швейцарский ученый-этолог К. Лоренц исследовал его на примере только что вылупившихся из яиц утят, у которых имеется врожденный безусловный рефлекс следования за первым движущимся объектом, оказавшимся в их поле зрения. В обычных условиях таким объектом становится утка-мать, и следование птенцов за ней обеспечивает их безопасность и дальнейшее научение. В последние минуты перед появлением утят на свет К. Лоренц изолировал утку-мать от яиц и сам оказался первым увиденным ими движущимся объектом, за которым они и стали следовать. Детеныши млекопитающих запечатлевают облик своих соплеменников и ориентируются на него в поиске партнеров по размножению. У человека же механизм импринтинга является ведущим лишь в первые часы и дни жизни, когда еще не начали формироваться другие виды научения. Например, как только новорожденный впервые касается губами груди матери, у него тут же срабатывает врожденный сосательный рефлекс, и в дальнейшем вся эта ситуация в целом – определенное положение при кормлении, запах матери, касание губами соска – вызывает у ребенка данный рефлекс, обеспечивая его питание. Таким образом, элементарное научение необходимо даже для включения генетически запрограммированных инстинктов.

2. Условно-рефлекторное научение. Название этого вида научения говорит само за себя: в его рамках жизненный опыт приобретается за счет формирования условных рефлексов. Начало его исследования было положено работами выдающегося русского физиолога И. П. Павлова. В результате формирования условного рефлекса у организма вырабатывается реакция на биологически безразличный стимул, не вызывавший такой реакции ранее. Классические примеры формирования условных рефлексов в исследованиях И. П. Павлова: при кормлении лабораторной собаки рядом с миской зажигалась лампочка, и через некоторое время безусловные пищевые рефлексы у этой собаки стали проявляться только лишь при виде зажженной лампочки даже в отсутствие еды. Также на базе пищевых рефлексов условный рефлекс вырабатывался у лабораторных мышей: их кормили в сопровождении звона колокольчика, и после нескольких таких ситуаций они начали сбегаться уже только на звон этого колокольчика, еще даже не получив еды.

Условные рефлексы могут вырабатываться у ребенка первых дней жизни. В одном из родильных домов г. Москвы проводился эксперимент, состоящий в том, что, как только каждый ребенок поворачивал головку направо, рядом с ним зажигалась лампочка. В первые дни жизни у детей уже имеется ориентировочный рефлекс «Что такое?», выражающийся в повороте головы к источнику света или звука. К концу первого дня эксперимента было зафиксировано значительное учащение поворотов детьми головок именно в правую сторону. Затем лампочку с правой стороны от каждого ребенка зажигать перестали, и рефлекс достаточно быстро угас. Через день с теми же самыми детьми эксперимент продолжили: стали зажигать лампочки, когда они поворачивали головки влево, и условный рефлекс, выразившийся в учащении поворота головы именно в левую сторону, сформировался у них так же быстро, как и в первом случае. В результате постоянного ассоциирования в памяти стимула с удовлетворением биологической потребности организм научается реагировать на него, и стимул начинает выполнять сигнальную функцию.

3. Оперантное научение. В этом случае индивидуальный опыт приобретается «методом проб и ошибок». Задача или ситуация, с которыми сталкивается индивид, порождают у него множество разнообразных поведенческих реакций, с помощью которых он пытается эту задачу решить. Каждый из вариантов решения последовательно пробуется на практике и автоматически оценивается достигаемый при этом результат. Та реакция или сочетание реакций, которые приводят к наилучшему результату, обеспечивая наилучшее приспособление к ситуации, выделяются среди остальных и закрепляются в опыте. Впоследствии при столкновении с подобной ситуацией эта реакция будет использована в первую очередь. Ребенок начинает использовать научение методом проб и ошибок уже в младенчестве, когда учится манипулировать с предметами. Этот вид научения используется человеком в основном в сфере практических действий: обращения с предметами, физических упражнений.

Два других имеющихся у человека вида научения причисляются к высшим, поскольку не встречаются или почти не встречаются у других живых существ.

4. Викарное научение осуществляется путем прямого наблюдения за поведением других людей, в результате которого человек сразу перенимает и усваивает наблюдаемые формы поведения. Этот вид научения особо значим в младенчестве и раннем детстве, когда, еще не владея символической функцией речи, ребенок приобретает опыт в основном путем подражания. Подражать действиям взрослых, повторяя их за ними, ребенок начинает уже в младенчестве, а к началу раннего детства возникает отсроченное подражание, когда ребенок изображает те действия, которые наблюдал некоторое время назад. На третьем году жизни через подражание начинает осуществляться половая самоидентификация: ребенок больше подражает родителю одного с собой пола.

5. Вербальное научение дает человеку возможность приобретать новый опыт через язык и речевое общение. Благодаря ему человек может передавать другим владеющим речью людям и получать от них необходимые знания, умения и навыки. Для этого они должны быть выражены в словах, понятных обучающемуся, а значение непонятных слов нуждается в разъяснении. Если говорить шире, то средством вербального научения служит не только словесная речь, но и другие знаковые системы, одной из которых является язык. К знаковым системам также относятся символика, используемая в математике, физике, химии, графическая символика, используемая в технике, искусстве и других областях деятельности. Усвоение языка и других символических систем, приобретение способности оперировать ими освобождают человека от необходимости реального столкновения с объектом изучения и его познания с помощью органов чувств. Научение становится возможным в абстрактной, отвлеченной форме на основе высших психических функций – сознания, мышления и речи. Вербальное научение в простейших формах становится возможным для ребенка с того момента, когда он начинает демонстрировать понимание того, что ему говорят окружающие взрослые, т. е. еще до достижения годовалого возраста. Но полностью возможности вербального научения начинают использоваться ребенком только тогда, когда он заговорит сам и будет демонстрировать стремление выяснять значение непонятных для него слов.

Процесс научения реализуется за счет следующих интеллектуальных механизмов: формирования ассоциаций (установления связей между отдельными знаниями или частями опыта), подражания (в основном в области формирования умений и навыков), различения и обобщения (в сфере формирования понятий), инсайта («догадки», т. е. непосредственного усмотрения какой-либо новой информации в уже известном по прошлому опыту), творчества (основы для создания новых знаний, предметов, умений и навыков).

Успех научения зависит от многих факторов, в том числе и психологических. Эти факторы относятся к трем сферам: учащемуся, учителю и учебному материалу. Из психологических факторов, определяющих успешность научения, к учащемуся относятся: его мотивация учения, произвольность познавательных процессов, развитость волевых качеств личности (настойчивости, целеустремленности, ответственности, дисциплинированности, сознательности, аккуратности) и др. Важную роль играет и развитие коммуникативных качеств и навыков учащегося: умения взаимодействовать с людьми, прежде всего с учителями и товарищами по учебной группе, умения обратиться в случае необходимости за помощью и самому оказать другому помощь при затруднениях.

Учителя касаются такие обстоятельства, обусловливающие успех научения, как наличие у него необходимых для осуществления педагогической деятельности психологических качеств: увлеченности преподаваемым предметом, умения передать эту увлеченность учащимся, использования соответствующих возрасту и интеллектуальному развитию учащихся методов обучения, а также других профессионально важных качеств (подробнее см. 5.1, 5.2). Одним из важнейших факторов успешности научения, относящихся к учителю, является используемая им система поощрений за успехи в учебной деятельности и наказаний за неудачи в ней. Поощрения должны соответствовать реальным успехам ученика и максимально отражать прилагаемые им усилия. Поощрение должно быть более ощутимым за те учебные успехи, достижение которых было трудным и больше зависело от приложенных учеником усилий, чем от его способностей. Наказания должны играть стимулирующую роль, затрагивать и актуализировать потребность ученика в самосовершенствовании, усиливать у него мотивацию именно достижения успехов, а не избегания неудач (подробнее см. 6.4).

Наконец, учебный материал также является источником важных факторов успешности научения. Главные из них – содержание материала, одновременное сочетание его доступности пониманию учащегося и достаточного уровня сложности. Доступность обеспечивает максимально полное усвоение материала учащимися, а сложность – их дальнейшее психическое развитие. Доступность и сложность должны разумно сочетаться: слишком простой материал не окажет сколько-нибудь заметного влияния на психическое развитие, а слишком сложный не будет понят учащимися и полностью усвоен, они не смогут использовать его на практике, и, как следствие, он также не оставит устойчивого, заметного следа в их психике. Оптимальным по сложности с психологической точки зрения является такой учебный материал, который находится на максимально высоком из доступных на данный момент ученику для усвоения уровней трудности. Обучаясь на таком материале, субъект учебной деятельности не только испытывает наибольшее личное удовлетворение от успеха, но и лучше всего развивается интеллектуально. Еще один важный момент – связь степени трудности материала и интереса к нему учащегося, личностной значимости данного материала для него. Материал, тесно связанный с потребностями учащегося и имеющимися у него знаниями и умениями, которые он сам считает ценными, при прочих равных условиях воспринимается как менее трудный. Одновременно с этим чрезмерно легкий материал, не требующий определенной степени умственного напряжения, не вызывает интереса. Преодоление трудностей в учебной деятельности должно регулярно вызывать у учащегося чувство успеха, поэтому положительное отношение и интерес к учебной деятельности формируются в условиях реального преодоления трудностей, а это значит, что сами эти трудности должны быть посильны ученику.

3.3. Особенности научения в период дошкольного детства

Приобретение нового опыта человеком начинается с первых дней его жизни, но в разные возрастные периоды этот процесс происходит по-разному. В возрастной и педагогической психологии приняты названия возрастных периодов по ступеням образования: младший дошкольный (3–5 лет), старший дошкольный (5–7 лет), младший школьный (7-10 лет), средний школьный, или подростковый (10–15 лет), старший школьный, или ранний юношеский (15–17 лет), и студенческий, или юношеский (17-22-23 года). Каждый возраст характеризуется тремя основными показателями: 1) определенной социальной ситуацией развития, т. е. формой отношений, в которые ребенок вступает со взрослыми в данный период; 2) ведущим видом деятельности; 3) основными психическими новообразованиями, т. е. психическими и социальными изменениями, которые впервые возникают на данном возрастном этапе и определяют главные линии психического развития в течение этого периода.

Период дошкольного детства выделен нами особо, поскольку научение в это время уже идет полным ходом, но учебная деятельность еще не сформировалась. Именно это является основным качественным отличием данного периода от периода школьного обучения.

С первых дней жизни у ребенка накапливается опыт благодаря действию механизмов импринтинга и условно-рефлекторного научения. По мере физического развития все большую роль начинает играть оперантное научение, а благодаря общению со взрослыми начинают развиваться викарное и вербальное научение. К достижению ребенком 2-летнего возраста все пять видов научения ему уже доступны и действуют совместно, что обеспечивает быстрый прогресс в его развитии, особенно заметный в раннем возрасте. Ранее полутора-двух лет все виды научения у ребенка существуют независимо друг от друга и от речи, а речь используется только как средство эмоционального общения.

Задача обучения в младенческом и раннем возрасте состоит в сочетании разных форм научения, которое необходимо потому, что при разных видах научения оказываются задействованы и получают развитие различные анализаторы, а опыт, получаемый с помощью сразу нескольких органов чувств, является более разносторонним и богатым. Если использовать в обучении все четыре вида научения, на которые возможно социальное влияние (т. е. все, кроме импринтинга), то у ребенка будут одновременно развиваться восприятие, моторика, внимание, память, мышление и речь.

Для физического развития младенца (от рождения до 1 года) необходимы систематические упражнения, яркие разноцветные игрушки, которыми он может различным образом манипулировать: брать в руки, двигать, поворачивать, производить зрительные и слуховые эффекты. С помощью этих действий младенец активно познает окружающий мир. У него начинают формироваться произвольные движения и познавательные интересы. На втором полугодии жизни дети начинают воспроизводить и повторять движения взрослых, демонстрируя этим готовность к викарному научению с повторными самостоятельными упражнениями. Это особенно важно для дальнейшего речевого развития. У ребенка начинает развиваться речевой слух, в который входят фонематический слух, морфемный слух, усвоение правил комбинирования звуков и слов. Для развития речевого слуха следует с первых дней как можно больше разговаривать с младенцем, и он при этом должен хорошо видеть лицо и руки говорящего, так как через мимику и жесты передается дополнительная информация о том, что обозначается при помощи слов. Успешность усвоения и понимания речи значительно возрастает, если наряду с собственно речевым общением со взрослым и во время него ребенок имеет возможность активно манипулировать с называемыми взрослым предметами, самостоятельно исследовать их, внимательно изучать.

Главное приобретение ребенка к концу младенческого возраста – прямохождение. Оно обеспечивает освобождение рук, у которых появляется возможность совершать еще более разнообразные движения. Для развития движений рук и ног ребенка и его ускоренной подготовки к прямохождению большое значение имеет координация ручных и ножных движений. Важно, чтобы ребенок мог одновременно опираться о предметы ногами и захватывать их руками, сначала лежа, а затем сидя и передвигаясь по поверхности. Это подготовит скоординированные движения его рук и ног и соответствующих групп мышц. Кроме того, во втором полугодии жизни восприятие, память и двигательная активность ребенка достигают такого уровня, что он оказывается способным решать элементарные задачи в наглядно-действенном плане. Начинается развитие наглядно-действенного мышления. Ускорить его можно путем постановки младенцу задач на зрительный и двигательный поиск знакомых и привлекательных предметов.

В раннем детстве (от 1 года до 3 лет) совершенствуется интеллект ребенка, развивается наглядно-действенное мышление и начинается переход от него к мышлению наглядно-образному. Для ускорения этого процесса следует давать детям как можно больше заданий на воображение, поощрять их стремление к творчеству и активности. В этом возрасте ребенок наиболее восприимчив к усвоению речи, так как завершается формирование предпосылок овладения ею – речевого слуха и способности к пониманию. Пассивное восприятие и реагирование на речь взрослого сменяются активным овладением речью. В основе развития речи ребенка в начальном периоде активного пользования ею лежат оперантное и викарное научение, внешне выражающиеся как подражание речи взрослых. Поэтому с ребенком необходимо говорить несколько медленнее обычного, отчетливо произнося все слова и выражения, шире пользоваться мимикой и жестами, так как по ним ребенку легче улавливать смысл произносимых слов. В процессе речевого развития ребенок больше всего подражает членам своей семьи, следовательно, чем чаще и правильнее они с ним разговаривают, тем быстрее он усваивает речь. Родители иногда начинают беспокоиться о том, что их ребенок для своего возраста мало говорит сам, но если он хорошо понимает обращенные к нему слова, оснований для беспокойства нет. На третьем году жизни дети нередко демонстрируют значительный прирост собственной речевой активности, догоняя сверстников. В характере и темпах усвоения ребенком активной речи имеются значительные индивидуальные различия, которые тем не менее остаются нормой и не должны вызывать беспокойства.

Для детей раннего возраста характерна повышенная любознательность, и ее поддержка взрослыми ведет к быстрому интеллектуальному развитию ребенка, к приобретению им необходимых знаний, умений и навыков в процессе игрового общения со старшими. Среди игрушек ребенка должны появиться аналоги реальных предметов, с помощью которых дети, подражая взрослым, могли бы приобщиться к миру человеческих отношений. В достатке должны быть куклы, изображающие людей и животных, кубики, из которых можно создавать различные конструкции, предметы домашнего обихода, игрушечная мебель, кухонная утварь, садовый инвентарь, инструменты. Именно в этом возрасте ребенок усваивает общепринятые способы действий с предметами и назначение этих предметов, а также начинает с помощью игрушек овладевать орудийными и соотносящими действиями. Для того чтобы использовать один предмет в качестве орудия воздействия на другой, ребенку необходимо научиться приспосабливать движения своей руки к устройству используемого орудия. Этот процесс требует времени, и научение здесь в основном оперантное, но задействованы и викарное, когда взрослый показывает ребенку способ удержания орудия и действий с ним, и вербальное, когда непосредственный показ заменяется словесным объяснением (но в раннем возрасте это происходит еще не так часто).

Дошкольный возраст (от 3 до 7 лет) вносит большой вклад в познавательное развитие детей, и от того, насколько продуманы их обучение и воспитание в семье в этот период, зависит степень их готовности к школьному обучению. В этот период у ребенка строится адекватный образ действительности благодаря усвоению сенсорных эталонов, т. е. свойств предметов, выделяемых восприятием и зафиксированных в языке в виде понятий (размеров, форм, цвета, температуры, текстуры и др.). Такими эталонными образцами при восприятии формы предметов могут служить геометрические фигуры (треугольник, круг, квадрат и т. п.), при восприятии величины – градации мер (длины, площади, объема), при восприятии цвета – естественный спектр и различные оттенки его основных цветов. Параллельно с развитием восприятия идет процесс развития памяти ребенка сразу по нескольким направлениям: запоминание становится произвольным и опосредованным, формируются приемы запоминания и припоминания, повторение вслух сменяется повторением про себя. Предел развития памяти дошкольника задается его интеллектуальными возможностями. Основной особенностью развития мышления в дошкольном возрасте становится переход от внешнего плана действия к внутреннему. Это оказывается возможным потому, что в постановку дошкольником задачи начинает включаться речь, используются словесные рассуждения. Наглядно-образное мышление и творческое воображение позволяют составить план решения задачи и следовать ему.

Развитие речи в дошкольном возрасте идет по линии ее соединения с мышлением. Основные пути развития речи дошкольников – это формирование понятий, логики рассуждений, смысловое обогащение слова, дифференциация и обобщение словесных значений. Главная задача взрослых в этот период речевого развития состоит в обогащении словаря ребенка, в усвоении им представления о многозначности употребляемых слов и их смысловых оттенков. У ребенка необходимо вырабатывать умение рассказывать и рассуждать вслух, побуждая его активно использовать речь. Этому способствуют интеллектуальные словесные игры, чтение рассказов и сказок, задания на их придумывание. В эти годы уже можно начинать изучать иностранный язык, так как дошкольник обретает способность усваивать общую структуру языка и его законы.

Дошкольников целесообразно начать обучать восприятию и порождению письменной речи, т. е. чтению и письму. После того как ребенок выучит буквы и научится читать по слогам, необходимо научить его правильно ставить ударение. На этой основе идет дальнейшее обучение чтению целыми словами в результате формирования воспроизведения слова с ориентацией на ударный гласный звук. Фактически обучение чтению разбивается на два этапа, качественно отличных друг от друга. Первый из них – аналитический (интеллектуальная операция анализа заключается в мысленном разделении объекта на составные части), на котором дети овладевают чтением отдельных частей слов, механизмом чтения слогов и объединения их в слова. Второй этап – синтетический (интеллектуальная операция синтеза противоположна анализу и состоит в объединении частей в целое), предполагающий обучение чтению целых слов, словосочетаний и предложений, усвоение интонаций, осмысление связного текста. Хотя при поступлении в школу от ребенка сейчас требуется умение читать хотя бы по слогам, но в принципе можно добиться того, чтобы к этому моменту ребенок уже владел навыками синтетического чтения. О том, что для этого необходимо, рассказано в разделе 3.4 при характеристике подготовки ребенка к школе.

Письму ребенка также можно научить уже в 5-летнем возрасте, вначале печатными буквами, а затем и обычными письменными. При этом основная цель обучения дошкольника письму не его умение писать буквы, а освоение письменной речи как особой формы выражения потребности высказаться, потребности в общении. Но обучение в этом возрасте в любом случае должно строиться на личной заинтересованности ребенка, быть привлекательным для него. Учение и обучение дошкольников должны оставаться в рамках ведущей для них деятельности – игры. Учебный материал должен быть напрямую связан с потребностями дошкольника, поскольку он еще не способен задаться вопросом о том, для чего же ему нужен данный материал, и, соответственно, быстро забывает то, что в данное время не отвечает его потребностям и чем он постоянно не пользуется.

3.4. Психологическая готовность ребенка к обучению в школе

Формирование и совершенствование познавательных процессов и личностных качеств ребенка в дошкольном детстве обеспечивают не только его развитие, но и подготовку к учению в школе.

Мнения большинства исследователей проблемы готовности детей к школьному обучению сходятся в том, что она включает по меньшей мере два компонента: информационно-познавательный и личностный. Информационно-познавательный компонент связан с тем, что ребенок к моменту поступления в школу уже должен иметь определенный запас знаний и умений. Требования к знаниям и умениям поступающего в школу ребенка возрастают с каждым новым поколением школьников. Еще 20 лет назад далеко не все дети, поступающие в школу, умели читать хотя бы по слогам. Этого и не требовалось специально, поскольку в первом классе обучение начиналось с изучения алфавита по букварю и формирование навыка чтения таким образом обеспечивалось всем учащимся. Более того, в научной периодике велись дискуссии на тему, не вредно ли учить ребенка читать до школы. Те, кто так ставил вопрос, приводили два основных аргумента: во-первых, ребенку, умеющему читать, будет неинтересно учиться в первом классе, он станет скучать на уроках и начнет мешать товарищам и учителю, во-вторых, не имеющие специальных педагогических знаний родители могут использовать «неподходящие» методы обучения чтению, приходящие в противоречие со школьной методикой, с которой ребенок неизбежно столкнется, и разница в методах затруднит работу учителя с таким ребенком. Теперь же этот вопрос снялся сам собой: умение читать хотя бы по слогам является обязательным требованием при поступлении в школу. Выше уже говорилось о том, что в принципе дошкольника можно научить читать не только по слогам, но и синтетическим способом, т. е. слитно. Для этого в обучении чтению необходимо выделять следующие этапы.

1. Выработка внимания к грамматическим признакам слов (предлогам, окончаниям слов, их порядку в предложении) и выяснение их роли в связи слов в предложении.

2. Обучение прогнозированию при чтении, т. е. умению догадываться о возможном смысловом и словесном продолжении текста.

3. Обучение слитному чтению слов, редуцированию в них безударных гласных.

4. Обучение выделению и слитному чтению так называемого фонетического слова (слова с примыкающими к нему служебными словами и частицами).

5. Формирование умения объединять слова в словосочетания, считывать их без повторного прочтения.

6. Обучение актуальному чтению предложения – чтению с интонационным членением на смысловые группы, выражающие единое смысловое целое (такие группы называются синтагмами).

Кроме умения читать, от поступающего в школу ребенка требуются знания об окружающем мире, позволяющие ему ориентироваться в повседневной жизни. Р. С. Немов предлагает для оценки общей ориентации и запаса бытовых знаний поступающих в школу детей следующий перечень вопросов.[16]

1. Как тебя зовут? (Называние фамилии вместо имени не является ошибкой.).

2. Сколько тебе лет?

3. Как зовут твоих родителей? (Называние уменьшительных имен не считается ошибкой.).

4. Как называется город, в котором ты живешь?

5. Как называется улица, на которой ты живешь?

6. Какой у тебя номер дома и квартиры?

7. Каких животных ты знаешь? Какие из них дикие и какие домашние? (Засчитывается ответ, в котором названо не менее двух диких и двух домашних животных.).

8. В какое время года появляются и в какое время года опадают с деревьев листья?

9. Как называется то время дня, когда ты просыпаешься, обедаешь и готовишься ко сну?

10. Назови предметы одежды и столовые приборы, которыми ты пользуешься. (Засчитывается ответ, в котором названо не менее трех предметов одежды и трех столовых приборов.).

Кроме сведений, отраженных в этих вопросах, будущему первокласснику следует по порядку перечислить названия дней недели и месяцев года, суметь разложить предложенные картинки по группам, обозначающим отвлеченные понятия (мебель, одежду, обувь, зверей, птиц и т. п.).

Умения поступающего в школу ребенка проверяются с помощью различных методик. Одна из самых популярных и широко применяемых – тест Керна-Йирасека. Он состоит из трех заданий. Первое из них – нарисовать человека (мужскую фигуру). Обращается внимание на то, все ли детали внешности присутствуют, есть ли одежда, как нарисованы и соединены с корпусом конечности. Второе задание – скопировать написанную письменными буквами фразу. Поступающий в школу ребенок еще не умеет писать письменными буквами, но то, как он их копирует, выявляет особенности мелкой моторики, а также умение действовать по образцу и принимать учебную задачу как задание, которое необходимо выполнить. Критериями выраженности у ребенка этих свойств служат следующие признаки: ровность написания фразы, выделение заглавной буквы, отсутствие пропусков букв, разделение слов пробелами, наличие точки в конце. Третье задание – срисовать расположенную определенным образом группу точек. По тому, как это выполнено, можно судить о сосредоточенности и устойчивости внимания.

Помимо фактически имеющихся у ребенка знаний и умений, информационно-познавательная готовность отражает и уровень развития его познавательных процессов. К поступлению в школу ребенку необходимо иметь произвольное внимание, но на деле оно, как правило, к этому моменту существует лишь в зачаточных формах: произвольное сосредоточение очень быстро утомляет ребенка, устойчивость произвольного внимания еще очень низка, поэтому учителю приходится больше опираться на непроизвольное внимание первоклассников. Память у поступающих в школу детей функционирует уже неплохо, они способны запомнить достаточно большой объем информации, но само запоминание происходит в основном механически. Развитие мышления к моменту поступления в школу должно находиться на уровне свободного оперирования образами и начала формирования отвлеченных понятий. Разумеется, должно быть задействовано и наглядно-действенное мышление, показатель его развития – успешность практических действий ребенка с предметами. Речь к этому времени должна использоваться ребенком не только для общения, но и для управления остальными познавательными процессами: он должен понимать и принимать словесные инструкции, призывающие сосредоточиться, обратить внимание, запомнить, представить себе, подумать, а также научиться подавать себе такие инструкции сам.

Второй компонент готовности к школе – личностный. Некоторые авторы неоправданно сужают его смысловое поле, называя мотивационным и таким образом исключая из рассмотрения другие личностные качества ребенка, необходимые для учения в школе. Мотивы и мотивационная сфера играют среди них не последнюю роль. Ребенок должен стремиться получать новые знания и вырабатывать новые умения, достигать успехов в учебе и иметь умеренно высокий уровень притязаний.

Кроме того, претензия на новый статус школьника, человека, занятого серьезным делом – учебой, возвышает ребенка и в собственных глазах, ведь школьники кажутся ему «большими».

Мотивация определяет работоспособность ученика как главную предпосылку всех его достижений. Но мотивы ребенка, поступающего в школу, далеко не всегда характеризуются необходимой степенью зрелости. Например, взрослые в этот период жизни ребенка часто спрашивают его, хочет ли он идти в школу и что ему там нравится. Ответы на этот последний вопрос могут быть такими: «Портфель», «Перемена», «Можно с ребятами поиграть». Такие мотивы свидетельствуют о том, что ребенок еще не в полной мере понимает сущность учения и ориентируется в основном на внешние атрибуты школы. Конечно, через увлечение и период гордости школьной атрибутикой и через ее демонстрацию всем знакомым проходят все дети, но те из них, у кого мотивы учения отличаются высокой степенью зрелости, быстро минуют эту стадию.

Некоторые дети на вопрос, хотят ли они идти в школу, отвечают отрицательно. Чаще всего такое случается из-за того, что они испытывают тревогу перед трудностями, которые их там ждут. Обычно подобная установка передается детям от родителей, излишне выражающих свою обеспокоенность будущими учебными успехами и неудачами детей. Свою роль может сыграть поведение старших братьев и сестер, уже учащихся в школе и переживающих определенные трудности. Наблюдая это, и сам ребенок может начать бояться школы.

Кроме мотивов, существенное значение имеют и волевые качества: терпение, настойчивость, целеустремленность, дисциплинированность, аккуратность и др. Без этих качеств невозможно сделать учебные успехи сколько-нибудь устойчивыми. Нельзя упускать из виду и развитие коммуникативных качеств – общительности, отзывчивости, умения оказать помощь другому и самому обратиться за помощью. Отставание в развитии этих качеств затруднит налаживание ребенком контакта с товарищами, особенно если до школы он вообще не имел такого опыта, например не посещал детский сад. В детском саду ребенок успевает привыкнуть к ситуации, когда он является не центром внимания, как в семье, а одним из многих равноправных членов коллектива. Для «домашних» детей само пребывание в большом коллективе сверстников может оказаться стрессовой ситуацией и затруднить их адаптацию к школьному обучению.

Итак, все компоненты готовности ребенка к школе важны и ни одним из них нельзя пренебрегать. Отставание в развитии какого-либо из них может вызвать у ребенка серьезные трудности в учебе и (или) взаимоотношениях в классе, которые порождают целый комплекс психологических проблем, именуемый психогенной школьной дезадаптацией (ПШД). У ребенка с этим синдромом возникает стойкое отвращение к школе. Первоклассник обычно формулирует это так: «учиться неинтересно», «ребята плохие», а «учительница злая». ПШД может возникнуть не только в первом классе, но и в пятом, при переходе из начального звена в среднее, и в любом другом классе, например при смене учителя: если с предыдущим педагогом у ученика установились хорошие отношения, он может просто не принять нового. Для преодоления ПШД ученику требуется помощь не только родителей, но и самого учителя и часто педагога-психолога.

3.5. Младший школьник, подросток и старшеклассник как субъекты учебной деятельности

Субъектом учебной деятельности ребенок становится с момента поступления в школу. Готовность к школьному обучению (см. 3.4) определяет то, как младший школьник будет осваивать этот вид деятельности. Именно готовностью к полноценной учебной деятельности, ее формированием и становлением в качестве ведущей характеризуется младший школьник. Для него всесторонняя готовность к школе означает отношение к ней как к вхождению в новый мир, радость открытий, готовность к новым обязанностям, к ответственности перед школой, учителем и классом. В основе учебной мотивации младшего школьника лежит интерес к новой информации.

В начальной школе у ребенка формируются основные элементы учебной деятельности: учебная мотивация, необходимые учебные умения и навыки, самоконтроль и самооценивание. Развивается теоретическое мышление, обеспечивающее усвоение научных понятий. В рамках учебной деятельности школьник под руководством учителя овладевает содержанием развитых форм общественного сознания: научными понятиями, художественными образами, нравственными ценностями, правовыми нормами. Под влиянием учебной деятельности формируются основные психические новообразования младшего школьного возраста: рефлексия, способность действовать в уме и планировать свою деятельность. Младший школьник принимает авторитет учителя, овладевает разными формами учебного сотрудничества. В его учебной деятельности формируются частные виды деятельности: чтение, письмо, изобразительная и другая творческая деятельность, работа на компьютере.

Младший школьник как субъект учебной деятельности сам развивается и формируется в ее рамках, осваивая новые способы умственных действий и операций: анализ, синтез, обобщение, классификацию и др. Именно в учебной деятельности осуществляются основные отношения младшего школьника с обществом и в ней же формируются основные качества его личности (самосознание и самооценка, мотивация достижения успехов, трудолюбие, самостоятельность, представления о морали, творческие и другие способности) и познавательных процессов (произвольность, продуктивность), а также его отношение к себе, к миру, обществу, окружающим людям. Это общее отношение проявляется через отношение ребенка к учению, учителю, товарищам, школе в целом. У младшего школьника изменяется иерархия авторитетов: наряду с родителями значимой фигурой становится учитель, и в большинстве случаев его авторитет оказывается даже выше, поскольку он организует ведущую для младших школьников учебную деятельность, является источником получаемых знаний. Поэтому в спорах младшего школьника с родителями одним из главных аргументов с его стороны становится ссылка на точку зрения учителя («А учительница сказала так!»).

Младший школьник, имея новую жизненную позицию, сталкивается с рядом трудностей. В самом начале школьного обучения для большинства детей основной трудностью является необходимость волевой саморегуляции поведения: им очень трудно просидеть весь урок на одном месте и все время внимательно слушать учителя, соблюдать все дисциплинарные требования. Кроме того, существенные изменения претерпевает режим дня: ребенку теперь приходится рано вставать, а по возвращении домой – отводить время на выполнение домашних заданий. Необходимо как можно быстрее адаптировать детей к работе в школе и дома, научить их рационально расходовать свои силы. Задача родителей – организовать ребенку новый распорядок дня, а учебная программа должна быть составлена так, чтобы постоянно поддерживать у ребенка интерес к учению и больше задействовать его непроизвольное внимание, чем произвольное. Младшие школьники еще не умеют рационально организовывать свой труд, в этом им необходима помощь взрослых. Со временем возникают и другие трудности: первоначальная радость знакомства со школой может смениться апатией и безразличием. Обычно это результат повторяющихся неудач ребенка в преодолении сложностей учебной программы. Учителю особенно важно в этот период не упустить из поля своего внимания каждого ученика.

К концу начальной школы ученик уже начинает проявлять себя не только как субъект учения. Он вступает в активное межличностное взаимодействие, у него появляются собственные мнения и точки зрения, отличающиеся от позиции значимых взрослых. Это внутренние показатели его перехода в подростковый возраст, а внешний критерий – переход из начальных классов в средние.

Подросток как субъект учебной деятельности характеризуется тем, что для него она перестает быть ведущей, хотя и остается основной, занимая большую часть его времени.

Для подростка ведущей становится общественная деятельность, осуществляемая в рамках других видов деятельности: организаторской, культурной, спортивной, трудовой, неформального общения. Во всех этих видах деятельности подросток стремится утвердить себя как личность, стать общественно значимым человеком. Он принимает на себя разные социальные роли, учится строить общение в разных коллективах с учетом принятых в них норм взаимоотношений. Учебная деятельность становится для подростка одним из видов осуществляемой активности, способных обеспечить его самоутверждение и индивидуализацию. Подросток проявляет себя в учебе, выбирает одни средства и способы ее осуществления и отвергает другие, предпочитает одни учебные предметы и игнорирует другие, определенным образом ведет себя в школе, стремясь обратить на себя внимание в первую очередь сверстников, добивается более равноправной позиции в отношениях с учителями. Таким образом он утверждает себя, свою субъектную исключительность и индивидуальность, стремясь чем-то выделиться.

Учебная мотивация у подростка уже представляет собой единство познавательных мотивов и мотивов достижения успехов. Учебная деятельность включается в его общую активность, направленную на вхождение в общество, усвоение норм, ценностей и способов поведения. Поэтому содержание учебного материала для подростков обязательно должно отражать общий контекст современности: мировой культуры, общественно-экономических и жизненно-бытовых отношений. Если подросток не будет чувствовать связи преподаваемого предмета с реальной жизнью, он скорее всего усомнится в его необходимости лично для себя и не станет прикладывать заметных усилий для его усвоения.

Меняется и отношение подростка к получаемым отметкам и вообще к успеваемости: если в начальной школе успеваемость была главным критерием успешности сверстника и ценности его личности, то в средних классах учащиеся уже в состоянии оценить личностные качества друг друга и свои собственные безотносительно учебной успеваемости. Сама успеваемость может снизиться как по «любимым», так и по «нелюбимым» предметам не только в силу изменения эмоционального отношения к отметкам и снижения их субъективной значимости, но и потому, что у подростков появляется множество новых увлечений, конкурирующих с учебой и оставляющих на нее все меньше времени.

У подростка изменяется и отношение к авторитету взрослых. Сама по себе позиция взрослого как учителя теперь вовсе не означает безоговорочного принятия его авторитета. У подростка авторитет надо заслужить, хотя авторитет взрослых еще долгое время остается реальным фактором в его жизни, ведь он остается школьником, находящимся на иждивении родителей, и у него еще недостаточно развиты личностные качества, позволяющие жить и действовать самостоятельно.

Уже в середине среднего школьного возраста большинство подростков сталкиваются с проблемой принятия решения о форме продолжения своего образования, поскольку профильная специализация классов в наши дни начинается, как правило, с восьмого класса. Поэтому к данному возрасту подросткам необходимо определиться в предпочтении учебных предметов того или иного цикла (физико-математического, естественно-научного или гуманитарного). Это подразумевает достаточную сформированность к 13-летнему возрасту системы устойчивых интересов и предпочтений. Кроме учебных интересов, подростки уже заметно отличаются друг от друга по ценностным ориентациям. Они могут в большей степени ориентироваться на ценности учения, трудовой деятельности, общественной занятости, межличностных отношений, материального благополучия, духовного развития и др. Эти ориентации определяют решения подростка о дальнейшей форме своего образования. При ориентации преимущественно на ценности учения подросток переходит в статус старшего школьника.

Старшеклассник как субъект учебной деятельности специфичен тем, что он уже сделал определенный выбор продолжить учение. Его социальную ситуацию развития характеризует не только новый коллектив, возникающий при переходе в старшие классы или среднее специальное учебное заведение, но и главным образом направленность на будущее: на выбор профессии, дальнейшего образа жизни. Соответственно, в старших классах важнейшей для учащегося становится активность по поиску ценностных ориентаций, связанная со стремлением к автономии, правом быть самим собой, личностью, отличающейся от окружающих, даже самых близких.

Старшеклассник сознательно задумывается над выбором профессии и, как правило, стремится принимать решение об этом сам. Данное жизненное обстоятельство в наибольшей степени определяет характер его учебной деятельности: она становится учебно-профессиональной. Это проявляется в выборе учебного заведения, классов с углубленной подготовкой по необходимым предметам, предпочтении и игнорировании учебных предметов того или иного цикла. Последнее определяется уже не тем, что предмет «нравится» или не «нравится», как в подростковом возрасте, а тем, «нужен» он или «не нужен». В первую очередь старшеклассники уделяют внимание тем предметам, экзамены по которым придется сдавать при поступлении в выбранный вуз. У них меняется учебная мотивация, поскольку сама учебная деятельность в школе важна уже не сама по себе, а как средство реализации жизненных планов на будущее.

Основным внутренним мотивом учебной деятельности для большинства старшеклассников становится ориентация на результат – получение конкретных необходимых знаний; направленность учения на освоение знаний вообще, безотносительно их необходимости, характеризует в этом возрасте очень немногих. Соответственно, вновь меняется отношение к учебной успеваемости: она тоже выступает в качестве такого средства. Для старшеклассника полученная по «нужному» предмету отметка является показателем уровня имеющихся у него знаний и может сыграть свою роль при дальнейшем поступлении в вуз, поэтому учащиеся старших классов вновь начинают обращать особое внимание на получаемые отметки.

Основными предметами учебной деятельности старшеклассников являются организация и систематизация своего индивидуального опыта за счет его расширения, дополнения, внесения новой информации, а также развитие самостоятельности и творческого подхода к решению учебных задач. В целом можно сказать, что старшеклассник учится не ради самого учения, а для чего-то более значимого, только ожидаемого в будущем.

Авторитет учителя для старшеклассника приобретает несколько иные свойства, чем для подростка: старшеклассник может считать, что он уже взрослый, «перерос» школу и ее требования, авторитет школы вообще может упасть до минимума. Но это не определяет для него уровень авторитета каждого учителя-предметника как специалиста и личности. Любой учитель может оказаться для старшеклассника авторитетным лицом, мнение которого для него ценно.

На основе стремления старшеклассника к самостоятельности у него формируется полная структура самосознания, развивается личностная рефлексия, осознаются жизненные перспективы, формируется уровень притязаний. Правильная организация учебно-профессиональной деятельности во многом определяет становление выпускника школы как субъекта будущей трудовой деятельности.

3.6. Формирование учебной мотивации, ее виды

Учебная мотивация – частный вид мотивации, включенный в учебную деятельность и определяющий потребность учащегося в получении знаний. То, какая именно мотивация сформируется у учащегося, зависит от ряда факторов, среди которых можно назвать следующие:

› построение образовательной системы (существующие уровни образования, возможности и перспективы перехода с одного уровня на другой, возможности получения образования по конкретной специальности);

› функционирование конкретного образовательного учреждения (школы, лицея или гимназии), педагогического коллектива; психологическая атмосфера для учителей и учащихся;

› организация образовательного процесса (построение расписания занятий, деление учебного года на отрезки – четверти или семестры, формы промежуточного и итогового контроля знаний учащихся);

› субъектные особенности учащегося (возраст, пол, интеллектуальное развитие, самооценка, способности, особенности взаимодействия с другими учениками);

› субъектные особенности педагога (прежде всего отношение к ученику и к преподаванию, а также другие особенности – см. 5.1);

› специфика учебного предмета (отражаемые им области знаний, субъективная трудность для ученика, особенности методов преподавания).

Учебная мотивация, как и любая другая, системна. Она характеризуется направленностью, устойчивостью и динамичностью. Учебная деятельность, как и всякая иная, побуждается иерархией мотивов, в которой могут доминировать либо внутренние мотивы, обусловленные содержанием этой деятельности и ее выполнением, либо внешние, связанные с потребностью ученика занять определенное место в системе общественных отношений (успешно окончить школу, заслужить положительное отношение окружающих к себе, получить какую-либо награду). С возрастом происходят развитие и взаимодействие имеющихся у учащегося потребностей и мотивов, что ведет к изменениям в их иерархии. Становление учебной мотивации есть не просто усиление положительного или отрицательного отношения к учению, а стоящее за этим явлением усложнение структуры мотивационной сферы: появление новых, более зрелых, побуждений, возникновение иных, иногда противоречивых, отношений между ними. Соответственно, при анализе мотивации учебной деятельности необходимо не только определить доминирующий мотив, но и учесть всю структуру мотивационной сферы личности.

Учебная мотивация начинает складываться в младшем школьном возрасте. Изначально в ее основе лежит интерес к новым знаниям (см. 3.5). В общепсихологическом смысле интересом называют эмоциональное переживание познавательной потребности. В повседневной бытовой речи и в профессиональном педагогическом общении термином «интерес» часто подменяют понятие мотивации, которое в этом случае выступает в качестве синонима: «У него нет интереса к учебе», «Необходимо развивать познавательные интересы» и т. п. Такое смещение понятий связано с тем, что в теории учения именно интерес был первым объектом изучения.

Важнейшие предпосылки формирования у школьника интереса к учению – понимание им смысла учебной деятельности, осознание ее важности лично для себя. Интерес к содержанию учебного материала и к самой учебной деятельности может формироваться только при условии, что учащийся имеет возможность проявлять в учении умственную самостоятельность и инициативу. Чем активнее методы обучения, тем легче заинтересовать учащегося, тогда как преподнесение готового материала без постановки перед учениками определенных проблем не вызывает у них интереса, хотя и не мешает пониманию содержания обучения. Отсюда следует, что основным средством воспитания устойчивого интереса к учению является использование педагогом таких вопросов и заданий, которые требовали бы от учащихся активной поисковой деятельности. Большую роль в этом играют и создание проблемных ситуаций, столкновение учащихся с трудностями, которые они не могут разрешить с помощью имеющегося запаса знаний. В этом случае ученики сами убеждаются в необходимости получения новых знаний или применения уже усвоенных знаний новыми способами.

Интересна только та работа, которая требует определенной степени напряжения. Слишком легкий материал, не требующий приложения умственных усилий, не вызывает интереса. Но, как уже отмечалось в подразделе 3.2, трудность учебного материала или учебной задачи должна быть посильна ученику, преодолима собственными усилиями или с помощью педагога, при этом важно, чтобы у учащегося регулярно повторялись ситуации успеха. Только в этом случае трудность приводит к повышению интереса к учению.

Для формирования интереса важны также новизна учебного материала и его разнообразие, а также разнообразие методов преподавания. Средствами обеспечения этих свойств учебного материала и учебного процесса являются не только введение в них новой информации, знакомство учеников со все новыми объектами изучения, но и открытие новых сторон в уже известных учащимся объектах, показ им нового и неожиданного в привычном и обыденном. Это достигается еще и тем, что разные учебные предметы рассматривают одни и те же объекты с разных сторон. Однако познание нового должно опираться на уже имеющиеся знания. Всестороннее использование прежде усвоенных знаний – одно из основных условий проявления интереса к учению, ученикам важно чувствовать их необходимость на протяжении всего периода обучения. В противном случае велик риск не только их забывания, но и формирования у учеников безразличного отношения к этим знаниям, зарождения сомнений в их необходимости.

Существенными факторами возникновения интереса к учебному материалу являются эмоциональная окраска его преподавания, живое слово учителя. Если педагог демонстрирует собственный интерес к предмету, находит яркие, убедительные примеры, умело использует интонационную окраску материала, субъективная трудность усвоения даже самого сложного учебного предмета снижается, а интерес к нему повышается.

Успешность учебной деятельности во многом зависит от преобладания определенной мотивационной ориентации. В педагогической психологии выделяются четыре вида мотивационных ориентаций учебной деятельности: 1) на процесс (учащийся получает удовольствие от самого процесса решения учебных задач, ему нравится искать разные способы их решения); 2) на результат (самое главное для учащегося – полученные и усвоенные знания и умения); 3) на оценку преподавателем (главное – получение в данный момент высокой или хотя бы положительной оценки, что вовсе не является прямым отражением фактического уровня знаний); 4) на избегание неприятностей (учение осуществляется в основном формально, только чтобы не получать низких оценок, не быть отчисленным, не вступать в конфликт с педагогом и администрацией учебного заведения).

В исследованиях установлена положительная связь мотивационных ориентаций с успешностью учения. Наибольшую успешность обеспечивают ориентации на процесс и на результат, несколько меньшую – ориентация на оценку. Самую слабую связь с успешностью учения имеет ориентация на избегание неприятностей. Нетрудно заметить, что основу ориентаций на процесс и на результат составляют внутренние мотивы учебной деятельности, а ориентаций на оценку и на избегание неприятностей – внешние мотивы. Отсюда видно, что с наибольшей эффективностью учебная деятельность побуждается внутренним мотивом: стремлением к улучшению результатов своей деятельности, жаждой знаний, осознанием необходимости их усвоения, стремлением к расширению кругозора, углублению и систематизации знаний. Среди внешних мотивов учебной деятельности наибольшую побудительную силу имеют мотивы достижения успеха, потребность в общении и доминировании. Руководствуясь таким комплексом мотивов, учащийся способен настойчиво и увлеченно, не считаясь с усталостью и временем, работать над учебным материалом (точнее, над решением учебных задач) и при этом противостоять другим побудителям и иным отвлекающим факторам.

Замечена высокая степень связи уровня интеллектуального развития учащихся и их учебной мотивации: исходно высокий уровень умственного развития выступает, с одной стороны, важным условием реализации изначально имевшегося у ребенка уровня мотивации, а с другой – условием дальнейшего формирования положительной мотивации в процессе учебной деятельности. С уровнем личностного развития связь не настолько очевидна и однозначна: разумеется, высокий уровень личностного развития обязательно подразумевает наличие у человека потребности в самосовершенствовании, однако эта потребность может быть удовлетворена и вне систематической учебной деятельности, проходящей в рамках «официального» образовательного процесса.

Как было отмечено выше, учебная мотивация имеет несколько постоянных характеристик, в том числе устойчивость и динамичность. Под динамичностью мотивации понимается раскрытая выше особенность, состоящая в изменении с возрастом учащегося структуры его учебной мотивации. Устойчивость учебной мотивации представляет собой способность поддерживать требуемый уровень психической активности при большом разнообразии факторов, действующих на состояние учащегося. Эта способность обеспечивает относительную продолжительность и высокую продуктивность учебной деятельности не только в нормальных, но и в экстремальных условиях. Например, во время Великой Отечественной войны в школах не хватало самого элементарного учебного оборудования, почти не было нормальных тетрадей, чернил, не хватало топлива для обогрева учебных помещений. Однако и в этих условиях образовательный процесс продолжался: проводились полноценные уроки, школьники активно работали в классах и готовили домашние задания, и никто из них не ссылался на трудности, которые испытывали все. Столь высокую устойчивость их учебной мотивации придавало осознание важности выполняемой деятельности для всей страны, школьники расценивали свою учебную работу как вклад в достижение победы, т. е. в структуре их учебной мотивации наряду с внутренними мотивами большое место занимали и широкие социальные мотивы.

В наши дни даже при отсутствии столь больших трудностей часто наблюдается колебание устойчивости учебной мотивации учащихся в зависимости от их психофизического состояния (утомления), продолжительности учебного дня (к концу дня с накоплением утомления устойчивость мотивации падает), отношений с конкретным учителем (на уроках более уважаемых и авторитетных учителей и мотивация более устойчива) и других факторов. Исследования показали, что наибольшую устойчивость мотивационной структуре придает доминирование внутренней мотивации, при которой мотивационные ориентации на процесс и на результат занимают соответственно первое и второе места в иерархии мотивов. К основным психологическим детерминантам устойчивости учебной мотивации относятся:

1) исходный тип мотивационной структуры (то, какие именно мотивы учебной деятельности доминируют у данной личности);

2) личностная значимость предметного содержания деятельности (то, насколько важным для себя субъект считает процесс учения и получаемый в нем результат, какой смысл видит в учении, как к нему относится);

3) вид учебного задания, с которым сталкивается учащийся (чем более ему интересны задания подобного рода, тем более устойчивой будет его мотивация при их выполнении).

3.7. Особенности учебных задач. Психологические требования к учебным задачам

Главным компонентом учебной деятельности является учебная задача, на материале решения которой учащийся готовится к решению задач жизненных. Учебная задача предлагается ему в виде определенного задания в конкретной учебной ситуации, совокупность которых и представляет собой образовательный процесс. Основное отличие учебной задачи от всех других задач, которые ставит перед человеком жизнь, заключается в том, что цель ее решения состоит в изменении не предметов, с которыми действует субъект, а в изменениях самого субъекта. Учащийся решает учебную задачу не просто ради ее решения, а для того чтобы на этой основе развиваться самому.

Учебная задача представляет собой системное образование, в котором присутствуют два обязательных компонента: 1) предмет задачи в исходном состоянии; 2) модель требуемого состояния предмета задачи, т. е. «данное и искомое», «известное и неизвестное», «условие и требование». Это касается не только традиционно понимаемых под словом «задача» задач по математике, физике, химии, в формулировках которых четко выделяются условие и вопрос, но и всех других заданий по разным предметам. Например, если перед учеником ставится задача выучить наизусть стихотворение, то исходное состояние предмета этой задачи представляет собой сам напечатанный текст стихотворения, который воспринимается и осмысляется учащимся лишь при прочтении, а требование состоит в том, чтобы сохранить этот текст в памяти, а затем воспроизводить и осмысливать его без непосредственного восприятия. То же относится к заучиванию определенной темы по биологии, истории и другим подобным предметам – с той разницей, что в данном случае необязательно воспроизводить материал дословно. Напротив, способность ученика пересказать заданное своими словами, не исказив смысл, является показателем усвоения им данного материала. Задавая сочинение по литературе на какую-либо тему, учитель дает условие, заключающееся в формулировке этой темы, а «искомое» представляет собой раскрытие этой кратко сформулированной темы в достаточно пространном тексте. Во всех этих случаях учебная задача предстает как сложная система информации о каком-либо явлении, объекте или процессе, в которой четко определена лишь часть сведений, другая же часть неизвестна и может быть найдена только на основе решения задачи путем поиска новых знаний, преобразования, доказательства и т. д.

В состав любой учебной задачи входят следующие части.[17]

1. Предметная область – класс объектов, о которых идет речь. Какие это будут объекты, зависит от учебного предмета, по которому дается задание. Это могут быть явления природы (в биологии, географии), абстрактные числа и символы (в математике), реальные личности и их действия и поступки (в истории, обществознании), вымышленные персонажи (в литературе), лексико-грамматические единицы (в родном и иностранном языках) и др.

2. Отношения, связывающие объекты, входящие в предметную область. Например, в традиционно понимаемых задачах по математике такие отношения излагаются в условии задачи. В любом случае именно эти отношения между объектами задают учащемуся предмет задачи в исходном состоянии.

3. Требование – цель решения задачи, то, что именно необходимо найти. Требование обычно предъявляется или в начале задания (например, «Вставьте пропущенные буквы», «Выберите правильный вариант ответа»), или после изложения предмета задачи (вопрос в задачах по математике).

4. Способ решения – совокупность действий и операций, которые надо произвести над условием задачи, чтобы получить ее решение. У многих задач имеется по нескольку способов решения, и то, какой из них будет избран учащимся, зависит от многих психологических характеристик последнего.

Решение задач различными способами расширяет возможности совершенствования учебной деятельности и развития самого ее субъекта. При решении задач одним способом цель учащегося состоит лишь в нахождении правильного ответа. Видя несколько возможных способов решения, он стоит перед выбором наиболее рационального, краткого и экономичного из них. Для обоснования такого выбора необходимо использовать все теоретические знания в данной области, вспомнить все известные способы и приемы решения и при необходимости создать новые. При этом у учащегося накапливается опыт применения знаний, что способствует отработке приемов логического поиска, развитию творческого мышления, совершенствованию исследовательских способностей.

Для решения задачи учащийся должен располагать некоторым набором средств, которые не входят в саму задачу. Средства решения задачи могут быть:

1) материальными (инструменты, машины, приборы, модели, реактивы, препараты, материалы для изготовления реальных предметов и их моделей);

2) материализованными (тексты, схемы, формулы, таблицы, графики, диаграммы, иллюстрации);

3) идеальными (используемые при решении задачи знания, зафиксированные в вербальной (словесной) форме).

Учебная задача имеет ряд особенностей, отличающих ее от задачи жизненной. Одна из этих особенностей уже упоминалась выше: решение учебной задачи направлено не на изменение ее самой, а на изменения в решающем ее субъекте. В результате решения учебных задач учащийся овладевает обобщенными способами действий, и это овладение является главной целью их решения.

Вторая особенность учебной задачи состоит в том, что она обычно неоднозначна и не всегда строго определена: учащийся может вкладывать в нее несколько иной смысл, чем учитель, ставить себе при ее решении несколько отличающиеся от учительских цели, не вполне осознавать, что именно от него требуется и какую роль для его развития играет решение той или иной задачи, хотя для учителя это может быть очевидным. Так происходит в силу разных причин: из-за неумения разобраться в требовании задачи, смешения различных отношений (учащегося к предмету, к учителю и к конкретной задаче). Нередко это зависит от специфики учебной мотивации субъекта.

Третья особенность учебной задачи заключается в том, что, предъявляя ее учащимся, педагог ставит и себе, и им определенные цели. Для достижения какой-либо цели во многих случаях требуется решение не одной, а нескольких задач. В свою очередь, решение одной задачи может вносить вклад в достижение нескольких различных учебных целей. Следовательно, достижение какой-либо учебной цели требует определенным образом организованного набора задач, в котором каждая из них занимает логически отведенное ей место. Собственно, каждый учебный предмет, каждый его раздел, тема, задание преследуют свои цели для психического развития учащегося, да и вся образовательная программа, как отмечалось в подразделе 2.1, строится прежде всего на основе определенных целей образования. Поэтому все составляющие обучения можно назвать учебными задачами, только разного масштаба, и тогда более мелкие, частные учебные задачи будут входить в состав более крупных (рис. 2).

Рис. 2

Из такой иерархической организации учебных задач вытекает ряд психологических требований к ним, сформулированных Е. И. Машбицем.[18]

1. Изначально должна конструироваться не одна частная учебная задача, а весь набор задач в целом. При построении данного набора в первую очередь необходимо исходить из общих целей образования. Этими целями определяются цели изучения каждого учебного предмета, ими, в свою очередь, цели изучения каждого раздела предмета, темы и выполнения каждого задания. Иными словами, в процессе построения набора учебных задач необходимо идти в направлении от общего к частному.

2. При конструировании системы задач надо стремиться, чтобы она обеспечивала достижение не только ближайших, но и отдаленных учебных целей. К сожалению, в школьной практике основное внимание уделяется достижению ближайших целей, и в лучшем случае именно их педагоги формулируют учащимся. В идеале при проектировании и решении учебных задач обучающийся должен четко представлять иерархию всех учебных целей – как ближайших, так и отдаленных. Восхождение к последним идет последовательно, целенаправленно, путем обобщения уже усвоенных средств системы обучения.

3. Учебные задачи должны обеспечить усвоение системы средств, необходимой и достаточной для успешного осуществления учебной деятельности. На практике, как правило, используются некоторые элементы этой системы, что обеспечивает решение задач лишь одного класса и недостаточно для решения другого класса задач.

4. Учебная задача должна конструироваться так, чтобы соответствующие средства деятельности, усвоение которых предусматривается в процессе решения задач, выступали как прямой продукт обучения. Здесь имеется в виду, что учащиеся должны иметь возможность непосредственно усматривать факт усвоения ими определенных знаний, умений и навыков как результат решения предлагаемых педагогом учебных задач. Реализация этого требования предполагает, что формулировка задачи и помощь педагога по ее решению должны быть направлены на осознание учащимися своих действий – рефлексию. Это помогает им обобщать свои действия по дальнейшему решению учебных задач. Е. И. Машбиц отмечает, что, хотя ученые уделяют вопросам рефлексии большое внимание, на практике учитель не располагает средствами регуляции рефлексии учащихся по решению задач. Чтобы учащиеся, решая учебные задачи, осознанно выполняли и контролировали свои действия, они должны иметь четкие представления о структуре и средствах их решения. Сведения об этом они получают от учителя в виде стройной системы ориентировки.

3.8. Учебные действия как средства решения учебных задач. Виды учебных действий

Морфологическими единицами любого вида деятельности являются действия. Крупнейший отечественный исследователь психологической теории деятельности А. Н. Леонтьев определял состав деятельности «не иначе как в форме действия или цепи действий, подчиняющихся частным целям, которые могут выделяться из общей цели».[19] Как было показано в подразделе 2.2, деятельность в целом определяется мотивом, а каждое действие – своей целью. При этом цели могут по-разному соотноситься с мотивами. А. Н. Леонтьев пояснял это следующим образом: мотив деятельности может сдвигаться на цель действия, и тогда действие превращается в самостоятельную деятельность. В качестве примера такого сдвига мотива на цель и превращения цели в самостоятельный мотив можно привести следующее: школьник может по-разному относиться к процессу решения учебной задачи. Если его заботит только то, что нужно быстрее решить задачу, чтобы освободиться и заняться более привлекательными делами, решение задачи остается просто действием. Если же школьник заинтересован хотя бы в оценке учителя или решает задачу, поскольку ему интересны сами по себе нахождение решения и получение результата, то эти действия «переходят» в деятельность, в данном случае – деятельность учения. Таким образом, всякая деятельность, в том числе и учебная, состоит из действий и только через них осуществляется, тогда как сами действия могут существовать вне деятельности.

Цель выполняемого действия представлена в сознании (в отличие от мотива, который может и не осознаваться субъектом), и обычно субъект в полной мере осознает эту цель. Сознательные действия, составляющие учебную деятельность, по мере овладения ими учеником переходят на уровень операций – способов выполнения более сложных действий. Поскольку действия, которыми учащийся уже овладел, в его дальнейшей деятельности повторяются многократно, они по законам формирования навыка постепенно перестают сознательно контролироваться им и становятся способами выполнения действий более высокого уровня. Это можно продемонстрировать на примерах освоения чтения, письма и иностранного языка.

Когда ребенок учится читать, он вначале запоминает названия и очертания букв и именно их узнает при чтении. Затем он начинает сливать их в отдельные слоги, но еще не в состоянии сразу прочесть слово целиком. Когда же ребенок начинает читать целые слова, перед ним встает задача понять смысл прочитанного, и это становится его сознательной целью. Отдельные буквы и слоги он прочитывает уже автоматически, не затрачивает сознательных усилий на узнавание каждой буквы, и их чтение превращается в операцию – способ прочтения всего слова и предложения.

Еще более наглядным примером служит овладение письмом. В первом классе оно начинается с написания элементов букв – палочек, крючков, петель. Затем ребенок начинает писать буквы целиком, учится соединять их на письме, но при написании первых слов перед ним стоит цель пока еще не написать слово как таковое, а правильно вывести каждую букву и соединения между ними. При этом ребенок затрачивает очень много физических сил: у него напряжены не только мышцы кисти руки, но и вся рука, мышцы спины, часто ног и даже головы. Лишь постепенно основная физическая нагрузка переходит на пальцы, держащие ручку. Постепенно ребенок доводит до автоматизма навык написания букв, у него формируется почерк. К концу первого класса среди видов работ на уроке появляется диктант, а во втором классе – изложение. Письмо под диктовку или по памяти уже подразумевает понимание смысла написанного. Именно фиксация мысли на бумаге становится сознательной целью школьника при письме. Он уже не следит за написанием отдельных букв и даже сам не замечает, как их пишет, – их написание превратилось в операцию.

При овладении иностранным языком вначале достаточного напряжения сил требует освоение произнесения непривычных, отсутствующих в родном языке звуков, например гортанных, носовых. При их произнесении правильные движения губ и языка целенаправленны, они сознательно контролируются по способу осуществления, требуют усилия воли учащегося. По мере отработки этого действия произносимый звук включается в слог, затем в значащее слово и наконец в осмысленную фразу. Действие его произнесения автоматизируется, перестает контролироваться сознанием.

Во всех этих случаях сознание становится направленным на более высокие уровни деятельности. Управление же операциями осуществляется на уровне «фонового автоматизма». Процесс перехода действий в операции является проявлением автоматизации навыка (см. 3.1). Такие операции, бывшие ранее самостоятельными действиями, называются сознательными. Наряду с ними в деятельности существуют операции, которые никогда не осознавались субъектом как самостоятельные действия. Например, ребенок, осваивая родной язык, словесную речь, интуитивно сравнивает способы грамматического оформления своих высказываний с нормами речевого общения взрослых. Ребенок не осознает этих действий, в силу чего они не могут быть определены как таковые. Следовательно, они являются операциями и с самого начала формируются бессознательно в результате подражания. Подобные действия могут формироваться либо через интериоризацию внешних предметных сознательных действий, возникающих в развитии и обучении, либо представлять операциональный состав психических процессов: восприятия, памяти, воображения, мышления. К таким операциям относятся в первую очередь интеллектуальные мыслительные операции: сравнение, анализ, синтез, абстрагирование, обобщение.

Учебные действия можно классифицировать по разным основаниям. Например, в процессе решения каждой учебной задачи можно выделить такую последовательность действий.

1. Действия целеполагания. Прежде чем приступить к решению задачи, учащийся должен принять ее как задание, которое необходимо выполнить. При этом важно правильно понять, что именно должно получиться в результате решения задачи, осознать, для чего и с какой целью она решается. Постановка таких вопросов, нахождение ответов на них и подчинение своего поведения этому решению есть сложная совокупность действий.

2. Действия планирования. Принимая для себя цель решения учебной задачи, учащийся встает перед необходимостью подбора соответствующих действий по ее решению, установления их последовательности. На этом этапе важно осознать, что должно получаться в результате каждого отдельного действия и как эти промежуточные результаты могут быть использованы в дальнейшем ходе решения.

3. Исполнительские действия. Они представляют собой внешние действия (предметные и вспомогательные, вербальные и невербальные), а также внутренние (умственные) действия по реализации плана решения задачи. Эти действия также классифицированы по различным признакам:

а) преобразующие и исследовательские действия. Данное различие основано на том, каким именно преобразованиям подвергаются изучаемые объекты и каков масштаб этих объектов. Под преобразующими действиями понимаются непосредственные манипуляции над конкретным объектом с целью выявления его свойств, при этом ученику уже могут быть известны общие закономерности и принципы функционирования объектов данного класса (например, решение задачи по математике на основе изученных ранее правил, законов и формул). Исследовательские действия направлены на раскрытие общих закономерностей, которые ранее не были известны учащемуся, и это раскрытие может происходить чисто теоретически, на основе объяснения либо на конкретных примерах, разбор которых подчинен цели уяснения нового обобщенного способа действий;

б) в соотнесении с познавательными процессами среди учебных действий различают перцептивные, мнемические и мыслительные действия. Перцептивные действия воплощают в себе процесс восприятия и включают опознание, идентификацию, выделение фигуры на фоне, отделение главного от второстепенного. Мнемические действия осуществляются на базе процесса памяти, среди них можно выделить заучивание, фильтрацию информации, ее структурирование, сохранение, воспроизведение. Мыслительные действия включают прежде всего логические операции – сравнение, анализ, синтез, обобщение, абстрагирование, классификацию и др. Все эти операции являются различными способами раскрытия существующих связей и отношений между объектами и внутри них. По словам С. Л. Рубинштейна, «мышление соотносит, сопоставляет каждую мысль, возникшую в процессе мышления, с задачей, на разрешение которой направлен мыслительный процесс, и ее условиями. Совершающаяся таким образом проверка, критика, контроль характеризуют мышление как сознательный процесс».[20] Каждое сложное интеллектуальное учебное действие включает в себя и большое количество часто не дифференцируемых перцептивных, мнемических и мыслительных операций. В силу того, что они специально не выделяются в общей группе учебных действий, учитель иногда не может точно диагностировать характер затруднения ученика при решении учебной задачи;

в) репродуктивные и продуктивные действия. К репродуктивным относятся воспроизводящие действия, осуществляемые по заданным критериям, шаблонным способом. Действия целеобразования, преобразования, создания нового, выполняемые по самостоятельно сформированным критериям, рассматриваются как продуктивные. Существуют также действия, которые в зависимости от условий могут быть и теми и другими. Репродуктивность или продуктивность многих учебных действий определяется тем, как они осуществляются: по заданным учителем программам и критериям, ранее отработанным шаблонным стереотипным способом или по самостоятельно формируемым критериям, собственным программам, новым способом, новым сочетанием средств. Например, написание сочинения по литературе представляет собой продуктивное действие, поскольку достичь успеха в раскрытии его темы можно разными способами, но, если ученик не в состоянии сформулировать собственные мысли по теме и «заполняет объем» цитатами из критических статей, это действие приобретает большую степень репродуктивности. С другой стороны, в репродуктивное действие типа решения уравнения можно внести определенную степень продуктивности, если ученик задался целью решить его таким способом, который еще не изучался на уроках, и для него это будет творчеством. Отсюда следует, что в рамках учебной деятельности может быть создана управляемая учителем программа разного соотношения продуктивности и репродуктивности учебных действий учеников.

4. Действия самоконтроля и самооценивания учащегося. При решении задачи каждый полученный промежуточный результат, и тем более итоговый, сличается с поставленной целью. Таким образом оценивается, насколько процесс решения приблизился к достижению поставленной цели. Действия контроля и оценки ученика представляют собой интериоризированные действия учителя, поэтому психологический механизм их формирования особый (подробно см. 3.9).

Анализ входящих в учебную деятельность действий и операций позволяет представить ее как процесс управления их освоением, в течение которого каждое из этих действий выступает для обучающегося в качестве самостоятельного предмета овладения и контроля.

3.9. Самоконтроль и самооценивание ученика

В общей структуре учебной деятельности значительное место отводится действиям контроля (самоконтроля) и оценки (самооценки) учащегося. Это обусловлено тем, что всякое другое учебное действие становится произвольным и регулируемым только при наличии контролирования и оценивания в структуре деятельности. Контроль выполнения действия в рамках любого вида деятельности осуществляется с помощью механизма обратной связи. Сама постановка цели действия предполагает, что субъект имеет представление о том, какой конкретный результат должен получиться при его выполнении. Цель многими исследователями определяется именно как «мысленный образ желаемого результата действия». Выполняя действие, субъект через свои ощущения и восприятие получает информацию о достигнутом результате. Получение такой информации называется обратной связью. П. К. Анохин различал два вида обратной связи в зависимости от того, информацию о каком результате она несет: промежуточном или окончательном. Первый вид обратной связи именуется поэтапным, второй – санкционирующим.[21] Благодаря существованию обратной связи субъект имеет возможность сравнивать мысленный образ желаемого результата действия с тем, что реально получается при осуществлении этого действия. Результат такого сравнения – того, что предполагалось получить, и того, что получается, – становится основой для принятия одного из трех возможных вариантов решения:

1) о продолжении действия, если это информация о промежуточном результате и она совпадает с тем, что ожидалось получить на данном этапе выполнения действия;

2) об окончании действия, если это информация об итоговом результате и она совпадает с ожидаемым или достаточно близка к ожидаемому, чтобы считать выполнение действия успешным;

3) о коррекции действия, если информация о полученном результате (промежуточном или итоговом) не согласуется с ожидаемым.

Таким образом, процесс контроля выполнения действия включает три обязательных компонента: 1) образ желаемого результата действия; 2) процесс сличения этого образа с реально получаемым результатом; 3) принятие решения о продолжении, коррекции или окончании действия. Эти три составляющие представляют структуру внутреннего контроля субъекта деятельности за ее реализацией.

В учебной деятельности функция контроля вначале полностью возлагается на учителя, поскольку ребенку, только начавшему осваивать эту деятельность, еще неизвестны эталоны, которыми необходимо руководствоваться и с которыми будут сравниваться его реальные результаты. По мере овладения каждым видом учебных действий учащийся сам формирует в своем представлении его эталонные результаты, и процесс этот основан на усвоении эталонов, предъявляемых учителем. Процесс внешнего контроля переходит в процесс контроля внутреннего, т. е. самоконтроля, путем интериоризации учащимся представлений педагога о критериях успешности выполнения учебных действий. Этот переход подготавливается вопросами учителя, фиксацией наиболее важного, основного.

П. П. Блонским были намечены четыре стадии проявления самоконтроля в усвоении учебного материала.[22]

1. Отсутствие всякого самоконтроля. Эту стадию ученик проходит в период начального ознакомления с материалом. Он еще не усвоил материал, в его представлении еще не сложилась картина эталонного владения им. Он еще не разобрался, какие вопросы в материале главные, какие – второстепенные, каковы логические связи между его частями. Поскольку желаемый образ результата действия по освоению данного материала еще не сформировался, самоконтроль на этой стадии невозможен.

2. Полный самоконтроль. Эта стадия развертывается во время подготовки учеником домашнего задания по данному материалу. У него формируются представления о том, каковы критерии эталонного владения материалом, проявления полученных знаний и сформировавшихся умений. Следуя этим критериям, учащийся проверяет полноту и правильность своего воспроизведения и понимания усваиваемого материала, но не всегда уверен в этой полноте и правильности до конца.

3. Выборочный самоконтроль. Обычно после рассмотрения нескольких тем, составляющих единый раздел курса, проводится контроль знаний учащихся: самостоятельная работа, повторительно-обобщающий урок, зачет и т. п. При подготовке к такому виду работы учащийся восстанавливает в памяти усвоенный материал не в полном объеме, а проверяет только свое понимание главных вопросов, ориентация в которых и служит критерием его усвоения данного раздела.

4. Отсутствие видимого самоконтроля. Если изученный материал применяется для дальнейшего получения знаний, то владение им подразумевается как бы само собой. Учащийся должен быть полностью уверен в том, что он знает этот материал, и не должен прилагать сознательных усилий к его контролю. Например, знание таблицы умножения в дальнейшем начинает использоваться при изучении умножения и деления многозначных чисел «столбиком», и при освоении этого умения содержащиеся в памяти учащегося данные из таблицы умножения применяются автоматически, как правило, он не сомневается в своем знании этих данных.

И. А. Зимняя в качестве примера приводит прохождение учащимся четырех стадий самоконтроля при овладении иноязычным говорением. Каждой стадии соответствует определенный уровень сформированности слухового контроля (табл. 2). На каждом из этих уровней оцениваются отношение говорящего к ошибке, интерпретация его предполагаемых действий и характер вербальной реакции на ошибочное действие.[23]

Таблица 2

Из табл. 2 видно, что два первых уровня характеризуются внешним контролирующим воздействием учителя, обусловливающим формирование внутренней слуховой обратной связи, а два последующих – отсутствием такого воздействия при исправлении ошибок. Эти уровни являются как бы переходными от этапа сознательно контролируемого выполнения речевого действия на иностранном языке к этапу неосознаваемого контроля за собственной иноязычной речью, речевого автоматизма.

Аналогично самоконтролю происходит и формирование предметной самооценки в структуре деятельности. У ученика далеко не сразу формируется адекватное представление о результате выполнения им действия как об успехе или о неудаче, к тому же успех может быть оценен разным количеством баллов: оценки «отлично», «хорошо» и «удовлетворительно» все считаются положительными. В начальной школе учащиеся еще не полностью усваивают критерии, которыми руководствуется учитель при оценивании их деятельности, поэтому им обязательно нужно не только указывать на допущенные ошибки, но и подчеркивать успешно выполненные действия. Таким образом у учеников закладываются ориентиры, которыми им необходимо руководствоваться в дальнейшем для достижения учебных успехов. В процессе интериоризации установок учителя на выставляемые оценки учащиеся сами начинают ориентироваться в критериях оценивания и строить обоснованные предположения о том, какой оценки на данный момент заслуживают их знания и умения. Если во 2-3-м классах большинство учеников всегда ожидают получения высоких оценок и огорчаются при несоответствии своих ожиданий полученным результатам, то от шестиклассников уже можно услышать такие фразы, как, например: «Меня сегодня устроит и „четыре“, потому что я на „пять“ не знаю». Это свидетельствует о том, что высказывающий такую мысль ученик уже усвоил критерии выставления учителем оценок по предмету, знает, какой уровень владения материалом какого балла заслуживает, и может оценить, на каком уровне находятся его собственные знания.

Оценивание учеником собственных учебных успехов вносит существенный вклад в его общую самооценку. В этом проявляется связь деятельностного и личностного: процесс оценивания переходит в личностное свойство. Это лишний раз свидетельствует о внутренней неразрывности двух компонентов личностно-деятельностного подхода к образованию.

3.10. Усвоение – основной продукт учебной деятельности. Психологические характеристики усвоения

Усвоение является основным понятием всех теорий обучения (учебной деятельности) вне зависимости от того, выделяется ли оно как самостоятельный процесс или же отождествляется с учением. Усвоение может трактоваться с разных позиций. Во-первых, усвоение – это механизм формирования индивидуального опыта человека через «присвоение опыта» общественно-исторического, осуществляющееся на протяжении всей жизни человека в результате наблюдения, обобщения и принятия решений и протекающее в различных условиях – стихийно или в специальных условиях образовательных систем. Во-вторых, усвоение – это сложная интеллектуальная деятельность человека, включающая все познавательные процессы, обеспечивающие прием, смысловую обработку, сохранение и воспроизведение принятого материала. В-третьих, усвоение – это результат учения, учебной деятельности, их основная цель.

В общем виде усвоение можно определить как процесс приема, осмысления и сохранения полученных знаний и применения их для решения практических и теоретических задач. Главными критериями усвоения выступают возможность использовать знания в форме умения решать на их основе новые задачи, возможность экстериоризации знаний, т. е. воплощения их во внешних, практических предметных действиях.

Все исследователи усвоения отмечают, что это неоднородный процесс, включающий в себя несколько компонентов, ступеней или фаз. Так, В. А. Крутецкий дидактически интерпретировал психологические компоненты усвоения,[24] выделенные Н. Д. Левитовым.

1. Положительное отношение учащихся. Оно выражается в их внимании, интересе к содержанию урока. Переживаемое на уроке положительное эмоциональное состояние способствует разгрузке произвольного внимания, что снижает утомление учеников. Если же положительное отношение к содержанию урока у них не сформировано, их эмоциональное состояние не будет облегчать усвоение материала и даже может существенно затруднить его.

2. Процесс непосредственного чувственного ознакомления с материалом. В этом компоненте усвоения важную роль играют наглядность самого материала и наблюдательность обучающихся. Многое зависит и от того, как учитель преподнесет материал, как будет его излагать, подчеркивать голосом важнейшие вопросы, указывать учащимся на то, что необходимо записать, нарисовать, начертить. В силах педагога сделать наглядным любой учебный материал, позаботившись о связи предметной, изобразительной (включая символическую) и словесной наглядности.

3. Мышление как процесс активной переработки полученного материала. При логическом разборе изученного материала происходят осмысление и понимание всех связей и отношений, новый материал включается в уже имеющийся у обучающегося опыт. Устанавливаются междисциплинарные связи, ученик видит, каким образом можно применять изучаемый материал на практике.

4. Процесс запоминания и сохранения полученной и обработанной информации. Многочисленные исследования в этой области показывают, что эффективность данных процессов зависит от установки на условия запоминания (время, цель, характер использования в практике) и включенности учащегося в активную собственную деятельность. Так, в условиях установки на важность, значимость учебного материала, ориентации на то, что его можно будет использовать в жизни, и в то же время при сравнении его с другой усвоенной ранее информацией он будет удержан в памяти дольше и прочнее, чем если бы запоминание опиралось только на понимание необходимости выучить заданное, чтобы ответить на поставленные учителем вопросы.

Все эти психологические компоненты усвоения взаимообусловлены и сами формируются в ходе учебной деятельности. С ними соотносятся этапы, стадии усвоения. С. Л. Рубинштейн выделял следующие стадии усвоения: 1) первичное ознакомление с материалом, или его восприятие в широком смысле слова; 2) его осмысление; 3) специальную работу по его закреплению; 4) овладение материалом в смысле возможности оперировать им в различных условиях, применяя его на практике.[25] Особо следует отметить то, что и среди компонентов, и среди стадий усвоения осмысление материала идет раньше его запоминания. Это показывает, что само по себе запоминание материала еще не означает его подлинного усвоения. Основным показателем усвоения учеником материала для учителя служит то, способен ли учащийся изложить суть изучаемого вопроса своими словами, не исказив общего смысла. Это возможно только в том случае, если заучиванию материала предшествовала его логическая интерпретация, включающая осмысление использовавшейся в нем научной терминологии. Если же материал запоминался механически, без надлежащего осмысления, учащийся при ответе воспроизводит текст учебника, но не в состоянии взглянуть на рассматриваемый вопрос с какой-либо иной точки зрения.

Воспроизвести текст, смысл которого непонятен, может уже младший школьник, поэтому с первых же дней школьного обучения педагог должен следить за тем, чтобы ученики не ограничивались лишь механическим запоминанием, а везде, где для этого есть возможность, применяли и смысловое запоминание. Основополагающим принципом организации усвоения является положение С. Л. Рубинштейна о том, что постоянно должно осуществляться не только повторительное, но и свободное воспроизведение учебного материала: «Уточняя, формулируя свою мысль, человек формирует ее; вместе с тем он ее прочно запечатлевает».[26] Отсюда следуют два вывода: собственное изложение учащихся должно быть специально предусмотрено в организации учебной деятельности, и особенно важно готовить первое самостоятельное воспроизведение учащимися изучаемого материала.

Применение же знаний на практике как показатель усвоения есть не только результат учения, но и способ овладения знаниями, их закрепления, формирования прочных навыков. На этом этапе усвоения овладение материалом направлено уже не на учение, а на практические жизненные цели.

Усвоение характеризуется несколькими основными свойствами. Первое и самое важное их них – прочность, которая определяется независимостью использования усвоенных знаний и выработанных умений от различия ситуаций и условий их применения. В целом прочность усвоения существенно зависит от системности, смысловой организованности учебного материала, его личностной значимости и того эмоционального отношения, которое этот материал вызывает у учащегося. Если сам учебный материал, его восприятие, запоминание вызывают чувство радости, удовлетворения, то этим создаются психологические предпосылки прочности усвоения. Лучше усваивается то, что включено в деятельность и нацелено на использование в будущей практике.

Вторая характеристика усвоения – управляемость. Управление усвоением может осуществляться по пути поэтапного формирования умственных действий (см. 3.1), реализовываться традиционным путем, посредством проблемного обучения и другими его формами. Усвоение личностно обусловлено теми отношениями, которые складываются у ученика в процессе обучения к учебному материалу, учителю, самому учению, и в то же время влияет на формирование личности ученика. Это взаимовлияние реализуется в силу эффекта действия самого обучения на психическое развитие личности, формирование ее психических новообразований: новых мотивов, целей, стратегий усвоения, оценивания, характера, мировоззрения и т. д.

Психологические особенности характера усвоения существенно зависят от возраста учащихся. По мере взросления и овладения учебной деятельностью в полной мере ученики начинают использовать все больше средств учения и у них изменяется соотношение репродуктивных и продуктивных действий в процессе усвоения. Младшие школьники еще демонстрируют свою зависимость от устройства учебного материала, всегда сохраняют при воспроизведении структуру подлинника, они пока не умеют перекомбинировать информацию. У старшего школьника для этого уже имеются все возможности, и если они не реализуются, то причины этого – в неправильной постановке обучения, в придании слишком большого значения именно репродуктивным действиям в ущерб продуктивным.

Усвоение характеризуется также легкостью актуализации знаний и их полнотой и системностью. В целом же обо всех характеристиках усвоения свидетельствуют действия, предпринимаемые на основе усвоенной информации.

Тема 4. ПСИХОЛОГИЯ ВОСПИТАНИЯ

4.1. Общее понятие о воспитании, его отличие от обучения

Воспитание является наравне с обучением процессом, в котором происходит усвоение ребенком общественного опыта. В отличие от обучения, связанного с развитием познавательных процессов, способностей, приобретением знаний, формированием умений и навыков, воспитание нацелено на формирование человека как личности, его отношения к миру, обществу, людям, к самому себе. Общими для обучения и воспитания являются основные механизмы приобретения человеком социального опыта, а специфическими, отличающими их друг от друга, – результаты этих процессов. Результаты обучения – это знания, умения и навыки, а воспитания – свойства и качества личности, формы ее социального поведения. Воспитание – процесс целенаправленного влияния, целями которого выступают усвоение ребенком необходимого для жизни в обществе социального опыта и формирование у него принятой в обществе системы ценностей. При этом воспитание так или иначе включает в себя элементы обучения. Прежде чем требовать от ребенка освоения норм поведения, взрослый рассказывает ему о них и о необходимости их придерживаться, т. е. передает ребенку знания об этих нормах. Затем, отслеживая соблюдение этих норм ребенком, напоминая ему о них и подавая пример собственным поведением, он помогает ребенку выработать навыки поведения.

Хотя в приведенном выше определении в качестве воспитуемого выступает ребенок, в действительности процесс воспитания осуществляется непрерывно, в течение всей жизни человека, и каждый индивид на всем протяжении жизненного пути является и объектом, и субъектом воспитания. Как только у ребенка начинает зарождаться самосознание, он уже способен предпринимать какие-то шаги по самовоспитанию, но основное воспитательное влияние на него оказывают взрослые. При этом воспитательный процесс существенным образом затрагивает личностное развитие не только воспитанника, но и самого воспитателя, который также обнаруживает и развивает у себя качества, необходимые для успешного осуществления воспитательного процесса. В этом смысле можно сказать, что и родители чему-то учатся у своих детей, а учителя – у учеников, поскольку различные педагогические ситуации заставляют меняться и развиваться не только ребенка, но и его воспитателя. Воспитывая своих детей, мы воспитываем и себя. Но и безотносительно к воспитанию подрастающего поколения каждый взрослый человек способен продолжать заниматься самовоспитанием, хотя далеко не все люди делают это сознательно и целенаправленно.

Научным обоснованием воспитания, кроме психологии, занимаются философия, социология, педагогика, педагогическая антропология. Но без психологии основные проблемы воспитания не только не могут быть решены, но даже и правильно поставлены, так как их понимание зависит от знания психологии личности, человеческих взаимоотношений, психологии различных социальных общностей.

В процессе воспитания можно выделить следующие этапы:

1) формирование у воспитанников потребности в выработке того или иного качества;

2) овладение воспитанниками знаниями о личностных качествах;

3) формирование умений, навыков и привычек поведения.

Все эти этапы могут быть реализованы только при включении воспитанников в различные формы и виды активной деятельности. Для решения задач, стоящих на каждом из этих этапов, педагог организует какое-либо дело и прикладывает усилия для включения в него воспитанников. Только включив детей в их собственную деятельность, воспитатель может добиться успешного решения задач, стоящих на данных этапах.

Воспитание – целенаправленный процесс. Главные его задачи – формирование и развитие ребенка как личности, обладающей теми полезными качествами, которые необходимы для жизни в обществе. Цели воспитания не устанавливаются раз и навсегда и не являются постоянными в любом обществе. Изменения в развитии общества задают новые цели воспитания в виде требований, предъявляемых к личности человека. Но существуют и такие личностные качества, которые остаются востребованными в любом обществе, став непреходящими общечеловеческими ценностями. Это порядочность, гуманность, духовность (приоритет высоких нравственных идеалов над сиюминутными потребностями и влечениями, постоянное стремление к нравственному самосовершенствованию), свобода (стремление к внутренней и внешней независимости), ответственность (готовность брать на себя обязательства). Общая цель современного воспитания состоит в том, чтобы сделать детей высоконравственными, духовно богатыми, внутренне свободными и ответственными личностями. Воспитание становится эффективным, когда педагог специально выделяет его цель, к которой стремится. Наибольшая эффективность достигается в том случае, когда цель воспитания известна и понятна воспитаннику и он соглашается с ней, принимает ее.

Процесс воспитания является многофакторным. При его осуществлении приходится учитывать и использовать огромное количество объективных и субъективных факторов. Личность подвергается воздействию множества разнонаправленных влияний и накапливает не только положительный, но и отрицательный опыт, требующий корректировки. Многофакторность объясняет эффект неоднозначности результатов воспитания. Очень часто получается, что в одних и тех же условиях результаты воспитательных воздействий могут сильно различаться. Это зависит в первую очередь от того, какой опыт к данному моменту был накоплен личностью воспитанника, какие особенности характера, установки, ценности уже были в нем заложены. Например, такая черта характера, как тревожность, формирующаяся уже в дошкольном детстве, оказывает сильное влияние на то, как ребенок будет воспринимать критику со стороны педагога и его указания на свои ошибки. На кого-то резкие слова и интонации окажут стимулирующее воздействие, побудят к дальнейшему самосовершенствованию, а для более тревожного и ранимого ребенка станут унизительными и не вызовут с его стороны ничего, кроме желания впредь избегать общения с этим педагогом.

Из одного этого примера видно, что огромную роль в воспитании играет личность педагога: его педагогические умения, черты характера, личностные качества, ценностные ориентиры. Воспитание, как и педагогическая деятельность в целом, является искусством.

Еще одна особенность воспитания, отличающая его от обучения, состоит в том, что воспитание практически никогда не дает мгновенного эффекта. Научиться что-то делать или усвоить какие-то знания можно с первого раза, тогда как результаты воспитания не так явственно ощутимы и не так быстро обнаруживают себя. Между началом педагогического воздействия и устойчивым проявлением воспитанности может лежать длительный период, рассчитывать на быстрые успехи в деле воспитания нельзя.

Кроме того, воспитание в отличие от обучения обязательно должно быть непрерывным. Одно мероприятие, направленное на воспитание определенного качества, практически никогда не ведет к желаемому результату. Если процесс воспитания нерегулярен и идет от случая к случаю, то воспитателю постоянно приходится заново закреплять то, что уже осваивалось ребенком, а потом забылось. При этом педагог не может углублять и развивать свое влияние, вырабатывать у ребенка новые устойчивые привычки.

Успешно осуществлять воспитание можно только в том случае, если постоянно придерживаться определенных принципов. Воспитанники должны чувствовать последовательность в действиях педагога-воспитателя. Различные педагоги выбирают в качестве центральных и основополагающих разные принципы: это зависит от их мировоззрения, стиля общения, черт характера, однако в любом случае принципы каждого воспитателя должны составлять определенную систему. Но существуют принципы, вошедшие в воспитательную систему большинства опытных педагогов, хотя и с разной степенью придаваемой им значимости. Среди них можно назвать следующие:

1) формирование личностного стиля взаимоотношений ученика со сверстниками и педагогом. Психолого-педагогические исследования последних десятилетий показали, что в воспитании имеет значение не столько знание общих возрастных психологических особенностей детей, сколько учет их личностных качеств, от которых зависят складывающиеся со временем основные ценностные ориентации, жизненные планы, идеалы, общая направленность личности, доминирующие мотивы поведения. Именно поэтому развитие личностных качеств является основной задачей воспитания;

2) выдвижение системы ближайших, средних и далеких целей воспитания. Для включения в активную деятельность у ребенка необходимо сформировать устойчивую мотивацию к ней: только при таком условии он будет вкладывать в эту деятельность всю свою душу. Чаще всего для того, чтобы сформировать мотив, недостаточно поставить перед ребенком одну цель, даже разъяснив необходимость ее достижения. Наиболее действенно выстраивание нескольких целей, каждая из которых имеет свой масштаб и свой временной период реализации. Все эти цели должны быть взаимосвязаны: достижение одной цели должно быть обязательным условием для возможности достижения другой. Ближние цели вытекают из средних, а средние обоснованы и поддержаны дальними. Такое построение целей позволяет подбирать и менять ближние цели в зависимости от характера, личностных и возрастных особенностей воспитанников.

3. Создание положительного эмоционального фона и атмосферы эмоционального подъема. В воспитательном процессе недопустима конфронтация воспитателя с воспитанниками. Воспитатель должен бороться не с плохими качествами, которые есть у ребенка, а за хорошие качества, которые у него еще только будут. Недопустимо акцентировать внимание воспитанников на их промахах и недостатках. Даже при наличии у воспитанников существенных ошибок и постоянном проявлении ими качеств, трактуемых как недостатки, необходимо выявлять и поддерживать их отдельные положительные стороны, формируя у детей ощущение повторяющихся успехов. Таким образом создаются положительный эмоциональный фон, спокойная и уверенная обстановка в группе, усиливается тяга детей к самостоятельной деятельности.

4. Воспитание через взаимодействие. Личностные качества ребенка проявляются прежде всего в его общении и взаимодействии с окружающими людьми. Больше всего возможностей для этого предоставляет общение со сверстниками, где все занимают равноправные позиции и могут смело вырабатывать свой стиль поведения, корректировать и формировать его. Активизация взаимодействия способствует ускорению процесса формирования личностных качеств. При этом шире используются групповые и парные формы работы, формируются гуманные отношения в коллективе.

5. Воспитание через творчество. Качества личности воспитываются только в деятельности, но деятельность эта может быть разной. Творческая деятельность воспитывает в ребенке способности и стремление к созданию чего-то принципиально нового, а репродуктивная деятельность учит в точности выполнять предписанную программу действий. Последняя до сих пор преобладает в учебных программах по большинству школьных предметов, поэтому основным недостатком традиционной системы образования является невозможность воспитать творчески мыслящего человека, готового к решению сложных и нестандартных жизненных проблем. Для преодоления этого недостатка необходимо активно включать детей в деятельность творческого характера и целенаправленно развивать у них творческие способности.

4.2. Основные теории воспитания

Теории воспитания – это концепции, объясняющие происхождение, формирование и изменение личности, ее поведения под влиянием воспитания. В качестве научной базы таких теорий выступают психологические теории развития личности, социальная и возрастная психология.

Среди основных психологических подходов к воспитанию и развитию личности еще с XVIII в. выделяются два противоположных: биологизаторский и социологизаторский. Согласно биологизаторскому подходу личностные качества человека в основном передаются по механизмам наследственности и мало изменяются под влиянием условий жизни. Наследственность определяет весь ход развития человека: и его темп – быстрый или медленный, и его предел – будет ли человек одаренным, многого ли достигнет или окажется посредственностью. Среда, в которой воспитывается ребенок, становится лишь условием такого изначально предопределенного развития, всего лишь проявляющим то, что и так дано ребенку от рождения. Сторонники данного подхода перенесли в психологию из эмбриологии основной биогенетический закон, сформулированный в XIX в. немецким биологом Э. Геккелем: онтогенез (индивидуальное развитие) представляет собой краткое повторение филогенеза (исторического развития вида). Изначально этот закон касался только периода внутриутробного развития, но теория рекапитуляции распространила его на последующую жизнь ребенка, этапы которой сопоставлялись с эпохами культурно-исторического развития человечества. Согласно этой теории ребенок в первом полугодии своей жизни находится на стадии млекопитающего, во втором полугодии достигает стадии высшего млекопитающего – обезьяны, в раннем детстве пребывает на уровне развития древнейших и древних людей, в дошкольном – в первобытно-общинном состоянии. Начиная с поступления в школу он усваивает человеческую культуру: в начальных классах – в духе античного и ветхозаветного мира, в подростковом возрасте – в духе средневекового фанатизма и лишь в юности поднимается до уровня культуры Нового времени. Таким образом, согласно рассматриваемой теории уровень развития ребенка фактически зависит только от скорости развертывания врожденных программ созревания и никак не сочетается с воспитательным воздействием на его личность.

Данная теория представляет пессимистический взгляд на возможности воспитания личности. На основе этого подхода впоследствии сформировались убеждения об изначальном превосходстве одних наций, классов, рас над другими и, соответственно, о необходимости применения к детям из «высших» слоев более прогрессивных и сложных методов обучения и воспитания, чем к детям из «низших», о невозможности представителей «низших» рас и классов на равных конкурировать с представителями «высших» и т. п. В наши дни эта теория имеет мало сторонников.

Противоположный подход к воспитанию и развитию психики проявляется в социологизаторском направлении. Его истоки лежат в воззрениях английского философа XVII в. Джона Локка, считавшего, что ребенок появляется на свет с душой, чистой, как белая восковая доска – tabula rasa. На этой доске воспитатель может написать все что угодно, и ребенок, не отягощенный наследственностью, вырастет таким, каким хотят его видеть близкие взрослые. Согласно этим взглядам путем обучения и воспитания можно сформировать любые психические функции и развить их до любого уровня независимо от биологических особенностей. Социологизаторские идеи были созвучны идеологии, господствовавшей в нашей стране до середины 1980-х гг., поэтому их можно найти во многих педагогических и психологических работах тех лет.

Очевидно, что оба подхода – и биологизаторский, и социологизаторский – страдают односторонностью, преуменьшая или отрицая значение одного из двух факторов развития. В целом сторонники социологизаторского подхода все же ближе к истине, но против него также можно выдвинуть ряд контраргументов. Во-первых, некоторые свойства личности, например темперамент, не могут быть воспитаны, поскольку напрямую зависят от генотипа и определяются им: в частности, темперамент обусловлен врожденными свойствами нервной системы человека. Во-вторых, из психиатрии и патопсихологии известны факты, свидетельствующие о связи болезненных состояний организма с изменениями в психологии человека, а также о передаче по механизмам наследственности если не самих психических заболеваний, то по крайней мере предрасположенности к ним. Следовательно, далеко не все в личности зависит только от воспитания, многое определяется и состоянием организма.

Фенотипическое значение всякого признака у конкретного человека, объем, характер и черты этого признака являются результатом взаимодействия генотипа со средой. По наследству передается не конкретное выражение фенотипа, а индивидуальная форма, вид реакции данного генотипа на данную среду, поэтому реализация генотипа существенным образом зависит от негенетических факторов. Содержание человеческой психики производно от всей истории личности.

Другие теории представляют собой промежуточные, компромиссные варианты этих двух крайностей. Они характеризуются одновременным признанием зависимости развития и функционирования личности как от биологических, так и от социальных факторов и отводят воспитанию значительную роль. Во всех этих теориях вопросы воспитания решаются дифференцированно, с выделением и независимым рассмотрением отдельных групп психологических качеств личности и обсуждением возможностей их целенаправленного воспитания. Есть группа теорий, предметом исследований которых выступает характер человека. В теориях другого типа обсуждаются вопросы становления и развития интересов и потребностей ребенка.

Особый класс теорий составляют те, в которых предметом рассмотрения и воспитания выступают черты личности. Они в основном выходят из общепсихологической теории личности, называемой теорией черт и представляющей личность как набор определенных черт, связанных друг с другом более или менее тесно. Среди этих черт выделяются базисные и вторичные. Базисные черты возникают и формируются у ребенка в период раннего детства, и вопрос о возможности их воспитания ставится только применительно к данному периоду жизни. Считается, что, однажды сформировавшись, эти черты личности в дальнейшем практически не изменяются и чем старше становится ребенок, тем меньше возможностей у него остается для воспитания соответствующих личностных черт. Если же речь идет о вторичных чертах, которые возникают и формируются позднее, а тем более – о высших чертах духовного и мировоззренческого характера, выступающих в форме моральных и социальных установок, то с их воспитанием связываются более основательные надежды. Утверждается, что такие черты можно воспитывать у человека в течение всей его жизни, однако для этого необходима специальная практика. Все относящееся к собственно личностным чертам: мировоззрение человека, нравственные и этические ценности, – наследственностью прямо не определяется. Эти качества суть промежуточный и конечный итог развития личности во времени и пространстве ее бытия. Взаимодействия генотипа со средой, значимые для формирования индивидуальных особенностей психики, для любого человека специфичны, поэтому нельзя сбрасывать со счетов ни то ни другое.

Однако ни один из двух основных подходов в чистом виде, ни теории, выстроенные путем их комбинирования и нахождения компромиссов, не учитывают такой фактор, как активность самой личности по самовоспитанию. Ведь чем старше и опытнее человек, тем более он становится способен сам принимать решения о путях своего развития и следовать этим решениям. Роль активности самого индивида ставится во главу угла вопроса о воспитании функциональным подходом. Этот подход провозглашает, что формирование каждой психической функции определяется тем, как часто и насколько интенсивно она используется в жизни индивида, т. е. согласно ему основную роль в развитии психики играет образ жизни развивающегося человека. Особенно ярко это видно на примере способностей: способности к определенной деятельности могут развиваться лишь при условии регулярных систематических занятий ею. Если такие занятия проводятся от случая к случаю, способности не разовьются даже до того уровня, до которого могли бы развиться благодаря природным задаткам. То же самое наблюдается и при формировании нравственных качеств: доброты, щедрости, готовности помочь, принципиальности, смелости. Эти черты могут развиваться только в том случае, когда человек регулярно попадает в ситуации, требующие их проявления, лишь тогда названные качества войдут у него в привычку. Таким образом, существуют три основных фактора развития психики, которым придается разное значение в различных теориях воспитания: 1) генотип (наследственность); 2) внешняя среда; 3) собственная активность личности по саморазвитию и самовоспитанию.

4.3. Средства и методы воспитания

Под средствами и методами воспитания понимаются способы организованного и неорганизованного воздействия воспитателя на воспитуемого с целью выработать у него определенные качества и формы поведения. Собственно, слово «метод» и означает способ осуществления, понятие же «средство» подразумевает то, с помощью чего данный метод осуществляется на практике. К средствам воспитания можно отнести практически все в окружающем мире: природу, искусство, традиции, слова (в устной и письменной форме), различные виды деятельности и т. д.

Классифицировать методы воспитания можно по разным основаниям, и таких классификаций существует много. В 1960-е гг. общепринятой была классификация методов воспитания, состоящая всего из двух категорий: 1) методы, направленные на сознание ребенка; 2) методы, направленные на его поведение. В 1970-е гг. значительная часть теоретиков педагогики и педагогической психологии принимали классификацию методов воспитания на основе трех главных направлений деятельности воспитателя: 1) методы целенаправленного формирования качеств личности; 2) методы стимулирования естественного саморазвития личности; 3) методы коррекции развития личности. В начале 1980-х гг. оформилась концепция деятельностного подхода к воспитанию и ленинградские педагоги Т.Е. Конникова и Г. И. Щукина предложили классификацию методов воспитания по критерию их отношения к деятельности ребенка.[27] В их системе рассматривалось три группы методов воспитания: 1) методы формирования положительного опыта поведения в процессе деятельности; 2) методы формирования общественного сознания; 3) методы стимуляции деятельности.

Известный современный московский педагог-новатор и ученый В. А. Караковский предложил классификацию, критерием которой являются используемые средства воспитания, и выделил шесть групп методов: 1) воспитание словом; 2) воспитание делом; 3) воспитание ситуацией; 4) воспитание игрой; 5) воспитание общением; 6) воспитание отношениями.[28]

Р. С. Немов предлагает несколько классификаций методов воспитания: они делятся на прямые и косвенные, осознанные и неосознанные, когнитивные, эмоциональные и поведенческие.[29] Прямые методы воспитания включают в себя непосредственно личностное воздействие одного человека на другого, осуществляемое в прямом общении друг с другом. Косвенные методы содержат воздействия, реализуемые с помощью каких-либо средств, без личных контактов воспитателя и воспитываемого (через чтение книг, ссылки на мнение авторитетного человека и т. п.).

По включенности сознания воспитателя и воспитуемого в процесс воспитания методы делятся на осознанные и неосознанные. Осознанные методы характеризуются тем, что воспитатель сознательно ставит перед собой определенную цель, а воспитуемый знает о ней и принимает ее. При использовании неосознанных методов воздействия воспитуемый принимает воспитательные влияния без сознательного контроля со своей стороны, а также без преднамеренного воздействия со стороны воспитывающего лица.

Когнитивные воспитательные воздействия нацелены на систему знаний человека, ее преобразование. Сами знания человека о мире не только формируют его как личность (воспитывающая функция обучения), но и оказывают решающее влияние на его поведение. В современных условиях значение этой области воспитательных воздействий существенно возрастает. Эмоциональные воспитательные воздействия призваны вызывать и поддерживать у воспитуемого определенные эмоциональные состояния, облегчающие или затрудняющие принятие им других психологических влияний. Положительные эмоции делают воспитуемого открытым по отношению к субъекту, осуществляющему воспитательное воздействие. Отрицательные эмоции, напротив, отгораживают воспитуемого от воспитателя, блокируют оказание воспитательного воздействия. Поведенческие воспитательные влияния непосредственно направлены на поступки человека, вынуждают его действовать определенным образом и обеспечивают соответствующие положительные или отрицательные подкрепления совершаемым поступкам. В данном случае воспитуемый сначала совершает определенный поступок и только затем осознает его полезность или вредность, тогда как при использовании других методов изменения сначала происходят во внутреннем мире личности, а уже потом проецируются на поведение. Поскольку знания, эмоции и поступки человека взаимосвязаны, через любое из них можно оказать влияние на личность в целом. Это позволяет воспитателю при дефиците возможностей делать акцент на каких-либо избранных воспитательных воздействиях, добиваясь нужного результата.

Каждое из рассмотренных средств воспитания имеет свои сильные и слабые стороны. Например, достоинством прямого воспитательного воздействия одного человека на другого является то, что при этом используются психологические механизмы заражения, подражания и внушения. В данном случае воспитатель может обойтись и без слов, ему достаточно продемонстрировать образец поведения и обеспечить его полное и правильное принятие воспитуемым. Это средство является к тому же единственно возможным на ранних этапах детского развития, когда ребенок еще не понимает обращенную к нему речь, но большое значение имеет и на последующих возрастных этапах. В педагогике его называют воспитанием на личном примере. Недостатком данного средства воспитания является персональная и временн?я ограниченность его применения: воспитатель может передать воспитуемому только то, чем располагает сам, и только в те моменты, когда находится в непосредственном личном контакте с ним.

Косвенное воспитательное воздействие через книги, СМИ и другие системы передачи информации может быть разносторонним и сколь угодно длительным, его можно сохранять и неоднократно воспроизводить, побуждая человека вновь и вновь обращаться к материальным источникам воспитательных влияний (перечитать книгу, еще раз посмотреть фильм). Но такое воспитание по сравнению с прямым воздействием имеет меньше ресурсов живой эмоциональной силы. Кроме того, ограничением его применения является то, что оно применимо лишь к детям, уже владеющим речью, умеющим читать и понимать нравственный смысл сказанного и прочитанного.

Достоинство осознанного воспитательного воздействия состоит в том, что оно является управляемым, с заранее предвидимыми и, следовательно, контролируемыми результатами. Однако оно также ограничено в применении к детям раннего дошкольного возраста, у которых еще не сформировалась рефлексия. Неосознанное воспитательное воздействие имеет место раньше, чем осознанное, но его достоинства и недостатки трудно оценить на практике по причине недостаточной контролируемости сознанием.

Ни одна из рассмотренных классификаций не дает однозначного ответа на вопрос, что же является общим для всех методов воспитания. Все методы направлены на жизненный опыт и отношения детей, проявляющиеся не только в предпринимаемых ими поступках, но и в их осмыслении, определении своей позиции, осознании своих успехов и ошибок. На основе такого определения направленности методов Н. Ф. Голованова выделяет четыре группы методов воспитания.[30]

1. Методы формирования социального опыта детей. Социальный опыт приобретается ребенком и в рамках воспитательного процесса, и вне его. Воспитание призвано упорядочить, насколько это возможно, влияние внешних факторов социализации и создать благоприятные условия для саморазвития личности ребенка. В эту группу методов входит, например, педагогическое требование. Оно может быть индивидуальным (исходить от отдельного воспитателя) и коллективным (исходить от коллектива, сообщества). По своей силе требования делятся на слабые (напоминание, просьба, совет, намек, порицание), средние (распоряжение, установка, предостережение, запрещение) и сильные (угроза, приказ-альтернатива). Требование сразу включает ребенка в деятельность, но наибольшую внутреннюю силу для самих детей имеют не те требования, которые взрослый навязывает им с позиций своей власти и авторитета, а те, которые дети сами устанавливают для себя вместе со взрослыми. Предъявление действенных требований – настоящее педагогическое искусство.

Также к методам формирования социального опыта относится упражнение. Результатом постоянных упражнений становится выработка устойчивых навыков и привычек. Таким путем формируются навыки самообслуживания, привычки соблюдения правил гигиены, этикета. Упражнение должно быть доступным для ребенка, соразмерно его силам, он должен понимать, зачем ему нужны вырабатываемые упражнением привычка или навык. Упражняя детей, воспитатель должен организовать контроль за всеми их действиями и при необходимости оказать им помощь. Ребенок при выполнении упражнения должен справиться со страхом, вызванным тем, что оно у него не получится.

Поручение – один из самых эффективных способов организации деятельности детей. Получая поручение, ребенок попадает в очень важную в воспитательном смысле систему «ответственных зависимостей». Любое поручение имеет две стороны: меру полномочия (тебе доверили, тебя попросили, от тебя этого ждут, никто, кроме тебя, этого не сделает, от тебя зависит успех) и меру ответственности (от тебя требуется усилие воли, надо отложить свои занятия и довести порученное дело до конца). Если какая-либо из этих сторон недостаточно хорошо организована, поручение не будет «работать», его воспитательный эффект окажется ничтожным или даже вызовет у ребенка нежелание выполнять порученное. Принимая поручение, ребенок каждый раз берет на себя роль, соответствующую заданному содержанию действия, а через эти роли у детей формируется разнообразный опыт деятельности и общественных отношений. Поэтому любое поручение должно иметь понятный детям социальный смысл, т. е. им должно быть ясно, для кого, на пользу кому они его выполняют. Продолжительное выполнение детьми поручения требует от воспитателя организации ситуации «первичного успеха», чтобы у них закрепился положительный эмоциональный опыт выполнения ответственных дел.

Сюда же относится и такой эффективный воспитательный метод, как пример. Его действие основывается на естественном психологическом механизме подражания. Чем младше ребенок, тем менее осознанно и избирательно он подражает, для малыша это самый простой путь приспособления к жизни. По мере взросления ребенка взрослые начинают сознательно предъявлять ему положительные примеры с той целью, чтобы ребенок сам обратился к предлагаемому образу, захотел быть таким, иметь такие черты характера и так поступать. Пример-идеал направляет активность ребенка: те качества, которые ему нравятся в герое, он хочет иметь сам. Примером для осознанного подражания может оказаться сам воспитывающий взрослый, присутствующий рядом сверстник, художественный персонаж или реальная выдающаяся личность. Приходится пользоваться и отрицательными примерами, показывая на них детям последствия дурных поступков, но доля отрицательных примеров в воспитании должна быть многократно меньше, чем положительных.

Истинную, реальную жизнь для ребенка моделирует воспитательный метод ситуации свободного выбора. Для становления социального опыта ребенка чрезвычайно важно, чтобы он умел действовать не только по требованию и прямому указанию взрослого, в рамках его конкретного поручения, где все определено, не только ориентируясь на пример-образец, но и мог самостоятельно, мобилизовав свои знания, чувства, волю, привычки, ценностные ориентации, принять решение. В ситуации свободного выбора в личностном плане у ребенка происходят серьезные изменения. Выбирая решение, он должен мысленно просмотреть свой прошлый опыт, вспомнить, как раньше поступал в подобной ситуации и каковы были последствия. Одновременно он устремлен в будущее, прогнозируя: что будет, если я так поступлю? Принятие окончательного решения вызывает самое сильное эмоциональное переживание, так как ребенок, еще не осознавая этого, берет на себя ответственность за свой выбор. Воспитательное действие ситуации свободного выбора бывает порой настолько сильно и результативно, что надолго и устойчиво определяет направленность нравственной жизни ребенка.

2. Методы осмысления детьми своего социального опыта, мотивации деятельности и поведения. Это в основном вербальные методы: рассказ, лекция, беседа, дискуссия. С их помощью описываются события и явления, порой еще не встречавшиеся детям в жизни, формируются понятия, представления, собственное мнение и оценка происходящего. Рассказ – наиболее распространенный метод в работе с дошкольниками и младшими школьниками. Выглядит он как монолог воспитателя, строящийся по принципу повествования, описания или разъяснения. При этом важно не выводить нравоучение из рассказа прямо, а предоставить возможность детям самим дать оценку услышанному и сделать выводы.

Лекция также представляет собой монолог воспитателя, но существенно большего объема и на более высоком уровне теоретического обобщения. Она применяется в работе с подростками и старшеклассниками, а также в работе с родителями. В содержании лекции, как правило, выделяется несколько вопросов, последовательное рассмотрение которых составляет у слушателей представление о проблеме. При подготовке лекции информацию, взятую из книг и другой литературы, следует адаптировать для устной речи, так как письменные словесные конструкции плохо воспринимаются на слух. Для большей убедительности лекции лектору необходимо огласить и собственную точку зрения на обсуждаемый вопрос.

Беседа в отличие от описанных выше методов состоит в диалоге воспитателя с воспитанниками (или с одним из них). В беседе могут разъясняться нормы и правила поведения, формироваться представления о главных жизненных ценностях, вырабатываться собственные взгляды и суждения детей. Для беседы необходимо заранее выбрать тему настолько актуальную, чтобы у детей была собственная внутренняя потребность обсуждать ее. Зная тему за некоторое время до запланированной беседы, дети тоже актуализируют свой жизненный опыт, связанный с ней. Воспитатель должен постараться найти очень точные слова, выстроить логику беседы так, чтобы за короткое время детям удалось осмыслить некую область их социального опыта.

Дискуссия (диспут) предполагает спор, столкновение точек зрения, взглядов, мнений и оценок, отстаивание своих убеждений. Она требует глубокой специальной подготовки участников: выбирается очень острая тема, определяется авторитетный и эрудированный ведущий, разрабатываются вопросы, которые побуждали бы участников спорить. Сам спор и подготовка к нему забирают огромную интеллектуальную и эмоциональную энергию участников. Дискуссии необходимы, поскольку в них отстаивается собственное мнение.

3. Методы самоопределения личности ребенка. Личностно ориентированная педагогика выдвигает перед воспитателем задачу помочь ребенку стать субъектом собственной жизни. В возрасте 6–7 лет у ребенка начинает возникать потребность и формируется способность к рефлексии – знанию о себе, о своих психологических особенностях. Сами дети еще не владеют способами, помогающими разобраться в себе, и ждут в этом помощи воспитателя, который содействует им в осуществлении первых шагов на пути самопознания. На основе правильно организованного самопознания и понимания ребенком ближайшей цели в работе над собой можно уже использовать элементарные методы самовоспитания, доступные младшим школьникам, например «Шаг вперед»: на каждый день ребенок намечает себе какое-либо хорошее дело, полезное и нужное окружающим, а не только самому себе, и в конце дня подводит итог. При этом необходимо, чтобы окружающие взрослые подсказывали ему необходимые полезные дела, которые требовали бы проявления силы воли, характера. Этот метод позволяет выработать у ребенка важную привычку – заранее планировать свой день, искать время и место для каждого дела, формируя таким образом полезные навыки организации и культуры труда. Родственным «Шагу вперед», но более масштабным по времени воплощения методом является «Задание самому себе», когда с помощью взрослых школьник определяет свои дела на конкретный срок (неделю, месяц), которые помогут ему стать лучше, приобрести какое-то недостающее качество. Нужно помочь ребенку выбрать для этого регулярно повторяющееся дело и ежедневно фиксировать ход выполнения задания, а затем подвести итог в присутствии всех участников. Еще один вариант «Задания самому себе» – «Мой секрет», когда ребенок ставит перед собой цель выполнить какое-то дело, совершить поступок как бы «по секрету», не обсуждая его ни со взрослыми, ни с товарищами. Такое «секретное» задание себе можно записать и спрятать записку в укромном месте, а через определенный срок достать и выяснить, удалось ли добиться задуманного. Все эти методы постепенно переводят жизнь ребенка на рельсы самоуправления.

4. Методы стимулирования и коррекции действий и отношений детей в воспитательном процессе. Эти методы помогают детям совместно со взрослыми найти новые резервы своей деятельности, изменить линию поведения, поверить в свои силы и возможности, осознать ценность своей личности. Одним из наиболее действенных методов данной группы является соревнование. Оно часто помогает повысить активность детей в деятельности, которая уже стала для них привычной и начала надоедать. Ребенку всегда свойственно сравнивать свои результаты с результатами сверстников. Соревнование создает сильные эмоциональные стимулы, способно проявить совершенно неожиданные способности детей, которые в привычной обстановке раскрыть не удавалось, сплачивает детей, развивает дух коллективизма, укрепляет дружбу, но только при методически правильной организации.

К методам коррекции относятся также два извечных антипода в воспитании – поощрение и наказание. Поощрение призвано одобрять правильные действия и поступки детей, поддерживать у них стремление действовать именно так, самоутвердиться в правильной линии поведения. Психологический механизм воспитательного воздействия поощрения состоит в переживании ребенком радости, счастья, удовлетворения собой, сделанной работой. Поэтому конкретная форма поощрения не настолько важна, насколько важно произвести его вовремя, дать понять ребенку, что его усилия замечены и не напрасны. Тогда ребенок навсегда запомнит, за что его похвалили, и будет в дальнейшем придерживаться этой линии поведения. Наказание же призвано в первую очередь указать ребенку на его ошибку, помочь осознать ее, признать свою вину, исправить ошибку. Наказание должно заставить ребенка совершать внутреннюю работу по преодолению себя. Как и в случае с поощрением, важна не форма наказания сама по себе, а то, какие переживания оно вызвало у ребенка.

Рассмотренные методы воспитания не исчерпывают всего их многообразия, есть и много других методов воздействия на личность, но приведенные и проанализированные здесь классификации методов помогают разобраться в общих характеристиках их системы.

4.4. Институты воспитания

Институтами воспитания в педагогике и психологии называются те общественные организации и структуры, конкретные группы людей, в которых ребенок получает социальный опыт и которые призваны оказывать воспитательное воздействие на его личность. Для ребенка главными институтами его воспитания являются семья и школа, именно на них лежит наибольшая моральная и только на них – юридическая ответственность за личность воспитуемого, его поведение и поступки. Но фактически в современных условиях воспитание не ограничивается лишь семьей и школой. Их влияние нередко уравновешивается и даже «перевешивается» воздействиями других социальных институтов: внешкольных и внесемейных организаций (в том числе общественных, политических, религиозных), неформальных сообществ, средств массовой информации, культуры.

Семья как институт воспитания занимает совершенно особое положение в силу того, что ребенок находится в ней значительную часть своей жизни, является ее эмоциональным центром и то, что он получает от семьи, остается с ним на всю жизнь. Никто, кроме членов семьи: матери, отца, бабушки, дедушки, братьев, сестер, – не ставит ребенка в центр своей жизни, не дает ему столько эмоционального тепла и так не заботится о нем. Семья обеспечивает ребенка необходимым минимумом общения, без которого он не мог бы стать личностью, человеком в полном смысле слова. Однако потенциально семья может нанести и огромный вред развитию ребенка, поскольку ее воспитательное воздействие не выходит за рамки индивидуальных возможностей членов семьи, их собственного уровня развития, интеллектуальной и культурной подготовленности, условий жизни, а условия эти далеко не всегда благоприятны. Например, явление педагогической запущенности детей практически в 100 % случаев имеет свои корни именно в семье, взрослые члены которой не уделяли должного внимания развитию ребенка, и в результате он не получил от своего окружения той необходимой информации и того воспитательного воздействия, которое получают его сверстники в благополучных семьях.

Из всех человеческих отношений наиболее глубокими и прочными являются именно отношения между членами семьи. Они включают четыре основных вида отношений: 1) психофизиологические – отношения биологического родства и половые отношения; 2) психологические – личные отношения членов семьи между собой, зависящие от их личностных особенностей (открытости, доверия, взаимной заботы, моральной и эмоциональной поддержки); 3) социальные – распределение ролей в семье, материальные отношения, авторитет, руководство, подчинение; 4) культурные – обусловленные традициями и обычаями той культуры, внутри которой существует данная семья. Вся эта сложная система отношений оказывает влияние на семейное воспитание детей. Внутри каждого из видов отношений могут существовать как согласие, так и разногласия, которые положительно или отрицательно сказываются на воспитании.

В связи с особой воспитательной ролью семьи возникает вопрос о том, как сделать так, чтобы максимизировать положительные влияния семьи на воспитание ребенка и минимизировать отрицательные. Наиболее частыми причинами аномалий в воспитании детей являются систематические нарушения супругами этики внутрисемейных отношений, отсутствие взаимного доверия, внимания и заботы, уважения, психологической поддержки и защиты. Причины такого рода аномалий могут быть различны, но в основном сводятся к двум: это либо неоднозначность понимания супругами семейных ролей мужа и жены, завышенные требования друг к другу, либо несовместимость нравственных позиций, расхождение точек зрения на честь, мораль, совесть, долг, обязанности перед семьей, ответственность за семью. Для устранения отрицательного влияния этих факторов на воспитание детей супругам необходимо перейти на более зрелый уровень взаимоотношений: принимать супруга таким, какой он есть, со всеми достоинствами и недостатками, не ставить перед собой задачу обязательно переделать супруга на свой лад, искать и всевозможными способами укреплять сходство во взглядах и позициях, особенно по вопросам воспитания.

Для достижения воспитательных целей в семье родители прибегают к разнообразным средствам воздействия: поощряют и наказывают ребенка, стремятся стать для него образцом. В принципе, доказано, что поощрения как средства ускорения личностного развития ребенка более эффективны, чем запреты и наказания. Разумеется, наказания необходимы, но прибегать к ним следует лишь тогда, когда родители исчерпали все остальные способы изменения поведения ребенка. Если все же возникает нужда в наказании, то наиболее действенно оно будет в том случае, если последует непосредственно за заслуживающим его проступком и при этом ребенку разумно объяснят, почему его проступок заслуживает наказания. Установлено, что ребенок быстрее идет на компромисс, если понимает, почему он должен поступать так, а не иначе. Ребенок, которого наказывают часто и излишне сурово, отчуждается от родителей, начинает демонстрировать повышенную агрессивность. Наказание должно преследовать цель не унижения и подавления ребенка, а указания ему на его ошибку, осознания им этой ошибки, признания своей вины, стимулирования ребенка к личностной активности, к работе по преодолению себя. Ребенок не должен бояться наказания как такового: если у родителей нормальные, близкие, дружеские отношения с ним, наибольшим наказанием для него станет сам факт того, что он заставил их огорчаться и переживать.

Определенная специфика воспитания имеет место в семьях разного состава. Обычно с появлением второго ребенка внимание родителей сосредоточивается на нем в большей степени, а у старшего также появляются какие-то воспитательные обязанности (разумеется, посильные ему по возрасту) и возрастает доля ответственности. На младшего ребенка по-разному влияет участие братьев и сестер в его воспитании. Например, девочки, у которых есть старшие братья, во многих случаях имеют более выраженные черты характера, традиционно относимые к мужским, более честолюбивы и агрессивны, чем девочки, в воспитании которых участвовали только старшие сестры. При этом роль старших братьев и сестер при формировании полоролевых представлений у младших детей различна. Более выраженная зависимость в данном случае наблюдается у мальчиков: влияние на них старших братьев сказывается на формировании чисто мужских черт и интересов сильнее, чем влияние старших сестер на формировании женских интересов и черт у девочек. Еще один немаловажный фактор семейного воспитания детей – участие в этом процессе прародительских поколений (бабушек, дедушек, прабабушек, прадедушек). Они продолжают оказывать определенное влияние на своих детей – родителей ребенка, делятся с ними своим воспитательным опытом, обогащают и разнообразят эмоциональную жизнь ребенка.

Специфические условия воспитания складываются в так называемых неполных семьях, где отсутствует один из родителей, в подавляющем большинстве случаев – отец. Отсутствие отца по-разному сказывается на воспитании мальчиков и девочек. Если мать одна воспитывает сына и никто из мужчин не присутствует в его жизни постоянно, у него перед глазами нет примера мужского поведения, объекта для подражания, и поэтому повышается риск формирования женоподобных черт в его психике и поведении. Дочь, которая растет в неполной семье, не видит примера построения женщиной прочных, долговременных и доверительных отношений с мужчинами, что может повлечь за собой дальнейшие затруднения в создании и сохранении ее собственной семьи.

Школа как институт воспитания оказывается действенной в силу того, что в ней развивающийся ребенок в возрасте от 6–7 до 16–17 лет проводит значительную часть своего времени и там воспитательное воздействие на него оказывают сразу много людей разного по отношению к нему статуса – учителя и сверстники. Каждый новый человек, с которым ребенок встречается в школе, несет в себе что-то новое для него, и в этом смысле школа предоставляет широкие возможности для оказания разнообразных воспитательных воздействия на детей. В школе воспитание осуществляется и через учебные предметы. Например, естественнонаучный цикл учебных дисциплин способствует формированию целостной картины мира, общего мировоззрения так же, как и гуманитарные предметы. Литература, история, обществознание преподносят детям живые примеры человеческого поведения, взаимодействия, дают пищу для размышлений над мотивами и последствиями различных человеческих поступков. Кроме того, воспитание в школе реализуется через специальные мероприятия: классные часы, внеклассные формы работы, экскурсии и т. п.

Официально воспитательные функции в школе возлагаются на классных руководителей, поэтому им необходимо знать индивидуальные особенности учащихся вверенного им класса, особенности класса как коллектива в развитии, особенности семейного воспитания каждого ученика. Воспитательная работа классного руководителя включает организацию внеурочной деятельности детей, работу с учителями-предметниками, индивидуальную работу с каждым учащимся и с коллективом в целом. В его задачи входят формирование позитивных взаимоотношений между детьми, учеников с учителями, просвещение учеников в области установления положительных взаимоотношений с людьми.

Официальные обязанности классного руководителя заключаются в следующем:

› организации в данном классе учебно-воспитательного процесса, оптимального для развития положительного потенциала личности учащихся в рамках деятельности общешкольного коллектива;

› оказании помощи ученику в решении острых проблем (предпочтительно лично, можно с участием психолога);

› установлении контактов с родителями и оказании им помощи в воспитании детей (лично, через психолога, социального педагога).

В школе процесс воспитания осуществляется в неразрывной связи с обучением. Можно выделить по меньшей мере четыре типа взаимосвязи обучения и воспитания:

1) воспитание, неотрывное от обучения, в процессе которого оно осуществляется (через содержание, формы, методы, средства обучения);

2) воспитание в рамках образовательного процесса в определенном учреждении вне обучения, но параллельно ему в соответствии с его задачами (кружки, общественная работа, трудовое воспитание), подкрепляя его эффект;

3) воспитание вне образовательного процесса, но в соответствии с его целями и ценностями (семьей, общественными и религиозными организациями);

4) воспитание вне образовательного процесса и каких-либо учреждений (в неформальных компаниях, клубах), сопровождающееся стихийным обучением и научением.

У школьного воспитания есть и слабые стороны. В первую очередь это обезличенность и невысокие возможности индивидуального подхода. Для педагогов в отличие от членов семьи все дети находятся в равном положении, всем им уделяется (или не уделяется) примерно равное внимание. Данный недостаток корректируется хорошо продуманным сочетанием и взаимодополнением семейного и школьного воспитания.

В школе, а также вне ее существует самостоятельный институт воспитания – коллектив сверстников. Тезис о том, что полноценное развитие личности возможно только в коллективе и через коллектив, в отечественной педагогике и психологии долгое время был догмой. Начиная с трудов выдающегося советского педагога А. С. Макаренко утверждалось, что сначала непременно нужно создать воспитательный коллектив, а потом уже через него воспитывать каждую отдельную личность. На практике А. С. Макаренко действительно доказал, что развитый детский коллектив играет важную роль в перевоспитании личности ребенка-правонарушителя, имеющего явные отклонения в психологии и поведении и значительно отстающего от нормальных, воспитанных детей. Но в 1930-1950-е гг. макаренковская практика коллективистского воспитания, оправдавшая себя в детских колониях, без особых изменений была перенесена на нормальную школу и стала применяться к обычным детям, превратившись во всеобщую, «единственно правильную» и универсальную теорию и практику воспитания. По сложившейся с тех пор традиции значение коллектива в воспитании личности долгие годы возводили в абсолют.

Роль коллектива на самом деле во многом положительна: у ребенка появляется много возможностей проявления своих личностных качеств и установления позитивных взаимоотношений, поскольку в коллективе сверстников все дети находятся в равном положении и при общении могут принимать на себя разные социальные роли. Коллектив дает детям возможность воплощать на практике формирующиеся у них социальные установки и моральные нормы взаимоотношений с другими людьми. Формируется психологическая общность каждого ребенка с другими членами коллектива, возникает чувство «мы», групповой патриотизм, складываются общие ценности, усиливаются эмоциональные привязанности, появляется чувство персональной ответственности за товарищей и коллектив в целом.

Однако каждый конкретный коллектив в своем существовании потенциально способен обнаружить больше недостатков, чем достоинств. Во-первых, на практике может оказаться, что отдельная личность вовсе не нуждается в воспитательных воздействиях коллектива, в который реально входит, поскольку намного превосходит его и по уровню развития стоит выше большинства его членов. В таком случае коллектив может признать этого своего члена в качестве лидера, но нередко случается, что, напротив, коллектив подавляет особо одаренную личность, невольно препятствуя ее развитию, не принимая и даже агрессивно отвергая ее из-за непонимания и зависти. Например, многие отличники в школе, превосходящие по уровню развития большинство товарищей по классу, заслуживают презрительную кличку «ботаник», и к ним относятся даже хуже, чем к явным лентяям и нарушителям дисциплины. Во-вторых, практика показывает, что среди реально существующих коллективов высокоразвитых детских коллективов очень мало. Но в любом случае коллектив унифицирует личности своим влиянием, одинаково действует на всех составляющих его индивидов, предъявляя к ним единые требования. Это приводит к социально-психологическому явлению деиндивидуализации, или обезличивания. И если члены коллектива сохраняют свои отличия друг от друга, то это происходит не благодаря, а скорее, вопреки влиянию на них коллектива. Явление деиндивидуализации наблюдается и в слаборазвитом коллективе, который способен повлиять на личность не только положительно, но и отрицательно. Поэтому нельзя, как это провозглашалось ранее, всегда и безусловно ставить интересы коллектива выше интересов отдельной личности. В отношениях между ними должно сохраняться равноправие: не только отдельная личность должна иметь определенные обязанности и ответственность перед коллективом, но и коллектив должен иметь четкие обязанности перед каждой входящей в него личностью. Не только коллектив имеет право требовать что-то от своего члена, но и каждый его член вправе предъявлять требования коллективу. За каждой личностью должно быть оставлено право покидать чем-то не устраивающий ее коллектив. Кроме того, необходимо отказаться от безусловного принятия принципа, что вне реального коллектива полноценная личность сформироваться не может.

Широкое и разнообразное воспитательное воздействие осуществляется также через средства массовой информации. Преимущество СМИ как средств воспитательного воздействия состоит в том, что в качестве источника воспитательных влияний ими могут использоваться лучшие образцы и достижения педагогики и культуры, которые можно тиражировать в необходимом количестве и повторно воспроизводить столько раз, сколько потребуется. Готовя литературу для детей, фильмы, радио– и телепередачи, можно заранее тщательно обдумать их содержание, взвесить и оценить возможное воспитательное воздействие. Этими средствами с должным эффектом может воспользоваться любой педагог независимо от собственной индивидуальности, жизненного и профессионального опыта. Однако у этого института воспитания есть и недостатки: во-первых, его влияния рассчитаны в основном на среднюю личность и могут не дойти до каждого ребенка, во-вторых, само содержание информации не поддается контролю со стороны педагогов и поэтому может оказывать на детей не только полезное, но и вредное и даже опасное влияние.

Литература и искусство в отдельности выступают как источники нравственного, эстетического, социального и экономического воспитания, рассчитанного на углубление понимания основных жизненных нравственных категорий добра и зла и формирование более глубокого понимания различных процессов, происходящих в обществе. Они же являются одним из главных источников формирования общей культуры человека.

Наконец личность воспитывается через многочисленные личные контакты, официальные и неофициальные отношения. Более всего сказываются на воспитании ребенка его встречи и контакты с разными людьми в разных социальных группах. Такие группы, несущие в себе воспитательное влияние на личность, но реальным членом которых данная личность не является, называются по отношению к ней референтными. Личность разделяет установки и ценности, принятые в референтной группе, руководствуется нормами поведения, установленными в ней, но не входит в нее реально, а только ориентируется на нее.

4.5. Воспитание в дошкольном детстве

Воспитание как влияние на формирование личностных качеств фактически идет с первых месяцев жизни ребенка, хотя черты личности как таковые в этом возрасте внешне еще не заметны. Бедность психологических и поведенческих реакций младенца иногда создает иллюзию того, что в этом возрасте с ребенком ничего существенного не происходит. Однако это не так: каждое психическое свойство, прежде чем проявиться во внешнем поведении, проходит через латентный период своего развития. Вначале накапливаются внутренние изменения, и это накопление должно достигнуть определенной стадии, чтобы перейти во внешние проявления. Известно, что в разных странах и регионах, у разных народов практика обращения с младенцами существенно различается. Эти различия касаются питания, физического ухода, эмоционального взаимодействия и многого др. Но при любом варианте обусловленного обычаями физического ухода за младенцами у любого народа, в любой стране и регионе из них вырастают люди с различными личностными качествами. Следовательно, значимой для воспитания, по-видимому, является не сама по себе эта практика, а социальные установки родителей, их личное отношение к воспитанию детей и их общение с ними.

Воспитание действительно начинается с общения. Характер отношений матери с ребенком в первые месяцы жизни во многом определяет его последующее личностное развитие. Ребенку передаются от матери многие личностные свойства, но происходит это не по механизму биологической наследственности, а через проявление матерью данных качеств как в рамках общения с ребенком, так и вне его. Уже на втором полугодии жизни у младенца начинает проявляться особое качество личности, сохраняющееся в течение всей последующей жизни, – привязанность к людям. Младенец довольно рано начинает демонстрировать свои симпатии и предпочтения. Человек, ставший объектом наиболее сильной младенческой привязанности, способен оказать на него более сильное воспитательное влияние: в его присутствии ребенок более спокоен, реже испытывает страх, ведет себя более активно. Дети психологически сильнее привязываются к тем людям, которые эмоционально положительно реагируют на них. В обращении с младенцем важно соблюдать «золотое правило»: все делать вовремя, не запаздывая и не забегая вперед, и никогда не делать за ребенка то, что он уже в состоянии сделать сам.

В раннем детстве (период от 1 года до 3 лет) у ребенка впервые проявляются внешне определенные личностные особенности. Зарождается самосознание: к двум годам ребенок уже узнает себя в зеркале и на фотографиях. К годовалому возрасту по его поведению видно, что он выделяет свое имя среди произносимых окружающими взрослыми слов и реагирует на него, а по мере овладения речью сам начинает называть себя – вначале по имени, так, как его называют окружающие, а к трем годам все дети уже активно употребляют местоимение «я». Это показатель осознания себя как отдельного индивида. В этом возрасте уже появляется первая самооценка, пока еще не дифференцированная и носящая безусловно положительный характер: «Я хороший». Такое оценивание себя становится базой для дальнейшего формирования у ребенка потребности в достижении успехов. Но в принципе ребенок раннего возраста оценивает себя так, как его оценивают взрослые: при осознании соответствия своего поведения требованиям взрослых он радуется, а осознавая несоответствие, огорчается. Следовательно, именно взрослый в этот период формирует самооценку ребенка. Родителям особенно важно следить за тем, чтобы оценки, даваемые ими детям, были правильными, соответствовали действительности и отражали реальные возможности ребенка. В соответствии с их оценками у ребенка складывается не только самооценка, но и уровень притязаний, отражающийся в степени сложности задач, за которые он берется, рассчитывая добиться успеха. Нормальный уровень притязаний обычно имеют дети, которые не испытывали частых неудач, воспитываются в атмосфере доброжелательности и терпимости. У излишне опекаемых детей, лишенных поведенческой свободы и независимости, уровень притязаний зачастую занижен. Ребенок, выросший в атмосфере строгости, воспитываемый исключительно путем чередования поощрений и наказаний, может иметь умеренно высокий уровень притязаний. Наконец ребенок, рано испытавший множество удач, капризный, нередко обладает завышенным уровнем притязаний.

Чем выше уровень притязаний, тем раньше у ребенка появляется потребность в самостоятельности, тем чаще можно услышать от него заявление «Я сам!». Неразрывно с самостоятельностью у него складывается мотив достижения успеха. Если практика воспитания такова, что взрослые обращают особое внимание на успехи ребенка и по возможности не реагируют на его неудачи, то у ребенка формируется и закрепляется именно потребность в достижении успехов. Тогда он с удовольствием берется за новое дело, непременно старается сделать его хорошо и заслужить похвалу. Если же взрослый в процессе воспитания игнорирует успехи ребенка и часто наказывает его за неудачи, то у ребенка складывается противоположный мотив – избегания неудач. Такой ребенок берется качественно выполнить те или иные задания лишь под угрозой страха наказания за невыполнение, и хотя в результате он может добиться успеха, но сам внутренне не стремится к этому. Успех стимулируется поощрением, вызывает положительные эмоции, и, стремясь еще раз пережить их, ребенок вновь старается добиться успеха. Таков циклический психологический механизм действия поощрений.

Переживание успехов и неудач и реакции на них взрослых является психологической основой воспитания дисциплины, а также физического и гигиенического воспитания в ранние годы. Дисциплина предполагает способность ребенка управлять своими желаниями, подчинять сиюминутные побуждения заданным требованиям, достижению более серьезных, значимых и отдаленных целей. Дисциплина основывается на трех способностях, формирующихся у ребенка в течение раннего детства: произвольной саморегуляции поведения, осознании относительной значимости мотивов и целей и их сознательном соподчинении. Произвольная саморегуляция связана со способностью ребенка владеть словом, с помощью которого он учится управлять своими познавательными процессами, а затем и поведением. Но вначале ребенок научается использовать слова для оказания воздействия на поведение других людей и постепенно переходит от этого к воздействию на собственное поведение. К концу раннего детства уже можно добиться хотя бы некоторой степени произвольности в регуляции собственного восприятия и памяти в пределах возрастных возможностей ребенка.

Физическое воспитание в раннем возрасте необходимо не только для укрепления здоровья, силы и выносливости детей, но и для их интеллектуального развития. Дело в том, что разнообразные произвольные и автоматизированные движения, осваиваемые ребенком в процессе физического воспитания, являются составляющей самых разных способностей, которые не могут развиваться без тонких и точных движений. Это касается технических, творческих, художественно-изобразительных, музыкальных способностей и многих других. Кроме того, совершенствование движений предполагает выработку умения произвольно ими управлять.

Раннее детство является сенситивным периодом для формирования у детей элементарных гигиенических навыков – пользования горшком, умывания, чистки зубов и т. п. Выработка этих навыков также дисциплинирует ребенка, способствует формированию у него ряда других полезных качеств, в частности аккуратности, которая затем переносится на другие виды деятельности.

После достижения ребенком 3-летнего возраста и преодоления соответствующего возрастного кризиса его воспитание идет по трем основным линиям: 1) укрепления эмоциональной саморегуляции; 2) нравственного воспитания; 3) дальнейшего формирования деловых качеств личности. Эмоциональные процессы дошкольника становятся более устойчивыми, но они по-прежнему насыщенны и интенсивны. На основе усвоения опыта реакции взрослых на свои действия дошкольник уже становится способен к эмоциональному предвидению их последствий, может оценить, заслуживает ли то, что он сделал, поощрения или наказания, и ожидать этого с соответствующими эмоциями. Внешние проявления эмоций становятся менее бурными по сравнению с ранним детством. Появляются новые эмоции, выражающие сопереживание другому человеку. На этой основе начинается нравственное воспитание.

Дошкольник начинает усваивать моральные и этические нормы вначале через подражание. При этом взрослым приходится объяснять ему, что можно делать и чего нельзя, что значит поступать хорошо и что – плохо, поскольку ребенок еще не обладает нравственной избирательностью и с одинаковой вероятностью подражает хорошим и плохим образцам поведения. Только через какое-то время ребенок переходит от чисто внешнего подражания к появлению внутренней потребности соблюдения нравственных норм – когда у него накапливается собственный практический опыт следования этим нормам и он видит, что соблюдение их окружающими его детьми и взрослыми приводит к положительному результату, а именно укреплению межличностных взаимоотношений, установлению контакта, поощрению со стороны взрослого, повышению статуса в группе сверстников. Разумеется, если взрослые не заботятся о нравственном воспитании ребенка, он не усвоит ни моральных норм, ни правил поведения. Степень их усвоения дошкольником полностью зависит от того, какие усилия приложат к этому взрослые. Важно отметить, что наряду со словесными объяснениями взрослых огромную роль играет и тот пример, который они подают ребенку собственным поведением.

Усвоив нравственные правила и нормы, дошкольники начинают следить за тем, соблюдают ли их окружающие, прежде всего сверстники. Взгляд на взрослых у детей в этом возрасте еще не настолько критический, поскольку для дошкольников позиция взрослого кажется очевидной: они еще не умеют отделять слова от поступков, поэтому, если взрослый предписывает им нормы поведения, для них это само собой означает, что он в любом случае прав. Дошкольники часто ябедничают друг на друга, информируя взрослых о несоблюдении норм и правил поведения своими товарищами. Руководствуются они при этом вовсе не желанием, чтобы товарища наказали. Для них действие по информированию взрослого о нарушении правил другим ребенком представляет собой всего лишь демонстрацию собственного знания этих норм и правил и желания лишний раз убедиться в правильности своих представлений. При этом их еще не очень заботит, что же постигнет товарища, проступок которого обнаружится: все перевешивает желание заслужить похвалу и одобрение взрослого.

Из стремления к признанию и одобрению со стороны окружающих взрослых вырастают деловые качества личности ребенка: потребность в достижении успехов, целеустремленность, чувство уверенности в себе, самостоятельность и многие др. С этим стремлением связано становление и таких важных качеств личности, как ответственность и чувство долга. Мотив достижения успехов, в свою очередь, перерастает в стремление к самоутверждению. В сюжетно-ролевых играх детей оно реализуется в том, что ребенок стремится взять на себя главную роль, руководить другими, не боится вступить в соревнование и стремится одержать в нем победу. Дошкольники начинают сознательно придавать большое значение оценкам, даваемым им взрослыми, и не просто ждут этих оценок, а активно их добиваются, стремясь получить похвалу. Это свидетельствует о том, что ребенок уже вступил в период развития, сенситивный для формирования жизненно полезных личностных свойств, которые в будущем должны обеспечить успешность его учебной, трудовой и других видов деятельности.

Уже в раннем возрасте у детей можно наблюдать различные реакции на успех и неудачу, очевидным образом связанные с самооценкой. Результаты своей деятельности ребенок воспринимает как зависящие от его способностей. В три года у большинства детей уже имеется простейшее представление о собственных возможностях. Однако в этом возрасте детям еще недоступно установление причинно-следственных отношений между их способностями и прилагаемыми усилиями. В четыре года ребенок уже оценивает свои возможности более реалистично, представления о них определяются путем сравнения результатов своей деятельности с результатами деятельности других людей. Шкала для такого сравнения задается информацией об успехах и неудачах при решении задач различной степени сложности и информацией об устойчивости успехов. Далее в процессе индивидуального развития у ребенка формируется представление о прилагаемых усилиях (было ли ему «легко» или «трудно»), вслед за которым возникает и конкретизируется представление о способностях, но способность как понятие и причина собственных успехов и неудач осознается ребенком примерно с шести лет.

Выше уже упоминалось, что к 3-летнему возрасту у ребенка обычно имеется относительно стабильный уровень притязаний, но он еще далеко не адекватен, как правило, завышен и даже к 5–6 годам сам по себе ближе к реальности не становится. Необходимым условием для формирования адекватного уровня притязаний (в силу того, что оценки ребенка исходят из оценок взрослого и повторяют их) является регулярное получение ребенком информации от взрослого о своих успехах и неудачах, о том, каких именно результатов он достиг при решении задач, и если родители постоянно заботятся об этом, то уже в 4–4,5 года дети начинают проявлять разумную осторожность при выборе задач.

Способность к самосознанию у дошкольника выходит за пределы настоящего времени и касается оценки как прошлого, так и будущего. Дошкольники часто задают вопросы типа: «Каким я был, когда был маленьким?» или: «Каким я буду, когда вырасту?» Ответы взрослых на эти вопросы заключают в себе мощное воспитательное влияние, способное заставить ребенка стремиться стать человеком с определенными ценными качествами: сильным, добрым, смелым, умным и т. п.

4.6. Воспитание младшего школьника

Младший школьник, обретающий в этом возрасте рефлексию и способность планировать свою деятельность, воспитывается уже не только через разговоры и примеры со стороны взрослых, но и в рамках разных видов собственной активности, которая становится систематической, предметной и целенаправленной. Основные виды деятельности, оказывающие воспитательное влияние на младших школьников, – учение, игра, общение и труд.

Учение является мощным средством воспитания в силу того, что оно предполагает общение и взаимодействие ребенка с учителем и товарищами, личности которых оказывают воздействие на личность ученика. Следовательно, в учебной деятельности происходит не только научение, но и воспитание. В процессе учения приобретаются не только знания, умения и навыки, но и происходят формирование и закрепление определенных качеств личности, склонностей, способностей, интересов, потребностей, черт характера.

В начальный период учения основное содержание воспитательной работы связано с формированием у ребенка потребности в знаниях, познавательных интересов, желания познать истину, стремления к непрерывному самообразованию и саморазвитию. Фундамент этих качеств закладывается еще до школы на основе естественной любознательности детей, которую надо всячески поддерживать и развивать. Необходимо обстоятельно, доступно и честно отвечать на вопросы, интересующие ребенка, и учить его самому находить на них ответы. В течение младшего школьного возраста учебная мотивация образует единство двух базовых потребностей: потребности в знаниях и потребности в достижении успехов. Школьники начинают осознавать жизненное значение этих потребностей и динамику их функционирования. В частности, они начинают различать способности и прилагаемые усилия и понимать, что их успехи больше зависят от старания.

Собственно успехи школьников оценивает прежде всего учитель, и именно его точка зрения является определяющим фактором осознания детьми младшего школьного возраста своих личностных качеств. Школьники 3-4-го классов способны различать, когда оценки заслужены и когда они не соответствуют реальным успехам. Установлено, например, что чем легче задача, за успешное решение которой ученик удостаивается похвалы учителя, тем с большим основанием он считает, что учитель низко оценивает его способности. И наоборот, чем труднее задача, неудача в решении которой вызовет порицание учителя, тем скорее учащийся сделает вывод о высокой оценке педагогом его способностей. Иными словами, ученик понимает, что дефицит способностей может быть компенсирован стараниями и что при наличии высокоразвитых способностей можно приложить не очень много усилий. Следующим шагом в понимании сущности усилий и способностей является вывод ученика о том, что оценивать и хвалить людей надо не столько за способности, сколько за прилагаемые усилия. Осознание этого факта становится сильным стимулом для самосовершенствования и мощной мотивационной основой самовоспитания.

Если неудача приписывается тому факту, что учащийся не приложил необходимых усилий к решению задачи, она вызывает существенно меньшее огорчение, поскольку не заставляет ребенка сомневаться в своих способностях. Это характерно для тех детей, у которых доминирует именно мотивация достижения успехов. В частности, исследования показали, что удовлетворенность успехами у таких детей тем больше, чем больше усилий они приложили для их достижения.

Правильное воспитание стремления к достижению успеха зависит от стиля общения детей с воспитывающими их взрослыми (как родителями, так и учителями), от характера их взаимоотношений, складывающихся в ситуациях, где возможно достижение успеха в какой-то деятельности. Было показано, что мотивация избегания неудач чаще формируется у детей, чьи родители отличаются следующими особенностями: во-первых, их больше волнует, соответствует ли их ребенок социальным нормам, не хуже ли его успехи по сравнению с успехами сверстников, нежели прогресс ребенка относительно самого себя и соответствие достигаемых им результатов прилагаемым усилиям. Во-вторых, родители таких детей меньше считаются с их желаниями, устанавливают за ними жесткий контроль, реже побуждают детей к самостоятельной работе, оказывают им помощь не в форме советов, а путем вмешательства в их деятельность и навязывания своего мнения. В-третьих, эти родители часто жалуются на отсутствие у детей способностей, упрекают их за недостаточное старание, а достигнутые успехи объясняют в основном легкостью выполняемых заданий, очень редко хвалят своих детей за достижения, а их неудачами часто недовольны.

Игра у младших школьников также служит средством формирования и развития многих полезных личностных качеств, которые пока не могут складываться у них в более «серьезных» видах деятельности. В этом отношении игру младших школьников можно считать подготовительным этапом развития и переходным моментом к включению ребенка в более эффективные с воспитательной точки зрения виды деятельности – учение, общение и труд. Игра для младших школьников, как и для дошкольников, служит средством удовлетворения разнообразных потребностей ребенка и развития его мотивационной сферы. В игре появляются и закрепляются новые интересы, новые мотивы деятельности ребенка.

Переход от игровой деятельности к трудовой в этом возрасте трудно различим, так как один вид деятельности может незаметно перейти в другой, например игра-конструирование – в создание реальных полезных предметов, т. е. в труд. Если воспитатель замечает, что в учении, общении или труде у ребенка не проявляются требуемые полезные качества личности, в первую очередь нужно позаботиться об организации таких игр, где соответствующие качества могли бы проявиться и развиться. Так, лидерские и организаторские качества ребенок начинает проявлять прежде всего в коллективных сюжетно-ролевых играх, добиваясь получения более значимых и насыщенных действиями ролей. Если этого не происходит, то начинать формирование у него этих качеств в более зрелых видах деятельности очень трудно. И напротив, если ребенок обнаруживает в учении, общении и труде важные качества личности, то их обязательно нужно задействовать в играх, создавая новые, более сложные игровые ситуации, продвигающие его развитие вперед.

Сами игры младших школьников по сравнению с играми дошкольников приобретают более совершенные формы, превращаются в развивающие. Их содержание обогащается за счет приобретаемого детьми индивидуального опыта. В играх все больше используются приобретаемые школьниками знания, особенно из области естественных наук и занятий трудом в школе. И индивидуальные, и групповые игры все более интеллектуализируются. В этом возрасте важно, чтобы ребенок был обеспечен достаточным количеством развивающих игр в школе и дома и имел время для занятий ими. Элементы игры вносятся и в учение, особенно в первом классе.

Общение младших школьников также выходит на новый уровень по сравнению с дошкольным детством и несет в себе мощный воспитательный потенциал. С поступлением ребенка в школу отношения с окружающими людьми существенным образом меняются. Прежде всего значительно увеличивается время, отводимое на общение: школьник большую часть дня проводит в контакте с другими людьми. Изменяется содержание общения, в него включаются темы, не связанные с игрой, выделяется особое деловое общение как со взрослыми, так и со сверстниками. В первых классах школы дети больше общаются с учителем, проявляют к нему больший интерес, чем к сверстникам, так как авторитет учителя является для них высшим. Но к концу начальной школы авторитет и значимость фигуры учителя уже не столь непререкаемы, у детей растет интерес к общению со сверстниками, который далее, в подростковом и старшем школьном возрасте, усиливается. Наряду с этими внешними изменениями характера общения оно перестраивается и внутренне, меняются его темы и мотивы. Если в первом-втором классах предпочтение детей при выборе среди своих товарищей партнеров по общению определялось в основном оценками учителя, то к третьему-четвертому классам ученики уже способны самостоятельно оценить личностные качества и формы поведения партнеров по общению.

Появление у ребенка оценок, не зависящих от мнения учителя, означает, что у него складывается своя внутренняя позиция – осознанное отношение к себе, к окружающим людям, событиям и делам. Факт становления такой позиции внутренне проявляется в том, что в сознании ребенка выделяется достаточно устойчивая система нравственных норм, которым он старается следовать всегда и везде независимо от складывающихся обстоятельств и точки зрения на это окружающих взрослых. Швейцарский психолог Ж. Пиаже установил, что в течение младшего школьного возраста дети благодаря постоянному широкому общению переходят в своих представлениях о нравственности от нравственного реализма к нравственному релятивизму.

Нравственный реализм в понимании Ж. Пиаже – это твердое и категоричное понимание добра и зла, разделяющее все существующее только на две категории – хорошее и плохое – и не усматривающее полутонов в нравственных оценках. Такая точка зрения отражается в первую очередь в тех образцах литературы, кинематографа и прочих видов искусства, на которых воспитывается ребенок-дошкольник: в детских сказках, фильмах, книгах практически все персонажи четко делятся на положительных и отрицательных, причем отрицательные герои почти не имеют привлекательных черт ни во внешности, ни в поведении, если только не притворяются положительными. Все поступки главного положительного героя обычно не вызывают осуждения, и, даже если они входят в противоречие с общепринятыми нравственными нормами, это объясняется чаще всего просто их незнанием. В реальной жизни такого однозначного деления на добро и зло, положительное и отрицательное провести невозможно.

К концу младшего школьного возраста у ребенка впервые проявляется нравственный релятивизм, основанный на убеждении в том, что каждый имеет право на справедливое и уважительное отношение к себе, у каждого есть достоинства и недостатки, причем одно и то же качество может в конкретных ситуациях оказаться как тем, так и другим, и в каждом поступке человека можно увидеть нравственно оправданное и осуждаемое. Этот подход сказывается и в том, какую литературу теперь предпочитают дети: их больше интересуют произведения, в которых герои идут по пути самовоспитания и самосовершенствования, совершают внутреннюю работу. Различия между позициями детей, находящихся на уровне нравственного реализма и нравственного релятивизма, представлены в табл. 3.

Таблица 3

Труд для младших школьников по сравнению с дошкольным периодом переходит на качественно новый уровень. Какие-то элементарные, но постоянные обязанности по дому ребенок должен иметь уже с 4–5 лет. В домашнем труде воспитываются аккуратность, ответственность, трудолюбие и многие другие полезные качества. Он нужен не только для того, чтобы ребенок помогал родителям по дому, но и для успешного учения. Основные виды труда, которые воспитывают и развивают ребенка как личность, – это оборудование и уборка дома, ведение домашнего хозяйства, участие вместе с родителями в решении финансовых вопросов, в приготовлении пищи, уход за растениями и животными и т. п. В сельской местности это еще и сельскохозяйственные работы. Уход за собственным жильем развивает у ребенка чувство хозяина, формирует у него организованность, совершенствует его практическое мышление. У каждого ребенка в доме должно быть собственное место для учебных занятий, игр и отдыха, в оборудовании которого ему необходимо непосредственно участвовать.

Инициатива в организации всех этих действий вначале принадлежит взрослым, но по мере взросления ребенка должна переходить к нему самому. Младшие школьники могут выполнять свои трудовые обязанности вполне самостоятельно, только в случаях крайней необходимости обращаясь за помощью к взрослым. Это необходимое условие для развития у детей самостоятельности и трудолюбия, сенситивным периодом для чего и является младший школьный возраст. Трудолюбие возникает как следствие систематически повторяющихся успехов при приложении достаточных усилий и получении ребенком поощрения за это, особенно тогда, когда он проявил настойчивость в достижении своей цели. Для развития трудолюбия благоприятной предпосылкой является еще и то, что учебная деятельность вначале представляет для младших школьников ощутимые трудности, которые приходится преодолевать. Поэтому взрослому необходимо использовать хорошо продуманную систему поощрений ребенка за успехи и больше поощрять те достижения, которые оказались для ребенка трудными и больше зависели от приложенных им усилий, чем от способностей. Необходимо также, чтобы ребенок получал удовлетворение от труда, чтобы труд удовлетворял важные для него потребности.

Самостоятельность у младшего школьника воспитывается лишь при том условии, что ребенку поручают самостоятельно выполнять какие-то важные дела и при этом доверяют ему. Необходимо приветствовать всякое проявление ребенком самостоятельности в делах независимо от того, достиг ли он фактического успеха при их выполнении. Наиболее широкие возможности для формирования самостоятельности предоставляют виды труда, связанные с самообслуживанием: приготовление пищи, ремонт одежды, изготовление и ремонт предметов домашнего обихода и личного пользования. Кроме того, участие детей в уборке жилища развивает у них аккуратность и чистоплотность. Это не просто базовые психогигиенические навыки, но и основа экологического воспитания, формирования бережного отношения к природе.

4.7. Воспитание подростков и юношей

С наступлением подросткового возраста коренным образом меняется образ жизни ребенка: б?льшую часть времени он начинает проводить вне семьи – в школе, на улице, в общении со сверстниками или другими взрослыми людьми за пределами своего местожительства. Даже в моменты физического пребывания дома психологически подросток большей частью находится вне его, размышляя о школьных и других внесемейных делах.

Психологический выход за пределы семьи обычно сопровождается усилением воспитательной роли общения со сверстниками и взрослыми, средств массовой информации и культуры. Учение как таковое отходит на второй план, а главная психологическая активность подростка направлена на формирование личности.

Школа является для подростка переходным звеном на пути отдаления от семьи и самостоятельного выхода в мир. С одной стороны, она еще чем-то напоминает семью: в школе сохраняется отношение к подросткам как к детям, взрослые находятся в позиции воспитателей и предъявляют соответствующие требования. Более равноправными отношения учеников с учителями становятся только при переходе в старшие классы. Взрослые, с которыми подростки вступают в общение, – руководители кружков, спортивные тренеры и прочие – это уже чужие люди, и отношения с ними строятся в основном как деловые и официальные.

Школа формирует у юношей и девушек определенные качества, необходимые для перехода к самостоятельной жизни. В первую очередь воспитываются качества, связанные с самообслуживанием, устройством собственной жизни во всех смыслах. Молодые люди, оканчивающие школу, должны уметь самостоятельно находить работу или устраиваться на учебу, нанимать и оборудовать жилье, обеспечивать себя питанием и одеждой, решать другие деловые и личные проблемы, связанные с устройством жизни, которые достаточно легко решает социально адаптированный взрослый человек.

Для самостоятельной жизни необходимы также качества, касающиеся ориентации в социальной, политической, экономической и культурной жизни общества. У каждого выпускника школы должны сложиться убеждения, мировоззрение, система социальных установок, определяющих его отношение к миру, к людям, к самому себе. Однако практика показывает, что устойчивое мировоззрение в старших классах школы еще только начинает формироваться и не до конца складывается даже в течение всего периода юности. Именно поэтому молодежь оказывается основной группой риска при вовлечении в криминогенную деятельность и экстремистские организации, привлекающие внешней атрибутикой, за которой стоят подавляющие самостоятельную личность идеи.

Отсюда вытекает задача воспитания еще одной группы личностных качеств – нравственной основы личности и ее культуры. К окончанию школы у молодых людей должно быть сформировано нравственное мировоззрение, они должны утвердиться в своих представлениях о том, что считают для себя допустимым, а что – нет. В принципе, усложняющаяся по мере взросления школьника жизнь сама все чаще заставляет его делать собственный нравственный выбор ради сохранения благополучных отношений с окружающими и поддержания положительной самооценки. Старшеклассники гораздо более зрело, чем подростки, трактуют понятия справедливости и порядочности. Если в пятом классе большинство учеников на вопрос, что значит разделить что-то ценное по справедливости, отвечают: «Справедливо – это когда всем одинаково», то в десятом классе отвечающих таким образом практически не остается, все говорят: «Справедливо – это когда каждому в соответствии с его вкладом».

Все перечисленные качества личности необходимо формировать у школьников в годы обучения, и основная воспитательная нагрузка приходится именно на средний и старший школьный возраст. Данный период в масштабах жизни учащегося продолжается довольно долго – обычно семь лет, но этого времени для воспитания качеств, необходимых в жизни, хватает не всем. К окончанию школы выпускники довольно сильно различаются между собой по степени «повзросления»: кто-то полностью готов к самостоятельной жизни и психологически гораздо больше схож со взрослыми, а кто-то еще длительное время остается инфантильным.

Для того чтобы время и возможности, имеющиеся в подростковом и раннем юношеском возрасте, были эффективно реализованы, необходимо с первых же месяцев обучения детей в среднем звене школы постепенно изменять соотношение времени, затрачиваемого на учебу и воспитательные мероприятия. Это время – показатель важности соответственно учебных и воспитательных, развивающих человека интеллектуально и личностно задач. Школьникам необходимо дать больше времени и возможностей для личностного развития. Опыт показывает, что если в старших классах школы по-прежнему доминирует задача усвоения знаний, а воспитание и личностное развитие отстают, расцениваются как нечто второстепенное, то в целом это замедляет процесс психологического взросления детей. В результате к окончанию школы они по уровню социально-психологического развития отстают от сверстников, находившихся в более благоприятных для личностного развития условиях, подчас на четыре-пять лет. Если же в средних и старших классах школы приоритет отдается воспитанию, т. е. ускоренному личностному развитию детей, то в дальнейшем более быстрыми темпами идет и обучение, интеллектуальное развитие. Это происходит потому, что сформировавшиеся личностные качества становятся основой совершенствования человека во всех видах деятельности, в том числе и в учебной.

Общение со сверстниками и взрослыми по своей структурной организации и содержанию у подростков по сравнению с начальной школой значительно меняется. В подростковом возрасте усиливается тяга к общению со сверстниками, следствием чего становится некоторая психологическая изоляция подростков от взрослых, сопровождающаяся образованием небольших замкнутых групп друзей, живущих автономной, обособленной жизнью. Но даже при снижении влияния взрослых на подростковые группы это естественное стремление подростков и юношей к межличностному общению в пределах своего возраста можно употребить с максимальной пользой для воспитания.

Подростки и юноши образуют замкнутые одновозрастные группировки потому, что их начинают волновать важные жизненные вопросы и они не видят возможности открыто обсудить их не с кем иным, кроме как друг с другом. Помимо этого, у подростков возникает множество специфических именно для данного возраста интересов, удовлетворить которые они в состоянии только при непосредственном общении друг с другом, так как взрослым их дела могут казаться неинтересными и не заслуживающими внимания. Многие из этих вопросов и интересов имеют большое значение для личностного развития. Через общение со сверстниками подростки и юноши усваивают нравственные идеалы, нормы и формы поведения не в виде отвлеченного знания о том, «как надо», а в виде принимаемых для себя лично ценностей. Контактируя друг с другом, пробуя себя в совместных делах, примеряя на себя различные роли, они усваивают ролевые формы поведения, формируют и развивают у себя деловые качества, обучаются руководить и подчиняться, быть организаторами и исполнителями. Общение в этом возрасте является важнейшей школой самовоспитания.

Чтобы возможности, создаваемые общением, были максимально реализованы детьми, им необходимо как можно больше взаимодействовать не только между собой, но и со взрослыми в самых разных делах и ситуациях. Желательно, чтобы неформальные, стихийно образующиеся группировки детей были на виду у взрослых, но не для прямого вмешательства в их дела, а с той целью, чтобы педагогически и психологически умело руководить ими, усиливая их положительное воспитательное влияние.

Взрослые, включающиеся в общение подростков и юношей, могут принести им ощутимую пользу. В действительности подростки очень нуждаются в помощи старших, хотя сами могут не осознавать этого, не искать такой помощи и не стремиться к установлению и усилению психологического контакта со взрослыми. Дети в силу недостаточного уровня личностного развития часто не могут найти правильные ответы на волнующие их вопросы, которые они активно обсуждают между собой, и тут помощь взрослых неоценима, только надо правильно и корректно ее организовать.

Особенно благоприятные возможности для общения подростков и юношей со взрослыми создает их совместный труд. Участие в труде вместе со взрослыми формирует у подростка чувство подлинной взрослости и ответственности. Для ускоренного развития у подростков этого чувства их необходимо включать в совместный труд, очерчивая им четкий круг прав и обязанностей. Доверие взрослого весьма импонирует подростку, так как в этом случае удовлетворяется его потребность не просто казаться взрослым, а действительно быть им. Подросток обычно очень старается оправдать оказанное ему доверие, и чем старше он становится, тем в более равноправном по отношению ко взрослому положении оказывается в семейном труде и в какой-то момент может полностью заменить взрослого, выполнив определенную работу совершенно самостоятельно.

Для того чтобы подростки со свойственным им обостренным стремлением к независимости положительно воспринимали руководство их деятельностью со стороны взрослых, это руководство должно быть основано на равноправном, уважительном отношении к ним, опека не должна выходить за грани разумного. Дети отвергают как чрезмерную заботу о них, так и деспотическое управление, основанное на желании взрослого продемонстрировать свою власть. Такое поведение взрослых вызывает у подростков и тем более у старшеклассников решительный протест. Особенно сильны последствия авторитарного поведения взрослых по отношению к растущим в семье детям. Установлено, например, что дети слишком авторитарных родителей начинают бояться самостоятельно принимать решения, утрачивают желание брать на себя ответственность. Они менее уверены в себе, менее любознательны, менее зрелы в социально-нравственном отношении, хотя с проблемами чисто интеллектуального характера могут справляться ничуть не хуже сверстников, выросших в семьях с демократическим стилем воспитания.

Воспитание через средства массовой информации и культуры специфично тем, что этим процессом управлять труднее, чем воздействием школы, семьи и сверстников. СМИ оказывают влияние на молодое поколение, пропагандируя определенные цели и ценности жизни, образцы поведения.

Интересоваться газетами, журналами, телепередачами, интернет-ресурсами, предназначенными для взрослых, дети обычно начинают еще в младшем подростковом возрасте. Если процессом потребления подростками информации, содержащейся в этих источниках, не управлять, то с учетом эпизодичности, случайности и нерегулярности интересов детей к информации определенного рода ее воспитательное воздействие становится непредсказуемым. В результате у детей не формируется избирательность чтения, без которой трудно ориентироваться в огромном потоке информации, поступающей из множества существующих в наши дни источников.

Искусственно ограничить обращение ребенка к современным источникам массовой информации и культуры невозможно. Соблюдать или не соблюдать возрастные ограничения для просмотра фильмов и телепередач, чтения литературы и периодики, пользования интернет-ресурсами – личное дело семьи, в которой воспитывается ребенок, а если он хорошо владеет современной техникой, то может и пренебречь позицией родителей, тем более что их возможности по контролю за тем, что смотрит, читает и слушает их ребенок, далеко не безграничны. Вместо того чтобы устанавливать какие-либо ограничения и запреты, разумнее формировать у детей определенный вкус, социальную и культурно-эстетическую позицию. Окружающие ребенка взрослые могут оказать ему в этом неоценимую помощь. Каждый из них ежедневно что-то читает, слышит и видит и потому имеет возможность порекомендовать что-то прочесть или посмотреть подростку или юноше, прокомментировать полученные им сведения.

Желательно, чтобы информирование о социальных, политических, экономических и культурных событиях в семье и школе стало регулярным и взаимным. Этим систематически должны заниматься не только учителя и родители, но и сами дети. Тогда у них выработаются потребность в обращении к средствам массовой информации и культуры, установка на понимание, знание, запоминание прочитанного, увиденного и услышанного, хороший вкус и избирательность в восприятии информации. Рекомендуя что-либо детям, родители и учителя постоянно должны иметь в виду воспитательное значение обращения к средствам массовой информации.

Молодежная мода и массовая культура также оказывают на детей большое воспитательное влияние, и по тому, насколько сильно подростки ими увлекаются, может показаться, что влияние это достаточно серьезно, устойчиво и глубоко. На самом деле это далеко не всегда так: глубокое, серьезное и долговременное влияние оказывают те образцы массовой культуры, которые действительно имеют художественную ценность, но их не так много. Б?льшая часть временных увлечений подростков явлениями массовой культуры поверхностны и с возрастом проходят, а сами эти культурные явления забываются. Тревогу должны вызывать не сами по себе увлечения подростков и юношей массовой культурой, а их долговременные последствия: длительное отвлечение внимания от других, более серьезных, источников личностного развития и, как следствие, потеря ценного времени, а в дальнейшем – утрата желания прикладывать духовные усилия для осмысления и переработки поступающей информации.

Временность и преходящесть увлечений модой и массовой культурой не означают, что они вообще не оказывают влияния на личность подростка или старшеклассника. Влияние это, несомненно, имеет место, но оно опосредуется общением со сверстниками, разделяющими подобные увлечения. Известно, например, что следование одной и той же моде, интерес к одним и тем же явлениям массовой культуры служат для окружающих людей сигналом того, что их носители и пропагандисты имеют определенные общие взгляды. Это ориентирует подростков и юношей в выборе круга друзей, приятелей для общения. Одинаковые вкусы подростков и юношей нередко выступают признаком сходства волнующих их личных проблем. Это обеспечивает межличностный выбор и избирательность в общении, а оно, в свою очередь, будучи замкнутым на определенном круге людей, направляет воспитание.

4.8. Самовоспитание подростков и юношей

В принципе, заниматься самосовершенствованием ребенок может уже в раннем детстве, когда осваивает навыки обращения с предметами. Пытаясь выполнить определенное действие, ребенок настойчиво добивается своего, и, когда у него наконец это получается, он испытывает чувство удовлетворения. Эмоционально переживая ситуацию успеха, маленький ребенок пока еще не осознает, что при этом что-то меняется в нем самом, заставляет его переходить на новый уровень психического развития. Дошкольник уже владеет понятиями, характеризующими личностные качества людей, и интересуется выраженностью этих качеств у себя, но не может обойтись при этом без указаний и помощи взрослых. И до, и после поступления в школу все виды деятельности, которыми ребенок занимается сам – игра, общение, учение, труд – являются средствами его личностного развития. Но занимаясь ими, ребенок не осознает происходящих с ним изменений: младший школьник может управлять своими знаниями и умениями, но не качествами личности. Разумеется, он уже стремится исправить свои недостатки, но еще не может увидеть их и тем более повлиять на них сам, без помощи взрослых. И лишь в подростковом возрасте, когда ребенок обретает способность судить о своих личностных качествах и оценивать их самостоятельно, без участия взрослых, мы можем говорить о сознательном целенаправленном самовоспитании.

Подростки в возрасте 12–13 лет впервые начинают задумываться над возможностями физического, интеллектуального и личностного самосовершенствования и предпринимать для достижения этой цели сознательные целенаправленные усилия. В этом возрасте обостряются внимание к своим недостаткам и стремление их исправить. Но эти недостатки подростки видят в первую очередь в своем физическом развитии, а не в особенностях психики. Среди психологических особенностей первым объектом самокритики подростка становятся недостаточно развитые волевые качества (подверженность влияниям, неумение отстоять свою точку зрения, недостаточная целеустремленность, неумение отдать предпочтение более трудной и отдаленной цели перед ближайшими и легкими). Поэтому многие подростки в качестве средства самовоспитания выбирают занятия спортом, так как он способствует и физическому развитию, и формированию волевых качеств.

Кроме того, девочки-подростки для достижения физического совершенства могут начать ограничивать себя в еде, что также предполагает преодоление трудностей. Достижение все более высоких результатов в спорте стимулирует дальнейшее развитие мотивации достижения успехов. Формирующиеся в занятиях спортом волевые качества распространяются и на другие виды деятельности: подростки начинают более ответственно распоряжаться своим временем, стараются расходовать его более рационально. Для мальчиков наряду со спортом одной из главных сфер самовоспитания становятся физический труд и занятия искусствами, а для девочек – учение, домоводство и также занятия искусствами.

Самовоспитание подростка и юноши нуждается в участии и поощрении со стороны взрослых, ведь именно они создают для этого основные возможности. Взрослым – и родителям, и педагогам – следует активно поддерживать стремление детей к самовоспитанию начиная с появления первых его признаков. Подростку в его физическом самовоспитании лучше всего помогают организованные систематические занятия спортом. Они не должны преследовать цель обязательного установления рекордов, главное, чтобы они доставляли ребенку удовольствие, укрепляли его здоровье и улучшали самочувствие. Особенно полезен спорт для физически ослабленных детей. Если же ребенок переходит к занятиям спортом под руководством опытных тренеров с перспективой достижения заметных успехов, то воспитательная задача этих занятий становится иной и выходит за рамки простого физического или волевого самосовершенствования.

Занятия физической культурой и спортом полезны для подростков тем, что являются хорошей школой выработки необходимых качеств личности. Но это не единственное средство волевого развития человека. Качества воли, выработанные в физических упражнениях, не всегда проявляются в интеллектуальных и других видах деятельности, не обеспечивают волевых проявлений в нравственной сфере жизни (иначе бывшие спортсмены не становились бы членами организованных преступных группировок). Волевые качества личности следует вырабатывать в тех сферах деятельности, к которым они имеют прямое отношение и в которых будут проявляться на практике.

Заинтересованное, доброжелательное и деятельное участие взрослого в самовоспитании подростка обычно помогает последнему поверить в свои силы, преодолеть характерные для данного возраста кризисные явления и комплексы. Большую роль в самовоспитании подростка и юноши играет пример взрослого, но в действительности подростки чаще подражают привлекательным качествам не взрослых, с которыми реально общаются, а художественных персонажей, известных спортсменов, артистов или музыкантов – так называемых кумиров. В личном же общении примером чаще всего становятся молодые люди ненамного старше их, т. е. относящиеся к тому же самому поколению, но кажущиеся подросткам уже совсем взрослыми. Именно им подражают подростки в демонстрации личностных качеств и стараются выработать у себя такие же.

Еще более сложная психолого-педагогическая ситуация, связанная с самовоспитанием, возникает тогда, когда перед старшеклассниками встает проблема нравственного самосовершенствования. Здесь им приходится сталкиваться со множеством противоречий и проблем. Одна из них – противоречие между свойственным юности романтизмом и необходимым в жизни прагматизмом. Полностью отказаться от какой-либо одной из этих сторон жизни для юноши невозможно, да и не нужно. В данном случае роль взрослого состоит в том, чтобы показать молодежи, что в действительности романтические и прагматические идеалы и ценности вполне совместимы и соединимы на уровне высших духовных и материальных человеческих ценностей. Человек может быть достаточно прагматичным и расчетливым в делах, но в нравственном отношении оставаться порядочным, проявляя доброту и сострадание к людям. Для решения подобных проблем следует обратить внимание юношей и девушек не только на романтико-приключенческие сюжеты в литературе и кинематографе, но и на лучшие произведения деловой литературы, особенно биографии выдающихся личностей в этой сфере. Важно помочь молодым людям найти у прагматически ориентированных героев привлекательные нравственные и романтические черты, а у романтиков – полезные деловые свойства.

В целом самовоспитание личности проходит несколько ступеней развития, выходящих далеко за рамки подросткового и юношеского возраста. Кроме физического и нравственного самосовершенствования, личность предпринимает усилия по профессиональному и социально-мировоззренческому самовоспитанию и достижению целей самоактуализации. Этот процесс продолжается всю сознательную жизнь человека.

Тема 5. ПСИХОЛОГИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

5.1. Педагог как субъект педагогической деятельности. Психологические требования к личности педагога

Педагогическая психология традиционно включает специальный раздел – «Психология учителя», в котором рассматриваются особенности профессиональной роли учителя, его функции, способности, умения, анализируются предъявляемые к нему требования и сложившиеся в обществе по отношению к нему социальные ожидания. Профессия учителя – одна из древнейших, ее основная общественная функция – обеспечение связи поколений, преемственности.

По предмету труда профессия педагога относится к типу профессий «человек – человек», т. е. основная сущность его работы заключается в общении с людьми (Е. А. Климов выделяет также типы профессий «человек – природа», «человек – техника», «человек – знак» и «человек – художественный образ»[31] ). Показаниями к выбору профессий данного типа является наличие у индивида следующих качеств: устойчиво хорошего самочувствия в ходе работы с людьми, высокой потребности в общении, способности к сопереживанию, умения слушать и выслушивать, широкого кругозора, высокой речевой культуры. Представители профессий типа «человек – человек» способны быстро и правильно понимать намерения, помыслы, настроение других людей, хорошо помнить и держать в уме знания о личных качествах многих разных людей, руководить, учить и воспитывать. К выбору профессий данного типа существует и ряд противопоказаний: выраженные дефекты речи, монотонная невыразительная речь, замкнутость, необщительность, медлительность, равнодушие к окружающим людям, отсутствие бескорыстного интереса к другому человеку.

Кроме этих общих требований, профессия педагога предъявляет к ее субъекту еще ряд специфических требований. Все они могут быть классифицированы по двум основаниям. Во-первых, среди них выделяются главные требования, без удовлетворения которых в принципе невозможно стать квалифицированным учителем и (или) воспитателем, и дополнительные, соответствие каждому из которых не является для педагога обязательным, но повышает его обучающий и воспитательный потенциал, расширяет его возможности воздействия на учащихся. Во-вторых, среди требований к учителю различают постоянные, присущие педагогу любого исторического периода в любом обществе, и изменчивые, обусловленные особенностями данного этапа развития общества, в котором живет и работает педагог.

Главными постоянными требованиями, предъявляемыми к педагогу, являются любовь к детям, любовь к педагогической деятельности, наличие глубоких специальных знаний по преподаваемому предмету, широкая общая эрудиция, педагогическая интуиция, высокоразвитый интеллект, высокий уровень общей культуры и нравственности, профессиональное владение разнообразными методами обучения и воспитания детей. Без любого из этих качеств успешная педагогическая работа невозможна. Как отмечал еще в конце XIX в. П. Ф. Каптерев, любовь к детям и юношеству нужно отличать от любви к учительской профессии: «Можно очень любить детей, глубоко симпатизировать юношеству и в то же время быть не расположенным к учительской деятельности; можно, наоборот, ничего не иметь собственно против учительской деятельности, предпочитать ее даже другим, но не питать ни малейшего расположения ни к детям, ни к юношеству».[32] Учителю необходимы гораздо большие знания в области своего предмета, чем предусмотрено школьной программой, ученики сразу чувствуют, что педагог обладает такими знаниями. Одним из основных недостатков учителя они считают то, что он преподает «слово в слово по учебнику» и затрудняется ответить на возникающие у них вопросы. Наряду со специальными знаниями учителю необходимы и общие высокие показатели интеллектуального развития, чтобы быть для учеников интересным собеседником: одним из главных достоинств учителя в их глазах оказывается то, что «с ним есть о чем поговорить, кроме предмета». Без собственной высокой нравственной планки учитель не может быть примером для детей, не имеет морального права предъявлять им требования, касающиеся их воспитанности, он не может требовать от детей соблюдения нравственных норм, если не придерживается их сам. Наконец разнообразие применяемых методов также поднимает авторитет педагога в глазах учащихся, укрепляет уважение к нему как к профессионалу и повышает интерес учеников к предмету.

Дополнительными, но относительно стабильными качествами, ожидаемыми от педагога, являются общительность, артистичность, чувство юмора, хороший вкус и др. Эти качества тоже важны, но без каждого из них в отдельности учитель или воспитатель вполне могут обойтись, если способны компенсировать это за счет других своих качеств. Например, учитель-предметник может быть по натуре не очень общительным человеком, но его дидактические и речевые способности могут быть развиты настолько, что при отсутствии этого в общем-то полезного качества он может оставаться хорошим учителем. Однако несоответствие какому-либо из главных требований не может быть компенсировано никакими дополнительными важными качествами.

Вопрос об изменчивых качествах педагога, которые от него требуются в данный момент развития общества, несколько сложнее. Каждая новая ситуация в обществе задает новые цели образования, т. е. требует новых психологических особенностей от членов общества, способствующих его дальнейшему прогрессивному развитию. Существующая система образования перестраивается вслед за обществом, но происходит это не сразу, а с некоторым отставанием. Чтобы формировать у учащихся нужные сегодня качества, педагоги сами должны обладать этими качествами, для чего многим из них необходимо приложить немалые усилия к собственному самовоспитанию и самообразованию. Одним учителям «старой закалки» трудно адаптироваться к новым особенностям общества, другие же, давно осознавая ограниченность прежних рамок, напротив, способны в гораздо большей степени реализовать свой педагогический потенциал в новой ситуации, которая более соответствует их качествам. Новые цели обучения и воспитания задают новые требования к личности учителя и воспитателя. Чтобы вовремя и точно установить эти требования, важно правильно оценить тенденции политического, социального и экономического развития общества и понять, каких качеств оно теперь требует от человека. Далее следует уточнить, насколько эти новые полезные качества должны быть выражены у гражданина на момент окончания средней школы, и на основе этого сделать вывод, какими психологическими особенностями должен обладать педагог средней школы, чтобы обеспечить формирование и развитие личности, необходимой современному обществу.

Главные тенденции современного российского общества – демократизация жизни, передача рядовому гражданину ответственности за обустройство собственной жизни, расширение возможностей и одновременное усиление необходимости самостоятельного принятия ответственных решений. Нынешнее поколение школьников и студентов уже не представляет свою жизнь иначе как в условиях демократии и плюрализма, когда каждый имеет право на свою точку зрения и готов ее отстаивать. Это предполагает, с одной стороны, способность признавать, принимать как должное существование многих разных точек зрения, культурно вести дискуссии и разрешать возникающие разногласия, а с другой – отказ от диктата и давления на личность, уважение к ней, признание ее значимости. Свобода мнений требует умения логично и убедительно излагать свои мысли, доказывать, внимательно слушать других. Новая политическая ситуация предполагает возможность любого гражданина оказаться в сфере власти, что предъявляет повышенные требования к способности руководить людьми и принимать управленческие решения. Изменение системы экономических отношений требует расчетливости, деловитости, бережливости, предприимчивости и многих других качеств, которые в прежние времена не считались необходимыми и сознательно у детей не воспитывались. Все эти качества насущно необходимы современным молодым людям к моменту окончания школы и начала самостоятельной жизни. Отвечающий за их формирование и развитие педагог сам должен обладать независимостью, грамотностью, инициативностью, самостоятельностью и многими другими качествами.

5.2. Профессиональные способности педагога

Для того чтобы успешно справляться со своей работой, педагог должен иметь незаурядные общие и специальные способности. Отечественные исследователи на основе положений С. Л. Рубинштейна и Б. М. Теплова о способностях как психологических условиях успешности выполнения определенной деятельности выделили целый набор педагогических способностей. Различные классификации педагогических способностей представляли Н. Д. Левитов, Ф. Н. Гоноболин, а в наиболее обобщенном виде они представлены В. А. Крутецким. Он выделил девять групп педагогических способностей.[33]

1. Академические способности, т. е. способности к соответствующей преподаваемому предмету области наук. Они выражаются в том, что учитель знает свой предмет значительно глубже и шире объема школьной программы, постоянно следит за развитием своей науки и новыми открытиями в ней, свободно владеет учебным материалом и проявляет к нему большой интерес, ведет хотя бы скромную исследовательскую работу.

2. Дидактические способности, т. е. способности передавать материал учащимся, делая его доступным для детей, преподносить им проблему доступно и понятно, вызывать у них интерес к предмету, стимулировать их к активному самостоятельному мышлению, ориентировать на самостоятельное получение знаний. Учитель, обладающий дидактическими способностями, умеет в случае необходимости соответствующим образом адаптировать учебный материал, сделать трудное легким, сложное – простым, неясное – понятным.

3. Перцептивные способности. Понятие «перцепция» в переводе с латинского означает восприятие, слово же «перцептивный» характеризует все, что относится к познавательному процессу восприятия. В данном случае имеется в виду перцепция социальная, т. е. восприятие и понимание человека человеком. К перцептивным педагогическим способностям относятся способность к познанию внутреннего мира ученика, психологическая наблюдательность, связанная с тонким пониманием личности учащегося и переживаемых им временных психических состояний. Учитель с выраженными перцептивными способностями по небольшим внешним проявлениям, а иногда и вообще без них улавливает малейшие изменения во внутреннем состоянии ученика.

4. Речевые способности, т. е. способности ясно и четко выражать свои мысли и чувства с помощью вербальной речи (словесных формулировок, интонаций, пауз, громкости), мимики и пантомимики. Речь отличающегося этими способностями учителя на уроке всегда обращена к ученикам. В каждой ситуации урока – при опросе, объяснении нового материала, выражении одобрения или порицания – его речь характеризуется внутренней силой, убежденностью, заинтересованностью в том, что он говорит, единством обращения и отношения (по И. В. Страхову[34] ), т. е. совпадением смыслового содержания произносимых слов и их интонационного оформления.

5. Организаторские способности (относятся к организации работы и учеников, и самого учителя). Педагог с высокими организаторскими способностями может сплотить ученический коллектив, мотивировать его на решение важных задач, а также правильно организовать собственную работу, разумно планировать и контролировать ее. Одним из проявлений этих способностей является выработка у опытных учителей своеобразного чувства времени – умения правильно распределить работу во времени, уложиться в намеченные сроки и даже без часов оценить количество прошедшего времени на уроке.

6. Авторитарные способности, т. е. способности к эмоционально-волевому влиянию на учащихся и умение на этой основе добиваться у них авторитета. Эти способности зависят прежде всего от волевых качеств учителя (решительности, выдержки, настойчивости, требовательности и др.), а также от чувства ответственности за обучение и воспитание школьников, убежденности учителя в своей правоте и умения передать эту убежденность воспитанникам так, чтобы они приняли ее сознательно, а не под давлением авторитета учителя «сверху».

7. Коммуникативные способности, т. е. способность к общению с детьми, умение находить правильный подход к учащимся, установление с ними оптимальных деловых и личных взаимоотношений, наличие педагогического такта.

8. Прогностические способности, или педагогическая интуиция. Это специальная способность, выражающаяся в предвидении последствий своих действий и основанном на этом представлении, как следует себя вести при общении с каждым учащимся, какие формы и методы воздействия на него следует использовать для достижения наибольшего прогресса в его интеллектуальном и личностном развитии. Учитель с высокоразвитыми прогностическими способностями в состоянии предвидеть, что получится из ученика в будущем, прогнозировать развитие тех или иных его психических свойств и качеств.

9. Способность к распределению своего внимания одновременно между несколькими видами деятельности. Наличие этой способности особенно необходимо во время урока, где учителю приходится одновременно следить за содержанием и формой изложения материала (своими или отвечающего ученика), держать в поле внимания весь класс, реагировать на признаки утомления, невнимательности, непонимания, на нарушения дисциплины и наконец следить за собственным двигательным поведением (позой, мимикой, пантомимикой, походкой, перемещениями по классу).

В трактовке Н. В. Кузьминой подчеркивается, что способности субъекта педагогической деятельности в значительной мере определяют ее успешность. Она рассматривает педагогические способности как специфическую форму чувствительности педагога к объекту, процессу и результатам собственной педагогической деятельности и к учащемуся как субъекту общения, познания, труда.[35] Исследователи школы Н. В. Кузьминой сделали важный вывод о том, что педагогические способности предполагают высокий уровень развития общих способностей (наблюдательности, мышления, воображения) и что другие специальные способности (например, лингвистические, математические, артистические, музыкальные, художественные, литературные) включаются в сферу педагогической деятельности лишь при наличии педагогической направленности и педагогических способностей в условиях их дальнейшего развития. Выделены три типа сочетания педагогических и других специальных способностей, которые: а) помогают; б) нейтральны; в) мешают педагогической деятельности.

Р. С. Немов[36] среди прочих педагогических способностей отдельно выделил перечень способностей воспитательных, главными из которых являются следующие:

1) способность правильно оценивать внутреннее состояние человека, сочувствовать, сопереживать ему (эмпатия);

2) способность быть примером и образцом для подражания со стороны детей в мыслях, чувствах и поступках;

3) способность вызывать у ребенка благородные чувства, желание и стремление становиться лучше, делать людям добро, добиваться высоких нравственных целей;

4) способность приспосабливать воспитательные воздействия к индивидуальным особенностям воспитываемого ребенка;

5) способность вселять в человека уверенность, успокаивать его, стимулировать к самосовершенствованию;

6) способность находить нужный стиль общения с каждым ребенком, добиваться его расположения и взаимопонимания;

7) способность вызывать к себе уважение воспитываемого, пользоваться неформальным признанием с его стороны, иметь авторитет среди детей.

В среде педагогов немало хороших учителей, сравнительно слабых как воспитатели. Встречаются и такие, кто способен неплохо воспитывать детей, но гораздо хуже справляется с ролью учителя. Это обстоятельство свидетельствует о том, что сфера приложения педагогических способностей у таких людей может быть различной: либо преимущественно учительской, либо главным образом воспитательской.

5.3. Человек и педагогическая деятельность: проблема соответствия

Рассмотренные в подразделах 5.1 и 5.2 качества субъекта педагогической деятельности являются неотъемлемыми компонентами общей структуры его личности. В личности каждого человека, а не только педагога присутствуют качества, в той или иной мере соответствующие психологическим особенностям педагогической деятельности. Это значит, что при наличии оптимальных условий для развития педагогических способностей практически из каждого человека, психическое развитие которого соответствует норме и у которого нет препятствий для развития качеств, являющихся основными постоянными психологическими требованиями к педагогической деятельности, может получиться вполне квалифицированный педагог.

Качества личности, которые для этого необходимы, представлены в структуре личности, разработанной К. К. Платоновым.[37] Согласно его схеме структура личности состоит из четырех иерархически расположенных слоев (подструктур). Четвертая, низшая, в основном биологически обусловленная подструктура включает темперамент, возрастные, половые свойства, на которые невозможно повлиять социальными средствами. Третья подструктура состоит из индивидуальных особенностей психических процессов, сформированных путем упражнения на основе биологических задатков. Вторая подструктура представляет собой опыт, в который входят знания, навыки, умения и привычки, приобретенные путем обучения. Первая, высшая подструктура обусловлена исключительно социально и включает направленность, мотивационную сферу, нравственные качества и другие особенности, формирующиеся путем воспитания.

Такое представление личностной структуры показывает, что от слоя к слою уменьшается роль биологически обусловленных характеристик личности и возрастает роль характеристик социальных. Каждый из этих уровней, по К. К. Платонову, вносит свой вклад в формирование способностей вообще и способностей, проявляемых в конкретной деятельности, в частности.

Исходя из такого представления структуры личности в целом и своеобразия связи каждой подструктуры с формированием способностей И. А. Зимняя выделяет три плана соответствия психологических характеристик человека деятельности педагога: 1) пригодность; 2) готовность; 3) включаемость.[38] Пригодность подразумевает то, может ли у данного индивида в принципе быть сформировано психологическое соответствие требованиям той или иной профессиональной деятельности. Она определяется двумя низшими подструктурами личности – третьей и четвертой, т. е. биологическими, анатомо-физиологическими и когнитивными особенностями человека. Пригодность применительно к педагогической деятельности предполагает норму интеллектуального развития человека, способность к эмпатии (эмоциональному сопереживанию другому), преобладание стенических эмоций (т. е. эмоций, побуждающих к активной деятельности), нормальный уровень развития познавательной и коммуникативной активности и, естественно, отсутствие противопоказаний к профессиям типа «человек – человек» (см. 5.1).

Готовность к педагогической деятельности является личностной характеристикой и включает качества, приобретаемые с опытом и с воспитанием: широкую и системную профессионально-предметную компетентность, мировоззренческую зрелость. Готовность предполагает осознанную направленность личности на деятельность типа «человек – человек», высокий уровень потребности в общении, в том числе с детьми, потребность передавать им свой опыт, знания и умения (дидактическую потребность). Основываясь на нормальном функционировании четвертой и третьей подструктур личности, сама готовность к деятельности включает вторую и первую подструктуры.

Включаемость во взаимодействие с другими людьми, в педагогическое общение выявляет третий аспект соответствия человека деятельности педагога. Она предполагает легкость установления контакта с собеседником, адекватность реагирования на его высказывания и действия, умение следить за его реакцией, получение удовольствия от общения. С педагогом, умеющим воспринимать и правильно интерпретировать реакцию учеников, ученики чувствуют себя комфортнее и оказываются более мотивированы к учебной деятельности, чем при общении с учителем, не обладающим этими качествами.

Пригодность, готовность и включаемость человека в педагогическую деятельность составляют три стороны его характеристики как потенциального субъекта данной деятельности. Полное развитие каждая из них получает лишь по мере вхождения субъекта в деятельность. У педагогов с разным опытом, у будущих педагогов, у тех, кто твердо и сознательно решает стать им, и тех, у кого это намерение неопределенно, эти планы соответствия при большей или меньшей выраженности каждого из них сочетаются по-разному. Возможные их сочетания приводятся в табл. 4 и поясняются ниже.

Таблица 4

Первый случай представляет собой сочетание рассмотренных характеристик у опытного учителя, сознательно выбравшего профессию, испытывающего к ней явную склонность, глубоко знающего свой предмет, владеющего разнообразными методами обучения. Такому педагогу нравится сам процесс общения с детьми и передачи им знаний, он чувствует отдачу от работы учащихся. Ситуация урока является для него повседневным моментом, не несущим особой эмоциональной напряженности и не создающим психологических затруднений.

Второй случай показывает отсутствие полноценной включаемости в педагогическое общение при наличии двух остальных компонентов соответствия. Обычно такое положение характерно для педагога, только начинающего свою профессиональную деятельность, студента-практиканта. Как правило, теоретически он хорошо подготовлен, владеет последними, самыми свежими знаниями по предмету, имеет представление о различных педагогических методах и обучен их применению, т. е. готовность к деятельности у него наличествует практически в полном объеме. Недостаток включаемости проявляется в излишнем эмоциональном напряжении во время урока и особенно перед ним. Учитель-дебютант больше сосредоточен на самом себе, его беспокоит то, как его воспримут ученики, как он сможет провести урок. Он не всегда может адекватно отреагировать на неожиданно возникшую педагогическую ситуацию (вопросы учеников, отвлечения их внимания и др.). Напряжение преподавателя видят и учащиеся, для них именно в этом более всего проявляется отсутствие у молодого учителя педагогического опыта.

Третий случай демонстрирует отсутствие полноценной готовности к педагогической деятельности при наличии включаемости в нее. Такой вариант возможен, если субъект в какой-то форме уже осуществляет педагогическую деятельность и испытывает от этого удовлетворение, но профессионально к ней еще не вполне подготовлен и сам осознает это. Например, студенты педагогических вузов после второго курса обычно проходят летнюю практику в качестве вожатых в детских оздоровительных лагерях. Для полноценного осуществления профессиональной педагогической деятельности им еще не хватает накопленных к этому времени теоретических знаний и практических педагогических умений, однако в роли вожатых, воспитателей студенты вполне находят себя и раскрывают свои педагогические способности, включаясь во взаимодействие с детьми.

В четвертом случае мы видим, что из всех аспектов соответствия педагогической деятельности у человека наличествует только пригодность, т. е. из него в принципе может получиться педагог, и сам он принимает для себя такой возможный вариант профессионального будущего, но никаких практических шагов на пути к этому им пока не предпринято. Это характерно практически для всех абитуриентов педагогических вузов и для выпускников школ, рассматривающих среди имеющихся возможностей профессионального выбора в том числе и получение педагогического образования, а также дальнейшую работу по этой специальности.

Последний, пятый, случай демонстрирует положение, при котором отсутствует даже пригодность к деятельности и, следовательно, ни готовность, ни включаемость не могут быть сформированы в принципе. Отсутствие профессиональной пригодности обычно свидетельствует о явных отклонениях в развитии, которые препятствуют осуществлению профессионального обучения и полноценной профессиональной деятельности.

5.4. Общие характеристики педагогической деятельности

Педагогическая деятельность представляет собой обучающее и воспитывающее воздействие учителя на ученика, направленное на его личностное, интеллектуальное и деятельностное развитие. Одновременно педагогическая деятельность учителя закладывает основы для дальнейшего саморазвития и самосовершенствования ученика. Эта деятельность возникла в истории человечества с появлением культуры, когда задача «создания, хранения и передачи новым поколениям образцов (эталонов) производственных умений и норм социального поведения»[39] приобрела решающее значение для общественного развития. Уже в первобытной общине дети учились необходимым для жизни навыкам через общение со старшими, подражая им и перенимая полезные навыки. Кроме того, выработка навыков происходила и без участия взрослых – в процессе игры. В античный период с появлением профессиональных специализаций распространился отделенный от непосредственной практики школьный метод обучения молодого поколения, и в школе этим занимались уже специально подготовленные люди – учителя, наставники. Словом «педагог» в те времена называли раба, водившего детей в школу. К учителю его стали применять лишь в Новое время.

Претерпев в разных странах на разных исторических этапах значительные изменения в содержании обучения, школа осталась социальным институтом, назначение которого – передача социокультурного опыта посредством педагогической деятельности. Формы передачи общественного опыта в школе в истории ее развития менялись. Со времени Я. А. Коменского в школе прочно утвердилось классно-урочное обучение, в котором выделились различные формы: урок, лекция, семинар, зачет, экзамен, практикум.

Педагогическая деятельность, как и любая другая, имеет определенное предметное содержание: мотивацию, цели, предмет, средства, способы, продукт, результат. Наряду с учебной деятельностью она является составляющей образовательного процесса. Такое единство этих двух видов деятельности предполагает сходство между ними в предмете, продукте и результате, поскольку единый процесс направлен на одну область. Различие между педагогической и учебной деятельностью в этом отношении состоит в том, что учебная деятельность направлена на самосовершенствование ее субъекта, а педагогическая – на совершенствование учащегося, т. е. другого человека. Предметом педагогической деятельности является организация учебной деятельности учащихся, направленной ими на освоение общественного опыта. Средствами ее осуществления выступают научные знания (теоретические и эмпирические), на основе которых формируются представления учащихся. Эти знания отображаются в текстах учебников и воссоздаваемых учеником представлениях. Используются и вспомогательные средства: технические, графические, компьютерные и др.

Способами передачи социокультурного опыта в педагогической деятельности являются объяснение, показ (иллюстрация), совместная работа с учащимися по решению учебных задач, непосредственная практика учащихся. Все эти способы могут выступать в качестве главных при освоении различных видов и форм общественного опыта, другие способы в каждом таком случае будут вспомогательными. Например, передача теоретических знаний в основном осуществляется через объяснение, а их закрепление – путем совместного решения задач. Если же предметом освоения является практическое действие, обычно вначале используется показ, а затем учащиеся переходят к непосредственной практике.

Продуктом педагогической деятельности, как и учебной, являются формируемый индивидуальный опыт ученика, его знания и умения применять их на практике. Этот продукт оценивается на экзаменах, зачетах, контрольных работах по критериям решения задач и выполнения учебных действий. Однако он носит временный характер: если полученный опыт не используется учащимся в дальнейшем, он быстро забывается. Для сохранения продукта учебной и педагогической деятельности в полном объеме необходимо регулярное пользование им.

Результатами педагогической деятельности являются личностное и интеллектуальное развитие учащегося, его совершенствование и становление как личности. Эти результаты не поддаются моментальной оценке, а видны лишь с течением жизни.

Продукт и результат педагогической деятельности могут очень сильно отличаться друг от друга. Знания из разных областей, полученные разными способами и с разными мотивами и целями, могут оказать разное влияние на развитие ученика. Если, например, знания и умения по конкретному учебному предмету приобретались только с целью получения хороших оценок, а в реальной жизни совсем не использовались и быстро забылись, то их влияние на личностное развитие учащегося окажется минимальным. Но если педагог сумел увлечь учеников своим предметом, пробудить в них интерес и потребность в получении дополнительных знаний, то сама эта обстановка уже оказывает существенное воспитательное влияние. Во многих случаях ученики на всю жизнь остаются благодарны учителям за вложенный в них труд, даже если знания по преподаваемым ими предметам впоследствии не использовались. А если труд учителя оказался решающим фактором при выборе учеником будущей профессии, то получаемые по соответствующему предмету знания определят существенную часть дальнейшей жизни ученика и внесут не сравнимый ни с чем вклад в его личностное развитие. Эта степень слияния продукта и результата педагогической деятельности определяет еще одну ее специфическую характеристику – продуктивность, выделенную Н. В. Кузьминой.[40] Различают пять уровней продуктивности педагогической деятельности.

1. Минимальный, или репродуктивный. Педагог, находящийся на этом уровне, в состоянии лишь пересказать другим то, что знает сам. Данный уровень потому и носит название «репродуктивный», что на нем только воспроизводится готовая информация. Педагог еще не умеет вызвать интерес учеников к сообщаемой информации, сделать ее более доступной. Соответственно, для усвоения знаний учащиеся нуждаются в дополнительных источниках информации, но учитель не в состоянии мотивировать их на поиск таких источников. Этот уровень считается непродуктивным.

2. Низкий, или адаптивный. Педагог умеет приспособить изложение материала к особенностям учащихся. Он уже в состоянии сделать свои сообщения доступными для усвоения учащимися разных ступеней развития, но по-прежнему не способен организовать их учебную деятельность и вызвать у них собственную познавательную активность. Усвоение материала учащимися осуществляется лишь на чуть более высоком уровне, чем в первом случае: ученики могут понять и пересказать услышанное, но не демонстрируют активного познавательного отношения к нему. Этот уровень считается малопродуктивным.

3. Средний, или локально моделирующий. Педагог владеет стратегиями обучения учащихся знаниям, умениям и навыкам по отдельным разделам курса. Он может сформулировать педагогическую цель, отдает себе отчет в том, какого результата добивается, способен выстроить систему и последовательность включения учащихся в учебно-познавательную деятельность, однако эти положительные стороны ограничиваются отдельными тематическими разделами изучаемого предмета. Учащиеся достаточно свободно ориентируются в отдельных темах, но не представляют себе цели изучения данного предмета в целом, не в состоянии увидеть междисциплинарные связи. Некоторые темы им интересны и могут пробудить активное познавательное отношение, но оно прекращается сразу же по окончании изучения этих тем, и, приступая к новому разделу, учителю приходится добиваться этого заново. Этот уровень считается среднепродуктивным.

4. Высокий, или системно моделирующий знания учащихся. На этом уровне педагог владеет стратегией формирования системы знаний, умений и навыков учащихся по предмету в целом. Он выдвигает педагогическую цель, касающуюся изучения всего предмета, постоянно обращает внимание учеников на связь нового материала с уже известным и на межпредметные связи, пробуждает в них активное познавательное отношение. Учащиеся могут испытывать устойчивый непреходящий интерес к предмету, но не всегда выносят свою познавательную активность за пределы школы. Этот уровень считается продуктивным.

5. Высший, или системно моделирующий деятельность и поведение учащихся. Педагог в состоянии сделать свой предмет воспитательным средством. Учебная информация вносит заметный вклад в формирование личности учащегося, пробуждает потребность в самообразовании, самовоспитании и саморазвитии. Таким образом достигается максимальное сближение продукта и результата педагогической деятельности: полученные знания не проходят мимо личности учащегося, не оседают мертвым грузом в его памяти, а выводят его на новый уровень личностного, а не только интеллектуального развития. Этот уровень считается высокопродуктивным.

5.5. Мотивация педагогической деятельности. Внешние и внутренние мотивы

Одним из важнейших компонентов педагогической деятельности является ее мотивация. В настоящее время вопрос о мотивации педагогической деятельности в нашей стране стоит особенно остро, поскольку из-за низкой оплаты труда значительно усилился отток молодых педагогических кадров из средних общеобразовательных учебных заведений. Средний возраст школьного учителя приближается к пенсионному, и у тех, кто продолжает педагогическую работу и не собирается ее оставлять, также имеются для этого значимые мотивы.

Как уже упоминалось, любой деятельностью человека руководят внутренние и внешние мотивы, они же определяют каждое конкретное действие и поступок. Молодежь, поступающая в педагогические вузы, как правило, прекрасно осведомлена о нынешней сложной ситуации в системе образования, тем не менее конкурс при поступлении не снижается. Старшекурсники, прошедшие педагогическую практику в школе, в большинстве случаев выражают удовлетворение от самой педагогической деятельности и утверждают, что работать учителями им не позволяет только низкая оплата этого труда. В силу данных причин мы считаем необходимым выделить в мотивации педагогической деятельности две составляющие: мотивацию выбора профессии педагога и мотивацию продолжения педагогической деятельности.

Отвечая на вопрос, что же определяет выбор профессии, Е. А. Климов выделяет восемь основных факторов: 1) позицию семьи; 2) позицию сверстников; 3) позицию педагогов; 4) личные профессиональные и жизненные планы; 5) способности и их проявления; 6) притязание на общественное признание; 7) информированность о той или иной профессиональной деятельности; 8) склонности.[41] Эти факторы можно отнести к внешним мотивам (1, 2, 3, 6) и мотивам внутренним (4, 5, 7, 8). Каждый из них в каждом конкретном случае профессионального выбора может оказаться решающим. Преобладающая ориентация на внутренние мотивы свидетельствует о большей личностной зрелости, об осознанности выбора и о подлинном интересе к выбираемой профессии. Если же при выборе профессии решающими оказываются внешние мотивы, такой выбор является случайным, не до конца осознанным и рискует не стать окончательным: у человека может быстро наступить разочарование в избранной профессии.

Каждый из этих факторов значим и для педагогической деятельности. Но специфика этой деятельности состоит в том, что все школьники прекрасно информированы о ее сути и содержании: каждый из них наблюдает труд учителя собственными глазами задолго до совершения осознанного профессионального выбора. Поэтому случайный, сделанный под влиянием в основном внешних мотивов выбор профессии педагога – большая редкость. Выбирая эту профессию, школьники в основном ориентируются на внутренние мотивы, прежде всего на свои склонности и способности. Среди этих склонностей главенствующей является любовь к детям, стремление помогать им в освоении опыта. Другими словами, именно само содержание педагогической деятельности – возможность учить детей – оказывает наибольшее влияние на выбор педагогической профессии. Среди других факторов особенно важно влияние учителя и любимого учебного предмета, семьи и сложившихся в ней традиций, а также предшествующего опыта работы.

У тех же, кто реально начал осуществлять педагогическую деятельность и не собирается прекращать ее, структура мотивации несколько меняется. Главным внутренним мотивом по-прежнему остается получение удовлетворения от работы с детьми, к нему добавляются мотивы личностного и профессионального роста, самоактуализации. Среди внешних фигурируют мотив достижения успеха, мотив престижности работы в определенном образовательном учреждении и др. Кроме того, в педагогической деятельности как специфической форме взаимодействия взрослого и ребенка появляется такая ориентация, как доминирование, или мотив власти. В мотивационной основе выбора педагогической деятельности мотив власти всегда ориентирован на благо других: благодаря своей доминирующей позиции учитель оказывает детям помощь путем передачи знаний. Власть проявляется и в возможностях учителя поощрять и наказывать. НА. Аминов[42] приводит следующие виды мотива власти, соотносимые с педагогическими действиями учителя.

1. Власть вознаграждения. Ее сила определяется ожиданием того, в какой мере учитель может удовлетворить потребности и мотивы ученика и насколько он поставит это удовлетворение в зависимость от желательного для него поведения ученика.

2. Власть наказания. Ее сила определяется ожиданием ученика того, в какой мере учитель способен наказать его за нежелательное поведение и поставить неудовлетворение его потребностей и мотивов в зависимость от этого нежелательного поведения.

3. Нормативная власть. Ученик принимает для себя норму, в соответствии с которой учитель имеет право контролировать соблюдение учениками определенных правил поведения и в случае необходимости настаивать на них.

4. Власть эталона. Ученик стремится быть похожим на учителя.

5. Власть знатока. Ее сила зависит от приписывания учителю учеником особых знаний по изучаемому предмету, умения обучать этому предмету.

6. Информационная власть. Она имеет место в случаях, когда учитель владеет информацией, способной заставить ученика увидеть последствия своего поведения в новом свете.

При рассмотрении того, какие мотивы движут педагогом в конкретных педагогических ситуациях, интересно было бы рассмотреть его мотивационную сферу в терминах центрации по А. Б. Орлову.[43] Он описывает семь основных центраций, каждая из которых может доминировать в педагогической деятельности в целом или стать основной в отдельной педагогической ситуации. Это:

› эгоистическая (центрация на своих собственных интересах);

› бюрократическая (на интересах администрации, руководителей);

› корпоративная (на интересах коллег);

› авторитетная (на интересах и запросах родителей учащихся);

› познавательная (на требованиях средств обучения и воспитания);

› альтруистическая (на интересах и потребностях учащихся);

› гуманистическая (на проявлениях сущности каждого человека).

В гуманистической психологии наиболее разработана гуманистическая центрация. Она как бы противопоставлена остальным шести, отражающим реальность традиционного образования. Изменение направленности этих центраций представляет собой одну из важных задач современного образования в целом и школьного образования в частности.

5.6. Педагогические умения

Педагогические умения представляют собой совокупность различных действия учителя, посредством которых осуществляется его деятельность. Умения в значительной мере выявляют индивидуально-психологические особенности учителя и свидетельствуют о его профессиональной компетенции. В наиболее полной мере педагогические умения представлены в исследованиях А. К. Марковой. Она выделяет четыре основных вида умений, включающие в общей сложности девять групп.[44]

Первый вид умений– психолого-педагогические. Их центральной составляющей является умение учителя работать в изменяющихся педагогических ситуациях, учитывая индивидуально-психологические особенности учащихся и заботясь об их психическом развитии. Психолого-педагогические умения можно разделить на три группы:

1) умения поставить педагогическую задачу и при ее постановке ориентироваться на ученика как на активно развивающегося соучастника образовательного процесса, имеющего собственные мотивы и цели; изучать и преобразовывать педагогическую ситуацию, принимать педагогические решения в условиях неопределенности, гибко перестраивать педагогические цели и задачи по мере изменения педагогической ситуации, предвидеть близкие и отдаленные результаты решения педагогических задач;

2) умения, связанные с самим процессом обучения, с ответами на вопросы, чему, кого и как учить. На вопрос «чему учить» отвечают умения работать с содержанием учебного материала, выделять ключевые идеи преподаваемого предмета, обновлять учебный предмет, интерпретировать связанную с предметом информацию из СМИ, устанавливать межпредметные связи, формировать у школьников общеучебные умения и навыки. На вопрос «кого учить» отвечают умения изучать психические функции учащихся и характеристики их обученности и воспитанности, видеть реальные учебные возможности школьников, различать их успеваемость и личностные качества, выявлять не только наличный уровень развития, но и зону ближайшего развития, предвидеть возможные затруднения учащихся, исходить из мотивации самих учащихся при планировании и организации учебно-воспитательного процесса, формировать у школьников отсутствующие у них уровни деятельности, расширять возможности их самостоятельной работы, работать как со слабыми, так и с одаренными детьми, строя для них индивидуальные программы. На вопрос «как учить» отвечают умения применять оптимальные сочетания приемов и форм обучения и воспитания, сравнивать и обобщать педагогические ситуации, применять дифференцированный и индивидуальный подходы к учащимся, находить разные способы решения типичных педагогических задач и т. д.;

3) умения использовать психолого-педагогические знания и последнюю информацию по психологии и педагогике, передовой педагогический опыт, фиксировать процесс и результаты своего труда, соотносить затруднения учащихся с недочетами в своей работе, видеть сильные и слабые стороны своего труда, формировать и оценивать свой индивидуальный стиль, анализировать и обобщать свой опыт, соотносить его с опытом других учителей, строить планы развития и совершенствования своей педагогической деятельности.

Второй вид умений – коммуникативные. (Здесь и далее в каждый вид включаются по две группы умений, представляющие собой последовательные уровни их развития – от низкого к высокому.) Коммуникативные умения связаны с созданием атмосферы психологической безопасности для другого человека и обеспечением условий для самореализации его личности. В реализации коммуникативных умений большую роль играют педагогический такт учителя, его позиция как партнера по общению. В общей нумерации групп педагогических умений коммуникативные умения представлены четвертой и пятой группами:

4) умения ставить коммуникативные задачи, создавать условия психологической безопасности и реализации внутренних резервов партнера по общению;

5) умения, способствующие достижению высоких уровней общения. К ним относятся умения понять позицию другого, проявить интерес к его личности, интерпретировать его внутреннее состояние по нюансам поведения, владеть средствами невербального общения, создать обстановку доверительности и терпимости, использовать преимущественно организующие, а не дисциплинирующие и оценивающие воздействия, использовать демократический стиль руководства, быть готовым поблагодарить ученика и при необходимости извиниться перед ним, поддерживать равное отношение ко всем детям, с юмором относиться к отдельным аспектам педагогической ситуации, отказаться от корпоративного стереотипа «Учитель всегда прав», создавать условия для появления у ученика желаемых качеств, не бояться обратной связи с учениками.

Третий вид умений – самонаправленные. Данные умения необходимы для самореализации, самовыражения и развития личности самого учителя. Они напрямую отражают соответствие учителя требованию постоянного роста и совершенствования. В общей классификации это шестая и седьмая группы:

6) умения удерживать устойчивую профессиональную позицию педагога, понимающего значимость своей профессии и способного противостоять трудностям, реализовывать и развивать свои педагогические способности, управлять своими эмоциональными состояниями, придавая им конструктивный, а не разрушительный характер, воспринимать свои позитивные возможности, овладевать эталонами труда (педагогическим мастерством), осуществлять творческий поиск;

7) умения осознавать перспективы своего профессионального развития, определять особенности своего индивидуального стиля, укреплять свои сильные стороны и устранять слабые, использовать компенсаторные возможности своих способностей, быть открытым поиску нового, переходить от уровня мастерства к собственно творческому, новаторскому уровню.

Четвертый вид умений – диагностико-прогностические. Они необходимы учителю для составления верного представления об учащихся, причем не только в настоящее время, но и представления о том, что из них может получиться в будущем. В этот вид умений входят восьмая и девятая группы:

8) умения определять знания учащихся в начале и конце учебного года, определять сформированность их деятельности, умений и навыков, выявлять отдельные показатели обучаемости (активность, ориентировку, объем необходимой помощи), определять причины отставания и осуществлять индивидуальный и дифференцированный подход, стимулировать учащихся к самообучению и непрерывному образованию;

9) умения оценивать состояние воспитанности и воспитуемости школьников, распознавать по поведению учащихся их нравственные нормы и убеждения, которыми они руководствуются, видеть личность ученика в целом во взаимосвязи того, что он говорит, думает и делает, создавать условия для развития необходимых личностных качеств у отдельных учеников.

Педагогические умения соответствуют разным позициям, социальным ролям учителя. В педагогической деятельности учитель выступает как носитель информации, предметник, методист, исследователь, организатор, партнер по общению. Те умения, которыми владеет педагог, раскрывают наблюдателю как саму личность учителя, так и особенности его деятельности и взаимодействия с учащимися. Среди них есть умения, входящие в состав сразу нескольких способностей, и каждая способность, в свою очередь, определяет развитие не одного, а нескольких умений.

5.7. Индивидуальный стиль деятельности педагога

Общее понятие о стиле педагогической деятельности. Педагогическая деятельность, как и любая другая, характеризуется определенным стилем исполнения. В общем смысле понятие «стиль» подразумевает наличие некоей устойчивой системы способов и приемов осуществления деятельности. Эта система является стабильной чертой, проявляющейся в различных условиях, при которых приходится выполнять данную деятельность. То, какой именно стиль исполнения складывается у субъекта деятельности, обусловлено в первую очередь его индивидуально-психологическими особенностями – типом темперамента, чертами характера, уровнем развития профессиональных способностей и др. Согласно определению Е. А. Климова стиль деятельности в собственно психологическом смысле – это «обусловленная типологическими особенностями устойчивая система способов, которая складывается у человека, стремящегося к наилучшему осуществлению данной деятельности... индивидуально-своеобразная система психологических средств, к которым сознательно или стихийно прибегает человек в целях наилучшего уравновешивания своей типологически обусловленной индивидуальности с предметными внешними условиями деятельности».[45] Это определение особо подчеркивает, что наилучшее выполнение деятельности достигается благодаря индивидуальному своеобразному сочетанию ее приемов и способов.

Каждый взрослый человек, сознательно выбирающий педагогическую профессию, на момент осуществления этого выбора является уже во многом сформировавшейся личностью со своими индивидуальными особенностями. Индивидуальные качества педагога в любом случае должны отвечать общим психологическим требованиям к данной профессии. Кроме того, в педагогической деятельности, относящейся к типу профессий «человек– человек», в обязательном порядке необходимо учитывать психологические особенности другой стороны – учащихся. Например, стиль работы и общения с учениками учителя начальных классов как непосредственно на уроке, так и вне его будет заметно отличаться от стиля общения, допустим, учителя химии, работающего исключительно со старшими подростками и юношами. В свою очередь, преподаватель вуза по стилю деятельности будет значительно отличаться от школьного учителя, в том числе и преподающего ту же самую дисциплину. Таким образом, на формирующийся индивидуальный стиль педагогической деятельности влияют по меньшей мере три основных фактора: 1) индивидуально-психологические особенности субъекта этой деятельности, в том числе индивидно-типологические, личностные и поведенческие; 2) психологические особенности самой деятельности; 3) особенности обучающихся (возраст, пол, статус, уровень знаний и т. д.).

Основными областями проявления индивидуального стиля педагогической деятельности являются:

› темперамент (время и скорость реакции, индивидуальный темп работы, эмоциональная откликаемость);

› характер реакции на те или иные педагогические ситуации, а также на различные действия и поступки учеников;

› выбор методов обучения;

› выбор средств воспитания;

› стиль педагогического общения;

› применение средств психолого-педагогического воздействия на учащихся, в том числе предпочтение тех или иных видов поощрений и наказаний.

Необходимо отметить, что формирование у каждого педагога индивидуального стиля деятельности накладывает естественные ограничения на использование им чужого педагогического опыта, даже самого передового. Педагогу важно помнить, что передовой опыт практически всегда неотделим от личности его автора и представляет собой своеобразное сочетание общезначимых педагогических находок и индивидуальности учителя, поэтому попытки прямого копирования чужого педагогического опыта, как правило, не приносят тех же результатов, что у его авторов. У педагога с другим набором индивидуальных черт те же самые способы и приемы осуществления деятельности будут иметь уже во многом другое воплощение, и далеко не всегда столь же удачное. Они могут просто не подходить ему как личности и индивидуальности и, следовательно, потребуют от него гораздо больше усилий для своего воплощения, что намного снизит их эффективность. Передовой педагогический опыт нужно не просто копировать, но сознательно и творчески перерабатывать: воспринимая главное в нем, учитель должен стремиться к тому, чтобы всегда оставаться самим собой, т. е. яркой педагогической индивидуальностью, и только при этом условии возможно повышение эффективности обучения и воспитания на основе заимствования передового педагогического опыта.

Классификация стилей педагогической деятельности в зависимости от ее характера. Наиболее полное собственно деятельностное представление о стилях педагогической деятельности было предложено А. К. Марковой.[46] Основаниями классификации стилей деятельности в данном случае стали: а) ее содержательные характеристики (преимущественная ориентация учителя на процесс или результат своего труда); б) степень представленности ориентировочного и контрольно-оценочного этапов в труде; в) динамические характеристики (гибкость, устойчивость, переключаемость и др.); г) результативность (уровень знаний и умений учеников, их интерес к предмету). На этой основе были выделены четыре типа индивидуальных стилей деятельности учителя (табл. 5).

Таблица 5

Учитель с эмоционально-импровизационным стилем (ЭИС) отличается от представителей других стилей преимущественной ориентацией на процесс обучения. Он логично и интересно строит объяснение нового материала, однако может настолько увлечься собственным объяснением, что теряет обратную связь с учениками, не считает нужным прерываться и уточнять, поняли ли они его. Во время опроса такой учитель обращается к большому числу учеников, но чаще – к сильным, поскольку замедление темпа работы и отсутствие разнообразия, неизбежно возникающие при ответе слабых учеников, воспринимает как существенный недостаток. Опрос он проводит в быстром темпе, и ему часто не хватает терпения дождаться, когда ученики сформулируют ответ самостоятельно. Учителю с ЭИС свойственно не вполне адекватное планирование учебного процесса: для отработки на уроке он выбирает наиболее интересный учебный материал, а менее интересный, хотя и важный, может оставить для самостоятельного разбора учащимися. Поскольку главное в уроке для такого учителя – интерес и разнообразие, в его деятельности недостаточно представлены закрепление и повторение учебного материала, контроль знаний учащихся.

Основными достоинствами эмоционально-импровизационного стиля являются высокая оперативность, использование большого количества разнообразных методов обучения. Учитель с этим стилем часто практикует коллективные обсуждения, стимулирует спонтанные высказывания учащихся по изучаемой теме, даже если они касаются ее только косвенно, и обычно не прерывает их сам. Все эти особенности ЭИС обусловлены явным преобладанием интуитивности над рефлексивностью, что выражается в частом неумении учителя проанализировать результативность своей деятельности на уроке.

Для учителя с эмоционально-методичным стилем (ЭМС) характерна ориентация в равной степени на процесс и результат обучения. Он адекватно планирует учебный процесс, поэтапно отрабатывая весь учебный материал, внимательно следит за уровнем знаний всех учащихся – как сильных, так и слабых. Такого учителя отличает высокая оперативность, он часто меняет виды работ на уроке, практикует коллективные обсуждения. Во время опроса он старается охватить максимальное число учеников, часто дает индивидуальные задания. При этом в его деятельности постоянно присутствуют закрепление и повторение учебного материала, контроль знаний учащихся. Таким образом, в отличие от учителя с ЭИС учитель с ЭМС стремится активизировать учеников не внешней развлекательностью, а прочно заинтересовать особенностями самого предмета, используя при этом столь же богатый арсенал методических приемов при отработке учебного материала. Анализ результатов своей деятельности таким учителем более точен, чем у учителя с ЭИС, благодаря более высокой степени рефлексивности, хотя интуитивность у него все же несколько преобладает.

Учитель с рассуждающе-импровизационным стилем (РИС) равно ориентирован на процесс и результаты обучения, адекватно планирует учебный процесс. По сравнению с учителями эмоциональных стилей он проявляет меньшую изобретательность в подборе и варьировании методов обучения, не всегда способен обеспечить высокий темп работы, реже практикует коллективные обсуждения, поэтому спонтанной речи учащихся на его уроках заметно меньше. Однако во время опроса такой учитель каждому (как сильному, так и слабому ученику) дает возможность детально оформить ответ и старается при этом меньше говорить сам, предпочитая воздействовать на учащихся косвенным путем: через наводящие вопросы, требования уточнить сказанное и очень редко – через прямые подсказки. При объяснении нового материала для учителя с РИС главное – выделить основные вопросы и логично изложить их, сделав при этом акцент на основной структуре и причинно-следственных связях. Именно это является в его глазах залогом интереса к материалу учащихся. Учитель с РИС постоянно применяет закрепление, повторение и контроль знаний учащихся. В его деятельности можно наблюдать некоторый перевес рефлексивности над интуитивностью, что позволяет ему адекватно анализировать результативность своего труда, но ограничивает возможности спонтанного поведения на уроке.

Учитель с рассуждающе-методичным стилем (РМС) ориентирован преимущественно на результаты обучения и адекватно планирует учебный процесс. От представителей остальных стилей его отличает консервативность в выборе средств и способов педагогической деятельности: используется малый стандартный набор методов обучения, отдается предпочтение воспроизведению учащимися изученного материала, индивидуальные творческие задания практически не задаются, коллективные обсуждения чрезвычайно редки. В процессе опроса учитель с РМС обращается к небольшому числу учеников, давая каждому много времени на ответ, при этом особое внимание уделяется слабым ученикам. Постоянно и систематически используются закрепление и повторение учебного материала, контроль знаний учащихся. Для учителя с РМС характерна высокая степень рефлексивности, такие учителя способны наиболее полно провести анализ своей деятельности.

Различение этих четырех типов отражает разницу в стилях управления, общения, поведения и когнитивных стилях учителя.

Стили руководства коллективом в деятельности педагога. Педагогическая деятельность связана в первую очередь с управлением и руководством учебной деятельностью учеников, поэтому применительно к ней можно считать правомерным использовать классификацию стилей руководства, предложенную К. Левиным. Он выделил три стиля руководства: авторитарный, демократический и либерально-попустительский. Как подчеркивает Г. М. Андреева,[47] специфика каждого из этих стилей выражается в типе принятия решений руководителем.

При использовании авторитарного стиля руководства коллективом все дела в группе во всем их объеме планируются лично руководителем. Подчиненным он объявляет лишь ближайшие на данный момент цели и задачи, его мнение является определяющим. Общение с коллективом происходит в форме кратких деловых распоряжений, произносимых начальственным тоном. Руководитель не считает нужным обосновывать свою точку зрения, свои распоряжения и запреты. Он не принимает в расчет эмоции и чувства членов коллектива, его похвала и порицание субъективны и не сопровождаются никакими аргументами. Внутренняя психологическая позиция такого лидера – не внутри группы, а над ней.

Для педагога с авторитарным стилем ученик является не партнером по общению, а объектом воздействия. Учитель единолично принимает решения, устанавливает жесткий контроль за выполнением своих требований, использует свои права без учета ситуации и мнения учащихся, не считает нужным объяснять и аргументировать свои действия. Вследствие этого учащиеся утрачивают активность, проявляя ее только по настоянию учителя, их самооценка на его уроках существенно снижается: они не бывают до конца уверены в своих знаниях, а учитель в них эту уверенность не поддерживает. Силы учеников направлены в первую очередь на психологическую самозащиту, а не на усвоение знаний и свое развитие. Учителей с авторитарным стилем ученики часто боятся и далеко не всегда уважают. Главные методы воздействия такого педагога на учеников – приказ, поучение, нотация. Для педагогов с авторитарным стилем характерна низкая удовлетворенность своей профессией.

Руководитель с демократическим стилем привлекает к принятию важных групповых решений весь коллектив, и каждый член группы имеет право предлагать свои идеи и обсуждать уже предложенные. За реализацию принятых решений отвечают все. Мнение группы является основным фактором принятия руководителем того или иного решения, но принятое решение к исполнению обязательно. Руководитель при этом не распоряжается, а предлагает и советует, используя товарищеские интонации. Похвала и порицание с его стороны сопровождаются аргументацией и советами, все запреты обосновываются. Психологически такой лидер чувствует себя членом группы, занимает позицию внутри нее.

Педагог с демократическим стилем рассматривает ученика как равноправного партнера в общении. Он привлекает учащихся к принятию решений, учитывает их мнения, поощряет самостоятельность суждений, ценит учеников не только за успеваемость, но и за личностные качества. В результате на уроках такого учителя школьники чаще испытывают состояние удовлетворенности, душевного покоя, обнаруживают высокую самооценку (даже слабые ученики). Учителей с демократическим стилем обычно уважают и не боятся. В качестве методов воздействия они используют побуждение, совет, просьбу. Для таких учителей характерна удовлетворенность своей профессией.

При либерально-попустительском стиле руководитель практически не использует возможностей своей руководящей должности, избегает давать прямые указания. Ведущую роль в коллективе играют неформальные лидеры, именно от них зависит планирование групповых дел, официальный руководитель исполняет лишь представительские функции. В общении с подчиненными в его интонациях сквозит безразличие, похвала и порицание практически отсутствуют. Такой лидер психологически занимает позицию «незаметно в стороне» от группы.

Педагог с подобным стилем затрудняется принимать самостоятельные решения и обычно передает инициативу ученикам и коллегам. Организацию и контроль деятельности учащихся он осуществляет бессистемно, часто проявляет нерешительность и колебания. Чувствуя это, ученики могут пользоваться его слабостью и оказывать на него давление. В классе с таким педагогом наблюдается неустойчивый психологический климат, возникает много конфликтов, которые ученики не в состоянии разрешить самостоятельно в силу недостаточной интеллектуальной и личностной зрелости, а педагог в разрешение этих конфликтов не вмешивается. Таких учителей обычно и не боятся, и не уважают. Направленное воздействие на учеников у них практически отсутствует. Удовлетворенность профессией у учителей с либерально-попустительским стилем, как правило, низкая, чаще всего это вообще случайные люди в педагогической деятельности, и долго они в ней не задерживаются.

5.8. Психологический анализ урока как средство развития педагогических способностей и формирования педагогических умений

Урок – основная организационная единица процесса обучения, в рамках которой происходит совместная деятельность учителя и учащихся. Анализ урока является одним из действенных способов повышения осознанности этой деятельности ее участниками, прежде всего учителем. Способствуя улучшению преподавания в целом, анализ урока имеет большое значение прежде всего для самопознания и саморазвития учителя: он получает возможность посмотреть на свой урок со стороны и оценить его как в целом, так и каждый компонент в отдельности. Психологическому анализу подвергаются особенности личности учителя и его деятельности на уроке, психологические особенности учащихся и их деятельность по усвоению знаний и формированию умений и навыков, закономерности общения учителя и учащихся. Работа по психологическому анализу урока формирует у учителя аналитические способности, прогностические умения, развивает познавательный интерес. Умение проводить психологические наблюдения за сложными явлениями, разбирать их, делать правильные, психологически обоснованные выводы является важным средством совершенствования профессионально-педагогического мастерства учителя.

Учитель на уроке включается в многообразные связи с каждым учащимся, с классом в целом, с преподносимым учебным материалом. При этом сам учитель выступает для учеников в разных качествах: как интересный собеседник, исследователь, испытатель. Учащиеся черпают у него все новое содержание: предметное, личностное, интеллектуальное, деятельностное, поведенческое. В качестве психологических компонентов урока, подлежащих анализу, выступают учитель и учащийся, опосредующий их взаимосвязь учебный предмет и объединяющий все эти три стороны процесс взаимодействия.

Можно четко разграничить три плана психологического анализа урока:

1) психологический анализ, относящийся к личности учащегося, формированию его научного мировоззрения и нравственности в процессе обучения. В психологический анализ урока необходимо включать более широкий круг вопросов о воспитании ученика как личности;

2) связь с методическим разбором урока: насколько он соответствует уровню подготовки учащихся и их интеллектуальному развитию. В данном случае анализируются психологическая природа усвоения учебного материала и развития интеллектуальной активности учащихся в учебном процессе, соответствие приемов и способов работы возрастным и индивидуально-психологическим особенностям учащихся;

3) анализ коммуникативной деятельности ученика и внутреннего мира самого учителя путем рефлексии. Объектами рефлексии чаще всего становятся мотивы собственной педагогической деятельности, эмоциональные состояния в процессе урока, а также результаты педагогической деятельности при осознании учителем ее сильных и слабых сторон и причин собственных успехов и неудач.

Для совершенствования педагогического мастерства необходимо анализировать один и тот же урок в разных временных планах. По времени различают три стадии психологического анализа урока: 1) предваряющую (во время подготовки учителя к уроку); 2) текущую (непосредственно во время урока); 3) ретроспективную (разбор прошедшего урока).

Предваряющий психологический анализ осуществляется на этапе подготовки к уроку. В это время у учителя первоначально возникает «образ-замысел» будущего урока, а затем начинается всесторонний тщательный анализ всех его компонентов: учебного материала, выдвигаемых целей и задач, избираемых методов, приемов и способов обучения, условий, в которых планируется провести урок. Именно в процессе предваряющего анализа учитель готовит план-конспект урока.

Во время предваряющего анализа учитель осмысленно и целенаправленно использует теоретические знания из области общей, возрастной, педагогической, социальной психологии и психологии обучения своему предмету. Основными проблемами, которые ему приходится в это время решать, являются психологические проблемы организации учебного процесса; именно в данном случае учителю необходимо призвать на помощь свои умения, отвечающие на вопросы, чему, кого и как учить. Предваряющий анализ развивает эти умения и основывается на прогностических способностях педагога.

Текущий психологический анализ проводится непосредственно во время урока в рамках сменяющих друг друга педагогических ситуаций. Каждая педагогическая ситуация требует оперативной реакции учителя, умения правильно сориентироваться в возникшей обстановке, приспособить план урока к изменившейся ситуации. Безусловно, тщательное планирование урока заранее необходимо, но каждая возникающая по ходу урока педагогическая ситуация несет в себе немало неожиданного, непредвиденного. В таких случаях успех урока будет даже в большей степени, чем от его предварительной подготовки, зависеть от быстроты реакции учителя, умения проанализировать возникшую обстановку и гибко изменить план урока в соответствии с ситуацией. Для успешного текущего психологического анализа урока учителю необходимо вырабатывать у себя следующие умения.

1. Увидеть, подготовлен ли класс к уроку. В случае неподготовленности учеников, неусвоения ими предыдущего материала не следует сразу переходить к изложению нового. Необходимо выяснить причины случившегося и по возможности повторить предыдущий материал, позаботившись на этот раз о его усвоении всеми учащимися.

2. В течение урока наблюдать за дисциплиной. Массовое отвлечение внимания от содержания урока требует оперативного вмешательства учителя и использования наиболее подходящих средств для возвращения вниманию учащихся деловой направленности.

3. Замечать психофизическое состояние детей. Даже если ученики не предпринимают преднамеренных нарушений дисциплины, все же в случае накопившегося утомления или какого-то эмоционально значимого события сосредоточить их внимание на уроке также становится непростой задачей, требующей дополнительных усилий и временных затрат.

4. Воспринимать реакцию учащихся на свои вопросы. Если дети не сразу осмысливают вопрос и подолгу не отвечают, следует изменить его формулировку (но чтобы она не содержала прямых подсказок!).

5. Внимательно слушать ответы учащихся. Их ошибки и неточности могут подсказать учителю, какие недочеты он допустил сам при изложении данного материала.

6. Постоянно держать весь класс в поле зрения и организовывать наблюдение учащихся за ответами товарищей. Нередко встречаются ситуации, когда учитель сосредоточивает свое внимание на отвечающем ученике, а класс оказывается предоставлен сам себе, из-за чего педагогический эффект опроса резко снижается. Чтобы избежать этого, необходимо мотивировать учащихся к слежению за ответами товарищей.

7. Воспринимать реакцию учеников на свое объяснение. Уже по одному тому, куда направлены взгляды учеников и какие позы они принимают, можно судить о том, доступен ли, интересен ли, важен ли для них объясняемый материал. Видя пассивную реакцию учащихся, опытный педагог в состоянии оперативно изменить стиль объяснения, подобрать яркий пример, найти другие способы активизации их внимания.

8. Замечать особенности учебной деятельности класса в целом, отдельных групп учащихся (сильных, средних и слабых) и каждого конкретного ученика – темп работы, затруднения, типичные ошибки, глубину усвоения материала, умение самостоятельно применять знания на практике, качество выполняемой работы, продвижение в учебе.

9. Наблюдать за собственными поведением и речью. Каждое произнесенное слово, используемые интонации, передвижения по классу играют важную роль в организации внимания учащихся и обеспечении оптимального темпа работы на уроке.

10. Распределять внимание для наблюдения одновременно за несколькими объектами. Аналогичная способность также выделена в общей классификации педагогических способностей.

Текущий анализ урока предполагает достаточно высокий уровень владения и оперирования психологическими знаниями, которые позволяют учителю принимать правильные решения в сложных непрогнозируемых педагогических ситуациях, в условиях дефицита времени. Это самый сложный аспект психологического анализа урока, и на практике далеко не все учителя владеют им в полном объеме. Умение осуществлять текущий анализ урока служит показателем профессионально-педагогического мастерства учителя.

Ретроспективный психологический анализ проводится после завершения урока. На этом этапе учитель сопоставляет первоначальный замысел урока с его реализацией, делает выводы о том, что получилось и не получилось, выявляет достоинства и недостатки прошедшего урока, намечает пути устранения слабых сторон и улучшения сильных. Ретроспективный анализ помогает учителю понять причины непредвиденных изменений в ходе урока. Этот вид анализа вызывает у учителя меньше всего затруднений, однако он тоже достаточно сложен, поскольку предполагает раскрытие всех связей, установление причинно-следственных отношений, высокий уровень рефлексивных способностей и умений, одновременно являясь средством их развития. Благодаря ретроспективному анализу урока у учителя формируется системное представление о своей деятельности.

Завершая организацию и проведение урока, его ретроспективный анализ является одновременно и основанием для предваряющего анализа следующего урока. Ведь именно результаты предыдущего урока обусловливают то, можно ли переходить к новой теме, какие методы обучения лучше всего применять в данном классе при изучении данной темы, чего ожидать от учащихся при ее разборе. Чем осознаннее и объективнее учитель разбирает прошедший урок, фиксируя причины своих успехов и неудач, тем совершеннее он будет планировать и проводить следующий урок. Таким образом, анализ урока можно назвать непрерывным процессом, поскольку каждый следующий его этап логически вытекает из предыдущего.

5.9. Психологическое совершенствование педагогической деятельности

Педагогу необходимо постоянно самосовершенствоваться в профессиональном отношении, поскольку знания, транслируемые им ученикам, очень быстро устаревают. Это же касается и знаний по педагогике и психологии, которые учитель использует в своей деятельности. Знания, даваемые в педагогическом вузе, уже в момент получения их будущим педагогом могут оказаться недостаточными, так как не включают всего того, что может понадобиться ему на практике, из-за ограниченного количества времени, отводимого учебными планами на дисциплины психологического цикла. С течением времени полученные когда-то знания устаревают и требуют обновления по крайней мере раз в пять лет за счет самообразования и повышения квалификации.

Психологическое самообразование педагога включает систематическое ознакомление с новейшими достижениями различных отраслей психологии, связанных с обучением и воспитанием. В обобщенном виде психологические знания, полезные для педагогической деятельности, представлены в журналах «Вопросы психологии», «Психологический журнал», «Дошкольное воспитание», других научных и научно-практических изданиях.

Важным аспектом профессиональной деятельности педагога является саморегуляция – способность управлять собственными психическими состояниями и поведением, с тем чтобы оптимальным образом действовать в сложных педагогических ситуациях. Необходимость в сознательных целенаправленных усилиях по саморегуляции возникает в случаях, когда:

› педагог сталкивается с трудноразрешимой, новой и необычной для него проблемой;

› проблема не имеет однозначного решения: его либо нет вовсе, либо имеется несколько альтернативных вариантов, из которых трудно выбрать оптимальный;

› педагог находится в состоянии повышенного эмоционального напряжения, которое побуждает его к импульсивным действиям;

› решение о том, как действовать, педагогу приходится принимать не раздумывая, в условиях жесткого дефицита времени;

› действия педагога оцениваются со стороны, на него обращают пристальное внимание ученики, коллеги, другие люди, а значит, речь идет о его авторитете и престиже.

Психологические основы саморегуляции состоят в управлении познавательными процессами и личностью. Осуществляется саморегуляция лишь при задействовании воли и внутренней речи.

Среди познавательных процессов в наибольшей мере поддаются саморегуляции восприятие, внимание, память и мышление. Саморегуляция восприятия предполагает четкую постановку задачи построения образа, получения однозначных ответов на вопросы о том, что, зачем и как наблюдать. В условиях сложной педагогической ситуации такие ответы не всегда очевидны, и учителю приходится прилагать значительные умственные и физические усилия, для того чтобы их найти. Сознательная постановка подобных вопросов и нахождение ответов на них требуют совершения выбора и следования ему, что естественным образом предполагает саморегуляцию.

Управление вниманием несколько сложнее, поскольку непроизвольное и произвольное внимание в разной степени поддаются саморегуляции. Управлять непроизвольным вниманием возможно лишь косвенным образом, через регуляцию психофизиологических состояний организма, от которых оно зависит. При утомлении непроизвольное внимание становится плохо управляемым так же, как во время болезни, в состоянии чрезмерного эмоционального возбуждения, аффекта или стресса. Наиболее действенными средствами управления данным видом внимания являются отдых, лечение, аутогенная тренировка. Произвольным же вниманием можно управлять при помощи слов или стимулов, вызывающих интерес. Словесная самоинструкция или вербальная саморегуляция внимания всегда прямо или косвенно базируются на интересе. Иногда бывает достаточно заставить себя увидеть в каком-либо объекте, явлении или событии что-то интересное, чтобы надолго приковать к нему внимание.

Более сложна и более необходима педагогу саморегуляция памяти. Память состоит из частных процессов: запоминания, сохранения, воспроизведения, узнавания и забывания. Запоминание и воспроизведение информации более всего поддаются саморегуляции, поскольку контролируются сознанием. Сохранением, узнаванием и забыванием управлять труднее, так как они работают на подсознательном уровне, однако ими тоже можно косвенно управлять через организацию запоминания. Саморегуляция процессов памяти основана на различных способах представления, ассоциирования, связывания в единое целое, мыслительной обработки материала. Сохранение оказывается более прочным и длительным, если запоминаемый материал удается представить зрительно, связать с какими-либо образами. Запоминание можно ускорить, искусственно вызывая в памяти уже имеющиеся в ней образы и представления, мысленно связывая их со вновь запоминаемым материалом.

Сознательное управление мышлением также может сделать его более продуктивным. Основные приемы саморегуляции мышления состоят в следующем: необходимо внимательно анализировать условия решаемых деятельностных задач, соотносить требуемый результат с заданными условиями, таким образом устанавливая, чего в этих условиях не хватает для получения нужного результата. Мышление необходимо постоянно тренировать и упражнять, вырабатывая определенную его дисциплину, предполагающую последовательный поиск и достаточную проработку различных альтернативных вариантов решения. Это помогает избежать формирования ригидности (негибкости, косности) мышления, «зацикливания» в мыслительных процессах.

Идеи, связанные с поиском решения задачи, следует проговаривать про себя или вслух, а лучше записывать их, как и уже выполненные действия. Это помогает осознать ход своих мыслительных процессов и таким образом контролировать их.

Саморегуляция эмоциональных состояний базируется на умении управлять состояниям мышечной системы организма, на активном волевом включении мыслительных процессов в анализ эмоциогенных ситуаций. Педагогу необходимо умение держать себя в руках и обращать свои эмоциональные состояния в плодотворную работу с учащимися. Одним из наиболее действенных способов регуляции эмоциональных состояний является аутогенная тренировка (аутотренинг). Она представляет собой систему упражнений, направленных на саморегуляцию психического и физического состояния. Аутотренинг полезен в тех видах деятельности, которые вызывают у человека повышенную эмоциональную напряженность, в том числе педагогической, так как в работе педагога с детьми и их родителями нередко возникают ситуации, которые называют трудными и которые требуют эмоционально-волевой саморегуляции. Использование приемов аутотренинга позволяет человеку целенаправленно изменять настроение и самочувствие, положительно сказывается на его работоспособности и состоянии здоровья, дает возможность рационально распределять и экономно использовать силы в повседневной жизни, а в эмоционально напряженные моменты предельно мобилизовать их.

Аутотренинг основан на сознательном применении разнообразных средств психологического воздействия на собственный организм и нервную систему с целью их релаксации или, наоборот, тонизирования. Обычно процедура аутотренинга осуществляется с помощью определенных словесных формул самовнушения физического или психического состояния. Формулы, как правило, произносятся про себя; желательно в это время находиться в позе, обеспечивающей максимально полное физическое расслабление (лежа на спине или сидя в «позе кучера»). Но, поскольку такая возможность есть не всегда, нужно учиться расслабляться в любой доступной позе, в том числе и стоя. Через внушение себе определенного физического состояния достигается и нужное психическое состояние. Формулы самовнушения используются в определенной последовательности: сначала расслабляющие, потом тонизирующие. В расслабляющих формулах обычно содержится внушение ощущения тепла и тяжести в мышцах, причем эти ощущения должны распространяться по телу постепенно, от головы к ногам. Если аутогенной тренировкой преследуется цель именно расслабления, то после мысленного произнесения всех словесных формул и достижения нужного эффекта возможно наступление сна. Если же необходима тонизация, то вслед за расслабляющими должны следовать тонизирующие формулы, в которых внушается ощущение свежести и прохлады в мышцах, бодрости, готовности действовать. Мышечные ощущения в данном случае также распространяются постепенно, от головы к ногам. Словесные самовнушения в аутотренинге сочетаются с определенной ритмикой дыхания. Управление ритмикой дыхания достигается за счет упражнений, учащающих или замедляющих вдохи и выдохи, уменьшающих или увеличивающих амплитуду дыхания. Все эти упражнения отрабатываются в трех основных положениях: лежа, сидя и стоя.

Упражнения, связанные с произвольной регуляцией мышечного тонуса, также отрабатываются в определенной последовательности – от простого к сложному. Сначала учатся напрягать и расслаблять мышцы, легче всего поддающиеся контролю (мышцы конечностей), затем переходят к скелетным мышцам, которыми управлять труднее (мышцы шеи, головы, спины, живота), и затем уже переходят к обучению регуляции тонуса гладких мышц внутренних органов.

Особенно сложными и важными являются упражнения, в результате которых обеспечивается ощущение тепла или прохлады в мышцах. Эти ощущения связаны с расширением и сужением кровеносных сосудов тела: расширение достигается с целью достижения состояния релаксации и успокоения, сужение – для повышения тонуса. В этих упражнениях используются образные представления тепла и холода волевым путем.

Аутогенная тренировка полезна педагогам, имеющим большую нагрузку и сталкивающимся с индивидуальными проблемами, которые влияют на психофизиологическое состояние, работоспособность и здоровье. Повышая работоспособность учителя, аутогенная тренировка увеличивает и его педагогическую отдачу. При желании каждый учитель и воспитатель могут овладеть методами аутотренинга и научиться пользоваться ими самостоятельно.

Тема 6. УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ИОБЩЕНИЕ

6.1. Образовательный процесс как взаимодействие. Основные линии взаимодействия

Поскольку и педагог, и учащиеся являются активными сторонами образовательного процесса и субъектами деятельности (каждый своей), было бы неправомерно рассматривать образовательный процесс только как обучающее и воспитывающее воздействие педагога на учащегося. Ученик также располагает ресурсами воздействия на учителя, поэтому образовательный процесс вполне корректно можно охарактеризовать как взаимодействие.

Во всяком взаимодействии людей выявляются его осознанность и целенаправленность. Цель участников взаимодействия может быть либо общей, либо каждый участник может преследовать свою цель. В зависимости от цели, которую ставят перед собой участники взаимодействия, выделяют разные его формы: сотрудничество – в случае общности цели и усилий по ее достижению, конфликт – в случае взаимоисключающих друг друга целей каждого из участников, противоборство – когда перед участниками стоит одна цель, но достижение ее одним из них исключает ее достижение другим.

Взаимодействие педагога и учащихся, общающихся между собой, входит в более сложную систему взаимодействия в образовательном процессе, который протекает внутри образовательной системы. В этой системе в тесном взаимодействии находятся ее подсистемы: управление (министерство, федеральное агентство, комитет, отдел образования), администрация (ректорат, директорат), педсовет, преподавательские коллективы, классы, группы. Каждая из подсистем имеет свои направления взаимодействия с другими подсистемами. Между всеми ними учебное взаимодействие реализуется в форме сотрудничества – совместной, направленной на достижение общего результата деятельности.

Кроме того, образовательная система взаимодействует с другими системами: семьей и общественностью. Все эти линии взаимодействия прямым или косвенным образом отражаются на учебном процессе непосредственно в классе. Это выражается в отношении учеников к учебе, учителям и школе в целом, которое зависит от сочетания их систем жизненных ценностей с характером учебной деятельности.

Образовательный процесс представляет собой многоплановое взаимодействие. В него включаются собственно учебно-педагогическое взаимодействие ученика и учителя, взаимодействие учеников между собой, а также межличностное взаимодействие, которое может влиять на учебно-педагогическое взаимодействие как положительно, так и отрицательно. В истории учения взаимодействие по линии «ученик – учитель» реализовывалось в разных формах: в индивидуальной работе, классно-урочной работе, консультировании с учителем при самостоятельной работе ученика, бригадно-лабораторном методе организации обучения и т. д. В любой из этих форм взаимодействия каждая из сторон реализует свою активность. У обучающегося активность в наибольшей мере проявляется при индивидуальных формах взаимодействия. В настоящее время учебно-педагогическое взаимодействие осуществляется и в новых формах сотрудничества: деловых и ролевых играх, тренингах. Таким образом, на историческом пути развития образования создавались, отмирали и возрождались разнообразные планы и формы учебного взаимодействия, усложнялась и его общая схема.

Учебно-педагогическое взаимодействие происходит на субъект-субъектном уровне. Раньше было принято описывать учебное взаимодействие по схеме «субъект – объект», где в качестве активного субъекта рассматривался только учитель, инициирующий обучение, передающий знания, формирующий умения, контролирующий и оценивающий их. Ученик считался объектом обучения и воспитания. Но поскольку мы рассматриваем всех участников образовательного процесса как активные его стороны, то взаимодействие учителя с учениками будем трактовать как двухстороннее субъект-субъектное взаимодействие. При этом, поскольку учебная деятельность учащимися осуществляется в классе, где они взаимодействуют также и между собой, в задачи учителя входит формирование класса как единого коллективного субъекта учебной деятельности, поэтому взаимодействие учителя с учащимися можно обозначить схемой «субъект – субъект коллективный». Поскольку предмет и цели деятельности педагога и учеников совпадают, все вместе они образуют единый совокупный субъект образовательного процесса. Таким образом, складывающееся по такой схеме взаимодействие представляет собой многоярусное образование, прочность которого во многом основана на установлении психологического контакта между участниками взаимодействия.

Психологический контакт возникает в результате достижения общности психического состояния людей благодаря их взаимопониманию, обоюдной заинтересованности и доверию друг к другу. Контакт осознается и переживается субъектом как положительный, подкрепляющий взаимодействие фактор. В условиях контакта наиболее полно проявляются все личностные свойства субъектов взаимодействия, а сам факт его установления приносит им эмоциональное удовлетворение. Внутренними механизмами контакта являются эмоциональное и интеллектуальное сопереживание и содействие.

В основе эмоционального сопереживания лежит психологическое явление «заражения», заключающееся в бессознательной передаче психического настроя от одного индивида другому, от группы к одному индивиду или от индивида к группе. Эмоциональное сопереживание субъектов учебного взаимодействия является одновременно и фоновым, и основным механизмом контакта. Оно вызывается в первую очередь личностными особенностями взаимодействующих субъектов, значимостью цели взаимодействия, отношением сторон к необходимости взаимодействия.

Кроме эмоционального сопереживания, установлению и укреплению психологического контакта способствует интеллектуальное сопереживание – мыслительное содействие, определяемое включенностью субъектов взаимодействия в одну и ту же деятельность по рассмотрению той или иной проблемы и направленное на решение общих для них мыслительных задач. Механизм интеллектуального сопереживания и содействия обусловлен совместностью интеллектуальной деятельности педагога и учеников.

Внутренними условиями возникновения контакта между взаимодействующими сторонами являются искреннее уважение друг к другу, эмпатийность (способность к пониманию эмоционального состояния другого), толерантность (терпимость к чужим мнениям и установкам). Внешним проявлением контакта является поведение взаимодействующих субъектов: позы, жесты, направление взглядов, речь, ее интонации, паузы в ней и др.

Таким образом, учебно-педагогическое взаимодействие характеризуется активностью, осознанностью, целенаправленностью взаимных действий обеих сторон – учеников и учителя, являющихся субъектами, согласованность действий которых определяется психологическим состоянием контакта.

6.2. Влияние сотрудничества на учебную деятельность. Развитие учебного сотрудничества

Идеи теоретиков общей и педагогической психологии и передовых практиков современной школы нашли отражение в представлении о сотрудничестве как одной из определяющих основ современного образования. Сотрудничество в образовательном процессе реализуется на практике в виде коллективных, кооперативных, групповых форм учебной работы. Для обозначения учебной работы, основанной на непосредственном взаимодействии обучаемых, употребляются разные понятия: «групповая работа», «совместная учебная деятельность», «совместно-распределенная учебная деятельность», «коллективно-распределенная учебная деятельность», «учебное сотрудничество» и др. Термин «учебное сотрудничество» используется нами как наиболее емкий и общий по отношению к другим терминам, обозначающий в то же время многостороннее взаимодействие внутри учебной группы и взаимодействие учителя с группой.

Сотрудничество как совместная деятельность субъектов характеризуется в отличие от индивидуальной работы следующими свойствами: а) пространственным и временным соприсутствием; б) единством цели; в) организацией и управлением общей деятельностью; г) разделением функций, действий и операций между участниками совместной деятельности; д) наличием позитивных межличностных отношений.

Учебное сотрудничество представляет собой разветвленную сеть взаимодействий по крайней мере по четырем линиям: 1) «учитель – ученик (ученики)»; 2) «ученик – ученик» (в парах и тройках); 3) общегрупповое взаимодействие учеников в коллективе; 4) «учитель – учительский коллектив». Эти линии существуют не изолированно друг от друга: линия «учитель – ученик», как правило, дополняется линией общегруппового взаимодействия, если работа учителя идет с целым классом, или линией «ученик– ученик» при выполнении на уроке тех видов работы, которые требуют объединения учеников в малые группы.

Большинство исследований сравнительной эффективности разных форм организации учебного процесса свидетельствует о положительном влиянии организации учебного процесса в форме сотрудничества на деятельность его участников. По сравнению с индивидуальной работой при сотрудничестве успешнее решаются сложные мыслительные задачи, лучше усваивается новый материал. Организация общегруппового сотрудничества представляет немалые трудности, но именно она подготавливает становление группы как коллективного субъекта учебной деятельности, способного к равнопартнерскому сотрудничеству с учителем. Ведущий разработчик проблемы психологии учебного сотрудничества Г. А. Цукерман, обобщая проведенные в мире исследования, отмечает следующие достоинства совместной учебной деятельности:[48]

› возрастают объем усваиваемого материала и глубина его понимания;

› растут познавательная активность и творческая самостоятельность детей;

› тратится меньше времени на формирование знаний и умений;

› меньше становится проблем с дисциплиной, обусловленных дефектами учебной мотивации;

› ученики получают большее удовольствие от занятий, комфортнее чувствуют себя в школе;

› меняется характер взаимоотношений учеников;

› усиливается сплоченность класса, при этом самоуважение и взаимное уважение растут одновременно с критичностью, способностью адекватно оценивать свои и чужие возможности;

› ученики приобретают важнейшие социальные навыки – такт, ответственность, умение строить свое поведение с учетом позиции других людей, гуманистические мотивы общения;

› учитель получает возможность индивидуализировать обучение, учитывая при делении на группы взаимные симпатии детей, уровень их подготовки, свойственные им темпы работы;

› воспитательная работа учителя становится необходимым условием группового обучения, так как все группы в своем развитии проходят стадию конфликтных отношений и преодолеть ее без вмешательства учителя школьники, как правило, еще не могут.

Совместная работа учащихся влияет не только на каждого из них, но и на саму их деятельность. Совместное учебное действие представляет собой специфическую учебную ситуацию, которая должна отвечать требованиям общности цели, выполнения собственного индивидуального действия каждым участником, координированности всеми всех и всего и не простого сложения результатов отдельных действий, а получения общего результата. Перед группой учащихся ставится мыслительная задача, решить которую можно только коллективно. Общегрупповая деятельность по решению задачи имеет общегрупповой результат, при этом действия каждого отдельного учащегося имеют общий для всей группы смысловой стержень. Влияние же сотрудничества на личностное развитие учеников заключается прежде всего в том, что у них вырабатывается умение оценивать себя не просто с точки зрения другого, а с разных точек зрения в зависимости от его, ученика, места и функции в совместной деятельности.

Учебное сотрудничество организуется с помощью различных способов, приемов, которые одновременно регламентируют деятельность участников. Наиболее распространенными способами учебного сотрудничества при решении учебных задач являются дискуссия, обсуждение проблемного вопроса. Диалог и совместное решение возникают в том случае, когда требуются логическое рассуждение, взаимный анализ и взаимная оценка разных точек зрения. Соответственно, задача, которую ставит педагог перед классом в расчете на ее решение путем учебного сотрудничества, должна объективно предполагать существование более чем одной точки зрения на содержание и способ ее решения. Такие задачи требуют достаточно высокого уровня владения теоретическими знаниями и умения применять их в конкретных ситуациях.

Достаточно большое значение для эффективности учебного сотрудничества имеет характер его организации, в частности внешняя регламентация деятельности участников через распределение ролей или задание способов совместной работы. Важным способом организации сотрудничества является предварительная отработка программы совместного решения учебных задач. Исследования показали, что такая программа повышает продуктивность последующей совместной работы.

Учебно-педагогическое сотрудничество формируется далеко не сразу. Приходящие в школу дети, еще не в полной мере владеющие приемами и способами осуществления индивидуальной учебной деятельности, не могут сами наладить и деятельность коллективную и еще не умеют сотрудничать с учителем. Динамика становления совместной деятельности учителя и учеников подробно рассмотрена В. П. Панюшкиным, который выделил две фазы становления совместной деятельности учителя и учеников, включающие шесть ее форм.[49]

1. Фаза приобщения к деятельности включает: 1) разделенные между учителем и учащимися действия; 2) имитирующие действия учащихся; 3) подражательные действия учащихся.

2. Фаза согласования деятельности учащихся и учителя включает: 1) саморегулируемые действия учащихся; 2) самоорганизуемые действия учащихся; 3) самопобуждаемые действия учащихся.

Эти фазы выделяются в становлении учебного сотрудничества школьников с педагогом. Относительно студенческого возраста В. П. Панюшкиным предполагается третья фаза – партнерство в совершенствовании освоения деятельности. Равнопартнерство в этой модели совместной деятельности учеников и преподавателя является результатом ее развития и становления. Можно полагать, что чем старше обучаемые, тем быстрее будет пройден путь становления подлинно совместной деятельности и достигнуто равнопартнерское, субъект-субъектное взаимодействие в учебно-воспитательном процессе.

6.3. Психологические особенности педагогического общения

Под педагогическим общением понимается форма учебного взаимодействия, сотрудничества учителя и учеников с помощью вербальных, изобразительных, символических и кинетических средств. Педагогическое общение учителя со школьниками в процессе обучения создает наилучшие условия для развития мотивации учащихся и творческого характера учебной деятельности, создает благоприятный эмоциональный климат обучения, обеспечивает управление социально-психологическими процессами в детском коллективе и позволяет максимально использовать в учебном процессе личностные особенности учителя.

Специфика педагогического общения проявляется прежде всего в его направленности. Оно направлено не только на взаимодействие обучающихся и организацию их личностного развития, но и на организацию усвоения учебных знаний и формирование на этой основе творческих умений. В силу этого педагогическое общение характеризуется по меньшей мере тройной направленностью: 1) на само учебное взаимодействие; 2) на обучающихся; 3) на предмет усвоения. В то же время педагогическое общение определяется и тройной ориентированностью его субъектов: личностной, социальной и предметной. Учитель, работая с каким-то одним учащимся над освоением какого-либо учебного материала, всегда ориентирует его результат на всех присутствующих в классе, и наоборот, работая со всем классом, воздействует на каждого обучающегося. Поэтому можно считать, что своеобразие педагогического общения выражается в органичном сочетании элементов личностно ориентированного, социально ориентированного и предметно ориентированного общения.

Второе специфическое качество педагогического общения обусловлено прежде всего его обучающей функцией, которая включает в себя воспитывающую функцию. Обучающая функция реализуется в специально организованном процессе любого уровня образовательной системы – дошкольном, школьном, вузовском. Хотя обучающая функция педагогического общения является ведущей, она не вытесняет других его функций, обеспечивающих многостороннее взаимодействие учителя и учеников, а также учеников между собой. Другие главные функции педагогического общения – воспитывающая и фасилитативная. Воспитывающее воздействие педагогического общения на психику охарактеризовал А. Б. Добрович: «Какой бы предмет ни преподавал учитель, он передает ученику прежде всего убеждение в силе человеческого разума, могучую тягу к знаниям, любовь к истине и установку на общественно полезный труд. Когда же учитель способен заодно продемонстрировать учащимся высокую и отточенную культуру межличностных отношений – тогда, восхищаясь таким педагогом и невольно подражая ему, младшее поколение формируется духовно гармоничным, способным к человечному разрешению конфликтов».[50] Функция фасилитации (облегчения общения) отмечена К. Роджерсом:[51] учитель помогает ученику выразить себя, выразить то положительное, что в нем есть. Заинтересованность педагога в успехе ученика, благожелательная, поддерживающая контакт атмосфера облегчают педагогическое взаимодействие, способствуют самоактуализации ученика и его дальнейшему развитию.

При анализе педагогического общения необходимо разграничивать его педагогические и собственно коммуникативные задачи. При всей их нерасторжимости это разные явления, и первые из них реализуются посредством вторых. Педагогическая задача связана с освоением обучающимися определенного учебного материала, тогда как коммуникативная задача отвечает на вопрос, какими средствами воздействия педагога на обучающихся это можно осуществить более эффективно, какие речевые средства лучше всего использовать в разных педагогических ситуациях.

Педагогическая ситуация рассматривается в контексте единицы учебного процесса – урока. В зависимости от основания можно по-разному классифицировать педагогическую ситуацию. По форме отношения она может быть деловой или личной, официальной или неофициальной, формальной или неформальной. По этапам урока выделяются педагогические ситуации ознакомления с учебным материалом, тренировки способов учебных действий, контроля и оценки освоенного знания способов действия. По динамике сотрудничества можно выделить ситуации вхождения в работу, работы с партнерами, выхода из сотрудничества, его завершения. По характеру учебного взаимодействия это могут быть ситуации сотрудничества, соперничества, конфликта, конфронтации. По характеру решаемых учебных задач ситуация может быть нейтральной или проблемной. По пространственному расположению участников общения ситуации могут быть интимными (15–45 см расстояния друг от друга), личными (до 75 см), социальными (до 2 м) и публичными (30-7 м). Например, педагогическая ситуация общения учителя в первом классе первого сентября может быть определена как неформальная, общей ориентации в условиях школы, вхождения во взаимодействие, сотрудническая, нейтральная, личного и социального общения, личного знакомства и т. д. Каждая ситуация осуществляется определенными коммуникативными актами (актами общения), в виде коммуникативных задач, при помощи определенных речевых действий.

Структурной единицей общения, в том числе педагогического, является коммуникативный акт – ситуация построения речевого высказывания одним из партнеров по общению и одновременного восприятия и смысловой переработки этого высказывания другим партнером. Таким образом, коммуникативный акт представляет собой двустороннее взаимодействие. Педагогическое общение воплощается в коммуникативных актах «говорящий – слушающий», где в обеих этих ролях попеременно выступают учитель и ученик. Каждый из партнеров по общению ставит перед собой определенную коммуникативную задачу, которая решается внутри коммуникативного акта. Коммуникативная задача представляет собой цель, на достижение которой направлены разнообразные действия, совершаемые в процессе общения. При постановке коммуникативной задачи учителю необходимо учитывать педагогическую задачу, наличный уровень педагогического общения учащихся и класса, индивидуальные особенности учащихся, собственные индивидуальные особенности и применяемые в данном классе методы работы.

С позиции говорящего могут быть выделены следующие группы коммуникативных задач: 1) передача, сообщение информации; 2) затребование, запрос информации; 3) побуждение партнера к действию; 4) выражение отношения к действию партнера. Среди задач, относящихся к сообщению информации, на практике учителя чаще всего ставят себе такие, как доказательство, рассказ, объяснение, убеждение. Эти задачи сами педагоги считают для себя достаточно сложными, поскольку постановке и решению коммуникативных задач их специально не учат.

С позиции слушающего в условиях педагогического общения выделяются следующие коммуникативные задачи: понять, запомнить, выучить, усвоить, сделать вывод, ответить, опровергнуть, доказать. Очевидно, что эти задачи неоднородны: одни – сложнее (доказать), другие – проще (запомнить). Каждая из них связана с одной из трех установок слушающего: познавательной, мнемической (на память) или коммуникативной. Именно коммуникативная установка – «принять сообщение и передать другому» – обеспечивает во всех возрастных группах максимальное сохранение воспринятого материала. Это должно учитываться педагогом при организации общения, обучения и формулирования речевых инструкций, заданий.

Педагоги, общаясь с учащимися и решая разные по характеру коммуникативные задачи, реализуют посредством этих задач четыре педагогические функции: стимулирующую, реагирующую, контролирующую и организующую. Чаще всего используемые учителями коммуникативные задачи реализуют организующую и стимулирующую функции. Однако умение решать коммуникативные задачи не формируется целенаправленно даже у студентов педагогических вузов – будущих учителей. Поэтому их педагогический стиль общения складывается уже в течение педагогической деятельности и далеко не всегда отвечает требованиям к педагогическому общению. В подразделе 5.7 раскрывается понятие стиля деятельности педагога. То же самое понятие можно применить и к педагогическому общению. Л. В. Путляева отмечает, что стиль общения педагога должны отличать: 1) пристальное внимание к мыслительному процессу учеников; малейшее движение мысли требует немедленной поддержки, одобрения, иногда просто знака, что мысль замечена; 2) наличие эмпатии – умения поставить себя на место учащегося, понять цели, мотивы его деятельности, а значит, и его самого, что позволяет в определенной степени прогнозировать деятельность ученика и управлять ею заранее, не постфактум; 3) доброжелательность, позиция заинтересованности старшего коллеги в успехе ученика, 4) рефлексия – непрерывный строгий анализ своей деятельности как педагога, управляющего познавательной деятельностью учеников, и введение максимально быстрых поправок в учебный процесс.[52] Л. В. Путляева раскрывает и ответные поведенческие реакции учеников, вызванные таким стилем общения учителя: доверие, свободу, раскованность, отсутствие страха, радостное отношение к учителю и учению, стремление к доброжелательному взаимопониманию в группе. Отсутствие такого стиля, неуважительное отношение к ученику сводят на нет всю систему обучения, как бы содержательно и методически правильно она ни была организована.

6.4. Психология педагогической оценки

Одним из главных аспектов взаимодействия педагога с учениками является стимулирование им их учебной деятельности. Как бы ни оценивал учитель учебные успехи учащихся, все его оценки в конечном счете сводятся к системе поощрений и наказаний. Поощрения стимулируют развитие положительных свойств и особенностей психики, а наказания предотвращают возникновение отрицательных.

Усилия учеников в учебной деятельности оцениваются педагогом прежде всего с помощью выставляемых отметок. Отметка сочетает в себе свойства поощрения и наказания: хорошая отметка является поощрением, а плохая – наказанием. В условиях российской системы образования используется пятибалльная система отметок: 5 («отлично»), 4 («хорошо»), 3 («удовлетворительно»), 2 («неудовлетворительно»), 1 («очень плохо»). На деле эта система давно превратилась в четырехбалльную, поскольку единицу за учебные неуспехи уже не выставляют, она используется только в качестве наказания за плохое поведение. Таким образом, в отметочной системе остались три формально положительные оценки и одна отрицательная. Но и среди положительных оценок каждая имеет свои психологические особенности. Негативная сторона столь узкого диапазона отметок состоит в том, что у него сокращаются возможности служить средством поощрения. В самом деле, полностью безошибочно и качественно выполненную работу можно оценить только оценкой «отлично». Если же ученик получает «хорошо», для него это сигнал о том, что какие-то ошибки и недочеты в его работе все-таки имеются, т. е. четверка уже несет в себе некую отрицательную для ученика информацию. Другое дело, если ранее он чаще получал тройки: тогда четверка будет означать, что работа выполнена лучше его обычного уровня, и это может заставить ученика поверить в свои силы и простимулировать его к дальнейшей работе по предмету.

Надо отметить, что большей стимулирующей силой обладают именно средние значения отметок, а не крайние: троечника больше простимулирует четверка, а не пятерка, отличника, скорее, заставит приложить больше усилий тройка, а не двойка. Троечник, получив пятерку, может утратить смысл дальнейшего самосовершенствования, так как оценки выше все равно нет, четверка же дает понять, что ему еще есть «куда расти» и он имеет возможность добиться большего. Двойка же уничтожает стремление ребенка к улучшению своих результатов, так как ее трудно исправить на привычную высокую оценку, а тройка субъективно воспринимается как оценка, после которой вполне можно добиться отличной успеваемости, если постараться.

Кроме отметок самих по себе, стимулирование учебной деятельности детей осуществляется и другими способами. Побудители должны быть разнообразными и использоваться в зависимости от того, могут ли они удовлетворить актуальные на данный момент потребности ребенка. Стимулы могут быть следующих видов: органические – связанные с удовлетворением органических потребностей ребенка (вкусное, сладкое, приятное физически); материальные – приобретение в собственное пользование желанных, интересных и привлекательных для ребенка вещей; моральные – удовольствие от сознания выполненного долга, от оказания помощи людям, от соответствия своих поступков высоким нравственным ценностям; социально-психологические – повышение внимания, уважение, отведение престижной и значимой роли; индивидуальные – что-то личное, существенное для ребенка, имеющее для него особое значение.

Действие различных стимулов на ребенка ситуационно и личностно опосредовано: восприятие и оценка им тех или иных стимулов как значимых обусловлены тем, в какой ситуации это происходит. Один и тот же стимул может по-разному повлиять на дальнейшую деятельность и успехи в ней в зависимости от того, был ли он значим для данного ученика в данный момент или нет. Если от получения высокой оценки зависят какие-либо другие важные события в его жизни, она может стать сильным стимулом к достижению успеха. Если же от нее мало что зависит в жизни и деятельности ребенка, она скорее всего не станет существенным стимулом к деятельности. Под личностной опосредованностью воздействия стимулов понимается зависимость результатов этого воздействия от индивидуальных особенностей учащегося, его психического состояния в данный момент времени. На него будут сильнее действовать стимулы, касающиеся удовлетворения наиболее актуальных на тот момент потребностей. Эмоционально возбужденный человек может воспринимать значимость стимулов несколько иначе, чем спокойный. Эти особенности восприятия стимулов касаются и педагогических оценок.

Педагогическая оценка играет важную стимулирующую роль в мотивации индивидуального поведения при возникновении потребности в интеллектуальном и личностном развитии. Эта оценка должна обеспечить максимум мотивированности ребенка в учебной деятельности с учетом следующих обстоятельств:

1) знания учителем необходимого и достаточного множества разнообразных стимулов, которые влияют на стремление ребенка к успехам в учении и воспитании;

2) знания подлинных мотивов участия детей в данных видах деятельности;

3) знания индивидуальных различий в мотивации учения и воспитания;

4) знания ситуативных факторов, которые воздействуют на мотивацию усвоения информации, формирование умений и определенных качеств личности у детей.

Педагогические оценки, рассматриваемые как поощрения и наказания, должны быть уравновешенными. С одной стороны, они должны активизировать развитие у ребенка положительных свойств, с другой – препятствовать возникновению у него отрицательных качеств личности и неправильных форм поведения. В зависимости от индивидуальных особенностей ребенка, его возраста, ситуации и ряда других факторов соотношение и характер педагогических оценок, используемых в качестве поощрений и наказаний, должны меняться, чтобы не снижалась их эффективность.

Под эффективностью педагогической оценки понимается ее стимулирующая роль в обучении и воспитании детей. Педагогически эффективной считается такая оценка, которая создает у ребенка стремление к самосовершенствованию, приобретению знаний, умений и навыков, выработке у себя ценных положительных качеств личности, социально полезных форм культурного поведения. Мотивация ребенка к интеллектуальному и личностно-поведенческому развитию может быть внешней и внутренней (см. 2.2). Внутренняя мотивация учебно-воспитательной деятельности считается более сильной, чем внешняя, поэтому и более эффективной педагогической оценкой будет та, которая создает и поддерживает у ребенка внутреннюю мотивацию учения и воспитания. Эффективность педагогической оценки напрямую зависит и от индивидуальных особенностей ребенка: действенной будет та оценка, которая соотносится с тем, что больше всего его интересует, и для соблюдения этого условия необходимо хорошо знать систему интересов и потребностей ребенка, их ситуативную иерархию, динамику изменения со временем.

Когда говорят о социально-специфическом характере педагогической оценки, имеют в виду два обстоятельства. Во-первых, в условиях различных культур в системе обучения и воспитания предпочтение отдается разным видам педагогических оценок: в обществе западно-европейского и североамериканского типов наиболее действенны материальные стимулы, в традиционных исламских обществах – морально-религиозные, в Японии – социально-психологические. Во-вторых, социально-специфический характер педагогической оценки проявляется в том, что она может быть различна по своей эффективности в зависимости от социальной ситуации, в которой дается.

Следует помнить, что личная значимость для ребенка того или иного вида получаемой педагогической оценки может со временем меняться, поскольку по мере взросления и от ситуации к ситуации у него изменяется иерархия потребностей и ранее значимые оценки утрачивают стимулирующую роль, а вместо них на первый план выходят другие, более соответствующие возрастному развитию ребенка. Наконец, существуют индивидуальные различия между детьми, в силу которых важный для одного ребенка стимул может вообще не быть сколько-нибудь действенным стимулом для другого.

Из вышесказанного следует, что наиболее действенными способами повышения персональной значимости педагогической оценки являются:

1) систематическое изучение и учет индивидуальных интересов и потребностей ребенка;

2) актуализация тех потребностей и интересов, которые соответствуют имеющимся в распоряжении педагога стимулам;

3) варьирование характера педагогических оценок с целью избежания привыкания к ним ребенка;

4) применение педагогических оценок значимыми для ребенка людьми, которых он уважает и кому доверяет.

Выделяется несколько видов педагогических оценок, образующих разные классификации: оценки могут быть предметными и персональными, материальными и моральными, результативными и процессуальными, количественными и качественными. Предметные оценки касаются того, что делает или уже сделал ребенок, – содержания, предмета, процесса и результата деятельности, но не самого ребенка. Персональные оценки, напротив, относятся к личности, отмечают индивидуальные качества, старания, умения, прилежание и т. п. Материальные педагогические оценки включают разные способы материального стимулирования детей за успехи в деятельности: деньгами, привлекательными вещами и др. Моральные педагогические оценки содержат в себе похвалу или порицание, характеризующие действия ребенка с точки зрения их соответствия принятым нормам морали. Результативные педагогические оценки относятся к конечному результату деятельности, акцентируют внимание в основном на нем, не беря в расчет способы достижения этого результата и другие особенности деятельности. Процессуальные оценки, напротив, относятся к процессу деятельности, подчеркивают, как был достигнут полученный итог, что лежало в основе побуждения, направленного на достижение соответствующего результата. Количественные педагогические оценки соотносятся с объемом выполненной работы, числом решенных задач, сделанных упражнений и т. п. Качественные оценки касаются качества выполненной работы, точности, аккуратности, тщательности и других аналогичных показателей ее совершенства.

6.5. Затруднения в педагогическом общении

Сложной, педагогически значимой проблемой педагогической психологии является проблема затруднения, или «барьеров» общения, с которыми учитель сталкивается в своей деятельности. Самое сложное в изучении этой проблемы – тот факт, что затруднение в общении может быть чисто субъективным переживанием некоей кажущейся сложности, поэтому то, что вызывает трудности у одного человека, может быть даже не замечено другим.

Затруднения общения у педагога могут возникнуть в самых разных областях, но основными из них являются следующие: этносоциокультурная, статусно-позиционно-ролевая, возрастная, индивидуально-психологическая, деятельностная. Эти области, естественно, перекрываются, взаимодействуют в единой целостной системе, но с целью более глубокого и подробного анализа могут быть условно рассмотрены отдельно.

Этносоциокультурная область включает затруднения, связанные с особенностями этнического сознания, стереотипами, ценностями, установками, проявляемыми в общении в конкретных условиях социального и культурного развития человека. Каждый субъект деятельности и партнер по общению, являясь носителями определенного менталитета, взаимодействует с другими людьми в соответствии с нормами, традициями, образом мира и мироощущением, присущими народу, представителем которого они являются. Процесс глобализации, с одной стороны, стал причиной существенного повышения вероятности возникновения этносоциокультурных затруднений, а с другой – создает возможность для адаптации к ним представителей разных народов и в конце концов подготавливает почву, для того чтобы рано или поздно подобные затруднения исчезли. Глобализация в наибольшей степени затрагивает образ мыслей и мировоззрение молодого поколения, поэтому какие-то национально-культурные особенности общения представителей собственного народа становятся чужды молодежи. Например, российские педагоги традиционно стараются наладить с учениками личный контакт, а у современных подростков и старшеклассников это часто вызывает протест, так как они уже ориентируются на принятый повсеместно более сдержанный деловой стиль общения. Кроме того, эта область затруднений выявляется в недостатке понимания стиля общения представителей других народов, что создает барьеры при соблюдении этикета общения. Так, в российской и европейской культурах принято, чтобы ученик, отвечая, смотрел на учителя, тогда как у тюркских народов смотреть прямо в глаза старшему, даже отвечая на его вопросы, не принято и расценивается как вызов. Столкновение столь разных представлений о поведении в общении может не только серьезно затруднить, но и вообще прервать общение.

Трудности общения, относимые к этносоциокультурной области, преодолимы, если их специфика осознается педагогом, если он сможет контролировать свое общение, регламентируя его рамками тех отношений, которые предполагаются в конкретном образовательном учреждении.

Статусно-позиционно-ролевая область затруднений обусловлена такими причинами, как особенности семейного воспитания, позиция в общности, атрибуты роли, статус учреждения и т. д. Такие затруднения в общении чаще всего возникают в ситуациях нарушения прав и обязанностей, составляющих роль учителя и ученика. Например, право учителя спрашивать предполагает обязанность ученика отвечать, но, если ученик задает вопрос, на который учитель затрудняется ответить, последний может воспользоваться своим более высоким статусом и избежать ситуации необходимости отвечать на вопрос сразу – он вправе изменить ход общения по своему усмотрению, а ученик в таком праве гораздо более ограничен. Более высокий статус учителя предполагает наличие у него авторитета для учеников. Авторитет объединяет в себе две равноправные составляющие: авторитет личности и авторитет роли. Если в восприятии младших школьников первичной является вторая из этих составляющих, то у подростков и старшеклассников авторитет учителя в целом гораздо больше зависит от его авторитета как личности. Если же данный педагог личностно для ученика не авторитетен, то их общение затруднено и сводится лишь к формальному взаимодействию. Если официальные отношения сопровождаются позитивными межличностными отношениями, то эффективность деятельности повышается, в то время как негативные межличностные отношения отрицательно сказываются и на официальном взаимодействии, причем как на учебной, так и на педагогической деятельности.

Возрастная область затруднений связана с тем, что учащийся, особенно подросток, считает, что его внутренний мир непонятен взрослым, а учитель продолжает обращаться к нему, как к ребенку. Затруднения в общении могут возникнуть и в том случае, когда педагог в силу занятости или других интересов действительно не знает, чем именно в данный момент больше всего увлечена молодежь, не имеет представления о ценностях нынешней молодежной субкультуры. В данном случае он не имеет общего предмета общения с учениками. Преодоление связанных с этим трудностей возможно при условии постоянного личностного и профессионального саморазвития педагога, проявления им интереса к миру молодежи.

Индивидуально-психологическая область затруднений чаще всего служит причиной возникновения коммуникативных барьеров. Эти затруднения обусловлены взаимосвязью трех факторов: индивидуально-психологических особенностей учителя, аналогичных черт ученика и их принятия друг другом. Среди индивидуально-психологических особенностей партнеров, оказывающих наибольшее влияние на общение, отмечаются уровень общительности, эмоциональная устойчивость, импульсивность, экстра– или интроверсия, локус контроля, особенности когнитивного стиля. Когнитивный стиль деятельности представляет собой систему особенностей познавательной деятельности, организации памяти, стратегии выбора средств и способов действий и принятия решений. Выделены два полярных когнитивных стиля: с низкой и высокой дифференциацией. Люди с низкой психологической дифференциацией предпочитают коллективную деятельность и более успешны в общении, тогда как люди с высокой дифференциацией когнитивных структур лучше понимают другого человека. Достаточно большой дискомфорт вызывает и общение с человеком, имеющим низкий уровень эмоциональной регуляции: он не умеет контролировать внешние проявления своих реакций и легко попадает под влияние стрессовых ситуаций. Все, что вызывает затруднения в педагогическом общении, должно быть предметом осознания и коррекции как профессионально необходимое условие соответствия человека выполняемой деятельности.

Деятельностная область затруднений включает трудности, связанные непосредственно с педагогической деятельностью учителя и учебной деятельностью ученика. Учитель, не полностью овладевший всеми тонкостями своей профессии, может испытывать трудности в постановке и решении педагогических задач, что выражается в недостаточно точном планировании своей деятельности, неучете прошлых ошибок. Это приводит к формализации урока и снижению интереса учащихся. Трудности педагогического воздействия на личность учащегося заключаются прежде всего в неумении увидеть в нем целостную личность, находящуюся в процессе становления и развития. В результате ученик оказывается личностно не включен в общение, что вызывает у него чувство неудовлетворенности. Затруднения в обучающей деятельности могут быть вызваны отсутствием связи между применяемыми методами обучения, их несоответствием возможностям учащихся или индивидуально-психологическим особенностям учителя. Преодолеваются подобные затруднения только постоянной работой по повышению своего педагогического профессионализма.

В большинстве этих сфер затруднения общения могут быть преодолены либо самостоятельной коррекцией, либо специальными тренингами. В то же время общепризнана необходимость первоначальной ориентации педагога в собственных коммуникативных особенностях. Преодоление затруднений в общении в любом случае требует от участников взаимодействия осознания и коррекции вызвавших их причин.

Тема 7. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ

7.1. Структура, задачи и функции психологической службы в системе образования

Психологическая служба в системе образования Российской Федерации и многих других государств мира создана и функционирует для того, чтобы обучение и воспитание детей велись с учетом имеющихся научно-психологических знаний. Основными ее работниками являются специалисты, окончившие высшие учебные заведения по специальности «Психология» или «Педагогика и психология». Они принимают участие в решении проблем, касающихся жизни ребенка, практически с момента его рождения и как минимум до окончания школы. В течение всего этого времени за психологическим развитием ребенка должно вестись систематическое наблюдение, в ходе которого регулярно проводятся психодиагностические обследования, оцениваются характер и темпы психического развития ребенка, даются рекомендации по его обучению и воспитанию, контролируется их реализация. Психологическая служба в образовании обеспечивает своевременное выявление и максимально полное использование в обучении и воспитании детей их интеллектуального и личностного потенциала, имеющихся у ребенка задатков, способностей, интересов и склонностей.

Психологическая служба призвана также обеспечить своевременное выявление резервов психологического развития детей и их использование в обучении и воспитании. Например, работая с детьми, отстающими в развитии от большинства сверстников, психолог должен вовремя выявить и устранить причины задержек в развитии, но только те, преодоление которых входит в рамки его компетенции. При работе с одаренными детьми перед психологом встает задача раннего выявления задатков и превращения их в высокоразвитые способности.

Еще одна сложная задача психологической службы в образовании состоит в том, чтобы постоянно контролировать соответствие процессов обучения и воспитания природным и социальным закономерностям психического развития детей. Практический психолог, работающий в образовательном учреждении, должен с научных психологических позиций оценивать содержание и методы обучения и воспитания детей, применяемые в различных детских учреждениях, давать рекомендации по их совершенствованию с учетом научных данных о развитии детей разного возраста.

Кроме того, психологу образовательного учреждения приходится много заниматься психопрофилактикой, т. е. выявлением и устранением факторов, которые могут вести к отклонениям от нормального психического развития ребенка. Решая эту задачу, он опирается на знание законов психического развития ребенка, в первую очередь тех, которые представлены в патопсихологии и дефектологии как пограничных между психологией и медициной научных дисциплинах.

Следующая задача, решаемая психологической службой в системе образования, состоит в прямой психологической помощи участникам образовательного процесса: ученикам, учителям, родителям и представителям администрации. Психолог при этом выступает в роли педагога, психотерапевта, консультанта, занимается психологической коррекцией. В своей практической работе он использует специальные методы воздействия на психику и поведение людей. Психологическая служба обеспечивает дополнение и обновление имеющихся у педагогов и руководителей образовательных учреждений психологических знаний, быстро устаревающих и утрачивающихся.

Специальная задача психологической службы состоит в решении совместно с представителями других областей знаний – педагогами, дефектологами, врачами, юристами – различных вопросов, касающихся судеб детей, существенно отличающихся от своих сверстников и требующих к себе особого внимания и специфических форм педагогической работы. Например, отстающие в развитии дети нуждаются в обучении и воспитании по упрощенным, менее напряженным программам, соответствующим их возможностям, но эти программы должны не усугублять их отставание от нормальных детей, а напротив, обеспечивать ускорение их развития, сокращение разрыва в психологическом отношении между отстающими и обычными детьми. Создать такую учебную программу – облегченную, но ускоренно развивающую – значительно сложнее, чем разработать специальную усложненную развивающую программу для одаренных детей. Поэтому на практике психологи больше задействованы в работе с отстающими в психическом развитии детьми, чем с теми, кто опережает сверстников.

Иногда в работе с детьми возникают проблемы, от решения которых напрямую зависит дальнейшая судьба ребенка. Это вопросы, касающиеся возможности или невозможности продолжения его обучения в обычной школе из-за серьезных, педагогически некомпенсируемых умственных нарушений, а также вопросы, связанные с другими случаями проведения медико-психологической экспертизы детей. В таких ситуациях основная задача практического психолога – дать ответственное и квалифицированное экспертное заключение о ребенке, которое при определении его судьбы принимается в расчет наряду с мнениями других специалистов.

Структура психологической службы в системе образования многоуровневая, как и сама эта система. На федеральном уровне (министерств и ведомств) могут вводиться должности главных психологов или создаваться специальные отделы, ведающие работой психологической службы. В таких отделах решаются вопросы, касающиеся ее кадрового, программного, методического и другого общегосударственного обеспечения. Региональный уровень представлен областными, краевыми и республиканскими научно-методическими центрами психологической службы, которые обеспечивают руководство ею в масштабах субъекта РФ. Работой этих центров могут руководить высококвалифицированные специалисты-психологи, имеющие высшее психологическое образование университетского уровня или ученую степень по психологии. Непосредственно практической работой с детьми эти центры, как правило, не занимаются, а имеют дело лишь с практическими психологами, работающими на местах. Муниципальный уровень представляют подразделения психологической службы при городских и районных органах управления образованием, которые организуют и координируют деятельность практических психологов, работающих непосредственно в образовательных учреждениях. Каждый уровень организации психологической службы является законодательным по отношению к нижестоящему уровню и исполнительным по отношению к вышестоящему. Будучи административно включенными в определенные структуры системы образования и подчиненными органам их управления, практические психологи свои профессиональные обязанности реализуют независимо и за добросовестное их исполнение несут полную персональную ответственность.

В настоящее время сложилось четыре основных направления, задающих специализацию в работе практического психолога, хотя в той или иной степени ему приходится заниматься ими всеми: 1) психодиагностика; 2) психологическое консультирование; 3) психопрофилактика; 4) психологическая коррекция. Психодиагностика предполагает профессиональное владение методами психологического исследования ребенка. В процессе психодиагностики основными задачами психолога становятся оценка и квалифицированная психологическая характеристика индивидуальных особенностей и поведения детей и взрослых в системе образования, опирающаяся на достоверные и надежные данные. Проводя психодиагностические процедуры, психолог должен знать не только технику их применения, но и теории, в рамках которых они были первоначально созданы и в дальнейшем совершенствовались. Психолог – специалист по диагностике – должен сам уметь конструировать новые методики и адаптировать уже существующие, владеть способами научной оценки их валидности и надежности. От психолога требуется научно обоснованная и корректная интерпретация результатов проводимых обследований, не допускающая произвола и непоследовательности их истолкования.

Психологическое консультирование состоит в выработке психолого-педагогических рекомендаций, вытекающих из результатов психодиагностического обследования. Эти рекомендации должны предлагаться детям и взрослым в форме, понятной и доступной для практической реализации. Рекомендации и советы могут также вытекать из результатов беседы психолога с теми, кто нуждается в консультативной помощи. К психологическому консультированию относится также работа с учителями и родителями, выполняемая в рамках психологического всеобуча и системы повышения квалификации.

Психопрофилактика связана с решением задач предупредительного характера, предотвращающих наступление нежелательных психологических последствий в развитии ребенка: отставания, задержек в развитии, появления нежелательных черт характера, дурных привычек и наклонностей. Для проведения данной работы психолог должен знать возможные причины возникновения подобных явлений, уметь вовремя заметить и устранить их. Этой цели, в частности, служит психологическая подготовка педагогов и родителей, в ходе которой их обучают внимательно наблюдать за ребенком и своевременно замечать все, что может привести к отклонениям в психическом развитии.

Психологическая коррекция предполагает оказание психологом прямого воздействия на клиента с целью исправления недостатков, изменения их психологии и поведения. Для этого психолог должен профессионально владеть психотерапией, разными видами тренингов, приемами гипнотического внушения, а также быть способным оказывать внушающее воздействие на клиента.

В основном практический психолог работает по программе, утверждаемой центральным или вышестоящим органом управления психологической службой. В этой программе обычно определяются те виды работ, которые за определенный срок должны быть выполнены психологом, их содержание, объем и требуемые затраты времени. Существуют нормативы, устанавливающие режим работы практического психолога, нормы и правила его делового взаимодействия с другими участниками образовательного процесса.

Перспективы развития психологической службы в образовании связаны с более глубоким и органичным проникновением психологических знаний в процесс обучения и воспитания, с интеграцией психологической службы в качестве неотъемлемого компонента системы образования.

7.2. Квалификационные требования, права, обязанности и этическая позиция психолога в образовательном учреждении

К практическому психологу в системе образования предъявляются определенные квалификационные требования. Основное из них – уже отмеченное выше наличие высшего профессионального образования по специальности «Психология», полученного в университете, или по специальности «Педагогика и психология», полученного в педагогическом вузе. Кроме соответствующих уровню полученного образования знаний по психологии, практический психолог должен обладать знаниями, умениями и навыками в области психодиагностики, психотерапии, психокоррекции, дефектологии, психологического консультирования и других областей, пограничных с медициной, педагогикой, социологией, правом. Ему также необходим достаточный опыт практической педагогической работы с детьми.

Это общие требования к практическому психологу образовательного учреждения. Существуют и специальные требования, относящиеся к каждой области деятельности психолога. Специалист по психодиагностике должен в совершенстве владеть соответствующими методами и быть способным давать квалифицированную оценку возможности их применения на практике. Специализация в области консультирования предполагает хорошее знание техники и технологии проведения бесед, способность привлекать внимание людей к себе, располагать и убеждать их, умение хорошо понимать людей, вызывать у них доверие и быть убедительным в своих психологических воздействиях. Для проведения мероприятий по психокоррекции психолог должен хорошо владеть техникой организации и проведения социально-психологических тренингов, приемами психоанализа и другими психотерапевтическими техниками.

Особое положение практического психолога среди работников образования как главного лица, защищающего интересы ребенка, порождает несколько иное соотношение прав и обязанностей по сравнению с остальными педагогами. Для практического психолога характерен приоритет обязанностей перед правами, долга – перед личными интересами. Многие из прав психолога одновременно являются обязанностями, поскольку одно не может быть реализовано без другого. В частности, психолог обязан и одновременно имеет право:

› активно защищать интересы ребенка, если они нарушаются кем-то из лиц, ответственных за его обучение и воспитание;

› принимать самостоятельные профессиональные решения в пределах своей компетенции;

› вмешиваться в методы обучения и воспитания детей, если они не способствуют развитию ребенка и тем более, если они наносят ему вред;

› добиваться от администрации образовательного учреждения, руководителей органов народного образования, педагогов и родителей всяческого содействия ребенку и своевременного принятия позитивных решений, касающихся его судьбы;

› лично участвовать в проведении медико-психологических, дефектологических и судебно-психологических экспертиз и исследований детей и лиц, связанных с их обучением и воспитанием.

Права практического психолога могут быть защищены юридически, социально и морально. Юридическая защита предполагает существование законов и иных нормативных правовых актов, в соответствии с которыми психолог строит свою работу и отношения с другими участниками образовательного процесса. Основным таким нормативным актом в Российской Федерации является Положение о службе практической психологии в системе Министерства образования Российской Федерации, утвержденное приказом Министерства образования РФ от 22.10.1999 № 636. Социальная защита прав практических психологов осуществляется организациями, деятельность которых затрагивает сферу образования. Это ассоциации практических психологов, педагогов, детские и образовательные фонды, центры обучения и воспитания детей, средства массовой информации.

Моральная защита деятельности практических психологов в сфере образования состоит в их поддержке общественным мнением. Моральные правила поведения практического психолога образования составляют этический кодекс, предписывающий ему определенную этическую позицию. В развитых странах, где психологическая служба в системе образования существует давно, выработаны свои этические кодексы специалистов данного профиля, в России же он еще находится на стадии формирования. Этический кодекс необходим практическому психологу по той причине, что далеко не все проблемы, с которыми он сталкивается, могут иметь однозначное и точное правовое решение, быть расписаны и представлены в виде юридических норм, регламентирующих поведение в той или иной ситуации. Психологу, работающему в сфере образования, часто приходится действовать и принимать решения на основе интуиции и чувств.

Этическая позиция практического психолога базируется на задающих моральные принципы всему человечеству философии, религии, культуре, обычаях, традициях, идеологии и политике. Этическая позиция психолога в образовательном учреждении в первую очередь состоит в следующем: он обязан защищать права и интересы ребенка, всегда оставаясь на его стороне, даже перед его родителями, что бы ребенку при этом ни инкриминировалось. Как любой педагог, психолог должен принимать, понимать и любить детей, хорошо знать свои профессиональные возможности и человеческие достоинства и недостатки, знакомиться с последними достижениями своей науки, новыми методами диагностики, консультирования и коррекции. Сведения о детях, имеющиеся у психолога, сугубо конфиденциальны и должны храниться в надежном месте: нельзя допускать, чтобы они попали к педагогам и родителям в своем полном виде. Сообщая родителям и педагогам какие-либо сведения, психолог обязан следить за тем, чтобы они не были использованы во вред ребенку. В случае с учащимися подросткового и юношеского возраста психолог должен вначале получить их согласие на сообщение касающейся их информации третьим лицам и поставить учащихся в известность о том, что именно о них будет сказано. Психолог может соглашаться с предписываемыми ему руководством образовательного учреждения направлениями и видами работы только в том случае, если они не противоречат кодексу его профессиональной этики. Он не должен принимать участие в деятельности, которая ограничивает развитие ребенка, его человеческую свободу, физическую и психологическую неприкосновенность, и при этом обязан информировать свое руководство и профессиональное объединение о замеченных им случаях нарушения прав ребенка другими лицами.

Этический кодекс предписывает психологу образовательного учреждения и определенные нормы поведения. Психолог обязан контролировать свои эмоциональные проявления и не позволять себе таких проявлений, которые могут быть неоднозначно истолкованы клиентом. При работе с ребенком не следует делать резких движений и очень громко говорить. Ситуация общения с психологом не должна вызывать у ребенка дополнительного эмоционального напряжения, напоминать экзамен или воспитательную беседу. Психолог должен хорошо представлять переживания детей того или иного возраста, иметь максимально полное представление об эмоциональной и духовной жизни ребенка. Чем младше ребенок, тем больше в общении психолога с ним должно быть игровых моментов, не допускается никаких форм принуждения. У ребенка необходимо создать собственную потребность в сотрудничестве с психологом, иначе показанные им результаты могут неверно отразить ситуацию (ребенок может застесняться, забыть что-либо от испуга, проявить хулиганские побуждения или негативизм). Если ребенку еще не исполнилось 15 лет, к нему можно обращаться на «ты», но при встрече с незнакомым ранее учащимся, уже достигшим 15-летнего возраста, со стороны психолога будет корректно обращаться к нему на «Вы», а для перехода к обращению на «ты» следует спросить у него разрешения. Общение учащегося с психологом должно прекратиться при первых же признаках утомления ребенка, но, если есть необходимость дальнейшего контакта с ним, психолог должен настроить его на дальнейшее сотрудничество, поинтересоваться, что ему понравилось и что не понравилось в их встрече. В любом случае по окончании встречи ребенка нужно поблагодарить.

Психолог образовательного учреждения участвует в педсоветах и комиссиях, на которых обсуждаются личность ребенка, особенности его поведения и развития. При столкновении со сложными случаями, выходящими за рамки компетенции психолога, он должен переадресовать ребенка смежным специалистам – детскому психоневрологу, невропатологу или психиатру, при необходимости направить его в консультативный или коррекционный центр.

Примечания


1

Каптерев П. Ф. Дидактические очерки. Теория образования // Избранные педагогические сочинения. М., 1994. С. 294.

2

Указ. соч.

3

Указ. соч. С. 304.

4

Указ. соч. С. 316.

5

Указ. соч. С. 324.

6

Указ. соч. С. 340–345.

7

Выготский Л. С. Педагогическая психология // Психология: классические труды. М., 1996. С. 19–26.

8

Анастази А. Психологическое тестирование: В 2 т. Т. 2. М., 1982. С. 37.

9

Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 3. Ст. 150.

10

Розов Н. С. Методологические принципы ценностного прогнозирования образования // Социально-философские проблемы образования. М., 1992. С. 19.

11

Каптерев П. Ф. Дидактические очерки. Теория образования // Избранные педагогические сочинения. М., 1994. С. 368.

12

Зимняя И. А. Педагогическая психология. М., 1999. С. 52.

13

Бернштейн Н. А. О построении движений. М., 1947. С. 175.

14

Возрастная и педагогическая психология / Под ред. А. В. Петровского. М., 1979. С. 189–193.

15

Тейяр-де-Шарден П. Феномен человека. М., 1987. С. 77.

16

Немов Р. С. Психология: В 3 т. Т. 3. М., 1998. С. 166–167.

17

Фридман Л. М. Логико-психологический анализ школьных учебных задач. М., 1977. С. 23–27.

18

Машбиц Е. И. Психологические основы управления учебной деятельностью. Киев, 1987. С. 112–113.

19

Леонтьев А. Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. Т. 2. М.,1983. С. 154–155.

20

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. 1. М., 1989. С. 370.

21

Анохин П. К. Философские аспекты теории функциональной системы // Избранные труды. М., 1978. С. 88–97.

22

Блонский П. П. Память и мышление // Избранные педагогические и психололические сочинения: В 2 т. М., 1979. С. 259–260.

23

Зимняя И. А. Педагогическая психология. М., 1999. С. 214–215.

24

Крутецкий В. А. Психология обучения и воспитания школьников. М., 1976. С. 152–159.

25

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. 2. М., 1989. С. 85.

26

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. 2. М., 1989. С. 85.

27

Педагогика: педагогические теории, системы, технологии / Под ред. С. А. Смирнова. М., 2000. С. 303.

28

Караковский В. А. Стать человеком. М., 1993.

29

Немов Р. С. Психология: В 3 т. Т. 2. М., 1998. С. 380–382.

30

Педагогика: педагогические теории, системы, технологии / Под ред. С. А. Смирнова. М., 2000. С. 304.

31

Климов Е. А. Образ мира в разнотипных профессиях. М., 1995.

32

Каптерев П. Ф. Дидактические очерки. Теория образования // Избранные педагогические сочинения. М., 1982. С. 606.

33

Крутецкий В. А. Психология обучения и воспитания школьников. М., 1976. С. 294–299.

34

Страхов И. В. Психология педагогического такта. Саратов, 1965.

35

Кузьмина Н. В. Профессионализм личности преподавателя и мастера производственного обучения. М., 1990. С. 56.

36

Немов Р. С. Психология: В 3 т. Т.2. М., 1998. С. 533.

37

Платонов К. К. Способности и характер // Теоретические проблемы психологии личности / Под ред. Е. В. Шороховой. М., 1974. С. 190.

38

Зимняя И. А. Педагогическая психология. М., 1999. С. 157.

39

Давыдов В. В. Проблемы развивающего обучения. М., 1986. С. 134.

40

Кузьмина Н. В. Профессионализм личности преподавателя и мастера производственного обучения. М., 1990.

41

Климов Е. А. Как выбирать профессию. М., 1990.

42

Аминов Н. А. Некоторые теоретические аспекты дифференциальной психодиагностики специальных способностей // Типологическая диагностика и образование / Под ред. Е. П. Гусевой. М., 1994. Гл. 5.

43

Орлов А. Б. Психология личности и сущности человека: парадигмы, проекции, практики. М., 1995.

44

Маркова А. К. Психология труда учителя. М., 1993.

45

Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань, 1969. С. 49.

46

Маркова А. К. Психология труда учителя. М., 1993. С. 180–190.

47

Андреева Г. М. Социальная психология. М., 1996. С. 222–224.

48

Цукерман Г. А. Совместная учебная деятельность как основа формирования умения учиться. Автореф. дисс... докт. психол. наук. М., 1992. С. 20.

49

Панюшкин В. П. Функции и формы сотрудничества учителя и учащихся в учебной деятельности. Автореф. дисс... канд. психол. наук. М., 1984. С. 19.

50

Добрович А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения. М., 1987. С. 4.

51

Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1984.

52

Путляева Л. В. Психологические аспекты проблемного обучения / Под ред. А. А. Вербицкого. М., 1983. С. 61.