sci_psychology АльбинаИвановнаИвановаНатальяВалерьевнаКосолапова Юридическая психология: конспект лекций

Непосредственной сдаче экзамена или зачета по любой учебной дисциплине всегда предшествует достаточно краткий период, когда студент должен сосредоточиться, систематизировать свои знания. Выражаясь компьютерным языком, он должен «вывести информацию из долговременной памяти в оперативную», сделать ее готовой к немедленному и эффективному использованию. Специфика периода подготовки к экзамену или зачету заключается в том, что студент уже ничего не изучает (для этого просто нет времени): он лишь вспоминает и систематизирует изученное.

Предлагаемое пособие поможет студентам в решении этой задачи применительно к курсу «Юридическая психология».

Содержание и структура пособия соответствуют требованиям Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования.

ru
Litres DownloaderLitres Downloader 19.03.2009litres.rulitres-1790061.0

Наталья Валерьевна Косолапова, Альбина Ивановна Иванова

Юридическая психология

ПРЕДИСЛОВИЕ

Работа практического юриста предполагает ежедневные контакты с людьми: каждый сотрудник милиции, следователь, адвокат, прокурор или судья общается с коллегами, свидетелями, подследственными. В процессе такого взаимодействия юрист делает выводы о привычках людей, чертах их характеров, пытается прогнозировать их поведение и догадываться о мотивах поступков. Это ценный и необходимый опыт, и каждый человек может в той или иной степени считать себя психологом – знатоком душ. Зачем же тогда нужна юридическая психология?

Допустим, вы подметили, что молчуны стеснительны, а болтуны мечтают о лидерстве. Возможно, это наблюдение верно, а может быть, и не совсем. Как же точно узнать, связано ли появление одного качества с возникновением другого? Можно сослаться на «очевидность» этого знания или «здравый смысл», но ученым известно, что нет более богатого источника заблуждений, чем «само собой разумеющееся». Как говорил А. Эйнштейн, «здравый смысл подсказывает нам, что Земля – плоская». Сталкиваясь с тем или иным явлением, мы умозрительно предполагаем его причины, но никогда не знаем точно, какие именно причины и факторы реально сыграли роль в том, чтобы этот факт виделся нам именно таковым. Для того чтобы получить точную информацию, наука исследует, измеряет, ставит эксперименты. Знания, полученные человеком из жизненного опыта, так называемая «эмпирическая житейская психология», сходны с приметами, они не имеют точных доказательств, оставляя нас на уровне «ведовства». А задача науки состоит в том, чтобы делать знания точными, проверяемыми и, соответственно, пригодными к практическому применению. У каждого из нас свой неповторимый жизненный опыт, свой собственный, субъективный способ интерпретации действий другого человека, и этот субъективизм зачастую заставляет делать ложные выводы. Наука же призвана делать знание объективным.

К тому же то, до чего мы порой доходим своим умом, может оказаться уже изведанным и изученным кем-то до нас. Не стоит тратить свое время на «открытие» старых истин. Юридическая психология имеет более чем двухсотлетнюю историю и солидный багаж знаний.

Участниками правоотношений всегда являются люди, и, даже если речь идет о юридическом лице, правовые и противоправные решения все равно принимают люди или группы людей. Субъективная сторона дела всегда остается значимой. Говоря о человеке, мы чаще всего имеем в виду набор его психологических характеристик: добр он или агрессивен, щедр или жаден, спокоен или возбудим. Как верно заметил И.С. Баршев, если судья не знает психологии, то это будет «суд не над живыми существами, а над трупами». Психология для юриста – это объективная наука о субъективном.

Юридическая психология может стать необходимой при анализе поведения человека, его констатируемых и скрытых мотивов, установок, личностных особенностей, имеющих значение для грамотной юридической работы. Знание психических закономерностей дает возможность не только понимать психическую деятельность, но отчасти и управлять ею: самосовершенствование личности юриста, перевоспитание преступника, преодоление сопротивления следствию со стороны лжесвидетельствующих – это тоже области приложения психологии.

Психология не может быть ненужной или скучной – это наука о человеке, его душе, она интересна и полезна уже потому, что она о каждом из нас.

Принятые сокращения

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 № 51-ФЗ (часть первая), от 26.01.1996 № 14-ФЗ (часть вторая), от 26.11.2001 № 146-ФЗ (часть третья)

ГПК РФ – Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ

УК РФ – Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ

УПК РФ – Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ

Тема 1. ВВЕДЕНИЕ В ЮРИДИЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ

1.1. История развития юридической психологии

Юридическая психология– наука о функционировании психики человека, вовлеченного в правовые отношения. В сферу ее внимания попадает все богатство психических явлений: психические процессы и состояния, индивидуально-психологические особенности личности, мотивы и ценности, социально-психологические закономерности поведения людей, но все эти явления рассматриваются только в ситуациях правового взаимодействия.

Юридическая психология возникла как ответ на запросы юристов-практиков, по сути, это прикладная наука, призванная помогать юристу искать ответы на интересующие его вопросы. Не являясь самостоятельной теоретической дисциплиной, она не имеет собственной методологии – ее принципы и методы являются общепсихологическими. Юридическая психология носит междисциплинарный характер. Так как юридическая психология возникла и развивалась на стыке психологических и правовых знаний, она имеет отношение как к общей психологии, так и к юридическим наукам. Эта наука сравнительно молода, ей около двухсот лет. Но примечателен тот факт, что это направление возникло практически одновременно с психологией: психология и юридическая психология весь путь развития прошли «рука об руку».

Сам термин «психология» начал появляться в философской литературе уже в XVII–XVIII вв. и означал науку о душе, умение понимать душу человека, его устремления и поступки. В XIX в. психология покидает лоно философии и выделяется в самостоятельную отрасль знания, приобретая несколько иной – естественно-научный – оттенок. Официальной датой рождения психологии традиционно считают 1879 г. – в этом году немецкий психолог и философ В. Вундт основал первую лабораторию экспериментальной психологии в Лейпциге. Именно введение строгого, контролируемого эксперимента обозначило становление психологии как науки.

Конец XVIII – начало XIX вв. отмечены ростом интереса ученых и общественников к проблеме человека. Принципы гуманизма (от лат. humanita– человечность), ведущего в то время философского течения, подтолкнули революционеров к созданию первой в Европе «Декларации прав человека и гражданина». Победа Великой французской революции (1789–1794) и принятие в 1789 г. нового законодательства положили начало активному внедрению юридической психологии в судебную практику.

В это время зародилась антропологическая школа права, уделявшая особое внимание «человеческому фактору». Появились труды К. Экартсгаузена («О необходимости психологических познаний при обсуждении преступлений», 1792), И. Шауманна («Мысли о криминальной психологии», 1792), И. Гофбауэра («Психология в ее основных применениях к судебной жизни», 1808), И. Фредрейха («Систематическое руководство по судебной психологии», 1835).

Более полувека спустя подобный процесс начался и в России. Судебная реформа 1864 г. подготовила благотворную почву для использования психологического знания юристами-практиками. Введение принципов состязательности судебного процесса и равенства сторон обвинения и защиты, независимости судей и подчинения их только закону, независимой от государства свободной адвокатуры, суда присяжных позволили шире использовать практические психологические приемы.

Выходят труды Б.Л. Спасовича «Уголовное право» (1863), насыщенное психологическими данными, А.А. Фреза «Очерки судебной психологии» (1874), Л.Е. Владимирова «Психические особенности преступников по новейшим исследованиям». В дореволюционной России юридическая, или как тогда говорили, судебная, психология развивалась достаточно мощно. Возможностью пользоваться психологическими приемами на судебных процессах заинтересовались А.Ф. Кони, Ф.Н. Плевако, Б.Л. Спасович, А.И. Урусов.

Русский юрист, общественный деятель и выдающийся судебный оратор А.Ф. Кони внес значительный вклад в развитие юридической психологии. Его труды «Свидетели на суде» (1909), «Память и внимание» (1922), а также курс лекций «О преступных типах» затрагивали проблемы взаимодействия участников следственного и судебного процессов, поведения свидетелей в зале суда, влияния речи судьи на суде на ход судебного разбирательства, феномен «общественного пристрастия» суда присяжных. Знание как теории, так и практической стороны дела придавало его работам особую ценность.

В 1912 г. в Германии проходит юридический конгресс, на котором юридическая психология обретает официальный статус в качестве необходимой составляющей первоначального образования юристов. Интересно и то, что, пока Запад решал вопрос о востребованности новой науки юристами, в Московском университете уже в 1906–1912 гг. читался курс «Уголовная психология».

Послереволюционный период оказался достаточно благоприятным для дальнейшего развития отечественной психологии. В это время активно трудились российские психологи и психофизиологи В.М. Бехтерев, В.П. Сербский, П.И. Коваленко, С.С. Корсаков, А.Р. Лурия. Отечественная наука во многом опережала зарубежную.

Значимое место отводилось и юридической психологии – необходимо было быстро наводить порядок в новом государстве: бороться с бандами, повсеместно орудовавшими в послевоенные годы, обеспечивать безопасность на улицах городов, воспитывать и перевоспитывать малолетних беспризорников. В 1925 г. в Москве был организован Государственный институт по изучению преступности и преступника. Он стал первым в мире специализированным криминологическим институтом. Отдельные кабинеты и лаборатории по изучению преступности открывались и в ряде периферийных городов – Ленинграде, Саратове, Казани, Харькове, Баку.

На Западе же в это время выходят работы Ч. Ломброзо, Г. Гросса, П. Кауфмана, Ф. Вульфена. Активно развиваются психоаналитическая теория и учение бихевиористов.

Сокрушительный удар по социальным и гуманитарным дисциплинам нанесли репрессии 1930-х гг. Не избежала этой участи и психология – были закрыты важнейшие лаборатории и исследовательские центры, подверглись репрессии многие видные ученые. Психология, в том числе и юридическая, была фактически подчинена педагогике. Полностью прекратились все психологические исследования, находящиеся на стыке с юриспруденцией. Такое положение дел установилось на долгий срок, и только оттепель 1960-х гг. изменила его к лучшему.

С развитием космонавтики, техники, деятельности полярных экспедиций психология постепенно начала обретать статус самостоятельной и значимой дисциплины. Дала знать о себе и социология – в виде массовых статистических опросов и публицистических размышлений. Важным моментом стал 1964 г. – дата принятия специального постановления Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза (ЦК КПСС) «О дальнейшем развитии юридической науки и улучшении юридического образования в стране». В составе НИИ прокуратуры был открыт отдел психологии, а уже в 1965 г. в программу подготовки юристов в высших учебных заведениях был введен курс «Психология (общая и судебная)». Стали разворачиваться прикладные психологические исследования для обеспечения целей правоохранительной, правоприменительной и профилактической деятельности. Дальнейшее осмысление теоретических и методологических проблем пришлось на конец 1960 – начало 1970-х гг.: появились первые крупные работы по юридической психологии А.Р. Ратинова, А.В. Дулова, В.Л. Васильева, А.Д. Глоточкина, В.Ф. Пирожкова.

На протяжении последующих двадцати лет положение юридической психологии было относительно стабильным: активное сотрудничество психологов и юристов принесло немалые плоды. Следующий удар по отечественной науке нанес экономический кризис конца 1980 – начала 1990-х гг.

После «второй русской революции» наступил новый этап развития: начали возрождаться лаборатории и исследовательские центры, открываться кафедры, издаваться книги. Стали вводиться штатные места психологов в районных отделениях милиции, следственных изоляторах, местах отбытия наказания. Новый статус обрела судебная психологическая экспертиза.

В настоящий момент открываются новые направления совместной работы юристов и психологов: осознана необходимость обеспечения специальным психологическим знанием работы оперативно-следственных групп, следователей, прокуроров и судей, создания центров психологической помощи потерпевшим. К новым, экспериментальным направлениям можно отнести введение института ювенальной юстиции, требующее введения в работу правоохранительных органов новых психологических структур: специализированного телефона доверия для подростков при отделениях милиции, групп воспитателей и психологов нового поколения в детских исправительно-трудовых учреждениях.

1.2. Понятие юридической психологии. Ее соотношение с другими отраслями знаний

В настоящее время юридическая психология является прикладной многоотраслевой дисциплиной. Можно выделить следующие ее подотрасли (разделы):

судебная психология – раздел, изучающий психологические аспекты судебного разбирательства (психологическое воздействие речи прокурора, судьи, адвоката, поведение и показания свидетелей на суде, проблемы судебно-психологической экспертизы);

криминальная психология – раздел, изучающий психологические особенности личности преступника, типовые психологические портреты преступников, мотивацию преступного поведения как в целом, так и отдельных его видов (насильственную преступность, корыстную преступность, преступность несовершеннолетних, групповую), динамику развития отношений в преступных группах, проблемы лидерства и психологического принуждения;

следственно-оперативная психология – раздел, изучающий психологические аспекты расследования и раскрытия преступлений: тактику осмотра места происшествия, допроса, следственного эксперимента и дачи показаний на месте происшествия и опознания, а также формирования и тренинга оперативно-следственных групп;

пенитенциарная (исправительная) психология – раздел, занимающийся проблемами психологической эффективности различных видов уголовного наказания, психологией осужденных и отбывающих наказание, а также разработкой психологических основ перевоспитания, ресоциализации и реадаптации лиц, преступивших закон;

правовая психология – раздел, исследующий проблемы правовой и противоправной социализации личности, условия воспитания и модели социальной адаптации законопослушных граждан и граждан, преступивших закон, психологические основы правотворчества и правореализации;

психология профессиональной деятельности юриста – раздел, занимающийся проблемами построения психологических профессиограмм юридических специальностей (психологических требований к претендентам на занимаемую должность), вопросами профориентации, профотбора, формирования коллектива, профилактики профессиональной деформации личности и рекреации;

психологическая виктимология – раздел, посвященный особенностям личности и поведения жертвы преступления, признакам «распознания» жертвы преступником, взаимодействию потерпевших и правонарушителей в момент совершения преступления, психологической помощи жертвам преступлений.

Юридическая психология, как и любая другая междисциплинарная наука, обладает системными качествами, т. е. гораздо большим теоретико-практическим потенциалом, чем некая сумма знаний, полученных из разных отраслей и наук. Поэтому важно знать, с какими другими отраслями знания она связана. Юридическая психология имеет ряд смежных вопросов со следующими подотраслями психологии:

– общей психологией, рассматривающей базовые понятия психологии, изучающей основные психические процессы, состояния и свойства личности;

– возрастной психологией, исследующей вопросы развития психики, изменений, происходящих в процессе взросления, различия психики людей, обусловленные возрастом;

– генетической психологией, рассматривающей связь индивидуальных психологических черт с генетикой, проблемы наследования психических черт, не связанных с ситуаций воспитания;

– дифференциальной психологией, изучающей проблемы индивидуального развития психики, психологических отличий людей в связи с условиями их формирования;

– социальной психологией, рассматривающей вопросы отличия группового и индивидуального поведения, динамики поведения людей в группах и группового поведения, проблемы взаимодействия людей, общения;

– педагогической психологией, исследующей проблемы воспитания и обучения, социализации как процесса усвоения культуры общества, а также вопросы коррекции поведения;

– патопсихологией, рассматривающей отклонения психического развития, нарушения психических процессов и патологические состояния психики;

– медицинской психологией, изучающей вопросы влияния соматических заболеваний на функционирование психики и психологического напряжения на здоровье человека;

– психологией труда, рассматривающей вопросы профориентации, профессиональной пригодности, эффективности профессиональной деятельности, обеспечения оптимального режима труда и отдыха.

Юридическая психология продолжает непрерывно развиваться за счет установления новых связей с другими науками, в том числе с отраслями психологии (так называемое горизонтальное развитие), и за счет выделения новых подотраслей, направлений самой правовой психологии (вертикальное развитие).

1.3. Задачи, объект и предмет юридической психологии

Юридическая психология ставит перед собой ряд задач, решение которых делает ее важной теоретической и прикладной дисциплиной. Среди них такие задачи, как:

• методологическая – заключается в разработке теоретических и методических основ юридической психологии, конкретных методов прикладных исследований, а также в адаптации для юридической психологии методов и методик, разработанных в других отраслях правовых и психологических наук;

• исследовательская – предполагает получение новых знаний, раскрывающих предмет юридической психологии: особенности личности субъекта правовых отношений, его правовую или противоправную деятельность, правовую социализацию и психологические механизмы ресоциализации правонарушителя, психологические особенности юридических процедур;

• прикладная – заключается в разработке практических рекомендаций для юристов-практиков по осуществлению ими правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности, методов повышения качества работы юристов-практиков, организации совместной деятельности психологов и юристов, оказания помощи в профориентации, профотборе и профконсультации юристов;

• практическая – предполагает обеспечение юридической практики специальным психологическим знанием, разработку и внедрение в практическую деятельность психологических приемов ведения оперативно-сыскной и следственной работы, эффективных приемов речевого воздействия в целях преодоления сопротивления следствию и перевоспитания лиц, преступивших закон;

• образовательная – заключается в разработке и внедрении новых эффективных курсов повышения психологической подготовки юристов, в том числе базового образовательного курса «Юридическая психология», курсов повышения квалификации и специальных тематических семинаров.

Говоря о юридической психологии как о науке, необходимо разъяснить ее объект и предмет. Под объектом понимают какую-либо часть окружающего мира – реальную или даже идеальную.

Объектом психологии является психика, объектом юридической психологии – психика участника правоотношений, т. е. человека в условиях правового взаимодействия.

Предмет индивидуален для каждого отдельного исследования: под ним понимают исследуемую часть объекта. Предмет – это всегда более узкое понятие, его можно выделить в объекте исследования.

Предметом юридической психологии могут являться психические процессы, состояния, индивидуально-психологические особенности личности, особенности межличностного взаимодействия.

Методология науки – система принципов познания, в ней заложены критерии научности, а следовательно, достоверности. Методология – это логика познания, система принципов, обеспечивающая объективность и достоверность полученного знания. Научные знания, относящиеся к определенной отрасли, базируются на общих принципах научной методологии, т. е. они должны быть эмпирически подтверждаемыми, объяснять природные явления и процессы, подчиняться законам логики, быть внутренне непротиворечивыми и находиться в гармонии с фундаментальными теориями других научных дисциплин. Методология включает в себя понятийный аппарат данной науки, т. е. специальную терминологию, совокупность теорий и концепций, признанных точек зрения на предмет, и методы познания как способы получения достоверного знания.

1.4. Принципы и методы юридической психологии

Юридическая психология следует общей психологической методологии и опирается на следующие постулаты:

• психика имеет материальную основу, но эмпирически неуловима, т. е. для ее существования необходима нервная система, но все богатство психических явлений нельзя свести к совокупности электрохимических процессов, протекающих в нервной системе;

• психика демонстрирует единство внутренних и внешних проявлений: любое психическое явление, «сокрытое» от глаз окружающих (мысль, переживание, ощущение, решение), выражается в конкретных видимых проявлениях – мимике, поступках и действиях;

• психика обладает системными качествами – она многоуровнева, многоструктурна, эффективно действует как целостное образование, и эффект согласованного действия ее структурных элементов превосходит эффект суммы отдельных элементов;

• психика каждого человека индивидуальна и складывается в результате индивидуального, неповторимого жизненного опыта данного индивида. Человек рождается с определенными задатками, но они могут развиваться только под влиянием среды, только в результате общения с другими людьми (принцип онтогенеза);

• психика развивается в определенных исторических условиях и формируется под воздействием конкретной культуры, усваивая основные требования общества в данный исторический момент (принцип конкретно-исторической обусловленности).

Особое место в психологии занимает вопрос этики научного познания. Это связано со спецификой исследуемого объекта.

Психика каждого человека самобытна, неповторима и бесценна. Всякое вмешательство в душевную жизнь человека, способное привести к нежелательному для него изменению, противоречит гуманистическим принципам. Исследователь, экспериментатор всегда должен быть уверен в том, что процедура исследования не нарушит функционирования психики и уж тем более не вызовет негативных необратимых последствий. Если физик может расщепить атом, чтобы понять, как он устроен, то психолог не имеет права разрушать свой объект исследования и даже не вправе воздействовать на него неким образом, если существует хотя бы малая вероятность того, что результат этого воздействия окажется пагубным.

В рамках юридической практики психолог должен руководствоваться также нормами ведения следственных действий. Закон исключает возможность не только физического и психического насилия во время их осуществления, но и любых действий, унижающих честь и достоинство личности, введения противоборствующей стороны в заблуждение, использования малограмотности, религиозных убеждений, национальных традиций участников процесса. Кроме того, закон должен гарантировать конфиденциальность информации, касающейся личной, интимной жизни человека.

Психологическое исследование в рамках судебного разбирательства может проводиться только с добровольного согласия человека и в точном соответствии с правилами, изложенными выше.

Методы научного исследования – это способы и средства, применяемые для построения научных теорий, с помощью которых мы получаем достоверные сведения. Психология использует следующие методы.

1. Наблюдение – наблюдение и регистрация исследователем поведения человека и групп людей, которые и дают возможность раскрыть характер его переживаний и особенностей коммуникации. Этот метод опирается на принцип единства внешних и внутренних проявлений психической жизни – любые эмоция, мысль, воспоминание, решение проявляются в конкретном действии, вне зависимости от того, осознает ли и замечает это действие сам человек. Существует несколько разновидностей наблюдения:

– включенное наблюдение – испытуемый знает о том, что за ним наблюдают, экспериментатор и испытуемый в ходе наблюдения взаимодействуют;

– стороннее наблюдение – испытуемый не видит наблюдателя, не знает, кто из участников наблюдения является наблюдателем, испытуемый и экспериментатор не общаются в ходе эксперимента, следовательно, испытуемый не получает «обратной связи» от экспериментатора;

– наблюдение в группе – экспериментатор отслеживает поведение и взаимодействие группы людей, как правило, в этом случае он не участвует в групповой коммуникации;

– самонаблюдение – экспериментатор и испытуемый являются одним человеком, который и участвует в экспериментальной ситуации, и отмечает особенности своего поведения и переживания.

В юридической психологии метод наблюдения применяется достаточно широко: при профотборе членов оперативных групп, для оптимизации деятельности следственных групп, для раскрытия особенностей общения между заключенными в исправительных учреждениях, для раскрытия особенностей личностных черт и выявления ложных показаний при допросах. В настоящее время метод наблюдения дополнен использованием технических средств – видео– и аудиозаписи.

2. Пробы и измерения – регистрация данных, отражающих простые психофизиологические процессы. Основные задачи такого исследования – определение возможностей и особенностей зрения, слуха, памяти испытуемых, выявление темперамента, или динамических свойств нервной системы, выносливости и утомляемости, особенностей реагирования психики на изменения соматического состояния организма (повышенного или пониженного температурного режима, разреженности воздуха или усталости).

Этот метод важен при проверке свидетельских показаний, поскольку показывает, мог ли действительно данный человек при данных условиях увидеть и услышать то, о чем свидетельствует, или же его показания являются результатом домыслов и фантазий. Метод проб и измерений необходим для выяснения возможных причин дорожно-транспортных происшествий, аварий на производстве и катастроф, связанных с работой человека-оператора. Пробы и измерения чаще всего осуществляются в лабораторных условиях, где моделируются соответствующие условия, но могут проводиться и в реальном режиме.

3. Биографический метод – это исследование истории жизни человека с целью раскрытия особенностей личностных черт и обстоятельств, которые привели к формированию данного типа личности. Этот метод опирается на принцип онтогенеза, согласно которому индивидуальный жизненный опыт, условия взросления и воспитания являются решающими для формирования личностных особенностей. Многочисленные психологические исследования позволили сделать ряд выводов о том, что культура, религия, социальная страта (от лат. stratum – слой), район проживания формируют определенные черты, свойственные большинству людей, принадлежащих к данной группе. На формирование личности оказывают существенное влияние состав семьи и особенности отношений в семье, школьное воспитание, взаимоотношения в детской и подростковой среде, психологический климат трудового коллектива. Биографический метод также позволяет показать, является ли поведение, сыгравшее роль в обстоятельствах правового конфликта, типичным для данного человека, или же такое поведение ситуативно, т. е. проявилось внезапно как реакция на сложные или непредвиденные обстоятельства. В судебно-психологической экспертизе биографический метод является одним из основных методов исследования личности человека.

4. Метод анализа продуктов деятельности – изучение психологом материальных следов, оставленных человеком, которые несут информацию об особенностях его душевной жизни и поведения. Обычно исследуются дневниковые записи, переписка, литературные произведения, рисунки, коллекции предметов, профессиональный инструмент и инвентарь, хобби, интерьер жилища. Предметы, окружающие человека, несут отпечаток его привычек, предпочтений, склонностей, образа жизни и косвенно указывают на черты его характера. Особенно информативны дневниковые записи, рисунки и литературные произведения (если таковые имеются) – в них раскрываются самые интимные переживания, мысли, все богатство эмоциональной сферы.

Данный метод восходит к психоаналитической традиции, где любое произведение рассматривается как раскрытие «бессознательного» человека, т. е. той области психики, которая вмещает желания и устремления, порой скрытые не только от глаз окружающих, но подавляемые и запрещаемые человеком самому себе.

Метод анализа продуктов деятельности применяется для исследования особенностей личности, поведения, эмоциональных переживаний человека, недоступного для исследования (умершего, без вести пропавшего, похищенного, неустановленного лица), и как дополнительное средство для раскрытия личностных черт, поведения и эмоциональных переживаний в случае, когда человек доступен.

5. Тестирование – специальный психологический метод, наиболее хорошо разработанный и часто применяемый. В основу исследования с помощью тестов был положен принцип единства внутренних и внешних проявлений психики. Психологические тесты весьма разнообразны как по целям исследования, так и по форме тестового материала. С помощью тестов психология может исследовать практически все психологические проявления: темперамент, мышление и интеллект, волевые качества, стремление к власти и лидерские качества, общительность или замкнутость, профессиональную пригодность, склонности и интересы, ведущие мотивы и ценности и многое другое.

Для удобства тесты можно разделить на виды. По целям исследования выделим тесты психических состояний и тесты личностных черт. Существуют тесты, призванные давать информацию о блоках личностных характеристик, например многофакторный опросник Кеттелла или тематический апперцептивный тест, есть тесты, предназначенные для всестороннего исследования единственной психологической характеристики, например тест фрустрации Розенцвейга или тест интеллекта Айзенка. Тесты состояний способны отразить бодрое или утомленное состояние, приподнятое настроение, депрессию, стресс, тревожность.

По форме подачи тестового материала выделяют тесты-опросники и проективные тесты. Тесты-опросники состоят из списков вопросов, на которые предложены варианты ответов, полученные ответы сверяют со стандартизированными, на основании чего получают либо численное выражение некоторых характеристик (например, данный испытуемый набрал по шкале «тревожность» 10 баллов, что соответствует норме), либо относят человека к определенной категории (например, демонстративно-гипертимный тип). Проективные тесты не содержат готовых ответов, их применение основано на положении о том, что свободные ассоциации человека на заданную тему раскрывают особенности его личности. Классическим примером проективного теста являются кляксы Роршаха, где в абстрактных чернильных композициях каждый человек видит что-то свое, то, к чему он склонен, и выделяет фрагменты изображения своим собственным, неповторимым образом.

Наиболее полную и точную информацию о личности можно получить, комплексно используя различные тесты. Таким способом психолог может раскрыть наибольшее число психологических свойств человека, перепроверить данные одного теста данными другого, сделать поправку на текущее состояние. Раздел психологии, занимающийся разработкой психологических тестов и вопросами наиболее эффективного их применения, называется психодиагностикой.

Тестирование в юридической психологии применяется для анализа личностных черт подследственных, в особых случаях – истцов и свидетелей, а также в качестве дополнительного средства для выявления ролей и иерархии в преступных группировках (в целях профотбора).

Таким образом, юридическая психология – наука о функционировании психики человека, вовлеченного в сферу правовых отношений. Это междисциплинарная, прикладная наука, возникшая в результате необходимости совершенствовать науку о праве. Юридическая психология связана со многими отраслями психологии и права. Ее объект – психика человека, предмет – различные явления психики, индивидуально-психологические особенности личности участников правоотношений. Общепсихологическая методология использует исследовательские методы психологии: наблюдение, пробы и измерения, биографический метод и метод анализа продуктов деятельности, тесты.

Тема 2.ПСИХИКА: ПОНЯТИЕ И ФУНКЦИИ

2.1. Понятие психики

Психика — это общее понятие, обозначающее совокупность всех психических явлений, изучаемых психологией. Как всем фундаментальным понятиям, ему наиболее сложно дать определение. Многочисленные версии о природе психического можно свести к трем основным. По одной из них психика имеет нематериальную природу, это идеальная субстанция, независимая, извечная, обладающая собственной волей к развитию, самопознанию, совершенствованию. Согласно второй версии психика есть продукт деятельности мозга, психическая деятельность имеет рефлекторный характер, любое, даже очень сложное психическое явление можно разделить на отдельные акты стимула-реакции, проследить все зоны мозга, задействованные в том или ином психическом явлении, и нервные импульсы, протекающие в них. По третьей версии психика развивается на базе нервной деятельности и опирается на нервные структуры, но при этом ее нельзя свести к ряду электрохимических процессов мозга, она является надбиологическим образованием, совокупностью сложных программ, заложенных при жизни человека и гибко реагирующих на условия внешней среды.

Современные представления более всего соответствуют последней версии, соответственно, в качестве рабочего определения психики примем следующее: психика – это способность высшей нервной деятельности создавать модели реальности, выполняющая адаптивную функцию. В данном определении подчеркнута связь психики с ее материальной основой – нервной системой как органической базой нервной деятельности.

2.2. Функции психики

Психика как вместилище «модели реальности» особым образом организует информацию, поступающую из внешней среды, и реагирует на эту сконструированную реальность своим собственным способом. Поясним эту мысль: наше восприятие есть отражение объективной реальности, наше мышление способно анализировать прошлое и предвидеть будущее, но границы этих способностей ограничены нашими потребностями и целями. Мы воспринимаем не всю информацию, а только ту, которая для нас важна. Человек воспринимает световое излучение определенного диапазона и звуки строго определенной высоты, и эти спектры составляют лишь незначительную долю существующих в природе, они гораздо уже тех, которые воспринимают животные нашей планеты, но это именно тот диапазон, который важен для нас. Точно так же в любой житейской ситуации каждый из нас обращает внимание и реагирует только на те стимулы, которые важны лично для него. Так, представим себе автобусную остановку в центре города. Один человек, который куда-то опаздывает, будет реагировать только на подъезжающий транспорт в поисках нужного номера маршрута и думать о возможных последствиях своего опоздания; другой человек, который никуда не спешит, на той же остановке станет рассматривать проходящих мимо людей, возможно, он подслушает чей-то разговор или пронаблюдает ссору, может быть, обратит внимание на необычную машину, покурит и решит, к кому отправиться в гости; для третьего, водителя автобуса, остановка – всего лишь один из привычных атрибутов повседневной рабочей ситуации. Посмотрите, насколько различны восприятие и эмоциональные переживания трех людей, находящихся в одном месте и одном временном промежутке.

Благодаря развитию адаптивной функции психики живые существа становились больше приспособленными к выживанию, нежели их предки. Сравните: ящерица может запомнить место, представляющее опасность, например ловушку в углу сада, но не способна дифференцировать саму опасность (ловушку) и место (угол сада), собака же хорошо различает источник опасности и может с легкостью определить опасный объект в любом месте, что дает ей несомненные преимущества для выживания. Человечество же с его культурой, знаниями и технологиями вышло за пределы животного мира, его способность к выживанию гораздо выше: человек способен выжить и в условиях полярной стужи, и в пустыне, и даже в космическом пространстве, при современном уровне медицины может жить с заболеваниями, которые ранее или в иных условиях оказались бы фатальными. Все эти достижения, сделавшие человека суперприспособленным к выживанию, стали возможными благодаря развитию психики: памяти, фантазии, речи, мышления. Адаптивная функция раскрывается также через тот факт, что психика как носитель программ, приобретенных при жизни и достаточно легко корректируемых, гибко реагирует на изменяющиеся условия окружающей среды.

Как и любая другая наука, психология открывает законы функционирования психики. Рассмотрим основные из них, чтобы понять, каким образом протекает психическая деятельность. Психика имеет иерархическую структуру, т. е. состоит из взаимосвязанных и взаимоподчиненных структурных элементов. Эти элементы можно разделить на три условные группы: психические процессы, состояния и свойства.

Тема 3. ПСИХИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

Понятие психических процессов. Психические процессы – это элементарные единицы, которые мы можем выделить в психической деятельности, ее «атомы». Процессы первичны – на их основе строится вся сложная система функционирования психики. Процессы динамичны – они имеют свой ход, развитие. Опишем основные процессы.

Ощущение и восприятие. Ощущения – это элементарные психические процессы, представляющие собой субъективное отражение живым существом простых свойств окружающего мира в виде психических явлений, элементы, компоненты восприятия, из которых складываются образы. Выделяют следующие виды ощущений: кожные (прикосновение, или давление, бывают температурные и болевые), проприоцептивные (положения тела в пространстве, взаиморасположение частей тела), органические (исходящие от нервных клеток внутренних органов), вкусовые и обонятельные, зрительные и слуховые. Ощущения возможны благодаря наличию рецепторов – специальных нервных клеток, воспринимающих данное воздействие, проводящих путей (нервов) и клеток центральной нервной системы, способных принимать и обрабатывать тот или иной сигнал. Совокупности этих нервных образований получили название сенсорных систем. Филогенетически самыми древними, т. е. наиболее рано возникшими в эволюции, являются ощущения, непосредственно касающиеся состояния организма, – болевые, температурные, более молодыми – вкусовые и обонятельные. Затем в истории видов возникли зрительные сенсорные системы, а самыми молодыми являются слуховые.

У каждого ощущения есть абсолютный и относительный пороги. Абсолютный порог – это минимальная величина стимула, которая может вызвать ощущение. Например, для обоняния это могут быть несколько сотен молекул вещества. Абсолютный порог, тем не менее, индивидуален для каждого человека. Относительный, или дифференциальный, порог – это величина стимула, которая может вызвать ощущение, различаемое от ощущения, вызванного стимулом другой величины. Так, человек может услышать звук частотой в 16 Гц, но способен отличить один звук от другого только начиная с высоты в 40 Гц. Существует также верхний порог ощущения, который, как правило, граничит с болевыми ощущениями, например звук выше 14 000 Гц вызывает боль.

Слуховые ощущения позволяют описывать звук в терминах громкости, высоты, тембра. Громкости соответствует сила звука, измеряемая в децибелах. Человек воспринимает звук от 3 до 130–140 дБ, последнее число соответствует верхней границе слышимости, болевому порогу. С высотой воспринимаемого звука, или тональностью, соотносится частота звука, измеряемая в герцах. Нижний порог слышимости – 16 Гц, верхний – порядка 20 000 Гц (для сравнения: у собаки – 38 000 Гц). Наш привычный диапазон лежит в области от 1000 до 3000 Гц, болевой порог находится на уровне 14 000—16 000 Гц. Тембр – сложная характеристика звука, не имеющая прямого физического аналога, как тембр мы различаем сложный узор звуковых тонов – сочетание звуков определенной громкости высоты.

Зрительные ощущения складываются за счет определения цветового тона, яркости и насыщенности. Форма объекта передается за счет отражения на сетчатке глаза световых пятен разного цвета и тона, а движение – за счет перемещения этих пятен.

Человек воспринимает световые волны длиной от 390 до 780 нанометров, т. е. нижняя граница находится на уровне инфракрасного излучения, верхняя – ультрафиолетового. Человеческий глаз способен воспринять световой импульс в 8—47 квантов (это нижний порог восприятия) и 1–1,5 %-ное изменение освещенности поверхности (это дифференциальный порог зрительного восприятия). Верхний порог зрительного восприятия наиболее относителен – состояние ослепления зависит от адаптации глаза к освещенности – и может быть вызван даже нормальным дневным освещением, если глаз привык к дефициту света.

У человека зрительное восприятие является ведущим – по оценкам специалистов, через этот канал поступает 90 % всей информации. Слух, обоняние, осязание и другие каналы восприятия имеют гораздо меньшее значение.

На базе ощущений строится процесс восприятия.

Восприятие – это процесс приема и переработки человеком различной информации, завершающийся формированием образа. Восприятие есть не просто результат интеграции данных, поступающих в головной мозг через различные органы чувств, к формированию целостного образа подключаются информация, хранящаяся в памяти, мышление и другие психические процессы. Отличительной чертой восприятия является целостность. Поясним: описывая объект лишь словами «холодный», «большой», «белый», мы еще находимся на уровне ощущений, но как только мы соотнесли эти данные и получили целостный образ объекта (будь то холодильник или мифическая Медуза горгона), можно говорить о восприятии. Неотъемлемой чертой восприятия также является осмысленность: мы всегда можем обдумать сформировавшийся образ и описать его словами.

Образ содержит не только информацию, поступившую от органов чувств, – в процессе его формирования участвуют и другие познавательные процессы, идет процесс достраивания образа. При этом часто возникают нормальные ошибки. Так, если предъявить испытуемым белый цилиндр с красным торцом, большинство людей склонны предполагать, что и второй торец, который не виден, т. е. находится за пределами восприятия, тоже красный. С одной стороны, процесс достраивания образа необходим в повседневной жизни – по отрывочным элементам образа мы чаще всего можем угадать весь объект, с другой стороны – этот эффект все же иногда приводит к ошибкам восприятия.

Иллюзия – образ, являющийся порождением реальных ощущений, но неверно отражающий реальность. Это ошибка восприятия, возникающая благодаря вмешательству в процесс восприятия памяти, желания, фантазии, какой-либо установки или другого психического явления. Например, человек может принять висящий на стуле в темной комнате пиджак за сидящего человека или облако нетипичной формы за летающую тарелку. Возникновение иллюзий считается нормальным психическим явлением. Их следует отличать от галлюцинаций – полностью сконструированных образов, которые субъективно воспринимаются как реальные объекты. Так, человек может утверждать, что видит объекты или слышит звуки, которые в объективной реальности не существуют. Галлюциноз считается патологическим процессом.

Мы живем в четырехмерном мире: нам известны три пространственных измерения и одно временное. Восприятие пространства не является врожденным и складывается в процессе научения. Человек определяет размеры объектов, сравнивая их с другими объектами и опираясь на свой прежний опыт. Однако если предъявить испытуемому изолированный объект, например куб на белом фоне, который демонстрируется через специальное отверстие в ширме так, что расстояние до него определить невозможно, то человек будет не в состоянии определить его размер. Восприятие пространства возникает за счет соотношения расстояния до объекта и его величины. Бинокулярное зрение имеет значение при восприятии пространства, но решающим оказывается жизненный опыт – мы научаемся определять расстояние и размеры и можем воспринимать пространство, пользуясь только одним глазом.

Очень редко обращают внимание на еще одно измерение, доступное человеческому восприятию, – восприятие времени. Время воспринимается как необратимое равномерное движение из прошлого в будущее. Мы научились выражать время в единицах длительности: секундах, часах, сутках, годах. Субъективное же восприятие времени отлично от объективного: оно может протекать неравномерно – растягиваться или сжиматься. В эксперименте одной группе испытуемых предложили интересные игры, а другую поместили в отдельные пустые комнаты и попросили ждать. Люди, которые развлекались, восприняли 10-минутный отрезок времени как очень краткий – 2—3-минутный, а ожидающие обозначили этот же временной промежуток как 15-минутный. Так стало известно, что субъективное время протекает неравномерно – оно может «замедляться» и «ускоряться» в зависимости от обстоятельств.

Знания об ощущениях и восприятии важны при получении свидетельских показаний, решении вопроса о признании лица вменяемым, выявлении особых психических состояний, имеющих значение при рассмотрении уголовных и гражданских дел.

Внимание и память. Внимание – состояние психической концентрации, сосредоточенности на каком-либо объекте. Внимание не является самостоятельным процессом, это процесс регуляции других познавательных процессов, характеристика психической деятельности, состояния нашего восприятия, сознания, мышления, памяти. Внимание всегда имеет объект, на который оно направлено, будь то предмет окружающего мира, воспоминание или фантазия. Корни внимания прослеживаются в состоянии настороженности, бдительности, ориентировочном рефлексе. Внимание есть психический процесс, призванный оперативно перестраивать психику в ответ на изменяющиеся условия среды и сохранять особый режим работы психики в течение нужного времени.

Выделяют непроизвольное и произвольное внимание. Непроизвольное внимание первично, с ним человек рождается, оно сохраняется на протяжении всей жизни. Непроизвольное внимание устанавливается и поддерживается вне зависимости от сознательного желания и воли. Произвольное внимание – способность сознательно направлять внимание на объект, его формирование связано с развитием воли. Считается, что произвольное внимание в норме формируется к 4—6-летнему возрасту. Произвольное и непроизвольное внимание выполняют несколько различные функции: непроизвольное внимание пассивно, неуправляемо, но оно играет роль «сторожа», направляющего познавательные процессы на наиболее важные, сильные внешние стимулы, в том числе и на те, которые отвергаются сознанием; произвольное внимание активно, оно подчинено воле и дает возможность произвольно настраивать психические процессы, игнорируя информацию, отвергаемую сознанием.

Такое разделение внимания на два вида в известной степени идеально, поэтому некоторые авторы также называют произвольно-непроизвольное внимание – смешанный тип: внимание, не требующее усилий воли, но находящееся под контролем сознания. Это ситуация, когда мы следим за каким-либо явлением «краем глаза».

Внимание может быть описано в терминах его концентрации, объема, устойчивости и переключаемости. Концентрация внимания, или сосредоточенность, выражает интенсивность связи предмета и сознания. Объем внимания измеряется количеством объектов, которые воспринимаются одновременно. Устойчивость – длительность, в течение которой сохраняется заданная концентрация внимания. Переключаемость – способность переориентировать познавательные процессы с одного предмета на другой. Эти характеристики внимания функционально взаимосвязаны: изменение одной влечет за собой изменение других. Так, высокая концентрация приводит к снижению переключаемости или снижает объем внимания.

Отмечено, что у 2—4-летнего ребенка переключаемость в два-три раза выше, чем у 4—6-летнего. Эти данные косвенно свидетельствуют о процессе формирования произвольного внимания (косвенно, поскольку концентрация внимания еще не означает произвольности). Произвольность – способность сознательно менять характер внимания.

Психологическая экспертиза внимания важна при получении свидетельских показаний, оценке зрелости личности, выявлении особых психических состояний, имеющих значение при рассмотрении уголовных и гражданских дел.

Память – процесс запоминания, хранения и последующего воспроизведения информации. Память – это отражение и воспроизведение событий прошлого, один из базовых психических процессов. Основой запоминания является запечатление – почти точное копирование картины реальности. Первоначально у новорожденного память существует только в форме непроизвольного запечатления, и лишь позднее, с развитием мышления, воли, сознания, произвольного внимания формируется второй вид памяти – произвольная память. Таким образом, мы выделяем два вида памяти – непроизвольную и произвольную. Произвольная, или сознательная, память отличается от запечатления и непроизвольной памяти избирательностью, она опосредована процессами произвольного внимания и мышления и всегда целенаправленна. Запоминание не пассивный процесс и поэтому не фотографический: уже на стадии сохранения информации происходит ее первичная обработка – обобщение, систематизация, выделение существенных признаков и отсеивание всего лишнего.

Произвольное запоминание, возникающее на более поздних стадиях развития и, казалось бы, более прогрессивное, тем не менее уступает непроизвольному. В одном из экспериментов испытуемым в первом случае демонстрировали картинки и давали инструкцию запомнить как можно больше, а во втором случае ставилась отвлеченная цель, не связанная с запоминанием. Оказалось, что больший объем информации сохранялся в случае, когда не ставилось задачи запомнить рисунки. Таким образом был сделан вывод о том, что большую часть информации мы усваиваем именно благодаря непроизвольной памяти.

Выделяют память кратковременную и долговременную. Кратковременная память сохраняет информацию в течение временного промежутка от нескольких секунд до двух минут, хотя эта продолжительность выделена условно. Долговременная память способна сохранять информацию в течение нескольких минут, часов, дней, лет. Кратковременная память, как правило, хранит информацию в течение того времени, пока объект находится в сфере нашего внимания, и, как только мы отвлекаемся, содержимое ее стирается. Долговременная же память хранит информацию в неактивном состоянии, но при определенных условиях она может быть активизирована.

Кратковременную память нередко сравнивают с оперативной памятью компьютера, а долговременную – с постоянной. Но в отличие от компьютера мозг человека со временем стирает большую часть невостребованной информации или той, которой он долго не пользуется. Это еще один психический механизм, обеспечивающий гибкое реагирование на изменяющиеся условия, – ненужное стирается, освобождая место для более полезной информации. Данный процесс описывается «кривой забывания» – первый час в памяти хранится около 59,2 % информации, через 9 ч остается 35,8 %, через сутки – 27,3 %, через два дня – 25,4 %, а далее забывание становится незначительным. Отметим, что забывание стремительно происходит в течение первых 9 ч, потом менее стремительно – в течение двух суток, а оставшийся объем информации сохраняется долговременной памятью практически в неизменном объеме. Учитывая закон «кривой забывания», можно предположить, что чем дальше во времени отдалено событие, тем меньше мы можем о нем вспомнить. Однако к этому правилу есть поправка. Реминисценция – это явление, когда последующее воспроизведение информации богаче, чем предыдущее, это постепенное вспоминание. Реминисценция возможна благодаря тому, что, сосредоточиваясь на необходимости вспомнить, мы поднимаем все более глубокие пласты памяти, «раскручиваем» воспоминание, получаем подсказки извне.

В запоминании информации играют роль ее осмысленность, эмоциональная насыщенность переживания, актуальность информации, т. е. ее значимость для запоминающего. Осмысленная, логически увязываемая информация запоминается гораздо лучше неструктурированной: человек способен с первого прочтения запомнить в среднем 7—10 слов и всего 4–7 бессмысленных сочетаний звуков. В ситуации эмоционального напряжения запоминание улучшается. Мы лучше усваиваем информацию, которая для нас значима, и забываем то, что не вызывает эмоционального или мыслительного отклика.

Память – это не только усвоение и хранение информации, но и способность впоследствии ее воспроизвести, т. е. вспомнить. Первым шагом к вспоминанию является узнавание – это стадия, когда мы еще не можем сознательно вызвать из памяти образ, но способны отличить уже однажды воспринятую информацию от новой. Типичным примером является ситуация, когда человек не может описать лица другого человека, но способен опознать его при встрече. Истинное же запоминание характеризуется способностью сознательно воспроизвести сохраненный памятью образ. Воспроизведение – не механическая репродукция образа, это реконструкция, во время которой образ выстраивается заново. В эксперименте испытуемым показывали геометрическую композицию, напоминающую домик, но с одной недостроенной стенкой. Когда спустя некоторое время их попросили воспроизвести изображение, большинство испытуемых строило эту фигуру, достраивая не существовавшую в оригинале грань. Таким образом было показано, что запоминание не является фотографическим, целостность восприятия и логика «подсказывали» испытуемым еще одну линию. Это нормальные ошибки памяти, но существуют и патологические формы, описанные ниже. Патологические нарушения памяти чаще всего являются следствием психических заболеваний или черепно-мозговых травм.

Амнезия – это потеря памяти, временная или необратимая. Временная потеря памяти – выпадение из памяти событий, происходивших в промежуток времени от нескольких минут до нескольких дней, – может являться результатом черепно-мозговой травмы либо эмоционального расстройства (аффекта или сильного стресса). Ретроградная амнезия – забывание событий прошлого – может проистекать в двух формах: от настоящего к прошлому и от прошлого к настоящему. В первом случае человек может не помнить, чем он занимался на протяжении дня, обедал ли, смотрел ли телепрограмму, но с достаточной точностью вспоминает события, относящиеся к его юности и молодости. Во втором случае он помнит события последних дней, но не может указать, где родился, учился, жил и работал. Парамнезия, или ложная память, может проявлять себя в форме псевдореминисценций – подмены событий воспоминаниями из других моментов жизни, подмены реальных событий услышанными или прочитанными фактами, конфабуляций – замещения реальных событий прошлого фантастическими, вымышленными картинами. Во всех случаях парамнезий человек сам искренне верит в то, что его воспоминания реальны.

Вернемся к норме: в зависимости от ведущего канала восприятия память может быть зрительной, аудиальной (слуховой), кинестетической (двигательной), в зависимости от ведущего типа мышления – наглядно-образной или словесно-логической. Запоминание и воспроизведение происходят легче, если человек пользуется тем видом памяти, который у него более развит.

Память может быть охарактеризована в терминах «точность», «объем», «долгосрочность». Точность – это величина, выражающая отношение верно воспроизведенных единиц информации и ошибочных. Объем выражает общее количество верно воспроизведенных единиц информации. Долгосрочность – это длительность удержания в памяти неизменного объема верно воспроизведенных единиц информации.

Психологическая экспертиза памяти помогает прояснить сложные моменты, касающиеся показаний потерпевших, свидетелей и подозреваемых, в том числе и результатов опознания, выявления особых психических состояний, важных для вынесения судебного решения.

Мышление и интеллект. Мышление – психический процесс обобщенного и опосредованного отражения действительности, по сути это процесс обработки информации. Мышление оперирует знаками и символами, в которых закодированы факты объективной реальности. Мышление – психический процесс, раскрывающий взаимосвязи между предметами и явлениями, благодаря ему мы сопоставляем, сравниваем, различаем, раскрываем отношения между данными, полученными через систему восприятия. Мышление раскрывает свойства вещей и явлений и выявляет новые, недоступные непосредственно органам чувств, их абстрактные свойства. Нам не нужно непосредственно наблюдать явление, чтобы проанализировать его и сделать вывод – мы можем логически обрабатывать информацию о нем. Эта особенность мышления возможна благодаря речи – системе передачи знаков и символов.

Мышление и речь тесно взаимосвязаны, они не могут развиваться и существовать друг без друга. Через речь, общение ребенку передаются понятия – символы, за которыми сокрыта совокупность неотъемлемых черт описываемого предмета, прививаются основные приемы обработки информации – логика мышления.

Мыслительный процесс состоит из операций анализа, классификации и синтеза, или интеграции, информации. Анализ позволяет отделить существенные и несущественные свойства предмета или явления, случайные и необходимые связи, т. е. разделить простые совпадения и реальные закономерности. Задача мышления заключается в том, чтобы выявить существенные, значимые признаки и связи, после чего возможен следующий его этап – классификация. Основой классификации является выделение понятий – опосредованных и обобщенных знаний о предмете, основанных на раскрытии его более или менее существенных объективных связей и отношений. Процесс интеграции информации позволяет перейти от единичных случаев к закономерностям и прогнозированию: мышление в обобщенной форме вскрывает принцип решения задачи и предвосхищает решение аналогичных задач, которые могут возникнуть в будущем.

Нарушения мышления являются следствием нарушения какой-либо из операций, его составляющих. Нарушение операции анализа состоит в неспособности отделить существенные, значимые признаки от второстепенных, в результате человек не может ответственно перейти к стадии классификации, а затем к обобщению. В случаях нарушения мышления человек либо слишком «дробит» реальность, т. е. видит лишь различия предметов, но не находит общих черт, например не может отнести кошку и собаку к одному классу – животные, либо впадает в чересчур широкие обобщения, опираясь на слабые признаки и связи предметов, например находит сходство цветка и самолета в том, что оба они «нарисованы синим». Недоразвитие мышления характеризуется неспособностью отвлечься от конкретных понятий и выйти на более высокий, абстрактный уровень. Нарушение мышления – патологический процесс.

В норме всякий мыслительный процесс является действием, направленным на разрешение определенной задачи. Эта задача включает в себя цель мыслительной деятельности индивида, соотнесенной с условиями, которыми она задана. Цель же всегда возникает в связи с существованием тех или иных мотивов или необходимости удовлетворить некую потребность. Мотив создает проблемную ситуацию, что и является отправной точкой мыслительного процесса. Проблемная ситуация определяет вовлечение личности в мыслительный процесс.

Выделяют несколько видов мышления: наглядно-действенное, наглядно-образное и абстрактное, или теоретическое. Наглядно-действенное мышление возникает в онтогенезе, т. е. развитии индивида, наиболее рано. Оно опирается на эмпирический опыт человека, конкретный опыт его общения с окружающими предметами. Простым примером наглядно-образного мышления является вывод о том, что, если краны не открываются влево, они открываются вправо. Наглядно-образное мышление – более высокий уровень развития мышления. Здесь человеку не нужно эмпирическим путем выяснять факты реальности, но достаточно прокрутить в уме возможные варианты. Так, мы можем представить себе возможные варианты соединения реек воздушного змея, не имея реального опыта столярных работ, но обладая общими представлениями о вариантах соединения жестких деталей. Абстрактное мышление – высший уровень развития мышления, когда человек в процессе решения задачи обращается к понятиям и логическим схемам, выполняет действия в уме, не обращаясь к практическому опыту. Именно благодаря абстрактному мышлению нам подвластны задачи типа: A равно B, B не равно C, следовательно, А не равно С (при помощи данной схемы может решаться очень широкий круг задач). Результатом абстрактного мышления всегда является суждение – вывод о неотъемлемых свойствах предметов или явлений и значимых связях между ними.

На основе того, с какого рода информацией человек имеет дело, выделяют математическое, словесное, художественное, пространственное мышление. Благодаря ведущему способу обработки информации можно отметить логическое и ассоциативное мышление. Логическое мышление опирается на заданные последовательности, а ассоциативное действует при помощи приведения аналогий.

В связи с вопросами мышления следует упомянуть еще одно важное понятие – интеллект.

Интеллект — это относительно устойчивая структура умственных способностей индивида, определенный уровень развития мыслительной деятельности человека, обеспечивающий возможность приобретать новые знания и использовать их в ходе жизнедеятельности. Интеллект по сути есть совокупность навыков решения проблемных ситуаций, стратегий поиска решений. Психологами были разработаны критерии оценки степени развития умственных функций – коэффициент интеллекта.

Психологическая экспертиза мышления может оказаться важной для выявления зрелости личности, вменяемости, способности осознавать характер совершаемых действий, восстановления процесса планирования преступления.

Речь – это система используемых человеком знаков и символов для представления, переработки, хранения и передачи информации. В эволюции речь возникла вместе с мышлением в процессе общественно-трудовой деятельности и складывалась в процессе общественно-исторического развития человечества в единстве с мышлением. Благодаря речи индивидуальное сознание каждого человека, не ограничиваясь личным опытом, собственными наблюдениями, через посредство языка питается и обогащается результатами общественного опыта, а наблюдения и знания всех людей становятся или могут стать достоянием каждого.

Речевая деятельность выполняет две основные функции – коммуникативную и сигнификативную. Сигнификативная роль языка связана с его знаково-смысловой стороной. При помощи слов, в которых закодированы понятия и смыслы, мы можем обмениваться информацией об окружающем мире, передавать информацию и получать ее, не имея непосредственной связи с объектом, о котором идет речь. Коммуникативная сторона общения связана с передачей эмоций и чувств общающихся людей.

В соответствии с указанными составляющими выделяют вербальный и невербальный компоненты общения. К вербальному компоненту относится вся фактическая информация, передаваемая собеседнику. Для простоты понимания различий вербального и невербального укажем, что всю вербальную информацию мы можем передать при помощи письменной речи. Невербальный компонент, несущий эмоциональную составляющую, заключен в мимике, позе говорящего, его жестах, интонациях, скорости речи, взгляде. По особенностям невербальной составляющей речи говорящего можно определить его эмоциональное состояние, что способствует выяснению отношения человека к событиям, особенностей его личных установок и выявлению лжи.

Нарушения речи могут иметь две основные формы: невозможность говорить, т. е. неспособность перевести понятие в словесную форму, и непонимание речи – отсутствие способности извлечь смысл из слова-символа. Такие отклонения чаще всего являются результатом грубых нарушений деятельности мозга, черепно-мозговых травм.

В юридической практике психология речи, основной функцией которой является способность быть средством общения, имеет общее значение, но может быть полезной и при диагностике особых психических состояний, имеющих значение для рассмотрения уголовных и гражданских дел, а также выявления ложных показаний.

Воображение, воля и эмоции. Воображение – это способность представлять отсутствующий или реально не существующий объект, удерживать его в сознании и манипулировать им. Считается, что воображение является способностью только человеческой психики, это основа наглядно-образного мышления, предвидения будущего, планирования и реализации программ поведения. Благодаря воображению возможны фантазии как комплексные, развернутые картины несуществующей реальности или предполагаемого будущего. Оно обеспечивает творческое преобразование действительности за счет своего новаторского потенциала.

Воображение тем не менее не свободно от объективной реальности – новые образы, создаваемые им, представляют собой сочетание ранее виденного, объективно существующего. Это процесс компиляции (перегруппировки и сочетания) уже известных образов и фактов. Такого рода творческое преобразование служит основой интеллектуально новаторской деятельности, по сути обеспечивающей мыслительный процесс. Поставленные цели благодаря воображению обеспечиваются программой действий и в конечном счете получают реализацию в действии. Иными словами, планирование деятельности первоначально происходит именно в фантазиях.

Склонность к повышенному фантазированию есть тенденция индивида создавать картины реальности, которые не имеют непосредственного значения для его жизненного пути, при этом фантазии переживаются очень ярко и зачастую замещают реальность. Вживание в вымышленную реальность может быть настолько сильным, что индивид начинает искренне верить в созданные им самим события. Являясь вполне нормальным для детского и раннего подросткового возраста, склонность к повышенному фантазированию в зрелом возрасте свидетельствует об отклонениях в развитии личности.

Анализ характера процесса воображения и его содержания важен при рассмотрении индивидуально-психологических качеств личности, имеющих значение для вынесения судебного решения и восстановления процесса планирования преступления.

Воля – процесс психической регуляции, призванный создавать и направлять усилие и по мере необходимости поддерживать напряжение. Благодаря воле человек может по собственной инициативе, исходя из осознанной необходимости, выполнять действия в соответствии с заданным планом. Воля обеспечивает самодетерминацию и саморегуляцию деятельности и протекания различных психических процессов.

Воля тесно связана с сознанием и вниманием. Волевой процесс всегда сознателен: он может быть отслежен, проанализирован, вызван произвольно, он есть средство управления, но он и управляем сознанием. Внимание необходимо для реализации волевого усилия: лишь то, что находится в сфере внимания человека, может быть подвержено воздействию волевого усилия.

Воля формируется и развивается под воздействием контроля за поведением человека со стороны общества и лишь затем интериоризуется, т. е. становится чисто внутренним психическим процессом – самоконтролем личности. Становление воли связано с переходом от внешних способов действия к внутренним.

Волевое действие всегда целенаправленно, посредством этого действия человек стремится к достижению стоящей перед ним цели по заданному плану, подчиняя свои импульсы сознательному контролю и изменяя окружающую действительность в соответствии со своим замыслом. Действующий субъект, направляя усилие на достижение цели, может оценить результат действия, сопоставляя его с целью, на которую оно было направлено. Эффективность волевого усилия оценивается человеком через успешное или неуспешное достижение поставленной цели.

Для возникновения волевого усилия необходимы определенные условия – наличие препятствий и преград. Воля проявляется тогда, когда появляются трудности на пути к цели. Ситуации, требующие волевой регуляции, многообразны: преодоление препятствий, направленность действия в будущее, конфликт мотивов, конфликт между требованиями социальных норм и имеющимися желаниями.

Основными функциями воли являются: выбор мотивов и целей, регуляция побуждения к действиям при недостаточной или избыточной их мотивации, организация психических процессов в адекватную выполняемой человеком деятельности систему, мобилизация физических и психических возможностей при преодолении препятствий в достижении поставленных целей. Воля может быть описана в терминах «сила» – «слабость».

Психологический анализ волевого процесса важен при решении вопроса о вменяемости и дееспособности, при квалификации особых состояний, имеющих значение для рассмотрения уголовных и гражданских дел, в том числе состояния физиологического аффекта, выявления способности человека оказывать сопротивление психологическому принуждению при вовлечении в противоправную деятельность, способности жертвы преступления оказывать сопротивление.

Эмоциональные процессы – это психическая реакция на внутреннее или внешнее воздействие, выражающаяся в перестройке ритма деятельности как самой психики, так и всего организма. Эмоции содержат оценку явления, причем его частные черты не выделяются, эмоциональный отклик возникает на событие в целом. Эмоции выполняют регулирующую функцию – они перестраивают деятельность психики и организма для оперативного реагирования на изменившиеся условия. Активация нервной системы и прежде всего ее вегетативного отдела приводит к многочисленным изменениям в состоянии внутренних органов и организма в целом. Характер этих изменений показывает, что эмоциональные состояния вызывают либо мобилизацию органов действия, энергетических ресурсов и защитных процессов организма, либо (в благоприятных ситуациях) расслабление. Так, при опасности у человека возникает чувство страха, в кровь поступает гормон адреналин, при этом сужаются сосуды головного мозга и расширяются сосуды тела, обеспечивая мышцы большим количеством кислорода и питательных веществ. Состояние страха подготавливает организм к решительным действиям в экстремальных условиях.

Наряду с общей подготовкой организма к действию отдельные эмоциональные состояния сопровождаются специфическими изменениями в пластике движений, мимике, звуковых реакциях. В эволюции они развивались и закреплялись также как средства оповещения об эмоциональном состоянии индивида во внутривидовом и межвидовом общении. С повышением роли общения у высших животных выразительные движения становятся тонко дифференцированным языком, с помощью которого индивиды обмениваются информацией как о своем состоянии, так и о том, что происходит в среде. У человека эмоции сохраняют свою знаковую функцию – функцию оповещения. Именно благодаря эмоциям и вызываемым ими изменениям внешнего облика и поведения мы можем судить о внутреннем, психологическом состоянии индивида.

Эмоции всегда связаны с удовлетворением либо неудовлетворением каких-либо важных для человека потребностей. Положительный или отрицательный знак эмоции сообщает о возможности удовлетворения потребности. Положительные эмоции – радость, удовольствие, торжество – сообщают о правильном пути достижения цели, отрицательные – боль, гнев, страх, разочарование – вызывают стремление минимизировать влияние объективных условий и направлены на изменение программы действий. Таким образом, эмоции выполняют регулирующую функцию, сообщая о правильности или неправильности пути достижения целей.

Эмоции выполняют побуждающую функцию – эмоциональное напряжение подталкивает к действию. В попытках разрешить напряженную ситуацию человек проявляет активность, заряжаемую потенциалом эмоционального состояния.

При рассмотрении вопроса о взаимодействии эмоций и развития личности нужно учитывать два фактора. Первый из них – влияние наследственности на эмоциональный склад личности. Наследственность играет важную роль в формировании эмоциональности, установлении величины порогов переживания той или иной эмоции. Вторым фактором взаимодействия служат индивидуальный опыт и навыки самоконтроля эмоциональной сферы.

Эмоциональные процессы различаются по своей модальности, или качеству. Эмоции страха, гнева, печали, отчаяния, радости, удовольствия и другие могут образовывать комплексные переживания, например эмоции гнева, отвращения и презрения образуют своеобразный эмоциональный комплекс враждебности, который может перерасти в чувство враждебности, лежащее в основе агрессивного противоправного поведения. Эмоции могут складываться и в противоречивые, амбивалентные состояния – боли-удовольствия, сочувствия-отвращения, страха-восхищения.

Эмоции обладают определенной силой, которая зависит как от объективных обстоятельств, их вызвавших, так и от индивидуальных особенностей человека, его эмоциональности. Достигая определенного порогового уровня, они могут выходить из-под контроля сознания, оказывая сильное воздействие на поведение человека, его настроение, мышление, нередко препятствуя выполнению профессиональной деятельности. Крайней формой потери контроля над чувствами является развитие аффективных состояний.

Эмоция – это форма психического отражения окружающего мира в виде кратковременных переживаний человека, но, будучи протяженными во времени, они превращаются в новый вид психических явлений – эмоциональные состояния. Эмоциональные состояния – это целостные, динамические, относительно устойчивые личностные образования, во многом определяющие своеобразие психической жизни человека на определенном этапе его жизненного пути. Некоторые чувства, эмоциональные состояния становятся ведущими, доминирующими в структуре личности и в силу этого могут серьезно влиять на формирование характера. В характере могут закрепиться основные переживания человека, наиболее часто испытываемые эмоции.

Патологическое проявление эмоций может иметь форму эмоциональной черствости, когда эмоции переживаются неглубоко, поверхностно, или излишней эмотивности, т. е. погружения в эмоцию и невозможности управлять ею. Существуют также нарушения, при которых происходит застревание на определенном эмоциональном состоянии, – это так называемые мании и депрессии.

Владение языком эмоций и чувств – профессионально важное умение юриста. С одной стороны, оно выражается в способности распознавать эмоциональные проявления, переживания других лиц, выявлять симулятивный характер демонстрируемых ими чувств и эмоций, с другой стороны – это умение проявляется в правильном выборе наиболее выразительных форм реагирования, в демонстрации юристом своего эмоционального состояния, адекватного той или иной коммуникативной ситуации.

Психологическая оценка особенностей протекания эмоциональных процессов индивида в юридической практике имеет значение для оценки способности человека осознавать характер своих действий и управлять ими, для оценки психологического вреда, нанесенного жертве противоправных действий.

Тема 4. ПСИХИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК СИСТЕМА

4.1. Система психической деятельности

Психика человека есть комплексное образование, в котором все подструктуры – психические процессы – находятся в функциональном и структурном соподчинении. Любое действие сложно по своей природе, его выполнение затрагивает целый комплекс психических явлений. Каким же образом происходит согласование психических функций?

Комплексное образование, обеспечивающее выполнение деятельности, получило название функциональной системы. Это модель организации и регуляции поведенческого акта, в которой нашли свое место все основные психические процессы и состояния.

Человек постоянно находится в ситуации различных воздействий – внешних и внутренних. Внешние воздействия, или обстановочная афферентация, представляют собой совокупность разнообразных воздействий среды. Многие связанные с нею стимулы могут оказаться несущественными и отвергаются, и только некоторые из них вызывают интерес. Интересными являются стимулы, связанные с внутренними воздействиями, которые испытывает человек, – его потребностями. Здесь подключается еще один психический процесс – память. Она сообщает о возможности удовлетворить потребность, пользуясь данными объективными условиями внешней ситуации. В результате взаимодействия трех факторов – потребности, обстановочной афферентации и памяти – формируется образ желаемого будущего. Сформировавшись, образ сам по себе поведения не вызывает. Только соотнесенный с информацией, хранящейся в памяти и указывающей на возможности действовать в данных условиях, он приводит к принятию решения и возникновению в сознании человека плана и программы поведения.

Психика, как правило, предлагает несколько возможных вариантов действий, которые в данной обстановке и при наличии данной потребности могут привести к ее удовлетворению. Ожидаемый итог действий представляется в сознании в виде своеобразной модели – акцептора результата действия. Когда он задан и программа действия известна, начинается процесс осуществления действия. Действие возможно благодаря подключению волевого усилия. Выполнение действия приводит к какому-либо результату, необязательно соответствующему построенной модели, и человек получает информацию о нем через так называемую обратную афферентацию – органы чувств. Результат действия отражается в сознании и сличается с акцептором результата действия – желаемым результатом. Отметим, что о правильности пути выполнения действия и конечном результате сообщают эмоции – положительный или отрицательный отклик на уже изменившуюся в результате произведенного действия ситуацию. Положительные эмоции говорят о правильном пути достижения цели, отрицательные – о неудаче. Если совпадение ожидаемого и реального результатов произошло с первой попытки выполнения действия, то возникает положительная эмоция, прекращающая его. Если же параметры выполненного действия не соответствуют акцептору действия – поставленной цели, то возникает дополнительная мотивация к продолжению действия, его повторению или выполнению по скорректированной программе. Действие повторяется до тех пор, пока полученный результат не совпадет с поставленной целью. Под воздействием полученной информации программа действия может быть скорректирована, т. е. изменен акцептор результата действия.

Теория функциональных систем рассматривает вопрос о взаимодействии физиологических и психологических процессов и явлений. Она показывает, что те и другие играют важную роль в совместной регуляции поведения, которое не может получить полное научное объяснение ни на основе только знания физиологии высшей нервной деятельности, ни на основе исключительно идеалистических представлений.

4.2. Сознание

Вершиной развития психики, ее «головным центром» является сознание. Сознание – отличительная черта человека, состоящая в его способности мыслить о прошлом, настоящем и будущем, оценивать, разрабатывать программы поведения и реализовывать эти программы. Благодаря сознанию мы можем на основе хранящейся в памяти информации и сигналов от органов чувств, используя мышление, предвидеть будущее. Считается, что предвидение является чертой, отличающей человека от всех остальных живых существ: только человек может терпеть лишения в настоящем, осознавая положительный результат, который может быть достигнут в будущем. О сознательном управлении поведением можно говорить только при наличии у человека способности сосредоточивать волевое усилие на определенном виде деятельности – так, сознание тесно связано с волей. Сознание связано и с произвольным вниманием – только то, что попадает в его сферу, может быть осознано.

Еще одной особенностью сознания является наличие в нем интеллектуальных схем. Под ними понимаются определенные умственные структуры, в соответствии с которыми человек воспринимает, перерабатывает и хранит информацию об окружающем мире и о самом себе. Схемы включают правила, логические операции, при помощи которых человек упорядочивает информацию: отбор, классификацию, отнесение к той или иной категории. Так происходит абстрагирование, т. е. отвлечение от второстепенного, и сосредоточение на самом существенном.

Индивидуальное сознание складывается по мере того, как человек усваивает речь и научается пользоваться языком, поскольку язык, будучи средством общения, есть проводник тех самых логических операций, которыми пользуется человек, основа его мышления. Без языка невозможно мышление, без мышления – сознание.

Таким образом, сознательными являются все те образы и действия, которые попали в сферу произвольного внимания, могут быть управляемы волей, обдуманы и названы словами.

Тема 5. ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ, ИМЕЮЩИЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ И ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ В СУДЕ

Понятие психических состояний. Психические состояния – это настройка организма на определенный режим работы, сохраняющаяся на относительно длительном промежутке времени. По сути это процессы, пролонгированные во времени. Они выполняют функцию настройки системы психики и организма к выполнению какой-либо деятельности.

Особый интерес представляют эмоциональные состояния. Эмоциональные состояния налаживают общий фон психической деятельности, нередко самым радикальным образом изменяя его, поэтому в практике борьбы с преступностью при решении вопросов, связанных с привлечением к уголовной ответственности, назначением наказания, изучением мотивационной сферы личности субъекта, необходимо учитывать состояние, в котором находился человек. В отдельные статьи закона были вынесены преступления, совершенные в особом психическом состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, или аффекта (ст. 107, 113 УК РФ). Необычное состояние психики виновного в момент совершения им преступления в некоторых случаях может учитываться судом в качестве смягчающего обстоятельства, закон не запрещает этого (ст. 61 УК РФ). При разрешении гражданско-правовых споров в ряде случаев следует также оценивать влияние различных эмоциональных состояний на поведение сторон в некоторых конфликтных ситуациях.

Разновидности психических состояний. В рамках юридической психологии особо важное значение имеют следующие психические состояния: тревога, страх, стресс, фрустрация, опьянение, аффект.

Тревога – состояние психической напряженности, вызванное рядом факторов, которые не осознаются человеком. Состояние тревоги сообщает об опасности, источник которой не определен.

Признаками тревожного состояния являются изменения стратегий поведения, моторики движений, мимики, речи, функционирования внутренних органов, частоты сердечных сокращений, артериального давления, ритма дыхания, интенсивности потоотделения, нарушения режима сна и бодрствования. Состояние повышенной тревожности, неопределенности отрицательно влияет на критическое осмысление сложившейся ситуации, лишает участника правоотношений возможности обдумать ситуацию и сознательно принять решение.

Пережитое состояние тревоги возможно учитывать при рассмотрении ряда уголовных и гражданских дел. Это состояние принимают во внимание в уголовном судопроизводстве при оценке психического состояния виновного в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (см., например, п. «е» ч. 1, ч. 2 ст. 61 УК РФ), при расследовании уголовных дел, связанных с самоубийствами, а также при разрешении гражданско-правовых споров, связанных с компенсацией морального вреда гражданину, перенесшему нравственные и физические страдания (ст. 151, 1101 ГК РФ).

Состояние тревоги служит фактором, вызывающим страдания у потерпевшего, в связи с чем следует обратить внимание на содержание ст. 117 УК РФ, предусматривающей уголовное наказание за истязание. Одним из составных элементов истязаний закон признает психические страдания, которые могут быть обусловлены состоянием тревоги, являющейся следствием различных насильственных действий, в том числе и психического характера, например в виде угроз физической расправы, похищения близких. Поэтому установление факта, что потерпевший в результате этих действий подсудимого пережил состояние сильной тревоги, послужившей причиной его психических страданий, может служить одним из доказательств виновности последнего по ст. 117 УК РФ.

Состояние тревожности может быть определено как по чисто внешним, поведенческим признакам, так и при помощи специального психологического инструментария – психологических тестов.

Близким по психологическому содержанию является состояние страха. Страх – состояние психической напряженности, сигнализирующее о неизбежно надвигающейся опасности, причем эта опасность осознается человеком и может быть четко определена.

Состояние страха, как и состояние тревоги, во многом связано с индивидуальными особенностями человека: наследственностью и типом нервной системы, приобретенными в процессе жизни, начиная с раннего детского возраста, чертами характера, а также возрастом. Иными словами, подверженность эмоции страха индивидуальна – одни люди больше склонны испытывать это чувство, другие – меньше.

Но есть и объективные причины, способные вызывать подобное состояние. Одной из распространенных причин, вызывающих у человека страх, является также физическая боль и прогнозируемые в связи с ней негативные последствия для его жизни, здоровья. Боль может вызывать физические страдания, которые в еще большей степени усугубляются страхом.

Внешними, поведенческими проявлениями, своего рода индикаторами сильного страха являются: испуганное выражение лица, напряжение мышц, скованность движений и двигательные расстройства, нарушения поведения и совершение бесцельных, панических, малоэффективных действий. Субъективные переживания страха могут выражаться в расстройстве познавательных процессов: снижении уровня и остроты восприятия, искажении оценки расстояния между предметами, их размеров и формы, нарушении мышления, которое становится более узким по объему и более ригидным по содержанию, памяти – воспоминания о пережитом становятся фрагментарными, отрывочными. Сознание носит суженный характер, в результате чего пострадавшие испытывают растерянность, ощущают оглушенность, не понимают до конца, что происходит. Некоторые люди в состоянии сильного страха ощущают тошноту, головокружение, частые позывы к мочеиспусканию, теряют сознание.

Установление состояния страха у потерпевшего играет роль при рассмотрении в суде уголовных дел о преступлениях, содержащих угрозу, запугивание, при разрешении гражданско-правовых споров о признании недействительности сделок, совершенных под влиянием угрозы, заблуждения, когда лицо не было способно понимать значение своих действий или руководить ими. Доказательством при рассмотрении дела может явиться факт того, что потерпевший или гражданский истец действительно пережил состояние страха.

Состояние страха, пережитое человеком, возможно учитывать при решении вопросов, связанных с компенсацией морального вреда гражданину, оценкой степени физических и нравственных страданий (ст. 151, 1101 ГК РФ). В необходимых случаях установление с помощью судебной психологической экспертизы факта, что пострадавший пережил эмоции страха, равно как и состояние сильной тревоги, может быть признано в качестве доказательства причинения ему нравственных страданий.

Определение состояния страха имеет немаловажное значение при расследовании преступлений против жизни и здоровья граждан в ходе доказывания неосторожной формы вины, внезапно возникшего сильного душевного волнения, или аффекта, или иного временного особого состояния психики в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Особой разновидностью страха на уровне пограничных состояний психики, неврозов, психозов являются фобии – навязчивый страх мнимой угрозы. В случае же полной утраты критического отношения к подобного рода страхам, понимания их неадекватности сложившейся ситуации и неразумности своих опасений речь уже может идти о том, что у субъекта проявляются признаки бреда, причиной которого обычно служит более серьезное расстройство или заболевание психики.

Стресс – состояние длительно переживаемой эмоции тревоги или страха, приводящее к сильному психическому напряжению и в результате к перестройке всех психических и физических систем. Эти понятия характеризуют особенности психической деятельности, функционирования психики человека в сложных, экстремальных условиях. Экстремальные условия требуют качественно другого режима работы всех систем организма, поэтому стресс рассматривается как адаптивный, приспосабливающий психофизиологический механизм. Такими условиями могут быть как обстоятельства, связанные с совершением противоправных действий, так и сама процедура расследования, вызывающая состояние психической напряженности не только у обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, но порой и у следователя, прокурора, адвоката, судьи.

Стресс может возникать под воздействием монотонности трудового процесса, длительной изоляции, одиночества, межличностных конфликтов, реально воспринимаемой человеком угрозы его жизни, здоровью, благополучию, а также аналогичной угрозы его родным и близким. Физическими стрессорами могут быть высокие температуры, различного вида промышленные интоксикации, шумы.

Отличительной чертой стресса является то, что его признаки можно определить не только психологическими, но и психофизиологическими средствами, – под действием стрессобразующих факторов в организме вырабатываются «гормоны стресса», которые попадают в кровь и могут быть выявлены биохимическим путем.

Возникая, стресс первоначально мобилизует внутренние резервы психики, всего организма человека, его приспособительные возможности, волевую, познавательную активность. За счет этого улучшаются показатели выполнения субъектом не только простых, но и более сложных задач. Именно в этом проявляется мобилизующий эффект стресса. Однако при длительном воздействии неблагоприятных факторов защитные, адаптационные ресурсы организма истощаются. Затяжной стресс приводит к отрицательному результату – оказывает разрушительное влияние на организм и психику.

Состояние стресса необходимо учитывать при рассмотрении гражданско-правовых споров о признании недействительности заключенной сделки. Законом оговорен случай заключения сделки «... гражданином хотя и дееспособным, но находившемся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий...» (п. 1 ст. 177 ГК РФ), а также под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ). В данной ситуации может возникнуть необходимость в психологических знаниях о стрессе, чтобы разобраться в причинах того, почему субъект согласился заключить на явно невыгодных для него условиях сделку, лишившись способности прогнозировать неблагоприятные последствия этого.

При оценке суицидных поступков, поведения потерпевших по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности, когда есть основания полагать, что потерпевшая могла находиться в психически беспомощном состоянии (ст. 131, 132 УК РФ), необходимо учитывать тот факт, что в стрессовом состоянии у человека заметно затрудняется оценка силы угрожающего фактора. Об этом состоянии необходимо также помнить при расследовании преступлений, связанных с превышением пределов необходимой обороны, и производственных катастроф, связанных с деятельностью человека-оператора в экстремальных условиях.

Посттравматические стрессовые расстройства. К особому виду стрессовых расстройств относятся так называемые посттравматические стрессовые расстройства. Их характерная особенность состоит в том, что они возникают в экстремальных условиях, охватывая большое число людей, когда их жизнь, здоровье и благополучие подвергаются серьезной, нередко смертельной опасности вследствие воздействия на них ряда психотравмирующих факторов, причем люди не могут избежать травмирующей ситуации и продолжают находиться в ней длительное время.

Посттравматические стрессовые расстройства могут быть вызваны факторами внешнего воздействия, выходящими за пределы привычного человеческого опыта: природными катаклизмами, экологическими катастрофами, боевыми действиями, вооруженными нападениями, терактами, они могут быть спровоцированы воздействием ионизирующей радиации, отравляющих веществ. Психологические расстройства, возникающие в данных условиях, имеют глубинный характер и способны сохраняться в течение очень длительного времени, а порой и откладывают на личность пожизненный отпечаток.

Совокупность изменений, происходящих в описанных условиях, носит название посттравматического стрессового синдрома. Его отличительными чертами являются переживание людьми состояний тревоги и страха, депрессивное состояние, апатия, подавленность, порой сменяющиеся приступами ярости; после выхода из травмирующей ситуации могут сохраниться необоснованная боязнь преследования, депрессия, страх.

Еще одним из состояний, имеющих значение для рассмотрения гражданских и уголовных дел, является фрустрация (от лат. frustration – провал, неудача, срыв) – особое психическое состояние, вызванное невозможностью достичь желаемого в силу объективно непреодолимых обстоятельств или обстоятельств, субъективно воспринимаемых как непреодолимые. Это состояние также называют «стрессом рухнувшей надежды».

Описываемая реакция возникает в условиях конфликта как следствие противоречия между неудовлетворенными желаниями и существующими ограничениями, причем ограничения могут носить как внешний (запреты, пространственное или временное ограничение), так и внутренний характер (противоречия между желанием или способом достижения цели и морально-нравственными нормами человека). Это состояние по сути есть результат постановки перед человеком нерешаемой либо двойственной, противоречивой задачи, ситуации, в которой в любом случае придется чем-то пожертвовать.

Реакция человека на фрустрирующую ситуацию может проявляться различным образом, но это состояние сильно изменяет остальные чувства, способы поведения, ход мыслей человека. В эксперименте была искусственно создана ситуация, позволившая смоделировать это состояние. Группе испытуемых была предложена нерешаемая задача, и они были замотивированы на ее обязательное решение. Задача состояла в том, что испытуемые должны были без помощи каких-либо подручных средств достать удаленный от них на значительное расстояние предмет, не переступая меловой черты, нарисованной на полу лаборатории. Реакции на эту фрустрирующую ситуацию были самыми разнообразными, что позволило выделить несколько ведущих типов: бегство – испытуемые отказывались решать задачу, не предпринимали никаких действий, проявляли апатию, отказывались обсуждать пути решения; агрессия – испытуемые злились, ругались, срывали зло на экспериментаторе и других участниках эксперимента; фантасмагории решения – испытуемые предлагали фантастические пути решения задачи, не могущие быть воплощенными в реальность; признание собственной некомпетентности – испытуемые отказывались от дальнейшего участия в эксперименте, ссылаясь на отсутствие знаний и сил.

В реальных условиях ситуация фрустрации дестабилизирует психическую деятельность, что проявляется в нарушениях координации усилий, направленных на достижение цели, в когнитивной ограниченности, из-за которой субъект не видит альтернативных путей решения задачи, невозможности отложить свои планы и переключиться на другую задачу, эмоциональном возбуждении, аффективно окрашенных агрессивных действиях и частичной утрате контроля над собой и ситуацией.

В ситуациях, порождающих фрустрацию, типичными эмоциональными реакциями являются: агрессия, в том числе в виде так называемых замещающих действий, т. е. действий, направляемых на посторонние объекты; депрессия, сопровождаемая беспочвенными самообвинениями, которые могут перерасти в аутоагрессию с попытками самоубийства, причинения себе боли, увечий. При этом агрессивные действия могут перемещаться на другой, близкий к первоначальному раздражитель либо даже на случайный объект. Именно здесь следует искать ключ к разгадке агрессивного поведения человека, отличающегося непонятной для окружающих с точки зрения здравого смысла неадекватностью, немотивированностью.

Индивидуальная толерантность, устойчивость к фрустрации в значительной степени зависит от характера человека. Реакции агрессивного характера, связанные с фрустрацией, чаще наблюдаются у людей, не сдержанных в проявлении эмоций, с недостатком развития воли, психически неустойчивых.

Депрессивные реакции при фрустрации более распространены у лиц невротического склада, неуверенных в себе, тревожных и мнительных по складу своего характера. Деструктивное воздействие фрустрации на поведение может усугубляться употреблением алкоголя.

С усилением фрустрации усиливается агрессия. В подобных ситуациях действия виновного могут сопровождаться аффективно окрашенными эмоциями гнева, импульсивными, беспорядочными действиями агрессивного характера. Фрустрация может рассматриваться как одна из причин, объясняющая агрессивное поведение виновного.

Фрустрация не является поводом к освобождению виновного от ответственности за совершенное преступление, но может рассматриваться как смягчающее обстоятельство, когда фрустрирующие условия были созданы неправомерными действиями потерпевшего. Законодатель предоставил судам такую возможность (ч. 2 ст. 61 УК РФ). В ряде случаев знание психологических предпосылок возникновения фрустрации помогает понять причины, побудительные силы, скрытые мотивы некоторых опасных насильственных преступлений против личности, которые по своей жестокости на первый взгляд могут показаться безмотивными.

Состояние алкогольного или наркотического опьянения характеризуется нарушениями сознательной, мыслительной, двигательной деятельности, а также памяти, речи, восприятия. Состояние опьянения практически непредсказуемо – то, каким образом химическое вещество повлияет на психическую деятельность человека, является одним из неразрешимых вопросов психофизиологии. Наиболее непредсказуемо эмоциональное состояние лиц, употребивших алкоголь или наркотики: у них может развиться самый широкий спектр состояний – от депрессии до эйфории, от апатии до агрессии.

Аффект – это стремительно и бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера, который может вызвать не подчиненную сознательному волевому контролю разрядку в действии. Понятие аффекта наряду с понятием внезапно возникшего сильного душевного волнения введено законодателем в правовые нормы, предусматривающие уголовную ответственность за убийство и нанесение тяжких и средней тяжести телесных повреждений, чтобы дифференцировать эти деяния от умышленно совершенных (ст. 107, 113 УК РФ).

Аффект – одно из эмоциональных состояний, на которое давно обращено внимание юристов. Именно аффекты по преимуществу связаны с шоками – потрясениями, выражающимися в дезорганизации деятельности. Аффект может являться следствием эмоционального срыва как результата длительного воздействия состояния эмоциональной напряженности, тревоги, стресса, страха, фрустрации. Он развивается в критических условиях, при неспособности субъекта найти адекватный выход из опасных, травмирующих, чаще всего неожиданно сложившихся ситуаций. Отметим, что законодатель делает акцент на провоцирующей стороне деятельности потерпевшего, когда его противоправные действия приводят к совершению убийства или нанесению жертве тяжких телесных повреждений.

Аффект является психическим состоянием, временно дезорганизующим психическую деятельность индивида, в результате чего он оказывается временно невменяемым или ограниченно вменяемым. Дезорганизующая роль аффекта может отражаться на работе сознания, мышления, памяти, речи, моторики движений – на всех основных психических процессах и образованиях.

Одно из функциональных проявлений аффекта заключается в том, что он навязывает субъекту стереотипные действия, представляющие собой определенный закрепившийся в эволюции способ «аварийного» разрешения ситуаций: бегство, оцепенение, агрессию. Известно, что и другие ситуативные эмоции, такие как возмущение, гордость, обида, ревность, тоже способны «навязать» человеку определенные поступки, причем даже когда они для него нежелательны. По сути дела, любая сильная эмоциональная реакция, вышедшая из-под контроля сознания и воли, может приобрести аффективную форму.

Различают две формы аффекта: физиологический, или психологический, аффект и аффект патологический.

Психологический аффект, несмотря на необычную форму выражения, – нормальное психическое явление. Его следует отличать от патологического аффекта, который изучается в психиатрии.

Квалификационные признаки аффекта проявляются через его дезорганизующие психику свойства и заключаются в следующем.

1. Дезорганизация моторного аспекта деятельности. В аффективном состоянии в моторную деятельность вклиниваются непроизвольные, органически детерминированные реакции. Действия становятся интенсивными, но однотипными и неточными. Психика как бы стремится «пробить» стрессовые условия, повторяя одни и те же действия. Возникновение подобного рода действий объясняется эволюционно. Однако одни и те же стереотипные действия не могут быть одинаково пригодными для всех ситуаций, поэтому аффективные реакции, сложившиеся в эволюции для разрешения наиболее часто встречающихся затруднений, оправдывают себя лишь в типичных биологических условиях – при прямой угрозе жизни. Именно этим объясняется часто наблюдаемая бессмысленность или даже вредность действий, управляемых аффектом. Под действием аффекта используются резервные силы организма, происходит полная мобилизация всех физических сил, что приводит к проявлению необычных, почти «сверхъестественных» способностей организма. Так, люди под влиянием сильных эмоций способны выламывать металлические иллюминаторы самолетов при авиакатастрофах, преодолевать серьезные препятствия во время землетрясений, поднимать большие тяжести, т. е. совершать действия, которые в нормальном состоянии невозможны. В некоторых случаях потерпевшие под влиянием аффективного состояния способны оказывать сопротивление преступникам, намного превосходящим их по физической силе.

Чрезмерная интенсивность действий, их стереотипность и неуправляемость способны создать картину совершения преступления (убийства или нанесения телесных повреждений) с особой жестокостью. Хаотичный характер множества повреждений, нанесенных жертве человеком, доведенным до аффективного стояния, должен быть дифференцирован от факта реального сознательного насилия.

2. Кратковременный, взрывной характер эмоциональной разрядки. Аффект есть кратковременный процесс: высокая концентрация сил не позволяет этому состоянию длиться долго. Продолжительность его оценивается как промежуток времени от нескольких секунд до нескольких минут. Потом наступает постаффективное истощение нервной системы, которое сопровождается упадком сил, снижением активности, состоянием оглушенности, заторможенностью, сонливостью.

3. Субъективная внезапность. Аффект возникает неожиданно для переживающего его человека. Невозможно предчувствовать или предвидеть его наступление. Он охватывает человека внезапно, помимо его свободной воли и на небольшой промежуток времени. Субъективная внезапность характеризует также неуправляемость этого стремительно развивающегося эмоционального состояния.

4. Специфические изменения сознания. Аффективное состояние выражается в заторможенности сознательной деятельности. В состоянии аффекта человек фактически «теряет голову», нарушаются сознательный контроль, волевая функция. Аффективное действие не намеренно, оно как бы «вырывается» у человека и не регулируется им. Именно поэтому аффект, или сильное душевное волнение, рассматривается как смягчающее вину обстоятельство. Суженность сознания проявляется в концентрации мышления на аффективно окрашенных переживаниях, вследствие чего субъект отслеживает лишь ближайшие цели и принимает неадекватные решения.

Он оказывается как бы оторванным от событий прошлого и планов на будущее, смысл его действий становится сиюминутным, в ущерб собственным интересам и планам. Это приводит к последующему осознанию содеянного, сожалению о содеянном и искреннему раскаянию. Нередко обвиняемый, совершивший убийство, причинивший телесные повреждения в состоянии аффекта, искренне сожалея о случившемся, стремится сам оказать помощь своей жертве, причем эта помощь также зачастую носит сумбурный, неадекватный ситуации и содеянному характер.

5. Снижение эмоционально-волевой регуляции, самоконтроля. Аффект имеет особое уголовное правовое значение в силу того, что радикальным образом нарушает нормальную психическую деятельность, в том числе и волевую регуляцию. Считается, что у человека в состоянии аффекта нет возможности справиться с накопившимся нервно-психическим напряжением. Аффект называют физиологическим, потому что он имеет конкретную основу в деятельности нервной системы и является нормальным, естественным состоянием. На уровне нервных процессов происходит следующее: очаг возбуждения, созданный сильным эмоциональным переживанием, иррадиирует, волна возбуждения «заливает» кору головного мозга. Снижение (или потеря) волевого контроля над собственными действиями является одним из основных квалифицирующих признаков аффекта.

6. Изменения, затрагивающие когнитивные процессы. Состояние аффекта сопровождается изменением внимания и памяти. Внимание сужается, в его сферу попадают лишь немногие объекты, имеющие отношение к непосредственно переживаемым человеком острым чувствам, вся остальная информация психикой игнорируется. Внимание становится плохо переключаемым: человек как бы «застревает» на происходящем событии и не может отвлечься. Изменяется восприятие пространства и времени: человек либо не способен определить временной промежуток, в течение которого он находился в состоянии аффекта, либо воспринимает его как более длительный. Расстояния до объектов также порой оцениваются неверно. Претерпевает изменения и память: как правило, аффект сопровождается частичной амнезией – невозможностью последовательно и в полном объеме восстановить картину произошедшего. Подобные изменения характерны и для фазы постаффективного истощения.

7. Внешне наблюдаемые признаки. Состояние аффекта возникает и длится на фоне радикальной перестройки деятельности всего организма, поэтому оно имеет внешние признаки, проявляющиеся за счет изменений деятельности вегетативной нервной системы. К ним относятся изменения кровяного давления, частоты сердечных сокращений, глубины и частоты дыхания. Изменение режима кровообращения вызывает изменения цвета кожных покровов лица – покраснение или побледнение, изменение дыхания влияет на характер голоса и речи. Речь при аффекте становится отрывистой, с нарушенной артикуляцией, характеризуется частым повторение отрывистых неразборчивых фраз или слогов. На стадии постаффективного истощения она отличается замедленным темпом, вялостью, человек говорит тихо, невнятно. Меняется и мимика: людям в состоянии аффекта свойственно особое выражение лица, так называемая «аффективная маска».

Вероятность развития аффекта для разных людей оценивается неодинаково, т. е. порог аффективного реагирования различен. Развитию аффекта способствует ряд индивидуально-психологических особенностей личности. К ним относятся преобладание процесса возбуждения над торможением (холерический темперамент), эмоциональная неустойчивость, повышенная чувствительность, ранимость, обидчивость, склонность к застреванию на психотравмирующих факторах, высокая, но неустойчивая самооценка.

На появление аффективной реакции влияют также возрастные особенности, общее психофизическое состояние организма человека. Нарушают устойчивость психики к воздействию аффектогенной ситуации усталость, бессонница, посттравматический стресс, болезнь, расстройства психики.

В процессе расследования дел, содержащих убийство или нанесение телесных повреждений в состоянии аффекта, следует, помимо вышеописанного, анализировать следующие составляющие:

• характер аффектогенной ситуации – объективную и субъективную значимость психологической травмы, нанесенной обвиняемому;

• характер действий обвиняемого в момент совершения преступления и после совершения преступления;

• отношение обвиняемого к своим противоправным действиям и наступившим последствиям;

• психофизиологические и индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого;

• психофизическое состояние обвиняемого накануне возникновения аффективной реакции.

Трудности для диагностики составляют аффекты, развившиеся на фоне алкогольного опьянения. Психофизиологический аффект на фоне легкого алкогольного опьянения следует отличать от психопатических выпадов в состоянии сильной алкогольной интоксикации и патологического аффекта, развивающегося на фоне алкогольной интоксикации.

В структуре аффекта выделяют три основные стадии, или фазы:

1) подготовительная – характеризуется нарастанием эмоциональной напряженности. Развитие данной стадии определяется временем существования конфликтных отношений, их продолжительностью, актуальностью для момента в настоящем. Несмотря на возрастание эмоциональной напряженности, первые признаки эмоциональной расторможенности, неврастенической симптоматики иногда проявляются не сразу. В связи с особенностями протекания данной фазы выделяют две формы аффекта: внезапный и накопительный;

2) кульминационная – самая кратковременная стадия. Это собственно аффективный взрыв в виде резких, неупорядоченных, повторяющихся, стереотипизированных действий агрессивного характера. Сопутствующими признаками являются суженность сознания, фрагментарность восприятия, непоследовательность, разорванность мышления – принимаемые решения носят неадекватный ситуации характер. Резко снижаются волевая регуляция действий и самоконтроль, процессы целеобразования, мотивации непоследовательны, сумбурны;

3) фаза постаффективного истощения – на данной, заключительной, стадии наступает угасание аффективного возбуждения, происходит резкий спад, торможение физической активности. Из-за значительной затраты внутренних энергетических ресурсов организма активные формы поведения резко сменяются пассивными. На этой стадии человек ощущает усталость, испытывает апатию, растерянность, его поведение заторможено, он замедленно реагирует на обращения к нему окружающих, может впасть в сонное состояние.

Немаловажным является всесторонний анализ так называемой аффектогенной ситуации, т. е. ситуации, вызвавшей аффективную реакцию. Она обычно носит неожиданный, остроконфликтный, кратковременный характер: сопровождается реальными или словесными угрозами, насилием, оскорблениями в отношении субъекта или его близких. При этом сила воздействия негативных раздражителей определяется в первую очередь субъективным смыслом событий и ситуаций, в которых действует человек.

Неожиданно оказавшись в угрожающей, психотравмирующей обстановке, субъект испытывает острую потребность действовать, однако не может найти адекватные формы поведения. Это противоречие между сильной потребностью действовать и неспособностью быстро выбрать наиболее подходящий способ реагирования служит одной из причин возникновения аффекта. В противном случае аффект просто может не наступить.

В ходе расследования преступлений могут встретиться и несколько иные ситуации, когда аффект возникает не сразу после первого отрицательного воздействия, а при многократных повторениях таких воздействий. В этом случае происходит накопление, аккумуляция переживаний, которые могут в дальнейшем вызвать аффективный взрыв. Именно повторение ситуаций ведет к нарастанию нервного возбуждения. Весьма показательно, что последнее по времени действие потерпевшего может быть и не столь резким и оскорбительным, как показалось бы, но именно оно и вызывает аффект. Проявляется эффект «последней капли», т. е. пусковым сигналом, который приводит к аффективной вспышке, может явиться и относительно слабое воздействие. Подобного рода физиологические аффекты получили название кумулятивных, или накопительных.

Этот вид аффекта вызывает наибольшие трудности при квалификации и нередко становится источником заблуждений при рассмотрении уголовных дел о преступлениях против жизни и здоровья граждан. При этом эффект «последней капли» в значительной степени недооценивается работниками правоохранительных органов, ошибочно полагающими, что человек, систематически подвергавшийся оскорблениям, в какой-то мере должен был к ним привыкнуть, тем более что последнее унижение его достоинства по своему характеру выглядело, возможно, даже менее тяжким по сравнению со всем тем, что он уже перенес. В подобных случаях игнорируется тот факт, что любой психически нормальный человек с развитой личностью не способен привыкнуть к оскорблениям и побоям, он может лишь до поры до времени терпеть их.

Не замечая этой особой динамики развития аффективного напряжения накопительного характера, органы правосудия иной раз приводят признаки развития у подсудимого кумулятивного аффекта в качестве подтверждения отсутствия признака внезапности возникновения аффективной реакции.

С принятием УК РФ проблема квалификации убийства, причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенного в состоянии кумулятивного аффекта, получает более определенное разрешение. В новый уголовный закон введен дополнительный квалифицирующий признак, которого не было в ст. 104 и 110 УК РСФСР, а именно: «длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего» (ст. 107, 113 УК РФ).

Аффективное поведение человека предстает как целостное психическое явление, своеобразный симптомокомплекс поведенческих и вегетосоматических признаков, дополняемых субъективными переживаниями, частичными изменениями сознания, восприятия и памяти. Совокупность всех этих объективных, внешне наблюдаемых признаков и субъективно переживаемых ощущений позволяет с достаточной надежностью распознавать действительный физиологический аффект и отличать его от симулятивного поведения. Знание диагностических признаков аффекта помогает следователю и суду путем допроса свидетелей, потерпевших, обвиняемого, подсудимого собрать необходимую информацию для установления с помощью судебно-психологической экспертизы состояния аффекта.

Тема 6. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

6.1. Понятие личности

Говоря о человеке, мы прежде всего имеем в виду совокупность его психологических черт и моральных качеств.

Понятие «личность» рассмотрено рядом гуманитарных и правовых дисциплин и широко используется в повседневной практике. Мы говорим о достоинствах и недостатках, чертах личности, личностных особенностях, формировании и зрелости личности. Что же есть личность?

В юридических науках понятие личности находит широкий спектр применения – синонимами этого слова могут служить «субъект или участник правоотношений», «гражданин», «лицо», «человек правоспособный и дееспособный».

В психологии понятие личности введено для обозначения совокупности индивидуально-психологических характеристик, это конкретное понятие, более узкое, чем в юридических и ряде других дисциплин. К правовому значению термина «личность» приближаются психологические понятия субъекта и индивида, под которыми понимают отдельного человека, не заостряя внимание на его психологических особенностях и степени развития.

В психологии личность — это человек, взятый в системе таких его психологических характеристик, которые социально обусловлены, проявляются в общественных по природе связях и отношениях, являются устойчивыми, определяют нравственные поступки человека, имеют существенное значение для него самого и окружающих. Рассматривая личность, мы всегда говорим о чертах, сформированных под влиянием общественного сознания и проявляющихся в социальном взаимодействии, проще говоря, личность – это человек в социуме.

Личность человека есть продукт процесса социализации – усвоения культуры общества, в котором он вырос. Культура является вместилищем результатов познания, форм общения людей, правил поведения, эстетических взглядов, мировоззрения, ценностей, норм морали и права. Личность формируется в процессе общения с себе подобными. Индивиды, выросшие вне общества (дети-маугли, не овладевшие языком и культурой), не могут соотносить свои поступки и действия с принятыми в обществе и по психологическим представлениям не могут быть названы зрелыми личностями. Личность всегда не только руководствуется своими желаниями и устремлениями, но помнит о том, как поступки будут восприняты окружающими.

Личность охватывает весь спектр психологических характеристик, начиная от неотъемлемых психофизиологических особенностей типа темперамента и заканчивая высшими психическими образованиями, такими как ценностные и нравственные структуры. Личность не дается нам от рождения – о младенце и ребенке не говорят «личность». Психические свойства личности – ее особенности и характерологические черты – формируются в ходе жизни, в процессе социализации. Наследственные, врожденные особенности человека являются лишь задатками, на базе которых развиваются психические структуры. Биологические черты обусловливают, но не предопределяют психических свойств. На основе одних и тех же задатков у человека могут выработаться различные свойства – способности и черты характера формируются в течение всей жизни, впитывая индивидуальный, неповторимый опыт, полученный в уникальных условиях отдельной биографии.

Основные черты характера (терпеливость, любознательность, уступчивость или упрямство), а также основные нормы морали закладываются уже к 4–5 годам. В детском возрасте индивид усваивает предложенные модели поведения посредством копирования, слепо, неосознанно. На этом этапе развития личности ведущую роль играет родительская семья или семья воспитания, т. е. ближайшее окружение ребенка, а чуть позднее и институты воспитания – детский сад, школа, кружок или спортивная секция.

В процессе взросления ситуация меняется: наиболее важным этапом становления личности является так называемый переходный период, приходящийся на 12–18 лет и включающий в себя подростковый возраст и юношество. В это время происходит активный поиск себя, процесс формирования идентичности – представлений «кто я?» и «с кем я?». Растущий человек обобщает знания о себе и мире и определяет свое место в нем. Теперь любое социальное воздействие воспринимается человеком не пассивно: оно своеобразно осмысливается, интерпретируется, наделяется личностной значимостью, оценивается и в конечном счете принимается в структуру личности или отвергается. Если детство можно назвать этапом «пассивной» социализации, то в подростковом возрасте происходит более или менее сознательный выбор сообщества социализации. Естественным для этого этапа развития является отстранение от родительской семьи и начало активного общения в социуме. Первостепенное место начинают занимать школьный коллектив, компании общения по интересам, а также «значимые другие» – авторитетные для подростка взрослые, возможно, недоступные для непосредственного общения. В последнее время отмечается все возрастающая роль в социализации средств массовой информации и коммуникации.

В норме к окончанию подросткового возраста, к достижению совершеннолетия, должна сформироваться зрелая личность – человек, способный осознавать свои поступки, их значение и соотносить свои действия с ожиданиями общества. Но на этом развитие личности не заканчивается, оно продолжается на протяжении всей жизни человека.

Зрелая личность – это человек со своими взглядами и убеждениями, проявляющий свою уникальную целостность, единство социально-психологических качеств в межличностных и общественных отношениях, сознательно участвующий в той или иной деятельности, понимающий свои действия и способный руководить ими. Отсутствие или недостаток развития личности говорит о том, что индивид не может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия и руководить ими (ст. 21, 22 УК РФ) либо действует по легкомыслию (ст. 26 УК РФ).

6.2. Свойства личности

В понятие личности обычно включают свойства, которые являются более или менее устойчивыми и свидетельствуют об индивидуальности человека. Индивидуальность – это те личностные свойства человека, такое их сочетание, которое отличает данного человека от других людей.

Личность – многомерная и многоуровневая система психологических характеристик, которые обеспечивают индивидуальное своеобразие, временную и ситуативную устойчивость поведения человека. Структура личности включает темперамент, характер (личностные качества), ценностные структуры.

Темперамент – характеристика индивида со стороны динамических особенностей его психической деятельности: интенсивности, скорости, темпа, ритма психических процессов и состояний. Темперамент всегда связывается с органическими основами, или физиологическими особенностями, организма.

Темперамент имеет значение для регуляции динамики психической деятельности, которая обеспечивает оптимальную жизнедеятельность индивида и сохранение основных жизненных констант организма. Важнейшее место занимает энергетический аспект функции темперамента: такие его свойства, как эмоциональность и активность, энергетический потенциал психики.

В рамках исследования темперамента обязательно предполагаются следующие действия: выделяются четыре типа темперамента, всегда указываются биологические основы психологических свойств, в темперамент включается широкий спектр поведенческих свойств – от быстроты движений до речевых особенностей. Как один из критериев отнесения к тому или иному темпераменту выделяется уровень порогов чувствительности.

Различаются собственно темперамент как определенное устойчивое сочетание психодинамических свойств, проявляющихся в деятельности и поведении, и его органические основы. Известны три основные системы объяснений органических основ темперамента: гуморальная, связывающая психическое состояние с соотношением различных гормонов – адреналина, норадреналина, серотонина; конституциональная, исходящая из различий в конституции организма – его физического строения, телосложения, соотношения отдельных частей, различных тканей; нервная, объясняющая связь темперамента с особенностями деятельности центральной нервной системы.

В теории темперамента присутствуют две его составляющие – активность и эмоциональность.

К характеристикам активности поведения относят степень, энергичности, стремительности, быстроты или, наоборот, медлительности, инертности; к характеристикам эмоциональности – особенности протекания эмоций, чувств, настроений, их знак (положительный, отрицательный) и качество (радость, горе, страх, печаль, гнев). Выделяются три сферы проявления темперамента: общая активность, особенности моторной сферы и свойства эмоциональности.

Темперамент принадлежит к первичным формам объединения различных процессов и свойств человека, благодаря которым и складывается личность. Будучи одной из ранних по происхождению и простых по структуре форм высшего психического синтеза, образующих индивидуальные свойства человека, темперамент особенно тесно связан с конституцией организма, составляющей его основу. Однако и сам темперамент – предпосылка и основа личностных образований более высокого порядка, таких как характер, стиль поведения. При этом темперамент – это не просто опорный слой, но и органическая составляющая для многих высших интегральных характеристик личности. Всевозрастающая способность к накоплению информации, ее осмысление и осознание себя как субъекта деятельности обеспечивают личности возможность сочетать эмоциональную и интеллектуальную деятельность и тем самым сознательно управлять своим поведением и своими действиями.

Характер определяется как совокупность устойчивых свойств индивида, в которых выражаются способы его поведения и эмоционального реагирования. Познание характера позволяет со значительной долей вероятности предвидеть поведение индивида, в котором благодаря устойчивости проявляемых психологических черт прослеживается определенная закономерность. В структуре личности характер наиболее полно отражает ее целостность.

Нередко встречается смешение черт характера с тем или иным проявлением темперамента. Характер и темперамент связаны единой физиологической основой, будучи зависимыми от типа нервной системы. Формирование характера существенно зависит от свойств темперамента. Особенности темперамента могут способствовать или противодействовать формированию характера, но черты характера темпераментом не предопределяются.

Характер формируется в процессе жизни благодаря усвоению социального опыта, что порождает типические черты характера, определяемые обстоятельствами индивидуального жизненного пути. Характер проявляет себя через индивидуальное своеобразие, порождаемое неповторимыми ситуациями, в которых протекают социализация субъекта, его воспитание, обучение, развитие. Высокая устойчивость черт характера не исключает его относительной пластичности.

Среди множества черт характера некоторые из них выступают как ведущие, другие – как второстепенные, обусловленные развитием ведущих свойств; при этом они могут и гармонировать, и резко контрастировать с ведущими свойствами, что образует цельные или более противоречивые характеры.

Характер может быть определен совокупностью таких состояний, как:

• отношение к другим людям – доверчивость или недоверчивость, правдивость или лживость, тактичность или грубость;

• отношение к делу – ответственность или недобросовестность, трудолюбие или леность;

• отношение к себе – скромность или самовлюбленность, самокритичность или самоуверенность, гордость или приниженность;

• отношение к собственности – щедрость или жадность, бережливость или расточительность, аккуратность или неряшливость.

Черты характера помогают или мешают личности устанавливать правильные взаимоотношения с людьми, проявлять выдержку и самообладание в решении сложных жизненных вопросов, отвечать за свои действия и поведение в обществе.

В повседневной практике – учении, общении, труде и отдыхе – складываются и отрабатываются индивидуальные психологические черты. Этот образ действий в единстве и взаимопроникновении с объективными условиями существования, выступающими как образ жизни, существенно обусловливает образ мыслей и побуждений, весь строй, склад, или психический облик личности. Но сами по себе черты характера не определяют социальную позицию индивида однозначно. Характер обнаруживает зависимость от мировоззрения, убеждений и моральных принципов, он оказывает влияние на формирование ценностной системы личности.

Ценностная система является высшей подструктурой в целостной системе личности. Она ближе всего соприкасается с общечеловеческими ценностями, нормами морали и права, по сути образуясь под их непосредственным влиянием.

Ценностные структуры проявляют себя через моральный облик человека. Изучение морального облика личности включает три основных вопроса. Первый вопрос: чего хочет человек, что для него привлекательно, к чему он стремится? Это вопрос о потребностях, интересах, направленности деятельности, мотивации, установках и тенденциях, ценностях и идеалах. Следующий вопрос, раскрывающий особенности морального облика: с помощью каких средств человек может всего этого достичь? Это вопрос о нравственных и этических качествах, способностях, дарованиях, навыках, способах общения и самооценке человека. Последний вопрос: а что значит для человека полученный результат? Это вопрос амбиций, самореализации, идентичности, представлений о том, кто он и каков смысл его жизни.

В процессе расследования о личности подозреваемых собираются следующие данные, которые служат полным социально-психологическим портретом описываемой личности:

1) социально-демографические данные: время и место рождения, национальность, образование, специальность, место и характер работы, должность, семейное положение, жилищные условия, финансовое положение, отношения в семье, дурные наклонности членов семьи;

2) уголовно-правовые данные (если изучаемое лицо – обвиняемый): когда и по какой статье УК РФ привлекался, какую меру наказания назначил суд, где отбывал наказание, если имел несколько судимостей – есть ли общий и специальный рецидивы;

3) медицинские данные: состояние физического и психического здоровья, физического и психического здоровья членов семьи, в том числе и родителей, наследственность;

4) внешние, или физические, данные: рост, телосложение, черты лица, голос, манеры, одежда, прическа, особые приметы;

5) жизненный путь, или биография: где, в какой семье и когда родился, учился, женился, служил ли в армии, где и как работал, чем увлекался и т. д.;

6) образ жизни: отношения в семье, характер и частота контактов с родственниками, профессия и условия ее выбора, мотивация выбора, статус на работе, круг общения, статус в компании, наличие хобби, политическая и общественная активность, способы проведения свободного времени;

7) поведение: нравственно-правовое, т. е. отношение к нормам и правилам, соблюдение или несоблюдение их, условия и мотивы нарушения; поведение в стрессовой ситуации; поведение в состоянии фрустрации; поведение в состоянии опьянения; волевое поведение;

8) направленность личности: исследуются доминирующие потребности – физические, статусные, сексуальные, духовные, эстетические; мировоззрение – взгляды, убеждения, представления, установки, идеалы и герои, жизненные принципы; ценностные ориентации – какие потребности стремится удовлетворять и какие способы достижения цели признает;

9) способности: свойства памяти, воображения, мышления, специальные и профессиональные способности;

10) темперамент: исследуется динамическая характеристика психической деятельности и поведения человека, проявляющаяся в их скорости, изменчивости, интенсивности;

11) характер: отмечается совокупность устойчивых свойств личности, определяющих типичные способы ее реагирования на жизненные обстоятельства.

Последние четыре пункта имеют чисто психологическое содержание. Психолог-эксперт может решить задачу составления психологического портрета человека, но и юристу-практику необходимо иметь представление об основных психологических характеристиках и способах их проявления.

6.3. Отклонения в развитии личности

В развитии личности возможны отклонения, или акцентуации. Акцентуации личности – это усиление по сравнению с другими какой-либо из черт характера, которое создает дисбаланс личности, усложняет социальную адаптацию, вызывает коммуникативные сложности, но в целом находится в рамках психолого-психиатрической нормы.

Поскольку акцентуации характера граничат с соответствующими видами психопатических расстройств, их типология основана на детально разработанной в психиатрии классификации психопатий. Типы акцентуаций в основном совпадают с типами психопатий, но их список шире. Подчеркнем еще раз, что понятие акцентуации отражает свойства характера психически здорового человека.

Выделяются следующие основные типы акцентуации личности:

1) циклоидная – заключается в чередовании фаз хорошего и плохого настроения с различными периодами: от суточных колебаний до промежутков в несколько месяцев; соответственно – характер циклоидный;

2) гипертимная – этому типу присущи постоянно приподнятое настроение, повышенная психическая активность с тенденцией к быстрой смене дел и тем разговоров, склонностью не доводить начатое до конца; соответственно – характер гипертимный;

3) лабильная – характеризуется резкой сменой настроения в зависимости от ситуации, зависимостью от оценок окружающих; соответственно – характер лабильный;

4) астеническая – таким людям свойственны быстрая утомляемость, раздражительность, склонность к депрессиям и ипохондрии; соответственно – характер астено-невротический;

5) сенситивная – заключается в повышенной впечатлительности, боязливости, обострении чувства собственной неполноценности; соответственно – характер сенситивный;

6) психастеническая – характеризуется высокой тревожностью, мнительностью, нерешительностью, склонностью к самоанализу, постоянным сомнениям и рассуждениям, тенденцией к выполнению ритуальных действий и соблюдению примет; соответственно – характер психастенический;

7) шизоидная – личности с такой акцентуацией отличаются замкнутостью, отгороженностью от мира, необщительностью и недостатком интуиции в процессе общения, интроверсией, эмоциональной холодностью; соответственно – характер шизоидный;

8) эпилептоидная – характеризуется склонностью к злобно-тоскливому настроению с накоплением агрессии, конфликтностью, вязкостью мышления, склонностью застревать на психотравмирующих ситуациях, педантичностью; соответственно – характер эпилептоидный;

9) паранойяльная – заключается в повышенной подозрительности и обидчивости, стойкости отрицательных аффектов, стремлении к доминированию, неприятии чужих мнений и высокой конфликтности; соответственно – характер паранойяльный;

10) истероидная, или демонстративная, – отличается выраженной тенденцией к вытеснению неприятных фактов и событий, лживости, фантазированию и притворству, используемым для привлечения к себе внимания, авантюризмом, тщеславием; соответственно – характер истероидный, или демонстративный;

11) дистимная – характеризуется преобладанием пониженного настроения, склонностью к депрессии, сосредоточенностью на мрачных и печальных сторонах жизни, сожалением о прошлом; соответственно – характер дистимный;

12) неустойчивая – личностям с такой акцентуацией свойственны склонность поддаваться чужому влиянию, поиск новых впечатлений, жажда смены места пребывания, поверхностная общительность, непоследовательность действий; соответственно – характер неустойчивый;

13) конформная – заключается в чрезмерной подчиняемости и зависимости от мнения окружающих, недостатке критичности в восприятии информации, дефиците личной инициативы, консерватизме; соответственно – характер конформный.

Как правило, не существует индивидов с чистыми типами акцентуаций – указанные типы могут сочетаться или смешиваться, хотя возможны не любые сочетания. Психологическая диагностика типов и степени выраженности акцентуаций характера осуществляется при помощи специальных психологических тестов и универсальных личностных опросников, в частности MMPI, шкалы которого включают зоны нормальных, акцентуированных и патологических проявлений свойств характера.

Диагностика личности в юридической практике имеет широкий спектр приложения: она способствует лучшему пониманию ролей участников группового преступного деяния, оценке личных качеств человека, способствовавших совершению преступления, или качеств жертвы, определяющих ее виктимность, позволяет предсказать возможное поведение участников нераскрытых преступлений, а также усовершенствовать процесс отбора сотрудников правоохранительных органов на занимаемые должности.

Тема 7. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ЮРИСТА

7.1. Качественные характеристики личности юриста

Любая профессия предъявляет определенные требования к личности специалиста. Существует ряд качеств, которыми должен обладать индивид, чтобы успешно справляться с поставленными перед ним профессиональными задачами. Область знаний о свойствах и качествах человека, необходимых для исполнения служебных обязанностей, называется профессиографией. Психологическая профессиография занимается исследованием психологических качеств, необходимых для выполнения той или иной трудовой деятельности. Результатом является обобщенный психологический портрет человека, наиболее успешного в данной профессиональной области, что предполагает возможность справляться с поставленными трудовыми задачами на высоком уровне.

Психологический анализ профессиональной деятельности юриста охватывает требуемые личностные качества сотрудников правоохранительной системы, их социально-психологические особенности и рассматривает отдельные структурные компоненты их деятельности. Выделение этих структурных образований позволяет разработать профессиограмму правоприменительной деятельности – описать различные объективные характеристики деятельности и требования к индивидуальным особенностям человека, определить психограмму – профессионально значимые свойства личности юриста – и в конечном счете создать надежную систему оценки и отбора кандидатов на службу в правоохранительные органы.

Профессиональная деятельность юристов, особенно работников органов прокуратуры и суда, представляет собой разновидность государственной службы с присущими этой деятельности специфическими особенностями. Знание этих особенностей необходимо не только для разработки профессиограммы труда юриста, но может быть полезным и для тех, кто стремится получить юридическое образование, овладеть профессией юриста, приложить свои способности на поприще правоохранительной деятельности, кто должен быть готовым к преодолению тех трудностей, которые он неизбежно встретит в своей работе. Здесь психологическая профессиография выполняет профориентационную функцию.

Профессиональная деятельность юристов, особенно тех, кто находится на переднем крае борьбы с преступностью, в ряде случаев носит весьма напряженный характер, обусловленный выполнением большого объема сложной, многообразной работы в условиях острого дефицита информации и времени, активного противодействия заинтересованных лиц, нередко игнорирующих правовые нормы. Зачастую нервно-психические перегрузки усугубляются нарушениями привычного режима суточной жизнедеятельности, вынужденным отказом от обычного для многих людей отдыха, что иногда приводит к развитию стойких состояний психической напряженности, эмоциональной неустойчивости, появлению невротических реакций и различных заболеваний, развивающихся на этой почве. Грамотный подход к организации труда, использованию человеческих ресурсов, кадровой расстановке, планированию повышения квалификации сотрудников, организации отдыха и реабилитационных мероприятий тоже немаловажен. Любая организация должна не только найти профессионалов, но и сохранить их.

Таким образом, задачи психологии трудовой деятельности юристов сводятся к следующим основным задачам: профессиографии, профессиональной ориентации и профотбору, организации труда и реабилитации.

7.2. Требования, предъявляемые к работникам правоохранительных органов

Несмотря на разнообразие специальностей правоохранительной и правоприменительной деятельности, выдвигающих несколько различные требования к личным качествам кандидатов, можно выделить общие моменты, присущие и следственной, и прокурорской, и судебной, и юрисконсультской деятельности. В зависимости от особенностей того или иного вида деятельности удельный вес, значимость каждой отдельно взятой подструктуры в какой-то степени меняется, тем не менее основа, костяк психограммы юриста остается неизменным.

Для успешного решения практических задач необходимо определить требования, предъявляемые этой деятельностью к психике, личности юриста, его психофизиологическим качествам, которые должны составить центральное содержание психограммы личности юриста с определением четких критериев его профессиональной пригодности либо непригодности к работе в правоохранительных органах, различных государственно-правовых и других структурах.

Правоприменительная деятельность работников государственно-правовых структур разного должностного положения довольно четко регламентирована.

Отступление от своих служебных обязанностей, нарушение юристом должностных полномочий рассматривается как нарушение закона, что свидетельствует прежде всего о низком уровне его профессиональной компетентности. Данное обстоятельство формирует требование к строгому соблюдению правовых норм, которое должно быть органично интегрировано в ценностные структуры личности юриста. Потребность соблюдать нравственные, правовые нормы – одна из ведущих, доминирующих среди прочих социально значимых потребностей, влияющих на качество работы сотрудников правовых структур.

Стрессогенный характер работы юристов, особенно работников оперативно-следственных отделов, предъявляет высокие требования к качествам человека, способствующим преодолению дестабилизирующих факторов. Претенденты на должность в правоохранительных органах должны отличаться хорошим физическим здоровьем, выносливостью, толерантностью к длительно воздействующим психофизическим перегрузкам, высокой работоспособностью, иметь высокий уровень нервно-психической, эмоциональной устойчивости, что следует рассматривать в качестве важнейших факторов их профессиональной пригодности.

Необходимыми качествами работника правоохранительных органов являются самостоятельность и ответственность. Так, следователь принимает все решения об осуществлении следственных действий самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокурора, и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение. Процессуальная самостоятельность следователя, прокурора, судьи в пределах, определяемых законом, предполагает высокий уровень ответственности, волевых качеств и организаторских способностей.

Умение работать с людьми – важнейшее качество, которым должен обладать юрист. Установление официальных и межличностных контактов с представителями различных государственных органов, учет индивидуально-психологических особенностей участников правоотношений, умение поддерживать благоприятный психологический климат в трудовом коллективе, разрешать конфликтные ситуации требуют от юриста личного высокого уровня коммуникативных навыков и соблюдения правил этики делового общения.

Во многих случаях общение как особый вид профессиональной деятельности приобретает для юриста самостоятельный характер, например в ситуации допроса в ходе предварительного следствия или в судебном заседании, при постановлении приговора составом суда в совещательной комнате, в ходе публичных выступлений перед судебной аудиторией, во время встреч с представителями средств массовой информации. При этом профессиональное общение в качестве одной из составляющих юридической деятельности следует рассматривать не только как собственно обмен информацией, формальную сторону общения, но и как процесс межличностного взаимодействия – неформальную сторону. Способность устанавливать межличностные (психологические) контакты с различными участниками общения, коммуникативная компетентность являются качествами, в значительной мере влияющими на эффективность труда юристов, одним из важнейших факторов их профессиональной пригодности.

Сбалансированность перечисленных сторон профессиональной деятельности юристов требует от них высокого уровня профессиональной адаптации, личностной интеграции, социальной зрелости; нервно-психической, эмоционально-волевой устойчивости: интеллекта, гибкого творческого мышления; смелости, решительности, уверенности в себе, способности брать на себя ответственность за принимаемые решения, настойчивости при высоком уровне самокритичности.

К качествам личности, формирующим указанный фактор, следует отнести: высокий уровень правосознания, честность, гражданское мужество, совестливость, принципиальность и непримиримость в борьбе с нарушениями правопорядка, обязательность, добросовестность, исполнительность, дисциплинированность. Свидетельствуют о профессиональной непригодности юриста полярно противоположные качества: безнравственность, нечестность, безответственное отношение к делу, недисциплинированность.

Определение путей повышения эффективности и качества правоохранительной деятельности предполагает всестороннее изучение индивидуально-психологических особенностей, свойств личности юриста, соответствия их требованиям, предъявляемым профессией. Установление четких связей между этими требованиями и свойствами личности юриста, выявление лиц, пригодных по своим индивидуально-психологическим качествам к этой деятельности, лежат в основе оптимизации работы сотрудников правоохранительных органов.

Тема 8. ПРЕДМЕТ, ОСНОВАНИЯ, ПОВОДЫ НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ, ЕЕ ПОДГОТОВКА И НАЗНАЧЕНИЕ, ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ

8.1. Предмет судебно-психологической экспертизы, основания и поводы ее назначения

Первая попытка проведения судебно-психологической экспертизы (СПЭ) в России была предпринята в 1883 г.

Основная задача СПЭ сводится к оказанию помощи суду, органам предварительного следствия в более глубоком изучении специальных вопросов психологического содержания, входящих в предмет доказывания по уголовным делам или являющихся составными элементами гражданско-правовых споров, а также в исследовании психологического содержания ряда юридических, правовых понятий, содержащихся в законе. Поэтому предметом исследования СПЭ являются психические процессы, состояния, свойства психически здоровых лиц, участвующих в уголовном и гражданском процессах, особенности их психической деятельности, временные (неболезненные) изменения сознания под влиянием различных факторов, экспертная оценка которых имеет значение для установления объективной истины по делу. Иными словами, предметом СПЭ являются индивидуально-своеобразные черты психического отражения участниками процесса различных явлений окружающей действительности, которые имеют значение для правильного разрешения уголовных или гражданских дел.

Общие основания для назначения любой экспертизы, в том числе СПЭ, для осуществления которой требуются специальные познания в уголовном процессе, в частности в области психологии, содержатся в ст. 195 УПК РФ.

Наряду с общими основаниями, говоря об обязательных случаях проведения экспертизы (п. 4 ст. 196 УПК РФ), законодатель указывает, что экспертизу следует проводить «для определения психического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания». Таким образом, здесь подразумевается широкий круг психических явлений, которые являются предметом изучения не только в психиатрии, но и в психологии.

В ст. 421 УПК РФ говорится об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанной с душевным заболеванием, как о факторе, определяющем способность подростка полностью сознавать значение своих действий.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 25.03.1964 г. № 2 «О судебной практике по делам об изнасиловании» указывается на необходимость исследования судами беспомощного состояния потерпевшей, имевшего место не только в силу ее физического, но и психического состояния, из-за которого она «не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий или не могла оказать сопротивления виновному».

В гражданском процессе также предусмотрены законные основания для проведения судебно-психологической экспертизы с привлечением в качестве экспертов специалистов соответствующих отраслей знания, в том числе и в области психологии.

На практике при расследовании некоторых преступлений возникают следственные ситуации, когда не удается полностью вскрыть механизм совершенного преступления, установить побудительные силы, толкнувшие человека на противоправное поведение, объяснить внешне непонятное поведение виновного при отсутствии сомнений относительно его психической полноценности. В подобных случаях можно предположить, что субъект находился в каком-то необычном психическом состоянии, поскольку действовал не совсем так, как следовало бы ожидать, совершал поступки, явно не соответствовавшие требованиям ситуации и его интересам, необъяснимые с точки зрения здравого смысла.

В новом уголовном законе содержится более широкий и с психологической точки зрения более определенный перечень психических явлений, имеющих уголовно-правовое значение: психические расстройства, психическое принуждение, аффект, психотравмирующая ситуация, психические страдания и т. д. (полнее о них сказано в теме 5). В некоторые статьи УК РФ введены такие понятия и категории из области психологии, как «психофизиологические качества» лица, причинившего вред в «экстремальных условиях», «нервно-психические перегрузки», «обоснованный риск» и т. п.

Выявленные в ходе допроса свидетелей, потерпевших, обвиняемых отдельные признаки упомянутых выше явлений, проявившиеся в поведении этих лиц, могут рассматриваться в качестве повода для назначения СПЭ. Например, при оценке поведения обвиняемого в убийстве в качестве такого повода могут быть отдельные признаки его необычного поведения (повышенная эмоциональная возбудимость, фрагментарность восприятия обстановки, внешне наблюдаемые признаки расстройства вегетативной нервной системы, речи и т. п.).

В отдельных случаях поводами для назначения экспертизы служат сомнения следователя (суда) относительно способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать важные для дела обстоятельства, давать о них показания, с психологической точки зрения соответствующие действительности.

Одним из наиболее распространенных поводов назначения СПЭ служит существенная неполнота изучения индивидуально-психологических (характерологических) особенностей субъекта, совершившего тяжкое преступление, устойчивых мотивационно-смысловых образований его личности, не разобравшись в которых нельзя до конца понять причины совершенного им преступления, определить меру наказания, соответствующую содеянному.

Помощь СПЭ может потребоваться и при разрешении гражданско-правовых споров. Поводом для ее назначения в этих случаях также могут стать любые фактические данные, имеющие отношение к психологическим аспектам поведения одной из конфликтующих сторон, например данные о сниженных интеллектуальных, познавательных способностях субъекта, который при заключении сделки оказался под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ).

Таким образом, как в уголовном, так и в гражданском судопроизводстве поводами для назначения СПЭ могут быть любые фактические данные, имеющие отношение к решению тех или иных (спорных) вопросов, входящих в компетенцию суда, которые требуют психологического объяснения, психологической диагностики различных проявлений психики лиц, проходящих по уголовным делам, участвующих в гражданском судопроизводстве.

Поводы для назначения экспертизы должны указываться в постановлении следователя, в определении суда о проведении судебно-психологической экспертизы по делу.

8.2. Методологические основы судебно-психологической экспертизы, ее компетенция

Методологическую основу СПЭ составляют общепсихологические научные принципы:

• принцип детерминизма;

• принцип развития психики человека в единстве его сознания и деятельности;

• принцип системности, предполагающий изучение его психической деятельности как единого целого.

Методика проведения СПЭ в каждом конкретном случае с учетом задач, которые ставятся перед ней правоохранительными органами, предполагает широкий выбор различных методов исследования, к которым, в частности, относятся:

– изучение материалов дела и других документов, имеющих к нему отношение;

– ретроспективный психологический анализ (метод ретроспективной диагностики) произошедшего события, поведения подэкспертного лица, его психического состояния на основе диагностических признаков последнего;

– знакомство с анамнестическими данными о личности подэкспертного;

– беседа с ним и другими участниками процесса;

– экспериментальное психодиагностическое обследование испытуемого с применением различных тестовых методик.

Методика СПЭ должна содержать методы, позволяющие получать данные о динамике и содержании общего психического развития испытуемого, т. е. о формировании у него процессов познавательной активности, адаптации к социальным условиям, мотивации деятельности, о наиболее выраженных чертах его характера, особенностях эмоционально-волевой сферы.

В компетенцию СПЭ входит исследование различных проявлений психики, психических процессов, эмоциональных состояний, индивидуально-психологических особенностей психически здоровых лиц (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подсудимых и т. д.), участвующих в уголовном, гражданском судопроизводстве, а также факторов психологического воздействия на их поведение, на принятие ими решений в различных конфликтных, экстремальных ситуациях, ставших предметом рассмотрения суда.

В компетенцию СПЭ также входит изучение «психологического содержания некоторых юридических понятий, описывающих поведение людей и его внутренние механизмы, фиксирующих временные психические состояния, изменения сознания под влиянием различных факторов» (М.М. Коченов). В частности, при расследовании, рассмотрении уголовных дел в суде к компетенции СПЭ следует отнести:

• установление индивидуально-психологических особенностей личности участников уголовного процесса, уровня их психического, интеллектуального развития, наличия у них определенных психофизиологических качеств (повышенной тревожности, внушаемости, импульсивности и т. д.), существенно повлиявших на их поведение в экстремальных условиях (в том числе при выполнении каких-либо профессиональных обязанностей), в психотравмирующих (криминальных) ситуациях повышенной сложности;

• диагностику состояний психической напряженности непатологического характера (тревожности, страха, стресса, аффекта и т. п.), послуживших причиной совершения противоправных действий, неадекватного поведения (например, потерпевшей в опасной для ее жизни и здоровья ситуации, оператора, не справившегося со своими профессиональными обязанностями, и т. д.);

• исследование мотивационной сферы личности, составляющих ее психологических мотивов, побудивших субъекта к той или иной деятельности;

• выявление у несовершеннолетних правонарушителей с признаками отставания в психическом развитии непатологического характера способности осознавать значение своих действий и руководить ими;

• установление способности психически здоровых свидетелей, потерпевших (с учетом их индивидуально-психологических, возрастных особенностей, уровня психического развития) правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания, что имеет немаловажное значение не только для уголовного, но и для гражданского процесса.

При разрешении гражданско-правовых споров в компетенцию СПЭ, как и при расследовании уголовных дел, входит исследование вопросов психологического характера, относящихся к индивидуально-психологическим особенностям личности участников гражданско-правовых споров, уровню их интеллектуального развития, перцептивным, познавательным способностям, эмоционально-волевой сфере, а также изучение психического состояния некоторых участников процесса. Например, в случаях, когда рассматривается вопрос о признании недействительности сделки, совершенной гражданином в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ), либо когда субъект в результате причиненного ему морального вреда, по его словам, испытывал нравственные страдания и нужно доказать, что это было действительно так (ст. 151 ГК РФ).

Вопросы, решаемые судебно-психологической экспертизой. Наиболее распространенными вопросами, выносимыми на разрешение СПЭ, являются следующие.

1. Вопросы относительно психических процессов. Оценивая перцептивные способности свидетеля (потерпевшего и т. п.), нельзя не учитывать того, что в процессе сохранения субъектом воспринятой информации она часто на подсознательном уровне подвергается определенной переработке. Кроме того, на сохранение информации воздействуют такие психологические факторы, как повышенная внушаемость, склонность субъекта к фантазированию (особенно у детей и подростков), эмоциональная неустойчивость, стремление субъекта заполнить пробелы памяти вымышленными образами и т. д.

2. Вопросы о психических, эмоциональных состояниях:

– находился ли обвиняемый (подсудимый) в момент совершения противоправных действий (указать, каких) в состоянии аффекта или в каком-либо ином эмоционально напряженном состоянии, какое влияние оно могло оказать на его сознание, поведение, способность руководить своими действиями и контролировать их;

– что послужило причиной возникновения у него аффекта (иного эмоционального состояния).

3. Вопросы относительно индивидуально-психологических (характерологических) особенностей, свойств личности:

– какие индивидуально-психологические (характерологические) особенности присущи личности испытуемого;

– имеются ли у обвиняемого (подсудимого) индивидуально-психологические особенности (интеллектуальные, характерологические, эмоционально-волевые, мотивационные и др.), которые могли существенно повлиять на его поведение в исследуемой ситуации;

– имеются ли у свидетеля (потерпевшего) психологические особенности (повышенная внушаемость, склонность к фантазированию и др.), снижающие его способность правильно воспринимать события или предметы (указать, какие) и адекватно воспринятому воспроизводить увиденное (услышанное).

Безусловно, это далеко не исчерпывающий перечень вопросов. В каждом конкретном случае их форма, редакция в пределах научной компетенции СПЭ могут меняться в зависимости от обстоятельств дела, задач, решаемых судом. Важно помнить о том, что, формулируя вопросы перед экспертом-психологом, необходимо видеть психологическое содержание того или иного явления, ставшего предметом судебного разбирательства.

8.3. Подготовка, назначение, использование судебно-психологической экспертизы следователем (судом)

Качество и результативность СПЭ во многом определяются подготовительной работой, которая включает в себя следующие действия.

1. Сбор материалов, необходимых для проведения экспертизы. Следователь (суд), предвидя возможность проведения СПЭ, направляет усилия на получение объективной информации о личности обвиняемого (потерпевшего, свидетеля) и ситуации, имеющей значение для всестороннего изучения обстоятельств совершенного преступления.

Информация о личности испытуемого. В ходе изучения личности индивида собираются сведения о том, как он рос, развивался, какие имеются неблагоприятные наследственные факторы, каким образом и в чем конкретно проявлялись особенности его нервной системы, психики, какие наблюдались у него заболевания, психические отклонения на разных этапах развития.

Информация о ситуации, имеющей значение для всестороннего изучения особенностей личности испытуемого. В ходе расследования выявляются ситуационно обусловленные признаки: субъективно воспринимаемая в качестве реальной угроза жизни, здоровью, благополучию человека; необычность, неопределенность обстановки; неблагоприятное социальное воздействие, вызывающее чувство внутреннего дискомфорта; общественное порицание, противоречащее оценке субъектом своего места и значения в группе, создающее отрицательный эмоционально окрашенный фон восприятия действительности.

2. Выбор эксперта. К выполнению обязанностей эксперта-психолога, как правило, допускаются специалисты с высшим психологическим образованием, работающие в области психологии (имеющие ученую степень в области психологии). Чтобы убедиться в компетентности специалиста, необходимо выяснить, в какой отрасли психологии он работает и соответствует ли круг его профессиональных, научных знаний содержанию вопросов, выносимых на разрешение экспертизы; каков стаж его работы в области психологии и экспертной деятельности, каковы его профессиональные, научные возможности.

Экспертиза должна назначаться и проводиться своевременно, как только у следствия или суда возникли вопросы, для разрешения которых требуются специальные познания, и достаточно полно собраны материалы, необходимые для составления заключения.

В постановлении следователя, определении суда о назначении СПЭ в описательной части излагаются обстоятельства дела, указываются те признаки в поведении лица, его характерологические особенности, которые являются элементами предмета юридической (общей, инженерной и т. п.) психологии, рассматриваются в качестве повода для назначения экспертизы. Аналогичный подход должен быть и к составлению ходатайства защиты о проведении СПЭ по делу.

Взаимодействие и процессуальные отношения между следователем и экспертом-психологом обычно устанавливаются сразу же после ознакомления последнего с постановлением о назначении экспертизы и разъяснения ему его процессуальных прав и обязанностей. Следователь совместно с экспертом уточняет вопросы, определяет место и сроки производства экспертизы.

В распоряжение эксперта направляются обвиняемый (потерпевший, свидетель) и материалы уголовного дела с постановлением о назначении экспертизы.

Экспертное заключение должно содержать психологическую оценку тех или иных явлений, интересующих органы правосудия.

Использованию заключения экспертизы предшествует его оценка следователем, судом, которые знакомятся с ним, обращая внимание на то, насколько оно соответствует полученному заданию. Также оцениваются научный уровень заключения, аргументированность содержащихся в нем выводов, то, в каком объеме экспертами использованы предоставленные материалы, даны ли исчерпывающие ответы на поставленные вопросы; насколько полно описана в заключении проделанная ими работа, какие методы исследования применялись.

В своем заключении эксперты-психологи должны не только указать, какие исследования они провели и какие результаты получили, но и научно обосновать свои выводы.

В уголовном процессе заключение СПЭ используется следователем (судом) в следующих случаях:

– при изучении механизма совершенного преступления. Содержащаяся в заключении информация о личности испытуемого помогает понять динамику, мотивы преступления, увидеть подлинные причины, способствовавшие совершению противоправных действий;

– при доказывании и квалификации содеянного. Заключение СПЭ является одним из доказательств фактических обстоятельств, имеющих значение по делу;

– при необходимости проверить факт невиновного причинения вреда лицом, которое хотя и предвидело наступление вредных последствий, но не могло предотвратить их в результате несоответствия своих психофизиологических качеств нервно-психическим перегрузкам, экстремальным условиям, в которых оно оказалось;

– для установления обстоятельств, смягчающих наказание, например при совершении преступления под влиянием аффекта, иного состояния эмоциональной, психической напряженности, при обнаружении у обвиняемого (подсудимого) признаков отставания в психическом развитии, не исключающих вменяемости;

– в целях применения справедливых мер уголовно-правового характера в отношении виновных в совершении преступлений с учетом их личности;

– в тактических целях: для установления психологического контакта во время допроса, проведения других следственных действий; для изобличения допрашиваемого во лжи, а также для выяснения причин неумышленного искажения фактов свидетелем.

В гражданском судопроизводстве возможности СПЭ пока еще используются недостаточно. Однако и здесь ее заключения могут оказать существенную пользу при разрешении споров о признании сделок недействительными, компенсации морального вреда, праве на воспитание детей и т. п.

Таким образом, СПЭ является важным средством получения доказательств – фактических данных о психологических особенностях, свойствах личности обвиняемого (подсудимого), потерпевшего, гражданского истца, свидетеля. С помощью СПЭ создаются необходимые условия для наиболее полного исследования субъективной стороны преступления, объективной оценки показаний свидетелей, потерпевших, обвиняемых (подсудимых), выявления обстоятельств, смягчающих наказание виновному, данных, характеризующих его личность, а также для установления психологических причин и условий, способствовавших совершению преступлений.

Тема 9. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ (ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ)

9.1. Общая характеристика и психологические особенности преступных действий

Под деятельностью в психологии понимается та или иная (внутренняя или внешняя) активность человека, направленная на достижение поставленной цели.

По тому, как человек управляет своими действиями, как контролирует их, можно выделить следующие действия:

• инстинктивные;

• рефлекторные, или действия-реакции;

• импульсивные;

• волевые.

Многие преступления совершаются лицами импульсивно, т. е. в результате каких-то подсознательных побуждений и общей личностной направленности. В таких преступлениях мотив совпадает с целью.

Импульсивность поведения характерна для психопатических личностей, которые склонны к мгновенным реакциям.

Импульсивное преступное поведение лица может быть вызвано рядом причин:

• нервно-психической, эмоциональной неустойчивостью индивида;

• алкогольным или наркотическим опьянением;

• психопатическими аномалиями личности;

• преобладанием эмоций над здравым смыслом при сложившейся ситуации.

Импульсивность характерна для преступлений, совершенных в состоянии аффекта, так как осознанные цели и мотивы при таком состоянии отсутствуют, привычное поведение человека резко изменяется. Такое состояние, возникающее внезапно в результате противоправных действий потерпевшего, признается законом как обстоятельство, смягчающее уголовную ответственность.

Состояние аффекта усиливают стрессы, которые подразделяются на:

– информационный, возникающий в условиях оперативно-информационной перегрузки при выполнении сложных управленческих задач с высокой степенью ответственности;

– эмоциональный, который может возникнуть в опасных ситуациях (при внезапном нападении, стихийном бедствии и т. п.);

– демобилизирующий, в результате которого нарушается целесообразность действий человека и ухудшаются возможности речи.

9.2. Психологический анализ преступного поведения

Поведение – это внешнее проявление деятельности, действий человека, процесс взаимодействия с окружающей средой, опосредованный его внешней (двигательной) и внутренней (психической) активностью.

Предметом специального изучения юридической психологии является противоправное, преступное поведение.

В литературе нередко встречается употребление терминов «преступное поведение» и «преступление» в качестве синонимов, что вряд ли можно признать обоснованным. Преступное поведение – понятие более широкое, включающее не только само преступление как общественно опасное, противоправное деяние (действие или бездействие), но и его истоки; возникновение мотивов, постановку целей, выбор средств, принятие субъектом будущего преступления различных решений и т. д.

Анализируя с психологической стороны преступное поведение, следует видеть не только само преступление, но и его связи с внешними факторами, а также внутренние, психические процессы и состояния, определяющие решение совершить преступление, направляющие и контролирующие его исполнение.

Если схематически представить себе процесс формирования и проявления преступного поведения субъекта, умышленно совершившего преступление, то такой процесс условно можно разделить на два основных этапа.

Первый этап – мотивационный. На данном этапе у субъекта под воздействием возникшей потребности формируется весьма активное потребностное состояние, которое может затем перейти в мотив противоправного поведения, особенно в тех случаях, когда возникшая потребность не может быть реализована законным способом.

На данном этапе нередко происходит борьба мотивов. Процессу мотивации, содержанием которого является борьба мотивов на совершение преступления, сопутствуют процессы целеобразования, выбора объекта, на который субъект планирует направить свои преступные действия. Первоначально мотивы и цели могут и не совпадать, однако в последующем возможен сдвиг мотивов на цель.

Завершением данного этапа является прогнозирование, протекающее либо в развернутом виде с мысленным проигрыванием ролей-образов, либо в сжатом, свернутом виде. Затем следует принятие решения.

После того как решение принято, оцениваются условия, в которых будут совершаться противоправные действия, с точки зрения того, насколько они будут способствовать достижению поставленных целей, подыскиваются, выбираются средства и способы, орудия совершения преступления. В случае готовящегося группового преступления среди его участников распределяются роли с их функциональными обязанностями.

Проблема возникновения и формирования мотивов противоправного поведения имеет многоплановый характер. Особый интерес представляют наиболее общие закономерности возникновения и формирования мотивов преступления. При этом в мотивационном процессе можно выделить следующие наиболее важные этапы:

1) появление потребности как источника активности личности. Возникновению мотивов любой, в том числе противоправной, деятельности, как правило, предшествует появление определенной потребности. Вначале эта потребность может существовать безотносительно к тем объектам, с помощью которых она может быть удовлетворена, далее в результате переживания субъектом возникшей потребности как своей, личностно значимой, появляется особое, актуальное для данного субъекта потребностное состояние.

Сама по себе потребность, например в материальном достатке, не может оцениваться отрицательно. Иное дело, когда та же потребность под воздействием негативных влияний среды и антиобщественного мировоззрения, оправдывающего хищения, злоупотребления служебным положением, деформируется;

2) переход потребности в мотив противоправного поведения. Одна и та же потребность в сознании различных людей оценивается по-разному. Субъективная значимость потребности может и не совпадать с ее объективным значением в общественном сознании. В зависимости от того, какое значение придает ей конкретный человек, она либо становится побудительной силой (мотивом), либо постепенно утрачивает свое актуальное значение.

На процесс преобразования потребности в мотив преступного поведения серьезное влияние оказывает конкретная жизненная ситуация, в которую активно включается человек, стремящийся удовлетворить эту потребность.

Таким образом, в процессе формирования мотива прослеживается своеобразный треугольник: потребность – личностный смысл – ситуация, элементы которого постоянно взаимодействуют между собой.

Ситуативно обусловленное развитие мотивации имеет место и в преступном поведении. Эту ситуацию называют криминогенной.

Причины формирования криминогенной ситуации следующие: неопределенность, непредсказуемость развития события, поведения различных лиц; экстремальность, быстротечность происходящих событий; конфликтный характер отношений сторон с наличием провоцирующих элементов, например в виде неправомерного поведения потерпевшего; бесконтрольность, отсутствие должного порядка, дисциплины и т. д.

Ситуация перед совершением преступления – это обычно ситуация морального выбора, неразрывно связанная с мировоззренческой определенностью решения человека. Например, для человека, имеющего высокие нравственные установки, сам по себе факт отсутствия постоянного контроля за ним практически не имеет значения. Однако для субъекта с антиобщественной направленностью этот факт станет составляющей криминогенной ситуации. Важное место в процессе формирования мотивов занимают психологические механизмы целеобразования. Цель действий по сравнению с мотивами всегда более предметна, более обнажена и осязаема. В сознании человека в ней как бы аккумулируются и его потребности, и его стремления, интересы, а сами мотивы смещаются на цель деятельности.

После того как решение принято, на смену мотивационному приходит второй этап – реализация решения: совершаются противоправные действия и, как следствие этого, наступает преступный результат, который может и не совпадать с ранее намеченной целью. Цель может оказаться «недовыполненной», «перевыполненной», либо возникает побочный результат, который вообще не охватывался целью.

Перечисленные выше процессы завершаются оценкой виновным достигнутого результата, прогнозированием своего дальнейшего поведения в ходе предварительного расследования и на суде.

Анализируя механизм преступного поведения, нельзя игнорировать такие важнейшие факторы, определяющие поведение субъекта, как особенности, свойства его личности (направленность, мировоззрение, ценностные ориентации, социальные установки, уровень правосознания, индивидуально-психологические особенности, характер) и воздействие социальной среды на формирование его личности и поведение как до возникновения криминогенной ситуации, так и непосредственно в ходе нее.

Определенные психологические особенности преступного поведения имеют так называемые «безмотивные» преступления. Такое название весьма условно и не отражает полного отсутствия мотива в действиях виновного, что исключается само по себе, поскольку речь идет о сознательной деятельности психически здорового человека.

Первую группу безмотивных умышленных преступлений составляют преступления, внешне отличающиеся бессмысленностью, непонятной с первого взгляда избыточной жестокостью по отношению к жертве. Такое впечатление усугубляется явно неадекватным характером насильственных действий по отношению к малозначительному поводу для их совершения.

Вторую группу безмотивных преступлений образуют преступления насильственного характера, возникающие по механизму смещения агрессивности в состоянии фрустрации. Указанные действия могут даже носить характер аутоагрессии, и тогда следователю приходится иметь дело с суицидальным поведением.

При совершении неосторожньж преступлений рассмотренный выше механизм преступного поведения носит свернутый характер. Если в умышленных преступлениях мотив и цель непосредственно связаны с наступившим результатом, то в неосторожных преступлениях имеет место разрыв между мотивом и целью противоправного поведения субъекта, с одной стороны, и наступившим результатом – с другой. Этот разрыв заполняется мотивом и целью допускаемых субъектом нарушений определенных правил поведения, объективно направленных на недопущение тяжких последствий, которые в представлении субъекта могут наступить, а могут и не наступить. В этом проявляется волевой характер противоправного поведения субъекта и отдельных его действий, связанных с несоблюдением им тех или иных предписаний обязательного характера.

Следует также помнить, что отсутствие мотивации на достижение преступного результата в неосторожных преступлениях не исключает в целом мотивов противоправного поведения, следствием которого в конечном итоге и явился этот результат.

Таким образом, мотив присущ любому волевому, а следовательно, и любому преступному поведению независимо от формы вины. Но, поскольку при неосторожной форме вины наступившие последствия не охватываются желанием виновного, следует различать мотивы умышленных преступлений и мотивы поведения, объективно приведшего к общественно опасным последствиям в неосторожных преступлениях.

Тема 10. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА

10.1. Понятие, структура личности преступника

Понятие «личность преступника» является многогранным, с ярко выраженным междисциплинарным характером, оно изучается психологами и юристами, занятыми разработкой вопросов, относящихся к уголовному праву и уголовному процессу, криминологии и криминалистике.

Понятие личности преступника включает в себя комплекс социально-демографических, социально-ролевых (функциональных), социально-психологических признаков, которые в той или иной мере связаны с преступным деянием, характеризуют его общественную опасность, объясняют причины его совершения.

В юридической психологии личность субъекта, совершившего преступление, изучается в целях оказания помощи правоохранительным органам:

• при принятии решений уголовно-правового, уголовно-процессуального характера (при квалификации противоправных действий, избрании меры пресечения обвиняемому, определении меры наказания подсудимому с учетом характера совершенного преступления и особенностей его личности);

• при выборе оптимальных тактических решений, тактических комбинаций и приемов воздействия на подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) в различных следственных ситуациях;

• в ходе установления некоторых обстоятельств, подлежащих доказыванию, в частности мотивов преступления, обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого (подсудимого), потерпевшего и др.;

• при изучении причин совершенных преступлений (по видам преступных посягательств, по лицам, участвовавшим в их совершении, и т. д.);

• в целях определения мер воспитательного воздействия на личность тех, кто совершил преступление и нуждается в перевоспитании.

В настоящее время в научной литературе наиболее широкое распространение получил подход к изучению личности преступника, предполагающий наличие в ней следующих двух крупных подсистем, объединяющих различные более мелкие признаки, отдельные характеристики личности, а именно: социально-демографической и социально-психологической подсистем личности преступника.

Социально-демографическая подсистема личности преступника включает: пол, возраст, семейное положение, образование, профессиональную принадлежность, род занятий, социальное, материальное положение, наличие судимости (иных связей с криминальной средой). Сюда же относятся признаки, характеризующие личность преступника с точки зрения выполнения им определенных функционально-ролевых обязанностей.

Например, среди преступников значительно больше мужчин, чем женщин. Наибольшей криминогенной активностью отличаются представители возрастных групп от 25 до 29 лет, затем следуют 18—24-летние, 14—17-летние и, наконец, 30—45-летние. Основная масса таких преступлений, как убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, разбои, грабежи, кражи, хулиганства, изнасилования, совершаются лицами до 30 лет. Многие из тех, кто совершал хулиганство, разбойное нападение, грабежи, кражи, часто меняли места работы, периодически имели длительные перерывы в трудовой деятельности, т. е. не занимались общественно полезным трудом. Самый низкий уровень образования зарегистрирован у лиц, виновных в совершении насильственных, насильственно-корыстных преступлений, хулиганства; наиболее высокий – у совершивших должностные преступления и хищения путем присвоения, растраты или злоупотребления доверием и т. д.

Наибольшая криминогенная активность лиц более молодого возраста во многом объясняется не только их большей активностью, но и в значительной мере социальной незрелостью их личности.

Анализ социально-демографических признаков помогает лучше понять процесс социализации, формирования у людей под влиянием социальных условий различных психологических особенностей, на которые нужно обращать внимание в ходе расследования преступлений.

Социально-психологическая подсистема личности преступника. Психологическую структуру личности образуют четыре основных структурных элемента:

1) подструктура направленности в виде совокупности наиболее устойчивых, социально значимых качеств личности (мировоззрения, ценностных ориентаций, социальных установок, ведущих мотивов и т. д.), связанных с правосознанием человека;

2) подструктура опыта, включающая знания, навыки, привычки и другие качества, которые проявляются в выборе ведущих форм деятельности;

3) подструктура психических форм отражения, проявляющихся в познавательных процессах, психических, эмоциональных состояниях человека;

4) подструктура темперамента и других биологически, наследственно обусловленных свойств, которые наряду с социальными факторами влияют на формирование характера и способностей человека.

Существенное отличие всех этих структурных образований личности преступника от структурных образований личности законопослушных граждан состоит в том, что многие составляющие черты, свойства личности (особенно те, которые сформировались под влиянием социальных условий) характеризуют личность преступника с негативной стороны, делая ее более восприимчивой к воздействию криминогенных факторов.

В новом уголовном законодательстве социально-психологическим качествам личности субъектов различных преступлений уделено большее внимание. Отдельные психические явления, состояние психики лиц, совершающих уголовно наказуемые деяния, прямо указаны в уголовном законе, введены в некоторые составы преступлений. Поэтому можно говорить об определенной психологизации отдельных институтов, принципов (справедливости, гуманизма и т. д.) и даже норм уголовного права. Например, законодателем введены в уголовно-правовую материю такие психические явления, как: психические расстройства, не исключающие вменяемости (ст. 22 УК РФ); неспособность несовершеннолетнего правонарушителя в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими вследствие отставания в психическом развитии (ст. 20 УК РФ); легкомыслие (ст. 26 УК РФ); психофизиологические качества личности субъекта, совершившего опасное деяние, которые не соответствовали требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (ст. 28 УК РФ); понятие психического принуждения, препятствующего процессам волеизъявления потерпевшего (ч. 2 ст. 40, п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ); понятие риска (ст. 41, п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ); особая жестокость, жестокое обращение как способы совершения целого ряда преступлений; аффект как одно из экстремальных состояний психики, длительная психотравмирующая ситуация и т. д.

Рассмотрение социально-демографических, социально-психологических особенностей личности преступника предполагает анализ так называемых психических аномалий, т. е. отклонений от средней психической нормы, в значительной мере связанных с типом, свойствами нервной системы, которые определяются наследственными факторами.

При определенных благоприятных условиях психические аномалии конкретного лица могут служить условием его преступного поведения, сами же по себе психические аномалии не криминогенны.

К психическим аномалиям относятся:

• различные психопатии;

• сексуальные аномалии;

• олигофрения.

Психопатии затрудняют социальную адаптацию личности, а при возникновении психотравмирующих обстоятельств приводят к различного рода правонарушениям. Очевидно, что психопатия обусловлена социально-неблагоприятными факторами, развитие такого процесса может быть прекращено при наличии благоприятных социальных условий. В основном ученые склонны выделять четыре разновидности психопатии:

– астенические психопаты – их поведение характеризуется постоянной боязливостью, чувством тревоги, различными навязчивыми идеями;

– возбудимые психопаты – отличаются повышенной требовательностью к окружающим, мелочностью, властностью, чрезмерной агрессивностью при гневе. Часто их злобность может привести к пьянству, бродяжничеству и сексуальным извращениям;

– истерические психопаты – их поведение можно охарактеризовать как демонстрацию своего превосходства;

– паранойяльные психопаты – они постоянно находятся в состоянии борьбы с несуществующими врагами, отсюда их любовь к сутяжничеству и анонимным доносам.

Преступное поведение у всех психопатов может быть обусловлено отсутствием самоконтроля в экстремальных ситуациях.

Сексуальные аномалии в зависимости от поведения индивида подразделяются следующим образом:

– гиперлибидомия, превращающая сексуальность в смысл жизни, что приводит к частой смене партнеров и беспорядочным половым связям;

– гиполибидомия, в основном вызываемая жизненными неудачами, что приводит к понижению сексуальности.

Олигофрения – это приобретенное или врожденное слабоумие, ее разновидности:

• дебильность (легкая степень слабоумия);

• имбецильность (средняя степень слабоумия);

• идиотия (глубокая умственная отсталость).

Ученые заметили, что криминогенный характер психических аномалий связан с определенной степенью сужения сознания, приводящей к нарушению механизмов психологической защиты, готовности при малейшей возможности к психическому срыву. Такие состояния зачастую сопровождаются сужением сознания, расстройством логического мышления, повышением внушаемости и самовнушаемости, навязчивыми состояниями, а отсюда – конфликтным взаимодействием с окружающими.

Таким образом, конфликтность поведения является основной особенностью психически аномальных индивидов, и именно поэтому их относят к особому криминогенному типу.

В этой связи очевидно, что психические аномалии связаны с трудностями социальной адаптации индивида, его низкими возможностями руководить своими поступками и отдавать в них отчет.

Среди лиц, совершающих насильственные, корыстно-насильственные преступления, очень часто встречаются лица с повышенной агрессивностью, злобливые, жестокие.

Понятие «агрессия» и производные от него – «агрессивность», «жестокое обращение» и «жестокость», «особая жестокость», употребляемые в УК РФ, по смыслу близки друг к другу, но имеют разное содержание.

При оценке характера, уровня агрессивности действий виновного следует обращать внимание на такой важный критерий, как «норма агрессии» – понятие, производное от уровня социализации личности, ориентации субъекта на культурно-социальные нормы поведения, традиции, существующие в той социальной, культурной, этнической среде, в которой сформировались его личность, ценностные ориентации, правосознание.

Агрессивным действиям нередко сопутствуют проявления жестокости или даже «особой жестокости», о которой наряду с «жестоким обращением» говорится в уголовном законодательстве.

По своему первоначальному смыслу жестокость предполагает отсутствие жалости, сострадания к жертве, в отношении которой совершаются агрессивные действия. В более широком смысле слова «жестокость» и «агрессия» (и это их роднит) представляют собой способ реализации насилия. Но по сравнению с агрессивностью жестокость – более узкое понятие.

Таким образом, жестокость, как и агрессивность, можно рассматривать в качестве личностной особенности, черты характера индивида, которая проявляется в жестоком обращении с потерпевшим, в жестоких по характеру действиях по отношению к нему.

10.2. Типология личности преступника

Основная цель создания различных типологических вариантов личности преступника состоит в том, чтобы оказать помощь правоохранительным органам в изучении лиц данной категории, причин совершаемых ими преступлений, в разработке наиболее эффективных тактико-психологических приемов и методов разоблачения их преступной деятельности, оказании последующего воспитательного воздействия на их личность.

Личность субъекта, совершившего преступление, характеризуется совокупностью ряда признаков, являющихся основой типологии лиц, совершивших преступления.

По объекту посягательства, характеру преступных действий выделяются три наиболее крупные типологические группы преступников:

• корыстные;

• насильственные;

• корыстно-насильственные.

По характеру, степени общественной опасности преступные типы подразделяются следующим образом:

• случайный тип, объединяющий лиц, впервые совершивших преступление в результате случайного стечения обстоятельств при общей социально-положительной направленности личности;

• ситуационный тип личности преступников, совершивших преступление под воздействием неблагоприятных условий формирования их личности, однако в целом характеризуемых больше положительно, чем отрицательно;

• неустойчивый тип, к которому относятся лица, также совершившие преступление впервые, но допускавшие ранее различного рода правонарушения, аморальные поступки;

• злостный тип, включающий лиц, совершивших два и более умышленных преступления;

• особо опасный тип личности преступников, признанных опасными либо особо опасными рецидивистами за совершенные тяжкие преступления и т. п. (полнее об этом в ст. 18 УК РФ).

Возможна разработка и иных типологических вариантов личности преступников, например по субъективной стороне в зависимости от формы вины (умышленно или неосторожно совершено преступление и т. д.).

В ходе исследования психологических особенностей лиц, совершивших различные преступные деяния, обращает на себя внимание такое интегративное качество личности, как социальная адаптивность, которая влияет на поведение человека в самых различных, в том числе и в криминальных ситуациях. С этой точки зрения лиц, совершающих преступления, условно можно разделить на две большие группы, два основных типа: социально-адаптивный и социально-дезадаптивный тип личности с выделением промежуточных вариантов.

Уровень социальной адаптивности личности определяют следующие факторы:

– нервно-психическая, эмоционально-волевая устойчивость личности;

– интеллектуальный уровень развития субъекта;

– мотивационная сфера личности, включающая не только мотивы достижения, избегания неуспеха, но и такие более сложные образования, как ценностные ориентации, мировоззренческая основа личности.

Социально-адаптивный тип личности преступника отличается высоким уровнем нервно-психической, эмоционально-волевой устойчивости, сопротивляемостью (толерантностью) к стрессу, длительно воздействующим психофизическим перегрузкам, стеническим типом реагирования в сложных, критических ситуациях, развитыми адаптивными свойствами нервной системы: силой, подвижностью нервных процессов. Эти качества могут усиливаться хорошо развитым интеллектом, позволяющим субъекту успешно осваивать тот или иной способ совершения преступлений, гибким мышлением, сообразительностью, прагматическим складом ума, способностью прогнозировать развитие событий не только на время совершения преступления, но и в последующем, в ситуациях активного противодействия усилиям правоохранительных органов. Такие лица нередко имеют достаточно широкий круг интересов (и не только в криминальной сфере), хорошую память, развитое внимание и воображение, обостренное восприятие.

Кроме того, субъекты, относимые к данному типу, часто отличаются высоким (завышенным) уровнем притязаний, что иногда приводит их к переоценке своих сил и возможностей и может послужить одной из причин ошибок в ходе их противодействия работникам правоохранительных органов.

В мотивационной структуре личности данного криминального типа, как правило, преобладают мотивы достижения, ценностные ориентации, позволяющие им осознанно игнорировать социальные нормы, общепринятые правила поведения, преступать недозволенное. Поэтому характерной чертой таких лиц является низкий уровень нормативности поведения, соответствующий такому же уровню правосознания.

Совокупность отмеченных выше качеств личности позволяет представителям данного типа дольше других правонарушителей оставаться неразоблаченными, основательно усваивать криминальный опыт, умело используя его в своей преступной деятельности, приобретать соответствующую криминальную квалификацию. Такой тип личности распространен среди профессиональных преступников, лидеров организованных преступных групп, активных участников совершения групповых преступлений, руководителей организованных преступных сообществ, бандитских формирований.

Если воспользоваться вышеприведенной типологией, можно сказать, что высокий уровень социальной адаптивности отличает прежде всего лиц, отнесенных к злостному и особо опасному криминальным типам.

Лица, которых можно отнести к социально-дезадаптивному типу личности преступника, отличаются прежде всего низкой эмоционально-волевой устойчивостью, сниженной сопротивляемостью к стрессу, невротической симптоматикой, ярко выраженными акцентуированными свойствами характера по гипертимно-неустойчивому, эпилептоидному и некоторым другим типам, психическими аномалиями, психотическими расстройствами, психопатическими особенностями личности. Неразвитые в должной мере социально-адаптивные качества таких лиц, сниженный порог их нервно-психической устойчивости могут усугубляться недостаточно высоким интеллектом, слабо развитыми прогностическими способностями.

Поведение подобного рода субъектов во многом бывает обусловлено достаточно примитивными потребностями (проводить время в постоянных развлечениях, сопровождаемых употреблением спиртных напитков, наркотиков и др.). Интересы, ценностные ориентации, мировоззренческая основа таких лиц характеризуются бездуховностью, примитивностью, отсутствием высоких идеалов. Поэтому им трудно ориентировать свои поступки и поведение на достижение более значимых целей по сравнению с удовлетворением сиюминутных потребностей. А поскольку такие потребности далеко не всегда могут быть удовлетворены, все это способствует появлению у таких лиц неконтролируемого состояния фрустрации, повышенной агрессивности.

Низкий уровень социальной адаптации можно наблюдать у лиц, относимых криминологами к неустойчивому, а также ситуационному типам преступников, нередко оказывающихся во власти обстоятельств, которыми им трудно управлять, сохраняя должную эмоционально-волевую устойчивость, самоконтроль за своими действиями и поведением. Поэтому такие лица чаще других оказываются под сильным воздействием аффективно окрашенных состояний, эмоций гнева, фрустрации и т. п.

Необходимо отметить, что типологические свойства тех, кто совершает преступления, имеют различную степень выраженности, разнообразные сочетания. Поэтому можно говорить о промежуточных или о смешанных типах преступной личности.

Тема 11. ПСИХОЛОГИЯ ГРУППОВОГО ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ (ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ)

11.1. Понятие, виды, психологическая характеристика группы

В социальной психологии существуют различные взгляды на понятие «группа». В контексте проблем, изучаемых юридической психологией, наибольший интерес представляет определение группы как реально существующего образования, в котором люди находятся вместе, в идентичных условиях, объединены общей, совместной деятельностью и осознают свою принадлежность к этому образованию.

По числу входящих в группы людей социальные психологи выделяют большие общественные группы (макрогруппы) и малые группы (микрогруппы).

Малая группа возникает, как правило, на основе совместной деятельности, общих интересов небольшого числа людей, между которыми поддерживаются непосредственные личные контакты. Члены такой группы находятся в постоянном общении друг с другом. Это приводит к формированию групповых взглядов и норм поведения. Считается, что наиболее распространены микрогруппы, состоящие примерно из семи человек.

В свою очередь, малые группы подразделяются на формальные и неформальные, группы членства и референтные. В отличие от формальных групп, структура которых определена свыше, неформальные группы складываются стихийно и могут существовать внутри большей по размерам группы.

В референтной группе субъект может даже и не состоять, но на мнение, взгляды группы, к которой он сам себя относит, ориентирован настолько, что они существенно влияют на его мотивационную сферу, поступки, поведение.

Значение группы во взаимоотношениях людей состоит в том, что она выступает субъектом определенного вида деятельности (в том числе и противоправной) и в силу этого включена в систему определенных отношений, существующих в обществе. Общность содержания, форм деятельности людей, объединенных в группу, порождает и общность группового сознания ее членов.

В социальной психологии основными характеристиками группы считаются:

• ее параметры (состав, структура);

• внутригрупповые, межличностные процессы;

• групповые нормы и ценностные ориентации;

• система санкций;

• содержание функциональных обязанностей членов группы в ходе их совместной деятельности;

• характер межличностных, ролевых отношений членов группы в динамике групповой жизни.

Любую малую группу с точки зрения ее структурного построения можно представить в виде трех основных слоев: ядра, включающего лидера группы и его ближайшее окружение; основного слоя, охватывающего других ее членов, связанных совместной деятельностью, имеющих общие взгляды; внешнего слоя из лиц, главным образом поддерживающих только эмоциональные контакты между собой, симпатизирующих друг другу.

Каждому уровню (слою) групповой структуры соответствует та или иная степень сплоченности членов группы. Наибольший уровень групповой сплоченности соответствует ядру группы.

Говоря о больших общественных группах людей (макрогруппах), следует помнить об исключительно важной роли в динамических процессах внутри таких общностей людей национальных обычаев, привычек, социально-культурных, религиозных традиций, социальных установок. Все эти факторы активно влияют на индивидуальное сознание человека, его поведение в группе. Особенно велика их роль в возникновении паники, массовых беспорядков, конфликтных ситуаций на национальной и религиозной почве, в обстановке, приближенной к боевым условиям, в районах массовых, стихийных и иных бедствий.

11.2. Психолого-правовая оценка противоправной деятельности организованных преступных групп

В современных условиях сложились более благоприятные предпосылки, позволяющие гораздо точнее дифференцировать различные формы групповой, организованной преступности, разнообразные виды преступных групп, организаций, сообществ, чем это было ранее, до введения в действие нового уголовного закона – УК РФ.

К наиболее простому типу преступных формирований принято относить так называемые случайные преступные группы, состоящие из двух и более исполнителей, совершающих преступления без предварительного сговора, имеющие самый низкий уровень психологической сплоченности, возникшие случайно, нередко в неожиданно сложившейся обстановке (см. ч. 1 ст. 35 УК РФ).

В группах подобного типа отсутствует четкая психологическая, функциональная структура, еще не выделился лидер, решения соучастниками преступления нередко принимаются под влиянием спонтанно возникшей ситуации, под воздействием эмоций, настроения, чувства солидарности соисполнителей. Именно поэтому участники такой совместной преступной деятельности совершают преступления без предварительного сговора, без распределения ролей и функциональных обязанностей, без заранее продуманного плана – как говорили раньше, скопом, т. е. вместе, сообща.

К следующей разновидности преступных групп, выделенных законодателем, относятся группы типа компании, состоящие из двух и более лиц, заранее, по предварительному сговору, договорившихся совместно совершить преступление (см. ч. 2 ст. 35 УК РФ). Такой сговор происходит относительно места, времени или способа совершения преступления. Данная форма соучастия может сочетаться как с обычным соисполнительством, так и с распределением ролей.

Подобные группы обычно возникают на базе случайных групп, особенно если последним удается остаться неразоблаченными. В такой группе, хотя ее структурные элементы и система подчинения не сформировались до конца и пока еще нет однозначно признанного всеми лидера (вожака), тем не менее уже выделяется руководящее ядро из наиболее активных ее членов, возрастает значимость взаимоотношений между членами группы в связи с совершением ими преступлений. Однако участники таких групп еще не чувствуют острой необходимости в более сложной организации. Межличностные отношения у них строятся в основном на личных предпочтениях и симпатиях, эмоциональных связях.

Данный тип преступной группы является промежуточным между случайными и организованными преступными группами.

Организованная преступная группа – более совершенная, а поэтому и более опасная форма криминального объединения, поскольку представляет собой устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ).

Организованная устойчивая группа (или группировка) имеет четко выраженную иерархию. Состав таких преступных групп (группировок) может доходить до нескольких десятков участников. В группе есть лидер, руководящее ядро, состоящее из нескольких человек, строго соблюдается принцип единоначалия. Главарь планирует и готовит преступления, распределяет роли между участниками. В зависимости от характера преступной деятельности группировка делится на несколько звеньев, обеспечивающих ее жизнедеятельность: боевики, группы прикрытия, разведчики и т. д. Организатора участники группы (группировки), как правило, знают в лицо.

Ярким примером такой организованной, устойчивой группы может служить банда, т. е. организованная, устойчивая вооруженная группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации.

Характерной чертой устойчивой организованной преступной группы (банды) является также насильственный, принудительный характер отношения к лицам, стремящимся выйти из-под ее влияния.

Любой преступной группе сопутствует круговая порука среди ее членов, сущность которой состоит во взаимной поддержке друг друга в целях противодействия усилиям правоохранительных органов.

Наиболее совершенной в криминальном отношении, а потому и самой опасной формой организованного преступного формирования является сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 4 ст. 35 УК РФ). Такое формирование отличается еще большей сплоченностью, которая становится его необходимым признаком.

Характерно, что с развитием межличностных отношений в постоянно функционирующей организованной преступной группе личные контакты на эмоциональной основе, на взаимной личной симпатии постепенно становятся ненужными и вследствие этого вытесняются сугубо криминальными, чисто деловыми отношениями, основанными исключительно на интересах совместной преступной деятельности.

Следующим типом еще более организованных преступных формирований являются преступные сообщества (преступные организации), а также различного рода объединения организованных преступных групп, созданные для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 4 ст. 35 УК РФ).

К формированию подобных преступных сообществ, организаций криминального типа приводит расширение масштабов преступной активности, что, в свою очередь, требует привлечения все большего числа участников, специализирующихся в различных видах деятельности, обеспечивающих преступный бизнес, создания собственных управленческих структур, аналитических подразделений, своей разведки, служб «безопасности», хозяйственного обеспечения. Постепенно возникает разветвленная коррумпированная сеть.

Психологические особенности личности наиболее активных членов организованных преступных формирований. В подавляющем большинстве это лица мужского пола, имеющие средний возраст 22–35 лет. Не менее половины членов подобных групп были ранее судимы, отличаются всеми или почти всеми признаками криминального профессионализма. К числу таких признаков относятся:

• устойчивость преступного занятия с соответствующей криминальной специализацией;

• достаточно высокий уровень владения криминальными знаниями и навыками (криминальная «квалификация»);

• преступная деятельность – основной источник получения средств к существованию;

• прочные связи с асоциальной средой.

Таким образом, профессиональный преступник – это лицо, систематически занимающееся преступной деятельностью с использованием криминальных познаний и опыта, которая носит устойчивый характер и служит основным источником получения средств к существованию.

Именно профессиональные преступники, как правило, становятся организаторами, активными участниками, исполнителями совершаемых преступлений.

Ведущими чертами характера, мотивационной сферы таких лиц являются: насильственно-корыстная направленность их личности, интересов, агрессивность, жестокость, цинизм, порой исключительная дерзость, готовность идти на риск и самопожертвование, пренебрежительное отношение к благам других лиц, на которые они посягают.

Среди участников организованных преступных групп особенно выделяется фигура лидера (главаря, вожака), нередко имеющего криминальный статус «вора в законе», а также его ближайшее окружение, состоящее из наиболее активных, авторитетных членов группы.

По своим личностным качествам лидеры организованных преступных групп (формирований) отличаются криминальным опытом, хорошими физическими данными, предприимчивостью, сообразительностью, решительностью, склонностью к риску, способностью быстро ориентироваться в новой обстановке и принимать решения в сложных ситуациях, подчинять своей воле других, умением обеспечивать конспиративность готовящихся преступлений. Однако постоянная опасность быть разоблаченными формирует у многих из них и такие черты характера, как повышенная подозрительность, мстительность, бескомпромиссная жестокость.

Среди лидеров организованных преступных формирований встречаются различные типы. Наиболее опасным и психологически сильным типом является лидер-вдохновитель, который в целях безопасности преступной группы выполняет функции своеобразного «криминального» советника, предостерегающего ее членов от наиболее опрометчивых шагов и в то же время оказывающего на них сильное воздействие, стимулирующее их решимость совершить преступление.

Центральной фигурой, по данным криминологов, является лидер-организатор, представляющий последовательно-криминогенный тип личности, характеризующийся высокой степенью антиобщественной направленности, крайне негативной личностной ориентацией, который не просто использует или подыскивает подходящую ситуацию для совершения преступлений, но и создает ее, активно преодолевая встречающиеся препятствия. Распространены также и другие, смешанные типы лидеров, выполняющих одновременно роли вдохновителя, инициатора, организатора и даже исполнителя преступлений.

В настоящее время в нашем обществе идет процесс трансформации криминальных образований. Происходят дальнейшая профессионализация членов этих организованных преступных формирований, их укрепление, усложнение структуры, наблюдается еще большая их вооруженность, коммерциализация их деятельности, появляется криминальное лобби. Среди организованных преступных группировок продолжается дальнейшее разделение труда, сфер влияния, раздел территорий.

Тема 12. ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ПОДСТРУКТУРА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА

12.1. Психология осмотра места происшествия

Осмотр места происшествия является одним из распространенных и в то же время наиболее ответственным следственным действием прежде всего из-за своей неповторимости.

Место происшествия – важнейший источник информации о психологических особенностях личности преступника. В действиях преступника на месте происшествия проявляются особенности его психических процессов (восприятия, памяти, мышления), психическое состояние при совершении преступления, различные психические свойства его личности: темперамент, характер, способности, навыки, умения, установки, особенности мотивации.

Наиболее наглядно в обстановке места происшествия отражаются потребности преступника, направленность его личности на их удовлетворение, мотивы, побудившие его совершить преступление.

Довольно наглядно проявляются в способах совершения и сокрытия преступления навыки, способности, психомоторика, интеллект преступника, т. е. тот индивидуальный стиль деятельности, основанный на типологических свойствах нервной системы, который позволяет судить о привычках, занятиях, профессиональной принадлежности разыскиваемого субъекта.

Поскольку преступления совершаются в условиях воздействия на психику различных помех субъективного и объективного характера, таких, например, как страх оказаться застигнутым на месте совершения преступления, дефицит времени, усилия, необходимые для преодоления неожиданно возникшего сопротивления потерпевшего, и другие, все это вызывает непрогнозируемое по своей интенсивности состояние избыточной нервно-психической, эмоциональной напряженности. В результате нарушается гибкость мыслительных процессов, частично сужается поле восприятия, ослабляется внимание к своим действиям и сопутствующим им изменениям в материальной обстановке. По этой причине резко возрастает вероятность совершения так называемых ошибочных действий, которые не входили в заранее продуманный преступником сценарий своего поведения.

Связь преступника с местом происшествия имеет далеко не однозначный характер. Не только преступник видоизменяет обстановку на месте происшествия, но и сами обстоятельства преступления (в том числе и место преступления) в последующем длительное время влияют на его психику, оказывая сильное воздействие на сознание и поведение, нарушая адекватные формы реагирования на различные, порой даже нейтральные раздражители, вызывая в сознании стойкие очаги возбуждения, своеобразные аффективно окрашенные комплексы, которые нарушают привычное течение психических процессов, поведение человека.

Периодически возникающие воспоминания, связанные с совершенным преступлением, с тем, что ему сопутствовало, нередко вызывают так называемые вторичные (следовые) аффекты. Эти следы нарушают ассоциативные связи, физиологические процессы, координацию действий, двигательные реакции, что отражается на материальных объектах места происшествия и на поведении самого преступника.

Совершая преступление, преступники нередко прибегают к инсценировкам на месте происшествия, чтобы направить следователя по ложному пути. Например, инсценируется совершение одного преступления для сокрытия другого или непреступное событие – для сокрытия преступного деяния.

Показателями инсценировок на месте происшествия являются: признаки сокрытия, уничтожения отдельных следов преступления; демонстративный характер признаков менее опасного преступления; признаки совершения несовместимых преступных действий; негативные обстоятельства, противоречащие картине, наблюдаемой на месте происшествия.

Особенности психической деятельности следователя при осмотре места происшествия. Осмотр места происшествия представляет собой особую разновидность познавательной деятельности следователя, которая протекает в сложных условиях воздействия на психику, дефицита информации, неопределенности следственной ситуации, непривычности обстановки, воздействия отрицательных раздражителей, отвлекающих его внимание.

Наиболее активную роль в познавательной деятельности следователя на месте происшествия играют закономерности восприятия, мышления, направляющего перцептивные процессы, с помощью которых анализируется поступающая информация, а также особенности воображения, помогающие мысленно реконструировать обстановку, создавать возможные модели произошедшего события, выдвигать версии.

Основным методом изучения обстановки места происшествия является наблюдение, в котором ведущую роль играют восприятие и мышление. В процессе восприятия участвуют, как правило, почти все виды анализаторов.

Существенно повышает эффективность восприятия вербализация увиденного. Считается, что нет лучшего способа увидеть, рассмотреть объект, чем воспроизвести его образ. Именно этим можно объяснить положительную роль совместного обсуждения участниками осмотра обстановки на месте происшествия, подробного протоколирования, детального вычерчивания планов и схем.

В ходе осмотра места происшествия рекомендуется мысленно расчленять объект наблюдения, последовательно изучая различные детали обстановки. При этом не следует доверять однократному наблюдению. Один и тот же предмет лучше всего осматривать под разными углами зрения, подвергая сомнениям предварительные выводы относительно тех или иных его свойств, постоянно ставя перед собой вопросы: «почему?», «что это означает?» и т. д.

Существенную роль при осмотре места происшествия играет эмоциональный фактор, поскольку место происшествия является средоточием достаточно большого количества различных раздражителей, нередко вызывающих отрицательные эмоциональные состояния, которые влияют на результативность следственного осмотра. Например, человек, испытывающий эмоции отвращения, подсознательно стремится отстраниться от объекта, вызывающего такие эмоции, либо сократить время контакта с ним. У следователя, других лиц, занятых в осмотре места происшествия, трупов, различных объектов – носителей следов биологического характера, сильные эмоции отвращения могут привести к деструктивному поведению и вследствие этого существенно снизить результативность осмотра.

Перспективным направлением в работе следователя, особенно по сложным уголовным делам, видится участие в осмотре места происшествия судебного психолога в качестве специалиста, который сможет оказать необходимую помощь участникам осмотра в дешифровке по материальным следам смысловых показателей психологического содержания преступного поведения правонарушителя, в составлении психологического портрета преступника.

12.2. Психология проведения обыска

В отличие от осмотра места происшествия, поисковая деятельность следователя во время обыска осуществляется чаще всего в условиях непосредственного контакта с лицами, не заинтересованными в том, чтобы искомые предметы были найдены, в обстановке открытого психологического противодействия со стороны этих лиц, которые в силу своего процессуального положения имеют непосредственную возможность оценивать результативность усилий следователя, его индивидуально-психологические, профессиональные качества и другие особенности личности.

Психология личности обыскиваемого, некоторые психологические особенности его поведения во время обыска. С точки зрения обыскиваемого в ходе расследования преступления могут сложиться две основные ситуации: когда обыск явился для него неожиданным, в результате чего он не сумел предпринять действия, направленные на сокрытие (уничтожение) вещественных доказательств; когда обыскиваемый допускал (предвидел) возможность проведения у него обыска (дома, на рабочем месте и т. д.), в связи с чем предпринял необходимые меры к сокрытию искомого, психологически подготовился к конфликтной ситуации, на уровне своего интеллектуального развития мысленно смоделировал возможный ход поисковой деятельности следователя и в зависимости от этого – различные варианты своего поведения.

На поведение обыскиваемого во время обыска влияют: его интеллектуальное развитие, особенности мышления (способность абстрактно мыслить либо, напротив, невозможность выйти за пределы предметного мышления), познавательные интересы, ведущие потребности, которые в совокупности формируют индивидуальный стиль деятельности, отражающий определенные предпочтения человека в выборе способов усвоения и переработки информации, его ценностные ориентации, потребностно-мотивационная сфера.

Наиболее простая линия поведения обыскиваемого лица, направленная на сокрытие разыскиваемых органами предварительного следствия предметов, состоит в том, чтобы укрыть их в недоступных (труднодоступных) местах из расчета на то, что следователь будет не в состоянии преодолеть объективно существующие преграды.

Ценную для поиска информацию следователь может получить в ходе обыска, наблюдая за поведением, психофизиологическими реакциями обыскиваемого. Чтобы такая информация не ускользнула от следователя, обыск целесообразно проводить не менее чем двум работникам прокуратуры, один из которых занят собственно поиском, а другой в это время незаметно наблюдает за обыскиваемым.

Стремясь ввести следователя в заблуждение, а иногда просто желая скрыть волнение, обыскиваемые прибегают к различного рода уловкам, например:

– демонстрируют мнимое сотрудничество со следователем, готовность оказать ему содействие в расчете на то, чтобы притупить его бдительность, настороженность, внушить ему мысль, что его поиски бесплодны, так как искомые предметы отсутствуют;

– умышленно отвлекают внимание следователя посторонними разговорами, различными просьбами, жалобами на здоровье, хождением по квартире под видом какой-либо срочной необходимости;

– дезориентируют следователя относительно объектов, подлежащих осмотру, вплоть до прямого его обмана;

– совершают провокационные действия, высказывают в адрес следователя угрозы, направленные на то, чтобы вывести его из состояния психического равновесия.

В таких случаях следователю необходимо, сохраняя самообладание, нейтрализовать подобные усилия обыскиваемого, спокойным тоном потребовать от него соблюдения установленного порядка при проведении обыска. Лучшим способом предотвращения возможных эксцессов является уравновешенное поведение следователя.

Психологические особенности поисковой деятельности следователя во время обыска. Истина, во многом определяющая результативность усилий следователя во время обыска, довольно проста: нельзя рассчитывать на положительные результаты (особенно в условиях противодействия заинтересованных лиц), если утрачена уверенность в успехе, если поиски во время обыска ведутся «на всякий случай» – вдруг вещественные доказательства будут найдены. Поэтому во время обыска у следователя должна быть сформирована своего рода поисковая доминанта, когда буквально весь его интеллектуальный, эмоционально-волевой потенциал подчиняется единственной задаче – найти искомое. Проще говоря, чтобы что-то найти, надо очень сильно желать этого.

Другое важное в психологическом отношении условие связано с многопредметностью обстановки, в которой проводится обыск. Известно, что с увеличением количества воспринимаемых предметов величина поля восприятия, качественные показатели восприятия, полнота внимания резко снижаются, что приводит к пробелам в любой познавательной деятельности, а тем более в такой специфической, как обыск. Чтобы нейтрализовать эти неблагоприятно действующие факторы, во время обыска (как и при осмотре места происшествия) вся обстановка, подлежащая обследованию, мысленно разбивается на отдельные участки, соответствующие находящимся на них предметам, и определяется последовательность их изучения.

Важно исключить воздействие на психику, сознание следователя затрудняющих его деятельность отрицательных раздражителей, таких, например, как посторонние разговоры и т. п. От всего, что не имеет отношения к проведению обыска, необходимо полностью отрешиться. Ничто постороннее не должно беспокоить, отвлекать внимание следователя. Никакой спешки, суеты в проведении обыска быть не должно. В этот момент важно осознать, внушить себе, что, пока обыск не завершен, ничего другого не существует.

Помимо наблюдения, следователь может применять следующие тактико-психологические методы:

• метод беседы («словесной разведки»), суть которого состоит в том, что следователь, прежде чем начать обследование какого-либо нового объекта, интересуется у обыскиваемого, что там находится, и наблюдает за его реакцией;

• метод испытания, когда следователь через некоторое время вновь возвращается к обследованному объекту, осмотр которого совпал с появлением у обыскиваемого непроизвольных реакций;

• метод сравнения, позволяющий выявлять в осматриваемых предметах существенные различия, неоднородность окраски или, например, оклейки обоями стен, отсутствие признаков, которые должны быть.

12.3. Психология предъявления для опознания

В общей психологии под опознанием понимается процесс отнесения предъявленного объекта, играющего роль своеобразного стимула, к ранее известному объекту, зафиксированному в памяти в виде образа, или даже к целому классу (категории) тех или иных однородных объектов. Для следственной (судебной) практики наибольший интерес представляет первый вариант опознавательного процесса, который получил название идентификации (установления тождества) объекта-стимула с помощью образа, запечатленного в памяти человека, опознающего предъявляемый ему объект в группе других однородных объектов.

Условно опознавательный процесс с точки зрения психической деятельности человека можно разбить на следующие этапы.

1. Восприятие объекта будущим субъектом опознания. Данный этап составляет процесс восприятия объекта, усвоения свидетелем (потерпевшим и т. д.) значимых (релевантных) признаков воспринимаемого объекта, иначе говоря, процесс перцептивного изучения объекта и на этой основе – процесс формирования его образа.

На усвоение перцептивного образа воспринимаемого объекта влияют следующие объективные и субъективные факторы, которые необходимо учитывать, прогнозируя ход и результаты предъявления для опознания:

– физические условия восприятия (недостаточная освещенность объекта, наличие помех во время восприятия, большое расстояние до объекта, определенный ракурс, в котором он воспринимался);

– продолжительность и частота восприятия объекта;

– состояние, порог чувствительности перцептивных органов, особенно зрения, с помощью которого воспринимается наибольший объем информации, закономерности восприятия;

– психофизиологическое состояние опознающего, в частности состояние повышенной психической напряженности, аффекта, обусловленное криминальной ситуацией, в которой он подвергался насильственным действиям, что нередко приводит к искажению, гиперболизации образа нападавшего;

– уровень мотивации восприятия тех или иных объектов, в основе которой лежат познавательные интересы, установка личности, влияющие на перцептивные процессы, активность внимания.

2. Сохранение воспринятого образа в целом или его отдельных признаков. Как показали исследования, первоначально воспринятый образ объекта лучше всего сохраняется в памяти в течение первой недели с момента восприятия. Вот почему обычно наилучшие результаты опознания достигаются в указанный отрезок времени и наиболее высоки на 6—7-й день. Затем результативность опознания снижается.

3. Воспроизведение (описание) воспринятого объекта и признаков, по которым опознающий может его узнать. После возбуждения уголовного дела следователь вправе предъявить для опознания тот или иной объект свидетелю, потерпевшему и т. д. Опознающий предварительно допрашивается об обстоятельствах, в которых он наблюдал соответствующее лицо или предмет, о приметах и особенностях, по которым он может опознать его.

4. Сличение (сопоставление) предъявляемых объектов с образом, запечатленным в сознании опознающего лица. Такое сличение завершается выбором (узнаванием) одного из них.

Для правильной оценки результатов опознания большое значение имеет количество предъявляемых объектов. Считается, что в условиях средней сложности, к которым может быть отнесена сама обстановка предъявления для опознания человеком визуально, может быть опознано не более трех объектов.

На данной стадии происходит идентификация (установление тождества) опознаваемого объекта. Когда же этого сделать не удается, опознающий может заявить о частичном сходстве одного из предъявленных ему объектов с тем, который он ранее видел, либо о том, что среди предъявленных ему объектов нет того, который им ранее воспринимался.

5. Оценка результатов опознания следователем (судом). Данный этап является логическим завершением опознавательного процесса. Поскольку этот процесс не поддается стороннему наблюдению и только его результат становится очевидным для следователя (суда), который в силу этого не располагает достаточно четкими критериями его достоверности, большое значение приобретает оценка достигнутого результата в совокупности со всеми факторами, относящимися к опознавательному процессу.

Внимательного отношения к себе требует поведение лица, выступающего в роли опознающего, во время его допроса и непосредственно в ходе процесса опознания. Анализируются также поведение и характер реагирования опознанного лица. Все это оценивается вместе с другими доказательствами по делу на основе внутреннего убеждения следователя (судьи). Отсутствие других доказательств, подтверждающих результаты опознания, более того, наличие противоречащих им данных служит серьезным основанием для возникновения сомнений относительно достоверности полученных результатов.

12.4. Психологические особенности проведения следственного эксперимента (проверки показаний на месте)

Психологические особенности следственного эксперимента обусловлены в первую очередь характером опытных действий, с помощью которых следователь изучает динамические процессы, происходящие с человеком в окружающей его обстановке.

В следственном эксперименте наряду с перцептивными, мнемическими процессами большое значение имеют психомоторика человека, его двигательные реакции и способности. Для наиболее полного и всестороннего их исследования от лиц, проводящих эксперимент, требуются умение реконструировать обстановку, в которой имели место проверяемые факторы, способность моделировать те или иные действия, высокая познавательная активность, гибкое творческое мышление.

Наиболее благоприятным моментом для проведения следственного эксперимента с этой точки зрения чаще всего бывает период, когда свидетели, обвиняемые и другие лица дают правдивые показания, будучи в той или иной мере заинтересованными в том, чтобы помочь следователю как можно точнее разобраться в обстоятельствах, подлежащих доказыванию.

Ниже рассмотрены виды следственного эксперимента.

1. Следственный эксперимент для проверки возможности восприятия и сохранения в памяти субъектом каких-либо фактов. С помощью проведения специальных опытных действий проверяются перцептивные способности различных участников уголовного процесса, когда их показания о том, что они восприняли какие-то важные для дела обстоятельства, вызывают сомнение.

Во время следственного эксперимента в условиях, соответствующих тем, которые имели место на момент происшествия (а при невозможности нахождения на месте происшествия – в максимально приближенных условиях) повторяются аналогичные совершенным ранее действия, например воспроизводятся различные звуковые сигналы, создается определенное освещение, благодаря чему проверяется чувствительность тех или иных анализаторов, определяется порог их чувствительности, диагностируются перцептивные способности человека в зависимости от его индивидуально-психологических особенностей, возраста, профессии и т. д.

2. Следственный эксперимент на исследование возможности совершения субъектом определенных действий, наличия у него тех или иных двигательных навыков, способностей. Подобный эксперимент проводится, когда необходимо выявить (подтвердить) у субъекта определенные навыки, способности совершать проверяемые действия, операции. Проведение в этих случаях опытных действий послужит подтверждением того, что они были (могли быть) совершены данным лицом.

3. Следственный эксперимент на выявление объективной возможности существования какого-либо явления, определенной закономерности. Поскольку в жизни объективно существующие явления, закономерности, как правило, не зависят от проявлений психики человека, при проведении следственного эксперимента от следователя требуется создание условий, максимально приближенных к тем, которые имели место в момент происшествия. Например, подобного рода эксперименты проводятся при расследовании происшествий, связанных с нарушением правил техники безопасности. В какой-то мере они напоминают стендовые испытания.

4. Следственный эксперимент на установление механизма произошедшего события, его динамических характеристик и других связанных с этим обстоятельств. Такой эксперимент чаще всего носит комплексный характер и как бы завершает процесс расследования. Весьма распространены подобные эксперименты при расследовании автотранспортных происшествий. В таких случаях от следователя, помимо хороших организаторских способностей, требуются способности аналитические, умение быстро использовать получаемую в ходе проводимых опытов информацию, позволяющую посмотреть на уже известное событие под другим углом зрения, увидеть какие-то иные скрытые в произошедшем закономерности. Самостоятельной задачей, решаемой в ходе эксперимента, может стать изучение механизма образования различных следов.

5. Своеобразная разновидность следственного эксперимента – проверка показаний на месте. Это могут быть: место совершения преступления, место, где были выброшены орудия преступления, иные предметы, имеющие значение для установления истины по делу, территория, по которой двигался тот или иной участник процесса, и т. п. В психологическом отношении проверка показаний на месте является эффективным средством активизации памяти, мыслительных процессов ее участников.

Планируя проведение следственного эксперимента (проверки показаний на месте), следователь, помимо решения многочисленных вопросов организационно-тактического характера, должен предусмотреть проведение соответствующей психологической подготовки будущих участников, направленной на устранение причин, которые могут вызвать у них избыточную психическую напряженность, мешающую естественному поведению.

Тема 13. ОБЩЕНИЕ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА (КОММУНИКАТИВНАЯ ПОДСТРУКТУРА)

13.1. Понятие, структура, виды профессионального общения юриста

Общение – тонкий, многоплановый процесс установления и развития межличностных контактов, обусловленный совместной жизнью, деятельностью людей, их отношениями, которые складываются по самым различным поводам.

Можно сказать, что общение – особый, самостоятельный вид профессиональной деятельности юриста, особенно когда речь идет о допросе, судебном рассмотрении дела и т. п.

Говоря о профессиональном общении юристов, необходимо подчеркнуть одну важную особенность: оно нередко протекает в особом процессуальном режиме с соблюдением определенных, строго очерченных форм коммуникации, таких, например, как: прием заявлений у граждан (ст. 141 УПК РФ, ст. 133 ГПК РФ); допрос в ходе предварительного следствия (ст. 187–191 УПК РФ); допрос в суде при рассмотрении уголовных дел (ст. 275, 277, 278, 282 УПК РФ), допрос и получение соответствующих объяснений у лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве (170, 174, 177–180 ГПК РФ); судебные прения сторон, обмен репликами, произнесение последнего слова подсудимым (ст. 294–295 УПК РФ); судебные прения, обмен репликами сторон в судебном заседании при рассмотрении гражданско-правовых споров (ст. 190 ГПК РФ).

Особые вид и режим процесса профессиональной коммуникации предусмотрены законодателем и при вынесении приговора по уголовным делам (ст. 296–313 УПК РФ), в ходе принятия решения по гражданско-правовым спорам (ст. 194–214 ГПК РФ).

Необходимо учитывать в профессиональном общении юриста не только его процессуальные (допрос, очная ставка и т. д.), но и непроцессуальные формы, в основе которых лежат принятые в обществе, в той или иной социальной среде правила речевого поведения, устойчивые этикетные формулы обращения, отражающие внешние проявления отношения любого человека к окружающим его людям, различным социальным ценностям. В контексте подобных весьма распространенных случаев общения следует говорить о непроцессуальном общении юриста.

В структуре общения юриста выделяются три его непременные составные части:

1) коммуникативная сторона, состоящая в обмене информацией между людьми;

2) перцептивная сторона, т. е. процесс взаимного восприятия, познания субъектов общения и установления на этой основе взаимопонимания между ними;

3) интерактивная сторона, заключающаяся в организации взаимодействия, совместных действий (деятельности) партнеров общения.

13.2. Общие социально-психологические закономерности профессионального общения юриста

Для того чтобы эффективно, с максимальной пользой участвовать в межличностных отношениях, плодотворно вести диалог, необходимо учитывать закономерности, лежащие в основе коммуникативных процессов. Знание, учет этих закономерностей, свободное владение навыками общения составляют такое профессионально важное качество личности юриста, как коммуникативная компетентность.

Общие закономерности, лежащие в основе любых межличностных отношений, в совокупности составляют так называемый психологический (эмоциональный) контакт. Эти закономерности следующие.

1. В процессе общения юрист всегда выступает в строго определенном социальном контексте, который выражается системой его отношений с обществом, государственно-правовыми институтами, должностными лицами, отдельными гражданами. Такие отношения обусловлены объективно заданной ему социальной ролью (следователя, судьи, защитника, юрисконсульта и т. д.).

2. Нарушение правил ролевого поведения юристом, выполнение им несвойственных данной коммуникативной ситуации функций чаще всего вступает в противоречие с ролевыми ожиданиями окружающих, непосредственного партнера по общению, что рождает взаимное непонимание, плохо скрываемый антагонизм, а порой приводит и к открытому конфликту.

3. На ролевые отношения сторон большое влияние оказывает социальный статус носителей этих социальных ролей. Социальный статус человека определяется его должностным положением, профессиональным опытом, служебным авторитетом, личными заслугами, возрастом и т. д. Недооценка их в ходе общения, как правило, приводит к малопродуктивному, конфликтному диалогу.

4. Рассматривая механизм ролевого взаимодействия в условиях служебных отношений, нельзя не заметить той социальной установки доминировать, которая формируется у юриста с приобретением профессионального опыта. Такая установка может проявиться во время общения и со стороны различных должностных лиц, компетентных в сфере своей служебной деятельности, также имеющих достаточно высокий социальный статус и соответствующую (а иногда и несколько завышенную) самооценку. При одинаковой личностно значимой доминантности партнеров по общению в ситуации отстаивания каждым из них своей позиции могут возникать напряженно-неустойчивые отношения.

Одной из составляющих профессионального общения является его коммуникативная сторона. Рассмотрим ее более подробно.

Под коммуникативной стороной общения понимается сам процесс обмена информацией между людьми. Этот обмен осуществляется с помощью вербальных и невербальных средств коммуникации.

Вербальная коммуникация предполагает использование речи с ее богатой фонетикой, лексикой, синтаксисом. Речь – важнейший инструмент профессионального общения, форма существования языка, который функционирует и непосредственно проявляется в ней. Основными функциями языка и речи являются:

– мыслеобразующая функция, связывающая слово, предложение с образами сознания, с мышлением, в силу чего с помощью языка и речи формируется и выражается мысль; именно поэтому речь является орудием мышления;

– коммуникативная функция, определяющая передачу знаний, мыслей, чувств в процессе общения людей, в ходе установления между ними контактов;

– прагматическая функция, или функция управляющего воздействия участников диалога друг на друга, которая проявляется в том, что речь очень часто бывает направлена на программирование тех или иных действий собеседника;

– регулятивная функция, организующая собственные процессы, эмоциональные состояния, действия человека, т. е.

речь служит средством регуляции (организации) собственных психических процессов человеком.

В психологии различают внутреннюю и внешнюю речь. Внутреннюю речь не следует рассматривать упрощенно, в виде проговаривания отдельных слов или фраз «про себя». Она представляет собой более сложный процесс, подготавливающий развернутое речевое высказывание. Внешняя речь имеет устную или письменную форму.

Самой простой формой устной речи является аффективная речь, состоящая из отдельных восклицаний, привычных речевых штампов. Побудительным моментом такой речи является аффективное напряжение говорящего. В ней зачастую отсутствуют четкий замысел, осознанный мотив. Поэтому, анализируя подобные аффективно окрашенные высказывания, можно в какой-то мере судить о психическом состоянии лица. В отдельных случаях подобные фразы могут иметь и симулятивный характер, когда свидетель, например, пытается ввести следствие, суд в заблуждение относительно своего истинного эмоционального состояния, действительного отношения к происходящему.

Наиболее распространена устная диалогическая речь – основной вид речи, используемый в процессе общения следователя, судьи, прокурора, адвоката с участниками уголовного и гражданского процессов, различными должностными, иными лицами.

Особым видом устной речи является монологическая речь, представляющая собой развернутое изложение системы взглядов, мыслей, знаний человека. Монологическая речь, как правило, имеет четкий замысел. Обычно она готовится заранее.

Еще одной разновидностью внешней речи является письменная речь – наиболее сложный вид монологического высказывания, требующий точного знания предмета изложения, правильного использования лексико-грамматических кодов языка.

В уголовном, гражданском процессе письменная монологическая речь используется при составлении процессуальных документов, в которых выражается позиция их составителя, анализируются доказательства, излагается мотивировка принятых решений.

В связи с четкой регламентацией составления процессуальных документов в криминалистической литературе можно встретить термин «протокольный язык» («протокольный стиль изложения»). Под этим термином подразумеваются не только совокупность специальных юридических терминов и понятий, но и определенные речевые обороты, стилистические правила составления процессуальных документов, их обязательные реквизиты.

Юристам постоянно приходится прибегать к различным речевым формам, оценивать особенности речевого поведения других лиц. Прежде всего к чужой речи следует относиться как к источнику информации, в частности как к источнику доказательств по делу. Однако сообщаемая информация может приобрести силу доказательства только в том случае, если речь свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого протекает в определенном процессуальном режиме, если она обрела форму показаний. В иных случаях речь упомянутых лиц может рассматриваться лишь в качестве обычных высказываний.

Речь (устная или письменная) может также интересовать следователя, судью и как объект идентификации субъекта по ее особенностям (звук, почерк, другие признаки).

Существенное влияние на качество, полноту речи оказывает состояние эмоциональной напряженности, в котором пребывает человек, вызванный в правоохранительные органы, находящийся в зале судебного заседания.

Искажающее воздействие на речь допрашиваемого оказывает его неосознаваемое стремление мыслить так же, как думает и рассуждает вслух следователь, – явление, получившее название вербальной ригидности. Поэтому следователю необходимо ставить уточняющие вопросы, прибегая к передаче смысла сказанного с использованием других речевых оборотов, слов в виде так называемых перифраз.

По манере речевого поведения можно судить об индивидуально-психологических особенностях человека, его воспитании, развитии, особенностях мышления, психическом состоянии, характере, психических отклонениях или расстройствах психики.

Характерными нарушениями речи являются:

– логоррея – повышенная речевая активность, перескакивание с одной темы на другую, когда говорящий не дожидается ответа на свои вопросы;

– персеверация – многократная повторяемость высказываний полностью или частично;

– разорванность, бессвязность речи, отсутствие в ней смыслового содержания при внешне правильной грамматической форме;

– излишняя обстоятельность, подробность, вязкость изложения;

– резонерство, мудрствование, беспочвенность и бесплодность рассуждений вплоть до их полной бессмысленности.

Свои особенности имеет речевое поведение в криминальной среде, в которой распространен уголовный жаргон. По уголовному жаргону можно изучать как психологию личности отдельного преступника, его принадлежность к определенному преступному сообществу, так и психологию конкретных криминальных групп.

Особенности речевого поведения юриста непосредственно связаны с его образованием, воспитанием, социальным статусом. Высказывания юриста в процессе профессионального общения нередко наполнены правовыми понятиями, содержат речевые конструкции, отвечающие правилам речевого этикета, который влияет на установление и поддержание психологического контакта, взаимопонимание сторон.

Поскольку речь юриста имеет определенное общественное звучание, к ней предъявляются повышенные требования, игнорирование которых отрицательно влияет на его профессиональный авторитет. Поэтому речь юриста должны отличать:

• грамотность, понятность, доступность смысла высказываний для любой категории граждан;

• последовательность, логическая стройность изложения, убедительность, правовая аргументированность со ссылками на различные факты, доказательства, правовые нормы;

• соответствие нравственно-этическим правилам и нормам поведения;

• экспрессивность, широкий диапазон эмоциональных средств воздействия: от подчеркнуто нейтральных речевых форм до эмоционально-выразительных высказываний, сопровождающихся невербальными средствами воздействия;

• вариативность высказываний: от приглашения к участию в общении до употребления фраз, наполненных категорическими требованиями в зависимости от различных коммуникативных ситуаций.

В ходе профессиональной деятельности юристу необходимо постоянно совершенствовать навыки своего речевого поведения, повышать культуру общения.

Существенно дополняют речевое поведение средства невербальной коммуникации: жесты, мимика, позы, пространственное расположение сторон общения, различные средства вокализации речи (качество голоса, его диапазон, тональность), темп речи, паузы, плач, смех, покашливание и т. п. Все эти жестово-мимические, а также интонационные и прочие сигналы помогают более точно доносить смысл передаваемой информации до партнера и поддерживать с ним продуктивный диалог.

С помощью средств невербального общения раскрываются индивидуально-психологические, характерологические особенности лиц, участвующих в общении, их социально-групповые, культурно-национальные признаки, создается доброжелательная атмосфера во время встречи, демонстрируется желание выслушать, понять собеседника.

Среди невербальных средств общения особое значение имеет контакт глаз (визуальный контакт) между партнерами, существенно дополняющий вербальную коммуникацию, помогающий раскрытию ими своего «я». Важную роль играют жесты, жестикуляция, усиливающие, а иногда и подменяющие собой отдельные слова или фразы. Среди различных жестов, сопровождающих речь, особое смысловое значение приобретают жесты акцентирующие, указательные, описывающие, замещающие.

В определенных случаях подобная жестикуляция и некоторые другие невербальные средства общения могут приобретать значение улик поведения, показывая следователю заинтересованность допрашиваемого в исходе допроса, в результатах расследования, а возможно, и свою причастность к исследуемому событию. Существенную роль в системе средств невербального общения играют позы участников диалога (как они стоят, сидят, передвигаются во время разговора), их пространственное положение относительно друг друга.

Планируя предстоящую встречу, не следует забывать, что вокруг общающихся людей образуются своеобразные пространственные зоны, очерчиваются некие невидимые границы, которые следует соблюдать в зависимости от той или иной коммуникативной ситуации. Считается, что интимную зону составляет пространство вокруг субъекта радиусом примерно 45 см. В это пространство допускаются близкие люди, те, кому оказывается особое доверие. Личную, или персональную, зону образует пространство вокруг человека радиусом от 45 до 120 см. Обычно оно используется во время общения в официальной или неофициальной обстановке со знакомыми людьми. Более широкой пространственной сферой вокруг человека является социальная зона радиусом от 120 до 400 см. Она чаще всего соблюдается в общении во время деловой встречи, в официальной обстановке, при приеме посетителей. И, наконец, общественная зона от 4 м и более соблюдается во время выступлений перед большими группами людей, перед аудиторией.

Таким образом, средства невербальной коммуникации не только существенно дополняют речь, но и значительно усиливают вербальное воздействие, демонстрируя намерения общающихся сторон. В тех же случаях, когда средства невербальной коммуникации в чем-то не соответствуют речевому поведению, их рассогласованность (неконгруэнтность) может свидетельствовать о неискренности партнера по общению.

Тема 14. ПСИХОЛОГИЯ ДОПРОСА

14.1. Общие социально-психологические условия ведения допроса

Допрос в ходе предварительного следствия (в суде) является наиболее распространенным видом процессуального общения. С социально-психологической стороны допрос – динамичная разновидность профессионального общения, протекающего в особом режиме, характеризующемся рядом психологических особенностей, обусловленных процессуальным порядком его проведения, а также правовыми последствиями, связанными с его результатами.

В зависимости от коммуникативной ситуации, складывающейся во время допроса, различают допрос в конфликтной (со строгим и нестрогим соперничеством) и в бесконфликтной ситуации. С этой точки зрения всех допрашиваемых условно можно разделить на три основные категории лиц:

1) заинтересованные в положительных результатах расследования и вследствие этого оказывающие своими показаниями помощь правоохранительным органам в установлении истины по делу;

2) безразлично относящиеся к деятельности правоохранительных органов;

3) не заинтересованные в том, чтобы преступление было раскрыто, а истина – полностью установлена, и вследствие этого противодействующие усилиям правоохранительных органов.

Рассмотрим наиболее общие социально-психологические рекомендации, имеющие значение для установления психологического контакта с допрашиваемыми лицами.

Получение информации о личности допрашиваемого, его индивидуально-психологических особенностях. Допросу в ходе предварительного расследования, когда это вызывается необходимостью, предшествует сбор информации о личности допрашиваемого, его отношении к совершенному преступлению и другим обстоятельствам дела.

Особую помощь следователю в этих условиях может оказать использование следующих методов: анализ результатов деятельности изучаемого лица; беседа с теми, кто его хорошо знает; метод обобщения независимых характеристик; непосредственное и опосредованное наблюдение за ним, его поведением; сопоставление результатов наблюдения и другой полученной информации.

Вызов свидетеля на допрос. Основанием для принятия подобного решения служит информация о том, что субъект располагает (может располагать) определенными сведениями по делу. Другим фактором, влияющим на принятие данного решения, является характер следственной ситуации, определяющий необходимость его безотлагательного вызова. Оценка следователем информационных возможностей субъекта с учетом сложности следственной ситуации, когда на него воздействуют заинтересованные лица, может ускорить принятие подобного решения. Следователь, выбирая тот или иной способ вызова свидетеля (а иногда и сам являясь для его допроса туда, где тот работает или служит), может извлечь из этого определенные тактические преимущества. Они объективно создаются фактором внезапности, поскольку субъекту не оставляется времени для налаживания контактов с заинтересованными лицами в целях совместного принятия согласованных мер, направленных на сокрытие истины.

Пространственная организация общения во время допроса. Выбор следователем пространственных форм общения с допрашиваемым зависит от характера отношений (бывают конфликтные, бесконфликтные) и тактического замысла.

Объективно общая пространственная зона общения следователя с любым посетителем задается обстановкой кабинета, в котором происходит допрос. Однако встречаются различные варианты, в которых в той или иной мере проявляются закономерности восприятия людьми друг друга в процессе общения с учетом характера диалога – от подчеркнуто формализованного до психологически сближенного, когда приглашенному свидетелю предлагается сесть в непосредственной близости от рабочего стола следователя (в его персональной зоне общения).

В любом из вариантов следователь должен сохранять за собой статусно-доминирующее положение, инициативу изменения пространственной организации общения, связывая ее со своим тактическим замыслом.

Допрос – источник доказательств. При производстве допроса в распоряжении следователя находится огромное количество разрозненной информации, которую необходимо обобщить и систематизировать для того, чтобы восстановить картину преступления. Следователь всегда должен помнить о том, что каждый человек воспринимает информацию осознанно и подсознательно, а передать ее может только осознанно, а также то, что одни и те же слова могут передаваться различными людьми по-разному, в зависимости от их психических и интеллектуальных особенностей. Главная задача, которая стоит перед следователем при производстве допроса, – выявление объективной чувственной первоосновы по субъективным свидетельским показаниям, что возможно только при активном взаимодействии следователя с допрашиваемым и оказании последнему мнемической помощи, суть которой состоит в содействии восстановлению в памяти допрашиваемого забытого им материала. Такая помощь оказывается следователем на основе оживления смысловых и пространственно-временных связей и ассоциаций.

Припоминание может быть:

• автоматическим, когда быстро припоминают то, что хорошо помнят;

• когнитивным, на которое необходимо определенное напряжение или усиление:

• рефлективным, когда для припоминания необходимо размышление.

В целях мобилизации памяти допрашиваемого следователь применяет один из следующих мнемических приемов:

– возможность свободного рассказа;

– его повторение с различных стадий повествования (с середины или конца события);

– предъявление вещественных доказательств, которые находятся в определенной связи с забытым фактом;

– допрос на месте происшествия;

– ознакомление допрашиваемого с показаниями других лиц и т. п.

Следователь может помочь припомнить забытое, сопоставляя уже полученные от допрашиваемого сведения и активизируя осмысленное припоминание событий. При этом необходимо учитывать, что к непреднамеренно сложным показаниям обычно склонны лица эмоциональные и легковозбудимые.

Оказывая допрашиваемому мнемическую помощь, следователь должен учитывать тип памяти этого лица, способность к смысловым ассоциациям и образности восприятия, а также его возрастные особенности. Ведь очевидно: чем младше ребенок, тем больше ему могут быть непонятны какие-то явления. Необходимо помнить и о том, что в зависимости от типа высшей нервной деятельности у допрашиваемого лица могут возникнуть определенные затруднения в припоминании. Так, если лицо находится в перевозбужденном состоянии, то проведение допроса следует прервать или вовсе отложить.

При оценке показаний допрашиваемого и определении их истинности следует обращать внимание на:

– логическую связь сообщаемых сведений и их непротиворечивость или же, наоборот, противоречивость;

– соответствие или несоответствие сообщаемых сведений другим доказательствам;

– общие психофизические особенности допрашиваемого.

Для правильной оценки показаний о продолжительности сложных событий следователь должен разделить их на эпизоды или части, выявить продолжительность каждого из них с дальнейшим определением общей продолжительности всего события.

Что же касается показаний, связанных с установлением размера, цвета, формы, то следователь должен точно установить место расположения очевидца определенных событий и физические условия их восприятия.

14.2. Психологические особенности подготовки и проведения допроса

Психологическая подготовка следователя к допросу. При подготовке к проведению допроса следователь должен определить его цель и задачи с учетом конкретных обстоятельств, т. е. создать информационную базу допроса, предварительно знакомясь с личностью допрашиваемого, его социальным положением и психическими возможностями. Для этого следователь, кроме материала дела, может запросить характеристики на интересующих его лиц и допросить близких родственников допрашиваемого лица для установления его образа жизни, связей и привычек. Готовясь к производству допроса, следователь может составить его план, содержащий ряд вопросов, на которые нужно получить ответы:

• обстоятельства или условия совершения преступления;

• мотивы преступления;

• способ совершения преступления;

• способ его сокрытия;

• отношение обвиняемого к содеянному.

Правильная постановка вопросов может создать у обвиняемого впечатление об осведомленности следователя по расследуемому делу.

По разным категориям дел планы допроса могут меняться.

При расследовании убийств в первую очередь выявляются свидетели, которым что-либо известно об обстоятельствах убийства, внешности преступника и его взаимоотношениях с потерпевшим. При расследовании краж сначала допрашивается потерпевший, у которого выясняют способ совершения кражи, количество и приметы похищенного и круг лиц, знавших о месте хранения в квартире ценных вещей. По делам об изнасиловании следователь должен быть предельно тактичен и, помня о психотравмированности потерпевшей, деликатно задавать ей вопросы, касающиеся совершения данного преступления.

Готовясь к проведению допроса, следователь должен решать также вопрос о последовательности допроса различных участников процесса, учитывая их психологию и позицию по отношению к обвиняемому.

Постановка вопросов следователем при производстве допроса. На допрашиваемого психически воздействует не только содержание вопросов, но и их последовательность, а эффективность вопроса следователя при допросе зависит от его определенности, лаконичности и простоты конструкции. Законом запрещены наводящие вопросы.

Вопросы, задаваемые следователем, условно подразделяются на такие группы:

– нейтральные вопросы, формулировка ответов на которые полностью зависит от следователя;

– разделительные вопросы (по принципу «или – или»);

– альтернативные вопросы, требующие или положительного, или отрицательного ответа;

– вопросы косвенного внушения, предоставляющие право выбора между двумя ответами;

– вопросы ложного содержания, которые являются приемом психического насилия.

Психологические особенности допрашиваемых лиц. При производстве допроса следователь может судить о возможной динамике поведения допрашиваемого по качествам его темперамента. Так, лицо с сильным типом высшей нервной деятельности (флегматик, сангвиник) более устойчиво к резким воздействиям, а меланхолики более чувствительны к различным событиям. Анализируя особенности личности допрашиваемого, следователю требуется выявлять особенности принятия такой личностью решений, поведения в конфликтных ситуациях, качества интеллекта, пониженный или повышенный уровень притязаний и т. п.

Психологические особенности отдельных стадий допроса. В начальной стадии допроса следователь решает следующие задачи:

• устанавливает первичный контакт с допрашиваемым, устанавливает его личность и разъясняет цель его прихода к следователю;

• разъясняет допрашиваемому положения ст. 51 Конституции РФ и его процессуальные права и обязанности, что подписывается допрашиваемым;

• устанавливает взаимоотношения допрашиваемого с другими проходящими по делу фигурантами.

После решения данных задач следователь может сделать предварительные выводы о предстоящей тактике допроса в конкретной ситуации и начать устанавливать коммуникативный контакт с допрашиваемым.

Коммуникативный контакт – это система определенных приемов, отношений между общающимися лицами, информационный процесс, который основан на обратной связи. Для допрашиваемого лица наиболее важны первые слова следователя, а также его внешний вид и обращение к допрашиваемому по имени и отчеству. Иными словами, следователь не должен допустить ничего, что могло бы вызвать негативное отношение к нему со стороны допрашиваемого лица.

Значительный ущерб коммуникативному контакту зачастую наносится повышенным интересом следователя к уличающим, обвинительным доказательствам и безразличием к смягчающим обстоятельствам.

Как было замечено ранее, законом запрещено добиваться показаний путем угроз, насилия и других незаконных действий под страхом уголовного наказания, как и принуждать к даче показаний путем применения угроз или других незаконных действий.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что лица, которые в ходе допроса не дают правдивых показаний, часто связывают этот факт с отрицательным поведением следователя, его грубостью, необъективностью, а также безразличием к судьбе обвиняемого. Следователь должен твердо усвоить такое правило: среди допрашиваемых им лиц нет и не может быть врагов.

После свободного рассказа допрашиваемого следователь должен приступить к детализирующей стадии допроса, суть которой составляют:

• восполнение пробелов свободного рассказа допрашиваемого, уточнение неопределенностей его высказываний и выяснение противоречий в его рассказе;

• оказание мнемической помощи для полного воспроизведения отдельных эпизодов события;

• получение контрольных данных для оценки и проверки показаний;

• установление причин умышленного замалчивания допрашиваемого об отдельных событиях преступления;

• изобличение ложных показаний;

• оказание правомерного психического воздействия на допрашиваемое лицо для получения правдивых показаний.

Если следователь чувствует, что допрашиваемое лицо каким-то образом ему противодействует, то необходимо избрать тактику межличностного взаимодействия, суть которого состоит:

• в выяснении мотивов такого противодействия;

• во вторичном уточнении деталей показаний;

• в анализе возможных причин появившихся в показаниях противоречий;

• в изобличении ложности показаний, основанных на правомерном психическом воздействии.

В заключительной стадии допроса допрашиваемое лицо, ознакомившись со своими показаниями, расписывается на каждом листе протокола допроса.

Психология допроса потерпевшего. При подготовке к допросу потерпевшего следователь должен помнить о том, что часто, находясь под впечатлением произошедшего, потерпевший излишне эмоционален или, наоборот, преступление вызвало у него состояние охранительной заторможенности, одним словом, преступное событие деформирует логическое мышление потерпевшего. Именно поэтому взаимодействие следователя с потерпевшим необходимо строить с учетом психического состояния потерпевшего, который ищет у правоохранительных органов защиту. Малейшее невнимание со стороны следователя может усилить отрицательное эмоциональное состояние потерпевшего и привести к затруднению в общении при производстве допроса. Задача следователя заключается в заверении потерпевшего в том, что преступление будет полно и объективно расследовано, т. е. он должен успокоить потерпевшего.

Психология допроса подозреваемого и обвиняемого. Привлечение к уголовной ответственности является весьма драматичным обстоятельством в жизни человека, так как в этот период повышается уровень его тревожности, отчаяния и обреченности, в ряде случаев возможны агрессивность и активное противодействие правоохранительным органам. Очень драматичной бывает ситуация, когда к уголовной ответственности привлекается невиновное лицо, что полностью дезорганизует его психику. Это приводит к особой агрессивности его поведения, иногда к самооговору, а в некоторых случаях – к суициду.

Процессуальное положение подозреваемого отличается от процессуального положения обвиняемого, но имеет и сходные черты, заключающиеся в том, что в обоих случаях следователь разъясняет им ст. 51 Конституции РФ, суть которой состоит в том, что подозреваемый и обвиняемый могут не давать показаний ни против себя, ни против своих близких.

В ходе допроса подозреваемому должны быть заданы вопросы, ответы на которые следователю известны, таким образом выясняется позиция подозреваемого по отношению к правоохранительным органам. В дальнейшем допрос должен быть организован таким образом, чтобы у подозреваемого не возникло сомнений о неосведомленности следователя о совершенном преступлении. Сам же следователь должен помнить о том, что допрашиваемое лицо, возможно, оказалось в роли подозреваемого в силу оговора, ошибки свидетелей или их заблуждения, поэтому следователь должен выделить группу обстоятельств, которые могут быть известны только лицу, совершившему преступление. В процессе допроса следователь анализирует осведомленность подозреваемого по поводу совершенного преступления путем косвенных вопросов, как бы далеких от расследуемого преступления. Драматичной ситуацией может стать самооговор, который может быть спровоцирован психическим состоянием подозреваемого в результате стресса, возникшего из-за просчетов следователя, его ошибочных подозрений, нарушающих права личности. Разоблачить самооговор можно проведением детального повторного допроса и ряда следственных действий, в ходе проведения которых выявляются заученность и схематичность показаний, а также неспособность лица, подозреваемого в совершении преступления, сообщить факты о преступлении, которые могли быть известны только ему одному.

Допрос обвиняемого проводится по конкретно предъявленному обвинению. Своими показаниями обвиняемый отрицает свою вину, признает ее частично или признает в полном объеме.

При допросе обвиняемого следователь должен учитывать некоторые психические особенности—состояние подавленности, депрессии, страха перед наказанием, а также исключительную заинтересованность в исходе дела. Особый акцент следователь должен делать не на признании вины, а на глубоком раскаянии, которое в итоге содействует полному и всестороннему расследованию преступления. При производстве допроса обвиняемого достоверно должны быть проверены данные о его личности, сведения о соучастниках и причины, которые привели обвиняемого к совершению преступления, – все это способствует правильной квалификации содеянного.

Изобличение ложных показаний. Лицо, дающее ложные показания, противодействует следствию. Чувствуя это, следователь должен прибегнуть к повторным и детализирующим вопросам, которые неизбежно приведут к расхождениям в показаниях, данных ранее.

Установив, что дающий показания лжет, следователь должен выбрать соответствующую тактику поведения: либо изобличить лжеца при попытках ввести следствие в заблуждение, либо разрешить ему давать ложные показания, с тем чтобы изобличить его в дальнейшем.

Выбор тактики при производстве допроса зависит от личностных качеств допрашиваемого лица.

Разновидностями ложных показаний являются:

– сокрытие преступления;

– маскировка, т. е. утаивание истинных преступных намерений;

– инсценировка, т. е. искусственное создание определенной обстановки для введения следствия в заблуждение;

– демонстративное, вызывающее поведение;

– ложное алиби, т. е. отрицание своего присутствия на месте преступления во время его совершения.

При установлении факта ложных показаний следователь должен, как было замечено ранее, задать детализирующие повторные вопросы. Другой тактический прием предполагает однотипные вопросы, задаваемые в разной последовательности, и проведение ряда проверочных следственных действий с использованием приемов правомерного психического воздействия.

Приемы правомерного психического воздействия на личность допрашиваемого, противодействующего следствию. Такие приемы должны носить только правомерный характер; закон запрещает вынуждать допрашиваемого к даче показаний путем насилия, угроз и других запрещенных приемов.

Зачастую допросы проводятся с применением приемов психического воздействия, которые основаны на выявлении внутренних противоречий в защитных действиях противодействующего лица. Ложность показаний допрашиваемого может быть изобличена следователем с помощью имеющихся в деле доказательств, а также воздействия на психическое состояние обвиняемого путем формирования у него преувеличенного представления об информированности следователя. Для этого следователь должен использовать правила верного и эффективного предъявления доказательств:

• перед тем как предъявить доказательства, необходимо задать обвиняемому такие вопросы, которые позволят исключить его нейтрализующие уловки;

• доказательства, изобличающие вину обвиняемого, следует применять в целесообразных ситуациях, на фоне его психического расслабления;

• доказательства предъявляются по мере их значимости;

• по каждому доказательству необходимо получать объяснения, которые заносятся в протокол;

• в случае признания ложности ранее данных показаний следует незамедлительно записывать новые показания с удостоверением их подписью допрашиваемого.

Основным средством психического воздействия на допрашиваемого являются обоснованные вопросы следователя. В тактике проведения допроса широко используются противодействующие вопросы, которые демонстрируют допрашиваемому информационную осведомленность следователя по делу и предупреждают его о невозможности ввести следователя в заблуждение. Кроме того, при противодействии допрашиваемого следователь может задавать изобличающие вопросы.

Условием для успешного проведения допроса является превосходство рефлексирующей деятельности следователя над рефлексирующей деятельностью обвиняемого. Зачастую позиция запирательства обвиняемого может перерасти в межличностный конфликт. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает проведение допроса обвиняемых, имеющих физические и психические недостатки, только в присутствии защитника. Однако, ощущая поддержку со стороны защитника, противодействующее лицо зачастую укрепляется в своей ложно занятой позиции, поэтому следователь должен правильно определять, когда защитник может задавать вопросы в процессе допроса. Участие защитника, тем не менее, не должно ослаблять внимания следователя к смягчающим вину обвиняемого обстоятельствам.

Психология допроса свидетелей. В соответствии с законом в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу. Показания свидетеля как источник доказательств подразделяются на:

• прямые, основанные на непосредственном восприятии существенных для данного дела обстоятельств;

• косвенные, основанные на сообщениях других лиц, с указанием такого источника информации.

Очевидно, что вначале должны быть допрошены свидетели, способные дать наиболее достоверные показания. В процессе свободного рассказа следователь слушает свидетеля, не прерывая его, а затем задает ему вопросы для выяснения условий формирования у свидетеля образных представлений и установления фактических данных, которые легли в основу его оценочных суждений. Законом запрещены наводящие вопросы, содержащие прямую подсказку ответа. Особое внимание следователь должен обращать на оправдательный или обвинительный уклон свидетельских показаний. Обвинительные показания свидетеля выступают в виде активной лжи, а оправдательные – в виде умалчивания, т. е. пассивной лжи, которая зачастую связана с его нежеланием общаться с правоохранительными органами. Такому обстоятельству могут содействовать частые и необоснованные вызовы к следователю, его некорректное поведение по отношению к свидетелю и т. п.

Следователь должен отличать ложные показания от заблуждения, с этой целью необходимо детально выяснить условия восприятия событий непосредственно свидетелем, его сенсорные возможности.

Психология допроса несовершеннолетних. Особенности допроса несовершеннолетних заключаются в том, что они имеют меньший объем восприятия и долговременной памяти.

Чтобы установить психологический контакт с несовершеннолетним, следователь должен предварительно ознакомиться с условиями его жизни, связями, составом семьи и особенностями воспитания. Такие сведения следователь может получить из бесед с родителями, участковыми инспекторами и в инспекции по делам несовершеннолетних. В процессе знакомства с условиями жизни несовершеннолетнего следователь выявляет состав его семьи, взаимоотношения в ней, занятия родителей, их культурный и моральный уровень и т. п. Допрос несовершеннолетнего обвиняемого проводится при обязательном участии родителей и защитника и не может продолжаться более одного часа. Если следователь сомневается в способности несовершеннолетнего правильно воспринимать существенные для дела обстоятельства и давать о них показания, а также осознавать значение своих противоправных действий, то он назначает судебно-психологическую экспертизу.

Психология допроса на очной ставке. Допрос на очной ставке представляет собой разновидность профессионального общения, происходящего в специально предусмотренном процессуальном режиме (ст. 192 УПК РФ). Характерной особенностью такого общения, влияющего на коммуникативные процессы во время очной ставки, является участие в нем, как правило, трех участников уголовного процесса: следователя (иногда допрос на очной ставке проводят два следователя или следователь и прокурорский работник) и двух допрашиваемых лиц, которыми могут быть свидетели, потерпевшие, обвиняемые, подозреваемые.

Другая особенность очной ставки коммуникативного характера состоит в том, что она проводится только при наличии существенных противоречий в показаниях ранее допрошенный лиц, тем более когда один из них изобличается в лжесвидетельстве. В подобных случаях конфликт становится своего рода средством разрешения противоречий. Поэтому межличностный конфликт допрашиваемых лиц иногда специально обостряется следователем путем постановки перед ними таких вопросов, которыми они изобличают друг друга.

Результативность очной ставки во многом зависит от ее подготовки следователем. Прежде всего следует обращать внимание на интеллектуальные (память, мышление, речь), волевые качества, свойства характера будущих участников очной ставки, особенно тех лиц, которые дали правдивые показания и намерены подтвердить их: способность активно отстаивать истину, аргументировать свои утверждения, противостоять всевозможным нападкам и даже угрозам со стороны другого допрашиваемого лица, уклоняющегося от дачи правдивых показаний.

При подготовке к проведению очной ставки следует предвидеть возможное развитие конфликта, продумать пути и способы управления им, создать максимально возможные условия для установления истины и изобличения лжесвидетеля.

Если у следователя возникают предположения, что свидетель может оказаться под воздействием другого участника очной ставки и в угоду тому вопреки истине попытается изменить свои показания, целесообразно такую очную ставку отложить либо вообще не проводить ее.

Весьма осторожно следует подходить к организации очной ставки между должностным лицом, изобличаемым в противоправных действиях, даче ложных показаний, и свидетелями, которые находятся от него в служебной или иной зависимости. Более результативными очные ставки окажутся, если они будут проведены после отстранения этого лица от занимаемой должности и нейтрализации системы личной зависимости от него проходящих по делу лиц.

В случае группового лжесвидетельства одновременно с организацией очных ставок проводятся мероприятия, направленные на ликвидацию круговой поруки среди тех, кого предстоит допрашивать.

Определенное значение для управления ходом очной ставки имеет пространственная организация ее участников – следователя и допрашиваемых лиц, размещение которых в кабинете должно исключать их тактильные контакты между собой, обмен знакомыми сигналами. Поэтому всех допрашиваемых рассаживают на некотором расстоянии друг от друга лицом к следователю.

Тема 15. ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ПОДСТРУКТУРА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА

15.1. Общая психологическая характеристика организационно-управленческой подструктуры вдеятельности юриста

В современных системах управления каждый орган, каждое должностное лицо являются субъектами, не только оказывающими управляющее воздействие на других, но и подвергающимися воздействию со стороны вышестоящих органов (должностных лиц). При этом управляющее воздействие осуществляется как по вертикали, так и по горизонтали, когда взаимодействующие субъекты не находятся в одной строго иерархизированной системе, а контактируют временно, не выходя за пределы сложившейся правовой ситуации, с разрешением которой прекращается и само управляющее воздействие их друг на друга.

В различных видах правоприменительной деятельности роль организационно-управленческих вопросов неравнозначна. Например, в деятельности прокурора (его заместителей) управленческая подструктура занимает ведущее, доминирующее положение по отношению к деятельности следователя, в которой более заметны познавательно-прогностические, коммуникативные аспекты, а организационно-управленческие вопросы в ряде случаев играют вспомогательную роль, обеспечивая эффективность процесса познания, установления истины в ходе расследования преступления. На отдельных этапах предварительного следствия организационно-управленческие вопросы могут приобретать первостепенное значение. Однако они по своему содержанию значительно уже, чем в деятельности прокурора, и носят скорее вспомогательный характер. Например, такие следственные действия, как осмотр места происшествия, обыск, следственный эксперимент, невозможно выполнить, не предприняв предварительно ряд организационных мер. Да и сам процесс расследования преступления требует высокой степени организации труда следователя, начиная с планирования и заканчивая оценкой достигнутых результатов.

Следователю нередко приходится принимать и сугубо управленческие решения. Так, следователь прокуратуры вправе давать указания и поручения органам дознания о производстве следственных и розыскных мер, требовать от них содействия при выполнении следственных действий. Следователям предоставлено право вносить соответствующим должностным лицам представления по расследуемым уголовным делам и т. д. Иными словами, круг вопросов организационно-управленческого характера в деятельности следователя в основном определяется работой по конкретному уголовному делу, находящемуся в его производстве.

Осуществление функций управления (планирования, организации, мотивации и контроля) во многом зависит от личностных качеств руководителя. Поэтому к нему предъявляются повышенные требования.

Помимо общих качеств, которыми должен быть наделен любой юрист (это нормативность поведения, развитый интеллект, нервно-психическая устойчивость, коммуникативная компетентность, профессионализм и др.), руководитель правоохранительного органа должен отличаться еще более высоким уровнем интеллектуального развития, большей устойчивостью к стрессу, более развитыми волевыми качествами, организаторскими способностями. Руководитель должен быть достаточно общительным человеком, умеющим выслушать, понять другого, а если чужое мнение принципиально неверно, противоречит положениям закона, убедить подчиненного в обратном, не умаляя при этом его достоинство и профессиональный статус.

Руководитель должен быть инициативной, творчески мыслящей личностью, своевременно ставить перед подчиненными очередные задачи, предоставляя им полную возможность проявить инициативу, раскрыть свои профессиональные способности. В необходимых случаях руководителю следует проявить решительность и настойчивость, принципиальность, готовность взять на себя ответственность за принятое решение.

Исключительно важное значение в организационно-управленческой деятельности приобретает расстановка кадров в соответствии с их деловыми, морально-психологическими качествами. Правильное решение кадровых вопросов оказывает влияние на формирование коллектива с доброжелательным характером отношений между его членами, не отделяющими себя от коллектива, живущими с ним общими интересами. В этих условиях повышаются удовлетворенность сотрудников трудом, своей ролью в коллективе, исполнительская дисциплина, реальной становится возможность их профессионального, служебного роста. Напротив, там, где руководители принимают скоропалительные, иногда в обход социальной справедливости, кадровые решения, в коллективе возникают конфликтные отношения, что сразу же негативно отражается на эффективности труда.

15.2. Психологические особенности принятия решений юристом

Виды решений. Особое место в деятельности юриста занимает проблема принятия решений, которая предстает в виде сложной системы, объединяющей различные функции сознания (память, восприятие, воображение, мышление) и факторы внешнего воздействия на эту деятельность.

Специалисты в области психологии управления считают, что принятие решений, как и обмен информацией, является составной частью любой управленческой деятельности, в том числе и такой специфической, как правоохранительная. По существу принятие решения – это выбор альтернативы, т. е. определение того, как надо поступать в том или ином конкретном случае, каким способам поведения отдать предпочтение, чтобы достичь поставленной цели.

В психологии управления выделяют организационные решения, принимаемые должностными лицами для того, чтобы выполнить свои функциональные обязанности. Цель организационного решения состоит в том, чтобы обеспечить выполнение задач, стоящих перед организацией.

В зависимости от того, что побуждает должностное лицо (руководителя) отдать предпочтение тому или иному решению, они делятся на следующие виды:

– интуитивные решения – принимаются на основе интуиции, ощущения, что они правильны. Принятию подобного рода решений способствует своеобразное озарение, или инсайт, – внезапное, не выводимое из прошлого опыта понимание существенных отношений и структуры ситуации в целом, посредством которого достигается осмысленное решение проблемы;

– решения, основанные на суждениях, – в отличие от интуитивных принимаются на основе знаний, приобретенного жизненного и профессионального опыта руководителя;

– рациональные решения – принимаются на основе объективного анализа имеющейся информации. Принятие таких решений проходит такие этапы, как: диагностика возникшей проблемы, оценка трудности ее решения; выявление ограничений, сужающих возможности принимаемых решений; подбор альтернативных решений (альтернативы), которые представляются наиболее оптимальными, их предварительная оценка и составление прогноза относительно последствий от их реализации; непосредственно процесс реализации принятого решения, в ходе которого и определяется его реальная ценность.

Именно такой путь проходят многие решения следователя, начиная со стадии возбуждения уголовного дела и заканчивая предъявлением обвинения и последующим направлением дела в суд. Аналогичным образом принимаются решения и при рассмотрении судами гражданско-правовых споров.

Стили руководства. С точки зрения субъектов, принимающих решения, их можно разделить на те, которые принимаются единолично (самостоятельно) и коллегиально.

К решениям первого типа можно отнести, например, решения следователя, принимаемые им по уголовному делу при производстве предварительного следствия. Единолично принимаются решения судьями в стадии подготовки к рассмотрению уголовного дела в судебном заседании, при подготовке гражданских дел к судебному разбирательству. Коллегиальные решения принимаются составом суда.

Серьезное влияние на процедуру принятия единоличных решений оказывает стиль руководства: авторитарный, демократический, либеральный.

Руководитель правоохранительного органа, придерживающийся авторитарного стиля руководства, при принятии решения опирается прежде всего на собственное мнение, на свое видение проблемной ситуации и путей выхода из нее. Такие решения обычно оформляются в виде приказов, указаний, постановлений, распоряжений, подлежащих безусловному выполнению.

При демократическом стиле управления руководитель на стадии выработки решения допускает коллективное обсуждение альтернатив, наиболее оптимальных путей достижения поставленных целей, считается с мнением лиц, участвующих в выработке решения.

И, наконец, для либерального стиля принятия решений характерны пассивность поведения руководителя, его отстраненность от этого процесса с фактической уступкой функций управления неформальному лидеру.

Помимо стиля руководства, на процесс принятия решений влияют и другие факторы, а именно:

• личностные качества руководителя;

• обстановка (обстоятельства, ситуация и т. п.), в которой принимается решение.

Наибольшую сложность в деятельности юриста представляют неопределенные, проблемные ситуации, которые побуждают его активно производить перебор многообразной, нередко противоречивой информации, оценивать возможные последствия принятых решений, прежде чем какое-либо из них будет принято. Подобные ситуации носят разномасштабный характер, например следственная ситуация, в которой принимается решение о предъявлении обвинения подозреваемому, проведении обыска, очной ставки, или ситуация, складывающаяся в совещательной комнате при вынесении приговора с определением меры наказания составом суда.

Методы принятия решений. Выбор решений представляет собой сложный психологический процесс, в котором логические построения нередко являются чисто внешним отражением более глубинных, скрытых не только от постороннего наблюдения, но и от самого субъекта психических явлений, влияющих на выбор им тех или иных приемов и методов принятия решений. Кратко остановимся на некоторых из этих методов.

Метод моделирования. Модель – это представление объекта, системы или идеи в некоторой форме, отличной от изучаемого явления, но воспроизводящей отдельные существенные свойства системы-оригинала. Для юриста такой моделью, представляющей профессиональный интерес, может служить модель того или иного конфликта (конфликтной ситуации) правового характера, в который вовлечены различные субъекты правоотношений.

В процессе моделирования широко используется метод проигрывания ролей с прогнозированием действий конкурирующих сторон в условиях воздействия на них различных вариантов принимаемых решений (альтернатив).

Метод «дерево решений» – это схематичное представление процесса поэтапного принятия решения с последующей оценкой влияния его возможных результатов на последующие решения. Данный метод широко применяется, например, когда планируется сложный допрос с предъявлением допрашиваемому тех или иных доказательств. Он является составной частью метода прогнозирования.

Метод экспертной оценки. Достоинства данного метода состоят в том, что его использование предоставляет юристу возможность учитывать мнения различных лиц с разным опытом работы, специализирующихся в той или иной области применения правовых знаний, прежде чем будет окончательно принято решение. У данного метода есть некоторое сходство с методом обобщения независимых характеристик, используемым при изучении личности.

Таким образом, процесс принятия решений рассматривается как составляющая интеллектуальной деятельности человека. В нем отражаются мотивационная сфера, индивидуально-психологические особенности, свойства личности юриста: широта, глубина, гибкость мышления, аналитические качества ума, самокритичность, развитое воображение, волевые качества, решительность, эмоциональная устойчивость личности (особенно когда решение принимается в экстремальных условиях при остром дефиците информации и времени), компетентность, профессиональная зрелость, ориентация на достижение успеха в профессиональной деятельности.

Все эти качества формируют индивидуальный стиль принятия юристами правовых решений. Однако каким бы ни был этот стиль, решения по своему содержанию и форме должны строго соответствовать положениям закона. В этом отличительная черта многих решений, принимаемых юристами при расследовании уголовных дел, разрешении гражданско-правовых споров и т. п.

Тема 16. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СУДОПРОИЗВОДСТВА

16.1. Психологические особенности судебной деятельности

Судебное разбирательство как стадия уголовного процесса следует за предварительным следствием. В ходе судебного разбирательства суд должен в полном объеме проанализировать версию предварительного следствия, а также все возможные взаимосвязи событий и обстоятельств дела. Кроме того, суд может выдвинуть по любому уголовному делу собственную версию.

Деятельность суда строится на принципах гласности, устности, непосредственности, непрерывности процесса; при состязательности сторон.

Судья должен обладать определенными психическими качествами, в частности эмоциональной устойчивостью и способностью к конструктивной деятельности в экстремальных условиях уголовного процесса, ведь не секрет, что именно в судебном заседании воспроизводятся агрессивность, злоба и ненависть заинтересованных сторон. Судье в такой ситуации необходимо проявлять выдержку, терпимость, а также способность в нужный момент воспользоваться своими властными полномочиями, которыми его наделило государство. Вся деятельность суда должна быть направлена на установление истины по делу, принятие единственного верного, законного решения по приговору.

16.2. Исследование материалов предварительного следствия и планирование судебного разбирательства

На стадии исследования материалов предварительного следствия судья знакомится с материалами, полученными в его ходе. Именно на данной стадии активизируется аналитическая сторона психической деятельности судьи, который пытается представить образ возникновения и развития исследуемого события, мысленно проводя различные эксперименты и выдвигая свои версии. Выдвигая судебную версию, судья должен основываться только на проверенных и достоверных фактах, чтобы избежать судебной ошибки.

С материалами дела, кроме судьи, знакомятся прокурор и защитник, критически анализируя собранные доказательства, делая соответствующие выписки из дела с целью выявления нарушения процессуального закона. Для оценки имеющихся доказательств каждое обстоятельство конкретного уголовного дела рассматривается с точки зрения процессуальных оппонентов,

Судебное следствие является частью судебного разбирательства, в котором принимают участие подсудимый и все участники процесса с целью непосредственного исследования доказательств, собранных в стадии предварительного следствия, и предъявления их суду.

Предъявленные доказательства тщательнейшим образом исследуются, выявляются и анализируются их допустимость и относимость. В соответствии с действующим законодательством суд может вынести приговор только на основе доказательств, которые были рассмотрены в судебном следствии. Психологическая задача судьи в судебном следствии состоит в предоставлении гарантированных прав и возможностей процессуальным оппонентам (прокурору и защитнику), с тем чтобы обеспечить состязательный характер судопроизводства. Судья должен тактично, но жестко реагировать на недопустимые ситуации (грубость и некорректность поведения сторон), тем самым вводя процесс в нужное процессуальное русло. Нельзя прибегать к нравоучениям и нотациям. В ходе судебного разбирательства судья должен способствовать снятию гнетущей и подавленной атмосферы.

16.3. Психология допроса и других следственных действий в судебном заседании

Судебное следствие построено на допросе всех участников процесса, поэтому недопустимы:

• невнимательность со стороны председательствующего;

• его длительные переговоры с судьями;

• проявления нетерпимости, иронии или неуважения к окружающим.

Все вопросы, задаваемые участникам процесса, должны в обязательном порядке контролироваться членами суда. Судья всегда должен помнить о том, насколько может быть субъективен в своих показаниях потерпевший, который является заинтересованным лицом, и поэтому его показаниям необходимо уделять самое пристальное внимание. Психологические особенности потерпевшего очень важны для выяснения степени ответственности обвиняемого, поэтому суд должен учитывать также и провоцирующее поведение потерпевшего, которое признается как смягчающее вину подсудимого обстоятельство. Суд должен оказывать всем участвующим в процессе мнемическую помощь, напоминая об отправных событиях преступления, их последовательности, а также привязке к жизненно важным для данного участника процесса событиям. Особое внимание в ходе судебного следствия следует уделять допросу эксперта с целью выяснить, какие методы исследования он использовал.

Психология судебных прений и судебной речи. В соответствии с уголовно-процессуальным законом судебные прения состоят из речей обвинителей; гражданского истца; гражданского ответчика или их представителей; защитника подсудимого.

Продолжительность судебных прений законом не ограничивается, однако председательствующий вправе остановить участвующих в прениях, если они затрагивают обстоятельства, не имеющие отношения к делу. По окончании прений их участники имеют право на реплику.

Каждый участник судебных прений произносит судебную речь, теснейшим образом связанную с результатами судебного следствия и полученными в ходе него доказательствами. Цель судебной речи – убедительное воздействие на суд через соответствующие аргументы. Речь оратора должна быть ясной, грамотной с точки зрения закона и доступной для всех участников судебного следствия. Давая психологическую характеристику подсудимого, нельзя небрежно относиться к его личности и психотравмирующим факторам его поведения. Искусство судебной речи заключается в том, чтобы вызвать у судей солидарность со сказанным путем предоставления веских доводов, подкрепленных имеющимися в деле доказательствами.

Основным приемом ораторского искусства является воздействие на окружающих, побуждающее к самостоятельному развитию их мысли.

Психология речи прокурора в суде. На прокурора в суде возложена обязанность по поддержанию государственного обвинения, которое должно быть основано на фактических обстоятельствах правовой оценки преступления, совершенного подсудимым.

Прокурор вправе настаивать на обвинении только в том случае, если материалы следствия подтверждают его, в противном случае он должен отказаться от обвинения. Речь прокурора должна строиться только на неопровержимых доказательствах и конкретных фактах, носящих аналитический, а не повествовательный характер. Очевидно, что анализ события преступления в первую очередь должен быть направлен на доказательство того, что событие преступления имело место и в его совершении виновен именно подсудимый. Для этого доказательства должны быть строго систематизированы, что в конечном счете и обеспечивает правильность выдвигаемого обвинения.

Психология речи защитника в суде. Процессуальной функцией адвоката является защита подсудимого с аргументацией своих доводов. Оказывая помощь юридического характера своему подзащитному, защитник должен не допускать произвола в судопроизводстве и предотвращать возможную судебную ошибку. Деятельностью в суде защитник помогает своему подзащитному выполнять юридически грамотные действия.

В психологическом плане между защитником и подзащитным должны складываться доверительные отношения, при этом защитник не должен быть связан с волей и позицией подзащитного, он самостоятельно определяет направление и тактику построенной им защиты, выступая от своего имени.

Речь защитника должна строиться только на собранных по делу доказательствах, которые могут опровергнуть предъявленное его подзащитному обвинение или же смягчить его ответственность. Адвокат как никто другой должен помнить о презумпции невиновности, используя любое сомнение при толковании закона в пользу своего подзащитного. Своими действиями он должен обеспечивать полноту защиты, раскрывать все психологические обстоятельства деяния, совершенного своим подзащитным, с тем чтобы вызвать снисхождение к нему суда.

Речь адвоката, выступающего после прокурора, должна быть аргументированной и убедительной настолько, чтобы сломить сложившийся после выступления прокурора психологический барьер. Но всегда нужно помнить о том, что приемы защиты должны быть корректными и тактичными, в них должна проявляться гражданская позиция защитника.

Психология подсудимого в суде. Обстановка в суде оказывает негативное влияние на психику подсудимого. Если же в отношении подсудимого избрана такая мера пресечения, как содержание под стражей, то ожидание суда в следственном изоляторе зачастую приводит его к психическому истощению, которое усиливается непосредственно в зале суда. Подсудимый испытывает чувство страха перед судебным следствием, а особенно перед вынесением приговора; это чувство усугубляется и стыдом перед близкими и родными, а также перед потерпевшим. Для любого подсудимого чрезмерно суровый приговор с длительным лишением свободы становится жизненной катастрофой.

Психологические аспекты справедливости и законности уголовного наказания. В ходе судебного следствия суд должен проанализировать и учесть все обстоятельства, послужившие совершению преступления конкретным подсудимым, оценить его личностные качества, которые определили социально значимые особенности его поведения.

При индивидуализации наказания суд должен учитывать:

• форму вины, цели и мотивы преступления;

• психическое состояние подсудимого;

• особенности его личности

Для назначения судом наказания большое значение имеет повторность совершения преступления. Личность подсудимого характеризуют как отягчающие, так и смягчающие вину обстоятельства. Смягчающими обстоятельствами являются чистосердечное признание, явка с повинной, публичное раскаяние, готовность возместить причиненный ущерб и т. п.

Психология постановления приговора. Постановление приговора является завершающей стадией судебного разбирательства. С этой целью суд удаляется в совещательную комнату, где решает весь перечень вопросов, поставленных на разрешение суда. Закон гласит, что каждый вопрос, поставленный на разрешение суда, должен быть поставлен в такой форме, чтобы на него можно было дать либо утвердительный, либо отрицательный ответ.

Приговор должен быть составлен в понятных и доступных выражениях, а описание преступного деяния должно соответствовать фактам, установленным судом. Обоснование судебного решения должно содержать анализ исследуемых доказательств и веские доводы, согласно которым суд принял одни из них и отверг другие. Решение о виде наказания должно быть сформулировано таким образом, чтобы при исполнении приговора не возникало никаких сомнений.

Литература

Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1996.

Гуров А.И. О некоторых вопросах изучения криминального профессионализма // Советское государство и право. 1987. № 5.

Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980.

Коченов М.М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы: Автореф. дис... докт. психол. наук. М., 1991.

Криминология / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 1999.

Леонтьев А.А., Шахнарович A.M., Батов В.И. Речь в криминалистике и судебной психологии. М., 1977.

Личность преступника / Под ред. В.Н. Кудрявцева и др. М., 1975.

Лунев В.В. Мотивация воинских преступлений. М., 1974.

Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М., 1973.

Механизм преступного поведения / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1981.

Михайлова А.Н. Психология общения. М., 2000.

Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учебное пособие / Под ред. Г.В. Бубнова, А.В. Опалева. М., 2000.

Психология и этика делового общения / Под ред. В.Н. Лавриненко. М., 1997.

Психология: Словарь. Изд. 2-е / Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. М., 1990.

Розин В.М. Психология для юриста. М., 2000.

Романов В.В. Юридическая психология: Учебник. М., 2002.

Селиванов Н.А. Некоторые особенности расследования преступлений, совершаемых преступными группами // Прокурорская и следственная практика. 1997. № 1.

Столяренко A.M. Опыт разработки психологической концепции управления в сфере правопорядка // Психологический журнал. 1983. № 3.

Столяренко Л.Д. Основы психологии. Ростов-на-Дону, 2000.

Твоя профессиональная этика / Под ред. В.М. Кукушина. М., 1994.

Ткачев Н., Миненок М. Объединения преступников: формы и специфические признаки // Социалистическая законность. 1991. № 12.

Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 1999.

Шехтер М.С. Зрительное опознание. Закономерности и механизмы. М., 1981.

Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М., 1998.

Этика профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов. М., 1998.