sci_history Алексей Васильев Вооружение древних (оружие) ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit, FB Editor v2.3 2013-06-10 Mon Jun 10 20:48:09 2013 1.1

Васильев Алексей

Вооружение древних (оружие)

Лук и стрелы

Лук и стрелы на территории Восточной Европы были важнейшим оружием дальнего боя и охоты на протяжении многих тысячелетий, от эпохи мезолита до появления огнестрельного оружия в XIV в. Даже после появления ручного огнестрельного оружия лук и стрелы продолжали широко употребляться в течение нескольких веков, вплоть до начала XIX в.

Лук и стрелы чрезвычайно широко употреблялись в Древней Руси. Они были основным и важнейшим оружием дальнего боя и промысловой охоты. Почти все более или менее значительные битвы не обходились без лучников и начинались с перестрелки. Как правило, впереди войска и с флангов в походном порядке находились стрелки. Их задача — не допустить внезапного налета вражеской конницы и пехоты и обеспечить развертывание основных сил в боевые порядки. Из Ливонских хроник XIII в. известно, что на Руси существовали специальные отряды стрелков-лучников, которые не только охраняли войска в походе, но и мужественно выдерживали первые атаки врага. Генрих Латвийский отмечал высокое искусство русских лучников в борьбе с немецкими рыцарями-крестоносцами и постоянно противопоставлял их немецким арбалетчикам первой половины XIII в. Сила русских сложных луков была огромной. Русские стрелы (по-видимому, бронебойные) пробивали доспехи немецких рыцарей, о чем свидетельствует битва под Венденом в 1218 г.

Византийский историк X в. Лев Диакон отмечал огромную роль лучников в русском войске киевского князя Святослава. Они умело пользовались луком и стрелами и в обороне, и в открытом бою, успешно применяли свою тактику стрельбы по коням вражеской конницы. Эту тактику русы выработали в постоянной борьбе с набегами конных кочевников южнорусских степей.

В конце прошлого и начале нашего века историки предполагали широкое употребление сложного лука в Древней Руси исключительно на основании изображений лука на миниатюрах летописей, иконах и других памятниках изобразительного искусства. Теперь это предположение стало фактом, подтверждающимся сотнями деталей и почти целыми луками (Медведев А. Ф., 1966).

Лук (табл. 132).

Форма сложного лука с натянутой тетивой напоминает букву M с плавными. перегибами. Именно такими изображаются древнерусские луки на всех памятниках искусства. Древние художники изображали со сложными луками и воинов, и охотников.

При археологических раскопках в Новгороде, Старой Руссе и других городах найдено много деревянных простых луков до метра, а иногда до 130 см длиной. Чаще всего они делались из упругого можжевельника. Нередко им придавалась форма сложных луков. Это детские игрушечные луки. Их много потому, что обучение стрельбе из лука начиналось с детских игр.

Конструкция и составные части древнерусского сложного лука, как и луков соседних народов Восточной Европы, теперь по археологическим материалам выяснена довольно хорошо. Составные части древнерусского лука, как и у арабов, турок, татар и других восточных народов, имели специальные названия. Середина лука называлась рукоятью (табл. 132, 6а), длинные упругие части по обе стороны от рукояти — рогами или плечами лука (табл. 132, 5б), а завершения с вырезами для петель тетивы — концами (табл. 132, 5в). Сторону лука, обращенную к цели во время стрельбы, называли спинкой, а обращенную к стрелку — внутренней стороной (или животом, как у арабов). Места стыков отдельных деталей (основы с концами, накладок рукояти с плечами и т. п.) скрепляли обмоткой сухожильными нитями и называли узлами (табл. 1, 4 м).

В Новгороде в 1953 г. в слое второй половины XII в. впервые был найден большой обломок древнерусского сложного лука (табл. 132, 6). Обломок представляет собой половину целого лука — его вибрирующее плечо. Лук был склеен из двух прекрасно оструганных длинных планок различных пород дерева (можжевельника и березы) и винтообразно оклеен тонкими полосками бересты для предохранения от сырости. Лук обуглен в месте рукояти, а концы его не сохранились. Пролежав 800 лет в земле, лук сохранил способность вибрировать. Длина сохранившейся части лука 79,5 см, ширина рога в середине 3,4 см, а у конца 2,7 см, толщина 1,8 см. В разрезе лук имеет вид уплощенного овала (табл. 132, V).

Планка из можжевельника располагалась с внутренней стороны лука, обращенной во время стрельбы к стрелку. Она отлично сохранилась. Длина ее 79,5 см, ширина от 2,7 до 3,4 см, толщина от 5 мм у конца лука до 9,5 мм в середине плеча. В разрезе имеет вид сегмента. Внутренняя поверхность планки плоская, на ней имеются три продольные желобка (1,5 мм шириной и около 1 мм глубиной) для более прочной склейки с подобной же по форме березовой планкой. Внешняя поверхность планки округлая. Около рукояти лука она обгорела, а у не сохранившегося конца лука имеет слегка скошенный поперечный срез (торец), к которому примыкал деревянный конец лука (типа изображенного на табл. 132, 1а). Подобную же форму имела и березовая планка, но она сохранилась хуже, в двух обломках, один из которых, ближе к рукояти лука, до сих пор очень прочно склеен с можжевеловой планкой. Березовая планка располагалась по спинке лука. Длина двух ее обломков 58 см, ширина от 2,3 см а у рукояти до 2,7 см у конца, толщина 6 — 7 мм. Hа внутренней плоской поверхности березовой планки желобков для склейки нет. Внешняя поверхность планки шероховатая, на ней сохранились следы клея. В разрезе планка также сегментовидная (табл. 132, У). Берестяная оклейка лука хорошо сохранилась. Длина полосок бересты около 30 см, ширина 3,5 см, толщина около 0,5 мм. Во время винтообразной оклейки лука край берестяной ленты шириной 8 мм нахлестывался и перекрывался следующим витком.

Березовая планка уже и тоньше можжевеловой, имеет более шероховатую выпуклую (внешнюю) поверхность, от которой как будто отклеилась берестяная оклейка. Hа самом деле этот лук был усилен сухожилиями, которые наклеивались на спинку лука. Hо они не сохранились и поэтому берестяная оклейка не соприкасается с березовой планкой. Сухожилия не могли сохраниться даже в почвенных условиях Новгорода. Концы сухожильных нитей закреплялись у рукояти и у концов лука (табл. 132, 1б). Эластичный и очень прочный рыбий клей не препятствовал сокращению сухожилий при снятой тетиве. Без тетивы концы сложного лука загибались во внешнюю сторону.

Судя по зазору между березовой планкой и берестяной оклейкой, слой сухожилий на этом луке имел толщину от 2 до 3 мм (табл. 132, Vб).

В 1954 г. в Новгороде был найден второй сложный лук в слое XIV в., склеенный также из двух планок разных пород дерева и оклеенный берестой. В 1975 г. к югу от кремля на Троицком раскопе был найден третий сложный лук той же конструкции, что и первый. Этот лук сохранился в двух обломках длиною 119 и 16 см. Он был найден в слоях начала XI в.

У народов Восточной Европы и на Руси с IX по XIV в. имели широкое распространение и более сложные по конструкции луки. Об этом свидетельствуют и находки комплектов костяных накладок от рукояти сложного лука конца XII в. в Новгороде и многочисленные находки костяных накладок от рукоятей и концов луков IX–XIII вв. в Тмутаракани, Чернигове, Старой Ладоге, Старой Рязани, Вщиже, Турове, Екимауцах, Воине, Колодяжине и многих других памятниках.

Судя по многочисленным находкам готовых изделий, заготовок и отходов производства костяных деталей сложных луков, налучий, колчанов и защитных приспособлений, употреблявшихся при стрельбе из лука, можно сказать, что луки делались во многих древнерусских городах. Hа Руси были специальные мастера лучники и тульники, которые упоминаются в летописи в XIII в. Были они и гораздо раньше. Изготовление луков и стрел требовало больших знаний специфики этого оружия, свойств материалов и длительного производственного опыта. Стрельба из лука была сложным делом, требовавшим длительного обучения с детских лет. Hа Руси делались луки, которые были пригодны для использования в любую погоду — и в жару, и в дождь, и в мороз. В XV в. летописец отметил, что в стычке с татарами в мороз наши лучники успешно обстреливали татар, а их луки не могли стрелять из-за мороза. Как правило, конные лучники использовали более короткие луки, а пешие воины — более длинные, но это еще требует выяснения. Луки конных кочевников южнорусских степей имели длину до 180 см.

Тетива для луков свивалась из волокнистых растений, шелковых нитей и из сыромятной кожи животных. Тетива в виде тонкой веревки, шнура или перекрученного ремешка стягивала концы лука. Петли тетивы были различны (Медведев А. Ф., 1966, рис. 2).

Луки для удобства ношения и для сохранения от сырости и повреждений носили в специальных футлярах — налучьях, подвешивавшихся к поясу или на ремне через плечо (табл. 132, 8, 9).

Сила средневековых луков была огромной — до 80 кг (у арабов, турок, русских и других народов). Оптимальным считался лук силой от 20 до 40 кг. (современные спортивные луки для мужчин имеют силу 20 кг, т. е. самые слабые из средневековых).

Каждый лучник выбирал лук по своим силам, как и определял длину стрелы по своему росту и длине рук.

При стрельбе из лука широко применялись приспособления, предохранявшие руки лучника от повреждений. Это перчатки и наплечники, щитки для запястья левой руки и костяные (роговые) кольца для указательного пальца правой руки. Тренированные лучникивоины обходились и без этих приспособлений.

Колчаны.

Hа территории Восточной Европы в IX–XIV вв. у кочевников и на Руси были в употреблении два типа колчанов для стрел. Hа Руси колчан имел название «тул», а мастера, изготовлявшие колчаны, назывались «тульники». Первый тип колчана — цилиндрический с расширением у дна. Он имел самое широкое распространение у всех народов Восточной Европы. Основу колчана составляли круглой формы деревянное дно диаметром около 15 см с прикрепленной к нему вертикальной планкой (или двумя планками). Длина планок определяла длину колчана. Колчан же имел длину, чуть большую длины стрел. Его длина зависела от роста стрелка из лука и колебалась от 60 до 80 см. К этой основе крепились берестяной цилиндрический корпус, костяные петли для подвешивания колчана и ремешок с крючком для закрепления колчана от тряски при верховой езде. Этот крючок — верный признак конного лучника. Колчаны имели крышки, предохранявшие оперение стрел от повреждений и непогоды. Нередко берестяные колчаны украшались тонкими костяными пластинками с резными, иногда раскрашенными, узорами и изображениями животных (табл. 132, 10).

Другой тип колчана — полуцилиндрический (табл. 133, 9) был в употреблении с конца IX до начала XI в. у русских княжеских дружинников. Он также имел расширение у дна. Основу его составляли деревянное полукруглой формы дно и плоская стенка или две вертикальные планки. К ним с по мощью железных фигурных оковок у дна и горловины колчана крепился корпус из толстой кожи или бересты, покрытой кожей. К стенке или вертикальным планкам прибивались по две железных фигурных петли для ношения колчана и, если колчан был предназначен для конного воина, ко дну прикреплялся ремешок с железным крючком для закрепления во время езды. Длина колчанов с крышкой соответствовала длине стрел (60 — 80 см). Диаметр днища, как и у первого типа, около 15 см. Диаметр горловины, как и у первого типа, 10 — 12 см (табл. 133).

Вместимость древнерусских колчанов IX–XIV вв. редко превышала 20 стрел. Колчаны монголов, татар, среднеазиатских тюрок, по свидетельству Марко Поло и Рубрука, вмещали 30 стрел. В бою им рекомендовалось иметь по 60 стрел (два колчана): 30 маленьких — для метания и 30 больших с широкими железными наконечниками. Последние применялись в бою для перерезывания тетив у вражеских луков и для стрельбы по коням противника.

Область распространения колчанов второго типа, хотя они встречаются значительно реже, чем берестяные, охватывает территорию от Среднего Поволжья и Прикамья до Венгрии.

Стрелы.

Стрелы в колчане укладывались оперением вверх. Поскольку в одном колчане хранились стрелы с наконечниками различного назначения (бронебойные — против шлемов, щитов и панцирей; срезни — против вражеской конницы и незащищенных броней вражеских воинов и т. п.), то древки стрел у ушка и оперения красились в разные цвета, чтобы можно было быстро вынуть нужную стрелу.

Составные части стрелы — древко, наконечник и оперение. Древко — основная часть стрелы, обеспечивавшая направление полета, представляло собой круглый в сечении деревянный или тростниковый прямой стержень. Hа древке крепились наконечник, оперение, а иногда и костяное или иное ушко для накладывания на тетиву. Большинство стрел имеет ушко, вырезанное в самом древке (табл. 134, 1 — 5).

Наконечник стрелы обеспечивал эффективность поражения, оперение — устойчивость в полете и меткость стрельбы. Стрела должна была обладать прочностью и легкостью. Hа Руси стрелы делались из сосны, ели, березы, реже из других пород.

Длина древнерусских стрел колебалась от 75 до 90 см (редко больше), толщина от 7 до 10 мм. Поверхность древка стрелы должна быть ровной и гладкой, иначе стрелок серьезно поранит руку. Древки стрел обрабатывались с помощью костяных ножевых стругов и шлифовальных брусков из песчаника и других пород камня (табл. 134, 11 14).

Наконечники стрел насаживались на древко двумя способами в зависимости от формы насада: втулки или черешка. Втульчатые наконечники надевались на древко, а черешковые вставлялись в торец древка. И насадка, и забивка производились для прочности с помощью клея. Черешковые наконечники после насадки закреплялись обмоткой по клею, чтобы древко не раскололось. Поверх обмотки конец древка оклеивался тонкой полоской бересты, чтобы шероховатость не снижала скорости полета и не вызывала отклонения в полете.

Ушко. Hа тыльном конце древка вырезалось ушко, куда тетива лука входила во время натяжения (табл. 134, 1 — 9). Без ушка стрела соскочила бы с тетивы во время натяжения и прицеливания. Ушко не должно быть ни слишком мелким, ни слишком глубоким. Глубокое ушко тормозит полет стрелы, а в мелком стрела непрочно сидит на тетиве. Древнерусские древки стрел X–XV вв. из раскопок в Новгороде и Старой Руссе имели ушки глубиной 5 — 8 мм (очень редко до 12 мм) и шириной 4 — 6 мм. Кроме того, существовали костяные насадные ушки (тыльники) (табл. 134, V — 9). Насадные ушки были с черешком для камышовых древок и с втулкой для насадки на древко деревянное. Конец древка после насадки ушка также обматывался ниткой и оклеивался берестой. Эта обмотка закрепляла одновременно и нижний конец оперения стрелы.

Оперение придавало стреле устойчивость в полете и способствовало более точной стрельбе в цель. "Hе оперив стрелы, прямо не стрелити", — восклицал Даниил Заточник (XII в.). Оперение стрел многократно упоминается в летописях, былинах и других источниках и изображается на памятниках искусства. Hа оперение стрел шли перья с крыльев разных птиц. Они должны были быть ровными, упругими, прямыми, но не жесткими.

Hа Руси оперение было в два — четыре пера. Чаще всего использовалось оперение в два пера (табл. 134, 10). Длина оперения чаще всего применялась 12 — 15 см. Оно отступало от ушка на 2 — 3 см, чтобы удобно было брать стрелу. Лопасти перьев должны иметь одинаковую длину и ширину (1 — 2 см) и изгибаться в одну сторону, что придавало стреле в полете винтообразное вращение и устойчивость. Длина и ширина оперения зависели от массивности стрелы.

В арабском наставлении по стрельбе из лука рекомендовалось, чтобы вес стрелы был от 15 до 20 дирхемов (42 — 57 г) и что вес наконечника должен составлять 1/7 веса стрелы, а оперения — 1/7 веса наконечника. Эти цифры очень близки весовым соотношениям русских стрел. Вес большинства наконечников древнерусских стрел 8 — 10 г, но встречаются наконечники весом от 3 до 20 г.

Помимо боевых, охотничьих и рыболовных стрел, на Руси использовались и зажигательные стрелы. Правда, ими пользовались очень редко и для воинов Руси они не характерны. Они имели всегда двушипный наконечник, чтобы зацепляться за кровлю и вызывать пожар.

Наконечники стрел. Десятки тысяч железных и стальных наконечников стрел IX–XIV вв., собранных археологами при раскопках могильников и поселений, имеют самые различные формы. Форма наконечников стрел зависела от цели, для которой предназначались стрелы.

Для стрельбы по незащищенному доспехами врагу и по коням противника наиболее эффективными были трехлопастные и плоские широкие наконечники стрел, наносившие широкие раны, вызывавшие сильное кровотечение и тем самым быстро выводившие пешего или конного врага из строя.

В Древней Руси стрелы с широкими режущими наконечниками назывались срезнями. Двурогие наконечники, судя по этнографическим данным, применялись для стрельбы по водоплавающей птице. Двушипные наконечники не позволяли раненому освободиться от стрелы, не расширив раны. Широкое распространение защитных доспехов в IX–X вв. у народов Восточной Европы и на Руси — кольчуг, «дощатых» или пластинчатых панцирей, щитов, железных шлемов, поножей, масок для лица и т. п. вызывало распространение бронебойных железных и стальных наконечников стрел, способных пробивать любые металлические доспехи. Именно в это время появляются и распространяются бронебойные наконечники, если можно так выразиться, с узкой специализацией. Для пробивания кольчуг — наконечники с узкой, шиловидной, массивной головкой. Для пластинчатых доспехов, шлемов и щитов — узкие массивные долотовидные наконечники и бронебойные с граненой головкой. Долотовидные наконечники особенно эффективны были при стрельбе по защищенному шлемом и щитом противнику. Такие наконечники легко раскалывали деревянный щит, обтянутый кожей и иногда усиленный железным умбоном.

Очень многие типы наконечников стрел употреблялись в строго определенные периоды времени и поэтому являются вполне надежным датирующим материалом.

Hе останавливаясь на принципах определения типов и видов наконечников стрел, не будем подробно характеризовать каждый тип и вид, область их распространения, этническую принадлежность и т. п., поскольку все эти и многие другие сведения о каждом типе читатель может найти в книге А. Ф. Медведева (Медведев А. Ф., 1966, с. 53 89).

В настоящем обзоре даются хорошо датированные и наиболее характерные для определенных периодов типы железных наконечников стрел с IX по XIV включительно. Поэтому для краткости мы будем обозначать типы и виды наконечников стрел не полным названием, а порядковыми номерами по классификации А. Ф. Медведева.

Все наконечники стрел подразделяются по форме насада на древко стрелы на два отдела — втульчатые и черешковые. Втульчатые не характерны для Руси и кочевников. Они были распространены вдоль западных границ Древней Руси, и, видимо, были заимствованы от западных соседей (поляков, чехов, немцев), у которых они имели широкое распространение. Hа Руси они составляют около одного процента от всех стрел. Остальные 99 % наконечников были черешковыми. Лишь в районе Прикамья втульчатые наконечники употреблялись с глубокой древности до средневековья. Ими пользовались местные финно-угорские племена.

Были типы наконечников стрел, которые употреблялись в течение длительного периода. Hа табл. 18 представлены именно такие типы. Среди них есть и втульчатые (табл. 135, 1 — 8) и черешковые (табл. 18, 4 — 19), плоские и граненые бронебойные (табл. 35, 12 — 17). Все они имели широкое распространение у народов Восточной Европы в период с XIII по XIV в. У некоторых из них период распространения на 100 — 200 лет короче, чем у других, но каждый из них был в обиходе не менее четырех- пяти веков. Hа протяжении этого времени каждый тип претерпевал изменения в размерах, в отделке и т. п., и поэтому в дальнейшем вполне возможно выделение вариантов отдельных типов, у которых период распространения несомненно сузится.

Типология и хронология распространения всех типов наконечников стрел приведена на таблицах 135 — 140. Представленные здесь наконечники стрел свидетельствуют не только о разнообразии их типов, связанных с функциональным назначением. Они отражают также этническую принадлежность, технический прогресс, пути распространения и характер взаимоотношений различных народов.

Булавы

Булавы (табл. 129 — 130). Судя по тому, что на Руси существовали мастера по отливке булав и кистеней, ударное оружие служило ратнику важным подспорьем. Булавой пользовались пехотинцы и конники в рукопашной схватке, когда требовалось нанести быстрый удар в любом направлении.

В русском войске булавы проявлялись в XI в. как юго-восточное заимствование. Их собирательное древнерусское наименование — кий. К числу древнейших русских находок относятся навершия (чаще железные, чем бронзовые) в форме куба с четырьмя крестообразно расположенными шипами (тип 1, XI в.). Модификацией этой формы являются железные булавы в форме куба со срезанными углами (тип 11). Булавы с такими навершиями, составляющие почти половину всех находок весьма дешевое и, вероятно, широко доступное оружие рядовых воинов: горожан и крестьян. В XVII в. булавы этой формы — знак царской власти.

Своего расцвета производство булав достигло в XII–XIII вв., когда появились бронзовые литые навершия весьма совершенной и в то же время сложной формы с четырьмя и двенадцатью пирамидальными типами (редко больше) (типы 11 — 1V). При действии таким орудием тяжесть удара обязательно приходится на один или три соседних шипа. Вес наверший 200 — 300 г, длина их рукоятей 50 — 60 см. Некоторые были позолочены и принадлежали воинам, феодальной знати, городским ремесленникам. Бронзовые булавы изготовлялись в первую очередь в Киеве и южнорусских городах (в этих местах сконцентрировано почти 90 % всех находок), расходились внутри страны и за ее пределами от Волжской Болгарии до Юго-Восточной Прибалтики и Швеции и вызвали, по-видимому, местные подражания (ср. Laszlo K., 1972, р. 166 — 180). Суля по нескольким находкам наверший с большим количеством шипов (12 и более), их производство в XIII в. было, по-видимому, освоено в городах Юго-Западной Руси. Hа примере бронзовых наверший устанавливается серийность их производства по первоначальному образцу и копирование изделий высококвалифицированных мастеров.

Необходимость локального дробления брони вызвала в первой половине XIII в. такие нововведения, как булавы с односторонним клювовидным выступом — клевцом, и шестоперы (типа 11А, V1). Последние, судя по находкам, являются древнейшими среди других подобных европейских образцов. Эти шестигранные железные (иногда и бронзовые) навершия употреблялись в боевой практике вплоть до конца XVI в. и их раннее появление на Руси было подготовлено использованием многолопастных железных булав, также представленных в русских находках первой половины XIII в. (тип V). В XIV в. шестоперы, а также, вероятно, и булавы, из простого оружия начали превращаться в знак командира и военачальника.

Кистени (табл. 130 — 131). Происхождение и распространение кистеней, так же как и булав, указывает на их связь с конным боем, что подтверждается относительной легкостью (около 200 — 250 г) и подвижностью самого оружия, предназначенного для нанесения ловкого и внезапного удара в самой тесной схватке. Действительно, почти половина всех известных гирек от кистеней найдена в Киевском Поднепровье. Эти находки указывают на их использование в воинском быту русского и черноклобуцкого населения и очерчивают район налаженного сбыта городской продукции. Вывозился этот вид оружия и в Волжскую Болгарию. Средневековые костяные, железные и бронзовые кистени, отделанные серебром, чернью, затейливым орнаментальным узорочьем, помеченные родовыми и семейными знаками, именно воинское, а не разбойничье оружие.

Появились кистени на Руси в X в., как и булавы, из областей кочевого Востока и в снаряжении войска удерживались вплоть до конца XVI в. Начиная со второй половины X в. повсеместно распространились костяные гирьки, удлиненно-яйцевидной формы (тип 1). Они изготовлены из рога лося, снабжены отверстием для пропуска металлического стержня с петлей на одном конце. Бытовали такие кистени до XIII в. включительно. К следующей группе относятся одновременные костяным железные или бронзовые гири гладкие, граненые или с мелкими выпуклостями (типы 11 и 11а). Среди них встречаются весьма нарядные, элементы декора которых искусно подражают зерни.

Развитие художественно отделанных кистеней приводит к созданию уплощенных грушевидных форм (тип 111). Их корпус отливался из бронзы, заполнялся свинцом и украшался черневым орнаментом. Hа целой серии таких образцов, отлитых в 1200 — 1240 гг., по-видимому, в Киеве, изображены процветший крест и древо жизни (табл. 131, 14). Hа уплощенных бронзовых гирях известны изображения птицы, льва, знаки Рюриковичей. Кроме того, в южной Руси в XII–XIII вв. изготовляли железные и бронзовые кубовидные гирьки со срезанными углами и напаянными на их грани полушариями, а также подражающие булавам образцы с разновеликими шипами (типы 1V–V). Переходными к формам XIV в. являются железные кистени биконической формы с прямоугольным ушком (тип. V1). В целом отечественные образцы ударного оружия предвосхищают формы, относящиеся к зрелому средневековью, и в Европе они оказались одними из своеобразнейших.

Щиты

Древнейшими археологически известными русскими щитами были круглые, снабженные в центре полушаровидным или сфероконическим металлическим умбоном (типы I–II, табл. 144, 9-12). Почти забытые в XII–XIII вв., круглые щиты вновь используются в коннице в XIV — начале XVI в. В связи с выдвижением конного войска во всей Европе, не исключая Руси, с XI в. распространились прикрытия миндалевидной формы, закрывавшие всадника от подбородка до колена, его прежний круглый щит не обеспечивал (табл. 144, 13). В конце XII — начале XIII в. миндалевидные прикрытия становятся меньше, утрачивают свои металлические детали (оковки, умбоны, заклепки), а по очертаниям приближаются к треугольным. Эволюцию этих форм можно проследить лишь по изобразительным источникам. Пользуясь этими данными, можно заключить, что около 1200 г. щит из пассивного и малоподвижного средства защиты становится все более мобильным и удобным для манипулирования в бою. Так, на миниатюрах Радзивилловской летописи щит не только прижимают к телу, его выдвигают вперед, подставляют под вражеское оружие, чтобы ослабить или отбить удар «налету». Есть основания отнести возникновение этих приемов еще к домонгольской боевой практике.

В XII–XIII вв. поле щита украсилось эмблемами и стало служить геральдическим целям. Щит наряду с такими предметами, как шлем, меч, копье, служил не только в бою, но и как государственный и военный символ и знак ранга. Судя по детальным воспроизведениям на печатях и миниатюрах, во второй половине XIV–XV в. в Северной Руси использовали щиты скругленно-прямоугольных очертаний с четким долевым желобом (табл. 144, 18). Желоб, членивший поле щита на три части, служил вместилищем руки и тем облегчал рассчитанные защитные манипуляции в бою. Щиты этой формы назывались павезами и, кроме всадников, использовались пехотинцами с сулицами, арбалетами и ручницами. Им требовалась некоторая пауза, чтобы под надежной защитой метнуть или перезарядить свое оружие. Речь идет о популярной воинской принадлежности в течение XIV в., приблизительно одновременно распространившейся у русских, литовцев, поляков, орденских немцев. Это изобретение, вопреки некоторым утверждениям, не было внезапным, и по деталям восходит к защитным приспособлениям, вырабатывавшимся в XII–XIII вв. Считают, что раньше, чем где-либо, павезы были приняты тевтонскими и литовскими рыцарями. Вычеркивать из этого списка русских, а также поляков, думается, пока преждевременно. Hа востоке Европы, во-первых, в XII–XIII вв. уже, по-видимому, существовали щиты, снабженные долевой гранью, напоминавшей желоб классической павезы XIV в., во-вторых, имели место приемы боя, требующие заградительного отражения не только удара, но и летящей сулицы или стрелы.

О производстве щитов, в частности в Новгороде, можно судить лишь по именам Гаврилы и Микифора, названных щитниками (НПЛ, 1950, с. 67 и 73). Существовала в Новгороде и Щитная улица, что указывает на развитую специализацию данной отрасли военного ремесла, сочетавшего труд столяра, кожевника, кузнеца и художника.

Доспех

Качеством защитной одежды характеризовалась не только профессиональная квалификация мастеров и воинов, но, в определенной мере и обороноспособность всего народа. Защитное вооружение появилось на Руси, когда создавалась феодальная власть и строились ее города и замки. Современники называли его прекрасным, прочным, драгоценным.

Шлемы.

Средневековые боевые наголовья отражают изобретательность и индивидуальную манеру мастеров (табл. 141 — 142). Среди наиболее ранних на Русь проник с Востока шлем конической формы; в XI в. он стал популярным также и во всей Западной Европе и у норманнов. В свете этого наблюдения обращает на себя внимание шлем, происходящий из Гнездова под Смоленском (тип 1, табл. 141, 1). Это один из древнейших образцов шлемов конической формы, найденных в Европе. Находка этого шлема возможно свидетельствует о пути проникновения на континент азиатских образцов. У русских, однако, преобладание получили боевые наголовья иного облика, а именно сфероконические. Даже прямой сабельный удар мог безвредно соскользнуть с обтекаемой плоскости такого покрытия. Шлемы этой формы с некоторыми модификациями (тип 11, 11А, 11В, табл. 141, 2 — Б; 142, 8) использовались до середины XVI в. под названием «шелом» или «шолом» и украшались так, чтобы даже издали сверкать золотом и выделяться украшениями. Очевидцы и сказители не раз воспевали это «свечение».

Сфероконические шлемы — древнее ассирийское изображение. В X в. их носили русские воины разных рангов, а около 1000 г. они распространились в ряде восточноевропейских государств. Речь идет об особой группе сфероконических наголовий, отличающихся, несмотря на некоторое разнообразие в деталях, выраженным типологическим сходством. Они склепаны из четырех частей, увенчаны втулкой для султана, покрыты позолоченной медной или бронзовой обтяжкой (табл. 141, 2, 4, Б). География данных находок показательна: шесть из них найдены на Руси, четыре — в Польше, один — в Венгрии, два — в Самбии, место находки одного неизвестно. Признано, что все эти изделия восходили к русскому протообразцу, но могли быть изготовлены в разных мастерских (ср. NadolskiA., 1978, р. 13). Впрочем, конкретное происхождение ряда польских и других находок остается дискуссионным. Высказано мнение, что их можно рассматривать как ценные трофеи, привезенные из Руси (Zygulski Z., 1975, р. 80).

Среди других шлемов сфероконической формы отметим восемь образцов XII–XIII вв., обнаруженных только на юге Киевской области и свидетельствующих о связях русских с кочевниками (тип 11 Б, табл. 141, 8; 142, 8). Эти изделия отличаются высоким колоколовидным, увенчанным шпилем для флажка корпусом, наносником и окологлазными выкружками.

В ходе феодальных междоусобиц и в период усиления доспеха возникли оригинальные куполовидные наголовья с полумаской (табл. 141, 6; 142, 3). К этому типу относится знаменитый шлем, приписываемый князю Ярославу Всеволодовичу, находки которого, как упоминалось выше, началось изучение русского средневекового оружия. Этот шлем был спрятан в 1216 г. (?) во время бегства одного из военачальников с поля боя, но перед этим, возможно, два поколения мастеров трудились над его отделкой и усовершенствованием (Рыбаков Б. А., 1963, с. 45 — 47; Янин В. Л., 1972, с. 235 — 244). Шлем отделан серебряными рельефными пластинами, которые выполнялись двумя или тремя чеканщиками неодинаковой квалификации. Смонтированы пластины были, по-видимому, одновременно. Начельная с изображением архангела Михаила снабжена по краю посвятительной надписью "Вьликъи архистратиже гй Михаиле помози рабу своему Феодору". Феодор — крестительное имя владельца вещи не уместилось на ободке пластины и частью перенесено на ее поле. Вряд ли речь идет о неловкости резчика букв, не рассчитавшего длину надписи. Одним из объяснений этого факта может служить то, что надпись писалась на пластину, заготовленную еще до получения княжеского заказа, предусматривавшего начертания определенной формулы с именем собственника наголовья. Ободок начелья оказался для такого задания мал. Hе свидетельствует ли свою очередь все это о существовании оружейной мастерской с развитой специализацией труда и запасом готовых украшений, производившей свою продукцию отнюдь не для одного высшего феодала. Позже всего(примерно около 1200 г.)к шлему, ставшему уже, вероятно, потомственной реликвией, прикрепили шпилевидное навершие и полумаску. Модернизация вещи проводилась с использованием прежней основы и была несомненно продиктована стремлением защитить лицо владельца наголовья. Обстоятельства, подтолкнувшие к такого рода усовершенствованию, сложились не ранее второй половины XII в. О притягательности новой формы шлема свидетельствуют находки куполовидных, русских по происхождению шлемов в половецких погребениях второй половины XII — нач. XIII в. в Запорожской области УССР, а также на территории Румынии (Spinei V., 1974, fig. 5 — 6).

Шлемы куполовидной формы (но без полумаски), начиная с XIV в. назывались шишаками. Встречены на Руси и шлемы других конструкций. Отметим кочевнические, точнее черноклобуцкие образцы в виде четырехгранной пирамиды на круговом основании, снабженные масками-личинами, и известные в Западной Европе с конца XII в. по конец XIV в. наголовья полусферической формы с полями (табл. 141, 7, 8). Что касается распространенности шлемов, то они составляли необходимую принадлежность не только командиров, но и многих рядовых воинов.

Кольчуга.

Введение защитной одежды повлияло на военные строи и привело к выделению ядра войска — тяжеловооруженных воинов (табл. 142, 1). Их первоначальной излюбленной защитной одеждой оказалась кольчуга. Ее происхождение, как показали изыскания последнего времени, скорее европейское, чем азиатское. Об этом свидетельствуют и находки, и само название «броня». Вплоть до XV в. этим словом германского происхождения называли кольчатый доспех. Поголовное оснащение русской дружины кольчугами было выдвинуто как важнейшая государственная задача, разрешить которую Киевская держава смогла уже в X в. Трудоемкость этого предприятия можно оценить хотя бы по тому, что на изготовление одной кольчуги шло в среднем 600 м железной проволоки и не менее 20000 попеременно сваренных и склепанных колец. Кольца достигали в поперечнике 7 — 9 и 10 — 14 мм, а по толщине не превышали 0,8 — 2 мм (табл. 144,1,4). Средний вес кольчужной рубашки достигал 7 кг.

Изменения кольчужного доспеха в XIII в. выразились в появлении плетения из сплошь клепаных, круглых в поперечном сечении колец и из уплощенных колец (образцы подобной выделки начиная с XV в. назывались панцирями — табл. 144, б). В то же время подол кольчуги удлинился до колен и появились длинные рукава и кольчужные чулки. Все эти изменения связаны, с одной стороны, с усилением защиты бойца, с другой — с переходом бронников к более простой и однообразной производственной технологии.

В эпоху Киевской державы кольчуги в экипировке воинов господствовали. Однако в течение XII в. на Руси и в Западной Европе создаются условия для ускоренного развития наборной пластинчатой брони, которая раньше в снаряжении войск играла второстепенную роль. Оружейники оценили этот вид доспехов в связи с тем, что пластины при монтировке значительно заходили друг за друга и тем самым удваивали толщину брони. Кроме того, изогнутость пластин помогала отражать или смягчать удары неприятельского оружия. Части «дощатого» доспеха, до недавней поры известного лишь по изображениям на рельефах иконах и фресках, впервые были открыты археологически (табл. 143 — Медведев А. Ф., 1959 б, с. 119 и сл.).

Среди отечественных находок (хотя целых гарнитуров не сохранилось) можно опознать две системы наборного предохранения (табл. 144): при одной — пластины соединялись с помощью ремешков, при другой — прикреплялись к кожаной или матерчатой основе наподобие чешуи (табл. 144, 3 — 8). Прикрытия из пластинок «ременного» скрепления использовались начиная с IX–X вв. вплоть до конца XV в. Обычные размеры пластин: длина 8 — 10 см, ширина 1,5 — 3,5 см, по краям располагались одиночные или парные отверстия для пропуска ремешков (табл. 144, 3, У). Появление подобной защиты в странах Балтийского бассейна, таких, как Польша, Швеция, Литва, европейские оружиеведы справедливо объясняют русским влиянием или посредничеством. В 1250 — 1450 гг. более предпочтительной по ее эластичности считалась чешуйчатая одежда, ибо чешуйки размером 6*4 см, прикрепленные к мягкой основе только с одной стороны и в центре, имели возможность некоторого движения. В домонгольской Руси одежда из чешуи известна лишь по изображениям, однако ее реальное существование можно прогнозировать с XII в. (табл. 144, 8, 7).

Внедрение различных «дощатых» систем защиты тела сопровождалось распространением в XIII в. таких усиливающих принадлежностей, которые считались характерными лишь для западноевропейского латника. Таковы констатируемые по находкам и изображениям поножи, наколенники, нагрудные зерцальные бляхи. Общеевропейскими новинками выглядят найденные в Новгороде в слоях 1200 — 1250 гг. несколько частей от наручей или перчаток и целый наруч (табл. 142,4), найденный на поселении у с. Сахновка Киевской области, уничтоженном около 1240 г. (Медведев А. Ф., 1959 б, рис. 2, 9 — 10; Кирпичников А. H., 1971, рис. 23). Имеющиеся данные позволяют предположить появление в XII в., в первую очередь в Новгороде, бригандины — одеяния, у которого металлические пластины крепились с внутренней стороны ткани (Kirpicnkov A. A., 1976, S. 31, Abb. 18).

После 1250 г. развитие доспеха на Западе Европы шло по линии создания все более неуязвимой защиты до тех пор, пока во второй четверти XV в. было завершено полное бронирование рыцаря и началось производство сплошь кованых готических лат. В русских землях к столь монументальной защите не прибегали, что объясняется своеобразием боевого снаряжения русских воинов, выступавших и против европейского, и против азиатского противника.

В течение всего рассматриваемого периода ратники в бою стремились демонстрировать свой сверкающий доспех, что оказывало определенное психологическое воздействие на неприятеля. Лишь в XV в. и особенно в XVI в. воины стали закрывать свои блиставшие металлом доспехи яркими тканями.