sci_history Владимир Михайлович Чунихин Зачем Сталину была нужна власть? ru Lykas FB Editor v2.3 31 May 2010 http://zhurnal.lib.ru/c/chunihin_w_m/resh_01.shtml 02A2A029-BA8D-4FCE-9D8E-ACEDD5718E29 1.0

1.0 — создание файла Lykas


Чунихин Владимир Михайлович

Зачем Сталину была нужна власть?

 Итак. Зачем Сталину была нужна власть?

 Вопрос этот кажется риторическим. Ну, зачем вообще нужна власть человеку? Зачем люди рвутся во власть, и чем выше - тем лучше?

 Всё и всем об этом давно известно. Чтобы покомандовать, конечно. Или обогатиться, что не отменяет первого. За привилегиями. Чтобы повысить свою самооценку и свою значимость в глазах окружающих. Чтобы женщины искали общения. Чтобы детей потом пристроить, когда вырастут, на хорошее место.

 Чтобы боялись, наконец.

 Вот и про Сталина известно - ради своей власти загрыз насмерть уйму народу.

 Известно также, что власть он использовал для этого же самого. Для массового убийства невиновных. Потребность у него была такая.

 Что здесь непонятного?

 Власть Сталину была нужна для власти.

 Так нас учили, по крайней мере. Учили, надо это признать, неустанно, не жалея ни времени, ни сил. Ни средств, само собой, но не будем считать деньги в чужих карманах.

 Поэтому, для примерных учеников и отличников эта работа не предназначается, и они спокойно могут закрыть её на этих словах.

 Предназначена она для тех, кого тоже учили, как и всех других, но лучшими учениками они, тем не менее, не стали.

 Итак.

 Для того, чтобы ответить на заданный вопрос, я предлагаю поговорить на тему, бесконечно далёкую, кажется. На первый взгляд.

 Давайте посмотрим на то, каким образом Сталин принимал обычно решения. Посмотрим на его манеру решать вопросы, требующие его внимания.

 Общеизвестно, что Сталин был человеком, абсолютно не терпевшим чужого мнения, всегда имевшим безапелляционное суждение по любым вопросам, обычно безграмотное и неправильное. Но мнение это его окружение, а по цепочке ниже - и вся страна, должны и вынуждены были исполнять.

 Иными словами, человек любил покомандовать, что и вылилось для страны горькими слезами.

 Общеизвестно также, что для того, чтобы уцелеть, людям поневоле необходимо было всячески подлаживаться под это его мнение и поддакивать кровавому чудовищу.

 Иначе их ждала неминуемая смерть.

 Видел я недавно по телевизору примечательную сценку. Перебираю себе каналы, как обычно ничего интересного нет, и вдруг - стоп. Художественный фильм (или сериал). Игровая сценка, одним словом. По первым же репликам понял, что речь идёт про 22 июня 1941 года.

 Кабинет Сталина. За длинным столом сидят понурившиеся генералы, за их спинами ходит Сталин, ругательски их ругая. Встаёт Тимошенко, пытается что-то сказать, он его прерывает ругательствами. Встаёт Жуков, Сталин тоже не даёт ему сказать ни слова. Потом пытается встать маршал Шапошников. Сталин ему: "Ты вообще сиди. Что ты, козёл, вообще можешь сказать?"

 Такая вот сценка.

 Я тогда выключил и до сих пор не знаю даже, как называлось это творение. О чём не жалею, как ни стыдно в этом признаться.

 Или вот, неплохой когда-то был снят фильм о Королёве, в советские ещё времена. "Укрощение огня", если кто помнит.

 Там тоже была примечательная сценка. Совещание в кабинете Сталина. Естественно, вещает там один Сталин, ругая, опять же, конструкторов ракетной техники. Встаёт Кирилл Лавров, играющий главного героя - "Товарищ Сталин, разрешите сказать..." Тот в ответ - "Что вы можете мне сказать? Я вашу позицию знаю..." - "Товарищ Сталин, раньше у нас никто управляемыми ракетами не занимался..." Сталин снова перебивает: "Я знаю, кто у нас чем занимался..." Главный герой: "Товарищ Сталин, если можно, не сбивайте меня, я волнуюсь..." Сталин: "Хорошо..." - Тихо так, с угрозой. - "Я памалчу..."

 Я привёл только два примера. Думаю, что каждый из читателей обязательно сталкивался с какими-то другими сценами, подтверждающими и художественно восстанавливающими эту самую историческую правду.

 Я прошу только обратить при этом внимание на одно обстоятельство. Вся эта историческая правда (припомните повнимательнее) обычно имеет отношение либо к художественной литературе, либо к художественному кинематографу.

 Кто у нас что-то знает о нашей недавней истории по документам, мемуарам, исследованиям?

 Думаю, таких людей наберётся не очень много.

 Отрадно, конечно, что сейчас интерес у народа постоянно растёт. И сильно растёт. Но всё равно, капля это в море.

 Обычное же человечество черпает свои знания из других средств. Массовой, так сказать, информации. Информации, которую кто-то несёт в эти самые массы.

 Раньше одни несли, теперь другие, но в одну и ту же дуду, как говорится.

 И возникло у меня такое вот желание.

 А давайте послушаем людей, лично общавшихся со Сталиным.

 ***

 Начать предлагаю вот с чего.

 Наиболее известны по этому поводу, конечно, слова маршала Жукова из его "Воспоминаний и размышлений". Знаменитые слова.

 "...Кстати сказать, как я убедился во время войны, И. В. Сталин вовсе не был таким человеком, перед которым нельзя было ставить острые вопросы и с которым нельзя было бы спорить и даже твердо отстаивать свою точку зрения.

 Если кто-либо утверждает обратное, прямо скажу - их утверждения не верны.

 Забегая вперед, хочу сказать, что мне во время войны приходилось остро возражать против указаний И. В. Сталина по стратегии операций и по проблеме обороны страны в целом, и нередко мои суждения принимались..."

 Я лично обычно с осторожностью отношусь к высказываниям прославленного полководца. Поскольку встречается у него в воспоминаниях такое, что не очень соответствовало на самом деле действительности.

 Но обратить надо внимание на такое обстоятельство. Там, где маршал бывал не очень правдив, обычно затрагивался вопрос, прямо связанный с его репутацией. Отсюда и его "неточности", как мне кажется. Во всём же остальном полководец явно старался поддерживать солидный уровень и поэтому не очень фантазировал. Ну, кроме вопросов политических, конечно. Вроде желания посоветоваться с полковником Брежневым, например.

 В данном же случае, Жукову нет необходимости вводить читателя в заблуждение, поскольку здесь ему не надо вуалировать свои ошибки и просчёты.

 Может, однако, возникнуть закономерный вопрос.

 Это что же получается? Когда тебе выгодно не верить, ты ему не веришь, а когда выгодно верить - веришь?

 Предлагаю поэтому поступить таким образом.

 А мы с вами не будем ему верить на слово. Мы это его утверждение проверим.

 В данном случае, слова эти подтверждаются, по крайней мере, одним сторонним свидетелем. Я имею в виду маршала Рокоссовского и знаменитый эпизод обороны Москвы, описанный им. Его, кстати, в мемуарах Жукова нет, как это ни странно. Или не странно?

 Впрочем, судите сами.

 К.К. Рокоссовский. "Солдатский долг".

 "...На клинском направлении быстро сосредоточивались вражеские войска. Угроза с севера все усиливалась. Нажим на наше левое крыло, где были пущены в дело все наши резервы, не прекращался. Все это заставило думать о мерах, которые бы улучшили положение наших войск и позволили затормозить продвижение противника.

 К этому времени бои в центре и на левом крыле шли в 10-12 километрах западнее Истринского водохранилища.

 Само водохранилище, река Истра и прилегающая местность представляли прекрасный рубеж, заняв который заблаговременно, можно было, по моему мнению, организовать прочную оборону, притом небольшими силами. Тогда некоторое количество войск мы вывели бы во второй эшелон, создав этим глубину обороны, а значительную часть перебросили бы на клинское направление.

 Всесторонне все продумав и тщательно обсудив со своими помощниками, я доложил наш замысел командующему фронтом и просил его разрешить отвести войска на истринский рубеж, не дожидаясь, пока противник силою отбросит туда обороняющихся и на их плечах форсирует реку и водохранилище.

 Ко всему сказанному выше в пользу такого решения надо добавить и то, что войска армии понесли большие [81] потери и в людях и в технике. Я не говорю уже о смертельной усталости всех, кто оставался в строю. Сами руководители буквально валились с ног. Поспать иногда удавалось накоротке в машине при переездах с одного участка на другой.

 Командующий фронтом не принял во внимание моей просьбы и приказал стоять насмерть, не отходя ни на шаг.

 На войне возникают ситуации, когда решение стоять насмерть является единственно возможным. Оно безусловно оправданно, если этим достигается важная цель - спасение от гибели большинства или же создаются предпосылки для изменения трудного положения и обеспечивается общий успех, во имя которого погибнут те, кто должен с самоотверженностью солдата отдать свою жизнь. Но в данном случае позади 16-й армии не было каких-либо войск, и если бы обороняющиеся части погибли, путь на Москву был бы открыт, чего противник все время и добивался.

 Я считал вопрос об отходе на истринский рубеж чрезвычайно важным. Мой долг командира и коммуниста не позволил безропотно согласиться с решением командующего фронтом, и я обратился к начальнику Генерального штаба маршалу Б. М. Шапошникову. В телеграмме ему мы обстоятельно мотивировали свое предложение. Спустя несколько часов получили ответ. В нем было сказано, что предложение наше правильное и что он, как начальник Генштаба, его санкционирует.

 Зная Бориса Михайловича еще по службе в мирное время, я был уверен, что этот ответ безусловно согласован с Верховным Главнокомандующим. Во всяком случае, он ему известен.

 Мы немедленно подготовили распоряжение войскам об отводе ночью главных сил на рубеж Истринского водохранилища. На прежних позициях оставлялись усиленные отряды, которые должны были отходить только под давлением противника.

 Распоряжение было разослано в части с офицерами связи.

 Настроение у нас поднялось. Теперь, думали мы, на истринском рубеже немцы сломают себе зубы. Их основная сила - танки упрутся в непреодолимую преграду, а [82] моторизованные соединения не смогут использовать свою подвижность.

 Радость, однако, была недолгой. Не успели еще все наши войска получить распоряжение об отходе, как последовала короткая, но грозная телеграмма от Жукова. Приведу ее дословно:

 "Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск за Истринское водохранилище отменяю, приказываю обороняться на занимаемом рубеже и ни шагу назад не отступать. Генерал армии Жуков".

 Что поделаешь - приказ есть приказ, и мы, как солдаты, подчинились. В результате же произошли неприятности. Как мы и предвидели, противник, продолжая теснить наши части на левом крыле, отбросил их на восток, форсировал с ходу Истру и захватил на ее восточном берегу плацдармы..."

 Вы поняли, что тогда произошло? Генерал армии Жуков посмел отменить решение Генштаба, санкционированное (Рокоссовский в этом, конечно же, прав) самим Сталиным.

 И Сталин молча с этим согласился.

 Мог ли Жуков не задуматься над тем, кто стоит, в данном случае, за спиной Шапошникова? Сам же был недавно начальником Генштаба и не мог не знать, как решаются обычно такие вопросы. Даже когда Сталин не был ещё Верховным Главнокомандующим. Тем более, сейчас, после того, когда он им стал.

 Знал, конечно. И думал, конечно.

 Но поступил именно так.

 Поступок, однако.

 Теперь давайте попробуем ответить на вопрос.

 Кем же тогда считал Сталина Жуков?

 Странный вопрос, ответите вы. И будете правы. В своих воспоминаниях Жуков много писал о Сталине и всё вроде бы там о нём сказал.

 Или не всё?

 Вот этот эпизод, как мне кажется, и даёт как раз основания для дальнейших размышлений на эту тему.

 Давайте не будем трогать дешёвые оценки этого эпизода, вроде таких - "поставил на место самого Сталина".

 Заглянем поглубже.

 Принимая своё решение, Жуков, конечно, не мог не понимать, чем рискует. Потому что, рисковал он, как это совершенно ясно, ни много, ни мало - головой. И дело, конечно, было совсем не в том, прав он или неправ. Потому что, прав он или неправ, но амбиции Сталина и его общеизвестная мстительность должны были неизбежно Жукова уничтожить. Пусть не сейчас, не в это мгновение, но обязательно уничтожить.

 Да, в такой острейший момент поменять командующего фронтом на другого - значит, наверняка проиграть сражение. Да, Жуков понимал, что немедленно его не снимут, что сейчас он нужен. Но после битвы? Ведь припомнит же ему кровавый маньяк...

 Тогда, получается, что генерал Жуков сознательно жертвовал в этот момент своей жизнью? Обрекая себя на неизбежную гибель?

 Хм. Давайте оставим красивые слова для... ну, скажем, правых (и левых) защитников, они их очень любят.

 Десять километров, в данном случае, дела не решали. Смолчал бы Жуков, не упорствовал в своей (конечно же) ошибке, было бы только лучше.

 Не смолчал, ошибка состоялась и всё равно оборона не развалилась. Понесли лишние потери, конечно, но на исход сражения эти километры не повлияли.

 Тогда зачем надо было рисковать своей жизнью?

 Да, он мог поплатиться ей, если бы немцы взяли Москву. Мог, впрочем, и не поплатиться - ведь отдали же генералы Киев без сталинского возмездия за это?

 Тем не менее, реальная опасность собственной гибели, в случае сдачи Москвы, для Жукова не была невероятной.

 Но рисковать жизнью в ДАННОМ случае? По такому, в общем-то "десятикилометровому" поводу?

 Вот и получается, что вопрос о том, кем был в глазах Жукова Сталин, вовсе не является праздным. Потому что всё, что мы знаем о Сталине из его воспоминаний (и бесчисленной другой литературы), делает эпизод, рассказанный Рокоссовским, по меньшей мере, странным.

 По-моему, придётся нам с вами неизбежно допустить, что в данном случае Жуков не считал, что, поступая таким образом, рискует своей жизнью. И вызвать сталинское неудовольствие не рисковал тоже.

 Тогда кем же он считал Сталина? На самом деле? В самой глубине души, куда никого не допускал?

 Ведь со Сталиным он до того момента неоднократно встречался лично, докладывал ему, обсуждал с ним какие-то вопросы. Иными словами, неизбежно должен был составить о нём какое-то своё мнение, не предъявляемое широкой публике.

 Так вот. Получается, что Жуков, идя на этот шаг, совершенно определённо считал Сталина, в первую и самую главную очередь, человеком дела.

 Нет? Не согласны?

 Но ведь на самом-то деле Сталин с Жуковым тогда согласился. Молча, но согласился.

 Потому что решение Жукова, да, было неправильным. Но неправильным здесь было бы и другое - не один, а два или даже три командующих фронтом, командующих войсками через голову друг друга.

 Это было бы вообще гибелью всей обороны.

 Иными словами, решение Жукова, к которому, как он, видимо, надеялся, отнесутся с позиции дела, а не амбиций, и было воспринято именно с позиции дела, а не амбиций.

 Получается, так.

 Делаем вывод. Небольшой такой и пока промежуточный.

 Жуков сообщает в своих мемуарах (и это подтверждается Рокоссовским), что со Сталиным можно было спорить. Даже остро спорить.

 И, в данном случае, говорит чистую правду.

 Но Жукову-то легко говорить, вон он какой высокий генерал и даже маршал.

 Может быть, Сталин дозволял подобные вольности далеко не каждому?

 Избранным, так сказать?

 А если избранным, то по каким критериям полагал их избранность? По преданности лично ему? По должности, чину или рангу? Или ещё по каким-то?

 Ну что же. Вопрос правомерный. Потому что бывали (и бывают) и такие правители в истории. Если кого и слушали, то узкий круг приближённых. Куда таковых отбирали сами.

 Вот и давайте посмотрим.

 ***

 Надо сказать, что имеется здесь весьма ценный свидетель.

 Но сначала - небольшая предыстория.

 В начале 60-х годов Константин Симонов задумал написать книгу под условным наименованием "Сталин и война". Собирая для неё материалы, он подолгу беседовал со многими советскими полководцами самого высокого уровня. Записывал, естественно, эти разговоры. И подходил к этому процессу, конечно же, со всей ответственностью. Потому что, если бы в книгу попали искажённые в каких-то местах воспоминания или мнения Жукова, Василевского или Конева, например, стоило бы это писателю его доброго имени.

 Необходимо при этом отметить, что то время, когда собирал он свои материалы, не располагало, конечно, к каким-бы то ни было хвалебностям в адрес Сталина. Тогда, наоборот, наш высший генералитет наперебой соревновался в совершенно иной тональности своих высказываний.

 И сам Симонов... У него тогда было сложное положение. Бывший любимец Сталина, бывший убеждённый сталинист, стал к тому времени таким же убеждённым антисталинистом. Но вот власть предержащие того времени всё равно его стойко не любили, подозревая неискренность его раскаяния. Симонов позднее писал, что сам Хрущёв упорно считал его сталинистом, до самого выхода в свет "Живых и мёртвых". Только после этого, вроде бы, оттаял.

 Так что, можно, конечно, предположить - какую именно хотел написать он тогда книгу.

 Другое дело, что книга эта всё-таки не была им написана. По причинам в данном случае не интересным.

 Но материалы, которые он тогда собирал, пригодились для другой, его последней книги. Уже в самом конце восьмидесятых годов она вышла под названием "Глазами человека моего поколения". Состоит она из двух частей. В первой - его собственные воспоминания о том времени. А вот во вторую часть и вошли как раз те самые записи его бесед с советскими полководцами. Датированы они 1962 годом.

 На мой взгляд, наиболее интересны там для данной темы воспоминания адмирала Исакова.

 Я снова вынужден остановиться для пояснения. Поскольку не уверен, что имя это может быть знакомо широкому кругу современных молодых людей.

 В советское время существовало такое военно-морское звание - "Адмирал флота Советского Союза". Соответствовало оно "Маршалу Советского Союза". За всю советскую историю это звание носили всего лишь три человека - Народный комиссар Военно-морского флота СССР, впоследствии главнокомандующий ВМС Николай Герасимович Кузнецов (правда, дважды из него разжалованный), главком ВМС брежневской эпохи С.Г. Горшков и третий - это как раз И.С. Исаков.

 Иван Степанович Исаков всю войну и после нее по своей должности (начальник Главного штаба Военно-Морского Флота), видел Сталина, что называется, вблизи.

 Более того, знал он Сталина длительное время, намного дольше даже и Жукова, еще с 30-х годов. С самого аж 1933 года, когда Исаков возглавлял экспедицию по переводу кораблей с Балтийского на Белое море по Беломорско-Балтийскому каналу. Тогда же и приметил его Сталин. Впоследствии поручал ему самые трудные и ответственные задания. Высоко ценил его ум и порядочность, как это можно понять из известных мне о нём случаях.

 Во время войны адмирал был тяжело ранен, потерял ногу. Но остался в строю.

 Впрочем, дальше не буду, кому интересно, найдёт о нём намного больше.

 Для нас же важно то, что свидетель это для нас поистине бесценный. Тем более, что, как мы сейчас увидим, на вопрос, который мы с вами сейчас обсуждаем, он обратил в своё время специальное внимание.

 Итак, Константин Симонов. "Глазами человека моего поколения".

 Из беседы с Адмиралом флота Советского Союза И.С. Исаковым.

 "...Надо сказать, что он (Сталин - В.Ч.) вел заседания по принципу классических военных советов..."

 Примечание. Принцип общеизвестный. Но для тех, кто не знает, поясню. Согласно ему, все присутствующие высказываются по старшинству, начиная с младших по должности. Последними высказываются самые высокие чины.

 С тем, чтобы на подчиненных не давило мнение начальников. Или, если угодно, чтобы лишить подчиненных возможности спрятаться за начальственным мнением.

 Придумано это не Сталиным. Если не ошибаюсь, это было введено в прусской штабной практике еще в 18-м веке. Потом переняли в других европейских армиях.

 По такому принципу, например, вел Кутузов своё знаменитое совещание в Филях.

 Снова адмирал Исаков:

 "...Очень внимательно, неторопливо, не прерывая, не сбивая, выслушивая всех. Причем старался дать слово примерно в порядке старшинства, так, чтобы высказанное предыдущим не сдерживало последующего.. И только в конце, выловив все существенное из того, что говорилось, отметя крайности, взяв полезное из разных точек зрения, делал резюме, подводил итоги.. Так было в тех случаях, когда он не становился на совершенно определенную точку зрения с самого начала. Ну, речь идет, в данном случае, разумеется, о вопросах военных, технических и военных, а не общеполитических. На них я, к сожалению, не присутствовал.

 Когда же у него было ощущение предварительное, что вопрос в генеральном направлении нужно решить таким, а не иным способом, - это называлось "подготовить вопрос", так, кстати, и до сих пор называется, - он вызывал двух - трех человек и рекомендовал им выступить в определенном направлении. И людям, которые уже не по первому разу присутствовали на таких заседаниях, было по выступлениям этих людей ясно, куда клонится дело.

 Но и при таких обсуждениях, тем не менее, он не торопился, не обрывал и не мешал высказать иные точки зрения, которые иногда какими-то своими частностями, сторонами попадали в орбиту его зрения и входили в последующие его резюме и выработанные на их основе резолюции. то есть учитывались тоже, несмотря на предрешенность, - в какой-то мере, конечно...".

 Давайте немного порассуждаем.

 "Подготовка вопроса".

 Манипулирование? Конечно.

 Однако в данном случае меня занимает другое: зачем ему вообще было кого-то просить, убеждать?

 Приказал - и все.

 Вместо этого мы видим нечто иное.

 Здесь он, пусть и используя бюрократические приемы, старается убедить присутствующих на совещании. Давит через других, но старается убедить.

 Ну, если не убедить, то продавить свое мнение.

 А зачем ему убеждать? Или давить через кого-то третьего?

 Получается (очень это непривычно после всего наговоренного о нём), но получается, что ему было нужно большинство. Чтобы комиссия, состоящая, заметим, из подчиненных Сталину людей, проголосовала так, как он, Сталин, считает нужным.

 Отвлекаясь на секунду.

 Что, в демократически устроенных обществах коллегиальные решения исключают лоббирование чьих-то интересов? Закулисное воздействие на нужных людей?

 При этом, обратите внимание, стоило Сталину начать обсуждение первым, высказать свою точку зрения раньше других, ясно, что нужное Сталину решение было бы моментально принято без каких либо дополнительных усилий, вроде "подготовки вопроса".

 Вот это последнее соображение кажется мне очень важным.

 То, что, при обсуждении Сталин не выпячивал собственное мнение, озвучивая его последним из выступавших.

 Более того.

 Вместо этого он, наоборот, старался в ходе обсуждения прятать это свое мнение, чтобы оно не повлияло на обсуждение. Вот как это выглядело.

 Снова из воспоминаний адмирала Исакова.

 "...Трудно сказать, был ли он сдержан вообще, очевидно, нет. Но личину эту он давно одел на себя. Как шкуру, к которой привык до такой степени, что она стала его второй натурой. Это была не просто сдержанность, это была манера. Повадка, настолько тщательно разработанная, что она уже не воспринималась как манера. Ни одного лишнего жеста. Ни одного лишнего слова. Манера, выработанная настолько, что она воспринималась как естественная. Но на самом деле в ней был расчет на то, чтобы не показать никому, что он думает, не дать угадать своих мыслей, не дать никому составить заранее представление о том, что он может сказать и как он может решить. Это с одной стороны. С другой, медлительность, паузы были связаны с желанием не сказать ничего такого, что придется брать обратно, не сказать ничего сгоряча, успеть взвесить каждое свое слово...".

 Хм. Безапелляционный диктатор, не желающий сказать что-то, что придётся потом брать обратно.

 Есть здесь какая-то неправильность, не находите?

 И далее - снова важно.

 "... Когда он говорил, он умел превосходно прятать себя и свое мнение. Я уже вам говорил об этом (напомню, что адмирал Исаков обращается к К.Симонову - В.Ч.) , но хочу повторить: мимика его была чрезвычайно бедной, скупой; он не делал подчеркнуто непроницаемого выражения лица, но лицо его было спокойно. А кроме того, он любил ходить так, чтобы присутствующие не видели его лица, и так как он сам выбирал эти моменты, то это тоже помогало ему скрывать свои чувства и мысли. По его лицу невозможно или почти невозможно было угадать направление его мыслей. И в этом был смысл, потому что охотников угадывать его мысли было много, он знал это, знал и меру своего авторитета, а также и меру того подхалимажа, на который способны люди, старающиеся ему поддакнуть.

 Поэтому он был осторожен, особенно тогда, когда речь шла о вопросе, который был ему относительно мало знаком, и он хотел узнать в подробности чужие мнения. Он даже провоцировал столкновения мнений, спрашивал: "А что скажет такой-то?.. А что скажет такой-то?.." Выслушивая людей и выслушивая разные мнения, он, видимо, проверял себя и корректировал. В иных случаях искал опору для своего предвзятого мнения, искал мнения, подтверждающие его правоту, и если находил достаточную опору, то в конце высказывал свое мнение с известными коррективами, родившимися в ходе обсуждения.

 Иногда, думаю, когда он сталкивался с суждениями, которые опровергали его собственное первоначальное мнение и заставляли изменить его, он сворачивал разговор, откладывал его, давая себе возможность обдумать сложившуюся ситуацию... (выделено мной - В.Ч.)".

 А вот как писал маршал артиллерии Н.Д. Яковлев, всю войну работавший начальником Главного Артиллерийского Управления РККА.

 "...За время войны мною было хорошо усвоено: все, что решил Верховный, никто уже изменить не сможет. Это - закон! [75] Но сказанное совершенно не значит, что со Сталиным нельзя было спорить. Напротив, он обладал завидным терпением, соглашался с разумными доводами. Но это - в стадии обсуждения того или иного вопроса. А когда же по нему уже принималось решение, никакие изменения не допускались...".

 Отметим слова о завидном терпении, с которым Сталин слушал чужие мнения. Совпадавшие или не совпадавшие с его собственным.

 Обратим внимание на то, что, как и адмирал Исаков, маршал Яковлев многократно (в силу занимаемой должности) имел возможность наблюдать сказанное им ЛИЧНО. А не с чьих-то слов.

 Отметим также, что слова маршала Яковлева подтверждают сказанное адмиралом Исаковым. Практически дословно подтверждают.

 Вот слова маршала Василевского (предлагаю особо обратить внимание на манеру принятия решения):

 "...И. В. Сталин обладал не только огромным природным умом, но и удивительно большими познаниями. Его способность аналитически мыслить приходилось наблюдать во время заседаний Политбюро ЦК партии, Государственного Комитета Обороны и при постоянной работе в Ставке. Он неторопливо, чуть сутулясь, прохаживается, внимательно слушает выступающих, иногда задает вопросы, подает реплики. А когда кончится обсуждение, четко сформулирует выводы, подведет итог. Его заключения являлись немногословными, но глубокими по содержанию и, как правило, ложились в основу постановлений ЦК партии или ГКО, а также директив или приказов Верховного Главнокомандующего...".

 Еще один: "...внимательно слушает выступающих...".

 Дальше.

 Из воспоминания авиаконструктора Александра Сергеевича Яковлева, также долго работавшего со Сталиным.

 "...Обычно во время совещаний, бесед Сталин мягко прохаживался вдоль кабинета. Походит из конца в конец, слушая высказывания, а потом присядет на диван. Присядет на самый краешек дивана, покурит и опять принимается ходить. Слушая собеседника, редко перебивал, давал высказаться...

 ...Сталин не терпел верхоглядства и был безжалостен к тем, кто при обсуждении вопроса выступал, не зная дела. Выступать легкомысленно в его присутствии отбивал охоту раз и навсегда..."

 Замечание.

 Может быть, мнение о сталинской нетерпимости к чужому мнению появилось отсюда? От тех, кому Сталин "отбивал охоту"?

 Они ведь тоже люди. Знали они дело или не знали, но им же тоже хотелось выглядеть правыми. А тут ещё и удобный момент. Пятидесятые годы, когда их уверения в собственной правоте ещё и поощрялись. С самого высокого верха.

 И еще, обратите внимание на слова "...редко перебивал, давал высказываться...".

 И этот туда же. Третий уже. Прямо-таки какой-то заговор сталинистов, не иначе.

 Снова А.С. Яковлев:

 "...Впечатление о Сталине таково, что он никогда и никуда не торопился, все делал не спеша. Вместе с тем по обсуждавшимся у него вопросам решения принимались немедленно, как говорится, не сходя с места, однако лишь после всестороннего обсуждения и обязательно с участием специалистов, мнение которых всегда выслушивалось внимательно и часто бывало решающим, даже если вначале и расходилось с точкой зрения самого Сталина (выделено мной - В.Ч.). С ним можно было спорить.

 Изредка, если вопрос был особенно сложный и требовал дополнительной подготовки, на проработку давалось не больше двух-трех дней..."

 Снова, почти дословное подтверждение слов адмирала Исакова.

 И Г.К. Жукова. И Н.Д. Яковлева.

 "С ним можно было спорить".

 "...Сталин любил, чтобы на его вопросы давали короткий, прямой и четкий ответ, без вихляний. Обычно тот, кто в первый раз бывал у него, долго не решался ответить на заданный вопрос, старался хорошенько обдумать, чтобы не попасть впросак. Так и я в первое время, прежде чем ответить, мялся, смотрел в окно, на потолок. А Сталин, смеясь, говорил:

 - Вы на потолок зря смотрите, там ничего не написано. Вы уж лучше прямо смотрите и говорите, что думаете. Это единственное, что от вас требуется.

 Как-то я затруднился ответить на поставленный вопрос: не знал, как будет воспринят мой ответ, понравится ли то, что я скажу..."

 Я снова прерву изложение для одного замечания.

 Примечательные слова.

 Не знаю, как у кого, а у меня, например, такие воспоминания сразу же вызывают доверие к автору. Такие воспоминания, где автор не боится выставить себя в невыгодном свете, дорогого стоят. Согласитесь, такие свидетельства более правдивы, чем "воспоминания", а уж тем более "размышления" безгрешных и гениальных авторов. Люди ведь не любят свидетельств собственных ошибок. И если человек смог перешагнуть через это чувство - будьте уверены, он пишет честно. Он может заблуждаться, ошибаться, но нигде не солжёт.

 Продолжим.

 "...Сталин нахмурился:

 - Только, пожалуйста, отвечайте так, как вы сами думаете. Не угодничайте. В разговорах со мной не нужно этого. Мало пользы получится от нашего разговора, если вы будете угадывать мои желания. Не думайте, что, если вы скажете невпопад с моим мнением, будет плохо. Вы специалист. Мы с вами разговариваем для того, чтобы у вас кое-чему научиться, а не только, чтобы вас поучать.

 И он тут же рассказал об одном руководящем работнике, освобожденным в свое время от должности:

 - Что в нем плохого? Прежде чем ответить на какой-нибудь вопрос, он прямо-таки на глазах старался угадать, как сказать, чтобы не получилось невпопад, чтобы понравилось, чтобы угодить. Такой человек, сам того не желая, может принести большой вред делу. Опасный человек...".

 Еще замечание. Речь в данном случае идет о плохом актере, не умевшим хорошо маскировать свои побуждения. А сколько еще их, таких же "угождальщиков", но уже одаренных большим артистическим талантом, находились рядом с ним?

 Впрочем, слова адмирала Исакова о "мере подхалимажа" и о знании этой меры Сталиным, подтверждают, что Сталин об этом знал, держал постоянно в голове и старался учитывать при любом обсуждении. Поскольку понимал, что бывают актёры, которых особо и не раскусишь.

 Давайте поэтому учтём и мы это обстоятельство, когда услышим сетования на то, что чьё-то правильное мнение Сталин проигнорировал.

 А вот из воспоминаний другого великого конструктора.

 В.Г. Грабин. "Оружие Победы".

 Снова несколько слов об этих воспоминаниях и об их авторе.

 Горячо рекомендую их всем, кто пока не читал, но хотя бы немного интересуется историей своего Отечества.

 Кто уже прочёл, думаю, разделит моё мнение.

 Необходимо отметить, что мемуары Грабина были подготовлены в печать ещё в семидесятые годы И даже отдельные фрагменты оттуда были изданы в журнальном варианте.

 А потом... Потом издание было запрещено.

 Великий конструктор артиллерийских систем, прошедших всю войну в качестве основного артиллерийского вооружения Красной Армии. Дивизионные, танковые, противотанковые - все они были созданы под его руководством.

 Из предисловия к мемуарам.

 "...Из 140 тысяч полевых орудий, которыми воевали наши солдаты во время Великой Отечественной войны, более 90 тысяч были сделаны на заводе, которым в качестве Главного конструктора руководил В. Г. Грабин (в книге этот завод назван Приволжским), а еще 30 тысяч были изготовлены по проектам Грабина на других заводах страны..."

 Генерал-полковник, Герой Соцтруда и прочее, прочее... Оказался вдруг под запретом советской коммунистической власти.

 Объяснялось это просто. В своих мемуарах Грабин честно и неполиткорректно рассказал, ничего не скрывая и не сглаживая, о том, кто и как проявил себя в действительности в тридцатые годы в деле вооружения Красной Армии.

 Вернее, так. Просто рассказал о своей работе. И о том, кто и как ей помогал (это пишут многие). И о том, кто и как ей мешал (об этом обычно не пишут). О решениях, которые принесли пользу стране. И о решениях, которые принесли стране вред.

 И всего делов-то. Его попросили в соответствующем органе ЦК убрать эти самые имена, поскольку многие из них принадлежали людям, и тогда занимавшим высокие посты. Или уже не занимавшим их заслуженным пенсионерам, возвеличенным и прославленным советской властью.

 Так многие делали тогда. Правили свои воспоминания с учётом, так сказать, текущего момента. И их издавали.

 Грабин отказался. Вернее, так. Он согласился убрать наиболее резкие свои отзывы и характеристики, поскольку не собирался ни с кем сводить счёты. Но в вопросах принципиальных править отказался. И на издание был наложен запрет.

 Я позволю себе привести ещё одну выдержку из предисловия к книге.

 "...Главным же было то, что Грабин не врал. Ни в единой запятой. Он мог ошибаться в своих оценках, не боялся сказать о своих ошибках, но подлаживаться под чужую волю он не мог. И когда из всех туманностей и недоговоренностей стало ясно, что от него требуют не частных уточнений и смягчений излишне резких формулировок, а требуют лжи, он сказал: "Нет". И объяснил: "Я писал мои воспоминания не для денег и славы. Я писал, чтобы сохранить наш общий опыт для будущего. Моя работа сделана, она будет храниться в Центральном архиве Министерства обороны и ждать своего часа". И на все повторные предложения о доработке повторял: "Нет". А в одном из разговоров в те тяжелые для всех нас времена произнес еще одну фразу, поразив и меня, молодого тогда литератора, и М. Д. Михалева, литератора немолодого и с куда большим, чем у меня, опытом, пронзительнейшим пониманием самой сути происходящего: "Поверьте мне, будет так: они заставят нас дорабатывать рукопись еще три года и все равно не издадут книгу. А если издадут, то в таком виде, что нам будет стыдно"...".

 Книгу издали впервые только в 1989 году. Думаю, ясно любому, прочитавшему её, что стыдно за неё не может быть никому, ни живому, ни мёртвому.

 Желающие могут найти и прочесть его книгу на сайте Милитеры.

 Меня лично эта книга покорила сразу, словами "здесь я в конструкции допустил грубую ошибку". Я перечитал в своё время достаточно много мемуарной литературы. И впервые встретил в мемуарах отчётливое признание своей профессиональной ошибки. Да ещё и грубой, по собственному признанию.

 Предлагаю вашему вниманию некоторые отрывки из неё. Заранее приношу свои извинения за пространность цитируемого. Она, на мой взгляд, помогает полнее понять атмосферу заседаний в присутствии Сталина.

 Постараюсь возместить её немногословностью в собственных комментариях. Тем более, что там всё становится ясным из самих предложенных отрывков.

 Первое участие Грабина на совещании в Кремле.

 "...Посередине зала приемной, куда я попал сначала, стоял длинный стол, уставленный бутылками с прохладительными [125] напитками, блюдами с различными бутербродами, вазами с фруктами. Возле стола - стулья, у стен, украшенных картинами,- мягкие кресла, столики с пепельницами Рядом была еще комната поменьше, в которой тоже стояли кресла, стулья и столики с пепельницами.

 Пришел я минут за тридцать до обсуждения нашего вопроса. В зале и в смежной комнате было много народу - и военных и штатских. Ни с кем из них я не был знаком и даже никогда не встречался. А они стояли или сидели группами, каждая группа сама по себе, вполголоса о чем-то беседовали

 Подходили еще люди Все приветствовали друг друга и держались свободно Иные, только войдя, сразу же присаживались к столу - видно было, что все они не впервые в этом зале

 Минут за пять до назначенного срока пришли Тухачевский, Павлуновский и его заместитель Артамонов, начальник Артиллерийского управления Ефимов, начальник Генерального штаба Егоров, инспектор артиллерии (так тогда называлась должность командующего артиллерией РККА - В.Ч.) Роговский.

 Открылась дверь зала заседаний, и оттуда стали выходить люди. Пригласили нас Входили по старшинству. Зал заседаний был значительно больше. Один стол стоял поперек, за ним сидел Молотов; за другим, длинным столом, приставленным к первому,- Орджоникидзе, Ворошилов, Межлаук и другие члены правительства. Сталин стоял у окна. Было очень много военных и гражданских специалистов. За столом все не поместились, некоторым пришлось сесть у стен, где стояли стулья и кресла.

 Вел совещание Молотов. Он объявил, какой рассматривается вопрос, и предоставил слово комкору Ефимову. Тот доложил кратко Он рекомендовал принять на вооружение 76-миллиметровую универсальную пушку завода "Красный путиловец". После его доклада выступали военные специалисты, которые поддерживали предложение Ефимова. Затем слово было предоставлено Маханову Тот кратко рассказал о пушке и подчеркнул большие преимущества именно универсальной дивизионной пушки. После него было предоставлено слово Сидоренко, который рекомендовал свою 76-миллиметровую полууниверсальную пушку 25 К. Он хорошо ее охарактеризовал и заявил, что полууниверсальная пушка лучше универсальной и что по этому пути идет и Англия. После него выступали многие, но никто не рекомендовал ни нашу Ф-22, ни даже полууниверсальную Ф-20. Все пели гимны универсальной пушке. Только в ней выступающие видели то, что нужно армии. [126] Сталин непрерывно расхаживал по залу. Несколько раз он подходил ко мне и задавал вопросы, относящиеся к нашей пушке, а также к универсальной и полууниверсальной. Когда он первый раз остановился у спинки моего стула и, наклонившись, спросил: "Скажите, какая дальность боя у вашей пушки и ее вес?" - я попытался встать, но он прижал руками мои плечи: "Сидите, пожалуйста". Пришлось отвечать сидя. Сталин поблагодарил, отошел и продолжал расхаживать.

 После выступления инспектора артиллерии Роговского, который высказался за универсальную пушку, Молотов объявил:

 - Слово предоставляется конструктору Грабину. Я даже вздрогнул. До стола председательствующего, куда выходили все выступавшие, шел, как во сне, никого не видя и ничего не слыша. Путь показался мне очень долгим.

 Заговорил я не сразу. Трудность заключалась не только в том, что я впервые выступал на таком совещании, но и в том, что специальная дивизионная пушка никого не интересовала. Можно ли было рассчитывать на успех? Не сразу начал я говорить о Ф-22, а взялся сперва за самый корень - за универсализм и универсальную пушку.

 - Да, всем известно, что США занимаются разработкой дивизионной универсальной пушки. Но мы не знаем, приняли ли они на вооружение хотя бы одну из трех своих универсальных пушек: Т-1, Т-2 или Т-3. Полагаю, это у них поисковые работы. Трудно допустить, что после всестороннего анализа универсальной дивизионной пушки они не откажутся от нее. А мы гонимся за ними, американская идея универсализма стала у нас модной.

 Я разобрал по очереди все недостатки универсальной пушки - тактическо-служебные, экономические (слишком дорогая для массовой дивизионной) и конструктивные. А затем описал нашу 76-миллиметровую пушку Ф-22, указав на ее преимущества по сравнению с универсальной и полууниверсальной пушками.

 После меня выступили Радкевич, заместитель начальника Главного военно-мобилизационного управления Артамонов. Он напомнил, что в первую мировую войну трехдюймовые скорострельные пушки, легкие и мощные, показывали чудеса в бою. Батареи трехдюймовок появлялись там, где их трудно было даже ожидать, и наносили сокрушающие удары по живой силе и технике противника. [127] - Предлагаемая на вооружение 76-миллиметровая универсальная пушка,- сказал он,- очень сложна и тяжела, она не сможет сопровождать колесами наступающую пехоту.

 Артамонов дал высокую оценку 76-миллиметровой пушке Ф-22 и рекомендовал принять ее на вооружение.

 Во время выступления Артамонова Сталин подошел к председательскому столу. Сидевший за ним Молотов сказал Сталину:

 - Некоторые товарищи просят разрешения выступить еще раз, а время уже позднее.

 Сталин ответил:

 - Надо разрешить. Это поможет нам лучше разобраться и принять правильное решение.

 Стали выступать по второму разу. Маханов продолжал защищать свою универсальную пушку, утверждая, что та лучше всех способна решать современные задачи дивизионной пушки. Под конец он заявил:

 - США занимаются созданием универсальной пушки. Я разделяю их точку зрения.

 Мне тоже было вторично предоставлено слово. Я обратил внимание присутствующих на то, что дивизионная пушка специального назначения Ф-22 конструктивно решена так, чтобы лучше, быстрее и с наименьшей затратой боеприпасов решать боевые задачи,- это во-первых; во-вторых, чтобы по весу и ходовым качествам удовлетворять требованиям пехоты; в-третьих, она дешевая. И затем сказал, что если США и занимаются созданием универсальной пушки, то это еще не значит, что мы должны слепо копировать их.

 Кстати, позже выявилось: США вступили во вторую мировую войну, не имея на вооружении этой, столь расхваленной у нас универсальной пушки.

 Совещание в Кремле проходило очень активно, все держались непринужденно. Мои опасения, что я не сумею совладать с собой, исчезли уже в начале первого моего выступления, а во время второго я совершенно не чувствовал себя связанным и высказывал все, что считал необходимым для правильного решения вопроса. Заседание затянулось, а Сталин по-прежнему неутомимо ходил, внимательно слушал, но никого не перебивал. Ко мне он подходил много раз, задавал вопросы и каждый раз клал руки мне на плечи, не давая подняться, чтобы отвечать стоя. Его вопросы касались универсальной и нашей дивизионной пушек. Видимо, он сопоставлял их и искал правильное решение. [128] Найти его было нелегко, так как все высказывались только за универсальную, а за нашу Ф-22 - лишь я, Радкевич (директор его завода - В.Ч.) да Артамонов. После моего второго выступления в третий раз выступил Маханов. Он настойчиво и упорно защищал свою универсальную пушку, заявлял, что от универсализма не отступится. Наконец список записавшихся в прения был исчерпан. Молотов спросил, нет ли еще желающих высказаться. В зале было тихо. Сталин прохаживался, пальцами правой руки слегка касаясь уса. Затем он подошел к столу Молотова.

 - Я хочу сказать несколько слов.

 Меня очень интересовало, что же он скажет по столь специфическому вопросу, который дебатируется уже несколько лет?

 Манера Сталина говорить тихо, не спеша описана уже неоднократно. Казалось, он каждое слово мысленно взвешивает и только потом произносит. Он сказал, что надо прекратить заниматься универсализмом. И добавил: "Это вредно". (Думаю, читатель поймет, какую бурю радости вызвало это в моей груди.) Затем он добавил, что универсальная пушка не может все вопросы решать одинаково хорошо. Нужна дивизионная пушка специального назначения.

 - Отныне вы, товарищ Грабин, занимайтесь дивизионными пушками, а вы, товарищ Маханов,- зенитными. Пушку Грабина надо срочно испытать.

 Речь была предельно ясной и короткой. Закончив выступление, Сталин пошел в нашу сторону. Когда он поравнялся со мной, к нему подошел Егоров и сказал:

 - Товарищ Сталин, мы можем согласиться принять пушку Грабина, только попросили бы, чтобы он сделал к ней поддон для кругового обстрела.

 Сталин спросил меня:

 - Можете к своей пушке сделать поддон?

 - Да, можем, но он нашей пушке совершенно не нужен.

 - Значит, можете?

 - Да, можем.

 - Тогда и сделайте, а если он не понадобится, мы его выбросим.

 - Хорошо, поддон будет сделан.

 В это время к нам подошел Радкевич:

 - Товарищ Сталин, для того чтобы завод мог уже сейчас начать подготовку производства, хотелось бы знать, ориентируется ли правительство на нашу пушку?

 - Да, ориентируется,- ответил Сталин. [129]..."

 Маршал Егоров являлся начальником Генерального Штаба Красной Армии. То есть, один из высших авторитетов в военном деле в СССР. Поэтому игнорировать его мнение Сталин не мог.

 Мнение же было, в данном случае, неправильным.

 Прошло несколько месяцев.

 Следующее появление Грабина в Кремле.

 "...И вот мы с Радкевичем снова в Кремле на заседании правительства.

 Председательствовал Молотов. Едва приглашенные расселись, он объявил:

 - Будем рассматривать вопрос о принятии на вооружение 76-миллиметровой дивизионной пушки Ф-22 и о постановке ее на валовое производство. Слово для доклада предоставляется представителю Народного комиссариата обороны.

 Докладчик подробно изложил итоги войсковых испытаний, отметив, что почти со всеми тактическими задачами пушка справилась отлично. Он подчеркнул, что Ф-22 для решения одинаковых задач расходует меньше снарядов и времени, чем 76-миллиметровая пушка образца 1902/30 годов. И, заключая, сказал: "76-миллиметровая дивизионная пушка Ф-22 войсковые испытания выдержала и рекомендуется на вооружение".

 Надо ли говорить, что испытывал при этом главный конструктор? Вот он, наш коллектив, в то время самый молодой и малочисленный! Зато в нем каждый работал за двоих, а когда требовалось, и больше.

 Началось обсуждение доклада. Чувствовалось, многие еще не распрощались с идеей вооружить Красную Армию "всемогущей" универсальной пушкой. Во время выступлений ко мне трижды подходил один из руководителей Советского контроля Хаханян и, горячо шепча на ухо, советовал не тянуть, а выступить как можно скорее: твое, мол, предложение будет решающим, а то много таких выступлений, которые только мешают разобраться в вопросе. Каждый раз я отвечал, что обязательно выступлю, а сам ждал, что скажет "потребитель" - инспектор артиллерии Роговский. Ему обучать личный состав, ему воевать с этой пушкой, а он молчит.

 Сталин, расхаживая по залу, внимательно всех слушал. Когда у него возникал вопрос, он, дождавшись конца выступления, останавливался возле только что выступавшего и задавал ему вопрос - один или несколько. Получив ответ, продолжал ходить и слушать..."

 Ещё раз обратите внимание на поведение Сталина. Человека, как известно, совершенно нетерпимого к чужому мнению и безапеляционного. И ответьте себе на вопрос. Зачем безапелляционному человеку тратить каждый день долгие часы на выслушивание чужих мнений?

 Да ещё и задавать какие-то свои вопросы выступающему, только дождавшись конца выступления, то есть, чтобы не сбивать его?

 Ну, посудите сами.

 Вы можете себе представить руководителя (я уже не говорю о властителе, наделенном неограниченной властью), который будет ТЕРПЕЛИВО выслушивать чужое мнение? Не совпадающее часто с его собственным? Выслушивать долго и внимательно?

 На следующем совещании Грабин не присутствовал. О нём ему рассказал человек, которому он безусловно доверял. Поскольку имел неоднократную возможность убедиться в его порядочности. Настолько, что охотно воспроизвёл его рассказ в своих мемуарах. Оговорив, конечно, авторство.

 "...Заседанию предшествовало совещание представителей военной приемки у Ворошилова. Я там не присутствовал, но мне о нем рассказал Елисеев.

 Во вступительном слове Ворошилов отметил, что вся страна рукоплещет огромным успехам промышленности, досрочно выполнившей первый пятилетний план. Ряд заводов выполнили его даже за три года. Но есть одна отрасль, а именно оборонная, которая отстает. Это чревато большой опасностью, сказал нарком и попросил всех завтра на совещании, где будет рассматриваться положение дел на артиллерийских заводах, начистоту рассказать обо всем, что мешает работе.

 И вот в Кремле началось заседание. С докладом выступил начальник ГВМУ (Главное военно-мобилизационное управление - В.Ч.) Наркомтяжпрома Павлуновский, с содокладом - начальник Артиллерийского управления комкор Ефимов.

 Иван Петрович сообщил, как идет выполнение программы, остановился на некоторых причинах, мешающих нормальной работе. Содоклад комкора Ефимова носил характер претензий Красной Армии к заводам, срывающим своей плохой работой техническое оснащение артиллерийских частей.

 Начались прения. Временем никого не ограничивали, и в формулировках особенно не стеснялись. Острота выступлений была такая, высказывания столь свободны и резки, что порой казалось, будто заседание неуправляемо. Военные "наступали", а представители промышленности "оборонялись".

 Особенно бурно и горячо шло обсуждение работы одного завода, где директором был Руда, главным конструктором - Магдесиев, а районным военным инженером - Белоцерковский.

 Магдесиев - высокоэрудированный и культурный конструктор. КБ, которым он руководил, было в то время самым мощным и грамотным во всей системе артиллерийских заводов. Оно создало несколько первоклассных морских и береговых орудий и, кроме того, восьмидюймовую гаубицу Б-4, которая отличалась высокой кучностью боя. Во время Великой Отечественной войны эта гаубица сыграла очень заметную роль. [212] Впоследствии ее лафет был использован для ствола 152-миллиметровой дальнобойной пушки, а затем - для 280-миллиметровой мощной мортиры. Все эти три орудия очень пригодились Советской Армии в борьбе с фашистской Германией.

 На заседании, о котором идет речь, директор Руда доложил о выполнении программы, обратив особое внимание на качество и себестоимость продукции. Ничего тревожного в оглашенных им цифрах не было. Затем выступил районный военный инженер АУ Белоцерковский. Его выступление пестрило множеством мелочей о различных организационных неполадках в цехах. Белоцерковского никто не перебивал. А из его речи, из интонации так и выпирало хвастливое: "Вот видите, каков я?!"

 Но сам Белоцерковский, повторяю, ничего существенного не сказал, не отметил и недостатков военной приемки, а их тоже было немало.

 После выступления Руды и Белоцерковского дебаты достигли наивысшей точки. Чувствовалось, что члены правительства одобрительно относились к резкой критике, исходившей от военных.

 На этом заседании я сидел напротив Григория Константиновича Орджоникидзе и видел, как постепенно менялось выражение его лица. Вдруг он резко поднялся и горячо заговорил Он обвинял аппарат военной приемки, который мешал заводу своими придирками, и наконец сказал:

 - Я не позволю издеваться над своими директорами! До сих пор из всего здесь сказанного я ничего серьезного не услышал Для меня ясно, что военная приемка не желает помогать заводу. Военпреды ведут себя на заводе, как чужие люди...

 Вспылил и Ворошилов. Опровергая доводы Орджоникидзе, он рекомендовал ему прислушаться к предложению военпредов, которые не требуют ничего, кроме того, что определено чертежами и техническими условиями.

 Сталин не вмешивался в этот спор. Видно было, что он очень озабочен. Постепенно страсти стихли Наконец наступила тишина. Такая тишина в зале почти всегда предшествовала выступлению Сталина. И вот он остановился против Ворошилова

 - Климент Ефремович, скажите, пожалуйста, ваши представители на заводах инженеры или нет?

 - Инженеры.

 - Значит, инженеры, говорите? - Сталин выдержал паузу.- Климент Ефремович, неужели военным представителям, инженерам, не известно то, что на всяком производстве при изготовлении любого изделия были и будут погрешности, вызываемые [213] различными причинами, и чем культура производства ниже, тем погрешностей больше и они грубее? Идеального изготовления нет нигде, вот поэтому-то мы и вынуждены посылать военными представителями инженеров. Если бы наше производство могло изготавливать все без погрешностей, тогда на заводах можно было бы иметь только сторожей, а не инженеров. Военные представители обязаны не только принимать готовую продукцию, но и помогать заводу налаживать производство..."

 Обратили, кстати, внимание на то, как обратился Сталин к Ворошилову? А то сейчас знатоков развелось, лично слышавших как Сталин кого-то то "Климом" величал, то "Лаврентием".

 Следующее заседание, на этот раз Совета труда и обороны. На нём Грабин присутствовал после долгой болезни и тяжелейшей операции.

 "...На предстоящем заседании СТО должны были рассматриваться итоги испытаний нашей Ф-22 УСВ и дивизионной пушки кировцев. Едва участники заседания расположились в зале, ко мне подошел Сталин и негромко, с обычным своим акцентом сказал:

 - Ну вот, теперь это прежний Грабин, а то чуть было в могилу не сошел человек Как вы себя чувствуете?

 Я воспользовался случаем и поблагодарил его за заботу о моём здоровье (имеется в виду то, что именно Сталин заставил его передать текущие дела в КБ заместителю, а самому заняться серьёзным медицинским обследованием - В.Ч.).

 На этом заседании председательствовал Молотов. Он объявил повестку дня: итоги испытания новых 76-миллиметровых пушек Ф-22 УСВ и Кировского завода и принятие одной из них на вооружение РККА.

 Доклад делал представитель Главного артиллерийского управления. На этот раз говорилось не только о достоинствах пушек, но и обо всех выявленных дефектах. О ЧП с нашей УСВ, когда ее опрокинули и проволокли по камням, сказано не было, вероятно, потому, что этот случай был отнесен к разряду непредвиденных обстоятельств. А вообще-то следовало сказать, случай этот хорошо характеризовал пушку.

 Во время доклада, когда представитель ГАУ сообщил, что крутизна нарезов ствола у пушек УСВ 32 калибра, а у пушки Кировского завода - 28, Ворошилов прервал докладчика вопросом: [312]

 - Почему у двух одинаковых пушек разная крутизна нарезов?

 Представитель ГАУ промолчал. Очевидно, не готов был к такому вопросу.

 Заседание продолжалось. Доклад был составлен настолько дельно и обстоятельно, что после его окончания ни у кого не возникло ни одного вопроса. Совет Труда и Обороны решил: 76-миллиметровую дивизионную пушку Ф-22 УСВ принять на вооружение РККА взамен 76-миллиметровой пушки Ф-22 образца 1936 года и поставить ее на валовое производство.

 Это была победа. Победа нелегкая и оттого особенно приятная для коллектива нашего молодого КБ, нашего молодого завода. В соревновании, итог которого был только что подведен, участвовал прославленный Кировский завод, его конструкторский коллектив, с огромным опытом, богатыми традициями. Разумеется, по большому счету мы не могли еще равняться с кировцами, они выполняли задания гораздо большего объема, загрузка их многократно превышала возможности нашего КБ и производственных цехов. И наверное, не главные свои силы они бросили на создание новой дивизионной пушки.

 Но все же я знал, что известие о постановлении СТО добавит нашему коллективу уверенности в своих силах, будет воспринято с гордостью, вполне законной: все же мы делом доказали свою дееспособность и прогрессивность методов работы.

 Повестка дня была исчерпана. Ворошилов сказал:

 - Молодец, Грабин!

 Сталин возразил ему:

 - Это не исчерпывающая оценка работы товарища Грабина. Можно было бы назвать это чудом, но чудес в природе не бывает. Так что же это? Обратите внимание,- продолжал он, обращаясь к участникам заседания,- что Грабин вступает в соревнование с Махановым, когда у Маханова опытный образец уже испытали и он нуждался лишь в доработке. А Грабин в это время только получает разрешение на создание пушки. Сегодня мы являемся свидетелями того, что пушку Грабина приняли на вооружение. Случайностью это назвать нельзя. Следовательно, товарищ Грабин изменил процессы создания пушки. А как он их изменил? Вот это интересно узнать. И не любопытства ради, а для распространения опыта. Расскажите нам, товарищ Грабин, что нового вы внесли в процессы создания пушки. [313]

 - Товарищ Сталин, это займет довольно много времени,- предупредил я.

 - Ничего, дело стоящее,- ответил Сталин.

 Стараясь быть по возможности более кратким и точным в формулировках, я рассказал о методах, которыми мы пользовались при создании УСВ (читателю они известны). Умолчал лишь о сотрудничестве конструкторов, технологов и производственников, рано было говорить об этом на таком представительном совещании.

 Мое упоминание о том, что при проектировании и испытании опытного образца УСВ мы пользовались консультацией врача-физиолога, вызвало оживление в зале.

 - Чем мог помочь врач?- спросил Сталин.

 Мне пришлось дать подробные объяснения. Пушка, в сущности, это машина, процесс обслуживания которой аналогичен обслуживанию рабочим коллективом (бригадой) станка или другого механизма. Орудийный расчет - это и есть производственный коллектив, работающий с пушкой. При этом, в отличие от любого производства, орудийный расчет находится в сложнейших условиях - в разное время года, днем и ночью, под огнем врага. Каковы бы ни были условия, "производительность труда" расчета должна быть неизменно высокой. Наводчик, замковый, заряжающий, правильный и другие члены рабочей бригады, обслуживающей орудие, должны четко, точно и быстро выполнять все команды, выдерживать установленный режим огня. У прислуги очень много обязанностей при максимальном нервно-психическом напряжении. Поэтому удобство обслуживания - фактор чрезвычайно важный. Конструкция должна быть такова, чтобы приготовления к стрельбе и первые выстрелы не измотали людей, чтобы расчет мог сохранить высокую работоспособность на всем протяжении артподготовки, которая длится иногда по нескольку часов. Проверку конструкции орудия с этой точки зрения и производит врач-физиолог. Помощью опытного врача Льва Николаевича Александрова наше КБ пользуется уже много лет. Однажды, например, был случай, когда он забраковал нашу новую пушку и мы ее переделали. Это заставило нас привлекать врача к работе над пушкой как можно раньше - в начальных стадиях проектирования. Изготавливается специальный макет орудия, врач проводит на нем свои исследования и дает предварительные заключения и предложения, которые учитываются конструкторами. Так велась работа и над УСВ. Выносливость орудийного расчета специально проверялась [314] при заводских испытаниях опытного образца, при этом нагрузку стрельбой увеличили сравнительно с требованиями ГАУ. Помощь врача-физиолога Александрова во многом способствовала тому, что наше орудие успешно выдержало напряженные испытания и скорострельность пушки не снижалась даже при длительной артподготовке.

 Рассказывая о наиболее характерных особенностях работы над УСВ, я следил за реакцией аудитории. Слушали внимательно.

 Когда я закончил, Кулик попросил у Молотова разрешения высказаться по поводу моего сообщения. Главным в его выступлении было то, что в пушке УСВ, по его убеждению, использовано всего 30, а не 50 процентов деталей от пушки Ф-22.

 - Правительство следует информировать точно,- заключил Кулик.

 Получив разрешение Молотова дать справку, я показал всем папку с документами и сказал:

 - Могу назвать буквально все детали, которые использованы в новой пушке. Их ровно 50 процентов - ни больше ни меньше. Мне не известно, откуда маршал Кулик взял цифру 30 процентов. Эту цифру я категорически опровергаю.

 К моему удивлению, Кулика поддержали еще несколько человек из ГАУ. Они настаивали на цифре 30 процентов. Я возражал.

 Долго шла никчемная перепалка между мной и военными. Ее прекратил Сталин. Он сказал:

 - Дело не в том, 30 или 50 процентов деталей использовал Грабин в новой пушке, а в том, что он на базе существующего образца создал новое, более совершенное орудие.

 На этом заседание СТО закончилось..."

 Грабин, конечно великий человек и конструктор. Но давайте всё же будем до конца придерживаться нашего главного принципа. Проверять свидетельства одного человека свидетельствами другого.

 Поэтому, приведу теперь конкретный пример обсуждения, приведенный адмиралом Исаковым.

 Речь пойдет тоже о 30-х годах.

 "...Стоял вопрос о строительстве крупных кораблей. Был спроектирован линкор, по всем основным данным, первоклассный в то время. Предполагалось, что это будут наиболее мощные линкоры в мире. В то же время на этом линкоре было запроектировано всего шесть крупнокалиберных зенитных орудий.

 Происходило заседание в Совете Труда и Обороны под председательством Сталина.

 Докладывала комиссия. Ну, доложили. Я был не согласен и долго до этого боролся на разных этапах, но сломить упорство моих коллег по комиссии не мог.

 Пришлось говорить здесь. Я сказал, что на английских линкорах менее мощного типа ставится не менее двенадцати зенитных орудий, а если мы, не учитывая развитие авиации, ее перспективы, поставим на наши новые линкоры такое количество крупнокалиберных орудий, то этим самым мы обречем их на то, что их потопит авиация, и миллиарды пустим на ветер. Лучше затратить большие деньги, но переделать проект.

 Я понимал, что переделка будет основательная, потому что это непросто - поставить орудия, увеличение количества орудий связано с целым рядом конструктивных изменений, с установкой целых новых отсеков, с изменением сочетаний всех основных показателей корабля. В общем, это большая неприятность проектировщиков. Но тем не менее я не видел другого выхода.

 Со мной стали спорить, я тоже спорил и, горячась, спорил. Последний гвоздь в мой гроб забил Ворошилов, сказавший: "Что он хочет? На ростовском мосту, на котором сидит весь Кавказ и все Закавказье, все коммуникации, на нем у нас стоят восемь зенитных орудий. А на один линкор ему мало шести!"

 Это всем показалось очень убедительным, хотя на самом деле ничего убедительного в этом не было. На мосту стояло мало зенитной артиллерии, на мосту, к которому подвешены целые фронты, должно было стоять гораздо больше артиллерии. Да и вообще это не имело никакого отношения к линкорам. Но внешне это было убедительно, и дело уже шло к тому, чтобы утвердить проект.

 Я был подавлен, отошел в сторону, сел на стул. Сел и сижу, мысли мои ушли куда-то, как это иногда бывает, совершенно далеко. Я понял, что здесь я не проломлю стенки, и под общий гул голосов заканчивавшегося заседания думал о чем-то другом, не помню сейчас о чем... И вдруг, как иногда человека выводит из состояния задумчивости шум, так меня вывела внезапно установившаяся тишина. Я поднял глаза и увидел, что передо мной стоит Сталин.

 - Зачем товарищ Исаков такой грустный? А?

 Тишина установилась двойная. Во-первых, оттого, что он подошел ко мне, во-вторых, оттого, что он заговорил.

 - Интересно, - повторил он, - почему товарищ Исаков такой грустный?

 Я встал и сказал:

 - Товарищ Сталин, я высказал свою точку зрения, ее не приняли, а я ее по-прежнему считаю правильной.

 - Так, - сказал он и отошел к столу. - Значит, утверждаем в основном проект?

 Все хором сказали, что утверждаем.

 Тогда он сказал:

 - И внесем туда одно дополнение: "с учетом установки дополнительно еще четырех зенитных орудий того же калибра". Это вас будет устраивать, товарищ Исаков?

 Меня это не вполне устраивало, но я уже понял, что это максимум того, на что можно рассчитывать, что все равно ничего больше никогда и нигде мне не удастся добиться, и сказал:

 - Да, конечно, спасибо, товарищ Сталин.

 - Значит, так и запишем, - заключил он заседание".

 Исаков не сказал, кто входил в состав комиссии. Упомянут лишь Ворошилов. Но, конечно, должны были быть и Нарком ВМФ, и высшее военное и морское командование и (естественно) крупнейшие авторитеты в области кораблестроения - адмиралы и академики.

 И все, в один голос, отвергли позицию Исакова.

 Не встал целиком на его сторону и Сталин.

 Так ведь надо понять очевидную вещь: Сталин просто физически не мог быть специалистом во всем. На то и были собраны лучшие умы в этой области. Которым он не мог не доверять. И на мнение которых он должен был опираться. На что же еще он мог опираться?

 Однако, здесь же мы одновременно видим, как он в этом общем хоре расслышал и учел слабое (по авторитету), но здравое (по смыслу) мнение единственного противника позиции, отстаиваемой большинством.

 Нельзя же всерьёз воспринимать чисто внешнюю сторону рассказанного - Исаков загрустил - Сталин решил его утешить. Речь-то шла, не будем забывать об этом, ни много ни мало, но о кардинальной переработке всего проекта.

 На самом деле, Сталин увидел здесь главное. Человек искренне болеет за своё дело. Человек является профессионалом. И, находясь в "подавляющем меньшинстве", от мнения своего не отказывается. Более того, рискует остро спорить, невзирая на ранги и звания. Вопреки неудовольствию высоких сановников. Заметьте ворошиловское "что он хочет" вместо "что вы хотите". И всё равно не сдаётся. Значит, что-то в этом сопротивлении есть. На что-то здесь надо обратить внимание.

 Ещё заметим, что Сталин проходил молча всё заседание, слушая выступающих.

 Ну и конечно, подведя ему итог. По своему обыкновению.

 Ещё одно свидетельство.

 Генерал-лейтенант Ветров А. А. "Так и было".

 Речь пойдёт о его участии в совещании, куда он был приглашён после возвращения из Испании, где был заместителем командира танкового полка по технической части.

 Но сначала - немного необходимой предыстории.

 "...Радостные, возбужденные всем только что пережитым (речь идёт о процедуре награждения в Кремле - В.Ч.), мы вышли в длинный сводчатый проход между залами. Здесь-то нас и встретил ответственный секретарь Комитета Обороны при Совнаркоме СССР комкор Г. Д. Базилевич...

 ...Г. Д. Базилевич пригласил С. И. Кондратьева, бывшего начальника штаба Интернационального танкового полка В. И. Кольнова и меня в свой кабинет. Расспросил о действии советских танков в боях в Испании, особенно в сражении у реки Эбро, попросил поделиться нашими пожеланиями по улучшению их боевых качеств. Затем доверительно сообщил:

 - На четвертое мая, товарищи, назначено заседание Комитета Обороны. Будет обсуждаться и танковый вопрос. На это обсуждение приглашаются бывшее командование Интернационального танкового полка, а также некоторые танкисты - Герои Советского Союза.

 Базилевич сделал паузу, а затем, обращаясь уже непосредственно ко мне, сказал:

 - Товарищу Ветрову надлежит подготовиться и доложить Комитету Обороны о боевом применении наших танков в Испании. Короче говоря, дать объективную оценку их боевых и технических качеств.

 Я с недоумением посмотрел вначале на него, а затем на С. И. Кондратьева. Действительно, почему столь ответственный доклад поручается мне, заместителю командира танкового полка, а не самому Степану Ивановичу Кондратьеву, его командиру?

 - Но для такого важного выступления у меня нет достаточного материала, - попытался я отговориться. - [8] Единственное, что имеется, - отдельные зашифрованные записи в блокноте...

 - Зато у вас высшее военное образование, - решительно сказал Базилевич. - А это немало. Готовьтесь по памяти. В случае чего посоветуйтесь вот с ними, со своими товарищами. - Он кивнул на Кондратьева и Кольнова. И тут же перевел разговор на другую тему, давая тем самым понять, что вопрос о моем выступлении решен окончательно и, как говорится, обжалованию не подлежит.

 По приезде из Москвы я принялся за подготовку порученного доклада. Хорошая память и сохранившиеся в спецотделе мои личные технические донесения из Испании помогли составить доклад довольно полным, со многими цифровыми выкладками. В частности, отметил, что наши колесно-гусеничные быстроходные танки БТ-5, обладая хорошей проходимостью, маневренностью, относительно мощным вооружением и многими другими прекрасными преимуществами перед итало-немецкими танками "Ансальдо" и Т-II, были, однако, не в состоянии противостоять появившейся у франкистов немецкой противотанковой артиллерии, так как имели всего лишь 13-миллиметровую, противопульную, бронезащиту. Добавил, что положение при этом усугублялось еще и наличием на наших "бетушках" (как, впрочем, и на всех зарубежных машинах) бензинового двигателя, что при попадании в них приводило к мгновенным пожарам...

 ...Итак, БТ-5 с бензиновым двигателем требует срочной модернизации. И вообще напрашивается вывод об ускорении проектно-конструкторских работ по созданию новых, более совершенных образцов танков с противоснарядной защитой, более мощным вооружением и безопасным в пожарном отношении двигателем.

 Боевая практика показала еще и то, что весьма сложный и громоздкий колесно-гусеничный движитель танка БТ-5 недостаточно надежен. Особенно слаба его колесная часть, доставлявшая немало хлопот как членам экипажа, так и ремонтникам. Поэтому в своем докладе я счел целесообразным предложить, чтобы при проектировании новых машин отказаться от колесного хода, а разработать более надежный - гусеничный...

 ...Правда, по этому вопросу между мной и С. И. Кондратьевым возникли некоторые разногласия, для разрешения которых пришлось обратиться за советом к заместителю начальника Автобронетанкового управления военному инженеру 1 ранга Б. М. Коробкову, с которым в свое время учился вместе в академии. Но...

 - Что за наивный вопрос?! - удивился Коробков, едва услышав мои доводы против колесного хода. - Ведь наши колесно-гусеничные танки, и в особенности БТ-7А, являются лучшими в мире! Они пришлись но душе танкистам, хорошо освоены в войсках. А, как известно, от добра добра не ищут...

 - Но, Борис Михайлович, - настаивал я, - в данном случае речь идет не о состоящих уже на вооружении танках, сильные и слабые стороны которых проверены [10] в испанских боях. Я говорю о том, стоит ли при проектировании новых, лучше бронированных, с более мощным вооружением, а следовательно, и более тяжелых машин, ориентироваться на колесно-гусеничный движитель? Ведь в конструктивном отношении он, согласитесь, не совсем удачен и даже, по-моему, бесперспективен.

 - Бесперспективен?!

 - Да! Вам, как инженеру, тоже известно, что при увеличении веса танка одной пары ведущих колес при колесном же ходе будет далеко не достаточно. Ведь в этом случае ведущие колеса или будут пробуксовывать, или с них послетают резиновые бандажи. Ну а если сделать четыре пары ведущих колес... Значительно усложнится передача к ним от двигателя. Спрашивается, не слишком ли велика плата за подобную универсальность.

 - Одним ударом дерева не срубишь, - помолчав, все же сказал несогласно В. М. Коробков. - К тому же мы уверены, что колесно-гусеничный движитель в скором времени не только будет доведен до кондиции, но и станет основным для наших легких и средних танков.

 Когда же я попытался вновь отстаивать свое мнение, Коробков поморщился от досады, поднялся и, подойдя ко мне, доверительно сказал:

 - Саша! По-дружески советую не поднимать на заседании данного вопроса. Это, как бы тебе сказать... пока еще несвоевременно.

 Приблизительно такое же отрицательное отношение к моему предложению высказали и некоторые другие сотрудники этого управления..."

 Иными словами, мнение танковых военных специалистов было единогласным. И подготовило, конечно, вполне определённым образом тональность выступления А.А. Ветрова. Идти против мнения своих товарищей он не захотел, поэтому решил эту тему в докладе не затрагивать.

 Отмечу здесь особо, что, в данном случае, решение Ветрова не затрагивать данный вопрос не имеет ничего общего с конъюнктурными соображениями. Ведь доклад ему надо было делать о боевых действиях его полка. Поэтому, говорить он должен как бы от имени этого полка. Он понимал (и это делает ему честь), что выбор на него как на докладчика пал вовсе не потому, что он весь из себя такой замечательный.

 Иными словами, говорить он должен был не только и не столько от себя, сколько от имени своих сослуживцев, не имевших возможности высказаться на такой высокой трибуне. Но, безусловно, заслуживших этого.

 То, что мнение большинства офицеров этого полка было иным, заставляло его быть сдержаннее при высказывании своего собственного.

 Эту тонкость надо понимать, прежде чем спешить с осуждением такого решения.

 Только не всё оказалось так просто. Ведь и действительно, почему-то отчёт о боевой работе полка поручили не командиру, а его заместителю по технической части, военному инженеру по образованию.

 Кто бы это мог приложить руку к выбору кандидатуры докладчика?

 "...Настал день заседания Комитета Обороны. Это был один из волнующих дней в моей жизни. За четверть часа до назначенного срока С. И. Кондратьев, В. И. Кольнов, С. Я. Лапутин и я были уже на месте.

 Зал заседания Совнаркома СССР был заставлен квадратными столиками под зеленым сукном, к тому же еще поверх покрытыми толстыми стеклами. За ними сидели 35-40 военных и гражданских руководителей. В глубине зала, поближе к председательскому столу и небольшой трибуне, я увидел оживленно беседующих, знакомых мне в основном по портретам членов Политбюро ЦК ВКП(б), наркомов и видных военачальников.

 Вскоре в зал вошли И. В. Сталин, В. М. Молотов и К. Е. Ворошилов. Заседание открыл председатель Совнаркома СССР и Комитета Обороны В. М. Молотов. Он же предоставил слово и первому выступающему. Им был народный комиссар машиностроения А. Б. Брускин.

 Нарком машиностроения доложил о выполнении задания правительства по изготовлению опытного образца нового легкого танка. Привел общие данные о разработанном коллективом конструкторов одного подведомственного [12] ему завода (под руководством М. И. Кошкина) 18-тонном колесно-гусеничном танке А-20.

 - Советские танкостроители, - слегка повысил голос А. Б. Брускин, - создавшие семейство современных колесно-гусеничных танков БТ-2, БТ-5 и БТ-7А, поручили мне доложить и о выполнении задания Комитета Обороны по изготовлению более совершенного образца боевой машины. На танке А-20 устанавливается 45-миллиметровая пушка и спаренный с нею пулемет Дегтярева. Корпус - оригинальной конструкции с наклонными бронелистами толщиной 20-25 мм. Вместо бензинового авиационного двигателя М-17 на танке впервые в мировой практике будет установлен 500-сильный дизель В-2, позволяющий развивать скорость не менее 65 километров в час...

 И тут К. Е. Ворошилов перебил оратора:

 - Товарищ Брускин! Мы хорошо знаем о преимуществе дизельного танкового мотора перед бензиновым. Однако известно и то, что бензиновые моторы М-17 вполне надежно работают на танках в течение 200 и более часов, тогда как дизельные - лишь 50. Я не ошибаюсь?

 - Да, вы совершенно правы, Климент Ефремович. В настоящее время танковые дизели отрабатывают значительно меньше моточасов, чем бензиновые. Но такое положение долго продолжаться не может.

 - Тогда скажите, где гарантия, что танковые дизельмоторы будут работать так же надежно и продолжительно, как и бензиновые?

 - Климент Ефремович! Такой гарантии я сегодня дать не могу. Но уверен, что усилия наших талантливых конструкторов Чупахина, Трашутина, Челпана и других увенчаются успехом, Красная Армия вскоре получит добротные дизельные двигатели, которые покажут высокие, ходовые и эксплуатационные качества.

 - Это хорошо, что вы так оптимистически настроены, - протирая платком пенсне, заметил В. М. Молотов.

 Затем, ответив на ряд других вопросов, А. Б. Брускин предложил одобрить рассматриваемый образец танка.

 Начались прения. Начальник Автобронетанкового управления Красной Армии комкор Д. Г. Павлов, кстати, за отличные действия в Испании удостоенный звания Героя Советского Союза, тоже высказал озабоченность в связи с малым запасом моторесурсов дизельного двигателя. Но [13] высоко оценил маневренность новой машины, оригинальный бронекорпус, рекомендовал обязать наркомат машиностроения в кратчайший срок изготовить опытную партию этих танков, с тем чтобы провести их строгие полигонные испытания.

 Выступления еще двух ораторов также свелись в основном к одобрению представленного образца и, помимо всего прочего, к просьбам о выделении ведомствам, которые они представляли, ассигнований и фондовых материалов.

 Но вот председательствующий предоставил слово мне, добавив при этом, что "товарищ только на днях вернулся из Испании". И я, волнуясь, пошел к трибуне...

 ...Свое выступление я начал с рассказа о том, в каких боевых операциях участвовал наш Интернациональный танковый полк, костяк которого составляли советские добровольцы. Как самоотверженно и храбро воевали танкисты под Сарагосой, при освобождении, а затем и обороне города Теруэля, в жестоких схватках с фашистами у реки Эбро... По тому, с каким интересом меня слушали, можно было понять, что присутствующим близки излагаемые мной события, что сердцами они там, в далекой Испании. Д. Г. Павлов даже одобрительно кивал в такт моим словам.

 Отметив отличную маневренность и огневую мощь наших пулеметно-пушечных танков, их подавляющее превосходство перед пулеметными итальянскими и немецкими танками, я затем перешел к главному - перечислению выявленных в процессе боевой эксплуатации характерных недостатков конструктивного и производственного порядка.

 - Именно это-то мы и хотели услышать от вас, - кивнул И. В. Сталин...

 Итак, высказав удовлетворение тем, что наше замечание, касающееся замены бензинового авиационного двигателя дизелем, учитывается промышленностью, я от имени однополчан попросил присутствующего на заседании М. И. Кошкина и других конструкторов вдобавок увеличить бронезащиту новых танков, сделав ее снарядостойкой. А также улучшить вооружение, радиосвязь и электрооборудование, повысить надежность целого ряда узлов и механизмов. [14]

 Сидящие в зале военные на все мои слова одобрительно кивали. А вот представители промышленности, напротив, хмурились и выжидательно поглядывали на Сталина...

 А я продолжал. После того как обосновал необходимость значительного увеличения запаса хода машин по горючему, высказал и пожелание в целях экономии моторесурсов перевозить танки на специальных танковозах. И тут Сталин остановил меня, попросив:

 - А расскажите-ка нам вот о чем: как показала себя в испанских условиях ходовая часть танков, и в частности система колесного хода?

 Признаться, этот вопрос озадачил меня. Очень уж не хотелось раскрывать здесь разногласия в оценке колесно-гусеничного движителя. И я, по-видимому, не совсем убедительно, но в общем-то положительно охарактеризовал его, добавив при этом, что большинство моих однополчан тоже стоят за колесно-гусеничный ход. А как известно, коллектив всегда прав...

 - Часто, но не всегда, - возразил И. В. Сталин. И, обращаясь к сидящим в зале, пояснил: - Нередко бывают правы одиночки, а коллективы - нет.

 Я недоуменно посмотрел на Сталина, но промолчал. И тут последовал его следующий вопрос:

 - А какого мнения придерживаетесь лично вы? Только откровенно. Большинства?

 - Нет, я сторонник чисто гусеничного танка.

 - Почему?

 - Потому, что сложная и далеко не совершенная комбинация колесного и гусеничного движителя ненадежна, нередко выходит из строя, - начал решительно пояснять я. - Потому, что сравнительно высокий и узкий, а следовательно, и недостаточно устойчивый танк не может развивать на колесах большую скорость. Ибо он опрокинется даже на небольшом повороте. И, наконец, потому, что при движении по шоссе колонны танков со снятыми гусеницами их колеса оставляют на асфальте глубокую колею. Особенно же большому разрушению подвергаются асфальтированные дороги в жаркую пору, когда асфальт размягчен...

 Мне с трибуны было хорошо видно, как побагровело лицо у комкора Д. Г. Павлова и как укоризненно смотрел в мою сторону и покачивал головой А. Б. Брускин. Все ясно: они меня не поддерживают... [15]

 Во время перерыва ко мне подошел бывший однокашник по академии военный инженер 1 ранга Н. Н. Алымов и начал расспрашивать об общих знакомых в Испании, о том, как действовали бронемашины, изготовленные под его руководством на судостроительном заводе в Валенсии. Я начал отвечать. И тут кто-то положил сзади руку на мое плечо. Я оглянулся и едва не ахнул от удивления: это был Сталин.

 - Значит, вы твердо стоите за гусеничный движитель? - негромко спросил он, пристально глядя мне в глаза. И тут же, без паузы, поинтересовался: - А что вы можете сказать о многослойной броне?

 Я вначале растерялся, а потом ответил, что не считаю себя специалистом в этом деле. Вот если только военинженер Алымов... Он, как мне помнится, хорошо разбирается в различного рода сплавах...

 Алымов действительно начал говорить обо всем том, что ему было известно по этому вопросу. Сталин внимательно слушал, кивал. И все-таки из их непродолжительного разговора я понял, что вопрос о многослойной броне обоим не совсем ясен и что проблема усиления бронезащиты танков еще будет ждать разрешения..."

 Я прошу сопоставить последнюю сцену, воспроизведённую генералом Ветровым с высказыванием авиационного конструктора А.С. Яковлева о том, что решения Сталин принимал "...лишь после всестороннего обсуждения и обязательно с участием специалистов, мнение которых всегда выслушивалось внимательно и часто бывало решающим..."

 Снова А. Ветров.

 "...Выступавшие после перерыва ораторы, в том числе и военные, в основном расхваливали рассматриваемый образец танка А-20, особо подчеркивая достоинства его колесно-гусеничного движителя и решительно отвергая "изживший себя гусеничный вариант". Испанский опыт в этом отношении не типичен, говорили они, явно бросая камешек в мой огород.

 Что ж, я ждал этого. Ведь, повторяю, даже многие "испанцы" стояли за колесно-гусеничный движитель...

 - Не журись, Саша! Ты поступил правильно, что не скрыл своего, пусть даже и спорного, мнения. Ведь здесь собрались люди, до тонкостей разбирающиеся в военных вопросах, они не ошибутся, - сочувственно сказал мне сидящий рядом Владимир Иванович Кольнов.

 И действительно, выступления и даже реплики с мест участников заседания, сам ход делового обсуждения свидетельствовали о хорошем знании ими рассматриваемого вопроса, большой заинтересованности в его правильном решении. [16]

 В конце заседания И. В. Сталин также одобрительно отозвался о проекте нового танка А-20, предложил принять его за основу. Но добавил: с учетом замечаний и пожеланий вернувшихся из Испании товарищей. Больше того, взяв в руки макет танка А-20, Сталин, обратившись к членам Политбюро, сказал:

 - Думаю, что кроме представленного нам колесно-гусеничного образца с добротным дизельным двигателем и 76-миллиметровой, а не 45-миллиметровой пушкой, следует разработать и изготовить схожий, но гораздо лучше бронированный танк на гусеничном ходу. И после сравнительных испытаний двух образцов окончательно решить, какой из них пускать в серию - колесно-гусеничный или чисто гусеничный... И еще: к этой работе привлечь танкистов, уже имеющих боевой опыт.

 Предложения Сталина легли в основу принятого Комитетом Обороны постановления.

 Уже после заседания у Спасских ворот меня догнал знакомый военный инженер из Центрального управления Наркомата обороны СССР. Не скрывая своего недовольства, сказал мне:

 - Ну и подвел же ты нас, Александр! Ведь вопрос о принятии на вооружение А-20, этой во всех отношениях современной машины, был уже предрешен. И вдруг... И потом, неужели американцы глупее нас? Ведь у них лучшим считается не гусеничный, а более универсальный колесно-гусеничный танк "Кристи"...

 - Так это - у них. А у нас... Спорить не будем, какой из двух образцов окажется наилучшим, покажут сравнительные испытания, - ответил я. И добавил: - Однако заранее уверен, что на колесно-гусеничном танке невозможно добиться сколько-нибудь значительного увеличения снарядостойкости бронезащиты. Да и должной надежности механизмов ходовой части - тоже..."

 Я хочу напомнить о том, что именно решение о разработке нового гусеничного танка (он получил тогда заводской индекс А-32) и привело в итоге к созданию знаменитого танка Т-34.

 И ещё.

 Подвёл...

 Радоваться, кажется, должен военный человек, что не один танк ему предложат, а два на выбор.

 Так нет, обиделся "знакомый военный инженер". Хлопот-то ему лично добавилось после сталинского решения с подачи Ветрова...

 Интересно. Если дожил его "знакомый" до пятидесятых годов, клеймил ли Сталина за его неграмотные решения? Или скромно промолчал?

 Как думаете?

 Попробую прокомментировать решение Сталина.

 Дело, естественно, не только в позиции Ветрова. Целенаправленный, я бы сказал, подчеркнутый интерес Сталина к этому вопросу имеет, конечно, более глубокие причины. Совершенно очевидно, что этот вопрос, и поиски его решения занимали Сталина и раньше. Ведь не зря же именно он задал вопросы о недостатках колёсно-гусеничной схемы.

 В то время, когда всех других участников заседания она устраивала.

 Обратим внимание и на то ещё, что Сталин явился единственным членом Комитета Обороны, отдавшим свой голос чисто гусеничной схеме. Не полностью, согласен. И не мог он полностью согласиться, так как категорически против выступили специалисты, которые, вроде бы, должны были разбираться в узкоспециальных вопросах лучше него.

 Но дорогого стоит, что в хоре единогласия авторитетных на тот момент военных, он заметил, услышал, учел мнение единственного участника заседания, всего лишь майора по званию. Более того, обратите внимание на то, как дотошно смог он добраться до личного мнения специалиста.

 Но и это еще далеко не все по этому вопросу.

 В августе 1938 г. и феврале 1939 года состоялись два заседания Главного военного совета РККА при Наркомате обороны, рассматривавшие технические проекты, чертежи и макеты танков А-20 (колесно-гусеничный) и А-32 (гусеничный), разработанные КБ Харьковского завода под руководством Кошкина.

 На обоих заседаниях присутствовавшие военные единодушно высказывались за А-20. Кошкин отстаивал А-32.

 И на обоих совещаниях его, в конечном итоге, поддерживал Сталин, не давая прихлопнуть перспективную модель.

 Именно по предложению Сталина решили произвести для испытаний опытный образец модели гусеничного А-32.

 Давайте себе представим, с какими танками встретила бы 1941 год Красная Армия, если бы Сталин не прислушался к мнениям единиц вопреки хору единогласного мнения специалистов? С какими танками пришлось бы воевать под Москвой, Сталинградом, Курском?

 Это при том, заметьте, что до сих пор бытует (и обязательно будет бытовать в дальнейшем) благородное негодование по поводу того, что танк Т-34 был создан вопреки мнению Сталина, чуть ли не втайне от него. Что за этот танк его создателей Сталин "почти репрессировал", поскольку те осмелились воспротивиться его мнению о непревзойдённости колёсно-гусеничной схемы.

 Дальше можно рассказывать еще много. Я не буду - литературы по этой теме множество.

 И про А-32, А-34, Т-34.

 Я и так здесь сильно отклонился от темы своей работы.

 Возвращаясь же к ней, хочу обратить ещё раз ваше внимание на знакомое уже обстоятельство. То, что Сталин постоянно склонялся к "гусеничной" схеме, не мешало ему внимательно выслушивать представителей иного мнения. Внимательно, терпеливо, не перебивая.

 Можно возразить, что тогда участники совещания ещё не знали его мнения, поскольку высказался он последним. Это действительно так.

 Но и на последующих совещаниях, когда решался вопрос о судьбе моделей А-20 и А-32, большинство участников всё равно высказывались за колёсно-гусеничный вариант. Ошибочный, как показала жизнь. Но они тогда всё равно на этом варианте настаивали, несмотря на то, что видно было, что Сталин то и дело явственно склонялся к "чисто гусеничной" схеме.

 О чём это говорит?

 А говорит это о совсем простой вещи. О том, что такой характер обсуждения был вполне естественным в атмосфере совещаний в присутствии Сталина.

 Чем ещё это можно объяснить?

 Далее я хочу привести еще один пример, который, кажется, лежит в стороне от рассматриваемого вопроса.

 Но иллюстрирующий, по-моему, несколько иначе манеру Сталина выслушивать чужие мнения.

 Речь пойдет о случае, связанном с разгромом под Керчью в мае 42-го.

 Напомню, что Крымский фронт, которым командовал генерал-лейтенант Д.Т. Козлов, превосходил противостоящую немецкую группировку генерал-полковника (в то время) Эриха фон Манштейна в живой силе в два раза, в танках - в 1,2, в артиллерии - в 1,8 раза. Немцы, правда, располагали большей по численности авиацией - в 1,7 раза.

 И вдвое меньшие по численности немецкие войска наголову разгромили Крымский фронт.

 Это был разгром полный, катастрофический, унизительный, наконец.

 При этом из имеющейся в его подчинении 250-тысячной группировки, командование фронтом потеряло с 8 по 19 мая 1942 года убитыми, умершими от ран, пропавшими без вести, пленными свыше 162 тысяч человек (то есть безвозвратные потери войск составили 65 процентов от их общей численности).

 И вот что воспроизвел К.Симонов в книге "Глазами человека моего поколения".

 Снова - 1962 год.

 "...Бывший командующий фронтом Рокоссовский рассказал мне, как он случайно оказался свидетелем последнего разговора Сталина с Козловым, уже смещенным с должности командующего Крымским фронтом после Керченской катастрофы.

 Рокоссовский получил новое назначение, кажется, шел с армии на фронт. Это было в конце мая или в июне 1942 года. В самом конце разговора у Сталина, когда Рокоссовский уже собирался попрощаться, вошел Поскребышев и сказал, что прибыл и ждет приема Козлов. Сталин сначала было простился с Рокоссовским, а потом вдруг задержал его и сказал:

 - Подождите немного, тут у меня будет один разговор, интересный, может быть, для вас. Побудьте.

 И, обращаясь к Поскребышеву, сказал, чтобы вызвали Козлова.

 Козлов вошел, и хотя это было очень скоро после Керченской катастрофы, все это было еще очень свежо в памяти, Сталин встретил его совершенно спокойно, ничем не показал ни гнева, ни неприязни. Поздоровался за руку и сказал:

 - Слушаю вас. Вы просили, чтобы я вас принял. Какие у вас ко мне вопросы?

 Козлов, который сам просился на прием к Сталину после того, как был издан приказ о смещении его с должности командующего Крымским фронтом и о снижении в звании, стал говорить о том, что он считает, что это несправедливо по отношению к нему. Что он делал все, что мог, чтобы овладеть положением, приложил все силы. Говорил он все это в очень взвинченном, истерическом тоне.

 Сталин спокойно выслушал его, не перебивая. Слушал долго. Потом спросил:

 - У вас все?

 - Да.

 - Вот видите, вы хотели сделать все, что могли, но не смогли сделать того, что были должны сделать.

 В ответ на эти слова, сказанные очень спокойно, Козлов стал говорить о Мехлисе, что Мехлис не давал ему делать то, что он считал нужным, вмешивался, давил на него, и он не имел возможности командовать из-за Мехлиса так, как считал необходимым.

 Сталин спокойно остановил его и спросил:

 - Подождите, товарищ Козлов! Скажите, кто был у вас командующим фронтом, вы или Мехлис?

 - Я.

 - Значит, вы командовали фронтом?

 - Да.

 - Ваши приказания обязаны были выполнять все на фронте?

 - Да, но...

 - Вы как командующий отвечали за ход операции?

 - Да, но...

 - Подождите. Мехлис не был командующим фронтом?

 - Не был...

 - Значит, вы командующий фронтом, а Мехлис не командующий фронтом? Значит, вы должны были командовать, а не Мехлис, да?

 - Да, но...

 - Подождите. Вы командующий фронтом?

 - Я, но он мне не давал командовать.

 - Почему же вы не позвонили и не сообщили?

 - Я хотел позвонить, но не имел возможности.

 - Почему?

 - Со мною все время находился Мехлис, и я не мог позвонить без него. Мне пришлось бы звонить в его присутствии.

 - Хорошо. Почему же вы не могли позвонить в его присутствии?

 Молчит.

 - Почему, если вы считали, что правы вы, а не он, почему же не могли позвонить в его присутствии? Очевидно вы, товарищ Козлов, боялись Мехлиса больше, чем немцев?

 - Вы не знаете Мехлиса, товарищ Сталин, - воскликнул Козлов.

 - Ну, это, положим, неверно, товарищ Козлов. Я-то знаю товарища Мехлиса. А теперь хочу вас спросить: почему вы жалуетесь? Вы командовали фронтом, вы отвечали за действия фронта, с вас за это спрашивается, вы за это смещены. Я считаю, что все правильно сделано с вами, товарищ Козлов.

 Потом, когда Козлов ушел, он повернулся к Рокоссовскому и, прощаясь с ним, сказал:

 - Вот такой интересный разговор, товарищ Рокоссовский...".

 Разговор, действительно, интересный. Но для нас совсем с другой стороны.

 Проштрафившийся генерал просится к нему на прием.

 О чем с ним разговаривать? По его вине провалена важная операция, приведшая к далеко идущим тяжелейшим последствиям. По его вине погибли люди. И он явно не чувствует за собой вины за их гибель. Да что вины, просто ответственности за случившееся.

 Заметили? Сталин слушал его долго. Не перебивая. Полностью дал выговориться.

 Дал привести все доводы, которые тот считал нужным привести.

 Да ещё спросил в конце - всё ли и до конца высказал генерал Козлов?

 То есть еще раз, уже после того, как решение было принято, проверил себя: правильно ли поступил?

 Как это соотносится с образом безапелляционного властителя?

 Вы сами представьте себя в роли подчиненного, объясняющего какие-то обстоятельства дела разгневанному начальнику. Любому, встреченному вами в жизни. Подумайте, на какой минуте вашего монолога он вас прервал бы, чтобы сказать, что все понял и т.д.?

 Примечательный разговор.

 Часто упоминают о некоторой примитивности, с которой Сталин излагал свои мысли. Обратите внимание на этот разговор. Действительно, Сталин здесь (конечно, в пересказе Рокоссовского) изъясняется предельно просто. Примитивно. Но как, скажите на милость, донести до человека примитивную в своей простоте мысль? Которую тот все равно просто не понимает.

 И не понимает не рядовой человек. Командующий фронтом в прошлом (а до самого конца войны будет командовать армиями, то есть десятками тысяч человек).

 Как прикажете говорить с такими людьми, чтобы до них доходило?

 Только так, чтобы они поняли. То есть примитивно.

 И ещё. Разговаривая с Козловым, Сталин не упустил случая для воспитания другого командующего фронтом.

 Каждый умный начальник обязательно должен воспитывать своих подчиненных. Незаметно. Ненавязчиво. Без назиданий. Но не упускать ни одного удобного случая для этого.

 Сталин был умным начальником.

 Если бы он был просто кровавым палачом - и не более того, как нас силятся уверить, разговор был бы другим. И закончился бы по-другому. В финале, скажем, из приемной вошли бы бериевские костоломы с засученными рукавами и так далее.

 В назидание будущему командующему фронтом.

 А Сталин пытался взывать к логике.

 В данном случае, напрасно, по-моему. Думаете, Козлов что-нибудь понял?

 Подумаешь, убили сколько-то там людей.

 Важнее другое. То, что сам он хороший и хотел как лучше.

 Этот мотив (или подтекст этого мотива) стал весьма популярен после смерти Сталина. "Мы были такими хорошими. А Сталин так жестоко с нами поступал."

 А вы знаете, почему, на самом деле, Козлов не позвонил Сталину и не потребовал отозвать Мехлиса? Ну, кроме опасения нажить влиятельного врага, конечно?

 Если бы Сталин с ним согласился и отозвал Мехлиса, тем самым ответственность за исход планируемой Керченской операции легла бы, в его представлении, целиком на одного Козлова. Ответственности - вот чего он, на самом деле испугался. Думал, авторитет высокого ревизора из Москвы прикроет, если что.

 И загубил дело. И погубил людей.

 Хочу показать совсем другой подход к делу. Когда человеку никто не мог помешать, потому что он не побоялся взять всю ответственность на себя.

 Снова авиаконструктор А. Яковлев.

 "...Ситуация на заводе осложнилась путаницей, какую вносил своими административными окриками уполномоченный государственного комитета обороны (ГКО) - генерал, в течение нескольких лет работавший в аппарате одного из правительственных учреждений и общавшийся с авиацией только посредством бумажной переписки да кабинетных разговоров. Кроме того, этот человек страдал повышенным честолюбием. Вскоре я обнаружил, что он, не считаясь с директором и главным инженером, командовал на заводе, не имея никакого представления о деле (не похож на Мехлиса? - В.Ч.).

 Этот уполномоченный мешал и мне, хотя я, будучи заместителем наркома, имел право распоряжаться на заводе. У нас с ним возникли серьезные разногласия. Однажды в момент наиболее острого спора, рассчитывая меня полностью обезоружить, генерал достал из сейфа и показал документ о том, что он является уполномоченным ГКО. Документ был подписан Сталиным. Положение получилось архисложным, и я решил при первом же разговоре со Сталиным просить отозвать генерала с завода.

 Разговор вскоре состоялся...".

 Для сокращения я пропущу часть разговора и воспроизведу то, что Яковлев сказал Сталину об уполномоченном ГКО, не "стесняясь" присутствия последнего:

 "...На это я ответил, не стесняясь присутствия генерала, что уполномоченный ГКО - человек без производственного опыта, плохой организатор...".

 И уполномоченного на другой день убрали с завода. Вместо него уполномоченным назначили самого Яковлева. Хочешь власти? Получай. Но уж и отвечай за результат по полной программе.

 Между прочим, эпизод, где столкнулись из-за отхода на Истру Жуков и Рокоссовский (вернее, Жуков и Шапошников, а, фактически, Сталин), говорит о том же.

 Жуков ведь тогда не просто отстоял своё мнение. Он жёстко обозначил перед самим Сталиным свою личную ответственность за фронт и судьбу сражения.

 Какой там Мехлис?

 Этот вопрос, вопрос отношения к мере своей ответственности за порученное дело, был, судя по всему, одним из главнейших в глазах Сталина. И его отношение к людям во многом проистекало отсюда.

 Между тем, попытки переложить с себя ответственность на кого-то другого, это ведь дело обычное на любом исполнительском уровне - от бригадира в цеху и до министра.

 Для Сталина, правда, такие упражнения были как красная тряпка для быка.

 ***

 В связи с этим не могу не коснуться одного из самых драматичных эпизодов того времени.

 Снова адмирал Исаков:

 "...Еще одно воспоминание.

 Сталин в гневе был страшен, вернее, опасен, трудно было на него смотреть в это время и трудно было присутствовать при таких сценах. Я присутствовал при нескольких таких сильных вспышках гнева, но все происходило не так, как можно себе представить, не зная этого.

 Вот одна из таких вспышек гнева, как это выглядело.

 Но прежде чем говорить о том, как это выглядело в этом конкретном случае, хочу сказать вообще о том, с чем у меня связываются воспоминания об этих вспышках гнева. В прусском уставе еще бог весть с каких времен, чуть ли не с Фридриха, в уставе, действующем и сейчас в германской армии, в обоих - восточной и западной, между прочим, есть такое правило: назначать меры дисциплинарного взыскания нельзя в тот день, когда совершен проступок. А надо сделать это не ранее, чем на следующий день. То есть можно сказать, что вы за это будете отправлены на гауптвахту, но на сколько суток - на пять, на десять, на двадцать, - этого сказать сразу нельзя, не положено. Это можно определить на следующий день. Для чего это делается? Для повышения авторитета командира, для того, чтобы он имел время обдумать свое решение, чтобы не принял его сгоряча, чтобы не вышло так, что он назначит слишком слабое или слишком сильное наказание, не выяснив всего и не обдумав на холодную голову. В результате всем будет ясно, что это неверное приказание, а отменить он уже не сможет, потому что оно, это взыскание, будет уже наложено. Вот это первое, что вспоминается мне, когда я думаю о гневе Сталина. У него было - во всяком случае в те времена, о которых я вспоминаю, - такое обыкновение - задержать немного решение, которое он собирался принять в гневе.

 Второе, вторая ассоциация. Видели ли вы, как в зоологическом парке тигры играют с тигрятами? Это очень интересное зрелище. Он лежит ленивый, большой, величественный, а тигренок к нему лезет, лезет, лезет. Тормошит его, кусает, надоедает... Потом вдруг тигр заносит лапу и ударяет его, но в самую последнюю секунду задерживает удар, девять десятых удара придерживает и ударяет только одной десятой всей своей силы. Удерживает, помня всю мощь этой лапы и понимая, что если ударить всей силой, то он сломает хребет, убьет...

 Эта ассоциация тоже у меня возникла в связи с теми моими воспоминаниями, о которых я говорю.

 Вот одно из них. Это происходило на Военном совете, незадолго до войны, совсем незадолго, перед самой войной. Речь шла об аварийности в авиации, аварийность была большая. Сталин по своей привычке, как обычно на таких заседаниях, курил трубку и ходил вдоль стола, приглядываясь к присутствующим, иногда глядя в глаза, иногда в спины.

 Давались то те, то другие объяснения аварийности, пока не дошла очередь до командовавшего тогда военно-воздушными силами Рычагова. Он был, кажется, генерал-лейтенантом, вообще был молод, а уж выглядел совершенным мальчишкой по внешности. И вот когда до него дошла очередь, он вдруг говорит:

 - Аварийность и будет большая, потому что вы заставляете нас летать на гробах.

 Это было совершенно неожиданно, он покраснел, сорвался, наступила абсолютная гробовая тишина. Стоял только Рычагов, еще не отошедший после своего выкрика, багровый и взволнованный, и в нескольких шагах от него стоял Сталин. Вообще-то он ходил, но когда Рычагов сказал это, Сталин остановился.

 Скажу свое мнение. Говорить это в такой форме на Военном совете не следовало. Сталин много усилий отдавал авиации, много ею занимался и разбирался в связанных с нею вопросах довольно основательно, во всяком случае, куда более основательно, чем большинство людей, возглавлявших в то время Наркомат обороны. Он гораздо лучше знал авиацию. Несомненно, эта реплика Рычагова в такой форме прозвучала для него личным оскорблением, и это все понимали.

 Сталин остановился и молчал. Все ждали, что будет. Он постоял, потом пошел мимо стола, в том же направлении, в каком и шел. Дошел до конца, повернулся, прошел всю комнату назад в полной тишине, снова повернулся и, вынув трубку изо рта, сказал медленно и тихо, не повышая голоса:

 - Вы не должны были так сказать!

 И пошел опять. Опять дошел до конца, повернулся снова, прошел всю комнату, опять повернулся и остановился почти на том же самом месте, что и в первый раз, снова сказал тем же низким спокойным голосом:

 - Вы не должны были так сказать. - И, сделав крошечную паузу, добавил: - Заседание закрывается.

 И первым вышел из комнаты.

 Все стали собирать свои папки, портфели, ушли, ожидая, что будет дальше.

 Ни завтра, ни послезавтра, ни через два дня, ни через три ничего не было. А через неделю Рычагов был арестован и исчез навсегда.

 Вот так это происходило. Вот так выглядела вспышка гнева у Сталина.

 Когда я сказал, что видел Сталина во гневе только несколько раз, надо учесть, что он умел прятать свои чувства, и умел это очень хорошо. Для этого у него были давно выработанные навыки. Он ходил, отворачивался, смотрел в пол, курил трубку, возился с ней... Все это были средства для того, чтобы сдержать себя, не проявить своих чувств, не выдать их. И это надо было знать для того, чтобы учитывать, что значит в те или иные минуты это его мнимое спокойствие..."

 В том, что Рычагов был арестован через неделю после заседания, адмирал Исаков ошибается. Рычагов тогда был снят с должности, но арестован не был. Сработал стереотип - снят, значит арестован. Об арестах ведь тогда не объявлялось публично. Более того, от обсуждения такого рода инцидентов тогда старались воздерживаться. Поэтому каждый мог только догадываться, ничего не зная наверняка.

 Совещание Политбюро ЦК ВКП(б), СНК СССР и руководящего состава наркомата обороны, посвященное вопросам укрепления дисциплины в авиации, прошло 9 апреля 1941 года.

 В протоколе этого заседания, датированном 12 апреля 1941 года (то есть, через три дня), указывалось: "ЦК ВКП(б) и СНК устанавливают, что аварии и катастрофы в авиации Красной Армии не только не уменьшаются, но все более увеличиваются из-за расхлябанности летного и командного состава, ведущей к нарушениям элементарных правил летной службы.

 Ежедневно в среднем гибнет при авариях и катастрофах 2-3 самолета, что составляет в год 600-900 самолетов. Нынешнее руководство ВВС оказалось неспособным повести серьезную борьбу за укрепление дисциплины в авиации и за уменьшение аварий и катастроф.

 Руководство ВВС часто скрывает от правительства факты аварий и катастроф, а когда правительство обнаруживает эти факты, то руководство ВВС старается замазать эти факты, прибегая в ряде случаев к помощи наркома обороны.

 Попытка т. Рычагова замазать расхлябанность и недисциплинированность в ВВС имела место в связи с тяжелой катастрофой, имевшей место 23.01.41 г., при перелете авиационного полка из Новосибирска через Семипалатинск в Ташкент, когда из-за грубого нарушения элементарных правил полета 3 самолета разбились, 2 самолета потерпели аварию, при этом погибли 12 и ранены 4 человека экипажа самолетов.

 О развале дисциплины и отсутствии должного порядка в Борисоглебской авиашколе правительство также узнало помимо т. Рычагова.

 О нарушениях ВВС решений правительства, воспрещающих полеты на лыжах, правительство также узнало помимо ВВС.

 ЦК ВКП(б) и СНК СССР постановляют:

 1. Снять т. Рычагова с поста начальника ВВС Красной Армии и с поста заместителя наркома обороны, как недисциплинированного и не справившегося с обязанностью руководителя ВВС...".

 Итак, 12 апреля Рычагов был снят с должности. Но не был арестован, как предположил адмирал Исаков, а направлен на учебу в Военную академию Генштаба.

 Арестован он был сразу после начала войны, 24 июня 1941 года. Расстрелян по одним данным в октябре 1941 года, по другим - в феврале 1942-го.

 Конечно, приписанные ему и другим авиационным генералам умышленные вредительские действия, были выдумкой от начала и до конца. Я не хочу сейчас, не имея доступа к материалам следствия, говорить об этом подробно. Но, думаю, любому здравомыслящему человеку ясно, что дело это было шито белыми нитками.

 И, конечно, сам факт ареста генерала такого уровня должен был иметь санкцию Сталина. Который её, конечно же, дал.

 Было ли это местью с его стороны? Не думаю. Если бы Сталин желал отомстить, "взяли" бы Рычагова сразу после отстранения от должности. Как и предполагал Исаков. Но Рычагова отправили тогда на учёбу в самое престижное академическое заведение РККА.

 И, кстати, это было единственно правильным тогда решением. Поскольку генерал Рычагов на том злополучном заседании продемонстрировал свою неготовность командовать не то, что авиацией страны или военного округа, но даже и армейской авиацией. Ему не командовать, ему учиться было надо, как впрочем, и большинству свежеиспечённых тогда генералов.

 Не забудем, что было ему тогда всего 29 лет.

 Это и о нём, в том числе, писал Константин Симонов в "Живых и мёртвых":

 "...Сейчас, перед лицом смерти, ему некому было лгать: он не умел командовать никем, кроме самого себя, и стал генералом, в сущности оставаясь старшим лейтенантом..."

 Было ли это, как часто утверждают, желанием назначить виновных за разгром авиации 22 июня, в котором виноват якобы Сталин?

 Тоже неубедительно, поскольку не командовал Рычагов военно-воздушными силами аж с апреля 1941 года.

 Поэтому - какой с него может быть спрос за 22 июня?

 Думаю, что на самом деле обстояло так, что вся обстановка в руководстве советскими ВВС и вправду была для Сталина подозрительна.

 Это сегодня, если разобьётся где-то самолёт или вертолёт, об этом везде пишут и говорят как о чём-то из ряда вон. Тогда же бились по два-три самолёта ЕЖЕДНЕВНО. До тысячи самолётов в год... Это похоже на военные действия, не находите?

 Добавьте сюда инцидент, когда в мае 1941 года немецкий транспортный самолёт "Юнкерс-52" совершенно спокойно и незаметно для средств ПВО пересек советское воздушное пространство и без помех приземлился на Центральном аэродроме в городе Москве.

 Иными словами, боеготовность ВВС и ПВО не только показала себя на самом низком уровне. Этот уровень был ещё и наглядно продемонстрирован Гитлеру как ещё одно подтверждение слабости РККА, которую она продемонстрировала в войне с Финляндией.

 И разгром авиации западных округов 22 июня 1941 года. Сотни самолётов сгорели на аэродромах, потому что не были оттуда перебазированы вопреки директиве Генштаба.

 Что это?

 Звенья одной цепи?

 Поэтому, когда Меркулов положил на стол Сталину "доказательства", тот не просто поверил им. Он смог объяснить для себя причину всех этих событий.

 Всё это наложилось ещё на одну черту Сталина. Я так представляю себе это, что, как только человек переставал в его глазах справляться с порученным ему делом, он мгновенно утрачивал к нему интерес. Он переставал быть ему нужен.

 Поэтому Сталин вполне равнодушно относился к факту его осуждения. "Материал" на него есть, да ещё и сам признался - значит, и вправду враг.

 Но вернёмся к апрельскому совещанию и словам Рычагова в адрес Сталина.

 Ах, с каким же удовольствием повторяют их (правда частенько перевирая) борцы с режимом. Вот мол, пострадал за правду. Но не побоялся врезать её самому Сталину. В глаза. Подлому убийце.

 Между тем, давайте вспомним спокойную и взвешенную оценку, данную этим словам адмиралом Исаковым. В 1962 году, намекну. Фактически он признал слова Рычагова несправедливыми.

 Но только ли оскорблением явились они для Сталина?

 Хотя и этот вопрос немаловажен, конечно. И не так прост, как это кому-то может показаться. Поскольку это не сценка в трамвайном вагоне. Речь идёт об армии и об армейском порядке.

 Вызывающее поведение генерала кому-то может показаться героическим. Но пусть этот кто-то представит себе, что того же самого генерал-лейтенанта Рычагова оскорбил (публично оскорбил, подчеркну) рядовой красноармеец. И не просто так оскорбил, а по службе. При исполнении, так сказать.

 Что должен сделать в такой ситуации генерал Рычагов?

 Обхамить его в ответ?

 Как бы не так. Он должен этого военнослужащего наказать. Этого требует воинский закон. Поэтому тот же генерал Рычагов в таком случае наверняка именно так бы и поступил.

 Но позвольте. Генерала Рычагова его подчинённым оскорблять безнаказанно нельзя. В тоже самое время генералу Рычагову оскорблять своего высшего начальника можно. Так получается?

 Впрочем, гуманитарные мнения на то и гуманитарные, чтобы интересны они обычно только для их носителей.

 Хочу отметить в этой ситуации ещё один очень важный момент.

 Адмирал Исаков увидел в словах Рычагова всего лишь оскорбление. И не увидел (или не захотел сказать об этом вслух в адрес жертвы сталинских репрессий) другой стороны этого эпизода.

 Что означают слова Рычагова на самом деле?

 Давайте послушаем их ещё раз.

 "Аварийность и будет большая, потому что вы заставляете нас летать на гробах".

 Что в этих словах правда, а что неправда?

 Правда заключается в том, что качество самолётов, выпускаемых тогда в СССР, действительно было плохим. Назовём вещи своими именами.

 Это подтверждает, кстати, то самое обстоятельство, что вскоре после войны за поставку в действующую армию бракованной авиационной техники были осуждены нарком авиационной промышленности Шахурин, главком ВВС главный маршал авиации Новиков и ещё несколько человек из их окружения и из ЦК.

 Так что факт, что называется, имел место. То, что подтверждаю я его, ссылаясь на более поздние события, в данном случае, не имеет значения. Поскольку явление это было системным. До сих пор бытует острота о молотке, как о "русской отвёртке". Что же говорить о тех временах, когда уровень профессиональной культуры советского производства определялся, в основной своей массе, вчерашними крестьянами.

 Снова Грабин.

 Описание завода, куда он приехал работать из Москвы. Завод был построен именно для выпуска артиллерийских систем и сдан незадолго до его приезда.

 "...В высоких светлых цехах стояли новые станки - и отечественные, и импортные, но производство даже в этих отлично оборудованных цехах было мелкосерийное с применением так называемой временной технологии, которая не гарантирует качества...; вследствие этого и производительность оборудования была очень низкой. В цехах руководствовались старыми и неточными рабочими чертежами. Кроме того, трудно было с кадрами. Лишь незначительная часть рабочих имела достаточно высокую квалификацию. В основном же нанимали "от ворот". Эти новые рабочие нередко ломали первоклассное оборудование...".

 Так обстояли тогда дела не только, конечно, на артиллерийских заводах. Множество построенных тогда новых предприятий, создание целых новых отраслей промышленного производства, требовали огромного количества рабочей силы. Но квалифицированных кадров для них, естественно, просто не было. Они ещё только должны были сложиться. Со временем.

 Иными словами, что могли авиационные заводы дать тогда армии, то они и давали. И по количеству и по качеству. Другого они дать тогда просто не могли. И никакой Сталин не мог здесь ничего изменить. Так же, как никакой Сталин не заставлял и не мог заставить, конечно, летать на этом тысячи лётчиков.

 Однако, неправда начинается уже здесь, когда Рычагов пытается объяснить аварийность только лишь качеством поставленных промышленностью самолётов.

 Когда бьются при перелёте одновременно пять машин, ясно, что дело не в одновременном отказе техники.

 Дело в уровне подготовки лётчиков.

 Чего генерал Рычагов, как видно из его реплики, признавать никак не хотел.

 Подготовка плюс дисциплина. Когда лётчик мнит себя Чкаловым и мечтает пролететь под мостом или учудить ещё что позаковыристее, это одно. Когда при всём этом по уровню своей подготовки он далеко не Чкалов, но признаться себе в этом не хочет, это совершенно иное.

 Я приведу здесь выдержки из двух приказов двух разных наркомов обороны - Ворошилова и Тимошенко.

 Сравните их и подумайте.

 Приказ НКО N 070 от 4 июня 1939 года

 "...Число летных происшествий в 1939 году, особенно в апреле и мае месяцах, достигло чрезвычайных размеров. За период с 1 января до 15 мая произошло 34 катастрофы, в них погибло 70 человек личного состава. За этот же период произошло 126 аварий, в которых разбит 91 самолет. Только за конец 1938 и впервые месяцы 1939 гг. мы потеряли 5 выдающихся летчиков - Героев Советского Союза, 5 лучших людей нашей страны - тт. Бряндинского, Чкалова, Губенко, Серова и Полину Осипенко.

 Эти тяжелые потери, как и подавляющее большинство других катастроф и аварий, являются прямым результатом:

 а) преступного нарушения специальных приказов, положений, летных наставлений и инструкций;

 б) крайне плохой работы командно-политического состава воздушных сил и военных советов округов и армий по воспитанию летно-технических кадров авиачастей;

 в) плохо организованной и еще хуже проводимой плановости и последовательности в учебно-боевой подготовке авиационных частей;

 г) неумения старших начальников и комиссаров наладить летно-техническую подготовку с каждым экипажем и летчиков в отдельности в соответствии с уровнем их специальных познаний, подготовленности, индивидуальными и специфическими их способностями и качествами;

 102

 д) все еще неудовлетворительного знания личным составом материальной части и, как следствие этого, плохой ее эксплуатации и

 е) самое главное, недопустимого ослабления воинской дисциплины в частях Военно-Воздушных Сил и расхлябанности, к сожалению, даже среди лучших летчиков, не исключая и некоторых Героев Советского Союза.

 Подтверждением всего сказанного служит буквально всякая катастрофа и происшествие, так как при самом беглом ознакомлении с ними, как правило, причиной является или недисциплинированность и разболтанность, или невнимательное и недопустимо халатное отношение к своим обязанностям летно-подъемного и технического состава.

 Вот наиболее тяжелые катастрофы и аварии за последнее время.

 1. В конце прошлого года в полете на место посадки экипажа самолета "Родина" произошло столкновение двух самолетов "Дуглас" и ТБ-3, в результате чего погибло 15 человек. В числе погибших был и командующий воздушными силами 2-й Отдельной Краснознаменной армии комдив Сорокин и Герой Советского Союза комбриг Бряндинский.

 Командующий воздушными силами 2 ОКА Сорокин без какой бы то ни было надобности и разрешения центра, но с согласия командования 2 ОКА вылетел на ТБ-3 к месту посадки самолета "Родина", очевидно, с единственной целью, чтобы потом можно было сказать, что он, Сорокин, также принимал участие в спасении экипажа "Родина", хотя ему этого никто не поручал и экипаж "Родина" уже был обнаружен.

 Вслед за Сорокиным на "Дугласе" вылетел Бряндинский, который также не имел на то ни указаний, ни права, целью которого были, очевидно, те же мотивы, что и у Сорокина.

 Оба эти больших авиационных начальника, совершив проступок и самовольство, в дополнение к этому в самом полете проявили недисциплинированность и преступную халатность в летной службе, результатом чего и явилось столкновение в воздухе, гибель 15 человек и двух дорогостоящих самолетов.

 2. Герой Советского Союза, известный всему миру своими рекордными полетами, комбриг В. П. Чкалов погиб только потому, что новый истребитель, который комбриг Чкалов испытывал, был выпущен в испытательный полет в совершенно неудовлетворительном состоянии, о чем Чкалов был полностью осведомлен. Больше того, узнав от работников НКВД о состоянии этого самолета, т. Сталин лично дал указание о запрещении т. Чкалову полетов впредь до полного устранения недостатков самолета, тем не менее комбриг Чкалов на этом самолете с не устраненными полностью дефектами через три дня не только вылетел, но начал совершать свой первый полет на новом самолете и новом моторе вне аэродрома, в результате чего, вследствие вынужденной посадки на неподходящей захламленной местности, самолет разбился и комбриг Чкалов погиб.

 3. Герой Советского Союза заместитель командующего ВВС БОВО полковник Губенко, прекрасный и отважный летчик, погиб потому, что производил на И-16 полет высшего пилотажа на недопустимо низкой высоте. Полковник Губенко, невзирая на свой высокий пост заместителя командующего воздушными силами военного округа, невзирая на то, что еще накануне своей гибели, проводя совещание с подчиненными ему командирами авиабригад по вопросам аварийности в воздушных силах, сам указывал на недисциплинированность как главную причину всех несчастий в авиации, допустил лично недисциплинированность, граничащую с преступлением. Полковник Губенко обратился к командующему войсками БОВО командарму 2 ранга т. Ковалеву с просьбой разрешить ему полеты высшего пилотажа с использованием взлетных полос. Командующий Белорусским особым военным округом командарм 2 ранга т. Ковалев категорически запретил полковнику Губенко летать. И все же Губенко не только грубо нарушил прямой приказ своего высшего и прямого начальника, но одновременно нарушил все приказы и наставления по полетам, начав высший пилотаж на недопустимо низкой высоте.

 103

 4. Два Героя Советского Союза - начальник летной инспекции ВВС комбриг Серов и инспектор по технике пилотирования МВО майор Полина Осипенко погибли потому, что организация тренировки по слепым полетам на сборах для инспекторов по технике пилотирования, начальником которых являлся сам комбриг Серов, не была как следует продумана и подготовлена, а главное, полет комбрига Серова и майора Полины Осипенко, выполнявших одну из первых задач по полету под колпаком, производился на высоте всего лишь 500-600 метров вместо установленной для этого упражнения высоты не ниже 1000 метров. Это безобразное, больше того, преступное нарушение элементарных правил полетов, обязательных для каждого летчика, и начальников в первую голову, и явилось роковым для Серова и Полины Осипенко.

 Этот последний случай, так же как и случай гибели Героя Советского Союза Губенко, является ярким свидетельством того, что нарушение правил полетной работы не может пройти безнаказанно ни для кого, в том числе и для самых лучших летчиков, каковыми в действительности и являлись погибшие товарищи Губенко, Серов и Полина Осипенко.

 5. Однако недисциплинированность и распущенность настолько вкоренились среди летчиков, так велика эта болезнь, что, невзирая на частые и тяжкие катастрофы, результатом которых является гибель лучших наших людей, невзирая на это, всего лишь месяц примерно тому назад два Героя Советского Союза - командующий ВВС МВО комбриг Еременко и его заместитель полковник Осипенко в неурочное время вздумали произвести "показательный" воздушный бой над люберецким аэродромом и произвели его на такой недопустимо низкой высоте, позволили себе такое нарушение всех установленных правил и приказов, что только благодаря счастливой случайности этот, с позволения сказать, "показательный" бой закончился благополучно. Однако такие "показательные" полеты показывают лишь, что источником недисциплинированности, расхлябанности, воздушного лихачества и даже хулиганства являются не всегда худшие летчики и рядовые работники авиации. Вдохновителями и образцом недисциплинированности, как это видно из приведенных фактов, бывают и большие начальники, на обязанности которых лежит вся ответственность за воспитание летчиков и руководство их работой, которые сами обязаны быть и непременно образцом и примером для подчиненных.

 6. Ко всему сказанному необходимо отметить, что культурность летно-подъемного состава нашей авиации продолжает оставаться на весьма низком уровне. Замечание т. Сталина, сделанное им на заседании Главного военного совета о том, что законы физики, механики и метеорологии летно-техни-ческим составом плохо усвоены, их, этих законов, многие не знают, с этими законами природы не всегда и не все летчики считаются - это указание т. Сталина исключительно правильно определяет физиономию большого числа летно-подъемного и технического состава воздушных сил. Оно бьет прямо в цель.

 У нашего летного состава не хватает постоянной, не показной, а подлинной внутренней подтянутости и внимания к своему делу, особенно в воздухе, где необходима высокая дисциплина, где летчик, штурман, радист, стрелок, бортмеханик обязаны быть всегда начеку, внутренне собранными, внимательными ко всему, что относится и к технике, к полету в целом. В полете летчик должен быть полностью внутренне отмобилизованным.

 Если хорошим безаварийным паровозным машинистом может быть только человек организованный, внимательный, знающий и любящий свое дело, то насколько же повышаются требования к летчику, который управляет не паровозом, движущимся по рельсам, а современным могущественным летным аппаратом, заключающим в себе сотни и тысячи механических лошадиных сил и развивающим огромную скорость в полете.

 Все эти азбучные истины, к сожалению, забываются нашими летчиками, и за это многие из них платятся своей жизнью. И что самое тяжелое, старые, испытанные мастера летного дела не борются с отрицательными явлениями среди своих молодых сотоварищей и тем самым поощряют молодняк на поступки, совершенно нетерпимые в рядах бойцов нашей авиации.

 104

 До сих пор старший и средний командный состав в полетах не всегда является хорошим образцом, примером для подчиненных.

 Все еще не организован сверху донизу настоящий действенный контроль за исполнением приказов по боевой подготовке личного состава.

 7. Все еще среди летчиков наблюдаются чванство и зазнайство. Не воспитано у них уважение к инструкциям, наставлениям и приказам, точно регулирующим летную жизнь и боевую подготовку летно-подъемного состава. Нередко большие, а за ними и малые начальники считают, что инструкции, уставы, наставления и положения и написаны не для них, что они уже переросли эти наставления и приказы, что для них закон не писан. Опасность такой психологии усугубляется тем, что эти нездоровые факты имеют свою давность и немало уже немолодых летчиков являются их вредными носителями.

 8. Выдвинутые за последнее время в большом количестве на руководящую работу командиры звеньев, эскадрилий и полков пока еще не имеют организационных и командных навыков, а вышестоящие командиры и комиссары плохо руководят и не помогают этим в общем хорошим, талантливым людям поскорее стать подлинными организаторами и командирами нашей авиации.

 9. Инспектора по технике пилотирования и инженеры по эксплуатации своей работой как следует не занимаются.

 10. Документация полетов в строевых частях в большинстве ведется безобразно. По этой документации невозможно установить, в каком состоянии принят самолет летчиком от инженера и техника, что и как выполнил летчик и летнаб в полете и пр., все делается наспех, формально, как-нибудь.

 11. Техника пилотирования летного состава во многих случаях весьма низкая.

 12. Не организован контроль за техникой пилотирования в воздухе.

 13. Плохо планируется боевая и техническая подготовка.

 14. Знание личным составом материальной части систематически не проверяется, а между тем самолеты и моторы непрерывно модернизируются, вооружение меняется и совершенствуется.

 15. Нет надлежащего систематического и действительного, не формального контроля за подготовкой материальной части к полетам.

 16. К полету допускаются непроверенные машины, и виновные в этом не несут суровой ответственности. .

 17. Не внедрен как система осмотр летным составом перед полетом само?етов, и этого никто должным образом не контролирует..."

 Приказ НКО N 0200 от 20 августа 1940 года.

 "С 1 по 10 августа 1940 г. моими заместителями были проверены 28 авиационных полков. Проверкой были охвачены авиационные части Прибалтийского, Западного, Киевского, Одесского, Закавказского, Северо-Кавказского и Забайкальского военных округов.

 Проверка была произведена с целью выяснить причины недопустимо высокой аварийности в частях ВВС Красной Армии.

 Установлено, что основными причинами, порождающими аварийность, являются:

 1. Чрезвычайно низкая дисциплина, расхлябанность и неорганизованность в частях ВВС Красной Армии. В результате слабого контроля приказы, уставы и наставления по производству полетов, регламентирующие летную работу, твердо и последовательно не выполняются...*

 Большое количество пьянок с дебошами, самовольные отлучки и прочие аморальные проступки, несовместимые со званием командира, красноармейца, характеризуют низкое состояние дисциплины и порождают аварийность.

 2. Постановка учебно-боевой подготовки во многих полках неудовлетворительная.

 Планирование боевой подготовки производится "вне времени и пространства", что является следствием незнания подготовленности эскадрилий и ведет к постановке непосильных и нереальных задач.

 В эскадрильях до сих пор не научились индивидуально подходить к летчику - ставить задачи в соответствии с его подготовкой, в результате чего происходят аварии и катастрофы.

 Командующие ВВС округов не поняли необходимости последовательного обучения частей...

 3. Штурманская подготовка в большинстве частей, и особенно в истребительных, находится на низком уровне.

 Знание основ навигации слабое. Происходит чрезмерно большое количество потерь ориентировки, в том числе и у руководящего командного состава.

 4. Как массовое явление - плохое знание материальной части летным и техническим составом. Летчики и часть командиров слабо знают данные своего самолета и мотора.

 Летчики, не зная материальной части, боятся контролировать работу технического состава.

 Командиры частей и подразделений, сами не зная материальной части самолета и мотора, не требуют и не проверяют знания подчиненного им состава.

 Прием самолета летчиком от техника, как требует приказ НКО N 93**, не организован превращен в формальность; в результате этого гибнут люди и материальная часть...

 В одном полку ЗапОВО обнаружена книга приема и сдачи самолетов, в которой за десять дней вперед летчик расписался за принятую машину.

 Техническая учеба развернута слабо, а в ряде полков ее нет в течение всего лета, что приводит к плохому состоянию материальной части, к вылету без горючего, с неснятыми струбцинками, незнанию, как аварийно выпустить шасси и как переключить краны бензобаков.

 5. Большое количество поломок, аварий и катастроф происходит при взлетах и посадках самолетов. Это говорит о том, что важные элементы техники пилотирования, взлет и посадка у молодых летчиков не отработаны.

 6. Проверка техники пилотирования поставлена плохо, проводится нерегулярно и не в сроки, указанные ? 69 НПП-38.

 Просмотр летных книжек показал, что ошибки, отмеченные при поверке техники пилотирования, не устраняются, а только фиксируются, т. е. сознательно происходит самое возмутительное безобразие, когда летчик с известными и неустраненными ошибками продолжает летать на более сложное задание, с ним не справляется, повторяет ошибки, бьет самолет и гибнет сам..."

 Если помните, несколько лет назад на авиашоу под Львовом на зрителей упал истребитель. Погибло тогда множество народу. Пилотировал опытный лётчик, полковник по званию. И всё дело было в том, что решил он показать фигуру высшего пилотажа на недопустимо малой высоте. И ошибся. Чуть-чуть, самую малость, но ошибся. Это, повторю, опытный лётчик.

 Что же говорить о лётчиках неопытных, но самоуверенных и дерзких (что для военного человека, кстати, очень даже неплохо), пытающимся доказать окружающим что и они ничем не хуже...

 Так что, самолёты - самолётами, но и люди к этому делу руку приложили, это точно. Это факт, от которого никуда не денешься. Но факт этот генерал Рычагов, судя по его реплике, признать не захотел.

 Одновременно ясно было всем окружающим, что и несогласия своего с вышеприведёнными приказами начальник ВВС РККА Рычагов прежде не высказывал. Иными словами, держал за пазухой. Видно было по построению фразы, что сказанное на совещании Рычаговым проговаривалось уже ранее во время какого-нибудь кухонного разговора. Под стопочку. И под привычное одобрение подчинённого окружения.

 На службе же генерал Рычагов по этому поводу обычно согласно поддакивал начальственному мнению. А мы с вами только что видели, из воспоминаний авиаконструктора А.С. Яковлева, что Сталин считал таких людей "опасными людьми".

 Почему генерал сорвался в этом случае? Объяснение простое. И банальное.

 Зазнайство. Любимец Сталина, предмет обожания советского народа, героический лётчик. И здесь, на совещании ему вдруг предъявили - "почему промолчал о том случае?", "почему скрыл это происшествие?" Непривычно после всегдашнего обожания. Тут всеобщий любимец и выпалил в запале свою кухонную фразу.

 Что означала эта фраза?

 Она означала, что Сталин, "заставляя" лётчиков "летать на гробах", заинтересован в том, чтобы самолёты в СССР были как можно более худшего качества. Это, во-первых.

 Во-вторых, она означала, что Сталин был заинтересован убить этими самыми плохими самолётами как можно больше лётчиков.

 Сказано было предельно ясно.

 Потрясение Сталина видно из корявости его дважды произнесённой фразы "Вы не должны были так сказать". При том, что самые разные источники упоминают об обычной точности его выражений.

 Вполне естественно, что сцена эта обычно с огромным воодушевлением используется борцами с режимом. В смысле одобрения поступка Рычагова. Очень это для них благодарный материал.

 Одновременно это их отношение очень хорошо показывает одновременно и тот идеал, который они защищают. Потому что только у Сталина за свою работу должен был отвечать каждый чиновник, что гражданский, что военный, что хозяйственный, что партийный.

 Невзирая на чины и звания.

 Это после него настала эпоха, когда никто ни за что не отвечал. Нет, понятно, что каких-то стрелочников обычно находили в случае нужды, но это и были всего лишь стрелочники. А не те, кто должен был на самом деле отвечать. Но не отвечал в силу высокого положения.

 Поэтому понятно, что демарш Рычагова и вызывает у них такое сочувствие. Поскольку вызван он был любезным им образом жизни - жить, ни за что не отвечая. Но пользуясь при этом максимальными благами.

 Ведь одна же всего короткая фраза - а как много она в себя вместила.

 Что означает - "вы заставляете"?

 Но простите, Сталин не принимал лично поступившие в строй бракованные самолёты. Это делал... сам генерал Рычагов. Потому что именно в подчинении главкома ВВС находился (и находится сейчас) институт военной приёмки.

 Представители главкомата ВВС имелись на каждом авиационном заводе. Ни один самолёт не мог встать в строй военно-воздушных сил без их разрешения. Только военпред на любом авиационном заводе мог принять или не принять готовый самолёт для его поставки в армию. Военпредами были военные лётчики и инженеры.

 И подчинялись они начальнику Главного управления ВВС РККА генерал-лейтенанту Рычагову.

 Поэтому, если на вооружение советских ВВС и поступали "гробы", то ставил их в строй не Сталин. В строй их ставил генерал-лейтенант Рычагов. У Сталина просто не было рабочего органа по оценке поставляемых промышленностью самолётов. А у Рычагова такой орган был. И отвечал за его работу он же, генерал Рычагов.

 Вернёмся снова к воспоминаниям Грабина. Вспомним описанное им заседание по поводу военной приёмки пушек. Ведь какие там гремели баталии. Схлёстывались наркомы и маршалы. А из-за чего? Военные приёмщики-артиллеристы (кто они там по званию? капитаны? майоры?) не принимали слишком большой процент готовой продукции. И не принимали часто по вполне формальным поводам, не влияющим на качество пушек.

 Пушка, заметим, в случае отказа просто перестанет стрелять. Она не упадёт с неба на землю.

 Допустим, что это именно Сталин заставил Рычагова дать приказ своим военпредам принимать в строй заведомые гробы. Тогда возникает вопрос. Недоступный борцам за свободу в силу его неимоверной сложности.

 А зачем?

 Зачем Сталину нужно было это делать? Он что, действительно был заинтересован в ослаблении советских военно-воздушных сил? В уничтожении таким путём советских лётчиков? Вот пушки негодные он принимать военных у промышленности не заставлял. Танки бракованные принимать не заставлял. Корабли дефектные принимать не заставлял. А самолёты почему-то принимать заставлял.

 В общем, ясно, что допущение это детское. Ясно, что Сталин занимался своим делом. Рычагов занимался своим. И ничего, очевидно, Рычагов ранее не докладывал Сталину о качестве поставляемой в армию авиационной техники. Принимал решения по своему усмотрению. Это ведь в его власти было - поддержать своего военпреда в случае его неуступчивости. Или, наоборот, приказать ему принять партию заведомо неисправных самолётов.

 За что, кстати, и судили в 1946 году маршала Новикова.

 Но, если прославленного маршала заставили поступать так родственные и дружеские отношения, то с Рычаговым, видимо, было иначе. Дело в том, что наркомат авиационной промышленности возглавлял Шахурин, сталинский любимец. По линии ЦК авиапром курировал Маленков, стремительно набиравший тогда силу и влияние.

 Рычагов просто не хотел портить отношения с такими влиятельными людьми.

 Поэтому возглас Рычагова на том памятном заседании был возгласом действительно борца с режимом. Это надо действительно признать. А именно. "За мою работу отвечаешь ты, товарищ Сталин. Я за неё НЕ ОТВЕЧАЮ."

 Иначе обозначенная, иначе сформулированная, и в иной ситуации, но позиция, родственная позиции генерала Козлова.

 Свои звёзды в петлицах я люблю, от положенных к ним привилегий и почитания тоже не отказываюсь, но от ответственности, налагаемых ими, отказываюсь напрочь.

 И что? Сталину нужен был такой командующий авиацией?

 Вот Жуков ему был нужен. Тот, при всех своих недостатках, заявил ему однажды в лицо - "Войсками фронта командую я!"

 Вот он Сталину оказался нужен. Причём настолько, что сделал его вскоре Сталин своим заместителем.

 ***

 Заканчивая изложение, хочу снова вернуться туда, откуда начинал - июнь 1941 года.

 Ведь, кажется, что почти всё, сказанное выше, происходило в относительно спокойной мирной обстановке. Или военной, но уже буднично военной, так сказать, обстановке.

 А в условиях военной трагедии лета 1941 года Сталин, вёл себя иногда иначе.

 Я вовсе не хочу рассказывать о каком-то идеальном "облике вождя".

 Сталин, как это ни странно для кого-то звучит, был человеком. Со своими слабостями. Со своими заблуждениями. Со своими преступлениями, чёрт бы их побрал.

 Поэтому, та гроза, тот тайфун, в эпицентр которого он тогда попал, не мог не сказаться и на его поведении.

 Обстановка начала войны была не в пример страшнее всего того, что переживал он в своей прежней жизни. И сталинский гнев тогда прорывался иногда вполне отчётливо.

 Но как это происходило?

 Давайте послушаем одного из самых ярых сталинских ненавистников.

 А.И. Микоян

 "...На седьмой день войны, 28 июня, фашистские войска заняли Минск. Связь с Белорусским военным округом прервалась.

 29 июня вечером у Сталина в Кремле собрались Молотов, Маленков, я и Берия. Подробных данных о положении в Белоруссии тогда еще не поступило. Известно было только, что связи с войсками Белорусского фронта нет.

 Сталин позвонил в Наркомат обороны Тимошенко. Но тот ничего путного о положении на Западном направлении сказать не смог.

 Встревоженный таким ходом дела, Сталин предложил всем нам поехать в Наркомат обороны и на месте разобраться с обстановкой.

 В Наркомате были Тимошенко, Жуков, Ватутин. Сталин держался спокойно, спрашивал, где командование Белорусским военным округом, какая имеется связь.

 Жуков докладывал, что связь потеряна и за весь день восстановить ее не могли.

 Потом Сталин другие вопросы задавал: почему допустили прорыв немцев, какие меры приняты к налаживанию связи и т.д.

 Жуков ответил, какие меры приняты, сказал, что послали людей, но сколько времени потребуется для установления связи, никто не знает.

 Около получаса поговорили, довольно спокойно. Потом Сталин взорвался: что за Генеральный штаб, что за начальник штаба, который так растерялся, не имеет связи с войсками, никого не представляет и никем не командует. Была полная беспомощность в штабе. Раз нет связи, штаб бессилен руководить.

 Жуков, конечно, не меньше Сталина переживал состояние дел, и такой окрик Сталина был для него оскорбительным. И этот мужественный человек разрыдался как баба и выбежал в другую комнату. Молотов пошел за ним. Мы все были в удрученном состоянии. Минут через 5-10 Молотов привел внешне спокойного Жукова, но глаза у него еще были мокрые...".

 Обратите внимание, взрыв состоялся лишь после того, как Сталин полчаса терпеливо выслушивал жуковские "не знаем... не имеем сведений... данные отсутствуют...".

 Взорвался... Речь идёт о темпераменте кавказского человека, между прочим.

 Однако в обычной обстановке этот кавказский человек постоянно демонстрирует абсолютное владение собой.

 Даже в тяжелейших обстоятельствах.

 Вот каким видел Сталина в иные тяжелые моменты А.С. Яковлев.

 "...Во время войны я заметил в Сталине такую особенность: если дела на фронте хороши - он сердит, требователен и суров; когда неприятности - он шутит, смеется, становится покладистым. В первые месяцы войны мы находились под впечатлением неудач, наши войска отступали, всем было очень тяжело. Сталин никогда не показывал вида, что и ему тяжело. Я никогда не замечал у него растерянности, наоборот, казалось, что настроение у него бодрое, отношение к людям терпимое. Он понимал, видимо, что в такие моменты людей нужно поддержать, подбодрить...".

 Однако в июне-июле 1941 года обстановка была настолько накалена, что острые сцены в общении с военными и специалистами не могли не возникать.

 Но обратите внимание на эти самые полчаса...

 Или ещё один характерный эпизод.

 Снова из воспоминаний Грабина.

 Но сначала - несколько слов предыстории.

 Завод, где главным конструктором работал Грабин, судя по всему, был не из самых мощных. Во всяком случае, намного слабее, чем тот же Кировский, с которым он то и дело конкурировал в разработке новых артиллерийских конструкций.

 Поэтому, когда с началом войны была получена задача резко увеличить производство пушек, особенно дивизионных, сделать это казалось невозможно без получения дополнительного оборудования, станков (чаще всего импортных) и рабочей силы. Ничего этого никто им, естественно, дать тогда не мог. Но пушки этот самый "никто" потребовал, и сразу в большом количестве.

 Впрочем, и без такого рода требований, необходимость этого шага понимал, конечно же, любой человек, желавший помочь стране и армии.

 Грабин нашёл тогда фантастический выход из положения. К тому моменту у его КБ была готова к производству новая дивизионная пушка ЗИС-3, по всем параметрам лучшая прежней, его же конструкции, Ф-22 УСВ. Но самое главное, стоимость и трудозатраты на её изготовление были в три раза меньше, чем УСВ. Плюс к этому, в новой конструкции использовалось большое количество деталей УСВ, поэтому выпуск ЗИС-3 не требовал ломки технологии.

 Единственный недостаток - пушка не была официально принята на вооружение РККА. Более того, она не проходила государственных испытаний - только заводские. И ещё более того - о ней вообще мало кто тогда знал, поскольку разработка эта была инициативой грабинского КБ. Военные эту пушку не заказывали.

 Возник своего рода парадокс.

 Выполнить приказ на увеличении продукции на старой артсистеме было невозможно. Выполнить его можно было только, наладив выпуск ЗИС-3. На приём которой не было ни времени, ни желания военных чиновников.

 Подробности передавать не буду - читайте воспоминания и всё узнаете там.

 Скажу одно. Авантюра это была галимая. Поскольку ясно, чем это грозило лично Грабину и Еляну, директору завода. Но одновременно это был несомненный государственный подход.

 Пушка, нигде и никем не принятая на вооружение, пошла в войска.

 Военная приёмка сначала, естественно, не хотела принимать, потом смирилась. Тогда ведь пушки из музеев в войска забирали, а здесь сразу столько первоклассных орудий.

 В войсках ЗИС-3 сразу зарекомендовала себя с наилучшей стороны. Но до поры так и воевала контрабандой. Официально в любом справочнике вы прочтёте, что ЗИС-3 - это орудие образца 1942 года. Только это дата официального её приёма на вооружение. На самом же деле ещё в 1941 году в войска было поставлено свыше тысячи таких пушек.

 Далее, в процессе выпуска велись одновременно постоянные работы по улучшению орудия как по качеству, так и по трудоёмкости изготовления, что позволяло всё время увеличивать количество выпускаемой продукции.

 Одновременно на заводе велись масштабные работы по коренной реорганизации технологии и производства, что тоже сразу же дало свои плоды и должно было дать плоды ещё большие в самой ближайшей перспективе. Собственно, эта реорганизация технологии и производства и заключает в себе самое главное из того, что совершил тогда Грабин.

 Он не только создал исключительно удачную пушку, не только сделал её предельно простой в производстве (относительно, конечно). Но он пошёл ещё и намного дальше. Он спроектировал и воплотил в жизнь наиболее рациональную организацию производства не только её, но и других своих артистем, производимых заводом.

 Итак, слушаем.

 "...Работа спорилась. Ничто не предвещало грозы, которая уже собиралась над нами.

 В декабре 1941 года на завод приезжал Ворошилов. Целый день мы с ним ходили по цехам, не успели даже пообедать. Клименту Ефремовичу очень нравилось все, что он видел.

 - Это вы здорово сделали, молодцы! - похваливал он. А 4 января меня вызвали на заседание ГКО. Вот и представился долгожданный случай, когда можно будет доложить И. В. Сталину о пушке ЗИС-3, а возможно, и показать ее, подумал я. Нужно разрешение наркома Д. Ф. Устинова. Дмитрий Федорович незадолго до того был на заводе и ознакомился с состоянием производства. Он видел, что завод не только выполнит обещанное на декабрь пятикратное увеличение выпуска пушек, но и перевыполнит. К тому же в сборочном цехе он наблюдал за сборкой ЗИС-3. Завод попросил наркома разрешить доставить пушки в Москву, и он незамедлительно разрешил. Ворошилов на заседании ГКО не присутствовал. Заседание Государственного Комитета Обороны сразу превратилось в резкий диалог между Сталиным и мною. Вся наша работа подверглась очень острой и несправедливой критике, а меня Сталин обвинил в том, что я оставлю страну без пушек. Я отстаивал позиции нашего коллектива до последнего.

 Атмосферу этого заседания может вполне характеризовать лишь один эпизод. В очередной раз, когда я пытался возразить Сталину и защитить правильность выбранной нами позиции, обычная выдержка и хладнокровие изменили ему. Он схватил за спинку стул и грохнул ножками об пол. В его голосе были раздражение и гнев.

 - У вас конструкторский зуд, вы все хотите менять и менять! - резко бросил он мне.- Работайте, как работали раньше!

 Таким Сталина я никогда не видел - ни прежде, ни позже.

 ГКО постановил: нашему заводу изготавливать пушки по-старому.

 В тяжелом и совершенно безнадежном настроении покинул я Кремль. Меня страшила не собственная моя судьба, которая могла обернуться трагически. Возвращение к старым чертежам и к старой технологии неизбежно грозило не только [538] резким снижением выпуска пушек, но и временным прекращением их производства вообще. Вот теперь-то страна действительно останется без пушек!

 Ночь я провел без сна в бомбоубежище Наркомата вооружения.

 Выполнить приказ Сталина - беда. Но как не выполнить приказ самого Сталина?!

 Выхода не было.

 Рано утром 5 января, совсем еще затемно, ко мне подошел офицер и предложил подняться наверх, к телефону. Я не пошел: если хотят арестовать, пусть арестовывают здесь. Тяжелая апатия охватила меня, мне уже было все равно. А в том, что меня ждет, я почти не сомневался: мой спор со Сталиным носил - если не вникать в его суть - характер вызова, а квалифицировать это как саботаж или вредительство - за этим дело не станет.

 Через некоторое время офицер появился снова.

 - Вас просят к телефону,- повторил он и добавил: - С вами будет говорить товарищ Сталин.

 Действительно, звонил Сталин. Он сказал:

 - Вы правы...

 Меня как жаром обдало.

 - То, что вы сделали, сразу не понять и по достоинству не оценить. Больше того, поймут ли вас в ближайшее время? Ведь то, что вы сделали, это революция в технике. ЦК, ГКО и я высоко ценим ваши достижения,- продолжал Сталин.- Спокойно заканчивайте начатое дело.

 Что же произошло? Ночью, после грозового заседания ГКО, Сталин, по-видимому, созвонился или встретился с Ворошиловым, и тот рассказал ему о наших делах, обо всем, что видел собственными глазами. Но к этой мысли я пришел лишь впоследствии, сопоставив события..."

 "Поймут ли вас в ближайшее время?.."

 Обязательно прочтите эти мемуары полностью. И неизбежно придёте к выводу, что не то что в ближайшее, но и в нынешнее время то, как работал Грабин, не по плечу абсолютному большинству наших хозяев производства или их, как сейчас модно говорить, топ-менеджеров.

 Что же говорить о том времени?

 Сталин тогда, пусть с опозданием, но это понял, назвав деятельность конструктора "революцией в технике".

 Почему же не понял сразу?

 Здесь, кроме необычности и непривычности грабинской системы производства, были ещё и два субъективных фактора.

 Первый.

 Обстановка. Январь 1942 года - это то самое время, когда советское производство могло ещё давать фронту только крохи от потребного им. Пока ещё не раскрутилась работа тех полутора тысяч предприятий, что были эвакуированы в 1941 году на восток.

 Плюс потерянные тогда же трудовые ресурсы и сырьё.

 А продукция эта была нужна остро. Просто-таки отчаянно остро. Как писал тогда Сталин в телеграмме одному из директоров авиационных заводов: "Ил-2 сейчас нужны армии как воздух, как хлеб..."

 А что тогда было не нужно "как воздух, как хлеб"?

 Тогда, в той обстановке, по мнению сугубых практиков, было не до конструкторских изысков, не до жиру попросту говоря. И занятия такие, в большинстве своём, отвлекая какие-то ресурсы от самого главного - производства, были в той убийственной ситуации действительно вредны для интересов государства.

 Но у Грабина как раз была совершенно обратная картина. У него эти "изыски" и стимулировали как раз не только улучшение качества оружия, но и увеличение в разы его производства. Причём, не когда-то там, в туманном будущем, а именно сейчас, в самый необходимый для этого момент.

 Второй.

 Быть специалистом во всём нельзя. Человеческая деятельность настолько многогранна, что охватить её всю, тем более, во всех тонкостях, попросту невозможно.

 Для человека, руководящего всем, выход из положения в интересах дела может быть только один. Надо довериться мнению специалистов. Что Сталин, как мы с вами это видели, хорошо понимал. И чего неукоснительно придерживался.

 Но здесь возникает неизбежная ситуация.

 Кто и как доложит.

 Грабину в конце-концов повезло. Сталину, пусть и задним числом, помог разобраться в происшедшем Ворошилов, судя по догадке Грабина, впрочем, вполне правдоподобной.

 Но вот вопрос.

 Кто и как доложил Сталину о работе Грабина накануне заседания ГКО? И доложил, судя по необычной разъярённости Сталина, весьма "квалифицированно".

 Кто этот человек?

 Это, конечно, навсегда останется тайной.

 Но вот для меня лично никакого сомнения не вызывает то, что в пятидесятые годы он обязательно был среди активных обличителей "культа". И рассказывал, в числе многих других бывших "докладчиков", что именно Сталин виновен в четырёх годах войны и миллионах её жертв.

 Чему многие охотно поверили.

 Возвращаясь же к настоящей теме, хочу обратить ваше внимание на то, до какой степени накалённости могли доходить иногда (не часто, конечно же) споры со Сталиным.

 И обратите внимание на слова Грабина - "обычная выдержка и хладнокровие изменили ему".

 Обычная выдержка и хладнокровие.

 То есть и он ладит о том же самом, о чём в один голос твердят люди, имевшие возможность общаться со Сталиным в процессе выработки решений.

 Снова и ещё раз хочу обратить внимание на черту, подмеченную, как было сказано выше, адмиралом Исаковым.

 Напомню ещё раз. Это, по-моему, необыкновенно важное для нас наблюдение.

 "...Трудно сказать, был ли он сдержан вообще, очевидно, нет. Но личину эту он давно одел на себя. Как шкуру, к которой привык до такой степени, что она стала его второй натурой. Это была не просто сдержанность, это была манера. Повадка, настолько тщательно разработанная, что она уже не воспринималась как манера. Ни одного лишнего жеста. Ни одного лишнего слова. Манера, выработанная настолько, что она воспринималась как естественная..."

 Конечно же, не был этот грузин сдержан по природе. И это иногда прорывалось, редко, правда, в самые тяжёлые моменты его жизни.

 Всё же остальное время, ОБЫЧНО он был ровен, спокоен и немногословен. Думаю, что приведённые здесь примеры это убедительно подтверждают.

 Объяснение этому адмирала Исакова выглядит безупречным. Виден в его оценке хороший психолог, наблюдательный человек, прекрасно разбирающийся в людях. Да, действительно, обычная манера поведения Сталина вовсе не была ему присуща от природы.

 Он её создал сам.

 Или, точнее, его привычное поведение, предъявляемое им окружающим, явилось следствием его постоянной работы над собой, его постоянного самоконтроля, в том числе, над собственным темпераментом.

 Теперь зададимся вопросом о цене.

 Ведь ясно же совершенно, что подобная неустанная работа над собой требует колоссальной силы воли и огромных постоянных усилий. Особенно на начальной стадии, пока не сложилась ещё привычка, совершенно тебе ранее не свойственная.

 Однако, это самое "особенно" - вовсе не значит, что потом "личина" эта и "шкура" эта будут сидеть на тебе автоматически и безо всяких усилий. Поскольку темперамент - это такая штука, которую одной привычкой не победишь и не изменишь. Нужен для его обуздания постоянный и жёсткий самоконтроль.

 Поэтому, задам я снова всего один вопрос.

 А зачем?

 Ведь следовать своему природному темпераменту обычно считается естественным.

 Всеми считается. Ну, или - почти всеми.

 И можно ещё понять такую внутреннюю работу, когда человек не достиг ещё вершин власти.

 Но вот, после того, когда человек власти этой достиг? Причём, власти абсолютной, почти ничем не ограниченной?

 Хочешь - оркестрами дирижируй. Хочешь - "с документами работай".

 Или показывай "педерастам" "кузькину мать". Стуча ботинком по трибуне.

 Поскольку темперамент. Поскольку таков ты от природы.

 Зачем же насиловать себя?

 Ведь высшую власть так удобно использовать для насилия над другими...

 Я думаю, что предельно отчётливо во всём этом ясно одно.

 Если уж ты живёшь именно таким образом, значит, должна у тебя быть важная на то причина.

 Потому что постоянный самоконтроль требует неизбежно постоянного нравственного усилия. А для того, чтобы ежеминутно казнить себя подобным усилием, необходимо отчётливое понимание смысла этого усилия. Смысла этой постоянной ломки и обуздания своей собственной, изначально в тебя заложенной, природы.

 Для этого нужна цель.

 Нужно отчётливое понимание смысла твоего существования.

 И жёсткое подчинение всего, что у тебя есть, этому самому смыслу.

 Поэтому, как мне кажется, если мы с вами ответим на вопрос, зачем Сталину нужно было делать это усилие, мы сможем ответить и на другой вопрос.

 А именно.

 Зачем Сталину была нужна власть?

 Только отвечать на этот вопрос я не буду. Уж не обессудьте.

 Потому что не хочу никого и ни в чём убеждать. Не хочу предъявлять никому никаких готовых рецептов.

 Я просто хотел дать пищу для ваших собственных размышлений.

 А вы думайте. Сами.