sci_history Artem_Komissar http://ramon1.livejournal.com genossemauzer@rambler.ru Братья. История масонства в России

Цикл передач "Братья", прозвучавших на радиостанции "Эхо Москвы" в 2009-2010 годах.

История масонства в России.

Гость передачи - доктор теологии и филологии Леонид Александрович Мацих.

Ведущая - Наргиз Асадова.

масонство, масоны 15 апреля 2010 года ru
Your Name FB Editor v2.0 15 апреля 2010 года B37142A4-52E6-422E-AB20-03D17C0937C0 1.0

1.0 - создание файла 15.04.2010 г.


Братья. История масонства в России.

Начинаем цикл передач «Братья» (04.11.2009)

Н. АСАДОВА: 00:08 в Москве. У микрофона Наргиз Асадова. Мы действительно начинаем цикл передач «Братья», передачу о масонах. Всё, что вы хотите знать об этом тайном обществе, мы будем об этом говорить. В частности, как масоны повлияли на историю России и всей Европы. И нашим экскурсоводом в мир масонов будет Леонид Александрович Мацих.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Здравствуйте. Я просто скажу нашим слушателям то, что Леонид Александрович является доктором теологии и филологии. И я знаю, что Вы уделяли довольно долгое время изучению влияния, истории масонов, как они влияли на европейскую цивилизацию. И, когда Вы работали в Америке, даже познакомились с некоторыми масонами и работали в масонских архивах.

Л. МАЦИХ: Да, это правда. Дело в том, что мне всегда было интересно, каким образом идёт цивилизационное соревнование между разными культурами, историческими общностями. И, изучая это дело, я пришёл к выводу, что религия является движущей силой всякой цивилизации. Но с другой стороны, ни одна цивилизация в строго предписанным рамкам не идёт. И поскольку европейская цивилизация мне по понятным причинам ближе остальных, я её изучал особенно пристально и я убедился в том, какое огромное влияние масонская идеология, практика, масонские идеалы и их воплощение имели на ту цивилизацию, в рамках которой мы все живём.

Н. АСАДОВА: Когда мы готовились к передаче, мы поняли, что ничего не знаем про масонов. И свидетельством тому может служить опрос, который провёл Алексей Дурново на улицах Москвы.

А. ДУРНОВО: Получается, как у Довлатова – «имя Лев мне определённо знакомо, фамилию Каценеленбоген слышу впервые». Вот и с масонами так. Слово-то вроде где-то встречалось, но где, когда и что оно значит – совершенно неясно. Так что, едва я произносил этот загадочный термин, как люди разевали рты и пожимали плечами. Так Ольга о масонах знает две вещи. Первая – они как-то связаны с религией, второе – живот они в основном в Штатах.

ОЛЬГА: Одно из религиозных ответвлений. В основном распространение у них в Америке. Там достаточно давно и до сих пор они развиваются.

А. ДУРНОВО: Михаил Иванович о масонах ничего никогда не слышал. Однако, упоминание этого слова почему-то заставило его задуматься о жизни и смерти.

МАХАИЛ ИВАНОВИЧ: Что они из себя представляют, какую они ведут политику – это философское дело. Действительно, есть ли жизнь после смерти или нет, это трудно говорить. Этого никто не знает.

А. ДУРНОВО: Виталий о масонах когда-то слышал. Помнит, что они как-то связаны с ложами и вольными каменщиками. К числу членов общества он отнёс известного российского актёра и не менее известного градоначальника.

ВИТАЛИЙ: Вольные каменщики, куда они денутся, конечно есть! А вот о новых я не слышал ничего. Имён много. Смотря какое ложе конкретно. Ширвиндт, Лужков тоже.

А. ДУРНОВО: Алексей про масонов помнит, по его мнению, их история уходит корнями далеко в средние века. Всё начиналось, уверен Алексей, с крестоносцев, Ланкастеров и Йорков.

АЛЕКСЕЙ: Свободные каменщики, последователи Розенкрейцеров. Это было течение Ордена Белой и Красной розы, которые изначально основывали крестовые походы в Иерусалим за гробом Господним.

А. ДУРНОВО: Николай уверен, что масоны вынашивали и вынашивают до сих пор какие-то заговоры, что-то о повелителях всего мира и недобрых замыслов.

НИКОЛАЙ: Это организация, которая была основана на рубеже XVIII, XIX века с целью править миром. Я думаю, что в общественном смысле это со знаком минус, это относится, как писал Карл Маркс, к заговору богатых.

А. ДУРНОВО: О недобрых замыслах говорил и Николай Леонтьевич. Он уверен, что ещё каких-то полтора десятка лет назад масоны правили Россией и делали что-то недоброе. Однако, у Николая Леонтьевича есть надежда, что сейчас общество не решает никаких судьбоносных вопросов.

НИКОЛАЙ ЛЕОНТЬЕВИЧ: Я полагаю, что это ложа в настоящее время малоспособна. Раньше, лет 15-20 назад, они много наделала и в нашей стране. А сейчас, я думаю, что они отстранены от руководства.

А. ДУРНОВО: Лучше всех о масонах осведомлён Зураб. Относится он к ним в общем хорошо. Однако, ему не даёт покоя то, что их общество овеяно тайной. Если оно приносит людям пользу, - думает он, - то зачем его члены скрываются ото всех?

ЗУРАБ: Отрицательные ассоциации – это заговоры, секреты, закулиса мировая. А положительное то, что очень много достойных людей было в их списке. Почти все президенты США, из наших, из Временного правительства очень многие были масонами. Слышал о том, что и Чубайс в третьей ложе, главный масон России, типа того. Меня единственное что смущает – любое общество, которое тайное, меня смущает. Если они делают что-то хорошее, я хотел бы это знать. Если бы только хорошее они делали, то какой смысл себя скрывать и скрывать, кто входит в их список, кто нет?

А. ДУРНОВО: В общем, до вольных каменщиков людям дела нет. Тайное общество оказалось таким тайным, что имя его людям почти ничего не говорит.

Н. АСАДОВА: Вот. Это был Алексей Дурново и московская улица, которая, как выяснилось, ничего не знает про масонов. У меня тоже такой вопрос всегда возникал. Если они так много добра приносят миру и так много среди них известных, влиятельных фигур, то зачем скрываться?

Л. МАЦИХ: Во-первых, хотел бы заступиться за московскую улицу. По-моему, весьма изрядно, как раньше говорили в гимназиях, оценивая успешных учеников. Вполне нормально! А Михаил Иванович меня просто потряс! Вот – о жизни и смерти. Он был, по-моему, ближе всех к истине. На самом деле масоны влияли на политику, но не так непосредственно, как думает кто-то из слушателей передачи. А насчёт тайн – это очень и очень всё преувеличено.

Если бы организация была такой таинственной, как это принято считать, то они бы ничего из своей деятельности не публиковали бы. Но это совсем не так. О масонах только на английском языке опубликовано больше 60 тысяч разных источников. Это только исследовательские работы. Архивы почти всех крупных лож давно опубликованы на разных языках, они переведены, в открытом доступе.

Каждый, кто хочет заняться историей масонства, он вполне это может сделать. Нет никаких таких особо скрываемых моментов. Есть обычный момент любой корпоративной конфиденциальности. За исключением каких-то вещей, касающихся масонской доктрины. Но тут надо понять, что такое тайна. Ведь когда происходит некий ритуал, а масонство стоит на ритуале, то его подлинный смысл, этого ритуала, может быть понятен только тому, кто внутри ритуала находится и кто себя с ним полностью отождествляет.

Представьте себе – вы смотрите спектакль на иностранном языке, и все те страсти, которые там происходят, они вас, разумеется, не трогают. Или вы зашли в храм иной религии, вы понимаете, что это храм, но что происходит там, богослужение или это проповедь. Или момент публичного общения людей между собой, это вам не ясно. Масоны всегда говорили так, что объяснить законы природы по-настоящему можно только тому, кто внутри изучения законов природы находится.

Например, физику, химику, ботанику. А человеку извне это объяснить довольно тяжело. И они никогда к этому особенно и не стремились. Не оттого, что скрывали какие-то злобные замыслы, а потому что понять, что происходит, можно находясь только внутри.

Н. АСАДОВА: «Вот! Настоящая ночная тема!» - пишет нам Аня. Что подтверждает нашу мысль о том, что нас сейчас как раз смотрят не братья, а сёстры, потому что все братья смотрят матч ЦСКА – Манчестер.

Л. МАЦИХ: Ну, надеюсь, что хоть какая-то малая часть братьев отвлеклась. Там уже дело сделано. Но и братьям, и сестрам посылаем наш привет.

Н. АСАДОВА: Давайте уже ближе к Москве, к России. Когда появились в России масоны?

Л. МАЦИХ: Тут надо, Наргиз, уточнить одну дефиницию. Дело в том, что масоны, как организация, организация очень формальная, строгая и официальная. И если ложа возникает, она должна получать определённые верительные грамоты, некие документы, которые свидетельствовали бы её легитимности. Тогда ложа называется регулярной, она входит в юрисдикцию Великой Ложи Англии. Такой порядок.

Н. АСАДОВА: Надо сказать нашим слушателям, что Великая Ложа Англии была создана в 1717 году.

Л. МАЦИХ: Да, это правда. Это правда. Все остальные ложи они в статусе самопровозглашённых. Ну и отношение к ним соответствующее. Поэтому с этой точки зрения первое упоминание о масонстве российском в 1731 году. Тогда некий Джон Филипс был назначен как бы надзирателем в хорошем смысле этого слова, над российскими масонами. Потом позже, в 1740 году, адмирал Джеймс, или как его в России называли, Яков Кейт, он тут учредил ложу вполне официальную.

Но масонская идеология, практика, протомасонские организации начались гораздо раньше. И, как большинство преобразований в западном духе, они начались при Петре Великом.

Император Пётр I

Н. АСАДОВА: Я лишь хотела напомнить нашим слушателям номер нашего телефона для смс, чтобы они писали нам какие-то вопросы по поводу масонов - +7-985-970-45-45. Как мы выяснили, масоны в России появились вместе с Петром I. Я так понимаю, что это всё пришло к нам сюда после Великого Посольства, когда Пётр отправился на Запад.

Л. МАЦИХ: Ну, и так, и не так. Есть учёные, по этому поводу есть целая полемика между разными научными школами. За недостатком времени я её обзор сокращу. Скажу только, что есть исследователи, которые говорят, что в немецкой слободе, которая тогда называлась Немецкая или Кукуева слобода, а потом стала называться Лефортова, по имени Франца Лефорта, любимца Петра Великого.

Там, вполне возможно, существовали такие цеховые организации или гильдии, которые тоже являлись некими прототипами масонских лож. И это потом облегчило проникновение масонской идеологии в собственном её виде. Великое Посольство, конечно, было переломным моментом, когда в 1696 году отправился Пётр не только в Голландию, а и по всей Европе. Он же хотел поднять новый крестовый поход, объединить всех христиан против басурман, с тем, чтобы Россия завоевала Стамбул и сделала её Константинополем.

Но не нашёл он отклика у европейских владык. Из всех европейских стран более всего его потрясла Голландия. И он влюбился в неё абсолютно на всю жизнь. Любимое своё место, детище своё, он называл Санкт-Петербург – Новый Амстердам, он же Новый Парадиз, Новый Рай. А в самом этом Новом Раю было любимейшее место его, единственный рукотворный остров в Петербурге, который он называл Новая Голландия. Тут комментарии излишне. Но у него в спутниках, у Петра Великого, помимо Лефорта, Головина и других людей, был человек, который очень повлиял и на самого Петра, и на внедрение масонских идей в Россию, и без преувеличения, на всю российскую историю. Это Яков Вилимович Брюс.

Яков Вилимович Брюс

Н. АСАДОВА: Мы о нём будем подробно говорить в этой передаче. Я, например, слышала такие слухи о том, что и сам Пётр был масонов, и Лефорт был масоном.

Л. МАЦИХ: Это не более, чем слухи. Если отделять мух от котлет или зёрна от плевел, слухи от проверенной информации, агнцев от козлищ, в общем, производить процесс разделения, то не подтверждается документально ни членство Франца Лефорта, ни членство Петра Великого в масонской ложе.

Н. АСАДОВА: А членство Якова Брюса?

Л. МАЦИХ: Да. Членство Якова Брюса – совершенно другая история. Если говорить подробнее, то лучше это отложить. С Петром какая была история… Его в Англию позвал сам король Вильгельм III. Но он поехал туда неохотно, ему не нравилась такая чопорная церемонная Англия, а весёлая, бесшабашная, разудалая Голландия нравилась ему куда больше.

Н. АСАДОВА: Да, кстати говоря, сохранились воспоминания и описи тех зданий, комнат, в которых побывал в Англии Пётр. Он оставлял абсолютно разгромленные дворцы после себя, которые представляли ему его родственники.

Л. МАЦИХ: А это ваш Лефорт, это всё он. Его не зря называли «дебошан французский». Он был великий мастер организаций разных увеселений. Сейчас бы ему цены не было на корпоративных вечеринках. У него всё живое веселилось. И иной раз, пишут, по трое суток народ там не просыхал. Лефорт никаких других функций и не мог выполнять. Это была единственная его задача – быть увеселителем Петра. Хотя формально он посольство возглавлял. А Пётр соблюдал инкогнито и был под именем Петра Михайлова, бомбардира и волонтёра.

Брюс был иным человеком, иного духа. И он поехал учиться. Ему Англия понравилась больше Голландии. Брюс был шотландского царского рода.

Н. АСАДОВА: Если говорить о том, что нам известно об Якове Брюса, то в основном это какие-то… его считают самым главным московским чародеем в московском фольклоре. Говорят о том, что он летал на метле, о том, что он по тайному ходу пробирался из Сухаревой башни к своему дому в Мещанской слободе. Говорят о том, что он был чернокнижником, естественно, и он замуровал свои таинственные книги, которые показывали, где золото спрятано, предсказывали просто все войны, события и катастрофы. Эти книги были замурованы в Сухаревской башни.

Мы подходим плавно к этой башне, о которой мы делали опрос на веб-странице, где есть блог нашей передачи «Братья». И в частности, у нас там была небольшая викторина. Мы выложили несколько фотографий окрестностей Сухаревской площади, то, что сейчас мы можем там видеть. И было предложено угадать, в каком месте раньше была Сухарева башня. И надо сказать, что…

Л. МАЦИХ: Угадали?

Н. АСАДОВА: Угадали, да! И главное, что мне очень понравилось, что отвечали в основном люди молодые, т.е. я сейчас объявлю победителей наших.

Л. МАЦИХ: Это здорово.

Н. АСАДОВА: Пименов Павел, Москва, 33 года, телефон начинается на 767, московский телефон. Петренко Денис, Брянск, 36 лет, телефон начинается на 905-177, Антон Воронцов, Москва, 26 лет, телефон начинается на 910-450, четвёртый наш победитель Андрей Колычев из Санкт-Петербурга, менеджер, 35 лет, телефон начинается на 921-955, пятый наш победитель, мы обещали, что пять первый правильно ответивших получат книжку про храмы, Алексей Грек, Самара, 26 лет, телефон начинается на 927-261. Вы все получите свои призы за правильные ответы.

Следующий вопрос к следующей передаче вы можете увидеть на сайте завтра. Мы приглашаем вас участвовать в обсуждении, задавайте вопросы, отвечайте, получайте призы.

Л. МАЦИХ: Очень радует меня, что среди правильно ответивших не только московские люди. Это здорово. Это действительно хорошо.

Н. АСАДОВА: Да, то есть, масонами интересуются не только в Москве и Санкт-Петербурге.

Л. МАЦИХ: Весьма похвально.

Н. АСАДОВА: Вернёмся к Сухаревой башне. Когда она была построена, кем и зачем.

Л. МАЦИХ: Я бы с Вашего разрешения, исключительно из академического занудства поправил бы. Брюс летал не на метле. Метла – это женское орудие, это скорее для сестёр. Ему приписывались полёты на печной трубе или на подзорной трубе.

Н. АСАДОВА: На крыльях железных ещё.

Л. МАЦИХ: И на крыльях железных, на драконах, на железных бабах, он на всём был мастер летать! Но если эту всю чепуховину, плод народных фантазий, отбросить, судьба Брюса и судьба Сухаревой башни, места, где он работал, очень характерно для судьбы всего масонства. То есть, в народном сознании научный подвиг Брюса, а мы скажем о том, сколь много он сделал и в каком большом числе областей был пионером в российской науке, а вот в народной памяти он отобразился только как чародей, как летающий на метле или на печной трубе, как разговаривающий с чёртом. Это очень характерный момент.

Тут надо отделить серьёзно зёрна от плевел для того, чтобы нам стала понятна масштабность личности Якова Брюса, как соратника и советчика Петра, как идеолога петровских реформ. И чтобы мы чётко понимали, что в простом, обыденном, обывательском сознании всё то, что непонятно, принимает вид чего-то зловредного.

Н. АСАДОВА: Но прежде чем Вы это расскажете, давайте послушаем, что нам известно из школьных учебников об Якове Брюсе. Алексей Дурново подготовил портрет нашего героя Якова Брюса.

А. ДУРНОВО: Кажется странным, что такой человек, как Яков Брюс мог иметь отношение к чему-то, кроме войны и политики. Ведь в учебниках истории, пусть это звучит и странно, он значится главным образом, как сподвижник Ветра Великого, крупный военный начальник и политический деятель. Действительно, Брюс сделал блестящую карьеру при российском дворе, всех его титулов, чинов, званий и достижений не перечислить. Можно назвать лишь основные из них. Во-первых – человек фактически создавший артиллерийские войска российской армии.

Именно он командовал батареями в знаменитой Полтавской битве. Ещё был Орден Андрея Первозванного, титул графа, должность сенатора и руководителя Берг-коллегии и Мануфактур-коллегии, т.е. едва ли ни всей отечественной промышленности. А ещё чин генерал-фельдмаршала. Прямо скажем, при Петре Брюсу во всём сопутствовала удача, а несчастья обходили стороной. И даже когда он попал под обвинение в хищении из казны, то бишь был назвал расхитителем государственной собственности, никакого серьёзного наказания не последовало. Брюса освободили по личному приказу Петра.

И всё же, самое интересное началось именно после смерти царя-императора, когда уже немолодой Брюс вышел в отставку и посветил себя любимому делу – науке. Тут-то и выяснилось, что этот человек не только полководец и политик, но и один из самых образованных людей своего времени. В каких только науках он себя ни пробовал! И в астрономии, и в географии, и в лингвистике. Свободно говорил на шести языках, создал первую в Россию обсерваторию, а позднее начертил подробную карту Москвы и окрестных земель до самой Азии. И естественно, народ всю эту деятельность Брюса связывал с присутствием каких-то потусторонних сил.

Потому что давно известно, что если кто-то слишком умный и успешный, то значит тут не без нечистой силы. А потому в народе Брюса называли и чернокнижником, и колдуном, и посланцем мира иного. Это всё, конечно, домыслы, но личность Брюса действительно была довеяна тайной. И неслучайно он считается одной из самых загадочных фигур в российской истории. И возможно именно поэтому его причисляют к масонам, причём, к самым высокопоставленных из них, тем, кто посвящён во все дела общества, открыл великую тайну и обрёл страшное могущество.

Н. АСАДОВА: Так вот, это была история или портрет о первом масоне в России Якове Брюсе. Всё-таки странно, посмотрите, мальчишка, который родился в семье, кстати говоря, потомков шотландских королей, но тем не менее, он родился в немецкой слободе.

Л. МАЦИХ: По одним сведениям в немецкой слободе в Москве, по другим – во Пскове, где тогда стоял полк его отца.

Н. АСАДОВА: Да. И отец его достаточно рано умер.

Л. МАЦИХ: В 1680 году.

Н. АСАДОВА: И он участвовал в различных военных походах, ещё при князе Голицыне. По некоторым сведениям он был записан в Потешные войска Петра I.

Л. МАЦИХ: Не подтверждаются эти сведения. Противоречивая его биографии я.

Н. АСАДОВА: Ну откуда такие знания, которые опережали очень сильно его время?

Л. МАЦИХ: Таких знаний, я думаю, было немного. Давайте с самого начала. Он действительно из королевского рода. И брат его Роман, старший, сделал блестящую карьеру. Он был первым обер-комендантом Петропавловской крепости в Петербурге, перестроил её из земляной в каменную, там он и похоронен. Тоже был по-своему выдающийся человек, хороший полководец, хозяйственник. Практически руководил всем Петербургом, поскольку генерал-губернатор Меньшиков всё время был в отлучках.

Но слава о Романе померкла в лучах славы его младшего брата Якова. Во-первых, он был гений, надо это со всей очевидностью признать. Во-вторых, он из дому, видимо, вынес замечательное образование. Он говорил, будучи ещё подростком, на трёх языках свободно – на немецком, английском и русском. И, видимо, в доме полковника Тейнерда, к которому он поступил на воспитание после смерти отца, видимо там ему преподали и латынь. А латынь была ключом к тогдашней учёности.

Кроме того, у него было качество, которое отличает подлинного гения. Он умел учиться. И он всю жизнь неустанно учился. Давайте вернёмся чуть-чуть назад, к Посольству Великому. Когда Брюс попал в Англию, его, как потомка шотландских королей, приняли самые высокопоставленные люди. И парадоксальным образом он выступал в качестве протектора. Пётр ждал его месяц, пока тот прибудет в Амстердам, беспрецедентный случай, никогда Пётр никого не ждал.

А во-вторых, он был гораздо больше, чем просто переводчик или толмач. Он был человеком, который ввёл Петра в общество властителей дум английских. И там Петра приняли два самых великих человека той эпохи. Они оба являлись масонами высокопоставленными – это сэр Кристофер Рен, великий архитектор, строитель собора Святого Павла в Лондоне и сэр Исаак Ньютон, который не нуждается в дополнительных комментариях. Но Пётр на них не произвёл большого впечатления.

Н. АСАДОВА: Но он спрашивал, насколько я читала и Вы мне рассказывали, спрашивал у Исаака Ньютона, как вытащить Россию из пропасти.

Л. МАЦИХ: Он – это Брюс.

Н. АСАДОВА: Нет, он – это Пётр.

Л. МАЦИХ: Нет. Об этом нет документальных известий, как нет известий о том, что Пётр был посвящён в масонство. Есть антимасонская мифология, а есть масонская. По масонской мифологии Кристофер Рен Петра в масоны посвятил. Но документальных свидетельств нет ни одного. Может быть мы пока их не знаем, они дремлют в архивах и дожидаются своего часа. Но пока их в обиходе, в обороте научном, нет.

А вот Брюс был, поскольку он из шотландских королей, значит он автоматически тамплиер. Поскольку шотландские короли из рода Брюсов, они не все автоматически были тамплиерами и последователями ложи Святого Андрея, покровителя Шотландии. Кстати, Андреевская символика, которая с Петра начинается, Андреевский флаг, который потрясающе похож на флаг Шотландии, Орден Андрея Первозванного, первым кавалером был Брюс, и вообще наличие Святого Андрея в русской геральдике, символике и в русском обиходе – это начинается как раз после Великого Посольства. И это, разумеется, не простое совпадение.

Россию не то чтобы вытащить из пропасти, осуществить реформы – об этом шла речь. Об этом спрашивал Брюс, Пётр не говорил ни на одном языке, не умел ни ступить, ни молвить, этикет никогда не был его сильной стороной, а Англия – страна чопорная. А Брюс этими всеми навыками очень обладал. И с ним говорили, может быть, не на равных, но как с очень способным и перспективным учеником, и Рен, и Ньютон. Согласно какому-то кругу источников, Брюс спросил у Ньютона, возможно ли осуществить реформы, о которых думает молодой государь.

И Ньютон сказал тогда свою знаменитую фразу: «Да, это возможно». И сказал, что начинать, по его, ньютонову, времени, надо с двух вещей. Это будут два архимедовых рычага, которые смогут Россию вытащить – это деньги и церковь.

Н. АСАДОВА: Об этом мы поговорим в будущих передачах, где мы будем говорить о том, как масонские идеи, практики, как они оказали влияние на то, что происходило в России в разные века, начиная с Петра. А сейчас я хотела бы вернуться к Сухаревой башне. Ведь она была построена при Петре в 1692 по 1695 гг.

Л. МАЦИХ: Михаил Иванович Чоглоков, был такой архитектор, тогда очень модный.

Н. АСАДОВА: Почему мы о ней говорим? Потому что это было первое светское учебное заведение в Москве и оно очень связано с Брюсом, с Лефортом. И там заседало Нептуново общество, которое многие причисляют к протоложе.

Л. МАЦИХ: Тут давайте наведём некоторый порядок. Занудная моя сущность требует навести некоторый структурный порядок. Когда башню строили, она строилась, как всякая башня, с многообразными функциями. Она могла и оборонительные функции выполнять, могла быть и складом, она ведь не просто так возникла, это бойкое было место, это дорога на Ярославль, на Сергиев Посад, торговый люд там был, таможенная граница Москвы.

Там когда-то был земляной вал, т.н. Скородом. В общем, это место не случайное. Место было бойкое, хотя уже оборонительного значения она такого не имела. Она очень выделялась, эта башня, на фоне патриархальной архитектуры Москвы тогдашней, где только Кремль башнями был представлен. И Чоглоков, видимо, с самого начала, поскольку он строил по прямому указанию Петра, он её предназначал для учебного заведения. Но знал ли он сам, и знал ли сам Пётр Великий тогда о том, какого рода заведение будет, это большой вопрос. Да, Наргиз, Вы абсолютно правы, там образовалось первое специализированное светское учебное заведение в России. Это был абсолютный прорыв цивилизационный. Это надо со всей определённостью сказать. Навигацкая школа.

Н. АСАДОВА: И мы опять попросили нашего корреспондента Алексея Дурново выйти на московскую улицу, в этот раз мы его отправили на Сухаревскую площадь…

Л. МАЦИХ: Разумно!

Н. АСАДОВА: …чтобы спросить у прохожих, что они знают о Сухаревской башне.

А. ДУРНОВО: Сухаревской башни нет уже давно, но местные жители про неё помнят. Не все, конечно. Многие и вовсе не подозревали, что здесь когда-то могло находиться что-то, кроме шоссе, по которому едут автомобили, выстраиваясь в привычную столичную пробку. Однако, что бросилось в глаза – образ башни людям пришёлся по вкусу. Посмотрев на рисунок, они не жалели эпитетов для того, чтобы похвалить это произведение архитектуры. Екатерине башня понравилась просто потому, что она похожа на памятник старины. А вот Абдурасум Рахимович, едва увидев башню, загорелся желанием восстановить её, чтобы сохранить память о предках.

АБДУРАСУМ РАХИМОВИЧ: Восстановить исторические эти… обязательно надо. Это предки наши старались для нас, для будущего. Мы должны стараться для предков, чтобы их все помнили.

А. ДУРНОВО: О самой башне людям известно немного. Юрий помнит причину, по которой её снесли. Однако, он уверен, что на пересечении Сретенки и Садового кольца не стоит вешать доску с напоминанием о башне.

ЮРИЙ: Сухаревскую башню снесли году в 31-ом, она мешала движению на площади Колхозной тогда. Я не знаю, что это даст, вряд ли это вернёт эту башню или кто-то о чём-то будет думать. Не уверен, что она что-то изменит.

А. ДУРНОВО: Марина Петровна помнит, что в царские времена в башне обучались гардемарины. Она полагает, что это архитектурное сооружение нужно восстановить. Столичному движению это всё равно не повредит.

МАРИНА ПЕТРОВНА: Там была школа гардемаринов. Я за старину. Так что сейчас творится – это вообще безобразие, а не Москва. По-моему, сегодняшнему движению ничто не помешает. Как стояли, так стоять и будут.

А. ДУРНОВО: А вот Александр Алексеевич с историей башни хорошо знаком. Он даже помнит, кто такой Сухарев, имя которого носило здание.

АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ: По-моему, при Петре построено. Там было военно-морское училище. Сухарев был руководителем стрельцов, которые поддержали Петра. Это как бы в честь него. А снесли его в 32-ом, она мешала коммунистам.

А. ДУРНОВО: Настоящим знатоком оказался археолог Александр. Он прекрасно знаком с историей Сухаревской площади, известна ему и тайна, которую то ли хранил, то ли нет, один из самых известных обитателей башни.

АЛЕКСАНДР: Насколько я знаю, одно время в этой башне жил, его по-разному называют, одни называют его масоном, другие алхимиком, третьи просто авантюристом – Яков Брюс, личность достаточно неоднозначная. В Москве в то время ходили слухи о том, что Брюс связан с чёрной силой, обладает какой-то магической книгой. Считалось, что обладатель этой книги получает неограниченную власть над всем.

А. ДУРНОВО: И всё же Сухаревская башня всем пришлась по вкусу. Жаль только, что люди оценили не настоящее здание, которого нет уже более 70 лет, а лишь его образ с картинки. Впрочем, никто из них не отказался бы, если бы городская администрация вдруг решила бы восстановить этот памятник архитектуры.

Н. АСАДОВА: Да, и мы тоже на сайте ставили опрос. Считаете ли вы, что нужно восстановить Сухареву башню. Результаты получились такие – 65,3% зашедших к нам на сайт и проголосовавших, ответили, что да.

Л. МАЦИХ: Браво!

Н. АСАДОВА: И 27,4% сказали, что нет, не стоит. Кстати говоря, люди комментировали это на сайте нашем, на форуме, и говорили о том, что… я даже процитирую: «Отвечаю нет. Восстановленная башня будет новоделом, как обком Христа Спасителя. Надо сохранять то, что есть, а не отстраивать заново утраченное. Прошу понять меня правильно. Башню безумно жаль». Да, безумно жаль башню. Кстати говоря, о ней упоминается в русской классической литературе и в поэзии.

Л. МАЦИХ: Во множестве. Лермонтов писал про ней, писал очень проникновенно Гиляровский, уже смертельно больной, когда её сносили в 1934 году. Она очень обширна представлена вообще в русском искусстве, не только в литературе. Во-первых, башня была очень красивая. Кроме того, народ называл её не Сухарева башня, а Сухарева барышня, она сравнивалась с красавицей. Её перекрашивали по моде VIII-XIX вв. в разные цвета яркие, красные, жёлтые, зелёные. Это придавало ей сходство с красавицей, которая платья меняет.

Она издали была как бы маяком для людей, идущих в Москву. Ну, не говоря уже о её морской славе. Да, там была Навигатская математическая школа. Это кузница кадров для славного русского флота. Там готовились русские военные инженеры, картографы, штурманы, капитаны. Как можно об этом забыть!

Н. АСАДОВА: Там работал Брюс.

Л. МАЦИХ: Он не преподавал в Школе, но он оборудовал там для себя библиотеку, научный кабинет и построил обсерваторию, первую в Москве и в России. Оттуда начиналась русская школа астрономии. Это место наиславнейшее. Я не вижу большой беды, если это будет новодел.

Н. АСАДОВА: Надо же сказать, что её разрушили в 1934 году по указу Сталина. Причём, тоже А.А. Венедиктов приводил в нашем форуме пример переписки Кагановича со Сталиным, Каганович выступал против того, чтобы Сухареву башню снесли. Но Сталин был непреклонен. И буквально я процитирую, что он написал в письме. «Письмо с предложением не разрушать Сухареву башню получил. Решение о разрушении башни было принято в своё время правительством. Лично считаю это решение правильным, полагая, что советские люди сумеют создать более величественные и достопамятные образцы архитектурного творчества.

Надо сказать, когда её разобрали, мы обязательно опубликуем на нашем сайте фотографии 1934 года, когда эту башню разбирали. Они потрясают…

Л. МАЦИХ: Снимки Вы имеете в виду?

Н. АСАДОВА: Да. Очень больно на это смотреть. Знаете, обыденная жизнь идёт вокруг. На заднем фоне разбирают по кирпичикам башню, которая была построена при Петре, а мимо идёт женщина с авоськой.

Л. МАЦИХ: Когда сносили Храм Христа Спасителя, чей снос должен был бы вызвать куда больший резонанс в сердцах людей, тоже жизнь не останавливалась.

Н. АСАДОВА: Разные есть мнения на сайте. Некоторые говорят, что действительно очень красивая башня и что если бы её восстановили, это никому бы не помешало. Если говорить, где она была расположена, тот вопрос, который мы задавали в нашей викторине, на фотографии изображён часть сквера. Конечно, она занимала большую площадь и частично находилась на том месте, где сейчас Садовое кольцо.

Но её ступени, гульбище, заканчивались там, где сейчас начинается метро.

Л. МАЦИХ: Я скажу супер-причину, по которой башню нужно восстановить. Дело в том, что народ называл её красавицей-барышней и невестой Ивана Великого. Был такой поэт в середине XIX века Михаил Дмитриев, не первого ряда, но знаменитый в своё время поэт. Он писал, я цитирую близко к тексту: «Народ наш добряк, любит весёлую шутку. Вот говорят, Иван наш Великий надумал жениться. И за себя, слышно, красавицу-башню берёт». Получается, Иван теперь соломенный вдовец? Надо обязательно вернуть ему невесту.

Н. АСАДОВА: А я предлагаю сейчас нам тоже проголосовать. Считаете ли вы, что Сухареву башню нужно восстановить?

Л. МАЦИХ: Я именно так и считаю.

Н. АСАДОВА: Да. Вы – да, мы уже поняли Ваше мнение. Я хочу спросить наших слушателей. Если вы считаете, что да, то ваш телефон 660-06-64, если нет, не нужно делать эти новоделы, никакая Сухарева башня не нужна – 660-06-65.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЁТ ВАШИХ ГОЛОСОВ

Н. АСАДОВА: Пока идёт наше голосование про Сухареву башню, давайте вернёмся к Якову Брюсу, к Нептунову обществу, о том, что происходило в этой башне.

Л. МАЦИХ: В башне шёл учебный процесс, говоря современным языком. Её приспособили к нуждам беспрецедентного и нового для России учебного заведения. Там преподавал протеже Брюса, его соотечественник Эндрю Фархварсон, математик, там были английские навигаторы, там был Леонтий Магницкий, составитель знаменитой арифметики, которую называл Ломоносов вратами учёности. Там учились всякие юноши, парни, мальчики разных возрастов и способностей, что очень важно – разных сословий, вот в чём ещё была принципиальная новизна этой башни и в чём, несомненно, усматривается масонское влияние с идеей равенства. Там работал Брюс.

Насчёт чернокнижия, всяких полётов на трубе и на прочих подсобных инструментах, у того же Дмитриева, чей прах мы сегодня уже потревожили, есть замечательные строки по этому поводу. Я процитирую близко к тексту. «Старый народ, как младенец, любит чудесные сказки. Тут говорят старики, жил колдун-чернокнижник, доныне все целы книги его, но закладены в башне. Добрые люди, не верьте! Тут прадеды ваши учились, как по морскому пути громоносные править громады».

Н. АСАДОВА: То есть, ничего тайного….

Л. МАЦИХ: Ничего тайного не было. Как замечательно сказал один из слушателей наших – это было военно-морское училище. Просто названное навигатской школой в духе того времени. И никаких там ужасных тайн не имелось. Но такова судьба Брюса и всех новых знаний, что они навлекают на себя подозрение в чём-то мрачном и потустороннем. Вообще, для масонов тема дьявола интересна. Они ведь дьявола не признавали и в него не верили. Но парадоксальным образом их более всего как раз подозревали в связях с этим самым дьяволом, существование которого они отрицали.

Н. АСАДОВА: Я повторю вопрос для голосования. [Повтор вопроса и номеров телефонов]. Голосование продолжается, оно будет идти ещё буквально одну минуту. Если вам есть, что сказать по этому поводу – пожалуйста, звоните и проголосуйте. Вы знаете, ведь Яков Брюс действительно оказал большое влияние на то, что происходило в России. В частности, он, как уже было сказано в «Портрете», который нам делала Алексей Дурново, он занимался усовершенствованием российской артиллерии. И насколько я помню, он даже работал над металлом для пушек, чтобы пушки не так быстро нагревались и чтобы они эффективней работали. То есть то, что очень нужно было Петру, он всячески поощрял.

Л. МАЦИХ: Для барышни потрясающие познания в артиллерийском деле. Виват! – сказали бы гардемарины. Он действительно этим занимался. И не только этим. Вообще, он же был пионером в целом ряде областей. Он и порох усовершенствовал, он готовил для пушек новые сплавы, пушки лили из меди, не совсем из меди, скорее из бронзового сплава и из чугуна. Что такое Берг-коллегия, которую он возглавлял? Это горная коллегия. Он практически первый наладил в России разведку и добычу полезных ископаемых.

Для артиллерии он был просто крёстным отцом. Он командовал артиллерией при Полтаве, 72 орудия, и внёс огромный вклад в победу над Карлом XII в 1709 году и именно за это он был удостоен ордена Андрея Первозванного. Для артиллерии он сделал очень много, как, пожалуй, никто ни до, ни после. Он был пионер этого дела.

Н. АСАДОВА: Говоря об учёности Якова Брюса, можно провести такой пример, когда он умер, а умер он уже задолго после смерти Петра I, он удалился в своё имение и там умер. Кстати, он там врачеванием занимался, помогал крестьянам из соседних деревень, в частности, да? Правильно? Вы так улыбаетесь…

Л. МАЦИХ: Одни говорят, что он вредил крестьянам, урожай портил, девок превращал в растения, а другие говорят, что наоборот, врачевал. Я думаю, что ему было по большому счёту всё равно. Он ничего не делал для опровержения легенд, которые о нём складывались. Наоборот, он над этим любил посмеяться и народное легковерие высмеять.

Н. АСАДОВА: После его смерти в его кабинете произвели опись имущества и что нашли… Я цитирую: «Зеркало кругловитое, небольшое, в котором кажется большое лицо. Гриб каменный, тыква индейская, кость мамонтовой головы, янтари, в которых есть мушки. Коробочка с маленькой натуральной змейкой. И вообще, надо сказать, что его коллекция пополнила Кунсткамеру.

Л. МАЦИХ: Да, он завещал. Здесь был любопытный эпизод, по его же поводу всегда ходили легенды. На рубеже XIX века некий замечательный человек, который укрылся за дивным псевдонимом Григорий Книголюбов, крестьянин села Завидово, он опубликовал роспись книг, которые, якобы, по его мнению, были закладены в Сухареву башню из библиотеки Брюса. Откуда он их видел? Не выдумки ли? Он там любопытнейшие книги приводит.

Всякие там шестокрылы, воронограи, остромии, альманах, книга сохранялась от потопа Ноева на морском дне, на горючем камне Алатыре. Вот так!

Н. АСАДОВА: Но если вернуться к описи, то там были достаточно загадочные книги, например, «Философия и мистика» на немецком языке или «Небо новое» на русском языке. И ещё там была найдена некая древняя книга, состоящая из семи деревянных дощечек с неизвестными письменами.

Л. МАЦИХ: Он не чурался оккультных знаний, и помимо огромной библиотеки, кстати, если быть точным, а Брюс любил точность, 1579 томов, гигантская библиотека даже по нынешним временам.

Н. АСАДОВА: Сделаем приятное старику Брюсу.

Л. МАЦИХ: И по тем временам просто огромная! И подавляющее большинство – это справочная литература разных сортов. Это математика, физика, артиллерия, фортификация.

Н. АСАДОВА: Он до конца жизни переписывался с Лейбницем.

Л. МАЦИХ: До конца жизни Лейбница переписывался. И с Ньютоном. И они принимали его как равного. То есть, если раньше вероятно он был младший коллега и ученик в чём-то, то потом он стал общепризнанным европейским учёным. Его можно сравнить в этом смысле с Франклином, который тоже был великим масоном. Франклин формально имел два класса образования, а был принят во всех академиях тогдашнего мира. Вот и Брюс своей учёностью заслужил такое же международное мировое признание.

Н. АСАДОВА: Кстати, нас спрашивают на смс-ках, кто из американских президентов были масонами. Насколько я знаю, масонами были 13 американских президентов, включая Джорджа Вашингтона, Рузвельта, Форда и т.д. Но надо сказать, что 9 человек из подписавших Декларацию о независимости американскую, были масонами.

Л. МАЦИХ: И отцы-основатели США почти все были масоны. А самое главное – их мозговой организатор, самый, пожалуй, умный человек, теоретик, человек, который прочертил будущее США – Бенджамин Франклин, он был в таких масонских чинах, что ему любая светская должность была не с руки.

Н. АСАДОВА: Я хочу объявить результаты голосования. Мы спрашивали, нужно ли восстановить Сухареву башню в Москве. 80,3% позвонивших сказали, что да, нужно. И только 19,7% позвонивших нам слушателей сказали, что нет, не нужно восстанавливать, нам не нужен очередной новодел.

Л. МАЦИХ: Великолепная новость! Лучше может быть новость о том, что завтра наша сборная победит с разгромном счётом команду Словении. Я не сомневался в здравом смысле и чувстве ответственности исторической наших слушателей. Разумеется, надо восстановить.

Н. АСАДОВА: Вы знаете, я хочу, у нас закончится передача через пять минут. Я бы хотела принять несколько звонков наших слушателей. Предлагаю вам звонить нам в студию и спрашивать, возможно вас что-то интересует на эту тему. Телефон 363-36-59. А пока я Вам задам вопрос, Леонид Александрович. Скажите, пожалуйста, этот вопрос нам задают наши слушатели по смс-кам. Объясните термин «жидо-масонство». Что это за связка такая?

Л. МАЦИХ: Термин «жидо-масонство», если коротко, впервые внедрил аббат Огюстен Борюэль. Это был иезуит, он жил во времена Французской революции в конце XVIII века. От зверств революции убежал в Англию и там написал «Мемуар по истории якобинства» в четырёх томах. Книга была переведена на все языки мира. И там, по словам одного исследователя, его соотечественника Фористье, «он смешал крупицы истины с Монбланами лжи». Он был основателем т.н. теории заговора. И все ужасы и зверства Французской революции, реально происходившие, объяснял действиями внешних сил. Не просчётами церкви, не глупостью господствующих классов, не чудовищной тиранией и подкупом, которые царили, не дикостью народа и его невежеством, а внешними силами, которые великолепный, прекрасный французский народ развратили.

Он писал, что масоны, о которых он наплёл кучу небылиц, действовали на деньги каких-то мифических еврейских банкиров. Это абсолютно не подтверждается. Еврейские банкиры, как во время всякой революции, были первые жертвы революционных погромов. Но тогда термин такой «иудио-массонские» заговоры, связки, которые хотят разрушить христианство, мировой порядок, разрушить всё течение общественной жизни, этот термин был впервые запущен. Потом его продолжили и огромный вклад в популяризацию этого термина внёс доктор Иозеф Геббельс, который в пропаганде очень понимал.

Он популяризировал термин «жидо-масонство», и с тех пор он на вооружении у всех людей, которые в той или иной степени разделяют нацистскую или фашистскую идеологию.

Н. АСАДОВА: У нас есть звонок. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте! Я Ольга из Ярославля.

Н. АСАДОВА: Очень приятно, что Вы дозвонились до нас. Какой у Вас вопрос, Ольга?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): А мне тем более приятно. Я хотела бы узнать самое главное – какова именно цель масонства?

Н. АСАДОВА: Спасибо. У нас осталось на ответ полторы минуты.

Л. МАЦИХ: Я уложусь даже в меньшее время. Цель масонства прекрасно формулируется пресловутой масонской триадой, которую, я уверен, все наши слушатели знают – свобода, равенство и братство. Это и есть главная цель масонства в политическом смысле. А в духовном, в мистическом – это самосовершенствование познания божественной истины, познание человеком своей миссии и слияние с божественным абсолютом.

Н. АСАДОВА: Я думаю, что мы не успеем принять ещё звонки, но я обещаю нашим слушателям, что в будущем я постараюсь хотя бы по три звонка в конце передачи принимать. Сейчас я бы хотела объявить о том, что в следующей передаче, которую вы услышите на следующей неделе, в ночь со вторника на среду, мы будем говорить о масонском Питере, о том, как Пётр создавал этот город, о том, какие масонские знаки вы можете видеть на зданиях в Питере и мы так же обещаем вам рассказать о некоторых масонских знаках, которые, кстати, можно встретить довольно часто и на московских зданиях.

А сейчас у нас остаётся одна минута до конца передачи. Я хочу у Вас спросить. Тот знак, который мы разместили как аватар нашей передачи – циркуль и угольник и посередине буковка «Ж», что это значит?

Л. МАЦИХ: Циркуль, угольник и буковка «G», они означают вот что. Буква «G» латинская – got - это бог, творец Вселенной. Циркуль и треугольник с одной стороны инструменты масонского труда, с другой стороны, как всегда у масонов, они означают вещи, гораздо более глубокие, а именно – расположенный снизу угольник – это человеческая мудрость, человеческий разум, который вмещает в себе всю ту сумму информации, которую он способен вместить. Но угольник не может быть раздвинут, он поломается. А циркуль, он очерчивает круг, но он может очертить прямую противоположность круга.

Циркуль – это божественная премудрость. Сочетание угольника и циркуля – это человеческий ум и божественная премудрость. Ум человеческий понимает, божественный разум объемлет.

Н. АСАДОВА: Спасибо. Это была передача «Братья», её провела Наргиз Асадова. И нашим экскурсоводом в мир масонов был Леонид Александрович Мацих. До встречи на следующей неделе.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего!

Сухаревская башня в процессе разборки:

Фото - http://immortal-ru.livejournal.com/3354.html

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/631529-echo/

Как масонские идеи повлияли на реформы Петра Первого (11.11.2009)

Н. АСАДОВА: 00:09 в Москве. У микрофона Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонов Леонид Мацих. Здравствуйте.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: У нас на сайте, да и не только на сайте, спрашивают, зачем мы вообще начали передачу о масонах, что это можно было сделать в рамках передачи «Не так» или «Всё так». У нас пришли такие реплики на сайт. Например, Александр из Харькова говорит нам: «Существование масонов не имеет смысла, свою задачу они выполнили, уничтожена религия, мораль, так что те, кто сейчас вступают в ложу, просто играют в тайну и значимость». Я хочу сказать, что мы никогда не агитируем вступать в масоны. Но мы должны знать, ведь такие великие люди, как Суворов, Пушкин, Новиков, Кутузов, Яков Брюс, великие деятели российские, великие умы принадлежали к этой масонской организации.

И мы ничего об этом не знаем, мы не понимаем, каким образом масонские идеи, идеология этой организации повлияла на нашу историю. Мы встречаем масонские знаки практически на каждом шагу. И в Москве, и в Петербурге и вообще, на территории Российской Империи. И мы даже не знаем, какой смысл они несут. Поэтому мы решили посвятить этой теме отдельные цикл.

Л. МАЦИХ: Можно я одну реплику вставлю, отвечаю нашему уважаемому Александру из Харькова?

Н. АСАДОВА: Да, конечно.

Л. МАЦИХ: У масонов никогда сроду не было цели разрушать религию, мораль. Их цель была противоположная – укреплять все вещи, которые связаны с духовной жизнью. Поэтому Александр ошибается.

Н. АСАДОВА: Я хочу в начале передачи объявить номер для смс, чтобы наши слушатели, кому интересна эта тема, задавали вопросы. Телефон для смс - +7-985-970-45-45. Я напомню, что в первой передаче, в водной передаче, мы говорили о Якове Брюсе, о Сухаревой башне, о том, что светское образование в России началось именно с Сухаревой башни, в которой, как гласит московская молва, работал чернокнижник Яков Брюс и летал на метле или других агрегатах на Москве ночью.

Но мы, я надеюсь, развеяли этот миф в прошлой передаче. А сегодня мы поговорим о том, как масонские идеи пришли в Россию, как в петровском окружении они появились и каким образом они воплотились в реформах петровских, и так же какие символы масонские несёт в себе город Петербург, город Петра.

Л. МАЦИХ: Не будет преувеличением сказать, что реформы пришли в основном через Питер, поскольку Питер был любимым детищем Петра. Недаром его обвинял некий Тверитинов, который состоял в заговоре против Петра Великого, был такой дьяк. Он говорил, что Москву государь оставил, а Петербург вызолотил. И Петербург – это воплощение замыслов Петра про то, как должен выглядеть идеальный город, государство и вообще идеальное устройство мироздания. Он называл этот город Новым Амстердамом-новым раем. И реформы начинались оттуда. В Москву они приходили косвенно, опосредованным образом.

Н. АСАДОВА: Откуда эти идеи у Петра?

Л. МАЦИХ: Идеи у Петра, по-видимому, от Брюса и косвенным образом от его впечатлений, которые он почерпнул в Великом Посольстве. Проблема Петра была в том, что он не получил систематического образования, он об этом всю жизнь сожалел и говорил: «Детушки, учитесь! Вот если бы я мог, как вы…» Он бегло говорил по-немецки и неплохо говорил по-голландски, читал, вероятно. Но конечно, латынь он не знал, т.е. врата учёности тогдашней были для него закрыты.

Я думаю, проводником идеологии, целостной идеологии, как системы масонских взглядов, взглядов великого Ньютона, о ком мы обязательно будем сегодня говорить, проводником этих всех идей был Яков Брюс.

Н. АСАДОВА: Да, но мы говорили о том, что Яков Брюс встречался с Ньютоном в Лондоне и именно Брюс дал ему полномочия делать какие-то изменения в России.

Л. МАЦИХ: Немножко не так. Сэр Кристофер Рен и Ньютон, который тогда ещё не был сэром, он стал им потом, но в последствие он был возведёт в рыцарское звание. Ньютон и Рен дали полномочия и миссию некую Якову Брюсу. И Брюс был проводником этих идей. Мы в прошлый раз говорили много о Брюсе как о фортификаторе, как об учёном, как о реформаторе денежного дела в России, добычи полезных ископаемых, это всё очень важно. Но мы не упомянули о, может быть, главном деле его жизни, о той миссии, которую он всю жизнь воплощал.

Он был, если угодно, советчиком Петра, советником в самом высоком смысле этого слова. Пётр поверял ему самые высокие свои думы и Брюс был его другом не в смысле как «мин херц» Алексашка Меньшиков, с которым вместе по девкам и выпить, и всякие такие приключения. А Брюс был, я думаю, конфидентом Петра в смысле тех сомнений, которые иной раз Пётр испытывал, но не считал возможным показать окружающим. И Брюс был человеком, с которым можно было поговорить о самых глобальных вещах, о стратегических путях России, о том, верно ли мы идём, так ли быть.

Пётр воплощал определённые идеологические принципы. Это видно и по виду Петербурга, это видно и по той настойчивости, с которой он свои реформы проводил и по тому, что он не боялся никакой оппозиции. Пётр – единственный в России реформатор, которому свои реформы удалось довести до конца. Его не убили, как Павла или Александра II или Столыпина, над ним не смеялись и не отправили в отставку, как Хрущёва с Горбачёвым, он полностью все идеи воплотил. Это означает, что за ним стояла некая целостная мировоззренческая система, настоящая идеология.

Император Пётр I

Н. АСАДОВА: Вернёмся к Ньютону. Каким образом он передавал эту миссию Брюсу?

Л. МАЦИХ: Я думаю, устно передавал, как обычно учитель ученику. Есть архивы, есть некая переписка.

Н. АСАДОВА: Кстати, почему Вы считаете, что Ньютон был масоном? Наша передача вызвала огромный интерес у масонов, которые сейчас существуют в России.

Л. МАЦИХ: Это очень лестно.

Н. АСАДОВА: И на форуме они выражали сомнение, что действительно Ньютон… Откуда у Вас такие данные?

Л. МАЦИХ: Эти сомнения выражаются не первый год. Дело в том, что Ньютон был человеком исключительной скрытности и робости. Он так был устроен психологически. Он же сжёг под конец жизни большую часть своего архива, часть переписки, он скрывал свои алхимические занятия, а он был великим алхимиком, он сжёг часть своих богословских трудов, исторических штудий. Но по мировоззрению Ньютона, по огромному его наследию, которое было опубликовано, иной раз спустя много лет после его кончины, а некоторые вещи в XIX веке только в Викторианской Англии впервые увидели свет.

Когда целостное мировоззрение великого гения теперь для нас более-менее складывается в единую систему, понятно, что это мировоззрение было масонским. Есть целый ряд признаков, которые это доказывают.

Н. АСАДОВА: То есть, архивных документов…

Л. МАЦИХ: Есть архивные документы. Отчасти они хранятся в Иерусалиме, отчасти они хранятся в Лондоне, есть в архивах лож, как говорили братья в XVIII веке, «масонская архива» весьма обширна и там эти документы есть. Кроме того, есть такой термин – косвенные доказательства, которые иной раз красноречивее прямых.

Н. АСАДОВА: Был ли Ньютон мастером какой-нибудь ложи?

Исаак Ньютон

Л. МАЦИХ: Я думаю, что он был мастером ложи, но поскольку он всё время избегал всяких формальных знаков отличия, например, он был членом Парламента, выступал он один раз с просьбой закрыть окно, дует. Он был человеком в высшей степени непубличным, нетусовочным, как сейчас бы сказали на современном новоязе, и очень скромным. И возможно, формальных знаков он и не принимал в отличие от Кристофера Рена, который был мастером стула, т.е. был председателем ложи. Но то, что Ньютон был идеологом и был признан гением при жизни, и то, что он формулировал целостную систему мировоззрения, кстати, для своего времени революционную, это не подлежит никакому сомнению.

Н. АСАДОВА: Давайте послушаем портрет Исаака Ньютона, который для нас записал Алексей Дурново и в котором Лёша описал то, что нам известно из школьных учебников.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ.

А. ДУРНОВО: Красивая легенда говорит, что всё началось с яблока. Этот фрукт якобы упал у ног молодого человека по имени Исаак Ньютон, который сидел в саду с книгой. И этот юноша тогда впервые задался вопросом, почему предмет, если его уронить или бросить, упадёт. А не зависнет в воздухе. И так, после многолетних трудов, он открыл закон всемирного тяготения. Он, как известно по школьной программе по предмету физика, гласит, что силы гравитационного притяжения между двумя материальными точками массы, разделёнными на расстояния, пропорциональны обеим массам и обратно пропорциональны квадрату расстояния.

Ещё не стоит забывать про три основные законы механики: закон инерции, закон движения и закон о двух взаимодействующих телах. Все эти законы, три механических и один всемирного тяготения, изложены Ньютоном в его знаменитой книге «Математические начала натуральной философии». Впрочем, это те факты, которые известны каждому школьнику, если тот хотя бы краем уха слушал своего учителя физики. Однако, всё самое интересное и таинственное, что связано с этим именем, начинается там, где кончается физика. Оно лежит в плоскости частной жизни учёного.

Например, мало кто знает, что именно Исаак Ньютон провёл крупнейшую денежную реформу Англии, фактически избавив страну от фальшивомонетчиков. Так же не получили широкой известности пристрастие учёного к алхимии и богословию. В частности, он писал комментарии к «Книге апокалипсиса» и предлагал свой вариант библейской хронологии. В то же время друзья Ньютона уверяли, что учёный не верил в Святую Троицу, а высказывал мысль, что Бог-Сын – это творение Бога-Отца, и следовательно, он находится у него в подчинении.

То есть, взгляды Ньютона на религию были близки к карианским, что по английским законам конца VII века каралось поражением в правах, а при рецидиве – тюремным заключением. Но Ньютон от этого эдикта не пострадал и более того, с каждым годом становился всё ближе и ближе к королевскому двору, сперва Стюардов, а затем Ганноверской династии. Почему, объяснить трудно. Возможно дело в Королевском научном обществе, в котором учёный состоял почти 40 лет и чьим председателем стал под конец жизни. А этому объединению богатая на домыслы английская молва приписывала различные тёмные дела.

Н. АСАДОВА: Это был Алексей Дурново и портрет Исаака Ньютона. Так почему же, несмотря на то, что он такие странные религиозные взгляды разделял, он становился всё ближе к королевским фамилиям?

Л. МАЦИХ: Во-первых, не факт, что члены королевской фамилии не разделяли этих странных взглядов. Эти взгляды были популярны, их не следовало декларировать, как замечательно написал Солженицын: «Половина людей в советской верхушке убеждённые антисоветчики». Это тоже часто бывает, и во времена Ньютона могло быть то же самое. Королевское научное общество никакими тёмными делами не занималось отродясь.

А причина житейских успехов Ньютона вполне понятна, у него были богатые и могущественные покровители, например, сэр Альфред Монтегю, который, став министром финансов в молодом возрасте, сделал Ньютона директором, мастером, как тогда говорили, Монетного двора королевского. И Ньютон блестяще себя на этой должности проявил. Это как раз вещи вполне очевидные. Вот о чём совершенно верно сказал Алексей, что частная жизнь, которую Ньютон тщательно прятал от посторонних глаз…

Н. АСАДОВА: Кстати, он был женоненавистником.

Л. МАЦИХ: Да, он был женоненавистником. Вы поняли корень всех его проблем, да, Вы копаете абсолютно в верном направлении. В его частной жизни очень много непонятного. Его кумиром был греческий философ Диоген, один из самых скандально известных философов, который был ещё большим женоненавистником, чем даже Ньютон. Кстати, по поводу яблока – это миф. Яблоки падают многим, но творения новых законов не наблюдается изобилия. Кстати, о Диогене тоже складывались…

Н. АСАДОВА: Почему яблоко, а не слива?

Л. МАЦИХ: Яблоко – главный фрукт в европейской традиции. Из-за яблока началась Троянская война. Народ всех национальностей и во все эпохи убеждён, что именно яблоко было тем фруктом, которое змей отдал Еве, а Ева Адаму, и из-за этого произошло изгнание из Рая, хотя в Библии это не указано.

Н. АСАДОВА: Культурологическое что-то.

Л. МАЦИХ: То есть, яблоко в европейской культуре – это главный фрукт. Про Диогена тоже было множество мифов. Он не был масоном, он был неким идеалом жизни для Ньютона. Диоген был убеждённым холостяком и настоящим женоненавистником. А о Диогене говорили, что он жил в бочке, он жил в глиняном сосуде под названием пифос. Но это тоже миф. Это к слову, а по поводу серьёзных вещей, Ньютон провёл денежную реформу и посоветовал Брюсу, и Брюс потом возглавил Монетный двор в России и провёл денежную реформу, кстати, блестяще.

Но они по-разному её делали. Тут нет собственно масонских идей, здесь просто гениальный Ньютон подсказал очень талантливому Брюсу методы, какими можно оптимизировать денежное обращение в стране.

Н. АСАДОВА: Вернёмся в Петербург. Итак, это город Петра, который напичкан символами масонскими.

Л. МАЦИХ: Это абсолютно верно. И кстати, это не должно никому мешать, поскольку мы живём в окружении масонской символики и никто от этого хуже себя чувствовать не стал. Дело не в том, какие символы вокруг, а умеем ли мы их истолковывать. Но Петербург – это особый город. В Питере буквально каждое здание – это есть некая страница в область неведомого.

Н. АСАДОВА: Вот. И мы на сайте каждый раз, перед каждой нашей передачей проводим викторину, где задаём вопросы, связанные с каким-то архитектурным зданием, которое каким-то образом связано с масонами. В этот раз мы спросили, какое здание расположено в вершине треугольника, символизирующего лучезарную дельту. А это является очень известным масонским знаком. Мы давали варианты ответа, Исаакиевский собор, Казанский собор, Зимний дворец, Адмиралтейство, Александровский столб.

Конечно же, в центре дельты масонской, в вершине этого треугольника, находится Адмиралтейство, о котором мы сегодня будем вести разговор. Что это за дельта, каким образом она проходит?

Л. МАЦИХ: Дельта – это треугольник, знак этот не собственно масонский, он очень древний. В изотерической традиции, восприемником которой считает себя масонство, этот знак давно и прочно укоренился. В Питере эта лучезарная дельта на фронтоне Казанского собора.

Н. АСАДОВА: А Вы скажите, какие улицы…

Л. МАЦИХ: Они стали так подходить, не с самого начала, Адмиралтейство, оно же давно, а вот в XIX так было распланировано, что к Адмиралтейству стали вести три улицы – Невский проспект, Вознесенский проспект и Гороховая улица. Вот они образуют как бы треугольник. Кстати, не единственный в Питере треугольник с глазом, есть ещё более потрясающий пример такого рода. Это рукотворный остров, один-единственный в Питере – Новая Голландия, название настолько символично.

Н. АСАДОВА: Кстати, вы можете посмотреть на фотографии сверху и вы увидите, что остров Новая Голландия и Адмиралтейство, с подходящими к нему в виде треугольника улицами, очень похожи на эту лучезарную дельту.

Петербург. Новая Голландия.

Я объявлю наших победителей. Всего в голосовании приняло участие 339 человек. И только 19% ответили правильно. Пять первых правильно ответивших получают наш подарок, приз – это аудиокнига Наталии Басовской «История в историях. Великие женщины». Победители: Эдгар Н. – 8-911-810, Некрасов Олег из Санкт-Петербурга – 8-951-034, Екатерина Исаева из Екатеринбурга, 27 лет, студентка – 8-908-926, Александр Филонов, 29 лет, Москва - +7-916-214 и пятый победитель – Староверов Евгений из Москвы, 75 лет. Это первый пенсионер, который получает у нас приз - 8-916-540. И вы получите аудиокнигу Наталии Басовской «История в историях. Великие женщины».

А мы продолжаем нашу передачу «Братья». Мы говорили об Адмиралтействе. Что же знают жители Петербурга о том, что находилось в первом здании Адмиралтейства? Этот вопрос мы задали прохожим, которые живут в Петербурге или приехали в Петербург и проходили мимо Адмиралтейства. Наш питерский корреспондент Данила Ширяев провёл опрос.

Д. ШИРЯЕВ: Для чего предназначалось Адмиралтейство в петровские времена? Казалось, ответ на этот вопрос даст любой житель современного Петербурга. Всё-таки здание Адмиралтейства со знаменитым шпилем, увенчанным корабликом, является одним из главных символов северной столицы. Уверенность в том, что с вопросом об Адмиралтействе петербуржцы справятся легко, окрепла сразу же. Первый же участник опроса, петербуржец Валерий Александрович, ответил на него коротко и ясно.

Петербург. Шпиль Адмиралтейства.

ВАЛЕРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ: Там была верфь.

Д. ШИРЯЕВ: Однако, уже у следующей участницы опроса Антонины вопрос о функциональном назначении Адмиралтейства при императоре Петре вызвал некоторое затруднение.

АНТОНИНА: Там какое-то военное было учреждение. Какое-то военное ведомство, что-то там с морскими кораблями.

Д. ШИРЯЕВ: О том, что петровское Адмиралтейство было как-то связано с морскими кораблями, вспомнили все опрошенные. Правда, некоторые начинали понимать, о чём идёт речь лишь по ходу беседы. Так петербурженка Галина Борисовна сначала от волнения перепутала Адмиралтейство с Петропавловской крепостью.

Знаете ли Вы, как использовалось здание Адмиралтейства в петровские времена, когда его построили?

ГАЛИНА БОРИСОВНА: По-моему, там были казематы?

Петербург. Адмиралтейство.

Д. ШИРЯЕВ: Вы про Петропавловскую крепость…

ГАЛИНА БОРИСОВНА: А! Вот видите, старость – не радость. А там что-то морское.

Д. ШИРЯЕВ: Следующие несколько человек дружно предположили, что Адмиралтейство использовалось, как административное здание. Сначала к такому умозаключению пришёл житель Петербурга Игорь Олегович Фетисов.

И. ФЕТИСОВ: Там располагалась какая-нибудь администрация.

Д. ШИРЯЕВ: А затем с предположением о том, что в Адмиралтействе располагалось петровское правительство выступил приезжий молодой человек Павел.

ПАВЕЛ: Я приезжий и не очень знаю историю. Правительство там заседало, нет?

Д. ШИРЯЕВ: Ситуацию исправила девушка Лолита, которая ни секунды не сомневаясь, ответила

ЛОЛИТА: Конечно знаю. Для строительства.

Д. ШИРЯЕВ: А по мнению ещё одной жительницы Петербурга Елены этот вопрос лёгким назвать нельзя.

ЕЛЕНА: Что-то связано с военными. Морская Коллегия или что-то такое, точно не помню. Я помню, что что-то морское.

Д. ШИРЯЕВ: Завершился опрос жителей Петербурга на мажорной ноте. Сначала на вопрос ответила прогуливающаяся с детьми молодая мама Ирина.

ИРИНА: Судостроение начиналось у нас с Адмиралтейства. Насколько я помню историю, российский флот начинался именно оттуда.

Д. ШИРЯЕВ: С ней полностью согласился тёзка первого российского императора петербуржец Пётр.

ПЁТР: Верфи там были, строительство кораблей, видимо.

Д. ШИРЯЕВ: И только лишь одна пожилая женщина ответила вопросом на вопрос.

ПОЖИЛАЯ ЖЕНЩИНА: [Невнятно]

Д. ШИРЯЕВ: Справедливости ради надо отметить, что с этим вопросом корреспондент «Эхо Петербурга» так и не справился.

Н. АСАДОВА: Итак, что же было в первом здании Адмиралтейства?

Л. МАЦИХ: Верфь конечно. Довольно многие угадали, особенно радует, что дамы. Вы в прошлый раз выказали колоссальное здание артиллерии, в этот раз дамы знают про начало судостроения. Абсолютно верно. Там была верфь. Причём, первый вариант здания Адмиралтейства строился по личным чертежам Петра и это было его любимое детище. Надо понимать, что такое был корабль для тех времён. Тогда он был воплощением суммы технологии, как сейчас реактивный самолёт. Поэтому для Петра это была…

Н. АСАДОВА: Как нанотехнологии Вы хотели сказать.

Л. МАЦИХ: Нет, как реактивный самолёт, потому что хоть кто-то понимает, как он устроен, а нанотехнологии никто, видимо. И для Петра это была не только идея-фикс – построить вот такую штуку, как англичане, голландцы, страны, которые господствуют на морях, но и добиться того, чтобы и свои делали не хуже. И при его жизни спустили более 40 кораблей, к моменту его кончины построили довольно много кораблей разных классов. При участии иностранцев, иной раз под их руководством, но делали свои мастера. И всё более и более увеличивался процент тех людей из России, которые принимали участие в проектировании и в изготовлении судов.

То есть, детище Петра – флот, прежде всего. Недаром на игле адмиралтейской, на шпиле, кораблик.

Н. АСАДОВА: А что означает герб Петербурга – перекрещивающиеся якоря, речной и морской.

Л. МАЦИХ: Вот видите, Вы знаете, что герб Петербурга именно перекрещивающиеся якоря. Потому что многие убеждены, что герб Питера – кораблик. Этот символ настолько вошёл в плоть и кровь. На красном поле два перекрещенных якоря – морской и речной, с четырьмя лапами речной, с двумя морской.

Н. АСАДОВА: Какой сигнал должен был дать этот герб жителям России?

Л. МАЦИХ: А вот такой. Тут есть некая полемика, некий экскурс в метафизику. Дело в том, что за всеми делами, которые совершали масоны, братья, есть, помимо пласта житейского, бытового, есть пласт бытийный, метафизический. Применительно к Адмиралтейству и флоту уместно об этом поговорить. У нас время есть для этого?

Н. АСАДОВА: Конечно.

Л. МАЦИХ: Тут дело вот в чём. Если спросить жителя тогдашней России петровской, что нужно сделать для того, чтобы Россия пошла вперёд, какой здание строить? Я думаю, большинство ответило бы, что церковь и увенчать её крестом. А здесь верфь и увенчана корабликом. Это смена парадигмы. Кроме того, массированное внедрение в российскую жизнь Андреевской символики. Андрей был почитаемым святым в России, но не так, как Николай или Георгий. У каждой страны есть некие святые покровители. Андрей – покровитель Шотландии.

И то, что шотландский Андрей попал в Россию – это тоже заслуга Ньютона и Брюса.

Н. АСАДОВА: Надо напомнить, что Яков Брюс был потомком шотландских королей.

Л. МАЦИХ: Прямым потомком и имел права на шотландский престол, он мог на нём воссесть. Но выбрал возвращение в Россию и служение ей. Сам город Петербург – это спор Андрея и Петра, двух апостолов, двух братьев по евангелевскому рассказу. Пётр – апостол Рима и он ключарь рая. Герб Ватикана – два перекрещенных ключа, а герб Петербурга – два перекрещенных якоря. Пётр назначенный апостол, а Андрей первозванный. Тут претензия на первородство и тут вызов католичеству, которое не любили в протестантских Англии и Голландии и не любили в России.

И вызов претензиям Римской церкви на то, что земной рай начинается из Рима. Все дороги ведут в Рим. А вот нет! – говорит Петербург своим фактом своего появления.

Н. АСАДОВА: А третий Рим, как известно, это Москва, откуда так рвался Пётр.

Л. МАЦИХ: Да. Потому что у нас будет не третий Рим, а нечто новое. Новый Парадиз. Тут есть перетолкование знаменитого стиха «Ныне царство божие силою берётся», якорь. Поскольку якорь без силы не опустишь и тем более не поднимешь. Тут очень глубокая символика на самом деле. Тут некая фраза, которая потом тоже станет многим известной, это из масонской песни «Добьёмся мы освобожденья своею собственной рукой». Это из «Интернационала», но это гораздо более поздние вещи. Здесь меседж, говоря по современному, который даёт этот герб, он таков – не столько надейся на божественную помощь, сколько делай сам. Бог помогает тому, кто поможет себе сам.

Это полная смена цивилизационного вектора. Вот всё это в гербе. Кроме того, ключи, которые на гербе Ватикана - Potestas clavium - «Власть ключей», это некий один символ, у кого ключ, тот может открыть любую дверь и овладеть любой тайной. А вот якорь требует гораздо больших усилий для применения. Якорь для корабля, а корабль, в отличие от двери, которая стоит на месте, корабль – некая сущность, всегда устремлённая вперёд. Питер – город глубоко внутренне расколотый, я думаю, это ощущал Пётр.

Что истинный символ Питера? Корабль на шпиле Адмиралтейства, который всегда устремлён куда-то по волнам или якорь, который должен удерживать? На этот вопрос до сих пор нет ответа. С одной стороны Питер – город новизны революционных идей. Все революции начинались в Питере. С другой стороны Питер – город Медного всадника, который над ним царит.

Н. АСАДОВА: Я напомню телефон для смс - +7-985-970-45-45. В конце передачи я обещаю включить телефоны, вы можете позвонить нам и задать нам вопросы в прямом эфире. Я напомню, что мы говорим о масонском Питере, о городе Петра, о том, как масонские идеи воплотились в этом городе и в реформах Петра. Что же означает эта лучезарная дельта, всевидящая ока, мы так об этом и не сказали.

Л. МАЦИХ: Всевидящее око Господне означает, что человек признаёт божий промысел над ним, что бог всё видит и ему есть до тебя дело, т.е. это наполняет человека некой огромной внутренней силой. И этот знак был присущ многим изотерическим традициям и масонства, как их восприемникам. Помимо всего прочего это и некое пожелание удачи. Если вы знаете, этот же знак изображён на купюре в 1 доллар. И говорят, что дизайн её разрабатывал в своё время лично Бенджамин Франклин, который занимал в масонской иерархии исключительно высокое место. Это означает пожелание успеха.

Там есть надпись из «Энеиды» Вергилия «Annuit coeptis…» - «Да взглянет бог благосклонно на наши деяния». Так вот учреждение этой лучезарной дельты в виде треугольника улиц, в виде острова Новая Голландия означает то же самое – да взглянет господь благосклонно на наши грандиозные, небывалые деяния. Пусть у нас будет всё, как в Голландии. Все флаги будут в гости к нам, пусть мы торгуем со всем миром, пусть мы завоюем моря. Пусть мы процветём на торговле, но не будем отступать и в войне. Вот что это значит.

Н. АСАДОВА: А как это всё сочетается с науками? Ведь именно при Петре начался расцвет наук, а именно современных.

Л. МАЦИХ: Расцвет не начался при нём. При нём началась робкая вегетация. Он заложил основы этих наук.

Н. АСАДОВА: По сравнению с тем, что до него было, я бы сказала, что мощный шаг вперёд.

Л. МАЦИХ: Многие науки начинались при нём, это абсолютная правда. Связана непосредственно, поскольку корабль молитвами не построишь и якорь молитвами не поднимешь.

Н. АСАДОВА: А ведь есть же этот вечный спор между знаниями и верой, между религией, религиозным образованием и светским. Как это сочеталось?

Л. МАЦИХ: Как говорил один умный человек, на определённом уровне понимания некоторые проблемы снимаются. И вот как раз Каббала, которая есть основа самых высших слоёв масонского мировоззрения, она снимает эти противоречия. Есть даже некий знак, мы его в своё время обсудим, который очень чётко свидетельствует, что между верой и знаниями противоречий нет. Ну а между образованием светским и духовным это и подавно. При Петре начались вещи, которые воспринимались, как революционные.

Н. АСАДОВА: В частности, церковью воспринимались. Вы же сами сказали, что был брошен вызов третьему Риму – Москве, вызов символике.

Л. МАЦИХ: Не только символике – укладу жизни. Например, поклонение мощам и реликвиям была подорвана, особенно после реформ Прокоповича, о чём мы будем ещё говорить. Но в самом Питере, в самом виде его – каменные дома, без деревянных, вид церквей, шпили, которые иглами вонзаются в небеса, т.е. сам вид города, даже если не входить глубоко в эту метафизику, он уже свидетельствует об ином направлении мышления жителей этого города.

Но церковь была в оппозиции однозначно. Но Пётр эту оппозицию сумел укротить.

Н. АСАДОВА: Да, мы знаем, как он сумел это укротить. Нам задаёт вопрос Андрей из Москвы: «Госпожа ведущие! А вы сами являетесь масонами?» Вы знаете, женщины очень долго вообще… это братья, а мы сёстры, к этой организации никакого отношения не имели довольно долго. Я недавно узнала, что в современной Европе есть ложи женские масонские. Когда начали женщин пускать в масонские ложи? Не так давно, это ХХ, наверное, век, не раньше?

Л. МАЦИХ: Я бы чуть-чуть поправил Вашу формулировку. Дело в том, что женщин не стали пускать в масонские ложи до сих пор. Но женщины начали организовывать свои ложи, сестринства, в противоположность братствам. Такие штуки начали организовываться в конце XVIII века во Франции – сообщества сестёр. А потом в конце XIX века в Англии и США, они существуют. Но, к великому сожалению, они не достигли и тысячной доли того влияния, которые имеют мужские братства.

Н. АСАДОВА: Так что, друзья мои, я никаким образом не могу принадлежать к масонам.

Л. МАЦИХ: Я могу принадлежать, но я не принадлежу. И я не масон. Может быть, если бы я был им, я бы какие-то вещи… был бы связан обетом не рассказывать. Но как частное лицо, как исследователь, могу говорить обо всё, о чём считаю нужным.

Н. АСАДОВА: Как мы отмечали в предыдущей передаче, Леонид Мацих был допущен к некоторым масонским архивам в Нью-Йорке.

Л. МАЦИХ: Да, в Америке. Именно как исследователь. Именно тогда был развеян для меня один из главных мифов, что масоны – это нечто ужасно тайная, всё скрывающая организация. На самом деле есть доступ к подавляющему большинству документов. Другой вопрос – насколько люди могут эти документы понять.

Н. АСАДОВА: По поводу реформ Петра давайте поговорим. Нам Исаф совершенно справедливо пишет: «И как, Петра будем хвалить, а Сталина ругать?» Он намекает на то, что для своей реформы Пётр положил много людских жизней, для того, чтобы Петербург построить и не только…

Л. МАЦИХ: О Сталине я, с Вашего разрешения, говорить не буду на ночь глядя, а о Петре – с удовольствием. Это столь титаническая фигура, о нём столько написано, что его хвалить! Он не нуждается в наших похвалах. Пётр титанический преобразователь России. Реформы, которые он осуществил, невозможны были без издержек. Но если вы думаете, что на строительстве Петербурга погибло столько людей, сколько на рытье Беломоро-Балтийского канала при Сталине, то вы сурово заблуждаетесь.

Дело в том, что рабы, крепостные согнанные, они не создадут ничего великого. Всё по-настоящему великое делали свободные люди. Крепостные и рабы, согнанные из-под палки, не построят корабля. А корабль, как мы говорили, есть величайшее воплощение технологической мысли того времени.

Н. АСАДОВА: А разве при Петре не было крепостных?

Л. МАЦИХ: Были. Вот вам несколько фактов, об этом писал Ключевский. Люди, которые работали в Питере, как мастеровые, получали жалование, на которое содержали всех своих родственников в деревнях. Пётр лично иной раз ел из котла солдат. Он тщательно следил за тем, чем народ питается, в каких условиях живёт. Разумеется, никакого равенства не было сословного, но царь мог два часа подряд махать молотом над наковальней, когда ковали якорь. Он знал, чем народ живёт. Кстати, именно поэтому народ на многие лишения и шёл. Он видел, как царь живёт.

Он не проезжал мимо в лакированных дрожках и не морщил брезгливо нос в надушенный платок. Нет. Он вместе с ними пахал и рубанком, и долотом, и топором, и молотом. Что же касается условий, они были не санаторные. Но не надо представлять их, как рабские. Это был в основном свободный труд, хотя, разумеется, принуждение допускалось и возможно, было излишним по законам того времени.

Н. АСАДОВА: Напомню телефон для смс - +7-985-970-45-45. Кто не спит, кому интересно – задавайте вопросы про масонов. Нас спрашивает Игорь из Москвы: «А что же в Москве не треугольники, а кольца?» Про Москву мы поговорим, мы начали цикл с Москвы. И если вы пройдётесь по Москве и посмотрите на здании я, то вы там можете ни один раз увидеть, например, символ лучезарной дельты. Это тоже вам такое послание от масонов.

Л. МАЦИХ: Да, это пожелание того, чтобы те начинания, которые в этом месте были предприняты, чтобы они успешно завершились. Это ровно это и означает, эта фраза «Взглянет благосклонно Господь». Этого знака совершенно не следует бояться.

Н. АСАДОВА: Перед тем, как мы включим телефоны, я хочу задать Вам последний вопрос. Пётр ведь не был масоном. Нет никаких архивных свидетельство.

Л. МАЦИХ: Никаких пока нет открытых документов, которые говорят о том, что Пётр был масоном. Я выскажу своё мнение, но я на нём не настаиваю. Мне кажется, что Пётр мог бы вступить, но не сделал этого потому, что он никогда не умел вполне подчиняться, а дисциплина в масонских ложах предполагает подчинение даже коронованным особам.

Н. АСАДОВА: Настало время включить телефон и послушать вопросы наших слушателей. Телефон московский прямого эфира 363-36-59. У нас пока на линии только очень активный слушатель, который почти пять тысяч раз позвонил. Мы его не будем заслушивать в эфире. Телефон 363-36-59, звоните, задавайте свои вопросы. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Алексей из Москвы. У меня такой вопрос к Вашему уважаемому гостю. Скажите, пожалуйста, если масоны были столь могущественны, их могущество было чрезвычайно велико, прослеживается ли влияние на политику? Почему масоны не предотвратили экспансию Наполеона? Наполеон ведь тоже был членом масонской ложи.

Н. АСАДОВА: Спасибо большое, Алексей.

Л. МАЦИХ: Алексей, Вы ошибаетесь, Наполеон никогда не был членом масонской ложи, хотя к масонам относился благосклонно. Некоторые из наполеоновских выдвиженцев, которые дослужились от трактирщиков до маршалов, были масонами. Но и противники его могущественные тоже состояли в масонских ложах. Видите ли, не надо предписывать масонам чрезмерного влияния. Тут есть такая ситуация. Обычно преувеличивают нечто те, кто чего-то серьёзного добились. Скажем, масоны многого добились в политике, но у них нет такого влияния, какое Вы приписываете только богу.

Остановить экспансию Наполеона, я думаю, не мог никто из смертных и не знаю, была ли у масонов такая цель. Ведь только самые убеждённые антимасоны говорят о том, что вся мировая история масонами планируется и осуществляется. Я думаю, нет ни одного человека, который мог бы в здравом уме предполагать, что история идёт по кем-то задуманному плану. Как идёт история знает только бог.

Н. АСАДОВА: Звоните, задавайте вопросы. Здравствуйте! Вы в прямом эфире, представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый вечер, уважаемая и любимая радиопередача. У меня такой вопрос. Хотелось бы услышать отношение Александра Сергеевича Пушкина к этому движению, к масонству.

Н. АСАДОВА: Ой, на этот вопрос очень легко ответить.

Л. МАЦИХ: Александр Сергеевич принадлежал к масонам. И Пётр Андреевич Вяземский, князь и друг его и покровитель положил ему в гроб белую перчатку. Так масонский брат прощается с другим братом. Мы дойдём до Александра Сергеевича, мы идём хронологически. Но Пушкин был масоном несомненно. И масонское влияние в его поэзии и в его переменах взглядов очень ощутимы.

Н. АСАДОВА: Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Антон меня зовут, Санкт-Петербург. Скажите, пожалуйста, происхождение самого слова?

Л. МАЦИХ: Масон?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Да.

Л. МАЦИХ: Слово означает «каменщик». Полное название братьев, их организации – Франкмасон или freemason по-английски. То есть, вольный, свободный каменщик. Потому что есть же каменщики подневольные, работающие за деньги или по подряду, а они работают, эти их работы, так масоны называют любой процесс самосовершенствования. Это процесс исключительно добровольный. Масонство есть объединение свободных личностей.

Но первоначальное значение слова масон – это каменщик.

Н. АСАДОВА: А они реально были каменщиками?

Л. МАЦИХ: Нет, это метафора, излюбленный ход мысли у масонов. Идея храма пришла к ним от тамплиеров, Ордена Храмовников, которые хотели восстановить храм Соломона в Иерусалиме.

Н. АСАДОВА: У нас был вопрос на смс, есть ли связь между тамплиерами и масонами?

Л. МАЦИХ: Есть разные версии происхождения масонов. Но одна из них говорит о том, что масоны происходят от тамплиеров. Мне эта версия кажется убедительной, хотя дело каждого – выбирать ту версию, которая кажется убедительной ему. После разгрома тамплиеров королём Филиппом Красивым и его канцлером в XIV веке тамплиеры убежали на окраины тогдашнего христианского мира. Они убежали из Франции и Германии в Швейцарю, в Шотландию, на горные окраины. Это объясняет причину происхождения швейцарских денег, наличие в Швейцарии таких городов, как Сион, это же гора, на которой стоял Соломонов храм в Иерусалиме, Приорат Сионский знаменитый.

Тамплиеры принесли с собой деньги, тайные знания и мечту. Но они пересмотрели свои прежние устремления. Раньше они воевали мечом, а сейчас стали строить молотом и мастерком. Раньше они хотели храм физический, теперь они говорят о храме духовном, раньше храм внешний, теперь внутренний. Они созидают храм в душе. Для этого орудия вольным каменщикам не нужны. Поэтому угольник, циркуль, молоток, отвес, они переосмысливали, масоны. И каждому этому орудию ремесла придавали высший метафизический смысл.

Но храм, который они сооружают, они сооружают в душе у каждого брата. И все они вместе, выражаясь масонским языком, способствуют созиданию храма истины.

Н. АСАДОВА: Тимур спрашивает, были ли при Петре организации, подобные масонам?

Л. МАЦИХ: Были. Было Нептуново общество, мы упоминали о нём в прошлый раз. Оно заседало в Сухаревой башне. Сначала его председателем был Лефорт, потом Патрик Гордон, потом был председателем Брюс, после кончины Гордона и Лефорта. И потом уже, после того, как приобщился к реформам Петра Феофан Прокопович, он был один из ведущих докладчиков. Нептуново общество, видимо, было протомасонской организацией в петровской России.

Но собственно лож масонских, как таковых, с документами, с полномочиями, с грамотами, не было.

Н. АСАДОВА: Да, тут Игорь спрашивает, как же сведения о том, что Пётр состоял в Нептуновой ложе? Вы, собственно, ответили уже.

Л. МАЦИХ: Это не ложа, это Нептуново общество, тут надо различать, это разные типы организаций.

Н. АСАДОВА: Ещё один звонок примем. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Олег, Москва. Меня интересует связь сионизма и масонства.

Н. АСАДОВА: Вы хотите знать, почему возникла такая фраза – жидомасонство?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Есть ли связь?

Л. МАЦИХ: Никакой нет связи. Сионизм – движение евреев за их национальное освобождение, возникшее в конце XIX века и закончившееся созданием государства Израиль, которое есть практическое воплощение политического сионизма. Сионизм говорит о том, что евреи должны бросить те места, где они живут и все уехать в Израиль и жить на новой исторической родине. На новой старой исторической родине. Это и есть настоящий сионизм, без придуманных мифов. А масонство несравненно более древняя, старая, разветвлённая организация, которая объединяла в своих рядах всегда лучших сыновей разных народов.

Но евреев, кстати, практически до начала ХХ века в масоны и не принимали.

Н. АСАДОВА: Потому что это была христианская организация. Ритуалы связаны с христианством.

Л. МАЦИХ: Они практически все с христианством связаны, поскольку родоначальники масонства – это рыцари тамплиеры и монахи разных орденов. Поэтому там евреям было абсолютно не место. Кроме того, нужно было там положить руку на Евангелие. Для евреев тогда это было вероотступничество, они бы на это не пошли. Между сионизмом и масонством никакой связи нет.

Н. АСАДОВА: Телефон 363-36-59, звоните, задавайте вопросы. Здравствуйте! Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Меня зовут Ирина, я из Москвы. Я в своей жизни не так давно столкнулась с астрологами, которые обслуживают масонов, в частности, такими элитными астрологами. Они своим масонам составляют карты на минуту рождения, учитывая все тонкости и в соответствие с этими картами, например, могут им говорить: «Вам дано убивать».

Н. АСАДОВА: В чём вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Вопрос в том, что вы с некоторой симпатией говорите о масонстве. Оно же несёт в себе духовность сугубо отрицательную, к христианству не имеет отношения никакого. То есть, конечно, это детище сатаны. Поэтому Ваша позиция такого образованного человека, она странная, и Вы вводите людей в заблуждение.

Л. МАЦИХ: Моя позиция именно позиция человека образованного, к сожалению, о Вашей позиции я сказать не могу. Вы верите в какие-то нелепые россказни. Масонство, во-первых, далеко не всегда пользовалось услугами астрологов. Насчёт права убивать – это вообще полный бред. В сатану и в дьявола большинство масонов никогда не верило. Масоны искореняли веру в дьявола и это для них было принципиально важно. Дело в том, что вера в дьявола снимает с человека ответственность за его собственные поступки. «Бес попутал», «Дьявол силён».

А вот как раз масонская идеология, она говорила о том, что ты сам творец своей жизни. Это ты можешь переделать свою жизнь. Кстати, Пётр очень этой идеей проникся. Он ведь не верил рассуждениям, которые в его время были очень популярны – «Сын крестьянский, где твоя соха?», «Дворянское чадо, где твоя честь?» Он не верил в сословную предопределённость. Он говорил, что любой человек может выбиться до самых верхов. Примеры Меньшиковых, Демидовых, которые при Петре из самых низов поднялись, это как раз и подтверждает.

Как ни странно, это тоже связано с отсутствием дьявола в мировоззренческой картине мира. Интересная была надпись на дверях учреждённой Петром Кунсткамеры: «Творец всем тварям на свете есть бог. Дьявол ни над какой тварью власти не имеет». И вот это и есть квинтэссенция масонских взглядов на дьявола и на его, якобы, власть над душами. Кто верил в дьявола, тот, по мнению масонов, разделял самые дикие и невежественные предрассудки толпы.

Н. АСАДОВА: Здесь Макс из Москвы, он видимо довольно образован в этом смысле и знает о масонах не понаслышке. Он пишет: «Я с Вами не согласен. Пётр не был масоном, а корабел, включая спекулятивные ноахические ритуалы, общие с масонами. Ньютон был не ареанин, а унитарианин. Это разные вещи, совсем разные!»

Л. МАЦИХ: Ну, если коротко сказать, то Ньютон был антитринитарий, он не верил в Троицу, как её христианский догмат формулирует. Но он был глубоко религиозным человеком. Другое дело, что его религиозность, как у многих масонов, была не церковной.

Н. АСАДОВА: Мы заканчиваем нашу передачу сегодняшнюю. А в следующий раз мы поговорим с вами о том, как Пётр провёл церковную реформу и каким образом масонские идеи повлияли на эти самые реформы. И наш герой следующий будет Феофан Прокопович. Доброй ночи.

Л. МАЦИХ: Всего хорошего.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/633163-echo/

Влияние масонских идей на реформу церкви при Петре I (18.11.2009)

Н. АСАДОВА: Девять минут первого в Москве. У микрофона Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонства Леонид Мацих. Здравствуйте.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Доброй ночи, я бы сказала. Говорить сегодня мы будем о том, как масонские идеи повлияли на церковную реформу Петра. Откуда вообще у Петра идеи реформы церкви появились и почему мы считаем, что именно масонские идеи предопределили эту церковную реформу. С этого, пожалуй, и начнём наше обсуждение.

Л. МАЦИХ: Идеи реформировать церковь появились у Петра с того момента, когда он задумал реформировать державу в целом.

Н. АСАДОВА: А за что он так её не любил?

Л. МАЦИХ: Минуточку! Не нужно думать, что если хотят что-то реформировать – то это непременно не любят, может быть как раз наоборот. Не любят то, что оставляют в косном, стагнирующем, застойном состоянии. Он как раз очень любил своё отечество и поэтому желал ему процветания, которое в тот момент могло быть обеспечено только путём реформ. Но когда он это мероприятие небывалое задумал, он искал для себя союзников. И очень быстро убедился, на кого он может из общественных сил России опереться, а на кого нет.

И обнаружил, что церковь, как социальный институт, и религия, как доктрина – его главные в этом деле противники.

Н. АСАДОВА: Почему?

Л. МАЦИХ: Потому что религия по определению есть вещь достаточно консервативная, а в худших своих проявлениях косная. Ведь всякая религия считает себя силой вневременной. Она объявляет свои догматы действующими всегда и во всех обстоятельствах, неизменными. А государство должно отвечать на вызовы времени. В этом смысле Пётр решил очень быстро и резко, в духе своего бешеного темперамента кипучего, ответить на эти вызовы времени. Здесь церковь ему была никак не союзник.

Н. АСАДОВА: Да, все эти бесчинства…

Л. МАЦИХ: Было дело.

Н. АСАДОВА: Рядили девок пьяных в святых.

Л. МАЦИХ: Ну что делать… Что было, то было. Пётр Великий был человеком необузданного темперамента. Он иной раз не мог совладать с ним. Кроме того, надо учитывать византийскую привычку к холопству и холуйству его подданных, когда никто ему не говорил слова поперёк, а все поддакивали. Бесчинства имели место. Это были настоящие кощунства и бесчинства. Это называлось у него «все шутейшие, все пьянейшие Соборы», когда и девок срамных наряжали в святых, а то и в саму Богородицу и каких-то охальников, пьяниц наряжали патриархами и папами.

Это производило ужасающее впечатление на народ и упрочивало репутацию Петра, как антихриста. И более того, когда он вернулся из Великого Посольства, он немножко поостыл в этих бесчинствах, повзрослел и ума набрался за границей. Но народ, помня о его былых выходках и глядя на его новые дела, сказал, что царь-то наш православный в загранице помер, а его подменили на немчина поганого и жидовина. Это всё работало против репутации Петра.

Но он как-то с этим не считался, он полагал, что он прав. Его отношение к религии было очень болезненным. Он вырос в очень религиозной обстановке, демонстративно религиозной. И он со всей силой юношеского бунта религию и церковь не принял. Но поскольку он не мог этот свой протест облечь ни в какие осмысленные формы, это выражалось в духе бесчинств. А потом, когда он узнал от Ньютона через Брюса, что реформы церкви абсолютно необходимы, церковь и деньги – два главных рычага архимедовых, он стал искать средства.

Но здесь Брюс ничего не мог ему посоветовать. Брюс был протестант и он в дела православия демонстративно не вмешивался. Кроме того, он был человеком очень к религии прохладно относящимся. Нужен был по-настоящему церковный человек. Не просто религиозный, а церковный деятель, князь церкви. И он долго такого искал, государь Пётр и нашёл.

Н. АСАДОВА: Ну, о том, кого он всё-таки, нашёл, кто помог ему провернуть церковную реформу, мы попозже поговорим. Брюс на первых порах, и как мы выяснили в прошлой передаче, он был масоном, по крайней мере, существуют такие данные в архивах масонских отдельных.

Л. МАЦИХ: Несомненно.

Н. АСАДОВА: Он каким-то образом пытался обуздать Петра в его бесчинствах? Почему появилась идея какой-то реформы церкви, а не, может быть, её уничтожения или просто её отмести как-то

Л. МАЦИХ: Надо разделить Ваш вопрос на три плоскости. Во-первых, об уничтожении церкви или о том, чтобы её отмести куда-то, никто, разумеется, не помышлял. Это означало вызвать просто Гражданскую войну в стране. При поголовной религиозности населения. Таких целей никогда никто не ставил. Второй аспект – урезонивал ли Брюс Петра. Да. Брюс был человеком хладнокровным и не склонным к эмоциональным метаниям. Пётр был же человеком необузданного темперамента и некоторые даже говорят, что страдал эпилепсией. И всё это дурно сказывалось на его характере.

Что касается третьего аспекта, речь шла о том, чтобы или церковь сделать своим союзником, либо, если это не удастся, то сделать так, чтобы, как говорили, противники петровских церковных реформ, чтобы один орёл на гербе второго заклевал. Чтобы священство и царство не были в равных позициях, но чтобы царство, государственная власть, явно и однозначно подмяли бы под себя священство и церковь.

Н. АСАДОВА: И друг Петра Меньшиков Алексашка, потом князь Меньшиков светлейший, он так же набрался этих идей, но так, вскользь, и в связи с этим воздвиг Меньшикову башню, о которой мы сегодня поговорим. Вызов православию.

Александр Данилович Меншиков

Л. МАЦИХ: Да, это Вы очень точно определили. Насчёт Вашего предыдущего термина «провернул церковную реформу», тут я бы спорил, а насчёт Алексашки Меньшикова, который набрался идей – это очень верно Вы подметили. Он именно идей набрался. Он их не понял и они остались у него не переваренным грузом. Но он хотел сделать нечто по нраву царю, во-вторых, он всей душой не любил прежний порядок, при котором он был никем. И он не любил Москву, которая помнила его Алексашкой, пирожником, его упрекали худородностью, что он там пироги с собачатиной торговал. Смеялись над ним в той самой Мясницкой слободе, где он хотел эту башню воздвигнуть, где он специально прикупал участки, будучи сержантом Преображенского полка.

И в конце-концов, эту башню построил. Именно башню, как вызов. То есть, есть такая плебейская реакция на великую идею церковных реформ.

Н. АСАДОВА: О том, что знают нынешние жители Москвы о Меньшиковой башне, мы попытались выяснить рядом с Меньшиковой башней. И туда сходил и поговорил с проходящим мимо народом Алексей Дурново.

Меншикова башня в наши дни

А. ДУРНОВО: Церковь, конечно, красивая, уютная, приятная, сфотографировать хочется. Но когда, кто и зачем построил – бог его знает. Вот такое резюме моего похода в Архангельский переулок и общения с прохожими. Лишь единицам известна история здания, да и то очень приблизительная. Зато церковь Архангела Гавриила, она же Меньшикова башня, пришлась по вкусу всем, кто смотрел на неё. Елена Дмитриевна по моей просьбе пять минут осматривала Меньшикову башню и отметила некоторые её архитектурные особенности.

Меншикова башня, гравюра Зубова 1711 года

ЕЛЕНА ДМИТРИЕВНА: Сейчас со снегом нравится. Оформление окон нравится. Мне бросились именно окна сразу. Я люблю такие здания с башенками, я вообще люблю старые здания.

А. ДУРНОВО: Осмотрел церковь и Юрий. Ему храм очень понравился. И он даже припомнил его неофициальное название. Подумав с минуту, предположил, что названа в честь Меньшикова без каких-то специальных причин.

ЮРИЙ: Очень замечательная. Она старинная, здесь в начале XIX века… Лепнина эта… Покрашена очень хорошо. Реставрация недавно была сделана. Меньшикова… Ну, значит Меньшиков у нас князь, барин, наверное, в честь него.

А. ДУРНОВО: Виталий часто заходит в церковь и очень её хвалит. Даже дату основания Меньшиковой башни он вспомнил без особенных затруднений.

ВИТАЛИЙ: 1704 год. Называлась Меньшикова башня. Она и внешне, и внутренне нравится, я сюда захожу. Хороший храм, уютный.

А. ДУРНОВО: Елена прогуливалась по окрестностям и на церковь сразу обратила внимание. Про Меньшикову башню она услышала впервые и решила, что скорее всего сподвижник Петра Великого в своё время в этом здании поселился.

ЕЛЕНА: Пыталась узнать, что это… Архангельский переулок. Наверное, что-то было с князем Меньшиковым связано. Может быть, он там заперся и молился. Сфотографировать хочется, на яйцо похож купол.

А. ДУРНОВО: Другая Елена в церковь Архангела Гавриила ходит с детства. Говорит, что внутри ей очень нравится. Вот, правда, ни истории, ни названия храма она не знает. Зато часто видела церковь по телевизору.

ЕЛЕНА: Я с детства ходила в эту церковь. Хорошая церковь, она очень старая. Приход хороший, батюшка хороший служит. Со знанием – беда. Во многих фильмах видела, часто снимали. Сейчас если клипы снимают о Москве, частенько вижу именно эту церковь.

А. ДУРНОВО: Дмитрий – единственный человек, который знаком с историей Меньшиковой башни. Точнее, с легендой, которая связана с первыми годами существования здания. В итоге Дмитрий припомнил историю знаменитого пожара 1723 года.

ДМИТРИЙ: Барокко. Так называемая Меньшикова башня. Известная легенда, что она в своё время была построена, превышая положенный размер. И после этого был пожар и немножко перестроили, уменьшили, чтобы она была не выше кремлёвских соборов.

А. ДУРНОВО: В своё время про Меньшикову говорили, что она сестра колокольни Ивана Великого. Однако, это родство не прибавило ей известности. Хотя внешне красавица башня нравится всем. Впрочем, теперь её легко можно не заметить. Ведь Меньшикова башня, некогда самое высокое здание Москвы, со всех сторон окружена жилыми домами, многие из которых сами возвышаются над названной сестрой Ивана Великого.

Н. АСАДОВА: Да, это была московская улица. Не очень много знают наши сограждане о Меньшиковой башне.

Л. МАЦИХ: Я думаю, о других церквях они знают не меньше. Не так плохо, вполне изрядно. И вспомнили о том, что она была высокая и упомянули о том, что она бросала вызов кремлёвским соборам, она была выше колокольни Ивана Великого. На три метра выше. А это, безусловно, вызов.

Н. АСАДОВА: И выглядела она не так, как сейчас выглядит.

Л. МАЦИХ: Она пять раз перестраивалась до того момента, пока приобрела современный вид, какой приобрела в середине XIX века. А начали строить её в 1704 году, за три года её построили, архитектор Иван Петрович Зарудный. А прислал его из Полтавы гетман Иван Степанович Мазепа, тогда он ещё состоял в дружбе и с Меньшиковым, и с государем Петром. И вот Зарудный под руководством итальянских архитекторов построил небывалую башню. Но современный её вид очень отличается от того, что был.

Н. АСАДОВА: На гравюре Зубова 1711 года Меньшикова башня выглядит действительно потрясающе. Она была 84 с лишним метра в высоту. И что меня удивило, она завершалась высоким шпилем, увенчанным флюгером в виде фигуры парящего ангела с крестом в руке. Что вообще очень необычно для православного храма.

Л. МАЦИХ: Сам по себе ангел с крестом в руке – вещь вполне обычная для православного храма. Необычно, что он в виде флюгера, ангел должен стоять прочно. А что ещё более необычно – это название. В России Гавриил не самый почитаемый святой. А специально назвали баню или церковь. А почему так? В христианской ангелологии у каждого ангела есть свои функции. Гавриил – ангел провозвестник. Он известил Марию в Благовещенье о том, что у неё родится ребёнок необычный. «Благословенна ты в женах» - это его слова.

И он же в своё время возвестит о Страшном Суде. Это не просто ангел с трубой, это Гавриил с трубой, которая вещует Страшный Суд. И здесь весь замысел Алексашки, святейшего князя, в полной мере предстаёт. Это проклятье своему прошлому и прощание с ним. Он говорит всем жителям Мясницкой слободы и всей Москве, замшелой и затхлой, как он её представлял, о том, что всё. Ребята, это для вас Страшный суд. Готовьтесь и кайтесь. А спасётся только малое стадо, которое будет жить вот в таких вот, по-видимому, зданиях, формой напоминающих то ли готические соборы с остроконечными шпилями, то ли протестантские ратуши с часами. Там же были часы.

Н. АСАДОВА: Да! В 1708 году, уже после того, как Меньшикова башня была построена, на неё установили часы с курантами, которые били каждые 15 минут, полчаса и каждый час. И заказали их в Англии.

Л. МАЦИХ: Да, заказали их в Лондоне. Тогда такие умели делать только в Англии и Голландии. Тогда даже в Германии не делали подобных часов. Это тоже был некоторый элемент вызова. Как бы Momento Mori – Помни о смерти. Башня самим видом своим и звоном курантов отсчитывает время, которое осталось до конца по тому старому укладу, с которым Меньшиков прощался.

Н. АСАДОВА: Вы думаете, что Меньшиков всё это вкладывал…

Л. МАЦИХ: Я думаю, что он так рассуждал. Он не мог облечь свои антимосковские, антицерковные чувства в нечто более осмысленное. Но он рассказал архитектору о всём том, что его обуревает. И надо сказать, что его заказ был выполнен превосходно. Кстати, этот самый шпиль, он очень напоминает шпиль Петропавловского собора в Питере. И не исключено, что одно повлияло на другое.

Н. АСАДОВА: Да, да, да! Кстати, некоторые архитекторы и историки об этом как раз упоминают. Что ещё необычного было в этой башне? Её украшало невиданное дотоле обилие каменных скульптур. Гирлянды из цветов, фруктов, вазы, карнизы и колонны. Две колонны.

Две колонны Соломонова Храма

Л. МАЦИХ: Давайте разделим. Вазы и карнизы отдельно, а…

Н. АСАДОВА: …а котлеты отдельно.

Л. МАЦИХ: …а столбы отдельно. Само по себе украшательство есть отступление от строго греческого византийского канона, который приписывает церкви быть строгой. А барочные эти все навороты – гирлянды, цветы, фрукты, корзины и раковины – это дань архитектурной моде того времени. А столбы – вещь более серьёзная. Столбов было два. И они ,как мы знаем из описания, были подписаны латинскими буквами. И символизировали они ничто другое, как два столпа Соломонова храма в Иерусалиме – Яхин и Боаз. Так описано в книге «Царство» процесс сооружения этого храма.

И этот символ, очень значимый в масонской символике, на всех масонских коврах, святынях, непременно эти два столба изображаются, либо в лепном варианте, если это здание, либо в живописном. А столбы эти именные. Яхин и Боаз – Здесь сила моя да воздвигнется. Так говорит бог Соломону, строителю храма. Поскольку масоны возводят свою генеалогию от Соломона и строителя его храма Хирама. То для них утверждение этих двух столбов – это столб и утверждение истины. Они с большой охотой эту архитектурную деталь употребляли. Это вещь, абсолютно расходящаяся с православным каноном. В Москве это было уникальное сооружение.

Н. АСАДОВА: Надо сказать, что так же, как один из слушателей заметил, что в 1723 году от удара молнией сгорел верхний деревянный ярус с часами, а потом колокола обвалились и обрушили, проломили своды церкви.

Л. МАЦИХ: Там была более грустная история. Она и смешная, и грустная, как и всё в нашей жизни переплетено. Дело в том, что церковь не любил народ, не ходил туда.

Н. АСАДОВА: Да! Знаете, я, например, другие данные нашла. Здесь москвичи говорили, что Сухарева башня, о которой мы в прошлый раз говорили, невеста Ивана Великого, а Меньшикова – её сестра.

Л. МАЦИХ: Сестра ведь может по-разному себя вести. А невеста должна быть безупречна, чего о сестре не всегда можно сказать, как мы понимаем. На самом деле не любили. И летописцы, историки Москвы, они писали о том, что никогда народ эту церковь не приветствовал. И кроме того, у самого Алексашки Меньшикова была в Москве слава далеко не самая лучшая. Когда попала молния в шпиль, то оплавился ангел.

Н. АСАДОВА: Нехороший символ.

Л. МАЦИХ: Очень нехороший и грозное предзнаменование. Мясники – народ грубый и язвительные. Они сказали, что вот, смотрите, что случилось с этим самым Гавриилом. Гавриил, мол, ваш… не могу привести в эфире эту фразу, но она очень красноречивая. Когда масса бронзы оплыла, понятно, на что она была похожа. И потом не хотели даже ремонтировать эту башню. И она практически… можно было спасти, вероятно, так писали современники, но допустили до такого состояния, что выгорели балки несущие и колокола огромные, многотонные, упали вниз.

Н. АСАДОВА: И х там было 50.

Л. МАЦИХ: Да. И тогда башня стала обречена. Если бы хотели спасти, этого бы не допустили. Народное отношение к башне видно очень чётко. Они понимали, люди, не могли, может, облечь в слова, но они понимали, что это вызов им, их укладу, их религиозности и их церкви.

Н. АСАДОВА: Мы на сайте проводили викторину, как обычно мы это делаем перед каждой передачей. Мы привели несколько гравюр, фотографий, среди них была Пизанская башня. Мы так пошутили немножечко.

Л. МАЦИХ: И что. Пизанскую приняли за Меньшикову?

Н. АСАДОВА: Наверное, были люди, которые приняли. Мы спросили, какая из этих башен, которые были приведены на фотографиях и гравюрах, являлась Меньшиковой башней после того, как она была реставрирована в 1723 году. И тогда она уже выглядела тоже не так, как сейчас. И надо сказать, что 57% принявших участие в викторине, ответили правильно, дали хотя бы один правильный ответ.

Л. МАЦИХ: Молодцы.

Н. АСАДОВА: И надо сказать, что возраст победителей становится всё старше. Их было пять. Они получают книгу Николая Павленко из серии ЖЗЛ про Лефорта, про ещё одного сподвижника Петра I. Итак, победитель Игорь Тихонов из Балашихи, 39 лет, 8-916-993, Олег Копранов из Москвы – 7-905-580, Михаил Дмитриев из Щербинки, 50 лет, телефон – 8-903-228, Миронова Наталья из Москвы, 59 лет, телефон 8-499-155 и Александр Воеводский из Санкт-Петербурга, 55 лет, телефон 8-921-940. Вы получаете книгу Николая Павленко из серии ЖЗЛ о Лефорте.

А мы продолжаем нашу передачу. Если Алексашка Меньшиков, не будучи учёным человеком, довольно поверхностно понимал задумку Петра о реформе церкви, то когда же Пётр встретил того человека, который помог ему провести эту реформу?

Л. МАЦИХ: Он его встретил после того, как Меньшикова башня уже стояла. Она строилась, напомню, с 1704 по 1707 гг., а в 1709 году Пётр отправился на Украину. И была знаменитая Полтавская баталия, которая, как сам Пётр писал, «конфузией обернувшись в викторию преобразилась». То есть, начавшись едва ли ни как поражение, закончилась полной победой. Там Александр Меньшиков увидел этого человека. Это был Феофан Прокопович.

Феофан Прокопович

Тогда он был профессором Киевско-Могилянской академии, преподавал пиитику, литургику, славился, как златоуст, как человек, необыкновенно красноречивый.

Он сказал похвальное слово по поводу полтавской виктории. Он осудил гетмана Мазепу, который, по мнению Петра, был предателем, чем заслужил милость Петра и обратил на себя внимание даже Меньшикова, который хоть и был безграмотен до глубины души, но ценил красивое слово.

Н. АСАДОВА: Да, но вообще Феофан Прокопович, он же целый миф создал о Полтавской битве. И он уподобил Петра Самсону.

Л. МАЦИХ: Он создал множество мифов. Он был человеком очень велеречивым. Он сравнивал Петра с Самсоном, библейским персонажем, отсюда знаменитый мотив, когда российский Самсон разрывает пасть Суэцкому льву. Лев был государственным символом Швеции. Он сравнивал Петра с Александром Невским, с царём Давидом и царём Соломонов.

Н. АСАДОВА: В общем, пиарщик.

Л. МАЦИХ: Он был прославителем. Отчасти искренне, отчасти от того, что он осознавал себя на службе. Он был придворный церковный деятель. И по духу своему Феофан Прокопович был лукавый царедворец, в византийских традициях.

Н. АСАДОВА: У нас по традиции есть портрет нашего сегодняшнего героя – Феофана Прокоповича, который написал Алексей Дурново. Давайте его послушаем.

А. ДУРНОВО: Многие воспринимают Феофана Прокоповича именно как писателя, потому что известное дело русской литературы конца XVII, первой половины VIII века стоит на трёх китах. И это вовсе не Ломоносов, Державин и протопоп Аввакум, а Симеон Полоцкий, Антиох Кантемир и Феофан Прокопович. Последний, кстати, конечно же, имеет полное право называться писателем. Вот только далеко не своими литературными трудами был знаменит этот выходец из купеческой семьи. Большую часть жизни он посвятил церкви, в которой занимал руководящие посты.

А начиналось всё в конце XVII века, когда Феофан, или в то время ещё Елеазар Прокопович покинул Киев, где получил образование и отправился в Рим. В древнем городе юноша поступил в знаменитую в то время Коллегию св. Афанасия. Это заведение было настоящим оплотом иезуитов. И чтобы учиться там, требовалось принять католичество. Феофан не остановился перед сменой веры, а получив образование в Коллегии, уехал обратно на родину.

Тут, кстати, он вновь проявил гибкость в вопросах веры и снова принял православие. В Киеве Феофан посвятил себя преподаванию, обучал учеников философии, риторики, а позднее – богословию. А заодно выступал ярым противником традиции старой, т.е. допетровской, Руси. Эта деятельность чрезвычайно понравилась самому Петру, в 1711 году, во время Прусского похода, царь вызвал Прокоповича к себе. Назад Феофан вернулся игуменом братского монастыря в Киеве и ректором городской Академии.

Пять лет спустя Прокопович перебрался в Петербург, где в течение долгого времени занимался, строго говоря, пропагандой деятельности правительства. Разъяснял основы политики Петра и высмеивал несогласных. Со временем стал архиепископом Новгородским, а с 1721 года – вице-президентом Святейшего Синода. Причём, ненадолго. Через год умер Стефан Яворский, и Прокопович сделался пусть и неофициальным, но фактическим руководителем Синода. И при том, что Феофан был лицом духовным, он всячески оспаривал авторитет церкви, добиваясь свободного и нестереотипного отношения ко всем вопросам науки и быта.

И не будем забывать, именно при Петре в России завершился процесс перехода духовной власти под крыло светской, с церковными реформами, инициатором которых выступал царь и с покушением на тайну исповеди. Немалую роль в этом сыграл Прокопович, который менял вероисповедание без особых душевных терзаний.

Н. АСАДОВА: Вот такая вот противоречивая фигура Феофана Прокоповича. У меня главный к Вам вопрос. Почему мы считаем, что он имеет отношение к масонству? А пока Вы думаете, я объявлю телефон для смс, чтобы нам могли писать свои вопросы, какие-то измышления по поводу нашей сегодняшней темы. Итак, телефон для смс - +7-985-970-45-45. Говорим мы сейчас о Феофане Прокоповиче и о петровской реформе церкви. Пишите, задавайте свои вопросы. Почему он был масоном?

Л. МАЦИХ: Надо начинать с самого начала. Портрет Алексея хронологически верен, но по духу, с точки зрения пафоса жизни Феофана Прокоповича, никак согласиться не могу. Он не был пропагандистом политики партии в деревне, как некое купленное перо. Он был человек искренний, тоже очень темпераментный. И давайте чуть-чуть обогатим тот замечательный портрет, который написал Алексей Дурново. Во-первых, он остался сиротой в юном возрасте. Его воспитал дядя, который был лицом духовным. Он проявил небывалые способности.

В 16 лет на него обратили внимание в Киево-Могилянской Академии униаты, греко-католики и собственно католики, и за него конкурировали три такие мощные организации.

Н. АСАДОВА: Говорят, что он мог процитировать Писание с любого места.

Л. МАЦИХ: Не сразу, в 16 ещё нет, но у него была феноменальная память и колоссальная жажда к учению. Он был в этом смысле человеком, созданным для учёбы, он был кабинетный человек. Учиться по-настоящему в Киеве для его даровании я было особо нечему, про Москву и говорить не приходится, и он уехал. Он несколько раз сменил вероисповедание. Видимо, в молодом ещё возрасте ему запала глубоко в голову мысль о том, что цель оправдывает средства. Для него целью была учёба, постижение мира, непрерывная учёба.

А во-вторых, он, видимо, хотел служить по-настоящему высокой, великой миссии, как он её понимал. Он учился в Риме так, что он по двое суток не выходил из кельи. И иезуиты хотели представить его самому Папе. Многие ли из достаточно молодых послушников удостаивались такой чести? Но он не полюбил католичество. К тому моменту, как он ушёл из Рима пешком, он убежал практически, он сменил религию в третий раз. Отправился в Швейцарию, в Германию. Этот период его жизни самый тёмный. О нём он сам не любил вспоминать и как-то загадками, в своём велеречивом стиле говорил.

Однако, есть свидетельство того, что он был принят в масоны и он сблизился с …

Н. АСАДОВА: Где эти свидетельства можно найти?

Л. МАЦИХ: Они есть в зарубежных масонских архивах, поскольку нет ничего тайного, что ни станет явным. Надо только дождаться Страшного Суда. И всё когда-нибудь обязательно будет опубликовано.

Н. АСАДОВА: Ну, нам повезло больше, мы уже знаем.

Л. МАЦИХ: Да, мы знаем о том, что Прокопович разделял масонские взгляды. Мы можем судить об этом так же, как в случае с Ньютоном. Не столько по словам его и по декларациям, сколько по его делам.

Н. АСАДОВА: Хорошо. То, что делал Прокопович, привело к абсолютной монархии в России. Церковь была полностью подчинена государству и я не очень понимаю, как это соотносится с идеями масонскими о свободе, равенстве и братстве.

Л. МАЦИХ: Во-первых, абсолютная монархия была, слава богу, и до Прокоповича. Это была абсолютная монархия, но такого, азиатско-татарско-византийского типа. А он всячески прославлял просвещенный абсолютизм западного толка. Если сравнивать одну и другую систему, то вторая предпочтительней. Во-первых, Пётр, вдохновляемый в том числе и Прокоповичем и с его церковного благословления, он сломал крылья боярской вольнице, ограничил местничество. Он прекратил бесчинства стрельцов, как приторианской гвардии, которые по своему произволу свергали царей, бросали на пики с крыльца бояр и т.д. Это всё прекратилось.

Один начальник стал. Это всегда лучше, чем произвол, анархия и местничество. Во-вторых, Прокопович ратовал за просвещённую монархию. И при Петре она была таковой. Кроме того, относительно той ситуации, в которой была Россия при Алексее Михайловиче и до Петра, при Петре создана была большая вертикальная мобильность. Пётр был против социальной предопределённости. При нём и купеческие дети, и мещанские, и солдатские, и даже крестьянские, неслыханная в ту пору вещь, они могли выслужиться до очень высоких чинов.

Н. АСАДОВА: А почему церковь этому мешала?

Л. МАЦИХ: Церковь не мешала этому конкретно. Просто церковь освещала всем своим гигантским авторитетом старый, косный, рутинный порядок, объявляя его данным раз и навсегда. А новизна идей Прокоповича была в том, что нет ничего раз и навсегда данного. Вот смотрите, чего ожидали от Прокоповича? Проповедей, как от епископа, потом архиепископа о том, что мир погряз во грехах, всё гибнет, покайтесь, ибо конец близок. Церковная проповедь в этом смысле всегда одинакова. О том, что никогда ещё не было так плохо, как сейчас. Ещё один шаг – и мир полетит в пропасть.

А он вместо этого сказал о том ,что мы на подъёме, ребята, мы идём вперёд! Победной славы русский флаг, песни флоту! Пётр не антихрист нисколько, наоборот, он ведёт нас к новым победам. Вот этого ему, кстати, его духовные коллеги, церковные люди, не могли простить.

Н. АСАДОВА: Конечно, не могли ему простить! Кроме того, что происходило тогда. Отнимали у церкви деньги.

Л. МАЦИХ: Нет, это при большевиках, Вы путаете. Облагали налогом неким.

Н. АСАДОВА: Да. А раньше этого не делали.

Л. МАЦИХ: Раньше церковь диктовала государству. Патриарх Никон мог уйти и заставлять царя Алексея Михайловича чуть ли ни на коленях его вернуться.

Н. АСАДОВА: Снимали колокола и переплавляли их на пушки.

Л. МАЦИХ: Колокола снимал Пётр до того момента, пока он ни познакомился с Прокоповичем. При Прокоповиче никаких подобных бесчинств не было. Эти все кощунства, о которых мы говорили в первой части передачи, при Прокоповиче прекратились.

Н. АСАДОВА: По Указу 1724 года количество монахов в монастыре ставится в прямую зависимость от числа людей, за которыми они ухаживают. То есть, ограничивалось количество монахов.

Л. МАЦИХ: Вам это кажется плохо?

Н. АСАДОВА: Это посягательство на дела церкви.

Л. МАЦИХ: Монашество рассматривалось Прокоповичем, да и Петром, конечно, как паразитический класс. Тут надо понять принципиальную вещь. Прокопович был революционером под стать Великому Петру в том смысле, что он не рассматривал церковь, как мистическое тело Христово, как обитель благодати. Он рассматривал церковь, как социальную институцию. А раз она такова, то она, как и все социальные институции, подлежит реформам. Вот в чём революционность его мысли. Так мог сформулировать только гений.

Поэтому нельзя мерить общим аршином. А вот вопрос, является ли церковь направляющей силой государства или силой реакционной, это вопрос мировоззрения каждого человека. Есть историки, в том числе и выдающиеся, которые говорят о том, что Прокопович сломал православию хребет. Лев Толстой говорил, что при Прокоповиче произошла ужасная подмена – вместо священника по нравственному убеждению поставили попа по казенной должности.

Н. АСАДОВА: Да, был создан Синод.

Л. МАЦИХ: Сначала Духовная Коллегия даже, а потом Святейший Синод. Но есть другие историки, которые говорят, что превосходно сделал Прокопович, поскольку церковь перестала быть путами на ногах российской молодой державы, кандалами, которые её сковывают. А тут каждый решает этот вопрос для себя. Но для Петра ответ был совершенно очевиден. Он конечно рассматривал церковь, как реакционную силу, которая мешает его реформам.

Н. АСАДОВА: Телефон для смс +7-985-970-45-45. Пишите свои вопросы, замечания какие-то, сомнения может быть какие-то у вас есть по этому поводу. Феофан Прокопович, помимо своей церковной и литературной деятельности, сейчас бы, наверное, сказали, занимался политологией. У него есть произведения о политике. В частности, он говорил о том, что в обществе высшая власть образовалась путём договора. Это известная история.

Л. МАЦИХ: Минуточка. Идея общественного договора была высказана Руссо на сто лет позже. Прокопович опередил своё время вот на сколько! А Вы говорите об этом, как об общем месте.

Н. АСАДОВА: Там не совсем так было. Прокопович не совсем так выражал…

Л. МАЦИХ: Похожим образом. Это, кстати, одна из коренных масонских идей о том, что власть не обладает сакральной природой. Нет священной особы государя.

Н. АСАДОВА: Правда, Прокопович замечает, что не без помощи бога.

Л. МАЦИХ: Тут принципиальный момент. Это момент этиологический, на ночь глядя говорить опасно, но раз уж мы затронули Прокоповича… Если у государя священная природа, на царскую власть нельзя посягать. Если власть, в том числе и царская, это продукт договора, тогда получается, любая власть в последнем счёте – это нанятый менеджмент. Вот в чём масонские идеи проявились!

Н. АСАДОВА: При этом у Прокоповича немножко другая идея была. Он говорит, что да, образовался этот договор, при заключении которого народ полностью отказался от своего суверенитета, «не оставляющий себе никакой свободности» - пишет Прокопович. Среди четырёх форм правления, которые он называет – демократия, аристократия, монархия и смешенная форма республики. Он говорит, что в аристократиях своя корыстная борьба партий разоряет страну, а в демократиях часто спихивают мятежи и смуты. Для России же самой многополезной и благонадёжной формой является абсолютная монархия, которая единственно способна обеспечить русскому народу беспечалье и блаженство.

Всё равно я не понимаю, как это должно сочетаться со свободой, равенством и братством.

Л. МАЦИХ: Минутку. В России всегда была только одна форма правления – самодержавия. Вы будете с этим спорить?

Н. АСАДОВА: Нет, не буду. Но считают, что абсолютная форма монархии укрепилась именно при Петре.

Л. МАЦИХ: Я думаю, что нет. При Петре укрепилась имперская форма монархии, бюрократия, как особый класс, управляемость многократно возросла. И при Петре появились имперские возможности. Иноверцы и инородцы, т.е. люди не православного вероисповедания, не русские по национальности, смогли занять достаточно высокие должности. Это имперский подход. Когда не церковный критерий, а деловой.

Кроме того, Прокопович кое в чём Петру льстил и писал угодливо. Но он искренне верил, он хорошо знал свой народ. Что для российского народа, кстати, и для славян в целом, он и украинский народ не выделял из этого числа, для этих народов самодержавие является самой подходящей формой правления. Все последующие годы это блестяще доказали. Что касается идеи равенства и братства, до них надо дорасти. Идеи Прокоповича, они здесь выражались вот в чём.

В том, например, что человек должен жить по своей воле. Например, Прокопович в духе в целом ряде своих эпистол, посланий по духу он перекликался в Джордано Бруно. Но Бруно сожгли, Прокопович творил позже и этого не опасался. Хотя, когда по его благословению Брюс опубликовал книжку в Москве «Мирозрение о небесных и земных глобусах», это вызвало бешеный скандал. Но её переиздавали два раза. При Прокоповиче стали впервые печатать книги на латыни. Сначала математические, но потом и богословские. Это был переворот в мировоззрении.

Свобода, равенство и братство, по-видимому, он как реалист, не считал возможным внедрить при своей жизни. Но он начинал с перемены мировоззрения людей.

Н. АСАДОВА: Телефон для смс +7-985-970-45-45. Говорим мы о Феофане Прокоповиче и о реформе церкви при Петре I. И о том, как масонские идеи повлияли на этот процесс. Так же, пока вы пишите, другие, кто не пишет, могут нам позвонить в студию и задать свои вопросы по телефону 363-36-59 – это московский телефон. Звоните, задавайте свои вопросы. Пока я хочу Вам задать вопрос, Леонид. Ведь Прокопович был ярым поборником просвещения. И он как раз очень много речей сказал по поводу того, что учение должно быть светским, а не религиозным. В этом тоже есть его большая заслуга.

Л. МАЦИХ: Огромная заслуга. Это тем более странно, что такие слова говорит князь церкви, епископ, а он защищает светское образование. Он внёс большой вклад в дело подрыва того, что считал суевериями. Вера в реликвии, в мощи, поклонение иконам, он насмехался над этим, иной раз очень едко. Это уже не были бесчинства в духе Петра. Но это была очень едкая сатира. И этого ему простить не могли. Но он был человеком по-настоящему великим. Вспоминаю я стихотворенье, которое ему посветил масонский поэт Василий Иванович Майков. Он там пишет так.

Великого Петра дел славных проповедник,

Витийством Златоуст, муз чистых собеседник,

Историк, богослов, мудрец российских стран -

Таков был пастырь стад словесных Феофан.

Он подчёркивает его энциклопедичность.

Н. АСАДОВА: Телефон прямого эфира 363-36-59 – звоните и задавайте свои вопросы. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Татьяна из Москвы. Будьте добры, как Вы Писемского роман «Масоны» оцениваете?

Л. МАЦИХ: Роман Писемского «Масоны» никак не оцениваю. Я его, к великому сожалению, не читал.

Н. АСАДОВА: Надо прочитать к следующему эфиру. Телефон 363-36-59. Говорим мы о деятельности Феофана Прокоповича и о реформе церкви при Петре I, о том, как масонские идеи повлияли на это. У нас на сайте пришёл вопрос. Мы прошлую передачу упомянули, что женщин не принимали в масонские ложи. Нас поправили и сказали, что нет-таки, принимали с XVIII века.

Л. МАЦИХ: Это относительная поправка. На самом деле не принимали. Но были во Франции, самой галантной стране мира, французы не могли пройти мимо такой несправедливости, там возникло такое явление, как присоединённая ложа. Они были смешенного состава. Но их никто на самом деле всерьёз не воспринимал. Они не оставили никакого заметного следа в деятельности масонов. Ни в политическом, ни в религиозном, ни в духовном.

Н. АСАДОВА: У нас есть звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Доброй ночи. Меня зовут Елена и я хотела задать такой вопрос. Какая связь между масонами и розенкрейцерами?

Л. МАЦИХ: Хороший вопрос. Мы к нему ещё вернёмся в наших передачах, не сомневайтесь, слушайте нас внимательно. Пока же скажу коротко – между масонами и розенкрейцерами связь самая непосредственная. Между ними есть и очень существенное различие. Главное заключается в том, что розенкрейцеры совершенно не ставили перед собой политических задач. И розенкрейцеры – организация в высшей степени закрытая, тайная и кастовая. В этом смысле масоны, несмотря на все предрассудки, которые вокруг них существуют, гораздо более открытые и прозрачные.

Н. АСАДОВА: У нас ещё один есть телефонный звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Меня зовут Антон. Скажите, пожалуйста, как вы думаете, по вашей оценке, в какие годы масонство было наиболее влиятельно в целом?

Л. МАЦИХ: Где? В России или в мире?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Вообще. Какая-то мощная акция в целом, в мире.

Л. МАЦИХ: Про мир в целом трудно говорить, мир велик, Антон. В каждой стране этот пик активности приходился на разные годы. Но золотой век масонства был, конечно, конец XVIII века. Тогда масоны добились выдающихся успехов в Европе и в США,

Н. АСАДОВА: А пример какой-то приведите.

Л. МАЦИХ: Например, США, которые тогда начинали свой славный путь, они во многом были, без преувеличения, масонским проектом.

Н. АСАДОВА: Да, это правда, там 13 человек, подписавших Декларацию о независимости, были масонами.

Л. МАЦИХ: Да, идеи масонства были заложены краеугольным камнем США. Кстати, тогда же и в России, при Екатерине, ещё до начала репрессий, Екатерина ведь долго правила, до 1789 года в России масонство было очень популярно и сильно.

Н. АСАДОВА: И даже модно в какой-то момент.

Л. МАЦИХ: Оно было исключительно модно, как всё сильное. Модное становится сильным.

Н. АСАДОВА: Телефон прямого эфира 363-36-59. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Николай Парфёнович меня зовут. Я не по масонству, а в целом такой вопрос. Влияние православного христианства на материальный уровень жизни российского народа.

Н. АСАДОВА: Вы знаете, я прошу прощения, что прервала Вас, но мы сейчас о другом говорим. У нас передача полностью посвящена идеям масонства и о том, как они повлияли на историю России. Прошу прощения, может быть, Вы в какую-то другую передачу позвоните. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Нина Васильевна. А как современная церковь православная, РПЦ, оценивает деятельность Прокоповича?

Л. МАЦИХ: Вы знаете, очень по-разному, Нина Васильевна. По поводу деятельности Феофана Прокоповича и оценки его личности, всегда очень расходились мнения. И все великие историки русской церкви – Голубинский, Флоровский, Зинковский, Тальберг, они все писали по-разному. Но те люди, которые мыслят церковными категориями, для них Прокопович – человек негативный. Самые резкие оценки давал Флоровский, который писал, что в облике Прокоповича было нечто жуткое, рисовал его чёрными красками и демонизировал. Другие давали более взвешенные оценки.

Современная православная церковь… я не знаю. Им, по-моему, не до этого. И теоретиков больших, либо историков церкви, я не наблюдал у них. Но если идти в русле традиции русской церковной истории, то оценка Прокоповича в целом более чем осторожная. С одной стороны он князь церкви и он практически был первым лицом в Синоде при Петре I. С другой стороны он объективно нанёс православию больший вред, чем вся интервенция, вместе взятая.

Н. АСАДОВА: 363-36-59 – телефон прямого эфира. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте! Меня зовут Пётр. Очень приятно слушать вашу передачу. Случайно включил радио. Вопрос такой. Скажите, пожалуйста, когда можно ещё раз послушать передачу с Вами, как ведущей, и с Вашим собеседником, представьте его, потому что очень поздно, я лягу спать.

Н. АСАДОВА: Пётр, спасибо за вопрос. Моего собеседника зовут Леонид Мацих, он доктор теологии и филологии и довольно долгое время изучал масонство и даже был допущен в масонские архивы в Нью-Йорке. Наши передачи можно услышать, как и любые другие передачи «Эха» в подкастах на сайте «Эхо Москвы». Наша передача называется «Братья». И Вы можете выйти на сайт и найти эту передачу, послушать. Это третья передача. Следующая передача наша выйдет во вторник, в ночь со вторника на среду в ноль часов на следующей неделе. И мы начнём уже другую эпоху рассматривать, эпоху Екатерины, расцвет масонства.

Л. МАЦИХ: Золотой его век.

Н. АСАДОВА: Да. Золотой его век. А сегодняшняя наша передача уже подошла к концу. Спасибо, что вы не спали и слушали нас, звонили нам, мы очень польщены этим. Единственное, что я хочу сказать напоследок. За пультом был сегодня с нами звукорежиссёр Николай Котов, он тоже не спал и спасибо ему большое за это.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/634776-echo/

Начало Екатерининской эпохи. Золотой век масонства (25.11.2009)

Н. АСАДОВА: Девять минут первого в Москве. И у микрофона Наргиз Асадова. Добрый вечер.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Мы уже четвёртую передачу, посвящённую масонам в России начинаем сегодня и я традиционно отвечаю на вопрос, который нам задают буквально все наши слушатели. Зачем мы делаем передачу о масонах. Я хочу сразу объяснить, что это не пиар масонских лож. Совершенно нет. Это попытка понять, как масонские идеи, идеалы, деятельность вольных каменщиков повлияли на развитие политической мысли в Европе и на культурное развитие в Европе. И в России, как части европейской культуры. И, кстати говоря, Россия стала частью европейской культуры, как политическая и не только, во многом благодаря деятельности именно братьев.

Возможно, вы никогда не замечали масонских знаков на памятниках архитектуры в Москве, Питере и других крупных городах России. Возможно вы не знаете, что Пушкин, Фонвизин, Кутузов…

Л. МАЦИХ: Вяземский и множество других достойнейших людей были масонами.

Н. АСАДОВА: Вы наверняка не знаете, что значило масонство в их жизни и как это повлияло на развитие России, в частности. Мы это и пытаемся понять. Потому что легче всего говорить о том что, вот, жидо-масонский заговор или масонское тайное общество, которое в основном у людей ассоциируется с чем-то негативным. Давайте попробуем понять. Ведь столько действительно достойных людей состояли в различных ложах в различное время. И давайте не будем невежественными.

Предыдущая передача была завершающей передачей об эпохе Петра I, с которым и пришли идеи масонства в Россию. И сегодня мы начинаем новую серию передач о времени Екатерины II. И всё-таки, именно в эту эпоху расцвело российское масонство и можно называть это время золотым веком масонства. Об этом мы сегодня будем говорить.

Удостоверение провинциального Великого Мастера Ивана Перфильевича Елагина

Л. МАЦИХ: Давайте поговорим. Екатерина ведь единственная из русских цариц и вторая вообще из русских государей прибавила к своему титулу имя Великая, так же, как Пётр. И она вполне это заслужила. После смерти Петра наступила, к сожалению, такая печальная эпоха безвременья, как сказал один мудрец – когда умирает великий муж, то ссорятся все его приспешники и на первый план выходят люди, которые недостойны нести за гробом великого человека его комнатные туфли. Вот оно так и случилось.

И правили придворные клики, была борьба самолюбий, действительно безвременье политическо-экономическое. Хотя именно в этот момент как раз в России ложи и появляются. Они оформляются институционально. Джейм Кейт такой, доктор Филипс, это англичане, что естественно, с учётом т ого, что в Англии масонство тогда было самым сильным в Европе. Они открывают первые официальные ложи в России. Но вообще об этом периоде между Петром и Екатериной, особо сказать нечего, ни в смысле вообще историки, политики, культуры, ни в смысле собственно масонского движения. За исключением того факта, что масонство появилось.

Масонский молоток

А вот потом, после того как Екатерина в результате дворцового переворота 1762 года пришла к власти, тут-то всё замечательно и началось.

Н. АСАДОВА: Об этом мы сегодня будем говорить. А прежде я хотела бы объявить телефон для смс. Если у вас какие-то вопросы или соображения на эту тему, то присылайте их к нам в эфир - +7-985-970-45-45. Мы продолжаем нашу беседу.

Л. МАЦИХ: Мы продолжаем её вот в каком духе. Возвращаясь чуть-чуть, на шажок назад, к тому, что Вы сказали, Наргиз, сначала, зачем мы делаем передачу о масонах. Как раз затем, чтобы стала понятна вся многосложная мозаика того времени. Ведь только сейчас, когда масонские архивы более-менее открываются, мы можем события двухсотлетней давности с какой-то адекватностью оценить. И тут становится понятно, какой гигантский вклад масоны в формирование России, как европейской державы, внесли.

Надо понять, какой Екатерина приняла Россию и какой её оставила после 20 лет своего царствования. Недаром сказал екатерининский вельможа: «При матушке-государыне без нашего дозволения ни одна пушка в Европе не стреляла». Вот как. И Екатерина благоволила масонам, российское дворянство почти поголовно вступало в ряды масонов разных лож при её правлении. И количественно и качественно это действительно был золотой век масонства. И столбовые дворяне, князья, в том числе представители самых славных родов, и новое дворянство служило, графы и бароны, они все с одинаковым энтузиазмом в масоны шли.

А почему Екатерина благоволила масонству? Ну, по нескольким причинам. Во-первых, она сама была из Европы и у неё не было параноидального страха перед всем западным, который присущ был некоторой части российской элиты.

Н. АСАДОВА: Почему был?

Л. МАЦИХ: Этот страх, да, он не изжит до сих пор. Кроме того, она очень прохладно относилась к религиозным делам, что, как мне кажется, для человека на троне полезно, поскольку это ограждает его от фанатизма и от влияния разнообразных обскурантских мракобесных сил, которые всегда в господствующей церкви хватает. Она перешла в православие, относилась очень скрупулёзно к обрядовой стороне. Но религия не играла для неё большой роли. Поэтому в масонах она видела сообщество свободных людей, которые осмысленно, осознанно делают свой выбор. А ей было важно, чтобы она, нелегитимная государыня, пришедшая к власти в результате переворота, получила бы поддержку государства.

Н. АСАДОВА: Иностранка, в общем-то.

Л. МАЦИХ: Да, не в общем-то, а самая натуральная, немка. Чтобы она получила поддержку искреннюю, чтобы ей были преданы не только из личных выгод, но и, понимая, сколько она делает для России и для этого нового класса дворянства. Вот этим, мне кажется, обусловлена её поддержка масонов. Кроме того, она ведь взошла на престол в атмосфере мрачных ожиданий, мол, вот как начинает юная государыня, это что сейчас начнётся! Головы полетят, кровь, ссылки. Ей было важно переломить эти негативные ожидания и показать, что она вполне либерально настроена, что она европейского духа. Отсюда переписка с Вольтером и Монтескье.

Н. АСАДОВА: Которые тоже были масонами.

Л. МАЦИХ: Которые тоже оба были масонами. Отсюда благоволение тиснению, т.е. свобода печати, говоря по-современному, отсюда журналы, театры и все формы европейской жизни, которые тогда-то и процвели. А это всё неотделимо было от масонства.

Н. АСАДОВА: Да. Кроме того, она же была, как сейчас бы сказали, фанаткой просвещения, а это одна из главных задач масонства.

Л. МАЦИХ: Она была, если говорить на современном новоязе, промоутоером просвещения, даже более, чем фанатом. Она много делала для просвещения, разумеется, только в дворянской среде, в то, что можно просвещать многомиллионные слои крестьянства, она, конечно, не верила, а дворянство хотела просвещать всеми силами. И для этого не жалела никаких средств.

Н. АСАДОВА: Тем не менее, насколько я знаю, из тех книг, которые я прочитала, в частности, очень интересная книжка есть Вернадского «Русское масонство в царствование Екатерины II», всем очень рекомендую.

Л. МАЦИХ: Достойнейшая книга. Это крупнейший знаток проблемы.

Н. АСАДОВА: Да. В масонских ложах того времени, конечно, подавляющее большинство были дворяне, но не только. Люди других сословий тоже были там.

Л. МАЦИХ: Появляются. Это тоже продолжение политики Великого Петра. Тут ведь при Петре всё это было немыслимо. Потому что общество было не развито. И не могли ни служивые, ни крестьяне, никак не могли подняться наверх. При Петре это стало возможным. Например, купцы или чиновничество, или из выслужившихся солдат люди, разве могли они сделать карьеру в допетровской Руси? Нет, конечно. Масоны сравнивали ситуацию, которая сложилась после Петра Великого с камнем и деревом. У них есть очень любопытная аналогия. Масоны любят говорить цветисто, используя метафоры и аллегории. Некоторые из них потрясающие по красоте и ёмкости.

Дело в том, что имя «Пётр» переводится как «камень». Есть фраза из Евангелие. Иисус говорит, обращаясь к апостолу Петру, евангелиевскому персонажу: «Пётр – ты камень и на сем камне воздвигну я церковь мою». Используя эту фразу, Ньютон и Брюс, идеологи петровских преобразований с масонской точки зрения, говорили Петру о том, что то, что он делает, это основание нового государства, да в каком-то смысле новая эра. Пётр 1700 год объявил практически новой эрой. И Новый год стал праздноваться по-иному, и обычаи стали иные. Противопоставление каменного Петербурга и деревянной Руси очень актуально для того времени.

Масоны сравнивают свою деятельность преобразовательную с работой над диким камнем. Дикий камень следует ошлифовать с помощью мастерка, резца, с помощью молота.

Н. АСАДОВА: Но для этого нужно, чтобы в Москве появился этот камень.

Л. МАЦИХ: В Москве они камня не планировали, более того, в Москве было запрещено при Петре каменное строительство. Вот даже как. То есть, Москву он бросил. Брюс Москву любил, Прокопович и Пётр – нет. Они считали Москву воплощением замшелой затхлости. А Петербург – это город полностью каменный. Тут есть штришок интересный филологический. На немецком и голландском название города, новой столицы России звучит «Sankt Petersburg». Эта «s» - это притяжательная частица, т.е. перевод правильный – это город святого Петра. А по-русски эта «с» выпадает – Санкт-Петербург, никакой «с» нет, и получается святой город Петра.

Они это сознательно переосмыслили и Петр получил легетимацию, скажем так, на роль демиурга, настоящего творца новой России. Вот масоны, продолжая эту аналогию, они говорили как до Петра не над кем было работать, работы производить, камня не было, было первобытное некое состояние, деревянное. И Русь рисковала остаться деревянной. И это было бы величайшим бедствием. Не об этом ли писал Пушкин в «Медном всаднике»?

О мощный властелин судьбы!

Не так ли ты над самой бездной

На высоте, уздой железной

Россию поднял на дыбы?

В чём пропасть и бездна? А в том, что так и остаться деревянной и повторить участь держав, которые делят, т.е. колониальных держав. Например, Польша. Они много о себе понимали, их взяли и разделили. А Россия стала каменной, технологичной и вошла через этот камень в коалицию ведущих европейских держав.

Н. АСАДОВА: Возвращаясь к екатерининским временам. Ведь среди её сподвижников было огромное количество масонов.

Л. МАЦИХ: Практически все её видные сподвижники были масонами.

Н. АСАДОВА: Да, и одним из них был Иван Перфильевич Елагин, герой нашего сегодняшнего повествования.

Иван Перфильевич Елагин

Л. МАЦИХ: Достойнейший человек.

Н. АСАДОВА: Что мы о нём можем сказать?

Л. МАЦИХ: В своём роде классический образец масона екатерининской эпохи. Он прошёл очень любопытный путь от иллюзий юношеских и слепого очарования масонством, через разочарование, ибо он столкнулся с такой внешней помпезностью и с ритуалами, которые казались ему пустыми игрушками, как он сам писал. И он порвал с масонством. А затем, заинтересовавшись ключевыми вопросами мироздания, главными вопросами бытия, он опять пришёл к масонству через тех людей, которые воплощали лучшие черты вольных каменщиков. И присоединился к масонству уже на новом уровне понимания. И дослужился до самых больших в истории российского масонства чинов.

Н. АСАДОВА: Давайте же посмотрим на портрет нашего сегодняшнего героя, который написал Алексей Дурново, а озвучил на этот раз Евгений Бунтман.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ.

Е. БУНТМАН: Иван Перфильевич Елагин мечтал о военной карьере. Свой путь он начинал в кадетском училище, из которого выпустился в чине прапорщика. Но военная карьера не задалась. И в результате Елагина мы знаем главным образом, как деятеля российской культуры. Поворотным моментом в его жизни стал 1758 год, когда будущего царедворца арестовали по обвинению в заговоре против императрицы Елизаветы.

Можно сказать, что тогда Елагин отделался лёгким испугом, а именно – ссылкой в Казанскую губернию. Оттуда он вернулся, когда на престол взошла Екатерина II. Императрица всегда питала к нему симпатию и приняла Елагина при дворе, сделав своим подчинённым.

Императрица Екатерина II

При этом есть легенда, что этому очень противился знаменитый екатерининский фаворит Григорий Орлов. Но ни его могущество, ни влияние на императрицу не помешали карьере Елагина. В следующие годы он часто менял должности, но от Екатерины никогда не отдалялся.

Состоял в кабинете Её Величества по принятию челобитных, служил в комиссии по вину и соли, занимался организацией спектаклей. При этом был ещё и сенатором. А императрица как-то в шутку назвала себя канцлером г-на Елагина. При этом Иван Перфильевич сыграл важную роль в становлении российской культуры. Тринадцать лет он был директором императорских театров страны, при нём основано театральное училище, а опытные актёры выезжали в Западную Европу набирать труппы. Ещё одна особенность Елагина. Он один из немногих приближённых Екатерины сумел подружиться с её сыном – императором Павлом.

В общем и целом Елагин не был видным политиком, но при дворе государыни императрицы играл роль важную и значительную. При этом никогда не скрывал того, что принадлежит к масонам и между ними является личностью весьма уважаемой. Что, к слову, немного охладило его отношения с Екатериной, но карьеры его не испортило. В общем, Елагин знал своё дело. А в свободное время, если можно так выразиться, занимался литературой и учил других.

Среди самых известных русских писателей, попавших под его влияние, был автор «Недоросля» Денис Иванович Фонвизин, который некоторое время состоял при Елагине секретарём.

Н. АСАДОВА: Это был портрет Ивана Перфильевича Елагина, нашего сегодняшнего героя, написанный Алексеем Дурново и озвученный Евгением Бунтманом.

Л. МАЦИХ: И написан, и озвучен великолепно. Единственное, что я бы добавил к этому великолепно сделанному портрету – это картину внутренних метаний Ивана Перфильевича. Внешняя канва жизни безупречно передана. Но надо сказать, что он был человек внутренне очень расколотый и мятущийся. Он был такой ищущий человек. И искал он истину. Ничего иного ему не надобно было.

Н. АСАДОВА: А как он к масонству пришёл? Именно через поиск истины?

Л. МАЦИХ: да, он пришёл через поиск истины и разочаровался. И писал свою автобиографию, великолепным, кстати, слогом, предшествующему пушкинскому прозаическому слогу. Он писал, что ничего он не нашёл, кроме пустых игрушек, это я рассказываю своими словами, стремления нажиться за счёт ближнего, напиться вином и орать какие-то чудовищные песни. Ничего ему в масонстве не понравилось. Он пришёл с пустыми надеждами, а пришёл со смешными разочарованиями, я бы так сказал.

Но в нём жил этот червь познания. Он не мог жить, не поняв главного, экзистенциальных основ бытия, ни карьера царедворца, ни счастье в личной жизни, ни деньги, ни дворцы, которые ему жаловали, его не наполняли ощущением внутренней гармонии. И он опять стал искать знакомства с масонами, как он выразился – «с людьми, которые состарились в масонстве», т.е. с опытными, не с выскочками, не с шарлатанами и самозванцами.

Н. АСАДОВА: Каковых, кстати говоря, в масонстве было немало, имеется в виду выскочек.

Л. МАЦИХ: Каковых немало в любом общественном движении, кроме самых замечательных политических партий, где всё безупречно. Как сказал один поэт замечательный греческий – худших везде большинство.

Н. АСАДОВА: И масонство не исключение.

Л. МАЦИХ: Кроме слушателей «Эхо Москвы», разумеется. И масонство, безусловно, не исключение. Но он искал не средних и не наиболее репрезентативных, он искал лучших. И нашёл таких. И познакомившись с носителями масонской мудрости, он задал себе вопрос, я процитирую: «Стал я думать, нет ли в нём (масонстве) чего-нибудь им, яко знающим, притягательного, а мне, яко невеже, сокровенного?» И вот этот вопрос стал ключевым, поворотным пунктов его жизни. И он пришёл опять к масонам, посвятил всю свою дальнейшую жизнь изучению масонской архивы, как тогда говорили.

Он потратил очень немалые деньги на приобретение гигантского количества книг, рукописей, чертежей, планов. Когда его архив разбирали, Екатерина была потрясена тем, сколько времени он, оказывается, на это всё тратил, успевая при этом быть царедворцем и человеком вполне светским. И жалел он только о двух вещах: он говорил на европейских языках, но плохо знал древние. И особенно сожалел, что не знал иврита и греческого. Познакомился с неким Станиславом Эли, который был наполовину поляк, наполовину еврей.

И тот стал его наставником в «Каббале». И Елагин, заслужив два величайших титула в российском масонстве, был не только отмечен внешними знаками отличия, но и по заслугам пользовался авторитетом во всём, что касается сокровенного масонского знания. Он знал более остальных. При нём, правда, была некоторая такая борьба внутри лож, но это вряд ли было кому-то интересно, кроме братьев, которые между собой соперничали. Иван Перфильевич был отнюдь не ангел и соперничества не терпел. Он хотел во всём быть первым.

Н. АСАДОВА: Он занимался просветительской деятельностью не только направленной на самого себя, т.е. самосовершенствований, что тоже является одной из главных задач масонов, но так же нёс просвещение в массе. И на своём острове, на Елагиевом острове, который находится в Петербурге, он сделал что?

Комплекс зданий на Елагином острове

Л. МАЦИХ: Он сделал там первый в России парк публичных, как он писал, полезных и приличных увеселений. Иван Перфильевич молодость провёл бурно и что такое неприличные увеселения он хорошо знал.

Н. АСАДОВА: Собственно, с этим вопросом мы обратились к нашим слушателям и людям, которые следят за нашей передачей.

Л. МАЦИХ: Про неприличные увеселения?

Н. АСАДОВА: естественно! Мы спросили их в нашей викторине, что Иван Перфильевич Елагин впервые сделал публичным на своём острове. Правильный ответ дали только 49% участвовавших.

Л. МАЦИХ: Только 49? Где снисходительность? Половина дала правильный ответ, бог с Вами!

Н. АСАДОВА: Снисходительность – это Ваша прерогатива. Я объявлю наших победителей. Это Ирина, к сожалению, нет возраста, мы всегда объявляем возраст.

Л. МАЦИХ: Ей 20 лет.

Н. АСАДОВА: Ваш телефон 499-134 и т.д., Яна, 57 лет из Омска, телефон 8-951-406, Михаил Куценогий из Санкт-Петербурга, 67 лет, Ваш телефон начинается на 431, естественно, впереди код Питера. Виталий Пятигайло из Москвы, 68 лет. У нас сегодня возрастная публика. Первые викторины выигрывала сплошь молодёжь, видимо, вопросы стали посложнее. Виталий Пятигайло, 68 лет, 495-379. И последняя победительница – Ирина Лебедева из города Владимир, 41 год, Ваш телефон начинается на 8-960-733. Все наши победители получают аудио-книгу Наталии Басовской «История в историях. Великие женщины». Мы вас поздравляем с тем, что вы правильно и первыми ответили на наш вопрос.

Мы, естественно, не только задали такой вопрос на сайте, но так же мы попросили нашего питерского корреспондента Марию Лаптеву выйти на улицу Петербурга и спросить, знают ли его жители и гости культурной столицы России, кто создал публичный парк на Елагином острову. Который до сих пор существует. Он называется по-другому.

Комплекс зданий на Елагином острове

Л. МАЦИХ: Называется ЦПКиО им. Кирова по недоразумению, но на Елагином острову стоит.

Н. АСАДОВА: Да, на том самом месте. Вот что выяснила Мария Лаптева.

М. ЛАПТЕВА: У большинства опрошенных «Эхом Петербурга» горожан вопрос о том, кто был основателем первого парта развлечений на Елагином острове вызвал затруднение. Студент Николай при этом искренне посетовал на свою недостаточную образованность в этом вопросе.

НИКОЛАЙ: К сожалению, серость моя не позволяет дать ответ на этот вопрос.

М. ЛАПТЕВА: Но не смогли сориентироваться в этом и те, кто в Петербурге живёт с рождения. Например, Яна.

ЯНА: Я была в тех краях, но это было очень давно. А кто открыл, не знаю.

М. ЛАПТЕВА: Не смог найти ответ на вопрос, даже с подсказкой про Елагинский дворец и повар Алексей с многообещающей фамилией Пушкин.

А. ПУШКИН: Ну, Елагин – это считается кто у нас? Ну, бывал пару раз. Знаете, я не очень интересуюсь архитектурой питерской, несколько другая направленность.

М. ЛАПТЕВА: Приезжий Денис оказался куда любопытнее Виталия и сразу попытался узнать, стоит ли съездить на остров прямо сейчас?

ДЕНИС: Историю я очень слабо знаю. Потому что мы сами приехали только сегодня с утра в Петербург. Я сам из Пензы, а человек ко мне из Эстонии приехал. Предположения нет, потому что я изначально не знаю, что это такое. Если, наоборот, Вы мне расскажете, где это находится и как туда попасть, мы с удовольствием сходим и поинтересуемся, где это вообще.

М. ЛАПТЕВА: Большую путаницу в ответах опрошенных корреспондентом «Эхо Петербурга» вызвало то, что сейчас на Елагином острове находится ЦПКиО, где часто появляются новые аттракционы. Так, например, полковник внутренних дел Владимир посчитал, что развлечения на острове появились совсем недавно.

ВЛАДИМИР: С ребёнком мы ходим туда периодически. А насколько я знаю, он лет уже восемь как существует.

М. ЛАПТЕВА: К середине ХХ века отнёс основание парка развлечений и председатель профсоюза Евгений.

ЕВГЕНИЙ: Я одно могу сказать, что это, возможно, был 1956-57 гг.

М. ЛАПТЕВА: Правда, часть опрошенных, всё-таки, представляет себе историю парка на Елагином острове более продолжительной.

Комплекс зданий на Елагином острове

Не пришлось и без того, чтобы не приписать достижение основателю Петербурга Петру I. Так, например, считает Светлана.

СВЕТЛАНА: Кто его мог открыть… Кто-то из основателей. Может быть Пётр I.

М. ЛАПТЕВА: Почти такое же предположение высказал и пенсионер Владимир Парфёнович.

ВЛАДИИР ПАРФЁНОВИЧ: Ну, это при Петре I, Пётр I, наверное, открыл. Или Меньшиков.

М. ЛАПТЕВА: Водитель Михаил предположил, что появиться первый парк развлечений мог уже немного позже.

МИХАИЛ: Наверное, с времён Екатерины, мне кажется.

М. ЛАПТЕВА: О том, что гостеприимном хозяином Елагина острова и основателем там парка развлечений был Иван Перфильевич Елагин некоторые опрошенные, правда, догадались по названию. Но скорее наугад. Например, бармен Вика.

ВИКА: Ещё раз… парк где находится?

М. ЛАПТЕВА: На Елагином острове.

ВИКА: Ну Елагин.

М. ЛАПТЕВА: Офис-менеджер Ольга рассуждала при ответе на вопрос логически.

ОЛЬГА: Наверное, Елагин, потому что там был его дворец, наверное, там и развлекалась публика придворная.

Елагин остров

М. ЛАПТЕВА: И только не пожелавший представиться гражданин попросил к нему с глупыми вопросами не приставить.

ГРАЖДАНИН: А почему Вы меня спрашиваете? Мне 48 лет на носу, поэтому я никогда этим не занимался.

М. ЛАПТЕВА: И удалился в сырую питерскую н9очь.

Н. АСАДОВА: Ну что ж… Это была улица Санкт-Петербурга, которая, как выяснилось, не очень хорошо знает о том, кто же являлся создателем первого публичного парка увеселений на Елагином острове.

Л. МАЦИХ: Ну, не беда! Может они какой-то подвох заподозрили. И потом, питерская ночь… Ночь, улица, фонарь, аптека… Это нестрашно. Это был Иван Перфильевич Елагин. Хорошо бы, если бы мы это знали. В России не было тогда подобных увеселений. Это было некоммерческое предприятие. Но он был вельможа и был богат. Кстати, на масонские рукописи и планы тратил большие деньги. Но вот любопытный штришок про Елагин дворец и Елагин остров и про Ивана Перфильевича.

Елагин остров

Он устроил там карусели и качели. На качели была очередь, поскольку эта вещь была завлекательна. И он приказал смотрителям качелей выдавать, как он писал, простонародным девушкам в сарафанах, специальные верёвочки, чтобы они подвязывали эти самовары перед тем, как они вступают на качели, «дабы не попадали в кунфузное положение», когда взлетают высоко и открываются виды. Он об этом думал. Он был царедворец, он был канцлер, он каждый день был зван к Екатерине. Он ведал судьбами полумира.

Он искал истину. Он искал философский камень, кстати, в подвалах своего павильона под флагом там же. И ему было дело до крестьянских девок, которые могли оконфузиться. Вот этот шришок, эта верёвочка, она стоит десятка иных манифестов .И это, как мне кажется, победа истинного масонского духа – забота о реальном, конкретном человеке, а не вообще о каком-то выдуманном абстрактном идеале.

Н. АСАДОВА: Неся ответственность за народ.

Л. МАЦИХ: Ну, если это можно назвать ответственностью за народ, за нравственность.

Н. АСАДОВА: Просто из того, что я читала, масонские ложи стали едва ли ни первыми сборищами, организациями, где люди рассуждали о нравственных ценностях, о таких категориях, как ответственность дворянства перед крепостными.

Л. МАЦИХ: Ну, не только так. Это тоже, разумеется, имело место. Тут ведь что нужно понять. В государстве, каким была Россия до Петра, и какой её хотели видеть люди, противящиеся реформам, был один вид интеллектуального дискурса. Это была церковная проповедь, которая всегда говорится в импиративном духе и не допускает ни толкования, ни возражения. В ложах важно было не столько о чём они говорят, сколько как они говорят. Они учились мыслить, дискутировать, они понимали, что есть иные мнения, а не только моё.

Они учились раздвигать интеллектуальные горизонты, они учились читать на иностранных языках. Тогда по-русски книг было очень мало, всему приходилось учиться. Переводы были с немецкого, французского, английского и с древних языков. А об ответственности дворянства перед крепостными – не думаю. Но об ответственности дворянства перед Отечеством, о долге дворянском, о служении Отечеству они говорили очень много. И разумеется, их занимали извечные вопросы – как построить царство истины, что есть справедливость, достижимо ли бессмертие.

Н. АСАДОВА: Какие направления в масонстве существовали на том этапе?

Л. МАЦИХ: В России существовали все те же, что на Западе. Российское масонство было учеником западного. Поэтому все те же направления были. Было голубое масонство, английское, было красное, шотландское. Эти, кстати, цвета, без всяких коннотаций с современными понятиями, красное сейчас означает большевистский, голубой – гомосексуальный, а тогда это были просто геральдические цвета. Была немецкая, шведская система строгого наблюдения, слабого наблюдения. Это некие детали.

Чем отличалась строгая от слабой – это понятно по названию. Строгая требовала большего от приверженцев, слабая давала больше свободы и попустительно относилась к поведению конкретных братьев.

Н. АСАДОВА: Кстати, развивая Вашу мысль о том, что многие ложи – это были по сути отделения европейских лож в России, в частности ,я нашла такое свидетельство в ещё одной замечательной книжке «Работа над диким камнем». Это американская книжка, переведённая на русский язык.

Л. МАЦИХ: Дуглас автор, да?

Н. АСАДОВА: Да.

Л. МАЦИХ: Замечательная книга.

Н. АСАДОВА: Тоже всем советую прочитать, кто интересуется этим вопросом. Здесь тоже такие строки. «Великая английская ложа так же известна, как провинциальная ложа. Кроме единственного заседания в Аничковом дворце в 1783 году, собиралась всегда в доме Ивана Перфильевича Елагина на одноимённом острове в Санкт-Петербурге».

Л. МАЦИХ: Тут надо вот что сказать. Если уж говорить об Иване Перфильевиче, как об реформаторе российского масонства, то, как сказал один историк масонства, он добился для российских масонов автокефалии. То есть, своеобразного самоуправления. То есть, он стал первым великим провинциальным мастером в России. Это было великое достижение для российского масонства, факт признания авторитета российских вольных каменщиков, российских братьев за рубежом. Это всё связано с деятельностью и личностью Ивана Перфильевича.

Н. АСАДОВА: Чем отличались французские ложи от английских, от шотландских, от немецких?

Л. МАЦИХ: Отличий очень много. Я боюсь, их перечисление заберёт у нас слишком много времени. Я скажу очень и очень вкратце. Отличались тремя главными моментами. Первое – ритуальностью Английское – самое простое, шотландское – самое сложное. Там множество т.н. градусов, слово «градус» означает ступень на латыни. И масон сорокового градуса – это совершенно не означает, что 40 градусов напиток – это его удел. Шотландское масонство, которое напрямую возводило себя к рыцарям тамплиерам, была гораздо богаче обрядностью, более пышная, театрализованная, эти все степени посвящения были там с красивыми названиями.

Немецкое масонство было строже, в соответствии с германским духом. И стремилось больше к просвещению и самоуглублению. Французское было более вольным, вплоть до приглашения дам, чего в других ложах не приветствовалось и даже не допускалось. И кроме того, французские ложи ставили перед собой больше задач просветительских и больше задач политических.

Н. АСАДОВА: А в России какое из направлений было наиболее влиятельным?

Л. МАЦИХ: Английское и немецко-шведское. Так называемая Рейхелева система. Но Иван Перфильевич сумел их примирить. Он понимал примирение только как дальнейшее развитие под его руководством.

Н. АСАДОВА: Кстати, его ложа называлась «Девять муз». И наш следующий герой Николай Иванович Новиков писал следующее: «Братья Елагинских лож почти играли масонством, как игрушку, собирали, принимали, говорили много, а знали мало».

Л. МАЦИХ: Николай Иванович – великий человек. Но он тоже не во всём бывает прав. Видите ли, масоны – это люди, как и всем людям, им присущи и борьба честолюбий, амбиций, тщеславий, пустых иной раз. Поэтому несправедливое было частично обвинение. Иван Перфильевич так же гнобил своих противников и запрещал переходить чуть ли не под страхом отлучения и проклятья из своей ложи в соперничающую. Всё это было. Но это внешняя вещь. Это как пена на волне.

Но нужно же отличать глубину волны от пены. То, о чём Вы говорите, это свидетельство соперничества, борьбы самолюбий. А громадная работа, которая велась. Она в том, что Иван Перфильевич Елагин перевёл огромное количество трудов просветителей на русский язык. Он перевёл множество поэтов, писателей, философов, даже тех, чьи мнения он не разделял, как например, Вольтера и Руссо. Но он был столь велик, что он мог, пожалуй, повторить за Вольтером фразу: «Я Ваших взглядов не разделяю, но готов положить жизнь за то, чтобы Вы их могли свободно выражать». Он очень спорил с вольтерианством, со свободомыслием, как он его понимал. Но делал всё для того, чтобы эти взгляды тут были известны и было понятно, что отвергается.

Вот подлинное величие духа.

Н. АСАДОВА: Телефон для смс-ок +7-985-970-45-45. Пишите нам, задавайте вопросы и, может быть, какие-то реплики. Скажите, а почему люди во времена Екатерины вступали в масонские ложи?

Л. МАЦИХ: Я думаю, что во все времена люди вступали в масонство по трём главным соображениям. Они, кстати, хорошо описаны у Толстого в сцене приёма Пьера Безухова в масоны. Это, по-видимому, изображение приёма самого Льва Николаевича .Большинство, думаю, что попало из соображений суетности. Это была тусовка, это было модно. Об этом все говорили. Как я могу быть не там! Это было сильным побуждением для части юношества. Вторым – возможность познакомиться с сильными мира сего, с вельможами, с людьми богатыми. И либо жениться на чьей-нибудь дочке, карьеру сделать, место получить. Тоже вполне понятное соображение.

И наконец, самое численно малое, но самое лучшая, духовная часть масонства – это люди, которые шли за истиной, это люди, которые шли за духовной работой, за улучшением мира, как они его понимали, и прежде всего, через улучшение самих себя. С этими людьми, с их деятельностью, связаны лучшие страницы российского и мирового масонства.

Н. АСАДОВА: Человек, который называет себя Петрарк, ни больше, ни меньше, задаёт вопрос: «А когда в ложах масонов появился обряд обрезания?»

Л. МАЦИХ: Петрарк… Вам бы Лауру хорошую… Обряда обрезания, дорогой Петрарк, в ложах масонов не было никогда. Обрезание практиковали египетские жрецы, а вслед за ними все приверженцы иудейской религии, каковых среди масонов не было. Ибо все они были христиане, а некоторые даже очень привержены этой религии. Поэтому масонство и обрезание – вещи абсолютно несовместимые.

Н. АСАДОВА: Так… Следующий вопрос. Этот человек… мы его не будем читать…

Л. МАЦИХ: Не будем.

Н. АСАДОВА: Примерно такие же вопросы. На самом деле, может у кого-нибудь есть более здравые вопросы?

Л. МАЦИХ: Всё про обрезания спрашивают? Ну, на ночь глядя – это понятно. Людей беспокоит Гондурас.

Н. АСАДОВА: Смс-ку напишите по +7-985-970-45-45, спрашивать надо не про Гондурас, а про масонов в эпоху Екатерины II. Какова главная цель масонов? Нас тоже тут спрашивают.

Л. МАЦИХ: Главная цель масонов – добиться такой ситуации в обществе, когда бы воплощались две их главные масонские триады. Одна формулировалась как свобода, равенство и братство. Это нам всем известно и против этого никто не возражал. Либо была у них вторая триада – благословение, которое приходит через силу и союз. Они хотели достичь такого положения, когда все здоровые силы общества были бы консолидированы. Но свобода, равенство и братство – комментариев не требует. Те, кто не любил масонов во все времена, по каким-то причинам боялись свободы, равенства или братства.

Н. АСАДОВА: Нам Андрей из Пензы пишет: «Спасибо за передачу. Расскажите об их алфавите» У масонов есть свой собственный алфавит?

Л. МАЦИХ: нет, я никогда не слышал о масонском алфавите. У них есть своя система кодировки, шифров, потому что есть вещи, которые они не хотели бы, чтобы всем профанам, как они говорили, т.е. непосвящённым, были бы ясны. Но никакого алфавита у них нет.

Н. АСАДОВА: Да, но есть зато системы символов. И мы о них рассказываем в каждой передаче. Сегодня мы решили вам рассказать о молоте и резце. То есть, это инструменты каменщиков, которые явились символами и масонов в том числе.

Л. МАЦИХ: Ну, масоны ведь все орудия труда каменщиков, реальных каменщиков, каменотёсов и тех, кто кладут стены, они это переосмыслили в метафизическом, ином ключе. Работа над диким камнем, в душевном смысле, она говорит о чём? Следует себя переделать. Сделать из дикого камня человеческих страстей, импульсов, животных вожделений, сделать обработанный камень. Человека изысканного, возвышенного, тонкого, устремляющегося к высшим ценностям. Как этого можно достичь? С помощью резца и молотка.

Метафизически это как осмысливается? Резец – это слово учителя, а молот – повеление мастера и повеление старших в ложе. Благодаря назиданию, благодаря учению и благодаря дисциплине откалывается всё лишнее и камень становится отшлифованным и гладким.

Н. АСАДОВА: «Кто из русских царей был масоном?» - Андрей задаёт вопрос.

Л. МАЦИХ: Андрея не было среди русских царей, а вот Павел и Александр I, они были масонами и оба вступили в масонство ещё цесаревичами, то есть, не царями, а великими князьями, наследниками престола.

Н. АСАДОВА: Да, подводя итог сегодняшней передаче, я хочу вам задать вопрос. Чего же добились масоны в царствование Екатерины? Какая главная заслуга?

Л. МАЦИХ: Они добились очень много. Во-первых, они вместе с государством способствовали тому, что Россия из азиатской окраины превратилась в великую державу. Кроме того, Россия стала признана на Западе. И я бы сказал так. Масоны внесли огромный вклад в дело преображения русского дворянства, как ведущего, направляющего, элитного слоя русского общества. И преображение это отчётливо видно. Русские инженеры научились строить корабли не хуже английских и голландских. И победа над турками, над шведами это подтверждает. Российские военные добились неслыханных успехов. Суворов и начало карьеры Кутузова – какие ещё комментарии!

Русские писатели. Карамзин написал первый российский бестселлер.

Николай Михайлович Карамзин

«Бедная Лиза» была переведена на шесть европейских языков.

Старинная обложка «Бедной Лизы»

Российские учёные, Ломоносов, в конце-концов, российская армия и сам стиль российской жизни. Петербург стал признан европейским городом. Я думаю ,что лучше всего иллюстрирует достижение российских масонов пьеса тоже масона, одного из них, как у вас говорят, на «Эхе», Дениса Ивановича Фонвизина.

Денис Иванович Фонвизин

Целый клан фон Визенов, немцев, которые приняли православие, похоронены на Донском кладбище, там множество масонских захоронений.

Фонвизин написал комедию «Недоросль», бессмертную.

Первая обложка «Недоросля»

И вы вслушайтесь в звучание фамилии и вам всё станет ясно. Простаков – тот Митрофанушка, который не хочет учиться, а хочет учиться. Сейчас и жениться не очень-то хотят, или хотят жениться на максимально большем числе.

Н. АСАДОВА: Зачем жениться!

Л. МАЦИХ: Зачем жениться, если и так оно всё получится. Но учиться не хотят. И там есть Тарас Скотинин. Фамилия ну очень красноречивая. А кто противостоит этому? Милон, который любит Софью. Премудрость, а не просто красоту. И два таких рупора авторских идей – Правдин и Стародум, который хранит петровские заветы. И вот Скотинин личность, видимо, конченная. А вот Простаков, он ещё может из Митрофанушки, простака и дурачка такого, стать Милоном, если он будет слушать Правдина и Стародума. Как бы пойдёт в обучение к резцу и молоту. И тогда он сможет переделать свою простоту, которая хуже воровства в изысканность, тонкость и в умственное развитие.

Вот это мне кажется, есть некий идеал, который ставило перед собой екатерининское масонство. И поскольку Россия завершила XVIII век великой державой, то можно уверенно сказать, что российские масоны своей цели в основном добились.

Н. АСАДОВА: Сейчас у вас, уважаемые радиослушатели, есть возможность позвонить нам в эфир и задать свои вопросы Леониду Мациху, если они у вас есть. Итак, телефон прямого эфира московский 363-36-59. Звоните и задавайте свои вопросы Леониду Мациху. У нас ещё очень много вопросов на смс-ки пришли.

Л. МАЦИХ: Ну, задайте их.

Н. АСАДОВА: Так… Бесконечный вопрос, но я его ещё раз задам. Откуда в России возникла ассоциация масонов с евреями? Откуда пошло в России выражение «жидо-масон». Антон из Ростова.

Л. МАЦИХ: Я ещё раз на него отвечу Антону из Ростова. Выражение это родилось отнюдь не в России, Россия его заимствовала, как и многие другие вещи. Выражение это впервые внедрил аббат-иезуит Огюстен Борюэль после французской революции, когда ему нужно было объяснить как-то все зверства, которые во время революции в конце XVIII века отвалились в просвещённой Франции.

Н. АСАДОВА: Робеспьер, кстати говоря, тоже был масоном.

Л. МАЦИХ: Да, разумеется. Но так же, как и жертвы революции во множестве были масонами. Поэтому обвинять масонов в том, что они инспирировали революцию смешно и глупо. Но Борюэль, смешав, как говорили его оппоненты, крупицы истины с монбланами лжи, написал такую тенденциозную абсолютно, лживую картину, где обвинил масонов мифических и евреев мифических, которых он выиграл, таких евреев и таких масонов не было, в организации всех этих зверств и ужасов, происходивших во время революции. Потом этот термин сторонники теории заговоров повторяли. И особенно этот термин пришёлся по вкусу доктору Геббельсу, мастеру пропаганды, который сделал его достоянием широких масс общественности.

И сейчас люди, разделяющие нацистскую и фашистскую идеологию этот термин повторяют.

Н. АСАДОВА: У нас есть звонок. Алло! Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Добрый день. Доброй ночи.

Н. АСАДОВА: Выключите, пожалуйста, радиоприёмник, у нас идёт эхо.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Секундочку. Всё.

Н. АСАДОВА: Представьтесь, пожалуйста.

Л. МАЦИХ: Иван из Москвы.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Где-то или читал или слышал, что несколько символов масонских существует на американской валюте, т.е. на долларе, в частности, глаз, треугольник и что-то ещё. Насколько это действительно так? Я понимаю, что кто-то из отцов-основателей США относились к масонам?

Н. АСАДОВА: Большинство. Спасибо ,Иван.

Л. МАЦИХ: Практически все, Иван, отцы-основатели США были масонами. Дизайн купюры одного доллара разрабатывал Бенджамин Франклин, один из величайших масонов американских и мировых. Есть треугольник с глазом и надпись, лучезарная дельта, каковая красуется и на фронтоне Казанского собора в Питере и на многих других, кстати говоря, питерских церквах. Она же отображена в очертаниях острова Новая Голландия, единственного рукотворного в Питере и на пересечении улиц определённых питерских. То есть, это есть некое пожелание успеха в неслыханных, грандиозных, небывалых начинаниях. «Да благословит господь начинания наши». Знак этот совершенно замечательный, бояться его ни в коем случае не следует.

Н. АСАДОВА: 363-36-59, звоните, спрашивайте свои вопросы. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте. Меня зовут Артём, мне 30 лет, я из Москвы.

Н. АСАДОВА: Артём, какой у Вас вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Если можно, вкратце, не могли бы рассказать о розенкрейцерах и имели ли они какое-то отношение к масонству? Сколько возможно, расскажите, пожалуйста.

Н. АСАДОВА: Мы поняли. Спасибо, Артём. Это длинный вопрос, но ответить на него придётся вкратце.

Л. МАЦИХ: Ну, если совсем вкратце, Артём, то мы посвятим розенкрейцерам отдельную передачу, или, как минимум, часть её. Скажу только, что часть масонов была розенкрейцерами, например, Николай Иванович Новиков, будучи членом нескольких масонских лож, одновременно возглавлял и ложу московских розенкрейцеров. Они пересекаются внахлёст. Но в чём-то цели у масонов и розенкрейцеров совпадают и в чём-то разнятся.

Н. АСАДОВА: А в чём разнятся?

Л. МАЦИХ: Разнятся, прежде всего в том, что масоны, многие из них, ставят перед собой политические задачи и их интересует этот мир, со всеми его страстями. А розенкрейцеров, как правило, нет, их интересуют вещи, исключительно духовные, слияние с абсолютом, достижение бессмертия, проблемы рая, отношения бога и мира. Вот такие вопросы, бытийные, не бытовые.

Н. АСАДОВА: 363-36-59, звоните в прямой эфир, задавайте свои вопросы. Я думаю, что мы ещё успеем принять пару звонков. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день.

Н. АСАДОВА: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Меня зовут Алексей, мне 28 лет, Москва. У меня такой вопрос. Немножко не в тему. Скажите пожалуйста, Эммануил Кант был масоном или нет?

Л. МАЦИХ: Эммануил Кант не был масоном, но хуже от этого не стал. Не все выдающиеся люди были масонами, но никто никогда не говорил об этом. Современник Канта, Гёте, например, масоном был.

Н. АСАДОВА: 363-36-59, задавайте свои вопросы. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Добрый вечер. Скажите, пожалуйста…

Н. АСАДОВА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Меня зовут Эрнест, Москва. Скажите, пожалуйста, в чём разница между масонцем и арийцем?

Н. АСАДОВА: Спасибо, Эрнест.

Л. МАЦИХ: Ну, как, Эрнест, Вам означать? Слово «Эрнест» означает «искренний». Это вопрос искреннего человека. Но, видимо, учиться не было времени. Арийцы – это название неких племён, которые обитали в древности в Иране, а потом пришли в Индию. Термин потом использовала гитлеровская пропаганда, уже упомянутый нами Геббельс, для оправдания чудовищного расового мифа о якобы существующей высшей арийской власти и об остальных, которые недочеловеки – славяне, французы, негры и хуже всего с их, людоедской точки зрения, были евреи.

Н. АСАДОВА: И цыгане.

Л. МАЦИХ: Наиболее далёкие от арийцев мифических. А слово «масонец» существует только, Эрнест, в Вашем воображении. Есть слово «масон», что означает «каменщин».

Н. АСАДОВА: 363-36-59, последний звонок мы, наверное, успеем принять. Алло! Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте.

Н. АСАДОВА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Григорий.

Н. АСАДОВА: Григорий, какой у Вас вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Григорий из Екатеринбурга. У меня вопрос. Я хочу поправку внести, потому что вопрос такой. Доллар рисовал Рерих, находясь в Индии, а не масоны рисовали доллар.

Н. АСАДОВА: Спасибо.

Л. МАЦИХ: Это, Григорий, одна из версий. По поводу практически всех крупных деяний масонов существует множество легенд и мифов. Как, например, существует легенда, что в подвале павильона под флагом Ивана Перфильевича Елагина во дворце его же острова искали философский камень, туда же приезжали Сэн Мортен, Калиостро, Казанова, выдающиеся путешественники и авантюристы той эпохи. Легенда о том, что Рерих имел отношение к дизайну доллара, не более чем легенда.

Зная личность Рериха трудно себе представить, чтобы его интересовал дизайн валюты. Он был человек, к деньгам относившийся крайне отрицательно.

Н. АСАДОВА: И он, по-моему, позже…

Л. МАЦИХ: К тому же, доллар к тому моменту был в хождении и его дизайн претерпел некоторое крупное изменение. По поводу Рериха, мне кажется, это очевидная легенда.

Н. АСАДОВА: Ну, последний звонок. Алло! Здравствуйте. Вы в прямом эфире. Задавайте свой вопрос очень коротко. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире! Ваш вопрос? Нет, не удалось нам заслушать этого человека. Тогда мы заканчиваем нашу сегодняшнюю передачу. Мы говорили о золотом веке масонства в России. Этот век пришёлся на времена Екатерины II. Это первая передача из этого цикла екатерининского, всего их будет пять. А в следующий раз мы поговорим о масонах и просвещении. А главным героем нашей следующей передачи будет Николай Иванович Новиков, человек, который сделал доступным и популярным книги, журналы, газеты.

Л. МАЦИХ: Величайший российский книгоиздатель за всю историю российского книгоиздательского дела.

Н. АСАДОВА: Да. В эфире была передача «Братья», вела её Наргиз Асадова. И экскурсию проводил Леонид Мацих, доктор филологии и теологии.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего.

Н. АСАДОВА: Да. И с нами в прямом эфире так же был звукорежиссёр Николай Котов. Всего доброго.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/636465-echo/

Масоны и просвещение. Деятельность Николая Ивановича Новикова (02.12.2009)

Н. АСАДОВА: Восемь минут первого в Москве. В эфире передача «Братья». У микрофона Наргиз Асадова. И наш экскурсовод в мир масонства Леонид Мацих. Здравствуйте.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Мы продолжаем цикл передач про масонов в екатерининскую эпоху. И сегодня наша тема звучит следующим образом – «Масона и их просветительская и благотворительская деятельность. Первый вопрос к Вам, Леонид, какова роль масонов, почему мы говорим о ней сегодня, была ли она так велика действительно в просвещении во времена Екатерины II, которая, кстати говоря, сама была ещё той просветительницей, Минерва знаменитая наша.

Л. МАЦИХ: Да, она была и Фелицией, и Минервой, она очень способствовала просвещению, без всякой иронии. Насчёт благотворительности тут особый разговор. Это не есть уставной задачей масонов. Есть ложи, которые более активно участвуют в разного рода благотворительных начинаниях, есть, которые считают, что это не их дело.

Н. АСАДОВА: Мы говорим о временах екатерининской эпохе.

Л. МАЦИХ: Безусловно, благотворительность частных лиц тогда и началась. Началась она именно с масонов, с Николая Ивановича Новикова и Григория Максимовича Походяшина. Мы о них, несомненно, упомянем. А что касается просвещения, то это коренная задача любой масонской ложи, любого масонского ордена. И масоны никогда не жалели сил на просвещение. Применительно к екатерининской эпохе, к тому времени, о котором мы говорим, никто не сделал для просвещения и народа, и мещанства, и дворянства, включая высшие его слои, больше, чем тогдашние масоны.

Н. АСАДОВА: Телефон для смс-сообщений +7-985-970-45-45. Пишите нам, задавайте свои вопросы или, может быть, какие-то реплики у вас будут, сомнения. Пишите на +7-985-970-45-45. Конечно, поскольку Вы упомянули имя Новикова, наверное, это центральная фигура, когда речь идёт о просвещении, о филантропии и так далее. Давайте, наверное, прямо сразу и начнём с его портрета, который написал Алексей Дурново.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ

А. ДУРНОВО: Николай Новиков, писатель, журналист, издатель, общественный деятель, а на деле человек, фактически создавший русскую литературу. Точнее, не создавший, а сделавший её востребованной в обществе. Новиков был ревностным сторонником просвещения, хотя у него самого с образованием были трудности. Его первый учитель – деревенский дьячок, уже потом дворянская гимназия и московский Университет. Причём, из этого учебного заведения его отчислили за леность и нехождение в классы, т.е. за прогулы и нерадивость.

Любовь к словесным наукам проявилась у Новикова в армии, в которой он прослужил всего шесть лет. Общественная деятельность началась после того, как в 1768 году он вышел в отставку. Вскоре с его лёгкой руки в России появился сатирический журнал «Трутень», это издание обличало тунеядцев, мздоимцев, помещиков, злоупотребляющих своей властью над крестьянами и подхалимство придворных. Кроме того, редактор «Трутня» со страниц своего журнала боролся с крепостным правом.

Не нужно быть особо понятливым, чтобы понять, издание вскоре прекратило своё существование. В то же время сам новиков дело своё продолжил. Вслед за «Трутнем» появился «Живописец», который продолжил политику своего предшественника и тоже просуществовал недолго. Следующим новиковским изданием стал «Утренний свет». И всё же, ключевое направление деятельности Новикова – книгопечатание. В начале 80-х годов XVIII века он перебрался в Москву, где арендовал университетскую типографию. И в этом направлении он сделал очень многое.

Достаточно сказать, что книги стали продаваться не только в столицах, но и в провинциальных городах и деревушках. Причём, по доступным ценам. Но всё это сослужило издателю плохую службу. Книгопечатанье обернулось конфликтом с властями. В России подобные противостояния сулят людям беды. Пришли они и к Новикову. Книгопечатанье обернулось для него заключением в Шлиссельбургскую крепость. Оттуда он вышел через четыре с половиной года, после смерти Екатерины и воцарения Павла, но к общественной деятельности он уже не вернулся. Любопытно, что в вину Новикову вменялось масонство, хотя оно в России в те годы не преследовалось.

К масонам новиков действительно принадлежал и даже был уважаемым членом ложи. Причём, сам издатель не раз критиковал «братьев», отмечая, что не согласен со многими их суждениями.

Н. АСАДОВА: Ну что, это был портрет Новикова, написанный Алексеем Дурново. И мы тут заметили, что не всё точно.

Л. МАЦИХ: Ну, портрет, что называется, написан живой кистью, смелыми мазками. Но есть ряд прискорбных неточностей. И я на правах зануды добавил бы несколько штришков к портрету. Во-первых, журнал «Живописец» выдержал пять или шесть изданий, о чём сам новиков с большим удовольствием писал.

Н. АСАДОВА: А как часто издавался? Раз в месяц?

Л. МАЦИХ: «Живописец» был еженедельным.

Н. АСАДОВА: Всего месяц просуществовал. Это ничто.

Л. МАЦИХ: Это же надо в проекции на те времена. Кроме того, надо вообще понять, что он был пионером издательского дела. Что такое – он создал сатирический журнал? В России никаких журналов не было. А здесь журнал, да ещё и сатирический. Кроме того, есть целый ряд цифр, я не хочу ими утомлять, но их необходимо привести. Когда новиков переехал из Питера в Москву, его друг и покровитель по масонской ложе вельможа Михаил Матвеевич Херасков, он был куратором Московского Университета, уговорил Новикова приехать сюда, он дал ему в аренду, разумеется, с разрешения Екатерины, московскую университетскую типографию.

И к этому моменту в Москве было две книжных лавки. Москва считалась городом не читающим, которую подвигнуть к чтению было невозможно. Когда Новикова арестовали и конфисковали в лучших традициях все книги и типографское оборудование, книжных лавок в Москве было больше двадцати.

Н. АСАДОВА: То есть, в десять раз увеличил за время своей деятельности. А Вы знаете, кстати говоря, известный историк Ключевский, который тоже был масоном, назвал это десятилетие типографии в Московском Университете, новиковским десятилетием в русской культуре.

Л. МАЦИХ: Он, без преувеличения, начал целое направление в русской журналистике. Он начал издавать газеты и журналы, как тогда говорили, с добавлениями, т.е. с приложениями. Два бренда живы до сих пор, это неслыханная вещь. Он начал издавать изданьице под названием «Московские новости», они есть. И «Неделя». Кроме того, он был пионером с точки зрения маркетинга. Он выдвинул идею, что книги могут потребляться как продукт, книги можно продавать не только дворянству и не только людям обеспеченным, но и людям среднего достатка.

И его главный адресат, его аудитория целевая – это было городское мещанство. Он в него верил, он верил, что эти люди будут покупать дешёвые книги, так оно и получилось. И на этом, кстати. Он заработал немалые деньги. Он был коммерческий гений.

Н. АСАДОВА: Если говорить о цифрах, можно сказать, что треть всех вышедших в стране книг в то время принадлежали типографиям Новикова. Впервые он начал в России издавать женские, детские, философские, агрономические журналы, учебники.

Л. МАЦИХ: Специализированные, тематические журналы.

Н. АСАДОВА: Для людей. Не для учёных…

Л. МАЦИХ: А именно для широкой публики. Журналистика как таковая началась в России с Николая Ивановича Новикова. Кроме того, он был первым человеком, который доказал на своём примере, что на написании и издании книг можно зарабатывать. Он был бы очень богатым человеком, если бы не тратил все свои деньги на благотворительность. Он был очень, как в те времена говорили, нищелюбив. Не знаю, хорошая ли это черта, но он был таков.

Н. АСАДОВА: Да. Но если говорить о его издательской деятельности, то если подробнее его первый журнал «Трутень», этот известный исторический журнал, в истории известен, там памфлеты всякие, да? Эпиграммы…

Л. МАЦИХ: Журнал этот издавался, его издательская платформа была не такова, как мы бы сейчас могли себе представить. Журнал тогда назывался «Магазин», а магазин, где продаются товары, назывался «магазейн». Так его магазин был написан от лица нескольких персонажей. Этот самый «Трутень», это был отрицательный персонаж, тогда же были в ходу говорящие фамилии, как Скотинин, Простаков. У него был там персонаж по имени Скудоум, Недомысл, Забылчесть, это были представители высшей знати, высокого дворянства.

А вот честные мещане – это были Чистосердов и его Альтер-эго авторское, рупор его новиковских идей был Правдолюбов.

Н. АСАДОВА: За что высмеивали журналисты новиковские дворян, царицу высмеивали вообще?

Л. МАЦИХ: И это бывало. Но, во-первых, люди есть люди и всегда у людей одни и те же пороки. Высмеивались неверные мужья и ветреные жёны. Высмеивалось волокитство, адюльтеры, высмеивалось отношение зятьёв и тёщ. То есть, те темы, которые никогда не иссякнут.

Н. АСАДОВА: Ой, ну неужели же закрыли этот журнал из-за того. Что высмеивали зятьёв и тёщ?

Л. МАЦИХ: Смотря каких зятьёв и тёщ трогать, Вы же понимаете! Об одних можно всё писать, а о других нельзя. Об этом хорошо писали Ильф и Петров, тоже сатирики, не масоны. О том, что высмеивать можно управдомов, а если выше, то скажут: «Нетипично, клевещите!» Новиков претерпел абсолютно такой же процесс, когда худородное дворянство высмеивается, или полицмейстер небольшого городка, пусть даже с указанием фамилии, губернатор, зарвавшийся таможенный чиновник, это пожалуйста. И самое благожелательная рецензия.

Когда затрагивается честь высоких фамилий, как тогда говорили, а иной раз и сама императрица, то тогда, конечно, берегись. Но он не боялся и в каком-то смысле, я не боюсь употребить такой термин, он был фаворитом Екатерины. Но не в постельном смысле, как, скажем, Потёмкин, братья Орловы, Ланской, Зубов. А он был её фаворитом платоническим, он был её любимцем. Фаворит – это же любимец. Он был её любимец в смысле избранник её дум. И в этом смысле ему, как всякому фавориту, любимцу, позволялось гораздо больше, чем любому иному человеку.

Н. АСАДОВА: Правильно ли я понимаю, что у Новикова было у самого очень острое перо, и многие его выражения, которые он употреблял и придумывал в фельетонах, они разошлись в русской литературе.

Л. МАЦИХ: есть такие следы. Он писал остро. Но он кое-что маскировал, перо своё притуплял, как он потом говорил Державину. Кроме того, он скрывался под псевдонимами, но иной раз такими очевидными, как Правдолюбов, а иной раз и мене очевидными. Он например, не любил галломанов, тех, кто подражает во всём французам. Тогда подражание французскому было сродни нынешнему подражанию американскому. И все эти выражения французскому он высмеивал.

Отсюда выражение «французик из Бордо», которое потом использовал Грибоедов. Многие выражения приписаны Евгению Онегину Пушкиным из Новикова. То есть, он в своём роде создал некоторую портретную галерею отрицательных персонажей для русской сатиры. Что касается его отношений с Екатериной, тут такая вещь. Екатерина ведь отвечала ему, была журнальная полемика. Это первый случай в Россию Она отвечала ему на страницах своего журнала, который она называла «Всякая всячина».

Она, разумеется, тоже скрывалась под псевдонимом, она не писала, что это Екатерина, божьей милостью… и прочее. Нет. Но это был секрет Полишинеля, для всей публике было понятно, что это матушка государыня участвует в полемике с Николаем Новиковым. И все дивились его смелости, как писали ему его обожатели. Не менее, чем смелости Потёмкина на поле бранном. И намекали на его особые отношения с Екатериной. Особые отношения были. Но не в постельном смысле, а в смысле того, что он был её конфидентом, она доверяла ему некоторые свои тайные думы.

И в этом смысле их связывала, я рискну предположить, очень тесная дружба. Они разделяли общие воззрения.

Н. АСАДОВА: А просветительская деятельность новиков в чём ещё заключалась, помимо того, что он был журналистом, книгоиздателем?

Л. МАЦИХ: Видите ли, это вполне достаточно само по себе. Он издавал огромное количество книг. За всю свою жизнь он издал более тысячи книг. Это гигантское количество по тем временам, когда вся инфраструктура была не развита. Кроме того, он издавал учебники. Он издавал литературу техническую, специальную. Он издавал массу книг переводных, причём, поощрял переводом лучших произведений, как из беллетристики, например, «Гёте» Шекспира, так и книг таких философских.

Кстати говоря, удельный вес собственно масонских сочинений, изданных им, относительно невелик. И это издавалось небольшими тиражами, как правило, в тайных типографиях, потому что «братья» без тайн не могли.

Н. АСАДОВА: Почему тайные типографии существовали? Зачем из этого делать тайну, если ему покровительствовала Екатерина, Херасков, да и вообще масонские общества и ложи, многие и не скрывались ни от кого, и было известно, что они существуют и практически всё дворянство в них состояло.

Л. МАЦИХ: Не всё дворянство, разумеется, но цвет дворянства, масонство было популярно. Нет, никто ничего не скрывал, но видите ли какая вещь… и в самой открытой и прозрачной организации есть вещи, которые не выносятся на публичное обозрение.

Н. АСАДОВА: Вот какие тайны они публиковали?

Л. МАЦИХ: Не то чтобы тайно, не для всех, они публиковали небольшими тиражами в 200-300 экземпляров сочинения своего властителя дум французского философа и виднейшего масона Сен Мартена. Это было сочинение, которое тогда было бешено популярным, как сейчас, скажем, бестселлер Умберто Эко. Интеллектуальный бестселлер, которым все салоны зачитывались – «О заблуждениях и истине». И вот они его комментарии к нему, к этому Сен Мартену, комментарии на комментарии. Они издавали небольшими тиражами. Не с целью что-то скрыть, а просто понимая, что это не вызовет слишком широкий интерес у публики.

И кроме того, желая огранить полемику от заведомо профанов и от людей, которые ничего в этом не поймут.

Н. АСАДОВА: Но, тем не менее, смотрите, если они не хотели ничего скрыть, то существовали не тайные типографии. Почему нельзя было это издать там, на этих типографиях? А надо было создавать отдельные, тайные?

Л. МАЦИХ: Этого я не знаю. Но во-первых, когда есть элемент тайны, он всегда вносит некоторую пикантность, «с щепоткой соли» жизнь становится веселее, интереснее, пикантнее, возможно и в этом тоже была причина. А возможно и были причины кого-то опасаться. Не всё дворянство было вовлечено в масонство, кроме того, была борьба кланов. Даже люди, принадлежащие к масонству, Елагин и Державин боролись между собой. Кто раньше войдёт к государыне с докладом, кто раньше бумагу положит перед августейшие очи.

Это была сложная борьба фаворитов, сложная борьба разных группировок. Как всегда бывает при дворах таких августейших особ. Тем более, при Екатерине. Она была очень склонна к фаворитизму. И фавориты нынешние и бывшие, все между собой боролись. И Николай Иванович, который был прекрасным дипломатом, он умел балансировать между этими всеми силами, и всегда умел соблюсти свой интерес, и коммерческий, и самое главное – просветительский.

Н. АСАДОВА: Но тоже не секрет, что в екатерининский времена, так же, как и сегодня, к масонам далеко не все далеко относились. Например, зачитаю одно стихотворение тех времён:

Полны лжи ваши законы

оказались, франкмасоны,

И в том тайность ваша есть,

Счёт 666.

Л. МАЦИХ: Число звериное из апокалипсиса. Я Вам в пандам прочитаю своё стишок. Не свой, конечно, а который я подготовил из разряда антимасонских стихов того времени.

Появились недавно в России франкмасоны,

И творят почти явно демонски законы.

Нудятся коварно плесть различные манеры,

Что б к антихристу привесть от христовой веры.

Кошмар!

Православных христиан мнют всех прельстити,

Чтоб к коварству поймать, к бесу уловити.

Ну, обвинения не блещут новизной, и сейчас они примерно такие же. Есть, кстати, и промасонский стишок, этого, возможно, у Вас нет.

Н. АСАДОВА: А скажите, это была публичная полемика в стихах?

Л. МАЦИХ: Конечно. Тогда изъясняться прозой – это было говорить на низком наречии плебеев. Всякий образованный человек обязан был версификацией стихосложения владеть, как владеть шпагой или уметь ездить на коне. Это был признак благородства. Поэтому для того, чтобы слушали, нужно было уметь свою речь изложить в стихах. А вот вам промасонский стишок. Он тоже блещет литературными достоинствами.

Если честности кто знает,

Всюду правду наблюдает,

При том скромно любит жить,

Тот масоном может быть.

Суету кто презирает,

Лихоимство убегает,

Никому кто не вредит,

Тот масоном может быть.

Это напоминает октябрятские стишки:

Только тех, кто любит труд,

Октябрятами зовут.

Н. АСАДОВА: Абсолютно!

Л. МАЦИХ: Ну, что вы хотите! Это был низовой уровень полемики. Кстати говоря, в таком состоянии…

Н. АСАДОВА: Но высоким штилем.

Л. МАЦИХ: Да, высоким штилем. Но низковато по уровню. В таком состоянии получил журнальную полемику Новиков. Он её поднял совершенно на другой уровень. И кстати, императрица очень его за это оценила. Она ему хлёстко отвечала. Он парировал, и за этой полемикой, затаив дыхание, следили все салоны в Москве и Петербурге. И что очень важно, журналы эти, «Трутень», «Живописец» и покоящийся «Трудолюбец», его следующий журнал, и всякую всячину, «Рупор Екатерины», эти журналы стали получать не только в двух столицах, но и в провинции, в Нижнем Новгороде, в Самаре, в Пензе, в Архангельске, в Астрахани, т.е. это очень далеко. И их ждали там.

Вот заслуга Новикова в том, что он вывел просвещение за границы двух столиц. Кстати, он развивал там книжную инфраструктуру, он делал скидки провинциальным книготорговцам, он отпускал им книги в кредит. То есть, он был и гений маркетинга, и великий человек с точки зрения распространения просвещения. Он использовал свою полемику с государыней для разжигания интереса и к своей персоне, и к тому кругу сочинений, который он пропагандирует.

Н. АСАДОВА: И первую публичную избу-читальню в Москве тоже открыл он.

Л. МАЦИХ: Избу-читальню открыли большевики. У него была просто читальня, она была в Юшковом доме, доме Юшкова. Это был и есть великолепный дворец, отнюдь не изба никакая. Ныне там Академия ваяния и зодчества, напротив почтамта, Боженовский дом, генерал-интендант Юшков его построил. Всякий интендант – человек честнейший, естественно, поэтому он накопил от праведных трудов денег на дворец в Москве.

Н. АСАДОВА: На Мясницкой.

Л. МАЦИХ: Да, на Мясницкой. …что всякого интенданта, - говорил Наполеон, - можно расстреливать без суда через пять лет службы. Разумеется, он имел в виду французскую армию.

Н. АСАДОВА: Естественно.

Л. МАЦИХ: Так вот, Юшков устроил там место для масонских собраний, там молились масоны, там звучали их гимны, там они изучали свою литературу, соблюдались их обряды. Но для Новикова это место было особым. Он же был худого рода, из мелкопоместных выслужившихся дворян. Новиков – сама фамилия, из тех, кто при Петре дворянству был пожалован. То есть, он дитя петровских реформ. И он дослужился всего до поручика. А братьями по ложе, по некоторым ложам, в которых он состоял, были Разумовские, Голицыны, Воронихины, нет, Воронихины из простых. Но были люди из виднейших родов. Были генералы.

Н. АСАДОВА: Я к тому, что там были и из простых, и не из простых.

Л. МАЦИХ: Были из простых, как Баженов, как он сам, им всё прощалось за гениальность. Но тем не менее, «братья» «братьями», а выйдя за пределы ложи, они, конечно, попрекали его и худородностью, недостаточным богатством, тем, что они генералы все, грудь в орденах, а он поручик. И его не пускали, например, в английский клоб, знаменитое здание, которое называли иной раз Домом Хераскова. Хотя Херасков был его покровителем, он его любил, они беседовали о литературе взахлёб.

Но пригласить его он не мог, потому что сословные предрассудки не давали. А вот туда, в Юшков дом, по определению был вход каждому. И это был такой случай, как сейчас сказали бы студенты, «сбыча мечт», сбылись его мечты – любой человек мог войти туда, и это была действительно публичная читальня.

Н. АСАДОВА: А кто туда допускался?

Л. МАЦИХ: Все.

Н. АСАДОВА: И…

Л. МАЦИХ: Кроме женщин. Все, кроме женщин.

Н. АСАДОВА: Да-а-а?

Л. МАЦИХ: Да. Пока так далеко перестройка не шла. Но туда мог зайти и дворовый, и холоп, как тогда говорили без политкорректности, и чернь. Новикову говорили, что все книги у него чернь покрадёт. А он говорил: «Я верю в людей, они не тронут». И маленький залог, символический, люди оставляли и все книги вернули назад.

Н. АСАДОВА: А сколько там книг было?

Л. МАЦИХ: Трудно сейчас сказать. Был небольшой ассортимент, небольшой репертуар. Может быть, 50-100 наименований, но сам факт их оборачиваемости был очень важен. Ничто так не радовало Николая Ивановича Новикова, штришок к его портрету, он любил заходить туда и говорил: «Какие книги самые засаленные? С загнутыми углами, с пометками?» А эти библиотекари говорили: «Ну, Николай Иванович, не уследили».

Н. АСАДОВА: Это было маркетинговое исследование.

Л. МАЦИХ: Своего рода. Он очень радовался, значит эти книги востребованы. Ничто его так не радовало, как книга, захватанная пальцами. Значит её читают.

Н. АСАДОВА: Мы отправили нашего корреспондента Алексея Дурново к Юшкову дому, который и по сию пору стоит на Мясницкой в Москве. И попросили его задать простой вопрос – чем знаменит Юшков дом. Вот какие ответы он услышал.

А. ДУРНОВО: Огромное здание на Мясницкой привлекает внимание прохожих. Но не более того. Мало кто знает, что находится в нём сейчас, не говоря уже о том, что было когда-то. Так Александр с большим трудом припомнил, что в Доме Юшкова теперь какое-то учебное заведение и что тут обучаются то ли ваять, то ли рисовать.

АЛЕКСАНДР: Гончаровка, что ли? Художественное? Или со скульптурой что-то связано. Тут учатся те, кто ваяет. А! Зодчество! Фасад симпатичный!

А. ДУРНОВО: Коренная москвичка Людмила призналась, что ничего о Доме Юшкова не знает. Знаменит он, по её мнению, архитектором, построившим его.

ЛЮДМИЛА: Я вообще коренная москвичка, но мало известно, слабо себе представляю. Находится… вот всё время хожу, читаю, но не могу сказать. Скорее всего образовательное что-то. Мне старые здания все нравятся, которые построены давно. Я думаю, что оно, скорее всего, знаменито теми людьми, которые здесь учились или преподавали и, наверное, архитектором, который это здание построил.

А. ДУРНОВО: Михаил вырос неподалёку, про Юшков Дом ему ничего не известно, зато он много знает про историю Мясницкой. Эта улица, по его словам, имеет весьма насыщенную биографию.

МИХАИЛ: Мясницкая для меня всегда была не только центром, но я вырос на этой улице, каждый дом имеет свою историю, если мы возьмём любой дом здесь, это мемориальные доски, которые на нём, в каждом доме жили какие-то художники известные. Вообще, на Мясницкой многие дома, где на чердаках даже до сих пор есть мастерские.

А. ДУРНОВО: А вот Владимир помнит, что в 21-ом доме по Мясницкой живут художники и скульпторы. К ним он относится с большой симпатией и считает, что они хорошо позаботятся как о самом здании, так и о городе.

ВЛАДИМИР: Это Академия Художеств. Трудолюбивая организация, реставрировать, беречь. Хорошо, что сюда Академию Художеств перенесли, очень хорошо. Художники сделают всё хорошее, чтобы поддерживать здание в нормальном состоянии.

А. ДУРНОВО: В общем, всё упирается в художников, причём, не в прошлых, а в нынешних. И это несмотря на то, что на самом здании, причём, ещё и на самом видном его месте, висит мемориальная доска, на которой написано, что в этом здании в своё время преподавал Саврасов. С историей Дома знакома только Тамара, которая сама при этом не москвичка.

ТАМАРА: Это очень старинное здание ваяния и зодчества, Институт, в котором преподавал Суриков, в котором училось очень большое количество русских художников. И сейчас это здание, где продолжают учиться молодые ребята. По архитектуре, по-моему, это козаковское здание или баженовское .

А. ДУРНОВО: В общем, огромный Юшков Дом в самом центре Москвы остаётся для прохожих не более чем красивым сооружением, которое радует глаз. Всё остальное их мало интересует. Что происходило здесь раньше, они не знают. И вопрос этот занимает очень немногих.

Н. АСАДОВА: Ну вот и всё, что знают про Юшков Дом.

Л. МАЦИХ: Ну, не так мало. Были голоса, правда, более пожилые, но они очень хорошо рассказывают про здание. Да, это Академия ваяния и зодчества. Тут важно отметить, что когда принималось решение о передаче этого здания из частных владений в государственные, то была учтена..

Н. АСАДОВА: Это когда было?

Л. МАЦИХ: Это было в середине XIX века, в 1851 году. Была учтена славная масонская история и то, что Баженов, который проектировал это здание…

Н. АСАДОВА: Кстати, он тоже был масоном и мы обязательно расскажем об этом человеке в другой передаче, в этом же цикле, которая будет посвящена масонам и зодчеству.

Л. МАЦИХ: Да, масонам, как архитекторам.

Н. АСАДОВА: И Баженов будет главным героем нашей передачи.

Л. МАЦИХ: И Юшков, и Новиков, и Шварц, который захаживал в этот Дом, они все были масонами. Уважая их идеалы, это здание отдали именно для общедоступной Академии ваяния и зодчества, куда принимались не только дворянские дети, но и отпрыски любых сословий, у которых есть дарование. Это похвальный шаг.

Н. АСАДОВА: Социальный [невнятно] работал.

Л. МАЦИХ: Ну, в своём роде. Вы всё переводите на современный новояз.

Н. АСАДОВА: Ну, естественно! А как иначе понимать? Мы же не живём в екатерининскую эпоху.

Л. МАЦИХ: Об этом можно только сожалеть, ибо наказания тогда были не в пример круче, «Суровые люди, - писал Пушкин, - окружали екатерининский престол».

Н. АСАДОВА: Мы естественно, на сайте, как обычно перед передачей, провели викторину, связанную с Юшковым Домом. Мы задали вопрос, на которой из фотографий, там было пять фотографий, изображён Юшков Дом. Сорок шесть процентов людей ответили правильно. Но сегодня не буду зачитывать имена победителей, все они есть в Интернете. Я просто не хочу терять время, у нас очень интересная тема. Вопрос задаёт нам человек из Тулы, который не представился. «Вы упомянули, что цвет дворянства состоял в масонах. Интересно, были ли масоны в армии и как сочеталась присяга с масонством?» Об этом у нас тоже будет отдельная передача, мы будем рассказывать про Суворова, как тоже одного из масонов, который был мастером ложи.

Л. МАЦИХ: Да, мастером ложи, это цвет армии, генералы, адмиралы, офицеры состояли в масонских ложах и орденах, это не противоречило присяге. Они подтвердили верность Отечеству на поле битвы.

Н. АСАДОВА: Да, а сейчас у нас другая тема. Мы говорим про масонов просвещения и благотворительности. И главный наш сегодняшний герой – это Николай Иванович Новиков, просто великий филантроп, великий общественный деятель России, которому, к сожалению, нигде в России нет даже таблички памятной. Не то чтобы памятника.

Л. МАЦИХ: Это очень грустная тема, и к сожалению, это оправдывает высказывание Пушкина о том, что мы ленивы и нелюбопытны. Увы, мы даём основание о себе так говорить. Удивительно, что ни журналисты, ни пишущая братия, ни издатели, ни писатели, ни люди, которые занимаются книжной инфраструктурой, книготорговлей, там есть люди очень независимые и очень небедные. Никто из них пальцем не пошевельнул, чтобы увековечить память великого человека.

Все дома, в которых жил Николай Иванович в Москве, все снесены. Это не личный выпад, просто они мешали кому-то для коммерции. В селе Авдотьино, где он родился и умер, его имение…

Н. АСАДОВА: …которое не сохранилось по сути.

Л. МАЦИХ: Практически нет.

Н. АСАДОВА: Если вы зайдёте на Википедию и посмотрите статью о Николае Ивановиче Новикове, в каком состоянии дом, где он жил, в ужасном. В ужасающем. И только на нём… там от него одна стена осталась, дом с пустыми глазницами окон, такая старая, потрескавшаяся табличка с упоминанием его имени. А это величайший человек.

Л. МАЦИХ: Мерзость запустения на месте святом.

Н. АСАДОВА: Да, телефон для смс - +7-985-970-45-45. Вы можете задавать свои вопросы по этому номеру. И всячески вас к этому призываем. Давайте поговорим немножечко о благотворительной деятельности Николая Ивановича, которая тоже потрясающа была. Например, известно, что в 1786-1787 гг. в России, в Центральной части России, были жестокие морозы и засуха. И они стали причиной неурожая и начался голод в этих губерниях. И в этот момент, к сожалению, императрица была занята другими вещами. Она занималась потёмкинскими прожектами, как раз у неё был Крымский поход знаменитый, на который угробили чудовищное количество денег.

И те иностранные послы, которые сопровождали государыню-императрицу в этом походе, писали, что для разорения России надобно не особенно много таких путешествий и таких расходов. Это писал граф Лудольф. Кто спас крестьян в этот момент? Николай Иванович Новиков.

Л. МАЦИХ: Не надо так преувеличивать.

Н. АСАДОВА: Хорошо. Но я расскажу то, что есть.

Л. МАЦИХ: Во-первых, не всем иностранным послам нужно и можно с одинаковой мерой доверять. Скажем, французский посланник, английский, они знали Екатерину куда как короче, чем этот, процитированный Вами, но не писали таких вещей. А Екатерина была склонна к расточительству определённому.

Н. АСАДОВА: Историки того времени, Карамзин писал, что более чем из ста селений, казенных и дворянских, были спасены крестьяне от голода потому что Новиков и Походяшин, который ссужал его этими деньгами, в отличие от Новикова, он был человеком очень богатым, всё своё состояние истратил на прожекты Новикова. И они раздавали зерно, хлеб крестьянам, спасли их таким образом.

Л. МАЦИХ: Тут надо немножко расставить точки над «и». Было несколько подряд неурожайных лет. Правительство принимало энергичные меры к запасению провианта, но это не всегда было успешным. Дураки и дороги, как известно, - две проблемы. И в данном случае дороги, неразвитость инфраструктуры, не позволяло организовать эффективный подвоз. Кроме того, что такое была тогда Москва? Это же не надо забывать! В Питере действовали ограничения законодательные на въезд. В Питере не было нищих. Так ещё Прокопович советовал Петру.

В центре было запрещено строить деревянное здание. А каменное, кто ж потянет! Ясно, не нищие. Москва увеличивала население в два-три раза зимой, потому что всякий асоциальный элемент, разбойный люд, нищие, разного рода такие бомжи, они наводняли Москву осенью и зимой, чтобы переждать здесь в относительно комфортных условиях холода, а потом опять разбредались. Под мостами, в ночлежках, иной раз под Каменным мостом, рядом с Кремлём, были такие настоящие станы разбойничьи.

Москву было тяжело прокормить ещё и потому, что нельзя было считать точное количество запасов. Ну и промахивались иной раз. Кроме того. Были, конечно, злоупотребления. Московские чиновники – это образцы неподкупности во все времена, поэтому ничего удивительного.

Н. АСАДОВА: Сегодняшний суд доказал это.

Л. МАЦИХ: Да. Это всегда неопровержимо и непоколебимо.

Н. АСАДОВА: Вчерашний, вернее, прошу прощения.

Л. МАЦИХ: Да. В чём заключалось спасение? Новиков был человек жалостливый. Он увидел, как плачут нищие, в том числе, кстати, и профессиональные. И он обратился с пламенной речью к «братьям» масонам, и те пустили шапку по кругу. Григорий Максимович Походяшин, ему было тогда 27 лет, он был молод относительно, был завиднейший жених в Москве, сын уральского горнозаводчика, гвардейский офицер. Он настолько пленился этим подвигом христианской добродетели, нищелюбия со стороны Новикова, что отдал своё огромное состояние на благотворительные нужды.

Причём, сам он не тратил. Понимая, что он в этом ничего не смыслит, а через Новикова. Его преданной Новикову была немножко трогательная, инфантильная, но она не может не вызвать сокрушения сердца. Когда Новиков уже был в тюрьме, Походяшин умирал, он умер очень быстро. Разорился, все друзья от него отвернулись. А друзья-масоны либо уехали, либо были посажены в тюрьмы, он остался один, без средств к существованию и помирал от чахотки на чердаке, прежний завидный жених.

Н. АСАДОВА: Миллионер.

Л. МАЦИХ: Да. Из состояния у него остался один портрет Новикова, который он не позволил продать, даже чтобы купить хлеба и лекарств. Он смотрел на него с умилением, как на икону, и говорил: «Прости, великий человек, что я оказался недостоин быть твоим учеником». Вот такая совершенно сцена из высокой трагедии, не из мелодрамы. Такие были личности. Кстати, Новиков оказывал на людей действительно магнетическое воздействие. Когда его осудили, то с ним добровольно пошёл в Шлиссельбургскую крепость молодой врач Михаил Иванович Багрянский, он вообще не проходил по делу.

Н. АСАДОВА: Мы должны сказать, за что его осудили.

Л. МАЦИХ: Дойдём до этого. Тут важно, чтобы был понятен масштаб личности. Багрянский не проходил по делу вообще. Он явился сам в Тайную Канцелярию и сказал: «Я хочу отбывать заключение вместе с Новиковым, чтобы тому не было так одиноко и чтобы он не был лишён врачебной помощи». Их посадили вместе. А ведь на пятнадцать лет! Новиков просидел меньше, но кто же знал, что Екатерина умрёт!

Давайте мы о Новикове скажем более систематически, что ли, как дело-то было. Он родился в 1744 году, а в 1768 году вышел в отставку, в 1775 году в его жизни случилось самое значительное событие. Он вступил в масонскую ложу. Он долго не хотел вступать, он колебался, он был человек, говоря по-вашему, с очень высоким уровнем обязательств. И он к своему слову относился буквально со священным трепетом. Он не мог принять присяги и клятвы, содержания которых не понимал.

Ему всё объяснили и для него сделали колоссальное исключение – ему как бы рассказали содержание масонской службы, если угодно, трёх первых степеней. И он сразу был принят в четвёртую. Он сделал бы громадную карьеру внутри масонства, если бы его интересовали формальные титулы. Но его это не интересовали.

Н. АСАДОВА: В связи с этим Жанна из Петербурга задаёт вопрос: «Как Новиков относился к Елагину?» Елагин – это герой нашей прошлой передачи, человек, который был мастером нескольких лож.

Л. МАЦИХ: Больше того, он объединил под своим началом ложи разных систем, что уже само по себе было подвигом дипломатии и говорило о его авторитете среди масонов. Большой любви не было между ними, но было уважение взаимное. Елагин был человек государственный, он был статс-секретарь Екатерины, он был чиновник высочайшего ранга, он был вхож к государыне каждый день. Новиков был журналист. А как он сам писал, тогда само название писателя было позорным.

Н. АСАДОВА: А сейчас в общем, не сильно лучше.

Л. МАЦИХ: Разные есть, прямо скажем. Разные…

Н. АСАДОВА: Журналистов на Руси как-то никогда не любили.

Л. МАЦИХ: Это смотря каких.

Н. АСАДОВА: И не особо считались.

Л. МАЦИХ: Это смотря каких. Но вообще, людей, которые выражали своё мнение, отличное от господствующего, не любят нигде и никогда, не только на Руси.

Н. АСАДОВА: Это да.

Л. МАЦИХ: И Николай Иванович…

Н. АСАДОВА: Кстати говоря, Николай Иванович писал о том, что ему не нравится, как проходят заседания лож елагинских, что там пьют спиртные напитки в великом множестве, то, что они гуляют, а не занимаются, собственно, размышлениями, дискуссиями и так далее.

Л. МАЦИХ: Обед братский, он назывался «Агапа», братский обед, братская трапеза, как у первых христиан, это было у масонов в обычае. Иной раз очень плотно закусывали, в зависимости от благосостояния членов лож и «братьев». Иной раз любили, как масоны говорили, стрелять в пушки, т.е. откупоривать новые и новые бутылки шампанского. Но Николай Иванович любил и выпить, и закусить, он не был суровым аскетом, как его друг Гамалея, этот вообще был буквально схимник. Но Николаю Ивановичу мешало то, что в ложах Елагина слишком много времени уделяется чувственным удовольствиям – поесть, выпить, и слишком мало работе над собой.

Поэтому он перешёл в систему строгого наблюдения и там очень преуспел.

Н. АСАДОВА: Вы имеете в виду, что он просто перешёл из елагинской ложи в ложу системы Рейхеля.

Л. МАЦИХ: Да. Из ценендорских в рейхелевские, если употреблять полностью масонские термины. То есть, из под юрисдикции Ивана Перфильевича он вышел, о чём сам Иван Перфильевич очень сожалел, поскольку Новиков был властителем дум. Но в этом смысле они не вполне сходились. Новиков требовал жёсткости от «братьев», дисциплины и не терпел попустительства.

Н. АСАДОВА: Я хотела сказать нашим слушателям, что сегодня мы не будем очень долго принимать звонки телефонные, мы решили, что мы будем ограничивать количество вопросов до трёх, максимум четырёх. Телефон прямого эфира 363-36-59 – это московский телефон. Вы можете позвонить и задать свои вопросы, а мы пока продолжаем рассказ о Николае Ивановиче Новикове. За что его арестовали и посадили в Шлиссельбургскую крепость?

Л. МАЦИХ: Над ним сгущались тучи ещё на тот момент, когда он считал себя на вершине успеха. Дело в том, что ничего бы не было, если бы не вот этот самый фаворитизм. «Минуй нас пуще всех печалей барский гнев и барская любовь». Он это испытал на себе. Были обвинения политические, абсолютно пустые, были обвинения в связях с прусским двором, на том основании, что московские масоны переписывались с берлинскими розенкрейцерами. Николай Иванович основал Орден розенкрейцеров и его возглавил.

Н. АСАДОВА: Это очень важно, кстати.

Л. МАЦИХ: Это была переписка чисто масонская, чисто духовная, ничего политического, что могло бы принести вред российскому двору, находящемуся в конфронтации с прусским, там не было. Были обвинения, что они пытались завлечь в свои сети и, как писали тогда, известную особу, т.е. Павла, Великого князя. Это безосновательно, это в последующие разыскания подтвердили. Большинство обвинений против него были абсолютно вздорные и облыжные. Я думаю, всё бы ему сошло с рук. На самом деле, он ничего дурного не делал.

Н. АСАДОВА: Кстати, Карамзин, который писал о судьбе Новикова, он считал, что Екатерина его посадила за слишком активную благотворительную деятельность, за раздачу хлеба голодающих.

Л. МАЦИХ: Так писал Карамзин уже после смерти Новикова, чтобы его детей не оставили без куска хлеба, он знал, чем растрогать императора Александра. На самом деле главная причина была в том, что Николай Иванович резко очень и не по-джентльменски на страницах своего журнала стал критиковать уже пожилую императрицу, он стал писать про некую даму, у которой восемнадцать плотных складок сквозь корсет пробивается и редеющие кудри ея она черепаховыми гребнями тщится как-то скрепить. И белила, и румяна, и все эти вещи, которые для любой дамы обидны, а для дамы пожилой обидны вдвойне.

Екатерина философски относилась к подобного рода выпадам, но когда это пишет фаворит, любимец, который был её конфидентом, и, как она понимала, относился к ней не как люди из толпы, она этого не могла простить. Мне кажется, её такая злобная реакция – это реакция чисто женская, она обиделась на него.

Н. АСАДОВА: То есть, вот почему его посадили.

Л. МАЦИХ: Мне кажется да.

Н. АСАДОВА: Кстати, у нас тут спрашивают, а сохранились ли протоколы допросов Новикова. Да, сохранились. Кстати говоря, их активно используют исследователи масонства, в частности, Вернадский, который написал книжку «Русской масонство в царствование Екатерины II».

Л. МАЦИХ: Лучшее исследование по этой теме. Допрашивал, кстати, его сам Шишковский Степан Иванович, знаменитый кнутобой, который во время того, как он показывал кнут с запекшейся кровью или мог этим кнутом огреть, говорят даже и дам, он любил читать акафист, закатывал глаза под лоб, крестился, в общем, он был знаток своего дела.

Н. АСАДОВА: Телефон прямого эфира 363-36-59, звоните, задавайте свои вопросы. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте!

Н. АСАДОВА: Отойдите, пожалуйста, от радиоприёмника.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Скажите, пожалуйста, где можно купить произведения Новикова?

Н. АСАДОВА: Подождите! Вы можете сначала представиться?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Марина, выключите радио! Алло!

Н. АСАДОВА: А Вы представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Александр из Москвы. Скажите, пожалуйста, где можно купить произведения Новикова?

Л. МАЦИХ: Новикова, с Вашего позволения. Купить их, я думаю, будет затруднительно. Во-первых, наследие его огромно. Но в большинстве случаев это сиюминутное, на злобу дня, публицистика, фельетонная, которая устаревает, как газета, на следующий день или на следующую неделю. Хранятся в разных архивах его труды, сейчас в Интернете, Вам нет смысла даже покупать, в Интернете самые интересные его статьи, полемика, публицистика, его философские сочинения, его комментарии на масонские труды, они все в Интернете. Не все, но часть в Интернете выложены, Вы их там найдёте.

Н. АСАДОВА: Телефон прямого эфира 363-36-59, звоните, задавайте свои вопросы. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте!

Н. АСАДОВА: Доброй ночи. Как Вас зовут? Алло! Нет, сорвался звонок. Вы ещё раз позвоните нам. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Пока я задам Вам такой вопрос, который пришёл на смс. Мы говорили несколько раз в наших передачах о том, что масоны, если брать за основы их идеологию, лозунг «Свобода, равенство, братство», они за это всячески ратовали. Вопрос был такой – свобода от чего, равенство в чём, братство с кем?

Л. МАЦИХ: Свобода бывает и от и бывает и для. Свобода от, например, диктатуры суеверий, от рабства страха, например, от страха перед дьяволом, который порабощает человека, как мы знаем. Свобода для осмысленного, осознанного творения своей жизни, для понимания того, что только ты сам ответственен за себя и свою судьбу. Равенство, в общем-то, всех людей со всеми. Например, равенство гендерное, понимание того, что женщина тоже человек, как это ни странно звучит, что женщину следует учить грамоте.

Н. АСАДОВА: Кстати, Новиков очень много вложил…

Л. МАЦИХ: Он много для этого сделал, он был большим ценителем салонов не с только с точки зрения светских увеселений, сколько с точки зрения продвижения туда таких интересных персон, как его друг Шварц Иван Генрихович, и чтения в салонах замечательной литературы. Он очень любил салонных дам, в лучшем смысле этого слова, властительниц дум. Так вот, равенство бывает гендерное, равенство бывает национальное, конфессиональное, сословное, кстати, равенство, для того времени вещь исключительно важная. Для нас сейчас воспринимается, как общее место.

Братство всех людей со всеми, поскольку все мы творения божьи, все братья, так Библия утверждает, во всяком случае. Так бы я кратко ответил на этот вопрос.

Н. АСАДОВА: 363-36-59. Алло! Здравствуйте, Вы в прямом эфире, представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте!

Н. АСАДОВА: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я из Подмосковья, Валентина Ивановна. Скажите, пожалуйста, а почему вы о Ельцине ничего не говорите?

Н. АСАДОВА: О Ельцине мы ничего не говорим, потому что мы говорим про екатерининскую эпоху, а он жил гораздо позже. 363-36-59, мы успеем принять один ещё звонок. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире. Выключите, пожалуйста, приёмник.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло!

Н. АСАДОВА: Нет, человек не выключил приёмник, а слушать это невозможно. 363-36-59. У вас есть буквально последние минуты, чтобы позвонить и задать свои вопросы Леониду Мациху, который доблестно согласился быть нашим экскурсоводом в мир масонства. Вот ещё один примем звоночек. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Доброй ночи.

Н. АСАДОВА: Выключите, пожалуйста, радио сразу же!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Да, я выключил.

Н. АСАДОВА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Меня зовут Алексей.

Н. АСАДОВА: Алексей, Ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): А у меня вопрос, может быть, не совсем обычный. Скажите, пожалуйста, почему сейчас у нас практически нет книжек, которые можно почитать?

Н. АСАДОВА: Так, понятно.

Л. МАЦИХ: Может человек спрашивал о книгах о масонах? Так книжки такие есть.

Н. АСАДОВА: Книжки такие есть. Мы их выложим.

Л. МАЦИХ: Выложим их названия, имена авторов на сайте. Если Вы спрашивали о масонах, Алексей, сорвался, к сожалению, Ваш звонок, мы должны Вас обрадовать. Есть литература о масонах. Есть совсем грязненькие книжонки, мы не будем делать им рекламу в эфире, а есть очень хорошие, серьёзные исследования, как переводные, так и российские.

Н. АСАДОВА: Да. И одна из этих книг, я её назову. Это Вернадский «Русское масонство в царствование Екатерины II». Передо мной книжка, издание было 1999 года, я думаю, что довольно небольшой был тираж, поэтому вряд ли это вы найдёте на прилавках магазинов, но, может быть, у букинистов сможете найти. Книжка потрясающая. Ещё другие книги, названия, их авторов, мы выложим в блоге нашей передачи. Зайдите на сайт и посмотрите.

Ещё такой момент. Нас очень много спрашивают и просят нас сделать передачу, чтобы мы ответили на вопрос, откуда есть и пошло масонство. Поскольку у нас передача-экскурсия, мы изначально не предполагали делать такой передачи отдельно и хотели рассказать об этом в течение всего нашего цикла потихонечку. Но нас всё равно замучили вопросами и просьбами, поэтому мы решили, что следующую передачу мы посвятим как раз этой теме.

У нас не будет экскурсии, а будет экскурс в историю, откуда есть и пошло масонство, разные версии мы рассмотрим. А потом уже опять вернёмся к екатерининской эпохе и будем говорить о масонах и образовании, о светском образовании, которое во многом благодаря масонам получило такое широкое развитие в Москве и Петербурге и дальше по всей России.

Ну, это, пожалуй, и всё на сегодня. Мы благодарим вас за то, что вы в столь поздний час были около радиоприёмников и слушали нас. Слышали вы нас, благодаря во многом звукорежиссёру Николаю Котову. Спасибо ему за это. Увидимся в следующий вторник. До свидания.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/638045-echo/

Откуда есть и пошло масонство (09.12.2009)

Н. АСАДОВА: 00:08 в Москве. У микрофона Наргиз Асадова, это передача «Братья», передача о масонах. И сегодня, как всегда, с нами в студии наш экскурсовод в мир масонства Леонид Мацих. Здравствуйте.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Я напоминаю нашим слушателям, что наша программа посвящена истории масонства в России и мы несколько первых передач посвятили эпохе Петра I, когда в Россию пришло масонство, начали говорить об эпохе Екатерины II. Но, вы знаете, каждый раз нам приходят вопросы и предложения сделать передачу, откуда есть и пошло масонство, откуда оно взялось. И мы решили пойти вам навстречу и сделать шаг в сторону и рассказать, всё-таки, откуда есть и пошло масонство. История возникновения масонства – такова тема нашей сегодняшней передачи.

А в следующей передаче мы продолжим идти по истории России и продолжим рассказывать про эпоху Екатерины. И я сейчас напомню вам телефоны для смс, чтобы вы задавали свои вопросы по ходу нашей дискуссии, по ходу нашей экскурсии, экскурса в историю. +7-985-970-45-45. Ну а я задаю главный вопрос. Итак, откуда взялось масонство?

Л. МАЦИХ: Есть несколько версий. И они друг с другом не очень согласуются. Как и всегда при освещении таких крупных исторических явлений, каким является масонство, тут очень сложно разобраться, где правда, а где вымысел, где легенда, а где историческая истина. Это всё вопрос доверия к источникам. Если человек какому-т округу источников доверяет, то он считает их верными, правильнрыми и этой версии придерживается.

Н. АСАДОВА: Кстати, об источниках. Мы выложили список литературы в блоге нашей передачи «Братья», можете посмотреть на сайте «Эхо Москвы». Там мы выложили шесть наиболее интересных для нас книг, которыми мы пользуемся. Так же я оставила там ссылку на сайт, где можно посмотреть огромное количество источников литературы о масонстве.

Л. МАЦИХ: Да. Так вот… Некоторые апологетические версии происхождения масонства, которые самими братьями активно пропагандируются, говорят о том, что масонство исключительной древностью обладает, что оно чуть ли ни от Адама в раю, или ни от праотца Авраама и насчитывает оно тысячи лет и старше любых иных форм человеческой организации. Другие поскромнее версии, говорят, что при строительстве Соломонова храма, одного из самых замечательных и славных сооружений древности, разумеется, Соломон, царь, не мог быть никем иным, как мастером масонской ложи.

И с этим связано одна из распространённейших в масонском обиходе легенда о строителях храма Хирами. В Библии, в Третьей книге царств упоминается Хирам. Там есть Хирам, в синодальном переводе Адон Ирам иной раз пишут, Адон – это господин в древнееврейском. Там он упоминается, как царь и как ремесленник-медник. Скорее не как прораб, не как архитектор храма, а как один из его украшателей. Но масоны переосмыслили эту легенду и следов от той легенды, которую я расскажу сейчас кратенько. Её нет ни в одном древнем источники – ни в Библии, ни в Талмуде, ни в Мидрашах – еврейских комментариях к Библии, ни в каких-то иных книгах, скажем, греческих, персидских, римских авторов.

Легенда вкратце вот о чём. Царь Соломон пригласил Хирама, царя города Тира, сейчас это Южный Ливан, тогда это было независимое финикийское государство, помочь со строительством храма. И Адон Ирам, т.е. г-н Хирам, прислал ему своего тёзку – Хирама вдовьего сына, отсюда потом масонское самоназвание «Дети вдовы». Этот вдовий сын был гениальный архитектор, зодчий, скульптор, камнерез, всеми искусствами был равно одарён. Его сравнивают с библейским персонажем Бецалелем, в синодальном переводе Веселил, который, как наши слушатели помнят, соорудил скинию, ковчег, в котором обитал бог, когда еврейский народ выходил и Египта и шёл через Синайскую пустыню.

Так вот точно так же, как этот Бецалель, так и Хирам, были людьми гениальными. Так традиция их описывает. И вот вместе с Соломоном трудились они как руководители строительства храма и всё было хорошо и успешно. Хирам великолепное строительство организовал, но как всегда, у выдающихся личностей есть завистники, и у него нашлись такие. И его ученики ему позавидовали, ревновали к славе его и хотели, чтобы выдал им свой неслыханный секрет, секрет своего мастерства, который на самом деле был равен всем тайнам мироздания.

Таким же секретом владел Соломон, но к нему было не подступиться, он царь, он обладал властью даже над природой, над демонами, а к Хираму было вроде бы попроще. И вот три его нечестивых ученика застали тот момент, когда он молился в недостроенном храме…

Н. АСАДОВА: Там говорилось, что он знает секрет великого Геометра, как бога называли.

Л. МАЦИХ: Тогда ещё бога не называли Великим Геометром, в библейские времена, это потом уже, последующее средневековое название.

Н. АСАДОВА: В масонской легенде встречаются.

Л. МАЦИХ: Да, Великий Геометр и Великий Архитектор Вселенной – это эпитеты, которые атрибутируются богу. Бога так называют. Да, Хирам знал этот секрет, конечно, как знал его и Соломон. И вот они приступили к нему, эти три нечестивых ученика с орудиями своего ремесла. А дело в том, что приносить оружие и какие-то железные предметы нельзя было на строительство храма.

Н. АСАДОВА: А чем же они камни резали?

Л. МАЦИХ: А вот был там такой червь-камнеед, его называли «шамир», это царь Соломон хитростью и мудростью сумел вырвать из лап демонов Асмадея, это целая длинная история, но это нас далеко уведёт. Одним словом, речь идёт о том, что железных предметов нельзя было туда вносить, но деревянные тоже, как оказалось, могут быть смертельными. Они закрыли ему три выхода из разных ворот – южных, северных и южных, восточных и западных. Один спросил: «Скажи нам, мастер, секрет», Хирам отверг это предложение и получил удар заострённой линейкой в горло.

Он побежал к другим воротам, там другой ученик, негодяй, ударил его циркулем в грудь. И, наконец, третий нанёс ему последний роковой удар деревянным молотком по голове, и убил мастера.

Н. АСАДОВА: И все эти инструменты вошли в символику масонскую.

Л. МАЦИХ: Абсолютно вошли по той же методике, по которой крест, орудие смерти, мук и унижения, стал символом христианства. Это довольно частая модель, по которой мифологические системы выбирают себе символы.

Н. АСАДОВА: Правильно ли я понимаю, что эта смерть Хирама разыгрывается в ритуалах масонских?

Л. МАЦИХ: Абсолютно правильно Вы понимаете, именно разыгрываются – очень хорошее слово. Во множестве масонских лож это неотъемлемая часть ритуала, некая театрализация, инсценировка, мученическая смерть Хирама, потом его похорон, они его похоронили там же. Открытие глаз у инициаторов нового брата, который сейчас поступает в сообщество вольных каменщиков. Что изображается после убийства? Что похоронили Хирама, в место его могилы ткнули ветвь акации, поскольку она символизировала в библейском растительном царстве вечную жизнь и возрождение.

Соломон, естественно, хватился своего помощника, разыскали, схватили учеников, они выдали место, где они похоронили мастера, мастер не только умер, но и разложился. И там длинны, не с очень аппетитными подробностями, но очень колоритный с точки зрения символического наполнения, обряд того, как извлекают части уже разложившегося тела мастера и придают ему новую ,верную форму для того, чтобы его правильно, по обряду, похоронить.

Здесь глубокий символический пласт за всем этим стоят. Не только похоронить по обряду, но придать материи верную форму, и тогда не будет смерти, а материя перейдёт в иное состояние. То есть, на самом деле это очень глубокая мысль.

Н. АСАДОВА: Но это всё легенда.

Л. МАЦИХ: В обрядах всё это повторяется. По-видимому, легенда. Хотя, что такое наша жизнь? Как сказано одним мудрецом Каббалы – всё, что мы знаем о мире – это рассказанная кем-то история. Вопрос доверия к источникам.

Н. АСАДОВА: Тем не менее, что значит слово «масон»?

Л. МАЦИХ: Масон означает каменщик, тут вот какая штука… Хирам-то был зодчий, строитель, архитектор и храм Соломона он строил. Поэтому масоны возводят в одной из версий своего происхождения, они возводят свою генеалогию именно к Хираму. И полагают, что он6 Хирама и Соломона идёт это золотое слово, секрет Великого Геометра, секрет таинств мироздания, секрет преобразования природы, секрет, который позволяет всеми силами мироздания управлять.

Это тайное знание они передают из рода в род и этим обусловлена такая таинственность и такая торжественность и то, что не каждому это знание может быть доверено.

Н. АСАДОВА: А когда появились первые масонские ложи?

Л. МАЦИХ: Ну, опять-таки, если следовать легенде. Которую я только что рассказал, то первая ложа была при царе Соломоне в Древнем Иерусалиме 4 тыс. лет назад. Но едва ли это было так. По здравым размышлениям, хотя здравый рассудок не всегда чёткий критерий, но по здравым размышлениям такого быть не могло. Есть иная версия, гиперкритическая по отношению к масонским легендам, которая говорит, что масоны возникли из лож, т.е. из сообществ. Ложа – это домик, хижина, сравните с русским словом логово, общий корень.

Так вот, это были домики, хижины строителей, таких кочующих строительных артелей, братств, которые возводили крупные сооружения в Западной Европе. Прежде всего дворцы, замки и соборы. И вот эти вольные каменщики, они жили в ложах и каждый подмастерье, когда он становился мастером, становился членом гильдии, членом цеха, как было принято у средневековых ремесленников, он проходил обряд инициации, его в ложу принимали. Согласно этой гиперкритической легенде, только в XVI веке в Англии возникли ложи. Но тут тоже куча неувязок. К этому времени большинство соборов было построено, очень славных. Кроме того, к этому моменту средневековое общество было в глубоком кризисе и настала новая историческая эпоха, новое время и возрождение, уже гильдии и цеха стали анахронизмом, они исчезли. Поэтому едва ли чисто английское изобретение, какие-то английские ложи противня и гуся или яблока и виноградной кисти, так они красиво, красочно себя называли в честь трактиров, в которых они собирались.

Едва ли это чисто английское изобретение могло бы с такой лёгкостью завоевать всю континентальную Европу, причём, вовлечь в свои ряды не только простолюдинов и третье сословие, но и аристократов, причём, представителей самых славных родов Германии, Италии, Франции. Как-то с трудом в это верится.

Н. АСАДОВА: Кстати, тут Ильнур из Нижневартовска задаёт вопрос: «А Ленин был масоном?» Многие американские президенты были масонами, и в частности…

Л. МАЦИХ: Я никогда не слышал, чтобы Ленин был американским президентом. Ильнур, Вы можете расслабиться, он не был американским президентом и не был масоном.

Н. АСАДОВА: Мы продолжаем наш разговор.

Л. МАЦИХ: Надо сказать о той версии, которая мне представляется самой правдоподобной. Я не настаиваю на том, что эта версия правильная, но она мне кажется самой убедительной, поскольку она позволяет ответить на те вопросы, которые вне этой версии остаются без ответа. Версия говорит о том, что масоны произошли от слияния монашеских и рыцарских орденов. И родоначальником масонского движения был славный рыцарь тамплиеров, храмовников. Рассказать эту историю?

Н. АСАДОВА: Конечно.

Л. МАЦИХ: Хорошо, раз Вы настаиваете… Дело было так. В Европе на определённом историческом этапе в XI - XII веках наблюдался колоссальный подъём народного энтузиазма. Сейчас вещь неслыханная, особенно в одряхлевшей Европе и в других местах не больно энтузиазм виден, но тогда это был факт. То есть, толпы людей шли завоёвывать Гроб Господен. Первый крестовый поход в 1095 году был объявлен Папой Урбаном и завершился полной победой крестоносного дела в 1099 году, крестоносцы взяли Иерусалим. Отвоевали его у мусульман, у турок и арабов.

Надо было закрепить успех и новые крестоносные экспедиции отправлялись на Святую Землю. И одним из проповедников второго крестового похода для закрепления успеха, был великий человек, один из столпов католической церкви Бернар Клервосский.

Один из немногих людей, которых при жизни церковь католическая признала святым. Он был относительно молод, но обладал абсолютно непоколебимым авторитетом и огромным влиянием и на духовенство, на князей церкви, и на вельмож, и на рыцарство.

Он написал устав тамплиеров и разработал такую концепцию, абсолютно новую, революционную, как подобает великому человеку, он не боялся революции. Новую революционную концепцию соединения несоединимого – рыцарства и монашества. Вообще говоря, монахам нельзя было брать в руки оружие, и тем более убивать, проливать кровь. Это должно было быть делом мирян-рыцарей, а монах должен молиться. Но соединение двух аскетических славных идеалов самоотречения – воинского рыцарского и молитвенного монашеского дало блестящий результат. И вот эти военно-рыцарские ордена, которые прославили Западную Европу и образ рыцаря нам знаком, кстати, именно по этим персонажам. И это очень способствовало католической экспансии.

Католический Запад завоевал огромные территории, благодаря мужеству, самоотверженности этих людей.

Н. АСАДОВА: А масоны-то тут при чём?

Л. МАЦИХ: А вот при чём. Орден тамплиеров, храмовников, возник по прямому указанию и благословению Бернара Клервосского и произошло событие, которое довольно трудно объяснить, есть такие мистические вещи, в истории тамплиеров мы их встретим множество, но это факты, просто мы не можем дать им рационального объяснения, скептического, но факты установлены. Цвет французского рыцарства, тамплиеры, встретились в Константинополе, самом большом городе тогдашнего мира с цветом еврейской учёности, с каббалистами. И хотя обе стороны были друг о друге самого дурного мнения до этого, но встреча была исключительно плодотворной и с очень далеко идущими последствиями.

Тамплиеры слышали о евреях только плохое, естественно, христопродавцы, за копейку удавятся, ничего их не интересует, кроме прибыли. Евреи слышали о рыцарях, что это тупые, немытые мясники, вся их радость в том, чтобы пролить кровь и лучше всего невинную. А увидели они совершенно иных людей. Евреи увидели перед собой доблестных, мужественных, смелых и очень умных молодых людей, которые ради высокого идеала, ради религиозной идеи, ради своей преданности богу, отреклись от всех мирских благ и приняли добровольно…

Н. АСАДОВА: Ну, не все…

Л. МАЦИХ: Все. Они приняли на себя монашеские обеты послушания, бедности и целомудрия. Это же были не бедняки, это были представители самых славных аристократических родов Франции. Вместо того, чтобы наслаждаться жизнью в своих замках, с красавицами, трубадурами, соколиной охотой, вином и всеми прелестями, которое даёт знатное происхождение и богатство, они выбрали суровый, аскетический путь монахов и воинов.

С другой стороны, тамплиеры увидели в евреях людей образованных, с широким кругозором, совершенно не обязательно так уж богатых и отнюдь не озабоченных исключительно только проблемами денег. А наоборот, искренне готовых помочь. И вот произошла редкая в истории встреча двух элит, двух разных общественных формаций, двух цивилизаций, если хотите. И, как это часто бывает, встреча двух разных цивилизаций, она получается плодотворной. Как дети от браков между людьми из разных этнических групп бывают очен9ь красивыми и умными.

Вот так и тут вышло. У тамплиеров и каббалистов появилась общая цель – восстановить Соломонов храм. Вообще говоря, рыцари, идущие в крестовый поход, крестоносцы, с чего бы им было восстанавливать Соломонов храм? Вот такой вопрос. А с другой стороны, зачем было евреям помогать крестоносному воинству, которое запятнала себя погромами в Европе и в основном относилась к евреям достаточно враждебно. кроме тамплиерской элиты.

Но общая идея восстановить храм Соломона, как храм мудрости, новой благодати, как храм воспитания новой породы людей, вот эта идея их воспламенила. И они стали прилагать к этому совместные усилия. Каббалисты, которые тогда по преимуществу были евреями, открыли тамплиерам несколько практических секретов, три главных секрета.

Н. АСАДОВА: Они знали, чем их купить.

Л. МАЦИХ: Не купить, а завоевать расположение и помочь. Первый секрет был выживание в пустыни, на дальних переходах. Воду надо не освящать молебнами и не ходить вокруг с крестами, а кипятить и пить кипячёную воду. И тамплиеры перестали помирать от тифа и дизентерии. Тогда они впервые навлекли на себя подозрение и упрёки в том, что им помогает дьявол. Почему это другие мрут, а вы нет!

Второй секрет был – употребление спирта, алкоголя, арабского изобретения, не во внутрь, как нам бы показалось верным, а вовне, как бактерицидное средство.

Н. АСАДОВА: Ой, ну неужели же тамплиеры не употребляли внутрь вино?

Л. МАЦИХ: Вино потребляли же, конечно, но вином рану не промоешь.

Н. АСАДОВА: Нет.

Л. МАЦИХ: А вот спирт в условиях особенно жаркого пустынного климата, если им обработать рану, он способствует заживлению. Поэтому выживаемость раненых у тамплиеров была в разы выше, чем у всех остальных, как у их союзников, таких же крестоносцев, так и у их противников мусульман.

Н. АСАДОВА: Их должны были обвинить в колдовстве.

Л. МАЦИХ: Вы абсолютно верно рассуждаете. Вы хорошо знаете людскую природу. Конечно, эти все обвинения тут же и последовали. Ну и третий – это был секрет богатства. Его мы не скажем в эфире, поскольку о богатстве в эфире говорить нельзя. Вот секрет фантастического богатства тамплиеров, он объясняется тем, что евреи – нация в торговле, в денежных операциях, в бизнесе, по-современному говоря, очень успешная. Евреи передали им этот секрет богатства и тамплиеры стали главным игроком на финансовом рынке Европы.

Всего секрета я не расскажу, как вы ни просите, но скажу одну его деталь. Это чек. Евреи чек открыли давно, а тамплиерам рассказали и тамплиеры сделали его частью обихода.

Н. АСАДОВА: Финансовая система того времени.

Л. МАЦИХ: Они создали финансовую систему и сделали чек вещью необходимой. Но чек – это просто бумажка, а за этим стоит целая инфраструктура. И самое главное – перемена взгляда на мир. Во-первых, надо понять, что бизнес – это хорошо, зарабатывать деньги – это недурно, это не путь к погублению души, это вещь достойная. Хотя церкви говорили прямо противоположное. И очень осуждали.

Н. АСАДОВА: Но в Библии же скорее верблюд войдёт в игольное ушко, чем богатый в Царствие Небесное.

Л. МАЦИХ: Совершенно верно. Так говорил Иисус. И он же говорил: «Раздай всё нищим и пойди за мной. И враги человеку – домашние его. Если говорить коротко, это называется антиномизм, т.е. восстание против всех социальных норм. Антизаконничество. Если бы по этому пути западная цивилизация пошла, она бы пришла в полный тупик. И социальный, и экономический. Но удивительно, как при таких лозунгах вдруг неожиданно бедная Европа, лишённая ресурсов, лишённая возможности собирать 3-4 урожая, как в Китае и Индии, вдруг Европа резко скакнула вверх. Откуда вдруг это взялось?

Это от перемены взгляда на мир. Но этому предшествовали, как обычно бывает, некоторые несчастья. Не было счастья, но несчастье помогло. С тамплиерами, как вы знаете, случилась большая беда.

Н. АСАДОВА: Вы не открыли ни одного секрета богатства. Ну что чек? Объясните, как он работал?

Л. МАЦИХ: Вы никогда не видели чека? Это такая бумажка…

Н. АСАДОВА: Нет, я видела сейчас. Как это тогда работало?

Л. МАЦИХ: Работало точно так же, как сейчас. Оказывается, деньги могут быть, по-современному говоря, виртуальными. То есть, не нужно деньги представлять себе в виде сокровищ.

Н. АСАДОВА: А тогда же деньги и были золотыми слитками, золотыми монетами, драгоценные камни.

Л. МАЦИХ: Верно.

Н. АСАДОВА: Перстни какие-то.

Л. МАЦИХ: Перст – это память. Ну, разве только золотой. Перстни, конечно. Видите ли, надо было преодолеть некоторые устаревшие взгляды. Тот взгляд, который Вы излагаете, как бы транслируя точку зрения средневекового человека, он был господствующим.

Н. АСАДОВА: Да, я хочу понять, в чём была революционность подхода.

Л. МАЦИХ: Революционность подхода была вот в чём. Во-первых, для того, чтобы обогатиться, ты должен понимать, что ты занимаешься правильным делом. Бороться нужно не с богатством, как предлагает Библия и все христианские проповедники, а с бедностью, то есть, прямо противоположным образом подходить. Нужно не отбирать богатство и делить поровну на всех, тогда ни у кого ничего не останется, это мы проходили. Этот лозунг абсолютно популярен будет во все времена.

Н. АСАДОВА: Мы это проходили сильно позже.

Л. МАЦИХ: А он никогда актуальности не терял. Полиграф Полиграфович Шариков, описанный великим Булгаковым, он это транслирует. И второе, что город – это место, где зарабатываются деньги. Город – это место хорошее. А Библия – самая антигородская книга на свете. Она посылает проклятия всех городам, кроме Иерусалима. «Город городов Вавилон, горе тебе!», блудница вавилонская и прочее.

Перемена цивилизационного вектора, перемена взгляда на вещи. Город – вещь прекрасная, городской воздух делает свободным, городская цивилизации я в Европе стремительно набирает обороты.

Н. АСАДОВА: Так… А чеки?

Л. МАЦИХ: Деньги – вещь хорошая, зарабатывать их не стыдно.

Н. АСАДОВА: То есть, объясните мне, каким образом они убедили тамплиеров, что вот возьмите эту бумажку и знайте, что за ней стоит много денег? Ведь раньше же как… Брали мешок, набивали его золотом, волокли его, куда нужно, чтобы расплатиться за стадо верблюдов.

Л. МАЦИХ: Ну хорошо, пусть будет за стадо верблюдов, если оно Вам нравится. За любые вещи нужно было расплачиваться звонкой монетой. А революционность в том, что не нужно звонкой монеты, достаточно честного слова и правильно оформленной бумаги. На бумаге должно быть написано, что я доверяю своему контрагенту, что предъявителю этой бумаги будет такая-то сумма дана. И должно быть определённым образом зашифровано, много умельцев, они захотят подделать.

Этой системе шифра, этой системе доверия своим контрагентам по бизнесу…

Н. АСАДОВА: …которое подкреплялось тамплиерским оружием.

Л. МАЦИХ: Которое подкреплялось тамплиерским оружием, доблестью и честным словом, вот этому научились тамплиеры у каббалистов, у еврейских купцов и негоциантов. Евреи чек открыли по необходимости, все открытия по необходимости делаются, евреи живут далеко друг от друга, разбросаны по всему миру, а торговать надо. И вот как сокровища… вот тот пресловутый мешок золота за верблюдов? Как еврею провезти? Его же только ленивый не ограбит. И вот тут-то евреи и придумали чек. Этот секрет подсказали каббалисты еврейским бизнесменам, еврейским негоциантам, а те в свою очередь подсказали тамплиерам.

Вот благодаря этому тамплиеры стали сказочно богатыми. Такого богатства Европа не знала до того времени. И естественно, люди могут просить всё, кроме чужого успеха. И это окончательно переломило хребет тому верблюду, за который расплачивались золотом, то есть, люди не готовы были доле терпеть богатство, роскошь, блеск тамплиеров. Кроме того, надо учесть одно обстоятельство – цвет тамплиерского войска погиб. И стали принимать в орден тех людей, которых раньше бы и в конюхи не взяли.

Но их стали брать на управление хозяйством. Всё это навлекло большое несчастье на тамплиеров, и они были уничтожены королём Филиппом Красивым и его канцлером Гильомом де Нагаре, их ужасно допрашивали, они признались в неслыханных злодеяниях, в отречении от Иисуса, в том ,что они ели мёртвые тела своих товарищей, пили кровь младенцев, поклонялись дьяволу по имени Бофамед.

Король Филипп Красивый

Я объясню, откуда эти все признания проистекали.

Великого магистра Жака де Моле, старика, епископа, рыцаря, аристократа, допрашивали так, что ему ноги сожгли по колени.

Великий магистр Жак де Моле

Его выносили на процесс, вы можете себе представить, как мучили остальных! Конечно, при таких методах дознания признаются люди в чём угодно. Потом даже инквизационные проверки выяснили, что это всё было добыто самыми чудовищными пытками и унижениями. Но как бы то ни было, тамплиеры признались во всём, кроме одного – где деньги.

Они говорили: «Деньги в капитуле», т.е. в управляющем органе ордена, а там были только бумаги. И даже гений Гильом де Нагаре, канцлер короля Филиппа IV Красивого, по прозвищу Фальшивомонетчик, как бог шельму-то метит! Даже Гильом де Нагаре не опознал в этих бумагах денег. Для него это были просто бумажки. То есть, эта идея намного превосходило современность.

Н. АСАДОВА: Так. И таким образом из тамплиеров получились масоны?

Л. МАЦИХ: А после того, как тамплиеры были подвергнуты ужасному разгрому и были сожжены в несколько этапов, в течение трёх лет были сожжены все, и Жак де Моле был сожжён, и он проклял, кстати, Папу Клемента, и короля Филиппа, и канцлера Гильома де Нагоре, сказал, что он не более чем через год их ждёт на божьем суде, и Папа умер через месяц, канцлер Гильом де Нагоре через два, а через полгода после них и король. Так что, как хотите, так и понимайте, но это установленные факты, это не мистика.

После этого убежавшая часть тамплиерского рыцарства скрылась на горных окраинах христианского мира, в Шотландии и Швейцарии.

Н. АСАДОВА: А! Вот откуда банковская система Швейцарии!

Л. МАЦИХ: Совершенно справедливо! Оттуда же и приорат Сиона, Сион – это гора, на которой стоит храм в Иерусалиме. Оттуда швейцарские деньги. Швейцария – очень бедная страна, хлеба не хватало до Рождества. Откуда вдруг там такие огромные деньги и до сих пор непоколебимая финансовая система? Это тамплиеры. Но тамплиеры пересмотрели в очередной раз свой вектор, своё направление развития. Так в своё время сделал Бернар, разрешивший монахам взять оружие. Так в своё время каббалисты с тамплиерами по-иному посмотрели на деньги и город, на богатство. Как таковое. И теперь настал черёд тамплиеров всё переосмыслить.

И они сказали: «Мы были с мечом в руках, теперь будем с мастерком и молотком. Мы воевали, теперь будем созидать, мы пытались восстановить храм физически, реально на горе Сион в Иерусалиме, не получилось, мусульмане отвоевали назад. Неважно! Мы теперь будем созидать храм внутренний, в душе у каждого брата. Мы с внешнего на внутренний, с физического на духовный переносим акцент». И так родилось и слово «масон» - каменщик, созидающий. Естественно, вольный каменщик, поскольку он не работает по принуждению или из-за денег, а исключительно из высших соображений, ибо хочет воздвигнуть в собственной душе храм мудрости, который стоял в своё время при Соломоне. Вот такая была история.

Н. АСАДОВА: Телефон для смс-ок +7-985-970-45-45. Если у вас есть вопросы, то пишите, мы обязательно на них ответим. Вот Дима из США, исследователь, задаёт такой вопрос: «Если происхождение масонов идет от ордена тамплиеров, то почему же у них так явственно используется терминология, которая более похожа на ту, что была в цеховых гильдиях средневековых городов: от собственно названия до "мастера" и т.п.? Если это заимствование, то оно, по меньшей мере, странно, ведь в рыцарских орденах была своя терминология, ничуть не менее славная. Или все-таки это указывает на происхождение масонов из соответствующего цеха какого-то европейского города?»

Л. МАЦИХ: Мы уже частично говорили.

Н. АСАДОВА: До мастера. Мастер – это тоже мастер гильдии.

Л. МАЦИХ: Мастер тоже оттуда. Во-первых, уважаемый Дима, у масонов есть масса обрядов, ритуалов и собственно степеней посвящения, которые прямо восходят к рыцарству, безусловно. И символика, и геральдика, и сами названия.

Н. АСАДОВА: Ну, например, скажите.

Л. МАЦИХ: Ну, например, кастелян – чисто рыцарское название, рыцарско-монашеское.

Н. АСАДОВА: Что такое кастелян?

Л. МАЦИХ: Это казначей, кто следит за финансами ложи. Есть великие рыцари в шотландском масонстве. Кроме того, в шотландском масонстве есть названия посвящений, которые никакого отношения к ремеслу не имеют. Например, кадош. Слово «кадош» на иврите означает «святой». Это напрямую возводит через тамплиеров масонство к каббале. Так что в масонской системе посвящений есть и строительная иерархия, каменщицкая, есть рыцарская, есть и чисто каббалистическая.

Н. АСАДОВА: Какой-то синтез получился?

Л. МАЦИХ: Именно синтез. Масоны всегда возводили себя к той великой древней, изотерической традиции, наследниками которой они себя полагают.

Н. АСАДОВА: Так, хорошо. С этим разобрались. Ну, первая регулярная ложа возникла в 1717 году в Великобритании. Правильно я говорю?

Л. МАЦИХ: Абсолютно так. Мы даже знаем имена этих трёх достойных людей. Там был Джеймс Сойер, не путать с Томом Сойером, он был первым мастером этой ложи, был капитан Лелбот, который был первым надзирателем, он, кстати, был плотник, а его окружали аристократы. Это была первая регулярная ложа. Нет ничего удивительного, что она возникла в Англии.

Н. АСАДОВА: Почему не в Шотландии?

Л. МАЦИХ: Шотландия была колонией Англии, а Англия была метрополией. Англия – самая свободная страна в Европе, начиная с позднего Средневековья. Там впервые возник парламент, Хартия Вольностей, понятие прав человека в политическом смысле и конституционная монархия, когда король ограничивал свой произвол волей парламента, двух его палат. Всё это английские изобретения. Поэтому нет ничего удивительного, что в Англии аристократы позволяли горожанам, а то и простолюдинам, называть себя братьями. Там это было, может быть, более явственно, чем в других местах.

Понятно, что к моменту, когда католическая церковь ослабела, масонское движение вышло из подполья.

Н. АСАДОВА: Да, ну а первую Конституцию масонства написал человек по имени Джеймс Андерсон.

Джеймс Андерсон

Л. МАЦИХ: Совершенно справедливо.

Н. АСАДОВА: И вот ему посвящён наш портрет, который написал и озвучил Евгений Бунтман.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ.

Е. БУНТМАН: Для истории масонства Джеймс Андресон стал человеком, заложившим здание, положившим основы теории и практики масонства. Он был масоном от рождения, его отец Джеймс Андерсон-старший состоял в Абердинской ложе и написал запертую книгу «Метки», один из основных документов ложи. Сын же стал пресвитерианским пастором и доктором богословия, мастером масонской ложи, приложившим усилие для создания в 1717 году великой ложи Англии. В 1721 году он получил от ложи распоряжение переработать древние готические конституции, и уже через несколько месяцев представил готовый труд, написанный совместно с французом-гугенотом Жаном Теофилем де Загюлье.

«Новая книга Конституций» 0 так назывался его труд, представляла собой собрание правил и религиозно-нравственных установок. Труд довольно объемный, во вступлении к нему Андерсон обрисовал историю человечества от райского сада до настоящего времени. Большая часть посвящена Англии, где, как пишет Андерсон, основы масонства были заложены в XI веке. Но ключевой становится вторая часть, фактически устав масонства. «Масон, - говорится в книге, - является мирным подданным гражданской власти и не принимает участие ни в каких замыслах против мира и благополучия». Отсылка к гонениям на масонов в Англии, которые начались после Якова II.

«Масон может быть терпим и исповедовать ту же религию, что и остальные люди. Основа, заложенная Андерсоном, такова, ему удалось положить конец конфликту между различными ложами Англии. После его труда английское масонство окончательно склоняется к деизму, фактически отвергая атеистов и агностиков. Цитата: «Само имя масона обязывает повиноваться закону нравственности. И он не станет никогда ни глупым атеистом, ни вольнодумцем-безбожником».

Наконец, именно после принятия в качестве устава его Конституции, масонство обретает набор строгих догм. Книга Джеймса Андерсона в окончательной форме была принята в 1723 году, ещё через 15 лет выходит дополненное издание. А в промежутке – новая книга Конституции была издана в Филадельфии великим мастером Бенджамином Франклином.

Что же касается французских масонов, то в качестве одного из основных документов они приняли книгу Андерсона только в середине ХХ века.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: (Это была программа «Братья». Спокойной ночи, братья)

Н. АСАДОВА: Нет, не спокойной ночи, это была и есть программа «Братья», мы будем её продолжать до часа ночи.

Л. МАЦИХ: После блестящего портрета, который сделал Ваш коллега, представив Джеймса Андерсона, имеет смысл только добавить, что Андерсон был кодификатором и законодателем масонства. Он в прежде разрозненные какие-то идеологические ростки внёс некий порядок. Его называли Великим Садовником. Он очень упорядочил этот сад, разросшийся, поросли масонской мысли. Я бы так, красиво, сказал, в масонском стиле.

Н. АСАДОВА: Евгений из Москвы спрашивает Вас: «Идея нового мирового порядка тоже масонская?» Что Вы понимаете под новым мировым порядком?

Л. МАЦИХ: Novus Ordo Seclorum - Новый мировой порядок – фраза из эклог Вергилия, начертана на долларе и на печати Казначейства США. Это старые слова, христиане трактовали Вергилия, как предвестника христианства, и там новый мировой порядок – это царство христианства. А масоны это понимали, как установление царства истины и справедливости. Люди всегда мечтают о таких вещах. Как правило, это вещи утопичные, но без таких утопий человеческая жизнь была бы похожа бог знает на что.

Н. АСАДОВ: Мне показалось очень странным, что Джеймс Андерсон считал атеистов глупыми и не видел им места в масонстве.

Л. МАЦИХ: Мне тоже кажется, что атеисты не очень умны, но дело в том, что атеистов, как таковых, практически на свете нет. Нет, я не встречал людей, которые бы не верили в бога.

Н. АСАДОВА: Есть люди, которые открыто, публично заявляют, что они не верят в бога, что они не верят в жизнь после смерти.

Л. МАЦИХ: Жизнь после смерти – это несколько другое. Мы не будем сейчас слишком долго дискутировать, но бывали люди, достойные в том числе, например, недавно скончавшийся академик Гинзбург, академик Курчатов, Ландау, я говорю о представителях русской науки. Которые действительно говорили о том, что они атеисты. Но это скорее может быть от некоторой интеллектуальной фронды. С другой стороны огромное количество учёных великих, скажем, Эйнштейн, Пастер, Ниль Бор, Павлов и Вернадский, они были людьми верующими. Атеизм – вещь бесплодная.

На самом деле, если поговорить с любым атеистом, выяснится, что с богом у него никаких проблем нет, проблемы есть с религией, как системой догм и доктрин и с церковью, как с коррумпированной социальной институцией.

Н. АСАДОВА: так, понятно, поэтому Вы практически ответили на вопрос нашего Димы из США, который спрашивал у Вас довольно личный вопрос, верите ли Вы в бога и в какого. «Мне, как атеисту, - пишет Дима, - почему-то кажется, что Вы, Леонид Александрович, тоже атеист».

Л. МАЦИХ: Отнюдь я не атеист, дорогой Дима. И Вы не атеист, я уверен. Если бы мы с Вами сели вокруг рюмки чая и поговорили бы, то я уверен, что Ваши позиции не многим отличаются от моих. Настоящим ядовитым атеистом был, по-моему, в истории один человек – это маркиз де Сад. Но вряд ли кто-то захочет повторить его судьбу. Я безусловно, не атеист. Мне кажется, большинство людей верят в одного и того же бога, но называют его разными именами. Подобно тому, как все люди понимают, что такое любовь, но о любви каждый поёт на своём языке.

Н. АСАДОВА: Да, ну и дальше история масонства, мы её затрагивали в разных передачах, я думаю, что ещё будем затрагивать. Как уже сказали, масонство распространилось из Англии по всей Европе и при Петре I дошло и до России. И очень много до сих пор нас окружает масонских символов. Вы даже можете не догадываться, что они масонские, но тем не менее. На очень многих зданиях в Москве, в Петербурге и других крупных городах вы можете увидеть, например, лучезарную дельту, такой треугольник с глазом.

Очень часто нам пишут: «Боже мой! На долларе изображена эта дельта, треугольник с глазом».

Л. МАЦИХ: Означает это всего-навсего, что бог надзирает над нами, богу есть до нас дело, и бог любит нас. Вот и всё.

Н. АСАДОВА: Да, на многих московских зданиях тоже изображён этот знак, и на некоторых церквях в Москве тоже он изображён. Например, такой знак существует, как пятиконечная звезда.

Л. МАЦИХ: Да что Вы говорите!

Н. АСАДОВА: Которую мы можем видеть на Кремле.

Л. МАЦИХ: да, да, «Рубины на башнях Кремля» - как писала Агния Барто. Пентаграмма, пятиконечная звезда, знак очень старый. Юн называл такие знаки архитипическими – круг, квадрат, треугольник, пентаграмма, гексаграмма, т.е. пяти и шестиконечные звёзды – это очень древние символы. И нынешнее их трактование далеко и далеко не новое. В масонстве, если уж мы об этом говорим, пятиконечная звезда – это знак учения, ибо это звезда Соломона. А Соломон по Библии был мудрейшим из людей. И пентаграмма, знак мудрости, знак учения, знак готовности мудрость воспринять.

Н. АСАДОВА: Да, и мы, кстати, говоря, как и перед каждой передачей, проводим такую викторину на сайте, где задаём вопросы, связанные с масонством, в частности, с масонством в России. На этот раз мы задали вопрос – какой масонский гимн играли куранты на Спасской башне в Кремле дольше всего. Была такая музыка, которую 160 лет играли московские куранты. И это масонский гимн «Коль славен наш господь в Сионе», который написал Михаил Херасков. И музыка Бортнянского. Мы нашли эту музыку и вот так вот она звучит.

[Звучит фрагмент «Коль славен наш Господь в Сионе»]

Это музыка с 1856 по октябрь 1917 года звучала на Спасской башне в Кремле, её играли московские куранты ежедневно в 15 и 21 час.

Л. МАЦИХ: Совершенно справедливо. И Михаил Матвеевич Херасков, и Бортнянский были, разумеется, масонами. Очень славными. Бортнянский, кстати говоря, он классик российской духовной церковной музыки, он был капельмейстером придворной капеллы. Ну а Херасков был вторым куратором Московского Университета. Всё это люди, для России сделавшие очень и очень многое.

Н. АСАДОВА: Почему мы говорим, что это масонский гимн?

Л. МАЦИХ: А он писался для масонской ложи, для братских застолий, чтобы братья не «ревели несогласными голосами дурные песни» - как писал Иван Перфильевич Елагин.

Н. АСАДОВА: А он знал, о чём идёт речь.

Л. МАЦИХ: Он знал, да. Чтобы они пели сообща, гармонично некие такие духоподъёмные слова. А этот гимн, он вполне тому соответствует. Но это писалось для масонской ложи, оба автора были масонами. И заказчиками, потребителями. Но это настолько отвечало духу российской империи, что не колеблясь на протяжении столь длительного времени эта песня воспринималась, как государственный гимн. И на самом деле таковым являлась Офицеры обнажали голову, звучала команда «Шапки долой, на молитву», в армии, когда звучала эта песня. Так что, как видите, масонские символы, и пятиконечная звезда, и гимн «Коль славен наш господь в Сионе», они вошли в кровь и плоть российского бытия.

Н. АСАДОВА: В конце передачи мы по традиции принимаем несколько звонков от наших слушателей. Если у вас есть вопросы, вы можете позвонить в прямой эфир – 363-36-59 – это московский телефон. Вы можете позвонить нам сюда, в прямой эфир и задать свои вопросы Леониду Мациху. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире, представьтесь, пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло!

Н. АСАДОВА: Да, здравствуйте! Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): (Мат)

Н. АСАДОВА: Понятно. 363-36-59, если у вас есть какие-то вопросы по существу, пожалуйста, позвоните и можете задать их у нас в эфире. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Добрый вечер. Это Владимир из Москвы. А как зовут Вашего собеседника?

Н. АСАДОВА: Леонид Александрович Мацих.

В. УТКИН: Мне, всё-таки, кажется, что это Вы на себя берёте слишком много, приписывая свои взгляды другим, утверждая, что нет атеистов. Это….

Н. АСАДОВА: Вы атеист?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Да, я атеист. И так же, как мне… это нормальная человеческая природа, хочется, чтобы люди сами себе не заморачивали голову этими представлениями. Так же и человеку верующими. Я очень уважаю и понимаю. Но я говорю, что не надо одному человеку говорить за всех. Естественно, ему хочется, извините, Вам, свои представления, в поддержку своих представлений…

Н. АСАДОВА: Мы поняли Вас.

Л. МАЦИХ: Я принимаю Ваши упрёки. Я никому своих взглядов не навязываю. Ни сейчас этого не делал, ни прежде. Вам нравится пребывать в таком состоянии – пожалуйста, на доброе здоровье. Мы никого не хотим ни переубедить, ни миссионерского, ни антимиссионерского пафоса у нас нет. Поэтому если Вы это восприняли, как некоторый упрёк в адрес атеистов, то прошу у Вас великодушно прощения, я этого совершенно не имел в виду. Кому нравится быть атеистом – на доброе здоровье.

Н. АСАДОВА: 363-36-59, вы можете свои вопросы задать в прямом эфире. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый вечер. Меня Александр Зовут. Я хочу спросить, я предыдущую передачу слушал, очень интересная серия. Вы говорили, что масоны – это христианская организация. И в то же время они отрицают существование дьявола, да? В Библии неоднократно упоминается эта субстанция, дьявол, сатана, лукавый, бес он же.

Н. АСАДОВА: То есть. Вы видите некое нарушение логики.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Да, да, получается, что секта какая-то.

Н. АСАДОВА: Спасибо большое за вопрос.

Л. МАЦИХ: Как зовут? Сергей? Тут за наше краткое время я постараюсь Вам сжато ответить. В Ветхом Завете вообще нет никакого дьявола, а есть Сатан претыкатель, тот, который испытывает верность людей. И это один из ангелов на самом деле, а вовсе не самостоятельная функция. В Новом Завете есть некий расплывчато описанный дьявол, но он не имеет ничего общего с той гигантской, исполинской фигурой, которую потом раздули из дьявола люди церкви для того, чтобы страх перед дьяволом вытеснил, может быть, любовь к богу, как писали сами церковные писатели, а через страх гораздо проще манипулировать.

Очень многие и внутри церкви находящиеся мыслители и богословы очень ополчались на раздувание фигуры дьявола. Поэтому масоны в этом далеко не первые и не единственные.

Н. АСАДОВА: Есть такая фраза, я не помню, кому она принадлежит: «Кто всё время боится, не может быть счастлив».

Л. МАЦИХ: Абсолютно. Кто всё время боится – не может быть счастлив. И потом эта фраза Пьера Абеляра, современника Бернара, французского теолога XI-XII вв. он говорил о том, что то, что сделала церковь, непрощаемое преступление. Я цитирую близко к тексту. Любовь ко Христу мы заменили страхом перед дьяволом. Вот вам пожалуйста.

Н. АСАДОВА: Ещё один вопрос нам пришёл на смс. «Есть версия, что восстание Уотта Тайлера в 1381 году в Англии и смены династии на Ланкастеров в 1399 году были связаны с масонами.

Л. МАЦИХ: Такие слухи ходили всё время. Поскольку в Англии менялись правящие династии достаточно часто, то на кого-то революционное событие нужно было списать. И всегда искали кого-то крайнего, то иностранцев, англичане настороженно относились к иностранцам голландцам, испанцам, то кого-то из внутренних. И с определённого момента крайними во всех бедах стали назначать масонов. В восстании Уотта Тайлера не прослеживается никакого значительного масонского следа.

Н. АСАДОВА: Ну что, наша передача сегодняшняя подошла к концу, я надеюсь, что мы удовлетворили ваше любопытство, рассказав вам, откуда есть и пошли масоны, конечно, мы озвучили самые распространённые версии, но если вы хотите узнать какие-то другие, вы можете обратиться к научной литературе или не очень научной литературе и некоторые из книг, из источников, мы выложили на сайте в блоге нашей передачи «Братья», можете посмотреть их на сайте «Эхо Москвы» по адресу www.echo.msk.ru А на следующей неделе мы продолжим нашу серию, посвящённую временам Екатерины II и о том, как развивалось масонство, будем говорить конкретно об образовании и как масоны связаны с развитием образования в эпоху Екатерины.

На этом мы прощаемся. Спокойной ночи.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего!

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/639626-echo/

Масоны и образование (16.12.2009)

Н. АСАДОВА: 00:09 в Москве. Это программа «Братья». У микрофона Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонов Леонид Мацих. Здравствуйте!

Л. МАЦИХ: Добрый вечер!

Н. АСАДОВА: Ну что… Мы сегодня будем говорить о масонах и образовании. Вы знаете, нам всегда много писем приходит по Интернету и на смс. И спрашивают нас, когда же мы будем рассказывать о современных масонах. Или когда же мы будем рассказывать о «красном» масонстве, т.е. об идеологах революции 1917 года. И так далее. Мы обо всём обязательно расскажем. У нас цикл передач запланирован на 20-25 выпусков. А сейчас мы рассказываем о золотом веке российского масонства, который пришёлся на эпоху Екатерины II.

Конечно, мы сегодня будем говорить об образовании в России, о том, как оно развивалось во времена Екатерины II. Со словом «образование» в России в первую очередь ассоциируется Московский Университет им. Ломоносова. И каким же образом он связан с масонами. Потому что, как я знаю, Ломоносов никакого отношения к масонам не имел.

Л. МАЦИХ: Нет, Ломоносов не имел, хотя был дружен с множеством масонов. И был близок с ними, как с коллегами, как с друзьями. Риман, его извечный оппонент был масоном, Иван Иванович Шувалов, который и основал Университет, он был масон. Но Ломоносов нет. Вероятно, поскольку он был единственный не масон, который принимал участие в деятельности Университета, то его именем и назвали. Тот начальный период золотого века масонства, начальный период деятельности Университета, он связан с масонами абсолютно непосредственно.

То есть, и сам Шувалов – первый куратор, и второй куратор Михаил Матвеевич Хераско, директора, сначала были директора, потом ректора Университета, они все были масонами, разумеется. Подавляющее большинство профессуры, причём, как приглашённые профессора – немцы, французы, так и подросшая поросль русских учёных людей. Ну, фамилиями сейчас этими только специалиста можно порадовать, поскольку эти фамилии никому ничего не говорят. Но первый ректор Харитон Андреевич Чеботарёв, профессор красноречия, латинист, знаток греческого языка, античный, говоря по-современному.

Он был любимец студентов, они ему прощали даже то, что он иной раз преувеличив жертву Бахусу, как студенты деликатно выражались, он мог допускать некие вольности, которые учёный муж не мог делать. Но любовь к нему была столь всеобъемлющая, что студенты над ним даже не подсмеивались. Несмотря на всю свою студенческую ядовитость. Вот такие были личности.

Сейчас, конечно. не все их помнят, даже, может быть, из выпускников МГУ. Но это всё были люди, которые внесли в сокровищницу российского образования и в деятельность Университета огромный вклад.

Н. АСАДОВА: Телефон для смс +7-985-970-45-45. Вы можете присылать свои вопросы, пожелания или, может быть, какие-то реплики. Напомню, что мы говорим о масонах и образовании во времена Екатерины II. Если смотреть на здание Московского Университета, на первое здание.

Здание Московского университета на улице Моховой

Л. МАЦИХ: На Моховой которое.

Н. АСАДОВА: Которое было открыто в 1755 году. Оно до сих пор сохранилось напротив Кремля. Скажу сразу, что мне выпала честь учиться именно в этом здании. Там сейчас расположена кафедра Восточных языков, которая называется Институт стран Азии и Африки. Так вот… Если смотреть, то на нём масса каких-то странных знаков. Когда я была студенткой, меня удивляло, что там огромное количество шестиконечных звёзд, которые мы знаем, как щит Давида, эта звезда изображена на флаге Израиля, в частности.

Мне всегда было очень интересно, что это за знаки. И поэтому мы попросили нашего корреспондента Алексея Дурново выйти на мороз, подойти к зданию Московского Университета и спросить людей, прохожих и студентов, что они знают об этом.

А. ДУРНОВО: Здание МГУ на Моховой улице всем знакомо. Ясное дело – Университет, студенты, сессии, зачётки. Но если копнуть глубже в историю дома, то тут уже начинаются проблемы. Так Карине о здании на Моховой улице решительно ничего не известно. Надпись над входом она, конечно, прочла. Но ничего, кроме этого, сказать не сумела. Что же касается таинственных значков, которые изображены на стенах, то они напомнили ей известный американский мультик.

КАРИНА: Я не могу ничего про это здание сказать. Ну, Университет, наверное, имени Ломоносова. Вы знаете, у меня это ассоциируется, когда «Том и Джерри» показывают, там лев рычит, какой-то кружочек и линии, вот с этим ассоциируется. «Том и Джерри», мультик.

А. ДУРНОВО: Дмитрий полагает, что к вольным каменщикам принадлежал кто-то из основателей учебного заведения.

ДМИТРИЙ: Может быть кто-то был основателем, масоном. Не знаю… Каменщики вольные, да? Было такое общество. Может и сейчас есть. Не осведомлён полноценно.

А. ДУРНОВО: Другой Дмитрий вообще не понимает, какая связь может быть между Университетом и масонами. По его мнению, это организация занимается совершенно бессмысленной деятельностью и никакого отношения к образованию иметь не может.

ДМИТРИЙ: Потаённая организация, аля-элитная. Я не очень хорошо знаю, что делают, тоже не очень хорошо знаю. Бестолковый.

А. ДУРНОВО: Борису Леонидовичу известно, что многие здания Москвы так или иначе связаны с масонами. К самим вольным каменщикам он относится нейтрально. Правда его выводит из себя, когда слово «масон» употребляется с одной, известной всем, приставкой.

БОРИС ЛЕОНИДОВИЧ: Московский Университет, старый, Ломоносов… Ну, не знаю насчёт Ломоносова, он ли его организовал. Но это первое здание Университета Московского. Ой, сложно сказать. Я знаю, что Английский клуб, бывший Музей революции, сейчас Музей Москвы. Это имело отношение к масонам. А про это здание я не знаю. Вообще, масонство – это сложное направление. Там ещё делают одну некорректную приставку к слову «масоны», это вообще меня выворачивает насквозь.

А. ДУРНОВО: Зинаида Васильевна кончала МГУ и хорошо знает его историю. Её совсем не удивило то, что здание на Моховой улице связано с масонами. В последнее время Зинаида Васильевна узнала много нового и об этой организации и об определённых символах, имеющих отношения к ней.

ЗИНАИДА ВАСИЛЬЕВНА: Оно давно было построено, но не это, раньше оно было на Красной площади, аптека и Университет. Двести пятьдесят лет при мне отмечали Университету, Толстого часто там упоминается и разные многие известные люди были масонами. Я с удивлением обнаружила, что лозунг «Свобода, равенство и братство» идёт от масонов. И что рубиновые пятиконечные звёзды – это масонский знак.

А. ДУРНОВО: И более никаких подробностей. Университет – это учебное заведение. И мало кто задумывается о том, что у него может быть какая-то тайная история. Так что к самому зданию никто особенно не присматривается. Да и зачем? Оно ведь стоит там уже давно. И если повезёт, никуда с Маховой улицы не исчезнет.

Н. АСАДОВА: Вот такая у нас была московская улица. Телефон для смс +7-985-970-45-45. Задавайте свои вопросы, свои пожелания. Так что? Почему там находятся звёзды Давида?

Л. МАЦИХ: А почему им там не находиться?

Н. АСАДОВА: И не только звёзды Давида, если посмотреть на здание Московского Университета, там можно увидеть бородатого человека, в три стороны смотрящий.

Л. МАЦИХ: Карл Маркс, наверное, нет?

Н. АСАДОВА: Не похож. Что-то такое греческое. Обрамлённый этими шестиконечными звёздами, переплетающиеся венки. Что это всё значит?

Л. МАЦИХ: Во-первых, в этих знаках нет ничего тайного. Любой знак, он тайна только для того, кто не умеет его истолковать.

Н. АСАДОВА: Таких ой как много!

Л. МАЦИХ: Да, таких больше, чем нам хотелось бы. Кстати, против чего масоны и боролись. Против невежества и лени. Как сказано в масонском Катехизисе, это их главные враги. Но, видимо до полной победы над этими врагами далеко ещё. Если вы не знаете английского языка, всякая английская буква для вас непонятный и тайный знак и угрожающий иероглиф.

Н. АСАДОВА: Так обычно любят говорить о еврейском алфавите.

Л. МАЦИХ: Так говорят о еврейском, об арабском, о персидском, о китайских иероглифах, о любой системе знаков, которая вам непонятна. Но ведь только очень наивный человек может считать ту систему знаков, в которой он вырос, единственной и самой верной. Шестиугольная звезда стала еврейским символом относительно исторически недавно, лет восемьсот всего назад. Но это тема, далёкая от масонства. Скажу лишь, что лет 800 всего. А так символами иудаизма, как религии, была и есть минора, семисвечный светильник и виноградная гроздь.

А шестиугольная звезда стала скорее не иудейским религиозным символом, а символом мессианских ожиданий. Но это отдельная история. А вообще говоря, гексограмма, треугольник вершиной вниз и вверх – это же символ единства и борьбы противоположностей, божественное, земное, женское, мужское, светлое, тёмное. Это очень древний символ.

Н. АСАДОВА: Какое отношение знак имеет к масонам?

Л. МАЦИХ: Самое непосредственное. Это соединение божественного и земного. Стремление человека к совершенству божественному и нисхождение божественной благодати на людей, на любимое творение божье. Очень любимая масонами метафора, и понятно, очень чтимый ими символ. Шестиугольные звёзды, они во множестве изображены на православных церквях, например, на куполе Троицкого собора в Питере.

В том же Питере пол собора Спаса на крови весь в шестиугольных звёздах. Но это не делает эти сооружения хоть как-то связанными с иудаизмом или с Израилем. Поэтому тут надо как-то остыть и расслабиться. Насчёт щита. На нём греческий персонаж, Вы правильно угадали, предчувствие Вас не обмануло. Это трёхликий бог Дионис, который мог менять личины и в трёх ликах, в трёх образах, ипостасях возникать. Он как бы прообраз той Троицы, которую потом взяло в свой мифологический репертуар христианство.

Трёхликая природа Диониса связана с прошлым, настоящим и будущим. Связана с тремя главными частями человеческого существа, с телом, душой и духом. По этому же поводу и три переплетённых венка, они то же самое символизируют. Это с одной стороны прошлое, настоящее, будущее, с другой стороны – тело, душа и дух. Дух – это нечто особое. И наконец, это три великих традиции, восприемниками которых масоны себя полагали.

Это ветхозаветная, иудейская традиция, этот христианская традиция и новоевропейская, возрожденческая.

Н. АСАДОВА: А кто проектировал здание? И действительно ли, когда эти знаки водрузили на здание, то имелось в виду именно масонское значение?

Л. МАЦИХ: Разумеется, масонское. И дело не в том, кто проектировал, а дело в том, кто «заказывал музыку». На многих зданиях после их сооружения были масонские знаки добавлены. Для несведующих – как элементы декора, для склонных к перепугу – как тайные знаки. А для людей, умеющих читать символы, как некие послания. Кстати, мы забыли во всём этом комплексе зданий на Моховой, там рядом со щитом и трёхликим Дионисом, там ещё факелы. А факел – символ просвещения, как известно. Я надеюсь, факел никого не запугал.

Н. АСАДОВА: Я надеюсь тоже. Если мы будем говорить о преподавателях, которые со времён основания там работали, во времена Екатерины II. Кто из них был наиболее видным масоном?

Л. МАЦИХ: С точки зрения и масонской иерархии, положения о масонских ложах, и с точки зрения социального статуса, положения в Университете, таким человеком был Иван Матвеевич Херасков. Он был вельможа, он был из очень древнего валажского, молдавского рода Хереско, он был родственник Кантемира. Их Пётр перевёз из Валахии, это Молдавия, на Украину, а потом уже в Россию. Он был очень богат. Кстати, великолепно красив. Был очень красивым мужчиной, настоящим светским львом, великолепно образован, знал несколько языков, превосходно владел латынью, греческим.

Иван Матвеевич Херасков

Стихотворцем был, и был куратором Университета. А куратор, эта должность сейчас упразднена, но в западных университетах, скажем, англо-саксонских, есть такая должность провоуст, он как бы попечитель университета. И поскольку университет снабжался из казны, то должность куратора была очень важной. Он был связующим мостом между профессурой с одной стороны, студенческим вольным духом, а с другой стороны между чиновниками и между двором Императрицы.

И вот Михаил Матвеевич и университетский, и масонский добродетель в высшей степени воплощал. Он не вмешивался в академическую свободу, он не давил ничью инициативу, он полностью способствовал развитию творческого духа у студентов и у преподавателей. При нём расцвели диспуты студенческие, при нём очень расширился круг преподаваемых дисциплин, факультеты новые возникли. Сначала было три – философский, юридический, медицинский, при нём возникли ещё. Он приглашал профессоров из-за границы.

И самая главная его заслуга перед Университетом – это то, что он углядел в Николае Ивановиче Новикове великого издателя и деятеля книжного, и перетащил его в Москву, дал ему в аренду университетскую типографию, которая была на Моховой, один из корпусов, а второй – прямо на Красной площади. Вот Николай Иванович, он и способствовал огромному подъёму престижа Университета, поскольку Университет сделался настоящим светочем просвещения, благодаря количеству и качеству, издаваемых Новиковым книг.

Н. АСАДОВА: Я хочу напомнить нашим слушателям, может быть, кто-то не слушал наши прошлые передачи, но мы уже делали передачу о Новикове, и там более подробно о нём говорили. Вы можете прочитать расшифровку этой передачи или послушать на подкастинге на сайте «Эхо Москвы». У меня такой к Вам вопрос. Я знаю, что до Московского Университета, до его возникновения, не было места, где бы учили преподавателей, где бы готовили преподавателей. И в Московском Университете возникла учительская семинария так называемая.

И это было первое педагогическое образовательное заведение в России.

Л. МАЦИХ: Первое в своём роде. К этому периоду очень часто относится слово «первое». Всё же делало первые шаги. Карамзин писал, мы, кстати, ещё о нём поговорим сегодня, я надеюсь. «Пётр россам дал тела, Екатерина – души». То есть, в тот момент формировалась некая «национальная душа», национальная ментальность. И дух той России, в продолжение которой мы и живём. Не было профессоров своих, не было преподавателей университетского уровня. Их приходилось приглашать из-за границы. И нужно было учить своих.

Николай Михайлович Карамзин

Действительно, возникла первая педагогическая семинария и первая переводческая семинария, там же, при Университете. Это всё стараниями масонов и Ивана Георгиевича Шварца, Николая Ивановича Новикова, Гамалея, Лопухина и их сиятельных покровителей, князей Репниных, Голицыных. Всё это были масоны, разумеется. Поскольку не масонам не было дела до народного образования. Масоны были людьми, максимально заинтересованными в том, чтобы народ вышел из косности и дикости, в которой он пребывал и не осознавал её даже, к новым горизонтам европейского просвещения.

Пока это совпадало с целями двора, Екатерина всячески масонам помогала. Но вот в устройстве семинарии и учительской, и переводческой, без инициативы масонов, без их денег, без сбора средств и без их живейшего непосредственного участия, ничего бы с места не сдвинулось.

Н. АСАДОВА: Насколько мне известно, Екатерина уже в тот момент, когда была создана учительская семинария, уже пошёл какой-то разлад с Императрицей, и вскоре она создала какую-то параллельную структуру, где тоже готовили преподавателей. Если говорить о Московском Университете и об учительской семинарии, которая в нём находилась, насколько я понимаю, её курировал Шварц.

Л. МАЦИХ: Да, это было его детищем, он был отцом-основателем этого дела. А насчёт конфликта Екатерины с масонской семинарией, тут такая штука. Всякая власть стремится контролировать все формы жизни, а российская стремится это делать абсолютно. Поэтому Екатерина, при всём её показном либерализме, она, конечно, пыталась на всё наложить свою державную десницу. Она попыталась создать свою параллельную структуру подготовки кадров. Ничего не вышло, однако.

Масонская структура оказалась очень жизнеспособной. И эта семинария показала великолепие подготовленных кадров.

Н. АСАДОВА: Как это происходило? Чем это отличалось от того. Что создавала Екатерина? Кто там был преподавателями, кого брали в ученики? Как это происходило?

Л. МАЦИХ: Раз уж Вы так ставите вопрос, то я ничего не скрою. Дело в том, что университеты к тому моменту, когда они в России создавались, на Западе они существовали почти полтысячи лет. И была накоплена традиция. Кроме того, на Западе церковь католическая выступала в каком-то смысле союзником просвещения. Кроме того, языком просвещения была латынь – официальный язык католической церкви. Поэтому из образованных монахов рекрутировались и преподаватели, и доктора, и богословия и иных светских наук.

Н. АСАДОВА: Но ведь и на латыни тогда уже даже в Европе, говорили очень немногие.

Л. МАЦИХ: Никто не говорил. Это был язык образованности. Но именно в этом была его притягательность и сила. Он был вневременной язык передачи знаний. В России теоретически таковым должен быть греческий, поскольку церковь православная греческая, но кто ж там его знал! Единицы из учёнейший архиереев знали и какие-то учёные монахи. Но духовенство, а тем более миряне, никто. И эта ситуация обусловила разрыв цивилизационный между истоками религии и между нынешним состоянием. Поэтому православие никак не могло быть союзником российского просвещения.

А на Западе католицизм союзником просвещения был. Поэтому, во-первых, не было богословского факультета, потому что они бы не пришли в Университет, а во-вторых, сама система подготовки священнослужителей в семинариях настолько устарела, настолько была архаичная система, к XVIII веку она пришла в полную негодность. Что придумали Новиков, Шварц и Лопухин. Через епархиальных архиереев брать способных парней, без относительно к их социальному статусу, как писал Ломоносов: «О том, чей ты сын, в Университете рассуждать не должно».

Н. АСАДОВА: Ну, Ломоносову-то не знать.

Л. МАЦИХ: Да, он был крестьянский сын, сословный принцип был отменён. Этих способных парней перевозили в Москву, полностью на содержание этой семинарии. И они жили в условиях, гораздо лучших, чем они жили у себя в семинарии православной. Им давали комнату отдельную, им давали пансион, только учись. Но учёбу требовали. И эти парни составили тот костяк преподавательского состава, который потом вытащил Московский Университет очень быстро, необыкновенно стремительно, никто не ожидал на Западе, вытащил на конкурентоспособный европейский уровень.

И уже к концу XVIII века никто не смеялся в Европе над именем Московского Университета, ни у кого не ассоциировалось с глухой провинцией, Кошкодранском, Мухосранском, нет! Это был Университет на уровне лучших в Европе. Ну, может быть, не самых первостатейных, как Гейдельберг, Оксфорд, Кембридж. Но во всяком случае, на уровне очень и очень крепких. И это расстояние было прыжком преодолено, благодаря разумной политике рекрутирования.

Но откуда деньги-то брались? Это платились взносы, сами братья-масоны, либо иногда их сиятельные покровители, тоже масоны. А преподавание было абсолютно революционно новым. Во-первых, были диспуты, чего в семинарии быть не может. Во-вторых, широкий круг источников и источники разные, учились сравнивать разные точки зрения, то есть, компаративному анализу, учили, как тогда говорили, «подвигам человеколюбия».

То есть, помимо чисто учебных успехов, требовались ещё успехи на нравственном поприще. Вот такая была система подготовки, вкратце если.

Н. АСАДОВА: Мы уже затронули несколько раз, упомянули, фамилию Шварца. Ведь действительно это был выдающийся человек, и очень интересная у него была судьба. Тоже очень видный деятель масонства, человек, который сделал огромный вклад в образование России. Я хочу сейчас послушать его портрет, который написал Алексей Дурново, а потом мы продолжим разговор об этом человеке.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ

Иван Григорьевич Шварц прожил короткую, но очень яркую жизнь. О его детстве, юности ничего не известно. Ясно только, что родился он где-то на территории Австрии. Однако, какой город или деревня может назвать себя родиной учёного, просветителя и масона, непонятно. Впрочем, совершенно очевидно, что жизнь свою Шварц посвятил наукам и педагогике. В Россию он попал, благодаря знакомству с князем Гагариным. Тот почувствовал симпатию к молодому учёному, и пригласил его в нашу страну.

Точнее, предложил Шварцу сделаться воспитателем в доме Рахмановых в Могилёве. И тот согласился. Оставив родные края, он переселился в Россию, выучил язык и вскоре открыл для себя огромный простор для творчества. В своей работе Шварц охватывал многие аспекты человеческой деятельности, занимал видное место среди могилёвских масонов, поддерживал отношения с вольными каменщиками Германии и Швеции, ездил в Москву, где помогал Николаю Новикову в его типографии.

Однако, более всего Шварц заботился об образовании. Он обратил внимание на то, что российскую молодёжь обучают весьма небрежно, и решил изменить систему воспитания. Проект молодого австрийца предполагал привлечение в Россию учёных-иностранцев, которые могли бы быть учителями и университетскими преподавателями. Кроме того, предполагалось создать школу для того, чтобы и русские со временем могли стать педагогами. План Шварца одобряли все, хотя и считали его утопическим.

Однако учёный своего добился, став профессором в Московском Университете, он создал при нём особое общество, которое занималось подготовкой будущих учителей. Студенты Шварца любили, а многие коллеги ему завидовали. Конфликт с ними вынудил его на время оставить Университет. Но это не мешало ему заниматься книгопечатаньем и завоёвывать всё больший авторитет среди московских масонов.

Увы, Шварц, привыкший работать днями напролёт и отказывавший себе даже во сне, сделал намного меньше, чем планировал. Организм не выдержал, и молодой учёный скончался в возрасте 33 лет.

Н. АСАДОВА: Ну что ж, это был портрет Шварца, который написал Алексей Дурново.

Л. МАЦИХ: Очень впечатляет. Канва жизни, короткой и яркой жизни Шварца, дана абсолютно верно. Заметьте, в 33 года, в возрасте Иисуса, и это тоже некоторое символическое совпадение. Он верил в своё мессианское происхождение, Шварц. И для него Россия была его таким вот масонским мессианским поприщем. Ключевский, великий историк, который сам был масоном, написал о Шварце очень правильные и точные слова. Что Шварц полюбил приютившую его чужбину, Россию, с таким пылом и страстью, как редко любят родину.

И действительно, Шварц и Фонвизин, этнические немцы, обрушивались на недобросовестных иностранцев, прежде всего немцев, французов, подбитых ветерком, более, чем сами русские. Шварц клеймил своих соотечественников за то, что они злоупотребляют легковерием российской публики. Он требовал, будучи немцем, чтобы все выходцы из Европы читали лекции по-русски. Героически себя переводил на русский, читал с ужасающими ошибками, но самоотверженно доводил лекции до конца.

По-немецки он был полный златоуст. Народ обожал его лекции. И его слушала вся Москва. Он был и любимейшим преподавателем в Университете, и львом салонов. Хотя он был маленьким, тщедушным, в вечно сбившемся на бок парике, внешне очень невзрачный. Но когда он начинал говорить, все одушевлялись. По-французски и по-немецки говорил блистательно, а по-русски немножко смешно. Но потом, когда это проходило, люди привыкали к звучанию его речи, он никого не оставлял равнодушным.

Он был исключительно харизматичным человеком. Кроме того, он жил этим, он себя сжигал, как свечу, с двух концов. Он был женат, у него были дети, но он иной раз забывал спросить, ели ли дети, как чувствует себя жена. Он полностью посвятил себя служению. И в этом смысле этот человек – настоящий подвижник для масонства тогдашнего, это очень характерная фигура, они именно так свою жизнь и представляли, как непрерывное служение делу просвещения, делу распространения идей братства и служению отчизне.

Н. АСАДОВА: Я напомню телефон для смс - +7-985-970-45-45. Это на случай, если у кого-то есть какие-то вопросы или пожелания. Ещё раз - +7-985-970-45-45. У меня такой вопрос. Учителей выписывали из-за границы. Из каких стран в основном выписывали?

Л. МАЦИХ: Прежде всего из Франции. Она была властительницей дум. И тут часто случались досадные недоразумения, попадались денщики, отставные солдаты, трактирщики, парикмахеры.

Н. АСАДОВА: У нас сейчас говорят: «У нас этот человек работает американцем».

Л. МАЦИХ: Да, они работали французами. Совершенно верно. Полно случаев таких анекдотических. Были, разумеется, и немцы, т.е. говорить, что на немецком языке представители разных германских графств и княжеств. На севере были шведы и уж совсем мало было голландцев, англичан. Попадались иногда швейцарцы. Но в основном две страны были главными на рынке образования – Франция и Германия.

Н. АСАДОВА: Я знаю, что Шварц как раз участвовал в создании переводческой семинарии.

Л. МАЦИХ: Да, это было его детище. Он хотел, чтобы труды, которые он читает на немецком, его студенты могли читать на русском и наслаждаться всем блеском мысли великих людей. Он перевёл не очень удачно. Потом это подправили, он перевёл мистиков, он перевёл Бёма, Рейхлина, он познакомил русскую читающую публику, кстати, и своего друга Новикова, который был ему искренне предан, познакомил их с Каббалой. И в своих штудиях Шварц, он был экзегет библейский, исследователь Библии, он применял чисто каббалистические методы.

И сама терминология, треугольник познания, гармонизация граней треугольника познания, искра Адамова, мир, как эманация рассыпанных искр, сам термин эманации, который он заимствовал из Каббалы. Это было ново и необычно. Это обеспечивало ему огромный успех. И Каббала очень увлекала Николая Ивановича Новикова, есть предание, что он настолько увлекся Каббалой, и так был ею увлечён, что не хотел одним и тем же словом, называлось «Великая доктрина» и «Расписка ростовщику». И внедрил правописание Каббалы, как науки, как доктрины опознания мира через большое «К» и два «Б».

Н. АСАДОВА: Так оно сейчас и пишется.

Л. МАЦИХ: Да, дела Николая Ивановича продолжают жить. Хотя память о нём конкретная зачастую предана самому прискорбному забвению.

Н. АСАДОВА: Было ещё такое движение на объединение русских лож. И Шварц как раз в этом участвовал. И Новиков в этом участвовал. Они выступали за то, чтобы русские ложи объединялись и все вместе двигали в просвещение, филантропскую деятельность.

Л. МАЦИХ: Это же общая тенденция в России, всё централизовать, создать одну партию, которая будет единственная и правильная на века. Это мы наблюдаем и наблюдали во множестве. Но масонство по духу своему и по сути, это организация децентрализованная. Она не может быть объединена ни под каким единым руководством, даже самым гениальным. Это организация свободных людей, каждый из которых сохраняет свою индивидуальность и хочет быть не похожим на других.

Поэтому это была деятельность, заранее обречённая на провалы. Они не хотели объединяться, русские масоны, ни под началом Елагина, ни под началом Хераскова, ни под началом, был такой Иван Иванович Мерисина, который был завистником, противником Шварца и выжил его из Университета. Они все были людьми достойными. Но каждый хотел быть единственным и главным начальником. А масонскому духу это абсолютно противоречило, масоны за плюрализм полный.

И среди прочего масонов более всего ненавидят все, кто хочет быть всегда и везде единоличными и полноправными начальниками.

Н. АСАДОВА: Тоже такой вопрос. Карамзин, Радищев, мы знаем, что они были масонами, но ведь очень разные люди.

Л. МАЦИХ: Вы правильно упомянули и Карамзина, и Радищева, в том плане, что…

Н. АСАДОВА: Мы уже говорим о плюрализме.

Л. МАЦИХ: Это самый удачный пример. Образование не сводится к чисто формальным рамкам. Университет – это славнейшее достижение масонов в области образования формального.

Но труд Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», его ведь читала вся читающая Россия. Это был рекорд продаваемости, тираж был неслыханным, что испугало Екатерину.

Обложка сочинения А.Н. Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву"

Александр Николаевич Радищев

Н. АСАДОВА: Ну а «Бедная Лиза» - это первый бестселлер.

Л. МАЦИХ: Первый бестселлер российский, переведенный впервые на шесть европейских языков.

Н. АСАДОВА: И где главная героиня – крестьянка.

Л. МАЦИХ: И лозунг Карамзина «Крестьянки любить умеют». Это мог сказать только масон, человек, исповедующий эту человеколюбивую идеологию равенства. Крестьянки же изображались полуживотными. А здесь она носительница добродетели, которой не обладает дворянство. Но разве мыслима была такая книга до Карамзина? Так мог только масон написать. Кроме того, Карамзин писал стихи лёгким слогом. Пушкин, кстати, ему завидовал и во многом учился у него.

И стихами его зачитывалась вся Россия. Кстати, барышни! Он же сделал очень много для женского просвещения. Но разные личности Радищева и Карамзина проявлялись в том, что Радищев был по духу своему человек бескомпромиссный и человек, настроенный на политические революции, именно так. А Карамзин революцию видел во Франции, она его ужаснула. Он заглянул в её лицо и увидел, как он там написал «Партию хищных волков». И вернувшись в Россию, он стал другим человеком. И написал свою «Историю государства Российского» с абсолютно охранительных позиций.

Они начинали с единой точки старта, Радищев и Карамзин, а пришли к абсолютно разным вещам. Один стал, Карамзин, придворным историографом. Титул, который ради него ввели и после него не возобновляли. И написал первую всеобъемлющую историю Российского государства. А второй начинал, как блестящий чиновник, любимец Екатерины, работал в таможенном ведомстве, не брал взяток. Ну как с таким работать на таком опасном участке!

Всё хотел реорганизовать, обладал в высшей степени кипучим темпераментом и пылом революционера, и в конце-концов был сослан за книгу, дотоле неслыханное в России наказание, за книгу. Тем более, что он был любимец Императрицы, один из её питомцев.

Н. АСАДОВА: Просто потому, что он стал такой популярный?

Л. МАЦИХ: Из-за популярности и у него был очень зажигательный слог. Сейчас читать его немножко смешно, уже Пушкин писал, что слог его смешон, напыщен, жеманность там чувствуется. Но тогда это очень воспламеняло толпу. О нём хорошо написал один из его оппонентов: «Из светоча образования труды Радищева стали зажигательным факелом». А это же было во время Французской революции. И прошло 20 лет после Пугачёвского бунта. Народ очень боялся социальных потрясений, Екатерина опасалась заговоров и прямых революций, бунтов.

Она усмотрела в этом революционную прокламацию. Возможно, и не оправдано, но она решила, лучше «пере», чем «недо». И он был сослан в острог, потом Павел его освободил, и он всё равно подавал утопические бумаги уже Александру. И не успокоился до седых волос, удивляя всех молодостью седин. Вот такой был Радищев. Карамзин писал тихие сочинения, стишки, учёные труды, философически смотрел на мир из своего поместья, а Радищев до конца своих дней сохранил темперамент баррикадного борца.

Н. АСАДОВА: Ведь, как мы уже говорили в прошлых передачах, благодаря масонам возникли многие читальни, которых не было.

Л. МАЦИХ: Тут опять слово «первое» уместно. Первую публичную читальню в Доме Юшкова, где сейчас Академия Ваяния и Зодчества, мы делали об этом передачу, организовал Новиков. Он же придумал издавать дешёвые книги, по копейке, чтобы все читали.

Н. АСАДОВА: Это была благотворительность?

Л. МАЦИХ: Это был бизнес, хороший маркетинговый ход. Но это была ещё и идеология. Он впервые выдвинул идею, абсолютно гениальную, с точки зрения как идеологии, так и продвижения книги на рынок, что книгу купят самые широкие слои. И при нём книга перестала быть в России предметом роскоши. А стала достоянием каждого городского дома. Мещане, ремесленники, солдаты, выслужившиеся, они все стали читать книги, благодаря Николаю Ивановичу. В этом смысле традиция российского библиотечного дела, эти все читальни – это всё, разумеется, только масоны. Никто другой этим не стал бы озабочиваться.

Н. АСАДОВА: У нас сейчас будет возможность попринимать звонки. Если у кого-то есть вопросы к Леониду Мациху по поводу масонства и особенно масонства в Екатерининскую эпоху, вы можете позвонить по московскому номеру телефона 363-36-59 – это номер эфира. Звоните, задавайте свои вопросы. А пока вы дозваниваетесь, я хотела бы объявить победителей нашей викторины. Я напомню, что мы каждый раз перед передачей вывешиваем на сайте, в блоге нашей передачи «Братья» вопрос.

В этот раз вопрос прозвучал следующим образом. Кому посвящена следующая эпиграмма А.С. Пушкина:

В его «Истории» изящность, простота

Доказывают нам, без всякого пристрастья,

Необходимость самовластья

И прелести кнута.

Ну и, конечно же, это были стихи, эпиграмма о ком?

Л. МАЦИХ: О Николае Михайловиче Карамзине, у которого Пушкин учился, которому завидовал и в чью вторую супругу был даже по-юношески влюблён. Тут всё сплелось.

Н. АСАДОВА: Да, и книгу Нечаева «Масоны и великий Восток» получают пять человек, которые первыми правильно ответили на этот вопрос. Это Андрей Колычев, Санкт-Петербург, 37 лет, Людмила Чолтян из Белгорода, 50 лет, Кузема Татьяна, я не знаю, как правильно ударение в Вашей фамилии, извините, если что, Москва, 26 лет, Голяев Василий из Тамбова, 50 лет и Волчек Анна, Москва, 64 года. Спасибо вам, что вы ответили правильно. Спасибо, что вы интересуетесь. И вы получаете книжку Нечаева.

Ещё раз напомню телефоны прямого эфира – 363-36-59. Если у вас есть вопросы, то задавайте их нам. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый вечер. Хотел бы задать вопрос в эфир по масонству.

Н. АСАДОВА: Представьтесь, как Вас зовут, и задавайте свой вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Меня зовут Максим. Вопрос состоит, во-первых, в том, почему на предыдущих выборах Богданович не обозначил свою принадлежность к масонству и почему в данном эфире не говорят о том, что Пушкин [невнятно].

Н. АСАДОВА: Про Пушкина неясно.

Л. МАЦИХ: Про Пушкина я не расслышал. Фамилия масона, который выставлял свою кандидатуру, Богданов, а не Богданович. Он обозначил свою принадлежность к масонству, но это никоим образом в его политической деятельности не помогло.

Н. АСАДОВА: Что не удивительно.

Л. МАЦИХ: А по поводу Пушкина я не разобрал.

Н. АСАДОВА: Я тоже не разобрала это слово.

Л. МАЦИХ: Ну, давайте следующее. Александр Сергеевич был масоном, мы говорили об этом и ещё скажем, когда придёт пора. И учителя его были масонами, его наставниками духовными, под чьим влиянием он написал великолепные стихи, тоже были масоны.

Н. АСАДОВА: 363-36-59 – телефон прямого эфира, задавайте свои вопросы нам прямо сейчас. Алло! Здравствуйте! Отойдите, пожалуйста, от приёмника, а лучше всего его выключите.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте! Меня зовут Фёдор. Я прослушал все передачи, которые были, в особенности меня заинтересовала та, где было про историю масонства. Но я, честно говоря, так и не услышал, выражаясь языком научным, языком написания диссертации, определение объекта и предмета исследования. Вот можно коснуться этого вопроса? Что ж такое масонство?

Н. АСАДОВА: Да, спасибо, Фёдор, мы поняли Ваш вопрос. На самом деле мы отвечали на этот вопрос.

Л. МАЦИХ: Неоднократно. Но для Вас мы повторим, с учётом Вашей любви к строгим дефинициям. Масонство – это общественное движение, не принадлежащее ни к каким политическим партиям и ни к какой особенной религии. Движение, исповедующее внецерковную религиозность, основывающееся на определённой своей трактовке религиозных, христианских ценностей, и мечтающих о переустройстве мира на основах добра, истины, справедливости.

Н. АСАДОВА: Вот. Вы знаете, нам замечательный вопрос пришёл на смс от Василия из Тольятти. «Кого и по какому принципу посвящали в масоны?» Давайте сосредоточимся на эпохе Екатерины. Кого и по какому принципу тогда принимали?

Л. МАЦИХ: Принцип приёма при Екатерине, я думаю, был такой же, как всегда у масонов, т.е. те парни, юноши или взрослые уже мужи, которые хотели вступить в ложу, в орден, в братство, искали рекомендателей. Эти рекомендатели вводили их в этот круг и давали им некие рекомендации, после чего присматривались к кандидату, расспрашивали о его благонравии, наводили справки непременно, кого попало не брали. Человек должен был быть дворянином. Как правило, брали дворян. Хотя потом это немножко смягчилось.

Не должен был иметь в своём роду мавров, иудеев, мусульман.

Н. АСАДОВА: Но это до какого-то определённого периода времени, потому что в книжке Вернадского, посвящённой эпохе Екатерины, там приводится две фамилии иудеев.

Л. МАЦИХ: Нет, они не иудеи, они евреи этнические, крестившиеся в протестантство, и их в Кенигсберге приняли. Поскольку это было два еврея на всё огромное масонское сообщество, то этот случай всем известен. В принципе, иудеи были вне масонского движения, как и мусульмане. Но потом человек проходил некий стаж кандидатский, как в монастырях католических были новиции, в православных послушники. Так и тут. Год. Если он успешно выдерживал, помогал ордену, интересовался учёбой, проявлял интерес к масонским работам, т.е. ко всей деятельности самосовершенствования, то его принимали.

Сначала в подмастерье, потом в ученики, а потом уже в мастера. Это был достаточно длинный путь. Всё это не делалось очень быстро, в случае Новикова, когда человек шагнул через три ступени, это уникальнейшее исключение. А так все проходили определённым, разным установленным путём. Смотрели на достоинство человека, на его способности к учёбе, на его желание жить для других и на ту мотивацию, которую он принёс с обой, вступая в сообщество братьев.

Н. АСАДОВА: У нас есть ещё один звонок. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте! [Мат]

Н. АСАДОВА: Прекрасно! Ну что, вот видите, иногда к нам прорываются люди, которые… кстати, Ваш телефон у нас высветился, а мы его забаним. И ещё можем разместить на каких-нибудь сайтах неприятных, чтобы Вам звонили почаще. Телефон прямого эфира 363-36-59, звоните, и если у вас есть какие-то вопросы к Леониду Мациху, то вы можете их задать по этому телефону. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Добрый вечер. Меня зовут Максим, город Ярославль.

Н. АСАДОВА: Какой у Вас вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): В 1911 году масонство было запрещено законодательно. Почему оно начало развиваться дальше? Это во-первых. И во-вторых, какую роль сыграл Бенкендорф в жизни Пушкина со стороны масонства?

Л. МАЦИХ: Максим, у Вас два громадных вопроса, причём, из совершенно разных эпох. Ваша эрудиция делает Вам честь. Но смотрите, у нас уже мало времени, на одной ноге на эти вопросы не ответишь. Во-ервых, в 1911 году масонство не было запрещено. И, как Вы знаете, в Февральском революции, в февральском перевороте масоны сыграли огромную роль. Если бы это было запрещено, это было бы невозможно. Масонами были аристократы, Керенский, который возглавил Временное правительство… Так что эти сведения у Вас ошибочные.

Насчёт Александра Бенкендорфа, который возглавлял Третье сыскное отделение и ему приписывает советская историография травлю Пушкина, он сыграл известную роль, но дело в том, что и среди друзей Пушкина, и среди людей, которые его не любили, масоны были в равной пропорции. Бенкендорф, как теперь из исследований пушкинистов, понятно, не был тем демоном и дьяволом, каким его изображали советские источники, он был обыкновенный чиновник, очень серый.

Масоном он был изрядным. И его неприятие Пушкина вызывалось совершенно другими, государственными, причинами. У Пушкина были гораздо более серьёзные враги. И среди них главным был Николай, который в масонстве не состоял, масонов не любил. Нелюбовь Николая к Пушкину, она могла среди прочего усиливаться тем, что Пушкин был масоном и воплощал вольнолюбивый и непокорный масонский дух. А Николай по духу своему был фельдфебелем.

Н. АСАДОВА: Но об этом мы более подробно расскажем в нашей передаче «Братья», когда дойдём до эпохи, в которую жил Пушкин. Это будет довольно скоро. Подождите немножечко, и вы услышите. Кирилл пишет из Москвы: «Скажите, пожалуйста, каково, согласно воззрениям масонов, происхождение зла в мире?»

Л. МАЦИХ: Это тоже вопрос долгий, на хороший университетский курс. Если совсем коротко, то я Вам, Кирилл, скажу так. Разные масонские идеологи по-разному на этот вопрос отвечали. Некоторые говорили, что зла, как такового, нет. То, что нам кажется злом, есть некая необходимость. Скажем, смерть. Нам кажется, что это великое зло, а на самом деле это есть часть того процесса, который задумал бог, это часть биологических констант. То, что родилось, должно умереть. Если бы мы не умирали, не рождались бы следующие.

То, что нам кажется смертью, не является таковой. Это же касается и других проявлений того, что мы обычно в быту называем зло. То есть, по большому счёту, зла, как философской категории, некоторые масоны не усматривали. Другие полагали, что зло – это некий сознательный выбор людей, т.е. перед человеком есть несколько дорог, есть добродетельные, а есть зловредные. И поскольку бог дал людям полную свободу волю, в соответствии со своим замыслом, то часть людей выбирают некий средний путь, большинство, некоторые благодетельный, а некоторые откровенно гнусный, злодейский, негодяйских путь. Но это их сознательный выбор.

И это необходимо для того, чтобы принцип свободы воли соблюдался. Поэтому они могут даже не нести немедленное наказание, у людей должен быть сознательный момент выбора правильного пути. Бог не выступает в виде надзирателя с линейкой, а он смотрит на это, грустит по поводу злого выбора. Но не вмешивается.

Н. АСАДОВА: Может быть последний вопрос. «Вот поэтому Русь и трясёт до сих пор! Сфальсифицирована вся история! Масоны – горе для Руси, а у вас просто ангелы». Это нам пишет Валерия. Может быть, Вы ответите на этот вопрос и заодно подытожите, резюме сделаете к нашей передачи «Масоны и просвещение»?

Л. МАЦИХ: Валерия, дорогая! История не вся сфальсифицирована. И если Вы дадите себе труд, и Вы, Валерия, и все остальные наши слушатели уважаемые, сравнить источники, почитать разные, добросовестные, а не грязные бульварные книжонки, в которых масонов изображают исчадьем ада. То вы увидите, что большинство добросовестных, великих историков, они как раз к масонам относились доброжелательно. Ну, что стоит Василий Ключевский. Я не думаю, что масоны – горе для Руси или для России. Масоны всегда рекрутировали в свои ряды лучших сынов того народа, в чьей стране они действовали.

И в России, как вы видите, из одного перечня фамилий, это не исключение. Если Вы полагаете, что горем для России были великий просветитель Новиков, Карамзин, Кутузов, Суворов и Пушкин, тогда мы умолкаем.

Н. АСАДОВА: Да, ну и подытожим тогда…

Л. МАЦИХ: Я скажу так. Российского просвещения, по большому счёту, без масонского влияния, масонского участия, просто бы не было. Поскольку не было сил, которые были в этом просвещении по-настоящему в этом заинтересованы. Ни церковь, которая была на Западе двигателем просвещения, ни дворянство, которое само по себе просвещалось, они не были двигателями процесса обучения масс и процесса распространения самих идей просвещения.

Прежде всего идеи, что учиться – это хорошо и что учить надо всех, без всяких сословных, имущественных, национальных и гендерных ограничений. Такую просветительскую деятельность могли осилить только масоны, на основе их идеологии, которая стремилась к свободе, равенству и братству. Просвещение было необходимым условием для достижения трёх этих главных добродетелей.

Н. АСАДОВА: Ну что ж, это была передача «Братья». Мы сегодня говорили о масонах и образовании во времена Екатерины II. В следующей передаче мы поговорим о масонах и архитектуре. Это будет довольно занимательно, вы узнаете для себя много нового, в частности, мы ответим на вопрос кто, когда и зачем хотел снести Кремль, например. Мы благодарим всех тех, кто не спал в поздний час и слушал нас, благодарим, конечно же, звукорежиссёра Василия Антипова, который обеспечил нам присутствие в эфире.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/641309-echo/

Масонская архитектура во время правления Екатерины II (23.12.2009)

Н.АСАДОВА: 0 часов 10 минут в Москве, в эфире передача «Братья». У микрофона Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонства Леонид Мацих. Добрый вечер.

Л.МАЦИХ: Добрый вечер

Н.АСАДОВА: Да. Ну и говорим мы об истории масонов в России, и сейчас у нас идет цикл передач, посвященный екатерининской эпохе, которая стала расцветом для масонов в России, такой золотой век масонства российского. И сегодня тема нашей передачи – масонская архитектура во времена правления Екатерины II. Надо сказать, что даже с самого выхода нашей передачи в эфир, мы говорили и обращали внимание наших слушателей на то, что вокруг нас масса зданий, на которых изображены какие-то масонские знаки. Чаще всего мы даже не знаем, что они масонские, но, тем не менее, они таковы, и архитекторы того времени – они пытались нам послать какие-то...

Л.МАЦИХ: Послания.

Н.АСАДОВА: Послания, послать послания, да. Какие-то символы. И чтобы мы о них помнили. Так вот, о тех людях, которые нам эти послания посылали, мы сегодня и будем говорить. И, конечно же, самой выдающейся фигурой среди масонских архитекторов времен Екатерины II был Баженов, Василий Иванович Баженов. Это будет сегодня главный герой нашей передачи.

Портрет Василия Ивановича Баженова в кругу семьи. Художник И.Т. Некрасов (?) 1770-е годы.

В.И. Баженов. Эскиз к семейному портрету. Рисунок из альбома Ф.В. Каржавина.

Л.МАЦИХ: ну, справедливости ради надо сказать, что он был самым выдающимся архитектором среди русских, этнических русских архитекторов. Были, конечно, и более замечательные фигуры, но они были в России приезжими. Это были шотландцы, французы, итальянцы, немцы. А Василий Иванович Баженов был свой. И кроме того, он был, безусловно, человек выдающийся, обладающий абсолютно фантастическими способностями, что он подтвердил. Он, ведь, был членом нескольких итальянских академий, художеств и архитектуры, и французской – он учился у самого Шарля де Вайи. И получил приглашение работать не на кого-нибудь, а на французского короля. То есть, вот, уже это показывает масштаб личности.

Н.АСАДОВА: Да. Сейчас мы послушаем портрет Василия Ивановича Баженова, который написал Алексей Дурново. Но перед этим я бы хотела напомнить телефон для SMS +7 985 970-45-45. Для тех наших слушателей, у которых есть какие-то вопросы или, может быть, какие-то реплики по поводу нашей сегодняшней темы. А сейчас – портрет Василия Ивановича Баженова.

ПОРТРЕТ ВАСИЛИЯ ИВАНОВИЧА БАЖЕНОВА

А.ДУРНОВО: Василий Баженов всю жизнь посвятил архитектуре, талант к этому искусству он проявил еще в раннем детстве. Отец дьячок Иван Баженов устремлению сына не противился. Мальчик, действительно, проявлял бешеные способности, когда просто срисовывал здания, попадавшиеся ему на глаза, причем делал он это с невероятной точностью. В конце концов, Баженов встретился с архитектором Дмитрием Ухтомским, который принял талантливого отрока к себе в школу.

Оттуда Баженов перебрался в академию художеств, и уже там заработал славу человека огромного таланта, способностей и трудолюбия. В итоге Баженова даже отправили учиться в Париж, что по тем временем было большой редкостью. Юноша стал первым воспитанником академии, которого отправили во Францию.

Вернувшись оттуда, Баженов сразу приступил к работе, которой у него было очень много. Строил он в обеих столицах, причем с большим изяществом и тонкостью. В Петербурге он соорудил, например, здание Арсенала на Литейной, в Москве – дом Пашкова и, опять-таки, Арсенал. В окрестностях города Царицынский дворец. И это без учета десятков зданий, которые были им спроектированы. И все же сами грандиозный проект Баженова касался реконструкции московского Кремля.

В.И. Баженов. Проект Большого Кремлёвского дворца. 1767-1775 гг. Модель дворца. Фрагмент центральной части фасада по набережной. Первоначальный вариант.

В.И. Баженов. Проект Большого Кремлёвского дворца. 1767-1775 гг. Центральная часть фасада со стороны Москвы-реки.

В.И. Баженов. Проект Большого Кремлёвского дворца. 1767-1775 гг. Правое крыло фасада по набережной. Вариант.

В.И. Баженов. Проект Большого Кремлёвского дворца. 1767-1775 гг. Правое крыло фасада по набережной. Вариант.

В.И. Баженов. Проект Большого Кремлёвского дворца. 1767-1775 гг. Фасад центральной части дворца. Утверждённый вариант. 1771 г.

Работала архитектор с большим жаром, но завершить свой труд не сумел. Императрица Екатерина проект в итоге не одобрила, работы прекратились, а Баженов впал в немилость. Говорили, что причиной стала дружба его с Николаем Новиковым, который в то время подвергся страшной опале.

Вернуться к работе Баженов смог лишь после смерти Екатерины и воцарения Павла. Тот назначил его вице-президентом Академии художеств и поручил спроектировать здание Михайловского дворца. Архитектор вновь принялся за работу, но закончить ее снова не смел – на этот раз причиной стала болезнь, от которой Баженов скончался в возрасте 61 года.

Н.АСАДОВА: Ну что? Это был портрет Василия Ивановича Баженова. Это, скажем так, то, что мы знаем о нем из книжек, И этот портрет совершенно не затрагивает масонскую часть его жизни. А вообще, когда он стал масоном?

Л.МАЦИХ: Ну, дело не только в масонской стороне его жизни. Дело в том, что в этом портрете – портрет хорош, но он совершенно не говорит о внутренней жизни великого архитектора, великого зодчего и ничего не объясняет, так сказать, о внутренних метаморфозах Василия Ивановича.

Н.АСАДОВА: Кстати, извините, я вас перебью, просто в этом портрете прозвучал ответ на вопрос нашей викторины, которую мы как раз перед каждой передачей выкладываем на сайт. И, действительно, мы спрашивали вас, какое из зданий предложенных, построил Баженов. И, естественно, это был Пашков дом.

Пашков дом в Москве

И те, кто ответили правильно на наш вопрос, вернее, 5 правильно ответивших слушателей получают книгу Рудольфа Баландина «Тайные общества русских революционеров». Ну, я не буду сейчас тратить время, перечислять всех этих людей – вы можете найти свои имена на сайте, и ждите, вы обязательно получите эту книгу. Продолжаем про Баженова.

Л.МАЦИХ: Да, я поздравляю победителей викторины. Ну, дело в том, что, ведь, Василий Иванович Баженов – он же ведь был человеком совершенно способностей выдающихся, и он это отлично осознавал. Он стал стипендиатом, как тогда говорили, пенсионером, от слова пансион, стипендия, грант – пенсионером Русской академии художеств, и поехал в Италию и во Францию. Он везде оставлял о себе самое благоприятное впечатление.

Он вполне мог остаться в Италии, во Флоренции, в Риме, в Падуе. Он мог остаться в Париже. Ну по нынешним временам это звучит вообще невероятно: человек, получивший такие предложения, возвращается в Россию. Но он любил отчизну, во-первых. Во-вторых, он считал своим долгом родине служить.

Он вступил в масонскую ложу еще во Франции, в ложу «Aux Trois Etoiles», «К трем Звездам», а потом в России он вступил – это, кстати, одно не противоречило другому отнюдь – в ложу Елагинской системы, «Ложу девяти муз», и масоном он был замечательным. Все, что он делал, он делал с пылом своего сердца, полностью вкладываясь в это дело.

Он был великолепным рисовальщиком, прекрасным архитектором, отличным скульптором. И у него в отличие от большинства архитекторов, у него были идеи. Но эти идеи были...

Н.АСАДОВА: Так, хорошо приложили всех архитекторов.

Л.МАЦИХ: Ну. я так, представляю себе. У него эти идеи не сводились просто к некоторым рисованным конструкциям. Он полагал, что архитектура – это не просто часть пейзажа.

Н.АСАДОВА: А послание в камне.

Л.МАЦИХ: Да, это послание в камне. Это, вот, застывшая музыка, как потом сказал Гете, тоже, кстати, из масонов, и это некоторое такое послание, которое нынешнее поколение адресует грядущим. Он очень высоко ставил архитектуру, и поэтому он не разменивался на мелочи. Он делал только вещи, которые могли составить славу ему, и он непременно хотел что-то сказать. То есть в его творениях всегда был некоторый скрытый смысл.

Н.АСАДОВА: Вы знаете, нам тут пришел на SMS вопрос такой замечательный: «Расскажите, пожалуйста, о символике церкви в Быково. Правда ли, что РПЦ это здание невзлюбила? Екатерина из Москвы». Я, вот, открыла сейчас фотографию этого здания. И, действительно, Баженов построил эту церковь в 1789 году.

Церковь в Быково (Москва). Архитектор В.И. Баженов. Построена в 1789 году.

Л.МАЦИХ: Да, церковь в Быково. Екатерина из Петербурга, которая была Екатерина Великая, к этой церкви относилась лучше, чем наша слушательница Екатерина из Москвы, и к этой церкви относилась вполне с благоговением. Вообще, Баженов был любимцем Екатерины. Она называла его «Васенькой», прощала ему некоторые его профессиональные слабости, главной из которых было то, что он совершенно не умел укладываться в смету. Он был человек увлекающийся, он был человеком идеи. Если он видел перед собой увлекающий его замысел, всегда грандиозный, то этот замысел имел вид саморазвертывающейся идеи, и он захватывал Баженова целиком. В этом смысле он не имел считать и не считал нужным придерживаться смет. И, например, канцлер Безбородко рвал на себе просто волосы на парике, когда он слышал, как Баженов докладывал о том, как идет то или иное строительство. Но Екатерина снисходительно к нему относилась. Ко всем его творениям велика государыня относилась покровительственно, поскольку она усматривала в них те самые послания.

Императрица Екатерина II

Как-то Баженов, разгорячившись на диспуте в масонской ложе, сказал: «Если бы нам нечего было сказать потомкам, мы бы творили, изготавливая наши произведения из сливочного масла. Но оно не стойко, поэтому мы творим в камне. Это должно быть посланиями на века». Вот, вы задумайтесь над этими словами. Он полагал, что его творения простоят десятилетия, столетия. И будут расшифрованы как некие символы, как некие иероглифы его далекими потомками. Это его очень отличало от большинства архитекторов, которые рассматривали свои творения как чисто функциональные вещи.

Н.АСАДОВА: +7 985 970-45-45 – это телефон для SMS, для ваших вопросов, для ваших реплик. А вопросы типа «Сколько братьев в Госдуме» не задавать – мы говорим о екатерининской эпохе, в частности, о масонах и архитектуре, и о великом русском зодчем Василии Ивановиче Баженове. Вот, на эту тему задавайте вопросы, пожалуйста, мы с удовольствием ответим. Я бы хотела спросить вот о чем: какой был самый амбициозный проект, а который взялся Баженов?

Л.МАЦИХ: Ну, надо отличать некоторые периоды его жизни. Когда он жил заграницей, в Италии, во Франции, там были одни амбициозные проекты, которые он, кстати, блестяще выполнял, и Шарль де Вайи придворный архитектор предложил ему остаться. Он сделал проект дома инвалидов в Париже. Этот проект взял первый приз. Это ли не амбициозный проект?

Н.АСАДОВА: А так по этом проекту был построен?

Л.МАЦИХ: Нет, нет. Он был сооружен потом, но, во всяком случае, этот проект был принят к рассмотрению. И он очень хорошо знал итальянскую, французскую архитектуру. Он перевел на русский язык 10 томов великого римского архитектора Витрувия. То есть он был человеком великолепно образованным, а, кстати, из самых простых – вот кто был настоящий масон. Он воплощал масонскую идею равенства, то есть человек из совершенно низкого, как тогда говорили, «подлого» сословия достиг невероятных высот не только в социальном статусе, но и в образованности

Что касается России, самым амбициозным его проектом, конечно, была идея переделать Кремль. Идея была Екатерины, и без ее высочайшего повеления и без выделения денег из бюджета, ничего бы не сдвинулось с места. Но Баженов придал этому проекту совершенно своеобразные формы. Он разработал поистине грандиозное творение, которое, может быть, это парадоксально прозвучит, к счастью, не осуществилось.

Н.АСАДОВА: А почему Екатерина вообще решила переделать Кремль? Зачем ей это надо было?

Л.МАЦИХ: Целый комплекс был причин, которые ее к этому подвигали. Во-первых, она жила в Питере, она была немка, протестантка, ей важно было показать свое благоволение православным твердыням, Москве как главному православному центру, и всем паломникам, которые, как тогда говорили, приседали к православным святым, то есть ходили на поклонение. И она решила переделать Москву, ну, скажем так, в европейском, питерском духе. Идея была переделать Кремль как средневековую крепость, придать ему вид современного на тот период города, конца XVIII века. Она высказала некоторые общие соображения, а Баженов придал ему характер грандиозного великолепного проекта. То, что он разработал, должно было бы радикальным образом изменить не только вид Кремля, но и всей Москвы и, может быть, всей России.

То есть стены предлагалось снести, некоторые монастыри, которые тогда были в Кремле, тоже. Правда, колокольня Иван Великий и соборы должны были устоять, но вокруг них так организовывалось пространство, что они буквально терялись на фоне гигантского, абсолютно грандиозного циклопического большого кремлевского дворца. На фоне его цоколя все остальные строения казались, ну, как булавочные иголки или как спички.

Ну, что он хотел? Он хотел посрамить Колизей и египетские пирамиды – так он сам писал. И хотел сделать сооружение, которому не было равных в мире. Идея баженовская была сокрушить Кремль не как политическое место, но как твердыню православия. То есть это была борьба против Третьего Рима.

Н.АСАДОВА: Вот, такова была идея Баженова, и он видел в Кремле символ Третьего Рима, православия. То есть худшего, скажем так.

Л.МАЦИХ: И худшего, и лучшего. Но, во всяком случае, православия воинствующего, православия, которое желает подмять под себя всю ту часть вселенной, до которой может дотянуться.

Н.АСАДОВА: Вот. А что, интересно, сейчас значит Кремль, сохранившийся Кремль для наших слушателей? И мы чтобы узнать это, попросили Алексея Дурново выйти на улицу к Кремлю и спросить у прохожих, что же значит для вас Кремль?

А.ДУРНОВО: Что может еще символизировать Кремль как не власть? Ведь, в конце концов, строился-то он как твердыня князя на страх недругам. К тому же именно здесь давно уже обитают первые лица страны. Да что там! С XIV века обитали с незначительным перерывом на Петербург. Сейчас там сидит Дмитрий Анатольевич, до него был Владимир Владимирович и так далее, от Константина Устиновича до Даниила Александровича, сына Александра Невского. Именно поэтому для большинства опрошенных Кремль – это не что иное, как страна. Мнение большинства выразила студентка Елена.

ЕЛЕНА: Кремль - это символ России. И когда кто-то думает про Москву, думает про Кремль и про Красную площадь.

А.ДУРНОВО: Впрочем, каждый слово «страна» понимает по-своему. Вот, житель Ростова Владимир Кремль связывает исключительно с канувшим в лету Советским Союзом со всеми вытекающими отсюда последствиями.

ВЛАДИМИР: Ну, скорее всего, конечно же, символ страны. С детства такие воспоминания. Пионеры, комсомол, Красная площадь, Москва, СССР. Конечно, красивые здания. Ну, стараюсь, когда бываю в Москве, проеду, сейчас в командировке, посетить Красную площадь.

А.ДУРНОВО: А вот Светлана считает, что Кремль – это символ государства, что-то стоящее в одном ряду с флагом, гербом или гимном. Относиться к зданию, следовательно, нужно очень почтительно.

СВЕТЛАНА: Ну, что значит нравится – не нравится? Это даже не может быть речи. Это как герб, я не знаю, вам нравится – не нравится. То же самое и это – символизирует нашу родину. Москва, Кремль – это одно и то же. Это наш символ, вот и все.

А.ДУРНОВО: Для Валерия Кремль- символ государственной власти. Так, отмечает он, было, есть и будет всегда.

ВАЛЕРИЙ: Русская государственность. Ну и со средних веков до настоящего времени. Его уже много раз перестраивали, но я думаю, что, как говорится, это историческая ценность. И у меня и то, и то, так, в сердце, и символ, и архитектурное тоже.

А.ДУРНОВО: Любопытно, что архитектурные достоинства Кремля упоминали немногие. Здания, конечно, красивые, но главное – это, разумеется, государство. И только Татьяна отметила эстетическую красоту Кремля, заявив, что всякого рода развлекательным сооружениям возле крепости не место.

ТАТЬЯНА: Сердце России. Вот, центр всей нашей России. Все, кто приезжает в город наш замечательный, обязательно должны побывать на Красной площади в Кремле. Это древнее построение. Мне нравится. Мне даже нравится Мавзолей – очень вписался хорошо, Щусев постарался. Причем, без храма Василия Блаженного тоже не ассоциируется Красная площадь и Кремль. Вот каток мне не нравится на Красной площади.

А.ДУРНОВО: В общем, Кремль – это государство и в этом нет ничего удивительного. Потому что деревянный, белокаменный или краснокаменный Кремль все равно крепость, цитадель, созданная для того, чтобы быть домом держателя власти, кем бы этот держатель не был – князем ли, царем ли или всенародно избранным президентом.

Н.АСАДОВА: Вот это было мнение московской улицы. Так и не ответили на вопрос «Что для вас означает и символизирует Кремль?» Ну, а как мы уже выяснили, для Баженова и для его братьев масонов Кремль символизировал совершенно другое

Л.МАЦИХ: Ну, этому есть вполне конкретное объяснение. Дело в том, что сейчас Кремль – это совершенно понятно – ассоциируется с государственной властью, и когда говорят «Кремль», имеется в виду Москва как некий государственный механизм. Как мы говорим «Белый дом», имеется в виду, скажем, американская политика, да? Или как, скажем. Елисейский дворец – имеется в виду политика Франции. А тогда вся ведь, власть концентрировалась в Петербурге, поэтому Кремль ассоциировался почти исключительно по преимуществу с древними святынями православия. Но если уж говорить о моем мировоззрении братьев масонов, оно укладывалось более-менее в коротенький стишок, который потом написала Анна Андреевна Ахматова – я его прочту, это сэкономит нам время, чтобы мы себе представляли, как они думали о Кремле.

В Кремле не можно жить,

Преображенец прав (То есть Петр Первый, который основал Преображенские полки)

Здесь древней ярости еще живут микробы.

Бориса дикий страх,

Всех Иоаннов злобы

И самозванца спесь

Взамен народных прав.

То есть для них Кремль был символом средневековой затхлости.

Н.АСАДОВА: Косности.

Л.МАЦИХ: Косности, да, и всего того, что тянет Россию на дно.

Н.АСАДОВА: И вот в связи с этим вопрос. Дмитрий из Волгограда: «Как отразилась идеология масонства в творчестве Баженова? И, в частности, в его проекте переделки Кремля?»

Л.МАЦИХ: Вопрос не в бровь, а в глаз. Колоссальным образом отразилась. Дмитрий абсолютно копает в правильном направлении. Василий Иванович Баженов, который был гений, осознавал это. Он решил не ограничиваться малыми формами, а уж размахнуться по-честному. Тем более, у него была поддержка канцлера Безбородко и самой Екатерины. Что он хотел? Он хотел снести всю ограду Кремля, то есть все стены. Тем более, что стены-то были возведены итальянскими архитекторами Боном Фрязиным, потом Аристотелем Феораванти были построены соборы в Кремле. Он хотел уничтожить Кремль как крепость средневековую. От кого обороняться? Мы же в глубоком тылу. Он хотел уничтожить саму идею того, что власть обороняется стенами и башнями от своего народа. Идея, кстати, не такая плохая по нынешним тяжелым временам.

Н.АСАДОВА: Актуальная, я бы сказала.

Л.МАЦИХ: Да. Кроме того, он хотел сделать так, чтобы Кремль строили русские архитекторы. А до этого строили итальянцы-католики.

Н.АСАДОВА: Ну да. Кремль построили, действительно, итальянцы.

Л.МАЦИХ: Да, строили итальянцы. И это полная копия Кастельвеккио, Кастелло Сфорцеско, которые стоят в Италии, в Милане и его пригородах. А он хотел придать ему такой, как он представлял себе, русский вид. Кроме того, при церемонии закладки камня на заложении кремлевского дворца он сказал интересную фразу: «Худовидные грады преображаются». Вот, он Москву относил к «худовидным градам». С его точки зрения города благовидные должны выглядеть как города европейские – как Петербург, как Париж, как Вена, как Рим. И он не хотел, чтобы Москва несла на себе черты нелюбимого им российского средневековья. Что он хотел сделать? Возвести гигантский циклопический дворец, сделать 3 дороги.

Н.АСАДОВА: Можно, я описание его нашла? «Дворец протяженностью около 400 сажен должен был огибать кремлевский холм со стороны Москвы-реки. Нижние этажи его имели значение цоколя, служащего подпорной стеной холма. Верхние этики были облегчены колоннами». Ну, то есть это что-то очень большое, но при этом что-то очень изящное.

Л.МАЦИХ: Ну, описание и ваше, и мое – оно меркнет перед тем видом, который все это циклопическое сооружение имело. Может быть, нам удастся выложить это на сайт. Это только в сравнении понятно, когда колокольня Иван Великий выглядит, ну, буквально как авторучка по сравнению с автомобилем, вот, примерно так. Нужно понимать эти пропорции. Кстати, на современников это произвело абсолютно оглушительное впечатление, весь этот проект. Но они не осмелились перечить.

Гавриил Романович Державин, который был сановником и вельможей, и тоже масоном, кстати, он написал великолепные стихи на церемонию, как она называлась, «вынутия земли». Ну, церемония начала строительства, которая запечатлена, кстати говоря, в гравюрах Казакова. Ну вот, с вашего разрешения я вам прочту этот великолепный стих.

Прости, престольный град,

Великолепны зданья.

Чудесной древности Москва,

России блистанье.

Сияющи верхи и гордой вышины.

Ноги вы в давний век вы были созданы.

В последнее зрю я вас (то есть он прощается с Кремлем),

Покровы оком мерю.

И в ужасе тому дивлюсь, сомнюсь, не верю.

Возможно ли, чтобы вам разрушиться, восстать

И прежней красоты чуднее процветать?

Твердыням коли пасть и выставляться,

То должно, так сказать, природе применяться.

Но что не сбудется, где хочет божество (то есть Екатерина),

Баженов, начинай! Уступит естество.

Великолепные стихи: здесь и страх естественный, и ужас перед тем, как вышел, а Кремля-то нет. Ну, каково московскому жителю не увидеть Кремля?

Н.АСАДОВА: Да, я думаю, и сейчас было бы тяжело.

Л.МАЦИХ: Это новое мироздание. С другой стороны, ощущение того, что мир необратимо меняется. И Екатерина этот проект одобрила. Была изготовлена огромная модель, 2 немецких мастера-краснодеревщика, Витман и Меллер изготовили гигантскую модель, на 120 санях ее везли.

Н.АСАДОВА: Она, кстати говоря, до сих пор существует.

Л.МАЦИХ: Она существует в разобранном виде в Музее архитектуры на Воздвиженке. Она экспонировалась в уже послереволюционное, в большевистское время 2 раза – один раз в музее Пушкина и другой раз в Донском соборе, на донском кладбище, который тогда был таким выставочным залом Музея архитектуры.

Н.АСАДОВА: Кстати говоря, у нас есть архивные съемки этой выставки. Леонид Александрович любезно предоставил нам эти фотографии, и мы их обязательно выложим на сайте нашей передачи.

Л.МАЦИХ: Вот это, кстати, даст нашим слушателям, которые в этом случае станут зрителями, истинное впечатление о грандиозности баженовского замысла. Но надо прямо сказать: среди московского населения сразу поползли слухи о том, что это замысел сатанинский, что хотят снести Кремль, сокрушить московские твердыни – такого не делал ни Тохтамыш, ни Мамай. И после церемонии пошли события, которые сразу окрасили все это в такие, ну, траурно-апокалиптические цвета, скажем. Во-первых, разразилась чума, чумной бунт в 1771 году, когда убили митрополита Амвросия – это был первый случай в Москве, когда прихожане убили митрополита.

Во-вторых, вспыхнуло в 1773 году пугачевское восстание. И измена духовенства Екатерине, измена присяге, то, что попы провозглашали не Екатерину императрицей, а простую казачку Устинью – это потрясло весь двор, и Екатерину прежде всего. То, с какой легкостью народ пошел за самозванцем, то, почему крестьяне массами изменяли долгу, то, почему духовенство практически во всех городах, занятых Пугачевым, выходило встречать его с колокольным перезвоном, с хлебом-солью и с крестами, иконами, навело ее на самые грустные размышления. Она подумала, что она, вероятно, хватила через край.

Н.АСАДОВА: То есть не стоит так круто с церковью обращаться и ломать все устои?

Л.МАЦИХ: Да. В 1775 году, когда она отменила через 2 года после церемонии закладки, когда она отменила строительство, вероятно, эти соображения были среди главенствующих.

Н.АСАДОВА: Но там же была и другая причина – финансовая. Как вы сказали, Баженов не умел укладываться в сметы.

Л.МАЦИХ: Это правда.

Н.АСАДОВА: Там вот была прекрасная история, которую вы рассказывали.

Л.МАЦИХ: Был комплекс причин. Ну, во-первых, была война с Турцией, которая затянулась. И Кючук-Кайнарджийский мир, который был заключен вскоре, и генерал-поручик Суворов, который был отозван для поимки Пугачева, и он его таки поймал. И войско из-под турка, которое было выведено, потому что иначе инвалидные бригады не могли справиться с Пугачевым. И эти соображения. А во-вторых, возмущение народа. В-третьих, то, что Пугачев взял Симбирск и Саратов, и был уже в 4-х переходах от Москвы. Финансовые соображения.

Н.АСАДОВА: А сколько вообще выделялось денег из бюджета?

Л.МАЦИХ: Разные цифры есть. И любопытным образом не находится точных цифр – это тоже, кстати, о многом свидетельствует. Вот, есть такая полуапокрифическая история, что спросила Екатерина любимца своего Баженова: «Как, Васенька, идут дела?» А он сказал: «Матушка-государыня, дела идут прекрасно, я тут новое придумал украшение. Лестница вот здесь у нас будет великолепная сбегать к Москве-реке». «Сколько же стоит?» - спросила Екатерина, согласно этой легенде. «Ну, 3 миллиона, сущую безделицу». Тут Екатерина крякнула, а канцлер Безбородко изорвал на себе весь парик: «Как три? У нас вся Турецкая кампания стоила 9!» А турецкая война шла несколько лет, закончилась присоединением Крыма, Молдавии и Валахии, разбитием турецкого флота. А здесь одна лестница – 3. Так сколько же тогда будет стоить все это гигантское строительство? Возможно, эти соображения тоже сыграли свою роль.

Н.АСАДОВА: Да. Ну, еще говорят о том, что, вот, немилость Екатерины по отношению к Баженову, которая последовала вскоре, она объясняется тем, что он как раз много времени проводил с Новиковым, о которым, кстати говоря, мы рассказывали в предыдущих передачах, известным масоном московским. И, в частности, говорят о том, что Новиков поручил Баженову доложить наследнику цесаревичу Павлу о том, что его московские масоны избрали верховным мастером. И Екатерине это очень не нравилось, она подозревала то, что масоны замышляют некий заговор против нее политический, во главе которого хотят поставить Павла. Так ли это? Насколько это соответствует действительности?

Л.МАЦИХ: И да, и нет. Тут надо разделить, Так сказать, агнец от козлищ, или, там, зерен от плевел, как угодно. То, что Павел всегда тяготился опеки своей матери и хотел вырваться из-под этой опеки, это правда.

Василий Иванович Баженов

И Екатерина всегда его в этом подозревала, сослала его в Гатчину под практически полицейский надзор – это тоже правда. То, что Павел был масоном, он никогда не скрывал. Он вступил еще цесаревичем в ложе. Он общался с масонами, переписывался с ними – с английскими, французскими, немецкими, российскими. Баженов не был коммивояжером, он никаких таких особенных поручений не имел. Но он был любимым архитектором Павла. Павел был человеком с хорошим художественным вкусом – еще об этом скажем, когда дойдет до этого речь – поэтому он был вхож к цесаревичу.

Но не это главная причина, конечно. Я думаю, главная причина то, что Екатерина переменила свое отношение к церкви. Тут, ведь, какие обстоятельства? Когда случился чумной бунт, кто хоронил всех покойников? Хоронили старообрядцы на Рогожском кладбище. То есть не хватало гробов, они завертывали трупы в рогожи, отсюда Рогожская застава, Рогожское кладбище. И она в благодарность разрешила им построить в Москве собор – неслыханная дотоле милость. Но потом после того, как они возвели первый этаж, она сказала: «Нет, прекратите». То есть она, по-видимому, после пугачевского восстания очень переосмыслила свое отношение к некоторым базовым константам российского бытия, в том числе отношение к православной церкви. Она подумала, что с церковью лучше дружить, чем выступать ей в оппозиции.

Н.АСАДОВА: А что делал Баженов после того, как пал в немилость царице?

Л.МАЦИХ: Как всякий опальный царедворец, он долго не мог найти себе место. Он строил, выполнял частные заказы, он строил церкви. Он, кстати, построил великолепную церковь Всех скорбящих Радость на Ордынке, он построил Пашков дом.

Н.АСАДОВА: Кстати говоря, вот эта церковь Всех скорбящих Радость – она же была выше колокольни Ивана Великого.

Церковь Всех скорбящих Радость на Ордынке в Москве

Л.МАЦИХ: Нет, это нет. Выше была церковь Троицы в Серебренниках, которую потом уже построили, как бы, для Баженова его друзья. Карл Бланк построил ему эту церковь в доме в Воробине. Сейчас это Николоворобинский переулок в районе Воронцова поля в Серебреннической слободе, где Баженов жил. Он там жил, как бы, от всего удалясь, поскольку дело его жизни, Кремлевский проект был Екатериной отменен и похерен. Он жил там в большой тоске. И его друзья, масоны-архитекторы построили там великолепную церковь и огромную колокольню. Она была выше Ивана Великого, и ее Екатерина приказала как бы прикопать, чтобы ее размеры были скрыты.

Церковь Всех скорбящих Радость, великолепная абсолютно – она такая настоящая твердыня храменная масонская.

Н.АСАДОВА: Это на Ордынке, правильно?

Л.МАЦИХ: На Ордынке, да. Любой желающий может ее видеть. Ее декор, ее оформление внутреннее абсолютно однозначно свидетельствуют о ее масонском предназначении.

Н.АСАДОВА: А что в ней такого масонского?

Л.МАЦИХ: Отсутствие иконостаса, балдахин вместо иконостаса. Ангелы определенного вида и назначения.

Н.АСАДОВА: Какого вида?

Л.МАЦИХ: Ну, надо посмотреть – это ж мы не будем описывать, это все потеряется в описании. Посмотрите, кто зайдет в эту церковь, обратите внимание на ее купол из черной меди, что крайне редко. Посмотрите на стрельчатые своды, на круглые окна. Посмотрите на 2 колонны, которые сразу бросаются в глаза, когда вы входите в церковь.

Н.АСАДОВА: Надо объяснить, что 2 колоны – это символ масонский.

Л.МАЦИХ: Мы говорили об этом, да.

Н.АСАДОВА: Напомню просто.

Л.МАЦИХ: Это 2 колонны Иахин и Боаз, 2 колонны иерусалимского храма, которые для масонской символики исключительно важны. Там же в этой церкви пол в алтарной части чугунный, что, само по себе, редкость, ну, это как сейчас выложить в частном доме пол мрамором. Это сравнимо по стоимости. А кроме того, сам декор, обратите внимание. Там и шестиугольные звезды, там и венки, там и определенного рода растительный орнамент, который однозначно свидетельствует о том, что в этой церкви молились вольные каменщики.

Н.АСАДОВА: То есть эта церковь была специально построена для братьев?

Л.МАЦИХ: Да. Ее построил так Баженов, так он ее спроектировал. А потом Бове, когда он ее перестраивал уже в начале XIX века, он ее полностью по баженовским чертежам и по баженовским замыслам воплотил в жизнь. Это абсолютно масонская твердыня. И это как раз памятник масонского строительства, масонской архитектуры времен Екатерины.

Вторым таким, может быть, пожалуй, названа церковь огромная – Климента, папы Римского. Единственная, кстати говоря, в России церковь православная, которая посвящена Римскому Папе. И абсолютно не московский по своему духу и по своему стилю храм. Он более напоминает питерский, а еще более западноевропейские – парижские, итальянские церкви.

Н.АСАДОВА: А расскажите, пожалуйста, о моем любимом здании в Москве – Пашков дом.

Л.МАЦИХ: Ваше любимое здание?

Н.АСАДОВА: Да-да-да, я его обожаю.

Л.МАЦИХ: Если бы я знал, я бы о нем рассказал всю передачу. Пашков дом, который потом стал Румянцевским музеем – не надо путать с тем, что потом пристроили в качестве так называемой ленинской библиотеки. А именно, вот, оригинальное здание. Здание замечательное, и Баженов проявил свою гениальность как архитектор в полной мере. Площадка неудачная – это покатый холм, но он сумел обратить, что называется, скорбь в силу. Он построил здание так, что оно, как бы, нависает над Кремлем. И как говорили современники, «прыгает на Кремль». Это тоже некоторая угроза православию.

Баженов относился к православию как человек, побывавший на Западе, с некоторым недоверием. Он усматривал в культе мощей, реликвий, в культе икон и во всех вещах для православия важных некоторые пережитки язычества и желал с ними бороться. Поэтому его Пашков дом, изначально задуманный как вызов Кремлю, это именно вызов Кремлю как православной твердыне. То есть это продолжение той его мысли неосуществленной о большом дворце.

Н.АСАДОВА: У нас сразу 2 вопроса на SMS. Будет ли книга по этим передачам? Да, будет, об этом мы обязательно сообщим уже ближе к изданию этой книги, несколько раз сообщим. И второй вопрос, есть ли экскурсия по масонской Москве? Да, есть, и вот Леонид Александрович Мацих тоже ведет эти экскурсии, так что, в принципе, у вас есть возможность, в интернете можете найти объявления на эту тему.

Л.МАЦИХ: А концептуальные вопросы?

Н.АСАДОВА: Концептуальные вопросы нам пришли на сайт, во-первых. Ну, во-вторых, давайте я напомню телефон для SMS +7 985 970-45-45. Те, кто еще не успел выучить эти телефоны для SMS, вот, могут сейчас воспользоваться случаем и задать нам вопросы. Мы их обязательно прочтем в прямом эфире. И вот здесь какой-то вопрос, я не очень понимаю, насколько он в тему нашей передачи. Вот, Артем спрашивает, возможно пару слов о братстве Дионисийских архитекторов. Вы понимаете о чем речь идет?

Л.МАЦИХ: Нет, не очень. Я знаю Дионисийские мистерии. Есть Дионисийские братства, а о Дионисийских архитекторах я, честно говоря, Артем, никогда не слыхал. Поэтому не могу ничего вам сказать.

Н.АСАДОВА: Да, ну, значит надо, Артем, если какой-то вопрос, более конкретно формулировать. Вопросов много пришло, но они не очень относятся к теме нашей передачи, поэтому немножечко попозже я вам их адресую. А так, чтобы подытожить, скажем так, нашу передачу сегодняшнюю, я хотела сказать следующее: то, что в отличие от Новикова, которому нету ни памятника, ни здания никакие не названы, ни улицы в его честь, то, вот, в честь Баженова есть улица в Липецке, например – я нашла.

Л.МАЦИХ: В Липецкой губернии – тогда это была, по-моему, Рязанская, он строил множество. Там есть целые усадьбы, которые он построил, есть великолепные церкви. Кстати, некоторые из них находятся в прискорбном запустении. А жаль: хорошо бы, если бы их восстановили – я обращаюсь к вам, дорогие друзья. Если есть у вас такие возможности, восстановите эти прекрасные церкви. В селе Баловнево, например, есть абсолютно изумительная церковь работы Баженова.

Что касается Царицыно, это еще одна трагическая страница в истории архитектурных замыслов Василия Ивановича. Он много построил, а еще в большей степени он не осуществил свои замыслы. Царицыно тоже был замысел грандиозный.

Н.АСАДОВА: Кстати, памятник Баженову и Казакову стоит в Царицыно.

Памятник Василию Ивановичу Баженову (слева) и Матвею Фёдоровичу Казакову (справа) в Царицыне (Москва) работы Леонида Баранова

Л.МАЦИХ: Стоит. И слава Богу, это прекрасно, что, наконец, Россия научилась чтить подлинных своих героев, а не только мыльных персонажей, скажем так мягко. Поэтому это можно только приветствовать. Но по поводу Царицыно следует сказать вот что. Екатерина после того как она отказалась финансировать строительство кремлевского дворца, попросила Баженова строить потешные павильоны в честь победы над турками. Ну, это была унизительная штука, хотя, и хорошо оплачиваемая. Баженов был человек очень честолюбивый и амбициозный, а для него это был тяжелейший удар – лучше бы он поехал в Сибирь.

Но он все делал, но это, кстати, подорвало его здоровье. Он ждал большого заказа, он ждал грандиозного замысла. И такой предоставился, когда в имении Черная грязь недалеко, кстати, от имения масонов Хантемиров, Екатерина поручила ему построить резиденцию свою царскую. И он стал строить там Царицыно. Но, к сожалению, его подвело увлечение псевдоготикой. Он полагал, что русская архитектура – это ответвление готики, и он все построил как некоторые такие сказочные терема. На бумаге и в макете все выглядело прекрасно, а, вот, в реальности, к сожалению, было немножко тесновато, темновато.

Восстановление дворца в Царицыне (Москва)

Восстановление дворца в Царицыне (Москва)

К сожалению для Баженова, в дни, когда Екатерина осматривала весь дворцовый комплекс, была сырая, холодная погода на болоте-то в Царицыно, и кроме того, не было солнца. И все это выглядело очень мрачно, как-то так, давяще, тяжело. И она сказала: «Сие острог, а не дворец». Порвала чертеж и с гневом удалилась в Петербург. Для Баженова это был тяжелейший удар, он от него так и не отправился. Это, кстати говоря, преждевременно свело его в могилу.

Поэтому Царицыно – это его, как бы, лебединая песня, которую он так и не спел до конца. Великое благо, что Царицыно сейчас восстановлено.

Н.АСАДОВА: Вот, по поводу восстановленного Царицынского дворца у нас есть вопрос, который нам прислали в интернете: «Уважаемый господин Мацих, насколько близок оригиналу восстановленный при Лужкове ансамбль Царицынского дворца?»

Л.МАЦИХ: Абсолютно один к одному по чертежам. Но, господа, это новострой. Если встать на позиции архитектурного снобизма, то это неприемлемо. Надо, чтобы были руины, да? И чтобы там были бомжи, наркоманы и всякие прочие прелести современного мегаполиса. Для меня лучше, чтобы древнее строение было восстановлено во всем своем блеске. Поэтому я говорю большое спасибо всем тем градоначальникам, которые внесли свою лепту в восстановление великолепного ансамбля. Народ хотя бы знает, какую красоту мы унаследовали. И это не так мало. По нынешним тяжким временам, когда мало образцов, воспитывающих по-настоящему хороший вкус, Царицыно есть вещь великолепная. Я отношусь к восстановлению Царицыно прекрасно.

Что касается внешних форм, все соблюдено. Внутреннее содержание – оно не всем сразу понятно, но, возможно, это вопрос времени и люди начнут задавать вопросы, что означает тот или иной элемент декора, этот мост, эта церковь, эта башенка и потихонечку узнают и внутреннее содержание царицынского дворца.

Н.АСАДОВА: Телефон прямого эфира 363-36-59 – это московский телефон. Я предлагаю вам звонить нам в прямой эфир и задать напрямую ваш вопрос Леониду Мациху. А я пока вы дозваниваетесь, задам вам вопросы, которые пришли к нам в интернете. Ну и как всегда эти вопросы не всегда соответствуют нашей теме. «Насколько верна гипотеза, что основатели масонства, тамплиеры получили влияние от суфийских орденов?» - спрашивает бухгалтер из Москвы.

Л.МАЦИХ: Уважаемый бухгалтер, ничего об этом неизвестно. Да и суфийские ордена к тому времени были в самом начале своего пути. Кроме того, тамплиеры не контактировали с суфиями, они были их идейными противниками по понятным причинам. Я думаю, здесь никакого влияния ни прямого, ни опосредованного нет.

Н.АСАДОВА: 363-36-59, звоните к нам в прямой эфир, задавайте свои вопросы. Еще один вопрос от того же бухгалтера из Москвы: «Что является для масонов источником знания о том, что именно делает Бог и чего он ждет от своих наместников?»

Л.МАЦИХ: Библия, которую они мастера трактовать. Они великие экзегеты, то есть истолкователи, интерпретаторы Библии. И в этом смысле они очень преуспели. Кстати, Ньютон, о котором мы говорили, он, ведь, не только был механик, алхимик, философ, но он был и великолепный интерпретатор Библии. Все другие масонские учителя, например, Николай Иванович Новиков, Шварц – они очень большой вклад внесли в толкование библейских текстов как Ветхого завета, так и Нового. Для масонов самая главная, капитальнейшая книга – это, конечно, Библия.

Н.АСАДОВА: И еще такой вопрос: «Что для масонов есть добро и зло?»

Л.МАЦИХ: То же самое, что и для всех обычных людей.

Н.АСАДОВА: Ну, для всех по-разному, все-таки.

Л.МАЦИХ: Ну, как вам сказать? Нет. Если люди руководствуются библейскими заповедями, то не для всех по-разному. Есть 10 заповедей, которые дают нам некоторые нравственные ориентиры. Вот исходя из 10 заповедей, понятно, что есть добро и что есть зло. А вся, в принципе, масонская этика зиждется на кабалистическом фундаменте, а это все укладывается в очень простую фразу: то, что ненавистно тебе, не делай другому – вот это вся масонская этика.

Н.АСАДОВА: 363-36-59. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Н.АСАДОВА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр.

Н.АСАДОВА: Александр, задавайте свой вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот я хотел просто...

Н.АСАДОВА: Ой, сорвался звонок. Александр, еще раз наберите, пожалуйста. Сорвался звонок ваш. Телефон прямого эфира 363-36-59. Звоните нам в прямой эфир, задавайте свои вопросы. Ну вот, вот этот примем. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире. Как вас зовут, представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Андрей.

Н.АСАДОВА: Да, Андрей, какой у вас вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос к Леониду. Извините, этот вопрос будет глупый. Вопрос о городе Филадельфия. Я слышал, что этот город имеет какое-то особое значение для масонов.

Л.МАЦИХ: Совсем не глупый вопрос, Андрей, очень вопрос хороший, на самом деле. Он, правда, не совсем к нашей теме сегодняшней, но вообще о масонах его следовало задать. Филадельфия в переводе с греческого «город братской любви». То есть масоны, отцы-основатели США с самого начала основывали этот город как некоторое идеальное поселение, город, где не будет зла, насилия, лжи. Город, где воплотятся все масонские идеалы. Ну, это не совсем так удалось воплотить, этот город стал обычным мегаполисом со всеми своими проблемами, но название его Филадельфия – греческое. И идеи, которые лежат в его основе, они именно таковы. Это есть город великих мечтаний.

Н.АСАДОВА: Еще один звонок. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире. Задавайте свой вопрос и представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Передача великолепная, я несколько слушал.

Н.АСАДОВА: А как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Виктор Степанович.

Н.АСАДОВА: Да, Виктор Степанович.

СЛУШАТЕЛЬ: Я время экономлю. Я полностью солидарен с лектором по поводу восстановления Царицына, но Пугачева поймал Михельсон, а Суворов только довез его в клетке в Москву. Большое вам спасибо за передачу.

Н.АСАДОВА: А вопрос вы хотите задать?

Л.МАЦИХ: Это была реплика.

Н.АСАДОВА: А, хорошо.

Л.МАЦИХ: Как говорил Лукьянов при Горбачеве, «будем считать это репликой». Михельсон и Панин командовали войсками, вы абсолютно правы, Виктор Степанович. А Суворов был отряжен специально от Румянцева. Почитайте хотя бы Пушкина по этому поводу. И именно Суворов-то и его войска поймали Пугачева, и Суворов его лично караулил. Вот, такова была ценность Пугачева и таково было влияние личности Суворова. Поэтому это не очень освещала советская историография, но Суворов внес решающий вклад в разгром пугачевского восстания.

Н.АСАДОВА: Мы об этом поговорим в следующей передаче, которая будет посвящена масонам и российской армии. И главным героем этой передачи будет как раз Суворов. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире. Алло, здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я Александр, вот.

Н.АСАДОВА: Да, Александр, какой у вас вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот я хотел спросить, такую идею хотел предложить. Может быть, одну из передач имеет смысл посвятить диспуту между вменяемым противником масонства и Леонидом, если это возможно.

Н.АСАДОВА: Мы подумаем на эту тему. А у вас вопрос, может быть, какой-нибудь есть? Может быть, вы и есть тот самый вменяемый противник масонства? Так вы задайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Не-не-нет. Я просто хотел еще, вот, узнать. Какая именно роль Нового завета? То есть как смотрят масоны на Новый завет? Не столько на Ветхий завет, который, как я понимаю, основополагающее влияние имеет на масонов, а Новый завет?

Н.АСАДОВА: Да, отличный вопрос, Александр.

Л.МАЦИХ: Александр, отличный вопрос у вас. И, кстати, вам бы почитать бы еще о масонах дополнительную литературу, вы бы поняли, что вменяемых противников, к сожалению, не так уже и много. Увы. В основном, противники из иной категории. Новый завет с полным уважением рассматривается масонами, но многие из масонов, в том числе, например, и Ньютон, и Новиков, и многие другие, кого мы упоминали, они относились с некоторым сомнением к догмату Троицы. То есть не столько даже к Новому завету, сколько к последующим христианским писаниям, к тому, что называется в Христианстве священным приданием. Догмат Троицы вызывал у них очень большие сомнения. Они полагали, что Иисус, все-таки, был человеком, а Бог – это есть некая субстанция, которая для людей не вполне познаваема. На этой почве антитринитарной, то есть непринятия ими догмата троичности, они иной раз расходились с ортодоксальным католичеством и ортодоксальным православием

Н.АСАДОВА: Вот, кстати, нам Александр пишет: «В Туле есть улица имени Баженова». Того ли Баженова?

Л.МАЦИХ: Наверное, я надеюсь, того. Если Василия Ивановича, так это великолепно, здорово. А он, кстати, он же и похоронен в Глазове Тульской губернии, поэтому это очень уместно. Хорошо, что вы напомнили нам об этом, большое вам спасибо.

Н.АСАДОВА: Да. Ну и естественно нам вопрос задают: почему же так сейчас демонизируют масонов?

Л.МАЦИХ: Видите ли, разве демонизируют только масонов? Всякая власть любая демонизирует всех своих противников, называя их теми словами, которые в этот момент у большинства людей ассоциируется с самыми дурными вещами. Сейчас, например, самое распространенное обвинение – фашистские. И словом «фашистский» мажут всех людей, которые не имеют никакого отношения к этому движению.

Надо было кого-то назначить виноватым. Когда-то универсальным виноватым во всем был дьявол. К концу XVIII века вера в дьявола как универсальную злую силу поколебалось, и тогда и аббат (НЕРАЗБОРЧИВО), и другие люди подумали назначить виноватым, так сказать, каких-то других людей. Масоны на эту роль подходили. Потом к ним подверстали евреев – мы об этом говорили – так возник термин «жидомасон». И надо, ведь, на кого-то пенять за свою глупость, нерадивость, жадность и за все прочие качества? Вот, в этом смысле масоны есть просто универсальный козел отпущения у людей, которые не хотят смотреть на себя в зеркало.

Н.АСАДОВА: Да, ну и еще соответствующая приставка к слову «масоны» прикрепляется, и тогда совсем все хорошо становится. Мы уже можем подвести итог нашей сегодняшней передачи. Мы рассказали о Баженове, о масонах и архитектуре и о том, какие послания они в камне нам посылали из глубины веков. А следующая передача наша будет посвящена масонам и российской армии, русскому офицерству. И Суворову, который был выдающимся масоном, о чем мы поговорим в следующей передаче. Спасибо всем тем, кто не спал и слушал нашу передачу. До встречи на следующей неделе и спасибо звукорежиссеру Василию Антипову за то, что он обеспечил нам прямой эфир.

Л.МАЦИХ: Всего наилучшего.

Н.АСАДОВА: Всего доброго.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/643041-echo/

Масоны и российская армия в Екатерининскую эпоху (30.12.2009)

Н. АСАДОВА: 0 часов 8 минут в Москве. В эфире передача «Братья», и у микрофона Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонства Леонид Мацих. Здравствуйте!

Л. МАЦИХ: Добрый вечер!

Н. АСАДОВА: Сегодня мы будем говорить о масонах в российской армии. И естественно, это все в эпоху Екатерины Второй, о которой мы по-прежнему говорим. И хочу заметить, что это будет последняя передача, посвященная эпохе Екатерины Второй. Телефон для СМС +7 985 970 4545 для тех, у кого есть вопросы по этой теме. Итак, масоны и российская армия. Сразу же зачитаю вопрос, который пришел от менеджера из Вашингтона: «Были ли какие-то общие принципы строительства армии, продиктованные масонской идеологией?»

Л. МАЦИХ: Таких принципов не было. Тут, видите ли, надо уточнить. Дело в том, что тогда принципы строительства армии очень отличались от нынешних. Был рекрутский набор. Некрасов не зря писал: «И ужас народа при слове «набор» подобен был ужасу казни». То есть, были некие планы по поставкам рекрутов. Это было очень тяжко, была большая, естественно, коррупция, откупались, кто мог, для того, чтобы своих сыновей , братьев в армию не отдавать. Но уж кто попадал, считался пропащим: служили либо пожизненно, либо 25 лет. Понятно, что с такой армией, с одной стороны, проще было, решать задачи по обучению, например, да? А с другой стороны, принципы армейского строительства очень отличались от современных, если даже считать современными с начала 20 века. У масонов не было никакой своей военной доктрины. Просто масоны, ведь они были во всех слоях общества, они с неизбежностью были и в армии, и на флоте. Причем их было там больше, где уровень общей образованности был выше. Например, в российской армии времен Екатерины – это, кстати, далеко не расцвет масонства в армии, - среди низового офицерства масонов было мало. А вот чем выше по служебной лестнице, вплоть до командующих армиями, до фельдмаршалов, там масонов было очень много. И на командных постах бывали ситуации, когда, собственно, масоны армиями и управляли. Это отражало, во-первых, общекультурных, а во-вторых, общеобразовательный уровень. Ну, а в унтер-офицерской, в солдатской среде масонов не было вовсе.

Н. АСАДОВА: А как так случилось, что именно в эпоху Екатерины появились такие выдающиеся полководцы как братья Орловы, как Суворов, Кутузов? Все они личности великие, именно великие военачальники, которые остались в истории, о которых складывали легенды. Почему именно они появились в эпоху Екатерины? При Петре я не помню, чтобы такое количество было…

Л. МАЦИХ: Тоже было много. И Шереметьев благородный, и Брюс, и Репнин, да? «И счастья баловень безродный светлейший Меньшиков» - всякая эпоха свободы, эпоха, когда людям дают проявить инициативу, она сразу порождает огромный всплеск народных талантов.

Н. АСАДОВА: А какая там была свобода, в российской армии?

Л. МАЦИХ: Дело не в армии как таковой, а в обществе. При Екатерине был настоящий глоток свободы, и русское общество это очень оценило. Поэтому не только в армии, но и во всех сферах жизни появились выдающиеся люди и в науке, и в просвещении, и в журналистике, и в дипломатии. Ну, и в армии, поскольку внешняя доктрина тогда строилась на армии по преимуществу, то понятно, что в армию рекрутировались лучшие умы, наиболее благородные души. И вот все, кого вы перечислили, они не случайно появились. Это все были люди из не очень знатного дворянства, но им были открыты возможности. И они этими возможностями воспользовались. А в масонстве они искали удовлетворение своих нравственных идеалов. И Александр Васильевич Суворов, наиболее великий из стаи екатерининских орлов, как писал Пушкин, он тоже был из этой плеяды.

Н. АСАДОВА: Давайте же послушаем портрет про Суворова, который написал Алексей Дурново.

«Александр Васильевич Суворов , великий русский полководец, теоретик военного дела, не потерпевший за многие годы в армии ни одного поражения. Ну, прямо скажем, это факты общеизвестные. Да и вообще, осталось ли в жизни Суворова хотя бы одно крупное событие, которое не стало бы сразу или с годами достоянием широко общественности? И надо сказать, ничего удивительного в этом нет. Почти всю жизнь Суворов посвятил армии, которой занимался не только в военное, но и в мирное время. Оно, правда, в 18 веке случалось крайне редко. А если учесть, что полководец родился в семье военного генерала-аншефа Василия Суворова, то можно сказать, что ему на роду было написано стать военачальником. Первой шаги своей военной карьеры он сделал еще при Елизавете Петровне во время Семилетней войны. Тогда Суворов не раз отличался и в крупных сражениях, и в мелких стычках, что было отмечено старшими товарищами – Фермором, Салтыковым и Румянцевым. Впрочем, это было лишь первые шаги, потому что основные успехи Суворова были связаны с именем Екатерины Второй. Императрица прониклась к 30-летнему офицеру большой симпатией, и уже на первой встрече подарила ему свой портрет. Суворов тогда сказал: «Первое свидание открыло мне путь к славе». И это была чистая правда. Всех сражений, которые дал полководец в годы правления Екатерины, не перечислить. Назову лишь основные события. Трехлетняя война с барской конфедерацией шляхтичей, приведшая в итоге к первому разделу Польши, русско-турецкая война 1768-1774 гг., подавление восстания Пугачева, руководство Крымом, когда Суворов фактически спас жителей полуострова от чумы. Позднее были еще сражения при Рымнике, принесшее Суворову титул графа, взятие турецкой крепости Измаил, захват Праги и, разумеется, итальянский и швейцарский походы. Последние два события произошли уже при Павле, с которым у Суворова отношения поначалу не сложились. Но император, как и его батюшка, был фанатичным поклонником прусской военной системы. Полководец с этим спорил и говорил, что русские войска уже много лет как превосходят войска прусские. Итогом этого спора стала недолгая опала, завершившаяся возвращением Суворова, потому что без его военного таланта армия обойтись никак не могла, и потому что Суворов всегда поступал так, как считал нужным. Самолично занимался воспитанием своих солдат и офицеров, и эта методика дала феноменальный результат. Из офицеров выросли новые полководцы, а сам Суворов никогда не узнал горечи поражения».

Н. АСАДОВА: А я хочу вас просить: осталось ли что-нибудь неизвестное в жизни Суворова?

Л. МАЦИХ: Тут, видите, какой парадокс. Внешних событий не осталось, но злая ирония судьбы в том, что нам известны практически все события из жизни Александра Васильевича Суворова, а вот внутренних подоплек, их подоснова, те побудительные мотивы, которые лежали в их основе, они для нас тайна. Среди прочего, кстати, и его увлечение масонством, и его внутренние духовные поиски. Например, напряженная религиозная жизнь, его искания внутренние. Это, может быть, у нас не лепится к образу такого железного витязя, чудо-богатыря, который у нас некоторые ура-патриоты лепят, а на самом деле Суворов был человек, глубоко внутренне расколотый, и он искал истинную добродетель всю жизнь, как он сказал на смертном одре. И эти поиски и привели его к масонству. Многие его поступки: чудачество его знаменитое, это его юродство, кукарекание, хождение босиком – они не могут быть никак объяснены без прояснения внутренних его сущностных мотивов.

Н. АСАДОВА: А вот когда он вступил в ложу, и в какую?

Л. МАЦИХ: Он вступил впервые в ложу в Петербурге, в знаменитую лозу «К трем звездам». Кстати, в такой же филиал подобной ложи вступил и Баженов, но в Париже. Это была одна из самых известных лож европейских, аффилированных практически во всех столицах. А потом он вступил – одно не противоречило другому – в 1761 году в Кёнигсберге, где он был с военной миссией, он вступил в шведско-прусскую ложу «К трем коронам». И там сохранились определенные документы, которые об этом неопровержимо свидетельствуют.

Н. АСАДОВА: Вот, кстати, заковыристый вопрос вам студент из Москвы прислал. «Если принять за истину, что Суворов 27 января 1761 года был произведен в шотландские мастера ложи «….» и значится в списке ее членов, представленных 16 марта 1761 года в ложу «Три глобуса» под номером 6 как обер-лейтенант Александр фон Суворов, напрашивается следующий вопрос. Как мог подполковник Суворов , будучи таковым на протяжении января-марта 1761 года, опустить в чине до обер-лейтенанта?»

Л. МАЦИХ: Лейтенант – это не лейтенант нынешний, скажем, не поручик царской армии. Лейтенант – это вообще название офицерских чинов. Обер-лейтенант означает обер-офицер. Вот если вы помните, Чацкий в «Горе от ума» спрашивает своего бывшего полкового приятеля, мол, чего ты скучаешь? Эскадрон дадут – ты обер или штаб? Это просто обер-офицер, это не обязательно обер-лейтенант в смысле старлей. Поэтому здесь никакого противоречия нет, ни в каких чинах он не опускался. Суворов был человеком необычной духовной конституции, я бы так сказал. Среди его чудачеств, кстати, многочисленных, его современники наиболее всего выделяли черту, которая их абсолютно потрясала и ужасала – он выписывал газет в год на 300 рублей. Тогда это было годовое содержание полковника. Огромная сумма! Вот что он в них искал, да? Он постоянно пополнял свое образование, он был исключительно любопытен, он был любознателен. Это его коренным образом отличало от подавляющего большинства его друзей и коллег по воинскому ремеслу. В принципе, офицерство это прослойка косная, и Суворов как инноватор, как революционер, он никак не мог быть там своим. Он всегда был, по большому счету, одинок. И не кажется, что масонская составляющая, она помогала ему пережить вот это вот его экзистенциальное одиночество. Ведь у него не сложилась и семейная жизнь…

Н. АСАДОВА: Ну, как… у него была жена.

Л. МАЦИХ: Была. Но, во-первых, его женили практически насильно. Ему выбрали жену, как это ни странно. Кроме того, его образ жизни вряд ли какая женщина перенесла бы с удовольствием. У него очень необычным был распорядок дня, он пытался жену к своим спартанским подвигам приучить. Но вряд ли это на молодую женщину произвело хорошее впечатление. Потом был факт измены, недоказанной, с ее стороны. Было или нет – до сих пор непонятно. И в конце концов он вообще чуждался женщин, вплоть до даже некоторых слухов о его нестандартной ориентации, неподтвержденных впрочем ничем. На самом деле, он не был гомосексуалистом, и он не был женоненавистником. Он был аскетом. И вот силы продолжать свой аскетический подвиг, свое подвижничество ему давало масонство. Он был в этом смысле очень похож на Семена Ивановича Гамалею, чьи письма он с удовольствием читал, и к чьим духовным подвигам он прислушивался. Это был человек, о котором Ключевский Василий Осипович потом сказал, что такому человеку как Гамалея более приличествует не жизнеописание, а житие в духе первых христиан. И вот Суворов на самом деле жил практически таким же образом жизни, за тем исключением, что он был в армии, ну, и, естественно, все армейские «добродетели», все были ему присущи. Вот это очень важно понять. Он был человеком, глубоко внутренне аскетичным, но не по-монашески, отнюдь. И даже не по церковному, несмотря на его религиозность. У него была очень своеобразная религиозность. Нигде, кроме как в масонстве, в то время это проявиться не могло.

Н. АСАДОВА: А до каких чинов в масонстве он дослужился?

Л. МАЦИХ: Вы знаете, он не пошел дальше. Вообще, у него чинами складывались отношения не просто. Он был очень…- даже до безумия – тщеславен и честолюбив. Он Потемкину, своему покровителю заявил как-то в Кременчуге: «А кто такой вы, чтобы меня награждать, князь? Наградить меня может только бог или государыня».

Н. АСАДОВА: Кстати, о Потемкине. Здесь нам прислали смс-ку: «Сиятельный Потемкин нелестно отзывался о масонах, называя их «плутами», хотя сам сиживал в ложах». Он что, был в низ разочарован?

Л. МАЦИХ: Он по-разному отзывался о разных людях. А уж как о нем самом отзывались… Тут нужно помнить такую штуку. Чем больше человек, говорит древняя мудрость, тем больше его недостатки. Чем выше дерево, тем больше тени от него. Потемкин был человек очень неоднозначный. Да и Суворов не был таким лубочным, знаете ли, богатырем в сталинских биографических фильмах. Он тоже был полон недостатков. Не в этом дело, кто как о ком отзывался. Суворов и Потемкин – их соединяли очень сложные , противоречивые отношения и взаимной любви, и ненависти, и зависти, и признания заслуг, и вместе с тем оскорбленного тщеславия. Очень сложный коктейль человеческих отношений. Люди эти были очень непростые. Это были гигантские личности, огромного масштаба. У них не может быть простых черт. А то, что Потемкин о ком-то отзывался нелестно… Он очень о многих так отзывался. Он был человек, очень острый на язык, желчный, язвительный, иногда без всякого повода.

Н. АСАДОВА: Таня нам прислала вопрос, который меня, честно говоря, удивил. Мне кажется, что Таня вообще не слушала то, что мы говорим. «Когда человек становится членом Ложи, он что, перестает быть православным?». Таня, мы же начали с того, что Суворов, который был членом ложи, он был очень набожным православным человеком.

Л. МАЦИХ: Да, он был очень набожным и православным.

Н. АСАДОВА: Каковы вообще его отношения с церковью?

Л. МАЦИХ: Вот с церковью у него были более сложные отношения. С религией у него были отношения абсолютно безоблачные. Но он считал, как многие, кстати, масоны… У него индивидуальная религиозная доктрина – он верил в свои особые отношения с богом. Он говорил солдатам: Бог наш генерал. А они говорили ему: а ты кто, Александр Васильевич? - Они с ним на «ты», они видели в нем не барина, а командира. А он в них видел не рабов, а младших товарищей. Это тоже была абсолютная революция по тем временам. И он говорил такие фразы, которые ужасали армейских попов, которые писали на него жалобы. - «А я наместник божий». Обычный человек, церковный, так бы не сказал. На него, кстати, жаловались всю жизнь. Он все время был объектом постоянной зависти, непонимания, злобных, ядовитых жалоб…

Н. АСАДОВА: А некоторые просто его юродивым считали.

Л. МАЦИХ: Да. Маска юродства, она тоже помогала ему избегать многих критических стрел. Но он был не юродивым в христианском смысле. Это тоже его очень отличало от, скажем, классического образа русского юродивого, известного нам по литературе. Он был не юродивый Христа ради, и даже не юродивый правды ради, а он был человеком, очень глубоко усвоившим некую такую древнюю маску. Вот в картах Таро – это тоже, кстати, восходит к Каббале, и это тоже есть некая основа масонской идеологии, но для самых избранных, кто понимает – там есть такая фигура дурака, который видит мир наоборот. Как бы так, за одну ногу повешен, и он смотрит на мир снизу, так, как мы , обычные люди, не видим. А вот так из колодца видны звезды. То есть, он видел мир немножко по-иному, и он на этом настаивал часто. Это давало ему силу «истину царям с улыбкой говорить», и юродствовать, и завоевывать уважение и любовь солдат, и делать поступки, которые абсолютно были неприемлемы тогда. Он с солдатами садился рядом на биваке к костру, пил с ними водку, ел кашу, говорил на их языке, шутил иногда с очень соленым солдатским словцом. Офицерство не понимало, как вообще этот человек может после этого говорить с ними по-французски, отдавать им приказы. Вплоть до того, что некоторые отказывались выполнять его приказы и распоряжения, те, кто были новичками в его войсках. Вот что потрясало! Кто, кроме человека, разделявшего масонские убеждения, мог тогда сидеть, так себя вести? Кто мог видеть в солдате…

Н. АСАДОВА: Ну, такой вот оригинальный человек.

Л. МАЦИХ: Нет, тут нужна идеология.

Н. АСАДОВА: Вы думаете, что его отношение к солдатам было продиктовано исключительно масонством?

Л. МАЦИХ: Я думаю, не исключительно. Он так понимал и религиозный свой долг. Он во всех видел братьев. Разумеется, любому инноватору нужна идеологическая подоснова его поступков. Вот почему Петр не боялся боярской оппозиции? Почему Суворов не боялся оппозиции своего офицерского корпуса, насмешек и зависти своих коллег, каких-то диких кличек, которые ему давали при дворе? Над ним же откровенно насмехались! Это ощущение внутренней правоты должно быть. И здесь без идеологии, определенного стержня внутреннего никак нельзя. И мы знаем этот стержень – это была та самая новая идеология, о которой они не говорили всем, но она в них была тем гранитным основанием, которое позволяло их революционные поступки совершать.

Н. АСАДОВА: Если говорить о Суворове, его отношениях с церковью, с религией, то мы знаем, что у него была любимая церквушка в Москве. Она до сих пор существует. И мы, кстати, в викторине, которую мы проводим перед каждой передачей, спросили как раз наших слушателей и посетителей сайта: какую московскую церковь в народе называли «суворовской» Мы предложили на выбор 5 церквей, мы выложили их фотографии. И правильный ответ был какой?

Л. МАЦИХ: Церковь Федора Студита у Никитских ворот.

Н. АСАДОВА: Да, она очень маленькая. Очень многие ее даже не замечают.

Л. МАЦИХ: Зря.

Н. АСАДОВА: И собственно, это подтвердилось, когда мы попросили Алексея Дурново сходить к этой церкви и поспрашивать народ – за что же называют эту церковь «суворовской»?

А. ДУРНОВО: Церковь Федора Студита совершенно затерялась за домами Никитского бульвара. А когда на Москву обрушился снег, храм и вовсе засыпало сугробами. В результате маленькая церквушка совсем исчезла из поля зрения людей. Прямо скажем, для многих из них стало открытием само ее существование. Всем казалось, что у Никитских ворот только одна церковь – Большого Вознесения, та самая, где венчался Пушкин, и та самая, где, говорят, тайно сочетались браком Потемкин и императрица Екатерина. Это соседство посеяло среди людей тысячу разных сомнений. Валентина Семеновна одна из них, кто допустил самую распространенную ошибку, решив, что Храм Большого Вознесения и Федора Студита – это одна и та же церковь. Еще большую путаница вносило имя Суворова, ведь дом семьи полководца находится ближе к Храму Вознесения, чем к Федору Студиту. В результате люди только чаще ошибались и злились, когда выяснялось, что это разные церкви, и что суворовская из них только одна. Впрочем, немногие знали, какое отношение она имеет к Суворову. Борис Борисович очищал двор церквушки от снега, но ни про храм, ни про его отношение к полководцу ему ничего не известно. А вот Вячеслав уверен, что в этой церкви Суворова провожали в последний путь. Архитектор Андрей не знает, как церковь связана с Суворовым, но отмечает ее удивительный стиль. По его мнению, храм Федора Студита – редкий по красоте памятник архитектуры. А вот у Галины, которая также оценила архитектурные достоинства здания, свое мнение по поводу того, почему эта церковь «суворовская». Ее строгость напомнила женщине армейскую дисциплину.

ГАЛИНА: Она мне напоминает такие церкви, которые в городах русских старинных. Архитектра в ней такая строгая, нет пышности большой, мне кажется.

А. ДУРНОВО: Правильный ответ на мой вопрос дала лишь Марианна. Она знала, как связан Храм Федора Студита с семьей великого русского полководца.

МАРИАННА: Там поместье Суворова…где родился Суворов, там сейчас посольство. А это их фамильная церковь Феодора Студина, давняя-давняя.

А. ДУРНОВО: В общем, маленькое уютное здание надежно спряталось от посторонних глаз. Зато многие прохожие сделали для себя открытие. На Большой Никитской две церкви – в одной венчался великий русский поэт, в другой жил и молился не менее великий русский полководец.

Н. АСАДОВА: Скажите мне, пожалуйста, за что же Суворов так полюбил эту церковь?

Л. МАЦИХ: По двум причинам. Во-первых, она была маленькая и уютная, а он не любил больших храмов питерского стиля. Он любил церковь московскую, старорусскую, уютность, намоленный воздух. Он там пел на клиросе. Кроме того, церковь Федора Студина, ему еще тем нравилась, что она, действительно, была строгая . Федор Студит известен в истории христианства тем, что написал самый строгий в православии монастырский устав, а Суворов был человек строгий к себе. И послаблений себе не давал. И у него практически житье было абсолютно монашеское. Он сам на себя взял такие аскетические обеты. И здесь очень все совпало – и церковь ему нравилась, и жил он недалеко, и Федор Студит, святой, покровительствующий этой церкви, очень соответствовал его внутреннему духу и пониманию того, что есть религия.

Н. АСАДОВА: По тем же соображениям, из соображений аскетизма он ходил босиком в церковь? Я представляю себе эту картину, когда дворянин и генерал босиком…

Л. МАЦИХ: Да… И по разному ходил. Он иной раз ходил даже хлеще, чем босиком - одна нога обута в сапог, а вторая в туфле. Раненая. Он ходил и в исподнем. И по лагерю своему на биваке он ходил в исподнем, ужасая офицеров и умиляя солдат. Видите ли, тут был момент сознательного эпатажа - поскольку я юродивый, чего взять с меня? А так же, как и прыжки и кукарекание петухом. А, кроме того, он закалялся. Он же обливался холодной водой, колодезной, пять раз в день! Только в ситуациях, когда воду нужно было экономить, как в южных походах, три раза в день. Это единственное послабление он себе делал. В этом смысле у него была своя система, как и везде. Но поскольку система воинская давала явственные результаты, то там никто не решался возражать, по принципу, сформулированному Екатериной, «победителей не судят». А вот его внутренняя жизнь была скрыта от всех. А вероятно такой жесткий устав, им самим для себя учрежденный, он помогал ему бороться , может быть, с очень мощными, сильными плотскими страстями и соблазнами. Он их таким образом побеждал.

Н. АСАДОВА: Идеалистический вопрос нам задает Артур из Москвы: «Масонство – это гуманизм?» Вот я, например, позволю себе усомниться, потому что Кутузов был военачальником. Война с гуманизмом имеет не очень много общего – это и насилие, жестокие убийства, это покорение. Я говорю сейчас о Суворове.

Л. МАЦИХ: Ну, что вам сказать? Вы правы. Масонство, да, это гуманизм. В смысле, что человек есть мера всех вещей.

Н. АСАДОВА: Хорошо. А каким образом тогда масоны относились к армии, к войне, к жестокости?

Л. МАЦИХ: Как к суровой необходимости, ибо отечество надо защищать. Мы как-нибудь поговорим по поводу того, что заповедь «Не убий» переведена абсолютно неверно. Нет такой заповеди!

Н. АСАДОВА: Это откровение.

Л. МАЦИХ: Да, да. Под Новый год хочу сделать подарок нашим слушателям и сказать, что да, есть совершенно иной перевод, гораздо более адекватный.

Н. АСАДОВА: Может, вы поделитесь?

Л. МАЦИХ: Потом, потом. В будущем году. Надо же сохранить интригу.

Н. АСАДОВА: Вам сейчас никто не поверит.

Л. МАЦИХ: Вот именно. Тогда уж в будущем году я выступлю как Санта Клаус, как Дед Мороз из Великого Устюга. Так вот, если возвращаться к серьезным сюжетам…

Н. АСАДОВА: Куда уж более серьезный…

Л. МАЦИХ: … война и армия это вещи необходимые. Есть ханжество, есть некий такой идеализм, прекраснодушие говорить, что вот, люди когда-нибудь перестанут убивать… Этого никогда не произойдет, к сожалению. Это в человеческой природе. Поэтому следует готовиться к этому. На войне как на войне - то-то должен быть побежден. И для Суворова было однозначно, что побежден должен быть не он, не его войска, и не возлюбленное отечество, не Россия.

Н. АСАДОВА: Но ведь он допускал очень жестокие расправы со своими врагами.

Л. МАЦИХ: Расправ он не допускал! Воевал он, как все воюют. Солдаты стреляли, кололи и рубили – а как иначе можно воевать? Но он не допускал лишнего пролития крови. Он был гуманен к пленным, он пресекал мародерство. Это все зафиксировано в военных реляциях. Он говорил: солдат не разбойник. Он даже, может быть, делал вещи, которые другой бы и не сделал. Скажем, он французам, которых он взял в швейцарском походе в плен, он их кормил, хотя сама армия, его чудо-богатыри голодали. И сдал их потом наполеоновскому генералу Масена. Вот такой он был человек. Он не допускал расправ, но война есть война. Это вещь жестокая. Единственный случай, когда его можно, пожалуй, в чем-то упрекнуть – это в том, что он не остановил резню в предместье Варшавы, когда там русские войска подавляли восстание конфедератов. Но он их рассматривал как изменников, он их рассматривал как предателей. Они изменили долгу, они давали присягу, и поэтому он считал, что здесь, как он сам писал, «никакого пардона никому быть не должно». Он их рассматривал как бунтовщиков, хуже чем Пугачев, поскольку Пугачев мужик, а эти дворяне. А как же дворянская честь? И здесь он проявил жесткость, да. Шесть тысяч человек были убиты. И потом переговоры он вел прямо на ратном поле, приказав не хоронить трупы. Но это оказало мощное деморализующее влияние, потом все сложили оружие. Тем самым он уберег и еще множество жизней, может быть, куда больше, чем погибли. Он не делал сознательных расправ, он не был никогда карателем. Он был воином в высшем смысле этого слова! Он не был полицейским, и он не был держимордой. В этом смысле ему не в чем себя упрекать.

Н. АСАДОВА: А как Суворов, будучи набожным человеком, сам относился к этим кровопролитиям?

Л. МАЦИХ: По разному. Он любил славу, и в чем признавался. Он говорил в предсмертных беседах с духовником своим о том, что «…на самом деле от всех житейских соблазнов с легкостью отрекся я, но я всегда очень любил славу». Славолюбие его было беспримерным! Ради славы он мог пожертвовать и жизнью ближнего . Это он понимал. Причем, не только неприятеля, но и своих обожаемых чудо-богатырей, солдат, которые его обожали и шли за ним в огонь и воду. Он сказал художнику Меллеру, который писал портрет его буквально за год-полтора до его смерти, о том, что «…я лил кровь ручьями». Так он сказал про себя. Ручьями он крови не лил, но он воевал. И относился к этому как к необходимости защиты отечества. То есть, без ханжества.

Н. АСАДОВА: Вот вы начали говорить про художника Меллера, который писал Суворова перед его смертью. Была там такая фраза , сказанная Суворовым, известная, про «внутренний червь»…

Л. МАЦИХ: Про внутреннего червя говорил Ньютон. Но Ньютон тоже был в чем-то похож на Суворова. Все великие аскеты в чем-то друг на друга похожи. Суворов сказал, обращаясь к Меллеру: «…вы живописец, и черты лица моего для вас открыты. А вот во мне сидит внутренний человек». Вот это прекрасная фраза! «Внутренний человек» - это чисто масонский термин. Это не душа, это нечто иное, Поскольку душа, это не плотская субстанция, а тут именно человек внутренний, как alter ego. До этого и литература, и психоанализ, и вообще европейская мысль в лучшем своем выражении дойдет только в конце 19 века. Для масонства это уже тогда было вещью вполне очевидной. Потому что внутри каждого есть нечто иное, да? И вот Суворов осознавал этого своего внутреннего человека. И тогда сказал, что «я лил кровь ручьями, но я никогда не подписал ни одного смертного приговора, никого не сделал несчастливым (тут он ошибался чуть-чуть), и ни одного насекомого не раздавил». Вот даже так! Да, это от Гамалеи, такое немножко даже индуистское священное отношение ко всякому живому существу. Нам кажется странным, что человек, который командует армией, движет фронтами, вот так относится к … живому, но это именно так.

Н. АСАДОВА: Но он учил убивать других людей?

Л. МАЦИХ: Вегетарианец, кстати, и почти никогда не евший мяса. Именно из этих соображений. Да , он учил убивать других людей, для того, чтобы на самом деле, по большому счету, потерь было как можно меньше, и … хочешь мира – готовься к войне. И при таких военачальниках, как Суворов очень немногие рисковали бы развязать войну против России. Нападают всегда на слабых. В этом смысле он был абсолютно прав, и деятельность его была в высшей степени гуманна.

Н. АСАДОВА: А состояние российской армии в эпоху Екатерины по отношению к европейским какое было?

Л. МАЦИХ: По отношению к турецкой – превосходящее. Они же разбили Турецкую империю на суше и на море. Они были шведов (я имею в виду войска Суворова), поляков, и с пруссаками он разбирался. И под конец жизни – он был уже пожилой и больной - он разбил даже молодого Наполеона. Правда, Наполеон лично этими войсками не командовал, но это были его блестящие генералы. Он совершил беспримерный переход, который вошел в учебники военного искусства всех стран, и ушел от окружения. И в конце концов разблокировал корпус Римского-Корсакова. За что он заслужил звание князя Италийского. Кстати, Наполеон его очень уважал, и многие принципы его – в отличие, кстати, от многих русских генералов потом – взял себе на вооружение. Например, Наполеон знал имена и фамилии всех солдат и офицеров своей гвардии. Этому он научился у Суворова. Суворов знал по имени большинство своих чудо-богатырей. И когда он спрашивал: «Ну, как, Петрович, батька-то жив еще?», представляете, какое это впечатление произвело на Петровича? Тот за ним бы шел – по отчеству назвал! - в огонь и воду.Многие другие чисто военные установления Суворова Наполеон, потом триумфатор, взял на вооружение себе.

Н. АСАДОВА: Здесь нас спрашивает Флюра из Казани: «А Кутузов? Был ли он масоном?» И сам себе отвечает: «Хотя, вряд ли».

Л. МАЦИХ: Флюра, вы зря не доверяете предчувствиям. Кутузов был еще и каким масоном! Кстати, по масонской линии Кутузов намного-намного Суворова превосходил. Мы до него еще дойдем. Вот подлинный расцвет масонства в эполетах – масонства в армии – он был как раз во время войны 1812 года, когда российские масоны внесли уникальный вклад в дело освобождения отечества от французского нашествия. Во времена Суворова Кутузов уже был масоном, но, естественно, он просто по возрасту не мог тогда равняться со своим великим командиром.

Н. АСАДОВА: Еще вопрос нам Тит прислал: «Была ли внутри масонства боевая организация, проводившая акции во благо своих идеалов?»

Л. МАЦИХ: Нет, не было никакой боевой организации.

Н. АСАДОВА: А сколько было масонов в армии во времена Екатерины?

Л. МАЦИХ: Никто же их не считал. Я думаю, не очень много. Вообще, всего масонов по подсчетам заслуживающих доверия историков Вернадского, Сиркова – Вернадский в начале века, Сирков наш современных, самый крупный из ныне существующих знатоков масонской темы – я думаю, в целом в екатерининские времена было 10-15 тысяч масонов на всю империю. Это очень мало, это горсть. Но это соль земли, как сказано в Евангелии. Это была лучшие сыны России, где бы они не служили – на государственной службе, были ли они профессорами , были ли они дипломатами или были военными. Но точной статистики тогда не велось. Во всяком случае нельзя было сказать, что была некая идеология масонская в армии. Нет, это скорее были спорадические такие случаи. И у масонов не было задачи распространить свои идеи. У них не было миссионерской задачи вообще, это им приписывают. Никакие боевые организации они, разумеется, никогда не содержали. Кстати, среди масонов в те времена случались отступники, которые даже и тайны их рассказывали (как же они становились известными?), но нет ни одного случая, когда бы этих отступников так жестоко карали как это, скажем, в масонской торжественной клятве обещается. Все живы были, слава богу, потому умирали своей смертью.

Н. АСАДОВА: Таня опять задает вам вопрос: «А все равно не понятно, как православный человек может быть принят в прусскую ложу, и еще и не одну?». Имеется в виду, что он в немецкой состоял и в шотландской. На какой основе все это объединялось?

Л. МАЦИХ: Масонство – не религиозная, не конфессиональная организация. И Таня, как, кстати, многие, смешивает масонство с религиозными конфессиями. У масонов не было никаких религиозных предпочтений. Скажем, братья в одной и той же ложе могли быть и православными, и католиками, и протестантами. Протестантами разных толков – лютеранами, баптистами, все прекрасно там сочеталось. Никакого противоречия тут не было. Среди российского масонства того времени были люди очень религиозные в православии. Например, упомянутый Гамалея. Были люди более равнодушные к этому. Были люди, настроенные совсем антирелигиозно, в духе Вольтера и Руссо. Во всяком случае, это никак не мешало им быть масонами. Таня зря отождествляет православие с масонством. Если человек православный, он не может креститься в католичество. Да, поскольку он нарушает правила единокрещения. А у масонов же не было такой присяги. Масоном мог – и сейчас может быть – человек любых политических убеждений, любого религиозного исповедания.

Н. АСАДОВА: Валерия усомнилась в том, что Александр Суворов был масоном. Она пишет, что не подтверждается фактами участие Суворова в ложах. А вот Федор Суворов состоял в ложе «Беллона».

Л. МАЦИХ: Федор Суворов, разумеется, состоял в ложе «Беллона». Но состоял и Александр Васильевич. Это как раз документами подтверждается. Можно почитать хотя бы книгу Бакунина или Осоргина, если уж не отсылать вас к архивным разысканиям. А это две художественные книги о российском масонстве, и там приводится полный перечень документов, неопровержимо подтверждающих, что, конечно, Александр Васильевич Суворов в масонстве состоял. Его масонство не было таким ярким, таким самоочевидным, как у Кутузова, о чем мы еще скажем. Но он, разумеется, был масоном, и он был масоном, более непродвигающимся по чинами и ерархии, проделывающим вот эту внутреннюю работу. Вот он, действительно, это осуществил – работу над диким камнем. Он себя сделал. Он был камнем неотшлифованным и грубым, а кем стал? Он же был хил, неказист, тщедушен, а переносил какие испытания! И по снегу босиком ходил. Его не хотели брать на военную службу, а он пробился и какую карьеру сделал? Не хотели принимать его установления воинские, а он доказал это и назвал это «наукой побеждать». То есть, он был человеком, полностью осуществившим в этом смысле масонский идеал – из неотшлифованного, грубого природного камня сделать великолепный отшлифованный камень, который ложится краеугольным камнем в основание ограды храма. Вот он так о себе, видимо, сам рассуждал.

Н. АСАДОВА: А есть какие-то архивные записи, переписка его с кем-нибудь, где он бы рассуждал на тему внутреннего развития своего…?

Л. МАЦИХ: На тему масонства? Нет. О масонстве он… он иные термины употреблял. Возможно, он хотел , как и везде, создать некую свою систему, а братьям это не нравилось. Это мои допущения. У него в переписке очень много о религиозности, о нравственности, о долге.

Н. АСАДОВА: А с какими масонами он состоял в переписке?

Л. МАЦИХ: Он читал письма Гамалею, он был близок к московскому кружку масонов. Но во-первых он физически не мог посещать все ложи – он все время был в походах. Его, 70-летнего старика, выдернул Павел, написав, что «…император вручает вам судьбу Австрии и Италии». Поэтому при такой жизни мог ли он быть исправным масоном? Мог ли он посещать собрания тех же лож? Переписка его тоже достаточно фрагментарна. Это все же на биваке, на барабане где-то, на каком-то деревянном крестьянском столе… Но то, что он писал, скажем, зятю своему Хвостову, знаменитому стихотворцу – Пушкин о нем писал уничижительно «Хвостов, любимец неба» - вся эта переписка свидетельствует о том, что он был очень-очень чувствителен к вещам нравственным и к той работе огромной внутренней, которую он над собой проделывал.

Н. АСАДОВА: У нас теперь есть немного времени для того, чтобы принять звонки. Телефон прямого эфира 363-36-59. Евгения задает вопрос на СМС: «Как братья-масоны могли убивать друг друга во время войн?» Евгения, если бы вы знали, как они друг друга убивали во время революций и гражданских войн!

Л. МАЦИХ: Увы! Братья убивают друг друга и кровные иной раз. В этом и ужас войны! «И брат пошед на брата», - сказано в Библии. Так, к сожалению, бывало, и боюсь вас огорчить, так может быть и в будущем.

Н. АСАДОВА: 363-36-59 телефон прямого эфира. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Это Сергей. Я не с самого начала слушал ваши передачи. У меня такой вопрос к вашему гостю. А для чего придание такой таинственности, вот эти наряды карнавальные у масонов, ритуалы?

Л. МАЦИХ: Ритуальная сторона ведь есть у любого культового действа. Зайдите в церковь католическую сейчас, на Рождество. Вы увидите целый театрализованный обряд. Зайдите в православную церковь, рождество не за горами – вы увидите мощное театрализованное действо, в таком греческо-византийском пышнейшем духе. И какие там будут наряды! Какие будут облачения! Какой будет дым – фимиам! А какая музыка будет! Как люди будут вместе исполнять какие-то согласованные действия – то креститься, то петь, то кланяться. Это вас не удивляет? То есть, любое служение требует некоторой ритуализированности. А разве в армии ритуал освящения знамен, освящения оружия…

Н. АСАДОВА: Ритуалы в церкви, они общедоступны…

Л. МАЦИХ: Они не общедоступны!

Н. АСАДОВА: Но любой человек может зайти в церковь.

Л. МАЦИХ: Да, может. Но он там ничего не поймет! На самом деле, Сергей, любое служение требует ритуализации определенной. Человек проявляется в ритуале. Другой вопрос: не всякий ритуал нам понятен. Но и от этого он не становится смешным и карнавальным . Ритуал великолепное изобретение, вырывающее человека из рутины будней.

Н. АСАДОВА: 363-36-59. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, это Владимир Алексеевич. Скажите, пожалуйста, вот я очень интересовался биографией Суворова, но, к сожалению, я ничего не мог найти, кроме очень слабой книги Раковской, его переписка. Ни в ЖЗЛ, нигде нет. Почему такое отношение? Что, опасно очень?

Л. МАЦИХ: Вопрос не в бровь, а в глаз. Я тоже не могу понять, кому на самом деле выгодна эта завеса секретности по поводу того, что масонов касается. Но о масонстве Суворова или Кутузова вы не найдете в советской, огромной историографии об этих двух великих людях практически никакого упоминания. На самом деле, тут валят с больной головы на здоровую. На самом деле, завесу секретности создавали не масоны - они с удовольствием рассказывали о своих прославленных братьях. А почему это скрывал Советский агитпроп или нынешние недобросовестные историки? Это надо им адресовать вопрос. Но в трехтомнике Петрушевского – поинтересуйтесь, раз вы знаток, это лучшее издание о жизни Суворова – там есть отрывки из переписки и там есть куски, которые вас заинтересуют.

Н. АСАДОВА: 363-36-59. Мы еще успеем принять несколько звонков. Алло, вы в прямом эфире! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос, который бы очень хотелось задать конкретно по Суворову. И вообще нашим известным людям Я понимаю, что существуют люди, ученые, которые этим занимаются… Приблизительная реалистичность, о которой вы сейчас говорите… Насколько правдива история Суворова , история его жизни, из того, что говорите вы и что есть в книгах?

Н. АСАДОВА: Вы сомневаетесь в том, что Суворов был масоном? Тому есть подтверждения документальные.

Л. МАЦИХ: Сергей вообще сомневается в том, насколько можно доверять нашим рассказам. Сергей, это вопрос к первоисточникам. Вопрос, какую книгу вы для себя сочтете авторитетной. Скажем, издания 19 века по одному писали. Начала 20 века, до большевиков – по-другому. Советская историография – по третьему. Нынешняя, после совдепии, - по четвертому. А иностранные исследования о Суворове… ведь огромная литература, особенно на французском языке – они еще как-то по-новому пишут. Поляки много писали о Суворове, не всегда дружественно. Поэтому, какую книгу вы возьмете, такая интерпретация и будет этой великой личности. Этот человек не может быть однозначно описан. Это же не персонаж картонный из телесериала. Это огромная , мощная личность. Поэтому разные книги, разных авторов его совершенно по-разному освещают. А кому вы поверите больше, какой Суворов будет больше ложиться на ваше внутреннее представление – это вопрос вашего выбора.

Н. АСАДОВА: Ну, и в конце передачи я хотела бы попросить вас расшифровать какой-нибудь очередной масонский символ. Например, есть у них какие-то воинственные символы?

Л. МАЦИХ: Воинственных нет. Воинственные были у тамплиеров, там был меч…

Н. АСАДОВА: Но когда их принимают, кстати говоря, в масоны, есть такой ритуал, когда к оголенной левой груди прислоняется…

Л. МАЦИХ: Приставляется шпага или меч? Да. Но это и все. На самом деле, среди масонских символов соотносительно к Суворову, я бы предпочел как раз не воинственные, а трудовые символы взять. Это ответ и уровень. То, что горизонтальную плоскость и вертикальную проверяет. Это объекты труда каменщика, но для масонской символики это означает отношения с ближним и это отношения с Богом. И для Суворова две эти ипостаси личности были исключительно важны, и он очень всегда стремился никогда не врать, быть одинаково ровным и с солдатом и с денщиком Прошкой, и с царедворцем, и с всевластным Потемкиным, и с самой государыней, и всегда стремился, чтобы его отношения с Богом были нелживыми, основанными на искренней любви, а не на рабском страхе. Мне кажется, для него вертикальный и горизонтальные вот эти отвесы – это самые подходящие символы. Он очень за этим следил. Это исключительно его замечательной жизни соответствует.

Н. АСАДОВА: Поскольку в нас передача предновогодняя, то мы сегодня всех наших гостей просим рассказать что-нибудь доброе и какие-нибудь напутствия дать нашим слушателям в будущем году.

Л. МАЦИХ: С удовольствием. Дорогие слушатели» Я вас от души поздравляю с наступающим Новым годом. И в духе нашей передачи я желаю вам, помимо, разумеется , здоровья, любви, успехов, денег и счастья, я желаю вам не бояться нового. Масонский дух именно в этом и проявляется. Чтобы в новом нового не бояться. Новый год будет с неизбежностью, не бойтесь нового в нем, идите навстречу новому, рискуйте, и это новое принесет вам новые ощущения, новые победы. Пусть даже иной раз и не стопроцентное, но зато это будет настоящая прелесть новизны. А тем людям, которые звонят нам с упорством, достойным лучшего применения, Я советую найти другое , новое занятие, дабы применять свои огромные достоинства не в этой фигне, на которую они растрачивают свою единственную жизнь, а в чем-нибудь ином. Это будет лучше и для них, и для нормальных слушателей «Эха».

Н. АСАДОВА: Которые чаще нам звонят…

Л. МАЦИХ: Безусловно. И звонят, и пишут очень хорошие вопросы, и за это им большое спасибо. А так я уверен, что Новый год будет лучше предыдущего, хотя бы потому, что он новый. Все новое лучше старого, и передача наша стартовала недавно, и это , мне кажется, очень хороший, удачный старт, во многом благодаря вам, наши дорогие слушатели. Давайте так и продолжать. Не будем бояться новизны, и я уверен, новое окажется гораздо лучше, чем мы иной раз о нем думаем.

Н. АСАДОВА: И нам тут на СМС тоже пришло масса вопросов, связанные и с современным масонством, и с архитектурой масонской в Москве и Петербурге. Мы обещаем в будущем году рассказывать все, что нам известно на эту тему. Мы закончили цикл про времена Екатерины Второй. Дальше у нас будет и Павел, который, кстати говоря, и сам был масоном. И дальше вплоть до наших дней мы будем рассказывать вам все по порядку. Ну, а первая передача в новом году, она по многочисленным просьбам будет о том, откуда есть и пошло масонство. Мы уже делали эту передачу, это будет повтор, потому что многие люди нас просили о том, чтобы мы еще раз об этом рассказали. Всего доброго! До свидания!

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего!

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/644722-echo/

Павел I - первый царственный масон (13.01.2010)

Н. АСАДОВА: 0 часов 10 минут в Москве. У микрофона Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонства Леонид Мацих. Здравствуйте!

Л. МАЦИХ: Добрый вечер!

Н. АСАДОВА: Можно сказать, что мы впервые в студии в новом году, и поэтому мы очень рады всех приветствовать и желаем счастья в новом году.

Л. МАЦИХ: Присоединяюсь к самым лучшим пожеланиям.

Н. АСАДОВА: Вернемся к нашему циклу о масонах. Мы уже закончили эпоху Екатерины Второй, и теперь мы расскажем о первом царственном масоне Павле Первом. Это очень неоднозначная фигура. Если о нем почитать, то такие разные мнения о нем… Одни говорят, что он был совершенно сумасшедшим человеком, который менял свои причудливые какие-то приказы каждый день. Другие, например, историк Ключевский, пишут о том, что Павел был первый противодворянский царь этой эпохи. Чувство порядка, дисциплины, равенства было руководящим побуждением в деятельности императора. Борьба с сословными привилегиями – его главная цель. То есть, они его рисуют совершенно идиотом, полным, который почти сгубил Россию. К этому все шло, и поэтому, собственно, его быстренько устранили. А другие поют ему песню как благородному рыцарю Мальтийского ордена и так далее. Что это был за человек, и каким образом он стал масоном?

Л. МАЦИХ: Во-первых, одно другому не противоречит. Он мог быть и рыцарем, и идиотом, что, кстати, вполне совместимо. Вообще говоря, искренность порывов, она ведь человеку ума не добавляет. И человек на троне в положении Павла, он должен, как мне кажется, меньше идти на поводу у своих порывов, какими бы прекрасными и светлыми они не были, а больше корректировать свои устремления с действительностью. Я думаю, Павел не был идиотом, и, по-моему, таковым его никто не описывает.

Император Павел I

А вот безумцем его объявляли при жизни, и потом шлейф такой славы дурной за ним тянется и по сей день. Но он давал повод для такого рода утверждений!. Поскольку многие его поступки, его воззрения, его абсолютно противоречивые, причудливые приказы, - они вполне могли быть сочтены безумными.

Н. АСАДОВА: Давайте, все по порядку. Начнем с того, что мать его – Екатерина Вторая – не любила своего ребенка и отдала его на воспитание, правда, к очень хорошему человеку, графу Никите Панину.

Александр I, Павел I, Екатерина II

Л. МАЦИХ: Вот, кстати, к данному вопросу, который вы задали раньше – как он стал масоном? Он еще не был формально масоном, поскольку он еще мал был, юн и дитя, но его воспитателями первыми были масоны – Панин, Куракин. И конечно, Никита Иванович Панин, который сыграл огромную роль в формировании личности будущего императора. Так ли она не любила его? Она опасалась его, поскольку, на самом деле, Павел оказался заложником тех обстоятельств, при которых его мать взяла престол. Ведь на самом деле престол полагался ему, и он об этом знал.

Н. АСАДОВА: Да, и когда он достиг совершеннолетия, мать ему не отдала престол. И сослала в Гатчину.

Л. МАЦИХ: Разумеется, нет. И чем более он взрослел, тем большую опасность для матери он представлял. В этом и ужас династического принципа! И он осознавал это. Поэтому она его любила, может быть, по-своему, по-матерински, но она его…

Н. АСАДОВА: Большинство историков пишут, что нет, не любила.

Л. МАЦИХ: Ну, не любила бы – нашлись бы возможности устранить, согласитесь. Любила по-своему. И он рос в окружении очень и очень неплохом. Она хотела дать ему образование самое хорошее, и он получил блестящее образование. Его дарования могли развиться, и они, действительно, развились. Он, кстати, был человеком очень хорошо образованным, он знал несколько языков…

Н. АСАДОВА: Вот, кстати говоря, еще одно противоречие. Потому что в одних книгах, исторических, пишут о том, что он был не даровит, скажем так, не очень-то у него было хорошее образование, а другие пишут, что он превосходно знал древнеславянский, русский, французский, немецкий языки, очень хорошо говорил и читал по-латыни.

Л. МАЦИХ: Вы сами видите, кто прав. Правы сторонники второй точки зрения. Человек, обладающий такими познаниями, понятно, он обладает хорошим образованием. Домашним, естественно, как все русские цари, да и большинство дворян того времени. Но он был образованным человеком, очень. В то время редко кто из европейских царей мог похвастаться таким образованием. Это, кстати, отмечали все те, кто с ним сталкивался – он путешествовать по Европе инкогнито как граф Северный, будучи еще цесаревичем, наследником престола, вместе со своей женой немецкой. И все отмечали и его воспитанность, и этикет, и широту кругозора, и остроумие, и хороший вкус в архитектуре, живописи, музыке. Это, кстати, привили ему масоны, которые были его воспитателями. Вот с этого момента мы можем отметить благотворное влияние на него масонского круга идей.

Н. АСАДОВА: А как вообще известный масон Панин стал его наставником? Ведь Екатерина, вспомним, впоследствии начала гонения на масонов.

Л. МАЦИХ: Это же было потом! Тут все надо рассматривать в некой хронологической последовательности. Когда Павел был еще юн, отношения Екатерины к масонству были самые благоприятные. И к Панину, кстати, она благоволила, и адресовала ему замечательную фразу: «На троне, граф Панин, друзей нет. Есть повелители и подданные». А вот как раз в масонстве этого и не было – там же было подлинное братство! Панин прививал цесаревичу Павлу верные взгляды, давал ему, действительно, самое лучшее на то время образование. Но, к сожалению, - или к счастью – так всегда и бывает, что формирует не только наставник, формирует и жизнь.

Никита Иванович Панин

А обстоятельства, с которыми Павел столкнулся в юности, в зрелости, они были очень неблагоприятные. Его недолюбливала мать и ненавидели все материнские фавориты. Он их ненавидел и боялся. Здоровенные мужики, грубые мужланы – они над ним смеялись, они подтрунивали, иной раз очень так по-жлобски, по-солдафонски, и мать всегда им это все прощала. Он рос в атмосфере насмешек, злобы, издевок, и, кроме того, его откровенно ни в грош не ставили. Его самолюбие, и прежде болезненное, оно приобрело патологический характер. И вот эта эмоциональная составляющая его жизни: зависть, желание отомстить, ненависть, – он пылал очень сильными чувствами! – вот эти все эмоции, они как бы переплавили то хорошее, что давала ему интеллектуальная часть его образования, к сожалению для него.

Н. АСАДОВА: И вот, кстати, Мария прислала нам очень странный вопрос. Она спрашивает нас об отношениях между масоном Баженовым и Павлом. И даже спрашивает, не состояли ли они в близких отношениях.

Л. МАЦИХ: Я не знаю, что Мария имеет в виду под «близкие». Романтических отношений не было между ними, ибо и тот, и другой были, слава богу, ориентации вполне традиционной. Женаты, кстати, были оба. Счастливо. И Баженов, и Павел. В этом плане он был человек безупречный. Но отношения между ними были близкие, как они могут быть между друзьями. Хотя с Павлом очень сложно было дружить, при его тяжелейшем характере – подозрительном, злобном, недоверчивом. Но Баженов пользовался его относительным расположением, и был его конфидентом, в каком-то смысле. Баженов, во-первых, нравился Павлу как художник и архитектор, как человек огромных замыслов – а у Павла были грандиозные замыслы, в этом смысле они совпадали душевно с Баженовым. А кроме того, Баженов соглашался даже выполнять роль книгоноши, если угодно, - из московского кружка масонов, розенкрейцеров и мартинистов привозил Павлу книги. В этом плане Баженов тоже на Павла влиял, не только как архитектор, но и как вольный каменщик.

Н. АСАДОВА: Давайте, сейчас послушаем портрет про Павла Первого, который написал Алексей Дурново. А дальше продолжим наш разговор о первом царственном масоне.

«Император Павел. Человек с добрыми намерениями и дурным характером. Так ли это на самом деле, сказать трудно, но дать оценку многим поступкам и решениям сына Екатерины Второй порой оказывается еще труднее. Впрочем, всему этому есть разумное объяснение. Ведь с самого детства юный император был отдален от родителей. К тому же, после свержения Петра Третьего и воцарения Екатерины, отношения мальчика с матерью резко ухудшились. Ведь она фактически узурпировала трон, принадлежавший ее сыну. В итоге – острый конфликт и резкое осуждение образа жизни императрицы со стороны наследника престола. А на деле, жизнь Павла с того момента напоминала путь корабля , сбившегося с курса и идущего рваными галсами. Юношу бросало то в одну крайность, то в другую. Единственное, что оставалось постоянным – это желание ввести в стране настоящее самодержавие, ограничить привилегии дворянства и установить строжайшую дисциплину в армии, хотя претворить эти планы в жизнь было почти невозможно. Впрочем, Павел это все-таки сделал, правда, в миниатюре . У себя в Гатчине он бесконечно муштровал несколько батальонов, отданных под его начало. При этом потенциальный самодержец отменил указ о престолонаследии Петра Первого и установил четкую систему перехода трона к наследнику. Все это не мешало молодому цесаревичу увлекаться масонством и покровительствовать тем из братьев, которые подверглись опале Павла бросало в крайности – он отменял барщину по праздникам, потом восстанавливал на коллегии, подобно Кольберу переплавлял дворцовые сервизы в монеты, перестраивал российскую армию по модели прусской, ссорился из-за этого с Суворовым, освобождал из заточения книгопечатника Николая Новикова, который не угодил государыне Екатерине, вступал в антифранцузскую коалицию, посылал того же Суворова в далекие заграничные походы, покровительствовал погибавшему Мальтийскому Ордену. Историки объясняют поступки Павла желанием поднять Россию, но мотивы императора все равно остаются загадкой. Вот, например, неясно, чем руководствовался государь, когда срывал чепчик с годовалого Александра Пушкина? Самому же Павлу его деятельность пользы не принесла, а конфликт с дворянством обернулся заговором, в результате которого император был убит».

Н. АСАДОВА: Это был портрет Павла Первого, написанный Алексеем Дурново. Вам есть, что добавить?

Л. МАЦИХ: Есть, да. Портрет неплох, он такой же немножко сумбурный, как и характер портретируемого. Во-первых, давайте последовательно.

Н. АСАДОВА: Постараемся, хотя в случае с Павлов это не так просто.

Л. МАЦИХ: Не так просто, но нужно постараться именно так. Павла преследовали еще и слухи о его незаконном рождении, что он бастард, что он не сын Петра Третьего, что он чей-то иной сын. Его это ранило просто бесконечно! И отсюда его болезненная тяга к титулам, скрупулезное соблюдение самых невероятных по сложности ритуалов, и отсюда его тяга к средневековым рыцарским , даже не ритуалам, а целым театрализованным действиям. Он видел себя рыцарем без страха и упрека вроде короля Артура. Не какому-то конкретному человеку он хотел подражать, а быть неким таким сказочным персонажем. Кроме этого, что можно добавить? Он начитался смолоду многих книг которые, может быть, ему читать при его характере и не следовало. Например, книгу князя Щербатого про путешествия в землю Афир. Афир – я напомню слушателям – это некая полумифическая земля, куда библейский царь Соломон посылал за драгоценностями гонцов, и они присылали ему оттуда золото, драгоценные камни и жемчуг. Так вот, книга Щербатого – это очередная утопия. Земля Афирская – это земля, где все живут прекрасно, там царство истинной справедливости.

Н. АСАДОВА: Кроме того, эта книжка очень напоминает устройство тоталитарного государства. Там, действительно, государство вмешивается во все сферы человеческой жизни.

Л. МАЦИХ: Это не тема нашего разговора, просто нужно понять: всякая утопия, она тоталитарна по своей природе, поскольку она претендует на то, чтобы устранить главные, фундаментальные противоречия, которые в человеческой природе, а значит, и в обществе, заложены. Вот утопия их снимает, и это с неизбежностью получается общество кастрированных таких индивидов, которые есть придаток ко всесильному государству. Книга Щербатого не была исключением.

Н. АСАДОВА: Некоторые считают, что Щербатов был масоном.

Л. МАЦИХ: Нет. Категорически он не был масоном! Более того, он был главой антимасонской партии. Его учениками были потом сильно повлиявшие на Александра Первого Шишков и Кикин. Из них потом выросли славянофилы. Тогда они еще так себя не называли, но они-то как раз идеализировали старину допетровскую, иконы, лапти, русский дух, квас… проклинали Запад, дома не говорили по-французски – а тогда это означало быть белой вороной. То есть, он масоном никак не был.

Н. АСАДОВА: Тем не менее, эта книжка очень повлияла на Павла, судя по всему. И у него завязалась очень обильная переписка с Паниным на эту тему.

Л. МАЦИХ: И с Паниным, и с Куракиным – с двумя его, так сказать, менторами. И он хотел путешествовать, и он все донимал матушку просьбами об этом. Наконец, она ему разрешила, уже после второй его женитьбы. И он хотел посмотреть, как живут люди за границами, действительно ли, там такой рай, а здесь такой ад. Оказалось, что нет, конечно.

Н. АСАДОВА: А кто ему об этом рассказывал?

Л. МАЦИХ: Были люди, которые его подобным образом настраивали. И были люди, которые всерьез говорили: перестань быть русским, и ты окажешь отечеству величайшую заслугу. И такие были. В Павле все было так перемешано… всякого жита по лопате, как говорил один из его современников о нем. Он, с одной стороны, был такой лютый западник, а, с другой стороны, ярый, говоря по-современному, националист и русофил. И все это в нем без всякой системы складывалось. То есть, он был не человек-сплав, а как бы человек, в котором постоянно идет некий доменный процесс, но всякие компоненты не складывались в некое единое целое.

Н. АСАДОВА: Вот кстати нас Евгений спрашивает: «Как мог православный царь стать магистром католического ордена?»

Л. МАЦИХ: Об этом мы еще скажем, хотя тоже вопрос не в бровь, а в глаз. Это тоже один из шагов, которые потом спровоцировали слухи о его безумии. Конечно, так поступать не следовало. Но если идти по линии его жизни, следует сказать, что путешествие за границу, которое он предпринял инкогнито под именем графа Северного вместе со свое молодой немецкой женой, это путешествие сильный на него наложило отпечаток. Его приняли при дворах, конечно, все знали, что это он инкогнито, кто он такой, что он цесаревич и будущий наследник русского престола. И он оставил очень благоприятное впечатление.

Н. АСАДОВА: Да, если почитать воспоминания, например, великого герцога Леопольда, который его сопровождал из Австрии во Флоренцию, он очень лестно о нем отзывается.

Л. МАЦИХ: Леопольд его ценил. Леопольд был австрийский герцог и как все австрийские царедворцы был очень искусен в дипломатии, но он его очень лестно характеризует. Безусловно. И Павел, когда вернулся, в нем эта жажда деятельности еще более вспыхнула. Он, кстати, встречался ведь с кумиром московских и питерских масонов во Франции – самим Сен-Мартеном.

Н. АСАДОВА: Мать его жены, его теща, была страстной поклонницей Сен-Мартена. И любое его изречение она воспринимала просто как…

Л. МАЦИХ: Истину в последней инстанции. Она была мартинистка, убежденнейшая, кстати. Он с мартинистами был знаком еще в Питере, и читал труды московских мартинистов.

Н. АСАДОВА: Куракин, кстати говоря, был посвящен в ложу…

Л. МАЦИХ: Куракин был убежденнейший мартинист, безусловно. Но тут в чем штука? На самого Павла, в отличие от тещи, учение и личность Сен-Мартена не могли произвести такого впечатления. Потому что Сен-Мартен был человек размышления, весь ход мысли Сен-Мартена был такой: все несчастья с людьми, с родом людским происходят потому, что люди отпали от бога. Вот эдемский грех первородный, изгнание из рая отдалило человека от божества, от источника мудрости, благодати и просветления. Мы, люди, двуногие, должны теперь эти дистанцию максимально сужать, то есть мы должны стремиться к воссоединению с благодатью. И идеалом Сен-Мартена была книга блаженного Августина «Жизнь созерцательная». А для Павла идеалом была жизнь активная, он был деятель. И он никак не мог эти благостные, кабинетные рассуждения Сен-Мартена о метафизике воспринять как руководство к действию.

Н. АСАДОВА: Ну, так каким же образом он вступил в Орден?

Л. МАЦИХ: Он вступил не в Орден, а в две ложи. Ни в один из Орденов он не был допущен, а в ложи да. Он вступил в первый раз в Вене, в 1782 году. Кстати, при содействии Леопольда, герцога, о котором вы упомянули. А в 1784-м…

Н. АСАДОВА: Леопольд тоже был масоном?

Л. МАЦИХ: Да, конечно! Леопольд тоже был масоном. Если бы Павел не был масонского духа, и ему московские и питерские масоны не дали бы рекомендательных писем, то, несмотря на все свое положение цесаревича, многими людьми он бы не был принят. И даже не был бы пущен на порог, например, Сен-Мартеном. Это, кстати, надо иметь в виду. И он был благодарен масонам за это. Но когда он вернулся в Россию, его в 1784-м году в русскую ложу посвятил Иван Перфирьевич Елагин. Для Елагина это было очень важно, поскольку он себя мнил начальником (в кавычках) российского масонства, чтобы цесаревич прошел посвящение именно у него. То есть, он член двух лож. И он никогда от масонства не отрекался, всегда его идеалами формально, декларативно дорожил. Но на практике масонская идея равенства, братства, хотя бы просто уважения к чужому мнению, была ему абсолютно чужда.

Н. АСАДОВА: Почему вы так говорите?

Л. МАЦИХ: А оттого, что он вырос таким деспотом. Может быть, если бы, как писал Юрий Тынянов, ему не дали бы развиться его сумасшедшим наклонностям, обуздали бы как-то, сделал бы это или парламент, или какой-нибудь сильный государь, когда он еще был цесаревичем, или советник, к которому он бы прислушивался, он бы, может быть, не распоясался.

Н. АСАДОВА: Но, тем не менее, если читать историков, того же Ключевского, или воспоминания некоторых его близких царедворцев, они говорили, что Павел все время упоминал, что для него самое главное – это законность.

Л. МАЦИХ: Как он понимал закон? Законом для него была только его воля.

Н. АСАДОВА: Закон должен быть превыше всего…

Л. МАЦИХ: Это правда, но это была только декларация. Это очень хорошо характеризует Павла как человека и как властителя. Как декларация звучит прекрасно, а что для него было законом? Исключительно только его воля в каждую конкретную секунду. Замечательная фраза, когда он обидел Панина, своего наставника, учителя, и, кстати, одного из представителей знатнейших фамилий в России, и когда ему об этом сказал шведский посол…

Н. АСАДОВА: Как он его обидел?

Л. МАЦИХ: Он назвал его дураком. Прилюдно! Чудовищное оскорбление! Чудовищное. И когда шведский посол, желая как-то сгладить неловкость, сказал: но ведь граф Панин значительная персона…, тот ему сказал: «Следует знать, что в России есть одна значительная персона – это я. Или тот человек, с которым я говорю и пока я с ним говорю». Какие тут требуются комментарии? Вот это его понимание закона, это его понимание равенства. Вот это возбудило к нему такую лютую ненависть со стороны самых разных людей, которые поначалу его реформы, в общем-то, поддерживали.

Н. АСАДОВА: То есть, он совершенно не соответствовал главным целям масонства? В частности, свобода, равенство, братство. Почему тогда его терпели в рядах масонов? Почему не исключили? И, вообще, есть ли такая практика?

Л. МАЦИХ: Практика исключения есть. Но, разумеется, для коронованных особ никакой закон, как мы знаем, не писан. Это все тоже декларации. Я не слышал, чтобы из масонских рядов исключали бы принцев крови, и тем более королей. Кроме того, масоны возлагали на него, - Павла – очень большие надежды.

Н. АСАДОВА: Хоть в чем-то они оправдались?

Л. МАЦИХ: Только в том, что он освободил те узников, которые несправедливо страдали за антимасонские гонения Катерины. Он выпустил Новикова из Шлиссельбурга, он вернул Радищева из ссылки, Лопухина, Куракина – он их всех вернул в светский оборот. Но на этом все и кончилось. Радищев, которому нравился Павел как освободитель, сказал о нем великолепную фразу: «Столетие безумно и мудро». Но мудрости там было куда меньше, чем безумия. Когда он унаследовал престол в 1796 году после смерти Екатерины, был взрыв ликования во всех сословиях. И все думали, что вот вместе одряхлевшего, сгнившего самовластия Екатерины сейчас придет молодой, бодрый, полный идей царь. Поддержка и кредит доверия у него были полные, но он это за исключительно короткое время сумел профукать. Абсолютно полностью! У него не было системы ни в мыслях, ни в чувствах, ни в действиях.

Н. АСАДОВА: А что-нибудь сделано для масонов того периода?

Л. МАЦИХ: Ну, я же сказал: он выпустил из тюрем достойных людей. И это неплохо. Кроме этого, практически ничего. Во-первых, при Екатерине действовал формальный запрет на действия лож, и масоны ушли в так называемое состояние «силанума», то есть добровольно налагаемого на себя молчания. И они формально при Павле так из него и не вышли. Хотя его наставниками продолжали быть масоны.

Н. АСАДОВА: Как раз спрашивают нас многие: почему прекратились отношения между Павлом и масонами? И было ли это как-то связано с его вступлением в Мальтийский орден?

Л. МАЦИХ: Это интересная история. Давайте, о ней в двух словах скажем. Во-первых, отношения не прекратились. И Лопухин, и Херасков, они писали ему оды, Херасков его сравнивал с царем Соломоном. Там есть дивный стишок по поводу восхождения Павла на престол: «Ты храмы истины поставишь, ты в храмах мудрость водворишь, ты мудрость уважать заставишь, понеже сам ее ты чтишь». Такие авансы – сравнивать Павла с Соломоном – они оказались ничем не подтвержденными. То есть очень быстро убедились люди, что у Павла нет системы и нет четкого плана, что собственно, он хочет переделать. Единственное, что им двигало, - сделать все наперекор тому, что говорила Екатерина. Екатерина говорила «черное», стало быть, он делал «белое», и наоборот. Да, по известной фразе из записных книжек Довлатова, «если Евтушенко против колхозов, то я за».Так как на уровне шутки это катит, а в смысле государственной политики, разумеется, нет.

Н. АСАДОВА: Я все-таки настаиваю на своем – как он попал в Мальтийский Орден?

Л. МАЦИХ: Они его сами предложили. Там была такая история Мальтийский орден на самом деле, называется не Мальтийский. Это Орден госпитальеров и полное его название «Досточтимый орден Святого Иоанна Иерусалимского». Он все время был в разных местах. Он был и в Иерусалиме еще в эпоху крестовых походов, потом он был на Родосе , на греческом острове, потом на Корфу, потом на Мальте. И вот в эту эпоху их резиденция была на Мальте в городе Лавалетта. Но судьба их складыалась печально, поскольку во Франции революция национализировала все имущество церкви, к каковому она отнесла и приорства, и командорства этих госпитальеров, и Орден остался без колоссального источника доходов. А потом флот Наполеона приплыл туда из Тулона, когда плыл в Египет, и взял Мальту без единого выстрела. А рыцарям приказано было в 72 часа остров оставить. Но они благоразумно боя не приняли и уехали. И они оказались рыцарями со славной историей, но без денег и без дома. И вот тут они обратили свой взор на Россию, но они не ожидали такого пылкого приема.

Н. АСАДОВА: Да, Павел даже для них построил в Гатчине дворец.

Гатчина, пригород Санкт-Петербурга

Л. МАЦИХ: Если бы только дворец! Дворец это отдельная песня, это одна строка в этой песне. Полная абсолютно безумных аккордов и строф, если уж в этой метафоре говорить. Он присоединил их к… вернее, всю Россию он присоединил к польскому приорству. Это же орден католический, а он православный государь! Они предложили ему должность гроссмейстера, самую высокую в ордене. Он ее принял. Православный, женатый, русский царь стал главой католического безбрачного ордена, куда по определению не допускаются светские владыки. Может быть больший абсурд? Но он на это пошел сознательно. Если бы это кто-то сочинил, то это не было бы принято, поскольку это совершенно нереально. Такого не может быть никогда! Но именно это и случилось в действительности.

Н. АСАДОВА: Кстати, о французской революции, которая лишила денег и дома мальтийских рыцарей. То есть, Павел был одновременно масоном и рыцарем Мальтийского ордена. При этом, как мы знаем, очень многие революционеры во Франции были масонами, которые этих мальтийских рыцарей и лишили дома. То есть, это такая мешанина, что просто представить невозможно!

Л. МАЦИХ: Давайте, наведем хоть какой-то порядок. Во-первых, мальтийские рыцари – на самом деле, госпитальеры , и их еще называют «иоаниты», потому что их патроном небесным выступал Иоанн Иерусалимский, - они в свое время, еще в раннем Средневековье, в эпоху крестовых походов были соперниками тамплиеров. А из тамплиеров потом, как мы помним, произошло масонство. Но вражды уже потом, в более поздние времена, между госпитальерами и тамплиерами не было. Они сотрудничали. Во-первых, нужно четко сказать – Мальтийский орден никакого отношения к масонам никогда не имел! И Мальтийский крест абсолютно никогда не являлся масонской эмблемой. Ни в малейшей степени! Павлу хотелось осуществить мечту своей юности – это классический случай «сбычи мечт» - он вдруг стал не просто рыцарем, а представителем древнейшего, достойнейшего и славнейшего рыцарского ордена в Европе!

Н. АСАДОВА: Да, и мы в нашей викторине спрашивали на сайте: почему Приоратский дворец в Гатчине был построен из земли?

Л. МАЦИХ: И что слушатели сказали?

Н. АСАДОВА: Ну, они в каком-то проценте правильно ответили… Но вы теперь ответьте правильно и поясните, почему.

Л. МАЦИХ: Он был построен из земли не из соображений экономии и не из каких-либо иных соображений, хотя это все тоже учитывалось, но это были соображения вторичные. Главный стимул – это то задание, которое Павел дал архитектору Львову. Это было подражание библейским образцам. Дело в том, что в книге «Исход» в 20 главе, как мы все помним, 24 и 25 стихи, и там Господь через Моисея, обращаясь к народу говорит: сделайте мне жертвенник из земли. А если будете – это следующий стих – делать его из камней, то нетесанных, чтобы железа не касалось. И Павлу в этом Приоратском дворце чудился , может быть, призрак будущего храма Соломона, который он хотел восстановить. Он предназначил этот дворец для рыцарей, но они, разумеется, там не жили.

Н. АСАДОВА: Да. И поскольку у нас передача-экскурсия, то мы решили еще вам рассказать также о Михайловском замке, который Павел для себя построил, поскольку не хотел жить в имениях своей матушки Екатерины Второй. Почему он именно таким образом построил Михайловский замок?

Л. МАЦИХ: Ну, во-первых, он все хотел делать по-своему, и он демонстративно не хотел жить в превосходнейших дворцах, которые были готовы для него. Например, в Зимнем. Кроме того, у него были свои представления об архитектуре. Проект Михайловского замка разработал Баженов, его любимец, а потом наблюдали два масонских архитектора Кемерон и Бренна, англичанин и итальянец. И это было такое вот уникальное сооружение, слепок представлений Павла о том, что такое должен быть его дворец, - некая смесь собора готического, рыцарского замка и королевского дворца конца 18 века. Кроме того, он панически боялся всех, абсолютно его съела мания преследования, и он приказал сделать это на рукотворном острове. Попасть туда можно было только через подъемные мосты, на которых стояли солдаты и были пушки. Это в центре собственной столицы!

Михайловский замок в Санкт-Петербурге

Н. АСАДОВА: Был подземный ход , какие-то «черные ходы», чтобы он, если что, мог сбежать.

Л. МАЦИХ: Мог спастись. Но когда наступил урочный час, то ничего это ему не помогло. И в этом дворце, который он так ждал и считал, что там он спрячется от всех невзгод, именно в нем его и убили. Это очень характерный и в высшей степени символический момент.

Н. АСАДОВА: Вы знаете, мы попросили наших питерских корреспондентов выйти поближе к Михайловскому дворцу и спросить прохожих, знают ли они, что кого строился Михайловский дворец.

«Михайловский замок – одна из главных достопримечательностей северной столицы, расположен, хоть и в центре, но далеко не в самом людном месте Петербурга. Поодаль от излюбленной туристами Дворцовой площади и от всегда многолюдного Невского проспекта, отгороженный от Марсова поля и Летнего сада Мойкой, а от остального города – Фонтанкой и наполненным водой рвом, или как его еще называют, Инженерный замок, стоит в гордом одиночестве, напоминая прохожим о времени правления императора Павла. По его указу замок и был построен в качестве новой императорской резиденции. Об этом вспомнили все участвующие в опросе жители Петербурга. И вообще, как оказалось, история этого сооружения хорошо всем знакома. Так, житель Петербурга Георгий, которого я отвлек от очередного снимка, рассказал следующее:

ГЕОРГИЙ: Императором Павлом Первым, как своя резиденция, был сооружен… года я сейчас не могу назвать. Знаю, что часть камня со строительства Исаакиевского собора пошла сюда.

На вопрос о главном событии, которое связано с историей Михайловского замка, Георгий ответил, что таких событий, как минимум, два, и они друг с другом, так или иначе, связаны.

ГЕОРГИЙ: Во-первых, что здесь Павел был убит. А второе, что при открытии непосредственно этого сооружения одна из юродивых нищенок, она по количеству букв на фасаде, по девизу, она предсказала, сколько лет Павлу останется править, и это сбылось.

Еще один участник опроса, петербуржец Александр Леонидович, также вспомнил об этой истории с предсказанием, но этим не ограничился.

АЛЕКСАНДР ЛЕОНИДОВИЧ: Замок построен Павлом Первым. Это основная причина в его взаимоотношениях с его матерью, Екатериной, что он не хотел жить в тех местах, где царствовала она, поэтому он предпочел свой замок. К тому же, у него к определенному возрасту стали проявляться определенные, наверное, все-таки психические отклонения, боязни. Поэтому он и выбрал такое место, которое окружено со всех сторон водой. Строил его в очень короткие сроки, очень рано в него заехал. И, к сожалению, буквально в еще не полностью отогревшемся замке его и убили.

Также Александр Леонидович отметил, что всегда, когда смотрит на Михайловский замок, вспоминает о том, что Павел был главой Мальтийского рыцарского ордена. Ему об этом напоминают мальтийские элементы декора. Его тезка, еще один опрошенный петербуржец Александр, вспомнил, как этот замок получил второе свое название – Инженерный.

АЛЕКСАНДР: Во-первых, он был построен для себя, на месте бывшего Зимнего дворца Екатерины Второй. После того, как его убили, здесь были квартиры еще челяди, потом разместилось Инженерное училище. Его закончил, если мне не изменяет память, Достоевский и генерал Карбышев.

Прогуливающаяся вместе с подругой поблизости от Михайловского замка Нина Николаевна, которая представилась как петербурженка в третьем поколении, также уверенно ответила на все вопросы.

НИНА НИКОЛАЕВНА: Конечно, для Павла Первого. Строился несколько лет, а прожил он там, по-моему, только три месяца, где был и убит. Знаю о том, что он каждый день менял спальни – он знал про заговор – но, тем не менее, настигли его Орловы. Ну, и вот так его судьба закончилась.

А убили императора, по словам Нины Николаевны, ударом чернильницы по голове. Справедливости ради отмечу, что есть версии, по которым удар был нанесен табакеркой или эфесом шпаги. Но на фоне подробных, в большинстве своем верных, ответов участников опроса, такие мелочи, наверное, и не важны».

Н. АСАДОВА: Это была питерская улица, скажем так. У нас очень много вопросов. И вот Марина прислала тоже такой вопрос: «Не участвовали ли масоны в убийстве Павла?»

Л. МАЦИХ: Участвовали, разумеется. Масоны не могли не участвовать, поскольку тогда 90 процентов российского дворянства состояло в той или иной масонской ложе. Но утверждения некоторых очень недобросовестных историков о том, что это был заговор масонский, это, разумеется, чушь и бред! Кстати, главные вдохновители, душа и мозг заговора, Леонтий Беникса и Петр Пален, они как раз масонами не были. Тут такая штука... Пока были живы масонские покровители Павла – канцлер Безбородко и генералиссимус Суворов – его не трогали. Они не давали на это добро, в том числе, и по соображениям, что цареубийство это ужасное преступление, и потому что на брата нельзя поднимать руку. Суворов однозначно был в курсе, потому что Николай Зубов, который этой самой табакеркой убил Павла, он же был зятем Суворова. Суворов точно все знал. А ему, Суворову, достаточно было пальцем пошевелить, и его чудо-богатыри разнесли бы, естественно, ненавидимого ими тирана просто на клочки. Но пока Суворов был жив – хотя у него была лютая распря в этот момент с Павлом! – он добра не давал. А масоны участвовали, разумеется, в покушении на Павла, и многие после этого были удалены, кстати, Александром, а некоторые, наоборот, получили повышение. Но заговор против Павла - это дворянский заговор, в котором масонская составляющая как таковая, она, наоборот, защищала Павла от ненавистников.

Н. АСАДОВА: А вот нам Алексей из Ярославля пишет: «Правда ли, что Павел совместно с Францией планировал английскую экспедицию в Индию? Что и было основной причиной его убийства».

Л. МАЦИХ: Это не основная причина убийства, но это, разумеется, тоже сыграло свою роль. Павел же был человек крайне непоследовательный! То он Суворова вернул из опалы, из ссылки и послал в итальянский поход. А Ушакова – в Средиземное море воевать с французами. Блестяще закончился поход и на море, и на суше, и результаты его Павел полностью сознательно профукал. Его ненависть к Франции сменилась пламенной любовью, Наполеона он стал обожать и вместе с ним планировать войну против Англии. Для России это всегда безумие. Всегда, когда Россия конфликтует с Англией – исторически это доказано – это всегда оборачивается для нее очень большими неприятностями. Так и тогда. Он, торопясь впереди паровоза, говоря по-современному, даже снарядил реальную экспедицию от Донского казачества и кавалерийского корпуса в Индию через Туркестан. Там они чуть не вымерзли, но, к счастью, он помер, и успели эти войска вернуть назад. Вот так он торопился вместе с Наполеоном задушить Англию, с которой еще год назад состоял в теснейших отношениях и вместе с ней воевал с Наполеоном. Вот таков был Павел.

Н. АСАДОВА: А что его заставило так быстро поменяться?

Л. МАЦИХ: Наполеон столкнулся с очень сильной русской армией на суше, и с флотом на море, и понял, что с Россией лучше не связываться, пока он не окреп. И он вместе со своим министром иностранных дел, хитрейшим дипломатом всех времен Шарлем Морисом Талейраном подумали, как можно импульсивную натуру Павла использовать. И придумали. Павел был очень падок на жесты, и особенно на все рыцарственное. А у Наполеона находились в резерве, так сказать, русские пленные из корпуса генерала Римского-Корсакова. Там одних офицеров шесть тысяч было в плену, не считая нижних чинов. И он их всех вернул! Он им пошил мундиры за свой счет, он вернул им оружие, он дал им деньги, подорожные. Павла этот жест настолько тронул, что он золотую табакерку с портретом Наполеона, – с барышнями так поступают, да? – он воспринял, как самый дорогой подарок, и Наполеон моментально в одночасье стал его другом и союзником. То есть, сердцевед Наполеон и хитрющий Талейран моментально обратили свое поражение в победу, не выстрелив ни разу, не пролив крови.

Н. АСАДОВА: Еще один вопрос. Мы знаем о том, что французскую революцию делали многие масоны. И Екатерина Вторая с опаской стала относиться к своим местным масонам, русским, после этого. А на Павла как это повлияло?

Л. МАЦИХ: Видите ли, во-первых, не очень корректно утверждение, что революцию делали масоны. Масоны были и в лагере революционеров, в том числе, самых лютых – якобинцев, были среди умеренных и были среди контрреволюционеров. Об этом всегда нужно помнить. Революция не дело рук масонов! Это абсурд. На Павла это произвело удручающее впечатление. Он же равенство любил только декларативно. А когда он с этим столкнулся, он провозгласил самое лютое Неравенство! И все, что было связано с революционной Францией, внушало ему ужас и отвращение, вплоть до диких каких-то мелочей. Он запретил круглые шляпы якобы революционные, пряжки на сапогах, запретил жилеты, запретил одежду французского покроя. Закрыл частные типографии, которые тогда выпускали 90 процентов книг, кстати, ввоз книг из-за границы, включая ноты… - вот до такого идиотизма он дошел…

Н. АСАДОВА: Как человек, на которого влияли масоны, мог запретить ввоз книг?

Л. МАЦИХ: Человек, на которого влияли масоны, мог тоже сойти с ума. Ибо масонское влияние не делает человека не умнее, не здоровее в психиатрическом плане. Об этом нужно помнить. К сожалению, Павла развратило византийское холуйство и холопство, которое царило при русском дворе. Если бы он столкнулся с жесткой системой сдерживания, с человеком, который сказал бы ему «нет», а тем более, с группой людей, он не стал бы таким отвратительным деспотом, каким он стал.

Н. АСАДОВА: Кстати, интересный эпизод, когда фаворит Екатерины, такой огромный человек как граф Орлов, который, по воспоминаниям, своим кулаком мог разможжить череп как фисташку, который насмехался над юным Павлом… К когда Павел воцарился, он вот это сумасшедшее свое предприятие предпринял, когда перезахоронил прах своего убиенного отца рядом с прахом своей матери и

Л. МАЦИХ: …он устроил свадьбу…

Н. АСАДОВА: Да, да, и заставил графа Орлова нести корону Петра перед прахом своей матери…

Л. МАЦИХ: Корону Петра, опираясь на слухи, что Алексей Орлов убил Петра.

Н. АСАДОВА: … и он так дрожал и это сделал.

Л. МАЦИХ: И он это сделал. Это, кстати, тоже очень хорошо характеризует. Ведь непобедимый воин, огромный мужик, человек, который ничего не боялся… а вот как он струсил. Что такое принцип власти? Это было испытание. Если бы Орлов повел себя по-иному, если бы дворянство заступилось за Орлова, если бы хоть кто-то сказал слово недовольства…_ Павел в дальнейшем никогда бы так себя не вел. Он почувствовал вкус крови, почувствовал полную волю свою… Это, к сожалению, его и сгубило

Если бы он столкнулся хоть с какой-то оппозицией… Но, к сожалению, не было. И он окружил себя полными блюдолизами, людьми типа Аракчеева, типа Кутайсова, который из брадобреев стал графом. Это же о Кутайсове сказал Суворов своему денщику Прошке: смотри Прошка, завтра графом станешь. То есть, он абсолютно масонскую идею выдвижения по заслугам, воздавание должного, он полностью ее отодвинул. И его произвол, его сиюминутное настроение стало главным в том, как совершались карьеры, или рушились репутации, или даже люди лишались жизни во время его правления.

Н. АСАДОВА: Давайте, подведем немножечко итог нашей сегодняшней передачи. А потом я еще задам вам несколько вопросов, которые пришли к нам в интернете.

Л. МАЦИХ: Итог такой. У Павла были все шансы стать одним из величайших преобразователей России. Он же поставил памятник Петру – «Прадеду от правнука». Он мог стать великим продолжателем. Как писали, кстати, масоны… Лопухин Иван Владимирович писал ему: «А ты, Павел, ветвь Петрова». Но он не оправдал этих надежд. И худшие черты его характера, его подозрительность, его мстительность, злобность, его ненависть, его деспотизм, они, к сожалению, получили полную волю при византийских нравах сгнившего царского двора. И именно это, в конце концов, погубило и его преобразования, и все, даже благие, намерения, которыми он был полон поначалу. И в конце концов , сгубило его самого. То есть, прав Пушкин в том смысле, что и в просвещенное время могут появляться Калигулы. И еще более прав Тынянов: нельзя сумасшедшим давать устраивать сумасшедшее царствование. Вот этот вот урок необходимо всем защитникам монархии и самодержавия – которые не переводятся – этот урок необходимо хорошо усвоить.

Н. АСАДОВА: Хорошо было бы. Вопрос такой, с подковыркой, от предпринимателя из Волгограда. «Ваша информация противоречит очень многим другим источникам, которые вы называете «вымыслами». А насколько достоверны ваши сведения? Может быть, вы в эфире, потому что «они» вас послали?» У нас, на самом деле, очень много вопросов, где нас спрашивают, состоим ли мы с вами в масонских ложах.

Л. МАЦИХ: Ну, мы же уже отвечали. Я не состою…

Н. АСАДОВА: Я тоже.

Л. МАЦИХ: Наргиз – тем более. Хотя о Наргиз они могут пожалеть, а я для них едва ли большая потеря. Нет, я не состою ни в одной масонской ложе. Никто меня не посылал. Как я могу это доказать? Расписаться в этом кровью? Я этого делать не собираюсь. Мои источники я все могу назвать. Кстати, и этому человеку, который задает этот вопрос, и всем остальным, я напоминаю: мы ведь выложили в блогах целую кучу литературы. И там есть и объективные исследования, есть исследования, так сказать, апологетические, защищающие масонство, и есть исследования антимасонские. Я ни одно из них «вымыслом» не называл. Я просто говорил о том, что к части из них я отношусь с недоверием. А ваше дело, как взрослых, разумных людей, выбирать – какому кругу источников вы относитесь с доверием, а к какому нет. Но, во всяком случае, объективные историки, на которых я ссылался – Вернадский, Пыпин, Серков, Сахаров – это тот круг источников, на которые я, в основном, и опираюсь.

Н. АСАДОВА: Очень многие, кто присылают нам вопросы, сравнивают почему-то масонов… и связывают масонов с иллюминатами. В частности, вот такой вопрос: «В США вышел труд человека, который вышел из люминатов, и он описывает все эти преступления сатанистов в США. Очень много».

Л. МАЦИХ: У нас времени мало, давайте, разберемся в этой… стряпне. Значит, по сатанистов можно много рассказывать, но все это не имеет к масонам никакого отношения! Я уже много раз говорил – масоны не верят в дьявола, и дьявол, вера в него – это один из главных врагов масонского мировоззрения. Поскольку вера в дьявола лишает человека способности брать на себя ответственность за собственную жизнь – всегда кто-то виноват. Про сатанистов я не знаю, по-моему, это, в основном, выдумки. Что касается люминатов… Это было такое реальное движение. Иллюминаты никогда не состояли в масонах. Был такой Адам …(неразб) немец, который смолоду был иезуитом, потом с ними порвал, основал иллюминатский Орден и многих туда привлек своим красноречием, пылом и харизмой. Они были людьми радикальных убеждений. Никак они масонов не могли под себя подмять, поскольку Орден иллюминатов был распущен почти сразу после революции. Иллюминатов с масонами стал отождествлять упомянутый уже нами Августен де Брюэль, который выдумал вот эту вот всю систему масонских заговоров и приписал масонам единоличное авторство Французской революции и всех чинимых в тот момент зверств. На самом деле, связи между ними не было. И ни одну из масонских лож иллюминаты никогда под себя подмять не могли, хотя бы потому, что масоны от них очень быстро отмежевались. У них были абсолютно разные цели! Иллюминаты были иезуитами наоборот, то есть, они руководствовались иезуитским знаменитым девизом «Цель оправдывает средства». Ни одна из масонских лож никогда подобным образом не рассуждала! Между иллюминатами и масонами никогда не могло быть ничего общего.

Н. АСАДОВА: Так что, не задавайте нам больше этих вопросов. Будем считать, что мы на ваши вопросы ответили. Здесь нам Елена из Санкт-Петербурга пишет: «Ведь ничего же у нас не изменилось с тех пор!»

Л. МАЦИХ: Многое изменилось, Леночка, не переживайте.

Н. АСАДОВА: Многое изменилось, но с точки зрения законности, наверное, закон так и не стал главенствующим.

Л. МАЦИХ: Закон не стал… не изменились какие-то главные, основные , ментальные константы бытия. Но они меняются очень медленно. Кстати говоря, один из уроков общения с масонами, масонским наследием – не надо торопиться. Нетерпение – это есть великий грех и соблазн. А следует, чтобы все созрело. 9 месяцев – и рождается здоровый ребенок, а иначе будет недоношенный. Вероятно, пока еще не созрело время для того, чтобы определенные ментальные сдвиги наступили.

Н. АСАДОВА: И здесь еще нас спрашивают: «В предыдущих передачах вы упоминали, что перевод «не убий» как одна из заповедей, переведен на русский язык неправильно». Я думаю, что сегодня мы уже точно не успеем ответить на этот вопрос. Но вы скажите, когда же вы расскажете, как правильно переводится эта заповедь?

Л. МАЦИХ: как только очаровательная Наргиз меня об этом попросит. Обещаю вам, уважаемые слушатели.

Н. АСАДОВА: А я слушателям обещаю спросить в следующей же передаче, которая будет на следующей неделе, в ночь со вторника на среду. Слушайте нашу передачу «Братья». С вами были Наргиз Асадова и Леонид Мацих. Спасибо всем! До свидания!

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего!

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/648166-echo/

Масонская символика при Павле I (20.01.2010)

Н. АСАДОВА: 0 часов 10 минут в Москве. В эфире передача «Братья». У микрофона Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонов Леонид Мацих. Здравствуйте!

Император Павел I в короне и мантии

Л. МАЦИХ: Добрый вечер!

Н. АСАДОВА: Я сразу же зачитаю сообщение, которое нам пришло по интернету, чтобы вас похвалить и подбодрить. Это пишет Марк, инженер из Бишкека: «Огромное спасибо за передачу. Каждый вторник просыпаюсь в 3 часа ночи и с огромным интересом вас слушаю. Подскажите, где можно найти библейские исследования «Сборник научных статей о библии», научным редактором которого является Леонид Мацих. И посовейтуйте, какие еще книги можно прочитать по исследованию библии».

Л. МАЦИХ: Марк, спасибо вам большое. Книжка, которую вы упомянули, она, наверное, уже стала редкостью библиографической. Но есть несколько, видимо, экземпляров по знакомым, у букинистов. Либо я договорюсь с людьми с «Эха Москвы», может быть, они вам экземплярчик вышлют из, так сказать, закромов. А что касается литературы о библии вообще – она необозрима и колоссальна! Она огромна абсолютно, поэтому тут нужно четко выбирать, о каком аспекте библейском вы хотите прочитать. Но если бы я начал перечислять даже базовые моменты библиографии, то у нас бы это заняло четыре таких передачи. Вы можете зайти на сайт какой-нибудь библейских исследований и найти там литературу на любой вкус.

Н. АСАДОВА: Теперь поговорим о сегодняшней теме. А тема у нас такая: «Масонская символика при Павле Первом». Я сразу же объявлю телефон для СМС, если у вас какие-то вопросы будут, реплики по поводу нашей сегодняшней темы, мы можете прислать их по телефону + 7 985 970 4545. Почему мы решили об этом заговорить? Потому что, безусловно, символики очень много в масонстве, и мы об этом много раз говорили. Конечно, же, при Павле была та же символика, что и всегда у масонов…

Л. МАЦИХ: Безусловно.

Н. АСАДОВА: А важно, что Павел Первый был первым царственным масоном, и безусловно, он очень способствовал тому, чтобы в каких-то монументальных произведениях искусства, архитектуры, в каких-то строениях, которые возводились при нем, эта символика масонская присутствовала в изобилии. В чем мы сегодня и убедимся. И, наверное, начнем мы с того, что воплощением масонских идеалов этого времени был, конечно же, Андрей Никифорович Воронихин, кстати, человек, который из семьи крестьян крепостных стал величайшим русским архитектором.

Андрей Никифорович Воронихин

Л. МАЦИХ: Не только архитектором. Он стал умницей, эрудитом, властителем дум. Был великим, как сейчас бы сказали, искусствоведом, теоретиком искусств. Вообще, в этом смысле, действительно, вы абсолютно правы - он осуществил масонский идеал. Одни говорят, что он был внебрачный сын графа Строганова, другие говорят, нет, он просто крепостной, но крепостной точно. И он сделал великолепнейшую карьеру восхождения не только по карьерной, но и по интеллектуальной, по духовной леснице.

Н. АСАДОВА: И начнем, наверное, мы с того, что послушаем портрет, написанный Алексеем Дурново, чтобы понять, что же нам известно об этом человеке.

А. ДУРНОВО: «Сейчас трудно себе представить, что Казанский собор в Петербурге спроектировал и построил не кто иной, как бывший крепостной крестьянин Андрей Никифорович Воронихин. Этот художник и архитектор прошел путь, который мало кому удавалось проделать в царской России. Дорогу из села Усолье к свободе, мировой славе и относительному богатству можно объяснить лишь стечением очень удачных для Воронихина обстоятельств. Посудите сами: родился на Урале крепостным. Едва ли можно позавидовать судьбе молодого крестьянина, который обречен всю жизнь быть рабом у помещика, а помещик может быть добрым, может быть злым, но судьба живого человека будет зависеть целиком от его придурей и настроений. Однако Воронихину повезло – его барином был граф Александр Строганов, бывший президент Петербургской Академии художеств. И это сыграло в жизни будущего архитектора очень важную роль. У мальчика быстро обнаружился редкий талант к изобразительным искусствам. Однако сколько таких одаренных мальчиков из крепостных семей вынуждены были закопать в землю свой талант. Но дар Воронихина заметили и отправили его учиться к местному иконописцу. А позднее, чуть ли не лично Строганов послал мальчика в Москву, где Воронихина обучали Баженов и Казаков. И, в общем, 26 лет от роду талантливый юный художник был отпущен на свободу. Для многих крепостных это великая мечта, которая крайне редко сбывается, а если и сбывается, то только к старости. Да и судьбы крестьян, получивших вольную, как правило, бывали трагичны, потому что не знали они, что с этой волей делать. И становились они оттого либо вольными пьяницами, либо вольными разбойниками. И лишь немногим удавалось построить себе нормальную самостоятельную жизнь. Воронихину удалось. Занимался он сперва, в основном, отделкой строгановских дач, поместий и особняков.

Рисунок А. Н. Воронихина. «Вид Строгановской дачи». 1797 год. Русский музей. Санкт-Петербург

Строганов, кстати, не забыл своего бывшего крепостного. Именно он принес императору Павлу воронихинский проект Казанского собора в Петербурге. И этот проект понравился государю больше, чем идеи многих иностранных архитекторов. Казанский собор Воронихин строил 10 лет. В 1811-м храм был освящен, а его создатель остался жить в Петербурге, где и умер три года спустя».

Могила Андрея Никифоровича Воронихина

Н. АСАДОВА: Вот такой вот портрет Воронихина.

Л. МАЦИХ: Очень неплохой. Единственное, в чем я бы поспорил с Алексеем Дурново, это насчет благоприятного стечения обстоятельств. То есть, речь идет о везении. А вот Александр Васильевич Суворов, о котором мы говорили пару передач назад, он в эти случаях говорил: «Все везенье да везенье. Помилуй Бог! А когда ж уменье?» Уменье было выдающееся у мальчика, и это обеспечило ему вхождение во все те сферы, которые он последовательно прошел. Кроме того, у него были, конечно, необычные покровители. Граф Строганов был совершенно уникальная фигура…

Н. АСАДОВА: Был ли он масоном?

Л. МАЦИХ: Строганов, разумеется, был масоном. Причем, он состоял в двух ложах. Но помимо того, что он был масоном формальным, он очень глубоко и искренне масонские идеалы разделял. И при нем его огромному количеству крепостных жилось гораздо лучше, чем при иных хозяевах. Кроме того, он отдал его в обучение к самым лучшим живописцам и архитекторам того времени. Ну, и Баженов и Казаков, разумеется, они были масонами оба, и они привили Воронихину не просто архитектурный навык, – сколь угодно прекрасный – но они воспитали в нем целостное мировоззрение. Именно это позволило ему стать великим зодчим.

Н. АСАДОВА: Как случилось так, что Воронихин стал тоже масоном? В каком городе его принимали в масонство?

Л. МАЦИХ: Его приняли в Москве. Он был в ложе «Трех добродетелей», потом он вступил в ложу «Скромность», потом он путешествовал с сыном Строганова Павлом «по европам», как тогда говорили. Там, по-видимому, и свел знакомства с иностранными масонами. Говорят, что вступил даже в некое революционное общество на манер якобинских. Но, по молодости кто не был революционером? Потом они вернулись оба. Он состоял в нескольких ложах. Дело в том, что Воронихин от природы обладал… даже не столько талантом, сколько гениальной способностью схватывать мироздание в целом. В нем было что-то от Ломоносова. Он такой подлинной народный талант! И он идеально соответствовал грандиозным замыслам Павла, поскольку Павел себя мыслил не просто царем, а объединителем Европы, Демиургом, посланцем Бога, то ему нужен был адекватный исполнитель. Воронихин на эту роль идеально подходил.

Н. АСАДОВА: Но, прежде, чем воплощать идеи Павла Первого, он строил дачи и дворцы для своего хозяина Строганова. И вот если посмотреть на Строгановский дворец, на оформление его убранства внутреннего, то можно отметить несколько интересных моментов. В частности, обои…

Граф Александр Сергеевич Строганов

Строгановский дворец в Санкт-Петербурге

Л. МАЦИХ: Шпалеры, как тогда говорили. Вы имеете в виду Строгановский дворец в Петербурге рядом с Казанским собором?

Н. АСАДОВА: Да-да.

Л. МАЦИХ: Это отнюдь не дача, заметьте. Это огромный дворец, которым каждый из нас мог бы гордиться.

Н. АСАДОВА: Да, так вот. Там очень интересная роспись.

Роспись в Строгановском дворце (Санкт-Петербург)

Там идет ряд мифологических фигур, начиная от Адама , Евы, какой-то охотник и так далее.. заканчивая двумя скрещенными ключами и гранатовым цветком. Вот если можете, объясните символику этого рисунка.

Л. МАЦИХ: Ну, да. Это система восхождения по степеням духовного посвящения, ступени того, что называлось «перфекционизм». То есть, возможность для человека обрести при жизни слияния с божеством, добиться духовного идеала. Что касается того рисунка, на который вы обратили внимание как на самый приметный… два скрещенных ключа и цветок, цветок граната, такой ярко-алый, они, на самом деле, два рая. Это два символа рая в двух великих религиозных традициях. Два ключа – это рай христианский. А гранатовый цветок, знаменитый гранатовый сад из «Песни песней» - это рай иудейский. То есть, человек, который это все замысливал и исполнял, был не только великолепный рисовальщик и живописей, он был еще великий эрудит, теолог, и умел воплотить умозрения в красках. Это была подлинная картина восхождения человеческой души от первобытной дикости – Адам, охотник, сеятель и так далее – до высочайших вершин слияния с абсолютом. Обретение рая. Вот такая там символика непростая! Он вообще был мастер зашифровывать послания. В это плане он был…

Н. АСАДОВА: Кстати, его была его инициатива? Или это был заказ Строганова того же? Он же тоже был масоном.

Л. МАЦИХ: Я думаю, это был заказ Строганова. Но и заказ был адресован, - так же как в случае с заказом на Казанский собор – заказ был адресован правильному человеку, человеку, который мог адекватно великую идею воплотить. Я думаю, что ни Павел, ни, возможно, Строганов не проговаривали всего до конца, они говорили как бы вообще… «Вот мне бы хотелось, Андрюша…», а уж Воронихин знал, как это все облечь в краски, облечь в камень и придать этому идеальную законченную форму.

Казанский собор в Санкт-Петербурге

Н. АСАДОВА: Кстати, Строганов… много ли он крестьян отпустил?

Л. МАЦИХ: Нет, он отпустил немного. Тогда это было очень, так сказать, не принято. Это было, скорее, исключением, чем правилом. И я думаю, он не отпустил бы и этого, если бы он не был его внебрачным сыном. То есть, тут не нужно преувеличивать его филантропический замах. Но Строганов относился в целом к крестьянам лучше, чем остальные. Личность Воронихина интересна тем, что он из простых, но он, кстати, никогда о своей народной предыстории - так же как и Ломоносов – никогда не вспоминал.

Н. АСАДОВА: Кстати, на портретах он тоже изображен как очень благородный дворянин.

Л. МАЦИХ: Ну, во первых, это был стиль того времени. И кроме того, он приобрел все черты дворянина той эпохи. Он не только в Москве и Петербурге, он и в Париже смотрелся на равных, стал совершенным европейцем, галантным, с шиком, с блеском, говорил на языках, умел танцевать…

Н. АСАДОВА: Нас Ирина спрашивает: «Получается, что в основном, в зодчестве масоны представлены в Петербурге и Москве. В других городах было?» Еще из Твери Сергей нас спрашивает: «Представлены ли какие-то масонские здания или с масонской символикой здания в Твери?»

Л. МАЦИХ: О Твери не могу вам ничего сказать, поскольку в Твери я никогда не был. Но, думаю, что если и есть, то немного. А где есть? В Риге. В портовых городах. Масоны, они же, в основном, приезжали из-за рубежа, На первом этапе это были англичане, голландцы, немцы. Поэтому в Риге, Питере это неудивительно. Ну, Москва это вторая столица. Кое-что есть в Киеве. Насчет других городов… не очень-то. Правда, в Симбирске есть … был, не знаю, есть ли сейчас…

Н. АСАДОВА: В Одессе.

Л. МАЦИХ: В Одессе, да, поскольку это тоже порт. В Симбирске была некая такая руина масонского храма. Баженов строил и в Костроме, и в небольших городках, в Рязанской, Липецкой, Костромской губерниях… Но я не знаю, живо ли это сейчас, и не удивлюсь, если это все сейчас полностью разрушено. Но под Питером, например, в Павловске, в Гатчине есть сооружения, которые уцелели до сих пор. Например, в Гатчине есть превосходный образец такой символики, именно при Павле расцветшей – такая беседка. У нее тройное название – храм, павильон орла или полукруглый павильон. Там сложнейшая символика, множество символов и сочетаний, показывающих, что Павел, еще будучи цесаревичем, очень серьезно масонские воспринимал. И, кстати, когда он поручил на месте, где была церковь, в которой он венчался, построить новый храм, который стал Казанским собором, он же ведь не просто очередной храм в Питере хотел построить – он хотел построить грандиозное сооружение.

Н. АСАДОВА: Давайте, об этом сейчас поговорим. Во-первых, каким образом Воронихин получил этот заказ, и почему он выиграл у таких знаменитых и именитых архитекторов, западных, того времени?

Л. МАЦИХ: Да, он выиграл у Кваренги и Тома-де-Томона. Я не хочу вас огорчать, но мне кажется, что если бы спонсором проекта не был бы Строганов, и он бы не был главным ходатаем, Воронихин мог бы и не победить. Хотя, как мы видим по воплощению его проект очень и очень впечатляющий!

Н. АСАДОВА: Как он идеи Павла… В чем, во-первых, идея была? А во-вторых, как он ее воплотил и воплотил ли до конца?

Л. МАЦИХ: Не до конца, к сожалению, но воплотил очень во многом. А идея была такова. У Павла были замысли только грандиозные! Он мнил себя, как уже сказал, чуть ли не посланцем божиим. Он хотел не много, не мало – объединить католицизм и православие. У него была сантименты католицизма, он говорил «я сердцем католик». Он не питал больших чувств к православию, он больше на обрядовом уровне был православным. И когда его приняли в гроссмейстеры Мальтийского ордена, он впервые в истории русских царей заказал парадный портрет, где он был изображен с короной. Это была корона гроссмейстера Мальтийского ордена.

Н. АСАДОВА: А как же портрет Екатерины в короне? То есть, это был первый из царственных мужчин, который был в короне изображен?

Л. МАЦИХ: Да, И ни до, ни после никто в короне больше не был. Эта корона не русского самодержца, это корона Мальтийского Ионитского ордена. И подбитая горностаем мантия, и корона, и вид его там, и определенные регалии, которые на нем, в том числе огромный Мальтийский крест, они несут совершенно определенные послания. Это человек, которому суждено воплотить вековые чаяния Европы – объединить Восток и Запад, православие и католицизм. Он хотел построить на дорогом для него месте, в Питере, храм, который напоминал бы Собор Святого Петра в Риме, но превосходил бы его. И, самое главное, не утверждал бы только мощь католичества или, скажем, только крепость православия, но объединял бы их. Вот для воплощения такого гигантского замысла требовался гений, и Воронихин этому замыслу соответствовал.

Н. АСАДОВА: Кстати, мы на сайте перед нашей передачей, как всегда задавали вопрос в рамках нашей викторины. Вопрос звучал таким образом: «Какой храм, по замыслу архитектора, должен был напоминать Казанский собор?» Как вы уже поняли, Собор Петра в Риме. И правильно довольно многие ответили. Кстати, возрастной состав радует. Самому молодому 22, самому старшему – 46 лет. И пять человек, которые правильно ответили на вопрос в интернете, получают аудиокнигу о Петре Первом.

Л. МАЦИХ: Здорово! Ну, это достаточно известный факт, что напоминает Казанский собор именно Храм Святого Петра.

Собор Святого Петра в Риме

Там несколько задач одновременно решил Воронихин. Во-первых, он развернул колоннаду к Невскому проспекту, потому что данная часть в любом православном храме – и вообще, в любом христианском – должна быть на востоке. А он придумал эту колоннаду. Колоннад должно было быть две. И они должны были символизировать прежде разлученные, а теперь соединившиеся две части христианского мира – православие и католичество. И храм с самого начала замышлялся как церковь, где могут молиться , не испытывая никаких проблем, и православные , и католики. И умышленно этому храму приданы черты и православной церкви, и католического собора.

Н. АСАДОВА: Замечательный вопрос от Марии пришел: «Понимали ли современники – не масоны – масонскую символику?»

Л. МАЦИХ: Я думаю, точно так же как сейчас, Мария, кто-то понимал, кто-то нет. Видите ли, какая штука – нет символов, специфически масонских, кроме, может быть, нескольких. Есть нагрузка смысловая, наполнение, которым та или иная доктрина символы наполняет. Скажем, на фронтоне Казанского собора красуется лучезарная Дельта – око в треугольнике. Это ведь знак очень древний, но будучи помещен на фронтон Казанского собора, он, безусловно, свидетельствует о том, что масоны испрашивали у господа благословения для своего грандиозного начинания – объединения православия с католицизмом. 96 колонн, которые…

Н. АСАДОВА: Да, что это значит? Цифра, наверняка, имеет какое-то символическое значение.

Л. МАЦИХ: Безусловно! Их можно было меньше, конечно, построить. 96 – это как раз в ответ на вопрос Марии – все ли понимали, почему их столько? Я думаю, нет, не все. 96 по гематрии – это есть такая в Каббале наука о числовом значении букв – обозначаютс буквами еврейского алфавита….. Получается вместе «цав». Слово «цав» на иврите означает «повели, прикажи». Так называется одна из глав Книги левит. Что значит «повели»? Повели господь соединиться прежде разъединенному христианству. Повели государь наш, гроссмейстер Мальтийского ордена Павел, ветвь Петрова, повели сделать, чтобы эти чаяния сбылись. Вот понимали все эту символику? Не думаю.

Н. АСАДОВА: А также говоря, в соборе можно видеть во множестве мальтийские кресты.

Л. МАЦИХ: Конечно. Кстати говоря, при Павле Мальтийский крест вошел в российский герб, - знаменитый двуглавый орел – и вообще стал атрибутом многих российских храмов. Кроме того, в казанском соборе сама манера росписи, она, скорее, католическая, чем православная. Там нет фресок, нет по византийскому канону исполненных живописных изображений, а там все изображения живописные выполнены в технике мастеров итальянского Возрождения, очень привычной для католиков.

Н. АСАДОВА: А это работы Воронихина, или он нанимал…?

Л. МАЦИХ: Нет, это его общий замысел. Он не мог…

Н. АСАДОВА: Он тоже писал картины.

Л. МАЦИХ: Писал, конечно. Но он, во-первых, понимал, что не может обладать универсальным мастерством. Как всякий гений, он знал границы своего дарования. Это делали другие люди. Но сама идея была его. И идея именно в этом и выражалась. То есть, этот храм, он специально стилизован под Собор Святого Петра, но не повторяет его. И две эти колоннады со всеми этими хитрыми зашифрованными посланиями, они вот именно такой – по современному говоря – месседж должны были нести.

Н. АСАДОВА: Тут Петр меня спрашивает: «Что означают ваши масонские покашливания? Это знаки для посвященных?» Знаете… Дело в том, что я просто простудилась. Как говорит Леонид Александрович, я кашляю, как чахоточная девушка в последнюю весну.

Л. МАЦИХ: Леонид Александрович сроду такого не говорил…

Н. АСАДОВА: Так же, как в католическом соборе, например, - чего нет никогда в православных соборах – там есть скульптуры. Правильно?

Л. МАЦИХ: Да. Там есть скуптуры. В принципе, по православному канону скульптуры не допускаются. Никаких картин, кстати, не должно быть… А у этого собора есть скульптуры - каждый, я думаю, из наших слушателей бывал хоть раз в Казанском соборе – скульптуры громадные украшают вход в собор. В этом соборе для человека, который захочет в него вглядеться, там очень много разнообразных таких вот посланий, именно в масонском духе. Ну, и, кроме того, это именно приглашение для осуществления вековых мечтаний – соединить православие с католичеством. Этот замысел не осуществился, как, кстати, не построил и вторую колоннаду Воронихин. У масонов ведь были замыслы почти все грандиозные. Часть из них осуществилась, часть – нет. Вот Баженов не сумел отреставрировать Кремль, и слава богу! А вот что Воронихин не закончил Казанский собор в точности по своим соображениям, может быть, об этом стоит сожалеть.

Н. АСАДОВА: Вот мы и подошли к таким интересным вопросам, которые нам постоянно задают из передачи в передачу разные слушатели, - об отношении масонов и церкви, и масонов и религии. Это, на самом деле, разные вопросы. Давайте, начнем, наверное, об отношениях масонов и церкви. Подчеркиваю – тех масонов, того времени, времен Павла Первого.

Л. МАЦИХ: Если говорить о церкви, то нужно тоже разделить. Отношение масонов с католической церковью были одни, с протестантской – другие. А с православной – третьи. Поскольку в России господствующая религия была, как и сейчас есть, православие, то надо, в основном, видимо, анализировать эти отношения. Что надо иметь в виду? Православие никогда не представляло из себя чего-то единого! Это всегда было достаточно рыхлый, аморфный конгломерат суждений, мнений, личностей. И эти личности были очень разные. Например, в те времена – расцвета екатерининского масонства – был епископ Амвросий в Москве, московский митрополит, человек более чем ограниченный по способностям. Не знаю как уж там насчет благочестия, но по уму и по интеллекту… мягко говоря, слабый. А был Платон Лёвшин, умница, эрудит, человек исключительного образования, тонкости ума и духа. Вот вам, пожалуйста! И тот, и другой представляли православие, были иерархами. Но, разумеется, они по-разному смотрели на масонов и на вклад масонов в русскую культуру. Поэтому нельзя говорить о какой-то единой позиции православия. Каждый иерарх, каждая школа православная – иной раз даже епископы… смотрели на это по-разному. В целом, отношения были не очень хорошие. Мы говорим всерьез? Я так понимаю, что для любого человека разговор о церкви, о религии, о боге – это очень серьезный разговор. Тогда, давайте, оставим за рамками серьезного разговора всякую стряпню и бред насчет того, что масоны знались с дьяволом, их ритуалы включали в себя поклонение сатане и так далее – это все мы отметаем. Этого, разумеется, быть никогда не могло. Но по поводу церкви в русском народе и до масонов, и уж, конечно, в конце 18 века, накопилось довольно много претензий и раздражения. Семен Полоцкий писал еще во времена Алексея Михайловича, еще до всяких масонов, о том, что «увы, бесчиние благ чин погубися. И на его множестве сердцем развратися». Вот вам, пожалуйста. В чем обвиняли церковь, и не только масоны? В пьянстве, в коррупции, во взяточничестве, в лицемерии. Но у масонов была еще одна претензия – им не нравилось такое определенное невежество среди части православного духовенства - мы не говорим обо всех, о части - и глухота к истинным полетам духа. Они не могли говорить с церковными людьми на одном языке. Поэтому некоторые и масонов адресовали такие гневные памфлеты духовенству, особенно монахам. Шварц этим отличался, Гамалея - Шварц и Гамалея были такие суровые аскеты – Лабзин, основатель ложи «Умирающего сфинкса». Кстати для этой ложи написал «Коль славен наш господь в Сионе». Другие помягче высказывались. Новиков, который был человек терпимый и всех хотел примирить, он никого не упрекал особо. Но, в общем, к церкви было отношение как к структуре, которая на самом деле лишняя – она мешает человеку без посредников общаться с богом. Следует понять – масоны никогда не были атеистами, масоны были, в то время, людьми, поголовно религиозными, и часть из них были очень, истово верующие.

Н. АСАДОВА: Вот я хочу, кстати, заметить и напомнить, что в «Книге установлений», составленной в 1723 году Джеймсом Андерсеном – мы делали про него передачу, это, можно сказать, основоположник масонской конституции – было записано буквально следующее: «Масон не должен быть ни глупым атеистом, ни безрелигиозным вольдодумцем, и должен поддерживать гражданские власти». И действительно, даже при вступлении в ложи человек…

Л. МАЦИХ: … давал определенную присягу. Она содержала именно такие утверждения. Поэтому масоны никогда не были атеистами, и они как раз именно искали общения с богом, но не через посредство церкви, а напрямую. И многие из них были настроены очень-очень мистически. Другие, может быть, более равнодушно относились к религии. Но, если говорить об отношениях с церковью, эти отношения были прохладные. У масонов было то, что называется «внецерковная религиозность. Им церковь как учреждение, как институция ничем не помогала, а зачастую только мешала.

Н. АСАДОВА: Но они очень многие были подкованными теологами.

Л. МАЦИХ: Не все! Не надо преувеличивать. Воронихин был, Новиков, Шварц – многие из наших героев были, а некоторые, как, например, Елагин или Лопухин хотели таковыми быть и прилагали к этому значительные усилия. Им очень хотелось познать истину. А истину, разумеется, искали на основе теологии. Но какой? Претензии православной церкви на то, что вся истина в православии явлена, эту претензию они, например, отметали. Им не нравилось утверждение, что латинские земли – земли нечистые, только православие спасает душу…

Н. АСАДОВА: А, кстати говоря, вот католическая церковь… каково их было отношение?

Л. МАЦИХ: Лучше, Поскольку они видели в католическом духовенстве во множестве людей ученых, образованных, тонких. На Западе было явление, которого не было в России – была религиозная философия. Это их очень привлекало! Была разработаннейшая сложная, громадная система, объясняющая место религиозных позиций. Была теология и философия. И к этому моменту насчитывалось уже несколько сот лет этим трудам. Ничего этого в России, разумеется, не было, и быть не могло. Поэтому их отношение к католичеству, и особенно, к самым ученым аббатам – Грегуару, Сан-Мартену – оно, конечно, было гораздо лучше, чем к православным иерархам. Это не говорит о том, что они были католиками, но они ценили образованность и они ценили возможность говорить на одном языке. С православием как с религией, как с доктриной, они не могли говорить на одном языке, поскольку в России тогда даже не сложился понятийный аппарат «религиозная философия». Благодаря масонам он потом и сложится. Благодаря переводам западных масонов, благодаря трудам, скажем, русских мистиков. Но тогда, в павловскую эпоху, этого не было. Поэтому они на разных языках говорили. Они говорили как бы об одном и том же, но в разных плоскостях лежали их категории.

Н. АСАДОВА: И уже ради справедливости расскажите об их отношении к протестантству.

Л. МАЦИХ: К протестантству наиболее благоприятно они относились. Потому что протестантство – самая такая терпимая из конфессий, допускает максимальную степень свободы. В протестантстве нет духовенства как прослойки, а, например, у баптистов есть пресвитер – проповедник, которого выбирают из среды верующих. Это им очень нравилось. То есть, там такой дух свободы и такой подлинной, в античном понимании, демократии. Это их в протестантстве очень привлекало. Кроме того, трудолюбие, И еще одна вещь, которую протестанты заимствовали у своих учителей, которые были очень близки к учению Каббалы – человек сам ответственен за свои поступки. Ты сам творец своей судьбы. То есть, ты на бога-то надейся, а сам очень не плошай. Протестанты в этом смысле очень пересмотрели христианскую доктрину, и там, где православие и католицизм говорят: молись и надейся на божью благодать и на спасение, протестантизм предлагает брать быка за рога и самому менять свою судьбу.

Н. АСАДОВА: И отношение к богатству тоже другое.

Л. МАЦИХ: И к труду, прежде всего. К труду, богатству, тому, следует ли человеку добиваться успеха в жизни – очень фундаментальные вещи.

Н. АСАДОВА: А вы заговорили о Каббале, и вот у нас в связи с этим есть вопрос в интернете из Волгограда: «А нет ли противоречия в том, что многие масоны придерживаются христианства и учения Каббалы одновременно? И в чем суть учения Каббалы?»

Л. МАЦИХ: Ой, это вопрос очень сложный! Ну, вкратце если… Каббала не религия, Каббала – доктрина, то есть учение. То есть, человек может быть и католиком, и протестантом , и православным, и нерелигиозным человеком и быть приверженцем Каббалы. Каббала – это доктрина, объясняющая мир. Если очень коротко, суть учения Каббалы вот в чем. Всякому человеку следует понять, в чем его миссия и предназначение в мире в рамках общей задачи всего человечества. А эта общая задача это ….. что в переводе с иврита означает «улучшение мира». Человек по Каббале должен стать соратником творца и вместе с ним активно переделывать мир. Вот эта идея очень масонам понравилась, и эта идея внесла, опосредовано, через масонство огромный вклад в формирование западной цивилизации как типа.

Н. АСАДОВА: То есть, сочетание Каббалы и христианства возможно только в рамках масонства, получается?

Л. МАЦИХ: наверное, нет. Скажем, Владимир Сергеевич Соловьев, такой был великий русский философ, может быть, один из виднейших русских философов, он был приверженцем Каббалы и был православным человеком. Но это уже, конечно, в более терпимые просвещенные времена, это конец 19 – начало 20 века. То есть, можно вполне быть и православным и каббалистом, это никого не должно смущать, нет противоречия. А масоны не секта, а Каббала не религия. Масоны – это общественное движение, которое оставляет за своими членами возможность свободно выбирать любую религию. А Каббала – это доктрина. Она ближе к науке, чем к религии.

Н. АСАДОВА: У нас вопрос пришел на СМС: «Были при Павле масоны евреи?» То есть, принимали ли евреев в масонские ложи в России.

Л. МАЦИХ: За все время до конца 19 века приняли двух евреев в Кенигсберге, мы даже о них упоминали. Это был настолько из ряда вон выходящий случай, что о нем во всех анналах записано.

Н. АСАДОВА: Кстати, их имена упоминаются в книге Вернадского про масонство екатерининской эпохи.

Л. МАЦИХ: Они были этнические евреи, но не иудеи по вероисповеданию. Нет, не принимали. Положение евреев в те времена было в России довольно скверным. Черта оседлости возникла потом, но были другие возможности притеснения. Ни о каком равенстве в этом смысле речь не шла. Нет, евреев не было.

Н. АСАДОВА: Вот нас еще спрашивает Виталий из Тулы: «Какие символы изобрели, а не заимствовали масоны?» Есть у них эксклюзивные символы?

Л. МАЦИХ: Да, это те символы, которые связаны в Италии с ремеслом каменщика – мастерок, молоток, резец, циркуль и угольник. Но - они, во-первых, возвели эти бытовые предметы в ранг символов и наполнили их совершенно иным смыслом. Вот это эксклюзивная масонская символика, ее нет ни у какого другого учения. В отличие, скажем, от пятиконечной звезды или Лучезарной Дельты, шестиугольной звезды, треугольника и всего прочего, это есть в иных доктринах. Просто масоны по иному это осмысляют.

Н. АСАДОВА: Кстати говоря, о нашей любимой Лучезарной Дельте – треугольнике с глазом в середине – на Соборе Казанском, на фронтоне огромный этот символ изображен.

Л. МАЦИХ: Да. Это означает, что масоны испрашивали у бога благословения. «Да взглянет господь благосклонно на наши деяния». Обычные грандиозные деяния, и масоны им предпосылали такие вот испрашивания благословения у небесных сил.

Н. АСАДОВА: И раз уж мы говорим об отношениях масонов и религии, масонов и церкви, то вот вопрос, на который вы нам уже давным-давно обещали ответить. И вот нас просто засыпали этими смс-ками. В частности, Дмитрий из Санкт-Петербурга вас спрашивает: «Вы обещали рассказать, что же значит «не убий». Я напомню, что Леонид Александрович как-то сказал, что перевод неправильный источника – Ветхого Завета, и «не убий», заповедь так звучит по-русски, на самом деле неправильный перевод. А какой правильный?

Л. МАЦИХ: Во-первых, перевод неверный, потому что он не с оригинала, не с иврита, а с греческого. В синодальном переводе, который, в принципе, очень неплох, много такого рода неточностей. Они обусловлены тем, что это перевод с перевода. Что касается заповеди «не убий», тоже кратенько скажу. В языке иврит – и в нынешнем, и в библейском – есть такая форма грамматическая… ее нет в русском языке, но есть, например, в английском, - отрицательный императив. You do not - не делай того-то, не совершай того-то. И поскольку заповеди по-русски переведены как «НЕ» - не прилюбодействуй, не убивай, не кради – то мы должны были предположить бы, что там стоит такая форма, на иврите она звучит «аль» - «не делай того-то». Но там нет такого «аль», а стоит «лё», что означает в правильном переводе: «да не совершишь ты того-то». То есть, там, во-первых, не запрет, а увещевание – это колоссально меняет всю картину! Это не запрет, а увещевание, а это говорит о том, что бог в иных категориях говорит с людьми. Кроме того, заповедь «не убий» не содержит запрета на убийство вообще. Она говорит… по-русски, к сожалению, нет такого количества синонимов этого термина, но условно можно перевести так: «не совершай криминального убийства, не убивай из ревности, по пьянке, из жадности, из зависти». Вот в криминальном смысле «не убивай». Но нет запрета убивать в армии, или убивать, скажем, для людей, которые служат стражниками, сейчас полицейскими. Нет запрета убивать грабителя, или убийцу, или насильника – таких запретов нет. Это было бы бессмысленно! Если бы заповедь «не убий» понималась так, как это, к сожалению, неправильно понимают многие – как полный запрет на убийство – не было бы в библии дальше указания на то, что вот таких-то отступников следует таким-то образом убить, так-то казнить. Это было бы либо глупостью, либо лицемерием. Можно наказывать смертью, библия ничего против этого не имеет. И воевать, разумеется, можно, поскольку это горькая необходимость. А нельзя убивать в криминальном смысле, в смысле того, что карается Уголовным кодексом. Такие-то дела. И это подтверждается грамматически. Любой человек, который знает библейский иврит, вам это подтвердит.

Н. АСАДОВА: «Участвовали ли в убийстве Павла масоны? И Панин, и братья Зубовы похожи на масонов», - задает вопрос Борис из Ярославля.

Л. МАЦИХ: Мы уже говорили в прошлый раз - Петр Алексеевич не был масоном, Леонтий Пениксен, который помогал Палену, тоже не был масоном. Ни Платон, ни Николай Зубовы масонами не были. Но масоном был граф Яшин, например. Масоном был Воронцов, вдохновитель заговора. Масоном был Панин, который очень способствовал тому, чтобы с Павлом расправились. Панина и Воронцова, разумеется, во дворце не было. Поэтому, да, масоны участвовали, но главные осуществители заговора – Панин и Бениксен, а также Зубовы масонами не были.

Н. АСАДОВА: А вот еще вопрос от Евгения: «А как при Павле масоны относились к исламу? К буддизму? К индуизму?»

Л. МАЦИХ: Ну, бог с вами! Какой индуизм, буддизм? Они о нем, я думаю, и не знали. Отношение тогда к Индии и Китаю было как к странам, безнадежно отставшим, как к очень далекой варварской периферии. Что касается ислама, то с ним боролись. Было ощущение единства христианской цивилизации, которая вся вместе борется с «безбожными бусурманами», с Османской Портой и воюет за то, чтобы Стамбул опять стал Константинополем, и там вместо полумесяца воссиял бы крест. Вот так относились к исламу – вполне нетерпимо. Была война, о чем многие забывают, и русские с турками воевали на протяжении более чем 150 лет. С переменным успехом, а потом все с большим успехом русских. Это сейчас ислам все время твердит о терпимости, тогда он так не говорил.

Н. АСАДОВА: Прекрасный вопрос от Сергея из Санкт-Петербурга: «Экуменисты имеют масонские корни?» Ведь мы говорили как раз о Казанском соборе, как о соборе, который был призван объединить православие и католицизм.

Л. МАЦИХ: Экуменисты, я думаю, складываются из разных людей. Я даже частично с какими-то экуменистами был знаком, участвовал в их конференциях. Мне кажется, экуменистическая идея глубоко утопическая. Я не верю в объединение религий, даже в объединение , скажем, христианский деноминаций в одну. Слияние протестантизма, католицизма и православия – я даже в это не верю. Я давно живу на свете и могу быть скептиком. А насчет объединения всех в едином братском поцелуе – это, мне кажется, прекрасная утопия и иллюзия. Какая-то часть из экуменистов, вероятно, имеет масонские – как он говорит? – корни, то есть, разделяет масонские идеалы. А большинство, я думаю, нет.

Н. АСАДОВА: Мария восклицает: «Выходит, масоны были цветом интеллигенции! Есть ли масоны сейчас?»

Л. МАЦИХ: Масоны были… я бы чуть-чуть переформулировал, Мария, вашу очень хорошую формулировку. Масоны были цветом нации. Безусловно, вы абсолютно правы. И в России, и в большинстве стран, где масоны всегда стремились рекрутировать в свои ряды самых лучших сынов этого народа - буде это Германия, Англия, Франция или Россия. Тогда и понятия этого – интеллигенция – не было, оно сложилось позже, лет через 60 после Павла. Но масоны были цветом нации, дворянства, офицерства, цветом интеллектуальной и духовной элиты. Вот так вполне можно сказать.

Н. АСАДОВА: Нам человек, подписавшийся именем Закир, прислал следующее послание: «Почему в передачу не пригласили, кроме историка масонства, самого масона? Думаю, при желании он мог бы рассказать много интересного. Не спорные истории возникновения масонства, а его чисто внешние атрибуты, методы работы и т.д. Не о фасаде масонства, открытом только для нас, профанов мирян, а о внутреннем, изотерическом масонстве».

Л. МАЦИХ: Я не думаю, уважаемый Закир, что масон мог бы вам рассказать о внутреннем изотерическом, хотя бы потому, что вы и есть профан, если я правильно понимаю. Как и большинство наших слушателей. То есть, профаны – это те, кто в масонстве не состоят. Я не вижу, с какого перепуга кто-нибудь из масонов стал бы рассказывать публичным профанам об изотерическом, то есть, по определению скрытом, тайном, сокровенном знании. Что касается пригласить масона… может быть, это и неплохая идея.

Н. АСАДОВА: Мы не исключаем этого. Но когда мы дойдем до современного масонства, мы обязательно вам расскажем. Вообще, цикл передач «Братья», передачи про масонов, у нас запланирован где-то до лета, и мы идем в строго хронологическом порядке…

Л. МАЦИХ: Это любой человек заметил, который учился хоть в какой-нибудь школе.

Н. АСАДОВА: И который прослушал хотя бы две подряд наши передачи. Так вот, спрашивают: расскажите про Сперанского, расскажите про Кутузова…

Л. МАЦИХ: И про Кутузова, и про Сперанского расскажем обязательно. Что касается … пару слов еще по поводу вопроса Закира, поскольку такие вопросы часто раздаются. Не всегда человек, находящийся изнутри течения или движения, может адекватно о нем рассказать. Известно, что ихтиолог не должен быть рыбой, и орнитолог не должен быть птицей. Иной раз взгляд извне гораздо ценнее взгляда изнутри. Поэтому я не претендую – отнюдь! - на то, что я знаю о масонстве больше, чем братья-масоны, но во всяком случае я могу быть свободнее их в рассуждениях, хотя бы потому, что я не связан обязательствами.

Н. АСАДОВА: Таня спрашивает: «Масонство уникальная организация или есть аналоги?»

Л. МАЦИХ: В чем-то, безусловно, уникальная. Во-первых, это синтез изотерических традиций с глубокой древности до наших дней. Во-вторых, это сознательная попытка собрать в свое учение все лучшие компоненты других учений. Кроме того, масонство принципиально интернационально, космополитично, что очень здорово!

Н. АСАДОВА: Как я понимаю, туда принимают и людей, проповедующих ислам…

Л. МАЦИХ: Проповедующих – нет!

Н. АСАДОВА: Придерживающихся. Мусульман, короче.

Л. МАЦИХ: Сейчас принимают, безусловно. Сейчас масоны типично такая глобалистская организация. Тогда, в те времена, когда не было и следа нынешней терпимости, масоны выполняли роль такого… если хотите, исторического ледокола. То есть, они взрывали вот этот лед недоверия между народами, между культурами, между цивилизациями. В этом плане их роль в истории вообще, и российской, в частности, она поистине уникальна.

Н. АСАДОВА: Еще вопрос по поводу символов: « Является ли масонским символом пеликан, кормящий собственной кровью своих птенцов? И что он означает?» - это Петр из Саратова.

Л. МАЦИХ: Пеликан – это исключительно масонский символ, но масоны, как и многие другие символы, и пеликана тоже, конечно, использовали. Пеликан, кормящий собственной кровью и сердцем своих птенцов, означает величайшую степень родительского или учительского самопожертвования ради детей или учеников. Вот именно это он и обозначает. Иногда даже пеликана изображали похожим на орла, чтобы придать этому жертвенному подвигу такое царское величие. У масонов в символике есть и такого рода пеликан.

Н. АСАДОВА: Очень много опять нам пришло смс, но, наверное, мы подведем сейчас итог наше передачи, такое резюме в конце.

Л. МАЦИХ: Резюме будет таково. При Павле были грандиозные замыслы, но ввиду краткости его царствования они, конечно, не осуществились – меньше 5 лет. За это время он довольно много успел. Конечно, замысел объединить католицизм и православие абсолютно утопичен, но он показывает, во всяком случае, величие этого человека, каким бы безумным он не казался современникам и нам, потомкам. Наполеон говорил когда-то: «Если человек замышляет великие дела, он, возможно, свершит малое. Если он замышляет малые – не совершит никаких». Масоны в те времена ставили перед собой грандиозные цели, и хотя часть из них не осуществилась, нельзя не отдать должное огромности замысла – они хотели повлиять на мир, ни много ни мало. Кое в чем они преуспели, кое в чем – нет. И это один из уроков масонского наследия. Иной раз неосуществленные замыслы, провал каких-то определенных инициатив, гораздо важнее того, что осуществить удалось.

Н. АСАДОВА: Вот таков итог сегодняшней передачи. А дальше небольшой анонс сделаю – героями наших ближайших передач будут как раз Кутузов и Сперанский. Мы обещаем вам о них рассказать. И после этого нам тут прислали анонимное сообщение: «А Венедиктов масон» без знаков препинания. То ли это утверждение, то ли это вопросительный знак. Я честно скажу – не знаю. Обратитесь к нему в передачу «Без посредников» и задайте напрямую этот вопрос. А мы прощаемся с вами, и до встречи на следующей неделе! С вами была передача «Братья». Всего доброго!

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего!

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/649784-echo/

Масоны и реформы в начале царствования Александра I (27.01.2010)

Н.АСАДОВА: 0 часов 9 минут в Москве, в эфире передача «Братья». У микрофона Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонов Леонид Мацих. Здравствуйте.

Л.МАЦИХ: Добрый вечер.

Н.АСАДОВА: Да. Тема нашей сегодняшней передачи – «Масоны и реформы в начале царствования Александра I». И когда мы задумываемся над этой темой, то, конечно же, первая фамилия, которая всплывает в памяти, это Сперанский Михаил Михайлович.

Михаил Михайлович Сперанский

Л.МАЦИХ: Да, безусловно. О Михаиле Михайловиче Сперанском можно долго говорить – он прожил очень долгую жизнь и служил, кстати говоря, 3-м императорам – и Павлу, и Александру, и потом Николаю. Но, конечно, звездный час его пришелся на царствование Александра, с которым он был дружен, просто по-человечески они были как братья. Александр был, как известно, очень сентиментален, слезлив. Ну, он принимал Сперанского не только как первого министра, а Жозеф Де Местр писал о Сперанском, что это не только первый, но и единственный министр в России.

Но Александр привечал Сперанского как своего духовного брата, как первого советчика, как конфидента. Они проводили вместе огромное количество времени. Никакой фаворит при Екатерине не пользовался столь огромным, всеобъемлющим влиянием на царя как Сперанский на Александра.

Н.АСАДОВА: Да. А, казалось бы, родился в очень простой семье, мягко говоря, очень бедной семье, бедняцкой семье и дослужился до таких рангов. Чем не идеал масонства.

Л.МАЦИХ: В социальном плане абсолютный идеал. Любопытно, что он родился в семье, где даже фамилии не было, то есть он родился в безымянной семье деревенского дьячка. И фамилия Сперанский ему уже была дана в Семинарии от латинского глагола «sperara» – надеяться. Вот, Contra spem spero, «Без надежды надеюсь». И он надежды эти вполне оправдал.

Н.АСАДОВА: Да. Ну и сейчас тогда, не откладывая в долгий ящик, послушаем портрет, который написал Алексей Дурново и озвучил Владимир Роменский. Итак, Михаил Михайлович Сперанский.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ

В.РОМЕНСКИЙ: Михаила Сперанского можно назвать первым российским либерал-демократом в полном смысле этого слова. В условиях абсолютной монархии он один усердно выступал за конституционный строй, независимость судов и реформы во внутренней политике. Трудно даже представить себе, каких успехов человек его ума и его способностей мог бы добиться в Англии или молодых Соединенных Штатах. В России по давно устоявшейся традиции реформатора демократического толка ждал полный крах, и многие труды Сперанского на благо страны пошли впустую.

Родился будущий реформатор в семье священника, и с ранних лет проявлял невероятные способности к обучению. Будучи от природы слабым и болезненным, Михаил быстро выучился читать и очень полюбил это занятие. Ключевым событием в его жизни стало знакомство с Андреем Самборским, будущим духовником Александра I и его брата Константина.

Андрей Самборский

Протоиерей принял в 6-летнем Сперанском горячее участие, и позднее не единожды составлял ему протекцию. При пособничестве Самборского мальчик попал во Владимирскую семинарию, а позднее и в духовную академию. Стоит ли говорить, что и там, и там он был лучшим учеником.

В 20 с небольшим лет Сперанский начал государственную карьеру, и по служебной лестнице восходил стремительно. К 29-ти он уже был действительным статским советником и знатным вельможей. При этом Сперанский оставался человеком высокой нравственности. Современники отмечают, что он не кланялся начальству и не писал жалоб.

Взлет начался при Александре I. Император сделал талантливого молодого человека личным статс-секретарем, а позднее секретарем Государственного совета. История сохранила легенду, что сам Наполеон, познакомившись со Сперанским, предложил Александру поменять его на какое-нибудь королевство. Император, мечтавший реформировать Россию, ответил отказом. Но реформы так и не состоялись. Идеи Сперанского нравились монарху все меньше, а врагов у второго лица в государстве становилось все больше. И весной 1812 года Сперанский покинул Зимний дворец, а затем и Петербург.

Позднее он будет губернатором Пензы и Сибири, вернется в столицу, завоюет доверие императора Николая и будет учить его сына, будущего царя-освободителя юридической науке, участвовать в суде над декабристами и будет плакать при вынесении смертного приговора Рылееву, Пестелю и компании, потому что идеи Сперанского у декабристов понимания и не нашли. И тогда впервые стало ясно: в России демократические реформаторы – люди совершенно лишние.

Н.АСАДОВА: Ну вот, такой портрет Михаила Михайловича Сперанского, который написал Алексей Дурново, а озвучил Владимир Роменский. Нам тут на сайт прислала Анна из Москвы, библиотекарь следующую реплику: «Доброго вечера, Леонид. Слушаю каждый раз с интересом и удивляюсь, как же я раньше этого не читала и не слышала, например, на институтских лекциях. Ну, хотя бы каких-то фрагментов». И речь идет, естественно, о масонской жизни очень известных исторических персонажей, действительно о которой практически нигде ничего никогда не было написано. Так вот, давайте поговорим и о масонской жизни Михаила Михайловича Сперанского. Вот, каким образом он стал масоном и сколько ему было лет тогда?

Л.МАЦИХ: Ну, возвращаясь к вопросу Анны, нашей слушательницы преданной, что-то, конечно, она не могла не слыхать, поскольку о Сперанском говорили, разумеется, во всех вузах. Иной вопрос – тут она правильно ставит его – о масонской компоненте жизни великих людей как реформаторов, так и консерваторов говорить было не принято.

Н.АСАДОВА: Нет. Ну, она это и имеет в виду.

Л.МАЦИХ: Это да. Сперанского в масонство вовлек его покровитель и человек, который был его главным протектором, князь Алексей Борисович Куракин.

Князь Алексей Борисович Куракин

Сперанский служил у него личным секретарем, а потом пошел за ним в Синод, где при Павле Куракин стал генерал-прокурором. Куракин был виднейший масон, убежденный мартинист, и поэтому совершенно не удивительно, что Сперанский как бы втянулся в посещение масонских лож, чтение литературы определенного круга. А поскольку он по характеру своему был очень склонен к таким философским умствованиям, к витанию в импереях, то он очень увлекся именно мистической стороной масонства.

Он вступил сначала в ложу «Петр к добродетели», потом он был еще членом нескольких лож, например, знаменитой ложи «Полярная звезда». А венцом его масонской деятельности было даже учреждение так называемой «Великой ложей России», где он хотел, как это принято у российских масонов, всех объединить под своим благодетельным началом. И этот проект у него не удался, как и большинство иных государственных проектов.

Н.АСАДОВА: Какой символ был у этой масонской ложи?

Л.МАЦИХ: У «Полярной звезды», естественно, была полярная звезда. И как вы помните, так назывался журнал, который издавал заграницей Герцен в память о декабристах, которые все состояли в рядах вольных каменщиков. Сперанский был очень таким, прилежным масоном. Он вообще все, за что брался, делал очень хорошо и исключительно усердно. И, собственно, он вышел из масонов только уже в Перми, в ссылке. Но зато там он стал изучать вещи, которые прежде не мог себе позволить по занятости. Например, изучать библейский иврит.

Н.АСАДОВА: Он сам его изучил? У него не было учителей?

Л.МАЦИХ: Нет, он большинство своих громадных абсолютно энциклопедических знаний приобрел сам. Хотя, по тем временам он получил образование самое замечательное, особенно с учетом его низкого происхождения, но количество книг, им прочитанных, было абсолютно громадно.

Н.АСАДОВА: Кстати говоря, мы на сайте как всегда проводим викторину перед каждой нашей передачей, и в этот раз мы задавали вам вопрос, какое учебное заведение закончил Сперанский. Было 5 вариантов ответа, включая МГУ и Санкт-Петербургский университет. И правильный ответ?

Л.МАЦИХ: Александро-Невская семинария.

Н.АСАДОВА: Да, действительно, это так. И 5 человек, которые первыми правильно ответили на этот вопрос, получают в подарок аудиокнигу «Александр I» из серии «ЖЗЛ». И свои имена и телефоны вы можете обнаружить на сайте – там результаты викторины опубликованы. И ждите подарка.

Л.МАЦИХ: Здорово. Когда ждешь подарка, это всегда хорошо. У Сперанского случались такие ситуации, которые он потом описывал как подарки судьбы. Но это были, скорее, не подарки, а, может быть, такие, действительно, явления его величества Случая, а чаще, конечно, это было просто вознаграждение за его фантастическое трудолюбие, совершенно нечеловеческую работоспособность и за преданность делу. Он был воплощением бюрократического идеала, это был человек, преданный делу беспредельно. Работал по 18 часов, не знал никаких земных радостей.

Н.АСАДОВА: Аракчеев потом говорил: «Если б мне треть ума Сперанского, я бы стал бы великим человеком».

Л.МАЦИХ: Ему, думаю, хватило бы и сотой доли ума Сперанского, чтобы стать великим. Сперанский был человеком ума необыкновенного, но это был ум очень своеобразный. То есть это был ум очень, как бы, светлый, прозрачный, такой, кристальный, ледяной. И он был человеком, Михаил Михайлович, чуждым всяких страстей. Вот это было в нем удивительно. Поэтому он, собственно, людей-то и не знал никогда, ну, может быть, до ссылки, из которой он вернулся совершенно другим человеком. Он все время описывал некие абстрактные схемы, некие иллюзии от тех людей, которые должны быть. То есть в нем должное всегда превалировало в его построениях над сущим.

Н.АСАДОВА: Ну, а, вот, прежде, чем говорить о ссылке, о том, какие перемены с ним произошли, я бы хотела вернуться к тому моменту, когда он еще был членом лож масонских. И, в частности, великие ложа – их символом была Урания, правильно я понимаю?

Л.МАЦИХ: А, про Уранию? Ну, тут, видите ли, какая штука? Да, надо начать тогда более, может быть, издалека, чтобы слушатели представляли себе исторический и, если хотите, культурный контекст того времени. После царствования Павла, когда все было задавлено самодержавным сапогом, при Александре – уже провозгласил «Все будет как при бабушке» – начался некий такой расцвет свободомыслия, вот этих самых «дней Александровых прекрасное начало».

И в том числе стали как грибы плодиться разнообразные секты, направления, толки, согласия, духовные, мистические, религиозные, политические, всякие иные. Например, хлесты, скопцы и всякие иные представители русского сектантства расцвели. А среди масонов мистицизм процвел просто до необыкновенных высот. И главным теоретиком мистицизма был господин Поздеев, основатель ложи «Умирающий Сфинкс». Вот он-то как раз разум полностью отрицал, а у Сперанского все на разуме-то и было построено. В этом смысле они были внутри масонского движения оппонентами. Но и тот, и другой говорили о том, что массе людей, непосвященным профанам, или, как говорил Поздеев, едва оглашенным в церковном смысле, то есть едва посвященным – этим людям достаточно внешней религиозности, внешних символов обрядности, а, вот, немногочисленному малому стаду, тому отряду посвященных, вот для них-то истина и открывается. А для них, скажем, не важны различия между протестантизмом, православием, католицизмом и так далее.

Их любимым символом было рассуждение философов-мистиков о том, что есть Афродита-Пандемос, то есть любовь такая, общедоступная, скажем так, во всех смыслах этого слова. А есть Афродита-Урания, возвышенная. И, вот, они, когда говорили о себе, то они ко всему прибавляли этот эпитет «Урания»: у них и философия была Урания, и мистика Урания. В этом смысле для них Урания была не античной музой астрономии, астрологии и кораблевождения, а символом исключительной возвышенности их помыслов и того, что они представляют из себя некоторое такое избранное сообщество.

Н.АСАДОВА: Да. И, как известно, статуя Урании в числе других статуй античных богов украшает Адмиралтейство в Петербурге.

Адмиралтейство в Санкт-Петербурге

Л.МАЦИХ: Абсолютно верно.

Н.АСАДОВА: И, вот, мы попросили нашего корреспондента в Санкт-Петербурге выйти на улицу и спросить у людей, что же они знают об этих статуях.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Вопрос о скульптуре адмиралтейства большинство из немногочисленных прохожих поставил в тупик. Впрочем, как выяснилось, почти все – приезжие или туристы. Патрис, например, преподает в одном из университетов Парижа, в Россию приехал для изучения культуры Советского Союза. Оглядев фронтон с богиней Фемидой и посовещавшись с подругой, француз неожиданно назвал совсем другого героя мифологии.

СЛУШАТЕЛЬ: Нептун.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Еще один турист, лингвист Владимир из Москвы Нептуна-Посейдона обнаружил тоже, хотя для него эти фигуры в первую очередь не символизм, а эстетика.

СЛУШАТЕЛЬ: И когда смотрю на эти фигуры, я совершенно не думаю, что они на главном морском ведомстве. Хотя, при желании можно увидеть здесь Посейдона, например, что-то морское здесь обнаружить. Но, вот, лично у меня такой необходимости до сих пор ни разу не было. Вот я сейчас смотрю, как интересно. Вот, раз, например, вижу, на фоне заснеженных ветвей – вот это меня заводит, я даже снял, сделал несколько фотографий.

Шпиль Адмиралтейства в Санкт-Петербурге

КОРРЕСПОНДЕНТ: О прекрасной стороне дела говорила и пенсионерка Рая. Какой смысл вкладывали в свою работу скульпторы для нее не главное, как и имена богов – важнее другое.

СЛУШАТЕЛЬ: Это красота, петербургская красота, гордость нашего города. Мы чем гордимся, Санкт-Петербург – это наша гордость.

КОРРЕСПОНДЕНТ: А, вот, курсанта Эдика, который стоит в карауле на въезде в адмиралтейство вопрос об окружающих его фигурах смутил. Он честно признал, что историю здания знает плохо, но честно же высказал лично предположение.

СЛУШАТЕЛЬ: Символика, которая символизирует, может быть, государство больше всего, ну и какие-то определенные цели, символы. Обязательно что-то связанное с морем, с флотом, с армией. Возможно, какие-то боги торговли, войны, процветания.

Якоря возле здания Адмиралтейства в Санкт-Петербурге

Н.АСАДОВА: Тренер Анна тоже с историей не на «ты». По ее мнению, скульпторы хотели прежде всего защитить город.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, это воины, они облечены в воинственные не доспехи, конечно, в одежду такую, охраняют. Город охраняется, поддержка есть. Ну, потому что это здание, одно из первых построенное и нужно укреплять, наверное, с центра.

КОРРЕСПОНДЕНТ: С Анной согласилась и маленькая Саша.

СЛУШАТЕЛЬ: Чтобы они охраняли эти здания.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Папа Александры Руслан заметил, что дочке можно доверять – она, по его словам, местная, то есть родилась в северной столице. Сам Руслан приехал в Петербург уже студентом. На вопрос о значении скульптур он долго отвечать отказывался, но в итоге попал в точку.

СЛУШАТЕЛЬ: Стороны света, быть может. Вот, как их, колонны то? Ростральные колонны, там боги сидят, 4 великих реки символизируют. Может, стороны света, быть может, стихии. Где-то у меня запало, видимо, читал.

КОРРЕСПОНДЕНТ: 10 отличий между фигурами древнегреческих героев попытался найти студент-слесарь Роман, но нашел только одно.

СЛУШАТЕЛЬ: В разные стороны смотрят. Все одинаковые.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Остается добавить, что абсолютно все по возвращении домой обещали заглянуть в энциклопедию или хотя бы в Википедию, и в следующий раз впросак не попадать.

Н.АСАДОВА: Вот такой опрос питерской улицы. А вообще, античные боги в символике масонской какую играют роль? Их много там?

Л.МАЦИХ: Ну, их много, они все играют, как бы, двоякую или даже, если хотите, троякую роль.

Н.АСАДОВА: То есть масоны их активно используют?

Л.МАЦИХ: Да, масоны использовали всю изотерическую и всю религиозную традицию, поскольку они мыслили себя ее воспреемниками и лучшими из продолжателей. Поэтому не должно вас удивлять. Но, вот, чем масоны характерны в смысле переосмысления символов? Они и фигуры из мифического пантеона, и богов античности, и древние символы вроде треугольников, крестов, пяти- и шестиконечных звезд. Они наполняли их новым своим смыслом и содержанием. Любимым их мифологическим персонажем был Дионис.

Н.АСАДОВА: Ну, понятно, что верили они в одного Бога и верили, что Бог единый.

Л.МАЦИХ: Они верили в одного, разумеется. Да. А эти для них были, скорее, не боги, а некие такие символы, некие такие обозначения, что ли. Но Диониса они любили, потому что он трехликий, во-первых. А во-вторых, Дионис очень хорошо воплощал масонскую идею обращения, как бы, одним ликом к профанам, а другим ликом к посвященным. Дионис – бог вина, разгула, виноделия, пьянства. То есть для непосвященных, мол, «давай, пей, веселись, чего там?» А для посвященных вино – это спиритус, это дух, который должен поднимать человека к высотам бессмертия. Дионисийские мистерии были для масонов неким таким ритуалом, который преображает человека еще при этой жизни, поэтому Дионис был для них особо любим. Ну и Уранию они жаловали тоже.

Н.АСАДОВА: Нас спрашивают. Кстати, я сейчас объявлю телефон для SMS, если кто забыл. +7 985 970-45-45. Вы можете присылать свои реплики и вопросы для Леонида Мациха. Вот, Юрий из Питера нам пишет: «Как соотносится масонство, ортодоксальное православие и исихазм?» Ну, в общем, об отношениях между масонством и ортодоксальным православием мы в прошлой передаче очень подробно говорили. А что такое «исихазм»?

Л.МАЦИХ: Исихазм – это движение византийских монахов. Был такой Григорий Палама. Об исихазме сейчас немногие знают, это нашему слушателю делает честь. И я очень рад, что такие эрудированные люди нас слушают. Но никакой связи, разумеется, между исихазмом и масонством быть не могло. Во-первых, потому что масонство отвергало монашество как социальную институцию. Кроме того, масоны принципиально жили в миру, а монахи от мира отъединялись. А исихазм – это строжайшее уединение и жесточайшая дисциплина духа и тела. Между исихазмом и масонством общего ничего нет.

Н.АСАДОВА: Вернемся к Сперанскому. А что давало ему масонство? То есть что он давал масонству, понятно, очень успешный человек, умнейший.

Л.МАЦИХ: А, вы имеете в виду, что он оказывал покровительство братьям? Это было, разумеется. Но, во-первых, этого не надо преувеличивать. Кстати говоря, Сперанский, вот, конкретно он – он же был человеком, пробившимся абсолютно благодаря своим дарованиям, за него же никто не заступался, взяток он сроду не давал. И поэтому он очень скрупулезно, я бы даже сказал брезгливо относился ко всяким проявлениям непотизма, покровительства и фаворитизма. И никому никаких, родным человечкам никакого радения не оказывал. В этом смысле братья от него ничего не видели. Скорее, мог выйти вред чем польза – он же хотел всех объединить и написал им новую масонскую Конституцию. Но она не прошла, потому что это уже было близко к его опале.

Масонство давало ему, я думаю, во-первых, ощущение радости от общения с единомышленникам. Он был очень одиноким человеком, у него несчастливо сложилась личная жизнь, жена его умерла почти сразу, родив ему дочку. Родильная горячка, как тогда говорили. Он был ужасно безутешен, 3 недели вообще он был в безумном состоянии, думал о самоубийстве. И он с тех пор не женился, женщин не знал, жил абсолютно как монах. То есть он был очень одинок, на самом деле. И будучи человеком необыкновенного ума и огромного трудолюбия, он даже и досугов-то не имел, с кем, собственно, словом-то переброситься. Ну а с царем, хотя, по-видимости, они общались на равных, но, разумеется, равенства быть не могло.

Прежде всего он искал там общения, единомышленников он искал. Во-вторых, он был, конечно, человек по-своему очень глубоко религиозный.

Н.АСАДОВА: Да! Кстати говоря, тут нужно тоже сказать, что когда он учился, потом уже работал в Александро-Невской семинарии, то в какой-то момент Митрополит предложил ему принять монашество, чтобы потом, в довольно скором будущем стать архиереем.

Л.МАЦИХ: Он отказался.

Н.АСАДОВА: Он отказался. Он отказался и как раз пошел к Куракину работать его домашним секретарем.

Л.МАЦИХ: Выбрал светскую жизнь.

Н.АСАДОВА: Вот это удивительно совершенно.

Л.МАЦИХ: Нет, абсолютно не удивительно, зная Сперанского.

Н.АСАДОВА: Почему? Ведь, он, в общем-то, вырос в семье дьячка, всю жизнь получал именно религиозное образование, очень преуспел в этом. И вдруг, когда его карьере суждено было развиваться-развиваться и появились новые какие-то там горизонты, он вдруг уходит работать домашним секретарем к Куракину.

Л.МАЦИХ: Ну, во-первых, не вдруг. И кроме того, надо иметь в виду такую черту Михаила Михайловича Сперанского. Он очень хорошо знал эту среду религиозно-церковную и абсолютно ее не идеализировал, и не хотел к ней принадлежать. Также блестяще он потом узнал и высший свет, вельмож, аристократов, и отсюда его яростное сопротивление аристократическому принципу. Вот, он отвергал саму идею о том, что люди по происхождению должны быть лучше других, поскольку он видел среди аристократов как людей блестящих и умных, так и дураков, трусов, раболепных холуев, а то и просто дегенератов. Ну и он очень хорошо узнал вообще вот эти вот все механизмы государственного управления, коридоры власти. В конце концов, это закончилось духовным опустошением и тем, что он людей просто презирал. Но начинал он на этом нелегком пути презрения к людям именно к тому, что он слишком хорошо узнал церковную среду и никоим образом к ней принадлежать не хотел. А он чинов-то никогда не искал. То есть он сделал карьеру, не прилагая никаких усилий. Он не был карьеристом – его искали должности сами. Он, вот, был живой иллюстрацией тезиса, что если человек от славы и от чинов убегает, то они бегут за ним.

Н.АСАДОВА: Хорошо. Значит, когда к власти пришел Александр I, довольно скоро он приблизили к себе Сперанского и поручил ему делать реформы, по сути.

Л.МАЦИХ: Ну, так нельзя сказать: он не поручил ему делать реформы, он поручил ему... Да, вы немножко заостряете. Сперанский покорял всех тем, что он был гением бюрократии и изумительно владел бюрократическим стилем.

Н.АСАДОВА: Да, и кстати говоря, есть прекрасная история. Когда как раз к Куракину он поступил домашним секретарем, тот ему дал, как бы, испытательное задание. Он ему час объяснял, что ему нужно написать 11 писем. И насколько было его удивление, когда к утру все 11 писем, написанных просто изящнейшим слогом, лежали у него на столе. И у него просто отвисла, можно сказать, челюсть, у него не было выбора – он сразу взял.

Л.МАЦИХ: Вот так челюсти и отвисали у всех, кто со Сперанским имел дело. И у графа Кочубея, всесильного магната и землевладельца, и потом даже у самого Александра. Блестяще владел словом Сперанский и очень глубоко, сразу очень быстро вникал в суть любой проблемы. Он практически создал российский бюрократический язык. И он был родоначальником вот этой непобедимой и бессмертной русской бюрократии. То есть в той же мере, в какой, скажем, Пушкин, Карамзин и Жуковский создали русский литературный язык для поэзии, прозы, драматургии, в той же мере Сперанский создал российский бюрократический язык. Ему тут не было равных. Александра подкупило именно это – умение быстро, коротко, емко составить справку по любому вопросу. То есть доклады Сперанского стали самыми популярными у Александра, а уж потом Сперанский убедил государя, с которым они все больше и больше сдруживались в том, что давайте-ка, государь, мы реформируем Россию.

Н.АСАДОВА: А скажите, каким образом масонские идеалы воплотились в его реформистских прожектах, скажем так?

Л.МАЦИХ: Тут, ведь, что следует понимать? Дело в том, что те, кто противостояли Сперанскому, это, ведь, тоже были масоны. Министр полиции Балашов, оппонент вечный и ненавистник Сперанского, он был масон. Главный гонитель и вдохновитель клеветнической кампании, анонимок и подметных писем против Сперанского Густав Розенкампф тоже был масон. Причем, они даже состояли в одной ложе со Сперанским.

Н.АСАДОВА: Человек, который его погубил в итоге, Карамзин?.. Тоже был масоном.

Л.МАЦИХ: Карамзин, который практически его погубил, причем совершенно сознательно, подав царю соответствующую бумагу, он тоже был масоном. Поэтому тут надо понимать. Невозможно представить себе русскую историю, не зная, какова была масонская компонента в мотивации выдающихся людей, в том числе и настолько близких к трону как Сперанский. Но это не была борьба масонов с немасонами или антимасонами, это было гораздо более сложное, неизмеримо более сложное явление, чем считают перепуганные граждане. То есть плохие масоны против чудных каких-то патриотов вымышленных.

Н.АСАДОВА: Нам, кстати, на SMS пришел вопрос. Человек не подписался – я прошу вас подписываться, иначе в следующий раз я не буду читать ваши смски – но вопрос очень в тему: «Каким было отношение российских масонов времен Александра I к крепостному рабству крестьян?»

Л.МАЦИХ: Вот, очень разным. Вопрос хороший. Они очень расходились по этому поводу. И масонские идеалы вдохновляли и консерватора, и традиционалиста Карамзина и реформатора Сперанского. Сперанский хотел крепостное право отменить. И, кстати, по его прямому, скажем так, наущению было отпущено 47 тысяч крестьян на волю.

Н.АСАДОВА: Да, при Александре I. Но за это, в то же время, его возненавидели чиновники и дворяне.

Л.МАЦИХ: Дворяне не совсем за это. Во-первых, он же был выскочка, парвеню среди их рядов: они – столбовые дворяне, а он – сын дьячка, и он – второе лицо в государстве, отодвинул всех вельмож. Кроме того, он придумал штуку, которая, конечно, спровоцировала ненависть. Он сказал, что они должны сдавать экзамены на чин. И человек, претендующий на некий чин административный гражданский, если он не учился в университете или не готов сдать некий экзамен, он чин получить не может. Ну, это было нестерпимо для чиновничества. Вот это спровоцировало ненависть к нему.

Кроме того, был человек бескомпромиссный – вот, он-то взяток не брал. Ну, как с таким работать? И это, конечно, его делало абсолютно белой вороной среди и дворянства, и чиновничества, таких, шаркунов, как писал Денис Давыдов, придворных шаркунов паркетных. И он везде был чужой. Поэтому он жил, в общем, в мире своих книжных представлений, каких-то книжных эмпиреев. Но масонские идеалы вдохновляли его самым живым образом точно так же, как масонские идеалы охранительного толка говорили Поздееву-мистику о том, что Сперанский – человек исключительно опасный. Говорили Вигелю, одному из умнейших людей эпохи о том, что Сперанский – это сатана. Вигель, умница, скептик говорил: «Когда я стою рядом со Сперанским – это цитата – я слышу запах серы, и в его голубых глазах я вижу синий огнь адского пламени». Ну что за бред? Вот даже до такого доходили его враги. Все, между прочим, масонами они были.

Н.АСАДОВА: Уго Чавес примерно то же самое говорил, по-моему, про президента Буша, когда стоял на трибуне ООН.

Л.МАЦИХ: Уго Чавеса никто не подозревал в том, что он хоть сколько-нибудь умный человек. Да и человек ли он вообще? А здесь речь идет о людях, причем выдающихся. Но, вот, как ненависть и неприятие может ослепить. Между тем, все эти люди вдохновлялись масонскими идеалами, но всеми по-разному понимаемыми. Масон Сперанский задумал реформы, иные масоны этим реформам препятствовали. Поэтому очень малая часть из грандиозных замыслов Сперанского была осуществлена. Судебная реформа не прошла вообще. Административная – только отчасти. И только финансовая как-то более или менее начала осуществляться.

Н.АСАДОВА: Вот, когда мы говорили о том, как Карамзин погубил Сперанского, то произошел следующий случай. То есть Карамзин подал Александру I так называемую записку о древней и новой России. То есть это был такой, своего рода манифест консерваторов, скажем так, которым он утверждал, что царская власть в России – это спасительная сила. И так и должно оставаться.

Л.МАЦИХ: Да, он даже дальше шел. Он говорил, что у самодержавия в России, конкретно в России – сакральный священный характер. И если не дай Бог этот институт поколеблется, то это как у дерева подрубить корень – не верхушку срубить, а корень, то есть дерево с неизбежностью погибнет. Это была сакрализация самодержавия, чего от Карамзина, человека европейски образованного, никто, конечно, ожидать не мог.

Тут ведь какая штука? Во-первых, был личный мотив. Когда-то Карамзин еще при всесильном Сперанском, статс-секретаре, втором человеке при Александре, Карамзин домогался поста министра просвещения. Но там случился целый ряд скандалов, в том числе и масонские недоразумения с неким Фесслером, который приехал по протекции Сперанского в Питер реформировать эти самые масонские ложа и чуть ли не все российское духовенство. И Карамзин очень резко ответил Фесслеру, это запомнил Сперанский и заблокировал назначение Карамзина. Потом Карамзин это ему вспомнил. Кроме того, Карамзина уязвляло, что кого-то могут называть человеком, у которого лучше стиль в России, чем у него.

Н.АСАДОВА: Да. Еще, кстати говоря, там была встреча, когда Александр I взял с собой Сперанского на встречу с Наполеоном.

Наполеон Бонапарт

Ну, разные есть мифы по поводу этой встречи, но, вот, один из них – не знаю, насколько это миф – что Наполеон очень долго общался со Сперанским и потом только ненадолго подошел к царю, к императору Александру I, и потом сказал, что Сперанский – это самая светлая голова в России.

Л.МАЦИХ: Это факт. Миф – это то, что он, якобы, предложил Сперанского обменять на какое-нибудь королевство, то, о чем говорил Алексей. Это исторический анекдот. То, что он общался с ним гораздо дольше, чем с кем бы то ни было, это факт и подарил ему свою табакерку – это был его такой любимый взгляд, с бриллиантами и с портретом. Потом эта табакерка ставилась как самое главное лыко в строку, когда Сперанского обвиняли в том, что он прямой пособник Наполеона, что он продался Наполеону, продает французам тайны государственные.

Н.АСАДОВА: Хотя, он, наоборот, предупреждал Александра I о том, что война возможна.

Л.МАЦИХ: Абсолютно. Непрерывно. Война неизбежна, более того. Он об этом говорил и он был главой как раз антифранцузской партии. Но в народном мнении Пандемос в отличие от Урании – все, ведь, перепрокидывается и вещи принимают подчас совершенно извращенный характер. И его обвиняли чуть ли не в государственной измене и в презрении к интересам державы. Вот это и обусловило его отставку и опалу. Но последней каплей, которая переполнила чашу государева терпения, была именно книга Карамзина, брата-масона.

Н.АСАДОВА: +7 985 970-45-45 – это телефон для SMS, вы их можете присылать нам сейчас сюда в прямой эфир, и мы обязательно их озвучим. Вот, нам студентка из Петербурга, правда, непонятно тоже: вы хотите, чтобы вас по имени называли? Подписывайтесь. Прислала нам следующее сообщение: «Я учусь на историческом факультете в СПбГУ. И меня поражает то, что на лекциях нам никогда не рассказывают о масонах. Ведь, это многое объясняет. Я не понимаю, почему?»

Л.МАЦИХ: Я тоже, замечательная наша анонимная слушательница, не знаю почему. Это не к нам вопрос. Мы-то как раз пытаемся некие лакуны в историческом, скажем так, сознании российской образованной публики заполнить. У нас, как мне кажется, нет апологии масонства и безудержного восхваления. Но мы именно пытаемся проследить то влияние в хорошем, больше, но иной раз и в дурном, которое масоны оказали на исторический быт и на формирование ментальности российского общества. Но а почему серьезные исторические труды не изучаются в ведущих университетах? Ну, что вам сказать? Это вопиющий факт! Я этого не понимаю. Это отдаляет российское образование от мировых стандартов.

Н.АСАДОВА: Да. Сперанский. Тем не менее, недоброжелатели Сперанского добились своего, и Александр I в марте 1812 года заявляет в очень, видимо, резкой форме Сперанскому о прекращении его служебных обязанностей. И, вот, по воспоминаниям современника... Они этот момент описывают следующим образом. В Зимнем дворце состоялась эта беседа за закрытыми дверями. Никто не знает содержания этой беседы. Но после этого Сперанский вышел и почти в беспамятстве вместо бумаг стал укладывать в портфель свою шляпу и, наконец, упал на стул так, что Кутузов побежал за водой. Через несколько секунд дверь из государева кабинета отворилась и государь показался на пороге, видимо, расстроенный. «Еще раз прощайте, Михаил Михайлович», - проговорил он и скрылся.

Л.МАЦИХ: Это тоже, знаете, исторический анекдот, один из них.

Н.АСАДОВА: Это, вот, Балашов, министр полиции.

Л.МАЦИХ: Да. Ну, вы понимаете, как можно доверять, во-первых, министру полиции как источнику информации. Во-вторых, личному врагу.

Н.АСАДОВА: Что? Точно так же, как сегодня?

Л.МАЦИХ: Я думаю, гораздо хуже. Да, сейчас все замечательно и прекрасно. Дело в том, что был там... Во-первых, это Кутузов не Михаил Илларионович, разумеется, а совершенно другой Кутузов. Там был еще Николай Тургенев при этом, и он описывал, что Сперанский полностью собой владел. И вышел он, хотя и бледным, но, во всяком случае, собой владел. А, вот, как раз Александр был в слезах. Что же он такого сказал, я не знаю. Скорее, мне кажется – хотя, это домыслы – резко говорил как раз Сперанский, он упрекал государя в хлипкости, в отсутствии твердости.

Н.АСАДОВА: Непоследовательности.

Л.МАЦИХ: В непоследовательности, в нерешительности и в том, что он верит клевете. Любимой оперой Сперанского была французская опера на слова Расина «Эсфирь». И там был такой хорал, который он все время любил повторять: «Царь, сражайся с клеветой». Но вот эта клевета-то как раз его погубила. Тут, ведь, видите, еще какая вещь? Помимо клевет, всех этих наветов, был объективный момент. В чем-то и Александр был прав, отправляя Сперанского в опалу. Общество Сперанского ненавидело. Он был такой вот, говоря по-современному, смесь Зурабова и Чубайса. То есть общество без всяких возможных причин видело в нем причины всех неудач, зол, бедности, провала подготовки кампании с Наполеоном и все прочее. Поэтому кого-то нужно было виноватым назначить, а Сперанского отставку как раз общество и одобрило.

Кроме того, в чем они расходились с Карамзиным помимо личных мотивов, о которых я сказал? У Сперанского действовал принцип, что важны не люди, а важны институции, важны учреждения, важны организации. Если, вот, будут законы, уставы, порядки, то личный фактор не нужен – люди будут действовать согласно тем схемам, которым они подчинены. А у Карамзина было ровно наоборот. Личный принцип торжествовал над институциональным, то есть дайте нам хороших образованных людей – не надо нам никаких конституций, никаких законов не надо. И то, и другое равно ошибочно. То есть это вечный спор насчет того, что превалирует, личность или принцип, или закон. Но оба этих подхода, если их брать в экстремальном варианте, они одинаково не правы, следует искать компромисс. Но на тот период времени, по-видимому, общество не было готово к тому, чтобы такие радикальные реформы, какие Сперанский предлагал, осуществить.

Н.АСАДОВА: Александр из Твери прислал нам замечательную реплику. «Спасибо за передачу, слушаю с огромным удовольствием. Появилась у меня мысль: а не преувеличиваете ли вы значение масонства в истории государства? Если часть из них были такими выдающимися и великими сынами России как Сперанский, Пушкин и другие, а такое же количество людей были незначимыми или даже вредными для нашего государства, тогда можно говорить о великих личностях России, а вовсе не о масонах. Почему мы говорим именно о значении масонской идеологии?»

Л.МАЦИХ: Именно потому, что это идеология. Великую личность личностью, а не просто сыном, отцом, мужем или, скажем, профессионалом в своей области делает именно идеология или религия. Религия как высшая форма духовной жизни, идеология как вторая после нее. Личность никогда бы не стала таковой, особенно выдающаяся, если бы за ней не стояла некая система взглядов, которая складывается в идеологию. И применительно, скажем, к Сперанскому или к Карамзину, разумеется, они никогда бы не стали столь великими мужами, если бы не масонские идеалы, которые абсолютно их жизнь преобразили, о чем они сами неоднократно писали.

Н.АСАДОВА: Да. Виктор нам прислал следующий вопрос: «Был ли заговор декабристов масонским?» И вот это очень интересная, действительно, тема. Мы, я думаю, что отдельную передачу посвятим.

Л.МАЦИХ: Безусловно. Вполне заслуженно.

Н.АСАДОВА: Да. Но важно сказать, если мы говорим уже о личности Сперанского, что он был введен в Верховный суд над декабристами императором Николаем, да?

Л.МАЦИХ: Да. Во-первых, Николай ему доверял полностью, надо сказать.

Н.АСАДОВА: Да. Вернув из ссылки.

Л.МАЦИХ: И Александр тоже, видимо, простил. Ведь, он был генерал-губернатором в Пензе, а потом в Сибири. И вернулся опять с новыми идеями, Александр их уже благосклонно принял. Но это уже был не совсем тот Сперанский. Он уже столкнулся больше с людьми, и свои реформы, пыл свой реформаторский он очень скорректировал. Но он был человек, который все время продуцировала новые идеи. Николай, кстати, это очень ценил. И он ввел его как великого правоведа, юриста и несравненного бюрократа в Государственный совет. И поэтому, поскольку тогда дело об измене – не о декабристах, так никто тогда не говорил – дело об измене и о заговоре было самым важным, то, естественно, Сперанский как чиновник высокого ранга это дело разбирал.

Н.АСАДОВА: Это очень интересный момент в его жизни, потому что, ведь, действительно, среди декабристов, в общем, практически все были масоны.

Л.МАЦИХ: Да, безусловно.

Н.АСАДОВА: И люди, с которыми он, действительно, разделял очень многие идеи, и люди, которые, в общем-то, или поддерживали реально, или потенциально могли бы его поддержать в его реформах.

Л.МАЦИХ: Я думаю, нет. И плакал он вовсе не поэтому, когда подписывал им смертный приговор, вот этой пятерке, а остальным, цвету российского дворянства высылку в Сибирь. Я думаю, для него это было зримое доказательство того, что он бóльшую часть своей жизни прожил тщетно. Такими способами реформы не делаются. Они, ведь, тоже хотели как лучше. И он увидел на их примере, куда благородные помыслы, чистые души могут завести, в какой ад террористических, говоря по-современному, замыслов. То есть благими намерениями вымощена дорога в ад – вот что он увидел.

Его реформы тоже неизвестно чем бы закончились. Если бы он реформировал масонство по своему разумению, оно бы просто погибло в России. Если бы он реформировал духовенство, как он хотел, сделать из духовенства уже полный придаток государства, то есть все, так сказать, превратить в государственные институции, то это, я думаю, вообще окончательно бы православию сломало хребет. Если бы он провел реформы со своим железным непреклонным скрупулезным характером, например, реформы административные, это могло бы привести к полному параличу государственного аппарата. Тут он увидел, как бы, в еще большей крайности к чему приводит реформаторский пыл и зуд нетерпения. Вот отчего он плакал.

То есть они в молодости делали то, что и он в молодости хотел. Только он верил в силу уставов, бумаг, подписей и государевой воли, а они уже верили только в шпагу, в пистолет и в бомбу. Вот это для него было очень и очень горькой констатацией. Оказывается, суть реформ совсем не в том, и он при всем громадном уме, возможно, ее так и не уловил.

Н.АСАДОВА: Но, все-таки, кстати, он сам изменился после ссылки в Сибирь, да? Когда он был генерал-губернатором Сибири.

Л.МАЦИХ: Слово «ссылка» надо понимать правильно: это была командировка в Сибирь, да? Он же был даже не в ситуации декабриста и, уж тем более, не в руднике где-нибудь. Он был генерал-губернатором, он был чиновником и, кстати, реформировал Сибирь по своему разумению, и неплохо, с будущим декабристом Батеньковым в этом преуспел. Но там в чем было отличие того его периода жизни от петербургского? В Питере было чистое теоретизирование, сплошные схемы, сплошные шахматы людские. А здесь была реальная жизнь с купцами, мужиками, разбойниками, ушкуйниками, старообрядцами, эвенками, юкогирами, со всеми этими племенами. Вот с этим он столкнулся. С пьянством, с взяточничеством, с реальными людьми. И, конечно, он не мог не изменится. Он же был именно очень умен. Тут-то он, кстати говоря, и понял, что очень многие его благие помыслы были абсолютно утопичны, никуда бы не привели кроме тупика.

Н.АСАДОВА: Альфия нам пишет: «Добрый вечер. Не кажется ли вам, что личность Сперанского – блестящее подтверждение гумилевской мысли о пассионариях и их роли?»

Л.МАЦИХ: Ну, в каком-то смысле да. Много фактов подтверждает теорию Льва Николаевича о пассионарных личностях. Он был в высшей степени пассионарным. Но если уж говорить в терминах Гумилева и Альфии, нашей слушательницы, то это был такой, знаете, холодный пламень. Это был, все-таки, человек, который, мне кажется, бесконечно презирал людей, и реформы, которые он затевал, он затевал ради правильно поставленной, сыгранной комбинации, некоей его абстрактной схемы.

Н.АСАДОВА: И, кстати, их спор с Карамзиным как раз и заключался в том, что Карамзин считал, что личность – самое важное и первичное, а он считал, что институции.

Л.МАЦИХ: Ну, конечно. В том-то и дело, в том-то и дело. Но Карамзин-то как раз людей знал. Карамзин, во-первых, он был по темпераменту не такой, он знал страсть, он влюблялся, у него были жены, любовницы. А этот человек после своей любви и смерти его вот этой английской супруги никаких страстей-то, собственно, сильных и не знал. Поэтому едва ли такой человек, который к людям относится как к неким математическим или шахматным символам, едва ли он мог на звание реформатора претендовать. Он был в высшей степени пассионарным, но это был такой, вот, ледяной пламень, если можно так сказать. В этом была уникальность его судьбы, его громадного дарования. Но именно это, вот, ледяной пламень его рассуждений, лед его риторических, исключительно правильных фигур, изумительно выстроенных периодов речи, именно это возбуждало к нему такую ненависть, вплоть до того, что как Вигель его объявляли чуть ли не дьяволом.

Н.АСАДОВА: Наташа пишет: «А как относился к Сперанскому Пушкин? Есть упоминание этого персонажа в произведениях поэта».

Л.МАЦИХ: Да. Конечно. Но Пушкин... Во-первых, мы же считаем априорно, что Александр Сергеевич всегда прав – это не всегда верно, кстати. Даже и Пушкин, величайший гений тоже не всегда и во всем был прав. Так, например, в его оценке личности Бориса Годунова или Сальери он очень ошибался. Теперь мы уже знаем об этом. Это не делает его произведения менее гениальными, но историческая канва не соблюдена. Но он и не стремился к этому.

Он писал, что Сперанский и Аракчеев – это, как бы, 2 духа той эпохи. И Аракчеев для Пушкина воплощал демоническое начало, а Сперанский – доброе, ангельское. Ну, это колоссальное преувеличение. И Аракчеев очень демонизирован был позднейшей историографией, особенно советской, которая делает из него тупого солдафона – отнюдь, он не был таким.

А Сперанский – ну, менее всего был похож на ангела, поскольку ангела мы представляем себе как существо, сочувствующее человеку. А Сперанский был бесконечно от этого далек. Он никаким сочувствием вообще не обладал. Им правил исключительно расчет и целесообразность.

Н.АСАДОВА: Так, опять аноним нам пишет: «Какой смысл рассматривать роль масонов в тогдашней общественной жизни, если все более или менее просвещенные и занимавшие видное положение люди были масонами?»

Л.МАЦИХ: Именно потому и есть смысл, уважаемый аноним. Ибо если мы хотим понять историю страны – а мы именно это и хотим – то следует понять, какими идеями, какой идеологией, каким кругом мыслей эти люди руководствовались. Особенно когда речь идет о людях столь выдающихся дарований как, скажем, Карамзин и Сперанский, два оппонента в нашем случае. А если не понимать прошлого, то не поймешь ни настоящее, не будущее, ибо кто не знает прошлое, обречен вечно повторять его ошибки.

Гете, выдающийся масон писал: «Кто не видит вещим оком глуби трех тысячелетий, тот в невежестве глубоком день за днем живет на свете».

Н.АСАДОВА: Таня нам пишет: «Может быть, масонство было просто модно? А люди там были разные». Безусловно.

Л.МАЦИХ: Танечка, это великое открытие делает вам честь. Это, безусловно, так, да. Так всегда и везде в любой модной тусовке, говоря по-современному. Я уже приводил в одной из первых передач фразу греческого поэта: «Худших везде большинство», кроме, разумеется, нашей аудитории. Поэтому ничего удивительного, что большинство людей были обычные, суетные, подверженные таким сиюминутным интересам и страстям. Но мы, ведь, говорим о людях-вехах, о людях-столпах. А, вот, их-то идеология для нас вдвойне и втройне интересна.

Н.АСАДОВА: Мы еще успеем буквально несколько смсок прочитать. Я напомню телефон для смсок: +7 985 970-45-45. Если хотите задать просто последний вопрос, то задавайте скорее. А мы, пока вы нам пишете, подведем итог сегодняшней передаче, сегодняшней теме.

Л.МАЦИХ: Итог, я думаю, должен быть таким. Михаил Михайлович Сперанский – выдающаяся личность. Он – плод великих реформ и плод в каком-то смысле масонских устремлений. Человек из самых-самых низов пробился на фантастические верхи, еще более даже, чем герой прошлой передачи Воронихин. Шутка ли: стать вторым человеком в государстве, всесильным вельможей?

Н.АСАДОВА: Кстати говоря, очень интересная история. Он до конца жизни своей день рождения праздновал следующим образом. Он расстилал овчину и грязную подушку, и спал таким образом. Когда его спросили: «Зачем вы это делаете?» Он ответил, что «таким образом я хочу никогда не забывать о своем происхождении».

Л.МАЦИХ: Ну, может быть, тоже анекдот исторический. Но очень, во всяком случае, характерно: он-то точно не забывал, и в отличие, скажем, от Ломоносова и Воронихина он этим гордился. Он всегда гордился, что он из простых. Сперанский задумал грандиозные реформы, и нет никаких сомнений, что столь огромный масштаб преобразований мог прийти в голову только масону. Ибо только масон Баженов мог подумать о реконструкции Кремля, то есть практически полной его переделке, только масон Новиков мог придумать полностью изменить образовательную ситуацию в России, только масон Сперанский мог придумать полностью изменить весь государственный быт.

План государственного преобразования графа М.М. Сперанского

Н.АСАДОВА: Вообще, им была свойственна гибкость мысли и какая-то незашоренность.

Л.МАЦИХ: Незашоренность и дух инновации. Потому, кстати говоря, на все инновационные должности масонов, прежде всего, и назначали. Но в данном случае его роднит с великими мечтателями вот этот дух грандиозности реформ, здесь, прежде всего, огромность замысла. Его реформы не осуществились, и очень может быть, во благо. Но мы должны помнить, каковы эти были реформы, каковы были планы его.

Н.АСАДОВА: Но во многом, благодаря ему, отменили, ведь, Николай I отменил крепостное право.

Л.МАЦИХ: Его отменил Александр II.

Н.АСАДОВА: Ой, я прошу прощения, да. Но во многом, во многом...

Л.МАЦИХ: Которого учили по прописям, составленным Сперанским.

Н.АСАДОВА: Да. А при Александре I отпустили 47 тысяч крепостных крестьян.

Император Александр I

Л.МАЦИХ: Не так мало. Да, были некоторые, так сказать, зарницы тех реформ, той огромной бури преобразований, которые он задумал. Иной раз важнее то, что не осуществилось, чем то, что осуществилось. И именно так мы и судим о прошедшей эпохе.

Н.АСАДОВА: Ну и вот на последний вопрос, я думаю, вы сумеете ответить. Мария: «Членство в ложе было пожизненным? Или могли кого-то исключить?» Ведь, наш сегодняшний герой – он сам вышел из масонства.

Л.МАЦИХ: Он сам. Он поехал в Пермь, и там никаких масонов не было. И он, как бы, прервал по факту общение с братьями. Хотя, потом он пытался даже в Петербурге по возвращению это членство восстановить, если говорить о нем. А, в принципе, из ложи можно было выйти добровольно и, в общем-то, это никак особо не наказывалось. Хотя, приветствовалось вступление в ложу уже до конца дней, и масоны очень не любили, когда кто-либо нарушал обет братской верности.

Н.АСАДОВА: Я, все-таки, не очень, кстати говоря, поняла, почему тогда ушел Сперанский? Только просто потому, что не было рядом братьев в Сибири?

Л.МАЦИХ: Ну, как вам сказать? Вот, если человек, скажем, попал в среду, где нет в обращении рублей. Он перестал рублями пользоваться, да? Потому что их там некому отдать. В Перми не было масонского сообщества. Это была тогда глухая-глухая российская глубинка, периферия в самом дурном смысле этого слова в отличие от нынешней Перми, культурной столицы. Поэтому... А с кем бы он там масонские вел диалоги? О каком собрании братьев могла идти речь? То есть он остался в душе своей масоном и мистиком, и продолжал им быть до конца своей длинной и полной перипетий жизни.

Н.АСАДОВА: Ну вот Мария спрашивает: «Будет ли книга Леонида о масонстве? Купила бы за любые деньги». Я думаю, эта информация вам очень понравится. Ну а мы прощаемся на сегодня. Услышимся на следующей неделе. Всего доброго.

Л.МАЦИХ: Всего наилучшего.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/651544-echo/

Масоны и война 1812 года (03.02.2010)

Н. КОТОВ: В Москве ноль часов и уже, практически, девять минут. Как вы слышали, Наргиз Асадова в программе… не знаю, как вам покажется – хорошо или плохо, это не она охрипла. Просто у микрофона Николай Котов. Ну а наш главный гид по истории масонства, как всегда, Леонид Александрович Мацих.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. КОТОВ: Добрый вечер. Ну и сегодня у нас тема – «Участие масонов в войне 1812 года». Ну, естественно, наверное, Ну, естественно, наверное, с 1812 годом у нас связано в основном только с одним…

Л. МАЦИХ: Нет, связано со многими, конечно, Коля. Но главная фигура, которая затмевает собой многих и в лучах славы которого все купаются – это, конечно, Михаил Илларионович Кутузов. А поскольку он был не только великий военачальник, спаситель Отечества, таков был его официальный титул, но ещё и выдающийся масон, то он и будет главным героем нашего рассказа.

Н. КОТОВ: В принципе, про Михаила Илларионовича Кутузова… вспоминая свои школьные годы, наверное, многие знают, что он был когда-то учеником Суворова, потом 1812 год. И многие, если историей дальше не увлекались, почему-то 1812 год – и заканчивается Кутузов.

Л. МАЦИХ: А он не так долго прожил после этого. Он в 1813 году, в Бунцлау, это в Германии Восточной, он уже и помер. Он был уже очень пожилой, и командование ему вручило, даже против воли Александра, кстати, благодаря давлению масонских кругов, как сейчас бы сказали, масонского лобби, Александр Кутузова не жаловал.

Н. КОТОВ: Ну вот поэтому я и говорю, что исторически хорошо, что сейчас есть Интернет, где можно почерпнуть очень многое, или, по крайней мере, взять книги, где-то найти и подсчитать. Во всяком случае почему-то о Кутузове… все знают, что великий полководец, и все знали, что война 1812 года – это основные. А то, что было много сражений…

Л. МАЦИХ: …до того.

Н. КОТОВ: Да, и много ранений. Все знали, что у него ранение было где-то под Измаилом, это не совсем так.

Л. МАЦИХ: Ранение под Измаилом было, но глаз, который сделал его столь примечательным, его правый глаз перестал видеть, это ранение было в Крыму. Там он получил пулю в висок, чуть не помер, но относительно легко отделался. И только одним глазом. Но вторым он продолжал видеть. Кстати, это было ещё при Екатерине, она оплатила ему полностью лечение за границей, весь пансион. Она его очень ценила. Ценил его и Суворов. Он не был прямым учеником и преемником учеником и преемником, но у них были разные совершенно характеры. Но Суворов ценил его, однако. И при штурме Измаила сказал, что генерал Кутузов был на моём левом фланге, но был моей правой рукой. Вот так он написал в рапорте своём.

Н. КОТОВ: Вы знаете, давайте мы сейчас послушаем портрет и после этого может что-то будем дополнять и может что-то к этому портрету…

Л. МАЦИХ: К облику великого полководца?

Н. КОТОВ: Конечно!

Л. МАЦИХ: Договорились!

БРАТЬЯ. Договорились!

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ

Господь, видимо, бережёт его для чего-то, - именно так говорили о Кутузове офицеры после того, как будущий победитель Наполеона получил второе сквозное ранение в голову. Пуля вновь прошла через его череп, а Кутузов вновь остался жив, хотя и окривел в результате на один глаз. Случай уникальный, ибо подобные ранения в подавляющем большинстве случаев заканчиваются смертью. Но Кутузов был везуч. Удача очевидно пометила его особым знаком ещё в детстве и сопровождала всю жизнь.

В первый раз фортуна улыбнулась ему ещё в отрочестве, когда он попал в дворянскую артиллерийскую инженерную школу, где проявил себя как весьма способный весьма способный и одарённый ученик. Везло Кутузову и в дальнейшем. Дело в том, что, оказавшись в армии, молодой офицер попал сперва под начало полковника Александра Суворова, затем генерала Петра Румянцева. То есть, грубо говоря, под крыло к самым крупным российским полководцам второй половины XVIII века.

С ними же Кутузов прошёл и Турецкую войну 1768-1772 гг. В 25 лет получил чин подполковника, несколько раз был представлен к наградам за храбрость. Впрочем, этим мог бы похвастаться каждый третий офицер Императорской армии. Слава пришла к Кутузову тогда, когда он её, вероятно, совершенно не ждал.

В глубокой старости, когда умудрённый опытом полководец разменял седьмой десяток. Впрочем, дело даже не в возрасте, а в том, что император Александр не слишком жаловал Кутузова. Не любили старого генерала и в армии, однако в самый трудный для страны момент, вскоре после наполеоновского вторжения именно Кутузов был назначен главнокомандующим российскими войсками. И старый лис, собирав от обороны, неожиданно одолел могучего льва.

Причём, сделал это, не выиграв ни единого сражения. Кутузов просто отступал, игнорируя письма императора, который требовал сражения. Одна битва – Бородинская – правда, состоялась. Но её полководец дал нехотя, как бы для «галочки». А тактика отступления, холодная зима и атаки партизан, а также умелое маневрирование и неизменная кутузовская удача в конце-концов привели к успеху.

Наполеон бежал, потеряв почти всю свою могучую армию, а Кутузов стал народным героем, увековеченным в архитектуре, живописи, топонимике и литературе. Впрочем, славой победителя он наслаждался недолго. В апреле 1813 года полководец умер. Как будто господь берёг его только для того, чтобы однажды этот хитрец и везунчик одержал победу над одним из величайших полководцев всех времён.

Н. КОТОВ: Это был Евгений Бунтман. Ну как, Вы согласны с этим портретом?

Л. МАЦИХ: Портрет хорош, но есть ряд штрихов, с которыми я бы поспорил. Во-первых, я не очень согласен с тем, что Кутузова не любили в армии в момент его назначения во время наполеоновского нашествия, командующим. Его как раз любили! Не любили его предшественника – Михаила Богдановича Барклай-де-Толли. И Кутузов инспирировал это, это не делает ему чести, но это было, это факт, из песни слов не выкинешь, это было, он инспирировал травлю Барклай-де-Толли. И его любимцы, его ставленники – Багратион, Ермолов, Раевский, Платов, они как раз в травлю Барклай-де-Толли внесли большой вклад.

А тактика Барклай-де-Толли была верной и Кутузов, сменив его, он эту тактику и продолжал. Насчёт того, что он не выиграл ни одного сражения – это не так. Во-первых, Бородинское сражение было колоссальным. И русские считают, что они победили, и французы, уж такова была судьба этого великого сражения. Но зато потом он выиграл сражение под Малоярославцем и под Тарутином. Он свой план, а план у него был, он его полностью в жизнь воплотил. И в этом смысле даже гениального Наполеона переиграл. Он выигрывал сражения.

И поэтому нельзя сказать, что он уж так просто за счёт своей лисьей хитрости и холодной зимы заставил Наполеона бежать, именно бежать, с позором отступить из России. Нет, это был очень мудрый стратегический план, основанный не только на природных условиях, но и на хорошем знании психологии и на великолепном знании стратегии. И Кутузов его осуществил, он не зря заслужил звание спасителя Отечества. Без него никто бы этот план не сумел бы ни разработать, ни воплотить. Не было бы такого морального авторитета.

Н. КОТОВ: У меня единственный всегда вопрос возникал. Ведь в то время Москва не была столицей, всё-таки, был Петербург.

Л. МАЦИХ: Давно был Петербург, но все говорили «древняя столица» или «вторая столица». И духовной столицей России, конечно, была Москва. Тут святыни, тут Кремль, тут соборы.

Н. КОТОВ: Но если бы она ещё была бы просто столицей, как Вы думаете, отдали бы Москву или нет?

Л. МАЦИХ: Отдали бы всё равно, да. Но ещё с большими сожалениями. Наполеон твёрдо решил Москву взять. И оборонять её не было сил. Надо же учесть, какие были обстоятельства тогда. У Наполеона была почти трёхкратное численное преимущество, об этом многие забывают. Тогда даже Россию изображали в виде библейского пастушка Давида, а Францию наполеоновскую в виде огромного силача Голиафа, из библейского рассказа, из «Книги царств», французские соединённые войска, «двунадесят языков», как тогда говорили, они соединяли в себе войска всей Европы, и генералы были какие!

Кутузов очень трезво оценивал ситуацию. Дать сражение – это не шутка. А далее-то что? А если бы Наполеон разбил? А у Кутузова был такой опыт. Он уже проиграл Наполеону несколько сражений, в том числе сокрушительное потерпел поражение под Аустерлицем. Он это отлично помнил.

Н. КОТОВ: Ну вот, мы так увлеклись, в принципе, войной 1812 года….

Л. МАЦИХ: Когда два мужика, и нет тут женщин, то ясно – они говорят о войне с особым удовольствием.

Н. КОТОВ: Всё-таки, давайте начнём с того, вернее, продолжим, как Кутузов пришёл в масонство?

Л. МАЦИХ: Тогда масонство в русской армии было исключительно распространено, особенно в элитных частях. Таковыми считались гвардия, естественно, лейб-гвардейские подразделения, флот. Они были на две трети офицерство состояло в масонских ложах. И Кутузов не составлял исключение. Он из очень хорошей фамилии, он вступил ещё в ложу в Пруссии, он за свою масонскую карьеру умудрился стать мастером, т.е. главой двух зарубежных лож и одной российской, но шведского обряда. И, кстати, удостоился неслыханной прежде ни для кого масонской награды. Его назвали зеленеющий лавр. Это было его масонское звание, именно не прозвище поэтическое, а именно звание.

И он получил некий масонский девиз – победами себя прославишь. Это блестящим образом сбылось. Не для того ли судьба его хранила? Он, кстати, верил в своё провидение. К масонам он пришёл, как он сам говорил, чтобы смирить себя от бурь мира и века, хотя он отнюдь не смирился, он продолжал быть и бонвиваном, и гастрономом, он любил выпить, был любителем женщин, отнюдь он не был отшельником. Но масонство дало ему внутреннюю дисциплину и ощущение своей правоты в самых трудных ситуациях. А этого ему как раз, мо жжет быть, иной раз не хватало по молодости, в отличие от Суворова.

И масонство дало ему некий внутренний стержень, который оказался абсолютно непоколебимым, и он пронёс его через все испытания.

Н. КОТОВ: Вы упомянули Суворова. После того, как Суворов сошёл с арены, после него армия оставалась такой же боеспособной, которая перешла к Кутузову, или она уже немного растеряла за это время свои какие-то качества, которые были при Суворове?

Л. МАЦИХ: Конечно, растеряла. Всегда, когда умирает великий человек – это неизбежная прореха. Поскольку роль личности громадна, особенно такой грандиозной, какой был генералиссимус Суворов. Кроме того, померли ветераны, его чудо-богатыри. Некоторые были очень в годах, и раны старые, и увечья.

Н. КОТОВ: Допустим, гвардия Наполеона при этой войне?

Л. МАЦИХ: Да, вроде того. Кроме того, часть генералов боевых и часть офицеров состарились, и за эти 12 лет они ушли в отставку. И потом, Александр, несмотря на дней его прекрасное начало, Александр совсем не был полководцем, и в армейских делах вообще ничего не понимал, проблема была в том, что он отдавал порой очень противоречивые приказы, и армия потеряла свой боевой дух, уверенность в своей непобедимости, может быть, это главное, которая была при Суворове в любых обстоятельствах.

И боевое оснащение тоже страдало. Потом он стремился всё время как-то, Александр, выстроить свою внешнюю политику очень неуверенно. То он дружил с Наполеоном, то он заключал против него коалиции. Не знали люди, против кого дружим. А вот это как раз разрушает боевой дух армии. Как это не парадоксально, армия вернулась к своим прежним боевым стандартам только после наполеоновского нашествия. Солдаты реально почувствовали, что они воюют не за царя и не за генералов, и не за чьи-то интересы, а реально за Отечество. Это была действительно Отечественная война. Но для этого нужна была встряска нашествия.

Н. КОТОВ: Кстати говоря, по поводу встряски и нашествия. Мне интересно то, что, допустим, Кутузов скорее всего… как бы это сказать… при отступлениях, при поражениях, можно сказать, и прочего, Кутузов всегда, наверное, он, вроде бы, сохранить армию хотел, но с другой стороны он, может быть и понимал…

Л. МАЦИХ: Он был мастер манёвра, Коля. Тут надо понимать это – отступление не есть поражение – это его любимый афоризм. Он сейчас присутствует в нашем разговоре и отвечает на Вашу реплику. Он был великолепный мастер манёвра. Он, кстати, из-под Аустерлица от полного поражения армию спас, до этого под Ульмом в Австрии. Он ведь отлично усвоил суворовскую науку манёвра. Но он был гораздо более осторожен, чем Суворов. У него не было безоглядной смелости. Кроме того, он превосходно понимал, что в столкновении один на один оперативный гений Наполеона гораздо сильнее, чем у него. Он трезво оценивал свои способности.

Поэтому отступление иной раз несовершение ошибки было равносильно победе. Он был очень умный, очень хитрый и очень трезвомыслящий человек. Именно такой тогда был нужен. Без бравады, без излишнего гусарского молодечества, без воплей: «Не смеют, что ли, командиры чужие изорвать мундиры?!» А вот он-то как раз малой кровью, с малыми потерями сохранил армию и Наполеона изгнал. Он очень далеко смотрел вперёд. В этом ему, пожалуй, не было равных. Но в оперативном столкновении Наполеон бы его побил. У Наполеона не было равных вообще в мире.

Н. КОТОВ: Коли зашла речь о талантах Кутузова, так же и Наполеона, были ли ещё генералы, полководцы с той и другой стороны, которые входили в масоны?

Л. МАЦИХ: Безусловно! Очень много было. Хороший вопрос и очень своевременный. Тогда ведь масонство было, пожалуй, самой распространённой общественной организацией в Европе. Не могло не быть. Со стороны французов их было даже меньше. Но со стороны России, безусловно, были люди разных национальностей, служивших русскому царю: немцы, поляки, сами французы, шотландцы…

Н. КОТОВ: «Он не немец, он шотландец», - как в том фильме.

Л. МАЦИХ: Да. Да. Но Бениксен был немец, Милорадович был серб, Багратион – грузин. Кстати говоря, это именно интернациональное войско сражалось за Россию. Об этом важно не забывать, кстати. Никто тогда не говорил «Россия для русских», и патриотический подъём не перешёл грани шовинистического угара. А вот это нужно поставить в заслугу и тогдашнему русскому обществу, и царю Александру, и всей интеллектуальной элите тогдашней России.

Но, возвращаясь к вопросу о масонах, масоны были. Но для масонов ведь национальный вопрос никогда большого значения не имел, не было важно, кто брат по национальности. В период войны национальный вопрос всегда всплывает на поверхность и становится наиважнейшим. И русские масоны приняли однозначное решение о том, что они выбирают первенство российской присяги, верность царю, верность флагу, Отечеству над масонскими клятвами. Они организовали несколько лож и даже несколько орденов именно специально под военную годину.

И покрыли себя в этом смысле такой славой, что не только император Александр, который сам состоял в братьях, но даже Николай, его брат, масонов не любивший, он пожелал, когда устанавливал Александрийскую колонну в Питере на Дворцовой площади, пожелал увековечить это событие и приказал любимый масонский символ – лучезарную дельту укрепить вокруг на ограде Александрийской колонны.

Н. КОТОВ: Кстати говоря, мы сейчас к этой колонне и перейдём. На Дворцовую площадь вышел наш питерский корреспондент Алла Максимова. И вот что она узнала от своих сограждан о том, что они знают об этом или нет.

А. МАКСИМОВА: Всевидящее око Александровской колонны никому из опрошенных рассмотреть не удалось по вполне прозаической причине – его, вместе с обрамляющим дубовым венком попросту занесло снегом. Поэтому задачу прогуливающимся по Дворцовой площади пришлось упростить. Каждому из них в качестве подсказки досталось кодовое слово – «глаз». Дальше домысливали сами. Наталья, инженер, первая из опрошенных смекнула, что под снегом скрывается непростой глаз, а потом сделала предположение о вполне функциональном назначении символа.

НАТАЛЬЯ: Образ всевышнего может быть? Я не знаю… Наслаждаться красотой того, что может представить Эрмитаж.

А. МАКСИМОВА: Подруга Натальи, Елена, выдвинула экзотическую версию. По её мнению, создатели пьедестала колонны могли вмонтировать туда видеокамеру. То, что колонну установили в начале XIX века, Елену не смутило.

ЕЛЕНА: Может быть, тогда уже было всё так продвинуто, что это снималось для того, чтобы нашему поколению это можно было продемонстрировать? Мы не знаем, а там какая-то запись, представляете! Я думаю, что тогда такие продвинутые люди были.

А. МАКСИМОВА: Олег приехал в Петербург из Нового Уренгоя специально ради концерта группы «Depeche Mode». На Дворцовой он впервые и проследив за направлением взгляда ока, здания перед собой не узнал.

ОЛЕГ: Ну вот на то, я думаю, здание должно быть всё направлено. Это вообще что у вас? Это что за здание? Ну что-то наблюдать там должен, что-то оккультное с этим связано.

А. МАКСИМОВА: Ещё один северянин, Сергей, полагает, что всевидящее око связано с восточными практиками, и потому смотрит именно туда.

СЕРГЕЙ: На восток смотрит, можно долго думать, я его не вижу, его нет там.

А. МАКСИМОВА: Религиозную тему подхватила и Татьяна Алексеевна, профессор, доктор химических наук. Она уверена, что Огюст Монферран прибегнул к такому символу, чтобы заручиться поддержкой православных в православной стране.

ТАТЬЯНА АЛЕКСЕЕВНА: В любом православном храме око всегда присутствует. Я не думаю, что у Монферрана оккультные практики, он не был православным по крови, он был католиком, просил себя похоронить в Исаакиевском соборе, ему отказали. Но он понимал, что работая в православном государстве, он канон православный должен соблюдать.

А. МАКСИМОВА: Вторит Татьяне Алексеевне и Галина Владимировна, тоже химик. Монферран был ещё и дипломатом, - рассказала она.

ГАЛИНА ВЛАДИМИРОВНА: Я о нём много слышала и читала, помимо того, что он был гениальный архитектор и художник, он был ещё политик, он мог со всеми сильными мира сего в России поддерживать хорошие отношения.

А. МАКСИМОВА: А вот студент Игорь связал назначение ока с людьми, которые когда-то могли быть инициаторами его появления на Дворцовой площади.

ИГОРЬ: Смотрит на всю его семью, освящает, чтобы в России было всё хорошо, чтобы все были живы и здоровы.

А. МАКСИМОВА: Василий Степанович назвал себя человеком, который хочет состояться. Он, как и Игорь, вспомнил правителей, не только правящих, но и правящих.

ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВИЧ: Раньше правители здесь были, а сейчас в другом месте. Я думаю, что надо перенести его туда, где сидят ребята и за ними присматривать строго.

А. МАКСИМОВА: «А вообще, - подвёл итог Василий Степанович, - всевидящее око на колонне – это источник. Источник позитивной энергии. Дело нашего и последующих поколений – этот источник сохранить».

Н. КОТОВ: Вот такой вот опрос.

Л. МАЦИХ: Не так плохо. Не так плохо. Монферран, кстати говоря, Огюст, он ведь тоже был масоном. И в доме на Мойке на Питере он так и назывался – дом каменщика. Но в данном случае он бы не рискнул без соизволения Николая, не те были времена, не рискнул бы установить такой знак без прямого одобрения. Это было признание Николаем заслуг, которые масоны, офицеры, генералы, фельдмаршалы внесли в дело разгрома Наполеона. Ведь кроме Кутузова были ещё люди. До него были два фельдмаршала – Мордвинов и Репнин, великие генералы, скажем, Воронцов, Витгенштейн, то есть люди, которые покрыли российское оружие бессмертной славой.

Среди офицеров число их можно до бесконечности умножать. Со стороны французов тоже были известные фамилии – Мортье, такой знаменитый маршал, один из любимцев Наполеона, Удино, они были масонами. А почему сражались друг против друга? Я уже сказал. В данном случае национальное, как обычно во время войны, перевесило мировое, космополитическое, интернациональное. Это бывает. Но надо отдать должное российским масонам, оказавшись в Германии и во Франции уже во время похода против Наполеона на его территории, они стали организовывать новые ложи и брали туда специально французов и немцев, в том числе и тех, кто против них с оружием в руках воевал, чтобы показать, что масонские идеалы для них не пустая декларация, они о них помнят. И хотя година трудная, военная, они продолжают эту практику братства применять.

Когда уже судьба войны была решена и вопрос отречения Наполеона, капитуляции Франции был решён, множество таких лож было организовано именно в Германии и Франции русскими офицерами и генералами.

Н. КОТОВ: Кстати, я вот забыл напомнить радиослушателям, что могут присылать свои вопросы на смс нам +7-985-970-45-45, вопросы идут, мы потом к ним обратимся. А вот интересно, в принципе, в масонском братстве был такой список, когда после войны, вот после этой войны мы потеряли таких-то наших братьев?

Л. МАЦИХ: Было, конечно. Об это говорили, кстати, на панихиде по М.И. Кутузову, когда он умер, он был уже совсем плохой в этом походе…

Н. КОТОВ: Ну, много ранений у него.

Л. МАЦИХ: Ранений, и он никогда не отличался в последние годы очень сильным здоровьем, такая жизнь и молодых сводила до времени в могилу, а уж пожилого, больного человека… Когда он помер, то солдаты выпрягли лошадей и волокли его гроб, эту повозку, на себе. Его похоронили в Казанском соборе, в твердыне, храме масонском, который построил Воронихин, по масонскому обряду, а потом, через год, прошла панихида, которая полностью в масонские погребальные каноны укладывалась.

Там сказали речь представители разных масонских лож и представители трёх национальностей – русский, немец и француз, для масонов это был принципиальный момент. И каждый говорил о том, сколь невосполнима потеря с уходом «зеленеющего лавра», но говорил так же и о том, что победа над деспотизмом, как они называли победу над Наполеоном, она только укрепила масонские идеалы свободы, равенства и братства и теперь солнце свободы над Европой воссияет. Хотя реальная политическая ситуация была совсем не такова.

Н. КОТОВ: Кстати, в те годы, 1812, чуть ранее, это был самый расцвет масонства?

Л. МАЦИХ: В армии?

Н. КОТОВ: В армии и в России.

Л. МАЦИХ: Нет, я думаю, нет. Расцвет был при Екатерине, при матушке-государыне, до начала её гонений в 1790-х годах. А при Александре было уже не так в силу его осторожного такого, всегда двусмысленного и неопределённого характера. Ведь Пушкин не зря о нём сказал:

Плешивый щеголь, враг труда,

Нечаянно пригретый славой,

Над нами царствовал тогда.

Он, может быть и не вполне соответствовал такой уничижительной характеристике, но он был человеком очень нерешительным, мягким, так и не определившимся, в какую сторону ему рулить – в сторону ли европейских реформ или в сторону азиатского, классического византийского самодержавия. Он метался. И при таких условиях никогда столь свободолюбивое общественное движение, как масоны, не могло вполне процветать.

Н. КОТОВ: Кстати, пришли первые вопросы, допустим, от Евгения. «А генерал Барклай-де-Толли и наш противник Наполеон тоже были масонами?

Л. МАЦИХ: Наполеон однозначно нет. Никаких сведений нет, чтобы он хоть раз заинтересовался вступлением в масонскую ложу. И он не был масоном, это точно совершенно, а Барклай-де-Толли – да. Он не был в таких масонских степенях, как Кутузов, но он в каком-то смысле жертва этой войны, он был невинно оклеветан, он был ненавидим во время отступления.

При Бородинском сражении он при всех орденах, в шляпе с огромном плюмажем в полный рост ходил шесть раз в атаку, его ни одна пуля не задела. Он искал смерти. Но не нашёл. И после смерти Кутузова он возглавил армию, уже в 1813 году, в походе против Наполеона во Францию. Он был масоном. Были многие другие военачальники, очень такие значительные, как с той, так и с другой стороны. Мы об этом уже говорили.

Пришёл интересный вопрос: «Верно ли, что «зеленеющий лавр» Кутузов задумал специально сдать Москву Наполеону и сжечь её для того, чтобы уничтожить православные храмы?» - подписано Александр. Александр! Как не стыдно Вам такую бредятину повторять! Это информация клеветника и низкого человека Растопчина, который был тогда губернатором Москвы, негодяя во всех смыслах этого слова. Человек писал антифранцузские афишки и ненавидел всё французское, по-русски не мог двух слов связать, только по-французски изъяснялся.

Двуличный, подлый и мерзкий человек. В своих мемуарах он написал, какой негодяй, предатель и дурак был Кутузов, и какой был умница и благородной души человек он, Растопчин. Ну разве это не бред? Кутузов как раз противился поджогу Москвы. Он специально не сообщил Растопчину дату вывода войск с тем, чтобы Растопчин не успел свой идиотский план поджога замечательного города осуществить. И кстати, в этом смысле он Москву спас. Эвакуация прошла, а город остался цел. Потом Москва сгорела не потому, что были какие-то поджигатели, а просто из-за пьянства и из-за небрежности солдат.

Но обвинять Кутузова в том, что он сдал Москву, да ещё и с подлым умыслом уничтожить храмы, может только низкая душонка, вроде Растопчина. И Вы, Александр, либо бездумно повторяете эту гнусную клевету, либо Вы просто не дали себе труда подумать. Постыдитесь!

Н. КОТОВ: Много вопросов, т.к. этот период, 1812 год, описан многими нашими великими писателями, вопросы задают, как Вы оцениваете «Войну и мир» Толстого, в частности, описание личности Кутузова и Наполеона?

Л. МАЦИХ: Ну, как сказать… Нейтрально оцениваю. Лев Николаевич – великий художник. И как всякий великий художник пользовался правом на вымысел. «Война и мир» - это ведь толстовская интерпретация событий. Это не всегда совпадает с реальной канвой. Мы в прошлой передаче говорили о Пушкине. И о Толстом можно сказать то же самое. Тот же субъективизм и преувеличение некое. Кутузов изображён у него более объективно, Наполеона он явно не любит, Лев Николаевич не любил властолюбцев и деспотов, людей, которые мнят себя богами, а Наполеон был таким, отсюда и бонапартизм.

Поэтому Наполеон у него вышел немного гротескным. Реально Наполеон был, я думаю, куда серьёзней и куда значительней того фигляра, который иногда проглядывает на страницах толстовского романа. А вот Кутузов изображён очень правдиво, особенно его мучительное раздумье в монологе, когда он говорит: «Неужели это я допустил Наполеона до Москвы?» Такие мысли у него были. Но он понимал, что кроме него ни у кого нет морального авторитета санкционировать отступление от Москвы.

Н. КОТОВ: Кстати говоря, это, наверное, был такой шаг, взять на себя ответственность большую, чтобы действительно отступить.

Л. МАЦИХ: Потом и спаситель Отечества. Это был единственный спасительный шаг. И ни от кого другого армия такого бы приказа не приняла. Н о его авторитет был столь велик, что, скрипя сердце, все подчинились. Потом они признали его правоту и на коленях просили прощение. Кстати говоря, и сам Александр у его постели, умирающего Кутузова, он сказал: «Простите меня, Михаил Илларионович». Вот как… не всегда мысли великого человека понятны тем людям, которые вокруг. Особенно в горячке и в запальчивости.

Н. КОТОВ: Вот ещё приходят к нам вопросы на наш смс-портал +7-985-970-45-45. Николай Иванович просит: «Расскажите о семье и потомках Кутузова».

Л. МАЦИХ: У него много потомков. Голенищевы-Кутузовы – это славный род, нужно рассказывать несколько передач о всех ветвях этого славного дворянского рода, который восходит к татарским Мурзам, Кутузам, так же, как Рахманинов, Юсупов и многие другие. Это из той категории дворянства, его дочь, в замужестве Хитрово, была одной из самых знатных московских дам, содержательниц салонов, попасть к ней в салон было великой честью для интеллектуальной, духовной элиты того времени. Упомяну об этом, поскольку это имеет прямое отношение к нашей теме.

В её салоне собирался цвет московского и питерского масонства.

Н. КОТОВ: Ещё Николай Иванович добавляет: «И какое отношение к масонству имели Денис Давыдов и Матвей Платов?»

Л. МАЦИХ: Денис Давыдов был масоном, чего никогда не скрывал. И кстати, неоднократно получал выговоры за буйство и пьянство, к чему он был склонен, как добрый гусар, чего уж скрывать! Но его весёлость, его искренность, его храбрость абсолютная бесшабашная. Она всё искупала. Его за это обожали и крестьяне, когда он был в партизанском отряде, и гусары его, и все его сослуживцы, на него невозможно было сердиться. Но слова: «Вошёл и пробка в потолок», - которыми его Пушкин приветствовал, они действительно соответствовали его характеру.

Давыдов был. А Матвей Платов – нет. Платов настороженно относился ко всему иностранному, был такой франкофоб и он вместе с Шишковым, Кикиным возглавлял антизападную партию, он был большим поклонником такого всего квасного, как потом скажут, российского патриотизма, и к масонству у него никогда тяги не было.

Н. КОТОВ: Что касается ещё вопросов по поводу 1812 года. Вот Марина из Екатеринбурга благодарит Вас за интересные….

Л. МАЦИХ: Спасибо.

Н. КОТОВ: «Глядя на сегодняшнюю Россию, - она пишет, - и к чему привели желание перемен таких замечательных людей, возникает вопрос. Ведь не такой страны они хотели и хотят».

Л. МАЦИХ: Ну как Вам сказать… Это и да и нет. Видите ли, Марина, никто не знает в точности, чего он хочет. И когда речь идёт о столь гигантской стране, как Россия, это как большой корабль, его трудно резко поворачивать, а проблема в том, что пытались поворачивать резко. А это очень опасная вещь. Кроме того, как раз грозу 1812 года Россия выдержала блестяще. И народ проявил полную твёрдость и лояльность. Наполеон ведь рассчитывал общество расколоть. И, кстати говоря, не удалось поссорить разные народы между собой, скажем, татар или горские народы, они все однозначно выступили лояльными подданными Александра.

Единственный народ, пожалуй, в Европе, не только в Российской Империи, который Наполеона поддержал, были поляки. Потом они тяжко об этом пожалели. Так что как Вам сказать… Хотели, вероятно, более-менее той страны, которую получили. Всегда люди чего хотят, того и получают. Другой вопрос. В столь огромной стране у всех людей разное представление о том, чего должны хотеть.

Н. КОТОВ: Костик пишет: «Вспомните медаль «В память 1812 года». Там тоже есть око».

Л. МАЦИХ: Есть такая. Да, конечно, есть две специально масонские. Это в честь учреждения ордена русских рыцарей и чёрных рыцарей. Это две специальных военных масонских организаций, которые российское масонство, в основном офицеры, учредили для борьбы с наполеоновским нашествием.

Н. КОТОВ: Кстати говоря, у нас был вопрос в викторине по этому поводу. Он звучал – как называется новый орден, учреждённый российскими масонами для борьбы с наполеоновским нашествием?

Л. МАЦИХ: Угадали слушатели?

Н. КОТОВ: Да, есть победители. Правильный ответ – русские рыцари.

Л. МАЦИХ: Верно.

Н. КОТОВ: У нас кто стал победителем и получает аудио-книгу «Александр I» из серии «ЖЗЛ». Это Дмитрий Доставалов из Санкт-Петербурга, 21 год, студент.

Л. МАЦИХ: Молодцом!

Н. КОТОВ: Заканчиваются последние цифры – 455. Это Андрей, Москва, 29 лет, экономист, оканчивается на цифры 055. Алексей Сафонов, Волгоград, 35 лет. Здесь замечательные цифры – три нуля, как масонское.

Л. МАЦИХ: Что-то специальное.

Н. КОТОВ: Да. Игорь Бочкарёв из Мурманска, 45 лет, технолог, 918. Так что вот это победители. Получают аудио-книгу «Александр I» из серии ЖЗЛ. А по поводу орденов. В те времена, кроме этих орденов, на многих были масонские знаки, которые не замечали?

Л. МАЦИХ: Это я чуть-чуть поправлю, это были не ордена, а медали. Ордена носили имена святых – Анна, Владимир, Георгий. Георгий был высшей воинской наградой. Но тут любопытная штука была. Была учреждена ложа походная Георгия Победоносца. И знаком её была на Георгиевской ленточке, сейчас она всем знакома превосходно, пятиконечная звезда. С этого момента пятиконечная звезда стала неким официальным символом российской армии. А потом и советской. Пятиконечная звезда стала ассоциироваться с русской армией. Хотя в ту пору для большинства людей это был изначально масонский знак.

Если уж говорить об орденах, о наградах, пятиконечная звезда начала своё победоносное шествие в ряды российской армии именно в ту эпоху, благодаря учреждению масонской ложи.

Н. КОТОВ: Значит, если так следовать, Красная армия вообще полностью…

Л. МАЦИХ: Красная армия есть некий наследник великих традиций русской армии. Нельзя же всё начинать с нуля, как самые крайние из большевиков предлагали. Прямо летоисчисление новое. «Мы весь мир разрушим». Так можно доразрушаться. Поэтому Красная армия в лучших своих проявлениях была наследницей традиций российской армии, в том числе и в форме, а потом, в 1943 году и погоны ввели.

Н. КОТОВ: Ну даже знаки отличительные, если посудить, масонские получаются.

Л. МАЦИХ: Это знаки, которые стали восприниматься, как знаки воинского отличия. А чего тут стыдиться? Это славный знак. Он покрыл себя славой и ничем себя не скомпрометировал.

Н. КОТОВ: Вдогонку вопрос по поводу Льва Николаевича Толстого. Алексей пишет: «Растопчина Л.Н. Толстой видимо описал очень точно».

Л. МАЦИХ: Вот с Тастопчиным, пожалуй, да. Его очень не любило тогдашнее общество, и Лев Николаевич дал ему абсолютно уничижительную характеристику. Растопчин был мерзкой душонкой. Об этом с редкостным единодушием пишут все тогдашние мемуаристы. То есть, никто его не любил. Это нужно было постараться, чтобы такую о себе оставить память. Но вообще говоря, конечно, Льва Николаевича следует перечитывать, уважая его энциклопедические познания о войне. Но надо помнить, его общественная теория и вообще, его субъективный взгляд на историю очень во многом исказил то, как он изобразил события 1812 года.

Н. КОТОВ: Ну, здесь идёт очень много вопросов по поводу того, если среди современных военачальников, наверное, может наших российских, масонов?

Л. МАЦИХ: Я думаю, есть, почему бы им не быть? Я думаю, есть, это только укрепляет силу российской армии, точно так же, как наличие такого гениального полководца, как Кутузов, в своё время помогло выиграть войну 1812 года. А почему бы и нет, кстати!

Н. КОТОВ: Тут пошли вопросы уже и по поводу декабристов, были ли среди декабристов…

Л. МАЦИХ: Среди декабристов, разумеется. Павел Иванович Пестель, он служил под началом Кутузова ещё до войны 1812 года, и пользовался его покровительством. Очень многие декабристы были офицерами и они служили в армии. Их недовольство режимом александровским, это было обусловлено тем, что они увидели в Европе. Они увидели абсолютно иной строй жизни. Они вроде как победители, а возвращаются на родину, как полубесправные рабы. Отсюда резкий рост радикализации их потом. И их приход в такие, самые крайние, варианты декабристского движения.

Среди декабристов очень много было масонов.

Н. КОТОВ: Евгений спрашивает: «Масоны – католики, православные, протестанты?»

Л. МАЦИХ: Мы, Евгений, много раз отвечали на этот вопрос. Для масонов национальные и религиозные моменты не имели значения. Брат-масон мог быть протестантом, католиком и православным, теоретически и мусульманином, хотя в те времена это было, конечно, невозможно. Он мог быть любым по национальности: и поляком, и шведом, и немцем, и французом, и голландцем, и русским, и кем угодно. Масоны были принципиально люди интернациональные.

Н. КОТОВ: Ну вот тоже очень часто задаваемый вопрос. Поясните, что Вы считаете ужасным и неприглядным в масонстве?

Л. МАЦИХ: Ужасного нет ничего. Это как раз то движение, которому нечего стыдиться. Были отдельные, может быть, недостойные представители. Но прямо уж так ужасного я вспомнить за масонством ничего не могу. Кроме того, вы не забывайте, у масонов была строгая система внутреннего наблюдения. И братья, которые компрометировали высокое звание брата, члена ложи, они их просто исключали. И если там были какие-то поступки, вроде воровства, или там ухаживание за чужими жёнами, или беспробудного пьянства, или иных каких-то антиобщественных проявлений, как бы мы сказали.

А насчёт неприглядного… нет, я не знаю ничего такого. Мне кажется, масоны как раз из тех общественных движений, у которых доброе, светлое и позитивное начало намного превышает негатив. Ну а негатив есть везде.

Н. КОТОВ: После 1812 года масонство стало угасать или ещё держалось на высоком уровне?

Л. МАЦИХ: Держалось на очень высоком уровне. Особенно до некоторых реформ, которые Александр затеял, и в армии, и на гражданке масоны сохраняли очень крепкие позиции. И перемена была связана с тем, что Александр, мятущийся, непостоянный, непоследовательный человек, в очередной раз попал под влияние на этот раз самых реакционных представителей православного духовенства, самой мракобесной его части: архимандрит Фотий знаменитый и иные подобные люди. И он стал таким люто и по-простецки набожным, что резко контрастировало с его прежним свободомыслием показным и образом мысли европейского интеллигента.

И вот тогда последовали антимасонские запреты. В 1822 году даже вышел указ смешной, что все действующие офицеры, это через 10 лет после конца войны, должны были написать о том, что они обязываются под присягой ни в каких иных ложах не состоять, а в каких состояли, должны дать в этом полный отчёт. Это было воспринято с некоторым смехом, хотя за этим последовали и более серьёзные ограничения. Поэтому после 1822 года, ещё три года царствовании Александра, это был явный период такого зажима.

Александр всё более скатывался на позиции очень реакционного и изоляционистского православного мистицизма, утратил связь с реальностью, к сожалению. И многие из его постановлений того времени, они были откровенно глупы и плохи, как, например, военное поселение, детище Аракчеева, печально известное, целый ряд других указов. В том числе не делали ему чести эти антимасонские ограничения, поскольку он ограничивал тех людей, которые разделяли идеалы его юности, и которые под его началом сражались против Наполеона.

Но правда, эти ограничения, они закончились просто регистрацией масонов. Никаких мер, кроме закрытия лож, не последовало.

Н. КОТОВ: Что касается, если возвращаться к армии 1812 года, вот, кстати говоря, простые солдаты, они что-нибудь знали о масонах? И то, что командир у них… или это для них и не надо было знать?

Л. МАЦИХ: Я думаю, нет, они не знали. Во-первых, не надо преувеличивать уровень грамотности. Тогда ведь ситуация далека от нынешней, среди солдат очень редко находились грамотные. Они о таких страстях, как масоны, ничего и не слыхали. Они говорили, что за этого командира мы пойдём в огонь и воду, а за этим не пойдём даже в бабам в кабак. Солдаты с солдатской прямотой так и говорили. А кто он по национальности, какого рода, знатен, богат, масон ли, какие книги читает, для солдат по большому счёту было всё равно.

Я думаю, среди солдат и унтер-офицерства вообще таких понятий не было. Единственное свидетельство, которое я знаю, когда хоронили Кутузова, то некоторые из преданных ему ветеранов были удивлены, почему его хоронят по такому странноватому, как им казалось, обряду. Ну, им объяснили, что так принято. Но у солдат не было к этому интереса. Я думаю, они бы не поняли, о чём шла речь.

Н. КОТОВ: А в чём была странность обряда для меня, как для солдата?

Л. МАЦИХ: есть определённые особенности в масонском погребальном обряде. Есть определённый порядок чтения погребальных текстов, известных псалмов, которые при каноническом православном обряде не произносятся. Есть определённые движения, масонские символы приносятся на могилу. Вот это, может быть, людей, которые хорошо знали православную традицию, это удивило. Вообще, у масонов символика и обрядность очень развита. Поэтому нет ничего удивительного, что их погребальный обряд значительно отличался от общепринятого.

Н. КОТОВ: Очень хорошие вопросы приходят от женщин. Елена, Мария пишут, Наталья. Их интересует один вопрос – были ли среди масонов женщины?

Л. МАЦИХ: Нет, мои милые дамы, не было. Мы объясняли это много раз.

Н. КОТОВ: Да, но просто ещё раз. Они, наверное, хотели ещё раз, может это ошибка?

Л. МАЦИХ: Нет, что было, то было. Масоны – организация братьев, т.е. по определению только мужчин. Масоны ведь происходят от рыцарей тамплиеров и от монахов. Поэтому они унаследовали очень жёсткое не то чтобы женоненавистничество, не дай бог, но такую тенденцию – от женщин держаться в стороне. Хотя масоны женились, разумеется. Кстати, брату-масону при вступлении в ложу или в орден, ему дарили белые перчатки для себя и белые дамские перчатки, такие длинные до локтя для дамы. И говорили: «Это для той вольнокаменщицы, которую сочтёшь возможной, чтобы она разделила с тобой жизнь». В этом смысле сёстры братьев, да, они составляли лучшую сторону их жизни, семейную, любовную. Но непосредственно к работе лож и орденов дамы ни под каким видом в России не допускались.

Н. КОТОВ: Если так вспомнить, женщины в армии, если кроме Жанны-д-Арк…

Л. МАЦИХ: Кавалерист-девица – да. Это больше миф, легенда, исторический анекдот, чем правда больше. Ну да, наверное были. Но это колоссальные исключения, которые подтверждают правило. А вообще, у войны не женское лицо, - правильно сказала писательница Алексиевич. Война – это дело мужиков озверелых, и чем меньше женщины будут в ней участвовать, чем меньше будут женщины проливать крови, тем будет лучше. Роль женщины, она миротворческая, а не воинственно-агрессивная.

Н. КОТОВ: Жалко, не подписано, мы так решили, что не будем, но так уж и быть, телефон есть, последние цифры 810.

Л. МАЦИХ: Что спрашивает этот человек?

Н. КОТОВ: есть ли хоть одно движение, сравнимое с масонством?

Л. МАЦИХ: Смотря в каком плане, уважаемый 810. Если Вы имеете в виду широту распространения, так, чтобы буквально по всем странам, то, пожалуй, нет. Кроме того, масонство – движение с очень сильной внутренней дисциплиной, с очень высокими требованиями к своим адептам, к своим сторонникам. И масонство – восприемник древней изотерической традиции, которая восходит к очень старым временам. Масоны требовали от своих сторонников постоянной учёбы, самосовершенствования. Нельзя было просто состоять. Надо было делать нечто, подтверждать своё членство, своё братство повседневными конкретными и немалыми делами.

В этом смысле редко кто с масонами мог бы сравниться. А кроме того, о масонах создано множество легенд и мифов, такой ореол их окружает. И в этом плане тоже у масонов мало конкурентов.

Н. КОТОВ: кстати говоря, про этот ореол все думают, что какие-то оккультные жертвоприношения…

Л. МАЦИХ: О жертвоприношениях надо забыть сразу. А слово «оккультные» означает всего-навсего возвышенные духовные и ничего дурного в себе не несёт.

Н. КОТОВ: Кстати, Татьяна спрашивает: «Уточните, пожалуйста, должен ли был человек при посвящении его, менять свои религиозные взгляды?»

Л. МАЦИХ: Отнюдь. Никогда этого не требовали масоны. Мы уже отвечали, по-моему, Валерию, сегодня о том, что масонство принимало в свои ряды представителей любого религиозного направления. Были очень православные, аж до религиозного экстаза в российском масонстве, как Гамалей и Новиков. Были люди, прохладно относящиеся к религии, были вольнодумцы. Все они прекрасно уживались за братским столом в масонстве. Никаких требований по перемене вероисповедания никогда масонство не выдвигало и не выдвигает сейчас.

Н. КОТОВ: У нас время уже прокатилось, уже остаётся буквально две минутки. Если подводить итог, то что можно сказать про 1812 год, о том, что слуги Отечества в лице Кутузова и других наших генералов, которые входили в масонские ложи, они…

Л. МАЦИХ: …внесли громадный вклад. Об этом надо абсолютно прямо сказать. Чтобы у людей не было вредных и очень глупых иллюзий, чтобы они не верили тем неразумным или тем шарлатанам, которые всё время твердят, что масоны хотели погубить Россию. Кутузов похож на человека, который хотел Россию погубить?

Н. КОТОВ: А его учитель?

Л. МАЦИХ: Единственный человек, который был удостоен звания спасителя Отечества. Поэтому история войны 1812 года – наилучший ответ недоброжелателям и злопыхателям, наилучший ответ всем тем, кто ищет правду. Масоны всегда оставались, несмотря на свои свободолюбивые идеалы, поиски истины и прочее, всегда оставались верными сынами Отечества, лояльными слугами российского престола. И когда ситуация требовала в лихую годину, были отважнейшими офицерами, мудрыми генералами и покрыли себя неувядаемой славой, о чём и опыт Михаила Илларионовича Кутузова и его генералов, и медали, учреждённые в честь побед 1812 года и, наконец, сама Александрийская колонна в Петербурге. Обо всём этом неопровержимо свидетельствует.

Н. КОТОВ: ну что ж, большое Вам спасибо. Радиослушатели тоже Вам говорят очень большое спасибо.

Л. МАЦИХ: Спасибо и Вам, Николай.

Н. КОТОВ: Да, я в роли Наргиз Асадовой сегодня был.

Л. МАЦИХ: У Вас получилось.

Н. КОТОВ: Ну, знаете… мне ещё…

Л. МАЦИХ: Нам всем до Наргиз очень далеко.

Н. КОТОВ: Да. Спасибо большое. Ну а следующую программу, я думаю, Наргиз Асадова проведёт с Вами, и тему вы озвучите, и так же можно будет посмотреть на нашем сайте будущую тему. Спасибо.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/653458-echo/

Масоны и Храм Христа Спасителя (10.02.2010)

Масонская литература

Н. АСАДОВА: 00:09 в Москве. В эфире передача «Братья» и у микрофона на этот раз действительно Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонства Леонид Мацих. Добрый вечер.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Я вернулась из Киева и хочу поблагодарить нашего звукорежиссёра Николая Котова за то, что он провёл предыдущую передачу. Спасибо тебе, Коля. Мы говорили, вернее, вы говорили с Колей прошлый раз о войне 1812 года, о том, какую роль сыграли масоны в армии русской, в армии Наполеона и т.д. Война 1812 года закончилась и, как известно, Александр I, Император, он не верил в то, что можно победить непобедимую армию Наполеона.

Л. МАЦИХ: Совершенно верно. Он не верил.

Н. АСАДОВА: Да. И поклялся, что если это произойдёт, то он построит Храм Христа Спасителя.

Л. МАЦИХ: Вы верно это излагаете. Когда он получил известия, будучи в Вильни о том. что Наполеон перешёл Неман, он был в абсолютном трансе, он панически бежал и вот тогда он впервые дал публичный обет, что если наполеоновское нашествие будет отражено, то он построит Храм Христа Спасителя. Он не верил ни в храбрость солдат, ни в мудрость стратегов. Он понимал так, что только божественная десница может Россию от Наполеона уберечь.

Он Наполеона боялся и не больно-то верил в силы собственной армии, как это ни парадоксально звучит. И когда война победоносно завершилась всего после полугода ужасных страданий, он вернулся к этому своему замыслу и сказал, что он непременно осуществит данный богу обет. К тому времени он стал очень религиозным человеком, он вернулся из похода европейского человеком иным, гораздо более мистически настроенным, гораздо более религиозным и гораздо более убеждённым в своей царской и в своей духовной особой миссии.

И естественным продолжением этого была идея объявить конкурс и построить в Москве, естественно, где же ещё, вот такого рода храм. Название его уже было готово – Храм Христа Спасителя.

Проект Храма Христа Спасителя Карла Магнуса Витберга

Н. АСАДОВА: Да. И он объявил конкурс. Правильно я понимаю?

Л. МАЦИХ: Да, тогда так было принято.

Н. АСАДОВА: Тендер, как сейчас бы сказали.

Л. МАЦИХ: Сейчас сказали бы тендер по-английски, а тогда по-французски называли конкур. И были иностранные и российские конкурсанты, все выдающиеся архитектора, Кваренги, например, участвовал, Ранихин, Мельников, люди очень славные в архитектурных кругах. Хотя бы эти три имени пережили своё время надолго. Совершенно неожиданно победил абсолютно молодой, никому неизвестный «юноша бледный со взором горящим» - Карл Магнус Витберг. Вот это фантастическая абсолютно история и о ней, конечно, стоит рассказать.

Витберг был швед по национальности. Как писали в его биографии – «сын лакировальщика шведской нации». Отец его был бедным ремесленником, приехал сначала в Ревель, потом в Питер. И он противился тому, чтобы сын, у которого были выраженные способности к рисованию, к художественным искусствам…

Н. АСАДОВА: Кстати, он был потрясающее красивым молодым человеком. Если посмотреть на портреты, которые дошли до нас, то действительно, «бледный юноша со взором горящим» - это о нём.

Л. МАЦИХ: Это о нём было сказано Жуковским. Да, его воспевали поэты, он знал, что он очень хорош собою, он очень нравился барышням и дамам. Но никогда этим не злоупотреблял, был очень строгих нравов. Он был женат дважды. Но он ни в чём предосудительном не был замечен. Но красив был необыкновенно. Главное даже не то, что он был красив.

Н. АСАДОВА: Одухотворён.

Л. МАЦИХ: В нём горел такой внутренний огонь. И в него буквально влюблялись, в нормальном смысле этого слова, в том числе и мужчины.

Н. АСАДОВА: Давайте коротенько послушаем портрет, который написал Алексей Дурново, а потом продолжим наш разговор о Витберге.

Л. МАЦИХ: Хорошо.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ

Александра Витберга принято считать архитектором. Хотя в своё время он был более известен как художник. Его стихия – портреты, которые по признанию современников, он рисовал с невероятной подлинностью и тонкостью. Впрочем, обо всём по порядку. И начинать надо не с художника Александра Лаврентьевича, а с обычного мальчика, который родился в Петербурге в шведской семье, а при рождении получил имя Карл Магнус.

В 15 лет этот талантливый юноша, а в то время скорее отрок, поступил в Академию Художеств. Здесь он приобрёл первую известность, как мастер портрета. Более того, подружился с вице-президентом Александром Габзиным и по его протекции был принят в масонскую ложу «Умирающий сфинкс». Окончив Академию, продолжил рисовать, особенно запомнился серией портретов героев Отечественной войны. Словом, это был великолепный художник, которому однажды захотелось попробовать себя в архитектуре.

По иронии судьбы первой работой Витберга стал проект будущего Храма Христа Спасителя. По замыслу Императора Александра I это должен был быть грандиозный храм, воздвигнутый в честь победы в Отечественной войне. Из нескольких десятков проектов Государь отобрал работу Витберга. Император призвал молодого архитектора к себе, сказал, что идеи его одобряет и даже добавил, что Храм в видении Витберга – это не просто груда камней, а церковь, воодушевлённая религиозной идеей. «Вы заставили камни дышать» - сказал Император.

После этого разговора Витберг сделался настоящим любимцем Александра, Император лично стал крёстным отцом архитектора, который крестился в православие. На строительство было выделено 16 млн. рублей, сумма по тем временам баснословная. Витберг получил право реализовывать любые самые смелые идеи, место на Воробьёвых горах и 20 тыс. крепостных рабочей силы. Нет ничего удивительно в том, что строительство растянулось надолго. Первый камень был заложен в 1817 году.

Закладка Храма Христа Спасителя в 1817 году на Воробьёвых горах

Работа поначалу шла быстро. Потом замедлилась. Беда пришла в конце 1825 года, когда Император Александр, веривший в Витберга, умер, а на трон взошёл его младший брат Николай. Деньги были пересчитаны, обнаружилась пропажа миллиона казенных рублей, строительство остановили из-за якобы непригодной почвы, а архитектор вскоре был отдан под суд. Процесс, под стать строительству, затянулся. И в 1835 году Витберга сослали в Вятку. В ссылке архитектор познакомился с Герценом, позднее вернулся в Петербург, но главный труд своей жизни так и не закончил.

Храм был отдан на откуп Константину Тону, который в итоге и построил его.

Портрет Александра Лаврентьевича Витберга

Н. АСАДОВА: Ну вот, такой портрет Витберга. Кстати, его в девичестве, так сказать, звали Карл Магнус, а после крещения…

Л. МАЦИХ: ВА отрочестве его звали Карл Магнус.

Н. АСАДОВА: Ну. Так про девушек говорят, я понимаю.

Л. МАЦИХ: А в православии он стал Александром Лаврентьевичем.

Н. АСАДОВА: Давайте я напомню телефоны для смс - +7-985-970-45-45. если у вас есть какие-то вопросы к Леониду Мациху или может быть какие-то реплики, не стесняйтесь, присылайте нам в прямой эфир.

Л. МАЦИХ: Я пару слов хотел сказать по поводу портрета. Он ,как всегда, вышел от Алексея очень хороший, обстоятельный, живой. Но тут вот какая штука… Во-первых, не совсем верно то, что ни с того. Ни с сего вдруг Витберг решился попробовать себя в архитектуре.

Н. АСАДОВА: Как это, кстати, произошло? Ведь он не был архитектором по образованию. И соперничал с такими великими и успешными архитекторами.

Л. МАЦИХ: Эта история фантастическая. Во-первых, он же всю жизнь провёл в Питере, никуда не выезжал. Он выиграл годовой тур от Академии по Европе. Но этот тур откладывался, поскольку была предвоенная обстановка, потом сама война, он шесть лет ждал. Потом, он должен был жениться, уже время подходило. И поскольку он рисовальщиком был прекрасным, у него было множество заказов, он бы не бедствовал. И он думал про путешествия, устроить свою жизнь.

Вид Москвы и её окрестностей с Воробьёвых гор

И тут он поехал в Москву. А Москва в 1813 году являла собой зрелище очень печальное – обгорелые руины. Хотя говорят, что пожар способствовал многому украшению, но я думаю, что в тот период на неё смотреть было мало радости. Он увидел Кремль, который возвышался среди этих обгоревших руин, остатков былой красоты и это произвело на него фантастическое впечатление. Он был швед, протестант, воспитывался на универсальных, общеевропейских, классицистических традициях. Он себя почувствовал себя русским патриотом. И может быть не столько православным, сколько именно русским, москвичом.

В нём многое, как он писал, перевернулось. И он сказал своему другу масону Руничу, который был тогда московским почтмейстером и заведовал московским почтамтом, а это было тогда одним из крепких учреждений инновационных, о том, что он слышал, что Государь объявил конкурс, он хотел бы поучаствовать. Рунич его любил и опекал, но сказал, что это абсолютная фантастика, этого не может быть, потому что ты никогда этим не занимался, а ты знаешь, кто участвует в конкурсе? И назвал имена.

Н. АСАДОВА: Кстати говоря, тоже братьев-масонов.

Л. МАЦИХ: Кое-кто, да, Воронихин, например. Но Витберг настолько горячо взялся, что его Рунич решил поддержать, и братья, кстати. Приняли в этом участие. Они дали ему в почтамте квартиру, иначе ему негде было бы жить. И он там жил. Он жил очень скромно, по-монашески. И работал по 16-17 часов в день, изучая самостоятельно архитектуру. Ему очень помогло то, что он воспитывался в протестантской школе, прекрасно знал немецкий, французский и неплохо латынь. И он нашёл в каком-то собрании книгу Витрувия, великого римского архитектора, Витрувий стал, как он говорил, его учителем.

Он сделал невозможное, он за два года не только постиг архитектурные премудрости. Он научился чертить блестяще…

Н. АСАДОВА: Благо то, что он рисовальщик хороший, рука была поставленная.

Л. МАЦИХ: Но это же потом сыграло очень злую шутку со всеми его замыслами и в конечном итоге со всей его жизнью. Он был хороший рисовальщик, но никакой архитектор и никакой строитель. У него не было никакой строительной практике, он понятия не имел о сопротивлении материалов и обо всех тех премудростях, которые бумажную архитектуру превращают в каменную.

Н. АСАДОВА: Такой момент я хотела бы зафиксировать. В какой ложе состоял Витберг?

Л. МАЦИХ: Он состоял в ложе «Умирающий сфинкс», ложу эту основал Лабзин. Это одна из самых замечательных лож в российском масонстве.

Н. АСАДОВА: Он был главой Академии Художеств.

Л. МАЦИХ: Да, не вице-президентом, а президентом. Вице-президентом был Чекалевский, который был не масон. Но в Академии Художеств тогда масонов было великое множество.

Н. АСАДОВА: Да, Курагин…

Л. МАЦИХ: Это был рассадник масонской идеологии. Лабзин выпускал журнал «Сионский вестник».

Н. АСАДОВА: Отсюда и влияние масонов на русскую культуру.

Л. МАЦИХ: В данном случае, если говорить о линии Лабзина, то это влияния на пластические искусства, на рисунок, на скульптуру, на живопись, на графику. Что такое «Умирающий сфинкс»? Сфинкс умирает. Когда человек угадывает ответ на его загадки. Это же было девизом этой ложи. И для Витберга эта целеустремлённость, стремление дойти до самой сути – это было сердцевиной его характера. Он получил своего рода духовную закалку, крепость духовную в масонской ложе.

Кроме того, братья самоотверженно ему помогали. Они увидели грандиозность его замысла.

Н. АСАДОВА: У нас здесь вопрос на смс: «Скажите, масоны продвигали своих в подобных тендерах?» - Надежда нам пишет.

Л. МАЦИХ: По-видимому, нет. Потому что продвигать следовало тогда Воронихина, с точки зрения логики великий архитектор…

Н. АСАДОВА: Но тем не менее, Витбергу тоже… Иначе как бы он пробился к Александру со своим проектом?

Л. МАЦИХ: Имеется в виду продвигали в нынешнем смысле? Оказывали протекцию, заносили прошение, «барашка в бумажке», замолвить словечко, этого не было. Во-первых, нравы были другие. Кроме того, тогда за это можно было очень жестоко поплатиться. И Витберг в этом не нуждался. Он был щепетильно честен. Он был настолько выше всех этих вещей! Ему это не нужно было, он даже отверг покровительство таких вельмож, как Разумовский и Голицын. Голицын был всесильный фаворит, он сменил в ранге любимцев Александра, сменил Сперанского.

Он принципиально сказал: «Я сам». Но конечно, братья помогали Витбергу. Так же, как Рунич сделал первый шаг, все остальные помогали. Во-первых, они поддерживали его материально, у него не было никаких средств к существованию. И они поддерживали его морально. Они приносили ему книги, они выполняли его просьбы достать ещё какое-нибудь редкое сочинение, они беседовали с ними, он был человеком, нуждавшимся в духовной подпитке.

Но продвинуть вряд ли у них были возможности. После того, как проект понравился Руничу, он сказал Разумовскому по масонской линии, это правда, а Разумовский Голицыну. Но если бы проект был плох, то ни один из вельмож не рискнул бы своей репутацией, именем и не представил бы дальше. А так, поскольку они были весьма впечатлены и качеством работы, и вдохновенным и пылким рассказом Витберга, он немножко заикался и говорил тихо.

Но в этом была своя прелесть, он начинал «глаголать языками, как апостолы», было в нём такое что-то пророческое. Это придавало ему очарование.

Н. АСАДОВА: В чём идея его проекта заключалась и почему она так понравилась императору?

Л. МАЦИХ: Коротко трудно это объяснить. Это была идея революционная…

Н. АСАДОВА: А придётся!

Л. МАЦИХ: …и там было воплощение и христианских высших символов, и масонских. Он хотел построить трёхчастный храм. Первая часть – линия, вторая – крест, третья – круг. Это символизировало трёхчастной христианской идеологии и идеологии масонской.

Н. АСАДОВА: В чём эти части заключались и были ли они одинаковые?

Л. МАЦИХ: С точки зрения христианской – бог-отец, бог-сын, бог-дух святой. С точки зрения человеческого существования – это тело, душа и дух.

Н. АСАДОВА: А с точки зрения масонского?

Л. МАЦИХ: С масонской точки зрения – предсуществование, нынешняя жизнь, жизнь будущая. Кроме того, здесь иерархия трёх душ в Каббале, которую масоны высших посвящений тоже знали. А В Каббале есть три души. И эти все идеи он в камне воплотил, чем Александра и потряс. Храм должен быть…

Н. АСАДОВА: Напомню, что Александр тоже был масоном.

Л. МАЦИХ: Александр был масоном и в тот период его увлечение мистикой, для него такого рода идеи были очень созвучны его настроению. Нижняя часть храма, она должна была быть как катакомбы, тёмная, почти без освещения и непрерывно там служатся панихиды. С одной стороны это символ нашего земного существования, не оторванного от земли, это чисто животное существование, не жизнь. С другой же стороны это напоминает о тех жертвах, которые принесли солдаты, офицеры и все люди российские, сражавшиеся с Наполеоном.

Для масонов принципиально было в этой нижней части храма, которую они называли линия или параллелепипед, он напоминал немножко по форме гроб, выбить там имена всех без исключения людей, которые пали в войне. От фельдмаршалов до солдат и крестьян. Масонская идея равенства в этом заключалось. Александр это одобрил. Потом это не было осуществлено. В последующих постройках Храма Христа Спасителя только офицер ы и генералы, солдат нет, без нижних чинов.

Вторая часть храма… первая – параллелепипед, вторая крест. Это переход в иное состояние, это уже жизнь души, если первая – это воплощение Иисуса, воплощение бога, то второе – это преображение и преображение человека, когда он живёт не только жизнью тела, но и жизнью души. И там должен был царить полумрак, поскольку наша жизнь повседневная – это смесь добра со злом, взлётов и падений, высокого и низкого, телесного и духовного. И наконец, самая высшая часть храма, она должна была быть в плане круга.

Круг – это абсолютная форма, это символ божества, это символизировало дух, единение духа с богом, божественное совершенство. И если говорить о христианской символике, то это воскресение и вознесение Иисуса. Вот такая была очень сложная символика в этом храме запечатлена. Отчего Александр и сказал: «Вы заставили камни говорить». Не дышать, как сказал Алексей, а говорить.

Александр, как человек очень эрудированный…

Н. АСАДОВА: Говорят, что он даже прослезился.

Л. МАЦИХ: Он при любом случае не упускал возможности прослезиться. И это не есть критерий.

Н. АСАДОВА: Тоже был трепетным юношей.

Л. МАЦИХ: Он остался трепетным юношей до конца своих дней. Проблема в том, что он сохранил некоторый инфантилизм, будучи уже седым старцем и победителем Наполеона, вступившим в Париж, но это немножко другая история. Он конечно прослезился. Он прослезился от того, что пришёл к нему Витберг. У него не было сапог нормальных от бедности. Во-вторых, одушевление Витберга воспламенило и самого Александра. И в-третьих он увидел, как на рисунке воплощаются сложнейшие религиозные символы и сложнейшие идеологемы, те конструкции, о которых он только читал, но никогда не думал, что их можно воплотить в камне.

Правда, там не было камня, там были линии на бумаге, но он это всё себе живо представил и в его воображении это был уже величественный храм. Поэтому он дал полный карт-бланш Витбергу. Надо учесть одну особенность Александра, он был человеком увлекающимся, у него всё время были любимцы. В юности это был Лагарп, его воспитатель, швейцарец, потом это был Сперанский, о котором мы говорили, затем этим человеком стал князь Голицын, потом это был архимандрит Фотий, реакционер и мракобес, потом Аракчеев, печально известный, он такой был человек. ему нужно было, как плющу, вокруг кого-то обвиться.

И Витберг мог занять место государева любимца. Вот когда это заметили, то все вельможи, и масоны, и не масоны, тут же стали оказывать Витбергу все знаки милости, потому что они помогали, что он может сделаться всесильным фаворитом.

Н. АСАДОВА: Так. Это насчёт идеи храма. А место, какое место было выбрано для его строительства?

Л. МАЦИХ: Там тоже было всё непросто. У Александра не было определённых идей, он свою волю не навязывал. Он говорил: «Вы, господа, как хотите». И Кваренги предлагал одно. Воронихин – другое. Наиболее популярным местом предлагалась Поклонная гора, поскольку это возвышенность. Там же Наполеон ожидал ключей от Москвы и не дождался. В Филях предлагалось, там был военный совет. Однако. Всё было отвергнуто.

Сам Витберг первоначально хотел построить в Кремле, он даже хотел две дыры в кремлёвских стенах, которые проделали солдаты Наполеона, взрывая, он хотел устроить там два входа, такой был замысел. Но храм Витберга по размаху был огромен и конечно, если его…

Н. АСАДОВА: Да и Александр тоже хотел, чтобы это был огромный храм.

Л. МАЦИХ: Да. конечно, он должен был быть грандиозным. Если строить в полном объёме, надо было сносить какие-то здания в Кремле. Но на это Александр категорически не шёл. Он помнил баженовские замыслы. Предлагаласть т.н. Вшивая горка, где Яуза впадает в Москву-реку, предлагалась ещё некая гора, сейчас там здание Академии наук, там была церковь Никиты-мученика. Сейчас её нет. В Москве не так много возвышенных мест, но есть.

Они все были предложены Александру, одно за другим. И какие-то обстоятельства всё время препятствовали. И в конце-концов остановились на Воробьёвых горах. Там ни строений никаких не было, кроме крестьянских дворов, это не считалось препятствием. И величественная панорама открывается. Оно расположено, это место, между двумя дорогами, по которым Наполеон наступал и отступал, и всё это давало возможность строить храм беспрепятственно. Но остановились на Воробьёвых горах. Это была абсолютная ошибка.

Н. АСАДОВА: Почему?

Л. МАЦИХ: Грунт очень плох, а Витберг не проверил его.

Н. АСАДОВА: Ну, он же не был архитектором.

Л. МАЦИХ: Он не был архитектором и не был строителем, он до этого не построил ни единого сооружения, даже часовни, конюшни, дворца, павильона в саду.

Н. АСАДОВА: В общем, одним словом, храм было решено строить по эскизам Витберга и на Воробьёвых горах. И строительство началось.

Церковь Тихвинской иконы Божией Матери в малых Лужниках, где был совершён молебен в день закладки Храма Христа Спасителя на Воробьёвых горах.

Л. МАЦИХ: Оно началось закладкой торжественной в 1817 году, в пятую годовщину вторжения, 1 сентября, в день вступления Наполеона в Москву, в траурный день. Было такое водосвятие, пришёл московский митрополит Августин Виноградский, пришёл сам Витберг, и с малым числом людей они там горячо молились. После этого Витберг из протестантства перешёл в православие и стал из Карла Магнуса Александром Лаврентьевичем.

А 12 октября была торжественная церемония, 500 тысяч народу, шутка ли сказать! Одних войск тысяч 50, все ветераны, при всех медалях, Александр, блестящий его двор, вся свита, духовенство, т.е. это было грандиознейшее событие, народ считал, что это просто живое явление царя, как бога.

Н. АСАДОВА: Знают ли сегодняшние жители Москвы и гости столицы об истории Храма Христа Спасителя? Об этом Алексей Дурново спрашивал прохожих около Храма.

А. ДУРНОВО: Какая бы ни была погода, что бы ни происходило на улице, а у Храма Христа Спасителя всегда будет много народу. Туристы, верующие и просто прохожие, которые остановились либо посмотреть на церковь, либо перекреститься. Для подавляющего большинства их них этот храм – символ православия. Марина, работающая неподалёку, регулярно заходит внутрь. После посещения этой церкви, - признаётся она, - на душе сразу становится и легче. И спокойнее.

МАРИНА: Я всегда захожу с работы, молюсь. В бога надо верить и я верю в бога. Сразу на душе как-то легче становится, посмотришь, как-то сразу в бога поверишь и на душе хорошо. Я всегда иду на работу – молюсь, с работы иду, захожу часто. Какие праздники, я захожу туда.

А. ДУРНОВО: Владимир в церковь заходит не часто, а сам храм вызывает у него очень странные ассоциации. Он тут же припомнил странные слухи, ходившие вокруг главной церкви Москвы.

ВЛАДИМИР: Весь этот бред , который я слышал про все эти блатные тусняки, наверное, в первую очередь Вы об архитектуре? Я не очень хорошо в ней разбираюсь, но в этом смысле впечатляет, пожалуй. Мне нравятся пропорции, геометрия.

А. ДУРНОВО: А вот с историей храма у людей беда. Мало кто знает эту, полную событий, драму с переносами, сорванными проектами и взрывами. Сергей Михайлович едва ли не единственный, кто помнит эту историю.

СЕРГЕЙ Михайлович: Создан он в честь победы 1812 года над Наполеоном был построен. Разрушили в 30-х годах, планировали построить Дворец Советов. На этом месте потом был бассейн «Москва» и потом Лужков восстановил этот храм.

А. ДУРНОВО: Храм, построенный при Николае I, люди, разумеется, не помнят. А вот бассейн «Москва» они забыть не успели. Многие плавали в нём. Среди них была и Анна. По моей просьбе она поделилась воспоминаниями о легендарном бассейне. И призналась, что на этом месте ей больше нравится видеть храм.

АННА: Ну, бассейн можно и в другом месте… Просто осталось в памяти, сохранились клубы пара, музыка, свет, мы там плаваем, люди… Но это и в другом месте можно делать. Это, конечно, прямо как символ Москвы.

А. ДУРНОВО: В общем, внешне храм всем нравится. Единственным исключением стал очевидный вольнодумец Семён. В гигантском храме он видит что-то неестественное, маленькие церкви ему нравятся куда больше.

СЕМЁН: Он лично нет. Потому что бог в душе, он вообще какой-то новодельный весь, и потом это всё строилось, перестраивалось. Много чудесных церквушек, которые куда больше вселяют доверие. Красиво, слишком уж пышно.

А. ДУРНОВО: Но что бы не говорили люди, самое главное, что Храм не оставляет людей равнодушными. Каждому, верит он в бога или нет, есть что сказать об этом здании. Для кого-то это памятник архитектуры, для кого-то – место молитвы. В общем, каждый находит в Храме Христа Спасителя что-то своё.

Л. МАЦИХ: Ну, очень неплохо высказалась московская улица в морозную погоду. Тут буквально пару слов хотел я сказать. Дело в том, что место, на котором сейчас стоит Храм – это место непростое. И с ним связан целый ряд проклятий, как легендарных, так и настоящих. Поэтому история этого Храма была абсолютно фантастическая и детективная. Но насчёт новодела, как вам сказать… А если бы там был этот самый бассейн? Лужа хлорированной мочи рядом с Кремлём и Пушкинским музеем, лучше было бы?

Я считаю, что совершенно правильно сделали, что Храм восстановили.

Н. АСАДОВА: Да. Ну а мы сейчас вернёмся назад, в историю. И мы остановились на том моменте, что Храм строился изначально на Воробьёвых горах. И за эти годы, пока царствовал Александр, он не был построен.

Л. МАЦИХ: Он не мог быть построен.

Н. АСАДОВА: Не закончено было строительство.

Л. МАЦИХ: Практически ещё не начато. Грандиозность сама! Высота должна была быть 237 метров, это должно было быть самое высокое здание в мире. Диаметр купола 50 метров, для сравнения – у Ивана Великого – 80. Огромные колоннады, гигантские лестницы, одна только выемка грунта для этих катакомб, в очень плохом, зыбучем грунте Воробьёвых гор – это абсолютно нерешаемая инженерная задача.

Я спрашивал у нынешних инженеров, строителей, физиков, они говорят: «Сейчас с нынешним уровнем техники и возможности финансовых ресурсов, это невозможно сделать». Это был ошибочный выбор места. Не знаю, удалось ли бы построить на ином месте, но на Воробьёвых горах точно нет. И кроме того, у Витборга не было опыта, он попал в оборот к этим зубастым акулистым подрядчикам…

Портрет Александра Лаврентьевича Витберга

Н. АСАДОВА: Вот и Марина, архитектор из Екатеринбурга пишет: «Здравствуйте. Почему архитектора обвинили в растрате? Строительными делами занимается и строительный подрядчик. Художник, архитектор рисует, рожает идею. Безобразие!» Это крик души архитектора.

Л. МАЦИХ: Мариночка, Вы уж извините… Тут вот какая вещь. Витберг полностью отвечал по тогдашним правилам за осуществление проекта. У него же был карт-бланш от Александра, он распоряжался всеми 16 миллионами. Но, к счастью, они не успели все эти средства гигантские освоить.

Н. АСАДОВА: И после смерти Александра, когда на престол взошёл Николай I…

Император Николай I

Л. МАЦИХ: Миллион был потрачен и непонятно было, куда. Когда вынимали грунт, постоянно обнаруживались плавуны, укрепляли грунт, но это не помогало. Начали строить наверху, забросили идею с катакомбами. Стали привозить каменные блоки, и тут не получилось! Издали везти – это страшно удорожает. В селе Григорово стали ломать эти гранитные глыбы и в первый год они проплыли по Оке и по Москве-реке, а второй год был засушливый и вода не поднялась.

Было предпринято гигантские, в сталинском духе, строительство по соединению реки Оки. Всё равно баржи не прошли, утонули с гранитными блоками. Затопила вода крестные угодья, помещики подали в суд. В общем, кошмар! Что значит поставить на такой гигантский проект человека без опыта и без сноровки. И конечно, злоупотребления были чудовищными. Сам Витберг не брал ни копейки, но он не мог пресечь злоупотребления. И в этом смысле он несёт ответственность.

«Юноша бледный со взором горящим» не должен был принимать на себя такое бремя. Это бремя его раздавило.

Н. АСАДОВА: И что с ним сделал Николай?

Л. МАЦИХ: Суд был длинный, там разбирались, Николай тоже не хотел верить в виновность Витберга, но он вынужден был. Так были представлены документы. Суд вёлся очень нечистоплотно. Сговор этих акул-подрядчиков, которые сказали, что мы молодцы, а этот гад, швед, инородец. Из-за него все неприятности. И потом уже, когда при Александре II разбирались, выяснено было, что и подложные были векселя, и фиктивные расписки, и экспертизы не проводились, целый ряд чудовищных злоупотреблений.

Но в конце-концов виновным был признан Витберг. Не столько даже в растрате, он был облыжно в этом обвинён, сколько в неумении довести дело до конца. И инженерная комиссия вынесла однозначное решение – на Воробьёвых горах храм поострен быть не может. Раз Витберг взялся, стало быть, он и виноват. И его сослали по приговору суда в Вятку.

Н. АСАДОВА: Где он познакомился…

Л. МАЦИХ: …с Герценом. Он со многими познакомился, даже построил, о радость, реальное каменное здание.

Н. АСАДОВА: Единственное, которое он построил. И до сих пор в Кирове есть этот собор, построенный Витборгом.

Л. МАЦИХ: От него осталось очень много эскизов, рисунков, очень много бумажной архитектуры, а из каменной осталась только эта. Он преподавал там в гимназии.

Н. АСАДОВА: Кстати, он оказал огромное влияние на Герцена.

Л. МАЦИХ: Конечно! Что такое была Вятка? Провинциальный, маленький городок. Это же не сейчас – столица мира, когда там губернатор Никита Белых! Тогда это был маленький провинциальный городок. Витберг был светом в окне, он знал языки, он преподавал бесплатно, хотя семья жила впроголодь, преподавал бесплатно рисунок, живопись всем одарённым детям. Его обожали все буквально. И этот маленький Саша Герцен очень к нему тянулся.

Витберг стал для Герцена учителем и пророком. И вот такая ужасная, животная ненависть Герцена к Николаю обусловлена тем, что он эту ненависть впитал от Витберга. Для Витберга Николай был исчадьем ада, человеком, который похоронил его мечту, а самого его облыжно обвинил. Для Витберга быть обвинённым в растрате – это было самое ужасное бесчестие.

Н. АСАДОВА: Даже не в растрате, а в воровстве.

Л. МАЦИХ: Да, в присвоении казенных денег. Он так носился со своей честностью, он действительно был честным человеком. Он в этом смысле немножко напоминал дурня с писанной торбой. Он был человеком очень непрактичным. Он нравился Герцену чистотой помыслов, благородством души, искренним желанием помочь людям, истинно масонским желанием служить. Как он детишками занимался одарёнными. И Герцен очень его полюбил. Знаменитая клятва Герцена, Огарёва на Воробьёвых горах – это клятва восстановить Храм, как он должен быть во всей её красе и славе.

Н. АСАДОВА: В общем, Герцен тоже не был архитектором.

Л. МАЦИХ: Герцен не был архитектором. Так что Витберг повлиял на российскую культуру, но вот таким очень неожиданным, косвенным образом. «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся».

Н. АСАДОВА: А если продолжать историю Храма, в итоге его строительство было поручено Константину Тону, который был архитектором. А почему было выбрано нынешнее место?

Л. МАЦИХ: Это отдельная история, это заслуживает отдельной передачи, рассказа.

Н. АСАДОВА: Мы в двух словах сегодня скажем, а потом сделаем отдельную передачу.

Л. МАЦИХ: Мне, кстати, совершенно непонятно, почему Николай решил строить именно там. Там уже стоял Алексеевский монастырь, даже Пётр, который к монастырям неласково относился, на монастырь руки не поднимал. Почему-то Николай I решил построить именно там. До сих пор это неясно. Тогда слухи о проклятиях и усилились. Там место и без того нехорошее, Чертолье, Черторой, это там, где сейчас Пречистенка. Пречистенка потому, что при Алексее Михайловиче там выставлялась икона Богородицы.

Кроме того, заклятие Еремея патриарха при царе Борисе Годунове сразу же вспомнили, он наложил на это место заклятие. Игуменья Ефросинья, когда разоряли монастырь николаевские солдаты, она тоже положила заклятие на это же место. И сказала, что на этом месте долго ничего не простоит. И пока это заклятие оправдывается.

Н. АСАДОВА: Кстати, Тон был ли масоном?

Л. МАЦИХ: Нет, Тон не был масоном. Но масонская составляющая в фантастической истории Храма Христа Спасителя – это история Витборга, его взлёта и печального падения. Здесь очень важно понять, что масоны ведь были людьми увлекающимися и людьми, склонными к мечтаниям. Иной раз утопическим. Очень многое им не удалось. Но грандиозность этих замыслов привлекает в них. Дальше масоны начинают играть роль некую в жизни этого храма уже с момента истории его сноса, объявления нового конкурса. Это уже 30-е годы ХХ века. Это другая история, надеюсь, мы о ней поговорим в добрый час.

Н. АСАДОВА: Я хочу напомнить телефон для смс - +7-985-970-45-45. Если у вас есть вопросы и комментарии, присылайте их нам в прямой эфир. А пока вы пишете, я объявлю победителей нашей викторины. Мы на сайте перед каждой передачей задаём вам вопросы, в этот раз вопрос звучал следующим образом – где хранятся горельефы истинного и первого Храма Христа Спасителя? Естественно, они хранятся в Донском монастыре. Я ответила неправильно, а люди, пять первых наших пользователей сайта, которые правильно ответили на этот вопрос.

Горельефы с Храма Христа Спасителя, сохранившиеся в Донском монастыре

Это Евгений из Новороссийска, 29 лет, Михаил Гусятинер, я прошу прощения, если неправильно произнесла Вашу фамилию, из Москвы, 62 года, Сергей Корявов из Москвы, 46 лет, Борис Чолтян из Белгорода, 53 года и Вячеслав Черницын из Пензы, 65 лет. Как всегда, у нас очень большой разброс в возрасте, что приятно.

Л. МАЦИХ: Все мужчины?

Н. АСАДОВА: Все мужчины.

Л. МАЦИХ: Это здорово!

Н. АСАДОВА: И все эти мужчины получают прекрасную мужскую книгу Андрея Иванова «Повседневная жизнь французов при Наполеоне».

Л. МАЦИХ: Как раз по нашей передаче.

Н. АСАДОВА: Да. Вопросы, кстати говоря, нам никакие новые не пришли. Я напомню телефон - +7-985-970-45-45. Всё-таки, если есть вопросы, вы не стесняйтесь, пишите. Тогда я Вас спрошу. Насколько я понимаю, Николай I, хотя вот тоже, он был и братом Александра и их учили, наверное, во многом одни и те же люди, он не любил масонов. И очень к ним с подозрением относился.

Л. МАЦИХ: ну как Вам сказать… Дело не в том, что не любил масонов, он не любил вольнолюбивого духа никакого. Он был человеком фельдфебельского склада. Александр был гораздо более либерален во взглядах на жизнь. Николая окружали масоны. И Дубельт, полицмейстер Петербурга, и Бенкендорф – его любимец, и глава третьего отделения, основатель российской охранки, они были масонами. Множество из генералов, генерал Клейнмихель. Так что это не мешало его неприязнь к вольнолюбивому масонскому духу, не мешало Николаю вполне прагматично деловых масонов ценить. Он репрессий не проводил. Он не запрещал людям занимать даже очень видные посты, несмотря на то, что они к масонским ложам примыкали.

Но недолюбливал, он не любил всякое проявление свободного духа.

Н. АСАДОВА: Мария нам пишет: «А Храм достраивали по чертежам Витберга или Тона?»

Л. МАЦИХ: Нет, его не достраивали. Идея Витберга абсолютно нереальная, она не сбылась, не осталось ничего, даже никаких мест, где производились строительные работы. Сейчас это только воспоминания. А Тон начал с нуля, со сноса Алексеевского женского монастыря и с закладки здания. И Тон это дело провёл с нуля. И сам в этот Храм так и не зашёл. Умер до того, как Храм был освящён. У этого Храма, действительно, история фантастическая.

Н. АСАДОВА: Анна, наша постоянная слушательница, тоже нам писала: «Но ведь сейчас это новодел, который весь переделан, внизу всякие залы и сауны».

Л. МАЦИХ: Ну, залы и сауны – это отдельный разговор. Насчёт саун я не уверен, мне кажется, это домыслы. Залы, безусловно, есть. Это надо спросить у церкви, которой это здание принадлежит. Как они считают это возможным или нет. Это вопрос к ним. По поводу новодела я своё мнение неоднократно высказывал. Я здесь расхожусь с какой-то частью просвещённой публики, поскольку я принадлежу к публике не просвещённой. Я считаю, что новодел лучше, чем руины и запустение.

И нет ничего ужасней, по-моему, чем сбывшиеся слова пророка Даниила: «Мерзость запустения на месте святом». В этом смысле я поддерживаю то, что сделал Юрий Михайлович Лужков по восстановлению парка в Царицына, всего этого комплекса, иных церквей и безусловно поддерживаю сооружение Храма Христа Спасителя.

Н. АСАДОВА: Общефилософский вопрос от пользователя, который подписался как Кощей. «Как масонство, как стремление к познанию мира, может совмещаться с религией, как апологией мракобесия?

Л. МАЦИХ: Ну, ну, ну, Кощей! Раз Вы бессмертны, Вы должны знать, что религию апологией мракобесия считали только… Истинное мракобесие – это очень недолго при большевиках. Религия отнюдь не апология мракобесия. Религия – это та часть духовной жизни человека, которая и вывела людей к свету. Хотя среди церковных людей, разумеется, много обскурантов, как их много и среди неверующих. Религия не есть препятствие к познанию мира, а наоборот. Разум и вера отнюдь друг другу не противоречат. Надо найти их правильное сочетание. И это сочетание у масонов и было, благодаря каббалистическому мировоззрению. А оно снимает противоречия между разумом и верой.

Н. АСАДОВА: Отличный вопрос от Миши из Кирова: «Какая национальность у масонов?» Причём, у «мОсонов» он пишет.

Л. МАЦИХ: Это Миша из Кирова?

Н. АСАДОВА: да.

Л. МАЦИХ: Миша, Вы почитайте наши передачи, они все выложены на сайте, послушайте. Мы уже неоднократно отвечали – масоны были людьми интернациональными. Среди масонов были люди самых разных национальностей. Вот Витберг был швед, Рунич был поляк, Лабзин был русский, Суворов и Кутузов – русские. Барклай де Толли был шотландец. Люди самых разных национальностей и вероисповеданий. Это для масонов момент принципиальный. Их невнимание к национальным и религиозным различиям.

Н. АСАДОВА: Лена спрашивает: «Чем же закончил Витберг?»

Л. МАЦИХ: Он был возвращён из ссылке, его помиловал Николай, он в 40-х годах вернулся. Он несколько раз возвращался, у него не было денег для жизни в столицах, ни в Москве, ни в Питере, он возвращался в Вятку. И во время суда над ним, в 30-е годы, умерла его первая жена и отец, они всех этих унижений не перенесли, такого падения с высоты положения царского любимца. Он женился на бедной вдове, они жили в ужасных стеснённых обстоятельствах материальных.

Но он нашёл деньги, переселился в Москву, умер в полной безвестности. Ни одного заказа он не получил, никто не рискнул связываться с опальным архитектором, он умер человеком, находящемся в полном забвении, к сожалению. Увы. Только вот Герцен о нём и помнил.

Н. АСАДОВА: Да, но Герцен помнил и осталось его влияние в российской культуре через Герцена, как ни странно.

Л. МАЦИХ: Он влияния прямого не оказывал.

Н. АСАДОВА: Ну, косвенное.

Л. МАЦИХ: После смерти Николая I, при нём никто не решался в защиту Витберга голос поднять, но при Александре II стали публиковаться его дневники, его материалы, он очень хорошо писал. Прекрасным стилем обладал, ясностью. Журнал «Русская старина» и другие опубликовали его труды и стало понятно, что он человек очень разумный, очень духовный, Витберг. Но, к сожалению, идеалистом он остался до конца дней. И ненависть к Николаю застилала ему глаза и он не видел вполне очевидных вещей.

Витберг остался, как такое воспоминание. Это очень интересно для анализа всего влияния масонов на российскую культуру. Были огромные замыслы, великие иллюзии, колоссальные утопии. Что-то из них сбылось, что-то нет. Ведь на историческом пути масонов не было только одних побед, были и поражения, были и тупики. Вот история с замыслом Витберга – это некий тупик. Эта история не могла кончиться хорошо. Это тот случай, когда благими намерениями…

Н. АСАДОВА: Кстати, злую шутку вообще сыграло в его жизни. Потому что совсем по-другому могла пойти жизнь этого талантливого художника.

Л. МАЦИХ: Абсолютно. Но он принёс себя в жертву этой идеи. Это была одна, но пламенная, страсть. Он отверг предложение по заработку, он не осуществил поездку за границу, о которой так мечтал, не увидел других стран. Он мечтал побывать в Италии, мечта любого живописцы и скульптора. Он выбрал этот храм, как жертву богу. Он принёс себя на алтарь этого храма. Себя в жертву. Вот эта идея, она его вдохновляла в ужасных трудностях, которые на него свалились. И во время строительства, и во время суда, и в ссылке.

Идея, что он служит богу и что жизнь его прожита не напрасно. Она помогала ему скрашивать самые ужасные будни. Он остался человеком непоколебимо верующим и с очень светлой идеалистической душой.

Н. АСАДОВА: Константин из Москвы: «Сохранился ли закладной камень Храма?»

Л. МАЦИХ: Нет, увы.

Н. АСАДОВА: И следующий вопрос от Анны: «Скажите, МГУ поострили вместо котлована для храма? Если нет, то где на Воробьёвых должен был стоять храм?»

Л. МАЦИХ: Нет, храм должен был стоять на самом гребне. И это означало, что…

Н. АСАДОВА: Там, где трамплин?

Л. МАЦИХ: Дальше, где церковь Троицы. Нет, он не мог там устоять. А МГУ должны были построить по проекту Иофана на том месте, где храм должен был стоять. Но потом Руднев отодвинул здание МГУ на то место, где оно стоит сейчас. И там оно пока ещё стоит.

Н. АСАДОВА: В интернете вопрос есть от Светланы из Алма-Аты: «До вашей передачи я про масонов знала только то, что сказано в «Войне и мире». Пожалуйста, не обойдите молчанием эту тему. Насколько информация из романа документальна и был ли кто-то прототипом? Точно ли описаны ритуалы?»

Л. МАЦИХ: Ритуалы, Светлана, описаны достаточно точно, поскольку Льва Николаевича самого в масоны принимали, это факт. Но он там не задержался. Были прототипы. Там описан в романе некий Баздеев, это Поздеев, человек, который большое влияние на масонство России оказал. Он был мистик, он был соратник Лабзина, о котором мы говорили сегодня, он был человеком таких немножко экстремистских масонских убеждений. Он полагал, что оперативное масонство, т.е. масонство, которое занимается практической работой, вообще не имеет значения.

Он считал, что следует сосредоточиться исключительно на духовной стороне. Это всё пропущено, то, что в романе, через призму восприятия Льва Николаевича осмысленно. Какие-то вещи совпадают документально, какие-то плоды его размышлений. Поэтому относиться к этому, как к документальному фильму или как к зарисовке, нельзя. Это художественное произведение. Но информацию получить можно.

В тот момент, если вы помните, когда Пьер Безухов, его же принимают в масоны у Толстого, рассуждает, кто и зачем в масонство пришёл, большинство из соображений суетных и только малая часть из соображений высокодуховных, вот это отражает реальные мысли и метания самого Льва Николаевича.

Н. АСАДОВА: Вопрос от Кости: «Горельефы Храма Христа Спасителя были закончены в 1849 году скульптором Логановским. То, что сделал Церетели – убожество», как он пишет. Я, кстати, видела настоящие горельефы.

Горельефы с Храма Христа Спасителя, сохранившиеся в Донском монастыре

Л. МАЦИХ: Костя, ну что Вам сказать, мой дорогой… Кто может из москвичей или гостей столицы пойти в Донской монастырь, посмотреть на настоящие горельефы, они у южной стены старого кладбища, то конечно, это сделать хорошо. И эта работа прекрасная. А Церетели сделал копию. Он никогда не претендовал на то, что это шедевр. Он сделал копию, отливку. Не следует судить его за это слишком строго. Его есть за что судить.

Н. АСАДОВА: Вас ещё спрашивают, будут ли аудио-книжки по серии наших передач про масонов?

Л. МАЦИХ: Это надо спросить Наргиз.

Н. АСАДОВА: Ну, насколько я понимаю, Вы планируете выпускать книжку. Правда, я не знаю, будет ли это аудио-книжка или бумажное издание?

Л. МАЦИХ: В любом случае только при участии Наргиз. Это моё абсолютнейшее условие. Так и знайте, дорогие слушатели.

Н. АСАДОВА: Ну хорошо. Спасибо. И удивительная реплика Антона: «Вы удивитесь, но Храм церкви не принадлежит». Это странно.

Л. МАЦИХ: Я не уверен, что это так, Антон. Я уверен, что этот Храм принадлежит РПЦ. Может быт там какое-то соглашение с московскими властями, но на самом деле это не принципиально. И к фантастической истории Храма Христа Спасителя прямого отношения не имеет.

Н. АСАДОВА: О дальнейшей истории строительства Храма Христа Спасителя, а так же о его разрушении и воссоздании, мы поговорим в следующих передачах из цикла «Братья». Сейчас мы прощаемся с вами. Спокойной ночи.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего!

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/655093-echo/

Масоны и народное просвещение (17.02.2010)

Н. АСАДОВА: 00:09 в Москве. Это действительно передача «Братья». У микрофона Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонов Леонид Александрович Мацих. Добрый вечер.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Я сразу же объявлю телефон для смс - +7-985-970-45-45, говорить мы сегодня будем о масонах и народном просвещении. Почему мы решили эту тему взять сегодня?

Л. МАЦИХ: Потому что мы обсуждали многие аспекты влиянии я масонов на российскую культуру, науку, на военное дело, на государственное правление. И странно было бы не сказать о таком важном моменте государственного бытия любой страны, как просвещение. По этому поводу есть что сказать, поскольку масоны внесли в это огромный вклад.

Н. АСАДОВА: Поскольку мы движемся в хронологическом порядке, сейчас мы примерно во времена Александра – Николая затрагиваем тему. Скажите, что из себя тогда представляло народное просвещение в России?

Л. МАЦИХ: Ну, давайте о времени Александра поговорим. Сильно изменилось просвещение за эти годы. Просвещения в нынешнем понимании не было, потому что не было обязательного школьного образования для всех слоёв населения. Это как раз масонская заслуга, идея о том, что всех без исключения детишек надо учить грамоте. Тогда эта идея казалась абсолютно дикой и ненужной, мужицких детей зачем учить!

А вот масоны идею равенства отстаивали. Начинал активно в этом смысле действовать Новиков, с его детскими книжками, которые он впервые стал в России выпускать, с книжками в картинках. Это же ничего до этого не было. Это просвещение в прямом смысле слова, приобщение людей к грамоте, к миру книг. К эпохе Александра Новиков был ещё жив, он доживал в Авдотьеве, в своём имении, в ссылке. Разумеется, он уже на ситуацию в целом с просвещением не влиял. Но в масонских кругах был очень влиятельной и весомой фигурой.

И вот, воплощая его и Семёна Гамалея идеи о неустанном радении народного просвещения, масоны старались, особенно те из братьев, которые добирались до высоких постов государственной иерархии.

Н. АСАДОВА: Анна Семёновна из Москвы, менеджер, спрашивает: «Расскажите о взглядах масонов на женское образование. Считали ли они необходимым создание женских учебных заведения?»

Л. МАЦИХ: ещё как считали! Масоны ведь, как упрекали их ненавистники в те времена, они женщин считают людьми! Вот до каких они доходят ужасов. И считают, что девушек нужно учить грамоте. Крестьянских девок! Это однозначно их испортить и превратить в ведьм! Это понятно любому здравомыслящему человеку было тогда. А масоны как раз отстаивали идею гендерного равенства. Наши милые барышни и дамы, обладательницы 2-3 дипломов ныне, они не очень представляют, кому они обязаны идеей гендерного равенства в просвещении.

Это неустанный труд масонов всех стран, в том числе и в России. Масоны очень хорошо, всегда положительно относились к идее женского просвещения. Но тогда на повестке дня стоял вопрос о просвещении мужском, чтобы хотя бы грамотность мужского населения была хотя бы в каких-то нормальных цифрах выражалась. Никто не говорил о поголовной. Тогда был только один народ, который у мужского населения добился поголовной грамотности – это были евреи.

И в этом смысле масоны не стеснялись говорить о том, что еврейский опыт надо копировать. Это не у всех вызывало энтузиазм.

Н. АСАДОВА: Я могу себе представить, с чертой-то оседлости в Российской Империи на тот момент.

Л. МАЦИХ: Да. Но они этот тоже как-то изучали и пытались всячески способствовать тому, чтобы если не формальные школы учреждались, это было очень сложно с учётом того, что в России преобладало сельское население, до каждого села не дойдёшь. Но хотя бы обеспечить детишек крестьянских, мещанских, городских доступными книгами. Они очень старались, чтобы этих книг было побольше. А поскольку масоны – люди верующие, считали самой важной книгой человечества Библию. То они много делали для того, чтобы Библии печаталось как можно больше, как на русском языке, так и на языках многочисленных народов, населявших Империю.

В этом смысле вклад в просвещения поистине неоценим.

Н. АСАДОВА: телефон для смс - +7-985-970-45-45, если у вас есть вопросы к Леониду Александровичу, реплики по нашей теме сегодняшней, не стесняйтесь. Пишите нам. Вот Вы сказали о том, что среди масонов были братья, которые достигали высоких постов. Насколько я знаю, начиная с александровских времён Министрами народного просвещения очень много было масонов.

Л. МАЦИХ: Да. Вообще, были должности, которые были, условно говоря, потомственно масонскими. Например, должности почтмейстеров в Москве и Питере. Должность Министра почты. Это оттого, что почта – инновационное было тогда предприятие. От качества почты зависело качество связи, а связь – это управление. Гигантская Империя без хорошего управления никак развиваться не могла. Эта должность была масонская традиционно.

И на постах ключевых для просвещения – Министром просвещения и обер-прокурором, т.е. главой Синода тоже были масоны. Это не должно никого удивлять. Главой Синода был светский человек, государственный чиновник. Например, такой человек, как Голицын Александр Николаевич внёс огромный вклад в развитие как чисто церковного, так и светского просвещения.

Н. АСАДОВА: Раз уж речь зашла о Голицыне, то он и является героем нашей сегодняшней передачи, главным героем. И поэтому мы предлагаем вам послушать портрет Александра Николаевича Голицына, написанный Алексеем Дурново. Записал его Алексей Соломин.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ.

В жизни нашего героя главную роль сыграло, и это не удивительно, его происхождение. Представители рода Голицыных дорога к светлому будущему и государственным должностям всегда была открыта. Не стал исключением и Александр Николаевич. Ко двору он попал в юном возрасте, ещё при Екатерине II. С детства обладавший достаточно весёлым и беззаботным нравом будущий Министр народного просвещения быстро обзавёлся друзьями.

Впрочем, сколь бы ни был популярен Голицын среди пажей, главными из его сверстников оставались старшие внуки Императрицы. Александр и Константин Павловичи, разумеется, требовали к себе всеобщего внимания. Юный Голицын им это внимание оказывал. Более того, он считался главным затейником в играх Александра и Константина. В общем, у Голицына было весёлое и беззаботное детство, которое быстро переросло в юность.

И оказалось, что будущий Министр хорош собой, охоч до женского пола, изящен, а главное – пользуется успехом. Гром грянул с восшествием на престол Павла, 23-летнего повесу Александра Голицына тотчас выслали из Петербурга. Чем не угодил он новому Императору, сказать трудно. Впрочем, Павел процарствовал недолго. После удушения Императора на престол вступил его старший сын Александр, в некотором роде друг голицынского детства. И молодой повеса, успевший забыть роскошь двора, был возвращён в столицу.

Тот, впрочем, начался другой этап его жизни, пора развлечений сменилась временем государственной карьеры, в 1803 году Голицын становится обер-прокурором Святейшего Синода, в 1816 году – Министром народного просвещения. В этом качестве он воплотил в жизнь мечту теперешнего православного духовенства – школьное воспитание попало в зависимость от религии, истинным просвещением в понимании Министра были благочестие и высокая нравственность. Не повезло и литераторам, чьи сочинения попали под строжайшую цензуру.

Впрочем, некоторые из голицынских друзей могли рассчитывать на поблажки. Однако, Министр без промедления лишал их этих привилегий, если публикуемые ими сочинения вызывали недовольство в окружении Императора. Карьера Голицына пошла на спад со смертью Александра. Константин от трона отказался, а с Николаем Голицын в детстве, очевидно, не водился. И вскоре почти всемогущий Министр народного просвещения превратился в чиновника третьей руки. В этом качестве он и прожил последние 20 лет жизни.

Н. АСАДОВА: Это был портрет Александра Николаевича Голицына, написанным Алексеем Дурново. Добавите что-нибудь?

Л. МАЦИХ: Лёгкой кистью написан портрет. Во-первых, не такой уж повеса, если под повесой понимать бездельника, светского франта, пустого, праздного прощелыгу, щелкопёра, как сказал бы Гоголь. Голицын сроду таким не был. Любил он потанцевать, естественно. Блажен, кто смолоду был молод. И в барышнях он знал толк и они дарили его благосклонностью. Тут ничего дурного нет.

Но когда его поставили на важнейший государственный пост, на ключевой, обер-прокурором Синода, он очень переменился. И показал похвальнейшую обучаемость, прочёл массу книг. Он не стеснялся признаться, что впервые прочёл Библию.

Н. АСАДОВА: Сколько ему было лет в тот момент?

Л. МАЦИХ: едва за 30. Он очень изменился внутренне. От него ожидали разнообразные церковные деятели, что он обратится к вере и станет верить на их манер, т.е. он станет ещё одним церковным функционером. А он поверил искренне, он укрепился в вере и нашёл многие ответы на жгучие вопросы, которые искал раньше. Но поверил он по-иному.

Н. АСАДОВА: В этот момент он пришёл к масонам?

Л. МАЦИХ: Он был и ранее членом масонской ложи. Он вступил в ложу трёх коронованных мечей, а потом он состоял в ложе соединённых друзей, одной из самых многочисленных лож Петербурга. Но дело не в названии ложи, а в том, что у него религиозность была истинно масонской, внецерковная. Он отвергал идею посредничества между человеком и богом, очень искренняя, но без показной набожности и без утомительной обрядовой стороны, которая всегда его в православии смущала.

И он не был склонен прощать духовенству его, духовенства, пороки. Так, например, он ввёл обычай публиковать в листах Синода проступки духовенства. Так было принято в те времена для воспитательных целей с лицами всех сословий. Но духовенство стояло особняком, они претендовали на особую роль. А он их в этом плане в правах уравнял. Разумеется, им это очень не понравилось, они полагали, что это подрывает авторитет духовенства. На что он им резонно сказал: «Не грешите и никто подрывать авторитет не станет».

Он был человеком глубоким. В изображении портретиста он выглядит легковесным франтом, идёт по жизни смеясь. Но Голицын не был таким, он был истинным соратником Александра, он был человеком, глубоко принимавшим к сердцу реформы. Он руководил одним из самых деликатных направлений – Синодом. Он его радикально реформировал. При нём в Синоде был заведен порядок, которого раньше никогда не было в России. И этот порядок показывает, насколько далеко Голицын смотрел вперёд.

Он сделал Синод именно Министерством в нынешнем смысле по религиозным делам. Рядом сидел православный священник, католический ксёндз, протестантский пастор, англиканский проповедник, армянский, грузинский священник, мусульманский мулла, еврейский раввин. Он сделал огромный шаг в смысле движения по европейскому, имперскому пути, вовлечение всех народов, живущих в России, в дело общего государственного строительства.

Чтобы никто не чувствовал себя чуждым, человеком второго и третьего сорта, иноверцами, инородцами, находящимися на обочине. В этом его заслуга, как государственного человека, огромна. Отнюдь не повеса.

Н. АСАДОВА: Чем вообще занимался Синод, об этом мы спросили прохожих питерской улицы, недалеко от Синода. Сделал наш питерский корреспондент и вот что получилось.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Как ни странно, каких-то подробностей о деятельности Священного Синода и тем более, его здания, нам не сообщил почти никто. Отличился разве что Артём, абитуриент. Несмотря на то, что прошлым летом он в Университет не поступил, готовится сейчас, осведомлённости Артёма, его памяти можно только позавидовать.

АРТЁМ: Это учреждение, созданное Петром I, контролировавшее церковь и являвшееся верховным церковным органом. В этот же момент было отменено архиепископство и в были с этим проблемы между Петром и верховными церковниками. Очевидно, что Пётр хотел подставить под контроль церковь, для этого он создал Синод и решать церковные проблемы отдельно от светских.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Немного запуталась пенсионерка Таисия. Её смутило то, что здание Синода объединено со зданием Сената. В итоге разницу между тем и другим Таисия фактически свела на нет.

ТАИСИЯ: Синод – это там, где государственные дела какие-то решались, вместе, сообща с Сенатом. Там заседали сенаторы, которые решали вопросы, а в Синоде… не помню.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Максим из Казани вовсе не понимает разницы между Сенатом и Синодом, в отличие от Таисии, которая надеялась на свою память, Максим попытался включить логику. Не помогло.

МАКСИМ: Давайте рассудим логически. Священники, они кто были? Я не смогу ответить логически. Священники – это священники, сенаторы – сенаторы, у них разные были… не религия, у каждого разные… как это сказать… нет, не отвечу, не знаю.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Чётко и понятно всё объяснил Дмитрий, студент. Он, кстати, выразил сомнение в прозрачности отношений между сенаторами и духовенством.

ДМИТРИЙ: В одном здании находились и священники, у них была своя власть в стране, вторая власть – депутаты, народные избранники. Там дело совсем в другом, мне кажется, там политика среди священников. А кто это делал? Выделял им здание... Не они же сами.

КОРРЕСПОНДЕНТ: А вот Оксана, она продаёт сувениры, уверена, что Синод построили с очень практической целью – чтобы устрашать простых людей.

ОКСАНА: Церковь своё влияние имело на народ, этим они запугивали народ. Больше народ прислушивался к священникам, пугали какими-то высшими силами, богом, ещё чем-то.

КОРРЕСПОНДЕНТ: О ещё более земном назначении Синода, поведал Леонид, конкурент Оксаны на рынке сувенирной продукции.

ЛЕОНИД: Наши правители грешили, а там ходили замаливать грехи. Опять грешили и ходили следом замаливать грехи.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Кто бы что ни говорил, а Марат, художник-реалист, считает союз церкви и государства, олицетворением этого союза, по его мнению, как раз и являлся Синод, нехорошим.

МАРАТ: Церковь должна быть независима. А когда церковью управляют, она начинает управлять государством. Получается такое сцепление нехорошее.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Напомню, сегодня о церковном прошлом Синода внешне напоминает только позолоченный православный крест на крыше. Полгода назад в этом здании открыли президентскую библиотеку имени Бориса Ельцина.

Н. АСАДОВА: Вот такая вот весёлая питерская улица, удивительная путаница в голове.

Л. МАЦИХ: Я немножко разочарован. При всей моей обычной снисходительности и почтении ко мнению улицы, в данном случае это полная разноголосица, и мнения есть абсолютно непонятные и дикие. Во-первых, какой Сенат – народные избранники…

Н. АСАДОВА: Да, это меня тоже порадовало.

Л. МАЦИХ: Во-вторых, у церкви никакой власти не было, сравнимой с государственными органами. Но много прозвучало здравого насчёт того, командовать ли церковью или нет. Синод был именно Министерством по церковным делам. А сенат был государственным советом, такой протопарламент. И разделение функций у них было абсолютно чёткое. Но Синод не мог принимать самостоятельных решений. Все его решения подлежали утверждению обер-прокурора. Ну а потом и государям.

Синод решал многообразнейшие вопросы. Надо же учесть, что тогда была поголовная религиозность населения. И у церкви было огромное имущество среди прочего. Нужно было как-то, как сейчас говорят, разруливать экономические конфликты, которые с неизбежностью возникали между монастырями, помещиками, между крестьянами-арендаторами, между церковью, как хозяйствующим субъектом и другими субъектами такими же. Кроме того, было множество вопросов, связанных с печатанием литературы. Что дозволять, что не дозволять с точки зрения церковных правил и чисто церковной цензуры.

Были вопросы богослужебные, сейчас они для многих звук пустой, а тогда для людей это был вопрос исключительно значимый.

Н. АСАДОВА: Повседневной жизни по сути.

Л. МАЦИХ: Не бытовой, а именно бытийные вопросы. Люди об этом очень задумывались. Приведу один пример. Один священнослужитель в бытность Голицына он был прокурором Синода, вышел на водосвятие в проруби, т.н. Иордани на крещенский праздник, вышел в мантии, подбитой горностаем. А горностаевый мех полагалось носить только августейшим особам, т.е. только царю и его родственникам ближайшим.

Был донос моментально, поскольку это одно из любимейших занятий населения во все времена. И перед Голицыным, к нему пришли просить за уважаемого архиерея, а он сказал: «Нет, мы поступим по закону». И он действительно поступил по закону. В этом смысле он был обер-прокурор в самом первозданном смысле слова. Он, как прокурор, надзирал за законом, не давал закон никому преступать. И прежде всего он изменил практику, когда духовенство было вне закона. То есть, духовенство могло делать всё, что угодно, внутри они разбирались своим корпоративным трибуналом, но это никогда не выносилось на суд общественности.

Этот порядок, очень, кстати, дурной, губительный для любой институции, для церкви в том числе. Этот порядок Голицын поломал. За это его очень многие церковные люди не любили.

Н. АСАДОВА: А скажите, почему так странно сочетал две должности Голицын, с одной стороны Министр народного просвещения. С другой – обер-прокурор Синода. И какую роль играл Синод в деле народного просвещения?

Л. МАЦИХ: Это была инициатива Александра. Александр, вернувшись из победного европейского похода, стал человеком совершенно другим, человеком мистическим, склонным к религиозным рассуждениям, к таким вот полётам мистического духа. Ему казалось, что подлинное просвещение должно идти рука об руку с благочестием. Как раз церковные люди восприняли это слияние очень неблагоприятно, им хотелось везде сохранять автономию.

А что такое было народное просвещение? Это учебники, это математика, это физика, это философия, это естественные науки, которые с тогдашним уровнем церковно-богословских представлений радикально расходились. И Синою, в отличие от того, что сказал наш портретист, та часть Синода, которая относилась к церковному ведомству, они были радикально против слияния этих двух ведомств. Но Александр настаивал. А раз хочет государь, кто же может перечить! И Голицын, надо сказать, очень изящно и блестяще из этих деликатных ситуаций выпутывался.

Вообще говоря, дело просвещения в христианской Европе и в России в частности, было веками в руках церкви. И только с началом просвещения, в Европе раньше, со времён реформации, получилось наоборот. Перед Голицыным стал вопрос – каким путём двигать российское просвещение – традиционно церковным, как настаивали священнослужители, или передовым европейским, когда церковное отдельно, а светское отдельно, как бы богу богово, а Кесарю кесарево.

И он, ссылаясь на эту евангельскую притчу, это как известно, Иисус ответил, вопрошавшим его, он сказал, что нет, церковное пойдёт своим путём, а светское образование, университетское, школьное, оно пойдёт другим. И он спас в этом смысле автономию светского образования. Тут ведь знаете какая штука… У любой церкви, не только у православной, и у католической в своё время, у неё есть тенденция монополизировать права на истину. Это очень опасная вещь.

И если на этом настаивать, а у церкви всегда есть ресурс настаивать. Это может вызвать ужасающие последствия. В Европе это вызвало реформацию, религиозную войну в Германии, 30 лет длилась война, полнейшее опустошение. Потом во Франции Варфоломеевская ночь, в России это могло привести такой религиозный фанатизм в воспитании к точно таким же последствиям. Но Голицын это блестяще предотвратил. Он не дал священнослужителям настаивать на своей полной монополии.

Монополии быть вне закона, монополии решать дела благочестия и нравственности и монополии решать, что народу следует читать, а что нет. Он был, я думаю, блестящим руководителем именно просветительского ведомства.

Н. АСАДОВА: А кто был его сподвижником в деле народного просвещения?

Л. МАЦИХ: Там был целый ряд людей, кстати, все масоны, что возмущало оппозицию антиголицынскую. Там был Кошелев, замечательный деятель, Попов, был Министр внутренних дел Кочубей, который поддерживал, и потом его сменил на этом посту некто Козодавлев. Все эти люди состояли на высоких степенях в масонских ложах разнообразных. И в ложе «Соединённых друзей» и в «Полярной звезде», и в ложе «Умирающий сфинкс», о которой мы будем говорить в следующих передачах.

Они все были соратниками и сподвижниками Голицына. Голицын пользовался у Александра положением такого всесильного фаворита. И это, естественно, всеми оценивалось. Но он, надо отдать ему должное, никогда этим не злоупотреблял, в отличие от Сперанского, который мог личное предпочтение или личную нелюбовь обратить против человека.

Н. АСАДОВА: В отличие от Голицына, он не был опытным царедворцем.

Л. МАЦИХ: Голицын был изящным человеком. Может быть ему помогало его происхождение, а Сперанский из простых. Может быть это гены, а может быть он от природы был одарён.

Н. АСАДОВА: При императорском дворце вырос тоже.

Л. МАЦИХ: Да, это неудивительно.

Н. АСАДОВА: Это многому его научило.

Л. МАЦИХ: И охоч до женского пола, Сперанский никогда в этом замечен не был. А женщина облагораживает мужчин, что бы Вы мне ни говорили!

Н. АСАДОВА: Андрей из Москвы: «Откуда у масонов появилась столь вредная идея уравнения и смешения всех наций и рас?» Это речь идёт о Синоде, там, где сидели представители разных религий.

Л. МАЦИХ: Во-первых, идея уравнений в правах наций и рас отнюдь не вредная, эта идея превосходная. И сейчас общепринято сообществом. Масоны исходили из каббалистической посылки и своего трактования Библии о том, что все на свете есть дети божьи. И в этом смысле все народы одинаковы. Они протестовали против идеи поганых стран, противных стран, стран, которые утратили благодать. Точно так же им претила идея избранности в том смысле, что один народ лучше другого, а другие хуже его.

Они придерживались идеи равенства, которая сейчас умами полностью овладела, сейчас странно слышать такие речи, как от нашего уважаемого слушателя. В смысле уравнения религий, такой идеи у них не было, они хотели дать всем религиям пусть не равные, но какие-то права. И в этом смысле сделали огромный вклад в превращение России в подлинное европейское прогрессивное государство. Назад от азиатчины и Византии, вперёд – в просвещённую цивилизованную Европу.

Н. АСАДОВА: Вы молчите, как они, в смысле масоны, оценивали православие. Как негатив или как позитив? Как негативное или как позитивное явление. Фёдор из Санкт-Петербурга так странно написал.

Л. МАЦИХ: Фёдор! Мы только об этом и говорим! Вы слушайте нас ушами, Фёдор! Мы говорим об этом. Но Вы хотите, чтобы мы дали однозначную оценку – чёрное или белое. Это совершенно невозможно, при оценке такого огромного явления, как православие. Кроме того, православие есть вещь не единая. Это нечто рыхлое, аморфное, состоящее из очень разных людей. Мы будем говорить возможно в следующих передачах про архимандрита Фотия, одного из самых мерзких представителей воинствующего, мракобесного крыла православия.

А с другой стороны будем говорить о великолепном и блистательном представителе просвящённейшей части церкви Филарете Дроздове.

Н. АСАДОВА: Вот давайте и поговорим сейчас о них. Потому что Фотий и был как раз противником идей Голицына.

Л. МАЦИХ: Лютым и рьяным. Причём, он писал ему льстивые письма, льстил в глаза, а за спиной писал письма совершенно мерзкие, подмётные, обвинял его чуть ли ни в служении сатане. Филарет был человеком совершенно другого духа. С Филаретом связана идея организации библейского общества, которое, будучи вдохновляемое масонскими идеями и трудами, внесла в просвещение просто неоценимый вклад.

Что такое перевести Библию с церковно-славянского на совершенный русский язык? Это подвиг научный. И Филарет Дроздов возглавил авторский коллектив, там было ещё несколько замечательный людей, которые сначала перевели Евангелие, четыре Евангелие, потом весь Новый Завет, потом Ветхий. Это тот синодальный перевод Библии, на котором мы выросли. Невозможно представить нашу жизнь без него. А ведь когда-то этих людей, истинных подвижников веры, просвещения и науки, их обвиняли в самых жутких грехах. И навешивали на них самые чудовищные ярлыки.

Вот вам православие, одно и второе. Как тут можно оценить равнозначно?

Н. АСАДОВА: Поэтому наш слушатель, который писал на Интернет нам вопрос, спрашивает, за что же так люто ненавидели масонов их недоброжелатели, тот же Фотий.

Л. МАЦИХ: Фотий был человеком нездоровым, в его параноидальном сознании жили либо ангелы, либо бесы.

Н. АСАДОВА: ну Фотий ладно…

Л. МАЦИХ: Не так много людей ненавидели их люто. Масоны многим переходили дорогу. Многие им завидовали, начнём с этого. Масоны были тогда в фаворе и были людьми преуспевающими, а люди чужого успеха не любят. Были чисто личные недоброжелательства, которые есть всегда.

Н. АСАДОВА: Кроме того, они были очень далеки от народа в смысле своего развития. Это непонятно, далеко.

Л. МАЦИХ: не столько далеко, сколько непонятно. Народное православие, которое возносил на щит тот же Фотий Спасский и его дружки, это такая средневековая, полуязыческая вера, была масонам глубоко чужда. Они мыслили совершенно иными категориями. Они были гораздо более образованы, чем не только простой народ, но даже чем подавляющее большинство низового духовенства. В этом смысле они на разных языках говорили.

Масоны были образованны, эрудированны, они были открыты для новых веяний. А духовенство, типа Фотия, хотело из всей церкви сделать закрытую, замкнутую, стагнирующую структуру.

Н. АСАДОВА: Ну так даже вспоминается в литературных произведениях, когда воспринималось строительство железной дороги, как какое-то дьявольское явление.

Л. МАЦИХ: Среди российских православных сектантов – да, безусловно. Фотоаппарат какие вызывал ужасающие слухи, можете себе представить! Дьявол похитит душу. Не без этого. Когда-то и картошку приходилось силой насаждать. Но это курьёзы. Мы говорим о курьёзах, о народном невежестве, о косности, которые склонны людям из народной толщи, из глубинки, простым непросвещённым людям. Простым, непросвещенным людям. Когда простые люди такие чувства проявляли к масонам – это было понятно. Хуже, когда злобствовали по причине либо своей параноидальной настроенности, либо из-за нежелания принять чужое мнение, люди образованные. Это бывало.

Н. АСАДОВА: Что делал тот же Голицын, что делало библейское общество, Синод, которым руководил Голицын в то время, для того ,чтобы эта косность народа прекратилась?

Л. МАЦИХ: Прекратилась – это через чур Вы сказали.

Н. АСАДОВА: Да, я понимаю, что до сих пор не решена эта проблема.

Л. МАЦИХ: Это из серии девичьих мечтаний. Но они хотя бы хотели уменьшить.

Н. АСАДОВА: Не зря девиц в масоны не берут.

Л. МАЦИХ: Ну… не знаю… Может быть иной раз и помечтать не вредно. Если говорить серьёзно, масоны пытались уменьшить эту бездну народного невежества. Во-первых, они понуждали других братьев говорить по-русски с тем, чтобы не складывалась жуткая ситуация, когда дворянство говорит на одном языке, на французском в подавляющем большинстве, а народ этого языка не понимает. Особенно после войны с Наполеоном это стало диким и непонятным.

Кроме того, они печатали множество книг, они эти книги распространяли, в основном, конечно, в среде дворянской. Они очень ждали стипендии для детей бедных дворянских семей. Они брали этих молодых парней на обучение.

Н. АСАДОВА: Это всё ведомство Синода было?

Л. МАЦИХ: в том числе. В основном народное просвещения, но без ведома Синода ничего бы не получило легитимации. Кроме того, Вы немножко недооцениваете влияния Библии, как книги. Библия была единственной книгой в крестьянском доме. Как было важно ,чтобы она была не на абсолютно непонятном церковно-славянском языке, а на понятном разговорном русском. У людей создавалось ощущение, абсолютно благотворное, что бог теперь с ними заговорил, они понимают слово божье. Разве это можно переоценить!

И масоны неустанно пеклись об увеличении тиражей, об улучшении качества перевода, чтобы проповедь была понятна людям, чтобы людям было понятно содержание молитв. Тогда это был самый мощный способ приобщения народных толщ к подлинным высотам просвещения.

Н. АСАДОВА: А как церковь к этому относилась? И те самые низовые священники, о которых Вы говорите, которые были далеки от этих идей?

Л. МАЦИХ: Низовых никто не спрашивал. В основном они относились негативно, ибо масса и толща всегда консервативна и реакционна в любой структуре. Среди архиереев разные были мнения. Филарет, киевский архиерей, сначала был за, потом против. Амвросий московский был за, Филарет, великий человек, намного превосходящий своё окружение и своё время, всё время был за, он был главным мотором предприятии я. Разные люди. Богословы, по-настоящему учёная элита православия, однозначно поддерживали.

Служащие архиереи, их мнения расходились. В Синоде единство мнений не было, но Голицын был за и умел свой начальственный ресурс направить в верном направлении.

Н. АСАДОВА: Как долго он возглавлял Министерство и Синод?

Л. МАЦИХ: До конца своего фавора, до 22-го года, когда он был отправлен в ссылку. Принцип фаворитизма, самое гнусное наследие Византии в российском государственном быту, это же принцип отвратительный. Никто не мог быть уверен, что завтра уцелеет, когда у Александра в очередной раз переменится его ветреное настроение. В этом смысле и Сперанский, и Голицын, тот же Фотий и Аракчеев, они все были жертвами государева настроения. Это то, что ядовитый Вольтер называл «зависимость от печени маркиза», здесь от государя.

Когда переменился ветер, тогда и Голицын стал неугоден. А при Николае он не привлекался ни к каким государственным постам, с точки зрения Николая, народное просвещение должно было идти иными путями, тогда возобладала знаменитая триада – православия, самодержавие, народность, колоссальный упор стал делаться на воспитание патриотизма, как его тогда понимали, в казарменном, фельдфебельском духе. А голицынские идеи, идеи библейского общества пришлось отложить аж до 1856 года. Только тогда Филарет его деятельность восстановил.

Это не самая лучшая страница в истории российского просвещения. Вообще, при Николае…

Н. АСАДОВА: …который не любил масонов, мы уже об этом говорили.

Л. МАЦИХ: Да, при Николае была ситуацию, про которую очень хорошо Пётр Андреевич Вяземский, ядовитый памфлетист, так охарактеризовал: «Он, как мороз» - сказал он про Николая. «Гниль при нём не распространяется, но цвести при нём ничего не будет». Именно так при нём и было. А при Александре, при всех колебаниях настроения государева, какое-то цветение было, в том числе и такое цветение пышных садов библейского слова.

Н. АСАДОВА: +7-985-970-45-45 – это телефон для смс. Вы можете присылать свои комментарии, реплики, вопросы для Леонида Мациха в прямой эфир. Мария из Санкт-Петербурга: «Очень люблю Фонвизина и Грибоедова. Были ли они масонами?»

Л. МАЦИХ: Оба были, да, Мария, утешьтесь. Денис Иванович Фонвизин был членом двух лож, посещал собрания двух лож, и Александр Сергеевич Грибоедов, его масонская история была более интересная, он посещал собрание ложи «Благо», была такая, довольно интересная, в чём-то беспрецедентная ложа в Питере. И Грибоедов в ней состоял.

Н. АСАДОВА: Да, я ещё хочу попросить наших слушателей, которые присылают свои вопросы, чтобы вы подписывались, потому что те комментарии или вопросы, которые ко мне приходят неподписанные, я читать не буду. Не имею права. Это распоряжение главного редактора «Эхо Москвы». Фёдор из Санкт-Петербурга: «И всё же ключевой вопрос – была ли именно эта религия тормозом развития страны и государственного устройства?»

Л. МАЦИХ: А религия – однозначно нет, Фёдор. А вот церковь, как социальный институт, вполне может быть. Это тоже вопрос непростой, но о религии нельзя никогда сказать, что она есть тормоз развития, религия – это всегда вещь замечательная. Другой вопрос, что религия институционализируется в церкви, а церковь не только православная, любая, она начинает закостеневать и начинает ставить себя в положение институтов вне критики, а это прямой путь к загниванию.

Н. АСАДОВА: Тема сегодняшней передачи – масоны и народное просвещение. Мы об этом говорим и по телефону +7-985-970-45-45 вы можете прислать свои вопросы. Евгений нам пишет: «В среде православных священнослужителей были масоны?»

Л. МАЦИХ: Да, были. Их не было так много, как среди дворян, но они были разумеется. Кстати, в эпоху Фотия, это его особенно раздражало, вступил целый ряд священнослужителей, в том числе и архиереи. С одними из них был конфуз, Иоф Куровцев, он видимо сошёл с ума и совершил кощунственный проступок в алтаре. Немедленно Фотий приписал это влиянию масонства, хотя этот человек стал просто психически ненормальным, потом пытался покончить с собой, но были священнослужители среди масонов, Филарет Дроздов тоже был в ложе «Соединённых друзей», никогда не отрекался от этого.

Это один из многих масонов, прославленных русской церковью, таких великих фигур, как Филарет, конечно, было немного, но среди духовенства масоны были. Это тогда не считалось вещью взаимоисключающей.

Н. АСАДОВА: Маша пишет: «Правда ли, что Николай II препятствовал печати Библии на русском?» Имеется в виду на современном.

Л. МАЦИХ: Николай II был гораздо позже, возможно первый, поскольку Николай I сменил Александра I, нет…

Н. АСАДОВА: Она пишет, что второй.

Л. МАЦИХ: О втором… к моменту воцарения второго, уже всё было напечатано. Тогда уже шли допечатки тиражей. А здесь речь идёт о становлении библейского общества, он не то чтобы противился печатанию Библии на русском, но ему казалось, что церковь – это та организация, в которой не нужно ничего менять. Он вообще хотел менять по минимуму. А здесь именно была перемена от церковно-славянского языка, может быть красивого и поэтичного, архаичного, но уже абсолютно непонятного, переход к русскому, общепонятному.

Главное возражение противников перевода сводились к этому. Не надо трогать, это наша великая традиция.

Н. АСАДОВА: Вообще, священный язык, который нельзя трогать.

Л. МАЦИХ: Вроде того, да. Хотя на самом деле это же тоже перевод с перевода. Перевод с греческого, а на греческий с иврита. Это целая серия переводов. Какой язык называть священным – большой вопрос. Но Николай, он этими всеми соображениями отнюдь не озабочивался, его главным направлением была мысль о том, чтобы менять и реформировать как можно меньше. Именно поэтому он деятельность Библейского общества прекратил.

Н. АСАДОВА: Татьяна нам пишет: «Чем отличались взгляды масонов разных лож на просвещение народа?» Действительно, были ли какие-то различия, было ли какое-то противостояние или даже не противостояние, но разные пути, по которым шли разные ложи?

Л. МАЦИХ: Путь был один, а в чём была разница существенная, это в том, нужно ли вообще народу просвещение или народ нужно оставить как есть, а просвещать малое избранное стадо, тех немногих, которые всей полнотой изотерической истины обладают. Некоторая часть масонов, особенно те, кто занимался духовными поисками, мистически настроенное масонство. Они как раз считали, что никакого просвещения просвещать особо не нужно, а нужно тех немногих братьев, которые способны истину воспринять во всей её полноте, с ними надо заниматься. Они хранили эзотерическую традицию. Внутреннюю. А не экзотерическую, т.е. распространение знания вовне. Это принципиальная разница. И здесь среди масонов были разные мнения, разные. Были очень влиятельные масоны, например, Поздеев Иосиф Алексеевич и иные такие вот консервативно настроенные мистические люди.

Они полагали, что эти усилия пропадают втуне. Народ пусть будет таким, как будет ,всё равно спасётся малое стадо. Но главный вектор масонства был на народное просвещение. А как его наладить, это ещё Новиков показал – через книги.

Н. АСАДОВА: Есть ли какие-то цифры за время деятельности Голицына, какое количество людей получили образование?

Л. МАЦИХ: Такой статистики у меня нет, но я не думаю, что она бы была убедительной. В этом смысле убедительней тиражи Библии, которую выпустило библейское общество, это исчисляется десятками тысяч. Они перевели Библию впервые на многие языки народов России. Они перевели на колмыкский, на татарский, на осетинский, на языки народов Сибири. Это же подлинный подвиг. И вот это как раз истинно миссионерская работа. Странно слышать, что против этого возражали тогда люди, которые носили рясы, люди, которые были церковнослужителями.

Тиражи книг по-русски были очень впечатляющи. И лозунг был неофициальный – Библию в каждый дом. Этого не удалось достичь. Но огромный прогресс был.

Н. АСАДОВА: Шульц нам пишет: «Не понимаю, повтор передачи или нет?» Нет, Шульц, как видите, не повтор. Мы отвечаем прямо здесь и прямо сейчас. И для тех, кто хочет задать вопрос, я напоминаю телефон - +7-985-970-45-45. Масса вопросов нам уже приходит. Я буду выбирать какие-то из них.

Л. МАЦИХ: Изюминки выбирайте.

Н. АСАДОВА: Выковыривать. Был ли Ломоносов масоном? Нет, не был. Это даже я знаю.

Л. МАЦИХ: Слово «даже» мы выбрасываем. Всё хорошо.

Н. АСАДОВА: В России были ли государи-масоны? Алексей пишет. Алексей, если Вы залезете в архив, то узнаете, что были.

Л. МАЦИХ: Павел и Александр были масонами.

Н. АСАДОВА: Павел был первым царственным масоном, так называлась наша передача несколько недель назад. Андрей опять, наверное тот же Андрей задаёт вопрос. «Обязывали ли масоны тех, кому они помогали, получать образование, вступать в их организацию?» Если отметили какого-нибудь подающего надежды мальчика. Дали ему грант, он выучился.

Л. МАЦИХ: нет, никаких грантов они не давали. Вы проецируете, заостряя карикатурно, а наш слушатель может и правда так думаете. Вы проецируете наши реалии на тогдашнюю жизнь. Это было всё по-иному. Никаких грантов никто не раздавал. Брали детишек, часто по рекомендации епархиальных архиереев, и свозили их в губернский город. Ну а уж самых способных – в Москву и Питер. И там они жили на полуказарменном, полусолдатском положении, но всём готовом, на пансионе.

А после этого они шли кто служить, кто в штатскую, кто в военную службу, кто дальше учиться, кто способный. Масонов в александровское время по самым оптимистическим подсчётам, в Москве и Питере было не более 500 человек, по всей России, может быть, 700. Это горсть. В любом из университетов, тогда немногочисленных, обучалось гораздо больше студентов. Никогда у масонов не было задачи как-то увязывать обучение людей со следующим их обязательным привлечением в ложи или орден. Нет.

Они очень тщательно к отбору подходили.

Н. АСАДОВА: Александр из Твери нам пишет: «Были ли масоны среди светил медицины того времени в России? Был ли масоном Пирогов?»

Л. МАЦИХ: Пирогов жил позже, он масоном не был. Но основатель российской клинической медицины – Мудров, один из первый российских настоящих клиницистов, он как раз масоном был. Поэтому среди светил медицинской науки масоны тоже были. Вообще в эпоху Екатерины, Павла, Александра, очень много делалось впервые. Это очень важно понять. Инновационные вещи от конкретных вещей, внедрённых в был почт и кончая мировоззренческими вещами, эти инновации приходили от масонов, как от людей, приверженным идеям прогресса и инноваций не боялись.

Н. АСАДОВА: Ильдар из Уфы: «Можно ли отождествлять гуманизм и масонство? Насколько я понимаю, просвещённость и свободомыслие является основой обоих типов мировоззрения».

Л. МАЦИХ: Много общего, Ильдар, в масонском и гуманистическом мировоззрении. Просто гуманизм бывает ведь разный. Есть и религиозный гуманизм, как это ни странно, а есть гуманизм атеистический. Масонский атеизм немножко особый. Понятие гуманизма тоже весьма расплывчато. Если гуманизм опирается на фразу греческого философа Протагора «Человек есть мера всех вещей», тогда такого рода гуманизм можно считать масонским. Масонская любимая максима – «Человек есть экстракт всех предметов на земле», это тоже самое ,что «Человек есть мера всех вещей».

Если так понимать гуманизм, то тогда да, гуманизм и масонство – это вещи более-менее тождественные.

Н. АСАДОВА: Юрий из Санкт-Петербурга: «Как относились масоны к славянскому язычеству? Они же благосклонно относились к эллинизму». Вот так вот всё смешалось.

Л. МАЦИХ: К славянскому язычеству, я думаю ,они не относились никак. Они относились к нему как к народному суеверию и никак не думали, что оно может в умах просвещённых людей занять хоть сколь-нибудь заметное место. Эллинизм – это эпоха историческая, а греческая религия олимпийская воспринималась тогда масонами, как некий забавный пережиток или как предмет, вдохновляющий художника, философов, поэтов, драматургов. Но не как живое религиозное чувство.

В этом смысле и славянское язычество их могло вдохновлять, всякие перуновы пляски, велесовы книги мифические. Но реально думать об этом, как о религиозных предметах, они никак не хотели и не могли.

Н. АСАДОВА: Игорь спрашивает: «Какова причина запрета лож в 1822 году?»

Л. МАЦИХ: Перемена настроения Александра. Партия Аракчеева взяла верх. И Лобзин, и Голицын попали в немилость. Лобзин в основном, мы о нём будем говорить в следующей передаче. Это тот самый византийский фаворитизм, когда нет чёткой политики, нет осмысленных ориентиров, нет никой тенденции, тренда, как сейчас говорят, а есть постоянно меняющаяся совокупность человеческих настроений. Кстати, масоны именно в Синоде, вот Голицын, например, они много работали над тем, чтобы снизить роль личности в управлении государством и увеличить роль структур системы, чтобы фаворитизма было поменьше, а структурообразующей политики побольше.

Н. АСАДОВА: Следующий вопрос. «Человек становится масоном по своему желанию или ему предлагали?» А одно другому не мешает, Таня.

Л. МАЦИХ: Она имеет в виду, что делали предложение, от которого он не может отказаться. Никто никогда не принуждал. Быть масоном рассматривалось, как великая честь. И если человеку предлагали, он это принимал, как правило, с радостью. А так люди искали путей к масонству и далеко не всех в масоны принимали.

Н. АСАДОВА: Нас спрашивают, как проходили заседания и собрания лож в России в то время? Мне кажется, что мы этому должны посвятить какую-то отдельную передачу.

Л. МАЦИХ: Отчего бы и нет. Поговорим про обрядность и условно некое заседание усреднённой ложи. В каждой ложе были свои обряды, разумеется, свои обычаи, но были вещи общие, мы о них поговорим.

Н. АСАДОВА: кстати говоря, как мы в предыдущих передачах уже отмечали, что была и критика между ложами.

Л. МАЦИХ: Критиковали обычаи друг друга, наше хорошо, чужое плохо.

Н. АСАДОВА: Манеры проведения заседаний.

Л. МАЦИХ: Ну да. Что критиковалось… Либо чрезмерное легкомыслие, вот у вас собираются только выпить и закусить или наоборот, чрезмерная скука и занудство. У вас там мухи дохнут. Критиковалась излишняя преданность своему мастеру, начальнику и наоборот, чрезмерное своеволие и желание во всём поступать по своему разумению ,а начальство не слушать. Как обычно, всегда критиковали за всё.

Н. АСАДОВА: Ну и последний вопрос. Был ли Пушкин масоном? – спрашивает Юрий.

Л. МАЦИХ: О Пушкине мы никогда не устанем отвечать. Это наше всё. Да, был. Пётр Андреевич Вяземский, прощаясь с ним, положил ему в гроб масонскую перчатку. Пушкин был членом ложи «Овидия», куда вступил в Кишинёве. Но о нём, и о Пушкине, как человеке, подвергшимся масонскому влиянию, мы непременно поговорим.

Н. АСАДОВА: Да, поговорим в следующих передачах. А сейчас мы с вами прощаемся. Доброй ночи.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего!

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/656830-echo/

Масоны и русское изобразительное искусство (24.02.2010)

Н. АСАДОВА: В эфире передача «Братья», передача о масонах. У микрофона Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонства Леонид Мацих. Добрый вечер.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Сегодняшняя тема передачи – масоны и изобразительное искусство. Об этом будем говорить сегодня. Как повлияли масоны, русские масоны, на изобразительное искусство в России. Мы будем говорить об Академии Художеств в Питере. И начнём, наверное, с такой фигуры неординарной, как Александр Фёдорович Лабзин.

Л. МАЦИХ: Очень правильный выбор. Он сам не был художником, но он был конферент-секретарём Академии Художеств, очень много сделал для улучшения администрирования дел в Академии и вообще в российском изобразительном искусстве. И кроме того, он был основателем ложи «Умирающий сфинкс», мы о нём упоминали в этой связи. И был выдающимся российским мистиком, без преувеличения можно сказать – основоположником российского мистицизма, как направление умов.

А поскольку пластические искусства – живопись, скульптура, графика и архитектура, прежде всего живопись во всех её проявлениях, они непосредственно связаны с взлётами духа, то тут мистицизм оказал формирующее влияние на всё русское пластическое искусство.

Н. АСАДОВА: Давайте сразу послушаем портрет Александра Фёдоровича Лабзина, который написал Алексей Дурново и озвучил Тимур Алевский.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ

Т. АЛЕВСКИЙ: Жизнь Александра Лабзина сложилась точно так, как и у многих деятелей культуры, которым не посчастливилось родиться в России с умом и талантом. Стремительный взлёт, а затем ещё более стремительное падение. Итак, молодой человек со способностями поступает в Московский Университет, получает там неплохое образование и ещё будучи студентом, посвящает свою жизнь литературе и переводам. В весьма юном возрасте сближается с масонами, приобретает от них, возможно, страсть к мистике, и наконец пробует перо в собственных сочинениях.

Так, в 1787 году Лабзин, 21 года от роду, преподносит императрице Екатерине оду на прибытие в Москву из путешествия в Тавриду. В том же году публикуется его перевод знаменитой комедии Бомарше «Женитьба Фигаро». И дальше начинается настоящая литературная жизнь. Тут и многочисленные переводы, и собственные произведения, писанные в основном под псевдонимами. И даже журналистика, редактируемый и выпускаемый Лабзиным «Сионский вестник» становится весьма популярным чтением читающей публики.

Ещё до того, при Павле, Лабзин как нельзя кстати, перевёл «Историю ордена Святого Иоанна Иерусалимского». Павел, покровительствующий госпитальерам, и бывший их магистром, немедленно назначил Лабзина историографом ионитов. В общем, жил Лабзин припеваючи и при Екатерине, и при Павле и какое-то время при Александре. Сгубил его всё тот же «Сионский вестник», который он стал выпускать после некоторого перерыва. Журнал был фактически освобождён от цензуры, ибо Министром народного просвещения стал друг Лабзина князь Голицын.

Он вроде бы читал журнал и делал замечания, а на деле редактор публиковал на страницах издания то, что считал нужным. Тогда-то и посыпались обвинения в богохульстве, отрицание священного писания, распространение кощунственных учений. Духовная братия, заботившаяся о высокой нравственности общества, в конце-концов добилась своего, замучив редактора доносами и жалобами.

Цензурирование вестника передали редактору Петербургской Духовной семинарии Иннокентию. И журнал пришлось закрыть. Но враги Лабзина на этом не успокоились, и вскоре литератор и переводчик отправился в ссылку, где и умер через 4 года. Любопытно, что даже в Сибири он продолжал читать и даже изучал математику. Впрочем, давно известно, что образование для русского человека одна беда! С умом и талантом лучше бы рождаться где-нибудь в другом месте.

Н. АСАДОВА: Это был портрет сегодняшнего нашего героя Александра Лабзина. Вот таким видится он сегодня.

Л. МАЦИХ: Вот так, смелыми мазками, написано, одобрил бы Александр Фёдорович Лабзин. Он сам был человеком многообразным одарённым, и уже в ссылке, под конец его жизни, изучал высшую математику, которая тогда, на склоне лет, ему было уже под 60 крепко, он был очень болен, это ему никак пригодиться не могло. Он был любознателен.

Н. АСАДОВА: Самообразование, самосовершествование.

Л. МАЦИХ: Но среди всех его дарований не было ничего, что влекло бы его к живописи. Он был драматург, он был философ, он был историк, литературовед, сочинитель очень бойкий, экспромты писал поэтические. Вообще, его литературное наследие огромное. Там не всё равноценно, много вещей на злобу дней, устаревших давно, но интересно, при таких дарованиях ничего, что связано с живописью, не было.

А тем не мене, он был покровителем художников, душой многочисленных художественных салонов и человеком, о котором все художники, его современники, говорили с придыханием, восторгом и благодарностью.

Н. АСАДОВА: Как так случилось?

Л. МАЦИХ: Его путь был сложный. Он попал по чиновничьей линии в Академию Художеств на службу. Но он был в этом смысле идеальным чиновником-патроном, он никому ничего не навязывал, не говорил, как следует писать, а все усилия сосредоточил на том, чтобы улучшить содержание художников, выбивать больше пансионы, гранты по-современному говоря, чтобы улучшался быт художников, квартиры, которые они снимают, были бы всё лучше.

И он очень был чувствителен к поиску новых дарований. Он сумел создать микроклимат, своеобразную атмосферу в Академии, при которой старые мэтры – Рокотов, Левицкий, они не соперничали с юными дарованиями, скажем, с Боровиковским, а наоборот, стремились вытянуть на свой уровень, им протежировать и быть подлинными их наставниками.

Н. АСАДОВА: А известны ли фамилии, кроме Боровиковского, кого ещё из молодых художников, скульпторов вытащил?

Л. МАЦИХ: Он покровительствовал Веницианову, переписывался обширно с Левицким, заказывал ему портреты. Практически в российском художественном творчестве не было тогда ни одного крупного имени, которое не было бы связано с братством вольных каменщиков. Все великие портретисты – Боровиковский, Левицкий, Рокотов, они были масонами. Основатель жанровой живописи Венецианов тоже был масоном, Карл Иванович Брюллов, который считался по тем временам революционером русского изобразительного искусства. Он впервые в знаменитой картине «Последний день Помпеи» изобразил падающие статуи, передал движение, до этого была только статика. Он тоже был масон.

У Лабзина был широкий фронт работ, было большое поле для попечительской его деятельности. Но он этим не ограничивался.

Н. АСАДОВА: Кстати, все эти художники входили в его ложу «Умирающего сфинкса»?

Л. МАЦИХ: не все, но подавляющее большинство. Даже те, кто поначалу входили в иные ложи, он же тоже вступил в другую ложу «Пётр и добродетели», ещё при Шварце.

Н. АСАДОВА: Я тоже читала о том, что Шварц огромное влияние на него оказал.

Л. МАЦИХ: Громадное! Он был его наставником и учителем. И после кончины Шварца безвременной, он умер совсем молодым, Шварц…

Н. АСАДОВА: Мы, кстати, делали о нём передачу.

Л. МАЦИХ: Да, все желающие могут обратиться к архиву. Лабзин всегда о Шварце отзывался с исключительным пиететом. Вообще, он был человек язвительные и острый на язык, редко кого жаловал. Но как раз о Шварце говорил с исключительным почтением. Шварц его сделал своим слушателем. Лабзин был человек уникальный, в 14 лет он опубликовал своё первое сочинение, в 16 лет он был слушателем Университета и был практически вместе со Шварцем переводчиком сложнейших мистических трудов западноевропейских философов.

Н. АСАДОВА: И в 21 год он написал оду на прибытие в Москву из путешествия в Тавриду императрицы Екатерины II.

Л. МАЦИХ: Это тоже самое по себе некий литературный подвиг. Но это казенная, заказная литература, которой в ХХ веке множество образцов. Но перевод мистики требует совершенно иных качеств. Во-первых, глубина познания в иностранных языках.

Н. АСАДОВА: Подождите, подождите! Мистика! Все же люди понимают по-своему слово «мистика». Что такое мистика, как течение?

Л. МАЦИХ: У слова «мистика» много значений и есть такие обывательские, расхожие представления, которые с подлинным смыслом слова имеют мало общего. Сейчас мы говорим слово «кандидат», а это слово означает в оригинале слово «невинный».

Н. АСАДОВА: Как-то далеко от нынешнего смысла.

Л. МАЦИХ: Едва ли мы пойдём к кандидату медицинских наук, который абсолютно невинен в своей специальности. Многие слова утратили первоначальный смысл. Слово «мистикой - μυστικός» по-гречески означает «с закрытыми глазами». Два телесных глаза следует закрыть, тогда открывается третий. То есть, мистика – это постижение третьим глазом, в христианстве это называется «прозрение очез» или «нечаянная радость», у индийцев – «третий глаз», у буддистов «сатори» - внезапное озарение.

Мистика – это способность человека воспринимать действительность во всей её полноте не только интеллектуальным, но и интуитивным путём, и тогда три источника, а три – священное число в индоевропейской эзотерике, три источника создают всю полноту бытия. И европейские мистики, голландские, немецкие, французские, в меньшей степени английские, на эту тему писали. Они писали о посрамлении разума, о возвышении интуиции. Но чтобы переводить такие сочинения, помимо знания иностранных языков, он блестяще владел немецким, французским и латынью, следовало иметь очень глубокие и основательные познания в философии, теологии, в религии. И всем этим Лабзин обладал.

Он разработал своё, наполовину оригинальное, наполовину переведённое из якобы Бёне, немецкого мистика, «Учение о благодати», он очень любил выражение такое «Durchbruch der Gnade» - в духе любимых его немецких философов – «Прибой благодати». Не просто какой-нибудь там дождик, а прибой большими волнами. И именно в этом ключе он рассматривал бытие христианской души, - как он писал. Одно из его центральных сочинений, нужно его выделить, это такая статья, эссе, которое называется «Облако над шатром откровения или размышление о том, о чём дерзкая философия и подумать не смеет».

То есть, о том способе постижения действительности, о котором ни одна философия не может и помыслить, ибо это будет неэффективно. Вот я призываю вас осмыслить название этой его статьи, чтобы понять строй его мыслей и направление его дум.

Н. АСАДОВА: То есть, мистицизм в то время понимался, как прозрение.

Л. МАЦИХ: Да, как своего рода прозрение, как именно пробуждение. Множество терминов на разных языках означали одно и то же.

Н. АСАДОВА: И книги, которые он переводил, книги мистиков, стали популярными в Москве и Питере.

Л. МАЦИХ: не то слово! Они стали фантастически популярными. Именно это обусловило и зависть к нему и ненависть.

Н. АСАДОВА: Почему это движение стало популярным?

Л. МАЦИХ: Начинался уже кризис церковных институтов и католицизм начинал подзагнивать, православие было в глубоком кризисе, через сто лет это обнаружилось полностью. Поэтому люди от простых крестьян, солдат и до высшего дворянства, они разочаровывались в традиционных церковных институтах. Например, мистики лабзинского кружка, и прежде всего он сам, как признанный духовный лидер, они ведь были врагами, как они говорили «мерзости афейской», т.е. атеистической, они были врагами неверия, выступали в этом смысле против Вольтера, его язвительных нападок на религию.

Они веру защищали, но против церковной обрядности, против церковного ритуализма, против тех вещей, которые они называли «пережитками поганскими», языческими, против веры в мощи, во всякие ладанки, в кресты нательные, культ икон, реликвии, против этого они возражали. Обрядовая сторона православия вызывала у них насмешки и протест. А они делали акцент на внутреннем, на духовном. Чтобы очистить, как они говорили, истинную веру от скорлупы, от шелухи, от внешних обрядовых наслоений.

Вот так шла их мысль. Поэтому церковные институции им мешали. Они видели в них ненужного и докучливого посредника. Они хотели к богу пробиваться самостоятельно. Это то, что протоиерей Флоровский, один из историков русской церкви и масонства в частности, называл «внецерковная религиозность». Естественно, у церкви это вызывало колоссальную оппозицию и ненависть.

Н. АСАДОВА: Скажите, только ли масоны занимались мистикой?

Л. МАЦИХ: Нет, конечно. Но тогда ведь весь цвет, дворянство и какая-то лучшая часть купечества была в масонство вовлечена. Масонство было тогда не общественной организацией, как мы его сейчас воспринимаем, а это был такое интеллектуальное поветрие. Не быть масоном означало быть человеком устаревшим, то ли недорослем, то ли г-ном Простаковым. Можно было не быть масоном, тогда принадлежать такой протославянофильской партии, как Кикин, Шишков, как Платов, Аракчеев, любители этой русской старины, кокошников, лаптей…

Н. АСАДОВА: …балалаек, матрёшек.

Л. МАЦИХ: Да, да, принципиальная антизападная позиция во всём. Но эта партия была очень немногочисленная. А так, все умственные интеллектуальные увлечения масонства разделялись всем обществом. И в этом смысле мистицизм не был исключением.

Н. АСАДОВА: А можно ли проследить влияние мистики в картинах или скульптурах учеников Академии Художеств того времени?

Л. МАЦИХ: Я думаю да. Но не мистических сюжетов, как мы стали бы искать, какие-нибудь сумерки, вампиры, видения. Нет. Бытовой обывательской мистики там не было.

Н. АСАДОВА: Так мы и не говорим про бытовую мистику?

Л. МАЦИХ: Нет, мы говорим про рафинированное интеллектуальное мировоззрение. Для художников масонов, для них важно было вернуться к реализму в произведениях, потому что церковный канон от реализма весьма далёк, это очень условная живописная школа. Они хотели пробиться к реализму, к человеческой душе. Для них мистика означала открыть человеческую душу, скажем, в портрете. Глаза – зеркало души, поэтому глаза стали выписывать на портретах с особым тщанием.

Как ядовито писал князь Вяземский, человек исключительно язвительный, глазам уделялось большее внимание ,чем кружевам и жемчугам. Через глаза, как зеркало, они хотели заглянуть в душу портретимуемых. Там, конечно, были атрибуты чисто масонские – угольники, циркули на столах у вельмож, у князей, у архитекторов.

Н. АСАДОВА: Но это уже влияние масонской идеологии. А мистицизм… это не всегда пересекающиеся понятия.

Л. МАЦИХ: Прежде всего это был иконоборческий бунт против условного, уходящего в некий набор абстрактных приёмов, набора средств канонизированной иконописи, возвращение к живой человеческой душе. Что произошло в Европе в эпоху Ренессанса, Россия опаздывает, как писал Чаадаев, в России именно это тогда и случилось, возвращение к человеческой душе. Для них мистика была возможностью разглядеть не стандартизированное и иконописное изображение ни о ком, а конкретного человека, с его живой, мятущейся порой, неуспокоенной душой, рассмотреть через портрет и прежде всего через глаза.

Н. АСАДОВА: А иконы писали эти художники?

Л. МАЦИХ: нет, я думаю нет, им не заказывали.

Н. АСАДОВА: Они были светскими художниками.

Л. МАЦИХ: Да, подчёркнуто светскими. Иконопись была монополизирована с давних времён церковью и она никому эту монополию не собиралась уступать. Насколько мне известно, и претензий не было никогда у этих художников на написание икон или фресок. Правда, они принимали участие в росписи определённых церквей, например, Левицкий расписывал Андреевскую церковь в Киеве. Такого рода заказы они выполняли.

Н. АСАДОВА: кстати, сохранилась эта роспись?

Л. МАЦИХ: Да, сохранились. Как говорил Паниковский: «Поезжайте в Киев и спросите». Вам каждый укажет Андреевскую церковь, безусловный шедевр зодчества, внутри великолепно сохранилась роспись Левицкого.

Н. АСАДОВА: В каких годах Лабзин возглавлял Академию Художеств?

Л. МАЦИХ: Он её не возглавлял, он был конферент-секретарь или президент.

Н. АСАДОВА: Когда слышишь слово «президент», хочется сказать, что это глава чего-то.

Л. МАЦИХ: Вы правы, президент – пред сидящий, по-русски – председатель. Но тогда, в царско-абсолютистское время, коллегиальность правления была гораздо больше, чем в некоторые нынешние просвещённые времена. Он не мог единолично принять некоторые решения, это коллегия, состоявшая из профессиональных живописцев, она принимала решения такого рода.

А он был скорее главным администратором.

Н. АСАДОВА: Так в каких это годах было?

Л. МАЦИХ: Он вступил в эту должность в 1802 году и тогда же он организовал ложу «Умирающий сфинкс».

Н. АСАДОВА: То есть, это при Павле?

Л. МАЦИХ: После его смерти. При Павле невозможно было основание никаких лож. Павел был убит в 1801 году, в 1902 году он возглавил. Он и при Павле не скучал. Он был официальным историографом мальтийского ордена, написал историю его.

Н. АСАДОВА: Тот факт, что он написал историю Святого Иоанна Иерусалимского, которая так понравилась Павлу, понятно почему, он специально это сделал, зная о том, что Павел увлекается Мальтийским орденом?

Л. МАЦИХ: Это риторический вопрос. Разумеется. Лабзин был человек очень расчётливый, очень во многом лукавый царедворец. Конечно, он прекрасно всё знал. Всё, что он делал, он делал абсолютно осознано. Он был человеком расчётливым, хотя это не мешало ему увлекаться и заходить в своих мистических порывах бог знает как далеко.

Н. АСАДОВА: И в ссылку его отправили в каком?

Л. МАЦИХ: Это подождите! Давайте сначала про павловский период. Ведь он как написал историю Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Он наполовину перевёл французское сочинение некоего Обефа, так зовут этого человека, а наполовину он придумал сам. Он был большой мистификатор, этим он очень привлекал художников. Некоторые пеняли ему за это, не художники. Художники, как известно, люди творческие, они с трудом истину от вымысла отличают.

А вот Новиков Николай Иванович, который почитался дядюшкой духовным его, а тот подписывался «племянник» в переписке, Новиков ему за это очень пенял. Новиков был человеком исключительного правдолюбия, у него же псевдоним масонский был Правдолюбов, он таких вещей не терпел. Но для Лабзина это было легко. Он мистифицировал окружающих и в этом смысле предвосхитил пост-модернизм. Он выдумывал некоторые факты, концепции, вокруг них, критику, он жил в этой атмосфере литературного вымысла, которую сам создавал.

Н. АСАДОВА: Возглавил он Академию Художеств с 1802 года и до?

Л. МАЦИХ: Практически до своей ссылки 1822 году.

Н. АСАДОВА: Немало! Двадцать лет.

Л. МАЦИХ: Огромный вклад. И администрирование и формирование духовного климата в Петербурге и во всей России. В ссылку же он тоже был отправлен по смешному совершенно поводу. Он выступил против, единственный раз в жизни, против коллеги, которая предлагала царских любимцев сделать академиками живописи, а он сказал: «Почему?» А потому что они близки к государю. «Тогда, почему не сделать кучера Илью, чью спину государь созерцает уже в течение 25 лет?» и за этот смелый афоризм он был сослан.

Н. АСАДОВА: Я хотела сейчас перейти к нашей следующей плёночке. У нас в каждой передаче есть здание и герой. И сегодня мы попросили нашего питерского корреспондента выйти на улицу и спросить, что же знают сегодняшние жители Петербурга и гости северной столицы об Академии Художеств, об этом здании. И вот что у нас получилось.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Встретить у Академии Художество кого-то, кто никак не связан с этим зданием, оказалось проблемой. Мимо шли или студенты, или преподаватели. Зато почти всем нашлось что сказать про альма матер. Художник Ольга в стенах Академии встретила свою судьбу, наглядное доказательство чему – двухлетний Андрюша – шагал рядом.

ОЛЬГА: Академия? Ой, слишком много в этом слове для меня лично.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Ксения сегодня проспала, потому на лекцию бежала вприпрыжку. Первое, что приходит в её голову при упоминании Академии – это как ни странно, императрица, в связях которой с этим учебным учреждением нет ничего странного.

КСЕНИЯ: Мне всегда приходит на ум Екатерина, которая не могла пройти по коридорам в своём большом платье.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Что касается символики на фасадах, Ксения обращала на неё внимание, но о смыслах и значениях никогда не задумывалась. Поэтому девушка начала рассуждать вслух.

КСЕНИЯ: Я всегда смотрела и замечала циркуль с треугольником, наверное это архитектура или как архитектор, краски с кистями и палитрой, живопись… как символ искусства.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Другой студент, имя своё он назвать постеснялся, оказался силён в теории, чем сходу и поделился.

СТУДЕНТ: Я просто знаю, как они называются – метопы, те, что с полосочками – это триглифы. Между ними метопы.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Шамиль, увидев микрофон «Эхо Москвы», сразу заподозрил неладное. Молодой человек слушает программу «Братья» и догадался, что знаки могут быть связаны с масонами, однако серьёзно к этой версии Шамиль призвал не относиться.

ШАМИЛЬ: Я считаю, что скорее всего это случайность, потому что видеть знаки масонства везде – это уже немного перебор, потому что когда строилась Академия, не было явного наклона в сторону масонства.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Артём, турист из Краснодара, до масонов в своих догадках не дошёл. Но по его мнению любая символика априори связана с магией.

АРТЁМ: Вообще символика несёт какой-то заряд эмоций или магии. Потому что просто так символы ни на что не наносятся. Если верить во что-то, оно будет тебе понимать.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Олег преподаёт, но не в Академии. Поэтому начал он с того, что про знаки на фасаде не знает ничего. Но неожиданно Олега озарило.

ОЛЕГ: Звезда, треугольник… может быть я плохо вижу, я знаю, что есть такой масонский знак – треугольник и лучи расходящиеся. Но я не думаю, что когда строилось, ставились такие акценты.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Супруг Надежды Леонидовны когда-то возглавлял Союз Художников, она сама сегодня позирует студентам. Про оформление фасадов женщина распространяться не стала, зато поделилась чувствами, которые будит в ней здание Академии.

НАДЕЖДА ЛЕОНИДОВНА: Я прохожу и всегда оно напоминает мне искусство, скульптуру.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Из событий, связанных с Академией Художеств, чаще всего вспоминали т.н. бунт четырнадцати. Напомню, протест дал начало товариществу передвижников. Впрочем, большинство любит Академию не за её историю и уж тем более – не за лепнину на фасадах. Самое главное, как сказал наш слушатель Шамиль – это то, что Академию основали. Всё остальное, в общем, второстепенно.

Н. АСАДОВА: ну что, это была питерская улица. Вот что знают у нас сейчас про это здание.

Л. МАЦИХ: Не так плохо. Тут какую штуку надо учесть… «Умирающий сфинкс» - это вещь не столько живописное, название ложи, сколько познавательное. Сфинкс отчего умирает? Как только человек находит верный ответ на его загадки. Так что задача была сфинкса умертвить. То есть, вырвать у мироздания все его тайны, т.е. познать всё то, что в мире скрыто. Ну, не собственно живописная задача, эта задача более философская, онтологическая, познавательная, но любопытно, что сделал он своим средоточием не Академию Наук и не Университет, как бы мы сейчас сочли логичным, а именно Академию Художеств.

Тогда в Академии Художеств концентрировались и пластические искусства и очень отвлечённое умствование, мистицизм и философия познавательная.

Н. АСАДОВА: Вы говорили о том, что задачей мистицизма было то, что человек не столько разум, сколько интуицией начинал познавать мир. Но задача так и не была осуществлена, если посмотреть на сегодняшний мир, то значение разума, оно гипертрофировано по-сравнению с интуицией.

Л. МАЦИХ: Очень верно сказано, я полностью с этим согласен. Эта задача никогда не может быть разрешена, это ведь задача на все времена. Вопрос о том, как говорит Каббала, основа масонского мировоззрения, как гармонизировать три аспекта познания – интеллектуальный, эмоциональный и интуитивный. Хотя бы гармонизировать, если уж не создать равносторонний треугольник. В современном мире чудовищная дисгармония и разумеется интеллектуальный способ подавил все остальные. Это замечалось уже тогда, в век рационализма, в век интеллектуального просвещения.

И как раз Лабзин резко возражал энциклопедистам, просветителям, при том, что переводил их труды. Он хотел восстановить в правах эмоциональную сферу и особенно интуитивную. Преуспел в чём-то, но сам ход вещей, прогресс, как таковой, в основном технологический, он конечно был против него. Но Лабзин героически противостоял техницизму и механистическому пониманию познания.

Н. АСАДОВА: Ещё интересный сюжет из его жизни. Механизм, с помощью которого он противостоял против засилия разума – это «Сионский вестник».

Л. МАЦИХ: Да, журнал. Он его издавал дважды. Сначала с 1806 по 1807 год, а потом с 1816 по 1818 год, с большим перерывом.

Н. АСАДОВА: нелёгкая судьба у журнала была.

Л. МАЦИХ: нелёгкая, никто не говорил, что будет легко. Но он учился на примере своего дядюшки духовного – Новикова, судьба его книгоиздательского предприятия была вообще ужасной. В этом плане…

Н. АСАДОВА: Но более плодотворной.

Л. МАЦИХ: Наверное. Он был гений книгоиздательства, а Лабзин – нет. Он был ловкий журналист и удачливый издатель.

Н. АСАДОВА: Писал в основном под псевдонимом.

Л. МАЦИХ: О! Псевдонимы он выбирал изумительные. Первый псевдоним его был буквы УМ – Ученик Мудрости. Ум! Уже видно, какой он скромняга и какого он невысокого о себе мнения. Потом он избрал ещё более дивный псевдоним, «Посланный богом», наконец, вершиной его самовозвеличения, витийственного красноречия был псевдоним Угроз Святовостоков. И под этим псевдонимом он писал. Все знали, кто под ним скрывается, но этому милому Святовостокову, как дети Деду Морозу, писали люди со всей России. И он собирал немалые филантропические пожертвования. Ни копейки не присвоил.

Н. АСАДОВА: А куда направлял?

Л. МАЦИХ: Направлял на филантропические нужды – на госпитали, на приюты сирых и убогих. Он в этом смысле евангельскую заповедь выполнял.

Н. АСАДОВА: Чем он так воодушевлял людей в своих произведениях?

Л. МАЦИХ: Он очень интересно писал, он был на самом деле по призванию, если давать дефиниции, я бы его определил, как духовного писателя. Он в гораздо большей степени был духовным писателем, чем философом. Но наверное, он был и администратором хорошим. Он умел излагать достаточно сложные теологические построения простым и всем понятным языком. Не совсем уж до кучеров доходить. Но любому грамотному человеку той эпохи он умел растолковывать простые истины.

Часто прибегал к притчам, истинно в евангельском духе. Иной раз нет.

Н. АСАДОВА: Есть какие-то известные его притчи, которые дошли до наших времён?

Л. МАЦИХ: Он писал о том ,что священное писание есть учитель наш. Я цитирую близко к тексту, поэтому если что-то перевру, прошу меня великодушно простить. Но этот учитель есть учитель безмолвствующий. И текст хранит священно молчание. Здесь он цитировал на латыни блаженного Августина - divine silencio, то есть, мы-то у текста спрашиваем, а текст молчит. А как нам получить ответ? Живой учитель хоть как-то ответит, даже подзатыльник будет ответом. А тут как быть?

И здесь, - говорил он, - роль интуиции, интуитивного истолкования описания гораздо важнее, чем роль всякого рода посредника, тут он открыто намекал на церковь и на разные казенные толкования, которым был враг. Эта интуиция поможет нам понять истинный, сокровенный смысл писания. Это классический образчик его рассуждения. И очень многих людей он на этот путь подвигнул.

Н. АСАДОВА: если говорить о судьбе журнала «Сионский вестник», почему его закрывали?

Л. МАЦИХ: У Лабзина были могущественные враги. Люди не переносят чужого успеха, это давно известно. А он был успешным человеком. И кроме того, была и оппозиция принципиальная. Главным рупором этой оппозиции было, конечно, реакционное духовенство и быстро выдвинувшиеся этого течения, некий такой архимандрит Фотий, в миру Спасский. Это был, как писали современники, безжалостный ханжа, вертлявый монах, растлитель душ, но о нём отдельный разговор, хотя он никакого отношения к масонству не имел, за тем исключением, что он был главным гонителем масонов.

Фотий писал всякие подмётные листки, он подымал разные антимасонские волны. Сам он был человеком, едва ли психически здоровым, дважды проходил психическое освидетельствование.

Н. АСАДОВА: А как же он так продвинулся-то?

Л. МАЦИХ: А такие требовались. Нам разумные не надобны – говорил один из его тогдашних коллег, нам надо верные. Он был верен. А разум только вредит с точки зрения тех, кто…

Н. АСАДОВА: Они тоже считают, что разум вредит?

Л. МАЦИХ: В этом они сходились. Кстати, гораздо больше, чем вы думаете, уважаемые слушатели. Фотий дружил с покровителем Лабзина Голицыным. Голицын же был всесильный Министр просвещения, фаворит Александра.

Н. АСАДОВА: О нём мы тоже сделали передачу на прошлой неделе.

Л. МАЦИХ: да. Голицын оказывал чрезвычайные Лабзину услуги. Фотий писал льстивые письма Голицыну, а сам за спиной интриговал, негодяй был полный. Но у Фотия была известная репутация, он был человеком такого образа жизни, который тогда никто не вёл. Он носил вериги ,соблюдал строжайший пост, всякие подвиги аскетизма, не мылся, разумеется, никогда и аромат святости отчётливо ощущался. Он завоёвывал этими подвигами аскетическими расположение многих вельмож. Например, графиня Орлова-Чесменская, о которой Пушкин написал язвительную эпиграмму «Благочестивая жена душою богу придана, а грешною плотию – архимандриту Фотию».

Я уж не знаю, было ли там то, на что намекал Александр Сергеевич, но денег немерено получил Фотий от графини. И Фотий, он устраивал публичные акции, перформенсы…

Н. АСАДОВА: Пиар-акции.

Л. МАЦИХ: Говоря милым вам современным языком.

Н. АСАДОВА: Чёрный пиар.

Л. МАЦИХ: Да, чёрный и весьма эффективный. Он мог в одной рубахе среди ночи, перелезая через две ограды, прибежать к настоятелю Лавры архимандриту Иннокентию и сказать, что масоны в виде бесов окружили его келью.

Н. АСАДОВА: После этого Иннокентий отправлял его в психиатрическую лечебницу?

Л. МАЦИХ: В общем, да. По требованию общественности, никаких, разумеется, ни бесов, ни масонов не оказывалось. Ему бесы везде мерещились. Он называл того же Лабзина «пророк сатанин», не жалел эпитетов. И это находило определённые отклики в сердцах и умах. Александр же был человек не твёрдый ни в каком убеждении, царь. И какое настроение было господствующим в тот или иной день, так он и повелевал. И поэтому иной раз в фаворе был Голицын с масонами, а иной раз и Фотий с его мракобесами.

В этом смысле Лабзин был заложником этих обстоятельств, поскольку «Сионский вестник» был журналом исключительной популярности, ни одно издание после новиковских, не пользовалось в России такой популярностью.

Н. АСАДОВА: А какой был тираж приблизительно?

Л. МАЦИХ: До трёх тысяч, это тогда гигантская цифра, кстати, и сейчас немалая, в нынешние просвещённые времена ,назовите мне журнал с таким тиражом. При советской власти тиражи были куда как больше, но сейчас это вещь редкая. До трёх тысяч. Выписывали его не только в Питере и Москве, но и по всей России.

Н. АСАДОВА: А кто работал с ним, с Лабзиным, в этом журнале? Кто журналистами его был?

Л. МАЦИХ: Его корреспондентами и журналистами были и Новиков, и Гамалей, под псевдонимами, они же были в опале, писал ему Херасков, виднейший поэт той эпохи. Очень много писал он сам. Он привлекал всех, каждый, кто мог хоть что-нибудь внести. Он в этом смысле был человеком в высшей степени плюралистичным. Он не платил гонораров принципиально, и себе ничего не брал. В первых выпусках журнала, с 1806 по 1807 гг. это было чисто филантропическое предприятие. С 1816 по 1817 гг., когда его дела немножко пошатнулись материальные, он жил на эти средства, но никак этим не злоупотреблял.

Он ведь писал, в отличие от Новикова, исключительно на одну тему – религиозно-нравственную. Но такая была потребность в обществе в то время, такой был голод на такого рода материалы, что его читали и не уставали читать. Все эти его эпистолы «Угроза Святовостоков», все эти рассуждения духовные, как Лабзина, все его увещевания, он очень любил жанрв увещеваний. И всё это находило отклик. Если бы журнал его зачах, никакой ненависти от врагов не было бы. Стало быть это был критерий успешности.

Н. АСАДОВА: Давайте про ссылку поговорим, в 1822 году его отправили.

Л. МАЦИХ: В 1822 году и в 1825 году он помер. Он слишком долго был на посту, надо тоже это признать.

Н. АСАДОВА: Но не в ссылку же за это!

Л. МАЦИХ: Ну, может быть и не в ссылку, смотря каковы нравы.

Н. АСАДОВА: Засиделся, батенька, засиделся!

Л. МАЦИХ: Кресло ему бы следовало освободить. Он уже стал в каком-то смысле тормозом тех новых тенденций, которые начинались. Кроме того, Александр под конец царствования стал человеком абсолютно иным. Это уже не был тот романтично настроенный юноша, ничего от либеральных воззрений не осталось, он всё чаще прислушивался то к Аракчееву, то к Фотию, мракобесу и обскуранту.

Н. АСАДОВА: Он прямой выход на императора имел или это через Иннокентия происходило?

Л. МАЦИХ: Фотий? Нет. Через Голицына, как это ни странно.

Н. АСАДОВА: Как они сошлись?

Л. МАЦИХ: Они сошлись на почве лести, до которой Голицын был падок, как многие царедворцы, а Фотий весьма в этом смысле был весьма прилежен. И Голицын был искренне убеждён, что они с Фотием делают одно и то же дело.

Н. АСАДОВА: Удивительно! Ведь Голицын наверняка не испытывал никаких иллюзий насчёт Фотия.

Л. МАЦИХ: Испытывал, как это ни странно, т.е. он обманывался. Дело в том, что никто не отменял слов Александра Сергеевича «обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад», и люди очень часто выдают желаемое за действительное. Даже такие неглупые люди, как Голицын.

Н. АСАДОВА: какое общее дело они делали?

Л. МАЦИХ: Искореняли неверие, насаждали благочестие, просвещение, рука об руку с благочестием, чтобы не было соблазна просвещение делать светским, а религиозное воспитание делать отдельным. Потому в конце-концов все цивилизованные страны к этому и пришли.

Н. АСАДОВА: А почему так странно? Почему такая метаморфоза в Голицыне произошла? Человек, который покровительствовал Лабзину так долго, который наверняка читал его журналы, книги ,интересовался мистицизмом, вдруг совершенно в противоположную сторону его…

Л. МАЦИХ: Ну, Галицын не предавал идеалов, не изменял принципам масонским, но он…

Н. АСАДОВА: Как это синтезировалось у него?

Л. МАЦИХ: Люди разные, это только в романах соцреализма есть злодеи и праведники.

Н. АСАДОВА: Ещё в романе Чернышевского «Что делать?»

Л. МАЦИХ: Шедевры я не обсуждаю. А люди реальные, из плоти и крови, состоят из таких полутонов, из очень разных, порой взаимоисключающих, качеств. И Голицын не был исключением. Потом, чем больше человек, тем больше тень от него – говорили древние. Голицын был человек незаурядный и тень была изрядная. Так что что тут удивительного! При Александре творились многие дивные и невероятные дела. Например, польский аристократ Гробянко издавал журнал «Народ божий» и организовал практически новое направление, почти секту «Божий народ или новый Израиль». И себя провозгласил едва ли не мессией, будучи польским аристократом. И за ним многие пошли.

Умонастроение было такое. Всё было нестойким, всё было шатким. Никто ни в чём не был твёрд. После триумфа в 1812 году ожидали консолидации общества, а произошло ровно противоположное. Часть офицерства, опоры трона, они пошли по пути радикализации. Другие ударились в этот самый мистицизм, а третьи стали говорить о том, что до каких пор Россия будет пытаться усидеть на двух стульях! Давайте определим – мы Европа или мы Азия.

И к Александру, к царю царей, основатель Священного Союза и покоритель Наполеона, к нему стали предъявлять претензии люди, в чьей лояльности он не мог сомневаться. И это только добавило ему сомнений, слёз, он очень любил плакать по любому поводу, не упускал возможности прослезиться. Он стал ещё более неуверенным человеком, хлипким, как писал о нём Герцен, и душевно неуравновешенным. Вот эти метания не должны нас удивлять. Это отражение некоторое такой душевной бури, которая царила в душе и в сознании государя.

Н. АСАДОВА: В общем, если подытожить, то победил Фотий?

Л. МАЦИХ: Нет, Фотий не победил. Фотий был отставлен ещё при Александре, при Николае он сделал попытку некого реванша, но Николай Павлович был человеком совершенно другого духа, он не любил витийства, а Фотий писал исключительно витиеватым языком, невозможно иной раз даже его сторонникам его понять. Фотий был человеком лукавым и криводушным, он обо всех в лицо говорил в превосходных степенях, всех хвалил, сыпал эпитетами, а за глаза писал подмётные письма с самыми гнусными обвинениями, обвинял чуть ли не в том, что это прямые адепты сатаны. А тогда это не было смешно.

И Николай, когда он это понял, получив несколько посланий Фотия, он его удалил и тот помер в почётной ссылке, в одном из монастырей, в Юрьевском монастыре, который он на средства графини Орловой для себя же и восстановить. Но о былом влиянии уже и речи не было. Голицын был тоже отправлен в ссылку, при Николае наступили абсолютно иные времена. Но к концу александрова царствования, если кто победил, то это не Лабзин, мистик, не Галицын – масон-министр, и не Фотий – мракобес-монах, а Аракчеев, солдафон и тупица, говоривший о себе «преданный без лести».

Победила лакейская преданность, а никакая иная черта.

Н. АСАДОВА: Кстати, в Академии Художеств какие изменения последовали после ссылки Лабзина? И последовали ли?

Л. МАЦИХ: Хотелось бы сказать, что всё рухнуло, всё пошло в запустение. Но ничего похожего, продолжалась вполне нормальная жизнь. Дело в том, что задел чисто художественный, живописный, был сделан превосходный. Была создана школа русских ваятелей и архитекторов. Архитекторов более всего.

Н. АСАДОВА: кстати говоря, на протяжении всего нашего цикла про масонов в передаче «Братья» мы рассказываем о зданиях, в которых воплощены масонские воззвания, символы и во многом в этом участие принимали выпускники Академии Художеств.

Л. МАЦИХ: ещё как принимали, без них невозможно было бы, как говорили сами масоны, украшение империи российской. Это были люди, которые были одарены всеми художественными дарованиями. То, что трудились они с масонской точки зрения и с живописной в стенах Академии, об этом говорит главное украшение Академии – циркуль с угольником. Мы говорили об этом. Это масонская аллегория познания мира, человеческий ум и божественная премудрость. Они стремились к синтезу. И очень многие в этом преуспели.

Русская живопись не заглохла после ухода Лабзина, как выдающегося администратора, искусство продолжалось, и поиски продолжались мистические. И следующие после Лабзина духовные писатели и философы – Одоевский, Бестужев-Марлинский, Оксаков, они очень многое от него взяли. И полемизируя с ним, как славянофилы и идя в его русле, как, условно говоря, западники, но Лабзин остался мощной вехой в истории и российской живописи, не будучи живописцем, и в истории российской мысли, поскольку он был человеком, заложившим основы религиозного российского философствования.

Н. АСАДОВА: А вот мы затрагивали тему ложи «Умирающий сфинкс», в Петербурге можно найти изваяние этого умирающего сфинкса, правильно?

Л. МАЦИХ: есть и живые сфинксы, есть и умирающие.

Н. АСАДОВА: Где можно найти в Петербурге умирающих сфинксов?

Л. МАЦИХ: Любой сфинкс умирает. Он умирает в той степени, в какой мы, люди, задаём ему вопрос, а он понимает, что мы этот вопрос трактуем правильно и отвечаем на него верно. Если Вы имеете в виду умирающий сфинкс в виде умирающего лебедя, такого нет. Но умирающий сфинкс – это некая аллегория. Каменные сфинксы, которых потом привезли и поставили, их поставили именно возле Академии Художеств в память об уже закрытой к тому времени ,но очень славной русской интеллектуальной истории ложи «Умирающего сфинкса».

Н. АСАДОВА: А кто поставил?

Л. МАЦИХ: Поставили позже, при Александре II.

Н. АСАДОВА: но братья масоны?

Л. МАЦИХ: При их активном содействии. Ведь братья масоны, чем они были славны и чем они отличаются от остальных, не менее замечательных граждан. У них развито ощущение преемственности, связи с предыдущими поколениями. И не только интеллектуальной благодарности, но и душевной привязанности к тем своим учителям и течениям, на основе которой выросло их собственное мировоззрение. Хотя ложа к тому времени уже закончила своё существование, самораспустилась, это часто в масонстве, многие славные прежде ложи, они распускаются.

Н. АСАДОВА: В каком году это произошло?

Л. МАЦИХ: С момента ссылки Лабзина. Он же был вдохновитель и душа этой ложи. В данном случае с его выбытием в этот провинциальный Сенгелей, в замечательный Симбирск, всякая деятельность прекратилась. Но не погас этот огонь, эта божественная искра, любимый масонский символ, потому что пышным цветом цвели работы библейского общества. О котором стоит рассказать, библейское общество выпускало массу литературы, в том числе богословски-мистической.

Там шла огромная работа над новым переводом Библии, известной нам сейчас как синодальный. И люди. Которые над этим трудились, например, митрополит Филарет, один из величайших людей в истории русской церкви, эти люди очень многим были обязаны Лабзину. Филарет о Лабзине говорил очень хорошо. То, что в российском православии возобладала линия не мракобеса и полусумасшедшего Фотия, а умницы, эрудита и прогрессивно мыслящего Филарета Дроздова, в этом, среди прочего, заслуга российских мистиков и Лабзина с его «Умирающим сфинксом». Филарет тоже состоял в его ложе.

Ложа закрылась, но идеи её не утратили актуальности, и деятельность не прекращалась. Это именно искра, она шла дальше. И воспламеняла новые умы и сердца, а именно к этому они и стремились.

Н. АСАДОВА: В конце жизни, в ссылке в Симбирске Лабзин оставил после себя что-то? Или он занимался исключительно саморазвитием, изучал высшую математику?

Л. МАЦИХ: Он ничем заниматься не мог, поскольку он был очень болен, у него развились нервные болезни и эпилептические припадки, которые его безумно донимали и свели в могилу. Он тяжко болел. Он лечился, но тогда не было лекарств. Единственное – минеральные воды, которые не помогали. Он особенно ничем заняться не мог. Он покровительствовал тамошним литераторам молодым. Выпускал домашние альбомы, для тогдашнего дворянства был свет в окне. Он писал в питерские и московские журналы, но это был уже не тот Лабзин.

И после блестящего столичного сановника, властителя дум, это был провинциальный литератор-ссыльный.

Н. АСАДОВА: А литераторы Симбирска известны широкой общественности?

Л. МАЦИХ: Нет, никого из выдающихся имён, как возникший в прежние времена в Саратова Карамзин, никаких таких имён не возникло. Из Симбирска потом другой процветёт, но отнюдь не литератор. А более Симбирск ничем, кроме этого, на российской карте не заметен. Но в ХХ веке Симбирск и выпускники его гимназии, для масонской истории будут исключительно важны, поскольку два выпускника гимназии – Александр Керенский и Владимир Ульянов оказались людьми, которые держат в руках судьбу страны. Но это дело будущего.

Н. АСАДОВА: Об этом мы обязательно расскажем в будущих передачах. У нас остаётся полторы минуты до конца нашей сегодняшней передачи. Давайте подытожим сегодняшнюю тему – масоны и русское изобразительное искусство.

Л. МАЦИХ: Громадный вклад внесли масоны в развитие российского изобразительного искусства, и в смысле портретной живописи, которая только начиналась при них. И жанровой живописи, Венецианов, и живописи любой другой. И основа российского изобразительного искусства, которое теперь общепризнано, как жемчужина мировой культуры, начинались тогда, и основы не только живописного мастерства, но и мировоззрения, что исключительно важно. Мировоззренческие основы русских живописцев, скульпторов и ваятелями были заложены масонами, среди которых громадную роль играл не художник и не ваятель Лабзин, именно тем, что он формировал у этих юных и не очень юных дарований верный взгляд на жизнь.

Он учил их вглядываться в человеческую душу, учил в человеческой душе черпать источник вдохновения и не забывать, что подлинным источником всякой благодати является бог, а не какая не человеческая институция, как бы она ни называлась.

Н. АСАДОВА: Ну что… Это была передача «Братья» и мы услышимся с вами в следующий вторник. Доброй ночи.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего!

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/657980-echo/

Филарет Дроздов - канонизированный масон (03.03.2010)

Н. АСАДОВА: 00:10 в Москве. В эфире передача «Братья», я её ведущая Наргиз Асадова. И наш экскурсовод в мир масонства Леонид Мацих. Добрый вечер.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Сегодняшняя наша тема, как вы уже, наверное, слышали – Филарет Дроздов, канонизированный масон. Дело в том, что в предыдущих передачах наши слушатели спрашивали, были ли среди духовенства православного масоны. И мы вам нашли такого. Да, действительно, Филарет Дроздов, митрополит, очень известный человек и в нашей истории, и в истории церкви православной российской. Он был масоном. И сразу же я хочу спросить у Леонида Мациха, где можно найти подтверждение этому факту?

Л. МАЦИХ: подтверждений можно найти множество, во-первых, в огромном архиве самого Филарета, который достаточно хорошо изучен историками российского масонства – Пепиным, Серковым, Соколовской. Кроме того, сам Филарет никогда от своего масонского прошлого, он состоял в трёх ложах – «Соединённых друзей», «Умирающий сфинкс» и «Полярная звезда». И в архивах этих лож тоже есть все эти документы.

Я бы хотел чуть-чуть поправить ради академического занудства. Помимо Филарета, который есть фигура грандиозная, в масонство было принято и множество других представителей духовенства. Может быть несопоставимых с масштабом личности с Филаретом, но людей замечательных. И рядовое духовенство, и архиереи, нельзя сказать, что Филарет был там один «яко кедр среди поля ливанского» - как его называли, когда хотели к нему подольститься.

В составе масонов, в период их расцвета в александровскую эпоху было много представителей духовенства.

Н. АСАДОВА: Нам пишет человек, который выступает у нас на сайте под ником Анархист, инженер из Десногорска. «В истории любой организации всегда есть как положительные, так и отрицательные, так и абсолютно одиозные личности. У вас все прямо ангелы с крылышками. Хотелось бы услышать и об отрицательных персонажах из масонов. Чего они хотели, чего добивались. Желаем знать! Имеем право!»

Л. МАЦИХ: Ну, право, разумеется, имеется. Хотя анархисты какие могут иметь права в нашем свободном государстве! Тут, видите, какая вещь… Во-первых, мы рассказываем о личностях выдающихся. Если бы мы рассказывали о масонах средних, о каком-нибудь Петре Сидоровиче Оноприенко, то возможно, рассказ был более серый. Но кто бы стал его слушать? Мы рассказываем о личностях выдающихся и, что обидно, несправедливо забытых.

Ну, Филарет-то не забыт, но очень многое из огромного наследия этой личности, оно как-то под спудом находится. И широкой общественности даже интересующихся людей, неизвестно.

Н. АСАДОВА: Но тот факт, что он был масоном, мало кто знает.

Л. МАЦИХ: Мало. О личности выдающихся масонов, как Новиков, Гамалея, Голицын, Кутузов, об их масонской стороне деятельности известно прискорбно мало. Вот наша задача – об этом рассказать.

Н. АСАДОВА: От себя я бы хотела добавить, что поскольку всё плохое, что можно сказать о масонах, и в основном это абсолютная мифология, наши слушатели и без того знают. А мы хотим показать немножко другую сторону.

Л. МАЦИХ: Мы хотим рассказать правду. Дело в том ,что то, что пишется о масонах, из того, что Наргиз верно определила, как мифология, это в основном не миф, а это просто заказная брехня. Это даже не враньё, а брехня!

Н. АСАДОВА: Но которая устоялась прочно в обществе и мы спрашивали на улицах Москвы людей и в основном как раз эти брехливые мифы и властвуют над умами.

Л. МАЦИХ: К сожалению. Наша задача их потихонечку разрушать. Арнольд Тойнби писал, что задача науки – это демифологизация общественного сознания. Мы потихонечку этим занимаемся в меру наших сил. Насчёт одиозных личностей. Их среди масонства почти не было по двух причинам. Во-первых, был очень строгий и жёсткий отбор и он препятствовал омерзительным личностям попадать в ряды масонов. Если же таковые попадали, то когда одиозные черты личности начинали проявляться, немедленно следовали санкции ,вплоть до исключения.

Хотя бывали, конечно, гады и негодяи и среди масонов. И давайте сегодня мы об одном таком расскажем, но попозже.

Н. АСАДОВА: Да. Если у вас есть какие-то вопросы по теме или реплики, присылайте их на смс +7-985-970-45-45. Ну а мы переходим к рассказу о Филарете Дроздове. Для начала давайте послушаем портрет, который записал Алексей Дурново.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ

Странный человек этот митрополит Филарет. Одно можно сказать точно – об обо всём имел своё суждение и всегда оставался ему верен. В России 19 века, особенно при Николае I, таких людей было немало. И подавляющее большинство из них, рано или поздно, попадали либо на Кавказ, либо в Сибирь, либо в места ещё более отдалённые. Однако Филарету всё сходило с рук. Более того, его нередко награждали за то, за что других могли заключить в крепость.

В чём причина, сказать трудно, и на первый взгляд всё это можно объяснить только чудом. Поначалу всё шло хорошо. Василий Дроздов – таково мирское имя Филарета – родился в семье священнослужителей. Ему на роду было написано стать отцом церкви. Так и вышло. Семинария, рукоположение, изучение языков, епархии и наконец московская кафедра. Членом святейшего Синода сделался ещё при Александре, однако в заседаниях почти не участвовал. Дело в том, что Филарет постоянно конфликтовал с обер-прокурорами, а потому важнейшие вопросы Синод решал без него.

Со вступлением на престол Николая над Филаретом вовсе нависла беда. Доносы на митрополита так и сыпались. В чём его только не обвиняли! И в политической неблагонадёжности, и в недоверии императору, и даже в тайном протестантизме. Доводы приводились самые разные. Доносчик, например, сообщал, что однажды, во время вспышки холеры, Филарет вспомнил, что Израилю за прегрешения царя Давида были посланы испытания и кары. Такое сравнение по тем временам легко могло считаться государственной изменой. Но митрополита простили. Та же тенденция наблюдалась и при Александре II.

Филарет позволял себе спорить с царём-освободителем. Причём, спорил как раз по освободительному вопросу. А именно – выступал против отмены крепостного права. Тем не менее, именно ему было поручено подготовить последнюю редакцию Высочайшего Манифеста, изданного 19 февраля 1861 года. И всё же, главным трудом митрополита стал перевод Священного Писания на русский язык. Это стоило ему бешенных усилий и поссорило с Синодом окончательно. Однако, своего митрополит добился. Библия получила русскую редакцию.

Впрочем, из печати Писание на русском языке вышло лишь после кончины Филарета. Любопытно, что даже современники не разобрались, что за человек был митрополит – либералы считали его реакционером, консерваторы – вольнодумцем и человеком, политически опасным. Это, пожалуй, лучше всего доказывает, что на самом деле Филарет не был ни тем, ни другим.

Н. АСАДОВА: Ну что же, теперь давайте по порядку про жизнь Филарета Дроздова. Что меня удивило, когда я читала про него его биографию, один из составителей биографии вспоминал, когда писал о нём, упоминал, что он достаточно был нежным и трогательным мальчиком, юношей. Казалось бы, чем больше росло в нём самосознание взрослого человека, тем сильнее должно было возрастать чувство самостоятельности. Но наблюдается нечто обратное – пишет его биограф. И всякий раз, когда перед ним вставали материальные или моральные затруднения, он немедленно обращается за советом к своему родителю.

Надо ещё сказать о том, что у него родитель был непростой. У него был отец, который оказал на сына огромнейшее влияние и до конца его жизни они состояли в какой-то очень тонкой душевной связи.

Л. МАЦИХ: Это редко бывает между сыном и отцом.

Н. АСАДОВА: И даже когда он умер и Филарет находится очень далеко от отеческого дома, он почувствовал, что он умер.

Л. МАЦИХ: Так он писал, и я вполне в это верю.

Н. АСАДОВА: И вот одно из писем, я немножко процитирую, ещё тогда Василий, которое перед постригом в монахи написал отцу: «Батюшка, Василия скоро не будет. Но Вы не лишитесь сына, который понимает, что Вам обязан более нежели жизнью, чувствует важность воспитания, знает цену Вашего сердца». Такие трогательные слова!

Л. МАЦИХ: Прекрасные слова. Он был человеком, трогательно привязанным к семье. Хотя он с малолетства понял, что своей семьи у него не будет, он выбрал путь чёрного духовенства. В словах Алексея прозвучала немножко странноватая фраза «ему на роду было написано стать отцом церкви». Если бы каждый из детей рядового священника становился бы отцом церкви, можете себе представить, сколько отцов церкви было бы!

На роду ему было написано, может быть, стать приходским священником. Каким-нибудь епархиальным управляющим. И не более того. Всё остальное – это его выдающие, абсолютно уникальные способности. Почему люди так расходились в оценке его личности? Он был гением, а гениев люди понимают редко. Он настолько превосходил средний и даже высокий уровень своих современников, что они его не могли понять. Верхушка его личности терялась в заоблачных высях.

Им непонятны были мотивы его поступков, а он не всегда считал нужным объяснять. От природы он был изумительно одарён. И кроме того, у него была абсолютно фантастическая работоспособность, ещё с подростковых лет, учение в семинарии и дальше. Ведь семинаристов-то сколько было! А так далеко пошёл он один. Алексей это впроброс говорит, это меня немножко, как поклонника Филарета, задело.

Н. АСАДОВА: У Вас есть возможность раскрыть его личность!

Л. МАЦИХ: Языки, туда-сюда… а попробуйте-ка! Он выучил в совершенстве немецкий и французский. Писал отцу: «Папенька, хлеба сейчас трачу осьмушку в день, потому что всё экономлю. Зато купил себе Канта». Канта купил на немецком языке. Книги эти стоили тогда очень дорого. Это не сейчас, когда книги общедоступны. И читал его в оригинале. Читал он до конца своих дней очень много. И по количеству прочитанного не было ему равных в империи. В церкви-то и подавно. Ненасытный был абсолютно чтец, пожиратель книг. Это была одна из его главных отрад.

Причём, он читал философов античных, он современников глубоких авторов читал, теологов, историков религии, философов. В том числе и тех читал, с кем потом спорил. Языки знал превосходно. Кстати, он был один из считанных людей в тогдашней России, кто знал библейский иврит. Знали только он и священник Герасим Павский, которые потом взялись за переводы Ветхого Завета на русский язык.

Его чутьё филологическое, его необыкновенная текстологическая подготовка, его умение мыслить богословскими категориями, это проявилось очень рано, ещё на студенческой скамье и очень резко его выделяло среди всех его однокурсников.

Н. АСАДОВА: Скажите, а как так случилось, и в какой период жизни произошло, что он присоединился к масонским ложам?

Л. МАЦИХ: Мы говорили, что масонство тогда было самым модным интеллектуальным поветрием.

Н. АСАДОВА: Это правда, как такой интеллектуальный клуб своего рода.

Л. МАЦИХ: да, не состоять в масонстве было тогда как-то даже неприлично. «Кто же нынче не масон!» - говорит один из героев сочинения Карамзина. С некоторым осуждением, но тогда это было принято.

Н. АСАДОВА: Как многие модные вещи приняты таким надменным снобистским позором.

Л. МАЦИХ: Верно. В этом был элемент салонной моды в то время, в александровское, это действительно было так. И Филарет, возможно, поддался и этому элементу тоже. Но его вели туда, конечно, и глубинные вещи. Он, как человек необыкновенного ума, очень быстро и хорошо всё понимал. И всю слабость церкви, как институции, об этом очень много говорили, он понял очень быстро. И он понял необходимость реформ церковных.

А себя он считал охранителем. Он считал себя стражем. Любимое его слово, применительно к себе ,было слово «страж». Он считал, что он должен охранять церковь. Он понимал, что охрана без реформ невозможна. Это дело обречённое.

Н. АСАДОВА: Удивительная история, действительно, такой папенькин сынок, который всё время сомневался и советовался с папой, оказался мощным реформатором. Причём, он свои реформы проводил практически на всех постах, которые он занимал.

Л. МАЦИХ: Он не был папенькиным сынком. Не то, чтобы он советовался с папой по любому мелкому вопросу.

Н. АСАДОВА: Так пишет его биограф.

Л. МАЦИХ: Это очень субъективная точка мнения одного из многочисленных его биографов и не следует делать далеко идущих выводов. Он советовался с отцом, который был для него духовным авторитетом, по вещам значимым, по вещам, действительно для него сущностным. Но его непоколебимо твёрдый характер тоже проявился с младых ногтей. Совершенно неудивительно, что он проводил реформы. Реформы может проводить человек, который интеллектуально дозревает до понимания их необходимости и у которого есть твёрдость характера, чтобы на своём настоять. И это счастливо в нём соединилось.

Н. АСАДОВА: Так когда он присоединился к ложе масонства?

Л. МАЦИХ: Он вступил в ложу Лабзина «Умирающий сфинкс», которая тогда объединяла в себе всё лучшее, модное и наиболее талантливое и креативное, что было тогда в Петербурге, в столице. Он вступил в ложу Сперанского «Полярная звезда», поскольку Сперанский был в ту пору фаворитом Александра, и он состоял в ложе «Соединённых друзей», самой численно большой ложе Петербурга. Он одновременно посещал собрания трёх лож.

Кстати, в масонстве он никогда не видел ничего дурного.

Н. АСАДОВА: Ну как никогда! В конце жизни видел.

Л. МАЦИХ: Жизнь у него была очень длинная, 85 лет, за это время много всякого… Мы говорим пока о периоде Александра I, «о дней Александровых прекрасном начале». И в этот период он с очень многими выдающимися масонами был знаком, он очень дружил с Лабзиным, помогал ему в издании «Сионского вестника» знаменитого. Он дружил с Голицыным, а Голицын был обер-прокурором Синода. И их сдружило то, что и Голицын, и молодой Филарет понимали необходимость реформ и сходились в одном, очень важном, пункте – духовенству не следует делать послаблений только на одном том основании, что эти люди носят рясу. Они не должны быть освобождены от ответственности за свои проступки.

И Филарет всегда, всю свою деятельность, какие бы посты он не занимал в церковной иерархии, он всегда проводил одну и ту же линию – на ужесточение дисциплины, на увеличении требований, на неукоснительное соблюдение правил и уставов. В этом смысле он всегда был одинаковый человек. Этим он снискал большое уважение. Его отличало от многих реформаторов то, что он, как замечательно сказал его другой биограф Балахвитинов, он проповедовал то, что исповедовал. То есть, чему он учил. Так он и сам жил. Он не позволял себе больше, чем он спрашивал с других.

Н. АСАДОВА: Если говорить о его петербургском периоде, он в 1812 году был определён ректором Санкт-Петербургской духовной Академии. И тогда же он уже был членом Библейского общества.

Л. МАЦИХ: В 1812 году общество и учредили. И это было их с Голицыным совместное детище.

Н. АСАДОВА: Он состоял в этом обществе вплоть до 1826 года, когда оно было закрыто. И надо сказать так же, что в 1814 году он стал директором Библейского общества, а в 1816 году вице-президентом.

Л. МАЦИХ: И более того, надо добавить, что в 1856 году, спустя 30 лет после закрытия Библейского общества, он был человеком, который возобновил его деятельность.

Н. АСАДОВА: В смысле перевод Священного Писания на русский язык.

Л. МАЦИХ: И организационную структуру Библейского общества он возобновил, и возобновил главное дело своей жизни, как учёного – перевод Библии на современный русский язык. Это настоящий научный подвиг.

Н. АСАДОВА: Да, действительно, на самом деле огромная оппозиция была в то время этому переводу. И в частности такой уважаемый человек, как митрополит киевский Филарет Амфитеатров, он писал Александру II уже, потому что это уже после закрытия Библейского общества, прекратили перевод Библии.

Л. МАЦИХ: В 1856 году дебатировался вопрос о новом открытии, о новом этапе и необходимости действительно ли нужно переводить Библию на русский язык.

Н. АСАДОВА: Надо сказать, что Александр II склонялся к мнению противников перевода на русский язык. И тогда Филарет Дроздов написал большое письмо Александру II, в котором переубедил царя и перевод был возобновлён. Если по порядку говорить, как пришла эта идея и кто был её инициатором, перевести Библию, которая тогда была написана на старославянском языке на современный русский язык.

Л. МАЦИХ: Инициаторами были люди, приехавшие из Англии, потому что Библейское общество зародилось там, в Англии, как в родине протестантизма. Но идея показалась очень здравой, и Голицын, и Филарет Дроздов сразу поняли все выгоды, которые эта идея сулит. Во-первых, можно было начать по-настоящему конкурировать с протестантскими исповедальнями, которые стали распространяться со всё большей силой в Росси. Конкурировать не запретом, не административным ресурсом, как церковь всегда привыкла, а конкурировать…

Н. АСАДОВА: А прямой, открытой конкуренцией.

Л. МАЦИХ: А реально, по-настоящему. Кроме того, Филарет, следует учесть, он был служителем Слова. Кстати, знаменитая фраза, которая вошла в фольклор «Вначале было слово» - это начала Евангелие от Иоанна. Многие считают, что этими словами начинается вся Библия, хотя это не так, конечно, но эта фраза известна даже людям, которые больше ничего из Библии больше не знают. Именно такую трактовку предложил Филарет.

Н. АСАДОВА: Евангелие от Иоанна, которое мы сейчас знаем – это перевод Филарета.

Л. МАЦИХ: Да. И он служил слову всю свою жизнь. И слову воплощённому – так он называл Иисуса, и слову, как логосу, т.к. некой философской категории, которая воплощала для него всю премудрость. И кроме того, русскому слову, которым он великолепно владел, и которому очень верил. Он не принимал выражения, типа простонародное, площадное наречие. Он мог великолепно говорить на русском языке, он был человеком исключительного красноречия и риторических навыков. Его звали в тех случаях, когда нужно было объяснить народу самые значимые, самые судьбоносные для народа вещи.

Он написал Манифест от имени Александра I во время вторжения Наполеона. Там знаменитые слова: «Мы не умедлим явиться во всей мощи величия царского». Это всё его слова. Он же написал подписанный Александром Манифест о строительства Храма Христа Спасителя.

Н. АСАДОВА: Да, участвовал в закладке камня.

Л. МАЦИХ: И уже при Николае участвовал в закладке камня, произносил там речь. Он успокаивал толпу, когда при Николае I стали сносить Алексеевский монастырь и случилось несчастье – упал человек с колокольни, толпа усмотрела в этом дурное предзнаменование, кто вышел к толпе? Митрополит Филарет. И толпа его послушала и разошлась, обошлось без кровопролития. Он написал Манифест об освобождении крестьян, абсолютно неверно утверждать, что он был против крестьянского освобождения. Он был всегда противником крепостного права.

Н. АСАДОВА: Но, тем не менее, если вы заглянете в большинство учебников истории, там будет сказано, что он был противником. В тот момент, когда принималось это решение, он как-то не очень был рад ему.

Л. МАЦИХ: Нет, он был вполне рад, он просто полагал, что после смерти Николая, после длительного царствования Николая не следует быстро вводить такие радикальные новшества. Он вообще считал, что нужно торопиться медленно.

Н. АСАДОВА: То есть, он был против не по сути, а по методам.

Л. МАЦИХ: По методам и по срокам. В этом смысле он считал, что нужно подождать. Он полагал, что если после такого замораживающего эффекта, который Николай на всех оказывал, мороз, резкая «оттепель», это может привести к гибельным последствиям, народ может выйти из повиновения, начнутся бунты, мятежи, расколы, а он этого очень боялся. Кроме того, он был человеком пожилым, а в старости такие страхи увеличиваются. Но он всю жизнь был сторонником медленных, последовательных действий, неспешных, не любил торопиться.

Но следует понимать – он был сторонником освобождением крестьян, но в тот конкретный момент считал, что нужно немножко подождать. Тем не менее, поручили именно ему, если бы он был противником, разве бы ему было такое поручение адресовано?

Н. АСАДОВА: Но ему поручили что?

Л. МАЦИХ: Составление Манифеста. Его окончательную реакцию.

Н. АСАДОВА: Ему пришлось…

Л. МАЦИХ: Что значит пришлось? Это был его почётный долг и дело всей его жизни. Это надо хорошо понимать. Филарет был сторонником равенства.

Н. АСАДОВА: Вы знаете, большая часть источников, которые я читала, говорят о другом.

Л. МАЦИХ: Источники могут быть очень разные. Если Вы почитаете советские учебники, представляете, к какому выводу Вы придёте?

Н. АСАДОВА: Я их читала, да.

Л. МАЦИХ: ну вот, какое представление об истории можно составить.

Н. АСАДОВА: Скажите, пожалуйста, перевод Библии на русский современный язык. Он вообще с какого языка переводился? Я напомню, что был старославянский, на котором всё богослужение в тот момент проводилось. Но так же мы знаем, что был древнегреческий перевод или так называемый септуагинта, это перевод 72-х мудрецов в Александрии, III в. до н.э., и также подлинник на иврите.

Л. МАЦИХ: Давайте последовательно, чтобы не убивать наших слушателей этими теологическими тонкостями, хотя они неизбежны в разговоре о Филарете.

Н. АСАДОВА: Мне кажется, что это общеизвестная история.

Л. МАЦИХ: Я думаю, Вы сильно преувеличивается уровень информированности. Если бы речь шла о том, за кого вышла замуж Тина Канделаки, тогда бы уровень информированности был бы гораздо больше. Оригинал, разумеется, ивритский. В науке он называется словом «масоретский», от слова «масорет» - традиция. И вообще-то говоря, полагалось бы переводить с него, поскольку переводят с оригинала, а не с ещё одного перевода.

Перевод 70 толковников, септуагинта, совершенно верно Вами упомянутый, это греческий перевод, а всякий перевод есть уже трактовка. И в греческом переводе много неточностей, искажений, неверно понятых мест.

Н. АСАДОВА: А на старославянский с какого переводили?

Л. МАЦИХ: На церковно-славянский переводили с греческого. И это перевод с перевода, он по определению никак не мог быть верным.

Н. АСАДОВА: Но проблема в том, что в России тогда практически никто не знал древнего иврита.

Л. МАЦИХ: Когда писали очередной донос на Филарета, а он был абсолютный рекордсмен по числу доносов, которые вообще на одного человека можно написать. Большинство из этих доносов ему же потом и приносили. Некто Магницкий, мы скажем о нём ещё, масон-ренигат, вот тот самый гад и одиозный тип, о котором слушатели так жадно хотят послушать. Он написал, что «вот эти мерзавцы из Библейского общества, они задумали перевести с иврита, который только один священник Павский и знал». И на полях этого же доноса Филарет своей рукой делает ремарочку – «Так вот в этом-то и ужас!»

А он добивался того, чтобы российское духовенство было как можно более образованным. И в этом смысле не стеснялся говорить, что нам нужно догонять протестантское, особенно католическое духовенство, по уровню средней образованности.

Н. АСАДОВА: В итоге перевод с какого языка был?

Л. МАЦИХ: Перевод был с иврита. Он убедил, что нужно переводить не с перевода, каким бы священным этот язык не объявлялся, а именно с оригинала.

Н. АСАДОВА: Но тем не менее, они пользовались и септуагинтой, и церковно-славянским.

Л. МАЦИХ: Они для сверки пользовались. И чтобы не было совсем уж непривычно звучащих вещей, разумеется. Но революционность перевода, который затеял Филарет с благословения Голицына, была в том, что они обратились именно к оригиналу. Оригинал мало кто знал. И Филарет работал, не покладая рук, так же, как и все остальные. А ещё имели наглость их противники обвинять в том ,что дали перевод, поручили каким-то студентам, которые в этом не смыслят.

Нет, работали самые квалифицированные знатоки. И Филарет был, по-современному выражаясь, научным редактором.

Н. АСАДОВА: То есть, это были монахи?

Л. МАЦИХ: только монахи. Монахи-интеллектуалы, это была учёная элита, золотой запас, соль земли всего российского духовенства, самая учёная часть монашества. И он пытался их сосредоточить в одном месте. Когда он был ректором в Петербургской духовной Академии и в Питере, а когда он получил московскую кафедру митрополичью…

Н. АСАДОВА: Это было в 1821 году.

Л. МАЦИХ: Да. Он старался их сосредоточить в Московском Донском монастыре, из которого стал потихонечку делать интеллектуальный центр российского духовенства.

Н. АСАДОВА: Да. Я хотела принести извинения нашим слушателям, те, кто нас постоянно слушает и участвует в викторине у нас на сайте. Потому что, как нам верно тут пишут, Филарет был настоятелем Новоспасского монастыря. Объясню, что мы задавали вопрос, настоятелем какого монастыря был Филарет. И там, к сожалению, произошла ошибка. И вместо Новоспасского монастыря, где и был настоятелем наш сегодняшний герой, мы написали за Заиконоспасский. Мы просим прощения. Вы правы абсолютно. Мы ошиблись. И мы постараемся больше не допускать таких…

Л. МАЦИХ: Присоединяю свой слабый голос к этим извинениям.

Н. АСАДОВА: А рассказать мы сегодня хотели о Донском монастыре, где жили многие монахи, которые участвовали в переводе Библии на современный русский язык. Интересно, знают ли сегодня москвичи и гости столицы, почему называется так этот монастырь? Об этом Алексей Дурново.

А. ДУРНОВО: Донской монастырь – одна из главных достопримечательностей Москвы. Большой, красивый, известный, к тому же ещё действующий. Вот только один вопрос озадачивает тех, кто идёт мимо – почему же этот монастырь называется Донским. Точнее, этим вопросом их озадачил я. Юлия, например, пришла в полное недоумения, но всё же догадалась – всё дело в князе Дмитрии Ивановиче.

ЮЛЯ: А почему, действительно? Я никогда не задумывалась. Ума не приложу… А! Может быть князь Донской? Наверное он имел отношение к финансированию строительства.

А. ДУРНОВО: Юлия только в одном неправа – самого монастыря при Дмитрии Донском ещё не было, а была церковь, где по преданию князя благословили на битву, которая позднее состоялась на Куликовом поле. Сделал это знаменитый Сергий Радонежский. Ольга что-то об этой легенде слышала, а теперь сожалеет, что забыла историю страны.

ОЛЬГА: Слышала, конечно. Но вы знаете, к сожалению большому, мало читаю уже, и забывается всё это, к стыду моему большому. Но конечно слышала. Рассказать всё, как действительно было, как чего и что, не могу. А то что слышала, я думаю ,что каждый слышал.

А. ДУРНОВО: Но стоило чуть отойти чуть дальше от монастыря к Ленинскому проспекту или Садовому кольцу, как тот же вопрос начинает порождать обилие нелепых версий. Даша, например, совсем запуталась и сказала какую-то нелепицу о человеке, который в монастыре то ли жил, то ли его строил.

ДАША: Какой-то житель знаменитый города, который им владел, или построил. Из Москвы, скорее всего. Ну, не Дон же здесь тёк, чтобы его так назвать!

А. ДУРНОВО: Но самую далёкую от правды версию выдвинула Эльвира. Она зачем-то перетащила в Москву реку Дон.

ЭЛЬВИРА: Знаете, мне сейчас очень сложно сосредоточиться. Донской… Ну, видимо, где-то рядом река Дон.

А. ДУРНОВО: Зато Максим догадался, что дело в Дмитрии Донском. И даже похвалил князя за победу над Мамаем.

МАКСИМ: Ну, может быть с каким-нибудь Дмитрием Донским связано? Естественно, этих… татар победил. Наверное. Раз благословили, значит это важно.

А. ДУРНОВО: В общем, во всём виноват Дмитрий. Здесь его благословили, а затем он поехал к берегам Дона и в битве на Куликовом поле одержал первую крупную победу русских войск над войсками орды. Самого князя стали после этого называть Донским. А он потянул за собою и монастырь, который, к слову, появился здесь лишь 200 лет после смерти Дмитрия Ивановича.

Н. АСАДОВА: Вот так вот. Не очень хорошо знают наши слушатели и гости столицы, да и москвичи, почему называется Донской монастырь Донским.

Л. МАЦИХ: Ну что ж тут удивительного! А вот чем он знаменит, кстати говоря, знают ещё меньше людей. Это жалко, поскольку место замечательное. Название-то ладно, это можно легко восполнить, этот пробел. Всем рекомендую я в Донской монастырь как-нибудь сходить при случае, и москвичам, и гостям столицы. Место абсолютно замечательное и очень удивительное, мистическое. Там на фасаде здания монастыря масонский знак лучезарная дельта. Там могилы выдающихся масонов, там похоронены Чаадаев, Фонвизин, Херасков, Майков, множество других, Бантыш-Каменский, можно много упоминать.

Там есть уникальные памятники масонской погребальной архитектуры, могилы масонских братьев, которых нет больше нигде.

Н. АСАДОВА: Там не крест и не камень на могиле, а такое каменное дерево с обрубленными сучьями.

Л. МАЦИХ: Ветвями. Совершенно удивительные есть там вещи, которых больше нет нигде. Ну вот это место совершенно уникальное, с особой энергией и с особой аурой.

Н. АСАДОВА: А почему Донской монастырь Филарет выбрал, как место такое…

Л. МАЦИХ: А там был Некрополь российского дворянства.

Н. АСАДОВА: Местной интеллектуальной элиты, интеллектуального начала церкви.

Л. МАЦИХ: Там упокаивались традиционно выходцы из славнейших российских дворянских семей. Поэтому это было местом такого паломничества, насколько кладбище может быть таким местом, людей из самых славных фамилий. Тогда интеллектуальная жизнь была сосредоточена среди дворян. Монастырь этот небольшой, и он не мог быть больше. Он был в середине города, поэтому важно было, чтобы монахи, которые там живут, чтобы они не предавались мирским соблазнам и были бы примерами служения и дисциплины монашеской.

Кроме того, в общении с представителями высшего света, вельможами, которые приходят на кладбище, посетить могилы близких, чтобы они выглядели достойно. И кроме того, раз на монастырском кладбище лежит дорогой покойник, то естественным образом и пожертвования могут быть более щедрыми. Он решил сосредоточить именно там лучшую интеллектуальную часть монашества. Собрал там библиотеку великолепную и попытался сделать там интеллектуальный центр. Удивительные стихи написал поэт Полежаев в ту эпоху:

Тогда в Москве, и праздной, и богатой

Живали жизнью полосатой.

Арбат ложился спать, уж встали на Донской.

В Таганке Азия, Европа на Тверской.

Бессонным таким вот очагом, не гаснущей лампадой интеллектуальной жизни церкви была тогда Донская застава, Донской монастырь.

Н. АСАДОВА: как так случилось, что, несмотря на эти подмётные письма и на огромное количество врагов, Филарет не только удержался в высшей иерархии церковной, и несмотря на сложные отношения с Николаем, он его наградил орденом Святого Андрея Первозванного. И дожил до седин, сколько лет ему было?

Л. МАЦИХ: Восемьдесят пять. Он всем говорил правду. У него были сложные отношения со всеми.

Н. АСАДОВА: А этого не любят. Это запросто в Сибирь за правду у нас всегда посылали.

Л. МАЦИХ: Во-первых, не всегда и не только у вас. Правды не любят нигде. Но надо уметь её говорить. Он умел её говорить, как служитель слова превосходно словом владел. Он умел сказать правду. Не отступить от правды, но сказать необидно. Кроме того, за всю свою длиннейшую жизнь, при всех тяжелейших обстоятельствах, он ни о ком никогда не сказал дурно. Это был уникальный человек. Он никогда ни о ком не отозвался плохо. Хотя как о нём говорили разнообразные негодяи, тупицы, уроды, завистники и разные прочие «лучшие» представители рода человеческого, это не поддаётся описанию.

Но он всегда умудрялся быть выше этого. И это очень всеми оценивалось. Он любил слова Державина и истину царям с улыбкой говорить. Державин говорил с улыбкой, а он говорил с укорами, с осуждением. Но он говорил так, что его все цари слушали. И вот три царя последовательно слушали его, ссорились с ним и понимали, что это умнейший человек эпохи и прибегали к его советам.

Н. АСАДОВА: И Вы обещали рассказать про одиозного масона Магницкого, который был врагом Филарета.

Л. МАЦИХ: Одиозный масон-ренегат Магницкий был врагом всех. Он писал доносы с фантастической скоростью. Даже сейчас было бы трудно писать, учитывая современную множительную технику, в таком количестве. Магницкий полагал, не знаю, он действительно, как Фотий, сумасшедший, считал, что кругом бесы, или он делал вид, приписывал себе такую роль бдительного стража государственных интересов. Магницкий был дворянин польского происхождения из достаточно знатной шляхты. Вступил в две масонских ложи, за вздорность и склочность был изгнан. Это случалось с братьями, но далеко не все из них потом вступали на такой мерзкий путь доносительства и мерзкого стука, как Магницкий.

Кроме того, он какие-то вещи писал возможного и правдивые, скажем, о порядках, существующих в ложах. Никаких страшных секретов он не открывал, но просто это было не принято, он же принимал присягу. Большая часть его измышлений были просто наветы, гнусная клевета и какая-то чудовищная, полупараноидальная выдумка. Кругом враги и т.д. Интересно, Николай I, который был здравомыслящим, при всём своём фельдфебельском уме, он наложил такую резолюцию на очередной стопке, кипе доносов Магницкого: «У меня уже доносы от Вас на всю Россию». Вот так.

То есть, ему знали цену. Но он в том числе писал о злобных негодяях, которые окопались в Библейском обществе, Филарета и Голицына и всех остальных, он представлял исчадьями ада.

Н. АСАДОВА: Нам Фёдор из Санкт-Петербурга пишет: «Удивительно, почему столько хороших слов о Филарете. Из разных источников известно, что он был обскурантом, реакционером, охранителем крепостного права и самодержавия, гонителем декабристов. А Вы утверждаете, что он масон».

Л. МАЦИХ: Мы утверждаем, что он масон потому, что это правда. Что значит «гонителем декабристов»? Тогда не было термина «восстание декабристов», а был бунт офицеров Гвардии, т.е. людей, принявших присягу и совершивших воинское преступление. Как вы полагаете, к ним следует относиться? Надо называть вещи своими именами – эти люди совершили государственное преступление. Их бунт не поддержал никто.

Другой вопрос, может быть не следовало давить с такой беспощадностью, с какой это сделал Николай. Это уже иной вопрос. Но осуждать декабристов, безусловно, следует. И мы в передаче о них мы об этом несомненно поговорим. Здесь не должно быть никаких иллюзий. И Филарет, который всегда считал самым страшным преступлением звать Русь к топору, поскольку он понимал, что бунт – это вещь ужасная, он, разумеется, их осудил.

Он не призывал никогда не высылать, как Фотий, который говорил, что нужно выслать половину Петербурга. Он никогда не призывал сослать в Сибирь, лишить места, и когда его спрашивали, как следует поступить с его хулителями и врагами, он всегда высказывался в высшей степени толерантно и осторожно. В этом смысле он был настоящий христианин, который склонен был врагов прощать.

Н. АСАДОВА: Мы знаем, что многие декабристы были масонами, и это тоже штрих к портрету. Между разными масонами. Между разными ложами были разногласия безусловно. И между ними были и войны.

Л. МАЦИХ: конечно.

Н. АСАДОВА: К нам на сайт пришёл вопрос: «Расскажите, пожалуйста, как Филарет относился к Пушкину? Связывали ли Пушкина с митрополитом какие-то отношения в последние годы жизни поэта» - это Анна нам пишет.

Л. МАЦИХ: Тут есть правда и есть миф. Пушкин был человеком исключительного вольнодумства и авторитетов для него было очень немного. А по молодости он писал и полупохабные стишата в вольтеровском духе о Библии, «Гаврилиада» знаменитая и прочие, которые не делают его гению чести. Но потом он переменился. Этому способствовали и беседы с масонами Вяземским и Чаадаевым. И влияние Филарета. У них был своеобразный стихотворный диалог. Лично знакомы они не были. Но кто был Пушкин тогда? Сочинитель! А Филарет был митрополит Московский. Для нас сейчас Пушкин есть величина первостепенная, а все остальные – современники. Но тогда это воспринималось по-другому.

Филарет был князь церкви, а Александр Сергеевич был просто писака.

Н. АСАДОВА: Ну, прямо уж писака…

Л. МАЦИХ: Писака.

Н. АСАДОВА: Поэт в России больше чем поэт.

Л. МАЦИХ: Это потом сказал великий Евтушенко. Тогда этого никто не знал и все пребывали во тьме невежества, при Пушкине каком-то. А об Евтушенко никто не догадывался. Масштаб личности Пушкина Филарет прекрасно понимал. Вступил с ним в стихотворный диалог. Пушкин написал стихотворение в свой день рождения, кстати, «Дар напрасный, дар случайный». И графиня Хитрово, дочь Кутузова, содержательница самых модных в Москве масонских салонов, принесла это Филарету.

И Филарет написал ответ в тон Пушкина, стилизованный ответ:

Не напрасно, не случайно

Жизнь от Бога нам дана,

Не без воли Бога тайной

И на казнь осуждена.

Н. АСАДОВА: Поддержал поэта.

Л. МАЦИХ: Он опроверг пессимизм пушкинский, его несколько младенческий, инфантильный пессимизм. И сделал это в великолепной поэтической форме и с абсолютно непоколебимой верой. И Пушкин, который приходил слушать его проповеди… Вообще, трудно себе представить Александра Сергеевича, который всю проповедь может стоять и выслушать.

Н. АСАДОВА: Он говорил, что он религиозен, но не церковен.

Л. МАЦИХ: Все они так говорили. Но так говорил Филарет, что Пушкин его слушал! И он посвятил ему стихотворение «Стансы», великолепный абсолютно стих. Есть у нас время прочесть полностью?

Н. АСАДОВА: да.

Л. МАЦИХ: Помните, что писал Пушкин о Фотии? Самые злобные, язвительные эпиграммы. А о Филарете написал великолепные, вдохновенные стихи.

В часы забав иль праздной скуки,

Бывало, лире я моей

Вверял изнеженные звуки

Безумства, лени и страстей.

Но и тогда струны лукавой

Невольно звон я прерывал,

Когда твой голос величавый

Меня внезапно поражал.

Я лил потоки слез нежданных,

И ранам совести моей

Твоих речей благоуханных

Отраден чистый был елей.

И ныне с высоты духовной

Мне руку простираешь ты,

И силой кроткой и любовной

Смиряешь буйные мечты.

Твоим огнем душа палима

Отвергла мрак земных сует,

И внемлет арфе Серафима

В священном ужасе поэт.

Н. АСАДОВА: Да, но в оригинале последнее четверостишье звучало так:

Твоим огнем душа согрета

Отвергла мрак земных сует,

И внемлет арфе Филарета

В священном ужасе поэт.

Л. МАЦИХ: Очень немногие из священнослужителей современников удостаивались такого почтения от Александра Сергеевича. Он к нему прислушивался. Кстати, Филарет настоял, чтобы Пушкин венчался не там, где он задумал – в домовой церкви князя Голицына. Пушкин был очень беден, он фрак взял напрокат у своего дружка Павла Воинчина-Щёкина. Но, понимая, что такое Пушкин, и что свадьба его будет событием всероссийским…

Н. АСАДОВА: Значит не просто писака, как Вы сказали.

Л. МАЦИХ: не просто писака был для Филарета, не так, как для всей остальной читающей публике. Филарет настоял, чтобы свадьба была в Церкви Большого Вознесения. И Александр Сергеевич к нему прислушался. Так что их связывали отношения очень необычные. Это были отношения духовного наставничества. Пушкин к очень немногим людям так прислушивался, как к Филарету. Какой там обскурант! Они взаимно понимали масштабы личности друг друга. И поэт, и святитель.

Н. АСАДОВА: Как Вы верно заметили. Филарет действительно просто очень красиво излагал свои мысли. Один из примеров, который Вы приводили перед эфиром, я хотела бы, чтобы Вы сейчас тоже озвучили.

Л. МАЦИХ: У него масса замечательных фраз. Вот вам в опровержение фразы про обскуранта, он сказал великолепную фразу: «Земные перегородки до неба не доходят». Вот так может сказать по-настоящему великий масон и великий деятель церкви. А одна из величайших фраз из его репертуара звучит так, цитата: «Творческое слово есть адамантовый (бриллиантовый) мост, перекинутый над двумя безднами – над бездной непостижимости бога и над бездной нашего собственного ничтожества. На сем мосту мы, как твари, и пребываем». Великолепно!

Н. АСАДОВА: Очень красиво.

Л. МАЦИХ: И гимн творчеству, и какое владение словом! Вот Филарет всегда был служителем слова и в этом качестве и вошёл в историю русской философии и в истории русской библеистики, в которую основы он и заложил. И в историю русской церкви.

Н. АСАДОВА: Ну а что случилось с его врагами Фотием и Магницким?

Л. МАЦИХ: Фотий помер в почётной ссылке в юрьевом монастыре, который он обустроил для себя на деньги графини Орловой-Чесменской, а Магницкий умер, как обычный, никому не нужный и невостребованный чиновник. Они не были посрамлены, как нам бы этого хотелось, как в голливудских фильмах, где зло растаптывается сапогами добра. Но ходу их подмётные мерзкие писания не получили. И Александр I и Николай I прекрасно знали цену этим подлым душонкам и понимали высоту души Филарета.

Н. АСАДОВА: ну что ж, наша сегодняшняя передача о Филарете Дроздове подошла к концу. А в следующий вторник, вернее в ночь со вторника на среду мы расскажем вам про декабристов. С вами была передача «Братья», я Наргиз Асадова и Леонид Мацих прощаемся с вами. Спокойной ночи.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/660420-echo/

Масоны и декабристы (10.03.2010)

Н. АСАДОВА: 00:10 в Москве. Мы с вами! Мы – это Наргиз Асадова и наш Вергилий в мире масонства – Леонид Мацих. Добрый вечер.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер. Вергилий, как известно, был проводником в аду, а я на такую роль никак не тяну! Перед тем, как мы начнём, будем говорить о масонах, я хочу поздравить всех наших милых слушательниц, всех барышень и дам в лице Наргиз с прошедшим днём 8 марта, пожелать здоровья, счастья, красоты, любви и всего самого лучшего! Милые барышни и дамы! Пусть всегда с вами будет любовь.

Н. АСАДОВА: Ну, если мы уже заговорили о революционерках Цеткин и Розе Люксембург…

Л. МАЦИХ: Я их не упоминал.

Н. АСАДОВА: ну, они же, вроде как, виновницы 8 марта. У нас сегодня очень революционная тема – масоны и декабристы. Давно мы обещали затронуть эту тему. У меня первая мысль, которая возникла – можно ли поставить равенство между масонскими ложами и декабристскими обществами? Потому что всё, что я читала, например, о Союзе благоденствия, о том, какой у них устав был, это очень смахивает на этику масонства.

Я зачитаю воспоминания о Рылееве Оболенского: «Трудно было устоять против обаяния Союза благоденствия, цель которого была нравственное усовершенствование каждого из членов, обоюдная помощь для достижения цели, умственное образование, как орудие для разумного понимания всего, что являет общество в гражданском устройстве и нравственном направлении» и так далее. Чем вам не масонская этика!

Л. МАЦИХ: Этика в основных своих чертах совпадает у многих разумных людей. Знак равенство между декабризмом и масонством пытались многие люди поставить. Но мне кажется, это не вполне тождественное понятие. Масонство – организация не политическая по преимуществу. Хотя, конечно, есть оперативное масонство, которое занимается устройством, переустройством внешнего мира. Но зато масонство духовное, мистическое, оно ко внешнему миру вполне равнодушно и занимается исключительно богопознанием, усовершенствованием человеческой души, слиянием с абсолютом, вещами, от политики очень далёкими.

А у декабристских обществ, как явных, так и тайных, Вы упомянули Союз благоденствия – это явное, а были и потом тайные общества. У них же цели были только откровенно политические. В этом смысле знака равенства быть не может.

Н. АСАДОВА: Кстати, Союз благоденствия, там была часть открытая, часть тайная, там было несколько степеней посвящения, точно так же, как и в масонских ложах.

Л. МАЦИХ: Как и любой тайной организации. Или Вы полагаете, что в тайной организации сразу любому принятому сообщают всё?

Н. АСАДОВА: Нет, я так не полагаю. Просто Вы сказали, что Союз благоденствия – это открытое общество было. Какая-то часть была открытая, но какая-то была тайная.

Л. МАЦИХ: какая-то часть целей этого Союза благоденствия была закрыта от вновь поступающих новых братьев, новициев, безусловно. И я думаю, что это разумная мера. Союз благоденствия возник под мощным немецким влиянием. Николай Тургенев и Фёдор Шаховской были его вдохновителями, особенно Шаховской, он Устав и написал. А он был очень рьяный масон, и причём, поклонник немецкой ветви масонства. И этот самый Союз благоденствия есть ничто другое, как слепок с двух немецких организаций, особенно Tugendbund - Союз добродетели, который они так и перевели.

Это Вас как раз не должно удивлять. Но было огромное множество лож, мы упомянем о некоторых в связи с декабристами. Каждый состоял в своей. Кроме того, было изрядное количеств организаций, как тайных, так и явных, революционных, в нынешнем смысле этого слова. И они не всегда совпадали. Отнюдь. Кстати говоря, уже после декабристского восстания, после бунта на Сенатской площади обнаружилось, что среди революционеров было много масонов и среди противников бунта, среди гонителей декабристов, среди их палачей масонов было никак не меньше. Например, знаменитый Бенкендорф.

Н. АСАДОВА: Интересно, помнят ли жители Санкт-Петербурга сейчас о том, как проходило восстание декабристов? Чтобы узнать это, мы попросили нашего корреспондента в Питере Даниила Ширяева выйти на Сенатскую площадь и спросить прохожих, как проходило восстание.

Д. ШИРЯЕВ: В российских средних школах изучение восстания декабристов предусмотрено программой восьмого класса. Петербуржские школы не исключение. Однако, надежды на то, что жители северной столицы помнят классическую школьную программу, тем более ту тему, которая непосредственно связана с Петербургом, развеялась практически сразу после начала опроса. И если первая опрошенная девушка Алекта не смогла ответить на вопрос о декабрьском восстании по уважительной причине…

АЛЕКТА: Я точно не знаю, потому что я не отсюда, я из Франции.

Д. ШИРЯЕВ:… то ответы встреченных сразу же после неё молодых людей – Светланы и Влада, окончательно развеяли предположение о поголовном знании этой темы.

СВЕТЛАНА: Восстание декабристов… это что-то, связанное с «Авророй».

ВЛАД: Хотели кого-то свергнуть, насколько я помню.

Д. ШИРЯЕВ: Ситуацию немного исправил следующий за молодыми людьми прохожий петербуржец Николай Иванович, продемонстрировал прекрасную осведомлённость в вопросе и даже позволит себе немного порассуждать на тему причин декабрьского восстания.

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ: На Сенатской площади, у Петра I памятника. Они владели крепостными, жили как надо, щи привозили им из Парижа. А им захотелось ещё лучше – свободы, демократии. Многих Сухазонет расстрелял.

Д. ШИРЯЕВ: Упоминание генерала Сухазонета, который командовал гвардейской артиллерией и принял участие в подавлении восстания, стало хорошим знаком. Разумеется, не для декабристов, а для опроса. После Николая Ивановича чаша весов склонилась в пользу культурной столицы. Молодой петербуржец Константин, кстати, тёзка того самого Константина, который отказался занять престол и уступил это право Николаю I, напомнил о том, чем восстание завершилось.

КОНСТАНТИН: Суть помню, то, что некое молодое дворянство восстало против царской власти. По-моему, они требовали у конституционной монархии, если не ошибаюсь. Чем закончилось? Часть на виселицу, часть в Сибирь.

Д. ШИРЯЕВ: А петербуржец Сергей назвал это восстание выступлением романтиков.

СЕРГЕЙ: Они вышли на площадь против Николая I, который олицетворял собой режим. И пытались организовать восстание. Но это восстание романтиков было.

Д. ШИРЯЕВ: Ещё один опрошенный молодой петербуржец Кирилл, услышав вопрос о восстании декабристов, сразу же предупредил, что может рассказывать о нём долго. Но постарался покороче.

КИРИЛЛ: Были неудовлетворенны существующим строем и решили какие-то свои принять меры, они решили предложить свой план развития, а их не поняли. Они просто вышли и сказали: «Мы не согласны, мы хотим…» это было не подготовлено, и их пришлось казнить. Друзья Пушкина все были.

Д. ШИРЯЕВ: Добавлю, что среди ответов на вопрос о месте проведения восстания декабристов, помимо правильного ответа звучали предположения, что местом восстания стала Дворцовая площадь или площадь Восстания. А единственным вопросом, который совсем не вызвал ни у кого проблем, стал вопрос о месяце выступления декабристов.

Н. АСАДОВА: Ну, хоть так…

Л. МАЦИХ: Нет, не так плохо. Особенно меня порадовал этот мужчина, который вспомнил даже командующего артиллерией Сухозанета. Ну, я думаю, фабульная часть восстания на Сенатской площади известна нашим слушателям, большинству из них, во всяком случае. Только вот три реплики я хотел бы сделать. Во-первых, так ли они были неподготовлены, во-вторых, чего они, собственно, хотели. И в-третьих, олицетворял ли Николай жёсткий режим. Это всё мне кажется некоторыми стереотипами.

Н. АСАДОВА: Ну, для романтиков, наверное, олицетворял.

Л. МАЦИХ: Отнюдь, они не были романтиками. И отнюдь они не были людьми молодыми. Надо сказать, что среди верхушки декабристского движения были люди, которые воевали при Бородино. И кстати, многие, как Якушкин, как Пестель, были награждены золотыми шпагами за храбрость. Это были боевые офицеры, в чинах. Пестель был полковник, Трубецкой и Волконский были полковники. А тогда такие звания не давались сразу. Это были боевые офицеры.

Н. АСАДОВА: Им было чуть за 30.

Л. МАЦИХ: Ему было сильно за 30. Прошедшие большой путь, эти люди привыкли убивать. Эти люди не боялись крови и эти люди считали, что они могут взять судьбу России и Европы в свои руки. Среди них были молодые люди, например, Бестужев-Рюмин был совсем молодой мальчик. Но это скорее исключение, чем правило. Молод был Каховский, который застрелил Милорадовича. А большинство вождей движения, они были как раз люди очень даже зрелые.

Н. АСАДОВА: Тридцать два года Пестелю.

Л. МАЦИХ: …побывавшие в Европах, учившиеся в университетах, где учился и Пестель с отличием. Нельзя сказать, что это были молодые, незрелые умы, романтики. Они составляли очень внушительные манифесты, и Никита Муравьёв, и Пестель, и Трубецкой, они писали планы будущего развития России. Другой вопрос, об этих планах стало известно постфактум, после их выступления, которое было расценено, как воинское преступление, поскольку подавляющее число декабристов были военные, принимали присягу и бунт карался смертью. И в этом смысле Николай многих из них помиловал.

Н. АСАДОВА: Телефон для смс +7-985-970-45-45. если у вас есть какие-то вопросы к Леониду Мациху, присылайте нам в прямой эфир. Ещё раз повторю - +7-985-970-45-45. А по интернету нам пришёл интересный вопрос от Алексея Алексеевича, студента из Москвы: «не видит ли уважаемый Леонид противоречий во фразе «Свобода, Равенство, Братство»? Как известно, один из лозунгов декабристов. Все к этому стремились. В чём выражается свобода, если в самой организации масонских лож заложена строгая иерархия и постепенный доступ от градуса к градусу к тайным знаниям?

Л. МАЦИХ: Тут вот какая штука. Алексей Алексеевич писал вопросы более простенькие. Растёт человек, это похвально. Хотя выбрал себе очень обязывающий ник, поэтому ему следует подтянуться, конечно. Во-первых, «Свобода, Равенство и Братство» есть некий нравственный идеал. В Десяти заповедях фигурируют заповеди «Не укради» и «Не прелюбодействуй». Как известно, их не очень стремятся соблюдать люди, разумеется, кроме нашей аудитории. Но я никогда не слышал, чтобы эти заповеди по причине их слабой выполняемости, предлагали бы отменить. Это и есть некий нравственный идеал, к которому человечество должно как-то стремиться.

Н. АСАДОВА: Но разве там нет противоречия внутреннего?

Л. МАЦИХ: Есть. Но не между свободой и доступом к информации и градусом, это, мне кажется, пустяки абсолютные. Это вопрос технический. Противоречия фундаментальные есть между равенством и братством, как таковыми. Потому что братство исключает равенство. Братья не равны по природе. Братство есть явление биологическое и потому хорошее. Естественное. Равенство есть вещь выдуманная, искусственная, социально навязываемая, поэтому стремление к равенству. Как правило, идёт к тупику.

Забегая чуть-чуть вперёд, раз уж наш слушатель спрашивает, скажу, что американские масоны стремились к братству и поэтому построили то общество, которое мы сейчас видим. Хотя его трудно назвать идеалом братства, но очень много удалось воплотить. Российские масоны стремились к равенству и в каком-то смысле воплотили его. Это было равенство брака, лагеря, кладбища, кто к чему идёт, тот к тому и приходит. В этом плане есть противоречие между равенством и братством. Для масонов тогда, в ту эпоху, равенство прежде всего означало равенство всех перед смертью. Есть по этому поводу потрясающие стихи, будет время, прочту.

Равенство всех перед законом, равенство всех перед возможностью получить образование и прежде всего после Отечественной войны это означало равенство крестьян в смысле их возможности распоряжаться собственной жизнью, собственной свободой и собственной землёй. Поскольку крестьяне и солдаты практически это были одни и те же люди, то для офицеров, людей совестливых, видеть вчерашних спасителей Отечества, а сегодня опять бесправных рабов – это было вещью невыносимой и приносило им множество душевных мук.

Н. АСАДОВА: Вы заговорили об устройства США, вот это устройство политическое США уже тогда вдохновляло одного из героев нашего цикла и нашего сегодняшнего героя Павла Пестеля. И сейчас мы послушаем портрет, написанный Алексеем Дурново.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ.

А. ДУРНОВО: Когда Пестель погиб, точнее был повешен, ему только исполнилось 33. Трудно себе представить, сколько всего он мог бы совершить, не оборвись его жизненный путь в июне 1826 года, потому что ни ума, ни храбрости, ни харизмы руководителю южного общества декабристов было не забывать. О характере нашего героя говорит один только эпизод его биографии. За несколько лет до восстания на Сенатской площади, 29-летний Пестель был произведён в полковники. Поручили ему вятский пехотный полк. Это военная часть в момент появления там молодого Пестеля, находилась в удручающем состоянии. Чтобы привести полк в образцовый порядок и сделать его едва ли не эталонной частью императорской армии, Пестелю потребовалось менее года.

Даже Александр I поразился его успехам. Осматривая полк, он сказал: «Превосходно, точно гвардия». И пожаловал полковнику три тысячи десятин земли. В характере одного из лидеров декабристов была одна черта, которая не позволила бы ему достичь карьерных высот в императорской России. При всех своих талантах Павел Иванович имел привычку вести себя нагло и вызывающе. Он ни перед кем не гнул шею и держался независимо. Таких людей в России неизменно ждёт трудная судьба и трагический конец.

Так было и с Пестелем. Тем более, что последние 10 лет жизни он посвятил тайным обществам республиканского демократического толка – Союз спасения, Южное общество, это то, что теперь мы бы назвали внесистемной оппозицией. А что такое составленная Пестелем «Русская правда»? Реформаторский, революционный документ, с откровенно антимонархистским содержанием. В действительности же один из многих документов со знакомым смыслом – как нам обустроить Россию.

Впрочем, о будущем демократической России Пестель рассуждал с присущим ему романтизмом. С тем же романтизмом он вёл декабристов на Сенатскую площадь, навстречу казням, пыткам и Сибири. В его порыве не было расчёта, что и погубило движение. Недаром один из заговорщиков, убивших Павла I, предрекал Пестелю полный провал. «Вас слишком много» - предупредил он, и добавил: «У Христа было всего 12 учеников, даже среди них оказался предатель».

Но Пестель никогда не слушал подобных советов. Он шёл навстречу своей мечте, но делал это не в том месте и не в то время. И закончил, как и многие русские романтики – на виселице.

Н. АСАДОВА: Вот такой вот портрет.

Л. МАЦИХ: Ну, очень спорный. Со многими вещами я принципиально не согласен. Во-первых, Пестель не был романтиком. Он был человеком прагматичным и жёстким. Во-вторых, он однозначно видел себя диктатором. И мечтал о славе Наполеона. В его «Русской правде» ничего от устройства США не было. Он даже не упоминал о них.

Н. АСАДОВА: Многие историки пишут о том, что ему очень импонировало устройство США, а также устройство Нижнего Новгорода, Народного вече. В своей «Русской правде» он хотел дать власть народному вече, там даже такие слова встречаются. Более того, он довольно подробно разрабатывал даже форму чиновников после восстания, когда будет свержен император. И даже его современники смеялись над ним и говорили о том, что «ты сначала хочешь написать энциклопедию, а потом уже что-то делать».

Л. МАЦИХ: Его стремление к мелочной регламентации менее всего напоминает демократизм. И новгородский, и американский. Кроме того, Новгородское вече никак не напоминает США, ни в чём. Но Пестель…

Н. АСАДОВА: То, что не было монархии. Он против монархии был.

Л. МАЦИХ: Какая разница, что не было формально монархии, когда он хотел, как говорил ему тот же Рылеев, человек из того же замеса, он хотел установить самодержавие злейшее, хотел быть вторым Аракчеевым и чуть ли ни вторым Наполеоном. Он однозначно себя видел диктатором. По этому поводу есть стихотворение Самойлова прекрасное «Пестель, поэт и Анна», и там, реконструируя мысли Пушкина, есть такая цитата, Пушкин как бы думает: «Не глуп. Видно, метит в Бруты. Но времена для брутов слишком круты. И не из брутов ли Наполеон?»

Поэтому по поводу Пестеля никаких иллюзий питать нельзя. Кроме того, он не вёл никакие войска на Сенатскую площадь, он был в этот момент на юге, на Украине. О восстании он не знал. О том, что все русские романтики кончали на виселице, это, мягко говоря, серьёзнейшее преувеличение. Романтиков было огромное количество. Кстати, один из этих романтиков – польский масон-декабрист по фамилии Королевский сказал замечательную фразу, во многом предвосхитившую другую парадигму русской истории, советской – всех не перевешаете. Его, кстати, никто не тронул.

Не нужно идеализировать декабристов и приписывать им некие романтические черты. Это были сознательные лжецы во многом, несмотря на то, что они состояли в ложах. Это были люди, шедшие на подлог, на обман ради достижения своих политических целей. Многие из них к моменту выступления уже покинули масонские ложи. Например, Пестель. Именно за то, что для него не было запретных вещей. Он полагал, что цель оправдывает средства. То, что потом назовут революционной целесообразностью. Это абсолютно расходилось с масонской этикой. Поэтому он из ложи Соединённых друзей ушёл.

Н. АСАДОВА: А как он туда вообще попал?

Л. МАЦИХ: Он поступил туда. Тогда ведь, как писал Карамзин, «кто же в наше время не масон!» И не быть масоном среди офицерства – это было знаком старомодности.

Н. АСАДОВА: Сколько лет ему было, когда он вступил?

Л. МАЦИХ: Он вступил совсем молодым, в 1812 году, в ложу «Соединённых друзей», это была французская, а потом он перешёл в русскую ложу, хотя он был немец коренной, с двух сторон, но он был большой русский патриот. Он был лютеранин, отец его был сибирский губернатор. Это не мешало ему быть пламенным русским патриотом, он перешёл в ложу, по-французски прекрасно понимал, где языком употребительным был русский. Но дело ведь не в этом. Дело в том, что Пестель как раз человек не характерный для масона-декабриста.

Гораздо более характерные люди, например, Трубецкой, Волконский, Шаховской, это те люди, которые были идеологами. Они как раз не одобряли тех крайностей, на которые Пестель мог пойти. Он просто не сумел. Если бы он победил, бог его знает, кем бы он был! Не вторым бы Робеспьером! Тогда уже говорили при его жизни и писали историки. Гораздо более типичная фигура для масона-декабриста является кабинетный теоретик, Муравьёв Александр, Никита Муравьёв, авторы всяких таких документов, люди, которые рассуждали о будущем России не с точки зрения, как обустроить, а как решить коренной вопрос. Каким образом освободить крестьян.

Н. АСАДОВА: Никита Муравьёв писал Конституции, хотел установить конституционную монархию. Он не помышлял о Республике. Единственное, что на допросе он говорил о том, что в том случае, если не получилось бы установить конституционную монархию, если бы монарх не согласился бы с этим, тогда я рассматривал вариант Республики.

Л. МАЦИХ: Дело в том, что стремление к Республике ни о чём, кроме любви к Республике, не говорит. Это не показатель принадлежности к некой организации декабристской, ни тем более какой-то маркирующий признак принадлежности к ложам. У масонов вообще не было в этом смысле политических задач. Они никогда не рассматривали республику, как некое благо и желанную цель, политическую страну обетованную. Ничего подобного! Как раз люди образованные среди масонов-декабристов, Шаховской, Трубецкой, Волконский, Никита Муравьёв, они полагали, что России конституционная монархия гораздо более подходит. И они не хотели быстро поворачивать государственный корабль. Они хотели как раз медленных, неспешных перемен. А человеком торопящимся был Кондратий Рылеев, это он пустил обман солдат, что якобы Николай обманом захватил престол. Это была ложь. Николай престола не хотел и только получил бумагу, что Константин отрекается, он возложил на себя бремя царства, привёл к присяге войска, сенат и синод.

То есть, Рылеев был сознательный лжец. Не знаю, помогло ли ему в этом его поэтическое воображение, он считался вторым поэтом после Пушкина, так он себя провозглашал. Помогло ли ему было членство… Он был журналист, он был заседатель, публицист. Обличитель Аракчеева, автор ложи «К временщику». Надменный временщик и полный, коварный монарх, хитрый льстец и друг неблагодарный, такой пламенный трибун. А с другой стороны абсолютно лживый и двуличный человек. Он манипулировал теми людьми, которых науськивал на цареубийство – Якубовича и Каховского. И в конце-концов подвёл Каховского под виселицу. И такие люди были.

Поэтому не следует декабристов идеализировать. Рылеев был масоном. Он состоял в ложе «Пламенеющая звезда» и он не оставлял своих масонских занятий, так же, как Лунин, Кюхельбекер.

Н. АСАДОВА: Скажите, были ли масоны, которые не состояли в декабристских обществах? Если масон становился декабристом и провозглашал такие идеи, как убийство монарха, не выгоняли ли их за это из лож?

Л. МАЦИХ: Об убийстве монарха знали, может быть, только Пестель, Рылеев, возможно верхушка декабристского сообщества, без относительно к членству в ложах. И те люди, которым приписывалось монархоубийство. Их было трое – Якушкин, Якубович, оба герои Отечественной войны, а Якубович ещё на Кавказе отличился. И Каховский. Но идея эта витала в воздухе. Кстати, я хочу процитировать Пушкина, которые наше всё, кто забыл. Там он описывает некое собрание «У беспокойного Никиты». Это Никита Муравьёв.

Читал свои ноэли Пушкин,

Меланхолический Якушкин,

Казалось, молча обнажал

Цареубийственный кинжал...

Так что это был секрет Полишинеля, но формально это нигде не провозглашалось. Кстати, сам Пушкин, ещё до вступления в масонство и до всякого декабристского влияния, он же писал, обращаясь к царю:

Самовластительный Злодей!

Тебя, твой трон я ненавижу,

Твою погибель, смерть детей

С жестокой радостию вижу.

Н. АСАДОВА: Как же это принимали масоны!

Л. МАЦИХ: А вот так и принимали! Не любили Александра за непоследовательность, за лживость, за трусость. За то, что вся власть была у полусумасшедшего инквизитора Фотия и у гнусного временщика Аракчеева, не любили Александра за введения военных поселений, от которых шёл стон по всей земле. Не любили его за его стремление уйти от ответственности, совершенно не мужское и не царское поведение. Не любили за то, что он упустил множество возможностей, и Россия, при внешнем величии, победительница Наполеона, первая держава в Европе, внутри оставалась государством сгнившего самовластия, диктатурой страха и подкупа, коррупции, судейского произвола, неразвитости промышленности, производства и страной крепостного рабства.

Вот это угнетало передовую часть офицерства, особенно тех, кто прошёл с блеском и с героизмом войну. И именно за это они Александра не любили и многие из них желали смерти. Хотя формально о плане цареубийства знала очень узкая группа заговорщиков.

Н. АСАДОВА: Какое влияние оказало масонство из Западной Европы на российское масонство того времени, потому что как раз в это время начались революции в Западной Европе….

Л. МАЦИХ: ну, они начались ещё с Великой Французской, они продолжились. Это вопрос абсолютно резонный.

Н. АСАДОВА: Скажем, 1821 год революция в Испании, Неаполе, Португалии.

Л. МАЦИХ: Сейчас Неаполь город, тогда было королевство, революционным огнём была охвачена и Греция.

Н. АСАДОВА: Там тоже масоны играли роль.

Л. МАЦИХ: Огромную роль. И масоны, и армия, именно это слияние двух факторов вдохновило российское офицерство на то, чтобы они стали застрельщиками в заговоре, как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. В Испании победоносная была революция, свергла бурбонов отживших, в Греции вся страна воевала против турок, очень им сочувствовали. В Италии было движение карбонариев против австрийцев. Это всё были тайные общества, чей устав во многом был списан с масонского, сочувствии я этим освободительным движениям было огромным. И итальянским карбонариям, и греческий, и испанским герильясам.

Что же удивляться, что такого рода примеры оказывали самое воспламеняющее воздействие на русские умы, на офицеров, особенно на людей, которые с малолетства привыкли проливать кровь и рисковать жизнью. Они ничего не боялись. Они считали, что это будет не воинское преступление с их стороны, а наоборот, они поступят, как тираноубийцы, посвятят свою жизнь Отечеству, они освободят Россию от гнусного тирана Аракчеева, который правит практически вместо царя и от хлипкого, от ничтожного правителя, плешивого щёголя, врага труда, которым они клеймили Александра.

Н. АСАДОВА: Мария из Санкт-Петербурга: «А Кюхельбекер был масоном?»

Л. МАЦИХ: Был, многие друзья Пушкина были масонами, как и он сам, конечно. Но Пушкин не исправно посещал, поскольку он ничего исправно не посещал, кроме своих стихотворных занятий, а вот Кюхельбекер и Дельвиг были масонами. Но Дельвиг пострадал мало, а Кюхельбекер был очень активным декабристом. И за это поплатился ссылкой.

Н. АСАДОВА: Телефон для смс +7-985-970-45-45. Свои вопросы, реплики можете присылать нам в прямой эфир. Хотела Вас вот ещё о чём спросить… Ведь изначально действительно это был секрет Полишинеля, эти декабристские общества, они были условно тайными, о них все знали.

Л. МАЦИХ: Абсолютно верные замечания.

Н. АСАДОВА: Но в начале 20-х годов, в частности в 1821 году, на съезде в Москве участники Союза Благоденствия объявили о ликвидации собственной организации. Таким образом они пытались избавиться от ненужных людей, от возможных предателей, потому что это действительно слишком большое количество людей вступили к тому времени в организации. И что-то удалось?

Л. МАЦИХ: Вот тут не согласен я. Мне кажется, в том, что Вы говорите сейчас, так же, как и в портрете, который сделал Алексей, есть то, что называется интерполяция, я извиняюсь за такое деревенское слово. То есть, это перенесение сегодняшний реалий на события вчерашнего и позавчерашнего дня. Это абсолютно были другие люди. Во-первых, понятие о дворянской чести исключало предательство. Предателей здесь было только два – капитан Майборода и унтер-офицер Шервуд, которому присвоили звание «Шервуд Верный». Его называли все «Шервуд Скверный».

Н. АСАДОВА: А Майборода – это человек, который привёл Пестеля, да?

Л. МАЦИХ: Да. Так что среди огромного количества людей предателей не было. Тогда были другие времена. Не всё покупалось за деньги. К понятию чести относились по-другому. Честь офицера и дворянина много стоила. Второй момент – общество Союз Благоденствия себя распустило абсолютно в соответствии с деятельностью масонских лож. Когда ложа исчерпывает цель своего существования, она объявляет себя самораспустившейся. Союз существовал только на бумаге, он был только идеей, - писал Орлов, один из его основателей.

Ну что им было делать! Опять собираться и речи провозглашать? А реального делать одни не хотели, другие не могли. Это не была организационная перестройка в нынешнем смысле слова, а просто часть людей, например, делали карьеру. Часть просто становились старше и относились к этому, как к игрушкам юности. Известно, кто не был революционером в 20 лет, у того нет души, а кто в 40 остаётся революционером – у того нет ума. Люди взрослели и отказывались от чересчур радикальных воззрений.

Кто-то женился, а это….

Н. АСАДОВА: Муравьёв, например.

Л. МАЦИХ: Не только он один. Очень многие. Они отходили от любой деятельности, уезжали в свои поместья и теряли связь с обществом. И в свете о нём забыли, - писал Бестужев-Марлинский, сам декабрист. Это тоже нужно иметь в виду. Поэтому это был акт такого признания того, что Союз не выполнил свои задачи. Термин «декабрист» тогда никто не знал. Это были общества, союзы, которые хотели блага России, но не знали, как это сделать. Не было чёткой организации. Единая паутина заговора существовала только в пылком воображении доносчиков. Ничего похожего не было. Не было ничего похожего на единую организацию.

Н. АСАДОВА: Довольно странно, потому что Пестель, Вы же сами сказали, он не романтик, он очень практичный человек, это офицер, который прошёл войну, был серьёзно ранен, выполнял очень важные поручения. И даже, как было сказано в «Портрете», он умел, у него были менеджерские какие-то способности.

Л. МАЦИХ: Командирские, не менеджерские. Менеджером я не знаю, каким бы он был. Он был командиром в ситуации армии русской, прусского образца, когда слово командира – закон. Приказ начальника – закон для подчинённого, он был неплохим командиром. Очень требовательным к себе и к подчинённым. Но ведь Пестель не хотел расширения организации. Он задумывал дворцовый переворот. Декабристы хотели выступить, те, кого мы сейчас называем декабристами, в июле 1826 года.

Но Александр неожиданно умер, «всю жизнь провёл в дороге, а умер в Таганроге». И эта смерть им спутала все карты. Они не успели между собой договориться, как быть, использовать этот благоприятный момент, вроде бы должен править Константин, они не знали про то, что существует отречение Константина, об этом знал Филарет, кстати, хотели как-то принудить Николая к отречению, захватить в этот момент власть, поставить временный комитет революционного спасения, это полная калька с французских реалий времён революции.

Вот так замышлял Пестель дело. Он вовсе не думал организацию распространять по всей Руси великой.

Н. АСАДОВА: А русских масонов-декабристов не пугало… они же видели, чем закончилась Французская революция. Их результат не пугал?

Л. МАЦИХ: Она закончилась воцарением Наполеона. Пестеля это вполне устраивало. Кем себя видел Рылеев, трудно сказать, может быть Дантоном, но без гильотины. Вообще, люди, которые начинают революции, они ведь не видят себя на плахе или в тюрьме. Они видят себя на вершине народного ликования. Кто делает революцию обычно? Кстати, таких было много среди декабристов-масонов, это или фанатики, какие были среди декабристов тоже, это либо люди, не нашедшие себя в жизни, т.е. человеческие нули за пределами своей организации. Или люди, абсолютно маргинальные, дно, сволочь – как писал Василий Андреевич Жуковский, а потом Василий Осипович Ключевский.

И во всякой революции, - писал Ключевский, - есть ставка на сволочь. И призыв сволочи к действию. И потом эта сволочь сворачивает головы обязательно как раз чистым фанатикам, романтикам-идеалистам. Но об этом они не думают в начале пути. Но здесь не вышло так, поскольку Сухозанет расстрелял этих несчастных солдат, которые не знали, за что они бунтуют.

Н. АСАДОВА: То есть, им даже этого не объяснили?

Л. МАЦИХ: Нет, их обманул Рылеев, который науськал офицеров, объяснил, что нужно говорить солдатам, что истинный наследник престола в цепях, Михаил Павлович, шеф полков, которого очень любили, ещё один сын Павла.

Н. АСАДОВА: И они кричали: «Конституция, Конституция!», думая, что это Констанция?

Л. МАЦИХ: Они кричали: «Константин и Конституция!», думая, что Конституция – это жена Константина. И они требуют, чтобы воцарились законные владыки, а подлый узурпатор отдал престол. А ничего похожего не было. Николай не хотел проливать кровь. Он же там хотел рассеять, конная атака, они отбились, гвардейские полки. И только к вечеру, когда он вообще не знал, что делать, его принудили применить артиллерию. И тогда уже всё закончилось. Была масса возможностей захватить Зимний дворец, Сенат и Синод, арестовать Николая и убить его, если не хотели. Ни одной возможностью они не воспользовались.

Н. АСАДОВА: Да и основные лидеры не были там.

Л. МАЦИХ: Трубецкой не пришёл.

Н. АСАДОВА: Пестель уехал.

Л. МАЦИХ: Пестель был, он не знал, он был на юге. А Рылеев, у него была ангина, он посчитал, что в декабрьский холод выходить с ангиной невозможно. Трубецкой был назначен диктатором, но тоже не пришёл. Но пришёл Каховский, истеричный малый, который убил полковника Стюрлера, тоже героя Бородино. И убил Милорадовича, всеобщего любимца. Я вам скажу такую штуку, это конечно область предположений, но мы в неё неизбежно въедем, говоря о декабристам. Вопрос – что бы случилось, если декабристы победили бы? На минутку его отсрочим.

Я думаю, если бы в Питере был митрополит Филарет, который был в Москве, я думаю, солдаты бы разошлись. Но митрополит Серафим питерский не обладал и десятой долей того красноречия, и он их не уговорил. Не уговорили их офицеры. Милорадович был последней картой, потому что многие солдаты помнили его по европейским походам. Он им сказал: «Я сам бы хотел, чтобы Константин был царём. Но я видел его отречение. Ребята! Вы были со мной под Бородином, Лейпцигом. Вы разве меня не помните?» И в этот момент началось колебание в солдатской массе и Каховский его убил.

Н. АСАДОВА: Андрей из Москвы: «Можно ли сказать, что Пестель свою идею уравнять все нации в России не критически воспринял из масонства?»

Л. МАЦИХ: Идеи уравнять все наци и у него не было. У него была милая идея сослать 2 млн. русский и польских жидов в незаселённые российские сибирские губернии, где был губернатором его батюшка. У него была идея уничтожить упоминание о польском царстве, и всякую идею польской независимости убить. Речь не шла о полном равенстве народов, речь шла о сословном равенстве, очень казарменном, очень коммунистическом. Но равенства национального полного у Пестеля не было идеи.

Н. АСАДОВА: «Не они стреляли, стреляли по ним. Почему не поддержали другие масоны в армии?» – спрашивает нас аноним. Если Вы ещё раз напишете анонимно, больше читать Ваши вопросы не буду, какие бы хорошие они не были.

Л. МАЦИХ: Удалось подбить на бунт два полка и морской гвардейский экипаж. И всё. А остальные масоны в армии, некоторые восприняли бунт с ужасом, поскольку это было прямое нарушение присяги, а на это пойти они не могли. Другие испугались, и такое было. Одно дело разговоры говорить, а другое дело выйти с оружием против законного государя и против своих солдат. И наконец третья часть – они просто не знали. Тогда ведь новости распространялись медленнее, поэтому ни о какой поддержке речи не могло идти.

Надо было или очень быстро действовать, это я отвечаю на свой вопрос, что было бы. Если бы они очень быстро захватили Сенат, Синод, дворец, арестовали бы, пусть не убили, Николая и царскую семью, они могли бы стать хозяевами положения и выдвигать условия, вплоть до ультиматумов. Но стоя на площади, они себя обрекли на поражение и впоследствии на смерть.

Н. АСАДОВА: Давайте поговорим о последствиях для масонов, обстоятельства провала декабристского восстания.

Л. МАЦИХ: Для масонов никаких ужасных последствий не последовало.

Н. АСАДОВА: То есть, царь не стал связывать, хотя он ненавидел масонов, нее любил он их, тем не менее, он не стал увязывать масонские влияния с декабристскими обществами?

Л. МАЦИХ: никогда в жизни. Николай был человеком здравомыслящим. О его образе, очень демонизированном и искажённом в советской историографии, где он изображается тупым сапогом, он был человеком фельдфебельского склада, об этом правильно писал Герцен. Но он был человеком здравомыслящим и очень практичным. Вообще, мне кажется, слово «ненавидел» к нему не подходит, он не испытывал сильных страстей. Он доверял или нет. Масонам он доверял. Его любимцы, Леонтий Дубельт, он полицмейстер петербургский, Александр Христофорович Бенкендорф, который шеф жандармов, тайной полиции, впервые в России учреждённой. Они были масоны.

То есть, он каким-то масонам вполне доверял. Он доверял Сперанскому, он доверял Прянишникову, который был масоном и входит в комиссию по расследованию последствий заговора, Филарет был масоном и пользовался полным его доверием. Поэтому связь между декабристами и масонами, которую потом ненавистники масонов пытались искусственно установить, для Николая этой связи не было.

Н. АСАДОВА: Умница-разумница Екатерина II в своё время на масонов прогневалась, подозревая их в заговоре, что они науськивают её сына, Павла, против неё.

Л. МАЦИХ: К этому были основания, хотя немножко преувеличенные пылким воображением старой дамы. Она ведь сама во многих заговорах была замешана. Как она взошла на престол? У неё были основания всех подозревать. И пугачёвский бунт, измена её любимейших фаворитов, это всё очень поколебало её вообще во взглядах на человеческий род. Плюс события во Франции, в самой просвещённой стране в то время. А у Николая какая была реакция… Он понял, что нельзя доверять даже высшему дворянству. И нельзя доверять высшему офицерству, без относительно к тому, масоны они или нет. И он опёрся на бюрократию, на практически новый класс.

И господство бюрократии привело Россию к самым ужасающим последствиям, впоследствии к поражению в Крымской войне. Но это был с его стороны шаг в каком-то смысле вынужденный, потому что это были люди, которым он доверял, новая, служивая опричнина, не с песней и саблей, а с головой и чернильницей. И вот на них он и опёрся. И на тайную полицию. На тех людей, которым он абсолютно доверял, которые пользовались его безграничным расположением.

Но среди этих людей было множество масонов. Он не ставил знак равенства.

Н. АСАДОВА: Когда шло расследование, пользовались какими-то масонскими архивами при разыскивании документов, подтверждающих вину тех или других декабристов?

Л. МАЦИХ: Да, во-первых, в 22-ом году, когда Александр запретил ложи, он же отобрал от всех служивых людей расписки о том, что они ни в каких секретных общества хне состоят. Но тогда секретных и тайных было не так много, а масонские организации были явные. И на этом основании многие отказывались такие подписки давать.

Н. АСАДОВА: у многих чиновников даже грамоты висели на стенах.

Л. МАЦИХ: Жалованные грамоты или масонские патенты, на пергаменте, с печатями, они не видели в этом ничего дурного и зазорного. Но уже когда пошло расследование…

Н. АСАДОВА: Грамоты поснимали.

Л. МАЦИХ: Нет, все оставили. Николай потребовал, чтобы доложили… Обнаружилась любопытная вещь. Никто из масонов, даже те ,кто вышел из лож, не уничтожил никакие масонские реликвии, ни знаки, ни печати, ни плащи, ни угольники, ни шпаги, они к этим вещам относились, как к священным реликвиям.

Н. АСАДОВА: А не было ли у них желания сокрыть архивы свои, тайной полиции, чтобы братьев не подставлять?

Л. МАЦИХ: Кое-что они спрятали, например, знаменитые книги Капитула Феникса, одной из самых закрытых и тайных масонских организаций, существовавших с конца XVIII века. Эти книги, как и списки некоторых тайных масонских орденов, ордена Розенкрейцера и других, не достались в руки полиции, а потом, по-видимому, были переправлены за границу. Часть из них за границей сейчас уже обретена, а часть до сих пор прибывает под спудом. Полиции удалось не всё разыскать. Кое-что они спрятали, то, что считали абсолютно необходимым, чтобы это до поры не стало явным.

Н. АСАДОВА: Анна, наша постоянная слушательница, спрашивает: «А жёны-декабристки, которые последовали в ссылку, как воспринимали масонство они?»

Л. МАЦИХ: Не все знали, я думаю, но Трубецкая и Волконская, конечно, знали. С другой стороны…

Н. АСАДОВА: Надо напомнить, что женщин не принимали в масоны.

Л. МАЦИХ: нет, разумеется нет.

Н. АСАДОВА: Но они могли быть хозяйками салонов, где собирались масоны.

Л. МАЦИХ: Могли теоретически, разумеется. Но жена Волконского была совсем молоденькой девушкой в момент, когда к ней посватался Волконский, блестящий жених, а жена Трубецкого, Ловаль, урождённая француженка, франко-австрийка, и её отец, тесть Трубецкого, воскликнул знаменитую фразу: «Какая судьба! Убежать от Французской революции и от австрийских временщиков, чтобы выдать свою жену за русского заговорщика!» Есть о чём погоревать. Но вот эта Ловаль, она была постарше, она, наверное, знала об увлечениях мужа, поскольку она была с ним ровня интеллектуально и духовно.

А делился ли Волконский с молодой женой, не знаю. Жена Рылеева категорически не одобряла ни его масонскую, ни его декабристскую деятельность. Она всё время выходила к нему, Наташа её знали, с Настенькой, с их дочкой, заклинала их перед иконой, всё это собрание. Он не знал, куда глаза деть. «Наташенька! Выйди, дорогая!» Он любил и жену, но он любил своё, как он понимал, общественное служение, Рылеев. В общественной жизни он был полный лжец. А в частной – человек исключительной морали, великолепный семьянин, любящий отец и муж.

Н. АСАДОВА: А в ссылку когда они попали, интересно, там они не восстановили какие-то масонские общества, в Сибири? И не пошла ли школа масонская в Сибири?

Л. МАЦИХ: В Сибири уже была масонская школа, там были ложи. В Иркутске были. Он был небольшим городом, но ключевым для Восточной Сибири. И там была ложа Конта, так называемая. Ложа Конта. И иркутские масоны устроили восторженную встречу декабристам, встречали их у Московских ворот хлебом-солью, навещали их, условия их были абсолютно королевский, это разве сравнить с советским ГУЛАГом, боже мой! Они жили там, как в санатории. Их посещали иркутские масоны, они же собирали деньги на взятки неподкупным, разумеется, тюремным начальникам, и делали всё для того, чтобы жизнь и самих сосланных масонов-декабристов и потом приехавших их жён была как можно более комфортной.

В этом плане масонское братство проявилось очень чётко и зримо. И проявилось оно и в такой полемике журнальной. Тютчев написал очень осуждающие декабристов стихи. А заканчивались они стихами:

Народ, гнушаясь вероломством,

Забудет ваши имена.

Александр Сергеевич, вы помните такого, который не любил Тютчева всю жизнь и полемизировал с ним во многих стихах, написал в пику ему:

Товарищ, верь! Взойдёт она,

Звезда пленительного счастья!

[Это масонская звезда пламенеющего разума ложи Астреи]

Россия вспрянет ото сна

И на обломках самовластья

Напишут наши имена

И братья меч вам отдадут.

Это мечта о том, что ваше доброе имя братьями вашими, масонскими, будет восстановлено.

Н. АСАДОВА: Кирилл спрашивает: «Скажите, а сам Милорадович, генерал-губернатор Санкт-Петербурга, был масоном?»

Л. МАЦИХ: Не был никогда. Милорадович-Храбренович, такая фамилия. Он её блестяще оправдал. Храбрейший, безрассудный человек, но не очень большого ума, скорее храбрости, никогда к масонству не тяготел и в масонских ложах не состоял.

Н. АСАДОВА: У нас полторы минутки остаётся до конца передачи. Давайте подведём итог к сегодняшней теме.

Л. МАЦИХ: Краткий итог я бы так подвёл. Знак равенства между декабристам и масонами ставить нельзя, хотя среди лидеров декабристского движения, разнообразных тайных обществ и союзов было много масонов. Среди казнённых декабристов, пятерых, трое были масонов – Пестель, Рылеев и Муравьёв-Апостол. Но связь декабристов и масонов гораздо более сложная и опосредованная, чем это иной раз пытаются показать. Связь эта проявляется не столько в конкретных призывах, сколько в подготовке мировоззрения, к подготовке республиканских идей, подготовки мечтания о конституции, о свободе.

Н. АСАДОВА: Отмене рабства.

Л. МАЦИХ: Отмене рабства и о тех временах, когда Россия вспрянет ото сна. В этом плане влияние масонства на декабристское движение и декабристские документы, несомненно. Но далеко не все масоны были декабристами. Среди лидеров же декабристов масоны были. И такие неприятные фигуры, как Пестель и Рылеев, из песни слова не выкинешь, и фигуры, куда более симпатичные, как Муравьёв-Апостол или Никита Муравьёв, Александр Муравьёв, такие как Глинка, Кюхельбекер, как Пущин, все пушкинские друзья. Как Шаховской, Трубецкой, это люди, гораздо более значимые для декабристского движения, чем пятеро казнённых. Гораздо более значимые.

Изучить их наследие, вот об этом я бы призвал каждого, к этому я призвал бы каждого, кто задумывается об историческом и культурологическом мировоззренческом контексте декабристского движения и бунта на Сенатской площади.

Н. АСАДОВА: Ну что ж, это была передача «Братья», спасибо нашему звукорежиссёру Николаю Котову за то, что он был с нами и позволил нам выслушать всё это.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/662233-echo/

Чаадаев - философический масон (17.03.2010)

Н. АСАДОВА: Это передача «Братья», я её ведущая Наргиз Асадова и наш экскурсовод в мир масонства Леонид Александрович Мацих. Доброй ночи.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Сегодня мы поговорим об очень интересном персонаже в русской истории. Это Пётр Чаадаев. Так и называется наша передача – Чаадаев – философический масон. Мало мы знаем об этом человека, прискорбно мало сегодня. Человек он действительно выдающийся. Вот о нём и пойдёт речь. И наверное прямо сразу поставим портрет, который написал Алексей Дурново, вот таким он видит Чаадаева.

Л. МАЦИХ: Так тому и быть.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ.

А. ДУРНОВО: На императорской службе Пётр Яковлевич Чаадаев без сомнения сделал бы блестящую карьеру. К середине 30-х годов XIX века он мог бы быть генералом, а может быть даже министром. Однако как раз в это время стал сумасшедшим. Разумеется, по официальной версии. В действительности же до самой смерти Пётр Яковлевич сохранял ясный ум, которому позавидовали бы многие современники и потомки. Как же получилось, что Чаадаев сделался для государства сумасшедшим, будучи при этом здравомыслящим человеком?

История запутанная, тем более, что первая половина жизни Чаадаева была разделена между двумя мирами. В одном мире был Московский Университет, где юный Пётр познакомился с Александром Грибоедовым и несколькими будущими декабристами. В другом мире находилась армия и военная служба. И это была совершенно иная среда обитания. За достаточно короткое время Чаадаев успел поучаствовать в Бородинском сражении и получить орден Святой Анны.

Оставил армию после семёновской истории – восстание семёновцев против строго полковника Григория Шварца и суровое наказание, последовавшее за этим неповиновением, не оставили Чаадаева равнодушным. Он посчитал невозможным для себя оставаться в рядах армии и вышел в отставку. В этот момент Чаадаев сделал окончательный выбор между двумя мирами, о военной карьере можно было забыть. Но оставались друзья, ум и чтение. Вскоре после выхода в отставку Чаадаев решает совершить путешествие по Европе.

Оттуда он возвращается через три года, находясь под сильнейшим влиянием идеи Фридриха Шеленга. И затем приступает к работе над собственным сочинением. К началу 30-х из-под пера Чаадаева выходят письма о философии истории. Публикация первого из них в журнале «Телескоп» привела к разрушительному скандалу. Издание закрыли, письма к печати запретили, а автора объявили сумасшедшим, потому что публиковать подобные идеи в николаевской России было действительно безумно.

И Петру Яковлевичу ещё повезло, что его не сослали за это в Сибирь или не заключили в крепость. Следующее сочинение, апологию сумасшедшего, никто разумеется публиковать не стал. Однако одного письма оказалось достаточно .Чаадаев сделался едва ли не отцом русской философии, потому что именно письмо разделила отечественных мыслителей на славянофилов и западников. А имя Чаадаева навсегда сохранилось в русской культуре. Так что, думается, между мирами он выбрал правильно.

Генерала конечно не объявили бы сумасшедшим, но зато и забыли бы на следующий день после смерти.

Н. АСАДОВА: ну что, это был портрет Петра Чаадаева.

Л. МАЦИХ: Это подтверждает, что Чаадаев не так уж хорошо известен нынешней, даже интеллектуальной публике, о чём, разумеется, можно только сожалеть. Передача ведь названа «Философический масон» не случайно. Главное сочинение Чаадаева – «Философические письма», он как и друг его и ближайший наперсник Грибоедов, остался автором одной книги. Хотя и Грибоедов написал кроме «Горя от ума» много разных, и Чаадаев написал целый ряд произведений. Но это главное, стержнеобразующее его произведение, благодаря ему он стал известен, причём, гораздо более, чем предполагал.

Известность была столь огромна, скандальна и чудовищна, что она впоследствии определила всю жизнь дальнейшую Петра Яковлевича, и жизнь ему во многом и испортила.

Н. АСАДОВА: Но поскольку мы говорим о масонской части его жизни в основном, как повлияла масонская идеология на его жизнь и творчество, давайте с этого и начнём. Когда он вступил в масонскую ложу, где это было?

Л. МАЦИХ: Он вступил в масонскую ложу в Питере, он делал блестящую карьеру, о чём упомянуто у Алексея Дурново.

Н. АСАДОВА: Вы знаете, есть разные источники, которые утверждают, что он в 1814 году в Кракове был принят в масоны.

Л. МАЦИХ: Так говорят, но сам он это отрицает. Очень возможно, что так оно и есть, просто мы не знаем этих документов. Система обнародования масонских архивов неспешная. Вполне возможно, до этих документов мы докопаемся. Но пока они под спудом. Он это отрицал, именно факт, что он вступил в Кракове в ложу «Белого орла», в ложу польских масонов. Вступил он в Питере в ложу «Соединённых друзей», она была очень популярная ложа, она существовала во французском варианте, и в русском. Сообразно языку, который в основном там принят.

Кроме того, потом он вступил в ложу «Северных друзей» и состоял он в ложе «Астрея» И в ложе «Астрея» он дослужился до очень высоких степеней. Когда он покидал масонство в 1828 году, он в Иоановском масонством, строгом, шотландском, он имел восьмую, одну из самых высоких степеней посвящения.

Н. АСАДОВА: А сколько их всего там было?

Л. МАЦИХ: Девять. И он сделал можно сказать большую масонскую карьеру. Хотя у него отношения с карьерой масонской и военной были очень непростые. Он может быть слишком стремился к степеням, градусам, к чинам и званиям. И поэтому они его и обходили. Он вышел потом из масонских лож, о чём написал очень пространное письмо.

Н. АСАДОВА: Мы об этом обязательно более подробно поговорим. Понятно, что молодые люди развитые и образованные того времени просто обязаны были быть членами масонской ложи. Это было просто модно. Об этом мы говорили в других передачах. Но тем не менее, кто из масонов наибольшее влияние оказал на Чаадаева? Кто вообще его туда рекомендовал? Известно это или нет?

Л. МАЦИХ: По поводу первой части Вашего тезиса, состоять тогда в масонах означало иметь ярлык свободомыслия, прогрессивного движения идей, ориентации в сторону Запада, в сторону всего европейского, передового и лучшего. А Чаадаев был убеждённый западник. Он вернулся из европейского похода Русской армии человеком абсолютно сформированным. А потом, когда он после трагического конца своей военной карьеры то ли из-за недоразумения, то ли по собственному желанию, когда он вышел в отставку…

Н. АСАДОВА: Говорят, что он отказался от блестящей карьеры.

Л. МАЦИХ: Это сложный вопрос, до сих пор не прояснённый. Одни говорят, что его вынудили его друзья по Семёновскому полку, другие говорят ,что он стал жертвой чересчур щекотливого поручения, которое ему дали.

Н. АСАДОВА: Какого?

Л. МАЦИХ: Он должен был сообщить царю о волнениях, которые были в Семёновском полку и это рассматривалось многими его сослуживцами, как донос. То есть, он должен был с точки зрения офицерской чести немедленно подать прошение об отставке. Но эту бумагу доносную не везти царю. Но он повёз, зная её содержание. Иные говорят ,что он слишком медленно ехал и его опередил некий австрийский посланник. Это маловероятно. Скорее всего там было стечение обстоятельств.

Надо сказать, что Пётр Яковлевич, при всех своих достоинствах, был человеком ранимым и как-то так даже по-девичьи, и болезненно самолюбивым. И он иной раз преувеличенно реагировал на вопросы чести, достоинства, амбиций. И здесь вполне возможно можно было и перетерпеть. И там улеглась бы чиновная гроза, начальственная. Но он пошёл на обострение. Тут же испросил отставку. Он, вероятно, думал, что не дадут, поскольку карьера у него была самая блистательная. Но дали.

Н. АСАДОВА: Но считается, что именно он был прототипом Чацкого в произведение «Горе от ума» Грибоедова

Л. МАЦИХ: Скорее всего да.

Н. АСАДОВА: И вот этот характер… «Служить бы рад, прислуживаться тошно», может быть это было какое-то высокомерие, поэтому он не хотел служить и делать карьеру?

Л. МАЦИХ: Чаадаев служил с молодых ногтей.

Н. АСАДОВА: В какой-то момент он пришёл к мысли, что не хочет больше.

Л. МАЦИХ: Нет, я не думаю ,что это было так. Там всё было сложнее. И сама фигура Чацкого, прототипом которого, безусловно, был Чаадаев, в черновиках у Грибоедова – Чадский, это совсем прозрачно. И сам Чацкий Александр, как персонаж поэмы и Пётр Чаадаев – это люди непростые, и отношения их со службой тоже очень непростые. Чаадаев был человеком очень хорошего рода. Его дедом был Щербатов, один из самых знаменитых людей России. Он был человек, полный сословных предрассудков, что выделяло его из среды масонство, где кичиться фамилиями было не принято. А он был таков.

Кроме того, он не терпел несправедливости, он был болезненно чутким к любым проявлениям несправедливости или к тому. Что ему казалось таким. И наконец, он был очень умён, его превосходная начитанность, великолепное знание языков в конце концов его светские повадки и ухватки, он был хорош собой, он был высок, строен, наездник прекрасный, все эти качества великолепные, делающие из него блистательного светского льва и желанного жениха, они вызывали зависть и вызывали неприятие.

И это рождало высокомерие. Он понимал, что он превосходит окружающих. Это не способствовало дружбе с его ближайшими даже друзьями. Он по характеру был человеком достаточно нелюдимым и закрытым. Из близких друзей, пожалуй, только Грибоедов и Пушкин. Но зато какие!

Н. АСАДОВА: Мы спросили тоже людей в переулке, где жил Чаадаев, а это Басманный переулок, неизвестно, сохранился ли дом где он жил, но мы отправили Алексея Дурново в Басманный переулок, чтобы он спросил у прохожих, знают ли они, чем знаменит Чаадаев. И вот что получилось.

А. ДУРНОВО: Дом Чаадаева на Басманной сохранился в несколько странном виде. Это низкое одноэтажное сооружение, про которое люди не знают фактически ничего. Во всяком случае предположить, что в этом здании кто-то может жить, крайне трудно, настолько мрачно оно выглядит. Впрочем, во время Чаадаева этот дом выглядел скорее всего иначе, и для проживания, очевидно, был более пригоден, чем теперь.

Самое интересное, впрочем, начинается в тот момент, когда впервые спрашиваешь прохожих о Петре Яковлевиче, потому что про нашего героя помнят. И всё благодаря школьной программе, в которую Чаадаев попал из-за Пушкина. Именно в связке с великим поэтом и вошёл Пётр Яковлевич в память людскую. Загадкой осталось лишь одно – кто же собственно такой Чаадаев. Вот Михаил, например, считает его критиком.

МИХАИЛ: Соратник Пушкина.

А. ДУРНОВО: А знаменит чем?

МИХАИЛ: Критикой.

А. ДУРНОВО: Александр смутно припоминает знакомое ему имя, источник воспоминаний – тот же самый, школьная программа.

АЛЕКСАНДР: Не буду врать, не знаю. Чаадаев… Со школьной программы знакомое имя, но это давно было, я не помню.

А. ДУРНОВО: Вера долго пыталась вспомнить, чем же занимался Чаадаев. В итоге решила, что оптимальный вариант – общественный деятель.

ВЕРА: Пётр Чаадаев, вообще-то друг Пушкина, насколько я помню. По-моему, это поэт, общественный деятель в те времена. Единственное, что я помню.

А. ДУРНОВО: А вот Пётр своего тёзку зачислил в писатели. Правда, честно признался, что сам Чаадаева никогда не читал.

ПЁТР: Я подробности не знаю. Я знаю, что Чаадаев был известный писатель, что ли… Но я его не читал. Это наверное дореволюционный… Не знаю, это надо в библиотеке взять книжку про Чаадаева и почитать его биографию.

А. ДУРНОВО: Самое интересное, что все опрошенные отчасти правы: любое из перечисленных определений, от соратника Пушкина до писателя – это отчасти правда. Однако, правее всех оказалась Наталья Владимировна, которая считает Чаадаева философом, даже отцом русской философии.

НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Письмами своими философскими. Все философы сыграли положительную роль, они оставили свои мысли. Если считать, что ярый критицизм, наверное, отец, потому что мы все продолжаем его традиции, к сожалению. Очень критично на всё смотрит.

А. ДУРНОВО: Но так или иначе, имя Чаадаева всем знакомо. Правда, не благодаря его знаменитым письмам, а благодаря стихотворениям Пушкина. Впрочем, это как раз заслуга не Александра Сергеевича, а Петра Яковлевича, потому что Пушкин людям, ему неинтересным, стихов не посвящал.

Н. АСАДОВА: Ну, вот так вот…

Л. МАЦИХ: Не самые лучшие результаты. О Чаадаеве никогда особо вслух не говорили. Он был первым объявленным на государственном уровне сумасшедшим. Потом эта практика дивно расцвела в более просвещённые годы.

Н. АСАДОВА: Давайте более подробно расскажем, за что.

Л. МАЦИХ: Давайте последовательно. Он состоял в трёх ложах масонских и потом вышел оттуда, не мирясь с масонской дисциплиной и не мирясь с тем, что чьё-то мнение может быть более авторитетным, чем его. Это надо иметь в виду. Он был человеком очень независимых суждений. Он был принят во время своего европейского вояжа, уже после того, как он вышел в отставку, властителями дум тогдашней Европы.

Н. АСАДОВА: Это в 1826 году.

Л. МАЦИХ: Да. Его принимал Шеленг, его принимал француз Ламина, а это были тогда люди самые авторитетные среди интеллектуальной элиты. И они с ним беседовали на равных. Поэтому когда он вернулся в Россию, он ожидал к себе отношения как к некоторому пророку, как к человеку, который призван возвестить истину. А никто не торопился с такими авансами. И поэтому у него было положение Чацкого. Чацкий приехал всех расставлять по местам в дом Фамусова, всем клеить ярлыки и всем объявлять, как они ничтожны. А публика оказалась совершенно к этому не готова.

Его объявили сумасшедшим, причём, его возлюбленная Софья, это гениально Грибоедовым схвачено. С Чаадаевым произошло нечто подобное, очень пророческая оказалась поэма Грибоедова. Он претендовал на роль пророка. Денис Давыдов, который его ненавидел, хотя он был масоном и тоже героев войны, но он завидовал интеллектуальной славе Чаадаева, чего у Дениса Давыдова напрочь не было. Он написал о нём довольно злобное стихотворение о том, что он во время войны по гостиным выступал шагом журавлиным, на паркете, вместе того, чтобы на поле брани.

И там есть такие слова… Кстати, первое обвинение несправедливо. Чаадаев воевал и воевал очень храбро. А дальше такие строки:

Старых барынь духовник,

Маленький аббатик,

Он в гостиных бить привык

В маленький набатик.

Во-первых, Чаадаев склонялся к католичеству.

Н. АСАДОВА: Пренебрежительно.

Л. МАЦИХ: И зло, хотя в этом случае, во втором, отчасти верно. Он действительно склонялся к католичеству, к безбрачию и к проповеди всех католических добродетелей. Кроме того, его слушательницами зачастую были представительницы высшего московского света, по интеллектуальному уровню никак с ним не ровнявшиеся.

Н. АСАДОВА: Но он с ними очень нежно переписывался.

Л. МАЦИХ: Да, в этом смысле он был человеком очень галантным.

Н. АСАДОВА: И Вы знаете, я когда читала эти письма, они без какого-то снобизма написаны, как ни странно, по отношению к дамам.

Л. МАЦИХ: По отношению к дамам настоящий кавалер, дамский угодник. Но по отношению к мужчинам он спуску не давал. Поскольку сравниться с ним по начитанности, по блестящей эрудиции, по памяти великолепной и по интеллектуальному уровню практически не мог никто в тогдашней России, то он и держался соответственно. Пушкин назвал его умнейшим человеком России. У Пушкина тоже было с амбициями всё в порядке. Пушкин признавал его своим учителям. И может быть главнейшим.

Он очень повлиял на формирование интеллектуальных горизонтов Александра Сергеевича. Пушкин посылал ему «Бориса Годунова», посылал ему свои черновики, свои письма на редактуру, неслыханная для него вещь! Пушкин не терпел никакого диктата. Когда Пушкин задумал жениться, Чаадаев был его наставителем, как он писал, не столько в делах семейных, сколько в формировании мировоззрения зрелого, остепенившегося семейного человека.

Н. АСАДОВА: В одной ложе они состояли с Пушкиным?

Л. МАЦИХ: Нет, Пушкин состоял в ложе «Овидий», где он вступил в Кишинёве, при посредстве Пестеля Павла Ивановича, декабриста. И Пушкин ничему на самом деле, кроме писания стихов, того занятия, которое принесло ему всемирную славу, никакому другому занятию он не придавался всерьёз, его всё тяготило. Чаадаев был человек, в тысячу раз более обстоятельный.

Н. АСАДОВА: Вот ещё интересен такой момент – отношения Чаадаева с богом. Вы говорите, что он склонялся к католичеству, но в письмах он говорит не о боге, а о высшем разуме.

Л. МАЦИХ: С богом у всех отношения нормальные, у Чаадаева были ничего. Отношения Чаадаева напряжённые были не с богом, а с религией. Как с любой доктриной. Он любые доктрины отвергал, поскольку он притязал на то, что он будет созидать новую. В этом смысле он готовился свою доктрину сформулировать.

Н. АСАДОВА: Да, он писал о водворении царства божьего на земле. Причём, царство божьего он понимал, как справедливое общество, прототип которого он видел на Западе.

Л. МАЦИХ: нет, не только, это немножко некоторое заострение с Вашей стороны, некоторое преувеличение.

Н. АСАДОВА: Упрощение, я бы сказала.

Л. МАЦИХ: Скажем так – заострение публицистическое. Он был большим западником. Он вместе с Кириевским издавал журнал «Европеец». Он полностью своими симпатиями на стороне Запада был. Это да. но он тоже как человек очень трезвый и умный, он не идеализировал Запад, он не полагал, что там царство божье построено.

Н. АСАДОВА: Но если перечислить основные положения, которые привлекали его на Западе, он считал, что Россия должен к этим идеалам стремиться.

Л. МАЦИХ: Он немножко не так считал. Когда он вернулся с Запада и стал домашним проповедником, «маленьким аббатиком», он принёс убеждение, что православие, цитирую – это религия сухая и бесплодная. И сравнивал её с евангельской бесплодной смоковницей. Католицизм же он считал пышным плодоносящим древом. Это я пользуюсь его метафорой. Это уже вызывало в тогдашней косной московской среде к нему такое отношение настороженное. Уже это могло послужить основой слухов о сумасшествии.

Кроме того, он полагал, что папство есть вещь полезное. И папство не позволило государству себя сломать, а православие оказалось с поломанным хребтом при Феофане Прокоповиче и Петре, теперь это Министерство по церковным делам. И как он часто любил говорить, что раньше были сосуды деревянные, попы золотые, а сейчас сосуды золотые, а попы деревянные. Он выступал острейшим критиком не только духовенства, ему современного, это было общее место, но и православия, как доктрины. Так далеко никто не заходил.

В этом смысле он выступал, как богослов, он цитировал отцов церкви, он показывал, что католическая доктрина лучшая, она плодотворнее, продуктивнее, чем православие.

Н. АСАДОВА: Но сам он не вступил в католичество.

Л. МАЦИХ: Вступил! Он принял католичество, когда он крестился. Это ещё более отдалило от него какую-то часть публики и восстановило против него других.

Н. АСАДОВА: А в социальном смысле какие он идеалы западные провозглашал?

Л. МАЦИХ: Он не был социальным пророком. Он, кстати, потому и к декабристам относился довольно прохладно.

Н. АСАДОВА: Хотя он был декабристом.

Л. МАЦИХ: Он состоял в Союзе благоденствия и состоял в масонских ложах. Как раз социальные моменты ему казались слишком мелкими.

Н. АСАДОВА: Ну ладно! А отмена крепостного права?

Л. МАЦИХ: Он считал это само собой разумеющимся. Но он был выше этого. Следует понять, куда простирался его интеллектуальный горизонт.

Н. АСАДОВА: Я просто пытаюсь понять, в чём, кроме католичества, его западничество выражалось?

Л. МАЦИХ: В том ,что он считал, что России нужно перестать…

Н. АСАДОВА: …идти своим путём?

Л. МАЦИХ: да, идти своим путём и признать, что никакого своего пути нет. Есть путь восточный, под которым он понимал ислам, и это он отвергал. Есть путь варварский, под этим он понимал все народы, которые вели тогда кочевой образ жизни. Он немножко с европейским снобизмом об этом писал, но что было, то было. И есть путь западный, который есть единственный магистральный.

Поэтому он полагал, что все рассуждения об особом пути – это по определению неверная вещь, они ведут в тупик. И он за Грибоедовым повторил интересную фразу. Грибоедов е сказал впервые. «Мы оказались повреждённым классом полуевропейцев. Мы сидим на двух стульях». Это его определение немножко жестковатое, но оно определяет суть его мировоззрения. И что пора перестать вилять, а решить, мы с Петром, мы идём по западному вектору или мы возвращаемся в азиатчину, Византию. Византию он ненавидел и полагал, что она корень всех зол.

Н. АСАДОВА: В чём ещё смысл европейского пути по Чаадаеву?

Л. МАЦИХ: Установление правильных основ образования, удаление…

Н. АСАДОВА: А что значит правильные основы? Сравнить образование российское того времени и западное того времени. К чему он стремился?

Л. МАЦИХ: Стремился к введению должных стандартов, которые были приняты в передовых европейских странах, в германских княжествах, во Франции и Англии.

Н. АСАДОВА: Но сам Чаадаев наравне говорил наравне с выдающимися западными мыслителями. То есть, его образование российское соответствовало западному.

Л. МАЦИХ: Он получил домашнее образование блистательное. Он же понимал, что у кого ещё, кроме узкой кучки столбовых дворян есть такая возможность. Он хотел, чтобы в гимназии были введены классические языки, чтобы выпускники университетов российских свободно изъяснялись на латыни и греческом. Кстати. Потом, даром что он был объявлен сумасшедшим, эти нормы восторжествовали. И к концу XIX века стандарты образования в России практически не отступали от западных. Его путь и приняли, хотя его ославили сумасшедшим. Вот чего он хотел.

Кроме того, он хотел, чтобы духовенство перестало вмешиваться во все формы частной нецерковной жизни. Он хотел отмены цензуры, отмены крепостного права, свободы предпринимательства, свободы тиснения (печати), свобода выражения мнений, свобода манифестаций. И тогда, как он полагал, исчезнут тайные общества. Он говорил, что до тех пор не исчезнут тайные общества, пока не будет свободы выражения мнений. То есть, на самом деле, все идеи, которые он проповедовал, потом были приняты. И сейчас они воспринимаются, как общее место.

А тогда за это приклеивался ярлык безумца.

Н. АСАДОВА: А философические его письма, он там очень горестно и пронзительно пишет о России, о её настоящем и будущим. Когда читаешь эти слова, становится страшно, потому что практически ничего не изменилось. Нет, мы понимаем, что с тех пор много чего изменилось. Но его слова, они тем не менее до сих пор актуальны.

Л. МАЦИХ: Они актуальны в том смысле ,что всегда есть люди, которым Россия не нравится по определению.

Н. АСАДОВА: Потому что Россия, как он писал, что Россия создана, чтобы быть уроком всему человечеству, как делать не надо.

Л. МАЦИХ: Тут надо внести некую ясность. Всегда есть люди, которые полагают, что Россия не может быть хорошей, Россия худшая из всех стран. С другой стороны никогда не переведутся люди, которые говорят, что Россия – лучшая из всех стран, ничему учиться ей не надо, она по определению рай на земле. А между этими двумя полюсами недоумков лежит весь спектр общественных мнений. Чаадаев любил Родину. И он это подтвердил кровью и орденами на поле брани. В отличие от его оппонентов, кстати. Хотел бы я их видеть на поле брани на его месте.

И написал он очень интересную фразу о России, если говорить о горькой. Вот такая фраза горькая: «Я не научился любить Отечество с закрытыми глазами». Он не писал ничего такого ужасно обидного о русском народе. Он не объявлял его в тупости, в лености, в пьянстве, в разврате. Нет. Он просто писал, что народ-то замечательный, но формы правления, они половинчаты, это при Александре I было сущей правдой. И они всё время тяготеют к азиатчине. Корень же зла российского он видел в Византии, в том, что византийский царедворческий порядок, фаворитизм, лицемерие, ложь, продажность, раболепие, сервильность и холопство – они стали коренными чертами русского православия. Вот это он хотел переменить.

То есть, он замахивался не на конкретные политические институты или на социальные правила, а он замахивался на перемену всей ментальности народа. Это была грандиозная задача.

Н. АСАДОВА: И невыполнимая.

Л. МАЦИХ: не знаю. Но очень многое из того, что он сказал, сбылось. И Россия встала в ряд европейских народов, что доказало.

Н. АСАДОВА: был такой момент в истории.

Л. МАЦИХ: Нет, он был и есть, он и продолжается. Россия – европейская страна. Я не знал человека, который бы в здравом уме говорил, что у нас азиатская страна.

Н. АСАДОВА: Ну почему… У нас много очень проявления азиатчины той самой.

Л. МАЦИХ: Азиатчины в дурном смысле?

Н. АСАДОВА: С точки зрения коррупции, отсутствия дорог, отношения к человеческой жизни. По-прежнему мы не европейцы.

Л. МАЦИХ: Из перечисленных Вами вещей, коррупция есть явление общемировое.

Н. АСАДОВА: Но тем не менее, я имею в виду масштабы.

Л. МАЦИХ: Неразвитость инфраструктуры – тоже. А вот отношение к человеческой жизни, я бы сказал, заострив – отношение к человеческой личности.

Н. АСАДОВА: И к человеческой жизни тоже, потому что если там американцы считают каждого своего солдата, павшего на поле битвы и фотографии вывешивают в газетах, то у нас примерно, как обычно. Ну, примерно столько погибло.

Л. МАЦИХ: Япония – тоже азиатчина, однако Япония помнит своих солдат. Тут не нужно через чур широких обобщений.

Н. АСАДОВА: А Япония пошла по европейскому пути во многом.

Л. МАЦИХ: И Россия пошла по европейскому пути. В этом смысле Пётр Яковлевич оказался прав. Магистральный путь развития человечества – это путь развития европейский. Что есть Америка, как не филиал Западной Европы! Он приводил одну латинскую пословицу, я приведу её в переводе – разумных судьба ведёт по дороге, а неразумных тащит. Он не хотел, чтобы судьба, рок Россию тащили по дороге прогресса. Хотел бы, чтобы страна шла сама. Это часто не получалось. В этом плане он тоже оказался прав и многие слова его были пророческими.

Но он выражал свои мысли очень жёстким и непримиримым языком. И поскольку возражать ему по сути было очень тяжело, он каждый тезис подкреплял множеством примеров, ссылок, это нужно было всем прочесть, это невозможная задача была для его критиков и критиканов, то возражали ему по форме, по принципу, который потом тоже восторжествовал – я не читал, но осуждаю. Тогда впервые эта фраза была сказана. Редко кто читал журнал Надеждина «Телескоп», но все бурлили ,все говорили: «Какой негодяй, подлец, надо вызвать его на дуэль, сжечь его дом, вырезать родню и выслать его в его любимую Европу на 10 лет без права переписки».

Н. АСАДОВА: Вот, когда я читала эти философические письма, возникло впечатление, что он человек очень несчастный. Он очень яркий, умный человек, он видит во всех мельчайших подробностях все негативные стороны своего Отечества, что возник сразу вопрос – а зачем он вернулся в Россию?

Л. МАЦИХ: Он вернулся в Россию, чтобы здесь жить.

Н. АСАДОВА: Чтобы сделать что? Ведь он был отшельником.

Л. МАЦИХ: Нет, он стал отшельником.

Н. АСАДОВА: Он вернулся в Россию, был объявлен вскоре сумасшедшим и стал отшельником.

Л. МАЦИХ: Нет, нет! Он вернулся и вёл вполне активный образ жизни.

Н. АСАДОВА: Но не так долго.

Л. МАЦИХ: Он вёл переписку, у него был своего рода салон. Для тогдашней Москвы это было не рядовое событие. Обычно салон собирали прекрасные дамы, там была возможность пофлиртовать, посмотреть на красавиц, познакомиться, потанцевать, выпить, закусить. У него салон был беспрецедентный, чисто интеллектуальный. Туда приходили любители не просто словесности, а серьёзных научных штудий. Но однако, посещалось.

Н. АСАДОВА: Были любители?

Л. МАЦИХ: были, были. От студентов, совсем бедных, в заплатанных сюртуках, до вельможного боярства.

Н. АСАДОВА: Всё равно ,мне очень непонятен этот его путь. Мы с Вами согласимся, что в итоге он был отшельником.

Л. МАЦИХ: Он хотел принести России пользу в таком же смысле. Как Чацкий хотел исправить московское общество?

Н. АСАДОВА: И как? «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Он нигде на службе не состоял, в университетах не преподавал. Каким образом?

Л. МАЦИХ: Он думал быть одиноким проповедником. Я думаю, он мнил себя пророком, который станет неким таким светочем общественной мысли. Хотел формировать общественное мнение, оно обернулось против него и объявило его сумасшедшим. Он не хотел больше служить, он делал карьеру и блестящую. Он не желал больше идти ни в какую службу, ни в гражданскую, ни в военную. Но тогда никто не думал об отшельничестве. Он даже жениться думал, а потом он эти мысли оставил.

И он философические письма написал, но не публиковал, он разослал их в списках и ожидал реакции просвещённой публики. Пушкин, кстати, довольно сдержанно отреагировал. Разная была реакция. Скажем, Булгарин, Греч, они, кстати, записные патриоты, они были куда болеем на его стороне. Но он ожидал некой дискуссии. И чего он никак не предполагал – это что публикация вызовет такую бурю общественную.

Если бы он знал, он не стал бы этого делать. Но нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся. Он не ожидал, что это вызовет такую лавину общественного осуждения, ненависти к нему. Его объявили врагом России, а он как раз хотел принести стране пользу. Он хотел на примерах доказать, как Россия неправильно выбрала вектор развития…

Н. АСАДОВА: Высветить все эти недостатки своим мощным фонариком.

Л. МАЦИХ: Прожектором бы я сказал, своего разума. И как направить Отечество на верный путь. Отечество не оценило этого и он обиделся, огорчился. И тогда он ушёл в добровольный затвор. Разумеется, он не захотел никакую женщину делать несчастной, хотя находились такие доброволицы. И он стал практически вести монашеский, затворнический образ жизни.

Н. АСАДОВА: И даже тогда не пришла к нему мысль уехать в Европу?

Л. МАЦИХ: нет, во-первых, его не очень выпускали, во-вторых он считал это трусостью. Это получается малодушие, меня травят – я бегу. Нет, я буду стоять. И он стоял до конца.

Н. АСАДОВА: Жалко, что с ним сейчас нельзя поговорить и спросить про это.

Л. МАЦИХ: Он писал об этом своему брату и это, кстати, как раз оценивалось всеми современниками, что можно приехать и пообщаться с Петром Яковлевичем. Грибоедов оставил интересное описание: «Чаадаев в халате цвета московского пожара, полубезумный, а вместе с тем, величайший умник, не перестававший читать философов современных и древних, испещрявший поля великолепными, гениальными комментариями». И на вопрос, почему не пишет, ему этот вопрос адресовали многие, Герцен, который его безумно ценил, например. Он говорит: «Да вот, как-то перо валится из рук, никакая мысль на ум не идёт». Какой-то внутренний кризис он переживал, надломила его эта история.

Н. АСАДОВА: Абсолютно! Получается, что человек с невероятными задатками, просто гений своей эпохи, единственное, что он сделал – философические письма.

Л. МАЦИХ: Это очень много. Он сформировал русскую философскую традицию. И нет ни одного русского философского произведения, которое бы на эти небольшие по объёму письма не ссылались бы, практически ни одного. И его последующие письма, и одно, и следующее – «Апология сумасшедшего» и «Письма об архитектуре», они безумно интересные, с точки зрения интеллектуального содержания. Его мысли о культуре, об истории цивилизации, о воплощении идей в архитектурно-художественную форму. Он действительно был гений.

Но он то ли опоздал родиться, то ли через чур рано. Как Пушкин писал:

Свободы сеятель пустынный

Я вышел рано до звезды.

А ведь в оригинале было

Ты вышел рано…

Он это адресовал Чаадаеву, как и многое другое. У Пушкина, раз мы вспомнили великого поэта, у него же как о Чаадаеве сказано:

Он высшей волею небес

Рожден в оковах службы царской,

Он в Риме был бы Брут, в Афинах - Периклес,

А здесь - он офицер гусарский.

Пушкин очень рано понял масштаб личности. И Чаадаев это понял. Проблема в александровской и особенно в николаевской России – всё должно было быть нормировано, в некой форме.

Н. АСАДОВА: Не выше линии, прочерченной императором.

Л. МАЦИХ: Гениально Вы цитируете Герцена. Именно так. А он выламывался из всех форм. И в этом была его проблема. Он ни во что не вписывался, ни в какие рамки. Этим объясняется его разрыв с масонством.

Н. АСАДОВА: Вот! Главный вопрос. Почему он ушёл из масонства и как он это объяснял? Потому что он как раз оставил письмо довольно большое.

Л. МАЦИХ: Часть этого письма потеряна, надо сказать. Может быть мы его найдём ещё. Как мы знаем из практики, многие масонские документы потом всплывают. Сейчас оно пока под спудом.

Н. АСАДОВА: А где оно, кстати, хранится?

Л. МАЦИХ: Та часть письма, которая есть?

Н. АСАДОВА: Да.

Л. МАЦИХ: В ГАРФе. Но то, что там сказано, говорит более-менее вот о чём. Меня тяготят праздные, пустые разговоры, во-вторых, ритуалы ради них самих, в-третьих, я вижу больше намерений, чем поступков. Я почти цитирую, близко к тексту. А я хотел бы видеть конкретные действия, а не разговоры о них и пустые мечтания. В основном так. Но чего он не упоминает, а это красноречивее чем то, о чём он пишет, его тяготила дисциплина, он не желал над собой никого видеть. Хотя он получил должность надзирателя в ложе «Астрея», тоже очень высокую.

И братья оценивали его потенциал. Но он хотел быть только первым. Причём, первым не среди равных, а первым среди подчинённых. Он был не человек системы, ни в какую систему он не вписывался, ни в воинскую, ни в штатскую, ни в масонскую. Он был одинокий гений. Разлёт крыльев его метафорический был столь огромен, что никакая иная птица не могла к нему приблизиться. Он был обречён на одинокий полёт альбатроса, если говорить поэтическим языком. В этом была его сила и слабость.

Н. АСАДОВА: Вы в начале передачи сказали такую мысль, что все масоны того времени были западниками. Неужели среди славянофилов не было масонов?

Л. МАЦИХ: Гораздо меньше. Но тогда не было такого деления, оно потом оформилось.

Н. АСАДОВА: кстати, во многом благодаря «Философическим письмам».

Л. МАЦИХ: И водоразделу, который эти чаадаевские письма положили. Но конечно, среди тех, кто потом примкнул к славянофильству, масонов было меньше. Масонство опиралось на западную традицию, на свободу собраний, на свободу мнений, печати, переводов, свободу дискуссий. Славянофильство говорило, что всё это от лукавого, что это язвы западные, Европа атакует нас. Чаадаеву эти слова были как иглы в живое тело, он ненавидел такого рода разговоры и считал это признаком ограниченности, тупости и изуверства.

Н. АСАДОВА: Ещё одна такая тема интересная – Чаадаев и декабристы. Он был, как мы уже говорили, в декабристском обществе. И во время восстания он был в Европе. Но тем не менее, его отношение и с людьми. Которые были на Сенатской площади, и которые готовили восстание, и потом которые отправились в ссылку.

Л. МАЦИХ: Отношения были самые тёплые. Но ещё до восстания, когда никто про него не знал, Чаадаев не разделял образа мысли тех, кто призывал к насилию. Он к топору никогда не звал. То есть, он был вообще человек размышления, он был кабинетный человек. В его письмах нет ни одной практической рекомендации. Есть констатирующая часть и нет резолютивной. Так что следует делать? Куда следует идти? Он только констатирует. Он чистый учёный, это эссе, это не программный политический документ.

И в этом смысле он уже с ними расходился. Кроме того, насилие он ненавидел и никогда бы его не поддержал. Ну и потом, понимаете ещё какая вещь, когда он вернулся из Европ, как тогда говорили, во множественном числе, Пушкин писал, что он застал совершенно другую эпоху, другую страну и других людей. И его отношение уже с потомками тех, с кем он начинал декабристское дело, было абсолютно иными, ему было тяжело с ними. У них не было того общего прошлого.

Ну и в николаевской России ему сложно было. Эта атмосфера зашнуровывания мыслей, атмосфера гнёта, остзейская немота Бенкендорфа, как писали поэты, на него очень тяжело давила, может быть даже более, чем на Пушкина ,поскольку он не был склонен к житейским утехам, ни к питью вина, ни к обожанию красавиц, ни к светскому веселью, для него интеллектуальная деятельность сосредотачивала в себе все отрады. И когда это запрещалось, когда на это давили, когда это шельмовалось, он чувствовал себя человеком ,самым несчастным на свете.

Н. АСАДОВА: А с Пестелем у него какие были отношения, они были знакомы?

Л. МАЦИХ: насколько я знаю, нет. Он был знаком с теоретиками декабристского движения – с Орловым, с Шаховским, Трубецким. Он был из высшего дворянства и был большим снобом. Пушкин тоже был ему не ровня, но Пушкина он принимал за талант, так же, как и Грибоедова. И талант он ценил. Но для того ,чтобы войти в круг его знакомых, нужно было быть или человеком очень даровитым или очень одарённым. Только эти два качества давали пропуск в круг его ближайших знакомых.

Н. АСАДОВА: А как он воспринял само восстание? Он его воспринял как предательство офицеров? И нарушение присяги?

Л. МАЦИХ: Он ничего одобрительного в адрес декабристов не сказал. Но и не осудил. Осудить – это означало ударить павшего, для него это было невозможно, как для человека чести. А мы уже говорили о его щепетильности. А похвалить – это означало, во-первых, одобрить нарушение присяги, одобрить призыв к насилию и бунт против законного государя. Для него эти вещи были невозможны. Поэтому он предпочёл умалчивать. Были вещи, о которых он не любил говорить. Он не любил говорить об этом пресловутом визите к Александру, после которого он подал в отставку, не любил говорить о раннем периоде своих связей с декабристами и об отношении к самому бунту на Сенатской площади.

Пушкин сказал ,что если бы был в Питере, то точно пошёл бы. А Чаадаев такого никогда не говорил. И не из трусости. Он действительно не пошёл бы. Но он с другой стороны сделал бы всё, чтобы их отговорить. Он был весь в этом. Он был человек кабинетного размышления. Представить его на площади было сложно, не трибун был.

Н. АСАДОВА: Такой момент ,когда его объявили государственным сумасшедшим, то есть легенда, что врач, который после беседы с ним сказал фразу, которая потом стала крылатой: «Если бы не моя семья, жена да шестеро детей, я бы им показал, кто на самом деле сумасшедший».

Л. МАЦИХ: ничего бы он не показал, это дежурная фраза.

Н. АСАДОВА: Это действительно легенда?

Л. МАЦИХ: Это апокриф видимо.

Н. АСАДОВА: И вообще, кто сочувствовал тогда Чаадаеву? Были люди, которые пытались как-то помочь ему устроиться в том социуме, который существовал?

Л. МАЦИХ: Помочь устроиться было невозможно. Люди ожидали ссылки и Сибири. Времена-то были крутые!

Н. АСАДОВА: А почему его действительно не сослали?

Л. МАЦИХ: Во-первых, слишком родовит…

Н. АСАДОВА: Ну и что? Сколько родовитых декабристов были…

Л. МАЦИХ: Не так много. И за это Николаю очень пеняли. Николая и так обвиняли в том, что он хочет извести, как Иван Грозный, извести всё родовитое дворянство. Это было тяжёлое обвинение тогда. И он боялся его. Поэтому Чаадаева он трогать в этом смысле не решился. Кроме того, проще было не делать его преступником, к преступнику как раз было бы сочувствие, а к сумасшедшему – только брезгливое сострадание. И именно этого власть и добивалась. Это был сильный ход, говорят, подсказанный Бенкендорфом. Шефом жандармов.

Сочувствовали очень немногие. Сочувствовал Надеждин, который загремел в Усть-Сысольск, к чёрту на рога, сочувствовал Пушкин, Жихарев, Катенин, его друг, Каверин, очень немногие. Действительно, цвет нации в интеллектуальном смысле. А многие очень злорадствовали и злобствовали – Давыдов, Вигель, который написал ему донос митрополиту Серафиму питерскому, не Филарету, Филарет не дал бы хода доносу, а именно питерскому митрополиту Серафиму, оттуда попал к Бенкендорфу и царю. И после этого пошла бешеная огласка.

Но конечно, сочувствующих была горсть по-сравнению с бушующим морем кликушествующего негодования. Захлёбывания своей слюной и того, что потом назвал Бердяев – отравление собственным бешенством. Этого было гораздо, в разы больше.

Н. АСАДОВА: Удивительно какую сильную реакцию он вызывал в обществе.

Л. МАЦИХ: Он сам этого не ожидал.

Н. АСАДОВА: Задел значит за живое.

Л. МАЦИХ: Видимо чувствовали эти вещи. По поводу фразы, которую Вы сказали, ему приписали фразу о том, что прошлое России отсутствует, прошлого у России нет, настоящее невыносимо, будущее в тумане. И в ответ на это Бенкендорф, шеф жандармов, его оппонент, он сказал свою фразу о том ,что прошлое у России замечательно, настоящее великолепно. А будущее столь прекрасно, что самое смелое воображение не может себе его представить. Кстати, обе фразы были сказаны по-французски.

Н. АСАДОВА: кстати, и «Философические письма» были написаны и опубликованы по-французски.

Л. МАЦИХ: Да, потом перевёл переводчик Кетчер, а потом уже и другие, и Герцен переводил и многие другие. Сам он великолепно по-русски изъяснялся, но ему легче было об отвлечённых вещах говорить по-французски. Да, вот такая история. Фразы о том ,что у России будущего нет, настоящее невыносимо, а прошлое отсутствует, в его письмах нет, нет в черновиках, это ему приписали. И придумал это некто Вигель, его ненавистник, который его травил и писал на него доносы. К этой фразе в основном и цеплялись, а он её не произносил. Хотя он говорил о России много горьких слов и много тяжёлых слов говорил он о православии и об историческом пути России.

Это один из самых тяжких документов, которые написал любящий Россию человек. Но уже тогда всякое слово, которое расходилось с официальной линией, торопились объявлять безумием и конечно воинствующей русофобией. В этом смысле судьба Чаадаева предвосхитила судьбы многих людей, которые болели душой за отечество, но говорили независимые вещи. И это не находило никакой общественной поддержки. В этом смысле он был предшественник, предтеча их тяжёлых судеб.

Н. АСАДОВА: Он умер в 62 года, это достаточно долгая жизнь по тем временам.

Л. МАЦИХ: Смотря с кем сравнивать. Если с Вами – то да, если со мной – то не очень.

Н. АСАДОВА: В те времена не так чтобы…

Л. МАЦИХ: Нет, долго жили достаточно. Филарет жил до 85, в зависимости от того, какой образ жизни человек вёл. У него не было дурных привычек, он не пил, не курил, был равнодушен к женщинам и к усладам стола, гастрономическим утехам. Он вёл затворнический образ жизни. И последние несколько лет вообще не показывался на улице, т.е. не выходил из четырёх стен.

Н. АСАДОВА: Он читал?

Л. МАЦИХ: Может быть это свело его в могилу. Читал очень много, читал, писал ,переписывался, принимал людей, но не выходил даже за пределы своего двора. Он был в молодости здоров, но под конец эти все переживания, я думаю, они в основном свели его в могилу до времени. Конечно, он мог прожить ещё. Но когда говорят ,что человек умер преждевременно, имеется в виду, сколько бы он мог создать. А про Чаадаева, видимо…

Н. АСАДОВА: нельзя сказать.

Л. МАЦИХ: Он уже всё совершил. Он главные свои произведения написал и написал реакцию на все эти обвинения.

Н. АСАДОВА: И пережил реакцию.

Л. МАЦИХ: Пережил.

Н. АСАДОВА: Это подвиг.

Л. МАЦИХ: Да, пережил физиологически и пережил интеллектуально, и пережил личностно. И отреагировал на это должным образом .Но вряд ли можно было бы себе представить, чтобы он что-то ещё создал равновеликое этим «Философическим письмам».

Н. АСАДОВА: И похоронен наш герой, этот вопрос мы спрашивали в викторине на сайте, на Донском кладбище, в монастыре. Кстати, до сих пор можно увидеть…

Л. МАЦИХ: Да, могила его сохранилась, в отличие от многих иных. И каждый, кто хочет ,может придти на эту могилу и поклониться Петру Яковлевичу. Стоит помнить, что это был по-настоящему великий человек, знакомый Пушкина, Дельвига, Кюхельбекера, Грибоедова, Герцена.

Н. АСАДОВА: И прототип всеми нами любимого Чацкого.

Л. МАЦИХ: Всеми изучаемого. Человек энциклопедических познаний, человек, несомненно хотевший Родине только добра, но высказавший это очень странным образом, и заслуживший репутацию русофоба и ненавистника страны в большей степени, чем бунтовщики, которые выступили с оружием против власти. Вот какая невероятная судьба. Это показывает судьбу человека слова в России. Он предвосхитил слова некоего Евтушенко:

Поэт в России больше чем поэт.

Вот как слово может отозваться и какую роль в судьбе человека и страны может сыграть.

Н. АСАДОВА: Ну что ж, это была передача «Братья» и сегодня мы вам рассказывали про философического масона Чаадаева. Сейчас мы с вами попрощаемся и до встречи на следующей неделе.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/663366-echo/

Пушкин и масоны (24.03.2010)

Н. АСАДОВА: 00:10 в Москве. У микрофона Наргиз Асадова, это передача о масонах «Братья». И я рада вам представить снова нашего экскурсовода в мир масонов Леонида Мациха.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Хочу поделиться с нашими слушателями. До передачи зашёл к нам в студию наш звукорежиссёр Николай Котов и сказал прекрасную фразу: «Ай да Пушкин! Ай да…масон». Это и есть тема нашей сегодняшней передачи.

Л. МАЦИХ: Пушкин сам про себя сказал не так, конечно, когда он писал «Бориса Годунова», он сказал: «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!» Хотя он своего масонства никогда не скрывал и не стыдился.

Н. АСАДОВА: Кстати, он был сыном ещё и масона.

Л. МАЦИХ: Он был сыном масона и племянником масона. Его отец Сергей Львович и его дядя Василий Львович были масонами и состояли в знаменитых ложах и были в больших масонских чинах. Он рос в масонской атмосфере.

Н. АСАДОВА: Но об этом обычно люди не знаю. А что они знают, обычные люди, расскажет нам сейчас Алексей Дурново, который написал портрет Пушкина. То, что мы о нём не знаем.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ.

А. ДУРНОВО: Рассказывать о Пушкине очень трудно, потому что о великом русском поэте и прозаике написано, сказано и подумано почти всё, что только возможно. Да и в биографии его фактически не осталось ничего, что не стало бы достоянием общественности. Ведь ещё со школы всё о нём известно. Родился в самом конце XVIII века, был в числе первых выпускников Царскосельского лицея, где познакомился с будущим королём русской дипломатии Горчаковым и будущим декабристом и возмутителем спокойствия Пущиным.

Стихи начал писать с раннего детства, чем сильно поразил не только сверстников, но и старших современников. Известно, что Пушкина, по его же словам, перед самым схождением в гроб, благословил лично Гаврила Романович Державин. Что ещё нужно знать? Что Пушкин со своим умом и талантом, разумеется, пришёлся в России не к месту и не ко времени. Что отношения с императорами у него не клеились и склеиться не могли, ибо поэты и сильные мира сего по-разному смотрели на самые простые вещи.

Если уж вдаваться в глубокий анализ, то знакомство Пушкина с Романовыми началось с раннего его детства, когда переполненный возмущением Павел сорвал с будущего поэта чепчик. Что ещё? Фактически создал русский язык и дал сильнейший толчок к развитию отечественной литературы. Постоянно высылался из Петербурга, но с пером не расставался никогда. Стал новатором в поэзии, любил женщин, в конце концов женился на Наталье Гончаровой, считавшейся первой красавицей Петербурга.

Погиб в 37 лет от пули Дантеса. Что ещё не сказано о Пушкине? Пожалуй что лишь то, что несмотря на нелёгкую и трагическую судьбу, он никогда не терял чувство юмора и присутствие духа. Впрочем, в этом многие его современники видели лишь легкомыслие. Действительно, может ли человек, серьёзно относящийся к своей работе, представлять губернатору стихотворный отчёт о разорительном налёте саранчи на казенные поля.

Но Пушкин действительно любил шутить, хотя его шуток не понимали иногда даже близкие друзья. Впрочем, гораздо важнее всего этого то, чем поэт и писатель стал после смерти, а стал он нашим всем. Причём, не только в литературе, но и в жизни. И за этот почётный титул с ним мог бы бороться разве что Ленин, да и то на очень коротком этапе нашей истории. Ильич обошёл Александра Сергеевича лишь по количеству упоминания в анекдотах, но на самом деле отстал безнадёжно.

Потому что в Пушкине народ видит не только автора, чьи произведения приходится изучать с 1 по 11 класс. Нет! Пушкин – это ещё и человек, который теоретически может сделать за тебя работу, которую ты сам делать не хочешь. Кто будет уроки за тебя делать? Кто уберёт комнату? Кто обед приготовит? Разумеется, Пушкин. Почему именно он? Почему не Менделеев, не Достоевский, не Кутузов в конце концов?

Н. АСАДОВА: Да! Почему в конце концов?

Л. МАЦИХ: ну, мне сложно сказать. Вообще, этот портрет произвёл на меня неизгладимое впечатление.

Н. АСАДОВА: Это набор знаний среднестатистического россиянина.

Л. МАЦИХ: Я не уверен. Как-то Алексей проявил знания, которые среднестатистическому россиянину, видимо, и не снились. Он смешал с какими-то мифами, нелепостями и даже этим замечательным бытовым обывательским употреблением.

Н. АСАДОВА: Но это же есть в нашем обществе.

Л. МАЦИХ: Есть, да. Но сравнение Пушкина с Лениным я даже не буду обсуждать, это выше моих сил и скромных способностей. Своеобразный портрет. У Пушкина много изображений. И стихотворных, и прозаических, и живописных. Пусть это будет ещё одно. К его облику это возможно прибавит ещё одну новую черту.

Н. АСАДОВА: Давайте поговорим о том, как Пушкин стал масоном.

Л. МАЦИХ: Как я уже говорил до этого дивного портрета, он рос в масонской атмосфере. Так что до него это даже не было моментом какого-то мучительного колебания, как для молодого Карамзина.

Н. АСАДОВА: То есть, в его доме были книжки масонов.

Л. МАЦИХ: Да, весь круг его чтения, а его дом был очень читающий, всё были масонские книги. Там были новиковские альманахи, журналы, которые издавал Гамалея, там был «Сионский вестник» Лабзина. Там были журналы розенкрейцеров, там были переводные сочинения немецких, французских масонов, т.е. имя Сен Мартена, властителя дум тогдашних масонов Европы и России, он знал, будучи ещё ребёнком, дошкалёнком по нынешним временам.

Поэтому для него масоны, как люди, не представляли никакой тайны, это были его родственники. И он естественно не разделял никаких дурацких предрассудков, которые в ходу до сих пор. Он знал, что это хорошие люди, ничего дурного в масонстве он не видел. Кроме того, строй его мыслей, фундамента мировоззрения закладывался под влиянием масонских сочинений. Для него это был абсолютно естественный выбор.

Н. АСАДОВА: Ну подождите! Так ли сразу он пришёл к этому выбору?

Л. МАЦИХ: Достаточно рано. Где-то в 19 лет он подал прошение о приёме в петербургскую ложу «Трёх добродетелей». Ему отказали.

Н. АСАДОВА: Почему? Ведь он же с юных лет признавался дарованием.

Л. МАЦИХ: Он признавался поэтическим дарованием. Никто не знал, что он будет «нашим всем», а тогда он был просто молодой повеса и гуляка. Кстати, нрава он был весьма буйного и поведения очень неблагонравного. Но сейчас это всё скрашивается масштабами его дарования и тем, какое место он занял в русской культуре. А тогда он был просто один из непутёвых шалунов и инфантильных молодых людей. Ему отказали. И это было некоторой травмой для него.

Н. АСАДОВА: кто, кстати, давал ему письмо рекомендательное в ложу? Ведь это было необходимо.

Л. МАЦИХ: его рекомендовали люди из лицея. Дело в том, что лицей, который он оканчивал, это же было совершенно однозначное гнездо масонского влияния, это был рассадник в самом лучшем смысле этого слова. Рассадник масонских идей. Его затевал масон Сперанский вместе с масоном Энгельгардтом, преподаватели лучшие все были масоны, выпускники этого лицея, Пущин, Кюхельбекер, Горчаков, они все были масонами. Причём, они пошли в этом смысле гораздо дальше Пушкина. Я думают, оттого, что они были люди дисциплинированные и умевшие подчиняться.

А Александр Сергеевич, при великих своих дарованиях, никогда этого не умел и не научился. А масонство без этого немыслимо. Видимо это осознавалось и поэтому особенного хода ему не давали. Потом он уже на юге вступил в ложу «Овидий» в Кишинёве, но и там далеко не пошёл. Он не был человеком системы.

Н. АСАДОВА: А кто принимал его в ложу?

Л. МАЦИХ: В Кишинёве?

Н. АСАДОВА: Да.

Л. МАЦИХ: Генерал Инзов, который там отвечал за бессарабских колонистов, тоже масон. Для Пушкина это была почётная ссылка, которая заменила ссылку на север, в Соловки, а то и на восток, в Сибирь, которая могла полностью положить конец карьере. Кто же заступался за него?

Н. АСАДОВА: Жуковский какой-нибудь…

Л. МАЦИХ: Не какой-нибудь, Василий Андреевич отнюдь не был каким-нибудь. Он потом стал воспитателем цесаревича, уже при Николае.

Н. АСАДОВА: Ну, безусловно. Это известная история.

Л. МАЦИХ: Заступались масонские братья. Чаадаев Пётр Яковлевич в неурочный час пробился к Карамзину, который к тому времени в масонах уже не состоял, но был придворным историографом. И Карамзин, верный масонской присяге, хотя формально в братстве не состоял, употребил всё своё влияние, чтобы грозу от Пушкина отвратить.

Н. АСАДОВА: перебью Вас на секундочку, чтобы объявить телефон для смс - +7-985-970-45-45, для тех из вас, кто интересуется темой масонов и в частности, о Пушкине и его масонской истории, скажем так. Присылайте нам в прямой эфир ваши вопросы и реплики. +7-985-970-45-45.

Л. МАЦИХ: Так что братья заступались за него. И в его формировании, как личности, принимали участие всё сплошь масоны – это Вяземский Пётр Андреевич, Карамзин Николай Михайлович, хотя Карамзин формально тогда с масонством порвал, но разумеется, духовную связь сохранял всегда. Чаадаев, который тогда уже был гусаром, лейб-гусаром, блестящим офицером, Пушкин был ещё молоденьким даже не парнем, а пацаном, говоря по-современному.

Все эти люди оказывали на него огромное влияние. Каверин, Катенин, всё масоны. Поэтому для Пушкина круг масонских идей был абсолютно своим. Это не было для него неким откровением. Это было естественное продолжение всего его духовного бытия. Он на самом деле…

Н. АСАДОВА: Но ведь он же находился в поиске довольно долго. Он интересовался разными религиями. Он даже пытался быть атеистом, что-то в этом роде. Какое масонство играло роль в его духовном поиске?

Л. МАЦИХ: Это Вы верно замечаете, это очень хорошая, глубокая мысль. Только чуть-чуть поправлю, из академического занудства. Не разными религиями, а он искал…

Н. АСАДОВА: Почему? Он исламом интересовался.

Л. МАЦИХ: Да. он интересовался и иудаизмом, и переводами Ветхого завета.

Н. АСАДОВА: Христианство – само собой.

Л. МАЦИХ: Христианство было главным полем его духовных поисков. Он не столько интересовался разными религиями, сколько он искал ответы на вечные, проклятые вопросы. Но я должен сказать, отвечая серьёзно, что он так эти ответы и не нашёл. Он начинал с насмешничества, в вольтерианском духе, как Вольтер, Парни, всё это насмешка. Стёб, его «Гаврилиада» знаменитая, которая то ли насмешка над Писанием, то ли пародия на поэму Фёдора Ключарёва, великого масонского поэта, под названием «Воплощение мессии», но в любом случае это пахабное сочинение, не делающееся чести его перу.

А потом он продолжал через мучительные поиски себя. Он пытался поверить, как он сам писал. Вот Филарет в этом смысле, митрополит московский сыграл большую роль, доходил до полного атеизма и отрицания всего. И там не нашёл себя. Масонство помогало ему сохранить стержень духовный. Оно помогало ему искать ответы и не отчаиваться. Он был человеком очень умным, а отчаяние часто бывает спутником очень умных людей.

Ему казалось иной раз, может быть в худшие минуты, что он не может понять господнего замысла, а может быть и не господнего замысла, а природы, он сомневался, есть ли вообще замысел, тогда он писал горькие строки «Дар напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана?» Он думал, что возможно человеку, любому человеку, не дано никак переменить обстоятельства своей жизни. Масонство, с его позитивной идеологией кабалистической, о том, что человек – соратник Творца, человек может и должен изменить мир, человек влияет на обстоятельства своей жизни.

Масонство очень во многом помогло этот пессимизм пересмотреть. Раз мы говорим о Пушкине, можно процитировать?

Н. АСАДОВА: Да, конечно. Обильно мы будем цитировать сегодня Пушкина.

Л. МАЦИХ: Я постараюсь не сбиться. Я помню наизусть, надеюсь его сейчас не забыть.

Мне не спится, нет огня;

Всюду мрак и сон докучный.

Ход часов лишь однозвучный

Раздается близ меня,

Парки бабье лепетанье,

Спящей ночи трепетанье,

Жизни мышья беготня...

Что тревожишь ты меня?

Что ты значишь, скучный шепот?

Укоризна или ропот

Мной утраченного дня?

От меня чего ты хочешь?

Ты зовешь или пророчишь?

Я понять тебя хочу,

Смысла я в тебе ищу...

Великолепное стихотворение! Абсолютно гениальное! И эти последние строки – «Я понять тебя хочу, смысла я в тебе ищу…» - это квинтэссенция всех пушкинских метаний. Он был человеком очень жизнелюбивым, и вино, и пирушки, и песни, и красавицы, всё это известно. Карты и кутежи и даже такие истории, которые не делают чести высокоморальному человеку, всё было при нём. Но его огромный интеллект и его поиск ответов на самые главные вопросы жизни, не давали ему покоя даже в объятиях красавиц, даже за стаканом шипучего вина, рядом с друзьями на пиру.

И в этом стихотворении это очень хорошо видно. Он искал ответы на эти вопросы – зачем я в жизни, к чему я призван, в чём предназначение всех людей на свете. Без масонства ему бы было очень трудно определиться. Об этом хорошо писал Вяземский, который возможно знал его, Вяземский и Карамзин знали его лучше всех остальных людей, включая возможно даже его родителей, которые его не вполне понимали. И это ощущение братства с чужими людьми, это очень важно. Он же считал семью Карамзина более близкой для себя, чем свою собственную, а советы Вяземского куда более важными, чем советы его отца и дяди.

Н. АСАДОВА: Вы говорили про подражание Ключерёву, сначала такое ёрническое. Но ведь потом он исправился и написал совершенно другие вещи.

Л. МАЦИХ: Это правда, да. К сожалению, о Фёдоре Петровиче Ключерёве мы постыдно мало знаем. Вы большой молодец, Наргиз, что знаете о Ключерёве, как о поэте. Это великий русский поэт. Цветаева говорила: «Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черёд». Возможно, время Ключерёва ещё не настало. Это потрясающее явление в русской словесности, он был масон знаменитейший, почтмейстер, кстати, не бравший взяток, колоссальная редкость. Как работать с таким!

И кроме того, он был стихотворец. У него есть стихотворение, правда длинное, гимн. Но я прочту вам отрывок и мы сопоставим это с пушкинским «Пророком», возможно самым лучшим стихотворением в российской религиозной лирике, в русскоязычной. И мы поймём, что оказало на него влияние, как он от ёрничества перешёл к очень глубокому вглядыванию в Библию и к серьёзному её комментированию. Какие шедевры он создал! Вот ключерёвский гимн.

Н. АСАДОВА: Отрывочек.

Л. МАЦИХ: Отрывок.

Блеснул, блеснул троякий свет!

Прогнал лучами мрачность ночи!

К святилищу преграды нет:

Питайтесь истиною, очи!

При свете тройственных лучей

Познайте чин природы всей!

Открылся к свету новый путь,

Чрез крепость в вечный храм свободы,

Дерзай через семь ступней шагнуть,

Проникнешь в таинства природы.

К науке пятой вскинь свой взор,

В ней узришь всех наук собор.

И третий куплет – абсолютно колоссальный, тут их несколько, но я ограничусь тремя.

Открылось таинство работ,

Сокрытый огнь блеснул из тлена,

Из жизни в смерть, чрез смерть в живот

Родится дух и ветвь зелена;

Из черной персти дух изрек,

Что было, есть и будет ввек.

Великолепные строки! Они очень сильно Пушкина поразили. Это уже современный нам русский язык, творцом которого считается Пушкин, и по заслугам. Здесь нет этой тяжеловесности XVIII века.

Н. АСАДОВА: И во времена Пушкина говорили между собой на французском.

Л. МАЦИХ: Об отвлечённых предметах говорили по-французски. А тут глубокие религиозные истины и великолепные размышления. И чувства, и разум, на блестящем русском языке выражены. И Пушкин стал по-иному смотреть на Библию, конечно, с подачи своих учёных друзей – Вяземского и Чаадаева. Чаадаев ему это очень советовал. И он перечёл Библию, как он писал, «новыми глазами», открыл пророка Исайю, которого назвал самым красноречивым человеком за всю историю мира.

Н. АСАДОВА: Да, мы спрашивали в викторине на сайте, слова какого библейского пророка были переложены в стихотворение Пушкина «Пророк»? Правильный ответ – Исайя. Те, кто правильно ответил, получат в подарок книгу, ваши имена все есть на сайте.

Л. МАЦИХ: Давайте я прочту из Библии, из Исайя, а Вы прочтите пушкинский «Пророк». Шестая глава, первый стих из Исайи.

«Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал. И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его! И поколебались верхи врат от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями. И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, — и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа. Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника, и коснулся уст моих и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен. И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать? и кто пойдет для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня».

Это из Исайи. Теперь пушкинское переложение, как своеобразный комментарий, интерпретация и блестяще показывающая внутреннее усвоение им гениальных строк Исайи.

Н. АСАДОВА:

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился,

И шестикрылый серафим

На перепутье мне явился.

Перстами легкими как сон

Моих зениц коснулся он:

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы.

Моих ушей коснулся он,

И их наполнил шум и звон:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье.

Л. МАЦИХ: Между этими строками и его юношескими стихами «Гаврилиады», между экстремизмом оды «Вольность» или между строками «Боюсь, брусничная вода мне б не наделала вреда» огромная разница. И то, что Пушкин от пустяков, от шалостей, от необязательных строк, от ёрничества своего…. «Накажи, святой Угодник, капитана Борозду. Разлюбил он, греховодник…» ну и дальше по тексту. Это он тоже писал с удовольствием. Согласитесь, трудно себе представить, чтобы в одном человеке эти грани совмещались. Но он был именно таков. Но для того, чтобы отрешиться от всей шелухи, от скорлупы и написать гениального «Пророка», нужно было по-новому взглянуть на Библию.

Это невозможно без наставников. Наставниками его были масоны.

Н. АСАДОВА: Комментарий нам пришёл от нашего слушателя Владимира: «Пушкин далеко в масонстве не пошёл, потому что он, как великий поэт, знал, куда идёт – в вечность».

Л. МАЦИХ: ну, мы в известном смысле все туда идём, Владимир. Пушкин, я думаю, знал своё предназначение издавна. Об этом писал Энгельгардт, его лицейский наставник, что он хочет блистать именно посредством поэзии и полностью лишь отдаётся тем предметам, которые к этому непосредственно ведут. Отсюда его те черты, которые воспринимались, как легкомыслие, нежелание учить какие-то вещи, общеобязательные. Скажем, он был очень плох в математике. Никак она ему не давалась, он не прилагал усилий для этого.

Он не считал для себя обязательными некие общепринятые нормы. Очень хлёсткие эпиграммы, очень злобные, ядовитые ярлыки, которые он приклеивал, и к мужчинам, и к дамам. В те времена не было так принято. И это он делал оттого, что он осознавал своё предназначение и избранность. И то, что его миссия – это именно блистать. Но это же обуславливало и нелюбовь к нему, и то, что не брали его на службу, нигде он не мог устроиться по-настоящему, нигде толком не служил, и денег не зарабатывал службой, в отличие от всех своих друзей. Из-за этого и в масонстве ему не было ходу.

Он не был человеком системы, он был одиноким гением и именно так себя всю жизнь и вёл.

Н. АСАДОВА: Из «Овидия» его выгнали в итоге или нет?

Л. МАЦИХ: Нет. Он ушёл из «Овидия». Эта ложа особо ничем не блистала, и особых работ не вела, как потом писал его родственник Мусин-Пушкин-Брюс, с тройной фамилией человек, он был исследователь масонства. Он писал, что от ложи «Овидия» никаких особых донесений о работах не поступало. Дело не в конкретном его членстве, а в том, что идеи, которые вдохновляли его, в том числе на великие произведения, как «Борис Годунов», как «Пророк» «Отцы-пустынники и жены непорочны», «Когда владыка ассирийский»… По-настоящему великие стихи, они вдохновлялись масонскими идеями и непосредственно масонскими учителями, как живыми – Чаадаев, Карамзин, Вяземский, так и усопшими – Новиков, Гамалея или цитируемый нами Ключарёв.

Н. АСАДОВА: Вопрос такой нам пришёл: «Был ли масоном Байрон?»

Л. МАЦИХ: Байрон масоном был. Но Пушкин любил его не за это. Вот байронизм пушкинский, немножко смешной, наивный, инфантильный даже в чём-то, который был тогда там популярен среди молодых, Пушкин отдал ему должное. Но это была салонная мода, но глубоко его не затронула. Дело в том, что он преодолел поверхностный байронизм и в мировоззрении своём вышел на иные горизонты, на иное понимание бытия во всём его ужасе перед бездной смерти и во всём его величии перед той бездной, которую может открыть перед человеком преобразующий дух.

Пушкин так далеко пошёл. И я не знаю, если бы его приняли в масонство раньше, сделал ли бы он более замечательную карьеру по службе или лучше бы он стихи писал. Я не уверен.

Н. АСАДОВА: Так если он и родился в обществе масонов и все его лучшие друзья были масонами, я думаю, что он и без того был довольно осведомлён.

Л. МАЦИХ: Он был весьма осведомлён. Когда он читал брату: «Книг, ради бога, книг!» Ему прислали ему и в Михайловское, в Болдино, в самые плодотворные периоды его жизни, т.н. ссылки, которые дали такие великолепные россыпи его стихов, прозы и драмы, ему слали очень много масонских сочинений. Он выучил немецкий язык, который он знал значительно хуже французского, для того, чтобы читать сочинения немецких масонов в оригинале. Его лицейская кличка была Француз.

Он через призму французской словесности жизнь воспринимал. А пришёл к простонародному русскому языку, который первый возвёл на настоящий пьедестал великой словесности.

Н. АСАДОВА: Давайте я повторю телефон для смс-ок - +7-985-970-45-45. И нам на сайт пришёл такой вопрос к Вам: «Скажите, пожалуйста, в каких отечественных архивах можно найти документы о масонах в первой половине XIX века?»

Л. МАЦИХ: Во множестве архивов, прежде всего ГАРФ, кроме того, во множестве частных архивов. Как зовут человека, который написал?

Н. АСАДОВА: Нина, историк из Москвы.

Л. МАЦИХ: Нина, милый историк из Москвы, Вы обратитесь к трудам историков масонства, например, Соколовская Кира Оттовна, Пыпин, Вернадский, историки современные – Сахаров, Серков. Там колоссальные библиографии. Там по поводу каждого факта, каждой фамилии, каждой ложи есть ссылка на конкретный документ, на лист хранения, где он хранится, всё это есть. Я просто сейчас, за недостатком времени, не буду этими специальными вещами озабочиваться.

Есть архивы и частные, как архив митрополита Филарета, архивы лож, архивы конкретных людей. Например, вельмож. И архивы государственные, скажем, полицейские. Всё это там есть. Так что из трудов историков Вы можете всю эту информацию почерпнуть.

Н. АСАДОВА: Вот ещё вопрос пришёл на наш сайт от Олега из Ростова-на-Дону: «Какого градуса посвящения достиг Пушкин и в чём суть обряда снятия посмертных масок?»

Л. МАЦИХ: Про снятие посмертных масок я не знаю. Он не достиг больших посвящений и пишут современники его о том, что ему предлагалось пройти некий обряд, который назывался на масонском языке «Наложение на уста печати молчания», Соломоновой печати скромности. Но он отказался.

Н. АСАДОВА: Ну, ещё бы!

Л. МАЦИХ: Трудно было бы себе представить, чтобы Пушкин был с замкнутыми устами. Он не терпел никакой цензуры, ни государственной, ни церковной. Не потерпел бы он и масонской. А масонство предполагало определённые границы в высказываниях, определённые согласования своих речей с братьями, находящимися старше по иерархии. Для него это было невозможно. Возможно, из-за этого отказа он и не пошёл дальше.

Н. АСАДОВА: Мария из Санкт-Петербурга спрашивает Вас, был ли масоном Горчаков, бывший лицеист?

Л. МАЦИХ: Да, Горчаков, который стал потом великим русским дипломатом, он, разумеется, масоном был. Собственно, среди тех лицеистов, которых мы знаем, среди тех, кто составил славу лицея, практически все масонами было. Сложно было бы им не быть, если все их учителя, властители их дум и авторы книг, по которым они учились жить, книги французские, немецкие, английские, они были написаны масонами и преподавались масонами-преподавателями. Поэтому тут надо всё понимать в пропорции.

Масонство тогда было некой закваской интеллектуальной, которая будоражила такую «квашню русской жизни». И без масонов невозможен был никакой интеллектуальный прогресс в ту пору.

Н. АСАДОВА: Давайте перейдём к другому сюжету Александра Сергеевича – к его женитьбе. И здесь масоны тоже сыграли свою роль.

Л. МАЦИХ: Так я и знал. Ну что делать, из песни слов не выкинешь. Хотел жениться Пушкин, это правда. Хотя друзья его отговаривали. И отговаривал Павел Нащокин, который подарил ему свой фрак, у Пушкина не было своего, а жениться надумал. Отговаривал его и Вяземский, и Чаадаев. Ядовитейший Вяземский, умнейший и язвительнейший человек своей эпохи, сказал ему: «Алексаша, ты что же, когда женишься, не будешь на девок смотреть?» «Ну что Вы, князь Пётр, - сказал Пушкин, - нет конечно». «Ага!» - сказал Вяземский и пыхнул трубкой. «Дома будешь оставлять, как военный саблю?» Блестящий совершенно диалог.

Не советовали друзья жениться Пушкину. Зная его нрав, как он воспламенялся от вида красотки, зная, как он неаккуратен с деньгами, они никогда не держались у него в руках, зная, как сложно ему зарабатывать, и как он не может заставить себя делать то, что приносит деньги. Как в этих условиях содержать семью? Да ещё такая требовательная жена! Не кто-нибудь, а первая красавица Москвы! Москвы, а не Петербурга, как сказал Алексей.

Она была намного его моложе, она была неопытна, но тем не менее, она прекрасно знала силу своей красоты, она блистала на балах, в Москве, потом в Питере, куда они переехали. Попробуй-ка содержать такую требовательную красавицу! Разумеется, она не работала, а жить они должны были по статусу где-нибудь в хорошем, престижном месте. Дети рождались, к моменту дуэли четверо было у него. А откуда деньги?

Служить по-настоящему Пушкин не умел и не любил. Он затеял журнал «Современник», завидовал славе Булгарина, который издавал «Северную пчелу» и был преуспевающим литератором и журналистом. Но это провалилось. У Булгарина подписка была во какая, а у Пушкина всего 600 человек. Это не оправдывало ни типографских расходов, ни гонораров писателям. Хотя некоторые бесплатно ему писали, как тот же Вяземский. Но всё равно это не решало проблемы.

Все его финансовые предприятия провалились. Он просил ссуды бесконечно. И император Николай, почему-то считается с большевистского времени, его главный враг, с которым у него якобы не складывались отношения, Николай-то его и содержал по большому счёту. Николай давал ему деньги, давал ему стипендии, ссуды, разрешал работать в архивах, давал гранты. Блестяще себя повёл, как истинный первый дворянин Отечества. Когда Пушкин скончался, он обеспечил полностью его семью. Пансион вдове, дочерям, забрал в пажи детей. Безупречно!

Просто надо признать тот очевидный факт, что Александру Сергеевичу, зная его кипучий темперамент и нежелание заниматься какой-нибудь формальной деятельностью, ему не следовало жениться. А жить на литературные труды возможно во все времена. При двух условиях – либо если писать заказуху официальную, этот жанр во все времена цветёт, либо писать на потребу толпе. И то и другое ему претило. Он слишком высоко себя ценил, как поэта и писателя.

Н. АСАДОВА: Известно, что Пушкин хотел жениться, венчаться с Натальей Гончаровой в домовой церкви.

Л. МАЦИХ: Князя Голицына.

Н. АСАДОВА: Ещё один известный масон Филарет как-то не присоветовал ему.

Л. МАЦИХ: Нет, Филарет его отговорил. Да, было дело. Был такой эпизод. Пушкин что придумал. Чтобы не делать свадьбу пышной, денег же не был, это всё на заёмные деньги, даже фрак ему одолжил Нащокин. Поэтому он хотел как можно скромнее церемонию сделать. И даже жениться, венчаться в домовом храме. Но Филарет сказал: «Нет». Поскольку он понимал, что это событие будет всероссийское, а потом и мировое. Он сказал, что нужно венчаться по-настоящему. Причём, в этой церкви Большого Вознесения на Никитской, которая одна из масонских церквей.

Есть такие церкви, где братья собирались для молитвы, справляли свои ритуалы. Не каждая церковь была такой. Церковь на Ордынке и Большого Вознесения. Он выбрал эту.

Н. АСАДОВА: И мы отправили Алексея Дурново для того, чтобы он спросил у прохожих на московских улицах, знают ли они, чем знаменита эта церковь? И вот что у нас получилось.

А. ДУРНОВО: Ничего нет проще и приятней, чем, гуляя по Никитской, спрашивать прохожих, чем известна церковь Большого Вознесения. Легче, пожалуй, только спрашивать людей, как их зовут. Потому что количество правильных ответом зашкаливает. И это понятно. Потому что стоит человеку впервые оказаться возле этой церкви, как кто-нибудь сразу объяснит ему, что здесь произошло, когда и с кем. Тут венчались Александр Сергеевич и Наталья Николаевна.

Отыскать человека, который этого бы не знал, оказалось крайне трудно. И всё же такой человек нашёлся. Галина Денисовна, коренная петербурженка, которая последние годы живёт с сыном в Европе, в Москве она во второй раз в жизни. А потому про церковь Вознесения ещё ничего не знает. Однако, само сооружение ей понравилось.

ГАЛИНА ДЕНИСОВНА: Она мне напоминает церкви, которые в старинных русских городах, мне кажется, она похожа. Может быть чем-то и отличается. Я особенно не разбираюсь в архитектуре церковной, не могу сказать.

А. ДУРНОВО: Зато после этого разговора меня охватила гордость. Я оказался первым человеком в жизни гостьи столицы, который открыл ей правду про Пушкина и Гончарову. А вот Дмитрий знал, что где-то поблизости венчались поэт с невестой. Но вопрос мой, видимо, Дмитрия смутил. И он сперва сказал, что Пушкина в этой церкви провожали в последний путь.

ДМИТРИЙ: Я думаю, может его здесь когда-то отпевали? Венчался Пушкин и Гончарова… Ну так выделяется, хорошо, красиво.

А. ДУРНОВО: Но всё же самый распространённый ответ на мой вопрос состоял всего из пяти слов: «Здесь венчались Пушкин и Гончарова». Больше о церкви Большого Вознесения людям сказать нечего. Из длинного списка подобных ответов я выбрал Елену Георгиевну. Почему, сам не знаю.

ЕЛЕНА ГЕОРГИЕВНА: Насколько я знаю, в ней венчался Пушкин.

А. ДУРНОВО: А ещё что-нибудь знаете?

ЕЛЕНА ГЕОРГИЕВНА: нет, больше ничего не знаю.

А. ДУРНОВО: Церковь сама по себе красива и при других обстоятельствах люди рассказали бы мне много интересного о ней самой. Но увы. Александр Сергеевич и Наталья Николаевна затмили собой все прочие детали. И только Андрей решился поделиться своими впечатлениями от самого здания.

АНДРЕЙ: В этой церкви Большого Вознесения венчался величайший поэт Александр Сергеевич Пушкин. Пожалуй, это уникальная церковь. Колонны сбоку практически никогда в Москве не строились, только около Большого театра. Колокольня не отдельно стоит, а примыкает к церкви.

А. ДУРНОВО: И тут я поймал себя на страшной мысли – а что я сам-то могу сказать про эту церковь? Вот встреться мне, допустим, такой же я с микрофоном и спроси меня об этом здании. Что бы я ему ответил? Да-да! Что здесь венчались Александр Сергеевич и Наталья Николаевна и ещё, наверное, что церковь сама по себе весьма красива. Но не более того. Впрочем, это неудивительно, ведь свадьба поэта в данном случае – самое главное.

Л. МАЦИХ: Ну, не так плохо, не так плохо. Это искупает.

Н. АСАДОВА: Все знают!

Л. МАЦИХ: Это искупает огрехи «Портрета». Ну, разумеется, этот факт очень известен. Тем более, там сейчас памятник стоит. Да, там они венчались. Были очень дурные предзнаменования. И даже во время самого венчания погасла венчальная свеча, у Пушкина кольцо упало с руки, он побледнел, с Натальей Николаевной сделалось дурно. Но тем не менее, довели обряд до конца.

А у церкви своя очень интересная, длинная история. Кстати, на её колокольне масонский знак – Лучезарная дельта, это каждый может увидеть. Это одна из славных масонских церквей в Москве. Если уж говорить не о венчании, как об обряде, а о свадьбе Пушкина, о женитьбе, о переходе его в новое состояние, то это был несчастливый ход. Хотя Пушкин писал сразу после свадьбы, во время медового месяца, что он безумно счастлив, ничего иного не желает…

Но под конец своей жизни он подошёл к озлоблённому разочарованию. И вроде любимая жена и обожаемые дети, не так всё плохо складывается, но с другой стороны он камер-юнкер, это смешная должность в его годы, окружённый прыщавыми отпрысками каких-то блестящих фамилий. С ним обращались, как с холопом. Возможно, он преувеличивал, он был болезненно самолюбив. Но он не находил адекватного себе места. Охладел интерес к его литературным занятиям. Например, после «Бориса Годунова», который он считал одним из своих величайших произведений, и говорил после этого, что «ай да Пушкин! Ай да сукин сын!»

Как откликнулась критика? Булгарин его критик. «И Пушкин стал нам скучен, и Пушкин надоел, и стих его не звучен, и гений охладел».

Н. АСАДОВА: В общем, нет пророка…

Л. МАЦИХ: «Бориса Годунова» он выпустил в народ. Убогая обнова, увы, на Новый год». Это было ему очень больно читать. Некоторые его стихи, как «Клеветникам России», вызвали гнев либерально, западнической части, другие стихи вызывали ненависть патриотов. Он как-то чувствовал себя ни у тех, ни у других. Я думаю, что лучше всего его мировоззрение последних лет жизни, оно содержится, как ни странно, в «Египетских ночах», где импровизатор итальянец, абсолютное, конечно, альтер-эго Александра Сергеевича, таким он хотел себя видеть, легко сочиняющим.

Он изрекает такие великолепные строки:

Зачем крутится ветр в овраге,

Подъемлет лист и пыль несет,

Когда корабль в недвижной влаге

Его дыханья жадно ждет?

Зачем от гор и мимо башен

Летит орел, тяжел и страшен,

На черный пень? Спроси его.

Зачем арапа своего

Младая любит Дездемона,

Как месяц любит ночи мглу?

Затем, что ветру и орлу

И сердцу девы нет закона.

Так и ты, поэт.

И для тебя законов нет.

Н. АСАДОВА: Прекрасные стихи!

Л. МАЦИХ: Он видел себя таким человеком. И понимал, что при такой установке ни в какое общество он не впишется. Поэтому он расстался с иллюзиями своими и декабристскими, республиканскими, и со многими иными иллюзиями молодости. В этом смысле, если говорить о масонском влиянии, масонство открыло для него Библию. Не в смысле показного начётнического благочестия. Не в смысле приходских матушек, а Библию, как великую книгу, источник вдохновения величайших умов человечества: Шекспира, Милтона, Сервантеса, Байрона.

И это было для него, как он сам писал, великим утешением. Может быть в этом самое большое влияние масонства, как идеологии на Пушкина. А масонское влияние масонства как структуры, несомненно меньше.

Н. АСАДОВА: Известно, что Александр Сергеевич умер после дуэли. Скажите, между масонами часто были дуэли? Как это укладывалось в масонскую идеологию?

Л. МАЦИХ: Дантес не был масоном, это никогда никем не подтверждалось. Между масонами дуэли случались, особенно во Франции, где народ горячий и за вопросы чести готов жизни не жалеть. Как писал Давид Самойлов: «Он был дворянин и дамы честь мог даже жизни предпочесть». Поэтому да, случались, и дуэли на шпагах, и на пистолетах. Ну, все живые люди, а дамы, сами знаете, какой властью над мужским сердцем обладают. Но это была достаточно редкая вещь. Братья пытались уладить.

Если бы Пушкин возможно рассказал бы братьям о своей ссоре с Дантесом, возможно удалось бы предотвратить. Но он сделал всё, чтобы это было в тайне. Поскольку это позорило имя его жены и его собственное. Его приняли в орден «Рогоносцев» так называемый, отвратительный подмётные письма писали, и он не был заинтересован в огласке. Поэтому он не сказал братьям. Они не смогли его уберечь.

Ну и реакция была ужасная на известие о его смерти. Вся Россия всколыхнулось. Когда он умер, как часто бывает, все поняли, кого они потеряли. Но это давным-давно сказано поэтом: «Они любить умеют только мёртвых». Зато уж на отпевание пришло сколько народу! Сколько людей было дома на Мойке в последние часы его жизни, он уже не мог оценить этого всенародного ликования.

Н. АСАДОВА: Да, ну и когда отпевали Пушкина, его друг, масон, положил ему в гроб перчатку.

Л. МАЦИХ: да, это известный факт. Пётр Андреевич Вяземский, его друг, наставник, его дядька литературный.

Н. АСАДОВА: Расскажите про этот символ.

Л. МАЦИХ: Он заменил ему и отца и дядю. Это довольно известный эпизод, он описан во множестве статей, монографий и даже в литературе, в беллетристике. Вяземский, прощаясь, положил Пушкину в гроб свою белую масонскую перчатку. Это такой ритуал. Так брат прощается с братом. Это не оставляло никаких сомнений в масонстве Александра Сергеевича. И то, кстати, символизировало, что братья его простили. И за беспутство определённое, и за то, что он нерегулярно посещал, и за то, что он отнюдь не соответствовал строим правилам. Но в смерти они с ним примирились.

Н. АСАДОВА: А вообще, как масоны получали эти перчатки? Что это за символ в масонстве?

Л. МАЦИХ: Один из масонских знаков, один из, если угодно, элементов их облачения. Тут, как и во всяком масонском знаке, есть символика как бы производственная, а с другой стороны символика гораздо более глубокая. Как фартук. Фартуком пользуются каменщики. Однако, масонский запон, фартук, имеет совсем другое значение. И роспись на нём очень многосмысленная. Белые перчатки получал брат, как правило, две пары мужских перчаток, когда становился из ученика подмастерьем, а потом мастером. И в некоторых ложах выдавали при этом ещё одну пару изящных и длинных, до локтя, дамских перчаток, со словами: «Кого сочтёшь сделать подругой своей, каменщицей, то этой особе сии перчатки и подари».

Таким образом женщина становилась отчасти причастной к жизни ложи. В такого рода перчатках она приходила на балы и всякие рауты, на мероприятия светские, которые масоны давали. Там дамы присутствовали. Белые перчатки были символом. Конечно, каменщики пользуются тоже рукавицами, но это грубые рабочие рукавицы, это инструмент. А для масонов белые перчатки были символом того, чтобы надо пройти по жизни, рук не замарав.

Но не в смысле быть белоручкой, нет, а не замарай рук чем-то непотребным. Ни кровью, ни дерьмом, не дай бог, ни всякими другими субстанциями, которые тебя позорят. Может быть чернилами, которые ты «разбавлял слюной бешеной собаки» - пользуясь метафорой того же Вяземского. Одним словом, пронеси свои белые перчатки незапятнанными. Вот такая была символика.

Н. АСАДОВА: Кощей, наш слушатель постоянный…

Л. МАЦИХ: Есть такой?

Н. АСАДОВА: Да, есть такой. Прекрасный вопрос он прислал: «Скажите, а было так, что человек умный, порядочный и не масон? Или это такая КПСС позапрошлого века?» Потому что действительно, мы рассказываем о выдающихся масонах…

Л. МАЦИХ: Если бы мы говорили о КПСС, малоуважаемый Кощей, то мы бы не рассказывали о людях выдающихся и тем более достойных. Я был знаком со многими членами КПСС и составил самое невыгодное представление об этой организации. Разумеется, было множество порядочных, значительных, умных, даровитых людей не масонов. Но ведь у нас передача о масонах, если Вы дадите себе труд прочитать название, сможете убедиться. Поэтому мы только о них и говорим.

Но если ставить вопрос в серьёзную плоскость, не знаю, доступно ли это для Кощея, то надо сказать так. Без масонов невозможно себе представить интеллектуальную историю России. И замалчивание этого факта очень искажает историческую перспективу.

Н. АСАДОВА: Я думаю ,что Кощей имел в виду, что были ли люди достойные, которые просто не считали нужным вступать в масонские ложи?

Л. МАЦИХ: Разумеется! Это вопрос абсолютно риторический. А что касается сравнения с КПСС, тут я по этому поводу всё сказал. Если у человека воображение не идёт дальше КПСС, то пусть он будет здоров и счастлив.

Н. АСАДОВА: Фёдор спрашивает из Санкт-Петербурга. Вернее, нн негодует. «Странно, почему вы оцениваете Пушкина с резко клерикальных, охранительных позиций, а так же хотите показать декабристов крайне негативно. А Николая – добрым царём, который совсем не стремился к власти».

Л. МАЦИХ: Ну, такого не было ,Фёдор, Вы очень сильно передёргиваете. Николай не хотел получить престол. И это однозначно подтверждается всеми серьёзными историками. Но взял престол, потому что некому было больше его брать. После этого он правил абсолютно автократически, как подавляющее число российских самодержцев. И он почувствовал вкус к власти. Насчёт декабристов мы говорили, я не собираюсь повторяться. Я мало могу сказать о некоторых из них хорошего. Особенно о таких одиозных фигурах, как Пестель и Рылеев.

Хотя были среди них выдающиеся идеалисты, тот же Кюхельбекер. Если говорить о пушкинском ближнем круге. Пущин. Но в основном это были люди, которые сейчас были бы отнесены к категории самых злобных политических террористов. Что касается клерикальной оценки Пушкина, я вообще не понимаю, о чём речь. У нас ничего клерикального не прозвучало. Мы говорим о том, что когда человек ищет ответ на главные вопросы бытия, он с неизбежностью приходит не столько к церкви и религии, сколько к богу. И ищет ответ в диалоге с богом.

А где же ему ещё, по-вашему, ответы на вопросы бытия искать? И очень хорошо, что Пушкин, будучи человеком абсолютной интеллектуальной честности, хотя и очень вольнодумным, он не прошёл мимо этого пути и не поддался соблазну всё свести к стёбу, к ржачке и к насмешкам в духе французских авторов, вроде Вольтера и Парни. Кстати, Парни он очень любил в лицее. Он перерос это и стал на серьёзные вопросы смотреть по серьёзному, и отвечать так, как вопрос этого заслуживает. А как? Примерно как в духе, как отвечали на эти вопросы библейские пророки.

Но здесь нет никакого клерикализма, здесь есть возвращение к духовной колыбели европейской цивилизации, к Библии. Пушкин этот путь совершил.

Н. АСАДОВА: Пушкин и масоны. Мы заканчиваем эту тему сегодняшней передачи. У нас есть секунд двадцать для того, чтобы поставить точку.

Л. МАЦИХ: Александр Сергеевич был масоном. Структурно он к ним принадлежал не очень, но вклад масонской идеологии, его масонских друзей – Карамзина, Чаадаева, Вяземского в особенности, и масонской литературы, влияние всех этих факторов на его мировоззрение, на его взросление, на его формирование, как великого поэта, вклад этот абсолютно огромен и неоценим.

Н. АСАДОВА: Ну что ж, это была передача «Братья», Наргиз Асадова, Леонид Мацих и звукорежиссёр Николай Котов желают вам доброй ночи.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего.

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/665892-echo/

Грибоедов и масоны (31.03.2010)

Н. АСАДОВА: 00:11 в Москве. Это действительно передача «Братья», у микрофона Наргиз Асадова, и как всегда – наш экскурсовод в мир масонов Леонид Мацих.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер.

Н. АСАДОВА: Заявленная тема нашей передачи сегодня – Грибоедов и масоны. Почему Вы решили говорить сегодня о Грибоедове?

Л. МАЦИХ: Ну, мы в развитие нашей темы – история российского масонства, дошли до некого исторического рубежа. Конец александровской эпохи, начало николаевской, которую замечательно охарактеризовать Некрасов, великолепными словами – «бывали хуже времена, но не было подлей».

Н. АСАДОВА: Здесь нужно уточнить, что наши герои, они жили, понятное дело, не в рамках, когда правил царь, в общем столько, сколько было отпущено, поэтому тот факт, что у нас наши герои застали и Александра, и Николая, вас не должен привести в сомнение, мы идём по хронологии.

Л. МАЦИХ: Это именно так, Вы правильно это отметили. Сперанский и Голицын, и многие иные персонажи нашего рассказа, А.С. Пушкин, они застали николаевское царствование, но расцвет их творчества, Сперанского, Голицына и иных людей, он всё-таки принадлежит александровской эпохе. С Пушкиным это не совсем так и на него железный сапог николаевского времени наступил вполне. А Грибоедов интересен тем, что его жизнь, оборвавшаяся в 1829 году, она как бы подводит некоторый символический итог одной эпохи и тут водораздел между двумя историческими эрами.

И жизнь Грибоедова, его творчество, его иллюзии, его надежды, его попытки нечто изменить и осознание тщетности этих попыток – это очень характерно для эпохи Александра. Его смерть явилась неким рубежом. И он в этом смысле фигура очень знаковая.

Н. АСАДОВА: Я напомню телефон для смс - +7-985-970-45-45. Вы можете присылать свои вопросы Леониду Мациху в прямой эфир, мы обязательно их зачитаем. Только обязательно подписывайтесь. И сейчас я предлагаю послушать портрет, написанный Алексеем Дурново о Грибоедове. Лёша как всегда написал о нём то, что мы о нём знаем, что знает о нём молва, об этом человеке.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ

А. ДУРНОВО: Талант Грибоедова был многогранен: композитор, поэт, драматург, плюс к этому – государственный чиновник, дослужившийся до чина статского советника и дипломат. Однако, в нашей истории он запомнился одним-единственным произведением, правда таким, что лучше и быть не может. «Горе от ума» до сих пор одна из самых востребованных пьес в российских, а порой и в зарубежных театрах. Персонажи и конфликты не устарели, а многие фразы стали крылатыми. Но не будем вдаваться в литературный анализ «Горе от ума», поговорим лучше об авторе.

Это был человек, во-первых одарённый, во-вторых трудолюбивый. А ведь это сочетание встречается не так часто. Учился прилежно, в 1812 году, в трудную для страны минуту, добровольно вступил в ряды армии. Служил корнетом, военная карьера не задалась возможно потому, что Грибоедов за время службы несколько раз очень тяжело болел. Тогда же начал писать. В общем, этот человек никогда не сидел без дела, работал, как сумасшедший, но не забывал и о светской жизни.

Много шума наделала знаменитая четверная дуэль из-за балерины Истоминой. Грибоедов, Завадовский, Шереметьев, Якубович. Один из дуэлянтов, Шереметьев, был убит. Грибоедов и Якубович стрелялись много позже. Тогда писатель был ранен в ладонь возле мизинца, что надолго лишило его возможности играть на пианино. К моменту этого зверского выстрела Якубовича Грибоедов уже был высокопоставленным дипломатом.

Работал и в Тифлисе у Ермоловой, и в российской миссии в Персии. Там он и погиб, когда толпа религиозных фанатиков ворвалась в резиденцию и устроила погром. Рассказывают, что Грибоедов защищался и даже выбежал навстречу врагам с саблей. Но получил удар по голове камнем, а затем был изрублен на куски. Персидский шах, улаживая скандал, подарил Николаю I роскошный алмаз, один из тех, который некогда украшал трон самого Бабура.

Теперь этот камень, необыкновенной красоты, находится в России. Но может ли алмаз, даже самый удивительный и яркий, заменить автора «Горе от ума».

Н. АСАДОВА: Ну что, вот такой портрет написал Алексей Дурново.

Л. МАЦИХ: Ну, не дурно. Единственное, что может быть как-то по главным вехам прошёлся Алексей в своём портрете и некоторые очень важные моменты в жизни Александра Сергеевича и очень важные черты его характера.

Н. АСАДОВА: Но для этого есть Вы.

Л. МАЦИХ: Это хорошо, что у меня есть я. Тут какая штука. Александр Сергеевич действительно был человеком необыкновенных дарований. Он закончил полностью два курса университета, тогда это вещь беспримерная, и слушал лекции на третьем. Был великолепный музыкант, композитор и пианист превосходный. Был необыкновенно одарён филологически. Знал все европейские языки, хорошо знал латынь, греческий, неплохо знал библейский иврит, знал арабский и знал турецкий и персидский языки.

Не будет преувеличением сказать, что он был в этом смысле самым образованным человеком тогдашней России. Очень был за всё это ценим. Кроме того, он был дипломат не только по профессии, но и по складу характера. Он был человек не конфликтный, несмотря на свою жёлчность, некоторую мизантропию. Кстати, любимым его произведением была комедия Мольера «Мизантроп». У него были такие качества, он не очень любил людей.

Тем не менее, он прекрасно их знал и умел всегда нащупать нужную струнку в собеседнике, всегда умел выйти из конфликта победителем, и как сейчас бы сказали, он был великолепным, жёстким переговорщиком и очень неплохим рекламщиком. Качества для дипломата абсолютно незаменимые. А самое главное его дарование, благодаря которому он остался в веках – это мастерство драматурга и поэта, хотя тогда никто его таким великим поэтом не считал. Но всё время оставляет на свои места.

Мне бы хотелось, чтобы личность Грибоедова предстала во всей своей красе. Он был редкостно одарённым человеком. Он это прекрасно осознавал и относился с некоторым высокомерием интеллектуальным к своим друзьям и к своему ближнему кругу. Он был «нелёгкий друг», как писал о нём Чаадаев. С ним нелегко было сойтись, он очень держал дистанцию, он всё время был как бы на дипломатической службе. Удивительно, что его другом, довольно близким, был Фадей Булгарин. Он вполне обладал ключиком к непростому характеру Грибоедова.

Кроме того, у Грибоедова были очень большие амбиции. Он многого достиг в своей короткой жизни, но амбиции были ещё больше. Одна из этих амбиций была связана с деятельностью масонских лож. Он состоял, как многие в его время аристократы, в ложе «Соединённых друзей», в самой большой численно ложи Петербурга. Но он хотел её усовершенствовать. В этом смысле интересны его заметки, письма, он хотел, как он говорил, реконституировать эти ложи.

Н. АСАДОВА: А что ему так не нравилось в этих ложах?

Л. МАЦИХ: ну, нельзя сказать, что не нравилось.

Н. АСАДОВА: Нет, если человек хотел что-то переделать, значит его что-то не устраивало.

Л. МАЦИХ: Да, не устраивало – это более точно. Во-первых, его не устраивала, как ему казалось, чрезмерно пышная обрядность и увлечение обрядностью и внешними ритуальными вещами, как таковыми.

Н. АСАДОВА: А какие конкретно были ритуальные вещи, которые его раздражали, в которых он не видел смысла?

Л. МАЦИХ: пышный приём, рассаживание братьев по стульям, по седалищам, - как они говорили. Занимавший много времени ритуал, когда церемониймейстер подходит к каждому брату, задаёт ему определённые вопросы, ритуально отвечает…

Н. АСАДОВА: Сколько времени на это уходило?

Л. МАЦИХ: До полутора-двух часов. Это надо было всё выдержать. В этом была некая торжественность, иногда мрачноватая, иногда величественная, но ему казалось, что это время можно употребить с большей пользой. И он ложу, которую он реконституировал, он её очень характерно для своих амбиций назвал - «Благо».

Н. АСАДОВА: Она ориентировалась на какую из лож в Европе?

Л. МАЦИХ: Ближе всего, судя по уставу, который остался от этой ложи, примыкали как раз к ложам французским. Хотя интересно, что они обратились за легитимацией в шотландские ложи, которые были в России, а потом в Великую провинциальную ложу России. Но получили отказ оба раза. Любопытно, что он хотел, чтобы эта ложа вела работы, всю масонскую деятельность, на русском языке, чтобы способствовать делу российского просвещения.

А подавляющее большинство членов этой ложи, кроме, может быть, Грибоедова, Бегинова, Телипнева, это были иностранцы, немец Вордсель, француз Мюсард, он дожжен был быть председателем этой ложи, французские аристократы, братья де Линь. Это удивительно в нём сочеталось. Некоторый такой идеализм, очень несвойственный реалисту-дипломату. Он хотел дело просвещения России стронуть, как ему казалось, с мёртвой точки, с помощью ложи, где всё должно было быть на французском языке и сам устав на французском был написан.

Но тем не менее, он требовал, чтобы члены ложи говорили по-русски и чтобы они видели в распространении русской грамоты главную свою задача, т.н. ланкастерские системы обучения. Над этим смеются персонажи «Горе от ума», «от ланкратичных взаимных обучений нам боль, досада и докука». А он был как раз большой сторонник этого дела. Он и Николай Иванович Греч, они много сделали для распространения этой системы взаимного обучения.

Н. АСАДОВА: Это было распространено в ложах, где они были?

Л. МАЦИХ: Это придумали английские масоны, так же, как систему общинной организации. Впервые такая система возникла в местечке Рокдейл, это под Манчестером. А в Ланкастерском графстве возникла масонская система взаимного обучения людей. Она началась от крестьян, а потом распространилась на английскую армию, где унтер-офицеры, которые постарше званием и годами, и поопытней, они обучают молодых. А выбившиеся в учёбе ученики, они становятся наставниками младших.

Довольно эффективная система для того времени. Она позволила в английской армии добиться поголовной грамотности личного состава. Об этом же мечтали после освободительной войны европейского похода и русские офицеры. Они это пытались внедрить.

Н. АСАДОВА: А что мешало?

Л. МАЦИХ: Косность мешала, во-первых, традиционная российская. А во-вторых, искреннее убеждение очень многих и воинских, и штатских начальников, что солдата грамоте учить – только портить. Так же, как и женщин. Мы все эти предрассудки много раз с вами перечисляли. Дело в том, что сейчас это воспринимается как общее место, все должны учиться грамоте. Тогда это было не так. И если бы не огромная работа масонов в том числе, то дело бы и не стронулось.

Н. АСАДОВА: На практике люди приходят с некой идеей. Каким образом и кто им противодействовал? Офицеры армии их не пускали?

Л. МАЦИХ: Там целая история была, например, с ланкастерскими этими школами, могу рассказать вкратце. Они были приняты и в гвардии обучали, унтер-офицеры обучали солдат и даже Александр I пришёл на экзамен и остался очень доволен. Но был там пустяшный эпизод. Растрогавшись и переволновавшись от присутствия императора, один гвардейский унетр-офицер перепутал команду. Ну, бывает и на старуху проруха, хотя он давно служил, и вынужден был её два раза повторить. Это считалось сбоем недопустимым. И он подлежал наказанию.

Но поскольку это экзамен, торжественный случай, ему это простили. И сам Александр милостиво улыбнулся, он был в хорошем настроении. Но поразительно, что этот случай потом вспоминался, как пример вопиющего неповиновения. Шутка ли! При государе они бунтуют! Эти вольнолюбивые идеи! Откуда они этого набрались? Из масонских книг. И ненавистники масонов, люди, от природы наделённые умственными ресурсами очень экономно, как писал Евгений Тарле, не блещущие большими фантазиями, они писали, как и сейчас пишут, о мировой закулисе, о центре мирового заговора по потрясению основ.

Но сейчас это относят в Америку, а тогда считалось, что этот заговор имеет свой центр в Швейцарии. И поскольку Николай Иванович Греч посещал Швейцарию к своему несчастью, то дело считалось ясным, понятным, он принимает участие в этих всех вещах. А школы эти, и обучение солдат грамоте, как писали в доносах, ничему другому не служат, как делу распространения вольнолюбивых, либеральных и потрясательных идей и под видом грамоты читают злобные безбожные книги. Хотя читали буквари, которые Греч составил и читали книжки на уровне «Филиппка», которые составлял Лев Николаевич Толстой для тех же целей.

То есть, если бы этот проект состоялся, дело обучения русского народа грамоте, массового обучения, оно бы сдвинулось гораздо быстрее. Для масонов это была подлинная идея-маяк, она всё время их вдохновляла. И Грибоедов очень много в это дело вкладывал жара души.

Н. АСАДОВА: Вы сказали, что Грибоедов хотел изменить внешнюю деятельность масонов. А внутри лож, устройство, он хотел поменять?

Л. МАЦИХ: Я не знаю, как бы выглядело братство, если бы он сумел её реконституировать, говоря его словами, как он этого желал. Возможно, что там бы обрядности было уделено меньше места. С другой стороны, масонство без обрядности как бы оно не очень-то и смотрелось бы. Всё-таки, для братьев масонов ритуальная, обрядовая сторона исключительно важна. Поэтому, может быть, он замахивался чересчур. И брал не по чину.

Н. АСАДОВА: Кстати, до какого градуса он дошёл?

Л. МАЦИХ: Он далеко не пошёл в масонстве. Именно из-за своих этих реформаторских идей. Он два раза пытался отпочковаться как бы, создать аффилированную ложу. «Un logge affilie» - как тогда говорили по-французски. А это наводило руководителей масонства на мысль о некотором сепаратизме, о чрезмерных амбициях. Он же был тогда ещё довольно молот. Насчёт амбиций они не так уж ошибались, амбиции были ему свойственны. Он видел себя реформатором масонского дела и видел в масонстве не столько орудие внутреннего самосовершенствования человека, сколько орудие для благотворительных целей, среди которых грамотность он считал наипервейшим долгом.

Н. АСАДОВА: Я хочу повторить телефон для смс - +7-985-970-45-45, присылайте свои вопросы, соображения к нам в прямой эфир. И убедительная просьба – подписывайтесь. Мне пришло несколько сообщений, которые я бы с удовольствием прочитала, но не буду, потому что непонятно от кого. От анонимов не читаю.

Л. МАЦИХ: Как это печально! Подписывайтесь, друзья мои!

Н. АСАДОВА: Поэтому задам вопрос, который к нам на сайт пришёл. На самом деле такого рода вопросы приходят к нам на смс довольно часто. Почти в каждую передачу. Почему такое количество масонов было в этот период времени среди знати? И если Вас послушать, то получается, что что не великий человек – то масон.

Л. МАЦИХ: Начнём со второй части вопроса. Это не так, безусловно нет, были люди выдающиеся, которые к масонам не принадлежали. Скажем, Аракчеев, он по-своему человек безусловно выдающийся. Но тут штука в чём… Масонство тогда воплощало в себе всё лучшее, что было в интеллектуальной элите российского общества. И в каком-то смысле они были дрожжами, закваской. Они были теми дрожжами, благодаря которым огромная квашня российского общества восходила. Или винными дрожжами, благодаря которым созревает вино из этого сусла.

И они видели себя такими, они сами о себе говорили, что они соль земли, приводя евангельскую цитату из Иисуса. Они видели себя солью земли и лучшие из них, а мы говорим именно о лучших, об элите из элит, лучшие являлись таковыми. Поэтому это не должно вас удивлять. Эти люди пришли с желанием нечто сделать. Подавляющее большинство людей не хочет делать ничего, что выходит за рамки их жизни. А они смотрели дальше своего корыта, своей семьи ,своего двора и имения. Это уже колоссальным образом их отличало от других людей.

Скажем, Грибоедов, что ему было не служить просто? Но он же упорно нарывался, в том числе и в масонском своём служении. Он в этом плане очень характерный человек. Это были люди неуспокоенные, люди, которым было дело. Они были неравнодушны. А такие люди всегда составляют золотой запас любой нации. Поэтому что же это вас удивляет?

Н. АСАДОВА: А что заставляло людей вступать в масонство?

Л. МАЦИХ: Я думаю, что четыре было причины, их конечно больше, но я бы выделил четыре основных. В социальном плане они хотели быть, как сейчас бы сказали, в тусовке, они хотели быть среди модных людей, среди тех, на кого распространяется свет салонной моды. Ибо кто же нынче не масон? – говорил Карамзин. Они не хотели прослыть ретроградами и людьми отставшими. Кроме того, был момент суетности – познакомиться с вельможей, сказать ему «ты» за братским столом, может быть жениться на чьей-то дочке, найти покровителя, разумеется, устроиться, пристроиться к местечку, жениться выгодно. Все эти соображения были. Социальный момент был. Это первое.

Второй момент психологический. Они хотели принадлежать к некоему кругу избранных. Все люди очень любят, когда они принадлежат к элите, к эксклюзивному, выбранному, элитарному кругу. Это всех поднимает в собственных глазах. И тогдашние юноши были таковы. Поэтому здесь тоже вас не должно ничего удивлять. Самые лучшие из этих людей действительно хотели не на словах, а на деле быть солью земли, о чём я чуть раньше сказал.

Третья причина, которая их побуждала – интеллектуальная. Они хотели узнать, как устроен мир. Их не устраивали прописи, буквари, учебники для четвёртого класса церковно-приходской школы, которые объясняют мир на пальцах. Они хотели узнать, как устроен мир на самом деле. И в смысле социальной организации, и в смысле религиозной картины, и в смысле всего творения, замысла Господня, мироздания. Они задавали вопросы мира. И масонство на эти вопросы очень серьёзно, без профанации и вульгарного упрощенчества, на эти вопросы искало ответ.

И наконец, может быть самая высокая причина – духовная. Эти люди хотели найти своё место в жизни. Не в смысле ниши, денег и устройства, а они хотели выяснить, в чём моё предназначение, каждый задавал себя такой вопрос. Кто мы, откуда, куда мы идём. Зачем весь род людской живёт на свете, в чём замысел Господен, как я могу содействовать воплощению Господнего замысла, в чём моё предназначение состоит, как наилучшим образом служить и Отечеству и религии, и всему человечеству. Лучшие из масонов, они задавали именно такие вопросы.

Н. АСАДОВА: Я хочу подчеркнуть, что были всякие. Мы-то рассказываем про лучших, зачем же мы будем вам рассказывать про худших.

Л. МАЦИХ: Я говорил неоднократно цитату из одного греческого поэта великого: «Худших везде большинство», кроме аудитории «Эхо Москвы», конечно. Поэтому да, разумеется, суетные мотивы были, может быть, главными. Но мы говорим о самых-самых лучших. А им были свойственны, помимо мотива психологического, выделиться из массы, ещё и мотивы интеллектуальные, которые для большинства людей, мне кажется ,чужды. Мотивы духовные, которые вообще крайняя редкость.

Н. АСАДОВА: Паша Гуляев из Ярославля спрашивает: «Где Грибоедов и другие его просвещённые современники брали столько времени, чтобы овладеть десятью и более языками?»

Л. МАЦИХ: Ну, насчёт просвещённых современников, Паша, Вы сильно не обманывайтесь. Он и его коллеги, как он писал, «иностранных и престранных дел», он был такой один. В основном там люди знали по одному, по два языка. А он был уникум. Недаром же он гений и остался в веках. Время он брал там же, он не смотрел футбол и там, где другому требовались годы, ему требовался месяц на овладение сложной грамматикой абсолютно не похожего на русский, персидского или арабского языка. Он был уникум и обладал способностями громадными. Кроме того, у него были хорошие учебники, французские, немецкие, этими языками он владел в совершенстве с гимназических времён.

Н. АСАДОВА: Дима задаёт вопрос, в чём смысл «Горе от ума»? В чём цимес? И ещё приходил вопрос, был ли Чацкий масоном? Ну, на этот последний вопрос даже я могу ответить, поскольку прототипом Чадского был Чаадаев, а он был масоном, видимо и Чацкий тоже был масоном.

Л. МАЦИХ: Смелое предположение, это делает Вам честь. Я под этим не рисковал бы подписаться. Но Вы знаете, что позволено красавице, то не позволено разным парнокопытным. Чацкий – литературный персонаж, трудно сказать, был ли он масоном. Скорее нет. Помните, Чацкий говорит с Репетиловым уже в конце пьесы и Репетилов говорит про секретнейший союз, который в англицком клубе. И очень карикатурно, гротескно его описывает, не замечая этой гротескности.

Грибоедов довольно скептически относился к разному роду тайным обществам.

Н. АСАДОВА: Так сам в нём состоял!

Л. МАЦИХ: Да! Но к масонству всерьёз. Как он относится к Чацкому – это большой вопрос. У него ведь Чацкий изображён мечтателем пустым, человеком, который говорит в пустоту. Все давно танцуют, а он вещает. Он не видит аудитории, к которой обращается. Он не может разглядеть Софью, «глупец, я в ком искал награду всех трудов!» А что, раньше не видал?

Н. АСАДОВА: А сам Грибоедов не был таким?

Л. МАЦИХ: Нет. Грибоедов как раз к людям относился с может быть такой, некоторой холодной недоверчивостью, но прекраснодушием и иллюзиями Чацкого он не обладал. Его иллюзии были в другом. Он полагал, что государственная машина, она поддаётся оптимизации. Но столкнувшись с ней, с её холодными, мелющими жерновами, и на военной, и в штатской службе, он понял, что это невозможно.

Н. АСАДОВА: Ну так безумству храбрых поём мы песню.

Л. МАЦИХ: В этом смысле не безумство храбрых, он искренне хотел изменить систему изнутри. Он пошёл служить и достиг больших чинов. Это то, в чём всегда упрекают русскую интеллигенцию. Вы ругаете власть, а во власть сами не идёте. А что же вы её не облагораживаете? Вот он пошёл в службу и искренне пытался служить, не прислуживаясь. Потому что прислуживаться тошно было. Служить по-настоящему, по-честному, как долг велит. И преуспел.

Но он понял, что система переламывает человека, и ты либо принимаешь правила игры и тогда остаёшься, делаешь карьеру, либо система тебя выплёвывает. Он выбрал первый вариант, он принял правила игры, сделал карьеру, но внутренне его это надломило, он утратил творческие потенции, о чём безумно жалел. И может быть поэтому по предположению некоторых исследователей его жизни, может быть он поэтому искал смерти.

Н. АСАДОВА: Он точно так же, как Пушкин, искал смерти, как Лермонтов. Кстати, Лермонтов был масоном?

Л. МАЦИХ: Нет, Лермонтов масоном не был. Про Пушкина мы говорили. Кстати говоря, это Ваше предположение, оно совершенно замечательное, и здесь Вы в очень хорошей компании. Юрий Николаевич Тынянов так же рассуждал. Он говорил о том, что люди подобного склада, мы можем сказать так и о масонах в целом, они были как бы дрожжами, которые заквашивают винное сусло, и Пушкин – это винное брожение, это вино российской словесности. Грибоедов – это уксусное брожение, едкое, разъедающее. А Лермонтов – это гнилостное брожение. Очень жёсткая фраза. Но если вдуматься, в ней очень много правды.

И разумеется, и Пушкин, и Грибоедов, и Лермонтов, разумеется искали смерти. Может быть отчасти это было связано с ощущением того, что они не могут сделать всё.

Н. АСАДОВА: Не могут реализоваться?

Л. МАЦИХ: да. На что они замахивались и претендовали. И здесь дело не в социальных условиях, это проще всего сказать, а дело в том, что такого рода люди не очень-то в социум вписываются. Грибоедов безусловно был самый социально адаптированный. Но даже он понял очень многие иллюзии своей юности. Он не любил Запад, на Запад рвался, а его не послали. Он идеализировал Восток, считал, что Восток…

Н. АСАДОВА: И его послали.

Л. МАЦИХ: Его послали и там он, увы… многое про Восток понял. Он понял, что Восток – это дикость, это азиатчина, это Средневековье самое затхлое. И Восток он идеализировать перестал. Кроме того, сам он был человеком западным насквозь, отстаивал русскую речь, отстаивал русскую самобытность, как говорит Чацкий, «бодрый, смелый наш народ хотя бы по языку нас не считал за немцев». Его спрашивали: «Александр Сергеевич, если Вы такой патриот, отчего же Вы в армячке не ходите, а всё фраки новейшего покроя? Чего «Камаринскую» не играете на фортепианах, а всё Моцарта?»

И тут ему нечем было крыть. И сам он по-французски изъяснялся гораздо охотнее, чем по-русски, хотя по-русски говорил великолепно. Но с женой они говорили по-французски. Он был весь из противоречий соткан. Такого рода противоречия мне кажется, чувствительную душу, а у гения не может не быть чувствительной души, они её раздирают. И человеку становится не для чего жить.

Н. АСАДОВА: Надежда Вас спрашивает: «Давно вас слушаю. Складывается впечатление, что масоны – обыкновенное собрание интеллектуалов. Или как Вы сейчас говорили про причины вступления, откуда тогда возникло такое отношение к масонам в настоящее время?»

Л. МАЦИХ: Это Надежда нас спрашивает?

Н. АСАДОВА: Да.

Л. МАЦИХ: Надежда, мало ли что возникло в настоящее время. В настоящее время полно выдумок, бреда и брехни. В этом смысле наше настоящее время мало чем отличается от других времён. Надо отличать, как учит Евангелие, зёрна от плевел. И когда плевел слишком много, их нужно просто сдуть. Одна из задач просветительских людей, которых вы относите к интеллектуалам – как раз сдувать плевела. Чтобы оставались зёрна правды, здравого смысла и исторической истины. Вот это мы пытаемся по мере сил делать.

А то, что люди говорят вздор, то когда же они вздора не говорили?

Н. АСАДОВА: Да, но у меня тоже сложилось впечатление, что масоны того времени – это был такой интеллектуальный клуб.

Л. МАЦИХ: Всегда так. У Вас верное сложилось впечатление, просто тогда были сильны элементы аристократизма, это было в основном дворянское движение. Но вообще масоны всегда объединяли лучших сынов той страны, где масонство развивалось. И эта лучшесть, если так сказать, она была в высоком интеллектуальном уровне. Это было собрание интеллектуалов с пылающим сердцем, которым интеллект не диктовал циничные выводы, что всё равно моя хата с краю, надо использовать глупость окружающих.

А интеллект, в соединении с сердцем, указывал путь служения. Служения Отечеству, ближнему, служение богу.

Н. АСАДОВА: ещё вопрос, а где они собирались? Кто помещение предоставлял? Ведь это подозрительно, когда столько экипажей съезжаются к одному дому. Значит о тайности не может быть речи.

Л. МАЦИХ: Вторая часть тезиса верна. Никто и не прятался.

Н. АСАДОВА: Грибоедов устами Чацкого высмеивал тайность.

Л. МАЦИХ: Секретнейший союз, который знает Репетилов, этот болтун и сплетник, который знает каждая старуха в Москве. Никто не прятался. Люди собирались тогда вполне открыто. Кто снимал помещение? Они сами и снимали. Они были люди очень состоятельные. В масонах состояли вельможи, для которых и дворец было вполне по силам. А такой человек, как Грибоедов, он никогда не был бедным. В этом плане у них не было никакого недостатка в помещениях. Кстати, Фёдор Петрович Толстой был такой видный масон, он был график и художник, скульптор, архитектор. Он оставил любопытные воспоминания на этот счёт, как он декорировал нанятое масонами помещение на год, ложа сняла помещение в центре Питера. И потом надо было вернуть.

И он сделал специальную конструкцию съёмную, с помощью театральных машинистов, они договор выполнили, и помещение стало обычным магазином.

Н. АСАДОВА: как выглядело помещение, которое он делал для масонов?

Л. МАЦИХ: Он поставил там съёмный задник, который изображал восход солнца на фоне голубого неба, там опускалась такая штука, как я представляю себе с его слов, вроде кулисы, на ней было изображено ночное небо. Поднимались снизу сидения, которые были расшиты масонскими изречениями и на самой подушке, на которые усаживались братья, был вышит череп с костями. Многих это пугало вначале, но потом привыкали.

Н. АСАДОВА: Расскажите про этот символ.

Л. МАЦИХ: Это церковный символ. Ветхий Адам, который уступает место человеку новому. Пушкин писал Дельвигу: «Сокруши в себе ветхого человека» - это однозначно масонский текст. В этом смысле масоны шли по евангельской традиции. Умертви в себе человека ветхого, зароди в себе человека нового. В этом плане церковная символика это вполне. Череп и кости. Кто хоть раз был в церкви, даже из любопытства, это не должно пугать. Пугает она только журналистов Первого канала, которые, видимо, не только в церкви, но и в школе никогда не было.

В любой церкви можете видеть под распятием череп и кости. Это старая символика, ещё с первых веков нашей эры. О том, что Христос смертию смерть поправ, сущим во гробех живот даровав. То есть, смертью побеждается смерть, как тление, и возрождается новая жизнь в духе. Для масонов вещь важная исключительно, они на этом тезисе очень настаивали. У них и скелеты были, а иной раз даже натуральные. Скелеты, черепа, это было для показания важности того, что ты должен проститься с жизнью прежней, и воскресить себя для жизни новой.

Н. АСАДОВА: В помещениях масонских очень интересный паркет, насколько я знаю.

Л. МАЦИХ: Скорее это была плитка. Но бывали, наверное, и наборные паркеты, кто мог себе это позволить. Чёрно-белые, в шахматном орнаменте. Оттого, что жизнь наша состоит из чёрного и белого. Не нужно отчаиваться, когда ты идёшь по чёрному и не нужно слишком радоваться, когда идёшь по белому. У Пушкина была поговорочка, которую он любил повторять друзьям своим – не радуйся нашед, не грусти потеряв. Вот это как раз чёрно-белая штука, чёрно-белая выкладка пола.

Здесь с одной стороны закон диалектики – единство и борьба противоположности, а с другой стороны это наша жизнь, ты когда по ней идёшь. Не будь слишком чванлив, когда везёт и не падай духом, когда не везёт.

Н. АСАДОВА: Мария из Санкт-Петербурга спрашивает, что масонство дало Грибоедову. Что он хотел дать масонству, мы сказали, а что масонство ему дало?

Л. МАЦИХ: Оно дало ему дополнение к его блестящей образованности, знакомство с людьми, очень высокопоставленными, которые сделали ему протекцию, для дипломата без протекции никакая карьера невозможна. Скажем, братья де Линь ему очень помогли, он писал об этом.

Н. АСАДОВА: надо ещё сказать, что Грибоедов – не единственный был дипломат масон.

Л. МАЦИХ: Разумеется нет. И Горчаков, и прочие. Мы говорим о выдающихся. А сколько было рядовых сотрудников! Конечно. Масоны дали ему возможность расширения своего интеллектуального кругозора и возможность ответить на мучавшие его вопросы. Но если вы ищите ответа такого рода, что они помогли ему установить мир в душе, нет. Ни ему, ни Пушкину масонство мира в душе не восстановило. Это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Н. АСАДОВА: И ещё одну такую легенду Вас просят развеять или подтвердить. Перстень с изумрудом Грибоедова, доставшийся Пушкину, а затем Лермонтову, к масонству имеет отношение?

Л. МАЦИХ: Я думаю, что это легенда, никакого подтверждения нет.

Н. АСАДОВА: Да… +7-985-970-45-45 – это телефон для смс, вы можете присылать свои вопросы Леониду Мациху в прямой эфир. В Москве сохранилось несколько зданий, связанных с памятью о Грибоедове.

Л. МАЦИХ: да, как ни странно, они сохранились, бог их сохранил. Есть здание на Новинском бульваре, есть здание на Мясницкой, где он жил у Бягичевых, своих друзей, это был его последний визит в Москву. Он не думал, что он окажется последним. Оттуда он уехал в Тифлис, а потом в Тегеран, там уже и скончался, был растерзан мусульманами. Но да, он жил в 1826 году и дом этот есть на Мясницкой, 42.

Н. АСАДОВА: Поэтому мы отправили нашего корреспондента Алексея Дурново к дому на Мясницкой, чтобы он поспрашивал, знают ли они, с чьим именем связано это здание. И вот что получилось.

А. ДУРНОВО: В доме Бягичева на Мясницкой Грибоедов жил не долго, да и вообще, строго говоря, даже не жил, а гостил, потому что само здание лично Грибоедову никогда не принадлежало. Видимо поэтому о доме 42 люди ничего почти не знают. И этому не стоит удивляться. Как справедливо заметил один из моих собеседников, Михаил, на Мясницкой каждый дом чем-нибудь да знаменит.

МИХАИЛ: Я вырос на этой улице, каждый дом имеет свою историю. Если мы возьмём любой дом здесь – мемориальные доски.

Н. АСАДОВА: В результате пришлось говорить с людьми не столько о здании, сколько о человеке, который нашёл здесь временный приют, об Александре Сергеевиче Грибоедове. О нём люди говорили с большей охотой. Во всяком случае не нашлось никого, кто не знал бы, что он был писателем. Владимир, который больше ничего о Грибоедове не припомнил, оказался в меньшинстве.

ВЛАДИМИР: Писатель.

А. ДУРНОВО: А что написал, знаете?

ВЛАДИМИР: Забыл просто. Знал.

А. ДУРНОВО: К сожалению, «Горем от ума» представление людей о Грибоедове ограничиваются. Лишь Анатолий вспомнил, как и где погиб писатель и дипломат.

АНАТОЛИЙ: Грибоедов, по-моему, он написал «Горе от ума», Чацкий там был, по-моему, Скалозуб, нехорошие персонажи.

А. ДУРНОВО: А что-нибудь ещё знаете о нём?

АНТОЛИЙ: Знаю, да. Трагически погиб в Иране.

А. ДУРНОВО: Тамара призналась, что «Горе от ума» ей очень нравится, и что она часто эту книгу перечитывает. Говорит, что всякий раз находит в ней много нового.

ТАМАРА: С возрастом перечитываешь это произведение, сейчас совершенно по-другому воспринимаешь, очень близко к нашему времени современному. Есть над чем подумать.

А. ДУРНОВО: Обрадовался, услышав имя Грибоедова и Родислав. Он не только поговорил со мной о литературном наследии писателя, но даже и процитировал его.

РОСТИСЛАВ: Написал «Горе от ума», одно из самых великих литературных произведений, которое изучают в школе и которое должен знать каждый, как мне кажется. «Петруха, вечно ты с обновкой, с ободранным локтём. Достань-ка календарь и читай не как пономарь, а с чувством, с толком, с расстановкой».

А. ДУРНОВО: Вот так получается с домом Бягичевых, ходят люди мимо и не знаю, что когда-то точно так же прогуливался Грибоедов, тот самый, который написал «Горе от ума», тот самый ,которые теперь стоит недалеко – на бульваре, и оттуда уже никуда не денется.

Н. АСАДОВА: Вот такая вот улица у нас. По-моему, очень осведомлённая.

Л. МАЦИХ: Вполне. И даже цитата, причём, довольно редкая, про Петруху с разорванным локтем. Огромное количество фраз из «Горя от ума» разошлось по пословицам. «Счастливые часов не наблюдают» и «Вон из Москвы», и «Что будет говорить княгиня Марья Алексеевна», и «Шумим, брат, шумим», на любой случай в этой великой комедии можно разыскать цитату. Москва Грибоедова, которую он описывал с натуры, она стала анахронизмом лет через 20 после его смерти. Но сами характеры, типажи, никогда не устареют. Это одно из тех произведений, которое наряду с Мольером, Шекспиром, они переживут века.

Н. АСАДОВА: Нас спрашивают, существовали ли какие-нибудь ограничения социального характера у масонов? Мог ли стать членом ложи человек, не принадлежавший к аристократическим слоям общества?

Л. МАЦИХ: Теоретически да.

Н. АСАДОВА: Были случаи?

Л. МАЦИХ: Но реально это было всё-таки в Европе и прежде всего в Англии, стране самой свободной от сословных предрассудков, которая первая начала антисословную борьбу. В Германии, в Швеции это было более допустимо. В России, при декларативном приёме всех, подавляющее большинство составляли дворяне. Там были и столбовые, из вельмож, из бывших бояр, были и совсем мелкопоместные, как Новиков и Гамалея, но это другой вопрос. Совсем не дворянину, купцу, можно было вступить в ложу. Но в описываемый нами период это было исключением. Это были в основном белые вороны.

Но были и такие, из выслужившихся солдат, из мещан, но конечно, они были исключением, в конце XIX века их число неизмеримо возрастёт.

Н. АСАДОВА: Павел из Москвы спрашивает, какие взносы платили масоны в ложу во времена Грибоедова. И платили ли они?

Л. МАЦИХ: Платили, разумеется. Это была самоокупаемая, самосодержащая себя организация. По-разному в каждой ложе. Иной раз устанавливался некий взнос, иногда это была даже десятина, иногда не было таких жестоких ограничений .каждый платил определённую сумму, сумма фиксированная, каждый её платил, для кого-то это была совсем незначительная часть его дохода, для кого-то целая половина. Но это неважно. Разумеется, собирались взносы и был специальный брат, который эти деньги собирал и взыскивал недоимки, журил братьев, которые опаздывали с взносами.

На эти деньги всё и существовало. И помещения снимались, и художники нанимались для декораций, как князь Толстой, граф Толстой, пардон. И еда, и напитки, всё это закупалось за эти самые деньги. Либо бывали меценаты, по-современному спонсоры, это в том случае, когда очень богатый и влиятельный человек…

Н. АСАДОВА: Но скорее всего они были тоже членами ложи.

Л. МАЦИХ: Да, но в том случае он без мелочной складчины, сам предоставлял свой дворец, усадьбу, накрывал стол и тогда братья от этих вещей были освобождены, а писали ему хвалебные оды, своему меценату. Такое тоже бывало. Размер суммы зависел в каждом случае от ложи, но это никогда не были копейки, это были существенные суммы. То есть, бедный человек масоном быть не мог.

Н. АСАДОВА: На самом деле мог, были исключения, но это именно исключения.

Л. МАЦИХ: Разумеется. Были братья, которые были в крайней нужде. Брат вступал, будучи человеком вполне зажиточным, но разорялся в силу каких-то превратностей судьбы. Кто-то по случаю, у кого-то пожар в имении, кто-то проигрывался в карты, кто-то неудачно вступал в биржевые спекуляции. В этом случае братья ему помогали и тогда взнос с него списывался. Но подавляющее большинство было людьми зажиточными. А большинство было людьми богатыми и очень богатыми.

Н. АСАДОВА: Некоторые из наших героев выходили под конец жизни из лож. Произошло ли это с Грибоедовым?

Л. МАЦИХ: нет, этого не произошло. Он же уехал из Питера. Естественно, эта ложа «Братство» продолжала существование уже без него. Его жизнь, как жизнь всякого дипломата, была полна командировок. Он несколько раз совершал очень по тем временам трудные, сопряжённые с опасностями вояжи на Кавказе, но это была часть его службы, он и в Персии бывал, что вообще считалось, как в пасти льву. Поэтому регулярно он просто не мог физически этого позволить.

Он не выходил никогда из масонства, как, например, Карамзин, Чаадаев, с бумагами, с манифестом. Он – нет. Просто он по факту перестал посещать и всё. Другой вопрос, если бы ложа «Братство» стало такой, как он хотел её видеть, он попытался бы в Тифлисе нечто подобное организовать, в образованном аристократическом городе, но таких попыток он не предпринимал. Это мы точно знаем.

Н. АСАДОВА: Светлана Вас спрашивает, каковы были причины роспуска лож?

Л. МАЦИХ: Например, ложи выясняли, что большинство братьев ходят неисправно. И тогда они говорили «война закончилась за отсутствием солдат». Такая была ритуальная фраза у них. И они самораспускались. Например, братья женились и уезжали в поместья, переставали жить в крупных городах или поступали на службу военную, которая была связана с отправкой в дальние гарнизоны. Или просто теряли интерес. В этом случае ложа самораспускалась.

Бывали случаи, когда ложе предписывали её старшие сёстры-ложи распуститься в случае очень явственных расхождений с линией главной ложи, которая её учредила. То есть, материнская ложа приказывала дочерней. Это тоже бывало. И наконец бывали случаи, когда был донос, т.е. стук процветал во все времена, и тогда приходили полицейские, а при Николае жандармы и ложу закрывали по политическим причинам.

Это до 1822 года, а в 1822 году последовал приказ о запрете всех тайных обществ. И масоны, хотя были явными организациями, тоже под него попали. И с этого момента масоны могли собираться только на тайных основаниях. Они рисковали так делать ещё три года александрова царствования, а при Николае уже никто не рисковал.

Н. АСАДОВА: Дмитрий из Санкт-Петербурга задаёт Вам вопрос – а мусульманин или иудей мог стать масоном? Мы на самом деле отвечали уже неоднократно на этот вопрос. Но специально для Вас, Дмитрий, ещё раз повторим.

Л. МАЦИХ: В те времена нет. Я думаю, мусульмане понятия не имели о масонстве, я думаю ,что и сейчас немногие из мусульман знают. А что касается иудеев, то они знали. Но для желающих это было невозможно, поскольку масонство было декларативно христианская организация, нужно было клясться на Евангелие, а для большинства иудеев того времени при поголовной религиозности, это считалось бы отступничеством. То есть, приём людей разных конфессий в масонство начался с упадком религиозности, а это конец XIX, начало ХХ вв.

В тот период, о котором мы говорим, такого явления не было.

Н. АСАДОВА: Шульц из Санкт-Петербурга задаёт Вам сакраментальный вопрос – а за что убили Грибоедова?

Л. МАЦИХ: Грибоедова убили мусульманские фанатики за то, что они видели в нём неверного. Мусульмане часто решают вопросы подобным образом. Наилучший способ решить спор с неверным – это убить его.

Н. АСАДОВА: Это исламистов Вы имеете в виду. Не стоит всех мусульман записывать в эту категорию. Я тут с Вами поспорю.

Л. МАЦИХ: Я даже не хочу эту тему продолжать. Дело в том, что в Иране, а он погиб именно в Тегеране, он далеко не первый был посол, которого растерзала науськиваемая властями толпа. Науськиваемая после проповедей пятничных в мечетях толпа идёт и всё громит, а муллы и сеиды идут вперёд ,даже не оглядываясь, будучи уверенными, что за ними прёт с дикими воями толпа… ну, будем считать, людей, которая разорвёт всё живое, на что покажут эти главари. Вот так он и погиб.

Другой вопрос, ему, может быть, следовало вести себя поосторожней, выказывать больше уважения к этикету, который был принят при шахском дворе, он демонстративно этим пренебрегал, поскольку Россия победила в войне.

Н. АСАДОВА: В чужой монастырь со своим уставом.

Л. МАЦИХ: Что было – то было. Кроме того, он укрыл евнуха армянина, он укрыл двух женщин, убежавших из гарема, что по тогдашним обычаям был некий казус беле. Но по-любому это можно было уладить. Вероятно, он такого не ожидал, что на него науськают толпу. Он не ожидал, что власть выступит в роли инициатора такого рода погрома.

Н. АСАДОВА: У нас спрашивает Дмитрий из Уфы, оказывали ли масоны влияние на революции 1905 и 1917 года? Да, оказывали. Мы об этом обязательно поговорим. Большая часть нашего цикла про масонов подходит к концу. У нас осталось 9-10 передач до конца этого года. И мы безусловно дойдём до времён Советского Союза. И в конце обещаем пригласить настоящего живого масона, который расскажет, как обстоят дела в сегодняшней братии. А сейчас мы прощаемся с вами. И увидимся, услышимся в следующий вторник. Вернее, в ночь со вторника на среду. Доброй ночи.

Л. МАЦИХ: Всего наилучшего!

Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/667728-echo/

Масоны в конце Николаевской эпохи (07.04.2010)

Н. АСАДОВА: 00:09 в Москве, это действительно передача «Братья», её ведущая Наргиз Асадова и наш вечный экскурсовод в мир масонов – Леонид Мацих. Доброй ночи.

Л. МАЦИХ: Добрый вечер. Ну, вечного ничего нет под этим небом. «Ничто не вечно под луной» - говорил масон Пушкин.

Н. АСАДОВА: Точно! Не вечна и николаевская эпоха, которой мы посвятили довольно много передач. Сегодня мы её завершим. И главный герой нашей передачи – это кто?

Л. МАЦИХ: Это Сергей Семёнович Уваров, в высшей степени достойный человек и представитель николаевской эпохи.

Н. АСАДОВА: Да, мы должны его назвать продуктом николаевской эпохи. И выразителем идей.

Л. МАЦИХ: продукт… Вот выразитель идей – пожалуй. Продуктом он был разных эпох, всё-таки, он начинал формироваться при Александре и александровская эпоха на него наложила очень сильно отпечаток. А вот то, что при николаевской он расцвёл, как государственный чиновник, как теоретик, как деятель Академии Наук, как учёный, сочинитель – вот это факт.

Н. АСАДОВА: Если у вас есть вопросы по этой теме, вопросы об Уварове и о деятельности масонов в конце николаевской эпохи, то присылайте все свои вопросы и реплики на телефон +7-985-970-45-45. Ну, и чтобы не откладывать в долгий ящик, давайте послушаем портрет, который написал Алексей Дурново, а озвучил Тимур Олевский. Итак, Сергей Уваров.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ

От большинства людей, как говорилось в фильме «Доживём до понедельника», остаётся лишь тире между двумя датами. От Сергея Уварова осталось немногим больше, а именно – три слова – православие, самодержавие, народность. Не густо. Кто-то, возможно, даже скажет – крайне мало. Хотя на самом деле в этих трёх словах заключается гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Прямо скажем, Уваров сформулировал основную идею, по которой Россия жила много веков и, рискну утверждать, живёт и сейчас.

Впрочем, при жизни Уваров был знаменит отнюдь не только этими тремя словами. Начнём с того, что он был членом литературного кружка «Арзамас», наряду с Жуковским, Батюшковым, Пушкиным и Денисом Давыдовым, т.е. входил в число сторонников новых идей и течений, людей, боровшихся с архаическим и литературными традициями. До этого Уваров занимался археологией и древнегреческой литературой. Позднее, став Министром народного освещения, ввёл практику отправки учёных и преподавателей за границу.

Однако, при всём при этом автор знаменитой триады был по большому счёту настоящим реакционером, прогрессивные идеи молодости не помешали ему стать настоящей опорой самодержавия. Ведь именно Уваров создал государственную идеологию. Есть три начала, без которых Россия не может благоденствовать, усиливаться, жить – православная вера, самодержавие, народность, - писал он. Всё просто. Русский народ глубоко религиозен и предан престолу. А для процветания необходимо только придерживаться собственных традиций, отвергая всякого рода иностранщину.

Теория официальной народности – именно такое название получила государственная доктрина, вышедшая из-под пера Министра народного просвещения. Николай I получил идеологическую основу для управления тем, что он называл командой, и что мы привыкли звать страной. А Уваров, бывший в молодости сторонником новых течений ,разом превратился в настоящего реакционера. Хотя судить министра за его триаду нельзя, ведь будем откровенны, написал он чистую правду.

Разве не религиозен русский народ? Разве не предан он своим правителям, будь то великие князья, цари, императоры, генсеки или премьер-министры? Со своими традициями дела обстоят хуже, потому что немного их у нас осталось. Зато иностранщину русский народ действительно отвергает. Так что и тут Уваров был прав. И 150 лет, прошедших с момента его смерти – лишнее тому подтверждение. Если не верите – включите телевизор, прочитайте газеты или просто посмотрите в окно.

Н. АСАДОВА: Ну что? Реакционер и масон – как это может уживаться в одном человеке?

Л. МАЦИХ: Ну, во-первых, блестяще может сочетаться это всё, мы об этом не раз говорили. Давайте поставим вопрос шире. Мы вернёмся к личности Сергея Семёновича, тем более, он этого вполне заслуживает.

Н. АСАДОВА: Тем более, что он герой нашей передачи.

Л. МАЦИХ: Но ведь при Николае его главными творцами и проводниками его политики, которую почему-то считают реакционной, были как раз именно масоны, его любимец Александр Бенкендорф, основатель и шеф жандармерии, третьего отделения пресловутого, императорской канцелярии. Леонтий Дубельт – полицмейстер Петербурга, он тоже был масон. Их масонство совершенно не мешало Николаю Павловичу. Он был убеждён, что эти люди ни в чём не отступят от государственной идеологии, от государственного блага, и он ценил их, как людей, с очень высоким уровнем ответственности обязательств.

Поэтому отношение Николая к масонам, оно было очень разным, а Уваров был его конфидентом, был его советчиком и был, пожалуй, одним из немногих людей, с которыми Николай советовался и к которым он прислушивался.

Н. АСАДОВА: как получилось так, что Уваров стал Масоном? Мы знаем, что он состоял в ложе «Арзамас».

Л. МАЦИХ: Нет, «Арзамас» - это не ложе, это литературно-художественное объединение.

Н. АСАДОВА: А в какой ложе он состоял?

Л. МАЦИХ: «Полярная звезда».

Н. АСАДОВА: А как он туда попал?

Л. МАЦИХ: ну как… приняли его. Он был в каком-то смысле протеже Сперанского. Говоря корпоративным языком, он был человеком Сперанского. Сперанский очень его ценил и называл одним из образованнейших людей России. И это верно. Он ведь ездил по Европам. Нечего говорить, что он блестяще владел всеми языками возможными, знал и древний, об этом хорошо сказал Алексей. Он был знаком с Гумбольдтом, с мадам де Сталь, со всеми властителями дум тогдашней Европы. Эти люди принимали его как своего выдающегося ученика. Как подающего надежды российского Гумбольдта.

Надежды он вполне оправдал, он был выдающимся учёным, не зря занимал пост председателя Академии наук. Был археолог прекрасный, он был отличный востоковед, превосходный лингвист, у него множество заслуг перед наукой. Но он администратором оказался отличным. В ложу «Полярная звезда» он вступил потому, что так хотел Сперанский. Это было детище Сперанского. Он продвигался по масонской линии благодаря Сперанскому. Ещё при Александре.

Но удивительным образом в нём сочеталась тяга к прогрессу и новациям с одной стороны ,с другой – здравое понимание того, что в государственной машине, которая перемолола Грибоедова, героя нашей прошлой передачи, не все инновации приемлемы. То есть, нужно играть по правилам, либо вовсе не играть. И он сумел играть по правилам, сделал он великолепную карьеру, дело даже не в том ,что он был Министром просвещения, дело в том ,какой он статус придал Министру просвещения.

Никогда, ни до него, ни после это Министерство не пользовалось такой властью и над умами ,и над бюджетами, и над волей царя, как при Уварове. Кроме того, он был разработчиком многих системных вещей в государстве. И Николай действительно к нему прислушивался. Знаменитую триаду придумал не он, придумал Тригонин, а он её повторил. А эта фраза тоже говорит о его внутренней полемике с масонством. Эта полемика со знаменитой масонской триадой «Liberté, égalité, fraternité» - «Свобода, равенство, братство».

То есть, что хотел Уваров? В том числе и от масонства. Он хотел его переосмысления. Его переложения на российскую почву. Он вовсе не был врагом иностранщины, отнюдь, это было бы странно от человека, знакомого с Гумбольдтом, инициатором перевода «Илиады» Гомера и инициатором перевода множества других вещей, кстати, он переводил стихи Пушкина на французский язык. Хороший ненавистник иностранщины.

Н. АСАДОВА: Кстати, какие стихи он переложил на французский?

Л. МАЦИХ: Он перевёл несколько, даже перевёл начало «Руслана и Людмилы», но наиболее удачным считается его перевод знаменитого пушкинского стихотворения «Клеветникам России», как раз того стихотворение, которое у многих пушкинских друзей вызвало отторжение и неприятие. Уварову, напротив, это очень понравилось. Такой вот поэтический отпор, ведущейся из-за рубежа, клеветнической, как он полагал, кампанией. Уваров хотел ,чтобы лучшее из западного опыта было перенесено на российскую почву.

Н. АСАДОВА: И адаптировано.

Л. МАЦИХ: Именно. Не критически всё хватать, тогда получатся герои пьес Фонвизина, смешение французского с нижегородским, как у Грибоедова. А он хотел, чтобы это было переосмыслено, адаптировано и приспособлено к российским условиям. Поэтому его фраза «Православие, самодержавие, народность» - есть ничто другое, как приспособление старинных масонских идеалов к российской действительности. Он так понимал свободу, как православие.

Н. АСАДОВА: Но ведь православие очень многие его современники-масоны воспринимали, как некую костную религию, они стремились к большей свободе, к большей свободе интерпретаций.

Л. МАЦИХ: Бесспорно. Такие были всегда, и такие будут всегда.

Н. АСАДОВА: А он, получается…

Л. МАЦИХ: Его не всё устраивало, не нужно упрощать.

Н. АСАДОВА: Я не упрощаю ,я спрашиваю.

Л. МАЦИХ: Православие, а не церковь – он говорил. Он предлагал доктрину, религию, а вовсе не церковь, как социальная институция. Но в религии он предлагал те глубины, которые возможно многие из его современников и не видели. То есть, он в этом смысле он себя называл подлинным христианином. Точно так же себя называли масоны веков, истинное христианство. То есть, это давняя масонская мечта – открыть в христианстве такие вещи, которые выходят за расхожий церковный диалог. Он предлагал в православии искать это, и по его мнению это и будет подлинная свобода. Это тезис, возможно, не бесспорный, но не надо видеть в нём ретрограда и реакционера. Он был человек, очень своеобразно мыслящий. Причём, его отличие от кабинетных мыслителей было то, что он умел эти тезисы изложить ясно и здраво.

Н. АСАДОВА: И применить в жизни.

Л. МАЦИХ: …убедить тех, от кого это зависит, а потом применить жёстко и последовательно.

Н. АСАДОВА: Что привлекало его в масонстве?

Л. МАЦИХ: его в масонстве привлекала структура, как это ни странно. Его привлекала система, как раз то, что отталкивало Грибоедова. Ему нравились ритуалы, ему нравилась жёсткая структурированность вещей. Нельзя делать чего-то, без согласования с кем-то. Эта бюрократизация. Всего масонства, его ритуальной части казалось ему самым лучшим. Собственно, этого он хотел по большому счёту от возглавляемого им министерства и шире – от России.

Он хотел прекращения произвола, уменьшения роли личности, а увеличение роли структуры и системы. Он как рассуждал, ведь масонская ложа существует 200-300 лет, умирают мастера стула, президенты, глава лож, но ложа продолжает существовать .И братья ,приходя, находят тот же устав и те же принципы, те же цели и задачи. Не зависит от личности. А в России как? – спрашивал он. Всё наоборот. Человек умер и вся политика возглавляемого им ведомства пересматривается. Это неразумно, так не должно быть.

Н. АСАДОВА: Слишком завязано на личность?

Л. МАЦИХ: Да, он хотел уменьшения роли личности и увеличения роли структуры. В том числе того же он добивался от самодержавия. Чего он хотел от самодержавия? Прекращение деспотизма, обуздывание произвола и чётких правил простого наследия. Он Николаю говорил так: «Вы смотрите, Ваше Величество ,что происходит. После Петра Великого у нас череда революционных дворцовых переворотов. В этом смысле декабристы, они. Конечно, злодеи и клятвопреступники, но они в традиции, они продолжают ту же традицию, что и все. Разве Александра не возвели на престол гвардейские офицеры? А Екатерину Великую? Поэтому эти люди действовали в традиции некой. В этом пагубность и корень зла. Его и следует удалить.

Он убедил Николая воспитывать сына Александра именно как престолонаследника, как цесаревича. И порекомендовал в качестве ментора, воспитателя, своего лучшего друга Жуковского. Очень неплохой выбор. Своего друга по объединению «Арзамас». Вот он чего хотел. Он хотел, чтобы монарх не обладал сакральными полномочиями, чтобы люди не обращались к царю, как к богу. Но чтобы люди обращались к царю ,как к инстанции. Он хотел бюрократизации России. Он добился её.

Н. АСАДОВА: Вот ещё такой вопрос щепетильный. Большинство масонов, с их идеальными идеями – свобода, равенство, братство, выступали резко против крепостного права. Уваров наоборот, он выступал за сохранение крепостного права. Вот это не противоречит ли масонству, масонским идеалам?

Л. МАЦИХ: Разные были идеалы. Были масоны, которые по-разному трактовали. Вообще, трактовка – самый сложный момент. Так-то тезис выдвинуть – не хитрое дело. Как он будет истолкован – в этом-то всё и дело. Ещё со времён Новикова и Гамалея был очень резкий спор у российских масонов – как относиться к крепостному праву. Горячие головы, Радищев, предлагали всё это отменить. Люди охранительные, Карамзин, предлагали всё оставить, ничего не трогать. Умеренные предлагали потихоньку от этого переходить к более цивилизованным, принятым за Западе, формам правления.

Н. АСАДОВА: Николай тоже разделял эту точку зрения постепенного перехода.

Л. МАЦИХ: Николай трезво понимал, он был человеком трезвомыслящим, что крепостное право – это тормоз на пути развития страны. Безусловно. Но так же понимал, что большой корабль нельзя поворачивать быстро. Куда девать помещиков, куда девать деньги, заложенные в деньги, земли, как быть с финансовой системой, которая только налаживается. Он был сторонником постепенных мер. Уваров тоже не считал, что крепостное право – это навечно. Нет. Но он считал, что время для перемен пока не созрело. Надо подождать.

Для него народность – это конечно не то чтобы крепостное право, это сохранение вековых традиций и устоев. В этом смысле он в чём-то ратовал за косность.

Н. АСАДОВА: Мария из Санкт-Петербурга спрашивает нас: «Как такая одиозная личность, как Бенкендорф мог стать масоном?»

Л. МАЦИХ: А почему одиозное, Мария? А чем занимался Бенкендорф? Он был боевой генерал и великолепно проявил себя в войнах с наполеоном ещё до 1812 года, очень храбро сражался, как боевой генерал, не штабной, во время войны 1812 года. Он доложил Александру о т.н. Союзе благоденствия, реальном тайном обществе, которое было в России. Правда, он немножко преувеличил опасность, от него исходящую. Но он сделал это весьма прозорливо, и Николай его за это ценил.

Он учредил в России жандармерию, сыскную полицию с очень широкими функциями. Ныне эта структура разрослась до великолепных объёмов. В чём же он фигура одиозная? Он в каком-то смысле прародитель многих нынешних правителей, я имею в виду широко, ХХ века. Без его начала не было бы великолепного продолжения ХХ века.

Н. АСАДОВА: Может быть не все считают это продолжение столь великолепным, как Вы.

Л. МАЦИХ: если бы так не считали, не возвращались бы к тем же моделям. А так мундиры голубые он ввёл, и сталинское НКВД носило те же голубые околыши и канты. Цвет небес им полюбился. Они по-видимому считали, что это нечто с небес в их функции. Они восстанавливают высшую справедливость. Как сказал Николай Бенкендорфу при учреждении жандармерии: «Вот тебе платок, чем больше им слёз утрёшь, тем лучше свои обязанности исполнишь». Это потом жандармерия стала тем, чем мы её знаем.

А замысел был совсем иной – не сообщество шпионов, презираемых всеми стукачей, а организация, которая бы надзирала за порядком, а граждане высокой сознательности приходили туда и сами рассказывали о всех малейших нарушениях.

Н. АСАДОВА: Так вопрос в том, как это всё сочеталось с масонскими идеалами?

Л. МАЦИХ: Идеалы неотделимы от иллюзий, это следует помнить. Как крепкая вера неотделима от фанатизма, очень тонкая грань эти вещи отделяет друг от друга.

Н. АСАДОВА: Знаете, мы время от времени объявляем результаты викторины. И в этот раз мы задавали вопрос – кто из русских литераторов сказал про Уварова: «В молодости он произносил такие речи, за которые в старости сам себя бы посадил в крепость». Сказал это Греч.

Л. МАЦИХ: Да, Николай Иванович Греч, которым Уваровым поначалу восхищался, а потом очень его не любил. Он страдал от цензурных стеснений, которые вводил Уваров, ему казалось, что лично против него какие-то вещи направлены, как казалось и Пушкину. Но как раз Уваров был воплощением лозунга «Ничего личного, но есть правила, одинаковые для всех». А каждый из этих литераторов, чудный, ранимых душ, тонкой духовной организации, сочинители, вдохновлённые музами, каждый требовал к себе личного отношения, эксклюзивного и элитарного. Когда Пушкин является на бал не в мундире камер-юнкера, а во фраке, поскольку во фраке он беседовал с Николаем. Это нарушение придворного этикета. Грубо.

Ему за это было поставлено на вид. Но что делает Пушкин. Пушкин уподобляется Маше Мироновой из «Капитанской дочки», когда Маша Миронова просит у Екатерины не правосудия, а милости. Все просили особого отношения, к себе снисхождения. Уваров был категорическим противником личностного принципа. Поэтому каждый из них считал его своим личным врагом. А на самом деле он этот принцип жёстко проводил в жизнь.

Н. АСАДОВА: Те люди, которые правильно ответили на наш вопрос – это пять победителей, пять людей, первыми ответивших правильно. Они получают замечательную книжку Андриевского «Повседневная жизнь Москвы на рубеже XIX-XX вв.» Фамилии не буду озвучивать сейчас, всё это есть на сайте. Вы обязательно получите в подарок эти книжки. Фёдор из Санкт-Петербурга нам набор штаммов прислал. Я их зачитаю. «Извините, Уваров и другие в первую очередь были реакционерами-монархистами. Но складывается впечатление, что Вы хотите оправдать самодержавный абсолютизм, крепостничество, клерикализм, консерватизм, исходя из неких неизменных исторических традиций России». Вот.

Л. МАЦИХ: Нет, Фёдор, друг мой, ничего этого мы делать не хотим. Мы не хотим ни оправдывать консерватизм и косность, ни оправдывать ничего другое, мы хотим разобраться. Может быть цель передачи, не знаю, как у нас получается, у Наргиз получается, у меня – не знаю. Наша цель – разобраться, понять, какие были пружинные механизмы сложной, неоднозначной российской истории. А не пытаться мерить её схемами и шаблонами. То, что Вы говорите, Фёдор, к сожалению, один из шаблонов, марксистский, в советское время он был принят. О том, что Николаевское время – это ужас, это кошмар.

Да, был зажим определённый литераторов, литераторы все страдали. На них сапог эпохи наступил – это слова Герцена. А экономика процвела.

Н. АСАДОВА: И это правда. Именно при Николае начался промышленный переворот, переход от мануфактуры с ручным трудом к фабрике. У меня были такие данные, что к 1860 году в России было 423 фабрики. Это огромный скачок по сравнению с началом века.

Л. МАЦИХ: Безусловно. Но тут палка о двух концах. Мы не поём дифирамбы Николаю, мы пытаемся разобратьс