antique_ant Аристофан Женщины на празднике Фесмофорий

Комедия поставлена в 411 г. до н. э. на празднике Великих Дионисий. Сведений о соперниках Аристофана и результатах состязаний не сохранилось.

Для композиции комедии характерно значительное нарушение традиционной структуры. Отсутствует агон, вместо которого имеется ряд монологов и сцен, проходящих при активном участии хора. В парабасе сохранены только анапесты и одна эпиррема; нет хоровых од и антэпирремы. Симметричное построение строф выдерживается далеко не везде, почему самые термины «строфа» и «антистрофа» применяются к ним в значительной степени условно.

2010-02-26 ru el Н. Корнилов К. Полонская
Ewgeny doc2fb, FB Editor v2.0, AlReader2, FictionBook Editor 2.4 2010-02-26 Ewgeny 66AEC82C-3495-4EA2-9A6F-3119B8059E54 1.0

v 1.0 – Отсканировал, оформил FB2, вычитал, исправил ошибки. Ewgeny.

Аристофан. Комедии. В 2т. Т.2 Искусство М. 1983 Комментарии В. Ярхо

Аристофан

Женщины на празднике Фесмофорий

Действующие лица

Мнесилох тесть Еврипида

Еврипид трагический поэт

Слуга Агафона

Агафон трагический поэт

Женщина-глашатай

Хор женщин празднующих Фесмофории

Первая женщина

Вторая женщина

Клисфен

Притан

Стражник-скиф

Без речей:

Рабыни

Стражники

Танцовщица

Мальчик-флейтист

Пролог

Раннее утро. Улица в Афинах. Еврипид и Мнесилох подходят к дому Агафона.

Мнесилох[1]

(с досадой)

Дождусь ли ласточки когда-нибудь?[2] О Зевс? Таскать меня с утра! Да так совсем умрешь! Пока я потроха свои не растерял, Скажи мне, Еврипид, куда ведешь меня.

Еврипид

Да слышать нужды нет о том, что скоро сам Увидишь.

Мнесилох

Как сказал ты? Повтори еще: Нет нужды слышать мне?

Еврипид

То, что увидишь сам.

Мнесилох

И видеть нужды нет?

Еврипид

То, что услышишь сам.

Мнесилох

Вот ловко! Все-таки что хочешь ты сказать? Не надо видеть мне, не надо слышать? Так?

Еврипид

(не вслушавшись)

Да по природе это вещи разные.

Мнесилох

Различны слепота и глухота?

Еврипид

Ну да!

Мнесилох

А в чем различны?

Еврипид

То давно произошло: Лишь выделяться из Хаоса стал Эфир И из себя рождать живые существа, Сперва придумал он дать орган зренья им И создал глаз, по форме – точно солнца диск, Потом он просверлил воронку для ушей.

Мнесилох

Воронка для того, чтоб был я слеп и глух? Клянуся Зевсом, рад я это все узнать! Прекраснейшая вещь – общенье с мудрецом!

Еврипид

Могу я преподать подобных истин тьму.

Мнесилох

Не хочешь ли, в придачу к этому всему, Ты научить меня хромать на две ноги?[3]

Еврипид

Иди сюда и слушай со вниманьем.

Мнесилох

(подходя ближе)

Ну?

Еврипид

Ты дверцу видишь ли вот эту?

Мнесилох

О Геракл! Я думаю, что вижу.

Еврипид

Ну, тогда молчи.

Мнесилох

О дверце мне молчать?

Еврипид

И слушай.

Мнесилох

Как же так? Мне слушать и молчать о двери надо? Да?

Еврипид

За этою стеной известный Агафон,[4] Трагический поэт, живет.

Мнесилох

Какой такой?

Еврипид

Тот, знаешь, Агафон.

Мнесилох

Не черный ли? Силач?

Еврипид

Нет, то – совсем другой. Ты не встречался с ним?

Мнесилох

С косматой бородой?

Еврипид

Ты не встречался с ним?

Мнесилох

Клянуся Зевсом, нет, насколько знаю я.

Еврипид

Ты мог возиться с ним, хотя не знаешь сам. Однако отойдем: идет его слуга С огнем и миртами, чтоб жертву принести За творческий успех поэзии его.

Отходят.

Слуга Агафона

(входит)

Сомкнув свои уста в восторге неземном, Умолкнет пусть народ. В чертогах за стеной Лишь Муз поющих сонм Слагает песни с ним… Пусть затаит Эфир дыхание свое, Пусть не шумит волна, Пусть стихнет…

Мнесилох

(тихо)

Бум-бум-бум…

Еврипид

Молчи! Что мелет он?

Слуга

Пусть успокоятся крылатые певцы, И звери дикие, что бродят по лесам, Пусть не шелохнутся…

Мнесилох

Бум-бум-бум-бум-бум-бум…

Слуга

Красноречивый наш великий Агафон, Наш господин, готов…

Мнесилох

(погромче)

Опять начать блудить?

Слуга

Что мне послышалось?

Мнесилох

(тихо)

Повеял лишь эфир.

Слуга

Готов создать трагедии основу он, Выводит своды стройные из новых слов. Обтачивает стих, скрепляет звенья песни, Кует сентенции, чеканит антитезы, Расплавив мысль, как воск, то лепит, округлив, То в форму льет ее.

Мнесилох

(громко)

То углублен в разврат.

Слуга

Какой там прячется невежа за стеной?

Мнесилох

Тот самый, что готов тебя и твоего Сладкоречивого поэта за стеной Нагнуть, и округлить, И вылить нечто вам в подставленные формы.

Слуга

Старик, ты смолоду, наверно, был нахал.

Еврипид

Не обращай, мой друг, вниманья на него, Но пусть сюда придет скорее Агафон.

Слуга

Да незачем просить. Он скоро выйдет сам, Чтоб сочинять стихи. Зимою не легко[5] Так сделать, чтоб строфа согнулась плавно в стих; Для этого сюда, на солнышко, придет.

Еврипид

А мне что делать?

Слуга

Жди, ведь он сейчас придет.

Уходит.

Еврипид

(горестно)

О Зевс! Что станется со мною в этот день?

Мнесилох

Ей-богу, очень мне хотелось бы узнать, В чем дело, отчего ты охаешь, кряхтишь. Не скрытничай со мной: ведь мы с тобой родня.

Еврипид

Сегодня мне грозит огромная беда.

Мнесилох

Какая?

Еврипид

Да решить сегодня надлежит, Жив будет Еврипид иль обречен на смерть.

Мнесилох

Как это может быть теперь, когда суды Не судят, а Совет не заседает: ведь Сегодня Фесмофорий средний день у нас.

Еврипид

Вот это-то как раз опасность и несет: Задумали меня со света бабы сжить. В ограде Фесмофор сегодня их совет, На смерть осудят там меня.

Мнесилох

За что, скажи?

Еврипид

За то, что поношу в трагедиях я их.

Мнесилох

И поделом тебе, свидетель Посейдон! Какой же из беды придумал выход ты?

Еврипид

Поэта Агафона убедить хочу В храм Фесмофор пойти.

Мнесилох

Что может сделать он?

Еврипид

Вмешавшись в их толпу, он в случае нужды Заступится.

Мнесилох

Но как? Открыто иль тайком?

Еврипид

Одетый женщиной, он тайно к ним пойдет.

Мнесилох

Уловка хитрая! На это ты горазд! На штуки разные у нас ты – молодец.

Еврипид

Молчи-ка.

Мнесилох

Почему?

Еврипид

Выходит Агафон.

На выдвижной платформе – эккиклеме – появляется одетый женщиной Агафон.

Мнесилох

Да где же он?

Еврипид

Где он? На эккиклеме, вон!

Мнесилох

Ужели я ослеп? Мужчин не разгляжу; К нам приближается Кирена,[6] вижу я!

Еврипид

Молчи! Он пение свое сейчас начнет.

Мнесилох

Хитросплетения тропинок муравья?

Агафон

(то декламирует от лица предводительницы хора, то поет, подражая хору)

«В славу подземным богиням[7] зажгите светильники, девы, И со свободной душой пляску начните и песнь».

(Поет.)

«Какого же бога торжественной песней Почтить нам, скажи? Мы послушно Готовы богов тех воспеть».

(Декламирует.)

«Приветствуйте, Музы, Сперва обладателя лука златого, Создавшего стены в стране Симоента,[8] Приветствуйте Феба».

(Поет.)

«Привет тебе, Феб, подающий Священные лавры в борьбе вдохновенной Певцов и поэтов прекрасных».

(Декламирует.)

«Воспойте хвалу Артемиде, богине Безбрачной, охотнице горных лесов».

(Поет.)

«Покорны тебе, прославляем святую Латоны[9] безбрачную дочь. Хвала Артемиде!»

(Декламирует.)

«Латону прославьте, и стройное пенье Кифары, звенящей фригийским напевом Харитам, кружащимся в танце».

(Поет.)

«Прославим Латону-царицу И гимнов источник, кифару, И звон ее мощный, который, сливаясь С моей вдохновенною песнью, рождает В божественном взоре сиянье».

(Декламирует.)

«Еще раз прославим могучего Феба».

(Поет.)

«Блаженному чаду Латоны – привет!»

Мнесилох

Какая славная, Генетиллиды,[10] песнь! Она так сладостна, как женский поцелуй, Волнует сильно так, что, слушая ее, Я ощущал щекотку даже в заднице. А ты, о юноша, – когда ты юноша, – Ответь мне на вопрос, из «Ликургии»[11] он Эсхила: «Ты пришел откуда, женственный? Где родина твоя? Что это за наряд?» И что за смесь всего, что только может быть? Хоть барбит[12] при тебе, но в платье женском ты, Под сеткой волосы, а с маслом взял сосуд,[13] И пояс женский… Как все это совместить? Ведь невозможны рядом зеркало и меч! Мужчиной ли растешь, скажи, дитя мое? Но где твой член мужской, где плащ и башмаки? Ты женщина? Но груди где твои тогда? Что скажешь? Ты молчишь, не хочешь отвечать? Тогда по песням я определю тебя.

Агафон

Старик, старик! Твою язвительную речь Я слышал; ею я, однако, не смущен. Моя одежда мыслям соответствует: Свой образ жизни должен приноравливать Поэт к тем драмам, что он сам создать решил. Так, если драму он про женщин создает, То к женщинам и сам причастен должен быть.

Мнесилох

Над «Федрою» трудясь, захочешь быть верхом?

Агафон

Героев же творя, в себе найти поэт Обязан мужество. В ком нет подобных свойств, Те подражанием добиться их должны.

Мнесилох

Когда сатиров ты надумаешь творить, Зови меня: тебе я сзади помогу.

Агафон

Напротив, неприятен вид поэта нам, Когда неряшлив он, взлохмачен. Посмотри, Ведь Ивик и Алкей, затем Анакреонт,[14] Поэты лирики изысканной, вели По-ионийски жизнь,[15] уборы женские Носили. Фриних же – о нем ведь ты слыхал – Собой прекрасен был и хорошо одет, Прекрасны потому и драмы у него. Поэт всегда творит подобное себе.

Мнесилох

Уродливый Филокл уродливо творит, Бездарнейший Ксенокл[16] бездарное творит, Бездушный Феогнид[17] бездушное творит.

Агафон

Естественно. И я, понявши это все, Стал за собой следить.

Мнесилох

О боги! Как же так?

Еврипид

Не зубоскаль! И я таким, как Агафон, Был в юности, когда работать начинал.

Мнесилох

Воспитан, значит, ты не очень хорошо.

Еврипид

(Агафону)

Позволь сказать, зачем пришел я.

Агафон

Говори!

Еврипид

«Тот – истинный мудрец,[18] кто многое сказать Умеет коротко и складно», Агафон! Бедой внезапною жестоко поражен, Являюсь я к тебе просителем.

Агафон

О чем?

Еврипид

Сегодня женщины на празднике хотят Сгубить меня за то, что я порочу их.

Агафон

Но чем же я могу помочь твоей беде?

Еврипид

Ты можешь сделать все: на праздник их тайком Под видом женщины сегодня проберись И защити меня – тогда меня спасешь. Как я, ведь только ты умеешь говорить.

Агафон

Так отчего ты сам не защитишь себя?

Еврипид

Я объясню тебе: ведь я известен им, К тому же сед и стар, хожу я с бородой, А ты красив и бел, не носишь бороды, И голос мягок твой, ты нежен и пригож.

Агафон

Послушай, Еврипид.

Еврипид

Ну?

Агафон

Твой ведь это стих: «Ты жизни рад, а разве твой отец не рад?»[19]

Еврипид

Стих мой.

Агафон

И ты не жди, что помогу тебе. В беду чужую лезть способен лишь дурак. Твоя беда, – так ты терпи ее один. Скорей терпением отклоним мы беду, Чем ухищреньями спасемся от нее.

Мнесилох

Твой зад широким стал не от красивых фраз, А оттого, что ты терпенье проявлял.

Еврипид

Но почему идти боишься ты туда?

Агафон

Грозит мне смерть страшней твоей.

Еврипид

За что?

Агафон

За что? Забрался, скажут, я, как вор, чтобы украсть Ночные тайны их и женскую любовь.

Мнесилох

Ты не украсть, а сам их жертвой хочешь быть, Но довод все-таки разумный ты привел.

Еврипид

Так как же? Не пойдешь?

Агафон

Об этом не проси!

Еврипид

Несчастный, я пропал!

Мнесилох

Послушай, Еврипид, Дружок мой, родненький, не надо, не горюй!

Еврипид

Но что же делать мне?

Мнесилох

На Агафона плюнь, Меня возьми. Готов на все я для тебя!

Еврипид

Собой пожертвовать решил ты для меня? Тогда разоблачись.

Мнесилох

(сбросив одежду)

Все скинул. Что же ты Намерен делать?

Еврипид

(указывая на бороду)

Сбрить вот здесь тебе, а там, Внизу, хочу я сжечь.

Мнесилох

Пусть так, коль хочешь ты! Ведь не напрасно я все вытерпеть взялся!

Еврипид

Ты с бритвой ходишь постоянно, Агафон, Пожалуйста, дай ненадолго.

Агафон

Сам возьми Оттуда, из футляра.

Еврипид

Как любезен ты!

(Мнесилоху.)

Садись и щеку правую надуй сильней.

(Бреет.)

Мнесилох

Ой, ой!

Еврипид

Ну что кричать? Молчи, иначе я Кляп в рот тебе воткну.

Мнесилох

Ой, ой, ой, ой, ай, ай!

(Убегает.)

Еврипид

Эй, ты! Куда бежишь?

Мнесилох

Бегу в храм Евменид.[20] Клянусь Деметрою, я не вернусь к тебе: Зарежешь ты меня.

Еврипид

Смеяться будут все, Когда появишься ты полувыбритый.

Мнесилох

Мне это все равно.

Еврипид

Но ради всех богов, Не оставляй меня, вернись!

Мнесилох

(снова садясь)

Несчастный я!

Еврипид

Повыше голову! Спокойней! Не вертись!

Мнесилох

Ммы-ммы!

Еврипид

Да не мычи! Ну вот и хорошо!

(Оканчивает бритье.)

Мнесилох

О бедный я! Меня забрили на войну!

Еврипид

Не унывай! Зато теперь ты очень мил! Желаешь посмотреться?

Мнесилох

Если можно, да.

Еврипид

(подавая ему зеркало)

Узнал себя?

Мнесилох

Ей-богу, вылитый Клисфен!

Еврипид

Встань и, нагнувшись, стой. Тебя я подпалю.

Мнесилох

Вот горе мне! В свинью сейчас я превращусь.

Еврипид

Подайте факел мне или ночник сюда.

(Мнесилоху.)

Пониже наклонись да кончик береги.

(Начинает операцию.)

Мнесилох

О Зевс, поберегу. А все-таки как жжет! Ой, батюшки, ой, ой! Соседушки, воды!.. Скорей, скорей воды, пока не вспыхнул зад!

Еврипид

Мужайся!

Мнесилох

До того ль, когда на мне пожар!

Еврипид

Ну, кончено! Теперь пойдет у нас легко: Труднейшее ты вынес.

Мнесилох

Что за копоть! Фу! Промежность у меня обуглилась совсем.

Еврипид

Не стоит горевать: тебе тут подотрут.

Мнесилох

Не взвидит света тот, кому придется мыть.

Еврипид

Пожертвовать собой не хочешь, Агафон, Так подходящую одежду для него И пояс одолжи, – не скажешь ведь, что нет.

Агафон

Извольте, пользуйтесь: не жаль мне.

Мнесилох

Что же взять?

Еврипид

Что взять? Возьми сперва шафрановый хитон.

(Подает.)

Мнесилох

(нюхает)

О Афродита! Сладко пахнет кое-чем! Дай пояс поскорее. Где он?

Еврипид

(подает)

Вот, бери.

Мнесилох

Вкруг бедер ты оправь одежду у меня.

Еврипид

Нам не хватает сетки и повязки.

Агафон

Вот Повязка вам. Ее ношу я по ночам.

Еврипид

О Зевс! Прекрасно! Нам она как раз нужна.

Мнесилох

А впору мне она?

Еврипид

Великолепно. Нам Нужна накидка.

Агафон

Вон с постели можно взять.

Еврипид

Осталось туфли мне надеть.

Агафон

Сними с меня.

Мнесилох

А впору мне? Ведь ты просторных не носил?

Агафон

Как знаешь. Ну, теперь имеете вы все. А мне пора домой. Пусть увезут меня!

Эккиклема уезжает.

Еврипид

(Мнесилоху)

Совсем на женщину мужчина наш похож По виду внешнему. Когда заговоришь, Пищи по-женски, натуральней.

Мнесилох

Хорошо.

Еврипид

Иди же.

Мнесилох

Аполлон! Не двинусь я, пока Не дашь мне клятвы…

Еврипид

В чем?

Мнесилох

Что примешь меры все К спасенью моему, коль попадусь я им.

Еврипид

Клянуся воздухом,[21] где обитает Зевс!

Мнесилох

Лачугой лучше Гиппократа[22] поклянись.

Еврипид

Коль так, клянусь богами всеми, сколько есть

Мнесилох

Одно не позабудь, что мне душа клялась, А не язык: иной я клятвы не хочу.[23]

Еврипид

Скорей, поторопись! На храме Фесмофор Знак вывешен уже. В собранье он зовет. Я тоже ухожу.

Расходятся. Декорация меняется. Она изображает теперь внутренность храма Фесмофор, где собрались женщины, составляющие хор.

Мнесилох

(входит в женском наряде и говорит измененным голосом, делая вид, что обращается к рабыне)

Фракиянка, сюда! Ты полюбуйся, как здесь факелы горят И дым от них столбом уходит плавно вверх. О Фесмофоры, дивные богини две, Пусть в добрый час приду сюда я и вернусь! Поставь корзину здесь, рабыня, и подай Мне хлеб: богиням в жертву я его воздам!

(Берет хлеб и кладет его на жертвенник.)

Деметра, славная и чтимая всегда, И Персефона, будьте благостны ко мне, Вам жертвы приносить позвольте или хоть Неузнанным остаться дайте. А моей Вы дочери пошлите мужа. Пусть богат Он будет. В остальном – и глуп и негодящ. А сын мой будет пусть разумен и смышлен… Где поудобней мне усесться, чтоб речей Послушать вволю? Ты, фракиянка, ступай! Нельзя рабыням с нами здесь присутствовать.

Садится среди женщин.

Парод

Женщина-глашатай

Благоговение! Благоговение![24] Молитесь двум Фесмофорам, и Плутосу,[25] и Каллигении,[26] и Питательнице молодежи, и Гермесу, и Харитам, чтобы наше теперешнее собрание и совещание были проведены хорошо и прекрасно на большую пользу Афинскому государству и к нашему счастью и чтобы взяла верх та женщина, действия и речь которой окажутся наиболее полезными народу афинян и женщин.

Об этом молитесь, прося и себе всяких благ. Иэ! Пеан! Иэ! Пеан! Иэ! Пеан! Да будет с нами радость!

Первое полухорие

Строфа 1

Да будет так! О боги, молим вас смиренно Призыв молитвенный услышать и явиться С благоволеньем к нам. Преславный Зевс и ты, бог с лирой золотой,[27] Священного Делоса повелитель, И ясноокая всесильная богиня,[28] С копьем златым стоящая на страже В великом городе, – на наш призыв явитесь. Явись и ты, охотница-богиня[29] Многоименная, Латоны дочь прекрасной! И ты, морей владыка полновластный И досточтимый бог, покинь, о Посейдон, Зовем и дочерей подводного Нерея[30] И вас, в горах блуждающие нимфы. Звон лиры золотой Пусть вторит песне нашей, И пусть собрание гражданок благородных Плод добрый принесет.

Женщина – глашатай

К вам, Олимпийские и боги и богини, И к вам, Пифийские и боги и богини, И к вам, Делосские и боги и богини, И к остальным богам мольбу возносим нашу. Да будет проклят тот, кто хочет сделать зло Народу женскому; кто сносится тайком Иль с персами,[31] иль с Еврипидом нам во вред, Народу женщин. Кто тираном хочет стать Иль водворить тирана; кто разоблачит, Что женщина присвоила дитя; раба, Которая супругу разболтает все Иль извратит доверенную весточку; Любовник, если он любовницу надул И дар обещанный дарить не хочет ей; Старуха, что дары любовнику дает, Гетера, что бросает друга за дары, И все кабатчики, кабатчицы, хоть раз Нам недолившие, обмерившие нас, – Да будут прокляты, погибнет подло пусть Вся их семья! Просите также для себя Благополучия и счастья у богов.

Второе полухорие

Антистрофа 1

Помолимся о том, чтоб эти пожеланья На благо городу и вольности гражданской Исполнились. И та бы женщина в собранье победила, Которая подаст полезнейший совет. А тех, которые обманывают нас И клятвы данные бесчестно нарушают С корыстной целью и с ущербом для других, И тех, которые стремятся ниспровергнуть Народные указы и закон Иль нашим недругам о тайнах сокровенных Дерзают доносить, И тех, которые порабощенья ради Приводят персов к нам, – всех объявляем мы Безбожными врагами государства. О всемогущий Зевс! Воззри на нас, хоть женщины мы только, И повели богам Нам помощь оказать.

Женщина-глашатай

Внимайте все![32] В Совете женском решено Под председательством Тимоклии, – вела Лисилла протокол, а мненье подала Сострата, – чтоб созвать в день средний Фесмофор, Когда свободны вы, всеженский общий сбор. Предмет занятия: обидчик Еврипид И как его казнить. Прекрасно знаем все: Он оскорбляет нас. Желает кто сказать?

Первая женщина

Я!

Женщина-глашатай

Прежде чем начать, сперва надень венок!

Предводительница хора

Молчите, слушайте! Прокашлялась она, Как все ораторы: знать, будет длинной речь.

Первая женщина

(в венке)

Не из тщеславия, богинями клянусь, Пред вами, женщины, я эту речь держу. Страдаю я давно за женщин всей душой, Страдаю оттого, что с грязью нас смешал Отродье овощной торговки,[33] Еврипид. Всегда и всячески он унижает нас. Нет гадости такой, которую бы он На нас не взваливал. Где хоры есть, поэт И публика, везде на нас клевещет он. Что и развратны-то, и похотливы мы, Изменницы, болтуньи мы и пьяницы, И вздор несем, что мы – несчастие мужей. И вот, вернулся муж – в театре побывал, – Сейчас исподтишка осматривает все, Не спрятан ли куда возлюбленный у нас. Бывало, что хотим, все делать мы могли, Теперь уже нельзя: предубедил мужей, Презренный, против нас. Плетет жена венок, – Мужчина думает: «Наверно, влюблена». В домашних хлопотах вдруг выронит сосуд, – Сейчас готов упрек: «Ты что посуду бьешь? Наверно, вспомнила коринфского дружка!»[34] Хворает девушка – сейчас же скажет брат: «Не нравится совсем мне цвет лица сестры!» Но дальше! Женщина бездетная не прочь Дитя чужое взять, сказать, что родила, – Так не удастся: муж из спальни ни на шаг! На девочках женились раньше старики, Но он нас замарал настолько, что они Не женятся уже, ссылаясь на слова: «Над престарелым мужем властвует жена».[35] Благодаря ему покоев женских дверь Закрыта на запор; поставлена печать, Болты приделаны, а сверх того еще На страх любовникам молосских держат псов.[36] И это мы простим. Но вспомним же, как мы Хозяйничали здесь: свободно было нам Таскать из кладовой вино, муку и жир. Не та уже пора: муж носит все ключи, А сделаны они куда как мудрено! С тремя зацепками, лаконский механизм. Бывало, стоило ценою в три гроша Нам перстень заказать, – и дверь открыть могли, А ныне бич семьи – писатель Еврипид – Мужьям внушил носить на поясе печать Из древесины, сглоданной червем. Итак, Я предлагаю: надо погубить его. Хоть яд подсыпать, хоть иначе – только смерть! Вот то, что я могу открыто вам сказать, А остальное изложу я письменно.

Первое полухорие

Строфа 2

Не слыхали мы ни разу, Чтобы женщина умела Речь искусно так построить, Правду всю в ней изложить. Всесторонне обсудила И продумала отлично, Изложила очень точным, Сочным, ярким языком. Если б даже сын Каркина, Сам Ксенокл произносил здесь Речь, то все единогласно – Мы уверены – признали б, Что болтун он.

Вторая женщина

И я вам несколько сказать решаюсь слов. Все обвинения уже подобрала Вам первая из выступавших. Я скажу, Как мне он повредил. На Кипре умер муж, Оставив пятерых детей, которых я Кормила кое-как продажею венков Работы собственной. Мы жили впроголодь. Теперь же Еврипид своими пьесами Настроил всех мужчин не признавать богов. И половины мы венков не продаем. Поэтому и я проект такой вношу: Злодея наказать за все его грехи. Немало оскорблял он грубо, злостно нас. Чего нам ждать еще? Питомец рынка он.

(Уходя.)

Пора мне на базар: заказ имею я На двадцать штук венков, так надо их сплести.

Хор

Пред нами женский ум блеснул не в первый раз, И прежней речи блеск пред новою померк. Как говорит она! Ни слова лишнего! В ней виден здравый смысл, Видна находчивость и ясность мысли в ней, И убедительность, и верю я, что он Заплатит все сполна; сомненья в этом нет.

Мнесилох

Что наши женщины возмущены весьма Тем, как унизил их хулитель Еврипид, И что кипит в них злость, не удивляюсь я. Клянуся счастием детей моих, должна Я вам сочувствовать, раз не сошла с ума. Но нам и на себя, – мы здесь среди своих, Здесь нет предательниц, – не лишнее взглянуть. За что же всю вину мы валим на него, Безмерно злобствуя? Ведь он разоблачил Два-три греха, а их за нами миллион! Я о других молчу, но за собой грехов Немало знаю я, и вот из них один. То было в третью ночь замужества. Муж спал, Имела я дружка, которым лет семи Была я растлена; вот он затосковал, Пришел к моим дверям и стал скрести слегка. Я поняла, ползу с постели крадучись, Но вдруг проснулся муж. «Куда идешь?» – «Куда? Терпенья нет: урчит и режет в животе. Мне выйти надобно». – «Иди». Тут он взялся Толочь анис, шалфей, плод можжевельника, И я в дверные петли подлила воды И выбралась к дружку, и тут, держась за лавр, Нагнувшись, отдалась на улице ему. Об этом Еврипид нигде не говорит. Молчит он и о том, как отдаемся мы, Когда другого нет, погонщикам, рабам, Как, возбужденные излишеством ночным, Принуждены чеснок жевать мы поутру, Чтоб муж, вернувшись с караула к нам домой, Не заподозрил нас ни в чем дурном. Нигде Об этом нет у Еврипида. Федру он Бранит. Но нам-то что? Зато молчит о том, Как женщина одна взяла красивый плащ, Чтоб мужу показать при свете утреннем, И, им укрыв, любовника спровадила. Другая женщина родами десять дней Все мучилась, нигде ребенка не купив, А муж по городу все бегал и искал Лекарство, чтоб жене ускорить роды им. Ребенка принесла старуха им в горшке, Набивши воском рот ему, чтоб не пищал. По знаку, данному старухою, жена Давай вопить: «Уйди! Я чувствую, сейчас Рожу». И правда: плод в горшке ногою бил. Обрадованный муж сейчас же убежал, Воск живо вынут был, ребенок закричал. Старуха подлая, принесшая дитя, С улыбкою к отцу бежит и говорит: «Лев народился, лев! Ни дать ни взять – ты сам! И даже то, что под животиком висит, Совсем как у тебя: как шишечка с сосны…» Вот подло как мы поступаем, видит бог! За что ж на Еврипида гневом мы кипим? Мы терпим меньше зла,[37] чем сами мы творим.

Второе полухорие

Антистрофа 2

Удивительно! Где только Тварь такая отыскалась! Из какой земли явилась Эта наглая свинья! Говорит такие вещи Так открыто, так бесстыдно! Этой дерзости не ждали Мы в своем кругу никак. А теперь всего ждать можно! По пословице старинной, Загляни под каждый камень, А не то тебя ужалит Вдруг… оратор.[38]

Предводительница хора

Сознаться надо, по натуре женщины бесстыдны, И нет зловреднее созданий, кроме тех же женщин.

Первая женщина

Аглаврой[39] заклинаю вас, подруги, берегитесь. Околдовала вас она? Вы одержимы бесом, Что позволяете наш пол срамить вы этой твари? Ужель не вступится никто? А если нет, рабынь мы На помощь кликнем, волосы повыщиплем вот здесь ей, Золой посыплем… Будет впредь всем женщинам наука, И не посмеет ни одна срамить так подло женщин.

Мнесилох

Оставьте волосы мои! У нас свобода слова: Гражданка мнение свое сказать имеет право. Сказала только правду я в защиту Еврипида, За что ж наказывать меня и волосы щипать мне?

Первая женщина

За что наказывать тебя?.. Ведь ты во всем собранье Одна за злейшего врага вступиться вдруг посмела! Он выставляет напоказ распутных баб нарочно, Кричит про Федр[40] и Меланипп,[41] зато о Пенелопе[42] Молчит, хотя ее женой считают безупречной.

Мнесилох

Я знаю даже, почему: теперь уж Пенелопы У нас не сыщешь ни одной; одни остались Федры.

Первая женщина

Подруги, слышите ль, сейчас еще какую пакость Сказала подлая про нас?

Мнесилох

О бог мой! Мне известно Не то еще! Угодно ль вам, я расскажу побольше?

Первая женщина

Не скажешь больше ничего: все вытряхнула сразу.

Мнесилох

О Зевс! Не сказано еще и миллионной доли. Ведь не сказала, как берем мы обруч для прически, Вино из бочки тянем мы по этой трубке…

Первая женщина

Сдохни!

Мнесилох

Мы сводням мясо раздаем во время Апатурий,[43] Потом на кошку говорим.

Первая женщина

Ох, худо мне, как врешь ты!

Мнесилох

Сказать ли вам, как топором жена убила мужа? Другая зельем извела, ума его лишила. В Ахарнах женщина одна под ванной…

Первая женщина

Провались ты!

Мнесилох

Отца зарыла!

Первая женщина

Наконец, невыносимо слушать!

Мнесилох

А ты с рабынею своей ребенком поменялась: Взяла ты сына у нее, а ей дала девчонку.

Первая женщина

Клянусь богинями, тебе достанется за это: Я космы выдеру твои!

Мнесилох

Мой бог! Дотронься только!

Первая женщина

А вот тебе!

Мнесилох

А вот тебе!

Первая женщина

(рабыне)

Возьми-ка плащ, Филиста!

Мнесилох

О Артемида! Только тронь, и из тебя…

Первая женщина

Что дальше?

Мнесилох

Все сласти вывалятся вон, которых нажралась ты!

Предводительница хора

Оставьте ссору: вот бежит к нам женщина чужая. Пока она не подошла, вам следует умолкнуть. Должны мы выслушать ее вполне благопристойно.

Вбегает Клисфен, женоподобный афинянин.

Клисфен

О женщины – подруги нравом близкие! Что я – вам друг, мои порукой щеки в том. Поклонник страстный ваш и ваш защитник я, К вам с вестью я спешу: касающийся вас Огромной важности распространился слух, Который только что на рынке слышал я. Беда ужасная грозит вам, и должны Вы отвратить ее и меры все принять.

Предводительница хора

В чем дело, мальчик мой? Так можно пощипать Тебя за щеки гладкие и юные.

Клисфен

По слухам, Еврипид сегодня старика, Родню свою, сюда секретно подослал.

Предводительница хора

А для чего послал он? С умыслом каким?

Клисфен

Как соглядатая всех ваших планов, чтоб Узнать все ваши мысли и намеренья.

Предводительница хора

Но мы б заметили мужчину среди нас.

Клисфен

Да Еврипид его обжег, и ощипал, И женщиной одел, чтоб он не узнан был.

Мнесилох

И вы поверили?! Мужчина?! Кто же даст Себя ощипывать и жечь? Какой дурак? Богини дивные! Не верю в это я!

Клисфен

Ты вздора не болтай! Я не принес бы весть, Когда б из верного источника не знал.

Предводительница хора

О страшном преступлении узнали мы! Нельзя нам, женщины, ни медлить, ни зевать, А надо поискать, не прячется ли здесь, На нашем празднике, мужчина тот тайком. И ты, заступник наш, искать нам помоги, Тогда в двойном долгу мы будем пред тобой.

Клисфен

(первой женщине)

Начнем с тебя. Ты – кто?

Мнесилох

(про себя)

Куда деваться мне?

Клисфен

Обследовать вас всех придется.

Мнесилох

Ох, беда!

Первая женщина

Ты хочешь знать, кто я? Клеонима жена.

Клисфен

(хору)

Вам эта женщина известна или нет?

Предводительница хора

Известна. Продолжай опрашивать других.

Клисфен

А эта женщина с ребенком – кто она?

Первая женщина

Моя кормилица.

Мнесилох

Конец приходит мой.

(Бросается в сторону.)

Клисфен

Куда метнулась? Эй! Постой-ка, что с тобой?

(Хватает Мнесилоха.)

Мнесилох

(вырываясь)

Пусти меня оправиться! Бессовестный!

Клисфен

(отпускает и идет следом)

Ну, так и быть, сходи, а я здесь подожду.

(Становится возле.)

Предводительница хора

Конечно, подожди. Внимательно следи, Она одна из всех здесь не известна нам.

Клисфен

Долгонько что-то ты.

Мнесилох

Клянусь тебе, дружок, Моча нейдет: вчера я съела кардамон.

Клисфен

Закардамонила! Пожалуй-ка сюда.

(Тащит.)

Мнесилох

Как! Женщину тащить! Больную!

Клисфен

Говори, За кем ты замужем.

Мнесилох

Кто муж мой, хочешь знать? Тот самый… знаешь ли… из Кофокидов[44] он…

Клисфен

Тот самый? Кто же он?

Мнесилох

Да есть такой один… Однажды он того… Ну, сына этого…

Клисфен

Болтаешь, видно, вздор. Ты прежде здесь была?

Мнесилох

Клянусь богами, да! Я каждый год хожу!

Клисфен

В палатке с кем живешь?

Мнесилох

Да с этой… как ее… О, горе мне…

Клисфен

Совсем ты, вижу, завралась!

Первая женщина

(Клисфену)

Ты отойди. Ее о прошлых праздниках Мы поподробнее расспросим. Дальше встань, Мужчина этого не должен слышать.

Клисфен

(отходит)

Ну! Чем наши праздники открылись прошлый год?

Мнесилох

Постой, дай вспомнить, чем. Да пили мы сперва!

Первая женщина

Ну а потом?

Мнесилох

Потом мы стали выпивать.

Первая женщина

Об этом кто-нибудь сказал тебе. Затем?

Мнесилох

Ксепилла, не найдя горшка ночного, в таз…

Первая женщина

Попался! Эй, Клисфен, иди сюда скорей: Мужчина тот нашелся.

Клисфен

(подходит)

Что нам делать с ним?

Первая женщина

Раздеть! Ни слова правды нет в его речах.

Мнесилох

Хотите вы раздеть мать девяти детей?

Клисфен

Бессовестная тварь! А ну-ка обнажись!

Первая женщина

(осматривая Мнесилоха)

И мускулиста как она, и как крепка… И грудь, свидетель Зевс, у ней не женская!

Мнесилох

Бездетна и ни разу не рожала я.

Первая женщина

Ах, так! А мать девятерых детей не ты?

Клисфен

Прямее стой! Э, э! Что прячешь между ног?

Первая женщина

Да вот он сзади выглянул! И цвет хорош!

Клисфен

Не вижу. Где же он?

Первая женщина

Вперед теперь ушел.

Клисфен

Здесь все же нет его!

Первая женщина

Да сзади он опять!

Клисфен

Да это Истм[45] какой-то у тебя, земляк! Скорей, чем граждане Коринфа корабли, Свой член ты переводишь в обе стороны.

Первая женщина

Ага, подлец! Вот почему ты нас срамил И Еврипида защищал.

Мнесилох

Несчастный я! В какую страшную я угодил беду!

Первая женщина

Что делать с ним?

Клисфен

Пока внимательно стеречь, Чтоб не сбежал. А я пританам сообщу.

Клисфен уходит. Несколько женщин стерегут Мнесилоха.

Предводительница хора

После этого факелы наши зажжем, по-мужски опояшемся туже, Длиннополые сбросим одежды долой и старательный сделаем обыск: Может быть, и еще кто-нибудь из мужчин незаметно в собранье пробрался. Обойдемте весь Пникс[46] и палатки кругом и осмотримте все закоулки. Начинаем! Подвигайтесь быстрой поступью вперед, Все и всюду наблюдая незаметно. Это дело Неотложное, и медлить нам поэтому нельзя. Первым долгом поскорее обежим кругом весь храм.

Хор

(с песней и пляской обходит орхестру)

Всё обыскивайте, всюду Загляните: может быть, В этом месте заповедном Прячется еще мужчина. Бросьте зоркий взгляд повсюду, Все направо и налево Осмотрите хорошенько. Уличивши нечестивца, Покараем мы жестоко И на нем другим покажем, До чего людей доводят Святотатство, наглость, подлость. И богов признает он, И научатся все люди Чтить богов и их веленья Исполнять ненарушимо, Жить с обычаем согласно, Добродетель уважать. Нарушителям закона кара страшная грозит: Уличенный нечестивец, В озлоблении безумном, с исступленною душой, В свете истинном предстанет Пред лицом мужчин и женщин. Как пример, что бог карает Преступление на месте.

Предводительница хора

Вот теперь мы осмотрели всё внимательно кругом И мужчин в собранье нашем не нашли ни одного.

Мнесилох выхватывает ребенка у первой женщины и бежит к жертвеннику.

Первая женщина

Ах, ах! Постой, постой! Куда ты побежал? О, я несчастная, несчастная! Дитя Грудное у меня он выхватил из рук!

Мнесилох

Кричи! Но ты его не будешь уж кормить! Иль пустите меня, иль здесь, на алтаре, Пронжу его мечом, и кровь из жил его Зальет весь жертвенник.[47]

Первая женщина

О, горе мне! Беда! Подруги, помогите! Громкий крик подняв, На помощь мне придите! О, не дайте, нет, Отнять у матери единственную дочь![48]

Предводительница хора

О, о! Повелительницы Мойры! Вновь чудовищное дело совершается пред нами. Всюду наглость, всюду подлость! Все они заполонили! Вот, подруги, вот какое изуверство видим мы!

Мнесилох

Ну, теперь я славно выбью дурь излишнюю из вас.

Предводительница хора

Это больше, чем ужасно, – то, что сделал он сейчас!

Первая женщина

Возмутительное дело – мать ребеночка лишить!

Хор

Слово всякое бессильно Против этого бесстыдства.

Мнесилох

Этим я не ограничусь!

Хор

Далеко зашел ты слишком, И легко не отвертишься, И не скажешь, что ушел ты От последствий злодеянья, Нет, от казни не уйдешь!

Мнесилох

Пусть со мною не случится ничего, богов молю!

Хор

Нет, бессмертные на помощь Не приходят преступленью.[49]

Мнесилох

Вы болтаете впустую: я ребенка не отдам.

Хор

О богини! Эта дерзость, Эти речи нечестивца Скоро кончатся ужасно: За безбожие отплатим Мы как следует, конечно; Испытать тебе придется Переменчивость судьбы.

Предводительница хора

(первой женщине)

Этих женщин взяв на помощь, отправляйся поскорей За дровами: мы изжарим негодяя на костре.

Первая женщина

(рабыне)

Идем-ка, Мания, за хворостом скорей.

(Мнесилоху.)

Сегодня головешкой будешь у меня!

Мнесилох

Ну что ж, раскладывай костер! Долой, дитя, Одежду критскую! Что рано ты умрешь, – Вини одну ее, свою родную мать.

(Развертывает одеяло.)

Ба! Что за чудеса! Не девочка – бурдюк, Полнехонек вином, в персидских башмаках! О женщины, пьянчужки и бесстыдницы! На все готовы вы, чтоб только выпить вам. Находка кабаков, несчастие мужей, Вы только пряжу и добро изводите!

Первая женщина

(приносит хворост)

Ты хворосту прибавь побольше. Мания!

Мнесилох

Прибавь! А ты скажи, ты это родила?

Первая женщина

Его носила десять лунных месяцев В себе я.

Мнесилох

Ты?

Первая женщина

Клянусь в том Артемидою.

Мнесилох

Три меры ты носила в нем, не правда ли?

Первая женщина

Бесстыдник, что ты сделал? Ты раздел дитя! Мою малюточку!

Мнесилох

Малютку? Ты права! А сколько лет ему? Четыре или три Разлива?

Первая женщина

(не поняв)

Да, почти, прибавь еще те дни, Что после Дионисий протекли уже. Отдай же это!

Мнесилох

Нет, свидетель Аполлон!

Первая женщина

Так мы тебя сожжем.

Мнесилох

Пожалуй, жгите, но Простись вот с этим ты: сейчас же заколю.

(Заносит над бурдюком нож.)

Первая женщина

О пощади! Со мной, прошу, расправься ты, Не тронь лишь это.

Мнесилох

Как чадолюбива ты, Но тем не менее я вскрою и его.

Первая женщина

Дитя мое, дитя! Дай чашу, Мания! Я кровь твою хочу собрать, дитя мое!

Мнесилох

Подставь же чашу! Эту милость окажу!

Протыкает бурдюк. Женщина подставляет чашу, Мнесилох выхватывает ее, отпивает часть, остальное выливает.

Первая женщина

Чтоб ты издох! Как ты завистлив и жесток!

Возвращается вторая женщина.

Мнесилох

А кожу жрице отдадим в подарок мы!

Вторая женщина

В подарок жрице – что?

Мнесилох

Вот это. На, возьми!

(Бросает пустой мех.)

Вторая женщина

(первой женщине)

Бедняжка Мика, где теперь краса твоя? Кто отнял у тебя любимое дитя?

Первая женщина

Вот этот негодяй, но он у нас в руках, Постереги его, с Клисфеном я пойду О преступлении пританам заявить.

Уходит.

Мнесилох

Теперь подумаем, как от беды уйти, Что предпринять, придумать. Тот, кто виноват, Кто в передрягу эту сам меня толкнул, Пока не кажет глаз. И правда, как же быть? Как весть ему подать? Ба! Средство вспомнил я Из драмы «Паламед»:[50] на веслах напишу, Как там, и брошу их… Но весел, впрочем, нет, И не придумаешь, где взять их! Где? Ну, где? Не взять ли с алтаря дощечки,[51] исписать И разбросать кругом? Пожалуй, хорошо: Там было дерево, здесь тот же матерьял. Принимайтесь же, руки мои, За спасительный труд принимайтесь! Пусть ему эти гладкие доски, Начертанья ножа восприняв, Весть несут о моих злоключеньях. Скверно вышло как «р»! Ну, спешите вперед, Торопитесь, готова бороздка! Понеситесь скорее по всяким путям И туда и сюда разлетайтесь.

(Разбрасывает дощечки.)

Парабаса

Предводительница хора

Мы в защиту свою позволяем себе перед вами пропеть парабасу. Все и каждый чернят, унижают наш пол, все о нас говорят много злого. Ведь повсюду твердят, что мы сеем кругом только зло в человеческом роде, Что исходит от нас и вражда, и война, и восстанья, и распри, и горе. Допускаем: мы – зло, мы действительно зло, но зачем бы тогда вам жениться? Для чего запрещать выйти нам со двора или просто стоять у окошка? Для чего бы стеречь так старательно вам ваших жен, это зло, эту язву? Если из дому выйдет случайно жена и супруг не найдет ее дома, Чуть не сходит с ума, а на радостях он ликовать и молиться бы должен: В самом деле, ведь язва из дома ушла, ведь от язвы избавлен мужчина. Если ж в доме чужом мы уляжемся спать, утомившись забавами в праздник, То и дело вы лазите в спальню смотреть, вашу язву в тоске стережете. Если выглянет язва-красотка в окно, все мужчины любуются ею, А когда, застыдившись, отпрянет она, тем сильнее растет в них желанье, Чтобы язва опять показалась в окне. Уж отсюда достаточно ясно, Что мы лучше мужчин. Доказательств еще? Так за ними ходить недалеко: Много можно найти их. Уверены вы в превосходстве своем перед нами, Мы, напротив, себя ставим выше мужчин. Разберемте ж внимательней дело, А для этого мы сопоставим людей: и мужчин поименно и женщин. Хоть известен Хармин,[52] Навсимаха[53] его превосходит своими делами. Салабакхо[54] – развратница, но Клеофонт[55] и самой Салабакхо развратней. Стратонику[56] и Аристомаху[57] возьмем, марафонских полей героиню: Много лет никому из мужчин не придет даже в голову с ними равняться. Крепче силой ума, чем Евбула,[58] у нас не найдется никто из булевтов,[59] Даже если в расчет прошлогодних принять. Сам Анит[60] должен с тем согласиться. Превосходством своим над породой мужской все права мы имеем гордиться. Ведь из нас ни одна, из общественных сумм по полсотне талантов воруя, Не могла б средь людей с важным видом ходить. У мужей мы таскаем, но скромно: Много-много мешочек муки украдем, да и то возмещаем немедля. Из числа же мужчин очень крупных хапуг Указать мы могли бы не мало; Негодяев, торговцев людьми и обжор Тоже больше мужчин, а не женщин. И наследье отцов, без сомнения, вы Хуже нашего, знаем, храните. Ведь храним мы исправно все наше добро, Например: веретена, корзины, челнок И зонты… А мужья наши порастеряли давно Веретена, и копья пропали. А иные мужчины, – и много таких, – Лишь завидят врага, убегают стремглав И в испуге роняют… зонты.

Эпиррема

Упрекнуть мужчин во многом справедливо мы могли б, Но одна несправедливость возмутительней всего: Почесть женщине, родившей гражданина городу, – Таксиарха[61] иль стратега, – вы должны бы воздавать И на Стениях,[62] и Скирах,[63] и в другие праздники, Совершаемые нами, место первое давать. А родившей государству труса и негодника – Рулевой ли это будет, командир ли корабля – Как рабе остричься надо, место выбрать поскромней, Дальше матери героя. Что ты терпишь, город наш! Распустив на плечи кудри, ростовщица здесь сидит. В белоснежном одеянье мать Гипербола[64] у нас Рядом с матерью Ламаха.[65] Поступить бы с нею так: Если станет, в долг ссудивши, требовать она прирост, Отобрать насильно деньги и сказать при этом ей: «Не видать тебе прироста: ты урода родила!»

Эписодий первый

Мнесилох

Глаза все проглядел я, а его все нет. Что за причина? Он стыдится, видимо, И вспомнить «Паламеда», пьесу бледную. Какой же драмою привлечь его? Нашел! Недавнюю «Елену» разыграю я,[66] И платье женское мне пригодится тут.

Вторая женщина

Что ты задумал? Выпучил глаза чего? Достанется тебе Елена, если ты Не успокоишься, пока притан придет.

Мнесилох

(декламируя)

О струи Нила, девственно-прекрасные, Взамен дождей небесных шлете влагу вы Земле Египта белой, также племени, Поносом черным жестоко страдавшему.

Вторая женщина

Клянусь пресветлою Гекатой,[67] шельма ты.

Мнесилох

Прославленная Спарта – мне отечество. Отец мой – Тиндарей.

Вторая женщина

Будь проклят ты, хвастун! Отец твой – Тиндарей! По-моему – Фринонд![68]

Мнесилох

Елена – имя мне.

Вторая женщина

Ты женщина опять? За превращенье прежнее не дав ответ?

Мнесилох

И жизней много сгибло у Скамандрских[69] струй Из-за меня.

Вторая женщина

Как жалко, что не сдох ты там!

Мнесилох

И вот я здесь одна! Несчастный мой супруг, Мой Менелай, досель за мною не идет, Зачем же я живу?

Вторая женщина

Тебя забыла смерть.

Показывается Еврипид.

Мнесилох

Но словно отлегло от сердца у меня. Надежд родившихся не обмани, о Зевс!

Еврипид

(в костюме Менелая)

Кому принадлежит сей крепкозданный дом, И даст ли кто приют скитальцам, что от бурь Уже изнемогли, крушенье потерпев?

Мнесилох

Дворец Протея здесь.

Вторая женщина

Протея! Что за вздор! Хвастун несчастный, врешь! Богинями клянусь, Уж добрых десять лет, как умер наш Протей.[70]

Еврипид

К каким же берегам причалил наш корабль?

Мнесилох

К Египту.

Еврипид

Вот куда, несчастный, я приплыл!

Вторая женщина

Ты веришь этому прохвосту? Чтоб он сдох! Морочит он тебя: ты – в храме Фесмофор.

Еврипид

Скажите, где Протей: он дома или нет?

Вторая женщина

Морской болезнью, видно, болен ты, пришлец! Ты слышал сам сейчас, что умер он давно, Зачем же спрашивать: он дома или нет?

Еврипид

О горе! Умер он! А где он погребен?

Мнесилох

Его могила здесь, где я сейчас сижу.

Вторая женщина

Тебя бы в петлю, пес! Повесят, погоди. Как смеешь ты алтарь могилой называть?

Еврипид

Зачем же на могиле этой ты сидишь, О чужеземка, спрятавши лицо?

Мнесилох

Меня Насильно замуж взять Протея хочет сын.

Вторая женщина

Проклятый, незнакомца ты опять дуришь? Не верь! Мошенник он: забрался он сюда Стянуть, что попадет из золотых вещей.

Мнесилох

Бранись, ругательствами осыпай меня!

Еврипид

Старуха эта кто, что злобно так шипит?

Мнесилох

То – Феоноя, дочь Протея.

Вторая женщина

Вот уж нет! Критилла[71] – Антифея из Гаргетты дочь! А ты – мошенник!

Мнесилох

О! Что хочешь говори! За брата твоего не выйду никогда: Не изменю супругу Менелаю я.

Еврипид

Что слышу?! Дай узреть мне блеск твоих очей!

Мнесилох

Мне стыдно обнажать увядших щек красу.

Еврипид

Что вижу я? О боги! Слов не нахожу! Чей облик это?! Женщина, скажи, кто ты?

Мнесилох

А ты? Один вопрос обоих мучит нас.

Еврипид

Гречанка ты иль в этой родилась стране?

Мнесилох

Гречанка. Но хочу я также знать, кто ты.

Еврипид

Елену образ твой напоминает мне.

Мнесилох

Ты Менелай! Узнала я по зелени.

Еврипид

Ты не ошиблась: я – твой злополучный муж.

Еврипид идет к Мнесилоху.

Мнесилох

О, наконец ты здесь, в объятиях моих! Возьми меня, супруг… Покрепче обними… Прими мой поцелуй… веди меня, веди… Веди же поскорей…

Вторая женщина

Не взвидит света тот, Кто поведет тебя, так факелом прибью!

Еврипид

Как! Ты препятствуешь законную жену, Дочь Тиндарееву, мне в Спарту увезти?

Вторая женщина

Эге! Я вижу, ты – мошенник, как и он, И в заговоре с ним: недаром долго вы Египтян корчили. Но вы поплатитесь! Сюда идет притан и стражник вместе с ним.

Еврипид

Пропало все! Придется мне отчаливать.

Мнесилох

А мне, несчастному, как быть?

Еврипид

Спокоен будь! Тебе не изменю, пока я вижу свет, Пока уловок всех своих не истощу.

Уходит.

Мнесилох

Ах, эта удочка улова не дала.

Входит Притан со стражником-скифом.

Притан

Злодей, указанный Клисфеном, – этот ли? Что нагибаешься?

(Стражнику.)

Эй, уведи его, В колодки посади, затем поставь вот здесь И стереги, да так, чтобы никто не смел И близко подойти, и всякого бичом Лупи, кто подойдет.

Вторая женщина

И следует: сейчас Какой-то тут моряк его чуть не увел.

Мнесилох

Рукою правою, которую, раскрыв, Протягивать для взяток любишь ты, притан, Пред казнью окажи мне милость, я прошу!

Притан

Какой ты милости желаешь?

Мнесилох

Прикажи Раздетым привязать меня. Ведь я старик, И с женским поясом, в шафрановом плаще Быть не хочу посмешищем для воронов, Которые слетятся угощаться мной.

Притан

Решил Совет, что в платье женском должен ты Привязан быть, чтоб знали все, что ты за плут.

Мнесилох

О горе, о беда! Шафрановый хитон, Что ты наделал? И надежды нет спастись!

Скиф уводит Мнесилоха. Притан и вторая женщина уходят.

Предводительница хора

Начинаем веселиться, как в обычае у женщин В дни торжественных служений в этом храме в честь богинь, Свято чтимых и Павсоном,[72] воздержавшимся от пищи. Он ведь молится о том, Чтобы удавалось чаще Приобщаться к тому счастью – чтить по-нашему богинь.

(Танцует.)

Начинайте, подвигайтесь Легкой поступью по кругу,[73] Взявши за руки друг друга, Соблюдая дружно темп, Ускоряйте шаг, подруги, И, следя вокруг прилежно, Не расстраивать старайтесь наш веселый хоровод.

Первое полухорие

Строфа 3

Ну, а мы Олимпийцев поколенье[74] Дружным пением прославим в такт стремительному танцу.

Второе полухорие

Антистрофа 3

Если кто Ожидает с надеждой, Что мужчин позорить будем, ошибется он жестоко.

Хор

Вот теперь Благородное движенье В стройном круге хоровода мы по-новому начнем.

Первое полухорие

Строфа 4

Пой же бога с звонкой лирой И богиню Артемиду, Непорочную царицу! Наш привет тебе, о Меткий,[75] Посылай победы нам. Мы поем и Гере славу! Гера любит наши хоры, Охраняет очень строго двери брачного покоя, Узы брака бережет.

Второе полухорие

Антистрофа 4

Стад хранителя Гермеса, Милых нимф и Пана молим Посмотреть на наши танцы С благосклонною улыбкой И порадоваться им. Ну-те, дружно! Начинайте Веселей двойную пляску.[76] Исполнять должны мы танец по обычаю, который Соблюдаем мы всегда.

Хор

Тра-та-та! Теперь кружитесь и обратно возвращайтесь С громкой песней на устах. Царь наш, Вакх, плющом повитый, Царствуй в нашем хороводе, И тебя разгульной песней Мы прославим в такт движеньям.

Первое полухорие

Строфа 5

Здравствуй, Бромий,[77] о Дионис, Зевса сын и сын Семелы, Ты, кого ночной порою, На горах танцуя, нимфы звонкой песней веселят! Эвоэ, эво, эво! Ты танцуешь вместе с ними!

Второе полухорие

Антистрофа 5

И веселому привету Вторит эхо Киферона,[78] И в глуши лесов нагорных И в ущелиях скалистых гулко катится оно. Ты прекрасен и увенчан Молодым плющом зеленым.

Эписодий второй

Стражники вносят на орхестру Мнесилоха, забитого в колодки, и привязывают его к столбу. Скиф остается его стеречь, остальные уходят.

Скиф

На вульна воздуха айда сюда пуплач.

Мнесилох

Страж, я прошу тебя!

Скиф

Ни надо, ни пруси.

Мнесилох

Ослабь, прошу, мне винт.

Скиф

Аслабит? Харашо.

(Закручивает.)

Мнесилох

Ой, ой, беда моя! Сильней ты закрутил!

Скиф

Ишшо крутим, жалайшь?

Мнесилох

Ой, ой, ой, ой, ай, ай! Ну, пес тебя дери!

Скиф

Молчат, старик дурной! Потстилку приташу, лижача поглижу.

(Приносит подстилку, ложится и засыпает.)

Мнесилох

Ну, положение! Спасибо, Еврипид!

Еврипид показывается на подъемной площадке в костюме Персея и вскоре исчезает.

О, боги! Зевс спаситель![79] Вновь надежда есть! Я вижу, не предаст меня мой Еврипид. Персеем[80] вылетел. Он хочет намекнуть, Что Андромеды[81] роль играть я должен. Ведь Привязан я теперь. Понятно, хочет он Меня спасти, за этим прилетел сюда.

(Декламирует.)

Девушки милые, милые девушки, Как мне отсюда уйти, Чтоб не видал меня скиф? Слышишь ли, песням в пещере вторящая,[82] Будь благосклонна, позволь Мне воротиться к жене. О злополучнейший в мире, Связан безжалостно я! Спасшись едва от поганой старухи, Снова попал я в беду, Снова под стражею: скифа приставили! Цепь, одиночество, смерть – мой удел. Вороны злые мой труп разорвут. О, посмотри: я стою не в кругу хоровода И не в толпе моих юных подруг, Не урну держу, В крепкие цепи закована я! Жертва чудовища, жертва Главкета, Слышу не брачную песню веселую, Слышу я песню цепей. Плачьте, подруги! О я, страдалица бедная! О я, несчастный, несчастный! Стражду напрасно, напрасно я стражду по воле родных. Да! умолять я должна лиходея, Слезы горючие, слезы предсмертные лить я должна перед ним. Горе мне, горе! Он меня выбрил, во-первых, В желтый хитон нарядил, во-вторых, И, наконец, в этот храм, К женщинам этим послал. О моя горькая доля! Свыше ты мне суждена. Бремя проклятья несу я. Видя мое злополучье, Кто усомнится, скажите, в тяжких страданьях моих? Гряньте, перуны небесные, В прах обратите несчастного! Светоч бессмертный, ты мне опостылел, Жизнь мне в цепях немила: Скорбь роковая, смертельная давит, Мрак мне могильный грозит!

Еврипид

(за сценой)

Привет тебе, дитя, но твой отец, Кефей, Что бросил здесь тебя, пусть казни не уйдет.

Мнесилох

О, пожалевшая страдалицу, кто ты?

Еврипид

Я – отзвук слов чужих, насмешница Эхо, Я здесь была уже, то было год назад, Для Еврипида я была союзницей. Дитя мое, должна согласно роли ты Петь песню слезную.

Мнесилох

А ты – за мной вторить.

Еврипид

Я это сделаю. Итак, начни свой плач.

Мнесилох

О, как длинна ты, священная ночь! Медленно едет твоя колесница, Путь среди звезд совершая В недрах священных небес Над величавым Олимпом.

Еврипид

(изображая эхо)

Олимпом.

Мнесилох

Горе такое за что Андромеду терзает!

Еврипид

Терзает!

Мнесилох

Смерть мне, несчастной, грозит.

Еврипид

Мне, несчастной, грозит.

Мнесилох

Болтовней ты меня изведешь.

Еврипид

Изведешь.

Мнесилох

Вот прилезла! Мой бог! Надоела ты мне Чересчур.

Еврипид

Чересчур.

Мнесилох

Дай одной монолог дочитать. Будь добра, замолчи.

Еврипид

Замолчи.

Мнесилох

Пропади ты совсем!

Еврипид

Пропади ты совсем!

Мнесилох

Ой, беда!

Еврипид

Ой, беда!

Мнесилох

Ерунда!

Еврипид

Ерунда!

Мнесилох

Заревешь!

Еврипид

Заревешь!

Мнесилох

Завизжишь!

Еврипид

Завизжишь!

Скиф

(проснувшись, Мнесилоху)

Што брехашь!

Еврипид

Што брехашь!

Скиф

Иль пританыв позвать?

Еврипид

Иль пританыв позвать?

Скиф

Ой, беда!

Еврипид

Ой, беда!

Скиф

(вскакивает)

Где кричит?

Еврипид

Где кричит?

Скиф

(Мнесилоху)

Ты сказал?

Еврипид

Ты сказал?

Скиф

Будишь бит.

Еврипид

Будиш бит.

Скиф

Ты смиялся миня!

Еврипид

Ты смиялся миня!

Скиф бросается на Мнесилоха.

Мнесилох

(указывая)

Да не я же кричу, это женщина там.

Еврипид

Это женщина там.

Скиф

(оглядываясь, не видя Еврипида)

Где негодная?

Мнесилох

Прочь убежала уже.

Скиф

Эй, куды ты бижал?

Еврипид

Эй, куды ты бижал?

Скиф

(грозит кулаком)

Задаем!

Еврипид

Задаем!

Скиф

Пабалтаишь ишшо?

Еврипид

Пабалтаишь ишшо?

Скиф

(бежит на голос)

Эй, паганку держи!

Еврипид

(издалека)

Эй, паганку держи!

Скиф

(возвращается на место)

Ну, пруклятый бабенка, балтушка!

Еврипид

(появляясь в костюме Персея)

В чью землю чуждую – о боги! – принесли Нас ноги быстрые! Свободно в небесах Прокладывая путь крылатою стопой, К Аргосу[83] я, Персей, лечу, чтоб принести Горгоны голову.

Скиф

Как сказываишь ты? Неушта писыря Гурга башка?

Еврипид

Горгоны, Я говорю.

Скиф

Гургу и мы тибе скажим.

Еврипид

Что это за страна? И кто, скажи-ка мне, Прелестная из дев, привязанная там, Как лодка у причала одинокая?

Мнесилох

О, сжалься, незнакомец, над моей судьбой, Меня освободи.

Скиф

Мулчать! И ни бултать! Пракляты, перед смертью смеет он бултать.

Еврипид

О дева, больно мне глядеть, как ты висишь!

Скиф

Ни дивка он сапсим, адин гришна старик, Мушенник, вуруват пришла.

Еврипид

Все врешь ты, скиф! Кефея дочь пред нами, Андромеда здесь.

Скиф

Гляди прумеж нага: балшуща штук видна.

Еврипид

Позволь мне за руку взять эту деву, скиф. Позволь, прошу тебя: безудержным страстям Подвержен человек; любовью страстною Я к деве воспылал.

Скиф

Ни бульна жалка нам: И если б он сюды пувернут задом был, Ты б мог ево абнять, нам ета пся рувна.

Еврипид

С прекрасной пленницы позволь мне цепи снять, Чтоб ложе брачное с желанной разделить.

Скиф

Са старый силовик? Кали ахота есть, Ташши иди бурав, верти даскам дыра.

Еврипид

Нет, нет! Освобожу я деву!

Скиф

(грозно)

Будишь бит!..

Еврипид

Не страшно! Все равно я сделаю свое.

(Идет к Мнесилоху.)

Скиф

(загораживая дорогу)

Ни смешь! Мы тисакам твуя башка рубим!

Еврипид

(отступая)

Увы! Что предпринять? Чем убедить его? Природа варвара чужда моим речам, Идеи новые невеждам предлагать – Пустая трата слов. Нет, к сердцу дикаря Другой какой-нибудь придумать надо путь.

Уходит.

Скиф

Надуть меня хотишь! Ах ты, лиса дурна.

Мнесилох

Персей, в несчастии меня покинул ты!

Скиф

(Мнесилоху)

Жалаишь ты апять быть бит маим бича?

(Ложится и засыпает.)

Хор

Богиню Палладу, хоров подругу, В наш хоровод звать велит обычай, Юную, чистую, деву безбрачную!

Первое полухорие

Строфа 6

Ты, полновластно над городом нашим Мощную руку простершая явно, Ключедержавная, Полная злобы законной к тиранам, – явись!

Второе полухорие

Антистрофа 6

Женское вече тебя призывает: Дева, приди, Миром ликующим нас надели.

Первое полухорие

Строфа 7

Вы, всемогущие, вы, благосклонные, вы, милосердные, В вашу дубраву, куда запрещен Доступ мужчинам в час оргий священных, когда вы в сиянье Факелов ярких являете ваши бессмертные лики!

Второе полухорие

Антистрофа 7

Молим усердно, придите, явитесь, О Фесмофоры, о всемогущие! Если и прежде внимали вы нам, Молим смиренно, явитесь и ныне.

Эписодий третий

Входит Еврипид с арфой, за ним девушка танцовщица и мальчик с флейтой.

Еврипид

(хору)

Хотите, женщины, со мною мир теперь На будущее время заключить? Готов Я обещать вам всем, что больше от меня Вы не услышите дурного слова впредь.

Предводительница хора

К чему ты клонишь речь? И хочешь ты чего?

Еврипид

Мужчина, что сидит в колодках, – мне родня. Отдайте мне его, и больше вас срамить Не буду никогда. Но если против вы, То донесу мужьям, когда с войны придут, Что вы без них тайком выделывали тут.

Предводительница хора

Ну, что ж, согласны мы условия принять, Но варвара того ты сам уж убеждай!

Еврипид

Я с этим слажу. Ты, Элафион, смотри, Чему тебя учил я, – так и сделай ты. Пройдись пограциозней, в пляске пронесись, Ты ж, Тередон, сыграй персидский танец нам.

Пока мальчик играет и девушка танцует, Еврипид наряжается старухой.

Скиф

(проснувшись)

Какой там пьянисам дудит? Миня будил!

Еврипид

(голосом старухи)

Хотела девочка поупражняться, страж: Пред важными людьми ей надо танцевать.

Скиф

Ну, танцувай, учись: памиха мы ни будь.

Девушка танцует.

Ай, ай, прытка! Как есть блуха на туфяке.

Еврипид

Ну, вот что, девочка моя: ты платье скинь, Сядь на колени скифу, ноги протяни, А я сандалии с тебя сниму.

Девушка снимает платье и садится, Еврипид ее разувает.

Скиф

Так, так! Сиди, пужалуста, сиди… так, дучка, так… Ай, ай, как хараша! Как рипа грудь крипка.

Еврипид

(Тередону)

Наигрывай живей! Неужто страшен скиф?

Музыка делается живей, девушка опять танцует.

Скиф

(наблюдая).

Задкам яво хуруш! Цып, цып, свой миста знай! Вот так… и пиридкам красива бульна туж.

Еврипид

Прекрасно, девочка. Оденься, нам уже Пора идти.

Скиф

Пирва миня бы салувал.

Еврипид

Согласен, поцелуй.

Девушка целует скифа.

Скиф

Ой-ой! Ай-ай, ай-ай! Ай, губкам сахарна! Сладка, как здишна мед! Мы спать жалаим с ним.

Еврипид

Ну, стражник, будь здоров! Нам этого нельзя.

Скиф

Старушка, можна, пусть! Ну, адулжай миня!

Еврипид

Изволь, а драхму дашь?

Скиф

Так, так, даем, даем!

Еврипид

Чур, денежки вперед.

Скиф

Да денга нет сисяс. Держи заклад кулсян, А деньга дам пусля.

(Отдает колчан.)

Айда типерь, дитя. Пастой, старушка, здесь: гляди на старикам. Нам надо имям знать.

Еврипид

Артемисия я.

Скиф

Типерь ни забуваем: Артумуксия.

Уходит с девушкой.

Еврипид

Гермес, лукавый бог! Идет удачно все.

(Флейтисту.)

Возьми-ка все с собой и удирай, малец, А я останусь здесь освободить его.

Мальчик убегает, Еврипид распутывает веревки.

Как только отвяжу, со всех ты ног беги Домой к своей жене и к деточкам своим.

Мнесилох

Уж я-то убегу, ты только отпусти!

Еврипид

Ну вот и развязал. Теперь – заботься сам. Беги, покуда скиф не вышел.

Мнесилох

Я удрал.

Убегает, за ним Еврипид.

Скиф

(выходит с девушкой)

Ай бульна хуруша, ай сладка дученька! И смирна дивка, ни сирдита. Где старух?

(В ужасе.)

Бида, бида, прупал! Куды старик пушла? Старушка, бабушка! Ниладна так, старух! Эй, Артумуксия! Адманывал мина!

(Девушке.)

Штоп дух твой ни был здись!

Девушка убегает.

(Увидев брошенный колчан.)

Не зря ты взял кулсян, сапсим миня кончал. Бида сапсим! Што дилат будим? Где старух? Эй, Артумуксия!

Предводительница хора

Старуха с арфою? Ее ты ищешь, скиф?

Скиф

Так, так. Видал яво?

Предводительница хора

Вот в эту сторону Ушла сейчас она с каким-то стариком.

Скиф

Адежа на старик был жулта?

Предводительница хора

Да, да, да! Беги скорее вслед: успеешь их догнать.

Скиф

Пагана бабушка! Какой дуружка шел? Эй, Артумуксия!

Предводительница хора

Туда, вперед, все прямо… Эй, назад, назад!. Вот в эту сторону… Ты не туда бежишь.

Скиф

(мечется по орхестре)

Бида! Бихим назад… О Артумуксия!

(Убегает.)

Предводительница хора

(вслед)

Дорога скатертью и провались совсем!

(Публике.)

Ну, довольно! Забаве – конец: Наступила пора Расходиться домой. В благодарность за труд, Фесмофоры, Благосклонностью нас наградите.

Хор покидает орхестру.


Примечания

1

Мнесилох – имя, принятое условно, на основании античного комментария. В рукописи просто стоит «родственник Еврипида со стороны жены».

2

Дождусь ли ласточки… – греческая поговорка: прилет ласточки возвещал начало весны.

3

…хромать на две ноги? – Намек на Беллерофонта, Филоктета и других несчастных героев Еврипида. См. «Ахарняне», ст. 410–479.

4

Агафон – трагический поэт второй половины V в. до н. э. Ему приписывали введение в греческую драму собственных, независимых от мифологии сюжетов и замену хоровых песен интермедиями, не связанными с содержанием трагедии.

5

Зимою не легко так сделать… – Действие комедии происходит во время праздника Фесмофорий, приходившегося на конец октября – начало ноября и длившегося три дня.

6

Кирена – имя афинской гетеры.

7

Подземные богини – Деметра и Персефона.

8

Симоент – река в Троаде. Согласно преданию, Аполлон (Феб) и Посейдон возвели стены Трои по договору с троянским царем Лаомедонтом.

9

Латона (Лето́) – мать Аполлона и Артемиды.

10

Генетиллиды – божества – покровительницы рожениц.

11

«Ликургия» – недошедшая тетралогия Эсхила.

12

Барбит – струнный музыкальный инструмент.

13

…а с маслом взял сосуд… – Во время гимнастических занятий мужчины умащали тело маслом.

14

Ивик, Алкей, Анакреонт – известные лирические поэты VI в. до н. э.

15

…вели по-ионийски жизнь… – в представлении современников Аристофана образ жизни в богатых ионийских городах (на побережье Малой Азии) отличался изысканностью и изнеженностью.

16

Ксенокл – сын современного Аристофану трагического поэта Каркина, тоже автор трагедий.

17

Феогнид – трагический поэт, современник Аристофана.

18

«Тот – истинный мудрец…» – Стихи из недошедшей трагедии Еврипида «Эол».

19

«Ты жизни рад…» – слова Ферета из трагедии Еврипида «Алкеста», ст. 690.

20

Храм Евменид – служил убежищем молящих о спасении.

21

Клянуся воздухом – стих из недошедшей трагедии Еврипида «Меланиппа».

22

Гиппократ – был известен благодаря трем своим сыновьям, тупым и ленивым. Афиняне называли их «поросятами», а дом Гиппократа – «хлевом для свиней».

23

Одно не позабудь… – пародия на стих из трагедии Еврипида «Ипполит».

24

Благоговение! Благоговение! – Вся сцена представляет собой пародию на народное собрание. Сначала совершается молебствие богам, затем оглашается решение Совета пятисот о вынесении данного вопроса на обсуждение собрания. Затем начинаются выступления ораторов.

25

Плутос – бог богатства.

26

Каллигения – то есть «рождающая хорошие плоды» – эпитет Деметры. Питательница молодежи – Земля.

27

…бог с лирой золотой… – Аполлон.

28

…ясноокая… богиня… – Афина; ее статуя с копьем в руках стояла на афинском Акрополе.

29

…охотница-богиня… – Артемида.

30

…дочери подводного Нерея – морские нимфы.

31

…с персами… – такое проклятие сохранилось в официальных молитвах.

32

Внимайте все! – Комический эффект этой пародии на официальную формулу протокола народного собрания усиливается подбором имен: Тимоклия – «почтенная и славная»; Лисилла – «разрешающая споры»; Соcmpama – «спасительница войска».

33

…отродье овощной торговки… – Аристофан и другие комические поэты неоднократно утверждали, что мать Еврипида торговала овощами.

34

Наверно, вспомнила… – стих из недошедшей трагедии Еврипида «Сфенебея».

35

«Над престарелым мужем…» – стих из недошедшей трагедии Еврипида «Феникс».

36

Молосские псы – порода особенно свирепых сторожевых собак.

37

Мы терпим меньше зла… – цитата из недошедшей трагедии Еврипида «Телеф».

38

…ужалит вдруг… оратор. – В пословице речь шла, разумеется, не об ораторе, а о скорпионе.

39

Аглавра – дочь легендарного афинского царя Кекропа, жрица Афины.

40

Федра – героиня трагедии Еврппида «Ипполит», влюбившаяся в своего пасынка.

41

Меланиппа – героиня двух несохранившихся трагедий Еврипида, отдавшаяся Посейдону и родившая от него двух близнецов.

42

Пенелопа – жена Одиссея, в течение длительного отсутствия супруга отвергавшая притязания всех женихов; символ супружеской верности.

43

Апатурии – праздник, во время которого афинские граждане заносили в списки фратрий своих детей.

44

Кофокиды – наименование аттического дема.

45

Истм – Коринфский перешеек.

46

Обойдемте весь Пникс… – Храм Фесмофор помещался на холме Пникс, где обычно происходили народные собрания.

47

…пронжу его мечом… – пародия на трагический стиль.

48

О, не дайте, нет… – пародия на трагический стиль.

49

Нет, бессмертные на помощь… – пародия на стихи из трагедии Еврипида «Ипполит».

50

…из драмы «Паламед»… – Трагедия Еврипида «Паламед» была поставлена в 415 г. до н. э. Паламед – один из героев Троянской войны, оклеветанный Одиссеем и казненный по его наущению. Чтобы сообщить о случившемся отцу героя, его брат Эак вырезал слова на веслах, которые и пустил по волнам.

51

…с алтаря дощечки… – Дощечки прилагались к дарам, посвящаемым божеству.

52

Хармин – афинский стратег, потерпевший поражение в морском бою незадолго до постановки комедии. Следующие затем женские имена используются Аристофаном ради их этимологии.

53

Навсимаха – «сражающаяся на море».

54

Салабакхо – известная афинская проститутка.

55

Клеофонт – стал лидером радикальной демократии примерно в 412 г. до н. э.

56

Стратоника – «победительница войска».

57

Аристомаха – «прекрасно сражающаяся».

58

Евбула – «благой совет».

59

Булевты – члены Совета пятисот (буле).

60

Анит – позднее обвинитель Сократа.

61

Таксиарх – пехотный командир в афинском ополчении.

62

Стении – женский праздник, справлявшийся за два дня до Фесмофорий.

63

Скиры (Скирии) – праздник в честь Деметры и Персефоны, справлявшийся в конце июня.

64

Гипербол – афинский демагог, ярый сторонник войны, в 417 г. до н. э. изгнанный из Афин.

65

Ламах – афинский полководец 20-х годов V в. до н. э., при жизни служивший для Аристофана объектом насмешек как представитель военной партии; после гибели при Сиракузах возвеличивается им как честный солдат.

66

Недавнюю «Елену» разыграю я… – Здесь пародируется сцена из трагедии Еврипида «Елена», поставленной в 412 г. до н. э. Весь этот эпизод полон цитат и пародий на соответствующие места в трагедии. Согласно одному из вариантов мифа, боги подменили Елену, похищенную Парисом, ее призраком, а подлинную Елену перенесли в Египет, во дворец царя Протея. Здесь ее нашел Менелай, заброшенный бурей на побережье Египта.

67

Геката – богиня ночных призраков и волшебных заклинаний.

68

Фринонд – лицо более не известное.

69

Скамандр – река в Троаде; на ее берегах во время Троянской войны шли ожесточенные бои.

70

…наш Протей. – Женщина имеет в виду какого-то афинянина, носившего это имя.

71

Критилла – женское имя.

72

Павсон – современный Аристофану художник, часто голодавший.

73

…по кругу… – Женщины исполняют так называемый «киклический» (круговой) танец.

74

…олимпийцев поколенье… – то есть богов Олимпийского пантеона, бывших, по греческим представлениям, третьим поколением богов.

75

Меткий – то есть Аполлон.

76

Двойная пляска – пляска в более быстром темпе.

77

Бромий – культовое имя Диониса.

78

Киферон – горный отрог на границе Беотии с Аттикой.

79

О боги! Зевс спаситель! – Так начинается пародия на трагедию Еврипида «Андромеда», поставленную в 412 г. до н. э. Автор использует также стихи из других трагедий того же поэта.

80

Персей – спаситель Андромеды. Прилетев по воздуху в крылатых сандалиях, он заметил пленницу и с помощью головы Горгоны превратил дракона в камень, освободил Андромеду и женился на ней.

81

Андромеда – дочь царя Эфиопии Кефея в наказание за высокомерие матери, оскорбившей богов, должна была погибнуть. Прикованная железной цепью к скале, она была отдана на съедение морскому чудовищу Главкету.

82

…песням в пещере вторящая… – Эхо, которая играла важную роль в трагедии Еврипида.

83

Аргос – государство в Греции, родина Персея.