antique_ant Аристофан Осы

Комедия была поставлена Аристофаном под именем Филонида вместе с другой его же комедией «Предварительное состязание» на Ленеях 422 г. до н. э. и завоевала первое место. За «Предварительное состязание» (не сохранилась) автор был удостоен второго места.

2010-02-28 ru el В. Ярхо
Ewgeny doc2fb, FB Editor v2.0, FictionBook Editor 2.4 2010-02-28 Ewgeny 62052038-4FF4-4355-904D-2414DB9F8914 1.0

v 1.0 – Отсканировал, оформил FB2, вычитал, исправил ошибки. Ewgeny.

Аристофан. Комедии. В 2 т. Т.1 Искусство М. 1983 Комментарии В. Ярхо

Аристофан

Осы

Действующие лица

Сосий; Ксанфий − слуги Бделиклеона

Бделиклеон

Филоклеон

Хор стариков ос

Мальчик

Пес Кидафинский

Сотрапезник

Торговка хлебом

Пострадавший

Рабы

Без речей:

Мальчики

Флейтистка

Хэр Офонт

Обиженные

Свидетель

Плясун

Карлики

Пролог

Дом Филоклеона. Кровля опутана охотничьей сетью. Раннее утро. Сосий и Ксанфий спят по обе стороны двери, прислонившись к стене; Бделиклеон спит на кровле.

Сосий

(просыпаясь)

Несчастный Ксанфий, эй! Что делаешь ты там?

Ксанфий

Ночное бдение стараюсь сократить.

Сосий

Изрядно, стало быть, намнут тебе бока: Забыл ты, что за зверь под стражею у нас?

Ксанфий

Я знаю, да вздремнуть мне хочется чуть-чуть.

Сосий

Рискнем, попробуем: и по моим глазам Истома сладкая какая-то пошла.

(Задремав, склоняется к земле.)

Ксанфий

(очнувшись, своему товарищу)

Ты корибантствуешь или сошел с ума?!.[1]

Сосий

Нет, просто сон послал Сабазий на меня.[2]

Ксанфий

Э! Значит, ты к нему привержен, как и я: И на меня сейчас набег свой учинял С персидской стороны какой-то носоклюй… Преудивительный я видел сон сейчас.

Сосий

Я тоже видел сон такой, как никогда. Ты первый расскажи свой сон.

Ксанфий

Приснился мне Огромнейший орел; слетел на площадь он, Вцепился в медный щит когтями и унес Его под небеса, но вдруг тот самый щит, Я вижу, с высоты бросает Клеоним.

Сосий

Как будто просится в загадку Клеоним! Теперь, беседуя с друзьями на пиру, Их можно так спросить: «Скажите, что за зверь На небе, на море, на суше бросил щит?»

Ксанфий

Ох, ох! Какое ждет несчастие меня? Увидеть сон такой!

Сосий

Приятель, не тужи: Клянусь, ужасного не будет ничего.

Ксанфий

Нет, увидать того, кто бросит щит, – беда… Но расскажи и ты свой сон.

Сосий

Мой сон важней: Я государственный видал во сне корабль.

Ксанфий

Суть дела с киля ты выкладывать начни.

Сосий

Сначала видел я: на площади сидят И совещаются бараны меж собой,[3] Как есть все с палками, в коротеньких плащах. Потом приснилось мне, что средь баранов тех Всепожирающий ораторствует кит[4] И голосом свиньи откормленной визжит.

Ксанфий

Тьфу, тьфу!

Сосий

Что это значит?

Ксанфий

Стой, молчи, молчи! Гнилою кожею воняет этот сон.

Сосий

Затем поганый кит принялся на весах Воловий жир развешивать.

Ксанфий

Беда, беда! Он собирается продать народ вразвес.

Сосий

Феора видел я:[5] вороньей головой Украшенный, сидел он тут же на полу; Тут вдруг Алкивиад картаво мне сказал: «Смотли, Феол сидит с волоньей головой».

Ксанфий

Скартавил верно в этот раз Алкивиад.

Сосий

Феор стал вороном! Недобрый это знак.

Ксанфий

Ничуть, напротив, добрый!

Сосий

Как?

Ксанфий

А вот как: он Из человека вдруг стал вороном; теперь Не трудно предсказать, что, взвившись к небесам, Он уберется прочь к воронам навсегда.[6]

Сосий

Ну как тебе не дать оболов пару: ты С такою ловкостью распутываешь сны.

Ксанфий

(зрителям)

Я должен зрителям суть дела объяснить, Но предварю сперва немножко вот о чем: Не ждите ничего высокого от нас, Ни шуток, краденных в Мегаре; нет у нас Рабов, что зрителям бросают из кулька Орехи грецкие; не выведен у нас Геракл прожорливый, лишаемый еды; И Еврипида вновь трепать не станем мы; Клеона вознесла судьба, но не хотим Окрошку делать здесь вторично из него. Для вас есть басенка неглупая у нас И вашему уму доступная: она Мудрее пошлостей комедии иной. У нас есть господин, огромный господин, Который спит теперь на кровле, наверху. Он запер на замок отца, а нам вдвоем Велел смотреть, чтоб тот из дома не ушел. Отец его болезнью странной заражен, И никому из вас не угадать ее Без нашей помощи. Попробуйте смекнуть.

(Указывая на отдельных лиц из публики.)

Аминий Пронапид уверен, что старик Завзятый костофил; клянусь, Аминий врет: Догадку строит он, беря себя в пример, Хотя в словечке «фил» лежит весь корень зла. Вон Сосий говорит Деркилу, что старик, Наверно, Винофил, – куда там! Вовсе нет. Такая хворь – удел порядочных людей. Вон Никострат из Скамбонид решил,[7] что он, Наверно, жертвофил иль ярый гостефил, – Клянусь собакою, старик не гостефил: Ведь Гостефил у нас – неистовый блудник.[8] Нет, где вам угадать! Пустая болтовня! Молчите, если суть вам хочется узнать. Открою вам сейчас хозяина болезнь: Он ярый судофил, каких и в мире нет; Он страстно любит суд и глубоко скорбит, Когда не попадет на первую скамью. Не может ночью он ни на волос уснуть, А если и вздремнет немножко, все равно Витает мысль его у водяных часов.[9] Держать привыкши шар, встает с постели он,[10] Сложив три пальца так, как будто фимиам В день новолуния бросает на алтарь. Увидит где-нибудь он надпись на дверях:[11] «Сын Пирилампа Дем – красавец»,[12] – и сейчас: «Воронка – ты моя любовь», – добавит он.[13] Петух его стал петь по вечерам – и вот Старик был убежден, что с подсудимых он За пенье позднее, наверно, взятку взял. Чуть ужин кончится, кричит он: «Башмаки!» Еще не рассветет, а он уж в суд идет И, как морской моллюск, там спит, прильнув к столбу, По злости ставит он всем длинную черту[14] И возвращается, как шершень иль оса, С ногтями, полными начинки восковой. Боясь, что камешков не хватит на суде, Он берег у себя морской в дому завел. Вот мания его. Советы – ни к чему: От них еще сильней он рвется в суд.[15] Его Мы держим взаперти, чтоб он не убежал. Жестоко удручен его болезнью сын. Сначала он отца старался убедить, Чтоб бросил наконец носить плащишко он И дома бы сидел, но тот не слушал слов. И омовения ему не помогли. Пытались плясками его лечить,[16] а он, Как был, с тимпаном в суд стремительно влетал. Когда же таинства ему не помогли, В Эгину сын отвез и положил его Насильно на ночь в храм Асклепия,[17] а он Чуть свет пред входом в суд явился – тут как тут, Когда уж мы его не стали выпускать, Он начал вылезать по стокам для воды И в окна. Мы тогда отверстья в доме все Забили наглухо, наполнив их тряпьем. И что же? – он гвоздей набил по всей стене И, точно галка, вон выпархивал по ним. Чтоб удержать его, теперь пришлося нам Сетями крепкими опутать двор кругом. Зовут же старика, клянуся Зевсом я, Филоклеон, а сын его – Бделиклеон.[18] Характер у сынка заносчивый и злой…

Бделиклеон

(с крыши)

Эй, Ксанфий, Сосий, эй! Уснули, что ли, вы?

Ксанфий

Ай, ай!

Сосий

Что там?

Ксанфий

Проснулся наш Бделиклеон.

Бделиклеон

Скорей, скорей сюда бегите кто-нибудь! Пробрался наш старик на кухню и, как мышь, Шуршит и возится. Поглядывай, чтоб он Не вылез как-нибудь чрез банную трубу.

Сосий входит в дом.

(Ксанфию.)

А ты наляг на дверь.

Ксанфий

Готово, господин.

Бделиклеон

(подходит к трубе)

Владыка Посейдон! Что там шумит в трубе?

Филоклеон высовывает голову.

Эй, кто ты?

Филоклеон

Это я, я вылезаю, – дым.

Бделиклеон

От дров каких, скажи?

Филоклеон

Смоковницы.[19]

Бделиклеон

О Зевс! Ползет из всех дымов вонючий самый дым, Но ты не вылезешь! Где вьюшка? Прочь, назад!

(Закрывает отверстие.)

Для крепости еще полено положу. Уловку новую придумывай теперь! Однако есть ли кто несчастное меня? Отныне будет мне прозванье «дымов сын».

Ксанфий

Толкает кто-то дверь.

Бделиклеон

(с крыши)

А ты держи плотней, Упрись покрепче! Я сейчас приду к тебе; Да освидетельствуй задвижку и замок, Смотри, чтобы старик щеколды не отгрыз.

Скрывается.

Филоклеон

(за решетчатой дверью)

Что делаете вы? Мне надо в суд, скоты, Иначе Драконтид оправдан будет там.[20]

Ксанфий

Тебе какое горе?

Филоклеон

В Дельфах Аполлон Мне предсказал, что я иссохну от тоски, Когда хоть кто-нибудь спасется от меня.

Ксанфий

Ну предсказание, спаситель Аполлон!

Филоклеон

Пусти, пожалуйста, иначе – я погиб.

Ксанфий

Нет, нет, Филоклеон, свидетель Посейдон!

Филоклеон

Тогда я вашу сеть зубами прогрызу.

Ксанфий

Да ты ведь без зубов.

Филоклеон

(трагически)

О, горе, горе мне! Как мне тебя убить? Подайте меч сюда. Или судейскую табличку поскорей!

Бделиклеон

(входя)

Готовит каверзу нам этот человек.

Филоклеон

Нет, нет, клянуся вам: мне только бы продать И сбрую и осла; вы знаете, теперь Ведь новолуние.

Бделиклеон

А разве то же сам Не мог бы сделать я?

Филоклеон

Да уж не так, как я.

Бделиклеон

Получше твоего.

Филоклеон

(подумав)

Ну, что же, выводи!

Скрывается.

Ксанфий

Закинул удочку прехитрую старик, Чтоб выбраться сюда.

Бделиклеон

Да, только на нее Не клюнуло: его уловку понял я. Итак, я в дом войду и выведу осла, Чтоб носа наш старик не высунул за дверь.

Входит в дом и сейчас же возвращается с ослом на поводу; осел ревет.

Что ты, осел, ревешь? Сегодня продадут? Иди, иди скорей! Что дышишь тяжело? Не Одиссея ли несешь?

Ксанфий

И впрямь несет! Вон кто-то спрятался под брюхом у него.

Бделиклеон

(наклоняясь)

Посмотрим: кто такой? Гляди! Что это тут! Ты что за человек?

Филоклеон

«Никто», свидетель Зевс![21]

Бделиклеон

Из стран каких?

Филоклеон

С Итаки, Беглиппида сын.[22]

Бделиклеон

Тебя, Никто, теперь ничто уж не спасет.

(Ксанфию.)

Тащи его скорей обратно. Вот так плут! Смотри, куда залез! Никак не отличишь От ослика, когда под маткой он стоит.

Филоклеон

(упираясь)

Пустите, иначе судиться буду я.

Бделиклеон

За что судиться будешь ты?

Филоклеон

«За тень осла».[23]

Бделиклеон

Ах ты, тухлятина, тупица, сумасброд!

Бделиклеон

Тухлятина? Ну нет! Не знаешь ты меня! Я – лакомый кусок. Чтоб испытать мой вкус, Поешь подбрюшины ты старого судьи.

Бделиклеон

(Ксанфию)

Тащи его, тащи с ослом обратно в дом.

Филоклеон

(в дверях)

О судьи! О Клеон! Друзья мои, ко мне!

Ксанфий тащит старика в дом и скоро возвращается.

Бделиклеон

Кричи себе теперь: загнали мы тебя.

(Ксанфию.)

Приваливай камней поболее к дверям, Скорее запирай опять их на замок, Наружный всунь засов и пододвинь к нему Каток потяжелее.

Ксанфий

(возится около двери)

Ах, беда моя! Откуда камешек свалился на меня?

Бделиклеон

Наверное, его столкнула сверху мышь.

Ксанфий

Какая мышь! Смотри: вон высунулся там, Меж черепицами над кровлей ваш судья.

Бделиклеон

О, горе! Воробьем стал мой отец теперь, Сейчас он улетит. Эй, сеть тяни сюда! Кыш, кыш, назад!

Старик исчезает.

О Зевс, уж лучше было б мне Скиону сторожить,[24] чем этого отца!

Ксанфий

Ну вот и кончено: спугнули старика, И больше он от нас никак не улизнет. А что, кабы теперь хоть капельку соснуть?

Бделиклеон

Несчастный! Явятся немного погодя Товарищи отца и будут звать его С собою в суд.

Ксанфий

Как так? Еще не рассвело!

Бделиклеон

Сегодня-то еще проспали старики, А прежде с полночи являлися они С лампадами в руках, мурлыча про себя Сидоподревнесладкофринихов напев,[25] Чтоб вызвать старика.

Ксанфий

Когда нужда придет, Тотчас каменьями мы славно встретим их.

Бделиклеон

Несчастный, если ты раздразнишь стариков, Не хуже ос они отделают тебя. И жало спереди имеется у них, И колют им они, и скачут, и жужжат, И точно искры жгут, бросаясь на людей.

Ксанфий

Не бойся ничего! Мне только бы камней, И я огромный рой судейский разнесу.

Слуги и Бделиклеон дремлют у дверей. Появляется хор стариков, закутанных в длинные плащи и с посохами в руках, их сопровождают мальчики, несущие тускло горящие лампады.

Парод

Предводитель хора

Вперед, живее, крепче шаг! Ты, Комий,[26] чуть плетешься. Клянусь, ты прежде крепче был ремня собачьей кожи, А ныне Харинад идет тебя куда быстрее. О конфилеец Стримодор,[27] приятель закадычный! Идет ли с нами Эвергид? Хабет идет ли, флиец?[28] Увы! Теперь… охо-хо-хо!.. осталось нас немного С тех пор, как наши молодцы сошлися под Византий.[29] Служили вместе мы с тобой, и, помнишь, как-то ночью, Шатаясь, у калачницы бадью мы утащили И, расколов ее в щепы, на них варили овощ… Скорей, друзья! Сегодня мы судить Лахета будем.[30] Все говорят, что у него деньжонок целый улей. Вчера защитник наш Клеон велел прийти пораньше И на три дня забрать с собой неутолимой злобы, Чтоб хорошенько наказать его за преступленья. Скорее двинемтесь, друзья, пока день не забрезжил. Пойдем вперед и осветим лампадами дорогу, А то нам камень на пути подстроит злую шутку.

Мальчик

Отец, отец, остерегись: лужа – на дороге.

Предводитель хора

С земли пруточек подними и поправь светильню.

Мальчик

Чего тут! Лучше пальцем вот я ее поправлю.

Предводитель хора

С какой же стати пальцем ты трогаешь светильню? И без того-то масла нет, дуралей-мальчишка! Тебе пустяк, а нам оно денег тоже стоит.

(Бьет его.)

Мальчик

Когда пинками вы еще будете учить нас, То мы, ей-ей, уйдем домой, погасив лампадки; Тогда, плутая в темноте без нас и без лампадок, Вы шлепать будете в грязи, как нырки в болоте.

Предводитель хора

Ну, мне случалося карать кой-кого почище. Однако, кажется, попал в лужу я ногами.

(Присматривается.)

Оно и видно, что теперь дня еще четыре На землю будет посылать Зевс хороший дождик; Поэтому и у лампад вон как нагорело: Всегда скопляется нагар в сильное ненастье… Но, впрочем, это хорошо для плодов незрелых, И ветер северный и дождь им необходимы.

(Приближается к дому Филоклеона.)

Но что за штука? Отчего из дома так долго Товарищ не выходит наш? Что с ним приключилось? Когда-то он проворней был: впереди, бывало, Идет – из Фриниха поет, а он певун известный. Я вот что думаю, друзья: встанем перед домом И песню хором запоем; может быть, скорее На зов друзей он поспешит радостно из дома.

Первое полухорие

Строфа 1

Почему же наш старик к нам не выходит? Отчего не отвечает? Или обувь затерял он? Иль в потемках спотыкнулся И зашиб, быть может, палец, А от этого распухла Вся нога – ведь он старик уж. Или грыжа одолела?.. Был старик наш всех язвительнее прежде И на просьбы не сдавался, А когда его попросят, В пол уставится упрямо И промолвит: «Камень варишь».[31]

Второе полухорие

Антистрофа 1

Иль вчерашний подсудимый в том виною? Ускользнул он, обманул нас,[32] Убедил в любви к Афинам, Будто первый нам донес он О предательстве Самоса. Вот и треплет лихорадка Старика от огорченья: У него такой характер. Встань, приятель, не терзайся так жестоко, Позабудь об огорченье! Толстосум у нас есть новый Из предателей фракийских:[33] Вот его ты и упрячешь.

Филоклеон не показывается.

Предводитель хора

Мальчуган, ступай вперед.

Мальчик

Строфа 2

А ты дашь ли мне, отец мой, То, чего хочу просить я?

Предводитель хора

О, конечно, мой сыночек! Говори, чего ты хочешь, Что купить тебе? Наверно, Назовет мой мальчик кости.

Мальчик

Нет, мой папочка, купи нам Смоквы: это – слаще…

Предводитель хора

Дудки! Ни за что, хоть вы повесьтесь!

Мальчик

Ну, так больше мы не станем провожать вас.

Предводитель хора

Из моей ничтожной платы[34] я ведь должен Содержаться сам-третей; Надо дров, приправы, хлеба, Ты же смоквы просишь!

Мальчик

Антистрофа 2

Ну а как же, если архонт Не назначит заседанья В этот день? На что припасов Купим мы? На что надежду Ты питаешь? Иль укажешь Нам на «путь священный Геллы»?[35]

Предводитель хора

Ах ты, горе наше, горе! Право, я и сам не знаю, Где тогда обед добудем.

Мальчик

«Ах, зачем меня ты, мати, породила…».

Предводитель хора

Чтоб кормить тебя забота мне досталась.

Мальчик

Ах, кошель мой, «для меня Украшенье ты пустое».[36]

Предводитель хора и мальчик

Как тут не заплакать?!

Филоклеон

(из-под сети у слухового окна)

Изнываю, друзья, Я давно у окна, Слышу песню, но сам Не могу с вами петь. Что мне делать? Меня Осадили враги. К урнам рвусь я давно, Чтоб кого-нибудь там Подвести и упечь. Бог мой Зевс, я молю, страшным громом твоим Или в дым преврати ты сейчас же меня, Или сделай меня Проксенидом, Иль прожженным лгуном, сыном Селла.[37] О, не медли, мой царь, пожалей, снизойди Ко страданьям моим! Иль палящий перун пусть зароет меня В кучу пепла скорей, А потом из нее мое тело достань, И обдуй, и подливкой горячей облей, Или в камень меня преврати, наконец, На котором шары мы считаем.

Первое полухорие

Строфа 3

Кто тебя насильно держит На запоре? Расскажи нам, Не скрывайся от друзей.

Филоклеон

Сын мой собственный. Но тише, не кричите: вот он здесь, Недалеко спит на кровле. Тише, тише! Ниже тон.

Предводитель хора

Да какая же причина обращаться так с тобой? Чем он это объясняет?

Филоклеон

Мне судить не разрешает, мне мешает зло творить, Жизнь привольную сулит мне, но не надо мне ее.

Первое полухорие

Поступить посмел с тобою Низкий Демологоклеон[38] Так за то, что смело правду О юнцах ему ты режешь?[39] Вот в чем дерзости причина: Заговорщик явный он.

Предводитель хора

Если так, то тебе остается одно: новый способ спасенья придумать; Изловчись как-нибудь к нам спуститься, но так, чтобы сын ничего не заметил.

Филоклеон

Что придумаешь тут? Нет, придумайте вы, а исполню я все, что угодно: Страстно хочется мне шаром голос подать за решеткой судебной палаты.

Предводитель хора

Не найдется ли щели какой где-нибудь? Изнутри бы ее ты расширил, А потом и пролез, как хитрец Одиссей, нарядившись нарочно в отрепья.

Филоклеон

Заколочено все, щелей нет никаких, комару даже негде пробраться. Нет, тут выход иной надо выдумать нам: для меня все отверстья закрыты.

Предводитель хора

Или ты позабыл, как украл вертела и проворно махнул через стену? Незадолго до этого Наксос был взят, мы служили тогда в ополченье.[40]

Филоклеон

Да, я помню, но что из того? Ведь теперь положенье мое не такое: Я был молод тогда и умел воровать, да и силы поболее было. И к тому же тогда не следили за мной, И удрать от беды безопасно я мог, А теперь стерегут каждый выход и вход, А у самых дверей два солдата Караулят меня с вертелами в руках, Точно кошку, стащившую мясо.

Второе полухорие

Антистрофа 3

Ну а все-таки придумать Надо выход поскорее, Моя пчелка, уж рассвет.

Филоклеон

Лучше нечего придумать: надо сети перегрызть, А Диктина пусть простит мне, если я испорчу их.[41]

Предводитель хора

Средство верное нашел ты для спасенья своего. Ну, пускай в работу зубы.

Филоклеон

(перегрызает сеть)

Перегрыз, готово дело. Тише, тише, ни гугу! Осторожнее! Услышит мой побег Бделиклеон.

Второе полухорие

Ничего не бойся, друг мой: Если сын твой только пикнет, Будет он душой терзаться. Будет он дрожать за шкуру И узнает, как опасно Презирать декрет богинь.[42]

Предводитель хора

А теперь ты в окошко веревку продень и вкруг тела концом обмотайся, А другой выпускай постепенно из рук, преисполнившись весь Диопифом.[43]

Филоклеон

Ну а если мои сторожа уследят и наверх, точно рыбу, потащат, Чтобы снова меня засадить под замок, что вы будете делать, скажите?

Предводитель хора

Всей толпою мы ринемся в бой за тебя, за тебя крепким дубом мы станем. И тебя взаперти не дадим мы держать. Вот намерены как поступить мы.

Филоклеон

Полагаясь на вас, стану действовать я, но послушайте: если убьюсь я, Поднимите меня и, оплакав мой труп, под оградой суда положите.

(Обвязывается.)

Предводитель хора

Не страшись: ничего не случится с тобой; опускайся смелее, приятель, Но сначала с мольбой обратися к богам, стародавним хранителям нашим.

Филоклеон

(простирая руки к площади)

Мой сосед, полубог, покровитель наш Лик,[44] мы с тобой одинаково любим Причитанья и слезные вопли людей, предстающих на суд перед нами. Ты нарочно пришел поселиться сюда, чтобы слышать их жалкие стоны; Из героев один пожелал ты сидеть возле места печали и плача, Пожалей же меня и спаси от беды по-соседски, а я поклянуся, Что во веки веков у ограды твоей облегчаться в нужде я не стану.

Начинает спускаться.

Бделиклеон

(проснувшись, кричит)

Эй, проснись!

Ксанфий

(просыпаясь)

Что такое случилось?

Бделиклеон

Кругом точно звуки какие-то слышу, Уж не лезет ли снова старик где-нибудь?

Ксанфий

(оглядывается)

Отче Зевс! Да ведь он по веревке Опускается вниз!

Бделиклеон

(бросается к Филоклеону)

Ах ты, плут из плутов! Ну уж нет, тебе слезть не удастся!

(Ксанфию.)

Подымайся скорее с другой стороны и лупи его прутьями сзади: Может быть, от ударов священной лозы задним ходом пойдет он скорее.

Филоклеон

(которого сын толкает вверх, а Ксанфий бьет прутьями)

Помогите мне все, кого нынешний год ожидают в суде заседанья! Помогите, друзья, помогите, Хремон, Тисиад, Фередипн, Смикифион![45] Не теперь, так когда же поможете вы? Помогите, пока не втащили.

(Бросает веревку и спрыгивает на землю.)

Предводитель хора

Строфа 4

Ну, скажите, что мы смотрим? Пустим ярость нашу в ход, Как всегда, когда приводят в озлобление наш рой.

Первое полухорие

Ну-ка жала, ну-ка жала, Гнева страшные орудья, Навострите.

(Сбрасывают плащи и выставляют жала. Мальчикам.)

Подбирайте наше платье и скорей, детишки, марш! Вы бегите и кричите, чтоб Клеона известить, И сюда его зовите На предателя, который Смерти стоит, ибо он Предлагает прекратить Все дела судебные.

Бделиклеон

Разберите дело прежде, чем кричать, голубчики.

Предводитель хора

До небес мы крик поднимем!

Бделиклеон

Старика я не отдам!

Предводитель хора

Не ужасно ль? Тирания это явная, как день!

Первое полухорие

О мой город! О богопротивный Феор! О льстецы, лиходеи вы наши!

Ксанфий

О Геракл, какие жала! Посмотри-ка, господин.

Бделиклеон

Горгиад Филипп зажален был уж ими на суде.[46]

Предводитель хора

И с тобою будет то же. Повернитесь все сюда! Жала выдвиньте наружу, и идите на него, И, сомкнувшись грозным строем, покажите вашу мощь, Чтоб потом он помнил долго, чью он злобу разбудил.

(Наступают.)

Ксанфий

Зевс свидетель, страшно будет с этим роем драться нам! Уж при виде жал их острых содрогается душа.

Первое полухорие

Отпусти же его, а иначе, смотри, Позавидуешь ты черепашьим щитам.

Филоклеон

Гей, соратники в процессах, осы с гневною душой, Пусть одни из вас вопьются разъяренные им в зад, А другие дружным роем жалят пальцы и глаза!

(Пытается сбежать.)

Бделиклеон

(хватая старика)

Эй, сюда, Мидас, Масинтий, Фриг! Скорей сюда, ко мне![47] Старика держите крепче и не смейте отпускать, Иначе в колодках тяжких будете поститься вы.

(Хору.)

Не пугайте: «Слышал часто треск горящих листьев я».[48]

Уходит.

Предводитель хора

(вслед Бделиклеону)

Если ты его не пустишь, зададим же мы тебе!

Филоклеон

(в руках у рабов)

О Кекроп, герой и царь наш, змеехвостый Драконтид! Иль тащить меня дозволишь дикарям, которых я Заставлял четыре полных меры слез выплакивать!

Предводитель хора

Много, много лютых бедствий угрожает старости! Это правда! Посмотрите: господина своего Два раба схватили грубо, про былое позабыв – Про овчины, безрукавки, что для них он покупал, И про шапки, и про обувь, что зимой он им давал, Чтоб они не слишком зябли, но и тени нет стыда В их глазах, забыли, видно, о дареных башмаках.

Филоклеон

(одному из рабов, которые его держат)

Что, негодная скотина, ты все держишь? Иль забыл, Как за кражей винограда ловко я тебя накрыл И отлично у маслины отодрал за воровство, Всем на зависть? Ты, выходит, не восчувствовал добра.

(Обоим рабам.)

Отвяжитесь-ка вы оба, сын пока не прибежал.

Предводитель хора

Погодите же, за это мы с лихвой заплатим вам; Вы узнаете немедля нрав таких людей, как мы, Нрав сторонников закона, непреклонный и крутой.

Бросаются на слуг. Драка.

Бделиклеон

(вбегает на помощь с палкой в одной руке и зажженной соломой – в другой)

Бей их, Ксанфий, отгоняй их, этих ос, от дома прочь.

Ксанфий

Я и бью.

Бделиклеон

(другому рабу)

А ты им дыму, да побольше подпусти.

Рабы

Кыш! подальше! Ну вас к черту!

Бделиклеон

(Ксанфию)

Колоти дубиной их!

(Другому рабу.)

Ты Эсхина Селлартида вместо дыма напусти.

Старики отступают.

Ксанфий

Наконец-то удалось нам отогнать отсюда вас.

Бделиклеон

Антистрофа 4

Но клянусь, не так-то скоро ты б отделался от них, Если бы они наелись Филоклеевых стихов.[49]

Второе полухорие

Бедный люд! Уж нет сомненья, Что подкралась тирания Незаметно, Если ты, второй Аминий, негодяй, косматый фат,[50] Нас лишаешь тех законов, что народ установил, Без разумных оснований, Без искусных убеждений, Самовластно, как тиран.

Бделиклеон

Нет, без яростного крика, без сраженья лучше нам Приступить к переговорам и уладить мирно все.

Предводитель хора

Нам с тобой – врагом народа, монархистом, – говорить?

Второе полухорие

Ты – союзник Брасида,[51] венок с бахромой Ты надел, бороды не стрижешь ты!

Бделиклеон

Зевс спаситель! Лучше вовсе мне отречься от отца, Чем таких напастей бурю ежедневно отражать.

Предводитель хора

Это все еще цветочки, вот дождешься ягодок, – На три меры слов отсыплем! Погоди, раскаешься! Ты победу торжествуешь, но придет и твой черед, И твой заговор раскроет обвинитель на суде.

Бделиклеон

Ради бога, отвяжитесь от меня вы наконец! Или есть закон, чтоб с вами мне сражаться целый день?

Второе полухорие

Ни за что! Мы живот свой положим в бою. Ты желаешь в тираны над нами попасть.

Бделиклеон

Вам мерещатся тираны, заговорщики во всем, Обсуждаете ль вы дело важное или пустяк; Между тем о тирании уж полвека не слыхать.[52] Ну а вы соленой рыбой меньше заняты, чем ею. На базаре даже стали о тиранах все кричать. Ты себе торгуешь карпа, не салакушку, – сейчас Продавец дешевой рыбы тут же рядом заворчит: «Этот, кажется, припасы выбирает, как тиран». Ты приценишься к порею, чтоб приправить им сардель, – На тебя взглянувши косо, зеленщица говорит: «Ишь, порею захотелось! Иль тираном хочешь быть? Иль должны тебе Афины дань приправами платить?»

Ксанфий

В полдень к девке непотребной я зашел вчерашний день. Оседлать ее собрался, а она озлилась вдруг И вскричала: «Как! Ты хочешь Гиппием-тираном быть?»

Бделиклеон

Это так; теперь далось им это слово на язык. Вот и я хочу избавить злополучного отца От привычки раноходносудокляузнобольной, Чтоб, как Морих, благородно мог он жить, – и я же вдруг В тиранических стремленьях и в измене обвинен!

Филоклеон

Поделом тебе, ей-богу! И на птичье молоко Не сменяю я той жизни, от которой ты меня Отстраняешь; мне не надо ни угрей, ни скатов: я Небольшой, в горшке тушеный, съем охотнее процесс.

Бделиклеон

Ну, конечно, этим блюдом объедаться ты привык. Впрочем, если помолчишь ты и послушаешь меня, То, надеюсь, убедишься, что всецело ты не прав.

Филоклеон

Я не прав? Судья присяжный?

Бделиклеон

Оглянися на себя: Те, кому ты ноги лижешь, все смеются над тобой; Своего не видишь рабства.

Филоклеон

Ты о рабстве помолчи, Всеми я повелеваю!

Бделиклеон

Нет, не ты! Ты лишь слуга, Хоть и мнишь себя владыкой. Объясни, родитель, нам, От Эллады всей какая достается часть тебе?

Филоклеон

Часть немалая.

(Указывая на хор.)

Пусть судят вот они.

Бделиклеон

Согласен я.

(Рабам.)

Все его вы отпустите!

Филоклеон

Меч подайте кто-нибудь: Если мне придется сдаться, грудью брошусь на него.

Один из слуг приносит меч.

Бделиклеон

(отцу)

Ну а если приговор их ты не примешь, что тогда?

Филоклеон

Мне не пить неразведенных… трех оболов в честь богов.

Агон

Первое полухорие

(Филоклеону)

Ода

Теперь, питомец нашей школы, Ты должен речи новизной Блеснуть и показать нам…

Бделиклеон

(прерывая их, слугам)

Скорее письменный прибор из дома принесите!

Слуга приносит прибор.

Все то, что скажет мне старик, для памяти замечу.

Первое полухорие

(продолжая)

…Что против нынешних юнцов Готов ты выступить всегда. Смотри: спор не на шутку, Рискуешь головой. Когда – минуй нас горе! – Победу он одержит.

Филоклеон

(Бделиклеону)

А ну, каков, посмотрим, ты, когда тебя раздразнят?

(Хору.)

Что будет, говорите вы, когда он верх одержит?

Первое полухорие

Тогда нигде, ни для чего Годны не будут старики; На смех нас станут поднимать На каждом перекрестке, Звать будут ветвеносцами,[53] Судейским хламом.

Предводитель хора

Ну, приятель, тебе предстоит говорить о могуществе царственном нашем; Уж пора; начинай состязанье смелей, испытай красноречия силу.

Филоклеон

Эпиррема

От барьера мой бег я сейчас же начну и тебе доказать постараюсь, Что могуществом нашим любому царю мы ничуть и ни в чем не уступим. Есть ли большее счастье, надежней судьба в наши дни, чем судейская доля? Кто роскошней живет, кто гроза для людей, несмотря на преклонные годы? С ложа только я сполз, а меня уж давно у ограды суда поджидают Люди роста большого, преважный народ… Подойти я к суду не успею, Принимаю пожатия холеных рук, много денег покравших народных, И с мольбой предо мной они гнутся в дугу, разливаются в жалобных воплях: «Умоляю тебя, пожалей, мой отец! Может быть, ты и сам поживился, Когда должность имел или войско снабжал провиантом в военное время». Я – ничто для него, но он знает меня потому, что оправдан был мною.

Бделиклеон

(записывая)

Что сказал ты сейчас о просителях, пусть нам для памяти будет заметкой.

Филоклеон

Наконец, размягченный мольбами, вхожу, отряхнувши всю ярости пену, Но в суде никаких обещаний моих исполнять не имею привычки, Только слушаю я, как на все голоса у меня оправдания просят. И каких же, каких обольстительных слов в заседанье судья не услышит? К нищете сострадания просит один и к несчастьям своим прибавляет Десять бедствий еще; до того он дойдет, что ко мне приравнять его можно. Тот нам сказку расскажет, исполнит другой из Эзопа забавную басню,[54] А иные острят, чтобы нас рассмешить и смирить раздражение наше. Но, увидев, что мы не поддались ему, он ребят поскорее притащит,[55] Приведет сыновей, приведет дочерей… Я сижу и внимаю защите, А они, сбившись в кучу, все вместе ревут, и опять их отец, точно бога, Умолять нас начнет, заклиная детьми, и пощады, трепещущий, просит: «Если криком ягнят веселится ваш слух, ради голоса мальчика сжальтесь! Если визг поросят больше радует вас, ради дочки меня пожалейте!» Ну, тогда мы чуть-чуть станем мягче к нему, раздражения струны ослабим… Или это не власть, не великая власть? Не глумимся ли мы над богатством?

Бделиклеон

Вот еще за тобой преимущество я запишу: над богатством глумленье; Но сказать не забудь, что за выгоды ты, повелитель Эллады, имеешь.

Филоклеон

Если юношей к нам на осмотр приведут, мы любуемся их наготою,[56] А когда к нам на суд попадется Эагр, не дождаться ему оправданья[57] До тех пор, пока он не прочтет пред судом из «Ниобы» прекрасный отрывок;[58] Коль в процессе победу одержит флейтист, то в награду за наше решенье Он с ремнем на губах мелодичной игрой выходящих судей провожает. Если умер отец и наследнице сам в завещании мужа назначил, То пускай завещанье его и печать, заключенная важно в футляре, От досады ревут, если могут, – они для суда не имеют значенья: Сироту отдаем мы женою тому, кто мольбами склонить нас сумеет. И отчета мы в том никому не даем, не в пример остальным учрежденьям.

Бделиклеон

Вот за это одно я, пожалуй, готов посчитать тебя вправду счастливым. Впрочем, все ж ты не прав, завещанье отца о наследнице так нарушая.

Филоклеон

Сам Совет и народ, затрудняясь порой в разрешении важного дела, Усмотренью присяжных судей предают подсудимых особым декретом. А Эвафл и великий трусишка-пролаз Колаконим, свой щит потерявший.[59] То и дело твердят, что не выдадут нас, что горой за народ они станут. И в народном собранье никто никогда не добьется решенья по вкусу, Если он не предложит судей распустить по решении первого дела. Сам горластый Клеон, оглушающий всех, только нас не грызет, а надежно Нас он держит в руках, от напастей хранит, надоедливых мух отгоняя. Я отец твой, но ты никогда вот меня не утешил подобным вниманьем. А Феор, например? Ведь такой человек не уступит ни в чем Эвфемиду, Но и он не гнушается с губкой в руках нашу обувь почистить над тазом. Посмотри же, каких ты лишил меня благ, заставляя в неволе томиться. Где же рабство мое? В чем служу я другим, как ты мне доказать собирался?

Бделиклеон

Говори, сколько влезет; потом все равно говорить о величии власти Перестанешь: тогда и окажешься ты победителем с задом побитым.

Филоклеон

Но приятнее всех мне судейских утех, – я сказать позабыл, – вот какая: Только я ворочусь с триоболом домой, домочадцы гурьбою обступят И начнут лебезить, знают: деньги принес! Первым долгом меня моя дочка И омоет, и ноги мои умастит, и, прижавшись ко мне, поцелует, И лепечет мне: «Папочка мой», а сама языком своим удит монету.[60] Чтоб умаслить меня, моя женушка мне мягкий хлеб предлагает любовно И, подсевши ко мне, угощает меня: «Ты вот этого, милый, покушай Да отведай того». Вот отрада моя! Я тогда не подумаю даже Ни смотреть на тебя, ни справляться о том, скоро ль кушанье повар сготовит, Проклиная меня и ворча, что опять ему скоро готовить придется.

Делает жест, как бы отсчитывая деньги.

Вот где есть у меня «оборона от зол» и «надежный оплот против копий».[61] Если кружку вина не нацедишь ты мне, – не беда: есть на это осленок;[62] В нем вино до краев, наклоню и тяну, а осленок с разинутой пастью Над посудой грохочет твоей и ревет так воинственно, так громогласно. Наша власть неужели ничтожна? Только Зевсу такая доступна, Только с ним наравне ставят нас. В самом деле, когда зашумим мы в суде, То прохожий народ, услыхав, говорит: «Слышишь, гром-то какой раздается в суде! Царь наш Зевс!» А когда Брошу молнию я, то мои богачи И весь важный народ Залопочут и воздух испортят. Да и ты ведь изрядно боишься меня, Да, клянуся Деметрой, боишься, а я, – Провалиться мне, если боюсь я!

Второе полухорие

Антода

Я никогда не слышал раньше, Чтоб говорить мог кто-нибудь Так ясно, так понятно.

Филоклеон

А он решил, что огород без сторожа оставлен! Давно пора бы знать ему, что говорить я мастер.

Второе полухорие

Как все подробно разобрал И ничего не упустил! Я слушал и гордился, Казалось, что сужу На Островах Блаженных: Так сладко было слушать.

Филоклеон

Уже закорчило его, опомниться не может. Смотри, сегодня хвост поджать тебя уж я заставлю.

Второе полухорие

(Бделиклеону)

Чтоб защититься, должен ты Все извороты в ход пустить: Наш гнев унять не так легко Тому, кто против нас.

Предводитель хора

Постарайся теперь себе мельницу ты подыскать поновей и получше, Чтоб могла размолоть нашу ярость она, если нам пустяков не наскажешь.

Бделиклеон

Антэпиррема

Много надо труда, больше силы ума, чем на долю дано дрожжепевцам,[63] Чтоб отчизну мою излечить наконец от болезни ее застарелой, Но начнем: «О Кронид, отче наш!»[64]

Филоклеон

Перестань! Ты взываешь к отцу понапрасну. Если только ты мне не докажешь сейчас, что другим я служу раболепно, Смертью страшной умрешь ты, хотя бы пришлось мне лишиться участия в жертвах.[65]

Бделиклеон

Ах ты, папочка мой, не сердись, прогони складки гнева со лба и послушай. Разочти-ка сперва приблизительно мне – не на счетах, а просто на пальцах, Сколько подати к нам ото всех городов, если всё сосчитать, поступает, Да прибавь-ка сюда все налоги еще да доход двухпроцентный с привоза, Да с базаров, с суда, рудников, пристаней, да с аренд и за счет конфискаций. Всех доходов таких приблизительно мы до двух тысяч талантов имеем. Из доходов теперь для присяжных судей отдели ежегодную плату Их шесть тысяч всего проживает в стране, больше, как ни трудись, не найдется, – И выходит, что мы на присяжных судей полтораста талантов издержим.

Филоклеон

Что же, стало быть, нам и десятая часть из дохода всего не придется?

Бделиклеон

Зевс свидетель, что нет.

Филоклеон

Но куда же уйдут после этого прочие деньги?

Бделиклеон

А на тех, кто кричит: «Не продам ни за что я афинян толпы беспокойной, Но стоять за нее буду грудью всегда». Ведь сознайся, отец мой, ты сам же В господа над собой выбираешь таких, поддаваясь на льстивые речи. А они между тем набивают мошну и зараз по полсотне талантов Вымогают нахально с других городов, и грозят, и пугают при этом: «Вы дадите мне дань, иль иначе у вас не оставлю я камня на камне». Ты же, властью великой любуясь своей, подъедаешь объедков остатки. Лишь узнали союзники наши, что здесь оборванцев голодная стая Получает из урны свой скудный обед, и погрызть-то ей нечего даже, Вот и стали за нищего Конна считать всех афинян,[66] а этим пройдохам Преподносят кувшины, вино и ковры, мед и сыр, и плоды, и подушки, Чаши, кубки, венки, ожерелья, плащи – богатей на здоровье и радость. Ты по морю проплыл и по суше прошел, чтобы власти великой достигнуть, А тебе хоть бы кто чесноку подарил для приправы к жаркому за это.

Филоклеон

Правда, сам я вчера к Эвхариду послал чесноку мне купить три головки.[67] Мне, однако, хотелось бы очень узнать, в чем ты видишь здесь признаки рабства?

Бделиклеон

Разве это не худшее рабство? Они получили и власть и влиянье, В должностях состоят прихлебатели их да берут еще плату за службу, А тебе подадут три обола – и ты просиял, хоть за эти оболы Ты трудился в поту, осаждал города, на морях и на суше сражался. И при этом тебя понукают еще! Я всегда задыхаюсь от злобы, Когда в дом за тобой этот гнусный юнец, сын развратный Хэрея, влезает,[68] Выступает расслабленно, станом вертя, и по-бабьи всем телом виляет, И велит приходить тебе в суд на заре, не опаздывать: «Иначе всякий, Кто к началу суда не придет из судей, трех оболов своих не получит». А ему все равно, хоть и поздно придет, как защитнику, драхму заплатят, Поделив с кем-нибудь из судейских чинов с подсудимого взятую взятку. В незаконное он соглашенье войдет, и начнет эта пара стараться. Весь процесс проведут, точно пильщики, враз: тот потянет, а этот отпустит. Ты ж с разинутым ртом казначея лишь ждешь и проделок их тайных не видишь.

Филоклеон

Так проводят меня? Что сказал ты, увы! Взволновал ты до дна мою душу, И вниманье мое все сильней и сильней; я понять не могу, что со мною.

Бделиклеон

Посмотри: ты и сам и народ, весь народ, благоденствовать мог бы свободно, Если б ты не позволил себя спеленать «благодетелям массы народной». От Сардинии власть ты до Понта простер, государства себе подчиняя, Но тебе ничего, кроме платы твоей, не дают, да и ту лишь по капле, Понемногу зараз, точно масло, тебе источают, чтоб на день хватило. Цель прямая у них, чтобы беден ты был, а зачем это им, объясню я: Для того, чтобы ты укротителя знал и, когда он тебе только свистнет, На врагов, на которых натравит тебя, ты, подобно собаке, кидался. Коль о благе народа мечтали б они, это было б нетрудно исполнить: Ныне тысяча есть городов, что везут свою дань ежегодно в Афины:[69] Если б каждый из них обязали кормить от себя двадцать граждан афинских, Двадцать тысяч людей проживало б тогда в изобилии полном: дичины, Всевозможных венков, творога, молока от коров новотельных – по горло. Так и следует жить людям славной страны, заслужившим трофей Марафона. А теперь вы за тем, кто покажет обол, как поденщики, следом плететесь.

Филоклеон

(роняя меч)

Что же это со мной? Ох!.. Я чувствую… Ох!.. по рукам разлилось онеменье… Меч упал, не могу удержать я его… силы нет… я слабею, слабею!

Бделиклеон

А когда они сами бояться начнут – отдают вам в добычу Евбею,[70] Обещают народу пшеницы раздать по полсотне медимнов на брата.[71] Но всего только раз ячменя дали вам по пяточку медимнов недавно, Да и то гражданин в чужеземцы попасть рисковал за отмеренный гарнец. Вот зачем запирал я тебя: я хотел Тебя сам содержать, чтобы тем господам Над тобой издеваться нахально не дать; И теперь я готов все доставить тебе, Чего хочет душа, Лишь не пей молока… казначея.

Предводитель хора

Без сомнения, тот был умен, кто сказал, что, не выслушав мнений противных, Не берись и судить. На твоей стороне оказалась сегодня победа. Раздражение ваше исчезло уже, прочь бросаем мы посохи наши.

(Филоклеону.)

А ты, товарищ нашей старости…

Первое полухорие

Строфа 5

…Благоразумней будь, послушайся его, Оставь настойчивость и нрав упрямый свой. О, если б и меня подобный опекун Иль добрый родственник на разум наставлял! Воочию тебе На помощь бог пришел; Воочию тебе он делает добро, Прими же дар его.

Бделиклеон

Право, я старику все, что нужно ему, Предоставлю: ячменный отвар, Меховую накидку и мягонький плащ. И девчонку найду для него – растирать Поясницу и член. Но молчит мой старик, хоть бы что промычал; Неприятно мне это молчанье.

Второе полухорие

Антистрофа 5

Он видит наконец, что страсть его была Безумием; теперь старик взялся за ум; Сознал ошибку он и понял, что досель Твоим внушениям напрасно не внимал. Теперь, наверно, он Послушает тебя, А уступив тебе и нрав свой изменив, Поступит он умно.

Филоклеон

О, горе, горе мне!

Бделиклеон

Что ты кричишь, отец?

Филоклеон

Мне не надо совсем обещаний твоих! Там все сердце мое, там желал бы я быть, Где глашатай кричит: «Кто не подал еще Голосов, пусть встают!» И поднялся бы я, возле урны бы встал И последним туда положил бы свой шар. О душа, поспеши! Где блуждает она?[72] Расступись, темнота! И, Гераклом клянусь, Пусть теперь мне еще, когда буду судьей, Попадется Клеон в лихоимстве!

Бделиклеон

Молю тебя, отец, послушайся меня.

Филоклеон

Послушаюсь во всем, но – кроме одного.

Бделиклеон

Чего?

Филоклеон

Судьею быть мне не мешай. Скорей Пойду на суд в Аид, чем соглашусь с тобой.

Бделиклеон

Когда уж для тебя такая радость суд, То не ходи туда, а оставайся здесь. И над домашними ты суд производи.

Филоклеон

Над кем? Что мелешь ты?

Бделиклеон

Все будет так, как там: Служанка наша дверь тайком откроет, – ты Один лишь только штраф наложишь на нее, Ведь так же делают и на суде у вас. Притом разумно всё: с утра, коль ясен день, Под ясным солнышком ты дело разъяснишь; А снег иль дождь пойдет, – суди у очага; Когда пробудишься в полдневные часы, Решетки не запрут, как там, перед тобой.

Филоклеон

Мне это по душе.

Бделиклеон

Затянется процесс, – Ты можешь закусить: полегче будет так И подсудимому и самому тебе.

Филоклеон

Но можно ли судить и вместе с тем жевать? По-прежнему ль хорош мой будет приговор?

Бделиклеон

Гораздо лучше, верь: недаром говорят: «Когда свидетель лжет, то должен дело суд Жевать старательно, чтоб истицу узнать».

Филоклеон

Я убежден почти. Ты не сказал еще, Кто будет мне платить?

Бделиклеон

Я.

Филоклеон

Это хорошо: Я буду получать один; а то со мной Однажды Лисистрат прегадко поступил, Нахал! Недавно с ним я драхму получил. Пошли мы в рыбный ряд; он разменял ее, А мне вложил в ладонь три рыбьих чешуи; Приняв за серебро, я в рот сейчас же их… От вони вырвало меня, и в суд его Грозил я потянуть.

Бделиклеон

Он что ответил?

Филоклеон

Что? Сказал, что у меня желудок петуха, Смеется: «Деньги, мол, легко переваришь».

Бделиклеон

Вот видишь, выгода и в этом для тебя.

Филоклеон

Да и немалая. Давай устроим так.

Бделиклеон

Повремени: сейчас, что надо, принесу.

Уходит.

Филоклеон

(оставшись один)

Смотри же, как сбылись оракула слова! Недаром слышал я, что все дела суда Со временем в домах мы будем разбирать, И каждый гражданин построит у себя В сенях судилище размеров небольших,[73] С часовенку Гекаты. В каждом доме суд!

Бделиклеон

(входит со слугами, которые несут жаровню, горшок, петуха, кружки, маленькое изображение Лика)

Смотри, что скажешь ты? Я все тебе принес, О чем я говорил, и многое еще. Почувствуешь нужду, так вот тебе горшок; Его повешу я поблизости на гвоздь.

(Вешает на стену.)

Филоклеон

Умно придумал ты: горшок для старика При задержании мочи необходим.

Бделиклеон

А вот жаровенка, на ней поставлен суп; Захочешь – и поешь.

Филоклеон

И это хорошо: Случись со мною жар, я платы не лишусь; Хоть дома просижу – суп будет у меня… А петуха сюда зачем вы принесли?

Бделиклеон

Защиту слушая, ты, может быть, заснешь, Так пением своим тебя разбудит он.

Филоклеон

Все это хорошо, одно бы только…

Бделиклеон

Что?

Филоклеон

Изображенье Лика надо принести.

Бделиклеон

(подавая)

Да я принес его: вот сам владыка Лик!

Филоклеон

Герой и царь, страшусь смотреть я на тебя.

Бделиклеон

Он так же выглядит, как храбрый Клеоним.

Филоклеон

И правда: хоть герой, но нет при нем щита.

Бделиклеон

Ты сел бы поскорей, тогда бы и процесс Скорее начал я.

Филоклеон

(садясь на скамейку)

Сижу, сижу, начни!

Бделиклеон

(в сторону)

Какой бы мне процесс на первый раз начать? Кто преступление свершил из слуг моих?

(Громко.)

Да! Пригорел на днях в горшке у Фратты суп…[74]

Филоклеон

(перебивая)

Эй, ты, постой! Сгубить меня ты захотел? Ты без решетки ведь собрался заседать, А это первая, священнейшая вещь!

Бделиклеон

О Зевс, ведь нет ее!

Филоклеон

Я побегу сейчас И мигом принесу ее из дома сам.

Убегает.

Бделиклеон

Ну, штука! Как сильна привычка к месту в нас!

Ксанфий

(вбегая)

Ах, дуй тебя горой! Корми такого пса!

Бделиклеон

Что там у вас?

Ксанфий

Да вот сейчас Лабетка пес На кухню забежал, и сицилийский сыр Схватил, и уволок, и весь его сожрал.

Бделиклеон

Его проступок мы и отдадим на суд Отцу на первый раз. Ты выступай истцом.

Ксанфий

О Зевс! В том нет нужды: другой согласен пес Быть обвинителем, как жалобу внесут.

Бделиклеон

Веди же их сюда.

Ксанфий

Сейчас.

Бделиклеон

(отцу, входящему с плетенкой)

Ты что несешь?

Филоклеон

Плетенку я несу, у Гестии забрал.[75]

Бделиклеон

Ты святотатец!

Филоклеон

Нет. Но с Гестии начать[76] Я должен, коль хочу виновного карать. Однако поживей: не терпится казнить.

Бделиклеон

Сейчас добуду стиль и доску для письма.[77]

Уходит.

Филоклеон

Какая канитель! Уморишь ты меня! Ведь мог бы на земле черту я провести.

Бделиклеон

(возвращаясь)

Вот и принес.

Филоклеон

(нетерпеливо)

Зови.

Бделиклеон

Сейчас.

(Просматривая таблички.)

Ну, первым кто У нас пойдет?..

Филоклеон

(прерывая)

Ах, пропади все пропадом! Я урны позабыл из дома принести.

(Хочет уйти.)

Бделиклеон

Куда же ты бежишь?

Филоклеон

За урнами.

Бделиклеон

Оставь! Зачем, когда у нас вот эти кружки есть.

Филоклеон

Отлично! Ну, теперь все вещи налицо, Какие нам нужны, клепсидры только нет.

Бделиклеон

(указывая на висящий горшок)

А вот посудина! Клепсидра – хоть куда.

Филоклеон

Как приготовил все по-нашему, умно!

Бделиклеон

(слугам)

Несите из дому огня сюда скорей, Подайте ладану и миртовых ветвей; Моления богам сперва мы вознесем.

Приказание исполняется; Бделиклеон готовится к жертвоприношению, а слуги обставляют сцену наподобие суда.

Предводитель хора

Сочувствуя молитвам предстоящим И возлиянию, Приветствуем мы добрым пожеланьем Конец раздоров ваших и вражды, Столь благородно миром завершенных.

Первое полухорие

Строфа 6 Благословение пускай объемлет вас. О Феб, пифийский бог, удачу ниспошли В том деле, что затеял Пред домом он; да будет нам Оно во благо после всех Ошибок наших, Ио, ио, Пеан![78]

Бделиклеон

Господин и владыка, сосед Агией, пред моими дверями стоящий,[79] Небывалую жертву, которую мы для отца совершаем, приемли, Исцели старика от упрямства его, исцели от язвительной злобы, Примешай к ядовитой душонке его ты хоть капельку чистого меда, Чтобы он наконец к человечеству стал Снисходительнее, Чтобы более он подсудимых жалел, Чем противников их, Чтоб рыдал он, когда зарыдают пред ним, Чтоб оставил навеки суровость свою И из мрачной души Всю крапиву повыдергал с корнем.

Второе полухорие

Антистрофа 6

Прекрасна речь твоя. Свою мольбу с твоей Соединяем мы и славим новый суд. Тебя мы полюбили, Когда увидели, что ты Народолюбец, как никто Из молодежи.

Эписодий первый

Слуги вводят двух собак.

Бделиклеон

(в роли председателя)

Коль есть еще судья за дверью, пусть войдет; Когда начнется речь, не впустим никого.

Филоклеон

Кто здесь ответчик?

Бделиклеон

(указывая на пса)

Вот.

Филоклеон

Попался наконец!

Бделиклеон

Внимайте жалобе. Ее приносит пес Из дома Кидафин:[80] «Эксонский пес Лабет[81] Меня обидел тем, что сицилийский сыр Он съел один. Карать ремнем смоковничным».

Филоклеон

Собачья смерть ему, раз будет осужден!

Подводят Лабета.

Бделиклеон

Вот обвиняемый Лабет перед тобой.

Филоклеон

Ах ты, негодный пес! И смотрит воровски. Ишь как осклабился! Он думает надуть. А где истец у нас, из Кидафина пес?

Пса подводят.

Пес Кидафинский

Гав, гав!

Бделиклеон

Вот сам истец.

Филоклеон

(встает)

Да он – второй Лабет!

Бделиклеон

Обучен лаять он…

Филоклеон

(перебивая)

Вылизывать горшки.

Бделиклеон

(отцу)

Молчи, сиди.

(Псу.)

А ты всходи и обвиняй.

Филоклеон

Тем временем за суп горячий я примусь.

Пес Кидафинский

О судьи, на него претензию мою Уж выслушали вы. Не одного меня, А всех матросов он обидел глубоко. Легко ль? Огромный сыр он в угол утащил И усицилил там без ведома других.

Филоклеон

О Зевс, сомненья нет! Сейчас вот на меня Преотвратительно он сыром отрыгнул, Поганый пес!

Пес Кидафинский

И не дал мне, хоть я просил. А будет ли служить вам верно тот, кто мне, Собаке, и куска не бросит никогда?

Филоклеон

И мне он ничего, ни капельки не дал. Не плох же молодец, как этот суп не плох.

Бделиклеон

Молю тебя, отец, не предрешай вперед, Пока обоих ты не выслушал.

Филоклеон

Дружок, Ведь дело ясное, ведь дело вопиет.

Пес Кидафинский

Не отпускайте пса. Других нет псов таких Прожорливых: один он поедает все. Недаром по морю объехал ступку он[82] И корку сырную объел у городов.

Филоклеон

А трещину я чем замажу на горшке?

Пес Кидафинский

Итак, казните пса. В одних кустах никак Два вора вместе жить не могут. Не хочу, Чтоб лай мой попусту пред вами пропадал; В противном случае я смолкну навсегда.

Филоклеон

Ого-го-го! Каким мерзавцем ты представил нам его! Он несомненный вор. А ты, петух, о нем Что думаешь? Мигнул: со мной согласен он… Где председатель? Пусть подаст он мне горшок.

(Встает.)

Бделиклеон

Сам снимешь. Надо мне свидетелей позвать. Пускай свидетели по делу пса войдут Все: чашка, пест, жаровня, терка, да горшок, И утварь прочая, что вызвана на суд.

Слуги вносят перечисленные предметы.

(Отцу.)

А ты все мочишься и все еще не сел?

Филоклеон

(указывая на Лабета)

Вот пустит кто у нас сегодня под себя.

Бделиклеон

Да перестанешь ли сердиться и брюзжать? Ведь подсудимого в зубах уж держишь ты.

(Лабету.)

Взойди и защитись. Да ну же, что молчишь?

Филоклеон

Похоже, что сказать и нечего ему.

Бделиклеон

Нет, думается мне, случилося с ним то, Что было на суде и с Фукидидом раз:[83] Внезапно в челюсти ударил паралич.

(Лабету.)

Ступай отсюда прочь, я буду защищать.

(Становится на его место.)

О мужи, не легко словами клевету С собаки смыть, но я намерен говорить. Он славный, добрый пес, волков гоняет прочь.

Филоклеон

Сказал бы лучше: вор и заговорщик он.

Бделиклеон

Ей-богу, лучший пес из нынешних собак: Огромным стадом он умеет управлять.

Филоклеон

Да что же толку в том, когда он сыр сожрал?

Бделиклеон

Грызется за тебя, у двери сторожит, По всем статьям хорош, а если и стянул, Так пожалей: «Кифарой не владеет он».[84]

Филоклеон

Да пусть бы уж не знал и грамоты, тогда Судебной речью бед не мог бы натворить.

Бделиклеон

Послушай, милый мой, свидетелей моих. Эй, терка, ты взойди и смело говори. Ты казначей была. Яснее отвечай. Все ль наскоблила ты, что выдано для войск? Вот, подтверждает.

Филоклеон

Врет она, свидетель Зевс.

Бделиклеон

О, сжалься, милый мой, над горемычным псом: Отбросы разные Лабетка должен жрать, Не зная отдыха, летать туда-сюда.

(Указывая на Кидафинского пса.)

А этот годен лишь жилище сторожить, Лежать в дверях, следить, что в дом к тебе несут, И долю требовать, а не дадут – кусать.

Филоклеон

Ай-ай, что за напасть? Душой смягчился я; Сочувствием объят, почти что убежден.

Бделиклеон

О, пожалей же пса, молю тебя, отец! Не погуби его! Собачьи дети где?

Приносят щенят.

Несчастные, войдите. Умоляйте, Просите, плачьте, визгом одолейте.

Поднимается визг.

Филоклеон

Долой, долой, долой!

Бделиклеон

Сейчас я удалюсь. Хоть очень многие таким «долой» не раз Вводилися в обман, я все же удалюсь.

Филоклеон

(утирая глаза)

Вот как нехорошо наесться, пес возьми! От слез я потерял сейчас рассудок свой, А все лишь потому, что супу я поел.

Бделиклеон

Итак, оправдан он?

Филоклеон

(быстро меняя тон)

Ну, это трудно знать!

Бделиклеон

Да ну же, папочка, смени на милость гнев: Ты в урну правую смелее этот шар, Зажмурясь, опусти, и будет прав Лабет.

Филоклеон

(вставая)

Ну вот еще! «Кифарой не владею я».

Бделиклеон

(берет отца за руку)

Дай, здесь тебя путем кратчайшим проведу.

(Обводит его вокруг кружек.)

Филоклеон

(закружившись)

Где урна левая?

Бделиклеон

(показывая на правую)

Вот здесь.

Филоклеон

(опуская шар)

Кладу сюда.

Бделиклеон

(публике)

Надул! Невольно он собаку оправдал. А ну-ка, высыплем.

(Опрокидывает кружки.)

Филоклеон

Что? Чья взяла у нас?

Бделиклеон

(делая вид, что считает шары)

Увидим мы сейчас. Оправдан ты, Лабет.

Старик падает.

Отец мой, что с тобой? Воды сюда, воды!

Слуга приносит воду.

Приподнимись!

Филоклеон

(приходя в чувство)

Скажи: действительно его Я оправдал?

Бделиклеон

Ну да.

Филоклеон

Так незачем мне жить.

Бделиклеон

Вот стоит горевать! Вставай же, милый мой.

Филоклеон

(приподнимаясь)

Нет, не прощу себе того, что оправдал Я подсудимого. Что станется со мной? О многочтимые, простите, боги, мне! Ведь я нечаянно! Характер мой иной.

Бделиклеон

Не огорчайся же. Ты у меня, отец, Отлично будешь жить: везде водить тебя Я буду на пиры, на зрелища с собой, Остаток жизни ты приятно проведешь. Обманывать тебя, морочить Гипербол Не станет впредь. Войдем же в дом.

Филоклеон

Согласен я.

Входят в дом; слуги убирают со сцены судейские принадлежности и тоже уходят.

Парабаса

Предводитель хора

(вслед старику с сыном)

Радость, счастие вам на избранном пути!

(Зрителям.)

А тем временем вы, мириады людей, Вы, бесчисленные, Допустить, чтоб на камень упало Наших слов благодетельных семя, Берегитесь: Зрителям тупым приличен, А не вам такой поступок. О сограждане, вновь я вниманья прошу, если цените вы откровенность. Наш поэт в этот день хочет высказать здесь, пред театром, слова укоризны. Он обижен, хотя для народа услуг оказал он доселе немало: Невидимкою он вам сначала служил, за других укрываясь поэтов,[85] И, приняв в образец проницательный ум и пророческий дар Эвриклея,[86] Он забрался в чужие желудки тайком и насмешкой обильной излился. После этого больше скрываться не стал, от себя выступать он решился, Не чужих, а своих, своих собственных муз полновластно узде покоряя. Вознесясь высоко и почтен, как никто не бывал почитаем в народе, Он не мнит, что достиг высочайших границ, самомнения дутого чуждый, По палестрам не ходит юнцов соблазнять, и когда обозленный любовник, Рассердившись на мальчика, просит его осмеять на комической сцене, На подходы его не сдается поэт: он стремится душой благородной, Чтобы муза, избранница сердца его, не явилася сводницей миру. Только начал комедии ставить поэт, он напал не на граждан обычных, А, Геракловым пламенным гневом объят, принялся за могучих и сильных.[87] Так, для первого раза, в отважном бою он с собакой зубастой сцепился. Взоры этого пса безобразным огнем, как у Кинны распутной, горели, А кругом сотня морд негодяев-льстецов его голову нежно лизала; Голос этого пса – рев потока в горах, что несет разрушенье и гибель; Как тюлень, зверь вонюч, сзади – точно верблюд, как у Ламии, грязь меж ногами.[88] Но, увидев чудовище это, поэт не поддался ни страху, ни взяткам, А доселе за вас храбро борется с ним. Вслед за тем, как поэт вспоминает, Прошлый год он за новое принялся зло: это были – кошмар, лихорадка.[89] Угнетали они и отцов по ночам, не давали покоя и дедам, И слетая на ложе спокойных людей, избегающих тяжеб судебных, Сеть присяг, и доносов, и явок на суд, и свидетельств над ними сплетали, Так что многие, в страхе покинув постель, впопыхах к полемарху бежали.[90] Но, имея такого защитника, вы исправителю родины вашей Прошлый год изменили, когда он метал семена новых дум плодотворных. Не восприняли сердцем вы мыслей его и созреть помешали им сами; Но, когда б ни свершал возлиянья поэт, он клянется самим Дионисом, Что никто никогда лучше этих речей не слыхал от комедии нашей. Стыд для вас и позор, что понять не могли вы тотчас же его превосходства, Но поэта за это, конечно, никто среди мудрых людей не осудит, Хоть порвал, обгоняя соперников, он повода у своих ожиданий. Но вперед, дорогие сограждане, вы Из поэтов того, кто стремится душой Отыскать и сказать слово новое вам, Постарайтесь побольше любить и ценить, Берегите вы мысли его, Спрячьте их в глубине сундуков Вместе с яблоками. Если это исполните вы, то на год Пропитается платье у вас Тонким вкусом.

Первое полухорие

Ода

Ах, давно когда-то были в хороводах мы сильны, И в боях сильны мы были; Мы достоинство мужское мужественно берегли. Ныне все прошло, прошло… Крыльев лебединых сделались белее Эти волосы мои… Но и в теле старом силы молодые У меня найдутся. Лучше наша старость, Чем расчесанные кудри, Чем распутные манеры Молодежи нашей.

Предводитель первого полухория

Эпиррема

Если, зрители, взглянувши на фигуры наши, вы Удивляетесь, что тонки тальи наши, как у ос, Иль понять не в состоянье назначенья этих жал, Это просто объясню я даже тем, кто муз был чужд. К благородным старожилам мы, владельцы этих жал, В нашей Аттике по праву причисляемся одни. Наша храбрая порода много пользы принесла В дни боев, когда напала чужеземцев рать на нас[91] И в дыму пожаров грозных разрушала город наш. Нас изгнать она хотела из осиного гнезда. Тотчас с копьями, щитами мы пошли навстречу ей И отважно, беспощадно с нею сшиблися в бою, Воин к воину примкнувши, губы злобно закусив. Хоть от наших взоров небо было скрыто тучей стрел, К ночи мы врагов прогнали; помогали боги нам: Ведь над войском пролетела пред сражением сова. Враг бежал; мы их кололи, как тунцов, в мешки штанов, И впивались наши жала в брови, в щеки беглецам; Оттого-то и доселе чужеземцы говорят: «Ос аттических храбрее никого на свете нет».

Второе полухорие

Антода

Да, тогда храбры мы были, не боялись ничего, И врагов мы отразили. В их владенья мы поплыли на военных кораблях.[92] Мы не думали тогда, Как бы красным словом удивить другого Или ябедой сразить; Мы на то смотрели, кто гребет всех лучше, Ну, и взяли много городов у персов. Ради нас сюда привозят Дань, которую воруют[93] Нынче молодые.[94]

Предводитель второго полухория

Антэпиррема

Присмотревшись к нам поближе, вы найдете, что во всем Мы ведем себя, как осы, и, как осы, мы живем. Ни одно созданье в мире, в раздражении своем, Не ведет себя так злобно, ни так яростно, как мы. Все осиные привычки мы усвоили себе: Например, подобно осам, мы сбираемся в рои; Часть роится там, где архонт[95] иль одиннадцать мужей,[96] Эти судят в Одеоне,[97] те, приткнувшись у стены, Сбились в кучу, смотрят в землю, чуть заметно шевелясь, Так же тихо, как личинки шевелятся среди сот. В добыванье пропитанья мы большие мастера: Жалим всякого и этим добываем хлеб себе. Впрочем, есть меж нами трутни, и сидят они без жал И, как только мы приносим дань, добытую с трудом, Пожирают, сидя дома, сами с нами не трудясь. А для нас всего досадней, что, оставшися в тылу, Нашу долю поглощает дармоед, который сам Не нажил мозолей даже от весла или копья. Предложу я, словом, вот что: впредь из граждан никому, Кто без жала уродился, трех оболов не давать.

Эписодий второй

Комната в доме. Филоклеон в рваном плаще, в старых башмаках и Бделиклеон; рядом с ним раб, у которого в одной руке новый теплый плащ, а в другой – башмаки.

Филоклеон

(указывая на свой плащ)

Его, пока я жив, не скину ни за что: В походах он один служил спасеньем мне, Когда силач Борей полки на нас водил.[98]

Бделиклеон

Мне кажется, добра не хочешь ты себе.

Филоклеон

От твоего плаща добра не будет мне. Объевшись рыбою, уж поплатился раз Тремя оболами за чистку платья я.

Бделиклеон

Да хоть попробуй ты, коль вверил мне себя Раз навсегда, чтоб я творил тебе добро.

Филоклеон

Что должен делать я?

Бделиклеон

Лохмотья сбрось свои И этот плащ надень, лохматый, шерстяной.

(Хочет надеть на него новый плащ.)

Филоклеон

(уклоняясь)

Вот после этого воспитывай детей: Теперь меня же он собрался задушить.

Бделиклеон

Да ладно, надевай, и полно вздор молоть.

Филоклеон

(взглянув на плащ)

О боги, что за дрянь ты мне даешь, скажи?

Бделиклеон

«Персиду», «каунак», – зовут и так и сяк.[99]

Филоклеон

Я думал, «сисира»[100] из наших Фиметид.[101]

Бделиклеон

Неудивительно. Ты в Сардах не бывал,[102] А то б его узнал. Теперь хоть узнаешь?

Филоклеон

Помилуй боги, нет. Сдается только мне, Что на одежду Мориха твой плащ похож.[103]

Бделиклеон

Нет, не похож: мой плащ – изделье Экбатап.

Филоклеон

(указывая на бахрому)

Из шерстяных кишок там делают плащи?

Бделиклеон

Откуда заключил? У иностранцев, друг, Немало тратят средств на выделку плащей. Вот этот на талант, пожалуй, шерсти съел.

Филоклеон

Не шерстоедом ли верней его назвать, Чем каунаком?

Бделиклеон

Стой, однако, милый мой. А я наброшу плащ.

(Набрасывает.)

Филоклеон

(срывая с себя плащ)

Увы, пропал совсем! Проклятый! Он меня так жаром и обдал!

Бделиклеон

Так не наденешь ты?

Филоклеон

(отскакивая)

Нет, ни за что!

Бделиклеон

Мой друг…

Филоклеон

Уж если надобно, наденьте прямо печь.

Бделиклеон

(настойчиво)

Как ни вертись – тебя одену я.

(Рабу.)

Ступай!

Филоклеон

(в новом плаще)

Теперь и вилку приготовь.

Бделиклеон

К чему она?

Филоклеон

Чтоб вытащить меня, иначе разварюсь…

Бделиклеон

Теперь снимай свои дрянные башмаки И вот «лаконики» сейчас же надевай.[104]

Филоклеон

Ни в жизнь и ни за что! Чтоб от моих врагов Мне ненавистные надел я башмаки!

Бделиклеон

Скорей, мой миленький! Покрепче встань ногой В Лаконику.

Филоклеон

(сунув одну ногу в башмак)

Меня обидел ты, сынок, На почву недругов заставивши вступить.

Бделиклеон

Другую ногу суй.

Филоклеон

Ее нельзя: на ней Один из пальцев – враг лаконцам с давних пор.

Бделиклеон

Без препирательства!

Филоклеон

Несчастный я старик! Под старость не могу и ног я познобить.

Бделиклеон

Надень же наконец!

Старик надевает.

Теперь, как богачи, Походкой важною, расслабленной пройдись.

Филоклеон

(важно прохаживается)

Ну, огляди меня и на кого, скажи, Из наших богачей я поступью похож?

Бделиклеон

На чирей, весь кругом натертый чесноком.

Филоклеон

И правда, задницу дерет, терпенья нет.

Бделиклеон

Посмотрим, можешь ли приличный разговор Поддерживать в кругу людей ученых ты?

Филоклеон

Да.

Бделиклеон

Например, о чем?

Филоклеон

Найдется много тем: О том, как Ламия, попавшись, наклала, И вот еще о чем: раз Кардопион мать…[105]

Бделиклеон

(перебивая)

Нет, сказки прочь! Скажи из жизни что-нибудь, Как мы в кругу семьи беседуем всегда.

Филоклеон

А на семейный лад я вот что расскажу: «Вот жили как-то раз мышонок да хорек…»

Бделиклеон

(снова перебивая)

«О неуч темный, – так однажды Феоген[106] Сказал золотарю в досаде на него, – В почтенном обществе – мышата и хорьки!»

Филоклеон

О чем же говорить?

Бделиклеон

О важном, – ну хоть, как На игры ездили[107] Андрокл,[108] Клисфен и ты.

Филоклеон

Когда же ездил я? На Парос только раз, По два обола в день притом я получал.

Бделиклеон

Ну, расскажи тогда, как раз Эфудион С Аскондой выдержал панкратий молодцом;[109] Он был и стар и сед, но отличался он Боками впалыми, и силой бедр и рук, И славным панцирем.

Филоклеон

Постой, не городи! Речь о панкратии, – при чем же панцирь тут?

Бделиклеон

Так люди умные беседуют всегда. Но вот другой вопрос: скажи мне, на пиру С людьми приезжими ты мог бы указать На подвиг памятный из юности своей?

Филоклеон

Был у меня такой, что затмевает все: У Эргасиона подпорки я стянул![110]

Бделиклеон

Подпорки! Я убит! Рассказывай, как ты Преследовал оленей, зайцев, о бегах О факельных, о всем, в чем удальство видно.

Филоклеон

Вот удальства пример: мальчишкою еще Фаилла-бегуна, преследуя судом За ругань, победил двумя шарами я.

Бделиклеон

Ну, бросим это! Ляг вот здесь и поучись Держаться на пиру в компании друзей.

Филоклеон

Скажи, как надо лечь?

Бделиклеон

Прими приличный вид.

Филоклеон

(ломаясь)

Ты хочешь, чтоб я лег вот так?

Бделиклеон

Совсем не так.

Филоклеон

А как же?

Бделиклеон

Распрями колена; на ковре Раскинься с грацией свободно, как атлет, Посуде полное вниманье окажи, Взгляни на потолок, узоры похвали… Вот подали воды… Внесли столы… Обед… Вот омовение… Вот чарки в ход пошли.

Филоклеон

О небожители, пирушка наша – сон!

Бделиклеон

Раздался флейты звук. В гостях тут Фан, Эсхин, Феор, Клеон,[111] Акестор[112] и еще другой Из чужеземцев гость у головы его… Подхватишь ли ты песнь застольную?

Филоклеон

Могу.

Бделиклеон

Ужели?

Филоклеон

Как никто из Диакрии всей.[113]

Бделиклеон

Посмотрим. Буду я Клеоном, например, Начнем «Гармодион», я первый, ты – за мной:[114] «Не-е бы-ы-ва-ало еще-е в Афи-и-нах пре-ежде-е…»

Филоклеон

(подхватывая)

«Не-его-о-одя-я-я тако-ого и-и хапу-уги-и.»

Бделиклеон

Коль ты так сделаешь, он оглушит тебя, Он пригрозит стереть с лица земли тебя, Прогнать из города.

Филоклеон

А я, свидетель Зевс, Когда он пригрозит, другое запою.

(Поет.)

«О человек! Домогаяся власти великой, Ты государство погубишь; катится в бездну оно».[115]

Бделиклеон

Затем, когда Феор, сосед у ног твоих, Схвативши за руку Клеона, запоет: «Помни, приятель, Адмета,[116] достойных людей уважай».[117] Какою песнью ты ответишь?

Филоклеон

Я зальюсь: «Хитрить, как лиса, человеку стыдно, Сумой переметной быть не следует».

Бделиклеон

За ним начнет Эсхин, сын Селла, дальше петь, Эсхин, прославленный мудрец, любимец муз: «Денег побольше бы Мне и Клитагору Вместе с фессалийцами».

Филоклеон

«…Много их растранжирил я с тобою!»

Бделиклеон

Ну, это, видно, все ты понял хорошо. Теперь пойдем на пир к Филоктемону мы.[118]

(Слуге.)

Эй, малый, Крез, сбери припасов нам скорей.

(Отцу.)

Кутнем сегодня мы с тобой разок.

Филоклеон

Ну нет, Кутить нехорошо: как лишнего хлебнешь, В чужую лезешь дверь, кого-нибудь прибьешь; Потом платись за все с похмелья кошельком.

Бделиклеон

У благородных так не водится людей: Там потерпевшего упросят все забыть, А ты развесели изящной басней всех, Эзоповой иль сибаритскою,[119] из тех, Что слышал на пиру. Старайся обратить Все дело в смех, и ты не наживешь врага.

Филоклеон

Побольше, значит, их я должен заучить, А то, наделав бед, поплатишься как раз.

Бделиклеон

Итак, идем. Пускай ничто не держит нас!

Уходят, раб с корзиной их сопровождает.

Малая парабаса

Первое полухорие

Ода

Я проворным человеком Сознавал себя не раз, А тупицей – никогда. Но проворнее Аминий,[120] Селла сын, Кробила отпрыск.[121] Голодал, как Антифонт,[122] А теперь не ест он зелень. Кутит вместе с Леогором. Все же он в Фарсал с посольством[123] Был отправлен, но и там С фессалийскими рабами Он якшался, сам беднее Бедняка любого.

Предводитель первого полухория

Эпиррема

Автомен, большим счастливцем почитаем мы тебя: Народил ты поколенье на все руки молодцов. Первый сын – любимец общий и искусный кифарист, Он своей игрой и пеньем очаровывает всех. А другой – актер искусный, трудно лучше отыскать. Арифрад, сынок твой третий, – диво сильного ума: Ты однажды сам поклялся, что никем не обучен, От природы умудренный, научился он владеть Языком своим искусно, школой был ему бордель.

Второе полухорие

Антода

……………

Предводитель второго полухория

Антэпиррема

Говорят, на мировую я пошел,[124] когда Клеон На меня налег, и мучил, и терзал на все лады. Да. Когда с меня он шкуру начал заживо сдирать, А над воплями в сторонке потешалася толпа, – Ей и горя было мало и лишь то хотелось знать, Отпущу ли и в тисках я шутку новую опять, – Тут уж, чуя неустройку, я вильнул ему хвостом. Но «тычина, знать, надула виноградную лозу».

Эписодий третий

Базарная площадь.

Ксанфий

(вбегает с воплем, держась за бока)

О-о! Завидую я черепах броне! О, трижды счастливы под панцирем бока! Предусмотрительно природа вам дала Покрышку на спину: удар не страшен вам. Ох, смерть моя! Нажгли мне палкою бока.

Предводитель хора

В чем дело, дитятко? Ведь вправе так назвать Мы даже старика, когда его побьют.

Ксанфий

Нет, посудите вы, не язва ль наш старик? Всех пьяной дерзостью затмил он на пиру. Компанья Фриниха в гостях была:[125] Гиппил, Ликон и Лисистрат, Фуфраст и Антифонт, Но вел себя старик куда нахальней всех. Он всякой всячиной набил себе живот И принялся скакать, смеяться, грохотать, Ни дать ни взять – осел, нажравшись ячменя, И с криком «раб!» меня жестоко отлупил. На эти выходки ответил Лисистрат: «Ты сильно, старина, на выскочку похож Иль на залезшего по шею в корм осла». Тогда старик вскричал: «А сам-то ты! Как есть Облезлая, без крыл, в лохмотьях саранча, Без одеяния оставшийся Сфенел!»[126] Тут все захлопали ему; один Фуфраст – Как будто сам хорош! – скривил в гримасе рот. Старик пристал к нему: «Скажи-ка мне, Фуфраст, Что важничаешь так и заноситься стал? Ты просто лизоблюд и шут у богачей». Таким же образом отбрил он всех гостей, Смеялся, как мужик, и говоря слова, Не сообразные ни с чем, как дуралей. И по дороге бил, кого б ни встретил он… Но вот и сам; едва он на ногах стоит… Однако я уйду, а то как раз влетит.

Уходит. Выходит, шатаясь, Филоклеон с факелом в руке и тащит за собой флейтистку. За ним толпа обиженных.

Филоклеон

Поднимайте выше факел!..[127] Кто за мною увязался – Все завоют у меня! Если вы не уберетесь, Негодяи, этот факел Обратит в жаркое вас.

Сотрапезник

Нет, ты поплатишься, и завтра на суде Мы зададим тебе, хоть ты и боек стал! Мы всей толпой пойдем, потянем мы тебя!

Уходит.

Филоклеон

Ай-ай-ай-ай! Потянут в суд! Нет, штука старая! Да мне Теперь и слышать-то про суд Противно стало… Вот как!

(Указывая на флейтистку.)

Вот где сласть!.. А урны – прочь!

(Толпе.)

Убирайся!.. Где судья тут?.. Провалился!..

Толпа расходится.

(Флейтистке, таща ее на сцену.)

Влезай сюда за мной, мой золотой жучок! Своею ручкою держись за этот жгут, Но осторожнее: непрочен, стар он стал… Однако трение не тягостно ему. Вот видишь, как тебя я ловко утащил, Когда должна была гостей ты потешать. За это ты должна мой жгут благодарить. Но ты благодарить не будешь, знаю я, Не впустишь, осмеешь, оставишь с носом нас; Ты многих и других обманывала так. Вот, если доброю девчонкой будешь ты, Я выкуплю тебя, когда мой сын умрет, И буду жить с тобой, щетиночка моя. Теперь пока не властен в деньгах я своих: Я под опекою по молодости лет; За мною сын следит… Так скуп, что силы нет; Из одного зерна спечет пяток хлебов… Он опасается, что я впаду в разврат; Нельзя, – единственный отец я у него. А вот он налицо… бежит, должно быть, к нам… Возьми-ка факелы и встань скорей сюда…

Ставит флейтистку около статуи.

Забавно посмеюсь над ним я, как и он До посвящения смеялся надо мной.[128]

Бделиклеон

(вбегая)

Эй, ты, послушай-ка! Блудник и сквернослов! Ты хочешь, кажется, залезть в красивый гроб, Но ты поплатишься, свидетель Аполлон!

Филоклеон

(насмешливо)

Ты с радостью бы съел под уксусом процесс.

Бделиклеон

А! Издеваешься, а сам флейтистку ты У собутыльников украл!

Филоклеон

Какую? Где? Из гроба вылез ты? Несешь такую чушь!

Бделиклеон

(указывая)

Свидетель Зевс, она, твоя дарданка, там.[129]

Филоклеон

То факел в честь богинь на площади зажжен.

Бделиклеон

Ужели факел?

Филоклеон

Да! Взгляни, раскрашен он.

Бделиклеон

Но в середине что черно тут у него?

Филоклеон

А это топится горячая смола.

Бделиклеон

(вертит флейтистку)

А с этой стороны? Не задница, скажи?

Филоклеон

Дает тут дерево причудливый изгиб.

Бделиклеон

Какой еще изгиб?

(Флейтистке.)

Иди-ка ты сюда!

Филоклеон

Ну-ну! Чего тебе!

Бделиклеон

Я у тебя ее Возьму и уведу; я думаю, ты сгнил И ничего не можешь.

(Хочет увести флейтистку.)

Филоклеон

(загораживая дорогу)

Слушай-ка, сынок. Когда в Олимпии я был на играх, там С Аскондой храбро в бой вступил Эфудион; Он был преклонных лет, но юношу старик Ударом кулака на землю повалил. Итак, остерегись: получишь фонари!

Бделиклеон

Ты про Олимпию запомнил хорошо.

Вбегает торговка хлебом, которую сопровождает в качестве свидетеля Хэрефонт.

Торговка

(Хэрефонту)

Богами заклинаю, помоги!

(Указывает на Филоклеона)

Вот он Ударом факела чуть не убил меня, И на десять оболов сбросил хлеба в грязь, И на четыре – к ним привесок небольшой.

Бделиклеон

(отцу)

Вот что наделал ты! И хлопоты и суд Пойдут теперь опять, – не пьянствуй!

Филоклеон

Нет же, нет! Изящной басенкой уладим дело мы, И я с торговкою, наверно, помирюсь.

Торговка

Богинями клянусь, за Миртию,[130] за дочь Анкилиона и Состраты, все равно Ты дашь в суде ответ: не порти мой товар.

Филоклеон

Послушай, тетенька, хочу я речь тебе Сказать приятную.

Торговка

Нет, дяденька, избавь.

Филоклеон

Эзоп с пирушки раз шел под вечер домой, Вдруг сука пьяная ну лаять на него; Тогда Эзоп сказал: «Ах, сука, если б ты, Захлопнув злую пасть, купила где-нибудь Пшеницы, я тебя за умницу бы счел».

Торговка

Смеется он еще! Ну, кто бы ни был ты, На суд зову тебя к торговым приставам: Ущерб я понесла. Свидетель – Хэрефонт.

Филоклеон

Послушай, речь тебе угодную скажу: Звал Ласа Симонид на состязанье раз.[131] «А мне плевать», – ему велел ответить Лас.

Торговка

Ах, вот как?

Филоклеон

Хэрефонт, тебе ж под стать идти Свидетелем за бабой желтой, как Ино,[132] Которую совсем замучил Еврипид.

Торговка и Хэрефонт уходят. На сцене показывается еще один пострадавший со свидетелем.

Бделиклеон

Вон кто-то, кажется, еще идет сюда И тоже с понятым… должно быть, звать на суд.

Пострадавший

Несчастный я, увы! Зову тебя, старик, На суд за оскорбленье.

Бделиклеон

Нет, оставь, прошу. Я лучше заплачу все, что назначишь ты. Я буду сверх того признателен тебе.

Филоклеон

Я полюбовную устрою сделку сам: Не отрицаю я камней и тумаков. Но подойди сюда. Не хочешь ли, тебе Я отступное за бесчестье уплачу, И впредь будь другом мне. Сам сумму укажи.

Пострадавший

Ты укажи: я дел судебных не люблю.

Филоклеон

Какой-то сибарит упал с повозки раз И сильно голову при этом повредил: С конями не умел справляться сибарит, Тут подошел к нему приятель и сказал: «Чего не изучил, за то и не берись…» Поэтому и ты к Питталу обратись.

Бделиклеон

(отцу)

И в этом случае ты верен сам себе.

Пострадавший

(свидетелю)

Итак, не позабудь, что он ответил нам.

(Хочет уйти.)

Филоклеон

Послушай, не беги. Сибаритянка раз Горшок разбила…

Пострадавший

(свидетелю)

Будь свидетелем.

Филоклеон

Горшок Кого-то пригласил в свидетели себе. «Клянуся девою, – сказала тут она, – Когда б, не трогая свидетелей своих, Ты бинт купил скорей, умно бы поступил».

Пострадавший

Насмешничай, пока не потянули в суд.

Уходит со свидетелем.

Бделиклеон

(отцу, теряя терпение)

Клянусь Деметрою, тебя я уберу, Возьму в охапку…

(Берет отца.)

Филоклеон

Стой! Ты что задумал?

Бделиклеон

Что? Нести тебя домой; иначе понятых На обвинителей не хватит наконец.

Филоклеон

Дельфийцы на Эзопа раз…

Бделиклеон

А мне плевать.

Филоклеон

Налгали, что украл фиал священный он. Тогда Эзоп сказал им: «Раз навозный жук…»

Бделиклеон

Проклятье! Пропади с жуками вместе ты!

Уносит отца.

Первое полухорие

Строфа 7

Достоин зависти старик. Как счастлив он! Прошла пора Угрюмых дум и скудных дней; Другую жизнь узнал старик. Средь неги, роскоши его Ждет много счастья впереди. Но он доволен ли судьбой? Нам нелегко забыть ту жизнь. Которой жили мы всегда. Хотя случалося не раз, Что, подчинив себя другим, Совсем менялся человек.

Второе полухорие

Антистрофа 7

Хвалу великую у нас, И всех, кто мыслью одарен, За ум, за преданность отцу Вполне заслуженно стяжал Филоклеона славный сын. Он благороден, как никто; Мы поведением его Поражены, восхищены. И в возражениях отцу Как прав был он, когда хотел Облагородить жизнь того, Кто породил его на свет!

Эксод

Ксанфий

(выходит из дома)

О Дионис! В наш дом чудесные дела, Непостижимые вкатил какой-то бог. Старик все время там тянул вино и вдруг, Услышав флейты звук, обрадовался так, Что танцы древние Феспида вспомнил он[133] И, кажется, всю ночь намерен проплясать, Чтоб доказать, что дрянь все трагики теперь, Сейчас он выйдет сам искусство показать.

Филоклеон

(в дверях)

Что за люди у врат восседают моих?

Ксанфий

Вот, смотрите, идет эта язва сюда.

Филоклеон

Пусть затворы сии распадутся: сейчас Начинается пляс…

Ксанфий

А вернее сказать, начинается дурь!

Филоклеон

(прыгая)

И в могучем порыве вертятся бока, И тяжелым дыханием ноздри шумят, И трещат позвонки.

Ксанфий

Чемерицы прими!

Филоклеон

Фриних низко пригнулся, как будто петух…

Ксанфий

(отстраняясь)

Так как раз зашибешь.

Филоклеон

…И высоко занес свои ноги!

(Высоко подпрыгивает.)

Ксанфий

Заголился твой зад…

Филоклеон

За собою смотри! Как легко мои члены теперь, Как свободно в суставах вертятся. Ну, разве плохо?

Ксанфий

Да, рехнулся ты совсем.

Филоклеон

(останавливаясь)

А ну-ка, вызову противников в борьбе. Плясун трагический, уверенный в себе, Пускай придет сюда: поспорим в плясе мы. Иль нету никого?

Выходит малорослый плясун.

Ксанфий

Вот только он один.

Филоклеон

Кто этот бедненький?

Ксанфий

Каркина средний сын.[134]

Филоклеон

Ну, этого-то я сумею проглотить И пляской кулака на месте пришибу; Ведь в ритме он ничто.

Входит новый карлик.

Ксанфий

Постой, несчастный, вот Другой Каркина сын трагический идет, Брат этому.

Филоклеон

Клянусь, еще закуска мне!

Ксанфий

Что это? О мой Зевс! Три рака собрались: Еще подходит к нам один из каркинят.

Входит третий карлик.

Филоклеон

Ба! Это что ползет? Флакон или паук?

Ксанфий

Рачонок крошечный, зовут – слизнякоед… И эта мелюзга трагедии творит!

Филоклеон

Каркин, ты человек, счастливый на детей: Ты кучу целую пичужек выслал к нам. Чтоб с ними танцевать, присесть придется мне.

(Рабу.)

Случись мне победить, ты сваришь с солью их.

(Выходит на середину орхестры.)

Предводитель хора

Ну-ка, в сторону все отойдите, друзья, плясунам уступите вы место. Чтоб свободно могли перед нами они кувыркаться кругом на просторе.

Начинается танец.

Первое полухорие

Строфа 8

Вы, чье имя прогремело, Вы, морского бога дети, На песке пляшите пляску, Возле шумного прибоя, Существа породы рачьей.

Второе полухорие

Антистрофа 8

В круговом вращенье быстром, Верны Фриниха заветам, Поднимайте ноги выше, Чтоб театр, следя за танцем, Весь стонал от восхищенья.

Хор

Выступайте стройным кругом, дружно хлопая по брюху, К небесам вздымая ноги. Вихри шумные, спешите: Вот сам царь моредержавный, их отец, ползет по-рачьи, С умилением взирая на трехчленное потомство.

(Плясунам.)

Как присяжные танцоры, провожая нас отсюда, Продолжайте танец резвый, хоть досель и не бывало, Чтобы с танцами орхестру покидали дрожжепевцы.

Хор и актеры удаляются, танцуя.


Примечания

1

Ты корибантствуешь… – Корибанты – жрецы фригийской богини Кибелы. Телодвижения Сосия, старающегося преодолеть сон, напоминают Ксанфию причудливую пляску, входящую в ритуал Кибелы.

2

Сабазий – восточный бог вина. Поэтому он или кто-то из его подручных напал на Ксанфия с персидской стороны, заставив клевать носом.

3

…на площади сидят и совещаются… – Сосию приснилось народное собрание в Афинах: афиняне носили короткие плащи и ходили обычно с посохами.

4

…всепожирающий… кит… – Клеон, поэтому сон Сосия пахнет кожей.

5

Феора видел я; вороньей головой украшенный… – Здесь на имени Феора строится каламбур, непередаваемый в переводе: ворон – по-гречески «коракс», Алкивиад, картавя, называет его «колакс», что означает «льстец». «Феор» – «боговидный», превратившись в «Феола», стал «богопротивным».

6

К воронам – ругательство, соответствующее русскому «ко всем чертям».

7

Скамбониды – дем в Аттике.

8

Отрывок строится на обыгрывании греческого корня «фил», означающего «любитель чего-нибудь». Именем Гостефила в переводе передано греческое имя Филоксен в соответствии с его этимологией.

9

Водяные часы (клепсидра) – отмеривали время речи.

10

Держать привыкши шар… – то есть черепок для голосования.

11

…надпись на дверях… – В Афинах был распространен обычай писать на стенах домов имена возлюбленных.

12

Дем, сын Пирилампа – красивый афинский юноша.

13

Воронка – отверстие урны, куда при голосовании опускают камешки.

14

…ставит он всем длинную черту… – В афинском судопроизводстве обычной мерой наказания был штраф в пользу государства, размер которого зачастую устанавливался тут же на суде. Истец предлагал сумму штрафа, ответчик или защитник называли свою цифру. Если судьи соглашались на минимальную сумму, они ставили на восковых дощечках короткую черту, если на максимальную – длинную.

15

Пародия на стихи из недошедшей трагедии Еврипида «Сфенебея».

16

Пытались плясками его лечить… – Посвящение в таинства корибантов, включавшие в себя экстатические пляски с тимпанами, считалось средством очищения «от порчи».

17

Асклепий – бог врачевания, святилище которого находилось на острове Эгине.

18

Филоклеон – вымышленное имя, поэтому Ксанфию приходится подкрепить свое сообщение ссылкой на Зевса.

19

От дров каких… Смоковницы. – По-гречески слово, обозначающее смоковницу, входит как составная часть в слово «сикофант», то есть доносчик. Поэтому дым от смоковницы «самый вонючий».

20

Драконтид – афинский политический деятель, впоследствии участник олигархического переворота «тридцати» (404).

21

Пародия на известный эпизод из «Одиссеи» Гомера.

22

Беглиппид – пародийное имя, в котором вторая часть содержит корень «ипп» – «конь».

23

«За тень осла» – поговорка, обозначающая пустой спор.

24

Скиона – город в Халкидике, который афиняне осаждали в течение многих месяцев, страдая при этом от сурового климата.

25

…сидонодревнесладкофринихов напев… – В трагедии «Финикиянки» поэта Фриниха хор финикийских женщин из города Сидона оплакивал мужей, погибших при Саламине.

26

Комий, Харинад, Стримодор, Эвергид, Хабет – мужские имена.

27

Конфила – аттический дем.

28

Флия – аттический дем.

29

Старики вспоминают осаду Византия в 478 г. до н. э.

30

Лахет – афинский стратег, возглавлявший экспедицию в 427–426 гг. до н. э., в 425 г. до н. э. был смещен и привлечен к суду по обвинению в подкупе.

31

Камень варишь – поговорка, означающая: «Ты хочешь добиться невозможного».

32

Ускользнул он, обманул нас… – Речь идет о неоднократных попытках острова Самоса выйти из Морского союза.

33

…из предателей фракийских… – Афиняне ревниво охраняли свои позиции во Фракии, где крупные землевладельцы склонны были поддерживать спартанцев.

34

Из моей ничтожной платы… – три обола, выплачиваемые гелиастам, обеспечивали только самый необходимый прожиточный минимум.

35

«Путь священный Геллы» – выражение Пиндара. Согласно мифу, Гелла и Фрикс, дети царя Афаманта, спасаясь от преследования злой мачехи Ино, перелетали через Босфор на золотом баране, и Гелла упала в пролив, который с тех пор называется Геллеспонтом.

36

Пародия на стихи из недошедшей трагедии Еврипида «Тезей».

37

Проксенид и сын Селла Эсхин слыли в Афинах легкомысленными хвастунами. Поэтому Аристофан сравнивает их с дымом.

38

Демологоклеон – комическая переделка имени Бделиклеон, придающая ему новый смысл – «уличный оратор».

39

Юнцы – молодые аристократы, антидемократически настроенные.

40

Незадолго до этого Наксос был взят… – Старики вспоминают экспедицию под руководством Кимона против восставшего острова Наксоса (464).

41

Диктина – то есть «богиня сетей», эпитет Артемиды.

42

…презирать декрет богинь. – Неожиданный конец, построенный на смешении двух понятий: «декрет афинян» и «таинства богинь», то есть Элевсинские мистерии, посвященные Деметре и Персефоне.

43

Диопиф – собственное имя, употребленное Аристофаном ради его этимологии: «полагающийся на Зевса».

44

Лик – мифическое существо в образе волка, покровитель судопроизводства. Его статуи стояли у входов в суды.

45

Хремон, Тисиад, Фередипн, Смикифион – как видно, имена товарищей Филоклеона по судейству.

46

Филипп – оратор и доносчик, ученик софиста Горгия, как и он, чужеземец по происхождению.

47

Мидас, Масинтий, Фриг – имена рабов.

48

…треск горящих листьев – пословица, означающая несерьезность угрозы.

49

Филокл – трагический поэт, писавший тяжелым стилем.

50

Аминий – имя, ставшее нарицательным для обозначения аристократа, сторонника Спарты.

51

Брасид – спартанский полководец, активно действовавший в это время во Фракии.

52

…о тирании уж полвека не слыхать. – Тирания в Афинах была свергнута в 510 г. до н. э. Надежды изгнанного тирана Гиппия на возвращение к власти при поддержке персов в начале V в. до н. э. не оправдались.

53

Ветвеносцы – старики, которые в праздничной процессии на Панафинеях несли масличные ветви.

54

Эзоп – легендарный древнегреческий баснописец.

55

…он ребят поскорее притащит… – способ воздействия на судей, довольно распространенный в Древней Греции.

56

…юношей к нам на осмотр приведут… – освидетельствование юношей перед занесением их в списки военнообязанных (так называемая докимасия) входило в компетенцию Совета пятисот, а не гелиэи.

57

Эагр – трагический актер.

58

«Ниоба» – имеется в виду трагедия Эсхила или Софокла, писавших о Ниобе.

59

Колаконим – имя, образованное от слова «колакс» – льстец; намек на Клеонима.

60

…языком своим удит монету. – Бедные афиняне носили медную монету во рту.

61

…«оборона от зол» и «надежный оплот против копий» – выражения в эпическом стиле.

62

Осленок – сосуд для вина с двумя высокими ручками.

63

Дрожжепевцы. – Комические поэты иногда в шутку называли свои произведения «песней дрожжей», намекая тем самым на их связь с праздником сбора винограда и первой пробы вина. По рассказам, первые исполнители комедий мазали себе лицо винными дрожжами.

64

Кронид – то есть Зевс, сын Крона.

65

…лишиться участия в жертвах. – Убийцы лишались права участия в священных обрядах и жертвоприношениях.

66

Конн – афинский кифарист, учитель Сократа.

67

Эвхарид – афинское имя, совершенно случайное.

68

Сын Хэрея – лицо более неизвестное.

69

Тысяча городов – сильное преувеличение. В Морской союз входило около 200 городов-государств.

70

…отдают вам в добычу Евбею… – На Евбее, завоеванной в 445 г. до н. э. Периклом, беднейшим афинянам были предоставлены земельные наделы.

71

Медимн – мера веса, около 52 л.

72

Пародия на Еврипида, например томление Федры в «Ипполите».

73

…в сенях судилище… – В сенях каждого афинского дома имелась небольшая ниша со статуей Гекаты, хранительницы дома в ночные часы.

74

Фратта – то есть фракийская рабыня.

75

Гестия – богиня очага.

76

…с Гестии начать… – поговорка, соответствующая русской «Танцевать от печки».

77

Стиль – заостренная палочка, которой наносили буквы на восковую дощечку.

78

Ио, ио, Пеан! – культовая формула из пеана – гимна в честь Аполлона.

79

Агией – букв. «уличный», эпитет Аполлона, покровителя дома в дневное время. Статуя или колонна в его честь обычно ставилась перед домом.

80

…пес из дома Кидафин… – Клеон.

81

Эксонский пес Лабет – стратег Лахет.

82

…объехал ступку он… – Сицилию, из-за ее формы, древние сравнивали со ступкой.

83

…было на суде и с Фукидидом… – Речь, видимо, идет о Фукидиде, руководителе аристократической оппозиции в первые годы возвышения Перикла.

84

«Кифарой не владеет он» – фраза, заимствованная из воспоминаний поэта Иона Хиосского и относящаяся к Фемистоклу, который, хотя и не получил законченного, по понятиям того времени, образования, был выдающимся политическим деятелем.

85

…невидимкою он вам… служил… – Аристофан напоминает, что он не сразу выступил под собственным именем.

86

Эвриклей – известный в Афинах прорицатель и чревовещатель.

87

…принялся за могучих и сильных. – Аристофан вспоминает свои выступления против Клеона в ранней комедии «Вавилоняне» (не сохранилась) и во «Всадниках».

88

Ламия – страшное чудовище-людоед.

89

…за новое принялся зло… – Поэт имеет в виду комедию «Облака», поставленную за год до «Ос».

90

Полемарх – один из коллегии архонтов, ежегодно избираемых афинянами высших должностных лиц. Среди его обязанностей было разбирательство частных тяжб.

91

…в дни боев, когда напала чужеземцев рать… – Хор вспоминает события греко-персидских войн. В 480 г. до н. э. Афины были взяты и сожжены войском Ксеркса. Победа была одержана греками в морском бою при Саламине.

92

…мы поплыли на военных кораблях. – Здесь вспоминаются события последующих лет, когда афинский флот перешел в наступление против персов в Эгейском море.

93

…привозят дань… – взносы от союзников.

94

Молодые – новые вожди демоса: Клеон и другие демагоги.

95

Архонт – член коллегии высших административных должностных лиц; здесь имеется в виду первый архонт, ведавший судебными делами государственного значения.

96

…одиннадцать мужей… – Коллегия одиннадцати осуществляла надзор за содержащимися в тюрьмах преступниками, а также вносила на рассмотрение суда дела о противозаконном пользовании гражданскими правами.

97

Одеон – здание для музыкальных представлений, построенное при Перикле на юго-восточном склоне Акрополя.

98

Борей – северный ветер.

99

Персида, каунак – теплая одежда.

100

Сисира – толстая шерстяная одежда.

101

Фиметиды – название аттического дема.

102

Сарды – богатый город Персидского царства.

103

Морих – видимо, ездил в составе посольства в Персию.

104

Лаконики – вид обуви.

105

Кардопион – лицо более неизвестное.

106

Феоген – неизвестное лицо.

107

…на игры ездили… – Речь идет о священных посольствах, отправляемых из Афин на общегреческие празднества. Филоклеон, однако, ездил на остров Парос не в составе священного посольства, а как гоплит, получавший суточное содержание.

108

Андрокл – очевидно, известный политический деятель радикального крыла демократии, убитый в 411 г. до н. э.

109

…Эфудион с Аскондой… – атлеты, выступавшие в сложном состязании (панкратий), включавшем борьбу и кулачный бой.

110

Эргасион – имя земледельца, букв. – «работяга».

111

Фан, Эсхин, Феор – лица, близкие к Клеону.

112

Акестор высмеивается Аристофаном как человек чужеземного происхождения.

113

Диакрия – горная область в Аттике; ее обитатели славились своим пением. Поэт пародирует принятый в Афинах обычай петь на пиру так называемые «сколии», застольные песни, в которых каждый из сотрапезников исполнял один куплет.

114

«Гармодион» – известный сколий на тираноубийцу Гармодия.

115

«О человек!..» – пародия на стихи лирического поэта VI в. до н. э. Алкея.

116

«Помни, приятель…» – начало известной застольной песни. Речь идет о легендарном царе Адмете, который в день похорон своей жены Алкесты принимал у себя в доме Геракла, ничем не выдавая своего горя.

117

«Достойные люди» – насмешка по адресу Феора и Клеона.

118

Филоктемон – по свидетельству схолиаста, развратник и кутила.

119

Сибаритские басни – отличались от Эзоповых тем, что действующими лицами в них были люди.

120

Аминий – сторонник Клеона.

121

…Кробила отпрыск – то есть женоподобный; кробил – высокая прическа, модная в старые времена.

122

Антифонт – лицо неизвестное, конечно, не знаменитый оратор.

123

Фарсал – город в Фессалии; Аминий был отправлен туда, чтобы привлечь его население на сторону Афин.

124

…на мировую я пошел… – Аристофан, видимо, намекает на процесс, возбужденный против него Клеоном после постановки «Вавилонян».

125

Фриних – актер и танцор, отличавшийся распущенностью.

126

Сфенел – плохой трагический поэт.

127

Поднимайте выше факел!.. – начальные слова припева из песни, с которой сопровождали ночью новобрачных.

128

…до посвящения смеялся надо мной… – Свое «приобщение» к кутежам Филоклеон сравнивает с посвящением в мистерии.

129

Дарданка. – Многие флейтистки происходили родом из малоазиатской области Дардания.

130

Миртия – имя торговки.

131

Лас из Гермионы – известный лирический поэт конца VI – начала V в. до н. э.

132

Ино – героиня одной из трагедий Еврипида; спасаясь от обезумевшего Афаманта, бросилась со скалы в море.

133

Феспид – первый афинский трагический поэт; его деятельность относится к концу VI в. до н. э.

134

Каркин – по-гречески значит «краб». Отсюда каламбур, на котором построен финал комедии.