antique_ant Аристофан Птицы

Комедия была поставлена под именем Каллистрата на Великих Дионисиях 414 г. до н. э. и заняла второе место.

«Птицы» писались зимой 415/14 г. до н. э., после того как афиняне, нарушив заключенный в 421 г. до н. э. мир, отправили огромный флот в Сицилию, рассчитывая использовать ресурсы этой богатой страны для победы над Спартой. Хотя начало военных действий оказалось для афинян удачным, исход кампании в целом был еще далеко не ясен. Политические события этого периода нашли отражение в ряде мест комедии.

В композиционном отношении особый интерес представляет в «Птицах» парабаса, которая впервые в комедиях Аристофана перестает быть публицистическим отступлением, а включается в действие пьесы и примыкает по содержанию к агону.

2010-03-02 ru el С Апт
Ewgeny doc2fb, FB Editor v2.0, FictionBook Editor 2.4 2010-03-02 Ewgeny 45827F66-0BBD-4F47-916E-D2B29BFDF6C3 1.0

v 1.0 – Отсканировал, оформил FB2, вычитал, исправил ошибки. Ewgeny.

Аристофан. Комедии. В 2 т. Т.2 Искусство М. 1983 Комментарии В. Ярхо

Аристофан

Птицы

Действующие лица

Эвельпид; Писфетер афиняне

Слуга Удода

Удод царь птиц

Хор птиц

Жрец

Поэт

Предсказатель

Метон землемер

Наблюдатель

Собиратель законов

Птицы-вестники

Ирида вестница богов

Птица-глашатай

Непокорный сын

Кинесий сочинитель дифирамбов

Доносчик

Прометей

Посейдон

Трибалл варварский бог

Геракл

Без речей:

Флейтистка

Флейтист

Мальчик

Слуга жреца

Пролог

Пустынная местность. Появляются Писфетер и Эвельпид, один с вороной, другой с галкой в руках. Их сопровождают рабы.

Эвельпид

(галке)

Идти вперед мне, что ли, прямо к дереву?

Писфетер

Чтоб ей пропасть! Моя вернуться требует.

Эвельпид

Эй, долго ли еще бродить и странствовать? Погибнем, взад-вперед блуждая попусту.

Писфетер

Ну не дурак ли я? Ворону слушался И вот прошел, плутая, стадий тысячу.

Эвельпид

Я не глупец ли? Галке я доверился. И ноги в кровь истер, и ногти содраны.

Писфетер

Куда мы забрели теперь, не ведаю.

Эвельпид

Нашел бы ты отсюда путь на родину?

Писфетер

Экзекестид и тот бы заплутался здесь.[1]

Эвельпид

Вот горе!

Писфетер

К горю лучше без меня ступай!

Эвельпид

Надул на рынке нас торговец птицами, Надул нас подло Филократ помешанный. Ворона с галкой, он сказал, укажут нам К Терею путь,[2] к Удоду, – птицей сделался Терей. И мы купили у обманщика Ворону за обол, а галку – за девять.[3] А птицы знай клюют нам руки до крови.

(Галке.)

Что клюв разинула? Уж не по скалам ли Вести нас хочешь? Никакой дороги ведь Здесь нет.

Писфетер

И даже никакой тропиночки.

Эвельпид

А что насчет пути ворона думает?

Писфетер

О Зевс, она по-новому закаркала.

Эвельпид

А что ж насчет пути?

Писфетер

Одно понятно мне: Она мне пальцы исклевать намерена.

Эвельпид

Ну не досадно ль это? Приготовились, Решили оба прочь убраться к воронам[4] И вот никак не можем путь найти туда. А дело в том, что мы страдаем, зрители, Болезнью, не похожею на Сакову:[5] Тот силой лезет в граждане афинские, А наш известен род, известна община! Мы – граждане из граждан. Кто нас выгонит? Мы сами улетели прочь из города. Не то чтобы мы город ненавидели, Нет, он большой, богатый, процветающий; Налоги, штрафы всем платить дозволено. Возьмем цикад – они не больше месяца Иль двух звенят в садах, а вот афиняне Всю жизнь галдят в суде, на заседаниях. Вот отчего в дорогу мы отправились С корзиною, горшком и веткой миртовой. Блуждаем, ищем тихого убежища, Где б мы осесть могли и жизнь спокойную Начать. И вот теперь идем к Терею мы, К Удоду и узнаем, не видал ли он С небесной высоты такого города.

Писфетер

Эй, ты!

Эвельпид

Что там?

Писфетер

Моя ворона каркает Давно уже о чем-то.

Эвельпид

Да и галка ведь Клюв подняла, как будто вверх зовет меня. Не может быть, чтоб здесь пернатых не было. Сейчас узнаем. Пошуметь попробуем.

Хлопают в ладоши. Тишина.

Писфетер

Ты вот что – стукни о скалу коленкою.

Эвельпид

А ты башкой ударь для большей громкости.

Писфетер

Ну ладно, камнем стукни.

Эвельпид

(стучит)

Вот пожалуйста! Эй, дядя, го-го-го!

Писфетер

Удода дядею Зовешь ты? «Удо-до» и «у-дя-дя» кричи!

Эвельпид

Удо-дя-дя! Стучать придется снова нам? Удо-дя-дя!

Выбегает птица – Слуга Удода, Писфетер и Эвельпид пугаются.

Слуга Удода

Эй, кто здесь звал хозяина?

Писфетер

О Феб спаситель! Что за клюв ужаснейший!

Слуга Удода

Здесь птицеловы! Горе мне, несчастному!

Эвельпид

(в сторону)

Что неприятней – внешность или речь его?

Слуга Удода

Чтоб вам пропасть!

Эвельпид

Да мы ж не люди.

Слуга Удода

Кто же вы?

Эвельпид

Я – трусоливка, птица я ливийская.

Слуга Удода

Болтаешь чепуху!

Эвельпид

Взгляни, отлил уже!

Слуга Удода

(указывая на Писфетера)

А это что за птица, не ответишь ли?

Писфетер

Зовусь вонючкой, птица я колхидская.

Эвельпид

А ты-то что за птица, знать нам хочется.

Слуга Удода

Я птица-раб.

Эвельпид

Тебя побил, наверное, Какой-нибудь петух?

Слуга Удода

Да нет. Как сделался Удодом господин мой, помолился он, Чтоб стал я птицей и ему прислуживал.

Эвельпид

Неужто птицам слуги тоже надобны?

Слуга Удода

Да, тем из них, кто прежде человеком был. Захочет вдруг фалерских он селедочек[6] Я за селедками бегу с тарелкою. Похлебки пожелает – за горшочком я, За черпаком бегу.

Эвельпид

Ты – птица-бегалка. Так вот что, турухтан. Ты нам хозяина Сюда зови.

Слуга Удода

Свидетель Зевс, он только что Уснул, поев комариков и ягодок.

Эвельпид

Так разбуди его!

Слуга Удода

Всегда он сердится, Когда бужу. Для вас уж, ладно, сделаю.

Уходит.

Писфетер

Чтоб ты пропал! До смерти напугал меня!

Эвельпид

Ах, горе! Улетела галка глупая Со страху.

Писфетер

Вот трусливое животное – Ты в страхе галку выпустил!

Эвельпид

И ты хорош: Упал на землю и ворону выпустил.

Писфетер

Я ни при чем.

Эвельпид

Ворона где ж?

Писфетер

Не знаю я.

Эвельпид

Так ты не выпускал? Храбрец поистине!

Голос Удода

Раздвинь кустарник! Я из дома шествую.

Появляется Удод.

Эвельпид

Геракл-владыка, это что за зверь такой? Какой хохол! Какое оперение!

Удод

Кто звал меня?

Эвельпид

Все боги олимпийские Тебя, видать, трепали.

Удод

Издеваетесь Над перьями моими? Был ведь, странники, Я человеком.

Эвельпид

Нам не ты смешон.

Удод

А кто?

Эвельпид

Уж очень клюв твой нам забавным кажется.

Удод

Да это ведь Софокл в своей трагедии[7] Меня, Терея, превратил в посмешище.

Эвельпид

Так, значит, ты – Терей? Павлин иль птица ты?

Удод

Я – птица.

Эвельпид

Если так, то где же перышки?

Удод

Повылезли.

Эвельпид

Болезнь тому причиною?

Удод

Да нет. Зимою птицы перья старые Теряют и отращивают новые. Но кто же вы. скажите мне.

Эвельпид

Мы смертные.

Удод

Где дом ваш?

Эвельпид

Где суда стоят прекрасно.

Удод

Вы судьи, значит?

Эвельпид

Нет, совсем напротив: мы Враги судей.

Удод

Да неужели водится У вас такое племя?

Эвельпид

В селах, изредка.

Удод

А по каким делам сюда вы прибыли?

Эвельпид

Тебя хотели видеть.

Удод

Что за надобность?

Эвельпид

Ты прежде человеком был, как мы теперь, Долгов имел немало, как и мы теперь, И отдавать их не любил, как мы теперь. Затем ты сразу обернулся птицею, Вокруг земли летал, летал над морем ты, И птичий ум в тебе и человеческий. Вот и пришли к тебе с такою просьбой мы: Ты город укажи нам, мягкий, войлочный, Прекрасношерстный, чтоб тепло устроиться.

Удод

Побольше, чем Афины, ищешь города?

Эвельпид

Зачем нам больше? Был бы поудобнее.

Удод

Наверно, ищешь ты аристократии?[8]

Эвельпид

Нет, имя мне «Аристократ» не нравится.

Удод

В каком же поселиться хочешь городе?

Эвельпид

В таком хочу, где нет забот насущнее, Чем эта вот – придет приятель утречком И скажет: «Ради Зевса Олимпийского Прошу тебя с детьми ко мне пожаловать Из бани прямо. Пир сегодня свадебный. Смотри же приходи! А не придешь – так знай: В свой черный день тебя не позову к себе».

Удод

Свидетель Зевс, охотник ты до трудностей.

(Писфетеру.)

А ты?

Писфетер

Я тоже.

Удод

До каких же именно?

Писфетер

Пускай отец смазливенького мальчика Меня бранит, когда со мною встретится: «Прекрасно, нечего сказать, с сынком моим Ты поступил! Помывшись, из гимнасия Он шел. Его ты видел. Ты не стал его Ни целовать, ни лапать, ни тащить к себе. И другом быть мне хочешь после этого».

Удод

Несчастный человек, желаешь гадостей. Но, впрочем, город есть на вкус на этакий На Красном море.

Эвельпид

Нет, нет, нет, не надо нам Приморских городов. А то у берега Опять увидим судно «Саламинию».[9] Не можешь ли назвать нам город греческий?

Удод

Так почему в Лепрей вам не отправиться,[10] В Элиду?

Эвельпид

Нет, хотя в Лепрее не был я, Противен мне Лепрей из-за Меланфия.[11]

Удод

Тогда в Опунте поселитесь городе,[12] В Локриде.

Эвельпид

Чтоб я стал кривым Опунтием,[13] Ты хочешь? Нет, ни за какие тысячи! Про птичью жизнь нам расскажи подробнее, Она тебе известна.

Удод

Жизнь приятная. Во-первых, здесь без кошелька обходятся…

Эвельпид

От многих, значит, бед и зол свободны вы.

Удод

Живем в садах, сезамом белым кормимся, И мак едим, и миртовые ягоды.

Эвельпид

Живете сладко, словно новобрачные.

Писфетер

(неожиданно)

Ого-го-го! Судьба большая птицам предназначена И власть. Я вижу все. Меня послушайтесь!

Удод

В чем слушаться?

Писфетер

Во-первых, вам не следует Летать, разинув рот, куда ни вздумалось, – Ведь это ж недостойное занятие. Когда о человеке легкомысленном Ты спросишь: «Что за птица?», то Телей тебе[14] Ответит: «Это человек порхающий, Пустой, непостоянный, непоседливый».

Удод

Свидетель Вакх, насмешка справедливая. Но что нам делать?

Писфетер

Жить единым городом.

Удод

Какой мы город выстроим, пернатые?

Писфетер

Какой? О слово, слово неразумное! Взгляни-ка вниз.

Удод

Гляжу.

Писфетер

Теперь наверх гляди.

Удод

Гляжу.

Писфетер

Теперь вперед, назад и в стороны.

Удод

(в сторону)

Пожалуй, этак шею я свихну себе.

Писфетер

Что видел?

Удод

Облака и небо видел я.

Писфетер

Так разве это птицам не прибежище?[15]

Удод

Прибежище? Как так?

Писфетер

Ну, пусть пристанище. Но потому, что небеса вращаются И прибегают снова к месту этому, Оно и называется «при-бе-жи-ще». Здесь поселитесь, возведите стены здесь И место это назовите городом. Людьми вы править станете, как мошками, Богов мелийским голодом погубите.[16]

Удод

Как?

Писфетер

Воздух между небом и землей пролег. К примеру, мы, в Дельфийский храм направившись,[17] Должны у беотийцев пропуск выправить. Вот так же боги пусть вам платят пошлину За то, что дым до них доходит жертвенный, А если вдруг они платить откажутся, Не пропускайте дыма через город ваш.

Удод

Вот это да! Клянусь землей, силками, петлей, тучами, Я замысла не слышал остроумнее! С тобою вместе город заложил бы я, Когда бы птицы согласились прочие.

Писфетер

А кто ж им объяснит затею нашу?

Удод

Ты. Теперь они давно уже не варвары, Я с ними жил и языку их выучил.

Писфетер

Но как ты созовешь их?

Удод

Легче легкого. Сейчас войду в кустарник густолиственный И разбужу жену свою, Соловушку. Мы вместе птиц покличем. Наше пение Услышать стоит им – примчатся тотчас же.

Писфетер

О птичка дорогая, не откладывай, Молю тебя, скорее в сень кустарника Войди и песней разбуди Соловушку.

Удод

(уходит, слышен его голос)

О подруга моя, пробудись от сна! О подруга, священной тоски полна, В этом горлышке пусть зазвенит струна. Ах, об Итисе песнь твоя. Пусть напев святой по листве бежит, И дрожит листва, и от слез дрожит Шейка рыжая соловья. И уносится эхо, летит к богам И к престолу Зевса ведет полет. Хоровод богов отвечает нам И формингу Феб-Аполлон берет,[18] И проводит он по струнам, Чтобы песня снова лилась, чиста, Чтобы вторили вечных богов уста Соловьиным устам.

Слышны звуки флейты, подражающей соловьиному пению.

Эвельпид

О Зевс, какое пенье! Ну и пташечка! Как будто мед она лила над рощею!

Писфетер

Эй, эй!

Эвельпид

Ну, что?

Писфетер

Молчал бы.

Эвельпид

Почему молчать?

Писфетер

Удод сейчас опять за песню примется.

Удод

(поет в сопровождении флейты)

Эпо-по-пой, по-по-по-пой, по-пой! Ио, ио, сюда, сюда, сюда! Сюда, мои товарищи пернатые! С полей поселян, из тучных овсов Ко мне спешите тысячи и тысячи, Все, кто клюет семена, Скорее летите С песней ласковой и тихой! В бороздах вы притаились, Притаились в рыхлых комьях, Тихо-тихо чирикаете вы. Тио-тио-тио-тио-тио-тио-тио-тио! Те, что в садах, В ветках плюща Ищут свой корм, Также и те, что в горах от оливы к оливе летают, Все вы ко мне поспешите! Триото-триото-тотобрикс! Вы, что в топких лугах, На просторах болот Комаров, мошкару Неустанно глотаете, Вы, что живете в любезных лугах Марафонских, Птицы пестрокрылые, Журавли, журавли! Вы, что над пеной морскою вздымаетесь И с алкионами стаями носитесь,[19] К нам поспешите, узнаете новости. Здесь собираются шумными стаями С длинными шеями птицы. Умнейший к нам пришел старик, Большой хитрец. На мысли скор, на дело скор. Спешите, птицы, на совет. Быстро, быстро, быстро, быстро! То́ро-то́ро-то́ро-то́ро-тикс! Киккабу-киккабу! То́ро-то́ро-то́ро-то́ро-ли-ли-ликс!

Писфетер

Ты видишь птиц?

Эвельпид

Свидетель Зевс, не вижу их, Хоть и гляжу на небо, рот разинувши.

Писфетер

Напрасно, видно, наш Удод в кустарнике И заклинал и токовал, как тетерев.

Парод

Одна за другой появляются Птицы, постепенно составляющие хор.

Первая птица

Торо-тикс, торо-тикс!

Писфетер

Посмотри, милейший, птица к нам какая-то идет.

Эвельпид

Зевс свидетель, правда, птица. Но какая? Вдруг павлин?

Писфетер

(обращаясь к Удоду, вновь появляющемуся на сцене)

Сам сейчас хозяин скажет. Что за птица здесь, Удод?

Удод

Это – редкостная птица, не увидишь каждый день, А живет она в болотах.

Эвельпид

И красива и красна!

Удод

Красноперое фламинго называется она.

Эвельпид

Эй, приятель!

Писфетер

Что кричишь ты?

Эвельпид

Вот еще одна бежит.

Писфетер

Да, еще одна. Наверно, из далеких птица стран. Право, словно предсказатель, важно шествует она.

Удод

Называется мидийцем.[20]

Писфетер

Как, мидийцем? О Геракл! Почему же без верблюда прилетел мидиец к нам?

Эвельпид

Вот еще одна, смотрите! Да с каким она хохлом!

Писфетер

Это что еще за чудо? Тут еще один Удод? Не один ты?

Удод

Это внук мой, а отец ему Филокл.[21] Внук и дед – Удоды оба. Каллий – вот тебе пример:[22] У него отца и сына Гиппониками зовут.

Эвельпид

Значит, птица эта Каллий? До чего ж он облысел!

Писфетер

Щиплют бедного фискалы: из хорошей он семьи, Да и самки помогают перья Каллия щипать.

Эвельпид

Вот еще одна пичуга. Посмотрите, как пестра! Каково ее названье?

Удод

Это птица – живоглот.

Эвельпид

Если так, то эта птица – наш знакомый, Клеоним.[23]

Писфетер

Клеоним? Но тот давно бы бросил гребень свой в кусты.

Эвельпид

Для чего же в самом деле гребни важные у птиц?[24] Состязаться будут в беге?

Удод

Вот карийцы, например,[25] Гребни гор считают местом, безопасным для жилья.

Писфетер

Посейдон, да что же это! Пропасть целая, смотри, Птиц слетелась!

Эвельпид

Феб владыка, туча страшная. Ого! Даже входа на орхестру не увидишь из-за птиц.

Писфетер

Видишь, это куропатка.

Эвельпид

А за ней идет журавль.

Писфетер

Вот свистуха.

Эвельпид

Ну, а это, Зевс свидетель, – алкион. Кто идет за алкионом?

Писфетер

Да ведь это, друг мой, стриж.

Эвельпид

Разве птица стричь умеет?

Писфетер

Ведь умеет же Споргил.[26]

Удод

Вот сова.[27]

Эвельпид

Да кто ж в Афины со своей идет совой?

Удод

Сойка, горлица, кукушка, коршун, голубь, пустельга, Сокол, жаворонок, ястреб, дятел, каменка, орел, Чиж, синица, мухоловка, турухтан, снегирь, дрофа.

Эвельпид

Увы, увы, здесь бездна их, Скворцов, скворчих, щеглов, щеглих! И пищат ведь, и стрекочут, и на месте не стоят. Не грозят ли нам расправой? Широко разинув клюв, Зло глядят на нас с тобою.

Писфетер

Да, я тоже их боюсь.

Предводитель хора

Ку-ку-ку-куда он делся, тот, кто птиц созвал сюда? Где живет он, покажите, где себе находит корм?

Удод

Жду давно на месте этом. Не оставлю я друзей.

Предводитель хора

Чем же, чем же, чем же, чем же, чем порадуешь ты нас?

Удод

И приятно это слово и полезно будет вам. К нам сюда явились нынче два хитрейших мудреца.

Предводитель хора

Кто? Что? Где? Как?

Удод

От людей сюда сегодня к нам явились старики, Дело верное с собою эти люди принесли.

Предводитель хора

Ты преступник. Я злодеев не видал таких, как ты, Что сказал ты?

Удод

Успокойся.

Предводитель хора

О, что сделал ты со мной!

Удод

С нами жить они желают, эти двое стариков.

Предводитель хора

И на это ты решился?

Удод

Да, решился, и горжусь.

Предводитель хора

Здесь, у нас, людишки эти?

Удод

Да, коль скоро я у вас.

Первое полухорие

Строфа 1

Увы, увы! Мы безжалостно преданы, проданы мы. Мы любили его, мы делили с ним хлеб, Жили в добром соседстве. Он закон отцов нарушил, Птичьи клятвы он забыл. Злые козни он готовит и меня безбожно предал, Предал племени лихому, неприятелям извечным, Предал смертному врагу.

Предводитель хора

Но с изменником Удодом разговор наш впереди. А сейчас давайте старцам по заслугам воздадим! Растерзаем их на части!

Писфетер

Вот и смерть уже пришла.

Эвельпид

Ты один во всем виновен. Для чего, скажи, сюда Ты завел меня?

Писфетер

Хотел я, чтобы ты за мною шел.

Эвельпид

Чтобы слезы проливал я?

Писфетер

Говоришь ты чепуху! Как же лить ты будешь слезы, если выклюют глаза?

Второе полухорие

Антистрофа 1

Вперед! Вперед! Нападай, налетай, неприятеля бей, Окружай, в смертоносную битву иди, Крылья грозно раскинув. Пусть они у нас поплачут! То-то славно поклюем! Ни на облаке воздушном, ни в горах, покрытых лесом, Ни в седой морской пучине злым врагам теперь не скрыться, От меня не улизнуть.

Предводитель хора

Что ж вы медлите? Терзайте, клюйте, бейте стариков! Где начальник наш пехотный? В наступленье, правый фланг![28]

Эвельпид

Вот так так! Куда же деться?

Писфетер

Стой на месте, дуралей!

Эвельпид

Разорвут ведь на кусочки!

Писфетер

Но куда же ты от них Убежишь?

Эвельпид

И впрямь куда бы?

Писфетер

Вот что я тебе скажу – Не отступим, будем драться. И давай возьмем горшки.

Эвельпид

Да зачем горшок мне нужен?[29]

Писфетер

Чтоб сова не подошла.

Эвельпид

Ну а эти, с острым клювом?

Писфетер

Вертел в руку ты возьми, Чтоб колоть и отбиваться.

Эвельпид

А с глазами как мне быть?

Писфетер

Нужно миску или чашку нахлобучить на глаза.

Эвельпид

Ах, мудрец! Как полководец, сразу выход ты нашел! Молодец. В военном деле нос ты Никию утрешь.[30]

Предводитель хора

Эй, ура, ура! Не медлить! Клюв и когти изготовь! Бей, терзай, щипи, царапай! Расколи сперва горшок!

Начинается драка.

Удод

О негоднейшие звери, неужели этих двух Ни за что убить хотите и на части разорвать? Ведь они моей подруге и родня и земляки.

Предводитель хора

Нет, щадить мы их не будем! Кто бы волка стал щадить? Разве есть у нас подлее, ненавистнее враги?

Удод

Пусть природа их враждебна, мысли их любезны нам. И с полезнейшим советом к нам пришли они сюда.

Предводитель хора

Как же могут быть полезны их советы и слова, Если это наших дедов, наших прадедов враги?

Удод

Умный многому сумеет научиться у врага. Осторожность – вот спасенье! От друзей нельзя тому Научиться, что прекрасно недруг лютый преподаст. От врагов, не от друзей же научились города Крепостные строить стены и военные суда. Сбережет наука эта дом, и деньги, и детей.

Предводитель хора

Да, пожалуй, нужно прежде этих выслушать людей: И от недруга услышишь слово мудрое подчас.

Писфетер

(Эвельпиду)

Поостыли, поостыли. Потихоньку отступай!

Удод

(птицам)

Вы должны бы мне в угоду справедливо поступить.

Предводитель хора

(Удоду)

Никогда мы, друг, доселе не перечили тебе.

Писфетер

Ну, теперь запахло миром. Значит, можно нам теперь Отставить и горшок и чашку! А вертел кухонный поднимем И, как с копьем, военный лагерь Мы обойдем, обозревая Окрестности с высот горшечных. Не может речи быть о бегстве!

Эвельпид

А если умереть придется, Где нас обоих похоронят?

Писфетер

Да где ж? На площади Гончарной[31] Нас на общественные деньги Схоронят. Скажем полководцам, Что пали мы в бою с врагами, На славном поле Птицефонском.[32]

Предводитель хора

По местам скорей! Становитесь в ряд! Злость убрать в чехлы, наземь гнев сложить, Как оружие прячет воин. Пусть ответят нам, для чего пришли, Что за люди они, из каких земель. Удод, Удод, зову тебя!

Удод

Что хочешь у меня узнать?

Предводитель хора

Кто эти люди, где их дом?

Удод

Из мудрой Греции они.

Предводитель хора

Но какая судьба Их сюда привела, К птицам?

Удод

Любят они Птичью жизнь и хотят Жить с тобою всегда, Быть с тобою всегда.

Предводитель хора

Вот как! Но что же говорят они?

Удод

Чуднее речи не слыхал.

Предводитель хора

Какую прибыль хочет он, Какую пользу получить, Со мной живя? Врагу ли злому досадить Иль другу милому помочь?

Удод

Большое счастье он сулит – Нельзя словами передать. Он говорит, Что все твое – и здесь, и там, И тут, и дальше, и везде.

Предводитель хора

Не безумец ли он?

Удод

Нет, он мудр и смышлен.

Предводитель хора

Есть ли ум у него?

Удод

Он хитер, как лиса. Он весь – сноровка, хитрость, остроумие.

Предводитель хора

Скорей, скорей пусть речь начнет! Твои услышал я слова И замер окрыленный.

Удод

(рабам)

Эй, ты и ты! Несите в дом оружие, И пусть висит оно благополучнейше У очага, над кухонной подставкою.

(Писфетеру.)

А ты скажи им, для чего созвали их, Все объясни.

Писфетер

Скажу, но при условии. Что договор со мною заключат они – Как тот ножовщик, обезьяна старая,[33] С женою заключил: чтоб не царапаться, Не дергать, не кусаться и не лезть…

Эвельпид

Куда?

(С жестом.)

Сюда? Нет, никогда!

Писфетер

Речь о глазах была.

Предводитель хора

Ну что ж, согласен.

Писфетер

Поклянись торжественно!

Предводитель хора

Клянусь! И пусть все судьи и все зрители Присудят нам победу.[34]

Писфетер

Да исполнится!

Предводитель хора

А если обману – одни лишь судьи пусть.

Удод

Внимание! Пусть воины с оружием Идут домой и ждут, когда последуют Дальнейшие для них распоряжения.

Агон

Первое полухорие

Ода

По природе своей человек Всегда хитер, Коварен во всем. Все же я слушать готов. Вдруг ты нам откроешь То, чего не знают неразумные птицы – Превеликое благо, Или силу могучую, или большие дела. Говори, говори мне, что знаешь! Если счастье нам речи твои Принесут, то оно Общим будет счастьем.

Предводитель хора

Так поведай же мысли свои, человек, расскажи, для чего ты явился, Говори без боязни, ведь первыми мы договор никогда не нарушим.

Писфетер

Эпиррема

Зевс свидетель, давно уже бродит во мне, поспевает, вздымается слово. Замесить его нужно. Подайте венок и воды принесите скорее,[35] Чтобы руки омыл я.

Эвельпид

Похоже на то, что сейчас мы приступим к обеду.

Писфетер

Нет, я птицам давно уже молвить хочу многомощное, дюжее слово, Чтоб сердца потрясти им. Мне больно за вас, я жалею об участи вашей. Вы царями ведь были.

Предводитель хора

Царями? Когда? И над кем мы царили?

Писфетер

Отвечу: Надо мною, над ним и над Зевсом самим, надо всем, что имеется в мире. Вы древнее и старше, чем Зевс и чем Крон,[36] вы древнее и старше титанов И Земли.[37]

Предводитель хора

И Земли?

Писфетер

Видит Феб, и Земли.

Предводитель хора

Я и ведать об этом не ведал.

Писфетер

А ведь все оттого, что невежествен ты, не читал сочинений Эзопа. От Эзопа мы знаем, что жаворонок самым первым на свет появился, Даже раньше Земли. И у птички отец от болезни тяжелой скончался. А земли еще не было. Так и лежал дня четыре покойник. На пятый Сын его схоронил у себя в голове – да и что же ему оставалось?

Эвельпид

Понимаю, так, значит, оно во главе оказалось, усопшего тело?

Писфетер

Если раньше Земли вы и раньше богов появились на свет, то, конечно, Первородство вам право на царство дает, и оспорить его невозможно.

Эвельпид

(указывая на Писфетера)

Аполлоном клянусь, что придется ему отрастить себе клюв превеликий. Ведь возможно, что Зевс не захочет спешить с возвращением скипетра дятлу.

Писфетер

А что вовсе не боги, а птицы людьми управляли и были когда-то Надо всеми царями, – немало тому я могу привести доказательств. Я начну с петуха. Ведь когда-то петух был тираном персидским[38] и правил Всеми персами. Люди не знали тогда Мегабазов[39] и Дариев[40] разных, До сих пор его птицей персидской зовут. Почему? Потому, что царем был.

Эвельпид

Вот поэтому, видно, петух и теперь словно царь выступает персидский, И понятно вполне, что один лишь петух из пернатых украшен тиарой.

Писфетер

Так велик и могуч был он в те времена, что о власти его петушиной Вспоминают доселе, и стоит теперь прозвучать его песне под утро, Как встают для работы ткачи, гончары, кузнецы, заготовщики кожи, Мукомолы, портные, настройщики лир, все, кто точит, сверлит и строгает, Обуваются быстро, хоть ночь на дворе, и бегут…

Эвельпид

Ты об этом спросил бы У меня. Я, несчастный, лишился плаща из прекраснейшей шерсти фригийской. Праздник был в честь рожденья ребенка. Меня пригласили. Я выпил немножко До начала попойки и лег подремать. Разбудил меня крик петушиный. Я подумал, что утро уже, и домой побежал. Но едва городские Миновал я ворота, грабитель меня по спине огревает дубинкой. Я на землю лечу, собираюсь кричать – он хватает мой плащ и уходит.

Писфетер

Я напомню вам также, что коршун царем был когда-то и греками правил.

Предводитель хора

Коршун? Греками?

Писфетер

Да. И как память о том до сих пор сохранилась примета: Если коршуна видишь, на землю ложись.

Эвельпид

Дионис мне свидетель, однажды Я его увидал и на землю упал. Рот разинул, уставился в небо И со страху монету свою проглотил, и домой без покупок вернулся.[41]

Писфетер

А кукушка царицей Египта была и Финикией правила всею. Только скажет, бывало, кукушка «ку-ку», сразу все как один финикийцы Жнут пшеницу, ячмень убирают в полях, золотые срезают колосья.

Эвельпид

И недаром, выходит, у нас говорят: «Ку-ку-ку, кобельки, начинайте!»

Писфетер

Да, сильна и могуча была эта власть. И хотя городами Эллады Управляли не птицы, а люди – царит Менелай или там Агамемнон,[42] Птица все же сидела на царском жезле и брала свою долю во взятках.

Эвельпид

Ничего до сих пор я об этом не знал. Я всегда удивлялся, что с птицей Выступает в трагедиях старец Приам или кто-нибудь вроде Приама.[43] Птица, стало быть, ждет, что придет Лисикрат, и тогда она взятку получит.[44]

Писфетер

Но всего любопытнее то, что и Зевс, повелитель теперешний мира, Носит птицу – орла на своей голове как свидетельство власти верховной.[45] Как слуга, носит сокола Феб,[46] а сову носит Зевсова дочка Афина.

Эвельпид

Это верно, Деметрой клянусь. Но скажи, для чего они с птицами ходят?

Писфетер

Чтоб во время обряда, когда потроха им суют по обычаю в руку, Птицы раньше, чем Зевс, чем Афина и Феб, потрохами могли поживиться. Прежде люди богами совсем не клялись, лишь пернатых в свидетели звали.

Эвельпид

Вот Лампон[47] и теперь, если хочет солгать, непременно гусем поклянется.

Писфетер

Птицы были великой святыней для всех, почитали их люди и боги. Нынче смотрят на птиц как на низкую тварь, Как безумцев, каменьями гонят вас прочь. Даже в рощах священных покоя вам нет, Даже здесь припасли птицеловы для вас Петли, сети, капканы, тенета, силки, Западни и манки, тайники и сачки. Птиц наловят – и скопом несут продавать. Покупатели пальцами щупают вас… И уж если считают съедобными птиц, Пусть бы ели, изжарив, – и дело с концом! Нет, и сыру накрошат, и маслом польют, Кислым уксусом, зеленью сдобрят еду, Сладковатой подливкой займутся потом, Приготовят и теплою, жирной струей Обольют они вас, Словно вы мертвечина какая!

Второе полухорие

Антода

Горько, горько нам слушать тебя, О человек! Я плачу сейчас. Грешные наши отцы Нам не сохранили Власти и почета наших доблестных предков. Всё они растеряли. Но теперь мне тебя посылает на счастье судьба, Ты явился ко мне как спаситель, И тебе я вверяю себя И малюток-птенцов. Ты – моя надежда.

Предводитель хора

Что нам делать, скажи, как нам быть, научи. Нам и жить-то не хочется вовсе, Если так или этак не сможем вернуть мы былое величие птичье.

Писфетер

Антэпиррема

Птичий город, во-первых, вам нужно создать и единым зажить государством, А затем высоченной кирпичной стеной, наподобие стен вавилонских, Воздух весь окружить, обнести, оцепить весь простор меж землею и небом.

Эвельпид

О гиганты, Порфирион и Кебрион! Что за странный получится город![48]

Писфетер

А когда многомощная встанет стена, вы от Зевса потребуйте власти. Если ж он не захочет ее уступить, на своем пожелает поставить, Объявите священную Зевсу войну и богам накажите строжайше, Чтобы больше они по любовным делам через птичью страну не ходили. Ведь, бывало, спускались на землю они и к Алкменам,[49] Алопам,[50] Семелам[51] Поблудить приходили. А если опять попадутся на этой дороге, Приложите им к нужному месту печать, чтобы женщин не трогали боги. К людям нужно вам тоже отправить посла и сказать, что не боги, а птицы Правят миром отныне, и птицам сперва приносить полагается жертвы, А потом уж богам. Также следует вам дать в товарищи каждому богу Подходящую птицу, чтоб вместе они от людей принимали подарки. Афродите приносишь дары – хорошо, дай же зерен сначала лысухе. Посейдону желаешь быка заколоть – накорми-ка пшеничкою утку. Если вздумал Геракла ты жертвой почтить, дай лепешку медовую чайке. Ты барана заколешь для Зевса-царя. Чем не царь тебе птица крапивник? Для нее заколи ты самца-комара, а потом уж барана для Зевса.

Эвельпид

Вот так так! Ну и ну! Заколоть комара! Пусть же Зевс разразится громами.

Предводитель хора

Почему же богами нас будут считать, а не галками люди? Ведь в перьях Наше тело, к тому же летаем всегда.

Писфетер

Это глупости. Вот и Гермес ведь Хоть и бог, а пернат и умеет летать.[52] Да и многие боги летают. Вот, к примеру, Эрот. Или Нику возьми, у которой из золота крылья.[53] А Ирида, как нам сообщает Гомер, на трусиху-голубку похожа.[54]

Эвельпид

Да и молнии Зевсовы, разве они не на крыльях до нас долетают?

Предводитель хора

Ну, а если в невежестве глупом своем не окажут нам почестей люди И решат олимпийских богов почитать?

Писфетер

А тогда, словно страшная туча, Воробьи и грачи на поля налетят и посевы людей уничтожат, И пускай голодающим людям тогда отмеряет пшеницу Деметра.

Эвельпид

Нет уж, как бы не так! Не захочет она, отговорку сумеет придумать.

Писфетер

Чтоб в могуществе птичьем людей убедить, пусть глаза у рабочей скотины, У коров и овец, у свиней и у коз ваши вороны выклюют злые. Пусть их лечит целитель тогда Аполлон! Пусть заплатят ему за леченье!

Эвельпид

Только дайте сначала продать мне быков, а потом воронье посылайте!

Писфетер

Если ж богом признать согласятся тебя, Посейдоном, и Кроном, и Геей,[55] Сколько радостей люди получат тогда!

Предводитель хора

Хоть одну назови ты мне радость.

Писфетер

Например, саранча не посмеет уже объедать виноградные лозы: Как военный отряд, на нее налетят пустельги, и синицы, и совы. Никакие клещи, никакие жучки для смоковниц не будут опасны. Всех жучков-паучков стайка резвых дроздов уничтожит легко без остатка.

Предводитель хора

Но откуда богатство нам взять для людей? Ведь для них это главное благо.

Писфетер

Это просто. Во время гаданий всегда птицы будут сулить им богатство, И в торговле успех, и великий барыш, и большую удачу предскажут. Ни один не погибнет купец-мореход.

Предводитель хора

Почему это вдруг не погибнет?

Писфетер

Потому что пред тем как отправиться в путь, предсказанья услышит он птичьи: «В море ты не иди, снег и дождь впереди» или: «В путь! И надейся на прибыль».

Эвельпид

Покупаю корабль, ухожу торговать, надоело беседовать с вами.

Писфетер

Птицы людям укажут, где клады лежат, погребенное дедами в землю Серебро. Лишь пернатым известно о том. Ведь недаром же есть поговорка: «Где мой клад похоронен, не знает никто, разве только небесные птицы».

Эвельпид

Я корабль продаю. Я мотыгу куплю. Отыщу я шкатулку с деньгами.

Предводитель хора

Ну, а как же здоровье мы людям дадим? От бессмертных зависит здоровье.

Писфетер

Были б только дела у людей хороши – вот тебе и здоровье. Ведь, право, Если плохо дела человека идут, то себя он и чувствует плохо.

Предводитель хора

Как же старость смогу отвратить от людей? Это тоже во власти Олимпа. Или, может быть, пусть умирают детьми?

Писфетер

Да зачем же? Годов этак триста Птицы людям прибавят.

Предводитель хора

Откуда ж их взять?

Писфетер

Как откуда? От собственных, птичьих. Ты не знал, что простая ворона живет целых пять человеческих жизней?

Эвельпид

Ай, ай, ай, много лучше, чем Зевсова власть, безраздельное птичье правленье!

Писфетер

Да в сотню раз! Не придется нам храмы для птиц возводить, Не придется для храмов таскать кирпичи, Не нужна им совсем позолота дверей. За кустом и на дереве птицы живут. Ну, а важные птицы – пусть храмом для них Будут ветви и листья оливы святой.[56] Ни к Аммону, ни в Дельфы не будем ходить[57] Для гаданья. Под деревом или в кустах Мы насыплем им зерен пшена, ячменя И молитвенно руки возденем горе. Мы попросим, чтоб нам ниспослали добро Быстролетные птицы за наши дары. И за несколько зерен пшеничных они В тот же миг нам пошлют Все, чего мы просили в молитве своей.

Предводитель хора

О старик, ты врагом ненавистнейшим был, а теперь ты нам друг наилучший, И теперь никогда от советов твоих мы по воле своей не отступим.

Хор

Я полагаюсь на твои слова, Окреп я духом и клянусь тебе, Что если со мной ты захочешь в священный союз вступить И честно, и верно, и дружно согласен союз хранить, И если ты со мною заодно Объявишь небожителям войну, То очень скоро боги ненавистные Отдадут мне скипетр.

Предводитель хора

Все, что требует силы, берем на себя. Недостатка мы в силе не знаем, Но во всем, где расчеты и разум нужны, на тебя полагаться желаем.

Удод

Клянусь я Зевсом, медлить больше нечего! Нам не к лицу уподобляться Никию. За дело надо приниматься тотчас же, Прошу сперва в гнездо мое пожаловать На мягкий хворост и на сено теплое! Как вас зовут, скажите.

Писфетер

Легче легкого. Я – Писфетер.

Удод

А как зовут вот этого?

Писфетер

Он – Эвельпид.

Удод

Ну, что ж, я рад приветствовать Обоих.

Писфетер

Очень рады.

Удод

Проходите же.

Писфетер

Идем. Но ты вперед пройди.

Удод

Пожалуйста.

Идет.

Писфетер

Ай, ай, ай, ай, забыл. Постой минуточку. Скажи нам, как же это мы, бескрылые, Общаться будем с птицами крылатыми?

Удод

Да очень просто.

Писфетер

У Эзопа, видишь ли, Есть басня о лисице незадачливой: Она с орлом себе на горе спуталась…[58]

Удод

Не бойся. Корешок у нас имеется. Его пожуй – и крылышки появятся.

Писфетер

Тогда пойдемте. Манадор же с Ксанфием[59] За нами следом пусть идут с поклажею.

Предводитель хора

Эй, послушай, Удод!

Удод

Говори, говори!

Предводитель хора

Стариков ты как следует дома Накорми, а сюда ты пришли соловья, сладкогласную, звонкую птичку, В лад поющую Музам. Мы с нею хотим поиграть, позабавиться вволю.

Писфетер

О, ради Зевса, просьбу эту выполни. Скажи, чтоб соловей покинул заросли!

Эвельпид

Богами заклинаю, птичку вызови! Взглянуть и мы желаем на соловушку.

Удод

Ну что же, я согласен. Прокна милая, Иди сюда и покажись гостям моим!

Выходит девушка-флейтистка в костюме птицы.

Писфетер

О Зевс-отец, какая птичка чудная! Свежа, светла! С каким бы удовольствием Сейчас я эту пташечку попробовал!

Эвельпид

А золота на ней – ну, как на девушке, Клянусь, ее поцеловать мне хочется!

Писфетер

Дурак, ведь клюв ее острее вертела.

Эвельпид

Нет, как с яйца, с нее скорлупку счищу я. Не в клюв, а в губы поцелую девочку!

(Отстранив маску, целует флейтистку.)

Удод

Идемте!

Писфетер

Да пошлет судьба удачу нам!

Писфетер, Эвельпид и Удод уходят в сопровождении рабов. На орхестре – хор и флейтистка.

Парабаса

Хор

(в сопровождении флейты)

Птичка, ты милее всех, Золотая ты моя! Подпевает мне всегда Сладкий голос соловья. На тебя гляжу опять! Ты пришла, пришла, пришла. Песню звонкую весны, Звуки флейты принесла. Так начнем анапесты!

Предводитель хора

О ничтожное, жалкое племя людей, дети праха, увядшие листья, О бессильный, о слабый, о немощный род, преходящие, бледные тени, О бескрылые, бренные вы существа, вы, как сон, невесомы и хрупки, К нам, бессмертным богам, обратите свой взор. Нам неведомы возраст и старость, Мы в эфире парим, о великих делах, о нетленных вещах размышляя. Лишь от нас вы сумеете правду узнать о высоком, заоблачном мире, О природе пернатых, рожденье богов, и о Хаосе,[60] и об Эребе.[61] И потом, достоверную правду узнав, вы не станете Про́дика слушать.[62] Хаос, Ночь и Эреб – вот что было сперва, да еще только Тартара бездна.[63] Вовсе не было воздуха, неба, земли. В беспредельном Эребовом лоне Ночь, от ветра зачав, первородок-яйцо принесла. Но сменялись годами Быстролетные годы, и вот из яйца появился Эрот сладострастный. Он явился в сверкании крыл золотых, легконогому ветру подобный. С черным Хаосом в Тартаре сблизился он, в беспредельной обители мрака, И от этого мы появились на свет, первородное племя Эрота. Все смешала Любовь. И уж только потом родились олимпийские боги. Из различных смешений различных вещей появились и небо, и море, И земля, и нетленное племя богов. Вот и видно, что птицы древнее Олимпийских блаженных. А то, что Эрот был действительно пращуром нашим, Доказать нам нетрудно – умеем летать и приходим на помощь влюбленным. Своенравных красавцев мальчишек не раз удавалось влюбленным мужчинам Лишь тогда покорить, лишь тогда победить, когда мы приходили на помощь: Кто подарит мальчишке щегла, кто гуся, кто цыпленка, а кто перепелку. Нет, поистине все, чего можно желать, доставляют пернатые смертным. Это мы возвещаем, что осень пришла, что весна подошла или лето. Время сеять, когда закричат журавли, улетая в ливийские дали. Пусть моряк рулевое повесит весло и уляжется спать безмятежно, Пусть овчину себе раздобудет Орест, чтоб не мерзнуть во время разбоя.[64] Если коршуна видите, значит весна наступила и время настало Стричь овец густорунных. А ласточка вам сообщает о теплой погоде, Говорит, что овчину пора продавать, что пора одеваться полегче. Чем же мы не Аммон, чем не Феб-Аполлон, чем не Дельфы и чем не Додона?[65] Вы по всяким делам обращаетесь к нам и нуждаетесь в нашем совете, Будь то выбор невесты, еда и питье или даже торговая сделка. Все, что можно как знак, как примету принять, у людей называется птицей.[66] Необычная весть – это птица для вас. Если ж вам расчихаться случится, Или встретить раба, иль увидеть осла – это птица, и птица, и птица! Неужели не ясно, что птица для вас – это сам Аполлон – прорицатель? Если нас вы решите богами признать, Знайте: осенью, летом, зимой и весной, Как пророчицы Музы, вам будем служить. Мы не Зевс, и от вас в облака не сбежим, Чтобы там, в вышине, почивать, возгордясь. Нет, мы здесь и останемся, здесь навсегда! Мы богатство, здоровье и счастье дадим Вам самим, вашим детям и детям детей. Мы блаженство и радость, веселье и мир, Смех и молодость, пляски и пенье сюда Принесем. Даже птичьего вам молока Мы не будем жалеть. И пресытитесь вы Безграничным, невиданным счастьем.

Первое полухорие

Ода

Муза, Муза лесная! Тио-тио-тио-тиотинкс. Порхаем мы по гребням гор, И внемлет нам лесной простор. Тио-тио-тио-тиотинкс. Ясень укрыл нас густою своею листвой. Тио-тио-тио-тиотинкс. Льется из рыжего горлышка звонкая песнь. Тио-тио-тио-тиотинкс. Пану святому священные гимны поем, Пляшем в честь Матери Горной – Кибелы.[67] То́-то-то́-то-то́-то-то́-то-тинкс. Фриних, как пчелка, амвросию звуков собрал.[68] Он, словно ношу, из рощ и лесов приносил Песни свои золотые.

Предводитель первого полухория

Эпиррема

Посетители театра, если кто-нибудь из вас С нами жить привольно хочет, пусть идет скорее к нам. Что по вашему закону безобразно и грешно, То слывет у птиц прекрасным и у нас разрешено. Вот по вашему закону не годится бить отца, Мы же рады и довольны, если вдруг птенец к отцу Подбежит, ударит, крикнет: «Ну попробуй, сдачи дай». Вы рабов клеймите беглых, вы преследуете их, Мы же им присвоим званье пестрокрылых журавлей. Если Спинфар как фригиец ущемлен у вас в правах,[69] То у нас фригийской птицей называться будет он. У людей слывет карийцем и рабом Экзекестид, А у нас кариец каркнет – и найдет себе родню. Если Писия сыночек вам предательством грозит,[70] То у нас птенца такого в петухи произведут: Нет запрета в птичьем царстве петушиться петухам.

Второе полухорие

Антода

В крике лебеди белой – Тио-тио-тио-тиотинкс! И в легком шелесте крыла Мы слышим: «Феб, тебе хвала». Тио-тио-тио-тиотинкс. Лебеди кручи покрыли над Эбром-рекой.[71] Тио-тио-тио-тиотинкс. Клич по заоблачным далям эфира прошел. Тио-тио-тио-тиотинкс. Вот уже в страхе к земле припадает зверье, Ветер улегся, и замерли волны. То́-то-то́-то-то́-то-то́-то-тинкс. Вот и Олимп загудел. Изумленья полны Боги бессмертные. Музы ведут хоровод, Песню заводят Хариты.[72]

Предводитель второго полухория

Антэпиррема

Быть крылатым от рожденья лучше всех на свете благ. Если б, зрители, на крыльях подниматься вы могли, Кто бы стал с пустым желудком трагедийный слушать хор? Заскучав, домой покушать зритель живо улетит, Чтоб затем, наполнив брюхо, на комедию поспеть. Если, скажем, пожелает облегчиться Патроклид,[73] Он плаща марать не станет, а в сторонку отлетит, Там нужду свою он справит и обратно прилетит. Если вдруг любовник ловкий есть, о зрители, средь вас, Он сейчас же, как увидит, что сидит в театре муж, Полетит к жене на крыльях, с ней в постели полежит, А затем взмахнет крылами и обратно полетит. Ну, скажите, не блаженство ль быть пернатым и летать? Вот возьмите Диитрефа:[74] опериться не успел, А вознесся: стал филархом,[75] а затем гиппархом стал![76] Был ничем, а нынче ходит рыжим конепетухом![77]

Эписодий первый

Выходят Писфетер и Эвельпид, одетые птицами.

Писфетер

Ну, вот и все. Пусть будет Зевс свидетелем, Потешнее не видывал я зрелища.

Эвельпид

Над чем смеешься?

Писфетер

Над твоими перьями. Сказать тебе, кого напоминаешь ты? Гуся, изображенного сапожником.

Эвельпид

А ты-то, словно дрозд, в кружок ощипанный.

Писфетер

Украшены мы оба, как Эсхил сказал,[78] Не чем-нибудь, а собственными перьями.

Предводитель хора

Что делать нам теперь?

Писфетер

Во-первых, городу Придумать имя важное и славное, А после жертву принести богам.

Эвельпид

Ну что ж!

Предводитель хора

Какое городу дадим название?

Писфетер

Хотите имя важное, спартанское – «Лакедемон»?[79]

Эвельпид

«Ляг, где и он»! Для города Название, клянусь, неподходящее. Нет, лучше уж один в постель улягусь я.

Писфетер

Откуда ж имя взять?

Эвельпид

Из горной области, Из облаков, из туч, да повоздушнее, Помягче.

Писфетер

Назовем Тучекукуевском?

Предводитель хора

О да, о да! И впрямь нашел ты имя превосходное.

Эвельпид

Не в этом ли, скажи, Тучекукуевске Пристроил Феоген свои сокровища И с ним Эсхин?[80]

Писфетер

Почище в этом городе Дела велись. Там поле есть Флегрейское.[81] На нем гигантов боги объегорили.

Предводитель хора

Находка, а не город. Но хранить его Какой же будет бог? Кому нам пеплос ткать?[82]

Эвельпид

А чем плоха Афина-Градодержица?

Писфетер

Какой же может быть порядок в городе, Где со щитом стоит на страже женщина, Богиня, а Клисфен сидит за прялкою?[83]

Эвельпид

Кого ж на вышку мы пошлем, в дозорные?

Предводитель хора

У нас есть птица племени персидского, Воинственная, страшная, считается Она птенцом Арея.

Эвельпид

Государь-петух! Как бог-хранитель будет на скале сидеть.

Писфетер

(Эвельпиду)

Иди же в воздух, медлить больше нечего, Да помоги, пожалуйста, строителям. Носи им щебень, глину им замешивай, Карабкайся с лотком и падай с лестницы! Расставь охрану, за огнем поглядывай, Бей в колотушку, засыпай где вздумаешь. Гонцов отправь: к богам, на небо, первого, Второго – к людям, вниз. Затем пусть явятся Гонцы ко мне.

Эвельпид

(в сторону)

А ты, по мне, пропал бы здесь, Лентяй несчастный.

Писфетер

Так ступай же в путь, дружок, Ведь, право, дело без тебя не двинется.

Эвельпид уходит.

Писфетер

А я богов нововведенных жертвою Почту и со жрецом устрою шествие. Эй, мальчик, дай корзину и воды для рук!

Уходит в дом.

Первое полухорие

Строфа 2

Я согласен, я с тобой Благодарственную песнь, Славословие богам Пропою бессмертным. Чтобы милость их снискать, В дар козленка принесу. Эй, пеан, греми![84] Хэрид,[85] Выходи с флейтой!

Эписодий второй

Флейтист, одетый вороном, играет. Писфетер, жрец и рабы с жертвенным козленком выходят из дома.

Писфетер

Дудеть довольно. Это что за чудище? Свидетель Зевс, видать пришлось мне всякое, Но не видал еще флейтиста-ворона. Эй, жрец, молитву новым начинай богам!

Жрец

Сейчас начну. Но где корзиноносец наш?

Выходит мальчик с корзиной.

Гестии птичьей и коршуну,[86] Наши очаги охраняющим, И всем птицам обоего пола, на Олимпе пребывающим, Помолимся!

Писфетер

Суниястреб, морской владыка, радуйся![87]

Жрец

И лебедю пифийскому и делосскому, И Лето святой, перепеломатери,[88] И деве Артемиде-Щеголихе…

Писфетер

Из Колениды стала Щеголихою![89]

Жрец

И зяблику фригийскому Сабазию,[90] И страусихе великой, Родительнице бессмертных и смертных…

Писфетер

Кибела-страусиха, Клеокрита мать![91]

Жрец

Ниспошлите граду Тучекукуевску Здравие, спасение, благоденствие… А также союзникам нашим хиосцам.[92]

Писфетер

Уж без хиосцев дело не обходится.

Жрец

И птицам героям, и потомству героев, И пеликану белому, и пеликану серому, И орлу, и тетереву, И павлину, и дупелю, и чибису, И чирку, и поморнику, И мартыну, и цапле, И синице, и Черноголовке…

Писфетер

(жрецу)

Довольно завывать, дурак несчастнейший. Ну, разве на такое угощение Зовут орлов и грифов? Погляди сюда!

(Указывает на козленка.)

Один бы коршун живо с этим справился. Ступай отсюда! И венки возьми свои!

(Гонит жреца.)

Я без тебя обряд исполню жертвенный.

Второе полухорие

Антистрофа 2

Значит, снова должен я Затянуть священный гимн. Под торжественную песнь Ты омоешь руки. Всех… О нет! Лишь одного Бога я сюда зову. Всем не хватит: здесь одни Рожки да ножки!

Писфетер

Примите жертву, божества пернатые!

Эписодий третий

С песней входит лохматый и грязный Поэт.

Поэт

Прославь Тучекукуевск, Муза, Блаженный град, В гимнах своих величавых.

Писфетер

Вот новости еще. Да кто же будешь ты?

Поэт

Я сочинитель песен сладкозвучнейших, Рьяный служитель Муз, По словам Гомера.[93]

Писфетер

Ты, значит, раб и стричь не должен волосы?

Поэт

Да нет же, все художники являются Рьяными слугами Муз, По словам Гомера.

Писфетер

Твой плащ я рваным, а не рьяным назвал бы. Какая принесла тебя нелегкая?

Поэт

Сложил я песни в честь Тучекукуевска, Застольные, девичьи, хороводные,[94] И много песен в стиле Симонидовом.[95]

Писфетер

Как ты успел? На это ж время надобно.

Поэт

Давно, давно сей град стихами славлю я.

Писфетер

Да мы же празднуем рожденье города, Ведь он недавно был еще без имени.

Поэт

Весть быстрокрылая Муз[96] Обгоняет коней быстролетных. Отче, зиждитель Этны, Святой Гиерон Этнейский, Одари благосклонно меня, Как милость и щедрость твои Тебе подскажут!

Писфетер

(в сторону)

Нет, он от нас так просто не отвяжется. Попробуем отделаться подачкою.

(Слуге жреца.)

Вот ты в хитоне, да еще в нагруднике. Разденься, с мудрым поделись писателем.

Слуга Жреца

(снимает нагрудник)

Возьми нагрудник, ты озяб, мне кажется.

Поэт

(беря нагрудник)

Муза любезно согласна Принять этот скромный дар. Ты же теперь свою душу открой Пиндара слову.

Писфетер

Беда, никак не выгонишь молодчика!

Поэт

По пастбищам скифским, глухим[97] Ходит-бродит скиталец несчастный. Нет на бедняге одежды тканой. Что за слава в нагруднике без хитона? Пойми мое слово.

Писфетер

Я понимаю, на хитон ты целишься.

(Слуге жреца.)

Снимай хитон: поможем сочинителю.

Слуга жреца отдает свой хитон Поэту.

Бери и уходи.

Поэт

Уйду немедленно. А город я такой прославлю песнею: Златотронная, воспой Трепетный, хладный град! К снежным пришел я полям, К плодоносным равнинам. А-ля-ля!

Уходит.

Эписодий четвертый

Писфетер

Но ты поля покинул эти хладные, Как только получил хитон с нагрудником. Свидетель Зевс, уж вот никак не думал я, Что сразу он про город наш пронюхает. Эй, мальчик! Снова с чашей обходи алтарь. Благоговенье!

Входит Предсказатель со свитком в руках.

Предсказатель

Эй, козла не трогайте!

Писфетер

Ты кто?

Предсказатель

Я предсказатель.

Писфетер

Прочь проваливай!

Предсказатель

Чудак, нельзя смеяться над святынями. В пророчествах Бакида ясно сказано[98] Насчет Тучекукуевска.

Писфетер

Зачем же ты Молчал тогда, когда еще я города Не основал?

Предсказатель

Мешали силы высшие.

Писфетер

Ну что ж, согласен слушать прорицание.

Предсказатель

(торжественно)

«В день, когда серые волки селиться с воронами вместе Между коринфской землей и землей сикионскою будут…»[99]

Писфетер

Неясно мне, при чем же здесь коринфяне.

Предсказатель

Намек на воздух в том стихе содержится. «Прежде всего заколите овцу-белошерстку Пандоре.[100] Кто же к вам первым придет, чтоб мои наставленья поведать, Плащ ненадеванный дайте тому и новые туфли».

Писфетер

Так и сказал он «туфли»?

Предсказатель

Справься с книгою. «Чашу дайте ему, требухи ему в длани вложите».

Писфетер

И «требуха» там тоже?

Предсказатель

(протягивая свиток)

Справься с книгою. «Если, божественный отрок, мои приказанья исполнишь, Станешь орлом в небесах. А если откажешь в подарках, Ты не то что орлом, но и дятлом и галкой не станешь»…

Писфетер

И это по Бакиду?

Предсказатель

Справься с книгою.

Писфетер

Ах, до чего же непохож оракул твой На мой, от Феба самого полученный.

(Торжественно.)

«Если без спросу к тебе обманщик придет и мошенник, Будет обряду мешать и отведать захочет жаркого, Между спиной и ногами лупить безобразника надо».

Предсказатель

Болтаешь ты пустое.

Писфетер

Справься с книгою!

Бьет предсказателя.

Проваливай, чтоб ты пропал!

Предсказатель

О горе мне!

Писфетер

В других местах, пожалуйста, предсказывай.

Предсказатель убегает.

Эписодий пятый

Входит Метон[101] с измерительными приборами.

Метон

Я к вам пришел.

Писфетер

Еще несчастье новое. Зачем пришел ты? И каков твой замысел? С какими ты сюда явился целями?

Метон

Я землемер. Хочу отмерить каждому Полоску воздуха.

Писфетер

О боги правые! Ты что за человек?

Метон

Зовусь Метоном я, Знаком всем грекам и колонцам в частности.[102]

Писфетер

А это что?

Метон

Орудья измерения. Напоминает очень воздух формою Кастрюлю для тушенья. Здесь линейку я Изогнутую приложу и циркулем Отмерю расстоянье, понимаешь?

Писфетер

Нет.

Метон

Затем прямую, тоже по линеечке, Я проведу, чтоб круг квадратом сделался. Здесь, в центре, будет рынок. К рынку улицы Пойдут прямые. Так лучи расходятся, Сверкая, от звезды. Звезда округлая, Лучи прямые.

Писфетер

Ты Фалес поистине![103]

Пауза.

Метон!

Метон

Ну что?

Писфетер

Ты знаешь, я люблю тебя. Ступай-ка ты отсюда по-хорошему.

Метон

А что такое?

Писфетер

Здесь, как и в Лаконии, Не любят чужестранцев, и волнения[104] И драки здесь бывают.

Метон

Что ж, мятеж у вас?

Писфетер

Да нет, не то.

Метон

А что?

Писфетер

Единодушное Здесь принято решенье – бить мошенников.

Метон

Пожалуй, лучше улизнуть.

Писфетер

Но я боюсь, Что опоздал ты. Видишь, начинается!

(Бьет Метона.)

Метон

Беда мне!

Писфетер

Но ведь я предупреждал тебя. Обратный путь измеришь ты живехонько.

Метон убегает.

Эписодий шестой

Входит Наблюдатель в пышной одежде. Он тащит две бочки.

Наблюдатель

Где здесь проксен?[105]

Писфетер

Сарданапал ты вылитый![106]

Наблюдатель

В Тучекукуевск послан я по жребию Как наблюдатель.

Писфетер

Кто же наблюдателем Послал тебя?

Наблюдатель

Какая-то записочка За подписью Телея.

Писфетер

А согласен ты Оклад свой взять и без хлопот уйти?

Наблюдатель

О да! Мне дома надо бы сидеть в собрании, Есть у меня дела с Фарнаком срочные.[107]

Писфетер

Так получи же и беги! Вот денежки.

Наблюдатель подставляет бочки, но Писфетер вместо денег осыпает его тумаками.

Наблюдатель

Ах, это что ж?

Писфетер

Дела с Фарнаком срочные.

Наблюдатель

(зрителям)

Бьют наблюдателя! Вы все – свидетели.

Писфетер

Проваливай да бочки захвати свои!

Наблюдатель убегает.

Вот безобразье! Шлют к нам наблюдателей, А мы еще с молитвой не покончили.

Входит Собиратель законов.

Собиратель законов

(читает)

«Если тучекукуевец нанесет ущерб афинянину…»

Писфетер

Еще один с какой-то писаниною!

Собиратель законов

Я – продавец законов. И новейшие Законы вам продать могу.

Писфетер

Какие же?

Собиратель законов

«Тучекукуевцам пользоваться мерой и весом, принятыми в Беотии».

Писфетер

Так получай по мерам Ойойотии!

Бьет Собирателя законов.

Собиратель законов

Да что с тобой?

Писфетер

Проваливай с законами! Сейчас тебе я трепку дам законную.

(Бьет его.)

Собиратель законов убегает. Вбегает Наблюдатель.

Наблюдатель

Вызываю Писфетера в суд по обвинению в оскорблении личности на месяц Мунихион.[108]

Писфетер

Ах, вот как! Значит, ты не убежал еще?

Прогоняет Наблюдателя. Вбегает Собиратель законов.

Собиратель законов

«Если же кто прогонит должностное лицо и не примет его в установленном законом порядке…».

Писфетер

Ах, горе мне! Ты тоже, значит, здесь еще?

(Гонит его.)

Вбегает Наблюдатель.

Наблюдатель

Погибнешь! Иск на десять тысяч драхм вчиню!

Писфетер

Плевал я на тебя с твоими бочками!

Снова вбегает Собиратель законов.

Собиратель законов

У договорного столба мочился ты!

Писфетер гонит обоих. Оба убегают.

Писфетер

Эй, эй, держи его! Ага, пустился вскачь!

(Слугам.)

Нет, лучше мы домой пойдем, не мешкая, И без помех козленка отдадим богам.

Писфетер и рабы уходят в дом.

Малая парабаса

Первое полухорие

Ода

Отныне будут птицам, Всевидящим, всеведущим, Все смертные молиться. Во власти птичьей – целый мир. Храним плоды земные И губим беспощадно Жучков, букашек, мошек. Корни, стебли, лепестки грызут они, Гложут завязи плодов и ветви толстые. Благоуханные сады Мы не позволим осквернять, И ни жучки, ни червячки От наших крыльев не уйдут.

Предводитель первого полухория

Эпиррема

Все вы слышали сегодня, как глашатай объявил: «Кто преступника – мелийца Диагора – умертвит,[109] Золотой талант получит. Кто умершего давно Умертвит тирана, тоже пусть получит золотой». Объявленье в этом роде сделать хочется и нам: «Тот, от чьей руки погибнет Филократ, гроза синиц,[110] Золотой талант получит. За живого – пять дадим. Продает чижей он скопом, десять птичек на обол, В виде чучел перепелок выставляет напоказ, Надругавшись над дроздами, перья им вставляет в клюв, Ловит, гадина, голубок, держит бедных взаперти, Чтоб в капкан они манили легковерных голубей». Вот о чем мы объявляем. Если в клетке кто-нибудь Держит птиц, то пусть на волю он их выпустит скорей! Если ж вы не подчинитесь, то поймают птицы вас, Свяжут ноги и поставят, как приманку, напоказ.

Второе полухорие

Антода

Блаженно птичье племя! Ведь птицы не нуждаются Зимой в одежде теплой. И солнца летнего лучей Мы не боимся жарких. Лугов цветущих лоно, Листва – жилище наше В час, когда в траве звенят кузнечики, От полуденного зноя опьяневшие. Зимой в пещерах мы живем, В кругу играем ореад.[111] Весною мирт свои цветы В саду Харит несет нам в дар.

Предводитель второго полухория

Антэпиррема

А теперь мы нашим судьям рассказать хотим о том, Сколько благ их ожидает, если нам присудят приз. И Парис таких даров бы не дождался от богинь![112] Знаем: хочет первым делом получить любой судья Сов блестящих на монетах, на лаврийском серебре,[113] Обещаем – заведутся и в дому и в кошельках Эти совы и блестящих вам совяток наплодят. Мало этого, как в храмах, заживете вы в домах: Мы на гребни ваших кровель все усядемся орлом. Если вы на теплом месте захотите куш урвать, Мы вам ловкого, лихого сунем в руки ястребка. Позовут судью на ужин – зоб дадим ему взаймы. Если ж в призе нам откажут, то заводят пусть тогда Судьи зонтики из меди, словно статуи. Не то, Стоит только показаться в белоснежном им плаще, В виде мести за обиду мы помочимся на них.

Эписодий седьмой

Входит Писфетер.

Писфетер

Ну вот и всё. Обряд прошел удачнейше. Но почему же до сих пор нет вестника Со стройки? Как у них там обстоят дела?

Вбегает Первый вестник.

Ба! Вот и он! Как резвый конь, бежит сюда.

Первый вестник

Ку-ку-ку-ку-ку-ку-ку-ку-куда пошел Начальник Писфетер?

Писфетер

Да вот же, вот он я.

Первый вестник

Стена готова.

Писфетер

Ты меня обрадовал.

Первый вестник

Сооруженье просто грандиозное. Так широка стена, что Проксенид-хвастун[114] И Феоген смогли б на ней разъехаться На колесницах, из которых каждую Троянский тащит конь.

Писфетер

Геракл, владыка наш!

Первый вестник

А высота стены, ее измерил я, Сто саженей!

Писфетер

О Посейдон, неслыханно! Но кто же стену выстроил огромную?

Первый вестник

Да кто же, как не птицы? Там ни плотников, Ни каменщиков не было египетских.[115] Собственноручно птицы всё построили. Десятки тысяч журавлей из Ливии В зобу носили камни для фундамента. Коростели тесали камень клювами. Кирпич носили десять тысяч аистов. А воду в воздух поднимали чибисы И всякая другая тварь болотная.

Писфетер

А кем же глина доставлялась?

Первый вестник

Цаплями. Они лотки носили.

Писфетер

Кто ж накладывал?

Первый вестник

О, здесь был найден способ остроумнейший. Орудуя ногами, как лопатами, Грузили глину гусаки прилежные.

Писфетер

Вот на все лапы мастера поистине!

Первый вестник

А утки, Зевс свидетель, препоясавшись, Кирпич носили. Наверх, как подручные, Набрав на хвост раствора известкового И с кельнями во рту, взлетали ласточки.

Писфетер

Кто станет нанимать теперь поденщиков! Ну, дальше, дальше! Кто же сделал плотничью Работу?

Первый вестник

Пеликаны. Это плотники Искуснейшие. Обтесали клювами Они ворота. И когда работали, Как в доке корабельном, шум и гром стоял. Теперь ворота все уже закончены, Задвинуты засовы, и расставлена Кругом охрана. Ходят с колотушками Дозорные. И сторожа-сигнальщики Стоят на каждой башне. А теперь пойду Помоюсь. Ты уж сам теперь хозяйничай!

Уходит.

Предводитель хора

Ну, что ты скажешь? Удивлен, наверное, Что быстро так стена твоя построена?

Писфетер

И верно, удивляюсь, да и есть чему. Ведь, право же, похоже все на выдумку. Но вот, смотрите, часовой с известием Бежит сюда. И вид какой воинственный!

Эписодий восьмой

Вбегает Второй вестник.

Второй вестник

Эге-ге-ге-ге-ге-ге-ге-ге-ге-ге-гей!

Писфетер

В чем дело?

Второй вестник

Ах! Ужаснейшие новости! Какой-то бог, из тех, что в свите Зевсовой, Прорвавшись чрез ворота, в воздух к нам влетел, А галки не заметили, дневальные.

Писфетер

Поступок низкий, мерзкий и ужаснейший. Кто ж из богов?

Второй вестник

Не знаем… Только знаем мы, Что с крыльями.

Писфетер

Так нужно было стражников За ним послать сейчас же.

Второй вестник

Было послано Пятнадцать тысяч соколиной конницы. Ей приданы различные когтистые: Орел, сарыч, стервятник, ястреб, коршун, гриф. От свиста крыльев, шелеста и хлопанья Дрожит эфир. За богом птицы ринулись. Он далеко не мог уйти. По-моему, Он где-то здесь.

Писфетер

Берите же, хватайте же Пращи и луки. Эй, сюда, помощники! Стреляй, бросай! Пращу, пращу немедленно!

Уходит.

Первое полухорие

Строфа 3

Вот началась война, неслыханная сечь! С богами я сражусь. Давайте же стеречь Эребово дитя – заоблачную высь, Чтоб олимпийцы к нам тайком не пробрались.

Предводитель хора

Смотрите же, бойцы, кругом внимательно! Ведь шелест крыльев божества бессмертного Становится все громче, все отчетливей.

Эписодий девятый

Писфетер вводит Ириду. Крылья Ириды напоминают корабельные паруса.

Писфетер

Куда спешишь? Остановись. Не двигайся. Не шевелись. Ни с места! Стой спокойнее! Ты кто? Откуда? И какого племени?

Ирида

От олимпийцев грозных прилетела я.

Писфетер

Похожа ты на шляпу и на парусник.

Ирида

Ирида я.

Писфетер

Морское судно, видимо.

Ирида

Какое судно?

Писфетер

Сарычи и ястребы, Хватайте девку!

Ирида

Что еще за новости! Хватать – меня?

Писфетер

Ну, ты еще наплачешься!

Ирида

Неслыханно!

Писфетер

В какие же, негодная, Влетела ты ворота? Отвечай скорей.

Ирида

В какие? Зевс свидетель, не заметила.

Писфетер

Вы слышали? Она смеяться вздумала! К синицам-птицеархам обращалась ты?[116] Где пропуск твой за подписью вороны?

Ирида

Что?

Писфетер

Ах, нет его!

Ирида

Ты бредишь?

Писфетер

(с жестом)

И не вижу я Вот здесь печати аиста дежурного.

Ирида

Никто сюда печати не прикладывал.

Писфетер

Так, значит, захотела ты украдкою Лететь чрез Хаос и чужие области?

Ирида

Какой другой летать богам дорогою?

Писфетер

Свидетель Зевс, не знаю. Но не этою. В отместку за такое беззаконие Из всех Ирид, клянусь, по справедливости Тебя казнить бы следовало первою.

Ирида

Да я ж бессмертна!

Писфетер

Все равно бы надобно Тебя казнить. Ведь это же неслыханно: Все нам подвластно, только вы, бессмертные, Бунтуете и не хотите слушаться, Как прочие, господ своих законнейших. Но говори, куда плывешь по воздуху?

Ирида

Куда плыву? Я к людям от отца лечу С приказом бить овец, быков закалывать Богам Олимпа в дар и чадом улицы Наполнить.

Писфетер

О каких богах здесь речь идет?

Ирида

Как о каких? О нас. Мы в небе властвуем.

Писфетер

Какие же вы боги?

Ирида

Кто же бог тогда?

Писфетер

Отныне птицы – боги для людей земных. Свидетель Зевс, довольно Зевсу жертвы жечь.

Ирида

Глупец, глупец! Побойся гнева страшного[117] Богов. Смотри, ударит мощным заступом Владыка Зевс – и весь твой род возмездие Постигнет, а тебя, твой дом, добро твое Испепелят Ликимниевы молнии.

Писфетер

Послушай, ты, оставь свой пыл воинственный. Спокойно стой. Лидийцев и фригийцев лишь[118] Такими можно запугать угрозами. Так знай же: если Зевс мешать мне вздумает, То Зевсов дом,[119] как жалкий Амфионов дом,[120] Сожгут мои синицы огненосные. Орлов-гигантов в шкурах леопардовых Шестьсот, не меньше, против Зевса в небо я Пошлю. Один гигант, Порфирион, и то Ему хлопот наделал предостаточно. А если ты, его служанка, злить меня Не перестанешь – первая поплатишься: Вот здесь Ирида ляжет распростертая И подивится прыти старца древнего.

Ирида

Чтоб подавился речью ты бесстыжею!

Писфетер

Долой отсюда! Ну, пошла, пошла, пошла!

Ирида

Смотри, отец мой живо спесь собьет с тебя!

Писфетер

Ах, как мне страшно! Улетай подалее И мальчиков пугай испепелением!

Гонит Ириду. Она улетает.

Второе полухорие

Антистрофа 3

В великий город наш богам заказан вход. Из Зевсовых детей никто к нам не пройдет. Курений сладкий дым и мяса жирный чад Отныне никогда до них не долетят!

Писфетер

Вот будет дело, если не вернется к нам Глашатай наш, на землю, к людям посланный.

Эписодий десятый

Вбегает Глашатай.

Глашатай

О Писфетер, мудрейший и счастливейший, Славнейший, сверхсчастливый, превосходнейший, Блаженнейший – велишь начать?

Писфетер

Что скажешь ты?

Глашатай

Все люди в знак твоей великой мудрости Тебя венчают этим золотым венком.

Писфетер

Приму венок. За что ж такие почести?

Глашатай

О основатель города эфирного! Когда б ты знал, как ты у смертных славишься И сколько у страны твоей поклонников! Пока еще не основал ты города, Все люди просто бредили лаконцами: Они ходили грязные, заросшие, Голодные и с палкой, по-сократовски. Теперь на птицах все они помешаны И нам, пернатым, подражают с радостью. Как сук для нас, так суд для них пристанище. Корм ищут люди в чащах дел запутанных, Купаются в пыли законов смертные, Едва лишь утром после сна поднимутся. Настолько сильным стало помешательство, Что даже имена у птиц берут они. Один хромой торговец трясогузкою Был назван, а Мениппа кличут ласточкой,[121] Стрижом – Филокла, Феогена – уткою. А Хэрефонт – упырь,[122] а Мидий – перепел. Ликурга люди называют ибисом,[123] А Сиракосия – дроздом:[124] на голову Хромает он, ну точно дрозд пришибленный. Так любят птиц они, что даже в песенках У них всегда голубки есть и ласточки, И журавли, и уточки, и лебеди, И крылья иль по крайней мере перышки. Вот как дела там обстоят. Одно скажу: Они сюда повалят скоро толпами За крыльями и за когтями острыми. Побольше крыльев раздобудь к приходу их.

Уходит.

Писфетер

Так, значит, Зевс свидетель, медлить нечего.

(Рабам.)

Иди скорее в дом и все корзины там И сундуки наполни быстро крыльями. А ты, Манет, сюда мне крылья вынесешь, Я здесь приму бескрылых посетителей.

Рабы уходят.

Первое полухорие

Строфа 4

Многолюдной столицей везде назовут Этот город скоро!

Писфетер

Пусть будет нам удача!

Первое полухорие

Всюду любят наш город и знают везде.

Писфетер

Скорей несите крылья!

Первое полухорие

Все, что смертному нужно, В нашем городе есть: С нами Мудрость, Хариты, Веселье, Любовь! И над нами сияет благой Тишины Золотая улыбка.

Писфетер

(рабу)

Ленивый, вялый ты слуга. Ходить быстро нужно!

Второе полухорие

Антистрофа 4

Живо крылья несите в корзинах сюда!

(Рабу.)

Двигайся живее!

(Писфетеру.)

Ударь лентяя крепче! Он и глуп, и упрям, и ленив, как осел.

Писфетер

Труслив Манет, бездельник.

Второе полухорие

Разложи по порядку Эти крылья теперь: Птицы певчие – там, птицы-вестники – здесь, А морские – вон там, чтобы каждый себе Выбрал нужные крылья.

Писфетер

(рабу)

Клянусь чижами, руки так и чешутся, Когда я вижу лодыря негодного.

Бьет Раба, тот убегает.

Эписодий одиннадцатый

Входит Непокорный сын.

Непокорный сын

(поет)

О, если б орлом поднебесным я сделался, вдруг,[125] Над морем пустынным летел бы, над бездною волн, Над водой бирюзовой!

Писфетер

Все, что сказал нам вестник, – правда сущая: Уже идут сюда и про орлов поют.

Непокорный сын

Э-гей! Всего на свете слаще – в небесах летать! Порядки птичьи мне ужасно нравятся. Я без ума от птиц, я с вами жить хочу, Я очарован вашими законами.

Писфетер

Какими же? У птиц законов множество.

Непокорный сын

Да всеми. Но, пожалуй, тем особенно, Что разрешает бить, кусать, щипать отца.

Писфетер

Да, Зевс свидетель, это признак мужества У нас, когда цыпленок бьет родителя.

Непокорный сын

Здесь поселиться я хочу поэтому, Избить отца и завладеть добром его.

Писфетер

У нас, у птиц, еще закон имеется, Запечатленный на скрижалях аистов: Когда родитель-аист вскормит птенчиков И все его птенцы летать научатся, Тогда они кормить отца обязаны.

Непокорный сын

Свидетель Зевс, какая ж это выгода, Когда отца еще кормить приходится!

Писфетер

Постой. Уж раз ты предан роду птичьему, Я, как сиротку-птичку, снаряжу тебя.[126] Сейчас тебе я, мальчик, то поведаю, Что сам узнал, еще ребенком будучи. Мой друг, отца не бей! Возьми-ка в руки ты Крыло вот это, а в другую – это вот.

(Дает ему щит и меч.)

Султан пусть будет гребешком петушечьим.

(Дает шлем с султаном.)

Стой на посту, сражайся, сам корми себя! Отца не трогай. А подраться хочется – Во Фракию ступай на дело ратное.

Непокорный сын

Свидетель Дионис, ты прав, мне кажется. Я так и поступлю.

Писфетер

И не раскаешься.

Непокорный сын уходит.

Эписодий двенадцатый

Появляется сочинитель дифирамбов Кинесий.

Кинесий

(поет)

Поднимусь к Олимпу я На легких крыльях. По дорогам песен я Порхаю неустанно.

Писфетер

(в сторону)

Ну, здесь и сотней крыльев не отделаться!

Кинесий

Тело крепко, бесстрашна душа. Все лечу я, лечу я!..

Писфетер

(узнает Кинесия)

Кинесий! Старина! Добро пожаловать![127] Какие песни к нам несут увечного?

Кинесий

Я нежной птичкой стать хочу, Звонкоголосым соловьем.

Писфетер

Довольно песен. С чем пришел, рассказывай!

Кинесий

Дай крылья мне, чтоб в небо я отправился И в облаках нашел напевы новые, Особенные, вихревые, снежные.

Писфетер

Но разве дифирамбы в облаках берут?

Кинесий

О да, на этом все у нас основано. Великолепие искусства нашего В воздушности, крылатости, туманности И непонятности. Послушай песнь мою!

Писфетер

Я не желаю слушать.

Кинесий

Нет, послушаешь. Я для тебя все небо облететь готов.

(Поет.)

Крылатые тени Пернатых видений, Птицы с длинною шеей!

Писфетер

Вот как!

Кинесий

Я бы блуждал над простором морей Вместе с порывами ветра.

Писфетер

Сейчас, клянусь, твои порывы кончатся.

Кинесий

То к полуденным странам бесстрашно лечу, То на север крылатое тело несу, Бороздя бесконечные дали Эфира.

(Писфетеру.)

Да, старичок, прекрасно ты устроился.

Писфетер

(ударяет его перьями)

Приятно, правда, вдруг крылатым сделаться?

Кинесий

Так не ведут себя с певцом циклическим,[128] Которого любая примет община.

Писфетер

Не хочешь ли остаться здесь и песенкам Чижей учить, чтоб хор они составили Для общины коростелей?

Кинесий

Смеешься ты. Но знай, что я не успокоюсь, прежде чем Не воспарю на крыльях в даль воздушную.

Уходит.

Эписодий тринадцатый

Входит Доносчик.

Доносчик

Что там за род пестрых пичуг, нищих, противных птиц? Длиннокрылая ласточка, скажи мне!

Писфетер

Несчастье это, право, и немалое: Опять идет к нам кто-то. Ишь распелся как!

Доносчик

(с угрозой)

Длиннокрылая ласточка, молчишь ты?

Писфетер

Про плащ свой рваный он поет, мне кажется, Он в нем замерз и ждет весны и ласточек.

Доносчик

Где тот, кто окрыляет посетителей?

Писфетер

Он здесь, перед тобой. Чего желаешь ты?

Доносчик

Нужны мне крылья, крылья. Ясно сказано.

Писфетер

В Пеллену, видно, хочешь за плащом слетать?[129]

Доносчик

Да нет, осведомитель я и ябедник При островах.[130]

Писфетер

О, ремесло чудесное!

Доносчик

И кляузник. А крылья мне затем нужны, Чтоб на лету пугать судом союзников.

Писфетер

Под шелест крыл фискалить легче, видимо?

Доносчик

Нет, просто я боюсь морских разбойников, И с журавлями возвращаться буду я, Наполнив зоб свой тяжбами для тяжести.

Писфетер

Так вот чем занимаешься! Зачем же ты, Здоровый, молодой, фискальством кормишься?

Доносчик

А что мне делать? Землю не умею рыть.

Писфетер

Есть и другие честные занятия, С которыми не умирают с голоду. Ты б жил достойно, не нуждаясь в кляузах.

Доносчик

Чудак! Не наставляй, а окрыляй меня.

Писфетер

Я окрыляю словом.

Доносчик

Что за новости? Как можно словом окрылять?

Писфетер

Все смертные Словами окрыляются.

Доносчик

Да ну?

Писфетер

А ты Не слышал разве, как о сыновьях своих Отцы, в цирюльнях сидя, разглагольствуют?[131] «Так окрылили речи Диитрефовы Сыночка моего, что бредит скачками». Другой в ответ, что сын его единственный, Как окрыленный, ходит на трагедии.

Доносчик

Слова, выходит, окрыляют?

Писфетер

Именно. От слов и ум к высотам устремляется И возвышает человека. Вот и я Хочу, чтоб, окрыленный речью доброю, Ты честным занялся трудом.

Доносчик

Не выйдет, нет.

Писфетер

Как будешь жить?

Доносчик

Не посрамлю родни своей. Отец мой, дед и прадед – все доносчики. Так дай мне крылья быстрые и легкие, Чтоб к чужестранцу коршуном иль ястребом Нагрянуть, вызвать в суд, в Афинах иск вчинить И вновь на острова махнуть.

Писфетер

Понятно мне. Пока островитянин до Афин дойдет, Он проиграет тяжбу?

Доносчик

Да, вот именно.

Писфетер

Пока ж он будет плыть назад, на родину, Ты приберешь его добро к рукам?

Доносчик

Вот-вот. Я, как волчок, вертеться должен.

Писфетер

Ясно мне – Волчком, волчком. А для волчка имеются Отличнейшие крылышки коркирские![132]

(Показывает плетку.)

Доносчик

Беда мне – это плетка!

Писфетер

Это – крылышки. Сейчас ты у меня волчком закрутишься!

Бьет доносчика.

Доносчик

Беда, беда!

Писфетер

Катись волчком, негоднейший! Лети подальше, вон отсюда, гадина!

Доносчик убегает.

Теперь ты будешь знать, как сладки кляузы.

(Рабам.)

Уйдем отсюда, взяв корзины с крыльями.

Писфетер и рабы уходят в дом.

Первое полухорие

Строфа 5

Много стран мы облетели, Приходилось нам немало Видеть всяческих чудес. Есть на свете чудо-древо Из породы истуканов, Под названьем Клеоним. Ни на что оно не годно, Велико оно, да гнило, А весною древо то Плодоносит и доносит, А во время листопада С древа падают щиты.

Второе полухорие

Антистрофа 5

Есть еще страна на свете, Мглой объятая глубокой, Край без ламп и фонарей. Целый день там смертный может Пировать с богами рядом, Но когда настанет ночь, То уже небезопасно Там с героями встречаться. Если встретишь в темноте Достославного Ореста, То окажешься избитым И раздетым догола.

Эписодий четырнадцатый

Входит Прометей. Он закутан в плащ. В руках у него зонтик.

Прометей

Не увидал бы Зевс меня, несчастного. Где Писфетер?

Писфетер

(выходя из дома)

В чем дело? Кто пожаловал? Он весь закутан!

Прометей

Посмотри, не видно ли Какого-нибудь бога позади меня?

Писфетер

Нет никого. Ты кто?

Прометей

Который час теперь?

Писфетер

Который час? Да так, немного за полдень. Ты кто?

Прометей

Обеденное время кончилось?

Писфетер

Вот надоел!

Прометей

А Зевс сейчас что делает? Он гонит тучи прочь иль собирает их?

Писфетер

Чтоб ты пропал!

Прометей

Ну, так и быть, откроюсь я.

(Открывает лицо.)

Писфетер

Мой милый Прометей!

Прометей

Да не кричи же ты!

Писфетер

А что?

Прометей

Не называй меня по имени. Погиб я, если Зевс увидит здесь меня. Я о небесных рассказать событиях Хочу тебе. Но прежде этим зонтиком Прикроемся, чтоб боги нас не видели.

Писфетер

Вот это да! И впрямь не промах Прометей догадливый! Стань вот сюда и смело все выкладывай.

Прометей

Ну, слушай же.

Писфетер

Да говори, я слушаю!

Прометей

Нет больше Зевса.

Писфетер

Вот так так! С каких же пор?

Прометей

С тех пор, как вы воздвигли город в воздухе. Ведь жертв с тех пор уж не приносят смертные Богам, и жирный чад не поднимается От алтарей к бессмертным небожителям. Постимся мы, ну точно в Фесмофории.[133] Нет приношений. Божества же варваров, Как иллирийцы, челюстями лязгая,[134] Грозятся, что войной на Зевса двинутся, И требуют, чтоб он места торговые Для ввоза требухи открыл немедленно.

Писфетер

Выходит, что над вами боги-варвары На небе есть?

Прометей

А кто же, как не варвары, Хранители семьи Экзекестидовой?

Писфетер

А что за имя носят боги варваров, Как их зовут?

Прометей

Трибаллы.

Писфетер

Все понятно мне: Трибаллы – это нечто непотребное?[135]

Прометей

Да, да, ты прав. Одно усвой как следует: Для заключенья мира в птичий город ваш Послы от Зевса и Трибаллов явятся. Мир заключайте лишь на том условии, Что скипетр птицам Зевс вернет немедленно И что тебе он в жены даст Василию.[136]

Писфетер

Василию? Да кто ж она?

Прометей

Красавица! Она и молниями Зевса ведает И всем другим: разумными решеньями, Хорошими законами и верфями, Оплатою судей и бранью уличной.

Писфетер

Так все ж в ее руках!

Прометей

О том и речь веду. Добыв ее, добудешь все решительно. Затем я и пришел, чтоб научить тебя, Ведь я питаю слабость к человечеству.

Писфетер

Когда б не ты, не есть бы нам горячего.

Прометей

Богов я ненавижу, это знаешь ты.

Писфетер

Богам ты ненавистен, это правильно.

Прометей

Тимон я сущий. Но пора прощаться нам.[137] Давай-ка зонтик, чтобы принял Зевс меня За девушку из праздничного шествия.[138]

Писфетер

Возьми и стул, изобрази носильщицу.

Прометей уходит, взяв зонтик и стул. Писфетер возвращается в дом.

Первое полухорие

Строфа 6

Есть в стране зонтиконогих[139] Неизвестное болото. Грязный там сидит Сократ, Вызывает души. Как-то За душой, ушедшей в пятки, Прискакал туда Писандр. Он верблюду молодому Перерезал горло бритвой, Не Писандр, а Одиссей! Стал он ждать. Упырь явился И припал к верблюжьей крови, А упырь тот – Хэрефонт.

Эписодий пятнадцатый

Входят послы богов – Посейдон, Геракл и Трибалл.

Посейдон

Тучекукуевск перед нами высится. Посольство наше в этот город прибыло.

(Трибаллу.)

Ты что ж на левое плечо накинул плащ?[140] На правое направь его по правилам. Беда с тобой! Ты хуже Лаисподия.[141] О демократия, куда ведешь ты нас? Урод в послы богами избирается! Эй, не вертись, чтоб ты пропал! Доселе я Таких богов не видел неотесанных. Ну как нам быть, Геракл?

Геракл

Уж я сказал тебе: Всего бы лучше задушить бездельника, Который вздумал эту стену выстроить.

Посейдон

Милейший, мы же посланы, чтоб мирные Вести переговоры.

Геракл

Что ж, тем более!

Писфетер выходит из дома. Раб выносит битую птицу и кухонную утварь.

Писфетер

(делая вид, будто не замечает богов)

Эй, дайте терку! Где приправа острая? Несите сыр сюда, раздуйте уголья!

Посейдон

Мы, трое небожителей, приветствуем Тебя, о смертный!

Писфетер

(не глядя на богов, рабам)

Накрошите сильфия!

Геракл

(принюхиваясь)

Что здесь за мясо?

Писфетер

Птицы здесь, которые Восстали против птиц демократических И признаны виновными.

Геракл

Ты сильфием Приправишь их сначала?

Писфетер

(невозмутимо)

А, Геракл, привет! В чем дело?

Посейдон

Мы послами от богов пришли, Чтоб говорить с тобой о перемирии.

Писфетер

(рабу)

У нас в кувшине масла нет ни капельки.

Геракл

Да, верно, птичье мясо жира требует.

Посейдон

И нам, богам, вести войну невыгодно, И вам. А если б жили мы в согласии, Всегда б водица дождевая в лужицах У вас была и каждый день – безветрие. Мы это заявить уполномочены.

Писфетер

А что до нас, то никогда доселе мы Войной на вас не шли. Да и сейчас хотим На честных и приемлемых условиях Мир заключить. Вот наше предложение: Пусть Зевс пернатым царский скипетр тотчас же Вернет. И если с вами порешим на том, То я прошу послов у нас позавтракать.

Геракл

Я одобряю это предложение.

Посейдон

Обжора ты несчастный, ты с ума сошел! Лишить отца верховной власти думаешь?

Писфетер

Да что ты? Вы еще сильнее станете, Когда внизу мы, птицы, будем властвовать. Ведь нынче люди, облаками скрытые, Безбожно лгут, богов зовя в свидетели. Когда же будете в союзе с птицами, Пусть поклянутся Зевсом или вороном! Тихонько ворон подлетит, прицелится И клюнет прямо в глаз клятвопреступника!

Посейдон

Свидетель Посейдон, вот это правильно!

Геракл

Согласен я.

Посейдон

(Трибаллу)

А ты?

Трибалл

Абракадабрытри.

Геракл

Согласен, видишь.

Писфетер

А теперь послушайте, Какую пользу вы еще получите. Пообещают жертву богу смертные, А после начинают рассуждать они: «Бог подождет» – и нет вам приношения. И здесь поможем.

Посейдон

Но каким же образом?

Писфетер

Когда начнет считать обманщик денежки Или помыться он в лохань усядется, К нему нагрянет коршун, взыщет стоимость Двух коз и к богу с выручкою явится.

Геракл

Я снова заявляю, что согласен я Отдать им скипетр.

Посейдон

А Трибалл что думает?

Геракл

Трибалл, быть битым хочешь?

Трибалл

Мордопалкою Тебя.

Геракл

Мое он разделяет мнение.

Посейдон

Ну, если так, и я даю согласие.

(Писфетеру.)

Эй ты, со скиптром дело мы уладили.

Писфетер

Чуть не забыл еще одно условие: Пусть Гера Зевсу, так и быть, останется, А мне он в жены юную Василию Пускай отдаст.

Посейдон

О мире ты не думаешь. Пойдемте-ка домой.

Писфетер

Невелика беда! Эй, повар! Подсластить подливку надобно!

Геракл

Нет, право, Посейдон, чудак ты человек, Ну, стоит ли из-за девицы ссориться?

Посейдон

А как же быть?

Геракл

Все ясно – дать согласие!

Посейдон

(Гераклу)

Не видишь ты, болван, что он хитрит с тобой? Ты сам себе вредишь. Ведь если Зевс умрет, Отдавши птицам власть свою верховную, Ты будешь бедняком. Со смертью Зевсовой Твоим должно бы стать его имущество.

Писфетер

(Гераклу)

Ай, ай, как он тебе морочит голову! Пойдем в сторонку, кое-что шепну тебе.

(Шепчет.)

Тебя, чудак, дурачит ловко дядюшка. Так знай, ни крошки из добра отцовского Закон тебе не даст. Ты – незаконный сын.[142]

Геракл

Я – незаконный?

Писфетер

Да. Ведь чужестранкою Ты был рожден, свидетель Зевс. И право же, Не стали бы Афину звать наследницей, Будь у нее хотя б один законный брат.

Геракл

А если мне отец по завещанию Добро свое откажет?

Писфетер

Не велит закон. И Посейдон, твой подстрекатель нынешний, Он первый на добро твое позарится: «Я, – скажет он, – законный брат усопшего». Послушай уложение Солоново:[143] «Незаконнорожденному не иметь права наследства по родству при наличии законнорожденных детей. Если же законнорожденных детей нет, имущество переходит к ближайшим родственникам».

Геракл

Так, значит, мне ни крошки не достанется Отцовского добра?

Писфетер

Да, да, ни крошечки. Скажи, в реестр родни отец вписал тебя?[144]

Геракл

Нет, не вписал. Давно дивлюсь я этому.

Писфетер

Зачем же в небо злобно ты уставился? Будь другом нам, и я тебя правителем Назначу, птичьим буду молоком поить.

Геракл

Я заявляю снова, что девицу я Готов тебе отдать. По мне, бери ее.

Писфетер

(Посейдону)

А ты?

Посейдон

А я держусь иного мнения.

Писфетер

Трибалл решает дело.

(Трибаллу.)

Ты что думаешь?

Трибалл

Красивицу девивицу царивицу Мы ласточкам отдать?

Геракл

Ну вот, согласен он.

Посейдон

Да нет же, нет же, не «отдать» Трибалл сказал, А «поселить на время, словно ласточку».

Писфетер

Вот, вот, и я слыхал: «Отдайте ласточкам».

Посейдон

Ну, что же, заключайте соглашение, Как вам угодно. Не желаю спорить я.

Геракл

Согласны мы на все твои условия, Теперь на небо должен ты отправиться, Чтоб взять Василию и все, что следует.

Писфетер

Выходит, птиц мы зарубили вовремя, Как раз на свадьбу.

Геракл

С позволенья вашего, Я здесь дожарю птиц, а вы ступайте в путь.

Посейдон

Не жарить – жрать ты мясо собираешься. Пойдем-ка с нами!

Геракл

Здесь вполне уютно мне.

Писфетер

(рабам)

Скорей наряд мне вынесите свадебный!

Взяв наряд, Писфетер уходит с Посейдоном и Трибаллом.

Второе полухорие

Антистрофа 6

Есть в стране Судебной Тяжбы,[145] Возле города Присяжных, Племя длинных языков. Языками пашут поле, Языками сено косят, Языками жнут хлеба. Это – варварское племя, Племя Горгиев,[146] Филиппов,[147] И они виной тому, Что у жертвенных животных В нашей Аттике повсюду Вырезают языки.

Эксод

Входит Птица-вестник.

Вестник

О племя птиц, нет слов, чтоб описать я мог Твои удачи, славу, благоденствие! О дом счастливый, принимай властителя, Сюда идет он. Даже звезды яркие, В чертогах золотых огнем горящие, И даже солнца яркого сияние – Все меркнет перед ним. С ним рядом шествует Невеста красоты неописуемой. Он потрясает Зевсовою молнией; Благоуханье дивное доносится До самых до небес. О, что за зрелище! Дым фимиама стелется по воздуху. Но вот и он. Пусть Муза сладкогласная Споет им песнь, уста раскрыв священные.

Появляется Писфетер с Василией.

Предводитель хора

Отойди, расходись, дай пройти, отступи! Окружайте кольцом, Прославляйте счастливца и счастье его. Слава молодости, красоте! О счастливейший брак, ты нам благо несешь! Это он, наш герой, роду птиц начертал Достославный удел. Мы венчальною песней, Мы торжественным гимном выходим встречать И его и невесту.

Первое полухорие

Строфа 7

С этой песней на устах К ложу Геры повели Мойры славного царя,[148] Златотронного вождя Смертных и бессмертных. Гимен, о Гименей, о!

Второе полухорие

Антистрофа 7

А цветущий бог Эрот За узду держал коня. Пышнокудрой Геры сват – Зевса, грозного отца, Сват золотокрылый. Гимен, о Гименей, о!

Писфетер

Мне приятен напев, мне приятен припев И приятны слова! А теперь вы прославьте грохочущий гром И сверкающей Зевсовой молнии свет, Власть мою над землею, над небом!

Хор

Молния, золотом ясным блестящая, Зевса-отца копье огненосное, Гром, сотрясающий землю и нивам дожди приносящий, Вот кто властитель над вами! Вот кто наследует Зевсу! С ним и советница Зевса – Василия. Гимен, о Гименей, о!

Писфетер

Друзья пернатые мои, За нами вы идите вслед, До самых Зевсовых палат, До брачной постели. Невеста, руку дай свою, Коснись моих широких крыл. Давай попляшем! Я тебя Подниму в воздух!

Хор

А-ля-ля-ля, иэ, пеан! Тебе мы славу пропоем, Богов победил ты!

Примечания

1

Экзекестид – чужеземец, сумевший пробраться в число афинских граждан. Аристофан называет его ниже рабом и варваром.

2

…укажут нам к Терею путь… – Согласно афинскому мифу, фракийский царь Терей, женатый на афинской царевне Прокне, овладел ее сестрой Филомелой; чтобы скрыть измену от жены, он велел вырезать Филомеле язык. Однако Прокна узнала всю правду и, чтобы отомстить супругу, убила своего сына Итиса. Затем обе сестры бежали из дому. Терей пытался догнать их. Тогда боги превратили Прокну в соловья, Филомелу – в ласточку, а Терея – в удода.

3

Обол – мелкая монета.

4

…к воронам… – ругательство, соответствующее русскому «ко всем чертям».

5

Сак – скифское имя. Аристофан величает подобным образом трагического поэта Акестора, намекая на его чужеземное происхождение.

6

Фалерон – гавань в Афинах.

7

…Софокл в своей трагедии… – Превращение Терея в удода было изображено в трагедии Софокла «Терей».

8

Аристократ – имя афинского политического деятеля того времени; впоследствии участника олигархии четырехсот.

9

…опять увидим судно «Саламинию». – Летом 415 г. в самый разгар подготовки Сицилийской экспедиции в Афинах в одну ночь были обезображены гермы – статуи бога Гермеса, стоявшие перед каждым домом. Виновником святотатства считали известного политического деятеля Алкивиада, назначенного одним из руководителей похода. Когда флот находился уже на пути в Сицилию, за Алкивиадом был выслан специальный корабль «Саламиния». Алкивиад, уклонившись от явки в суд, эмигрировал в Спарту.

10

Лепрей – город в Элиде. «Лепра» по-гречески – проказа, лишай.

11

…противен мне Лепрей из-за Меланфия. – Трагический поэт и актер Меланфий страдал, видимо, каким-то кожным заболеванием.

12

Опунт – город в Локриде – области в Средней Греции.

13

Опунтий – афинянин.

14

Телей – как видно, человек легкомысленный и непостоянный.

15

Так разве это птицам не прибежище? – В оригинале игра слов: «полос» – ось, полюс, небеса, и «полис» – государство.

16

…богов мелийским голодом погубите. – В 416 г. до н. э. афиняне осадили остров Мелос, входивший в Пелопоннесский союз, и голодом принудили мелиян сдаться.

17

Дельфийский храм – знаменитый храм Аполлона в Дельфах, на территории Фокиды, к западу от Беотии.

18

Форминга – струнный инструмент, похожий на лиру.

19

Алкионы – зимородки.

20

Мидийцы – персы. В Персии верблюды были распространенным средством передвижения.

21

Филокл – трагический поэт; в своей драме «Терей» подражал Софоклу.

22

Каллий – вот тебе пример… – В афинских семьях принято было называть внука по деду. Так, дедом упоминаемого ниже Каллия, сына богача Гиппоника, был Каллий, современник Перикла, заключавший мир с Персией в 449 г. до н. э. Что касается младшего Каллия, то его расточительность и склонность к дорогостоящим удовольствиям не раз служили предметом насмешек комедиографов.

23

Клеоним – трус и дезертир, бросивший свой щит в бою, толстяк и обжора, частый объект насмешек Аристофана.

24

Для чего… гребни важные у птиц? – В число состязаний во время Олимпийских игр входил бег в полном вооружении. Гребешки птиц напоминают Эвельпиду султаны на шлемах, тем более что по-гречески «гребень» и «султан» обозначаются одним словом «лофос»; оно же значит «вершина горы». Отсюда игра слов в ответе Удода.

25

Карийцы – жители малоазийской страны Карии.

26

Споргил – имя цирюльника в Афинах.

27

Вот сова. – Сова была в Афинах священной птицей, эмблемой города. Поговорка «ввозить сов в Афины» означает делать бесполезное дело.

28

Начальник пехотный – то есть таксиарх, избирался по одному от каждой филы.

29

Да зачем горшок мне нужен? – Чтоб сова не подошла. – Горшечное ремесло в Афинах находилось под покровительством богини Афины Паллады. Поэтому сова не посмеет притронуться к горшку.

30

Никий – афинский политический деятель, назначенный вопреки его желанию командующим Сицилийской экспедицией. Он не отличался необходимой для полководца энергией и решительностью.

31

На площади Гончарной – То есть в Керамике, районе Афин, где хоронили граждан, павших в бою за родину.

32

…на славном поле Птицефонском. – В оригинале речь идет о городе Орнеях («орнис» – по-гречески «птица»), который в 415 г. до н. э. был захвачен спартанцами, а затем разрушен аргосцами. Человеческих жертв в Орнеях не было, так как жители его были заранее эвакуированы.

33

…как тот ножовщик… – По свидетельству древнего комментатора, речь идет о некоем афинянине Панетии.

34

…пусть все судьи… – Речь идет о коллегии судей (по одному от филы), определявшей место, завоеванное каждым из поэтов в художественном состязании на Великих Дионисиях.

35

Подайте венок… – Древние надевали венок за столом и перед выступлением с публичной речью.

36

Крон – верховный бог старшего поколения, отец Зевса.

37

Земля – по преданию, прародительница богов и исполинских чудовищ, к числу которых относятся также титаны, поднявшие восстание против Зевса.

38

…петух был тираном персидским… – Петуха завезли в Грецию из Персии.

39

Мегабаз – распространенное персидское имя; в частности, так звали начальника персидского флота в войске Ксеркса.

40

Дарий – имя нескольких персидских царей.

41

…монету свою проглотил. – Бедные афиняне носили мелкую монету во рту.

42

Менелай и Агамемнон – герои гомеровского эпоса, цари Микен и Спарты.

43

Приам – престарелый владыка Трои.

44

Лисикрат – афинский стратег.

45

…носит птицу – орла на своей голове… – Орел – священная птица Зевса.

46

…носит сокола Феб… – Феб носит при себе сокола как символ алчности.

47

Лампон – известный в Афинах прорицатель. В оригинале – игра слов, основанная на близком звучании: «клянусь Зевсом» – «Зэна» и «клянусь гусем» – «хэна».

48

Порфирион и Кебрион – два гиганта. Порфирион также птица из породы водяных курочек.

49

Алкмена – мать Геракла, родившая сына от Зевса.

50

Алопа – смертная супруга Посейдона, дочь элевсинского богатыря Керкиона.

51

Семела – фиванская царевна, мать Диониса от Зевса.

52

Гермес, отправляясь выполнять поручения богов, надевал крылатые сандалии.

53

Ника – «победа»; ее статуя, украшенная золотыми крыльями, стояла на Акрополе.

54

Ирида – вестница богов, наделенная крыльями.

55

Гея – богиня Земли.

56

…оливы святой. – Олива, дававшая грекам один из основных продуктов питания – оливковое масло, считалась священным деревом, находящимся под покровительством богини Афины.

57

Аммон – египетское божество. Ему принадлежал храм и оракул в оазисе Аммонии.

58

…есть басня о лисице незадачливой… – Лиса и орел однажды заключили договор о дружбе, но, когда у орла не хватило пищи для птенцов, он похитил из логова лисы ее детенышей и отдал их на съедение орлятам. Писфетер хочет сказать, что, не имея крыльев, он не чувствует себя на равных правах с птицами.

59

Манадор и Ксанфий – имена рабов, во время всей сцены стороживших поклажу.

60

Хаос – по античной космогонии, персонификация первоначальной пустоты, предшествовавшей материальному миру.

61

Эреб – персонификация подземного мрака.

62

Продик – известный софист.

63

Хаос, Ночь и Эреб – вот что было сперва… – комическое переосмысление современных Аристофану космогонических представлений.

64

Орест – сын легендарного царя Агамемнона, убил свою мать Клитемнестру, мстя за вероломное умерщвление отца. Аристофан называет Орестом уличного грабителя.

65

Аммон, Дельфы, Додона – знаменитые в древнем мире прорицалища.

66

Все, что можно как знак, как примету принять… – по-гречески слово «орнис» означает и «птицу» и «примету», «предзнаменование»; по полету птиц гадали о будущем.

67

Кибела – малоазийская богиня, считалась покровительницей девственной природы и гор.

68

Фриних – драматический поэт начала V в. до н. э., славился лирическими партиями в трагедиях.

69

Спинфар – житель Афин, добивавшийся получения гражданских прав, несмотря на свое фригийское происхождение.

70

Писия сыночек – Мелет, плохой кифарист. О каком предательстве идет речь – неизвестно.

71

Эбр – река во Фракии, нынешняя Марица.

72

Хариты – богини красоты и изящества.

73

Патроклид – лицо неизвестное.

74

Диитреф разбогател на продаже глиняной посуды.

75

Филарх – командир ополчения, выставляемого от филы.

76

Гиппарх – командир кавалерийского отряда.

77

…ходит рыжим конепетухом! – Кличку «конепетух» Аристофан обычно применяет к воякам-хвастунам.

78

Украшены мы оба… – стих из недошедшей трагедии Эсхила «Мирмидоняне».

79

Лакедемон – другое название Спарты.

80

Феоген и Эсхин – болтливые афиняне.

81

Флегрейское поле – старое название Халкидики, где, согласно мифу, происходило сражение богов с гигантами.

82

Пеплос – тканое одеяние. В Афинах торжественная процедура облачения в пеплос статуи богини Афины составляла обязательную часть посвященного ей праздника Панафиней.

83

Клисфен – женоподобный афинянин, предмет частых нападок Аристофана.

84

Пеан – гимн в честь Аполлона.

85

Хэрид – плохой флейтист.

86

Гестия – богиня домашнего очага.

87

Суниястреб – выдуманное Аристофаном божество, название которого образовано от мыса Суний, где находился храм бога Посейдона.

88

Лето́ – мать Аполлона и Артемиды.

89

Коленида – культовое имя Артемиды.

90

Сабазий – восточное божество вина.

91

Клеокрит – афинский гражданин, высокий и тучный.

92

Хиосцы, несмотря на все перипетии войны, до 412 г. до н. э. оставались верными союзниками афинян, которые поэтому всегда поминали их в официальных молебствиях.

93

Рьяный служитель Муз, по словам Гомера. – У Гомера часто встречается сочетание «усердный служитель», «проворный слуга», но никогда оно не ассоциируется с Музами.

94

…застольные, девичьи, хороводные… – Поэт перечисляет жанры сольной и хоровой лирики.

95

Симонид – лирический поэт (конец VI – начало V в. до н. э.).

96

Весть быстрокрылая Муз… – стихи Пиндара в честь сицилийского тирана Гиерона, основателя Этны, города у подножия одноименной горы.

97

По пастбищам скифским, глухим… – набор выражений и эпитетов из лирической поэзии с добавлением некоторых слов, придающих стихам комический характер.

98

Бакид – известный в Афинах прорицатель.

99

Сикион – город на северо-западе от Коринфа.

100

Пандора – легендарная женщина, созданная Гефестом из земли. Боги послали ее к людям, снабдив ларчиком, полным бедствий, которые и рассеялись но земле.

101

Метон – известный в Афинах астроном и геометр.

102

Колон – пригород Древних Афин.

103

Фалес из Милета – древнегреческий философ-материалист VII в. до н. э., причислявшийся к канону семи греческих мудрецов.

104

…не любят чужестранцев… – речь идет о так называемой «ксенесласии» – «изгнании чужеземцев», широко практиковавшемся в Спарте.

105

Проксен – лицо, являющееся гражданином одного древнегреческого государства и оказывающее покровительство гражданам другого государства.

106

Сарданапал – древний ассирийский царь (VII в. до н. э.).

107

Фарнак – имя представителя персидского царя в Афинах.

108

…на месяц Мунихион. – В месяце Мунихионе (апрель – май) обычно разбирались судебные дела граждан, проживавших в союзных с Афинами государствах.

109

Диагор с острова Мелоса – философ-атеист. В 415 г. до н. э. был обвинен в безбожии, осужден на смерть и бежал из Афин.

110

Филократ – торговец птицами.

111

Ореады – нимфы гор.

112

Парис – троянский царевич, призванный быть судьей в споре о красоте между тремя богинями – Герой, Афиной и Афродитой. Каждая из богинь старалась задобрить его обещанием всевозможных благ.

113

Лаврийское серебро – из рудников Лавриона, на юге Аттики. Совы чеканились на афинской монете.

114

Проксенид – лицо более не известное.

115

…ни каменщиков не было египетских. – То есть строителей пирамид.

116

Птицеарх – слово, образованное по аналогии с филархом, гиппархом и т. д.

117

Побойся гнева страшного… – Видимо, пародия на стиль Еврипида. У последнего была трагедия «Ликимний», в которой от удара молнии погибал человек или корабль.

118

Лидийцев и фригийцев – то есть варваров, грубых, неученых людей.

119

…то Зевсов дом… – пародия на стихи из «Ниобы» Эсхила.

120

Амфион – супруг Ниобы, лишившейся за свое высокомерие всех детей.

121

Менипп – лицо неизвестное.

122

Хэрефонт – ученик Сократа.

123

Ликург обвиняется, видимо, в чужеземном происхождении.

124

Сиракосий – политический деятель, пытавшийся ограничить свободу комедии.

125

О, если б орлом… – Эти стихи составлены из выражений эпического и трагического лексикона.

126

…я, как сиротку-птичку, снаряжу тебя. – То есть даром, за счет государства.

127

Кинесий – дифирамбический поэт, предмет частых насмешек Аристофана. Появляясь, он поет стихи Анакреонта.

128

…с певцом циклическим… – то есть создателем дифирамбов, которые хор исполнял, расположившись вокруг алтаря (по-гречески «киклос» – круг).

129

Пеллена – город в Ахее.

130

…ябедник при островах. – Жители островов, входивших в Морской союз, находились под юрисдикцией Афин и страдали от судебных преследований.

131

…в цирюльнях сидя… – Цирюльни были в Афинах своего рода клубами, где на досуге обсуждались всякие дела.

132

…крылышки коркирские! – то есть плетки, которые славились по всей Греции.

133

Фесмофории – праздник в честь богини Деметры, покровительницы земледелия, и ее дочери Персефоны. В один из дней праздника полагалось поститься.

134

Иллирийцы – фракийское племя.

135

Трибаллы – фракийское племя; для афинян являлись воплощением дикости.

136

Василия (по-гречески – царица) – выдуманное Аристофаном божество.

137

Тимон – известный в Афинах мизантроп, современник Аристофана. Называя себя Тимоном, Прометей намекает на свою ненависть к богам.

138

…за девушку из праздничного шествия. – Во время Панафиней знатные девушки, участвовавшие в праздничном шествии, несли корзины с дарами, посвященными Афине. Каждую из них сопровождала дочь метека (см. «Лисистрата», коммент. к ст. 602), державшая над ней раскрытый зонт.

139

Есть в стране зонтиконогих… – Пародия на ритуал вызывания душ из подземного мира (см. «Одиссея», книга XI, ст. 34 и далее). Комизм заключается в том, что трусливый демагог Писандр приходит вызвать собственную душу. В дар подземным богам он приносит не черную овцу, как положено, а верблюда – быстроходное животное.

140

Ты что ж на левое плечо накинул плащ? – Плащ полагалось перебрасывать через правое плечо. Трибалл, как неотесанный варвар, не знает этих правил.

141

Лаисподий – афинский стратег; носил плащ на левом плече, чтобы прикрыть язву на левой ноге.

142

…ни крошки из добра отцовского закон тебе не даст. – В птичье царство переносятся афинские законы о наследовании. Геракл – сын Зевса от фиванки Алкмены – не может быть в Афинах полноправным наследником.

143

…уложение Солоново… – почти дословное изложение закона Солона, цитируемого в одной из речей Демосфена.

144

…в реестр родни… – то есть в списки фратрии (религиозно-родственное объединение, ведавшее включением афинских юношей, достигших совершеннолетия, в число граждан).

145

Есть в стране Судебной Тяжбы… – Выпад против софистов и их занятий риторикой.

146

Горгий из сицилийского города Леонтин (поэтому «варвар») – известный софист, мастер красноречия.

147

Филипп – его ученик. Язык жертвенных животных приносился в жертву Гермесу, покровителю красноречия. Вспоминая об этом обычае, Аристофан издевается над риторами («племя длинных языков»), которым якобы не хватает одного – человеческого языка.

148

Мойры – богини судьбы.