sci_history Маршал Гровер Счастливчики из 'Одинокой звезды' ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-11 Tue Jun 11 15:56:47 2013 1.0

Гровер Маршал

Счастливчики из 'Одинокой звезды'

Маршал Гровер

СЧАСТЛИВЧИКИ ИЗ "ОДИНОКОЙ ЗВЕЗДЫ"

вестерн (роман из серии "Ларри и Стретч")

перевод с английского Г. Любавин

Глава первая.

ДАСТИ УМЕР СЧАСТЛИВЫМ

- Эти техасцы какие-то странные, - шепнул Мэт Фишер жене. - Ты никогда не видела, чтобы так ели, Милли! Сейчас девять утра, а ты знаешь, сколько они съели? По две порции мяса каждый. Целую кучу ветчины и дюжину яиц. Блины и картофельное пюре, полдюжины ломтей хлеба, а сейчас допивают второй кофейник!

Милли Фишер, владелица ресторана, была человеком спокойным. Выслушав мужа, она ответила лишь:

- Не забудь им принести еще кофе.

Фишер вернулся к незнакомцам. Те, казалось, наконец утолили свой волчий аппетит и, допив кофе, достали по сигарете. Они сидели за столом возле окна, из которого открывался отличный вид на Торранс.

Своих лошадей Ларри Валентин и Стретч Эмерсон оставили в платной конюшне и оттуда пошли в ближайшую закусочную - ресторан Фишеров. Фишер видел их впервые.

Ларри был рослым брюнетом с обветренным и грубым, но красивым лицом, с хитрыми глазами. Одет Ларри был по-дорожному, на правом боку - кольт сорок пятого калибра. Стретч был еще выше, строен и мускулист. Слегка оттопыренные уши и голубые глаза придавали его лицу миролюбивое выражение. Впрочем, это не мешало ему иметь сразу два Кольта сорок пятого калибра. Словом, эти техасцы представляли собой немалую силу не только вдвоем, но и поодиночке.

- Что-нибудь еще, джентльмены? - вежливо спросил Фишер.

Стретч покачал головой и сказал, растягивая слова:

- Думаю, пока достаточно.

- Сколько все это стоит? - спросил Ларри, осмотрев стол, заваленный пустыми тарелками. Фишер быстро подсчитал и протянул чек. Ларри просмотрел чек и оплатил его.

- Должно быть, джентльмены, вы проделали длинный путь, - пытался завести разговор Фишер. - Аппетит у вас отличный.

- Мы были очень голодны, - спокойно согласился Стретч.

- У вас прекрасный город, - заметил Ларри.

- Вы здесь остановитесь? - спросил Фишер.

- Думаю, да, - кивнул Ларри. - У вас, вроде, тихо, а мы любим спокойные места, ведь так, приятель?

- Конечно, - согласился Стретч. - Мы любим покой.

Он дружелюбно улыбнулся Фишеру.

- Мы никогда не нарушаем закон и держимся подальше от неприятностей.

- Ну, что же, - пожал плечами Фишер. - Вы увидите, что в Торрансе живут очень дружелюбные люди. Много зажиточных горожан. Вокруг - прекрасные скотоводческие фермы.

- Люди могут лишь выглядеть дружелюбными, - ответил Стретч. - Они говорят сладкие речи, но за ними нужно присматривать. Не удивлюсь, если узнаю, что многие из них разбогатели на дьявольских делах.

Странники надели свои шляпы, сказали Фишеру "до свидания" и вышли на улицу. Через открытые двери Фишер видел, как они уселись на стулья на веранде и снова закурили, для полного удобства закинув ноги на перила.

- Это то, что нам нужно, - заявил Стретч. - Мы ведь собирались отдохнуть, так, приятель? Ни драк, ни опасности. Наконец-то можем расслабиться.

- Да, - сказал Ларри, - это нам подходит. Здесь мы сможем отдохнуть.

- По-моему, у нас еще есть деньги. Сколько там у нас?

- Все еще около сорока восьми сотен, плюс-минус несколько долларов.

Несколько месяцев назад техасцы разгромили банду Баннинга, промышлявшую в Неваде, и тем заработали приличную сумму. Удача не отвернулась от них и потом. Играя в очко, покер и рулетку в разных городах, они увеличили свой капитал до пяти тысяч долларов - сумму, более чем достаточную для двух бездельников, больше привыкших к безденежью. Неожиданное богатство звало их отдохнуть от подвигов. Вот только надолго ли?

Если бы Мэт Фишер почаще читал газеты или интересовался слухами, которые кочуют по барам, он бы, наверное, вывесил в витрине ресторана большую доску, где бы гордо написал: "Ларри и Стретч ели здесь!"

Их репутация стоила того. В то время были широко известны Билл Коди Хикок, Док Холидей, Бэт Мастерсон, Вес Хардин и прочие любители пострелять из револьвера. Валентин и Эмерсон владели оружием не хуже их, только хвастались меньше.

Они не раз вступали в схватки с бандами от Миссури до Рио-Гранде и от Миссисипи до Калифорнии. Как сказал Стретч, они всегда были на стороне закона.

Тем не менее, многим полицейским не нравилось появление техасцев на их территориях. Ларри и Стретч хоть и боролись на стороне закона, но действовали сами по себе. Вступая в схватку, они часто устраивали настоящие перестрелки, что огорчало многих шерифов, предпочитающих сохранять мир в своих округах более спокойными методами.

Совсем недавно техасцам пришлось побывать в кровавой стычке, и сейчас они хотели немного расслабиться. Сидя на веранде и разглядывая Торранс, они вовсе не искали для себя новых приключений.

Прямо напротив них находилась кузница, откуда доносились тяжелые удары молота, в интервалах между которыми слышались удары молоточков. Слева от кузницы располагался салун с причудливой вывеской "Кланси, житель Запада".

- Я думаю, мы задержимся в этом городе, - сказал Ларри.

- Мне тоже здесь нравится, - ответил Стретч, и они снова замолчали, изучая всадника, медленно направлявшегося к ним. Сначала Ларри решил, что это мужчина: клетчатая фланелевая рубашка и поношенный кожаный жакет грязные джинсы заправлены в сапоги с отворотами, из-под шляпы выбивалась копна рыжих волос. Хотя... волосы - длинноваты для мужчины. Да и черты лица слишком мягкие.

- Это женщина, - пробурчал Ларри.

Стретч присмотрелся и кивнул:

- Ты прав, черт возьми.

Впрочем, не часто им доводилось видеть таких леди. Талия схвачена широким ремнем. А за ремнем... Ларри заметил большой охотничий нож и рукоятку револьвера, торчащую из кобуры. Да еще к седлу было приторочено старое ружье фирмы Шарпа. А лошадь? С такой лошадью, наверное, нелегко справляться.

- Женщина - охотник и следопыт, - заключил Ларри. - Никогда не думал, что увижу такое.

Женщина поравнялась с кузницей. Теперь Ларри мог определить, что ей около двадцати лет. Карие глаза, красивый нос и чуть полноватые губы: в целом весьма привлекательная особа. Она слегка вздернула подбородок, когда кузнец громко заговорил:

- Она снова здесь, парни! Клара, которая стреляет без промаха - дикарка с гор!

- Разыгрываешь, Пайк, - ухмыльнулся один из насмешников. - Это не женщина. Посмотри! Она вырядилась, как мужчина.

- Знаешь, что я тебе скажу, Джесси? - сказал кузнец так, чтобы женщина слышала. - Я всегда считал, что Клара Биг - лишь наполовину женщина, а наполовину мужчина. А знаешь, почему? Я говорил уже это раньше и снова скажу. Она...

- Пайк Ламонд! - не выдержала женщина. - Еще одно слово, и я раскорчую твой вонючий рот от зубов!

Стретч удивленно вздохнул и толкнул Ларри.

- Как сказала, а?

- Неплохо, - усмехнулся Ларри. - Мне она уже понравилась.

Кузнец все же закончил фразу:

- Она самая симпатичная из сумасшедших, которых мне когда-либо приходилось встречать!

- Мистер, - зло сказала женщина, - вы только что накликали на свою голову жучу неприятностей!

Она ловко спрыгнула с седла и направилась к шутникам. Ларри удивленно поднял брови, когда увидел, что дама сбросила жакет и стала засучивать рукава рубашки.

- Боже правый! - выдохнул он. - Она на самом деле собирается драться с ними?!

- Не может быть, - возразил Стретч. - Женщина не может драться с мужчинами.

- Это, приятель, необычная женщина, - сказал Ларри, когда они оба поднялись со стульев.

Помрачнев, техасцы отшвырнули недокуренные сигареты и, спустившись с крыльца, направились через улицу. Женщина уже ударила кузнеца кулаком в челюсть. Он отшатнулся, выругался и бросился к ней. Его друзья поспешили ему на помощь. Один из них схватил женщину за левую руку и закричал:

- Давайте привяжем ее к седлу и как следует подстегнем лошадь!

- Убери лапы! - приказала Клара и ударила его свободной рукой.

Насмешник отлетел на землю, вскочил и хотел снова схватить ее, но опоздал: ее удар пришелся в цель, и из разбитого носа Пайка Ламонда потекла кровь. Он зарычал, пытаясь выкрутить женщине руки.

Тут подоспели техасцы. Ларри с ходу ударил Ламонда под ребро левой, а правой тут же нанес удар в челюсть. В то время, как кузнец рухнул на землю, Стретч сильным и коротким ударом завалил еще одного из шутников и вежливо сообщил Кларе;

- Мы на вашей стороне, мэм.

- Уж лучше драться за вас, чем спорить с вами, - усмехнулся Ларри.

Он уклонился от удара третьего бездельника; промахнувшись, тот потерял равновесие, и Ларри сшиб его на землю.

- Моя фамилия Валентин, мэм. Ларри Валентин. А этот долговязый - мой напарник, Стретч Эмерсон.

- Рада встрече, ребята, - улыбнулась Клара. Она пнула сапогом в грудь Ламонда, попытавшегося встать, и снова повалила его на землю. - Э, да вы из Техаса!

- Да, из Одинокой Звезды, - пояснил Стретч.

И пошатнулся, получив по уху от четвертого противника. Но Стретч тут же очухался и снова ринулся в драку.

- Я тоже из Техаса! - усмехнулась Клара.

Она хлопнула Ларри по плечу с такой силой, что тот едва не потерял равновесие. Воспользовавшись этим, Ламонд схватил его сзади. Ларри ткнул его локтем в живот, и кузнец разжал объятия; драка продолжалась. Вокруг начинала собираться толпа, но никто из дерущихся не придавал этому значения.

Побоище переместилось с улицы к крыльцу бара Кланси - жителя Запада. Ларри втолкнул одного из своих соперников в двери бара и сам последовал за ним. Стретч ввалился туда же, волоча на себе двоих друзей Ламонда. Кузнец бросился на помощь своим приятелям, за ним в бар вошла Клара.

Теперь техасцы чувствовали себя в своей тарелке. Они предпочитали начинать схватки в барах, а уж потом продолжать на улице.

К тому времени, как в баре появился шериф Сэм Ланг со своими помощниками, Клара успела разбить стул о голову Ламонда, Стретч щедро раздавал удары налево и направо, а четвертый шутник после броска Ларри перелетел через стол и врезался в стену. Взбешенный владелец бара закричал из-за стойки появившемуся в дверях шерифу:

- Убери этих буянов отсюда, ради всех святых!

- Прекратите, - зарычал Ланг, - или я буду стрелять!

Один из завсегдатаев бара, морщинистый старик, предупредил шерифа:

- Шел бы ты, дурень, подальше. Тебе с твоими паршивыми помощничками лучше не соваться! Это лучшая драка из тех, что я видел за последние двадцать лет.

- Тебе лучше заткнуться, Дасти, - нахмурился Ланг. - Ты слишком стар, чтобы арестовывать тебя, но лучше не задевай меня больше!

Он поднял револьвер и повторил команду:

- Прекратите!

Техасцы были люди смелые, но не дураки: стоит ли спорить с направленным на тебя дулом...

- Думаю, мы уже закончили, приятель, - сказал Стретч.

- Ага, - Ларри посмотрел на распростертые на полу тела противников и отметил: - Они не двигаются.

- Я перед вами в долгу, парни, - ухмыльнулась Клара. - Я бы и сама как-нибудь с ними справилась, но... спасибо обоим.

- Это была лучшая драка, какую... - начал старик.

Его голос оборвался. Он тяжело задышал и, выронив трость, схватился за грудь. Двое жителей города подхватили начавшего было оседать вниз старика и повели его к выходу.

- Отвезите его к доктору Герарду, - приказал шериф. - Кажется, зрелище его чересчур возбудило.

- Хорошенько позаботьтесь о старом Дасти, - крикнула Клара им вдогонку, иначе я вам головы разобью!

- Клара Холли, - рявкнул Ланг, - тебе лучше помолчать!

- Проветрись, шериф, - парировала она. - Тебе это пойдет на пользу.

Стретч захохотал. Ларри ухмыльнулся и достал из кармана сигареты. Ланг объявил:

- Зря радуетесь. Один из горожан, которых вы избили, - Мой родной брат. Я вам этого так просто не спущу.

- Они начали первыми, - проворчала Клара.

Кузнец сел на полу и, тяжело дыша, выпалил:

- Это она все начала!

- Заткнись! - разозлилась Клара Холли.

Она замахнулась ногой, целя Ламонду в голову. И, похоже, попала - Ламонд тут же снова отключился.

- Прекрати! - приказал Ланг. - Сдайте свое оружие. Я препровожу вас прямо в суд. Судья Инграм начинает слушание дел с десяти часов, и не стоит тратить время, чтобы отводить вас в тюрьму. Слышали!? Сдайте оружие!

Все трое были разоружены, и их повели в суд города Торранса. За ними валила целая толпа зевак. Окружной шериф Абель Брок задал несколько вопросов, а потом поставил Ларри, Стретча и Клару перед столом судьи. Ланг держал их на мушке.

Ланг был сорокапятилетним толстяком, круглолицым, с редкими усиками и чуть раскосыми глазами. Брок - старше его на пять лет, худощавый и бородатый. Ларри решил, что Брок уже давно на должности, настоящий ветеран. Он устало приказал Лангу:

- Убери револьвер, Сэм. По тому, как ты их охраняешь, можно подумать, будто ты поймал всю банду Бутча Кэссиди. Им не удастся вырваться отсюда кругом охрана.

- Если вы закончили отчитывать своего подчиненного, шериф Брок, загрохотал судья Инграм, - то, может, мы приступим к слушанию этого дела?

- Пожалуйста, судья, - пожал плечами Брок.

Он еще больше помрачнел, когда услышал, как подсудимые представились. Среди жителей города, пришедших на слушание дела, многие знали эти имена. По залу прокатился приглушенный шепот.

- У меня всегда было предчувствие, что, если я когда-нибудь встречу вас, то именно при таких обстоятельствах, - сказал судья Инграм двум бродягам. - В суде - и после драки. Настоящее нарушение спокойствия! У вас, техасцев, это, кажется, в крови.

- Да, нам приходилось драться и раньше, судья, - без всякого хвастовства сказал Ларри.

- Но мы никогда не затевали драк первыми, - объяснил Стретч.

- Это точно, - согласился Ларри.

- Их всегда начинали другие, - сказал Стретч.

- Не сомневаюсь, - вздохнул судья и перевел взгляд на Клару:

- Мисс Холли, вот мы и снова встретились.

Клара помахала ему рукой.

- Привет, судья!

- Сколько раз я говорил вам, что нельзя женщине появляться в обществе в таком виде? Зачем вы опять нацепили мужскую одежду?

- Это единственная одежда, которую я признаю, судья. Как бы то ни было... - она сделала гримасу, видно, несколько смутившись. - Вы знаете, что было, когда я оделась, как женщина. Горожане смеялись надо мной. Не хочу я больше быть всеобщим посмешищем.

- Вы просто неловко себя чувствовали, мисс Холли, - нахмурился Инграм, потому что впервые тогда облачились в женскую одежду. Вам нужно привыкнуть к ней.

- Они почти сломали руку моему брату!.. - начал было Ланг.

- Шериф Брок, - сказал Инграм, - успокойте вашего подчиненного.

- Сэм, - проворчал Брок, - закрой рот!

Пайк Ламонд и его трое помощников начали наперебой давать показания. Инграм постучал молотком. Они умолкли.

Раздался спокойный голос Ларри:

- Пора бы закончить с этим делом. Или вы хотите затянуть слушание на целый день, судья?

- Не очень, - протянул Инграм.

- Произошел небольшой переполох" и все мы в нем участвовали. Я думаю, у вас есть более важные дела, так не завершить ли нам дело поскорее? За вами последнее слово. Стретч и я согласимся со всем, что бы вы ни сказали.

- Весьма благородно с вашей стороны, - сухо заключил Инграм.

- Я просто хочу вам помочь, - пожал плечами Ларри.

- Возможно ли, - удивился Инграм, - чтобы известные техасские искатели приключений провели хоть несколько часов в каком-нибудь городе и не попали в заваруху? О вас писали во многих газетах. Я не забыл прошлых ваших дел и того, что вы помогли осудить многих преступников.

- Да, нам иногда приходилось заниматься этим, - скромно согласился Стретч.

- Я налагаю на вас штраф в двадцать долларов за причиненный ущерб, огласил приговор Инграм. - Таково мое решение, и не должно быть дальнейших споров между противниками. Что же касается наших гостей из Техаса... Я хочу предупредить вас. Нас никогда не радовало присутствие в нашем обществе искателей приключений. Будьте миролюбивы и держитесь подальше от неприятностей. Если нарушите порядок, ваш визит в Торранс закончится в камере.

- Мы постараемся, судья, - сказал Ларри. - Мы собираемся проводить время все больше в барах...

- ...закинув нога на ногу на перила, - продолжил Стретч, - и со стаканами, полными виски.

Инграм ударом молотка пресек смех, раздавшийся в зале. Он уже собирался отпустить всех присутствующих, когда в зал вошел один из жителей города и громко объявил:

- Старик Дасти только что умер!

- Такие вмешательства... - раздраженно начал Инграм.

- Старик Дасти Пурди, судья, - возбужденно продолжал посыльный. - Помните его? Умер две минуты назад в доме Герарда. Сердечный приступ, сказал доктор.

По залу снова прокатился шум, но на этот раз Инграм не взялся за молоток, чтобы восстановить тишину. Он терпеливо дождался, когда разговоры стихнут.

- Это был славный старик, - проворчал судья. - Мы не очень хорошо его знали: он приехал в город всего два года назад и был довольно замкнутым человеком. Насколько я помню, у него нет родни.

Инграм мрачно оглядел присутствующих.

- Единственное, что город может сделать для него, - устроить достойные похороны. Я верю, что он это заслужил.

- Это точно, судья, - нахмурился шериф. - Думаю, на его похороны придет много народа. Как вы уже сказали, мы плохо знали его, но он был добропорядочным гражданином.

Инграм освободил пленных и приказал Броку получить с них штраф. Клара казалась какой-то озабоченной, и Ларри предложил заплатить за нее. Она смущенно поблагодарила. На улице Клара, не попрощавшись с приятелями, направилась к своей лошади. Ларри и Стретч смотрели ей вслед с крыльца. Кузнец пошел в другую сторону, пригрозив Ларри:

- Мы еще встретимся с тобой, техасец!

- Ступай, Пайк, - оборвал его шериф. Дождавшись, когда Ламонд отошел подальше, он повернулся к техасцам. - Джентльмены, я буду очень признателен, если вы сделаете мне одно одолжение.

За время странствий Ларри и Стретчу доводилось иметь дело со многими шерифами. Слышали они и угрозы, и просьбы, и требования - в зависимости от характера человека, с которым сталкивались. Ларри уже пришел к выводу, что Брок - ветеран своей службы. Но сейчас в его голосе слышалась робость.

- Покупайте провизию. Кормите лошадей. Делайте все" что хотите. А потом по коням. Уезжайте, пожалуйста. Уезжайте из Торранса и никогда не возвращайтесь.

Он не требовал. Он умолял.

- Чепуха, мы ведь только приехали, - сказал Стретч.

- Да и город нам понравился, - добавил Ларри. - Штраф мы заплатили. Думаю, что задержимся здесь.

- Я боялся, что вы ответите именно так, - вздохнул Брок. - Я давно уже слышал о вас и читал. Знал, что рано или поздно это случится: приедете в мой город - и все полетит к чертям.

- Успокойтесь, шериф, - Ларри похлопал его по плечу. - Если вы будете дружелюбны, мы ответим тем же. Мы не в ладах с полицейскими только тогда, когда они сами на это напрашиваются.

- Для вас нет дел в Торрансе, - уверял их Брок. - Стычка с Ламондом и его приятелями - лишь случайность. Поверьте мне, этот город - очень мирный. У нас не бывает преступлений. Вот уже четыре года через Торранс проходит железная дорога - а еще ни одного ограбления поезда. Ни разу не грабили и банк, который основан еще в 77-м году. Здесь царит закон и порядок - поверьте моему слову. Вы понимаете, что я имею в виду, джентльмены? Охотиться здесь вам не за кем.

- Вы нас не так поняли, - возразил Ларри. - Мы не ищем себе приключений. Нас вполне устраивает тихий город.

- Мы решили отдохнуть, - сказал Стретч.

- Ну... - беспомощно развел руками Брок. - По крайней мере, я попытался.

- Расскажите нам о Кларе, - сменил тему Ларри.

- Почему она заинтересовала вас?

- Она из Техаса. Я убедился, что она может постоять за себя. Но мне кажется, ей нужна помощь. Что вы знаете о ней?

- Знаю, что и все, - пожал плечами Брок. - Она сирота с тех пор, как ее отец умер три года назад. Зики Холли был страшный человек. Его жена родила ему только одного ребенка, дочь. А Зики всегда мечтал о сыне. И с самого рождения Зики стал воспитывать Клару, как мальчика. Зики был отшельником, вот и Клара стала такой. Должного образования она не получила. Все, что она умеет, выслеживать добычу и охотиться. То, чему ее научил отец. Клара даже думает, как мужчина.

- И дерется, как мужчина, - подхватил Стретч.

- Как она набросилась на этого кузнеца! - пробормотал Ларри. - Но знаешь, Стретч... Девушке такое поведение не пристало.

- Точно, - задумчиво согласился Стретч. - Даже техасской девушке.

- Нельзя ее винить в этом, - ответил Брок. - Она сказала в суде правду: когда она в первый раз оделась, как женщина, все смеялись над ней. Ну, не шло ей платье!

- Мне кажется, - сказал Ларри, - такой девушке несладко жить.

- Думаю, да, - кивнул Брок. - Она живет в старой лачуге в горах, совсем одна. Каждый раз, когда ей удается подстрелить оленя или несколько куропаток, приезжает в город и продает мясо. Повар из местного отеля хорошо платит ей за оленину. А Мэт Фишер покупает у нее куропаток. Деньги у нее есть. Вот только очень она одинока.

- За ней кто-нибудь ухаживает? - поинтересовался Ларри.

- Кто станет ухаживать за девушкой, которая думает, говорит, работает и дерется, как мужчина?

- И то верно, - протянул Стретч.

- Это несправедливо, - проворчал Ларри.

- На вашем месте, - посоветовал Брок, - я бы не проявлял интереса к Кларе Холли. Никаких перспектив!

- А я и не думаю о перспективах, - отрезал Ларри.

- Мы не из тех, кто женится, - пояснил Стретч.

- Но вот она заслуживает лучшего будущего, - заявил Ларри.

- Я никогда не задумывался над этим, - признался Брок.

- Зато Ларри - думает, - усмехнулся Стретч. - Я даже слышу, как у него мозги заскрипели.

...Несколько заинтересованных лиц были созваны в дом Герарда, чтобы лицезреть останки Дасти Пурди и выразить свое сожаление, или просто полюбопытствовать - кто на что горазд. Клара тоже оказалась среди приглашенных. Печально посмотрев на тело, лежащее на хирургическом столе, она прошла в гостиную. Кивнув стоящим возле дверей доктору и его жене, Клара пробормотала:

- Жаль старика Дасти. Мы были с ним друзьями. Он часто приходил в мою хижину и мы разговаривали.

- Замечательный был старик, - нахмурился банкир Hoax Файрфакс.

- Мы не должны очень печалиться о случившемся, - сказал доктор Эммит Герард. - Дасти был уже очень стар. Он умер счастливым. Да, вы не ослышались. Перед смертью он улыбался - а все потому, что на его глазах в уличной Драке верх одержали трое техасцев.

Глава вторая.

БОЛЬШИЕ НОВОСТИ ДЛЯ КЛАРЫ

Доктору и его жене было около сорока лет. Выходцы из Небраски, они получили хорошее образование. Никто не мог обвинить Герарда в том, что он неопытный доктор, каких много в этих местах. Человек культурный и вежливый, он даже внешне выделялся.

Hoax Файрфакс, управляющий местным отделением Центрального банка Небраски, был высоким, склонным к полноте человеком пятидесяти лет.

Еще один посетитель - Тобиас Койн, редактор популярной газеты "Торранс Обсервер", примерно тех же лет, что и Герард, мрачный господин с резкими чертами лица.

- Смерть, наступившая от сердечного приступа, - пробормотал он так, будто составлял заметку в газету. - Некролог. Больной умер счастливым. Неплохо. Я отведу Дасти абзац.

- Он заслужил больше, чем абзац, Тоби, - возразил банкир. - Случилось так, что...

- Я лучше пойду, - перебила Клара. - Прошу прощения, что затоптала вам пол сапогами, мисс Герард. Я хотела лишь попрощаться со стариком Дасти.

Она повернулась, чтобы уйти, когда Фаирфакс сказал:

- Задержитесь еще на несколько минут, мисс Холли. Вас заинтересует то, что я хочу сказать.

- Вы что-нибудь еще знаете о Дасти? - спросил Койн.

- И немало.

- Это что, секрет? - встрепенулся Койн.

- Был секрет, - сказал Файрфакс, - пока не умер Дасти. Персонал банка сдержал обещание, данное Хогарту Пурди, больше известному всем нам как старик Дасти, когда тот появился в городе и открыл у нас счет. Пока он был жив, он не хотел, чтобы кто-нибудь знал о его состоянии. Но теперь...

- Вы сказали: о его состоянии? - прищурился Герард.

- На его счету, - объявил Файрфакс, - сто тысяч долларов.

- Боже милостивый! - выдохнул Койн. - Продолжайте, Hoax.

- Сказать осталось совсем немного, - сказал Файрфакс. - Только то, что Дасти просил огласить его завещание сразу после похорон.

- У него нет родственников, - объявил Койн.

- Это только наши домыслы, Тоби, - возразил Файрфакс. - Завещание может показать, что мы ошибались.

- Вы не знаете, что написано в завещании? - не унимался Койн.

- Оно находится в сейфе. Конверт может вскрыть лишь адвокат старика.

- И кто его адвокат?

- Киф Милтон, - сказал Файрфакс. - И не теряй времени на расспросы, Тоби. Киф все равно не огласит завещание до похорон. Вы будете присутствовать, мисс Холли?

- Я многим обязана Дасти, - кивнула она. - Он так ко мне относился...

- Завтра, в полдень, - предложил Герард. - С гробовщиком договорится Реверенд Бирч.

- Я буду там, - заверила их Клара.

- А потом вы присоединитесь к нам в приемной мистера Милтона? - вежливо спросил Файрфакс.

- Зачем?

- Не уверен, что знаю ответ на ваш вопрос, - нахмурился банкир. - Могу сказать только, что Дасти хотел, чтобы вы присутствовали при оглашении. Перед смертью он сам просил передать вам его просьбу.

- Хорошо, я сделаю так, как хотел Дасти, - решила Клара. - Только надеюсь, что он не оставил мне ни цента. Он мне ничего не должен за несколько тарелок мяса и несколько чашек кофе. Я всегда была рада его появлению в моей хижине, ведь он так хорошо относился ко мне.

Она повернулась к газетчику.

- Дасти никогда не смеялся надо мной, как это делали другие, в том числе и некоторые из присутствующих.

- Клара, - усмехнулся Койн, - если бы тебя не было, журналисту пришлось бы тебя выдумать. Ты стала удивительной местной достопримечательностью.

Смерив его взглядом, Клара вышла.

Жена доктора вздохнула:

- Несчастное дитя. Что с ней будет?

- Боюсь, что слово "дитя" к ней не подходит, - нахмурился Герард. - Клара Холли - уже вполне сформировавшаяся женщина.

- Вполне сформировавшаяся... - мечтательно произнес Койн. - Звучит слишком мягко.

- Мистер Койн! - возмутилась жена доктора. - На самом деле!..

- Извините, мэм, - пожал плечами Койн.

- Сто тысяч долларов, - недоверчиво покачал головой Герард. - Только подумайте. Жил в скромной хижине на Торранс Роуд...

- Но всегда платил свои долги, - напомнил ему Файрфакс.

- Да, хороший был старик, - согласился Койн. - Хотя и довольно скрытный. Скажи, Hoax, откуда же у него столько денег? Или это тоже секрет?

- Никакого секрета, - пожал плечами Файрфакс. Дасти был золотоискателем. Разбогател он три года назад, в западном Колорадо. Его прииск оказался золотоносным, но Дасти был слишком стар, чтобы разрабатывать его. Поэтому, когда большой синдикат предложил Дасти продать участок, тот согласился. В поисках тихого городка, где можно провести остаток жизни, Дасти приехал в Торранс. Так что все очень просто.

- Придется поработать, - нахмурился Койн. - За ночь я подготовлю специальный выпуск. У меня есть предчувствие, друзья, что завещание Дасти поставит на уши всю округу.

- Тебе всюду мерещатся сенсации, Тоби, - улыбнулся Файрфакс. - Но, возможно, на этот раз ты окажешься прав.

Предложение судьи Инграма достойно проводить старика город принял должным образом. Похороны собрали впечатляющую процессию. Так как старик Дасти был техасцем, Ларри и Стретч тоже явились на похороны, но держались чуть в стороне от толпы, окружавшей могилу. Клара Холли сдержала свое обещание и присутствовала на кладбище - все в той же мужской одежде. Но, как требовала того ситуация, придала ей траурный вид. Рыжие локоны Клара заправила под черную шляпу. Под черным жакетом почти до колен - белая блузка. Когда мужчины сняли шляпы, она машинально сделала то же самое, что заставило техасцев поморщиться.

- Фараон не трепался, - пробормотал Стретч. - Она даже думает, как мужчина.

- Я собираюсь переделать ее, - спокойно заявил Ларри. - За это время, что я проведу с ней, она станет настоящей женщиной. Ставлю сто против одного.

- Как?

- Я найду способ.

Большего он пока не мог сказать, так как сам пока не решил - какой.

Во время пения заключительного гимна техасцы бесшумно ретировались. День стоял теплый. Они отдали последнюю дань покойному и теперь хотели утолить жажду. Курс они держали на ближайший бар.

Уже через двадцать минут после завершения погребального обряда в кабинете Кифа Милтона, главного адвоката города, собрались все заинтересованные лица. Помощник Милтона, Джей Кеннеди, рассадил присутствующих на стулья. Это был худощавый человек около тридцати лет, его правую руку парализовало десять лет назад после падения с лошади. Файрфакс и Милтон искренне восхищались его целеустремленностью: несмотря на недостаточное образование, Кеннеди обучался профессии у своего шефа, надеясь, что его в конце концов допустят к самостоятельной практике.

Когда все расселись, Милтон сразу же приступил к делу. Он вскрыл конверт, достал исписанный документ и объявил:

- Я, конечно, знаком с содержанием завещания. Мне будет нетрудно его вспомнить. Будем ли мы терять время, читая все эти официальные, замысловатые фразы, или я расскажу суть завещания простым и доступным языком?

- Мисс Холли были бы более понятны общедоступные слова, - заметил Файрфакс.

- Что это значит? - требовательно спросила Клара.

- Не беспокойтесь, леди, - усмехнулся Милтон. - Если все пойдет хорошо, вы никогда больше не будете беспокоиться.

- Означает ли это?.. - начал было Койн, подняв свой карандаш.

- Не гони лошадей, Тоби, - проворчал адвокат. Он просмотрел текст, кивнул сам себе и снова сложил листок.

- Вот в чем суть завещания, - нахмурился Милтон. - У Дасти есть только один родственник - племянник, к которому он, очевидно, не питал никаких родственных чувств. Судя по тому, как Дасти описывал этого парня, Ролло Станфорда, я бы сказал, что старика нельзя винить за неприязнь к своему единственному родственнику. Как бы то ни было, Станфорд - единственный родственник, и мы не должны сбрасывать это со счетов.

- И племянник ничего не унаследовал? - проявлял нетерпеливость Койн.

- О, боже! А я-то думал, что самый нетерпеливый человек в этом городе шериф Ланг.

- Все, все... - согласился Койн. - Больше никаких вмешательств.

- Перед тем, как изложить суть завещания, - сказал Милтон, - я попытаюсь кое-что объяснить. Например, об этом Станфорде. Судя по рассказам его дяди, Ролло - человек никудышный, аферист и карточный шулер. Полагаю, что старик всю свою жизнь порицал таких.

- Зато здесь, в Торрансе, Дасти нашел человека, который вызвал его восхищение. Его заинтересовала Клара. Несколько раз он навещал ее и привязался к ней, что называется, по-отцовски.

- Мы были друзьями, - проворчала Клара, - но это не значит, что...

- Я скажу точно, что это означает, - пообещал адвокат, - если вы позволите мне закончить.

- Хорошо. Договаривайте.

- Дасти оставил все свое состояние вам...

- Боже милостивый!.. - вскочил со стула Койн.

- О, боже! - выдохнул Файрфакс. - Я не ожидал...

- Подождите минуту! - хлопнул Милтон рукой по столу. - Подождите минуту! Есть некоторые оговорки...

Койн снова уселся, взял блокнот и карандаш, пытаясь сделать какие-то записи, но руки его тряслись. Файрфакс также пребывал в возбуждении. Только Клара, казалось, еще не осознала, что произошло. Она сидела выпрямившись, держа на коленях свое старое ружье, и не спускала глаз с лица адвоката.

- Продолжай, Киф, - поторопил Файрфакс.

- Клара унаследует состояние Дасти через месяц, считая с завтрашнего дня. Но - в случае, если выйдет замуж.

- Выйдет замуж? - прищурился Койн. - За кого?

- Черт возьми, откуда я знаю? - проворчал Милтон. -Дасти не упоминает жениха. К тому же он всегда считал, что Клара сама выберет себе мужа по душе, и он...

- Но ведь это сущий бред, мистер, - возразила Клара. - Какой мужчина захочет жениться на мне!

- Видные холостяки Торранса, конечно, не ломились в ваши двери. Дасти знал это. Поэтому... Это, возможно, привлечет женихов. Простодушный Дасти решил, что его состояние сделает вас...

- Весьма популярной, - закончил Файрфакс.

- Мягко сказано, - заметил Койн.

- А что насчет племянника? - спросил Файрфакс.

- Если Клара не выйдет замуж за установленное время, - сказал Милтон, или если она умрет в течение этого месяца, все унаследует Станфорд.

- А в противном случае? - не унимался Файрфакс.

- В противном случае Станфорд получит тысячу долларов - жалкую часть наследства Дасти.

Воцарилось долгое молчание. Потом Файрфакс объявил:

- Никогда не слышал подобного завещания.

- Да, довольно необычное, - кивнул Милтон. - Но, тем не менее, обязательное к исполнению. - Он вопросительно взглянул на Клару. - Ну, Клара? Вам все понятно? Если вы хотите, чтобы я снова объяснил...

- Так ли я все поняла? - спросила она. - Я получу целое состояние в следующем месяце, если только найду какого-нибудь дурака, готового на мне жениться. Если же не найду - останусь ни с чем?

- Так и есть, - подтвердил Койн. - Другими словами, или замужество - или бедность. Можно публиковать? Торжественно обещаю процитировать все слово в слово.

- Хорошо, - задумчиво сказала она. - Только не понимаю, джентльмены, чего вы все так засуетились?

- Клара, - вздохнул Милтон, - состояние Дасти составляет не пять и не десять центов. Оно равняется ста тысячам долларов.

- Да, это куча зелененьких... Но какая разница? Я же не смогу их получить. Все это знают.

- Черт возьми! - не сдержался Милтон. - Все, что нужно - всего-то найти мужа!

- Всего лишь, - кивнула она.

- Что значит "всего лишь"?

- Кажется, я понимаю ее, Киф, - вмешался Файрфакс. - Мы забыли кое-что очень важное...

Клара опустила голову.

- Ни один мужчина не хотел меня раньше. А если кто и посватается теперь, то по расчету, а не по любви.

- Хорошо...- начал было Милтон.

- Все это правда, и вы сами знаете это.

- Но...

- Я отнюдь не привлекательна, - продолжала она. - Я даже не знаю, как носить платье. Но, право, не хочу торговать собой. Даже за сто тысяч зелененьких. Это все выглядит неприлично.

- Абсурд! - взорвался Милтон. - Ведь тебя ждет целое состояние!

- Киф, - вздохнул Файрфакс, - Клара размышляет довольно разумно.

- К тому же этот Станфорд... Пусть Дасти считал его плохим человеком. Но люди меняются. Со ста тысячами в кармане парень может остепениться. Это ведь тоже разумно, мистер Файрфакс?

- Пожалуй...

- Вы что же, совсем уже ни на что не надеетесь? - настаивал Милтон.

- Подумайте, мисс Холли, - посоветовал Файрфакс. - Может, стоит попробовать. Еще целый месяц впереди. Не сдавайтесь, пока не истечет срок.

- Ну хорошо, - нахмурилась она. - Хотя, по правде говоря, мне не очень хочется начинать охоту на жениха и иметь дело с бродягами, которые захотят жениться на мне из-за денег.

- Повесишь табличку "Добро пожаловать" над своей Дверью, Клара? - съязвил Койн.

- Как это?

- А может, забаррикадируешь ее?

- Мистер Койн имеет в виду, - объяснил Файрфакс, - что вы неожиданно станете очень популярной молодой леди. Мистер Койн опишет все в своей газете, и новость разлетится по всей округе.

- Ох! Чувствуешь себя, как... - она расправила плечи: - Что же, я готова!

Клара вскочила со стула и вышла так быстро, что чуть не сбила с ног помощника Милтона. Она поспешила в лавку Джейкса и Сампера, где обычно покупала провизию. Позже видели, как она едет вдоль главной улицы. Мужчины останавливались, чтобы поглазеть на Клару. Некоторые из них вроде Ламонда и его дружков, дразнили девушку в мужском платье. Не обращая ни на кого внимания, Клара выехала за город и направилась к горам Гатри.

А в кабинете адвоката Тоби Койн пообещал:

- Тебе не нужно будет разыскивать этого Станфорда, Киф. Он прочтет обо всем в "Обсервер". Такой сенсации я посвящу специальный выпуск, который разлетится по всей стране!

Глава третья.

ЗАГОВОРЩИКИ

Как и обещал Койн, Ролло Станфорд узнал о завещании своего родственника спустя три дня, прочитав "Обсервер" в грязной ночлежке городка Ивансуорс, что на севере Канзаса.

Утро выдалось сырым, собирался дождь. Берт Даффи, владелец ночлежки, шел по темному коридору, держа в руках поднос, накрытый салфеткой.

Постучав в крайнюю дверь, он позвал:

- Эй, мистер. Ваш завтрак.

- Ты один? - раздался беспокойный голос.

- Один, - буркнул непричесанный и неумытый Даффи. - Если хочешь есть, открывай дверь.

Приоткрыв дверь, блондин лет тридцати, довольно привлекательной наружности осторожно выглянул:

- Берт, ты уверен, что никто из парней Ранса тебя не видел?

- А если и видели, что из того? - пожал плечами Даффи. - Им и в голову не придет искать тебя в такой дыре. Они думают, что ты стоишь большего.

- Давай сюда поднос, - приказал Станфорд.

Он втащил Даффи в комнату, закрыл дверь и уселся в кресло. Его волосы были растрепаны, щеки нуждались в бритве. Даффи поставил перед Станфордом поднос и снял салфетку. На подносе стояла тарелка яичницы с ветчиной, ломоть хлеба, чашка кофе и лежала свежая газета.

- Ваш завтрак. Завтрак и газета для мистера Станфорда. Извините, что не принес сигару.

- Не валяй дурака, Берт. Когда человека начинают преследовать неудачи, каждый норовит пнуть его.

- Прежде, чем ты начнешь жрать, заплати, - Даффи протянул свою лапу.

- Сколько?

- Шестьдесят пять центов.

Станфорд выловил из кармана несколько монет, пересчитал их и положил на стол. Когда Даффи сграбастал их, он пробормотал:

- Тебе повезло, Берт. Как раз шестьдесят пять центов.

- И больше у тебя нет?

- Ни цента.

- Тогда собирай сегодня манатки и вали отсюда.

- Да, - усмехнулся Станфорд, - дела мои плохи. Впрочем, как обычно.

- Это точно, - ответил Даффи. - Много вас таких. Хоть тебя и называют красавчиком, ты ничуть не лучше других проходимцев.

У дверей он ухмыльнулся:

- Приятного аппетита.

- Иди к черту, - огрызнулся Станфорд.

Даффи вышел, и Станфорд снова запер дверь. Завтрак занял у него всего пятнадцать минут. Он допил кофе, выудил из кармана окурок сигары, чиркнул спичкой и глубоко затянулся. Затем развернул газету, которая и была специальным выпуском "Торранс Обсервер". Буквы, казалось, запрыгали перед глазами Станфорда. Он сразу же увидел знакомое имя.

Через пять минут Даффи услышал его крик. Ругаясь, хозяин ночлежки потащился по грязному коридору.

- Орешь, как резаный! - зарычал он. - Ты разбудишь и мертвого! Какого черта?

Станфорд распахнул дверь.

- Входи, Берт!

Он втянул Даффи в комнату, запер дверь и прислонился к ней спиной.

- Слушай! Я хочу, чтобы ты кое-что сделал для меня.

- Что бы это ни было, это будет стоить денег.

- Сходи прямо сейчас в казино. Скажи Силки Рансу, где меня найти. Скажи, что у меня есть для него дело.

- Ты что, спятил? Силки знает, что ты не в состоянии заплатить. Он прикончит тебя!

- Э, нет! - засмеялся Станфорд, - Теперь я больше понадоблюсь ему живым, чем мертвым.

- Ты проиграл в покер, - напомнил Даффи. - Ты должен Силки две тысячи пятьсот долларов. Единственный способ остаться в живых - заплатить ему.

- Я могу расплатиться с ним! Я заплачу ему вдвойне!

- И ты хочешь, чтобы я сказал это ему? - расхохотался Даффи.

- Слово в слово. Думаю, он приведет сюда свою банду. Возможно, мне достанется. Но если Силки не дурак, он оставит меня в живых.

- Как знаешь. Дело твое.

Через десять минут Берт Даффи входил в крикливо размалеванное казино Ранса. Самый большой игорный дом в Ивансуорсе не пользовался популярностью: городок отнюдь не процветал. Благодаря меченым колодам, шулерам и рулетке с потайной кнопкой, Ранс получал прибыль, но не слишком высокую.

Даффи оперся о стойку и обратился к здоровенному бармену:

- Я хочу увидеть Силки. Это важно.

- Он наверху, - сказал бармен. - Первая дверь направо.

Даффи поднялся по лестнице и вежливо постучал в двери кабинета Ранса. В ответ на вопросительное бормотание он объявил:

- Это я, Даффи, владелец ночлежки.

- Ну?

- У меня поручение для мистера Ранса от Станфорда.

Дверь открылась. Перед Даффи возник здоровенный тип в черном костюме и пестрой рубашке, с сигарой во рту. Выражение его широкого лица было страшным, маленькие свиные глазки излучали ярость. Из трех телохранителей Силки Ранса Марти Геллер считался самым опасным. Человеческая жизнь ничего не значила для Геллера. Впрочем, как и для его хозяина.

Геллер схватил Даффи за плечо и втолкнул в кабинет. Даффи споткнулся, упал на четвереньки и с трудом поднялся.

- Успокойтесь, джентльмены! - умолял он. - Я лишь выполняю поручение.

- Он что-то говорил о Станфорде? - процедил Силки Ранс. - Закрой дверь, Марти.

Верзила повиновался. Даффи боязливо осмотрелся. Ранс сидел за столом, тыкая ножом между пальцев. Это был худощавый, хорошо подстриженный человек сорока лет, брюнет с тонкими усиками, с симпатичным и самодовольным лицом, в рубашке и шейном платке из дорогого шелка. Светло-серые, чуть навыкате глаза уставились на Даффи. Ранс высморкался в шелковый носовой платок.

Справа от стола, у окна, стоял смуглый Ник Рикардо, примерно тех же лет, что и его босс. В крови Ника перемешалась кровь мексиканцев, креолов и англосаксов. Рикардо был склонен к полноте, но о нем по-прежнему ходили слухи как о человеке, который лучше всех в северном Канзасе владеет кольтом и ножом. Он улыбнулся Даффи, и от этой улыбки у того застыла кровь в жилах. Третий телохранитель Ранса - Хуб Кловис - наверное, ошивался в казино, следя за порядком.

- Выкладывай, - протянул Геллер. - Может быть, тебе и посчастливится уйти отсюда на своих двоих.

- Я только выполняю поручение... - забормотал Даффи.

- Ну так выкладывай его! - рявкнул Ранс.

- Станфорд хочет встретиться с тобой. Заявил, что у него есть для тебя дело. Что-то говорил о том, что заплатит тебе вдвойне. Я должен сказать, где можно найти его... Вот и все

Ранс не торопясь достал короткоствольный револьвер тридцать восьмого калибра, висевший в кобуре под курткой и пересчитал патроны в барабане.

- Где Станфорд? - мягко спросил он.

- У меня.

- Точнее, - потребовал Геллер.

- В конце коридора. Седьмая комната.

- Идем, - проворчал Ранс.

- А что с этой свиньей? - спросил Рикардо.

- Мы пойдем туда, куда он просит, - пожал плечами Ранс, - а ему лучше не показываться в своей ночлежке, пока мы там будем. Ты слышал, Даффи?

- Конечно, мистер Ранс. Я не собираюсь мозолить вам глаза. Зачем совать нос в чужие дела?..

Геллер и Рикардо нахлобучили шляпы. Геллер открыл дверь, и трое мошенников направились к выходу. Вслед за ними выскользнул Даффи. Выйдя из казино, Даффи повернул в другую сторону, а Ранс и его шайка направились к ночлежке. В казино к ним присоединился мускулистый Хуб Кловис - четвертый член шайки, контролировавшей игорный бизнес. Здоровяк не хуже Геллера, он постоянно носил на лице маску равнодушия. Вся шайка оживленно направлялась к заведению Даффи.

Грохот их сапог по ступеням насторожил Станфорда. Он отпер дверь, снова сел в кресло и развернул газету так, чтобы гости видели первую страницу. Услышав шаги у самой двери, Станфорд крикнул:

- Не ломайте дверь, парни, открыто. Входите.

Они вошли. Геллер закрыл дверь. Рикардо уселся на подоконник и пальцем проверил остроту своего ножа, искоса поглядывая на глотку Станфорда. Станфорда прошиб пот, но он продолжал приветливо улыбаться. Геллер прислонился к дверному косяку. Кловис расстегнул куртку и достал револьвер. Ранс подошел к Станфорду:

- Ты задолжал мне. И теперь осмелился послать за мной, заявив, что можешь расплатиться. Если ты на самом деле можешь расплатиться, что ты делаешь в этой вонючей дыре?

- Это все временно, Силки, - Станфорд поднял газету. - Вот, сначала прочти это...

Ранс достал свой кольт.

- А если я не в настроении читать?

- Как хочешь, - сказал Станфорд. - Могу сам рассказать тебе...

- Попробуй! - прошипел Ранс, взводя курок.

Станфорд с трудом сглотнул комок, застрявший в горле.

- У меня всего лишь один родственник. Золотоискатель. Я никогда не верил, что он сможет разбогатеть. Но он разбогател. Теперь он умер в Торрансе. Обо всем этом написано в газете. Одна дура по имени Клара унаследует все его состояние, если только выйдет замуж до четвертого числа следующего месяца. Если она не выйдет замуж, состояние унаследую я.

Ранс опустил револьвер.

- А если она выйдет замуж?

- Получу всего тысячу долларов. Но не беспокойся, Силки, она не сможет выйти замуж до того. как мы приедем в Торранс. Когда же мы нагрянем туда, она уж точно не выйдет замуж.

- Силки, - нахмурился Кловис, - мне что-то все это не нравится.

- А кто тебя спрашивает? - взорвался Ранс. Он повернулся к Станфорду. - А ты можешь дать гарантии? Вдруг она уже обвенчалась?

- Не так-то это просто, - повеселел Станфорд. - На этой Холли никто не захочет жениться, даже если позарится на состояние дяди Дасти.

- Объясни!

- Все написано в газете. Папаша воспитывал Клару, как сына. Она даже одевается по-мужски. Никто прежде не хотел ухаживать за ней. И сейчас она опасается, что ухаживать будут не за ней, а за деньгами.

Он добавил, задумавшись:

- И, возможно, она права...

- И сколько же денег в состоянии? - спросил Геллер.

- Хватает, - самодовольно ухмыльнулся Станфорд. - Если быть точным - сто тысяч долларов.

Геллер шумно выдохнул. Рикардо слез с подоконника, Только Кловис никак не отреагировал на услышанное. Ранс сунул револьвер обратно в кобуру и быстро объявил:

- Пожалуй, я почитаю...

Он взял газету и уселся на край кровати.

- Не врет? - поинтересовался Рикардо.

- Заткнись, - сказал Ранс. - Я читаю.

- У кого-нибудь есть сигара? - спросил Станфорд.

Кловис дал ему сигару. Станфорд закурил, закинув ногу на ногу. Опасность миновала. Жадный до денег Силки Ранс ни за что не упустит подобную возможность. Они поедут в Торранс. Он объявится там, заявит свои права на наследство и будет ждать до четвертого числа следующего месяца. Силки и его наемники заставят всяких бродяг и новоявленных женихов держаться подальше от мисс Холли.

Четвертого он получит наследство. И тогда оставит Силки с носом. Станфорд будет уже далеко, когда Ранс поймет, что его надули. Силки не получит ничего, ни доллара.

Ранс прочел "Обсервер" и прикрыл глаза.

- Ну и что ты думаешь об этом, Силки? - не унимался Геллер.

- Заткнись, - сказал Ранс. - Я думаю.

"Легкая нажива, - уверял он себя. - Есть два способа помешать этой Холли получить наследство. Не дать ей выйти замуж или... вовсе убрать. Второе даже проще. Как только Станфорд получит деньги, я стану его второй тенью. Он получит наследство, но не потратит его. Ни доллара..."

- Ты все еще раздумываешь, Силки? - спросил Станфорд.

- Уже нет. Я уже все решил. Через два часа отходит поезд на север. Мы доедем на нем прямо до Торранса. Думаю, что послезавтра в полдень мы будем на месте.

- Те две тысячи пятьсот - просто жалкие гроши по сравнению с этим, не так ли, Силки?

- Хуб, отправляйся на станцию и купи пять билетов до Торранса, штат Небраска, - распорядился Ранс. - Ты, Марти, найди Дюка Халстеда. Пусть присмотрит за казино, пока нас не будет. Ты, Ник, собирай наш багаж.

- Я тоже буду собираться, - объявил Станфорд.

- Давай, - кивнул Ранс. - А я буду поблизости от тебя.

- Не доверяешь мне?

- А это что, удивляет тебя?

Трое его подручных удалились. Станфорд достал дорожную сумку и стал собирать вещи. Ранс не спускал с него глаз.

- Ты со своими парнями, - улыбнулся Станфорд, - провернул много дел, а это будет из самых простых. Нужно лишь помешать этой девчонке выйти замуж, и... Ты ведь читал статью. В этом нет ничего сложного.

- Цыплят по осени считают, - задумчиво сказал Ранс.

- Как ты рассчитываешь провернуть это дело, Силки?

- Поставить надгробный камень с ее именем.

- Думаешь, это единственный способ?

- Возможно. Я еще подумаю. Потом, когда приедем в Торранс.

- Убивать женщину... - скривился Станфорд.

- Какая разница? Дело обещает большой навар. Если буду уверен, что она не сможет выйти замуж, - пусть живет. Но если услышу звон свадебных колокольчиков... - он невесело ухмыльнулся, - она умрет.

Со станции Ивансуорс поезд отправился, унося в Торранс пятерых аферистов.

После публикации специального выпуска Тоби Койна бродяги из Одинокой Звезды с мрачным удивлением наблюдали за переменами в городе. К горам Гатри началось настоящее паломничество холостяков и вдовцов. Некогда презираемая всеми мужчинами, Клара Холли стала особой весьма популярной. Она no-прежнему жила вдали от города, так как ее появление в Торрансе могло вызвать настоящий бунт. Многих покорителей женских сердец было не узнать: они помылись, побрились, приоделись во все лучшее и присоединились к процессии женихов.

Отель "Альянс" считался в Торрансе престижным. Прибыв в город, Ларри и Стретч поселились здесь в комнате на первом этаже. Сейчас, позавтракав и поразив всех присутствующих в столовой своим аппетитом, они сидели на веранде и наблюдали за главной улицей города. Ларри с отвращением смотрел на вереницу женихов, направлявшихся к хижине Клары.

Тут был даже кузнец Пайк Ламонд. Всего несколько дней назад он издевался над Кларой, а сейчас залезал в свою коляску - в новом сером костюме, при шляпе и с букетом цветов.

- Ты только посмотри! - захохотал Стретч.

- Вижу, - проворчал Ларри. - Меня уже тошнит.

- Ты слишком серьезно все воспринимаешь. Ничего с мисс Кларой не случится.

Ларри встал, последний раз затянулся сигарой и, оперевшись о дверной косяк, мрачно посмотрел на улицу.

- Я не могу выкинуть из головы Клару, приятель.

- Не влюбился же ты в нее?! - ужаснулся Стретч.

- Черт возьми, конечно, нет. Не в этом дело.

- А в чем же?..

- Я думаю о том, что мы о ней слышали. И о том, что прочли в газете. У нее никогда не было возможности жить, как все женщины.

- Ну и?..

- Кто-то должен ей помочь, - пожал плечами Ларри.

- Теперь каждый ей хочет помочь, приятель.

- Я имею в виду - по-настоящему помочь. Не потому, что она получит богатое наследство, а потому, что заслуживает счастья. Как и любая другая. Думаю, сделать это должны мы. К тому же она ведь тоже из Техаса. Не можем мы ее бросить.

- Наверное, ты прав, - кивнул Стретч.

Ларри отшвырнул окурок:

- Пойдем седлать лошадей.

- Куда мы? - спросил Стретч.

- В горы. Надо повидаться с Кларой.

- Тебе жить надоело? Говорят, она не подпускает никого на ружейный выстрел.

- В нас она стрелять не будет, - заверил Ларри.

Через десять минут они уже выезжали из города. Им не пришлось расспрашивать, куда ехать. К хижине Клары направлялся целый караван колясок, повозок и всадников. Каждый из мужского населения Торранса хотел испытать свою судьбу, туда ехали все: стар и млад, ковбои, клерки, проходимцы, лавочники и железнодорожники. Это была разношерстная толпа, желавшая только одного - денег Клары.

Подъехав к горам, техасцы услышали ружейные выстрелы, а следом знакомый голос:

- Скат! Вамус! Убирайтесь к дьяволу, или я нашпигую вас свинцом.

Подъехав ближе к хижине, они увидели пятерых претендентов, получивших отпор и ошивавшихся здесь, видно, не один день. На одном из них была шляпа с дыркой посередине. Другой, бледный и дрожащий, рассматривал левый рукав куртки: выстрелом Клара пробила ее, не задев руки. Третьему пуля распорола одежду на плече, и он страшно ругался.

- Бешеная! - призвал он техасцев в свидетели. - Я всего лишь хотел посвататься к ней. Я даже посвятил ей поэму и хотел прочесть ее.

Ларри молча оглядел незадачливого поэта, Стретч расхохотался. Они направили своих лошадей к хижине, стоявшей среди деревьев. Услышав окрик Клары, они остановились. Ларри поднялся на стременах, сложил ладони рупором и громко закричал. Она ответила:

- Это ты, Ларри Валентин?

- Со своим напарником! - крикнул Ларри. - Ну что, Клара? Мы можем подъехать?

После долгой паузы она ответила:

- Хорошо, если вы так уж хотите.

Они направили лошадей вверх по склону и пересекли небольшой луг. Хижина Клары выглядела неплохо. Слева на деревьях сохли шкуры. Рядом стояла водокачка, подававшая воду в загон. Справа к дому прилепилась терраса с навесом. Ларри решил, что дом Клары Холли, вопреки описаниям местных жителей, отнюдь не был жалкой лачугой. Возможно, он был даже уютнее многих строений в Торрансе.

Клара вышла на крыльцо с ружьем в руках. Она была в грязной рабочей одежде, рыжие волосы стянуты сзади в узел.

- Я удивлена, - сказала она. - Не думала, что вы, парни, подобно остальным котам, будете искать здесь легкую поживу.

- Ты не так нас поняла, Клара, - начал Ларри.

- Я не верю ни одному мужчине! - оборвала его Холли. - Они хотят не меня, а только денег.

Ларри вытащил из кармана всю их наличность.

- Клара, мне бы хотелось, чтобы ты посмотрела на это. Подойди. Можешь даже пересчитать.

- Зачем?

- Ты поймешь, что нам можно доверять, - сказал он.

Глава четвертая.

ГАЛАНТНОСТЬ ПАРНЕЙ ИЗ "ОДИНОКОЙ ЗВЕЗДЫ"

Клара подошла к краю крыльца, глядя на пачку банкнот.

- Похоже, там немало денег, - заметила она.

- Больше четырех тысяч долларов, - сказал Ларри. - Это наши деньги, Клара.

- Мы заработали их честно, - сказал Стретч. - Сначала мы получили вознаграждение, а потом увеличили его.

- Играя в карты?

- И в карты тоже, - кивнул Ларри.

- Ну что же, - согласилась она, - они заработаны довольно честно.

- Мы восхищаемся тобой, Клара, - объявил Ларри, сунув деньги обратно в карман. - Мы не собираемся ухаживать за тобой, потому что мы не из тех, кто женится. И денег - сама видишь - нам хватит, чтобы жить припеваючи. Все, что мы хотим, - это помочь тебе. Ну? Теперь ты нам веришь?

Она смущенно опустила ружье:

- Прошу прощения, что не доверяла вам. Что касается помощи... Вы мне поможете, если отвадите отсюда всех этих надоед.

- Они больше не сунутся, - ухмыльнулся Ларри. - Ты их изрядно напугала своей стрельбой.

- Посмотрев на них, другие испугаются тоже, - заверил Стретч.

- Слезайте с лошадей, джентльмены, - предложила она. - Входите в дом. Мне не с кем было поговорить по-дружески с тех пор, как умер Дасти.

Они привязали лошадей и вошли. В доме было три комнаты - кухня, маленькая гостиная и большая спальня. Они уселись за кухонный стол, Клара готовила кофе. Она вовсе не была молчалива - в отличие от многих из тех, кто живет один. За несколько минут бродяги узнали кучу подробностей из ее жизни.

- А что ты собираешься делать теперь? - спросил Ларри. - Ты можешь получить огромное состояние...

- Если только найду мужа, - она посмотрела на него через плечо. - Посмотри на меня, Ларри. Кто захочет жениться на мне не по расчету? Если я когда-нибудь и выйду замуж, что вряд ли произойдет, то только по обоюдной любви. Понимаешь?

- Понимаю.

Она наполнила три оловянные кружки и поставила их на стол. Ларри предложил ей свой стул, но Клара покачала головой и уселась на край стола, как мужчина. После кофе техасцы достали сигареты.

- А как ты относишься к тому, чтобы выйти замуж за парня, которому ты действительно приглянешься? - спросил Ларри.

- В душе я все-таки женщина и хотела бы этого.

- Хочешь? Но ты же всех отпугиваешь! Не только тех кто ищет наживы. Всех мужчин вообще.

- А почему бы им не пугаться? - заявила она. - Ты только посмотри на меня!

- Смотрю. И твоя одежда не сбивает меня с толку. Ты - женщина, без сомнений.

- Я вовсе не похожа на женщину, - вздохнула она. - И никаких надежд...

- Ответь-ка, Клара, - Ларри изучал ее взглядом. - Допустим, к тебе посватается человек, который уже богат. Ведь это совсем другое дело, не так ли? Если у него уже есть деньги, значит, он будет добиваться именно тебя, а не наследства.

- Конечно, - Клара снова тяжело вздохнула. - Но он никогда не придет. Едва ли он знает, что я есть на свете. Да я и сама предпочла бы, чтобы он этого не узнал. Он слишком хорош для меня...

Техасцы с удивлением посмотрели на Клару.

- Как это? - прищурился Стретч.

- Хочешь сказать, - спросил Ларри, - что ты... Ты неравнодушна к одному из жителей Торранса?

- Он не должен об этом знать.

- Мы умеем хранить секреты.

- Если бы он пришел! Я бы знала, что он пришел не за деньгами. Он порядочный. Он прекрасно образован и...

- Кто он? - нетерпеливо перебил Ларри. - Какой-нибудь пижон с Востока?

- Да нет же, черт возьми. Он владелец ранчо, родился и вырос здесь, учился в Иллинойсе. Его зовут Брет Эдвард, - она прикрыла глаза и улыбнулась.

- Эй, Ларри, ты когда-нибудь слышал это имя? Брет Эдвард...

Клара повторила это имя несколько раз.

- Он унаследовал ферму Брокен Вил, когда умер его отец, несколько лет назад. Богатство? Он, должно быть, не менее богат, чем был Дасти. На Брокен Вил около десяти тысяч голов скота. Это одна из самых больших и богатых ферм на юге Небраски. К тому же, по-моему, он очень симпатичный. Каждый раз, когда я вижу его, у меня внутри что-то обрывается, понимаете? Мне даже хочется плакать.

Техасцы переглянулись, и Стретч сказал опечаленно:

- Похоже, Клара влюблена в него.

- Точно, - кивнул Ларри.

- Но мне не на что надеяться. Вокруг него увиваются самые лучшие красавицы города. Говорят, дочь судьи Инграма тоже без ума от него, и, наверное, он сделает предложение ей.

- А может, попробуешь? - предложил Ларри. - Вдруг получится?

- Я бы на брюхе за ним поползла, - созналась она, - если бы только знала, что в этом есть смысл.

- У тебя будет шанс. Клянусь Всевышним, я предоставлю тебе шанс!

- Что ты мелешь? - одернул его Стретч.

- Это можно сделать, - настаивал Ларри.

- Как?

- Предоставь это мне.

Ларри уставился на тлеющий кончик своей сигареты и задумался. Клара в это время рассказывала о своей дружбе со стариком Дасти, которым она восхищалась.

- Не знаю, почему старик Дасти так часто навещал меня. Мы сидели здесь или на веранде и болтали о разном. Наверное, он был очень одинок, как и я. Он часто подшучивал надо мной, но по-дружески. Например: "Клара, тебе нужен настоящий мужчина - муж, который мог бы позаботиться о тебе". Он часто говорил это.

- И был прав, - проворчал Ларри.

- Старик твердил, что собирается помочь мне. Я не понимала, что он имеет в виду, пока адвокат Милтон не прочел завещание.

- Клара, - вмешался Ларри. - Я кое-что придумал. Ты согласна действовать по моему плану?

- Какому? - встрепенулась она.

- Ты красивее многих техасских девушек, каких я видел но этого никто не замечает из-за твоей мужской одежды. Ты уже однажды пробовала ее сменить, но тогда ты не была к этому еще готова. Ты не знала, как ходить, как говорить по-женски. Они называли тебя неуклюжей? Ты такой и была. Положи ружье и слушай. Когда ты встретишься с этим Эдвардом, ты должна выглядеть по-женски и говорить соответственно. Помню, помню: ты пока не знаешь, как это делается. Но ведь ты можешь научиться! Пусть это займет немало времени, но ты должна научиться по-другому разговаривать. И женская одежда должна сидеть на тебе, как влитая.

У Стретча отвисла челюсть. Клара недоверчиво смотрела на Ларри.

- Приятель, - подал голос Стретч, - ты хочешь сказать, что сможешь обучить ее светским манерам и правилам ношения женских нарядов? Черт возьми! Это неприлично!

- Помолчи уж! - рассердился Ларри. - Ни черта ты не понимаешь.

- Подожди!.. - начала Клара.

- Это ты подожди минуту! - Ларри встал, обошел Клару кругом, его лицо помрачнело. - Мне никогда еще не приходилось устраивать взбучку женщине, шлепая ее по одному месту, но клянусь, я сделаю это! Черт возьми, Клара! Ведь я пытаюсь помочь тебе!

Стретч насторожился. Вряд ли Клара потерпит такое обхождение... Но она стерпела. Краска, бросившаяся ей в лицо, постепенно сошла.

- Ну хорошо, Ларри. Командуй.

Ларри сел.

- Скажи мне, какие у тебя отношения с местными женщинами?

- Так себе, - пожала плечами Клара. - Некоторые из них воротят носы, когда я появляюсь в городе. Другие распускают сплетни. Третьи - просто жалеют. Мне это не нравится. Я не люблю, когда меня жалеют. Я в этом не нуждаюсь.

- Ну что ж, - задумчиво произнес Ларри. - Я попробую. Попрошу их помочь.

- Как - помочь? - нахмурилась Клара.

- Кто-то ведь должен научить тебя светскому обхождению, - объяснил Ларри. - Это должна сделать женщина. К тому же тебе нужна красивая одежда...

- Женская?

- Конечно. И ее, естественно, тоже должна выбрать женщина.

- Но, черт возьми, Ларри! У меня не хватит денег на платье.

- Это не имеет значения. У нас со Стретчем есть деньги.

- Мне не нужна милостыня! Я не хочу...

- Еще слово, и я вздую тебя!

- Хорошо, Ларри. Командуй.

В ответ на жест Ларри Стретч затушил сигарету и встал. Они надели шляпы. Ларри похлопал Клару по плечу и сказал:

- Все будет хорошо, поверь.

- Но я не понимаю...

- Неужели я непонятно объяснил? - рассердился он. - Я собираюсь найти в Торрансе пару женщин, которые согласились бы тобой заняться. Мы превратим тебя в настоящую леди, которая сможет обворожить этого Брета Эдварда. Твоя изысканная речь и роскошные наряды сразят не одного мужчину. И, возможно, Брет Эдвард не станет исключением. Ты хочешь его? Ты его получишь. Я помогу тебе, и это не будет стоить тебе ни цента из состояния Дасти. Эдвард будет целовать тебе руки.

- О, Ларри! - ее глаза засветились. - Если бы это только могло случиться!..

- Ставка сделана! - воскликнул он.

- Слушай, приятель, - усомнился Стретч. - А вдруг ничего не получится?

- Мы можем проверить это только одним способом. Поехали обратно в город. Надо обойти всех респектабельных леди Торранса. Клара, ты приедешь в город после ленча, понятно? Мы будем ждать тебя.

- Хорошо. Где я смогу вас найти?

- Если мы сами не найдем тебя, - сказал Ларри, - то мы будем в отеле "Альянс".

- Хорошо, Ларри. Командуй.

Спускаясь по склону, они видели немало новоявленных женихов, и хотя их количество все же поуменьшилось, оптимисты все прибывали.

- Вскоре ружье Клары отпугнет их, - кисло предсказал Ларри.

- Ты думаешь, ни у кого из них нет шансов? - протянул Стретч.

- Нет. Нет - пока они мечтают о ста тысячах зелененьких.

Они остановились возле полудюжины соискателей.

- На вашем месте я бы не стал подходить ближе, - предупредил Стретч.

- Это может плохо кончиться, - коротко информировал их Ларри.

- Она не только стреляет, - растолковал Стретч. - Она начала ставить медвежьи капканы. Один парень уже сломал ногу. А еще один угодил в такой капкан головой. Он в ужасном состоянии, мы видели.

- Да. И еще - пять свежих могил позади дома, - сказал Ларри.

По дороге к городу Стретч обеспокоено сказал:

- Кажется, мы затеваем самое опасное из всех своих дел. Вот уж не мог подумать, что когда-нибудь мы займемся чем-нибудь таким. Мы, техасцы, собираемся учить женщину, как себя вести по-женски!

- Я же говорил, что мы не будем ее учить. Мы предоставим это женщинам.

- Где они, эти женщины?

- Успокойся. Я сам их найду.

В город они приехали в полдень. Ларри не терпелось начать поиски, но время завтрака уже давно прошло. Срочно требовалось подкрепиться. Поставив лошадей в конюшню, техасцы направились в центр города. И тут Ларри Валентина посетило вдохновение: можно же было одним выстрелом убить сразу двух зайцев!

Когда у них имелись деньги, приятели не отказывали себе ни в чем. "Торранс Хаус", самый респектабельный отель города, славился своей кухней, и его посещали наиболее изысканные дамы города. Этим и решил воспользоваться Ларри. Стретч, как обычно, последовал за ним.

Стоя в вестибюле, они заметили, как служащий в белом смокинге приглашал женщин в отдельную комнату. На вопрос Ларри служащий объяснил:

- Это Женский Комитет Усовершенствования. Ежемесячное собрание.

- Усовершенствования? - задумчиво повторил Ларри. - А кто они, амиго?

- Ну... - Служащий проводил взглядом очередную даму. - Вон та полная леди в шляпе с перьями - жена майора, миссис Харкнес. Она - президент комитета. Леди с рыжими волосами - учительница мисс Кора Певерли...

- А вон та, худая? - спросил Ларри.

- Харрит Бирч, жена священника, - сказал служащий. - Вы видите вон ту брюнетку в красном шелковом платье? Которая выглядит лет на тридцать? Я скажу вам кое-что, джентльмены. Ей почти пятьдесят! Это Мариета де Борж. Она владелица женского ателье "Салун Орлеанс", что на главной улице.

- А мы можем получить приглашение на это собрание? - спросил Ларри.

- Приглашение? - служащий удивленно посмотрел на них. - Вы оба хотите ворваться на собрание женского комитета?

- Мы бы хотели получить приглашение, а не врываться - обиделся Ларри.

- Друзья, еще ни один из мужчин Торранса не изъявил желания посетить эти собрания. Миссис Харкнес всегда говорила, что мужчины могут их посещать, но... Сидеть и слушать разговоры двух дюжин женщин9 Да от этого уши завянут. Нет, друзья. Никакой мужчина в здравом рассудке не...

- Ну, значит мы - психи, - пожал плечами Ларри. - Лучше посоветуй, как получить приглашение.

- Вам просто нужно войти туда.

- Спасибо, - поблагодарил Ларри. - Мы так и сделаем.

- Боже правый! - возопил Стретч. - Уж лучше бы я остался в Техасе.

Они сняли шляпы и, звеня шпорами, вошли в комнату под удивленными взглядами собрания прекраснейших женщин, какое когда-либо видел Стретч. Едва сдерживая волнение, он поклонился. Ларри бодро и со всем чувством ответственности заговорил:

- Простите нас, леди. Мы с другом - тоже сторонники усовершенствования. Если вы не возражаете, мы присоединимся к собранию.

Полсотни глаз удивленно смотрели на техасцев, смущенно переминавшихся с ноги на ногу. Все женщины, кроме президента, уже расселись за длинным столом. В комнате было еще несколько свободных стульев. Стоявшая возле дальнего конца стола миссис Харкнес прищурилась:

- Мы правильно вас поняли, джентльмены? Вы хотите принять участие в нашем собрании?

- Да, мэм, - подтвердил Ларри.

- Бог мой! - вздохнула дама с тройным подбородком. - Такого еще не бывало!

- Дамы, - улыбнулась миссис Харкнес, - давайте не будем смущать гостей. Закажем обед и начнем собрание. Как вас зовут, джентльмены?

- Валентин и Эмерсон, - сказал Ларри. - Моего друга вы можете называть просто Стретч.

- А его - Ларри, - предложил Стретч.

- Эти джентльмены хотят... - начала миссис Харкнес, нетерпеливым жестом предложив техасцам сесть. - Может, не будем терять время на голосование? Я думаю, мы все - "за".

Бродяги сели. Обед был подан, и некоторое время респектабельные жительницы Торранса были заняты изысканными блюдами. Впрочем, дамы нет-нет, да и отвлекались: они никогда не видели, чтобы еда так быстро исчезала с тарелок, как она исчезала с тарелок этих двух мужчин.

Дорис Герард, жена доктора, рассматривала бродяг с нескрываемым интересом.

- Ну, конечно, - вспомнила она. - Мне знакомы их имена! Ларри и Стретч техасские искатели приключений.

- Преступники? - заинтересовалась Харрит Бирч.

- Выглядят, как преступники, - высказала свое мнение маленькая леди. Может, позвать шерифа?

- Конечно, миссис Гимбл! - выпалила учительница.

- Успокойтесь, дамы, - улыбнулась жена доктора. - Наши гости имеют отличную репутацию - они всегда готовы пресечь беззаконие.

- Это правда? - спросила миссис Харкнес Ларри.

- Ну, - пожал плечами Ларри, - иногда нам, действительно, приходилось этим заниматься...

Он предпочел бы не распространяться. Журналисты и так создали приятелям славу, часто преувеличивая их заслуги, хотя техасцы в этом не нуждались.

- Дамы, мы не должны больше смущать наших гостей, - снова призвала миссис Харкнес.

Женщины снова занялись трапезой. После того, как был подан кофе, учительница Кора Певерли нацепила на нос пенсне и объявила:

- Через двадцать минут я должна вернуться к своим ученикам. Может быть, мы начнем собрание, мадам президент?

- Считаю собрание открытым, - объявила миссис Харкнес. - Сначала, я думаю, рассмотрим вопрос о необходимости ремонта церковной фисгармонии. Миссис Герард, ваш доклад.

Жена доктора поднялась и с извиняющейся улыбкой сказала:

- Боюсь, что в этом вопросе мы продвинулись недалеко. Как вы все знаете, ремонт будет стоить пятьдесят два доллара. Пока мы собрали всего двадцать восемь долларов и тридцать центов.

- Позор! - фыркнула маленькая леди. - Мужчинам города должно быть стыдно!

- Похоже, - нахмурилась миссис Харкнес, - наши мужчины предпочитают тратить деньги на вино и азартные игры, чем на реставрацию церковного органа.

- Мадам президент, - вздохнула мисс Певерли, - мы что-то должны предпринять. Фисгармония просто разваливается на части.

Воцарилось долгое молчание. Ларри решил не упускать свой шанс. Может ли он вмешаться? Миссис Харкнес заверяла, что они имеют все права.

- Ну что ж, - протянул он. - Сколько стоит новая фисгармония?

- На этот вопрос могу ответить я, - предложила миссис Певерли. - Я узнавала: новая фисгармония фирмы Бартоломея в Сент-Луисе стоит триста восемьдесят пять долларов.

- Больше, чем мы можем собрать, - вздохнула Дорис Герард.

- Может, мы чем-нибудь поможем?

- Вы? - оценивающе прищурилась миссис Харкнес.

- Будь осторожна, Абигейл, - предупредила маленькая леди. - Похоже, он хочет, чтобы мы отдали ему наши накопления.

- Мы обсудим любое ваше предложение, - храбро сказала миссис Харкнес.

- Давай, - Стретч подтолкнул приятеля, - выкладывай.

- Сейчас, - протянул Ларри. Он вытащил сигареты. - Вы не возражаете, если мы закурим?

Дамы не возражали.

Некоторое время женское собрание молча смотрело на закуривающих техасцев. Выпустив струйку дыма, Ларри вернулся к делу.

- Нам кое-что нужно, - объяснил он. - Можете назвать это помощью. Две из вас, мне кажется, могут справиться с этим без труда. Вы, мисс Кора. И дама, которая владеет женским ателье - как ее?..

- Вы имеете в виду мадам де Борж? - предположила миссис Харкнес.

- Я?! - улыбнулась француженка. - Он имел в виду меня?

- Дело вот какое, - сказал Ларри. - Вы все знаете мисс Клару Холли. И знаете, что ей нужно найти мужа в ближайшее время.

- Мы читали "Обсервер", - заверила миссис Харкнес.

- Я не вижу связи, - нахмурилась Дорис Герард, - между проблемой Клары и нашими проблемами. Я имею в виду ремонт фисгармонии.

- Я все объясню, - предложил Ларри. - Я дам деньги на новую фисгармонию, все триста восемьдесят пять долларов, если мисс Кора и другая дама помогут нам.

- Подарите новую фисгармонию?! - поразилась миссис Харкнес.

- Даю слово, - сказал Ларри. - Хотите, чтобы я расписку написал, пожалуйста.

- А что вы хотите от Мариэты и меня? - спросила мисс Певерли.

- Вы Клару знаете. Знаете, как она говорит и как выглядит. В расчете на ее капитал всякий был бы рад жениться на ней. Но она этого не хочет. Ей нравится один человек. Его имя я не буду раскрывать.

Он посмотрел на их лица, полные любопытства. Все эти знатные дамы, затаив дыхание, ловили каждое его слово.

- У Клары нет шанса привлечь внимание этого мужчины, пока она не изменится! Не усовершенствуется, так сказать. Вы - Комитет Усовершенствования. Выходит, я обращаюсь по адресу.

- Вы хотите усовершенствовать Клару? - переспросила мисс Певерли.

- Вы ведь учительница, мэм, - напомнил ей Ларри. - Думаю, вы справитесь.

- С чем это? - вызывающе спросила учительница.

- Вам нужно отвадить ее от грубых замашек. Конечно, нельзя за несколько недель сделать из нее светскую даму, но можно хотя бы научить ее самым элементарным вещам. В общем, нужно постараться сделать все возможное.

- Краткий курс хороших манер?

- Не такое уж невыполнимое задание, Кора, - заметила жена доктора. - Может быть, она окажется способной ученицей.

- Я попробую, - согласилась мисс Певерли.

- Вы можете начать сегодня? - спросил Ларри.

- В любое время после половины четвертого, - сказала мисс Певерли. Придется заниматься каждую свободную минуту. Я могу посещать мисс Холли на дому.

- Мсье, - улыбнулась француженка, - а что вы приготовили для меня?

- Ей нужны женские туалеты. Платья, шляпки - в общем, все. Этим вы и займетесь. Все расходы я оплачу.

- Ну, это просто, - пожала плечами мадам де Борж.

- Но это еще не все, - охладил ее Ларри. - Нужно не просто одеть ее. Научите ее правильно носить все эти наряды, правильно двигаться...

- Думаю, он имеет в виду грациозность, - подсказала миссис Харкнес.

- Это невозможно! - запротестовала мадам. - Я видела эту мадмуазель Холли. Она же неуклюжа, как... как лошадь!

- Надо попробовать, Мариэта, - убеждала мисс Певерли. - Можешь рассчитывать и на меня. Если мисс Холли не будет упрямиться, я уверена, что смогу привить ей кое-какие хорошие манеры. Но кто же, как не вы, научите ее грациозности и светским жестам? Вы, французы, тут - вне конкуренции.

- Мисс Мариэта... - Ларри послал француженке лучшую из своих улыбок. Клара не могла бы и мечтать о лучшем учителе.

Мадам де Борж смягчилась.

- Хорошо. Я все сделаю. Подберу великолепные платья, шляпки, чулки, косметику. Я постараюсь!

- А я все оплачу, - напомнил Ларри. - Но вы должны не только облачить ее в лучшие наряды. Мы хотим, чтобы Клара не чувствовала себя в них неловко.

- Конечно! - кивнула мадам многозначительно. - Я сделаю так, как вы хотите.

Глава пятая.

ПРЕВРАЩЕНИЕ В ДАМУ

Чуть позже, сидя на террасе и поджидая Клару, бродяги обсуждали план Ларри.

- Ты уверен, что не слишком много берешь на себя? - сомневался Стретч. - Я восхищаюсь Кларой, но давай посмотрим правде в лицо - ей очень далеко до этих дам.

- Посмотрим. Она может научиться.

- У мисс Коры и этой француженки?

- А что?

- Сомневаюсь, приятель. Потребуется много времени.

- У Клары его не так много, поэтому мисс Коре и француженке придется поторопиться.

- Зачем тебе все это нужно? Я до сих пор этого не понимаю.

- Черт возьми, ты прекрасно знаешь - зачем. Если этот Эдвард увидит новую Клару - возможно, потеряет голову. Он не простой парень, они называют его самым знатным в округе.

- И ты думаешь, он заинтересуется ею?

- Во всяком случае, не испугается ее вида. И я думаю что она ему понравится. Черт возьми, а кому она не понравится?

- Думаю, тут ты прав. Если ее приодеть и подучить, получится отличная девушка.

- Увидишь, - пообещал Ларри.

- Мне уже не терпится, - ухмыльнулся Стретч.

Ларри не сомневался, что богатый владелец ранчо Брокен Вил не заметит Клару, пока она не перевоплотится. К несчастью, этому прекрасному плану не суждено было осуществиться. Когда около двух часов Клара въехала в город, главная улица была переполнена народом. Клара явилась, как обычно, в клетчатой рубашке и голубых джинсах, с кольтом на левом боку. Мужчины, желавшие ее руки, высыпали отовсюду, из салунов и магазинов, им не терпелось испытать свое счастье. Они сватались наперебой, перебивая друг друга. Клара кричала, чтобы они пропустили ее, но поклонники не хотели ничего слышать.

- Черт возьми, - сказал Стретч. - Они окружили ее.

- Что ж, - вздохнул Ларри и встал, поигрывая мускулами. - Придется вмешаться. Чем раньше мы отведем ее к мисс Мариэте, тем раньше начнется ее учеба. Пошли.

Техасцы вышли на улицу, пробивая себе плечами дорогу сквозь толпу женихов. Какой-то служащий в очках повис на стременах лошади Клары, громко уговаривая ее.

- Я полюбил тебя с первого взгляда! Для меня нет женщины, кроме тебя!..

- Вамус, убирайтесь к дьяволу! - крикнула Клара.

Кулаком она двинула ему в ухо. Он затерялся в толпе, но остальные по-прежнему окружали Клару. Какой-то смуглый оптимист, отброшенный Ларри, вознамерился дать ему сдачи. Но Ларри пригнулся и ударил смуглолицего в живот. Тот со стоном повалился на землю. Толпа обступила Ларри и Стретча.

- Дьявол! - выругался Стретч. - Здесь не обойтись без динамита. Может, начать стрелять?

- Если мы поднимем стрельбу, - возразил Ларри, - можем оказаться в тюрьме. Оттуда мы не сможем помочь Кларе. Успокойся, Стретч.

- Я и так спокоен, - заверил Стретч, ударом остановив ополоумевшего поклонника, попытавшегося прорваться мимо него.

Казалось, назревала грандиозная потасовка. Но тут появился этот всадник. Ларри едва разглядел его: молодой, симпатичный парень с приятными чертами лица и темными волосами, в дорогом костюме. Для более подробного знакомства времени не хватало. Откуда было Ларри знать, что этот широкоплечий парень в дорогой одежде - никто иной, как сам Брет Эдвард.

Всадник осмотрелся. В общем, все было достаточно ясно: толпа городских грубиянов мешала проехать какому-то седоку.

- Вам помочь? - крикнул парень техасцам и, не дожидаясь ответа, добавил: Не беспокойтесь, моя лошадь не из пугливых.

Он направил свою широкогрудую лошадь сквозь толпу. Несколько поклонников поглупей пытались помешать всаднику, но копыта его лошади заставили их расступиться. Через минуту в центре площади остались только два всадника и двое техасцев.

Клара соскочила на землю, чтобы поднять шляпу, сбитую с ее головы слишком прытким ухажером, пытавшимся ее обнять. Всадник, ухмыльнувшись, посмотрел на рассыпавшиеся рыжие локоны и сказал техасцам:

- Неудивительно, что ваш друг вызвал такой переполох.

- Что вы имеете в виду? - вызывающе спросил Ларри.

- Длинноволосые мужчины всегда вызывают любопытство, - пожал плечами Брет Эдвард. - Возьмите, например, Бешенного Билла Хикока. Они отращивали свои волосы, чтобы привлекать внимание.

Клара выпрямилась, зло нахлобучила шляпу и, покраснев, бросилась на всадника. Ларри не успел ей помешать. Она схватила всадника за ногу, вырвала ее из стремени и толкнула. Всадник потерял равновесие, перелетел через лошадь и грохнулся на землю.

- Думай, прежде чем говорить! - неистовствовала Клара. От ярости ее голос был ниже, чем обычно, и немудрено, что всадник не разобрал, особой какого пола он атакован.

Брет вскочил и сжал кулаки:

- Ну хорошо, друг! Так-то ты ценишь услуги! Придется поучить тебя хорошим манерам.

Стретч похолодел, не зная, как разрядить довольно щекотливую ситуацию. Ларри втиснулся между Кларой и ее противником.

- Спокойней, мистер, - предупредил он Брета. - Вы не понимаете, что...

- Отойди! - приказал Брет Эдвард. - Я смогу проучить его. Мощной грудью меня не запугаешь!

- Это не мускулы, - встрял Стретч. - Это...

- Заткнись! - рявкнул Ларри.

Клара смутилась. Едва не заплакав, она повернулась противнику спиной и взялась за поводья.

- Убери руки! - рявкнул Брет, когда Ларри пытался удержать его.

- Успокойся, ты, дурень!

Ларри шепнул ему на ухо:

- Не можешь ведь ты драться с женщиной. Это неприлично.

Брет замер, пораженный.

- Это - женщина?

- Пусть тебя не обманывает ее одежда. Она действительно женщина.

- Никогда ничего подобного не видел, - прошептал Брет.

- Ты не можешь драться, - убеждал его Ларри.

- Уверяю тебя, незнакомец, - сказал фермер, - я никогда не дрался с женщинами и уверен, что никогда не буду.

Ларри отпустил его руки. Брет посмотрел на удаляющуюся Клару. Она вела коня под уздцы, Стретч шел рядом.

- И это - женщина?

- Я ведь сказал тебе.

- Она не из этого времени, - пылко высказался Брет.

- Как это?

- Не из нашего времени, - повторил Брет. - Амазонка. Что-то из других веков. Невероятно. Вот не думал, что такие еще существуют.

Он достал платок и вытер лоб.

- Хорошенькое дело! Мне нужно выпить... Спасибо, что удержал меня. Я ведь мог схватиться с ней и никогда бы не простил себе этого.

Взяв поводья, он с любопытством посмотрел на Ларри:

- Кому я обязан?

- Моя фамилия Валентин.

- Рад знакомству, - кивнул фермер, вскочив в седло. - Кажется, вы недавно в Торрансе?

- Совсем недавно.

- Хорошо, - сказал Брет. - Ты выглядишь, как человек, который знаком со скотом.

- Я из Техаса, - сообщил ему Ларри. - А фермерство пошло именно из Техаса.

Брет улыбнулся, обнажив ряд белых зубов

- Если будете искать работу, - предложил он, - обращайтесь ко мне. Моя фамилия Эдвард. Брет Эдвард. Я владелец ранчо Брокен Вил. Там всегда найдется работа для пары Добрых рук. Всего хорошего, Валентин.

- Всего хорошего, - вздохнул Ларри.

Он двинулся прочь, размышляя: "Вот невезуха! Случилось то, чего мы никак не ждали. Уж слишком рано ты увидел ее, Эдвард..."

Когда он догнал Стретча и Клару, Стретч сказал:

- Эй, приятель! Знаешь, что я тебе скажу...

- Не надо, - буркнул Ларри. - Я уже знаю.

- Это был он! - вздохнула Клара. - Он, которого я так люблю! А я все испортила... Но он так меня взбесил! Я хотела свернуть ему челюсть. Он смеялся надо мной!

- Успокойся, - приказал Ларри.

Они привязали лошадь возле лавки и устроили на крыльце короткое совещание.

- Ты ничего не испортила, - заявил Ларри. - Когда ты снова встретишься с Эдвардом в следующий раз, он... Он, может, даже не узнает тебя.

- Ты хочешь сказать?..

- Все уже решено, - объяснил он. - Прежде всего, мы отведем тебя к француженке, которая владеет ателье женской одежды. Она подберет тебе все необходимые наряды. Ты не будешь выглядеть неуклюжей, потому что она научит тебя правильно двигаться, ясно?

- Хорошо, - набычилась Клара. - Пусть попробует.

- Ты должна слушаться ее, - настаивал Ларри.

- Хорошо. Командуешь ты.

- Потом мы повезем тебя в школу. Учительница обучит тебя некоторым вещам. Сидеть среди детей ты не будешь. Она станет обучать тебя отдельно, ясно? Даже на дому.

- А как эти изысканные дамы согласились мне помогать?

- Я заключил с ними сделку. Не беспокойся, Клара. Все обговорено. Пошли.

Взяв техасцев под руки, она направилась с ними к ателье. У Мариэты в это время не было других посетителей. Она встретила гостей приветливой улыбкой. Француженка критически осмотрела полногрудую, рыжеволосую Клару.

- Я буду подобна скульптору, - сказала француженка. - Из сырой глины я буду творить красоту.

- О чем это она болтает? - спросила Клара.

- Не говори так, - попросил Стретч. - Это невежливо. Теперь ты должна говорить правильно.

- Ей нужны лучшие туалеты, - напомнил Ларри. - Не беспокойтесь об их цене. Я заплачу.

- Конечно, - Мариэта взяла метр и пальцем поманила хмурую Клару. - Пойдем, дорогая.

- Иди, Клара, - приказал Ларри. - Мы подождем тебя на улице.

- Это займет много времени, мсье, - предупредила Мариэта.

- Если мы захотим пить, - сказал Ларри, - мы будем в ближайшем баре. Но, когда мадам закончит, подожди нас. Мы вернемся за тобой. Делай так, как она скажет, ясно?

- Пойдем, - улыбнулась Мариэта. - Нам нужно снять мерки.

Она увела Клару в глубь лавки за портьеры. Выйдя на крыльцо, техасцы услышали первую команду француженки:

- Раздевайся!

Последовали протесты Клары, заглушаемые восклицаниями темпераментной француженки. Наконец, Мариэте удалось добиться своего. Несколько секунд спустя техасцы, сидя на крыльце, услышали восхищенный вскрик:

- Великолепно! Сорок дюймов!

- Похоже, им там весело, - сказал Стретч.

Ларри, закуривая, кивнул:

- Похоже.

- Сорок дюймов, - задумался Стретч. - Как ты думаешь, чем это так восхищается француженка?

- Похоже, она измеряла волосы Клары. Чтобы подобрать шляпку. И она никогда не видела раньше волос такой длины.

Следующие пятнадцать минут француженка то и дело Удивленно восклицала. Возбужденная Мариэта часто высказывалась на своем родном языке, и техасцы не могли понять причин ее очередного изумления.

Через четверть часа Мариэта вышла к ним. На лице ее играл румянец.

- Это невозможно! - выпалила она. - Со времен Моники Лефарди я не видела такого совершенства!

- Не могли бы вы объяснить понятнее? - попросил Ларри.

- Моника Лефарди! - выдохнула Мариэта. - Самая красивая женщина Парижа. Само совершенство! Она была так прекрасна, что мужчины готовы были идти на смерть ради нее. Из-за нее было десять дуэлей! С тех пор я не видела такой совершенной фигуры.

- Еще раз? - не понял Стретч.

- Я думаю, - сказал Ларри, - мэм имеет в виду фигуру Клары.

- Она блистательна! - Мариэта щелкнула пальцами. - Прекрасна! Лучше всех!

Она вернулась в ателье. Ларри посмотрел на Стретча. Стретч посмотрел на Ларри:

- Кажется, это надолго.

- Хочешь выпить?

- Еще как.

Ближайшим баром был бар Бакхорна. Несколько минут спустя они устроились за стойкой. Бармен приветливо предложил:

- Большим парням - большие кружки?

- Ты читаешь наши мысли, - ответил Ларри.

Они не дали бармену длинной передышки, опустошив кружки за считанные секунды. Он налил по новой и отошел к кассе, где разгорелся спор между хозяином бара и посетителем, в котором техасцы узнали Брета Эдварда.

Ларри искоса разглядывал его. Фермер облокотился о стойку, вежливо выслушивая советы владельца бара. Сейчас парень показался Ларри более симпатичным, чем при первой встрече. Одет дорого, но отнюдь не напоказ. Руки ухожены, но все-таки это - руки человека, который не боится тяжелой работы. Он был вежлив и обладал чувством юмора. Рост - около шести футов: значит, выше Клары, но не слишком. Довольно крупный, но вовсе не неуклюжий. Ларри был уверен, что мускулы у Брета - не так, себе.

Владелец бара, толстый весельчак, говорил с Бретом по-отечески:

- У тебя есть все, Брет. Твое богатство растет. У тебя есть деньги и здоровье. Есть хорошие друзья и великолепный дом. Остается жениться.

- Я тоже так думаю, Гас. Жениться я готов. Но только не на Ами Джайн Инграм.

- Дочь судьи Инграма - одна из самых прекрасных молодых леди.

- Да я и не критикую ее. И она мне нравится, Гас, поверь мне.

- Так женись на ней.

- Гас, - вздохнул Брег, - все не так просто, как ты думаешь. Ами Джайн девушка красивая, это точно. Но, черт возьми, на женщине женятся не только потому, что она нравится. Я хочу жениться один раз, Гас, но не на первой же женщине.

- Вы хотите чего-то особенного, мистер Эдвард? - спросил бармен. - Я понимаю вас. С вашим положением вы вправе ожидать чего-то большего.

- Никто из вас не понимает меня, - Брет отпил из своего стакана. - Я не хочу чего-то особенного. Меня даже не очень заботит ее внешность и происхождение.

- Ты снова за свое, - выразил недовольство владелец бара. - Мы уже не первый раз ведем этот разговор, а я не могу тебя понять.

- Пока пойми одно, - сказал Брет. - Мне нравится Ами Джайн, но я не люблю ее.

- Вся округа ожидает вашей свадьбы, - сказал Гас.

- К черту! - рявкнул Брет. - Я что, должен жениться только потому, что этого ждет округа? Я выберу девушку сам - или останусь холостяком.

- Ты уже не так молод, - предупредил Гас.

- Мне еще двадцать девять, - ответил Брет - Я уже не юнец, но и не дряхлый старик. Дай мне время, Гас. Не торопи меня.

Ларри выбрал момент, чтобы вмешаться.

- Правильно мыслишь, Эдвард. Подожди немного.

Брет приветствовал его кивком:

- Привет, Валентин.

- Это мой партнер, Стретч Эмерсон, - представил Ларри. - Стретч, познакомься с Бретом Эдвардом.

- Привет, - подал голос Стретч.

- Рад знакомству, - сказал Брет.

- А у вас что - богатый опыт по части женитьбы? - с вызовом спросил владелец бара.

- В некотором роде, - кивнул Ларри. - Мне доводилось пару раз этого избежать.

- Я советую Брету подыскать себе жену, пока его дела вдут хорошо, объяснил Гас. - Например, мисс Ами Джайн...

- ...которая ему не подходит, - закончил Ларри.

- Почему, черт побери?

- Он не хочет ее, вот почему, - сказал Ларри. - Жаль парня, который выберет себе не ту женщину. Стретч, ты помнишь, что случилось с Дули Джекетом?

- Конечно, - объявил Стретч, никогда не слышавши ни о каком Дули Джекете.

- Он вроде тебя, - сказал Ларри Брету.

- На самом деле?

- Абсолютно. У него богатая ферма в Дегасе - это Техас. Ему надоело быть холостяком. Только поэтому он связался... - Ларри с ходу выдумал и второе имя, - с Сарой Биглимир. Ты помнишь Сару, Стретч?

- Еще как, - подтвердил Стретч.- Разве можно забыть Сару Биглимир?

- До свадьбы она была лакомым кусочком, - продолжал Ларри. - Потом устроила ему настоящий ад.

- Это плохо, - согласился бармен.

- Хуже не бывает, - вздохнул Ларри. - Она резко изменилась. Знаете, какой она стала?

- Так оно и было, - кивнул Стретч.

- Бедняга Дули, - пригорюнился Ларри. - После шести месяцев он выпустил себе мозги.

- Выстрелом в голову, - пояснил Стретч.

- Не беспокойтесь, - взволнованно заерзал Брет. - Со мной ничего подобного не случится.

- Будь хитрее, - посоветовал Ларри. - Обожди! Возможно, пройдет не так много времени, и ты встретишь какую-нибудь особенную девушку. Может быть, тебе улыбнется удача, как Лерою Ланигану.

Впервые услышав о Лерое Ланигане, Стретч немедленно подтвердил:

- Отличный парень - старик Лерой.

- Везучий, - подчеркнул Ларри.

- Да, - согласился Стретч. - Везучий Лерой. Так мы все его и называли.

- После того, как он встретился с Фоби Онслоу, - сказал Ларри.

- Прекрасная старушка Фоби, - вздохнул Стретч.

- Что значит - "старушка"? - возразил Ларри. - Ей было только двадцать два. И она была прекраснейшей женщиной в Рангл Галс.

- Очень красива? - вежливо спросил Брет.

- Невероятно, - объявил Ларри. - Лерою давно хотелось жениться, но он не торопился.

- И он был рад тому, что не поторопился, - сказал Стретч, - после того, как встретил Фоби.

- Все желали Фоби, - мечтательно произнес Ларри, - но только одному мужчине посчастливилось заслужить ее внимание. И этим счастливчиком стал...

- Лерой Фланиган? - нетерпеливо закончил бармен.

- Браниган, - поправил Ларри.

- Ты говорил - Ланиган, - вмешался Брет.

- Какая разница? - вызывающе спросил Ларри. - Его имя было Лерой, и он стал счастливчиком, который заполучил Фоби. Однажды ночью он свалился с лошади и сломал ногу. Он приполз в дом Фоби. Лишь взглянув на него, она поняла: вот тот мужчина, который ей нужен. Как только его нога зажила, они пошли к священнику и обвенчались. Они едва знали друг друга, но это не помещало им. И сейчас они счастливейшая пара в Рангл Галс. Это случилось десять лет назад. Мы навещали Лероя, когда последний раз были в Техасе. И вы знаете, что я вам скажу? Десять лет и четверо детей совсем не изменили Фоби. Поэтому-то мы и называем Лероя счастливчиком.

- Это лишь подтверждает, - задумчиво сказал бармен, - что человек не знает, где и когда его ждет удача.

- Но лучше подождать, - уверял Ларри Брета. - Когда ты считаешь, что у тебя все есть, - значит, нужно подождать. Может, эта особенная девушка - уже за соседним холмом, за ближайшим деревом, за углом. Понимаешь меня, Эдвард?

- Валентин, - обрадовался Брет, - ты замечательный оратор. Я глубоко тронут всем, что ты рассказал. Скажу больше - я всем сердцем согласен с тобой.

- Спасибо. Не делай опрометчивых шагов, не обручайся с девушкой только потому, - он перевел взгляд на Гаса, - что вся округа ждет этого.

- Я совсем не собирался торопить Брета, - запротестовал Гас.

- Обо мне не беспокойся, - заверил Брет, опустошив свой стакан. - Думаю, я сразу узнаю ту девушку, когда встречу ее. Думаю, что не ошибусь. Всего хорошего, Вален тин. Спасибо за добрые слова.

- Не за что, - пожал плечами Ларри.

Брет ушел. Ларри и Стретч выхлебали еще по две кружки пива и не спеша вернулись в ателье. Когда они всходили на крыльцо, им навстречу вышла Мариэта, по-прежнему сильно возбужденная.

- Входите, мсье!

- Вы уже закончили?

- Готово! - выдохнула Мариэта и закатила глаза в знак величайшей усталости.

В ателье техасцы сняли шляпы... и замерли.

- Ну что, парни, - нахмурилась Клара, - я, наверное, выгляжу полной дурой?

- Мадмуазель! - одернула ее Мариэта.

- О, конечно, - опомнилась Клара. Она снисходительно улыбнулась: - Ну, так как вы меня находите, джентльмены?

- Боже правый! - выдохнул Стретч.

- Конец света, - пробормотал Ларри.

- Вуаля! - провозгласила Мариэта.

- Да прекратите таращиться на меня, парни, - насупилась Клара. - Как я выгляжу-то? Ну давай, Ларри, выскажись.

Глава шестая.

УБИЙЦЫ В ГОРОДЕ

Как она выглядела?

Ларри, продолжая таращиться на Клару, не мог найти подходящие слова. За его деньги Мариэта де Борж постаралась на славу. Ей не понадобилось много румян и помады: естественная красота Клары не нуждалась в косметике. Длинные рыжие волосы девушки были уложены в модную прическу, увенчанную шляпкой. На ней было зеленое платье, довольно простое, но элегантное. Простота платья лишь подчеркивала изящность Клариной фигуры.

Высокая грудь Клары ничуть не портила ее, прекрасно сочетаясь с тонкой талией, затянутой поясом. Красота груди была подчеркнута глубоким декольте.

- Она лучше, чем Лефарди, - восхищалась Мариэта. - Намного лучше! Невероятно! С такой фигурой было приятно работать. Никаких хлопот! Восхитительно!

Взгляд Ларри скользнул вниз.

- А ты в этих туфлях ходить сможешь?

- Смотри, - предложила Клара. - Мадама научила меня этому.

Мариэта тяжело вздохнула, схватившись за голову:

- Дорогая, никогда не называй меня так! "Мадама"! Мадам, а не "мадама"!

- А какая разница? - спросил Стретч.

- Какая разница? - переспросила Мариэта, садясь на стул. - Конечно, есть разница. В Париже вы бы узнали, в чем разница!

- Ну давай посмотрим, как ты ходишь, - приказал Ларри.

Клара, изящно покачивая бедрами и непринужденно покручивая зонтиком, прошлась до дверей и обратно. Лицо Стретча растянулось в ухмылке. Ларри тоже ухмыльнулся. Клара остановилась, выжидательно глядя на них.

- Вот так она меня и учила ходить. Мне это не очень нравится, но она говорит, что так ходят все леди. Ну, что скажешь, Ларри?

Ларри пылко сказал:

- Мне кажется, у тебя очень здорово получается. Как у настоящей дамы. Скажу больше - ты восхитительна, Клара.

- Я? - прищурилась Клара. - Неужели я похожа на даму?

- Ни один мужчина не сказал бы иначе, - пробормотал Ларри. - А если скажет, я сверну ему челюсть.

Клара показала на толстый журнал, лежащий на прилавке.

- Там целая куча картинок, Ларри. Всякие разные женские туалеты. Она говорит, что они мне необходимы. Но мне кажется, больно дорого это тебе обойдется.

- Чепуха, - Ларри улыбнулся Мариэте. - Я заплачу прямо сейчас, и наличными. В следующий раз, когда Клара будет в городе, вы научите ее еще чему-нибудь. Хорошо?

- Как хотите, мсье Валентин, - улыбнулась Мариэта.

- Куда теперь? - спросила Клара.

- В школу идти рановато, - сказал Ларри, - так что немного прогуляемся по главной улице, и у тебя будет возможность попрактиковаться. Не вздумай подходить к своей лошади. Когда придет время ехать домой, мы спрячем все твои наряды в седельные сумки.

- Почему ты должен тратить свои деньги? - запротестовала Клара.

- Ерунда, - заверил ее Ларри. - Такая девушка, как ты, заслуживает нескольких нарядов.

Он расплатился с мадам де Борж. Стретч сгреб под мышку все туалеты. Они направились к двери. Клара взяла Ларри под руку, и он дал ей последние инструкции:

- Главное - не нервничай, что бы ни случилось. Скорее всего, многие тебя даже не узнают. В общем, будь спокойной, улыбайся. Но помалкивай в тряпочку.

- Я не должна раскрывать рта? - нахмурилась она.

- Пока мисс Кора не научит тебя изысканной речи, - кивнул Ларри.

- Помни, - предупредила Мариэта, - Когда мадмуазель спускается по ступенькам, она должна приподнимать подол, но не слишком высоко. Будь благоразумна, понятно?

- Я попытаюсь, - пообещала Клара.

- Готова? - спросил Ларри.

- Готова, - кивнула Клара.

Они спустились с крыльца и направились вверх по улице. Техасцы старались тоже выглядеть более галантными, согласно ситуации. Клара, казалось, вошла в свою новую роль и шла непринужденно, равнодушно улыбаясь.

Они медленно прогуливались по улице. Некоторые жители удивленно таращили глаза, узнав в этой красавице Клару. Такой Клару они еще никогда не видели. Разговоров о подобном событии должно было хватить всему Торрансу надолго.

Ремесленники и ковбои высыпали из баров, бросив даже свои стаканы. И замирали, как статуи, - с глазами на лбу и с отвисшими челюстями. Их жены собирались в стайки и, подозрительно глядя вслед Кларе, возбужденно перешептывались.

Троица следовала под удивленные возгласы и присвисты. Один особо впечатлительный субъект чуть не вывалился из окна отеля "Альянс", завидев Клару. А когда она прошла мимо окна, и ему пришлось полюбоваться на нее сзади, он так засмотрелся, что все-таки потерял равновесие и, считая на лету сучья деревьев, с грохотом шмякнулся о землю.

Были и другие несчастные случаи. Погонщик повозки следовавшей по главной улице, зазевался из-за Клары, слишком резко повернул повозку, чтобы не упустить из виду чудное видение, и зацепил колесом столб, к которому привязывали лошадей. Колесо разломилось, а повозка встала так резко, что погонщик врезался носом в землю. Когда горожане подбежали, чтобы помочь ему, он с вытаращенными глазами спросил:

- Это кто? Откуда?

Несколько минут спустя цирюльник Дэн Манди лишился посетителя. Когда троица дефилировала мимо парикмахерской, цирюльник точил бритву, чтобы приступить к бритью одного из своих постоянных клиентов. Уголком глаза Манди заметил Клару. С этого момента он потерял над собой контроль. Он продолжал точить бритву, но его взгляд был устремлен на улицу. Заждавшийся клиент с нетерпением сбросил с себя полотенце и простыню, выкарабкался из кресла и схватил свою шляпу с курткой.

- Дэн, - нахмурился он, - можешь больше не точить бритву. К счастью, я передумал бриться сегодня, я не хочу, чтобы ты перерезал мне глотку.

Манди растерянно посмотрел вниз. На полу валялись порезанные куски ремня, о который он точил свое орудие. Повернувшийся было к выходу посетитель бросил взгляд в окно и замер, вытаращив глаза.

- Видишь? - выдохнул Манди.

- Вижу! - ахнул непобритый клиент. - Не верю!

Он вышел на улицу и, как лунатик, пошел за техасцами, чтобы насладиться невероятной красотой рыжеволосой девушки. Под мышкой он тащил свою куртку и шляпу, его лицо было по-прежнему в пене.

Когда пришло время идти в школу, Ларри был удовлетворен фурором, который произвела в городе Клара.

- Ты великолепна, - заверил он. - Ну, как тебе в новой одежде?

- Никогда не чувствовала себя лучше, - призналась Клара. - И вовсе это не трудно - носить женские наряды, Ларри.

- В одном-то ты точно должна быть уверена, - усмехнулся Стретч. - Ты вовсе не выглядела неуклюжей.

Он посмотрел через плечо. Они шли по боковой улочке, ведущей к школе.

- Послушай, приятель. Оказывается, мы не одни.

- А то я не знаю!

Они остановились. Ларри и Стретч с вызовом повернулись к шедшей за ними толпе. Во время их прогулки по городу несколько зевак неотступно тащились за техасцами на приличном расстоянии. Теперь их собралось уже человек сорок-пятьдесят мужчин - от семнадцати до семидесяти, с голодными взглядами. Зеваки затормозили в пятнадцати ярдах от решительно настроенных бродяг. Один тип средних лет приподнял шляпу и сказал:

- Эй, техасцы, сделайте одолжение: представьте нас даме.

- Всему свое время, мальчики, - растягивая слова, ответствовал Ларри. - А теперь дуйте, откуда пришли. Невежливо так преследовать даму.

Он погладил ладонью рукоятку револьвера. Толпа, поколебавшись, начала расходиться. Клара задумчиво пробормотала:

- Они не смеялись...

- Конечно, нет, - подтвердил Стретч. - Какое там смеяться? Да у них глаза на лоб повылазили.

- Я все время высматривала Брета, - призналась Клара.

- Ты так и не видела его? - нетерпеливо спросил Ларри.

- Нет. Думаю, он меня тоже не видел, и я зря старалась.

- Какая разница, - успокоил ее Ларри. - У тебя еще достаточно времени.

Лишь волей случая владелец Брокен Вил не заметил перевоплотившуюся Клару: в это время он разговаривал со своим банкиром в кабинете филиала Национального банка.

Техасцы прибыли в школу через пять минут после того, как Кора распустила своих учеников по домам. Учительница поджидала их в дверях. Преодолев неловкость, Клара почувствовала симпатию к мисс Певерли.

- Это будет не очень сложно, моя дорогая, - пообещала Кора, провожая Клару в комнату. - Вы будете удивлены, когда узнаете, что многому можно научиться за короткое время. Какое у вас великолепное платье!

- Вам нравится? - спросил Ларри.

- Оно очень к лицу такой красивой девушке, - улыбнулась Кора.

- Я уже кое-чему научилась, - объяснила Клара. - Мадам была так любезна, что подобрала мне великолепные туалеты и белье.

- Дорогая! - рассердилась Кора. - Нельзя говорить о таких вещах в присутствии мужчин.

- Оставайся с мисс Корой, - приказал Ларри. - Мы будем поджидать тебя во дворе.

Бродяги вышли. Вернувшись в конюшню, они оседлали своих лошадей. Наряды Клары Ларри запихал в седельные сумки. Потом они неторопливо вернулись к школе. Покуривая, приятели ждали, когда закончится первый урок светских манер.

Позже, когда они все вместе ехали в сторону дома Клары, она возбужденно рассказывала:

- Я многое узнала от мисс Коры. Она очень приветлива.

- Обучаться - оно ведь того... не так плохо, а? - предположил Ларри.

- Ты неправильно говоришь, - укорила Клара. - Мисс Кора говорит, что это безграмотно.

- Ну извини, - ухмыльнулся Ларри.

- Я уже могу правильно написать свое имя, - похвасталась она. - Все оказалось не так уж сложно. Кое-что я сразу запомнила. Вот, например...

Она грациозно повернулась к Ларри, слегка наклонив голову:

- Как ваши дела, мистер Валентин? Рада встрече с вами.

- Я тоже, - мрачно подыграл он.

- Ну и как? - спросила она вызывающе, снова обернувшись той Кларой, которая знала лишь рубахи и джинсы.

- Замечательно, - заверил он.

- Она еще кое-чему меня научила. "Садитесь, пожалуйста, мистер Валентин. Я плесну вам немного кофе..."

- Ты уверена, что она учила тебя именно так?

- Сейчас вспомню... Нет, надо вот как: "Садитесь, пожалуйста, мистер Валентин. Не хотите ли чашечку кофе?"

- Так-то лучше, - кивнул Ларри.

- Но смогу ли я ввести в заблуждение Брета? - засомневалась Клара.

- Придет время, - проворчал Ларри, - и тебе вовсе не надо будет притворяться. Он увидит тебя такую, как ты есть: настоящую Клару Холли.

Доехав до Клариного дома, они перетащили наряды в гостиную и пожелали девушке всего хорошего. У нее еще осталось время до ночи, чтобы повторить все, чему научили ее мадам де Борж и мисс Певерли.

- До завтра, - сказал ей Ларри. - Мне еще нужно подумать, как лучше устроить твою встречу с Бретом Эдвардом.

Стоя в дверях, она смотрела, как Ларри вскочил в седло. Стретч на прощание улыбнулся и помахал ей шляпой. Ее сердце было переполнено благодарностью к этим замечательным парням. В одно мгновение двое бродяг перевернули всю ее жизнь.

- Не знаю, что и сказать вам, парни, - пробормотала она. - Я хочу выразить вам свою благодарность, да слов подходящих найти не могу.

- Просто скажи нам "спасибо", - предложил Ларри. - Но не сейчас, а когда все уладится и ты получишь наследство. А пока делай все, что я тебе говорю, ясно?

- Ясно.

Когда они скрылись из виду, Клара заторопилась в дом: ей не терпелось рассмотреть и примерить каждый предмет туалета, который подобрала ей мадам де Борж. Она была поглощена этим занятием, когда новая партия холостяков Торранса осадила дом. Предупрежденные и напуганные поклонники не приближались теперь ближе, чем на ружейный выстрел. Один из них явился с гитарой: видимо собирался завоевать сердце Клары серенадами. У другого была заготовлена речь. Они пытались переорать друг друга.

Несколько секунд Клара терпела, потом появилась на крыльце в новом наряде - черном кружевном платье и шляпе, украшенной перьями, - и с ружьем в руках. При ее появлении раздались страстные вопли:

- Да это же она, Клара Холли! Как настоящая женщина!

Они умолкли, когда она подняла ружье:

- Катитесь отсюда! Первый же кретин, который сделает шаг вперед, получит пулю!

Пока они заворачивали оглобли, она подумала: "Я неправильно говорю. Как учила меня мисс Кора? Я должна была бы сказать так: "Прекратите, ради Бога, и оставьте женщину в покое" или что-нибудь в этом роде. Ну ничего, я научусь! Я буду зубами грызть эту науку. Все равно научусь, так и Ларри считает".

В этот же день, в три часа пополудни, в Торранс прибыл поезд. Пятеро незнакомцев, вида весьма подозрительного, вышли из вагона, подхватили свой багаж и влились в поток пассажиров, сошедших с поезда.

Силки Ранс подыскивал приличную гостиницу, в то время как Ролло Станфорд искоса разглядывал горожан, проходивших мимо, и обдумывал странное завещание своего родственника.

Обратясь к Геллеру и Кловису, он сказал:

- Старик никогда не заботился о моем существовании. У нас не было ничего общего.

- Поэтому-то тебе и приходилось потеть, чего не делал старик Дасти, съязвил Геллер.

- Откуда мне было знать, что он разбогатеет? - нахмурился Станфорд. Иначе я давно был бы с ним и изображал любящего племянника. Тогда бы он завещал все свое состояние мне без всяких проволочек. Не пришлось бы и связываться с этой ненормальной.

Ранс решил не останавливаться в лучшем отеле, чтобы не привлекать лишнего внимания. В таких городах с подозрением относились к людям, швырявшим деньги на ветер. В то же время ему отнюдь не хотелось сидеть в какой-нибудь вонючей дыре вроде ночлежки Даффи в Ивансуорсе.

- Этот - не слишком дорогой, - уверил он, когда они подошли к отелю "Альянс", - и не слишком дешевый. Что-то среднее. Как раз что нам нужно.

- Выглядит неплохо, - осмотрелся Геллер.

- Остановимся здесь, - решил Ранс. И с холодной усмешкой добавил: - Потом займемся делом.

Они разместились на втором этаже в двух смежных комнатах, соединенных коридором. Служащий весьма расторопно выполнил заказ, и не успели они распаковать вещи, как им доставили любимый ликер Ранса. Они откупорили бутылки и наполнили стаканы. Ранс запер дверь, закурил сигару и вытер платком пот со лба.

- Для начала, - нахмурился он, - соберем сведения. Сами знаете - какие. Задавать много вопросов не надо, иначе люди вас приметят. Город еще не успокоился с тех пор, как Узнал о состоянии старика Дасти и его бредовом завещании, об этом ходит много разговоров. Нужно только навострить уши. Требуется узнать, где живет девчонка, как туда пройти, Добивается ли кто-нибудь ее руки и тому подобное.

- Не забудь священников, - ухмыльнулся Станфорд.

- Я никогда ничего не забываю, - огрызнулся Ранс. Он кивнул Рикардо. Ник, это разведаешь ты. Священники, судьи - все, кто занимается брачными церемониями. Я хочу знать их имена и адреса.

- Будет сделано.

- К тому же понадобится описание внешности этой девчонки. В газете не было ее фотографии, но...

- Возможно, она вообще никогда не фотографировалась, - подсказал Станфорд. - Судя по тому, что ее называют отшельницей и дикаркой, она вряд ли из тех, с кого пишут портреты.

- У каждой женщины есть самолюбие, - возразил Ранс. - Даже у такой ненормальной, как Клара Холли. Я допускаю, что она никогда не фотографировалась, но мы должны проверить все. Хуб, если в городе есть фотоателье, ты должен проверить их.

- Хорошо, - кивнул Кловис.

- Теперь ты, Марти, - сказал Ранс. - Я хочу, чтобы ты отправился со Станфордом. Как только он допьет ликер, он пойдет к адвокату Милтону... так, кажется, его имя? - и заявит свои права на наследство. Ты будешь с ним.

- Ты не доверяешь мне, Силки? - спросил Станфорд.

- Конечно. Допивайте, и за работу. Встретимся за ужином.

Как обычно, подручные Ранса беспрекословно приступили к выполнению приказов. Большая часть информации была собрана ими еще до захода солнца. Завещание старика Дасти было по-прежнему одной из главных тем для городских сплетен, да и редактор Койн прикладывал немало усилий, чтобы она не иссякла. В каждом номере "Обсервер" содержался очередной рапорт о популярности Клары Холли со всеми подробностями и полным списком добивавшихся ее джентльменов.

В половине пятого Брет Эдвард покинул город и направился к ранчо Брокен Вил. Как ни смешно, но до него не дошли слухи о фуроре, который произвела в городе Клара. Он ничего не знал о перевоплощении девушки с гор Гатри. Сейчас его голова была занята перегоном скота: железная дорога Торранса не имела возможности перевозить скот, поэтому стада по-прежнему перегоняли в Форт фонтана, где находился железнодорожный узел.

А Ранс и его компаньоны собрались вечером в столовой отеля "Альянс". Так случилось, что Стретч и Ларри ужинали на этот раз не в отеле, а в баре Бакхорна, и им не представился случай заметить подозрительных незнакомцев.

После ужина заговорщики собрались в комнате, чтобы изложить Рансу все услышанное. Станфорд доложил, что он заявил свое право на наследство адвокату Милтону и может получить свою тысячу долларов в течение следующих сорока восьми часов.

- Когда получишь, - сказал ему Ранс, - оставишь себе четверть, а остальные отдашь мне.

- Ты заберешь семьсот пятьдесят долларов? - насупился Станфорд.

- Работа стоит денег. А что, есть возражения?

- Делай, как знаешь, - пожал плечами Станфорд.

- Она еще не обручена, Силки, - доложил Геллер, - но вокруг нее увивается целый рой поклонников.

- Они толпами ходят в горы, чтобы посвататься, - дополнил Кловис. - И знаешь что? Она отпугивает их ружьем!

- Ник?

- В городе их всего трое, - сказал Рикардо. - Два священника и судья по имени Инграм. Если хочешь, могу нарисовать план их домов.

- Нам придется держать под наблюдением около полудюжины мест, - проворчал Ранс.

- А как сделать, чтобы она не могла из города уехать? - спросил Станфорд. - Она может ускользнуть, выйти замуж за какого-нибудь проходимца.

- Он прав, - сказал Геллер.

- Она ведь может выйти замуж в любое время, Силки, согласился Кловис.

- Не сможет, если я помешаю ей, - заверил их Ранс.

- Есть один верный способ, - предложил Кловис. -Дайте мне винчестер, и она никогда не выйдет замуж. Понадобится только одна пуля, Силки.

- А как ты узнаешь ее, если увидишь?

- Я не зря заходил в фотоателье Хипуорса. Он фотограф. Мы поговорили, и он рассказал, как однажды, месяцев восемь назад, сфотографировал ее. Она не забрала фото и не заплатила за него.

- Тебе удалось добыть фото? - нетерпеливо спросил Ранс.

- Раз плюнуть. Я сказал, будто хочу попытать счастья и посвататься к ней. Я заплатил ему доллар.

- Покажи.

Кловис достал из кармана фотографию. Они собрались в кружок, чтобы рассмотреть свирепую физиономию Клары Холли. Снимали ее анфас. Случайно Клара оказалась в этот момент без шляпы, и длинные рыжие волосы рассыпались по ее плечам. Глаза дико вытаращены, на лице - ни тени улыбки.

- Так это она? - спросил Рикардо.

- Смотреть не на что, - пожал плечами Станфорд.

- Странная женщина, - язвительно заметил Геллер.

- Очень странная, Марти, - согласился Ранс. - И все-таки она стоит между нами и состоянием.

- Вот и нужно ее убрать, - выразил свое мнение Кловис.

- Хочешь этим заняться, Хуб? - спросил Ранс.

- Я уже все обдумал.

- Хорошо. Я слушаю тебя.

- Она живет одна. Мне не составило труда найти ее лачугу. Завтра я пошарю там еще и попробую найти подходы к дому. Вечером я все и сделаю. Когда наступит темнота, она включит свет, и я без труда ухлопаю ее. Ну, что скажешь, Силки?

- Нам надо действовать наверняка: слишком уж велика ставка. Она не должна улизнуть из города.

- Может, она уже улепетывает, - предупредил Станфорд.

- Не думаю, - сказал Рикардо.

- Если у тебя есть, что сказать, - растягивая слова, сказал Ранс, - то выкладывай.

- По-моему, это важно, - усмехнулся Рикардо. - Я слышал разговор двух женщин. Одна из них учительница.

- Учительница? - удивился Геллер.

- Точно, - кивнул Рикардо. - И она рассказывала другой женщине, что дает уроки этой Холли. Учит ее речи и письму. Говорила, что понадобится несколько недель, чтобы обучить эту дикарку. Как ты думаешь, уедет ли она в ближайшие дни? Нет. Сдается мне, что никуда она не денется.

Ране наградил отпетого убийцу ухмылкой.

- Вот это, - сказал он остальным, - называется полезной информацией. Все сразу ясно. Эта Холли хочет усовершенствоваться.

- Напрасно теряет время, - зло съязвил Геллер. - Ей лучше заказать гроб и кусок земли на холмах.

- Утихни, - посоветовал Ранс. - Главное - она не уедет.

- Но ведь она может в любой момент выскочить замуж, Силки, - напомнил Станфорд.

- Думаю, она не успеет обзавестись мужем до завтрашней ночи. Потом он ей уже не понадобится. Давай, Хуб. Займись этим.

Станфорд нервно посмотрел на будущего убийцу:

- Ты уверен, что справишься, Кловис? Уверен, что у тебя поднимется рука?

- Ты что, испугался, Станфорд? - съязвил Ранс.

- Избавиться от нее нужно. На этот счет не может быть сомнений. Только... - Станфорд чувствовал себя неловко. - Для этого нужно много хладнокровия. Убить женщину...

- Не дергайся, - прикрикнул Геллер. - Не заставляет же Силки делать это тебя.

- Завтра ночью, Хуб, - сказал Ранс. - Выбери подходящий момент.

- Это будет несложно, - заверил Кловис. - Мне уже не раз приходилось заниматься подобным. Одна пуля - и все.

Вот так и было запланировано убийство. Внутренне Станфорд противился этому, но недолго. Вскоре им вновь овладела безудержная жажда наживы.

Глава седьмая.

НОЧНОЙ СНАЙПЕР

Утром следующего дня Ларри был готов продолжать воплощение своего плана, пылко одобренного Кларой.

- Может, это и немного подленько, - заключила она, - но я согласна. Так или иначе, но я должна добиться его внимания.

- Что случилось? - спросил Стретч. - Или красавчик Брет не будет сегодня в городе?

- Сегодня суббота, - напомнил ему Ларри. - Все фермеры съезжаются в город по субботам.

- Но ведь он был там вчера, - возразил Стретч.

- Он волен приезжать хоть каждый день, - заверил Ларри. - Не забывай, что он не наемный работник. Он владелец Брокен Вил.

- Надеюсь, что он будет в городе сегодня! - крикнула Клара. Кричать ей приходилось потому, что бродяги, оседла" для Клары лошадь, поджидали на улице свою протеже, одевавшуюся в спальне. Ларри настоял, чтобы она надела лучший наряд.

- Ты думаешь, это сработает? - спросил Стретч. - Я имею в виду, клюнет ли такой парень, как Эдвард, на тряпки?

- Клюнет, - заверил Ларри. И крикнул:

- Клара! Ты скоро?

- Щас! Верней, сейчас.

- Ты не должна забываться. Говори, как настоящая леди, - пожурил ее Ларри.

- Я помню, - пообещала она, выходя на крыльцо.

Техасцы почтительно сняли шляпы. Клара стояла, изящно отставив ножку и мило улыбаясь. Рыжие волосы, ниспадавшие на плечи, переливались на солнце. Она слегка воспользовалась румянами и помадой, так, как научила ее Мариэта де Борж. На ней была белоснежная блузка, заправленная в темно-зеленую юбку для верховой езды до колен длиной, на ногах - новые сверкающие сапожки. Она выглядела великолепно, это признали даже критичные техасцы.

Стретч удивленно присвистнул. Потом они с Ларри присвистнули хором. Клара удовлетворенно заметила:

- Полагаю, это значит, что все о'кей.

- Никогда не видел ничего подобного, - объявил Ларри.

Он помог ей взобраться на лошадь. Взяв поводья, она плутовато улыбнулась:

- Ну что, парни, поехали?

- Ты снова за свое? - упрекнул Ларри.

- Я хотела сказать: поехали, джентльмены.

- Так-то лучше, - одобрил Ларри.

Он вскочил в седло, и они направились вниз по склону. По пути им не встретился ни один из Клариных поклонников, но Ларри объяснил это лишь ранним временем; к полудню оптимисты вновь соберутся у дома Клары в надежде завоевать ее сердце.

Спустившись к подножию гор, они направились к ранчо Брокен Вил. Перекрикивая топот копыт, Стретч предупредил:

- Мы прокатимся зря, если Эдвард уже в городе.

- Не стони, - ответил Ларри.

Через четверть часа они достигли деревянной ограды ранчо. Ларри осмотрел местность в бинокль и увидел трех всадников, направлявшихся в сторону города. Настроив фокус он разглядел: ковбои, хозяина среди них нет.

Прошло десять минут, когда он заметил одинокого всадника. Лошадь показалась ему знакомой. Ларри снова взялся за бинокль.

- Это он, - объявил Ларри. - Эдвард направляется к городу.

- Мне пора! - взволновалась Клара.

- У тебя есть еще минут пять, - нахмурился Ларри. - Будь спокойней. Если он поймет, что ты готовишь ему ловушку, может не клюнуть.

- Я сделаю все, как ты говорил.

- После этого, - напомнил ей Ларри, - поезжай домой. Может быть, он последует за тобой. А может, и нет. Если нет - не падай духом. Это лишь начало игры. Достаточно пока лишь заинтересовать его, понятно?

- Понятно.

- Мисс Кора предложила поехать с нами завтра, после молитвы, - предупредил Ларри. - Она продолжит уроки у тебя дома.

Он некоторое время наблюдал за Бретом.

- Пора, - решил он. - Скоро он выедет на дорогу. Прямо в твою ловушку, Клара.

- Удачи тебе, - сказал Стретч.

- Увидимся, парни! - подмигнула Клара, поворачивая лошадь.

- Ты опять за свое? - рассердился Ларри.

Обернувшись, она крикнула:

- Рада буду встретиться с вами снова, джентльмены. До завтра!

Ухмыляясь, бродяги посмотрели вслед Кларе, которой предстояло сыграть роль приманки. Стретч, восхищенный изобретательностью приятеля, спросил:

- А тебе не стыдно за то, что ты делаешь? Подумай о бедном красавчике Брете Эдварде. Он даже не представляет себе, что его ждет через несколько минут.

- Когда-нибудь Эдвард поблагодарит меня за это, - заверил Ларри.

- Посмотрим.

- Ему повезло, что она полюбила его.

Некоторое время спустя Брет Эдвард выехал на дорогу, ведущую в город, и, перекинув ногу через седло, стал скручивать сигарету. Табак и папиросная бумага выпали из его рук, когда он услышал крик. Брет резко обернулся. К крику прибавился бешеный топот лошадиных копыт. Из-за поворота дороги навстречу ему неслась лошадь. Всадник из последних сил цеплялся за поводья.

- Помогите! - закричала Клара, когда ее лошадь промчалась мимо Брета. Она взбесилась! Я не могу ее остановить!

Брет ударил свою лошадь по бокам, она рванулась с места и через сотню ярдов развила такую скорость, что расстояние между лошадьми стало быстро сокращаться. Техасцы следили за этой гонкой из-за ближнего холма.

- Никогда не видел, чтобы женщина так ловко управлялась с лошадью, отметил Стретч.

- Эдвард тоже не новичок.

- Хорошая у него лошадь. Скоро он догонит Клару.

- Вот и хорошо, - сказал Ларри.

Скоро лошадь Брета действительно настигла гнедую Клары. Они мчались бок о бок, когда Брет перегнулся через седло, правой рукой обхватил Клару за талию и сердито приказал:

- Вынь ноги из стремян!

Она повиновалась. Брет крепче сжал ее талию, левой рукой натянув поводья. Его лошадь встала как вкопанная, а Кларина помчалась дальше без седока. Вися на руке своего спасителя, девушка смущенно пробормотала слова благодарности. Брет осторожно опустил ее на землю, торопливо спрыгнул сам и снял свою шляпу. Не будучи многословным, он вдруг начал длинную речь.

- Спасибо, - вздохнула Клара, положив руки ему на плечи. - Я никогда не забуду этого.

Она говорила в точности все, что ей говорил Ларри, ничего лишнего.

- Рад был помочь вам, мэм... - начал Брет.

Тут она прервала его - но жестом, о котором Ларри Валентин ничего не говорил. Клара обвила его шею руками и, встав на носочки, страстно поцеловала. Потом, отпрянув от оторопевшего Брета, побежала и скрылась из виду за поворотом дороги.

Брет остался стоять, растерянно моргая. За это время Клара отдалилась от своего спасителя на приличное расстояние. Она без труда подозвала свою лошадь, которую сама вырастила из жеребенка.

Когда к Брету подъехали техасцы, он все еще стоял на том же месте и никак не мог прийти в себя.

- Привет, Эдвард, - сказал Ларри. - Ты что тут делаешь? Охотишься?

Почти шепотом Брет спросил:

- Вы ее видели?

- Кого? - спросил Ларри.

- Она была прекрасна, - восхитился Брет. - Необыкновенно прекрасна. Я никогда не видел подобной женщины. Богиня! Рыжеволосая богиня!

- Амиго... - посмотрел укоризненно Стретч, - ты не набрался часом?

- Это не пьяный бред, если ты это имеешь в виду, - нахмурился Брет. - Она была настоящая.

Закрыв глаза, он вздохнул:

- Да. Настоящая.

- Кажется, он не в себе, - усомнился Стретч.

- Точно, - подтвердил Ларри.

- Ее лошадь взбесилась, - пытался объяснить Брет то ли им, то ли себе самому. - Она была в опасности, и я помог ей. Она вытащила меня из седла...

Он покачал головой.

- То есть нет. Это я вытащил ее из седла. И потом она сказала, что я никогда не забуду ее... вернее, она не забудет меня.

- У него язык заплетается, - заметил Стретч.

- Точно, - согласился Ларри.

- Потом я поцеловал ее, - нахмурился Брет.

- Прелестно, - сказал Стретч.

- Она поцеловала меня, - тут же поправился Брет. - Я растерялся...

- О, да, - кивнул Ларри. - Это мы заметили.

- Фантастика! - Брет снова бросил растерянный взгляд в сторону поворота. Я уверен, что никогда не видел ее раньше. И все-таки в ней есть что-то знакомое. Я должен ее найти. Не успокоюсь, пока не узнаю, кто она и откуда...

- Мы едем в Торранс. Можешь присоединиться к нам, амиго, - предложил Ларри. - Тебе, кажется, не помешает пропустить стаканчик.

- Я и так, будто пьяный, - признался Брет.

- Что скажешь, приятель? - спросил Стретч. - Как думаешь: он на самом деле видел женщину?

- Во всяком случае что-то он точно видел, - вступился Ларри за Эдварда.

- Она была настоящей, - вздохнул Брет. - Живой.

Он дотронулся до губ трясущейся рукой.

- Даже слишком живой...

Техасцы пришпорили лошадей. Когда Ларри оглянулся, Брет по-прежнему стоял на том же месте, растерянно глядя в ту сторону, где скрылась Клара.

- Все в порядке, - поздравил приятеля Стретч. - Клюнул на приманку.

- Теперь будет искать ее, как ищут глоток воды в пустыне, - вынес Ларри свой приговор.

- Хороша была наживка, - ответил Стретч. - Бедняге

теперь не по себе.

- Да брось ты, - усмехнулся Ларри. - Сейчас он чувствует себя так прекрасно, как никогда в жизни.

На заходе солнца Хуб Кловис тихо выехал из Торранса, держа на коленях винчестер. Лишь несколько горожан заметили его отъезд: он старался пробираться задворками. Он правил к горам Гатри. Кловис был уверен в себе.

В Торранс он вернулся в десять часов. Хозяин конюшни заметил что-то неладное: левую руку Кловис прятал под полой куртки. Поставив лошадь, Кловис вернулся в отель, держа в руке винчестер. Ночной служащий, оторвавшись от свежего выпуска "Обсервер", приветливо кивнул и снова углубился в чтение. Кловис поднялся на второй этаж и постучал в номер. Когда Геллер открыл дверь, Кловис нырнул в комнату. Он скинул куртку и, придерживая окровавленную руку здоровой, потрясенно объявил:

- Со мной никогда не случалось ничего подобного!

- Какого дьявола?.. - начал было Ранс, вскакивая.

- Хуб ранен, - сказал Геллер.

- Пуля раздробила мне руку. Поторопитесь, пока я не откинул копыта.

Рикардо бросился в соседнюю комнату, чтобы вскипятить воду. Геллер откупорил бутылку виски. Кловис плюхнулся на стул, бросив извиняющийся взгляд на побагровевшего Ранса.

- Рассказывай! - рявкнул Ранс.

- Прости, Силки, - вздохнул Кловис.

- Кто подстрелил тебя? - спросил Станфорд.

- Заткнись! - оборвал Ранс. - Здесь я задаю вопросы.

Он посмотрел на Кловиса.

- Ну? Я жду.

- Чертовщина какая-то, - пробормотал Кловис. - Подобрался я к дому. Окно освещено. Рыжая была там, ее голова четко вырисовывалась на фоне окна. Не знаю, что она делала, кажется, читала.

- Ближе к делу, - поторопил Геллер, рассматривая рану Кловиса.

- Не знаю, почему она нагнулась. Но она сделала это! И именно в тот момент, когда я нажал на курок. Пуля, должно быть, пролетела в дюйме от нее.

- И что потом? - нетерпеливо спросил Ранс.

- Вы не поверите, - содрогнулся Кловис. - Я начал перезаряжать ружье. Знаете же, сколько это занимает времени - секунды. Но раньше мне никогда не приходилось стрелять дважды... В общем, она успела выстрелить сама, да так быстро, что не верится. Не знаю, из чего она стреляла, но это был не карабин; наверное, какое-нибудь старое ружье. Слышите? Она успела выстрелить в мою сторону трижды. Трижды! Одна пуля сбила мне шляпу, вторая обожгла лицо, а третья угодила в руку. Не понимаю, как это могло случиться, ведь у меня было отличное укрытие. Едва ли я был виден, к тому же было темно. И все-таки она ранила меня. Дьявол! У этой рыжей глаза, как у кошки. Что мне оставалось делать? Я бросился к лошади и смылся.

- Она тебя не узнала? - вызывающе спросил Станфорд.

- Откуда? - пожал плечами Кловис. - Она ведь никогда меня не видела.

- Никогда не видела, - повторил Ранс сквозь зубы, - однако сумела подстрелить тебя и заставить дать деру.

- Послушай, Силки, - сказал Кловис. - Эта девка ранила меня, даже не видя цели. Когда сталкиваешься с таким стрелком, что остается делать, как не уносить ноги? Поверь мне, на моем месте ты сделал бы то же самое.

Вернувшийся в комнату Рикардо слышал большую часть доклада Кловиса. Он принес таз с водой Геллеру, который готовил бинты. Рикардо внимательно осмотрел рану.

- Ему не повезло, - сообщил он Рансу. - Девчонка, видно, стреляла наугад. Ему просто не повезло, Силки.

- Ничего себе - не повезло! Она могла меня прикончить!

- Силки... - начал было Станфорд.

- Заткнись, - сказал Ранс. - Я думаю.

Чуть позже Кловис почувствовал себя лучше. Геллер промыл и перевязал рану. Несколько глотков виски утихомирили боль. Станфорд закурил сигару, выжидательно глядя на Ранса.

- К несчастью, мы потерпели неудачу, - открыл наконец рот Ранс, - но все могло быть хуже. Главное, Хуба не узнали.

- А если его видел кто-нибудь из горожан?.. - раздраженно сказал Геллер.

- Нет, Марти, - возразил Кловис. - Я был осторожен и прикрыл руку курткой. Если мы не проговоримся, то никто и не узнает, что я ранен.

Потом он мрачно добавил:

- Никто, кроме этой суки с кошачьими глазами.

- Она может обратиться к властям, - предупредил Станфорд.

- Ну и что? - спросил Ранс. - Я узнал, что в городе всего один шериф да еще шериф округа. Плевал я на них. Что из того, что она расскажет шерифу? Он проведет расследование, которое ничего не прояснит. Пусть он даже узнает, что Хуба не было в городе в этот момент, но наверняка Хуб был не единственным, кого не было в городе. Нет, думаю, нам нечего бояться фараонов.

- Хорошо бы, - проворчал Геллер.

- Я помню все, что узнал об этой девке, - сказал Ранс. - Все, что прочел о ней в газете.

- Да, у нее была забавная жизнь, - кивнул Станфорд.

- Она очень странная, - пробормотал Ранс. Он покрутил пальцем возле виска. - Может, даже сумасшедшая.

- Однако неплохо стреляет, - мрачно заметил Кловис.

- Она живет, как отшельник, - продолжал Ранс. - Не думаю, что она заявит в полицию.

- Так что мы будем делать дальше? - спросил Геллер.

- Придется прибегнуть к хитрости, - высказал свое мнение Ранс. - Нельзя идти в открытую, нужно что-то придумать. Это не должно выглядеть, как убийство. Пусть все думают, что произошел несчастный случай.

- Это будет нелегко, - возразил Станфорд.

- Но не так уж и сложно. Нужно дождаться подходящего момента, парни.

- Уж лучше, чтобы в этот момент у нее не было под рукой оружия, - пожелал Кловис. - А то как бы чего не случилось с нами самими.

Окна комнат, которые занимал Ранс со своими подручными, выходили на главную улицу. Техасцы жили этажом ниже, в номере с окнами на задний двор. За отсутствием балкона Ларри сидел на подоконнике, наслаждаясь сигаретой.

Стретч уже храпел: бродяги решили пораньше лечь в эту ночь. Но Ларри никак не мог уснуть. Натянув штаны и завернувшись в одеяло, он уселся на подоконник.

Он услышал внизу топот лошадиных копыт, но не придал этому значения, пока не услышал знакомый голос: его шепотом звала Клара. Ларри разглядел в темноте сначала знакомую лошадь, а потом и бледное лицо Клары.

- Ларри, я должна поговорить с тобой!

- О'кей, - отвечал он, - сейчас спущусь.

- Нет! Лучше я поднимусь!

- Ну так иди через вход.

- Нет, кто-нибудь может меня заметить!

- А это имеет значение?

- Конечно. Мы должны встретиться наедине.

- Нет, Клара. Тебе сюда не взобраться.

- Так брось мне веревку.

Свои лассо техасцы оставили в конюшне. Ларри связал вместе простыню и одеяло, один конец получившейся веревки привязал к спинке кровати Стретча, другой бросил в окно. Не хватило несколько дюймов, но Клара подпрыгнула, ухватилась за веревку и. ловко перебирая руками, стала быстро подниматься.

Под ее тяжестью кровать, к которой был привязан конец веревки, начала двигаться. Разогнавшись, она с грохотом врезалась в стену около окна. Стретч подскочил на кровати, выхватив из-под подушки кольт. Клара взобралась на подоконник, перелезла через Стретча и встала на пол. Стретч спросонья озирался. Ларри коротко объяснил:

- Вот почему он - один из самых быстрых в Техасе. Он тренируется с револьвером даже во время сна.

Наконец, Стретч окончательно проснулся. Он убрал кольт и прикрылся одеялом:

- Э, Холли - это неприлично!

- Помолчи, - распорядился Ларри. Он вежливо предложил Кларе стул. - Ну выкладывай, что за секрет?

Она с трудом перевела дыхание. Ларри заметил, что она одета не для конной прогулки. Значит, покинула дом в спешке. На Кларе было одно из платьев мадам де Борж, из цветастого ситца и с глубоким декольте. Подол платья испачкался в пыли.

- Я не могла войти через вход! - выпалила она. - Я должна была сделать это тихо, а вы не сказали, в каком номере остановились. Если бы ты не сидел на подоконнике, не знаю, как бы я нашла вас.

- Да, пришлось бы потрудиться, - согласился Ларри.

- Клара, - нахмурился Стретч, - что за спешка?

- Есть причины, - заверила она. - Черт возьми, я могу за себя постоять, мне не составляло большого труда отпугивать от моего дома всех этих котов. Но ведь они хотели лишь посвататься ко мне. А это - совсем другое! Я не так слаба, но все же я - женщина и не хочу быть мишенью!

- Мишенью?

- Сегодня ночью какой-то идиот пытался меня убить, - объявила она.

Взгляды бродяг ожесточились. На скулах Ларри заиграли желваки.

- Как это произошло? - спросил он.

- Я перечитывала урок мисс Коры, написанный ею. Уронила лист, нагнулась за ним, и тут - выстрел.

- Выстрел... - задумчиво повторил Ларри. 268

- Да, выстрел. Пуля пролетела на волосок от меня. Я схватила ружье и ответила тем же. По-моему, я задела его: я слышала стон.

- Это ночью-то? - недоверчиво уточнил Ларри.

- Ну и что? - она пожала плечами. - Возле дома есть только одно место, где мог затаиться снайпер. В том направлении я и выстрелила.

- Ты просто случайно ранила его, - выразил свое мнение Ларри, сев на край кровати Стретча и взявшись за новую сигарету. - Он не просто хотел напугать тебя, раз пуля пролетела так близко. Он действительно хотел убить тебя.

- А то я не поняла!..

- Я еще могу понять, что к ней сватаются, - пробормотал Стретч. - Все-таки - сто тысяч! Но зачем ее хотят убить?

- Наверное, я все-таки только женщина, - призналась Клара. - Меня трудно напугать, парни, но сейчас я боюсь, смертельно боюсь. У меня в жизни было много неприятностей. Однажды меня едва не разорвал горный лев. Еще в детстве меня чуть не укусила змея. Надеюсь, вы меня понимаете? Но я не такая уж отчаянная, чтобы не бояться. Мной не особо восхищались, зато и не пытались меня убить.

- Ей нужна защита, приятель, - пробормотал Стретч.

- Бесспорно, - мрачно согласился Ларри.

- Как ты думаешь, кто это был? - спросил Стретч.

- Сначала позаботимся о ее безопасности, - постановил Ларри, - а позже займемся тем, кто стрелял.

- Клара говорит, что ранила его, - напомнил Стретч. - Значит, ему потребуется помощь доктора.

- Надо быть дураком, чтобы в его положении обращаться к доктору, возразил Ларри.

- Я слышала, как он уезжал, - сказала Клара. - И мне кажется, без доктора ему не обойтись.

- Все равно он не пойдет к доктору, - заверил Ларри. - Он знает, что доктор доложит шерифу.

- Это может быть кто угодно, - пробормотала Клара. - Может, он где-то здесь, в Торрансе. Это пугает меня, Ларри Я не знаю, кто он, не знаю, кого остерегаться. Черт возьми, на меня охотятся, а я даже не знаю, почему!

- Не принимай так близко к сердцу, Рыжая, - попытался утешить ее Ларри.

- Доверь все Ларри, - посоветовал Стретч.

- Успокойся, - продолжал Ларри. - Все не так уж плохо. Теперь мы со Стретчем не спустим с тебя глаз. Каждому кто захочет тебя убить, надо будет прежде убить нас.

- А может, я не совсем удачно подшутила сегодня над Бретом? Вдруг это его человек пытался меня убить?

- Эй, долговязый, - скомандовал Ларри, - одевайся!

- При ней, что ли? - запротестовал Стретч.

- Она отвернется. Одевайся. Валяй на конюшню и приведи во двор наших лошадей.

- А как вы с Кларой?

- Нам нельзя выходить через двери, - решил Ларри. - Клара права. Вдруг тот, который стрелял, где-нибудь рядом? Мы тихонько отвезем ее домой и будем охранять там.

Он кивнул Кларе:

- Отвернись.

Клара повиновалась. Искатели приключений быстро оделись. Стретч вышел из отеля обычным путем. Ларри закрыл за ним дверь и показал Кларе на окно. Она быстро взобралась на подоконник и по веревке спустилась во двор. Ларри последовал за ней. Внизу он нашел небольшой камень, привязал его к концу импровизированной веревки и, тщательно прицелившись, бросил. Белый шлейф простыни влетел вслед за камнем в открытое окно, с подоконника остался свисать лишь небольшой край пододеяльника.

- Нормально, - оценил Ларри. - Никто не поймет, что мы смылись через окно.

Вскоре появился Стретч с лошадьми. Они направились к горам Гатри. К полуночи троица достигла хижины и спешилась.

Все это время Ларри напряженно обдумывал ситуацию.

Глава восьмая.

НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ

Кларе было приказано отправляться спать. Благодаря присутствию двух защитников, она забыла свой страх и наслаждалась теплой постелью. Тем временем техасцы осмотрели местность и обнаружили укрытие, где скрывался стрелок. Ночь была полнолунной. Чиркая спичками, они осмотрели землю, но следы им ни о чем не сказали. Ларри отыскал неясные отпечатки лошадиных копыт.

- Не понимаю, куда они ведут, - пробормотал Стретч.

- Назад в город, - предположил Ларри. - А может, и нет. Иди спать, долговязый. Я разбужу тебя, когда захочу спать.

- Хорошо. Смотри в оба.

Когда дело касалось сна, долговязому техасцу не нужна выла ни постель, ни подушка, ни перина. Он продремал прямо на крыльце дома до половины четвертого утра, растянувшись на досках. Ларри все это время сидел под одним из окон, держа наготове винчестер и прислушиваясь к ночным звукам. Ночь была тихой. Он сомневался, что убийца попытает счастья снова. По крайней мере, не этой ночью.

Кто же это был? В уме он рассматривал различные версии, некоторые отбрасывая тут же. Один из отвергнутых поклонников, которому любовь затмила рассудок? Нет, не похоже. Поклонники Клары отнюдь не испытывали к ней любви. Во всяком случае, не до такой степени. Они добивались ее руки, но вовсе не любили ее.

Старый враг? Может быть, старый враг ее покойного отца решил отыграться на дочери? Едва ли.

Кто-нибудь, испытывавший ненависть лично к ней? Может быть. Но кому могла так досадить Клара Холли? Он пытался восстановить в уме историю ее жизни, описанную в "Обсервер".

Завещание! Это должно быть как-то связано с завещанием... Он вспоминал все, что знал о наследстве старика Дасти.

И вдруг до него дошло. У старика есть единственный племянник. А почему бы не он? Станфилд, Стантон - как там его? Станфорд... Да! Станфорд был известен как шулер. Старик Дасти не питал уважения к этой профессии, и Ларри был с ним солидарен. За такие деньги любой аферист пошел бы на что угодно.

- Завтра, - сказал он, разбудив Стретча, - я пошарю по городу и попытаюсь узнать, в городе ли этот Станфорд.

- Зачем? - зевнул Стретч.

- Неужели не ясно? - злился Ларри. - Если Клара не выйдет замуж в течение месяца после смерти Дасти, наследство получит Станфорд. Он спит и видит эти сто тысяч долларов.

- Точно.

- Это один из его шансов, - уточнил Ларри.

- А что, есть и второй?

- Конечно. В случае смерти Клары он тоже унаследует состояние.

- Вот как! Думаешь, это он?

- Вполне возможно. Хотя сам он, может, и не нажимал курок.

- Если он только в городе сейчас, - засомневался Стретч.

- Да. Если.

- Допустим, он там, - не унимался Стретч. - Что ты тогда будешь делать?

- Я ничего не могу доказать. Значит, я не могу притащить его к шерифу Броку и засадить в тюрьму. Но могу пригрозить ему.

- Давай, коротышка. Сделай это, и мы будем спать спокойно.

- Пока что спать буду я, - сказал Ларри. - А ты помни, что охраняешь очень дорогую дамочку.

- Очень дорогую! - усмехнулся Стретч.

- А что, не правда? - ухмыльнулся Ларри.

Он лег на землю возле окна и вскоре уже засыпал, думая о том, что спит так близко от Клары - прямо под ее кроватью.

Она разбудила его утром, высунувшись из окна и приветливо улыбаясь.

- Привет, Ларри.

Он открыл глаза и сел. Клара свешивалась из окна, оперевшись о подоконник грудью. Ее блестящие рыжие волосы свободно ниспадали. Она была в ночной сорочке из какого-то тонкого материала, и ее, очевидно, не волновало, что одна из лямок соскользнула с плеча. Понимая, что ее перевоспитание было только в первоначальной стадии, Ларри все же не мог посчитать это расчетливой демонстрацией прелестей. Тем не менее он дипломатично предложил:

- Тебе бы надо немного прикрыться - тут ведь мужчина.

- А че? - спросила она, высовываясь дальше из окна.

Он встал.

- Не говори "а че?". Говори: "почему?".

- Ну - почему?

- Потому что это неправильно. Конечно, перед мужем это не постыдно, но перед другими ты... ты не должна показывать так много.

- Хорошо, - покорно кивнула она. - Ну, а почему?

Будучи джентльменом, Ларри уклонился от ответа.

- Спроси мисс Кору, - посоветовал он.

- Хорошо, - улыбнулась она. - Парни, вы, наверное, голодны?

Стретч выполз из-за угла как раз во время, чтобы подать ответную реплику:

- Зверски.

- Завтрак будет скоро, - объявила Клара. Она показала Ларри на корыто, стоявшее во дворе. - Наполни его, чтобы я могла помыться. Стретч, а ты набери ведро и тащи его на кухню.

Ее защитники выполнили поручения и отправились к источнику, чтобы умыться самим. Скоро на кухне был накрыт завтрак. Ларри придирчиво оглядел Клару и согласился, что визит к мадам де Борж пошел на пользу. На ней было изящное легкое платье, которое подчеркивало все линии стройной фигуры.

Они с аппетитом принялись за трапезу. Ларри не стал делиться своим открытием, пока они не допили кофе. Он старался не испугать Клару, но и не собирался скрывать всей серьезности ситуации.

- Для тебя есть кое-что новое, Клара, - наконец решился он. - Конечно, я могу ошибаться, и этот Станфорд находится отсюда за тысячи миль... Но, если он сейчас в Торрансе, то вполне мог подослать подонка, чтобы убить тебя.

К его облегчению, она сохранила самообладание.

- Конечно, - кивнула она. - Станфорд вполне бы мог решиться на это. Ведь если я обручусь с Бретом Эдвардом до четвертого числа, он потеряет надежду на наследство. Если же я так и останусь старой девой, Станфорд станет сказочно богат. Конечно.

- Дело в том, что он может быть не один, - предположил Ларри. - Поэтому мы должны быть крайне осторожны. Что толку избавляться от Станфорда, если его дружки будут продолжать искать подходящий момент, чтобы убить тебя?

- Торранс - большой город, - скептически сказал Стретч. - Ты что, собираешься проверять каждый дом, каждый отель и каждую комнату?

- Да - если не будет другого выхода, - ответил Ларри. - Но, может, есть более простой способ?

- Например?

- Допустим, он в городе и у него нет денег. В этом случае он пойдет к адвокату, чтобы получить свою законную тысячу зелененьких.

- Значит, к Кифу Милтону, - обрадовалась Клара. - Но сегодня ты вряд ли найдешь его у себя. Сегодня - воскресенье.

- Ну и что? Все равно я могу найти его и спросить.

- Действуй, коротышка, - согласился Стретч. - А я останусь здесь, и будь я проклят, если позволю кому-нибудь приблизиться к Кларе на ружейный выстрел.

- Хорошо, - Ларри встал и надел шляпу. - Только смотри, не подстрели меня. Я привезу мисс Кору в коляске: вряд ли она умеет ездить верхом.

- Будь спокоен, - уверил Стретч.

- Только не подпускай его к еде, - предупредил Ларри Клару. - Этот проглот может съесть все твои запасы.

- Ничего, - усмехнулась она. - У меня их много.

Направляясь к городу, Ларри думал о здешних блюстителях порядка. Аби Брок не внушал ему доверия. Шериф Сэм Ланг представлялся ему фараоном рисковым, но без всякого соображения. Вряд ли стоило их привлекать к этому делу. Они могли лишь помешать. Да черт с ними, с Броком и Лангом, он кликнет их на помощь только в случае крайней необходимости.

Въехав в город, Ларри заметил окружного шерифа, гревшегося на солнышке возле лавки. Брок едва кивнул ему, когда Ларри остановил свою лошадь. Техасец перекинул ногу через седло, кивнул в ответ и спросил:

- Где бы я мог найти адвоката Милтона в воскресенье?

- Час назад он был в церкви, - ответил Брок. - А сейчас наверное, дома, готовится к ленчу. А что ты хочешь от Кифа Милтона?

- Да так, ничего особенного. Просто хочу у него кое-что спросить.

- Вы следуете по пятам за Кларой Холли с тех пор, как приехали в город. С чего бы это, Валентин? Хотите прикарманить часть ее наследства?

Ларри решил не возмущаться: вряд ли этот бородатый фараон хотел его обидеть.

- Техасцы всегда держатся друг за друга, - сказал он. - Мужчины Торранса слишком уж донимают Клару. Мы ее вроде как защищаем.

- Она находится под защитой закона, - проворчал шериф.

- Что-то я не видел полицейских, которые бы попытались сдержать эту толпу поклонников, - съязвил Ларри.

- Для этого, черт возьми, - вздохнул Брок, - мне бы понадобилось не меньше дюжины полицейских. - Он посмотрел на противоположную сторону улицы. - Может быть, тебе сможет помочь помощник Кифа Милтона?

- Может быть. А что?

Брок показал рукой:

- Вон он. Его зовут Джэй Кеннеди. Он неплохо разбирается в адвокатуре. Я слышал, он вскоре откроет собственное дело.

Ларри взглянул через плечо и благодарно кивнул:

- Хорошо, шериф. Очень признателен.

Помощник адвоката собирался перейти улицу, когда Ларри остановился возле него. Кеннеди улыбнулся и приветственно махнул рукой.

- Вы - Ларри Валентин. Я сразу узнал вас. - Он подошел к Ларри, который спрыгнул на землю. - Меня зовут Джэй Кеннеди, я из Хатонвилла, штат Техас. Я читал о вас в газете. Я всегда надеялся, что когда-нибудь увижу вас.

- Ну что ж... - Ларри дружелюбно улыбнулся и протянул правую руку. - Я всегда рад встрече с земляком.

Кеннеди, не переставая улыбаться, протянул вперед левую руку и объяснил:

- Извините, что здороваюсь левой, мистер Валентин. Правая рука у меня парализована.

- Да? - нахмурился Ларри. Они поздоровались левыми руками. - Простите меня, Кеннеди.

- Можно просто Джэй.

- Хорошо. Я - Ларри.

- Рад знакомству, Ларри.

Ларри пришлось кое-что выслушать, прежде чем задать свой вопрос. Кеннеди рассказал о своей мечте детских лет, о том, как он хотел сделаться искателем приключений и даже бродяжничал целый год. Он научился быстрее своих сверстников выхватывать револьвер, мог укрощать лошадей и быков и неплохо дрался.

- До этого несчастного случая, - рассказывал он, - я мог одержать верх в любой стычке. Я много слышал о тебе и о Стретче. У вас прекрасная репутация. Однажды я даже думал к вам присоединиться.

- А что стряслось? - сочувственно спросил Ларри. - Пуля?

- Нет, - Кеннеди покачал головой, глубоко вздохнув. - Я не смог укротить лошадь и упал. Говорят, был при смерти. Когда пришел в себя в клинике Хатонвилла, доктор сказал мне, что моя правая рука останется неподвижной. Что могло быть хуже для меня, Ларри?

- Да, - помрачнел Ларри.

- Позже, - продолжал Кеннеди, - я все же свыкся с мыслью, что мне никогда не стать искателем приключений, и я отправился на север в поисках работы. Получил кое-какое образование, не слишком, но все-таки... Здесь, в Торрансе, мистер Милтон предложил мне работу, и я стал изучать адвокатуру.

Разговаривая, они отошли в тень лавки. Ларри оперся о перила, Кеннеди уселся на пустой бочонок. Они немного помолчали после того, как Кеннеди закончил свой рассказ, и посмотрели на улицу. В Торрансе было тихое воскресное утро, и на улицу высыпало много горожан. Ларри, наконец, решил заняться своим вопросом.

- А этот Станфорд, о котором говорилось в завещании Дасти, не появлялся еще?

- Тебя интересует это дело?

- Немного. Только не пойми меня неверно.

- Конечно. Я знаю твою репутацию, Ларри. Ты не из тех, кто женится, даже за такие деньги.

- А как насчет Станфорда?

- Он здесь. Приехал на поезде на следующий же день. Его право на наследство бесспорно. Думаю, он получит свою Долю завтра или послезавтра.

- А ты не знаешь, где он остановился?

- Думаю, в одном из отелей. Шеф, наверное, знает, в каком. Ты можешь найти его дома или...

Он прервался, посмотрев на человека, шедшего по улице.

- Подожди-ка. Я думаю, это он.

- Станфорд? - Ларри выпрямился.

- Если он повернется так, чтобы я мог увидеть его в лицо...

- Который?

- Вон тот, что переходит улицу. В черной куртке и бобровой шляпе. Видишь?

- Это Станфорд?

- Должно быть, он, но я не уверен. Эй! Куда ты?

Ларри вскочил на лошадь, ответив:

- Если это Станфорд, то у меня есть к нему дело. Всего хорошего, Джэй. Увидимся.

...Ролло Станфорду удалось выпросить у Хуба Кловиса несколько долларов. Более того, ему удалось улизнуть из отеля так, что Ранс не узнал об этом. Сейчас Станфорд направлялся в какой-нибудь маленький бар, надеясь провести это воскресное утро за карточным столом/ где неопытные игроки могли стать жертвой его ловкости.

Ларри догнал его на одной из боковых улиц. Улица была узкой, и Ларри направил лошадь прямо на Станфорда, шедшего впереди. Тот обернулся на топот копыт.

- Осторожнее! - запротестовал он. - Что ты делаешь, черт тебя подери?..

Ларри не сворачивал. Пустынная улица заканчивалась тупиком. Испугавшись выражения лица техасца, Станфорд попытался прижаться к стене дома, чтобы лошадь проехала мимо. Ларри спрыгнул с седла прямо перед Станфордом. Он улыбнулся, и у Станфорда тут же возникло какое-то недоброе предчувствие.

- Мистер Станфорд?

-Да.

- Племянник старика Дасти?

- Да, мистер?..

Ларри накрутил на кулак шейный платок Станфорда и припер его к стене. Глаза Станфорда вылезли из орбит.

- Валентин, - представился Ларри. - Ларри Валентин.

- Убери руки! - задыхался Станфорд. - Ты сказал - Валентин? Это не те Валентин и Эмерсон?

- Эмерсон, - прорычал Ларри, - охраняет мисс Клару. Еще один выстрел в эту даму, и ты будешь иметь дело с одним из нас или сразу с обоими!

- Послушай... - прохныкал Станфорд. - Ты не имеешь права обвинять меня в...

Ларри приподнял Станфорда над землей, пользуясь по-прежнему лишь одной рукой:

- Посмотрим, насколько прочна твоя глотка!

- Это просто нелепо!.. - запротестовал Станфорд.

Ларри наотмашь ударил его свободной рукой. Шляпа слетела с головы Станфорда и упала в грязь.

- "Нелепо"! - передразнил Ларри. - Не пытайся обмануть меня, ты, подонок. Я все знаю о завещании и понимаю, что к чему. Если Клара будет убита, ты получишь все наследство. Ну, так кому же еще нужна ее смерть? Это был ты, Станфорд!

- Ты не сможешь доказать!.. - пробормотал Станфорд.

Ларри был уверен, что Станфорд имеет прямое отношение к покушению, но не смог бы сам подобраться к одинокой хижине в незнакомой местности и выстрелить в особу, принадлежащую к так называемому "слабому" полу. Для этого нужна была выдержка. Станфорд, без сомнения, был лишь наводчиком. Значит, есть еще кто-то, и Станфорд может вывести к ним.

- Ты прав, подонок. Я не смогу это доказать.

- Я даже никогда не видел мисс Холли, - сказал Станфорд. - Отпустите меня, Валентин!

Ларри нанес второй удар. Голова Станфорда мотнулась, изо рта потекла кровь.

Конечно! - рявкнул техасец. - Я тебя отпущу, потому что не могу ничего доказать. Но больше не испытывай судьбу, подонок. Убирайся отсюда и захвати своих наемных убийц. Если еще раз тебя увижу - пристрелю, как собаку понятно?

Он отпустил Станфорда. Тот сполз на землю, сплевывая кровь и ругаясь. Потом быстро схватил свою шляпу, вскочил и бросился бежать по улице. Лицо Ларри растянулось в победоносной улыбке. Теперь этот шулер был у него в руках. Если не упускать его из виду, он прямиком приведет к месту, где его ждут компаньоны. Расправиться с ними не составит особого труда. Оставалось лишь проследить за Станфордом.

Но это оказалось не так просто. Ларри устремился за Станфордом, ведя лошадь за поводья. Но, свернув за угол, он лицом к лицу столкнулся со своим старым врагом. Здоровенный кузнец Пайк Ламонд преградил ему путь.

- Ну вот! - осклабился кузнец. - Я и не думал, что мне так повезет, и мы встретимся один на один!..

- Пошел отсюда! - огрызнулся Ларри. - Ты, мешок с дерьмом!

- Теперь мне это нравится больше, - заявил Ламонд. - Только ты и я. В прошлый раз я дал тебе фору, теперь все будет иначе!

Ларри попытался выглянуть из-за плеча этого верзилы, чтобы увидеть, в каком направлении пошел Станфорд. Но Ламонд не дал ему такой возможности. Некоторое время Ларри увертывался от его кулаков, нанося резкие ответные удары, но один из выпадов кузнеца пришелся в цель, чуть не сбив Ларри с ног. Кулачище обрушился прямо в лицо Ларри. заставив его попятиться. Разозлившись, Ларри решил кончать это представление. Он встретил бросившегося к нему кузнеца сильнейшим апперкотом правой. Ламонд отпрянул. шатаясь. Ларри вновь подскочил к нему, и новый удар заставил кузнеца рухнуть.

Техасец подул на костяшки пальцев и отвел душу бранью. На едва шевелившегося на земле кузнеца он уже не обращал внимания, у него были дела поважнее: он у пустил Станфорда!

Ларри вспомнил, что обещал отвезти учительницу в дом Клары. Мисс Кора, наверное, уже ждала его. Ладно, быть может, Станфорд сделает выводы из его угроз... Ларри вспомнил о полиции, но снова решил, что еще не время.

Ролло Станфорд - взъерошенный, с разбитым лицом - предстал перед Марти Геллером, который мрачно напомнил ему:

- Тебе было сказано никуда не выходить без разрешения Силки.

- Может, оно к лучшему, что я все-таки вышел! - выпалил Станфорд, плюхаясь на стул. - Подождите, что я вам расскажу.

Он откинулся на стуле, вытирая платком разбитые губы.

- Удивляюсь, как это ты отважился улизнуть без моего разрешения, - сказал Ранс.

- Мне надоело сидеть взаперти, - неуверенно начал объяснять Станфорд. - Я просто хотел прогуляться на свежем воздухе. Ну и, может, сыграть пару партий в покер в каком-нибудь тихом месте.

- А что же с тобой случилось? - спросил Геллер.

- Мне кажется, он наложил в штаны, - ухмыльнулся Рикардо.

- Похоже, он шел-шел, да не туда попал, - заключил Кловис.

С этого момента Кловис, казалось, перестал проявлять интерес к тому, что хотел рассказать Станфорд. Он подошел к окну, уселся на подоконник и закурил сигару, равнодушно рассматривая людей, прогуливавшихся по главной улице. Ранс поторопил:

- Выкладывай, Станфорд. Кто тебя избил и за что?

- Плохо наше дело, Силки, - вздохнул Станфорд. - Хуже не бывает.

- Ты что, повздорил с фараоном?

- Хуже.

- Эй, Силки, - забеспокоился Геллер, - может быть сам Пинкертон занялся этим делом?

- Заткнись, - прошипел Ранс. - Пусть он говорит.

- Силки... - обеспокоенно посмотрел Станфорд на босса, - ты когда-нибудь слышал о Валентине и Эмерсоне?

- Кажется, что-то слышал, - пожал плечами Ранс. -Ну, и что из этого?

- Я слышал об этих двоих, - сказал Рикардо. - Они частенько суют свои носы в чужие дела.

- Искатели приключений? - усмехнулся Геллер.

- Я вижу, вы почти ничего не знаете о них, - сказал Станфорд. - Они сторонники закона. С ними опасно связываться, Силки.

- Ближе к делу!

- Они здесь. Это Валентин избил меня. И, черт возьми, Силки, похоже, он знает все наши планы!

- Ерунда! - вспыхнул Ранс. - Откуда ему это знать? Как вообще об этом кто-нибудь может узнать?

- Валентин заявил, что об этом может догадаться любой. Он знает о завещании.

- Оно известно всем, - сказал Ранс.

- Но Валентин обвинил меня в том, что я покушался на Клару Холли! Я, конечно, все отрицал. Но он не поверил. Будь он проклят!.. Он почти выбил мне ладонью зубы, а если бы бил кулаком, то вообще бы, наверное, убил меня!

- Силки, - сказал Рикардо, - мне это совсем не нравится. Там, где эти бродяги из Одинокой Звезды, там жди неприятностей. Репутация у них та еще.

- Любой горлопан может создать себе репутацию, - заявил Ранс. - Репутацией меня не напугаешь, Ник. Опаснее всего те, которых никто не знает.

- Мне кажется, - продолжал Станфорд, - Валентин и Эмерсон стали телохранителями Клары Холли.

- Похоже, тебя сильно напугали эти техасцы, - съязвил Ранс.

- Ты зря так говоришь, - предупредил Станфорд. - Эти техасцы не так просты.

- А ты чего ждал? - рявкнул Ранс. - Мы что, на пикник собрались? Никому еще даром не доставалось столько зелененьких. Без неприятностей тут не обойтись.

- Станфорд, поди-ка сюда, - Кловис поманил Станфорда пальцем, по-прежнему глядя в окно.

- Что там, Хуб? - спросил Ранс,

- Я вижу эту девчонку, - объявил Кловис. - А рядом с ней, кажется, как раз тот самый Валентин.

Станфорд торопливо подошел к окну, Ране последовал за ним. На другой стороне улицы они увидели коляску. Ларри помогал Коре Певерли забраться на сиденье. Она оперлась о его руку. Кора находилась к отелю спиной, но Кловис был уверен, что узнал ее. Кловис был не слишком наблюдателен, а волосы у учительницы были такие же рыжие, как у Клары. Кора вышла из дома без шляпки, лишь с накидкой на плечах: если бы поднялся ветер, она могла бы прикрыть этой накидкой голову. Сидя в коляске, она поджидала, пока Ларри обойдет коляску, взберется на переднее сиденье и возьмет поводья.

- Да, - подтвердил Станфорд, - это Валентин. Я его хорошо запомнил.

- А ты уверен, Хуб, что женщина - та? - усомнился Ранс.

- Я бы узнал ее везде, - сказал Кловис.

- Может, это и есть момент, которого я жду? - сказал Ранс. - Они уезжают из города. Надо ехать за ними.

- Устроим им засаду? - спросил Геллер.

- Куда бы они ни направились, - хитро улыбнулся Ранс, - они никогда не доедут туда. Марти, готовь лошадей. Мы спустимся через несколько минут.

- А меня вы что, не возьмете? - нахмурился Станфорд.

- Естественно, - сказал Ранс. - Тебя могут узнать, и провалишь все дело. Ты остаешься здесь, Станфорд. Но вздумай высунуть нос из отеля.

Глава девятая.

НАЕДИНЕ С ДИКИМ ТЕХАСЦЕМ

Банда въехала на высокий холм. Отсюда они видели коляску. Кловис, уже знакомый с местностью, предположил:

- Похоже, они направляются к хижине. Если бы они были верхом, то могли бы срезать, а так будут ехать по дороге.

- Хорошо, Хуб, - сказал Ранс. - Ты эту дорогу знаешь. Покажи подходящее место для засады.

- Им придется ехать через каньон, - наморщил лоб Кловис. - Он небольшой и довольно узкий.

- Далеко отсюда?

- Пара миль.

- Дорога проходит через тот лес? - показал Ранс. - Мы достигнем каньона раньше их, если обогнем лес?

- Думаю, да. Если поспешим, - уточнил Кловис.

- Тогда поехали.

Они погнали лошадей через равнину во весь опор. Расстояние было большое, и Ларри не мог слышать топот копыт их лошадей. Его коляска ехала ровным галопом.

Кора старалась относиться к своему спутнику как можно дружелюбнее. Она была знакома с легендами о техасских искателях приключений, и Ларри внушал ей благоговейный страх. До конца своих дней она будет хвастать знакомством с известным Ларри Валентином.

Ларри же не осмеливался заводить разговор с ней. Ее дружелюбие было очевидно, но она - учительница, а в его понимании учительницы были строги и суровы из-за постоянных конфликтов со строптивыми учениками, выросшими в этой довольно дикой стране. Во всяком случае, так он думал.

Тем временем Ранс со своими дружками добрался до каньона, опередив коляску минут на пятнадцать. Тут же в голове Ранса созрел план:

- Все очень просто. Посмотрите туда.

На склоне, прямо над каньоном, возвышался огромный обломок скалы. Повсюду на склоне валялись камни.

- Если мы подтолкнем эту скалу, она увлечет за собой кучу валунов. Дорога узкая. Останется только выбрать момент, когда коляска окажется прямо под нами.

- Похороним их заживо, - обрадовался Рикардо.

- Хорошо, - проворчал Геллер. - Так чего же мы ждем?

В каньоне они спешились и, оставив лошадей, начали карабкаться по склону. Вскоре они спрятались за скалой, посматривая на дно каньона. Геллер и Кловис потолкали обломок плечами, убедившись, что он легко поддается.

Ранс был доволен:

- Отлично. Они смогут спастись, только если у коляски есть крылья.

- Я их слышу, - предупредил Кловис.

Рикардо и Геллер налегли на скалу, сдвинув ее еще чуть ближе к краю склона.

- Подождите, - тихо приказал Ранс. - Я скажу, когда.

Ухмыляясь, Ранс смотрел, как коляска въезжает в каньон. Кора сидела под зонтиком, и бандиты не видели ее лица. Ларри правил, сдвинув шляпу на затылок и беззаботно попыхивая сигаретой.

В каньоне раздавался лишь громкий топот копыт гнедой, впряженной в коляску. Вдруг Ларри уловил какой-то посторонний шум. Он поднял голову, осматривая стены каньона. Кора, заметив его волнение, спросила:

- Что это?

Он не ответил. Звук повторился: это был какой-то отдаленный грохот. Ларри снова взглянул наверх и увидел подпрыгивающие по склону камни. Огромный кусок скалы скатывался, увлекая за собой множество валунов. Их было все больше и больше, шум разрастался в настоящий грохот. Ларри тут же оценил обстановку.

Он стегнул лошадь, крикнув учительнице, чтобы держалась крепче. Кора не знала, что делать - хвататься за голову и кричать или вцепиться во что-нибудь. Но тут лошадь поднялась на дыбы и перешла на бешеный галоп, не оставив пассажирке выбора. Чтобы не вылететь из коляски, Коре пришлось судорожно вцепиться в сиденье.

Ранс громко выругался. Ему, как, впрочем, и самому Ларри, в голову не приходило, что коляска сможет развить такую скорость. Гнедая, напуганная и возничим, и грохотом лавины, показала, на что способна хорошая лошадь.

Поток камней обрушился в каньон всего в пяти футах от задних колес коляски. Ларри снова хлестнул лошадь. Бросив взгляд через плечо, он увидел, что дорога завалена грудой камней, над которой теперь клубилась пыль.

- Никогда бы не поверил этому! - выпалил Геллер. -Если бы не видел собственными глазами, никогда бы не поверил...

- Они улизнули! - бесился Кловис.

- Дьявол бы побрал этого техасца! - вышел из себя Ранс. - Будь он проклят!

К удивлению Коры, Ларри, выехав из каньона, остановил трясущуюся от страха лошадь.

- Я должен оставить вас ненадолго, - буркнул он, спрыгивая на землю.

- Эта лавина - не случайная, - пояснил он, отвязывая лошадь от коляски.

- Пожалуйста!.. - воскликнула Кора. - Я ведь не Клара. Я боюсь! Не оставляйте меня!

Ему не терпелось уехать, но она была права. Учительница согласилась поехать с ним в горы - значит, он в ответе за нее. Ларри пошел на компромисс. Он спрыгнул с седла и взял винчестер.

- Слезайте на землю, - приказал он. - Зайдите за коляску и пригнитесь. Я вернусь через пару минут.

- Но...

- Я ведь не еду верхом, мэм. А пешком техасец не отправится далеко.

С винтовкой в руках Ларри побежал назад, к каньону. Спрятавшись за выступом скалы, он осмотрел вершину склона и четырежды выстрелил туда.

Ранс с дружками собирались уже отходить, когда рядом просвистели пули. Они прижались к земле. Геллер выхватил кольт.

- Нет! - остановил его Ранс. - Не сейчас. Он может заметить нас, а потом узнать. Валентин еще получит свое, но чуть позже.

- Тогда - к лошадям? - спросил Рикардо.

- И быстро, - подтвердил Ранс.

Ларри выстрелил еще дважды, ожидая ответных выстрелов, но их не было.

- Мерзавцы, - сказал он сам себе. - Боятся высунуться.

Откуда-то с другой стороны каньона раздался топот лошадиных копыт. Те, кто подстроил эту лавину, удирали. Ларри выругался и вернулся к коляске.

Кора поднялась из-за повозки бледная и взъерошенная. Ларри почувствовал вину перед ней.

- Прошу прощения, мисс Кора. Теперь можете успокоиться.

- Я не понимаю...

- Хорошо. Я объясню вам. Нас только что хотели убить, и если бы не лошадь, мы бы сейчас были погребены под той горой камней.

- Боже милостивый! Вы уверены?

- Уверен. Я слышал, как они уехали, когда я потревожил их немного. Камни не могли упасть сами. Для этого понадобилось бы не меньше двух человек. Может, и больше.

Ларри помог ей залезть в коляску и сам сел рядом. Она испуганно взяла его за руку, когда он дернул поводья.

- Мистер Валентин, у меня нет врагов. Конечно, я знаю, что вы жили довольно неспокойно. Наверное, есть люди, которые хотят расправиться с вами, но...

- На этот раз у меня такие враги, которые не остановятся перед убийством женщины, случись ей быть рядом со мной.

- Я, наверное, обременяю вас... За эти годы я много слышала о вас, о вашем благородстве. Вы сделали так много, чтобы помочь людям, нуждавшимся в вашей помощи! Рисковали жизнью... Я, конечно, не имею права просить вас, но я слабая женщина. Мне кажется, вы должны найти этих преступников и наказать.

- Конечно. Вам не стоит даже просить меня. Достаточно того, что они могли убить вас. Я найду их.

- У вас есть враги в Торрансе?

- Ну... - начал он. Но вдруг, бросив взгляд на Кору, он все понял. Ему не приходила эта мысль раньше. Кора Певерли была не так стройна, но все-таки чем-то напоминала Клару Холли. Никакого сходства в лицах, но эти волосы - эти рыжие волосы!..

- Так оно и есть! - выпалил он.

- Простите?

- Вы уже натерпелись страху, и, думаю, это вас не очень испугает.

- Не понимаю, мистер Валентин.

- Я уверен, что они перепутали вас с Кларой! У них не было возможности присмотреться. Все, что они видели - это рыжие волосы и...

- О, нет!

- Да. Не стоит обманывать себя, мэм. Это очевидно.

- Вы что, думаете, что кто-то хочет убить Клару Холли?

- Я это знаю.

Решив, что на Кору можно положиться, Ларри рассказал ей о событиях прошлой ночи и о том, кто это мог сделать. Она слушала его, затаив дыхание, и не проронила ни слова, пока он не закончил. Потом спросила:

- А как к этому отнесся шериф Брок?

- Не знаю. Мэм, вы говорили, что наслышаны о нас Разве мы когда-нибудь просили помощи у полицейских?

- Но вы должны рассказать обо всем шерифу, - настаивала она.

- Послушайте, я ничего не имею ни против Брока, ни против его шустрого помощника. Но я не думаю, что они могут помочь. А вот помешать - могут. И я буду вам благодарен, если все, что я рассказал вам о Станфорде, сохраните в тайне.

- Хорошо, мистер Валентин, - нехотя уступила Кора. - Как хотите.

Проводив учительницу к ее ученице, Ларри посовещался со Стретчем. Они уселись на загородке, откуда могли наблюдать за всеми подходами к дому. Время от времени они слышали голоса женщин, доносившиеся из гостиной. Стретч, выслушав рассказ Ларри о происшествии в каньоне, сухо заметил:

- Может, он был один? А, коротышка? Один человек тоже мог вызвать лавину.

- Я не осматривал следы, но уверен, что Станфорд не мог обойтись без помощи, - сказал Ларри.

- Что будем делать?

- Это была уже вторая попытка. И они могут снова попытаться.

- Могут. За такие-то деньги!

- Пока что нам везло. Клара случайно нагнулась, когда какой-то шакал выстрелил в нее. Я тоже спасся от лавины чудом. В третий раз может не повезти.

- Хочешь сказать - пора действовать?

Ларри кивнул.

- Третьего раза не должно быть, - он посмотрел через плечо на дом. - Мы не можем оставить ее здесь. Лучше отвезем ее в город и спрячем где-нибудь.

- Где?

- Например, в нашей комнате, в отеле.

- Черт!

- Зато будем уверены, что она в безопасности.

- Но как мы незаметно привезем се в город?

- Чего-нибудь придумаем, - заверил его Ларри.

После полудня с гор выехала коляска, по сторонам которой верхом ехали техасцы. Коляской управляла Кора Певерли. Клару, скорчившуюся в весьма неудобной позе между сиденьями, с головой накрыли брезентом.

Зная, что дорога через каньон завалена, они отправились другим путем. Лошади шли резво. Техасцы постоянно осматривались по сторонам, не спуская рук с револьверов. Возле города Ларри поблагодарил Кору за помощь и напомнил ей:

- Отведите коляску в конюшню. Я уже заплатил за нее, и вам надо только вернуть ее. Хорошо?

- Конечно, мистер Валентин, - кивнула она. - Рада помочь вам всем, чем могу...

- Только не проговоритесь, что Клара прячется в отеле, - предупредил он.

- Даю вам слово, - заверила Кора.

- Коротышка, а как мы перетащим Клару в комнату, чтобы нас никто не заметил?

- Это уж твое дело, - сказал Ларри.

Стретч скорчил гримасу:

- Вот так всегда: ты придумаешь, а отдуваться - мне.

- Я верю в тебя, долговязый, - пожал плечами Ларри.

Вечерело, когда Кора остановила коляску во дворе отеля. Ларри осмотрелся: двор был пуст. Он спрыгнул на землю и взвалил на плечо брезент, в котором была завернута Клара. Коляска отъехала. Стретч, взявшись за рукоятку револьвера, открыл заднюю дверь и вошел в отель. Ларри со своей нелегкой ношей затаился возле стены.

- Ты еще не задохнулась? - тихо спросил он.

- Нет, черт возьми, как бы я тогда тебе ответила? - раздался приглушенный голос.

- Не ругайся, - усмехнулся он. - Это неприлично.

Прошло несколько минут, и из дверей неожиданно выскочили трое. На одном из них был колпак повара, другой был его помощником, а третий - управляющим отеля. Все трое бросились наутек.

Спустя секунду в дверях появился и сам Стретч. Он поманил Ларри пальцем. Ларри спросил:

- От служащего в вестибюле ты тоже избавился?

- Конечно. Думаю, теперь можно подняться в комнату. Никто нас не увидит. Пошли. Ключ уже у меня.

Они прошли через кухню и коридор. Вестибюль был пуст. Быстро поднявшись по лестнице, они добрались до своей комнаты. Стретч открыл дверь. Ларри втащил ношу, развернул брезент и поставил Клару на ноги. Ее улыбка свидетельствовала, что она ничуть не пострадала от неудобств, которые пришлось претерпеть.

- Хорошо, - кивнул Ларри Стретчу. - Теперь отведи лошадей в конюшню.

- Сейчас, - сказал Стретч.

- Да, а как это ты избавился от всего персонала отеля? - спросил Ларри.

- Да ничего особенного.

- Ну, а все же?

- Ты слышал когда-нибудь о бубонной чуме?

- Ну...

- О ней все слышали, - сказал Стретч. - Так вот, я и сказал повару, что один из гостей отеля болен чумой. Повар быстро смылся, прихватив с собой остальных. Служащему я сказал то же самое, и он быстренько сделал ноги. Они даже не задавали вопросов и не спорили. Просто сразу же задавали стрекача.

Он добавил, как бы между прочим:

- Я решил, что это будет лучше, чем поджигать отель. Конечно, при пожаре отель тоже опустел бы, но нам негде было бы спрятать Клару.

- Это ты мудро рассудил, - похвалил Ларри его выбор.

...Ранс со своей шайкой проводил очередной военный совет в комнате этажом выше. А в вестибюль отеля вошел мрачный шериф Брок. Служащий уже вернулся на свое место и по просьбе Брока сказал номер комнаты, которую снимали техасцы.

Тяжелый стук в дверь вызвал в комнате бурную деятельность Клару положили на кровать Ларри и, чтобы придать видимость пустой незаправленной постели, обложили Клару подушками и сверху набросили одеяло. Стретч с равнодушным видом уселся на подоконнике, а Ларри пошел открывать дверь.

Брок сразу приступил к делу:

- Ко мне приходила мисс Кора и рассказала мне интересную историю.

- Черт бы ее побрал, - проворчал Ларри. - А ведь обещала сохранить все в тайне.

- Не возводите напраслину на мисс Кору, - насупился Брок. - Она сдержала обещание: кое-что недосказала. Я не смог выжать из нее больше ни слова.

- И что же она рассказала? - спросил Ларри.

- О том, как вас с ней чуть не накрыла лавина. И как ты предположил, что это - не случайность.

- И это все?

- Все. Она заявила, что не расскажет ничего больше, так как дала слово.

Ларри криво усмехнулся, плюхнулся на стул и стал скручивать сигарету. Типично для учительницы. Она дала слово сохранить секрет, но не обещала молчать о лавине. А вообще не пойти к шерифу она, видите ли, не могла!

- Ну, так как? - спросил Брок. - Или ей все это просто показалось? Но прежде, чем ты ответишь, хочу предупредить, что мисс Кора - очень добропорядочная дама.

- Конечно, - подтвердил Ларри. - Она и не соврала. Все было именно так.

- Ну хорошо, Валентин. Я знаю вашу репутацию и знаю, какого вы мнения о полиции. Но, черт возьми, я же не новобранец, у которого еще борода не растет. И не дурак тоже. Я поставлен охранять закон в округе. Покушение на убийство дело серьезное. Вы должны были сообщить мне.

Он прошелся взад-вперед по комнате и остановился возле кровати Ларри. В сердцах он хлопнул ладонью по кровати, попав по одному из соблазнительных мест Клариного тела.

- В конце концов, я наделен властью, и к счастью...

Он отскочил назад, опустив руку к револьверу. Клара раскидала подушки и одеяло и вскочила на кровати, потирая ушибленный зад.

- Еще раз, Брок, и я сверну тебе челюсть! - завопила она.

Шериф ошеломленно смотрел на нее. Потом, схватившись за голову, закричал:

- Да что здесь происходит?!

- Садись и слушай, - приказал Ларри.

Брок повиновался. Слушая рассказ Ларри, Брок порывался несколько раз прервать его, но попытки были не слишком уверенные. Теперь Брок был посвящен во все. Впрочем, ткнув шерифа пальцем в грудь, Ларри тут же предупредил:

- Надеюсь, ты понимаешь, что командую здесь я. Можешь помогать, если хочешь, но не вздумай мешать нам.

- Хорошо, Валентин. Я принимаю правила игры, но - при одном условии.

- Говори, - предложил Ларри. - Но обещать я не могу ничего.

- Однако придется, - настаивал Брок. - Обещай, что все будет по закону.

Ларри кивнул:

- Конечно. Только не вводи в курс этого дела своего горластого помощника. Боюсь, он все испортит, если узнает.

- На этот счет у меня нет возражений, - сказал Брок. Он достал сигару и прикурил у Стретча. - Значит, решено. Чем займемся сейчас?

- Я уже придумал, как вывести банду Станфорда на чистую воду и устроить им засаду, - объяснил Ларри.

- Ну и как? - спросил Брок.

- Очень просто. Чего Станфорд боится больше всего?

- Моего замужества, - вздохнула Клара.

- Точно, - подтвердил Ларри.

- Э, коротышка... - начал было Стретч.

- Ты хочешь устроить свадьбу? - прищурился Брок. - Использовать Клару как приманку?

- Да нет, черт возьми, - ответил Ларри. - Фальшивую свадьбу! Там не будет ни Клары, ни какой другой женщины, Только мы. Мы будем поджидать Станфорда и его наемников.

- Ты хочешь сказать... - начал Брок.

- Не беспокойся, - невесело усмехнулся Ларри. - Я обо всем подумал.

- Ну хорошо. Выкладывай.

- Станфорду кто-нибудь намекнет о тайном обручении, назовет место и время. Станфорд скажет об этом своим дружкам.

- Неплохо.

- В церкви стрелять не пристало, - продолжал Ларри, - поэтому лучше это сделать в каком-нибудь другом месте.

- Этим могу заняться я, - предложил Брок. - Подойдет дом Хомера Дусика. Он холостяк, живет на окраине. Я договорюсь с ним.

- А это подходящее место для драки? - спросил Ларри

- Лучше не найти, - заверил его Брок. - Вокруг нет жилья, местечко очень тихое.

- Коротышка, - нахмурился Стретч, - а кто замолвит словечко Станфорду?

- Вот это сложнее, - пробормотал Ларри. - Это должен быть кто-то, кого он послушает. В то же время надо быть очень осторожным: Станфорд должен поверить известию.

- Ты даже не знаешь, сколько людей у Станфорда, - посетовал Брок, - и где они. Пожалуй, я проверю отели. Станфорд мог остановиться под собственным именем, его наемники должны быть где-то рядом с ним.

- Хорошо. Займись этим.

- На какое время назначим "свадьбу"? - спросил Стретч.

Ларри задумался.

- Думаю, завтра утром. Скажем, в половине шестого.

- Подходит, - согласился Брок. - В это время года солнце встает в четверть шестого.

- У тебя есть бумага и карандаш? - спросил Ларри. - Я хочу, чтобы ты нарисовал план дома Дусика и того, что вокруг дома.

Брок достал лист бумаги и карандаш. Техасцы встали за его спиной, глядя через плечо на карту, которую рисовал шериф.

- Фасад выходит на конец главной улицы, - рассказывал шериф. - Сзади заросли кустов. Мне кажется, там нас и будут поджидать.

- Прекрасно. Мы не заставим их долго ждать.

- Что делать мне?

- Встанешь возле заднего окна, - сказал Ларри. - И предупреди хозяина дома, чтобы он не высовывался.

- Хорошо, - ответил Брок. - А в чем подъедет "невеста"?

- Я думаю, в фургоне, - решил Ларри. - Он остановится позади дома. Погонщик крикнет что-нибудь вроде "Выходи, Клара", и это должно заставить бандитов действовать.

- А потом? - спросил Брок.

- В фургоне будем сидеть мы - вооруженные до зубов, - догадался Стретч.

- Ты - прямо ясновидящий, - сделал ему комплимент Ларри.

Минут двадцать спустя Джэй Кеннеди, ужинавший в харчевне, случайно посмотрел в окно и увидел на улице знакомое лицо. Ларри поманил его пальцем. Кеннеди залпом допил кофе, нацепил шляпу и, заплатив за ужин, выскочил на улицу. Ларри отвел его на темную боковую улочку. Выслушав просьбу Ларри, Кеннеди объявил:

- Можешь быть уверен, Ларри, я это сделаю.

- Думаешь, у тебя получится?

- Надеюсь, что смогу убедить Станфорда. Потом мне будет чем похвастаться: я, Джэй Кеннеди, помог самим Ларри и Стретчу!

Глава десятая.

СВАДЬБА БЕЗ НЕВЕСТЫ

Вернувшись в отель "Альянс", Ларри хотел было подняться в номер, но остановился возле стола служащего, который вопросительно смотрел на него. А почему бы нет? Почему бы Станфорду случайно не остановиться именно здесь?

Он нагнулся над столом и повернул к себе регистрационную книгу. Служащий начал возражать:

- Извините, мистер Валентин, но наши правила...

- Сколько тебе лет, амиго?- осведомился Ларри, просматривая записи.

- Тридцать два, - ответил служащий и спохватился: - Но я не понимаю, какое отношение это...

- Наверно, хочешь дожить и до тридцати трех?.. - предположил Ларри.

- Ну, конечно...

- Доживешь, если закроешь рот, - пообещал Ларри. - Но если будешь много болтать, то... я ни за что не поручусь.

Служащий заткнулся. Ларри неторопливо просматривал список снимавших в отеле номера. Рядом с фамилией Станфорда было еще четыре. Он толкнул служащего и ткнул пальцем в книгу:

- Эти пятеро живут вместе?

- Да, сэр, - кивнул клерк. - В смежных номерах.

- Они хорошо знают друг. друга?

- Кажется.

- Кто-нибудь из них просматривал регистрационную книгу?

- Нет, мистер Валентин. Мы не допускаем...

- Мало ли чего вы не допускаете. Дай-ка мне ручку.

Ларри макнул ручку в чернила и густо зачеркнул имена "Л. Валентин - С. Эмерсон."

- Это значит, что вы больше не зарегистрированы в отеле - рассердился служащий.

- Не суйся, - посоветовал Ларри. Рядом с замазанными фамилиями он записал: "Д. Крокет и Д. Крокетт". В строчке "последнее место жительства" он записал: "Аламо, Техас". Потом спросил:

- Где комнаты мистера Станфорда и его партнеров?

- На втором этаже.

- А как насчет этого?

- Не понял, мистер Валентин?

- Забудь, - пожал плечами Ларри. - Забудь все, ясно? Если тебя кто-нибудь спросит, были ли здесь когда-нибудь Валентин и Эмерсон, ты скажешь, что никогда о них не слышал. Теперь понимаешь, амиго?

- Теперь - да, мистер Валентин, - заверил его служащий.

В тот же вечер Ролло Станфорд сидел в баре отеля с Марти Геллером. Ранс позволил ему спуститься в бар - с условием, что он всегда будет на виду у Геллера. Они играли в карты, и, к огорчению Станфорда, Геллер выигрывал.

Станфорд не сразу узнал худощавого человека, вошедшего в бар и направившегося к их столу. Джэй Кеннеди выглядел весьма потрепанным: шляпа измята, ворот перекошен, глаза налиты кровью. Он плюхнулся на стул и ухмыльнулся.

- Хелло, мистер Станфорд, вы помните меня?

- Голос знаком, - помялся Станфорд. - Вы не из офиса Милтона?

- Что это за клоун? - спросил Геллер.

- Помощник адвоката, - объяснил Станфорд.

Кеннеди звучно рыгнул, распространяя запах пива. Станфорд поморщился и пробормотал:

- Вас никто сюда не приглашал.

- Убирайся, - рявкнул Геллер. - Слышишь, ты, однорукий!

- Вам не позавидуешь, мистер Станфорд, - заплетаясь, сказал Кеннеди. - Вы много потеряли. Мы все много потеряли. Завтра она будет принадлежать мистеру Чаку Раферти.

- О чем это он? - спросил Геллер.

- Заткнись, Марти, - заволновался Станфорд. Он схватил Кеннеди за здоровую руку. - Ты говоришь о мисс Холли?

- О ком же еще? - Кеннеди глупо усмехнулся. - Я, как и все, хотел заполучить ее. И деньги! И... я все потерял.

- А кто же приобрел? - нетерпеливо спросил Станфорд. - Я хочу поздравить их.

- Клара проведет ночь у матери Чака, - Кеннеди икнул и потер лоб. - Никак не могу запомнить, где живет миссис Раферти. Знаю только, что Клара, наконец, избавилась от своих телохранителей. Эти сумасшедшие техасцы отправились в Дакоту час назад.

- Венчание - завтра утром? - допытывался Станфорд.

- Слишком рано для меня, - усмехнулся Кеннеди. - Уверен, что не проснусь к их свадьбе. В пять тридцать - с ума сойти!

- Наверное, свадьба будет в баптистской церкви? - предположил Станфорд.

- Нет, - Кеннеди покачал головой и снова рыгнул. - Свадьба будет в доме Дусика. Знаете его? Они хотят обойтись без лишних церемоний, даже к дому-то подъедут со двора. Если об этом кто-нибудь в городе узнает - там соберется целая толпа.

- Это точно, - улыбнулся Станфорд. - Восхищен осмотрительностью мистера Раферти. Так им будет спокойнее.

- Крах моих надежд! - завопил Кеннеди. - Просто с ума схожу, как подумаю об этой куче денег, которая уплывает!

Он искренне долбанул головой об стол.

- Осталось только напиться вдрызг, чтобы забыть...

Он перешел на бормотание и умолк. Геллер посмотрел на пьяного адвоката, затихшего на столе, потом поднял глаза на Станфорда. Тот приложил палец к губам. Молча они допили пиво, Геллер собрал карты. Быстро покинув бар, оба поднялись по лестнице.

В номере Станфорд слово в слово повторил Рансу все услышанное. Ранс задумался, потом зло процедил сквозь зубы:

- Свадьбе не бывать!

- У нас нет выхода, - подтвердил Рикардо. - Или она умрет - или мы все потеряем.

- Сто тысяч зелененьких - слишком большая потеря, - пробормотал Кловис.

- Когда фургон подъедет к дому, - сказал Ранс, - мы будем там и устроим им сюрприз.

Он кивнул Рикардо:

- Найди дом этого - как его, черт возьми?!

- Дусика, - подсказал Станфорд.

- Да, Дусика. Езжай туда и не возвращайся, пока не осмотришь все.

Через час Рикардо уже докладывал боссу:

- Все в порядке. Лучше не бывает. Позади дома - густые заросли кустов.

- И место для засады есть? - спросил Кловис.

- Сколько хочешь. Дай бумагу - нарисую...

Этим же вечером в городе появился еще один человек, играющий в этом деле не последнюю роль. Это был Брет Эдвард. Он ходил из отеля в отель, называя имена двух техасцев, но ему никто ничего не мог сказать.

В десять пятнадцать он зашел в вестибюль отеля "Альянс", подошел к клерку и задал все тот же вопрос:

- Валентин и Эмерсон здесь не останавливались?

Клерк как-то растерянно оглянулся и поспешил объявить:

- Их здесь нет! Я никогда не слышал о них! Клянусь!

Слишком уж он был пылок. Заподозрив неладное, Брет повернул к себе регистрационную книгу и начал просматривать ее.

- Нет! - завопил служащий. - Я хочу жить до тридцати трех! И больше!..

- Ты что, пьян?

- Я вообще не пью! - заверил клерк.

- Вот уж не подумаешь...

Но Брет уже заметил исправления, сделанные Ларри, и устремился к лестнице. Только он собирался постучать в номер, который занимали техасцы, как дверь распахнулась, и перед ним предстал сам Ларри Валентин, за плечом которого стояла та рыжеволосая красавица. Ларри намеревался пойти в город, чтобы нанять фургон, но теперь быстро изменил решение. Схватив Брета за плечо, техасец втащил его в комнату и запер дверь. Брет продолжал таращиться на Клару и едва услышал вопрос Ларри:

- Какого черта ты здесь делаешь?

- Я никак не мог ее забыть, Валентин. Я искал ее. Отыскал следы ее лошади и проследил их до самого дома в горах. - Он снова посмотрел на Клару. - Вы Клара Холли, не так ли? Сначала я не мог этому поверить. Меня смутила...

Клара одарила его радостной улыбкой и, приподняв подол, сделала изящный реверанс.

- Так я выгляжу лучше? - спросила она.

- Господи!.. - завопил Ларри.

- Какого черта вы прячете ее от меня? - спросил Брет. - Тот, кто любит, никогда не отступится. Я бы все равно нашел ее, рано или поздно.

- А откуда ты узнал, где искать ее?

- Я не ожидал увидеть вас троих вместе, - сказал Брет, - но до меня дошли слухи, что вы не отходите от нее. Я хотел все разузнать. После того, как я убедился, что дом в горах пуст, я вспомнил, где видел лицо этой девушки...

Он невесело усмехнулся:

- Только техасец додумался бы написать в регистрационной книге имя Дэви Крокетта.

- Ну вот он и здесь. - объявил Стретч, как будто Ларри не знал о присутствии Брета. - Что будем с ним делать?

- Если мы его выкинем, он может проболтаться, - пробормотал Ларри.

- Если вы поднимете руку на Брета, - вмешалась Клара. - я

- Помолчи, - рассердился Ларри. - Я сам решу.

- Коротышка, - сказал Стретч, - он может нам пригодиться.

- Пожалуй.

- Пригодиться? - нахмурился Брет. - Что вы имеете в виду?

- Давай доверять ему, Ларри, - настаивала Клара. - И он сможет помочь нам. Он может...

- Управлять фургоном, - предложил Стретч. - Ты ведь сам говорил, коротышка, что фургоном должен управлять человек, которого Станфорд прежде не видел.

Брет беспомощно развел руками.

- Пожалуйста, джентльмены! Вы мне что-нибудь объясните или я так и останусь в недоумении до конца своих дней?

- Хорошо, - решился Ларри. - Коротко расскажу. Кучка отпетых головорезов хочет разделаться с Кларой.

- Что?!

- Не дергайся и слушай.

Брет повиновался. Тоном, не терпящим возражений, Ларри коротко пересказал суть дела. К его облегчению, Брет не пытался перебивать.

- Теперь все ясно. Я готов помочь, - заверил их хозяин Брокен Вил.

- Отлично, - кивнул Ларри. - Ты будешь править фургоном.

- У меня мурашки бегают при мысли, что эти убийцы находятся в этой же гостинице. Я бы предпочла найти их и... - пробормотала Клара.

- Ты никуда не выйдешь отсюда, ясно? - предупредил Ларри. - Я уверен, что эти пятеро подонков будут поджидать нас завтра у дома Дусика. Там мы с ними и покончим.

- Перед тем, как уйти, - сказал Брет, - могу я еще кое-что сказать?

- Ну давай, - разрешил Ларри.

Владелец ранчо повернулся к Кларе и взял ее за руки:

- Я знаю, что вам пришлось пережить, когда все мужчины Торранса бросились свататься к вам.

- Они мне порядком надоели, - улыбаясь, заверила Клара, - но сейчас мне хорошо.

- Вы изменились, - заметил он.

- А все ради тебя, мистер, - пробормотал Ларри. - Она училась говорить и ходить, как леди, только для того, чтобы понравиться тебе.

- Вы, бесспорно, добились этого, - он посмотрел на Клару. - Мисс Холли, когда все это кончится, я могу сделать вам предложение?

- Если только у вас благие намерения, - кокетничала Клара.

- Ваше наследство, - заметил он, - лишь немногим больше моего счета в банке, который составляет около восьмидесяти пяти тысяч долларов.

- Неплохо, - одобрил Стретч.

- Так что можете быть уверены: я женюсь вовсе не из-за денег, - сказал Брет.

- О, Брет! - она бросилась к нему в объятия.

Ларри скорчил нетерпеливую гримасу.

Примерно без десяти пять утра Силки Ранс и трое его подручных вышли из отеля. Они направлялись к дому, стоявшему на окраине города. Света в окнах не было, но Ранс был уверен, что хозяин уже на ногах. Все было в точности так, как нарисовал Рикардо. Из кустов открывался отличный вид на двор дома. Они затаились.

В десять минут шестого шериф Брок зажег лампу в пустой спальне дома. Сам хозяин, священник Дусик, спрятался в гостиной. Увидев свет, Ранс удовлетворенно кивнул:

- Он начал готовиться к венчанию. Боюсь только, сегодня утром он не заработает своих двадцати долларов.

- Это точно, - хохотнул Рикардо.

Еще через четверть часа, при свете первых лучей солнца, они приготовили оружие. Вскоре раздался стук копыт, и показался фургон, который въехал на задний двор. Геллер зло рассматривал одинокого ездока, прошептав:

- Не вижу рыжей!

- Успокойся! - прошипел Ранс.

Брет остановил фургон в нескольких ярдах от кухонной двери, бросил поводья и позвал через плечо:

- Мы приехали, Клара. Выходи.

- Пора! - рявкнул Геллер и бросился во двор. - Вылезай, Клара! - заорал он.

Геллер выстрелил, но Брет успел нырнуть в фургон. Ранс, Рикардо и Кловис выскочили из-за кустов. Неожиданно тент повозки откинулся, и перед ними предстали техасцы и Брет. Они держали револьверы наготове. Четверо убийц ошарашенно замерли.

- Ловушка! - завопил Кловис.

- Бросайте оружие! - приказал Ларри. - Иначе - всем конец.

Из кухонного окна высунулся Брок:

- Вы окружены!

Его перебил выстрел Геллера. Брок отпрянул от окна и пригнулся. Ранс, Рикардо и Кловис начали отходить к кустам, стреляя на ходу. Техасцы дали залп. Рикардо бросился на землю, перекатился и выстрелил. Брет опрокинулся на спину - на его плече растекалось пятно крови. Но Ларри Ранил Рикардо в правую руку, выведя его из строя.

Геллер снова прицелился в кухонное окно, но пуля ушла вверх: как раз в этот момент в него угодила пуля Стретча. Кловис почти добрался до кустов, когда Ларри попал ему в ногу. Кловис упал на четвереньки и ткнулся лицом в грязь.

Ранс, прикрываясь корчащимся на земле Рикардо, дважды прицелился в Стретча. Стретч вскрикнул: первым выстрелом ему задело шею, второй пришелся мимо. Ларри видел только часть головы Ранса, но все же выстрелил. Лицо Ранса залила кровь.

Они спрыгнули с фургона - Ларри быстро, он не пострадал в схватке; Стретч - помедленнее, его рана не была слишком серьезной; Брет - с трудом.

- Останься, - сказал ему Ларри. - Ты уже сделал свое дело. Мы скоро вернемся.

- Который из них Станфорд? - спросил Брет.

- Его я не видел, - нахмурился Ларри.

- Коротышка, - сказал Стреч, - кажется, Станфорд не участвовал в этой стычке. Он, наверное, в отеле.

Из дома вышел Брок, одной рукой он сжимал кольт, другой вытирал кровь с лица, рассеченного осколками стекла.

- Господи! - выдохнул он, оглядывая поле боя. - Похоже, с ними покончено, Валентин.

- Собери их оружие, Брок, - бросил Ларри. - Думаю, двое из них живы. Как только отведешь их в камеру, мы пойдем к Станфорду и сообщим ему печальную новость.

- Много я перевидал убийц за свою жизнь, - пробормотал Брок. - Но эти всех переплюнули. Такие не остановились бы ни перед чем.

- Это точно, - заверил его Ларри.

Путешествие в Торранс оказалось для Силки Ранса и Марта Геллера последним. Кловис не мог двигаться - пуля раздробила ему бедро. Ник Рикардо требовал доктора, истекая кровью, которая хлестала из ран на руке и ноге.

Любезный Хомер Дусик заторопился к доктору Герарду. Но, когда прибыл доктор, помощь требовалась только двоим. Свадебный фургон пригодился Броку, чтобы отвезти раненых в тюрьму, а трупы - в похоронное бюро.

Плечо Брета было быстро промыто, обработано и перебинтовано. Потом Герард осмотрел шею Стретча.

- У него слишком длинная шея, доктор, - объяснил Ларри. - Рансу было трудно промахнуться.

На что Стретч дружелюбно ответил:

- Иди к черту!

К великому удовлетворению техасцев и к успокоению поклонников, до сих пор не терявших надежду, Клара приняла фамилию Эдвард утром третьего числа. Церемония в баптистской церкви на главной улице привлекла немало жителей Торранса. Здесь были Киф Милтон с Кеннеди, банкир Файрфакс и шериф Брок, Тоби Койн и несколько членов женского комитета Торранса, включая мадам де Борж и Кору Певерли.

По настоянию жениха и невесты техасцы тоже принимали активное участие в церемонии. Все формальности были соблюдены. Была, правда, небольшая заминка: Ларри никак не мог отыскать в своих карманах обручальное кольцо невесты. В конце концов он его нашел, и счастливую пару обвенчали.

Органная музыка была великолепна. Ларри сдержал свое слово, и за день до свадьбы новая фисгармония прибыла в Торранс.

Несколько дней спустя техасские искатели приключений расплатились за отель и отправились в конюшню седлать своих лошадей. По дороге их встретил шериф Брок.

- Уезжаете?

- Да, - Ларри вскочил в седло.

- Скучно стало, - пожаловался Стретч.

- Понятно, - сказал полицейский. - Здесь для вас не осталось дел.

- А! - махнул рукой Ларри. - Клара теперь в надежных Руках. Станфорд там, где и должен быть...

- Суд назначен на завтра, - уточнил Брок.

- Наши показания тебе не нужны, - пожал плечами Ларри.

- Достаточно и моих, - сказал Брок, - чтобы упечь Станфорда надолго.

Бродяги медленно поехали по улице. Обернувшись, они кивнули Броку. Тот помахал им рукой, облегченно вздохнув К нему подошел Катл, владелец конюшни, и посмотрел вслед техасцам.

- Отличные ребята, - сказал он.

- Не спорю, - с кислой миной признал Брок. - Но, когда я смотрю им вслед, у меня становится легче на душе. Они всего-то поставили город на уши, разгромили бар, уничтожили банду... Но могло быть хуже, Катл, уж поверь мне. Они могли натворить таких дел...