sci_history Петр Губанов Петрович Путь в Колу ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-11 Tue Jun 11 15:56:48 2013 1.0

Губанов Петр Петрович

Путь в Колу

Петр Петрович ГУБАНОВ

ПУТЬ В КОЛУ

Повесть

Историческая повесть о "смутном времени" на русском Севере. Кола

- единственный порт России, выход в океан. Шведы пытаются его

захватить. Спасти Колу русским помогают карелы и другие народы

Севера.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

КРОВЬ НА МХУ

ВЕРОЛОМСТВО

У СТЕН КОЛЫ

КРОВЬ НА МХУ

1

На скалистом берегу моря, залитый светом летнего полярного незакатного солнца, сказочным видением высился деревянный пятибашенный кремль-острог. Сверху, куда ни глянь, видны были серебрящиеся под слабым ветром водные хляби. А где-то за неоглядными далями Студеного моря* простиралась чужая земля, на которой жили свеи, норвеги, датчане. Скандинавские купеческие когги круглый год приходили в Колу. Они поставляли шерстяные разноцветные ткани, заморские вина, оружие и порох. В обмен на свои товары иноземные купцы увозили из Колы пушнину и красную рыбу.

_______________

* Баренцева моря.

В просторной Кольской бухте, отдав якоря, стояли два голландских парусника. С Голландией, как и во все прежние времена, Русь пребывала в мире и дружбе. Студеное море никогда не покрывалось льдом, и торговля не прекращалась даже на короткое время.

К деревянным причалам прижались русские речные струги и морские суда - кочи. С речных судов, которые приплыли из Холмогорья, Кеми, Сум, Мезени и Нерзуги, перегружали в трюмы кораблей связки куньих и собольих шкур, зерно, лен и мед. Не впервой плыть Кольским купцам-мореходам в чужие земли, до самой аглицкой земли доходили они, чтобы продать свои товары. Верой и правдой служили им в этих опасных походах кочи - полярные русские парусные суда с превосходными мореходными качествами для плавания в суровых северных широтах да в опасных льдах.

От таможенных лабазов на берегу реки, впадавшей в бухту, поднимались в гору четыре параллельные улицы. Теснились на них деревянные дома людей купеческого звания, корабельщиков, мастеровых - медников и косторезов. Другим своим концом эти улицы упирались в Гостиный двор. А на самом высоком месте, в центре острога вытянулась в белесо-синее небо высокая колокольня соборной церкви Богоявления.

Воеводский двор, состоявший из трех строений, напоминавших московские боярские терема, был обнесен круговой деревянной оградой.

Дома в Коле крепкие, рубленные из толстых лиственничных и сосновых бревен. На крыше каждого дома деревянные желоба для стока воды, коньки и другие украшения, чтобы радовали глаз прохожего и приезжего.

Вдоль улиц тянутся деревянные настилы, поддерживаемые клетями-колодцами из положенных на торец корабельных килей. Отслужившими свой срок на море судовыми мачтами окантованы уличные настилы. И невольно покажется попавшему впервые в Колу иностранцу, будто город выстроен "на костях" отплававших свое кораблей.

Узкие окна воеводской избы, затянутые прозрачной слюдой, распахнуты настежь. От Соборной площади доносится сюда гул людских голосов.

Кольский воевода Алексей Петрович Толстой в глубоком раздумье прохаживается из угла в угол по просторной избе, порой принимается теребить свою русую бороду и покашливать, хотя никакой простуды в нем нет и в помине. Царская грамота, которую прислал из Архангельского города князь Бельский, не на шутку встревожила воеводу. Царь ни единым словом не обмолвился в грамоте о присылке в Колу ратных людей: а стрелецкого звания люди и пушкари ой как надобны в остроге! Ведь всего-то под началом у воеводы не больше двух сотен стрельцов наберется да десятка три пушкарей на стенах и в башнях возле затинных пищалей, - вот и вся воинская сила в отдаленной российской крепости, что в самом горле окияна-моря стоит!

"А в каких местах свейские люди начнут рубеж переходить и нашими землями и угодьями похотят владеть, то вы порубежным жителям прикажите накрепко, чтобы они землей своей владеть не давали и ни в чем их не слушали и за свое твердо стояли, но чтобы не вступали в задоры и смуты напрасные и драки чтобы со свейскими людьми не чинили, - писал государь Всея Руси. - А воеводе на Коле и подьячему Кольской волости наше царское слово: беречь русские земли, смотря по тамошнему делу, как возможно, но чтобы межевати и владети нашими землями свеям не позволить, а ссоры с ними не чинить".

"Слабоват духом новый царь Василий Иванович Шуйский против прежних российских государей! - размышлял воевода. - Да и положение его на московском троне шаткое".

Россия вступила в пору смут и волнений. Снова к Москве подступали поляки и литовцы. Пламя кровопролитной войны заливало страну. Свейский* корпус Якоба Понтуса Делягарди, потерпев поражение в сражении с польскими войсками под Клушином, изменил союзному долгу и стал осаждать северные русские крепости. Свеи из союзников превратились в противников...

_______________

* Шведский.

Вот уже восьмая неделя идет с тех пор, как воевода отправил на Китка-озеро, что в Лешей Лопи, сотника Тимофея Стригалина с целовальником Смиркой Микитиным и дьячком Дружинкой Сумароковым класть порубежные грани. Алексей Петрович Толстой наказал им сойтись на берегу Китка-озера со свейскими межевщиками, прибывшими из Улеаборга. Уехали из Колы посланные воеводой надежные и верные люди по санному зимнему пути на оленях, и вот уже троица давно прошла и ильин день на носу, а от них ни слуху ни духу.

"Что с ними такое стряслось? - думал воевода. - Ведь пора было добраться межевщикам до моря! А может быть, замела их пурга в пути, либо утопли в реке во время половодья? Бурная да многоводная была весна в этом году. А если не поладили они со свейскими людьми, что послал улеаборгский державец*, и возле какой-либо грани пошли в ход ножи и сабли?.."

_______________

* Улеаборгский наместник.

Уже давно перевалило за сотню лет с тех пор, как начались порубежные споры и нелады со свейскими межевщиками. Клали грани при Василии Темном и Иване Васильевиче Грозном, а установить порубежную линию так и не смогли.

После заключения Тявзинского мира в 1595 году межевание велось на трех участках общей протяженностью более полутора тысяч верст. От Орешка и Выборга шел один из них по берегу Сестры-реки на север, второй тянулся до селения Реболы, а третий, оставляя справа Печенгский монастырь, достигал Студеного моря. И самым спорным был третий порубежный участок.

Царь Борис Федорович Годунов, сосватав свою дочь за датского принца, собирался уступить всю Лапландию датскому королю Христиану Четвертому. Такой подарок враждебной Дании еще больше стеснил бы Свею, и король свейский Карл Девятый незамедлительно составил "образцовый список" грамоты, где предъявил множество требований, по которым порубежные грани, проложенные ранее, передвигались на восток.

Невеселые думы одолевали Алексея Петровича Толстого. Его не покидала тревога. Изредка приходили вести из далекой Москвы, где в молодые годы служил он в Посольском приказе. Чаще присылал грамоты с царским указом воевода из Архангельска. Нетрудно было понять, что еще более грозные события надвигались на истерзанную смутой Россию.

Совсем недавно датчане отняли у свейской короны город и порт Кальмар. Датский флот закрыл пролив Зунд, и ворота в Колу для судов короля Карлуса оказались запертыми.

Королевская гавань на севере Свеи еще только строилась, и военных кораблей короля там не было. Но предприимчивые купцы уже принялись строить крепкие парусники для плавания по Студеному морю.

"Не таков король Карлус, чтобы сидеть сложа руки, - размышлял Толстой. - Он непременно предпримет что-либо, дабы доставлять товары в Колу и брать от нас взамен меха и оленьи шкуры. Да и не оставит он в покое лопинов. Ведь король по-прежнему считает, как было до Борисового указа, будто треть ежегодной дани, которую взимаем с лопинов, принадлежит, как исстари повелось, свейской короне, а остальные две трети должны делить пополам Христиан Четвертый и государь Всея Руси. Надо быть ко всему готовыми в Коле! Ведь может и такое случиться, что Карлус-король направит свое войско в пределы русских земель и придется отбиваться здесь, в Коле, от чужеземного воинства той ратной силой, которая есть. Да коляне подсобят нам, пожалуй. Это же смелый и находчивый народ!"

В воеводскую избу ввалился подьячий Иван Парфентьевич Махонин, огромного роста, краснолицый и большеглазый. Всклокоченная рыжая борода у него чуть не до самого пупа. Малиновый суконный кафтан перепоясан алым кушаком. Купцы Кольские, таможенники, посадские и чиновные люди, мастеровые - корабельщики, солевары и голь кабацкая - все подьячему подвластны.

- Доброго здоровья, воевода-боярин! - поприветствовал Алексея Петровича Махонин.

- Желаю и тебе здравствовать, подьячий! - сурово произнес Толстой в ответ.

- Казенная бумага прибыла из Архангельского города или какая другая нужда заставила звать меня в воеводскую избу? - деловито осведомился подьячий.

- Прислал князь Бельский из Архангельска царскую грамоту, - начал воевода неторопливо. - А в ней государь отписывает мне и тебе, как беречь и сохранять лопские наши земли, которые царь Борис Федорович собирался отдать королю Христиану Датскому. И вот чудно как в грамоте этой отписано: "...беречь русские земли, смотря по тамошнему делу, как возможно, но чтобы межевати и владети нашими землями свеям не позволить, а ссоры с ними не чинить...". Алексей Петрович ногтем указательного пальца отметил в грамоте две нижние строки, написанные крупными буквами.

- Чтобы овцы были целы и волки сыты, - подхватил Махонин.

- Выходит, так, - согласно кивнул головой воевода. - А король Карлус полагает, что мы, русские, нарушаем договор о вечном мире и незаконно взимаем дань с лопинов на морском побережье. Причем свейский властелин считает, что все прежние грани, которые клали воинские люди дьяка Василия Тимофеевича Плещеева, воевод Юрия Вельяминова и Григория Витовтова, незаконные.

Махонин поднял голову:

- Ведь вместе с нашими делали порубежные межи свейские ротмистры Ларс Торстенсон, Арвид Тоннесон и Клаас Хенриксон. И грани проложили тогда через всю лопскую землю до самого моря.

- Проложили, а теперь свейский король полагает, что грани следует класть сызнова. И межевые знаки делать с озера Иовара к деревне Маселька, оттуда на озеро Китка и к Энаре, потом к реке Пассиоки и Печенгскому заливу.

- Да этак треть Лапландии, которой испокон века владели московские государи, перейдет к свейской короне! - вспылил неожиданно Иван Парфентьевич.

- Вот и отдувается сейчас сотник Тимофей Стригалин вместе со Смиркой Микитиным да дьячком Дружинкой Сумароковым на озере Китка, - тяжело вздохнул воевода. - А может, их в живых уже нет?

- А куда им деваться: лопатят, наверно, грани вместе со свейскими межевщиками где-нибудь на подходе к Печенгскому заливу, - сказал Иван Парфентьевич.

- Если бы так, подьячий, а то сдается мне, что дело со свейскими межевщиками и до ножей могло дойти, - с тяжким вздохом произнес Алексей Петрович. - И негоже нам с тобой, Иван Парфентьевич, продолжать править Колой, пребывая в полном неведении.

- Негоже, воевода.

- Так скажи от моего имени пятидесятнику Спирке Авдонину, чтобы шел немешкотно в лопскую землю, - распорядился Алексей Петрович. - Любому из купцов, что с пушным товаром плывет в заморские земли, чтобы доставил пятидесятника к порушенному Печенгскому монастырю. Оттуда пусть Спирка сам добирается до межевщиков, если они живы еще. Кто из купцов первым отплывает из Колы?

- Елизар Жохов. Завтра с мягкой рухлядью и суздальской пшеницей в аглицкую землю, порт Бристоль, - ответил подьячий.

- На его коче и отправь Спирку Авдонина, - уточнил воевода. - Да заодно накажи Жохову, чтобы зашел на Новую Землю, снял с острова цинготников и всех, кому опостылела долгая зимовка. Придется, пока не приплывет из Колы судно в Печенгский залив, пожить в монастыре бедолагам. А к осени, смотришь, и доберутся до своих теплых углов в Кольской крепости.

- Будет все исполнено, воевода-боярин, - поклонился в пояс Иван Парфентьевич.

2

Четыреста лет стоит на берегу бухты, похожей на подкову своими очертаниями, древняя Кола. Обдуваемая океанскими свирепыми ветрами деревянная крепость-кремль напоминает чем-то большой крюк, поставленный торчком неведомо кем и для чего. Недаром уже в то время бытовала среди поморов поговорка: "Острог-то словно крюк да народец в нем уда: что ни слово то зазубра".

Вначале это было небольшое поморское поселение, в котором обитали выходцы из новгородских вотчин да беглые люди. Многих загнали сюда царский гнев и наветы московских бояр. А смелые и отважные добирались в Колу по доброй воле. Их влекло в суровый северный край богатство морских и тундровых промыслов да приволье Студеного моря.

Ивана Парфентьевича Махонина прислал в Колу царь Борис Федорович. Скоро десять лет наберется с той поры, как выбрался он из дорожного возка и пошагал в темноте полярной ночи к воеводской избе, чтобы доложить о своем прибытии.

За эти годы он сумел привыкнуть к суровому северному краю и обычаям поморов, но временами черная тоска грызла сердце подьячего. Тосковал он по московским вишням. Иногда перед его глазами вставали яблони с поникшими под тяжестью плодов ветвями до теплой и сытно пахнущей августовской земли. Дом Ивана Парфентьевича стоял на берегу Яузы, и бабы носили из реки воду для поливки капусты и огурцов... Ах, как славно жилось ему в Москве в молодые-то годы!.. Ничего этого не было в Коле. "С одной стороны море, с другой - горе, с третьей - мох, а с четвертой - ох!" - приговаривали иногда коляне.

Выбравшись из душной таможенной избы, где самолично сличал он реестровые книги на отправляемые в заморские страны товары, Иван Парфентьевич зашагал на морскую пристань, где покачивались возле берега готовые к отправлению в океанское плавание двухмачтовые суда.

Кольский помор Елизар Жохов стоял на корме кочи и строго покрикивал на верных ему посадских людей. Кормчий был одет по-штормовому: поверх кафтана полотняный плащ с капюшоном, на ногах высокие смазные сапоги с отогнутыми голенищами. Взгляд его был грозен, но из-под нависших рыжих бровей порой вспыхивали глаза добродушной улыбкой, когда замечал он бойкую колянку, сидевшую за рулем в лодке и сноровисто управлявшую парусом.

За годы пребывания в Коле Иван Парфентьевич насмотрелся на смелых, не лезущих в карман за словом поморянок. Он давно заметил, что колянки удачливы в лове рыбы, неустрашимы и ловки в управлении рулем и парусом, отважны в море на морских промыслах. Даже в штормовую погоду, когда не каждый мужчина отважится отправиться в плавание на утлой лодчонке, случалось, поморянки преодолевали сами холодные просторы дышащего моря.

Елизар Жохов, несмотря на свои тридцать лет, был еще холост и с достоинством знающего себе цену мужчины сверху поглядывал на суетящихся возле сходен поморских женок и незамужних девиц.

При виде подьячего, вступившего на палубу кочи, Жохов отвесил низкий поклон:

- В полдень думаю отплыть из Колы.

- Пятидесятник Спирка Авдонин не прибыл покуда? - спросил Махонин.

- С самого утра отсыпается в моей каюте, - ухмыльнулся в рыжую бороду Жохов. - Гуляли всю ночь у Парфена Силыча.

- Не слишком ли вольничать стал?

- Спирка Авдонин меру помнит и честь знает, - заступился за стрелецкого пятидесятника Елизар Жохов. - Воевода-боярин, слыхал, отвалил Спирке десять целковых на дорогу. Хорошо бы дело до драки со свеями не дошло. А то может и такое случится, что и ноги оттуда унести не успеешь. Знаю я этих свеев! Свирепый народ!

- Палец им в рот не клади, - подхватил Иван Парфентьевич. - А не то откусят, да и руку заодно до самого плеча отхватят.

Подьячий и кормчий умолкли, глядя на залитый ярким летним солнцем залив, на прощавшихся с уходящими в море мужьями Кольских женок, на светлый и праздничный мир под безоблачным небом.

- Не забудь, Елизар, зайти на Новую Землю, - посчитал нужным напомнить Жохову еще раз Иван Парфентьевич.

По бухте, направляясь к выходу в море, прошел трехмачтовый голландский купеческий когг. Палуба кочи накренилась и стала мерно покачиваться. Подьячий и кормчий восхищенными взглядами проводили до самого выхода из бухты красавец парусник и опять вернулись к своим делам-заботам.

- Третьего дня приходил ко мне в гости голландский купец Иоахим Ван-Заам, - неторопливо продолжил Иван Парфентьевич. - Он научился кое-как балакать по-русски. Так этот Ван-Заам сказывал, будто сильно стали шалить морские разбойники в Зунде и возле острова Готланда.

- Наверно, свейский король выдал каперские грамоты своим капитанам, чтобы не остались без дела после окончания войны с датчанами, предположил Жохов.

- Голландец сказывает, шалят не только свейские пираты, - ответил Махонин. - Похоже, и датский король суда снарядил и выдал капитанам каперские грамоты. Да и ганзейцы не хотят никому уступить. Так что разбойников на море достаточно, Елизар. А потому держи ухо востро, а порох возле пушек сухим, - стал наставлять кормчего Иван Парфентьевич. - А то, неровен час, и на пиратов наскочишь!

- Шесть пушек тоже чего-нибудь да стоят, Иван Парфентьевич, приосанился Жохов. - Да и топоры еще мои люди умеют в руках держать. А случись так, что удирать придется, мой "Морж" под всеми парусами вряд ли уступит в беге любому пиратскому бригу. Так что в обиду себя не дадим.

Они помолчали.

- Снимешь с зимовья всех цинготных и всякого, кому опостылело островное сидение, - произнес в заключение подьячий. - Высадишь их вместе со Спиркой Адониным в месте Печенгского монастыря. А оттуда доставят потом их в Колу.

На прощание, растрогавшись, Иван Парфентьевич крепко обнял Елизара:

- Прощай, брат!

В полдень, как и намерен был Жохов, "Морж" отошел от Кольской пристани и направился в открытое море.

Океанский холодный взведень*, заполоскав, стал упруго надувать парусину. Забирая все круче ветер, загудели вздувшиеся полотнища парусов. Коча ходко неслась по оловянной поверхности моря, разламывая своим дубовым корпусом низкие волны.

_______________

* Сильный ветер, поднимающий волну.

3

Староста артели зимовщиков на Новой Земле Каллистрат Ерофеевич Силин сидел за грубо сколоченным столом в большой становой избе и по слогам разбирал написанную церковным дьяконом бумагу, которая содержала тайну составления чернил.

На столешнице валялись незаполненные реестры, в которые следовало вписать число битых за последние недели оленей, попавших в капканы белых и голубых песцов, загарпуненных моржей и нерп, пойманных морских зайцев. За долгую полярную зиму в ловушки-кулемы попало столько песцов, что пятеро зимовщиков с трудом успевали снимать и выделывать шкурки.

Сени становой избы, нежилой придел и часть примыкавшего к избе предбанника были наполнены пушниной или "мягкой мухлядью", как принято было называть ее на купеческом жаргоне. Засоленная семга и белуха, которую ловили в пресных новоземельских озерах и реках, хранилась в кладовых развалочной избы верстах в трех от Серебряной губы.

"Взвесь вишневого клею столько же, сколько у тебя чернильных орешков, - разбирал плохо понятные слова Каллистрат Ерофеевич при тусклом свете незакатного солнца, с трудом проникавшем в избу сквозь туго натянутый в окошке бычий пузырь. - Сколько весят вместе орешки и клей, столько же взвесь пресного меду. Клей намочи в хорошем кислом меде за две недели или более до приготовления чернил, чтобы перебродило, как дрожжи. После того как клей перебродит, возьми хорошего кислого меду и лей на мелко истолченные и просеянные через сито орешки, добавь в клей пресный мед и смешай все вместе. Оберегай получившиеся чернила от холода, пока они не закиснут. Старайся держать их в тепле и пробуй языком, чтобы они не были слишком сладкими, а умеренно. Если же совсем не будут сладкими, то подслащай их пресным медком..."

И до чего же мудреной оказалась тайна составления чернил, за которую расплатился Каллистрат Ерофеевич связкой песцовых шкурок с дьяконом Богоявленской церкви в Коле. Староста промысловой артели взял с собой на Новую Землю и вишневый клей и нужное количество чернильных орешков и пресного меду и множество раз прочитал дьяконову бумагу, а чернила получались то слишком густыми, то жидкими. На реестровых листах выходили кляксы вместо букв, и это огорчало Каллистрата Ерофеевича. Ну прямо хоть палочками отмечай число шкур на стенах становой избы! Да ведь коли все до единой шкурки пометить, так бревен в срубе не хватит!

Каллистрату Ерофеевичу помогал вести счет мягкой рухляди, добытой зимовщиками за долгую зиму, корелянин Савва Лажиев, немного знавший грамоте и счету. Целых восемь недель провалялся по весне на нарах Савва Лажиев, изнуренный жестокой цингой. У парня шатались зубы и кровоточили десны, ныли от невыносимой боли суставы. Каллистрат Ерофеевич поил его горячей оленьей кровью, заваривал чай из морошки и выходил парня. Сам он мучительно страдал в эту зиму одышкой. И лечил сам себя новоземельским зверобоем. Каллистрат Ерофеевич упаривал листья зверобоя в глиняном горшке, подсыпал немного спелой и мерзлой морошки, потом кипятил это варево. Снадобье помогало. Каллистрат Ерофеевич потел, и дышать становилось легче.

Опытным взглядом старого зимовщика Каллистрат Ерофеевич отметил, что Савва Лажиев - самый молодой из всех шестерых - вряд ли выживет вторую зиму, если останется на Новой Земле.

Савве не хотелось покидать Новую Землю и оставлять товарищей, с которыми породнила его суровая полярная зимовка, но староста был неумолим.

С самой весны Каллистрат Ерофеевич ждал прихода на Новую Землю обещанного Кольским воеводой купеческого либо промыслового судна. Каждое утро поднимался он на высокий скалистый уступ морского берега, занесенный толстым слоем гагачьего пуха, и подолгу всматривался в залитые незакатным солнцем океанские дали.

Ни единого паруса не было видно на безбрежных пространствах Студеного моря. От серебрящихся бликов слезились глаза, потом появлялась резь, и светлый мир словно мутнел, теряя свои летние краски.

Заварив новый чернильный состав из вишневого клея, орешков и меда, Каллистрат Ерофеевич выбрался из душной, не проветривавшейся во все времена года избы и вдохнул полной грудью. В полуночной стороне, где в зимнюю пору огромным бесшумным пожаром вспыхивают всполохи самосиянного света*, темнели увалы бесконечных гор. Внизу, за песчаной отмелью плескалось море. А вокруг становой избы на неровной каменистой земле росли ивы и березки полуаршинной высоты. И даже в середине лета эти крохотные деревца, похожие на кустики, стояли без листьев, с набухшими, но нераспустившимися почками. Изредка попадались полураспустившиеся незабудки и тощие колокольчики. Даже на этой не прогретой солнцем земле жизнь брала свое.

_______________

* Северного сияния.

Сколько ни жил Каллистрат Ерофеевич на Новой Земле, он никогда не слышал здесь грома, не видел молнии. И несмотря ни на что артельный староста любил эту землю сдержанной и признательной любовью.

Продолжая вглядываться в новоземельские тундровые просторы, Каллистрат Ерофеевич заметил в полуночной стороне Серебряной губы крохотную движущуюся точку. К становой избе шагал кто-то из зимовщиков. Каллистрат Ерофеевич угадал в возвращавшемся к зимовке человеке Савву Лажиева и очень обрадовался. Артельный староста любил парня за старательность и бескорыстие, живой общительный характер и мягкосердечие. У него не было сыновей. Через каждый год появлялись на свет дочери, и Каллистрат Ерофеевич был огорчен тем, что нет у него наследника. За время долгой зимовки староста артели привязался к Савве как к сыну и желал ему добра и здоровья.

Несмотря на теплое лето, Савва Лажиев был по-прежнему в зимней одежде: на голове шапка из заячьего меха, на плечи наброшена кухлянка, сшитая Каллистратом Ерофеевичем из оленьей шкуры. Отрок шел ходко, неся за спиной пару белух. Он немного притомился и вспотел, торопясь поскорее добраться до становой избы, чтобы попариться в бане. После зимней тяжелой хвори все вокруг казалось ему необычным, радостным, лучезарным. Савва радовался теплому дню, какие нечасто навещают Новую Землю, чистому, словно родниковая вода, островному воздуху, ощущению возвращающихся сил и сознанию здоровья в окрепнувшем теле.

Он сошел с песчаной косы и шагал по косогору, поросшему карликовыми березками, старательно обходя попадавшиеся на пути незабудки и колокольчики. С тех пор, как во время морового поветрия, которое случилось в Олонии, умерли все его близкие, Савва стал бережно относиться ко всему живому. Как ни старался он забыть страшное бедствие, постигшее олончан, после которого покинул он родимый край у Ладоги и подался на далекий север, картины ужасного мора время от времени вставали в его воображении. Прошлого, оказывается, никак не выкинешь из памяти!

Новая Земля поразила Савву Лажиева. Все здесь было необычно: нагромождения гор с причудливыми уступами скал, на которых разместились огромные птичьи базары, безбрежное море, в котором без числа водятся гигантские рыбы - киты, свирепые касатки, усатые моржи, морские зайцы и золотистая нерпа. Савве не давали покоя мысли: откуда все это появилось на земле и в глубинах водных, почему все живое так стремится размножить свой род и продлить собственное существование? Уж на что глупа птица гагара, и та водится на берегу во множестве тысяч, и с каждым годом ее становится все больше!

Своим незрелым умом Савва упорно старался проникнуть в сущность явлений, которые наблюдал на Новой Земле. Ему очень хотелось понять, откуда берется этот дивный самосиянный свет на небе во время лютых зимних морозов, по богатству и разнообразию красок намного превосходящий все летние радуги над Олонкой-рекой и озером Ладогой? Почему на протяжении четырех недель месяц на небе из золотистого серпа превращается в серебряную сковороду и ночью вода в Серебряной губе поднимается на целых два аршина? Отчего Студеное море, словно разумное существо, извергает на берег сосновые, лиственные и еловые бревна, чтобы зимовщики могли строить из них развалочные избы? И почему не уносит назад, когда волны, случается, бегут от берега в полуночную сторону? Как получилось такое, что зимой свирепый мороз ломает бревна сруба, а летом так тепло, что потеешь, хоть рубаху выжимай? И отчего здесь земля такая твердая, что ничего почти не растет на ней, а на берегах Олонки она мягкая, словно гагачий пух, и всходят на ней в доброе лето такие хлеба?!

Множество непонятного встретилось Савве на Новой Земле. Над многими неясными вещами задумывался молодой зимовщик, но ответа не находил. Ничего не мог сказать Савве и Каллистрат Ерофеевич, уже не первый раз зимовавший на острове.

Подходя к становой избе, Савва Лажиев увидел старосту артели и радостно заулыбался. На широком лице отрока весело сияли серые добрые глаза.

- Вернулся, Саввушка?! - тискал парня в крепких объятиях Каллистрат Ерофеевич. - Как там Михаил? Афоня как? Ловится ли белуха? Пошел ли голец?

- Все, кажись, здоровы пока, Каллистрат Ерофеевич, - отвечал Савва. Рыба идет сплошным косяком. Солим... но соли осталось совсем мало... Пока тепло, вялим, сушим на солнце...

- Устал, поди... намаялся в этакую-то жару, - посочувствовал Каллистрат Ерофеевич. - Поди в избу да отдохни малость, и - в баньку. Баня со вчерашнего дня топится. Бери новый веник да отхлестай себя хорошенько. Это придаст тебе силы. А я тем временем вычищу рыбу да уху сварганю.

- И то дело, - устало произнес Савва, довольный и счастливый от предощущения горячего дурманящего пара.

4

Савва Лажиев с раннего детства любил попариться в бане. Он хорошо помнил, как брали его с собой в баню отец либо старшие братья, когда сам еще не мог взбираться на полок, где хлестали друг друга вениками его родные.

На Новой Земле березовый веник ценился на вес золота, потому что привозили их с материка. Веник берегли, и пользовались им подолгу, пока он не превращался в голик, которым пол подметают.

В бане стоял ровный пар. Савва плеснул на раскаленные камни воды из деревянной шайки. Там что-то взвизгнуло, зашипело, и серым султаном взметнулся к потолку горячий, обжигающий пар.

Савва принялся хлестать себе новым веником спину. Как все уставшие от ходьбы и многодневных трудов люди, Савва блаженствовал в духмяном парном тепле. Он тихонько постанывал, охал, покрякивал.

Он парился долго, и когда вышел из бани, солнце уже клонилось к закату, но еще не собиралось совсем исчезнуть за горизонтом. Каллистрата Ерофеевича в избе не оказалось, хотя уха давно уже сварилась и начала остывать. Савва поискал вокруг глазами и увидел артельного старосту на берегу бухточки, где был устроен деревянный причал. "Зачем ему понадобилось идти туда?" - удивился Савва. Потом поднял голову и заметил вдалеке парус. Судно шло полным ветром. Освещенное предвечерним солнцем, оно стало хорошо различимо. Удлиненный корпус и острые обводы. Судно изменило курс и входило в губу.

От развалочной избы бежали по песчаной отмели промысловики. Отрезанные от земли несколькими сотнями верст открытого океана, зимовщики рады были любой весточке от родных и близких. Они неслись не чуя под собой ног, будто боялись, что судно не станет их ждать, стоит только замешкаться и не оказаться вовремя на месте их постоянной зимовки.

Савва Лажиев спустился на деревянный причал, остановился неподалеку от Каллистрата Ерофеевича. Ему казалось, что судно ползет по воде, а не движется, уверенно влекомое двумя вздувшимися парусами.

Когда нос судна коснулся стенки деревянного причала, все шестеро зимовщиков стояли тесной кучкой в ожидании, покуда мореходы сойдут на берег.

Как полагалось кормчему, Елизар Жохов первым вступил на Новую Землю. Следом за ним сошли на причал и остальные, чтобы потолковать с зазимовавшими на острове промысловиками да поразмяться, отдохнуть после качки на море.

Елизар Жохов схватил в охапку Каллистрата Ерофеевича и долго мял его в своих медвежьих объятиях. Мореходы привечали промысловиков, рассказывали последние Кольские новости.

- Как мои там? Здоровы ли жена и детки?

- Здоровы. Что с ними поделается на теплой печке, - слышалось в ответ.

Каллистрат Ерофеевич, осведомившись о здоровье близких, позвал Елизара Жохова в становую избу. Потом кликнул Савву Лажиева и посадил его на реестные листы. Время не ждало. Елизар Жохов торопился поскорее отплыть с Новой Земли во владения аглицкого короля.

Воевода Алексей Петрович строго-настрого наказал Елизару погрузить на коч побольше товаров, чтобы было чем торговать в аглицком городе Бристоле.

Другого выхода морем в чужие страны у Руси не было, и кормчий из Колы хорошо понимал всю важность плавания в чужую землю. Нужно было поторапливаться, чтобы красная рыба не успела протухнуть в пути, а рухлядь мягкую поставить аглицким купцам неподмоченной.

Нежилая половина становой избы быстро опустела. Всю добытую за зиму пушнину погрузили в трюмы "Моржа". Красная рыба, сушеная и просоленная, хранилась в леднике развалочной избы, и потребовалось немало времени, чтобы погрузить ее на судно. И даже свежую, только что пойманную рыбу вместе со льдом перенесли на судно.

- Славная рыбка! - восхищался выловленной белухой Елизар Жохов. - Ну прямо хоть к столу для аглицкого короля!

Рыбу грузили до поздней ночи: было светло как днем, и солнце лишь коснулось своим нижним краем видимой черты горизонта. Когда с рыбой и мягкой рухлядью было покончено, Елизар Жохов отозвал Каллистрата Ерофеевича в сторонку и стал что-то негромко говорить ему на ухо, потом сел за стол и уставился на Савву долгим задумчивым взглядом. Савве даже неловко сделалось от этого.

- Вот что, Саввушка, - заговорил староста артели. - На этом коче ты отправишься в Колу.

- Но я хочу здесь остаться, - возразил Савва.

- Нет, Савва, я тебя не оставлю здесь на погибель, - решительно произнес Каллистрат Ерофеевич. - И не такие, как ты, не могли выжить вторую зиму на Новой Земле. Случалось, сохли за время болести и оставались от них только кожа да кости. А то еще хуже бывало: выпадали все зубы. А кому ты без зубов-то нужен? Да ни одна девка за беззубого замуж не пойдет. Прибудешь в Колу и будешь служить у подьячего Ивана Парфентьевича Махонина. Моего слова довольно, чтобы он взял тебя к себе служить. Он мне кум: крестил мою младшенькую, а потому никакого отказа не будет.

- А что я стану делать в Коле? - спросил растерянный Савва.

- Писцом у него будешь. А не захочешь перья чинить да бумагу марать, станешь по тундре ездить, в становища к лопинам и подати собирать в осудареву казну. Разве такое тебе не любо?

- Я - податный? - удивился Савва. - Как-то чудно все это, Каллистрат Ерофеевич!

- Никаких здесь чудес нет: не боги горшки обжигали, - наставительно проговорил староста артели. - Так что собирайся, и - в путь. Судно ждать долго не станет. Утром с попутным ветром отправится дальше: знаешь сколько еще плыть до аглицкой земли?

- Нет.

- Недели четыре, если ветер будет попутный, а коли задует мордотык*, то и все шесть плыть придется.

_______________

* Встречный ветер.

- И такой путь я проделаю, пока до Колы доберусь? - обрадовался Савва, оттого что увидит аглицкую землю.

- Нет, Савва, коч зайдет в Печенгский монастырь и высадит тебя на берег. А оттуда доберешься до Колы на попутном судне.

- Вон оно как, - разочарованно протянул Савва Лажиев.

- К осени там будешь, - пообещал Каллистрат Ерофеевич. - А может оказаться, что и раньше явишься к Ивану Парфентьевичу. Если в те места кто-нибудь из Кольских купцов надумает за красной рыбой плыть.

- Ну что ж, прощай, Каллистрат Ерофеевич, - взволнованно произнес Савва. - Не поминай лихом. И не обессудь, если чем не угодил.

- Что ты, Саввушка. Ты всем мне люб, как родной сын, - растрогался Каллистрат Ерофеевич. - Прибудешь в Колу, сразу же иди ко мне в дом. Да передай поклон моей жене Аграфене Кондратьевне и скажи ей, что я здоров и очень тоскую по деткам.

Артельный староста смахнул со щеки непрошеную слезу, приосанился и заговорил с бодростью:

- У меня полный дом невест, Савва. Если какая полюбится, присылай сватов, как только я возвращусь в Колу. Моего отказа не будет. Любую бери. А рассчитаюсь с тобой за труды тоже когда вернусь. А пока забирай эти негодные для заморских господ песцовые шкурки. А больше дать мне тебе пока нечего.

- Что ты, Каллистрат Ерофеевич, ничего мне не надо, - воспротивился Савва. - Ну куда я все это дену?

- Все пригодится, когда в Коле будешь, - сурово заметил артельный староста.

5

Попутчиком Саввы Лажиева на "Морже" оказался неунывающий и словоохотливый пятидесятник Спирка Авдонин.

- И горазд же ты дрыхнуть, служивый, - сказал Елизар Жохов Спирке, валявшемуся на топчане, когда провел к нему в каморку Савву Лажиева.

- А где мы сейчас? - протирая глаза, проговорил стрелецкий пятидесятник.

- Все на свете проспишь, - продолжал незлобиво Жохов. - От Новой Земли отвалили недавно.

- Недавно от Старой отошли, а уже Новую миновали: ну и дела, протянул лениво Авдонин.

- Не забудь проснуться, когда в Печенгскую губу заходить станем, сказал напоследок кормчий.

Савва положил под голову мешок с мягкой рухлядью и уснул как убитый.

Ему снилась освещенная ярким солнцем Олонка и родная деревня на берегу реки...

И будто въезжает он верхом на буланом отцовском коне в реку, чтобы выкупать его... Конь медленно переступает ногами, входя в еще не согретую солнцем утреннюю воду... Крупные лобастые рыбины тычутся в ноги Савве, щекочут усами ступни и икры. Они приплывают к нему вплотную целыми косяками и смотрят из воды на Савву, будто на невиданное прежде чудо. Конь плывет дальше, стремясь достичь другого берега, а Савва остается посреди реки. Рыбы отходят и приближаются опять, шевеля плавниками, и Савве приятно среди рыб, в ласковой воде...

Проснулся он от сильного толчка. Открыв глаза, подумал: "И приснится же такое..."

- Похоже, на плывущую льдину либо на кита натолкнулись, - усмехнулся Спирка Авдонин.

- Так пойдем наверх, поглядим, - предложил Савва Лажиев.

- А чего мы там не видели: косаток или моржей? Так я насмотрелся на этих тварей, когда по казенным делам в Архангельский город плыл, отмахнулся пятидесятник. - Давай-ка лучше в карты сыграем: быстрее время пролетит.

- Я в карты отродясь не играл, - хмуро произнес Савва.

- Не умеешь - научу, - нашелся Авдонин. - А если пожелаешь, выставлю деньги на кон, - и он похлопал по карману.

Савва опустил с рундука на палубу ноги и негромко, словно смущаясь своих слов, произнес:

- У меня нет денег, а если желаешь, я могу дать и так половину мягкой рухляди.

- Задарма мне ничего не нужно, - ответил Спирка Авдонин. - За мою осудареву службу воевода-боярин Алексей Петрович хорошее жалование платит. Да и честь имею, которая не дозволяет запросто чужое брать.

- А у меня нет никого родных в Коле, да и на всем белом свете нет никого у меня ближе артельного старосты Каллистрата Ерофеевича Силина, сообщил о себе Савва Лажиев. - И некому мне дарить эти меха.

- Э-э! Да ты и впрямь будто святой! - удивился пятидесятник. Прибудешь в Колу, ой какая нужда в деньгах будет. А у тебя целый мешок зверьих шкур. Да любой купец и даже приказчик их тебе на деньги обменяет! А как же ты зимой на острове? - продолжал он. - И не было тоскливо? Не брала тебя за сердце грусть-кручина?

- Некогда было тосковать, всю зиму зверя промышляли, а потом хвороба одолела меня.

- И все же ты мне чем-то по сердцу пришелся! - приподнялся на топчане пятидесятник. - Поступай в стрелецкую службу. Будешь под моим началом - в десятники выведу. А потом, глядишь, годка через четыре и в пятидесятники, как я, выйдешь, - приосанился Спирка Авдонин. - При сабле будешь ходить, и кафтан малиновый пятидесятника на тебе. К тому же почет и уважение от людей. А от девок посадских так отбою нет. Любая за тебя замуж не прочь.

"Балабон и хвастун, - подумал о попутчике Савва. - Коли так скор на посулы, значит, толку от него не жди". Он почитал людей солидных и серьезных, вроде Каллистрата Ерофеевича, которые зря словами не бросались на ветер, а дело, коли надо, делали.

- Я собираюсь на службу к Ивану Парфентьевичу Махонину пойти, сообщил о своем намерении Савва.

- Так он тебя и взял, - съязвил Спирка Авдонин. - А что ты собираешься у него делать?

- Ездить по стойбищам лопинов и подати государевы собирать, - ответил Савва. - Мне обещал это Каллистрат Ерофеевич своим верным словом. Иван Парфентьевич Махонин ему кумом приходится.

- Ну тогда другое дело, - недовольным голосом протянул Спирка Авдонин. - В Коле у нас на этот счет твердо: раз обещал, значит, возьмет тебя на службу подьячий. Но только не жизнь, а сплошная маета у тебя будет: станешь круглый год по тундре ездить. Спать придется в вежах у лопинов, на оленьих шкурах...

- Это дело для меня привычное.

- И не видать тебе будет Колы как своих ушей, - добавил Спирка.

Савва собирался что-то сказать в ответ, но судно с силой тряхнуло от мощного удара, раздался протяжный скрежет, потом что-то загромыхало на корме.

Встревоженный Спирка Авдонин и Савва Лажиев выскочили из тесной каморки. Они перешагнули через спавших в тамбуре служивых людей с бердышами, которые сопровождали пятидесятника, и выбрались по крутому трапу на верхнюю палубу.

"Морж" со вздувшимися полотнищами парусов медленно пробирался среди плавающих льдин, которые принесло откуда-то усилившимся ветром. Судно беспрестанно лавировало, и не каждый раз удавалось благополучно обойти повстречавшуюся на пути льдину: они лезли со всех сторон, кружились возле самого борта, плыли по носу и следовали за кормой. Моряки, вооружившись длинными шестами, баграми и отпорными крюками, отталкивали от судна идущие на приступ льдины. Елизар Жохов, стоя на носовом мостике, изредка зычным голосом подавал команды, предупреждая мореходов, откуда идет опасность. И куда ни глянь, повсюду, словно косяки усевшихся для отдыха птиц, белели плывущие льды.

Савва Лажиев с жадностью вдыхал свежий морской воздух. Он с любопытством наблюдал за действиями кормчего, стремящегося вывести судно из плена сталкивающихся между собой и крошащихся льдов. Ему казалось все интересным и увлекательным: и как ловко управляют мореходы парусами на носу и корме судна, и как перекладывают перо деревянного руля, чтобы повернуть на другой курс, и как энергично и умело отталкивают от борта подступающие льдины. Савве не терпелось самому вооружиться багром и начать помогать мореходам. Но его никто не звал. Все на судне шло своим привычным чередом; и никакой излишней суеты либо тревоги не было заметно.

Из ледового плена коч выбрался, когда солнце свалилось на край неба и окрасило в пурпур поверхность океана в той стороне. Судно прибавило хода и стремительно неслось по волнам Студеного моря.

Лишних полсуток пришлось плыть "Моржу" от Новой Земли до Печенгской губы. Солнышко скатилось от полуношника* на веток**, когда впереди показалась земля. За высоким скалистым берегом залива золотился в лучах утреннего солнца песчаный мыс. На него и держал путь Елизар Жохов, чтобы высадить на берег Спирку Авдонина с двумя служивыми и Савву Лажиева.

_______________

* Северо-восток.

** Восток.

- До монастыря сами доберетесь, а мне нельзя никак терять лишние сутки, - сказал на прощание кормчий. - Нам еще плыть да плыть.

Четверо колян один за другим сошли на песчаный берег, а "Морж" отошел от материковой отмели. Молча смотрели стрельцы и Савва вслед удалявшемуся судну до тех пор, пока оно не стало едва различимо посреди волн и уже казалось торчащим из воды крылом большой чайки.

6

Огромное стадо домашних Оленей купалось в морской воде, неподалеку от берега. Животные, радуясь нечасто выпадавшему на их долю раздолью, шумно плескались, радостно фыркали, мотали рогатыми головами.

На берегу лениво взлаивали сторожевые собаки. Несколько мужчин-лопинов стояли возле летней вежи* и о чем-то мирно беседовали. Заметив подходивших к ним Спирку Авдонина, Савву Лажиева и двух стрельцов, сдернули с голов малахаи из меха росомахи, радостно заулыбались и заговорили оживленно на своем лопском наречии. Потом один из них, приглашая в вежу, произнес на ломаном русском языке:

- Здоровы будите! Зайдите кушать, спать, рады мы будем.

_______________

* Жилище лапландца.

- Ну здорово, лопины! - поприветствовал пастухов Спирка Авдонин. Поесть мы, пожалуй, не против, да и отдохнуть по такой жаре нелишне.

Пятидесятник приосанился, поправил шапку с алым верхом, покрутил короткий белесый ус и присел на камень возле вежи, положив руки на сабельные ножны. Сейчас он представлял государственную власть на этом кусочке лапландской земли, и требовалось поэтому держаться с подобающим достоинством.

Савва Лажиев и служивые устроились на земле.

Из вежи вышла молодая лапландка в белом сарафане, отороченном красным. На голове женщины красовалась праздничная сорока из каразеи, унизанная жемчугом. Нежным голосом, ломая и коверкая русские слова, она пригласила гостей в вежу.

- Поедим здесь, а то в вашем шалаше духотища, наверно, - сказал Спирка Авдонин.

Лапландка вынесла нарезанное крупными ломтями дымящееся оленье мясо на деревянных тарелках и принялась угощать прибывших с моря незнакомых гостей. Лопины молча стояли возле них, ожидая, когда гости насытятся, чтобы начать серьезный разговор.

Спирка Авдонин с важностью вытер тыльной стороной ладони усы, принял строгий вид и медленно произнес:

- Ну рассказывайте, когда видели в последний раз межевщиков порубежных?

Лопины замялись, раздумывая, каким образом рассказать стрелецкому пятидесятнику последние новости и не рассердить его. А дела в Печенгской земле были невеселые.

- Два дни прошло, как видел их Юганка Изардеев с Пяозера, - заговорил старший из лопинов, тот самый, что приглашал гостей в летнюю свою вежу. Но то были межевальщики порубежные овлуйского державца*. Людей Кольского воеводы, которых прежде видывали, не было с ними.

_______________

* Улеаборгского наместника короля Швеции Карла Девятого.

- Так куда же они подевались?! - в сердцах выговорил пятидесятник.

- Слыхал от лопинов, будто сотник из Колы да целовальный с дьячком на цепь посажены и в подвале порушенного монастыря пребывают, - поведал лапландец.

- Да кто же посмел с людьми воеводы Кольского такое сотворить?!

Спирка Авдонин от злости аж сплюнул, глаза его налились кровью, лицо потемнело. Лопины переминались с ноги на ногу, пребывая в смятении.

- Да овлуйский державец самолично там находится, - пояснил хозяин вежи. - Вестимо, сотворил с людьми воеводы такое своевольство он самый.

"Значит, и сотник Тимофей Стригалин, и целовальник Смирка Микитин, и дьячок Дружинка Сумароков задержаны свейскими воинскими людьми, коими распоряжается овлуйский державец, - сообразил наконец Спирка Авдонин. - И выходит, грани порубежные теперь кладут королевские люди".

Выходило, что пятидесятник Спирка Авдонин с двумя стрельцами оказались единственной русской силой в Печенгской земле, где хозяйничали теперь свейские воинские люди! Было над чем задуматься пятидесятнику! Поломав голову, поразмыслив, Спирка Авдонин пришел к твердому решению: идти в разоренный Печенгский монастырь. Какой же он пятидесятник, целовавший крест на верность государю, если оставит в беде попавших в плен российских людей? Нет, он постарается выручить сотника, с которым не один уже год тянет воинскую лямку в Кольском остроге. Да и дьячка с целовальником не оставит в плену у королевских межевщиков! Ведь в мире и дружбе пребывают государь Всея Руси и король свейский! Так почему подданные короля творят разбой в российских порубежных землях?

- Как только немного спадет жара, двинемся в путь! - сказал пятидесятник стрельцам. - За ночь, думаю, доберемся до места. А ты, отрок, с нами пойдешь али здесь останешься? - обратился он к Савве.

- С вами вместе пойду, - не раздумывая, ответил Савва Лажиев. Из беседы Спирки Авдонина с лопинами он понял, что в бывшем Печенгском монастыре хозяйничают свейские люди, чинят там разбой и творят своеволие вопреки договору о вечном мире между государем московским и королем свейским. И хотя Савве никогда не приходилось принимать участие в ратном деле, но он был человек не робкого десятка и не раз пришлось ему ходить с рогатиной на медведя, когда жил на Олонке-реке, да и во время зимовки на Новой Земле не раз смотрел он в лицо опасности. Савва не боялся встречи со свейскими воинскими людьми и вероломными королевскими межевщиками.

Спирка Авдонин залез в вежу и улегся на оленьих шкурах, чтобы переждать дневную жару. Двое стрельцов устроились в тенечке, положив в головах самопалы и бердыши.

Савве Лажиеву спать не хотелось. Он остался с лопинами, занятыми хозяйственными заботами. Между собой они говорили на лопском наречии, и Савва понимал лишь отдельные слова, немного схожие с карельскими.

Огромное оленье стадо выбралось из воды и теперь паслось, охраняемое собаками, на узком тундровом плоскогорье между песчаной косой и подлеском из карликовых березок трехаршинной высоты. Савва слышал их монотонное хрумкание, шумное дыхание и глухой стук рогов. Запах парного молока и приятное живое тепло, исходившее от оленей, напоминали ему родную деревню в предвечерний час, когда стадо со звяком и звоном колокольцев, подвешенных к шеям коров, возвращалось из выгона домой. И таким мирным теплом повеяло разом на Савву.

Неторопливо пережевывая ягель, олени с любопытством разглядывали незнакомого человека, невесть каким образом и откуда появившегося на приморском стойбище. На Савву смотрели сотни оленьих глаз. И не было в стаде оленя, похожего один на другого.

К великому удивлению Саввы, оказалось, что оленей в лопской тундре называют по-разному. Молодого тонконогого олененка на первом году жизни называли ураком, а маленькую годовалую самочку - вонделкой. Трехгодовалый олень-самец носил имя убарса, а такого же возраста самку величали вонделваженкой. Четырехгодовалый самец, годный к упряжке и способный быстро возить зимой кережи, звался кундусом, а такого же возраста олениху любовно называли важенкой.

Савву одолевали слепни, которых великое множество прилетело вслед за стадом оленей. Он перешагнул через спящих стрельцов и заглянул внутрь вежи.

Спирка Авдонин, разбросав в стороны руки, мирно спал на оленьих шкурах, толстым слоем постланных на земле. Малиновая шапка с алым верхом свалилась с головы пятидесятника, открыв светлые взмокшие от пота длинные волосы. Над ним сидела молодая лапландка и, взмахивая шелковой повязкой, сгоняла с лица Спирки мух, которые роились внутри вежи. На лице юной женщины застыло задумчивое выражение. Она любовалась спящим пятидесятником. Находясь в состоянии какого-то восторженного умиления, она даже не заметила заглянувшего в вежу Савву Лажиева. И Савва невольно позавидовал пятидесятнику, чей малиновый стрелецкий кафтан и сабля могли покорить и не такую красавицу.

7

Путники двинулись в дорогу, когда солнышко повисло над морем и жара в тундре спала. Перестали кусаться слепни. Но появились откуда-то комары, и от них не стало житья. Насекомые тучами висели в теплом вечернем воздухе, издавая протяжный неумолчный звон.

Шли по узкой тропе, проторенной оленями на мшистой почве. С двух сторон сжимали эту тропинку невысокие березки с крохотными зелеными листочками. Изредка попадались стройные елочки с редкой хвоей. Тропа временами выходила на обрывистый берег Печенгской губы, и открывалась спокойная гладь воды, отливавшая тусклым оловом в предзакатных солнечных лучах. Потом тропа снова удалялась от берега, и они опять оказывались посреди березок и елей.

Случалось, издалека до слуха людей доносился звериный рык либо хриплое птичье клохтание и стонущие жалобные звуки: это хищник, добывая себе пропитание, душил свою жертву.

В Лапландской тундре в то время водилось великое множество диких зверей. Бурые медведи, росомахи и волки бродили вокруг лопских поселений и оленьих пастбищ. А в реках и озерах водились выдры. Эти плодящиеся в великом множестве звери селились обычно в реках, впадающих в Студеное море. Промысел выдры в ту пору был одним из самых выгодных для лопинов. Но бывало, охотники лапландской тундры ухитрялись приручить выдру и та, будучи по природе страстным рыболовом, помогала хозяину ловить семгу во внутренних реках.

Спирка Авдонин шел впереди и первым увидел метнувшихся от растерзанной оленьей туши трех росомах. Из оторванных лодыжек, дымясь, текла теплая еще кровь, и олень тихо вздрагивал, издавая слабое всхлипывание. На боках, шее и бедрах животного были видны следы зубов и когтей.

- Видать, отбился от стада, бедолага, и вот попался, - тяжело вздохнул служивый, шагавший позади Саввы.

- А может быть, это дикий олень, - заметил в ответ Савва Лажиев. - Их здесь немало пасется в тундре.

Пятидесятник остановился возле убитого росомахами оленя, снял с головы шапку, вытер пот и задумчиво произнес:

- Не нужно было ему в одиночку по тундре шастать.

- Хвороба, может, вынудила его отбиться от стада, - заметил служивый, шагавший последним.

- Вот она жизнь-то как устроена, - сказал Спирка Авдонин и первым пошагал прочь от поляны.

Служивые закинули за спину тяжелые свои самопалы, взяли на плечи бердыши и двинулись следом за пятидесятником. У Саввы мешок с мягкой рухлядью был нетяжелый, и он не снимал его всю дорогу со спины. Теперь он шел последним, не отставая от служивых, но и не торопясь обогнать их.

- Ты, Никифор, проверь-ка, есть ли порох на полке, а то, неровен час, и стрелять из самопала придется, - сурово проговорил пятидесятник. - И ты, Прохор, тоже погляди. А то совсем в пути от рук отбились: все дрыхнете да мух ловите!

- Эка невидаль порох: я его подсыпал еще, когда к лопинам пришли, отозвался стрелец, которого звали Никифором.

- А у меня порох не ссыпался вовсе: от самой Колы в порядке держится, - доложил Прошка.

Какое-то время шли молча, и слышно лишь было, как шуршит белый мох под ногами. Стояла удивительная тишина. Не было даже слабого ветерка, и ни один листочек не шевелился на деревцах, которые по-прежнему теснили оленью тропу.

- А ты по какой-такой причине пошел с нами? - миролюбиво спросил Савву Лажиева Спирка Авдонин. - Мы - люди служивые, ратные: нам что прикажет воевода, то мы и делаем, куда пошлет, туды и путь держим. А тебе на кой ляд по тундре шастать? Остался бы лучше с лопинами.

- А в Колу как бы я добрался? - обиделся Савва. - Кто бы стал меня искать по становищам лопинов? А за вами судно из Колы непременно прибудет. Мне Каллистрат Ерофеевич твердым своим словом это обещал.

- Ну коли обещал, так прибудет, - лениво проговорил пятидесятник. - И все-таки лучше было бы тебе побыть в этом становище. У тебя никого не осталось на свете, и не все ли равно, где жить. Здесь такое раздолье, стада вот оленьи... Гонял бы их по тундре... Женился бы на этой молоденькой лопинке и зажил бы здесь припеваючи.

- Это на тебя она глаза пялила, пока ты спал, - осерчал неожиданно Савва. - Это ты ей приглянулся. А может, ей полюбился твой малиновый кафтан и алая шапка?

Спирка громко, заразительно и весело рассмеялся, довольный, что задел парня за живое.

- В Коле красивых девок пруд пруди, - сказал пятидесятник. - Ни к чему мне лопинка.

Савва Лажиев и Спирка Авдонин продолжали мирно беседовать. Служивые, изредка покряхтывая под тяжестью оружия да вытирая с лица катившийся пот, молча шли следом за ними.

Неожиданно деревца расступились, и четверо путников вышли на поросшую белым мхом открытую поляну. Местами торчали из земли каменные глыбы, напоминавшие идолов, которым поклонялись лопины.

И тут произошло такое, чего никак не ожидал Савва Лажиев... Сверху, из-за косогора выскочили на поляну десятка полтора свейских воинских людей с обнаженными саблями в руках. Бабахнул самопальный выстрел, и один из чужеземных воинов покатился по земле. Савва обернулся на выстрел и увидел дымящийся самопал в руках у стрельца Никифора.

- Держи нож! - закричал Спирка Авдонин, кидая Савве кривой засапожный нож.

Савва стремительно нагнулся, схватил рукой лежавший возле ног длинный нож с костяной рукояткой... Но в следующий миг что-то тяжелое обрушилось сверху ему на голову... Чей-то кованый сапог наступил Савве на запястье, и он сел на землю... Все кружилось у него перед глазами, а земля словно закачалась и стала опрокидываться...

Потом качнулась и встала на прежнее свое место, и Савва увидел Спирку Авдонина, саблей отбивавшегося от четверых подступавших к нему свейских воинов. У пятидесятника было залито кровью лицо... Савва видел лишь белые зубы да сверкавшие свирепо и зло белки Спиркиных глаз.

Никифор и Прохор, встав спина к спине, отчаянно отбивались бердышами от наседавших свеев. Согласно стрелецкому воинскому уставу, трое русских воинов образовали живой качающийся треугольник и бились, не щадя живота.

Звенели стрелецкие бердыши. Тонко взвизгивали сабли. Ругань, хрипы раненых и отчаянные вскрики сливались в единый шум рукопашной схватки.

Савва видел, как упал на землю сраженный свейской саблей стрелец Прохор и алая кровь залила белый тундровый мох. Но падали на землю и чужеземные воины, сраженные Никифоровым бердышом и остро отточенной саблей Спирки Авдонина.

Силы оказались неравные. И вот уже Спирка Авдонин, весь залитый кровью, лежит на земле. Ему вяжут сыромятным ремнем руки, но он отбивается ногами от врагов и кусается... Хрипит от злости и боли, ругается на чем свет стоит.

- Разбойники! Жабы заморские! Ужо покажет вам воевода, как разбой чинить на исконной земле Российской державы!

Троих россиян со связанными руками свеи повели дальше. Путь их по-прежнему лежал в полуденную сторону, где когда-то стоял Печенгский монастырь. И лишь Прохор, стрелецкий сын и сам воин-стрелец, остался мертвый лежать на поляне.

8

Лет двадцать назад Кольско-Печенгский монастырь был самой отдаленной от Москвы обителью на всей русской земле. Вплотную к ее деревянным стенам, поставленным на высокий каменный фундамент, подступала тундра. Зеленые луковки храма Святой Троицы прежде весело глядели в светлые воды Печенгского залива.

По другую сторону Печенгской губы, в каких-нибудь полутора десятках верст начиналась королевская земля. Неведомая обитателям монастыря, текла жизнь в соседней, чужой стране, которую называли на Руси Свеей. Большой разбой учинили монастырю свейские воинские люди во время царствования на Руси Федора Иоанновича: пограбили братские келии и монастырские подвалы, сожгли иконы в храме Святой Троицы, повредили звонницу и оставили после себя позор и разорение.

Многие монахи, а также послушники и трудники вместе с самим игуменом бежали от воровских людей в Колу.

На старом месте остались несколько престарелых монахов да столько же послушников, не пожелавших оставить полюбившееся им обжитое место, богатое рыбой, зверем и птицей.

Иеромонах отец Илларион круто взялся за дело. Он сумел подчинить своей воле оставшуюся без игумена монастырскую братию, заставил очистить от скверны и грязи подвалы и келии, повесить на звоннице треснувший при пожаре колокол. Жизнь в монастыре возобновилась. Молодые послушники собрали в тундре разбежавшееся стадо оленей, стали ловить в быстрых ручьях красную рыбу. И снова потянулась в обители тихая привычная жизнь. И вот свейские воинские люди пришли опять... На этот раз они не трогали самих монахов и послушников, но пограбили всю накопившуюся мягкую рухлядь и растащили съестные припасы из монастырских подвалов.

Илларион тайком от овлуйского державца и свирепых его воинов послал в Колу пострижника Ферапонта, дав ему в провожатые пастуха-лопина Пяви Икандуексова, с наказом поведать воеводе Алексею Петровичу о всех бесчинствах, которые чинят королевские люди в царевой вотчине. О задержанных государевых межевщиках он просил сказать, что по сей день держит их запертыми в подвалах овлуйский державец.

Кто же это такой, овлуйский державец, что нагоняет страх на оленеводов-лапландцев и разоряет русские земли? Кто он таков, что посмел задержать российских межевщиков, посланных на рубеж класть грани по государеву указу?

Это был норландский* наместник короля свеев ярл Бальтазар Бек. Он прибыл из Улеаборга в Печенгский монастырь с воинским отрядом ротмистра Пера Клементсона по указу короля Карла, и полномочия его были определены параграфами королевской инструкции.

_______________

* Северная сторона Швеции.

Король Свеи Карл Девятый предписывал своему наместнику установить порубежные грани в Лешей Лопи и привести в должный порядок дела по сбору податей с лопинов, живущих на Кольском побережье. Он наказывал Бальтазару Беку не допустить, чтобы московиты "принуждали лопинов с Мансельки, Китки-озера и Колы" переходить со шведской стороны через рубеж, а самим передвинуть на восток прежние порубежные грани, проложенные при государе московском Борисе Федоровиче межевщиками Морицом Йероенссоном и Федором Клобуковым. Король предписывал не придавать значения прежней линии порубежных граней, а прорубить межи через Энаре-озеро, Басси-йоки к Студеному морю с тем, чтобы Печенгская губа и Навдема остались за шведской короной.

Российские межевщики, присланные из Колы воеводой Алексеем Толстым, твердо стояли на своем, и Бальтазар Бек приказал ротмистру Перу Клементсону взять упрямых русских под строгий арест. На берегу Печенгской бухты наместник Норланда распорядился выставить сторожевой дозор, чтобы задерживали всех высаживающихся с судов русских воинов.

Захват Печенгского монастыря и земель в Лешей Лопи с рыбными ловлями и звериными логовищами Бальтазар Бек собирался до определенной поры содержать в тайне от московитов. Отряд кнехтов был немногочисленный, и удержать Печенгскую губу с такими силами не представлялось возможным, если воевода Алексей Толстой надумает выступить со стрельцами из Колы.

Огромного роста, косматый, кряжистый, сидел в бархатном мягком кресле наместник Норланда. А перед ним, маленький, тщедушный, стоял посреди трапезной отец Илларион.

- Чтобы никто без ведома ротмистра Клементсона не отлучался из монастыря, - рокотал в тишине трапезной густой бас Бальтазара Бека. - И чтобы пастухи-лопины, собрав оленье стадо, также возвращались в обитель.

- Но подчас собрать стадо на ночь не удается, - пытался возражать отец Илларион. - А в тундре волки, медведи, росомахи... Загрызут оленей... Не могу я держать на привязи лопинов в обители.

Толмач стоял за спиной наместника и быстро переводил слова иеромонаха на шведский язык.

- Одним оленем меньше эка беда какая, - отмахнулся Бальтазар Бек.

- Могут загрызть сразу десятка два, - кротко произнес настоятель.

- Пусть грызут, этого добра в тундре великое множество.

- Живые ведь твари.

"Важно, чтобы никто не выскользнул отсюда, - думал наместник Норланда. - Чем позднее узнают московиты, что мы здесь, тем лучше. За лето многое может измениться, и воеводе Кольскому будет не до Печенги и Нявдемы".

Настоятель думал о другом. "Хорошо, если доберутся до Колы Ферапонт с Пяви, ведь на пути у них множество быстрых рек и топких озер, хищные звери могут загрызть и топь, того и гляди, в бездну затянет..."

Молчание в трапезной становилось тягостным.

Краснорожий толмач суетливо набивал табаком трубку для Бальтазара Бека. Он угодливо протянул трубку наместнику, взял со стола горящую свечу и поднес своему господину. Ярл закурил, выпуская кольца сизого дыма. Лицо отца Иллариона морщилось словно от боли. В глазах иеромонаха стояли слезы. Ему хотелось сказать этому безбожнику все, что думал о нем, но от страха, что тот может приказать предать смерти его вместе со всей братией, он только плотнее сжимал губы.

Отец Илларион собрался отправиться в свою келью, но вдруг ворота монастырские распахнулись и во двор ввели трех русских со связанными руками. Лицо одного из них было в запекшейся крови, а глаза сверкали от ярости. Лохмотьями висела на пленниках одежда, и все они были избиты свейскими воинами, которые их привели в монастырь.

- Святой отец, дай знать воеводе Алексею Петровичу... что свеи чинят разбой и убийства... на нашей земле, - прохрипел Спирка Авдонин, проходя мимо Иллариона.

Савва Лажиев шагал следом за пятидесятником. Его руки были крепко связаны сыромятным ремнем. Он даже не мог шевельнуть ими. Он впервые в своей жизни видел так близко от себя свеев, которых на его родине, в Олонии, называли "руочи". Зато навсегда запомнилось ему, как однажды осенью прятались всей деревней вместе со скотом и скарбом в лесу от этих незваных пришельцев. Мать и старая бабушка зачастую пугали потом Савву, когда начинал озорничать, этими самыми "руочами". "Будешь шалить, Саввушка, придет в избу руочи и заберет тебя с собой", - говаривала бабушка. И вот теперь они были совсем рядом...

Савву Лажиева и стрельца Никифора привели в сени деревянного дома, в котором располагались братские кельи, развязали руки и впихнули в темный подвал.

9

Два свейских воина и встретивший их во дворе обители ротмистр Пер Клементсон доставили Спирку Авдонина в трапезную.

При виде пленного наместник Норланда приподнялся в кресле, перестал курить и колюче уставился на истерзанного в рукопашной схватке стрелецкого пятидесятника.

Горбоносый, с выдающейся вперед нижней челюстью Пер Клементсон встал позади ярла и замер в ожидании.

Толмач, покашляв в кулак, высморкавшись, вышел вперед. Он знал, что наместник Норланда станет расспрашивать пленного, и заранее приготовился переводить ответы.

В трапезной воцарилось молчание.

- Развяжите мне руки, - потребовал Спирка Авдонин.

Бальтазар Бек догадался, чего требует пленный пятидесятник, и незаметным движением дал знак воинам, чтобы освободили русского от ременных пут.

Какое-то время Спирка разминал затекшие руки, потом облизал разбитые губы и принялся осторожно стирать рукавом кафтана запекшуюся на лице кровь.

- Как ты здесь оказался, пятидесятник? - произнес Бальтазар Бек. Кто послал тебя в Лапландию? Зачем?

Спирка медлил. Глядя поверх наместника Норланда, непрошено появившегося в русских землях, пятидесятник мучительно размышлял, чего именно хочет от него свейский ярл и как перехитрить этого чужеземца.

- Послал меня сюда воевода-боярин из Колы, чтобы проверить, как прокладываются порубежные грани и не чинят ли какие подвохи ваши свейские межевщики, - смело ответил он, умышленно превысив свои полномочия.

- Ого! - удивленно вскинул лохматые брови Бальтазар Бек, внимательно выслушав толмача.

Помедлив и внимательно оглядев с головы до пят смелого русского пятидесятника, наместник Норланда спросил:

- Куда пошло судно, что доставило вас на берег Лапландии?

- Назад в Колу, - солгал Спирка Авдонин.

- Много ли в Коле стрелецкого войска и как здоровье воеводы Алексея Петровича Толстого? - дружелюбным тоном произнес Бальтазар Бек, как бы подчеркивая свое миролюбие и давая понять пятидесятнику, что Русь и Свея, что бы ни случилось в Лапландии при прокладке порубежных граней, по-прежнему в мире и дружбе пребывают.

- Стрелецкого войску в Коле весьма много, наверно, больше тыщи наберется, а пушек настенных поболе сотни, пожалуй, будет, - продолжал лгать Спирка Авдонин, догадавшись, куда клонит свейский ярл. - Но из Москвы прибывают все новые отряды. А по зимнему санному пути и пушек да настенных пищалей еще пришлют. А воевода в Коле Алексей Петрович здоров, и дай бог ему еще большего здравия!

Бальтазар Бек был в недоумении.

Тайный соглядатай короля доносил из Колы, что войска стрелецкого в остроге совсем мало, едва полторы сотни наберется. А этот простоватый на вид пятидесятник вряд ли мог догадаться об истинных намерениях чужестранного наместника! Да и зачем ему врать, когда государи в мире пребывают?

Чтобы окончательно удостовериться в том, что пленный говорит правду, наместник Норланда спросил как бы между прочим, сделав вид, что это обстоятельство его не очень интересует:

- А зачем держать столько войска в маленькой Коле, когда стрельцы нужны Москве для войны с поляками?

- На Руси стрелецкого войска - тьма тьмущая, - ответил Спирка Авдонин. - А в Коле держим большое войско на случай, если датчане, норвеги либо голландцы вздумают по разбойному делу или как иначе мир порушить на земле лопинов.

Пятидесятник остался очень доволен собой. Он проявил неожиданно для себя "высшую сообразительность" и не назвал среди вероятных противников свеев, хотя знал, что это и есть самые лютые вороги и ждать от них нужно любой напасти.

Воспользовавшись случившейся заминкой, Спирка Авдонин набрался отваги и смело спросил:

- Где в сей момент пребывают межевщики сотник Стригалин да Сумароков с Микитиным, коих воевода из Колы прислал грани порубежные класть по указу самого государя Всея Руси?

В трапезной сделалось тихо. Слышно было даже, как муха жужжит, кружась в солнечном свете, пробивавшемся через крохотное слюдяное окошко.

Наместник Норланда сердито насупил брови, набычился. Лгать и изворачиваться перед русским пятидесятником ему не позволяла гордость ярла.

- Российские межевщики напали оружно на королевских воинов, я задержал их и держу под строгим караулом в этом монастыре, - неохотно ответил Бальтазар Бек.

Это была сущая ложь.

- Каких государств купеческие либо воинские суда стоят в Коле? спросил наместник Норланда. - И много ли российских кораблей собирается отправиться в плавание нынешним летом?

Спирка Авдонин больше не сомневался в том, что не из добрых побуждений интересуется свейский ярл числом стрельцов в Коле, а также состоянием судов российской державы и тем, кто из купцов заморских пребывает в Кольской бухте. "Значит, этот овлуйский державец затаил в уме что-то злое и нож за пазухой держит", - подумал пятидесятник.

- В Коле чужих судов столько, что своим тесно в бухте. А росейские суда покуда плыть никуда не собираются: пушки на палубы ставят, чтобы от морских разбойников обороняться, коли приключится недоброе в плавании.

Бальтазар Бек все больше приходил в недоумение. "Либо этот пятидесятник ловко лжет, либо наш соглядатай ничего не стоит, а быть может, и того хуже: переметнулся в чужой стан и короне российской державы служит", - размышлял он.

- Отправьте его в подвал да держите под строгим караулом, - приказал Перу Клементсону Бальтазар Бек. - Я вижу: ловок и хитер этот русский пятидесятник. Еще и сбежит из монастыря.

После Спирки Авдонина в трапезную привели стрельца Никифора. Но никакого толку от него овлуйский державец не добился. На все, что переводил ему толмач, ответ был один:

- Знать не знаю, ведать не ведаю.

И лишь после того, как, не добившись ничего путного, овлуйский державец безнадежно махнул рукой, дав знать, чтобы пленного стрельца отвели обратно в подвал, Никифор разжал стиснутые зубы.

- Пошто убили Прошу, товарища мово? - с нескрываемой злостью и без тени страха произнес пленный стрелец.

10

Стрелецкому сотнику Тимофею Стригалину всякое пришлось испытать на нелегкой государевой службе. В ранней молодости, когда принял от ослабевшего от ран и болезней отца стрелецкий кафтан и саблю, служил он в воеводской избе в Москве и ходил в караулы к воротам кремлевским. А немного позже случилось ему идти при литовских послах по зимнему санному пути из Москвы в Вильну. Приходилось Стригалину ловить разбойных людей и состоять в карауле государевой казны и исполнять множество других неспокойных обязанностей, пока судьба не забросила его в далекую Колу.

Государева служба под началом воеводы-боярина Алексея Петровича Толстого в деревянном остроге на краю Студеного моря была трудной, но почетной. Сотник понимал, что стережет самые отдаленные вотчины Российской державы, и гордился этим. Воевода-боярин щедро платил жалованье и кормовые деньги. Случалось, и свои собственные деньги жаловал за исправную службу. Жена и двое малых деток сотника жили в тепле и холе, пребывая в собственном доме вблизи Гостиного двора.

Приходилось и прежде Тимофею Стригалину иметь дела со свейскими межевщиками, но такое довелось ему испытать впервые. Уже пошла одиннадцатая неделя с тех пор, как схватили его свейские воины в становой избе на берегу Инаре-озера по приказу ротмистра Пера Клементсона и со связанными руками привезли в разоренный Кольско-Печенгский монастырь. Его держали под караулом в тесной каморке, куда прежний игумен обычно сажал нарушивших данный обет непокорных послушников.

Время от времени сотника выпускали во двор обители на прогулку, и он всей грудью вдыхал теплый и чистый летний воздух. Его радовал вид зазеленевших березок и чахлой травы, пробивавшейся на солнечный свет из каменистой тундровой почвы. А огромное белесое небо над головой казалось порой чудесным куполом прекрасного земного храма.

Однажды во время прогулки к нему осторожно приблизился отец Илларион и негромко шепнул:

- Тайком от свеев я послал в Колу надежного человека... чтобы дал знать воеводе об учиненном разбое...

- Спасибо, отец святой, что не оставил в беде государевых людей, произнес в ответ сотник.

На берегу Инаре-озера лежал еще снег, когда вместе со свейскими межевщиками начали класть порубежные грани, но после этого пролетела бурная весна, наполненная гомоном великого множества перелетных птиц, наступило лето, ночи холодными сделались и осень близко, а из Колы все не прибыл стрелецкий отряд, чтобы вызволить полонянников.

Как-то в субботний день сотник Стригалин повстречал в предбаннике выходившего из парной целовальника Смирку Микитина и очень огорчился. За время плена целовальник так исхудал, что трудно было его признать. От некогда здорового и краснощекого красавца остались лишь кожа да кости. А все оттого, что Смирка упал духом и перестал верить, что воевода непременно пришлет отряд стрельцов на подмогу.

Более всего огорчало Тимофея Стригалина, что свеи по своей воле продолжают прокладывать порубежные грани и прорубать межи, отхватывая целые вотчины, принадлежавшие Российской державе в пользу свейской короны. Сотник догадывался, что свейские межевщики успеют прорубиться до осенних заморозков к Студеному морю.

В один из летних вечеров, когда солнце уже скатилось на край тундрового мелколесья и в воздухе заметно похолодало, Тимофея Стригалина повели из клетушки в трапезную. Там его ждали трое: ротмистр Пер Клементсон, знакомый толмач и третий, в котором сотник угадал овлуйского державца.

На широком столе лежал развернутый пергамент с картой Лапландии. Стоило сотнику глянуть на этот чертеж, как он сразу же узнал на ней Печенгскую, Мотовскую и Навденскую губы со всеми рыбными ловлями, морским выметом, озерами, реками и верхотинами, лесами и звериными логовищами. В руках у овлуйского державца была бумага, и Тимофей Стригалин узнал в ней крестоцеловальную запись, которую совал ему в нос ротмистр Пер Клементсон еще на берегу Инаре-озера.

- У тебя, сотник, в Коле семья осталась? - миролюбиво начал овлуйский державец.

- Да, семья моя в Коле пребывает, - ответил Тимофей Стригалин ровным голосом.

- И детки имеются?

- Двое их у меня.

- Наверно, успел соскучиться по семье? - продолжал допытываться Бальтазар Бек.

Толмач угодливо улыбался державцу и быстро переводил за ним.

- Скучаю по женушке и деткам своим, - отвечал сотник. - Да и как не соскучишься, сидя в клетке. Но только по какому такому праву ваш ротмистр позволил учинить разбой при межевании и арестовать государевых людей на землях, кои принадлежат искони короне державы Российской?

Наместник Норланда побагровел весь от столь дерзостных речей стрелецкого сотника. Какое-то время он молчал, раздумывая, в какую сторону и как повернуть разговор, чтобы сделать полонянника посговорчивей.

- В старозаветные времена еще задолго до правления короля Эрика Вилобородого все эти лапландские земли принадлежали свейской короне, внятно произнес овлуйский державец. - Но государи Московии силой и проворством оттягали их у шведских королей.

- Насколько я помню и рассказывали мне об этом отец мой и дед, которые служили стрельцами у государей Российских, лопины, проживающие на этих землях, платили подати в государеву казну и при Борисе Федоровиче Годунове, и Федоре Иоанновиче, и при царе Иване Васильевиче Грозном, возразил сотник Стригалин. - Еще во времена княжения Василия Третьего лопины своей волей явились с обильной данью в Москву и были приняты государем у Красного крыльца его царских палат. Вместе с ними и отправился тогда в Лапландию архимандрит Феодорит...

- Все это пустые россказни, похоже на бред, - отмахнулся Бальтазар Бек. - И поэтому вот тебе мой совет: ставь свою подпись под этой крестоцеловальной записью и отправляйся в Колу, к своей семье.

Сотник хорошо знал, что стоило лишь приложить ему руку, и все эти земли вместе с живущими на них лопинами законным порядком перейдут под власть свейской короны.

- Я целовал крест на верность государям московским и изрядником* вовеки не стану, - молвил Тимофей Стригалин.

_______________

* Изменником.

- Ну так и я не пообещаю, что ты со своими людьми вернешься нынче в Колу, - ледяным тоном произнес овлуйский державец. - А может случиться и такое, что король наш Карл Девятый своим рескриптом укажет всех, кто оружно нападал на его королевских воинов, предать смертной казни.

Сотник молчал долго, уронив голову на широкую грудь. Большие намозоленные ладони его недвижно лежали на столешнице. Серые глаза глядели на свеев устало и скорбно.

- За землю русскую и смерть принять не страшно, - сурово произнес сотник.

Не добившись ничего от полоненного стрелецкого сотника, овлуйский державец приказал двоим воинам отвести его обратно в каморку и продолжать держать под строгим караулом.

- Крепкий орешек, - сухо заметил Бальтазар Бек, когда дверь трапезной затворилась.

- Я немало с ним бился еще на Инаре-озере, - подхватил Пер Клементсон. - Никакие уговоры не помогли.

- Теперь это не так важно, - со значением произнес наместник Норланда. - Король наш в доверительной беседе со мной сказал, что поход в Колу этой зимой - дело решенное. Но вот что, ротмистр... Наш человек в Коле сообщает, будто воинов там числом, может, немногим больше сотни. А этот пятидесятник ихний наговорил такое, что, выходит, там стрельцов больше тысячи. И пушек немало. А в Норланде нам не набрать до зимы тысячу пеших воинов и несколько сотен опытных лыжников.

- Но быть может, лжет этот русский пятидесятник, - предположил Пер Клементсон.

- Может и так статься, - не стал возражать Бальтазар Бек. - Но все эти сведения надо как-то проверить, чтобы узнать истину.

- Я думаю, следует попытать этого увальня, которого взяли со стрельцами вместе, - сказал ротмистр. - Узнать надо, почему и как он оказался среди русских воинов и откуда у него эти меха в мешке?

- Мы допросим его завтра: на сегодня довольно. Устал я. А вот сотника и пятидесятника следует держать под строгим караулом до зимы, пока в Колу не двинемся.

Ротмистр и овлуйский державец молчали, в раздумье глядя на полыхавший в слюдяном окошке оранжевый поздний закат, обещавший благодатное утро.

11

Дьячок Дружинка Сумароков крепился изо всех сил, чтобы духом не пасть. Темнота и сырость подвальной каморки действовали на него угнетающе. Одиночество и неизвестность тяжким камнем давили на душу. И когда втолкнули к нему в каморку Савву Лажиева, дьячок словно ожил, и вернулась к нему прежняя веселость.

Савва рассказал о своих мытарствах на Новой Земле, как оказался в полоне. Дружинка поведал отроку о коварстве свейских межевщиков. Отобрали они у него все чертежи и грамоты, по которым собирались прокладывать порубежные грани. О своем заключении дьячок молчал: говорить об этом ему попросту не хотелось, да и что можно сказать, когда один день похож на другой, как две стершиеся деньги.

Они старались теперь говорить о будущем. Мечтали о том дне, когда окажутся в Коле.

- Что ты собираешься делать, когда домой из плена вернемся? - спросил Дружинка Сумароков.

- Каллистрат Ерофеевич обещал крепким словом замолвить обо мне Ивану Парфентьевичу Махонину, - смущенно ответил Савва Лажиев.

- Ты грамоту разумеешь? - приподнялся дьячок на жестком своем ложе.

- Маленько. Буквы умею писать и цифирь знаю, - протянул неуверенно Савва. - Но я могу ездить по становищам лопинов и подати государевы собирать. Я люблю оленей и сумею править оленьей упряжкой. Не боюсь стужи и сполохи ночные люблю...

- Это очень даже хорошо, что ты грамоту немного знаешь, - одобрил намерение Саввы Дружинка Сумароков. - Ведь я тоже служу под началом у Ивана Парфентьевича Махонина. Строгий на службе, но добрый и понятливый человек наш подьячий в Коле. Нас он попусту не обижает, но взыскивает за все сполна.

- И как ты полагаешь, возьмет он меня к себе? - озабоченно спросил Савва.

- А что и не взять-то, - не сразу ответил Дружинка. - И я обещаю замолвить за тебя слово Ивану Парфентьевичу. А моему слову подьячий верит. Не побоялся же он дать мне все чертежи лапландских земель для прокладки порубежных граней. И если бы не коварство и разбой, что учинили воинские люди свейского ротмистра...

Он умолк, так и не закончив начатую фразу. И оба задумались над тем, что уготовила им судьба в свейском плену в перемирное время, когда ни одним из государей не расторгнут еще договор о Вечном мире.

Возле двери в каморку, где пребывали Дружинка Сумароков и Савва Лажиев, неожиданно послышались чьи-то шаги и голоса людей, разговаривавших на чужом языке. Потом дверь с лязгом отворилась и в дверном проеме в свете утренних лучей солнца появились два свейских воина. Один из них, усатый и крючконосый, пальцем поманил к себе Савву Лажиева.

Савва встал со своего жесткого ложа. Его повели в трапезную. Там Савву ждал овлуйский державец, чтобы допрос учинить. С ним вместе по-прежнему находились ротмистр Пер Клементсон и толмач.

Во дворе православной обители, залитом ярким утренним светом, было многолюдно. Братья-послушники и жители окрестных лапландских стойбищ по укоренившейся привычке шли на монастырское подворье. На женщинах-лапландках были яркие, из разноцветной ткани праздничные юпы* и головные уборы из пестрой каразеи, унизанные жемчугом. На мужчинах были суконные армяки, подпоясанные алыми кушаками, из-под которых белели чисто выстиранные рубахи.

_______________

* Верхняя женская одежда лапландки.

Савве Лажиеву вдруг показалось, что в толпе празднично одетых лопинов увидел ту девушку-лапландку, которая в благоговейном умилении охраняла спящего в ее летней веже пятидесятника Спирку Авдонина. Ему на миг привиделось, что она даже улыбнулась ему, как хорошему знакомому, хотя виделись с ней всего лишь один раз.

При виде вошедшего овлуйский державец поднял голову, сурово оглядел растерявшегося отрока и строго спросил:

- Как ты попал на лапландский берег? Откуда здесь взялся?

Бальтазар Бек сразу приступил к делу, чтобы ошеломить полонянника.

- На судне сюда доставили, - ответил Савва, разглядывая из-под насупленных бровей свейского ярла.

- На каком судне? Откуда?

- На "Морже", где кормчим Елизарий Жохов, - пояснил Савва. - А пребывал я до этого целую зиму на Новой Земле.

- Что это такое "Новая Земля" и где она находится? - допытывался наместник Норланда.

- Новая Земля - это преогромный остров посреди Студеного моря, отвечал Савва Лажиев, крайне удивленный тем, что свеи ничего не знают о существовании Новой Земли.

Бальтазар Бек переглянулся с толмачом, перевел взгляд на Пера Клементсона и, помолчав, переспросил:

- А ты, русич, не лжешь?

- Пошто мне врать-то? - обиделся Савва Лажиев.

- Значит, в Коле ты не был больше года? - уточнил овлуйский державец.

- Да, около года меня там не было, а теперь ваши воинские люди меня с дьячком Дружинкой Сумароковым в монастырском подклете взаперти держат, пожаловался Савва. - Ведь осень уже на носу, а мне надобно поскорее повидать деток Каллистрата Ерофеевича да поклон им отца передать.

- Кто такой этот Каллистрат Ерофеевич? - насторожился овлуйский державец. - Капитан судна и служит воеводе Кольскому?

- Нет, Каллистрат Ерофеевич - старшина промысловой артели на Новой Земле, - пояснил Савва Лажиев.

- Чем промышляют его люди на пустынном острове? - продолжал допытываться наместник Норланда.

- Бьют песцов и диких оленей, ловят белух в кулемы, - начал перечислять виды новоземельских промыслов Савва. - Случается, белые медведи приходят к становой избе. А весной приходится промышлять моржей и тюленей.

- И как долго собирается пробыть на этой Новой Земле староста ваш со своей артелью?

- Еще зиму, может быть, и две.

Наместник Норланда сознавал, что спрашивать русича о Кольских укреплениях и количестве стрельцов в крепости - бессмысленно. За целый год там могло все измениться. И Бальтазар Бек с миром отпустил Савву Лажиева, приказал воинам отвести его обратно в тот же монастырский подклет.

- Так вот оно что, - протянул наместник Норланда, многозначительно поглядев на Пера Клементсона. - Оказывается, в открытом море совсем близко от материка есть огромный остров*.

_______________

* В то время в Швеции еще не было известно о существовании

огромного острова в Ледовитом океане, которому русские поморы дали

название "Новая Земля".

- Я слышал от отца своего, а ему рассказывал капитан зверобойной шхуны Бент Мальстрем о том, что видел в тех местах огромные стаи птиц, заговорил молчавший все время Пер Клементсон. - Так Бенту Мальстрему показалось тогда, что посреди моря должен быть большой остров.

- Захватим зимой Колу, и король направит на остров промысловую команду, - сказал Бальтазар Бек. - И все эти огромные стада оленей, которые бродят там, и песцы, и медведи будут нашими.

ВЕРОЛОМСТВО

1

По тундре медленно брел одинокий путник. Случалось, человек спотыкался и падал. Сделав над собой усилие, он становился на корточки, упирался обеими руками в каменистую землю и поднимался опять. Пройдя несколько десятков шагов, человек падал снова, но отлежавшись, брел дальше, держа путь к видневшимся впереди стенам Колы.

Первым заметил путника сторожевой стрелец Микоша со смотровой вышки Воротной башни. Увидев одинокого человека посреди тундры стрелец не терял его больше из виду и с нетерпением ждал, когда тот приблизится к острожным воротам. Он сразу же дал знать стрелецкому десятнику Латугину, который сидел со сторожевыми стрельцами в караульне в нижнем ярусе деревянной Воротной башни.

И вот путник уже совсем близко. Различимы стали бессильно повисшие вдоль тела руки, клочья зимней одежды из оленьей шкуры и лицо, изможденное и бледное, до самых глаз заросшее рыжим пухом. Микоша угадал в путнике лопина, невесть каким путем оказавшегося в приострожной тундре.

Перед усталым лопином открылись ворота Колы, и он медленно вошел в крепость.

Сделав несколько шагов, житель тундры упал на камни и потерял сознание.

Сторожевые стрельцы втащили лопина в караульню. Десятник Латугин растормошил пришельца, дал хлебнуть ему водки. Тот понемногу приходил в себя, хотя не мог выговорить ни слова, а лишь бормотал что-то бессвязное.

Лицо лопина было так искусано комарами и слепнями, что казалось сплошной раной. И лишь лихорадочным блеском светились круглые карие глаза. Глянцевито-черные волосы щетинисто торчали.

- Кто ты? Откуда здесь взялся? - пытался расспросить жителя тундры десятник Латугин.

- Пяви... Икандуексов я, - пробормотал лопин. - Прошлое лето и всю эту зиму пас оленей... монастырских на берегу Печенгской губы...

- А как возле Колы оказался?

- Отец Илларион послал... меня к воеводе ба здешнему, дабы уведомить боярина о разбое, что учинили свеи...

- И что же такое натворили эти разбойники? - продолжал выпытывать у заговорившего лопина стрелецкий десятник.

- Межевщиков ото воеводиных... ба сотника с дьячком и с целовальным связали и в... подклете монастырском на цепи держат, - выговорил Пяви Икандуексов.

- Кто же посмел такое свершить на земле Российской державы?! вспылил десятник Латугин, возмущенный дерзостью и вероломством свейских межевщиков.

- Свейский ротмистр указал такое своим усатым воинам, - ответил Пяви. - Слыхал, ба будто ждут свеи овлуйского державца, чтобы решил он, как быть с межевщиками русского царя. Отец Илларион не стал ждать, покуда прибудет овлуйский державец на Печенгу, и послал к воеводе ба пострижника Ферапонта, а меня провожатым к нему назначил...

- Так отчего же ты один пришел? Где этот пострижник? - насторожился стрелецкий десятник.

- Утоп в бурной речке, когда переправлялись на другой берег, ответил просто Пяви Икандуексов. - Упал в воду Ферапонт-пострижный, и понесло его вешним потоком...

- Сколько же времени ты шел по тундре? - спросил Латугин.

- За три дня до духова дня утоп Ферапонт-пострижный, вот и считай, пояснил Пяви Икандуексов.

Стрелецкий десятник наморщил от натуги лоб.

- Выходит, восемь недель и пять ден пробирался один по тундре, подытожил Латугин. - Досталось же тебе!

- Еды, что выделил отец Илларион, хватило только на три недели, пожаловался Пяви Икандуексов. - Пришлось ото... есть сырое мясо, прошлогоднюю морошку да... коренья... Оголодал весь...

- Да вижу, краше в гроб кладут, - посочувствовал лопину стрелецкий десятник. - Ну да в Коле помереть с голоду теперь не дадим. Доброе дело сотворил ты, Пяви! Воевода-боярин за твою верную службу в обиде тебя, полагаю, не оставит.

И Латугин сразу же отправился к воеводе Алексею Петровичу, чтобы немешкотно донести о разбое, учиненном свеями в бывшем Печенгском монастыре.

Караульные стрельцы накормили Пяви Икандуексова ячневой кашей, пахучим заварным ржаным хлебом и напоили свежим квасом.

Из караульни двое сторожевых стрельцов повели Пяви Икандуексова в баню, благо была суббота и сизый дым струился в чистое небо из множества посадских дворов, подьяческого подворья и стрелецких домов.

Встречавшиеся на пути корабельщики, посадские люди да женки их останавливались и с любопытством разглядывали незнакомого лопина в изорванной зимней одежде. А мытенный писец* Нил Борискин, любопытствуя, направился следом за стрельцами. Уж очень все интересным показалось праздному мытенному писцу.

_______________

* Таможенный писарь.

Нил Борискин был остроглазый, узкоскулый сорокалетний мужчина с нерусской внешностью, хотя речь его была плавной и чистой и выдавала в нем жителя Поморья. Длинный нос его был всегда поднят и, казалось, вынюхивал что-то. Уши стояли чуть торчком и как бы прислушивались ко всему, что говорили окружавшие его люди.

Мытенный писец встревал в разговор со стрельцами, перебрасывался шутками, интересуясь, с чем пришел в Колу Пяви Икандуексов, и трудно было заметить, что он внутренне весь напряжен.

Нил Борискин успел выведать, пока добрались до топящейся бани во дворе стрелецкого дома, что свейские воины во главе с ротмистром в разоренном монастыре, а российские межевщики сидят прикованные на цепь в монастырском подклете. Этого было достаточно. Излишнее любопытство могло вызвать подозрение служилых стрельцов.

- Ну, мне пора в мытню, а не то попадешь на глаза Ивану Парфентьевичу и беды не оберешься, - сказал на прощание стрельцам Нил Борискин и стремительной походкой отправился в гавань, где находилась мытная изба.

- И чего ему надо, этой мытенной крысе? - проворчал вполголоса служилый стрелец, сопровождавший Пяви Икандуексова. - Все крутится, как пес, да лебезит, да лукавит...

- Делать ему нечего в мытной избе, вот и мается дурью, - отозвался второй, доставая с чердака своего дома свежие веники.

Из жарко натопленной бани пахнуло на Пяви, восемь недель бродившего по тундре, свежим паром. Он даже зажмурился от блаженства.

Скинув в предбаннике порты и лохмотья зимней одежды, Пяви Икандуексов вошел в парную. За ним следом вступил туда пятнадцатилетний стрелецкий сын. Паренек по-хозяйски наддал еще пару и принялся хлестать березовым веником лежавшего на полке лопина.

2

Мытенный писец Нил Борискин русским человеком не был. Он родился в Стокгольме, но отец его вместе со всей семьей переехал в порубежный город Дерпт. Леннарт Бентсен купил двухэтажный дом на Рыцарской улице в Дерпте, обосновал подворье с корчмой для знатных господ внизу и зажил безбедно.

В Дерпте жили вперемешку русские, свеи и эсты. Отроком Нильс Бентсен дружил с русскими мальчишками из купеческого сословия и научился от них свободно говорить по-русски. Отец его Леннарт Бентсен неожиданно разорился и, умирая от преждевременной старческой болезни, сказал на прощание своему сыну: "Господь бог, знать, покарал меня за прошлые мои грехи, сын мой. Мы разорились вконец, и я ничего не оставляю тебе в наследство. Наймись матросом на судно и начинай все сначала. Ты молод, здоров, бог наделил тебя умом и ловкостью. Тебе будет все по плечу..."

И Нильс Бентсен, послушный предсмертной воле отца, нанялся палубным матросом на датский парусник, отплывавший из Ревеля с грузом мачтового леса в Копенгаген. Сойдя на берег, Нильс Бентсен отправился в портовую таверну, чтобы отметить счастливое окончание первого своего плавания и начало моряцкой жизни.

Подгулявшего Нильса Бентсена заманили на парусник, отправлявшийся в плавание в далекую Вест-Индию. Его посадили в судовой трюм, приковали за ногу якорной цепью и несколько суток вместе с такими же, как он, разноязычными матросами продержали под стражей. На одном из островов, подвластных датской короне, его поверстали в солдаты. И началась дикая муштра в захолустном гарнизоне.

Нильс Бентсен упал духом, стал кое-как исполнять службу и тайком от начальства пить ром. За ненадобностью его променяли на троих негров, и новым хозяином Нильса Бентсена стал португальский торговец. Живя в его доме, бывший свейский подданный таскал на кухню воду, чистил кастрюли, мыл посуду, колол дрова. Ловкому свею удалось бежать от новых хозяев. Он опять нанялся матросом на купеческий когг. Торговое судно, на которое устроился свейский подданный, направлялось в Неаполь. В Средиземном море Нильс Бентсен оказался в плену у пиратов. При дележе награбленной добычи Нильс Бентсен попал в долю разбойника паши, и тот отвез его в свой дворец.

Несколько раз Нильс Бентсен пытался бежать, но бдительные слуги каждый раз ловили беглеца и по приказу паши безжалостно били его самшитовыми палками по голым пяткам. И все же он сумел обмануть дворцовую стражу.

На испанском судне Нильс Бентсен добрался до Константинополя. Оттуда его путь лежал в Каффу, где жили колонисты греки. Там он прибился к россиянам, возвращавшимся из плена, и, став Нилом Борискиным, вместе с ними вернулся в Москву.

Пожив немного в Московии и набравшись сил после многих лет мытарств и скитаний, Нильс Бентсен отправился в Дерпт. Его рассказам дивились соотечественники. Слух о его одиссее разнесся по всему городу. Тут дерптский наместник и велел явиться ему в свой наместнический дом на Ратушной площади.

- Ты изменил королю и предал веру, Нильс Бентсен! - сурово произнес дерптский наместник, когда они остались вдвоем. - Тебя отправят сегодня в Стокгольм и предадут королевскому прокурору.

- И что же... со мной будет?

- Либо отправят на виселицу, либо пошлют гребцом на галеры, невозмутимо сказал наместник. - И будешь прикован вместе со всей судовой шиурмой* к банке, чтобы не мог убежать.

_______________

* Каторжанами, исполняющими на судне роль подневольных гребцов.

У Нильса Бентсена затряслись руки от страха, подкосились ноги. И он с трудом удержался, чтобы не упасть посреди огромного зала с высоким сводчатым потолком. Еще бы! После стольких лет скитаний по чужим землям вместо обретенного покоя оказаться прикованным к банке на гребной галере, где любой подкомит* может хлестать тебя кнутом сколько ему вздумается!

_______________

* Помощник боцмана на шведском корабле.

- Нужда меня вынудила отправиться в плавание палубным матросом, обретя наконец дар речи, сказал в свое оправдание Нильс Бентсен. - Не по своей воле служил я в войске датского короля и был в услужении у разбойника паши.

- Королевский прокурор заслушает твои показания, но, полагаю, вряд ли примет во внимание смягчающие вину обстоятельства, - холодно произнес наместник.

- Что же мне делать?

Душу Нильса Бентсена леденил ужас. Призрак смерти, казалось, витает в прохладном воздухе нетопленого зала, где за большим дубовым столом восседал суровый дерптский наместник.

- Как мне... быть?

Словно утопающий, который хватается за соломинку, стремился спасти себе жизнь и свободу Нильс Бентсен.

- Есть один выход, - выговорил после продолжительного молчания дерптский наместник. - Безупречная служба на благо шведской короны в самом опасном месте.

- Я согласен на любую службу, - не раздумывая выпалил Нильс Бентсен.

- В таком случае тебе потребуется снова отправиться в Московию, заговорил наместник деловым тоном. - Любым путем, чего бы это ни стоило, тебе необходимо добраться до самых северных пределов российских владений и устроиться на жительство в городе Кола.

- Что же я стану там делать? - удивился Нильс Бентсен, все еще не догадываясь, куда клонит наместник.

- Смотреть, все видеть и запоминать, - ответил наместник. - Тебе надо будет узнать, сколько стрелецкого войска в крепости Кола, число орудий на стенах и в башнях, каковы запасы пороха и ядер в крепостных погребах. Какие суда приходят в Кольскую гавань и с каким товаром отплывают из Колы. Из каких мест Лапландии и какое количество пушнины доставляют русские податные в Колу для государевой казны. А главное, высмотри, где самое слабое место в остроге! Как закрываются крепостные ворота и где хранятся ключи от них!

Нильс Бентсен слушал наместника, затаив дыхание.

- Да меня же прикажет вздернуть на виселице русский воевода, осипшим голосом проговорил он, когда наместник умолк.

- В таком деле от тебя потребуется мужество льва и мудрость змеи, заметил наместник, ровным счетом не придав никакого значения словам перетрусившего скитальца. - Ты станешь тайным соглядатаем. Твои депеши нераспечатанными будут доставлять высокорожденному нашему королю Карлу. За этот труд каждый месяц тебе будут выплачивать пятнадцать талеров, а когда возвратишься на родину, получишь дворянство и станешь всеми почитаемым человеком.

Нильс Бентсен в прежние времена не мог и помышлять о дворянстве. И вдруг такое неожиданное счастье ожидает его в будущем! Не зря сказал перед смертью своему сыну Леннарт Бентсен, что тот "умен и ловок, и все ему будет по плечу". "Знать, господь бог смилостивился наконец надо мной и решил ниспослать мне благость и богатство", - подумал с тайной радостью в душе Нильс Бентсен.

- А каким образом я стану переправлять свои секретные депеши? осведомился деловито новоиспеченный соглядатай.

Наместник в задумчивости покрутил поседевший ус, сощурил неулыбающиеся глаза и раздельно, чтобы собеседник накрепко это запомнил, сказал:

- Когда в Колу придет ганзейский купеческий когг из города Любека, к тебе подойдет человек... у него на груди ты увидишь серебряный медальон с изображением святого Августина. Ты спросишь его: "Сколько теперь стоит фунт табака в Любеке?" Он должен ответить на это: "Любекский табак не курю". После этого ты можешь ему целиком довериться и выдать секретную депешу.

Целую зиму натаскивал Нильса Бентсена русской грамоте прибившийся к дерптскому подворью человек, некогда проживавший в Московии. Он учил его обычаям и верованиям, которые соблюдали россияне. Знакомил с привычками и разного рода правилами обхождения на Руси.

Ранней весной Нильс Бентсен перебрался из Дерпта в Новгород. И снова стал Нилом Борискиным. Оттуда вместе с артелью промысловиков он двинулся в далекую Колу. Долгим и тяжким оказался путь до лапландской тундры. Приходилось не раз преодолевать топкие гатевые дороги, переправляться через бурные реки и глубокие озера. Когда добрались до острога, была уже зима и коляне прокладывали нартовые пути в ближние погосты. Стройные, отдохнувшие за лето кундусы* легко и быстро проносили санки-кережи, унося ездоков в тундру.

_______________

* Беговые олени трехлетки.

Подьячий Иван Парфентьевич Махонин взял Нила Борискина на службу в мытную избу. Быстроглазый и проворный человек, знавший грамоту и цифирь, сразу приглянулся подьячему. Присмотревшись ко всему, что его окружало, Нил Левонтьевич, как стали его величать вскоре, легко и быстро освоился с жизнью в отдаленном русском остроге. Дела свои в мытной избе он вершил умело и проворно, хорошо знал, в какую реестровую книгу заносить какие товары, помнил назубок названия аглицких, ганзейских, голландских и прочих судов, которые прибывали в Колу за пушным товаром. Иван Парфентьевич Махонин радовался проворству и коммерческим способностям Нила Левонтьевича, которые перенял тот от отца своего Леннарта Бентсена. И лишь смущало подьячего, что умелый и грамотный мытенный писец как-то не по-русски веселился в гостях и не поет со всеми вместе разудалые поморские песни. Кое-кому из соседей Нила Левонтьевича показалось странным, что тот всегда парился в бане один, словно стыдясь своей наготы. Несколько въевшихся в кожу клейм - отметин, которые наложили ему на плечи и спину раскаленными железными щипцами во время долгих скитаний по свету, были тому причиной!

Незаметно для посторонних глаз Нил Левонтьевич подсчитал количество имевшихся в Коле служилых стрельцов, сотников, пятидесятников и десятников. Подсмотрел, как запираются главные ворота крепости и куда прячут на ночь ключи от огромных замков. Он был очень огорчен тем, что на ночь ключи от крепостных ворот воевода-боярин уносит с собой, не оставляя их даже находящимся в караульне стрельцам.

Из бесед с пушкарями за кружкой пьяного зелья в корчме Нил Левонтьевич вызнал, сколько стоит пушек на стенах острога и в деревянных башнях. Но сколько ни бился тайный соглядатай короля, чтобы подсчитать число затинных пищалей и самопалов, ничего у него из этого не получалось. Не удалось ему также узнать, каковы запасы пороха и чугунных ядер в подземных погребах крепости.

Дважды Нил Левонтьевич встречал человека с медальоном, на котором был изображен святой Августин, и передавал ему депеши для короля, не вызвав к себе подозрения ни у кого из Кольских жителей. Теперь он опять ждал прихода ганзейского коча из города Любека, чтобы сообщить королю о происходящих в Коле приготовлениях к выходу в море трех кораблей со стрельцами и пушками для следования в Печенгскую губу.

3

Узнав о захвате Печенгского монастыря свейскими воинскими людьми и задержании государевых межевщиков, воевода Алексей Петрович Толстой отправил гонца в Архангельск с грамотой для князя Бельского и дьяка Новокшенова, в которой уведомил государева наместника о вероломстве овлуйского державца и своем намерении отправиться с отрядом стрельцов в порубежные земли. На три корабля, которые в перемирное время ходили в поморские погосты за пушниной и рыбой, грузили пушки, запас ядер и пороха, затинные пищали и еду на время плавания. Воевода намеревался без пролития крови, как отписывал ему государь из Москвы, вызволить задержанных свеями межевщиков и не позволить ворогам завладеть землями, принадлежащими короне Российской державы.

Алексея Петровича не покидала тревога с той поры, как пришел в Колу житель лапландской тундры Пяви Икандуексов и принес недобрую весть из порубежной обители. Пребывающие в мире и дружбе с русскими свеи уже начали межевать самовольно российские земли.

Трудно избежать ссоры и смуты в подобном положении! И может случиться такое, что король Свеи, распалясь от неудач, постигших его в Лапландии, пойдет войною на Колу. И нелегко будет сдержать напор королевского войска, имея под руками сотню стрельцов да несколько десятков пушкарей! Деревянные стены и башни крепости - ненадежная защита. А если пошлет король корабли и придется отбиваться от ворогов со стороны моря и суши, то совсем худо придется стрелецкому войску и жителям Колы! Алексей Петрович с невольной завистью подумал о приятеле отроческих лет Дашкове Сергее Семеновиче, который воеводил в Мангазее в ту пору. Тысячи тундровых верст отделяли Колу от другого такого же "непашенного города", который стоял на скалистом берегу реки Таз. Мирно отправлялись в зимнее время обозы с пушниной, моржовым клыком и рыбой из Мангазеи в Москву, и никакая опасность не угрожала городу, окруженному деревянными стенами. Попробуй доберись туда из-за моря! Не по зубам была далекая Мангазея норвегам, датчанам и свеям! А Кола - совсем близко от них!

Прежде чем отправиться в плавание с малым стрелецким войском, Алексей Петрович обошел по верхнему настенному ходу всю крепость, заглянул в башни, где сидели пушкари возле своих орудий с немалым запасом чугунных ядер и порохового зелья. Потом позвал в воеводскую избу подьячего и объявил:

- Останешься за меня в крепости, Иван Парфентьевич. В Коле ни одного сотника, кому мог бы доверить оборону.

- Рад послужить государю, хотя мало чего разумею в вашем трудном воинском деле, - отозвался подьячий.

- Случись что, поднимешь на стены крепости Кольских жителей, продолжал напутствовать Алексей Петрович. - Самопалов и порохового зелья в подвалах под стенами острожными достаточно. Сабель тоже на всех хватит.

- Коляне в обиду себя не дадут, - заверил Иван Парфентьевич.

- Самолично проверяй каждую ночь караульных, чтобы не дрыхли, черти! - По лицу воеводы мелькнула слабая улыбка. - И наказывай, чтобы в оба глядели. Неровен час, ворог может и со стороны моря подступить к острогу, и с полуденной стороны появиться.

- Уж постараюсь, чтобы вы покойны были в походе, Алексей Петрович, поклонился воеводе в пояс подьячий.

Проводить воеводу в поход вышла на крыльцо жена Алексея Петровича Анница. Молодая бледнолицая женщина в накидке из алой камки уронила на плечи мужу белые руки и по-бабьи попыталась заголосить:

- На кого же ты меня покидаешь?

Воевода смущенно нахмурил черные брови, отвел руки жены и мягко произнес:

- Полно, Анница, постыдись: люди на нас глядят. Ведь не на войну же отправляюсь. Пресеку раздоры в порубежных волостях лопинов, выдворю свейских людей из русских владений и вернусь назад в Колу.

В малиновом плаще, надетом поверх бахтерец*, в шеломе-ерихонке и с саблей в посеребренных ножнах вступил на верхнюю палубу коча воевода Алексей Петрович Толстой. Стрельцы с самопалами и бердышами сидели на банках между носовой и кормовой мачтой. Они стремительно встали при появлении воеводы, а десятник Латугин доложил, что весь стрелецкий отряд в сборе и можно отправляться.

_______________

* Защитных наплечников и налокотников.

На пристани стояли, утирая катившиеся из глаз слезы, стрелецкие жены. Они провожали мужей на закат солнца, в самые дальние лапландские волости, один лишь бог мог знать, чем закончится это плавание.

И вот один за другим корабли стали выходить из Кольской бухты в Студеное море. День был ясный, солнечный, безветренный. Слабые волны катились куда-то вдаль, в холодную полуночную сторону.

Три двухмачтовых корабля со слегка вздувшимися парусами, словно большие белые птицы, распластались на ровной поверхности воды, отливавшей тусклым блеском в лучах утреннего солнца.

Из-за безветрия до порубежных лапландских земель плыли пятеро суток. И когда входили в Печенгскую губу, наступил яблочный спас. В холодном воздухе уже чувствовалось дыхание близкой зимы. Над тундровым мелколесьем летели на юг стаи перелетных птиц. На мху, листьях березок и хвое елей серебрился белый иней.

Из-за крутого берегового изгиба в быстро редеющем тумане показались порушенные стены Кольско-Печенгского монастыря.

На верхушке залатанной угловой башни монастыря развевалось огромное полотнище, укрепленное на длинном флагштоке. Стрельцы становились в рост, поднимали головы, пристально вглядывались в полуразрушенные стены обители, за которыми находились свейские воинские люди. А оттого что на сохранившейся башне развевался флаг шведской короны - золотой крест на синем поле, стены монастыря казались всем находившимся на корабле чужими и враждебными.

Некоторое время корабли еще продолжали плыть, обходя монастырь с полуденной стороны и закрывая свеям путь для бегства. И вот головной корабль, на котором находился воевода, ткнулся носом в прибрежную отмель.

- Десятник Латугин, возьми стрельцов - и на берег, - приказал Алексей Петрович. - Встанешь у главных ворот и будешь ждать моих указаний.

Стрельцы, похватав самопалы и бердыши, попрыгали на низкий песчаный берег. Через некоторое время они скрылись из виду. Путь отхода из главных ворот для свейских воинов заперт!

Несколько пушек, снятых со стен Кольской крепости, были повернуты в сторону монастыря. Затинные пищали, оставшиеся на кораблях, были нацелены на ворогов, которые пока не пытались высунуть носа из монастыря.

Воевода Алексей Петрович действовал, как требовал стрелецкий устав в случае, когда ворог находится в осажденной крепости и необходимо его выдворить оттуда.

4

Послеобеденный сон овлуйского державца был прерван в самом начале.

Он опустил на пол ноги, протер набрякшие веки и, сурово насупив брови, заорал:

- Что происходит, ротмистр?

Помявшись, Пер Клементсон ответил:

- В бухту входят три русских корабля. На палубах российских судов я заметил стрельцов, господин наместник, - доложил ротмистр Пер Клементсон.

Раскрасневшееся после дневного сна лицо Бальтазара Бека как-то разом побледнело, в глазах мгновенно исчезло свирепое выражение. В его расчеты никак не входило затевать бой с русским воинским отрядом. Да и королевская инструкция запрещала вступать в серьезные раздоры с россиянами в Лапландии. Для решительной схватки за северные земли Поморья еще не настало время! Да и воинов под руками у наместника Норланда было мало. С таким числом кнехтов, вооруженных одними лишь мушкетами, без пушек, выдержать осаду в развалинах, без серьезного прикрытия было немыслимо. На воинскую помощь из Улеаборга рассчитывать было трудно. Главные военные силы, состоявшие из нескольких отрядов рейтарской конницы и пешего корпуса кнехтов, находились на датском рубеже, где по-прежнему было неспокойно.

Бальтазар Бек нахлобучил на голову меховую шапку, прицепил к поясу саблю и вышел из трапезной. Злоба и ярость раздирали овлуйского державца.

Пер Клементсон позвал трубача и распорядился дать сигнал тревоги.

Тревожно зазвучал военный рожок. Протяжные звуки медной трубы разносились по всей округе.

Во двор стали вбегать воины с мушкетами в руках. Седоусый капрал выстроил кнехтов в две шеренги. В рядах воинов была заметна растерянность. Многие уже знали о приходе русского стрелецкого отряда в Печенгскую губу.

Бальтазар Бек, сопровождаемый ротмистром Пером Клементсоном, поднялся на угловую башню, где развевался на легком ветру флаг шведской короны.

Невооруженным глазом наместник Норланда увидел на кочах пушки и пищали, нацеленные на стены обители, и стрельцов с бердышами и тяжелыми самопалами.

Бальтазар Бек понял сразу, что сопротивление невозможно и следовало немедля выработать взаимовыгодные условия перемирия, поздорову унести ноги с берегов Печенгской губы. Чувство едкой досады не покидало наместника Норланда. Еще бы! Даже порушенный монастырь на границе русской Лапландии был прекрасным местом для начала трудного зимнего похода в Колу! Для вновь прибывающих отрядов из глубины страны он мог дать приют, отдых и пропитание.

- Тебе следует отправиться парламентером к русским, ротмистр, сказал Перу Клементсону Бальтазар Бек. - Объявите им наши условия. Мы освобождаем задержанных нами межевщиков, а они выпускают нас отсюда с оружием, чтобы покинуть пределы Печенгской губы.

- Слушаюсь, господин наместник. - Клементсон учтиво наклонил голову.

- А коли захотят узнать, когда возобновим межевание порубежных земель, то ответишь, что будущей весной королевские межевщики опять явятся на Энаре-озеро и начнут все сначала... А за зиму многое изменится, ротмистр, и никакого межевания в лапландских землях не потребуется: здесь все станет нашим, - лукаво улыбнулся наместник.

С белым флагом в руках ротмистр Пер Клементсон, сопровождаемый трубачом, толмачом и барабанщиком, вышел из монастырских ворот и направился к стрельцам, которые сидели с самопалами наготове за огромными каменными глыбами, похожими на бараньи лбы.

Трубач поднес к губам медный рожок, и в воздухе полились протяжные, мелодичные звуки, призывающие воинов соседней страны к миру и спокойствию.

Из-за камня вышел стрелецкий десятник Латугин и остановился в ожидании свейских людей с белым флагом.

Пер Клементсон, отсалютовав саблей стрелецкому десятнику, стал излагать условия перемирия, согласно которым воинские люди овлуйского державца покидали пределы российских владений на берегу Печенгской губы.

Толмач степенно и внятно переводил слова ротмистра на русский язык.

- Все, что я тут выслушал, обязан во всей подробности донести воеводе-боярину Алексею Петровичу, - ответил десятник Латугин после непродолжительного молчания.

- Придется посылать гонца в Колу на корабле? - насторожился Пер Клементсон.

- Пусть не изволит волноваться свейский ротмистр: воевода приплыл сюда самолично, - сказал Латугин, оглядывая с ног до головы парламентеров, которых прислал к нему овлуйский державец.

5

Воевода Алексей Петрович Толстой не намерен был заводить на рубеже российской земли "ссоры и смуты" с воинскими людьми соседней державы. Условия перемирия, которые предложил овлуйский державец, оказались вполне приемлемыми, и он тотчас отослал десятника Латугина к свейским парламентерам, наказав, чтобы королевские воинские люди убирались из Кольско-Печенгского монастыря.

Бальтазар Бек, выслушав ротмистра Пера Клементсона, приказал выпустить на волю российских межевщиков, которые по-прежнему содержались под арестом в монастырских подклетях.

Выбравшись из полутемных камер на волю, обнялись на монастырском дворе сотник Стригалин и пятидесятник Спирка Авдонин.

- Откуда у тебя эта метина на лбу? - спросил своего пятидесятника Стригалин.

- Свеи палашом угостили, когда к вам на помощь спешил, - ответил Спирка Авдонин. - Здесь, в тундре, на подходе к монастырю сшиблись с ними. Их было много, а нас всего трое да отрок этот с нами от самой Новой Земли добирался, - кивнул он на Савву Лажиева.

С радостью вдыхали чистый, будто вода родниковая, осенний тундровый воздух целовальник Смирка Микитин и дьячок Дружинка Сумароков. Для них обоих избавление от свейского плена показалось неожиданным, как гром среди ясного неба.

Савва Лажиев блаженно жмурил глаза от полуденных лучей солнца и счастливо улыбался. "Значит, приходит конец мытарствам", - думал он, глядя, как стрельцы тормошат свейских кнехтов, отбирая у них награбленное. В куче мягкой рухляди Савва заметил и свой мешок, в который напихал Каллистрат Ерофеевич песцовых шкур за годовую службу в промысловой артели. Знакомый мешок стал наполовину тоньше. Но Савва Лажиев не захотел, чтобы вернули ему принадлежавшее добро. "Как-нибудь и без этого проживу", решил он.

Мысль о том, что в скором времени окажется в Коле, где не был уже больше года, наполняла его счастливым ожиданием будущих перемен в жизни. После тяжкой зимовки на острове служба у подьячего Ивана Парфентьевича Махонина виделась ему в радужных красках и казалась раем. Дьячок Дружинка Сумароков за время совместного узничества так расписал предстоящую ему службу, что Савве порой начинало казаться: не сон ли это?

- Овлуйский державец все допытывался, сколько войска стрелецкого в Коле и пушек, - сказал Спирка Авдонин. - Похоже, недоброе дело собирается затеять ихний король.

- Все неймется им, - сурово отозвался сотник.

Дружинка Сумароков разыскал в куче награбленного свеями добра чертеж всей Лапландии со всеми реками, озерами, рыбными ловлями и промыслами, помеченный порубежной линией, которую провели королевские межевщики. Крестоцеловальной записи найти ему не удалось, и дьячок, огорченный этим, бродил по монастырскому двору.

Малое королевское войско выходило из монастырских ворот под грохот барабана и пение военного рожка. Овлуйский державец выехал из монастыря верхом на гнедой лошади. Он сидел в расшитом алым бархатом высоком седле, а ноги, обутые в желтые сапоги с длинными голенищами, покоились в посеребренных стременах. За ним следом тоже верхом на лошади ехал ротмистр Пер Клементсон. Кнехты, закинув за плечи мушкеты, понуро шагали по чужой им каменистой земле. А позади войска трюхал на тощей лошадке напуганный происшедшими событиями хмурый толмач.

Выход свейского войска из бывшего монастыря, начавшийся степенно и чинно, испортил рыжебородый стрелец, стоявший за стенами обители. Замахнувшись, он ударил древком бердыша по крупу лошади, на которой восседал в высоком седле овлуйский державец. Лошадь вскинула задними ногами, возмущенно заржала и стала подниматься на дыбы, сдерживаемая спесивым всадником.

- Пес! - свирепо выкрикнул Бальтазар Бек, удержав лошадь. Он наполовину выдернул из ножен палаш, намереваясь зарубить дерзкого русского воина, осмелившегося ударить лошадь наместника.

Рыжебородый стрелец ловко перехватил бердыш и изготовился отразить удар.

- Но, не балуй! - побелев лицом, выдавил русский воин. - Не по своей земле ездишь!

Наместник Норланда, разъяренный нанесенным оскорблением, со звоном водворил палаш в ножны и, вобрав голову в плечи, не оглядываясь, поскакал в полуденную сторону, где за линией видимого горизонта синел южный берег Печенгской губы, за которой начиналась королевская земля.

Воевода Алексей Петрович вступил в бывший монастырь, когда в нем не осталось ни одного свейского воина. Он по очереди обнял каждого освобожденного полонянника. Потом долго расспрашивал сотника Стригалина о том, что произошло на берегу озера Энаре и чего добивались свейские межевщики. Воевода был очень удивлен: каким огромным количеством земель, доселе принадлежащих короне Российской державы, собирался завладеть король свейский.

- Неймется королевским людям: боюсь, воевода-боярин, этой зимой опять они сюда припожалуют, - печально проговорил отец Илларион. - Коль повадится волк ходить в оленье стадо, так не уймется, пока в капкане не окажется.

- Найдется и для них крепкий капкан, если снова придут, - сказал Алексей Петрович, хотя его самого обуревали по-прежнему тревоги.

- Не сумею я оборониться от ворогов, - продолжал Илларион. - Ни оружия нет у нас, ни военных припасов. Да и не обучены послушники воинскому делу.

- Оружия я немного оставлю, - пообещал Алексей Петрович, - полдюжины затинных пищалей с запасом пороха и два десятка самопалов выделю теперь же для обороны от ворогов.

- И стрельцов не мешало бы здесь держать, - несмело произнес отец Илларион. - Хотя бы дюжины полторы, чтобы спокойней на душе было.

- Не могу оставить ни единого воина, отче Илларион, - со вздохом проговорил Алексей Петрович. - Колу оборонять некому, коли вздумают свейские воинские люди большим числом подступить к острогу. Москва сама в беде: литовцы и ляхи не дают ни отдыха, ни сроку московским воеводам. Войско стрелецкое, выходя из одного сражения, в другое вступает. Вот уже третий год не присылает Москва воинской помочи нам. А Колу беречь надо, как собственное горло, отче. Не убереги мы Колу, и вся Лапландия, весь российский север отойдет к свейской короне! И сильно оскуднеет государева казна. Нечем станет вести войну с поляками.

Отец Илларион уронил на грудь голову, затосковал. В запавших глазах иеромонаха была скорбь да мука.

- Суда совсем прохудились, воевода-боярин Алексей Петрович, пожаловался он. - Дальше Печенгской губы ни на одном судне выйти не мочны. Случись что, и не выбраться нам отсюда. По тундре далеко ли уйдешь?

6

До первого снега стрельцы и лопины, пасшие монастырских оленей, закапывали порубежные межи, проложенные королевскими межевщиками. Работы хватило на всех, чтобы повалить по всей линии от самого Энаре-озера до Студеного моря порубежные грани.

Три корабля выплыли из Печенгской губы, когда тундра стала вся белой и на первом пушистом снегу во все стороны протянулись звериные следы.

Савва Лажиев вступил на занесенный чистым снегом берег Кольской бухты, и сердце его захолонуло от предстоящих будущих радостей. Он был счастлив.

Дьячок Дружинка Сумароков самолично привел Савву Лажиева на подьяческий двор и все как есть поведал Ивану Парфентьевичу Махонину о корелянине, занимавшемся промыслом на Новой Земле в артели Каллистрата Ерофеевича Силина.

Савва Лажиев пришелся по душе Ивану Парфентьевичу. Подьячий порасспрашивал его о прошлой жизни в Олонецком крае, о мытарствах на Новой Земле да определил Савву Лажиева в податные своей подьяческой избы. Он выделил Савве холостяцкое жилье - каморку в казенном доме, выходившую окном во двор, огороженный частоколом.

- Служи, отрок, как трудился в артели у Каллистрата Ерофеича, за мной служба твоя не пропадет, - сказал подьячий. - Поездишь с обозом по погостам лопинов да помытаришься на дальних дорогах - и станешь истинным колянином. Обзаведешься семьей и жить в собственном доме станешь.

Радостный оттого, что намерение его служить у подьячего в Коле сбылось, вышел Савва Лажиев во двор, залитый лучами низкого предзакатного солнца. Не откладывая важного дела на срок, он сразу же направился в дом Каллистрата Ерофеевича, чтобы передать поклон от мужа Аграфене Кондратьевне и порадовать детей вестью, что их отец жив и здоров.

Дом Силиных стоял на взгорке, неподалеку от Гостиного двора, в том самом месте, где крайняя из четырех параллельных улиц упиралась в лавки-амбары. С крыши дома косо смотрели деревянные желобы для стока воды, крепящиеся на деревянных крюках - "курицах", а на самом верху красовался деревянный резной конек, разукрашенный в оранжево-красный цвет. Как все другие дома посадских людей, он был срублен из толстых сосновых бревен и состоял из двух жилых помещений и просторных сеней. Крохотные окошки украшены были наличниками. Внутрь переплетов деревянных рам были вставлены четырехугольные кусочки тонкой прозрачной слюды, сквозь которую проникал внутрь жилых помещений мутноватый рассеянный свет.

Савва дернул за железное дверное кольцо и вошел в просторные сени, заставленные множеством деревянных кадушек. По запаху нетрудно было определить, что в кадках хранилась засоленная на зиму рыба.

В избе было жарко натоплено, и на Савву, вошедшего с улицы, пахнуло жилым теплом, запахом ржаных оладий и топленого масла.

Навстречу нежданному гостю вышла Аграфена Кондратьевна с раскрасневшимся лицом, и, когда Савва сказал, что приплыл с Новой Земли, из глаз ее брызнули слезы. Женщина, второй год не видевшая мужа, который жил на безлюдном острове посреди Студеного моря, и плакала и улыбалась. Успокоившись, она выслушала Савву и принялась расспрашивать его, что было за все это время, пока не видела Каллистрата Ерофеевича.

В жилую комнату с печью вошли две дочери, неслышно уселись на лавку против Саввы и тоже стали слушать рассказы человека, приплывшего из земли, затерявшейся посреди моря, где пребывал их отец. Савва заметил: на ногах у обеих были красивые башмачки из голубого сафьяна, а на голове у девушек красовались кокошники, украшенные крохотными жемчужными зернами. Старшая дочь Каллистрата Ерофеевича, чем-то похожая на отца, во все глаза смотрела на Савву, слушая его диковинные рассказы. Младшая лишь изредка поднимала на гостя смущенные глаза. Занятая вышиванием затейливого рисунка бисером на красной ткани, она также внимательно слушала Савву Лажиева. Стыдливый девичий румянец ярко рдел на ее щеках.

Савва неоднократно ловил на себе ее пристальный изучающий взгляд. Он вдруг почувствовал внезапную неловкость от близкого присутствия девушки, которую впервые увидел.

Аграфена Кондратьевна усадила гостя за стол и принялась угощать его пирогами и ржаными оладьями на масле. Дочери Каллистрата Ерофеевича тоже сели за стол, но ни одна из них даже не прикоснулась к еде.

Младшая дочь Силина, которую звали Дарьей, по-прежнему лишь украдкой посматривала на Савву, но отложила в сторону вышивание и потупясь сидела напротив гостя.

- Кушай на здоровье, - старательно угощала Савву Аграфена Кондратьевна. - Чай, наголодались на острову том безлюдном? Ведь одни медведи там и водятся?

- А мы ели за милую душу медведей этих, - похвастался гость.

- Ведь крещенные же люди - и такую гадость едят, - качала головой и удивлялась хозяйка дома. - Неужто и Каллистрат Ерофеевич едал медведей тех?

- А то как же? Понятное дело, едал, - простодушно пояснил Савва. Самые что ни на есть лучшие средства от хвори той островной, от чего зубы шатаются, - так это медвежье сало да свежая оленья кровь!

- И кровь пить оленью доводилось? - продолжала удивляться Аграфена Кондратьевна.

Старшая дочь ее прыснула от смеха. Рассмеялась и Даша вслед за ней.

Потом Аграфена Кондратьевна принялась расспрашивать Савву Лажиева о его прошлой жизни, и когда узнала, что он круглый сирота, то жалобно, по-бабьи запричитала:

- Да и как же ты, сердешный-то, один-одиношенек по свету маешься? Ведь и головушку бедную приклонить тебе негде!

Она пыталась уговорить Савву Лажиева остаться в ее доме и погостить, сколько пожелает, но гость был непреклонен. Он от души благодарил хозяйку и, сославшись на службу у подьячего, отправился восвояси.

7

Наместник Норланда Бальтазар Бек, сопровождаемый ротмистром Пером Клементсоном, прибыл в город Рисби, где находилась в то время летняя резиденция короля Карла, когда деревья в дворцовом парке уже оделись в золото и багрянец. Гвардейский офицер, находившийся в тот день в карауле, остановил усталых всадников возле ворот, украшенных сторожевыми мраморными львами, и, предложив им спешиться, отправился докладывать королю о прибытии норландского наместника из далекой Лапландии.

Неудача с межеванием порубежных лапландских земель расстроила овлуйского державца. Он никак не предполагал, что так успешно начатая прокладка порубежных граней пойдет прахом. Всю дорогу Бальтазара Бека не покидали тревожные мысли. Он пытался предугадать, что предпримет король, и больше всего его тревожила собственная участь после того, как с позором покинул пределы Печенгской губы. Ему временами казалось, что государь лишит его дворянства, отберет наместничество и отправит служить в какой-нибудь отдаленный гарнизон в захолустье. Но на смену тревоге приходили снова обнадеживающие мысли, и он видел себя наместником всех северных земель вместе с Лапландией и Колой, где сидел на воеводстве его непримиримый враг Алексей Петрович Толстой.

Бальтазару Беку пришлось долго ждать возвращения офицера, начальствовавшего дворцовым караулом в летней королевской резиденции. Уже успели смениться часовые-гвардейцы в красных мундирах, стоявшие у парковых ворот, а караульный офицер все не появлялся. Чувство близкой беды кинуло в жар наместника Норланда.

- Похоже, нас не очень здесь ждали, ротмистр, - растерянно произнес Бальтазар Бек.

- Наверно, какие-то более важные дела занимают властелина всех шведов, - невозмутимо проговорил в ответ Пер Клементсон.

Колокола дворцового собора оповестили о вечерней службе, когда появился караульный офицер.

- Его величество король занят, - сухо сказал он. - Преславный король наш Карл примет наместника Норланда завтра утром. А до завтра вас разместят в дворцовых покоях.

Офицер приказал своим гвардейцам отвести лошадей наместника и ротмистра Пера Клементсона в дворцовую конюшню и проводил их за ворота королевской резиденции.

Королю Свеи Карлу Девятому действительно не было дела до наместника Норланда и далекой Лапландии. Его целиком в тот день занимали дела более близкие и важные, касавшиеся соседней недружественной Дании. Только недавно закончились военные действия против датских войск. Король Карл считал, что порт Кальмар датскому королю Христиану удалось захватить путем обмана и предательства. Он был в ярости оттого, что его кораблям датчане закрыли путь в Зунд и выход в океанские просторы для плавания в далекие земли. Карл неистовствовал от обиды, нанесенной ему властелином соседней державы. Он не принимал никого.

Королевская ярость не знала пределов. И не было выхода ей. Требовалась сатисфакция*. Но каким образом это можно устроить? "Король Христиан как истинный рыцарь не может не принять мой вызов, - размышлял Карл. - Но не будет ли это курьезом в глазах моих подданных? И как примут этот картель** властелины соседних держав? Не стану ли я посмешищем в глазах других королей? Нет, властелин огромной державы, с мечом в руке выступивший защищать свою честь и интересы государства, не может стать посмешищем, - думал король. - Но Христиан Четвертый значительно моложе меня, а датские короли с малолетства приучаются искусству фехтования... Но бог на моей стороне и не даст мне погибнуть... Он поможет мне покарать нечестивца, сидящего на троне".

_______________

* Удовлетворение.

** Вызов на поединок.

Карл Девятый решительным шагом мерил просторный тронный зал с высоким сводчатым потолком. У него мерзли руки, и он время от времени потирал ими, чтобы разогреть старческую кровь. Иногда останавливался ненадолго посреди зала и, пряча подбородок в куний мех воротника, задумчиво смотрел в высокое стрельчатое окно, забранное слюдой. За окном полыхали золотым пожаром двухсотлетние дубы на аллеях дворцового парка.

Сев за письменный стол, Карл придвинул к себе лист пергамента, макнул в чернила перо и стал писать.

"Ты поступил не так, как честный и христианский государь, - выводил на бумаге слова властелин Свеи, кипя негодованием к своему недругу Христиану Четвертому. - Ты нарушил мир, причинил кровопролитие и взял Кальмар предательством. Так как не помогают другие средства, я предлагаю тебе поединок, по похвальному обычаю древних готов. Ты можешь взять с собою двоих из твоего дворянства рыцарей. Я встречу тебя без кирасы и лат, лишь с шлемом на голове и мечом в руке. Если ты не явишься, я не буду считать тебя ни за честного государя, ни за воина.

Рисби. 11 сентября 1611 года. Карл".

Он запечатал письмо в конверт, скрепил его восковой королевской печатью и велел позвать надежного и верного человека, капитана фрегата "Корона" Якоба Лаппмарка.

- Отправишься сегодня на "Короне" в Кальмар, - сказал король, когда явился к нему в тронный зал сорокалетний рослый человек, с красивым и мужественным лицом, загрубевшим за годы плаваний по балтийским просторам.

- Но там теперь датчане, мой государь, - замявшись, произнес Якоб Лаппмарк.

- Бросишь якорь на открытом рейде, - стал давать подробные указания Карл Девятый. - Пошлешь на баркасе кого-нибудь из комитов с трубачом, чтобы доставили это письмо капитану датского корабля, который будет стоять поблизости.

Якоб Лаппмарк взял у короля письмо и неторопливо положил его в широкий карман камзола с множеством медных пуговиц.

- Потом выбрать поскорее якорь и возвращаться обратно? - осведомился капитан "Короны".

- Нет, ждать, пока не принесут ответ на это письмо, - ответил король. - Возле орудий держите в готовности порох и ядра. И вся команда фрегата должна быть на своих местах, как обычно перед сражением.

- Мой государь полагает, "Короне" придется опять вступить в бой с датскими кораблями? - спросил Якоб Лаппмарк.

- Не думаю, капитан, пожалуй, на этот раз все обойдется без пролития крови, - сказал Карл. - Но будьте все же начеку. И фитили держите зажженными.

- Рад служить, мой государь, - поклонился королю капитан Якоб Лаппмарк.

8

Во время недавней войны с датчанами капитан Якоб Лаппмарк имел патент от Карла Девятого, в котором предписывалось наносить кораблям противника и воюющей вражеской державе всяческий ущерб в течение всего периода военных действий. И капитан "Короны" с лихвой оправдал доверие своего короля. Он топил военные и торговые суда, не щадя никого из команды, как это было и прежде, в пору, когда вел он свободную охоту возле острова Готланд и именовался корсаром. Во время военных действий всем пленным разрешал Якоб Лаппмарк "плыть домой"*, так как выкуп получить у подданных датского короля было невозможно.

_______________

* Бросали за борт пленных (на своем жаргоне морские разбойники

это называли "плыть домой").

Но кончилась война, и капитан Якоб Лаппмарк остался как бы без дела. И он раздумывал над тем, продолжать ли служить королю или отправиться опять на свободную охоту, которая была связана со смертельным риском. В случае поимки капитану судна грозила виселица. Зато добыча, которую брали, была немалой, если захватывали купеческие суда, принадлежавшие городам Ганзейского союза, Голландии и Англии.

На приобретенные морским грабежом деньги Якоб Лаппмарк обязан был оснащать свой парусник всем необходимым, начиная от парусов и кончая коваными якорями, содержать команду, выдавая каждому полагавшееся жалование, а также приобретать нужное вооружение и боевые припасы. Во время военных действий, когда входил в силу полученный от короля патент, Якоб Лаппмарк часть добычи передавал согласно подписанному договору в королевскую казну.

"Корона" стояла в закрытой от ветров бухте вблизи берега. Видимый издалека, полоскался на корме корабля военно-морской флаг - огромное полотнище с золотым крестом на синем поле.

Шлюпка ждала капитана возле самого берега. Рослые гребцы с надвинутыми на головы капюшонами сидели по банкам, держа на вальках весел мозолистые руки. При виде начальника матросы откинули головы и подняли весла, приветствуя своего капитана.

Якоб Лаппмарк вступил в шлюпку, уселся на корме, а сидевший с ним рядом подкомит Эрик Багге скомандовал:

- Весла на воду!

Не прошло и четверти часа, как Якоб Лаппмарк по спущенному за борт трапу поднялся на верхнюю палубу. Капитана встретил на юте кормчий Гильдебрант и стал докладывать о принятой на "Корону" провизии и запасах пресной воды, которой наполнили все анкерки.

- Приготовиться к выходу в море, Гильдебрант! - распорядился Якоб Лаппмарк. - На рассвете снимаемся с якоря. Следуем в Кальмар.

- Но там же... датчане, - удивленно поднял кормчий выгоревшие брови. - Опять войной идем на них?

- Это не твоего ума дело, Гильдебрант, - бросил на ходу капитан. Действуй, как я сказал.

У Якоба Лаппмарка выработалась привычка обходить всякий раз корабль после возвращения с берега с тех еще давних пор, когда "Корона" носила громкое имя "Святого Фомы" и круглый год занималась свободной охотой в проливе Зунда и на караванных путях возле острова Готланд. Во время вынужденной стоянки возле острова Борнхольм в грот-мачту ударила молния, и пришлось Якобу Лаппмарку встать на длительный ремонт в порту города Кальмара, где теперь хозяйничали датчане. Повреждения, нанесенные ударом молнии, оказались настолько велики, что пришлось ставить новую мачту и менять паруса на грот- и бизань-мачтах. Настил верхней палубы почти полностью выгорел, и пришлось закупать у датчан дубовые доски.

После ремонта король выдал патент Якобу Лаппмарку, и чтобы зачеркнуть кровавое прошлое корабля, назвал его "Короной".

На нем по-прежнему было три мачты с прямым парусным вооружением на фоке и гроте. Бизань-мачта несла косой латинский парус и разительно отличалась от двух главных мачт. Сорок две пушки были укреплены на верхней и жилой палубах корабля. Команда состояла из семидесяти матросов, включая подкомитов. Но уходя надолго в плавание, Якоб Лаппмарк обычно набирал дополнительно еще столько же для абордажных схваток при встречах с купеческими судами.

Обойдя весь корабль от кормы до носа, Якоб Лаппмарк спустился на жилую палубу. Нужно было выспаться и отдохнуть перед плаванием, которое неизвестно чем могло кончиться.

В капитанской каюте было просторно и пусто. Ничего лишнего не держал в ней Якоб Лаппмарк. Только мореходные инструменты и лоции для плавания да штормовая одежда и сапоги с высокими голенищами.

Якоб Лаппмарк спал не раздеваясь, всегда готовый к любым неожиданностям.

Спокойная и ясная погода благоприятствовала отдыху капитана. Долгую осеннюю ночь он спал без просыпа и был разбужен пением рожков и трелями серебряных дудок.

"Всем на верх! Паруса ставить!"

Якоб Лаппмарк поднялся на ходовой мостик "Короны", когда паруса на всех трех мачтах надувались от легкого утреннего ветра белопенными бутонами.

- С якоря сниматься! - скомандовал капитан.

До острова Эланд, который закрывал вход в Кальмарскую бухту со стороны моря, не больше полдня хода. И ровно в полдень "Корона", убрав часть парусов на фок- и грот-мачте, стала огибать гористый берег, выбирая приглубые места для входа в бухту.

На открытом рейде порта Кальмар стояли на якоре три датских военных брига. Они закрывали вход на внутренний рейд и охраняли подступы к недавно отвоеванному у шведского короля портовому городу.

Якоб Лаппмарк отдал якорь на почтительном расстоянии от датских кораблей, за пределами досягаемости их орудий.

- Кормчий Гильдебрант, ты отправишься на шлюпке к датчанам и передашь капитану корабля этот пакет, - сказал Якоб Лаппмарк своему помощнику.

- Будет исполнено, капитан, - ответил кормчий.

Шлюпка, спущенная на воду с верхней палубы "Короны", подошла к борту датского брига, который стоял крайним и находился всех ближе к свейскому кораблю.

Кормчий отдал пакет трубачу и послал его к датчанам. Ничего доброго не ожидал он от вчерашних противников: еще недавно сходились с ними на пушечный выстрел и палили ядрами, стремясь отправить их на дно моря. Ему казалось более надежным находиться в шлюпке, хотя и возле борта неприятельского корабля.

Датчане не стали долго задерживать вчерашних противников. Но и знаков дружелюбия тоже не оказали никаких.

Трубач, передав пакет капитану брига, вернулся на шлюпку.

Гильдебрант торопливо скомандовал: "На весла!", и понеслись обратно к "Короне".

Двое суток стоял корабль на внешнем рейде порта Кальмар.

Якоб Лаппмарк ждал. Должны же были ответить датчане что-нибудь на письмо короля всех шведов.

Утром третьего дня от датского корабля отвалила шестивесельная шлюпка и под дружные взмахи весел подошла к борту "Короны". На палубу фрегата поднялся датский офицер и, отсалютовав капитану неприятельского корабля шпагой с позолоченным эфесом, подал пакет.

9

"Твое легкомысленное и нескромное письмо было нам вручено трубачом, писал датский король Христиан Четвертый. - Мы замечаем, что каникулы подействовали на твой мозг. Что ты говоришь, будто мы нарушили Штеттинский мир, это ты говоришь неправду. Придет время - ты понесешь ответ перед богом не только за эту войну, но и за всю безвинную кровь и за притеснения твоих подданных.

Что мы будто бы Кальмар взяли предательством - это тоже неправда. Мы взяли его как подобает честному воину. Стыдиться бы тебе надо, что дал взять у себя под носом. Что касается поединка, то ты уже богом побит. Теплая печка да врач, который бы привел твою голову в порядок, были бы тебе полезнее. Стыдно тебе так нападать на честного человека. Кальмар. 14 сентября 1611 года. Христиан".

Прочитав ответное послание датского властелина, Карл остолбенел. Какое-то время он стоял, глядя на стену, убранную шпалерами, на которых была изображена охота на оленей. Выпученными от бешенства глазами Карл Девятый смотрел на знакомую сцену, а видел лишь расплывающееся в зыбком тумане смутное пятно и слышал переливчатый звон, раздававшийся где-то в отдалении.

Мысли в голове его путались. Личное оскорбление, нанесенное королем соседней державы, было так велико, что Карл долго не мог прийти в себя. Унижение, которое пришлось претерпеть ему вторично, жгло, словно раскаленное железо.

Он вернулся в тронный зал и вспомнил о наместнике Норланда, о котором докладывал ему караульный офицер три дня назад. Король приказал позвать Бальтазара Бека, чтобы выслушать его о прокладке порубежных граней в Лапландии.

За трое суток пребывания в летней королевской резиденции овлуйский державец натерпелся страха. Ему временами казалось, что опалы не миновать и не видать больше наместничества, отданного ему в свое время Карлом Девятым.

Войдя в тронную залу, Бальтазар Бек отвесил низкий поклон королю, держа в руке широкополую шляпу. Потом замер в ожидании, что скажет Карл.

Король был бледен и выглядел нездоровым. Старческая желтизна проступала на его впалых щеках отчетливей, чем когда-либо прежде. Дергались покрасневшие веки, а немигающие глаза смотрели прямо и невидяще, словно в мыслях он находился где-то далеко.

- Закончили межевание порубежных наших земель в Лапландии? неожиданно спросил Карл хриплым голосом.

- Мы славно начали, ваше величество, прокладку порубежных граней и подходили уже к Студеному морю, но неожиданно появился в тех местах воевода из Колы с огромным стрелецким отрядом, - начал оправдываться Бальтазар Бек.

- Откуда мог взяться "огромный стрелецкий отряд" в Коле? - перебил наместника Норланда Карл Девятый. - Мой человек доносит уже вторично в своей депеше, что в крепости не больше сотни русских воинов, вооруженных старыми самопалами и бердышами.

"Значит, налгал мне стрелецкий пятидесятник, - подумал Бальтазар Бек, прикидывая, каким образом выйти из затруднительного положения. Несомненно, следует верить сообщениям соглядатая короля, а не словам продувного русского пятидесятника".

Но король неожиданно умолк. Он словно забыл о присутствии наместника Норланда в тронном зале. Горькие мысли о столь нелепым образом потерянном Кальмаре перенеслись на Колу. За отданный датчанам порт на Балтийском побережье нужно захватить русскую крепость на берегу Кольской бухты, и вся Лапландия перейдет во власть шведской короны!

- Сколько кнехтов у вас под руками? - спросил Карл.

- Сотни полторы наберется, ваше величество, если собрать их со всего наместничества, - с готовностью отозвался Бальтазар Бек.

- Этого недостаточно для похода в Колендзо, - король назвал русский город так, как издавна именовали его во всех шведских государственных актах. - Надо начать набирать наемных воинов теперь, чтобы к зиме иметь под руками четыре сотни кнехтов и семьдесят крепких лыжников для похода по заснеженной тундре. Пусть наместник распорядится, чтобы готовили к походу три тысячи ездовых оленей и прочные нарты для воинов.

- Кому прикажете возглавить поход в Колу? - осведомился овлуйский державец.

- Королевское войско в Колендзо поведешь ты, Бальтазар Бек, распорядился Карл. - Тебе в помощники я дам ротмистра Пера Клементсона и недавно перешедшего ко мне на службу швейцарского ротмистра Готлиба Кюне. Передовой лыжный отряд поведет вахмистр Клаас Торфинен. Лыжники будут прокладывать путь впереди войска.

Мысль о том, что надо послать морем корабль в Кольскую бухту, чтобы утеснять осажденных в русской крепости стрелецких воинов бомбардированием, пришла в голову королю сразу же, когда решился он начать военные действия против московитов в Лапландии. И лучше других судов, готовых к столь далекому и трудному плаванию, была "Корона". Этим кораблем владел капитан Якоб Лаппмарк. И король должен был зафрахтовать его у владельца вместе со всей его командой для отвоевания принадлежавшего московским царям Колендзо. Королевская казна пустовала после изнурительной и позорно проигранной войны с Данией. А за фрахт необходимо было выплатить несколько тысяч талеров владельцу.

"Я отдам Якобу Лаппмарку в наместничество всю Лапландию вместе с Колендзо, - размышлял Карл Девятый, отпустив наместника Норланда. - И несколько тысяч талеров останутся нетронутыми в моей королевской казне.

Вчерашний корсар, потопивший немало судов и погубивший стольких людей, становится наместником огромного края, - продолжал свои размышления король всех шведов. - Не нанесу ли я этим обиду более достойным дворянам моего королевства? И не получится ли от этого лишний ущерб моему государству? Но ведь в бытность свою знаменитыми морскими разбойниками были не только простые дворяне - такие, как Якоб Лаппмарк! Помню со слов моего отца, норвежский принц Оле Быстрый по воле своего отца очистил всю южную Балтику от свирепых морских разбойников, коими были благородные принцы и юноши знатных родов из многих скандинавских королевств. Герцог Ютландский и норвежский король Коллес сами занимались грабежом и разбоем, и слава о них пронеслась по всем королевствам, - вспоминал прошлое Карл Девятый. - Разбоем брал и города и корабли на море датский принц Хелго, сын короля Халдана, и Гаральд Гардрад, высватавший русскую княжну, дочь Великого князя Ярослава, по прозвищу Мудрый.

Якоб Лаппмарк вполне подходит для наместничества над Лапландией, окончательно решил король. - Никакой политес там от него не потребуется. А рука у него крепкая, не то что у наместника Норланда. Сумеет снять не одну, а две шкуры с этих глупых лапландцев".

Капитан Якоб Лаппмарк с охотой принял предложение короля взамен денег за фрахт "Короны" получить наместничество над всей Лапландией и завоеванной Колой. Но только настоял на том, чтобы договор об этом был составлен на бумаге и скреплен государственной и королевской печатями.

Для составления столь важного договора Карл Девятый был вынужден вызвать из Стокгольма государственного секретаря Акселя Оксеншерна. И престарелый дворянин из старинного знатного рода прибыл немедля в летнюю королевскую резиденцию.

Составив договор и скрепив его печатями, Карл Девятый, Аксель Оксеншерн и капитан Якоб Лаппмарк сели за стол, на котором был разостлан огромный чертеж всех скандинавских королевств и морей, их омывающих. Король, государственный секретарь и капитан каперского корабля прокладывали на бумаге путь паруснику, которому предстояло, обогнув Скандинавию, доплыть по холодным морям до Кольской бухты и начать бомбардировку крепости московитов, с которыми свеи пока пребывали в мире и дружбе.

- В Королевской гавани встанешь на якорь и будешь ждать моих указаний, - наставлял король капитана Якоба Лаппмарка. - Пополнишь там запасы свежей провизии и пресной воды, получишь порох и ядра, которые подвезут туда из Стокгольма на оленях.

До Королевской гавани, которая находилась на севере страны, "Короне" предстояло плыть мимо датских берегов, проскочить незаметно от дозорных кораблей датчан между островами Борнхольм и Рюген, прорваться через проливы Зунда, Бельта и Скагеррак и выйти в просторы океана. А там начиналось королевство Норвежское, с которым жила Свея в мире. Обогнув ее берега, можно было добраться до Королевской гавани, где Якоба Лаппмарка будут ждать надежные люди короля.

- Мне нужно набрать еще две сотни отчаянных голов на случай абордажных схваток и для высадки на берег Кольской бухты, когда начнется штурм московитской крепости, - заявил капитан "Короны".

- Ко времени прихода корабля в Королевскую гавань там будут ждать тебя двести опытных воинов, побывавших на море и участвовавших во многих сражениях, - заверил Карл Девятый.

- Но такому количеству моряков мы не можем выплатить полугодового жалования и кормовые деньги за время похода, - заметил Аксель Оксеншерн.

- Если верить сообщениям нашего агента в Колендзо, то там несметные богатства имеются, - сказал король. - Туда стекается ценная пушнина со всех лапландских кочевий. И когда крепость станет нашей, королевская казна пополнится за счет лапландских мехов. Нам будет чем заплатить жалование воинам.

10

Команда парусника "Корона" комплектовалась в течение многих лет. На смену погибшим и увечным в боях и абордажных схватках приходили новые люди, смелые и отважные, жаждущие разбогатеть. Прижившиеся на "Короне" моряки были обедневшие дворяне, беглые монахи, дезертировавшие из королевского войска наемники, сбежавшие с галер кандальники и разного рода искатели приключений.

Дворянин из небогатого, но старинного рода Якоб Лаппмарк совсем еще юным бежал из родительского дома в древнем городе Упсалу и нанялся матросом на разбойничий бриг. Безжалостный и жестокий в обращении с пленными, свирепый в абордажных схватках, он скоро выбился в комиты, потом сделался квартирмейстером у капитана Фомы-Ягненка. В одном из сражений, где участвовали несколько кораблей, морским разбойникам удалось захватить совершенно исправный трехмачтовый корабль, охранявший любекских купцов. И Фома-Ягненок отдал в долю за успешный захват четырех купеческих судов своему любимцу Якобу Лаппмарку этого красавца.

Якоб Лаппмарк набирал матросов на свой парусник по личному усмотрению. С каждым из взятых в число команды капитан знакомился, заключал договор, в котором оговаривались правила распределения добычи, размеры денежного вознаграждения за полученные в бою увечья и главные уставные требования, которые обязан выполнять матрос.

В первый же год своего командования захваченным в бою кораблем Якоб Лаппмарк установил твердые и непоколебимые размеры денежного вознаграждения тяжелораненым морякам. При потере правой руки во время нахождения на борту корабля полагалось четыреста талеров, левой руки или ноги - двести пятьдесят, а коли выбили глаз во время схватки, то сто пятьдесят талеров.

Уставом, который вырабатывался десятилетиями и был принят на "Короне", запрещалось пребывание женщин и детей на борту корабля, игры на деньги в карты либо в кости, драки, а также самовольный сход на берег, который карался смертью. Каждый член команды обязан был содержать в исправности оружие, не покидать корабль до тех пор, пока не получит в долю две тысячи талеров. Тех, кто обманывал капитана, присваивая часть добытого во время схватки серебра, золота и драгоценных камней, либо приводил на корабль переодетую женщину, Якоб Лаппмарк высаживал на пустынном берегу.

Жестокостью, коварством и суровыми мерами Якоб Лаппмарк сумел держать в повиновении команду "Короны", сделав ее боеспособной и смелой.

Погода стояла ясная и солнечная, какая бывает зачастую в южной части Балтийского моря в начале осени. Дул попутный ветер, и "Корона" ходко шла на попутном ветре.

В первый день плавания капитан Якоб Лаппмарк редко покидал ходовой мостик, следя за всеми действиями вахтенных матросов, работавших с парусами, и наблюдая за морем. В любой момент могли появиться на горизонте датские дозорные корабли и атаковать неприятельский корабль, стремящийся прорваться к Зунду. В смотровой корзине на самом верху фок-мачты сидел наблюдатель. Он обязан был обнаружить любой появившийся из-за горизонта корабль и незамедлительно доложить об этом комиту Ларсу Эккерту.

Возле орудий по правому и левому борту верхней палубы сидели дежурные. Из погребов был поднят наверх порох в дубовых бочонках. И возле каждого орудия лежали сложенные горкой чугунные ядра.

На следующий день "Корона" миновала линию датских дозорных кораблей и прошла между островами Рюген и Борнхольм, не встретив на своем пути ничьих судов.

Впереди простирались проливы Зунда и Скагеррак.

Якоб Лаппмарк теперь все реже появлялся на мостике, целиком доверив управление кораблем кормчему Гильдебранту. Он либо сидел на юте, устроившись в мягком кресле и наслаждаясь видом морских просторов, либо отлеживался в своей каюте. Впереди был еще не один день трудного плавания по бурному Немецкому морю и холодным пространствам Ледовитого океана.

- Вижу парус на зюйд-весте! - заорал наблюдатель, сидевший на верхушке фок-мачты в плетенной из ивовых прутьев корзине, которую привыкли на корабле называть "вороньим гнездом".

Якоб Лаппмарк поднялся на ходовой мостик, где находился комит Ларс Эккерт, и занял свое капитанское место. Он поднес к глазам подзорную трубу и отчетливо увидел силуэт трехмачтового парусника, идущего курсом на норд. Расстояние до него все сокращалось, и вскоре удалось разглядеть в нем большое купеческое судно под голландским флагом.

Привычный азарт охватил Якоба Лаппмарка. У него широко раздувались крылья большого мясистого носа, глаза светились яростью. В каких-нибудь нескольких милях от "Короны" находилась законная добыча, и он считал необходимым воспользоваться благоприятным случаем.

- Прикажи поднять военный флаг! - сказал Якоб Лаппмарк Ларсу Эккерту. - Посмотрим, чем набита утроба этого голландца.

- Абордажную партию наверх! - засвистели в серебряные дудки на жилой палубе.

И вот уже приблизилась "Корона" на дистанцию пушечного выстрела. На голландском судне прибавили парусов: капитан решил спасаться бегством.

На носу "Короны" выстраивались предназначенные для абордажных схваток матросы. Множество шрамов - следов сабель и пуль - украшали лица этих людей. Подкомит Эрик Багге подносил каждому по чарке рома, чтобы во время схватки их руки крепче сжимали абордажные крючья и кортики. В глазах у многих был страх, хотя и пытались храбриться эти люди, повидавшие всё на своем веку. Комит Ларс Эккерт отборной руганью подгонял матросов, посыпавших песком палубу, чтобы не скользили ноги сражающихся, когда она станет скользкой от крови. Другая группа палубных матросов обливала водой паруса и смачивала одеяла для тушения пожаров, которые могли возникнуть во время боя.

Якоб Лаппмарк на всех парусах вел "Корону", сближаясь с атакуемым голландским судном. Опыт множества прежних схваток подсказывал ему, что нужно сблизиться с противником с наветренной стороны и тем лишить возможности маневрирования атакуемый корабль. Якоб Лаппмарк хорошо понимал, что если противник вздумает разворачиваться для бортового залпа, то потеряет драгоценное время при невыгодном маневре и подставит свою корму, на которую посыплются сверху атакующие с кортиками, ножами и топорами.

Замысел его удался и на этот раз. Едва успели дать несколько выстрелов с голландца и слегка повредили такелаж на "Короне", как Якоб Лаппмарк настиг жертву с кормы, зацепил ее носом корабля и заклинил противнику руль.

На палубу голландского судна словно горох скатывались с мостков пираты с кортиками и саблями в руках.

Кровавая схватка продолжалась недолго.

Оставшихся в живых голландских моряков, израненных, напуганных случившимся, привели на "Корону". Со связанными руками они предстали перед капитаном фрегата.

- Пусть отправляются домой, - махнул рукой Якоб Лаппмарк.

Никаких свидетелей не должно было остаться. Никто из живых не должен узнать о трагедии, происшедшей за островом Рюген. Разгоряченные боем разбойники столкнули по приказу капитана всех пленных за борт.

Трюмы голландского судна были доверху нагружены превосходным сукном.

Якоб Лаппмарк приказал перегрузить все голландские товары на "Корону", а захваченное в бою судно затопить, прорубив в нескольких местах его днище.

11

Судно "Морж" благополучно добралось до Бристоля. С него выгрузили на таможенный двор всю мягкую рухлядь и рыбу, а взамен привезенных из Колы и Новой Земли русских товаров наполнили трюм сукном и шерстяными тканями. Кроме этого Елизар Жохов закупил у купца-оружейника партию превосходных мушкетов с запасом пороха и пуль.

Стоять в бристольском порту пришлось целых три недели, и в обратный путь вышло судно в самый канун Симеона-летопроводца.

Немецкое море встретило судно порывистым ветром. Он наполнил паруса, и полетел "Морж" в полуночную сторону. Елизар Жохов стоял на кормовом возвышении и привычно, уверенно управлял кораблем, стремясь, чтобы паруса полнее забирали попутный ветер.

Он размышлял об оставшихся в Коле близких. На Параскеву-льняницу Елизар Жохов рассчитывал войти в Кольскую бухту и порадовать жену и детей заморскими гостинцами. На душе у него было покойно и светло. Так выгодно удалось ему обменять пушные товары на сукна и оружие, которое необходимо стрелецкому войску в Коле и колянам в эту смутную пору.

Неожиданно Елизар заметил за кормой силуэт трехмачтового судна, идущего следом за "Моржом". Огромные полотнища парусов на трех его мачтах были наполнены ветром. Расстояние между "Моржом" и парусником с высокими бортами все сокращалось. Если Жохов приводил судно круче к ветру и делал поворот, то неизвестный трехмачтовый корабль повторял в точности его действия и продолжал висеть за кормой, все больше приближаясь к впереди идущему паруснику.

Вскоре догонявший Жохова подозрительный корабль настолько приблизился, что стали видны орудия на верхней палубе и матросы, суетившиеся возле них. Елизар разглядел на верхушке фок-мачты свейский флаг - полоскавшееся на ветру полотнище с золотым крестом на синем поле. Намерения свейского капитана показались Жохову подозрительными, и он всячески старался уклониться от встречи с ним. Елизар делал частые повороты и прибавлял парусности судну, чтобы уйти в сторону и быть подальше от свейского корабля. Но все его действия оказались напрасными.

Догонявший его корабль был парусник "Корона". Длинная тень его парусов при низком предзакатном солнце целиком накрывала русское судно.

Потом Елизар Жохов увидел выстраивавшихся для абордажной схватки матросов на палубе свейского судна и все понял. "Не напрасно предупреждал меня о разбойниках Иван Парфентьевич Махонин, - подумал Елизар. - И вон оно как обернулось-то все на обратном пути".

Все его люди, завидя близкую опасность, столпились на палубе возле кормчего. Жохов все еще стремился избежать опасности. Исход абордажной схватки со множеством свычных для такого боя морских разбойников был ясен заранее. Что могли сделать полдюжины мирных поморов, встретясь оружно лицом к лицу с несколькими десятками отпетых негодяев?

Разбойничий корабль, нависая всем корпусом над "Моржом", стремился подойти к нему с надветренной стороны, чтобы занять выгодную позицию для маневрирования перед началом рукопашной схватки. Но капитану Якобу Лаппмарку никак не удавалось протиснуться к корме преследуемого судна и зацепить его абордажными крючьями.

Наконец Елизар Жохов понял, что боя не избежать.

- Пали! - скомандовал он.

Залп резко ударил в тишине. Над палубой "Моржа" клубами повис сизый пороховой дым. На разбойничьем корабле раздались крики раненых, вопли и ругань. Но высокий форштевень "Короны" по-прежнему нависал над кормой "Моржа".

Чтобы зарядить орудия, требовалось целых четверть часа.

Свеи с абордажными топорами, ножами и кортиками в руках уже готовились спрыгивать на палубу коча.

- Мушкеты к бою! - распоряжался Елизар Жохов. - Стойте крепко, други!

Шесть русских поморов с заряженными мушкетами укрылись за низкой кормовой надстройкой. Они приготовились дорого продать свои жизни и товары, которые везли из аглицкой земли в Колу.

"Корона" могла бы в один короткий миг залпом своих сорока орудий отправить на дно моря маленькое русское судно. Но Якоб Лаппмарк не хотел упускать добычу.

С абордажных мостков начали прыгать вниз матросы с кортиками и саблями в руках. Навстречу атакующим дружно ударили шесть мушкетных выстрелов. Четыре разбойника упали на корме "Моржа", залив кровью надраенную до восковой белизны деревянную палубу.

Времени не оставалось, чтобы перезарядить мушкеты.

По знаку Елизара поморы отбросили ненужные в рукопашной схватке мушкеты и взялись за топоры с длинными рукоятками.

- Знать, настал наш последний час, други, - обратился к товарищам своим Елизар Жохов. - Так встретим его, как подобает! Умрем, но не посрамим свое имя!

На кормовой палубе "Моржа" разразилась кровавая схватка. Поморы с отчаянием обреченных на гибель отбивались топорами от сабель и кортиков.

Вопли раненых, скрежет металла и хрип умирающих сливались в один яростный шум рукопашной схватки.

В живых оставался уже один Елизар. С окровавленным лицом и оскаленными зубами стоял он на кормовом возвышении и сильными и ловкими ударами отбивал направленные на него клинки. Больше десятка вооруженных разбойников, разгоряченных азартом битвы, подступали к смелому кормщику и никак не могли свалить его умелым и точным ударом.

Воспользовавшись удобным моментом, подкомит Эрик Багге набросил на голову Елизара Жохова плетеную сетку. Кормчий напрасно пытался освободиться. Со связанными руками и ногами, словно диковинного зверя, подняли кормчего на палубу "Короны".

12

Капитан Якоб Лаппмарк приказал побросать трупы убитых русских поморов за борт. Раненные в схватке русские люди тоже "отправились "плыть домой". Корабельному лекарю хватало хлопот со своими ранеными.

Связанного по рукам и ногам русского кормчего разбойники бросили на палубу. К пленному подошел капитан Якоб Лаппмарк и стал пристально разглядывать человека, который один бился с десятью его матросами, и, если б не ловкий бросок плетеной сетки, неизвестно сколько еще полегло бы из команды "Короны". Громадного роста и богатырского сложения русский кормчий приглянулся Якобу Лаппмарку. Такого моряка он не прочь взять на фрегат подкомитом. И тут он подумал, что пленный может быть ему полезен. Ведь этот русский кормчий наверняка из Колы и несомненно хорошо знает прибрежные воды и подходы к Кольской бухте. Он поможет привести "Корону" в Колу.

Якоб Лаппмарк приказал позвать толмача. Проживший несколько лет в Архангельском городе свейский моряк тотчас прибежал к капитану фрегата.

- Спроси у него, откуда идет его судно и куда? - небрежно спросил Якоб Лаппмарк.

Лежавший на палубе окровавленный, ошеломленный случившимся русский кормчий молчал. Он лишь стиснул зубы плотнее и с нескрываемой ненавистью уставился на разбойничьего капитана.

- Кто ты? Откуда плывешь? Как тебя зовут? - продолжал задавать вопросы капитан "Короны".

- Когда крестили меня, то дали имя Елизар, а фамилия от деда перешла и прозываюсь Жоховым, - сквозь стиснутые зубы проговорил пленный. - И больше не скажу ни слова, если не развяжете меня.

Якоб Лаппмарк приказал освободить пленника от пут.

Разминая затекшие руки, Елизар Жохов исподлобья глядел на капитана и команду.

- Ты поплывешь следом за твоими матросами, а если приведешь в целости мой фрегат в Колу, я сохраню тебе жизнь, - произнес Якоб Лаппмарк. - Твоя жизнь в твоих руках.

- Елизар Жохов никогда не был израдником, - ответил кормчий. - И во всем его моряцком роду во веки веков таковых не было.

- Посадите пленного в ахтерпик, - распорядился капитан "Короны". Пусть хорошенько подумает. Нам он еще понадобится.

Подкомит Эрик Багге и два вооруженных матроса отвели Елизара в каморку, которая располагалась на нижней палубе в кормовой части корабля.

Сверху через задраенный световой люк проникала в каморку узкая полоска света. Было так тесно, что Елизар с трудом сумел вытянуть ноги. Возле двери, с наружной стороны карцера, Эрик Багге выставил часового. И Елизару было слышно, как тот чешет спину и тяжело вздыхает, недовольный отведенной ему ролью.

Жохов размышлял. Он пытался понять, с какой целью держит путь в Колу разбойничий корабль. Что там собирается делать этот жестокий капитан, погубивший всех его товарищей? И как он объяснит воеводе Алексею Петровичу, почему захватил мирное судно и приказал убить всех моряков?

"Беда обрушится на колян, будто снег на голову! - думал Елизар. Свейский разбойничий корабль войдет в Кольскую бухту и начнет изнутри громить башни крепости и дома Кольских жителей! А от меня они хотят, чтобы я привел туда корабль и помог им в их черном деле! Не стану я израдником вовеки!"

О себе Елизар больше не думал. Пока жив, он не собирался сдаваться...

"Если прикончить часового и незаметно добраться до порохового погреба, то можно взорвать весь корабль, - размышлял Жохов. - Но как это совершить?"

Часовые возле двери карцера, где сидел Елизар, менялись несколько раз в течение суток. По просьбе пленного они выводили его на палубу. Этим и решил воспользоваться Жохов.

Поздно ночью, когда, казалось, все на корабле спят, Елизар постучал в дверь, прося вывести из карцера. Помедлив, часовой выпустил пленного из душного ахтерпика и повел на жилую палубу. Жохов не стал медлить. Он схватил конвоира за горло и не дал ему ни крикнуть, ни позвать на помощь. Повалив свея, он придавил ему коленом грудь. Оставлять часового в живых было нельзя. И Жохов проткнул его насквозь его собственной саблей.

Освещенный огарком горящей свечи, слабо виден был коридор жилой палубы, через который, как казалось Елизару Жохову, можно было попасть в тамбур перед входом в пороховой погреб, называвшийся крюйт-камерой. Жохов, легко ступая, двинулся к носу корабля. Елизар добрался до места, где была прикреплена к переборке горящая свеча, и остановился. Нужно было осмотреться и выбрать верное направление: куда идти?

Неожиданно наверху раздались голоса. Потом открылась дверь каюты напротив, и оттуда высунулась в коридор чья-то взлохмаченная голова. Увидев пленного русского кормчего, свей удивленно ойкнул, потом громко закричал и захлопнул дверь каюты.

Жохов бросился наугад вперед, в надежде, что успеет добраться до крюйт-камеры.

В конце коридора на него кинулись. В полумраке началась борьба. Кто-то выстрелил. Пуля попала в висок Елизару. Он разом обмяк и медленно свалился на палубу.

Позвали на место схватки судового лекаря. Он осмотрел русского и коротко произнес:

- Он мертв.

Подкомит Эрик Багге, стоявший на вахте, разбудил капитана и доложил ему о случившемся.

- Этот русский кормчий привел бы "Корону" в Кольскую бухту, - с досадой сказал Лаппмарк.

Поразбойничавший в Немецком море свейский корабль вступил в просторы Ледовитого океана и несся под всеми парусами, ведя на буксире захваченное русское судно. Навстречу ему плыли низко висящие серые тучи. Сверху сыпал дождь пополам со снегом. На верхней палубе фрегата было холодно, вахтенные матросы прятали лица в воротники меховых курток.

Мачты корабля, ванты и шкаторины парусов быстро обледенели. Нос трехмачтовика казался огромной оплывшей свечой.

На десятые сутки плавания выглянуло среди низких облаков негреющее солнце. Справа по курсу показалась огромная бухта, закрытая с трех сторон скалистыми берегами.

"Корона", ведя на буксире русское судно, вошла в Королевскую гавань.

13

Из всей лесной и тундровой Лапландии лопины-оленеводы пригнали свои стада на зимние стойбища. Накануне долгой зимы, когда лапландцы живут оседлой жизнью, начались в стойбищах оленеводов осенние праздники и свадьбы.

Савва Лажиев с оленьим обозом остановился возле большой зимней вежи с деревянной дверью и бревенчатыми стенами. Вместе с тремя податными его позвали как гостя внутрь жарко натопленной лапландской избы.

Хозяин, совсем еще не старый лопин, встретил гостей приветливо, усадил их рядом с собой и принялся расспрашивать, откуда и с какой-такой стороны приехали они к нему. Он был весь какой-то взъерошенный, радостный, хотя старательно скрывал свои чувства от приехавших к нему посторонних людей. Маленькие карие глаза лопина светились добродушием и лукавством. Все его домашние - жена, старшая дочь и старушка мать - тоже были полны каким-то ожиданием.

Савва отметил себе, с какой легкостью расставались лопины с назначенным количеством лисьих и оленьих шкур, которые полагалось брать с дыма. Большинство лопинов даже толком не знали, сколько оленей у них в стаде. У многих оленеводов число животных переваливало за тысячу голов, и сосчитать их всех было не так-то просто.

Заметив, что в семье лопина готовились к чему-то необычному, Савва решил, что разговор о податях можно отложить и до завтра, коли хозяин первым не намерен начать об этом беседу.

Неожиданно Савва услыхал за дверью вежи шум множества подъехавших лапландских кереж и голоса людей. Потом снаружи осторожно постучали.

- Кто это там по вечерам бродит и добрых людей беспокоит? - с притворным безразличием произнес хозяин вежи.

- Хосподи Иисусе, помилуй нас, - раздалось за дверью.

Хозяин степенно поднялся, открыл дверь и сказал:

- Да проходите, коли пришли по делу... Но не узнаю никак, что вы за люди?

В вежу вошли трое: двое мужчин - один из них юноша, другой средних лет - и женщина, с бойкими, веселыми глазами и выражением добродушного озорства на лице.

Они остановились посреди вежи и выжидающе смотрели на хозяев. Хозяин дома, его жена и старшая дочь уселись рядком и с любопытством глядели на вошедших.

- Пришли мы к вам от заморского купца: у него из дома улетела райская птица и, сказывают люди, спряталась в этой веже, - произнес нараспев старший из мужчин.

Савва Лажиев догадался, что это сваты пожаловали к старшей дочери хозяина дома, и невольно смутился, что приезд его оказался не ко времени.

Невестина родня, не шелохнувшись, продолжала сидеть на месте. Гости осторожно приблизились к хозяину вежи. Отец жениха легонько ударил кончиками пальцев по голове притворившегося дремлющим хозяина. Тот, как бы очнувшись, протер глаза, спросил вошедших к нему сватов:

- Не та ли это птица, которую ищете?

И указал взглядом на свою дочь.

Сваха подняла покрывало на голове девушки и восторженно объявила:

- Она самая.

Отец жениха взял за руку сына и подвел к невесте. Мать невесты подвела свою дочь к жениху и сблизила их руки, но едва невестина ладонь прикоснулась к ладони жениха, как мгновенно она отдернула руку. Но вот опять их свели, опять и опять.

Чтобы не мешать начавшемуся пиршеству, Савва со своими податными незаметно выскользнул наружу, облегченно вздохнул. Он решил получить с этого лопина подати на обратном пути.

И олений обоз, состоящий из четырех грузовых нарт, отправился дальше. Впереди простираются беспредельные тундровые дали.

Шумно вздыхают на бегу три ездовых оленя, впряженных в нарты. Свистит ветер в ушах, и приятно скрипит под полозьями сухой снег. Под шум ветра и скрип полозьев Савва размышляет. И мысли к нему в голову лезут радостные, светлые, счастливые. Он думает о младшей дочери Каллистрата Ерофеевича Дарье, вспоминает ее смущенную улыбку, потупленный взгляд и яркий румянец на щеках. "Наступит время, когда у меня будет свой дом в Коле, и я сосватаю ее, - думает Савва. - Позову пятидесятника Спирку Авдонина, и он, наверно, не откажется пойти со мной к Каллистрату Ерофеевичу".

А навстречу летят занесенные снегом кусты, огромные сугробы по обеим сторонам узкой нартовой дороги. Звериные следы пересекают там и тут путь, протоптанный ездовыми оленями.

Огромное негреющее солнце скатывается за синие увалы заснеженных гор, окрасив полыхающим багрянцем край неба в далекой стороне...

14

С нагруженными доверху нартами возвратился Савва Лажиев в Колу. Дьячок Дружинка Сумароков принял от него всю мягкую рухлядь, какую собрал он в ближних лапландских погостах. Аккуратным почерком записал в реестре число лисьих, оленьих, беличьих и соболиных шкурок и отпустил Савву домой. После нескольких недель езды по тундровым дорогам ему полагался отдых.

Савва попарился в бане, напился кислого квасу, собрался отдохнуть. Но долго ли можно усидеть одному в пустой каморке? Ему стало тоскливо посреди четырех бревенчатых стен. Савву тянуло на улицу, к людям. Хотелось услышать, чем жили кольские люди, пока он ездил по тундре. Видеть знакомые лица. Но куда идти? К Спирке Авдонину? Но тот сказал при встрече, что назначен править службу в крепости и проверять караулы.

Савву манил и звал к себе теплый уют в доме Каллистрата Ерофеевича. Перед глазами его стояли румяные девичьи лица, ласковые глаза Дарьи. Он знал, что Аграфена Кондратьевна непременно будет рада его приходу и приветит, как родного. Но как явишься в дом, полный невест, когда нет для этого веской причины? Что скажешь, когда перешагнешь знакомый порог?

Ноги сами привели Савву Лажиева к дому Каллистрата Ерофеевича. Он остановился в нерешительности. Знакомый конек на крыше и желоба, крепящиеся на "курицах", маленькие слюдяные окошки, через которые струится на улицу свет горящей свечи.

Было на улице совсем темно и пустынно. Ни единый прохожий не попался навстречу Савве Лажиеву. И он продолжал прохаживаться вдоль заснеженной улицы, не решаясь войти в заветный дом.

Неожиданно Савва заметил человека возле крепостной стены, над которой возвышалась остроконечная башня, увенчанная шатром. Человек медленно передвигался, словно вымерял что-то. Савве его действия показались подозрительными. "Что ему там понадобилось в такой поздний час? - с недоумением подумал Лажиев. - Что он делает? И кто таков этот человек?"

Савва повернул в сторону башни. Человек мелькнул еще раз перед глазами и быстро исчез, метнувшись в сторону Гостиного двора. Савве показался этот человек похожим на мытенного писца, которого видел однажды в подьяческой избе. "Но что ему здесь делать вечером?" - недоумевал Лажиев. Он прошел мимо домов посадских людей, стремясь самым коротким путем выйти к Гостиному двору, где исчез неизвестный. Но его нигде не было видно. Словно сквозь землю провалился! "А может быть, это почудилось мне и никакого человека возле башни не было? - размышлял Савва. - Ведь всякое может привидеться в этакой темноте".

Чтобы во всем этом удостовериться, Лажиев зашагал к башне с шатровым покрытием и увидел на снегу свежие следы. Человек словно не шел, а крался. Это были следы волка перед прыжком, когда настигает он в тундре оленя. "Чудно как-то, - удивлялся Савва. - Был человек тут, что-то делал и разом исчез, как дух святой либо нечистый".

15

Нильс Бентсен был тщеславен, честолюбив и своекорыстен. Долгие скитания по белому свету закалили его характер. Многое удалось ему узнать, живя в Коле под видом мытенного писца. Немало секретов сумел он выведать у подвыпивших стрелецких десятников, высмотрел сам и вычитал из амбарных книг, что хранились в мытенной избе.

Многие секреты Нильс Бентсен успел передать человеку с медальоном на груди. Но втайне мечтал он совершить нечто такое, чему бы удивился и досточтимый король Швеции и не оставил бы своего подданного вниманием. Иногда Бентсену казалось, что сумеет он выкрасть ключи у Кольского воеводы, когда подступят к крепости королевские воины и начнется решительный штурм Колы. А порой ему думалось, что взорвет он изнутри стену и кнехты беспрепятственно вступят в крепость через образовавшуюся брешь.

Бентсен был человек деятельный, неспокойный, предприимчивый и неглупый. Знакомство поддерживал только с теми людьми, которые могли принести ему пользу в тайном деле. В кабак заглядывал нечасто, редко видели его и на свадьбе, похоронах и крестинах.

Нильс Бентсен не стал терять попусту время. Не имея на то приказания от короля, он надумал измерить длину крепостных стен, высоту настенного хода между отдельными башнями, высмотреть прочность укреплений в различных местах и нанести все это на бумагу. Ему приходилось пускаться на различного рода ухищрения, чтобы добыть нужные сведения о мощи Кольской крепости, рисковать головой и трястись от страха. Однажды его едва не застал за измерением стен между Средней и Входной башней податный Ивана Парфентьевича Махонина. Нильс Бентсен вовремя заметил опасность и спрятался в лабазах Гостиного двора, где заранее высмотрел укромное местечко.

И вот план крепости со всеми пятью башнями, углом сходящимися стенами и настенными ходами вычерчен на листке пергамента. Нильс Бентсен спрятал его за подкладкой камзола и всегда носил при себе. Со дня на день Нильс Бентсен ждал прихода любекского купеческого судна в Колу.

Но с наступлением зимы все меньше и меньше приходило иностранных кораблей в Кольскую бухту. Временами Нильсу Бентсену начинало казаться, что о нем забыли и старания его не нужны больше шведскому властелину. Но он был терпелив и умел ждать.

Человек с медальоном, на котором был изображен святой Августин, появился в Коле, когда коляне праздновали Николу зимнего и во всех домах посадских людей царило праздничное веселье. Он пришел на этот раз на судне, которое вышло из Ростока, и встретил Нильса Бентсена возле Гостиного двора. Передать ему план крепости, изображенный на пергаментном листе, на улице не удалось.

Второй раз они встретились на судне Ганзейского союза, в капитанской каюте.

- Что нового произошло за это время? - спросил человек с медальоном на шее.

- Воевода выходил на трех кочах из Колы и повоевал Печенгу, - ответил Нильс Бентсен.

- Мне это известно, - нахмурил брови посланец короля Карла. - Короля тоже известили об этом. Что ты успел выведать нового? - заторопил он Нильса Бентсена.

- Замерил длину крепостных стен, высоту настенных ходов и подходы ко всем пяти башням, - торопился обрадовать незнакомца Нильс Бентсен. - И все это нанес на пергамент. Вот план кольской крепости. - И он протянул сложенный многократно пергаментный лист.

- Где самое уязвимое место, чтобы с помощью петард сделать пролом в стене? - спросил незнакомец.

- Справа от Воротной башни, - ответил тайный соглядатай. - В этом месте легче всего подойти к стене крепости. Видите, у меня отмечены валуны возле самой стены. Укрываясь за этими камнями, королевские воины сумеют назаметно подойти вплотную к стене, заложить петарду и взорвать ее.

- Занятно... неплохо придумано, - бормотал прибывший из Свеи человек, продолжая рассматривать план Кольской крепости. - Этой зимой закончится твоя служба здесь.

- И что будет потом?

- Король наградит тебя за старание и пошлет на новую службу.

Нильс Бентсен собрался сказать человеку с медальоном о том, что у русских есть другой такой же в тысяче миль от Колы пушной город, но передумал. Он немало был наслышан о Мангазее, стоящей на высоком берегу реки Таз, откуда везли в Москву сотни тысяч звериных шкур по зимнему санному пути, но решил умолчать об этом. Нильс Бентсен не хотел, чтобы король послал его так далеко от родины: остаток дней ему хотелось прожить в Швеции, на худой конец в Дерпте, где разорился Леннарт Бентсен, его родитель.

16

Кнехты и латники, набранные в Вестерботнии, стояли небольшими отрядами в трех порубежных свейских городках. Немного позже пришел в Витсчевле, где находились на постое ротмистр Пер Клементсон и швейцарец Готлиб Кюне, отряд лыжников под командованием вахмистра Клааса Торфинена. Всего набралось немногим больше трехсот воинов в королевском войске, которое собирался двинуть на Колу наместник Норланда. Но еще не вернулись направленные в различные селения Вестерботнии капралы, которым Пер Клементсон наказал поверстать в кнехты еще полсотни деревенских увальней. Ротмистр полагал, что к началу зимнего похода наберется не меньше четырехсот воинов в экспедиционном отряде и повоевать Колу будет нетрудно.

Тонкий, изящный, порывистый и совсем еще молодой Клаас Торфинен вошел в дом местного пастора, где стоял Пер Клементсон. Иней покрывал его от шапки до кожаных сапог, подбитых волчьим мехом. На улице было морозно и слегка пуржило.

- Прибыл с отрядом лыжников, ротмистр, - коротко доложил вахмистр.

- Сколько всего воинов в отряде? - осведомился Пер Клементсон.

- Семьдесят пять, - последовал невозмутимый ответ.

- Немного удалось тебе набрать опытных лыжников, - недовольно нахмурил порыжелые брови Пер Клементсон. - Я полагал, что приведешь в Витсчевеле не меньше сотни побывавших в прошлых походах воинов.

- Многие воины, побывавшие ранее в Лапландии и привыкшие к лыжным походам, заключили контракты летом прошлого года и отправились в Московию в корпусе Якоба Понтуссона Делягарди, - пояснил причину недобора воинов в лыжный отряд Клаас Торфинен. - А где других возьмешь в этакую пору, когда самые матерые и смелые воины стоят на датских рубежах и сражаются на полях Московии?

- Следовало быть порасторопнее и действовать посноровистей, когда заключали контракты, - продолжал хмуриться Пер Клементсон.

Ему не раз приходилось самому заниматься набором кнехтов и латников в разных наместничествах королевства, и он хорошо знал, как нелегко расстаются с домашними очагами деревенские увальни. Теперь это стало еще труднее. Неудавшаяся война с датчанами и безрезультатные походы в Московию сделали наборы в королевское войско непопулярными среди простых людей.

Вахмистр молчал, кусая короткий ус.

В доме пастора было жарко натоплено. Клааса Торфинена разморило в домашнем тепле. Его клонило ко сну. После многих недель скитаний по Вестерботнии он вымотался, словно олень, которого забывали выпрягать из ездовых нарт.

- Необходимо внезапным налетом захватить знакомую нам Печенгскую обитель, - сказал Пер Клементсон. - На нашем пути в Колу не должно быть никаких русских воинских отрядов.

- Мои лыжники устали, - замялся Торфинен.

- Только лыжный отряд может внезапно и быстро подступить к русскому укреплению на берегу Печенгского залива, - подтвердил ротмистр. - Возьмешь с собой небольшой олений обоз на случай, если сумеешь захватить добычу. Впереди отряда направляй лыжный подвижной дозор, чтобы высматривали, нет ли впереди стрелецкого войска. Если стрельцов много, в бой не вступай. Отходи назад и возвращайся обратно. А коли мало их окажется, постарайся одержать над ними полную викторию и никого живым в Колу не выпускай. Кольский воевода ничего знать не должен о нашем походе. Выступаете через три дня.

Семьдесят пять лыжников, вооруженных мушкетами и саблями, хмурым морозным утром, когда едва лишь забрезжил рассвет, выступили из Витсчевеле. Следом за ними по узкой лесной дороге потянулся нартовый обоз.

Клаас Торфинен сидел в грузовых нартах, с ног до головы укутанный медвежьей шубой. Лыжню прокладывали самые крепкие и выносливые лыжники, из которых вахмистр составил подвижной дозор во главе с седоусым капралом.

На другой день лыжный отряд вступил в пределы русской Лапландии и разграбил зимнее стойбище лопинов. Награбленную добычу грузили в нарты и связывали веревками, чтобы не растерять в пути лисьи, соболиные и оленьи шкуры.

И пока добирались до Печенгского залива, лыжники Клааса Торфинена пограбили еще полдюжины лапландских стойбищ. Оленеводы-лопины покидали свои зимние вежи и бежали от жестоких свейских воинов. Они угоняли оленьи стада и переселялись на новые места, ближе к Коле, под защиту стрелецких людей и Кольского воеводы.

Ворвавшиеся внутрь разоренного монастыря свейские воины загоняли монахов обратно в кельи, чтобы не мешали ломать замки на дверях монастырских подвалов и низких подклетей, которые остались в целости после прошлого разорения.

Клаас Торфинен приказал привести к нему старшего в монастыре монаха, чтобы выпытать у него, есть ли еще в подвалах золотые и серебряные изделия.

Отца Иллариона, дрожавшего от страха, выволокли двое лыжников на монастырский двор. Он был полураздет и только икал, глядя на разбойничавших в обители королевских воинских людей.

- Где золото... серебро где? Куда спрятаны дорогие камни? - требовал Клаас Торфинен.

- Оскудела обитель... от свейских ваших набегов, - пролепетал в ответ отец Илларион. - Нету ни золота, ни серебра, ни камней дорогих.

- Разломаем все ваши подклети и кельи, а разыщем спрятанное золото! орал на игумена Клаас Торфинен.

Лыжники, взломав дубовые двери монастырских подвалов, тащили оттуда меха, добытые монахами после последнего разора. Потом, когда грабить стало нечего, запылали разом деревянный братский корпус и покосившаяся колоколенка.

У СТЕН КОЛЫ

1

"...Как учинено было перемирье меж великого государя царя и великого князя Федора Иоанновича Всея Руси отчины со Свейским государством на четыре годы от Крещения ж Христова лета 7094-го до 7098-го году, что в перемирное время на обе стороны ни рати, ни войны не быти и порубежным людем обид никаких не делали, а в то время многие задоры и убытки починились в Поморских волостях свейскими воинскими отрядами пожогами, грабежом и убийством.

В июне месяце приходили свейские многие люди из каянских немцев в государеву землю, в Поморские волости да воевали вотчины Кереть, Печенгу, Ковду, Кандалакшу, Порью Губу, Умбу, людишек местных великое число побили, а иных в полон поимали, а животов их взяли по смете на 20 028 рублев. А после того в ноябре в 30 числе свейские же немцы воеводы Кавпеи приходили в Лопские погосты и к монастырю Печенгскому да тот монастырь сожгли, а старцев, слуг и трудников побили и многую казну монастырскую поимели церковного строения, и сосудов серебряных, и денег, и платья, и сукон, и соболей, и лисиц, и всякие мягкие рухляди, и хлеба, и соли на 45 107 рублев. Дворы многие и суда морские и речные пожгли и пограбили, а в тех судах товаров всяких по смете Кольской волости на 33 247 рублев.

А и в нынешнее время, как учинено перемирье под Ругодевом, от свейских людей многие задоры и убытки причинились.

Подьячий в Коле и государев верный слуга Иван сын Парфентьевич Махонин".

2

Казенную бумагу, в которой поименованы были все убытки, причиненные казне и поморским людям, повез в охваченную смутой Москву стрелецкий пятидесятник Спирка Авдонин.

Отправляя в дальнюю дорогу служивого, подьячий строго-настрого наказывал доставить письмо в государев Посольский приказ по зимнему санному пути, пока не вскроются реки. И вот уже скрылся возок в февральской заснеженной сутеми. Умолкли протяжные звуки колокольчика под расписной дугой. "Ох, далеко Москва! Две тысячи сто тридцать семь верст до нее! - вздыхал Махонин, шагая от острожных ворот, мимо лавок-амбаров, выстроившихся на берегу реки в виде буквы "Е" и называемых Гостиным двором. - А сколько на пути к стольному граду глухих болот под глубоким снегом, привольных рек, спящих подо льдом?"

В розово-сумеречном свете короткого зимнего дня смутно угадывались остроконечные крепостные башни да высокие колокольни соборной церкви Благовещения, а на пригорке - Никольской часовни. Четыре параллельные улицы спускались из глубины посада к реке, где стоял на дымящейся паром черной воде заиндевелый, с обледенелыми бортами трехмачтовый английский парусник.

У самого берега, прижавшись к деревянным причалам, выстроились в прерывистый ряд кочи и струги.

Воеводский двор, состоявший из трех высоких строений, красовался в центре острога. Узкие окна, затянутые прозрачной слюдой, выходили на Соборную площадь. Рядом с ним - приказная изба, таможня и подьяческая изба.

Двое писцов с раннего утра уже находились здесь. Один, длинноволосый и козлобородый, чинил перья, а другой - постарше годами - писал что-то, осторожно выводя на бумаге ровные буквы. При виде подьячего оба встали и, отвеся низкий поклон, проговорили:

- Доброго здоровьица, Иван Парфентьевич!

- Здорово и тебе тоже! - пробурчал в ответ Махонин и сбросил с плеча лисью шубу.

Со всех сторон везут в Колу оленьи шкуры, соболей, горностаев, красную рыбу, мамонтов бивень. Дабы не оскуднела казна, всему ведется здесь строгий учет. Не зря же писцам и подьячему платит жалованье воевода.

Много всякого пушного товару увозят иноземцы на своих судах в заморские страны. А еще больше отправляет Махонин в Москву по санному пути. И над податными и над писцами приходится присматривать Ивану Парфентьевичу Махонину. Допустил недогляд - и уже нету порядка в торговом деле: пропадают невесть где заморские сукна, серебряная посуда да разные приправы к еде боярской, что из теплых краев, называемых Страной пряностей, в Русь доставляют.

Многие заботы не оставляют ни днем ни ночью подьячего. Но больше всего Ивана Парфентьевича тревожит мысль: куда подевался податный Савва Лажиев? Еще до введенья отправил его подьячий в Лопскую землю за данью. И вот уже сретенье позади, а сборщиков податей с двадцатью оленями, впряженными в грузовые нарты, все нет. Куда подевался Савва-карелянин с острожными людишками? Может, замерзли в пути? Морозы-то вон они какие! Будто пушки палят, когда бревна сруба лопаются! А коли замело их снегом, вместе с оленями и всей мягкой рухлядью, когда назад, в Колу, возвращались? И такое случалось.

Пока не вернется Савва-карелянин да не прибудут сборщики государственных податей из далекой Югры, отправлять пушной обоз на Москву несподручно. Из того, что лежит в лабазах, много мягкой рухляди погрузить надобно на аглицкое судно, что уже с самой осени пребывает в Коле. Уже и восвояси пора бы ему убраться. Ан нет, не уходит! Все что-то прикидывает капитан-коммодор Виллоби. Не скажешь, чтобы скандалист был либо по пьяному делу горазд. Уважаемый господин! Зато матросы с аглицкого судна озорничать стали: посадских девок да вдов обижают!

Невеселые мысли не покидали подьячего, ему не мешал ни скрип перьев занятых своим делом писцов, ни треск горящих поленьев в печи.

- Сколько значится на сей день пушнины в лабазах? - неожиданно поднял голову Махонин.

- Песцов - две тыщи шестьсот двадцать семь, соболей - одна тыща триста восемь, горностаев - пятьсот одиннадцать, - ответил козлобородый писец.

- Маловато, - протяжно вздохнул подьячий. - Совсем худо...

- Сукон и прочих товаров сколько - изволите выслушать? - вежливо осведомился степенный писец.

- Нет в этом нужды.

Мысли Ивана Парфентьевича опять вернулись к сборщикам податей. Где затерялись?

Тихие да смирные лопины всякий раз исправно платили дань. Если бы не случилось чего-либо, то Савва Лажиев непременно был уже в Коле. Надобно воеводу уведомить да просить его стрелецких людей послать на розыски.

3

Кольский воевода Алексей Петрович Толстой и аглицкой земли капитан-коммодор сэр Джемс Виллоби сидели за столом друг против друга и играли в шахматы. В приказной избе было жарко и дымно, пахло свечным нагаром, сажей и табаком. Передвигая фигуры на шахматной доске, сэр Джемс Виллоби не вынимал изо рта дымящую трубку. Из-под рыжего парика у коммодора стекали на обветренный лоб крупные капли пота. На кончике носа и бритых щеках пунцовели неровные пятна. Игра выходила вничью. На шахматной доске было всего несколько фигур. Короли давно покинули свои позиции и стояли один против другого, не питая никакой враждебности. Игроки утратили первоначальный интерес; азарт постепенно пропал.

- Ни-чья, - по-русски, но с заметным акцентом объявил Джемс Виллоби.

- Как в прошлый раз, - заметил Алексей Петрович.

- Вы играете пре-вос-ходно! - похвалил коммодор.

- Спасибо, сэр Виллоби! - польщенный похвалой, широко улыбнулся Толстой.

Мысли игроков уже были далеко от только что законченной партии! Горкой лежали на столе фигурки, вырезанные местным косторезом из кости мамонта.

- Русия вступила в пору смуты и бедствий, - молвил Джемс Виллоби, как бы продолжая прерванную беседу. - Его величество король Иаков, отправляя меня в сей вояж, просил передать, что Англия готова помочь соседу...

- Надобны нам пушки и ядра, кованое железо для сабель и свинец для пуль, - подхватил воевода. - Оружие на ворогов, что Русь разоряют, надобно нам до весны в Колу доставить, чтобы по санному пути на Москву везти.

- Его королевское величество готово снарядить этой зимой несколько судов и высадить английские гарнизоны в Коле и Архангельском городе, в Холмогорах и Вологде, - объявил коммодор. - Весной Англия окажет помощь Ярославлю, Казани и Астрахани, - невозмутимо добавил он.

"Эк куда хватил!" - удивился Алексей Петрович.

- За милость, оказанную королем, воинскую помощь всю морскую торговлю с Русией надлежит передать нам, а голландцев, датчан и шведов более не допускать в русские порты на Мурмане и Белом море, - излагал условия оказания военной помощи английский коммодор.

- Какая нужда Казани и Астрахани в аглицких солдатах? - удивился воевода.

- На востоке у Русии тоже есть враждебные племена, - пояснил Джемс Виллоби.

- Персы искони торговлю с нами ведут, с мордвой, чувашами и черемисами Русь в мире пребывает, татар усмирил царь Иван Васильевич накануне того благословенного года, когда аглицкой короны капитан Ричард Ченслер прибыл из Холмогор в Москву и доставил государю Всея Руси грамоту от короля Эдуарда, - вежливо возразил Алексей Петрович.

- Это весьма досточтимое и памятное событие и для Русии и для Англии, - оживленно проговорил Джемс Виллоби. - В нашей же семье оно памятней, чем кому-либо другому. Начальником той экспедиции был мой дед сэр Гуго Виллоби.

Отец Алексея Петровича в бытность свою служил в государевом Посольском приказе. Он и рассказал сыну о снаряженном в Бристоле караване из трех судов, которым надлежало, обогнув Норвегию, выйти в Ледовитый океан и продолжить путь в Китай. В тумане севернее Нордкапа корабли разлучились. Адмирал Гуго Виллоби добрался до Новой Земли, но льды заградили ему путь, и он пристал к лапландскому берегу в устье реки Ворсилы. Сэр Гуго Виллоби погиб вместе с командой флагманского корабля. Не дождавшись адмирала в условленном месте, капитан Ричард Ченслер, как было условлено заранее, взял курс в Белое море. Объявившись послом, он из Холмогор посуху отправился в Москву, и был благосклонно принят Иваном Грозным. Это положило начало торговли России с Англией.

"Дорого обойдется России такая помощь, - в беспокойстве подумал Кольский воевода. - Спереди - литовцы да ляхи, сзади - англичаны. И дыхнуть невмоготу станет".

- Воинских людей на Руси предостаточно, - сурово проговорил Алексей Петрович. - А вот оружия да боевых припасов у нас не хватает...

- Но ведь мужики и простолюдины из городов - это не воины, - возразил коммодор. - Их прежде обучить воинскому искусству надобно... На короля же свейского Карлуса надежда плоха: ему нужны лапландские земли, да и Поморьем он, пожалуй, не побрезгует. Под носом у него датчане закрыли Зунд. Дабы прорубить пошире окно в океан, король Свеи повоевать Колу хочет и весь мурманский берег.

Двоедушие свеев обнаружилось еще в самом начале военной кампании против поляков. А нынче их наглости нет предела: одну за другой стали захватывать союзники северные русские вотчины.

- Найдется и на перевертников управа, - угрюмо произнес воевода. - Но коли доброе дело между государствами нашими сталось, то и жить в мире станем.

- Кола сиречь далеко от Москвы, и так долог путь сюда, что не всякая и птица долетит, - продолжал бархатным голосом Джемс Виллоби. - И худо придется колянам и малому стрелецкому войску, если подступят свеи к острогу с моря либо с суши...

"Не зря коммодор торчит здесь с самой осени, - подумал Алексей Петрович. - Видать, вынюхали что-то люди короля Иакова в Стекольне*".

_______________

* Стокгольме.

- Бог единый и всемогущий над нами: все видит и слышит и в обиду попусту не даст, - уклончиво ответил Джемсу Виллоби воевода.

4

Опечаленный тяжелыми думами, пошагал Алексей Петрович Толстой к Северной башне, что возвышалась на каменистой террасе над морем. Колкий морозный воздух сердито щипал лицо, нахолаживал спину под собольей шубой.

С голого залива дул ледяной ветер, нагнетая сугробы перед заиндевелыми избами посадских людей. На смену белесому короткому дню надвигались свинцовые сумерки, окрашенные в закатный пурпур.

В догорающем свете полярного заката призрачным видением поднялся над черными водами залива непашенный город. С трех сторон защищали его башнезубые деревянные стены. За долгие восемь лет воевода Алексей Петрович привык к нему и полюбил, хотя и не покидали его и острая тоска по прежней развеселой жизни в Коломне, и ожидание чего-то неясного, несбывавшегося.

У входа в острожскую башню воеводу встретил стрелецкий сотник Тимофей Стригалин.

- Желаю здравствовать, воевода! - отрывисто произнес он.

- Будь здрав и ты, сотник! - ответил на приветствие Алексей Петрович.

По скрипучей деревянной лестнице поднялись на верхний ярус с круговым обзором. Глазам воеводы и стрелецкого сотника открывались просторы тундры, занесенные снегом. Внизу в остроге рядами сбегали к заливу неширокие улицы. Вплотную один к другому стояли дома служилых стрельцов, мастеров-медников, косторезов, рыбаков, корабельщиков. Из печных труб поднимались в морозный воздух сизые струйки дыма. Приятно пахло избяным теплом.

- Из Лопи сборщики податей еще не воротились? - спросил Алексей Петрович.

- Нет, боярин, никто не воротился, - покачал головой сотник. - Как уехали, так ни слуху ни духу от них.

Воевода молчал, вглядываясь в заснеженные дали. Сотник, держа в руках связку ключей от острожных ворот и зелейных амбаров, тоже смотрел вдаль. Но ничего, кроме снега и редких цепочек чахлых кустиков, не было видно.

- За морем смотрите?

Алексей Петрович уставился в темную половину горизонта, где появились в небе первые звезды. Оттуда несло ледяной жутью, нестерпимым холодом.

- Глядим в оба, - ответил Стригалин.

У основания остроконечной Северной башни обрывалась земля. На этом месте кончалась Россия. А дальше простирались тысячеверстные воды океана.

Кола - ворота во все чужедальние страны! И держать эти ворота надобно на крепком запоре! А как удержишь, если всего сто двадцать стрельцов в остроге да пушкарей тридцать восемь с десятью пушками верхнего боя? Вся надежда на лихих и отважных людей посадских, чьих предков и их самих увлекли приволье далекого моря и богатства северных промыслов.

Возвращаясь назад, воевода заглянул в приказную избу. Подьячий Иван Махонин и двое писцов вскочили, низко поклонились ему.

- Что нового, Иван Парфентьевич? - осведомился Толстой.

- Тревога меня обуяла, Алексей Петрович, - пожаловался подьячий. Шестая неделя пошла, как уехали сборщики податей в Лопь, и все нет их.

- Срочно наряди розыск, - распорядился воевода. - Целовальника Смирку Сумарокова пошли да людишек надежных с ним.

- Слушаюсь, воевода, - покорно склонил голову подьячий.

Алексей Петрович отправился в свои хоромы. В верхних покоях весело горели свечи. Рядами висело на стене множество икон. В женской половине было тепло, уютно. Желтым пламенем светили лампады, освещая красный угол избы. Жена воеводы вышивала шелками плащаницу. При виде мужа она оставила рукоделье, с живостью встала и пошла ему навстречу.

- Свет ты мой ненаглядный, Алексей Петрович! - ласково проговорила молодая жена, обнимая пахнущего морозом и снегом мужа.

- Проголодался я, Анница, - целуя жену, молвил воевода.

Он снял с себя шубу и остался в малиновой ферязи* из мендритского** сукна. Тонкая и гибкая фигура Алексея Петровича была перетянута поясом с множеством бляшек.

_______________

* Верхней одежде.

** Заморского.

Девушка-поморка принесла семужьей ухи, душистого ржаного хлеба, только что вынутого из печи. Анница зачерпнула из серебряной ендовы красного фряжского вина. Поставила на дубовый стол перед мужем большой кубок. На белом лице у нее яркий румянец. А в глубине серых глаз счастливая улыбка. Теплый мухояровый платок сполз ей на плечи, обнажив мягкие, будто лен, волосы.

Глядя на мужа, пригубившего вина, она брала из деревянной тарелки миндальные зерна и неторопливо их раскусывала.

Алексей Петрович поел заливной рыбы, похлебал семужьей ухи. Неслышной поступью вошла девушка-поморка и принесла в ковше с изогнутой ручкой квасу.

- Совсем замучили тебя заботы да хлопоты, - посочувствовала Анница мужу.

- Нелегко воеводствовать на краю России, - отозвался Алексей Петрович. - То свеи, то ливонцы нами объясаченные земли опустошают да подданных осударевых в полон уводят. А тут еще датчане того и гляди исконные русские земли на лапландском берегу оттягивают. А седни утром аглицкий коммодор сэр Джемс Виллоби домогался своих воинских людей по ихнему королевскому хотенью в Колу да Архангельск и Холмогоры прислать. Не преминул оказать заботу Вологде и Казани. Но ведь одна лишь морока от помочи аглицкой.

5

Савва Лажиев с дюжиной сборщиков податей проехал на оленях больше тысячи верст по дальним погостам Лопи. Узкие нартовые пути приходилось прокладывать в снегу глубиной полтора аршина. От становища к становищу, что затерялись в лапландской тундре, двигались груженные мягкой рухлядью нарты. Усталые олени упрямо одолевали сугробы и наледи.

На берегу реки Нарзеги олений обоз застрял. Ночью разразилась пурга, и наутро снежные вихри заволокли небо и землю. Вокруг не стало видно ни зги.

Савва-карелянин поселился в просторной веже старосты Агика Игалова. Снаружи доносился жалобный вой разыгравшейся не на шутку метели. А внутри было тепло и спокойно. Радушный хозяин угощал гостя олениной, семужьей икрой и морошкой.

- Все ли в краю ото мир да покой? - щуря маленькие карие глаза под нависшими красными веками, расспрашивал гостя хозяин.

- Тыщу верст по тундре отмахали, а нигде разора от чужеземных воинских людей не видали, - мешая карельские и лапландские слова, ответил Савва.

- А жив ли на Москве осударь? - поинтересовался Агик.

- Царь Всея Руси? - уточнил гость.

- Да, да, он самый Иван сын ба... Васильевич, - пояснил Игалов. - В те поры, когда мы еще двоеданниками были, мой дед тоже старостой был, и довелось ему с обозом лисьих и собольих шкур в Москву ездить. Так он самого царя-осударя на красном крыльце его осударевых каменных палат видел...

- Царем в сию пору Василий Иваныч, - сказал Савва. - Тот прежний Иван Васильевич и другой Борис Федорович померли.

- Царство им божие теперь там, на небе, - Агик указал рукою наверх. А здоров ли ото воевода в Коле?

- Слава богу, здоров.

В жаровне ало светились догоравшие угли. Оттуда тянуло теплом и угарцем, хотя дым свободно выходил в отверстие на самом верху вежи.

Гость и хозяин сидели на полу, устланном толстым слоем оленьих шкур, и продолжали мирно беседовать. У Агика была повреждена шея, и он неловко поводил головой, на которой щетинистыми неровными клочьями торчали черные с глянцевым блеском волосы. Крохотные глаза лопина светились добротой и радушием. Он был рад появлению в его веже нежданного гостя.

Жена Агика в длинной меховой юпе* и головной кумачовой повязке из каразеи, унизанной бисером, сидела в другом углу и рассказывала детям своим сказку о добром медведе.

_______________

* Женской верхней одежде.

Короткий день слился с долгой ночью. На дворе продолжала свистеть пурга.

Игалов расспрашивал Савву, откуда он родом, где пришлось бывать ему и что видел на свете. Лажиев охотно поведал лопину о своих молодых годах, когда жил на берегу реки Олонки и вместе с родителями занимался хлебопашеством.

Ничто так не сближает людей, как житье под одним кровом. В первый же день хозяин и гость из Колы покрестовались. Обменявшись нательными крестами, Агик и Савва навеки закрепили дружбу, стали "крестовыми братьями". Соблюдая вековой лапландский обычай, Игалов подарил Савве связку лисьих шкур.

- А мне вот нечем даже тебя отдарить, - засуетился Лажиев, растроганный щедротой хозяина. - Ну так возьми это, - и протянул Агику нож с полированной костяной рукояткой.

Савва понимал, что отказом может кровно обидеть крестового брата, и отказаться принять от него подарок не осмелился.

- Как только улягутся спать духи на небе и покажутся звезды, я соберу все оленье стадо и ты выберешь себе пару самых лучших кундусов*, продолжал оказывать гостю знаки дружбы Агик Игалов.

_______________

* Четырехлетних оленей-самцов.

...Пурга свирепствовала неделю. Вокруг становища намело огромные сугробы.

Как только стих ветер, Агик запряг ездовых оленей и отправился вместе с пушным обозом показывать дорогу к соседнему стойбищу.

В розовато-сумрачном свете нарождавшегося зимнего дня заголубели снеговые дали, взгорбленные холмами. Мелкий голый кустарник, едва торчавший из снега, сменил невысокий ельничек.

Впряженные в нарты отдохнувшие олени с удивительным упорством и живостью выбирались из сугробов. Агик Игалов, сидя в легких беговых кережах*, гикал, свистел, погоняя приученных к быстрой езде животных. За ним следом ехал Савва Лажиев. Прижавшись спиной к тюку шкур, он внимательно всматривался в реденький тундровый лес. Савве напоминал он новоземельскую тундру, где местами тоже росли деревца, но даже в середине лета на них лишь появлялись почки, и никогда не распускались листья.

_______________

* Нартах лапландца.

Совсем еще недавно стихла пурга, а на снегу уже были видны следы только что пробежавших лисиц и росомах. Всего в нескольких шагах от кережи Агика Игалова прошагал бурый медведь. Но староста проводил его восхищенным взглядом и не взялся за ручницу*.

_______________

* Вид огнестрельного оружия.

- Не тронь хозяина! - обернувшись назад, крикнул Агик.

Не проявляя ни беспокойства, ни робости, медведь отошел в сторону от нартового обоза и остановился в ельнике на виду у людей.

Когда сделали остановку за холмом, где снег был неглубок и выпряженные из нарт олени могли доставать из-под него ягель, Савва спросил Агика:

- Почему не убил медведя?

На широкоскулом лице лопина засияла хитроватая улыбка. Он загадочно молчал, обдумывал что-то.

- Старые люди сказывали, у медведя двенадцать силов мужских и десять умов людских, а вреда нам не приносит никакого, - неторопливо произнес Игалов. - Оленя не трогает, людей в тундре не обижает. Зачем стрелять! Худой человек стрелять станет. Добрый - не будет.

Вечерняя заря, широко разлившаяся алым цветом по небосклону, медленно гасла. На заснеженную тундру спускалась долгая ночь. В темно-синем небе одна за другой зажигались далекие звезды. Становилось холоднее. На небе стали появляться многоцветные всполохи. Они делались все шире, вспыхивали ярче.

- Души наших родичей, что вверх поднялись после смерти, с духами злыми не ладят, - сказал Агик, показав рукой на вспыхивавшие в холодном небе диковинные световые столбы. - Все спорят с ними.

Савва удивился этому поверью лопинов, но промолчал из уважения к своему крестовому брату.

На другое утро они увидели множество мышиных следов на снегу и кучками бегающих белых куропаток.

Агик пояснил Савве, что мыши падают на землю из облаков, а куропатки - это летающие рыбы, и есть их можно круглый год.

Неожиданно лесок расступился. Глазу открылась широкая низина с извилистой, окаймленной прибрежными кустами рекой.

Савва издалека заметил торчавшие из воды колья забора для ловли семги. На берегу в беспорядке стояли островерхие вежи, занесенные сугробами. За стойбищем паслось стадо оленей. Сбившись в кучки, они доставали корм из-под снега.

- Дальше укажут дорогу другие, - сказал Агик и поднялся из кережи, чтобы попрощаться с крестовым братом и податными людьми.

6

Норландский наместник ярл Бальтазар Бек прибыл из Рованиеми в Королевскую гавань на берегу Ледовитого моря. На сорокапушечном паруснике "Корона" наместника встретил капитан Якоб Лаппмарк.

Готовый к плаванью корабль стоял прижавшись бортом к заснеженному причалу. На широкой резной корме корабля заметно выделялся заиндевелый золотой лев с разинутой пастью.

Наместник Норланда окинул взглядом верхнюю палубу, матросов, спускавших в погреб двенадцатифунтовые ядра, оглядел мачты с убранными парусами и мысленно прикинул, в какую сумму обошлось все это королю.

В просторной капитанской каюте было тепло. В железной печи мерцали подернутые пеплом догорающие угли. Квадрант, несколько градштоков да набор мореходных карт для плавания - это было, пожалуй, все, что увидел Бальтазар Бек. "Пусто, как у монастырских братьев", - подумал наместник.

- Как только закончите погрузку ядер и провизии, поднимайте якорь, ровным бесстрастным голосом произнес Бальтазар Бек. - Послезавтра выйдет из Рованиеми с отрядом латников ротмистр Клементсон. Надо полагать, "Корона" войдет в Кольскую бухту раньше, чем доберутся латники к стенам московитской крепости. Во время плавания старайтесь быть в видимости берегов. Штурм Колы не начинайте до прихода ротмистра Клементсона. Стойте на якоре за пределами стрельбы крепостных пушек и ждите.

- А если в Кольской бухте стоит иностранное судно: английское либо из Ганзы? - осведомился капитан Лаппмарк.

- Пошлите к ним на борт офицера и предложите покинуть бухту, - сурово произнес наместник. - К воеводе Толстому направьте парламентеров: потребуйте впустить латников в острог без пролития крови. А если воспротивится Кольский воевода, произведите штурм по всем правилам военной науки. В Рованиеми собирается в поход отряд наемных воинов под командой швейцарца Готлиба Кюне. Вместе с ним я прибуду в Колу. Надеюсь, к моему приходу крепость будет в ваших руках, и вы, капитан Лаппмарк, как было угодно королю, вступите в права Кольского наместника.

- Коли будет угодно святой Бригитте, "Корона" не посрамит чести флага, - сказал Лаппмарк.

* * *

В полдень, когда погрузка была закончена и команда отобедала, на "Короне" прозвучала команда:

- На шпиль! Якорь выбирать!

Баковые матросы ринулись к вымбовкам, наваливались на них. И вот уже с капитанского мостика донесся зычный голос Лаппмарка:

- Взять шпиль на пал! Паруса ставить!

Марсовые обезьянами устремились вверх по вантам.

Корабль отошел от берега. Паруса, пузырясь, надувались сильнее и круче забирали ветер.

"Корона" ходко вышла из бухты и взяла курс в открытое море.

Днем корабль шел в видимости берегов. Ночью земля исчезла из виду. Кормчий Эрик Гильдебрант прокладывал путь на меркаторской карте, определял место корабля в море по звездам, сплошь усыпавшим полярное небо.

Море было спокойно. Корабль, слегка кренясь и покачиваясь с носа на корму, упрямо рассекал волны. Мелкие водяные брызги с шипением отрывались от форштевня. Никаких судов навстречу "Короне" не попадалось. Серые морские дали были пустынны.

Когда показался впереди скалистый берег Лапландии, подул порывистый ветер-полуночник. Он налетал сильными шквалами, креня на борт корабль. Разом почернел полыхавший огненными всполохами небосвод на норд-осте. Оттуда несло на "Корону" тяжелую снеговую тучу. Разразилась пурга. Снежные вихри закружились над верхушками мачт. Ветер неистово рванул паруса.

Огромные водяные холмы подкидывали корабль. Временами мачты наклонялись к воде, и казалось, корабль вот-вот опрокинется.

Пурга над морем не прекращалась. "Корону" стремительно несло в неизвестность.

7

Четыреста рослых оленей тянули в темноте груженные оружием и боевыми припасами нарты. В меховых шапках, укутанные до бровей, жались спинами друг к другу замерзшие латники. Нартовый обоз выехал из Рованиеми на севере Свеи и держал путь на Колу.

Развалясь в меховой полости, ротмистр Пер Клементсон дул на озябшие руки и хмуро глядел в темную даль. Он изо всех сил боролся со сном, чтобы не закоченеть на морозе. Накануне похода Клементсон допоздна играл в карты со швейцарским ротмистром Кюне и проиграл ему сто двадцать талеров. Это было полугодовое жалованье, которое выдали Клементсону наперед по контракту за ратный труд в Лапландии и далекой Коле. Пустота и безразличие охватили душу ротмистра. Только успешный поход и военная добыча в завоеванной Коле могли отвлечь его.

Постепенно на востоке стало розоветь небо. Стих ветер, но мороз, казалось, еще больше усилился. Холод проникал под теплую шубу, холодил спину.

В синеватой мгле стали впереди видны сопки, поросшие низкорослыми елями. А когда рассвело совсем, перед глазами Клементсона заколыхались незамерзающие хляби Печенгского залива. С санями ротмистра поравнялся Клаас Торфинен, командовавший передовым лыжным отрядом.

- Пора поворачивать на юг, ротмистр, - охрипшим от простуды голосом проговорил вахмистр. - И тогда мы вступим на самый короткий путь в Колу по тундре. - Торфинен замялся на миг, потом молвил: - Да и не пора ли нам устроить привал? Олени устали, и лыжники мои утомились за ночь...

- Пока светло, нужно пройти еще миль восемь, - буркнул из нарт Клементсон. - И тогда мы сумеем сегодня добраться до бывшего московитского монастыря на Печенге. Привал устроим в тепле. Я позволю двое суток бездельничать латникам. И лыжники твои отоспятся на славу.

Посланные в бывший Печенгский монастырь лазутчики неделю назад воротились в Рованиеми и сказали наместнику Норланда, что стрельцов московитских в обители нет, а осталось в ней полтора десятка монахов.

Лыжники Клааса Торфинена продолжали прокладывать путь по берегу залива через огромные снежные сугробы и каменные завалы. Пер Клементсон издалека видел крохотные, скользящие по снегу фигурки лыжников, безропотно исполнявших все приказания своего вахмистра. До слуха ротмистра доносилось лишь мягкое поскрипывание полозьев да усталое дыхание впряженных в сани животных. В стылом сумраке гаснущего дня колыхались впереди ветвистые рога оленей. От черной поверхности воды струился прозрачный пар. Сырой воздух пронизывал до костей.

Чтобы сократить путь, лыжники отходили от берега и возвращались опять, спускались в низины и поднимались в сопки. Наконец отряд достиг устья реки Печенги. На краю горизонта размытым рисунком показались очертания разоренной православной обители. Лыжники Клааса Торфинена первыми ворвались в бывший монастырь. В нем было безлюдно, на снегу виднелись следы нарт и оленьих копыт, уходившие в сторону Колы.

Латники распрягали оленей и отпускали их на волю искать себе корм. Во дворе загудели костры.

8

Санный обоз сборщиков податей находился в самом дальнем лопском становище. Оставался один переезд до оскудевшей после свейского разора обители на реке Печенге. А дальше простиралась королевская земля.

Податные люди распрягали оленей и пустили их на ночь кормиться, чтобы утром отправиться в обратный путь - в Колу. Совсем стемнело, и сборщики разошлись по вежам гостеприимных лопинов, чтобы в тепле скоротать долгую ночь. Но недолгим оказался их отдых.

Савва Лажиев услыхал крики и мушкетные выстрелы неподалеку. Он выбежал из вежи и увидел свейских воинов. Сбросив лыжи, они носились по стойбищу и выволакивали на улицу мирных лопинов и податных.

Следом за лыжниками в стойбище входил нартовый обоз. "Бежать! Скорее бежать отсюда! - подумал Савва. - А подати, собранные в дальних погостах Лопи? Не оставлять же тысячи лисьих и собольих шкур за здорово живешь свеям!.."

Но разыскать в темноте пасшихся оленей и запрячь их в нарты уже не было времени. Савва увидел возле соседней вежи четверых податных, пытавшихся оборонить осударево добро. Лажиев кинулся им на помощь, но его сбили с ног. Он проворно вскочил и хотел бежать, чтобы скрыться в тундре, но его повалили опять, заломили назад руки и связали их сыромятным ремнем.

Два латника повели Савву в другой конец стойбища. И вот он предстал перед ротмистром Клементсоном, избитый, с разорванным ухом и синяком на лице. В побитом, с помороженным лицом россиянине ротмистр не распознал Савву.

- Какой ден съехал обоз из Колы? - по-русски произнес Клементсон. Несколько лет подряд ротмистр стоял с эскадроном рейтаров на рубеже Гдова. Там жили русские, и Пер Клементсон научился понимать язык московитов и изъясняться на их варварском наречии.

- Выехал оттуда до рождества, - не сразу ответил Савва.

- Скольким многим числом держат там московитских стрельцов? продолжал допрашивать схваченного лыжниками сборщика податей Пер Клементсон.

Лажиев догадался сразу, что свейское войско держит путь на Колу и намерения у свейского начальника, видать, воровские, коли интерес имеет, какова воинская сила в остроге. Сказать ему правду - значит обнадежить свея: ведь мало в Коле осталось стрельцов.

- Полтыщи стрельцов с самопалами, пожалуй, наберется, - глазом не моргнув солгал он. - А может быть, и того больше. Не считал ведь...

- Откуда их взялось столько? - удивился ротмистр Клементсон.

- По первопутку из самой Москвы их прислали на случай, если какие на то есть литовцы либо ляхи по недобру делу нагрянут, - продолжал Савва. - В кажинном доме постоем стоят воинские люди: то пушкари, то стрельцы.

- А пушек сколько будет в Коле?

- Сколько наберется в остроге пушек - не знаю, истинный крест, не ведаю. - И Савва перекрестился, глядя прямо в глаза свейскому ротмистру.

- Каких держав военные суда и... купеческие также остались на зиму в Кольской бухте? - не унимался Клементсон.

Проходя по острогу, Савва всякий раз видел аглицкое трехмачтовое судно, стоявшее на якоре посреди бухты. Но покинуло ли оно Колу или стоит на прежнем месте - было ему неизвестно.

- Знать не знаю и ведать не ведаю, - молвил в ответ Лажиев. - Но когда выезжали из острога, так будто лес торчали корабельные мачты в бухте. А чьи - не ведаю то ж.

Обозленный бестолковыми ответами московита, Пер Клементсон велел вытолкать его из вежи: все равно ничего путного от него не добьешься.

9

Савву Лажиева и податного Дормидонта Лисина бросили со связанными руками в пустую вежу. Выставили дозорного к ним, чтобы бежать не вздумали.

- Зачем они поубивали податных и обоз пограбили, Савва? - негромко произнес Лисин, когда стихли шаги снаружи. - Ведь в мире и дружбе пребывают государи?

- Волки - они и есть волки, - задумчиво проговорил Лажиев. - А воины свейские хуже даже волков. Те хоть от голода бросаются на людей. А эти сыты, обуты, одеты, а всё грабят... Да найдется и на них управа!

- А с нами-то что будет? - послышался опять негромкий голос Лисина. Зарубили других. Может, и нас также убьют утром. Зачем мы им?

- Похоже, что-то спытать собираются, - ответил Савва. - В Колу держат путь свеи, вон сколько припасов да оружия нагрузили в нарты.

- И верно, что далекохонько ехать собрались, - подхватил Лисин. - А как и впрямь на острог нагрянут?

- Воевода-боярин Алексей Петрович колян в обиду не даст, - сказал Лажиев. - И пушки медные стоят на пряслах... И самопалов, и порохового зелья достаточно. Будет чем встретить ворогов.

- Стрельцов маловато в остроге, - возразил Дормидонт. - Немцев свейских, видал, сколько? Трудно устоять противу такой силищи...

Мысль о близкой смерти от рук свейских воинов не покидала Савву. Гадай не гадай, а костлявая с острой косой - тут, рядом, за плечами. Лажиев пытался смириться со своей незавидной участью, но досада, что так глупо попался в руки ворогов, будто острое жало, колола в самое сердце. Он вспомнил родную деревню на Олонке, своих покойных родителей.

...Перед глазами вставало раннее летнее утро... Послышались вдруг знакомые звуки пастушьего рожка. Стадо коров шло на выгон, поднимая пыль... Запахло парным молоком... А солнышко обжигало щеки. Оно было такое ласковое, какое бывает лишь в родном крае... "Я еще должен вернуться туда и взглянуть хотя бы разочек на то, что видел в молодости, - подумал Савва. - Нужно обхитрить свеев".

Выбора не было: на кону оказались их жизни. Савва и Лисин стали перегрызать один у другого сыромятные ремни, которыми были связаны руки. У Саввы сделалось солоно во рту, он то и дело выплевывал кровь. Не обращая внимания на боль, он продолжал разрывать тугие ремни... Перевалило за полночь, когда Лисин уронил на оленьи шкуры свободные от пут руки.

Они собрались уже выйти наружу, но в вежу вполз дозорный свейский латник. Ветер и стужа загнали его внутрь. Не заметив у московитов развязанных рук, свейский воин сел возле входа, положил на колени мушкет и стал подремывать.

Пристально следили за ним Савва и Лисин. Нужно было напасть на латника так, чтобы он не вскрикнул, не ойкнул, не выстрелил. На шум непременно прибежали бы из соседних вежей разбуженные воины.

Согревшись в тепле, дозорный уснул.

- Я кинусь первый! - шепнул на ухо Лисину Савва.

Мягко сполз мушкет с колен свейского латника. Дозорный задергал головой, засучил ногами. Он пытался расцепить руки, сжимавшие горло...

В мутном небе светили редкие звезды. В воздухе носились сухие снежинки. С другого конца стойбища доносились негромкие голоса свейских воинов.

Савва и Лисин обратали пасшихся неподалеку двух оленей, скорехонько запрягли их в свейские, нагруженные боевыми припасами нарты. Дормидонт заглянул напоследок в вежу, захватил выроненный дозорным свеем заряженный мушкет.

И вот уже летят комья снега из-под оленьих копыт. Свистит в ушах встречный ветер.

Обогнули, стороной объехали стойбище, занятое свейскими воинами. Потом нарты, запряженные двумя оленями, стремительно понеслись на восток...

Держа путь на Колу, можно было и не заезжать в стойбище, где жила семья Агика Игалова. Но Савва считал, что непременно должен предупредить крестового брата о приходе в Лопскую землю свейских воинских людей. И еще он тешил себя надеждой, что сумеет собрать мягкой рухляди в счет податей будущих лет.

- Надобно поскорее попасть нам в острог да обсказать воеводе, что свеи по воровскому делу рубеж порушили и на Колу идут, - стал возражать Лисин, когда Савва объявил ему о своем намерении. - А ну как раньше нас к острогу подступят вороги?

- Ты отправляйся на оленях дальше один, Дормидонт, - сказал Лажиев. Я пешком доберусь до Агика Игалова. Сказать надо лопинам, чтобы уходили...

- Ну как хочешь, Савва, - неохотно согласился Лисин.

- Негоже мне, Дормидонт, появиться в остроге с пустыми руками, покачал горестно головой Лажиев. - Ты же обскажи все как есть воеводе Алексею Петровичу. А я к лопинам пойду. Авось да и сквитаю долг...

- Как знаешь, - заморгал заиндевелыми ресницами Дормидонт.

Нарты с одним ездоком понеслись быстрее. А Савва, узнавая по звездам дорогу, побрел на север. Остаток ночи и весь светлый день, утопая в снегу, пробирался он по тундре. Уже стало опять темнеть, когда Лажиев увидел впереди струящиеся дымки и занесенный сугробами берег Нарзуги.

Замерзший, заиндевелый, усталый, ввалился Савва в вежу крестового брата.

- Свейские люди на Лопь пришли! - с трудом разжав стиснутые зубы, хриплым голосом произнес он. - Наш оленный обоз с мягкой рухлядью начисто пограбили, податных людей насмерть порешили. Только двое мы бежали от свеев.

- Где же товарищ твой? - забеспокоился Агик Игалов.

- В Колу направился, дабы воеводу уведомить.

- Придут на стойбище воры и олешков наших всех заберут! встревожился волостной старшина. - Всё возьмут у нас: и котлы и шкурки... Бежать... надо отсюда...

Всполошилась жена Агика. Захныкали детишки, услыхав встревоженный голос отца.

- Да, нужно уходить отсюда, - поддержал Савва крестового брата. Запрягать оленей, грузить в кережи всю мягкую рухлядь - и в Колу. Места в остроге на всех хватит. Ты, Агик, вместе с семьей у меня жить станешь. Жителей стойбища в избах посадских людей поселят.

- Нет, Савва, лопины не поедут в Колу, - возразил волостной старшина. - Тесно в остроге. Корму для олешков где найдешь? Одни камни да вода соленая там. Подохнут олешки от голоду. На летние стойбища наши, к морю, поедем. Там стоят летние вежи. Жить станем возле моря, покуда не уйдут свеи с земли лопинов.

Начались сборы в дорогу. Мужчины стали запрягать ездовых оленей в кережи. Женщины связывали в узлы мягкую рухлядь, одевали детей.

Какое-то время Савва был в нерешительности, не зная, как быть. "Отправиться в Колу на подаренных крестовым братом оленях или остаться с лопинами? - размышлял он. - Ведь можно собрать до весны лисьих и собольих шкур в дальних погостах Лопи. Только бы свеи убрались восвояси отсюда..." Савва надумал отправиться к морю вместе с жителями стойбища.

Едва лишь забрезжило и порозовел край неба на востоке, как лопины тронулись с насиженного за долгую зиму берега Нерзуги. Путь их лежал на север.

10

"Корону" несло по воле стихии. Парусник плохо слушал руля. С бизань-мачты и грот-мачты все паруса были убраны. Капитан Якоб Лаппмарк и кормчий Эрик Гильдебрант вглядывались в неистовую пургу. Проведенный на меркаторской карте курс корабля проходил в полутора десятках морских миль от берега. Но дрейфом могло отнести корабль в сторону от истинного курса. И кто знает, на каком расстоянии от проведенной на карте линии мог находиться парусник?

- Прикажи комиту Эккерту замерять глубину! - отдал распоряжение кормчему Лаппмарк.

- Слушаюсь, капитан! - отрывисто произнес Гильдебрант и стал спускаться по трапу со шканцев.

Комит Ларс Эккерт, стоя на юте, бросал за борт лот. Он расправлял запутавшийся линь и громко ругался.

- Дьявол разрази их! - долетело сквозь вой ветра до слуха кормчего.

Когда удалось распутать линь, Гильдебрант сам взялся за дело, чтобы проверить, сколько воды под килем корабля. Тугие порывы ветра отбрасывали разматывавшийся с катушки линь. Замерить глубину никак не удавалось. Кормчий решил, что под килем корабля достаточно глубины и можно продолжать плавание, не меняя проложенного курса.

Гильдебрант спустился через люк на палубу, при тусклом свете свечного огарка отыскал дверь своей каюты. В помещение проникали вой ветра и шум разбушевавшегося океана. Кормчий сдернул с шеи шерстяной шарф, расстегнул верхние пуговицы мундира. Захотелось хотя бы немного посидеть в тепле, отдохнуть, но наверху его ждал капитан Лаппмарк. Гильдебрант взял с полки пузатую бутыль, выдернул пробку и налил рому в глиняную кружку. Рука его замерла в воздухе от внезапного толчка. Обжигающий напиток выплеснуло на палубу. Под днищем корабля раздался зловещий скрежет. "Корону" сильно качнуло. Затрещали шпангоуты.

Кормчий выбежал из каюты и стремительно поднялся по трапу на шканцы.

- Мы сели на камни, Гильдебрант! - набросился на кормчего Лаппмарк.

- Сколько ни бросали лот, а не могли достать грунта, господин капитан! - оправдывался Гильдебрант.

"Корона" остановилась, словно схваченная чьей-то мощной рукой. Корпус корабля трещал и содрогался от ударов о камни.

На ют сбегались подвахтенные матросы, пушкари, плотники. Охваченные паникой, они устремились туда, где находились гребные шлюпки. Возле них началась давка. Каждый старался поскорее залезть в шлюпку, чтобы покинуть готовый развалиться корабль. Палубные матросы, размахивая ножнами, старались оттеснить от шлюпок марсовых и пушкарей. Это было похоже на бунт.

- Кормчий Гильдебрант, соберите офицеров, комитов и подкомитов "Короны" на шканцы! - приказал капитан. - И незамедлительно наведите на корабле порядок.

Пока собирали офицеров, констапели разбили замки в погребах и стали носить наверх мушкеты, абордажные крючья и палаши.

- Спаси и помилуй нас, святая Бригитта! - молились на юте матросы, призывая на помощь покровительницу всех плавающих.

Гильдебрант повел вооруженных мушкетами подкомитов на сгрудившихся возле шлюпок бунтовщиков. В мятежников ударили залпом из нескольких мушкетов. Находившиеся неподалеку от открытого люка бунтовщики ринулись вниз... Оставшихся наверху убитых и раненых Гильдебрант приказал отправить за борт...

Ветер вскоре стал заметно стихать. Но волны набрасывались с прежней яростью на неподвижный корабль. Было по-прежнему темно. Косо летел сверху сухой снег.

До слуха капитана и вернувшегося на шканцы Гильдебранта донеслись из трюма слова песни.

Ах, если б господь смилосердился к нам,

Привел воротиться в свой дом...

- Похоже, негодяи добрались до бочонков с ромом! - сердито проговорил Лаппмарк.

- Веселее будут отправляться на тот свет, - усмехнулся кормчий.

Стало понемногу светать. Вблизи "Короны" высились скалы, торчали из воды камни. Их с шумом омывали белопеннные струи. А дальше тянулась узкой косой песчаная отмель.

Волны по-прежнему ударяли в борт корабля, раскачивая его и разламывая обшивку. В образовавшиеся пробоины со зловещим урчанием поступала вода. Из затоплявшегося трюма стали выходить наверх испуганные бунтовщики. Вооруженные мушкетами подкомиты загоняли их на бак и связывали руки шкертами.

- Троих вздернуть на рее! - приказал капитан Лаппмарк.

Корабельный профос и его подручные вырывали из рядов упиравшихся бунтовщиков, назначенных к казни. Ни мольбы, ни просьбы не помогали. Приказ капитана был выполнен неукоснительно...

Оставаться на корабле становилось опасно. Лаппмарк приказал спустить на воду шлюпки и выгрузить на песчаную отмель пушки, пороховые припасы, ядра, мушкеты, паруса и провизию.

Все, что можно было спасти, свозили на берег. Несколько пушек, свалилось при погрузке в воду, но большую часть оружия и провианта сумели снять с корабля.

Последним оставил полузатопленную, наклонившуюся в сторону берега "Корону" капитан Якоб Лаппмарк.

11

Агик Игалов первым увидел полузатонувший вблизи берега корабль с голыми мачтами.

- Погляди-ка, Саввушка, что это? - указал он рукою в сторону моря.

Савва понял сразу: военное судно и, по всей видимости, свейское.

- Как оно здесь очутилось? - удивленно проговорил податный.

- Водою да ветром прибило к берегу, - сказал Агик. - Случалось допрежь и тоже пригоняло на отмель обломки судов и остатки товаров заморских...

- А люди живые где? Матросы, которые управляли парусами, куда подевались?

Выйдя на берег, Агик Игалов и Савва увидели дым костра на песчаной отмели и серый полотняный шатер рядом. Потом заметили людей. Чужеземцы суетились возле огня. Вначале из-за дыма их не было видно. Савва подсчитал, что было на отмели четыре пришлых человека. "А где остальные? Не могли же утонуть у самого берега!"

Податный и волостной старшина затаились за камнем, стали наблюдать. Возле шатра они увидели пушки, горкой сложенные чугунные ядра, мушкеты. Чужеземцы варили еду на костре. Поблизости от стойбища, куда переселились жители с Нарзуги, находились моряки с корабля, потерпевшего крушение.

- Надо уходить отсюда, - сказал Агик.

- А если повязать их ночью, когда спать лягут? - шепотом произнес Савва. - Сегодня же, пока они нас не видели...

- Пожалуй, - неуверенно подхватил Агик.

Возвращаясь обратно, податный и старшина обнаружили множество свежих следов. Чужеземцы сошли с той песчаной отмели, где остались пушки, и направились на восход солнца. "Значит, тоже на Колу путь держат, догадался Савва. - А этих сторожить оружие оставили. А как только добудут оленей и нарты, так сразу за пушками и ядрами сюда вернутся. И потащат, чтобы Кольский острог порушить..."

- У них нет оленей и даже лыж нету, - сказал Агик. - А как достанут олешков и кережи, непременно сюда придут.

- Во все стороны пошлем людей сказать, чтобы лопины разбирали свои вежи, уводили оленей и уходили, - надумал Савва.

- Подальше от таких корабельных людей надо нам быть, - согласился с ним Агик Игалов.

Все жители стойбища пришли к веже волостного старшины.

- Свейские люди на судне сюда плыли, - объявил собравшимся Агик. - Да бог, видать, покарал нечестивое воинство, и бурей сломало их судно. Вороги на берег вышли, в Колу идут. Запрягать надо самых быстрых олешков, ехать во все стойбища и говорить, чтобы уходили и стада оленей своих угоняли подальше. И пусть дохнут от холода воровские люди.

Никто не посмел перечить старшине волости. Из каждого рода отправлялись лопины на дальние и ближние стойбища, чтобы пусто становилось на пути свейского воинства.

Охотники повязать караульщиков свейских тоже нашлись. Агик отобрал смелых и сильных мужчин. У каждого из них - самопал в руках и нож на поясе.

Караульные не спали. В шатре играли в кости. Савва Лажиев нечаянно задел ногой медный ковш, лежавший на камне, возле потухшего костра. На шум выбежали из шатра караульщики. По ним ударили из самопалов лопины. В ответ прозвучало несколько мушкетных выстрелов. И все стихло. Три свейских воина были сразу убиты. Один был еще жив. Он пытался подняться, отталкиваясь руками от земли. Но встать ему никак не удавалось.

Когда рассвело, Савва насчитал на отмели двадцать шесть пушек. Рядом были чугунные ядра, сложенные горкой, и мушкеты в козлах. В шатре нашли пороховое зелье в бочонках и солонину.

Палить из пушек чугунными ядрами никто из жителей стойбища не умел. Не обучены этому были ни Савва Лажиев, ни Агик Игалов. Зато мушкет свейский ни для кого из них не был диковиной. Свейские и ганзейские купцы испокон веку привозили в Лопскую землю оружие, беря взамен у жителей тундры меха и оленей.

Охочие лопские люди разобрали мушкеты и свинец, набили пороховым зельем кожаные охотничьи сумки.

Напоследок Савва Лажиев пересчитал бочонки с порохом для стрельбы из пушек. "Авось еще пригодятся в остроге, - прикинул в уме податный. Воевода-боярин Алексей Петрович спасибо еще скажет, пожалуй, и служивых стрельцов пришлет сюда пушки и порох забрать..."

12

Капитан Якоб Лаппмарк вел команду "Короны" на восток, в сторону Колы. Потерять снаряженный королевской казной корабль и вернуться назад ни с чем - это значило попасть в немилость королю. Такое возвращение могло кончиться тем, что вместо родового замка остаток жизни пришлось бы провести в крепостном каземате либо гребцом на галере.

Нет! Не все еще потеряно! Из первого же попавшего на пути лапландского стойбища будет отправлен оленный обоз на побережье! Пушки "Короны" еще загрохочут у стен Колы! Без орудий Бальтазар Бек как без рук! Не сможет он заставить московитов открыть острожные ворота, пока не запугает их насмерть орудийной пальбой! А когда пушки ударят ядрами по стенам острога и совершится виктория, пусть рассудит его величество король, оправдал ли его высокое доверие капитан Якоб Лаппмарк?

С белесого неба падал редкий снег. Тускло светило солнце сквозь пелену низких облаков. Во все стороны простирались бескрайние просторы тундры с невысокими холмами. Местами, словно щетина на фоне белого снега, чернели рощицы низкорослых елей.

Утопая в снежных сугробах, медленно продвигались по дикой тундре свейские мореплаватели. Растаптывая тропу, шли впереди всех недавние бунтовщики, таща провизию в холщовых сумах. Следом за ними шагали офицеры, комиты и подкомиты, неся на плечах мушкеты.

На третьи сутки свейский отряд добрался до лапландского стойбища. Здесь было пусто. В трех крайних лопских жилищах еще продолжали тлеть угли в неостывших жаровнях. Значит, в великой спешке покидали лапландцы свое становище, угоняя оленей и увозя имущество. На горизонте еще виден был удалявшийся обоз.

- Кто-то их предупредил о нашем приходе, - сказал капитан шагавшему рядом Эрику Гильдебранту.

- Но мы не встретили ни одного жителя тундры, - хмуро отозвался в ответ кормчий. - Откуда же им знать, кто мы такие?

Капитан "Короны" объявил привал. В уцелевших лапландских жилищах устраивались на ночлег моряки с потерпевшего кораблекрушение корабля. Прежний устоявшийся в вежах запах исчезал, улетучивался. Его вытеснял крепкий запах табачного дыма, парусины и соли. В стойбище зазвучал чужой говор.

В просторной веже, в центре становища остановился капитан Якоб Лаппмарк. Подкомит Эрик Багге внес туда парусиновый мешок с одеждой и бельем и кованый сундучок с корабельными шканечными журналами. Лаппмарк раскурил потухшую трубку и приказал собрать офицеров "Короны".

- Нужно добыть две сотни крепких ездовых оленей и сотню нарт, объявил капитан. - Во славу короля мы должны появиться у стен Колы с пушками и полным запасом ядер и пороха! Святая Бригитта! Да окажет нам она свое покровительство! Благодаря ей нам удалось спасти свои жизни, пушки, ядра и порох! Так применим с великой пользой для дела корабельные пушки на суше!

- А не лучше ли двинуться дальше? - произнес Гильдебрант. - Встретим на пути обоз латников, что вышел из Рованиеми. Да на тех нартах и доставим наши пушки и боевые припасы к месту военных действий.

- Нет, премьер-лейтенант, - стоял на своем Якоб Лаппмарк. - Мы должны первыми прибыть к стенам московитской крепости. Так назначил наместник Норланда. Так было предусмотрено королем, когда снаряжалась "Корона".

- Но корабль на мели, и все переменилось, - неуверенно проговорил кормчий. - Так не лучше ли подойти к стенам Колы вторыми? После того как королевские латники возьмут в осаду острог?

- Честь слуги короля и дворянина не позволяет мне медлить, - сердито произнес капитан.

Офицеры "Короны" молча выслушали Якоба Лаппмарка. Никто не осмелился ему возразить.

Утром восемь моряков отправились на розыски оленей и нарт. И лишь один из них наткнулся в тундре на стадо оленей. Лапландцы сидели вокруг своих костров. Неподалеку от них стояли грузовые и беговые кережи, запряженные каждая парой кундусов и готовые к езде. Подкомит Эрик Багге повел своих людей на лапландское стойбище. Подпустив поисковую партию на сто ярдов к пасущимся оленям, лопские жители встретили свеев самопальным огнем. Эрик Багге застрелил из мушкета четверых лапландцев, потерял в завязавшейся перестрелке двоих матросов, получил рану в руку и вернулся ни с чем.

13

Дормидонт Лисин и целовальник Смирка повстречались посреди тундры. Податный первым заметил поднимавшийся на крутой пригорок нартовый обоз. Дормидонт свернул к нему, еще не зная, кого из русских несет к свеям в плен. Подъехав ближе, податный узнал в закутанных с головы до ног, заиндевелых возницах служилых стрельцов. Целовальник Смирка выскочил из передней нарты и, утопая по пояс в снегу, заковылял к Дормидонту.

- Куда подевался Савва Лажиев? Где обоз с мягкой рухлядью? - принялся расспрашивать Лисина Смирка Сумароков.

- Обоз... начисто пограбили свейские воинские люди, податных насмерть побили, - отвечал Дормидонт. - Я и Савва убегли из плена...

- Где он сейчас?..

- Ушел к лопинам... А свейский воинский отряд, похоже, в Колу направляется...

- Как же ты цел остался?

- Повязали нам с Саввой руки, в пустую лопскую вежу бросили, да сгрызли мы зубами ремни и бежали, - коротко поведал о себе Лисин.

- Так скорее в острог надо нам возвращаться да воеводу обо всем уведомить, - заторопился целовальник. - А то нагрянут ненароком вороги - и запереть ворота не успеешь.

Обоз повернул назад. Дормидонт выехал на накатанную нартовыми полозьями дорогу и направился следом. Олени стремительно неслись на восток. Гнали их нещадно, делая короткие остановки в местах, где неприхотливые животные могли добыть себе корм.

На другой день впереди показались деревянные стены и башни острога. Косые лучи солнца мягко освещали островерхие покрытия башен, крыши домов и купола двух церквей.

Воевода Толстой встретил податного Лисина и целовальника Смирку в дверях приказной избы. Узнав о том, что свейские воины продвигаются по лапландской тундре в сторону Колы, Алексей Петрович приказал бить в набат.

Загудели медные колокола в церкви Благовещения и Никольской часовне. Заслышав гудящие в морозном воздухе звуки набата, стрельцы выбегали с самопалами на улицу. Со всех концов острога направлялись к приказной избе посадские и служилые люди. Выходили из селитренных майданов угрюмые солевары с изъеденными солью руками. Покидали свои мастерские косторезы и гончарных дел умельцы, скорняки и бондари. Затих стук топоров на острожной верфи, где корабельных дел мастера строили насады и струги.

Толпа колян приближалась к приказной избе, где стояли воевода Алексей Петрович Толстой, подьячий Иван Махонин, стрелецкие десятники и пятидесятники, целовальник Смирка и податный Лисин.

- Свейские воинские люди порушили рубеж, идут на Колу! - объявил воевода. - Податных людей насмерть побили вороги! Мягкую рухлядь грабежом взяли.

- Что же теперь-то с нами будет, ой, горе! - завопила в толпе посадская женка. На нее зашикали стоявшие поблизости мужики, оттеснили подальше, чтоб других не смущала.

- Дабы не смогли взять свеи приступом Колу, велю всем денно и нощно лить воду на стены острога, - продолжал Алексей Петрович. - Заледенить их надобно, чтобы ни един свей не смог вскарабкаться наверх.

- Зальем все стены как есть! Не дадимся в обиду! - раздались в толпе голоса мужчин.

- Встанем все дружно, коли вороги к стенам острога подступят!

Затерявшийся в полярных снегах, сложенный из дерева непашенный город вдруг ожил.

Укрепить стены острога и сделать их неприступными можно было лишь с помощью льда. Суровая северная зима и воды незамерзающего залива могли стать надежными союзниками в предстоящей схватке.

Женщины и дети возили воду на оленях, мужчины таскали бадьями и ведрами. Трудились все: старые и малые. Острожные стрельцы принимали ведра и сверху лили воду на стены.

Вода на морозе сразу превращалась в лед. Бревенчатые срубы башен и стен донизу покрывались светлым панцирем.

14

Лыжники вахмистра Торфинена, отправленные в погоню за двумя бежавшими из плена московитами, вернулись в стойбище, никого не найдя в тундре. "Они непременно известят воеводу в Коле о появлении в пределах Русии королевского войска, - размышлял ротмистр Пер Клементсон. - Значит, застать врасплох острожный гарнизон не удастся..." И несмотря на это, он стремился поскорее добраться до Колы.

Отряд королевских латников задержала в пути пурга. Пер Клементсон по целым дням не выходил из вежи. Чтобы скоротать время, он приглашал Клааса Торфинена играть в карты. Вместо денег ротмистр ставил на кон лисьи шкуры из полагавшейся ему доли военной добычи. Клементсону не везло, как и в прошлый раз, когда играл с швейцарцем Готлибом Кюне. Связку за связкой он проигрывал добытую у московитов пушнину.

А Торфинен разбогател в одну ночь. Пока стихла пурга, половина занятой вахмистром лапландской вежи была завалена мехами.

- Дьявол тебя разрази, Торфинен! - выругался расстроенный проигрышем ротмистр. - Ты стал богаче наместника Норланда. Вернемся назад - купишь большой каменный дом в Рованиеми.

- Нет, ротмистр, если вернусь назад из Московии, то снаряжу трехмачтовый парусник для торговли с Ганзой.

Отец Клааса Торфинена, и дед его, и прадед жили в портовом городе, занимались мелочной торговлей. Из поколения в поколение не покидало Торфиненов стремление подняться из низов торгового сословия в купцы первой гильдии. Случалось иногда, что дела их шли в гору. Но частые пожары и наводнения сводили на нет прежние удачи.

Клаас Торфинен вдруг уверовал в свою счастливую звезду. После возвращения из московитской Лапландии он хотел повернуть торговое дело своей семьи и выйти в знатные люди...

Пер Клементсон любил дочь казначея из магистрата города Рованиеми. Чтобы завоевать любовь красивой девушки и уважение всех членов добропорядочного семейства, ротмистр собирался привезти из Лапландии богатую добычу. Он знал, что московитский пушной город Кола на Мурмане сказочно богат. Он прослышал давно, что везут поморяне туда пушнину с Новой Земли и просторов лапландской тундры, с низовьев северных рек и самых дальних поморий.

Повоевав Колу, Клементсон рассчитывал получить у короля солидное вознаграждение за ратный труд, чтобы, вернувшись в Рованиеми, повести разговор о женитьбе. Мечта взять в жены красавицу, которую уже считал своей невестой, не покидала ротмистра.

Простояв несколько суток из-за пурги, Клементсон двинулся дальше с отрядом. Огромные снежные сугробы вставали на его пути. Лыжники вахмистра Торфинена сбились с дороги. Отряд сделал огромный крюк и вернулся к месту прежней стоянки. Клементсон стал торопить вахмистра, но лыжники валились с ног от усталости...

Наместник Норланда с ротой наемных воинов швейцарского ротмистра Готлиба Кюне нагнал королевских латников за рекой Нарзугой.

- Почему так медленно движется отряд? - набросился с упреком на Клементсона Бальтазар Бек.

- Лыжники Торфинена вконец замучены тяжелым переходом, олени устали, господин наместник, - оправдывался ротмистр.

- Я полагал, приеду в Колу и получу в руки ключи от входных ворот, с недовольством пробурчал Бальтазар Бек.

Чтобы не вызвать еще большего неудовольствия наместника, Клементсон умолчал о том, что бежали из плена два московитских сборщика податей и Кольскому воеводе уже известно о появлении королевского войска в Лапландии.

- Мы захватили обоз с пушниной! - заторопился обрадовать наместника ротмистр.

- И много взяли? - заинтересовался Бальтазар Бек.

- Восемь тысяч, - ответил Клементсон. - Есть куницы, соболя, но больше всего лисьих шкурок.

- Совсем недурно для начала похода, - повеселевшим голосом произнес наместник Норланда. На обветренном грубом лице его появилось что-то наподобие улыбки.

- Как скоро позволительно ожидать обещанного его величеством сикурса морем? - вежливо осведомился ротмистр.

- Снаряженный казною трехмачтовый корабль "Корона" девять дней назад вышел из Королевской гавани. И если благоприятствовали ветры в пути, он уже встал на якорь в Кольской бухте.

- Да сохранит его святая Бригитта! - молитвенно сложил на груди большие руки Пер Клементсон. - Гром корабельных пушек сделает Кольского воеводу сговорчивей. Может быть, и не понадобится лить понапрасну кровь латников.

- Дай бог нам скорую и успешную викторию! - прогудел в ответ густым баритоном наместник, кутаясь в свой овчинный тулуп и удобнее устраиваясь в санях. Костистый, длиннолицый, косматый, весь в инее, он похож был на огромного волчину, принявшего человеческий облик.

Олени с храпом тащили нагруженные едой и боевыми припасами нарты по проторенной уже дороге. Похрустывал сухой снег под ногами множества животных, мягко скрипели полозья.

Солнце показалось из-за горизонта, и приоткрылись во все стороны тундровые просторы. Впереди на белом снежном покрывале чернела редкой щетиной поросль низкорослых деревьев.

Наместник Норланда торопился. Привалы объявлял редко. Останавливались лишь затем, чтобы дать короткий отдых воинам да покормить усталых оленей.

На третий день в морозном утреннем мареве показался московитский острог.

Косые солнечные лучи неровными пятнами света играли на позолоченных церковных куполах. Из множества труб тянулся в небо дым. Курчавыми тенями причудливо ложился на крыши купеческих и боярских теремов и посадских изб. А крепость сверкала, как светлый ларец. Изумрудное сияние излучали его стены и башни.

- Что... это?! - в изумлении поднял лохматые брови Бальтазар Бек.

Стоявшие рядом с ним ротмистры Клементсон и Кюне с пристальным вниманием рассматривали московитский северный город за острожными стенами.

- Московиты залили стены водой, они заледенели, - сказал Кюне.

- Ядра "Короны" в прах разнесут эти жалкие укрепления! - презрительно наморщил лицо Бальтазар Бек. - Латники беспрепятственно проникнут в город через проломы.

Наемные воины и королевские латники остановились в отдалении от острога. Наместник Норланда в сопровождении ротмистров и вахмистров поднялся на прибрежную сопку. Перед ним простирались серые хляби. Просторы моря были пустынны: ни единого паруса не было видно. "Короны" не было в Кольской бухте. Только английский парусник покачивался возле причала.

15

За неделю команда "Короны" прошла не больше восьмидесяти верст. Три матроса замерзли ночью. Легли спать в снегу и не проснулись. Семеро погибли в перестрелках с лапландцами. Четверо раненых замедляли движение. Якоб Лаппмарк с досадой и недовольством смотрел на них, размышляя: как быть?

Капитан "Короны" упрямо вел моряков на юго-восток, стремясь добраться до нартовой зимней дороги из Печенги в Колу. "На худой конец, если не удастся добыть оленей, встретим в пути отряд латников, - размышлял Якоб Лаппмарк. - Наместник Норланда пошлет обоз за пушками, и найдется достойное дело матросам у стен острога".

Усталые, с почерневшими на морозе исхудалыми лицами, в заиндевелой одежде пробирались свейские моряки по заснеженной тундре. Местами намело до пояса снегу, и тропа протаптывалась с трудом.

Капитан Лаппмарк по-прежнему отправлял на поиски моряков, чтобы раздобыть оленей и нарты, но удачи не было. Лапландцы встречали подходивших к стойбищу свейских моряков пальбой из самострелов, ручниц и мушкетов.

Свеи иногда видели появлявшиеся на горизонте кережи, запряженные парой оленей, но ничего не могли сделать, чтобы взять их.

Лапландцы не решались первыми напасть на хорошо вооруженный свейский отряд. Но всякий раз успевали угнать подальше своих оленей и разрушить вежи.

- Проучить бы следовало диких обитателей тундры, - сказал Гильдебрант, садясь напротив капитана возле костра.

В медном котелке шипел тающий снег. Дымя и потрескивая, горели сырые дрова. Пахло прогорклой едой и прокисшей мокрой одеждой.

- Но как их проучишь? - поднял от костра залубенелое лицо Якоб Лаппмарк. - Они не осмеливаются приблизиться на мушкетный выстрел. Могут напасть лишь видя явный перевес на своей стороне... Хотя бы дюжину добыть нам оленей, - заключил он. Эта мысль не оставляла его.

- Лыж бы несколько пар достать для начала, - подхватил Гильдебрант. А то ползем, а не идем по тундре...

- Как матросы?.. - спросил капитан.

- Прошлой ночью еще двое не проснулись да трое отморозили на ногах пальцы, - ответил кормчий.

- Если еще неделю пробудем в тундре, меньше половины в живых останется, - молвил Якоб Лаппмарк.

- Еды осталось на пятеро суток, - сообщил Гильдебрант.

- С завтрашнего утра уменьшить выдачу солонины и галет матросам наполовину, - приказал капитан. - На ночь выставлять усиленный караул. Да проверять дозорных, а то и до беды недалеко.

Ночью Якоб Лаппмарк долго не мог уснуть. Лежал недвижимо в низком своем шатре из корабельного паруса. Капитан громко кашлял... Во сне он увидел отцовский дом в окружении вековых сосен, светлый от искрящейся в лучах солнца росы зацветающий луг. Услышал шум водопада в горах... Ровный шум стекавшей воды перерос в гулкий грохот.

Лаппмарк открыл глаза и проснулся. В глаза ему ударили вспышки пламени от близких выстрелов. Капитан схватил пистолет и палаш, выбежал наружу.

В лагере царила паника. Матросы стреляли наугад, в темноту. Противника не было видно, лишь по вспышкам от выстрелов можно было угадать, откуда стреляют лапландцы.

Когда рассвело, обнаружили множество следов вблизи от стоянки. Шестеро дозорных лежали убитые.

А днем капитану сказали, что отстал в пути и застрелился подкомит Эрик Багге. Подкомит так ослаб, что с трудом переставлял ноги. Он не хотел быть в тягость другим - и покончил с собой.

16

Савва Лажиев и Агик Игалов со своими людьми ехали на оленях справа и слева от продвигавшихся в сторону Колы пеших свеев. Лопины приходили по доброй воле в образовавшийся отряд, чтобы биться с заморскими людьми и гнать их из тундры. Оружия огненного боя было немного. Но кто не имел ни мушкета, ни самопала, приходили с копьями и луками.

В беговых кережах, запряженных парой оленей, сидели по одному, по двое мужчины в меховой одежде. Если на пути свеев находилось становище, Савва либо Агик посылали туда людей сказать, чтобы жители угоняли оленей и уходили. А если, случалось, встречали в тундре свеев малым числом, то вступали в схватку с ними, бились смело и гнали ворогов назад.

Сойдясь ночью вместе, крестовые братья пришли к решению, что следует напасть на свейских воинов, когда те спят. Нашлось полтора десятка охочих лопинов, которые не побоялись подступить к лагерю заморских пришельцев. Когда стемнело, подъехали близко к ним и первыми заметили дозорных. Дружным самопальным огнем удалось сбить их. Но проснувшиеся свеи жахнули из своих мушкетов, и пришлось восвояси убраться. Одного лопина убило мушкетной пулей, двоих раненых вывезли на оленях, дабы не попали ворогам на расправу.

- Не одолеть нам ба такую силищу, Саввушка, брат мой, убьют либо покалечат они всех нас из своих мушкетов, если опять в пекло полезем, сокрушался Агик, глядя на убитого лопина.

- Поглядим, кто кого одолеет! - упорствовал Савва.

Он полагал, что по-прежнему нельзя упускать свеев из виду. Не лезть, конечно, на рожон, но и не бегать от ворогов без оглядки. Ведь стоит только вступить им на зимнюю дорогу из Печенги в Колу, как могут повстречать своих на пути. И тогда уж найдутся у них и крепкие олени и грузовые нарты, чтобы отправиться на побережье за пушками, пороховым зельем и ядрами. Свеев нужно истреблять, пока они пешком бредут по тундре! Стрелять ночью в дозорных! Нападать на тех, кто отстал в пути!

С каждым днем свейские моряки шли все медленнее. Все меньше и меньше проходили они за сутки заснеженных верст. Все больше оставалось позади непохороненных мертвецов. Мороз и голод безжалостно валили свеев. Но они упорно продолжали свой путь. И все ближе становилась дорога, к которой они стремились.

17

Как только показалось свейское войско, Алексей Петрович приказал стрельцам занять свои места на стенах острога. Пушкари зарядили пушки, приготовили для стрельбы ядра и порох.

Охочие люди из посада - кто с копьем, кто с самопалом - шли к приказной избе. Подьячий Иван Махонин отбирал годных для огненого боя людей и отправлял их наверх. Корабельные умельцы, селитренники и рыбаки поднимались на стены.

Воевода с раннего утра пребывал на верхнем ярусе Угловой башни. Сверху ему хорошо был виден весь свейский лагерь, расположившийся в низине. Там неярко горели костры. Возле огня грелись замерзшие воины. Неподалеку от них паслись распряженные из саней олени. Алексей Петрович увидел, как несколько воинов - судя по одежде, ротмистров - поднялись на прибрежную сопку. "Чего они там высматривают? - думал воевода, глядя на свеев и пустынную гладь залива. - Да ведь они подмоги ждут морем! осенила его догадка. - И худо придется нам, если дождутся".

Теперь тревога не покидала Алексея Петровича. Острожному гарнизону будет трудно выстоять перед такой силой. А помощи не будет ниоткуда. За две с лишком тысячи верст от Колы Москва! Там не услышат ни тревожного звона колоколов, ни начавшейся стрельбы, ни воплей раненых! Никто не отзовется на крики о помощи.

На площадку верхнего яруса поднялся подьячий Махонин. Соболья шуба на нем была расстегнута. Борода всклокочена. Рыжие волосы свисали на потный лоб. Лик его был взволнован и светился каким-то несвычным ему азартом.

- Воевода-боярин Алексей Петрович, сто семьдесят шесть посадских людей и детей торгового сословия направил оружно на стены и в башни! доложил подьячий. - Не на живот, а на смерть собрались биться с ворогом Кольские люди!

- Какие другие есть новости, Иван Парфентьевич? - невозмутимо произнес воевода.

Шелом-ерихонка у него был надвинут до самых бровей. Косые лучи низкого солнца тускло поблескивали на серебряных пластинах. Глаза Алексея Петровича посуровели, смотрели сердито и строго.

- Аглицкой земли капитан нынче закрыл таможенный реестр, сказал, что немедля снимется с якоря и поплывет в Бристоль, - сообщил Махонин.

- Сэр Виллоби торопится убраться из Колы, покуда жарко не стало, усмехнулся в усы воевода.

- И легок же он на помине, шельма! - всплеснул руками подьячий. Погляди-ка, воевода-боярин.

Алексей Петрович обернулся и увидел выходящий из Кольской бухты аглицкий корабль.

- Худой бы из него вышел содружинник, - задумчиво протянул воевода. Не приведи бог сражаться с ворогами бок о бок с таким!

Вороги продолжали стоять лагерем вблизи острога. Бальтазар Бек по нескольку раз в день вступал на обрывистый берег и всматривался в открывавшиеся сверху морские дали. Ничего, кроме удалявшегося аглицкой короны парусника, не мог увидеть наместник Норланда. Но и тот вскоре скрылся из виду.

Алексей Петрович сознавал, что свейское войско не станет долго стоять в бездействии. Мороз беспрепятственно проникал в их шалаши, наспех сложенные из веток берез и елового лапника. Только от ветра и можно было в них укрыться. По-прежнему тускло горели костры в низине. Сырые дрова давали немного жара, и согреться возле них было трудно. "Либо свеи уйдут вскорости, либо попытаются взять острог приступом", - размышлял воевода. Уже поздно ночью отправился он в караульную избу, под утро лег на лавку спать, не раздеваясь, не снимая с пояса сабли. Ключи от входных ворот Алексей Петрович положил себе под голову. "Так надежнее", - подумал он, засыпая.

По наказу воеводы дозорные в башнях и стрелецкие десятники не смыкая глаз следили за свеями. И все же не углядели.

Перед самым рассветом, когда клонит в сон сторожей, подобрались вороги к стене острога у Южной башни да и подложили петарду. Полыхнуло огнем. Ударил взрыв. До самой верхушки башни выбросило комья мерзлой земли, осколки льда и обломки настенных бревен. С ревом и криками бросились свейские воины на штурм крепости.

18

Бальтазар Бек и Клаас Торфинен со своими лыжниками стояли в отдалении и ждали, когда королевские латники и наемные воины ворвутся внутрь острога и откроют входные ворота. Вспышки пламени от множества выстрелов освещали одетые льдом стены от Южных ворот до кромки берега, где высилась над морем Угловая башня со смотровыми подзорами. В неровном свете непрекращающейся стрельбы наместник Норланда видел лезущих на острожные стены латников и наемных воинов. Он замечал, как отбрасывали московиты их легкие лестницы...

Пушки "Короны" сделали бы проломы по всей линии стен. И не нужно было бы лить понапрасну кровь королевских воинов. Но снаряженный казною корабль не появился в Кольской бухте.

"Может быть, сбился с намеченного курса капитан Якоб Лаппмарк? думал Бальтазар Бек. - Либо разбило бурей "Корону"..." Ждать не было смысла. Только смелый приступ мог принести викторию!

Наемники забрасывали на стены железные крюки. Зацепившись за самый верх, они карабкались на них по веревочным лестницам. Но редко кому удавалось добраться до верха. Стрельцы и охочие люди из Колы сбивали их самопальным огнем.

Ротмистр Кюне, стоя внизу, размахивал в воздухе шпагой и громко выкрикивал:

- А ну еще смелее, мои доблестные воины! Еще один дружный напор - и московиты не выдержат!

В пролом, образовавшийся от взрыва петарды, плотной стеной шли королевские латники. Их встречали выстрелами из самопалов сторожевые стрельцы и Кольские жители. Уцелевшие свеи, выставив впереди себя копья, упрямо шли на московитов. В тесноте пролома разразилась яростная схватка. Противники били, кололи, резали один другого. Оттуда доносились стоны раненых, короткие предсмертные вскрики.

Пер Клементсон бранил вахмистров за нерасторопность.

- А ну смелее! Вперед, славные латники! Не оглядывайтесь назад! Впереди натопленные московитские терема! Разрази вас дьявол! Позади нас мороз лютый!

С диким звериным воем устремились в глубину пролома несколько ратников, рубя на ходу палашами вставших на их пути московитов. В исступлении они не испытывали боли, хотя уже были ранены и пятна крови выступили у них на одежде. Сами себе они казались неуязвимыми и бесстрашно прорубали путь внутрь крепости. Клементсон видел, как падали один за другим воины, зарубленные стрелецкими саблями. По их телам шли московиты, тесня уцелевших латников.

С разрубленным плечом выбрался ротмистр из схватки. Он не оставил место боя, а повел на московитов стоявшую наготове свежую сотню королевских латников.

Стиснув зубы от боли, Клементсон продолжал командовать вступившим в схватку отрядом. Московитских воинов снова стали теснить в проломе.

Зато на стенах стрельцы и охочие люди стояли крепко. Уже сброшены были все лестницы. И напрасно ротмистр Готлиб Кюне гнал на приступ наемников. Ручницы и самопалы полыхали сверху желтым пламенем и разили чужеземных воинов, пытавшихся приблизиться к стене.

Клементсон заметил, как упал навзничь швейцарский ротмистр, заливая алой кровью стоптанный снег. "Сто двадцать талеров останутся неотыгранными", - подумал Клементсон.

И снова вынесло из пролома кучу окровавленных, орущих от ярости латников. С чувством облегчения услыхал Пер Клементсон протяжные звуки военной трубы за спиной.

Стоявший рядом с наместником Норланда воин трубил отбой.

19

Нильс Бентсен с нетерпением ждал, когда королевские воины ворвутся внутрь крепости. Вместе с другими писцами доставил он пороховые заряды из зелейного амбара к Воротной башне.

Иван Парфентьевич Махонин отрядил всех писцов и податных своей подьяческой и мытенной канцелярии на помощь стрельцам и пушкарям, сражавшимся по всей линии верхнего настенного хода. Стрелецкие и пушкарские десятники не хотели иметь под своим началом канцелярских людей, не умевших владеть саблей и самопалом. Все они оказались внизу и теперь носили порох и ядра.

Нильс Бентсен только делал вид, что старается подносить пушкарям боевые заряды. Он даже подбадривал окриками других писцов. Но на самом деле от него было проку мало. Нильс подолгу топтался в зелейном погребе, выгребая порох в корзину, неторопливо взбирался по лестнице и старался подольше задержаться возле пушкарей, чтобы высмотреть, как расположилось перед стенами Колы королевское войско. "Знают ли ротмистры слабое место в стене? - с беспокойством размышлял Нильс Бентсен. - Успели ли передать им содержание моей последней депеши вместе с планом крепости?"

Нильс Бентсен спал, приникнув головой к бочонку с пороховым зельем, когда рванул заряд петарды под стеной крепости возле Южной башни. Он сразу вскочил на ноги и выбежал из погреба наружу. Взгляд его остановился на образовавшемся возле башни проломе. Оттуда продолжал валить пороховой дым. Нильс Бентсен ждал, что вот-вот появятся королевские воины и ударят в тыл защитникам Колы. Но вот уж стрельцы и посадские люди побежали туда, стреляя из самопалов. Они смело встретили ворвавшихся в пролом свейских латников. До слуха Нильса Бентсена доносились лязг сабель, крики раненых, мушкетные, самопальные выстрелы, ругань и стоны. Тайный соглядатай короля надеялся, что латники и кнехты сумеют опрокинуть в проломе московитских воинов. Но по удалявшемуся шуму боя можно было понять, что стрельцы и посадские люди отразили натиск королевского войска.

К вечеру штурм был отбит по всей линии крепостных стен.

Нильс Бентсен услышал звуки военного рожка за стеной, когда стих шум битвы, и сразу понял, что ромистры отводят свои отряды подальше от стен, куда не долетают русские пули и ядра. "Не удалось на этот раз, - с невольным огорчением подумал тайный соглядатай короля, - а второго такого случая не выйдет, чтобы пройти к стене и подложить петарду. Русские сторожа будут всю ночь не смыкая глаз караулить, чтобы не пропустить к стенам свейских воинов. Что делать?"

В голову Нильсу Бентсену пришла мысль взорвать зелейный амбар под Воротной башней. Взрыв зелейных припасов поднимет и башню, и деревянную стену на воздух. И тогда московитам ни за что не удастся отбиться. Но как устроить взрыв зелейных запасов и самому остаться в живых? Нильс Бентсен прикидывал и так и этак, а выходило, что поднять на воздух Воротную башню можно было лишь ценой собственной жизни. Слишком дорогой выходила плата за победу королевского войска. Прощай, жизнь, обещанное дворянство и все будущие блага! Нет, такой ценой Нильс Бентсен не собирался приносить в подарок королю крепость Колу! Значит, надо придумать что-то другое... А если открыть ночью входные ворота? Но их запирают на ночь даже в мирную пору. А теперь они на замке круглые сутки, и с ключами от входных ворот воевода-боярин Алексей Петрович Толстой не расстается. При себе их носит. А ночью куда их девает?..

Нильс Бентсен заметил, что прошлую ночь воевода безотлучно находился в караульной избе, чтобы в любой момент можно было подняться на прясла крепостной стены. Значит, и спал он там же. Не мог же он не сомкнуть глаз перед штурмом? А после такого трудного дня непременно соснет хотя бы часок, чтобы утром быть бодрым и свежим. Значит, ключи наверняка при нем будут находиться! "Если сумею проникнуть в караульню поздно ночью под каким-либо предлогом, ключи можно легко выкрасть, и тогда никакой взрыв внутри крепости не потребуется: королевские воины валом повалят в распахнувшиеся ворота. И никто не сумеет сдержать их железный натиск!"

20

Воевода Алексей Петрович без шапки, в расстегнутой шубе с пятнами крови на рукавах стоял возле пролома и охрипшим голосом приказывал:

- Уберите убитых и раненых... своих и свеев!

Стрельцы, чертыхаясь, лезли в пролом, выволакивали трупы и стонущих воинов.

Раненых сразу же относили в посадские избы. Покойников складывали возле стены.

- Целовальника Смирку Сумарокова насмерть зарубили окаянные свеи! пожаловался воеводе подьячий Махонин. - А писаришку мово Ондрюшку Опарина начисто покалечили. Некому будет теперь реестры составлять и перья чинить...

- Нашел время плакаться, Иван Парфентьевич! - упрекнул Алексей Петрович подьячего. - Тут самое подошло время, как острог оборонить от супостатов. Того гляди, опять на приступ пойдут.

К воеводе явились сотник Стригалин и пушкарский пятидесятник Косов. Азарт успешной схватки все еще горел на покрытых пороховой копотью лицах воинских начальников. Убитых стрельцов, пушкарей и людей посадских оказалось немного. Зато иноземных воинов валялось изрядно внизу возле самой стены.

- Все свободные от караула стрельцы пусть носят бревна, судовые кильбалки и слеги в эту брешь! - распорядился воевода. - А как только заполнится пролом, сразу начать лить воду сверху, чтобы опять заковало льдом это место. Смотреть в оба! - приказал Алексей Петрович Стригалину и Косову. - Пушкарям держать наготове зажженные фитили и, как только свеи на приступ пойдут, сразу начать пальбу!

В Рыбацкой гавани застучали топоры.

Корабельщики разбирали недостроенные насады и струги, ломали стоявшие на приколе суда.

Стрельцы и посадские люди хватали бревна и брусья и несли к Южной башне.

Еще дотемна пролом от взрыва свейской петарды плотно забили деревом. И вот полилась сверху вода. Крепкий мороз быстро превращал ее в лед. Торчавшие наружу слеги и брусья на глазах у ворогов одевались ледяным панцирем.

В лучах заката острог с островерхими башнями засверкал опять живым алым пламенем.

При свете угасавшего дня воевода обошел все башни, поднялся на прясла и сверху глянул на расположившихся лагерем свеев. Возле дымных костров кучками стояли латники и наемные воины. "Невмоготу им тут долго стоять, прикинул воевода. - Может, скоро опять пойдут на приступ либо восвояси уберутся..." За весь день у него не было маковой росинки во рту. Алексея Петровича потянуло домой, чтобы отобедать вдвоем с женой. Но он не решился хоть ненадолго оставить воинов. "Со стрельцами вместе отужинаю", - решил воевода.

21

Всю долгую ночь после дневного штурма Нильс Бентсен не спал. Завернувшись в медвежий тулуп, он лежал на широкой деревянной лавке в зелейном амбаре и чутко прислушивался к храпу спящих писцов, наряженных на все время осады таскать наверх ядра и порох.

В пороховом погребе под Воротной башней было темно. Под страхом смерти воевода Алексей Петрович запретил зажигать в зелейном амбаре какой-либо свет: будь то свеча либо лучина. В один миг порох в бочонках мог вспыхнуть от недогляда. Ведь стоило малой искорке попасть на пороховое зелье, и обломки Воротной башни подняло бы взрывом в низкое полярное небо.

Перед рассветом, когда сон усталых воинов особенно крепок, Нильс Бентсен осторожно спустил на пол ноги, встал и неслышно выбрался.

Караульня и входные ворота под деревянной башней были совсем рядом. Возле башни прохаживался сторожевой стрелец с самопалом и саблей. На пряслах крепостных стен перекликались в темноте не спавшие всю долгую ночь дозорные.

Над крепостью и расположившимся за ее стенами войском нависла тревожная предрассветная тишина.

У входа в караульню Нильс Бентсен заметил сторожевого стрельца. Нильс Бентсен, прижавшись к крепостной стене, двигался медленно и осторожно, делая короткие шажки, присматриваясь, готовый в любой момент исчезнуть в темноте.

Стороживший вход в караульню, молодой стрелецкий воин топтался на месте, хлопая рукавицами одну о другую, грелся. Изредка он вглядывался в предрассветное, чуть посветлевшее небо на востоке, где уже начали тускнеть звезды. Мороз и усталость клонили ко сну воина в этот тихий предрассветный час. Он временами подремывал, не ожидая опасности, которая могла бы нависнуть с тылу: дозорные на стенах не дремали, следя за королевским войском, расположившимся неподалеку. Нильс Бентсен вытащил из-за голенища остро наточенный засапожный нож и, изловчившись, ударил им в шею стрелецкого воина. Тот захрипел и стал медленно оседать на стоптанный снег. От хлынувшей крови зачернела ледяная корка под упавшим воином.

Тайный соглядатай короля остановился у входа в караульню, перевел дыхание. Потом взялся за кованое дверное кольцо и потянул на себя. Дверь с легким скрипом отворилась. Нильс вошел в помещение с низким сводом, освещенное по углам двумя свечными огарками. С разных сторон до слуха Нильса Бентсена доносился дружный прерывистый храп. Воины спали, утомленные схваткой и дневными тревогами.

Тайный человек короля разглядел в углу возле стола спящего воеводу. Скудный свет освещал нижнюю часть лица Алексея Петровича, руку, свисавшую до пола. Нильс Бентсен осторожно двинулся к воеводе. Сердце у него от страха поднималось к самому горлу. Временами он готов был повернуть назад и вернуться в зелейный амбар. Но какая-то неведомая сила неодолимо толкала его к намеченной цели. Впереди его ждало дворянство, почести и высочайшие милости от короля за совершенный подвиг!

Нильс Бентсен приблизился к воеводе и уже протянул руку, чтобы схватить ключи, лежавшие в изголовье... И в тот миг кто-то сильный, крупный, пахнущий овчиной и потом, крепко обхватил его вокруг туловища и заорал:

- В караульне вор! Тревога! Проснись, воевода-боярин!

Тайный человек короля отбивался изо всех сил. Он потянулся свободной правой рукой к сапогу, чтобы выхватить нож из-за голенища. Но на помощь десятнику Стригалину подбежали еще два стрельца. Они связали Нильсу Бентсену сыромятным ремнем руки.

- Кто таков?! - грозно произнес Алексей Петрович, поднеся к лицу Нильса огарок горящей свечки.

- Писец я... из мытенной канцелярии, Нил Силыч Борискин, - промямлил в растерянности тайный королевский соглядатай.

- Зачем здесь? Кто тебя звал сюда? Почему оставил свое место?

- Я... я ищу Ивана Парфентьевича, подьячего, - нашелся Нильс Бентсен...

- Лжет он, Алексей Петрович, - сказал десятник Стригалин. - К ключам от главных ворот он подбирался. Самолично видел.

- Зачем тебе ключи потребовались? - Воевода еще ближе поднес к лицу Нильса горящий свечной огарок и стал пристально всматриваться в лицо мытенного писца. - Ты что-то обличьем своим в сумление меня приводишь.

- Нерусское у него обличье, Алексей Петрович, - подсказал десятник. Я давно за ним слежу. Мне уже не раз говорили стрельцы, что слишком настырный этот мытенный писец. Все ему знать надо! А пошто знать ему потребовалось, где сколько затинных пищалей и пушек в Коле?

- Говори, кто такой? Кто тебя прислал в Колу? - сурово произнес Алексей Петрович.

Нильс Бентсен чувствовал, как уходит из-под ног у него земля, уплывают обещанное дворянство и почести. Перед ним разверзлась бездна. Спасения не было.

В караульню вбежал сменившийся со сторожей стрелец, крикнул:

- Спиридон Мохов мертвый в луже крови возле ворот валяется!

В голосе воина звучали удивление и страх. Ему казалось, что никак не мог пасть мертвым возле ворот караульных дружок его Спиридон без участия нечистой силы. Свеи-то за стенами. Кто же мог его порешить?

- Так это ты убил его, чтобы проникнуть в караульню и завладеть ключами? - заорал воевода.

- Мое дело... нечистый попутал... все расскажу... не казните... Я еще вам пригожусь.

- Говори толком: кто таков, кто прислал тебя в Колу, зачем?

- Я тайный человек короля, - трясясь от страха, признался Нильс Бентсен. - Прислал меня к вам наместник из Дерпта, чтобы высмотреть укрепления и выведать число стрельцов и пушкарей да зелейные припасы... Не казните... Я все расскажу... Потом посылайте меня в другие государства соглядатаем... Я стану служить верой-правдой Московскому государству.

- Врешь, сукин сын! Если ты предал своего короля, предашь и иноземного властелина. Приказываю повесить вора на воротах входной башни.

Нильс Бентсен рухнул на колени и стал просить воеводу смилостивиться над ним. Он лепетал о прошлых своих злосчастьях, многих мытарствах и неисчислимых бедах, надеясь, что воевода сменит гнев на милость.

- Довольно! - заорал на тайного соглядатая короля десятник Стригалин и, схватив его за шиворот, выволок наружу.

Когда забрезжил рассвет над тундрой, свейские воины увидели казненного под входной башней. На груди у него висела дощечка, а на ней кусочком угля было выведено: "ВОР И ТАЙНЫЙ СОГЛЯДАТАЙ КОРОЛЯ!"

22

Мороз не унимался, крепчал. Одетые сплошь льдом стены крепости, словно дразня королевское воинство, сверкали голубеющим пламенем.

Утром ротмистры обнаружили больше десятка замерзших за ночь латников и наемников. Их выносили из шалашей наружу и клали на снег. Схваченные морозом, они лежали, уставив открытые, остекленевшие глаза на полыхавшее над снегами низкое солнце.

Наместник Норланда, подняв воротник волчьей шубы и спрятав лицо от ветра, медленно прошагал мимо мертвых воинов. "Этак и все перемерзнут! все туже охватывала его подступившая тревога. - Капитан Лаппмарк виновен во всем. Стоило ему появиться в бухте Колы, и мы не замерзали бы за стенами острога, а расположились бы в боярских теремах!"

Надежда на приход "Короны" пропала. С кораблем несомненно случилось несчастье в пути. Нужно было решиться на что-то: либо начать новый приступ и биться до полной виктории, либо возвращаться в Рованиеми.

Бальтазар Бек видел на стенах Кольской крепости готовые к стрельбе пушки, горящие фитили и пушкарей в овчинных тулупах. Стоит лишь двинуться к острогу - полыхнут они пламенем и ударят чугунными ядрами. И разом загрохочут ручницы, пищали и самопалы. А подложить ночью петарду под стену вряд ли теперь удастся. Надо уходить!

Наместник позвал в шатер ротмистра Клементсона и вахмистра Торфинена.

- Что станем делать? - начал военный совет Бальтазар Бек.

Клаас Торфинен горделиво выпятил плоскую грудь, оттопырил нижнюю губу и, довольный оказанным ему доверием, проговорил:

- Московиты второго такого приступа не выдержат.

Пер Клементсон хотел ему возразить, но лишь стиснул зубы и застонал от боли. Разрубленное стрелецкой саблей плечо ныло не переставая, и левую руку он носил на перевязи, замотав ее у кисти шарфом.

- Что скажешь, ротмистр? - повернулся к нему наместник Норланда.

Клементсон осторожно повел головой, повернулся лицом к Бальтазару Беку. Лошадиная физиономия наместника вызывала в душе ротмистра неприязнь.

- Надо убираться отсюда, пока не околели на морозе! - с трудом разжал стиснутые зубы Пер Клементсон. - Еще несколько дней простоим возле стен московитской крепости - и пурга заметет наши трупы!

Ротмистр уже не мечтал о том, что вернется в Рованиеми с богатой военной добычей. Он старался не думать о дочери казначея из магистрата, полагая, что вряд ли она достанется ему в жены. "Лучше вернуться обратно живым, чем остаться лежать, как Готлиб Кюне, у стен Колы, - утешал себя мыслью о возвращении на родину Пер Клементсон. - В жизни много разных удовольствий, а наступит время - и жену себе красивую добуду".

- Без пушек нам не взять острог, - задумчиво произнес Бальтазар Бек. - Только приход "Короны" мог бы изменить все в нашу пользу. Провалил викторию капитан Якоб Лаппмарк. Его величество король заключил с ним контракт на захват крепости Кола, зафрахтовав "Корону". И не кого-либо другого, а капитана Якоба Лаппмарка его величество король назначил наместником на Мурмане.

- Вот оно что! - удивленно поднял брови Пер Клементсон.

- Будем назад возвращаться! - сухо произнес Бальтазар Бек, словно не расслышав слов ротмистра. - Распорядись, чтобы запрягали оленей.

Ярко вспыхнули напоследок костры. Воины валили шалаши и бросали ветки в огонь, чтобы обогреться, прежде чем отправиться в путь. "Лишь бы живому вернуться домой! - думал каждый. - Уж лучше не иметь ни талера в кармане, чем остаться здесь на съедение лисицам".

Длинной вереницей обоз двинулся прочь от Колы. А вслед раздался ликующий звон множества колоколов в острожных церквах. Звонари на колокольнях старались вовсю.

Укутавшись в шубу, наместник Норланда ехал в передних нартах, запряженных парой самых быстрых и крепких оленей. Косматый, заиндевелый, огромный, он сидел, откинувшись в меховой полости, и время от времени покрикивал на возницу-латника, чтобы тот погонял быстрее.

Остаток дня и всю ночь санный обоз быстро продвигался на запад, изредка делая короткие остановки.

Утром Бальтазар Бек первым заметил черные движущиеся комочки на фоне белого снега. Было далеко до них, но наместник уже догадался, что это люди. "Что за чертовщина? Кто такие? И как они оказались посреди тундры без оленей, без нарт?" - подумал он.

Людская цепочка медленно двигалась навстречу обозу. Расстояние до нее сокращалось. Случалось, кто-нибудь падал в цепочке, и никто не останавливался, чтобы поднять упавшего... И они уже совсем недалеко... Машут руками... Торопятся.

Каково было изумление наместника, когда, подъехав ближе, узнал в замерзших, измученных тяжелым переходом людях с почернелыми от стужи лицами моряков с "Короны"! Шатаясь от усталости, утопая в снегу, первым приблизился к саням наместника Якоб Лаппмарк. Блуждающим взглядом капитан уставился на Бальтазара Бека.

- Э-это ты, Лаппмарк?! - поднялся во весь рост наместник Норланда. Как вы здесь очутились? Где "Корона"?

- Сидит... на камнях... возле берега, - с трудом разжал стиснутые зубы Якоб Лаппмарк. - В бурю выбросило... - пояснил он.

Бальтазар Бек окинул взглядом приблизившихся моряков, с трудом узнал среди них кормчего Гильдебранта. "Меньше половины в живых осталось", определил наместник.

- Удалось спасти половину корабельных пушек, запасы пороха и ядра, оживился Лаппмарк при виде множества оленей. - Все это находится на берегу под надежной охраной. Нужно немедля поехать туда, погрузить в сани пушки, ядра и бочонки с порохом...

- ...да вернуться обратно к крепости Кола! - заключил наместник Норланда.

"Еще не все потеряно! - радовался Бальтазар Бек. - Еще загрохочут пушки "Короны" и взломают чугунными ядрами деревянные стены! И украсится корона властителя Свеи еще одним дорогим камнем - Колой".

23

Савва Лажиев издалека увидел, как повстречали моряки с потерпевшего крушение корабля большой обоз, направлявшийся в сторону Печенги. Он догадался сразу, что свеи имели неудачу под Колой и возвращались назад.

- И не к добру эта ихняя встреча! - сказал он стоявшему рядом с ним Агику.

- Да ба, брат, теперь станут, как волки, по всей тундре рыскать, подхватил Игалов. - Есть-кушать нада: олешков резать станут.

Сверху хорошо было видно, как суетились остановившиеся в низине свейские воины. Они что-то перегружали из одних нарт на другие. Перепрягали ездовых оленей.

Добрая половина обоза повернула на север.

- Они к морю поехали, Агик! Пушки да пороховое зелье с ядрами забирать! - в волнении проговорил Савва. - А как погрузят припасы ихние да пушки, что на мели остались, так на Колу опять пойдут!

- Что же нам теперь делать, брат? - на заросшем рыжим пухом лице Агика было смятение.

Савва молчал. Нужно было непременно предпринять что-то. До Колы далеко. Пока доберешься туда, чтобы уведомить воеводу о судне свейском, сидящем на камнях, и боевых припасах на берегу, пройдет много времени. Свеи раньше доберутся до моря. Да и мало военной силы в остроге, чтобы выйти в тундру, отбивать пушки у свеев.

- Надо успеть нам добраться до берега раньше их! - сказал Савва. - Да спалить бочки с зельем!

- А сами мы не сгорим в огне? - поднял взгляд на крестового брата Агик Игалов.

- Сделаем так, что сами целы останемся, - заверил Лажиев.

Агик отправил лопинов по стойбищам сказать, чтобы снова отгоняли стада оленей подальше от тропы, по которой прошли свеи, и сами тоже уходили.

Две ездовые кережи стремительно понеслись к морю. И Агик, и Савва то и дело погоняли своих оленей. Когда кережи взбирались на сопку, позади был виден свейский обоз, растянувшийся на добрые полверсты. Свеи тоже торопились.

Когда останавливались вороги, Савва и Агик тоже распрягали оленей и пускали их на волю искать себе корм. Один из них стерег животных и следил за свеями, другой - обдирал бересту, если рядом росли березки.

Савва не собирался гореть в пороховом пламени. Он надумал свить из бересты плетенку, чтобы разжечь ее с одного конца, а другой приложить к бочонку с зельем. Но березы, к несчастью, попадались кривые, низкие. Береста на них была худая, сырая, тонкая. Савва ободрал ногти до крови, а добыл бересты совсем мало.

Днем Савва и Агик держали путь по солнцу. Ночью огромный звездный ковш впереди указывал прямой и самый короткий путь к морю. В темноте свейский обоз исчезал из виду, но на рассвете появлялся опять. Временами до него оставалось езды меньше светлого времени дня.

Но вот показались вдали неспокойные волны. Совсем близко плескалось впереди море. Савва и Агик подъехали к берегу.

Свейский парусник лежал на боку. Низкие волны облизывали торчавшие из воды брусья, балки и доски корабля. Над водой торчала лишь половина остова.

- Попрощаемся, Агик! - сказал Савва. - Ты отправляйся к своим. Я один со всем этим справлюсь.

- Нет, брат, я ото не отойду отсюда один, без тебя, - заупрямился Агик.

- Но у тебя семья, дети, брат, а я - один как перст на земле, - стал уговаривать Савва. - Случись что - и некому будет плакать по мне. А твои дети сиротами останутся, пропадут в тундре.

Агик заколебался. Савва крепко обнял крестового брата, расцеловал трижды и усадил в кережи.

Ядра, сложенные горкой, находились на прежнем месте, пушки - тоже. Савва отогнул полог шатра, вошел внутрь. Бочонки с пороховым зельем стояли сухие. Ни вода, ни снег не проникали через добротное полотно.

Савва достал из-за пазухи бересту, разложил и принялся плести толстую веревку. Он очень торопился, береста рвалась и лохматилась. Кое-как кончив с этим, вынул из кармана своих портов кресало и трут.

Верхнюю крышку крайнего бочонка Савва разбил чугунным ядром. Внутри пороховое зелье было обернуто пергаментом. Чтобы не залетела искра в раскрытый бочонок, Савва осторожно принялся высекать огонь, закрыв кресало собственным телом. И вот уже блеснула искорка, и трут задымился. Савва поднес его к берестяному плетению и стал дуть изо всех сил, чтобы вспыхнул огонь. Но, хоть плачь, ничего у него не получалось. Сырая береста тлела и гасла.

Намучившись, Савва вышел наружу, глотнул свежего воздуха. Потом поднял голову и глянул вверх. Низкое серое небо висело над почерневшим морем. Медленно плыли облака в сторону суши. Они неслись туда, где лежала Олонецкая земля. Там оставил Савва родное пепелище. Все там осталось...

Ему вдруг показалось, будто сверху донеслись крики. Так свеи погоняют оленей! "Они!!! И так близко! Надо успеть!" Савва еще раз глянул вверх. Он не думал о том, что, свершив задуманное, может исчезнуть навеки с земли.

Трут еще слабенько тлел, а огонек на бересте совсем уже потух. Савва с силой подул на огонь, береста разгорелась. Он выхватил из бочонка горсть пороха, насыпал его дорожкой, поджег.

Порох разом вспыхнул. Послышалось негромкое шипение.

"Теперь Кола будет стоять, как стояла прежде! И люди будут рождаться и жить. На место убитых придут новые, и... жизнь никогда не кончится..."

Савва выскочил из шатра наружу, побежал. Он успел удалиться на расстояние двух сотен сажен от запасов ядер и порохового зелья, когда прозвучал над морем тяжкий протяжный взрыв. До самых облаков взметнулось желтое пламя.

Сверху с шипением падали в воду обломки пушек и ядра, поднятые взрывом.