sci_linguistic А. А. Калабин Управление голосом

Уверенный голос с богатой интонационной и тембровой окраской способен так воздействовать на слушателей, что они пойдут за его обладателем в огонь и в воду. Напротив, неприятный и неубедительный голос способен свести на нет содержание самых разумных речей.

В книге излагается новая нейробронхиальная теория голосообразования и созданная на ее основе, не имеющая аналогов методика настройки и развития голоса.

Методика необходима всем, кто хочет добиться успехов в любом начинании, связанном с общением, — бизнесменам, тренерам, преподавателям, ораторам, политикам и другим мастерам разговорного жанра. Овладение методикой не требует никаких предварительных знаний и навыков.

24 March2006 ru
Владимир Yesaul11 FictionBook Editor RC 2.5 13 August 2010 Scan by Hadz 86247962-4022-44DE-9EFD-CBCC57D3EE3F 1.0

1.0 — создание файла *Yesaul11

Антон Калабин Управление голосом ООО «Издательство «Эксмо» Москва 2006 5-699-14584-2

Антон Калабин

УПРАВЛЕНИЕ ГОЛОСОМ

Предисловие

Есть много профессий, в которых хорошее владение голосом является одним из важных условий успеха. Я говорю не только о певцах, артистах разговорного жанра и разных прочих шоуменах, но и о людях других профессий, чей успех также связан с умением хорошо владеть голосом, — политиках (хотя многие из них не понимают важности этого аспекта), бизнесменах, педагогах, тренерах и представителях других «социальных» профессий (врачах, например).

Вам наверняка встречались в жизни люди, которые настолько не владеют своим голосом или голос которых настолько неприятен или неубедителен, что, даже если они говорят весьма разумные вещи, соглашаться с ними совсем не хочется. И, наоборот, за человеком, который говорит уверенным голосом, с богатой интонационной и тембровой окраской, хочется идти и в огонь и в воду не раздумывая.

Я — руководитель крупной торговой компании. Не секрет, что для руководителя голос — не только одно из свойств личности, но и рабочий инструмент. Мне часто приходится разрешать проблемные ситуации с клиентами и партнерами, а также конфликты между сотрудниками компании, отстаивать свою точку зрения, сталкиваться с другими сложными проблемами. И я убедился на собственном опыте, что хорошо «поставленный» голос может существенно облегчить решение большинства такого рода проблем. После прохождения курса обучения по методике Багрунова, а это было уже больше двух лет назад, я ни разу не повысил голоса на подчиненных. Мне это просто не потребовалось.

Я могу сказать со всей ответственностью, что эта методика сильно повлияла на мою жизнь. Мне стало гораздо легче общаться как с друзьями, так и с сотрудниками. Мне стало гораздо легче договариваться с людьми, нужный уровень доверительных отношений стал достигаться гораздо легче и быстрее.

Основное достоинство этой системы не в ее теории (хотя она поистине революционна), а в методике упражнений. Владимиру Павловичу удалось создать эту методику после двадцатилетних экспериментов и многих лет преподавания, и я считаю, что это — один из самых высокоэффективных инструментов для научения владению своим голосом из всех, которые я встречал за свою жизнь (а их поиском я занимаюсь целенаправленно). Каждая минута (да-да!) занятий по этой методике будет изменять вас и ваш голос. И вам будет очень обидно, что вы не узнали об этой технологии раньше и многие годы были в общении гораздо менее эффективны, чем могли бы. Если вы будете заниматься самостоятельно, эффект будет хотя и менее скорым, но он непременно будет. С каждым днем, с каждым выполненным упражнением вы будете замечать существенные изменения в своем голосе. Причем изменения почувствуете не только вы, но и люди, которые будут с вами общаться. К несомненным плюсам методики следует отнести и то, что в отличие, например, от приобретенных знаний по иностранному языку приобретенные навыки не утратятся со временем, после того как вы прекратите занятия. Это возможно потому, что данная методика основана не на «постановке голоса», а на возвращении тех голосовых возможностей, которые нам дала природа при рождении.

Я благодарю Владимира Павловича Багрунова за великодушно предоставленное право использовать при подготовке этой книги к публикации фрагменты его книги «Азбука владения голосом».

Надеюсь, что те маленькие секреты и хитрости, которые мне и моим ученикам удалось добавить к технологии Владимира Павловича, позволят вам тренироваться еще более эффективно.

Антон Калабин

Введение

Работе над своим голосом придавали большое значение великий Пифагор и отец средневековой медицины Парацельс. Многие эзотерические и восточные учения приписывают нашему голосу чудодейственную силу. Предлагаемая методика, основанная на раскрытии тайны феномена Шаляпина, может стать способом, с помощью которого вы обретете эту силу. В поразительной эффективности этой методики (при простоте и очевидности заложенных в нее базовых принципов) убедились уже тысячи людей.

Из теоретической части самоучителя вы узнаете, что при рождении все мы владеем идеальным голосом, и поймете, почему мы теряем это свойство с возрастом. Вы также откроете для себя три секрета настройки голоса и выясните, почему голос иногда теряется и с помощью каких методов восстанавливается.

Практическая часть содержит упражнения, овладение которыми позволит вам не иметь никаких проблем с голосом даже при самых больших нагрузках на него. Методика общедоступна — ею смогли овладеть несколько сотен человек, среди которых школьники, студенты, преподаватели, логопеды, политики и представители самых разнообразных профессий, — а времени на освоение этой методики требуется не очень много: от двух дней до месяца. Опыт показывает, что при применении методики улучшаются все параметры голоса и речи (тембр, громкость, диапазон, интонационная пластичность), улучшаются способности к саморегуляции, нормализуется сон, замечен также высокий антидепрессивный эффект, открываются новые способности (хореографические, декламационные, певческие); резко улучшаются коммуникативные способности. Улучшается слух в целом, а также речевой, музыкальный и интонационный слух; появляется стремление к саморазвитию. Причем эти положительные результаты начинают появляться уже после двухдневного 14-часового курса, и это не просто слова: эти результаты, появившиеся на наших тренингах, зафиксированы в многочисленных аудиозаписях.

Как работать с самоучителем

Самоучитель состоит из нескольких частей, и я рекомендую для начала прочитать краткую теоретическую часть, которая позволит вам понять методические основы технологии освобождения голоса, ознакомиться с теоретическими предпосылками и практическими доказательствами ее базовых положений. Я предоставляю вам возможность самим сделать выводы о разумности приводимых в их защиту доводов и занять собственную позицию в заочном споре классической методики по работе с голосом, разработанной Гарсиа-младшим, и ее полной противоположностью, методикой Владимира Павловича Багрунова. Если вы решите заниматься по нашей методике, то я могу предложить вам несколько вариантов занятий.

Самый эффективный вариант — сочетание самостоятельных занятий с участием в тренингах. В таком случае оптимальна следующая последовательность действий: сначала нужно пройти двухдневный тренинг, включающий в себя доречевую и речевую ступени, затем провести самостоятельные занятия по самоучителю в течение 2–4 месяцев по 15 минут в день (а лучше, но не обязательно, было бы заниматься дважды в день по 15 минут). Этого времени достаточно для качественной самостоятельной проработки всех упражнений доречевой и речевой ступеней. Однако в процессе самостоятельной работы могут накопиться некоторые «огрехи», которые не всегда можно у себя качественно детектировать. Поэтому желательна некоторая «подстройка» и получение обратной связи от специалиста. Это можно сделать на повторном занятии. Именно в таком режиме — два тренинга с интервалом в четыре месяца — осваивал методику и я.

Петр Сидоров, торговый представитель крупного западного бренда, Казань:

«Я занимался в режиме, рекомендованном Антоном как наиболее эффективный: два двухдневных тренинга с интервалом в несколько месяцев. Так получилось, что интервал у меня был достаточно большим — пять месяцев. Методика просто супер! Мой голос стал намного спокойней, убедительней, бархатистей. Мне стало гораздо проще заговаривать с незнакомыми людьми, теперь они после моих слов улыбаются мне в ответ и смотрят на меня с интересом. Думаю, что во многом благодаря этой революционной методике я вот уже несколько месяцев вхожу в тройку лучших торговых представителей по своему региону. Есть и другие изменения: я полюбил караоке. Теперь я могу петь караоке в любой компании. И всегда после этого мне приходится рассказывать, где это я так научился петь. Что я с удовольствием и делаю. Большое спасибо за суперметодику и за эффективные занятия. Серьезно подумываю о том, чтобы аттестоваться на инструктора…»

Другой вариант — заниматься с инструктором индивидуально. Хотя я заметил, что максимальных успехов моим ученикам удается добиваться именно в составе групп (оптимальное количество участников 6—12 человек). Это достигается за счет «запуска» явлений группового резонанса и других синергетических эффектов.

К сожалению, не все имеют возможность пройти обучение в предложенных мною формах — индивидуально или на тренинге, — но овладеть этой методикой будет полезно многим, и, собственно, для них-то и написана эта книга, которая поможет им заниматься по замечательной методике В. П. Багрунова абсолютно самостоятельно. По крайней мере, до тех пор, пока нам не удастся подготовить достаточное количество профессиональных преподавателей этой методики в каждом городе.

В случае, если вы решите самостоятельно освоить методику, я рекомендую сначала полностью прочитать самоучитель, а потом сымитировать для себя мини-тренинг, выполнив по разу (желательно подряд и за один раз) все упражнения из самоучителя. Вопросы, которые в процессе этой работы у вас возникнут, вы можете отправить мне на e-mail: voice@tonich.ru, и я обязательно отвечу вам в течение нескольких дней.

Затем стоит перейти к тщательной последовательной проработке каждого упражнения. Причем к каждому последующему упражнению надо переходить, только полностью освоив предыдущее. Критерии качества у каждого упражнения свои и указаны непосредственно сразу за описанием самого упражнения.

Заниматься лучше всего 1–2 раза в день по 15 минут. Конечно, можно заниматься и чаще, и дольше, однако, например, мой опыт показывает, что предлагаемый режим дает максимальное значение соотношения «качество затраченное время». Когда у меня был период интенсивного освоения методики, я работал именно по этой схеме, что было мне вдвойне удобно, так как я совмещал приятное с полезным: у меня есть собака, красавица породы мастино-неаполитано по имени Криста, и так как голосовые упражнения не требуют слишком громкого произнесении и особого антуража, то мне было очень удобно выполнять их два раза в день, во время прогулки с Кристой. Забегая чуть вперед, скажу, что Криста была первой, на ком я в полной мере почувствовал эффект от применения методики (она стала гораздо лучше чувствовать мои эмоции, а слушаться стала вообще беспрекословно).

Не секрет, что главная проблема самостоятельных занятий состоит в том, что очень тяжело заставить себя заниматься регулярно. Поэтому отмечу: не беда, если вы пропустили несколько дней занятий. Все ваши уже наработанные навыки останутся с вами. Дело в том, что, практикуя эту методику, мы не обучаемся какому-то новому навыку, а возвращаем себе утраченное, тот способ произносить звуки, которым каждый из нас наделен от природы и который мы просто чуть-чуть подзабыли за время взросления. Однако замечу все же, что очень большие перерывы в занятиях делать все равно нежелательно.

Кстати, стоит только начать серьезно тренироваться по методике освобождения голоса, как прекращать занятия уже и не захочется. Буквально через несколько недель занятий ваш собственный голос начнет доставлять вам удовольствие. И вы будете выполнять упражнения уже не столько для того, чтобы чего-то от себя добиться, сколько для того, чтобы насладиться звучанием и вибрацией своего собственного голоса.

Ирина Горбунова, PR-менеджер компании «Камео»:

«Хочу сказать, что я занималась так же, как и Антон, гуляя с собакой. И, хотя я тренировалась только раз в день, вечером, уже на второй неделе эффект от занятий стал заметен. Если раньше мне удавалось достичь каких-то эффектов в общении с людьми спонтанно, я не понимала, почему тот или иной разговор приводил к таким результатам, то теперь я стала лучше сама слышать себя, то, как я говорю, и это, как мне кажется, отразилось на звучании моего голоса. Это как в пении — любители просто воспроизводят похожие на нужные звуки, а профессионалы работают над каждой нотой. Я стала, если так можно сказать, профессиональным собеседником, оратором, если это слово не воспринимать очень серьезно. И эта ответственная работа принесла свои плоды. При этом работа над своим голосом не напрягала меня, а доставляла мне удовольствие. Мои телефонные собеседники стали мне говорить комплименты, оценивая тембр моего голоса, богатство интонирования, и я думаю, что это закономерный результат моей работы над расширением возможностей моего голоса…»

Часть I. Общие принципы методики освобождения голоса по В. П. Багрунову?

На свете нет зрелища прекраснее, чем прекрасное лицо, и нет музыки слаще, чем звук любимого голоса.

Жан де Лабрюйер

Эталоном мощности звучания и красоты голоса всегда являлся голос певца. Поэтому все, что связано с развитием голоса, рассматривается обычно на примерах выдающихся певцов, хотя механизмы управления голосом одинаковы у всех людей. Известно, что удобнее всего понять законы любого явления, в том числе и управления голосом, на некой идеальной модели. Самым выдающимся и до сих пор непревзойденным является голос великого русского певца Федора Ивановича Шаляпина (1873–1938) (подробнее с его биографией можно ознакомиться в Приложении 1 самоучителя). Не все знают, что великий певец был самоучкой. Это-то и привлекло Владимира Павловича Багрунова к изучению его феномена. В конце концов ему удалось раскрыть тайну феномена Шаляпина и на основе объяснения природы этого феномена создать простую методику развития голоса, овладение которой не требует никаких предварительных знаний и навыков.

История Багрунова

История поиска «собственного голоса» Владимиром Павловичем Багруновым весьма поучительна сама по себе. Во время учебы в аспирантуре на факультете психологии Санкт-Петербургского университета Владимир Павлович пел в хоре у знаменитого хормейстера Григория Моисеевича Сандлера. Через год пения в хоре ему захотелось осуществить потаенную мечту — стать выдающимся певцом. Он нашел педагога, занимался у него 7 лет, взяв в общей сложности 515 платных уроков. Итогом этих занятий стала полная потеря голоса.

Владимир Павлович сконцентрировался на карьере психолога. Однако через 12 лет судьба Багрунова сделала резкий поворот, и он вновь занялся пением. Вот как он описывает этот период своей жизни: «Три события резко повлияли на всю мою дальнейшую судьбу. Первое произошло 17 ноября 1993 года. В этот день по одному из коммерческих дел я ожидал клиента в вестибюле станции метро «Пионерская».

Неожиданно мой взгляд падает на афишу, где крупными буквами написано, что 5 и 7 декабря 1993 года в Большом зале филармонии хор Санкт-Петербургского университета под руководством Григория Сандлера совместно с симфоническим оркестром филармонии исполняет Кармина Бурана К. Орфа. Дирижер В. Вербицкий. Почему-то мне ужасно захотелось спеть это произведение, и в ближайший репетиционный день, во вторник, я предстал пред очи Григория Моисеевича Сандлера. Я сообщил, что пел в хоре в 1970/71 учебном году, и высказал свое желание еще раз спеть полюбившееся мне произведение, которое они будут исполнять через две недели. Мужских голосов в хоре всегда не хватало, и через несколько секунд я находился в поредевшем за эти годы списке теноров. Оба концерта прошли с огромным успехом. Вскоре выяснилось, что хор в апреле должен ехать в Париж, побывать в котором было моей сокровенной мечтой.

Естественно, я остался в хоре и с колоссальной скоростью стал разучивать репертуар.

Второе событие произошло 30 декабря 1993 года перед самым окончанием репетиции. Неожиданно Григорий Моисеевич обращается ко мне: «Володя! Ты наша надежда!» К сожалению, это были практически последние слова, которые Г. М. сказал мне — через день, в ночь на новый год, великий хормейстер заснул вечным сном… Но эти слова также стали важным для меня событием, показавшим, что я стою на правильном пути.

Третье событие, уже непосредственно побудившее меня к штурму проблемы голоса, произошло в конце марта, за несколько дней до отъезда хора во Францию. На моих глазах директор студенческого клуба Олег Иванович Виноградов порвал мою анкету для поездки (личная месть. — А. К.). Волна сложных эмоций захлестнула меня. Когда он рвал анкету и я не верил своим глазам, во мне что-то перевернулось. На этой волне я окончательно убедился в порочности традиционных методов обучения пению, с новыми силами взялся за решение проблемы природы голоса, и господь внял всем предыдущим моим поискам и лишениям. Я предпринял очередной теоретический штурм проблемы голоса, и вскоре он увенчался успехом. В одной из диссертаций я наткнулся на малоизвестный факт, буквально потрясший и озаривший меня. В считаные мгновения мне стала ясной порочность методов работы с голосом, которые я прочувствовал на собственной шкуре за эти 23 года. Этот отказ в поездке оказался для меня поистине бесценным».

Тот самый малоизвестный факт, о котором пишет Владимир Павлович, он нашел в научной диссертации, где приводилась ссылка на эксперименты Грузинова. Эта информация оказалась тем катализатором, который позволил Багрунову буквально за какой-то месяц привести все свои наработки в стройную систему и подкрепить ее теоретически.

Главный вывод, который делает любой человек, знакомящийся с методикой В. П. Багрунова, состоит в том, что каждый из нас от природы обладает феноменальным голосом. Его не нужно «ставить», так как он порождается мембранами, находящимися в бронхиальной системе. Поэтому оказывается ненужной и бессмысленной многолетняя работа по «постановке вокального голоса» и многочисленные традиционные упражнения. Оказывается, кардинальные успехи своего голоса можно услышать всего через несколько часов занятий, ведь тому, кто занимается по этой методике, не нужно учиться чему-то новому. Достаточно просто «вспомнить» ту модель звукообразования, которой он был наделен с рождения, с помощью которой он мог докричаться до родителей почти с любого расстояния и передать им свое настроение и свои желания одной голь ко интонацией голоса.

Чтобы добиться этого эффекта, вам, так же, как когда-то и мне, необходимо сначала понять (мы же все очень взрослые, умные, но недоверчивые, поэтому мы сначала должны понять, как эта штука работает) основные теоретические понижения системы, а уж потом переходить к практическим действиям.

Еще одно бесспорное достоинство системы в том, что весь нужный для овладения методикой объем теоретических знаний можно «сжать» всего до четырех базовых «утверждений» или «секретов».

Глава 1. БРОНХИАЛЬНАЯ СИСТЕМА ЧЕЛОВЕКА — ИСТОЧНИК ГОЛОСА

Природа весьма проста; что этому противоречит, должно быть отвергнуто.

М. В. Ломоносов
Основные «голосовые» стереотипы

Два самых распространенных «голосовых» стереотипа — это, во-первых, мнение, что звук образовывается голосовыми связками, а во-вторых, убеждение, что «чем сильнее — тем громче», то есть, чтобы голос звучал громче, нужно сильнее выдувать воздух. Оба эти стереотипа взаимосвязаны, один следует из другого.

Однако этим стереотипам противоречат многочисленные примеры из живой природы. Мы не будем здесь анализировать, каким образом, практически не выдыхая, издают под водой мощнейшие звуки морские млекопитающие (киты, дельфины и др.) или каким образом лягушка оказывается способной «голосить» так, что ее слышно за несколько километров. Давайте посмотрим на признанных мастеров песенного жанра — птиц. Мало того что соловей не имеет ни легких, ни диафрагмы. Плюс к этому его грудная клетка жестко закреплена. Создать сильную струю воздуха, которая могла бы заставить голосовые связки колебаться с нужной силой, ему просто нечем. А ведь как поет!

Другой пример — наши младшие братья, кошки и собаки. Физиологически они находятся к нам гораздо ближе, чем птицы. Как вы думаете, каков объем легких обычной домашней кошки (европейской гладкошерстной)? Правильно, 200–400 мл. А у вас? Даже если вы не очень тренированный атлет, ваш объем легких должен составлять 3–5 литров, то есть в 10–20 раз больше. А теперь проделайте небольшой эксперимент (те, кто любит кошек, как и я, могут проделать его мысленно): сделайте кошке больно (например, наступите ей на хвост) и попробуйте ее перекричать. Тот, кому нужна полная чистота эксперимента, может попросить товарища сделать ему больно. У кого-нибудь есть сомнения в том, кто победит в этом состязании?

Совсем близкий пример. Наверняка вы слышали, как кричит младенец. Объем легких новорожденного — 100–200 мл. Я попрошу вас, большого и сильного взрослого человека, издать звуки такой же интенсивности (громкость голоса новорожденного может достигать 110 децибел, что перекрывает громкость звучания симфонического оркестра). А теперь попробуйте, обязательно попробуйте издавать их так же долго, как он. Если вам удастся изолировать его от мамок, бабушек и нянек, то он может делать это практически бесконечно, по крайней мере, несколько часов. При этом большинство взрослых людей «теряют голос» уже через несколько минут интенсивного говорения.

Надеюсь, вы читаете эту книгу именно потому, что вам хочется вернуть своему голосу те качества, которые эти два стереотипа («голосовые связки» и «сильное дыхание») в нем «заглушили», и вы хотите, чтобы ваш голос был чистым, как у соловья, громким, как у младенца, убедительным, как у харизматических лидеров, проникновенным и выразительным, как у лучших чтецов, и таким же привлекательным для окружающих, как легендарные голоса мифических сирен и Орфея. Поэтому вам наверняка будет интересно узнать, каким же образом на самом деле «рождается» голос.

Открытие Грузинова

Ответ на этот вопрос нашел в 1812 году практически никому сейчас не известный ученый Илья Грузинов.

Описание опытов, которые он проводил на Бородинском поле по окончании битвы, может кому-то показаться слишком шокирующим, однако я привожу его, так как подозреваю, что у вас могут остаться сомнения в том, что вовсе не связки играют основную роль в звукообразовании.

Не вдаваясь в физиологические подробности, можно сказать, что суть опытов Грузинова состояла в том, чтобы определить, способно ли человеческое тело производить звуки при физическом отсутствии голосовых (правильное медицинское название — гортанных) связок. Понятно, что Бородинское поле после битвы могло предоставить богатейший, если можно так выразиться, экспериментальный материал для исследований такого рода, ведь после прекращения сражения там осталось огромное количество трупов, в том числе и «безголовых», то есть не имеющих не только голосовых связок, но и вообще головы. Эксперименты Грузинова наглядно показали, что при надавливании на грудь такого «образца», он издает чистый низкий звук с богатой тембровой окраской, очень похожий на человеческий стон.

Рис. 1. Бронхиальная система человека

На этом открытии основан главный «теоретический» секрет методики освобождения голоса — источником звука является наша бронхиальная система. Трахея — это низы, главные бронхи — звуки средней тональности, а мелкие бронхи — высокие звуки.

Умение настроить и распорядиться «органной» системой, наш — главный секрет всех самых выдающихся певцов. Среди них наши Шаляпин и Собинов, итальянцы Гарсиа-старший, его дочери Мария Малибран и Полина Виардо, Маттиа Наттистини, Бениамино Джильи, Марио Ланца, Има Сумак, которой у же за 90, а она все еще поет, и как поет! Возможно, и другие, но менее известные певцы владели или владеют этим секретом. Этот триединый голос, которым обладали вышеназванные певцы и о котором мы в дальнейшем более подробно поговорим, есть не что иное, как духовой оркестр, а точнее, своеобразный орган с трубками разного диаметра и длины.

Итак, первый вывод: Голос рождается не в «свистульке» голосовых связок, а в «органе» бронхиальной системы.

А теперь пришла пора раскрыть и три «практических секрета» освобождения голоса: анатомический, физиологический и психологический.

Глава 2. АНАТОМИЧЕСКИЙ СЕКРЕТ НАСТРОЙКИ ГОЛОСА: «ЧИСТИМ» ТРУБУ

Мы так устроены, что не любим разглашать свои секреты. Шаляпин, когда его просили рассказать, как это у него все так получается, говорил, что «это очень просто, надо делать, как я», — и начинал петь (к слову сказать, данный чудо-рецепт я слышал и от многих современных певцов, чьи голоса мне нравятся). Незадолго до революции 1917 года Федор Иванович собирался в Крыму, в Гурзуфе, на месте нынешнего Артека, создать храм искусств и обучать там пению по своей методике. Организовать свою школу и раскрыть свои методические принципы он собирался и за границей, но из этого тоже ничего не получилось. Шаляпин знал три тайны настройки голоса, но одну из них он сделал сверхсекретом (физиологическая составляющая), о другой знали очень немногие (анатомическая составляющая) и рассказывал он только об одном секрете — психической составляющей.

Составная труба

Пора открыть секрет: зная о том, где именно рождается звук, мы можем перейти к рассмотрению анатомического секрета освобождения голоса.

Из груди до гортани звук идет помимо нашей воли, однако на последнем отрезке своего пути он встречает препятствие в виде гортани. Как правило, все полагают: раз источник звука — голосовые связки (будем придерживаться традиционного и понятного термина, хотя научное их название — гортанные), а они расположены в гортани, значит, для управления звуком надо учиться управлять гортанью.

Некоторые драматические артисты и певцы к извлечению звука из глубины организма, т. е. из бронхов, пришли эмпирически — гортань (горло) они сделали только проводником звука. Вот этому-то и надо научиться в первую очередь: отключать горло от голоса, сделать горло только проводником. Иначе говоря, из трахеи и гортани мы должны образовать составную трубу, своего рода раструб, нижняя часть которого — источник звука, а верхняя, наподобие воронки — его проводник. Те, кто наблюдал поющего Шаляпина, отмечали, что не могли «отделаться от представления об этом огромном поющем раструбе». Чтобы этот «раструб» заработал, необходимо опустить вниз кадык и корень языка и увеличить пространство, соединяющее гортань и трахею. Самый близкий аналог — блок-флейта. Музыкант соединяет два или более блоков, и инструмент звучит как одно целое. Это же должны делать и мы.

Пищевод и трахея

Все мы прекрасно знаем, что в нашем горле находятся рядом две большие трубки — пищевод и трахея. Функция первой — служить проводником пищи и жидкости, функция второй — дыхание и голос. И если попадание воздуха в пищевод абсолютно безвредно для организма (кроме некоторого дискомфорта), то попадание жидкости или кусочков пищи в «дыхательное горло» может иметь весьма серьезные последствия. Кусочки пищи (или другие твердые предметы) способны перекрыть доступ воздуха к легким и стать причиной удушья, а попадание жидкости практически моментально вызывает необратимые изменения в легочной ткани. Все профессиональные ныряльщики знают, что последствия попадания воды в легкие (когда человек делает полноценную попытку вдохнуть под водой) намного серьезнее, чем простое «воды нахлебался» (нечаянное попадание небольшого количества воды в желудок).

Рис. 2. Трахея и пищевод

Запирающий механизм

Физиологической системой, которая позволяет одновременно использовать рот и гортань и препятствует попаданию твердых частиц и жидкости в «дыхательное горло», является кадык и связанная с ним система мышц.

Посмотрим, каким образом кадык выполняет свою функцию.

Рис 3. Три положения кадыка

Левый рисунок

Такой, в идеале, должна выглядеть гортань в тот момент, когда работает трахея, когда мы дышим или разговариваем. В этом положении кадык полностью сдвинут вниз и вовне (если горло расположено вертикально, то кадык ходит по «диагональной» траектории) и ни воздух, ни звук не встречают препятствий.

Правый рисунок

Ни правом рисунке очень схематически изображено положение кадыка в тот момент, когда в горло поступает что-то, предназначенное для пищевода. В этом случае трахея, в целях безопасности легочной ткани, должна быть полностью перекрыта. Функция, которая очень хорошо, как видно на рисунке, исполняется кадыком. Именно такое положение принимает кадык в момент сглатывания.

Правильное положение кадыка

Как легко может заметить наблюдательный читатель, дышим мы постоянно, а едим иногда. Поэтому логично было бы предположить, что положение кадыка, изображенное ни правом рисунке, и является стандартным, постоянным его положением. И он будет абсолютно прав — у новорожденных и маленьких детей (лет примерно до трех) дело обстоит именно так.

К сожалению, в более позднем возрасте начинают работать механизмы, которые вызывают прогрессирующий со временем «горловой зажим». Как показывает мой опыт, один из главных факторов, его вызывающих, — постоянные приказы говорить тише (даваемые обычно в резкой форме), что вызывает у малышей и психологический (боязнь общения), и физиологический («горловой») зажим. Однако нам, по большому счету, неважно, каким образом возникает зажим, который заставляет наш кадык постоянно находиться в некоем среднем положении (см. средний рисунок). Важно то, что это мешает звуку проходить по горлу без искажений.

И важно то, что есть несколько очень простых упражнений которые помогают этот зажим снять быстро и независимо от тех причин, которые его вызвали. Тому, как научиться это делать, посвящен первый урок.

«Примерные» голоса

На тренингах меня часто спрашивают, существуют ли в наше время известные политики, драматические артисты или певцы, у которых гортань и трахея имеют хорошее соединение? Ответ: да, существуют, но таких — единицы. Из известных политиков можно назвать генерала Александра Лебедя, у которого голос шел, как из трубы. Здесь имело место 100-процентное соединение. Однако мало кто знает, что это соединение — результат хирургической операции на гортани произведенной в детстве, после того как, проявив мальчишескую отвагу, будущий генерал пострадал от взрыва, и его сшивали, как выразилась его мать, «по частям».

Вспомните, для сравнения, как в старом советском мультфильме про Чиполлино принц Лимон специально был озвучен тонким пронзительным голосом. С помощью этого «изобразительного средства» передается тот факт, что реальной власти этот персонаж не заслуживает, что он абсолютно нехаризматичен и просто смешон в своих попытках командовать подданными. Поэтому причина революции, случившейся в Сказочной стране Овощей и Фруктов, становится вполне понятной. Согласитесь, что те же самые «народные возмущения», обладай принц Лимон голосом Александра Лебедя, были бы далеко не так закономерны.

Прекрасное соединение чувствуется в голосе у известных в прошлом дикторов радио и телевидения — Балашова, Кириллова и, разумеется, Левитана. Последний, к слову, был очень маленького роста и тщедушного телосложения. Это я к тому, что объем легких у него был не очень большой.

Из артистов театра, кино и тружеников эстрады надо отметить Николая Анненкова, дожившего до 100-летнего юбилея, Юрия Яковлева, Николая Переверзева, Владимира Яхонтова, Евгения Евстигнеева, Иннокентия Смоктуновского, Армена Джигарханяна, Михаила Краско, Николая Караченцова, Владимира Высоцкого, Аллу Пугачеву и других.

Из мастеров оперного пения, также обладавших прекрасным соединением гортани и трахеи, нельзя не отметить, помимо уже упомянутого Шаляпина, баритонов Маттиа Баттистини, Гитта Руффо, Камилло Эверарди, Иоакима Тартакова, теноров Леонида Собинова, Анжело Мазини, Бениамино Джильи, Марио Ланца и Осипа Рогачевского.

Особняком в списке замечательных голосов стоит перуанская певица Има Сумак. Она такая же самоучка, как и Шаляпин (кстати, и голоса обоих звучат в похожей манере звукоизвлечения). Сразу после рождения мать перед ее колыбелью поставила клетку с канарейкой. В дальнейшем девочка подражала пению птиц в лесу. Других учителей пения у Имы Сумак не было. В результате она стала обладательницей феноменального голоса диапазоном в четыре с половиной октавы.

Описанный выше анатомический секрет известен очень малому кругу специалистов и, на мой взгляд, является одним из главных «профессиональных секретов» людей с хорошо поставленным голосом. Так же, как при закрытой крышке рояля невозможно на нем играть, нельзя говорить и о каких-либо дальнейших достижениях в настройке голоса, если нет необходимого соединения между гортанью и трахеей — иначе говоря, если не освобождено пространство между корнем языка и стенкой гортани.

Вывод второй: Необходимо «освободить» гортань.

Три заядлых курильщика, перебивая друг друга, клянут пагубную привычку.

— И потом табак деформирует голос!

— Да-да, особенно меняет его тон!

— Совершенно верно! Вы бы послушали мою жену, когда я роняю пепел на ковер.

Глава 3. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ СЕКРЕТ НАСТРОЙКИ ГОЛОСА («МАЛОЕ» ДЫХАНИЕ)

Для начала — немного истории. И история эта тесно связана с именем Гарсиа-младшего.

Вот как ее рассказывает Владимир Павлович Багрунов: «Кто такой Гарсиа-младший? Вокалисты всего мира с трепетом произносят это священное для них имя. Еще бы! Это создатель певческой теории, которая овладела всем миром, это младший представитель великой певческой династии Гарсиа. Его отец и две родные сестры Мария Малибран и Полина Виардо были в середине XIX века виртуозами оперного пения, блиставшими на самых прославленных сценах всего мира. Он, наконец, академик! Поэтому разве можно усомниться в его истинах, считающихся уже более сотни лет прописными и хрестоматийными?! Что же это за истины? В 1856 году в Лондоне вышла прекрасно изданная книга Гарсиа-младшего «Полная школа пения». В этой книге для овладения голосом автор требует опустить диафрагму и увеличивать емкость легких сначала вниз, затем в сторону и принять столько воздуха, сколько позволяют вместить легкие. Дальнейшее переиздание «Полной школы пения» тиражировало по всему миру этот глубокий, диафрагмальный тип дыхания. Мало кто знает, что это было второе издание книги. Первое же издание, вышедшее в 1847 году в Париже, осталось малоизвестным, так как имело, во-первых, очень скромный тираж и, во-вторых, плохое полиграфическое исполнение (трудночитаемый текст). В Российской национальной библиотеке находится по одному экземпляру обоих изданий, и вы можете сами сравнить их. По содержанию они на 99,9 % совпадают, и поэтому только редкие специалисты знают, что несколько строчек, отличающих оба издания, позволяют говорить о диаметрально противоположном подходе к главной проблеме пения и развития голоса в целом».

В первом издании книги Гарсиа говорит о малом дыхании: диафрагма должна быть неподвижной. Этот грудной тип дыхания являлся главным секретом староитальянской школы пения, которую обозначили как «бельканто»: «Il grand segreto per cantare consiste nel cantare con poco fiato» («Великой тайной пения является пение на малом дыхании»).

В XVI веке, во времена расцвета бельканто, этим секретом владели все выдающиеся певцы. Выдающийся певец и композитор Каччини говорил о необходимости такого певческого дыхания, которое не переполняет легких и при котором живот не должен расширяться.

К сожалению, именно второе, «диафрагменное», издание и стало переиздаваться и тиражировать глубокое дыхание. Подтверждением того, что автор так называемой миоэластической (мышечно-механической) теории фонации сам пользовался другой системой, является его необычайное долгожительство по сравнению с последователями его теории: М. Гарсиа-сын прожил 103 года. Обратные примеры многочисленны и впечатляющи: до пятидесяти лет не дожили такие выдающиеся певцы, как Карузо (46), Таманьо (40), Де Муро (42) и многие другие менее известные почитатели диафрагменного дыхания в пении. В то же время ученики Гарсиа хоть и не прожили столько лет, как их учитель, но и жаловаться в этом отношении им не приходилось (Эверарди, Сальватор и Матильда Маркези, Шток Заузен, Женни Менд, Ниссен-Саломан, наш Додонов — учитель Собинова и др.).

Ученики Гарсиа-сына не оставили письменных свидетельств о том, как их учили. В России, как известно, наибольшей славой и известностью пользовался педагог Эверарди, который однажды, обращаясь к Шаляпину, сказал ему: «Ти — моя внучка!». При этом он имел в виду, что единственный педагог Шаляпина — Усатов — был учеником Эверарди. Ни Эверарди, ни Усатов, ни Шаляпин нигде ни словом не обмолвились о главном секрете бельканто.

Таким образом, с «легкой руки» Гарсиа-сына со второй половины XIX века певцы отказались от грудного типа (малого) дыхания, и тем самым певческому искусству был нанесен ущерб, размеры которого невозможно оценить. Несомненно мы имеем дело с грандиозным «недоразумением», погубившим и продолжающим губить голоса и здоровье огромного числа людей по всему миру.

С тех пор теория Гарсиа-младшего стала классической, и фактам, противоречащим ей, почему-то не придавалось и не придается должного значения. Они как бы выпадают из научного анализа. «Устойчивость» этой теории, на мой взгляд, зависит от двух причин.

К первой причине необходимо отнести непомерную роль авторитета певческой династии и школы Гарсиа, и, в первую очередь, Гарсиа-младшего — академика, автора миоэластической теории фонации.

Ко второй причине, обусловившей выбор ложного направления в вокальной педагогике, я отношу господствующий и до наших дней механистический стиль мышления в физиологической науке, и в науке о голосе в частности. Ложные представления о природе голоса ведут к тому, что ученику «методом тыка» подбираются сначала одни упражнения, затем другие, и так до бесконечности, после чего ученика объявляют неспособным, профнепригодным, и дело иногда заканчивается трагически, чаще всего для ученика, а иногда и для профессоров пения. Умалчивая конкретные имена участников подобного происшествия, приведу одну историю, которую рассказал мне Владимир Павлович: «Приехавший в один из наших столичных городов молодой человек, с прекрасно поставленным от природы голосом, через полгода незаметно для себя потерял его в одном уважаемом учебном заведении. Когда он вернулся на родину, его друзья записали его голос на магнитофон и дали сравнить его с записью, сделанной до «обучения». Возмущение молодого человека было таково, что он тут же отправился в аэропорт и вскоре был в вокальном классе, где его «маэстро» гробил голос очередному ученику. В ярости молодой человек, набросился на своего учителя, и, разбив ему в кровь лицо, стал душить. Когда ученики маэстро с помощью подоспевших на крики сумели оторвать душителя от своей жертвы, то заявили, что если маэстро подаст на него в суд, юноша на несколько лет попадет за решетку. Однако молодой человек заявил, что суда он не боится, так как ему будет чем ответить. Избитый, униженный «маэстро» в суд не подал, так как побоялся огласки».

Подобных историй, когда в результате обучения происходила потеря голоса, — множество. Здесь описан экстраординарный случай. Знаю людей, обладавших феноменальными от природы голосами, но после четырех-пятилетнего обучения либо менявших любимое дело на нечто иное, либо продолжавших пение в хорах и уже не помышлявших о карьере солиста. Немало и трагических случаев жертв ложного пути певческой науки…

Одним из первых с резкой критикой глубокого, диафрагменного дыхания выступил наш соотечественник — физиолог Л. Д. Работнов, который в 1932 году выдвинул гипотезу о роли бронхиальной системы в извлечении певческого звука. Главным результатом этой гипотезы был вывод о минимизации глубины вдоха и минимизации силы выдоха при пении («парадоксальное дыхание»). При глубоком дыхании, по мнению Работнова, происходит усиленный выдох или, как он это называет «утечка» дыхания, из-за которой не происходит плотного смыкания голосовых связок и звук искажается.

Из его трудов следуют два ценнейших практических вывода. Первый: глубокое дыхание губительно для голоса. Второй: гласные звуки (а следовательно, слова и фразы, т. е. информационная составляющая звука) должны быть определенными, четкими, неразмытыми. Только в этом случае происходит скоординированная работа всех звеньев голосового механизма — давления в бронхиальной системе и положения голосовых связок.

Судя по всему, гипотеза родилась в неудачное время либо ее внедрению в практику помешала скоропостижная (в 1934 году) смерть ученого. А может быть, свою роль сыграл трудный для восприятия научный стиль книги или отсутствие дополнительных аргументов в защиту гипотезы — в том числе и по причине состояния науки того времени. Как бы то ни было, гипотеза Работнова не нашла широкого отклика в вокальной науке и практике.

Дыхание и голос — два в одном?

Дыхание и голос — две функции, принципиальна важные для выживания человека.

Дыхание — главная функция организма, обеспечивающая выживание индивида, т. е. одного представителя вида. Пять минут без дыхания — и человека нет. Голос — это функция выживания всего вида. Это и оповещение об опасности (сигнал одного индивида спасает остальных представителей популяции), и способ координирования усилий, и возможность обменяться полезной информацией.

Голос и дыхание соединены в одном органе. Однако могут ли эти системы работать «на полную катушку» одновременно? Дыхание необходимо нам для осуществления газообмена («поставка» в организм кислорода и вывод углекислого газа). Чем интенсивней мы дышим, тем интенсивней происходит газообмен. Интенсивное дыхание запускает и ряд вторичных реакций (выделяются специфические гормоны, в том числе адреналин, учащается сердцебиение, усиливаются все обменные процессы в организме) — организм готовится к совершению большой физической работы. Спокойное же, медленное дыхание сигнализирует организму, что все в порядке, организм входит в состояние покоя, вырабатываемая им энергия идет теперь не на внешнюю, а на внутреннюю работу, которая, соответственно, интенсивного газообмена не требует.

Что происходит, если певец, следуя рекомендациям классической школы, использует для пения сильное, глубокое дыхание? Тем самым он сигнализирует организму о том, что тому предстоит сильная физическая нагрузка. Все системы приводятся в боевое состояние. В реальности же нагрузки не происходит: медленная прогулка по сцене или стояние микрофона, не говоря уже о сидении в кресле во время обычного разговора, особых затрат не требуют. Однако энергии требуется выход. Вот и сталкиваются несчастные певцы и ораторы с тем, что руки и ноги пытаются совершать непроизвольные действия, голос срывается от волнения (следствие нерастраченного адреналина), мысли путаются (давно известно, что думать при тяжелой физической нагрузке, например во время убегания от опасности, проблематично).

И здесь я хочу привлечь ваше внимание к наиболее важному моменту наших рассуждений. Гладкая мышечная система, регулирующая процессы в бронхиальной системе, является принципиально иным образованием, нежели поперечно-полосатая мускулатура, которая обеспечивает подачу и вывод воздуха (мышцы груди, ключицы, диафрагма и т. д.).

Возникнув в эволюции живых организмов на сотни миллионов лет ранее поперечно-полосатой мускулатуры, гладкая мышечная система стала осуществлять тончайшую регулировку внутренних органов животных, в том числе и человека, через вегетативную нервную систему. Природа так устроила живые организмы, чтобы исключить сознательное (напрямую) вторжение в деятельность внутренних органов, регуляция которых производится в автоматическом режиме посредством гладкой мускулатуры, например: сужение и расширение кровеносных сосудов, деятельность перистальтики кишечника, сужение-расширение зрачков и т. д.

Внутренняя же структура быстрой и сильной поперечно-полосатой мускулатуры совсем иная, нежели у медлительной и слабой гладкой мускулатуры. Поперечно-полосатая мускулатура стала своего рода системой быстрого реагирования для реализации поведенческих актов посредством центральной нервной системы.

Гипотеза механизма звукообразования

По гипотезе Багрунова, гладкая мышца управляет натяжением мембраны мембранозной части трахеи (см. рис. 4).

Рис 4. Мембрана и гладкая мышца

Вследствие этого при прохождении через трахею (то же самое относится и к бронхам и бронхиолам) струи воздуха мембрана начинает вибрировать (на собственной частоте и ее гармониках) и порождать звук. Эффект такой же, как при завывании ветра в пещере или при извлечении звука из пивной бутылки. Тот же самый механизм работает и в таком, уже не раз в этой книге упоминавшемся, музыкальном инструменте, как орган.

Рис 5. Хрящевое полукольцо

За счет того, что трахея (а также бронхи и бронхиолы) состоит из множества неодинаковых (имеющих различные собственные частоты колебаний) отделов, разделенных между собой своеобразными «ребрами жесткости» в виде хрящевых полуколец (см. рис. 5), а также благодаря тому, что в бронхиальной системе присутствуют трубки разной толщины, частотный диапазон такого звукообразования может быть очень большим. От очень низкого (работает самая широкая и толстая «труба» — трахея) до очень высокого (задействуются тонкие бронхиолы). Звук, рожденный именно таким образом, будет особенно красивым и гармоничным, так как за счет включения большого числа разночастотных генераторов (источников) звука он будет иметь и очень богатую тембровую окраску.

Мембрана трахеи в живом организме приводится в натяжение гладкими мышцами с помощью импульсов вегетативной нервной системы, запускаемой (регулируемой), в свою очередь, центральной нервной системой (например, при сильном стрессе человек может издать звук такой силы, о наличии которого ни он, ни его знакомые никогда не подозревали).

Когда же будущего певца обучают так называемой «опоре дыхания», различным типам управления произвольной дыхательной мускулатурой (так называемые «типы певческого дыхания»), то это, на мой взгляд, не что иное, как грубейшее вмешательство в тончайшую систему, отрегулированную природой за сотни миллионов лет эволюции. Естественно что это в принципе не может дать положительного результата. Обучение пению, основанному на этих принципах, равносильно обучению тому, чтобы успешно проводить сложнейшую полостную операцию с помощью пилы и топора.

Но в живой природе, повторюсь, действуют совершенно другие закономерности образования звука. Усилия, осуществляемые с помощью поперечно-полосатой мускулатуры, и диафрагмы в том числе, направлены на совершение газообмена, а не звукоизвлечения, и существенным образом искажают звук. Анатомически легко наблюдается, что мембранозная часть трахеи, при усилении воздушного давления на нее, начинает прилегать к передней стенке пищевода, что приводит к искажению звука вплоть до его полного исчезновения.

Отмечу, что в настоящее время В. П. Бутейко (автор одноименного нелекарственного метода лечения различных заболеваний) и его последователями доказано, что глубокое дыхание очень пагубно воздействует на все системы организма и очень много заболеваний (например, бронхиальная астма) связано именно с избытком кислорода, поступающим и организм при глубоком дыхании. Глубокое и интенсивное дыхание оправданно и физиологично только тогда, когда мы совершаем большую физическую работу, например, при беге, плавании или поднятии тяжестей. Но ведь в момент общения мы обычно стоим или сидим…

Одним из следствий выполнения упражнений по методике В. П. Багрунова, построенной на поверхностном, малом, неглубоком дыхании, становится то, что обучающиеся, по их наблюдениям, не только не устают после этих упражнений, но, напротив, испытывают прилив бодрости и сил.

Таким образом, фиксируем третий базовый вывод: При беге используем «сильное», или «большое», дыхание, при говорении и пении — «малое».

Глава 4. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЕКРЕТ НАСТРОЙКИ ГОЛОСА: МЫСЛИ УПРАВЛЯЮТ ИНТОНАЦИЕЙ

Голос — вернейшее зеркало характера.

Бенджамин Дизраэли

Итак, мы знаем, как Шаляпин использовал в своем творчестве первых два практических секрета настройки голоса: «освобожденную» от зажима трубу трахеи надо подкачивать малыми порциями воздуха.

Теперь поговорим о том, как научиться играть на этой трубе, т. е. управлять ею. Частенько приходится слышать певцов и певиц, обладающих громоподобными голосами, слушать которых невозможно: одни ревут, как быки, другие визжат, будто их режут, и при этом ни одного слова не разберешь. Ясно, что эти горе-певцы и певицы не знают, что такое управлять своим голосом. Это то же самое, что и владение любым музыкальным инструментом. У кого-то есть прекрасный рояль, но играть он не умеет, а у кого-то старенькое пианино, но он пианист, и этим все сказано. Что вы скажете о голосах Леонида Утесова, Марка Бернеса, Булата Окуджавы и многих других эстрадных артистов и бардов? Сами про себя они говорили, что голоса у них нет и что поют они душой. Душа голоса — это интонации, информационный фактор.

О важности интонации

В своей книге «Маска и душа» Шаляпин на собственном примере раскрывает природу интонации. Он акцентирует внимание читателя на самом главном механизме творческого процесса. С научно-психологических позиций речь идет о соотношении центральных и периферических механизмов деятельности. Традиционная методика развития голоса делает акцент на периферических механизмах (звук как таковой), что выражается в выполнении разнообразных вокальных упражнений (гаммы, арпеджио, вокализы). Шаляпин же, напротив, свою систему осознанно, а не (как многие до сих пор считают) по наитию строит на центральных механизмах (не звук, а смысл звука). Применительно к развитию голоса и музыки в целом — это и есть интонация***.

Вот что о роли интонации говорит сам Шаляпин:

«Я играл в «Псковитянке» роль Ивана Грозного. С великим волнением готовился я к ней. Мне предстояло изобразить трагическую фигуру Грозного Царя — одну из самых сложных и страшных фигур русской истории. Я не спал ночей. Читал книги, смотрел в галереях и частных коллекциях портреты царя Ивана, смотрел картины на темы, связанные с его жизнью. Я выучил роль назубок и начал репетировать. Репетирую старательно, усердно — увы, ничего не выходит. Скучно. Как ни кручу — толку никакого.

Сначала я нервничал, злился, грубо отвечал режиссеру и товарищам на вопросы, относившиеся к роли, а кончил тем, что разорвал клавир в куски, ушел в уборную и буквально зарыдал. Пришел ко мне в уборную Мамонтов и, увидев мое распухшее от слез лицо, спросил, в чем дело? Я ему попечалился. Не выходит роль — от самой первой фразы до последней.

«А ну-ка, — сказал Мамонтов, — начните-ка еще раз сначала». Я вышел на сцену. Мамонтов сел в партер и слушает. Иван Грозный, разорив и предав огню вольный Новгород, пришел в Псков сокрушить и в нем дух вольности. Моя первая сцена представляет появление Грозного на пороге дома псковского наместника, боярина Токмакова. «Войти аль нет?» — первая моя фраза.

Для роли Грозного этот вопрос имеет такое же значение, как для роли Гамлета вопрос «Быть или не быть?» В ней надо сразу показать характер царя, дать почувствовать его жуткое нутро. Надо сделать ясным зрителю, не читавшему истории, а тем более — читавшему ее, почему трепещет боярин Токмаков от одного вида Ивана.

Произношу фразу «Войти аль нет?» — тяжелой гуттаперкой валится она у моих ног, дальше не идет. И так весь акт — скучно и тускло.

Подходит Мамонтов и совсем просто, как бы даже мимоходом замечает:

— Хитрюга и ханжа у вас в Иване есть, а вот Грозного нет.

Как молнией, осветил мне Мамонтов одним этим замечанием положение. «Интонация фальшивая!» — сразу почувствовал я. Первая фраза — «Войти аль нет?» — звучит у меня ехидно, ханжески, саркастически, зло. Это рисует царя слабыми, нехарактерными штрихами. Это только морщинки, только оттенки его лица, но не самое его лицо. Я понял, что в первой фразе царя Ивана должна вылиться вся его натура в ее главной сути.

Я повторил сцену:

— Войти аль нет?

Могучим, грозным, жестоко-издевательским голосом, как удар железным посохом, бросил я мой вопрос, свирепо озирая комнату. И сразу все кругом задрожало и ожило. Весь акт прошел ярко и произвел огромное впечатление. Интонация одной фразы, правильно взятая, превратила ехидную змею (первоначальный оттенок моей интонации) в свирепого тигра… Интонация поставила поезд на надлежащие рельсы, и поезд засвистел, понесся стрелой.

Ведь вот же: в формальном отношении я пел Грозного безукоризненно правильно, с математической точностью выполняя все музыкальные интонации, то есть пел увеличенную кварту, пел секунду, терцию, большую, малую, как указано. Тем не менее, если бы я даже обладал самым замечательным голосом в мире, то этого все-таки было бы недостаточно для того, чтобы произвести то художественное впечатление, которое требовала данная сценическая фигура в данном положении. Значит, понял я раз и навсегда и бесповоротно, математическая верность в музыке и самый лучший голос мертвенны до тех пор, пока математика и звук не одухотворены чувством и воображением. Значит, искусство пения — нечто большее, чем bel canto…»

Шаляпин делает для себя вывод, что в пении должно соединиться искусство вокалиста и искусство актера. Разнообразные оттенки душевных состояний персонажа нужно раскрывать психологической игрой вокальных интонаций.

Шаляпин осознает, что интонация — это не что иное, как художественная форма вокального искусства. Именно ее безграничные психологические нюансы, а отнюдь не пресловутая «верхняя нота» или тройное forte, составляют подлинный художественный язык вокального искусства. «…В правильности интонации слова и фразы — вся сила пения», — резюмирует Федор Иванович.

Итак, четвертый вывод, психологический «секрет» «освобождения» голоса: Мысли управляют интонацией, интонация управляет всем.

Для того же, чтобы мысли управляли интонацией, в первую очередь, они должны быть. Голос человека глупого или бездушного никогда не будет красив и убедителен.

Шаляпин добился таких выдающихся результатов только потому, что он в самом начале своего творческого пути сумел понять, что голос — это не механические приемы звукоизвлечения, а многомерная составляющая развития личности. Стремление к развитию голоса породило стремление к развитию разнообразных способностей. Непрестанное стремление совершенствовать свое творчество, никогда не удовлетворяться достигнутым, постоянно изменять то, что уже как будто вылилось во вполне художественную форму, становится неотъемлемым законом развития таланта Шаляпина.

«И если я что-нибудь ставлю себе в заслугу и позволяю себе считать примером, достойным подражания, это — самодвижение мое, неутомимое, беспрерывное, никогда, ни после самых блестящих успехов, я не говорил себе: «Теперь, брат, поспи-ка ты на этом лавровом венке с пышными лентами и несравненными надписями»… Я помнил, что меня ждет у крыльца моя русская тройка с валдайским колокольчиком, что мне спать некогда — надо мне в дальнейший путь!» (Ф. Шаляпин, т.1, с. 284–285).

И на тренингах по голосу, и на тренингах по коммуникациям я говорю занимающимся примерно одно и то же: если вы хотите, чтобы ваш голос был приятен окружающим, что-бы люди доверяли вашим словам и замолкали тогда, когда вы начинаете говорить, ваш голос не только должен быть грудным, плавным и с богатой тембровой окраской. Он должен быть насыщен вашей интонацией, вашим настроением. Конечно, если мы говорим о голосе лидера, то главной его интонацией должно быть спокойствие и уверенность в себе. Однако на втором, на третьем плане ваша аудитория должна слышать и остальные интонации, те, которые вы хотите ей передать. Это может быть и искренний интерес к их делам, и озабоченность их проблемами, и радость за их успехи, а иногда даже легкий гнев — все, что захотите. Условие только одно: вы действительно должны ощущать эти эмоции и быть в этом искренними.

Думаю, что к этому моменту вы уже слегка утомились от «теории» и хотите познакомиться с упражнениями (а может быть, и приступить к их выполнению). Вполне возможно, что упражнения покажутся слишком простыми. Открою тайну: так и есть на самом деле. Упражнения действительно очень простые. Ведь Владимир Павлович Багрунов не ставил задачу построить систему длительной (желательно пятилетней) работы с голосом. Как раз наоборот. И он, и я видим свою задачу в том, чтобы передать знания этой методики и научить применять ее на практике как можно быстрее. А скорость обучения, как показывает весь мой опыт работы тренером, напрямую зависит от понимания учеником цели методики и ее основных принципов. Чем лучше ученик понимает, что он делает, тем быстрее осваивает необходимые упражнения и тем быстрее достигает в них успеха. К сожалению, более быстрого пути нет. Если идеи, на которых построена методика, не «западут глубоко в душу», то ваша практика будет чисто механической и не даст результатов. Самым главным и ценным элементом методики являются теоретические постулаты, а сами упражнения лишь вытекают из них (вы сами убедитесь, что они настолько очевидно следуют из основных выводов методики, что вам даже не надо будет их разучивать, вы запомните их практически с первого раза). Результаты появляются только тогда, когда центр (мозг, психика) и периферия (орган, в данном случае голос) работают как единая система. Всадник — это центр, лошадь — периферия. Во всех же современных технологиях, связанных с голосом, как правило, все наоборот. Многочисленные гаммы, арпеджио, произнесение отдельных звуков без понимания глубинной природы голоса превращаются в механическую работу и еще более усиливают механическую модель звукоизвлечения, которая и является источником многих бед. Я еще раз повторяю и не устану повторять, что мы занимаемся не голосом как таковым (он исчезнуть в принципе не может), а перенастройкой, заменой механической голосовой модели на психоакустическую.

Напомню, что уже в раннем детстве, приблизительно в трехлетнем возрасте, в нашей психике формируется физическая модель громкости звука. Когда ребенок рождается, то произвольная поперечно-полосатая мускулатура еще не действует, горло идеальным образом соединяется с трахеей, и поэтому звук новорожденного, не испытывающий препятствий, такой громкий. Подрастая, ребенок начинает постигать окружающий мир и устанавливает прямую связь между соприкосновением физических тел и громкостью, ими порождаемой. Сильнее ударил в ладошки — звук громче, то же самое, если ударить по мячу и т. п. Таким образом, закономерности физических явлений переносятся в мир психики. В данном случае идет перенос на мышечные системы дыхания и артикуляции во время усиления звука при речи (крике) и пении. Иначе говоря, природная психоакустическая модель (как называет ее Владимир Павлович) формирования голоса заменяется на механическую модель. В результате замены психоакустической модели на механическую включается произвольная мускулатура (глубокое дыхание, работа диафрагмы и реберных мышц, активная артикуляция) и происходит ухудшение всех параметров нашего голоса. И наоборот, после снятия напряжения с этих систем происходит возврат к природной, психоакустической модели голоса, что позволяет нашему голосу обрести такие свойства, о которых мы никогда и не подозревали.

Следовательно, на первых этапах работы с голосом надо снять напряжение со всех мышечных систем, связанных со звукообразованием. Это разорвет связь между извлекаемым звуком и мышечным напряжением, и, когда установится эта новая психическая модель, это и будет восстановлением вашего природного голоса. Именно это и даст результат, при котором звук будет слушаться вас, как послушный конь всадника. Если не восстановить такого управления, то звук, подобно своенравной лошади, может сбросить несостоявшегося наездника.

Повторим четыре базовых вывода теории Владимира Павловича Багрунова:

1. Источником звука служит бронхиальная система, а не голосовые связки.

2. Необходимо «освободить» гортань.

3. Хороший звук возможен только при «малом» дыхании.

4. Мысли управляют интонацией, интонация управляет всем.

Что ж, а теперь пришла пора узнать, как все эти выводы можно применить на практике. Переходим к упражнениям.

Часть II. ПРАКТИКА

Перед тем как вы начнете заниматься по предлагаемой методике, у меня есть к вам одна просьба. Когда мы занимаемся на голосовых тренингах, то всегда перед началом работы и после ее окончания делаем контрольные записи. Выберите небольшой кусочек текста произвольного содержания (буквально несколько строк) и запишите на магнитофон или в компьютер то, как вы его прочитаете. Подпишите этот файл или кассету, чтоб не забыть, что на ней записано, и подпишите дату. Очень рекомендую положить эту запись на видное место (например, на рабочий стол). Когда придет время к ней вернуться, я отдельно об этом сообщу.

Каждый урок построен таким образом, чтобы при самостоятельном выполнении время работы над ним укладывалось в 30–45 минут. Работать рекомендуется регулярно, 2 раза в день по 15 минут. Время проработки одного урока в таком режиме составляет примерно одну неделю. Через это время тренируемый навык закрепится, и можно будет переходить к следующему уроку. Помните, что освоение любого навыка требует времени и постепенности. Уроки и упражнения в курсе подобраны таким образом, чтобы максимально эффективно двигаться от простого к сложному. Сначала мы ликвидируем основной зажим, мешающий природному голосу, затем «поставим» базовый звук («примарный тон»). Следующими этапами будут интонирование, протяжность произнесения междометий, работа над словами и фразами, постановка придыхания, освоение методики работы с текстами и речевыми блоками. Это — программа речевой ступени. Ее освоение займет 10–15 недель.

Перевод речи в пение — отдельный этап. Добиться заметных успехов в пении удается уже после нескольких недель занятий. На этом уровне вам уже не стыдно будет петь в любой компании (и это независимо от вашего начального уровня!) и вы сможете доставлять удовольствие и себе, и своим слушателям. Высокого же профессионального уровня пения вполне реально достигнуть за год занятий.

Для того чтобы при выработке нового навыка добиться реального эффекта, упражнения (в каждом уроке их от 4 до 8) необходимо повторять минимум по 8 раз. На это уходит от 5 до 10 секунд. В таком режиме одно занятие (разовая проработка одного урока) будет занимать как раз 15 минут.

Можно заниматься и больше. Однако рекомендуется между 15-минутными блоками хотя бы на несколько минут делать паузы. Если вы решили поработать сегодня более длительное, чем 15 минут, время, то я рекомендую не прорабатывать урок несколько раз подряд, а удлинить выполнение отдельных упражнений, немножко «поиграть» с ними с помощью различных интонаций, попристальней прислушаться к тому отклику, который произносимые вами звуковые фразы находят в вашем теле, понаблюдать, как, в зависимости от используемых вами интонаций, меняется рисунок вибраций.?

Общие рекомендации по практической работе

Ключевое условие, которое необходимо соблюдать при выполнении упражнений, — концентрация внимания. Как только внимание ушло и вы начали «считать ворон» — наша работа становится бесполезной. Лучше ненадолго прерваться и дать своему вниманию «отдохнуть» — работа в «отключенном» режиме не только не принесет пользы, но, к сожалению, способствует возвращению к более привычному механическому произнесению звуков, то есть отбрасывает занимающегося назад.

Глава 5. ДОРЕЧЕВОЙ УРОВЕНЬ

Правила для всех упражнений Подготовительный этап

Для достижения успеха в занятиях очень важен соответствующий психологический настрой. При выработке нового навыка необходимо отвлечься от текущих забот и расслабиться. Уверен, что практически все читатели этой книги уже знакомы, по крайней мере, в общих чертах, с приемами аутогенной тренировки и без труда смогут это сделать. Желательно несколько раз мысленно произнести: «Мой голос становится благозвучным, и каждый произносимый звук оказывает благотворное воздействие на весь мой организм». После этого необходимо войти в состояние «подтянутости» в прямом и переносном смысле. В прямом смысле это означает подтянуть живот так, как это делается у военных по команде «смирно» (важно при этом, чтобы диафрагма осталась неподвижной, и не повысилось давление воздуха в бронхах, это достигается, если диафрагма находится в равновесном состоянии). В переносном смысле «подтянутость» означает, что внимание должно быть сосредоточено на правильном выполнении упражнения. При этом все остальные мышцы (прежде всего горла) должны быть расслаблены, как при аутогенной тренировке.

Проверка: дыхание не воспринимается как необходимость

Это означает, что дыхание легкое, поверхностное, естественное, все мышцы, в первую очередь горла и артикуляционной системы, расслаблены. То есть в принципе вы могли бы и не дышать некоторое время, и для этого вам не пришлось бы прикладывать каких-либо усилий.

Только при выполнении этих условий голос «напрямую» связывается с психикой, как у всех без исключения животных и у всех новорожденных детей, а также у взрослых людей в моменты сильнейших душевных потрясений и у отдельных очень редких счастливцев, не потерявших природное звучание голоса.

Урок 1. УЛУЧШЕНИЕ СОЕДИНЕНИЯ МЕЖДУ ТРАХЕЕЙ И ГОРЛОМ

Общие указания

В теоретической части мы разбирали, что первый «практический секрет» связан со снятием зажимов в гортани и с ее расширением для того, чтобы улучшить соединение гортани с трахеей. Без хорошего соединения не может быть и речи о благозвучном голосе. Звук не может выйти из трахеи, и из-за этого «зажимается». Иначе говоря, вначале мы должны научиться извлекать звуки грудью, а не горлом, после чего с помощью нового механизма звукоизвлечения — научиться говорить, а затем и петь.

Цель урока — улучшить соединение надставной трубы (горла) с основной трубой (трахеей), иными словами, создать «инструмент». Этому посвящено 8 упражнений: 4 в статике + 4 в динамике.

То, что мы называем улучшением соединения гортани с трахеей, в науке о голосе называют «принципами расширения и эластичности» и связывают не с природой явления, а с труднопроизносимыми именами теоретиков, что приводит к путанице.

В данном случае проще и целесообразнее сравнить гортань и трахею с трубой, состоящей из двух составных трубок разных длин и диаметров. Длина одной трубы (трахеи) приблизительно в пять раз больше другой (гортани) и ненамного шире (на 20–25 %). Ясно, что воздушное сообщение между трубами будет идеальным, если в месте стыка труб не будет никаких перегородок или иных препятствий. Идеальным аналогом этой конструкции является устройство блок-флейты, диаметры составных частей которой совпадают. И поэтому звук, свободно проходящий по внутренним пустотам флейты, является «не зажатым» и звучит инструментально.

У человека между основной трубой (трахеей) и надставной (гортанью) имеется перегородка в виде корня языка. Эту перегородку мы постоянно ощущаем, произнося заднеязычные согласные «К» и «Г». Особенности их произнесения в русском языке мешают ему быть таким же звучным, как украинский язык, в котором гласная «Г» звучит так же, как «X» с голосом, что и делает украинскую речь такой звонкой и певучей. Одной из самых главных проблем восстановления природной постановки голоса человека является увеличение пространства между задней стенкой гортани и корнем языка, на что и направлен первый урок.

Предлагаемые четыре упражнения не только улучшают соединение гортани с трахеей, но и направлены на расширение спектра ощущений, способствуя тем самым более быстрому и прочному освоению этого важнейшего навыка. Мы привыкли считать, что чем шире открыт рот (челюсть), тем лучше для голоса. Однако это не так. Напротив — широкое открытие рта приводит к зажиму мышц гортани, и воздух (звук) из трахеи проходит в гортань не широким потоком, наподобие полноводной реки, а узеньким ручейком. Про такой голос и говорят, что он зажатый.

Для того чтобы уменьшить этот зажим, а затем и избавиться от него, необходимо во время выполнения всех упражнений курса следить за положением кадыка — он должен находиться как можно ниже. В этом положении гортань и трахея наиболее хорошо соединяются, и прохождению воздуха ничего не мешает. Рот приоткрыт, зубы разомкнуты, мизинец не должен проходить сквозь зубы.

Понаблюдайте за артикуляцией известного киноактера Юрия Яковлева в кинофильмах. Рот его во время речи практически полностью закрыт, но при этом — какое богатство тембров и возможность говорить в высочайшем темпе без потери четкости произношения! Это — фактически эталонный пример соединения трахеи с гортанью.

Приведенные ниже упражнения можно делать в любом положении: лежа, сидя, стоя, во время ходьбы или езды на машине.

Выполнение: расслабить мышцы горла. При этом под действием собственной тяжести опустится нижняя челюсть и гортань (постоянно следим за тем, чтобы кадык был опущен), корень языка отойдет от стенки гортани, расширится глотка, опустится небная занавеска, произойдет так называемый естественный скрытый зевок (при этом положении гортани голос является открытым, глубоким и широким). На будущее отмечу, что гортань всегда, во всех упражнениях, должна быть «свободна». Часто при познании чего-либо нового полезно использовать прием сравнения по противоположности (практическое применение одного из главных законов диалектики!). Противоположно «открытию» будет «закрытие» гортани. Это легко почувствовать, пытаясь произнести непрерывно согласную «К». Это не удастся сделать, так как корень языка закрывает воздушный ход из трахеи. Таким образом, мы легко ощущаем, что такое гортань в закрытом положении. После этого легко ощутить открытие гортани: на легком зевке расслабляем мышцы горла — и только.

Основные действия

Статика

Упражнения 1, 2, 3, 4 (понижение гортани, «зевок в статике»).

Упражнение 1 — рот закрыт. Выполнение: опустить кадык, гортань держать открытой. Время выполнения — 1 мин.

Упражнение 2 — рот полузакрыт, зубы сомкнуты, губы разомкнуты. Выполнение: опустить кадык, гортань держать открытой. Время выполнения — 1 мин.

Упражнение 3 — рот открыт, нос закрыт (пальцами). Выполнение: опустить кадык, гортань держать открытой. Время выполнения — 1 мин.

Упражнение 4 — рот открыт, челюсти открыты на ширину не более чем на 1–3 см. Выполнение: опустить кадык, гортань держать открытой. Время выполнения — 1 мин.

Динамика

Упражнения 5, 6, 7, 8. Выполнение: отличие от упражнений 1, 2, 3, 4 — в темпе выполнения. Сейчас мы делаем эти упражнения в динамике — опускаем и поднимаем гортань (кадык), т. е. открываем и закрываем гортань в четырех положениях в удобном для себя темпе по 1 минуте на упражнение.

Общее время выполнения цикла из 8 упражнений — 8 минут.

(Если вы думаете о выдающихся результатах, то выполняйте эти упражнения при каждом удобном случае — находясь в транспорте, на заседаниях и тому подобных публичных мероприятиях).

Владимир Леви, доктор медицины и психологии, в своей книге «Приручение страха» рекомендует зевание как одно из лучших лекарств по преодолению волнения и страха, а также для снятия мышечных зажимов.

Дополнительные рекомендации

У всех выполняющих эти упражнения в большей или меньшей степени будет наблюдаться зевота. Это очень хорошо: гортань освобождается от спазмов, в которых она пребывала до этого момента. На тренингах мы все зеваем постоянно — идет освобождение от зажимов. Особенно много зевать приходится тем, у кого «горловой зажим» является следствием многолетних занятий «классическим вокалом».

Теперь, когда мы освоили первый урок, «открытие гортани», мы можем зафиксировать еще одно правило, которое необходимо соблюдать в наших тренировках. А именно: каждый урок начинается с краткого выполнения первого урока. Для этого достаточно выполнить четвертое упражнение. Если вы располагаете достаточным временем и желанием, рекомендую выполнять еще и восьмое упражнение (особенно если вы только начали тренироваться).

— Доктор, у моей жены пропал голос. Что делать?

— Попробуйте сегодня вернуться домой в три часа ночи. Посмотрим…

Екатерина Семенова, студентка:

«Упражнение на первый взгляд простенькое, и только когда начинаешь его выполнять, понимаешь, в чем засада: мышцы с непривычки затекают и нестерпимо хочется зевать. Но осваивается довольно быстро».

Алексей Фомин, менеджер:

«В этом упражнении у меня сначала были проблемы с кадыком: я никак не мог почувствовать, как он опускается. Но потом понял, что слишком напрягался, пытаясь держать под контролем рот, челюсти, кадык. Стоило расслабиться, и упражнение стало получаться».

Урок 2. ВЫРАБОТКА ПРИМАРНОГО ТОНА ГОЛОСА (ФУНДАМЕНТ ГОЛОСА)

Чем выше голос, тем ниже интеллект.

Эрнест Ньюмен
Общие указания

Примарный тон голоса — это и есть ваш природный голос, это самый удобный звук, не требующий физических усилий. Близкими аналогами этого звука являются:

1) непроизвольный тихий стон при недомоганиях или болезни (организм непроизвольно включает истинный природный голос, который является эффективной звуковой системой лечения, а также и профилактикой заболеваний за счет микромассажа внутренних органов с помощью «тонких» вибраций);

2) произнесение русского «ха» в наилегчайшем варианте (английского или немецкого «h»). При этом вначале происходит шепотный звук (легкий шип), который переходит в тихий голос. Вы должны знать, что настраиваем мы на этих удобных звуках главный элемент нашей звуковой машины — трахею. Она извлекает низкие звуки. Настроить трахею — это значит запустить всю остальную систему: трахея с помощью интонации будет запускать все остальные звуки. Вот это и будет новой звуковой моделью, к которой надо стремиться.

Тихий, спокойный, без малейшего напряжения звук, идущий откуда-то из глубины, и есть ваш природный голос, или примарный тон.

Упражнения для «запуска» примарного тона, несмотря на кажущуюся простоту, не являются таковыми. Для правильного их выполнения на первых порах требуется абсолютная мобилизация внимания. Именно на этих упражнениях происходит возврат к правильной, природной, психоакустической модели возникновения звука человеческого голоса и овладение голосом без физических усилий. Оттого, насколько тщательно будет усвоен этот урок, зависит успех всего курса.

Подготовительные действия

1.1–2 раза выполнить комплекс упражнений из первого урока — 1–2 мин.

2. Привести диафрагму в равновесное положение.

3. Положить руку на грудь. Рука выполняет важнейшую контролирующую роль в образовании голоса в грудном резонаторе, и в этом отношении она более эффективна, нежели слух. (Замечу, что Шаляпин во время пения тоже таким образом старался контролировать свой голос.) Это первый способ получения обратной связи о качестве выполнения упражнений. При правильном произнесении звуков грудь должна вибрировать.

4. Ладонь левой руки поднести ко рту. Контролируем выдох, следим, чтобы не было утечки воздуха. Должна ощущаться слабая, широкая, теплая воздушная волна. Ладонь возле рта — это второй способ получения обратной связи.

5. Дышим, как удобно. Вдох через нос при открытом рте (расстояние между зубами — на толщину мизинца), гортань открыта. (Вообще гортань открыта при выполнении всех упражнений, и это — аксиома. Надо только научиться держать ее открытой без напряжения. Если почувствовали неудобство, то это сигнал того, что активизировалась произвольная мускулатура. Прекратите упражнение и возобновляйте его при условии полнейшего мышечного комфорта (полного расслабления)). Самый удобный вдох — через нос. Какая-то часть воздуха идет и через рот. Не надо зацикливаться на этом, по крайней мере, в начале курса. Главное — удобство. Естественный вдох предполагает небольшое и неглубокое дыхание. Для певцов, утративших естественное малое дыхание, как и для людей, долгое время занимавшихся спортом (особенно плаванием и легкой атлетикой), это непривычно. У них присутствует мощнейший двигательный стереотип, который предписывает делать очень сильные глубокие вдохи. Если вы попадаете в эту группу — обращайте на глубину вдоха и силу выдоха особое внимание, постоянно используйте ладонь для контроля силы выдоха.

Общее время подготовительных действий — 2–3 мин.

Основные действия

После установления малого дыхания начинаем добиваться произнесения самого удобного, легко произносимого звука — этот звук, как говорилось выше, напоминает стон или легкое русское «ха».

Этот звук производим в четырех положениях рта:

Основное положение: рот открыт (губы разомкнуты, чубы разомкнуты, но так, что мизинец между ними не пролезет). Рука на груди.

Первое подготовительное положение: рот закрыт (губы сомкнуты, зубы разомкнуты). Одна рука — на груди, другая рука (ладонь) — на голове (третий способ получения обратной связи). При закрытом рте происходит идеальное соединение грудного и головного резонаторов. Рука, лежащая на голове, позволяет почувствовать, вибрирует ли головной резонатор.

Второе подготовительное положение: рот полузакрыт (зубы сомкнуты, губы разомкнуты и активны, голос сквозь зубы). В этом случае голос очень близок к естественному, так как открытие губ рефлекторно помогает открытию гортани («второму рту»). При широком раскрытии рта гортань, как я уже говорил, закрывается (наверное, для организма это сигнал того, что сейчас мы будем поедать что-то огромное).

Внимание сосредоточено на том, чтобы не допустить физического напряжения.

Третье подготовительное положение (применяется только при установке примарного тона): нос закрыт, рот открыт (для профилактики носовой утечки [воздуха] следует добиваться гнусавости, чтобы пальцы, которые зажимают нос, совершенно не ощущали воздушного давления). Другая рука на груди.

Упражнения для выработки примарного тона голоса:

Упражнение 1 — рот открыт (основное положение). Рука на груди. Легкий вдох «принюхиванием». Легко выдыхаем тишайший звук. Следим за отсутствием малейших напряжений. Время выполнения — 2 мин.

Упражнение 2 — рот закрыт. Рука на груди. При этом положении, когда происходит идеальное соединение грудного и головного резонаторов, полезнее всего, чтобы одна рука была на груди, как и во всех остальных упражнениях, а вторая рука (ладонь) была на голове. Легкий вдох через нос. Опять же через нос легко выдыхаем тишайший звук. Следим за отсутствием малейших напряжений. Время выполнения — 2 мин.

Упражнение 3 — рот полузакрыт. Рука на груди. Внимание сосредоточено на недопущении физических напряжений и акцентировано на разнице в вибрационных ощущениях в груди. Через нос и рот легко выдыхаем тишайший звук. Время выполнения — 2 мин.

Упражнение 4 — рот открыт, нос закрыт. Рука на груди. Легко выдыхаем тишайший звук. Вторая рука находится около рта и носа и следит, чтобы воздух не «бил» в нос и шел через рот. Если была гнусавость, то очень скоро она исчезнет. Время выполнения — 2 мин.

Упражнение 5 — (возврат «на круги своя») рот открыт (основное положение). Рука на груди. Пытаемся почувствовать разницу в вибрационных ощущениях между упражнениями 2, 3 и 4. Время выполнения — 2 мин. Эти пять упражнений являются спасительным звуковым кругом, с которого необходимо начинать все дальнейшие звуковые действия. Это главные настройщики голоса.

Каждое упражнение выполняем по 2–3 раза.

Продолжительность урока 15 мин.

Что обычно происходит с нашим телом и психикой, когда мы хотим совершить какое-то действие? Правильно, мы напрягаемся. Между тем обучение мастерству владения каким-либо навыком всегда начинается со слов «расслабьтесь». Искусство выполнения любых действий состоит в том, чтобы напрягать только то, что нужно, и не более того, что нужно. В идеале же (например, так дело обстоит в ушу) мастер должен быть расслаблен полностью. Такое поведение принято называть контринстинктивным. Говоря о контринтуитиве, часто приводят в пример поведение водителя при заносе: неопытный водитель будет крутить руль в противоположную от заноса сторону — «интуитив» (я бы использовал термин «примитивный рефлекс»), а опытный водитель будет крутить руль в ту же сторону — «контринстинктив».

В нашем, «голосовом», случае контринстинктив проявляется в том, что для произнесения громкого звука мы используем не «сильное» (классическая «опора на воздушный столб»), а «малое» дыхание. И вместо того, чтобы напрягать мышцы груди, диафрагмы, шеи, лица, мы их все расслабляем.

Дополнительные рекомендации

Тихий, спокойный, без малейшего напряжения звук, идущий откуда-то из глубины, и есть ваш природный голос, или примарный тон. В дальнейшем вам предстоит научиться изменять этот тон (интонировать), произносить, используя его, отдельные слова, фразы — иными словами, научиться говорить своим природным голосом. А затем, если есть музыкальные и актерские способности, и петь, как это делал Шаляпин, т. е. соединять речь и пение воедино.

Эти пять упражнений не только полезны для развития голоса, они расширяют чувствительность всех систем организма, делают нашу психику более тонкой и управляемой. Эти упражнения способствуют быстрому восстановлению сил, а также снимают возбуждение и напряжение во всех системах организма и могут стать прекрасным средством для восстановления здорового сна.

Правильное положение руки на груди (первый вид обратной связи) такое, при котором верхняя часть ладони четко ощущает резонансные вибрации в бронхиальной системе, а нижняя часть их почти не чувствует. Таким образом, мы даем четкую команду своему подсознанию на вовлечение в вибрацию все больших областей бронхиальной системы. На физическом уровне это сопровождается тем, что мы будем способны ощущать вибрацию все ниже и ниже.

На начальном этапе часто возникают сложности с «ловлей» вибрации. Здесь рекомендация очень простая — сдвигайте руку вверх по направлению к горлу до тех пор, пока не станете уверенно ощущать вибрацию. Само горло вибрирует в любом случае, так что начинать следует с такого положения руки, при котором вы держите себя за горло так, будто собираетесь задушить.

При использовании второй обратной связи, ладони около рта, ладонь нужно размещать на таком расстоянии, чтобы воздушный поток чувствовался минимально. И если вы отодвинете ладонь еще чуть-чуть, то это чувство исчезнет.

Что касается третьего способа получения обратной связи, могу посоветовать класть руку точно на темя, там вибрация чувствуется лучше всего. Для того чтобы почувствовать головной резонатор и чтобы вы смогли ощутить «головную» вибрацию, необходимо правильно делать вдох носом. Владимир Павлович Багрунов называет эту процедуру «открытием второго носа». «Второй нос» — пространство в глубине носа, так называемые гайморовы пазухи. Цель открытия «второго носа» — подключить головной резонатор. Это позволяет облагородить звучание «инструмента». Для этого необходимо сосредоточить внимание в глубине носа (в гайморовых пазухах). Этому может способствовать легкий, точнее, легчайший вдох, как будто вы вдыхаете нежнейший запах, а также раздувание ноздрей при вдохе — прием, к которому часто обращался молодой Шаляпин. Напомню, что при открытии «второго рта» (гортани) происходит включение грудного резонатора. При открытии «второго носа» происходит включение головного резонатора. При одновременном открытии «второго рта» и «второго носа» грудной и головной резонаторы соединяются и работают как одно целое. Поэтому качество звука во многом зависит от того, насколько вы преуспеете в овладении этими новыми для себя навыками.

Геннадий Зайцев:

«Особо сильное впечатление на меня произвело звучание примерного тона.

Нутром чувствуешь мощь и силу звука, особенно когда группа попадает в резонанс. Чем-то напомнило вибрацию буддистских мантр.

Это потрясающее упражнение снимает внутреннее напряжение и помогает расслаблению мышц. На мой взгляд, примарный тон раскрывает всю суть предлагаемой методики».

Елена Геннадьевна Ермолина, г. Архангельск, практикующий психолог:

«Упражнение из доречевого уровня, когда пропускаешь воздух через себя и чувствуешь, как по всему организму идет вибрация, стало для меня ключевым в этом курсе. Именно в этот момент я убедилась в эффективности методики, поверила в возможность превращения своего тела в уникальный инструмент звукоизвлечения».

Из театральной рецензии:

«Искусство требовало жертв, и они быстро заполнили зал…»

Урок 3. ИНТОНИРОВАНИЕ (СУТЬ ГОЛОСА)

Перестройка дыхания невозможна без перестройки мышления.

К. П. Бутейко
Общие указания

В упражнениях третьего урока мы должны сделать следующий шаг в формировании психоакустической модели извлечения звука. Именно теперь, когда мы разобрались в самом главном — в том, что звук не связан с физическими усилиями, — мы должны сделать важный шаг в развитии своего голоса. Это произойдет, если мы научимся поднимать тон без физических усилий, так же, как это мы делали при выработке примарного тона. Еще раз напоминаю о главном: во время упражнений мы думаем не о голосе и его громкости, пускай он будет еле-еле слышным, а об «открытии гортани», о расслаблении произвольной мускулатуры тела — и о малом», поверхностном дыхании. Только это поможет сформировать правильную, психоакустическую модель голоса. В дальнейшем голос будет вас слушаться и откликаться на любой ваш приказ: быть громоподобным или нежнейшим, как пушинка, и не теряющим тембральных красок.

Прежде чем начать упражнения по выработке навыка интонирования, напомню три основных положения органов речи.

Подготовительные действия

Вспоминаем три основных положения рта.

Первое основное положение: рот закрыт. Кадык опущен, гортань открыта. Одна рука на груди, вторая рука (ладонь) на голове. При этом положении происходит идеальное соединение грудного и головного резонаторов. Дыхание (придыхание) — во «второй нос».

Второе основное положение: рот полузакрыт (зубы сомкнуты, губы разомкнуты и активны, голос звучит сквозь зубы). Кадык опущен, гортань открыта. Дыхание (придыхание) — во «второй нос». В этом случае голос очень близок к естественному. Внимание «пробегает» по всему телу. Задача — не допустить физического напряжения.

Третье основное положение: рот открыт (губы разомкнуты, зубы разомкнуты, но так, что мизинцу не пролезть), кадык опущен, гортань открыта. Дыхание (придыхание) — во «второй нос». Рука на груди. Во всех трех положениях попытайтесь почувствовать разницу в вибрационных ощущениях в груди.

Урок начинаем с упражнений по «открытию гортани» — 1–2 мин. Затем выполняем упражнения по установлению примарного тона — 2–3 мин. После этого приступаем к третьему уроку.

Основные действия

Минимальное время выполнения каждого упражнения — 1 минута.

Напоминаю, что все упражнения начинаются с легкого вдоха во «второй нос» и делаются всегда в трех положениях рта в указанной последовательности: закрытый, полузакрытый, открытый. Для того чтобы эффект от упражнений этого и последующих уроков был наибольшим, необходимо включить наше воображение. Например, надо представить себе, что вы находитесь в клинике, в больничный палате, и ваша челюсть забинтована так, что вы можете издавать только нечленораздельные звуки. Все ваше тело расслаблено. Вы хотите пить, и вам надо подозвать медсестру.

Общие правила при выполнении этих упражнений:

Темп упражнений — удобный для вас. Постепенно увеличивайте продолжительность звука. Это очень полезно во многих отношениях. Во-первых, лучше закрепляется навык, во-вторых, вам самим будет приятно ощущать вибрации в груди, а затем и во всем теле и, в-третьих, это полезно для здоровья.

Упражнение 1. Одиночный сигнал. Стон-просьба (звук, похожий на нечто среднее между «а-а» и «о-о»): одна рука на груди, другая выполняет жест, смысл которого: «Подойдите!». То есть при каждом поднятии тона вы свободной рукой делаете мягкий подзывающий жест и тем самым увеличиваете выразительность интонации за счет игры воображения.

Тон голоса вначале идет немного вверх, а затем опускается до удобного низкого уровня (ниже примарного тона). Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 2. Двойной сигнал. Интонация несогласия. Представьте, что вам вместо сока принесли молоко, и вы выражаете несогласие (двойной звуковой сигнал для передачи слов «не то, не то», похожий на «э-а»). Голос идет вверх и вниз в удобном диапазоне и темпе. Темп постепенно замедляется, а звуковысотный диапазон увеличивается. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 3. Двойной сигнал с противоположным смыслом. Интонация согласия. Представьте, что вам принесли сок, и вы своей интонацией даете понять медсестре, что на этот раз она правильно поняла вашу просьбу (двойной звуковой сигнал для передачи слов «да-да», похожий на «ага»). Голос образуется так же, как и при несогласии, но интонация (смысловое значение) противоположная. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 4. Тройной сигнал. Укачивание ребенка в колыбели. Тон опускается, затем поднимается и снова опускается. Счет раз, два, три. Мысленно можно проговаривать: «Ба-ю-бай». Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 5. После того как вы почувствуете, что овладели этим ритмом, вы можете увеличить продолжительность укачивания до счета 7. Последний, седьмой, сигнал так же, как и в упражнении 1, приходится на понижение тона. Мысленно можно проговаривать: «Ба-ю-ба-ю-ба-ю-бай». Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 6. Четырьмя короткими сигналами выражаете интонацию просьбы, после этого делаете короткое придыхание и повторяете упражнение. Формула: «вдох — а-а-а-а — вдох — а-а-а-а» и так далее. После того как система будет освоена, вам будет достаточно проделать это упражнение несколько секунд — и голос будет настроен. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Эти упражнения очень полезны для разработки резонансной системы голоса. Последнее из этих упражнений Шаляпин использовал для быстрой настройки голоса перед выступлениями.

Упражнения повторить 2–3 раза.

Общее время выполнения 6 упражнений — 15–30 мин.

Дополнительные рекомендации

Основная ошибка при выполнении этого упражнения — переход на «пение» и соответствующее этому подключение голосовых связок. Смысл же упражнения — в интонировании примарного тона. Нельзя также произносить никаких членораздельных звуков (мы еще находимся на доречевом уровне!). Если связки все-таки подключаются, нужно прекратить выполнение упражнения и сделать первое упражнение из второго урока — заново запустить примарный тон. Затем вновь переходить к интонированию.

Для правильного выполнения упражнений интонирования необходимо использовать мысленный образ — как можно отчетливей представлять себе соответствующую ситуацию. Без внутреннего наполнения голос останется «сухим» и невыразительным. В этом, как вы помните, и состоит третий «секрет» освобождения голоса.

Урок, посвященный интонированию, я считаю самым важным в методике. Соответственно, я работал над ним особо и посвятил именно ему львиную долю от общих временных затрат на изучение методики. Переходить к следующим урокам я рекомендую только после того, как все упражнения этого урока будут получаться у вас практически идеально (проверка — 3 способа получения обратной связи). Причем не только в статическом положении тела, но и во время неспешной ходьбы. Так как громкость при выполнении этих упражнений не требуется, то заниматься можно вполне комфортно, просто прогуливаясь в ближайшем парке.

Поздний вечер. Идет девушка по лесу. Вдруг слышит:

— Стоять!!!

Она останавливается.

— Лежать!!! Ползком ко мне!

Девушка в ужасе ложится и ползет туда, откуда был слышен голос. Выползает на полянку, видит — там мужик:

— Девушка! Вам что, плохо? Я тут с собакой занимаюсь, смотрю — вы ползете!

Возможно и дальнейшее совершенствование в рамках этого же урока. Я, например, впоследствии смог отказаться от постоянного использования руки на груди и руки на голове, так как стал ощущать наличие вибрации и без этих посредников.

Глава 6. ПЕРЕХОДНЫЙ ЭТАП ОТ ДОРЕЧЕВОГО К РЕЧЕВОМУ УРОВНЮ

Урок 4. МЕЖДОМЕТИЯ

Общие указания

Наиболее тесно с интонированием, которым мы занимались на предыдущем уроке, связаны междометия. Междометия — это уже речь, но речь своеобразная. Это своеобразный язык эмоций, который является переходным этапом от доречевого к речевому уровню звукоизвлечения. Все междометия интонационно окрашены, но, в отличие от интонаций, которые мы уже освоили, требуют включения артикуляционного аппарата, а следовательно, и произвольной, поперечно-полосатой мышечной системы. Мы знаем, что эта система антагонистична гладкой мышечной системе и является главным препятствием при восстановлении голоса, присущего нам от рождения. Как преодолеть это противоречие? Выход только один — воспользоваться выработанными на предыдущих уроках навыками расслабления этой произвольной мускулатуры и акцентировать свое внимание на расслаблении мышц артикуляционного аппарата и гортани.

Все мышцы гортани, а также язык и губы должны быть расслаблены и на начальном этапе выработки навыка должны оставаться под контролем сознания. В процессе работы с междометиями нужно стараться увеличивать длительность последнего звука, проговаривать междометия как бы нараспев, не теряя при этом контроля за интонацией. Все междометия начинаются с гласного звука, произнесение которого требует разной степени «раскрытия гортани». Непонимание этого приводит к широкому открытию рта, а следовательно, к «закрытию гортани» и зажатости голоса.

Подготовительные упражнения

Для подготовки к упражнениям четвертого урока выполняем комплекс из всех известных упражнений в сокращенной форме, уделив этому 5 минут. Все междометия произносятся в трех положениях рта, которые мы усвоили уже на первом уроке, при этом исключается положение с зажимом носа.

Не забываем применять все три способа получения обратной связи. Свободной рукой помогаем интонированию, подыгрывая себе жестами сообразно эмоционально-смысловому значению междометия.

Минимальное время выполнения каждого упражнения — 30 сек.

Начинать упражняться удобней с нейтральной гласной «Э». «А» — гласная самая широкая, «У» — гласная самая глубокая. В голосе новорожденного мы слышим «УА-УА». Это свидетельствует о том, что трахея работает в двух основных режимах: «У» — глубины, «А» — ширины.

Основные действия

Упражнения выполняем в замедленном темпе.

Упражнение 1. ЭЙ — возглас, с помощью которого подзывают, окликают.

Напоминаем, что минимальное количество повторений в каждом положении — 8. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 2. ЭЙ-ЭЙ-ЭЙ (Эйеееэй) — на одном дыхании. Продолжительность выдоха увеличивается. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 3. ОЙ — выражение испуга, удивления, боли. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 4. ОЙ-ОЙ-ОЙ (Оёёй) — на одном дыхании. Продолжительность выдоха увеличивается. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 5. АЙ — может выражать самые разные чувства: испуг, боль, упрек, порицание, удивление, одобрение, насмешку. Поэкспериментируйте с различными интонациями. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 6. АЙ-АЙ-АЙ (Айяяй) — на одном дыхании. Продолжительность выдоха увеличивается. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 7. АУ — восклицание, которым перекликаются в лесу, чтобы не потерять друг друга. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Минимальное время выполнения всего урока 15 минут.

Три гнома — Эй, Ай и Ой — вышли на прогулку в красной, зеленой и синей рубашках. Туфли на них были таких же цветов. У Эя цвет рубашки и туфель совпадал. У Оя ни туфли, ни рубашка не были красными. Ай был в зеленых туфлях, а в рубашке другого цвета. Как были одеты гномы?

Ирина Денисова:

«Благодаря упражнениям этого урока голос стал глубже, добавились полутона, стал звучать ярче. Отрабатываются короткие междометия, но благодаря умению управлять голосом на практике понимаешь, что даже коротенькое слово может звучать со множеством смыслов».

Дополнительные рекомендации

При работе с этими междометиями и частицами фантазируйте, интонируйте с разными эмоциональными оттенками, но при этом не забывайте о «трех китах»: 1) об «открытии гортани», 2) о мышечном расслаблении, и в первую очередь расслаблении мышц гортани, 3) о «малом» дыхании.

Несмотря на то что в каждом «протяжном» упражнении в явном виде написано, что делать его нужно «на одном дыхании», самой распространенной ошибкой при их выполнении остается прерывание звука. Вместо слитного «Айяяй», например, часто приходится слышать «ай-ай-ай», как будто производится спонтанный спуск по лестнице.

А основное внимание при выполнении этого упражнения я всегда обращаю на работу с окончанием звуковой фразы, на произнесение звука «Й». Вообще то, как мы заканчиваем свои фразы, очень важно для качества их восприятия окружающими. Здесь действует тот же самый закон, который применим ко всем объектам природы: всякий процесс имеет рождение, зрелость и завершение (см. рис. 6)

Рис 6. Композиция

И роли каждого из этих элементов различны. Если мы говорим о публичном выступлении, то вступление нужно, что-бы подготовить благожелательную почву для восприятия информации, которая будет «выдана» в основной части, а заключение формирует эмоциональный след, который оставит выступление, как бы окрашивает полученную информацию в цвета «приязни» или «отторжения». И чем мягче и «нежнее» заканчивается выступление, тем более положительную окраску оно получает.

Точно так же происходит и с произнесением отдельной туковой фразы. Если мы заканчиваем фразу плавно, «нежно» уменьшая громкость, сохраняя при этом богатую тембровую окраску, то окружающие отзовутся о ней как о красивой, она произведет на них хорошее впечатление, вызовет доверие. И сравните то же самое, сказанное в виде военной команды, с обрезанным окончанием (см. рис. 7). В армии это делается специально — чтобы оборвать общение, не допустить дальнейшего, после отдачи команды, обсуждения. Как вам кажется, сможет ли человек, разговаривающий подобным образом, настроить вас на разговор по душам?

Рис 7. «Сломанная» композиция

Звук «Й» в междометиях как нельзя лучше подходит для тренировки такого гармоничного окончания. Постарайтесь сознательно его потянуть, сделать завершение звуковой фразы как можно более мягким. Так, чтобы даже нельзя было четко сказать, когда фраза уже закончилась. Плавное окончание звучания каждого слова — залог правильной дикции и один из секретов «сексуального голоса».

Юлия Дьякова:

«Эти упражнения можно украсить с помощью собственного воображения. Голос сам «открывается», если представить горы или бескрайнее поле и то, как звук продолжается чистейшим эхо или же медленно «протягивается» вдаль и даже горизонт ему не предел и не препятствие. В моем же случае это, конечно, неповторимые по своей энергетике горы Тянь-Шань, рядом с которыми я выросла».

Глава 7. РЕЧЕВОЙ УРОВЕНЬ

Урок 5. НАИБОЛЕЕ УДОБНЫЕ СЛОВА И ФРАЗЫ

Общие указания

Предыдущие четыре урока, составившие доречевой уровень, подготовили ваш голосовой аппарат (путем расслабления произвольной мускулатуры, настройки дыхания, «открытия гортани», установления примарного тона и выработки навыков интонирования) к речевой работе. Без этого подготовительного этапа, без создания своего рода фундамента речи, попытки научиться управлять своим голосом были бы обречены на неудачу.

Пятый урок посвящен применению уже освоенных техник для произнесения слов. Урок разделен на две части. В первой мы работаем с четырьмя словами: «Анна», «Ханна», «Гханна» и «Ганна». Во второй — с простейшими фразами, состоящими из двух слов, что позволяет уделить особое внимание работе с придыханием.

Как легко заметить, разница в произношении слов первой части — только в первом звуке («Л», «X», «ГХ» и «Г»). С какой целью установлена эта разница? Все четыре звука имеют как общие, так и различные свойства. Общее их свойство состоит в том, что произносятся они в глубине гортани, в том месте, где происходит «открытие гортани». Различие — в степени участия произвольной мускулатуры при их произношении.

В первом случае («А») идет чистый звук при самом широком открытии глотки. Во втором («Х») — чуть зашумленная струя воздуха. В третьем («ГХ») — эта струя идет с голосом. Во втором и третьем случаях дело обходится без активного участия корня языка («г» и «х» — это заднеязычные, задненебные согласные). В четвертом случае («Г») в формировании звука в стандартной механической модели звукоизвлечения активно участвует корень языка. Он смыкается со стенкой гортани, и звук носит взрывной характер. Наша задача — научиться произносить «Г» без этого взрыва, оставляя гортань открытой.

В украинском языке звука («Г»), который бы запирал гортань и прерывал связь трахеи и гортани, нет. Поэтому голоса у украинцев более звучные в прямом смысле: при произнесении украинского «Г» звуковая струя не прерывается. Русский заднеязычный звук «Г» в привычном исполнении на мгновение гортань закрывает. Однако если научиться этот звук произносить с «открытой гортанью», то навык «открытия гортани» можно быстро закрепить, а это половина успеха в восстановлении природной постановки голоса. Этот навык переводит всю артикуляционную систему изо рта (язык, зубы, губы и т. д.) в гортань. А это значит, что вся речь ставится на дыхание и увеличивается сила звука, интонационная составляющая и дикция.

Подготовительные упражнения

Время на настройку голосового аппарата — 5 мин. Добиваемся качественного примарного тона и начинаем «звать медсестру».

Основные действия Слова

Минимальное количество повторений одного упражнения — 8 раз.

Представим, что ту медсестру, к которой мы обращались, зовут Анна. Затем мы зовем девушку по имени Ханна, затем — Гханна (звук «ГХ» — украинский вариант русского «Г») и Ганна. Согласная «Н» — сонорная и, следовательно, тучная. Полезность этой согласной состоит и в том, что она тренирует тонкую координацию языка — ведущего артикуляционного органа речи. Гласная «Л» требует самого широкого «открытия гортани». Звуки «Х» и «ГХ» тренируют, кроме «открытия гортани», также и контроль плавности выдоха. Урок можно считать выполненным только тогда, когда звук «Г» в слове «Ганна» будет произноситься с полностью открытой гортанью.

Упражнение 1. Анна! Слово «Анна» произносим на восходящей интонации (интонация просьбы). Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 2. Ханна! Слово «Ханна» произносим с интонацией просьбы, как и в первом упражнении. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 3. Гханна! (звуком «ГХ» будем обозначать украинский фрикативный звук «Г»). Произносим слово «Гханна» в украинском варианте. Используем интонацию просьбы. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта. I

Упражнение 4. Ганна! Слово «Ганна» произносим в русском варианте и с интонацией просьбы. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Суммарное минимальное время выполнения цикла из трех слов — около 5 мин. С паузами между упражнениями оно составляет 6–7 мин.

Фразы

Предлагаемые четыре упражнения отличаются от четырех предыдущих двумя особенностями:

1. После каждого слова необходимо делать придыхание.

2. Кроме тонкой координации движений языка (согласная «Н»), включается координация губ (согласная «М»). Таким образом, в этих упражнениях активно участвуют все системы образования речевых звуков (челюсть, гортань, кончик языка и губы). За счет простоты этих упражнений и достигается тонкая координация всей артикуляционной системы.

Упражнение 5. Анна! — Гамму! Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 6. Ханна! — Гамму! Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 7. Гханна! — Гамму! Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Упражнение 8. Ганна! — Гамму! Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта.

Суммарное минимальное время, затрачиваемое на пятый урок, 15–30 мин.

Дополнительные рекомендации

Рекомендую сконцентрироваться на протягивании в последнем слоге каждого слова (Ганна-а-а, Гамму-у-у). Это позволяет облегчить правильное произнесение сложного звука «Г».

Интонация просьбы не является строго обязательной (далеко не всем нравится представлять себя на больничной койке, подзывающим медсестру). Просто эта интонация наиболее легка в исполнении. Вы же можете делать это упражнение с любой интонацией по собственному желанию. Соблюдайте только одно условие: на протяжении всего выполнения урока (15–30 минут) используйте только одну интонацию (в противном случае интонацию очень тяжело проработать, теряется фокус внимания и она начинает «плыть»).

Эля Преображенская, студентка:

«Очень интересные упражнения, в них подобраны разные по смыслу слова, однако когда начинаешь прорабатывать их, понимаешь, что звуки извлекаются по единому принципу. И слова получаются такими благозвучными, что сам испытываешь наслаждение при их произнесении».

Лекция на филфаке. «В английском языке, — говорит профессор, — двойное отрицание дает утверждение. В других языках, например в русском, двойное отрицание все равно обозначает отрицание. Но нет ни одного языка, в котором бы двойное утверждение обозначало отрицание». Голос с задней парты: «Ага, конечно».

Урок 6. СЛОВА ДЛЯ ЗАКРЕПЛЕНИЯ НАВЫКА

Общие указания

Слова, которые предлагаются для закрепления навыка, сгруппированы по принципу от простого к сложному: от «легких» гласных «А» и «У» к более сложным «О», «Э», «И» и от гласных к согласным.

Мы только осваиваем речевой уровень, поэтому в данном упражнении основной упор сделан именно на сонорные согласные, так как они позволяют облегчить (и, соответственно, ускорить) процесс обучения и дополнительно развивают «певучесть» речи.

Для тренировки же трахеи наиболее предпочтительны слова, которые начинаются с гласных, особенно с «А» и «У».

Подготовительные упражнения

По минуте открываем гортань в статике и динамике и «запускаем» примарный тон. Для разнообразия и для дополнительной тренировки я рекомендую на разминке использовать иногда и интонационные упражнения. Наиболее быструю подстройку, на мои взгляд, позволяют сделать выполненные по минуте «баю-бай» (см. урок 3) и «шаляпинская распевка» («а-а-а-а», см. там же).

Основные действия

Начинаем с гласных, каждое слово произносим в трех основных положениях (закрытом, полуоткрытом, открытом), помним про обратную связь.

1. «А» (широта голоса). Аллилуйя, Алла, Анна, ага, агу, агония, алое, аминь, аналой, аул, аум (11 слов).

2. «У» (глубина голоса). Уголь, угу, умный, уния, юла, юнга, юный (7 слов).

3. «О», «Э», «И». Ольга, Оля, Элла, Эмма, Инга. Для работы с гласными «И-Ы» произносим: Инга! — придыхание — иглы! (6 слов).

Второй важный признак благозвучности слов — это наличие в них сонорных согласных («м», «н», «л»).

4. «М». Мама, манна, монна, Му-му, мулла, мыло, Мила, мимо, мина (9 слов).

5. «Н». Нана, Нона, нума, Нелли (произносится как Нэлли), Неля (произносится как Нэля) (5 слов).

6. «Л». Лама, лань, Лола, лунный (4 слова).

Теперь можно перейти к более сложному, но принципиально важному «Г»:

7. «Г». Гамаюн, гармония, галлон, галлы, гунны, гуманный, гуга, гули-гули (8 слов).

Всего — 50 слов или 50 маленьких упражнений.

Среднее время произношения одного слова — 2 секунды.

Суммарное минимальное время выполнения шестого урока — 35 минут.

Дополнительные рекомендации

Слова «аллилуйя», «гамаюн», «гармония» — чемпионы по благозвучию. Над ними полезно работать отдельно.

В случае, если основная ваша проблема — высокий голос, Владимир Павлович советует больше тренироваться в произнесении звука «У». Это может быть как просто пропевание этой гласной, так и целенаправленное смещение акцента при работе со словами на слова, содержащие этот звук. На мой взгляд, наиболее удачные слова для этой цели: «ау» (особенно в «лесном» варианте), «угу», «аллилуйя».

Замечу, что не стоит забывать и про такую замечательную гласную, как «Ю» (звук «ЙУ»). Благодаря тому, что эта гласная образуется как комбинация звуков «Й» и «У», при работе с этой гласной присутствуют все положительные аспекты звука «У». А предшествующий ему звук «И» позволяет «войти» в него гораздо мягче и гармоничней. «Й» сглаживает переход от тишины к произнесению сильного трубного звука «У».

Кроме этих 50, могут быть и другие слова, и вы можете подобрать их самостоятельно. Важно только соблюдать основные принципы: принцип «от простого к сложному» и принцип наличия сонорных согласных.

После того, как вы в совершенстве овладеете этими словами, очень полезно будет самостоятельно составить еще один урок, посвященный взрывным (например, «б» и «п») и шипящим («щ», «ш», «ч», «ц») согласным. Технология та же самая — от простого к сложному. Начать стоит со слов, которые будут начинаться на «легкие» гласные и содержать минимальное количество проблемных согласных (например, «аббат», «убой», «очки», «ибо»). А заканчивать более сложными словами, которые будут начинаться со сложных согласных и содержать большое их количество (например, «щелкать», «щучка», «папа», «баобаб» и т. д.).

Особое внимание при выполнении «словарного» урока я рекомендую уделять плавному окончанию слов. Бархатистые, неспешные окончания слов делают речь более мягкой, улучшают дикцию и свидетельствуют о спокойствии и уверенности в собственных силах произносящего их человека. И, кстати, существенным образом способствуют росту популярности такого человека у противоположного пола.

Мужик пошел в тайгу на охоту. Заблудился. Ночь. Холод. Страшно. Стоит, орет:

— Ау-у-у! А-у-у! Помогите! Есть тут кто-нибудь?

Вдруг чувствует, кто-то сзади за плечо трогает. Оборачивается — там огромный медведь:

— Ну я есть! Легче стало?

Урок 7. ФРАЗЫ ДЛЯ ЗАКРЕПЛЕНИЯ НАВЫКА

Общие указания

В этом упражнении мы закрепим навык, полученный при произнесении коротких фраз, и освоим длинные полноценные фразы. Урок состоит из трех небольших фраз и забавных диалогов. Слова в этих фразах подобраны специальным образом так, чтобы всего в трех упражнениях можно было проработать всю основную фонетику.

Когда вы будете работать с упражнениями этого урока, ваша задача будет состоять не только в произнесении длинных фраз, но и в том, чтобы выдерживать при этом вопросительные и утвердительные интонации. Каждое упражнение, каждый диалог состоят из двух одинаковых (по лексическому составу) фраз, первую из которых нужно произносить с вопросительной интонацией (обязательно представляйте, кому именно вы задаете вопрос), а вторую — с утвердительной. В конце вопросительного предложения тон нужно повышать, а в конце утвердительного — понижать (см. рис. 8).

Рис 8. Вопросительные и утвердительные интонации

Подготовительные упражнения

Процедура стандартная. Однако так как вы уже опытные «говоруны», вы можете попробовать ограничиться «шаляпинской распевкой» (четыре повышения тона с произнесением «а-а-а-а»), произнесенной несколько раз. Если все виды обратной связи (рука на груди, рука у рта, рука на темени) сигнализируют вам о правильном выполнении упражнения, то смело переходите к основной части. Если нет, не расстраивайтесь и проведите обычную разминку. Все придет в свое время. В конце разминки обязательно делайте «шаляпинскую распевку». Таким образом вы сформируете у себя нужный стереотип и в будущем сможете «распеваться» буквально за несколько секунд.

Основные действия

Упражнение 1. Вопрос: ГАГА ГОГУ ГЭГУГЫ? Ответ: ГАГА ГОГУ ГЭГУГЫ. Вопрос и ответ произносятся подряд. Между ними — придыхание. Придыхание можно также делать и после второго слова (чем чаще мы делаем придыхание, тем выше качество речи). Ударение делаем на третьем слове. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта по 8-16 раз.

Упражнение 2. Вопрос: УГАНДА У ГАНГА? Ответ: УГАНДА У ГАНГА. Ударение на слове «Ганга». После слова «Уганда» желательно делать придыхание. Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта по 8—16 раз. В этом упражнении можно использовать образы «учителя географии» и «ученика». Вы, кстати, как считаете, действительно Уганда находится рядом с Гангом?

Упражнение 3. Вопрос: УЛЯ У ЮЛИИ? Ответ: УЛЯ У ЮЛИИ. Ударение делаем на слове «Юлии». Попробуйте выполнять упражнение с придыханием после «Уля» и без. Почувствовали ли вы разницу? Выполняем в закрытом, полузакрытом и открытом положениях рта по 8—16 раз. Возможный образ: один из родителей уточняет у другого, где находится их дочь. Попробуйте и «папину», и «мамину» интонации (такая игра делает занятия более интересными, стимулирует работу с образами и тренирует у вас способность лучше (и осознанней) выражать свои чувства и эмоции).

Дополнительные рекомендации

Работая с придыханием, важно помнить, что сила вдоха и сила выдоха связаны напрямую. Чем сильнее мы вдыхаем, тем, чисто рефлекторно, сильнее мы выдыхаем. Поэтому, если мы хотим, чтобы наш выдох был незаметным, а дыхание «малым», нам необходимо следить и за тем, чтобы вдох был как можно меньше. Чтобы после вдоха в легких оказывалось воздуха только чуть-чуть больше, чем в положении равновесия (когда в легких столько воздуха, что при расслаблении всей произвольной мускулатуры воздух и не входит в легкие, и не выходит самопроизвольно). Если же мы будем сильно вдыхать или сильно выдыхать, то тем самым мы станем раскачивать «маятник дыхания» и потеряем все резонансные эффекты.

Рис 9. Положение легких при вдохе и выдохе

В три часа ночи в квартире раздается телефонный звонок:

— Алло! Извините, я вас не разбудил?

— Конечно, разбудил!

— Тогда извините еще раз великодушно. Я уж лучше перезвоню вам утром. А то вы сейчас в плохом настроении… Я по голосу чувствую…

Юлия Дьякова:

«Занятия могут показаться скучными в силу своей монотонности. Даже на начальном этапе не надо сдерживать себя от желания поимпровизировать. Можно придумывать слова, создающие настрой на победу, или просто забавные фразы, которые вносят в упражнение элемент игры и заставляют улыбнуться, а это еще и снимает напряжение. Мне, например, помогали не сдаваться такие фразы, как «говорю свободно», «убегай — догоню» и др.

Для тех, кто учит иностранный язык, можно совмещать приятное с полезным — заучивать новые слова в «режиме» голосовых упражнений. Но это можно позволить себе только тогда, когда в процессе занятий уже достигнута определенная уверенность. На начальном же этапе особенно важна концентрация внимания на упражнении, а не на восприятии новой информации».

Виктор Белов:

«Этот урок мне понравился больше всего. Довольно просто и эффективно ставится интонация вопроса-ответа. Именно эти упражнения я использую при подготовке к переговорам, чтобы вопрос звучал именно вопросом, утверждение — утверждением, ответ — ответом».

Глава 8. РАБОТА С ТЕКСТАМИ

Новые возможности, которые открывает умение работать с текстами

Работа с текстами — заключительный этап работы в рамках речевой ступени методики Владимира Павловича Багрунова. От живой речи он отличается тем, что здесь мы прорабатываем конкретный, жестко фиксированный текст, а в обычном разговоре употребляем большой набор произвольных фраз и слов. И это тоже элемент применения принципа «от простого к сложному». Ведь, согласитесь, освоить конкретный текст, научиться произносить его правильно существенно легче, чем достигнуть того уровня, когда правильно произносится любая фраза и любое слово.

Однако эта работа — последняя ступенька на пути к живой речи. Когда вы освоите предложенный для упражнения текст, уже с уверенностью можно будет сказать, что достигли соответствующего уровня. Хотя, конечно, нет предела совершенству. И чем большее количество текстов вы освоите тем методом, который вам будет предложен ниже, тем лучше. И, кстати, тем быстрее и легче вам будет даваться каждый следующий текст.

С другой стороны, освоение методики работы с конкретными текстами помимо развития и закрепления психоакустической модели говорения дает и дополнительную эстетическую и практическую пользу. С эстетической точки зрения оно позволяет в совершенстве освоить искусство разговорного жанра (чтение со сцены стихов и прозы) и является составной частью методик певческой ступени. С практической точки зрения эту методику можно применять в бизнесе: при подготовке к презентациям, в работе на выставках, при постановке фирменных «речевых блоков»***, при работе на телефоне.

Урок 8. СВЯЗАННАЯ РЕЧЬ (НАЧАЛО РАБОТЫ НАД ЭТАЛОННЫМ ТЕКСТОМ)

Общий обзор заключительного этапа речевой ступени

Для работы на этом этапе Владимир Павлович Багрунов выбрал отрывок из трагедии Гёте «Эгмонт». Этот текст многократно доказал свою эффективность на тренингах и при самостоятельной методической работе. Помимо того что текст содержит уникальный фонетический ряд, он также является успокаивающим, приводит к релаксации (расслаблению), необходимой для лучшего управления голосом и артикуляционной системой. К тому же релаксирующее свойство этого текста в дальнейшем можно использовать для быстрого снятия напряжения, а также для борьбы с бессонницей. Я сам, если оказываюсь к вечеру несколько перевозбужденным, частенько практикую произнесение этого текста перед сном. Этот успокоительный эффект подтверждают и мои ученики.

Вера Крайнова:

«Прочитав этот текст первый раз, я не сразу поняла его смысл (и есть ли он вообще?). Но в тексте явно звучит мелодия, тихая и умиротворяющая. Когда читаешь текст после прохождения всех упражнений курса, понимаешь, что теперь эту мелодию передаешь собственным голосом. Просто-таки мистические слова спрятаны в сладостном сне».

Текст, который вам предстоит проработать, представляет собой грезы Эгмонта — французского поэта, осужденного на казнь:

«Сладостный сон, ты приходишь, как чистое счастье: без зова, без мольбы, сам собою. Мысли теряют связь, смешиваются в одно, образы радостей и скорбей. Беспрепятственно льется волна тайных гармоний. Желанное безумие охватывает нас, и мы погружаемся в небытие».

Работа с текстом по методике Багрунова состоит из нескольких частей. Начинается она с выделения в тексте пауз, в которых необходимо делать придыхание. Паузу будем обозначать вертикальной черточкой «|». Помним, что, чем больше придыханий нам удастся сделать, тем меньше воздуха нам придется набирать и тем ближе к идеальному равновесному состоянию будет находиться наша дыхательная система. Поэтому придыхания необходимо делать во всех местах, где есть смысловые микропаузы (обычно микропаузы возникают на знаках препинания и перед союзами, однако в пафосной речи паузами, бывает, подчеркивается смысл практически каждого слова). В данном случае у нас получается следующая «разбивка»:

«Сладостный сон, | ты приходишь, | как чистое счастье: без зова, | без мольбы, | сам собою. | Мысли теряют связь, | смешиваются в одно, | образы радостей | и скорбей. | Беспрепятственно льется волна тайных гармоний. | Желанное безумие охватывает нас, | и мы | погружаемся в небытие».

После этого необходимо проставить везде ударения (правильные ударения указаны в тексте упражнений) и с каждым из этих 14 фрагментов провести в дальнейшем отдельную самостоятельную работу, которая будет состоять из 12 этапов. Дополнительное отличие от предыдущей работы: помимо трех основных базовых режимов мы добавим еще и мысленное проговаривание.

Повторим три основных положения:

1. Рот закрыт. Гортань открыта (кадык опущен). Одна рука — на груди, вторая рука (ладонь) — на голове. При этом положении происходит идеальное соединение грудного и головного резонаторов. Дыхание — во «второй нос».

2. Рот полузакрыт (зубы сомкнуты, губы разомкнуты и активны, голос звучит сквозь зубы). Гортань открыта (кадык опущен). Дыхание — во «второй нос». В этом случае голос очень близок к естественному.

3. Рот открыт (губы разомкнуты, зубы разомкнуты, но так, чтобы мизинец не проходил). Гортань открыта (кадык опущен). Дыхание — во «второй нос».

Рука на груди. Внимание сосредоточено на недопущении физического напряжения и на вибрационных ощущениях в груди.

Орфоэпия (особенности произношения учебного текста)

При произнесении слов и фраз этого текста нужно помнить и соблюдать основные правила орфоэпии русского языка.

«Сладостный сон» произносится как «Сладосный сон», буква «т» не произносится (правило: сочетание «стн» произносится как «сн»).

«Чистое счастье». Произносится: «Чистае щасьтье» (правило: безударные гласные произносятся не так, как гласные под ударением, сочетание «сч» произносится как «щ»). Произносятся так, как пишутся, только ударные гласные. На ударную гласную приходится вся информационная нагрузка слова. Желательно на ударных гласных затягивать звук, произносить текст несколько нараспев, в декламационном стиле. Это будет способствовать закреплению новой психоакустической модели голоса. Общее правило произнесения безударных гласных: чем дальше они от ударной гласной, тем больше их отличие от звучания в ударном положении.

Подготовительные упражнения

Опускаем кадык, освобождаем гортань и «запускаем» примарный тон. Внимание! На первых порах при работе с текстом внимание часто будет рассеиваться и, возможно, грудной и головной резонанс будут пропадать. В этом случае сразу же остановите выполнение упражнения и произведите дополнительную подстройку примарным тоном.

Основные действия

Фрагмент 1: «Сладостный сон»

Двенадцать этапов работы с первым фрагментом:

1. Мысленное проговаривание фрагмента (создание модели) — 8 раз.

2. Проговаривание с закрытым ртом — 8 раз. Следим за ударениями в словах, устанавливаем четкий ритм фрагмента.

3. В этом ритме произносим текст, используя вместо слов звуки — «А» и «ХА».

Это выглядит так: АХА-ХА-ХА (с закрытым ртом). Будем называть это формулой текста. Ударение ставится на первом и последнем «А» (выделено жирным) — 8 раз.

Это делается для подготовки максимального «открытия гортани».

4. То же самое с полузакрытым ртом — 8 раз.

5. То же самое с открытым ртом — 8 раз.

6. Произносим текст, используя звук «/». Выглядит так: АГА-ГА-ГА. Сначала делаем это 8 раз с закрытым ртом. Помним про ударения.

7. То же самое с полузакрытым ртом — 8 раз.

8. То же самое с открытым ртом — 8 раз.

9. Произносим сам фрагмент текста — «Сладостный сон» — с закрытым ртом — 8 раз.

10. То же самое с полузакрытым ртом — 8 раз.

11. То же самое с открытым ртом — 8 раз.

12. То же самое с открытым ртом — 8 раз.

Двенадцатый этап отличается от одиннадцатого тем, что первый раз мы произносим фрагмент в привычной манере, а во второй — с пафосом, т. е. торжественным тоном. Применение этого приема приводит к усилению голоса (без потери «тембральных красок») за счет психического фактора. Таким образом, происходит закрепление психоакустической модели голоса: «Вся сила голоса — в интонации» (Ф. И. Шаляпин).

Денис Барабаш:

«В «связанной речи» обнаруживаются приобретенные навыки. При выполнении упражнения появляется здоровый азарт: «Как же классно у меня получается». Упражнение трудное, но оттого только больше желание сделать его идеально».

Фрагмент 2: «Ты приходишь»

12 этапов такой же работы, как и с первым фрагментом. Формула текста — АХА-ХА-ХА (ударение на третьем «А»).

Фрагмент 3: «Как чистое счастье»

Те же 12 этапов. Формула текста — АХА-ХА-ХА-АХА (ударение на втором и пятом «А»).

Фрагмент 4: «Без зова»

12 этапов. Формула текста — АХА-ХА (ударение на втором «А»).

Фрагмент 5: «Без мольбы»

12 этапов. Формула текста — АХА-ХА (ударение на третьем «А»).

Фрагмент 6: «Сам собою»

12 этапов. Формула текста — АХА-АХА (ударение на первом и третьем «А»).

Работа с фразой

Теперь соединяем все шесть фрагментов вместе и работаем со всем отрывком целиком. Помним, что вертикальная палочка означает придыхание.

Повторяем текст урока не менее 8 раз в трех положениях рта: «Сладостный сон, | ты приходишь, | как чистое счастье: | без зова, | без мольбы, | сам собою».

После этого при открытом положении рта дополнительно произносим весь отрывок так, как будто мы его декламируем со сцены, то есть делаем это с максимальным пафосом, торжественно и специально растягивая отдельные слова. Это приведет к усилению голоса (без потери тембральных красок) за счет психического фактора и, в свою очередь, к закреплению психоакустической модели голоса.

Суммарное время работы над этим отрывком составляет 30–40 минут, включая упражнения для настройки голоса. Обязательна постоянная подстройка примарного тона.

Дополнительные рекомендации

Работа со словом требует терпения. Именно такую работу над каждым звуком Шаляпин сравнивал с работой ювелира по обработке металла. Работа над этими шестью маленькими фрагментами требует не менее 5–6 часов (если по полчаса в день, то в течение примерно двух недель).

Главное здесь — не спешить и помнить, что вы занимаетесь работой по замене физической модели голоса на психоакустическую. При произнесении текста необходимо следить не за голосом, а за расслаблением всех мышц, за неподвижностью нашего главного «врага» — диафрагмы, а также следить за смыслом произносимого текста. Сам текст имеет ярко выраженный релаксирующий характер и поэтому облегчает расслабление мышечной системы. С этим текстом легко засыпается. Надо мысленно несколько раз произнести эти первые шесть фрагментов — и сладостный сон придет к вам, как чистое счастье.

Служащий — шефу:

— Я работаю у вас на полставки и поэтому прошу кричать на меня вполголоса.

Урок 9. ПРОДОЛЖЕНИЕ РАБОТЫ НАД ТЕКСТОМ (ФРАГМЕНТЫ 7-10)

Общие указания

В целом этот урок является простым продолжением предыдущего и полностью ему аналогичен. Если вы добились при выполнении восьмого урока качественного исполнения отрывка, то этот урок должен пройти у вас на ура. Появившийся у вас навык работы с текстом должен позволить вам существенно сократить время работы над текстом. По моим наблюдениям, если освоение восьмого урока заняло у вас две недели, то девятый вам, скорее всего, удастся «одолеть» за неделю (при условии ежедневных занятий) или даже быстрее.

Подготовительные упражнения

Полностью аналогичны подготовке к восьмому уроку. Стараемся полностью перейти на разминку с помощью «шаляпинской распевки».

Перед переходом к основной части урока очень рекомендую несколько раз повторить отрывок из предыдущего. Произнесите отрывок из первых шести фрагментов по 1–2 раза в закрытом, полуоткрытом и открытом положениях рта:

«Сладостный сон, | ты приходишь, | как чистое счастье: | без зова, | без мольбы, сам собою».

Основные действия

Все фрагменты прорабатываем в 12 этапов:

1 — мысленное проговаривание;

2 — проговаривание фрагмента с закрытым ртом,

3, 4, 5 — проговаривание в трех базовых положениях рта «А-ХА»-модификации отрывка;

6, 7, 8 — проговаривание в трех базовых положениях рта «А-ГА»-модификации отрывка;

9, 10, 11 — проговаривание в трех базовых положениях рта немодифицированного текста;

12 — пафосное, «театральное» проговаривание.

Фрагмент 7: «Мысли теряют связь»

Те же 12 этапов. Формула текста — АХА-АХАХА-ХА (ударение на первом, четвертом и шестом «А»).

Фрагмент 8: «Смешиваются в одно»

Те же 12 этапов. Формула текста — АХАХАХАХА-АХА (ударение на первом и последнем «А»).

Фрагмент 9: «Образы радостей»

Те же 12 этапов. Формула текста — АХАХА-АХАХА (ударение на первом и четвертом «А»).

Фрагмент 10: «И скорбей»

Те же 12 этапов. Формула текста — АХАХА (ударение на втором «А»). Очень часто встречающаяся ошибка — ударение на последнем слоге, обратите внимание: правильным является ударение на первый слог.

Работа с фразой

Урок заканчивается проговариванием всего отрывка по 2–8 раз (по желанию, ведь, в конце концов, любой текст, какой бы красивый он ни был, может сильно надоесть) в трех основных положениях:

«Мысли теряют связь, | смешиваются в одно, | образы радостей | и скорбей».

Дополнительные рекомендации

Особо сильный эффект получается тогда, когда после выполнения основной части урока делается небольшой (до получаса) перерыв, после которого в 12 этапов прорабатывается весь отрывок. Несмотря на достаточно высокую сложность этого задания (достаточно тяжело правильно проговаривать «А-ХА> и «А-ГА»-модификации) и его поразительную «занудность», достигаемый при этом результат с лихвой окупает все трудозатраты и существенно ускоряет процесс обучения.

— Слушай, а ты всегда художником был?

— Да кем я только не был! Я даже артистом был! Я играл гениально. Гениально! А вот говорил плохо — дикция. Но одну главную роль я все-таки исполнил.

— И кого же?

— Герасима в «Му-му».

— В кино?

— Не-е, на радио…

Урок 10. ОКОНЧАНИЕ РАБОТЫ НАД ТЕКСТОМ

Общие указания

Вот и приближается завершение освоения текста и работы над речевой ступенью. Этот урок потребует от вас особого внимания, так как в его конце вам предстоит прорабатывать целиком достаточно большие куски текста. Это займет много времени, поэтому постарайтесь для работы над этим уроком выделять времени больше, чем обычно, от получаса до часа. Не забывайте делать небольшие паузы-перемены каждые 15 минут или когда почувствуете, что ваше внимание начинает рассеиваться.

Подготовительные упражнения

Настройка аппарата — 3–5 мин. Повторение заключительной части 7–8 уроков — 5—15 мин.

Для этого повторяем 1 —10-й фрагменты в связном тексте по 4–8 раз в трех основных положениях рта (закрытом, полузакрытом, открытом):

«Сладостный сон, | ты приходишь, | как чистое счастье: | без зова, | без мольбы, | сам собою. | Мысли теряют связь, | смешиваются в одно, | образы радостей | и скорбей».

Особое внимание уделяйте ритму и, соответственно, правильным ударениям. Если сомневаетесь — смело заглядывайте в материал предыдущих уроков.

Основные действия

Новый материал включает в себя фрагменты с 11 по 14-й.

Ориентировочное время работы над ними — 20–30 мин.

Фрагмент 11: «Беспрепятственно льется волна тайных гармоний»

12 этапов. Формула текста — АХАХАХАХА-АХА-ХАХА-АХА-ХАХАХА (ударение в данном случае лучше не высчитывать, а пытаться делать его на слух). Это — самая длинная произносимая на одном дыхании фраза текста. Для упрощения работы ее можно разбить на две части (3 слова + 2 слова), работать с каждой из них отдельно и после усвоения материала эти части можно объединить в одну фразу. Хотя я такую практику не поддерживаю. Так как после такой «склейки» особое внимание приходится уделять тому, чтобы не «рвать» фразу придыханием после слова «волна».

Фрагмент 12: «Желанное безумие охватывает нас»

Формула текста — АХАХАХА-АХАХАХА-АХАХАХАХА-ХА. В работе с этим фрагментом текста ударение также лучше не высчитывать, а пытаться делать его на слух. Насчет разбиения на две части (2 слова + 2 слова) соображения те же, что и для предыдущего фрагмента.

Фрагмент 13: «И мы»

Формула текста — АХА (ударение на втором «А»). После проработки двух очень длинных и потому достаточно сложных фрагментов подряд этот, я думаю, проблем не вызовет.

Фрагмент 14: «Погружаемся в небытие»

Формула текста — АХАХАХАХА-АХАХАХА (ударение на третьем и последнем А).

Работа с фразой

Урок заканчивается слитным проговариванием 11—14-го фрагментов текста. Проработайте полюбившиеся вам этапы работы над текстом (исключить можно только 1-й, 2-й и 6—8-й этапы, но лучше, конечно, выполнить все 12). Хватит ли у вас на это силы воли? (У Шаляпина хватало.)

«Беспрепятственно льется волна тайных гармоний. | Желанное безумие охватывает нас, | и мы | погружаемся в небытие».

Павел Федоров:

«Упражнения этого урока мне давались тяжелее всего: требовалась концентрация и усидчивость, хотелось сразу проскочить дальше и начать работать над полным текстом. Только заставив себя усилием воли заниматься последовательно и отработав упражнения этого урока, понял, что система необходима и без этих упражнений на следующем этапе можно наделать массу ошибок».

Психиатр спрашивает:

— Скажите, бывает ли с вами такое, что вы слышите голоса, но не знаете, кто говорит и откуда?

— Конечно.

— И когда это бывает?

— Когда снимаю трубку телефона.

Урок 11. РАБОТА С ЦЕЛЫМ ТЕКСТОМ

Общие указания

Работа над этим уроком потребует как времени, так и усидчивости. Особое внимание я рекомендую уделять тому, чтобы сохранять сосредоточенность на протяжении всего проговаривания текста (а это 30–40 секунд, что не так уж и мало).

Подготовительные упражнения

Готовиться к выполнению этого урока можно двумя способами. И то, какой вариант выбрать, целиком зависит от вашего желания, количества времени, которым вы располагаете, и тем, какой режим работы вам более привычен.

Можно выбрать вариант «долгой» настройки, когда вы последовательно выполняете по одному упражнению из всех «нетекстовых» (1–7) уроков. Это позволит вам максимально хорошо подготовить свой речевой аппарат и соответствующим образом настроить свою психику. Время такой настройки примерно 15 минут.

Для тех, кому такую обстоятельную разминку делать тяжело или у кого нет на это достаточного количества времени, я рекомендую выбрать второй, быстрый, вариант. Для того чтобы размяться «по-быстрому», достаточно просто сделать несколько раз «шаляпинскую распевку».

Основные действия

Как вы уже догадались, настал черед пропустить через 12 этапов весь текст целиком.

Количество повторений можно варьировать, однако оно не должно быть меньше четырех на каждом этапе. Тогда минимальное время, которое вам на это потребуется, составит порядка 40–45 минут. Более быстрое выполнение урока будет означать, что вы излишне торопились (и, возможно, пожертвовали качеством).

Итак, заключительный аккорд:

Сладостный сон, | ты приходишь, | как чистое счастье: | без зова, | без мольбы, | сам собою. | Мысли теряют связь, | смешиваются в одно, | образы радостей | и скорбей, | Беспрепятственно льется волна тайных гармоний. | Желанное безумие охватывает нас, | и мы | погружаемся в небытие.

Дополнительные рекомендации

В расслабленном, «тягучем» состоянии произнесение всего текста занимает у меня 43–45 секунд. Засеките время, которое оно заняло у вас. Постарайтесь в «пафосном», особо выразительном варианте растянуть этот процесс на минуту. Если вам удастся сделать это, выполнив все основные рекомендации методики, значит, вы стали уже настоящим мастером декламации.

Авторство предлагаемой в этом самоучителе разбивки текста придыханиями, как и расставления ударений, принадлежит В. П. Багрунову. Теперь, когда сам метод вами успешно освоен, вы можете проделать эту работу самостоятельно или что-нибудь в этой разбивке и расстановке изменить. Я, например, ввел для себя дополнительное придыхание в 14-м фрагменте. Как мне кажется, дополнительная пауза перед словом «небытие» добавляет тексту драматизма и выразительности. А дополнительный микровдох перед этим словом позволяет произнести его очень выразительно, сильно (особенно на последней «е») опуская тон вниз. Тем самым очень четко обозначая конец фразы и всего текста.

Попробуйте аналогичным образом проработать еще хотя бы один текст. Вполне разумно будет, если этот текст будет недлинным. Для этого подойдет любимое стихотворение или не очень короткий афоризм.

По мере накопления практики работы с текстами вы будете справляться с ними все быстрее и быстрее. Со временем вы сможете, без потери качества, опускать некоторые этапы. Так, например, для начала можно будет отказаться от проработки одной из модификаций («А-ХА» или «А-ГА»).

Илона Мурашова:

«Занимаюсь по методике второй месяц. Изменения в голосе замечаю и сама, и окружающие: голос «окреп» (при долгом говорении не срывается, в горле не чувствуется дискомфорта, срывов). Когда готовлюсь к докладам — делаю раскладку сообщения на интонационные блоки (как показано в этом уроке) — очень помогает добиваться гладкой, красивой речи».

Программист сидит за компьютером. Жена приносит ему кофе. Тот, не глядя на нее, молча берет чашку, отхлебывает, потом морщится, поворачивается к жене и говорит:

— Я же не люблю без сахара!

— Я знаю, милый, но мне так хотелось услышать твой голос!

На этом практическая часть самоучителя заканчивается. Если вы добросовестно проработали всю методику и последовательно достигли успеха во всех уроках, то смело можете считать, что разбудили свой голос.

В том случае, если вы не поленились и сделали контрольную запись перед началом занятий, то сейчас самое время проделать аналогичную работу и сравнить результат.

Позвоните также своим дальним родственникам или не очень близким знакомым, тем, кто последний раз разговаривал с вами до того, как вы начали заниматься по методике. Я ручаюсь, что они не узнают вас по голосу. Спросите их, что в вашем голосе изменилось, и их ответ будет лучшей наградой за ваши старания.

Теперь, когда вы полностью освоили речевую ступень методики освобождения голоса, вы можете смело пожинать плоды своей работы над совершенствованием голоса. А можете и продолжить его развитие, ведь пределов совершенству не существует. Для этого вы можете периодически выполнять полюбившиеся вам упражнения или даже целые уроки, или же совершить принципиальный шаг вперед и начать заниматься на певческой ступени (следующая глава дает краткое представление об основах певческой методики). В любом случае «Будьте в голосе!»

Глава 9. ОСНОВЫ МЕТОДИКИ ПЕВЧЕСКОЙ СТУПЕНИ ОСВОБОЖДЕНИЯ ГОЛОСА

Главный певческий секрет Шаляпина

Как вы сможете в дальнейшем убедиться, методика певческой ступени такая же, а то и еще проще, чем методика речевой. И секрет тут один — нужно соединить речь с пением, «говорить, как петь, а петь, как говорить».

Если вы уже освоили речевую ступень освобождения голоса, то вам остался только один шаг для освоения пения, только один шаг к тому, чтобы запеть так, как не удается петь многим из тех, кто долгие годы тренирует свой «вокальный голос» по системе классического бельканто.

Для того чтобы этот шаг совершить, вам нужно последовательно, следуя принципу «от простого к сложному», проработать по определенному алгоритму «песенный материал». Этапы этой работы выглядят следующим образом:

1. Импровизация (произвольное пропевание) на основе простого текстового материала, например, на детских сказках (Багрунов очень рекомендует сказки Корнея Чуковского) или на благозвучных стихах (несомненный лидер — незабвенный Александр Сергеевич).

2. Пение песен Окуджавы и других бардов (эти песни отличает вокальная простота, отсутствие сложных музыкальных фраз и высоких нот).

3. Пение популярных песен (я очень рекомендую ранние песни Пугачевой, и еще я, например, очень люблю использовать для занятий песни, которые исполнял Михаил Боярский, хотя по сложности многие из них стоит отнести ко второму этапу).

4. Пение русских народных песен. На этом этапе можно подключить уже и проработку некоторых шаляпинских песен, например, ту же «Дубинушку» (именно ее я обычно демонстрирую тем, кто упорно утверждает, что невозможно петь громко и красиво без опоры на «воздушный столб»).

5. Пение романсов.

6. Пение арий из опер.

К каждому следующему этапу стоит переходить только тогда, когда вы в совершенстве, на 3–5 произведениях, освоите предыдущий. Если же вы сразу попробуете петь романсы, то ничего, кроме разочарования и комплекса неполноценности, не получите. А ведь всего через полгода-год занятий (в зависимости от их интенсивности) вы сможете петь романсы так, что вам позавидуют многие современные исполнители.

Алгоритм, по которому нужно прорабатывать каждое музыкальное произведение, также несложен.

Сначала необходимо хорошенько проработать текст произведения так, как мы это делали на уроках работы с текстами (уроки 8—11-й), добиваясь как можно более высокого уровня декламации. И только после этого переходить к собственно певческой работе.

1. Для начала необходимо как можно лучше ознакомиться с мелодией произведения (этот этап пропускается при работе с немузыкальными произведениями, стихами и сказками). Лучше всего для этого найти так называемую «минусовку» (только музыка, без слов, если у кого-то возникнут проблемы с их приобретением, пишите мне на e-mail: voice@tonich.ru, что-нибудь придумаем) и несколько раз просто их прослушать, полностью расслабившись и не пытаясь ничего достигнуть или добиться.

2. На втором этапе наша задача состоит в том, чтобы начать подпевать мелодии (хотя, если работа исполнителя вам нравится, то вы вполне можете работать и под саму песню). Однако подпеваем мы не голосом, а примарным тоном. То есть фактически мычим в такт музыке. Выполните это упражнение несколько раз в трех базовых положениях рта.

3. Теперь, в полной аналогии с «текстовой» работой, мы поем «А-ХА»-модификацию. Полный алгоритм включает в себя пропевание этой модификации во всех трех базовых положениях рта.

4. Полноценное пение.

Дополнительные рекомендации

На третьем этапе — «пение популярных песен» — Владимир Павлович особенно рекомендует «Плот» Юрия Лозы. По его мнению, это просто гениальная песня. Багрунов в нее влюбился в начале 90-х годов, когда занимался психологической подготовкой с гроссмейстером Валерием Саловым. Тому песня также «легла на душу», и он хорошо напевал ее мотив.

Когда вы перейдете к «полноценному пению», я очень рекомендую вам как можно больше поиграть с различными интонациями и образами. Любую песню можно спеть и как лирическую, и как марш, и как романс, и как плясовую. Помимо хороших эмоций это позволит вам гораздо лучше прочувствовать музыкальное произведение, избавиться от ненужных музыкальных стереотипов и найти, в конце концов, именно свое, уникальное исполнение. Очень эффективно также поработать в жанре пародиста. Подумайте и попробуйте изобразить (не только мимикой, но и голосом!), как эту песню спели бы Высоцкий, Пугачева, Кобзон или какой-нибудь другой певец с оригинальной манерой исполнения. Вы увидите, как легко это сделать, пользуясь правильной моделью звукоизвлечения. А практический эффект от этих экзерсисов будет таким же, как от игры с интонациями (пропеть одну и ту же песню сначала с трагическими, а потом с бравурными интонациями).

Важный совет Шаляпина. Как учиться пению по пластинкам (звукозаписям)

По воспоминаниям С. Ф. Стрелкова, нашего соотечественника, большого любителя пения и поклонника Шаляпина, оказавшегося после революции в Америке.

«…И еще один совет дал мне Шаляпин в тот вечер: «Чем лучше голос — тем больше надо работать». Я похвалился, что купил его пластинку «Солнце всходит и заходит». Он улыбнулся и спросил:

— А вы знаете, сколько вариантов у меня было хотя бы для слов «Солнце всходит и заходит»? Уйма целая! А если поработаешь хорошенько, то поймешь, что даже и одно-то слово: «всходит», «заходит», «ворон», «цепи» и т. д. и т. д. — можно спеть с разными оттенками, менять интонации слогов одного и того же слова много раз. — Вот вы похвалились, — сказал он, — что часто слушаете мои пластинки. Это хорошо, но надо быть осторожным, чтобы не впасть в почти всегдашнюю ошибку начинающего — имитацию. Вот я, например, только после многих лет работы над голосом и всеми другими нужными артисту средствами добился, скажем, именно такого звучания фразы «Прощай, мой сын, умираю…» — ну и вы начнете стараться так же спеть, дескать, не зря же хвалят. А это уж будет не учеба, а простое подражание, без всякой вашей осмысленности, вашего понимания. Лучше слушайте сначала плохеньких басов. Вы слышите, пластинка играет, трубит какой-то бас во все горло: «Прощай, мой сын, умираю», — вы и думаете: «Вот дрянь-то какая, зачем дальше слушать?» А надо не только прослушать все до конца, а понять: почему вы подумали, что такое пение дрянь, какие его ошибки вы не допустили бы в своем исполнении? Нашли все недочеты в данной пластинке, ставьте другую. Поищите, не найдете ли чего неудачного. И вот так одну пластинку за другой. Пройдет время, и вы сами увидите, какую громадную пользу принесет вам такая учеба. Ну, а потом опять послушайте Шаляпина и сделайте это тоже очень внимательно, дескать, не найду ли я и у него такого, что окажется не совсем удачным».

— Да что вы все про своего Карузо, мерзкий противный дребезжащий голосок!

— А вы слышали Карузо?!

— Да, мне вчера Сема напел…

Глава 10. ПОДВОДИМ ИТОГИ

Главные «секреты»

1. Источником звука служит бронхиальная система, а не голосовые связки.

2. Необходимо «освободить» гортань (опустить кадык).

3. Хороший звук возможен только при «малом» дыхании.

4. Мысли управляют интонацией, интонация управляет всем.

Основные положения рта

1. Рот закрыт. Кадык опущен, гортань открыта. Одна рука на груди, вторая рука (ладонь) на голове. При этом положении происходит идеальное соединение грудного и головного резонаторов. Дыхание (придыхание) — во «второй нос».

2. Рот полузакрыт (зубы сомкнуты, губы разомкнуты и активны, голос звучит сквозь зубы). Кадык опущен, гортань открыта. Дыхание (придыхание) — во «второй нос». Внимание «пробегает» по всему телу. Задача — не допустить физического напряжения.

3. Вспомогательное положение: рот открыт, нос закрыт пальцами.

4. Рот открыт (губы разомкнуты, зубы разомкнуты, но так, что мизинцу не пролезть), кадык опущен, гортань открыта. Дыхание (придыхание) — во «второй нос». Рука на груди. Во всех трех положениях попытайтесь почувствовать разницу в вибрационных ощущениях в груди.

Три способа получения обратной связи

1. Рука на груди. Контролирует наличие вибрации в груди.

2. Рука около рта. Контролирует силу выдоха.

3. Рука на темени. Контролирует вибрации головного резонатора.

Краткий список всех упражнений

Урок 1. Улучшение соединения между трахеей и горлом

1. Статика. Постоянное «оттягивание» кадыка вниз. По минуте в четырех положениях.

2. Динамика. Попеременное опускание («зевок») и поднятие («сглатывание») кадыка. По минуте в четырех положениях.

Урок 2. Выработка примерного (природного) тона голоса

По 2 минуты издавать примарный тон в четырех положениях.

Во всех остальных уроках используются только 3 базовых положения рта.

Урок 3. Интонирование (суть голоса)

1. Одиночный сигнал. Стон-просьба (звук, похожий на нечто среднее между «а-а» и «о-о»).

2. Двойной сигнал. Интонация несогласия (двойной звуковой сигнал для передачи слов «не то, не то», похожий на «э-а»).

3. Двойной сигнал с положительным смыслом. Интонация согласия (двойной звуковой сигнал для передачи слов «да-да», похожий на «ага»).

4. Тройной сигнал. Укачивание ребенка в колыбели (мысленно можно проговаривать: «Баю-бай»).

5. «Укачивание» на 7 счетов. Последний, седьмой, сигнал приходится на повышение тона. Мысленно можно проговаривать: «Ба-ю, ба-ю, ба-ю-бай».

6. «Шаляпинская распевка» позволяет четырьмя короткими сигналами выразить интонацию просьбы, после этого сделать короткое придыхание. Формула: вдох, а-а-а-а, вдох, а-а-а-а и т. д.

Урок 4. Междометия

1. ЭЙ

2. ЭЙ-ЭЙ-ЭЙ (Эйеееэй) — на одном дыхании.

3. ОЙ

4. ОЙ-ОЙ-ОЙ (Оёёй) — на одном дыхании.

5. АЙ

6. АЙ-АЙ-АЙ (Айяяй) — на одном дыхании.

7. А-У

Урок 5. Наиболее удобные для тренировки слова и фразы

1. Анна!

2. Ханна!

3. Гханна!

4. Ганна!

5. Анна! — Гамму!

6. Ханна! — Гамму!

7. Гханна! — Гамму!

8. Ганна! — Гамму!

Урок 6. Слова для закрепления навыка

1. «А» (широта голоса). Аллилуйя, Алла, Анна, ага, агу, агония, алое, аминь, аналой, аул, аум (11 слов).

2. «У» (глубина голоса). Уголь, угу, умный, уния, юла, юнга, юный (7 слов).

3. «О», «Э», «И». Ольга, Оля, Элла, Эмма, Инга. Для работы с гласными «И-Ы» произносим: Инга! — придыхание — иглы! (6 слов).

4. «М». Мама, манна, монна, Му-му, мулла, мыло, Мила, мимо, мина (9 слов).

5. «Н». Нана, Нона, нума, Нелли (произносится как Нэлли), Неля (произносится как Нэля) (5 слов).

6. «Л». Лама, лань, Лола, лунный (4 слова).

7. «Г». Гамаюн, гармония, галлон, галлы, гунны, гуманный, гу-га, гули-гули (8 слов).

Урок 7. Фразы для закрепления навыка

1. Вопрос: ГАГА ГОГУ ГЭГУГЫ? Ответ: ГАГА ГОГУ ГЭГУГЫ.

2. Вопрос: УГАНДА У ГАНГА? Ответ: УГАНДА У ГАНГА.

3. Вопрос: УЛЯ У ЮЛИИ? Ответ: УЛЯ У ЮЛИИ.

Урок 8. Связанная речь (начало работы над эталонным текстом, фрагменты 1–7)

1. «Сладостный сон». Формула модификации: АХА-ХА-ХА.

2. «Ты приходишь». Формула модификации: АХА-ХА-ХА.

3. «Как чистое счастье». Формула модификации: АХА-ХА-ХА-АХА.

4. «Без зова». Формула модификации: АХА-ХА.

5. «Без мольбы». Формула модификации: АХА-ХА.

6. «Сам собою». Формула модификации: АХА-АХА.

7. «Сладостный сон, | ты приходишь, | как чистое счастье: | без зова, | без мольбы, | сам собою».

Урок 9. Продолжение работы над текстом (фрагменты 7-10)

1. «Мысли теряют связь». Формула модификации: АХА-АХАХА-ХА.

2. «Смешиваются в одно». Формула модификации: АХАХАХАХА-АХА.

3. «Образы радостей». Формула модификации: АХАХА-АХАХА.

4. «И скорбей». Формула модификации: АХАХА.

5. «Мысли теряют связь, | смешиваются в одно, | образы радостей | и скорбей».

Урок 10. Окончание работы над текстом (фрагменты 11–14)

1. «Беспрепятственно льется волна тайных гармоний». Формула модификации: АХАХАХАХА-АХА-ХАХА-АХА-ХАХАХА.

2. «Желанное безумие охватывает нас». Формула модификации: АХАХАХА-АХАХАХА-АХАХАХАХА-ХА.

3. «И мы». Формула модификации: АХА.

4. «Погружаемся в небытие». Формула модификации: АХАХАХАХА-АХАХАХА.

5. «Беспрепятственно льется волна тайных гармоний. | Желанное безумие охватывает нас, | и мы | погружаемся в небытие».

Урок 11. Работа с целым текстом

«Сладостный сон, | ты приходишь, | как чистое счастье | без зова, | без мольбы, | сам собою. | Мысли теряют связь, | смешиваются в одно, | образы радостей | и скорбей. | Беспрепятственно льется волна тайных гармоний. | Желанное безумие охватывает нас, | и мы | погружаемся в небытие».

Список «маленьких секретов»

— чем чаще мы делаем придыхание, тем выше качество речи;

— идеальное время для занятий — утренние иили вечерние прогулки;

— зимой силу выдоха легко можно контролировать визуально, с помощью пара, который будет идти изо рта (кстати, если дыхание будет действительно «малым», то горло никогда не «остынет» и вы не заболеете).

Список основных ошибок и рекомендаций по их устранению

Потеря концентрации внимания (на вибрации, «малом» дыхании, на внутреннем образе). «Лечится» кратковременным (1–5 мин.) отдыхом иили переключением на другую деятельность.

Широкое открытие рта приводит к зажиму мышц гортани, и воздух (звук) из трахеи проходит в гортань не широким потоком, наподобие полноводной реки, а узеньким ручейком. Про такой голос и говорят, что он зажатый. Способ коррекции широкого открытия рта — смотреть иногда в зеркало.

Переход на «пение» при выполнении упражнений речевого курса. Всегда сопровождается потерей вибрации в груди. Поэтому способ устранения этой ошибки — дополнительное внимание при контроле за вибрацией.

Прерывистость в произнесении междометий («Ай-ай-ай» вместо «Айяяяй»), жесткое обрывание окончаний слов. Рецепт — сначала представить, что на «пятой точке» приходится скакать по ступенькам, а потом заменить в воображении лестницу на идеально ровную ледяную горку.

После премьеры, уходя со сцены с букетом гвоздик, герой обращается к державшей в руках корзину роз партнерше:

— Почему столько слез, Танечка? Послушайте, как аплодируют! У вас колоссальный успех!

— Да-да… Но ведь и у вас тоже!

Приложение

Краткая биография Шаляпина

Великий русский певец Федор Иванович Шаляпин до сих пор является одной из самых загадочных личностей. Начиная с 1900 года и до момента кончины его бесспорная гениальность была для всех очевидна.

Федор Иванович Шаляпин родился в Казани 13 апреля 1873 года в семье земского писаря И. Я. Шаляпина. До сентября 1892 года он жил в тяжелейших бытовых условиях. Образования по бедности не получил. Первые музыкальные впечатления получил от пения матери. Мальчик приобщился к пению в 8-летнем возрасте, когда начал петь в церковном хоре и на свадьбах, а потом участвовал в различных антрепризах в Казани и других провинциальных городах России в качестве хориста. В результате знакомства в 1892 году в Тифлисе с вокальным педагогом Д. Усатовым, который принял участие в судьбе молодого певца, Шаляпин быстро становится известным в местных музыкальных кругах. В 1894 году Шаляпин переезжает по контракту в Петербург на летний сезон в сад «Аркадия», затем поет в Панаевском театре. В 1895 году он становится солистом Мариинского театра. Шаляпин перенимает технику актерской игры у ведущего актера этого же театра, знаменитого трагика Мамонта Дальского. Летом 1896 года в Нижнем Новгороде, во время гастролей на Нижегородской ярмарке, Шаляпин знакомится с С. И. Мамонтовым, крупным промышленником и владельцем оперного театра, и соглашается перейти в его труппу, в которой состоит до декабря 1899 года.

В эти три года Шаляпин при активной поддержке С. И. Мамонтова вырабатывает новые подходы к оперному искусству и становится самым знаменитым и почитаемым русским певцом. С 1900 по 1922 год он является солистом Мариинского театра. Те, кому хоть раз в жизни посчастливилось услышать живого Шаляпина, эти минуты считали ни с чем не сравнимыми в своей жизни и старались, чтобы дорогие им люди во что бы то ни стало испытали такое же наслаждение от этого божественного голоса. Задолго до начала продажи билетов на спектакль с участием Шаляпина или на его концерт публика занимала место в огромной очереди и неделями выстаивала, только чтоб услышать великого певца и сохранить на всю жизнь эти незабываемые впечатления. Людей не останавливали ни баснословно высокие цены на билеты, равнявшиеся подчас месячному заработку, ни ночные бдения в зимнюю стужу, ни другие испытания.

Замечательный голос великого певца и артиста имели возможность оценить и за границей: Милан, «Ла Скала» в 1904-м, 1909-м, 1912 годах; Монте-Карло в 1907-м, 1908-м, 1910-м, 1911-м, 1913 годах; Берлин, Королевский театр в 1907 году; Париж во время «Дягилевских сезонов» в «Гранд-Опера» в 1907-м, 1908-м, 1909-м, 1911 годах; «Нью-Йорк Метрополитен-опера» в 1907-м, 1908 годах; Лондон в 1914 году. После отъезда в 1922 году за границу Шаляпин непрерывно выступал в спектаклях и концертах по всему миру и всюду имел огромный успех. Своим высшим творческим достижением он считал роль Бориса Годунова из одноименной оперы М. П. Мусоргского.

Федор Иванович прекрасно владел итальянским, французским и английским языками, постоянно совершенствовался в рисовании, занимался лепкой, считая эти занятия неотъемлемой частью работы над художественным образом, воплощаемым им средствами голоса и пластики. Для работы над ролью он использовал многочисленные литературные источники. Его личная библиотека насчитывала более тысячи книг, из которых более сотни были им досконально проштудированы.

Фонотека записей голоса Шаляпина насчитывает более 150 произведений. Однако, к сожалению, сохранившиеся звукозаписи из-за несовершенства техники того времени не могут дать истинного представления обо всем богатстве голоса певца. И даже при всем этом Шаляпин по тиражу проданных звукозаписей идет далеко впереди любого современного оперного певца. В конце творческого пути великий певец снялся в звуковом фильме в роли Дон Кихота в английском и французском вариантах.

Шаляпин умер в Париже 12 апреля 1938 года в 17 часов 15 минут.

Похоронен Шаляпин на парижском кладбище Батиньоль. 29 октября 1984 года состоялась церемония перезахоронения праха великого русского певца на Новодевичьем кладбище в Москве.

Вместо заключения

Так в чем же феномен и неповторимость этого великого артиста, каковы секреты его техники? Известно, что Шаляпин не сумел создать своей школы. Тому есть немало причин. Главная — это отсутствие свободного времени (его спектакли и концерты как в самой России, так и за рубежом были расписаны на годы вперед). Незадолго до революции Шаляпин пытался реализовать мечту о создании своей школы, но этим планам, по понятным причинам, не суждено было сбыться. К западному пению, преклонявшемуся перед итальянской вокальной школой, он имел полнейшее отвращение и не помышлял что-либо в нем изменить. Вот что пишет Шаляпин своей любимой дочери Ирине из Неаполя в 1934 году: «…Здесь в первый (увы!) раз ставят «Князя Игоря» достаточно грандиозно (театр S. Carlo), но, конечно, как и везде в Италии, халтурно — я, как мог, в короткий срок научил всех действовать (актеры так себе). «Итальянское бельканто» мешает им быть хотя бы даже посредственными актерами, все горланят в «маску» и поют, конечно, одинаковым голосом — ненавижу и люблю, — работают, откинув ногу назад и разводя по очереди то одной, то другой руками в воздухе. Отвратительно. Устал я от этого глубокого идиотизма».

Когда слушаешь незабываемый голос Федора Ивановича Шаляпина, особенно его исполнение русских народных песен, то все время ловишь себя на мысли, что за этим феноменом кроется какое-то гениально простое решение, к которому более ста лет никто не может приблизиться. Казалось, что после защиты В. Дранковым докторской диссертации, посвященной природе художественного таланта, и выхода в свет в 1973 году его книги «Природа таланта Шаляпина» секрет раскрыт. Автор убедительно доказывает: в основе феноменального успеха Шаляпина лежит художественная система, основанная на взаимодействии литературных, графических, скульптурных, режиссерских, актерских способностей. Эту систему целесообразно обозначить как психологическую компоненту — «альфу» феномена Шаляпина.

Однако прошло около 25 лет — время, за которое, воспользовавшись имеющимися знаниями о системе Шаляпина, можно было бы добиться некоего подобия, — но ничего близкого и похожего мы не видим. Следовательно, есть еще какая-то неразгаданная тайна, — «омега» феномена Шаляпина. Этой тайной, вероятнее всего, является физиологическая составляющая его системы, поскольку пение, как и любое исполнительское искусство, является психофизиологическим процессом.

Физиологическая компонента системы Шаляпина, по-видимому, резко отличалась от известных, так как он всегда скептически относился к таким незыблемым для любого вокалиста понятиям, как «опора дыхания», «пение в маску» и др. Ключом к разгадке физиологической компоненты феномена Шаляпина для Багрунова явилось внимательное прочтение трудов самого Шаляпина и воспоминаний о нем. Главным толчком в развитии его певческого таланта является, на мой взгляд, тот факт, что как слушатель в оперу он попал несколько позже, чем в драматический театр. Особо хочу подчеркнуть и то, что первые и потому самые сильные впечатления были получены им от постановки, в которой актеры исполняли свои роли в декламационной манере, с пафосом, громким голосом, как это требовалось при исполнении древнегреческой трагедии «Медея». «Царица я, но женщина и мать» — фраза Медеи, запомнившаяся двенадцатилетнему Шаляпину и постоянно декламируемая им, к удивлению ночных сторожей и случайных прохожих на улице. Вскоре он попадает в оперу, и здесь его ошеломляет не то, что артисты поют (к тому времени он уже имел немалый опыт пения в церковном хоре), а то, что на сцене соединяются вместе близкие и одинаково дорогие Шаляпину драма и пение. Очень скоро он свою будничную жизнь превратил в оперу. Обращаясь к отцу и рискуя получить нагоняй, он пел: «Па-па-ша, вста-ва-й, ча-й пи-ить!» Вот так он учился интонированному пению, основанному на живой речи, из которой в дальнейшем родилась система Шаляпина.

Эта система, как следует из достижений современной психологической науки, основывается на иных психофизиологических механизмах, нежели методы пения, практикуемые в учебных музыкальных учреждениях у нас и за рубежом. Не вдаваясь в подробности психофизиологических механизмов подобного рода явлений, начало изучения которых было положено Ленинградской психологической школой под руководством ее основателя академика Б. Г. Ананьева, отмечу лишь то, что касается непосредственно рассматриваемого вопроса. Пение Шаляпина являлось, по сути, речемыслительной деятельностью, регуляция которой идет по информационным каналам, не требующим и сотой доли энергозатрат, которые требуются обычно при пении, особенно при взятии «верхов». Исходя из этого, можно предположить, что главным фактором физиологической компоненты «омегой» системы Шаляпина — явилась сознательная минимизация всех физических усилий, связанных со звукоизвлечением. Это подтверждается, в частности, тем, что специалисты по вокалу и певцы, наблюдавшие за особенностями дыхания Шаляпина, не выявили какой-либо системы в его дыхании (ключичное, грудное, брюшное, смешанное). Создается обманчивое впечатление, что его «физиология» была как бы ни при чем. И вот в этом «как бы ни при чем», как утверждает в своей методике В. П. Багрунов, и «зарыта собака».

Шаляпин, не получив по бедности образования, имел редкое свойство как губка впитывать в себя самое ценное из окружающей среды, которую подчас он сам и формировал для себя. Попытки соединить речь и пение Шаляпин не оставил, попав на сцену Мариинского оперного театра. Здесь, как и в детские годы, ему приходилось выслушивать, но уже от музыкального начальства, нарекания и издевки. Ему приходилось слышать такие замечания, от которых у многих опустились бы руки и отпала охота делать «не как все», т. е. ровно тянуть ноту, следя в первую очередь за звуком, а не за смыслом, как это пытался делать ищущий Шаляпин. Например, как только Шаляпин пытался внести в роль что-то свое, режиссер И. И. Палечек его грубо останавливал: «Что вы еще разводите тут какую-то игру? Делайте, как установлено! Были и поталантливее вас, а ничего не выдумывали! Все равно лучше не будет!..»

Убедившись в том, что соединение речи с пением не очень-то удается, Шаляпин все свое свободное время (а его было предостаточно, так как в театр он был взят на далекую перспективу) начал проводить в Императорском Александринском театре, пытаясь постигнуть секреты звучащего слова и актерского мастерства. Можно смело сказать, что наилучшей школой Шаляпина было отсутствие таковой, ибо он не успел наработать неправильных навыков, от которых затем очень трудно освободиться. Усвоенная им в раннем детстве манера речевой подачи вокального звука удачно совпадала с главным принципом физиологии человеческого голоса — минимизацией физических усилий при звукоизвлечении. Именно поэтому, думается, он и подходил с такой тщательностью к работе над ролью. Шаляпин постоянно подчеркивал, что он, находясь на сцене, ни на секунду не теряет контроля над своими действиями, а следовательно, и эмоциями. Именно потеря эмоционального контроля приводит к изменениям в дыхании и, следовательно, ко всем вытекающим отсюда отрицательным последствиям. И вот как он это объясняет в своей книге «Маска и душа»: «Когда я пою, воплощаемый образ предо мною всегда на смотру. Он перед моими глазами каждый миг. Я пою и слушаю, действую и наблюдаю. Я никогда не бываю на сцене один… На сцене два Шаляпина. Один играет, другой контролирует. «Слишком много слез, брат, — говорит корректор актеру. — Помни, что плачешь не ты, а плачет персонаж. Убавь слезу». Или же: «Мало, суховато. Прибавь». Бывает, конечно, что не овладеешь собственными нервами. Помню, как однажды, в «Жизни за царя», в момент, когда Сусанин говорит: «Велят идти, повиноваться надо», и, обнимая дочь свою Антонину, поет:

«Ты не кручинься, дитятко мое, Не плачь, мое возлюбленное чадо», —

я почувствовал, как по лицу моему потекли слезы. В первую минуту я не обратил на это внимания, — думал, что это плачет Сусанин, — но вдруг заметил, что вместо приятного тембра голоса начинает выходить какой-то жалобный клекот… Я испугался и сразу сообразил, что плачу я, растроганный Шаляпин, слишком интенсивно почувствовал горе Сусанина, то есть слезами лишними, ненужными, — и я мгновенно сдержал себя, охладил. «Нет, брат, — сказал контролер, — не сентиментальничай. Бог с ним, с Сусаниным. Ты уж лучше пой и играй правильно…»

Этот случай в наиболее яркой форме подтверждает нашу мысль о существовании в феномене шаляпинского пения двух компонентов — психологического и физиологического, — одновременное взаимодействие которых и породило явление, к которому вот уже более ста лет никто не может приблизиться. И как в связи с этим не вспомнить нашего выдающегося соотечественника Владимира Стасова, писавшего о Шаляпине: «Ни в какой школе он не был, ни в каких классах не сидел, не учился никаким предрассудкам. Каким-то чудом он уберегся от педагогической дрессировки, худых задач и примеров, особенно же уберегся он от Музыкальной Италии, пожравшей и обезобразившей столько поколений».

Шаляпин добился таких выдающихся результатов только потому, что он в самом начале своего творческого пути сумел понять, что пение — это та же речь, но выражаемая иными, более тонкими интонационно-музыкальными средствами, что требует не тренировки в механических приемах звукоизвлечения, а гармоничного развития личности. Непрестанное стремление к самосовершенствованию, неудовлетворенность достигнутым, постоянная готовность изменять то, что уже как будто вылилось во вполне художественную форму, было неотъемлемым свойством таланта Шаляпина. Его манеру пения можно выразить формулой «говорить и петь одновременно».

На мой взгляд, методика Багрунова в наибольшей степени раскрывает секреты шаляпинского пения, и, возможно, кому-то из тех, кто сегодня читает эту книгу, удастся хотя бы немного (а может, и не немного!) приблизиться к феноменальному артисту.