adv_animal adv_geo Жак-Ив Кусто Филипп Диоле Жизнь и смерть кораллов

Всемирно известный изобретатель акваланга, один из пионеров подводных исследований, Жак-Ив Кусто в содружестве с Филиппом Диоле увлекательно рассказывает о своих наблюдениях над флорой и фауной коралловых рифов и островов в Индийском океане и Красном море. Однако Кусто, человек, открывший миру красоту подводного царства, не может остаться равнодушным к губительному влиянию цивилизации XX века на жизнь моря. «Современное общество ответственно за необратимые перемены, происшедшие в природе коралловых рифов», — говорит он и призывает к спасению моря ради «наших внуков».

ru fr
aalex333 FictionBook Editor Release 2.5 22.08.2010 «GeoMan.ru: Библиотека по географии» Алексей Сергеевич Злыгостев 1ACDAEAE-FA52-4F80-A545-FAD41E0CEF98 1.0 Жизнь и смерть кораллов Гидрометеоиздат Ленинград 1975

Жизнь и смерть кораллов Жак-Ив Кусто и Филипп Диоле

Предисловие

Человек и окружающая среда — одна из самых острых проблем нашего века. Увеличение загрязнений, давно уже затронувшее сушу, в настоящее время все больше ощущает и Мировой океан. С газетных полос все чаще взывают к нам заголовки, «Океан — в опасности!». К сожалению, это не пустые слова, рассчитанные на сенсацию. За ними стоят факты и цифры, очевидность которых не подлежит сомнению.

Обратимся к докладу норвежского ученого и путешественника Тура Хейердала, прочитанному на конференции, организованной в 1972 году Международным институтом по вопросам окружающей среды и Институтом народонаселения. «Для нас, — говорит Хейердал, — было настоящим удивлением, когда мы в 1969 году, дрейфуя на „Ра“, увидели, до какой степени загрязнен Атлантический океан. Мы обгоняли пластиковые сосуды, изделия из нейлона, пустые бутылки, консервные банки. Особенно бросался в глаза мазут»… И годом позже: «… Дрейф длился 57 дней, из них 43 дня мы вылавливали сетью комки мазута.» (Хейердал Т. «Уязвимое море», Гидрометеоиздат, Л., 1973 ) А за эти 43 дня было пройдено 6000 км!

Загрязнение морей и морских берегов нефтепродуктами действительно стало всемирным бедствием. Нефтяная пленка, по данным, полученным американскими учеными со спутников, покрывает более трети поверхности Мирового океана. Она затрудняет испарение, препятствует проникновению солнечных лучей, сильно снижая процесс фотосинтеза основного производителя первичного органического вещества и кислорода в море — фитопланктона. Нефть губит рыб, морских птиц и млекопитающих. Подсчитано, что только у берегов Англии ежегодно погибает до четверти миллиона птиц. Становятся непригодными в пищу сотни и тысячи тонн рыбы и других продуктов моря.

Еще большую опасность представляют коварные невидимки — радиоактивные изотопы, попадающие в воды Мирового океана из атмосферы, при спуске вод с радиоактивными отходами с суши или с морских судов, использующих ядерное горючее. Развитие атомной промышленности делает эту проблему все более острой.

К опаснейшим экспериментам можно отнести затопление контейнеров с сильнейшими ядами и радиоактивными отходами в морях и океанах, практикуемое военно-промышленными кругами капиталистических государств.

Источник загрязнения Мирового океана может быть с первого взгляда совершенно неожиданным. Например, автотранспорт. Тетроэтиловый свинец, добавляемый в бензин, поступает с выхлопными газами в атмосферу, а затем попадает с осадками в океан. В настоящее время содержание свинца в океанских водах северного полушария в 5–6 раз выше нормы.

Список веществ, загрязняющих океан, растет, увеличивается и их концентрация. При этом следует учитывать способность морских животных и растений накапливать многие вещества, в том числе и радиоактивные изотопы, до концентрации, в десятки и даже сотни раз большей, чем в морской воде.

В новой книге Ж.-И. Кусто и Ф. Диоле показывают, что происходит при вторжении человека в среду, законы которой он не всегда знает и часто не считает нужным уважать: нарушается биологическое равновесие и как следствие грубого, бездумного вмешательства в прекрасный, легко ранимый мир все живое оказывается под угрозой гибели.

Наблюдая современное состояние подводного мира, они вкладывают свою тревогу уже в название книги «Жизнь и смерть кораллов». Речь идет не только о смерти кораллов, как естественном завершении их жизни, но и о смертельной опасности, нависшей над этими богатейшими сообществами живого, как, впрочем, и над многими другими в Мировом океане.

Кусто и Диоле — незаурядные мастера рассказа. Язык их прост и в то же время ярок и образен. Они вводят читателя в сказочный мир тропических коралловых рифов, представляющих собой уникальные на нашей планете сообщества животных, поражающие воображение грандиозностью своих построек, богатством красок и форм, исключительным обилием жизни.

Читатель вместе с авторами попадает то на заброшенные, позабытые богом и людьми островки, то в могучие объятия ураганов Флосси и Жоржетта, то просто в уютную каюткомпанию «Калипсо». Он спасает черепашат, вместе с Фредериком Дюма приручает мурен и снова плывет в коралловых джунглях. Вновь и вновь сменяются феерические пейзажи, столь непривычные глазу обитателя суши. В прогретых водах Красного моря лабиринты коралловых рифов, сплошь покрытые фантастическим ковром из живых существ, здесь и там снуют причудливо испещренные полосами и пятнами красочные рыбы, а вот притаились зубастые мурены и ядовитые крылатки. В синеве вод маячат силуэты акул, патрулирующих в ожидании добычи. И вдруг нависает зловещая тень. Но все кончается благополучно, ведь Кусто хорошо знаком с этими хищниками. А на борту «Калипсо» продолжается трудная и интересная работа.

Знаменитый корабль капитана Кусто носит имя нимфы Калипсо, он почти четверть века верой и правдой служит благородному делу познания тайн мира безмолвия. На нем Кусто и его группа подводных изысканий совершили многочисленные экспедиции в Средиземное и Красное моря, в Индийский и Тихий океаны, в Карибское море.

Жак-Ив Кусто, капитан Кусто. Едва ли найдется другое имя, столь широко известное и исследователям моря, многочисленным аквалангистам-любителям, спортсменам-подводникам и просто любознательным людям.

Человек редкой, не всегда легкой, но счастливой судьбы — изобретатель, инженер, организатор, самозабвенный исследователь моря, всю жизнь посвятивший любимому делу. Даже сейчас, будучи немолодым человеком, он с увлечением продолжает познавать тайны голубого континента.

Во время войны вместе с Филиппом Тайе и Фредериком Дюма он организует на юге Франции группу подводных изысканий. В 1942–1943 годах в содружестве с инженером Э. Ганьяном конструирует автономный аппарат акваланг — замечательный подарок человечеству, позволивший свободно работать под водой. В последние годы акваланг стал необходимой принадлежностью многих экспедиций, изучающих море. Крупными этапами последующих исследований Кусто были: оборудование океанографического судна (1950 год), конструирование и постройка «ныряющих блюдец» и, наконец, строительство подводных домов и осуществление обширной программы «Преконтинент-I–III» (1962–1983 годы). Все это дало возможность Кусто овладеть подводными просторами шельфа.

Добытое в этих походах Кусто донес до широчайшей аудитории. На борту «Калипсо» были сняты фильмы «Мир безмолвия», «Мир без солнца» и серия телевизионных фильмов из двенадцати выпусков, которые к настоящему времени дополнены двенадцатью другими. Кусто организует многочисленные длительные экспедиции и участвует в них сам. С 1957 года он — директор Океанографического музея в Монако. Влюбленность в море, в изумительные подводные пейзажи, забота о сохранении их в первозданной целостности и красоте — все это побудило Кусто взяться за перо и написать целый ряд книг о море, получивших, как и фильмы, самое широкое признание. Среди них: «На 18 метрах глубины», «В мире безмолвия» (1953), написанная в содружестве с Фредериком Дюма, «Живое море» (1963) — вместе с Джемсом Даганом, «Мир без солнца» (1964), «Акулы» — в соавторстве с сыном Филиппом. Большинство этих книг переведено на многие языки мира, в том числе на русский.

И наконец, книга «Жизнь и смерть кораллов» (1971), написанная в содружестве с Филиппом Диоле. По фильмам и книгам мы знакомы со многими соратниками Кусто. И вот новое имя — Филипп Диоле, новый соавтор Кусто. Кто же он? Диоле — не меньший энтузиаст подводных исследований, чем Кусто. Он водолаз и археолог, журналист и писатель. Уже 25 лет исследует он голубые глубины морей Средиземного, Красного, Карибского, океанов Индийского и Тихого. Им написаны книги о подводных приключениях, подводной археологии и даже два романа. Этого разностороннего талантливого человека манит не только море, но и пустыня. Он написал две книги о Сахаре, пересек массив дюн Эдейен де Мурзук общей площадью 58 тысяч квадратных километров. За книги о море и пустыне французская Академия присудила Ф. Диоле премию. Во время второй мировой войны ему как доверенному лицу Национальных музеев Франции была поручена охрана сокровищ искусства на юге страны. Филипп Диоле — кавалер ордена Почетного Легиона.

Книга Ж.-И. Кусто и Ф. Диоле, несомненно, доставит не только приятные минуты, но и лишний раз напомнит, как необходимо беречь красоту и здоровье Природы и не разрушать ее хотя бы для того, чтобы наши потомки могли удивляться ей и пользоваться ее дарами.

В. Шувалов

М. Долголенко

Самое продолжительное плавание

Кораллы убивают, пожирают, живут и умирают. — Меня охватывает глубинное опьянение. — У меня перелом двух позвонков. — Ноев ковчег XX века. — Акула берет корм из наших рук. — Как делать сразу три дела. — Начинаем испытания.

Неподвижная вода поддерживает мое тело. Сквозь стекло маски я вижу: коралловая стена, разрушаемая кавернами, уходит все ниже, сиреневые точки, золотые пятна, алые и желтые соцветия купаются в головокружительной синеве. Плыву над краем рифа: внизу известковые зонты акропор (Acropora) раскинули свои ветви, кружатся голубые с желтыми крапинками рыбы…

Спускаюсь вдоль стены, покрытой ковром живых существ. Крупные тридакны, приоткрыв створки раковин, позволяют увидеть изумрудное тело, отороченное темно-синей зигзагообразной полосой. Осторожно прикасаюсь к пурпурным трубкам коралла органчика (Tubipora), действительно похожего на миниатюрный орган. Губки, формой напоминающие руки, цепляются за склон, в зарослях черных кораллов прячутся крохотные креветки. Рыбы-бабочки, рыбы-ангелы следят за тем, как я проплываю мимо них.

И вновь я погружаюсь в живую массу кораллов Красного моря. И вновь испытываю то же восхищение, какое впервые испытал, когда мы прибыли сюда на «Калипсо» 16 лет назад, в 1951 году.

Здесь все та же теплая шелковистая на ощупь вода, те же лабиринты, те же гроты, из которых врассыпную вылетают рыбы, едва я заглядываю в них, те же асцидии, похожие на раздувшиеся бурдюки, известковые водоросли, напоминающие сиреневые гирлянды, и даже, кажется, та же рыба-крылатка (Pterois), ощетинившаяся ядовитыми иглами спинного плавника.

В то время как я опускаюсь к основанию рифа, передо мной, словно в калейдоскопе, мелькают различные рыбы: спинороги (Balistes), у которых на выкате, как у Фернанделя, глаза; рыбы-бабочки (Chaetodon), плоские и круглые как тарелки; голубые, с золотым пятном с обеих сторон хвоста, рыбы-хирурги; занклы (Zanclus), волочащие сзади длинный усик, напоминающий вымпел…

А еще ниже — акулы, они, будто дежуря, кружат над песчаным дном.

Здесь царство кораллов. Если такое выражение может показаться странным читателю, незнакомому с подводным миром тропических морей, то это вполне естественно. Понятно, что среда, столь отличная от той, в которой мы живем на суше, приводит в замешательство людей, не приобщившихся к подводному миру, новому, непривычному для человека.

Книгу, посвященную кораллам, следовало бы начинать с подробного описания подводных пейзажей, которые, надеюсь, когда-нибудь собственными глазами увидят читатели, если они еще не знакомы с красотами подводного мира. Удивительно великолепен этот мир, притом следует отметить, что в Красном море и Индийском океане это скорее животный мир, чем растительный. Заросли, о которых я говорил, кусты, простирающие свои ветви в синей воде и напоминающие внешне обыкновенный кустарник, встречающийся на суше, на самом деле являются колониями животных организмов, сложными сочетаниями особей и клеток, пищеварительных систем, миниатюрного вооружения, тесно связанных между собой, чьих тайн мы еще не знаем. Кораллы убивают, пожирают свои жертвы, живут и, увы, гибнут сами, как мы в этом убедимся. Вызвать у читателя интерес к этой коллективной жизни, удивительной и зачастую жестокой, вот чего бы мне хотелось. Живая плоть кораллов образует в теплых морях поистине целые королевства, которые мы с вами посетим.

Понадобится немало времени, чтобы познать их: они никогда не бывают похожи друг на друга.

С глубинами Красного моря, первой из этих подводных стран, у меня связано множество впечатлений, в которых все перемешано — и открытия, и животные разных видов, в частности акулы, и друзья: мои старые компаньоны, Пьер Драш, профессор из Сорбонны и аквалангист, Фредерик Дюма, который уже давно занимается подводной археологией в Средиземном море; кстати, он участвует и в нынешней экспедиции.

Вспоминается случай, который произошел 16 лет назад, когда мы появились здесь впервые. К Пьеру Драшу подплыла акула довольно внушительных размеров. Я видел это, находясь по меньшей мере в десятке метров от него, и попытался привлечь его внимание… Надо сказать, Драш — один из самых выдающихся наших зоологов. Когда он работает — в лаборатории или на глубине 40 метров, — он не любит, чтобы ему мешали, пусть даже это акула. Я похлопал Пьера по плечу. Акула по-прежнему была рядом, она едва не касалась рук аквалангиста. Видимо, у нее уже разыгрался аппетит. Драш взглянул на акулу, пожал плечами и продолжал изучать колонии мшанок. Видя такое пренебрежение к ее особе, акула повернулась и исчезла в темно-синей толще воды.

Именно во время того погружения мы спускались еще глубже, чтобы испытать хорошо знакомое подводным пловцам полубессознательное состояние, называемое глубинным опьянением. На глубине 70–80 метров оказываешься в царстве мечты, которая может обернуться опасностью.

Стена ощетинилась сотнями трубок — виргуляриями, кораллами, напоминавшими трости, с какими ходят слепцы. Самые немыслимые формы жизни встречались нам в путешествии в этот совершенно иной мир — страну грез, феерическую и кошмарную. Горгонарии, гибкие словно опахало, ласково касались меня…

Достигнув глубины свыше 80 метров, я стал всматриваться вниз, в толщу синей как ночь воды, где, казалось мне, кроется какая-то сладостная тайна.

В тот день я осознал, что еще не готов по-настоящему к встрече с глубинами моря, которые земляне называют «бездна»; исследование их требует значительных средств, средств, которые нам еще только предстояло изыскать. Тогда-то я и решил во что бы то ни стало создать аппараты, которые позволили бы проникнуть в самые глубины «мира безмолвия».

Правда, с автономным снаряжением мы смогли проникнуть в глубь моря и свободно передвигаться там, но после того глубоководного погружения я понял, что нам потребуется преодолеть второй рубеж, поскольку за его пределами акваланг и гидрокостюм становятся малоэффективными. Для того чтобы проникнуть за этот второй рубеж, я и разработал аппарат типа «ныряющее блюдце». (В нашей стране сконструирован и проходит успешное испытание аналогичный подводный аппарат «ТИНРО-2». — Прим. ред. ) В продолжение всего плавания мы будем пользоваться этими аппаратами. Более того, работа с ними займет важное место в наших исследованиях и явится одним из предметов нашего повествования.

С тех пор как мы совершили тут первые свои погружения, я довольно часто возвращался в край кораллов. В 1963 году в Красном море мы спустили подводное жилище «Преконтинент-II», проведя беспрецедентный научный эксперимент: целую неделю люди жили под водой на глубине 25 метров и месяц — на глубине 10 метров.

В начале 1967 года я снова оказался в Красном море, но в этот раз на свидание, назначенное мною несколько лет назад, я явился вооруженным до зубов. Я успел приобрести значительный опыт, был оснащен такими приборами, о каких прежде и мечтать не смел, был преисполнен решимости осуществить в зрелом возрасте честолюбивые мечты своей юности.

17 февраля 1987 года «Калипсо» покинула Монако. Нам предстояло плавание гораздо более продолжительное, чем я мог предполагать, плавание, фактически не имеющее предела ни в пространстве, ни во времени, — так сказать, в бесконечность.

С борта «Калипсо» во время прошлых экспедиций мы успели осуществить множество океанографических исследований, как частного, так и общего характера. К примеру, фотографировали рельеф дна глубоководных участков Атлантического океана. На сей же раз ничто не ограничивает наши задачи. Мы отправляемся в многолетнее плавание, горя желанием раскрыть все тайны моря. Это не означает, что у нас нет определенной цели. Напротив, мы разработали более обширную программу, чем когда-либо ранее, при поддержке Океанографического музея в Монако. Но этот научный план не ограничивает нас. Мы будем странниками, морскими бродягами, у которых лишь одно занятие: собирать новые данные повсюду, где удастся, и собирать их до тех пор, пока «Калипсо» не надоест носить нас по волнам. Не думаю, чтобы когда-либо прежде предпринимались океанографические экспедиции подобного рода. Много лет назад мы с моими спутниками решили посвятить себя изучению глубин и давно поняли, что это требует такого же самопожертвования, отрешенности от жизненных благ, как и в эпоху парусников, во времена первых кругосветных путешествий.

У меня перелом, двух позвонков

Перед отплытием всегда достаточно хлопот и обременительных дел. Тем более когда предстоит продолжительное плавание… Но вот лихорадочное волнение последних минут позади. Позади проводы. Мы вышли в открытое море и тотчас принялись за разборку и размещение снаряжения и припасов… Наконец пройден Суэцкий канал и «Калипсо» бросила якорь в столь желанных водах.

Во время моего первого погружения, сопровождаемый взглядами пучеглазых спинорогов и свирепых акул, мысленно я заново переживаю расставание с близкими, все тревоги. Зато теперь я вознагражден и наслаждаюсь покоем в этой синей воде, теплой, как человеческое тело.

За несколько часов до выхода в море экспедиция едва не сорвалась. Я попал в автомобильную катастрофу, у меня оказались сломанными два позвонка. И вот я в воде… Я знаю, что лучшее для меня целительное — воды Красного моря. Но некоторые движения заставляют корчиться от боли и даже кричать. Подобно ребенку, только пробующему свои силы, я еще не знаю как следует, что мне можно делать, а чего не могу себе позволить… Совершать погружения? Я только что убедился, что на это я способен. Но до какой глубины? Я все еще берегу себя.

Неужели я мог бы отказаться от участия в плавании, разрушить мечту всей жизни и разочаровать своих товарищей по «Калипсо», когда уже все готово к кругосветному путешествию — новые приборы, новое снаряжение, оборудование, какое еще никогда прежде не устанавливалось на борту океанографического судна?

Генеральная репетиция

Утром бросаем якорь возле небольшого кораллового острова Шакер. Совершаем первое погружение. Я всех предупреждаю:

— Работа будет нелегкой. Необходимо сразу же выяснить, что же нам под силу, поскорей освоиться с обстановкой. Придется делать сразу несколько дел.

В моторные лодки садятся две группы; в каждой из них так называемый актер, то есть пловец, который особенно фотогеничен и «смотрится» в воде, кроме того, оператор и осветитель. Как знать, возможно, знакомство с дном позволит им найти сюжет для съемок.

Извлекаем из трюма и поднимаем на палубу «ныряющее блюдце „SP-350“. Лабан и Барски готовятся к погружению. В 10 часов „блюдце“ в воде. И только теперь, провожая взглядом желтую сферу в голубизну моря, я по-настоящему осознаю, что экспедиция наша началась. Уверен, что все, кто находится на „Калипсо“, испытывают то же чувство.

Большинство моих товарищей, которые еще недавно зябли на побережье Франции, омываемом холодными серыми водами неспокойного Средиземного моря, радуется теплому синему морю, пронизанному жаркими лучами солнца, радуется возможности спуститься в его воды, бережно подхватывающие их тело. Для меня же это начало самого значительного в моей жизни приключения, которого я ждал долгие годы. Сегодня первое в новой экспедиции погружение.

Правда, пока это только генеральная репетиция. От первой операции я не жду многого, однако программа настолько сложна и тяжела, что я должен как можно скорее увидеть свой экипаж за работой, чтобы сразу же, после первой проверки, сделать необходимые выводы.

Главное заключается в том, чтобы научиться производить одновременно и подводные съемки, и нужные опыты, и исследования.

Целый день мы трудимся — или в воде, или под лучами солнца. Единственная передышка — во время завтрака в кают-компании „Калипсо“. Все, перебивая друг друга, горячась, обсуждают достоинства и недостатки оборудования. Можно услышать много толковых замечаний. Фалько в восторге от снаряжения, которое только что испытал.

— Новые баллоны позволяют дольше находиться под водой, — говорит он уверенно, — а в новых обтекаемой формы гидрокостюмах можно быстрее плавать.

От автономных ламп для подсветки, которыми были оснащены осветители, пользы было поначалу немного. Я предложил укрепить аккумуляторы на баллоне оператора, а лампы на самой кинокамере. Такое решение оправдало себя, и мы уже два года используем его.

Бывают и неудачи. Например, я было предложил, чтобы оператор, сняв какой-то кадр, по подводному телефону сразу передавал сопроводительный текст, а на поверхности его записывали бы на пленку. Из предприятия ничего не вышло: записи получались неразборчивые, если глубина погружения превышала 30 метров. Происходило это из-за дефектов в системах, обеспечивающих связь и запись, потому, что на таких глубинах из-за значительного давления выдыхаемого воздуха голос сильно искажается.

На мостике „Калипсо“ был установлен оборудованный записывающим устройством электронный компьютер. Предполагалось, что он должен помогать нам в монтаже фильмов. Мы возлагали на компьютер большие надежды. Используя сочетания букв и цифр, мы рассчитывали запрограммировать отснятые кадры. К примеру, сочетания B 17 и Z 64 обозначали бы акулу, которая движется справа налево одна, или же акулу, которая движется слева направо в сопровождении одного или двух аквалангистов. Если бы все шло, как задумано, то при монтаже в случае необходимости иметь „акулу, плывущую слева направо“, нужно было бы лишь нажать кнопку… На деле система не сработала. Вначале возникли трудности при программировании, затем сложности при использовании электронного устройства, которые оказались практически неразрешимыми. Несмотря на лучшие намерения, пришлось отказаться от внедрения столь прогрессивных методов.

Подводя итоги дня, я пришел к выводу, что экипаж превосходно подготовлен к успешному решению сложных задач. Люди „Калипсо“ могут делать сразу три дела. А возможно, и четыре. Сегодня удалось осуществить весьма важную операцию с использованием двух групп подводных кинооператоров и „ныряющего блюдца“.

На глубине свыше 100 метров

Андре Лабан, завершив погружение на — глубину более 100 метров в нашем "ныряющем блюдце SP-350", ничего не рассказывает о красоте увиденного им мира. Вот уж действительно говоруном его не назовешь. Он хранит впечатления для себя. Что касается деталей, то Андре полагается главным образом на камеру, смонтированную на "ныряющем блюдце", которым он управляет виртуозно.

Вытерев на бритой голове выступившие капельки пота, Андре роняет лишь одну фразу:

— Были там красивые пучки черных кораллов. А остальное мы увидим на пленке.

Подводный мир Красного моря. На каждом шагу какие-нибудь сюрпризы — я это знаю по опыту. Это настоящая шкатулка чудес и неизведанных тайн, хотя нами изучен чуть ли не каждый риф. Именно здесь мы понемногу узнавали мир кораллов, являющий собой на нашей планете невероятное изобилие животных существ. Во время первых спусков под воду богатство, яркость, величие представшего нашим взорам поначалу подавляли, угнетали нас. Постепенно мы научились понимать этот мир, столь чуждый человеку, этот край, где на первом месте находятся животные, какой бы образ жизни — подвижный или прикрепленный — они ни вели. Мы же, люди, стоим на втором месте, ведь здесь мы только гости…

С каждым годом мы все больше привыкаем жить бок о бок с акулами — последними крупными хищниками, еще ускользающими из-под контроля человека. Они, несмотря на современное оружие в руках людей, более опасны, менее изучены, менее уязвимы, чем сухопутные хищники. Пришлось проходить курс приспосабливания к совместной с ними жизни. Именно Красному морю мы обязаны своими самыми яркими воспоминаниями и самыми большими радостями.

И вот мы снова здесь. Как это приятно понимать, что мы — первопроходцы, что мы — авангард человечества, которому предстоит шагнуть в море.

Я провел "Калипсо" через лабиринт архипелага Фарасан, который расположен у побережья Иджаза и Йемена. Длина его 500, а ширина 50 километров. После Большого Барьерного рифа это самый крупный в мире коралловый комплекс. С целью изучения условий его развития и биологического баланса на островок Абу-Латт на месяц была направлена научная группа. Она получила любопытные данные, но нам предстоит еще узнать многое о жизни и смерти кораллов.

Сейчас, в марте 1967 года, мы движемся на юг, а сюда вернемся позднее. У нас теперь одна забота: быстрее наладить оборудование, испытать снаряжение и людей. Кроме того, необходимо проверить надежность разработанных мною методов.

Мы будем применять самую современную технику и при этом, следуя старым традициям, отдавать все силы, не щадить себя, как испокон веку было принято на флоте.

И еще — не рисковать напрасно. Так издавна заведено на "Калипсо". Для этого нужно, чтобы каждый знал свое дело назубок. Более того, необходимо совершенствовать свое мастерство, постоянно учиться. Ведь аквалангистов на каждом шагу подстерегают неожиданности, от обычной опасности до риска. Само море тоже опасно. Экспедиция "Калипсо" — плавание не обычное. Мы изучаем морских млекопитающих, исследуем большие глубины и, прежде чем начать погружения, должны отыскивать место для якорной стоянки. Нередко пловцам приходится спускаться под воду в весьма неблагоприятных условиях. К тому же, и на самой поверхности моря, и под водой случается гораздо больше событий, чем об этом могут догадаться пассажиры обычного теплохода. И каждый, кто находится на борту нашего судна, хотя и занят своим делом, внимательно следит за происходящим вокруг, не дожидаясь особого распоряжения. Тридцать обитателей "Калипсо" всегда начеку, всегда готовы действовать по обстановке.

Зачастую мы ставим рискованные опыты с животными. Приходится приближаться к ним чуть не вплотную, хотя чаще всего невозможно предвидеть, какой будет их реакция. Мы привыкли к встречам с акулами (они для нас старые знакомые), а также с самыми крупными млекопитающими — китообразными. Предполагаем заняться изучением кашалотов, а также косаток, известных своей кровожадностью. Мы впервые собираемся вести систематические наблюдения за ними.

Предстоит также в любую погоду спускать на воду моторные лодки, чтобы обеспечивать работу аппаратов типа "ныряющее блюдце". При этом необходимо помнить о коралловых рифах, острые края которых могут порвать надувные лодки и ранить аквалангистов. А у них и без того будет достаточно опасных встреч с обитателями тропических морей, умеющими колоть и пускать в ход яд, — актиниями, огненными кораллами, медузами, сифонофорами…

Я горжусь своим экипажем: какая понадобилась подготовка, сколько надо опыта, физической силы и сноровки, чтобы сохранять активность в таких условиях…

Мастера на все руки

В этом рассказе речь пойдет прежде всего о людях. Несмотря на все научные и технические достоинства "Калипсо", для меня важнее всего люди, их дела. Я реже вспоминаю, что именно мы делали, и чаще, с чьей помощью это было сделано. Достижения наши являются результатом совместных трудов, сопряженных с риском, которому мы все подвергались изо дня в день.

Вместе с Фредериком Дюма, моим сыном Филиппом и Альбером Фалько по прозвищу Бебер, марсельским Тарзаном, который пришел к нам 16-летним подростком, мы производили свои первые наблюдения за акулами. Во время нынешней экспедиции нам предстоит работать снова сообща.

Не могу забыть такую сцену: коренастая фигура Бебера в воде, долговязый Филипп и акулы; они кружат рядом, привлеченные запахом мяса, кусок которого прикреплен к концу палки, находящейся в руках Каноэ Кьензи, одного из самых отважных наших аквалангистов.

Хотелось бы рассказать о всех событиях в жизни экипажа нашего судна, хотя и понимаю, что это едва ли возможно. Каждодневный, почти всегда изнурительный труд, погружения в любую погоду, независимо от состояния моря и степени утомления каждого из нас — на такое годятся лишь люди, увлеченные подводным миром и целиком преданные нашему делу. Все это оказалось бы нам не под силу, если бы на борту "Калипсо" не царила особая атмосфера. Редко встретишь экипаж настолько дружный и умелый; в сущности, это мастера на все руки. Каждый член экипажа, по крайней мере в начале плавания, делал все, выполнял любые обязанности, и на палубе судна, и под водой.

Команда "Калипсо" всегда была чрезвычайно разношерстной. По-моему, другую такую вряд ли где еще сыщешь. Пловцы, кинематографисты, писатели, инженеры и ученые-биологи, зоологи, геологи — кого тут только нет. Все ученые, жившие на борту "Калипсо", и французы, и иностранцы, научились выполнять несложные судовые работы. По словам Фредерика Дюма, для них это были "практические занятия", Так случилось с Гарольдом Эджертоном, профессором Массачусетского технологического института, профессором Сорбоннского университета Пьером Драшем, профессором Шарбонье и многими другими. Они драили палубу, выполняли швартовые операции и даже ремонтировали радиолокационную установку.

Судна с более живописным экипажем, пожалуй, найти невозможно. Среди нас множество бородачей, а наш старый знакомец оригинал Андре Лабан ежедневно бреет голову. На корабле каждый пользуется неограниченной свободой. Существует лишь одно правило: на борту "Калипсо" все, от командира до матроса, непрестанно учатся. Главное заключается в том, чтобы пытаться понять непонятное, внедрять новое, изобретать способы разрешения задач, возникающих при исследовании моря.

Каждая тема исследования, которая одновременно представляет собой сюжет фильма, является как бы отдельной главой, новой загадкой; чтобы ее разгадать, необходимы знания, необходимы физические усилия, а то и создание нового оборудования. Это относится к изучению акул и морских ежей, китов и морских звезд. В результате — бесконечное разнообразие методов, каждый день новый вид работы. В этом-то и прелесть нашей экспедиции.

Финансовые и материальные проблемы

Может возникнуть вопрос, каким же образом финансируется наша научно-исследовательская организация. Многие полагают, будто мы получаем значительные субсидии от официальных властей или частных лиц. Ничего подобного. "Калипсо" находится под эгидой основанного мною в 1950 году учреждения "Французские океанографические экспедиции". Учреждение это существует лишь за счет моих авторских гонораров, получаемых за книги и демонстрацию моих фильмов по телевидению, за счет промышленных и научных контрактов.

Океанографический музей в Монако, учрежденный принцем Альбертом I (директором этого музея являюсь я), не в состоянии субсидировать экспедиции на "Калипсо", но он обеспечивает научное руководство нашими исследованиями. Таким образом, мы можем рассчитывать на помощь всех ученых, работающих под эгидой Монакского музея. Поворотом в своей карьере — назначением на пост директора Океанографического музея, первой финансовой поддержкой "Калипсо" и его экипажа я обязан своему учителю профессору Луи Фажу, память о котором я глубоко чту. Вдохновителем биологических исследований является профессор Раймон Вессьер, заместитель директора Монакского музея и профессор факультета естественных наук университета в Ницце. Он был одним из океанавтов, участников программы "Преконтинент-II", и первым ученым, прожившим месяц под водой, чтобы вести научные наблюдения в Красном море. Благодаря этому обстоятельству он приобрел обширный опыт в использовании подводных аппаратов для биологических исследований.

Геологическими и геофизическими работами руководил профессор Буркар, а затем нам помогал геолог доктор Гюнтер Гирманн, немец, много лет работающий в Монакском музее. В настоящее время он помощник директора Межправительственной океанографической комиссии при ЮНЕСКО. Доктор Оливье Леенхардт под руководством капитана 3 ранга Алина осуществлял все сейсмологические наблюдения, которые позволили нам получить представление о структуре осадков в различных океанических бассейнах, а также о характере глубоководных участков, и о местах выхода на поверхность дна скальных пород.

Океанографический институт управляется двумя органами: административным советом и квалификационным комитетом, который состоит наполовину из французских, наполовину из иностранных ученых. В этот комитет входят крупнейшие океанографы: французские, американские, итальянские, немецкие, норвежские, шведские и даже советские ученые. Так, в нем, в частности, сотрудничал Лев Зенкевич (Лев Александрович Зенкевич (1889–1970), академик, зоолог и океанолог. Крупнейший специалист по гидробиологии и зоологии беспозвоночных. — Прим. ред. ), профессор Института океанологии Академии наук СССР, специалист по бентосу.

Принц Альберт некогда обратился к ученым всего мира с призывом: море требует большого количества знаний, а на карту поставлено столько, что нельзя не попытаться достичь совместного сотрудничества всех ученых мира.

Следует отметить, что наши исследования в различных районах Мирового океана выходят далеко за рамки сугубо национальных интересов, поэтому наша экспедиция вправе надеяться на поддержку всех, кто занят изучением проблем моря, независимо от национальности.

Верность традициям

Средства на научные исследования, завещанные принцем Альбертом Монакским, практически растаяли вследствие произошедшей за эти годы девальвации франка. Лаборатории института могут рассчитывать на суммы, складывающиеся из достаточно высокой платы за вход в музей. Для того же чтобы осуществлять серьезные научные исследования, нам приходится заключать контракты с французскими государственными учреждениями, в частности с Национальным центром эксплуатации океанов. Кроме того, мы получаем субсидии из некоторых других источников и оттого имеем возможность продолжать океанографические экспедиции. Мы полны решимости сохранять традиции, завещанные принцем Альбертом. Принц Альберт и сам участвовал в ряде экспедиций на борту своих четырех океанографических судов: "Иронделль-I", "Принцесса Алиса-I", "Принцесса Алиса-II", "Иронделль-II". Он работал в Средиземном море, в Атлантике, в частности близ Азорских островов. Он был заворожен Крайним Севером, не раз бывал на Лабрадоре, а еще чаще на Шпицбергене. За свою жизнь он выполнил более 4500 океанографических станций. Не думаю, чтобы нашлось много океанографов, на счету у которых такое количество наблюдений. Полагаю даже, что таких энтузиастов нет вовсе. Плавания "Калипсо" являются как бы продолжением работы, начатой этим исследователем.

Ноев ковчег XX века

Зуму не нравится тобогган. — Ужасное место. — Силлнер устраивает свой барак. — Кораллы гибнут, но почему? — Мы встречаем отчаянных рыбаков. — Поломка гребного вала. — Мы потеряли управление. — Авария среди ночи.

Перед отплытием "Калипсо" из Монако нас посетили принц Рене и принцесса Грейс. Они подарили нам пса по кличке Зум, сен-губера (Гончая святого Губерта — одна из старых пород охотничьих собак в Европе. — Прим. ред. ), такого роста и мощи, что нам даже показалось сперва, что его присутствие на перегруженном корабле в некоторой степени излишне. Но его славная добродушная морда и особенно потребность в ласке заставили нас смириться с чересчур крупным новым обитателем судна. Зум сумел понравиться всем, даже ушатым тюленям, которые уже несколько месяцев жили на "Калипсо" и сначала вызывали в нем лишь ревнивое чувство.

Посетители, приходящие на стоянках посмотреть "Калипсо", нередко удивляются тому, что мы вышли в кругосветное плавание на таком малом судне. По правде сказать, снаряжения такое количество, а экипаж настолько многочислен — около трех десятков человек, — что мы действительно чувствуем себя довольно стесненно. Потом на борту корабля появляются все новые и новые пассажиры: тюлени, выдры, альбатросы, пеликаны… Нельзя сказать, что все — спокойный народ. А тут еще пес. "Калипсо" — настоящий Ноев ковчег XX века.

Следует, правда, отметить, что хотя размеры "Калипсо" невелики, трудно представить себе судно удачнее приспособленное для выполнения тех задач, какие приходится нам решать. Когда в 1947–1948 годах вместе с моими друзьями Филиппом Тайе и Фредериком Дюма мы обсуждали вопрос, каким должно быть судно-база для подводных научных исследований, наше воображение не сумело создать ничего лучше, чем корабль, которым мы располагаем сегодня.

"Калипсо" — бывший тральщик водоизмещением 350 тонн; судно построено в 1942 году в Соединенных Штатах по заказу англичан. После войны я обнаружил его на Мальте среди списанных судов. Не пришлось даже менять название корабля: англичане дали ему имя нимфы Калипсо, дочери престарелого владыки морей. Тем самым мы завоевали его благосклонность. Приобрести и переоборудовать "Калипсо" мне удалось благодаря щедрости английского мецената Лоэла Гиннеса.

Тральщику приходится испытывать гидродинамические удары подводных взрывов, так что корпус "Калипсо" недаром сделан добротно: двойная деревянная обшивка и прочные часто расположенные шпангоуты.

Машинная установка с двумя винтами позволяет судну развивать скорость 10–10,5 узла. Основное достоинство "Калипсо" — прекрасная управляемость, маневренность, и поэтому наш корабль может без труда проходить узкие лабиринты в коралловых островах, а благодаря незначительной осадке — преодолевать участки с малыми глубинами.

Чтобы превратить "Калипсо" в научно-исследовательское судно, произведены были значительные переделки. Так, в носовой части, впереди форштевня, была прикреплена шахта — обтекатель. Расположенная на 2,5 метра ниже ватерлинии обтекаемая камера, снабженная пятью иллюминаторами, дает возможность наблюдать за тем, что происходит под водой, и снимать фильмы даже во время движения судна.

Вместо фок-мачты в передней части судна установлены две металлические колонки, соединенные площадкой, представляющей собой дополнительный мостик. На нем расположены радиолокационная антенна и пост наблюдения. Последнее обстоятельство не однажды выручало нас: с мостика можно вовремя заметить опасность, когда судно движется среди рифов. Сюда мы поднимаемся довольно часто, чтобы наблюдать морских животных, пересекающих наш курс,

За новое в океанографии

Кроме всего, "Калипсо" оборудована совершеннейшей аппаратурой для исследования глубин. Речь идет на этот раз не о решении сугубо океанографических проблем. Мы пловцы-аквалангисты и стремимся изучить море не извне, а изнутри. Море представляет собой отнюдь не плоскую поверхность, как считают обитатели суши. Это некий объем, куда мы, подводные пловцы, погружаемся, где мы работаем, ведем наблюдения. Вот в чем заключается новый подход к океанографическим исследованиям.

В первые дни плавания на "Калипсо" чуть не на каждом шагу натыкаемся на ящики. Передвигаться по кораблю можно лишь с большим трудом, ведь оборудование и снаряжение привозили на него в течение нескольких месяцев. До самой последней минуты нам доставляли приборы и устройства, которые мы даже не успели проверить до отхода судна. Самые тяжелые и громоздкие аппараты — это, во-первых, камера Галеацци, по существу подводная декомпрессионная камера, обеспечивающая безопасность пловцов при погружении с использованием кислородо-гелиевой смеси на глубину свыше 100 метров; во-вторых, "ныряющее блюдце SP-350", которое мы уже эксплуатировали в Красном море. "Калипсо" перегружена не только потому, что мы отправились в очень долгое плавание, но еще и потому, что нам предстоит выполнять многочисленные задачи, для чего потребуется самое разнообразное снаряжение.

Небесполезно отметить, чем мы располагаем для производства работ по исследованию моря.

На борту у нас находится следующее:

1. Разнообразное ультрасовременное снаряжение для передвижения в водной среде, в том числе аппараты, разработанные Центром подводных исследований, созданным мною в 1935 году в Марселе, который я по сие время возглавляю. (СЕМА разрабатывает и создает образцы всех нужных нам приборов.) На этот раз мы оснащены новыми автономными гидрокостюмами. Они обтекаемы, гидродинамичны, в шлем вмонтированы прожектор и переговорное устройство. Мы уже испытывали их. Новый гидрокостюм — цельнокроеный, черного цвета, с желтой полосой на боку. Всем не терпится примерить его. На судне у нас имеется мощный компрессор, с помощью его, если понадобится, можно зарядить одновременно все баллоны. Само собой разумеется, на "Калипсо" есть и две небольшие декомпрессионные камеры, куда можно поместить аквалангистов в случае экстренного подъема их на поверхность. Кроме того, мы располагаем оборудованием для глубоководных погружений с использованием дыхательной смеси с гелием, исключающей опасность глубинного опьянения. Камера Галеацци, о которой я уже говорил, позволит избежать несчастных случаев при погружениях.

И наконец, в нашем распоряжении подводные скутера новой модели. Их мы постараемся испробовать в Красном море при первой же возможности.

2. Маневренные катера, которые в любую минуту можно спустить на воду. Во время плавания мы, в отличие от других судов, не швартуемся у портовых причалов и спускаем катера при изучении глубин и характера берега, для наблюдения за пловцами и их охраны. С помощью легких быстроходных судов мы предполагаем снимать на кинопленку китов, дельфинов, тюленей… В нашем распоряжении резиновые, алюминиевые лодки, надувные плоты "бомбар", а также богатая коллекция подвесных моторов. Не однажды лодки будут наполняться водой и, поднятые на кормовую палубу, служить бассейнами для рыб, тюленей и выдр. Вряд ли конструктор предполагал и такое их использование. Кормовая палуба уставлена противоакульими клетками из стали и алюминия, уже побывавшими в деле.

3. Различное оборудование для обслуживания "ныряющего блюдца", в частности мощный кран, который тоже находится на корме. Есть у нас и механик, хорошо знакомый с устройством аппарата.

4. Пятнадцать подводных камер, 6 обычных кинокамер, специальные глубоководные автоматические камеры для производства киносъемок — надводных и подводных — также с помощью "ныряющего блюдца". Работы эти выполняют пять операторов с помощниками. Освещение при съемке под водой обеспечивается многочисленными прожекторами, соединенными с судном километрами кабеля.

5. Единая телевизионная система. Она позволяет следить с центрального поста за всем, что происходит на борту судна и под водой.

6. Ультразвуковой телефон для связи "ныряющего блюдца" с поверхностью и подводными пловцами. Он также позволяет аквалангистам поддерживать связь друг с другом и с "Калипсо".

7. Магнитофоны и гидрофоны для записи шумов, в частности звуков, издаваемых морскими животными, например дельфинами и китами. И вообще мы намерены собрать обширную коллекцию шумов из "мира безмолвия": хрюканье некоторых видов рыб, щелканье и скрежет ракообразных, пронзительные клики кашалотов.

8. Наконец, современные средства кораблевождения: гирорулевой, радар, навигационный эхолот и специальный глубоководный эхолот.

Для того чтобы все это превосходное оборудование появилось у нас на борту, потребовались годы усилий, труда и забот. Сам я провел много времени не только в технических поисках, но и в финансовых хлопотах. Но теперь заботы позади.

Созданы эти приборы для того, чтобы облегчить работу ученых, и мы испытываем их ради блага многих, многих других исследователей моря.

Мы не теоретики. Даже наши инженеры, электрики, механики и звукооператоры — аквалангисты. Они живут на борту "Калипсо" и большую часть времени находятся в море, где постоянно проходят основательную проверку. Именно поэтому мои друзья стали специалистами, каких надо поискать. Они сумеют и сконструировать миниатюрную подводную лодку, и создать лампу-подсветку для подводной съемки.

Тобогган

4 марта. Приближаемся к острову Сей-Макаг.а. Подходы к нему трудны из-за мелководья. Синее море, исхлестанное ветром, прекрасно, но волнение значительное. Спускаться под воду, пожалуй, было бы опасно. Займемся чем-нибудь другим.

Посылаю Барски и Бернара Делемотта на остров посмотреть, нельзя ли там что-нибудь отснять. На борту судна кипит работа, скорее похожая на суету. Сначала мы испытываем тобогган. Его привезли перед самым отходом, и у нас не было времени его опробовать. Это глиссер, укрепленный на корме "Калипсо", он позволяет аквалангистам спускаться в воду друг за другом на полном ходу. Работает он отлично, но вся беда в том, что устанавливать его весьма хлопотно.

Бедный Зум приходит в отчаяние и жалобно лает, видя, как его друзья один за другим бросаются в море. Потом он, правда, привыкнет к их частому исчезновению. Сначала пловцы, надевшие новые гидрокостюмы, терпят неудачу: при падении в воду теряют свои шлемы. Фалько поправляет дело, отыскивая шлемы.

Мы испытываем новые подводные буксировщики — электрические скутера усовершенствованной конструкции. Во время испытаний выясняется, что они слишком легки, особенно непрочны ручки: одна осталась в руке у нашего друга Каноэ, который, следует признаться, не умеет соразмерять свои силы. Судовые механики тотчас принимаются за работу: необходимо сделать изменения в конструкции.

Наконец мы спускаем на воду свои парусные шлюпки "уиндсерф", доставлявшие всем нам массу удовольствия в продолжение всего плавания.

Барски и Бернар возвращаются на судно. На острове они обнаружили группу подростков и юношей от 13 до 25 лет, которые рыбачат тут уже с месяц. Они солят и сушат ставриду. Морские птицы беспрестанно кружат над ними и их уловом. Чтобы отогнать их, молодые рыбаки прибивают к шестам вместо пугал живых птиц. Крылья их трепещут на ветру. Живые пугала на этом заброшенном, занесенном песками острове, где гуляет лишь ветер, производят жуткое впечатление.

Рыбаки оторваны от внешнего мира и находятся в полной зависимости от моря и солнца. У них нет никакого укрытия, спят они прямо на песке. Единственный крохотный коврик они расстилают лишь во время молитвы. Из моря они добывают не только рыбу, но и соль. Рыбу вялят на солнце, оно же испаряет воду в примитивных градирнях.

Жуткое местечко

5 марта минуем Баб-эль-Мандебский пролив. Погода, как всегда, неблагоприятная. 6 приходим в Джибути, где на "Калипсо" поднимаются доктор Лена и фотограф Людвиг Силлнер. В тот же день мы покидаем гавань и вскоре бросаем якорь на банке Шаб-Араб. Живей за работу! Нам нельзя терять времени.

На судне нашем народу — что сельдей в бочке. Негде уединиться, чтобы собраться с мыслями и поработать. Наш новый фотограф Силлнер сумел разрешить проблему жилья. На верхней палубе, спардеке, он натянул брезент, с помощью старых бидонов и ящиков отгородил уголок и положил туда надувной матрас. Когда идет дождь, что, к сожалению, происходит именно ночью, на спящего обрушиваются потоки воды, но ведь это теплый тропический ливень.

"Барак Силлнера" — так мы назвали его убежище — немного напоминает склад. Все добро, которому на "Калипсо" невозможно найти места, относят на спардек. Уединившись, Силлнер загорает и колдует над своей фотоаппаратурой. Самое забавное, что он не профессиональный фотограф, а агент по продаже шариковых ручек в арабских странах. Он говорит на всех языках Ближнего Востока. Во время путешествий по Красному морю он научился плавать с аквалангом и снимать под водой. Познакомился я с ним в Порт-Судане три года назад. Он показал мне свои снимки. Я записал его имя, а когда для нашей экспедиции понадобился фотограф, вспомнил о Силлнере. И не жалею об этом. Он оказался не только отличным специалистом, но и славным товарищем.

В Шаб-Араб вода, как выяснилось, чрезвычайно мутная, снимать в ней невозможно. На то, что видимость улучшится, надежды мало: Шаб-Араб в открытом море, и ждать бесполезно. Собираемся посмотреть Губет, знаменитый Губет. Утром, прежде чем отправиться из Джибути, один из членов нашего экипажа стал расспрашивать о Губете пловца-араба.

— Ну это, я вам скажу, местечко! — отозвался пловец. — Глубина жуткая, и полным-полно разных чудовищ. Они могут утащить под воду линь, привязанный к двухсотлитровому бидону. Между прочим, в 1963 году капитан Кусто побывал там вместе с Фредериком Дюма и лучшими своими аквалангистами. В воде они такое увидели, что перепугались, и дай бог ноги.

Надо бы поскорее поближе познакомиться с этим жутким местечком, из-за которого мы, сами того не ведая, обрели не слишком лестную репутацию.

Губет представляет собой как бы внутреннее море, соединяющееся с открытым морем посредством узкого канала, где скорость приливного течения весьма велика и может достигать 7 узлов.

Местность тут очень живописная и дикая; над бухтой возвышаются вулканического происхождения горы — красные, черные, желтые. "Калипсо" проникает в эту узкость, н мы спускаем на воду "ныряющее блюдце SP-350". Аппарат постигает глубины 200 метров, но акванавты не встречают ни одного чудовища. Спускаются и аквалангисты, которые гоже не обнаруживают ничего примечательного, если не считать гигантских морских ежей. Рыб довольно мало. Возможно, чудовище Губета, о котором столько рассказывают арабы, не что иное, как манта — огромный скат, — которую увидел с горы какой-нибудь пастух. В здешних местах манты водятся в изобилии и, должно быть, проникают в Губет, выбраться откуда им удается, видно, лишь с большим трудом.

В Джибути наш корабельный пес Зум, завидев таможенников, стал рычать… Не лаять, а рычать. Он положительно не переносит людей в форме.

Золотистые скалы в голубом море

В воскресенье, 12 марта, становимся на якорь у западной оконечности острова Абд-эль-Кури. Дикий, ненастоящий пейзаж. Цепь гор, испещренных черными и бурыми пятнами, поднимается над серым морем, окрашенным розовым светом зари. Остров опоясан белой полосой, которая расположена выше уровня воды на 20–30 метров. Это гуано или соль, а возможно и то, и другое. Узкая бухточка уходит в глубь острова. Где она оканчивается, не видно. Послать шлюпку? Не стоит. Ветер меняется, заходит на юго-восток. Нужно поскорее сменить якорную стоянку, перейти к северу от опасной мели.

Пока стояли на якоре, мы заметили, что из-за груды камней выглядывают чьи-то головы. После того как мы снялись с якоря, там выросли две человеческие фигуры. Похоже, наблюдатели были разочарованы нашим уходом: редко кто навещает этот голый остров, население которого насчитывает всего 150 человек, хотя остров велик, размером он с Французский департамент.

Около 9 часов становимся на якорь возле северной оконечности острова. Посылаю на разведку две партии для фотографирования и киносъемки. Бебер и Бонничи надевают акваланги и добывают со дна богатый улов лангустов — килограммов 30–40. Потом мы устроим настоящий пир, и за нами сурово будет наблюдать со стены генерал Камбронн, присутствующий на всех наших трапезах и дискуссиях.

Какое великолепие возле Абд-эль-Кури! Какое богатство! Редко вода бывает настолько прозрачной. К "Калипсо" с кормы причаливают две лодки с аборигеном в каждой. Жестами приглашаю этих почтенных людей подняться на судно и предлагаю чай. Марселен, наш радиоинженер, проводив гостей на мостик, показывает им их собственное изображение на телеэкране. Это их забавляет. Потом появляется Силлнер — он только что из воды — и обращается к ним по-арабски. Разговор оживляется, гортанные звуки становятся громче, голоса смешиваются меж собой: можно подумать, что Находишься в туземной таверне. Как не похож Силлнер, с его типично немецкой внешностью, на этих чернокожих сомалийцев. Но на слух речь его совсем не отличишь от речи обоих его собеседников.

Лодки отчаливают от судна, нагруженные подарками, — в них пресная вода, сахар, хлеб, консервы, бухты троса.

Слушаем радио: Франция проголосовала, состоялся второй тур выборов.

Лангусты сбросили панцирь

13 марта. Сокотра. Арабы, ныряя на глубину несколько метров, достают со дна жемчужниц. На отмели собралось множество ловцов и мы вступаем с ними в оживленную беседу. Это приветливые люди с благородными, очень красивыми чертами лица. Сокотра — остров длиной 160 километров — не меньше половины Крита. Населяет его всего 11000 человек, которые живут в бедных рыбацких деревушках. Люди ведут самый примитивный образ жизни; вряд ли где-нибудь можно встретить такую нищету. Правит тут, насколько нам известно, султан.

Под каждым камнем на глубине 2 метра буквально целые скопища лангустов. Мы без труда вытаскиваем килограммов шестьдесят этих ракообразных. Сейчас у них пора линьки и размножения, и панцирь у них еще мягкий. Несколько дней утром и вечером в нашем меню одни лишь лангусты. А из их голов кок варит нам отменный суп.

Плавание продолжается. Мало-помалу мы утрачиваем всякую связь с сушей и ее обитателями. Нас перестает интересовать даже то, что происходит на поверхности моря. Скоро вместо суровых скал, серых и черных, загораживающих горизонт, нашим взорам предстанут глубины моря. Тогда мы и вовсе оторвемся от всего земного, и у нас во всем свете не будет иного пристанища, кроме этого плавучего дома, нашего судна, совершающего кругосветное плавание.

Настоящая наша жизнь проходит в море, которое становится родной стихией. Для нас мир начинается под килем корабля. Цвет, формы, образ жизни, который ведут обитатели моря, — все это совсем не похоже на то, к чему приучил человека многовековой опыт жизни на суше. Особенно опыт последних столетий нашей механизированной цивилизации, равнодушной ко всему живому. Мы погружаемся в море — начало, первоисточник жизни.

Сокотру покидаем 13 марта, в 23 часа. Ночь удивительно тиха, небо усыпано звездами. А в два часа меня разбудил Лабан — судно идет по светящемуся морю, по нему плывут какие-то прозрачные шары. Я тотчас же отдаю распоряжение включить освещение перед форштевнем. Поднимаю с постели кинооператора Барски. Когда все готово к съемке, свечение прекращается. Мы пробуем отыскать место, где море фосфоресцировало, возвращаемся назад, но это теперь происходит на слишком большой глубине, так что снимать не? возможно. Ко всему, вода по-прежнему очень мутна. Мы так и не установили, что это были за светящиеся животные. Возможно, медузы.

Я упомянул об этом случае, чтобы показать, как сложно нам работать. Не раз еще придется нам терпеть неудачи во время долгого кругосветного путешествия… Полагаю, из каждых десяти попыток, будь то производство киносъемок или же научных наблюдений, удачной будет лишь одна.

Кораллы умирают

Экспедиция, в которую мы отправились в 1967 году, в отличие от остальных наших экспедиций, не носит чисто океанографического характера. Мы поставили перед собой исключительную задачу и убеждены, что разрешить ее можем только мы, и никто другой, потому что нас волнует судьба кораллов, их будущее.

Я уже говорил, что кораллы — это живые существа. Значит, они могут болеть и умирать. В настоящее время цивилизация грозит морским животным множеством опасностей. Первые и пока единственные люди, которые осознают эти опасности, это подводные пловцы. Загрязнение вод угрожает не только человечеству, но и животному миру. Супер-танкеры, проходящие Красным морем в Индийский океан, — серьезная угроза для всей фауны. Возможно, в далеком или близком будущем случится великая, непоправимая беда, виновником и одновременно жертвой которой станет человек.

Цель нашей экспедиции на "Калипсо", — выяснить, насколько велик ущерб, нанесенный подводной фауне. У меня за плечами три десятка лет подводных исследований, на счету у каждого из членов моего экипажа 16 лет работы в Красном море и Индийском океане. Мы в состоянии определить, незначителен или невосполним вред, который наносит цивилизация фауне тропических морей, в частности, кораллам. и посвятил свою жизнь морю и не могу не бороться и не возмущаться, видя, как его загрязняют, оскверняют и губят.

Прошло уже 3 года с тех пор, как я, покинув Монако, отправился в это кругосветное путешествие с твердой решимостью выяснить истину. Когда мы уходили в плавание, мало кто догадывался об опасностях, которые угрожают жизни в море. С той поры общественное мнение, в частности в Соединенных Штатах, неоднократно выражало свое негодование, видя преступления по отношению к природе, которые учащаются и становятся все более тяжкими. Ширится кампания протеста. Но кампания эта направлена главным образом против загрязнения городов, атмосферы, пресных вод; лишь немногпе отдают себе отчет в том, что море также в опасности, а это означает опасность для всего земного шара, поскольку море — великий регулятор жизни на всей нашей планете.

В январе 1967 года я задался целью собрать и обнародовать факты, иллюстрирующие загрязнение морей, чтобы все, кто закрывал глаза на происходящее или не знал о нем, задумались над тем, что происходит с морем.

Этот документ, это досье передо мной. Оно пополняется изо дня в день, от погружения к погружению в краю кораллов с его лабиринтами, полными чудес, тянущимися на тысячи километров. И результаты удручающи: кораллы умирают. Что же является причиной этой агонии? По правде говоря, на такой вопрос трудно ответить. Наверняка их несколько: прежде всего, нефть, попадающая в море с судов или из подводных скважин, а затем — пестициды и моющие средства. Возможно, нарушение биологического равновесия происходит также из-за прямого вторжения человека. Почти во всех странах мира биологи пытаются понять, что же происходит. Но уже ясным стало многое: мы свидетели подлинной драмы. Человек еще может исправить беду, если пожелает, если он будет знать, что именно ее вызывает.

Начнем свои наблюдения над кораллами с атоллов Индийского океана.

Морские бродяги

На пути к Мальдивским островам обнаруживаем крупную стаю кашалотов. Обитатели "Калипсо" приходят в крайнее возбуждение. Одни бегут на мостик, другие спускаются в подводную кабину, чтобы сфотографировать этих огромных животных. Их фонтаны и блестящие спины повсюду, но держатся они все-таки на некотором отдалении от корабля, и снимать их невозможно.

Впрочем, нам предстоит еще одна встреча. Здесь, в далеком Индийском океане, нам попадается японское рыболовное судно. Было это так. 17 часов. Замечаем крохотное суденышко. Борта его покрыты ржавчиной. Оно лишь чуть побольше "Эспадона", судна, принадлежащего Центру по исследованию моря и приписанного к Марселю.

В Джибути нам говорили о советском научно-исследовательском судне, которое находится где-то в здешних краях. Сначала мы решили, что это оно и есть.

Сбавляем ход, рассматриваем незнакомца. Члены его экипажа, высыпав на палубу, делают нам какие-то знаки. Выясняется, что это "рыбак". Матросы выбирают балберы — резиновые буи, похожие на те, которые мы видели дважды за последние несколько часов. Тут же на палубе разделывают огромного тунца. Отдаю распоряжение спустить на воду надувную шлюпку. Бебер, Морис и Барски отправляются на рыболовное судно. Наблюдаю в бинокль, как три низеньких японца, захватив с собой рыбу-меч и тунца, прыгают в шлюпку. Едва успев подняться на борт "Калипсо", они разбегаются по палубе, спускаются в машинное отделение, разглядывают со всех сторон "ныряющее блюдце". Не успеваю даже сказать слова. Моей жене Симоне удается в последний момент запереть в каюте Зума и предотвратить несчастье: еще секунда, и разъяренный пес набросился бы на низкорослых желтокожих человечков.

Хозяин судна нетерпеливо кричит: "Нечего терять время! Возвращайтесь, живо! За работу!"

В обмен на рыбу даем японцам хлеба, сахару, вина. После этого вежливо, но решительно судовладелец предлагает Барски и Морису вернуться на "Калипсо". Японцы — молодые и старые — выглядят этакими сорвиголовами: мускулистые, с решительными, открытыми пиратскими физиономиями. Условия их жизни поразительно убоги. Живут они в грязном тесном кубрике: на судне нет ни одной отдельной каюты. Все в резиновых штанах, перчатках и нарукавниках… Нам удалось понять, что неподалеку работает еще одно судно. Его-то мы, верно, и встретили в 3 часа.

Весь экипаж нашего судна восхищается сорвиголовами, для которых море — дом родной. Глядя на них, я представляю себе, какими были бретонские рыбаки прошлого века. Надеюсь, во время нынешнего плавания нам удастся снять за работой китобоев. Нужно признаться, даже у этих просоленных морских волков условия труда стали много лучше. Мне представляется, что лишь японцы являют собой живое воплощение героев Мелвилла.

Тяжкий удар

16 и 17 марта дул муссон. 18 марта сломался гребной вал. Это произошло в 2 часа ночи. Глухой, словно при взрыве, грохот слышен был во всех уголках судна. Один из двигателей начал работать вразнос. Руль заклинило, и "Калипсо" беспомощно завертелась на одном месте. До ближайшего порта, где мы могли бы встать в сухой док, 1800 миль.

Едва только я проснулся, как выскочил на палубу, в одних плавках, и увидел весь экипаж на ногах… Все молчат, все встревожены. Отдаю распоряжение застопорить и правый двигатель. Корабль останавливается, и Фалько, наш старший пловец, прыгает во мрак… прямо в пижаме, правда, в маске. Для предварительного осмотра.

— Да, сломан вал, — докладывает Альбер Фалько, — но винт еще цел. Он отошел назад и уперся в перо руля. Так оставить нельзя. Надо снять винт.

Кристиан Бонничи и Раймон Колль облачаются в гидрокостюмы и спускаются в воду вместе с Фалько. Противоакулья клетка, которой мы пользовались вчера, по-прежнему находится на кормовой палубе. Спускаем ее в воду. Она пригодится пловцам как убежище, кроме того, на ней установлены две мощные лампы.

Но вот что меня беспокоит. Все трое ярко освещены и будут привлекать внимание акул, в поисках добычи рыскающих во тьме ночи; и поглощенные работой, могут не заметить их вовремя.

Со всей возможной осторожностью аквалангисты задвигают поглубже назад обломок вала, на котором укреплен 200-килограммовый бронзовый винт, чтобы уравновесить его. Ведь внизу — 4000 метров. Потеря винта обозначала бы для нас длительную и дорогостоящую задержку.

Сорок минут уходит у пловцов на то, чтобы продвинуть вал к дейдвудной трубе. Они накидывают на винт стальные стропы и закрепляют его. В 3.45 "Калипсо" медленно, словно раненая птица, трогается с места. Она делает всего 6,5 узла. Эта авария расстроила нас всех, а меня особенно. Расстроила настолько, что не смею в этом признаться своим товарищам. Мы посреди Индийского океана, на половине пути до Мальдивских островов. Но нужно идти дальше. О возвращении не может быть и речи. Только далеко ли мы уйдем под одним двигателем?

Во что бы то ни стало мы будем исследовать коралловые рифы у берегов Индии: я знаю, что они отличаются от коралловых рифов Красного и Карибского морей. Ведь одни джунгли не похожи на другие.

Еле тащимся, делая 5 узлов. Такое плавание — трата драгоценного времени. Удручающе медленно пересекаем мы этот участок зловещего, враждебного Индийского океана, на просторах которого наша "Калипсо" кажется всего лишь крохотной скорлупкой.

Но терпение! Ведь в конце-то концов куда нам торопиться? Наше плавание не ограничено. Важно то, что нам удастся увидеть в море, когда доберемся до Мальдивских островов.

Неожиданно мои поврежденные позвонки, о которых я почти забыл, напоминают о себе. Верно, от того, что я оказался без дела, нервничал и волновался.

20 марта. До Мальдивских островов рукой подать. Стопорим машину и из двух клеток, спущенных с катеров, снимаем на киноленту акул, свирепо набрасывающихся на мертвого дельфина. Съемку производит Мишель Делуар, а Делемотт охраняет его.

Тушу дельфина привязываем к носовой части судна, куда тотчас устремляются акулы. Пловцы же спускаются в воду с кормовой палубы. Этот маневр позволит людям подняться на судно, если поведение хищников станет чересчур агрессивным. Мера оказалась благоразумной: акулы начали досаждать Раймону Коллю. А самая крупная стала просто опасной: того и гляди нападет.

Пловцы сообщают мне о ситуация по телефону. Приказываю подниматься на судно. Самая большая хищница бросается к трапу "Калипсо", и Делемотту едва удается подобрать ноги. Работы продолжались с самого утра, но возбуждение акул все росло. Полагаю, кадры будут впечатляющими. Но, к сожалению, кинооператорам досталось. Зрителям даже в голову не придет, сколько усилий прилагают операторы, скольким подвергаются опасностям, нередко напрасно. Операторы с "Калипсо" постоянно сталкиваются с затруднениями, такими, как плохая видимость, сильные течения попадание в аппаратуру воды. Самая главная забота у них — герметичность подводных камер, ведь малейшая течь сведет на нет кропотливый упорный труд. Разборка, удаление соли, протирка и сборка сложного прибора из 326 деталей, стоящего целое состояние, производится в первую очередь.

Такая работа недоступна дилетанту. Кстати сказать, фантазерам и людям, не ведающим, чего они хотят, у нас на судне делать нечего. Каждый из членов экипажа "Калипсо" должен знать досконально, по меньшей мере два ремесла; но многие у нас освоили и больше профессий. Кроме того, важно, чтобы каждый умел переносить жизнь на корабле, переполненном людьми, непрестанную бортовую и килевую качку, не уставать от неумолчного воя ветра, шума волн, стука машин. Чтобы умел заботиться о товарищах.

Социалистический султанат

Город, сложенный из кораллов. — Гастон преподносит нам сюрприз. — Рыба-хирург непонятно отчего бледнеет. — Камера обманывает нас. — Рыба-попугай ежегодно перерабатывает пять тонн песка. — Жизнь в море, как цепь преступлений.

Во вторник, 21 марта, в 17 часов с небольшим на горизонте показался первый атолл Мальдивских островов — это атолл Лари. Позади несколько дней плавания вдали от берегов. И вот мы видим кокосовые пальмы, песчаную отмель берега… Но скоро начинает темнеть.

Я не решаюсь вести "Калипсо" среди коралловых рифов, когда вокруг ничего не видно. Днем глубину можно определить по цвету воды, но в сумерках того и гляди пропорешь днище. Посылаю на разведку катер и, руководствуясь сигналами, которые подает боцман с помощью фонаря, становимся на якорь почти возле самых камней.

Чтобы не терять зря времени тотчас спускаем на воду "ныряющее блюдце" — необходимо осмотреть район. Глубина 21 метр; аппарат, двигаясь вдоль подводного склона, опустился на глубину 160 метров. Видимость, правда, плохая. Сейчас весна, пришла пора больших приливов — и вода, естественно, очень мутна.

Мальдивские острова, расположенные к юго-западу от Индостанского полуострова, в прежние времена часто посещались парусными судами, направлявшимися в страны Востока за пряностями. Это всего лишь бедные коралловые острова, и теперь сюда очень редко заходят корабли. Мальдивские острова, находившиеся сначала в руках португальцев, в начале XIX века стали английскими владениями, а в 1965 году обрели независимость.

Назавтра, обойдя атолл, возле которого мы стояли на якоре, приходим в Мале, столицу архипелага, и там узнаем, что у жителей островов праздник: они отмечают вторую годовщину своей независимости (Мальдивы получили независимость 26 июля 1965 г. — Прим. ред. ). Уже три дня не функционирует ни одна служба порта. Страна словно парализована. Для нас это непредвиденная задержка. Портовый врач, полиция, таможенники — словом, все чиновники чрезвычайно вежливы с нами, но мы ждем, ждем… И напрасно.

Наступает четверг, 23 марта, но празднование продолжается. Пресную воду, в которой мы нуждаемся, так и не привезли. Барски, отправившийся на берег узнать, что и как, приводит на судно Фарука Ибрагима, начальника таможни аэропорта. Это умный, чрезвычайно любезный мальдивец, не лишенный чувства юмора. После осмотра судна приглашаем его на завтрак. Он рассказывает нам невероятную историю, происшедшую с его дядей.

Его дядя был Диди, как и все аристократы Мальдивских островов, как и сам рассказчик. Поскольку прозвище нашего друга, Фредерика Дюма, также Диди, рассказ этот поначалу веселит нас. Но история оказалась отнюдь не забавной. Во время войны англичане обратились к жителям островов с просьбой сдать им атолл в аренду на 99 лет, но все министры воспротивились этому. Больше всех упорствовал дядя Фарука Ибрагима. Почтенного мальдивца посадили на английское судно и увезли. Вскоре англичане сообщили островитянам, что судно затонуло.

Морские каменоломни

После завтрака Фарук Ибрагим вместе с нами садится в джип, чтобы показать нам остров. Привозит на аэродром, где из коралловых блоков сложена новая взлетно-посадочная полоса. Правда, на аэродром лишь раз в неделю прилетает самолет из Коломбо. Дома построены тоже из кораллов. Испокон веков местные жители жили в хижинах из кокосовых пальм. Но последние несколько десятилетий остров охвачен строительной лихорадкой. Жители хотят, чтобы общественные здания были долговечными, а между тем ввоз строительных материалов ограничен. Отсюда потребность в камне, который добывают на внешнем рифе. Из него изготовляют не только строительные блоки, но и известь, используемую вместо цемента. Сами того не ведая, жители подвергают опасности затопления свои острова, незначительно поднимающиеся над водой. Кстати, один из них уже исчез. Но как бы то ни было наших кинооператоров интересует деятельность этих камнетесов; они намерены снять их за работой на рифе во время погрузки огромных коралловых глыб на свои хрупкие и изящные парусники.

Вместо того чтобы отметить судовые документы и перейти к обычным портовым формальностям, Фарук Ибрагим угощает нас кокосовым орехом.

Кокосовые пальмы, дающие тень, пресная вода — все это делает Мальдивские острова раем по сравнению с бесплодными, опаленными зноем островами Красного моря. Яркие пятна зелени, оживляющие низменные острова, заметны издалека. Некоторые острова имеют лагуну, другие окаймлены барьерным рифом. Морские пейзажи значительно отличаются друг от друга. Великолепны песчаные (точнее из измельченных кораллов) пляжи. В составе Мальдивских островов множество атоллов (их свыше 2000), совершенно не похожих на тихоокеанские атоллы, лагуны здесь просторны и глубоки. С морем они соединяются в очень редких случаях. Внутри каждой лагуны, как бы внутреннего моря, множество мелких островов, являющих собой своеобразный, особый мир, на изучение которого потребуется много времени.

Архипелаг весьма велик, но от одного острова до другого расстояние незначительно. Связь между ними осуществляется при помощи walkie-talkie (Портативный приемопередатчик (англ.) ). В сущности, этот новейший аппарат заменил тамтам. Правительство Мальдивской Республики прибегло к весьма оригинальному способу осуществлять свою власть: оно управляет гражданами по рации!

Повсюду, где имеется выход к воде, рыбацкие селения. Они располагаются вокруг колодцев. Многие мелкие острова, лишенные пресных источников, необитаемы.

Во время отлива всегда можно видеть несколько туземных судов, направляющихся к обмелевшим рифам, чтобы кромсать их — добывать строительный материал. Глыбы мадрепоров и большие полуоткрытые тридакны лежат у самой поверхности воды. В глубоких расселинах кружатся рыбы-бабочки. Хотя солнце подернуто дымкой, мы изнурены жарой; ноги у всех изрезаны кораллами. Мы уже устали снимать ныряльщиков-камнетесов и отправляемся исследовать остров.

На небольших кладбищах под сенью пальм разглядываем надгробные камни и кресты, высеченные из коралловых глыб. На детских надгробиях — они поменьше размером — можно разглядеть скелеты морских организмов. Здесь все связано с морем. И жизнь, и смерть.

На площади 300 квадратных километров насчитывается 93 000 жителей. Большая часть населения происходит от сингалов и, значит, принадлежит к белой расе. Вначале жители исповедовали буддизм, но несколько веков назад они стали приверженцами ислама. В настоящее время население архипелага состоит наполовину из мусульман, наполовину из протестантов. Мечети перемежаются с храмами: английские миссионеры добрались и сюда.

Благодаря развитой рыбной ловле жизненный уровень довольно высок. Экономика по-прежнему частично зависит от меновой торговли. Предметом обмена и вывоза являются соленая рыба и копра, которые экспортируются на Цейлон (теперь Шри Ланка). Практически во всех областях жизни ощущается влияние сингальской культуры.

Меня поразило, что на архипелаге существует социалистический подход к решению некоторых проблем, в частности к распределению доходов от рыболовства.

Ожидая разрешения властей пополнить запасы продовольствия, исследуем глубины вокруг острова. Фалько на целый день отправился к северной оконечности, но не обнаружил ничего: вода слишком мутна. Силлнер и тот не смог сделать ни одного снимка. Бернар Делемотт и Бонничи отправились на поиски мероу и мурен. Барски, Делуар и Марселен Наги продолжают снимать коралловые карьеры у поверхности воды и глубже под водой. Еще полдня съемок — и сюжет будет готов.

Теперь мы приобрели нужные рабочие навыки. Обитатели судна так освоили свое ремесло, что могут делать сразу несколько дел. Этого мне давно хотелось. Вечером, когда все собираются на судне, Фалько, Делемотт, Делуар на кормовой палубе обмениваются замечаниями довольно пессимистического характера. Тема разговора одна: сильные приливные течения, мутная вода. Подводные съемки невозможны, песчаное дно почти лишено фауны, кораллы тусклого, мертвого цвета.

Открытие Гастона

Один из членов экипажа слушает все эти сетования молча, с легкой усмешкой. Это наш электромеханик Жак Ру, в его ведении "ныряющее блюдце". Но все на судне почему-то зовут его Гастоном. Зная его, догадываюсь, что он приготовил какой-то сюрприз. Спускается под воду он для собственного удовольствия — ведь он не пловец, а техник. Он добросовестен, дело свое знает досконально. Операторы, "блюдца" знают, как тщательно он готовит аппарат к каждому очередному спуску. Но у него неодолимая страсть к красоте подводного мира. Когда работа закончена, удержать Гастона на судне просто невозможно. Нередко он плавает ночью с фонариком в руке. Сопровождает Гастона его друг Марселен, инженер по звуку. Мы наблюдаем, как на воде, среди коралловых глыб, трепещут огоньки — в четырех, а то и пяти сотнях метров от "Калипсо".

Я пытался убедить их, что ночные прогулки весьма опасны, но чаще всего оба приятеля исчезают, никого не предупредив. Однако я не только не сержусь на своих друзей за их интерес к жизни подводного мира, а питаю к ним самую искреннюю симпатию. Я ценю их остроумие и чувство юмора. Они умеют развеселить любого, сохраняя невозмутимый вид. По-видимому, на этот раз Гастон что-то приготовил. Он вытягивает руку в сторону моря и показывает на что-то такое, чего мы не можем разглядеть. И при этом смеется. Должно быть, действительно это нечто забавное. Но объяснять, в чем дело, он не собирается. Видно, придется смириться и лезть в воду.

Оказалось, что, пока остальные пловцы суетились в мутной воде, Гастон шутя нашел совсем рядом с судном именно то, что мы искали, — подводный рай: прозрачную воду, изобилие рыб и почти полное отсутствие акул. Чудесно и неожиданно. Как теперь бранить его за тайные вылазки? Обнаруженный участок мы так и называли — "островок Гастона".

Трудно объяснить, почему именно тут, на незначительной глубине, образовался этот восхитительный оазис. Вот еще одна из загадок, каких много в коралловых морях. Вверх тянутся огромные розовые горгонарии, за которые цепляются бронзового цвета морские лилии. Сиреневые водоросли, алые, желтые, лиловые, зеленые губки; красные и белые султаны полихет, перемежаясь с золотистыми и синими точками акропор, являют собой удивительно живописную картину. В этих зарослях находят приют ищущие спасения рыбы. Вскоре они привыкают к нам, спокойно наблюдают за нашими движениями и постепенно возвращаются к обычным своим занятиям. Вот рыбы с очень вытянутыми и заостренными носами. Они выискивают пищу в едва заметных углублениях на поверхности кораллов. По меньшей мере три вида рыб имеют такой длинный нос: удивительный щетинозуб-пинцетник (Forcipiger longirostris), длинноносая рыба-бабочка (Chelmon rostratus), у которой на боковых сторонах спины имеется по пятну, имитирующему ложный глаз, и лазурный гомфоз.

Именно на островке Гастона мы снимаем начало фильма о кораллах. Огромные зонты акропор настолько велики, что аквалангист может спрятаться под таким кораллом словно под деревом. Как не снять такое чудо! О таком обилии фауны мы не смели и мечтать. В числе наших лучших объектов съемки, или, если хотите, наших актеров, — рыбы-трубы. Рядом с многочисленными стаями желтых рифовых окуней и рыб-солдат они казались отверженными; они пытались прибиться к косяку каких-нибудь рыб, но напрасно.

Там же мы отсняли кинокадры об особом виде крупных рыб-хирургов, неожиданно, правда непонятно почему, меняющих свою окраску. У хвоста у них имеется плавник-ланцет, который обычно убран, но в случае нужды может служить грозным оружием. Ему-то и обязана своим названием рыба-доктор, или рыба-хирург. В естественном состоянии они темно-серые, почти черные, передвигаются группами вдоль подводных утесов, но случается так, что одна какая-нибудь рыба из этой стаи внезапно становится серебристо-белой. Феномен длится считанные секунды, и пока никто не может его объяснить. Что это? Сигнал? Предупреждение об опасности? Признаки гнева? Брачная окраска? Во всяком случае неожиданную эту метаморфозу предсказать невозможно и кинооператорам пришлось проявить немало терпения и выдержки, чтобы уловить и запечатлеть момент резкой смены окраски.

Привезли продовольствие

В субботу, 25-го, Барски и доктор Лена в качестве полномочных представителей (их дипломатические способности известны), отправились на берег, взяв копии документов, полученных нами во французском посольстве на Цейлоне (теперь Шри Ланка).

К полудню усилия их принесли свои плоды. Причем в буквальном, а не переносном смысле — нам привезли плоды манго, лимоны, лук. Во второй половине дня, сделав два рейса на фелюке, которую вел на буксире катер, получили 5 тонн необходимой нам пресной воды. Страна настолько бедна продовольствием, что наш друг Жан-Филипп Плэ, который отправился за продовольствием, смог бы купить весь рынок, если бы не опасался, что ничего не останется на долю местных жителей. Я одобрил его отказ от демонстрации нашей экономической мощи.

В одиннадцать вечера снимаемся с якоря. Имя представителя правительства, который поднялся на борт "Калипсо", Гассан Диди. Еще один Диди. Он вежлив, обходителен, с хорошими манерами. Хорошо говорит по-английски. Во время международной кампании по исследованию Индийского океана он плавал на американском океанографическом судне. Он будет посредником между нами и обитателями других островов архипелага.

Теперь у нас на корабле мальдивский аристократ с породистым смуглым лицом, которое редко озаряется улыбкой. Он приходится родственником известному национальному герою и политическому деятелю. А как изысканно его великолепное шелковое одеяние! Его серьезность в сочетании с моложавой внешностью и недюжинными физическими возможностями нам импонирует. И действительно, во время пребывания на борту "Калипсо" Гассан Диди зарекомендовал себя отличным товарищем и не однажды оказывал нам услуги.

Два атолла в один день

В воскресенье, 26-го, движемся на север и в 5 часов утра останавливаемся возле Гаха-Фаро, одного из атоллов Мальдивского архипелага. Атолл в поперечнике 7 миль. Исследуем его, отправив в 6 часов одну партию на восток-северо-восток, а в 8.30 — другую к западу. В 9 часов "блюдце" уже находится в воде, у западной оконечности атолла. На борту его Лабан и Барски. За каких-то два часа сделано немало. Это свидетельствует о том, что на "Калипсо" умеют не терять времени даром.

Несмотря на течения и плохую видимость, нам удалось собрать фото- и киноматериалы о местных рыбах, а также о фаунистических компонентах рифов — колониях гидроидных и коралловых полипов, поселениях асцидий…

К востоку от атолла одна из поисковых партий обнаруживает затонувшее судно, которое когда-то было замечено и сфотографировано Гансом Хассом. Но вот все партии возвращаются на борт "Калипсо", в 11.15 снимаемся с якоря и идем к следующему атоллу Кардива. Добираемся до него в 14.30 и исследуем в том же порядке, что и первый атолл. За один день три партии по три аквалангиста, то есть девять человек, успевают полностью обследовать два атолла.

Людям сухопутным, как и морякам, плавающим на надводных судах, трудно вообразить, насколько значительно в считанные часы может меняться характер нашей работы. На различных глубинах встречаются совершенно новые, не похожие одна на другую картины. Тому, кто наблюдает за морем с палубы судна, об этом трудно догадаться. Но пловец, даже не успев надеть маску и спуститься под воду, по определенным признакам, в частности по цвету воды, может представить, что его ожидает.

Наряду с участками ярких мадрепоровых кораллов, где изобилуют рыбы, доверчиво встречающие нас, внезапно попадаются жалкие, грязно-серого цвета участки рифа. Некоторые покрыты какой-то зеленоватой слизью, что служит верным признаком вырождения кораллов. Это свидетельствует о том, что кораллы больше не сопротивляются другим живым организмам. В данном случае агрессором являются водоросли, которые покрывают пленкой ветви, представляющие собой не что иное, как мертвые останки мадрепоров. Во многих местах заметны признаки беды, угрожающей здешней фауне.

Естественно, приходится тщательным образом исследовать эти кладбища кораллов, где на дне лежат груды раздробленных акропор. Грустные мысли приходят в голову, когда видишь все это. Но мы продолжаем исследования, которые составляют часть нашей научной программы и позволяют нам получить данные если не о жизни, то по крайней мере о смерти кораллов.

Насколько я мог судить, оазисы подводного живого мира у Мальдивских островов попадаются все же сравнительно редко. Тут нет рельефа, характерного для Красного моря, — огромных утесов, купающихся в синеве моря, крутых склонов, покрытых кустами черных кораллов, где каждый организм отстаивает свое право на существование. Но всякий раз, когда нам удавалось обнаружить здесь зону здоровых кораллов, у нас складывалось впечатление, что в каждой из них преобладает какой-то вид кораллов или других прикрепленных организмов. Мы находим здесь целые поля "оленьих рогов" (Асгорога), поля горгонарий, ряды чашеобразных бурых губок, напоминающих блюдца и миски, расставленные на полках кухонного шкафа. Подчас все эти организмы меняются через каждые несколько десятков метров. На других участках обнаруживаем нагромождения более массивных кораллов, так называемого "мозга Нептуна", иногда достигающие гигантских размеров.

Почти повсюду можно было видеть множество тридакн, более или менее открытых; цвет тела их между зигзагообразными створками варьирует у разных особей от лазурно-голубого до темно-фиолетового.

К северу от атолла Кардива натыкаемся на крохотный песчаный островок; он настолько мал, что места на нем хватает лишь для двух кокосовых пальм. Казалось, ожила традиционная карикатура на излюбленную юмористами тему о потерпевших кораблекрушение.

Ловля бонито

В понедельник, 27 марта, мы в пределах видимости обоих островов Пауэлл, Этинджили и Алифури, входящих в состав Мальдивского архипелага. Стали на якорь близ северной оконечности Этинджили. Стоянка надежно защищена, глубины умеренные. Местные жители восприняли наше появление довольно своеобразно. Как только "Калипсо" застопорила ход, к нам приблизились большие рыболовные парусники. Поздоровавшись с нами, аборигены красноречивыми жестами предложили нам убираться восвояси. Вид у них был миролюбивый, но весьма решительный. К счастью, на борту "Калипсо" находился Гассан Диди, представитель мальдивского правительства. Он объяснил рыбакам, что мы ученые и не хотим причинить им никакого вреда. Весть эта разнеслась по всем судам, и отныне нас стали считать дорогими гостями. На палубе выросла груда традиционных приношений — кокосовых орехов. В благодарность за дары мы смогли предложить лишь сигареты.

Аборигены действуют решительно, но при этом не теряют достоинства. Они охраняют свои воды от иностранцев, которые — чаще всего японцы — с недавних пор здесь стали ловить рыбу под самым носом у хозяев, что последним, естественно, не нравится.

Именно здесь, близ островов Пауэлл, мы наблюдали ловлю бонито и сняли фильм. Это весьма и весьма увлекательное занятие, и мы, хотя и не без труда, отсняли целый сюжет.

Весной для ловли бонито аборигены используют ряд довольно необычных способов. Вечером они на коралловой отмели бросают в воду остатки прежнего улова — это служит приманкой для крабов. Пойманных ракообразных мелко рубят и затем кладут в особые четырехугольные сетки. С их помощью поутру также на небольшой глубине ловят наживку — разную мелкую рыбу, которую хранят в шаланде, служащей как бы живорыбным садком. В днище шаланды имеется довольно большое отверстие, через него внутрь судна постоянно поступает вода. Излишек воды регулярно вычерпывается двумя людьми, специально для этого приставленными.

Около 7 часов утра шаланды поднимают паруса и группами по шесть — восемь судов уходят в море, к участкам скопления птиц. Это признак того, что появились стаи бонито. Затем рыбаки пригоршнями кидают за борт живую рыбу и начинают ловить бонито. Для этой цели на каждой шаланде имеется четыре удилища с четырехметровой леской, к которой прикреплен обычный луженый крючок. Не успеет крючок попасть в воду, как его вытаскивают вместе с бонито, которые сами же отцепляются. Таким способом за четверть часа рыбаки на одной шаланде без труда вылавливают сотни две бонито. А если поймано сотен шесть, то день считается удачным. Каждая рыба стоит что-то около рупии. Делят улов этим же вечером прямо на берегу: четверть улова приходится на долю государства, четверть — хозяину судна, половина экипажу.

Такой порядок распределения исстари принят и во всех остальных сферах экономики; 25 % дохода идет в пользу государства, столько же предпринимателю и 50 % — его работникам.

На острове Алифури жители сами из кокосовых пальм строят суда изящных очертаний. Способ постройки за последние 5000–6000 лет не изменился: на мальдивских верфях сначала делают обшивку, а уж потом набор.

Камера вводит нас в заблуждение

Ловлю, которая захватила всех нас, мы снимали утром. А пополудни мне пришло в голову, что можно снять и кое-что поэффектнее. Показать местных рыбаков за работой — начало неплохое, но если бы еще снять кадры под водой, отобразив ярость и бешенство бонито, которые набрасываются на крючки и так быстро оказываются в плену, — это было бы великолепно! Но как это сделать?

— Марселен, нельзя ли установить на катере телевизионное устройство для подводного наблюдения? Ты предлагаешь осуществлять питание от переносного агрегата?

Укрепляем под днищем катера подводную телевизионную камеру, направив ее в сторону кормы, затем еще две камеры — одну для крупных планов, другую для общих. Всю ночь напролет возимся, импровизируем, но к 3 часам утра у нас все готово.

При содействии Гассана удается уговорить рыбаков ошвартовать свой бот лагом к катеру, на котором установлены камеры. Идея оказалась удачной. На экране телевизора хорошо видно, как 30–40 бонито, появившиеся одновременно, одна за другой попадают на крючки и затем исчезают, словно растворяясь в серебристой поверхности воды.

Акулы преследуют бонито и с разинутой пастью набрасываются на них. Кровь стынет в жилах при виде этого. А спустя минут пять раздосадованный Лабан сообщает, что работает только 25-миллиметровая камера. Значит, получились только крупные планы.

Все придется начинать снова. Именно этим мы и занимаемся 1 апреля. Правда, на экране видно появление меньшего количества бонито, чем в первый раз, но все равно нам удается снять два ролика — целый эпизод.

Бебер спускается в "блюдце" возле западного побережья острова и сперва попадает в заросли похожих на огромные веера горгонарий, затем оказывается в самой гуще косяка занклов или "радио-рыб", у которых непомерно развитый спинной плавник напоминает автомобильную антенну. В 50–60 метрах ниже поверхности воды Бебер обнаруживает древнюю площадку — стены, изрезанные гротами глубиной от 3 до 4 метров, вероятно, некогда выбитыми волнами прибоя. Это так называемая древняя береговая черта. Важные выводы, которые необходимо будет подтвердить наблюдениями в других районах Индийского океана.

Возле северных склонов острова решаю собрать кораллы для Монакского музея. Четыре аквалангиста группами по два человека спускаются на глубину от 60 до 70 метров и, как предусмотрено в заранее составленной программе, с определенных, точно обозначенных глубин и участков склона приносят на поверхность отколотые куски.

В знак своей признательности Бебер берет с собой Диди, который оказал нам столько услуг и помог уладить недоразумение, возникшее было при встрече с местными рыбаками. Из "ныряющего блюдца" наш друг возвращается довольный донельзя. Островному аристократу удалось приобщиться к тайнам глубин. Он был достоин этого.

Людвиг Силлнер продолжает вызывать всеобщее восхищение. Свое убежище на спардеке он покидает лишь для того, чтобы, облачившись в красные с белым плавки и повесив на шею несколько аппаратов, отправиться под воду. По его словам, когда он в таком одеянии, рыбы, живущие среди кораллов, меньше опасаются его и не разбегаются. Он удивительно увлечен фотографией и может часами находиться в воде, чтобы снять несколько удачных кадров.

Надо признаться, первые недели, проведенные на Мальдивском архипелаге, не то чтобы разочаровали, но вначале несколько расстроили нас. Пловцы, правда, были далеки от того, чтобы сетовать, поскольку надеялись увидеть незнакомое, новое. Недаром же мы забрались в такую даль, да еще на корабле, который едва тащился после того, как сломался вал гребного винта.

Хотя мы многое успели повидать, в море еще множество неоткрытых тайн, и одной человеческой жизни мало, чтобы узнать все.

Мы исследовали лишь отдельные участки Мирового океана и отлично понимаем, море всюду разное. Но невозможность заранее знать, каким будет мир моря на той или иной широте, — самое притягательное в нашей экспедиции.

Близ Мальдивских островов мы осознали, насколько удивителен этот край, как нам много предстоит узнать. Я полагаю, такое впечатление сложилось у нас прежде всего вследствие неизмеримости масштабов… Подводный мир на Мальдивских островах впечатляет величественностью и не идет ни в какое сравнение со ставшими привычными для нас подводными пейзажами Красного и даже Средиземного моря. В этой части Индийского океана над плато, лежащим на глубине 40 метров, возвышается множество атоллов. На участках дна, удаленных от окаймляющих рифов, уже не встречается кораллов, пестрые, яркие рыбы довольно редки, зато возможно появление существ иного рода — конечно же, акул и скатов манта. Однажды мы едва не столкнулись с косаткой — животным с весьма зловещей репутацией, убийцей китов. Правда, Альбер Фалько утверждает, будто этого хищника можно легко приручить. Когда-то в одном калифорнийском океанариуме ему удалось завязать дружбу с таким млекопитающим.

Район, прилегающий к Мальдивскому архипелагу, удобен для исследования с помощью "ныряющего блюдца". Сюда, на обширные песчаные пространства, нередко заплывают крупные морские животные.

Цикл песка

Каждый атолл напоминает мельницу, перемалывающую кораллы, настоящую фабрику, изготовляющую песок. Кораллы растут, извлекая из воды кальций. Рыбы-попугаи, рыбы-горбачи пожирают кораллы, они уничтожают их почти с такой же скоростью, с какой те растут. Мы видим, как жители Мальдивских островов добывают коралловые блоки для строительных нужд. Тем самым они разрушают природный барьер, защищающий рифы от ярости океана. Подводные стены атоллов утрачивают свою прочность. Вот почему острова в опасности. То, что делают обитатели Мальдивских островов, напоминает в известной степени притчу о человеке пилившем сук, на котором сидел.

Нетрудно проследить весь цикл образования песка с того момента, как полчища рыб-попугаев, словно голодное стадо, набрасываются на кораллы — на пастбище. Подсчитано, что каждая рыба (клюв их по прочности не уступает рогу) ежегодно "вырабатывает" пять тонн песка.

Известь, превращенная в мельчайшую пыль, растворяется в воде, но на ограниченных участках, где вода насыщается, происходит кристаллообразование. Возникающий при этом материал укрепляет, цементирует разрушенные кораллы. Внизу же, у основания мощных утесов, тщательно отшлифованных непрестанно скатывающимися обломками, накапливается груда песка.

Все эти отложения под действием мощных приливо-отливных течений — скоростью до 2 узлов и переменных направлений — сглаживаются. В лагуны размером с французский департамент устремляются целые реки чистой, океанской воды. В период отлива из лагун вместе с кубическими километрами воды уносятся взвешенные частицы песка и множество живых организмов, обитающих на рифах и микроатоллах внутри лагун. У северной и юго-западной сторон таких атоллов можно наблюдать весьма значительные скопления рыб. Островки и рифы, лежащие внутри крупных атоллов вблизи широких проходов в рифе, подчас, но не всегда, являют собой богатейшие оазисы жизни.

Перед тем как покинуть Мальдивский архипелаг, мы еще раз заглядываем в великолепную подводную лабораторию, открытую Гастоном. Это у острова Фюниду. Правда, на сей раз нам мешают сильные течения и плохая видимость. Работать можно практически лишь по часу два раза в сутки, когда меняется направление течения.

Очаровательные оазисы — участки с незначительными глубинами — окружают этот островок. Расположены они почти в одной плоскости. У нас такое ощущение, словно мы попали во дворец и перед нами анфилада комнат. Солнечный свет пронизывает толщу воды, бросает блики на рыб с радужной яркой чешуей, оживляет нежные оттенки кораллов, напоминающих подушечки в лиловых, розовых или голубых крапинках, или же массивные глыбы, над которыми возвышаются раскидистые золотистые ветви. Вот из расселины высовывается голова мурены и, покачавшись, исчезает. Фредерик Дюма пытается завязать с ней дружбу. Но убеждать хищницу в своих мирных намерениях у нас нет времени.

Я изумлен: кортежи рыб движутся словно в едином строю. Плавник в плавник, рыбы плывут неизвестно куда. Одинакового вида, выдерживая равнение, плывут длинной вереницей целые их реки. Иногда, заметив тень на поверхности, жест пловца или услышав какой-то сигнал, непонятный нам, эта масса ускоряет движение, река превращается % каскад, в быстрый поток. Если броситься на стаю, рыбы мгновенно рассыпаются и, блеснув радужными чешуйками, стремглав исчезают в глубине моря.

Гетероконгеры

Мы замечаем, что из песка торчат извивающиеся нитеобразные тела крохотных угрей, знаменитых гетероконгеров (Heteroconger longissimus). Впервые мы увидели их на Мадере, а Лабан обнаружил еще и в мексиканских водах, встретились они и вблизи острова Улеле (Мальдивский архипелаг), где жители построили из коралловых блоков взлетно-посадочную полосу. Ганс Хасс открыл еще одну разновидность этого животного, ксарифанию, названную в его честь одним зоологом Xariphania hassi.

Снимая угрей, как и бонито, мы пользовались двумя камерами: с фокусным расстоянием 9 и 25 миллиметров. Они были соединены с телекамерой, служившей нам в качестве монитора. Вся система с помощью кабелей и тросов была связана с катером и позволяла нам наблюдать с поверхности за тем, что происходит внизу, на глубине 35–40 метров, в царстве гетероконгеров.

Но как только к угрям приближается пловец, те прячутся в песок. Предлагаю установить направленные горизонтально камеры прямо на дно и всем пловцам подняться на поверхность.

Спустя довольно продолжительное время крохотные угри вылезают из норок и принимают обычную позу. Похожие на вопросительные знаки, всегда повернутые в сторону течения, они колеблются из стороны в сторону и ловят частицы пищи, несомой течением. Заметив на экране телевизора их появление, мы нажимаем на выключатель, и камеры начинают работать, запечатлевая сцену. Очевидно, это единственный способ съемки угрей.

Чтобы оживить кадр, посылаю в воду аквалангиста, он плывет к камерам. Но, когда он уже метрах в пяти-шести, животные одно за другим прячутся в песке. Еще минуту назад дно было покрыто словно ковром, и вот внезапным, удивительным образом ковер исчез.

Ненасытное животное

Сняв этот сюжет, решаем поймать несколько гетероконгеров и поместить их в специальный аквариум, чтобы понаблюдать, как именно они проделывают себе норки. Под воду спускается третья группа пловцов с портативными всасывающими устройствами "Pointe Bic" и шприцем, содержащим концентрированный раствор MS-222, усыпляющий рыб. Всасывающее устройство работает превосходно, но угрей извлечь не удается. Снимаем другой эпизод, который все равно представляет интерес. Бернар Делемотт рукой расчищает дно, находит вход в отверстие, зацементированное слизистыми выделениями угря. Но куда подевался таинственный и ненасытный обитатель норки? Наверняка ушел глубже.

Мы вместе с доктором готовим еще более насыщенный раствор MS-222 и вводим в отверстие наркотическое средство. Фредерик Дюма предлагает иной способ: покрыть сразу несколько отверстий колпаком из плексигласа и ввести под него большую дозу MS-222; останется выяснить, уснут гетероконгеры в своих норках или же выйдут из норок, перед тем как заснуть.

Метод Дюма оказался более эффективным. Животные тотчас вылезают из отверстий и падают на песок, а мы только собираем их. Помещаем улов в сверхплоский аквариум, прозванный нами стеклянным муравейником, чтобы выяснить, как эти существа строят свои убежища. Мы оставляем аквариум под водой; таким образом, гетероконгеры находятся одновременно in vitro и in situ (Под стеклом (в опыте) и на (обычном) месте (лат.) ). И тут — удивительное дело! — выявляются природные враги этих крохотных угрей: аквариум внезапно окружает молодь губанов и спинорогов. Рыбы бросаются на угрей, но встречают стекло,

Мы выпускаем своих шестерых пленников на волю, и Делуар снимает их бегство. Один из них мгновенно куда-то исчезает. Другой, кинувшись на дно, поспешно зарывается в песок. Но угорь не успевает спрятать даже голову — его настигает губан и вытаскивает из укрытия. Другой губан хватает его за хвост, и оба тянут в разные стороны. Но тут появляется третий разбойник, небольшая мерлуза, которая мигом проглатывает и хищников, и их жертву. Жизнь в море зачастую не что иное, как цепь преступлений.

Однако пора покидать этот район Индийского океана, где мы нередко наблюдали удивительной красоты картины. Я не вправе забывать, что ход "Калипсо" стал слишком незначителен из-за поломки одного из гребных валов: это чревато неприятностями. Уединившись у себя в каюте, ломаю голову, какое принять решение. Приближается период муссонов, опасных для нашего судна. Поэтому следует тщательнее обдумать программу дальнейших работ с учетом аварии. Продолжать наблюдения у берегов Индии длительное время мы не можем. На то, что здесь удастся починить вал, рассчитывать также нельзя. Нужно двигаться к восточному побережью Африки, поэтому, увы, придется снова пересечь ширь Индийского океана… Снова на малом ходу, под одним двигателем…

Я думаю о своих товарищах на борту "Калипсо", оторванных от домашнего очага, от своих близких. Последний раз почту мы получали в Джибути, месяц назад. Весточку от родных мы сможем получить лишь недели через три, когда доберемся до Диего-Суарес на побережье Мадагаскара… Франция далеко, и мы чувствуем себя бездомными бродягами. Разрешаю всему экипажу отправить по бесплатной радиограмме с оплаченным ответом… После этого снимаемся с якоря, даем малый ход. Впереди переход через необъятный простор Индийского океана, переход, который покажется нам бесконечным. Мы будем рады каждому живому существу, которое удастся увидеть по пути…

Обитатели рая

Рыбы, гуляющие по суше. — Яд — оружие в мире кораллов. — Я спускаюсь в "ныряющем блюдце" на глубину 200 метров. — Движущиеся кусты. — Жожо исчез. — Омер гладит мурену. — Загадка "вулканов" разгадана. — Ночью кипит жизнь обитателей рифа. Величественное зрелище. — Надо опередить муссон. — Встреча с чудищем.

7 апреля покидаем Мальдивский архипелаг и берем куре на Сейшельские острова. Предстоит переход через довольно пустынный Индийский океан. Но я надеюсь, что нам повезет, что будут интересные встречи, например, с какими-нибудь крупными морскими животными. Мне известно, что в это время года здесь можно увидеть кашалотов. Именно тут проходят их миграционные пути, связанные с поисками пищи и продолжением рода.

Приближаемся к экватору, так и не сумев обнаружить ни одного китообразного. Но я все еще не теряю надежды на встречу с ними. Некоторое время продолжаем идти в западном направлении, рассчитывая натолкнуться на китов, но напрасно.

Между тем именно здесь и в такое же время года мы некогда встречали кашалотов и имели возможность несколько дней следовать за ними и наблюдать их. Кашалотов было множество, и двигались они небольшими семействами — по три-четыре особи.

Не столь огромный, как синий кит, кашалот тем не менее представляет собой внушительную массу мускулов и жира. В настоящее время установлено, что кашалоты погружаются на глубину 600, иногда 1000, а то и 1300 метров. Именно им принадлежит рекорд, пусть даже цифра 1300 метров и вызывает какое-то сомнение. Мысленно представляю себе эту чудовищную глубину и животных, рассекающих толщу воды, испещренную светящимися в темноте пятнами.

Не дожидаясь моих приказаний, члены экипажа сами организуют дежурство. На баке, у самого форштевня, или же наверху, на мостике, постоянно находится один, а то и несколько человек. Они наблюдают за морем, надеясь заметить фонтаны китов. Я могу гордиться любознательностью и энтузиазмом аквалангистов, которым не терпится завязать знакомство с этими морскими животными. Но на горизонте ни одного кашалота. Зато косаток и дельфинов великое множество. Хотя размеры их не столь велики, эти животные вызывают оживление среди членов экипажа. Спускаемся в фонарь для наблюдения и долго рассматриваем и фотографируем их. Животные словно играют с "Калипсо" в пятнашки. Они пересекают нам путь то с одной, то с другой стороны, подхватываемые потоком, который образуется вокруг движущегося корабля. По-видимому, игра забавляет их. Мне кажется даже, что животные разглядели сквозь стекла иллюминаторов лица людей, с восхищением наблюдавших за их проделками.

Воспоминание о Франции

18 апреля приходим в столицу архипелага порт Викторию на острове Маэ. Долгое плавание позади. Нашим глазам предстает необычная картина, совершенно не похожая на виденное прежде.

Сейшельские острова значительно возвышаются над водой и с моря несколько напоминают гористые острова Полинезии, как, например, Бора-Бора или Моореа. Однако их геологическая структура значительно отличается от строения тихоокеанских — коралловых или вулканического происхождения — островов. Сейшельские острова — это огромные глыбы красного или бурого гранита, покрытые роскошной растительностью.

Теперь архипелаг оказался в стороне от оживленных морских путей, не летают сюда и самолеты гражданской авиации. Но в прежние времена тут был важный опорный пункт на пути в Индию. Открытые португальцами, затем они перешли к французам, и остров Маэ — главный из всех этих трех десятков крупных и шести десятков мелких островов — носит название в память о Маэ дэ ля Бурдонне. Название Сейшельские острова получили в честь их тогдашнего правителя Моро де Сейшеля. Острова были захвачены англичанами в 1810 году. Государственный язык здесь по-прежнему французский, несмотря на старания англичан ввести свой язык

На архипелаге выращивают сахарный тростник, кофе, табак, ваниль, перец, корицу, которые находят сбыт на рынках трех континентов — Европы, Африки и Азии. На Маэ великолепный, один из богатейших в мире, ботанический сад. Тут растет множество лесных пород, привезенных с востока, с запада, а также с таких островов, как Бурбон и Маврикий. Однако земной рай, пожалуй, на других, более удаленных от цивилизации островах: Фрегат, Силуэт и Праслен — острове кокосовых пальм и черных попугаев.

На Сейшельских островах мы нашли превосходный сюжет для киносъемки. Делуар и Барски снимают рыб-амфибий. Эти рыбы-прыгуны, научное название которых Periophthalmus koelreuteri, живут в иле и на корнях кустарников. Они в течение длительного времени могут находиться вне воды. В отличие от ныряльщиков, которые задерживают выдох, эти рыбы задерживают воду во рту, чтобы увлажнять ею жабры. Двоякий образ жизни обеспечивает им дополнительный источник питания: на суше они ловят насекомых.

Но время не терпит: я не могу задерживаться в здешних местах. Притом мне известно, что Сейшельские острова не слишком богаты коралловыми рифами. Но лучшего места для изучения моллюсков и ракообразных не придумаешь, они здесь водятся в изобилии. Удивительный мир! Хочется надеяться, что когда-нибудь мы сможем сюда вернуться. Дело в том, что Сейшельские острова расположены на подводном поднятии и окружены коралловыми рифами. Это подводное плато — благоприятное место для жизни моллюсков. Его склоны резко обрываются и уходят на глубину 5000 метров. Но до начала муссона мне хочется продолжить наблюдения над кораллами. Мы долго изучаем карту и нам кажется, что благоприятным для погружений будет маленький остров Космоледо. Попытаемся.

Космоледо

24 апреля. Мы снова в британском владении. Космоледо расположен к северо-западу от Мадагаскара и к востоку от островов Альдабра. В административном отношении этот архипелаг подчинен Сейшельским островам. Участок, выбранный нами для первых исследований, находится чуть севернее великолепной пустынной отмели острова Менай. Место для якорной стоянки не слишком благоприятное. Трижды мы отдаем якорь и трижды он срывается: грунт не держит. Но ближе к острову подойти нельзя: если изменится направление ветра, мы можем навалить на берег.

Делаем вот уже четвертый заход, пытаясь встать на якорь, а между тем уже три партии водолазов успели начать работу. Хотя я и знаю, что все пловцы, за исключением, пожалуй, Силлнера, фотографа, умеют держаться в стороне от винтов, мне как-то не по себе. Однако наконец-то якорь "забрал".

Через полчаса к нашему судну подходит моторная шлюпка, в ней богатый улов: пять огромных рыбин, выловленных мористее острова. Лучшие из них пойдут на обед, что похуже, аквалангисты, порубив на мелкие куски, скормят обитателям моря, чтобы задобрить их. Мы называем это "приношением дани".

Три группы

Некоторые партии водолазов работают с утра до вечера. Удивительное дело, но качество подводных работ зависит от темперамента пловца. Правда, результаты у всех великолепны, но достигается это разными способами. Под водой даже у тех людей, с которыми знаком много лет, выявляются самые неожиданные стороны характера.

Наш верный товарищ Альбер Фалько, крепко сбитый, плечистый (его по фигуре можно узнать даже в воде), обладает силой и упорством и готов к любым неожиданностям. Благодаря опыту он выбирает самые эффективные методы передвижения, он изобретателен, умеет обращаться с животными, особенно с акулами, повадки и реакцию их он превосходно изучил. Он работает в паре с Бонничи; тот помоложе его, более хрупкий, нервный, наделен удивительным чутьем.

В настоящий момент Бонничи вместе с Бебером усыпляют рыб и затем помещают их в сосуд из плексигласа. Это рыбы-ангелы, украшенные желтыми и голубыми полосами. Был пойман также великолепный экземпляр щетинозуба-пинцетника (Forcipiger longirostris), рыбы с приплюснутым округлым туловищем и длинным носом, восхитительной окраски. Редкостная добыча. Этих удивительных рыб мы самолетом отправим в Монакский музей.

Во второй группе, руководимой Мишелем Делуаром, кинооператором, находятся Бернар Делемотт и Ив Омер, отважные подводные асы. Это весьма удачливая группа. В ней каждый мастер на все руки. Каждый умеет приблизиться к крупным морским животным, умеет обращаться с камерой, на какой бы глубине и в каких бы драматических обстоятельствах это ни происходило. Эта группа организовала кормежку рыб, и раздача пищи идет полным ходом.

В третьей группе Силлнер и Доминик Сумиан. Оба они работали на 40-метровой глубине, где Силлнер делал снимки в манере, присущей ему одному.

Похоже, фотограф недоволен. Очевидно, он сделал за день не столько, сколько бы ему хотелось. Забавно видеть его за работой. Он невысок, округл, плавает, подгребая под себя, "по-собачьи". Он, пожалуй, напоминает иглобрюха, когда тот, убрав спинные плавники, плывет сам не зная куда, как бы рассеянный и в то же время настороженный. На шее у него наподобие четок всякая всячина: фильтры, экспонометр, несколько камер и даже рулетка для измерения расстояний. Сняв кадр, он с улыбкой движется дальше, прижав нос к видоискателю. Если за ним плывет акула, он этого даже не заметит. Кроме того, под водой с ним невозможно разговаривать. Наш фотограф приходит в ярость, и тогда из клапана дыхательного автомата у него появляются огромные сердитые пузыри. Силлнер имеет привычку разбрасывать свое имущество по всему судну: на палубе, в кают-компании. А перед следующим погружением он начинает вопить, что у него "сперли все барахло, что это невыносимо". Мы по обыкновению собираем все, что он расшвырял, и приносим ему. Силлнер краснеет от смущения, а мы весело хохочем.

Охотно даю ему в напарники Доминика Сумиана. Доминик лучше, чем кто-либо, может уберечь фотографа как от акул, так и от последствий его рассеянности. Сумиана все на судне зовут Думе (корсиканское сокращение от Доминик), это великолепный аквалангист. Кроме того, он наделен недюжинной силой. Одно удовольствие смотреть, как он передвигается в воде — крупный, длинноногий, поистине атлет. Подобно большинству моряков, составляющих экипаж "Калипсо", это добродушный, сдержанный гигант. Ценим мы в нем и хладнокровие, которое не изменяет ему ни при каких обстоятельствах. У нас в экипаже он свыше трех лет, и с каждым годом мы все больше ценим Доминика. Как и другие молодые моряки, он, по-видимому, нашел на корабле свое призвание и готов делить с нами все, что выпадет на нашу долю. Сначала Доминик был пловцом, а недавно стал оператором "ныряющего блюдца".

Изобилие рыб

Условия, в которых приходится совершать погружения у Космоледо, сложны; но мы хорошо знаем, что это частое явление. Зато нам представилась редкая возможность увидеть такое изобилие рыб, какого мы никогда прежде не видели. Причем, несмотря на течения, которые мешают работать и взмучивают воду.

На прибрежном плато, где глубины до 14–15 метров, тропические рыбы всех размеров просто кишат. Внушительный мероу высовывает из норы голову, чтобы взглянуть на нас. То же самое происходит даже на глубине 6 метров. Множество скорпен с острыми зубами, огромных рыб-попугаев, целые рыбные реки, наподобие тех, что мы видели близ острова Фюниду на Мальдивах, живут в этом раю, куда еще никто не внес смятения.

Дважды пытаюсь штурмовать склон на глубине 40 метров. Склон не совсем отвесный, но довольно крутой. Животный мир здесь богаче, чем в Красном море. Повсюду огромные горгонарии, открывающие свои розовые веера. Поистине феерическое зрелище. Но течение настолько сильно, что я возвращаюсь на борт судна вконец обессиленный. Несмотря на значительное напряжение, поврежденные позвонки больше не причиняют мне сильной боли.

Какая удача, что Космоледо до сих пор не тронут, что он и воды вокруг него населены рыбами, черепахами, птицами, которые еще не научились бояться человека! Но надолго ли это? У меня такое впечатление, будто мы производим опись обитателей последних райских уголков. Космоледо один из них. Сумеют ли, захотят ли люди сохранить его?

Возможно, мы слишком поспешно употребили эти слова — "райский уголок". Это тот рай, где не чувствуешь себя в безопасности. Причем наибольшую опасность представляют не акулы. Тут следует остерегаться рыб гораздо меньших размеров. Взгляните, это рыба-крылатка, удивительной красоты существо — с прозрачными, похожими на крылья плавниками, окрашенная в нежные розовые и голубые тона. Но шипы ее спинных, анальных плавников и жаберных крышек ядовиты. Их уколы опасны для пловца. Они могут вызвать отеки, паралич и даже смерть. Еще опаснее бородавчатка (Synanceja) из семейства скорпеновых — укол ее смертелен.

Самое грозное оружие в мире кораллов — яд. Им обладают не только некоторые обитающие здесь рыбы, но и сами кораллы. Представители стрекающих (Cnidaria) — кораллы вооружены стрекательными клетками. Это весьма усовершенствованные и эффективные устройства. Реагируя на внешнее раздражение, они выбрасывают нити, усеянные крючками, которые впиваются в тело врага. Необходимо помнить, что почти все обитатели рифа — прикрепленные животные, кишечнополостные (Coelenterata) — обладают этим опасным оружием и используют его не только против мелких животных, служащих им пищей, но и против человека. Именно поэтому наши пловцы никогда не погружаются в здешних местах без гидрокостюма. Тропические воды — царство ядовитых животных, и об этом следует помнить всегда.

В тропических морях — это относится и к Космоледо, — несмотря на богатство фауны, не рыбы составляют большинство ее представителей. Здесь бессчетное множество иных форм жизни. Это кораллы и сопутствующие им организмы. Они прикреплены, но отнюдь не неподвижны.

В 20 раз больше Европы

Пожалуй, самое время отметить, что определение, которое мы в обиходе даем кораллам как "полипам, имеющим известковый скелет", не вполне точно. Большинство людей под этим словом подразумевает в основном красные "ювелирные" кораллы (Corallium rubrum), встречающиеся в Средиземном море. Между тем красные кораллы — это горгонарии, восьмилучевые кораллы, настоящие же кораллы — шестилучевые. Для первых характерно симметричное, осевое восьмилучевое строение, вторые же состоят из шести секций) или же из числа, кратного шести.

Мадрепоры — название не более точное — представляют собой полипы, схежие с актиниями или морскими анемонами, однако живущие внутри известковой чаши, созданной ими самими. Эти полипы образуют атоллы, рифы или банки в тех морях, где температура воды не опускается ниже 20 °C. Они встречаются в полосе от 32° с, ш, до 27° ю. ш. Холодные или теплые течения могут оказывать влияние на местные условия и мешать или же способствовать их образованию.

Этим полипам свойственны нежные оттенки розового, голубого, пурпурного, желтого, зеленого или золотисто-коричневого цвета. Существует бесчисленное количество их форм — лосиные рога, округлые массы — "мозг Нептуна", хрупкие веточки… Как правило, на участках моря, где не бывает волнения, мадрепоры хрупки и имеют форму кустов, а в неспокойных водах, наоборот, массивны и прочны. Высота колоний кораллов может быть различной и зависит, в частности, от глубины.

Относительная неподвижность водной среды начиная метров с двенадцати от поверхности моря — вот что позволяет кораллам образовывать формы весьма хрупкие.

Однако на тех участках, куда свет и тепло проникают в недостаточном количестве, кораллы жить не могут. Их существование тесно связано с наличием одноклеточных водорослей, которые развиваются в симбиозе с ними и нуждаются в солнечном свете для фотосинтеза. Этими микроскопическими водорослями, заключенными в тканях полипов, являются зооксантеллы, которые обитают также во многих альционариях — ксениидах, а также в тридакнах.

Американские ученые X.Т. и О.П. Одум установили, что в мадрепоровых кораллах обитают не только зооксантеллы, но и зеленые нитчатки, которые поселяются в порах известкового скелета. Учитывая зооксантеллы и зеленые нитчатки, они подсчитали, что у кораллов растительной протоплазмы в три раза больше, чем животной.

Удивительная сложность мира кораллов объясняется тем, что здесь обитает множество других организмов, живущих в тесном переплетении и совместно строящих риф. Гидрокораллы, подобные мадрепорам, это полипы, среди которых мы видим формы ветвистые или приземистые, заключенные в плотную известковую оболочку. К ним же относятся миллепора (Millepora) и стилястер (Stylaster), обитающие в Красном море и образующие громадные разветвленные золотистые веера.

Великое множество других самых разнообразных форм жизни встречается в этих подводных тропических джунглях: черви, которые распускают на конце жесткой трубки перистые султаны, гигантские моллюски — тридакны, известковые водоросли, сиреневые и розовые, которые замуровывают в себя прикрепленных животных, анемоны (актинии) с густыми фиолетовыми и зелеными шевелюрами щупалец, непрерывно сокращающихся и готовых в любую минуту пустить яд.

Читатель, получивший некоторое представление о богатстве и многообразии этого живого мира, не поддающегося меркам обитателей суши, убедится, что царство кораллов занимает весьма значительную, более значительную, чем полагают многие, часть поверхности нашей планеты. Если учесть кораллы всех морей земного шapa, то их общая площадь в 20 раз превысит площадь Европы. И мир этот заслуживает того, чтобы им наконец заинтересовались.

Заметим, один атолл средней величины вырабатывает около 500 кубических километров строительного материала, что в 250 раз больше объема зданий Нью-Йорка и в 15 000 раз больше объема самой крупной из египетских пирамид. Стало быть, кораллы производительнее человека.

На глубину 200 метров

В 19.15 я велел спустить на воду "ныряющее блюдце". Довольно продолжительное время мы находимся на глубине от 20 до 50 метров, и при свете прожекторов производим съемку крупных горгонарий, среди которых кишат рыбы.

На глубине от 50 до 90 метров горгонарий не наблюдается: видна лишь полоса песка, усеянного обломками кораллов. От 90 до 115 метров склон шельфа становится круче, а обломки кораллов мельче. На глубине 115 метров обнаруживаем отвесную стену. Рядом с ней замечаем каштанового цвета движущиеся кусты. Это морские звезды, тело у них не больше, чем у офиуры, но лучи чрезвычайно разветвлены. Эти животные передвигаются группами, которые могут достигать нескольких метров в длину.

На глубине 130 метров — небольшой карниз. На 150 метрах — ветвистые губки. Затем происходит встреча с крохотными ракообразными, как бы наглядно демонстрирующими нам броуново движение. Это те самые креветки — уродцы, которых наблюдал Лабан во время одного своего погружения. На глубине около 190 метров стена заканчивается. Дальше идут крупные глыбы, а потом покрытый песком и илом склон, буквально усеянный сердцевидными морскими ежами (Spatangoida). 200 метров. Сильное восточное течение. Освобождаемся от балласта и поднимаемся на поверхность.

Жожо больше не видно

17 апреля. О. Ассампшен. Прежде чем отдать якорь, посылаю аквалангистов на разведку в сопровождении катера. Они тотчас передают по радио:

— Жожо больше не видно. Зато множество других мероу. Остальное без изменения.

Затем они швартуют катер к бочке, и в 8 часов, подыскав хорошее место для стоянки, я отдаю кормовой якорь.

Мы расположились как раз над идеальной подводной киностудией, глубины тут плавно увеличиваются метров от 6 до 50.

Жожо — имя мероу, рыбы, оказавшейся одним из самых ярких персонажей фильма "В мире безмолвия". В английском варианте она носила имя Улисс. Под конец съемок эта кинозвезда настолько возомнила о себе, что пришлось запереть ее в противоакулью клетку: даже когда мы снимали такие кадры, где Жожо делать было нечего, он непременно маячил перед камерой.

Хотя на этот раз нам не удается приручить мероу, мы записываем себе в актив дружеское знакомство с другой рыбой, пользующейся, кстати, зловещей репутацией, — муреной.

Вот как это произошло. Ив Омер и Доминик Сумиан совершали погружение. Они захватили с собой объемистый мешок с кусочками мяса. Добравшись до нужной глубины, они устраиваются на скале, а Лабан располагается в это время в нескольких метрах, чтобы отснять кинокадры со сценой кормежки. Почти тотчас их окружает множество рыб всевозможных размеров, но Ив Омер и Сумиан не обратили внимания на то, что в расселине той самой скалы, на которой они уселись, прячется крупная мурена. Ей, вероятно, тоже захотелось получить свою долю. Лабан видит, как хищница покачивает головой, как медленно вылезает из убежища. Оба других замечают ее лишь тогда, когда она, извиваясь, приблизилась к отверстию мешка — огромная, бурая, в белых и желтых пятнах рыбина. Вот она жадно открывает губастый рот, кивает округлой головой с неподвижными маленькими глазками, но нижняя часть ее тела по-прежнему спрятана в расселине. Длина мурены, по-видимому, около двух метров. Мурена, своими повадками напоминающая удава, кажется более опасной и менее общительной, чем акула, особенно, если она такая крупная.

Ив Омер покидает насиженное место и, протягивая мурене кусочки рыбы, пытается выманить ее из норы. Мурена ускользает от Ива и скрывается в своем гроте, имеющем несколько выходов. Но вид пищи дразнит ее, и она снова высовывает нос. Ив удаляется, протягивая мурене кусок мяса. Та колеблется… Наконец решилась, и из отверстия появляется все ее длинное, мускулистое тело. Это великолепное существо плывет удивительно красиво, волнообразно покачивая туловищем.

Все, кто находился рядом, затаили дыхание. Омеру удается завоевать доверие хищницы, и та берет пищу прямо из рук. Сцена почти столь же впечатляюща, как и кадры с Жожо или спинорогом Жильбера, работавшего на станции "Преконтинент-II".

Наконец Иву удается то, что он пытался сделать с самого начала этого эпизода: он гладит мурену но ее темной округлой головке, и рыба не сопротивляется.

Будь у нас в распоряжении лишних три дня, мурена научилась бы узнавать Ива при каждом его погружении и следовала бы за ним по пятам как собака. Кстати, нам показалось, будто знакомство с муреной завязалось у нас быстрее, чем с мероу.

Говоря о такого рода попытках приручения животных, следует отметить, что многое, пожалуй, зависит от характера данной особи. Среди животных, как и среди людей, встречаются индивидуумы нервозные, боязливые, беспокойные, и именно эти качества делают их агрессивными. В общем, насколько я понял, менее боязливыми среди особей какого-то одного вида являются те, что старше и крупнее. Они в меньшей степени подвержены подозрительности и панике, потому что ощущают свою силу. У них нет страха перед человеком, а мурена таких размеров, как наша знакомая, должно быть, считает себя неуязвимой в своем секторе.

Правда, нам точно неизвестно, каких максимальных размеров могут достигать мурена или мероу. Неизвестно и то, умирают ли эти рыбы от старости. Ведь могильщиков (быстрых и расторопных) в море предостаточно — это осьминоги, крабы, многие виды моллюсков.

Наши пловцы группами по три человека беспрерывно спускаются в воду и работают часами, а "Калипсо" в это время отстаивается на якоре, если позволяют глубины, или же подрабатывает машинами, описывая циркуляцию. Я поставил задачей снять на участке Космоледо — Ассампшен следующие сюжеты: черепах, мероу, гигантских голотурий, загадку "вулканов"… Столь насыщенная программа выполнена почти целиком. Но люди, которым не доводилось погружаться с аквалангом, не осознали бы, с какой лихорадочной поспешностью, с каким напряжением мы работали.

Нам удается добиться успеха: с помощью испытанного средства, снотворного MS-222, находим ключ к загадке "вулканов", так долго не дававшей мне покоя.

Я уже давно заметил на определенных глубинах песчаные холмики, из которых время от времени, как из вулкана, извергалось словно облако дыма (в действительности это была струя песка). В таком "вулкане" обитает таинственное животное, которое нам еще ни разу не удавалось поймать. Самое яркое воспоминание, связанное с этими "вулканами", относится к 1955 году. В то время на борту "Калипсо" находился один мой очень хороший знакомый американец Луис Марден, пловец и фотограф. Он был корреспондентом журнала "Нэшнл джиографик мэгэзин". Ему захотелось снять извержение одного из таких вулканов, но всякий раз, когда он наблюдал за одним вулканом, облако дыма вырывалось из другого. Это начинало его бесить. Я сделал ему знак, что готов помочь, сунул указательный палец в один из холмиков и произнес в загубник несколько нечленораздельных звуков. И тотчас из холмика вырвалась струя "дыма".

Когда Марден поинтересовался, как это у меня получается, я ответил, что это мой секрет. Самое забавное, Луис вовсе не хотел, чтобы я выдал ему свою тайну. Ему и в голову не могло прийти, что мне просто помог счастливый случай.

На сей раз мы рассчитываем разгадать пресловутую загадку вулканов. Бебер вместе с Бонничи снимают "извержения", затем Бебер вливает в один из кратеров MS-222 и старается разрыть его. Бебер засовывает руку в ход, скрепленный слизью, натыкается на обитателя норы и торжествующе извлекает на свет маленькое ракообразное песочного цвета. Находку фотографируют крупным планом, а затем помещают вместе с песком в сверхплоский аквариум, который мы использовали для съемки гетероконгеров. У нас на глазах ракообразное принимается за работу: орудуя лапами словно экскаватор, оно мгновенно сооружает целый вулкан. Удивительное, необыкновенное зрелище! К сожалению, ночью во время качки животное выбралось из аквариума, и мы его так и не нашли. Так мы и не смогли отправить свою находку в Монакский музей на определение.

Для съемки кадра, который в фильме длится несколько минут, нам потребовался целый день работы. Беберу и Бонничи пришлось обшарить десятки норок, прежде чем удалось снять эпизод.

Фредерик Дюма вместе с Омером и Сумианом занимаются кормежкой: килограммами раздают мясо и нарубленную кусками рыбу. В результате — сущее столпотворение, и наиболее крупные обитатели рифа просто не дают людям прохода. А две большие мурены вылезают из своих нор и принимают пищу прямо из рук Диди. Наконец-то! Он ужасно доволен.

На глубине от 6 до 14 метров Делуар обнаруживает скопище гетероконгеров; это Xariphania hassi, они крупнее, не так глубоко "ввинчены" в грунт и более обычны здесь, чем на Мальдивах. Делуар снимает их. Бебер и Бонничи ловят рыб, усыпляя их с помощью квинальдина, и складывают в круглые сосуды из плексигласа, но крупные мероу не желают играть в футбол с этими прозрачными шарами, как они делали во время съемок фильма "Мир без солнца".

С помощью подводных скутеров отправляемся исследовать северную часть побережья острова. Благодаря этим небольшим электрическим аппаратам работа становится похожей на восхитительную увеселительную прогулку. Мы неторопливо оглядываемся по сторонам; времени достаточно, чтобы увидеть, как многолико подводное царство. Особенно нас поражает многообразие фауны, благодаря которой мир моря представляется более живописным, чем суша. Отмечаю, что преобладают акропоры, разглядываю веера горгонарий, поднимающиеся вертикально со дна морского. Медленно следую за желтой с голубым рыбой-бабочкой, которая прогуливается так же спокойно, как я. Останавливаюсь, чтобы получше рассмотреть особенно крупный морской анемон, который в поисках пищи распускает во все стороны щупальца. Протягиваю руку к большой тридакне, и она тут же начинает смыкаться. Я не верю историям досужих рассказчиков, утверждающих будто ловцы жемчуга попадают в плен к тридакнам. Мы не раз пытались спровоцировать такого рода реакцию, проводя, скажем, кончиками пальцев между створками. Они закрывались слишком медленно, чтобы захватить руку. К тому же тридакна — отнюдь не волчий капкан.

Черви — существа довольно жалкие на суше, в море приобретают необычно изысканные формы. К примеру, сидящие в прочной трубке спирографисы увенчаны разноцветными султанами, которые съеживаются, едва притронешься к ним рукой. Здесь поистине сад из сказок Шехеразады!

Ночное погружение

17 апреля 1967 года. О. Ассампшен. Ночное погружение. В 3 часа утра подъем для всех аквалангистов, электриков, такелажников… Цель: Бебер знакомит экипаж "Калипсо" с техникой ночных погружений. Мы лишь ослепляем рыб прожекторами, но ловить не намерены. Спускаемся на глубину по крайней мере 35 метров.

Вокруг аквалангистов с "Калипсо", за пределами круга, освещаемого лампами, — коралловые джунгли. Морские животные, застигнутые врасплох, от яркого света замирают словно загипнотизированные. Рыбы-попугаи спят, спрятавшись среди огненных кораллов…

Странный мир… Тут повсюду жизнь, но жизнь дикая, непонятная, не укладывающаяся в рамки человеческих понятий, словно бы внезапно окаменевшая в своем многоцветье и необычности… Исследователи моря еще только изучают эти владения… Тут иные законы, иные, чем на суше, тайны…

"Дневная" фауна, которую свет ламп застал врасплох во время сна, оцепенела, рыб можно брать буквально руками.

Представители "ночной" фауны, невидимые днем, чувствуют себя "непринужденно", но избегают света и прячутся в своих убежищах. Именно ночью усиливается активность кораллов. Днем они вялы, с наступлением же темноты их щупальца так и шарят вокруг, а миллиарды крохотных ртов пожирают едва заметные организмы. Риф поглощает, усваивает пищу. За работу принимаются существа, которые одновременно являются и микроскопическими и гигантскими. Есть нечто удивительное в этой картине: множество живых существ, заключенных в ими же созданные известковые оболочки, с помощью стрекательных клеток, крючков и ядовитых нитей хватают, уничтожают и поглощают свои жертвы — ракообразных, личинок, планктон и даже молодь рыб. Столько драм возникает в этом мире!

Мадрепоры и гидрокораллы пожирают жертвы, чтобы строить эти башни и стены, среди которых мы сейчас совершаем ночную прогулку. И еще одна битва идет в мире кораллов — битва за место. Эти существа сталкиваются, наползают друг на друга, чтобы выиграть миллиметр пространства, пустить еще один побег, они готовы заполнить собою все море — такова мощь живой материи, очень грозной и очень хрупкой.

В свете наших ламп видно, как шевелятся распростертые щупальца, как вокруг горгонарий и на ветвях мадрепоров, будто покрытых пухом, возникают светящиеся венцы. Некоторые альционарии ночью раздуваются, при этом они, бывает, в четыре раза увеличиваются против своих обычных размеров и становятся похожими на развесистое дерево с мясистыми, прозрачными розовыми ветвями. Отчетливо видны рты этих организмов.

Чем далее мы погружаемся, тем более хрупкими становятся формы прикрепленных организмов. На глубине 35 метров перед нами уже не подлинные строители рифов, а существа более вычурные, более изящные, с тонкими ветвями и верхушками: кустистые акропоры, листовидные диски Fungia. Верхняя же часть склона, внешняя его сторона, и даже сама масса острова состоят из массивных форм Porties или Favia.

Правда, один и тот же вид организма в зависимости от глубины и состояния воды может быть ветвистым, приземистым, вытянутым или, наоборот, компактным. Такая пластичность, хотя и делает подводный мир более живописным, по-видимому, отнюдь не упрощает научные наблюдения.

К примеру, описано семь разных форм ("морф") мадре-пора Cladocora.

Эти ночные погружения в самом центре скоплений кораллов служат нам хорошую службу. Мы видим совсем иную картину, чем днем. Вот когда подводная фауна предстает во всем своем многообразии и красочности!

Работают шесть человек, облаченных в обтекаемые гидрокостюмы, с лампой, укрепленной на шлеме. У Бебера и Бонничи в руках по прожектору мощностью 1000 ватт. Морис Леандри, расположившись в стороне, освещает всю группу 1000-ваттной лампой. Леон и Рене, находящиеся еще дальше, тянут кабель. Раймон и Амаддио остались на поверхности, они обеспечивают связь с "Калипсо". Остальные участники операции: Жиль — режиссер; Делуар — оператор, у него 9-миллиметровая камера, оборудованная автономной лампой-вспышкой, мощность которой 350 ватт; Диди работает с камерой IGA, Лабан — с фотоаппаратом. Одновременно в открытом море находились 14 человек. Первая за все плавание мизансцена, первый и полный успех съемок. Доказательством тому — пробный просмотр лент, проявленных прямо на борту судна.

Борьба за скорость

29 апреля останавливаемся возле острова Пемба, который находится возле Занзибара. С 18 марта, вот уже больше месяца, идем под одним двигателем, и скорость наша не превышает 6 узлов. Хочу выяснить, нельзя ли заменить гребной вал; обращаюсь к аквалангистам. Я превосходно понимаю: нам не удастся поставить новый вал прежде, чем придем в Момбасу, но хочется по крайней мере убедиться, что можно поднять на борт оба обломка вала, не позволив воде проникнуть внутрь корпуса. Целый день уходит на то, чтобы понять, что задача невыполнима. Зато под корпусом судна пловцы обнаруживают рогатых рыб — кузовков; необыкновенных серых с красным морских звезд, вооруженных шипами. Кажется, будто существа эти неведомым скульптором вырезаны из дерева и раскрашены. Кроме того, друзья наши находят гигантских голотурий и какого-то рака зеленого цвета длиной 10–12 сантиметров, похожего на богомола. У него две пары глаз, одни по желанию хозяина могут расчленяться на четыре части, другие — ложные, "нарисованные" на темени. Это удивительное существо попадает к Омеру, тот помещает его в аквариум, а Барски снимает. Рак будет жить несколько дней в красивой обстановке в обществе прекрасных моллюсков-дорисов (Doris).

Не только море, но и небо приготовило нам сюрприз. На нас обрушивается целая туча каких-то крупных насекомых, огромная, отвратительная черная муха повергает в ужас доктора.

В Момбасу успеваем прийти 5 мая, до того как задул муссон. Но нужно спешить все равно. О том, каким бывает Индийский океан в эту пору, мне известно слишком хорошо. Ко всему, если начнется муссон, мы не сможем заниматься делом. Следует как можно раньше попасть в Красное море. Да и у "Калипсо" не очень-то приятные воспоминания о муссоне. Дважды, в 1954 и 1955 годах, мы попадали на ней в переделку из-за того, что у Сейшельских островов задержались дольше, чем нужно. Переход от этих островов до мыса Гвардафуй оказался испытанием, которое мне не хотелось бы повторить. Вот почему необходимо хотя бы не намного опередить муссон.

В Момбасе ремонтники ставят судно на слип и за два дня снимают сломанный вал. Тем временем часть экипажа отправляется в Кению, чтобы осмотреть заповедник. Но вот ремонт окончен, выходим в море, берем курс на север, в сторону Красного моря. Мы радуемся, что "Калипсо" снова развивает обычную скорость хода — 10,5 узла, и наконец-то вновь обретаем чувство безопасности. За несколько дней до начала муссона обнаруживаем китов.

Беберу удается вонзить легкий гарпун в жирный загривок одного из этих животных, и мы круглые сутки наблюдаем за китом — визуально или при помощи радара — и записываем на магнитофонную пленку его разговор со своими сородичами, но в конце концов гарпун отрывается.

Гигант

Именно в этих водах снимаем кинокадры о весьма редком животном, которое я видел только два раза за всю жизнь. Это китовая акула, ее научное название Rhincodon typus. На сей раз перед нами не китообразное, а рыба. Чудовище длиной 15 метров. Хотя рыба и называется китовой, в действительности это акула, у нее и внешность, типичная для акулы: выпуклые круглые глаза, сильно развитый спинной плавник… Мой сын Филипп рассказал об этой встрече в книге об акулах, написанной нами совместно. Здесь же я ограничусь лишь признанием: встреча с подобным существом впечатляет. А между тем оно, по сути, безобидно и питается лишь планктоном. Эта глыба наделена своеобразным интеллектом. Во всяком случае, наша новая знакомая, китовая акула, продемонстрировала свое добродушие, позволив Раймону Колю уцепиться за хвост и прокатиться.

Подобного рода развлечения несколько задержали нас, и вот уже появились явные признаки муссона. По поверхности Индийского океана побежали тяжелые свинцовые валы, нависли мрачные облака. Но мы двигаемся к цели. Входим в Аденский залив, где встречаем стадо китов. Небо по-прежнему обложено зловещими облаками. Подобную картину наблюдаем и возле Перима.

В разрывах между грозными облаками замечаем сушу — желто-бурые скалы. После того как проходим Баб-эль-Мандебский пролив, нашим взорам предстает ярко-синее гладкое, без морщинки, море. Но небо затягивают желтые тучи: это песок, гонимый ветром с суши. В продолжение всего периода муссонов будем в плену у Красного моря, к тому же с месяц придется страдать от хамсина — ветра, несущего песчаную пыль, которая забивается в пищу, в цилиндры двигателей, в волосы — повсюду, хрустит на зубах.

Кораллы — ловушки

Корабли не умирают. — На борту "ныряющего блюдца". — Мы боремся с течением. — Я обнаруживаю остров мертвых. — Филипп и Вернар Делемотт в опасности. — Агония рифа Map-Map. — Мы засорили море. — Фейерверк в честь 14 июля.

26 мая снимаемся в Джибути с якоря, берем курс на Порт-Судан. Держимся вблизи берегов Аравии, чтобы пройти через Фарасан — скопление коралловых островков. Плотность жизни здесь больше, чем в любом другом районе Мирового океана. Мне хочется не только вновь увидеть это подводное царство кораллов, но и выяснить, не уготована ли ему медленная смерть, которая, по-видимому, угрожает тем рифам в Индийском океане, которые мы посетили. Неужели и здесь мы обнаружим кладбища кораллов, какие с грустью наблюдали близ Мальдивских островов? Такие же унылые пустыни, откуда ушла жизнь, где исчезли рыбы, где на сером песке лежат лишь обломанные ветви мадрепоров, напоминая осиротелый, покинутый птицами лес. Такое трудно забыть, если любишь море.

Коралловые поселения Красного моря и Индийского океана значительно отличаются друг от друга. Рифовые образования у Мальдивских и Сейшельских островов, близ Космоледо представляли собой атоллы, островки, архипелаги. В Красном море скопления мадрепоров — не изолированные массивы, а сложная система, образовавшаяся вдоль побережья, настоящий лабиринт, ориентированный по линии север — юг и тянущийся на тысячи миль. Мадрепоровые кораллы строят так называемый окаймляющий риф. На мелководье возле самого берега возникает коралловое плато.

В Красном море параллельно окаймляющему рифу на некотором от него удалении проходит барьерный риф. В этом районе с двойной линией рифов плавание не рекомендуется, и полагаю, ни один благоразумный капитан не стал бы подвергать свое судно опасности. Но мы вынуждены испытывать судьбу. Что поделаешь? Кто хочет исследовать мир кораллов, тому поневоле приходится рисковать. Мы маневрируем среди этих рифов, где "Калипсо" в любую минуту может напороться на камень. Впрочем, такого рода плавание мне не в диковинку — за плечами у меня 16-летний опыт.

К тому же признаюсь, я отнюдь не против того, чтобы вести "Калилсо" по этим нескончаемым зигзагообразным коридорам, которые зачастую упираются в тупик. Архипелаги Фарасан и Суакин — опасная ловушка для кораблей. Но "Калипсо" демонстрирует свои удивительно маневренные качества. От навигационных карт проку никакого: на них изображены главным образом обширные белые пятна, не очень-то обнадеживающие мореплавателя. Малейшая ошибка — и мы очутимся на рифах. Правда, судно у нас прочное, но все-таки…

27 мая входим в Красное море. Теперь нам нечего бояться муссона.

Работы в Красном море начнем с обследования затонувших судов. Мне известно местонахождение многих погибших кораблей, но меня тянет сюда вновь и вновь. Некоторые из таких судов отмечены на карте, ряд других обнаружен, нами во время прошлых экспедиций. Они привлекают наше внимание недаром. Ведь затопленные суда всегда служат прибежищем для многочисленных обитателей моря. Объясняется это просто: рыбы находят тут приют, а прикрепленные животные — опору. В здешних чрезвычайно богатых флорой и фауной морях не проблема добыть пропитание, зато трудно с жизненным пространством. Затонувшие суда в тропических морях — подлинные оазисы жизни. Богатство фауны особенно заметно в теплых водах. Тут кораллы растут прямо на обломках кораблей, как бы одевают их, и взорам наблюдателей предстает жутковатое сочетание живой плоти и металла.

Мы с воодушевлением работаем весь день возле трех судов, затонувших к востоку от острова Джебель-Зукур. Самое живописное снимаем на пленку. От судна остались, по существу, одни лишь обломки, они покрыты кораллами и служат обиталищем для множества разноцветных рыб. На этом судне-призраке мостик и мачты разбухли, искажены до неузнаваемости известковыми наростами. Почти весь корпус оброс моллюсками, в их числе большое количество жемчужниц. Правда, пловцы, захватившие на борт "Калипсо" несколько таких раковин, не обнаружили внутри ни одной жемчужины. Я заворожен видом этого большого корабля, облепленного морскими организмами, ставшего пленником глубины. Иных сокровищ я у моря не прошу.

Мы с моими спутниками повидали немало затонувших кораблей, особенно в Средиземном море. Источенные ржавчиной, с острыми краями, металлические части их казались обнаженными. Не то здесь, в коралловых морях: железо будто побеждено жизненной силой моря. Всякий раз, как в глубине вод я замечаю силуэт затонувшего корабля, начавшего иную, новую жизнь, меня охватывает странное чувство. Мне кажется, я попадаю в некое торжественное царство теней. Нет, корабли не умирают, не погружаются в небытие.

Загадочная глубина

Разработанная нами программа предусматривает исследование с помощью эхолота на участке, расположенном в 21 миле по пеленгу 330° от вулканического острова Джебель-Таир. Глубина здесь 33 метра. В сущности, как и Джебель-Таир, это тоже остров вулканического происхождения, но только подводный. Мы пока пережидаем, потому что эхолот неисправен. Марселен хлопочет около прибора, ремонтирует его. Дядюшка (Прозвище одного из наших товарищей. Настоящее его имя Жан-Филипп Адриен Плэ. ), тем временем изучив карту и данные радара, предлагает:

— Давайте промерять ручным лотом. Если глубина действительно 33 метра, можно встать на якорь.

Я соглашаюсь. За бортом уже 35 метров лотлиня, но ничего не обнаруживаем. Самое забавное, что эхолот тотчас начинает работать. Он показывает глубину 45 метров, в то время как рядом глубина 1200 метров. Выходит, мы почти над самой высокой частью затонувшего острова.

Отдаю распоряжение поставить контрольный буй и начать промер глубин поблизости от отмеченного буем участка. Вместо одной точки с глубиной 33 метра нащупываем узкое вытянутое плато, расположенное на глубине 42 метра. Отдаем кормовой якорь около северной оконечности плато, ориентированного по линии меридиана. Верхняя часть этого гигантского подводного спинного плавника оказалась сглаженной. Американцы называют подобное явление плоским подводным хребром (flat tor sea mount). Мне приходит в голову: возможно, некогда это плато возвышалось над поверхностью моря. Но что именно тут было, коралловый риф или вулкан, у которого при извержении разрушился кратер?..

Поместив в противоакулью клетку телевизионную камеру, спускаем ее в воду. На экране появилась не слишком радостная картина: плоская поверхность хребта с редкими виргуляриями, другими кораллами и множеством акул.

В "ныряющем блюдце"

Вешаю спуститься в "ныряющем блюдце" вместе с Бебером на плато, чтобы исследовать его. В это время группы аквалангистов, сменяя друг друга, должны будут снимать происходящее из противоакульей клетки. Это первое мое погружение после травмы. Спина у меня зажила, можно не беспокоиться.

"Блюдце" опускается на самый гребень хребта. Аппарат не перегружен и сбрасывать балласт не придется. Несколько раз взмахиваем рукояткой водяной помпы — и вес аппарата увеличивается. Вид из иллюминатора столь же однообразен, как и на телеэкране. Он напоминает фотографии, сделанные нами в 1959 году автоматическим аппаратом "Тройка" на подводной горе в Атлантике. Кругом акулы, некоторые довольно крупны и упитанны, это великолепные сильные хищники. И еще замечаем тучи скумбрий и стайку рыб, каких непременно встретишь у любого прибрежного рифа, — рыб-хирургов, занклов и других.

Вскоре попадаем в сильное течение, которое увлекает нас на восток. Бороться невозможно. Поспешно спускаемся по. склону. Он довольно крут. Обнаруживаем выступ, под его укрытием перестаем испытывать действие течения. Начинаю съемку, но замечаю, что камера не работает. Берусь за портативную камеру "Белл и Хоуэлл", это будет надежнее.

Фотографируем два прекрасных "японских садика". Один находится в глубокой нише, образовавшейся в мощной массивной на вид колонне. Но она настолько непрочна, что от малейшего усилия готова вот-вот разрушиться. Если бы наше "блюдце" ударилось об эту полуразрушенную колонну, то по склону скатилось бы десятка два тонн камней, которые, вероятно, засыпали бы наш аппарат.

Прошу Бебера, удерживаясь на стометровой глубине, обойти риф с севера. Операция не из простых, ведь всякий раз, когда огибаешь подводную скалу, сталкиваешься со встречным течением, и, чтобы вырваться из него, нужно погружаться и опускаться. Это передвижение в трех измерениях действует опьяняюще.

В начале кажется, будто этот подводный риф ничем особенно не отличается от тех, что выходят на поверхность. Но внезапно все меняется… Мы попадаем в полукруг довольно правильной формы радиусом 20–30 метров. Риф, поднимающийся амфитеатром, присыпан черным песком, усеян останками мшанок. Неожиданно амфитеатр становится каким-то зловещим, величественным и ярко освещается. Я убежден, что мы в кратере, от которого осталась лишь половина или, возможно, две трети. А где же остальная часть? Не исчезла ли в результате взрыва, как это нередко происходит с подводными вулканами, которые охлаждаются слишком быстро?

Картина грандиозна, но, к сожалению, пленка не может передать ощущений, которые я испытываю. Камеры не могут охватить всю панораму. Основание амфитеатра находится на глубине самое малое 170 метров. В углублении стаи пелагических рыб, главным образом это тунцы и акулы.

Вот пригодились бы сейчас "Тройки". Плоская вершина хребта, северо-восточный и западный склоны покрыты светлым песком. На южном склоке, наоборот, горки вулканического пепла. Чем это объяснить?

Прежде чем всплыть, связываемся с "Калипсо" по подводному телефону. Нам сообщают, что уже две группы аквалангистов успели спуститься под воду и подняться на поверхность. Сбрасываем две чугунные чушки, составляющие весь наш балласт, и вскоре мы на палубе "Калипсо". Перед глазами все еще стоит виденное внизу. Проходит несколько минут, прежде чем мы привыкаем к жизни на поверхности.

Это погружение произвело на меня сильное впечатление, в голову приходят разные мысли. Как со мной нередко бывает, я взглянул на наше положение со стороны. Я сознаю: мы своего рода марсиане, люди привилегированные, и можем наслаждаться редкостным зрелищем, созерцать этот таинственный подводный кратер, в то время как остальные не видят ничего, кроме гладкой, сверкающей на солнце непроницаемой поверхности моря. И все-таки всякий раз, когда я поднимаюсь из глубин, я не могу отделаться от мысли, что мы наблюдаем лишь ничтожно малую часть моря. Да, мы имеем возможность видеть лишь то, что происходит на глубине до 200 метров. И это само по себе великолепно. Но ведь участок, изученный нами, так ограничен и мал! А сколь необъятен Мировой океан и сколь ничтожны все еще возможности человека!

Город-призрак

В понедельник, 29 мая, исследуем островок Маф-Зубейр, o заселенный полчищами крабов, крабов-оципод, чья подвижность, смелость и многочисленность поражают и даже внушают беспокойство. Глаза у этих животных расположены на длинных вертикальных стебельках, и они могут наблюдать за тем, что происходит над водой, когда их тело погружено в воду. Норки их обозначены коническими холмиками высотой 15–20 сантиметров. Не знаю других существ (исключение составляют насекомые), которые производили бы такое же впечатление непобедимости и всемогущества. Эти животные ползают вокруг, не обращая на нас ни малейшего внимания. Ведь остров-то принадлежит им. Остров — узкая полоска суши — покрыт песком и мертвыми кораллами. Крабы суетятся, мечутся по этой пустыне в поисках пищи, которой неоткуда взяться. Чем же они живут?

Обнаруживаем еще один островок, расположенный к югу от Мар-Зубейр. Не напрасно мне захотелось повидать его. Возможно, это самый необычный, самый трагический из островов Красного моря.

Не без труда высаживаемся на берег: волнение значительное, а остров представляет собой нагромождение обломков береговых пород на коралловой отмели. На мертвых кораллах нет ни клочка зелени. Олицетворение бесплодия. Ко всему, остров покрыт могилами и могилками. Надгробия имеют форму челна и обращены в сторону Мекки! Они высечены из коралловых глыб, с одного конца им придана форма форштевня, с другого — кормы, возвышающейся над палубой арабской фелюки. Аккуратные тропинки между могилами посыпаны песком и украшены бордюром из мелких камней. Натыкаемся на поле, усеянное плоскими каменными плитами, поставленными вертикально, видно, увековечивающими память о тех, чьи тела не найдены. Что это, кладбище погибших в море?

Низенькие лачуги обращены "спиной" к ветру. Видны следы огня, но вокруг ни души.

Жуткая таинственность окутывает этот некрополь из кораллов, как бы вонзившийся в море. На прибрежные камни с упрямой злобой обрушиваются волны. Свистит ветер. Жгучее солнце накаляет поверхность острова, усыпанную обломками кораллов и пустыми раковинами. Морские орлы кружатся над нами, издавая короткие, враждебные клики. Они хотят, чтобы мы ушли.

Кто здесь жил? Кто здесь умер? Кладбище потерпевших кораблекрушение? Барка с паломниками в Мекку, затонувшая по соседству? Или это место молитвы и погребения местных моряков? Кораллы без плоти, пустые раковины, вычищенные ветром, окружают мертвых. Ужасающая чистота, край света.

Возвращение на Map-Map

В час дня "Калипсо" встает на якорь над глубиной 24 метра в 600 метрах к северу от острова Map-Map, который узнаем без труда: ведь тут мы бывали в 1951, 1954 и 1955 годах. Остров, местами покрытый песком, имеет форму полумесяца и ориентирован по линии юго-восток — северо-запад. Ни деревца, ни воды. Почва потрескавшаяся, иссеченная ветром. Лишь кое-где зеленые пятна кустов.

Высаживаем на берег моего сына Филиппа, Бернара Делемотта и Ива Омера. Они проведут здесь пять дней, будут фотографировать этот островок, типичный для Красного моря. На отмели полно крабов-оципод, повсюду видны гнезда глупышей. Ночью наши товарищи наблюдают за ожесточенными схватками между птицами и крабами, которые забираются в гнезда, чтобы пожирать птенцов глупышей.

Филипп и Делемотт на надувной лодке отправляются к северной оконечности острова и там попадают в прибой. Лодка перегибается надвое, но каким-то чудом распрямляется вновь. Однако вся беда в том, что до берега метров восемьсот, и существует серьезная опасность, что течением их унесет в открытое море.

Согласно заданию, они в аквалангах исследуют подходы к острову. Кораллы на глубине 15–20 метров образуют вертикальные желоба, уходящие вниз глубокими расселинами, где вода головокружительно синего цвета.

В отверстиях в коралловых склонах Ив Омер и Делемотт обнаруживают множество песчаных акул. Наши друзья тащат их за хвост, заставляя покинуть убежище, но акулы всякий раз вырываются и прячутся в другие норы. Снять этих застенчивых хищниц оказывается делом невозможным.

С южной стороны на весьма значительную глубину уходит отвесная стена, в которой образовался просторный, шириной в добрый десяток метров, грот. Пловцы осматривают его, постоянно находясь под наблюдением других, не столь робких акул.

С юго-западной стороны Map-Map метров на двадцать тянется подводная платформа, где обитает добрая сотня скатов, зарывшихся в песок. Растревоженные пловцами, они поднимаются со дна и мощно взмахивают плавниками, словно морские орлы, нападающие на добычу. С плавников, напоминающих крылья, они роняют золотые капли — частицы песка.

Аквалангисты сообщают мне известие, которое я боялся услышать: коралловые популяции у Map-Map гораздо менее красочны и разнообразны, чем во время наших прошлых посещений острова. Спускаюсь под воду, чтобы убедиться, насколько велик причиненный кораллам ущерб. И действительно обнаруживаю обширные участки мертвых кораллов. Риф медленно гибнет. Что тому причиной? Несомненно, на этом архипелаге дает себя знать загрязнение вод.

Чтобы подойти к любому из этих заброшенных островов, находящихся в стороне от важных морских путей, приходится преодолевать полосу плавающего мусора — множество пустых бутылок, бидонов, пластмассовых коробок и банок. И чаще всего все это добро выпачкано мазутом. Человек превратил море в сточную канаву. В эту канаву выбрасываются нечистоты с пассажирских кораблей, нефтепродукты с танкеров. Отходы, принесенные к коралловым островам, оседают, загрязняя и отравляя их. В открытый же океан мусор не уходит, поскольку Красное море — море замкнутое.

Рыбы, которые пасутся

Пока идут работы по изучению Map-Map, оставшиеся на борту "Калипсо" не сидят без дела. На одном из соседних рифов, которому цивилизация угрожает в меньшей степени — он находится в середине архипелага, — трудятся кинооператоры. Они занялись "горбунами". В сущности, это крупные рыбы-попугаи, но с какой-то странной шишкой на голове. У них синяя с зеленью расцветка, вытянутая морда, заканчивающаяся как бы клювом попугая. Я уже говорил об этих пожирателях кораллов, которые пасутся на рифе, питаясь крохотными полипами и выбрасывая из анального отверстия экскременты, напоминающие песчаную пыль.

Съемка проходит успешно, горбуны оказываются довольно покладистыми актерами. Вот уже два дня Бебер, Бонничи и Раймон снимают, как рыбы эти щиплют кораллы и… извергают отходы пищеварения. Сначала недоверчивые, они быстро привыкают к людям и не прекращают ни еды, ни пищеварения. В конце концов рыбы настолько входят в роль, подобно "этому бедняге мероу Жожо", что по нескольку раз с довольным видом проплывают перед камерой. Мне не однажды приходила в голову мысль, что рыбы инстинктивно понимают нас гораздо лучше, чем мы, существа, обладающие разумом, их.

Прежде чем покинуть остров Map-Map, пытаюсь определить размеры ущерба, причиненного и ему загрязнением вод. Отдаю распоряжение спустить на воду "ныряющее блюдце" возле северо-северо-восточной оконечности острова. Обширные подводные лощины с глубины 20–25 метров плавно спускаются к обрыву, расположенному на глубине 100 метров. Благодаря белизне песчаного грунта освещена вся толща воды. Замечаю, что вдоль стенок этих лощин мадрепоровые кораллы немногочисленны и блеклы. Зато везде видны великолепные кусты черных кораллов. Отсюда можно заключить, что черные кораллы, относящиеся к отряду Gorgonaria, более выносливы, чем мадрепоровые.

Черный коралл в воде кажется светло-каштановым. Наиболее крупные его ветви достигают толщины 3–4 сантиметров. Они настолько прочны, что их можно только распилить. В Аравии этот коралл ценится особенно. Арабы считают, что он обладает чудесным свойством охранять того, кто его носит; из него изготовляются ожерелья и четки. Но черный коралл редок. Кроме того, он жжется как крапива.

Раймон Колль, отломивший ветку коралла (на руках у него были перчатки), уже на поверхности вздумал снять маску и потереть перчаткой глаз. На следующий день глаз распух до неузнаваемости. Несколько дней кряду Раймон невыносимо страдал.

Чем дальше мы движемся на север, тем больше больных кораллов нам попадается. Но особенно потрясло нас такое зрелище. В мешке Суэцкого залива, по направлению к которому мы плывем, течения и ветры лишь взмучивают воду, не очищая ее. Потому-то оба ряда островов северной части архипелага Фарасан по существу превратились в мусорную яму, берега их покрылись слоем мазута. Кораллы омываются мутными водами и постепенно затягиваются отвратительной зеленой слизью. И все живое в море гибнет.

Особенно значителен ущерб, как нам показалось, на подступах к Джидде, порту, где высаживались паломники, приезжавшие в Мекку. Правда, когда Суэцкий канал не был еще закрыт, по Красному морю ходило много пассажирских судов и танкеров. Ныне танкеры идут вокруг мыса Доброй Надежды. Возможно, в следующую экспедицию мы увидим воды более чистыми, а кораллы возвращенными к жизни. Но произойдет ли так? Ведь кораллы — хрупкие, капризные существа. Я в этом убедился, немало лет изучая этих колониальных животных.

Влияние Монфрейда

Стремление побывать в Красном море появилось у меня еще в годы отрочества, когда я увлекался книгами Монфрейда про ловцов жемчуга, пиратов, рабов и контрабандистов, промышляющих гашишем.

Именно у Монфрейда я заимствовал идею установить в передней части "Калипсо" выносной мостик, с которого удобно наблюдать за лабиринтами рифов. Кстати, по лабиринту мы как раз и пробираемся. По словам Монфрейда, экипажу одного туземного парусника удалось уйти от пирата благодаря юнге, который забрался на мачту, чтобы выискивать проходы среди коралловых рифов.

Мостик нам очень пригодился, и мы всякий раз радуемся тому, что у нас прекрасный обзор. Это сооружение позволяет "Калипсо" маневрировать даже в узкостях. В особенно сложной обстановке на мостике находятся сразу несколько наблюдателей, зачастую я и сам поднимаюсь туда. И не просто изучать гамму оттенков зеленого и синего цвета воды. Мы получаем представление о глубинах, причем довольно точное. Если вода темно-синяя — это добрый признак: глубина значительная. Если темно-зеленая — пройти можно. Зеленый бутылочный оттенок указывает на риф. Светло-зеленый, почти желтый цвет воды означает опасность: глубина ничтожна, близко песчаное дно. Положение солнца относительно курса судна, его высота — все это довольно часто ухудшает видимость. Так что необходимо еще и чутье.

Коралловые джунгли

Нам волей-неволей приходится как можно глубже проникать в эту ловушку для судов, простирающуюся на несколько сотен миль и до сих пор неисследованную. Одним из пунктов нашей программы было изучение кораллов Красного моря, исследование банок и барьерных рифов, тянущихся с севера на юг как вдоль аравийского, так и вдоль африканского побережья.

Коралловые рифы с лабиринтами, зубчатыми башнями, отвесными стенами и гротами служат местом обитания множества рыб, ведущих оседлый образ жизни. Весьма сложная жизнь этого мира подчинена своим законам, в ней есть свои радости, разыгрываются свои трагедии, а время от времени в этом вечном круговороте случается смерть.

О своем утреннем погружении рассказывает Делуар: "Плато заканчивалось крутым склоном высотой 25 метров. Склон великолепен. На коралловых плато множество всевозможных рыб: рыбы-бабочки, "радио-рыбы" с "антеннами", рыбы-попугаи… Вдруг я заметил акулу, которая, как бешеная, набросилась на косяк ставрид и, разинув пасть, стала направо и налево наносить удары головой. Я впервые видел такое. Но эпизод этот закончился так быстро, что я не заметил, поймала ли акула хоть одну рыбу".

Для самозащиты многие виды рифовых рыб объединяются в группы. Способ довольно эффективный, потому что хищнику легче расправиться с изолированными, отдельными особями. Компактная же, движущаяся лавина рыб ошеломляет его, подавляет своей массой.

Коралловые массивы представляют собой четко ограниченную среду, некий микромир, в котором обитают различные виды рыб, не встречающиеся более нигде. Эти рыбы превосходно приспособлены к жизни на рифе. Они сплюснутые, часто округлые, с весьма подвижными плавниками, позволяющими быстро поворачиваться в любом направлении и двигаться назад, когда требуется укрыться в углублениях кораллов, что жизненно важно. Расцветка, узоры, зачастую великолепные, делают этих рыб самыми живописными представителями своего класса. Внешность их может значительно изменяться в зависимости от возраста, времени года, пола. Недаром ученые ихтиологи в прошлые времена нередко принимали последовательные стадии развития одного и того же вида за различные виды рыб.

Но к чему же такое кричащее изобилие красок у обитателей кораллового рифа? Этот вопрос удалось разрешить лишь частично. Возможно, расцветка является способом защиты от врагов. Полосы и пятна отвлекают внимание врага и позволяют рыбе в случае опасности как бы слиться с фоном кораллового рифа.

Объяснение это, правда, не очень убедительно: рыба в золотых и голубых полосах едва ли останется незамеченной, и ее яркий наряд вряд ли следует считать камуфляжем даже в пестром мире кораллов.

Не так давно известный зоолог Конрад Лоренц выдвинул любопытную гипотезу. По его мнению, обитатели кораллов наделены определенной расцветкой для того, чтобы в бою их узнавали сородичи. Таким образом, окраска служит не столько для защиты от чужих, сколько для опознавания своими. Ведь на рифе каждая особь имеет свою территорию (Мы увидим важность существования таких "территорий" на примере опытов с мероу. Речь идет о жизненном пространстве, которое морские обитатели защищают с таким же упорством, как и сухопутные животные ), границы которой она охраняет от себе подобных. А изменение окраски, связанной с признаками пола, не что иное, как предупреждение соперникам того же вида.

Я лично полагаю, что яркие узоры и броская окраска обусловливаются рядом причин. Многие рыбы носят отличительные знаки скорее затем, чтобы заставить себя узнавать и уважать, а не затем, чтобы слиться с окружающей средой. Именно поэтому они часто принимают устрашающие позы.

Так, крылатка в случае опасности ощетинивается всеми своими шипами, расправляет все плавники. Наверняка жест этот другими рыбами должен восприниматься, как угроза или предупреждение о воинственном настроении. Определенные узоры и окраска, свойственные рыбам — обитателям рифов, служат определенным сигналом, предназначенным для особей как того же вида, так и других видов. С одной стороны, они способствуют общению представителей разных полов, с другой — отпугивают возможных претендентов на место кормежки, уже захваченное, обозначая, что территория занята.

В групповой жизни рифа человеку еще многое предстоит открыть и понять. Но вряд ли мы преуспеем в этом, если будем изучать ее не в комплексе. Ведь тайные убежища, обособленные территории, установившаяся иерархия, соперничество особей — все это элементы изменчивой системы взаимозависимости, которая создавалась в течение миллионов лет. И в этом заключается неоценимое значение этой системы… Но человек лишь едва начал приоткрывать вековую тайну.

Я подозреваю, что повседневная жизнь самой незначительной рыбки, обитающей среди кораллов, например рыбы-флажка (Heniochus acuminatus), или pennant coralfish (англ.), столь же сложна, как жизнь служащего какого-нибудь учреждения, которому приходится считаться с честолюбивыми коллегами, с шефом, неприятной, но влиятельной секретаршей, со своим профсоюзом и руководителем. Такому клерку приходится прибегать к целому арсеналу средств — запугиванию, спорам, иногда к потасовкам; но, кроме того, он еще вынужден изворачиваться и в чем-то уступать. В конце концов это жизнь, и она требует от всех, в том числе и от рыб, немало ума и сообразительности.

Возвращение на "Преконтинент-II"

1 июня заходим в Порт-Судан. Там снова встречаем "Эспадон", сверкающий как новый.

Порт-Судан и поныне единственный в Красном море порт, где обслуживание судов фактически не отличается от европейского. Здесь есть судоремонтный завод, суда могут получить необходимое снабжение. Лоцманы, торговый, отчасти технический персонал — англичане.

Сам город, по правде говоря, не представляет особого интереса.

Порт-Судан расположен вблизи обширных поселений кораллов, на широте, наиболее благоприятной для наших работ. К северу, вплоть до острова Сент-Джон, вдоль побережья тянется целая цепь окаймляющих рифов. В десяти милях от них, в сторону моря, проходит вторая полоса барьерных рифов. Между полосами рифов глубины достигают 300 метров. Плавание по такому естественному каналу вполне безопасно.

К югу от Порт-Судана находится другой коралловый лабиринт — архипелаг Суакин.

Можно сказать, Порт-Судан является столицей кораллового царства, примыкающего к африканскому побережью; на аравийском же берегу такой столицей является Лит.

2 июня, 4 часа. Снимаемся с якоря, берем курс на Шаб-Руми. В 6.45 "Калипсо" подходит к огромной великолепной лагуне. Тут мы производили работы в подводной лаборатории "Преконтинент-II". В течение 6 недель мы обеспечивали жизнь людей под водой. Вспоминаются все наши труды, успех операции и еще — тяжесть 4000 свинцовых слитков, которые нам пришлось перетащить на себе, чтобы закрепить подводные сооружения… Именно здесь снимался фильм "Мир без солнца". Этот коралловый риф изолирован от других, причем значительная его часть едва возвышается над уровнем моря.

Мы засорили море

На этот раз мы без груза, который в период работ с "Преконтинентом-II" привез "Розальдо" с его сицилийским экипажем. Установленные нами на рифе металлические мостки, получившие название "мост через реку Квай", рухнули в море. Испытываем и грусть и удовлетворение одновременно от того, что великолепное наше приключение позади, от того, что море стирает следы прошлого.

Правда, все не совсем так. Вместе с Бебером и Делуаром отправляемся вплавь, к месту, где в 1963 году находился наш подводный дом. Вид не очень-то утешающий. Но ангар для "ныряющего блюдца" в неплохом состоянии. Желтая краска, которой он был выкрашен, в достаточной мере сохранилась. Ангар мог бы еще послужить: он незначительно тронут коррозией. Помещение для инструментов в таком же состоянии. Что же касается подводного убежища, в котором жили океанавты, то по окончании работ мы его демонтировали и увезли с собой.

Но дно и склон кораллового рифа буквально усеяны обрывками кабеля, полосами и листами железа, "рыбьими жилищами". Безобразный вид! Такое впечатление, что находишься где-нибудь в предместье во дворе торговца старым железом. Рыбы попадаются редко. Спинороги, оставаясь равнодушными, словно не замечают нас. А где же наши прежние знакомые, мероу, луцианы? Несомненно, аквалангисты, приезжающие из Порт-Судана, чтобы повидать, что осталось от "Преконтинента-II", чересчур часто захватывают с собой ружья для подводной охоты.

Кораллы жизнелюбивы. Кабели, обрезки железа, усеяны многочисленными кустиками розовых кораллов величиной с кулак — они успели вырасти тут за четыре года. Среди этих кораллов особенно любят селиться рыбы-горбуны. Кораллы облепили иллюминаторы, из которых мы еще в прошлый раз вынули стекла. Все металлические детали представляются искаженными, словно ненастоящими. Странно видеть ангары, покрытые горгонариями всех цветов — организмами как бы из неведомого мира. Такое впечатление, будто тут до нас успели побывать пришельцы с других планет и, оставив на дне эти чудовищные грибы, неизвестно для чего предназначенные, унесли с собой свою тайну.

Нам представляется удобный случай наблюдать, насколько быстро растут кораллы. Кстати, вопрос этот еще недостаточно изучен.

На якорной цепи с "Розальдо" Гастон находит акропору в виде зонта, которая успела за четыре года достичь в диаметре 20 сантиметров.

В районе Шаб-Руми снимаем лучшие кадры нашего фильма о коралловых рифах Красного моря.

Для удобства операторов заранее намечаю примерную схему участков, где будем производить погружения.

У южной оконечности острова обнаруживаем несметное число уже знакомых нам видов рыб. Передвигаются они весьма компактными косяками. Барракуды, ставриды, платаксы кружатся словно в феерическом танце. Иногда возникает настоящая стена из барракуд — и каждая из них с выпяченными вперед зубами, выпученными глазами, с повадками прожорливых щук. Такого множества этих хищников я, признаться, никогда еще не видел. Вот появляется косяк, за ним еще, вот они строем проходят друг перед другом. Иногда встречаются и рыбы иных видов — косяки их движутся перед нами, не смешиваясь. Удивительное зрелище. Зачастую в самой гуще рыб спокойно прогуливается акула длиной в 2–2,5 метра. У нее такой вид, словно ей безразлично все, что происходит вокруг.

Почти повсюду можно встретить и небольших мероу. Вечером на смену им появляются сотни крупных черных рыб-хирургов. Они движутся тесными рядами, и у каждой около хвоста, возле острого, как скальпель, шипа, — белое пятно.

Крабы — бульдозеры

"Калипсо" стоит на защищенной якорной стоянке, и мы можем выполнять сразу целый комплекс работ.

Отыскиваем норки крабов-бульдозеров. Фалько вместе с Делуаром и Коллем пытаются устроить подводную киностудию с тем, чтобы снимать крабов не только в процессе их работы, но и внутри их жилищ. Для того чтобы убрать песок от входных отверстий, используется микропылесос. Но тут выясняется, что норки крабов представляют собой не туннели, а запутанные лабиринты. С помощью же микропылесоса такие системы, напоминающие катакомбы, выявить невозможно.

Мы назвали этих крабов бульдозерами потому, что они беспрестанно расчищают дорожки у своих нор. При этом дорожки оказываются словно посыпанными мелким песком, а по бокам их образуются баррикады из обломков кораллов и гальки. Я не устаю наблюдать за хлопотами крабов. Эти животные трудятся постоянно и напоминают прилежных строителей-дорожников.

В каждой норке живут два краба, самец и самка. Их постоянный спутник — рыбка-бычок обязан предупреждать о приближении опасности. Эта рыбка всегда находится возле входа, а при появлении врага стремглав бросается в норку. Крабы не вылезут наружу до тех пор, пока их приятель бычок, заняв свой пост у выхода, не даст знать, что путь свободен. Обычно крабы-бульдозеры встречаются на глубине от 1 до 10 метров, но некоторые забираются и на глубину свыше 15 метров.

Ночная встреча с акулами

Совершаем удачное ночное погружение. Снимаем рыб-ангелов, загипнотизированных светом ламп, рыб-попугаев, почивающих среди огненных кораллов.

На этот раз стараемся наблюдать не столько за кораллами, вытянувшими свои щупальца, сколько за рыбами — их поведением ночью.

Одни рыбы спят, другие бодрствуют. Нередко какую-нибудь из них можно поймать руками. Но нелегко узнать, спит та или иная либо нет. Тут надо уметь различать варианты сонного состояния рыб. Некоторые дремлют. Есть такие, у которых сон легок, и наше появление будит их. Это рыбы-ангелы и рыбы-бабочки; они начинают кружить вокруг ламп, которые держат в руках люди. У нас ощущение, будто мы высматриваем тайны беззащитных обитателей, застигнутых врасплох во мраке.

Впрочем, беззащитных ли? Не вполне. Привлеченные светом ламп, появляются из тьмы акулы, или "бородачи", как их называют на "Калипсо". Оставаться в их обществе неразумно. Благодаря сенсорным клеткам, расположенным в большом количестве на теле и особенно на голове, ночью акула гораздо лучше вооружена, чем пловец, и потому имеет перед ним значительное преимущество.

Конечно, она не обладает зрением совы. Акула ночью видит не лучше нас. Зато, помимо глаз, она имеет другие органы чувств, каких нет у нас. И все они уведомляют акулу о том, что происходит вокруг нее во тьме. В распоряжении акулы "боковая линия", состоящая из сенсорных мешочков, колбочек Лоренцини… Хотя роль каждого из этих органов как следует еще не изучена, мы, во всяком случае, имеем представление о диапазоне сведений, которые они поставляют акуле, — это колебания воды, гидростатическое давление, вкусовые ощущения, химический состав воды, звуки, запахи. Целый ряд способов восприятия, столь же богатого, как и у нас. У акулы даже больше средств улавливать малейший оттенок в изменении окружающей ее среды и, возможно, испытывать весьма сложные эмоции. А еще утверждают, будто это примитивное существо!

Танец людей и рыб

Стоит удалиться от кораллового массива хотя бы на десяток метров, как глубина резко увеличивается; именно в этих-то синих глубинах и водятся стаи крупных рыб. Возле Шаб-Руми я отыскал идеальное место для съемки новой серии кадров. Вода изумительно прозрачна, в серебристых бликах косяками ходят ставриды, "рыбы-старухи", рыбы-хирурги, платаксы.

3 июня. Пять человек, облачившись в новые гидрокостюмы, совершают погружение. Расходясь веером, они плывут навстречу стае крупных ставрид, а мы снимаем все это. Обе группы, люди и рыбы, сходятся и расходятся несколько раз, словно неожиданно для себя придумав увлекательную игру. Как зачарованные, мы смотрим на эту карусель, в которой, как бы руководимые единой волей, кружатся и люди, и эти крупные рыбы. Неожиданные, непредвиденные кадры.

Назавтра, 4 июня (это было воскресенье), мы снова снимаем пловцов и рыб, а затем берем курс на Порт-Судан.

Отношения между Египтом и Израилем напряглись до предела. Обращаюсь к нашему агенту Конто Михалос с просьбой помочь мне скорее добраться до Парижа.

5 июня разразилась катастрофа. Начались военные действия между Египтом и Израилем. К концу дня приходит новое известие: Судан объявил войну Израилю. Улицы полны демонстрантов. Двух наших друзей забросали камнями. Прибытие самолета, на котором я должен был лететь, отложено на 5, а потом на 7 часов вечера. Несмотря на войну, сиеста — послеобеденный отдых, как всегда, продолжается до 4 часов. В авиакомпании "Судан эйруэйз" враждебная атмосфера. Конто Михалос делает, что в его силах, но и ему не все удается.

Наконец в 19 часов я отправляюсь в аэропорт; бумаги мои в порядке, место в самолете зарезервировано. Меня провожают Бебер и Диди. Вылет моего самолета задерживается, так как один за другим с потушенными огнями на аэродром Порт-Судана приземляются три "фоккера", принадлежащие египетской авиакомпании "Мистра эйр". На борту ни одного пассажира, ни одной стюардессы, экипажы состоят из военных. Летчики спешат навстречу суданским властям, о чем-то говорят по-арабски, на ходу прихлебывая кофе.

Наконец мой самолет отрывается от земли.

Смена экипажа

"Калипсо" уже без меня добирается до Суэца и встает на рейд рядом с "Эспадоном". На "Эспадоне" осталось всего два матроса. "Калипсо" подходит к причалу, чтобы выгрузить ящики, предназначенные для отправки во Францию. В ящиках подводные скутера, камеры, отснятые кинопленки. Но нас обстреляли израильские самолеты, и ящики оказались изрешеченными.

14 июля подвергнут артиллерийскому обстрелу нефтеперегонный завод в Суэце. Разрывы снарядов ложатся вокруг "Калипсо". Экипаж любуется этим необычным фейерверком в честь национального праздника Франции. Перепуганный Зум спрятался в трюме, и выгнать его оттуда невозможно. От страха у бедного пса трясутся щеки. Но "Калипсо" находится с подветренной стороны завода и плотная завеса черного дыма, поднимающегося над резервуарами с горючим, вскоре целиком закрывает корабль. Война коснулась и нас. Однако все еще никак не можем этому поверить. Мы по-прежнему убеждены, что сможем пробиться на север, сумеем пройти Суэцким каналом. Переход не кажется нам опаснее, чем плавание среди коралловых рифов архипелага Фарасан. В канале затоплено много судов? Обойдем их стороной.

Египтяне не позволяют нам пройти каналом. Вернувшись в Суэц, я прилагаю все усилия, призываю на помощь нашего посла, без устали повторяя: "Пусть нам только разрешат попытаться!"

Я так никого и не убедил, но до сих пор уверен, что пройти нам удалось бы.

После того как война между Израилем и Египтом окончилась, на смену капитану Роже Маритано прибыл капитан Бугаран. Теперь в три приема можно сменить и весь остальной экипаж. Плавание продолжается, но уже не на север, а на юг.

Новый экипаж состоит в большинстве своем из людей мне знакомых, которые уже бывали на "Калипсо". Они отнюдь не дебютанты. И все-таки надо приучить их к нашим порядкам. Тут я могу положиться на старшего аквалангиста, Каноэ Кьензи, и некоторых асов, занимающихся инструктажем новичков.

Филиппа, своего сына, отправляю в Соединенные Штаты, в Су-Фолс, чтобы он научился управлять воздушным шаром (hot air ballon). Я как раз выписал один такой шар — это современный вариант монгольфьера, — и в конце августа он должен прибыть в Массаву, где мы погрузим его на "Калипсо". Впоследствии, когда придется искать проходы в атоллах, шар нам очень пригодится.

Пополнив запасы пресной воды, 21 июля "Калипсо" отчаливает. 23-го встаем на якорь возле Сент-Джона (Зебергед), небольшого островка с маяком на нем. Остров находится на полпути между проливом Джубаль и Порт-Суданом. Каноэ Кьензи намеревается испытать новичков, посмотреть, как они станут вести себя, встретясь с акулами. Акулы не заставляют долго ждать. Хищницы непринужденно разгуливают, не удостаивая вниманием людей, и лишь иногда бросают деланно равнодушный взгляд. Наши новые товарищи не проявляют никаких признаков нервозности. Проверка прошла удачно. У нас превосходный экипаж, достойный "старичков".

На следующий день делаем остановку на Абингтоне, что в 70 милях к северу от Порт-Судана. Это риф округлой формы, выступающий из воды. У берегов некоторых островов Красного моря поражаешься, как резко увеличиваются глубины. Такие острова напоминают шпили гигантских соборов, поднимающиеся из бездны. Обнаруживаем огромную подводную скалу. Вода у поверхности синяя, глубины увеличиваются резко, через каждые десять метров, и вот уже очертания скалы исчезают во мраке, где мелькают силуэты акул. Скала высотой в сотню метров. Она ровная, гладкая, как стена, и на ней лишь кое-где заметны огромные пучки черных кораллов. Голова кружится, когда плывешь вдоль этой стены, покрытой живой плотью кораллов. Тут нас подстерегает "глубинное опьянение". Прекращаю погружение, пока оно не стало опасным.

Назавтра новый экипаж отправляется посмотреть "Преконтинент-II" и проводит там целый день. Каноэ находит оставленную когда-то нами противоакулыо клетку и у южной оконечности Шаб-Румм устраивает ночное погружение. Это делается специально для новеньких, которые еще не бывали в водах Красного моря ночью.

Раймон Кьензи, по прозвищу Каноэ, выполняющий обязанности старшего аквалангиста, пришел к нам после службы во флоте в качестве водолаза. Во время войны в Индокитае он был десантником.

Он покидал нас, чтобы предаться своему излюбленному занятию — поискам сокровищ. У него это такая же страсть, как у других — игра в баккара или браконьерство.

Полагаясь на какие-то таинственные сведения, он отправился в Карибское море, на банку Силвер (Серебряную), где рассчитывал найти затонувший корабль, нагруженный золотом. Для надежности он захватил ассистента, который с помощью особого прибора должен был обнаруживать на дне дублоны и червонцы. И на сей раз с Каноэ приключилась удивительная история. Однажды ночью его яхта стояла на якоре среди коралловых рифов, точно над тем местом, где на дне покоились сокровища. Каноэ и его помощник спали как убитые — так спят лишь утомившиеся люди… Поднялся ветер, якорь перестал держать, и яхта начала дрейфовать. Хотя суденышко протащило через всю банку — правда, оно ни разу не зацепилось за рифы, — оба приятеля так и не проснулись до утра. Тот, кто имеет представление, сколь опасны коралловые лабиринты банки Силвер, тот поймет, от какой беды уберег их слепой случай. Несмотря на то, что ни один из них не нашел сокровищ, они все равно могут считать себя любимцами судьбы.

"Утопленник" с белыми волосами

Экипаж "Калипсо" охвачен акульей лихорадкой. — Крабы угрожают. — Встреча с гигантским вьюном. — Лабан занимается подводной живописью. — Безумная акула. — Мы теряем стальную клетку.

— Съемка невозможна, — твердит Мишель Делуар. — Вода очень мутная. Верхний слой, метров в десять, — сплошная белая мгла. Ничего не видно. Попробуй, сделай фильм в таком молочном супе!

Но мой сын Филипп вскакивает и говорит с горячностью: — Этот затонувший корабль — красивейшее зрелище. Ничего подобного я еще не видел. Судно огромное и окутано облаком разноцветных рыб. Есть среди них и прехорошенькие барракуды. Корабль, вероятно, был затоплен. По-видимому, с него сняли все подчистую. Не осталось даже гребного винта. Судно кажется просто гигантом. Оно так густо обросло животными, что напоминает руно. Фантастический, призрачный город. Владения морского владыки.

Покинув поутру Массаву, берем курс прямо на острова Дахлак. "Калипсо" вошла в просторную круглую лагуну, заключенную внутри острова Дахлак-Кебир. Это еще одна лагуна, диаметром 7–8 миль, соединяющаяся с открытым морем довольно узким извилистым каналом. Арабы называют ее Губет-Муссельфу, французы — Губе-Зукра.

Мы хорошо различаем лежащий на дне корпус торгового судна. К юго-западу от "Калипсо", рядом с этим судном, над поверхностью виден конец ржавой трубы — верхняя часть фок-мачты. Это единственный признак, указывающий на то, что во время войны тут был затоплен очень крупный итальянский корабль.

Сразу же отряжаю на разведку группу пловцов. В ее составе Филипп, Мишель Делуар, Каноэ и несколько других добровольцев, которые всегда готовы в огонь и в воду, особенно когда речь идет о том, чтобы осмотреть затонувшее судно. Но результаты осмотра настроили всех, кроме Филиппа, на пессимистический лад. Расспросив пловцов как следует, я смог представить себе обстановку. Это погибшее судно и в самом деле чересчур велико и находится на глубине 35–40 метров. Корпус трудно разглядеть из-за плотного слоя обрастаний. Мадрепоровые кораллы, горгонарии, моллюски умножились здесь с поразительной быстротой. Для киносъемки здесь мало света, Все дело в том, что чрезвычайно мутный слой на глубине 8-10 метров как экран задерживает солнечные лучи и не пропускает их в нижние слои, где вода почти прозрачна.

— Ну что ж, придется спустить в воду прожектор, — предлагаю я.

Надеваю комбинезон, чтобы осмотреть затонувший корабль. Беру Поля Зуэна, велю ему захватить с собой фонарь Руджиери. К нашему удивлению, он совсем не светит. Фонари такого рода были изобретены Руджиери для использования их при съемке в воде и прежде превосходно помогали нам.

Трости слепых

Спускаюсь по мачте очень осторожно, чтобы не ощутить перепада давления: у меня насморк. Уже через два метра чувствую, что с трудом сохраняю равновесие. Еще одна причина для того, чтобы вдвое уменьшить скорость спуска. Вблизи поверхности слой очень мутной белесой воды.

Времени у меня в избытке, и я рассматриваю организмы, прикрепившиеся на верхней части мачты. Почти все здесь мягкое. Чуть ли не каждое существо реагирует на малейшее прикосновение. Ощущение довольно неприятное, хотя пока ожогов нет.

Поль терпеливо дожидается меня. Дважды, после продува носоглотки мне удается пустить в левое ухо настолько мощную струю воздуха, что после каждого раза спускаюсь на десяток метров.

Вот мы и на отмели. Все здесь необычайное. Из-за плохой освещенности видимость 15–20 метров, но этого достаточно, чтобы разглядеть просторную палубу затонувшего судна. Сверху падает яркий свет, словно прошедший через белый фильтр. От него больно глазам. Никаких оттенков, а между тем все прикрепленные здесь животные и все образования, которые мне хорошо известны, являют настоящий праздник красок.

Перед мачтой — грузовые лебедки. Сохранились, хотя изрядно проржавели, грузовые шкентеля, аккуратно намотанные на барабаны.

Передняя палуба и левый борт судна (правый борт я не осматривал) покрыты бесчисленным числом белых виргулярий. Их часто называют тростями слепых, причем, иногда виргулярии оканчиваются не набалдашником или рукояткой, как обычно, а "поросячьим хвостиком…". Да, Филипп прав, это напоминает густую шевелюру или руно. Перед нами затонувшее судно, как бы обрамленное распущенными женскими волосами или, если хотите, просто белыми волосами..

И повсюду огромные жемчужницы. Все дерево сгнило, и на судне не осталось ни палубного настила, ни люковых досок, ни дверей. Судно лежит на дне уже много лет. По моим подсчетам, оно затонуло еще до 1940 года. Возле трапа, замечаю, нет колокола. Правда, я не уверен, что он должен висеть именно тут.

Спускаюсь по левому борту судна, примерно до уровня нижней палубы. Если обнаружим площадку, то перед нами — главная палуба. Полусогнувшись, пробираюсь по темному коридору. В двух метрах от себя вижу огромный силуэт, затем большой рот с толстыми белесыми губами. Это гигантский, наверняка более сотни килограммов, мероу. Показываю его Полю, и мы оба наблюдаем, как огромная рыба с достоинством скрывается в трюме корабля.

Очутившись в средней части судна, вновь карабкаемся по надстройкам. Делаю Полю знак зажечь фонарь Руджиери. Фонарь светит превосходно. Съемка должна удаться.

Медленно, с осторожностью передвигаюсь по надстройкам, переходя от одного предмета к другому. Металл настолько проржавел, что некоторые переборки напоминают паутину.

Внезапно Поль ударяет меня по плечу и показывает жестом, что дыхательный автомат пропускает воду. Нужно подниматься. Мы уже на уровне дымовой трубы. Медленно движемся вместе с Полем наверх. Предлагаю ему свой загубник. Отказывается. Подъем проходит благополучно. И вот мы на поверхности, неподалеку от моторной шлюпки. Великолепно! Надо возвращаться на наш корабль. Поль вежливо извиняется за то, что пришлось всплыть раньше срока.

Поль — типичный для нашего экипажа парень. Приятно, что удалось воспитать таких ребят. Они не только освоили ремесло аквалангиста, им понятны радости мужской дружбы, они овладели искусством жить в коллективе и обладают терпением и выдержкой, столь необходимыми на маленьком судне, как наше.

У нас на "Калипсо" сложились определенные традиции. Молодые заимствуют у "старичков" не только их опыт, но и их идеалы и любовь к морским глубинам. Такого рода преемственность традиций лет сто назад существовала на парусном флоте. Я горжусь тем, что она есть и на нашем корабле.

Преемственность традиций лучше всего проследить на примере Поля Зуэна, воспитанника Мориса Леандри, нашего старшего боцмана, который в свою очередь был выпестован капитаном Франсуа Сау.

Сразу после того, как мы возвращаемся на судно, группа Делуара спускается под воду, чтобы заснять корабль. Наши друзья находятся под водой довольно долго. Мишель Делуар жалуется на боли в груди; вероятно, поднимаясь на поверхность, он несколько легкомысленно пренебрег декомпрессионным режимом. Тотчас помещаем его в декомпрессионную камеру и подаем туда сжатый воздух. Для Мишеля это тяжелое испытание — ему придется целых 8 часов пробыть в тесном цилиндре. Правда, друзья стараются развлечь его, строя гримасы. Они стоят возле иллюминатора, и это позволяет Мишелю поддерживать какой-то контакт с внешним миром, Из камеры он вылезает совершенно здоровым.

Таинственный колодец

Пока наш бедный приятель скучал в цилиндре, мы исследовали удивительный подводный мир, где покоится такое множество погибших кораблей. Любопытно, что в лагуне глубины достигают 150 метров, а вокруг острова они не превышают и 80 метров. Настоящий колодец среди моря! Может быть, это кратер подводного вулкана наподобие Губе-Араб? Вряд ли. Склоны острова сложены осадочными породами и сланцами. Никаких признаков вулканической деятельности. Кстати, на континентальной отмели вдоль побережья Африки немало таких углублений. На "ныряющем блюдце" мы обследовали одно углубление, расположенное к северу от Порт-Судана и к югу от острова Абингтон. Происхождение их по-прежнему является для меня загадкой.

Ночью возвращаемся в Массаву, где стоит изнуряющая жара.

Сейчас начало августа. В такую пору постоянное пребывание в этом порту было бы просто мучительным. И не только из-за жары, а главным образом из-за сухого жаркого ветра, который дует из Египта, — хамсина. Ветер несет из пустыни пыль и песок, покрывающие судно толстым слоем. Видимость в воде нулевая. И все-таки мы упорно продолжаем съемки севернее и в непосредственной близости Массавы. Почти ежедневно спускаем в воду противоакульи клетки. Мы это называем операцией Ла Балю, по имени несчастного кардинала, которого Людовик XI одиннадцать лет держал в железной клетке. Правда, его не навещали акулы, мы же их видим более чем достаточно.

На "Калипсо" очень редко употребляют слово "акула". Наши люди охотней называют этих рыб бородачами. Есть у них и иные прозвища, например, верзила и Жан Луи. Последнее название является наиболее распространенным. Так издавна матросы называли акул. Любопытно, что последнее прозвище, не употреблявшееся уже несколько десятков лет, возродили и ввели в обиход на "Калипсо".

Но почему возникают эти прозвища? Причины, побуждающие прибегать к ним, довольно сложны. Может, дает себя знать своего рода суеверие?. Замаскированный способ выразить уважение к грозным морским хищникам? Или это просто язык посвященных?

Тридцать человек, живущих в таком ограниченном пространстве, как наш корабль, занятых всевозможными, в разной степени опасными работами, не могут не создать при этом своего особого словаря.

Если бы проанализировать этот корабельный жаргон, то, без сомнения, он выдал бы наши тайные мысли и чаяния.

Нужно также заметить, что всем нам свойственна привычка придумывать клички животным, которых мы встречаем в море или на его поверхности, и особенно тем, что живут какое-то время на судне и не могут обойтись без нашего присмотра. Так, детеныша кита мы окрестили Ионой, ушатые тюлени стали телезвездами, известными под именами Пепито и Кристобаль.

В этой привычке давать прозвища я прежде всего усматриваю желание как-то приучить к себе морских животных, с которыми не всегда просто войти в контакт и относиться к которым нужно с терпимостью и лаской. Меня радует эта потребность в живом общении. Само прозвище или кличка, как мне кажется, является уже своеобразным признаком сближения, примирения.

В Красном море во время съемок фильма об акулах, несмотря на ряд мер предосторожности, пловцам зачастую приходилось все-таки идти на риск. В этой связи наш судовой врач, доктор Милле, сделал любопытное наблюдение. Он заметил, что не только аквалангистов, но и всех на "Калипсо" охватил какой-то психоз. Нет, то были не паника и не страх, а скорее заразительный ажиотаж, бороться с которым оказалось невозможно. В конце концов всем захотелось очутиться в обществе акул, испытать, что это такое. Потребовать, чтобы люди совершали поменьше погружений, я не смог… Эту "акулью лихорадку" перенес весь экипаж "Калипсо". Как мне представляется, причиной ее было стремление утвердить свое превосходство над этим хищником моря. Изо дня в день пловцы доказывали, что вправе оспаривать у акул морское владычество. Ведь даже в воде человек благодаря своему разуму — противник весьма грозный.

Вид на море с птичьего полета

6 августа высадка в Абу-Марина, что в архипелаге Суакин. Но погода стоит дрянная. С суши, не переставая, дует ветер, нашпигованный песком. Желтоватое море. Вода застоявшаяся, будто затхлая.

Когда мы двигались по Красному морю в северном направлении, то держали курс на архипелаг Фарасан, изобилующий рифами. Возвращаясь назад, на юг, мы проходим через архипелаг Суакин, стараясь проникнуть в среднюю часть банки. Таким образом, мы прочесали оба побережья Красного моря.

Уже в пятый или шестой раз попадаю я в царство кораллов. Мне хочется разобраться в чувствах, какие оно вызывает во мне. Позади удивление первой встречи, первого плавания, теперь, как мне кажется, я испытываю одно лишь безмерное восхищение. Восхищение, которому не нужна красота деталей, частностей. Испытываю сложные, противоречивые чувства, которые, возможно, стоит проанализировать.

Я не мастер описывать пейзажи. Но отмечу, что в Красном море привлекает меня именно дорогой моему сердцу мир кораллов. Меня увлекают не столько сами массивы кораллов, которые видишь под водой, сколько широкая панорама, наблюдаемая с мостика. Лабиринт полумесяцев, серпов, окруженных синей водой всевозможных оттенков, подводные коридоры, которые нужно отыскать, чтобы провести "Калипсо", — вот что притягивает мой взор.

Передо мной хаос сил созидания, как бы высвободившихся из-под спуда. Вакханалия жизни. С высоты мостика картина гораздо величественнее, чем при разглядывании мельчайших организмов на коралловом рифе.

Разумеется, крохотные животные, когда их великое множество, своей неистребимой жизненной силой производят впечатление некоего чуда. Но под водой масштаб не такой, чтобы воспламенить мое воображение.

Морские глубины мне знакомы. Более того, они всегда в моей памяти. Но оценить их величие, их богатство, я могу лишь тогда, когда с мостика "Калипсо" вижу, как из глубин кверху устремляются рифы, похожие на шпили собора. Повсюду, куда ни глянь, массивы кораллов, которые сменяются кораллами, похожими то на кустарники, то на гигантские бивни, окаймленные синью или зеленью и отделенные друг от друга глубокими впадинами или чашами, сверкающими как чистая эмаль… Трудно оторваться от созерцания этой постоянно меняющейся картины, не похожей ни на что другое. На нее можно смотреть неотрывно. Стоя на мостике, я веду "Калипсо" из одного прохода между рифами в другой и жадно вглядываюсь в гладь моря. Тащимся со скоростью 2–3 узла. Иногда приходится и вовсе стопорить машины, чтобы избежать столкновения. Плавание утомительное, но полное впечатлений.

Однажды мне довелось сидеть рядом с пилотом самолета ДС-8, возвращавшегося из Джибути в Афины. Я испытал редкое удовольствие. Мы пролетели вдоль всего Красного моря, и я видел его почти таким, каким видят его космонавты. Я словно обнял взглядом планету, у меня захватило дыхание…

Правда, удивительное многообразие горгонарий в тропических морях поражает и восхищает, но такого рода восхищение я испытываю и тогда, когда бываю в ботаническом саду. Тут, в море, все великолепнее, чем в ботаническом саду. Однако полет над Гималаями меня волнует в большей степени, чем любование гортензиями. Когда я рассматриваю сверху коралловые рифы архипелага Суакин, они представляются мне столь же волшебными, как Гималаи.

Находясь под водой, я не вижу пейзажа, поскольку отсутствует задний план, нет перспективы. Когда говорят о "кристально чистой воде", речь идет о воде, прозрачной не более, чем лондонский туман, — видимость не превышает 30 метров.

Когда погружаешься в воду, то даже при самых благоприятных обстоятельствах поле зрения ограничено. Вас постоянно окружает микромир. Но если вы успели изучить этот микромир, а с мостика одним взглядом можете охватить площадь 10–15 километров, то вы видите действительно живое море.

Архипелаги Фарасан и Суакин имеют одинаковое строение. Оба берега Красного моря на одной и той же широте опоясаны одинаковой бахромой рифов, настолько частых, что даже гидрографические суда не осмеливаются проникать в эти края. Мы движемся по "белым пятнам".

Я озабочен лишь одним: как бы не застрять в этой ловушке на ночь. Ведь ночью мы лишимся единственной возможности определять глубину — по цвету воды. Встать на якорь? Об этом не может быть и речи. Даже вблизи рифов глубина, как правило, 300–600 метров. Башни мадрепоровых кораллов поднимаются поистине из бездны.

Среди акул

7 августа (погода по-прежнему отвратительная) совершаем погружение неподалеку от одного из островов архипелага Суакин под названием Даль-Гуаб. На глубине 20 метров встречаем группу крупных, длиной более 3 метров, акул. Насчитываю семерых — они производят впечатление. Акулы чувствуют себя весьма уверенно — настоящие владыки моря, но с людьми держатся настороженно. Они наблюдают за нами краем глаза, начинают кружить в хороводе — знакомый маневр!

Несмотря на довольно воинственное поведение акул, мы спускаем с моторных лодок противоакульи клетки и приступаем к маркировке хищников. Операция состоит в том, чтобы из подводного пистолета выстрелить коротким гарпуном с биркой, на которой выбит адрес Монакского музея. Мы маркируем акул с той же целью, с какой окольцовывают перелетных птиц. Но для того чтобы бирка удержалась в коже акулы, необходимо достаточно прочно воткнуть гарпун возле Самого основания спинного плавника. Пловцам для этого приходится удаляться на некоторое расстояние от клеток-убежищ. Всякий раз, как зазубренный наконечник впивается в кожу акулы, хищница взбрыкивает, и тут можно опасаться несчастного случая, тем более что она становится особенно агрессивной, когда ее преследуют. Вне убежища пловец уязвим, он — цель атаки хищников. Едва Руис выходит из клетки (он был последним), как на него бросается акула. Но его выручает Жан-Поль Бассаже, который находится в моторной лодке: в последнюю минуту дубиной ему удается отпугнуть акулу.

"Акулья дубинка" представляет собой довольно безобидное оружие, мы изобрели его 16 лет назад. Это обыкновенная палка с шипами на одном конце.

Мы заметили, что предотвратить или отразить нападение акулы можно просто палкой, но только если не причинять акуле боли и действовать решительно и смело. Тупые шипы на конце дубинки предназначены для того лишь, чтобы она не скользила по коже. Дубинка эта почти то же, что водило, шест, которым погоняют быков. Бить изо всей силы не нужно, к тому же в воде это почти невозможно. Важно держать хищника на расстоянии.

Остаемся в районе Даль-Гуаб до 10 августа, а 11-го бросаем якорь около острова Таи-Машия. На этом острове обитают птицы, главным образом совершенно белые качурки. У самок этих морских ласточек недавно появились птенцы, они еще покрыты пухом. Птицы пытаются защитить своих малышей и, когда мы приближаемся к их гнездам, взлетают лишь в самый последний момент.

18 августа для съемки фауны высаживаем на остров Деррак группу, в составе которой доктор Франсуа, Раймон, Делуар, Филипп, Фулон и Каноэ. Им предстоит работать здесь до 22 августа. На острове много птиц, особенно фрегатов. Они пожирают птенцов качурок, несмотря на старания самок защитить их. Это стервятники моря.

Но сущее бедствие для наших товарищей — крабы. Днем они прячутся в кустарнике, а с наступлением сумерек начинают двигаться к воде. При этом слышно, как они сталкиваются друг с другом. На рассвете животные возвращаются. Путь крабы держат неизменно прямо по телам людей, расположившихся для отдыха на пляже. Друзьям нашим так и не удается поспать спокойно — из-за жары часов пять-шесть они лежат в воде.

Возле мыса Си-Ане

В понедельник, 4 сентября, начинаем поиски и в проливе Перим обнаруживаем затонувшее судно. Каноэ и Филипп спускаются под воду первыми. Вдруг оба пловца опешили — из глубины трюма появился чудовищно огромный вьюн. Но вот он поворачивает назад, и больше его никто не видел. К сожалению, аквалангисты были без фотоаппаратов.

Гигантский вьюн — это плоскоголовый мероу массой от 200 до 300 килограммов, как считают, он способен в один присест проглотить человека… Я лично этому не верю.

Длина погибшего судна 100 метров, а затонуло оно на глубине От 45 до 25 метров. Тут нашли пристанище представители необычной фауны, среди них вьюны длиной 2,5 метра (но, увы, вьюн в 3,5 метра, которого видели Каноэ и Филипп, больше не встречался). Очень крупная черепаха массой, пожалуй, с центнер, прогуливается по палубе судна, где, кроме того, множество барракуд и мелких акул. Рыбы-попугаи поедают кораллы, сплошь покрывающие изоржавленные борта корабля. Слой кораллов сантиметров двадцать, так что прочесть название невозможно. Должно быть, это транспорт, затопленный в минувшую войну. В обшивке его огромная пробоина, через нее можно проникнуть в трюм. Мачта, перебитая у основания, упала на борт.

Совершаем ночное погружение, чтобы заснять корабль, но вода мутная, и от съемки приходится отказаться. Кроме того, значительное течение.

К северо-востоку от Порт-Судана затоплено еще одно судно. Оно нагружено боеприпасами и называется "Омбрия". Корпус транспорта лежит на левом борту, шлюпбалки правого борта торчат над поверхностью воды. Длина корабля 120 метров. Самое поразительное, что все судно почти целиком покрыто слоем кораллов. Оно словно срослось с рифом. Местами даже невозможно определить, где кончается корабль и начинаются кораллы.

На "Омбрии" почти повсюду настоящие сады мадрепоровых кораллов и множество крупных перламутровых раковин. Обилие красивых рифовых рыб. К левой скуле корабля прилепились черные кораллы вперемежку с жемчужницами. Приподнятая над грунтом корма радует глаз изяществом своих очертаний, бронзовый винт четко виден в синей воде.

Лабан (он не только виолончелист, но и художник), устроился с мольбертом недалеко от кормы "Омбрии". В картинной галерее Лос-Анджелеса дважды выставлялись его подводные пейзажи и имели немалый успех.

5 и 6 сентября составляем карту банки Шаб-Араб, расположенной в 30 милях к востоку от Джибути. Риф не выходит на поверхность, он расположен в 7-12 метрах от нее. Придется определять очертания банки при помощи судового эхолота.

Каноэ заявляет, что никогда еще не видел так много акул. Поскольку в этом квадрате мы работали до 24 октября, то не однажды убеждались в справедливости его слов. Так, 12 сентября мы насчитали свыше сотни хищников. Именно в тот день небольшая акула укусила Филиппа за палец.

На воздушном шаре

22 сентября на небольшом островке неподалеку от Джибути впервые испытываем наш монгольфьер. Сын мой, Филипп, научившийся в Соединенных Штатах управлять этим аппаратом, называет его "вертолетом бедняков".

Наполнение оболочки проходит весьма успешно. Со времен братьев Монгольфье техника подъема усовершенствовалась: для нагревания воздуха в нашем распоряжении пропановая горелка, заменившая примитивную и опасную жаровню. Когда оболочка наполнилась, то приобрела весьма привлекательный вид. Расцвеченная красными, белыми, синими полосами, она напоминает огромный национальный флаг.

Филипп садится на место пилота, берет с собой камеру. Шар поднимается, мы провожаем его взглядом, но вскоре — скорее, чем мы ожидали, — снижается, и пилот получает крещение в соленой купели. Шар снова взмывает вверх, затем опускается, обмакивая Филиппа в воду.

"Вертолет бедняков" выглядит забавно. Впоследствии шар окажется нам весьма полезен, но из-за своеобразной термической инерции шара, особенно ощутимой в жарких районах, им трудно управлять. Правда, позже Филипп превосходно осваивает аппарат. Через какие-то несколько дней ему удалось подняться с кормовой палубы "Калипсо" и, закончив полет, опуститься неподалеку от моторной лодки. Но когда Филипп открыл клапан, чтобы выпустить воздух из оболочки, весь экипаж лодки оказался под складками нейлона. Не правда ли, забавный аппарат?

Трудные погружения

В окрестностях Джибути есть соленое озеро Ассаль. Любопытно было бы обследовать его. Я уверен, что еще никто не погружался в насыщенные солью воды этого озера, расположенного на 180 метров ниже уровня моря.

Военные власти соглашаются предоставить в наше распоряжение вертолет. Отправляемся в путь двумя группами. Пролетаем над горами, разрушенными, источенными временем, горами — красного, желтого цвета. Живописный вид. Приземляемся на соляную площадку.

Предстоит погружение. Надеваем снаряжение, но тут выясняется: для того чтобы погрузиться, пловцу необходимо привязать к поясу больше 30 килограммов свинца. И смех и грех. Плотность воды здесь не менее, чем в Мертвом море.

Вместе со всем своим оснащением Фулон весит более ста килограммов и все равно в воде будет иметь нулевую плавучесть. Чтобы оторваться от поверхности, ему надо прибавить по меньшей мере еще 30 килограммов свинца. Мы сгибаемся под тяжестью его свинцовых поясов, и наконец-то он уходит под воду. Камерой для подводных съемок Филипп снимает Сержа, позирующего возле великолепной глыбы соли, выкристаллизовавшейся на глубине десятка метров.

Оба вначале измеряют соленость воды в разных точках озера и находят, что в каждой содержание соли различно. Морская вода попадает в озеро, просачиваясь через расселины гор. Установив точно, где именно она проникает, мы с удивлением обнаруживаем там великолепную стаю коралловых рыбок, вероятно, единственных в мире представителей фауны преисподней.

Но беда в том, что у нас у всех от пота появилась сыпь — в жарких краях явление обычное. У Фулона и Филиппа кожа раздражена, как и у остальных, и оттого погружение превращается в пытку. Соленая вода разъела кожу и губы, приходится промывать их пресной водой.

1 октября. Снова погружение возле Даль-Гуаб. Из подводного ружья Каноэ убивает ставриду. И тотчас из черной глубины, словно метеор, к нему бросается акула, которую он прежде не видел. Каноэ едва успевает отпрянуть в сторону. Но на траектории движения акулы оказывается голова Филиппа. Тот инстинктивно выставляет камеру, и обезумевшая хищница стукается о нее. Ударив хвостом, акула поворачивается и исчезает. Эпизод, едва не закончившийся трагедией, продолжался каких-то 20 секунд.

Для съемки сюжета у восточного берега острова опускаемся под воду в металлической, очень массивной клетке, которой мы пользовались еще при съемке фильма "В мире безмолвия". В распоряжении остальных пловцов новые алюминиевые клетки. Однако вскоре начинается волнение и работать становится невозможно. Принимаю решение перейти к подветренной стороне острова, где мы будем лучше защищены. Поднять тяжелую стальную клетку оказалось нелегко. И Филипп предлагает буксировать ее в подводном положении, а сам хочет остаться… внутри. Я категорически возражаю против того, чтобы он находился внутри, но клетку, по его совету, буксируем, не поднимая на поверхность.

Волнение усиливается, и трос обрывается. Тяжелая клетка камнем падает на большую глубину. А если бы Филипп остался в ней? Вряд ли ему удалось бы выбраться, но, если бы удалось, он очутился бы в гуще акул, которым мы успели достаточно досадить. Еще один эпизод, едва не завершившийся трагедией.

Трудная дружба

Попытка подружить рыб с людьми. — Несостоявшаяся встреча с крокодилами. — Мероу среди зеркал. — Мы ловим редких рыб для Монакского музея. — Мероу нападает на Раймона Колля. — Бернар Делемотт провоцирует нападение спинорога. — Загадка рыбы-клоуна.

Мероу надувает щеки, выпячивает нижнюю губу и строит недовольную гримасу. Видно, как пульсируют жабры. Рыба с любопытством высунула свою бронированную голову из темного грота. Она не проявляет никаких признаков страха. Скорее, гнев: иглы спинного плавника поднялись, напоминая петушиный гребень. Я отлично угадываю ее воинственное настроение. Рыба наклоняет голову, будто собирается покинуть убежище и броситься на меня. У нее огромная голова с костистой черепной коробкой, гладкой и выпуклой, напоминающей щит; маленькие неподвижные глазки, расположенные слишком высоко…

Но что происходит в ее мозгу? Какое представление о человеке у мероу? Этот вопрос давно занимает меня — с самого начала подводных исследований, с той поры, когда вместе с Филиппом Тайе и Фредериком Дюма мы кормили мероу в Средиземном море, до того, как их распугали любители подводной охоты…

Мы не раз хотели предложить им дружбу, но наши попытки почти всегда оказывались безуспешными. Я полагаю, это объяснялось ложными представлениями о них. Пловцы гордятся тем, что могут приблизиться к крупному обитателю моря, не отпугнув его. Если им удается покормить рыбу из рук, а то и погладить, что довольно несложно, то люди воображают, будто между ними и рыбой возникли какие-то дружеские отношения.

В Красном море мы обнаружили розовых, с голубыми крапинками рыб, принадлежавших к тому же виду мероу, что и Жожо, герой фильма "В мире безмолвия". Часто за столом кают-компании мы спорим относительно уровня развития рыб, — чьи размеры нередко превышают метр. Мнения различны. Одни пловцы, такие, как Бернар Делемотт и Кристиан Бонничи, понимающие и любящие животных, верят в какую-то привязанность мероу к людям, во всяком случае в существование связи, которая устанавливается между рыбой и определенным человеком.

Среди пловцов "Калипсо" существует и иная группа, настроенная скептически. В их числе Бебер, Раймон Колль, Каноэ. Они не столь уверены в способности рыб испытывать какую-бы то ни было привязанность. Они убеждены, что в основе этой мнимой дружбы всего лишь прожорливость. По их мнению, "привязанность" мероу — не более, чем потребность в пище.

Спор этот разгорелся с новой силой, когда мы в конце октября подошли к Коэтиви, где мир кораллов довольно беден, зато мероу в изобилии.

Погода стояла великолепная. Плоский островок этот, опоясанный полосой чистого песка, расположен в 30 милях к югу от Сейшельских островов. Он невысок, издали видны лишь стволы кокосовых пальм, возвышающихся над водой. Сотня жителей, традиционный промысел — копра.

Остров принадлежит англичанам, но большое влияние имеет здесь месье Дельом, агент французского консульства. Единственная деревушка раскинулась на западном берегу, среди плантаций, представляющих собой кокосовые рощи с аккуратно прорубленными в них аллеями.

Раз в месяц с острова Шри Ланка (Цейлона) на Коэтиви приходит за копрой судно. Это единственное средство связи обитателей острова с остальным миром. На острове множество наполовину одичавших ослов. На период сбора копры их ловят, а потом за ненадобностью отпускают на волю, чтобы не кормить. Однако когда необходимо, ослы выполняют самые тяжелые работы.

Нам рассказали, сколько понадобилось усилий, чтобы переправить на берег (на острове нет подъемного оборудования и причала) единственный грузовик, используемый теперь для перевозки орехов. Все население острова несло машину на руках и теперь очень гордится своим подвигом.

Один из мысов острова выдается далеко в море. Он представляет собой довольно живописный массив кораллов, соединяющийся с небольшим соседним островком под названием Лис (Lys по-французски — лилия. — Прим. ред. ). Несмотря на красивое название островка, в водах близ него не находим ничего любопытного: глубины здесь невелики. Дело в том, что Коэтиви и Лис, как и Сейшельские острова, расположены на подводном плато, которое, по-видимому, бесплодно. С западной стороны островов тянется огромная подводная долина, находящаяся в 1000 метрах от поверхности. Для кораллов такая глубина слишком велика, а для крупных рыб — незначительна.

Несмотря на теплый прием, оказанный нам местными жителями, мы бы сократили свое пребывание на острове, если бы не наш доктор, для которого нашлось тут много работы. В продолжение всей экспедиции, куда бы мы ни заходили, считали своим долгом оказывать медицинскую помощь, особенно жителям таких оторванных от цивилизации островов, как Коэтиви, где врача не видели целых четыре года.

Население острова, я полагаю, арабского происхождения, хотя, судя по темному цвету кожи, предки многих из жителей вступали в браки с представителями негритянской расы.

Доктор Милле расположился на суше в помещении, которое он несколько напыщенно называет палатой. В действительности же это довольно плохо оборудованный барак. К строению вереницей тянутся островитяне, на их лицах недоверчивое и в то же время заискивающее выражение.

Как всегда, осмотр начинается с детей — под обычный аккомпанемент плача и воплей. Потом наступает черед женщин, те словно скованы неизъяснимым стыдом. Наконец очередь доходит и до мужчин. Доктор проникнут участием к этим людям — жертвам изоляции, которая способствует возникновению давно отошедших в прошлое болезней, причем в масштабах, к счастью, редких в наше время.

С социологической точки зрения Коэтиви также представляет собой необычное явление: структуру местного общества можно назвать средневековой, архаической. Заметное место в нем занимает любопытный тип — клоун. Он как бы играет роль королевского шута. На виду у всей деревни он с ужимками и гримасами выделывает разные потешные штуки, которые, по словам доктора, выдают в нем душевнобольного.

Афера с крокодилами

Идем в Диего-Суарес. С 9 по 11 ноября "Калипсо" стоит в доке. Необходимы кое-какие ремонтные работы.

Когда из дока начинают выкачивать воду, пловцы обнаруживают крупного диодона, необычную, утыканную колючими иглами тропическую рыбу, которая раздувается в случае приближения опасности. Сколько радости у наших ребят! Они ловят рыбу, пытаются расположить ее к себе. Но доставленную на борт судна гостью, несмотря на все старания и обильное угощение, приручить не удается. При малейшем намеке на опасность она надувается, как бурдюк.

Пока продолжается ремонт, обследуем местность. Начинаем с одного из многочисленных озер Мадагаскара, где обитают священные крокодилы. Но подойдя к озеру, мы не замечаем ни одного крокодила. Старейшина деревни уговаривает нас купить буйвола для жертвоприношения священным крокодилам. Хотя мы и выполняем его просьбу, крокодилы не появляются. Нам показывают на какие-то груды, плавающие посреди озера, которые больше походят на бревна, чем на крокодилов. Догадываемся, что старейшина обманул нашу доверчивость, и раздраженные направляемся домой, но, раздумав, решаем вернуться назад. Приходим в деревню в самый разгар пиршества: жители за обе щеки уплетают буйвола, якобы принесенного в жертву священным крокодилам. Мы требуем своей доли и садимся за стол. Все улаживается самым превосходным образом.

Другая вылазка к северо-западному побережью с целью отыскать ископаемые останки животных оказалась посложнее. В этой части Мадагаскара в древнем русле реки после дождей находят овальные, похожие на крупные облатки, голыши. Если ударить молотком по ребру такого голыша, он раскалывается пополам и в большинстве случаев внутри него можно обнаружить прекрасно сохранившийся отпечаток ископаемой рыбы. Некоторые из ископаемых сходны с молодью целаканта, хотя установить бесспорность их родства вряд ли можно.

Подступы к этому довольно пустынному участку острова трудны. Сначала едем на двух машинах, затем движемся по тропе и едва не сбиваемся с пути. Множество комаров. Идем пешком несколько часов. Выясняется, что питья взяли недостаточно. Вода в реке не слишком чиста на вид, и врач хотел было запретить ее пить. Но ничего с нами не случилось, и мы возвращаемся с многочисленными трофеями.

Самой успешной из всех экскурсий в глубь острова была поездка к Семи озерам, куда мы захватили акваланги и подводные камеры. Семь озер, имеющие глубину около 10 метров, лежат у подножия гор Лисало. Их питают горные ручьи ледяной, удивительной чистоты водой. На всем протяжении горные потоки практически не несут ни солей, ни каких-либо органических веществ. Вода в озере, которое мы исследовали, тоже была необычайно прозрачной. Но в ней очень мало питательных веществ. Семь озер почти лишены жизни: единственными живыми организмами были хрупкие сапрофиты, которые прикрепились к ветвям деревьев, упавших в воду. Удивительная красота, но есть в ней что-то леденящее, зловещее. Подводный мир здесь резко отличается от привычного нам живого царства кораллов, где обитает такое множество ярких, разноцветных рыб.

Почти бесплодный неподвижный мир, эти хлопкообразные белесые нити сапрофитов вызывают тревожное, гнетущее чувство. Но, даже несмотря на холодность и отчужденность, он по-своему волнует и притягивает: вода здесь так прозрачна, а формы и цвета не похожи ни на что на суше.

Ремонтные работы завершены, и мы направляемся к островам Глорьез, расположенным северо-западнее Мадагаскара, мористее мыса Амбр. Это группа небольших необитаемых островков принадлежит Франции. На архипелаге — одна лишь метеорологическая станция, назначение которой наблюдать за перемещением циклонов.

Подводный рай

Когда мы покидаем Диего, погода ухудшается. "Калипсо" всю ночь напролет отчаянно швыряет из стороны в сторону.

К островам Глорьез подходим утром. Становимся на якорь возле самого крупного острова и на моторной лодке отправляемся на метеостанцию, чтобы познакомиться с персоналом, состоящим из трех человек — уроженцев Реюньона.

Остров окружает полоса чрезвычайно мелкого белого песка. В одном месте поднимающийся со дна моря коралловый массив образует мыс. Именно тут, на этом мысе, среди кокосовых пальм, и расположилась метеостанция.

Живописные казуарины составляют небольшие рощицы, берег покрыт дюнами. Странный край. Птицы здесь живут на земле, а грызуны — на деревьях.

Заметны давние попытки освоения острова: следы поселения, а под сенью кокосовых пальм два небольших заброшенных кладбища, какие нередко попадаются на подобных островках.

Вновь установилась отличная погода. Первые же погружения доставляют нам несказанное удовольствие. Вода совершенно прозрачна, фауна поразительно богата: ставриды, "рыбы-старухи", луцианы, крупные рыбы-попугаи. На дне, также покрытом белым песком — одна из замечательных особенностей острова, — обнаруживаем коралловый лабиринт.

Из-под глыбы мадрепоровых кораллов на нас смотрит огромная черепаха. Пытаемся погладить ее шею, как гладят человека (жест бессмысленный), но животное презрительно, с величественной медлительностью отстраняется.

Зачастую коралловые массивы находятся на некотором расстоянии друг от друга. Иногда между подводными островками проплывают рыбы-бабочки. У них, видно, какие-то неприятности с местными владыками, какой-нибудь рыбой-бабочкой покрупнее или рыбой-ангелом, которые, стремясь утвердить свою власть, нападают на пришельца и отгоняют его прочь от коралловой глыбы. В каждом из таких оазисов существует определенное равновесие. Это является результатом очень сложных отношений между обитателями рифа. Это все та же проблема социальной жизни морских животных, которая меня волнует. Я не устаю наблюдать этот мир, населенный разноцветными, ведущими оседлый образ жизни рыбами, куда порой врывается извне хищник, взбудораживая его и нарушая сложившуюся в нем иерархию.

У кораллов цвет довольно разнообразен, однако они не столь ярки, как в Красном море. Судя по всему, они не пострадали от загрязнения вод. Человек здесь еще не бывал, и все, похоже, сохранилось в первозданном виде. Какая удача!

В сторону открытого моря к большим глубинам плавно сбегает коралловая отмель. Она усеяна мадрепорами в виде башен и великолепными букетами горгонарий. Чуть ниже раскинули свои ветви золотистые древовидные акропоры. Раскрыв рты, выглядывают из нор мероу. Зияют зевы крупных тридакн, которые попадаются тут чуть не на каждом шагу. Едва аквалангист подплывает к ним, створки их затворяются, но довольно медленно. И я снова убеждаюсь, что существа эти совершенно не способны ущемить ногу даже самого рассеянного пловца, как об этом часто рассказывают.

Проход на противоположной стороне соединяет море и лагуну с песчаным пологим дном. Изобилие и разнообразие рыб, обитающих тут, поразительно. Здесь плавают довольно крупные ставриды и "рыбы-старухи", водят свои хороводы рыбы-бабочки.

Воспоминание о Робинзоне

Длина самого большого из островов архипелага около двух миль, ширина около мили. Длина наименьшего не превышает полмили при ширине от 500 до 600 метров. Он значительно отличается от первого. С большим островом он соединяется коралловым плато. Соблазнительно посетить этот островок, но глубина тут мала для моторной лодки. 14 ноября доктор, Серж и Филипп попробовали было пробраться туда, но попали в историю. Дело в том, что начался отлив, и когда друзья вернулись на берег, то обнаружили моторку на коралловой глыбе, расположенной далеко от воды. Пришлось целых четыре часа тащить лодку на руках к воде, раня ноги об острые края мадрепоров. Эту вынужденную прогулку они, полагаю, запомнят на всю жизнь.

Маленький островок произвел на них угнетающее впечатление. В сущности, это нагромождение камней. И тем не менее когда-то он был обитаем. Какой-то Робинзон оставил тут сложенную из камней лачугу и посадил дерево. Дерево так разрослось, что наполовину разрушило постройку. Кто он был, этот одинокий мореплаватель, потерпевший кораблекрушение и посадивший манговое дерево? Ныне остров принадлежит грызунам и огромным красным крабам, которые затевают между собой жуткие потасовки.

Мы делаем все, чтобы подружиться с рыбами, обитающими вблизи острова, который нам хочется превратить в райский уголок, где бы животные и люди жили в мире и согласии. Бернар Делемотт ежедневно спускается под воду и в огромном количестве доставляет своим подопечным пищу. Это похоже на заискивание. Бернара тотчас окружают сотни ставрид, скорпен, рыб-бабочек. Это как при кормлении голубей в Люксембургском саду в Париже или белок в Нью-Йоркском Централ-парке. Бывают минуты, когда появляется так много рыб, что из-за них не видно Делемотта. Рыбы смелеют с каждым днем. Чтобы определить, насколько они к нему привыкли, Бернар Делемотт решает положить кусочки мяса к себе в маску. И рыбы кружат вокруг его головы и остервенело тыкаются носами в стекло маски.

Мероу и зеркала

Как и близ Коэтиви, тут множество мероу, и я решаю воспользоваться этим и благожелательным отношением рыб, чтобы осуществить один опыт. Но нам потребуются приспособления, которых не найдешь на Глорьез. "Калипсо" направляется в Диего-Суарес, ближайший порт Мадагаскара, — мы хотим купить как можно больше… больших зеркал. Шовлен, наш баталер, умевший как никто другой добывать самые разнообразные товары в самых бедных местах, у какого-то торговца мебелью находит шесть зеркал, которые предназначались для шкафов. Исполненные надежды, мы отвозим их к прежней стоянке близ островов Глорьез, где ждут нас мероу, еще не догадывающиеся, какой им приготовлен сюрприз.

Зеркала, приобретенные в Диего-Суарес, нужны для опыта связанного с "проблемой жизненного пространства" у мероу. Тут понадобится кое-что объяснить. Дело в том, что многие обитатели суши территорию, примыкающую к их жилью, считают принадлежащей им по праву и это свое жизненное пространство защищают ожесточенно, а иногда и погибают, сражаясь за него. Это одинаково верно и для соловья, и для носорога. Но как именно ведут себя рыбы, защищая свою территорию, известно очень мало. Опыты делались лишь в лабораторных условиях, в аквариумах; в естественных же условиях, в открытом море, экспериментов не проводилось. Особенно интересно провести опыт с рифовыми рыбами и мероу, которые ведут оседлый образ жизни и почти никогда не удаляются от своего жилища.

Борьба за неприкосновенность территории чаще всего сводится к запугиванию соперника, а не к столкновению с ним. Настоящая стычка случается редко. Во время конфликта пришелец обычно отступает, не слишком стараясь настоять на своем. Даже соседи не вправе появляться на территории мероу, если этого не разрешает хозяин, но ведь и у мероу бывают свои слабости и капризы.

Однако к чему зеркала? Воды Индийского океана — не очень удобное место для экспериментов, которые требуют столь хрупкого оснащения. Мы уже знаем, что мероу, столкнувшись с собственным отражением, принимает его за агрессора, посягающего на чужую территорию. Полагая, что нападает на противника, рыба тычется в стекло.

Во время первых опытов с мероу средних размеров зеркала у нас были чересчур толстыми, и рыбе не удалось их разбить. В другой раз зеркало оказалось непрочным и раскололось при соприкосновении с коралловым рифом. Третье зеркало разлетелось на части от удара забавного маленького мероу, которого не предупредили о нашей программе, и в фильме он получился не очень удачно. Пришлось прекратить опыты, потому что в своем рвении мы могли расколотить все зеркала, висящие в каютах "Калипсо".

Неудачное завершение опытов

Намереваемся повторить и заснять этот сюжет у берегов Глорьез.

Но нас продолжают преследовать неудачи. Правда, мы нашли мероу нужных размеров, который входит в раж в нужный момент и успевает дважды разбить зеркало. Видя подобную старательность, решаю усложнить опыт.

Мероу владеет гротом, но присвоил также коридор, второй вход и прихожую. Настоящая крепость, у которой несколько ворот. Устанавливаем вокруг рыбы четыре зеркала, и она оказывается словно бы запертой в призрачном замке. Мероу передвигается от одного зеркала к другому… Это храбрая рыба; несмотря на дезориентацию и осаду со всех сторон, мероу поворачивается к каждому из воображаемых противников и атакует его. И всякий раз выходит победителем: все зеркала разбиваются под его ударами. Должен получиться превосходный кадр.

Но, увы, обнаруживается, что камеру заело. Придется начинать все сначала.

Нужно поставить на место новые зеркала. Мишель Делуар и Раймон Колль уже четыре часа в воде. Экспериментом они сыты по горло. Мероу тоже сыт им. Он знать ничего больше не хочет. Из-за недостатка воздуха несколько пловцов уже выбрались на поверхность. Делуар и Колль тоже собираются последовать их примеру. И тут мероу решается снова напасть на "врага". Он налетает на зеркало, разбивает его вздребезги и в ярости принимается пожирать осколки. Дело сделано. Великолепно. Но увы! Наутро видим, что мероу плавает кверху брюхом: куски зеркала переварить не удалось. Мишель Делуар, успевший привязаться к рыбе, искренне огорчен.

Футбольный матч

Уже четыре недели работаем на рифе и не перестаем удивляться редкостному богатству здешней фауны. Мы хотим поймать живых рыб для Монакского музея. Сделать это не легко. Для того чтобы отлавливать образцы рыб не повредив, Франсуа, наш судовой врач, готовит раствор усыпляющего вещества MS-222. Раствор вводится в нужный участок рифа специальным шприцем. Пловцы погружаются с этим грозным оружием, берут и особый сосуд, который нам так пригодился в Красном море. Сосуд- пластмассовый шар с единственным отверстием — служит нам как в воде, так и вне ее для перевозки и наблюдения за живыми образчиками фауны.

Усыпленную рыбу помещают в шар, и она пребывает там до тех пор, пока не приходит в сознание… А ловля между тем продолжается…

Мы отлавливаем лишь редкие экземпляры. На квадратном метре попадаются такие рыбы, за которых любители заплатили бы тысячи франков. Редких рыб на самолете мы отправим в Монакский океанографический музей.

Яркие рыбы с голубыми и золотистыми пятнами, с желтыми полосами, чувствуют себя хозяевами в кораллах, они изучили тут каждый закоулок, каждую норку. Еще бы: от того, насколько быстро они сумеют скрыться в расселинах рифа, зависит их жизнь. В случае малейшей опасности они прячутся среди острых кораллов — защита надежная! Сюда не посмеют последовать за ними враги.

Пловцы разрушают и разбирают куски кораллов, но рыбы остаются внутри. Для того чтобы заставить их покинуть убежище, можно только взорвать риф.

Я внимательно следил за охотой, руководил действиями пловцов, и мне пришло в голову, что коралловый риф по существу обширный естественный аквариум, в который мы поместили пластмассовые шары — искусственные аквариумы. Рыбья тюрьма эта внешне ничем себя не выдает — стенки ее прозрачны — и это ставит обитателей рифа перед проблемой, с какой они никогда еще не сталкивались. Попавшие в сосуд пленники плавают уже не так, как обычно: поведение их становится ненормальным, и первыми замечают это их сородичи. Заинтригованные, они подплывают посмотреть, в чем дело. Вслед за ними появляются хищники. Вначале движимые обыкновенным любопытством, они начинают впадать в раж, поняв, что внутри шара царит паника. И вот тогда они нападают.

Большой мероу, по-видимому, ломает голову, как воспользоваться бедственным положением узников. Он отлично понял, что рыбы в шаре ведут себя не так. В коралловых джунглях подобная перемена означает смертный приговор.

Стоит рыбе показать, что она в затруднительном положении, и ее участь решена. Пленники, проявляя страх, невольно сообщают, что представляют собой легкую добычу. Именно это и предполагает мероу. Хищник бросается на рыб, но ударяется о пластмассу. Озадаченный и расстроенный видом добычи, до которой никак не добраться, мероу с новой силой бьется о пластмассовый шар. Ему удается порвать одну из бечевок, крепящих шар, и начинается свирепая игра в футбол.

Мы поднимаем наверх пластмассовые шары, и вот уже жизнь рифа, на краткий миг выбитая из колеи, снова идет своим чередом.

Друг человека

В кают-компании "Калипсо" продолжаются споры по поводу опытов с мероу. Мнение Раймона Колля довольно противоречиво, как, впрочем, и мое…

Уже несколько лет мы пытались приручить их и в Красном море, и в других морях. Но никак не можем определить, каков же, так сказать, уровень их умственного развития, какова их чувственная восприимчивость.

— Верно, — говорит Раймон Колль, — эту рыбу приручить легче, чем других. Она следует за вами по пятам как собака. Но встречаются и такие мероу, у которых весьма дрянной характер. Как-то я заметил одного мероу и начал не спеша приближаться к нему. Но тут он на меня набросился… Возможно, я попал в его владения, и хозяину это явно не нравилось. Он очень медленно подплывал ко мне, я двигался к нему. Но мероу не остановился, а напал. Защищаясь, я инстинктивно поднял руку, и рыба схватила меня за локоть. Я рванулся, толкнул ее несколько раз, и мероу отпустил локоть. Потом оказалось, что порван комбинезон и немного повреждена рука.

Это не единичный случай, когда мероу переходит в наступление. Атаке мероу подвергался и Дюма. Правда, рыбы, как правило, хватают пловцов только за ласты. Мероу, укусивший Раймона Колля, делает это, видно, не впервые. На другой день узнаю, что он снова пытался кусать людей. На сей раз мы внимательны и без труда отгоняем его будто назойливого пса. Как знать, возможно, рыба помнит неприятные встречи с другими людьми, побывавшими здесь до нас.

Дурной характер

Фалько полагает, что поведение двух рыб отличается от поведения остальных, и отношения с человеком у них бывают тесные, но зато неровные. Он имеет в виду мероу и спинорога. Раймон Колль, который приписывает рыбам качества, свойственные людям, находит, что спинорог "славный малый", однако доверять ему нельзя.

Хорошо известно, что из всех моллюсков эта рыба предпочитает тридакн…

— Представьте себе, — возмущается Раймон, — мне вздумалось предложить спинорогу раскрытую тридакну, а рыба вместо того, чтобы съесть моллюска, укусила меня за палец. По-моему, у спинорогов, как и у некоторых мероу, очень дурной нрав. Однажды мы с Делемоттом проплывали мимо спинорогов, которые, видно, охраняли свою икру. Мы даже внимания на них не обратили, а им вздумалось напасть на нас.

Пытаемся снять эпизод, в котором спинорог нападает на человека. Сюжет удался. Более того, рыба сильно искусала Бернара Делемотта. Поэтому, прежде чем продолжить съемку, принимаем меры предосторожности и обматываем Бернару руки бинтом.

В мире кораллов слабость — это синоним смерти. Особи, которые уклоняются от борьбы, быстро исчезают. Малоподвижных и боязливых пожирают. Вот почему храбрость — пусть даже храбрость безумства — вещь обыкновенная среди обитателей моря. Для спинорога, размер которого 40 сантиметров, время любви — это пора проявления храбрости. Самка спинорога не только бодрствует, ухаживая за выметанной икрой, но и защищает будущее потомство от врагов, невзирая на их размеры. Всякому, кто приближается к икре, будь он мал или велик, суждено испытать на себе ее гнев.

Инстинкт продолжения рода берет верх над инстинктом самосохранения. Будь непрошеный пришелец в сто раз больше самки спинорога, она бесстрашно нападет на него.

Но, несмотря на храбрость самки, выживает лишь незначительная часть молоди, выживают только те, чье существование может быть обеспечено.

Делемотт, познакомившийся с гневом спинорога, утверждает, что спинороги, челюсти которых способны разгрызть раковину моллюска, кусают очень сильно и, по его словам, причиняют боль, хотя и не рвут зубами тело.

Однако мне не хотелось бы, чтобы у читателя осталось впечатление, будто спинорог — злобное, как выразился Раймон Колль, существо. Когда в 1963 году многие наши товарищи в течение целого месяца жили в подводном доме в Красном море, самым верным их спутником был спинорог, которого приручил Пьер Гильбер. Рыба быстро научилась узнавать его и сопровождала повсюду. Находясь внутри подводного дома, Гильбер постукивал кольцом по стеклу иллюминатора, и рыба приплывала на зов. Она огибала подводное жилище и поджидала Гильбера, ударяя по воде плавниками, пока тот не приносил ей пищу.

Вряд ли следует делать категорические выводы относительно рыб, как, впрочем, и относительно всех живых существ.

Они бывают такими, какими их делаем мы. Я полагаю, что здешние спинороги, приобретшие репутацию неприветливых, просто не успели привыкнуть к нам. Они повинуются вполне объяснимым защитным рефлексам. За несколько дней мы наверняка бы их приручили.

Загадка рыбы-клоуна

Именно на островах Глорьез мы сняли фильм о симбиозе рыб-клоунов и морских анемонов.

Морские анемоны, или актинии, зачастую очень красивы, но ядовиты. Их щупальца, снабженные многочисленными, весьма сложными нервными клетками, выделяют самый настоящий яд. Ожог актинии для человека весьма болезнен, а рыбу размером с сардину парализует.

Несмотря на малую величину, оружие анемонов, нематобласт, вполне совершенно. Устройство это имеет капсулу, закрытую крышечкой. Внутри находится зазубренная, свитая в спираль нить, она полая и сообщается с ядовитой железой. При малейшем прикосновении или раздражении крышечка открывается, стрекательная нить выбрасывается наружу, крючки впиваются в жертву и впрыскивается яд. Жертва парализована. Щупальцам остается лишь одно — протолкнуть жертву в пищеварительную полость анемона.

У меня была особая причина заинтересоваться тайнами актиний. Дело в том, что именно с этими животными связано важное научное открытие, сделанное на борту океанографического корабля, принадлежавшего принцу Альберту Монакскому. В 1902 году два известных французских физиолога, Портье и Рише, открыли явление анафилаксии, когда, во время плавания яхты "Принцесса Алиса", корабельному псу по кличке Нептун был впрыснут актинотоксин, яд актинии.

Этот исторический экскурс вполне уместен, если учесть, что мы изучаем преступные нравы прекрасных морских анемонов, обитающих близ островов Глорьез.

Опыт снова проводит Бернар Делемотт, Он кладет между щупалец анемона рыбу и спустя несколько мгновений освобождает ее из плена. Рыба жива, но получила порцию яда, которой оказалось достаточно, чтобы частично парализовать ее. Появляется небольшой мероу и проглатывает рыбу. Закон джунглей не знает жалости.

Но существует рыбка, которая, удивительное дело, не только обладает иммунитетом против яда анемона, но попросту живет среди щупалец и находит там укрытие от врагов. Рыбка эта называется амфиприон, или рыба-клоун. Даже мероу не осмеливается напасть на него, когда тот ищет защиты у анемона. В качестве "платы за постой" амфиприон обеспечивает анемона пищей.

Факт биологического сожительства, симбиоза рыбы-клоуна и анемона известен давно, но нам впервые удалось снять на кинопленку в природных условиях, как рыба-клоун кормит анемона. Мы крошим небольшие кусочки рыбы. Рыба-клоун тотчас хватает пищу и несет анемону, а тот почти мгновенно поглощает угощение. Но здесь являются луциан и мероу, которые требуют своей доли, и рыба-клоун отступает, не решаясь взять еду. Когда же возникнет непосредственная угроза, рыбка-клоун спрячется в щупальцах анемона. Иногда она даже ложится на бок и буквально потягивается от удовольствия.

Кладбище под пальмами

У пловцов "Калипсо" был период напряженной работы. Мы хотя и исследовали прибрежные воды, все-таки успели как следует познакомиться с самим островом и его тремя обитателями — персоналом метеорологической станции.

На станции был небольшой трактор с прицепом, на котором островитяне перевозили собранные кокосовые орехи. Довольно часто метеорологи предоставляли в наше распоряжение это средство передвижения для осмотра острова, так что мы могли отдыхать от бесконечных погружений. Мы неизменно оказывались в небольшой кокосовой роще, расположенной на холме, что придавало ей особую живописность. Единственная дорога, пересекающая остров, вела к бухточке на северном побережье. Тут начиналась аллея стройных кокосовых пальм, некогда посаженных жителями острова. Аллея упиралась в кладбище, почти целиком закрытое от посторонних взглядов зеленью. Над разбросанными в беспорядке могилами навис свод пальмовых крон, и из-за зеленоватого света, который пробивался сквозь них, создавалось впечатление, будто находишься под толщей воды. Лишь на немногих надгробиях были видны имена, распространенные на Сейшельских островах, — имена людей, пытавшихся основать здесь колонию, но погибших от жажды. Мы не однажды бывали на кладбище, и каждое посещение навевало острую, щемящую тоску.

Наподобие маятника корабль наш курсирует между Мадагаскаром и Глорьез.

Работы идут успешно; транспорт "Вилль де Брест" должен вскоре доставить в Таматаве для нас новые "ныряющие блюдца", прозванные нами морскими блохами. Но пока судно не прибыло, решаем посетить остров Сент-Мари, расположенный близ восточного побережья Мадагаскара. С моря остров выглядел очень привлекательно, да и условия работы для подводных кинооператоров оказались тут просто великолепными.

Когда-то Сент-Мари был портом китобоев. Впрочем, в этой части Индийского океана киты иногда встречаются и до сих пор.

Морские ежи на прогулке

С востока идет крупная зыбь. Наш корабль раскачивает во все стороны, мы вынуждены укрыться в проливе между Сент-Мари и Мадагаскаром. Находим удобную для погружений, хорошо защищенную бухту. Сначала мы, было, огорчились: дно оказалось илистым, зато фауна (различные морские звезды, аплизии, дорисы и двустворчатые моллюски, живущие на поверхности ила или полупогруженные в него) разнообразна и недостаточно изучена.

Решаем совершить ночное погружение. И становимся свидетелями массовой миграции морских ежей. Некое облако ила, казалось, перемещалось по дну. Мы подплыли ближе и увидели не что иное, как морских ежей. Скорость их движения — удивительное дело! — составляла 400 метров в час.

Еще в Красном море мы заметили, что моллюски и морские ежи перемещаются по ночам с места на место. Но здесь, вблизи острова Сент-Мари, жизнь ночью просто кипит. Морских ежей сопровождают другие представители иглокожих, морские звезды, и моллюски. Снимаем ночное шествие. Вряд ли кто до нас занимался съемками такого рода. Крупные морские звезды, двигающиеся вместе с морскими ежами, которыми они любят лакомиться, в свете ламп кажутся ярко-красными.

Утыканные острыми иглами морские ежи представляют собой изысканное блюдо, хотя нападать на них рыбы не смеют. Живые подушки с булавками служат надежным убежищем для маленьких голубых рыбок (Chromis), Создается впечатление, что хромисы и ежи неразлучны. Даже тогда, когда морские ежи перемещаются и удаляются в открытое море, рыбки сопровождают их и прячутся среди игл. Пытаемся нарушить эту тесную связь и помещаем ежей в пластмассовые шары, предварительно прогнав голубых рыбок. Тех охватывает настоящая паника, и едва лишь мы приподнимаем крышку шара, как рыбы мгновенно устремляются к морским ежам, чтобы снова спрятаться среди их игл.

Мы обнаружили также поселения ежей меньшего размера, с иглами, загнутыми назад. Эти ежи могли не только довольно быстро передвигаться по дну, но и пробиваться сквозь толщу ила. Ну, чем не землерои! Мы были свидетелями драмы: моллюск, преследуя такого ежа, неторопливо схватил его и, нанеся удар, стал пожирать. Моллюском-хищником был конус.

На острове Сент-Мари мы провели всего 3 дня, но успели сделать немало. В частности, отсняли рыб-прыгунов, своеобразных рыб амфибий, которые могут жить долгое время вне воды и передвигаться по камням. Такие рыбы встречались и на африканском побережье, но там мы находили их на корневых выростах прибрежных деревьев.

Странные эти рыбы имеют научное название Periophthalmus koelreuteri, о них я уже рассказывал ранее. Задерживая в жабрах воду, они могут довольно длительное время находиться на суше и ловить насекомых.

На острове Сент-Мари мы много слышали о целаканте. Один рыбак был твердо убежден, что ему удалось поймать именно эту рыбу, и он поместил ее в формалин. Целакант, который, как полагали, давно вымер, представляет собой живое ископаемое. Обнаружили его в 1952 году; открытие прошумело на весь мир, поскольку существо это считается предком большинства позвоночных животных.

Увы, нам пришлось разочаровать славного рыбака: пойманная им рыба не была целакантом, хотя и не исключено, что представляет значительный интерес для ученых.

Таматаве

Таматаве встречает нас проливным дождем. Мы должны не только погрузить "морских блох", доставленных судном "Вилль де Брест", но и укрепить в трюме "Калипсо" рельсы, разместив на них аппараты. Работа ювелирная: люк трюма лишь на 2 сантиметра шире диаметра "блохи".

Жители Мадагаскара очень гордятся тем, что "морских блох" перегружают на корабль в Таматаве, у них на глазах.

В Таматаве погружений почти не совершали — погода не благоприятствовала и море часто было неспокойным. Но и на берегу было неплохо. Мы словно попали на праздник цветов. Огненные цветы бугенвиллей и изобилие фруктов! В эту пору созрели плоды дынного и мангового деревьев. Долгое время мы были лишены всего этого.

В водах, омывающих Таматаве, много акул, приобретших репутацию опасных. Незадолго до того, как мы прибыли в этот город, произошли два несчастных случая. У девушки, купавшейся недалеко от берега, акула откусила ногу. Один японский матрос с судна, стоявшего в гавани, решил добраться до города вплавь. Он уже был на полпути, как раз напротив морского клуба, когда на него напала акула. Другой матрос, не колеблясь, кинулся на помощь, но смог доставить на борт корабля лишь останки своего товарища.

Эти жуткие, хотя и правдивые истории нас несколько удивляют. Мы работали в окружении множества акул и в Красном море, и в Индийском океане, причем по нескольку месяцев, и они ни разу не нападали на нас. Правда, аквалангисты меньше подвергаются опасности, чем просто пловцы. Несмотря на недавнюю гибель двух человек, мы, не колеблясь, совершаем погружения. Здешние акулы (кстати, тут их не так уж много) нам не кажутся более агрессивными, чем в других местах. Но, может быть, нам просто повезло, и у акул сейчас хорошее настроение.

Вторая граница

Давление 1200 тонн. — Но борту миниатюрной подводной лодки. — Мотор выходит из строя на глубине 250 метров. — Наводнение на "Калипсо". — Атолл в агонии.

Глубина около 200 метров. Еще на 100 метрах я стал замедлять погружение. Я один за рычагами управления нового одноместного аппарата — "морской блохи № 2". Аппарат испытывает сейчас давление 1200 тонн. Металл охлаждается, сжимается. Медленно погружаясь в царство тьмы, аппарат попадает в настоящий лес крупных горгонарий. Промозглая сырость пробирает меня до самых костей. В "ныряющем блюдце SP-350", которое и поныне на борту "Калипсо", могут разместиться два человека: оператор и пассажир; и каждый занят своим делом: один управляет аппаратом, другой ведет наблюдения. При этом они могут обмениваться мнениями, делиться своими соображениями.

"Морские блохи" — новые одноместные аппараты, они меньше размером, и поэтому на "Калипсо" можно перевозить не одну, а две миниатюрные подводные лодки. Это имеет свои преимущества: при одновременном погружении с обеих "блох" можно снимать друг друга на кинопленку, оказывать взаимную помощь. Каждая лодка оснащена клешней, способной захватить другую лодку и вытащить на поверхность.

Сейчас мы работаем вдвоем с Каноэ Кьензи, который управляет "блохой № 1". В нескольких метрах вижу округлую желтую чечевицу. Фарами своей лодки Кьензи освещает почти отвесную стену склона. Аппарат немного вибрирует, потом занимает устойчивое положение. Каноэ пытается удержать его одновременно в горизонтальной и вертикальной плоскости. Что не так-то просто без сноровки и умения чувствовать аппарат. И особенно без выдержки. Выясняется, что "морские блохи" довольно капризны. Нужно понимать их норов. Нам предстоит сделать многое, чтобы научиться как следует управлять ими.

Для первых погружений я выбрал район Нуси-Бе, расположенный к востоку от острова, в Ангацоберавина. Начинаем работу в воскресенье, 10 декабря. Аппарат сконструирован группой ученых и инженеров по моим указаниям и построен компанией "Зюд-авиасьон". Он оборудован сложными устройствами для приведения его в движение, для подводной навигации и обеспечения безопасности. Масса его 2 тонны, ширина 1 метр, длина 2 метра. Аппарат приводится в движение и изменяет направление при помощи двух поворотных сопел, расположенных в передней части его. Электромотор, заставляющий помпу нагнетать в сопла воду, заключен в чехол из стеклопластика снаружи корпуса. Батареи также вынесены за пределы корпуса. Таким образом, оператор может не бояться пожара или испарения ядовитых газов.

Такие аппараты предназначены одновременно для научных наблюдений и подводной съемки. А съемка, как известно, вносит тоже значительный вклад в дело изучения морских глубин. Она — неотъемлемая часть океанографических исследований. Четыре иллюминатора из плексигласа толщиной 7,5 сантиметра обеспечивают обширное поле зрения. Я управляю аппаратом, лежа на животе, при помощи рычага, на который выведено управление всеми основными системами (мотором, рулевым и дифферентовочным устройством), а также включение телефона и магнитофона, двух кинокамер и освещения.

Если поднять этот рычаг, то 60 килограммов ртути переместится в носовую часть аппарата, и он начнет пикировать. Но на сегодня хватит, пора подниматься.

По подводному телефону "Сонар" предлагаю Каноэ всплыть и предупреждаю Лабана, который находится в моторке над нами, что мы поднимаемся на поверхность. Спустя несколько минут медленно всплываем и успеваем увидеть солнце, опускающееся в море…

По моим расчетам, на проверку корпуса, электромоторов, клапанов, аккумуляторных батарей, навигационных устройств уйдет неделя. Удастся ли сократить предполагаемый срок?

Поднимаясь каждый в своем аппарате, мы убеждаемся еще раз, что шесть лет упорного труда, которые ушли на конструирование, постройку и налаживание "морских блох", не пропали даром. Аппараты работают. Новые возможности, открывающиеся перед нами, окрыляют.

Мне хотелось, чтобы с помощью таких аппаратов человек мог погружаться на глубину до 500 метров и чувствовать себя при этом столь же свободно и непринужденно, как в автономном легководолазном скафандре. Новые аппараты позволяют это. У них, кроме того, значительное преимущество: в стальной скорлупе оператор дышит воздухом под нормальным атмосферным давлением, ему не угрожает глубинное опьянение, и, в отличие от аквалангиста, при всплытии ему нет необходимости выдерживать декомпрессионный режим.

Миниатюрные подводные лодки полностью оправдывают наши надежды, позволяя нам проникнуть на глубины, недоступные аквалангистам, исследовать их и производить киносъемку. Это великолепно, но некоторое разочарование испытываешь лишь от того, что нельзя прикоснуться к тому, что видишь.

Для того чтобы взять образцы фауны или грунта, нужно пускать в ход манипулятор, а освоить этот инструмент не так-то просто.

Нашу "морскую блоху" можно считать лучшим аппаратом для исследования глубин от 200 до 500 метров, до тех пор пока человек не научился, используя особые дыхательные смеси, погружаться на такие же глубины с аквалангом.

"Блоха № 1" не отвечает

Согласно отработанной технике подъема, пловцы, ожидающие нас на поверхности, застропливают "морских блох", после чего подъемным краном их поднимают на кормовую палубу "Калипсо". Мы с Каноэ выбираемся из аппаратов и обсуждаем детали пробного погружения. Рассказов хватает на целый день.

На следующий день "блоха № 1" уходит под воду в прежнем районе. Управляет ею Каноэ. Лабан поддерживает с ним телефонную связь.

Всякий раз, когда в море идет испытание какого-нибудь нового аппарата, на судне воцаряется тишина, атмосфера становится напряженной. Приказы сводятся к минимуму — каждый и без того знает, что ему нужно делать, помнит свои обязанности без напоминаний и окриков. В такие минуты все силы экипажа "Калипсо"- а они значительны — направлены на успешное выполнение задачи.

Я целиком полагаюсь на обоих своих операторов — Каноэ и Лабана. Оба они уже добрых полтора десятка лет в составе экипажа "Калипсо".

Каноэ сообщает Лабану: "Все в порядке".

Когда аппарат находился уже на глубине 250 метров, спустя час после погружения, связь Лабана и Каноэ внезапно прервалась. "Сонар" вышел из строя… Возможно, случилась авария и мотор не работает. Остается лишь ждать и полагаться на хладнокровие и выдержку Каноэ. Весь экипаж "Калипсо" в нервном напряжении… Через восемь минут, показавшихся вечностью, "блоха" всплывает. У Каноэ хватает присутствия духа, чтобы выполнить последнюю операцию, предусмотренную инструкцией, он отсоединяет надувной понтон, предназначенный для удержания аппарата на плаву при сильном волнении. Несмотря на аварию, Каноэ выполнил всю программу испытания.

Как мы и предполагали, у него перестал работать мотор — сели аккумуляторы.

Мы уже привыкли к таким происшествиям при испытаниях в море. Словно некая злая сила хочет нам непременно навредить. Если не мешает ветер, течения или сильная зыбь, обязательно обнаруживается какая-нибудь механическая неполадка. Однако ведь только таким путем и можно по-настоящему проверить новый аппарат.

Мотор, вышедший из строя, снимаем, и за ночь механики успевают устранить причину аварии. Тут уж забыты распри между пловцами и техниками. Каждый работает ради успеха общего дела.

К утру обе "блохи" готовы. Лабан принимает команду "блохой № 1", а в 7.04 я забираюсь во второй аппарат. Еще раз проверяем все системы и устройства согласно инструкции, и в 7.23 я спускаюсь под воду.

Андре Лабан, давно зарекомендовавший себя превосходным оператором "ныряющего блюдца SP-350", быстро осваивается с управлением и "морской блохой".

Инженер-виолончелист

Наш друг Лабан — один из самых сложных и скрытных людей на борту "Калипсо". По образованию он инженер-химик, и казалось бы, ему незачем обрекать себя на скитания по всем морям мира.

Это редкий человек, жизнь его целиком посвящена поискам прекрасного. Он музыкант, играет на виолончели и входит в состав судового оркестра. Он художник, пишет картины под водой. Если он страстно увлечен подводными аппаратами и умеет управлять ими, то потому, что видит в них инструмент, открывающий удивительное великолепие, какого не увидишь на земле.

Однако наш друг выражает свои чувства лишь посредством музыки или живописи. Подобно многим своим сотоварищам, членам экипажа "Калипсо", Андре задумчив и молчалив. Когда с ним кто-нибудь заговаривает, он наклоняет в сторону собеседника свою бритую голову, глядит глазами, в которых словно отражается отблеск глубин, роняет в ответ несколько коротких фраз, зачастую носящих оттенок мягкой иронии.

Однажды Лабан подобрал бездомную собаку — дворнягу. Пожалуй, никакая иная собака и не могла бы у него появиться. Между ними возникла своеобразная привязанность. Преданность друг другу и одинаковые взгляды на жизнь не мешали им считать себя совершенно свободными. Едва "Калипсо" приходила в какой-нибудь порт, как собака убегала, — в ней жила неистребимая страсть к бродяжничеству. Лабан назвал пса Пашой. Этому Паше ничего не стоило сесть на грузовой теплоход, шедший из Марселя в Тунис. Лабан, почему-то полагавший себя хозяином пса, находил Пашу полгода спустя где-нибудь на набережной Нью-Йорка, и собака как ни в чем не бывало подбегала к нему, виляя хвостом.

17 декабря, в воскресенье, обе "морские блохи" снова погружаются в Ангацоберавина. Результаты удовлетворительные. На этот раз аппаратами управляют Каноэ Кьензи и мой сын Филипп.

Банка Гейзер

От Нуси-Бе "Калипсо" направляется в сторону банки Гейзер. Мы очарованы ею прежде, чем успеваем бросить якорь. Приближаясь к коралловому рифу, любуемся поверхностью воды, похожей на витраж. Сочные и глубокого цвета зеленые пятна напоминают то изумруд (где сквозь воду просвечивает песчаное дно), то густую зелень (внизу кораллы). А вокруг раскинулась чернильная синь океана.

Начинаем погружения. Банка частично выходит на поверхность. С противоположной стороны она круто спускается на глубину 20 метров, а потом отвесными складками уходит на большую глубину.

Вода легкая, удивительной прозрачности. Обилие рыб, особенно ставрид длиной свыше метра и массой, пожалуй, более 15 килограммов. Рыбы не очень-то нас боятся: несомненно, никто их еще тут не пугал.

В район банки Гейзер редко заглядывают суда, даже самые малые, вроде нашего. Это объясняется неточностью карт и опасностями плавания среди мадрепоровых массивов. Но в Красном море "Калипсо" приходилось работать и в более сложной обстановке. Выясняем, что на карте банка нанесена неверно — невязка превышает милю.

Место восхитительное, словно созданное для нас. Но поверхность рифа необитаема. Ничего съедобного. Ни клочка земли, чтобы можно было что-то выращивать. Из воды выглядывает лишь несколько твердых коралловых глыб. Тут никто не смог бы жить. Никто, кроме подводных пловцов. Даже корабли избегают здешних опасных мест. Только нам одним известно, как приветливо и ласково здесь море на глубинах, как оно богато и красочно. Когда я погружаюсь в эти неизведанные еще воды, то чувствую себя вознагражденным за все труды и верю, что наша долгая, нескончаемая экспедиция предпринята не зря. Конечно, вслед за нами придут другие исследователи. Я надеюсь, что они с уважением отнесутся к биологической целостности этого эдема. Я знаю, сколь неустойчива она.

Моторная лодка, взяв на буксир пловца, огибает банку, остальные аквалангисты спускаются по западному ее склону. Отвесная, великолепной красоты стена. Здесь бесчисленное множество мероу. Акул тоже достаточно.

Погода до сих пор стояла довольно хорошая, но вот на море появляется зыбь, небо затягивают облака.

Нам решительно не везет — не то, что на Глорьез. Туда-то мы и возвращаемся, чтобы производить подводные съемки силами операторов-аквалангистов и с использованием "морских блох". Это единственное место близ Мадагаскара, где рифы живописны и богаты жизнью и где "Калипсо" может найти защищенную якорную стоянку.

Приближается рождество и Новый год. Пора сменить значительную часть экипажа. Хотя пловцы должны находиться в море лишь шесть месяцев, большинство выразило желание продлить свой срок.

Идем к Диего-Суарес. Там я встречаю своего сына Жан-Мишеля, который все это время был занят неблагодарной работой — организовывал снабжение корабля продовольствием. Благодаря услугам авиакомпании "Эр-Мадагаскар" свои обязанности он выполнил отлично. Он же установил контакты с Мальгашским правительством, подготовил погрузку "морских блох", позаботился о замене экипажа и пловцов и заранее, прямо на месте, изучил сюжеты, которые нам следует отснять. На все это у него ушло три месяца.

20 декабря многие наши товарищи улетают во Францию. Праздники они встретят в кругу близких. Доктор Милле решает посетить Реюньон. "Калипсо" со значительно поредевшим экипажем остается в гавани Диего дожидаться пополнения.

Непутевый Бубули

Вот как это произошло. Бубули был выходцем с Коморских островов. Он так жаждал попасть к нам на корабль, что мы взяли его уборщиком. Правда, убирал он мало. Зато стоило ему к чему-нибудь прикоснуться, как случалась беда. Оставляя "Калипсо", мы сделали ему несколько замечаний относительно душа и напомнили, что если открыть кран до отказа, то возможно наводнение. "Калипсо" стояла у стенки, народу на борту было немного. В воскресенье утром на корабль с визитом пожаловали представители местных властей… Кроме них, пришло несколько школьников и какие-то зеваки. Наши друзья приготовились к торжественной встрече гостей, как вдруг Рене, боцман, издал вопль. В моей каюте вода стояла выше щиколоток и начинала переливаться через комингс: это Бубули оставил открытым кран большого душа. На судне было всего девять человек. Пока одни принимали гостей, другие пытались незаметно ликвидировать следы случившегося, вытирая, откачивая и вычерпывая воду ведрами. Сделать это тайком от гостей не удалось. Школьники, у которых острый глаз, не замедлили обратить внимание на суету, она занимала их больше, чем технические объяснения. Все промокло насквозь — ящики письменного стола, бумаги, ковры.

Новогоднее погружение

До конца года успеваю вернуться в Диего. Новый экипаж и новый капитан Роже Маритано уже прибыли, и мы тотчас отчаливаем.

Новогоднюю ночь проводим в кают-компании, нарядно украшенной гирляндами и раковинами. "Калипсо" находится как раз над банкой Левей, расположенной на глубине 30 метров. Распоряжаюсь отдать якорь: начнем Новый год с полуночного погружения. Захватив с собой противоакульих клетки, под воду спускаются Бебер и Сумиан. Возвращаются они с крупной горгонарией, которая становится, правда, с некоторым опозданием, новогодней елкой.

Когда мы в море, наши праздники отличаются от "сухопутных" празднеств. В такие дни мы лучше чувствуем узы товарищества, связывающие нас.

Как я уже говорил, самое ценное для меня в этом плавании состоит в том, что каждый проявляет лучшие свои черты. Удивительно наблюдать это сочетание темпераментов, характеров.

Различны причины, побудившие того или иного человека стать членом экипажа, и свои обязанности каждый исполняет по-своему. Какое богатство, какое многообразие натур! Как тут не отметить юмор Гастона, подарившего нам подводный оазис, обостренную восприимчивость Лабана, тонкую интуицию Бернара Делемотта, который умеет успокоить морских животных и завоевать их доверие. В числе кинооператоров Жак Ренуар, его талант становится все ярче с каждым новым фильмом. Он приходится внуком Пьеру Ренуару, правнуком художнику Огюсту Ренуару, внучатым племянником Жану Ренуару. Жак вырос в атмосфере кино, потому что отец его — кинооператор Клод Ренуар. На борту "Калипсо" Жак оказался превосходным товарищем.

Хотелось бы еще рассказать о трех друзьях, которые занимают на корабле особое место, о тех, кто "задает тон" в нашем экипаже, где все делается лишь в силу личного стремления, порыва. Речь идет о Жан-Поле Бассаже, Бернаре Шовлене и Филиппе Сиро. Все трое — капитаны дальнего плавания и… подводные пловцы. Все трое обуреваемы желанием как бы превозмочь самих себя, жить более напряженной жизнью. У них постоянная потребность в физической нагрузке, потребность испытать трудности, опасность, чувствовать на себе бремя ответственности.

Приключения для них — не громкое слово, а смысл существования. Все живут ради них, в них находят душевное равновесие, свободу. Действие они рассматривают с такой же точки зрения, что и Сент-Экзюпери, их кумир и любимый писатель.

Они неодинаковы в своем стремлении обрести удовлетворение в той простой жизни, которую мы ведем; и мне приятно сознавать, что многие из наших парней, успевших испытать тревоги или разочарования молодости, нашли радость в общем труде, в жизни на корабле, в каждодневных опасностях. Многие из тех, кто приходит к нам на корабль, это люди с обостренной восприимчивостью, не нашедшие удовлетворения в условиях обычной жизни. Обстоятельство это для нашего экипажа представляет особую ценность. Невольно приходит в голову мысль, что люди, собравшиеся на борту "Калипсо", в значительной мере напоминают членов экипажа "Наутилуса", описанных Жюлем Верном, в различной степени разочарованных в своих идеалах или убеждениях и видящих в море свое спасение.

1 января вновь возвращаемся на острова Глорьез, где заканчиваем съемки сюжета, в котором самка спинорога защищает выметанную ею икру.

Сцена удалась и даже слишком: Раймон Колль, который обычно всегда внимателен, оказывается искусанным спинорогом.

Гибнущий атолл

5-го и 6-го наносим визит на острова Бассас-да-Индиа. Это классической формы атолл, коралловый пояс, едва выступающий над водой. На нем ни единой кокосовой пальмы. Просто изумрудное пятно на поверхности моря. Риф не обвехован, да и на карту нанесен весьма не точно.

Рассчитывая укрыться в лагуне, посылаю моторные лодки к северной оконечности атолла на поиски прохода. Сам же вместе с Бебером и Шовланом двигаюсь вдоль рифа. В одном месте замечаю длинные пологие волны. Но проход так узок, что если бы и удалось войти в лагуну через него, выбраться было бы более чем сложно.

Моторки возвращаются: в северной части тоже не нашли прохода. "Калипсо" придется отстаиваться на открытом рейде и качаться на мертвой зыби.

Бассас-да-Индиа — атолл, разрушенный почти до уровня воды: на поверхность выходит всего несколько коралловых глыб, не больше. Нет ни одного пучка травы, нет даже достаточной площадки, чтобы поставить палатку.

В Красном море и Индийском океане коралловые постройки имеют вид банок или окаймляющих рифов. Атоллов же довольно мало. Да и здешний атолл находится в стадии умирания.

Причины гибели атоллов могут быть различными. Атоллы растут в вертикальном направлении. Изменяется также уровень моря. Может колебаться и дно, и тогда весь коралловый остров будет опускаться или подниматься. Если остров поднимается, то кораллы, оказавшись над поверхностью воды, гибнут на солнце.

Бывает, что лагуна постепенно мелеет, загромождается мертвыми или живыми кораллами. Именно это произошло с островом Европа, который мы вскоре собираемся посетить.

Жизнь кораллов рифообразователей, по-видимому, не бесконечна. Очевидно, когда-то наступает роковой момент в совместной жизни этих полипов. Но как бы то ни было разгадка причин их гибели еще далеко.

К естественным причинам угасания жизни кораллов прибавляется и загрязнение вод. Ведь кораллам нужна только чистая вода. Мы лишний раз убеждаемся, что море замусорено отбросами цивилизации.

Бассас-да-Индиа гибнет. На обширных участках мертвые кораллы. Атолл в предсмертной агонии.

Вряд ли стоит снова описывать так похожие на опустошенные сады морские кладбища, где груды кораллов, утративших форму и цвет, уже начали рассыпаться, превращаться в песок зловещего пепельного оттенка. Это самая крайняя степень разрушения — смерть минерала. И представить, какой была форма зонта акропоры или золотистого султана горгонарии, теперь невозможно. Даже раковины мертвых моллюсков становятся тусклыми и грязными. Некогда великолепный подводный мир нашел свою гибель.

Выводы Дарвина, в свое время наблюдавшего жизнь кораллов, до недавней поры бесспорные, более не соответствуют действительному положению вещей, поскольку появился искусственный фактор, отрицательно влияющий на жизнь этих организмов, — загрязнение воды, имеющее как прямые, так и косвенные причины.

Биологическое равновесие на некоторых атоллах, нарушается человеком косвенным образом. Так, на островах Микронезии и Большого Барьерного рифа аборигены чересчур интенсивно отлавливали крупных тритоний и конусов для продажи их раковин туристам. А между тем эти моллюски являются врагами пожирательниц кораллов, морских звезд (По наблюдениям советских ученых, работавших в Тихом океане, эти звезды (Acanthaster planci) прежде всего выедают ослабленные коралловые полипы, в частности в зоне загрязнения. — Прим. ред. ), которые плодятся ужасающе быстро и наносят заметный ущерб коралловым массивам вдоль северо-восточного побережья Австралии.

Пока чуть ли не всюду мы наблюдаем лишь тревожные симптомы, но, похоже, недалек час, когда мы станем свидетелями скорой и верной гибели кораллов. Вероятно, внуки наши коралловых островов не увидят. Такое заявление, может быть, кого-то удивит, но не следует забывать, что нарушить экологическое равновесие моря чрезвычайно легко; любое вмешательство очень быстро дает себя знать. Если так пойдет и дальше, через какие-нибудь 10–20 лет зло станет непоправимым.

Но на загрязнение моря люди реагируют не так быстро и остро, как на загрязнение суши, потому что не видят прямой в том опасности: ведь загрязнение воды не касается их непосредственно. Каждый может собственными глазами увидеть шапку копоти над крупным городом и каждый опасается этого смога, страдает от удушья. То же можно сказать и о пресных водах: каждый видит собственными глазами, сколько мусора, промышленных отходов, сколько мертвой рыбы в больших и малых реках. Глубины же моря не столь доступны для наблюдателей. Широкая общественность еще не испытывает тревоги за жизнь кораллов. Ведь не многие из людей могут время от времени видеть их в Индийском или Тихом океане.

Вот почему на нас лежит особая ответственность. Мы обязаны предъявить собранные свидетельства и рассказать людям об увиденном. В Соединенных Штатах уже приняты энергичные меры по охране кораллового массива у берегов Флориды и это принесло свои плоды. Подводный заповедник, созданный по образцу национальных парков, находится близ Ки-Ларго, в 40 километрах от Майами, и охватывает площадь 19 500 гектаров. Заповеднику присвоено имя биолога Джона Пеннекампа. От браконьеров он защищен, но удастся ли защитить его от загрязнения вод?.

Флосси и Жоржетта

Птицы атакуют экипаж "Калипсо". — Моторку Бонничи захлестнуло волнами. — Вторая шлюпка в опасности,- Морис Леандри спасает положение. — "Калипсо" пытается уйти от циклопа. — Мы вынуждены повернуть на 180°. — Жоржетта уносит 23 жизни. — Поломка гребного вала. — Мы убегаем от циклона… со скоростью 6 узлов. — На Тюлеар обрушивается несчастье.

Зайдя на остров Майотту, находящийся в Коморском архипелаге, 9 января берем курс на остров Европа.

Вот уже месяц стоит неблагоприятная погода. Море неспокойно, по нему бегут ряды серых валов. Небо всегда затянуто низкими тучами. Но ничего не поделать: для Индийского океана это обычное явление в такое время года. Улучшения или ухудшения не предвидится. Ничто не указывает на приближение урагана. К тому же я надеюсь, что возле острова мы будем достаточно защищены от ветра и сможем работать.

Европа представляет собой небольшой островок диаметром 10 километров. Он расположен в 500 километрах от восточного побережья Африки. Остров имеет не очень глубокую лагуну с солоноватой водой и окружен широкой полосой светлого песка. На эти отмели в период размножения выползают для откладывания яиц морские черепахи.

Цель нашего посещения — отснять любовные встречи этих огромных животных массой 200 килограммов и более, живущих сотню лет. Они приплывают с Мозамбика, Мадагаскара и даже из Аденского залива. Порой черепахи покрывают расстояние 1800–2000 километров, чтобы добраться сюда.

На острове расположена метеостанция. Тут постоянно живут четыре человека, ведущие наблюдения за циклонами. Как и обитатели островов Глорьез, это жители Реюньона, поскольку остров Европа, являющийся французским владением, административно подчинен департаменту Реюньон. Между нами быстро завязываются дружеские отношения. Жизнь людей на острове полна лишений, даже продовольствие им привозят с Реюньона, а на местные ресурсы рассчитывать не приходится. Съемочная группа, пребывание которой здесь может затянуться, не найдет ничего съестного: на острове лишь несколько кокосовых пальм, а фауну составляют птицы фрегаты, да несколько одичавших черных коз. Издали Европа кажется приветливым цветущим островом, но впечатление это обманчиво. Бесплодный коралловый массив, который его составляет, лишен всего, и в первую очередь пресной воды. Как и на других островах Индийского океана, здесь есть кладбище, напоминающее о разыгравшихся тут некогда трагедиях.

В состав съемочной группы входят Кристиан Бонничи, Раймон Колль, доктор Милле, кинооператор Гупиль. Они и сообщают на "Калипсо" по радио, что метеорологи предсказывают приближение тропического циклона. У циклона есть даже имя — Флосси.

Друзья наши прибавляют, что остров преподнес им неприятный сюрприз. Здесь тучи москитов и они так свирепы, что люди, ожидавшие на берегу шлюпку с "Калипсо", были вынуждены зарыться по шею в песок.

Но так или иначе мы прибыли сюда снимать фильм о черепахах. Обратил наше внимание на этот остров не кто иной, как Жак Стевенс, аквалангист и кинооператор. Кстати, он сам уже сделал фильм о здешних черепахах. В первые же дни погружений убеждаемся, что у черепах действительно наступил период размножения. На мелководье вокруг Европы собралось множество животных. Любовь перемежается с семейными заботами. В эту пору на острове можно встретить спаривающихся черепах обоего пола и самок, только что отложивших яйца в песок; тут же и черепашата, успевшие вылупиться. Решено во что бы то ни стало снять фильм.

Назавтра на остров отправляется новая группа, взяв камеры и часть снаряжения. В этот день на борту "Калипсо" я устраиваю совещание в связи с приближением циклона. Сообщения синоптиков становятся все более тревожными, и нам угрожает уже не один, а сразу два циклона — Флосси и Жоржетта. Принимаем необходимые решения. Нужно прежде всего разгрузить "Калипсо".

"Морскую блоху № 1" убираем в трюм. Второй аппарат решаем затопить на небольшой глубине, наполнив его чугунными чушками. Таким же образом можно спрятать в воду и колокол Галеацци, а когда опасность минует, снова поднять на борт судна.

Нападение птиц

Кинооператор Лионель Легро ночью снимает черепах, собравшихся на мелководье. Когда он вместе со своими товарищами возвращается в лагерь, разбитый на берегу, налетает шквал с дождем. Мгновение спустя все летит вверх тормашками. Палатка падает. Снаряжение приходится зарыть в песок или прочно привязать, а лодку вытащить на отмель подальше от высоких волн, устремившихся на берег. По всей коралловой отмели уже гуляют огромные валы. Ночью в свете луны, порою выглядывающей из низких облаков, море кажется очень грозным. Облака набухли дождем. Не видно огней "Калипсо".

На наших робинзонов, собирающих имущество, внезапно нападают крылатые обитатели острова, встревоженные бурей. Птицы словно охвачены каким-то безумием. С шумом рассекая крыльями воздух, они бросаются на людей, бьют их клювами. Взмывают ввысь и затем камнем падают вниз, издавая громкие вопли ненависти и ужаса. Наши друзья защищаются, как могут, отмахиваясь обломками досок, тряпками. Из-за черных туч вышла луна и осветила берег, по которому проносятся тысячи зловещих теней. Шум волн, вой ветра, крики птиц сливаются в дикую, жуткую какофонию. Но новый, еще более мощный порыв ветра уносит фрегатов прочь.

Фалько, Шовлен и их спутники, поняв, что работать на острове не удастся, решают вернуться на судно. Они передают на "Калипсо" по радио:

— Мы пойдем вдоль внутренней стороны рифа на север, преодолеем на лодке полосу прибоя и направимся к "Калипсо". Приготовьтесь принять нас.

Еще темно. И все-таки можно разглядеть белые гребни волн, разбивающихся вблизи прохода между рифами. Я против их намерения и прошу подождать рассвета.

— Мы обошли На лодке лагуну, — рассказывает Шовлен. — Красиво и в то же время жутко! На рассвете можно было видеть, что натворила буря. Стали различимы очертания и цвет предметов… Кокосовые пальмы гнулись до земли под натиском ветра… Начинался прилив…

Около 5 часов утра я разрешил островитянам попытать счастья, если им угодно. Они погрузили в шлюпку камеры, кассеты, пленку, отснятую за ночь. Мы с тревогой наблюдали за тем, как они отыскивали проход. Огромные волны, увенчанные шапками пены, возникают перед шлюпкой, и та прыгает на воде как пробка. Заметив пробел в бурунах, друзья наши стрелой устремляются туда. И вот они уже на борту "Калипсо". Все это происходило 19 января в 6.50 утра.

Мне кажется, что, пока это возможно, следует послать на остров еще одну группу. В моторку садится Фалько, а вместе с ним Бонничи, Марселен, Гупиль, Лабан, Доминик, Раймон. А если снимать будет нечего?

У высадившихся кончилось питье и еда, но кинооператоры хотят продолжить съемку: из песка начали выползать вылупившиеся черепашата.

Среди волн

Сразу после полудня на "Калипсо" возвращается Бонничи и, взяв все необходимое, снова плывет в сторону острова. Волны, бегущие к берегу, швыряют моторку на коралловый риф, подвесной мотор падает в бурлящую воду. Но Бонничи удается выловить мотор и снова закрепить его на транце.

Лавины воды яростно гонят его на рифы. Голова Бонничи то появляется, то исчезает вновь. Сколько еще минут он продержится? Положение драматическое. Я знаю, что на этой коралловой отмели всюду ловушки, острые края, впадины, а в них крупные морские ежи и огненные кораллы. Стоит человеку упасть туда, и он обольется кровью. И в дополнение ко всему, тут водятся акулы…

Опасность еще не миновала. Шлюпку сильно качает и гонит на рифы. Самостоятельно Бонничи ни за что выбраться оттуда не сможет, а моторка долго не выдержит страшных ударов моря, влекущего ее на риф.

От борта "Калипсо", где мы все с тревогой наблюдаем за Бонничи, отчаливает вторая моторка: Шовлен и Морис Леандри идут на выручку товарищу. Мы видим, что они проникают в проход, где волны бушуют все сильнее. И когда, казалось, шлюпка миновала проход, волна подхватывает ее и швыряет на риф, едва не перевернув при этом. Морису Леандри удается спасти положение и увести моторку подальше от опасного места. Затем мы видим Шовлена, бросающегося в море с буксирным концом в руках. Он плывет среди рифов и бушующих волн. Потом взбирается на риф. Фалько, кинувшийся с берега в воду, приходит ему на помощь. На четвереньках карабкаясь по рифам, они добираются до шлюпки Бонничи и подают ему буксирный конец. Вот его привязали к шлюпке, и Морис Леандри, оставшийся в стороне от гряды кораллов, начинает буксировать моторку Бонничи, уже полную воды.

Тут неизвестно откуда взявшиеся две огромные волны обрушиваются на шлюпки и сидящих в них людей. На несколько мгновений, показавшихся нам нескончаемо долгими, все скрываются под водой. Счастье, что шлюпки непотопляемы. Друзья наши, заметив опасность, крепко вцепились в борта шлюпок. Подвесной мотор Леандри даже не заглох. Именно Морису и удается выручить своих товарищей. Воспользовавшись кратким затишьем, он отбуксировал шлюпку Бонничи и доставил всех на борт "Калипсо". Мы все облегченно вздохнули.

В сложной обстановке каждый проявил те качества, какими и должны обладать люди с "Калипсо", отважные моряки и подводные пловцы, смело смотрящие в лицо любой опасности. Я уже рассказывал, на что способны такие парни, как Фалько, Шовлен или Бонничи, но мне хотелось бы особо отметить Леандри, который сегодня проявил столько сноровки и такое хладнокровие. Мы гордимся им, потому что Морис в некотором роде приемный сын "Калипсо". Брат его Октав Леандри, по прозвищу Тити, был самым первым механиком "Калипсо". Он-то и привел к нам Мориса, еще только начинающего моряка. Этому ремеслу Морис обучался под руководством Франсуа Сау, который был капитаном нашего корабля многие годы и превосходным наставником молодежи. Несомненно, опыт, приобретенный долгим и упорным трудом, позволил нынче Морису спасти жизнь нескольких человек.

Ночью погода настолько ухудшается, что оставшиеся на острове вынуждены просить укрытия на метеостанции.

"Калипсо" ложится на обратный курс

Наступило время готовиться к худшему и нам, находившимся на "Калипсо". Внезапно волнение усилилось. Удерживаться на месте становилось трудно. Ветер крепчал с каждой минутой и заходил к северу. Прогноз синоптиков оправдывался.

Принимаю решение сменить место стоянки. Движемся малым ходом вдоль округлого, плоского острова, который практически ничуть не защищает от ветра и волнения. О том, чтобы стать на якорь, не может быть и речи. Ветер постоянно меняет направление. Машины по-прежнему работают на малых оборотах, мы пытаемся держаться против ветра. "Калипсо" жестоко бросает.

Я не ощущаю никакого беспокойства или угнетенности — обычных признаков приближения тропического циклона. А вот оставшиеся на острове впоследствии рассказывали, что испытали физическое недомогание.

Удержать судно возле острова Европа становится невозможным. Придется уйти мористее и маневрировать, двигаясь по полукругу, в соответствии с метеосводками.

Однажды я узнал, что такое циклон. Это было в Китайском море. В ту пору я — молодой офицер — служил на крейсере. Корабль этот едва не переломился пополам. Он раскалывался сверху: спардек разорвало от одного борта до другого. А за день до циклона стояла ясная погода. Лишь у горизонта неслись мелкие облака, но было очень душно. Моряки чувствовали какую-то угнетенность.

Здесь же, близ острова Европа, таких признаков приближения циклона не бывает. Нет ни характерных облаков, ни настораживающей синевы неба. Перед самым циклоном и во время его прохождения погода была отвратительная. Но если в период, предшествовавший циклону, погода была сравнительно сносной, то после него ветер и волнение успокоились нескоро.

С удалением от острова Европа море приобретало какой-то странный, неопределенный цвет. Не металлический. И не желтый. Воздух и море как бы смешались, сплавились, став похожими на густой, почти осязаемый туман.

Крутизна волн невероятна. Подобного я еще не видел. Они не очень высоки, 4–5 метров, но почти вертикальны, и "Калипсо" ударяется об эти валы словно о стены. Волны лишены пенных гребней, они бьют о борт тяжело, как удары молота. Изнуряющая болтанка. Выносить ее больше невозможно. "Калипсо" ложится на обратный курс. Возвращаемся к Европе.

"Паромная переправа"

21 января. Надо позаботиться о снабжении продовольствием товарищей, оставшихся на берегу. Утром связываемся с ними по радио. Якорь не держит. Подрабатываем машинами. Решаю отправить на остров надувной плот "бомбар", нагруженный бидонами с пресной водой и продуктами, но без пассажира. Средство испытанное: из ракетницы выстреливаем на берег бросательный конец, к которому привязан прочный нейлоновый трос. С его помощью друзья наши на острове могут подтянуть плот к берегу.

Эта операция удается, но, так как волны становятся круче, от отправки снаряжения вынуждены отказаться.

Около 17 часов меняем стоянку. По-прежнему дрейфуем, подрабатывая машинами. Погода еще более ухудшается.

22 января синоптики сообщают, что циклон Флосси идет в нашу сторону. Нужно отойти дальше от острова. Но там люди без необходимого продовольствия и снаряжения. Хочу отправить на берег вторую группу с киносъемочной и звукозаписывающей аппаратурой и взять с берега кинооператора-канадца, который собирается лететь домой.

Бонничи на моторке подходит к границе прибоя и снова на сушу подает бросательные концы — налаживается "паромная переправа". Тяжело нагруженный "бомбар" мы вынуждены проводить между коралловыми рифами, о которые яростно разбиваются волны. На плоту за несколько таких рейсов мы переправили на берег продукты и даже бочку бензина… бросив ее прямо в воду. Теперь надо доставить на "Калипсо" нашего канадского друга Дугласа, который не умеет плавать. Его сажают на плот, опускают защитный чехол. Плот преодолевает полосу прибоя, и тут Бонничи берет "бомбар" на буксир, не забыв спросить у пассажира, все ли у него в порядке. В ответ он слышит нечленораздельные восклицания, заглушаемые шумом бури. В конце концов кинооператор оказывается на борту "Калипсо" целый и невредимый, но изрядно измученный морской болезнью.

Последним рейсом надо переправить на берег полусферу из плексигласа, которая понадобится при съемке фильма о черепахах. Она чересчур велика, чтобы поместиться внутри плота, единственный выход — укрепить ее на крыше. Ветер дует свирепый, а волнение просто ужасное. Шторм разыгрался не на шутку…

Шовлен и Бонничи более 30 минут возятся с полусферой, прежде чем закрепляют ее. Работать неудобно, острые края режут пальцы. Когда почти уже все сделано, налетает порыв ветра и сбрасывает полусферу в воду. Выловив ее, снова ставят на крышу плота и снова закрепляют. Идея использовать это прозрачное полушарие для защиты черепашат от прожорливых птиц пришла в голову Фалько.

Теперь на острове Европа оставались Бебер, Патрик, Марселен, Сумиан, Гупиль, Лионель и Може, сотрудники океанографической станции Тулеар.

Жоржетта уносит 23 жизни

Тропический циклон Флосси прошел на достаточно безопасном для нас расстоянии. Но приближался другой циклон, Жоржетта, по-видимому, более грозный. От африканского побережья, где погибло 23 человека, он движется в нашу сторону, к великому удивлению метеорологов, поскольку это необычная для циклонов траектория перемещения.

Волны огромные. На небо жутко смотреть. Дует ураганной силы ветер. О том, чтобы доставить на корабль оставшихся на берегу, нельзя и мечтать.

Мы передаем им по радио:

— Заройтесь в землю. Не двигайтесь. Ждите, пока не утихнет, мы идем в Тулеар.

23 января отходим от острова Европа, но едва заработали машины, как снова летит левый гребной вал у самого дейдвуда.

На этот раз положение наше более тяжелое. Сильно качает, высота волн достигает 2–3 метров. Скорость ветра 55 узлов. И все-таки, чтобы освободить винт, приходится нырять. "Калипсо" стала неуправляемой: обломок вала и винт сдвинулись назад и колотят по перу руля. Закрепив обломок, пытаемся добраться до Тулеара на одном винте.

Аквалангисты заводят на корме тали со стальным тросом. Закрепив трос на гребном валу, набивают тали и устанавливают вал на место. Операция сама по себе несложная, ко ведь надо направлять гребной вал, цепляться за судно и еще внимательно следить за морем, и при таком свирепом ветре и жестоком волнении, когда корма "Калипсо" то поднимается, то резко опускается. У аквалангистов болят барабанные перепонки, иногда волна подбрасывает их и колотит о корпус судна. Я попросил заснять всю операцию с помощью телекамеры, но это оказалось нелегко. Лишь после двух часов изнурительной работы Раймону, Бонничи и Шовлену удается поставить вал на место и высвободить руль. Струи дождя хлещут по лицам моряков.

Движемся к Тулеару, делая всего 6 узлов. Нас преследует циклон Жоржетта, а чтобы оторваться от него, у нас ход слишком мал. Какое облегчение мы испытываем, добравшись до защищенной якорной стоянки! Принимаю меры безопасности на случай приближения циклона.

О ремонте вала не может быть и речи, но мне хотелось бы снять по крайней мере винт, который будет замедлять ход "Калипсо". Попробуем сделать это своими средствами. Волнение усиливается, а у нас ничего не получается.

Ветер становится крепче с каждой минутой. А вот и циклон. Для безопасности корабля решаю стать на два якоря — адмиралтейский и с поворотными лапами, чтобы якорь поменьше находился впереди и удерживал большой.

Циклон налетает так быстро, что мы вынуждены сменить стоянку, оставив часть экипажа на суше. На рейде корабль может выдержать самые свирепые порывы ветра.

27 января скорость ветра временами достигает 80 узлов. Корабль буквально зарывается в волны. Ветер несет тучи водяных брызг, и с такой силой, что они сдирают краску с обшивки. Радиоантенна оборвана. Баржи, стоявшие в порту, сорвало со швартовов, и они дрейфуют в открытое море. Как бы они не протаранили наш корабль!

Мой сын Жан-Мишель не успел прибыть на "Калипсо" и находится в Тулеаре, где свирепствует циклон. С крыш там срывает листы кровли, и они смертоносными снарядами несутся на середину улицы. Людей охватывает ужас и отчаяние. Особенно жутко наблюдать, как ломаются надвое пальмы. Они ведь настолько гибки, что под воздействием ветра могут совсем лечь на землю и не сломаться. Если же такое происходит, это свидетельствует о ярости бури. По улицам текут реки воды, автомобили затоплены. Оборванные провода линии высокого напряжения, извивающиеся по земле, убивают людей. Связь с Тананариве, столицей острова, прекратилась. Телефон не работает, но Жан-Мишель поддерживает контакт с "Калипсо" при помощи walkie-talkie.

Капитан порта, наш друг Мишель Аппер, в этой сложной обстановке действует решительно и самоотверженно. Буксиром оттаскивают баржи от мола, который они начали разрушать. Ему удается установить связь с "Калипсо", стоящей на рейде. Мишель оказал нам значительную помощь.

Между тем на острове Европа порывы ветра достигают скорости 100 узлов. Анемометр на метеостанции вышел из строя. Верхушки кокосовых пальм сломаны. Черных коз ветром поднимает на метр над землей и швыряет далеко в сторону. Впоследствии их найдут в разных частях острова.

К 28 января буря в Тулеаре несколько утихает. Но скорость ветра еще 38 узлов. Пополнив запасы продовольствия и топлива, "Калипсо" берет курс к острову Европа.

Рассказ о море

Недоступная пещера. — Первое погружение на глубину 100 метров. — Якоря не держат "Калипсо". — Обломки кораллов поведали нам о море.

Несмотря на циклон, вернее, два циклона, Флосси и Жоржетту, фильм о черепахах Фалько и его товарищи, на целых десять дней ставшие пленниками острова, снимают полным ходом. При неблагоприятной погоде они сумели неплохо поработать.

Пользуясь тем, что море возле Европы успокоилось, хочу еще раз проверить гипотезу, которую мы разрабатывали в течение нескольких лет и подтверждение которой, как мне кажется, мы не раз находили во время длительного плавания.

В 1963 году, погружаясь в "ныряющем блюдце" в Красном море, Аденском заливе, северной части Индийского океана и в Оманском заливе, на глубине 105–110 метров мы обнаружили площадку из останков литотамния. Почти сплошная, она образовывала как бы навес над вертикальным сбросом.

Нам невольно приходило в голову, что эта площадка совпадает с древним уровнем океана и что время ее возникновения, возможно, относится к ледниковому периоду, когда этот уровень понизился. Логично было бы предположить, что в какой-то отдаленный период уровень Красного моря и Индийского океана находился на 110 метров ниже нынешнего.

В Красном море не бывает сильного волнения, оттого-то и было очевидно, что второй древний уровень находился на глубине 50–55 метров. А наблюдения в Индийском океане, в частности у Мальдивских островов, а затем близ острова Европа, подтвердили наши предположения. Характерным признаком была не площадка у склона и не карниз, а настоящая береговая черта — песчаная отмель, плавно поднимающаяся к подножию вертикального сброса. В отмели было множество гротов, ориентация которых всегда совпадала с направлением зыби. Отсюда можно заключить, что песчаную отмель когда-то размывали волны прибоя.

Гроты были различной величины — иногда тесные, иногда просторные. Возле островов Пауэлл, на Мальдивах, мы исследовали один такой грот на глубине 50 метров. С потолка грота мы взяли образец породы, чтобы установить приблизительный возраст, то есть выяснить, когда примерно начал затопляться древний уровень моря.

Грот острова Европа

Такого рода грот существует и близ острова Европа. Об этом нам сообщил кинооператор Жак Стевенс, побывавший здесь несколько лет назад, о чем я уже упоминал.

Потолок грота находится на глубине примерно 55 метров. Правда, для работы с аквалангом это довольно глубоко. Кроме того, нам хотелось исследовать обрыв ниже грота, до глубины 100 метров. Поэтому необходимо было подготовиться так к погружениям на значительную глубину, чтобы избежать глубинного опьянения. Причины такого состояния недостаточно изучены, но одной из них является проникновение азота под давлением в нервные клетки или сохранение в этих клетках углекислого газа. На определенной глубине, чаще всего около 50 метров, даже самые опытные из нас подвержены этому состоянию. Оно может перейти в опасную эйфорию, напоминающую симптомами опьянение. При погружении на 100 метров необходимо сохранять присутствие духа. Правда, использование дыхательной смеси, где азот, входящий в состав сжатого воздуха, заменяется гелием, отодвигает предел, за которым следует опасаться глубинного опьянения.

Мы предусмотрели применение так называемой "тройной смеси", иначе говоря, баллоны наполняли наполовину воздухом, наполовину чистым гелием. Это позволяет погружаться на глубину от 50 до 100 метров, вся время сохраняя ясность сознания. Зато необходим более длительный декомпрессионный режим, поскольку гелий проникает в организм быстрее воздуха.

Чтобы избежать опасных последствий, после длительного погружения декомпрессионный период должен составлять около 1 часа 40 минут.

Находиться столько времени в воде невозможно. Вот тут помогает подводным пловцам камера Галеацци. Для этой цели аппарат опускают на глубину самое малое 25 метров. Внутренний люк его оставляют открытым, а воздух с поверхности подают по толстому шлангу.

Самым сложным было погружение для первой группы.

На кормовой палубе экипируются асы: Бебер, для которого большая глубина — дело привычное; Раймон Колль, в 16 лет ставший подводным пловцом, Бонничи, не раз проявлявший себя как специалист по морской фауне, и незаурядный кинооператор Делуар (мне хочется, чтобы вся операция была отснята). Здесь мы проведем столько времени, сколько понадобится, и совершим столько погружений, сколько нужно для дела.

Все спокойны, у всех улыбающиеся лица. На борту "Калипсо" имеется все для таких погружений. У нас есть огромные тройные баллоны для дыхательной смеси, ведь на больших глубинах аквалангисты поглощают ее много. Чересчур тяжелые баллоны системы "спиротехник" мы облегчили, прикрепив к ним спасательные пояса. Боцман, Шовлен и Бассаже помогают надеть эти громоздкие аппараты, которые в воде станут легкими.

Глубоководные погружения требуют сложного оборудования, а также особого внимания и предусмотрительности в период подготовки. Зато и выигрыш велик: ведь ни подводные аппараты, ни роботы и автоматические камеры не заменят человека, который может наблюдать, трогать предметы собственными руками и делать определенные выводы. Он столь же необходим при изучении моря, как при исследовании космического пространства.

Для того чтобы поставить "Калипсо" соответствующим образом (нос над коралловой отмелью, а корма над склоном), приходится пришвартоваться к бочкам на якорях с буйрепами из стального троса. Операция осуществлена довольно удачно: как только корабль оказывается на нужном месте, с помощью мощного крана на глубину 25 метров спускаем камеру Галеацци, она будет служить аквалангистам для декомпрессии. Медленно, ни за что не зацепляясь, камера на тросе опускается вдоль утеса.

Вроде бы предусмотрено все, однако не могу преодолеть какое-то беспокойство.

Все идет как надо, однако я знаю, что даже лично наблюдая за операцией, не отвлекаясь ни на минуту, буду тревожиться, пока люди работают на 100-метровой глубине.

Мне отлично известно, что испытывает пловец под водой от 60 до 100 метров. От страдает от холода, от одиночества, даже если он в обществе других пловцов. Он словно замурован в безмолвие, он страшится, что не сумеет оповестить товарищей на поверхности, если с ним что-то произойдет. Ведь до поверхности довольно далеко, и, несмотря на меры безопасности, в случае какой-то технической неполадки давление просто раздавит его. Успеют ли ему помочь товарищи, если произойдет худшее?

Мне также известно, что смесь, которой дышат на больших глубинах, неприятна на вкус… Движения пловца становятся неуверенными, вялыми…

Первое погружение

Операция начинается 1 февраля. Аквалангисты, облачившись в гидрокостюмы, спускаются с кормовой палубы "Калипсо" в море. Они дышат смесью воздуха с гелием. Им необходимо погружаться как можно быстрее, так как вблизи поверхности они испытывают кислородный голод. Лишь на 10-метровой глубине этот голод проходит. Вот они проплывают мимо камеры Галеацци и направляются к гроту, расположенному на глубине 55 метров.

Чтобы следить за товарищами и в случае нужды прийти на выручку, возле камеры дежурят другие пловцы в обычном снаряжении, с баллонами, наполненными сжатым воздухом. Они помогут друзьям, когда те начнут подниматься.

Снимать в гроте не так-то просто. В нем должны передвигаться кинооператор и два аквалангиста, необходимо освещение с помощью мощных ламп, получающих энергию с борта "Калипсо". А потом еще нужно не забыть взять образцы породы.

Хотя перед началом киносъемки на значительной глубине оператор и пловцы обо всем договариваются заранее, они уже привыкли к совместной работе и координируют свои действия скорее инстинктивно. Во время погружения, кроме съемки, они производят научные работы и берут пробы грунта, чтобы потом отправить в лабораторию для исследования на радиоактивность.

Первым спускается Делуар, за ним Бонничи. В руках у него спаренная лампа мощностью 1000 ватт. Затем погружается Раймон Колль, который будет служить "сюжетом" для съемки. Еще выше находятся Доминик Сумиан и другие аквалангисты, которые тянут за собой электрический кабель. Кроме них, на поверхности дежурят несколько пловцов, готовых в любую минуту прийти на помощь. Всего в операции занято 12 человек.

Делуар первым проникает в грот и, устроившись в глубине его, снимает прибывающих товарищей. Пловцы должны чувствовать, где находится камера и соразмерять свои жесты и движения, чтобы по возможности оставаться в кадре.

Пространство, в котором они могут передвигаться, весьма мало. Нужно соблюдать особую осторожность: во все стороны тянутся провода, а освещение недостаточное. На такой глубине любое неверное движение может иметь печальные последствия. Но игра стоит свеч. При свете ламп стены грота удивительно красивы. Они покрыты голубыми губками, розовыми известковыми водорослями, мшанками, гидрокораллами, алыми или желтыми горгонариями. Расположившись на полу грота, Делуар снимает великолепный кадр — вход в пещеру, удачно подсвеченный Бонничи. Композицию завершает сиреневого цвета полупрозрачная альционария, прикрепившаяся к своду пещеры. Подобные картины можно увидеть лишь на такой глубине. Они совершенно отличны от того, что мы наблюдаем при солнечном свете. Сколько нужно интуитивного, молчаливого взаимопонимания между оператором и его помощниками, чтобы заснять эти удивительные образы.

Здесь, на глубине свыше 55 метров, пловцы наблюдают те же морфологические и геологические явления, какие мы заметили близ Мальдивских островов. Наблюдения эти весьма важны, они подтверждают нашу гипотезу относительно расположения древней береговой черты Индийского океана. Мальдивские осторова и остров Европа значительно удалены друг от друга, поэтому можно предположить, что изменение уровня воды коснулось всего Индийского океана.

Во всяком случае, нет никакого сомнения в том, что возле этого грота были обнаружены следы древней береговой отмели. Именно здесь находилась поверхность воды сотни тысяч лет назад, когда атолл был еще молодым и все эти мадрепоровые кораллы были живы, вытягивали щупальца, открывали свои рты, пожирая пищу. Теперь они мертвы, и пловцы достают с глубины их останки — обломки стенок грота.

Затем, снимая почти отвесный склон, четыре наших аквалангиста спускаются до самого его основания, находящегося на глубине 100 метров.

В камере Галеацци

Операция завершается в 11.10 утра. Начинается подъем. Согласно программе, достигнув глубины 25 метров, подводные пловцы проникают в камеру Галеацци.

Я знаю, что меры предосторожности приняты, но может оборваться кабель или пропускать воду клапан, и из-за какой-то неполадки жизнь четырех человек, действующих по разработанному плану, может оказаться в опасности. Больше всего я беспокоюсь за своих друзей именно в эти минуты.

Маневр не очень-то прост. Камера не вмещает четверых человек вместе с громоздким оборудованием. Поэтому возле камеры дежурные пловцы, облаченные в ярко-желтые, хорошо заметные гидрокостюмы, помогают своим товарищам снять тяжелые баллоны с гелием и другое оснащение. Гидронавты, сделав последний глоток дыхательной смеси, отцепляют баллоны, кладут их на специальные стеллажи, укрепленные снаружи камеры, и, вынув изо рта загубник, плывут к люку декомпрессионной камеры.

Когда все четверо оказываются в камере, они закрывают крышки наружного и внутреннего люков. С этой минуты давление внутри, до этого равное давлению снаружи, начинает увеличиваться. Фалько открывает регулятор, чтобы внутри поддерживалось давление, необходимое для постепенной декомпрессии. После того как приготовления завершены, он сообщает об этом по телефону на поверхность. И вот тут с помощью крана камеру Галеацци поднимают и помещают прямо в кормовой трюм "Калипсо".

Когда камера Галеации, весящая 3 тонны, поднята на борт судна, самое трудное позади. Аквалангисты будут находиться в ней в течение 1 часа 40 минут и в последние полчаса дышать чистым кислородом, чтобы удалить из организма гелий и азот, и все это под наблюдением доктора. Каких-нибудь двадцать лет назад такая операция, ныне для нас обычная, представлялась бы невообразимо сложной. Все проходит благополучно. Завтра можно продолжить работы.

Сложность лишь в том, что задумано отснять операцию с начала до конца. Нам придется несколько дней отрабатывать ряд последовательных эпизодов, таких, как вход в камеру Галеацци, декомпрессия… Сразу эти кадры мы не захотели снимать, чтобы не повредить здоровью пловцов. Все это придется снимать еще раз "набело". Зрители, которые посмотрят этот фильм, вряд ли представят, сколько сил положили калиптяне, чтобы создать его.

3 февраля якорь буя, на котором закреплен конец, удерживающий нос корабля, начинает ползти. Приходится принимать меры, чтобы расположить корабль над склоном, спускающимся к гроту. Продолжаем глубоководные погружения, чтобы как можно больше пловцов освоили технику использования смеси воздуха с гелием и обращение с камерой Галеацци. Кроме того, необходимо собрать прикрепленных животных, обитающих на большой глубине.

Эта увлекательная операция повторяется несколько раз. Нам не составляет теперь труда подвергнуть декомпрессии пловцов, пробывших более 25 минут глубже 60 метров. Теперь мы вполне уверены, что неоправданный риск исключен.

20 000 лет назад

5 февраля продолжаем снимать эпизоды с использованием камеры Галеацци: работы впереди немало.

6 февраля последнее глубоководное погружение с оборудованием для киносъемки. Вечером 7 февраля после трудного для всех дня окончательно убираем в трюм камеру Галеацци. Операция "глубоководные погружения" завершена.

Теперь на борту "Калипсо" целый килограмм образцов, взятых со стенок грота и с поверхности склона на различных глубинах и на подводной площадке, обозначающей древнюю береговую линию. Все это тщательно будет исследовано специалистами. Мне кажется, образцы эти интересны и ценны не менее, чем образцы пород, доставленных с Луны.

Изучение живых обитателей рифа всегда сопряжено с удивительными и неожиданными открытиями. Но особо волнуют меня мертвые кораллы, я напрягаю свое воображение, пытаясь воссоздать прежнюю жизнь атолла, его древнейшую историю.

Тайны, хранимые кораллами в течение многих тысячелетий, возможно, будут раскрыты после того, как эти образцы, а также другие пробы с различных глубин будут исследованы, и мы получим точную картину изменений, происходивших в океанах в ледниковый период.

Наше горячее желание — сделать посильный вклад в науку, помочь воссоздать вид нашей планеты 20 000 лет назад.

В основании рифа пловцы обнаружили следы существ, которые возвели эти системы. Микроскопические полипы, извлекая из морской воды кальций, образуют свой скелет и, следуя вечному циклу природы, погибают. Поколения кораллов накладывались одно на другое. Риф — всегда живой. Он еще растет. А на стенах грота можно прочесть историю сложных взаимоотношений между фауной и флорой, существовавших когда человечество жило еще в пещерах. В те времена, как и сейчас, известковые водоросли вмуровывали в себя мадрепоры.

Глубоководные погружения с использованием камеры Галеацци изрядно всех утомили. Нервное напряжение сказалось на всех — на пловцах, кинооператорах, матросах, боцмане и капитане "Калипсо". Для разрядки мы продолжим наблюдения за черепахами в воде и совершим ряд подводных прогулок.

Остров бессмыслицы

Москиты преследуют нас. — Лабан и Сиро спасаются чудом. — Гибнущий атолл. — Браки совершаются под водой. — Слепая черепаха. — Они отказываются от пищи в период откладывания яиц. — Попавшие в ловушку. — Биологическая драма. — Черные птицы. — Спасение. — Приручение животных.

Сущим проклятием острова Европа были москиты. Во время тропического циклона они совсем исчезли, но потом появились снова и в гораздо большем количестве. Когда погода улучшилась и "Калипсо" опять стала на якорь возле острова, между кораблем и берегом начала постоянно курсировать шлюпка. Доктор часто брал на остров Зума, которому нужна перемена обстановки. Кстати, Зум превосходный пловец и ныряльщик. Однажды о них обоих забыли, и они два часа ждали на берегу. Зум, животное крупное (килограммов пятьдесят), начал страдать от жары и жажды. Каждую четверть часа он отправлялся в кустарник, чтобы немного охладиться, а потом возвращался к доктору, с ног до головы облепленный москитами. Оба были ужасающим образом искусаны этими насекомыми.

— Целых два часа бился, — рассказывал нам доктор, — я изо всех сил старался помешать Зуму уйти в кусты за новой партией москитов, но он ничего не хотел понимать.

Когда же наконец за ними прибыли, оба находились в состоянии, близком к обморочному.

Двое в опасности

Если на поверхности нас преследовали москиты, то под водой — медузы и крохотные физалии, вызывавшие у пловцов раздражение слизистой оболочки. Больше всех досталось Лабану, губы у него сильно раздуло, и они очень болели.

Произошло это с ним недалеко от острова во время погружения, которое едва не кончилось трагически. Напарником Андре был Филипп Сиро.

Море было еще довольно неспокойно, и с моторной лодки, сопровождавшей пловцов, из-за волнения пузыри от выдоха на поверхности не были видны. Бернар Делемотт тут же забеспокоился и по радио сообщил о случившемся на "Калипсо". К сожалению, Лабан и Филипп Сиро были не в новых гидрокостюмах с вмонтированным в шлем подводным телефоном.

На поверхность аквалангисты всплыли слишком далеко от корабля. Из-за значительного волнения они не видели моторку, а люди на моторке не замечали их. Обоих стало уносить в море довольно сильным течением, но они не теряли выдержки и ждали помощи. Хладнокровие Филиппа Сиро известно всем. В руках у Лабана была камера для подводной съемки. Подняв ее вверх, он принялся включать лампу-вспышку. Когда аккумулятор разрядился, Лабан стал подавать сигналы с помощью рефлектора. Все это время наблюдатели, находившиеся на верхнем и на переднем мостике, вооружившись биноклями, вглядывались в поверхность моря. Но среди крутых волн Лабана и Сиро было не так-то просто обнаружить. Полчаса спустя их заметил Жан-Поль Бассаже и на моторке ринулся им на помощь. Лабан сильно пострадал от ожогов медуз. Филипп Сиро, который не размахивал камерой, пострадал меньше. Но и тот и другой были спокойны, как будто не произошло ничего особенного.

Теперь мы работаем почти возле самого острова. Остров плоский и негостеприимный, над ним стоит зловонный запах болота. Нужно быть отважным человеком, чтобы жить здесь. Те, кто пробовал тут обосноваться, потерпели неудачу. Попытки освоить остров Европа, как правило, заканчивались трагически. Остров представляет собой бесплодную глыбу из мертвых кораллов, твердых как камень.

Подобно Бассас-да-Индия, Европа — древний атолл в стадии разрушения. Лагуна замкнутая, заваленная обломками кораллов. Других источников воды, кроме солоноватой в лагуне, тут нет. Процесс разрушения виден, можно сказать, невооруженным глазом. С наружной части атолла кораллы живы, но они не производят впечатления процветающих. Это мадрепоровые кораллы, некогда яркие, пышные, но теперь начинающие блекнуть и хиреть.

Застряв на острове во время шторма, Фалько обнаружил несколько могил, означавших эпилог драмы. Много лет назад на острове жили поселенцы, пытавшиеся освоить его, Но, как я уже отмечал, здесь нет пресной воды. Когда запасы питья кончились, мужчины решили отправиться на поиски воды. Жен своих они оставили на попечение слуг-аборигенов. Вернувшись назад, они обнаружили, что над женщинами надругались и потом убили их. Убийц настигла возмездие, их тоже убили.

Черепашья любовь

Погода улучшилась. Можно продолжить съемку фильма о черепахах. Раймон Колль и Гупиль обнаруживают добрых три десятка этих животных и двух крупных скатов.

Во время одного погружения Мишель Делуар наталкивается еще на одну значительную группу черепах, расположившихся на песчаном склоне за коралловым массивом. Когда пловцы приближаются к ним, черепахи одна за другой тяжело всплывают.

Наконец пловцы находят несколько десятков черепах в самом разгаре спаривания. Кинооператорам удается снять любовную сцену, продолжавшуюся около четверти часа. Самец обхватывает самку сзади, удерживаясь за ее панцирь передними лапами и хвостом. Самцов можно определить по размеру хвоста. В случае тревоги самка спасается бегством, буксируя самца.

Слепая черепаха

Глупы эти животные или они себе на уме? Этого никто как следует не знает. Головка у черепахи очень маленькая, и, следует признаться, на вид животное не очень-то умно… Правда, все пловцы заметили, что у черепах превосходный слух. Когда люди начинали к ним приближаться, некоторые животные уплывали, хотя пловцы были еще довольно далеко, другие не шевелились, потому что спали. Вообще говоря, черепахи, по-видимому, поспать не прочь. Глаза у них очень маленькие и, вероятно, не видят в воде на большом расстоянии.

— Однажды на небольшой глубине, — рассказывает Раймон Колль, — нам встретилась черепаха, видимо, очень старая. С разинутым ртом она плыла прямо на нас. Мы сразу поняли что животное нас не видит. Когда я ее тронул, черепаха в испуге зигзагами кинулась в сторону. Сколько ей может быть лет? Наверняка больше ста. Панцирь ее изъязвлен, покрыт грязными пятнами, водорослями, моллюсками… Черная голова в многочисленных складках. Несомненно, это древнейшая из всех черепах, которых мы видели на острове Европа. Мы обнаружили также черепах, покрытых мелкими щитками, похожими на чешую. Но эти черепахи невелики, 15–20 килограммов.

Следует отметить, что пока мы работали, эти животные вели себя весьма мирно, и не пытались нападать на пловцов.

Но одна черепаха все-таки напала на меня. Она, должно быть, просто чего-то испугалась. Я без труда отделался от нее, оттолкнув от себя.

Попытки "подкормить" черепах не имели никакого успеха. Животные отказывались принимать наше угощение. Вообще-то они травоядны, но мы предлагали им целый набор лакомств: рыбу, моллюсков, водоросли. Мы совали угощение им под самый нос, но не могли заставить проглотить ни кусочка. Возможно, в период спаривания и откладывания яиц они вообще не едят.

Откладывание яиц

Эти "зеленые черепахи", живущие в Индийском океане, стали морскими обитателями всего несколько миллионов лет назад. Они довольно продолжительное время могут находиться под водой, не всплывая на поверхность, но малышам, едва они родятся, нужно сразу вдохнуть воздух, и дышат они гораздо чаще, чем взрослые. И потому животные откладывают яйца на суше.

С приливом огромные самки выползают на отмели острова Европа. Движимые материнским инстинктом, они тащат свою грузную тушу и тяжелый панцирь под палящим тропическим солнцем. Они ищут более пологий склон, чтобы выбраться наверх, и движутся гуськом, вплотную друг за другом. На суше эти животные ужасно медлительны. Наконец они достигают верхней части отмели, куда вода не поднимается даже при самом большом приливе.

Большая старая черепаха уже выбилась из сил. И все-таки ей удается передними лапами вырыть углубление, достаточное для того, чтобы в нем поместилось все ее громоздкое тело. Потом задними лапами она роет аккуратный, правильной формы колодец и осторожно опускает туда одно за другим яйца. Около сотни яиц. Они мягки на ощупь, но прочны, эластичны, как яйца других пресмыкающихся. Инкубационный период под лучами солнца длится два месяца. Во вторую, более глубокую ямку она прячет яйца от крабов, в частности от пальмового вора.

Откладывание яиц может продолжаться всю ночь. Самка с усилием втискивается в углубление. Она еще не успела прийти в себя. Удивительное дело: пока черепаха роет и засыпает углубление, кладет яйца, она не перестает плакать. Настоящими, человечьими слезами. Возможно, слезы эти помогают животным сохранить зрение, удаляя песок, попадающий в глаза. Чтобы не погибнуть, животное должно утром добраться до воды, иначе полуденный зной убьет его. К морю черепаха движется еще медленнее, чем от него,

В ловушке

Достаточно попасться на пути камню или корню, чтобы животное остановилось не в силах преодолеть это незначительное препятствие. Находясь всего лишь в нескольких метрах от воды, оно мучится бесконечно долго. Берег острова Европа буквально усеян панцирями попавших в такую ловушку и погибших черепах. Ведь усилия, которые она прилагает, приподнимая панцирь, когда дышит, и тяжесть собственного тела и без того достаточно велики.

Экипаж "Калипсо", испытывая сострадание к бедным животным, выручает их. Работа не из легких. Некоторые экземпляры настолько тяжелы, что приходится пускать в ход домкраты. Тех, что полегче, моряки, собравшись по двое, по трое, отодвигают руками, высвобождая из западни, и черепахи тотчас продолжают движение к морю. По-моему, они понимают, что люди спасли их.

Мне хочется проследить за перемещением черепах после откладывания яиц и выяснить, возвратятся ли они на остров, чтобы продолжать откладывание, или же тотчас поплывут прочь. Единственный способ сделать это — маркировать отдельные особи.

Привязываем к двум черепахам "кайтун"- приспособление, напоминающее одновременно воздушный шар и змей, которое мы уже использовали для маркировки китов.

Просверлить панцирь дрелью и пропустить нейлоновый шнур, чтобы прикрепить к нему "кайтун", оказывается делом несложным. Животные не сопротивляются, когда им сверлят панцирь, ведь боли они при этом не испытывают.

Выясняется, что черепахи, маркированные нами, отплыли не слишком далеко от острова. Вполне вероятно, что в течение сезона они вернутся для повторного откладывания яиц по крайней мере два раза.

Биологическая драма

Можно предположить, что черепахи, как погибшие, так и живые, выполняя свой долг, способствуют продолжению рода. Но на деле получается, что трудились они, рискуя погибнуть под лучами солнца, по существу, напрасно. Их страдания, их мужество безрезультатны, потому что на острове Европа идет борьба между жизнью и смертью, исход которой предрешен.

А вот последний акт трагедии… Гупиль и Делуар, приготовив кинокамеры, спрятались за кустарником. На всем пляже из мягких оболочек яиц один за другим вылезают черепашата, похожие на зеленых лягушек. Инстинктивно они тотчас начинают ползти к воде. И вдруг на них набрасываются тысячи черных птиц. Это фрегаты, огромные морские птицы, напоминающие воронов, те самые птицы, которые, будто объятые безумием, напали на лагерь в ночь, когда разыгрался шторм. Жестокость и алчность этих хищников безмерны.

Как только маленькие черепахи вылупляются из яиц, фрегаты тут как тут. Расправа скорая и жуткая. Ни у одного из вылупившихся черепашат ни малейшего шанса уцелеть. Птицы преследуют их на всем пути до самого моря.

Лишь малыши, рождающиеся ночью, — а их немного — имеют возможность добраться до воды под покровом темноты, могут уберечься от пернатых убийц. Но в воде им угрожают морские хищники.

Эта драма потрясла экипаж "Калипсо". Место, где вылупляются черепашата, они нашли по скоплению фрегатов. Наши парни бросились туда со всех ног и пытались разогнать птиц, но те продолжали нападать на крохотных животных. То было зрелище кошмарное, как фильм Хичкока (Американский режиссер, специализирующийся на "фильмах ужасов". — Прим. пер. ). Тогда друзья наши стали складывать черепашат в ведра и относить их к воде. Но едва крошечные черепахи всплывали на поверхность, чтобы набрать воздуха, фрегаты нападали на них снова. Хищники отлично поняли, что нужно делать, и преследовали людей, несших ведра с черепашатами.

Впрочем, люди с "Калипсо" не питали настоящей ненависти к этим птицам: те добывали пропитание, но очень уж зловещий, даже ожесточенный был у фрегатов вид, усугублявшийся их молчаливостью и сходством с гробовщиками. Они не давали черепашатам никакой передышки, никакой пощады.

Оставался один способ спасти малышей. Их поместили в палатку на отмели, а потом перенесли в большую яму, наполненную водой, которую тут же вырыли наши кинооператоры.

Фалько, Гупиль и с ними еще несколько человек закрыли этот бассейн колпаком из плексигласа, укрепить который на крыше надувного плота во время шторма стоило стольких трудов Шовлену. Фрегаты принялись долбить клювами по колпаку, но пробить его им было не под силу. Ночью черепашат отнесли в море.

Трудно установить, сколько маленьких черепах мы спасли в общей сложности. Всего мы подобрали около 750 экземпляров, из них приблизительно 100 живы наверняка. Многих мы доставили на борт "Калипсо", а затем передали нашим друзьям в Тюлеаре или отправили в Монакский музей, где они живут до сих пор и успели значительно вырасти.

Не знаю, вправе ли мы были нарушать своей сентиментальностью порядок, установленный природой? Но как бы то ни было число черепах в мире в этом году увеличилось.

Только на одном острове Европа каждый год рождается четыре миллиона черепах, но почти все они обречены на гибель.

Европа — это остров бессмыслицы. Весь цикл жизни тут проходит впустую. Колесо природы крутится здесь зря, вхолостую. Тысячи живых существ, едва успев появиться на свет, уже обречены на смерть, а в результате умножается число черных птиц, злобных и бесполезных.

Следует признаться, что и человек вел себя не лучшим образом. В течение многих веков он уничтожал морских черепах, и животное это почти вымерло. Между тем черепахи могли бы явиться источником питания, которым не следует пренебрегать. Пребывание на острове Европа послужило нам хорошим уроком.

Мы убедились, что разводить черепах — дело вполне возможное. Кстати, в Индокитае их разводят, правда, ради панцирей. Животные эти плотоядные, и их нетрудно кормить моллюсками и мелкой рыбой.

В Японии разводят беспанцирных черепах, служащих источником питания. Эти животные также плотоядны. Для того чтобы разводить зеленых черепах, считающихся травоядными, по мнению специалистов, потребовалось бы значительное количество водорослей или создание подводных пастбищ. Однако нам известно, что на острове Космоледо есть ферма по разведению морских черепах. Она, правда, невелика, но позволяет обитателям острова разнообразить свое меню.

Нужно отметить, что морские черепахи отлично привыкают к животной пище. Те, которых мы взяли на "Калипсо" и отправили в Монакский музей, с аппетитом ели моллюсков и мелкую рыбешку.

Ловцы, истребляющие черепах с помощью сетей, гарпунов, а нередко еще использующие при этом и целый арсенал современных технических средств, от радара до батитермографа и электрического трала, разбазаривают природные ресурсы. Они бессмысленно, хаотически истощают богатства океана.

Единственным выходом может быть разведение морских животных, возделывание подводных плантаций, по примеру наших предков, занявшихся земледелием двадцать тысяч лет назад. Ведь будущее человечества отныне связано с морем.

Море гибнет

Оазисы в опасности. — Бессмысленные убийства. — Смерть воды. — Всемирный крестовый поход. — Роль человека и акулы. — Достояние человечества.

Экспедиция на "Калипсо" продолжается. И будет, надеюсь, продолжаться еще несколько лет. Цель этой книги рассказать лишь о плавании в коралловых джунглях Красного моря и Индийского океана. Мне хотелось, чтобы читатель получил некоторое представление о мире, незнакомом, неизвестном обитателям суши, мире, где побывали лишь немногие посвященные. Мое страстное желание заключается в том, чтобы этот мир, спрятанный в толще воды, открылся грядущим поколениям. Для этого необходимо, чтобы он сохранился. Едва проникнув в подводный этот мир, мы обнаруживаем, что он уже обречен. Этим мадрепоровым кораллам в золотистых точках, этим веерам стилястеров, этим сиреневым горгонариям, полупрозрачным альционариям, всему великолепию подводного рая наша цивилизация угрожает гибелью. Не будем забывать, что мы отвечаем перед нашими потомками за сохранность живой красоты не только суши, но и моря. На нас возложена моральная ответственность, и мы не вправе оставить в наследство после себя мертвые рифы и опустошенные океаны.

Обитатели мира кораллов отличаются от остальных представителей морской фауны. Они более уязвимы и гибнут гораздо скорее из-за вмешательства человека, потому что, в отличие от ушатых тюленей, или морских слонов, они не могут спастись бегством, не могут укрыться в заброшенных уголках планеты. Рыбы-бабочки, обитающие среди рифов, ведут оседлый образ жизни, так же как и сидячие животные, строящие банки и атоллы. Акропоры, поритесы, тридакны, спирографисы — это прикрепленные животные, они и гибнут там же, где живут.

Кому-то может показаться, будто и настоящее и будущее моря видится нам в чересчур мрачных тонах. Но мы ведь видим воочию, что тут происходит — мы больше трех десятков лет изучаем подводный мир. Мы конструировали, строили, использовали все те аппараты, с помощью которых человек смог проникнуть в глубины моря, начиная от акваланга, носящего мое имя и имя инженера Ганьяна, "ныряющего блюдца", подводных скутеров и приспособлений для глубоководного фотографирования и кончая аппаратом "Аргиронет" — последним словом подводной техники.

Вот уже 17 лет мы спускаемся под воду в Красном море, и, вероятно, мы единственные можем сравнить, каким был мир кораллов в 1953 году и каким он стал теперь. Многие из островов, банок или атоллов, вблизи которых мы погружались во время нынешней экспедиции, давно нам знакомы. Мы успели изучить их крутые склоны, пучки черных кораллов и ветви акропор. И вот ныне — на Мар-Маре, у островов Фарасан, Европа — мы видим мертвые зоны, поблекшую фауну, новые участки разрушения. Зловещие признаки. Если всего за несколько лет нанесен такой ущерб подводному миру, то что же будет дальше?

Положение тем более тревожно, что подобное случилось не только с рифами Красного моря и Индийского океана. Мы достаточно изучили Красное море и Тихий океан, чтобы сделать вывод: загрязнение вод коснулось самых различных участков побережий, будь то Флорида, Калифорния или острова Микронезии!

Гибель кораллов означает гибель мира изумительной красоты, изучить который по-настоящему представилась возможность. Изучить и познакомиться с формами жизни, совершенно неизвестными обитателям суши. Если мы погубим подобное чудо, просуществовавшее миллионы лет, то будем за это в ответе перед грядущими поколениями. Если же такое произойдет, и наши внуки не увидят живые кораллы, то, смею утверждать, это будет позором XX века.

Даже если мы не дадим кораллам погибнуть окончательно, они долгое время будут пребывать в опасности. Коралловые рифы находятся во власти условий погоды: буря может разрушить их внешнюю оболочку, ливни — опасно уменьшить соленость воды, течения — засыпать наносами и отложениями… Но все это, так сказать, традиционные виды опасности, к которым прибавляются новые. Стоит какому-нибудь танкеру тайно вычистить свои резервуары неподалеку от кораллового рифа, стоит топливной цистерне дать течь — и коралловые полипы гибнут на обширном пространстве. Меры профилактики теоретически несложны, необходимо лишь соблюдать международные соглашения.

Главное состоит в том, чтобы изменить отношение общественности к морю. Своей необъятностью, глубиной, обманчивой неистощимостью богатств море по-прежнему страшит человека, оно кажется ему недоступным, грозным и, главное, неисчерпаемым. Однако не следует превращать море в объект всевозможных экспериментов. Мы были потрясены тем, как легко нарушить равновесие моря.

К примеру, эти тропические рифы, представляющие собой оазисы незначительных размеров, где жизнь, казалось бы, в цвету, в действительности подвержены воздействию различных факторов. Живая зона занимает пространство от поверхности моря всего до глубины 30–40 метров, причем лишь на внешней стороне рифа. Места тут достаточно лишь для ограниченного числа рыб, их можно, по существу, пересчитать. Это оседлые обитатели, и уничтожить их проще простого. Погубить фауну такого рифа, как Абу-Латт или Маф-Зубейр, во власти трех любителей подводной охоты. И вряд ли вместо погибших здесь появятся представители тех же видов. Поэтому нужно не только положить конец загрязнению вод, но и прекратить бессмысленное истребление.

Я знаю, чувствительные души успокаивают свою совесть: рыба, дескать, не испытывает страданий. Не говоря о том, что аргумент этот неверен, его используют, чтобы оправдать истребление фауны, совершаемое ради собственного удовольствия, ради спорта.

Спасти рыб от подводных охотников можно, если прежде всего увеличить число подводных заповедников, таких, как американский в Ки-Ларго (Флорида) или французский в Средиземном море близ острова Пор-Кро.

Уважение к обитателям моря следует воспитывать прежде всего личным примером, словом и кинофильмами. Нужно взывать к чувствам людей, и тогда можно ожидать многого. После демонстрации моих фильмов по телевидению в странах Америки и Европы мне стало известно, как близко приняли к сердцу миллионы зрителей судьбу морских животных, вольнолюбивых, неприрученных, которые, как и люди, имеют суверенное право на свободу и жизнь. Эта тревога объясняется еще и тем, что человек XX века оказывается все более изолированным от естественного окружения. Страшно подумать, что люди могут остаться единственными обитателями планеты. Мы дали им сегодня возможность проникнуть в глубины моря, но пусть это не будет морем опустошенным, гибнущим.

Вот уже 20 лет мы с моими товарищами во время экспедиций на "Калипсо" соприкасаемся с жизнью моря и пытаемся завязать дружбу с рыбами. Нам приходилось разрешать множество проблем, касающихся как водолазного снаряжения и техники для киносъемок, так и психологии животных. Правда, ни в одном из мест, посещенных нами, мы не задерживались подолгу. Но повсюду мы заметили определенные изменения, тенденции к ускоряющемуся упадку.

Возможно, таким образом мы стали свидетелями медленного убийства моря. Если бы мы не изучали море в течение длительного времени, если бы мы не били тревогу, то, несомненно, широкая общественность чересчур поздно узнала бы о том, что современная цивилизация угрожает гибелью самому источнику жизни…

Никакая другая планета солнечной системы не обладает океаном, в котором содержатся все необходимые для жизни элементы. Все живое, относится ли оно к животному или растительному миру, представляет собой прежде всего молекулярное соединение, в основе которого находится вода. Человек, случайный обитатель единственного небесного тела, получившего благословенный дар — воду, не должен забывать, что это та самая вода, которая возникла четыре с половиной миллиарда лет назад, когда создавалась наша планета! Тут сосредоточена вся вода вселенной, и другой больше не будет. Неужели мы станем безучастными свидетелями гибели воды?

Растительный мир океана поставляет нам большую часть кислорода, которым мы дышим. Если воды океана будут отравлены, исчезнет морская флора, на нашей планете вскоре станет ощущаться недостаток кислорода, и это станет бедствием для человечества.

Подсчитано, что ежегодно в Мировом океане возникает около 200 миллиардов тонн микроскопических водорослей, образующих "живую водяную пыль", разносимую течениями. Гигантские скопления фитопланктона представляют собой первое звено в длинной и сложной цепи питания, связывающей между собой многие сотни тысяч морских организмов, от которых зависит в конечном счете и человек.

К счастью, еще не все потеряно, если человечество захочет, то еще можно предотвратить губительное загрязнение воды, положить конец опасным тенденциям, уважая законы жизни океана. Неужели мы станем лишь скорбеть о происходящем и ничего не предпринимать, сознавать творимое зло и лишь сожалеть об этом? Нужно мобилизовать все силы, нужно начать крестовый поход в защиту дела, интересующего все человечество, касающегося его непосредственно.

Неразумно надеяться на то, что море при прежних условиях будет постоянно служить источником пищи для жителей нашей перенаселенной планеты. Надо было с самого начала не расточать сокровища подводного мира. В настоящее же время видеть спасение человечества в хищнически разоряемом океане представляется бредовой идеей.

Весьма похожая история случилась с Африкой. Люди полагали, что плодородие этого континента неистощимо, а между тем почва — вещь деликатная, и при неумелом использовании можно погубить ее навсегда. Именно это и произошло с некоторыми районами этого континента. Такая бесхозяйственность по отношению к океану еще опаснее. Как-то обрабатывая почву, приручая животных, хотя подчас и не очень умело, на суше люди — во всяком случае — носители цивилизации. Что же касается моря, то здесь издревле человек заботился лишь об одном: как усовершенствовать орудия уничтожения. Уничтожения рыб — неважно когда, неважно где, неважно как. С помощью сетей или ружей для подводной охоты. И это занятие может еще показаться как-то узаконенным, поскольку восходит к доисторическим временам, когда человек добывал себе пропитание охотой. В действительности же промысел такого рода архаичен, вреден и бессмыслен.

Первобытная рыбная ловля с развитием современной техники стала такой разновидностью человеческой деятельности, которая губит, опустошает море. Поэтому условия рыбного промысла подлежат пересмотру, как и наши представления о море. Рост населения земного шара и недостаток сельскохозяйственных продуктов заставили человека усилить использование океанских ресурсов. С этой целью он применяет средства сложные и эффективные, но в конечном счете губительные. Все море, источник всего живого на нашей планете, может однажды получить такой удар, который окажется смертельным для него.

Отныне будущее моря в руках человека, того самого человека, который подвергает море опасности и злоупотребляет ограниченными его возможностями. Пора понять, что под мощью океана кроется его беззащитность и уязвимость. Нужно уважать живое море!

Доля богатств океана, которой может воспользоваться человек, не нарушая его биологического равновесия, весьма незначительна. Если же человек преступит этот предел, последствия будут катастрофическими. Море сохранит свои богатства лишь в том случае, если будут соблюдены биологические законы. Чтобы не нарушать эти законы, необходимо их знать. Всякое неразумное вмешательство вызовет цепную реакцию. Этот подводный рай до трагичности неустойчив. Да, в море есть место как для человека, так и для акулы. У каждого своя роль, но она невелика. А между тем промышленное рыболовство значительно превышает разумные пределы использования океанских ресурсов.

Чтобы увеличить отдачу моря (а сделать это возможно), следует выработать особые методы его эксплуатации, такие, как рациональное возделывание и удобрение океана, разведение и приручение обитателей моря. Иного выхода нет. Если же изменения будут продолжаться в прежнем направлении, можно ожидать лишь одного — окончательного истощения продовольственных ресурсов, и результаты такого бедствия трудно даже представить. Пора положить конец романтической эпохе "тайн моря". Тайн больше нет, остались лишь проблемы, которые следует разрешить.

Мы на пороге новой эры, эры поисков и исследований. Разумеется, придется подумать, как использовать животные и минеральные богатства океана, как управлять его энергией. Надо также научиться сохранять целостность и равновесие его, ибо он, хоть и стал, быть может, менее таинственным, но судьба его тесно связана с нашей. Скоро мы поймем, что мир моря — это гигантское дополнение к нашему миру суши — одна из областей нашей вселенной, наследство, которое мы должны охранять ради собственного спасения.

Приложения

Водолазное снаряжение

(В текст приложений и алфавитного перечня названий и имен внесен ряд исправлений и дополнений научных редакторов. — Прим. ред. ) Автономный дыхательный аппарат (акваланг), сконструированный в 1943 году Ж.-И. Кусто и Э. Ганьяном, работает по так называемой открытой схеме дыхания, поскольку использованный воздух выдыхается прямо в воду. В аппарате воздух подается по потребности, при каждом вдохе, а не постоянно.

Он состоит из одного или нескольких баллонов со сжатым воздухом, укрепляемых на спине подводного пловца. При каждом вдохе автомат подает воздух под давлением, равным давлению воды на данной глубине. При выдохе отработанный воздух выходит через клапан выдоха, называемый "утиный нос". Загубник связан с дыхательным автоматом при помощи двух гибких шлангов — один из них предназначен для вдоха, другой — для выдоха.

Автономный аппарат надежен и прост по конструкции, что позволило начать подводные исследования и использовать его в подводном спорте. Изобретение аппарата явилось важной вехой в истории проникновения человека в подводный мир и даже своеобразным этапом в эволюции человеческого общества.

Появление акваланга Кусто — Ганьяна было огромным скачком вперед по сравнению с обычным водолазным снаряжением, когда воздух по шлангу подается в скафандр водолаза с поверхности.

Если за последние двадцать пять лет море для человека стало, по существу, открытой книгой, то лишь благодаря аквалангу, представляющему собой больше инструмент научных исследований, чем спортивное снаряжение. В комплект с аквалангом входят ласты, изобретенные де Корлье; маска и пояс со свинцовым грузом, весящим несколько килограммов, предназначенным для предотвращения непроизвольного всплытия.

Хотя человек и получил возможность беспрепятственно передвигаться в водной среде, не следует забывать о двух опасностях, которые издавна подстерегали водолазов, — это глубинное опьянение, возникающее во время глубоководных погружений, и кессонная болезнь, грозящая подводному пловцу при подъеме на поверхность.

Некоторые чувствуют глубинное опьянение уже на глубине 40 метров, в то время как другие испытывают такое состояние на более значительной глубине, и гораздо позднее, а иногда и чересчур поздно.

Недуг этот, появляющийся при использовании сжатого воздуха, объясняется наличием в воздухе азота, который воздействует на психику аквалангиста. Используя в дыхательной смеси вместо азота более легкий газ, например, гелий, можно значительно, на несколько десятков метров, отодвинуть опасный порог. (Ведутся эксперименты с другими дыхательными смесями, в частности с неоно-кислородной. В 1971 году в США опыт проводился на берегу, без спуска под воду, при этом была показана возможность спусков до 1500 метров. — Прим. ред. )

Декомпрессионные заболевания и кессонная болезнь объясняются тем, что при быстром всплытии с большой глубины растворенный в тканях человека азот освобождается, образуя пузырьки; причем размеры пузырьков увеличиваются пропорционально скорости всплытия, а также глубине и продолжительности пребывания под водой.

Поэтому необходимо замедлить скорость подъема, тем самым препятствуя образованию пузырьков газа, которые могут вызвать закупорку кровеносных сосудов. В особых декомпрессионных таблицах указано, сколько нужно сделать остановок и какой продолжительности в зависимости от глубины и времени погружения.

Если погружение очень кратко, то в организме не успевает скопиться опасное количество газа, и тогда декомпрессионный график нет необходимости соблюдать. И наоборот, с увеличением глубины и продолжительности погружения период декомпрессии увеличивается.

Вот почему производились опыты с "подводными домами". Организм пловца через несколько часов насыщается газом до определенного предела, причем это количество более не увеличивается. Преимущество подводного дома заключается в том, что декомпрессия необходима лишь однажды, спустя несколько дней после поселения в нем, а то и через месяц, как это было во время операции "Преконтинент-III", Таким образом, после длительного пребывания под водой нужно всплывать на поверхность лишь один раз. Это очень важно, поскольку, как говорят водолазы, "за все расплачиваешься при выходе".

При всплытии в декомпрессионной камере подводный пловец будет испытывать то же давление, какому он подвергался на максимальной глубине; оказавшись на поверхности, он проходит декомпрессию по выработанному графику и даже под наблюдением врача. Когда давление в камере станет равным давлению на глубине менее 12 метров, пловцу можно подавать кислород. Именно таким образом использовалась камера Галеацци, которая во время плавания "Калипсо" служила одновременно лабораторией для подводных наблюдений и подводной декомпрессионной камерой.

Автономный скафандр Кусто — Ганьяна, модель "Мистраль" и принадлежности аквалангиста. Обязательное оснащение: 1 — маска, 2 — дыхательный автомат и баллон со сжатым воздухом, 3 — водонепроницаемый гидрокостюм, 4 — пояс с балластом, 5 — ласты. Необходимое оснащение: 6 — глубиномер, 7 — часы, 8 — нож, 9 — надувной жилет, 10 — трубка. Полезное оснащение: 11 — компас, 12 — фонарь и фотоаппарат, 13 — крепления для ласт.

Схема устройства дыхательного автомата Кусто — Ганьяна. 1 — вдыхаемый воздух, 2 — выдыхаемый воздух, 3 — трубка вдоха, 4 — трубка выдоха, 5 — воздух под пониженным давлением, 6 — рычаг, 7 — пружина, 8 — мембрана, 9 — клапан, 10 — фильтр, 11 — запорный вентиль, 12- баллон со сжатым воздухом, 13 — загубник, 14 — "утиный нос".

Новый обтекаемый гидрокостюм с подводным телефоном, встроенным в шлем. В руке пловца "акулья" дубинка.

Мир кораллов

Массивная колония Porites, мадрепоровых кораллов, состоящих из крохотных чаш. Колонии имеют пористую структуру, округлую форму, иногда достигают высоты нескольких метров.

Fungia, одиночный мадрепоровый коралл, ведет прикрепленный образ жизни, в ранний период развития и свободно лежит на грунте — во взрослом состоянии. Заметны септы — перегородки, направленные от периферии к центру.

Мир кораллов — это необычное своеобразное явление. Явление однозначное и в то же время сложное и малоизученное. Для того чтобы кораллы могли развиваться, им необходима чистая вода с температурой не ниже 18 °C. Эти организмы не могут существовать в морях, где много осадков в виде песка или ила. Вот почему они не встречаются у побережий, где в океан впадают крупные реки, несущие много осадков, например вблизи Бразилии, Индии и Западной Африки. Наиболее благоприятны для них воды в районе от 32° с. ш. до 27° ю. ш.

Существуют три типа коралловых рифов: окаймляющие, образовавшиеся на внешней части прибрежной отмели, барьерные, расположенные на значительном расстоянии от побережья, и кольцеобразные — атоллы, окружающие находящуюся внутри лагуну.

Пространство, занятое кораллами, довольно велико, оно составляет 190 миллионов квадратных километров (По Д. В. Наумову (1968), площадь всех коралловых сооружений не превышает 27 миллионов квадратных километров. — Прим. ред. ), что примерно в 20 раз больше территории Европы. Обширные колонии организмов, которые мы наблюдаем сегодня, представляют собой результат эволюционного процесса, продолжавшегося сотни миллионов лет. Ведь кораллы появились на нашей планете 400 миллионов лет назад. В те времена, когда моря были теплыми, кораллы распространялись вплоть до Гренландии и покрывали часть территории Франции и Англии. В настоящее же время они могут жить лишь в тропических морях.

Рифы в теплых морях строятся не только кораллами. Тут мы видим множество животных, ведущих прикрепленный образ жизни, для которых свойствен комменсализм, мутуализм или симбиоз. К числу обитателей коралловых рифов относятся гигантские моллюски — тридакны, полихеты, обитающие в прикрепленных трубках, например спирографисы, гидроидные кораллы, такие как стилястеры и миллепоры, а также известковые водоросли. Но главными рифообразующими организмами действительно являются животные, которых мы не совсем правильно называем кораллами.

Термин "кораллы", употребляемый в обиходе для обозначения колониальных полипов, имеющих известковый скелет, может ввести в заблуждение. Действительно, под словом "коралл" обычно подразумевают только красные кораллы (Corallium rubrum), которые обитают в Средиземном море. Однако эти кораллы, известные всем европейцам (из них изготавливают ювелирные украшения), принадлежат к иному подклассу, чем рифообразующие кораллы. Это восьмилучевые кораллы, отряд горгонарий. Между тем как кораллы, образующие в тропических морях рифы, — шестилучевые… Иначе говоря, хотя все кораллы построены по радиальному типу симметрии, у первых число лучей кратное 8, а у вторых — равное или кратное 6.

В интересующий нас отряд Scleractiniae (или Madreporaria) входят полипы, схожие с морскими анемонами (актиниями), но живущие зачастую колониями и выделяющие известковый скелет.

Acropora pharaonis. Мадрепоровый колониальный коралл с хрупкими многочисленными ветвями. Обитает в спокойной воде.

Acropora hebes. Мадрепоровый колониальный коралл с более толстыми, чем у Acropora pharaonis, ветвями. Часто встречается в Красном море.

Схематический рисунок нематобласта, стрекательного аппарата. Слева — стрекательная нить, свернутая внутри капсулы. Справа — нить, под воздействием внешнего раздражителя выброшенная наружу. 1 — отверстие, 2 — шипы, 3 — центральная трубка, 4 — внешняя оболочка, 5 — трубка или нить, 6 — содержимое капсулы.

Тип стрекающих (Chidaria), в современной систематике тип Coclenterata, к которому относится класс коралловых полипов, характеризуется тем, что его представители имеют ядовитые клетки, получившие название стрекательных, или нематобластов. Это крохотные капсулы, в которых находится скрученная спиралью жгучая нить, усеянная крючками наподобие гарпунов. Под воздействием нервного раздражения клетка открывается, выбрасывается нить, и ядовитые крючки впиваются в тело врага, а иногда и пловца.

В тропических морях кораллы не образуют рифов на глубине. Уже глубже 40 метров они отсутствуют. Это объясняется тем, что мадрепоровые кораллы живут в симбиозе с микроскопическими водорослями-зооксантеллами, поселяющимися в их тканях. Эти водоросли дают кораллам дополнительный кислород и в то же время освобождают их от отходов в виде аммиачных и фосфатных соединений. Этим водорослям так же, как и микроскопическим фитопланктерам, для осуществления фотосинтеза необходим солнечный свет. Однако в Средиземном море и Атлантическом океане существуют коралловые банки (Lophella prolifera), тянущиеся вдоль континентальной отмели от Норвегии до Марокко на глубине от 100 до 1500 метров; лишены зооксантелл.

В общей сложности насчитывается около 2500 видов (По Д. В. Наумову (1968), около 6000 видов. — Прим. ред. ) кораллов всевозможных форм. Одни из них компактные, другие ветвистые. Ветви их значительно различаются как по очертаниям, так и по степени прочности.

Окраска кораллов самая разнообразная — розовая, голубая, пурпурная, алая, желтая или коричнево-золотистая. Окраска определяется наличием в клетках мадрепоровых кораллов многочисленных пигментов и симбиотических водорослей.

В каждой известковой ячейке коралла заключено живое существо — полип. Колония полипов состоит из сотен, а то и тысяч сходных особей, представляющих собой крохотные организмы, состоящие из живой ткани. Их пищеварительная полость сообщается с внешней средой через ротовое отверстие. Вокруг этого отверстия расположены щупальца.

Scleractiniae размножаются почкованием. Но существует и размножение половым путем. В этом случае сперма и яйца выбрасываются в воду через ротовое отверстие. Оплодотворение яиц происходит в воде. Из яиц выходит микроскопическая личинка (планула). Она ведет сначала свободноплавающий образ жизни, а затем опускается на дно, превращается в полип и начинает образовывать свой скелет.

Рыбы, обитающие на рифах

Коралловые рифы служат прибежищем для многочисленных видов рыб, замечательных по форме и окраске. Способ их передвижения удивительно соответствует конфигурации коридоров, лабиринтов, расселин в рифах, созданных кораллами. Образ жизни этих рыб обусловлен необычностью среды, в которой они обитают. Почти все они оседлы.

Термин "рифовые" рыбы более точен, чем "коралловые", поскольку некоторые виды рыб населяют каменистые рифы, состоящие не только из коралловых построек. По-настоящему связаны с кораллами лишь те рыбы, которые ими питаются, как, например, рыбы-попугаи.

Среди нескольких десятков тысяч изученных видов рыб самыми броскими, яркими, без сомнения, являются обитатели тропических рифов: они голубые и желтые, в полоску, пятнистые или словно усыпанные алмазами… Многие меняют окраску в зависимости от возраста, пола или времени года. Некоторые под воздействием страха или в целях мимикрии могут мгновенно изменять до неузнаваемости свою внешность.

Многие из этих рыб сжаты с боков и по форме отдаленно напоминают диск. Они поражают подводного наблюдателя своей расцветкой и необычным силуэтом. Благодаря длинному хвосту и коротким плавникам эти рыбы могут круто поворачивать и останавливаться мгновенно.

За последние годы пловцы, пораженные изобилием к расцветкой этих обитателей рифов, наделили их названиями, которые никак не назовешь научными. Подобные наименования, зачастую заимствованные из различных языков, могут ввести в опасное заблуждение. Хотя, как мне кажется, вовсе изъять такие названия из обихода вряд ли будет целесообразно.

Описывать и определять рыб начали еще в XVIII веке. Научным их наименованиям, позволяющим и поныне точно их классифицировать, мы обязаны таким ученым, как Линней, Кювье, Валансьен, Блекер, де Куа, Гемар (Де Куа и Гемар, первый — врач, а второй — фармаколог французского флота. Жили в XIX веке, принимали участие в знаменитых экспедициях того времени. Они открыли и описали внушительное число обитателей коралловых морей. Вклад их в зоологическую литературу значителен. ), Лессон и другие. Имена эти авторитетны для специалистов, но за последние двадцать лет произошли изменения в отношениях между человеком и морем, в том числе и в языке, где отразились эти изменения. Десятки тысяч аквалангистов могут ныне наблюдать рыб и прикрепленных животных в их собственной стихии. У них возникает желание дать свое название увиденному, выразить собственное отношение к нему. Правда, некоторые научные названия рыб вошли в обиход (губан, альбакор, тиляпия). Но человеческая память не слишком восприимчива к латинским названиям и не очень-то утруждает себя чересчур трудными словами. Отсюда применение названий, возникших во время спусков под воду

Однако нельзя, чтобы это коллективное и безымянное словообразование вносило путаницу в названия и понятия. Приведу несколько вошедших в широкое употребление наименований, которые мы использовали, изучая обитателей рифов во время плаваний на "Калипсо".

Рыба-попугай (poisson регroquet) или рыба-горбун (poisson bosse) — распространенные названия питающихся кораллами рыб, которые принадлежат к семейству скаровых (Scaridae) и имеют научное определение: Scarus и Pseudoscarus.

Рыба-хирург (poisson chirurgien) — общее наименование рыб подотряда хирурговидных (Acanthuraidei), которые живут группами и имеют по обеим сторонам хвоста по шипу, напоминающему скальпель.

Можно признать также название рыба-труба (poisson trompette) для некоторых рыб семейства флейторыловых (Aulostomidae), рыба-ворчун (poisson grogneur) — для ведущих групповой образ жизни рыб семейства Haemulidae. Рыба-чемодан (poisson coffre) — для кузовков и даже "морской еж" (herisson de тег) для двузуба, хотя его общепринятое название Diodon, как Tetraodon, относящееся к иглобрюхам, запомнить совсем несложно.

Название "рогатый чемодан" (coffre cornu) произнести много легче, чем Lactophrys biscupis. Правда, рыбу эту называют также "морской коровой" (vache de mer), поскольку она имеет наросты, напоминающие рога, хотя для коровы она слишком уж мала.

Что касается названия Pterois (крылатка), то для аквалангистов лучше его не изменять, поскольку необходимо научиться узнавать эту рыбу среди прочих обитателей коралловых рифов вследствие опасности, которую она представляет.

Многие названия рыб заимствованы у англичан и американцев и переделаны на французский лад. Широко толкуя английские слова "Butterfly fish", подводные пловцы-профессионалы и аквалангисты-любители называют рыбами-бабочками всяких рыб, которые порхают, сверкая в пронизанных солнцем водах; причем они могут принадлежать и к семейству рыб-бабочек (Chaetodontidae), куда входит множество разнообразных видов, и к семейству помацентровых (Pomacentridae), включая даже необычную рыбу с вытянутым носом, которая восхищает всех, кому привелось побывать под водой, — щетинозуба-пинцетника (Forcipiger longirostris), относящегося к семейству щетинозубых (Chaetodontidae). Уж она-то стоит того, чтобы для нее придумали имя попроще… "Почему бы и не оставить название Forcipiger (пинцетник)?" — подсказывает мне приятель-ихтиолог.

Из-за полос, напоминающих галуны, рыбу из семейства помацентровых (Pomacentridae) абудефдуфа (Abudefduf saxatilis Linne) англичане называют sergeant-major, у французов же нет особых оснований принимать это название. Во французской армии это означает "писарь". Вот почему трудно создать международный перечень рыб.

Не лучше обстоит дело с названием рыбы-ангела (poissons ange), происходящим от английского "Angel fish". Такое наименование, по-видимому, относится к платаксам (Platax, семейство Platacidae). Их также называют нетопырями, или летучими мышами. При этом следует помнить, что Ле Дануа выделяет среди других рыб, принадлежащих к семейству Pomacanthidae, черного бразильского ангела (Pomacanthus arcuatus) и голубого ангела (Pomacanthus ciliaris). Нужно также отметить, что во французском языке "морской ангел" (Ange de mer) относится к некоторым скатам.

К многочисленным рыбам, разноцветным, подвижным, которые обитают в расселинах и выемках рифов и не встречаются нигде более, следует прибавить других оседлых рыб, обитающих также во многих иных морях. Это мурена и мероу, или каменный окунь, и, разумеется, мелкие, непелагические виды акул.

В 1835 году во время плавания на корабле "Бигль" Чарльз Дарвин посетил некоторые из островов Индийского океана, где впоследствии побывали наши аквалангисты, члены экипажа "Калипсо". Он писал в своем дневнике: "Я целый день обследовал эти необычные острова. В некоторых выемках я обнаружил удивительных рыб — зеленого и других цветов. Формы и расцветка многих зоофитов были восхитительны".

Вопрос, почему те или иные обитатели рифов имеют броскую, яркую окраску, не решен окончательно. Оснащенные гидрокостюмами, аквалангами, фото- и кинокамерами, "ныряющими блюдцами", наблюдатели из состава нашей экспедиции сумели проникнуть в этот мир, который Дарвин наблюдал лишь мельком. По прежнему остается загадкой, почему рыбы, живущие среди рифов, обладают такой пестрой, бросающейся в глаза расцветкой? Почему они украшены полосами, а иногда и иными странными узорами, как, например, рыба-бабочка, у которой на обеих сторонах тела у хвоста имеется по пятну, напоминающему глаз, словно для того, чтобы ввести противника в заблуждение, в каком направлении она движется?

С первого взгляда кажется, что пятна эти всего лишь камуфляж. Они мешают определить форму и размеры рыбы и, очевидно, предназначены для отпугивания противника.

Эти признаки могут быть связаны и с важной для животных проблемой кормового участка, о чем уже рассказывалось (пример с мероу).

Известный зоолог Конрад Лоренц недавно выдвинул гипотезу, объясняющую эту проблему. После многолетних наблюдений над жизнью обитателей рифов он пришел к выводу, что рыбы там носят свои "цвета" как опознавательные знаки для соперников в битве. Всякий участок рифа представляет собой территорию, которой владеет хозяин, ожесточенно защищающий ее от посягательств своих сородичей. Рыбы же, имеющие иную расцветку, для них не представляют особой опасности и потому не подвергаются нападению. Само собой разумеется, подобные отношения сохраняются между рыбами и при решении проблемы продолжения рода.

Но все рыбы делятся на две категории. Одни живут стаями, другие ведут одиночный, оседлый образ жизни. Некоторые с возрастом меняют свои привычки.

Что касается мероу и мурен, то наверняка известно, что они почти никогда не удаляются от своего убежища больше чем на десять-двадцать метров.

Наконец, никогда не следует забывать, что значительное число рыб — обитателей рифов ядовито. Однако степень опасности, которую представляет один и тот же вид рыб, может изменяться в зависимости от места лова, времени года, возраста рыбы и способа кулинарной ее обработки.

Среди коралловых рифов, помимо рыб, с поразительной быстротой размножаются другие представители морской фауны, чрезвычайно разнообразные и необычные по форме. Фауна здесь, судя по нашим наблюдениям, удивительно богата и в то же время чрезвычайно восприимчива ко всяким изменениям среды. Ведь в течение миллионов лет она развивалась без какого-либо вмешательства человека.

Появление человека в этом мире, до сих пор замкнутом, грозит нарушить неустойчивое равновесие, результат длительного эволюционного развития значительного числа обитателей моря. Даже сегодня, несмотря на усовершенствование техники и методов погружения, нельзя сказать, чтобы фауна эта была вполне изучена человеком.

И все же именно преобладание определенных колоний животных, например, горгонарий, черных кораллов или альционарий, придает подводному миру особый стиль, особый характер.

В алфавитном перечне читатель сможет найти более подробные сведения об организмах, не похожих на представителей сухопутной фауны, — об асцидиях, мшанках, а также о столь неприметных и невзрачных на суше червях, а в море украшенных радужными султанами.

Кроме того, вблизи рифов и на самих рифах живут другие животные, передвигающиеся с различной скоростью. Среди них чрезвычайно разнообразные морские ежи: диадемы (Diadema) с непомерно длинными иглами, плоские ежи (Clypeastroidea) и др.; морские звезды, причем представители одного из видов ядовиты и пожирают кораллы; моллюски: осьминоги, каракатицы, а также брюхоногие и двустворчатые моллюски.

Черепахи

Черепахи относятся к классу рептилий. Для них характерен массивный череп; тело заключено в панцирь, состоящий из образовавшихся в толще кожи роговых пластинок, покрытых чешуйками и скрепленных намертво со скелетом. Панцирь состоит из нагрудного и спинного щитов. Для черепах характерно также наличие роговых челюстей, зачастую имеющих острые края, и отсутствие зубов.

Черепахи бывают растительноядными и плотоядными (питаются мясом или рыбой), по местообитанию — сухопутными, морскими, пресноводными. Но все они яйцекладущие животные. Черепах обычно делят на два подотряда: скрытошейных (Cryptodira) и бокошейных (Pleurodira). У первых голова убирается в панцирь изгибом шеи в вертикальной плоскости, у вторых шея сгибается в горизонтальной плоскости.

Морские черепахи входят в состав подотряда скрытошейных черепах и обладают приплюснутым, сердцевидным панцирем, который у них хорошо развит. Лапы их напоминают ласты. Они составляют семейство Cheloniidae, куда входят три основных вида.

Зеленая, или суповая, черепаха (Chelonia mydas), заплывает иногда и в умеренные широты, в частности к берегам Европы. Они наиболее многочисленны. Именно из зеленой черепахи готовят черепаховый суп, который так любят англичане. Животные эти в основном растительноядные.

Логгерхед, или головастая морская черепаха (Caretta сагetta) также съедобна и отличается от первых тем, что плотоядна и имеет коричневую окраску.

Бисса (Eretmochelys imbricata), не совсем правильно называемая каретта, отличается красотой пластинок, или щитков. Панцирь удаляется после погружения в кипящую воду.

Обитают эти три вида морских черепах в экваториальных и тропических морских водах всего земного шара.

Жесткий панцирь препятствует любой деформации тела черепахи. Вентиляция легких осуществляется благодаря движению головы и конечностей. Выдвигаясь и снова убираясь в панцирь, они действуют наподобие поршней, которые изменяют внутренний объем тела животного. К этому надо прибавить воздействие мускулов на мягкие ткани, закрывающие отверстия в панцире.

То, что морские черепахи могут довольно продолжительное время проводить в воде, не всплывая, объясняется крайне низким уровнем метаболизма рептилий, чьи потребности в кислороде очень малы. Часовое потребление кислорода из расчета на килограмм веса у них в 300–400 раз меньше, чем у человека.

250 миллионов лет назад на земле существовало 24 семейства черепах, 11 из них живут и поныне. В течение почти 150 миллионов лет рептилии были бесспорными владыками на нашей планете.

Алфавитный перечень названий и имен

Акропора (Асгрога). Колониальный коралловый полип из отряда мадрепоровых кораллов (Madreporaria ), желтого, бурого, зеленого, сиреневого или голубоватого цвета. Может иметь древовидную форму или быть в виде зонта, достигает значительных размеров. Представительница рифообразующих мадрепоровых кораллов, широко распространенная в тропических морях. В Красном море часто встречаются зонтообразные акропоры.

Актиния (actinia) , морской анемон. Принадлежит к классу коралловых полипов (Anthozoa ), отряду актиний (Actiniaria ). Одиночный полип, лишенный скелета. Прикрепляется к грунту, к камням или скалам с помощью подошвы, образующей присоску, однако может также передвигаться на незначительное расстояние. Тело имеет вид мускулистого цилиндра, верхняя часть которого оканчивается ротовым отверстием, окаймленным втягивающимися щупальцами. Их шесть или число, кратное шести. Щупальца снабжены многочисленными ядовитыми клетками — нематобластами, парализующими жертву, которая затем поступает в пищеварительную полость.

Органы размножения находятся в полости тела животного, личинки актиний выходят через ротовое отверстие. Актинии обитают во всех морях и океанах.

Акулы (selachomorpha). Это название относится к многочисленным представителям подкласса пластиножаберных рыб. Из-за наличия хрящевого скелета этих рыб зачастую считают примитивными существами. Между тем акулы обладают удивительно развитой нервной системой; способы размножения акул разнообразны, а у некоторых групп весьма совершенны.

Оплодотворение у акул внутреннее, происходит посредством совокупления.

Серые, или пилозубые акулы Carcharhinidae рождают живых детенышей, есть яйцеживородящие и живородящие виды. Зародыши или яйца с зародышами находятся в брюшной полости самки, их может насчитываться от 4 до 40.

Тело и голова акулы снабжены большим числом различных сейсмосенсорных органов, позволяющих ей четко различать изменения в окружающей среде: это ампулы Лоренцини, сенсорные мешочки, органы, родственные "боковой линии", описанные в 1938 году профессором Полем Бюдкером.

Ученые еще выясняют роль различных органов чувств акулы, которые, очевидно, позволяют ей определять величину гидростатического давления, воспринимать звуки и ультразвуки, реагировать на химический состав воды и т. д. Установлено, что с помощью обонятельных органов акулы могут учуять запах крови даже на значительном расстоянии. Поэтому акула гораздо лучше оснащена, чем подводный пловец, особенно в ночное время.

Устройство глаза у акулы не позволяет ей различать детали неподвижного предмета, зато хищница замечает и распознает все, что движется. Поле зрения у акулы остается постоянным независимо от положения ее тела и резких движений.

Более подробные сведения об опытах над акулами и об их поведении можно найти в книге Ж.-И. Кусто и Филиппа Кусто "Акулы". (См. также Г.Мак-Кормик, Т.Ален, В.Янг "Тени в море". Гидрометеоиздат, Л., 1968. — Прим. Ред. )

Алъционарии (alcyonaria). Представители класса коралловых полипов (Anthozoa ) подкласса восьмилучевых кораллов (Ochocorallia ) отряда мягких кораллов (Alcyonaria ). Это колониальные животные, число щупалец и внутренних перегородок у них кратное восьми.

У Alcyonium , который наши пловцы называют мягким кораллом (англичане — soft coral), роль скелета выполняют микроскопические известковые иглы, или спикулы. Коралл зачастую окрашен в очень красивые цвета — розовый, зеленый, голубой.

Анафилаксия. Так называется особое состояние живых существ в результате введения в их организм некоторых веществ. При новой, пусть самой ничтожной, дозе такого же вещества в организме могут произойти резкие и опасные перемены. Это явление было открыто в 1902 году французскими физиологами Рише и Портье, производившими опыты сначала с ядом физалий, а затем актиний. Введя собаке 0,10 см3 вытяжки из щупалец актиний, сразу они не заметили никакого результата. Но три недели спустя, когда животному ввели дозу препарата в 20 раз меньшую, чем предыдущая, произошел кризис, приведший к быстрому летальному исходу.

По-видимому, опыт этот шел вразрез с тогдашними представлениями об иммунитете. Между тем собака отнюдь не приобрела иммунитета при первой инъекции, как предполагали сторонники модной в то время теории, а напротив, стала чрезвычайно сенсибилизированной, то есть восприимчивой к яду.

Анафилактическое состояние происходит в результате вырабатываемых в организме антител после введения в него антигена. Различные представители морских животных по-разному реагируют на анафилактический шок, сенсибилизация может быть вызвана различными веществами.

Аплизия , или морской заяц (Aplysia ). Моллюск красивого темно-фиолетового или охряно-желтого цвета с крупными белыми пятнами из подкласса заднежаберных (Opisthobranсhia ) отряда покрыто-жаберных (Testibranchia ).

Снабжен чувствительными придатками, торчащими над головой и напоминающими заячьи уши. Тело клейкое, может достигать 30 сантиметров в длину, масса до 400 граммов. Это безобидное растительноядное животное, питающееся водорослями.

С помощью особой железы в целях маскировки может выбрасывать красящую жидкость красивого фиолетового, пурпурного или белого цвета. Кладка яиц морского зайца напоминает гирлянду круглых четок.

Аргиронет . Подводный аппарат для нефтеразведки и производства океанологических исследований, в котором в течение трех суток может находиться экипаж из 10 человек, в том числе 4 аквалангиста. Состоит из двух отсеков. В первом воздух находится под атмосферным давлением, во втором — под давлением, равным давлению окружающей воды. Второй отсек может служить подводным жилищем. Оба отсека соединяются между собой тамбуром.

Максимальная глубина погружения 600 метров. Дальность плавания в надводном положении 400 морских миль при скорости 7 узлов. Скорость под водой 4 узла.

Спроектированный капитаном Кусто, аппарат был построен Центром морских исследований в Марселе на средства французского института нефти и национального центра эксплуатации океанов.

Представляет собой сочетание подводного жилища, где люди могут находиться в течение длительного времени, с классической подводной лодкой, экипаж которой дышит воздухом под атмосферным давлением.

Слово "аргиронет" образовано от греческого "аргирос" (серебро) и "нео" (пряду). Так называется водяной паук, живущий под водой в колоколе из шелковистой паутины, сотканной им самим, где он накапливает воздух, доставляя его с поверхности и задерживая в "волосках" на брюшке. Таким образом, водяной паук создает как бы резервуар, позволяющий ему долго находиться под водой и жить в собственном домике.

Асцидия (ascidia). Представители типа оболочников (Tunicata , или Urockordata ). Донное животное с небольшим мешковидным телом, подчас окрашенным в яркие цвета — красный или желтый. Ведет прикрепленный образ жизни лишь во взрослом состоянии. Личинки асцидий свободноплавающие. Тело асцидий имеет переднее ротовое отверстие, или сифон, обеспечивающий поступление морской воды, содержащей необходимую для этих сидячих животных пищу, и спинное отверстие, или клоаку, откуда извергаются экскременты. Несмотря на кажущуюся примитивность, асцидия имеет жабры, желудок, кишечник и V-образное сердце, которое, сокращаясь, качает кровь то в одну, то в другую сторону. В первом случае сердце животного производит 80 ударов, во втором — 40. Асцидии — гермафродиты, они попеременно вырабатывают то мужские, то женские половые продукты.

Некоторые из них размножаются путем почкования. В одних случаях новые особи остаются связанными между собой столоном и образуют грозди — это колониальные асцидий. В других случаях индивидуумы объединены туникой в массу, группирующуюся вокруг общей клоаки. Это сложные асцидий или синасцидии (Synascidia ). К ним относятся, например, Botryllus , которые иногда покрывают значительные участки скальных пород или же прикрепляются к водорослям.

Асцидия виолета, или морское яйцо, которая употребляется в пищу жителями Лазурного берега, это не что иное, как съедобная средиземноморская асцидия.

Асцидия Ciona intestinalis. 1 — ротовой сифон (служит для приема пищи и кислорода), 2 — клоака (служит для извержения экскрементов и половых продуктов), 3 — отпочковывающаяся особь, 4 — столоны, 5 — мускульная ткань, 6-дыхательный мешок (фильтр для пищи и поглощения кислорода), 7-нервный узел, 8 — половой канал (с мужским и женским отверстиями), 9 — кишка, 10 — анальное отверстие, 11 — яичники, 12- оболочка, 13 — покровы.

Барракуда , или морская щука, — хищница, обитающая в тропических морях, внешне действительно напоминает щуку. Имеет мощные челюсти с крупными зубами, тело вытянутое, цвета полированной стали. Самые крупные экземпляры могут достигать двух метров. Перемещаются группами по 3–4 особи. Более мелкие экземпляры одного поколения передвигаются косяками. У барракуды плохая репутация. В некоторых морях эти рыбы считаются опаснее акул. У них свирепая внешность, маленькие злобные глаза, острые зубы и агрессивные повадки. Часто упорно преследуют пловцов, но если повернуть в сторону барракуды, она увильнет для того, чтобы подплыть еще ближе. Мне кажется, что такое поведение барракуды объясняется скорее любопытством, чем агрессивностью, и репутация, которая за ней закрепилась, вряд ли ею заслужена.

Известные также под названием сфирен (Sphyraenidue ), эти красивые рыбы встречаются во всех тропических морях, но зачастую бывают представлены местными видами.

"Бомбар" — спасательный плот, который надувается автоматически при соприкосновении с водой. Сконструирован Аленом Бомбаром, человеком "добровольно потерпевшим кораблекрушение", и принят в качестве обязательного спасательного средства на торговых судах многих стран.

Бонито, бонит, бонита — рыба из семейства скумбриевых (Scombridae ). Зачастую определение "бонито" употребляется неточно. Чтобы избежать путаницы, следует называть этих рыб голубыми бонито, в отличие от полосатых бонито, имеющих на боках косые полосы. Последних рыб лучше называть пеламидами (Pelamys sarda ).

Броуново движение. Движение в жидкостях и, в частности, в воде частиц материи, размеры которых не превышают нескольких микронов. Открыто в 1827 году Робертом Броуном. Причина — возбуждение молекулярных частиц.

Бурдоннэ Маэ де ля , французский моряк. Родился в Сен-Мало в 1699 году, скончался в Париже в 1753 году. Поступив в молодости на службу в Ост-Индскую компанию, был генерал-губернатором Маскаренских островов, способствовал экономическому процветанию острова Иль-де-Франс (теперь остров Маврикий).

Захватил Пондишерри, овладел Мадрасом, но был отозван Дюпле во Францию. Был заточен в Бастилию, затем судим, но в конце концов оправдан.

Гидрокораллы. Относятся к типу кишечнополостных (Coelenterata ) классу гидроидных (Hydrozoa ) отряду гидрокораллов (Hydrocorallia ). Не следует смешивать эти организмы с мадрепоровыми кораллами, имеющими также вид кустов или древовидную форму, хотя те и другие обрадуют так называемые коралловые массивы, рифы или банки, однако принадлежат к разным отрядам.

К числу Hydrocorallia относится Millepora nodosa и родственные им стилястеры. Они в изобилии встречаются в глубинах Красного моря и представляют собой золотистые кусты, напоминающие веера.

Гийо. Американский геолог, профессор Принстонского университета. Г. Хасс присвоил имя известного геолога Арнольда Гийо, жившего в XIX веке, подводным горам с уплощенной вершиной, которые он обнаружил в Тихом океане с помощью эхолота (гайот).

Существует гипотеза, что эти горы вулканического происхождения. В определенный момент своего роста вулканы образовали острова. Затем они стали медленно опускаться и море охладило их вершины. В настоящее время горы эти представляют собой усеченные конусы с вершиной, зачастую расположенной на значительной глубине. Пробы грунта, взятые с помощью драги на отдельных гайотах, выявили базальтовый характер пород, что подтверждает гипотезу о их происхождении.

Голотурии (holoturia), или морские кубышки. Принадлежат к типу иглокожих, приспособлены к передвижению по грунту. Имеют брюшную и спинную сторону. Рот окружен венчиком из десяти ветвистых щупалец. К прямой кишке прикреплены два больших древообразных "легких", выполняющих функцию жабр. Животное имеет особую амбулакральную систему, связанную с ножками и щупальцами и служащую для передвижения и частично для захвата пищи.

Голотурия питается, перерабатывая ил и песок, из которых выбирает крохотные организмы и органические частички. Голотурии — раздельнополые животные, причем мужские особи более многочисленны, чем женские. Иногда это животное называют морским огурцом, что представляет собой перевод латинского названия одного из родов Cucumaria . Китайцы называют голотурию трепангом, употребляют в пищу и приписывают ей возбуждающие свойства.

Голотурия Cucumaria planci. 1 — щупальца, 2 — амбулакральные ножки, 3 — ротовая полость, 4-ротовое отверстие, 5 — большие щупальца, 6 — малые щупальца.

Голоцентриды. (holocentridae). Эти рыбы в обиходе называют рыбами-солдатами (poissons soldats). Обитатели коралловых рифов. В дневное время прячутся в расселинах, наиболее активны ночью.

Рыбы рода Holocentrus снабжены мощным шипом, расположенным на жаберной крышке и напоминающим меч, которому они и обязаны своим названием. Этот род, так же как родственный ему род мирипристов (Myripristis ) включает множество видов.

Горгонарии, или роговые кораллы. Входят в состав класса коралловых полипов (Anthozoa ) подкласса восьмилучевых кораллов (Octocorallia ) отряда роговых кораллов. Колонии их с многочисленными, спаянными друг с другом веточками часто имеют красивую форму (англичане так и называют их: fan — веер) и окрашены в желтый, сиреневый или розовый цвет. Известковый или рогоизвестковый скелет колоний весьма эластичен и прочен. Горгонарии при помощи округлого расширения основания прочно прикрепляются к твердому грунту или скалистым склонам и образуют отдельные поселения, а иногда густые заросли. Горгонарии встречаются во всех морях. Во многих тропических районах колонии горгонарий превышают 1 метр в высоту, являясь неотъемлемой частью подводного пейзажа. Об изобилии и разнообразии этих колониальных организмов стало известно благодаря исследованиям с использованием акваланга. Наблюдатели, совершавшие погружения в "ныряющем блюдце" в Красном море, смогли, кроме того, обнаружить на значительной глубине целые леса горгонарий.

Средиземноморский красный коралл — это сородич роговых, а не мадрепоровых кораллов.

Губаны (labridae). Обитают у скалистых берегов на участках с небольшими глубинами. Отличаются яркой окраской. У некоторых видов с возрастом значительно изменяется их внешнее убранство. Эти рыбы особенно многочисленны в тропических морях. Жители Бретани называют губана "старухой" (vieille).

Губки (porifera, или Spongia). Наиболее примитивные из многоклеточных животных.(Губки — очень древние животные. Периодом наибольшего их расцвета считают юрское и меловое время. — Прим. ред. ) Тело их пронизано множеством отверстий, или пор, которые служат началом канальцев, ведущих в камеры, соединенные с полостью тела. Поверхность камер выстлана слоем воротничковых клеток. Каждая такая клетка снабжена жгутиком. Благодаря движению жгутиков осуществляется постоянный приток воды, содержащей кислород и взвешенные пищевые частицы. Скелет образован из микроскопических известковых или кремниевых игл (спикул) или волокон особого органического вещества — спонгина. Губки разнообразны по форме и цвету. Они могут иметь форму веера, пальца, шара, чаши, а некоторые образуют наросты голубого, желтого, алого цветов. Губок делят на известковых, стеклянных и обыкновенных а зависимости от строения их скелета.

Двузубы и иглобрюхи (diodon и Tetraodon). Обитатели коралловых рифов. Вытащенные из воды, рыбы сразу заглатывают воздух и раздуваются. Двузуб отличается от иглобрюха главным образом шипами, которыми он покрыт. Если извлечь его из воды, можно подумать, что это еж. У иглобрюха крупные шипы отсутствуют, мелкие шипы прилегают к телу, когда животное в спокойном состоянии. Мясо многих представителей семейства иглобрюхов, в особенности кожа и печень, ядовито… Однако в Японии несколько видов иглобрюхов почитается лакомым блюдом (под названием "фугу"), после особой кулинарной обработки приобретающим изысканный вкус. Приготовление этого блюда доверяется поварам, имеющим диплом об окончании специальной школы. Несмотря на это, ежегодно нередки случаи тяжелых пищевых отравлений.

Дельфины. Морские млекопитающие. Относятся к отряду китообразных (Cetacea ) подотряду зубатых китов. Обитают во всех морях. Плотоядны. Длина обычно не превышает 3 метров, но у ряда видов достигает 6 метров. Ведут групповой образ жизни. Спина дельфина черная, брюхо белое. Вытянутые, напоминающие клюв челюсти усеяны острыми зубами.

Существует много видов дельфинов, в том числе дельфин обыкновенный (Delphinus delphis ), живущий в умеренных и теплых морях; афалина (Tursiops truncatus ) — этих дельфинов американские ученые не раз приручали; Delphinus roseiventris , размеры его меньше, всего 1,5 метра.

Занклы (zanklidae). Рыбы, обитающие в коралловых морях. Тело сжато с боков, не очень толстое, с непомерно развитыми лучами спинного плавника, которые волочатся сзади. Из-за внешнего сходства их долгое время путали с хетодонами (Chaetodontidae ). Их называют также рыбами-флажками (poissons bannieres). Пловцы "Калипсо" дали им прозвище "радио-рыбы" (poisson radio), благодаря длинному лучу, напоминающему антенну.

Зооксантеллы. Жгутиковые микроскопические водоросли желтого цвета. Находятся в тесных обоюдовыгодных симбиотических отношениях с различными морскими животными. Ими набиты протоплазма некоторых радиолярий, ткани мадрепоровых кораллов и мягких кораллов. Огромное количество зооксантелл поселяется в гигантских тридакнах, которые не могут без них существовать.

Иглокожие (echinodermata). В этот тип входят морские ежи, звезды, офиуры, голотурии и морские лилии. Иглокожие имеют лучистый план строения, обычно кратный пяти. Характерная для них водоносная (амбулакральная) система, служащая в основном для движения, осязания, связана с внешней средой при помощи мадрепоровой пластинки, пронизанной мельчайшими порами. Иглокожие исключительно морские животные.

Казуарина. Родина — Австралия. Род Casuarina включает десятка два видов. Эти деревья растут в Индии, на Мадагаскаре, на острове Реюньон, на острове Маврикий и. в Европе.

Кашалот. Гигант среди зубатых китов (Odontoceti ). Практически лишь нижняя челюсть кашалота оснащена зубами: их от 20 до 30 штук с каждой стороны. Когда животное закрывает челюсть, каждый зуб входит в альвеолу верхней челюсти, на которой не более 1–2 пар зубов. Массивная голова его составляет треть длины туловища.

Самец большеголового кашалота (Physeter macrocephalus ) может достигать 18 и даже 20 метров, а самка 10–12, иногда 15 метров. Вес порой превышает 50 тонн.

Эти животные являются предметом охоты из-за их жира и спермацета, вещества, напоминающего воскообразную, маслянистую массу и находящегося в их голове. В прямой кишке самцов иногда обнаруживают куски пахучего и очень ценного продукта — амбры, используемой в парфюмерии. Изредка куски ее весят до 400 килограммов.

Среди всех китообразных кашалот лучший ныряльщик: не всплывая на поверхность, он может находиться под водой в течение 90 минут и нырять на глубину более 1 километра. Столь незначительное потребление кислорода может объясняться редкой частотой пульса. Мясо у кашалота, как и у других животных, могущих длительное время находиться под водой, черное, маслянистое.

Кашалот.

Копра. Сердцевина кокосового ореха, высушенная и подготовленная к перемолу с целью извлечения кокосового масла.

Корковые кораллы , или зоантарии (отряд Zoantharia ). Обычное название небольшой группы кишечнополостных животных, иногда одиночных, иногда колониальных, принадлежащих к классу коралловых полипов (Anthozoa ). В отличие от других кораллов, лишены скелета и часто инкрустированы мелкими чужеродными предметами — песчинками, иглами губок и т. д. Наиболее распространенные роды — Zoanthus и Palythoa . Представители последнего образуют настоящие ковры, покрывающие рифы.

Косатка (orcinus огса) принадлежит к зубатым китам (Odontoceti ). Одна из самых прожорливых хищниц среди всех млекопитающих и самая зубастая! Может достигать в длину от 6 до 8 и даже 10 метров, а спинной плавник — 2 метров в высоту.

Косатки передвигаются стаями и нападают на самых крупных китов, особенно на ослабленных.

Крылатка (pterois). Принадлежит к семейству скорпеновых (Scorpaenidae ), близки к скорпенам, обитательницам Средиземного моря. Встречаются лишь в тропических морях. Плавники, напоминающие паруса, и веерообразный хвост испещрены розовыми и сиреневыми пятнами. Голова покрыта выпуклыми наростами. Лучи спинных плавников ядовиты.

Даже небольшой укол такой колючки обжигает как огонь и может вызвать отек, воспаление, жар и сильную боль. Встреча с этой рыбой может оказаться смертельно опасной. Арабы, живущие на побережье Красного моря, называют ее рыбой смерти. Крылатки — хищницы и могут проглотить жертву величиной с себя, напав на нее из засады. Наиболее распространена полосатая крылатка, или рыба-зебра (Pterois volitans), но существует много и других видов.

Литотамний (lithothamniоn). Известковая водоросль (относится к Rhodophycea ), покрывающая отвесные склоны красивым сиреневым ковром.

Известковые водоросли встречаются в Средиземном мире так же часто, как и в тропических морях. Интенсивно усваивают углекислый кальций, растворенный в морской воде. В тропических морях цементируют мадрепоровые кораллы и создают своеобразные подводные дорожки, или "тротуары", у основания склонов.

Среди рифообразующих известковых водорослей можно назвать таких, как Lithophyllum и Porolithon .

Луцианы , или рифовые окуни (lutianidae) — широко распространенные во всех теплых морях рыбы. Форму их тела можно назвать классической. Во время нашей экспедиции эти рыбы постоянно толпились вокруг пловцов, раздающих угощение, никогда не пропуская кормежек.

Имеет анальный плавник с тремя шипами, голова частично лишена чешуи. Рыба хищная, обитает у побережья тропических и субтропических морей. В изобилии водится в Индийском и Тихом океанах.

Мероу. Ведет оседлый образ жизни и обитает в гротах и расселинах кораллов на самых различных глубинах. Предпочитает песчаное дно. Выслеживает добычу из засады и бросается на нее с поразительным проворством. Подчас ловит жертву, втягивая ее в себя вместе с водой.

Мероу, некогда многочисленные в средиземноморских водах, подверглись истреблению, однако до сих пор живут у берегов Африки и обеих Америк.

В теплых морях существует множество видов мероу (Epinephelus ) самых различных цветов. Они входят в состав семейства серрановых, или каменных окуней (Serranidae ), к которым относятся также (Cephalopholis ), а также рыбы, принадлежащие к роду Stereolepis и Promicrops . Причем промикропсы могут достигать длины 3–3,6 метра. Они обитают в восточной части Индийского океана и в Тихом океане. Англичане всем рыбам, принадлежащим к семейству серрановых, дают название "групер".

Миллепоры (millepora). Колониальные организмы, обитающие в теплых морях. Представители класса гидроидных (Hydrozoa ) отряда гидрокораллов (Hydrocorallia ), образуют. колонии с известковым скелетом. Называемые аквалангистами "огненными кораллами", принадлежат к иному, чем мадрепоровые кораллы, классу, однако также являются рифообразователями.

Колония несет два сорта полипов — защитные (дактилозооиды, вооруженные нематобластами с ядом, и кормящие (гастрозооиды).

Зооксантеллы, поселяющиеся в тканях миллепоры, придают ей ярко-желтый, розовым или красный цвет, который, к счастью, позволяет пловцам вовремя опознать опасные огненные кораллы.

Монгольфьер. Воздушный шар, наполненный теплым воздухом. Аппарат этот был изобретен в 1783 году братьями Монгольфье, учеными и промышленниками, уроженцами французского города Аннона.

Воздухоплавание с помощью шаров — монгольфьеров в настоящее время стала модным в Соединенных Штатах, там создано несколько клубов любителей этого сравнительно недорогого вида спорта.

Морские ежи (echinoidea). Животные, покрытые иглами, среди которых разбросаны особые хватательные органы — педицеллярии, причем некоторые из них оснащены ядовитой железой. Морские ежи имеют мощный жевательный аппарат, состоящий из двадцати пяти элементов, получивший название "аристотелев фонарь". С помощью игл могут довольно быстро передвигаться. Некоторые морские ежи обитают в выемках, которые сами же с помощью игл и зубов проделывают в поверхности камней. Все они питаются водорослями и мелкими организмами.

Морские ежи — раздельнополые животные, яичники и семенники разных полов внешне очень сходны и отличаются лишь цветом. У самца скального морского ежа (Рагаcentrotus lividus ) они желтые, у самки — оранжевые. Развитие большинства морских ежей сопровождается прохождением плавающей личиночной стадии. Животные эти съедобны. Морские ежи разнообразны по форме тела и другим признакам: копьеносные ежи (Cidaroidea ) с длинными иглами; плоские (Clypeastroida ) имеют амбулакральные ножки, напоминающие своей формой венчик цветка из пяти лепестков; сердцевидные (Spatangoida ), обитающие в иле или песке, питаются микроорганизмами.

Сердцевидные ежи (Spatangoida). Морские ежи яйцевидной или сердцевидной формы, покрытые короткими иглами. Живут в илистом песке и могут достигать в длину 12 сантиметров.

Морской еж. 1 — анальное отверстие, 2 — водоносная система, 3 — радиальная пластинка, 4 — яичник, 5 — шипы, 6 — водоносный канал, 7 — яйценосная железа, 8 — кишечник, 9 — сифон кишечника, 10 — ротовое амбулакральное кольцо, 11 — рот, 12 — нервное кольцо, 13 — аристотелев фонарь, 14 — интеррадиальные пластинки, 15 — радиальный нерв, 16 — амбулакральный канал, 17 — сократительные ампулы, 18 — амбулакральные ножки.

Морские звезды (asteroidea). Животные, принадлежащие к типу иглокожих (Echinodermata ).

Тело у них в виде звезды с пятью и более лучами (до 45–50). На конце каждого луча находится щупальце, в основании которого расположен так называемый глазок ярко-красного цвета. С помощью глаз звезда способна лишь различать интенсивность освещения и направление источника света. Благодаря водоносной системе, связанной с множеством мягких амбулакральных ножек, морская звезда довольно быстро передвигается даже по отвесной поверхности.

Это хищное существо, нападает на моллюсков, линяющих ракообразных, пожирает трупы погибших животных. Некоторые звезды могут, вывернув наизнанку свой желудок, обволакивать им добычу и переваривать ее, не заглатывая.

Чтобы открыть раковину двустворчатого моллюска, звезда цепко прикрепляется к жертве ножками, снабженными присосками, и преодолевает сопротивление мускулов моллюска. Раковина открывается, и морская звезда просовывает в образовавшуюся щель свой желудок. Морские звезды обладают исключительно высокой способностью к регенерации. У них могут восстановиться все недостающие части, даже после разрезания на несколько кусков, но необходимо наличие хотя бы одного луча и части центрального диска.

Морская звезда. Слева — верхняя сторона: 1 — гениталъное отверстие, 2 — мадрепоровая пластинка, 3 — глазные пятна, 4 — спинные краевые пластинки, 5 — шипы. Справа — нижняя (ротовая) сторона: 6 — внутренние краевые пластинки, 7 — ротовые пластинки, 8 — амбулакральная борозда, 9 — амбулакральные пластинки, 10 — амбулакральные шипы, 11 — ротовое отверстие.

Морские лилии. Относятся к классу морских лилий (Crinoidea ), который в свою очередь принадлежит к типу иглокожих (Echinodermata ). Морская лилия представляет собой небольшой диск в виде чашечки с расходящимися от него десятью лучами, или руками (у некоторых видов число лучей достигает 200), расположенными попарно. Морские лилии раздельнополы, яйца оплодотворяются вне тела лилий в воде. Существует множество видов морских лилий. Окраска их яркая — алого, желтого или оранжевого цвета. Животные могут передвигаться с помощью лучей, но ведут фактически оседлый образ жизни, прикрепляясь к кораллам или скалам при помощи крочкообразных членистых придатков, или цирр, которых может быть более ста. (Морские лилии делятся на стебельчатых, ведущих прикрепленный образ жизни, и бесстебельчатых, способных проплывать небольшие расстояния. — Прим. ред. ) Питаются мелкими организмами. Пища подается в ротовое отверстие животного с помощью околоротовых щупалец и маленьких боковых веточек (пиннул), расположенных на лучах вблизи ротового отверстия.

В геологическом прошлом существовало огромное количество Crinoidea , из которых выжили лишь немногие. (Немногие представители, сохранившиеся до мезозойской эры, постепенно исчезли. Но в конце мезозоя появилась новая группа морских лилий — отряд Articulata , представители его достигают наибольшего расцвета в настоящее время. — Прим. ред.)

Морские перья. Наряду с горгонариями и красными кораллами, обитающими в Красном море, принадлежат к подклассу восьмилучевых кораллов (Octocorallia ), но к отряду Pennatularia . На некоторых участках Красного моря эти "белые трости" (виргулярии) превышают метр в высоту и могут покрывать обширные, похожие на прерию, территории.

Мурена. Рыба из отряда угреобразных (Anguiliformes ) относится к семейству муреновых (Muraenidae ). He имеет грудных плавников, а жаберные щели превратились в отверстие. Несмотря на неприветливую внешность, мурену можно приручить. Это доказали Ив Омер и Доминик Сумиан.

Мшанки (Вгуоzоа). К этому типу относятся главным образом колониальные животные, ведущие прикрепленный образ жизни. Каждая колония состоит из весьма значительного количества особей. Мшанки чаще всего напоминают мелкие кустики, иногда имеют вид пластинок или тонких корочек, покрывающих подводные предметы. Каждая особь размером около 1 миллиметра помещается в отдельной ячейке с отверстием, которое позволяет особи, населяющей ее, высовывать наружу так называемый — лофофор с входящей в него полостью тела. На лофофоре помещается ротовое отверстие, окруженное венцом из щупалец. Эти щупальца, покрытые ресничками, служат для снабжения организма кислородом, а также направляют к ротовому отверстию животного частицы пищи.

Ротовое и анальное отверстия расположены рядом. Размножаются и половым и бесполым путем: из яиц выходят снабженные ресничками плавающие личинки, которые затем прикрепляются к грунту, положив начало новой колонии. Образование колоний происходит путем последовательного многократного почкования.

Через определенный промежуток времени какая-то особь старится и погибает. Остатки ее скапливаются с краю ячейки, образуя так называемое бурое тело, которое затем выводится наружу. Возникшая путем почкования новая особь занимает место в ячейке.

Органчик (tubiрога musica) принадлежит к классу коралловых полипов (Anthozoa ) подклассу восьмилучевых кораллов (Octocorallia ). Колония образуется цилиндрическими трубками, расположенными в ряд. Трубки эти не параллельны, а несколько расходятся кверху веером. Между собой соединены горизонтальными пластинами, находящимися на некотором расстоянии друг от друга. Этот вид коралла растет ввысь. Относится к рифообразующим кораллам.

Органчик (Tubipога), принадлежащий к классу Anthozoa.

Осьминоги (octopoda). Головоногие моллюски, имеющие восемь щупалец (их называют также руками, а иногда ногами), снабженных присосками. Раковина рудиментарная, а то и вовсе отсутствует. Существует множество видов осьминогов, ведущих, как правило, оседлый образ жизни и обитающих почти во всех морях. Самые крупные осьминоги могут превышать 2 метра. У отдельных видов в слюнных железах вырабатывается сильнодействующий яд. Укус одного австралийского вида смертелен для человека.

Третья правая рука снабжена семенным каналом. Эта рука, называемая гектокотилем, с целью оплодотворения вводится в мантийную полость самки.

Офиуры, или змеехвостки, (ophiuroidea) составляют один из пяти классов типа иглокожих (Echinodermata ). Имеют тело в виде диска с сильно отделенными от диска и подвижными лучами, число которых обычно равно 5 (реже 6, 7 или 9).

Лучи членистые, много длиннее тела, очень подвижные (с их помощью животное может немного приподниматься над грунтом и довольно быстро передвигаться).

На брюшную сторону диска выходит ротовое отверстие, переходящее в короткий пищеварительный тракт и далее в желудок и кишечник. Анальное отверстие отсутствует.

Офиуры раздельнополы. Оплодотворение яиц происходит в воде. Позднее из них выходят плавающие личинки — офиоплютеусы. Встречаются во многих морях на глубинах до 4000 метров.

Офиуры способны регенерировать значительную часть тела. Обладают также способностью к автотомии. Могут в целях самозащиты обломить один или более лучей и вновь регенерировать их. Более того, офиура может разделиться надвое, и из каждой половины образуется новая особь.

Офиура.

Педицеллярий. Сложный орган, которым снабжены некоторые иглокожие, глазным образом морские звезды и ежи. Представляет собой крохотные щипчики с двумя или тремя острыми зубчиками. Некоторые из них оснащены железой, содержащей весьма опасный яд.

Нервный узел, связанный с чувствительными клетками, вместе с мускулами координирует действия каждого из таких щипчиков. Если противник или жертва в пределах досягаемости, защитные педицеллярии впиваются в тело, прокусывают его и парализуют, вводя яд.

Платаксы (platacinae). Округлые, высокотелые, сплющенные с боков рыбы с удивительно сильным отблеском. Обитает в коралловых рифах. Ее называют также рыбой-ангелом (poisson ange). Другое название этих же рыб — нетопыри, или морские летучие мыши. Молодь платакса — оранжевого или желтого цвета. Взрослые особи темнеют, у них появляются черные и белые полосы. Живут эти рыбы стаями. Максимальная длина, платакса 70 сантиметров; высота вместе с плавниками в зависимости от вида рыбы может достигать значительной величины. Платаксы всеядны, питаются остатками водорослей и мелкими животными. Мясо их съедобно.

Плекторинхи, или сладкогубы (роды Plectorynchus, Gaterin и Diagramma ). Водятся в водах Индийского и Тихого океанов. По виду напоминают окуня. Тело рыбы овальное, сжатое с боков, губы рта мясистые, толстые. Обитает среди коралловых массивов. Многие рыбы имеют яркое одеяние, но с возрастом оно значительно изменяется. Мясо отличается изысканным вкусом.

"Преконтинент-II". В 1963 году около острова Шаб-Руми, расположенного у побережья Судана, был осуществлен второй эксперимент с использованием подводного жилища, когда два океанавта в течение недели жили в нем на глубине 26 метров, а восемь человек находились на глубине 11 метров в течение целого месяца. Третий эксперимент был осуществлен в 1965 году во время операции "Преконтинент-III", когда шесть человек в течение трех недель жили на глубине 100 метров в подводном убежище, установленном на дне моря неподалеку от мыса Ферра.

"Подводные дома", использовавшиеся в операции "Преконтинент-II". Слева вверху — ангар для "ныряющего блюдца", внизу — глубоководная "вилла". Справа — большое жилище с клеткой для рыб. На заднем плане — ангар для подводных буксировщиков.

Рыбы-бабочки (chaetodontidae), poisson papillons. Обитательницы рифов. Сжаты с боков, очень яркой расцветки, чаще всего имеют форму диска. Обязаны своим названием английскому названию "Butterfly fish". Они и впрямь как бы порхают над коралловыми рифами, некоторые из них имеют рыло, вытянутое в воронку или трубку, это позволяет им легко извлекать корм из расселин между кораллами. Рыба всеядна, питается водорослями, а также мелкими животными, прячущимися среди ветвей кораллов. Мелкие, частые, как щетка, зубы сравнительно непрочны, что не позволяет рыбе питаться твердой пищей.

Рыба-еж (dendrochinus zebra) обитает в тропических морях и в значительной мере напоминает крылатку, чрезвычайно ядовита. Бородавчатка (Synanceia ) еще ядовитее, чем крылатка. Она оснащена ядовитыми железами, расположенными у основания спинных шипов, которые действуют наподобие медицинского шприца. Эта рыба прячется в илистом песке, а также среди камней, и горе рыбаку, который наступит на нее. Он обречен…

Рыбы-клоуны (amphiprion) — poissons clowns. Принадлежат к семейству помацентровых (Pomacenthridae ). Эти рыбы в большом количестве водятся среди кораллов. Известны тем, что живут в симбиозе с актиниями (морскими анемонами), яд которых смертелен для других рыб.

Это сожительство называют иногда комменсализмом. Доктор Катала предлагает иной термин: "мутуализм", поскольку, по его словам, "налицо взаимообслуживание: рыба снабжает анемона пищей, чистит его, возбуждает щупальца, а анемон дает своему гостю приют и защищает от всякой внешней опасности".

Рыбы-клоуны живут среди щупалец анемона попарно, и их молодь оказывается также защищенной щупальцами покровителя.

Рыбы-попугаи (фр.- poissons perroquets). Относятся к семейству скаровых (Scaridae ), приспособлены к жизни среди коралловых рифов. Зубы соединяются, образуя прочный клюв, которым они откусывают куски известковых водорослей и кораллов, выбирая мягкие полипы или мелких животных, в частности морских червей и моллюсков, которые селятся в расселинах или на поверхности кораллового рифа. Питаются также коркообразными известковыми водорослями, покрывающими значительную часть коралловых массивов.

Пасутся целыми стаями, оставляя отчетливые следы своих зубов. Производят много шума, дробя пищу, и шум этот далеко слышен в воде. Частицы кораллов, проглатываемые ими, без труда проходят в пищеварительный тракт, поскольку рыбы тщательно перетирают их глоточными зубами.

В Красном море можно встретить целые стаи крупных скаровых рыб с характерной шишкой — рыб-горбунов, которые в течение суток постоянно мигрируют: ночью они по одиночке прячутся в углублениях и расселинах рифов, а днем, собираясь в группы, отправляются на свои пастбища. Шишка, или горб, с возрастом увеличивается. Известковые отходы, извергаемые этими большими рыбами, имеют вид отчетливо различимых облачков. Отходов получается такое количество, что на некоторых глубинах может измениться характер грунта.

Размеры рыб-попугаев бывают самыми разными у разных видов: от 10 сантиметров до 1 метра у старых самцов Chlorurus gibbus .

Рыбы-прыгуны (илистые прыгуны, илистые колбни) Periophthalmus . Эти рыбы, размером 17–20 сантиметров, встречаются главным образом в тропиках, в частности у побережья Африки. В поисках пищи они могут длительное время находиться вне воды, спрятавшись в иле, среди камней или даже взбираются на выступающие коряги и корни прибрежных деревьев. Глаза у них выпуклые и расположены очень высоко. Рыба может рыть в иле своеобразные подковообразные норки. Умеет довольно быстро передвигаться по суше и даже по поверхности воды скачками наподобие лягушки.

Илистый прыгун Periophthalmus.

Рыбы-хирурги (acanthuridae). С каждой стороны хвостового плавника имеют как бы скальпель, вернее шип, который выдвигается при встрече с противником. Этим шипом рыба-хирург (poissons chirurgiens) наносит глубокие раны, однако шип не ядовит. Рыба-хирург может серьезно поранить руку аквалангиста. Рыбы-единороги (Naso ), относящиеся также к семейству хирурговых, обладают двумя неподвижными шипами, не являющимися оружием.

Хирурговые питаются главным образом растениями. Они непрестанно обгладывают мелкие водоросли, растущие на скалах и некоторых видах кораллов. Зубы у этих рыб необычной конструкции, весьма подвижные, напоминающие крохотные грабли, с помощью которых они скребут твердые поверхности.

Мясо некоторых видов ядовито.

Сапрофиты. Растения, живущие на разлагающихся органических остатках.

Сейшельские острова. Открыты португальцами в XVI веке. По приказу Маэ де ля Бурдоннэ были с 1742 по 1744 год исследованы Лазаром Пиго, давшим им название Ла Бурдоннэ. Став собственностью Ост-Индской компании, получили название Сейшельских в честь губернатора Моро де Сейшеля. Губернатор острова Иль-де-Франс Пуавр привез сюда пряности, поселенцы прибыли с острова Бурбон (ныне остров Реюньон). Были захвачены англичанами в 1810 году, а в 1814 году переданы им окончательно по условиям Парижского договора.

Синий кит (balaenoptera musculus). Относится к подотряду усатых китов (Mystacoceti ), имеет сильно развитый спинной плавник, крупную приплюснутую сверху голову. Нижняя челюсть значительно выдается вперед. Брюхо покрыто многочисленными продольными складками. Синий кит может достигать в длину 28–30 метров и весить 136 тонн. По словам профессора Бюдкера, "синий кит установил рекорд, который еще никто не побивал ни прежде, ни теперь. Это самое крупное животное из всех, какие населяли сушу и море". Другой представитель усатых китов финвал (Balaenoptera phyzalus ) не превышает 25 метров. В среднем величина его около 20 метров, а средний вес 60 тонн.

Китобои утверждают, что на фут длины приходится тонна веса, но это не всегда так: существуют тощие и тучные киты.

Синий кит — самое крупное млекопитающее.

Сифонофоры (siphonophorа). Принадлежат к классу гидроидных (Hydrozoa ). К подклассу сифонофор относятся исключительно морские дрейфующие организмы. Сифонофоры прозрачны, зачастую имеют великолепную радужную окраску. Представляют собой колонии, в состав которых входят как полипоидные, так и медузоидные особи. Отдельные особи колонии выполняют строго определенные дифференцированные функции(питание, защита, размножение). Осью колонии является тяж, или столон, наверху которого возвышается воздушный пузырь, пневматофор, наполненный газом, по составу близким к воздуху.

Питаются сифонофоры мелкими организмами, которых они ловят с помощью особых арканчиков, по всей длине густо покрытых стрекательными клетками; ожоги некоторых сифонофор в известной степени опасны и для человека.

Размножаются только половым путем. Личинка типа планулы. При развитии ее отдельные части сифонофоры образуются посредством выпочковывания.

Скат-манта. Гигантский морской дьявол (Manta birostris ). Своим названием, как и другой скат-рогач (Mobula ), обязан двум небольшим выростам, расположенным по обеим сторонам головы и напоминающим рога. Размах плавников у самых крупных особей может достигать 6 метров, а масса 1,5–2 тонны.

Питаются манты крупным планктоном и мелкой рыбой. Поглощают пищу, плавая с разинутым ртом; мощные плавники, расположенные по обеим сторонам тела, позволяют животному двигаться с невероятной скоростью. Обычно это безобидное существо, но благодаря способности совершать прыжки на 1,5 метра над поверхностью воды, своей массе и исключительной живучести может оказаться опасным противником.

Семейство рогачевых, или мантовых (Mobulidae ), насчитывает 4 рода и около десятка видов.

Скорпена. Французское ее название rascasse происходит от испанского "rascar", а возможно, от провансальского "racos", то есть "злюка". Рыба обитает среди камней. Принадлежит к семейству скорпеновых (Scorpaenidae ). Встречается, главным образом, в теплых и умеренных морях. Благодаря крупной голове, вооруженной шипами, эту рыбу иногда называют "морским чертом". Некоторые из шипов ядовиты.

Спинороги (balistidae). Своим названием эти рыбы обязаны наличию длинного первого шипа на спинном плавнике, который удерживается в открытом положении как бы при помощи стопора. Этот шип позволяет спинорогу зацепиться за неровности в расселинах кораллов, и тогда его невозможно извлечь оттуда.

В обиходе англичане называют спинорога рыбой-защелкой.

Спирографис. Представитель класса многощетинковых кольчецов (Polychaeta ) принадлежит к семейству сабеллид (Sabellidae ). Ведет прикрепленный образ жизни. Этот червь обитает в вертикальной возвышающейся над грунтом трубке, из которой выглядывает яркий веерообразный султан жаберных лучей, разворачивающихся в виде спирали. Султан этот служит для дыхания, а также для подачи к ротовому отверстию воды, содержащей частицы, годные в пищу. В случае опасности животное мгновенно втягивается в трубку, убирая свой роскошный султан.

Спирографис.

Ставрида (trachurus). Относится к семейству ставридовых (Carangidae ). Ставрида — пелагическая рыба. Некоторые виды ставрид живут вблизи побережья, но часто уходят далеко в открытое море. Существует много видов ставрид, которые обитают главным образом в тропических и субтропических морях.

Это очень красивая рыба с голубой или сине-зеленой спинкой, золотистыми или серебристыми боками, напоминающими полированный металл. Хорошо заметная боковая линия в задней части туловища уходит вглубь, а раздвоенный хвост укреплен как бы на узком черенке, который позволяет узнавать этих рыб даже тогда, когда они передвигаются плотными косяками.

К ставридовым относятся многие виды рыб, но наиболее типичные и многочисленные их представители, обитающие в тропических водах, принадлежат к роду десятиперых, или сигарных, ставрид (Decapterus ). Несмотря на свою незначительную величину, они ценятся рыбаками-аборигенами за отличные вкусовые качества их мяса. Отметим также сериол, или желтохвостов, которые могут достигать в длину 90 сантиметров, а также "синих рыб" (blue fish), или луфарей (Pamatomus saltatrix ), этих великолепных пелагических рыб с темно-синей спинкой, серебристым брюшком, и отличающихся удивительной прожорливостью. Они мигрируют большими косяками между тропической частью Америки и районом Конго в Африке, а в теплое время года встречаются и в других морях, включая Средиземное.

Наряду с лихиями, в частности, большими лихиями (Lichia ), длина которых может превышать 2 метра, мы часто наблюдали и снимали ставрид в синих водах Мозамбикского пролива.

Стилястеры (stylaster) принадлежат к классу гидрокораллов семейства Stylasteridae . Колония в виде кустов красивого ярко-желтого цвета. Они иногда достигают значительных размеров. Обитают в теплых морях. Находятся в близком родстве с миллепорами и так же, как они, имеют опасные ядовитые капсулы.

Тридакна (tridacna). Другое название — моллюск-купель. Самый крупный из двустворчатых моллюсков, может превышать 1 метр в длину. Правители Венецианской республики поднесли королю Франциску I две тридакны, которые и по сие время находятся в парижской церкви Сен-Сюльпис и служат в качестве купели. Это наиболее крупные из всех найденных тридакн. Тридакны — обитатели мадрепоровых массивов. Аквалангисты могут наблюдать яркую мантию моллюска, выглядывающую из створок и окаймляющую их по всей длине в виде полосы красивого изумрудного цвета. Если поднести к створкам руку, они закрываются, правда, не очень быстро. Створки закрываются благодаря чрезвычайно мощному мускулу, однако я не верю историям о пловцах, которых будто бы схватила за руку или за ногу тридакна и не выпускала. Дело в том, что моллюск оснащен специальным устройством, которое оповещает о приближении посторонних предметов и закрывает створки заранее.

Мантия по краю имеет прозрачные ячейки, каждая из которых как бы двояковыпуклой линзой, собирающей свет в пучок, направляет его на светочувствительные клетки. В тридакнах в изобилии обитают зооксантеллы, симбиотические водоросли. Зооксантеллы поселяются также в тканях кораллов. Они поглощают отходы, получаемые при обмене веществ животного-хозяина, и снабжают его кислородом, который вырабатывается в светлое время суток в результате фотосинтеза.

Тритония (tritonium), или тритонов рог. Распространенное название крупного брюхоногого моллюска, иногда достигающего 30 сантиметров в длину. Именно в такую раковину трубят мифологические морские божества, изображенные на старинных полотнах. Жители некоторых тихоокеанских островов обламывают острый конец моллюска, используя его раковину в качестве рога.

"Тройка". Устройство для подводной фотографии, созданное Французским управлением подводных исследований. Это сани, которые буксируются по дну, что позволяет производить съемку дна моря на любой глубине. Основная часть устройства — герметическая фотокамера со вспышкой, питаемой от аккумулятора. Включается автоматически, касаясь поверхности дна. Электронная вспышка сконструирована профессором Массачусетского технологического института Гарольдом Эджертоном.

Хасс, Ганс. Австрийский океанограф и пловец, совершивший ряд экспедиций в Красное море.

Хромисы (chromis), ласточки, или монашки (англ.- coral fish, фр.- demoiselles), относятся к семейству помацентровых (Pomacenthridae ). Рыбы с яркой расцветкой, обитают в коралловых рифах. К роду абудефдуфов (Abudefduf ), относятся многочисленные виды, в том числе один, носящий английское название sergeant major благодаря полосам, напоминающим шевроны. Помацентрусы (Pomacentrus ) и монашки (Chromis ) — два рода, которые включают особенно много видов удивительно яркой расцветки.

Целакант. В 1938 году южноафриканский зоолог Дж. Л. Б. Смит, изучая крупную рыбу, пойманную хотя и недавно, но находившуюся в плохой сохранности, установил, что она относится к древним целакантовым рыбам, существовавшим еще 350 миллионов лет назад, и, по мнению ученых, 70 миллионов лет назад вымерла. Он назвал ее Latimeria chalumnae (в честь хранителя музея мисс Куртенэ-Латимар). Еще один экземпляр целаканта был выловлен в 1962 году, но и он находился не в лучшем состоянии.

Вскоре после этого научный институт на Мадагаскаре получил дюжину хорошо сохранившихся экземпляров, которые были переданы для исследования в Национальный музей естественной истории. В научных учреждениях — во Франции и за ее пределами — хранится около двух десятков экземпляров этих рыб.

Целакант — крупная рыба. Длина ее 1,5 метра, масса свыше 80 килограммов. Внешность неказистая, рыба неуклюжая, массивная. Стального цвета тело со светлыми пятнами покрыто крупной чешуей. Глаза большие — диаметром 6–7 сантиметров. Имеет 7 плавников, по форме напоминающих лопасти и укрепленных как бы на черенке.

Дышит благодаря наличию 5 пар жабр, но имеет также дегенерировавшее легкое, которым не пользуется. Интерес, проявленный к этому существу, объясняется главным образом тем, что оно осталось совершенно таким, каким были его предки 350 миллионов лет назад. Это поистине живое ископаемое. Удивительная эта особенность имеет чрезвычайную ценность для изучения истории развития высших животных и помогает определить момент, когда у обитателей океана появились легкие и конечности, позволившие им освоить сушу. Если целакант и не является нашим прямым предком, как об этом часто говорят, то во всяком случае это наш дальний родственник. В настоящее время целаканты обитают в районе севернее Мозамбикского пролива на глубинах от 100 до 400 метров, но наверняка могут встречаться и на более значительной глубине. Эти рыбы, поднятые на поверхность живыми, вскоре гибли. Кстати, температура верхних слоев воды при этом составляла 26 °C, а на глубине — 12 °C.

Анатомическому строению целаканта посвящен капитальный, в нескольких томах, труд, принадлежащий перу французских ученых, профессоров Милло и Антони.

Черные кораллы, подобно красным кораллам, относятся к классу коралловых полипов (Anthozoa ), подклассу восьмилучевых кораллов (Octocorallia ) отряду горгоновых кораллов (Gorgonaria ). Вид этот представляет собой колонию, несколько напоминающую горгонарии, но иного характера. Скелет черного коралла очень прочен, арабские ремесленники изготавливают из него четки и бусы.

Иллюстрации

Жак-Ив Кусто

Жак-Ив Кусто (род. в 1910 г.) посвятил свою жизнь исследованию моря. Вместе с Ф. Тайе и Ф. Дюма организовал группу подводных изысканий. Вместе с Э. Ганьяном в 1943 г. изобрел акваланг. С 1950 г. на океанографическом судне "Калипсо" совершил многочисленные плавания, во время которых были сняты всемирно известные фильмы под водой. Кусто — автор многих книг. С 1957 г. он — директор Океанографического музея в Монако. Постоянно конструирует аппараты, позволяющие осваивать все большие глубины океана.

Филипп Диоле (род. в 1908 г.). Он археолог, журналист и писатель. Погружения совершает со времени изобретения акваланга Кусто — Ганьяна. Побывал на глубинах многих морей мира. Не меньше, чем морскими глубинами, увлечен пустынями. Французская академия наук присудила Диоле премию за книги о море и о Сахаре. Диоле — кавалер ордена Почетного Легиона.

Утверждение программы работ во время погружения. Справа налево- Жак-Ив Кусто, Фредерик Дюма, Андре Лабан.

Доминик Сумиан и Филипп Кусто за работой.

Альбер Фалъко со скутером, на котором установлена подводная кинокамера.

На глубине — "ныряющее блюдце SP-500" и аквалангист в автономном снаряжении. Оба имеют почти одинаковую маневренность, но "блюдце" может погружаться на глубину до 600 метров. Эти миниатюрные подводные аппараты позволили преодолеть "вторую границу", за пределы которой не могут проникнуть аквалангисты.

Мурену удалось выманить из норы и даже погладить.

Этот платакс, или нетопырь (фр. — рыба-ангел), никак не хотел расстаться с аквалангистами. Он сопровождал их повсюду.

Аквалангист проплывает под акропорой. На переднем плане стена, где многочисленные животные обитают в тесном соседстве с кораллами.

Ив Омер кормит луцианов.

Аквалангистам удается снять руль и закрепить 200-килограммовый винт.

Бонничи вводит усыпляющий раствор в расселину кораллового массива.

Мероу избегает попыток аквалангиста завязать с ним дружбу. Но человеку все-таки удается приручить рыбу.

В руках у Бернара Делемотта огромный шприц и плексигласовый шар, куда он помещает отловленных рыб.

Мероу пытается напасть на пленников.

Мероу разглядывает себя в зеркало.

Андре Лабан, наш инженер, специалист по подводным "блюдцам", к тому же еще и живописец.

Жан-Поль Бассаже разговаривает с Зумом.

На надувном плоту "бомбар" не умеющего плавать канадского кинооператора доставляют на борт "Калипсо".

Мурена прячется среди кораллов.

Рыба-ангел, или пигоплит (Pigoplithes diacanthus). Эту рыбу, в голубых и желтых полосах, жители о. Маврикий называют бабочкой. Здесь она вместе с амфиприонами, или рыбами-клоунами (Amphiprion). Хромис (Chromis) виден на заднем плане.

Одна из самых опасных рифовых рыб — крылатка (Pterois radiata). Длинные шипы на ее спинном плавнике чрезвычайно ядовиты.

Аквалангист исследует колонию животных.

Некоторые виды морских звезд, как, например, этот акантастер, или, терновый венец (Acanthaster), пожирают кораллы.

Благодаря острым убирающимся шипам, похожим на скальпель, которыми он может ранить аквалангиста, Acanthurus получил распространенное название "рыба-хирург".

Флейторыл, или рыба-труба (Aulostomus).

У пятнистой мурены свирепая внешность. Однако пловцам с "Калипсо" удалось ее укротить.

Морская звезда ореастер (0reaster) часто встречается в коралловых джунглях.

Самая красивая из рыб-бабочек (Chaetodon), носящая звучное латинское название "Ornatissimus", что означает "наряднейшая", на прогулке.

Одна из самых красивых рифовых рыб — голакант (Holacanthus).

Рыбы-единороги, представители рода Naso, плавают вокруг вееровидного гидрокоралла стилястера.

Оказавшись в воде, черепахи с явным равнодушием передвигаются среди рыб. Они ни разу не приняли корм, который предлагали им аквалангисты.

Каждая черепаха может отложить более сотни яиц.

Только что вылупившиеся черепашата торопятся к воде, но им не избежать нападения фрегатов.

Черепахи ничуть не боялись пловцов. Некоторые были огромны, весили они более 100 килограммов.

Измученная черепаха откладывает яйца.

Стайка хромисов (Chromis) среди горгонарий.

Самка рыбы-попугая (Scarus) среди кораллов, которыми она питается. Позади нее сиган, или пестряк (Siganus).

Одна из самых красивых рыб, обитающих среди коралловых массивов, Holacanthus imperator. Она проплывает среди узорчатых алъционарий редких оттенков — от розового до голубого.

Морская лилия. Перед ней морское перо — виргулярия и алые губки.

Морские анемоны, или актинии, имеющие чрезвычайно ядовитые щупальца, могут парализовать мелких рыб.

Многие рифовые рыбы живут группами или стаями. Так они. защищаются от хищников, которым не удается застать их врасплох. Эти красивые рыбки называются Ostorhyncus fleurieu.

Иглобрюх (Tetraodon) словно усыпан алмазами.

Этот нарядный молодой мероу принадлежит к серрановым, или каменным окуням (Serranidae). Его научное название Cephalopholis argus.