science В Гуляев И Древние майя, Загадки погибшей цивилизации ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 01:49:56 2007 1.0

Гуляев В И

Древние майя, Загадки погибшей цивилизации

Гуляев В. И.

Древние майя. Загадки погибшей цивилизации

Предисловие

Автор этой книги Валерий Иванович Гуляев хорошо известен и советскому и зарубежному читателю как археолог широкого профиля. Он плодотворно работает над целым рядом кардинальных проблем древнейшей истории человечества, таких, как становление производящих форм экономики, формирование первых городов, сложение классового общества, история ранних цивилизаций. При этом В. И. Гуляев обращается к материалам самых различных регионов земного шара, широко использует и собственно археологические данные, и свидетельства письменных памятников разных народов, и показания этнографов.

Полевую^археологическую деятельность В. И. Гуляева также отличает весьма широкий территориальный и хронологический охват - от погребальных памятников скифского времени Центральной и Южной России до поселений первых земледельцев планеты в степях и предгорьях Северной Месопотамии (Ирак).

Но при всей широте интересов, по моему глубокому убеждению, абсолютно необходимой для историка, каждый исследователь должен иметь основной круг проблем, характерный для всей его деятельности. Для В. И. Гуляева это древнейшие судьбы Мезоамерики - важнейшего и глубоко своеобразного региона, одного из первых очагов производящего хозяйства, высокой и оригинальной цивилизации индейских народностей майя, сапотеков, нахуа.

В последние десятилетия к изучению древней истории Мезоамерики закономерно приковано внимание ученых многих стран. Активно включились в разработку основных ее проблем и советские исследователи. В. И. Гуляев по праву может быть назван одним из пионеров этого многотрудного, но весьма перспективного и нужного дела. Его научные и научно-популярные книги впервые в советской литературе знакомят с важнейшими и увлекательными моментами далекого прошлого заокеанских народов, без которых никакое представление о человеческой истории и культуре не может считаться ни полным, ни объективным.

Этой же цели служит и новая книга, предлагаемая читателям.

В. И. Гуляев назвал, ее "Древние майя: загадки погибшей цивилизации". И впрямь загадки, а точнее - целая серия загадок, еще совсем недавно казавшихся неразрешимыми. Их констатировали, им поражались, их обсуждали, создавали чисто умозрительные гипотезы и легенды, обволакивавшие подлинные исторические явления подобно тому, как реальные остатки городов древних майя покрылись со времением густыми зарослями джунглей. И глава за главой автор "вырубает джунгли", освобождает факты от легенд, фантастики, антиисторических вымыслов. Начинает он с состояния самих источников наших знаний о цивилизации майя - материальных ее остатков, показывая соотношение открытых и исследуемых ныне археологами реальных памятников с многочисленными легендами о "забытых" и "золотых" городах, распространившихся среди пришлых искателей нсживы. И далее - загадки становления цивилизации, экономической ее основы, верований, наконец гибели.

Человек и природа в предельно тяжелых, глубоко специфических условиях Мезоамерики. Вопрос о роли природных факторов, в частности сейсмических явлений,- в развитии цивилизации, подъеме одних и упадке других ее центров; вопрос, рассмотренный предельно конкретно,- без преувеличений и абсолютизации, но и без недооценки, с постоянной яркой демонстрацией творческой роли человека в процессе взаимодействия с природой.

Еще одна загадка: традиционным уже стало представление о крайне экстенсивном характере этой экономики и прежде всего основной ее отрасли - подсечно-огневого земледелия. Исследования В. И. Гуляева показали глубокую ошибочность этого представления: им выяснены многообразные оригинальные формы земледелия древних майя (дренажирование болот, посевы на разных уровнях, сочетание мильпы с приусадебными участками и т. п.), вскрыты факторы повышения плодородия, доказана достаточно высокая продуктивность земледелия. В результате читатель получит совершенно новое, объективное представление об экономической основе майяской цивилизации.

Огромную роль играли здесь и связи между различными, зачастую весьма отдаленными друг от друга центрами древней Мезоамерики, связи, как торговые,

так и культурные. Фактические доказательства активного и высокоразвитого мореплавания позволили автору именовать создателей цивилизации майя "финикийцами Нового Света". Наконец, сложнейшие вопросы культурной жизни. Отражение ее в мифах, в открытых археологами ритуальных памятниках, остатках сложных магических обрядов.

Сколькими легендарными оболочками покрылись здесь реальные факты" Здесь и скопление скелетов людей разного возраста и пола (в большинстве своем детей), превращенное в "свидетельство" жертвоприношения прекрасных девственниц - "невест бога дождя", и погребения царя в Паленке, объясняемое небезызвестным Э. Деникеном, как доказательство пришествия на грешную землю инопланетян и многое другое. Факт за фактом освобождает В. И. Гуляев от этих оболочек историю майя. И, обретя реальность, факты часто оказываются много интереснее и содержательнее самих фантазий и легенд. Поэтому я глубоко убежден, что многочисленные читатели с увлечением прочтут эту книгу, которая заметно обогатит их знания о вкладе различных народов в человеческую историю, в сокровищницу мировой культуры.

Н. Я. Мерлерт, доктор исторических наук, профессор, заведующий сектором Института археологии АН СССР

Глава 1 Погребенные в джунглях

В середине XVI века, когда наиболее развитые индейские государства в Мексике и Перу были уже разгромлены конкистадорами, а имевшиеся там баснословные сокровища вывезены в Испанию, среди европейских колонистов все чаще стали появляться слухи о таинственных "золотых" городах, спрятанных в самой глубине непроходимых джунглей Нового Света.

Особенно упорно твердила молва о наличии таких городов в необъятных тропических лесах бассейна реки Амазонки - в Бразилии и Перу.

Четыреста лет назад некий Франсиско Лопес на основе скупой информации, полученной им от местных индейцев, оставил для потомков красочное описание одного из таких городов - Мано", затерявшегося где-то в глухих дебрях Амазонки. "Ма-Ноа,- рассказывает Лопес, расположен на острове посреди большого соленого озера. Его стены и крыши сделаны из золота и отражаются в водах озера, которое и само кажется поэтому золотым. Все блюда и тарелки во дворце... изготовлены из чистого золота и серебра. И даже самые незначительные предметы либо серебряные, либо медные... В центре острова стоит храм, посвященный Солнцу. А вокруг него помещены золотые статуи гигантских размеров. Есть там и целые деревья, сделанные из золота и серебра, а статуя царя сплошь покрыта

золотой пудрой".

В погоне за призрачным богатством этих новых "эльдорадо" европейские завоеватели исходили вдоль и поперек многие гиблые места Американского континента. Но слухи о сказочных царствах и заброшенных "золотых" городах оказались весьма далекими от реальной действительности. Лишь в очень редких случаях удавалось обнаружить какие-то крохи легендарных сокровищ. Однако и это не останавливало алчных авантюристов. Слухи о забытых индейских городах с завидным постоянством продолжали циркулировать в испанских владениях. Эти города помещали то в Бразилии, то в Перу, то в Венесуэле, то в Мексике. Иногда они были пустыми и заброшенными. Но чаще всего молва объявляла их обитаемыми, населенными прямыми потомками создателей древних цивилизаций Америки, живущими по своим старым законам и поклоняющимися своим старым богам.

Таинственные "золотые" города, погребенные в джунглях, были защищены от незваных пришельцев и местной гиблой природой, и отравленными стрелами диких индейских племен - "охотников за черепами". И хотя до сих пор все попытки найти такой "забытый" город неизменно заканчивались неудачей, в этой легенде, бесспорно, есть и свое рациональное зерно. Руины десятков больших и малых "забытых" городов

доколумбовой эпохи только за последние годы открыты в глухих дебрях Центральной и Южной Америки: например, город-крепость Мачу-Пикчу в горах Перу или огромное городище древних майя Цибилчалтун, обнаруженное недавно всего лишь в нескольких километрах от Мериды столицы мексиканского штата Юкатан. Но самые поразительные открытия подобного рода, безусловно, еще ждут своих исследователей.

Более сомнительным выглядит утверждение о том, что в этих "потерянных" городах все еще живут индейцы - прямые потомки создателей древних культур. Однако и здесь следует воздержаться от категорических

заключений. Можно смело утверждать, что и под этим на первый взгляд совершенно фантастическим слухом имелась когда-то вполне реальная основа. И доказательством тому служит удивительная история последнего независимого царства майя, укрывшегося в джунглях Северной Гватемалы, в районе озера Петен-Ица.

В один из весенних дней 1525 года сквозь чащу девственных тропических лесов Петена (Северная Гватемала) медленно пробирался отряд испанских солдат. Впереди на рослом вороном коне ехал мрачный всадник. То был дон Эрнандо Кортес, победитель ацтеков, губернатор и генерал-капитан Новой Испании (Мексика и

мала). Невидящим взглядом смотрел он на зеленую стену джунглей, и холодная ярость переполняла его сердце. Отряд шел на юго-восток, к атлантическому побережью Гондураса, туда, где незадолго до того была основана новая испанская колония - Ибуэрас. Первые колонисты отправились в эти края морем, на хорошо оснащенных кораблях. Общее руководство столь ответственной миссией Кортес поручил тогда одному из ближайших своих сподвижников - Кристобалю де Олиду. Сначала все складывалось как нельзя лучше. Колония процветала. Однако де Олид, обретя неограниченную власть, решил править в Гондурасе самостоятельно, не подчиняясь Кортесу.

Когда до конкистадора дошла весть об измене лейтенанта, он решил лично возглавить карательную экспедицию, выбрав для этого сухопутный маршрут. Его отряду предстояло пройти сотни километров по горным хребтам, болотам и джунглям, по самым глухим и безлюдным местам Центральной Америки, где никогда не ступала еще нога европейца. Но победителю ацтеков не были свойственны нерешительность и колебания. 15 октября 1524 года он с большой свитой отправился из города Мехико в далекий и опасный путь. А несколько месяцев спустя, преодолев бесчисленные трудности и потеряв почти половину своих солдат, Кортес очутился в глубине лесов Петена, там, где за несколько столетий до появления конкистадоров процветали многочисленные города и селения майя.

Но все это великолепие кануло в Лету, не оставив после себя почти никаких следов. В IX-Х веках н. э. в результате опустошительного вторжения центральномексиканских племен и глубокого внутреннего кризиса города так называемого "Древнего царства"' майя приходят в упадок и гибнут. Резко сократившееся после войн и неурядиц население этих областей так и не смогло впоследствии возродить былую славу пышных майяских столиц 1 тысячелетия н. э. - Паленке, Иашчилана, Тикаля, Копана. И тем не менее жизнь не угасла здесь совсем. К моменту появления европейцев на территории Южной Мексики и Северной Гватемалы существовали два крупных государства индейцев майя: Акалан

со столицей Ицамканак и Петен-Ица (столица

саль). Но конкистадорам было совсем не до исторических

экскурсов и изысканий. Они равнодушно проходили мимо величественных руин забытых городов, надежно укрытых от посторонних глаз плотным покрывалом

джунглей. Их вела вперед только одна мысль - скорее вырваться из крепких объятий "зеленого ада" - центральноамериканской сельвы'.

Мрачные удушливые джунгли со всех сторон обступили горстку чужеземцев. Деревья-великаны смыкали свои гигантские ветви высоко над их головами, почти не пропуская солнечных лучей. Под ногами чавкала зловонная болотная жижа. Гибкие лианы цеплялись за вьюки и амуницию, опрокидывая наземь зазевавшихся путников.

Тысячи опасностей подстерегали здесь людей буквально на каждом шагу. И все же змеи, москиты и ягуары, владыки центральноамериканских лесов, казались совсем безобидными по сравнению с самым страшным врагом человека - голодом. А он стал теперь постоянным спутником испанцев. Жители редких лесных деревушек, встречавшихся иногда на пути, сжигали свои дома и .убегали в джунгли при появлении светлокожих чужеземцев, восседавших на спинах диковинных четвероногих животных. Незадачливым же искателям приключений доставались лишь груды дымящихся развалин да зеленые початки незрелого маиса на окрестных полях.

Положение становилось уже совсем отчаянным, когда проводник-индеец вывел поредевший отряд Кортеса к берегу огромного пресноводного озера Петен-Ица. Посредине его, на острове, возвышались, сверкая на солнце, белоснежные стены и крыши бесчисленных языческих храмов. Это был Тайясаль - столица воинственных майя-ицев, переселившихся сюда, согласно сообщениям испанских и индейских хроник, с Юкатана, еще в XII-XIII веках. "Поселившись в этих местах,- пишет испанский летописец Хуан де Вильягутьерре СотоМайор,- ицы укрепились на островах и лагунах, среди других племен, варварских и диких, хотя ни одно из них не было столь сильным и могущественным, как они". Со временем ицам удалось создать здесь большое и могущественное государство, наводившее ужас на своих ближних и дальних соседей.

Именно с этими воинственными индейцами и предстояло теперь встретиться конкистадорам.

Бедственное положение испанского отряда и неприступность островной крепости майя-ицев заставили Кортеса отказаться от применения грубой силы. И конкистадор внезапно превратился в дипломата. На остров были отправлены местный рыбак, случайно захваченный испанцами на берегу, и проводник отряда - житель провинции Масатлан. Они должны были сообщить правителю майя Канеку о мирных намерениях чужеземцев и договориться о его встрече с Кортесом. Вскоре проводник вернулся в сопровождении двух знатных вельмож из

Тайясаля.

Кортес принял их очень радушно, одарил подарками и попросил устроить ему встречу с повелителем майяицев. "На другой день,- вспоминает Кортес,- на пяти или шести лодках прибыл Канек и с ним около тридцати человек... Я принял его весьма учтиво и, поскольку в тот момент, когда он прибыл, наступил час мессы, я приказал провести ее с пением и музыкой очень торжественно".

Видимо, католическая месса произвела на Канека не слишком большое впечатление. Поэтому он немедленно подвергся яростной атаке со стороны нескольких испанских монахов, и ему пришлось выслушать длиннейшую проповедь о вреде идолопоклонничества и о достоинствах христианской религии. Затем на сцену вновь выступил Кортес. Ставки в этой игре были слишком высоки, и ловкий испанец был на диво красноречив. Выспренные слова о могуществе и величии испанского короля, о счастье служить ему верой и правдой чередовались с восхвалением побед самого конкистадора в Табаско и в стране ацтеков.

В конце концов эта массированная идеологическая обработка, видимо, все же дала свои плоды: Канек добровольно признал себя вассалом испанского короля и обещал уничтожить в городе всех языческих идолов.

Правитель майя-ицев снабдил испанцев продовольствием на несколько дней пути, вручил Кортесу в виде подарка несколько вещиц из низкопробного золота, а главное, дал ему опытного проводника, поскольку выяснилось, что местные индейцы прекрасно знают местонахождение колонии Ибуэрас в Гондурасе. Пока конкистадоры совершали длительный марш вокруг озера ПетенИца, Кортес по просьбе Канека отправился смотреть

Тайясаль. Многие офицеры отговаривали его от этой поездки, опасаясь коварства майя. Но все обошлось благополучно.

К сожалению, испанский полководец не оставил никаких сведений ни о самом городе, ни о его жителях. В письме к императору Карлу V он счел нужным написать о посещении Тайясаля всего одну скупую фразу; "Я провел в его (Канека.- В. Г.) городе вместе с ним весь этот день, отдыхая... А с наступлением ночи я попрощался с ним и отплыл на лодках к берегу, где нашел уже многих своих людей, успевших обойти озеро по суше".

Подобное отсутствие интереса к столь необычному и яркому явлению, как целое индейское государство со всеми его характерными институтами и особенностями, буквально поражает, если не сказать большего. Ведь здесь, в глухих лесах Петена, Кортес, по сути дела, впервые в своей практике встретился и мирно разошелся с представителями одной из самых высокоразвитых цивилизаций доколумбовой Америки. И после этого у него, столь красноречивого при других обстоятельствах, не нашлось времени и слов, чтобы рассказать об увиденном. Его "забывчивость* становится более понятной, если вспомнить слова известного американского историка Уильяма Прескотта: "Кортес никогда не писал слишком много о тех городах, которые он видел. Для него один золотой песо был дороже всех древностей Анахуака"'.

Но прежде чем оба предводителя расстались, произошло одно на первый взгляд крайне незначительное событие. Кортес попросил Канека позаботиться о его вороном коне Морсильо, сильно поранившем себе ногу об острый сук во время марша по лесным чащобам Петена. Конкистадор обещал по окончании похода в Ибуэрас прислать людей за своим конем. Должно быть, Канек принял диковинное для него животное со смешанным чувством благоговения и страха, что не укрылось от внимательного взора Кортеса. Во всяком случае, он написал впоследствии императору Карлу V: "Правитель обещал мне позаботиться о коне, но я не знаю, что он с ним будет делать". Правда, самому Кортесу так и не привелось узнать

о дальнейшей судьбе своего вороного. Уладив дела в Гондурасе, конкистадор предпочел вернуться в Мексику морем. Таинственная страна майя-ицев и островной город Тайясаль были вновь надолго забыты испанцами. И лишь почти сто лет спустя история с конем Кортеса вновь выплыла на свет.

В 1618 году из Мериды, столицы испанских владений на полуострове Юкатан, отправились на поиски майяицев два монаха-францисканца Бартоломе де Фуэнсалида и Хуан де Орбита. Их вела вперед заманчивая цель - обратить в христианскую веру обитателей последнего языческого государства Америки. По мнению одного аЬторитетного историка, оба монаха были "весьма образованными людьми... хорошо знавшими язык майя".

Добравшись до берегов озера Петен-Ица, францисканцы были радушно встречены майя. Правитель Тайясаля Канек' разрешил монахам посетить его столицу и даже позволил вести среди ее жителей пропаганду христианства. Первую свою проповедь они прочли сразу же по прибытии на остров, прямо у стен дворца, при стечении огромной толпы. "Собравшиеся там индейцы,- писал испанский летописец Вильягутьерре, с большим вниманием выслушали речь отца Фуэнсалиды". Монахи торжествовали. Их заветная цель обратить в христианство закоренелых язычников майя-ицев, казалось, была близка к осуществлению.

И здесь произошло событие, резко нарушившее эту идиллическую картину. После окончания проповеди преподобные отцы отправились осматривать "многочисленные храмы и святилища зловредных и ложных богов индейцев... 'И, войдя в один из них,- продолжает свой рассказ Вильягутьерре,- они увидели, что посреди него стоит огромный идол.., сделанный из камня и притом весьма выразительный". Монахи пристально рассматривали богопротивного истукана, потеряв от изумления дар речи. Таинственное "божество" майя-ицев оказалось статуей лошади, сделанной почти в натуральную величину. "И они, эти варвары, поклонялись ему (идолу.- В. Г.), как богу грома и молнии, называя его Циминчак". Вильягутьерре сообщает далее, что "преисполненный

божественным духом", отец Орбита схватил увесистый камень и в ярости разбил идола на куски. Индейцы пришли в ужас. На их глазах совершилось неслыханное святотатство: чужеземцы подняли руку на одного из главных богов Тайясаля! Только смерть осквернителей святыни могла искупить столь тяжкий грех. Разгневанные майя плотным кольцом окружили перепуганных проповедников. Казалось, гибель их была неминуема. И тогда отец Фуэнсалида, не менее индейцев потрясенный опрометчивым "деянием" своего спутника, решился на отчаянный шаг. Встав на пьедестал только что разбитой статуи, он обратился к возмущенной толпе со страстной речью о вреде язычества. Видимо, слова монаха прозвучали достаточно убедительно. Во всяком случае индейцы немного успокоились и позволили францисканцам благополучно добраться до дворца Канека.

Там они и узнали удивительную историю о "лошадином боге" Тайясаля. Виной всему оказался вороной конь Кортеса. Когда испанцы ушли, майя поместили раненое животное в одном из своих храмов "и, считая его (коня.-В. Г.) таким же разумным, как и они сами, принесли ему еду птиц и другое мясо, а также гирлянды и букеты цветов, как это они делают в отношении знатных лиц, когда те заболевают".

Не удивительно, что после подобного "угощения" бедная лошадь сдохла от голода. И тогда перепуганный Канек, страшась мести конкистадора, приказал изготовить из камня точную копию коня и установить ее в том же самом храме. Поскольку индейцы искренне верили в то, что гром выстрелов испанских пушек и мушкетов происходит от ржания лошадей, они нарекли своего нового бога пышным именем "Циминчак", или же "Громовый Тапир" ("цимин"- тапир, "чак"- гром, дождь, гроза). В иерархии местных богов Циминчак занимал второе место после бога дождя Чака'.

После случая в храме Циминчака шансы преподобных отцов преуспеть в христианизации местных индейцев резко упали. Они обратились было за содействием к Канеку, ссылаясь на то, что еще прежний правитель Тайясаля обещал Кортесу принять католическую веру.

Однако ответ владыки майя-ицев, не лишенный изрядной доли юмора, был достаточно тверд и нелицеприятен. Канек заявил монахам, что еще не пришло то время, которое, по предсказаниям его жрецов, удобно для отказа от старых богов и принятия новых, а посему святым отцам следует прекратить здесь свою дальнейшую деятельность и убраться восвояси. Таков был финал первой попытки испанцев обратить майя-ицев в христианскую веру.

Несколько месяцев спустя Фуэнсалида и Орбита вновь вернулись в Тайясаль и даже провели там около 18 дней. Но все их попытки насадить ростки католицизма в душах местных индейцев закончились неудачей. Больше того, боясь потерять свои привилегии и влияние, жрецы Тайясаля довольно быстро разожгли среди жителей города враждебные чувства к миссионерам и даже спровоцировали толпу на открытое выступление.

Однажды на рассвете группа вооруженных индейцев окружила хижину монахов. Десятки рук схватили преподобных отцов, и, не успев опомниться, миссионеры очутились на ровной глади громадного озера В утлой лодчонке без еды и снаряжения. А вдогонку им неслись крики возбужденных ицев: "Не приходите больше! Нам не нужен ваш бородатый бог! Здесь вас ждет только смерть! "

И это были не пустые слова. Три года спустя, в 1622 году, губернатор Юкатана отправил для завоевания Тайясаля целую военную экспедицию во главе с тупым и жестоким конкистадором Франсиско де Миронесом. Через некоторое время к отряду присоединился францисканский монах Диего Дельгадо, которому, по-видимому, очень хотелось преуспеть там, где потерпели провал два его предшественника - Фуэнсалида и Орбита.

По дороге конкистадоры чинили над жителями встречавшихся индейских селений всевозможные бесчинства и насилия. Особой жестокостью отличался сам предводитель отряда-Миронес. В местечке Сакалум он натворил таких гнусных дел, что раздосадованный отец Дельгадо вынужден был покинуть своих соотечественников и идти далее самостоятельно. В сопровождении 80 индейцев-христиан из пограничного с ицами селения Типу и десятка испанских солдат, которых ему навязал для охраны Миронес, он довольно быстро добрался до берегов озера Петен-Ица. Здесь его встретили дозорные воины

26

ицев. На этот раз они были на диво приветливы и добродушны с чужеземцами. Преподобного отца и его спутников усадили в лодки и мгновенно доставили в Тайясаль. Там на центральной площади их всех до единого принесли в жертву богам. Францисканец был убит последним. Перед этим монаху объявили, что он подлежит казни за два преступления: во-первых, за то, что Орбита разбил статую бога Циминчака; а во-вторых, за то, что Дельгадо осмелился прийти в город с вооруженными солдатами. Даже лежа на окровавленном круглом алтаре, Дельгадо бормотал свои молитвы до тех пор, пока обсидиановый нож майяского жреца не пронзил его сердце.

Слухи о смерти миссионера достигли столицы Юкатана Мериды лишь много месяцев спустя. Миронес, который по-прежнему сидел в Сакалуме, получил строгий приказ быть настороже. Но спесивый вояка не обратил на него никакого внимания. И расплата за беспечность последовала незамедлительно. 2 февраля 1624 года, когда испанцы, оставив в домах под охраной одного часового оружие и доспехи, находились на торжественной мессе в церкви, их внезапно атаковали воины ицев. После короткой схватки все люди Миронеса были перебиты, а церковь сожжена.

Эти драматические события надолго отбили у испанцев охоту проникать во владения майя-ицев. Почти три четверти века Тайясаль не имел никаких связей с внешним миром. Но население на островах озера Петен-Ица и в окрестных лесах продолжало быстро расти за счет притока беглых индейцев из испанских поместий Юкатана. Даже ранее принявшие христианство мирные индейцымайя из Типу и других пограничных с ицами селений вскоре порвали с новой религией и вернулись к своим привычным языческим богам. Они враждебно встречали теперь каждого испанца, появлявшегося в их владениях, будь то миссионер или солдат.

Усиление могущества ицев вызвало глубокое беспокойство у представителей католической церкви и колониальных властей. Независимые язычники-индейцы подрывали престиж испанской короны и представляли собой явную угрозу испанским поселениям на севере (Юкатан) и на юге (Гватемала). Кроме того, в водах Карибского моря, в Белизе, появились английские пираты, которые могли использовать ненависть майя к конкистадорам в своих целях (как это было не без успеха сделано

с индейцами-москито на атлантическом побережье Никарагуа и Гондураса). До Мериды доходили даже слухи о том, что какой-то рыжебородый человек с большой книгой - видимо, протестант с Библией жил некоторое время в Тайясале (кто он и какова его дальнейшая судьба, остается неизвестным). К 1689 году совет Индий был готов санкционировать завоевание ицев. Для этой цели было решено построить хорошую дорогу между портом Кампече (на Юкатане) и Гватемалой и привести по ней вооруженные отряды и с севера и с юга. За несколько лет дорога была закончена, и в 1694 году в поход на Тайясаль двинулись испанские войска одновременно и с Юкатана и из Гватемалы. Однако юкатанский отряд был вскоре атакован индейцами-кехаче и отказался идти дальше без значительных подкреплений. На юге воины ицев ухитрились еще на дальних подступах к своим владениям уничтожить 49 испанских солдат и 36 индейских лучников. Начало сезона дождей окончательно перечеркнуло все планы испанцев.

Тогда на сцену вновь выступили представители католической церкви. В 1696 году францисканский монах Андрее де Авенданьо-и-Лойола с двумя собратьями по ордену сумел проникнуть в Тайясаль и даже на какое-то время завоевать расположение местных жителей. За три дня пребывания в городе ему удалось окрестить несколько сотен индейских детей. Одновременно Авенданьо настойчиво убеждал правителя ицев Канека и его сановников принять христианство и мирно подчиниться испанскому королю. При этом он неизменно ссылался на личное послание губернатора Юкатана, адресованное правителю майя-ицев Канеку. Ниже следуют отрывки из данного письма - непревзойденного образца эпистолярного стиля той эпохи. "Дон Мартин де Урсуа-и-Арисменди, губернатор, генерал-капитан и верховный судья в провинциях Майяпана (Юкатава.- В. Г.), Косумеля и Табаско, наместник дона Карлоса II, великого короля Испании и всех Индий, островов и материка, моряокеана и многих других королевств и завоевателя варварских народов - благородному Канеку, правителю ицев, шлет привет..."

Далее идут пространные рассуждения о том, что ицы, как и все другие народы Нового Света, должны подчиниться испанской короне, а в качестве идеологического обоснования этого более чем странного требования

лается экскурс в историю конкисты: "Это уже не первый раз, когда подобные известия сообщались вам... Тогда, когда великий Мотекухсома, монарх, живший много лет назад и владевший этими провинциями', подчинился и стал слугой испанского короля, ваши собственные деды и прадеды также покорились, в то время когда дон Фернандо Кортес проходил через эти ваши острова и оставил вам лошадь в знак того, что он вернется. Но он не вернулся, так как ему нужно было отправиться в Мехико. И сейчас я также говорю вам, что я хочу любить вас и не прошу у вас ничего, кроме оказания почтения истинному королю и повелителю. И в качестве доказательства, что это мое единственное намерение и что я не желаю воевать с вами, и для спасения мира, о котором вы меня просите, я посылаю вам от имени нашего короля и повелителя дона Карлоса этих отцов Святого Франциска, чтобы они могли поставить вас на путь истинный и приобщить к таинствам нашей святой веры, вырвав вас из мрака, в котором вы пребываете благодаря козням дьявола. Мерида, 8 декабря 1695 года". Но эти призывы так и не нашли никакого отклика у индейцев. Хитрые ицы вновь сослались на то, что, по предсказаниям местных жрецов, еще не настало время для замены их старой религии на христианскую и поэтому нужно терпеливо ждать подходящего часа.

Во время своего короткого пребывания в Тайясале монахи смогли бегло осмотреть его достопримечательности. Близ дворца Канека они увидели большой жертвенный алтарь, запятнанный кровью. Можно понять весь ужас и негодование благочестивых отцов церкви, когда они поняли, что это, вероятно, тот самый алтарь, на котором принял мученическую смерть их собрат Дельгадо и множество других людей.

По словам Авенданьо, в одном из главных городских храмов он видел каменный ящик, в котором бережно хранилась пожелтевшая кость лошадиной ноги, принадлежавшей когда-то коню Кортеса. Эта кость считалась у индейцев священной реликвией, и они поклонялись ей, принося различные дары и возжигая благовония. Однако так и осталось неизвестным, изготовили ли майя

' Правитель ацтеков Монтесума II (Мотекухсома) никогда не владел землями майя ни на Юкатане, ни в Петено (Северная Гватемала). Пределы его государства ограничивались территорией Центральной Мексики.

после "набега" францисканцев Орбиты и Фуэнсалиды новую статую столь почитаемого ими "лошадиного бога" Циминчака или нет.

Вскоре по настоянию местных жрецов монах и его спутники были выдворены из пределов владений майяицев и, терпя лишения и нужду, отправились в обратный путь на Юкатан. Они долго брели через бесконечные лесные массивы северо-восточного Петена, не раз увязали в топких болотах и пересекли какую-то большую реку (вероятно, это была река Хольмуль). Единственной пищей служили им орехи, плоды и коренья. Не удивительно, что уже через две-три недели францисканцы совершенно обессилели от голода и едва передвигали ноги. И когда их страдания, казалось, достигли предела, Авенданьо вдруг случайно наткнулся в лесу на руины какого-то древнего города.

"Среди высоких холмов, через которые мы проходили,- писал он впоследствии,- находилось много древних построек: некоторые из них мне показались предназначенными для жилья, и хотя они были очень высоки, а мои силы на исходе, я вскарабкался туда, правда, с большим трудом. Они имеют форму монастыря с маленькими кельями и многими комнатами для жилья, все крытые, окруженные террасой и побеленные изнутри... И эти упомянутые здания имеют такую форму, что совсем не похожи на постройки провинции Юкатан, где они облицованы тесаным камнем, положенным без раствора... Но местные (в Петене.-В. Г.) - все сделаны из камня, покрытого слоем извести".

Сам того не сознавая, наблюдательный монах правильно подметил одно из главных отличий двух больших архитектурных стилей у древних майя в 1 тысячелетии н. э.: северного (юкатанского) и южного (центральные области "Древнего царства").

По предположению известного специалиста по культуре майя Сильвануса Морли (^ША), городом, на который случайно набрели миссионеры, мог быть только Тикаль. Таким образом, францисканец Авенданьо - первый из европейцев, которому удалось увидеть руины одной из самых крупных и пышных столиц древних майя, пришедшей в упадок и погребенной джунглями еще за семь столетий до описываемых событий.

Через несколько дней группа индейцев-христиан случайно наткнулась в лесу на полумертвых монахов и

буквально вырвала их из рук смерти, доставив в гамаках до ближайшего селения.

Между тем над головами майя-ицев собирались грозовые тучи. Новый губернатор Юкатана - молодой и честолюбивый аристократ дон Мартин де Урсуа-и-Арисменди решил навсегда покончить со строптивыми обитателями Тайясаля и присоединить к владениям испанской короны последнее независимое государство индейцев на территории Америки. Понимая, что главное преимущество ицев заключается в расположении их столицы, окруженной со всех сторон водами озера, и наличии множества боевых лодок, способных встретить врага в любой точке побережья, дон Мартин де Урсуа решил строить свой флот. Губернатор приказал доставить на берега озера Петен-Ица материалы, снаряжение и оснастку, необходимые для строительства крупных весельных судов. Весь этот солидный груз перенесли на своих спинах носильщики-индейцы. Обоз сопровождали испанские солдаты (их было около сотни), а также плотники и корабельные мастера. Их задача была проста, но требовала больших усилий: до подхода главных сил заготовить необходимую древесину и построить несколько больших лодок и галер.

24 января 1697 года Урсуа с основным войском покинул Кампече и двинулся на юго-восток.

К 1 марта испанская армия в полном составе обосновалась на берегу озера Петен-Ица, возведя для безопасности укрепленный лагерь. В считанные дни были спущены на воду большая галера и несколько лодок для десанта.

Между тем ицы ежедневно демонстрировали свою враждебность к незваным пришельцам. Они приплывали на лодках к испанскому лагерю, угрожающе размахивали оружием, били в барабаны и издавали пронзительные воинственные крики. Видимо, индейцы надеялись запугать противника, но вскоре поняли, что это им не удастся, и пошли на хитрость. 10 марта от пристани Тайясаля к испанскому лагерю направилось множество лодок. На первой из них развевался белый флаг. Верховный жрец майя-ицев и несколько высших сановников от лица Канека предложили испанцам мир и дружбу. Мартин де Урсуа принял их самым радушным образом и передал Канеку приглашение встретиться на берегу озера через два дня для дальнейших переговоров. Послы

получили щедрые подарки - топоры, ножи, стеклянные бусы, серьги, шелковые ленты и, довольные, удалились.

Конкистадоры решили, что ицы готовы без кровопролития, мирно подчиниться им. Но напрасно ждал испанский главнокомандующий правителя Тайясаля, стоя на пустынном берегу. В назначенный час никто не явился. А затем, словно давая недвусмысленный ответ врагу, на голубых просторах озера показалась стая боевых лодок майя. Одновременно колонна пеших воинов-ицев двинулась к лагерю испанцев по суше, через лес. И только наступившие сумерки помешали двум враждебным армиям скрестить оружие в решающем поединке.

В этот ответственный момент Урсуа собрал в своем шатре на военный совет всех своих офицеров. Обсуждался план дальнейших действий. Все присутствующие сошлись на том, что время уговоров прошло и следует подчинить ицев силой, показав им на деле преимущество испанского меча и мушкета над их жалкими орудиями войны.

13 марта перед решающим штурмом твердыни ицев все конкистадоры отправились на торжественную мессу. Капеллан благословил христово воинство на борьбу с нечестивыми язычниками, заранее даровав всем отпущение грехов, и посадка на суда началась. Губернатор со 108 солдатами разместился на борту самого крупного корабля флотилии.

Длинное тело галеры легко разрезало водную гладь озера. Вдали, на горизонте из дымки тумана, показался большой остров с нагромождением множества каменных зданий. Но здесь испанское судно окружили бесчисленные лодки воинов-ицев. Ливень стрел и камней обрушился на незваных пришельцев. Однако с борта испанского корабля не последовало ни одного ответного выстрела. Перед началом сражения каждому солдату и офицеру был прочитан приказ губернатора, запрещавший под страхом смерти стрелять в индейцев б^з особого на то сигнала. Осыпаемые градом острых стрел, конкистадоры чувствовали себя довольно неуютно, но суровая воинская дисциплина не позволяла им нарушить губернаторский запрет.

С помощью переводчика Мартин де Урсуа несколько раз обращался к ицам с мирными предложениями, но все было напрасно. Атаки продолжались с возрастающей яростью, так как майя увидели в молчании

испанских солдат признак неуверенности и даже трусости. И здесь произошло неожиданное. Одна оперенная индейская стрела пробила руку сержанта Хуана Гонсалеса, а другая попала в солдата Бартоломе Дурана. В следующее мгновение оба испанца, так и не дождавшись приказа губернатора, разрядили свои мушкеты прямо в гущу индейских воинов. Это послужило как бы сигналом и для остальных .конкистадоров. Вскоре всю палубу галеры заволокло облаком дыма от непрерывных залпов мушкетов и аркебуз. Эффект этой канонады превзошел все ожидания. Ицы никогда раньше не имели дела с огнестрельным оружием. "Ужас лучников и в лодках и на острове был таков,- пишет испанский историк Элорса-и-Рада,- что они в тот же миг побросали свои луки и весла и попрыгали в воду, и вся поверхность озера зачернела от голов мужчин, женщин и детей, плывущих словно рыбы".

В считанные минуты все было кончено. Тайясаль опустел, и испанцы без всяких помех вошли в город. Первым ступил на камни острова Мартин де Урсуа, закованный в латы, с мечом и щитом в руках. Над главным храмом ицев было установлено королевское знамя, и языческий Тайясаль прекратил свое существование. Новую испанскую колонию нарекли пышным именем "Нуэстра Сеньора де лос Ремедиос и Сан Пабло де Ица". Так 14 марта 1697 года исчезло последнее независимое государство американских индейцев, почти на два столетия пережившее своих более могущественных собратьев в Мексике и Перу.

Вслед за захватом столицы ицев конкистадоры по приказу губернатора в течение девяти часов занимались уничтожением всевозможных идолов в храмах и жилищах майя. Во дворце Канека были найдены священные книги индейцев с иероглифическими письменами и красочными рисунками, но и их постигла, видимо, та же печальная судьба. Свыше двадцати больших храмов, существовавших в Тайясале, были разрушены до основания, а из их камней испанцы построили собор, крепость и свои дома. В ходе этого всеобщего погрома выяснилось, что монах Авенданьо был абсолютно прав, говоря о поклонении майя костям лошади, которые он видел в одном из храмов города. Люди Мартина де Урсуа также увидели впечатляющую картину: "С потолка храма,- пишет историк

3 в. Гуляев 33

гутьерре,-на трех веревочках разного цвета свисала полуистлевшая лошадиная нога, а на полу, позади нее, стояли три курильницы для возжигания ароматных трав и благовоний, которые индейцы используют при жертвоприношениях... Испанцам объяснили, что эти кости - все, что сохранилось от большой лошади, которую оставил среди ицев в очень давние времена один царь, который проходил мимо данных мест..."

Попавшие в плен правитель ицев Канек и верховный жрец Кинканек были незамедлительно обращены в христианскую веру и получили новые имена: дон Хосе Пабло Канек и донФрансиско Николас Канек. Чтобы укрепить свою власть, конкистадоры поспешили увести обоих знатных пленников в Мериду. Но ицы так никогда и не покорились до конца испанцам. Они рассеялись по глухим лесам Петена и Белиза, не желая принимать католичество и платить дань испанскому королю. Даже в середине XIX века ицы оставались, по словам английского суперинтенданта в Белизе Чарльза Фэнкорта, "практически, все еще независимым народом".

В кафедральном соборе города Памплона на севере Испании висит писанный маслом старинный портрет: дон Мартин де Урсуа, уроженец этих мест, гордо взирает на дело рук своих - на завоеванную провинцию ПетенИца и на распростертых у его ног индейцев. В углу картины пышный герб губернатора Юкатана с птицами, львами и крестами по золотому фону, а ниже идет длинный перечень его титулов и званий: " Рыцарь ордена Сантьяго, граф Лисаррага Венгоа, завоеватель ицев, пожизненный губернатор и генерал-капитан их провинций, а также Юкатана, Косумеля и Табаско, выборный губернатор Филиппинских островов и глава Королевской аудиенции".

За что же этот наваррский аристократ удостоился стольких милостей и наград?

Видимо, за то, что Урсуа считался в придворных кругах Мадрида самым образцовым испанским военачальником и администратором - в меру образованным и в меру гуманным, старавшимся управлять обширными королевскими владениями в Новом Свете без тех излишних жестокостей и насилий, которые были столь характерны для цервого этапа конкисты. Действительно, по сравнению с жестоким веком

теса и Писарро внешние формы испанской экспансии в Америке несколько изменились, но ее грабительская и антииндейская сущность осталась прежней.

История дала дону Урсуа совершенно уникальную возможность - сторицей возместить тот гигантский урон культурному наследию мексиканских аборигенов, который нанесли блестящим цивилизациям ацтеков и майя грубые солдафоны Кортеса, Монтехо, Альварадо и других первых конкистадоров. Но спесивый губернатор Юкатана на поверку оказался ничуть не лучше своих недоброй памяти предшественников.

В самом конце XVII века, когда в Европе уже прошел первый очистительный шквал антифеодальных революций (Англия и Нидерланды) и бурно развивались различные науки и искусства, судьба подарила испанским завоевателям настоящее чудо - тот самый "живой", спрятанный в лесной чаще, "забытый" индейский город, о котором мечтали целые поколения искателей сокровищ. Правда, здесь не было золотых статуй, золотых крыш и мостовых, а кладовые дворца Канека отнюдь не ломились от драгоценных камней и серебряных слитков.

Зато какие бесценные культурные сокровища ждали здесь буквально на каждом шагу "просвещенных" и "гуманных" европейцев, будь они хоть немного заинтересованы в этом! Перед ними во плоти и крови предстало последнее на континенте независимое и процветающее индейское государство - последний осколок великих цивилизаций древности - со своими мудрыми жрецами и воинственными правителями, со своими изощренными верованиями, неповторимыми памятниками материальной культуры. И что же? По приказу Мартина де Урсуа все храмы в Тайясале были разрушены, идолы разбиты, а рукописи - хранители бесценных знаний майя - безжалостно сожжены. Сам же "гуманный" губернатор "забыл" оставить для потомков хотя бы краткое описание жизни и быта порабощенного им народа. Таков был печальный финал этого уникального исторического события.

Но история коня Кортеса на этом не кончается. Среди жителей современного гватемальского городка Флорес, возникшего на руинах Тайясаля, из поколения в поколение передаются легенды о лошадиной статуе, лежащей на дне озера. Ее можно отчетливо видеть там в

тихую и ясную погоду. Другое подобное изваяние затонуло, по словам легенды, близ оконечности мыса Нитун, когда жрецы майя-ицев пытались перевезти его с материка на остров на большом плоту.

Не исключено, что в основе этих старых преданий лежат какие-то реальные факты. Во-первых, мы не знаем, что стало с обломками статуи Циминчака, разбитой в 1618 году отцом Орбитой. Вполне возможно, что монахи бросили тогда уцелевшие фрагменты лошадиной фигуры в воды озера. Правда, трудно поверить, что несколько поспешных ударов камня рассерженного францисканца могли разбить на куски всю огромную статую, сделанную из прочного мелового известняка. Если это так, то несколько поврежденное изваяние жрецы ицев могли действительно отправить для починки на материк, и оно затонуло во время перевозки. Наконец, не исключено и то, что обломки статуи Циминчака, вместе с другими идолами майя, были брошены в воду по приказу дона Мартина де Урсуа при общем разгроме Тайясаля 14 марта 1697 года.

В 60-х годах группа гватемальских аквалангистов и археологов-любителей решила проверить достоверность этой легенды, приступив к подводным исследованиям на озере Петен-Ица. Но, несмотря на все усилия, найти "лошадиного бога" ицев на илистом дне огромного водоема не удалось. Если его обломки действительно находятся там, то последнее слово остается за археологами. И кто знает, не станет ли в самом недалеком будущем этот уникальный памятник эпохи конкисты достоянием науки?

Глава ^ Чальчуапа и Куикуильконесостоявшиеся цивилизации

Разнообразна и своенравна природа страны майя. На юге, в горах Гватемалы и Сальвадора, вздымаются ввысь величественные пики давно заснувших вулканов, закутанные в белые мантии из снега и льда. Но хрупкая корка земли здесь очень непрочна. Она постоянно вздрагивает от могучих подземных толчков даже в самые "спокойные" годы. И в

бой день и час внезапно пробудившийся исполин может затопить раскаленной лавой цветущие поля и дома, засыпать все вокруг на многие километры толстым слоем серого вулканического пепла.

На севере, на побережье Мексиканского залива, на сотни миль раскинулись заболоченные вечнозеленые джунгли. Природа щедрой рукой выливает здесь в течение всего года запасы дождевой влаги. Ленивые и полноводные реки - Коацакоалькос, Грихальва, Усумасинта, Канделария, причудливо извиваясь, пробивают себе путь к морю сквозь бесконечные леса и болота. Они периодически выходят из берегов, надолго затопляя окружающую плоскую равнину и причиняя местным жителям множество всяческих бед.

С дьявольским постоянством неистовые тропические ураганы и штормы обрушиваются в осеннюю пору на Карибское побережье Мексики (Юкатан и Кинтана-Роо) и Белиза, вызывая громадные разрушения и жертвы в прибрежных селениях. "Полные удушающих испарений джунгли, выжженные солнцем, каменистые нагорья, где днем палит зной, а ночью замерзает вода, грозные вулканы, частые разрушительные землетрясения, хищные звери и ядовитые змеи - такова была среда", в которой обосновались местные индейцы, отмечает советский историк В. М. Полевой.

Природа никогда не была здесь чересчур щедрой к человеку. Каждый шаг на пути к цивилизации и к прогрессу доставался древним обитателям этих мест с большим трудом и требовал предельной мобилизации всех людских и материальных ресурсов общества.

Древние жрецы, прорицатели этой страны, говорили о пяти больших эпохах, каждая из которых должна была обязательно закончиться катастрофой. В конце первой эпохи небо должно упасть на землю. Вторая будет разрушена бурями. Третья погибнет в пламени пожаров. Четвертая будет уничтожена потопом. Пятая эпоха - наша собственная - закончится гигантским землетрясением.

Таким образом, вряд ли приходится сомневаться в том, что индейцы майя издавна жили словно на жерле вулкана - в постоянной борьбе с последствиями засух, наводнений, землетрясений, извержений вулканов, губительных эпидемий и т. д" которые почти

прерывно обрушивала на них неистовая центральноамериканская природа. И этот бесспорный факт нашел прямое отражение в их мифах и преданиях.

Но странное дело, как только эти скудные и полулегендарные сведения о природных катастрофах попадают в руки некоторых писателей и журналистов, они в мгновение ока превращаются в самые невероятные "гипотезы" и догадки.

"В незапамятные времена,- утверждает, например, американский автор Винсент Гэддис,- на человечество обрушилась некая гигантская катастрофа, вызвавшая массовую гибель людей и всевозможные бедствия. Истинная природа этого катаклизма затемнена временем, и память о нем сохранилась только в мифах. Это мог быть библейский всемирный потоп. Это могла быть последняя из серии космических катастроф, которые сотрясали время от времени землю - взрыв астрономического происхождения, который изменил поверхность нашей планеты и революционизировал человеческую историю. Это могло быть внезапное опускание на дно океана больших кусков суши, что породило предания об Атлантиде, My и Лемурии..."

Стремясь во что бы то ни стало привязать к упомянутой всемирной катастрофе, происшедшей повсюду в один день и час, конкретные события древнеамериканской истории, этот писатель обращается к сохранившимся до наших дней рукописям и документам майя. Первоначально его внимание привлекли книги юкатанских индейцев "Чилам Балам", где якобы говорится о погружении страны майя в морскую пучину. Проявив поразительное невежество в области майяской истории и спутав содержание книг "Чилам Балам" (созданных на полуострове Юкатан в XVI-XVII вв.) с эпосом майякиче "Пополь-Вух" (написанным в горной Гватемале в XVI в.), В. Гэддис тем не менее утверждает, что первый из названных документов - вообще самая древняя из сохранившихся на земле книг. По его словам, первый вариант данной книги был создан очевидцем, случайно уцелевшим после такой великой катастрофы. "Возможно,- пишет В. Гэддис,- это была та же самая катастрофа, о которой рассказывали Солону египетские жрецы и которая известна нам в пересказе Платона (IV в. до н. э.) о драматической гибели Атлантиды".

Вот как выглядит древний текст майя в пересказе В. Гэддиса:

"Выпал огненный дождь, пепел покрыл небеса, и деревья тряслись, разрывая землю на части. И (земля) содрогалась, деревья и скалы сталкивались друг с другом... (Люди), пронзительно крича, побежали к берегу моря, где на них обрушились буйные волны и похоронили их в песках. Затем с шумом разверзлись огромные трещины, которые "заглатывали" в себя падающие храмы и толпы обезумевших людей. Наконец, океан отступил назад и нахлынул вновь на землю. Небо стало падать вниз с паром и пламенем. И вся суша погрузилась в бушующие воды... Началась новая эра. Новые цивилизации пустили свои корни, выросли большое желтое дерево и белое дерево. И на память о никогда не забываемом разрушении птица села на желтое дерево и на белое дерево..."

В действительности же в данном отрывке содержится по меньшей мере 75% вымысла и лишь 25% сильно искаженного майяского текста^ Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить приведенный ниже перевод того же самого отрывка из книги "Чилам Балам" из Чумайеля, сделанный наиболее компетентным знатоком письменности майя - Ю. В. Кнорозовым: Тогда приходили сироты, несчастные, вдовы, и живые лишались своих сердец. Они были погребены среди песка в морских волнах. Наступление дождей, будут дожди тогда при лишении скипетра. Рухнут небеса, рухнут на землю, когда четыре бога, четыре Бакаба ее разрушат. Когда закончилось разрушение мира, тогда были помещены деревья (Бакабов). (Тогда поднялось Красное Имиш Че на востоке. Поднялся небесный столб, знак разрушения мира), там поместилась желтая иволга. Тогда поднялось Белое Имиш Че на севере, (там села птица сак чик). Поднялся небесный столб, знак разрушения мира... Тогда поднялось Зеленое Имиш Че в середине (земли) в память о разрушении мира.

К сожалению, точно такое же "препарирование" первоисточников встречается и в других популярных работах о древнеамериканских культурах: Ч. Берлитца, Г. Уилкинса и других.

Все эти авторы пытаются доказать, что в незапамятные времена все человечество пережило какую-то гигантскую природную катастрофу, память о которой бережно сохраняется в мифах илреданиях чуть ли не десятитысячелетнего возраста. В качестве "возмутителя спокойствия" безоблачной жизни людей называют всемирный потоп, разрушительное землетрясение, космическую катастрофу (падение крупного метеорита на Землю) и т. д. То, что такие природные катаклизмы периодически обрушивались на обитателей различных областей нашей планеты, вряд ли подлежит сомнению.

Но почему эти потопы, землетрясения и космические взрывы должны были непременно происходить в один день и час на всех материках сразу? Почему они обязательно должны были совпадать с мистической датой "10000 лет назад", предложенной греческим философом Платоном для гибели Атлантиды?

Именно в обосновании этих спорных моментов аргументация названных выше авторов выглядит слабой и ненадежной.

В поисках следов великой общемировой катастрофы в культурном наследии древних майя чаще всего обращаются и к другому широко известному источнику - эпосу майя-киче "Пополь-Вух".

Однако у нас пока нет никаких оснований считать "Пополь-Вух" необычайно древней книгой, отражающей события десяти-, пяти- или трехтысячелетней давности. Мы не можем даже точно определить время ее первоначального появления. Дело в том, что дошедший до нас вариант был записан после испанского завоевания в XVI веке по памяти образованным индейцем майя на языке киче, но латинскими буквами. Возможно, некогда существовал и доиспанский оригинал данного эпоса, написанный иероглифами майя и впоследствии утраченный.

В "Пополь-Вух", среди космогонических мифов, в разделе о неудачных попытках богов сотворить человека, действительно есть описание различных стихийных бедствий, в результате которых была полностью

^еГ^ -- -^-- ^^- Раса "Потоп был создан Сердцем небес, был устроен вели ^ "Т"' ^^ "^ "а ^лов" дерев^н^с^.

^опл^Т '^^ "" ^^" У^^^ен". они были ^^плены. Густая смола пролилась с неба... И по этой

'.' причине лик земли потемнел, и начал падать черный дождь; ливень днем и ливень ночью... Пришедшие в отчаяние (деревянные люди) побежали так быстро, как только могли; они хотели вскарабкаться на крыши домов, но дома падали и бросали их на землю; они хотели вскарабкаться на вершины деревьев, но деревья стряхивали их прочь от себя; они хотели скрыться в пещерах, но пещеры закрыли свои лица. Так совершилась вторая гибель людей сотворенных, людей созданных, существ, которым было назначено быть разрушенными и уничтоженными".

Описанные в эпосе майя-киче природные катаклизмы - непрерывные ливни, ураганы, потопы, извержения вулканов ("черный дождь", "густая смола" с неба) и землетрясения - составляли неотъемлемую часть жизни индейцев горных областей Гватемалы и не раз оказывали серьезное воздействие на судьбы местных племен. И нет ничего удивительного в том, что реальные стихийные бедствия и катастрофы, случавшиеся в разное время и у разных индейских народов, в том числе и у майя, находили свое отражение в их мифах, легендах и преданиях.

Археологические открытия последних лет на территории Мексики и Сальвадора позволили с поразительной полнотой и достоверностью проследить воздействие двух таких природных катастроф на развитие древних культур местных индейцев. Чальчуапа. На западе небольшой центральноамериканской страны Сальвадора, в долине реки Рио Пас, находится Чальчуапа - один из крупнейших археологических памятников юго-восточной горной зоны древних майя. В настоящее время это огромное скопление оплывших пирамидальных холмов из глины и земли, кучи хозяйственного мусора и обломки причудливых каменных скульптур. Но в древности Чальчуапа была большим и процветающим поселением горных майяских племен, их важным ритуальным, политико-административным и торгово-ремесленным центром.

Археологи из экспедиции Пенсильванского университета ((?ША) после многолетних работ в центральной части Чальчуапы изучили и нанесли на карту на площади около трех квадратных километров 58 крупных ритуально-административных зданий и 87 жилищ. Большинство построек сгруппировано вокруг обширных

прямоугольных площадей, часто вымощенных камнем. Здесь же обнаружены резные каменные скульптуры с иероглифическими надписями и календарными датами по эре майя. Раскопки вскрыли в центре Чальчуапы ансамбли величественных каменных храмов, стоявших на плоских вершинах ступенчатых пирамид. У их подножия найдены ряды стел и алтарей с рельефными изображениями и иероглифами. По всем своим основным признакам - общей площади, количеству жителей, наличию монументальной каменной архитектуры, развитого искусства, письменности и календаря Чальчуапа приближалась к статусу подлинного города. И этот прямой предшественник будущих ярких созвездий классических майяских городов существовал уже в конце 1 тысячелетия до н. э.

Но под блестящим фасадом нарождавшейся цивилизации археологи обнаружили еще более древние корни. Предки горных майя -.раннеземледельческие племена - пришли сюда еще во II тысячелетии до н. э. Они основали на месте будущего города несколько скромных деревушек, состоявших из легких глинобитных хижин под лиственными крышами. Окрестные поля, удобренные вулканическим пеплом древних извержений, отличались необычайным плодородием и приносили высокие урожаи маиса, бобов и тыквы. Многочисленные озера и ручьи в избытке давали воду для питья и различных хозяйственных нужд. Вечнозеленые тропические леса изобиловали птицей и зверем. Стоит ли поэтому удивляться, что первоначальная небольшая община земледельцев, поселившаяся здесь около 3000 лет назад, стала быстро расти и процветать. И вскоре вся плодородная долина Рио Пас превратилась в густо населенный земледельческий оазис. На рубеже нашей эры, пройдя через целый ряд последовательных этапов развития, местные индейцы вплотную подошли к порогу цивилизации. В тот момент они входили важной составной частью в большую и динамическую юго-восточную область культуры горных майя. Ее главным центром считается Каминальгуйю, расположенный на окраине современной столицы Гватемалы. Тогда горные майя несколько опережали по уровню своей культуры ближайших сородичей - население низменной лесной зоны на юге Мексики и севере Гватемалы, где несколько веков спустя 'в 1 тысячелетии н. э., возникло так

ваемое "Древнее царство" майя. Часы истории должны были отмерить еще какие-то мгновения до вступления горных майяских племен в эру государственности и цивилизации. Но этого так и не произошло. На юговосток страны внезапно обрушилось страшное стихийное бедствие, и для местных индейцев время сразу остановилось и двинулось вспять.

Мощные слои белого вулканического пепла, найденные в ходе раскопок в самых различных местах Чальчуапы, со всей очевидностью доказывают, что жизнь этого культурного центра горных майя была прервана исключительным по силе вулканическим извержением. Следы значительной вулканической активности на территории Сальвадора встречаются буквально на каждом шагу. Один путешественник, побывавший там в 1855 году, писал, что эта страна "имеет больше вулканов и содержит в своих пределах больше видимых результатов их деятельности, чем любая другая область на земле одинаковой величины". В Сальвадоре и сейчас насчитывается свыше 20 крупных действующих вулканов. Главная их цепь проходит через всю страну, с северовостока на юго-запад. Поэтому нет ничего странного и в находке здесь следов древних извержений, непосредственно сказавшихся на исторических судьбах обитателей этих беспокойных мест.

Еще в 1917 году сальвадорский ученый Хорхе Ларде обнаружил близ города Сан-Сальвадор остатки индейского поселения доколумбовой эпохи, погребенные под мощным слоем белого вулканического пепла. Десять лет спустя археолог Самуэль Лотроп из США сделал сразу несколько открытий подобного рода в разных частях страны. Причем каждый раз напластования вулканических отложений перекрывали керамику и глиняные статуэтки, относящиеся к архаическому или доклассическому периоду культуры майя (1 тысячелетие до н. э.).

Окончательную ясность внесли в этот вопрос последние исследования в Чальчуапе. Ученые определили, что вулканическое извержение, оставившее в Центральном и Западном Сальвадоре столь осязаемый след в виде толстого слоя белого пепла, имело место где-то около рубежа нашей эры. Оно целиком прекратило или заметно подорвало дальнейшее развитие культуры горных племен в юго-восточной области майя.

Гибель Чальчуапы произошла внезапно, поскольку многие пирамиды и храмы в центре города брошены недостроенными. Падающие сверху тучи белесого пепла, словно саваном, окутали дома и святилища, предвещая близкий конец всему живому. Охваченные ужасом жители в панике покидали Чальчуапу и бежали прочь, в поисках спасения от разбушевавшейся стихии. Последствия этой катастрофы были ужасны и давали о себе знать в течение многих веков.

Разрыв, существующий в археологических материалах Чальчуапы между рубежом нашей эры и 300-500 годами н. э" отчетливо говорит об этом. Что же произошло в действительности? Работы геологов ФРГ и США, а также химический анализ образцов вулканических отложений из древних памятников Сальвадора позволили твердо установить, что источником всех названных природных катаклизмов был вулкан Илопанго, расположенный в 75 километрах к востоку от Чальчуапы.

В результате его извержения, происшедшего где-то ближе к рубежу нашей эры, вся зона Чальчуапы, долина Рио Пас и большая часть горных юго-восточных районов майя были покрыты толстым слоем вулканического пепла.

Реальный ход событий реконструирован сейчас учеными с достаточной полнотой. Судя по характеру и толщине вулканических отложений, извержение Илопанго протекало в три этапа. Сначала наблюдалось выпадение из туч довольно крупных частиц пемзы. Они покрыли все пространство в радиусе 50 километров тонким слоем в 1-2 сантиметра, а у самого вулкана - до 40 сантиметров. Затем последовал комбинированный удар - интенсивные пеплопады из туч и мощные потоки раскаленных газов, пепла и пемзы, быстро катившиеся по склонам гор и погребавшие и сжигавшие на своем пути посевы, леса и селения. После него остались отложения пепла в 20 сантиметров толщиной на площади в радиусе до 77 километров и 6 метров вблизи вулкана. И наконец, повторные пеплопады и выбросы газов и "тефры"', распространявшиеся по поверхности земли, довершили опустошение прилегающей к

' Тефра- геологический термин, обозначающий отложение вулканического пепла.

го территории. Мощность отложений белого пепла достигала на этот раз в среднем 0,5 метра, а вблизи источника извержения от 9 до 50 метров!

Каково же было непосредственное воздействие этой катастрофы на население горных юго-восточных районов майя и на судьбы майяской культуры в целом?

Известное представление об этих сложных процессах дает нам сравнительная геология. Особенно подходит для сопоставления с Илопанго случившееся в 1943 году извержение вулкана Парикутин, расположенного в 320 километрах к западу от города Мехико. Хотя и несколько меньшее по масштабам, данное извержение было хорошо изучено и описано специалистами-вулканологами. А кроме того, наблюдается поразительное сходство природно-климатических условий района Парикутина и Западного Сальвадора. Мексиканский вулкан выбросил в возду^ огромную массу пепла. Местами его толщина достигла 150 метров, а зона распространения - до 500 километров. Извержение Парикутина нанесло сильный удар по самым основным источникам существования человека. Многие реки и ручьи либо исчезли совсем, либо, напротив, резко увеличили объем воды. Часть старых рек исчезла, но появились новые. Огромные участки земли лишились всей растительности - посевов, трав, кустарников и деревьев. Растения оказались очень уязвимыми по отношению к вулканическому пеплу. Животные умирали как от вдыхания химически вредного пепла, так и от заглатывания его вместе с растительной пищей. В течение первого года после катастрофы земля, покрытая более чем 10-сантиметровым слоем тефры, уже не годилась для возделывания. С большим трудом, используя самые совершенные сельскохозяйственные методы и машины, удалось через четыре года, да и то лишь на отдельных участках, вырастить весьма скромные урожаи. Было подсчитано, что потребуется не менее 200 лет для йосстановления нормального покрова лесной растительности близ Парикутина и еще большие сроки для ликвидации всех вредных последствий его воздействия на местную экологию.

Точно такие же данные получены и в Исландии - одном из наиболее активных вулканических районов мира. Здесь местные крестьяне покидали свои поселки

в тех случаях, когда слой свежевыпавшего пепла достигал 10 сантиметров или больше. Восстановление плодородия почвы и пригодности ее для земледелия происходило, как правило, лишь через несколько десятилетий.

"Исходя из этого,- заключает американский исследователь Пайсон, Шито,-двухсотлетнее опустошение и обезлюдение значительной части юго-восточной горной области майя представляется вполне вероятным, притом что пепел Илопанго был более вредным, более обильным и более широко распространенным, чем в районе Парикутина".

Фактически за один лишь день роскошная тропическая растительность на большей части Сальвадора должна была превратиться в белую пустыню, лишенную почти всех признаков жизни.

Что же случилось тогда с людьми, ставшими жертвами этой ужасной природной катастрофы? Нет, жителей Чальчуапы и многих других поселков, расположенных на некотором удалении от Илопанга, не постигла печальная участь обитателей Геркуланума и Помпей. Их дома не были засыпаны до крыш вулканическим пеплом, затоплены грязевыми потоками или сожжены огненной лавой. Ведь не следует забывать, что их отделяло от разбушевавшегося каменного исполина все-таки солидное расстояние в 75 километров. Но общие масштабы катастрофы от этого отнюдь не уменьшаются. Скудные технические возможности древнемайяского земледельца, вооруженного лишь каменным топором и палкой с заостренным концом, не позволяли ему возделывать поля и выращивать урожай даже в том случае, если почву покрывал тонкий слой вулканического пепла в 10 сантиметров толщины. А в действительности же пепла было гораздо больше. И этот "мораторий" на всякую земледельческую деятельность оказывал свое воздействие на площади свыше 3000 квадратных километров!

Даже если взять весьма умеренную для оседлых общин того времени плотность населения 10 человек на 1 квадратный километр, то и тогда около 30 000 человек в одно мгновение потеряли все средства к существованию (земледелие, охота, собирательство). Чтобы избежать неминуемой голодной смерти, они вынуждены были покинуть родные места и искать спасения в

52

них областях, не пострадавших от извержения. И действительно, археологические исследования показывают, что к рубежу нашей эры культура горных майя переживает явный упадок, а многие местные селения прекращают свое существование. В то же время жители низменной лесной зоны майя на севере вступают в полосу наивысшего расцвета так называемого классического периода - и прочно удерживают-свое лидерство вплоть до конца 1 тысячелетия и. э.

А не связаны ли как-то между собой эти события? Не явилось ли переселение части горных майя на север после извержения Илопанго причиной, ускорившей формирование классической майяской цивилизации в данном районе?

Тщательное изучение всех археологических находок, и прежде всего керамики, со всей территории майя позволило ученым предположить, что подобное развитие событий вероятно. В самом конце 1 тысячелетия до н. э" то есть приблизительно в то же время, когда произошло извержение Илопанго, на севере, в низменной лесной зоне майя, а точнее - в Петене (Гватемала) и Велизе, внезапно происходят удивительные перемены. Население там более чем удваивается, и это хорошо видно по значительному росту числа обитаемых домов на поселениях. Кроме того, в местной культуре вдруг появляются новые, чуждые здешним традициям черты - новые формы керамики, статуэтки, орнаменты. Среди этой керамики есть ряд изделий, которые очень похожи на находки из Сальвадора, перекрытые слоем белого вулканического пепла из Илопанго. Особенно поразительно выглядит сходство таких специфических по форме сосудов, как чаши на четырех полых ножках в виде женских грудей. Они практически идентичны, и археологи не могут, например, отличить такую керамику, найденную в Бартон Рамье (Белиз), от керамики Чальчуапы (Сальвадор).

Следовательно, гипотеза о массовом переселении в конце 1 тысячелетия до н. э. жителей юго-восточной горной области майя, пострадавших в результате катастрофического извержения вулкана, на север - к своим ближайшим сородичам, племенам равнинной лесной зоны,- выглядит весьма правдоподобно. Однако это отнюдь не означает, что блестящая классическая цивилизация майя 1-IX веков н. э. в Южной Мексике

и Северной Гватемале происходит непосредственно от культуры переселенцев из горных областей. Скорее столь значительный приток населения с юга лишь убыстрил и оживил те процессы и явления по формированию государственности и цивилизации, которые уже наблюдались прежде у местных племен. Миграция из Сальвадора и других горных районов Юго-Востока была не первопричиной, а катализатором этого процесса, способствовавшим культурному расцвету майя в последующий период.

Так, по иронии судьбы катастрофические явления природы, обернувшиеся трагедией для части горных майяских племен, стали могучим ускорителем прогресса для других областей.

В то время как города равнинной лесной зоны майя вступили в свой "золотой век", на юге, в горах Сальвадора, жизнь медленно возвращалась в опустошенные извержением Илопанго земли. Дожди размыли и переотложили вулканический пепел. Постепенно восстанавливалось и плодородие почвы. На покрытой белым саваном тефры земле пробивалась первая робкая растительность - мхи, травы, кустарники, а позднее и низкорослые деревья. Но люди вновь поселились здесь, на старом пепелище, не ранее V-VI веков н. э. Видимо, это были группы майя-чортй, интенсивное проникновение которых на юг относится именно к данному периоду.

Хозяйство этих новых поселенцев основывалось на земледелии: они выращивали на своих полях главным образом кукурузу (маис) и бобовые. Оба вида растений были обнаружены недавно археологами в прекрасной сохранности при раскопках древнего поселения в Серене (долина Сапотитан, Западный Сальвадор).

Этот памятник майя-чортй можно по праву считать центральноамериканскими Помпеями. Его постигла та же трагическая участь, что и далекий римский город, погибший по ту сторону Атлантики в 1 веке н. э.

Необычайно сходны и все обстоятельства гибели обоих поселений. И если для драмы Серена у нас есть только немой, хотя и достаточно показательный археологический материал, то роковое извержение Везувия было подробно описано очевидцем - талантливым

ским писателем Плинием Младшим (племянником знаменитого историка Рима Плиния Старшего). В день катастрофы, 24 августа 79 года н. э., он находился в 25 километрах от проснувшегося Везувия, на противоположном берегу Неаполитанского залива.

"24 августа,- пишет Плиний,- около часа дня в стороне Везувия показалось облако необычайной величины... по своей форме оно напоминало дерево, именно сосну, ибо оно равномерно вытянулось вверх очень высоким стволом и затем расширилось на несколько ветвей... Спустя некоторое время на землю стал падать дождь из пепла и куски пемзы, обожженные и растрескавшиеся от жары; море сильно обмелело. Между тем из Везувия в некоторых местах вырывались широкие языки пламени и поднимался огромный столб огня, блеск и яркость которых увеличивались вследствие окружающей темноты... Мы видели, как море втягивается в себя; земля, сотрясаясь, как бы отталкивала его прочь... В огромной и черной грозовой туче вспыхивали и перебегали огненные зигзаги, и она раскалывалась длинными полосами пламени, похожими на молнии, но только небывалой величины... Стал падать пепел, пока еще редкий, оглянувшись, я увидел, как на нас надвигается густой мрак, который подобно потоку, разливался вслед за нами по земле. Наступила темнота, но не такая, как в безлунную ночь, а какая бывает в закрытом помещении, когда тушат огонь. Слышны были женские вопли, детский писк и крики мужчин: одни звали родителей, другие детей, третьи жен или мужей, силясь распознать их по голосам; одни оплакивали гибель своих близких, другие в страхе перед смертью молились; многие воздевали руки к богам, но большинство утверждало, что богов больше нет и что для мира настала последняя вечная ночь".

Обильные пеплопады и камнепады сопровождались сильными подземными толчками, разрушившими много зданий в прилегающих к Везувию городах. Тучи пепла и раскаленных газов, грязевые потоки и реки огненной лавы, быстро скатившись по крутым склонам вулкана, довершили эту вакханалию разрушений, уничтожив все живое на многие километры вокруг. Извержение Везувия в 79 году н. э. полностью стерло с лица земли цветущие римские города Помпеи, Геркуланум и Стабий вместе со всеми их жителями. Это была, бесспорно,

одна из самых разрушительных катастроф древности, сведения о которой дошли до наших времен.

Трагедия скромного земледельческого поселка Серен в Сальвадоре, хотя и отличалась не меньшим драматизмом, была гораздо более скромной по масштабам. Археологи раскопали там лишь один большой многокомнатный дом и расположенную неподалеку от него "рабочую платформу". Обе постройки сооружены из дерева и обожженной глины. Столбы-опоры несли на себе высокую крышу из пальмовых листьев. В доме найдено много глиняных сосудов, а в одном из них даже уцелела горстка фасоли. На рабочей платформе в изобилии представлены различные каменные орудия со следами обработки. Возможно, это была местная мастерская по выделке инструментов и оружия. Но самое удивительное - это то, что рядом с домом обнаружено небольшое прекрасно сохранившееся поле, возделанное и засеянное в древности маисом. Маис был посажен параллельными грядками, удаленными на расстояние 50 сантиметров друг от друга, и к моменту гибели поселка его ростки достигли уже 5-10 сантиметров высоты. Столь редкой сохранности этих уникальных объектов мы обязаны тем же самым силам природы, которые уничтожили поселок.

В VI веке н. э. произошло извержение близлежащего вулкана Лагуна Кальдера, опустошившее сравнительно небольшую территорию в несколько квадратных километров. Однако поселок Серен находился как раз на пути смертоносных газово-пепельных потоков, и он был мгновенно уничтожен. Вряд ли удалось спастись хоть одному из его жителей. Катастрофа разразилась так внезапно и развивалась настолько стремительно, что застала людей врасплох. Они были заблокированы в домах массами пепла и грязи и задохнулись от раскаленных газов. В одной из комнат раскопанного археологами жилища в беспорядке лежала груда человеческих скелетов - женских, детских, мужских. Видимо, это были все обитатели большого дома, тщетно искавшие в родных стенах спасения от ярости стихии и принявшие здесь мученический конец. Но плотная пелена вулканического пепла, накрывшая вскоре эти скорбные останки, полусгоревшие строения и маисовое поле, как бы "законсервировала", спасла их от последующего разрушения, обеспечив всем органическим

ществам прекрасную сохранность. Судя по величине ростков маиса, катастрофа в Серене произошла либо в мае, либо в начале июня. Кушсуилько. Далеко к северо-западу от горных хребтов Сальвадора, в самом центре Мексики, находится плодородная долина Анахуак (долина Мехико). Эта благодатная долина была местом рождения трех последовательно сменявших друг друга древних цивилизаций теотихуаканской (1 тыс. н. э.), тольтекской (X- XIII вв.) и ацтекской (XIII-XVI вв.), оставивших заметный след в истории доколумбовой Америки. Она представляет собой обширную овальную выемку 112 километров длины и 64 километров ширины. В южной ее части находится столица страны - город Мехико, построенный в XVI веке испанскими конкистадорами на развалинах ацтекского Теночтитлана. Высокие горные цепи окружают долину почти со всех сторон. А на юговостоке ее, словно два гигантских недремлющих стража, возвышаются вулканы - покрытый вечными снегами Попокатепетль ("Курящаяся гора") и его спутница Икстасихуатль ("Белая женщина"). Есть здесь и другие вулканы помельче. Часть из них - постоянно действующие. Другие же молчат уже многие столетия, по крайней мере на протяжении всей письменной истории Мексики.

Долина Мехико издавна манила к себе людей. Ее обнаружили и освоили еще первобытные охотники на мамонтов, и это случилось примерно 25--20 тысяч лет назад. Позднее, в 1 - начале II тысячелетий н. э., сюда вновь и вновь врывались с севера орды диких кочевых племен, вытесняя или порабощая более ранних обитателей, уже достигших известного уровня цивилизации. Каждый народ, каждая культура оставляли здесь после себя вполне осязаемые следы в виде руин городов, селений и могильников. И поэтому долина Мехико буквально "нашпигована" древними памятниками самых разных эпох. Но именно это и создавало всегда дополнительные трудности для исследователей, пытавшихся проникнуть в далекое прошлое одного из важнейших центров доколумбовой Америки. Прежде всего требовалось установить последовательность важнейших этапов в развитии местных культур. Однако письменная история Центральной Мексики не уходила глубже Х века н. э. Благодаря старым индейским хроникам

были известны ацтеки и тольтеки. Им и приписывали прежде все обнаруженные древности, в изобилии встречавшиеся на поверхности и в глубинах земли. Позднее, по мере накопления опыта и знаний, ученые все чаще стали встречать остатки древних культур, не укладывавшихся в прокрустово ложе старых схем и воззрений. Возникла необходимость дальнейшего подразделения истории этого края на соответствующие эпохи. У предков современных мексиканцев находились все более дальние предшественники.

Еще во второй половине XIX века французы из экспедиционного корпуса Наполеона III нашли в Центральной Мексике несколько грубых глиняных статуэток очень архаичного облика. Но значения этой находки никто не понял: ученые мужи в музеях и университетах упорно считали тольтеков и ацтеков самыми древними обитателями страны.

Лишь в 1907 году археолог Зелия Нутталь ((?ША) приобрела у рабочих каменоломен г. Мехико очень похожие грубые глиняные фигурки, которые регулярно добывались ими из-под слоя окаменевшей лавы - Педрегаль, на окраине мексиканской столицы. Это свидетельствовало о значительном возрасте находок, хотя и не решало вопроса об их соотношении с памятниками уже известных доиспанских культур.

И вот в 1910 году мексиканский археолог Мануэль Гамио осуществил первые стратиграфические раскопки в долине Мехико и по глубине залегания установил, что такие "архаические" статуэтки предшествуют во времени и тольтекским и ацтекским изделиям. Так была открыта новая "архаическая" (или доклассическая) эпоха в истории Древней Мексики.

Самому М. Гамио удалось вскоре раскопать материалы "архаического" времени, залегавшие под слоем окаменевшей лавы в Копилько. А в 1922 году нагромождения застывшего лавового потока - Педрегаля и скрытые под ним следы деятельности древнего человека привлекли внимание еще одного ученого - профессора Аризонского университета (QIIIA) Байрона Кэммингса.

После долгих поисков он наткнулся на большой, заросший густым кустарником холм, одиноко стоявший в нескольких милях к югу от г. Мехико, близ дороги, ведущей в г. Куэрнаваку. Местные жители называли его

Куикуилько. Холм был закован со всех сторон в прочный панцирь окаменевшей лавы, которая происходила из близлежащего вулкана, Шитли. Правильная круглая форма и некоторые другие внешние признаки позволяли предполагать, что этот холм имеет искусственное происхождение. И Б. Кэммингс решил проверить только что возникшую догадку. Девять месяцев, с июля 1924 по сентябрь 1925 года, экспедиция американских и мексиканских археологов вела здесь интенсивные раскопки. Прочный базальтовый пояс лавового потока надежно защищал скрытую под ним древнюю постройку от всякого проникновения извне. Поэтому его часто приходилось рвать динамитом. На твердом камне быстро тупились лезвия железных лопат и кирок. Но хотя и медленнее, чем хотелось бы исследователям, дело двигалось вперед. Постепенно из первозданного хаоса камней и щебня все отчетливее проступали очертания огромной ступенчатой пирамиды, имеющей странную круглую форму. Диаметр ее основания достигал почти 135 метров, а высота - около 24 метров. Пирамида представляла собой усеченный конус из четырех постепенно уменьшающихся ярусов. Одна широкая каменная лестница вела наверх, к плоской платформе с алтарем в виде подковы.

Основу сооружения составляла насыпь из глины и песка, грубо облицованная снаружи глыбами лавы, булыжником и сырцовыми кирпичами-адобами. Примитивная техника строительства и отсутствие регулярной каменной кладки, бесспорно, указывали на глубокую древность пирамиды. К тому же на ее ярусах и вокруг основания были найдены только материалы "архаической" эпохи, точнее, самого позднего ее этапа.

Видимо, пирамиду в Куикуилько можно считать одной из самых ранних крупных каменных построек Мексики. И в этом плане ее значение как прототипа древнемексиканской архитектуры можно сопоставить со ступенчатой пирамидой Джосера в Египте эпохи первых фараонов.

Но каков же был действительный возраст колосса из Куикуилько? Во времена Б. Кэммингса точные методы археологических датировок еще отсутствовали да и способы определения относительной хронологии изучаемых объектов только зарождались. И тогда вспомнили о том, что круглая пирамида - не простой археологический памятник, а древнее сооружение, погибшее в

аультате крупной природной катастрофы. Заваленная грудами черного пепла и залитая огненной лавой, она стала жертвой гигантского извержения расположенного неподалеку вулкана, Шитли. Достаточно было узнать у геологов точную дату указанного извержения, и вопрос о возрасте пирамиды решался сам собой. В 1925 году один новозеландский геолог определил время появления лавы Шитли "со всей доступной его науке точностью": извержение произошло, по его словам, где-то между 2000 и 7000 лет назад! Для геологии разница в в 5000 лет действительно представляется ничтожной, но у археологов после такой "точности" бессильно опустились руки. Лишь появление радиоуглеродного метода датировки древних органических веществ в 50-х годах нашего века позволило наконец установить, что гигантская пирамида в Куикуилько была сооружена в самом конце 1 тысячелетия до н. э.

Правда, короткое время спустя и сама пирамида и большое поселение "архаических" земледельцев, существовавшее вокруг нее, были полностью уничтожены. Неказистый на вид вулкан; Шитли не только стер с лица земли этот цветущий оазис, но и затопил раскаленной лавой обширный район на юге долины Мехико. Мрачный Педрегаль - изрезанное глубокими трещинами огромное поле окаменевшей лавы лилово-черного цвета наглядный памятник гигантской катастрофы, произошедшей здесь около 2000 лет назад. Яркое описание этого или иного близкого по характеру природного катаклизма сохранилось до наших дней в старинной ацтекской хронике - "Кодекс Чимальпопока":

Затем было создано третье Солнце. Его знаком был "Доясдь-4". Оно называлось "Солнцем огненного дождя". В это время выпал огненный дождь. Те, кто тогда жили, все были сожжены. И в эпоху этого Солнца выпал также дождь из мелких И говорят, что именно в это время упали сверху камв

которые мы сейчас видим, что кипел от жара камень "тесонтли"' и что тогда появились скалы красного цвета.

' Тесонтли (tezontly) - ацтекск., вулканический камень, ска листая порода, известная геологам как "амигдалоид"; этот камень, образовавшийся при извержении близлежащих вулканов, широко использовали впоследствии при строительстве зданий города Мехико.

Более точное описание вулканического извержения трудно себе и представить. И неважно в конечном счете, идет ли здесь речь об извержении Ахуско,, Шитли или какого-нибудь другого пробудившегося вулкана Мексики. Следы этих природных катастроф навечно остались и в индейских преданиях, и в складках местного рельефа. Самым красноречивым памятником разгула подземных стихий является, бесспорно, уже упоминавшийся Педрегаль. Под этим тяжким каменным панцирем лежат древние дома, святилища, могилы, оружие и утварь первых земледельцев Мексики. Здесь погребены надежды и чаяния целого народа, упорно пробивавшего себе путь к вершинам цивилизации. Эти люди достигли уже многого. Они изготовляли изящную и разнообразную посуду, строили прочные глинобитные жилища и пирамидальные храмы. Преуспели они и в развитии всевозможных ремесел и торговли. Им удалось создать сложные философские и религиозные учения, хранителями которых стала нарождавшаяся каста жрецов.

Но решающий шаг к более развитым формам культуры сделать им так и не пришлось. Произошла историческая нелепость. Неукротимые силы природы вновь властно вмешались в судьбы человечества. И население южной части долины Мехико - предки индейцев нахуа - вынуждено было спешно оставить обжитые земли и искать спасения в других местах. Основной поток переселенцев из района Куикуилько устремился, повидимому, на север и северо-восток, к Теотихуакану - еще одному важному центру культуры индейцев нахуа, находившемуся в 50 километрах к северо-востоку от современной мексиканской столицы. Существует гипотеза, что именно это событие ускорило становление местной цивилизации в начале новой эры. Во всяком случае расцвет Теотихуакана действительно начинается вскоре после описанной выше природной катастрофы и предполагаемого переселения ряда племен с юга долины Мехико на север.

Глава v Царская гробнице Паленке: легенды и факты

В один из жарких июньских дней 1952 года случайный прохожий или турист, ненароком оказавшийся в джунглях мексиканского штата Чьяпас, среди руин древнего города Паленке, мог наблюдать довольно странную картину. По крутой, усыпанной щебнем лестнице, ведущей на вершину многоярусной пирамиды, поспешно карабкалась группа вполне

респектабельных людей. Там, наверху, на фоне бездонного голубого неба и быстро бегущих облаков гордо парил в воздухе изящный каменный храм с узорчатым гребнем на крыше. Но вот последние ступени преодолены, и люди, еще не переведя дух после невероятно тяжелого подъема, столпились на плоской вершине пирамиды. Отсюда, почти с двадцатитрехметровой высоты, открывался удивительный вид на весь древний город, история которого насчитывала без малого десять столетий. Он существовал с конца 1 тысячелетия до н. э. по конец 1 тысячелетия н. э.

Очертания большинства его зданий едва угадывались под густым покровом вечнозеленых джунглей. Но в центре города сразу в нескольких местах над лесными зарослями встают, словно белые призраки, руины наиболее крупных архитектурных сооружений Паленке : квадратная, похожая на колокольню средневекового собора башня дворца и грациозные храмы-близнецы на высоких пирамидальных основаниях - "Храм Солнца", "Храм Креста", "Храм Лиственного Креста", "Храм Надписей"'.

Древние майя выбрали для строительства Паленке удивительно удачное место. С юга город был защищен стеной скалистых горных хребтов чьяпасской Сьерры. Бесчисленные группы зданий разбросаны по холмистой равнине, покрытой густым тропическим лесом и пересеченной множеством рек и ручьев, берущих начало в горах. Основная часть города (площадь около 19 гектаров) расположена на естественной платформе-плато, которая возвышается над окружающей равниной почти на 60 метров. Красоту местного пейзажа и удивительно гармоничное включение древней архитектуры в складки рельефа отмечают буквально все, кто там побывал. Руины Паленке обладают особым очарованием. Вот как описывает первую встречу с городом французский путешественник Мишель Пессель. "Величественные белые и серые здания на горном уступе поднимались над морем зелени, и все же джунгли не отступали от города, сбегая к нему по склонам окружающих гор.

' Все названия в Паленке, в том числе и название самого горо да ("паленке" -исп.- "изгородь", "ограда"), носят условный характер, и зачастую даны современными исследователями по чисто случайным признакам. "Храм Надписей" был назван так потому, что в нем нашли плиту с длинной надписью из 620 иероглифов.

Эта картина в таком диком, безлюдном месте произвела на меня неотразимое впечатление. Руины вообще таят в себе особое романтическое очарование, а руины Паленке, возникающие так неожиданно среди бескрайнего лесного океана, просто потрясали. Здесь передо мной предстала загадка столетий, загадка цивилизации,

гибшей и исчезнувшей, но все еще удивительным образом продолжающей жить в этих грандиозных постройках - свидетелях былого могущества и славы".

Близость Мексиканского залива и двух крупнейших рек Центральной Америки-Грихальвы и Усумасинтыоблегчали городу связи с соседними областями. Драгоценный зеленый нефрит, ломкий и острый, как стекло, обсидиан, причудливые морские раковины, отливающие изумрудным цветом перья царственной птицы кецаль из лесов Гватемалы, бобы какао и шкуры пятнистых ягуаров - да мало ли других диковинных товаров стекалось когда-то на многолюдные рынки Паленке! Расцвет города приходится на V-VIII века н. э. Его правители не раз покрывали себя славой на полях сражений. Его архитекторы воздвигали высокие пирамиды и храмы и заключили в каменную трубу норовистый ручей Отолум. Его жрецы изучали небесный свод, проникнув в самые глубокие тайны мироздания. Его художники и скульпторы воплотили в камне и алебастре свои бессмертные идеалы.

Но в конце 1 тысячелетия н. э. Паленке переживает явный упадок. Внутренние неурядицы и особенно нашествие воинственных племен извне подточили его жизненные силы, и город вскоре погиб, а его безмолвные руины были надежно спрятаны природой в непроходимой лесной чаще.

Паленке пришлось открывать заново уже в наши дни. И сделали это путешественники и ученые из многих стран Европы и Америки. Но самый значительный вклад внес в исследование города мексиканский археолог Альберте Рус Луилье - начальник крупной археологической экспедиции Национального института антропологии и истории (Мексика).

Мы не знаем, о чем именно думал он тогда, 15 июня 1952 года, стоя на вершине пирамиды "Храма Надписей". О былом ли величии древнего города или же о тех неимоверных трудностях, которые пришлось преодолеть ему и его коллегам на пути к заветной цели? Правда, теперь все это осталось позади. Еще одно последнее усилие - и многовековая тайна пирамиды будет раскрыта. А началось все это ровно четыре года назад, когда А. Рус, выбирая объект для своих будущих исследований, обратил внимание на-почти неизвестный до того архитектурный памятник - "Храм Надписей".

После первого же осмотра ученый заметил, что пол этого изящного трехкомнатного здания в отличие от других храмов Паленке был сложен из больших каменных плит, одна из которых имела по краям несколько отверстий, заткнутых каменными же пробками. Видимо, эти отверстия предназначались для поднимания и опускания плиты на свое место.

"Изучая возможное назначение этой плиты,- вспоминает Рус,- я заметил, что стены храма уходят ниже уровня пола - явное доказательство того, что внизу имеется еще одна постройка".

И действительно, подняв плиту и начав там раскопки, он вскоре обнаружил начало туннеля и несколько ступенек каменной лестницы, ведущей вниз, в глубину гигантской пирамиды. Но и туннель, и лестница были плотно забиты громадными глыбами камня, щебнем и землей. Для того чтобы преодолеть эту неожиданную преграду, потребовалось целых четыре полевых сезона тяжелого и мучительного труда. А каждый сезон длился по 2-3 месяца. Всего было расчищено два пролета лестницы с 66 крутыми ступеньками. В самом ее начале археологи нашли тайник с ритуальными приношениями в виде двух нефритовых колец, служивших у древних майя украшениями для ушей. Другое приношение лежало у подножия лестницы, в специальном каменном ящичке: ожерелья из нефритовых бус, большие раковины, наполненные красной краской, глиняные вазы и громадная жемчужина диаметром 13 миллиметров.

Дальпте путь был закрыт поперечной каменной стеной. Когда ее сломали, то вновь пришлось разбирать завалы из сцементированного известковым раствором щебня. В конце концов коридор уперся в какую-то подземную камеру, вход в которую преграждала необычайная, но вполне надежная "дверь" - гигантский треугольный камень весом более тонны. У входа в камеру в некоем подобии гробницы лежали плохо сохранившиеся скелеты пяти юношей и одной девушки, погибших насильственной смертью. Искусственно деформированная лобная часть черепа и следы инкрустаций на зубах говорят о том, что это не рабы, а представители знатных майяских фамилий, принесенные в жертву по какому-то особенно важному и торжественному случаю. Только теперь Русу стало ясно, что все потраченные

усилия не были напрасными. 15 июня 1952 года рабочие сдвинули наконец с места массивную треугольную "дверь", и ученый с волнением вступил под своды какого-то подземного помещения, таившего в себе множество неожиданных находок и сюрпризов. "Я вошел в эту таинственную комнату,- вспоминает А. Рус,- со странным чувством, естественным для того, кто впервые переступает порог тысячелетий. Я попытался увидеть все это глазами жрецов Паленке, когда они покидали склеп. Мне хотелось снять печать времени и услышать под этими тяжелыми сводами последний звук человеческого голоса. Я стремился понять то таинственное послание, которое оставили нам люди далекой эпохи".

Затем яркий свет ручного электрического фонаря прорезал сумрак подземелья, и археолог на мгновение потерял дар речи от всего увиденного.

"Из густого мрака,- вспоминает А. Рус,- неожиданно возникла сказочная картина фантастического неземного мира. Казалось, что это большой волшебный грот, высеченный во льду. Стены его сверкали и переливались, словно снежные кристаллы в лучах солнца. Как бахрома огромного занавеса, висели изящные фестоны сталактитов. А сталагмиты на полу выглядели, словно капли воды на гигантской оплывшей свече. Гробница напоминала заброшенный храм. По ее стенам шествовали скульптурные фигуры из алебастра. Потом мой взор упал на пол. Его почти полностью закрывала огромная прекрасно сохранившаяся каменная плита с рельефными изображениями. Глядя на все это с благоговейным изумлением, я пытался описать красоту волшебного зрелища моим коллегам. Но они не верили до тех пор, пока, оттолкнув меня в сторону, не увидели эту великолепную картину своими собственными глазами".

Склеп имел около 9 метров в длину и 4 метра в ширину, а его высокий, сводчатый потолок уходил вверх почти на 7 метров. Конструкция этой подземной комнаты была столь совершенной, что ее сохранность оказалась почти идеальной даже через тысячу лет. Камни стен и свода были вытесаны с таким искусством, что ни один из них не упал со своего места.

На стенах склепа сквозь причудливую завесу сталактитов и сталагмитов проступали очертания девяти больших человеческих фигур, сделанных из алебастра.

Они были облачены в пышные костюмы, удивительно похожие друг на друга: головной убор из длинных перьев птицы кецаль, причудливая маска, плащ из перьев и нефритовых пластин, юбочка или набедренная повязка с поясом, который украшен тремя человеческими головками, сандалии из кожаных ремешков. ,Шея, грудь, кисти рук и ноги этих персонажей были буквально унизаны различными драгоценными украшениями. Они горделиво выставляли напоказ символы и атрибуты своего высокого социального положения: скипетры с рукоятью в виде головки змеи, маски бога дождя и круглые щиты с ликом бога солнца.

По мнению Альберте Руса, на стенах подземной камеры запечатлены Болон-ти-ку - девять "владык мрака" - правителей девяти подземных миров, согласно мифологии древних майя.

Первое время А. Рус не мог понять, что же он нашел - подземный храм или уникальную гробницу? Занимая большую часть комнаты, в ней стоял какой-то огромный каменный ящик, накрытый резной плитой размерами 3,8 Х 2,2 метра. Был ли это алтарь или крышка саркофага? Ученый склонялся сначала к первому предположению. Для того чтобы решить эту загадку, нужно было поднять плиту и посмотреть, что же находится под ней. Но подобная операция представляла собой технически весьма сложную и опасную задачу. Ведь камень весил без малого 5 тонн, и его покрывала тончайшая скульптурная резьба, которую следовало уберечь от малейших повреждений. Плита покоилась на ящике из таких же огромных камней, а ящик, в свою очередь, на шести каменных опорах. Для начала А. Рус решил проверить, был ли ящик полым внутри

или это сплошной каменный монолит. Просверлив сбоку узкое отверстие и сунув туда кусок проволоки, он определил, что ящик внутри полый и содержит красную краску, частицы которой и прилипли как раз к проволоке.

Теперь сомнений больше не оставалось. Каменный ящик представлял собой гигантский саркофаг - первый из саркофагов такого рода, найденный на территории майя. Дело в том, что красный цвет в космогонии майя - это цвет востока, цвет восходящего солнца,

которое служило символом жизни и бессмертия. Именно по этой причине древние майя часто посыпали тела своих особо знатных и почитаемых покойников красной краской.

С помощью автомобильных домкратов и бревен тяжелая скульптурная плита была в конце концов поднята, и под ней показался массивный каменный блок со странной выемкой, напоминающей на первый взгляд рыбу. Выемку плотно закрывала специальная крышка, в точности повторяющая ее форму. В хвостовой части крышки имелись два отверстия, заткнутых каменными пробками, как и у той каменной плиты, что прикрывала тайный ход в полу храма.

Когда была удалена и эта, самая последняя, преграда, перед исследователями предстала необыкновенно яркая и красочная картина: внутри саркофага все было покрыто пурпурной яркой краской, а на этом эффектном фоне матово желтели кости крупного человеческого скелета и зелеными пятнами выделялись бесчисленные нефритовые украшения.

Из-за значительной влажности воздуха кости были очень хрупкими, но сохранились тем не менее почти целиком. Ученым удалось определить, что скелет принадлежал сильному и рослому мужчине в возрасте около 40-50 лет (длина скелета 1,73 метра) без какихлибо патологических недостатков.

Человек был погребен вместе со всеми своими украшениями из драгоценного нефрита. А одна нефритовая бусина была даже положена ему в рот - как плата для прохода в подземный мир, царство мрака и смерти. На черепе видны были остатки диадемы, сделанной из маленьких нефритовых дисков и пластин. Одна из пластин диадемы была украшена резным изображением головы Соца - страшного бога-вампира в образе летучей мыши из подземного царства смерти. Изящные тонкие трубочки из того же минерала служили в свое время для разделения длинных волос умершего на отдельные пряди. По обеим сторонам от черепа лежали массивные нефритовые "серьги", напоминающие собой большие катушки. Вокруг шеи извивалось длинное, в несколько рядов ожерелье из нефритовых же бусинок. На запястьях каждой руки было найдено по браслету из 200 бусинок каждый. Возле ступней ног лежала чудесная нефритовая статуэтка изображающая бога солнца.

чайшие остатки мозаики из нефритовых пластинок и раковин наряду с древним тленом, обнаруженным на черепе, позволили буквально из праха реконструировать погребальную мозаичную маску, видимо служившую точным портретом умершего. Глаза маски были сделаны из раковин, а зрачки - из обсидиана.

Скульптурная каменная плита, служившая верхней крышкой саркофага, была сплошь покрыта резьбой. На боковых ее гранях вырезана полоса из иероглифических знаков, среди которых есть и несколько календарных дат по эре майя, относящихся к VII веку н. э. На плоской наружной поверхности плиты резцом древнего мастера запечатлена какая-то глубоко символическая сцена. В нижней части мы видим страшную маску, одним своим видом напоминающую уже о разрушении и смерти: лишенные тканей и мышц челюсти и нос, большие клыки, огромные пустые глазницы. Это - не что иное, как стилизованное изображение божества земли. У большинства народов доколумбовой Мексики оно выступало как некое страшное чудовище, питающееся живыми существами, поскольку все живое, умирая, возвращается в конце концов в землю. Его голову увенчивают четыре предмета, два из которых служат у майя символами смерти (раковина и знак, напоминающий наш знак %), а другие, напротив, ассоциируются с рождением и жизнью (зерно маиса и цветок или маисовый початок).

На маске чудовища сидит, слегка откинувшись назад, красивый юноша в богатой одежде и с драгоценными украшениями. Тело юноши обвивают побеги фантастического растения, выходящие из пасти чудовища. Он пристально глядит вверх, на странный крестообразный предмет, олицетворявший собой у древних майя "древо жизни", или, точнее, "источник жизни" - стилизованное растение-маис. На перекладине "креста" причудливо извивается гибкое тело змеи с двумя головами. Из пасти этих голов выглядывают какие-то маленькие и смешные человечки в масках бога дождя. По поверьям индейцев майя, змея всегда связана с небом, с небесной водой - дождем: тучи скользят по небу молчаливо и плавно, словно змеи, а грозовая молния - это не что иное, как "огненная змея".

На верхушке "креста" - маиса сидит священная птица кецаль, длинные изумрудные перья которой служили достойным украшением парадных головных уборов царей и верховных жрецов майя. Птица тоже облачена в маску бога дождя, а чуть ниже ее видны знаки, символизирующие воду и два небольших щита с личиной бога солнца.

Если бы речь шла о европейской гробнице античного времени или эпохи Возрождения, то мы бы наверняка сказали, что высеченная на плите фигура юноши изображает погребенного под ней персонажа. Но в искусстве древних майя почти не было места изображению индивидуальной личности, индивидуального человека. Там безраздельно господствовали религиозная символика и условность в передаче образов. Вот почему в данном случае можно говорить о человеке в целом, то есть о роде человеческом, но также и о боге маиса, которого часто изображали в виде красивого юноши.

Можно ли расшифровать сложный ребус из скульптурных изображений, запечатленных на верхней крышке саркофага?

Альберте Рус после тщательного изучения всех имевшихся в его распоряжении источников дал следующее истолкование скульптурным мотивам гробницы из Паленке.

"Юноша, сидящий на маске чудовища земли, вероятно, одновременно олицетворяет ^обой и человека, которому суждено в один прекрасный день вернуться в лоно земли, и маис, зерно которого, чтобы прорасти,

прежде должно быть погребено в землю. "Крест", на который так пристально смотрит этот человек, опять-таки символизирует маис растение, появляющееся из земли на свет с помощью человека и природы, чтобы служить затем, в свою очередь, пищей для людей. С идеей ежегодного прорастания, или "воскресения", маиса у майя была тесно связана и идея собственного воскресения человека..."

Касаясь глубокого внутреннего значения этого йотива, А. Рус приходит к выводу, что он вполне мог символизировать тягу человека к бессмертию. "Трудно решить,- пишет он,- изображает ли эта фигура обобщенный образ человека или это индивидуальное лицо, в честь которого был сооружен весь памятник. Судьба уже вынесла человеку свой приговор. Его должна поглотить земля, на которой он сейчас полулежит. Но, надеясь на бессмертие, он пристально смотрит на крест - символ маиса и, следовательно, самой жизни".

Эти верования, свойственные земледельческим народам, связаны с обожествлением сил природы и поклонением им, чтобы гарантировать выживание человеческого рода. Подобно тому как Осирис - египетский бог пшеницы и растительности заново рождается каждый год благодаря оплодотворяющему землю Нилу, куда хоронят его рассеченное на куски тело, так и

у майя юный бог маиса возвращается к жизни в каждом урожае благодаря солнцу и дождю. В обоих случаях жизненный цикл главного сельскохозяйственного растения, интерпретируемый как смерть и воскресение божества, представляет для людей пример бессмертия.

Однако такой параллелизм не означает, конечно, наличия каких-либо культурных контактов между Египтом и Мексикой, цивилизации которых были разделены непроходимыми барьерами во времени и пространстве.

Массивные каменные "ножки" саркофага тоже были затейливо украшены низкорельефными изображениями. Какие-то сказочные персонажи в богатых одеждах словно "вырастали" из земли, показанной чисто символически полосой и особым иероглифическим знаком. А рядом с ними видны побеги уже настоящих растений, увешанные плодами какао, тыквы и гуайявы.

Давая описание рельефов на боковинах саркофага, А. Рус подчеркивает следующее: "Изображение индивидов, которые "вырастают" ("прорастают", "выходят") из земли вместе с различными растениями, поддерживает нашу интерпретацию по поводу главного мотива погребальной плиты в том смысле, что жизненный цикл растений (главным образом маиса, символизируемого крестом) связан с религиозными верованиями майя о воскресении и о бессмертии человека". На крышке саркофага находились обломки атрибутов власти и регалий погибшего владыки: пояс из кусочков нефрита с тремя антропоморфными масками и девятью сланцевыми привесками в виде "топориков", маленький круглый щит с маской солярного божества и, вероятно, скипетр с фигуркой бога дождя наверху и змеиной головкой на конце рукоятки. Эти же атрибуты постоянно встречаются у персонажей высокого ранга, запечатленных бессчетное число раз на рельефах, стелах, фресках, алтарях и резных деревянных притолоках из различных городов майя позднеклассического периода (Тикаль, Иашчилан, Копан, Киригуа, Вашактун, Пьедрас Неграс, Паленке). Возле саркофага прямо на полу были найдены две алебастровые головы, отбитые когда-то от больших статуй, сделанных почти в человеческий рост. Тот факт, что эти головы отбили от туловищ и поместили в

ве ритуальных приношений внутри гробницы, означал, вероятно, имитацию обряда человеческих жертвоприношений путем обезглавливания, который иногда практиковали у древних майя во время земледельческих праздников, связанных с культом маиса.

От саркофага вела наверх длинная каменная труба, оформленная в виде фигуры змеи. Она заканчивалась в центральном помещении храма, неподалеку от алтаря. Эту трубу А. Рус назвал "каналом для души", предназначенным, по его словам, для духовного общения жрецов и здравствующих членов царской фамилии с их почившим божественным предком, поскольку лестница после совершения похорон была засыпана обломками камней, и между гробницей и храмом наверху существовала только магическая связь через "канал".

Колоссальный вес (20 тонн) и общие размеры каменного саркофага абсолютно исключали возможность его доставки вниз по узкой внутренней лесенке уже после завершения строительства храма. Следовательно, саркофаг и гробница в этом комплексе - главный элемент, а пирамида и храм - подчиненный. Они были выстроены над уже готовой гробницей, чтобы защитить ее от разрушения, скрыть от непрошеных взоров и, наконец, для отправления культа погребенного человека.

"Не исключено,- подчеркивает А. Рус,- что погребенный в "Храме Надписей" человек сам был вдохновителем и организатором строительства своей гигантской усыпальницы". Не приходится сомневаться и в том, кто был погребен в гробнице "Храма Надписей". Перечисленные выше черты погребального ритуала, человеческие жертвы, неимоверно большие затраты общественного труда для сооружения этого гигантского мавзолея и, наконец, наличие атрибутов власти, хорошо известных нам по изображениям на рельефах и стелах классического времени, подтверждают мысль о том, что мы имеем здесь дело с погребением царя, правителя, "халач виника". Таким образом, вполне возможно, что "халач виник", как и египетские фараоны, сам руководил строительством своей будущей усыпальницы, наблюдая за тем, как постепенно растут вверх каменные стены пирамиды. Когда работы подошли к концу, то оставалось только ждать дня смерти и похорон владыки города. И вот он наступил. Жители Паленке оказали

умершему самые торжественные и высокие почести.

Гробница с останками правителя и несметными сокровищами, сопровождавшими его в "мир мрака и теней", были, несомненно, весьма заманчивой добычей для грабителей. Поэтому-то так тщательно была спрятана гробница в недрах пирамиды, а ход к ней - плотно забит землей, щебнем и глыбами камня. Но духовная "связь" с почившим вождем тем не менее сохранилась. Жрецы, во время пышных обрядов в храме, наверху пирамиды, время от времени с помощью трубы - "канала для души" - вызывали "дух" грозного "халач виника" и спрашивали у него совета.

Открытие царской гробницы в Паленке, помимо своей чисто внешней эффектной стороны, имело и большое научное значение. Впервые на территории майя было найдено погребение в каменном саркофаге с великолепными скульптурными украшениями. Кроме того, удалось раз и навсегда доказать, что древнеамериканские пирамиды использовались не только как основания для храмовых зданий, но и для помещения внутри них гробниц наиболее знатных и почитаемых членов общества.

Монументальные масштабы погребальной камеры, высокохудожественные рельефы и колоссальный вес саркофага (превышающий 20 тонн), обилие нефритовых украшений и необычайная пышность ритуала, по словам А. Руса, свидетельствовали о наличии в Паленке вполне сложившейся иерархической социальной системы во главе с обожествляемым правителем, наподобие египетских фараонов.

Много новой и ценной научной информации получили в результате открытия гробницы в "Храме Надписей" и те исследователи, которые изучают искусство и религию древних майя. Погребенный в склепе человек был, бесспорно, правителем Паленке в VII веке н. э. Он же еще при жизни возвел и весь комплекс пирамиды и храма над своей будущей гробницей. Таким образом, не подлежит сомнению, что "Храм Надписей" был прежде всего погребальным памятником, с погребальной функцией как основной, наподобие древнеегипетских пирамид. А это, в свою очередь, заставило ученых искать и в других храмовых пирамидах городов древних майя спрятанные там захоронения умерших царей. Первые результаты исследований в Паленке были

кованы А. Русом еще в 50-х годах. Вполне естественно, что они отражали лишь самый первый и предварительный этап научного поиска и содержали целый ряд предположений, недомолвок и оговорок. Многие важные вопросы не нашли еще удовлетворительного решения. Потребовались годы упорного и интенсивного труда, прежде чем ученый смог выпустить в свет заключительную монографию о своих работах, содержавшую исчерпывающую характеристику этого уникального архитектурного комплекса. Монография называлась "Храм Надписей в Паленке" и была издана в г. Мехико в 1973 году.

Открытие А. Руса в Паленке по своей научной и общеисторической значимости вполне сопоставимо с такими крупнейшими археологическими сенсациями XX века, как находка нетронутой гробницы фараона Тутанхамона в Египте или же раскопки некрополя шумерских царей в Уре (Ирак).

Стоит ли удивляться, что столь яркий памятник древнеамериканской культуры вскоре привлек самое пристальное внимание не только ученых-американистов, но и широкой публики. Не прошло и десяти лет со дня выхода в свет первых статей А. Руса о царской гробнице в Паленке, как появились люди, по-своему интерпретировавшие необычайную находку в "Храме Надписей". И при этом некоторые из них ссылались на публикации самого А. Руса. Действительно, в своем первом сообщении о находке в Паленке, опубликованном в широкой печати, А. Рус, касаясь общего облика погребенного в гробнице индивида, писал: "Мы были поражены его ростом, более высоким, чем у среднего индейца-майя сегодняшних дней, и тем, что его зубы не были подпилены или инкрустированы пиритом и нефритом, как это свойственно всем знатным майя. Сохранность черепа настолько плоха, что нельзя решить - был ли он искусственно деформирован или нет. В конце концов мы пришли к выводу, что этот персонаж мог быть и немайяского происхождения, хотя и ясно, что он закончил свою жизнь в ранге одного из правителей Паленке..."

Этого оказалось достаточным для того, чтобы вокруг гробницы в Паленке поднялась целая волна спекуляций. Так, например, появилась версия, будто какой-то европеец пересек Атлантический океан задолго до

лумба и принес аборигенам Америки свет высокой культуры, управляя в Паленке в качестве обожествленного монарха. Рождению подобных гипотез во многом способствовали и уже порядком забытые, но неисчезнувшие совершенно из обихода дилетантов работы некоторых археологов XIX века среди руин Паленке. Таков был, например, граф Жан Фредерик де Вальдекнемного археолог, немного художник и немного... авантюрист. Результаты своего кратковременного пребывания в древнем городе он описал в книге "Живописное и археологическое путешествие по провинции Юкатан", появившейся в Париже в 1838 году. Как выяснилось впоследствии, он вовсе не был графом, а многие его рисунки скульптур из Паленке намеренно стилизованы им под римские и греческие образцы. Одного из правителей древних майя Вальдек изобразил во фригийском колпаке, а чисто американских хищных животных ягуаров, превратил... в слонов.

Именно на почве подобных "фактов" рождались когда-то красочные гипотезы о далеких трансокеанских плаваниях цивилизованных жителей древнего Средиземноморья в "дикую" Америку и о зарождении там очагов высокой культуры под благотворным влиянием извне (Г. Э. Смит, Ф. Перри и др.). Стоит ли говорить, что все эти гипотезы абсолютно безосновательны.

Еще более поразительные измышления по поводу царской гробницы в Паленке появились буквально несколько лет назад. В 1971 году швейцарский писатель и археолог-дилетант Эрих фон Дэникен в своем нашумевшем бестселлере "Воспоминания о будущем" (по которому в ФРГ был позднее снят одноименный фильм) изложил свою точку зрения относительно скульптурных изображений с крышки саркофага в "Храме Надписей".

"В 1953 году в Паленке...- утверждает Дэникен,- найден каменный рельеф, изображающий, по всей вероятности, бога Кукуматца (в Юкатане он назывался Кукулькан)... Мы видим на нем человека, сидящего наклонившись вперед, в позе жокея или гонщика; в его экипаже любой нынешний ребенок узнает ракету. Она заострена спереди, снабжена странно изогнутыми выступами, похожими на всасывающие дюзы, а потом расширяется и заканчивается языками пламени. Человек, наклонившись вперед, обеими руками орудует со

множеством непонятных контрольных приборов, а левой пяткой нажимает на какую-то педаль. Он одет целесообразно: в короткие клетчатые штаны с широким поясом, в куртку с модным сейчас японским воротом и с плотно охватывающими манжетами. Активна не только поза у столь отчетливо изображенного космонавта: перед самым лицом у него висит какой-то прибор, и он следит за ним пристально и внимательно".

Несколькими годами ранее, в 1968 году, советский писатель-фантаст А. Казанцев подробно изложил ту же самую гипотезу на страницах журнала "Техника - молодежи".

Но если обратиться к реальным фактам, то они будут отнюдь не в пользу сторонников космических гипотез.

Начать с того, что и в книге Дэникена и в статье А. Казанцева прорисовка изображения на каменной плите - крышке саркофага из "Храма Надписей" - дана в сильно искаженном виде. Обширные пространства резной поверхности плиты залиты черной краской, многие характерные детали смазаны, а отдельные части картины (в действительности никогда не связанные) соединены сплошной линией. Но главное - это тот ракурс, в котором изображена крышка саркофага: чтобы придать своему "космонавту" более естественную позу (наклон вперед и т. д.), оба автора намеренно поместили все изображение в неверном, поперечном положении, тогда как на плиту нужно смотреть продольно, стоя у нижней, торцовой ее части. В результате подобного искажения многие детали скульптурной композиции - птица кецаль, маска божества земли и др.- предстают перед зрителем в совершенно неестественном виде: вниз головой или боком.

Если смотреть на рельеф саркофага правильно (см. рисунок), то мы увидим, что изображенный там юноша сидит, заметно откинувшись назад, на спину и пристально смотрит вверх - на крестообразный предмет. Юноша облачен отнюдь не в "клетчатые штаны", как пишет Дэникен,- их майя, увы, не знали, так же, впрочем, как греки и римляне, и не в японскую куртку с манжетами, а всего лишь в набедренную повязку. Тело, руки и ноги юноши обнажены, хотя и украшены браслетами и бусами из нефритовых пластинок. Наконец, все основные элементы изображения с

крышки саркофага из "Храма Надписей"-крест ("древо жизни") с птицей наверху, маска чудовища земли и т. д. представлены в разных вариациях и в ряде других храмов Паленке. В этих случаях, видимо, даже самое горячее воображение не усмотрит контуров космической ракеты в причудливых изгибах майяского "креста" - символа маиса, жизни и плодородия.

Не успели утихнуть страсти по поводу "космических пришельцев" в стране майя, как некоторые профессиональные ученые (}ША поспешили выдвинуть настолько экстравагантную гипотезу об умершем правителе древнего города, что перед нею меркнут даже измышления Эриха фон Дэникена.

В 1975 году на страницах журнала "Нэшнл Джиогрэфик" два известных специалиста по культуре и искусству древних майя, Дэвид Келли и Мерл Грин Робертсон, после анализа изображения на верхней плите саркофага и "прочтения" иероглифических надписей на ней публично объявили о рождении новой научной сенсации. Оказывается, в гробнице "Храма Надписей" был похоронен ветхий старик в возрасте свыше 80 лет. Его имя "читается" якобы как "Пакаль" (майяск.- "щит") на том основании, что знак щита встречается иногда в надписях на саркофаге. Сославшись на некоторые из календарных дат, высеченных на крышке саркофага, М. Робертсон и Д. Келли утверждали, будто Пакаль был правителем Паленке с 615 по 683 год н. э. Центральную фигуру, запечатленную на верхней скульптурной плите царского захоронения, они стали считать точным портретом умершего. При жизни Пакаль был, по словам М. Робертсон и Д. Келли, человеком небольшого, почти карликового роста, что также свидетельствовало о физическом вырождении царского рода. И найдя какие-то незначительные искривления пальца на правой ступне изображенного там персонажа, американские археологи объявили Пакаля лицом, страдавшим патологической деформацией ног, что было связано якобы с практикой кровосмесительных браков внутри правящей династии Паленке. Они утверждали также (на основе весьма вольной трактовки некоторых иероглифических надписей), что Пакаль был женат уже с 12-летнего возраста сначала на своей матери, а потом - на родной сестре. Падкие на сенсацию телевизионные компании и

са США и некоторых стран Латинской Америки поспешили разнести пикантные откровения американских ученых по всему свету. И почивший почти 13 веков назад правитель Паленке вновь стал предметом самого пристального внимания и широкой публики и специалистов.

А. Рус, до глубины души возмущенный той свистопляской, которая развернулась вокруг многострадальной гробницы из "Храма Надписей", вынужден был выступить в одном из мексиканских журналов со специальной статьей-опровержением, чтобы дать достойный ответ фальсификаторам науки.

Еще раз тщательно изучив все имевшиеся в его распоряжении факты, А. Рус установил, что персонаж, погребенный под пирамидой "Храма Надписей", был одним из наиболее выдающихся правителей Паленке во второй половине VII века н. э.: он родился в 655 и умер в 694 году. "Этот великий правитель,- продолжает А. Рус,- родился в день 8 Ахав майяского ритуального календаря и соответственно должен был получить имя данного дня, а именно "Вошок Ахав" на языке чоль - одном из диалектов языка майя, на котором до сих пор говорят индейцы в районе Паленке.

Полное имя умершего властителя или же его характерное прозвище пока остаются неизвестными. Однако нет никаких оснований называть его Пакалем ("Щитом"). "В действительности, - подчеркивает А. Рус,- щит (обычно с маской солнечного божества) служил символом власти, который имели многие персонажи, изображенные на стелах и рельефах во многих городах древних майя, включая и Паленке... В качестве иероглифа щит известен в надписях из многих майяских центров и употребляется там в самых разных значениях".

Повторное изучение скелета правителя мексиканскими антропологами подтвердило, что умерший был рослым (1,73 метра) и крепким мужчиной в возрасте около 40 лет без каких-либо следов, патологических врожденных дефектов. "Поэтому,- говорит А. Рус,- абсолютно лишено оснований мнение, будто он был косолапый, а его правая ступня демонстрирует врожденное искривление, связанное с практикой кровосмесительных браков в правящей династии Паленке. Предполагаемая деформация ступни в действительности вполне объяснима

намерением древнего скульптора поживее изобразить ее позади левой ступни, которая помещена на переднем плане". Не может также быть и речи о том, что великий правитель Паленке был хилым, сгорбленным карликом. Внушительный даже по нашим стандартам рост в 1,73 метра должен был казаться древним обитателям города поистине гигантским, поскольку средний рост индейца майя составляет, по сведениям этнографов, не более 1,5-1,6 метра. Дважды осуществленные мексиканскими антропологами тщательные исследования костных останков человека, погребенного в гробнице "Храма Надписей", со всей очевидностью доказали, что в данном случае речь идет о персонаже в возрасте до 40 лет. Это подтверждается и чтением календарных иероглифов на саркофаге с датами жизни правителя (655-694 гг. н. э.), которое было произведено А. Русом.

Со своей стороны, М. Робертсон и Д. Келли строят свои выводы о "преклонном" (свыше 80 лет) возрасте "Пакаля" исключительно на туманном толковании некалендарных иероглифических текстов из гробницы, чтение которых на современном уровне наших знаний весьма проблематично.

Антропологи, буквально по кусочкам собрав из обломков череп умершего правителя, смогли доказать, что его голова была спереди искусственно деформирована, а зубы - фигурно подпилены, как того и требовали каноны майяской красоты. Следовательно, перед нами - типичный индеец майя.

Завершая критический разбор многочисленных гипотез по поводу гробницы в "Храме Надписей", А. Рус совершенно справедливо подчеркнул, что между высказываниями о пришельцах из космоса и псевдонаучными фантазиями о правителе-уродце существует глубокое внутреннее родство.

"Между этим предполагаемым пришельцем из космоса и "сеньором Пакалем", косолапым и патологически коротким вследствие физической деградации из-за кровосмесительных браков внутри паленканской династии, который женился в 12 лет на собственной матери, а позднее на родной сестре и предстает в виде карлика при передаче власти сыну уже на 80-м году жизни - существуют только количественные различия. И та и другая точки зрения всецело являются

продуктами фантазии. Их создатели, хотя и по самым разным причинам, абсолютно равноценны в разгуле своего воображения, в чрезмерной погоне за сенсацией и в искажении данных науки".

Но жизнь любой сенсации недолговечна. Быстро увядают и мертворожденные цветы беспочвенных гипотез и фантазий. Только подлинно .научные открытия и факты способны выдержать проверку временем. Именно на этой основе был заложен фундамент и возведено грандиозное здание современной науки, в котором по праву заняла свое место археология, и среди тех, кто оставил после себя заметный след в истории американской археологии, находится, безусловно, и выдающийся мексиканский ученый Альберте Рус Луилье. Его имя навсегда связано теперь с изучением культуры древних майя и знаменитой гробницей в "Храме Надписей" в Паленке. А богатое научное наследие ученого многочисленные книги и статьи, раскопанные скульптуры и реставрированные храмы - еще долго будет служить людям, помогая познавать красоту давно исчезнувших цивилизаций и отличать ценности подлинные от ценностей мнимых.

Глава "4 Становой хребет "Древнего царства"

Отдельные случаи доколумбовых связей между двумя полушариями почти не отразились на знаниях древних, так что исследование богатой и самобытной культуры американских индейцев началось лишь с европейской колонизацией Нового Света, в XVI- XVII веках. С тех пор вот уже более 400 лет в науке ведется ожесточенный

спор по поводу происхождения наиболее развитых культур доколумбовой Америки - в Мексике и Перу.

Все попытки решить этот сложный вопрос ссылкой на "благотворную" и "стимулирующую" роль религии или же с помощью влияний извне - со стороны древних цивилизаций Египта, Месопотамии, Индии, Греции и Рима - неизменно заканчивались неудачей. Еще большее недоумение вызывал среди ученых тот факт, что первые индейские государства, и прежде всего древние майя, достигли своего апогея без многих важнейших изобретений древности, которыми располагали почти все народы Старого Света. Больше того, некоторые из этих культур возникли и развивались в самых глухих и неблагоприятных, по нашим представлениям, областях Центральной Америки. Чем же объясняется тогда появление высокой цивилизации майя? Где искать ту животворную силу, которая породила и красочные фрески Бонампака и грандиозные пирамиды Тикаля?

Многие исследователи, занимающиеся этой проблемой, считают, что такой животворной силой в истории Древней Америки было земледелие.

И в самом деле, для прогрессивного развития человеческого общества даже самое незначительное на первый взгляд улучшение методов земледелия или усовершенствование орудий труда подчас неизмеримо важнее, чем десятки выигранных кровопролитных сражений и все хитросплетения политики преуспевающих царей, правителей и фараонов.

К началу нашей эры в Новом Свете возникаю'. первые цивилизации индейцев. Рождаются могучие империи, многолюдные города, жрецы создают новые религиозные учения, пышно расцветают науки и искусство. Народы Мексики и Центральной Америки переживают свой "золотой век". И это великолепие было бы нежизнеспособным без земледельца, без плодов его труда и прежде всего без главной земледельческой культуры Древней Америки - маиса.

Тучные нивы и цветущие сады индейских земледельцев-общинников создавали ту экономическую базу, на которой основывались все блестящие достижения доиспанских цивилизаций Нового Света.

Но если в Центральной Мексике, судя по данным археологии, широкая и разветвленная сеть

тельных каналов возникла еще в глубокой древности, то на территории майя до недавних пор картина была несколько иной.

Согласно традиционной точке зрения, майя испокон веков использовали у себя самую примитивную систему земледелия - "подсечно-огневую" (система "мильпа"), которая требовала больших массивов свободной земли и частой смены выжигаемых участков в связи с быстрым истощением почвы. Такое земледелие не могло, по подсчетам ученых, обеспечить пищей сколько-нибудь значительное население. Как же в таком случае появились у майя многолюдные и цветущие города? Почему эти города существовали в течение сотен, а то и тысяч лет на одном и том же месте?

Известно, что все великие цивилизации древности возникли на основе развитого ирригационного земледелия, в долинах крупных рек с плодородными почвами. Так было в Месопотамии, Египте, Индии и Китае. Это обстоятельство и навело некоторых зарубежных исследователей на мысль, что древние цивилизации вообще могли существовать лишь на базе ирригации. А где ее нет, например у майя, там население очень невелико, нет настоящих городов, а следовательно, нет и цивилизации. Но, с другой стороны, великолепие погибших майяских городов, с их монументальными храмами, дворцами, обсерваториями и стадионами,

развитыми ремеслами и искусством, письменностью и календарем, прямо противоречили этому выводу. Сложилось парадоксальное положение, приводившее подчас в смущение даже наиболее компетентных ученых. Сотни раз ставился в специальной литературе вопрос о том, как могла на основе столь примитивной системы земледелия возникнуть и развиваться в течение почти полутора тысяч лет одна из наиболее ярких цивилизаций доколумбовой Америки. Однако ответа на него так и не находили.

Индейский термин "мильпа" означает "кукурузное поле", или расчищенный участок в лесу, вырубленный и сожженный перед посевом маиса. "Мильпа" - ацтекское слово и производится от "мильи" - сажать, сеять и "па* -в. Этот термин применяется в настоящее время только для посевов маиса. У юкатанских майя для обозначения маисового поля есть и свой специальный термин - "коль".

Мильповое земледелие состоит в вырубке, сжигании и засевании участка тропического леса. Благодаря быстрому истощению почвы через два-три года участок надо бросать и искать новый. Таким образом, это типично экстенсивная система земледелия, традиционно считающаяся низкопродуктивной и вредной для природного окружения (уничтожение лесов и кустарников, разрушение плодородного слоя почвы и т. д.).

Но так ли уж примитивно было подсечно-огневое земледелие, как это иногда стараются показать?

"Главной пищей майя,- подчеркивает испанский епископ Диего де Ланда (XVI в.),- является кукуруза, из которой они делают различные кушанья и напитки... Прежде всего они (майя.- В. Г.) были земледельцами и занимались сбором кукурузы и остальных посевов. Они их сохраняли в очень удобных подвалах и амбарах, чтобы продать в свое время. Мулов и быков у них заменяли люди. На каждого мужчину с женой они имели обычай засевать участок в 400 квадратных ступней, который они называли хуан-виник, измеряемый шестом в 20 ступней в ширину и 20 в длину. Эти индейцы имеют хороший обычай помогать друг другу взаимно во всех своих работах...

Они сеют во многих местах, чтобы в случае недорода с одного участка возместить с другого. Обрабатывая землю, они только собирают сорную траву и сжигают ее

перед посевом. Они работают с половины января до апреля и сеют с началом дождей. При посеве они носят маленький мешок за плечами, делают отверстия в земле заостренной палкой и кладут туда 6-7 зерен, зарывая их затем той же палкой. Во время дождей посевы всходят изумительно".

В так называемых индейских книгах "Чилам Валам", в которых причудливо переплетались данные колониального периода (XVI-XVII вв.) с информацией, восходящей к доиспанскому (постклассическому - Х-XVI вв.) и даже к еще более древнему времени (1 тысячелетие н. э.), есть ряд упоминаний об основных сельскохозяйственных растениях, возделываемых земледельцами майя,- фасоль, кукуруза, батат и т. д. Можно найти там и ссылки на подсечноогневое земледелие и даже на селекционный отбор семян наиболее урожайных сортов тыквы, фасоли и кукурузы.

Аналогичную картину наблюдаем мы и у горных майя. В старинном эпосе "Анналы какчикелей", основная часть которого восходит, безусловно, к доиспанским

временам, мы встречаем упоминание о начальном периоде земледелия, пришедшего на смену собирательству, охоте и рыболовству: "Это было тогда, когда мы начали делать свои посевы маиса, рубить деревья, сжигать их и сеять хлеб. Таким образом, приобрели мы некоторую пищу..." Интересно отметить, что уже это древнейшее воспоминание о маисовом земледелии ассоциируется в памяти какчикелей именно с системой "мильпа".

В разделе, где описываются похождения двух божественных близнецов Хун-Ахпу и, Шбаланке, эпос майякиче "Пополь-Вух" (так же имеющий в значительной своей части доколумбово происхождение) рисует детальную картину повседневной работы древнего земледельца на мильпе: "Тогда (Хун-Ахпу и, Шбаланке) начали работать, чтобы их бабушка и их мать думали бы о них хорошо. Первое дело, которое они сделали, было кукурузное поле.

- Мы идем засеять поле, о наша бабушка и мама,- сказали они... Без промедления они взяли свои топоры, свои мотыги и свои большие деревянные копательные палки и отправились в путь...

Скоро они пришли туда, где хотели устроить кукурузное поле.

И когда они просто воткнули мотыгу в землю, она начала обрабатывать землю, она совершала всю большую работу одна.

Таким же образом (братья) вонзали топор в стволы деревьев и ветви, и мгновенно они падали, и все деревья и лианы оказывались лежащими на земле. Деревья падали быстро, от одного удара топора, и образовалась большая поляна. И мотыга также сделала большое дело. Нельзя было сосчитать, сколько сорных трав и колючих растений было уничтожено одним ударом мотыги. Невозможно перечислить, что было вырыто и расчищено, сколько было срезано всех больших и малых деревьев".

Об огромной роли маисового земледелия в жизни индейцев майя достаточно красноречиво говорит и миф о сотворении богами первого человека из зерен белой и желтой кукурузы.

Как бы связующим звеном между материалами колониального периода и кануном Конкисты, с одной стороны, и археологическими данными, с другой, служат уцелевшие иероглифические рукописи майя. На многочисленных цветных рисунках, сопровождающих иероглифические тексты религиозно-календарного содержания, с исключительной достоверностью отражены все основные моменты земледельческого цикла: вырубка и выжигание участка в лесу, сев и т. д. Причем действующими лицами во всех этих актах являются божества - покровители земледелия.

"Наиболее часто в рукописях майя изображен персонаж с "глазом бога", с длинным крючковатым носом и длинными кривыми клыками, торчащими изо рта... Он изображается с топором, горящим факелом и палкой-копалкой, т. е. с орудиями подсечно-огневого земледелия, а также на фоне дождя. Это - бог ветра и дождя, К'аш-еш (сравните с К'аш-ал - "приходить", "нести" дождь, или Чак-Чаак из пантеона XVI в.). В рукописях часто можно найти и изображения основных земледельческих орудий майя: палка-копалка (ст. "шул"), топор (ст. "баат"), факел (ст. "бат"). В древности покровитель земледельцев носил имя Ч'ак - "топор". Топор в данном случае главное орудие земледельца, а не оружие".

Согласно списку 13 небесных богов Ч'ак был владыкой 6-го неба. Иероглиф лицевого варианта цифры 6

ставляет собой "портрет" этого божества - с горбатым, коротким носом и оскаленными верхними резцами. Наиболее характерным отличительным признаком его является стилизованный знак топора, вписанный в глаз.

Таким образом, в условиях господства подсечноогневой системы земледелия топор стал главным орудием земледельцев майя и важнейшим атрибутом их бога покровителя. Еще более полная информация о земледелии юкатанских майя накануне конкисты содержится в иероглифических текстах трех упомянутых рукописей.

"В древности,- пишет Ю. В. Кнорозов,- вся жизнь населения была строго регламентирована, особенно для земледельцев. Распорядок всех дел был предусмотрен с точностью до дней. В дальнейшем многие из них в реальной жизни отпали или изменились, но сохранились в священной традиции как занятия богов. Календарные сроки, утратившие реальный смысл, превратились в некие мистические периоды, о наступлении которых могли знать по указанию рукописей только жрецы. Таким образом, в текстах отражена не только жизнь майя того времени, к которому относятся рукописи, т. е. незадолго до испанского завоевания. Некоторые разделы были составлены, вероятно, еще до нашей эры и переписывались из века в век, подвергаясь, конечно, известной переработке.

Свои предписания древние жрецы облекали в весьма внушительную форму. Они описывали, чем занимается тот или иной бог в определенное время. Многие божества ведут такую же жизнь, как и древние майя. Жителям оставалось только следовать примеру своего бога. Любое нарушение священного распорядка расценивалось как кощунство, и нарушитель мог угодить на жертвенный алтарь. Древние майя занимались прежде всего подсечно-огневым земледелием. Поэтому значительная часть рукописей отведена описанию дел земледельческих божеств, особенно богов дождя". Таким образом, перед нами священный агрокалендарь древних майя наподобие аналогичных календарей в .Шумере и Египте, что лишний раз подтверждает глубокое внутреннее родство всех этих древнейших цивилизаций.

Среди разнообразных мотивов богатого искусства древних майя (1 тысячелетие н. э.) также можно

метить немало мотивов, так или иначе связанных с земледелием. Сложное мотыгообразное орудие представлено на одном из каменных рельефов Тикаля. Правитель (или жрец) в пышном костюме, с изображением лягушки (или ящерицы) на груди (земноводные у американских индейцев всегда ассоциируются с водой, дождем, плодородием), левой рукой опирается на мотыгу или усовершенствованную палку-копалку, а правую поднял ладонью вверх, как бы обращаясь к небу, к богам.

Другая группа каменных скульптур запечатлела сцену "ритуального сева", совершаемого, по-видимому, лично правителем города-государства: стела 21 из Тикаля, стела 13 из Окосинго, стела 40 из Пьедрас Неграс и др.

На первых двух монументах персонаж в пышном костюме и вычурном головном уборе правой рукой бросает вниз горсть зерен (маиса?), а в левой - держит длинную и узкую сумку (для семян?), богато украшенную орнаментом. На стеле 40 из города Пьедрас Неграс правитель, облаченный в головной убор из листьев маиса, стоя на коленях, на платформе или троне, бросает вниз горсть зерен, взятых, видимо, из длинной и узкой сумки, которую он держит в левой руке. Внизу изображено божество земли. Вся сцена обрамлена с боков длинными стеблями маиса. Общий аграрно-культовый характер данного изображения не вызывает сомнений.

Довольно значительную группу в искусстве древних майя составляют также изображения божеств-покровителей земледелия: бог маиса (рельеф из "Храма Лиственного Креста" в Паленке, скульптура из Копана, терракотовая статуэтка из Альта Верапас и др.).

Сведения письменных и археологических источников хорошо дополняются и этнографическими наблюдениями.

Дело в том, что во многих районах Мексики и особенно на полуострове Юкатан подсечно-огневое земледелие сохранило свое значение до сих пор.

Европейская колонизация привела лишь к замене каменного топора различными орудиями из стали (длинный нож-мачете, пила, топор и др.). Именно поэтому изучение хозяйства, культуры и быта современных майя позволяет одновременно судить и о многих сторонах жизни их далеких предков. Американский

ученый Моррис Стеггерда, много лет проживший среди юкатанских майя, установил, что цикл земледельческих работ у местных индейцев состоит из следующих этапов: выбор будущего поля; вырубка деревьев и кустарника; выжигание; ограждение поля; сев; прополка; сгибание стеблей кукурузы; уборка урожая.

На Юкатане год подразделяется на два сезона: сухой (ноябрь - май) и дождливый (июнь - октябрь). В конце сезона дождей земледелец отыскивает в лесу подходящий участок. Наиболее благоприятными счигались места, поросшие высоким кустарником и деревьями - верный признак наличия плодородной почвы.

Немалую роль играла и близость к источникам воды - карстовым колодцам ("сенотам"), естественным водоемам и т. д. С наступлением сухого сезона, обычно в декабре или январе, начиналась вырубка лесных зарослей. Правда, трудно понять, каким образом делали это майя в доиспанскую эпоху с помощью каменных топоров. Очевидно, вырубали лишь сравнительно мелкий кустарник, а большие деревья только подрубали, сдирали с них кору и оставляли медленно высыхать на солнце. В конце марта или в апреле производилось выжигание лесного участка. А примерно во второй половине мая - в июне, вместе с началом сезона дождей, проводился сев. Посадка семян, как и в древности, осуществлялась с помощью деревянного шеста с заостренным концом. Семена носят в специальной сумке, сплетенной из растительных волокон или же в полой сухой тыкве. Кроме нескольких зерен маиса, в одну и ту же ямку бросают обычно семена тыквы и черных бобов. Ямку засыпают пяткой. В течение сезона дождей один или два раза производится прополка участка для удаления сорной травы. За месяц-два до сбора урожая маисовые стебли сгибают, с тем чтобы лишить початки лишней влаги и ускорить их созревание. Сбор урожая производится с ноября до марта, в зависимости от сорта маиса. Берутся только початки, стебли остаются в поле. На следующий год земля очищается от старых стеблей и травы, выжигается и засевается вновь. Но урожай получается уже значительно меньше из-за быстрого истощения почвы.

Особенно плодородный участок можно засевать три и даже четыре года подряд, хотя это делалось

в крайне редких случаях. Обычно уже на третий год расчищают в джунглях новый участок под посевы. Старое поле бросают, и оно опять зарастает деревьями и кустарником. Для полного восстановления плодородия почвы на таком брошенном участке на Юкатане требовалось не менее 8-10 лет.

В результате последних исследований ботаников и этнографов удалось определить, что подсечно-огневое земледелие майя при всех его недостатках не было таким уж примитивным и слабо продуктивным.

Мексиканский этнограф Баррера Васкес установил, например, что современные майя, сохранившие подсечно-огневое земледелие, получают в среднем урожай маиса по 7 центнеров с гектара. Чтобы прокормиться, семья из пяти человек должна засевать около 3 гектаров. Если принять суточный расход маиса за 4 килограмма на семью, то в этом случае на ее прокормление уходит в год 1460 килограммов, а 640 килограммов остается. Обработка поля в 1 гектар (учитывая все основные виды работ) занимает в среднем 396 рабочих часов. Следовательно, для обработки поля в 3 гектара потребуется около 150 восьмичасовых рабочих дней. С другой стороны, подсчеты, сделанные на Юкатане американским исследователем М. Стеггердой, показывают, что при ежегодном производстве зерна около 4 тонн каждое домохозяйство майя (семья, состоящая в среднем из пяти человек) тратит в год на свои нужды лишь 1513 килограммов маиса, оставляя тем самым значительные излишки сельскохозяйственной продукции. Современный юкатанский индеец получает это количество зерна примерно за 102 рабочих дня, что позволяет ему использовать почти две трети года для других дел охоты, строительства, досуга и т. д.

М. Стеггерда подсчитал, исходя из количества маиса, производимого и потребляемого ежедневно одним индивидуумом, что в древности возделываемые земли на Юкатане могли обеспечить пищей население свыше двух миллионов человек. Напомню, что сейчас в этом мексиканском штате проживает не более 300000 человек. Средняя плотность современного земледельческого населения Юкатана составляет всего 23-25 человек на 1 квадратный километр. Работы ученых США в Северной Гватемале (департамент Петен), где находился в 1 тысячелетии н. э. основной центр "Древнего царства"

майя, показали, что природные и климатические условия за последние полторы-две тысячи лет здесь почти не изменились. Местные индейцы и метисы по-прежнему повсеместно используют старые методы подсечно-огневого земледелия. После снятия одного урожая для восстановления плодородия почвы в Петене требуется в среднем около 4 лет; после двух-трех урожаев - от 6 до 8 лет. При таких условиях для содержания одного человека необходимо засевать 1,2-1,6 гектара, что дает плотность населения порядка 75-100 человек на 1 квадратный километр. Таким образом, во влажных тропических лесах Петена, где восстановление почвы на выжженных полях происходило быстрее, чем на каменистом и сухом Юкатане, плотность населения была значительно выше. Земледельцам майя не было нужды периодически менять места своих поселений, поскольку за сравнительно короткий срок почва истощенных участков полностью восстанавливала свое плодородие. Следует также напомнить, что территория майя отличается необычайным разнообразием природных условий, и там всегда имелись районы (особенно долины крупных рек - Усумасинты, Мотагуа, Улуа и др.), где плодородие почвы сохранялось постоянно благодаря ежегодному обновлению во время паводков.

Местные земледельцы путем длительных опытов и отбора сумели вывести гибридные и высокоурожайные сорта основных сельскохозяйственных растений - маиса, бобовых и тыквы. Наконец, ручная техника обработки небольшого лесного участка и сочетание на одном поле посевов нескольких культур (например, маиса и фасоли) позволяли долгое время сохранять плодородие и не требовали частой смены участков. Природные условия Петена (плодородие почв и обилие тепла и влаги) позволяли земледельцам майя собирать здесь в среднем не менее двух урожаев в год. К тому же, кроме полей в джунглях, возле каждого индейского жилища имелся приусадебный участок с огородами, ро щами фруктовых деревьев и т. д. Последние (особенно хлебное дерево "рамой") не требовали никакого ухода, но давали значительное количество пищевых продуктов, что способствовало оседлости майяских земледельцев.

Не нужно забывать и ценных указаний известного советского ученого Н. И. Вавилова об общем характере

индейского земледелия. "Поля на Юкатане, как и в Чиапасе, на юге Мексики, в Гватемале около Антигуа,- пишет он,- нередко представляют собой как бы сообщество различных культурных растений: фасоль обвивает кукурузу, а между ними растут различного рода тыквы. Смешанная культура (курсив мой.- В. Г.) является господствующей в древней Мексике" И далее: "Естественно, что ручная культура майя, так же как ацтеков и сапотеков, должна была быть интенсивной (курсив мой.- В. Г.). Отсутствие сельскохозяйственных животных заставило человека ограничить площадь посева небольшими участками, обрабатывать тщательно небольшие площадки, вырабатывать своеобразные навыки ухода за растениями, как, например, надлом початков у кукурузы перед созреванием... Возделывание растений мелкими делянками заставило уделять внимание самому растению... Многие сорта кукурузы, папайи, фасоли, плодовых и хлопчатника достигли здесь большого совершенства..."

Успехи древнего земледелия майя были, безусловно, во многом связаны с созданием к началу 1 тысячелетия н. э. четкого и стройного агрокалендаря, строго регламентирующего сроки и очередность всех сельскохозяйственных работ. Его создателями и хранителями были жрецы, которые облекали свои предписания в весьма строгую форму.

Из старых документов и хроник мы знаем, что жрецы майя очень тщательно устанавливали день выжигания растительности на участках. Это и понятно. Если бы их расчеты оказались ошибочными, то был бы сорван важнейший этап полевых работ. Поскольку выжигание производилось в самом конце сухого сезона, смещение сроков, их затяжка стали бы роковыми: ливневые дожди, льющие здесь пять-шесть месяцев подряд, помешали бы тогда сжиганию деревьев и кустарников на поле.

Астрономические расчеты жрецов майя отличались поразительной точностью. Исследуя руины древнего города Копана в Гондурасе, археологи обнаружили два каменных монумента - стелы 10 и 12, расположенные друг против друга на вершинах холмов, которые замыкали с запада и востока долину Копана. Их разделяет по прямой около 4'/а мили. Если смотреть от стелы 12, то можно установить, что солнце заходит прямо за

лу 10 всего два раза в году: 12 апреля и 7 сентября. Первая дата приходится на самый конец сухого сезона, поэтому ученые предполагают, что 12 апреля определяет начало выжигания растительности на полях.

Когда вечером 12 апреля солнце заходило прямо за стелу 10, по всей долине рассылались в древности гонцы, извещавшие земледельцев о том, что боги приказали начать выжигание полей утром следующего дня.

То, какое значение имел календарь для земледельцев майя, лучше всего видно на примере племен, утративших его. Чешский путешественник Норберт Фрид в своей книге "Улыбающаяся Гватемала" приводит один любопытный факт: "В 1950 году многие мексиканские газеты сообщили об отчаянном положении индейцев-лакандонов в районах Хатате и Чулехунце. Им грозила голодная смерть. Но самоотверженные и бескорыстные люди сумели собрать достаточно большую сумму денег и доставили на самолетах в джунгли несколько тонн фасоли и маиса. Индейцы сообщили своим спасителям необыкновенную причину постигшего их бедствия: умер Панчо Вьехо - последний из лакандонов, кто разбирался в тайнах календаря и мог по звездам определить сроки основных полевых работ. После его смерти у племени было два неурожая только потому, что лесную поляну, которую они выжигали, заливало дождем, и индейцы опаздывали с севом".

Но сюрпризы майяского земледелия на этом не кончаются. Сейчас уже твердо установлено, что в 1 тысячелетии н. э., помимо подсечно-огневого, майя были знакомы и с другими формами земледелия. На юге Юкатана и в Белизе на склонах высоких холмов найдены земледельческие террасы с особой системой увлажнения почвы. А в бассейне реки Канделария (штат Кампече, Мексика) археологи с помощью аэросъемки обнаружили отчетливые следы самого настоящего интенсивного земледелия - каналы и так называемые "приподнятые поля" искусственно сделанные длинные и узкие грядки земли, полузатопленные водами реки. Подобные земледельческие системы, которые очень напоминают знаменитые "плавучие сады" ("чинампы") ацтеков, способны были давать огромные урожаи по нескольку раз в год и практически обладали неистощимым плодородием.

"Приподнятые поля" расположены обычно на более высоких и сухих безлесных участках речной долины, на некотором удалении от главного русла. Общая их площадь в районе города Ицамканака (Кампече) - 1,5-2 квадратных километра. И хотя эта цифра не так уж велика, по сравнению со 100 квадратными километрами "плавучих садов" в долине Мехико и обширными системами "приподнятых полей" в некоторых областях Южной Америки, важен уже сам факт открытия интенсивного земледелия на территории низменных районов майя.

Согласно полученным данным, эти поля в районе реки Канделария ежегодно частично затопляются водой во время сезона дождей, так что из воды выступает только их верхняя часть. Правда, есть и высокие и низкие виды "полей": одни полностью затопляются водой, а другие нет. Видимо, это было связано с разными условиями, необходимыми для выращивания разных видов возделываемых культур.

В местности Эль Тигре (штат Кампече, Мексика) на одном из таких "приподнятых полей" были заложены проверочные шурфы. В первом случае археологи определили структуру почвы, но никаких веществ или керамики не нашли. В другом шурфе, близ реки, удалось обнаружить два больших куска твердого дерева. Согласно данным по С^, возраст дерева составляет 1721 + 50 лет, то есть 229 год н. э. "Это может доказывать,- пишут авторы исследований,- что упомянутые "поля" были сооружены где-то от конца доклассического до конца постклассического периода".

Еще более впечатляющую картину представляют собой каналы, отходящие от главного русла реки Канделарии. Они служили не только источником воды для орошения, но и как удобное средство сообщения (на лодках) между городом, мелкими селениями и мильпами.

30 июня 1980 года газета "Правда" сообщила о новом сенсационном открытии, сделанном в самом сердце "Древнего царства" майя - в Петене (Северная Гватемала). "Специалисты лаборатории реактивного движения НАСА в Пасадене (штат Калифорния, (?ША),- пишет советский корреспондент С. Свистунов,- разработали радарную систему, предназначение которой - пробиться сквозь плотную облачность Венеры и дать

более полное представление о рельефе и ландшафтах "сестры Земли". Новую аппаратуру решили опробовать и на родной планете. В результате оказалась раскрытой одна из загадок древней индейской цивилизации майя в Центральной Америке. Ученые давно ломали голову над тем, как болотистые джунгли региона могли прокормить 2-3 миллиона человек. Радар обнаружил под густым пологом тропической зелени остатки разветвленной системы ирригационных каналов".

В этом важном сообщении есть лишь одна неточность. Найденные радаром каналы не были ирригационными, то есть оросительными. Они, напротив, выводили излишки воды из болотистых участков, превращая их в годные для возделывания плодородные поля.

Древние майя вырывали для этого в болотах множество рядов из двух параллельных каналов, бросая выкопанную землю в промежуток между каналами, чтобы создать приподнятые ровные островки земли. Этот способ обеспечивал посаженные растения достаточным количеством влаги, а ее излишек выводился за пределы участка. Перед нами, таким образом, не столько ирригация, сколько мелиорация. И майя строили во влажных джунглях Петена не оросительные, а отводные каналы.

Построенные майя каналы одновременно собирали и подводили в искусственные резервуары дождевую воду, служили важным источником животного протеина (рыба, водоплавающая птица, пресноводные съедобные моллюски), были удобными путями сообщения и доставки на лодках и плотах тяжелых грузов. Остатки каналов и "приподнятых полей" сейчас найдены в болотах Тикаля и Накума, а также юго-западнее руин древнего города Эль-Мирадор.

В мексиканском штате Кампече среди руин древнего майяского города Эцна с помощью аэрофотосъемки обнаружена и исследована еще одна интересная гидравлическая система доколумбовой эпохи: каналы и резервуары для воды. В естественных условиях вода встречается в Кампече на поверхности лишь в сезонных водоемах - "агуадас". В течение сезона дождей здесь выпадает свыше 1000 миллиметров осадков. И чтобы выжить на раскаленной известняковой равнине в сухое время года уже первые колонисты майя должны были

мобилизовать все имеющиеся местные ресурсы воды. Индейцы прежде всего углубили и расширили естественные сезонные водоемы, чтобы там дождевая вода сохранялась круглый год. Затем они построили сеть водосборных каналов и искусственных резервуаров. В них к концу 1 тысячелетия н. э. жители Эцны могли собрать запасы воды общим объемом до 2 миллионов кубических метров. Самый длинный канал города имел протяженность свыше 12 километров, ширину до 50 метров и глубину от 1,5 до 2 метров. Он соединял центр Эцны с дальними ее окраинами. Всего для строительства этой сложной гидравлической сети (каналы и резервуары) древним жителям города потребовалось вынуть приблизительно 1,75 миллиона кубических метров грунта. Для сравнения можно сказать, что примерно такой же объем работ был затрачен около рубежа нашей эры для возведения гигантских пирамид Солнца и Луны в древнем Теотихуакане (долина Мехико). Высота первой из них составляет 60 метров, а второй - 42 метра.

Благодаря тщательно продуманной дренажной сети древние майя смогли превратить около 400 гектаров болот и грязи вокруг Эцны в цветущие сады и поля. Помимо постоянного источника воды, каналы служили важными путями сообщения для доставки грузов и людей между центром города и его периферией с помощью лодок.

В. Л. Тарнер (^ША), много лет посвятивший изучению интенсивных систем земледелия древних майя, писал в этой связи следующее: "Эти сооружения доказывают, что майя практиковали постоянное и интенсивное земледелие, способное обеспечивать значительное население. Бели бы вы смогли пролететь на самолете над Петеном в самый расцвет местной классической цивилизации, то вы увидели бы нечто похожее на современный сельскохозяйственный пейзаж американского штата Огайо".

Таким образом, сейчас уже совершенно очевидно, что древние майя наряду с подсечно-огневым земледелием широко использовали и более интенсивные земледельческие системы. А это, в свою очередь, во многом объясняет нам и загадку "экономического чуда" одной из наиболее блестящих цивилизаций доколумбовой Америки.

В одном ацтекском преданш ные слова:

Наши предки учили, что жизнью мы обязаны 60] они нас создали. Боги дают нам нашу пищу, все, что мы пьем и едим, то, что сохраняет жизнь,- маис и фасоль.

И в самом деле, все жизненные интересы индейца были связаны прежде с маисом. Маису поклонялись как божеству. Маисом платили дань побежденные народы. Он считался важнейшим предметом торговли. Ради захвата зерна и новых плодородных земель легионы индейских воинов устилали своими костями поля сражений. А наибольший урон врагу наносили тем, что сжигали его посевы маиса.

Около двадцати пяти лет назад Сильванус Грисвольд Морли сказал: "Маис - наиболее надежный ключ к познанию цивилизации майя". Его слова оказались пророческими. Для современных ученых маис и доколумбово земледелие в целом стали той волшебной "нитью Ариадны", с помощью которой они успешно проникают теперь в тайны становления и развития древних цивилизаций Америки.

Глава Э Майя-"финикийцы Нового Света"

Еще каких-нибудь двадцать лет назад в ученых кругах безраздельно господствовала точка зрения, согласно которой древние майя были малоподвижным и замкнутым народом, сознательно укрывшимся в глубине непроходимых джунглей от всякого рода чуждых влияний извне. Южные границы их владений были закрыты горными хребтами Гватемалы и Гондураса.

Три четверти полуострова Юкатан окружено морем. Сухопутные подступы к нему со стороны Мексики преграждались бесконечными болотами Чьяпаса и Табаско. Это и позволяло майя, по мнению многих авторитетных исследователей, развивать свою самобытную культуру почти в полной изоляции от внешнего мира.

Поглощенные бесконечными заботами о своих маисовых полях и урожае, земледельцы майя и не помышляли больше ни о чем другом. Им были совершенно чужды какие-либо проявления воинственности и милитаризма. "Война,- отмечает американский археолог Ч. Галленкамп,- никогда не играла в истории майя такой важной роли, как, например, у египтян и греков". Религия постепенно проникла во все сферы жизни общества, а ее хранители, жрецы, сосредоточили в своих руках всю полноту власти. Простой же люд только из-за уважения к богам добровольно обеспечивал этих духовных владык всем необходимым и принимал участие в строительстве дворцов и храмов.

Но эта стройная на первый взгляд научная концепция, созданная еще в 30-50 г^дах усилиями С. Морли, Э. Томпсона, А. Киддера и многих других авторитетных исследователей культуры майя, теряет свою силу, не выдерживая сокрушительного натиска новых археологических открытий и фактов.

Прежде всего представляется в корне неверной сама предпосылка о том, что древние майя сознательно стремились к изоляции от соседних народов. История человечества почти не знает таких четко зафиксированных случаев. И вместе с тем она изобилует массой конкретных примеров совершенно иного рода.

"Сказки "Тысячи и одной ночи",- пишет известный немецкий этнограф Ю. Липе,- стали незабвенным памятником важнейшего торгового пути из Багдада в Басру, а по древним крупным торговым артериям, соединявшим Урал с Каспийским морем, на протяжении всей истории переселялись из Азии в Европу все новые и новые массы людей. По древним "шелковым путям", которые вели от Самарканда к Гиндукушу и от Гоби к Пекину, совершал свои путешествия Марко Поло... В Америке участники торговых экспедиций майя преодолевали/огромные пространства. Были найдены даже карты знаменитого пути, который вел от, Шикаланго (южное побережье Мексиканского залива, штат

ско.- В. Г.) через девственный лес к золотоносным районам Гондураса..."

Археологические раскопки последних лет со всей очевидностью доказали наличие широких торговых и культурных связей майяской цивилизации с самыми далекими областями Мексики и Центральной Америки.

В вечнозеленых джунглях Петена (Северная Гватемала) находятся руины крупнейшего города майя 1 тысячелетия н. э.- Тикаля. Он стоит вдали от моря: в 175 километрах по прямой от Гондурасского залива, в 260 километрах от залива Кампече и в 380 километрах от Тихого океана. И тем не менее в городе обнаружено множество "даров моря" как с Тихоокеанского, так и с Атлантического побережья: раковины Спондилус, иглы морского ежа, кораллы, губки, жемчуг, позвонки морских рыб и т. д. В пышных гробницах местной знати часто встречаются предметы роскоши, привезенные из Центральной Мексики. Столица важнейшей центрально-мексиканской цивилизации того времени - Теотихуакан отстоит от Тикаля по прямой более чем на 1200 километров. Их разделяют высокие горные хребты, широкие реки, болота и бесконечные леса. И тем не менее торговые караваны теотихуаканцев и майя посещали оба города постоянно. В Теотихуакане, в одном из кварталов этой громадной метрополии, найдено значительное число черепков майяской керамики и резные вещицы из голубовато-зеленого нефрита. По предположению ученых, здесь находился квартал торговцев майя, с их жилищами, складами товаров и святилищами. Такой же квартал есть и в Тикале. Помимо десятков дорогих предметов теотихуаканского производства (изящные керамические вазы и чаши с резными и расписными орнаментами, оружие из зеленого обсидиана, который добывался только в Центральной Мексике, и т. д.), в городе обнаружено несколько зданий и храмов, построенных по канонам архитектуры Теотихуакана. Есть там и скульптуры некоторых центрально-мексиканских богов, например бога дождя и воды.

В городе Копано (Гондурас), расположенном на самом юге территории майя, под каменной стелой VIII века н. э., в тайнике найдены обломки золотой статуэтки. Анализ металла и художественный стиль предмета доказывают, что он был привезен в город из Панамы.

На Юкатане археологи подняли со дна "Священного Колодца" города Чичен-Ицы множество интересных находок, происходящих из самых разных уголков Мезоамерики: от Западной Мексики до Панамы и Колумбии. И этот перечень доказательств взаимных контактов можно продолжать до бесконечности.

Еще больше данных о торговых связях майя с соседями мы имеем для периода, непосредственно предшествовавшего испанскому завоеванию (XII-XVI вв. н. э.). Здесь на помощь чисто археологическому материалу приходят уже недвусмысленные свидетельства различных письменных .документов и источников. "Занятие, к которому они наиболее склонны,

шет испанский епископ Диего де Ланда о юкатанских майя,- была торговля. Они вывозили соль, ткани и рабов в землю Улуа и Табаско, обменивая все это на какао и камешки (нефрит.-В. Г.), которые служили у них монетами". Конкистадор Эрнандо Кортес, проходя во время своего Гондурасского похода в 1525 году через провинцию майя-чонталь Акалан', отметил, что "товары, которые наиболее в тех местах в ходу, это какао, одежда из хлопка, краски для тела.., факелы для освещения, сосновая смола для воскуривания дыма перед их идолами, и низки цветных раковин, которые они очень ценят как украшения".

В доколумбовой Мезоамерике одним из наиболее важных предметов обмена была соль - столь необходимый продукт для жизни человека. Она добывалась главным образом на западном и северном побережье Юкатана. "Почти по всему этому побережью, от

Точное местонахождение Акалана и его столицы Ицамканака до сих пор вызывает споры среди ученых. Многие помещают эту провинцию в бассейне р. Канделария, на территории мексиканского штата Кампече.

пече до реки Ящеров и далее,- писал испанский монах Алонсо Понсе, имеются превосходные соляные источники, которые без какой-либо затраты труда дают много соли, крупной и очень белой". Вот почему совершенно справедливо утверждение американского историка Ральфа Ройса о том, что "торговое процветание Северного Юкатана было основано преимущественно на экспорте хлопчатобумажных тканей и соли".

Особую роль играли в жизни цивилизованных народов доколумбовой Мексики и Центральной Америки бобы какао. Они были не только ценным продуктом питания, лекарством и приятным напитком, но и служили здесь всеобщим эквивалентом - "товаром товаров". Бобами какао в качестве денег широко пользовались не только майя, но и ацтеки, жители Никарагуа и Панамы. "Это какао,- отмечает А. Понсе,- служило мелкой монетой по всей Новой Испании (Мексика и Гватемала.- В. Г.), как в Кастилии служит медная монета. В обмен на бобы какао они покупают все вещи, как если бы они покупали их за деньги". У другого испанского летописца, Овьедо, мы находим еще более интересные данные на этот счет. "Они (индейцы.- В. Г.),- пишет он,- хранят их (бобы какао.- В. Г.) и относятся к ним с таким же вниманием и уважением, как христиане относятся к золоту или деньгам, потому что эти бобы считаются здесь деньгами и индейцы могут купить на них любые товары. Таким образом, в провинции Никарагуа один кролик стоит 10 этих бобов.., один раб стоит 100 бобов..." Поскольку в первые годы конкисты испанские монеты были в Новом Свете еще довольно редки, Кортес и Монтехо вынуждены были платить жалованье своим войскам "индейскими деньгами", то есть бобами какао. Историк А. Эррера пишет, что один испанский золотой реал приравнивался к 200 бобам какао.

В старых испанских хрониках упоминаются иногда и некоторые торговые центры, существовавшие на территории майя накануне прихода европейцев.

На побережье Мексиканского залива, в северной части Лагуны де Терминос, находился город, Шикаланго - крупный торговый пункт, куда приходили и ацтекские торговцы - "почтека", и юкатанские купцы, и жители юга.

Другой торговый центр - Симатан - стоял на реке Грихальва и был конечным пунктом длинного сухопутного маршрута из долины Мехико и перевалочной базой для товаров, шедших вниз по реке из Чьяпаса.

В устье той же реки был расположен город Потончан, контролировавший не только торговлю в низовьях реки Грихальва, но и морские пути вдоль западного побережья Юкатана. Это было большое и многолюдное поселение, обнесенное со всех сторон крепким деревянным частоколом.

Выше уже шла речь о богатой провинции майячонталь Акалан и ее столице Ицамканаке. Выгодное географическое положение позволяло местным жителям вести оживленную посредническую торговлю с самыми отдаленными областями Гондураса и Гватемалы. "В Акалане,- пишет Кортес,- есть многочисленные торговцы и люди, торгующие во многих местах и богатые рабами и другими вещами, которые обмениваются в этой земле... Как мне удалось узнать, здесь нет иного верховного правителя, кроме наиболее богатого торговца, имеющего большую торговлю по морю с помощью своих судов, и таковой есть Апасполон... И это по причине того, что он очень богат и торгует до такой степени, что даже в городе Нито... он имел квартал со своими агентами и, вместе с ними, своего родного брата, торговавшего своими товарами". Перед нами бесспорный образец индейской торговой республики, напоминающей во многих отношениях знаменитые торговые государства средневековой Европы - Венецию и Геную. Могущество и богатство Акалана целиком зависело от интенсивной внешней торговли, и после нарушения испанцами системы индейских торговых связей эта "купеческая республика" быстро приходит в упадок.

На южных границах территории майя находились в XVI веке еще два важных торговых центра: Нито (в устье Рио Дульсе, Гватемала) и Нако (на реке Улуа, Гондурас). Именно сюда регулярно наезжали за какао и другими товарами юкатанские купцы и вездесущие торговцы майя-чонталь из Акалана.

Важным перевалочным пунктом, где скрещивались многие сухопутные и водные торговые пути, был и Четумаль (юго-восточное побережье Юкатана). Эта область славилась своими плантациями какао и обилием меда.

Нередко наиболее почитаемые религиозные центры были одновременно и крупными торговыми пунктами. Так, к святыням острова Косумель, у северо-восточного побережья Юкатана, где находился особо почитаемый идол богини луны и деторождения Иш Чель, ежегодно собиралось множество пилигримов из Табаско, Шика-- ланго, Чампотона и Кампече. Если верить некоторым ученым, то эти богомольцы были одновременно и торговцами, о чем говорит обилие на острове самых разнообразных предметов, привезенных издалека. Ту же самую картину наблюдаем мы и в Чичен-Ице, с ее знаменитым "Колодцем Жертв", привлекавшим ежегодно массу верующих со всех концов Мексики и сопредельных областей.

Основываясь на этих фактах, американский исследователь Эрик Томпсон выдвинул гипотезу о существовании в древности длинного морского пути вокруг всего полуострова Юкатан: ,от Шикаланго (Табаско) на западе до южной части Гондурасского залива на востоке. О наличии такого пути свидетельствуют и археологические находки. При раскопках в Атасте на побережье мексиканского штата Кампече археологи обнаружили две гробницы середины XV - начала XVI века. В них, помимо местных майяских изделий, имелось множество ножевидных пластин из зеленого обсидиана и керамика с оранжевой поверхностью центральномексиканского типа. Зеленый обсидиан в доколумбовой Мезоамерике добывался всегда лишь в одном месте - в Пачуке, штат Идальго, на северо-востоке Мексики. Видимо, этот минерал экспортировался ацтекскими (а до них теотихуаканскими) купцами в портовые города майячонталь - Шикаланго и Потончан по суше в виде сырья. Здесь местные мастера делали из него различные инструменты и оружие, а местные торговцы доставляли и свои и ацтекские товары морем вокруг всего полуострова вплоть до Гондураса. Итак, по крайней мере накануне испанского завоевания, юкатанские майя вели оживленную морскую торговлю с ближними и дальними соседями, а их важнейшие города стояли либо прямо на побережье моря, в удобных бухтах и заливах, либо вблизи устьев судоходных рек. А это красноречиво говорит о большом значении мореплавания и морской торговли в развитии хотя бы наиболее позднего варианта майяской цивилизации в XII-XVI веках н. э.

Американский историк А. Миллер считает, что "море вообще играло в жизни древних майя огромную роль: как в практическом, так и в ритуальном смысле". Море давало индейцам обильную пищу и служило удобной магистралью для перевозки на большие расстояния громоздких и тяжелых товаров. Море было той широкой дорогой, по которой прибывали к майяским берегам из дальних стран диковинные экзотические предметы и сырье, необходимое для повседневной жизни. Морем же, как правило, проникали на Юкатан и различные чужеземные влияния - религиозные, философские, культурные.

Но именно оттуда, из голубых бескрайних просторов, внезапно налетали на цветущие майяские города страшные тропические ураганы, сея вокруг смерть и разрушения. Оттуда же, словно проклятие богов, появлялись вдруг на горизонте легкие ладьи пиратов, периодически совершавших опустошительные набеги на прибрежные селения майя. В числе этих пиратов находились и людоеды-карибы с Малых Антильских островов. "...Пришли иноземцы, пожиратели людей, иноземцы без юбок - их название, страна не была опустошена ими*. Так лаконично описывается один из подобных набегов диких карибских племен на побережье Юкатана в 1359 году в древней книге майя "Чилам Балам".

Само местонахождение Карибского моря на крайнем востоке майяского мира навело индейцев на мысль о взаимосвязи его с восходящим солнцем, символизирующим рождение нового дня, новой жизни. В то же время, по древним поверьям, море было связано со смертью, с таинственным и мрачным загробным царством, где душа человека отрывается от своего родного окружения и вынуждена находиться среди каких-то сверхъестественных и страшных чудищ. Таким образом, для всех майя и особенно для обитателей восточного побережья Юкатана, море было важнейшей и определяющей силой в их жизни, силой одновременно и доброй и злой.

Но как могли отважиться на противоборство с коварной морской стихией люди, жившие еще фактически в каменном веке?

Не секрет, что до сих пор в науке преобладает мнение о крайне низком уровне развития мореплавания и кораблестроения у индейцев доколумбовой

рики. Считается, что они не могли на своих утлых лодчонках совершать сколько-нибудь дальние походы в океанские просторы и ограничивались самыми короткими рейсами непосредственно вдоль побережья.

И для такого негативного вывода имелись свои веские причины. Когда над берегами Нового Света рассеялся дым от первых залпов многопушечных испанских кораблей, а солдаты Кортеса и Писарро сокрушили столицы самых могущественных государств индейской Америки Куско и Теночтитлан, местное мореплавание было уже практически сведено к нулю.

Грозные флотилии боевых лодок ацтеков и майя были рассеяны и потоплены. Торговые связи между индейскими городами прекращены. А те люди, которые обеспечивали эту торговлю всем необходимым и ради которых она, собственно, и велась,- правители, знать и жрецы - либо погибли в кровопролитных сражениях с чужеземцами, либо укрылись в глухих и труднодоступных местах. Мир доколумбовых индейских цивилизаций постигла невиданная по масштабам катастрофа.

Стоит ли удивляться, что считанные годы спустя после завершения конкисты не осталось буквально никаких следов и от высокого мореходного искусства индейцев. И когда изучением традиционной индейской культуры занялись, наконец, профессиональные археологи и этнографы, некогда внушительные торговые ладьи индейских мореходов выродились уже в жалкие лодчонки, избегавшие выходить в открытые морские просторы. Убеждение в крайне примитивном уровне мореплавания у американских аборигенов стало тогда всеобщим.

Туру Хейердалу пришлось с риском для жизни пройти на бальсовом плоту, построенном по древнеперуанской модели, тысячи миль в Тихом океане, чтобы доказать скептикам высокие мореходные качества этого неуклюжего на вид судна.

А что же древние майя? Неужели они действительно были робкими и забитыми земледельцами, накрепко привязанными к своим жалким хижинам и маисовым полям в глубине вечнозеленых джунглей? Отваживались ли они выходить хоть иногда в открытое море? И если да, то на чем именно, на каких лодках или судах?

По иронии судьбы наиболее полные сведения о мореплавании древних майя содержатся в воспоминаниях и хрониках тех самых людей, руками которых оно и было впоследствии уничтожено.

Наиболее детальное описание морской ладьи торговцев майя сделал еще в начале XVI века Христофор Колумб - первооткрыватель Нового Света. 30 июля 1502 года знаменитый адмирал "моря-океана", в четвертый раз отправившийся искать счастья за просторами Атлантики, обнаружил еще один клочок суши. Это был остров Гуанаха, расположенный близ северного побережья Гондураса. Сам того не ведая, великий мореплаватель оказался буквально в двух шагах от тех сказочно богатых "восточных царств", о которых он так долго мечтал во время своих многолетних путешествий. Прямо на север, в нескольких десятках километров от вновь открытого островка, лежала обширная и богатая страна, с многолюдными городами и цветущими селениями - "страна оленя и фазана", как называли ее местные жители - индейцы майя.

Но Колумб повернул на юг и, медленно плывя вдоль центрально-американского побережья, с каждой пройденной лигой (лига староиспанская мера длины, равная в среднем около 5,6 километра) удалялся от объекта своих мечтаний - богатой "восточной" страны с высокоразвитой культурой. И если бы не одна случайная встреча на перепутье морских дорог, мы так, вероятно, никогда бы и не узнали, что первым европейцем, увидевшим майя, был сам первооткрыватель Америки. Впрочем, предоставим слово летописцу, с протокольной точностью запечатлевшему это событие в анналах истории.

Неподалеку от острова Гуанаха, в Гондурасском заливе, пишет брат знаменитого мореплавателя - Бартоломе Колумб, "мы встретили индейскую лодку, большую, как галера, шириной в 8 шагов, сделанную из одного ствола дерева. Она была нагружена товарами из западных областей... Посредине лодки стоял навес из пальмовых листьев.., который защищал тех, кто находился внутри, от дождя и морских волн. Под этим навесом разместились женщины, дети и весь груз. Люди, находившиеся в лодке, хотя их было 25 человек, не стали защищаться от преследовавших их шлюпок. Поэтому наши захватили ладью без борьбы и привели

всех на корабль, где адмирал вознес всевышнему благодарственную молитву за то, что без всякого ущерба и риска для своих он узнает о делах этой земли".

Испанцев поразило все: и размеры индейского судна, и численность его экипажа, и то, что туземцы держались независимо и смело. Но особенное удивление вызывали их одежда и внешний вид: невысокие стройные люди с невозмутимыми лицами, в изящных, с яркими цветными вышивками рубахах, плащах, набедренных повязках и юбках из хлопчатобумажной ткани, были так непохожи на полуголых обитателей вест-индских островов, встречавшихся до сих пор европейцам. В число товаров, обнаруженных в лодке, входили тонкие хлопчатобумажные ткани, медные топоры и колокольчики, бобы какао, кремневые кинжалы, деревянные мечи с лезвиями из острых пластинок обсидиана, маис и т. д. Видимо, эта ладья совершала обычный торговый рейс из приморских городов Табаско или Кампече (на побережье Мексиканского залива) в Гондурас, вокруг всего Юкатанского полуострова. Во всяком случае ее капитан и владелец во время беседы с Колумбом часто показывал на северо-запад и повторял, что пришел из земли "Майям", т. е. что он и члены его экипажа - майя.

Таким образом, это майяское судно, приводимое в движение веслами, должно было вмещать по меньшей мере до 40 человек, поскольку, помимо 25 мужчин, очевидцы упоминают еще какое-то количество женщин и детей, сидевших под навесом из пальмовых листьев.

На первый взгляд долбленая лодка таких огромных размеров кажется почти невероятной. Однако есть и другие испанские источники, подтверждающие это сообщение. Официальный королевский летописец Овьедо-иВальдес, говоря об индейцах Вест-Индии (Большие и Малые Антильские острова), отмечает, что они имели долбленые лодки на 40 и даже на 50 человек, "длинные и такие широкие, что между гребцами поперек лодки можно было положить еще целый бочонок". Поскольку слова "гребцы" и "лучники" употребляются здесь как синонимы, видимо, здесь идет речь о военной ладье араваков или карибов, часто совершавших опустошительные набеги и на соседей - жителей островов, и на

восточное побережье Центральной Америки. Овьедо подчеркивает, что такие лодки изготовлялись из одного древесного ствола с помощью огня и каменного долота, и ходили они как на веслах, так и под парусами.

Конкистадор Берналь Диас дель Кастильо - очевидец и участник завоевания ацтеков и майя - описывает лодки-каноэ индейцев как долбленки, вмещающие до 40-50 человек. 4 марта 1517 года, стоя на борту одной из каравелл эскадры Франсиско Эрнандеса де Кордовы первооткрывателя Юкатана, Диас увидел впечатляющую картину - огромный каменный город на берегу и флотилию больших лодок, спешащих к кораблям чужеземцев. "И мы увидели,- вспоминает он,- десять крупных лодок, называемых пирогами, набитых жителями этого города, которые спешили к нам и на веслах и на парусах. Эти пироги выглядят наподобие корыта. Они весьма велики и выдалбливаются из одного огромного дерева. Многие из них вмещают до 40 индейцев".

Хуан-Диас, капеллан экспедиции Грихальвы (1518 г.), определил на глаз, что флотилия боевых лодок майя-чонталь, встреченная испанцами у побережья Табаско в устье реки Грихальва, состояла из 100 судов, вмещавших до 3000 воинов. И если он не преувеличивает, то некоторые из этих лодок должны были иметь значительные размеры и экипаж из 30-40 человек.

Есть все основания предполагать, что индейцы Мексики и Центральной Америки использовали в ряде случаев на своих судах и нашивной борт. Такие лодки использовались, например, ацтеками против конкистадоров во время осады Теночтитлана. Их до сих пор строят индейцы майя, живущие вокруг озера Атитлан в горной Гватемале. Видели подобные лодки и первые европейцы у обитателей Ямайки и Пуэрто-Рико. Нашивные борта делались во всех упомянутых случаях либо из плоских дощечек, либо из тростника, обильно промазанных смолой.

До сих пор существует широко распространенное мнение о том, что парус и нашивные борта не были известны в доколумбовой Америке до прихода европейцев. Выше уже приводились примеры, опровергающие это субъективное утверждение. Но список таких доказательств можно и продолжить.

О парусной лодке майя, привезшей на остров Косумель пленника-испанца Хоронимо де Агиляра, сообщает в своих "Письмах императору Карлу V" конкистадор Эрнандо Кортес.

Берналь Диас видел в 1525 году у входа в Залив Дульсе на Атлантическом побережье Гватемалы торговую ладью майя, идущую неподалеку от берега одновременно и под парусом и на веслах.

В 1586 году испанский монах Алонсо Понсе во время своего путешествия через Залив Фонсека на Тихоокеанском побережье Гондураса так описал лодки местных индейцев: "Эти каноэ, на которых мы совершили свое путешествие, не слишком длинны, но широки, поскольку во внутренней, полой их части, ближе к днищу, они имеют около 1,25 метра ширины и столько же высоты, и борта постепенно становятся уже, до тех пор, пока они не разделяются вверху лишь промежутком в две ладони. Индейцы делают их из некоторых пород очень толстых деревьев, выдалбливая сверху в стволе внутреннюю часть... Эти лодки плавают хорошо, и индейцы придают им такую форму, чтобы они лучше противостояли большим волнам и бурному морю, обычному для данных мест. Обычно они приводят их в движение с помощью весел, хотя иногда пользуются и парусом, сделанным из хлопчатобумажной ткани или из тростниковых циновок...". В каждой лодке, перевозившей монахов, имелось 8 гребцов.

Изображения долбленых весельных лодок довольно часто встречаются и в произведениях искусства древних майя, начиная по крайней мере с VII века н. э. (Тикаль - костяные резные предметы из гробницы 116) и до XII-XIII веков (золотые диски из "Колодца Жертв" и фрески из "Храма Воинов" в Чичен-Ице). Конечно, там в силу большой специфики официальных канонов местного искусства все интересующие нас мотивы даны в сильно стилизованном виде. Но тем не менее основные черты описанных выше плоскодонных и мелкосидящих лодок, выдолбленных из больших древесных стволов, отчетливо представлены и здесь.

Подобный тип судна был как нельзя лучше приспособлен для плавания в прибрежных водах страны майя. Дело в том, что восточное побережье Юкатана

никогда не считалось удобным местом для мореплавания. Вероломные коралловые рифы и часто меняющиеся ветры, не говоря уже о страшных тропических ураганах, создают здесь постоянную угрозу судам.

Бесчисленное количество кораблекрушений, произошедших в этой части Карибского моря начиная с XVI века и по настоящее время, красноречиво говорит о тех реальных опасностях, которые поджидают здесь моряков. Однако торговые ладьи майя с их мелкой осадкой были великолепно приспособлены для плаваний в этих водах. Когда же индейцы видели приближение бури, они могли быстро найти убежище в многочисленных морских заливах и бухтах изрезанного юкатанского побережья.

Документы доколумбовой эпохи сохранили нам даже имя тех мореходов, которые регулярно совершали торговые рейсы вокруг всего полуострова Юкатан на своих крепких и вместительных ладьях. Это были майячонталь из Акалана. Э. Томпсон называет их "путунами" и "финикийцами Нового Света".

Остается решить, в какой мере оправдано такое сопоставление майяских торговцев-путунов с самыми прославленными древними мореходами Старого Света.

"О путешествиях в неведомые земли на заре истории,- пишет немецкий географ Рихард Хенниг,- мы узнаем, естественно, лишь тогда и только там, где важные события сохранились для последующих поколений в изображениях или письменах, будь то в виде высеченных на камне надписей и других свидетельств...

Молодая наука археология, о которой до конца XIX века история культуры, признававшая лишь литературные источники, ничего не знала, поразительно расширила наши знания о прошлом. Она позволила нам заглянуть в эпохи, считавшиеся навсегда погруженными во мрак забвения, эпохи, о которых ничего не рассказывает ни одна народная легенда".

И действительно, если древние летописи и хроники хранят почти полное молчание о дальних морских путешествиях майя, то куда более красноречивы на этот счет археологические находки - предметы, сделанные майяскими мастерами, но найденные на других территориях.

Ближайшим от Юкатана на востоке был остров Куба, отделенный от Мексики всего лишь стодвадцатикилометровым Юкатанским проливом. Отсюда острова Вест-Индии идут как на север - к полуострову Флорида в США, так и на юг-к берегам Венесуэлы и Гайяны в Южной Америке, обеспечивая тем самым удобные пути для передвижения древних индейских племен. Точно так же и мореходы майя доколумбовой эпохи, двигаясь от острова к острову, могли сравнительно легко попасть от восточного побережья Юкатана до северо-восточной части Южноамериканского континента. Однако господствующие в этом районе ветры и течения благоприятствуют только плаваниям с юга на север, но никак не наоборот. Подобные природные препятствия, бесспорно, значительно затрудняли прямые контакты майя с индейцами Антильских островов, но не могли прервать их совсем.

Вместе с тем, несмотря на ничтожное расстояние, отделявшее Кубу от Юкатана и наличие у местных жителей прочных мореходных лодок, мы находим в письменных источниках всего лишь два смутных свидетельства о взаимных контактах индейцев Мезоамерикии Вест-Индии. В книге майя "Чилам Балам" говорится о прибытии на Юкатан в 1359 году голых чужеземцев, охотившихся за людьми, с тем чтобы их съесть. Вероятно, это был отряд воинов-карибов, совершавший свой обычный набег на соседние племена. Известно также, что некоторые индейцы на северном побережье Гаити рассказали Колумбу во время его первого путешествия в Новый Свет, будто в 10 днях пути на лодке на запад от их острова находится большая земля, где в отличие от местного населения все жители ходят одетыми.

Обратимся к археологии. Кубинский археологлюбитель Маурисио Лиес обнаружил в прибрежном песке мыса Сан-Антонио, на самой западной оконечности Кубы, обломок керамического сосуда майя 1 тысячелетия н. э. и несколько кусков обсидиана. Как известно, обсидиан на Антильских островах в естественных условиях не встречается, и, таким образом, можно предполагать, что и этот минерал и глиняную вазу характерного майяского облика привезли с собой на остров юкатанские торговцы. При подводных исследованиях близ берегов

ной Ямайки аквалангисты нашли недавно различные предметы из обсидиана, происходящего, по мнению геологов, иа горных районов Гондураса. Определить точный возраст этих вещей пока не удалось, но они несомненно связаны с какими-то торговыми или культурными контактами доиспанского периода.

Майя еще задолго до эпохальных плаваний Колумба заимствовали у обитателей островов Вест-Индии такую удобную в тропиках вещь, как подвесной гамак, а карибы и араваки, в свою очередь, получили от них знаменитую ритуальную игру в мяч, называвшуюся у ацтеков "тлачтли".

Столь скудный набор материальных свидетельств, доказывающих пребывание майяских мореходов на Антиллах, может объясняться еще и тем, что майяские торговцы не слишком были заинтересованы в плаваниях на восток - к "диким" обитателям островов Вест-Индии.

Другое дело - южный маршрут - в богатые золотом и какао области Центральной Америки, где находятся сейчас латиноамериканские страны Никарагуа, Коста-Рика и Панама.

Множество золотых дисков и статуэток, изготовленных в провинциях Кокле и Верагуас - на западе и юге Панамы, было обнаружено при исследованиях на дне "Колодца Жертв" в Чичен-Ице, на полуострове Юкатан. Это - прямое доказательство интенсивных торговых связей майя с жителями самых южных областей Центральной Америки. Выше уже говорилось о том, что торговцы-майя совершали регулярные морские рейсы вплоть до южного побережья Гондурасского залива. Но если принять во внимание обилие золотых и бронзовых предметов из Коста-Рики и Панамы на майяской территории и находки вещей майя в южных странах, то, видимо, мы не слишком погрешим против истины, продлив морские маршруты юкатанских торговых караванов и до Панамского побережья.

Привозная майяская керамика 1 тысячелетия н. э. обнаружена археологами в Никарагуа и Коста-Рике. На севере Атлантического побережья Коста-Рики, в местечке Ла Фортуна, найден сланцевый диск с иероглифами майя, а в Эль Чапарроне - нефритовая подвеска

с резной фигурой майяского божества. По определению ученых, первый из названных предметов относится к 300-500 годам н. э. и происходит из района города Тикаля (Петен, Сев. Гватемала), второй же напоминает скорее по стилю изделия горных майя 1 тысячелетия н. э. из Каминальгуйю (Гватемала). Конечно, эти вещи могли попасть в Коста-Рику и сухопутными путями, через торговцев-посредников. Однако нельзя полностью исключить и возможность прямых морских сообщений майя с южными областями Центральной Америки.

Но и эти сравнительно далекие от Юкатана страны не были еще конечным пунктом - "ультима туле" морских походов предприимчивых майяских купцов. Их прочные и легкие парусные ладьи бесстрашно бороздили океанские просторы в поисках новых земель и богатств, уходя все дальше и дальше на юг и югозапад. Правда, ни в исторических анналах, ни в археологических раскопках до сих пор никаких доказательств этой многовековой майяской Одиссеи найти не удавалось. Голубые воды Атлантики надежно хранили свою тайну. И если бы не одно случайное открытие, сделанное всего лишь несколько лет назад, то мы, вероятно, так никогда бы и не узнали об истинных пределах известных майяским мореплавателям земель.

В 1970 году сквозь лабиринты коралловых пещер на острове Бонайре, затерявшемся в южной части Карибского моря, медленно пробирался человек с фонарем в руке. В одной из пещер, осветив скрытые в полумраке стены, он неожиданно увидел какие-то странные знаки. Что это? Культовые рисунки местных аравакских племен? Или же следы давнего пребывания на острове отчаянных европейских пиратов? Случилось почти невероятное! Здесь, на каком-то забытом богом маленьком карибском островке у самого побережья Венесуэлы и на удалении свыше 2000 километров по прямой от Юкатана, отчетливо виделись нанесенные красноватокоричневой краской на стене пещеры иероглифы древних майя! Ошибки быть не могло! Чарльз Лэкомб из Флоридского университета в г. Майями (<^ША) уже давно и не без успеха сам занимался майяскими письменами и хорошо в них разбирался. Мореходы майя действительно побывали когда-то на острове Бонайре

за тысячу километров к юго-востоку от своих обычных торговых маршрутов. И не только побывали, но и оставили после себя своеобразные автографы - пространные надписи, состоящие из типичных иероглифов майяского календаря.

Из старых работ конца XIX века Ч. Лэкомбу было известно, что в некоторых пещерах острова есть "индейские письмена". Он и ожидал найти здесь символические изображения и ритуальные знаки араваков. Бонайре - небольшой островок, имеющий около 38 километров в длину и 8 километров в ширину. Он входит в состав Голландской Вест-Индии (Антилл) и расположен всего в 96 километрах к северу от побережья Венесуэлы вдали от земель, посещавшихся когда-то древними майя. Голландские археологи, обследовавшие эти места в 1890 году, сняли копии с некоторых пещерных рисунков и опубликовали их, приписав индейскому племени кайкетаос аравакской группы, и определили возраст не старше чем 500 лет. Но вот на остров приехал посмотреть на "индейские письмена" профессор Ч. Лэкомб. "Когда я,- вспоминает ученый,- впервые увидел на стене пещеры иероглиф "Ламат", служивший у майя для обозначения одного из 20 дней недели, то просто не поверил своим глазам". Однако надписи были здесь, перед ним, во всей своей осязаемой реальности. И им следовало дать какое-то разумное объяснение. Было очевидно, что местные индейцы-араваки с их довольно примитивной культурой не могли сами создать развитую систему иероглифической письменности и календаря, да к тому же как две капли воды похожую на майяскую. Следовательно, остается предполагать, что надписи из пещер острова Бонайре - следы пребывания там мореплавателей из страны майя, сознательно или по воле случая попавших в эту часть Атлантики.

И хотя ближайшая к Бонайре территория, населенная индейцами майя, находится на побережье Гондураса, вряд ли приходится сомневаться в том, что влияние самобытной и яркой цивилизации майя распространялось далеко за пределы ее фактических границ: от южных областей современных QUIA на севере до Панамы и Колумбии на юге. Большинство специалистов по культуре майя признает, что в принципе майяские моряки и торговцы вполне могли совершать

вания на Антильские острова и на юг, вдоль Карибского побережья Никарагуа, Коста-Рики и Панамы. Если это так, то нет ничего удивительного и в том, что отдельные лодки или ладьи майяских мореходов могли уноситься ветрами и течениями далеко в сторону от обычных торговых маршрутов, в том числе и до побережья Венесуэлы.

Но хотя иероглифические надписи майя были найдены впоследствии и на других близлежащих от Бонайре островах - Кюрасао и Аруба, многое еще остается неясным. Настоящие исследования пещерных письмен еще только начинаются: прежде всего нужны широкие археологические раскопки; далее следует определить точный возраст самих иероглифов, установив по их внешнему облику и стилю ту возможную область или центр на территории майя, откуда пришли написавшие их люди.

Однако главное уже сделано. Вопреки традиционному мнению о культуре древних майя как культуре сугубо "сухопутной", не имеющей развитых традиций мореплавания, открытия на острове Бонайре красноречивее всяких слов говорят об огромных достижениях майяских мореходов в освоении далеких островов и земель, затерявшихся в голубых просторах Атлантики.

Всяческого внимания заслуживают в этой связи и предварительные сообщения о находках в мелких прибрежных водах Багамских островов и полуострова Флориды массивных каменных стен и построек с регулярной кладкой из хорошо отесанных блоков. Так, в 1968 году с борта самолета была обнаружена под водой у берегов острова Андрее (группа Багамских островов) в Пайн-Ки прямоугольная каменная постройка. По своей планировке и внешнему виду это здание поразительно похоже на "Храм Черепах" из майяского города Ушмаля (Юкатан).

Затем на удалении около 1000 метров от берега острова Бимини, почти на десятиметровой глубине, также с воздуха, удалось найти огромную каменную стену циклопической кладки. Ее обследовал и сфотографировал археолог-аквалангист из США Дмитрий Ребиков. Впрочем, вскоре кочующие подводные пески вновь скрыли от людских глаз это интересное сооружение.

Глава О В глубинах "Священного Сенота"

"У них был обычай прежде и еще недавно бросать в этот колодец живых людей в жертву богам во время засухи... Бросали также многие другие вещи из дорогих камней и предметы, которые они считали ценными. И если в эту страну попадало золото, большую часть его должен был получить этот колодец из-за благоговения, которое испытывают к нему индейцы..."

Эти слова, написанные четыре столетия назад епископом Диего де Ландой, долгое время волновали умы путешественников, археологов и искателей сокровищ. Ведь речь шла не о каких-то далеких неведомых землях, а о совершенно определенном и хорошо известном месте "Колодец Жертв" в майяском городе Чичен-Ица, расположенном на полуострове Юкатан в Мексике. И только препятствия, созданные самой природой,- цепи каменистых холмов, густой колючий кустарник, невыносимая жара и почти полное отсутствие воды - преграждали авантюристам, рискнувшим отправиться к развалинам древнего города, путь к желанной добыче. Итак, первоначально была лишь скупая строка старой испанской хроники о сокровищах на дне заброшенного мексиканского колодца и останках принесенных в жертву людей.

Диего де Ланда прибыл на Юкатан в 1549 году, то есть сразу же после завоевания этой области испанцами. Он объездил весь полуостров и собрал массу ценных сведений о культуре и обычаях местных индейцев. Ланда побывал в Чичен-Ице и лично осмотрел там тот мрачный провал в известняковых пластах, который именовался у майя "Священным Сенотом"'. "Этот колодец,- пишет он,- имеет 7 эстадо (20 м) глубины до воды, более 100 ступней (60 м) в ширину, он круглый и из тесаной скалы, что удивительно. Вода кажется зеленой; это, я думаю, вызвано рощей, которая его окружает; и он очень глубок". Как видит читатель, наиболее ранний и надежный наш источник о колодце Чичен-Ицы ни слова не говорит ни о прекрасных девушках, приносимых в жертву богу дождя Чаку, ни о деталях самого этого мрачного обряди. Легенда родилась позже.

В 1579 году испанские помещики-энкомендеро, обосновывавшиеся на Юкатане, должны были дать обязательный ответ на целый перечень вопросов, который составили королевские чиновники, с тем чтобы получить общее представление о современном положении дел в этом крае. Среди вопросов был, однако, и такой, который касался истории индейцев до европейского завоевания. Ответы помещиков составили объемистый

' С енот-искаженное испанцами майяское слово "цонот" молодец, карстовая воронка с водой.

том и были названы общим именем "Реласьонес" - "Сообщения" с Юкатана. И вот в "Сообщении" из Вальядолида мы вновь находим упоминание о "Священном Сеноте". "Что касается этого колодца,- гласит указанный документ,- то правители и знатные люди всех этих провинций (Юкатана. В. Г.) имели обычай... бросать в него индейских женщин, из числа принадлежавших им. Они приказывали этим женщинам вымаливать у богов удачный и счастливый год для своего господина. Женщин бросали несвязанными, и они падали в воду с большим шумом. До полудня слышались крики тех, кто был еще в состоянии кричать. и тогда им спускали веревки. После того как полу мертвых женщин вытаскивали наверх, вокруг них разводили костры и окуривали их благовониями. Когда они приходили в себя, то рассказывали, что внизу много

их соплеменников - мужчин и женщин - и что они их там принимали. Но когда женщины пытались приподнять голову, чтобы взглянуть на них, то получали тяжелые удары, когда же они опускали головы вниз, то как будто видели под водой ямы и западины, и люди (из колодца.- В. Г.) отвечали на их вопросы о том, какой будет год у их господина хороший или плохой. И если демон был зол на правителя, бросившего женщину в сенот, индейцы знали, что она уже никогда не вернется назад..."

Прошло еще несколько десятилетий, и в 1612 году испанский чиновник Томас Лопес Модель добавил к истории "Колодца Жертв" новые любопытные подробности. "Среди других жертвоприношений,- пишет он,- которым дьявол обучил их в этих провинциях Юкатана, есть одно, совершаемое ими в случае крайней необходимости и когда они нуждаются в дожде для своих посевов маиса. Во время указанного обряда они приносят в жертву одну или двух индейских девственниц... Для этого они выбирают девушку, наилучшую из всех и ведут ее в Чичен-Ицу, где находились жрецы и главное святилище... И от него они все шли процессией вместе с девицей по дороге, мощенной каменными плитами, которая кончалась на краю большого и глубокого колодца. ...И они наказывали ей, что она должна делать, и сообщали, что она должна просить у их демонов и ложных богов, и, привязав ее к длинной веревке, они опускали девушку вниз в глубины колодца, окуная ее много раз, до тех пор пока не умерщвляли, для

того чтобы она была хорошим посредником с их ложными богами и те могли ниспослать обильные дожди. И тогда жертвоприношение заканчивалось, а труп девушки оставляли в сеноте. Некоторые старики-индейцы из этой провинции утверждают, что они временами видели во время этих жертвоприношений свирепого и страшного дракона, которого они описывают в виде огромного крокодила. Тот появлялся из глубин колодца, как будто для того, чтобы получить свою жертву, которую они ему посылали..."

Таков был круг прямых свидетельств о колодце Чичен-Ицы, который оставили нам испанские авторы XVI-XVII веков. Но как мы увидим ниже, как раз эта весьма скудная фактическая основа позднее получила в литературе самые разные истолкования, и к началу нашего века легенда о "Священном Сеноте" сложилась во всем своем блеске и великолепии.

В современной исторической науке общепринятым считается принцип критического подхода к любому документу или источнику, прежде чем ученый использует для своих выводов те или иные сведения, почерпнутые из старых летописей и трудов, он должен определить: где, кем и когда создан данный документ, с какой целью и, наконец, какова степень достоверности приводимых в нем фактов. Для этого необходимо сопоставить данный документ с другими, где речь идет о тех же событиях, или же проверить его с помощью иных доступных способов и средств.

Но во второй половине XIX - начале XX века, когда вышеназванные староиспанские документы стали, наконец, достоянием широких научных кругов, этот метод критической оценки письменных источников находился еще в пеленках. Казалось бы, чего проще - сравни три имеющихся документа, выяви их совпадения, а различия ^эпытайся проверить другими способами. Однако увлеченные своими романтическими взглядами на историю Нового Света ученые предпочитали верить чуть ли не каждой строчке, если только она была написана на старом пергаменте или пожелтевшей от времени ломкой бумаге. Так и появилась со временем на свет красивая легенда о священной столице майя Чичен-Ице, "Колодце Жертв" и таинственных и кровавых обрядах, связанных с ним.

Полуостров Юкатан - плоская известковая равнина, где нет ни рек, ни ручьев, ни озер. Лишь немногочисленные естественные колодцы (это глубокие карстовые воронки в пластах известняка) хранят здесь влагу среди выжженной тропическим солнцем земли. Майя называли эти колодцы "сенотами".

Там, где были сеноты, еще в глубокой древности возникли и развивались важные центры своеобразной цивилизации майя. Место, на котором в начале VI века н. э. возник город Чичен-Ица, особенно благоприятно в этом отношении. Здесь желтую юкатанскую равнину прорезали сразу два больших естественных колодца, расположенных на расстоянии около 800 метров друг от друга. Само название "Чичен-Ица" навсегда увековечило данный факт: "чи" на языке майя означает "устье", "чей" - "колодец", а "ица" - имя племени или группы майя, которое, по преданию, первым появилось на этой земле. "Устье колодцев ицев" - вот дословный перевод названия города.

Один из колодцев Чичен-Ицы был известен у местных индейцев под названием "Штолок" ("игуана"). Он находился ближе к центру города, его края менее обрывисты, чем у северного сенота, а потому он был главным источником воды.

Другой сенот - и есть знаменитый "Колодец Жертв". Это - гигантская круглая воронка диаметром свыше 60 метров. Ее отвесные стены, сложенные из пластов известняка, круто обрываются вниз, к темнозеленой воде. От края колодца до поверхности воды

раздо раньше - еще в середине 1 тысячелетия н. э. По глубокому убеждению майя, внутри колодца жил бог дождя Чак. "И он требовал, пишет английский археолог Энн Уорд,- более приятных даров, нежели порубленные тела военнопленных. Поэтому у местных индейцев существовал обычай во времена засухи выбирать для него невесту из самых красивых и знатных девушек города... Невесту одевали и украшали в Храме Кукулькана и затем вели к сеноту вместе с музыкантами и певцами и свитой из жрецов, воинов и знати. На краю колодца стояли небольшой храм и платформа, слегка нависавшая над краем. Здесь и совершались последние церемонии. Когда они достигали

почти 21 метр высоты. Глубина - свыше 10 метров, не считая многометровой толщи ила на дне.

Мрачная красота этого глубокого омута с его желтовато-белыми стенами,-покрытыми зеленью ползучих растений, и его относительная недоступность вызывали у жителей Чичен-Ицы суеверный ужас. И, видимо, именно поэтому они уже с давних пор совершали здесь всевозможные обряды и жертвоприношения в честь своих могущественных языческих богов.

По мнению большинства ученых, возникновение того страшного и омерзительного ритуала, которым так печально прославился "Священный Сенот", относится к довольно позднему времени. В Х веке на Юкатан из Центральной Мексики и с побережья Мексиканского залива вторглись полчища иноземных завоевателей - тольтеков. Они подчинили себе многие города майя. Выла захвачена и Чичен-Ица. Завоеватели принесли с собой новые обычаи и обряды, новые черты в архитектуре, искусстве и религии. Среди этих нововведений был и кровавый обряд человеческих жертвоприношений. Главным местом для умиротворения разгневанных богов выбрали "Священный Сенот". Впрочем, отнюдь не исключено, что этот мрачный ритуал зародился

ционного момента, девушку со всеми ее украшениями толкали вниз, и она падала в воду, в объятия бога дождя".

Сама эффектность этого обряда - прекрасная девушка на краю страшного омута, воскуривающие благовония торжественные жрецы, молча стоящая вокруг толпа горожан в красочных одеждах, а затем толчок, отчаянный крик и далекий всплеск внизу, производили значительное впечатление на зрителей. Из самых далеких уголков страны ежегодно шли к "Священному Сеноту" тысячи паломников, чтобы бросить в него свои дары всемогущему богу дождя Чаку - покровителю земледельцев.

Правители города, со своей стороны, не жалели средств для торжественного обрамления этой печальной церемонии. Главный храм Чичен-Ицы, посвященный богу ветра Кукулькану - "Пернатому Змею", одному из самых главных в пантеоне майя, был обращен фасадом к колодцу и соединялся с ним особой "Дорогой Жертв", выложенной каменными плитами. На самом краю сенота для отправления последних торжественных обрядов было сооружено небольшое святилище.

Испанские летописи XVI века сообщают, что последние большие жертвоприношения людей в Чичен-Ице были произведены как раз накануне прихода конкистадоров. Но сам город был уже мертв по крайней мере в течение нескольких веков. И теперь только развалины массивных каменных зданий, разбросанных на огромном пространстве, напоминают о былом величии города. А "Священный Сенот", скрывающий в своих глубинах кости бесчисленных жертв, со временем превратился в грязную дыру, заполненную зеленой водой, илом и камнями.

В 1904 году в Чичен-Ицу приехал консул США в Мериде (Юкатан) - Эдвард Герберт Томпсон. Каждое поколение людей имеет свои легенды о спрятанных сокровищах и кладах. И каждое поколение людей имеет своих скептиков, иронически усмехающихся при упоминании об исчезнувшем золоте ацтеков и инков, сокровищах затонувших испанских флотилий или сказочной стране Эльдорадо. Но в Новом Свете всегда находились и такие энтузиасты, которые, подобно Шлиману, вопреки всем преградам и насмешкам упорно искали в горах и джунглях свои трои и нередко находили их. К их числу относится, безусловно, и американец Эдвард Томпсон. Родившийся в Уорчестере, штат Массачусетс, в 1856 году, он получил чисто техническое образование. Все свои немалые познания в области древних культур Мексики и Центральной Америки Томпсон приобрел исключительно путем неустанного самообразования, в ходе полевых исследований памятников майя. Будучи в 1885 году консулом США в Мериде, он случайно наткнулся на упоминание Ланды о "Колодце Жертв" в Чичен-Ице, и с этого момента все его помыслы сосредоточились на мрачной яме с зеленой водой и сокровищах в ее глубинах. Вероятно, Томпсон ознакомился и с другими

скими документами о "Священном Сеноте" - рукописями Т. Лопеса Меделя и "Сообщением из Вальядолида". Во всяком случае, когда он впервые подъезжал к руинам Чичен-Ицы, то целиком находился уже во власти красивой легенды о невинных девицах и грудах золота, сброшенных жрецами майя в глубины колодца. В своей книге "Народ Змеи" Томпсон писал: "...Во времена засухи, мора или бедствия торжественные

цессии жрецов, богомольцев с богатыми дарами и людей, предназначенных для принесения в жертву, спускались по крутым ступеням Храма Кукулькана - "Священной Змеи" и шли по специальной дороге к "Колодцу Жертв". Там, под монотонный гул трещоток, свистулек и флейт, прекрасных девушек и взятых в плен знатных воинов, вместе с бесценными богатствами, бросали в темные воды "Священного Сенота", чтобы умилостивить злого бога, который, как все верили, жил в глубинах этого омута".

Купив у местного землевладельца за гроши сразу весь участок, где находились руины древней ЧиченИцы, энергичный консул принялся за работу. Его вела вперед лишь одна цель - во что бы то ни стало найти на дне колодца те сокровища майя, о которых так красочно писали в своих трудах испанские летописцы.

Э. Томпсон целые дни проводил возле таинственного сенота. Он сначала осмотрел остатки каменного святилища на краю колодца. Затем сделал тщательные промеры самого омута: последний, как оказалось, имел почти 60 метров в диаметре, 20-метровую высоту от края до поверхности воды и почти 10-метровую глубину над тремя метрами донного ила. Сбрасывая вниз от края ритуальной платформы обрезки дерева, имитирующие человеческие фигуры, Томпсон с наибольшей долей вероятности определил то место в колодце, куда падали в древности майяские красавицы и принадлежавшие им драгоценности. Оставалось решить лишь вопрос о том, каким способом извлечь бесчисленные дары бргомольцев майя со дна этой гигантской карстовой воронки. И предприимчивый янки быстро нашел выход. Ему удалось доставить из (^ША простую, но надежную землечерпалку и два водолазных костюма. Нехитрый снаряд тут же установили на краю сенота, и работа закипела. Однако шли дни, а стальной ковш поднимал наверх только груды ила, черепки глиняной посуды да куски полусгнившего дерева, перемешанные с костями оленей и ягуаров. Э. Томпсон стал уже сомневаться: действительно ли это "Колодец Жертв"? Между тем близился сезон дождей с его буйными тропическими ливнями и ненастьем. Все планы честолюбивого консула повисли буквально' на волоске. Но вот в один из пасмурных дней и ему, наконец, улыбнулась удача.

Ковш землечерпалки принес наверх вместе с грязью два желтых комочка душистой смолы "копала". Томпсон подержал их немного в руках, разломил, а затем бросил в тлеющий костер. Облачко душистого дыма от вспыхнувших комочков мгновенно пробудило в душе консула какие-то смутные воспоминания. "Подобно солнечному лучу,- писал он впоследствии, - пробившемуся сквозь густой туман, в моей памяти вновь ожили слова старого Х'Мена, мудреца из Эбтуна: "В старину наши отцы сжигали священную смолу... и с помощью ароматного дыма их молитвы возносились к богу..."

Два комочка смолы рассеяли сомнения Томпсона: место, где он так долго работал без видимого успеха, действительно "Колодец Жертв". Но где же в таком случае сами жертвы? И словно в награду за долгое терпение землечерпалка стала поднимать на поверхность драгоценные находки: золотые и медные диски с изящной гравировкой, украшения из зеленого нефрита, бронзовые колокольчики,

глиняные чаши, топоры и, что самое главное, разрозненные кости человеческих скелетов! Среди них было и несколько женских черепов. Упорство и настойчивость консула-археолога были щедро вознаграждены, а скептики вынуждены были признать достоверность старых преданий о "Священном Сеноте" Чичен-Ицы.

Правда, ни сам Эдвард Томпсон, ни ученые, которым он показывал свою богатую коллекцию, никогда не утверждали, что все или большая часть найденных в колодце скелетов принадлежала женщинам. К сожалению, любители сенсаций и легенд не были столь сдержанными в своих высказываниях. Уже в наши дни, в 1977 году, в Лондоне вышла в свет научно-популярная книга профессора Энн Уорд "Приключения в археологии". В ней находки Э. Томпсона в сеноте описываются в следующей драматической манере: "Эти находки (имеются в виду два кусочка смолы - "пом".- В. Г.) были весомым доказательством в пользу ритуальной деятельности в сеноте, но здесь все еще отсутствовали какие-либо данные, подтверждающие достоверность легенды о невестах Юм Чака. Наконец, исследователи увидели в ковше землечерпалки среди грязи что-то белое. Это был человеческий череп, который при ближайшем осмотре оказался принадлежащим юной девушке. Затем появились на свет и другие скелеты и почти все они оказались женскими. Один из этих скелетов был переплетен с костями старца так, словно эта девушка в последний момент отважно вцепилась в старого жреца и утащила его за собой вниз, на дно колодца... После завершения работ Э. Томпсон располагал уже останками более чем 90 этих хрупких юных созданий в возрасте от 14 до 20 лет".

Уезжая из Мексики, Э. Томпсон взял с собой и всю богатейшую коллекцию находок из "Колодца Жертв". В (^ША он передал ее Музею Пибоди при Гарвардском университете. И когда, наконец, эти вещи и кости попали в руки специалистов-археологов, антропологов и этнографов,- их удивлению не было пределов: легенда о невестах бога дождя при столкновении с фактами лопнула как мыльный пузырь, но вместо нее родилась новая научная сенсация. Предметы, привезенные из полузабытого города юкатанских майя, оказались подлинным сокровищем для изучения древней истории Центральной Америки. Они принадлежали

гим народам и племенам, населявшим Новый Свет, от Северной Мексики и до Колумбии.

Но прежде всего обратимся к скелетам из "Священного Сенота". Впрочем, здесь лучше всего послушать мнение антрополога Эрнста Хутона, в руки которого попал весь костный материал, оставшийся от жертв колодца Чичен-Ицы.

"Священный Сенот Чичен-Ицы на Юкатане,- писал Э. Хутон в 1940 году, был одним из главных источников романтических историй о майя. Колодец образовался в результате падения сводов пещеры над одной из подземных рек, которая пробила себе путь сквозь известняковые пласты. Согласно древним преданиям, во времена стихийных бедствий и невзгод в колодец бросали девушек и вместе с ними разного рода драгоценности. В начале этого века Эдвард Томпсон решил проверить достоверность легенды с помощью землечерпалки. Археология сказала свое веское слово: со дна колодца вместе с илом были подняты украшения из нефрита, золота и меди и множество других предметов. Кроме того, из сенота удалось извлечь ряд человеческих черепов и костей, что подтверждает, по-видимому, слова старых летописей о жертвоприношениях здесь людей.

Всего из колодца были извлечены останки сорока двух индивидов. Кости прекрасно сохранились. И хотя согласно легенде все они должны принадлежать принесенным в жертву девицам, это отнюдь не так: 13 черепов принадлежит взрослым мужчинам в возрасте от 18 до 55 лет, 8 женщинам в возрасте от 18 до 54 лет и 21 - детям от 1 до 12 лет... Три из восьми женщин, которые упали или были сброшены в колодец, имели еще при жизни серьезные травмы головы, видимо, от тяжелых ударов по черепу; одна женщина пострадала от перелома носа. Такие же прижизненные травмы имели и многие мужчины, брошенные впоследствии в сенот. Все вместе взятое свидетельствует о том, что эти взрослые люди до принесения их в жертву богу дождя отнюдь не пользовались среди майя каким-либо уважением и почитанием".

Эти скупые строки научного отчета специалиста ставили точку на затянувшемся споре ученых с любителями красивых легенд. Факт состоял в том, что майя действительно бросали в колодец людей. Но

жертвами их страшных богов были отнюдь не девицы, а рабы - мужчины, женщины и дети. Здесь уместно напомнить, что именно рабов приносили майя в жертву и в других особо торжественных ритуалах, например при похоронах своих умерших царей. Испанский священник Роман-и-Саморра оставил подробное описание погребальных церемоний у майя, которые он наблюдал в XVI веке, вскоре после конкисты, в области АльтаВерапас (Гватемала). "После смерти правителя,- говорит он,- когда наступал день похорон, собирались все сановники и вожди, которые приносили с собой драгоценности и другие дары, а также не менее одного раба мужского или женского пола, предназначенных для принесения в жертву..." Наконец, в уже упоминавшемся "Сообщении из Вальядолида" (1579 г.) прямо говорится, хотя лишь в отношении женщин, бросаемых в сенот, что они "принадлежали правителям и сановникам", то есть были зависимыми людьми или рабынями.

А о том, что в глубины "Колодца Жертв" часто попадали и мужчины, причем не всегда вопреки своей воле, говорит одна древняя хроника майя, сохраненная до наших дней в книгах "Чилам Балам". Речь идет о необычной истории почти детективного характера, разыгравшейся в Чичен-Ице в конце XII века с персонажем по имени Хунак Кеель. Вот что гласит эта хроника:

Было двадцатилетие 13 Владыки, когда получили дань верховные правители. Тогда началось их правление; тогда началось их царство; тогда им начали служить; тогда появились обреченные в жертву;

их начали бросать в колодец, чтобы услышали правители их пророчество.

Не пришло их пророчество. Это был Хунак Кеель из рода Кави' Кавич имя того человека, который высунул голову из отверстия колодца на южной стороне. Так это свершилось. Он пошел объявить свое пророчество.

Начало свершаться его пророчество, когда он стал говорить. Его начали провозглашать владыког Они посадили его на трон владык.

Его начали провозглашать верховным правителем.

Он не был владыкой прежде, Он был только на службе у Ах Меш Кука.

Теперь же был провозглашен владыкой обреченный в жертву Ах Меш Куком.

Из этого туманного отрывка можно все же понять, что некий Хунак Кеель, находившийся на службе у правителя города Майяпан Ах Меш Кука, был избран последним для принесения в жертву богам, в сеноте Чичен-Ицы. Но, сумев каким-то образом выбраться из колодца, Хунак Кеель объявил собравшейся толпе, что боги именно его назначают правителем Майяпана, и вскоре действительно воссел на царский трон. Ах Меш Кук вынужден был покориться самозванцу, так как ему приходилось считаться с незыблемыми религиозными канонами, с решительным настроением народа в пользу "избранника богов". Впрочем, весь драматизм этого события вряд ли можно до конца понять, даже изучая сообщения древних майяских летописей и хроник.

Конец XII века. На всем полуострове Юкатан сложилась весьма напряженная политическая обстановка. Правители Чичен-Ицы - самого могущественного города в этом регионе, требовали от соседей все новых даней и поборов. Особое негодование вызывал у жителей других майяских городов и селений кровавый обряд человеческих жертвоприношений в "Священном Колодце" Чичен-Ицы. Для его регулярного отправления требовались десятки людей. К тому же этот обряд был удобным способом для сведения личных счетов с соперниками. Именно так и поступил правитель Майяпана Ах Меш Кук, отправив своего военачальника Хунак Кееля в Чичен-Ицу в качестве посланца к богам, обитавшим, по преданию, в глубинах "Колодца Жертв". Правитель хорошо знал, что эти "посланцы" назад никогда не возвращаются. И вот на каменной платформе у края "Священного Сенота" разыгрался последний акт трагедии. Один за другим исчезали в зеленой пучине дьявольского омута сбрасываемые вниз люди. Приближалась очередь Хунак Кееля.

И в этот драматический момент он принимает наконец решение единственно правильное и безошибочное. "Выскочив из группы сановников,- пишет

10 В. Гуляев 145

Ч. Галленкамп,- он взбежал на платформу храма и на глазах изумленной толпы сам бросился в колодец. Спустя несколько мгновений изумрудные воды колодца вспенились, и на поверхности появился Хунак. Он громко объявил, что лично разговаривал с богами и по воле богов, он - Хунак Кеель - назначается правителем майя. Отвага Хунака покорила... толпу. Разда лись крики в поддержку молодого вождя. Его вытащили из колодца и объявили правителем".

Став полновластным хозяином Майяпана, Хунак Кеель решил сполна рассчитаться с заносчивыми правителями Чичен-Ицы, города, где ему пришлось пережить столь критические минуты. В союзе с войсками Ушмаля и Исамаля он двинулся к ненавистной столице ицев и, захватив ее, подверг страшному опустошению. С тех пор первенство в непрекращавшемся соперничестве за господство над Юкатаном более чем на два столетия переходит к Майяпану.

Но вернемся опять к колодцу и его сокровищам. Попытки проникнуть к ним не прекращаются и в наши дни.

В 1961 году была завершена подготовка мексиканской экспедиции в Чичен-Ицу. В ее состав вошли археологи из Национального института антропологии и истории в г. Мехико во главе с доктором Эйсебио Дабалосом Уртадо, аквалангисты из мексиканского клуба водного спорта и специалисты по подводной технике из США. Было решено, что для исследований в сеноте будет использован оригинальный землесос, который успешно применялся при работах в затонувшем городе Порт-Ройял на Ямайке. Землесос представлял собой десятидюймовую трубу (25 см), через которую вместе с водой с помощью сжатого воздуха засасываются наверх ил и мелкие предметы, лежащие на дне.

В колодец спустили большой деревянный плот, укрепленный на стальных бочках. Через отверстие в центре плота вывели наверх трубу землесоса. Вокруг ее основания натянули проволочную сетку, которая должна была улавливать все предметы, выброшенные землесосом вместе с водой и грязью. И вот наступил торжественный и долгожданный момент: один конец трубы лежит на дне колодца под многометровой толщей воды, а у другого конца, на плоту, в напряженном

дании застыли участники экспедиции. Прошло несколько минут, и из жерла трубы ударил пенистый гейзер мутной воды, который обрушился на проволочную сетку, рассыпая вокруг тысячи сверкающих брызг.

К концу дня в ячейках сети лежало уже множество обломков глиняной посуды и кусочков желтого "копала" - душистой смолы, употреблявшейся древними майя для религиозных церемоний.

А на дне колодца в вязкой смеси грязи и воды, в абсолютной темноте самоотверженно трудились аквалангисты. Они ощупывали руками каждую расселину, каждую выемку на дне, доставая то, чего не мог захватить землесос. В первый же день работ они нашли керамический кубок и необычайно интересную фигурку идола высотой около 30 см, сделанную из чистого каучука.

Число удивительных находок быстро росло: бусы всех сортов, кусочки полированного нефрита, золотые подвески и десятки медных колокольчиков. Любопытно, что последние почти все не имели язычков. Майя обычно "убивали" приносимую в жертву вещь, ломая ее, прежде чем бросить в колодец. Колокольчики же они заставляли молчать, вырывая их язычки.

"Священный Сенот" открыл перед учеными своеобразную подводную кладовую, где были собраны изделия не только самих майя, но и других народов, живших вдали от Юкатана. Как же могли попасть эти вещи на дно "Колодца Жертв"? На данный вопрос отвечает уже знакомый нам испанский священник Диего де Ланда. В своей книге "Сообщение о делах в Юкатане" (1566 г.) он пишет, что "занятием, к которому майя имели величайшую склонность, была торговля".

По обширной сети прекрасных мощенных камнем дорог - "сакбе" и на лодках морем отправлялись караваны купцов с Юкатана в Центральную Мексику, в империю ацтеков и на юг, в Гондурас, Коста-Рику и Панаму. На эти далекие рынки майя привозили соль, ткани, мед и рабов. В обмен они получали какао, нефрит, изделия из золота и меди. У майя не было собственного производства металлов. Поэтому почти все металлические предметы, найденные в сеноте, привозные. Это и медные с позолотой кольца из Белиза, и бронзовые колокольчики из долины Мехико, и золотые фигурки божков из Панамы, Коста-Рики, Колумбии.

Среди находок экспедиции есть и один человеческий череп. По определению доктора Дабалоса Уртадо, он принадлежал молодой женщине 18-20 лет. Еще младенцем она вынесла мучительную операцию, совершенно необходимую по канонам красоты древних майя: с помощью дощечек ее голова была искусственно сплющена спереди и сзади. И вот спустя несколько столетий череп несчастной женщины, принесенной в жертву богу дождя Чаку, лежит перед археологами как немое свидетельство разыгравшейся здесь когда-то трагедии.

Последние дни в работе экспедиции были, пожалуй, самыми удачными. Со дна колодца извлекли наиболее интересные находки: деревянную куклу, закутанную в обрывки ветхой ткани, каучуковые фигурки людей и животных, деревянные "серьги" с мозаичными вставками и прекрасный костяной нож, рукоять которого была украшена тщательно вырезанными иероглифами и обернута золотой фольгой.

Итак, четыре месяца трудных и увлекательных поисков принесли ученым тысячи ценных находок. Была сделана первая карта дна "Священного Сенота". И все же археологи имели все основания считать, что большая часть сокровищ все еще лежит в колодце.

Но чтобы получить их, требовались новые методы работ. Ведь землесос орудие далеко не совершенное; и к тому же он мог серьезно повредить хрупкие и плохо сохранившиеся предметы. Так и возник проект частичного или полного осушения сенота.

В 1967 году экспедиция мексиканских ученых вновь отправляется в Чичен-Ицу. "Теперь,- вспоминает мексиканский археолог Пабло Буш Ромеро,- было решено либо целиком откачать воду из колодца, либо химическими методами очистить ее до полной прозрачности. Однако откачка почти ничего не дала: уровень воды понизился всего на пять метров и больше не изменялся. Тогда попробовали второй метод... Анализы показывали, что вода в колодце грязнее даже стоков нью-йоркской канализации. И все-таки химическая очистка победила: когда необходимые процессы завершились, видимость в воде оказалась вполне удовлетворительной - более пяти метров. Воду из "Священного Колодца" можно было даже пить!" .

В процессе этих исследований удалось обнаружить самые разнообразные предметы: два резных

вянных трона прекрасной работы, несколько деревянных ведер, около сотни глиняных кувшинов и чаш разных размеров, форм и эпох, куски ткани, золотые украшения, изделия из нефрита, горного хрусталя, кости, перламутра; янтаря, меди и оникса, а также кости людей и животных. И самый важный итог: "предварительные результаты исследования найденных в колодце человеческих костей,- подчеркивает П. Буш Ромеро,- говорят о том, что детей приносили в жертву чаще, чем взрослых,- детских костей там оказалось раза в полтора больше". Таким образом, налицо полное совпадение этих выводов о характере человеческих жертвоприношений в сеноте с результатами предвоенных исследований антрополога Эрнста Хутона из ^ША. В колодец чаще бросали детей и взрослых мужчин, нежели юных дев - невест бога Чака!

Между тем для работ в колодце Чичен-Ицы готовятся новые экспедиции во всеоружии науки и техники сегодняшнего дня. Продолжается тщательная обработка и изучение уже полученных богатых коллекций вещей. И нет сомнения в том, что окончательное раскрытие тайны "Колодца Жертв" уже не за горами.

Глава 1 Загадка погибших городов

VII-VIII века - время наивысшего расцвета, "золотой век" майяской классической цивилизации. Правители многочисленных городов-государств ведут успешные боевые действия на западных и южных границах страны. Караваны вездесущих торговцев-майя проникают в самые глухие и отдаленные уголки Мексики и Центральной Америки, вывозя оттуда

ный зеленый камень - нефрит, яркие перья тропических птиц, ткани, бобы какао, изящную парадную керамику с полихромной росписью, соль и обсидиан. Этот минерал - вулканическое стекло с острыми и режущими краями - широко использовался в доколумбовой Мезоамерике для изготовления орудий труда и оружия. Архитекторы, скульпторы и художники создают по заказам могущественных царей и жрецов свои бессмертные творения: многоцветные фрески Вонампака, башнеобразные храмы Тикаля, торжественно-суровые образы правителей и богов на стелах Иашчилана и Пьедрас Неграс. Казалось, ничто не могло угрожать благополучию этой великой страны.

Но происходит непонятное. К концу IX века на большей части территории низменных лесных районов майя (Северная Гватемала, Белиз, Южная Мексика) жизнь в городах прекращается или же сводится к минимуму. Зодчие перестали строить новые храмы и дворцы. Скульпторы не возводили больше стел и алтарей с календарными датами. Прекратились научные изыскания. Замерли многолюдные и шумные рынки. Пришли в запустение пышные царские дворцы.

"На священных алтарях,- пишет американский археолог Ч. Галленкамп, не воскуривался больше душистый копал. На широких площадях умолкло эхо человеческих голосов. Города остались нетронутыми - без следов разрушений или перестроек, как будто их обитатели собирались вскоре вернуться. Но они не вернулись. Города окутало безмолвие... Дворы заросли травой. Лианы и корни деревьев проникли в дверные проемы, разрушая каменные стены пирамид и храмов. За одно лишь столетие заброшенные города майя вновь оказались поглощенными джунглями".

И в этих словах нет ни грана преувеличения. На протяжении каких-нибудь 100 лет наиболее густонаселенная и развитая в культурном отношении область Нового Света приходит в упадок, от которого она никогда уже не оправилась вновь.

Этот неожиданный регресс в жизни древних майя доказывается тем, что в конце 1 тысячелетия н. э. в городах Южной Мексики и Северной Гватемалы не велось больше монументального архитектурного строительства и не возводились стелы с календарными датами по эре майя. "Причем в некоторых случаях,

пишет Эрик Томпсон,- эти работы были прекращены столь внезапно, что платформы, созданные для того, чтобы служить фундаментом для каких-то зданий, остались пустыми, а в городе Вашактуне стены самого позднего храма оказались недостроенными".

В Тикале два последних этапа в развитии местной керамики назывались "имиш" и "эснаб". Первый из них длился с 700 по 830 год н. э" а второй с 830 по 900 год. В течение этапа "имиш" наблюдался наивысший расцвет жизни города. Именно тогда были построены пять из шести тикальских великих храмов, шесть пирамид-близнецов и десятки огромных дворцов. Максимальных размеров достигло и население города (раскопки показали, что в это время функционировало до 90 процентов известных в Тикале жилищ).

Керамика "эснаб" непосредственно происходит от традиций "имиш" и следует сразу же за ним во времени. Следовательно, ее создатели были прямыми потомками людей керамического стиля "имиш". Но как разителен контраст в общем облике этих двух этапов! В начале "эснаба" прекратилось всякое архитектурное строительство, резко сократилось население. Из нескольких сотен жилищ, вскрытых раскопками, ни в одном не было никаких следов обитания с керамикой "эснаб". Таковые встречены лишь внутри дворцовых ансамблей. Но люди не жили там, как цари,- в изобилии и роскоши: им падали на голову обветшалые крыши и штукатурка стен. Подобно варварам, беззаботно жившим среди руин

и запустения погибших городов, люди "эснаба" обосновались здесь еще на какое-то короткое время. Но они не были ни завоевателями, ни пришельцами извне. Это были всего лишь несчастные потомки прежних майя, которые все еще пересказывали истории о днях былой славы своих предков. Да и их осталось не так уже много: по подсчетам ученых, население Тикаля во времена этапа "эснаб" составляло не более 10 процентов от того, что существовало в городе в течение этапа "имиш".

Но, возможно, эти люди вовсе не погибли? Не исключено, что они в силу каких-то неизвестных нам причин просто покинули свои города и ушли в окрестные селения земледельцев. В период всеобщего хаоса, когда старые правители и боги потеряли уже всякую силу, такое решение было бы вполне оправданным и логичным.

Однако тщательные археологические исследования, проведенные в деревнях, некогда окружавших Тикаль,

показали, что положение здесь было аналогичным положению в городах полное запустение. И если в бывшей столице какое-то небольшое население ютилось еще среди каменных громад обветшалых дворцов, то в деревнях уже не жил никто.

Уцелевшие еще жалкие остатки некогда могущественного народа не смогли долго продержаться среди обломков прежнего величия. И через 100-150 лет после возведения последней датированной стелы в городе

(869 г. н. э.) они также покинули Тикаль, оставив его во власти джунглей.

Примерно такая же картина наблюдалась в IX веке н.э. и в других городах майя - Вашактуне, Паленке, Пьедрас Неграс, Сан-Хосе и др.

Таким образом, вряд ли приходится сомневаться в том, что индейцев майя в низменных лесных районах Южной Мексики и Северной Гватемалы постигла в конце 1 тысячелетия н. э. одна из величайших в древности демографических катастроф. И хотя все подсчеты выглядят здесь пока весьма проблематично, по мнению некоторых авторитетных ученых, на этой территории в течение одного лишь столетия погибло до 1 миллиона человек!

Для объяснения этой грандиозной катастрофы, не имеющей себе равных в анналах древней истории, предлагалось множество самых разнообразных гипотез. По одной из них все города майя были внезапно разрушены сильным землетрясением. Она основана на том, что многие позднеклассические архитектурные постройки в городах майя представляют собой сейчас сплошную груду развалин, словно разбитые одним исполинской силы ударом. Кроме того, известна необычайно активная вулканическая деятельность в горных районах Чьяпаса и Гватемалы. Но дело в том, что департамент Петен (Северная Гватемала), где находились крупнейшие города майя, расположен вне пояса активной вулканической деятельности. Плачевное же состояние многих каменных сооружений связано с разрушительным воздействием ливней и буйной тропической растительности. Конституция каменных зданий майя с "ложным" сводом такова, что разрушение нижней части опорных стен приводит к обвалу огромной массы камня, образующей этот высокий ступенчатый свод.

Существует предположение, что причиной гибели цивилизации майя могло быть катастрофическое уменьшение дождевых осадков и вызванный этим "водный голод". Однако последние геохимические и ботанические изыскания в джунглях Петена показали, что незначительное сокращение количества дождевых осадков, действительно наблюдавшееся к концу классического периода, никак не могло отразиться на развитии культуры майя, а тем более вызвать ее крах.

Версия о повальных эпидемиях малярии и желтой лихорадки, вызвавших якобы запустение всей огромной территории "Древнего царства" майя, тоже несостоятельна, поскольку обе указанные болезни не были известны в Новом Свете до прихода европейцев.

Одной из наиболее распространенных до последнего времени была гипотеза Сильвануса Морли, объяснявшая упадок классических городов крахом системы майяского подсечно-огневого земледелия, которое оказалось не в состоянии обеспечить потребности растущего наделения городов. В своей книге "Древние майя" он

шет: "Непрерывное уничтожение леса для использования расчищенной площади под посевы кукурузы, постепенно превратило девственные джунгли в искусственную саванну, покрытую высокой травой. Когда этот процесс закончился и вековой тропический лес был почти целиком сведен и заменен искусственно созданными лугами, то земледелие в том виде, как оно до сих пор практиковалось у древних майя, пришло в упадок, поскольку у них не было никаких земледельческих орудий (мотыг, кирок, борон, заступов, лопат и плугов). Замена девственного леса саваннами, созданными руками человека, осуществлялась очень медленно, вызывая в конце концов упадок тех городов, в которых она достигла критического состояния. Этот процесс протекал не одновременно, а в разных местах по-разному, в зависимости от таких причин, как размеры населения, длительность пользования землей и общее плодородие прилегающих областей. В этом крахе бесспорно сыграли свою роль и другие неблагоприятные факты, следующие обычно по пятам голода,- народные восстания, кризис власти и религиозные ереси. Однако весьма вероятно, что именно это экономическое банкротство и послужило главной причиной гибели древнего царства майя".

Это предположение долгое время пользовалось всеобщим признанием среди специалистов. И лишь последние исследования заставили пересмотреть основные положения гипотезы С. М(?рли. Прежде всего был поднят вопрос о том, действительно ли майя исчерпали свои обширные резервы невозделанных земель. Американский археолог А. В. Киддер установил, что почва долины р. Мотагуа в Гондурасе ежегодно обновляется во время паводков, и, следовательно, эти земли можно было возделывать постоянно (то же - в долинах других крупных рек - Усумасинты, Улуа и т. д.). Другой уже упоминавшийся специалист по культуре майя, Эрик Томпсон, во время обследования археологических памятников Петена заметил, что пустующие поля немедленно зарастают высоким тропическим лесом, а не травами. Таким образом, едва ли истощение земли на всей огромной и разнообразной по природным условиям области майя могло вызвать быструю гибель их городов. По гипотезе С. Морли, истощение земель должно было произойти сначала в более древних

центрах. Однако, к примеру, такой город, как Тикаль, который, судя даже по стелам с календарными датами, существовал около 6 веков, приходит в упадок гораздо позже (после 869 г. и. э.), чем более молодые центры в бассейне р. Усумасинты. С другой стороны, исследования ботаников и специалистов в области земледелия в районе озера Петен-Ица (Северная Гватемала) показали, что здесь до сих пор господствует подсечноогневое земледелие, почти не изменившее своего

рактера со времен древних майя. Причем ему свойственны довольно высокая продуктивность и стабильность, что позволяет обеспечить сравнительно густое население (примерно 100-200 человек на 1 кв. милю). Никакой угрозы нашествия травянистых саванн в настоящее время (как, впрочем, и в древности) здесь не наблюдается. Пустующий участок земли немедленно зарастает деревьями и полностью восстанавливает свое плодородие в течение 4-6 лет.

Кроме того, мы теперь хорошо знаем, что у древних майя были широко распространены и другие, более интенсивные способы земледелия: в горных зонах - "террасы", а на равнине, близ рек и озер - каналы и "приподнятые поля" (наподобие знаменитых ацтекских "плавучих садов" "чинамп").

Не выдерживает критики и другая идея С. Морли, тесно связанная с его рассуждениями о "крахе майяского земледелия" - идея о двух царствах. По его мнению, "Древнее царство" майя в 1 тысячелетии н. э. занимало лесные районы Северной Гватемалы, Белиза и южномексиканских штатов Чьяпас и Табаско. Именно здесь в 300-900 годах н. э. находился центр классической цивилизации майя. Именно здесь их культура и искусство достигли наивысшего расцвета. Затем в конце IX века н. э. "Древнее царство" приходит

в упадок, а его жители целиком переселяются на север - на почти безлюдный до этого полуостров Юкатан, где и возникает "Новое царство" майя (X-XVI вв. н. э.).

Археологическими исследованиями последних лет сейчас уже твердо доказано, что развитие местного варианта культуры майя на Юкатане протекало одновременно с более южными майяскими центрами. В конце IX - начале Х века н. э. юкатанские города переживают точно такой же упадок и запустение, какие мы наблюдали в Тикало и других центрах майя в Гватемале и Белизе. Таким образом, говорить сейчас о каком-то массовом переселении майя с юга на север в конце 1 тысячелетия н. э. уже не приходится.

Значительной популярностью пользуется также гипотеза, выдвинутая впервые Эриком Томпсоном. Согласно его мнению, упадок классических центров культуры майя связан с внутренними социальными потрясениями.

Отправной точкой для рассуждений ученого послужил один на первый взгляд малопримечательный факт. В ходе раскопок древнего города Тикаль на севере Гватемалы археологи с удивлением обнаружили, что почти все найденные там каменные скульптуры, изображающие правителей и богов, либо намеренно повреждены, либо разбиты. Но кто сделал это? С какой целью? В материальной культуре Тикаля нет никаких следов нашествия чужеземных армий: сожженных и рухнувших зданий, сломанного оружия и беспорядочно наваленных друг на друга скелетов с пробитыми черепами. Совершенно очевидно, что чужеземцы не имели никакого отношения к тем драматическим событиям, которые разыгрались на последнем этапе существования города, примерно в конце IX века н. э. Поэтому, согласно Томпсону, здесь могла идти речь только о восстании угнетенных низов. И в воображении ученого тут же возникла яркая картина этих далеких, но бурных событий.

"...Итак, роковой рубеж был пройден. В десятках городов и селений, разбросанных у подножья горных хребтов Чьяпаса и на лесных болотистых равнинах Северной Гватемалы, в том числе и в самом Тикале, жизнь внешне текла по-прежнему. Но майя стояли уже на краю пропасти. Их великолепная цивилизация,

созданная усилиями многих поколений земледельцев, доживала последние дни.

Зловещие семена распада и гибели зрели внутри самого майяского общества. Надо лишь на мгновение представить себе его сложную и противоречивую структуру, чтобы понять, какой ураган народного гнева готов был со дня на день обрушиться на голову правящей касты. Небольшое ядро светских аристократов и жрецов, усилиями которых поддерживался внешний блеск цивилизации майя, сознательно обрекало своих многочисленных подданных на нищету и бесправие. На долю простых земледельцев оставались лишь непосильные налоги, бесконечные поборы и трудовая повинность на строительстве дворцов и храмов. Пышные ритуальные центры росли среди лесов и болот, словно грибы после дождя, а крестьянин все туже затягивал пояс.

Неизвестно, кто первым бросил клич к восстанию, но за оружие взялись все, дружно и яростно, с надеждой на лучшие времена. И против этого всесокрушающего вала крестьянской войны не мог устоять никто.

Рассеяны и перебиты отборные отряды царских воинов. В панике бежали за пределы страны те из властителей, кто еще мог это сделать. Остальных переловили, как диких зверей, и подвергли мучительной казни. И когда успех восстания стал очевиден для всех, священная ярость людей обрушилась на каменных кумиров, имевших самое прямое отношение к только что свергнутым правителям и жрецам. Их портили, калечили или разбивали на куски всеми доступными способами.

Нечто похожее происходило и во многих других городах майя. Во всяком случае разбитые и намеренно поврежденные монументы с ликами царей и богов встречаются не только в Тикале, но и в Пьедрас Неграс, Нашчилане, Алтар де Сакрифисьос. Огромная и цветущая страна внезапно испытала на себе все разрушительные последствия жесточайшего социального кризиса. Через некоторое время победившие земледельцы разошлись по своим деревушкам, рассеянным по окрестным лесам. И величественные города майя окутало мертвое безмолвие".

Таково в общих чертах содержание гипотезы Э. Томпсона.

Крупные социальные потрясения (восстания, мятежи и т.д.)- неизбежные спутники любого классового общества - действительно могли послужить причиной (или одной из причин) гибели некоторых городов-государств майя в 1 тысячелетии н. э. Но таких городов-государств было тогда у майя несколько десятков, и вряд ли можно допустить, что все они почти одновременно подверглись опустошению со стороны восставшего народа. Кроме того, как показали дальне 1шие исследования, у нас сейчас нет никаких реальных доказательств в пользу такого развития событий. Выяснилось, что в Тикале и других городах майя классического периода стелы и алтари с изображениями правителей и богов подвергали порче и разрушению не только в конце 1 тысячелетия н. э. (как считал Э. Томпсон), а на протяжении всей многовековой истории местной цивилизации.

Это был какой-то важный ритуал или обряд: по прошествии определенного цикла времени монумент портили или разбивали на части, совершая тем самым его ритуальное "убийство". Но и после данного акта он продолжал оставаться объектом ревностного почитания со стороны майя: ему приносили жертвы и дары, возжигали благовония.

На мой взгляд, ближе всего к истине гипотеза, объясняющая упадок классических городов майя нашествием чужеземных племен. Гипотеза эта существует уже много лет и неоднократно излагалась в литературе. Большинство исследователей считает виновниками гибели "Древнего царства" майя различные центральномексиканские народности - либо армии тольтеков, ворвавшихся на Юкатан согласно историческим хроникам в конце Х века н. э" либо теотихуаканцев, в еще более ранний период (VII в. н. э.).

Но и здесь остается еще много неясного. Теотихуаканское вторжение в области майя могло произойти, по-видимому (учитывая время гибели самого этого центра), не позднее конца VII века н. э. Тольтеки появились на Юкатане лишь в конце Х века н. э. Спрашивается, кто же сокрушил тогда важнейшие города "Древнего царства", пришедшие в запустение как раз между концом VI Ни началом Х века н. э.?

Со своей стороны, противники гипотезы об иноземном нашествии выдвигают обычно два серьезных

мента: в городах майя нет никаких следов разрушений и битв неизбежных спутников завоеваний, а кроме того, вторжение тольтеков на Юкатан не привело там к исчезновению всех жителей майяских селений, как это случилось в более южных районах. Хорошо известный советскому читателю автор "романа от археологии" К. Керам пишет, например, так: "Самым простым представляется объяснение, что майя были изгнаны иноземными захватчиками. Но какими, откуда они взялись? Государство майя находилось в расцвете сил, и никто из соседей не мог даже отдаленно сравняться с ним в военной мощи. Впрочем, эта гипотеза несостоятельна в корне: в оставленных городах не обнаружено никаких следов завоевания". Ему вторит и другой автор, Борис Бродский, в своей научнопопулярной книге "Покинутые города" (1963 г.): "Предположительно о^оло 610 г. н. э.,- пишет он,- в государстве майя произошло нечто совершенно невероятное. В одно прекрасное утро все население страны поднялось для того, чтобы навсегда покинуть свои изумительные города... и построить совершенно новые в северной части Юкатана... Сотни тысяч жителей поднялись с места добровольно, поскольку никаких следов нашествия завоевателей, эпидемий, голодовок в покинутых городах не найдено".

Здесь что ни фраза, то вымысел. Действительность же, как всегда, оказалась гораздо богаче и разнообразнее самых красочных фантазий.

По иронии судьбы ровно через три года после того, как были произнесены эти слова, в глубине гватемальских джунглей археологи нашли столь яркие следы "чужеземного вторжения", что они заставили замолчать самых закоренелых скептиков. Правда, это были не величественные руины крепостных стен и башен и не следы кровавых битв в виде груды порубленных человеческих костей и сломанного оружия, а всего лишь скромные черепки глиняной посуды, в изобилии валявшиеся в пыли заброшенных улиц и площадей майяских городов.

При раскопках Алтар де Сакрифисьос - древнего центра майя, расположенного у слияния рек Салинас и Пасьон, в департаменте Петен (Сев. Гватемала),- ученые со всей очевидностью установили, что последний этап в жизни города был насыщен поистине

ческими событиями. В конце IX века н. э. картина длительного развития местной (майяской) культуры резко нарушается. И на смену исчезнувшим классическим традициям майя приходит совершенно иной культурный комплекс, лишенный каких-либо местных корней. Материалы этого чужеродного комплекса, получившего название "Химба", состоят только из изящной керамики с оранжевой поверхностью и терракотовых статуэток, напоминающих некоторые центральномексиканские типы. Физический тип, одежда, украшения и оружие этих статуэток совершенно не похожи на майяские.

Обилие упомянутых чужеземных материалов в верхних слоях памятника и отсутствие чисто майяских свидетельствуют о полной смене культуры и населения в городе где-то около 869-909 годов н. э. (хронологические рамки комплекса "Химба"). Спустя короткое время и сами завоеватели ушли на Алтар де Сакрифисьос, и город был в считанные годы целиком поглощен джунглями.

В 75 милях восточнее Алтар де Сакрифисьос находятся руины еще одного крупного центра "Древнего царства" майя - Сейбаля. По расчетам археологов, город этот существовал непрерывно с 800 года до н. э. до середины Х века н. э., причем последний его этап - "Байяль Бока" длился (судя по календарным датам на стелах и специфическим типам керамики) с 830 по 950 год н. э. Именно тогда в Сейбале появляется множество черт и влияний, чуждых классической культуре майя. Во-первых, наблюдается массовый наплыв уже знакомой нам изящной оранжевой керамики и терракотовых статуэток центральномексиканского облика.

Во-вторых, вся группа каменных стел с календарными датами от 850 до 890 года н. э. содержит скульптурные изображения, совершенно чуждые классическому искусству майя и близкие по стилю искусству Центральной Мексики и побережья Мексиканского залива: фигуры странных людей с длинными до пояса волосами и костяными украшениями-трубочками в носу.

Наконец, весьма необычно для майяской архитектуры и круглое в плане здание храма, обнаруженного недавно в Сейбале. В то же время круглые

стройки довольно распространены в Центральной Мексике и на тольтекских памятниках Юкатана.

Этот набор чужеземных черт в культуре города дополняет плоская каменная голова - так называемая "ача" (исп. "топор"). Подобные изделия очень характерны для культуры племен Южного Веракруса и Западного Табаско в конце 1 - начале II тысячелетия н. э.

Таким образом, все полученные в ходе раскопок данные свидетельствуют о том, что в IX веке н. э. Сейбаль был захвачен какой-то группой чужеземцев, связанных по своей культуре с побережьем Мексиканского залива (Табаско, Кампече) и с Центральной Мексикой. Однако в отличие от Алтар де Сакрифисьос события в Сейбале развивались несколько по-иному: завоеватели обосновались в городе на довольно длительный срок, частично слившись при этом с местным майяским населением, в результате чего возникла своеобразная синкретическая культура (об этом свидетельствуют, например, поздние стелы, изображающие персонажей в центральномексиканских костюмах, но с календарными датами, записанными по эре майя). Но фатального исхода не удалось избежать и здесь: к середине Х века н. э. Сейбаль превратился в пустыню.

В огромном городе Паленке, расположенном далеко на западе майяской территории и, безусловно, одним из первых принявшем на себя удар завоевателей, вскоре после внезапного появления там большого числа оранжевой глиняной посуды, где-то в конце VIII - начале IX века н. э., происходит быстрый упадок местной культуры. Следует подчеркнуть, что и здесь при раскопках неоднократно встречались вычурные каменные предметы, получившие у специалистов условные названия "ярма" (исп. "югос") и "топоры" (исп. "ачас"). Как известно, эти изделия служат одним из наиболее специфических признаков цивилизации тотонаков (столица Тахин) и других племен, живших на территории штатов Веракрус и Табаско.

Аналогичные находки ("оранжевая" керамика, "топоры" и "ярма") известны теперь и во многих других городах "Древнего царства" майя Иашчилане, Пьедрас Неграс, Тикале, Копано и т. д. Типологический и химический анализ "оранжевой" керамики из всех

этих городов показал полную ее идентичность с изделиями гончаров, живших на побережье Мексиканского залива, в Табаско и Кампече, где и находился основной центр ее производства.

Такова чисто археологическая подоплека тех драматических событий, которые привели к гибели основных центров классической культуры майя. На основании всего вышесказанного можно тем не менее сделать два важных вывода: во-первых, нам известно теперь время чужеземного нашествия на земли майя (начало IX - середине Х в. н.э.); во-вторых, удалось установить и тот исходный район, откуда двинулись в поход завоеватели (прибрежные районы мексиканских штатов Веракрус, Табаско, Кампече).

Остается решить один, но вместе с тем и наиболее важный вопрос об этнической принадлежности людей, сокрушивших устои крупнейшей цивилизации доколумбовой Америки. И здесь на помощь археологии необходимо привлечь те скудные и противоречивые данные исторического характера, которые донесли до нас старинные индейские хроники, уцелевшие от преследований католических инквизиторов.

В результате подобного комплексного исследования удалось установить, что земли майя последовательно подвергались крупным нашествиям извне по меньшей мере три раза.

Первая волна завоевателей пришла непосредственно из Центральной Мексики, а точнее, из Теотихуакана (долина Мехико) - столицы крупного и могущественного государства, созданного на рубеже нашей эры предками индейцев языковой группы нахуа. В VII веке н. э. Теотихуакан стал добычей северных варварских племен, получивших впоследствии собирательное название чичимеков. Эта блестящая столица была полностью разграблена и сожжена.

Уцелевшие жители Теотихуакана и других близлежащих селений вынуждены были переселиться в другие края, вероятнее всего, на восток и юго-восток. В старинных ацтекских преданиях об этом важном историческом событии сохранились смутные воспоминания в виде легенды о переселении "тламатиниме" (ацтекск.- мудрые, знающие люди).

Теотихуаканское влияние особенно заметно сказалось в горных районах майя. В Каминальгуйю

ральная Гватемала) - теотихуаканские элементы в керамике, архитектуре и искусстве настолько многочисленны и специфичны, что речь идет, видимо, о вторжении значительной группы чужеземцев и прямом завоевании города. Это нашествие относится примерно к 300-600 годам н. э.

На южном берегу озера Аматитлан (Гватемала) близ местечка Мехиканос был найден глиняный сосуд из Теотихуакана. Радиоуглеродный анализ раковины, находившейся внутри сосуда, показал время 650=Ь13б год н. э.

В Копано (Западный Гондурас) археологи обнаружили стелу, на лицевой стороне которой был высечен персонаж с лицом центральномексиканского бога воды и дождя - Тлалока. На его сандалиях отчетливо видны типично теотихуаканские религиозные символы и знаки. Календарная надпись на стеле соответствует 682 году н. э.

Приведенных фактов вполне достаточно для того, чтобы сделать вывод о вторжении носителей культуры Теотихуакана на территорию майя (преимущественно в горные районы) где-то между 600 и 700 годами н. э. Видимо, на этот раз города-государства майя сумели устоять и, быстро преодолев разрушительные последствия вражеского нашествия, вступили в наиболее блестящую и яркую полосу своей истории.

Гибель Теотихуакана имела для народов Центральной Америки самые серьезные последствия. Была потрясена до основания вся система политических союзов, объединений и государств, складывавшаяся на протяжении многих веков. Началась своеобразная цепная реакция непрерывная полоса походов, войн, переселений, нашествий неведомых племен - сдвинувшая многие народы с насиженных мест. И вскоре весь этот пестрый клубок различных по культуре и языку этнических групп покатился, словно гигантский морской вал, на юг, к западным границам майя.

Именно к этому времени (конец VII-VIII вв. н. э.) относится большинство победных рельефов и стел, воздвигнутых правителями майяских городов-государств в бассейне реки Усумасинты: Паленке, Пьедрас Неграс, Иашчилан и др. На стеле 12 из Пьедрас Неграс, относящейся к 795

ду н. э" такая триумфальная сцена запечатлена особенно ярко. В верхней части монумента изображен сидящий на троне правитель города "халач виник", в пышном головном уборе и богатом костюме. Правой рукой он опирается на копье. У подножия трона стоят военачальники и придворные майя, а еще ниже - большая группа обнаженных пленников со связанными за спиной руками. "Обращает на себя внимание,- пишет советский этнограф Р. В. Кинжалов,- подчеркнутая индивидуальность в передаче образов пленных, отчетливо показаны различные этнические типы: у одного - характерное украшение в носу, напоминающее тольтекское (лучше сказать: "центральномексиканское".- В. Г.), другой имеет густую бороду (черта весьма редкая у самих майя.- В. Г.)...* Таким образом, сначала, видимо, майя успешно отбивали натиск чужеземцев.

Но вскоре силы сопротивления врагу иссякли, а полоса военных побед и триумфов безвозвратно ушла в прошлое. И когда с запада двинулась новая волна завоевателей, то дни майяских городов были сочтены. Эта вторая волна чужеземного нашествия связывается с племенами "пипиль", этническая и культурная принадлежность которых до конца еще не установлена. Мексиканский ученый Вигберто Хименес Морено предлагает на этот счет весьма вероятную гипотезу. Он напоминает, что по сообщениям древних хроник примерно в конце VIII века н. э. так называемые "исторические ольмеки" захватили город Чолулу (штат Пуэбла, Мексика), где долгое время спустя после гибели Теотихуакана сохранялось теотихуаканское население и продолжали развиваться традиции прежней культуры. Жители Чолулы вынуждены были бежать на побережье Мексиканского залива, где они и обосновались на некоторое время в южной части штатов Веракрус, Табаско и Кампече. Здесь они подверглись, видимо, сильному воздействию со стороны культуры тотонаков, главный центр которой Тахин находился в Центральном Веракрусе (именно от тотонаков восприняли переселенцы комплекс "топор" - "ярмо"). В результате всех этих событий прямые наследники теотихуаканских традиций, восприняв ряд черт инородных культур и частично слившись с местным (в том числе и майяским, жившим в Табаско) населением, превратились в тех

самых "пипиль", которые известны нам по письменным источникам.

Теснимые своими врагами - ольмеками, "пипиль" двинулись на юго-восток, в области майя. Это и есть та самая волна завоевателей, которая принесла с собой оранжевую керамику, каменные "ярма" ("югос") и "топоры" ("ачас") в различные майяские города.

Нашествие "пипиль" на земли майя происходило с 800 по 950 год н. э. по двум основным направлениям: во-первых, вдоль реки Усумасинты и ее притокам - на юго-восток (Паленке, Алтар де Сакрифисьос, Сейбаль) и т.д.; и, во-вторых, по побережью Мексиканского залива - к городам Юкатана.

Постепенное продвижение вражеских полчищ по территории майя прослеживается довольно хорошо благодаря одному интересному обстоятельству. Дело в том, что у майя в классическую эпоху был широко распространен обычай воздвигать во всех более или менее крупных городах стелы и алтари с календарными датами, точно фиксирующими время торжественного "открытия" данного монумента. После того как на территории "Древнего царства" появляется оранжевая керамика и другие центральномексиканские черты культуры, возведение таких стел полностью прекращается. Таким образом, самая поздняя дата, высеченная на том или ином монументе города, отражает (конечно, весьма приблизительно) и время его упадка.

Результаты этих сопоставлений оказались весьма красноречивыми. Судя по уцелевшим датированным стелам, первыми были разгромлены майяские города в бассейне реки Хсумасинты (конец VIII - первая половина IX в. н. э.). Затем почти одновременно гибнут наиболее могущественные города-государства Петена и Юкатана (вторая половина IX - начало Х в. н. э.). Самая поздняя календарная дата по эре майя, известная нам сейчас, относится к 909 году н. э.

Третью волну завоевателей составляли центральномексиканские племена тольтеков, вторгшиеся на территорию майя в конце Х века н. э. и на несколько веков установившие свое господство над Юкатаном (Чичен-Ица). Однако связанные с этим события выходят за временные рамки настоящей работы, поскольку к моменту появления тольтеков основные центры "Древнего царства" майя были уже разгромлены.

В заключение вернемся к вопросу о том, действительно ли после всех описываемых событий низменные районы майя оказались совершенно безлюдными, как это считают, например, авторы многих научных и популярных трудов о майя.

По свидетельству испанских хроник, в XVI-XVII веках в лесах Петена и Белиза проживало довольно большое число жителей, хотя и уступавшее по своим размерам населению классической эпохи. Кортес во время своего знаменитого похода в Гондурас против мятежников идальго Кристобаля де Олида встретил в этих местах индейские селения и городки, тщательно возделанные поля маиса, рощи фруктовых деревьев. Часть населения Петена, судя по письменным источникам и легендам, была пришлой. Но другую (и, видимо, немалую) его часть составляли, бесспорно, прямые потомки жителей городов классической эпохи. В самом центре бывшего "Древнего царства", на острове посреди озера Петен-Ица, находился многолюдный город Тайясаль - столица независимого государства майя, просуществовавшего вплоть до конца XVII века. Его население насчитывало, по самым скромным данным, не менее 30-40 тысяч человек.

Как показали археологи, Тайясаль был обитаем непрерывно, по крайней мере с первых веков нашей эры и до испанского завоевания.

С другой стороны, следует напомнить, что прекращение монументального архитектурного строительства и исчезновение каменных стел с календарными надписями отнюдь не означает еще, будто жизнь ъ городах майя полностью замерла в конце 1 тысячелетия н. э Сейчас мы располагаем уже бесспорными доказа тельствами того, что даже в таких крупнейших цент pax "Древнего царства", как Тикаль и Вашактун, ка кое-то майяское население сохранилось и в Х-XI веказ н. э. (находки привозной керамики поздних типов i т. д.).

Нарисованная выше картина как нельзя лучше соот ветствует гипотезе об иноземном нашествии. Только массовое вторжение неприятельских армий могло привести к резкому сокращению населения и гибели культуры в столь большой и цветущей области, каковой была территория майя в конце 1 тысячелетия н. э. Орды захватчиков постепенно опустошили земли майя

И тот факт, что дольше всего уцелела группа городов во главе с Тикалем, расположенных в самом сердце "Древнего царства", в глубине непроходимых джунглей, лишний раз доказывает, что естественные препятствия и сила сопротивления могли отсрочить на какое-то время падение отдельных майяских городов, но не могли спасти их от угрозы вражеского нашествия.

Не исключено, что известную роль в гибели классической культуры майя сыграли и внутренние социальные потрясения (восстания, мятежи, междоусобицы и т. д.), ослабившие силу ее сопротивления врагу.

Вполне вероятно и то, что указанные выше события сопровождались одновременно и каким-то серьезным хозяйственно-экономическим кризисом (упадок земледелия и ремесел, нарушение системы торговых связей и т. д.).

Вместе с тем причина гибели классической цивилизации майя и поныне остается величайшей загадкой для всех ученых, занимающихся историей доколумбовой Америки. Смелых гипотез и предположений здесь хоть отбавляй. Но чаще всего они основаны скорее на полете фантазии их создателей, чем на реальных фактах.

Однако подлинно научное изучение древности всегда связано с кропотливыми изысканиями. Работа исследователя тоже невозможна без элементов фантазии, но главное в ней - это прочный фундамент конкретных доказательств и фактов. И если подходить к существующим ныне объяснениям гибели классической цивилизации майя именно с этих позиций - позиций высокой требовательности и подлинной научности, то приходится признать, что они еще весьма далеки от реальной действительности.

Даже гипотеза о нашествии воинственных групп "пипиль" на земли майя в 800-950 годах н. э. не до конца согласуется с известными фактами. Дело в том, что если на северо-западе майяской территории, например в Сейбале, Алтар де Сакрифисьос и Паленке, последние дни в жизни этих городов действительно совпадают с широким распространением инородного комплекса изящной оранжевой керамики, то дальше к югу, в центре Петена, такая керамика появляется лишь вслед за упадком майяских столиц и представлена она довольно немногочисленными образцами. Это

позволило некоторым ученым предположить, что появление оранжевой изящной посуды с южного побережья Мексиканского залива явилось не причиной, а результатом упадка майяских городов в самом конце 1 тысячелетия н. э.

Именно ненадежность и уязвимость подобного рода односторонних объяснений катастрофы, постигшей классическую цивилизацию майя в IX веке н. э" и заставила многих авторитетных специалистов искать другие решения. Так родилась на свет гипотеза о множественности факторов, повлиявших на эту историческую драму. Еще в конце 50-х годов Альберте Рус Луилье писал в своей книге "Цивилизация древних майя" о том, что "сочетание внутренних причин - экономических и социальных, а также внешних (вторжение иноземных племен) и послужило причиной упадка майяской культуры".

Другие исследователи высказывают предположение о том, что гибель городов майя произошла в результате сочетания ряда сложных факторов: катастрофического (землетрясения, изменение климата, эпидемии и ураганы), экономического (перенаселение и истощение почв от многолетнего их использования, общий упадок земледелия) и социального (восстания, войны и др.) порядка. Причем не исключено, что здесь имел место так называемый "принцип домино", то есть начало действия одного какого-то серьезного фактора, например нашествие чужеземных племен, вызвало к жизни новые кризисы и потрясения (резкое сокращение населения, голод, подрыв экономических устоев общества и т. д.). Видимо, С. Морли был частично прав, объясняя гибель "Древнего царства" майя общим упадком местного земледелия. Однако первоначальную причину этого упадка он, как мне кажется, представлял себе совершенно неверно. Выше уже отмечалось, что, по всей вероятности, основу экономического процветания цивилизации майя в 1 тысячелении н. э. составляло интенсивное земледелие в виде разветвленной системы оросительных каналов, "приподнятых полей" и "плавучих садов" ("чинамп"). Их сооружение и поддержание в порядке требовали колоссальных усилий общества. Они были предметом особой заботы со стороны центральной власти - правителя-деспота с его мощным бюрократическим аппаратом. И как только вторжение

вражеских армий уничтожило и подорвало эту центральную власть, то пришли в полное запустение и некогда цветущие земледельческие районы майя. Резко сократившееся в результате войн население было уже не в состоянии содержать в трудных условиях тропических джунглей столь сложную и разветвленную оросительную систему. И она погибла, а вместе с ней погибла и майяская классическая цивилизация.

История человечества знает немало примеров подобного рода. Здесь достаточно назвать лишь один из них: когда в XIII веке орды захватчиков вторглись в цветущие земледельческие оазисы Средней Азии, большая часть местной оросительной сети была разрушена, и целые районы некогда благодатных земель на века превратились в мертвую пустыню.

Вместо заключения

Совершенно по-иному развивались события на Юкатане - в северной области культуры майя. Исторические хроники кануна конкисты и данные археологии наглядно свидетельствуют о том, что в Х веке н. э. города юкатанских майя стали жертвой массированного вторжения воинственных центрально мексиканских племен - тольтеков. Однако в отличие от драматического финала большинства государств центральной области майя население полуострова не только уцелело после этого нашествия извне, но и сумело быстро приспособиться к новым условиям. В итоге спустя короткое время на Юкатане появилась своеобразная синкретическая культура, причудливо соединяющая в себе майяские и тольтекские черты. И в истории юкатанских майя начинается новый специфический период, получивший в научной литературе название "мексиканский". Хронологические его рамки приходятся на X-XIII века н. э. А культурное и политическое лидерство на полуострове в это время, бесспорно, принадлежит Чичен-Ице, которая на долгие годы становится столицей завоевател<й-тольтеков на землях майя. Чичен-Ица в переводе с майяского означает "устье колодцев ицев". Кто же были эти таинственные

ицы и в каком отношении находились они к тем же тольтекам? По весьма вероятному предположению некоторых ученых, ицы представляли собой одно из ответвлений майя - язычной группы чонталь (или путун), издавна обитавшей на южном побережье Мексиканского залива, в современных мексиканских штатах Кампече и Табаско. Еще с середины 1 тысячелетия н. э. они подверглись сильному воздействию центральномексиканской культуры индейцев-нахуа (Теотихуакан). А затем пришельцы-тольтеки и их легендарный предводитель Кецалькоатль Кукулькан увлекли ицев на завоевание Юкатана.

Как бы то ни было, начиная с Х века н. э. ЧиченИца, древний город майя, существовавший по крайней мере еще в VI-VIII веках, внезапно меняет свое архитектурное лицо и получает ряд черт явно тольтекского происхождения. Можно с уверенностью сказать, что новые хозяева города решили придать центру Чичен-Ицы абсолютное сходство с центром столицы тольтеков - Толлана (Тулы), находившейся в 100 километрах к северу от г. Мехико, в штате Идальго. Но хотя общие идеи этого интенсивного архитектурного строительства были тольтекскими, воплощали их в жизнь строители майя. Здания "Храма Воинов", "Группы Тысячи Колонн", "Храма "Кукулькана" (Эль-Кастильо), "Цомпантли" (Стена Черепов), "Храма Чак Моола" и площадки для игры в мяч - тольтекские по плану, но майяские по технике строительства.

Обосновавшиеся в Чичен-Ице тольтеки и союзные с ними племена вскоре распространили свое влияние на большую часть полуострова Юкатан. Во всяком случае другие крупные центры этой области - Ушмаль, Тулум, Майяпан - также несут на себе печать господства тольтекских или смешанных майя-тольтекских черт в религии, архитектуре и скульптуре.

Однако по мере роста могущества других политических центров на Юкатане гегемония Чичен-Ицм стала все больше вызывать их недовольство. В XIII веке объединенные силы городов Ицмаль, Майяпан и Ушмаль во главе с Хунак Кеелем (правителем Майяпана) в решающем сражении разгромили войска Чичен-Ицы и разрушили ненавистный им город.

В последующий период резко усиливается роль Майяпана и его правящей династии Кокомов.

Но и владычество Кокомов оказалось непрочным. В XV веке в результате ожесточенной междоусобной борьбы Юкатан был разделен на полтора десятка мелких городов-государств.

"Ни один правитель,- подчеркивает археолог Ч. Галленкамп (США),- не обладал силами, достаточными для объединения провинций, которые разделили теперь Юкатан на несколько враждующих военных лагерей. Но каждый царек надеялся осуществить подобное объединение под собственной эгидой. И вот наступила драматическая развязка. На всем полуострове свирепствовали войны. Мирные селения подвергались непрерывным набегам с целью захвата будущих жертв и крепких юношей, годных для воинской службы... Человеческая жизнь потеряла всякую ценность... Искусство и наука пришли в упадок".

Это была агония великого народа. Печальный закат некогда блестящей цивилизации. Часы истории отсчитывали свой срок. У майя не оставалось больше времени ни для творческих поисков, ни для политических преобразований. На голубых просторах Атлантики маячили уже паруса испанских кораблей, несших с собой разрушение и гибель всему прежнему укладу жизни индейской Америки. Катастрофа неумолимо приближалась к берегам Юкатана. И тревожные слова юкатанских жрецов-прорицателей, видимо, уже услышавших о появлении испанцев на Антильских островах, доказывают, что майя хорошо осознавали всю меру грозящей им опасности:

В этот день гибель придет на землю; В этот день поднимется туча; В этот день сильный человек захватит эту землю; В этот день все погибнет...

Так вскоре и произошло. После двадцатилетней борьбы испанцы покорили Юкатан. И словно печальный реквием по давно ушедшим временам звучат заключительные слова одной из уцелевших книг майя "Чилам Балам":

13 Владыка - название двадцатилетия, когда они перестали называться людьми майя;

имя им всем - христиане, подданные святого Петра в Риме и его величества короля.

Список

рекомендуемой литературы

Кнорозов Ю. В. Письменность индейцев майя. М.- Л.,

Изд-во АН СССР, 1963. Кнорозов Ю. В. Иероглифические рукописи майя. Л., Наука,

1975. Кинжалов Р. В. Искусство древних майя. Л" Искусство,

1968.

Кинжалов Р. В. Культура древних майя. Л., Наука, 1971. ГалленкампЧ. Майя. Загадка исчезнувшей цивилизации.

М., Наука, 1966. (Пер. с англ.).

Гуляев В. И. Города-государства майя. М., Наука, 1972. Кузьмищев В. А. Тайна жрецов майя. М., Молодая гвардия, 1975.