religion_rel religion_self home sci_psychology sci_culture sci_religion sci_politics sci_pedagogy sci_social_studies religion_orthodoxy Татьяна Львовна Шишова http://www.pravoslavie.ru/authors/278.htm Ирина Яковлевна Медведева http://www.pravoslavie.ru/authors/587.htm Статьи за 10 лет о молодёжи, семье и психологии 2010-08-11 ru Александр Микитенко http://www.Domstroy.eparchia.ru a-mikitenko@ya.ru ExportToFB21, FictionBook Editor Release 2.5 11.08.2010 http://www.pravoslavie.ru/ OOoFBTools-2010-8-11-11-4-29-1475 1.2

Об авторах, из Википедии:

Медведева, Ирина Яковлевна

(5 мая 1949 года, Москва), директор Института демографической безопасности, писатель, публицист и драматург, детский психолог, вице-президент и соучредитель Межрегионального Фонда социально-психологической помощи семье и ребенку, сопредседатель Международного общества артпедагогов и арттерапевтов. Член Союза писателей России. Публицист, работает в постоянном соавторстве с Т.Л. Шишовой. Основная тематика публицистических работ — актуальные для нашего времени вопросы воспитания подрастающего поколения.

Биография

Закончила Московский педагогический институт, по профессии психолог-дефектолог. После окончания института работала в детской психиатрической больнице, увлеклась журналистикой. Писала очерки в детские газеты и журналы. В 1978 г. была опубликована первая книга «Подумай, скажи, сделай», обращенная к подросткам. В 80–е гг. занялась драматургией, в соавторстве с Шишовой Т.Л. написаны пьесы для кукольных театров.

В 1990 гг в соавторстве с Т.Л.Шишовой создает методику психологической коррекции, названной «драматической психоэлевацией», рассчитанную на детей с трудностями поведения и общения. Главный инструмент лечения — кукольный театр. Работа по этой методике предполагает также тесный контакт с семьей ребенка.

Беседуя с родителями, отвечая на их многочисленные вопросы, И.Я. Медведева и Т.Л. Шишова собрали материал для первой совместной книги — «Книга для трудных родителей» (1994). В 1996 году вышла вторая книга соавторов «Разноцветные белые вороны» о детской агрессивности, застенчивости, ревности, упрямстве и прочих проблемах. Педагогические статьи соавторов публикуются в журналах «Домовой», «Крестьянка», и в изданиях «Учительская газета», «Народное образование», «Семья и школа» и проч.

В третьей книге соавторов «Новое время — новые дети?» затрагиваются вопросы социально-политического порядка. Главы из этой книги также были опубликованы в разных газетах и журналах (в «Новой», «Независимой», в «Московской правде», «Мегаполисе — континенте», в «Юности», «Москве», «Октябре» и проч.).

В 1996 г. И. Медведева и Т.Л.Шишова стали лауреатами журнала «Юность» за серию очерков, посвященных проблемам детства. В 1997 г. удостоились премии журнала «Москва».

В 1995 году они избраны сопредседателями Международного общества арт-терапевтов и арт-педагогов.

Благодаря усилиям И. Медведевой и Т.Л. Шишовой приостановлена реализация проекта «Половое воспитание российских школьников» и не принят закон о репродуктивных правах, способствующий снижению рождаемости в России. И.Медведева и Т.Л.Шишова — активные противники политики ограничения рождаемости, пропаганду которой в России ведет Ассоциация планирования семьи. По мнению академика РАО И.С. Кона, эти выступления И.Медведевой и Шишовой Т.Л. — «редкая смесь невежества, фальсификации и переворачивания причинно-следственных связей»[18].

Ирина Яковлевна является противником внедрения в России западного варианта ювенальной юстиции.

Когда в Москве собирались ввести повременную оплату за телефон, И.Я. Медведева и Т.Л. Шишова одними из первых высказались на страницах газет против этого. Выступили против проекта реформы здравоохранения, разработанного под эгидой Всемирного банка.

Критика

• Речкунов С.Г. Православная «Сторожевая башня»

Творчество:

Книги

• Медведева И.Я. Подумай, скажи, сделай (1978 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Книга для трудных родителей (1994 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Разноцветные белые вороны (1996 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Новое время — новые дети?

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Орден глобалистов: российская ложа (2006 г.)

Брошюры, статьи

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Безобразия в образовании

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Потомки Царя Ирода. Планирование семьи — планирование небытия.

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Иван Царевич. Он же серый волк. Влияние СМИ на детей и молодежь.

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Логика глобализма. Статьи и интервью

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. «Гарри Поттер»: стоп. Попытка экспертизы

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Улыбка судьбы. Роли и характеры

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Убийца предупреждает: убийство опасно для вашего здоровья (сага о наркотиках)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Запах серы: оккультные корни «планирования семьи»

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Дети нашего времени. Размышления детских психологов

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Наше новое «ВСЁ»

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Троянский конь ювенальной юстиции

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Наследники царя Ирода

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Бездетный мир

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Консерватизм и традиционализм в контексте постмодерна

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. «Эбьюз» нерушимый

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Лекарства от жизни

Шишова, Татьяна Львовна

(8 февраля 1955 г., Москва) — детский педагог, психолог, эксперт Фонда социально-психической помощи семье и ребенку, член Союза писателей России. Вице-президент фонда «Социальной и психологической помощи семье и ребенку». Публицист, работает в постоянном соавторстве с Медведевой И.Я.. Основная тематика публицистических работ — актуальные для нашего времени вопросы воспитания подрастающего поколения. Драматург. Воспитывает троих детей.

Биография

Окончила Университет дружбы народов им.Патриса Лумумбы, получила диплом преподавателя русского языка как иностранного и дипломы переводчика с английского, испанского и португальского языков. Работала по всем этим специальностям. Занималась литературным переводом. В переводе Т.Л. Шишовой выходили произведения известных латиноамериканских писателей: Габриэль Гарсиа Маркес, Хулио Кортасар, Алехо Карпентьер, детективы Агаты Кристи, романы современных американских авторов (в том числе «Парк Юрского периода» М.Крайтона). В соавторстве с Медведевой И.Я. написаны пьесы для кукольных театров. Ими создан детский «лечебный театр», где дети под руководством психологов и педагогов избавляются от страхов, застенчивости, агрессивности, заикания, тиков, навязчивостей, энуреза и прочего. В книгах для родителей: «Страх мой — враг мой» и «Застенчивый невидимка» — содержится множество рецептов преодоления детских страхов и застенчивости.

В 1990–х гг в соавторстве с Медведевой И.Я. создает методику психологической коррекции, названной «драматической психоэлевацией», рассчитанную на детей с трудностями поведения и общения. Главный инструмент лечения — кукольный театр. Работа по этой методике предполагает также тесный контакт с семьей ребенка.

Беседуя с родителями, отвечая на их многочисленные вопросы, Медведева И.Я. и Т.Л. Шишова собрали материал для первой совместной книги — «Книга для трудных родителей» (1994). В 1996 году вышла вторая книга соавторов «Разноцветные белые вороны» о детской агрессивности, застенчивости, ревности, упрямстве и прочих проблемах. Педагогические статьи соавторов публикуются в журналах «Домовой», «Крестьянка», и в изданиях «Учительская газета», «Народное образование», «Семья и школа» и проч.

В третьей книге соавторов «Новое время — новые дети?» затрагиваются вопросы социально-политического порядка. Главы из этой книги также были опубликованы в разных газетах и журналах (в «Новой», «Независимой», в «Московской правде», «Мегаполисе — континенте», в «Юности», «Москве», «Октябре» и проч.).

В 1996 г. И.Я. Медведева и Т.Л. Шишова стали лауреатами журнала «Юность» за серию очерков, посвященных проблемам детства. В 1997 г. удостоились премии журнала «Москва». В 1995 году они избраны сопредседателями Международного общества арт-терапевтов и арт-педагогов.

При содействии И.Я. Медведевой и Т.Л. Шишовой приостановлена реализация проекта «Половое воспитание российских школьников» и не принят закон о репродуктивных правах, способствующий, по их мнению, снижению рождаемости в России. Медведева И.Я. и Шишова Т.Л. — активные противники политики ограничения рождаемости, пропаганду которой в России ведет Ассоциация планирования семьи. По мнению И.С. Кона, эти выступления Медведевой И.Я. и Шишовой Т.Л. — «редкая смесь невежества, фальсификации и переворачивания причинно-следственных связей» [18].

Когда в Москве собирались ввести повременную оплату за телефон, Медведева И.Я. и Шишова Т.Л. одними из первых высказались на страницах газет против этого. Выступили против проекта реформы здравоохранения, разработанного под эгидой Всемирного банка.

Критика

• Речкунов С.Г. Православная «Сторожевая башня»

Творчество:

Книги

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Спецмиссия антихриста (2009 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Орден глобалистов: российская ложа (2006 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Приказано не рожать. Демографическая война против России, Саратов, 2005.

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Разноцветные белые вороны (1996 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Книга для трудных родителей (1994 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Новое время — новые дети?

• Шишова Т.Л. Воспитание без ошибок: Книга для трудных родителей (2008)

• Шишова Т.Л. Как помочь ребенку избавиться от страхов. Страхи — это серьезно. (2007)

• Шишова Т.Л. Застенчивый невидимка. Как преодолеть детскую застенчивость

• Шишова Т.Л. Православной маме. Чтобы ребенок не был трудным: воспитание детей от 4 до 14

Брошюры, статьи

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Цунами в стакане (19/11/2009)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Две вещи несовместные (14/01/2009)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Если же согрешит против тебя брат твой… (08/04/2008)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Царство судей. Еще раз о ювенальной юстиции (2008 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. О любви и жалости, или «Бедные люди» (не по Достоевскому) (2007 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Критика чистой радости (не по Канту) (2006 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Троянский конь ювенальной юстиции (26/10/2006)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Новый русский учебник (2005 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Безобразия в образовании (2004 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Неоконченная партия гроссмейстера Бжезинского (2004 г.)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Задержка развития души (15/08/2003)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Логика глобализма (2001). Статьи и интервью

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Страна победившего СПИДа (25/06/2001)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Потомки Царя Ирода. Планирование семьи — планирование небытия.

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Иван Царевич. Он же серый волк. Влияние СМИ на детей и молодежь.

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. «Гарри Поттер»: стоп. Попытка экспертизы

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Улыбка судьбы. Роли и характеры

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Убийца предупреждает: убийство опасно для вашего здоровья (сага о наркотиках)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Запах серы: оккультные корни «планирования семьи»

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Дети нашего времени. Размышления детских психологов

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Наше новое «ВСЁ»

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Наследники царя Ирода

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Бездетный мир

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Консерватизм и традиционализм в контексте постмодерна

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. «Эбьюз» нерушимый

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Лекарства от жизни

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Чтобы родители не пропахли нафталином (педагогика «Нью Эйдж»)

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Высокое давление любви

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Проклятие Хама

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Духовный детдом

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Башня терпимости

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. «Я не просил меня рожать!..»

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Мнимое противостояние. О политике «планирования семьи».

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Портрет омбудсмена в школьном интерьере

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Молодежь, которая не хочет взрослеть

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Стародубов еще пошумит?

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Общество потребления

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Педагогика от лукавого

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Политкорректность: «Школа молодого бойца»

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Труппа патриотов в оранжевых костюмах

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Христианские ценности или «гуманизм» Содома?

• Медведева И.Я., Шишова Т.Л. «Мы такие же люди…»

• Шишова Т.Л. Ювенальная юстиция: гуманистический манифест в действии (14/01/2010)

• Шишова Т.Л. Куда ведет погоня за Лилит? (2009 г.)

• Шишова Т.Л. Мать никто не заменит (2009 г.)

• Шишова Т.Л. Мода на кесарево? (2004 г.)

Ссылки

• Беседа «Мир на перепутье» с Шишовой Т.Л.

• Беседа с Т.Л. Шишовой на радиостанции «Эхо Москвы»

• «Наши дети снова в опасности» («Русская линия»)

• «Насаждение ювенальной юстиции выгодно силам, заинтересованным в развале России» («Русская линия»)

• «Сколько в России лишних людей?». Беседа Т.Л. Шишовой с А. Паршевым

• Статьи Т.Л. Шишовой и И.Я. Медведевой

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ВОЙНА ПРОТИВ РОССИИ

Вступление

Еще совсем недавно, 2–3 года назад, мысль о том, что происходящее в России следует рассматривать с позиций войны, многим казалась абсурдной. В лучшем случае сомнительной. Помнится, мы присутствовали на политологическом семинаре в Госдуме, где именно профессиональные военные как дважды два доказывали, что никакой войны (за исключением чеченской) на территории России не происходит, потому что такие-то и такие-то классические признаки войны в данный момент отсутствуют. (Точно так же возражали в свое время А. Гурову, впервые открыто заговорившему о советской мафии.)

Сегодня, особенно после бомбежек Сербии и обвинения Ельцина в геноциде думской комиссией по импичменту, необъявленная война против России стала фактом общественного сознания. Все чаще в самых разных социальных средах можно услышать: «Все ясно. Нас решили уничтожить,» «идет зачистка территории», «для обслуживания нефтяных скважин много народу не нужно». Однако нам кажется, у подавляющего большинства людей пока отсутствует конкретное понимание, как именно ведется эта война, кто полководцы, кто солдаты, какое оружие, какие направления ударов и т.п.

Разве что понятие «информационной войны» уже более или менее обществом усвоено. Во всяком случае на простые приманки манипуляторов масс-медиа народ клюет все реже и реже. И это, конечно, радует. Но разрушительные процессы развиваются столь стремительно, что прозрение общества почти всегда оказывается запоздалым. Такое хроническое запаздывание порождает чуть ли не мистический ужас перед необъятным, неуловимым, а потому неодолимым злом. Между тем оно имеет вполне конкретные очертания, конкретных исполнителей, конкретные цели и конкретные механизмы реализации. И только знание этой конкретики делает зло уязвимым, давая возможность нанести ответный (а лучше упреждающий) удар прицельно, а не в пространство вообще.

Война с Россией ведется одновременно на многих фронтах. Тот фронт, о котором будем говорить мы, один из главных (если не самый главный). Однако его важность не получила адекватной оценки даже в патриотической среде, не говоря уж о людях, далеких от политики. Более того, очень многие политики патриотической ориентации не сопротивляются атакам на данном фронте, потому что принимают армию противника за… армию спасения. Поясним: речь идет о системе снижения рождаемости, активно внедряющейся в России под вывеской «планирования семьи».

По сути против нашей страны развязана демографическая война. Но мы имеем дело с войной нового поколения, которая ведется по законам информационных войн. А значит, основной упор делается на информацию, вернее, — дезинформацию противника. И на эти приманки многие политики-патриоты пока успешно ловятся.

Приемы дезинформации

Этих приемов множество, но основной принцип один: то, что несет погибель, подается как благо. Вспомним, как поступают (уж простите за грубоватое сравнение), когда хотят отравить собаку: смертельный яд вкладывают во вкусную оболочку типа колбасы или сосиски, которую животное с восторгом пожирает. И какое-то время испытывает сытое блаженство. Но потом неизбежны смертельные корчи…

Конечно, если бы было официально заявлено, что в и без того вымирающей стране государство принимает программы, препятствующие рождению детей, это общество однозначно восприняло бы это как геноцид. Но так, естественно, никто не заявляет, а напротив, говорят об «охране репродуктивного здоровья», «репродуктивных правах», «безопасном материнстве», «ответственном родительстве», «здоровом образе жизни» Не правда ли, прекрасно звучит, хоть и не совсем привычно? Ну, а то, что это типичный Орвелл, поскольку истинный смысл подобных понятий прямо противоположен их благородной упаковке, сходу мало кто улавливает. Разве что люди, которые помнят, как называлась гитлеровская программа уничтожения «неполноценных». Она называлась очень похоже — «Здоровье нации».

Вот краткий словарь для перевода с «планировочного» языка на человеческий:

— «охрана репродуктивного здоровья» — включает в себя контрацепцию, стерилизацию (!), аборты;

— «репродуктивные права» — право на контрацепцию, стерилизацию, аборт и растление детей в школах под видом «полового воспитания», «основ здорового образа жизни» и т. п.;

— «половое воспитание» — привитие детям психологии отказа от деторождения, в том числе путем открытой пропаганды контрацепции и стерилизации, скрытой пропаганды абортов и сексуальных извращений, поскольку это тоже не способствует продолжению рода;

— «здоровый образ жизни» — в представлении «планировщиков» обязательно включает в себя применение контрацепции;

— «безопасное материнство» — использование контрацепции (якобы для избежания осложнений после абортов, которые могут привести к смерти);

— «ответственное родительство» — включает в себя использование контрацептивов, сцеплено с лозунгом «ребенок должен быть здоровым и желанным». В начале российской «планировочной» эпопеи лозунг был более откровенным: «Пусть ОДИН ребенок, но здоровый и желанный».

— «здоровые и желанные дети» — получаются только при «запланированной» беременности, т. е. когда женщина намеренно делает перерыв в контрацепции. Хотя можно привести массу примеров, когда женщина не собиралась иметь ребенка, но потом, родив, была счастлива и благодарила Бога, что не сделала аборт.

Кстати, сцепка «здоровый» и «желанный» — очень типичная и очень грубая манипуляция сознанием: на самом деле «нежеланные дети» могут быть здоровыми и, наоборот, самый что ни на есть «желанный ребенок» может родиться больным. Впрочем, если строго следовать вышеприведенному лозунгу, даже «желанного», но «нездорового» ребенка нужно обязательно абортировать. Правда, в современных российских условиях это составило бы более 30 % от общего числа рождающихся детей, т. к. по последним официальным данным, каждый третий новорожденный имеет какие-то отклонения (напр., недостаточный вес). А поскольку детей сейчас рождается и так очень мало, результаты вскоре превзошли бы все ожидания идеологов демографической войны.

Вот такая «орвелловщина». Даже, заметьте, в ставшем уже одиозным клише «планирование семьи» слышится что-то положительное. «Планирование», «план» у нас еще со времен советских пятилеток ассоциируются с ростом, преумножением. «Семья» — понятие тем более безупречное. Легко ли неискушенному человеку догадаться, что речь идет об отказе от детей? А между тем в действующем законе о здравоохранении есть статья «Планирование семьи», раздел 7, где четко определено, что входит в медицинское понятие «планирование семьи». — Три пункта: контрацепция, аборт, стерилизация. И все!

В «планировании семьи» даже на официальном уровне речи о семье не ведется. Мало того, есть официальные методические указания для центров «Планирование семьи», где сказано, что критерием успешной деятельности таких центров является количество произведенных абортов. И это очень показательно, поскольку говорит о реальной цели создания подобных центров. Не «количество вылеченных бесплодных пар», не «число новорожденных младенцев», а именно количество абортов. Странного здесь на самом деле нет ничего, если хотя бы немного ознакомиться с историей вопроса.

Маргарет Зангер

Когда-то название организации, занимающейся борьбой с рождаемостью, было более откровенным — «Лига контроля над рождаемостью». Созданная в 1921 году в США малоизвестной тогда феминисткой Маргарет Зангер, она за короткое время стала одной из влиятельнейших организаций Америки. Причем «раскрутка» шла стремительно, несмотря на пуританские установки тех лет. В 1921 году Маргарет Зангер сажают на месяц в тюрьму за организацию подпольного абортария и распространение опасных для здоровья контрацептивов, а уже в 22–ом, не успев выйти на свободу, она созывает международную конференцию в защиту абортов и совершает кругосветное турне с циклом лекций. Конечно, у самой Маргарет денег на подобные мероприятия в то время не было.

Зато они нашлись у тех, кому ее деятельность показалась перспективной. Задолго до рождения Маргарет Зангер, еще в конце XVIII века, сильных мира сего стали не на шутку волновать последствия буржуазных революций. Написав на своих знаменах «Свобода, равенство, братство», победители вовсе не собирались по-братски делиться своими правами и состояниями с простыми людьми. Но сама логика развития того общества, которое они строили, неизбежно требовала демократизации. Массы все больше «распоясывались», «сверчки» уже не хотели знать свои «шестки».

И тогда встал вопрос: что с этим делать? Как обуздать «быдло», не меняя знамен? Снова возвести сословные перегородки невозможно — историю не повернуть вспять. И тогда… пошли разговоры об угрозе перенаселения. Дескать, людей на Земле расплодилось чересчур много. Если так дальше пойдет — неизбежны голод и катаклизмы, угрожающие власть имущим. А значит, нужно, не дожидаясь стихийного бунта, ОРГАНИЗОВАТЬ его и направить в безопасное для элиты русло.

Выразителем подобных умонастроений стал профессор политэкономии Томас Мальтус, который в 1798 году издал труд под названием «Опыт о законе народонаселения». В нем автор с очевидным сейчас схематизмом доказывал, что численность населения планеты растет в геометрической прогрессии, а мировое производство — в арифметической. И предлагал весьма незамысловатые меры по борьбе с «лишними людьми». Они сводились к отмене благотворительности, поощрении преступности и войн, к приостановке развития медицины и т. п.

На определенном этапе идеология мальтузианства сыграла свою роль, но потом, с дальнейшим развитием идей гуманизма, сделалась уж больно одиозной. В таком откровенном варианте она окончательно дискредитировала себя в период Третьего Рейха и после победы над фашизмом была решительно осуждена.

Но параллельно шел поиск новых форм управления «быдлом». И тут бойкая феминистка Зангер пришлась как нельзя более кстати. Ее модель геноцида выглядела гораздо более благопристойно. И даже называлась «Мирный план»(«Plan for Peace»). Зачем истреблять людей эпидемиями и бомбами, зачем выглядеть жестокими варварами, когда можно просто снижать рождаемость? Результат будет, конечно, не сиюминутным, как в случае бомбардировки, но зато более надежным. Ведь женщина, потерявшая детей на войне, может родить еще, а если ее стерилизовать — это гарантия. Да и точность таких «попаданий» гораздо выше! Чума или война особенно не выбирают, кого лишить жизни, тогда как «мирный план» предусматривает строгую дифференцировку.

А потому уже в 1925 году фонд Рокфеллера начал спонсировать Американскую Лигу контроля над рождаемостью. В 1934 году Зангер опубликовала проект закона, призванного «остановить перепроизводство детей». Там были такие статьи:

«Статья 2. Клиники, контролирующие рождаемость, получают статус государственных органов здравоохранения…

Статья 3. Свидетельство о браке дает супругам право лишь на совместное ведение хозяйства, но не на родительство.

Статья 4. Ни одна женщина не имеет права выносить ребенка и ни один мужчина не имеет права стать отцом без разрешения на родительство.

Статья 5. Разрешения на родительство должны выдаваться государственными органами супругам по их просьбе при условии, что они способны материально обеспечить будущего ребенка, обладают необходимым образованием для правильного воспитания ребенка и не имеют наследственных болезней. Женщина, кроме того, должна представить справку о том, что беременность не будет представлять угрозы ее здоровью…» Хватит или продолжить? Ну, пожалуй, еще немного.

«Статья 6. Разрешение на родительство действует однократно. (Т. е. захотел второго ребенка — снова подвергайся множеству унизительных процедур и обследований — прим. авт.)

Статья 8. Умственно отсталые, лица с врожденными преступными наклонностями или имеющие наследственные заболевания, а также все прочие, признанные биологически неполноценными, должны быть либо стерилизованы, либо, в сомнительных случаях, изолированы, с целью не допустить появление потомства, страдающего теми же пороками.»

К умственно отсталым, между прочим, Зангер относила 70 % американцев. А негров, евреев и славян вообще считала низшими расами, которые в принципе недостойны размножения. В 1939 г., откликнувшись на запрос чиновников от здравоохранения из южных штатов, Зангер представила «Негритянский проект». В нем демографическая ситуация американского Юга оценивалась как нездоровая: численность «неполноценного негритянского населения» постоянно увеличивалась, создавая угрозу белой расе. Чтобы исправить положение, Маргарет предлагала отправить в турне по южным штатам нескольких чернокожих священников — миссионеров с проповедью контрацепции. Естественно, прошедших специальную подготовку. «… священник должен стать тем человеком, который искоренит всякое подозрение в том, что мы хотим снизить численность негров», — писала Зангер. Священники должны были находиться под жесточайшим прессингом «контролеров рождаемости». Таким образом, негров вынуждали самих намыливать себе веревку. Запомните эту идею, она еще не раз всплывет в дальнейшем. [1]

Стоит полистать журнал «Контроль над рождаемостью», издававшийся Зангер, чтобы убедиться в том, насколько «планировщики» повлияли на современную мораль. То, что казалось тогда одиозным, сегодня для массы людей — норма.

Снова обратимся к цитатам. «Супружеская измена (по крайней мере, в физическом смысле слова) не должна считаться основанием для развода. Это естественное последствие современного брака.» «Большая семья представляет собой угрозу, поскольку каждый следующий ребенок понижает уровень жизни семьи».

А вот как будто слышишь голоса наших отечественных последователей Маргарет Зангер: «Мы должны обеспечить право каждого ребенка быть желанным.» (Контроль над рождаемостью, вып. IX, №6 за 1925 г.) А дальше, естественно, «каждый ребенок имеет право не только быть желанным, но и физически полноценным. И не только физически, но и психически». Вот вам и «гуманистическое» обоснование фашистской селекции. Все для блага человека, даже… его убийство.

Правда, кое-что из зангеровских постулатов, еще не до конца вошло в массовое сознание. Например, изображение ребенка в виде «маленького монстра» или «куска мяса». Впрочем, в нынешней Англии каждая пятая женщина не хочет иметь ребенка, а шведская столица Стокгольм уже названа на последнем Всемирном конгрессе семей «первым постсемейным городом». Там две трети жителей, проникнувшись духом столь пропагандируемой Зангер «свободной любви», никогда не имели и не собираются заводить семью.

Но что реализовалось «на все сто», так это растление малолетних. Маргарет Зангер (как, впрочем, и ее последователи) выражалась более деликатно. Она ратовала за половую просвещенность детей и подростков, за то, чтобы «освободить их от сексуальных предрассудков и табу». Подросткам не надо говорить про нравственную чистоту, утверждала Зангер. Сексуальное образование ни в коем случае не должно быть «негативным» и «бесцветным». Никакого морализаторства! Все это мы слышим и в речах нынешних секс-просветителей. Исходя из идей Зангер, секс — естественное занятие для подростков. Если подросток чувствует, что он дозрел до сексуальной активности, это «его выбор». Общество просит лишь, чтобы он не производил на свет детей.

Зангер призывала учить подростков тому, что секс — кульминация любви, что он повышает интуицию, укрепляет физическое и душевное здоровье. Но только если это благородное занятие очищено от нездоровых и неестественных последствий. Догадываетесь от каких? — Правильно, от деторождения! Все виды секса естественны, и никаких извращений не существует, если при этом не совершается агрессия. А извращение, опять же, одно-единственное — иметь много детей.

В 1942–ом, в разгар войны с Гитлером, Зангер из тактических соображений переименовала свою Лигу в Ассоциацию Планирования Семьи, а в 1948–ом, получив подпитку из фонда Браша, вкладывавшего большие средства в евгенические исследования, основала Международную Федерацию Планирования Семьи. Официально МФПС была зарегистрирована в 1953 году, и М.Зангер стала ее почетным председателем. Штаб — квартиру МФПС бесплатно предоставило Английское Евгеническое общество.

Евгеника, наука об улучшении человеческой породы и выбраковке «беспородных» активно пропагандировалась в фашистской Германии. В апреле 1933 г. в «Ревю» была опубликована статья близкого друга М.Зангер Эрнста Рудина, впоследствии ставшего директором гитлеровского проекта генетической стерилизации. Статья так и называлась «Евгеническая стерилизация: насущная потребность»…) С крахом фашизма евгеника ушла в тень, продолжая при этом влиять на мировые процессы. Сегодня она снова выходит на авансцену. Правда, теперь, чтобы не вызывать ненужных ассоциаций, ее переименовали в генную инженерию.

Особенно интересна связь Международной Федерации Планирования Семьи или сокращенно МФПС с кланом Осборнов. Основатель нью — йоркского Музея естественной истории Генри Осборн поддерживал многие евгенические организации. А племянник Генри Осборна, Фредерик Осборн, возглавил Отдел по делам народонаселения (Office of Population Research), основанный фондом Рокфеллера. Одновременно этот самый Фредерик Осборн был советником у Маргарет Зангер. И создателем Ассоциации ученых — евгеников.

Отдел по делам народонаселения был этакой респектабельной теплицей для вызревания современной фашистской идеологии. Один из ведущих сотрудников этого Отдела Кингсли Дэвис стал первым представителем США в Комиссии по народонаселению при ООН. Ну, а вездесущий Фредерик Осборн учредил еще и Совет по народонаселению (Population Council). Теперь это очень мощная и влиятельная организация. Сын Фредерика, Фредерик Осборн младший, проводил политику планирования семьи под еще одной вывеской — «Планирование Семьи в мире» (Planned Parenthood — World Population). В общем, контроль над рождаемостью можно смело считать семейным бизнесом Осборнов.

Наверно, читатель малость запутался в похожих названиях всех этих отделов и советов. Ничего удивительного. Тактика «планировщиков» как раз и заключается в том, чтобы создать видимость множества разных направлений, разных якобы независимых организаций. На самом же деле они имеют одну (фашистскую) идеологию, действуют очень согласованно и зачастую питаются из одного источника.

При сопоставлении документов и фактов отчетливо видно, что стратегии, разработанной в 20–е годы «планировщики» придерживаются до сих пор. Главная цель — сокращение рождаемости любой ценой. В 1982 г., в мартовском выпуске журнала «Сайенс» медицинский директор Американской Федерации Планирования Семьи писал: «Дело в том, что ни одна нация на земле не может регулировать рождаемость, не прибегая к абортам. В Соединенных Штатах совершается 1,5 млн. абортов ежегодно — почему же Индонезия должна отставать? Не имеет значения, насколько хорош (или плох) метод сам по себе: раз одной контрацепцией контроля над рождаемостью не добиться, вам придется иметь дело с абортами и стерилизацией». [2]

Руководство Международной Ассоциации Планирования Семьи (МАПС, это еще одна структура) обязывало все свои филиалы разрабатывать и внедрять в образовательные системы подопечных стран программы полового воспитания. Программы эти предполагали использование откровенных рисунков в учебных пособиях, дискредитацию традиционных нравственных ценностей, подрыв авторитета родителей и провоцирование половой распущенности подростков. Все эти принципы воплощены сейчас и в российских программах «полового воспитания школьников».

Хотя в условиях развитой демократии проводить прополку «плевел человечества» (изящная метафора М.Зангер) довольно трудно, кое-какие успехи есть.

— В 1980–е гг. Планирование Семьи начало открывать абортарии на базе школ. И из первой сотни клиник не было НИ ОДНОЙ при школе для белых детей.

— Число стерилизованных чернокожих женщин на 45 % выше, чем белых. А среди выходцев из Латинской Америки их на 30 % больше, чем среди белых. — 42 % всех индианок и 35 % пуэрториканок стерилизовано.

— В штатах Техас и Индиана «планировщики» разработали специальные программы для нацменьшинств. Чтобы заманить девушек и женщин в свои центры, они раздавали им талоны, дающие право на покупки товаров со скидкой, дарили модные диски и даже устраивали бесплатные танцульки.

В других местах «примерных клиенток» за аборт или стерилизацию поощряли разными премиями. Что ж, это поистине «мирный план» истребления «лишних». Вроде бы все добровольно, никакого открытого насилия. По сравнению с гитлеровскими технологиями огромный шаг вперед. Тогда использовались лишь элементы добровольности: приговоренные к расстрелу собственноручно рыли себе могилы. Но убивали их все же другие. В новой реальности, построенной по проекту Зангер и прочих «гуманистов», люди будут убивать себя сами, не обременяя государство расходами на исполнителей. А их родственники в виде компенсации за понесенную утрату получат утешительные призы. Если, конечно, мы позволим этому проекту развернуться в полную мощь.

План NSSM–200, Меморандум национальной безопасности США

27 апреля 1974 года в основные ведомства США: Министерство обороны, ЦРУ, Министерство сельского хозяйства, Агентство международного развития — был послан запрос, подписанный госсекретарем Генри Киссинджером. «Президент распорядился изучить влияние роста мирового народонаселения на безопасность США и соблюдение наших международных интересов», — говорилось в запросе. И не только изучить, но и предложить конкретные меры: как уменьшать население в суверенных государствах, не вызывая сильного противодействия властей и граждан. В результате появился документ, аббревиатура которого напоминала ружейный код: NSSM–200 (National Security Study Memorandum). Он был составлен Советом по национальной безопасности, который является высшим уровнем руководства в правительстве Соединенных Штатов. Возглавляет Совет безопасности сам президент (тогда это был Никсон). Задача Совета — координировать ЗАРУБЕЖНЫЕ ОПЕРАЦИИ всех подразделений правительства.

26 ноября 1975 года Меморандум стал руководством к действию в области американской внешней политики. И хотя в 1989 году он был вроде бы рассекречен, опубликование фрагментов из него стало возможным лишь в июне 1990 года. Этот документ без всякого преувеличения можно назвать эпохальным: он на несколько десятилетий, по крайней мере, до 2000–го года, определил мировое развитие. Когда знаешь его содержание, многое, что происходит в нашей жизни, предстает в ином свете. В Меморандуме откровенно говорится, что в условиях, когда разрыв между богатыми и бедными странами увеличивается, рост числа людей в последних может накалять обстановку, а это, в свою очередь, помешает США выкачивать ресурсы. «При том, что население США составляет 6% от мирового, мы потребляем около трети природных ресурсов, — признаются авторы Меморандума. — В последние десятилетия Соединенные Штаты все больше зависят от импорта полезных ископаемых из развивающихся стран, и эта тенденция, судя по всему, продолжится… Поэтому США все больше заинтересованы в поддержании политической, экономической и социальной стабильности в странах — поставщиках…»[3]

Это, кстати, для тех благомыслов, которые любят восклицать: «Но Западу ведь тоже не нужен хаос в России!» Да, им, конечно, нужна стабильность, но лишь в смысле стабильной слабости, позволяющей и дальше грабить «отсталые страны.»

Продолжим цитирование: «Поскольку снижая рождаемость, мы можем улучшить перспективы такой стабильности, политика в области народонаселения становится весьма важной для соблюдения экономических интересов США.» А вот и еще более откровенное высказывание: «Быстрый рост населения в развивающихся странах… наносит ущерб их внутренней стабильности и отношениям с теми странами, в развитии которых США заинтересованы, создавая таким образом политические проблемы или даже угрозу национальной безопасности США».

Вообще Меморандум поражает своим цинизмом. Вот как поборники прав человека представляют себе идеальный порядок вещей и вот как они на самом деле пекутся о «равенстве возможностей»: «Когда перенаселение приводит к массовому голоду (не забывайте, что речь идет о странах, БОГАТЫХ полезными ископаемыми, которые прекрасно могли бы прокормить свое население, если бы не страна — упырь, называющая себя по законам информационной войны „страной — донором“), голодным бунтам и социальным переворотам, это не благоприятно для систематического освоения природных ресурсов и долгосрочных инвестиций.» А потому, предупреждают авторы Меморандума, какой-то минимум ограбляемой стране все-таки надо оставить, пусть верят, что «в международном экономическом порядке для них тоже „что-то есть“, иначе концессии иностранных компаний будут экспроприированы или подвергнуты жестоким нападениям». И далее: «… подобные кризисы наименее вероятны ПРИ НИЗКОМ или ОТРИЦАТЕЛЬНОМ ПРИРОСТЕ НАСЕЛЕНИЯ». <Это как будто про нас сказано, хотя, конечно, в то время американцам такой успех и присниться не мог, они планировали развязать демографическую войну прежде всего в 13 странах: в Индии, Бангладеш, Пакистане, Нигерии, Мексике, Индонезии, Бразилии, Египте, Турции, Эфиопии, Таиланде, Колумбии и на Филиппинах — прим. авт. >

Может возникнуть вопрос: а почему именно снижение рождаемости? Не проще ли уменьшать народонаселение за счет стариков? Ведь от них толку чуть, одна морока. Но во-первых, «истинные гуманисты» не могут себе позволить такую откровенную антигуманность, а во-вторых, жизнь в бедных странах и так не способствует долголетию. Впрочем, главное даже не это. Главное, что «молодые люди… более подвижны, нестабильны, склонны к экстремизму, оппозиционности и насилию, чем старшее поколение. Их легче мобилизовать на атаку институтов законной власти или собственность „истеблишмента“, „империалистов“, мультинациональных корпораций или других — часто иностранных — учреждений, на которые сваливают вину за неполадки в стране.» Правильно авторы Меморандума чуют, откуда ждать опасности: молодежь, чего доброго, может добиться перераспределения доходов транснациональных (читай: американских) монополий в пользу своего народа.

Снижать рождаемость предполагалось уже отработанным способом: путем распространения служб планирования семьи, которые занимались бы пропагандой «простых, дешевых, эффективных, безопасных, продолжительно действующих и приемлемых методов предупреждения беременности.» «Это ЖИЗНЕННО ВАЖНЫЙ АСПЕКТ для любой программы по контролю над мировым народонаселением», — честно признавались авторы Меморандума. Ведь в документе для внутреннего пользования не нужно было пудрить мозги обывателям, заверяя их, что планирование семьи ни в коем случае не ограничивает рождаемость, а только борется с абортами. Можно насаждать службы планирования семьи в качестве самостоятельных организаций, а можно — для отвода глаз _ вписывать их в уже имеющиеся структуры здравоохранения, привязывая к охране здоровья матери и ребенка, снижению материнской и младенческой смертности. Вот цитаты, иллюстрирующие эти «маленькие хитрости»: «Планирование семьи в контексте охраны здоровья демонстрирует озабоченность благосостоянием семьи в целом, а не просто репродуктивной функцией… Оказание некоторых видов помощи матери и ребенку упрочит доверие к идеям планирования семьи, поскольку таким образом будет продемонстрирована забота о здоровье матери и ребенка в целом, а не только обеспокоенность фактором фертильности <плодовитости>… Интеграция планирования семьи в систему здравоохранения поможет нам опровергнуть… обвинение в том, что США больше заинтересованы в снижении численности людей в развивающихся странах, нежели в обеспечении их будущности.» А обвинения, прямо скажем, небеспочвенные, ибо, как признаются авторы Меморандума, Америка вкладывает все больше и больше средств в программы снижения рождаемости и все меньше — в программы развития и здравоохранения в странах третьего мира. Если же «интегрировать», то попробуй разберись, что пошло на презервативы и лапароскопы для стерилизации, а что на аппаратуру для выхаживания недоношенных детей.

Кстати, про стерилизацию читаем: «Мужская и женская стерилизация получает широкое распространение, когда эта операция упрощается, ускоряется и становится безопасной. Женская стерилизация усовершенствовалась благодаря применению лапароскопов и полостных операций». (Так что если услышите от наших «генералов» демографической войны вроде Е.Лаховой или И.Гребешевой, что лапараскопы считают инструментами для стерилизации только невежды, а на самом деле они применяются исключительно для гинекологического осмотра, не верьте — это ложь.) Мужскую стерилизацию предполагалось еще немного «доработать» (сейчас, похоже, и с этим все в порядке). А насчет «полостных операций»… Помнится, как раз в 70–е годы у нас вдруг пошли разговоры, что, дескать, в какой-то там занюханной Колумбии или даже Индонезии всем делают кесарево, и никаких тебе родовых мук, простейшая полостная операция под наркозом, и у ребенка головка кругленькая, недеформированная… Живут же люди!.. Что ж, теперь и мы «зажили». По свидетельству беременных женщин, гинекологи теперь усиленно пропагандируют кесарево сечение. А заезжие спецы из Америки проводят учебные семинары по «методике постродовой стерилизации». Так что дело, похоже, налаживается.

Но вернемся к Меморандуму. Пропагандировать методы и средства снижения рождаемости следует по самым разным каналам. В первую очередь, через систему образования. «Ключевым фактором эффективного использования существующих контрацептивных техник была и остается проблема образования». Этому вопросу в Меморандуме отводится весьма значительное место. «Не снижая усилий, направленных на взрослое население, необходимо сконцентрироваться на юном поколении — тех, кто сейчас в начальной школе или еще моложе», т. е. на детсадовской малышне (!) Теперь вам понятно, почему в дошкольных учреждениях появились «игры в сперматозоиды», красочные пособия с изображением половых органов и добрые тетеньки, которые совершенно безвозмездно брали на себя труд просветить трех — четырехлеток, «откуда берутся дети»? И почему нашей школе так упорно навязывают «половое воспитание»? Важнейшую пропагандистскую роль, конечно, должно играть телевидение. Особенно спутниковое, ведь оно американское. Значит, все будет правильно, «идеологически выдержанно». Вот какой фактор, оказывается, играл немаловажную роль в развитии спутниковой связи! А нам-то внушали, что это для блага детишек — дабы они смогли круглосуточно смотреть мультики!

Но, конечно, одного предложения «услуг по планированию семьи» мало. Необходимо организовать спрос. А для этого следует создать социальные и психологические предпосылки для якобы стихийного снижения рождаемости. Чтобы это происходило как бы само собой и чтобы не возникало ни малейших догадок о влиянии извне. Например, важным фактором снижения рождаемости, как сказано в Меморандуме, является более позднее вступление в брак. И в этом смысле пропагандистская машина сработала отлично. Поздние браки стали поистине «общечеловеческой ценностью», которая уже не подвергается сомнению. Истинная причина удерживания молодежи от ранних женитьб и замужеств, понятное дело, не афишируется. Внушают (и уже крепко внушили) совсем другое: «Сначала надо встать на ноги»… «Беременность в юном возрасте очень опасна»… «Ранние браки как правило кончаются разводом, сперва пусть хорошенько нагуляются…» «В 16–18 лет у девчонки еще ветер в голове, разве она может быть хорошей матерью?» и т. п. И стараются всячески замалчивать, что именно эти установки ведут к дальнейшему распаду института семьи, увеличению числа брошенных детей, росту половой распущенности, а значит, вензаболеваний, бесплодия и СПИДа. Т. е., опять-таки к достижению целей ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ.

Способствуют снижению рождаемости и феминистские тенденции. В Меморандуме приводятся выводы Гарвардского Департамента народонаселения: «В недавних исследованиях удалось выявить специфические факторы, способствующие снижению рождаемости. Это <в том числе> расширение нетрадиционных ролей женщины». Теперь сюда еще приплюсовали и «гендерные исследования» («гендер» — «пол»). Они прекрасно финансируются, в том числе в нищей России. Например, какие-то заморские специалисты недавно объявили, что полов на самом деле вовсе не два, — мужской и женский, — а… пять. Пойди разберись в таком «пятиполье», кому быть отцом, кому матерью. И быть ли вообще.

Предусматривалась в Меморандуме и «ориентация новых поколений на создание малодетной семьи». Авторы не скрывают, что во многих развивающихся странах «желаемый размер семьи — четверо и более детей». Поэтому «крайне необходимо убедить широкие массы в том, что в их индивидуальных и национальных интересах иметь в среднем троих, а потом и двоих детей».

Вообще «необходимости убедить» народ развивающихся стран в секретном документе уделяется очень много внимания. Там прямо говорится, что политика планирования семьи обречена, если она «не поддержана изнутри». «Мы должны позаботиться о том, чтобы наша деятельность не воспринималась развивающимися странами, как политика развитой страны, направленная против этих стран»… А для этого авторы документа призывают опираться на местных лидеров. Как этого добиться? — Во-первых, до боли знакомым нам по последнему времени способом: приглашением на семинары в Нью — Йорк со всеми сопутствующими этому приятными обстоятельствами. Во-вторых, «можно минимизировать обвинения в империалистической мотивации… если неустанно повторять, что мы заботимся: а) о праве каждого человека свободно и ответственно определять число детей и промежутки между их рождением… и б) о социально-экономическом развитии бедных стран…»

А чтобы лидеры в это поверили, им нужно подбросить немного денег на «социалку»:

— обеспечение минимального уровня образования, особенно женщинам (американские эксперты сочли, что оптимальное образование — это 4 класса);

— снижение детской смертности; — увеличение рабочих мест, прежде всего для женщин;

— организация для ухода за стариками служб, которые стали бы альтернативой опеки со стороны взрослых детей (эксперты рекомендуют заранее оговаривать условия: не заведешь больше трех детей — получишь когда-нибудь местечко в богадельне, а перестараешься — извини!);

— повышение доходов беднейших слоев населения, особенно в сельской местности.

(Сегодня, через 25 лет после создания секретного Меморандума, совершенно очевидно, что все это был чистый блеф. Разрыв между самыми бедными и самыми богатыми только увеличился. В Африке каждую минуту люди умирают от голода. В Ботсване каждый четвертый человек болен СПИДом, и продолжительность жизни за последнее пятилетие сократилась на 14 лет, а в следующей «пятилетке», по прогнозам ООН, сократится на 29 лет. Детская смертность ужасает своими показателями. За последние десять лет в одних только войнах погибло около двух миллионов детей, а шесть миллионов получили серьезные ранения или стали инвалидами. Во многих развивающихся странах вовсю эксплуатируется детский труд, поскольку он почти ничего не стоит. Зато по части контрацептивов план перевыполнен: их потребление увеличилось примерно в 5 раз.)

Для гарантии успеха рекомендуется, предоставляя той или иной стране кредиты, продовольствие и другие виды помощи, учитывать, как она себя ведет в области family planning. Сокращает свое население или голову морочит богатой тетушке Америке? Так что вопрос продовольственной безопасности, столь популярный в последние годы и у нас, как видите, стоит рассматривать в более широком контексте. Ведь может выясниться, что мы играем на чужом поле, и, нагнетая страсти вокруг грядущего голода, невольно способствуем предоставлению нам очередного кредита. А значит — такова уж логика тех, кто диктует правила игры — помогаем депопуляции. Затронув в разговоре с одним крупным чиновником тему планирования семьи, мы тут же услышали: «Ничего не попишешь — связанные кредиты!» Тогда мы могли лишь догадываться, что он имел в виду. Теперь, по прочтении Меморандума, все понятно. Делается это, конечно, деликатно, как и советовали авторы Меморандума, «чтобы не было впечатления насилия.»

«Секретный план» бесценен еще и тем, что в нем подробно рассказывается об организациях — исполнителях. Кроме Агентства США по международному развитию (ЮСАИД) среди них нет чисто американских, только международные. Главная или, как говорят бюрократы, «головная» — Фонд народонаселения ООН (ЮНФПА). Теоретически в этот Фонд поступают пожертвования от самых разных стран. На то время их было 65. Однако в 1971 г. вклад США составил примерно половину от общего бюджета Фонда. В последующие годы эта цифра снизилась, но очень незначительно. Так что «заказчик музыки» не вызывает сомнений. ЮНФПА, по замыслу авторов Меморандума, играет координирующую роль в осуществлении депопуляционных проектов. Под его дудку пляшут такие организации, как ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО, ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) и многие другие, не столь известные в России. Нашлось там теплое местечко и для Международной Федерации Планирования Семьи (МФПС). «США должны объединить страны — доноры <читай: крадущие миллиарды и отстегивающие копейку „на бедность“ — прим. авт.>, ВОЗ, ЮНФПА, ЮНИСЕФ и Всемирный банк для создания консорциума, который бы помогал наиболее нуждающимся странам в организации… системы здравоохранения, неотъемлемой составной частью которого станет планирование семьи». ЮНЕСКО призывалось возглавить работу с учениками начальной школы, чтобы внушить им «в процессе формального и неформального обучения» идеал малодетной семьи. Все эти замыслы, как показало дальнейшее развитие событий, удалось успешно претворить в жизнь.

Про Всемирный банк в документе написано, что его директорат еще не до конца осознал всю стратегическую важность политики планирования семьи. Но выражается надежда, что осознание в скором времени придет. (Надежда сбылась!) По существу, в Меморандуме представлены стратегия и тактика войны нового образца. Причем в отличие от ядерной, химической или бактериологической войн она УЖЕ ИДЕТ. В России этого пока не понимают. А вот американцы поняли давным — давно. И весной 1989 года на страницах журнала «Вашингтон Куотерли» в статье «Глобальные демографические тенденции к 2010 г. в аспекте безопасности США» Пентагон открыто призывался к тому, чтобы «планированию населения» был придан статус программы по разработке НОВЫХ ВИДОВ ОРУЖИЯ. [4]

Каирская конференция

Живя в сверхдержаве под названием Советский Союз, мы могли позволить себе роскошь не разбираться в массе вещей: не знать про курс доллара, про деятельность МВФ и Всемирного банка, про разведывательную миссию тоталитарных сект и про многое — многое другое. Что же касается расистской политики, то про нее мы, конечно, знали. Но одни от этого отмахивались как от чего-то, не имеющего к нам никакого отношения, а другие даже не стеснялись одобрять. Дескать, так им и надо, черно…опым! Быть может, приход американского фашизма на нашу территорию — это расплата за отступление от важнейшего христианского принципа — сочувствия «сирым и убогим». За свою спесь белого человека мы получили место в черном списке людей, подлежащих «демографической коррекции». (Не правда ли, изящная замена шокирующего слова «геноцид»?).

Руководство СССР, конечно же, было в курсе того, что американцы стараются снизить рождаемость в развивающихся странах. Но серьезно этому не противилось (вероятно, исходя из вышеописанной логики), хотя и не участвовало. Мы проводили суверенную демографическую политику, и в 80–е годы многое было сделано для того, чтобы рождаемость как раз увеличилась. С середины 60–х по середину 80–х гг. общая численность населения стабильно росла примерно на 0,6–0,7 % в год. Но в 1991 году Советский Союз перестал существовать, и «демокорректорам» открылась зеленая улица. Уже на следующий год в «суверенной России» появилась Российская Ассоциация «Планирование семьи» (главное действующее лицо — И.И.Гребешева), а в 1992 и 1994 годах в Рио-де-Жанейро и в Каире состоялись международные конференции по народонаселению, на которых миру была навязана программа так называемого «устойчивого развития». Формально конференции проходили под эгидой ООН, но после событий в Югославии, думаем, ни у кого уже не осталось иллюзий по поводу того, под чью дудку пляшет эта организация. Ну, а для тех, кто все же сомневается, процитируем отрывок из заявления Клинтона, сделанного им в 1997 году по случаю одобрения в Белом Доме и Сенате финансирования международных программ по народонаселению. «Мы подтверждаем, что США будут и впредь занимать руководящую роль в мире по предоставлению добровольной помощи в области планирования семьи… <Действительно, чего стесняться? Перед кем? Особенно Биллу Клинтону, он еще и не такое рассказывал изумленной публике! — прим. авт.> Планирование семьи является КЛЮЧЕВЫМ МОМЕНТОМ нашей всеобъемлющей стратегии…» Впрочем, это было ключевым моментом два года назад, а сейчас — кто знает? — может, мы вскоре услышим, что ковровые бомбардировки куда эффективней. В особенности если прицельно — по роддомам, детсадам и школам.

Теперь об «устойчивом развитии». Это еще более изощренный эвфемизм, чем «планирование семьи». Ведь оба слова имеют положительную окраску. Как хорошо, когда что-то устойчиво в нашем безумно неустойчивом мире! Ну, а «развитие» для современного человека тождественно «жизни» и никаких ассоциаций, кроме самых радужных, не вызывает. В действительности же «устойчивое развитие» означает консервацию того уровня потребления, который позволяют себе сегодня развитые западные страны. И нищеты, присущей развивающимся странам, поскольку именно она выступает в данном случае в роли консерванта.

«Программа действий по регулированию народонаселения», принятая в Каире, фактически повторяет американский Меморандум национальной безопасности 1974 года. Конечно, на конференции (в отличие от Меморандума) прямо не говорилось, что Америка намеревается уменьшить число людей в неразвитых странах и за счет этого жировать по-прежнему. В программе шла речь о здоровье, о соблюдении прав человека и прочих неоспоримых вещах. Но о сокращении рождаемости было заявлено достаточно открыто (разумеется, только для сохранения репродуктивного здоровья женщины и соблюдения ее репродуктивных прав!). И в качестве конкретных мер депопуляции перечислялись все те же: сексуальное просвещение, контрацепция и антифертильная, т. е. противородовая пропаганда. (Помните? В Меморандуме это называлось «ориентировать новые поколения на создание малодетной семьи».)

Самые откровенные высказывания можно найти в подготовительных документах оргкомитета Каирской конференции. В списке организаций, принимающих участие в разработке и финансировании программ снижения рождаемости в мире, фигурируют старые знакомцы: ЮНФПА, Всемирный банк, ВОЗ, ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО, МФПС, Совет по народонаселению, учрежденный в свое время Фредериком Осборном, сподвижником Маргарет Зангер, Программа «Ассоциация за добровольную хирургическую контрацепцию» (т. е. стерилизацию), Институт развития ресурсов, Фонд Рокфеллера и даже… Международный институт сельского хозяйства. Впрочем, для тех, кто знаком с содержанием американского Меморандума и помнит о «связанных кредитах», появление «сельхозников» в такой компании ничуть не удивительно. Вопреки заверениям наших отечественных «плановиков», что, дескать, программы планирования семьи ни в коей мере не занимаются сокращением рождаемости, эксперты оргкомитета Каирской конференции утверждают прямо противоположное. А именно: программы планирования семьи «дают серьезный эффект в сфере сокращения рождаемости».

Эксперты также указывают, что «фундаментальным условием успеха программ планирования семьи является их политическая поддержка со стороны государственных структур и высших государственных чиновников» (опять все строго по Меморандуму!). В 1993 году правительство РФ приняло программу «Дети России», неотъемлемой частью которой была подпрограмма «Планирование семьи». В отличие от других подпрограмм («Дети Чернобыля» или «Дети-инвалиды») эта финансировалась исправно. Правда, в 1997 году, когда началось сильное общественное противодействие, депутаты Госдумы сняли ее с финансирования. Но «планировщики» быстро перекинули средства в подпрограмму «Безопасное материнство», так что бесплатная раздача контрацептивов «неимущим» благополучно продолжилась. Главный мотор или, как принято выражаться на языке спецслужб — главный «агент изменения» в данном вопросе — это Е.Ф.Лахова. Добрая знакомая Ельцина еще по Свердловску, она в 1991 году возглавляла в Верховном Совете РФ Комитет по делам женщин и пыталась провести закон о принудительной стерилизации «недостойных». Когда номер не прошел, появился проект закона «О репродуктивных правах граждан», дававший «планировщикам» полную свободу и неограниченную власть. Однако граждане (в первую очередь православные) предпочли остаться «бесправными», подняли шум, и при следующем председателе Комитета по делам женщин, семьи и молодежи А.В.Апариной, закон был положен под сукно. Но Лахова, сочетающая теперь работу в думском комитете по безопасности (!) с должностью председателя Совета по делам женщин, семьи и демографии при Президенте РФ, не оставила попыток навязать России «контрацептивную революцию» (в 1997 году эта деятельница даже выдвинула лозунг: «Контрацептивная революция — единственная революция, которая требуется современной России!»). Вступив в предвыборный блок Лужкова-Примакова-Шаймиева и получив в избирательном списке 4 (!) место, Лахова принесла туда и свою программу «Отечество-женщинам», в которой черным по белому написано: «Мы будем добиваться принятия ЗАКОНА О РЕПРОДУКТИВНЫХ ПРАВАХ». И она, и ее заокеанские патроны прекрасно понимают, что для успешного осуществления геноцидной политики необходима ПОЛНАЯ ЛЕГАЛИЗАЦИЯ антидетородной пропаганды и сопряженных с ней мероприятий.

Кроме того, на государственном уровне политику планирования семьи активно поддерживают Министерство образования, Министерство здравоохранения, Министерство труда и социального развития. Как сообщила «Новая газета» в №32 за 1999 г., «в настоящее время только по линии Фонда ООН по народонаселению (ЮНФПА) <еще раз подчеркиваем, что этот Фонд является головной организацией ПО СНИЖЕНИЮ РОЖДАЕМОСТИ в мировом масштабе — прим. авт.> в России официально приняты к исполнению три проекта.»

1. Проект RUS/98/PO1 — «Репродуктивное здоровье подростков». Российское исполнительное ведомство — Российская ассоциация «Планирование семьи», руководитель проекта — И.Л.Алесина, федеральное координирующее ведомство — Департамент под делам семьи, женщин и детей Минтруда. Общий бюджет проекта — 353 254 долл. США. Реализация начата в 1998 году, продолжительность — 2 года.

2. Проект RUS/98/PO2 — «Улучшение услуг в области охраны репродуктивного здоровья в г. Олекминске и Среднеколымске Республики Саха (Якутия)» — реализуется совместно Минздравом Якутии, ВОЗ и ЮНФПА. Общий бюджет проекта — 200 тыс. долл. США. Реализация начата в октябре 1998 г.

3. Проект RUS/95/PO3 — «Формирование здорового образа жизни у российских подростков» (прежнее название — «Половое воспитание российских школьников»). Российское исполнительное ведомство — Министерство образования РФ (координатор проекта Е.Е.Чепурных), агентство-координатор — московское бюро ЮНЕСКО, исполнительный директор проекта С.М.Дубовик. Общий бюджет проекта — 745 тыс. долл. США. Реализация начата в 1996 г., продолжительность — 3 года. Несмотря на массовые протесты общественности, церкви и специалистов, а также несмотря на рекомендации подкомитета по образованию Государственной Думы РФ, приостановить реализацию данного проекта не удалось.

Он предполагает помимо создания новой школьной дисциплины «Основы здорового образа жизни» интеграцию знаний по планированию семьи и безопасному сексу практически во все основные школьные дисциплины и внеклассную работу. Таким образом идеология отказа от деторождения должна усиленно внедряться детское сознание начиная с пятого класса.

В феврале 1999 года в Москву приезжала экспертная миссия ЮНФПА. Итог визита — начало подготовки еще двух проектов, рассчитанных на 3 года, старт которым должен быть дан в 2000 году.[6] Так что «политическая поддержка со стороны государственных структур» налицо.

Какие еще рекомендации можно вычитать из документов Каирской конференции? — Демографические цели, которые ставит перед собой государство, не должны навязываться агентам служб планирования семьи (рекомендация 11).

Иными словами, государство пусть не противодействует сокращению рождаемости на своей территории. Мало ли что стране нужны люди?! Еще в Меморандуме говорилось: «Проводя суверенную политику в области народонаселения, нации обязаны учитывать уровень благосостояния соседей и всего мира…» А президент Российского общества по контрацепции В.Н.Прилепская в полном соответствии с этой установкой заявила на юбилейной (в честь пятилетия) конференции РАПС в 1997 году, что «призывающие к повышению рождаемости в России забывают о проблемах перенаселения в мировом масштабе, нам не нужен прирост, нам нужны здоровые дети…»

Чтобы государство не могло вмешиваться со своими «демографическими целями» в деятельность по сокращению населения на его территории, систему планирования семьи необходимо сделать максимально децентрализованной и неконтролируемой. Поэтому в нашей стране с 1992 года открылось 300 государственных центров планирования семьи под эгидой Министерства здравоохранения, 52 филиала уже упоминавшейся общественной организации под названием Российская Ассоциация «Планирование Семьи» (РАПС, исполнительный директор И. И.Гребешева), Международный фонд охраны здоровья матери и ребенка (на 1997 г. у него было 40 региональных представительств), Российское общество контрацепции, международные женские центры, а также множество разных загадочных учреждений — «Эзоп», «Ариадна», «Ювентус», «Магистр» и проч. и проч. — которые под видом досуговой или просветительской деятельности проводят антирепродуктивную пропаганду. Центры эти, как и следовало ожидать, прекрасно финансируются. В отчете миссии ЮНФПА за 1997 г. читаем: «В 1992 году в Санкт-Петербурге доктор Нелли Борисовна Алмазова создала центр по вопросам планирования семьи и репродуктивного здоровья с великолепными возможностями стационарного и амбулаторного обслуживания. Его годовой бюджет в настоящее время составляет около 10 млрд. рублей (1, 7 млн. долларов)… Центр производит операции по контрацептивной стерилизации (80–90 женщин в год) и введение и удаление имплантантов „Норплант <контрацептив длительного действия, крайне вредный для женского здоровья — прим. авт.>.“» [5]

В дополнение создана разветвленная сеть медико-педагогических, медико-психологических и валеологических школ (в Ярославле, Самаре, Владимире, Ижевске, Барнауле, Екатеринбурге и др.). Кроме того, центры планирования семьи вписываются в уже существующие структуры — поликлиники, больницы, женские консультации. Если вы помните, в американском Меморандуме рекомендовалось на выбор две технологии: либо создание отдельных центров, либо их интеграция в медицинские учреждения. Наши «планировщики» решили перевыполнить «секретный план». Они создали и то, и другое. — Очень важно, говорится в рекомендациях Каирской конференции, «обеспечить официальную законодательную базу, способствующую распространению служб планирования семьи. Национальные и местные лидеры должны сосредоточить свои усилия на обеспечении бюджетных ассигнований, а также на выделении сотрудников для налаживания соответствующего сервиса». (рекомендация 8).

Частично мы этот вопрос уже осветили. Здесь добавим лишь следующее. Не дожидаясь принятия вожделенного «Закона о репродуктивных правах», демокорректоры пошли в обход и вставили свое «заветное» (легализация абортов на поздних сроках по социальным показаниям, стерилизация по заявлению женщины и проч.) в «Закон о здравоохранении в Российской Федерации». Пока что он принят в первом чтении единогласно. Не дремлют и активисты на местах. Вот свежая информация: ивановские думцы разработали закон «О правах и гарантиях граждан по созданию семьи и сохранению ее здоровья», позволяющий проникать в образовательные и лечебные учреждения организациям типа РАПС. Ну, а чиновники спешат выбить штатные единицы. В приказе №13 от 10 апреля 1998 г., подписанном тогдашним министром здравоохранения Дмитриевой Т.Б., определены штаты сотрудников планирования семьи на душу населения. На это нашему якобы нищему здравоохранению денег не жалко. А минобраз со стахановской энергией кует по всей стране кадры педагогов — валеологов, которые будут рассказывать детям, что здоровый образ жизни — это, в частности, употребление контрацептивов. И тут, заметьте, деньги находятся…

Но пойдем дальше. — Ненужные медицинские и законодательные ограничения к сервису по планированию семьи должны быть устранены (рекомендация 14).

Так, в России уже устранены фактически все ограничения для абортов на поздних сроках. Бывший премьер Черномырдин в 1997 году подписал постановление, где был перечень «социальных показаний», по котором женщинам можно сделать аборт даже на 22–й неделе беременности, когда ребенок уже вполне может появиться на свет живым! Под этот перечень (бедность, плохие жилищные условия, отсутствие постоянной работы, развод с мужем и т. п.) подпадают почти все женщины нашей страны.

Расширен и список медицинских показаний для стерилизации. Теперь даже воспаление легких может послужить основанием для перевязки маточных труб. Социальные же показания «забиты» в проект «Закона о здравоохранении в РФ», гласящий, что женщину можно стерилизовать по ее письменной просьбе. «А что плохого, если девятнадцатилетняя девчонка хочет стерилизоваться? Она ведь хочет! Надо дать ей такое право!» — агрессивно повторяли в полемике с нами гинекологи из Твери, завербованные «планированием семьи» и своей зомбированностью напоминавшие членов тоталитарной секты.

Далее под видом рекомендаций Каирской конференции фактически идут прямые инструкции:

— Правительства и неправительственные организации ДОЛЖНЫ поощрять предоставление услуг в области планирования семьи по различным каналам таким группам населения, как подростки, мигранты и беженцы (рекомендация 15).

На той же юбилейной конференции РАПС академик В.И.Кулаков, президент Российской ассоциации «Планирование семьи», призвал собравшихся «разработать программы для маргинальных слоев: молодежи (!), сельских жителей, беженцев.» Впрочем, о беженцах, как выяснилось, успели позаботиться. Тогдашний замминистра здравоохранения Царегородцев А.Д. бодро доложил, что программа по планированию семьи для работы социальных служб с беженцами не только подготовлена, но и издана. Когда это знаешь, уже не удивляешься тому, что за семь лет в 500 (!) семьях русских беженцев из Таджикистана, проживающих в пригородах Москвы, НЕ РОДИЛОСЬ НИ ОДНОГО РЕБЕНКА. (5)

Молодежь особенно волнует «планировщиков».

— Правительство ДОЛЖНО признавать особые нужды молодежи и подростков, поддерживать программы, направленные на минимизацию риска заражения СПИДом и другими венерическими заболеваниями (рекомендация 16).

Стоп! Что за вопиющее противоречие? Программы «Анти-СПИД» уж, кажется, направлены на сохранение жизни, т. е. увеличение численности людей на планете. Но тогда причем тут борьба с ростом народонаселения? И снова парадокс оказывается мнимым. Все программы, которые нам довелось изучить, — а изучили мы их немало, — на самом деле лишь провоцируют интерес к сексу и половую распущенность. А следовательно, увеличивают риск заражения СПИДом. Скажем, в челябинской программе «Беседы о СПИДе», одна только обложка которой могла бы конкурировать с обложкой порножурнала, содержится откровенная пропаганда гомосексуализма. Или вот такие полезные советы школьникам: «Всегда пользуйся презервативом при вагинальном и оральном сексе; если заниматься анальным сексом, пользуйся специальным, особо прочным презервативом и большим количеством смазки; будет еще безопаснее, если вместо сексуального контакта заниматься сексуальными играми без проникновения: поцелуи, ласки, массаж, мастурбация». А первоклассников из города Ярославля обучали игре под названием «Инфо-анти-СПИД». Очень интересная игра, в процессе которой участники лихо меняют «половых партнеров». Понарошку, конечно, игра — это ведь условность… Однако продолжим анализ рекомендации 16. — Специальные усилия должны быть приложены для информирования подростков, их образования и проведения мотивационных кампаний по формальным и неформальным каналам, привлекая к проведению этих кампаний самих подростков. Ну, тут отечественных примеров «выше крыши». Реклама презервативов вставляется нашим телевидением не только в подростковые фильмы, но и в малышовые мультики. В Хабаровске и других городах с успехом применялась программа «Подросток — подростку». В конце курса мальчикам и девочкам выдавался диплом… секс — инструктора. В программу «Дети улиц», на которую в Москве выделяются огромные деньги, входит и раздача школьникам презервативов, и теория «безопасного секса», и полоролевые игры — в общем, весь джентльменский набор. Инструкторами здесь тоже выступают дети. И тоже дается наказ нести знания в массы. 1 декабря, в «День борьбы с СПИДом», презервативами одаривают молодежь прямо на улицах. А столичные «половики» облюбовали для этой цели Пушкинскую площадь, чтобы действо совершалось под высоким покровительством Александра Сергеевича.

Ну, а чтобы это стало возможным, надо активно внедрять в жизнь следующую рекомендацию:

— «Особое внимание следует уделять обучению педагогов и развитию соответствующих коммуникационных методик, основанных, в частности, НА УСТРАНЕНИИ ЧУВСТВА ЛОЖНОЙ СТЫДЛИВОСТИ».

В России это стали называть «уроками по снятию стыда». С них начинаются многие программы секс-просвета, и не следует относиться к ним как к курьезу или маразму. Это не маразм, а строгое следование рекомендации № 20.

И вот на что важно обратить внимание: меняются министры, меняются даже премьер-министры, а планирование и осуществление геноцида (иначе политику планирования семьи в современных российских условиях квалифицировать нельзя) упорно продолжается. Не далее как в июле 1999 года, выступая на 21–й Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, вице-премьер Правительства России В.И.Матвиенко заявила: «РОССИЯ ПОЛНОСТЬЮ ПРИВЕРЖЕНА ДУХУ И ЦЕЛЯМ КАИРСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ. СЛЕДУЯ УСТАНОВКАМ КАИРА, ПРАВИТЕЛЬСТВО ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННО ПРОВОДИТ СВОЮ ПОЛИТИКУ В ОБЛАСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ. КОРЕННЫМ ОБРАЗОМ СКОРРЕКТИРОВАНЫ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПОДХОДЫ К РЕШЕНИЮ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ».

Совершенно очевидно, что решение максимально сократить население России принято НА САМОМ ВЫСОКОМ УРОВНЕ. Мы думаем, это одно из условий предоставления нашей стране кредитов МВФ и Всемирного Банка. Так называемые «связанные кредиты». Скорее всего, договоренность устная (как масса других договоренностей по «непопулярным» вопросам.) Во всяком случае, анализ событий и опыт стран третьего мира говорят в пользу нашей догадки. И пока не произойдет КАРДИНАЛЬНОЙ СМЕНЫ политического курса, демографическая война на нашей территории будет продолжаться.

Итоги и перспективы

Как мы уже говорили, «шумовым прикрытием» демографической войны служат заявления о праве женщин на свободный выбор, о борьбе с абортами, СПИДом, венерическими заболеваниями, об охране репродуктивного здоровья. Однако реальные результаты почти десятилетней работы служб планирования семьи, которые распространились по всей стране и число которых постоянно растет, выглядят следующим образом:

— даже по официальной статистике из 10 беременностей 7 по-прежнему оканчиваются абортами (в действительности же абортов гораздо больше, т.к. множество частных врачей и клиник, уклоняясь от налогов, не сообщают истинных сведений о количестве пациентов; кроме того, широко рекламируются и распространяются абортивные таблетки, позволяющие не прибегать к услугам врачей). А снижение абсолютного числа абортов, которое агенты планирования семьи ставят себе в заслугу, на самом деле связано с уменьшением числа беременностей. Пресловутая же «материнская смертность от абортов», борьбой с которой прикрываются «планировщики семьи», несколько лет назад составляла порядка 250 человек в год (!). Сейчас «репродуктивные охранники» докладывают как о своем величайшем достижении, что она снизилась аж на 20 %. Т. е., на 50 человек.

— заболеваемость сифилисом выросла многократно; с 1990 по 1996 гг. число зараженных в разных областях Урала, Сибири и Дальнего Востока (регионы, которые можно назвать «зонами особого внимания» планировщиков семьи) увеличилось в 150–200 раз [8]. Любой честный специалист скажет вам, что никакого «безопасного секса» не существует, а пропаганда презервативов в подростково-молодежной среде, наоборот, провоцирует эпидемию венерических заболеваний. Именно поэтому иностранные идеологи демографической войны в России указывают, что «следует обеспечить специальную подготовку венерологов, поскольку представители этой группы врачей по-прежнему считают презервативы неэффективными средствами предупреждения болезней, передающихся половым путем» [9];

— число больных, зараженных СПИДом, увеличивается в России ежегодно в 4 раза. Вы спросите, причем здесь планирование семьи? — Напоминаем, борьба со СПИДом — один из главных аргументов в пользу сексуального просвещения школьников. Хотя крупнейшие отечественные венерологи утверждают, что «борьба со СПИДом — это прежде всего борьба с гомосексуализмом и наркоманией» [10], тогда как «руководители программы борьбы со СПИДом обрушили все ужасы этой болезни на все население». [11] Так что РАПСовские пособия «Твой друг — презерватив» и программы, внушающие, что гомосексуализм — это вариант нормы, сыграли, мягко говоря, немалую роль в распространении СПИДа. Для справки: поры латексной резины, из которой изготовлен презерватив, в 50 раз (!) больше вируса СПИДа.

— «охрана репродуктивного здоровья» — т. е., отвлечение средств от реальной заботы о женском здоровье и направление их на антидетородную пропаганду — привела к росту анемий (малокровия) среди беременных (в 1990 г. — 12 %, в 1996 — 36 %), к росту бесплодия (1991 г. — 48,7 первичных обращений на 100 тыс. женщин, 1996 — 56,5), к увеличению расстройств менструального цикла (1991 г. — 154 на 100 тыс. чел., 1996 — 367), рака молочной железы (1991 г. — 40 на 100 тыс. чел., 1996 — 50), рака шейки и тела матки (1991 — 40 на тыс. чел., 1996 — 50). Как утверждают специалисты, последние три показателя могут быть напрямую связаны с употреблением гормональных контрацептивов, особенно инъекционных типа «Депопровера» или имплантируемых («Норплант» усиленно рекламируются «планировщиками семьи».

То есть, ни одна из декларируемых целей не достигнута. Зато достигнута истинная цель — рождаемость снизилась почти вдвое. За последние годы количество детей в России сократилось на 3,7 млн. человек. И хотя, работая на публику, «планировщики» будут уверять, что они тут ни причем, а виновата исключительно плохая экономика, в документах для внутреннего пользования (уже цитировавшийся Доклад миссии ЮНФПА) вполне определенно указывается на связь снижения рождаемости и растущей популярности современных противозачаточных средств [12].

Итак, первый этап демографической войны в России можно считать успешно завершенным. Губернаторы это благополучно проспали. Службы планирования семьи есть ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ, в том числе и в «красных». На словах осуждая геноцид, на деле «красные губернаторы» финансируют и дают правовое прикрытие организациям, совершающим «действия… с намерением уничтожить, полностью или частично какую-либо национальную, этническую… группу <в данном случае — народ России — прим. авт.> путем: предумышленного создания какой-либо группе таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее, предотвращение деторождения в среде такой группы.» (Из определения геноцида Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 года. Аналогичное определение геноцида содержится в статье 357 УК РФ, которое отнесено к категории тяжких преступлений и за него установлена исключительная мера наказания — смертная казнь.) Слова «предотвращение деторождения» после всего вышеизложенного, надеемся, в пояснениях не нуждаются. Что же касается «создания условий», то из-за нехватки места ограничимся лишь краткой иллюстрацией. На правительственном уровне Минздрав проводит политику повышения цен на лекарства и урезания бесплатной медицинской помощи. А это, особенно при угрозе растущих эпидемий, есть самое что ни на есть «создание условий» для уничтожения людей. Но и низовые организации, которые, казалось бы, к «созданию условий» непричастны, фактически тоже вкладывают немалую лепту в физическое уничтожение людей. По заключениям виднейших психиатров, программы секс-просвета расшатывают детскую психику и замедляют умственное развитие. Соответственно, такие дети и подростки попадают в «группы риска». Т. е., повышается вероятность их гибели от наркомании, токсикомании, заражения венерическими заболеваниями и СПИДом. Рост агрессивности, неизбежно связанный с преждевременной сексуализацией, приводит подростков в криминальные сообщества, что опять-таки создает угрозу их жизни. Неслучайно за последние годы смертность среди мальчиков и девочек 15–19 лет (контингент, принявший на себя основной удар «планировочной» пропаганды) увеличилась на 50 % (!). А вот пример из конкретного региона (губернатор Лисицын). С тех пор, как в Ярославле началась обработка школьников секс — просвещенцами из медико-педагогических школ, количество подростковых преступлений на сексуальной почве возросло в ТРИ раза, а число вензаболеваний среди подростков — в два.

Теперь о перспективах.

«Приверженность духу и целям Каирской конференции» была засвидетельствована (на последней сессии Генеральной Ассамблеи ООН по проблемам народонаселения в Нью — Йорке в июле 1999 года) не только в выступлении вице-премьера В.И.Матвиенко, но и в Национальном докладе, представленном на эту сессию Россией. Среди шести национальных приоритетов демографической политики РФ нет ни слова об увеличении рождаемости.

Но зато ВСЕ ШЕСТЬ этих приоритетов включают в себя планирование семьи. Три — достаточно явно: «улучшение репродуктивного здоровья», «пропаганда здорового образа жизни» и «моральное поощрение ответственного родительства», а три — более завуалированно: «снижение материнской смертности» (логика: материнская смертность во многом происходит из-за абортов, значит, необходима пропаганда контрацепции), «обеспечение адресной поддержки малообеспеченных семей с детьми и отдельных категорий населения, нуждающихся в особой социальной защите» («поддержка» включает в себя бесплатную раздачу контрацептивов) и «содействие адаптации мигрантов» (тут никак не обойтись без услуг «планирования семьи»!).

Среди основных задач государства указано «обеспечение репродуктивных прав граждан» (т. е., принятие геноцидного «Закона о репродуктивных правах»).

Авторы доклада на 17 лет вперед расписались в том, что «репродуктивное поведение российских семей будет по-прежнему ориентировано на рождение ОДНОГО РЕБЕНКА» [13]. Почему за 17 лет нельзя создать семьям более благоприятные условия: построить жилье (отсутствие которого даже в Докладе миссии ЮНФПА признается главным обстоятельством, мешающим людям заводить детей), поощрять многодетность путем введения разных льгот? Это невозможно сделать только в одном случае: когда стремишься к обратному — чтобы детей рождалось как можно меньше. Сейчас и без того на 100 женщин детородного возраста приходится 124 ребенка, тогда как даже не для прироста, а для простого численного возмещения поколений необходимо 215 детей на 100 женщин. При таких чудовищных показателях государственную ориентацию на одного ребенка нельзя квалифицировать иначе как преступление.

«Ожидаемая численность населения РФ к 2016 году, — сказано в российском докладе, — составит 138 миллионов человек» [14] (на 9 млн. меньше, чем сейчас). А из Краткого доклада генерального секретаря ООН «О контроле за мировым населением» [15] следует, что Россия к 2050 должна выйти на первое место в мире по убыли населения (сейчас мы на пятом). Наша численность уменьшится на 26 миллионов [16] и составит 121 млн. человек. Почти столько же (101 млн.) будет у Турции — нашего геополитического противника. С той только разницей, что у нас произойдет постарение населения, а у них будет много молодых и боеспособных.

Америка же, втянув в депопуляционную политику почти весь мир, выходит сейчас на новый этап. Если раньше она заверяла другие страны, что и у себя будет поддерживать стабильные показатели народонаселения, то теперь США запланировали себе к 2050 году огромный прирост — 75 миллионов человек. Для развитой страны это фантастические показатели! Вероятно, исходя из этих новых планов, американцы начали перестраивать политику в области образования: отменять секс-просвет и вводить «программы целомудрия» с ориентацией на брак, супружескую верность и многодетность. Думаем, в самом скором времени они ужесточат свое отношение к контрацепции, абортам и гомосексуализму. Подобно табаку и спиртному, противозачаточные средства, аборты и разврат не будут поощряться в Соединенных Штатах, а сделаются по преимуществу «экспортным товаром».

Если сравнить ожидаемую численность населения России и Америки, то легко увидеть, что к 2050 году американцев должно стать почти в три раза больше (349 млн по сравнению со 121 млн.). И США могут считать демографическую войну успешно завершенной. После этого Россию можно будет брать голыми руками, ибо трехкратный перевес в численности населения гарантирует победу над противником. Это известно любому военному. А тем более — американским стратегам, разрабатывающим планы «демографической коррекции».

«Стремительные политические, экономические, социальные и ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ (выделено нами — авт.) изменения, произошедшие в Российской Федерации в 90–е годы, имеют историческую важность и ДАЛЕКО ИДУЩИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ», — сказано в докладе миссии Фонда народонаселения ООН [17].

Сегодня все, кто считает себя патриотами, должны вдуматься в эту обтекаемую фразу и перестать относиться к проблеме планирования семьи как к чему-то третьестепенному. Демографическая безопасность — наиважнейшая составная часть национальной безопасности. Службы, препятствующие деторождению на нашей территории, необходимо закрыть, а демографическую политику сделать полностью свободной от иностранных влияний и вливаний.

ПОЛИТИКА РОССИИ ДОЛЖНА БЫТЬ НАПРАВЛЕНА НА ПРИУМНОЖЕНИЕ И ЗАЩИТУ ЖИЗНИ, А НЕ НА ПЛАНИРОВАНИЕ НЕБЫТИЯ.

ПРИКАЗАНО НЕ РОЖАТЬ

Диктатура приходит не обязательно в образе автоматчика, который расстреливает любого непослушного. На сей раз она пришла к нам во вполне цивильном (от слова «civil» — «гражданский») образе межведомственной комиссии по социально-демографическим вопросам, созданной 7 июня 1999 г. На первый взгляд, создание такой комиссии можно только приветствовать. Убыль населения в России вскоре грозит стать необратимой, социальная политика нуждается как минимум в серьезной корректировке. Но опыт последних лет учит нас обращать повышенное внимание на персоналии. Очень важно, кто берется за то или иное дело, ведь результат зачастую бывает прямо противоположен декларируемым целям. В данном случае списочный состав комиссии, мягко говоря, не обнадеживает. Вот лишь некоторые особо «засвеченные» имена.

Начнем с самого известного персонажа — Лаховой Е.Ф., прославившейся своим намерением произвести в России контрацептивную революцию. Единственную, по ее мнению, которая требуется современной России. И которая, как вы понимаете, не способствует демографическому росту. Даже наоборот, в тех странах, где аналогичная революция победила и употребление противозачаточных средств стало такой же естественной и регулярной гигиенической процедурой, как чистка зубов, рождаемость снизилась в 2–3 раза.

Пройдя четвертым номером по списку «Отечества — Вся Россия», «резиновая леди» (прозвище, полученное в Думе за неустанную пропаганду презервативов) намерена добиться принятия «Закона о репродуктивных правах», который можно принимать только в том случае, если хочешь быстро и резко сократить население страны. В лучших традициях орвелловской антиутопии «1984» закон о репродуктивных правах граждан всячески препятствует осуществлению этих самых прав, поощряя аборты на поздних сроках и стерилизацию «по социальным показаниям», т.е. по бедности. Для справки: в странах, заинтересованных в улучшении демографических показателей, подобный вандализм немыслим. А в Израиле, например, даже на ранних сроках беременности аборт может сделать только незамужняя женщина. Замужней же это позволяется лишь в исключительных случаях: при изнасиловании или, скажем, при наличии серьезной угрозы для ее здоровья. Е.Лахова в комиссии по демографии — это все равно что людоед в комиссии по продовольственной безопасности.

Вторая знаковая фигура — Чепурных Е.Е., замминистра образования. Ключевой персонаж в истории с сексуальным просвещением (а точнее — развращением) школьников. Это на ее совести тысячи непристойных анкет, розданных 12–14–летним детям в Москве, Санкт-Петербурге, Ярославле и других городах. И 37 тысяч экземпляров учебных программ, разосланных в 1995 г. во все российские школы с грифом «Рекомендовано Министерством образования РФ». С легкой руки мадам Чепурных дети должны были подробно изучать историю проституции, зоо-, некро- и педофилию, научиться «безопасному сексу», узнать о пользе онанизма и отказаться от «ложного стыда». За попытку превратить школу в бордель Чепурных не была привлечена даже к административной ответственности. Хотя скандал в обществе поднялся нешуточный, и половыми экспериментами министерства занималась аж Генеральная прокуратура. Тем не менее, Чепурных не только по-прежнему сидит на своем месте, но и остается национальным координатором Международного проекта «Половое воспитание российских школьников» (ныне он для камуфляжа переименован в «Формирование основ здорового образа жизни у российских подростков»). Проекта, в рамках которого творились вышеупомянутые безобразия. Этот проект щедро финансируется Фондом народонаселения ООН, главным борцом с рождаемостью в мире. А детский секс-просвет играет в такой борьбе наиважнейшую роль, поскольку грубо нарушает традиционные представления об интимности и ведет к растормаживанию психики. В результате школьники попадают в группу риска. Опыт многих стран показал, что подростки, прошедшие в школе курс сексуального образования, больше склонны к алкоголизму и наркомании, чаще совершают противоправные поступки и вступают во внебрачные связи. Среди них гораздо выше процент абортов, вензаболеваний и СПИДа. А регулярное применение противозачаточных таблеток, к которому призывают школьников «просвещенцы», губит неокрепший организм и, в частности, приводит к бесплодию. Так что если знания по сексологии и контрацепции станут неотъемлемой частью школьной программы, а («национальный координатор» детского разврата, непотопляемая Чепурных, это упорно обещает), за демографию можно будет не беспокоиться. Она станет, по меткому выражению профессора — демографа В.И.Козлова не просто катастрофической, а «смертельной».

Еще одна интересная персона входит в межведомственную комиссию. Это замминистра здравоохранения Стуколова Т.И. Ее имя регулярно всплывает в документах, связанных с насаждением в нашей стране планирования семьи. Поставив свою подпись под недавним Обращением в Совет Безопасности РФ, Стуколова призвала «принять неотложные меры по восстановлению самостоятельного статуса Федеральной программы „Планирование семьи“ и обеспечению ее государственного финансирования». (Это скрытая жалоба на «плохую Думу», которая 3 года подряд лишает борцов с детьми общегосударственной кормушки). Ну, а в финальной фразе, несущей по законам восприятия основную смысловую нагрузку, выражалась надежда, что Совет Безопасности «сделает все от него зависящее для поддержки образовательных программ по формированию здорового образа жизни и охране репродуктивного здоровья подростков и молодежи. Т. е. в бумаге недвусмысленно лоббировалась деятельность Чепурных и прочих „просветителей“, о которых мы скажем чуть позже.»

Одной из важнейших задач, стоявших перед ликвидаторами рождаемости в нашей стране, было создание многоканальной системы, которая могла бы успешно функционировать даже, если один или несколько каналов будут перекрыты. И с этой задачей ликвидаторы справились неплохо. Конечно, то, что думцы «зарубили» федеральную программу «Планирование семьи» (далее — ПС), понизило статус «планировщиков». Но они быстро вышли из положения. Минздрав издал директиву, предписывавшую регионам начать осуществление местных программ. И в 1996 году в стране уже действовало более 220 государственных клиник ПС. Кроме того, эти же услуги осуществляли 11 000 женских консультаций, 300 роддомов и 90 центров «Семья и брак». А в 1998 г. было разработано положение, по которому кабинеты ПС предписывалось открыть во ВСЕХ женских консультациях, роддомах, поликлиниках, медсанчастях, больницах и т. п. Чувствуете размах антидетородной пропаганды? Столь ответственная операция была доверена не кому-нибудь, а именно Стуколовой. В том, что она это доверие оправдала, легко убедиться, зайдя в любую районную поликлинику. В Москве тоже действует — на деньги горожан! — программа «Безопасное материнство и планирование семьи». Вот очень характерный рассказ беременной женщины, приведенный в статье С.Колоссовской «Свидетельствую: РАПС убивает наших детей» («Тверская 13», №5 1999).

«Центр планирования семьи и репродукции на Енисейской 2 — это моя районная женская консультация, где я должна была встать на учет по беременности. Меня сразу же насторожила царящая здесь обстановка недоброжелательности. На учет ставили неохотно. „Может быть, подумаете? Сходите на УЗИ…“ Я была поражена и сказала только: „О чем же думать? Мне 23 года, мы с мужем хотим иметь детей“… Затем последовали многочисленные дорогостоящие анализы, сопровождающие постоянной присказкой врача: „Нужно все проверить. вам ведь не нужен урод, правда?..“ Я почувствовала, что меня постоянно подталкивают к мысли о прерывании беременности… На сроке 17–18 недель врач вновь назначил полное обследование… От женщин, наблюдавшихся в нашем центре, я знала, что именно в это время беременным заявляют о подозрениях на патологию (напр., болезнь Дауна) и предлагают поздний аборт. БЕРЕМЕННЫЕ ЧУВСТВУЮТ СЕБЯ КАК ВО ВРАЖЕСКОМ ЛАГЕРЕ, предупреждают друг друга о том, что о недомоганиях говорить нельзя. Тут же последует направление на дорогостоящий анализ, сопровождаемый словами: „А как же вы думали? Рожать — это дорого!“ Затем дежурный намек, что ты носишь в себе урода…»

Рассказ завершается словами: «Скорее всего, все здесь работают на одну цель — превратить женскую консультацию в абортарий и не дать нам рожать. Это мнение всех беременных, с которыми я общалась». К счастью, героиня статьи не поддалась на провокации и в результате родила здорового ребенка. Но многие ведь поддались и стали невольными убийцами своих детей! Сколько бы люди типа Стуколовой ни убеждали вас, что они изо всех сил борются с абортами, реальность свидетельствует о другом. Даже по официальной статистике 70 % беременностей по-прежнему заканчивается абортами (реально еще больше, если вспомнить про абортивные таблетки и широкую доступность частных абортов). Немудрено, что рожать нынче дорого. 50 % бюджетных средств по статьям, относящимся к акушерству и гинекологии, Минздрав расходует на аборты и лечение связанных с ними осложнений. И не перестает ратовать за то, чтобы аборты стали для женщин вообще бесплатными. А сколько денег тратится еще на пропаганду «безопасного секса» и на переобучение врачей на курсах планирования семьи!

Кстати о курсах. Человека непосвященного вряд ли насторожит то, что в состав Комиссии входит член Правительства Удмуртии С.С.Фефилов. Что ж тут особенного? Обычное дело — представитель глубинки… Но на поверку все оказывается не так невинно.

С 1992 г. именно в Удмуртии начался эксперимент по созданию модели службы «Планирование семьи». Министерство здравоохранения назначило кафедру акушерства и гинекологии Ижевского мединститута первой базой для последипломной подготовки врачей по ПС. Сейчас в Удмуртии уже полностью сформирована служба ПС. В данном аспекте это, можно сказать, образцово-показательный регион. Замечательно обстоят там дела и с сексуальным просвещением школьников, неотъемлемой частью политики снижения рождаемости. Для обкатки уже упоминавшегося международного проекта, координируемого Чепурных, были выбраны так называемые «пилотные школы». В том числе две в Удмуртии. После разразившегося в обществе скандала почти все школы поспешили выйти из проекта. Но школа №2 в Якшур — Бодинске и школа №45 в Ижевске продолжили смелое начинание. Не можем удержаться от цитаты: «Администрация, учителя, учащиеся и административные работники государственных учреждений с энтузиазмом поддерживают программы полового просвещения. Преподающие в этих школах курс полового просвещения учителя продемонстрировали большую любовь к своему делу и высокую профессиональную компетентность» («Население и репродуктивное здоровье в Российской Федерации», доклад миссии ЮНФПА). Так и видишь педагога, с любовью надевающего резиновое изделие на банан!

Кроме того, 49 удмуртских кабинетов и клиник ПС в течение года принимают более 45 000 подростков. Занятия ведутся по программе «Основы планирования семьи и здорового образа жизни», разработанной Российской Ассоциацией «Планирование семьи» (РАПС). Среди авторов — исполнительный директор РАПСа И.И.Гребешева, персонаж не менее (а то и более!) важный, чем Лахова. И то, что 18 ноября 1999 г. она приказом Путина тоже была включена в состав Межведомственной комиссии по социально-демографическим вопросам, знак крайне зловещий.

Что касается вышеупомянутой программы, которая распространяется вовсе не только в Удмуртии, то для начала приведем выдержки из экспертных заключений. Эти заключения были представлены в суд Вологды, и, хотя казалось, что у РАПСа в городе все «схвачено», переломили ход судебного процесса в пользу профессора — педагога И.Д.Лушникова, осмелившегося публично назвать РАПСовскую программу растлевающей школьников.

С.н.с. института психологии РАО, доктор психологических наук Т.А.Флоренская: «Обучение подростков в рамках данной программы нанесет непоправимый вред их нравственному, физическому, психологическому и репродуктивному здоровью. Программа в целом ориентирована не на подготовку обучающихся к созданию семьи и укреплению семейных отношений, а на беспорядочные половые отношения».

Зав. отделением института им. Склифасофского, докт. мед. наук психиатр В.Остроглазов: «Программа способствует внедрению в сознание школьника культа секса в разнообразных его видах, включая психические отклонения в форме половых извращений».

Руководитель Федерального научно-практического центра медицинской сексологии и сексопатологии, докт. мед. наук, сексопатолог с 43–летним стажем проф. Г.С.Васильченко: «Программа „Основы планирования семьи“ относится к категории программ, которые стимулируют начало половой активности подростков. Программа не формирует у них ответственности за свое поведение».

Руководитель лаборатории системных исследований здоровья Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины, докт. мед. наук. проф. И.А.Гундаров: «Обучение по данной программе, несомненно, увеличивает возможность нарушений социального развития подростков, способствуя росту социальных аномалий. Попытка широкого внедрения программы приведет к существенному ухудшению здоровья школьников».

Экспертам было от чего прийти в ужас. В программе содержались подробнейшие сведения о «женской и мужской сексуальности», о контрацепции. Сообщалось, что планирование семьи — эти «комплекс мероприятий, направленных на обеспечение оптимальной (!) демографической ситуации». Детям рассказывали о поощрении подростковой мастурбации в Миланезии, о ритуальном лишении невинности у народов Японии, Кампучии и Филиппин, о древнеримских презервативах, о кастрации на Востоке. Не забыла Гребешева со товарищи просветить детишек и насчет того, что «следует полностью отказаться от представлений о гомосексуалистах как о больных людях. Гомосексуальные отношения распространены широко в природе (у червей, клопов, морских свинок, колюшек, шимпанзе)». А какие чудесные «полоролевые» игры она предлагала затевать на уроке! Вот, например: преподаватель бросает мяч ученику и произносит фразу, которую ученик, поймав мяч, должен завершить. Учитель: «Мужской половой член нужен для…» или: «Истинная эрогенная зона — это…» или: «Эрекция — это…» Легко себе представить, как подобные затеи улучшали нравственный климат в классе.

Ничуть не хуже и пособие для родителей «Отвечая на вопросы своего ребенка», переведенное с английского и изданное РАПСом. Картинкам, про которые сказано, что они «могут оказаться очень полезными при разговоре с детьми», позавидовал бы самый крутой порножурнал. Тексты тоже впечатляют. «Если ваши дети говорят, что они все знают о сексе, то спросите, что им известно, и восполните пробелы в знаниях… С детьми важно начать говорить, когда они еще маленькие… Важно, чтобы дети не воспринимали мастурбацию как что-то непристойное и грязное… Помимо полового акта существует много других способов получать и давать сексуальное наслаждение. Попробуйте поговорить об этом с вашим повзрослевшим ребенком». Щадя нервы читателей, мы не будем описывать эти «другие способы», которые приводятся в брошюре и которые родители призываются сообщать детям. Да и потом, такие пособия в буквальном смысле слова неописуемы. Мы много раз замечали, что люди по-настоящему проникаются ужасом и омерзением от этой продукции, только когда подержат ее в руках. Но лишь недавно начали понимать, в чем тут дело. В конце концов, бывают тексты и изображения более непристойные, но они не вызывают такой запредельной реакции. Нет, суть в другом. В том, что, держа в руках подобный буклет, человек вдруг ощущает дуновение иной реальности. Реальности, в которой ему — независимо от его ума, характера, достатка, а просто как представителю вида — нет места. Недаром в тех странах, где секс-просвет стал частью образования, люди в массе своей сделались примитивней и запрограммированней. Так что производство биороботов уже началось, причем без использования высоких технологий. Технология здесь другая: стерилизация души.

Конечно, И.И.Гребешева, бывший совминовский чиновник от здравоохранения, не сама это придумала. РАПС — один из филиалов Международной Федерации Планирования Семьи (МФПС). Эта влиятельнейшая организация насаждает политику снижения рождаемости во многих странах. Вот как сформулировал ее цели и задачи один из ведущих идеологов планирования семьи Фредерик Джаффе:

• обязательное сексуальное образование для детей;

• развитие гомосексуализма;

• изменение налоговой политики в пользу бездетных людей;

• уменьшение или ликвидации пособий на детей и семью (у нас эта цель достигается путем девальвации или хронической невыплаты детских пособий — прим. авт.);

• поощрение позднего вступления в брак и большей разницы в возрасте между детьми (для этого, в частности, женщин побуждают рожать через кесарево сечение — прим. авт.)

• ограничение или ликвидация бесплатного здравоохранения;

• сдерживание развития государственного жилья, приспособленного к нуждам семьи;

• финансовая поддержка для стерилизации, контрацепции и абортов [государственная программа «Планирование семьи» — прим. авт.];

• проведение абортов и стерилизации по желанию;

• допущение распространения контрацепции вне сети служб здравоохранения;

• развитие медицинской помощи матери, соединенной с планированием семьи как с самым существенным ее элементов.

В России большинство этих предложений за последние годы уже претворено (или активно претворяется) в жизнь. В случае полного успеха на очереди будут следующие задачи, сформулированные тем же «планировщиком». Это установление дополнительных налогов на семьи, имеющие более чем одного ребенка школьного возраста, обязательное прерывание внебрачной беременности, обязательная стерилизация супругов, имеющих двоих детей, за исключением избранных, которым позволено иметь троих, выдача «разрешений на родительство».

Согласитесь, организацию, которая преследует подобные цели, трудно заподозрить в излишнем чадолюбии. И то, что ее представитель в лице Гребешевой дополнительно включен в Комиссию по социально-демографическим вопросам, не лезет ни в какие ворота. Сокращение населения может привести к утрате суверенитета страны, поэтому проблемы демографии относятся к проблемам государственной безопасности. Как понимать, что к решению этих проблем привлечен представитель международной (читай: иностранной) организации, которая все делает для того, чтобы детей рождалось на свет как можно меньше? В лучшем случае это проявление халатности. Хотя для халатности уж чересчур стройная картина…

Стройность ее довершает председатель Комиссии Калашников С.В., министр труда и социального развития РФ. На первый взгляд, может показаться, что его-то ведомство никаким боком не причастно к сокращению рождаемости. Но это только на первый взгляд. Существуют специальные программы для беженцев, сельских жителей и молодежи, в которые непременно заложено планирование семьи. Когда это знаешь, уже не удивляет такой, например, факт: за 7 лет в 500 (!) семьях русских беженцев из Таджикистана, проживающих в пригородах Москвы, не родилось НИ ОДНОГО ребенка.

А вот свидетельство совсем уж открытого союза РАПСа и Минтруда. В октябре 1998 г., уже после многочисленных публикаций в прессе, разоблачавших деятельность Российской Ассоциации «Планирование семьи», было начато выполнение проекта «Репродуктивное здоровье подростков» (до боли знакомый эвфемизм!). РАПСу отвели роль исполнителя, а в качестве федерального координирующего ведомства выступил департамент по делам семьи, женщин и детей Минтруда. Общий бюджет проекта составил 353 254 доллара. В дополнение к уже сказанному про чудесную РАПСовскую программу добавим, что беременности в ней посвящена одна тема, а контрацепции (в том числе «хирургической», т. е. стерилизации) — 10. Так что приоритеты охранников репродуктивного здоровья налицо.

«Планировщики» стремятся к тому, чтобы контрацептивы раздавались повсюду: в школах и ПТУ, во всех учреждениях системы здравоохранения, в кинотеатрах и детских клубах. Ну и, конечно, на рабочих местах. Поэтому организация «Международная помощь планирование семьи» (МППС) оказывает поддержку проекту, предусматривающему создание клиник планирования семьи на фабриках и заводах. К 1997 году их было создано 17, но лиха беда начало. Как видите, и у нашего государства, и у иностранных «благодетелей» денег нет только, когда речь идет о сохранении жизни. Скажем, на бесплатное молоко и дешевые лекарства их не находится. А вот когда речь заходит о недопущении жизни-то кошельки раскрывают охотно.

Нам скажут: «Да, конечно, все это тревожные обстоятельства. Но, тем не менее, страхи по поводу диктатуры несколько преувеличены. Комиссия — совещательный орган, образованный при Правительстве. Она не может приказывать, а может только рекомендовать».

Резонно. Если не ознакомиться с «Положением» об этом органе. Если же ознакомиться — тревога только нарастает. Никакой совещательностью тут и не пахнет. Среди основных задач Комиссии значатся «разработка и реализация основных направлений государственной политики в области народонаселения и социально-демографического развития» и «координация деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов РФ по основным направлениям государственной политики в области народонаселения и социально-демографического развития». Заправляет Комиссия и программами сотрудничества с международными организациями (напр., с МФПС и Фондом народонаселения ООН, сокращающими количество людей в мире) (п.3). Пункт 4 наделяет Комиссию правом определять приоритеты при разработке федеральных и региональных социально-демографических программ.

Все это грубейшим образом нарушает Конституцию, т. к. права на разработку и определение приоритетов политики закреплены за Федеральным собранием, а право на реализацию — за органами исполнительной власти. Комиссия же не является ни органом законодательной, ни органом исполнительной власти. Такой комиссии ВООБЩЕ НЕТ в структуре Федеральных органов исполнительной власти, утвержденных указом Президента от 17.09.99.

И тем не менее она наделяется исключительным правом ДИКТОВАТЬ СВОЮ ВОЛЮ ВСЕЙ ВЛАСТНОЙ ВЕРТИКАЛИ. П.10 «Положения» гласит: «Решения Комиссии… являются обязательными для всех органов исполнительной власти, представленных в Комиссии, а также для организаций, находящихся в ведении этих органов».

Так что под песни о гражданских правах и свободе простроена жесткая система подчинения сверху донизу. А мы-то не понимали, почему даже мелкие чиновники, которые обычно дрожат от любого шороха, с таким несвойственным для их братии спокойствием реагируют на вопиющие безобразия, творящиеся в школах, детских садах, женских консультациях, роддомах. Теперь, после ознакомления с документами, ситуация проясняется. Рыба гниет с головы.

И еще одно, на сей раз весьма пикантное обстоятельство. По «Положению о Комиссии» получается, что замминистра образования Чепурных будет приказывать министру образования (ну да, ведь решения Комиссии «обязательны»!), замминистра здравоохранения Стуколова — своему министру… Кому будет приказывать Гребешева, представитель международной организации, пока не совсем понятно: может, вице-премьеру по социальной политике, а может, и самому президенту. МФПС — организация могучая.

Понятно одно: если Дума и Федеральное собрание не пресекут антиконституционное самоуправство и вредоносную деятельность «планировщиков», нам снова, как в советские времена, придется отчитываться на собраниях за свою личную жизнь. Только не в супружеской неверности каяться, а в «безответственном репродуктивном поведении». Как, например, в Индонезии. Там около десяти лет назад была введена такая интересная практика: жители сел ежемесячно собирались на совет, где каждого мужчину обязывали отчитаться за себя и за жену — какой метод контрацепции они использовали. Эти ответы фиксировались на карте села, которая была выставлена на всеобщее обозрение. «Сознательные» села поощрялись усиленной пайкой, поскольку программа планирования семьи была тесно увязана с программой продовольственной помощи. Ну, а как разбирались внутри села с «несознательными», из-за которых пайка могла быть урезана всем остальным, предоставляем домыслить читателю.

КТО УПОКОИТ НАШУ СТАРОСТЬ

Стоит ли «планировать» семью

В молодые годы как-то сложно представить себя стариком или старухой. Это неприятно, страшно, от этого хочется отгородиться. Легче сказать: «Я до старости не доживу». Но все же стоит напрячь воображение, чтобы заранее, задолго — а то будет поздно! — постараться увидеть свое будущее. Свое, и своего поколения.

Чтобы облегчить читателям эту работу, процитируем прогноз, который в 1997 году опубликовала газета «Известия». В статье «Через 15 лет демографическая волна накроет пенсионеров» говорится: «Это время катастрофически ударит по пенсионерам, ведь на десять шестидесятилетних будет приходиться менее шести сорокалетних. От нищенского состояния их БУДЕТ СПАСАТЬ ТОЛЬКО ВЫСОКАЯ СМЕРТНОСТЬ… Тяжелейшая ситуация окажется затяжной: даже спустя десять лет число сорокалетних все еще будет составлять 80 % от шестидесятилетних.» Что это значит? — А то, что тридцать — сорок лет назад, когда во время хрущевской «оттепели» были легализованы аборты, люди начали ограничиваться в среднем двумя детьми. По нынешним меркам вроде бы вполне достаточно. Куда больше? Но получается, что даже при такой рождаемости мы в перспективе обрекаем себя на старость, по сравнению с которой полунищенское существование сегодняшних стариков покажется благоденствием. Сейчас же, когда в большинстве семей только один ребенок, закладывается еще более страшная мина под тех, кто сегодня молод.

А тут еще службы планирования семьи, которые в стране с такой катастрофической рождаемостью навязчиво пропагандируют «ответственное родительство», «рождение только здорового и желанного» и подсовывают женщинам контрацептивы, хотя они даже в официальных документах ООН уже признаны «важным содействующим фактором» снижения рождаемости.

Значит, в недалеком будущем детей станет еще меньше, и Россия превратится в страну стариков. Немощных, потому что условия современной жизни не способствуют укреплению здоровья, и, следовательно, рано утративших трудоспособность и нуждающихся в материальной поддержке со стороны государства. Но государство, в котором так мало работников, ничем им помочь не сможет, ведь пенсионный фонд складывается из налогов, которые платят молодые и трудоспособные.

Эвтаназия вместо пенсии

И вот «как нельзя кстати» подоспеет закон об эвтаназии, т. е. о предоставлении врачам законного права умерщвлять людей. Конечно, не всех подряд, а тех, кто этого захочет. Но ведь все условия, когда старику захочется уйти из жизни, будут созданы заблаговременно. А обществу внушат, что помочь немощному, больному и одинокому «старичью» оправиться на тот свет, очень даже гуманно. Ведь его же не по голове кувалдой будут бить, не душить подушкой! Усыпляющая инъекция, причем, заметьте, бесплатно! Бесплатная медицинская услуга. Лекарства, поликлиника и больницы будут платные, а убийство бесплатно.

В Голландии, с которой нас часто призывают брать пример, эвтаназия уже разрешена. Правда, уровень жизни там достаточно высокий, поэтому пока речь идет о единичных случаях. Все чаще и чаще разговор об эвтаназии всплывает и у нас. Некоторые наши правозащитники и либералы любят поднять вопрос о праве безболезненно и свободно уйти из жизни. Несколько лет назад, мы недоумевали: почему глава президентского совета по делам семьи, женщин и демографии Екатерина Лахова, давая «Независимой газете» интервью по вопросам феминизма, вдруг ни к селу, ни к городу изрекла, что надо научить людей достойно умирать. Тогда еще нам было непонятно, что все это целостный план: и убийство «нежеланных» младенцев, и умерщвление «бесхозных» стариков. Нельзя забывать о том, что эвтаназия является не только убийством со стороны «врача», но и самоубийством со стороны больного. Урожай самоубийц, который сеется сегодня, через два десятка лет взойдет в аду, масштабы этого духовного бедствия обещают быть беспрецедентными.

Но вернемся к вопросу о пенсиях, экономическая нагрузка на работающую часть населения не может увеличиваться бесконечно, государство будет вынуждено сократить ее, и вот каким образом.

Нынешнюю молодежь в перспективе ждет повышение пенсионного возраста. То, что сейчас женщины уходят на пенсию в 55 лет, а мужчины — в 60, относится к пережиткам социализма. На куда более благополучном в экономическом отношении Западе (например, в США) пенсионный возраст, составляет для женщин 60, для мужчин — 65 лет. Но уже и там ведутся разговоры о необходимости его повысить. «Что касается развитых стран, — говорится в программных документах последней сессии Генеральной Ассамблеи ООН по проблемам народонаселения, — то с учетом распространения таких показателей фертильности <плодовитости — авт.>, которые не обеспечивают воспроизводства населения, и сокращения численности работоспособного населения в будущем возникает вопрос об оправданности мер, которые поощряют досрочный выход на пенсию. В этих условиях могло бы быть более уместно ПОВЫСИТЬ ВОЗРАСТ для обязательного выхода на пенсию и УСТРАНИТЬ СТИМУЛЫ ДЛЯ ДОСРОЧНОГО ВЫХОДА НА ПЕНСИЮ». Недавно правительства ряда стран предприняли такие меры. Так что проникнутые духом «здорового эгоизма» молодые люди могут не сомневаться, их повышение пенсионного возраста ждет стопроцентно. И не на пять лет, а гораздо больше — не отставать же нам в этом вопросе от развитых стран! Учтем и еще одно обстоятельство. Средняя продолжительность жизни даже по самым оптимистическим прогнозам через 15 лет составит для мужчин 64,8 года, поэтому умирать придется прямо на рабочем месте, не успев насладиться «заслуженным отдыхом».

Один сын — не сын…

В условиях, когда помощи от государства ждать явно не приходится, современному поколению остается надеяться только на своих собственных детей. Здесь уместно будет вспомнить народную мудрость, которая гласит: «Один сын — не сын, два сына — полсына…». К сожалению, эта грустная пословица действительно подтверждается данными Госкомстата вероятность того, что мать переживет сына, равна 32 процентам! И у матери двух сыновей риск потерять обоих не так уж мал — 10 процентов. Только родители троих и более детей имеют достаточно надежную гарантию от потери их всех.

Потеря ребенка — всегда трагедия. Но сегодня, как правило, эта трагедия особенно безысходна. Дело в том, что чаще всего погибают не маленькие дети, а подростки и молодежь. Это самое опасное время, когда они выходят из — под родительской опеки, а инстинкт самосохранения у них, в силу возраста, притуплен. Молодость представляется им чем-то вроде охранной грамоты: с кем угодно, что угодно может случиться, а со мной — никогда!

Матерям же к моменту трагедии в лучшем случае бывает лет 38–40, а чаще — 45–50. И о другом ребенке речи уже идти не может.

Здоровым и нормальным может считаться только такой уклад жизни народа, где в семьях в среднем имеется по трое и более детей. «Облегчая» свою жизнь сегодня, а на самом деле лишая себя радости общения с теми детьми, которые могли бы у нас родиться, мы вдобавок создаем себе проблемы, которые через двадцать лет уже будем не в состоянии решить.

15 / 06 / 2000

ВОПРОСЫ ЮНОГО ГРАЖДАНИНА Пушкину, Герману и Кречинскому

Учебник граждановедения как технология оболванивания

Известное изречение Гамлета «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам» сегодня можно с полным правом отнести и к новым школьным дисциплинам. Раньше все было более или менее понятно. На уроке арифметики дети учили таблицу умножения, на уроке русского-грамматические правила; на географии им рассказывали про континенты и страны. Теперь же школа может преподнести нам самые невероятные сюрпризы. То появляются какие-то загадочные предметы типа «валеологии» или «основ жизненного самоопределения» (где детей учат на уроке определять у себя… эрогенные зоны!). То по физике почему-то задают написать сочинение. То первоклашкам на уроке духовной культуры рассказывают про… духов. А в одной московской школе психолог заставляла ребят медитировать, сосредоточив внимание на пламени свечи, после чего они должны были рисовать график, показывающий, сколько у кого «прибавилось силы». (Правда, после газетной публикации, объяснившей читателям, что такие упражнения есть весьма типичный элемент оккультной практики, педагогическая карьера школьного медиума закончилась. По крайней мере, в данной конкретной школе.)

В этом ряду стоит и граждановедение. С той только разницей, что оно, в отличие от многих других «инноваций», включено в федеральный план, т. е. является обязательным для всех российских школ. В принципе название никакой тревоги не вызывает. Даже наоборот. Что плохого, думают родители, если дети будут побольше знать о правах, законах, государственном устройстве?

Но на практике происходит нечто неожиданное. Возвращается, например, девочка из школы и за обедом как-то задумчиво вертит в руках столовую ложку. Потом вдруг спрашивает: «Мама, она серебряная?» — «Нет, обычная, — отвечает мать. — Серебряные у нас чайные, для гостей». — «Сколько?» — деловито интересуется дочь. — «Шесть. А что?» — «А то, что тогда две мои, — изрекает девочка. — Нам сегодня на граждановедении говорили о семейной собственности. Оказывается, мам, я имею право на равную долю. Так что ты мне их отдай, я кукол кормить буду».

Или сын — подросток, устроивший в комнате хлев, не только не прибирается, но и обвиняет родителей в попрании его гражданских прав. Дескать, они не смеют давить на ребенка. И уж тем более диктовать свои порядки на его законной части жилплощади. Опять-таки со ссылкой на граждановедение.

Когда подобные родительские жалобы стали частыми, мы решили познакомиться с новомодным предметом поближе и достали учебники Я.В.Соколова (с 5 по 8 класс). Не знаем, как по стране в целом, но большинство московских школ пользуется именно этим учебным пособием. Чем больше мы в него вчитывались, тем яснее нам становилось, что неожиданности, с которыми сталкиваются родители, на самом деле вполне предсказуемы. Вместо того чтобы воспитывать в детях гражданственность, чувство долга по отношению к обществу и государству, уважение к закону и простую человеческую порядочность, занятия по этим учебникам ведут к росту детского нигилизма и неуправляемости.

Постараемся обосновать свою точку зрения. Прежде всего бросается в глаза эклектичность учебников. А попросту говоря, мешанина. Тут тебе и права человека, и особенности характера, и государственное устройство, и семейные отношения, и экономический ликбез. Исключение составляет разве что учебник для 7 класса, более или менее последовательно знакомящий ребят с правонарушениями и преступностью. Он-то как раз вызывает меньше всего нареканий. Может быть, потому что в нем преобладают профессиональные юридические сведения, а не отсебятина автора, изо всех сил старающегося внедрить в детские головы западную либеральную идеологию. Идеологию, которая, еще не успев расцвести в нашей стране, стала стремительно ветшать. В результате многие разделы учебника, выпущенного всего лишь в 1997 году, выглядят позавчерашней агиткой. Чего стоят хотя бы рассуждения автора о Чечне! «Ребята, воевавшие в Чечне, честно исполнили свой солдатский долг. Но они не защищали свое Отечество: Чечня — часть России». «И отгремели никому не нужные выстрелы в Чечне. И гражданин все это должен любить?»

Или короткая, но заботливо выделенная курсивом ода частной собственности: «Чтобы чувствовать себя свободным, необходимо владеть собственностью». Десять лет назад эта перестроечная пошлость еще могла восприниматься зашоренными материализмом людьми как новая истина. Но сегодня, когда православная сущность нашей культуры пусть сквозь зубы, но признается даже в самых либеральных кругах, это звучит просто смешно. Сейчас не только взрослые, но и многие школьники в состоянии возразить Соколову, что самым свободным человеком в мире был Христос. А у него ВООБЩЕ НЕ БЫЛО СОБСТВЕННОСТИ.

Впрочем, Соколов и в вопросах религии не чувствует, «какое, милые, у нас тысячелетье на дворе». В учебнике для 6 класса читаем: «Если общение человека перестает быть нормальным (уход в монастырь, лишение свободы, дурная компания и т. д.), тогда в его психике происходят очень серьезные изменения». Каково?!

Данный пассаж весьма любопытен как пример манипулятивных технологий. Ведь одной такой фразой убивается как минимум два зайца. Одиннадцатилетнему ребенку внушают, что, во-первых, уход в монастырь есть форма сумасшествия, а во-вторых, это столь же асоциальное поведение, как и связь с дурной компанией. Рикошетом от второго убивается третий заяц: монашеское братство приравнивается к воровской «малине». Задевается и заяц четвертый: монастырская жизнь — существенная часть Православия. Значит, компрометируя ее, бросают тень на православную веру в целом. А вот неявный, но, быть может, самый убойный выстрел. Ребенок в этом возрасте обычно уже знает о скромности монахов, об их целомудрии, нетребовательности к материальной стороне жизни. Такие черты могли бы быть образцом для подражания, но они одним росчерком пера приравниваются к безумию. Следовательно дети, не желая походить на умалишенных, будут ориентироваться на противоположные поведенческие эталоны. Легко себе представить плоды подобного «воспитания».

Мы подробно рассмотрели лишь один пример манипуляции детским сознанием. Их в учебнике Соколова множество. Постараемся выделить узловые идеологические моменты сего «воспитательно-образовательного курса» для юных граждан (так он поименован в аннотации к учебнику). Начнем с того, что курс представляет собой очередную неуклюжую попытку полного разрыва с отечественной традицией и создание некоего вестернизированного гомункулуса, который должен приступить к построению общества и государства, решительно отмежевавшись от своей истории и культуры. Именно поэтому у автора не находится добрых слов для нашего прошлого.

С огульным охаиванием прошлого неразрывно связана и антипатриотическая линия, последовательно проводимая Соколовым. «Жестокую сечу, а не хлеб — соль встретило войско казака Ермака Тимофеевича на землях хана Кучума. И сложил Ермак свою буйную голову на земле, принадлежавшей народам Сибири. Но земля сибирская стала российской. Как бы вы назвали такие действия царской власти по отношению к другим народам? Можно ли считать, что воины Ермака исполнили свой священный долг?»

Вообще армия есть предмет особого внимания автора. И здесь опять-таки все либеральные установки налицо. Шестиклассникам подробно рассказывают про дедовщину, про то, что в армии «спасу нет от этих дедов». В восьмом классе данная тема развивается и углубляется. Причем подана она также весьма манипулятивно. К примеру, автор открыто не призывает уклоняться от армии, но зато старательно приводит мотивировки такого уклонения, сопровождая их фразами типа: «да, современная армия небезопасна». А где, спрашивается, и в какие времена она была безопасна? Это же не институт благородных девиц! Или: «Причины многих панических разговоров призывников об армии понятны: то там, то здесь в войсках происходят всяческие безобразия». После чего следует совет побольше разузнать о Комитете солдатских матерей. Что это, как не скрытый инструктаж?

Тенденциозность подачи армейской темы особенно заметна по сравнению с тем, как Соколов подает тему налогов — святая святых торговой, монетаристской цивилизации, которую в нашей стране пытаются установить уже десять лет, невзирая ни на какое «сопротивление материала». Тут плюрализм мнений куда-то пропадает, и появляется железная безальтернативность. Если в разделе об армии школьников постоянно спрашивали, какая армия нам нужна, справедливо ли, что государство устанавливает серьезную ответственность за уклонение от армейской службы, можно ли согласиться с тем, что служба многим помогает (т. е. неустанно будили в детях дух сомнения), то когда речь зашла о налогах, интонация тотчас поменялась на директивную. В этом разделе вы не найдете вопросов типа «нужно ли платить налоги государству, которое регулярно обкрадывает своих граждан, а также использует деньги налогоплательщиков для демонстрации порнографии и жестокости по государственному телевидению, для грязных телекомпроматов в период предвыборной компании и проч. и проч.». Нет, здесь все очень четко, без всякого либерального флера. Как говорят в народе, «без черемухи». «Уплата налогов является одной из основных обязанностей гражданина во всем цивилизованном мире… Под заработком понимается не только зарплата в виде денег, но и все доходы в натуральной форме (вещи, продукты питания, топливо и т. д.).»

Когда речь заходит о том, что ему (вернее, им, поскольку цитируемый учебник для 8 класса Соколов написал вместе с А.С.Прутченковым), у авторов полностью пропадает чувство юмора. К примеру, они дают детям следующий совет: «Заполните декларацию о доходах Вашей семьи и с помощью родителей рассчитайте сумму налогов, которую необходимо уплатить». Можно себе представить, как обрадуется папа — бизнесмен такой налоговой инспекции у себя на дому. И куда он пошлет авторов учебника вместе со своим прилежным отпрыском.

Кстати, у автора граждановедения хромает не только знание сегодняшних реалий, но и простая логика. В учебнике для 6 класса так говорится о рыночных реформах: «Первые же встречи с рынком обескуражили многих людей… Растерялись даже те, кто чувствовал себя уверенно благодаря сбережениям, хозяйству. Растерялись, потому что привыкли к другому: пусть все не очень богаты, но зато государство умереть не даст. Не сразу и не все поняли: больше на государство надеяться не следует». Но коли так, почему, скажите на милость, надо платить ему налоги? Уж если затеваешь с детьми откровенный разговор, будь честен до конца. Не ограничивайся обличением армейской дедовщины, советского строя и депутатов оппозиционного парламента. Поведай тогда и о разграблении пенсионных фондов, складывавшихся из налогов, и о виллах на Лазурном берегу, построенных на украденные деньги. И еще о том, что при советском строе людям регулярно платили зарплату… Но объективное освещение фактов явно не входит в авторские задачи.

Самое смешное, что задача вырастить безупречного налогоплательщика тоже не будет решена. У Соколова настолько неразвитое воображение, что он не в состоянии представить себе даже самые ближайшие последствия подобной обработки. Если он думает, что ребенок, начитавшись про «дураков, облеченных властью» (цитата из учебника!) и представляя себе деятелей Думы по таким, например, эпизодам, как публичное разрывание на куски государственного флага (учебник для 8 класса), будет потом исправно «отстегивать» налоги на содержание этих самых «дураков», то ему, быть может, лучше не писать учебников?

На самом деле учебник дискредитирует практически все институты, традиционно являвшиеся оплотов русской государственности. Даже семья, которую принято называть первичной ячейкой государства, и та не оставлена в покое. В разделе «Современная семья» (8 класс) сказано буквально следующее:

«Возможно, Ваши родители, познакомившись с текстом, не согласятся с ним… Но, произнеся резкое слово, пусть постараются объяснить, с чем они не согласны. ПУСТЬ ПОТРАТЯТ НА ВАС НЕСКОЛЬКО МИНУТ ДРАГОЦЕННОГО ВРЕМЕНИ и выступят учителями в самом сложном предмете — Жизни Семьи». Чувствуете, как искусно вбивается клин между родителями и детьми? Дескать, свое «драгоценное время» родители тратят на что угодно, только не на вас. Причем особая подлость состоит в том, что говорится это детям именно того возраста, когда потребность в общении с родителями резко возрастает. Это как бы последнее «прости» перед подростковым отрывом. И невнимание родных переживается крайне болезненно.

А по поводу несогласия с текстом… Что ж, в нем действительно немало сомнительных моментов. К примеру, изображение Льва Толстого этаким дурачком, который думал по наивности, что «счастлив тот, кто счастлив у себя дома… а сам на девятом десятке жизни в панике бежал из дома и умер в казенном помещении, требуя не допускать к себе жену». И восторженный гимн французскому философу Абеляру, который обманом проник в дом юной Элоизы и обесчестил ее, за что по суровым законам Средневековья был оскоплен («жестоко изувечен», как обтекаемо выражается автор). Абеляр у него «редкостно умен, образован, бесстрашен и славен, как никто во Франции». Да, это вам не Толстой с его пресным культом семьи…

Настроенных таким образом ребят подталкивают к дальнейшему познанию предмета. Со ссылкой на науку Соколов заявляете, что «любовь — это влечение души, разума и тела. И если какое-либо из этих влечений отсутствует, это не любовь». Представьте себе тринадцатилетних подростков, прочитавших такую формулу в учебнике. Многие из них уже влюблены, но эта любовь — такова опять же особенность возраста — сугубо романтическая. И «влечение тела» с ней как-то не монтируется. Но в учебнике дана установка: если нет всех трех влечений — значит, не любовь. И встревоженный подросток срочно приступает к поиску и культивации в себе сексуальности.

Для бестолковых же автор дает прямую инструкцию: «Если вы встретили затруднения при выполнении этих ЭЛЕМЕНТАРНЫХ заданий (берут на слабо! — авт.), знайте: у Вас нет основы для собственных суждений о любви… Поэтому постарайтесь наверстать упущенное — побольше читайте и тщательно изучайте жизнь». К каким результатам может привести подобное «изучение», надеемся, ясно. Заметим только, что по данным ученых — сексологов выпадение платонической, романтической фазы из юношеских любовных переживаний приводит к снижению интеллекта. Впрочем… исправному налогоплательщику в наших условиях высокий интеллект ни к чему. Он даже вреден для здоровья, ибо чем меньше налогоплательщик понимает, кому и на что идут его деньги, тем безоблачней его жизнь.

Нежелателен ни ум ни романтизм и для того, чтобы подчиниться идеологии планирования семьи. Автор излагает ее так четко, будто прошел семинар в организации с сокращенным названием РАПС (Российская Ассоциация «Планирование семьи»). РАПС занимается сокращением рождаемости на нашей и без того уже порядком опустошенной территории: защищает аборты, пропагандирует разрушительную для здоровья гормональную контрацепцию и стерилизацию. Но Соколов об этом умалчивает, а представляет планирование семьи как «важнейшее дело, в котором в равной мере заинтересованы и государство, и граждане». «Большинство счастливых семейных пар, — демагогически заявляет Соколов, — утверждают, что их дети выросли здоровыми и счастливыми потому, что они родились ЖЕЛАННЫМИ детьми». И дает ученикам задание простроить связь между понятиями «желанные дети» и «планирование семьи», предварительно внушив им, что «только очень непрактичные и безответственные люди вообще ничего не планируют» (очередная грубая манипуляция, поскольку ученикам навязывается аналогия — отказ от планирования детоубийства так же глуп и абсурден, как отказ от планирования «жизни вообще»).

Вслед за борцами с рождаемостью автор повторяет и стандартную ложь о немалом риске заводить детей после 30 лет. В одном месте это заявлено открытым текстом, а во втором подается куда более иезуитски. Сообщается, что «в Древнем Риме был период, когда девушки и женщины не имели права употреблять алкогольные напитки. Затем закон стал касаться только молодых в возрасте до 30 лет.» Ну и, конечно, далее следует вопрос «на что были направлены эти законы?», предусматривающий примерно такую логику ответа: женщинам детородного возраста алкоголь противопоказан, а после тридцати рожать не рекомендуется, поэтому пей — не хочу.

Листаешь такой учебник и думаешь: а может, его основная задача — массовое оглупление школьников? Причем это, в отличие от многих других манипулятивных ходов, не лежит на поверхности. Даже наоборот, «Граждановедение» может показаться неискушенному человеку кладезем премудрости. Тут и масса цитат, и постоянное побуждение школьников к диалогу. Вопросы, правда, задаются какие-то странные и, мягко говоря, не по возрасту. Десятилетних детей просят сказать, улучшает ли самочувствие человека запрет на торговлю без кассовых аппаратов, нарушает ли права человека наказание ремнем, не лучше ли отменить смертную казнь, что могут сделать для предотвращения развода члены семьи, а что — общество. Просят рассказать об известных им причинах разводов и дать подробный отчет о семейном бюджете. Что может ответить на эти вопросы пятиклашка, который читает (если читает!) преимущественно сказки и смотрит мультфильмы? Какая у него база для осмысленных ответов на столь сложные вопросы? Но автор, похоже, и не заинтересован в формировании такой базы. Ярчайший тому пример находим все в том же учебнике для 5 класса. Коротко пересказав детишкам содержание пьесы А.В.Сухово-Кобылина «Свадьба Кречинского» и поручив двум — трем ученикам подготовить коллективный рассказ о пушкинской «Пиковой даме», рассчитанный не более чем на две минуты (!), Соколов задает следующие вопросы:

1. Представьте, что человек проиграл в карты большую сумму денег, а долг выплатить нечем. Как бы в этой ситуации поступили: а) Д'Артаньян; б) А.С.Пушкин; в) Кречинский; г) Герман; д) Вы сами;

2. Представьте, что кто-то обыграл человека в карты, а тому нечем заплатить. Как бы с этим человеком поступили: а) Д'Артаньян; б) А.С.Пушкин; в) Кречинский; г) Герман; Вы сами;

3. Представьте, что на человека написали оскорбительное анонимное письмо. Как бы в этой ситуации поступили: а) Д'Артаньян; б) А.С.Пушкин; в) Кречинский; г) Вы сами.

Вы думаете, это маразм? — Отнюдь. Сию технологию разработали совсем неглупые люди. Ее последствия сводятся к тому, что, поскольку нарушаются традиционные принципы преподавания «от простого к сложному» и сложное преподносится сразу, но на примитивном уровне, это сильно тормозит интеллектуальное развитие ребенка. В голове у него возникает каша, серьезных знаний ноль, но при этом он мнит себя академиком, которому и не нужно углублять свои знания, поскольку он умеет с апломбом рассуждать на любую тему. В итоге получаем, как метко выразился в одной из своих книг психиатр В.Леви, «салонного идиота». Очень удобного гражданина. Только какой-то другой страны, не России. Может, Канады? (Ходят слухи, что учебник сделан по канадскому шаблону и на канадские деньги.) Или Америки? (Все декларируемые Соколовым постулаты идеально соответствуют американским представлениям о человеке и обществе.)

Но «мы не в Чикаго, моя дорогая». И чем агрессивнее навязываются нам чужие ценности, тем стремительней они отторгаются. Вот почему так быстро устарел учебник Соколова. Это и есть тот единственный полезный урок, который можно извлечь из сего «воспитательно-образовательного курса». Урок для взрослых.

СКОЛЬКО В РОССИИ ЛИШНИХ ЛЮДЕЙ? Интервью с Андреем Паршевым

Книга Андрея Петровича Паршева «Почему Россия не Америка» вышла совсем недавно, в 1999 году, и сразу стала бестселлером. Ей зачитываются люди самых разных профессий и возрастов. А ведь книга посвящена экономике, сложным и весьма запутанным проблемам, которые для большинства людей, что называется, «темный лес». Однако автор сделал почти невозможное: рассказал о них так просто и доходчиво, что даже самому неподготовленному читателю становится ясно, в чем причина многих наших неудач последнего десятилетия и чем нам грозят дальнейшие попытки «открыться мировому рынку», «войти в мировое сообщество.» Ниже мы публикуем интервью с Андреем Петровичем, посвященное еще одной животрепещущей проблеме — демографической, от решения которой зависит все наше будущее.

— В прессе уже не раз упоминалось о высказывании Маргарет Тэтчер о том, что России вполне хватит и 15 млн. человек. Надо сказать, это неприятно поразило нашу либеральную интеллигенцию. Помнится, одна такая поборница реформ растерянно лепетала в какой-то радиопередаче: «Я, конечно, все понимаю, но почему именно пятнадцать? Почему хотя бы не пятьдесят?» Наверно, почувствовала, что в пятнадцать ей войти будет трудновато… И вот, оказывается, первым об этом чересчур откровенном высказывании заговорили именно Вы. Пожалуйста, расскажите о нем нашим читателям.

— На русский язык этот первоисточник никогда не переводился. Хотя разговоры о нем ведутся уже давно. Кто-то упоминает цифру 15 млн., кто-то — 50… А дело вот в чем. Это высказывание достаточно давнее и относится не к России, а к Советскому Союзу, ведь Тэтчер была премьер-министром, когда еще существовал Советский Союз. Это было ее выступление по внешней политике. Я слышал его в звукозаписи. Там прямо не говорилось, что в СССР надо оставить 15 миллионов человек, а говорилось более хитро: дескать, советская экономика совершенно неэффективна, есть лишь небольшая эффективная часть, которая, собственно, и имеет право на существование. И в этой-то эффективной части занято всего 15 миллионов человек нашего населения. Таков смысл высказывания Тэтчер, которое потом интерпретировали по-разному. Но суть в том, что с точки зрения современных политиков, которые не всегда высказываются столь откровенно, как «железная леди», оправдано существование только тех людей, которые заняты в эффективной экономике. И для нас это очень нехороший звоночек, потому что по западным критериям наша экономика неэффективна.

— Почему?

— Она слишком затратна по сравнению с другими странами. У нас очень холодно, очень много энергии уходит на обогрев помещений, велики затраты на транспорт. Владельцам капитала гораздо выгоднее производить те же самые товары в других странах, ведь тогда они получат куда большую прибыль.

— Хочу обратить Ваше внимание вот на какое обстоятельство: в высказывании Тэтчер шла речь о населении Советского Союза, которое было в два раза больше, чем население нынешней России. Если для того огромного государства экономически оправдано было иметь население в 15 миллионов человек, то сколько же экономически оправдано для России? Вопрос, как говорится, интересный. А вообще, как так получилось, что в современной политике укоренился такой расчетливый подход к людям: такое-то население «экономически оправдано», а такое-то — нет?

— Чтобы ответить, нужно оторваться от экономики и обратиться к сфере идеологии. Совсем недавно вы, наверное, слышали сообщения средств массовой информации о том, что английская медсестра убивала неизлечимо больных детей — делала им смертельные уколы. Эта медсестра не считает себя виновной. Даже наоборот, она уверена, что совершала благодеяния. И она не одинока в своих взглядах. В Англии существует целое движение в поддержку таких явлений. Дела врачей — убийц возникают регулярно, причем в основном именно в Англии. Дело в том, что это английская идеология, которой уже очень много лет. Смысл ее в том, что «ненужным» людям надо помочь уйти из жизни.

— То есть, выживает сильнейший. Таков закон джунглей.

— Да. Сама эта фраза, как вы, наверное, знаете, является квинтэссенцией теории Дарвина, и недаром теория Дарвина появилась именно в Англии. Видимо, настроение влиятельных слоев общества, как-то отразилось на векторе научного поиска. Принято считать, что социал — дарвинизм возник в результате перенесения дарвиновских принципов на общество. А на самом деле все было с точностью до наоборот: Дарвин перенес на природу те тенденции, которые наблюдались в английском обществе. В XIX веке в Англии решался очень непростой геополитический вопрос: соседка Англии, Ирландия, по площади не отличается, по климату она даже, пожалуй, получше, чем Англия. А население в начале XIX века в этих двух странах было примерно равным. Ирландцы всегда плохо относились к англичанам, и это естественно: англичане их завоевали, ирландцы многие сотни лет воевали за независимость. И — удивительная вещь! К концу XIX века Ирландия оказалась единственной европейской страной, население которой не выросло, а значительно уменьшилось: с десяти миллионов до трех. В 1846 году там разразился страшный голод, когда погибло более миллиона человек. Но что интересно, в том же самом году из Ирландии продукты питания — зерно и скот — вывозились в Англию. Английское правительство этому не препятствовало и вдобавок поощряло эмиграцию. За счет этого Ирландия к концу века перестала представлять для Англии угрозу. Остались только те, кто непосредственно были заняты в сельском хозяйстве, а беспокойного «лишнего» населения там уже не осталось. Так отрабатывался один механизм сокращения населения.

Параллельно шла отработка второго — за счет снижения рождаемости. Англичане тогда искали «гуманные» способы контроля над народонаселением. В частности, поощрялось безбрачие среди разных слоев. К примеру, среди преподавательского состава Кембриджа, это описано у Маркса. Но затем экономисты выдвинули другой тезис: зачем сокращать, так сказать, хорошую часть населения? Есть ведь люмпен — пролетариат, который не задействован в процессе производства. Может, лучше посмотреть в его сторону? И зародились разные общественные течения, провозглашавшие, что самый гуманный способ помочь уйти из жизни тем слоям, которые не нужны и никогда не будут нужны, это поощрение отказа от деторождения.

— Выходит, корни американской политики сокращения рождаемости следует искать в Англии, и американцы — лишь продолжатели дела англичан? Более откровенные, даже разнузданные, но все-таки продолжатели?

— Несомненно.

— А вам не кажется, что чрезмерный рационализм, позволяющий судить, кто лишний, кто нелишний и кому надо, по возможности, безболезненно уйти из жизни, попахивает фашизмом?

— Основная беда вот в чем. Кому решать, кто лишний? Ладно бы это беспристрастно решал Господь Бог… Но когда один человек «назначает» лишним другого человека, всегда есть опасность, что таким образом он решает какие-то свои личные проблемы. Вот основная опасность. И очень часто противники, называя лишними друг друга, подводят под это идеологическое обоснование. Я, например, не считаю, что наш народ лишний. Наша страна может себя обеспечить. А вот Англия сама обеспечить себя не может. И вообще, так называемый «золотой миллиард» потребляет большую часть мировых ресурсов. Один американец потребляет больше, чем 1400 индусов! Американцы даже теплоносителей потребляют больше, чем, например, мы, хотя Америка гораздо теплее России. Они расходуют их на поддержание своего комфорта.

— Нам внушают, что американцы очень хорошо работают. Но вряд ли один американец в состоянии работать за 1400 индусов…

— Да ведь и производства-то в развитых странах уже почти не осталось. Оно переместилось в третий мир, где себестоимость товаров гораздо дешевле. Товаров народного потребления в развитых странах НЕ ПРОИЗВОДИТСЯ. Они оставили за собой высокотехнологическое производство, в котором занята совсем небольшая часть населения, а, в основном, люди там заняты в сфере услуг. В реальном же производстве задейстовано около 20 %.

— Выходит, что нынче пролетариатом стали развивающиеся страны, а развитые — этакие буржуи, получающие дивиденды?

— Можно сказать и так. Сейчас уже и третий мир начинает понимать, что благоденствие «золотого миллиарда» базируется на неэквивалентном обмене.

— Такой предельный рационализм, как мы видим на Западе, когда спокойно просчитывается, какие люди «лишние», а какие нет, граничит с шизофренией. А в конечном итоге, шизофреник действует себе во вред. В данном случае развивающиеся страны рано или поздно могут взбунтоваться против несправедливой дележки пирога, а ведь населения в них гораздо больше, несмотря на все ухищрения «планировщиков семьи».

— Я боюсь, что само по себе ничего не создастся. Нужно развивать понимание того, как действуют системы экономической глобализации. Западные политики и экономисты не заинтересованы в том, чтобы рассказать всю правду о том, из-за чего они так хорошо живут. Это не в их интересах.

— Сейчас много говорят о геноциде русского народа и о том, что для обслуживания нефтяных скважин много людей не нужно. Но только, пожалуй, в вашей книге четко и ясно показано, почему при сырьевой ориентации экономики население в России не требуется совсем. В принципе. Ведь на россиян надо тратить ресурсы, обогревать их и т. п. А если почти никого не останется, все сырье можно отправить за рубеж. Получается, что интересы элиты, «сидящей» на сырье, и интересы Запада сейчас совпадают?

— Ну, конечно, есть определенное совпадение интересов. Я только хочу еще раз пояснить, что разговоры об экономической целесообразности уменьшения населения — это не настоящее экономическое обоснование. Скорее, Запад привлекает эти доводы для обоснования своих застарелых фобий по отношению к нашим народам. Таково мое глубокое убеждение. А то, что сейчас имеет место смычка интересов, это несомненно. Мы хорошо видим взаимную поддержку определенных кругов в политике, экономике, средствах массовой информации в нашей стране и их союзников на той стороне.

— Значит, если ориентация на сырьевую экономику будет продолжаться, нам нечего ждать от правительства РЕАЛЬНЫХ мер по повышению рождаемости?

— Боюсь, что да. При сырьевой ориентации это не только не нужно, а даже вредно. Сами посудите, какое население сможет жить на территории России в условиях рынка? Скольких рынок сможет прокормить? Западные оценки разнятся — от 15 до 50 миллионов. Такие цифры шокируют, а ведь никакой ереси в них нет. Чтобы закупать продовольствие на нынешнее население за счет экспорта нефти, ее производство надо увеличить в 6–7 раз. Возможно ли это? Нет, конечно. Пропускная способность «трубы» 125 млн. тонн, и строили ее всем Союзом. В сейчас кто возьмется за эту стройку? Ясное дело, никто. Ведь даже Туркмении западные эксперты порекомендовали не тянуть свой нефтепровод, а подключаться к российскому. Реально рассчитать численность «рыночного» или «экономически эффективного по Тэтчер» населения просто. Это работники горнодобывающего и лесохозяйственного комплексов, плюс обслуга соответствующей инфраструктуры, плюс их семьи. Управление этими комплексами вряд ли будет осуществляться с территории России, хотя бы просто из-за дороговизны проживания управленцев. В результате мы и получим те самые 15 миллионов, в которых говорила «железная леди». Наш народ и мировой рынок промышленного капитала не совместимы. Либо одно, либо другое. Последние десять лет выбор делался не в нашу пользу. Посмотрим, что будет дальше…

Беседу вела Татьяна Шишова

ЗАПАХ СЕРЫ

Все мало-мальски серьезные явления устроены по типу слоеного пирога. Верхний слой самый очевидный, но, как правило, не самый главный. А главное обычно таится внизу, в основании, до которого добираешься далеко не сразу. Ярчайший тому пример — идеология сокращения рождаемости, лукаво названная «планированием семьи». Первый слой, конечно же, коммерческий: фармакологические компании стремятся как можно шире распространять свою контрацептивную продукцию, аборты тоже приносят прибыль, можно неплохо заработать и на школьных секс — программах.

Второй слой, с трудом, впрочем, отделимый от первого, это слой нравственный (с приставкой «без»). В «половом воспитании» детей весьма заинтересованы порнодельцы. Это позволяет им выращивать кадры потребителей и производителей соответствующих товаров и услуг. Расшатывание моральных норм дает возможность более успешно проводить вестернизацию, насаждать новую идеологию, в которой главная цель человека — получать удовольствие. Вот вам еще один слой, идеологический. С ним сцеплен четвертый, геополитический: снижение рождаемости ослабляет государство и в конечном счете ведет к его уничтожению.

А в самом низу — слой потаенный, оккультный, о котором многие, соприкасающиеся с «планированием семьи», даже не догадываются. Вот только можно ли сущность назвать слоем? Правильное ли это сравнение? Пожалуй, точнее сравнить оккультизм с закваской, без которой ни одного слоя бы не было. Не взошло бы тесто.

Оккультную подоплеку «планирования семьи» вначале лишь смутно ощущаешь. Ведь тайные знания потому и тайные, что о них негде прочитать, негде услышать. Да и спросить не у кого. Но что ни возьмешь в руки: рекламный ли буклет, программу ли для детей, пособие для родителей — от всего тянет этаким сернистым дымком. Не один раз мы наблюдали реакцию тех, кто впервые видел материалы, выпущенные Российской Ассоциацией «Планирование семьи» (РАПСом) и сходными с ней конторами. Люди цепенели, на их лицах отражалась какая-то смертная тоска, а многие прямо говорили: «От этого не хочется жить». Кричащая непристойность таких чувств не вызывает. Скорее, шок, возмущение, защитный смех. Пускай даже любопытство! Главное, что нравственная система координат не рушится. В худшем случае может поменяться место самого человека в этой системе, но он все равно будет понимать, где верх, а где низ, где порок, а где добродетель.

С «планировочно-просветительской» же литературой картина принципиально иная. Это жизнь в перевернутой системе координат, где верх и низ незаметно меняются местами. Где разврат уже не разврат, а «альтернативные формы семьи», где убивать нерожденных детей нравственно (дабы «не плодить нищету»), но безнравственно порицать содомитов. Где не стыдно распалять в детях чувственность, зато очень стыдно быть стыдливым. Мир, в котором такая система координат, антагонистичен традиционному — прежде всего христианскому — миру. Это реальность преисподней, где тоска и скрежет зубовный. Уж не предчувствие ли этой инфернальной тоски омрачает лица людей, когда они листают РАПСовские брошюры?

Даже очень беглый экскурс в историю выявляет любопытные связи. Маргарет Зангер, основательница Лиги контроля над рождаемостью, после разгрома фашизма переименованной для камуфляжа в Международную Федерацию планирования семьи, была членом ордена розенкрейцеров — тайной масонской организации. Розенкрейцеровская символика (роза, лампада и проч.) украшала ее журнал «Birth Control Review» («Обозрение контроля над рождаемостью»). Розенкрейцеры же, в свою очередь, во многом связаны со средневековым орденом тамплиеров, который возник в начале XII в., в начале XIV в. был разгромлен, а в конце XVII в. возродился в Шотландии. Одним из самых известных представителей «Ордена восточных тамплиеров» был Алистер Кроули — идеолог современного сатанизма. Известно, что тамплиеры и другие масоны поклоняются Бафомету (одно из наименований сатаны). И, видимо, не случайно такое мистическое имя получил при посвящении Кроули.

В книге академика Французской Академии Робера Амбелена «Драмы и секреты истории»[19] описывается ритуал второго, более высокого и, соответственно, более тайного, посвящения в члены ордена тамплиеров, весьма напоминающий один из центральных ритуалов сатанинского шабаша. Посвящаемый должен был троекратно поцеловать «старшего по званию» в губы, в пупок и в задницу. В той же книге (и не только в ней) рассказывается о ритуальном гомосексуализме тамплиеров. Можно только догадываться о тайном сатанинском смысле этого действа, но достаточно и того, что известно. В Библии написано: «Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость, да будут преданы смерти, кровь их на них» (Лев. 20:13). А с легкой руки адептов «планирования семьи» сей содомский грех стал одной из «общечеловеческих ценностей». Практически во всех секс-просветовских программах, выпущенных под эгидой «планировщиков», однополая любовь подается как вариант нормы.

Но вернемся к конспирологии. «Орден восточных тамплиеров» был тесно связан с германскими оккультными группами, влиявшими на Гитлера. А гитлеровцы имели теснейшие контакты с Маргарет Зангер. К примеру, апрельский номер «Birth Control Review» за 1933 г. был целиком посвящен проблеме стерилизации. И среди авторов номера выступал профессор Эрнст Рудин, один из главных сподручных бесноватого фюрера. Название статьи говорит само за себя: «Евгеническая стерилизация — насущная необходимость».[20] Впоследствии Рудин «прославился» еще и санкционированием массовых убийств душевнобольных. Примечательно, что он предостерегал своих коллег от «излишнего сострадания и любви к ближним» — призыв откровенно сатанинский. Чуть ниже мы покажем, как то же самое внушала своим читателям Зангер.

В упомянутом номере «Birth Control Review» американский евгенист Пол Попеноу, сотрудничавший с зангеровской Лигой контроля над рождаемостью, призывал стерилизовать 10 миллионов своих соотечественников и предлагал брать пример с немцев, которые «движутся в сторону политики, сообразующейся с передовыми евгеническими идеями всех цивилизованных стран». «Передовые идеи», прямо скажем, оригинальностью не блистали, сводясь к геноциду «недостойных» и выведению породы «господ», «новой расы». В чем это выражалось у Гитлера, думаем, уточнять не надо. Розенкрейцеры тоже грезили о «новом человеке», о «перековке человека». Принадлежавшая, как уже упоминалось, к ордену розенкрейцеров Зангер формулировала это так: «У 47,3 % обследованных мужчин интеллект на уровне двенадцатилетнего ребенка. Иными словами, они слабоумные». И, распространяя полученные выводы на всех жителей Америки, поборница улучшения человеческой породы делала следующие «гуманные» выводы: «У 45 миллионов человек, т. е. примерно у половины населения, интеллект никогда не разовьется до нормального состояния… И то, что мы не можем изолировать слабоумных, которые продолжают размножаться и увеличиваться в числе, лишь доказывает наше безрассудство и нелепую сентиментальность.»[21]

В книге с весьма многозначительным названием «Поворотная точка цивилизации» («Pivot of Civilization») Зангер описывает, каким будет мир после удаления из общества всех «неполноценных». Люди, оставшиеся на свободе, «создадут поистине рай земной» путем высвобождения своей сексуальной энергии. Сексуальная свобода плюс научный подход позволят создать «расу гениев». Мир избавится от фальшивых ценностей типа «диких утопических грез о всеобщем братстве», избавится от «развращающей сентиментальности и религиозности». Новый мир будет «строиться на твердой почве научных фактов». Через секс «человечество сможет достичь великого духовного просветления, которое преобразует мир и укажет единственный путь к земному раю». В этом славном мире просвещенные люди поймут, что единственный источник счастья находится в них самих — это их сексуальная энергия. И они найдут в себе смелость гордо заявить о своем полнейшем разрыве с теми, кого можно назвать «биологическими и расовыми ошибками». Человек, пытающийся защитить нерожденного ребенка «биологически порченой» женщины, будет заклеймен слюнтяем, подобные поступки будут в новом обществе осуждаться, ибо неполноценных следует уничтожать. Ну, а оставшиеся в живых «правильные» люди должны будут осознать свою сексуальную силу и часто ею пользоваться. Тогда человечество «облагородится и приобретет бессмертие», «откроет секрет вечной жизни». «Старая традиционная мораль, с ее представлениями о пороке и болезни, с ее осуждением беспорядочных половых связей и проституции, постепенно отмирает… поскольку она слишком безответственна и опасна как для отдельной личности, так и для социального благополучия в целом. Переход от старого к новому, как и любое фундаментальное изменение, сопряжен со множеством опасностей. Но эту революцию не остановить»[22].

Процитированный текст буквально пронизан оккультизмом. Обещание необыкновенной силы, могущества, вечной жизни, обретающихся не благодаря вере в Бога, а в результате «высвобождения сексуальной энергии» (попросту говоря, разврата), весьма характерны для оккультных практик. Примерно так же рассуждали в древности катары и манихеи, так же рассуждают и современные сатанисты.

Стоит подробней остановиться и на «расе гениев», «господ» и прочих «высших расах». У подавляющего большинства людей подобные словосочетания ассоциируются с гитлеровской идеологией, т. е. кажутся чисто политическими понятиями. И опять-таки это лишь верхний слой, под которым скрываются пласты оккультизма. «СС превращается в касту новых господ, тевтонских рыцарей или тамплиеров», — писал в 1943 году философ Эрнст Юнгер. «Скрижали с горы Синай уже не действительны… Наступает новая эпоха магического истолкования мира… Истины не существует — ни в моральном, ни в научном смысле…» — провозгласил Гитлер. «Нет ни Бога, ни Господина», — вторила ему Маргарет Зангер, называвшая борьбу за контрацепцию своей религией.

А вот что писал о «новых господах» основатель современного «Ордена восточных тамплиеров» сатанист Кроули: «Нет бога, кроме человека. Он имеет право жить по своим законам. Жить как хочет и где хочет. Имеет право умереть, как хочет. Убить тех, кто ограничивает его в этих правах…» Во вторую мировую войну «сверхлюди» наглядно продемонстрировали, во что выливаются подобные представления о правах. Естественно, и Гитлер, и Кроули буквально бредили могуществом и какими-то сверхспособностями сверхлюдей. Разговоры о сверхлюдях были весьма популярны и у Рерихов, и у Блаватской, тоже идеологически связанных с розенкрейцерами через создателя антропософии Рудольфа Штайнера. Эти любили рассуждать о некоей «шестой расе», «богочеловеках», естественно, обладающих паранормальными способностями и более совершенных по сравнению со всеми остальными, «разума — лишенными», «выродками», «человекообразными». (Кстати, и здесь не обошлось без апологетики гомосексуализма. «В конце следующего Круга Человечество опять станет муже — женским, — пишет Блаватская. — В Седьмой Расе эти двое сольются в одно.»)[23].

Популярны разговоры о паранормальных оккультных способностях, о сверхчеловеческих возможностях и в сектах «Нью — Эйдж», для которых характерна откровенно антихристианская (т. е. сатанинская) направленность. (Эти секты очень широко представлены в школьных программах по валеологии, где пропаганда оккультизма незаметно перетекает в пропаганду «планирования семьи» и «ответственного родительства».)

А вот вроде бы совершенно не связанное ни с сатанизмом, ни с М.Зангер интервью нашего современника (и, судя по фамилии, наверное, нашего бывшего соотечественника) Александра Болонкина, названного в газете «Комсомольская правда», опубликовавшей это интервью 17 августа 1998 г., «известным исследователем Национального агентства США». А. Болонкин прогнозирует, что люди в ближайшие 20 лет имеют все шансы обрести бессмертие. Но не за счет регенерации клеток, на что уповают другие ученые, а за счет постепенного превращения человека в робота — вживления в его тело полупроводниковых чипов и замены мозга компьютером. Он называет эту новую расу Е — существами и говорит о них следующее: «Е — существа окажутся намного совершеннее <людей>… Они смогут в мгновение приобретать знания, ради которых человек тратит десятилетия. Они вечны, для этого достаточно заменить износившуюся деталь… Люди по сравнению с ними скоро окажутся низшей расой…» На вопрос журналиста, будут ли Е — существа испытывать уважение к своим «биологическим прародителям», ученый ответил: «Готовы ли мы уважать ближайших сородичей — человекообразных обезьян? Таков закон эволюции — низший умственный уровень неизбежно становится слугой высшего… Е — существа перестанут считать нас за равных себе. Будут использовать, если сочтут полезными, или уничтожать. Человечество закончит дни в резервациях и зоопарках… Человечество завершает миссию, выполнив роль биологической ступеньки на пути создания Высшего Разума.»

Согласитесь, трудно предположить, что «футурологический прогноз» американского ученого совершенно случайно совпадает с мечтаниями Зангер о резервациях для «неполноценных», к которым «раса гениев» не будет испытывать ни малейшей жалости. И с мечтаниями сатанистов об уничтожении людей как образа и подобия Божьего, замене их сверхсуществами с неограниченными возможностями и властью над миром. «Научность» подобных заявлений тоже не должна никого обманывать. Замена Бога наукой, поклонение Высшему Разуму, апелляция к невозможности остановить прогресс («Нельзя запретить прогресс науки и техники, — заклинает Болонкин. — Государство, которое станет его тормозить, неминуемо окажется жертвой более высокоразвитых соседей.») — все это тоже типично для сатанинских сект, уходящих своими корнями в Древний Египет с его культом магического знания, в учение гностиков («гнозис» — знание) и проч.

Но если Болонкин — лицо частное, хоть и работает в учреждении с довольно внушительным названием, то Жака Аттали частным лицом при всем желании не назовешь. Будучи президентом Европейского банка реконструкции и развития, в своей работе «На пороге нового тысячелетия» он весьма откровенно описал, что должно ждать нас в будущем под названием «новый мировой порядок». Благодаря генной инженерии человек сможет «продавать и покупать своих собственных двойников, „копии“ любимых людей,… начнет создавать себя сам так, как он создает товары», будет искать необходимые материалы «на специальных складах живых органов, потреблять других людей, как и прочие предметы, и странствовать в чужих организмах и мозгах…»[24]

Выражение «странствовать в чужих организмах» не следует понимать метафорически. Как сказал известный мистик XX века Гурджиев: «Самое страшное в магии то, что в ней нет ничего магического…» Людоедство сегодня возрождается, и «планирование семьи» играет в процессе этого возрождения далеко не последнюю роль. В России уже вовсю изготавливают препараты из нерожденных младенцев, ханжески прикрывая страшную правду наукообразным термином «фетальная терапия». Это зверство не могло бы существовать, если бы в нашей стране не проводилась политика «планирования семьи», предусматривающая, в частности, легализацию абортов на поздних сроках (именно такие младенцы требуются для дьявольского бизнеса). Чем же прельщают богатых клиентов поставщики фетальных препаратов? Да все тем же мефистофелевским обещанием вечной молодости и сверхъестественной силы. Несколько инъекций — и ты снова юн.

Люди, вырвавшиеся из сатанинских сект, свидетельствуют: там практикуются ритуальные аборты, которые производят профессиональные гинекологи. Ведьма не может достичь определенной ступени посвящения, не омывшись кровью собственного ребенка. И дело тут не сводится просто к продвижению по ступеням сатанинской иерархии. Это и способ обрести новую магическую силу. Кроме того, в сатанинских сектах практикуется ритуальное людоедство: специально отобранные девочки, цинично называемые «животными — производителями» (по-английски «breeders») вынашивают до определенного срока младенцев, которым потом суждено стать блюдом на ритуальном пиршестве. Наверное, сектологам покажется интересным, что и М.Зангер применяла к «неполноценным» матерям именно слово «breeders». И считала, что им следует запретить иметь детей, но при этом надо стимулировать их сексуальную распущенность, чтобы они хоть немного приблизились к уровню «полноценных».

При упоминании о сатанизме многие непременно представляют себе черные мессы, страшные ритуалы типа описанного выше и т. п. Но это лишь самые яркие, если можно так выразиться, хрестоматийные проявления сатанизма. А все может выглядеть гораздо менее броско и гораздо более буднично. Главное соблюсти принцип — вывернуть наизнанку христианские догматы и заповеди. Сатана лишен творческого начала, неспособен выдумать что-то новое и копирует Божественные установления с точностью до наоборот: проповедь любви заменяется у сатанистов проповедью ненависти, поощряется не добродетель, а порок, вместо стремления к вечному блаженству души распаляется жажда сиюминутных телесных наслаждений.

Сатанизацию общества можно условно разделить на три этапа. Сперва тайные знания доступны лишь избранному кругу участников черных месс (напомним, что у католиков мессой называется церковное богослужение). Затем тайное выплескивается в мир, но истинный смысл этих таинств людям до поры до времени не сообщается. Они становятся причастны (причащаются) ко злу невольно, по неведению. Ну, а потом, когда произойдет массовое втягивание в орбиту зла, оно уже предстанет перед людьми без прикрас, безо всяких маскировочных оболочек. Сейчас мы находимся в конце 2–го этапа. Пока мало кто готов принять откровенно сатанинские секты вроде «Церкви эвтаназии», существующей в Америке и пропагандирующей весь «джентльменский набор»: эвтаназию (умерщвление людей по их согласию), людоедство, половые извращения и аборты в качестве эталонов поведения, новых добродетелей. Мало кому пока охота участвовать и в ведьминских шабашах, пить человеческую кровь, есть младенцев и исполнять прочие страшные ритуалы. Но идеология сатанизма уже порядком разъела современное общество. И немалую роль в этой сатанизации сыграло «планирование семьи».

Наверное, не все знают, что у сатанистов тоже есть «заповеди». Только не 10, а 13: чертова дюжина для них — счастливое число. И почти никто не осознает, что многие из этих «заповедей» прочно усвоены людьми нашего времени и воспринимаются ими как нечто аксиоматичное, само собой разумеющееся, установленное от века. Скажем, призыв отказаться от запретов. Вспомните, сколько раз и по скольким поводам вы слышали, что запреты — зло, признак тоталитаризма, что запрещать бессмысленно, что запретный плод сладок, поэтому лучше, чтобы запретов не было?! Отрицание запретов — один из основных постулатов «планирования семьи». Позволим себе несколько цитат из зангеровской «Поворотной точки цивилизации»: «Современная наука учит нас, что гениальность это не мистический дар богов… или результат какой-либо патологии… Скорее, она возникает, когда снимаются физиологические и психологические запреты и ограничения, и возникает возможность высвободить первобытные внутренние энергии (сексуальные) и достичь выражения божественной полноты…», «Пуританские и академические запреты на секс в образовании и религии губительны для благосостояния человечества…», «В отношении полов не пригодны религиозные нормы, какие-либо законы или моральный кодекс. Каждый должен выработать свои собственные законы, которые действовали бы лишь на определенном этапе его жизни…», «Устраните моральные табу, связывающие человечество и телесно, и духовно, освободите индивидуума от рабства традиции…», «Обществу еще предстоит с боем прорваться сквозь почти непроходимые заросли сексуальных табу.»[25].

Залог физического и духовного здоровья, учила Маргарет Зангер, в устранении слова «нельзя» из полового воспитания детей. Отмена запретов в этой сфере была прямо-таки ее навязчивой идеей. Зангер внушала, что с подростками не следует говорить о целомудрии, сексуальное воспитание не должно быть «негативным» и «бесцветным», взрослые не должны навязывать подросткам свои моральные принципы.

А вот как звучит вторая «заповедь» сатанистов: «Не признавай запретов.»[26]. Так что, повторяя расхожее клише: «Запрещать бессмысленно!», знайте, на чью мельницу вы льете воду.

Мы часто слышим в последнее время, что главное ничего в себе не подавлять (это якобы очень вредно), быть естественным, отбросить ложный стыд (ведь что естественно, то не стыдно), полностью раскрепоститься! Вот и «планировщики» в один голос твердят про снятие ложного стыда и устранение барьеров страха. Одни названия брошюр чего стоят! «Сексуальность», «Любовь без риска», «Твой друг презерватив»… В них, по словам исполнительного директора РАПС И.Гребешевой, нет ни одного жесткого слова, убраны все страхи, вся негативная информация о сексе.

«Убрав все страхи», романтики безопасного секса побуждают детей и подростков «наслаждаться собственной сексуальностью», познать «истинные ценности», которые не обязательно должны быть традиционными. «Говорят, что надо действовать вместе с церковью, но она слишком немилосердна, — заявила все та же Гребешева, выступая на юбилейной конференции РАПС (у них в 1997 году уже был маленький юбилей — пятилетие). — А ведь секс лишает человека одиночества, учит общению.»

«Раскрепощенная личность» вполне может насладиться не только «общением» с противоположным полом, но и «пообщаться» с представителями своего. Или с самим собой. Ведь это замечательно снимает напряжение, психоэмоциональный стресс! (Именно так идеологи «планирования семьи» аргументируют необходимость пропаганды онанизма среди школьников.) Любопытные цитаты приводятся в книге диакона Андрея Кураева «Сатанизм для интеллигенции»[27]. Оказывается, в тайных учениях Древнего Египта, во многом послуживших впоследствии основой антихристианских культов, рукоблудие (правда, не человека, а божества) выступало в виде способа творения мира. Во всяком случае, именно так были созданы боги — близнецы Шу и Тефнут. Нетрудно выстроить следующую логическую цепочку: если рукоблудие — акт божественного миротворения, то для того, чтобы уподобиться богам, — а это заветная мечта оккультистов всех мастей, — следует пристраститься к онанизму. Не такова ли оккультная подоплека усиленной пропаганды этого отклонения в «планировочных» программах, буклетах и фильмах?

Но даже не углубляясь в мистические дебри, можно проследить вполне отчетливую связь между призывами к полному раскрепощению и сатанинскими «заповедями».

«Не подавляй в себе ни стремлений, ни желаний», — гласит «заповедь» четвертая. А двенадцатая поучает: «Помни, что греха нет. Есть лишь желание и страх. Только они являются мерилом твоих поступков.»

«Сатана величайшей милостью разрешает и дарует человечеству все так называемые „грехи“, которые ведут человека к физическому, интеллектуальному или эмоциональному удовлетворению», — написано в основополагающей для сатанистов книге «Черная библия».

Поэтому «Церковь сатаны» и другие секты поддерживают все виды сексуальной активности. Совсем как адепты «планирования семьи»! Автор «Черной библии» Ла Вэй мечтал о создании такой церкви, которая могла бы плотские желания человека превратить в объект поклонения, почитания и прославления.

А вот еще одна «заповедь»: «Человек не венец творения и не образ Божий. Он такая же живая тварь, отделяемая от прочих лишь наличием разума.» Не правда ли, мы это уже где-то слышали? В детстве все учили (и до сих пор учат!) в школе, что человек произошел от обезьяны. Многим это было противно. Душа восставала против такого родства, хотя мы не ведали, что «обезьяной Бога» называют дьявола. Не хотелось быть пускай разумной, но частью животного мира. Что-то претило, что-то мешало. А вот РАПСовцам ничто не мешает сравнивать человека не только с обезьяной, но и с морскими свинками, рыбами, червями и даже клопами. Такой ряд в одной из РАПСовских школьных программ служит для доказательства нормальности гомосексуализма. Дескать, у клопов это нормально, значит, и у нас, несколько более крупных животных, тоже.

«Мама, — пожаловался, вернувшись из школы, один московский пятиклассник, — у нас сегодня на биологии был урок здоровья. И знаешь, там так некрасиво про людей рассказывали… ну, совсем как про животных.»

Мальчик удивительно точно почувствовал сущность подхода. Хотя наверняка ничего не знал ни про РАПС, ни про одного из главных теоретиков сексуального просвещения детей американца Кинси — тяжелого извращенца, насильника и педофила, проводившего развратные эксперименты с грудными младенцами. Сначала д — р Кинси долго изучал сексуальное поведение насекомых (тоже специфический интерес), а потом перенес свои выводы на людей. Так что клопы — гомосексуалисты в наши российские программы тоже не с потолка посыпались.

А эта заповедь сатанинского «Тридекалога» как будто бы не связана с «планированием семьи». Но лишь на первый взгляд. «Будь добр лишь к достойным доброты, — призывают сатанисты. — Люби лишь достойных любви… Благословен тот, кто разбрасывает врагов своих, и трижды проклят слабый.» Но, если разобраться, то что такое установка на рождение только здоровых и желанных детей? Значит, нездоровые и нежеланные недостойны доброты и сострадания? Значит, они трижды прокляты и обречены на смерть? Пропаганда абортов во всех странах, где есть службы «планирования семьи», красноречиво подтверждает эти предположения. Кстати, здесь мы сталкиваемся с ярчайшим примером сатанизации общественного сознания. Даже очень добрые и хорошие люди могут в наше время уговаривать женщину сделать аборт, когда есть вероятность рождения больного ребенка. Особенно, если речь идет о дочери, сестре или другой близкой родственнице. Мол, зачем увеличивать страдания, плодить несчастных? Ребенок будет страдать, родители будут страдать. Лучше уж убить, чтоб не мучился. Скажешь им, что это сатанинская логика, — обидятся. Они-то уверены, что проявляют истинно христианское милосердие. А между тем все вывернуто наизнанку. Христианское милосердие проявляется прежде всего по отношению к слабому и больному. Поистине дьявол — обезьяна Бога…

И уж вовсе не воспринимаются как сатанинские настойчивые призывы к ненасилию, почему-то раздающиеся, в основном, с той же стороны, что и призывы планировать семью, а также цивилизованно просвещать детей в области секса. Конференции по борьбе с насилием, на которые съезжаются феминистки и с пеной у рта требуют оградить детей от сексуальных посягательств, но при этом не дискриминировать гомосексуалистов и лесбиянок, желающих преподавать в школах… Центры по борьбе с насилием, где детям в целях диагностики предлагают поиграть с тряпичными гениталиями… секс-просветовская программа «Умей сказать нет», которая якобы учит защищаться от насилия…

Вы скажете, что в насилии действительно нет ничего хорошего. И будете правы. Но почему же одна из первых «заповедей» сатаны велит «не признавать принуждения ни над собой, ни над другими»? И почему на сатанинских шабашах, как утверждают ученые — сектоведы, можно делать все, но только добровольно, без насилия?

Чтобы понять это кажущееся противоречие, нужно представить себе контекст, в который вписаны столь модные сейчас призывы к ненасилию. Идет потакание всему самому низменному: отменяется уголовное наказание за педерастию, выводится из разряда тяжких преступлений производство и распространение порнографии, в том числе с участием детей, плодятся притоны, ночные клубы для извращенцев, пропагандируются курсы фото— и топ — моделей для малышей от 4 лет, которые затем нередко становятся жертвами педофилов, спонсирующих эти курсы. Носителям зла создан режим наибольшего благоприятствования, и бороться с этим никто не думает. А если вдруг кто-то предпринимает робкую попытку сопротивления, его дружно спешат уверить, что трепыхаться бессмысленно. Это с одной стороны. А с другой, детей ловко встраивают в новый контекст — контекст ненаказуемого порока, обрастающего все большими правами и респектабельностью. Что внушает подросткам программа «Умей сказать нет»? Разве она учат их блюсти целомудрие, хранить девственность, с брезгливостью относиться к разврату? Ничуть не бывало! Про девственность в лучшем случае будет сказано, что это понятие чисто физиологическое. Слов «целомудрие» и «разврат» вы вообще не встретите. Внушается школьникам совсем иное: христианское понятие греха — дикость, граничащая со слабоумием. На самом деле секс — это главный источник наслаждения. Но если ты к какой-то его разновидности пока еще не готов, умей сказать «нет». Важен принцип добровольности, ненасилия. Захочешь — пожалуйста, тебе никто не смеет помешать. Даже родители. Ведь это ТВОЙ выбор. Поистине сатанинская логика.

Может возникнуть недоумение. Как же так? Причем тут ненасилие, если в среде сатанистов практикуются ритуальные убийства? Но противоречия здесь нет. Насилие не совершается над своими. С остальными же можно делать все, что угодно. В статье «Теория личности сатаниста» американский политик и философ Линдон Ларуш приводит весьма характерный диалог двух сатанистов, который удалось записать на пленку агентам ФБР. «Маленькое животное» (дословный перевод с английского), о котором идет речь, это десятилетняя девочка — мексиканка.

«А.: А что я могу делать с этим маленьким животным?

Б.: Все, что угодно.

А.: На цепь ее посадить можно?

Б.: Разумеется.

А.: А хлыстом постегать?

Б.: Можно.

А.: А заставить ее есть дерьмо я смогу?

Б.: Ну… не знаю…

А.: А помочиться ей в рот?

Б.: Наверное, да.

А.: А вбивать ей в грудь гвозди?

Б.: Да, можно.

А.: А если я сильно пораню или искалечу маленькое животное?

Б.: Тогда дайте нам знать, и тело исчезнет.

А.: Сколько это будет мне стоить?

Б.: Пять тысяч долларов.»[28].

Вот так. Помните отзыв мальчика об уроке биологии? «Нам сегодня говорили про людей совсем как про животных».

А теперь перейдем от «заповедей» к основным целям, глубинным смыслам сатанизма. И задумаемся, что стоит за стремлением как можно раньше «сексуально просветить» детей? Ведь по христианским понятиям, душа ребенка чиста, дети — ангелы во плоти, недаром в Православной Церкви малышей до 7 лет допускают к причастию без исповеди. И если Христос пришел в мир для спасения грешников, то задача его «обезьяны» — погубить как можно больше праведников. Ну, а дети для этого подходят лучше всего. Они праведны, но неопытны, доверчивы, их легко ввергнуть в соблазн. А растленная душа маленького ангела становится вместилищем бесов. Происходит как бы резкая смена полюсов (сатана ведь тоже падший ангел). Раннее развращение не только травмирует ребенка, не только калечит психику, но и непоправимо повреждает его нравственный инстинкт. Крупнейший детский психиатр проф. Г.В.Козловская рассказывала на одной конференции про пациентку пяти лет, сексуальная распущенность которой носила характер тяжелого психоза. Маленькая девочка пыталась соблазнить всех без разбору: мужчин, женщин, мальчиков и девочек. Позы и ухватки у нее были как у взрослой, многоопытной панельной женщины. Ее пыталась привести в чувство целая бригада специалистов, но в результате врачи добились лишь одного: пятилетняя Мессалина поняла, что при взрослых надо вести себя смирно. Однако стоило им выйти за порог, она немедленно бралась за свое. Описывая этот случай, проф. Козловская особо подчеркивала, что изначально девочка была психически здоровой. Но раннее сексуальное просвещение, осуществлявшееся «продвинутыми» родителями, привело к тяжелейшей сексопатологии. На религиозном языке это можно назвать бесоодержимостью. Девочка была не просто заражена, а как бы заряжена злом. И сеяла его вокруг, с неистовой энергией вовлекая в разврат других детей. «Предположим, пока ее можно как-то изолировать. А что потом? Ведь ей в школу идти скоро, — сокрушалась проф. Козловская. — Во что превратится класс, в котором будет учиться такой ребенок? Даже представить страшно…»

Страшно, но, увы, уже возможно. Пару лет назад журналист — международник Мэлор Стуруа обрисовал обстановку в престижном американском колледже. Каждое утро медсестра ставит там на подоконник две коробки с презервативами: для «нормального секса» и для «орального». Вторая коробка, в отличие от первой, мгновенно пустеет. Причем дети не только не видят в этом ничего запредельно постыдного, но, напротив, считают такое поведение эталонным, «ответственным», ибо оно гарантирует им надежную защиту от беременности и СПИДа. Это ли не есть полная смена координат? Более яркую картину сатанизации общества трудно вообразить.

Маленькие демоны вместо ангелов, блудница вместо Богоматери — вот он, «прекрасный новый мир», утверждению которого так способствуют адепты «планирования семьи». Какой образ женщины преподносят в качестве идеала все без исключения секс-просветовские программы? Бесстыжая («преодолевшая ложный стыд»), похотливая («умеющая наслаждаться собственной сексуальностью»), она воспринимает деторождение как зло, от которого необходимо предохраняться («исповедует принцип ответственного родительства»). Ни в грош не ставит авторитет родителей («независимая», «свободная»). Религиозные нормы жизни считает устаревшими предрассудками («современная», «познавшая истинные ценности»). Слова «грех», «покаяние» и т. п. вызывают у нее корчи. Но зато она полностью доверяет своим новым наставникам, жрецам «безопасного секса», которые учат ее безошибочно выбирать прокладки, контрацептивы, партнеров.

Мы не знаем, насколько глубоко посвящены наши отечественные «планировщики» в мрачные тайны завсегдатаев сатанинских шабашей. Понимают ли они, например, что во многом именно благодаря их усилиям мир превращен в гигантский жертвенник, на который ежесекундно приносятся жизни сотен невинных младенцев? Или что использование гормональных контрацептивов, вызывающих у женщин частые и затяжные кровотечения, помимо всего прочего, отлучает их от благодати, которую дают Причастие и возможность приложиться к церковным святыням, ибо нельзя прикасаться к святыням в нечистоте?

Может, конечно, охранники репродуктивного здоровья напрочь лишены обоняния и не ощущают запаха серы, настолько удушливого, что его уловили даже не обладающие особо тонким мистическим нюхом эксперты МВД. В приложении к справочнику «Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера», изданном в 2000 году, Российская Ассоциация «Планирование семьи» квалифицирована как «оккультный центр»[29]. В связи с этим возникает вопрос: по какому праву эти оккультисты получили в нашей стране всемерную государственную помощь и поддержку? Ведь 17 января 1992 г. А.Шохин, бывший тогда заместителем правительства РФ, подписал распоряжение №92–р, в котором говорилось буквально следующее: «Положительно отнестись к созданию Российской Ассоциации „Планирование семьи“… Министерствам и ведомствам Российской Федерации, Советам Министров республик в составе Российской Федерации, органам исполнительной власти краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга, а также предприятиям и организациям, расположенным на территории Российской Федерации, оказывать Российской ассоциации „Планирование семьи“ необходимое содействие в ее деятельности».

Видимо, в ту пору было очень модно поддерживать секты. Но, в отличие от патентованных сектантов, «планировщики» успешно внедрились в самые разные государственные структуры. РАПС, по официальному статусу всего-навсего общественная организация, выступает в роли методического, внедренческого и координационного центра, который через органы здравоохранения и образования насаждает по всей стране идеологию «планирования семьи». Исполнительный директор РАПСа И.Гребешева в 1999 г. была включена в состав Государственной Межведомственной комиссии по социально-демографическим вопросам и официально привлекалась Госдумой к подготовке «Закона о репродуктивных правах», призванного еще больше утвердить в нашем обществе сатанинскую идеологию детоубийства и растления. Адепты этой идеологии окопались почти во всех медицинских учреждениях, втягивают в свою орбиту школьников и студентов, совместно с российскими министерствами и ведомствами разрабатывают программы улучшения нашей демографической ситуации. Как вы знаете, сатану называют врагом рода человеческого. Поэтому вектор подобного «улучшения» легко угадать.

Ну, а для тех, у кого остаются сомнения, расскажем напоследок про еще одного Президента Всемирного банка — организации, теснейшим образом связанной и с Международной Федерацией Планирования Семьи, филиалом которой является РАПС, и с реформированием нашего отечественного образования и здравоохранения. (Напр., в пилотном проекте реформы здравоохранения, ныне осуществляющемся на деньги Всемирного банка в двух российских регионах, особое внимание уделено повсеместной организации служб «планирования семьи».)

Так вот, Роберт Макнамара, занимавший в период вьетнамской войны пост министра обороны США, а затем перекочевавший в кресло президента Всемирного банка, был членом «Треста Люцифера», созданного в 20–е годы ведьмой Элис Бейли, ученицей Елены Блаватской (снова розенкрейцеровские корни!). Позднее «Трест Люцифера» слегка замаскировался (подобно зангеровской «Лиге контроля над рождаемостью») и теперь называется «Трестом Люция» (The Lucis Trust). Макнамара практиковал сатанинские ритуалы и, естественно, яро защищал секс-просвет детей и «планирование семьи». Именно он подключил Всемирный банк к геноцидным программам сокращения рождаемости в разных странах. Этот сатанист был прямо-таки одержим идеей уничтожения человечества. В 1977 г. на одном международном форуме во время ланча Макнамара начал доказывать окружающим, что людей на Земле «слишком много» и их надо «сокращать». При этом он так увлекся, что исписал белоснежную скатерть цифрами, якобы подтверждающими его правоту. Присутствующие были в шоке, а поклонник смерти никак не мог остановиться и продолжал испещрять скатерть символами, так что она стала похожа на какой-то загадочный манускрипт, будто оставленный на Земле существом из иного-потустороннего-мира…

23 / 05 / 2001

НАСЛЕДНИКИ СВИДРИГАЙЛОВА

Сегодня можно смело говорить о целой медиа-империи для детей и подростков. Причем империя эта вполне могла бы принадлежать печально известному господину Свидригайлову из «Преступления и наказания» Ф.М.Достоевского. Не хочется тратить строки на цитаты из журналов «Сооl», «Сооl-girl», «Yes», «Вот так!», «Ровесник» и другие. Думаю, школьные педагоги и так понимают, о чем идет речь. Скажу только, что против издателей журналов «Сооl» и «Сооl-girl» московской прокуратурой возбуждено уголовное дело по ст.242 УК РФ («Порнография»). Содержится ли в данных журналах мягкая порнография и чем она принципиально отличается от жесткой эротики, судить компетентным экспертам. А мы можем лишь констатировать весьма плачевное состояние нашего общества, если откровенное развращение детей при помощи журнальных текстов — в которых рассказывается, как лишиться невинности и как заниматься онанизмом, чем хороша лесбийская любовь, а чем групповая, тексты снабжены соответствующими иллюстрациями, в том числе фотографиями юных пар в позах, — если все это теперь нуждается в долгом судебном разбирательстве и многостраничных научных экспертизах за подписями профессоров и академиков.

В общем, на вопрос «кто виноват» и виноват ли, рано или поздно ответит прокуратура. Но школьный учитель, хотя бы раз державший в руках какое-то из перечисленных (или похожих) изданий, наверняка содрогнулся от ужаса и прежде всего подумал: «Что делать?» Постараюсь дать какие-то советы.

Во-первых, зная психологию предподросткового и подросткового возраста, не стоит говорить детям, что знания о мастурбации и оральном сексе для них преждевременны. Это вызовет обратную реакцию. Зато очень полезно, на мой взгляд, без пафоса, спокойно, с презрительно-брезгливой усмешкой заметить, что такие журналы издают для дебилов, для одноклеточных, для горилл, для тупых, примитивных людей и т. п. (тут можно не особенно стесняться в выражениях). Нормальным же людям противно и унизительно, когда их держат за зверюшек. По моим наблюдениям, эти аргументы действуют неплохо.

Во-вторых, классному руководителю совершенно необходимо предупреждать родителей о недопустимости появления в доме такого чтива. Ведь родителям далеко не всегда приходит в голову заглянуть в журнал, который читает их сын или дочь. И действительно, когда они сами были детьми, их родители могли позволить себе роскошь не интересоваться содержанием журналов «Мурзилка», «Пионер» или «Юный натуралист». Так что у них сложились стереотипы, которые не позволяют им ассоциировать детско-подростковую периодику с угрозой нравственному, психическому и физическому здоровью ребенка (да — да, ребенка, даже если ему 12–13 лет. В Международной конвенции о правах ребенка, которую Россия среди прочих стран подписала, детством считается возраст до 18 лет включительно.). Причем, полезно пояснить, что очень часто всякая похабщина в журналах типа «Сооl» содержится вовсе не на первых страницах. На первых же страницах могут быть материалы о популярных в молодежной среде рок-группах и рок-звездах. Это чтобы привлечь внимание юных читателей, с одной стороны, и чтобы усыпить бдительность взрослых, с другой.

Есть такой вид сексопатологии, называется «педофилия» — сексуальное влечение к малолеткам. Можно подумать, что в редакциях таких «игривых» журналов работают не просто люди, готовые на все ради денег, а склонные к данному виду патологии. Если у кого-то из родителей появятся сомнения, дескать, при чем здесь патология, в наше время школьникам все-таки нужно сообщать элементарные знания в области секса, — не поленитесь, покажите таким благомыслам, как именно выглядят на страницах данных журналов «элементарные знания». И спросите, как сложилась бы их судьба, если бы в отроческо-подростковом возрасте их подобным образом просвещала «Пионерская правда» или журнал «Юность». Смогли бы они испытать впоследствии восторги и муки первой любви? Возвышенно любить мужа, жену? Быть готовым к самопожертвованию ради любимого человека? Уважать своих родителей, наконец? Ведь эти журналы учат плевать на родителей! В журнале «Сооl» даже есть такая рубрика: «Когда родителей нет дома».

А знаете, я вдруг подумала, что небрежной метафорой в начале статьи оскорбила господина Свидригайлова. Он, совратив одного ребенка, потом всю жизнь страдал от своего злодеяния и в конце концов даже наложил на себя руки. А сегодняшние медиа-паскудники развращают миллионы детей (тиражи у этих журналов огромные!) и при этом издевательски уверяют опешивших взрослых, что вовсе не развращают, а просвещают. Благое дело делают!

Нет, они мало похожи на несчастного Свидригайлова. Скорее, на омерзительных пауков — призраков его истерзанной совести.

P.S. Написав статью, проконсультировалась с опытным юристом Л.О.Павловой. Вот что она попросила добавить.

Беседуя с родителями о защите детей от развращающей их печатной информации, примером каковой безусловно являются описанные выше журналы, педагогу уместно ссылаться на такие юридические документы, как «Семейный кодекс РФ», ст.63 которого в пункте 1 гласит: «Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие свих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии свих детей.» Следует также сообщить родителям о возможности обратиться с жалобой в районный суд или в прокуратуру, ссылаясь на ст. 135 («Развратные действия») и уже упомянутую выше ст.242 («Незаконное распространение порнографических материалов или предметов») УК РФ.

28/05/2001

«НАРКОТИКИ — ОЧЕНЬ УДОБНОЕ СРЕДСТВО ДЛЯ ИСТРЕБЛЕНИЯ НЕУГОДНЫХ ГОСУДАРСТВ»

Беседа с руководителем отделения детской и подростковой наркологии НИИ Наркологии Минздрава РФ кандидатом медицинских наук Алексеем Валентиновичем Надеждиным

В рубрике «Лучшие материалы Православия. Ru: семь лет назад» мы предлагаем вниманию читателей новости, ставшие уже исторической хроникой, а также наиболее интересные интервью с известными церковными и общественными деятелями, аналитические статьи, обзоры и другие публикации, появившиеся на сайте в 2001 году.

— Алексей Валентинович, мой первый вопрос касается названия Вашего отделения. К подростковой наркомании мы уже, к сожалению, привыкли, но детская… Неужели есть и дети — наркоманы?

— В советское время это был «эксквизит» — как правило, в семьях, где родители страдали хроническим алкоголизмом. Сейчас приходится констатировать тот факт, что наркотики употребляют не только подростки, но и дети, т. е. лица моложе 14 лет. Мне запомнился один случай, когда я не так давно возвращался из клиники, и в переходе метро «Кузьминки» мне попался мальчик, который, видимо, вдыхал бензин или клей и допивал алкогольные напитки, оставленные алкашами. Ему на вид было лет 5 или 6. Это страшно. Но самое страшное, что практически не осталось ни возможностей, ни законодательных ресурсов, чтоб помочь этому контингенту.

— Разве нет законов, которые хотя бы теоретически могли охранять детей от наркоагрессии?

— В общем — то, у нас такие законы есть, но, к сожалению, они очень несовершенны. Если вспомнить ближайшую историю, то система наркологической помощи, которая была в Советском Союзе, при всей своей неуклюжести и неповоротливости, обеспечивала поразительный охват населения, причем охват всех возрастных и социальных групп.

— Неужели и тогда была детская и подростковая наркомания?

— Подростковая была, детской практически не было. Но все дело в том, что система наркологической помощи во времена перестройки несколькими хлесткими указами: как законодательными, так и административными — была по существу разрушена на территории Российской Федерации.

— И что же это за указы?

— Во-первых, указы Ельцина о закрытии лечебно-трудовых профилакториев, а также широкая пропагандистская кампания, которую подняли отдельные функционеры по поводу недопустимости репрессивных методов в наркологии, в частности — принудительного лечения. На первый взгляд, эти новшества как будто выглядели гуманными, но в конечном итоге, как я уже говорил, привели к уничтожению лечебно-трудовых профилакториев.

— А они работали нормально?

— Они были очень старорежимными, неповоротливыми, но зато на территории Советского Союза функционировало около 70 тысяч коек, где «профилактировали» страдающих хроническим алкоголизмом. Может, никаких сверхновейших методов там не использовали, но 70 % людей, прошедших через профилакторий, больше туда не возвращались, то есть если даже они и возобновляли потребления алкоголя, то вели себя уже прилично — своевременно обращались за наркологической помощью, не уклонялись от лечения, прекращали терроризировать своих близких и соседей, устраивались на работу.

— Это довольно высокий процент социальной эффективности. А сейчас сколько больных, пролечившихся в Вашем отделении, излечивается полностью, а сколько возвращается снова?

— У нас наркоманы, а у наркоманов в принципе другой процент ремиссии. О полном исцелении от наркозависимости могут говорить только недобросовестные владельцы частных наркологических клиник, которые сыпят обещания с экранов ТВ: 100 %, 90 %… Этого обычно не бывает. Да, болезнь можно притушить, можно постараться адаптировать человека к новой жизни. Но болезнь в нем сидит, и если он возвращается, например, к героину, то мгновенно впадает в то же самое состояние, с которого было начато лечение.

— То есть даже такая длительная ремиссия, когда наркотик не употреблялся 5, 6, 10 лет, идет насмарку?

— Увы…

— Алексей Валентинович, Вы упомянули о рекламе чудодейственного исцеления от наркозависимости. А правда ли, что нередко те, кто рекламирует лечение и профилактику, на самом деле рекламируют наркоманию и наркотики?

— И да, и нет. Я могу точно сказать, что ряд сектантских организаций рекламируют свои медицинские услуги.

— Например?

— Например, сайентологи. Вся программа детоксикации, то есть освобождения организма от наркотических ядов и от наркотической зависимости, создана родоначальником сайентологической секты Роном Хаббардом. Эта программа, кстати, запрещена приказом Минздрава № 254. Маскируясь названием «Нарконон», сайентологи проводят весьма активную работу — увы, не по лечению наркомании. «Нарконон» — очень дорогая клиника, а деньги, получаемые от пациентов, идут на поддержку мирового хаббардизма. Вроде бы там предлагаются невинные профилактические меры: баня, сауна, комплекс витаминов. На самом же деле, главная задача сотрудников «Нарконона» — вербовка адептов сайентологического учения, которые присутствуют даже на российском политическом Олимпе. В клинике осуществляется типично сектантская «промывка мозгов». Круглосуточное влияние на пациента усиливается некоторыми физиотерапевтическими процедурами, которые якобы необходимы для детоксикации.

— Можно ли в данном случае говорить о гипнозе?

— Видимо, да, но это не классический гипноз, а внушение наяву с элементами нейро-лингвистического программирования, которое иначе называется «эриксоновский гипноз». Но самое главное, что «Нарконон» свои программы внедряет в школы. Вот я вчера посетил сайт «Нарконона» в Интернете (кроме сайта, у них есть масса возможностей выступать по радио, ТВ, в газетах). Так вот, на этом сайте я обнаружил вопиющий документ: лицензию Московского областного комитета образования, которая, так сказать, сертифицировала образовательные программы хаббардистов. Так что по школам Московской области под видом антинаркотических программ осуществляет свою деятельность тоталитарная сайентологическая секта. Конечно, не все поддаются их влиянию, но определенный процент детей и родителей этим «борцам с наркотиками» удается затащить к себе.

— Скажите, а реклама, которую мы уже давно видим в московском метро, — метод под названием «ДЕТОКС», там еще такой юноша изображен с черной повязкой на глазах…

— Да — да, знаю. Мне, между прочим, эта реклама кажется эстетически отталкивающей.

— Мне тоже.

— Но «Детокс» — это комплекс мероприятий, которые, хоть и не содержат в себе ничего принципиально нового, тем не менее медицински оправданы. В организм вводится препарат — антагонист, вызывающий абстиненцию, в это время врач дает наркоз, и таким образом пациент переживает состояние абстиненции под наркозом. Без наркоза на то же самое тратится порядка шести — семи дней, а тут — быстро. Насчет 100 %-ного излечения от наркомании думаю, что это далеко не так. Скорее «Детокс» надо рассматривать как программу сверхбыстрой помощи при неотложных состояниях для тех, у которых много денег и мало времени.

— По своему опыту практикующего психолога я знаю: то, что быстро внедряется, так же быстро и улетучивается, к сожалению…

— Но это коммерческая программа, люди деньги зарабатывают.

— А что такое «антагонист»?

— Препарат, который действует на определенные рецепторы мозга, блокирует эти рецепторы и вытесняет из них героин, после чего наступает состояние, называемое на сленге наркоманов «ломкой».

— Каким образом за противонаркотической рекламой могут прятаться секты?

— Я подозреваю, что секты осуществляют очень активную работу среди наркозависимых лиц, в том числе среди несовершеннолетних и их родителей. Просто о «Наркононе» мне известно совершенно точно, поскольку его сотрудники ведут себя чрезвычайно агрессивно. Другие же стараются действовать более завуалированно, более осторожно. Скажем, секты «Новое поколение» и «Свидетели Иеговы». Но кроме сект, к нам под видом борьбы с наркоманией внедряются разные международные организации.

— Какие именно?

— Прежде всего «Врачи без границ».

— Я знаю, что эта организация насаждает политику «планирования семьи», то есть сокращения рождаемости в России. Значит, «Врачи без границ» еще и способствуют распространению наркомании?

— Вот видите, наши интересы пересеклись на этой организации. Я-то как раз не знал про их интересы, связанные с «планированием семьи»… Интересно, что на мою просьбу познакомить меня с их методиками работы, предоставить интересующие материалы, «Врачи без границ» мне отказали! Да — да, представьте себе, всемирно известная организация, вроде бы совершенно открытая, нобелевский лауреат, — не дала никакой информации о своей работе.

— Такому же специалисту, коллеге… А все — таки, в чем же тем суть их деятельности?

— В общем, их концепция сводится к тому, что бессмысленно бороться с потреблением наркотиков, что наркотики надо разрешить и только лишь создать такие условия, при которых они бы приносили наименьший вред. Например, можно выдавать наркоманам одноразовые шприцы, чтоб они не заражались СПИДом, потому что когда наркоманы пользуются одним шприцом, начинают полыхать ВИЧ — инфекцией целые регионы. Поэтому намерение раздавать наркоманам одноразовые шприцы трудно оспорить. Но когда мы, российские специалисты — наркологи, предлагаем открыть пункты бесплатной раздачи шприцов в наркодиспансерах или, допустим, сделать в аптеках специальное окошко для наркоманов: подходит наркоман и получает шприц — на эти предложения «Врачи без границ» не откликаются, им нужно пустить ярко раскрашенный автобус по центральной улице города. Они желают действовать без границ.

— И опять параллели. Точно так же обстоит дело с пропагандой безопасного секса в детско-подростковой среде. Не ведется прицельная, точечная работа с отдельными развращенными мальчиками и девочками (которых, кстати, гораздо меньше, чем принято рассказывать в СМИ), а поголовно всех школьников пытаются охватить пропагандой и раздачей контрацептивов, причем где угодно — в классе, на дискотеке, на молодежном фестивале… Вот так вместо работы с маргиналами происходит вовлечение большинства в маргинальный образ жизни. Не кажется ли Вам, Алексей Валентинович, что все, о чем мы сейчас говорим, есть следствие определенной идеологии, весьма укорененной на Западе?

— Совершенно верно. Именно разрушение традиционных культурных ценностей и агрессивное внедрение западной либеральной идеологии я считаю главной причиной распространения наркомании в детско-подростково-молодежной среде.

— А сущность этой идеологии, по-видимому, сводится к установке на непрерывное потребление?

— Но нельзя же непрерывно потреблять в голодной стране! Вернее, можно, эксплуатируя свои физиологические возможности, с помощью контрацептивов и презервативов потреблять секс, а когда секса перестает хватать (как психиатр знаю, что чувство пресыщенности наступает достаточно быстро), остается потреблять наркотики. Наркотики — это товар, причем очень выгодный для торговцев, для наркодельцов, потому что, в отличие от множества других товаров, не нуждается в рекламе и как бы сам создает себе рынок, вокруг него самоорганизуются дилерские сети. Что-то вроде самораспространяющегося гербалайфа.

— Поясните, пожалуйста.

— Практически каждый наркоман становится активным продавцом, иначе он не может обеспечить себе уровень доходов, позволяющий потреблять героин, — только путем вовлечения в наркоманию других лиц. Так формируется прочная база для массовой наркомании. Поэтому наркотики — очень удобное средство для истребления неугодных людей, неугодных народов, неугодных стран… А наш народ, который в одночасье лишился государства, смысловых основ, патриотических идеалов, стал очень легкой добычей для наркомафии и в конечном итоге жертвой массового потребления наркотиков.

— Алексей Валентинович, «кто виноват», понятно. Осталось ответить на вопрос «что делать?».

— Как можно быстрее вводить в школах и других детских учреждениях религиозное образование. Иеромонах Анатолий (Берестов) работает сейчас с юными наркоманами и добивается положительных результатов. Деятельность центра «Преодоление», что под патронажем Сретенского монастыря, надо оценить как весьма действеннную. Центр успешно реализует реабилитационные и профилактические программы, основанные на православной духовности.

— Я тоже слышала, что у отца Анатолия процент ремиссий такой, о котором врачи — наркологи не могут и мечтать, — около 50 %. Но это явление единичное. А религиозное образование… Многие скажут Вам, что Церковь у нас отделена от государства.

— Да, конечно, и я считаю это совершенно правильным. Церковь и должна быть отделена от государства. Но она ни в коем случае не должна быть отделена от русского народа. Особенно когда речь идет о спасении детей, а значит будущего нашей страны, от погибели.

Беседовала Ирина Медведева

16 / 06 / 2001

СТРАНА ПОБЕДИВШЕГО СПИДА

Помнится, три года назад, на заре нашей борьбы с сексуальным просвещением школьников, беседовали мы с чиновником московского бюро ЮНЕСКО, который представился нам как «господин Данилов». Он вообще всячески подчеркивал свою буржуазность и свой особый международный статус. В его речах то и дело звучали обороты типа «это решать вам, гражданам России, а я всего лишь представитель международной организации в вашей стране». Мы грешным делом подумали, что это потомок старых русских эмигрантов, которого потому и направили в Россию, что он знает язык. И только когда, защищая внедрение секс-просвета в России (ЮНЕСКО выделило тогда на это 745 тыс. долларов), г-н Данилов с несвойственной чиновнику исступленностью выкрикнул: «Моему сыну тринадцать лет! Я не хочу, не хочу, чтобы он умер от СПИДа!», поняли, что он все-таки тутошний. Хоть и прикидывается иноземным цивилизатором.

Мы не упоминали бы об этом карикатурном эпизоде, если бы не аргумент про СПИД, оказавшийся весьма стандартным. В дальнейшем мы слышали его от самых разных людей. Дескать, где вы живете, в каком веке? Какие могут быть «запретные темы», когда у нас началась эпидемия СПИДа?! Конечно же, дети должны все знать о безопасном сексе! И чем раньше — тем лучше. Пусть привыкают носить в портфеле презерватив вместе с ручкой и дневником. Цинично? А погибнуть от СПИДа в юном возрасте разве не цинично?.. И так далее и тому подобное.

Причем это не просто болтовня профанов, у которых не хватает ни знаний, ни извилин, чтобы построить элементарную логическую связь. Перед нами вполне определенная концепция, положенная в основу практически всех «санитарно-просветительских» программ, внедряемых сегодня в подростково-молодежную среду.

Кратко данную концепцию можно сформулировать так: с половой распущенностью подростков, приводящей к заражению СПИДом и венерическими заболеваниями, бороться бессмысленно, а потому их просто нужно научить грамотно предохраняться. Иными словами, детей представляют в виде похотливых, тупых павианов, которых не может удержать от беспорядочных совокуплений ничто. Даже страх заразиться и умереть. Почему, правда, те же безмозглые дети способны изучать физику, математику, литературу и проч., остается за кадром. Как и ответ на вопрос, почему тупое, похотливое животное, на которое не действуют никакие разумные доводы, должны в самый разгар своей похоти проявить рассудительность, вспомнить о «мерах предосторожности», да еще правильно ими воспользоваться. С какой стороны ни посмотри — полный абсурд!

И тут хочется задать еще один вопрос: почему этот бред сейчас так напористо вытесняет традиционную модель борьбы с вензаболеваниями? Суть ее очень проста: больных нужно изолировать и лечить, а здоровым (в особенности молодежи) — внушать, что единственной надежной мерой предосторожности является нравственное поведение, отсутствие случайных связей. Причем эта модель, в отличие от «инновационной», уже подтвердила свою состоятельность на практике. И даже в гораздо более тяжелых условиях, нежели нынешние: после гражданской и Великой Отечественной войны, когда борьба с эпидемией сифилиса велась на фоне полной разрухи и нищеты.

Давайте откажемся от расплывчатых «почему» и сформулируем вопрос более точно: кто может быть заинтересован в отмене работающей модели и навязывании абсурдной? Чтобы ответить на него, достаточно ознакомиться с содержанием двух — трех программ «АНТИ-СПИД». Например, с челябинской программой «Беседы о СПИДе», созданной при финансовой поддержке Голландии и Канады. Ее основные постулаты сводятся к следующему:

1. Обязательное обследование на ВИЧ — инфекцию «является нарушением прав человека и вторжением в частную жизнь».

То есть СПИД (и, по этой логике, все венерические заболевания) пытаются вывести из категории социально значимых, представляющих угрозу для общества, и объявляют их личным делом каждого. О том же, что препятствовать распознанию инфекции и, соответственно, борьбе с ней, значит нарушать права здоровых людей — об этом предусмотрительно умалчивают.

2. Заразившиеся СПИДом нисколько в этом не виноваты.

Хотя общеизвестно, что СПИДом болеют, в основном, гомосексуалисты, наркоманы и проститутки. Даже в Америке, где эпидемия уже вышла за рамки этих маргинальных слоев, они все равно остаются главными носителями СПИДа. По данным Минздрава США, в 1995 году среди мужчин 20–24 лет заразился СПИДом при переливании крови 1 % и не относились к группам риска (т. е. к гомосексуалистам, наркоманам и к лицам, вступавшим с ними в половой контакт) — 9 %.

У нас же ситуация еще более определенная: 90 % всех ВИЧ — инфицированных заражено через иглу. Но в программах для российских школьников такие пороки, как гомосексуализм, наркомания и проституция, лукаво называются «альтернативными стилями жизни». И провозглашается, что человек избирает такой «стиль» «не по своей воле».

3. Естественно, без вины виноватого ни в коем случае нельзя изолировать от общества. «Люди с ВИЧ, — написано в челябинской программе, — должны быть полноправными членами общества». Т. е. работать учителями, врачами, медсестрами, поварами, воспитателями в детских садах. А «общество должно помочь им взять на себя ответственность за нераспространение инфекции». Но разумеется, только если они сами пожелают! Чтобы ни в коем случае не нарушить их права.

Не будем жалеть места на иллюстрацию. В программе «Беседы о СПИДе» для 10–11–летних детей задание номер 8 называется «Татьяна идет в гости». Героиня — школьница, она узнает, что ее сосед и старший товарищ по дворовым играм болен СПИДом. Как именно он заразился, естественно, обходится молчанием. Но зато всячески педалируется тема общения со Славиком — так зовут соседа. Обратите внимание на любопытную деталь: девочку называют официально, по-взрослому Татьяной, а парня — наркомана (или гомосексуалиста, или и то и другое вместе) — по-детски ласково Славиком. Да и с самим именем «Слава» сцеплена сверхположительная ассоциация — вот вам типичный пример скрытой суггестии (внушения).

К этому чудесному человеку Татьяну и ее младшего брата Мишу отводит их собственная мама. Дети поначалу побаиваются, но мать — высший авторитет — делает все, чтобы расположить их к «Славику». Наконец они отправляются к соседям всей семьей. Далее следует трогательнейшая сцена.

«Славик появился в дверях, радостно улыбаясь. „Он выглядит слегка уставшим и похудевшим“, — подумала про себя Татьяна…

— Когда ты узнал, что… болен? — Миша никак не мог заставить себя произнести слово „СПИД“.

— Ты имеешь в виду, когда я узнал, что у меня СПИД? — спросил Славик. [Детям подспудно внушается, что стесняться тут нечего — прим. авт.] — Я узнал, что заразился вирусом СПИДа почти три года назад…

— Каково тебе было? — серьезно спросила Татьяна.

— Сначала я просто не поверил врачу. Потом, когда стал плохо себя чувствовать, все время думал: „Ну, почему именно я? Что я сделал плохого, что так наказан?“ [Действительно, что плохого? У него просто был „альтернативный стиль жизни“ — прим. авт.] Сейчас я думаю по-другому.

[Вы, наверно, решили, что у Славика наступило пускай запоздалое, но раскаяние? Вынуждены вас разочаровать.]

— Я уверен, что справлюсь с этой болезнью, — бодро подолжал Славик. — Я принимаю специальное лекарство, которое улучшает мое самочувствие и должно продлить мою жизнь. Многие люди, у которых СПИД, предпочитают говорить о себе, что они „люди, живущие со СПИДом“. Я опять начал рисовать. А на следующей неделе я начну преподавать рисование в лицее».

Так что в случае распространения подобной идеологии «славики» вскоре сойдут со страниц детских программ и сядут за учительский стол. А родители, которые посмеют что-то вякнуть, будут причислены к спидо- и гомофобам — в общем, к заклятым врагам прав человека.

Но пойдем дальше.

4. Сексуальное воспитание должно пропагандировать «безопасный секс». В частности, альтернативы сексуальному контакту.

Вы думаете, что хотя бы в таком контексте речь заходит о целомудрии? Ошибаетесь! «Необходимо подчеркнуть, — пишут авторы программы, у одного из которых выразительная фамилия Могильный, — что понятие „безопасный секс“ включает не только использование презервативов, но и альтернативные сексуальные действия, такие как… массаж и мастурбация.» Хотим подчеркнуть, что побуждение детей к разврату не есть особенность данной конкретной программы. Это одна из идеологических основ. То же самое можно прочитать в «профилактическом» буклете международной организации «Врачи без границ». Те же задачи преследуют и конкурсы на лучший способ безопасного секса, регулярно проводящиеся в рамках Международного дня борьбы со СПИДом.

Одна из главных особенностей (и задач!) нового подхода — устранение страха заразиться и разрушение стыда, двух важнейших охранительных барьеров на пути к венерическим инфекциям. «К сожалению, — сетует на страницах „Комсомольской правды“ психолог Наталья Крутова, — в нашем обществе многие родители относятся к сексу как к чему-то грязному и недостойному. [Манипулятивная подмена! „Недостойными“ родители считают грязные разговоры о сексе. — авт.] — Тем более они избегают разговора с детьми на такую неприятную тему, как венерические заболевания. Но рассказать о них ребенку — не значит запугать [вот оно, снятие барьера страха! Получается, что самое страшное — не заразиться, а „запугать“. — авт.] Объясните подростку, что сифилис — это не смертельный кошмар, а вполне излечимая болезнь.» [Ложь! Старейший российский венеролог проф. Я.А. Халемин в своей книге «Дикий секс и его последствия» утверждает, что человек, переболевший сифилисом, психически травмирован на всю жизнь, он «не может забыть перенесенной болезни, как бы он этого ни хотел.» — авт.] Дальше следуют советы не ругать ребенка, когда он объявит о своем заболевании, не говорить: «Я знала, что твои гулянки этим кончатся!» И уж, конечно, ни в коем случае не приводить в пример себя в аналогичном возрасте [хотя положительный пример родителей — основа воспитания]. Такой «недирективный» подход неслучаен. Это как раз и есть концептуальный стержень, на который нанизывается сегодня вся мнимая борьба с венерическими болезнями и СПИДом. Цитата из челябинской программы: «Обучение всего населения безопасному поведению считается сейчас более эффективным путем сдерживания ВИЧ/СПИДа, чем попытки заставить кого-либо изменить свой образ жизни». Т. е. не надо бороться с пороками и преступностью, лучше всем закупить презервативы, а также с ясельного возраста поднатореть в «альтернативных сексуальных действиях».

В рамки этой идеологии вполне естественно укладывается и следующий постулат.

5. Презервативы должны быть доступны всем независимо от возраста.

«Необходимо привыкнуть к ним и научиться пользоваться ими еще до того, как начать сексуальную жизнь». (Чувствуете, язык не совсем русский? Да, не слишком авторы напрягались при переводе с голландского на челябинский…) Вероятно, понимая, что подобное просветительство уже попахивает Уголовным кодексом, Могильный спешит заверить: «Доступность презервативов не может побудить молодежь к сексуальному экспериментированию». По этой логике детям надо как можно раньше раздавать ручные гранаты, нисколько не опасаясь экспериментирования. Пусть только научатся пользоваться — и все!

6. Нужно, чтобы наркоманы могли бесплатно получать чистые иглы и шприцы.

Вот и приехали. От этого постулата уже полшага до легализации наркомании и наркотиков. «Во многих странах, — сокрушаются авторы программы, — суровое законодательство и запретительная политика полностью выводят людей, употребляющих наркотики, из — под контроля здравоохранения и социальных служб». А дальше расписывают, как хорошо будет медикам, юристам и социальным работникам, если все наркоманы выйдут из подполья. То-то образуется рабочих мест! Тут уже откровенно торчат ослиные уши голландских спонсоров. У них наркотики продаются свободно, и наркодельцам очень выгодно, чтобы так было и у нас. Рынок-то в России огромный. Поэтому программа исподволь формирует в школьной среде лобби, которое будет поддерживать легализацию наркотиков.

7. Необходимо узаконить проституцию.

«Точно так же, как изоляция людей с ВИЧ, запрет на проституцию заставит проституток (или, как их точнее называют, секс — работников) уйти в подполье и стать недоступными для служб охраны здоровья и профилактики». То, что страх тюрьмы может кого-то из «секс — работников» удержать от их «работы», не обсуждается.

Что ж, пожалуй, пришло время подвести итоги. Итак, кто выиграет, если имитация борьбы со СПИДом, а на самом деле потворство гомосексуалистам, наркоманам и проституткам укоренится в обществе? — Конечно же, все три вышеперечисленные категории. Но главное, нарко- и порнодельцы, а также контрацептивные фирмы. Кстати, может быть, не все знают, что Голландия славна не только свободной продажей наркотиков. Ее считают мировой столицей проституции и центром оптовой торговли детьми для публичных домов, находящихся в странах Юго-Восточной Азии и других забытых Богом уголках.

Выигрыш, впрочем, весьма эфемерный. Америку, этого ветерана сексуального просвещения, сегодня с полным правом можно назвать страной победившего СПИДа (а также сифилиса, гонорреи и прочих аксессуаров «альтернативного стиля жизни»). В США вензаболеваниями ежегодно заражается около 12 миллионов человек. Из них 3 миллиона (!) — тинэйджеры. Минимум каждый четвертый американец в какой-то момент своей жизни подхватывает венерическую болезнь. 31 миллион жителей США уже заражен вирусом генитального герпеса, каждый год фиксируется от 200.000 до 500.000 новых случаев; по крайней мере, 24 миллиона заражены папилломавирусной инфекцией, в свою очередь вызывающей женские онкологические заболевания; около 800.000 человек в год болеет гонорреей. Уровень заболеваемости сифилисом с 1987 по 1991 г. был самым высоким за последние 40 лет. К концу 1995 года у более чем 2300 подростков был диагносцирован СПИД. В 1998 г. общее число больных СПИДом перевалило в США за 600 тысяч. ВИЧ — инфицированных к этому времени, по разным оценкам, было не менее 10 млн. — примерно 4 % всего населения Америки.

А, скорее всего, положение дел еще хуже. Во-первых, потому что, в отличие от России, там не ведется централизованный учет ВИЧ — инфицированных. А во-вторых, обнародованию истинной статистики всячески препятствует «голубое лобби». Препятствует оно и принятию мер, которые бы позволили локализовать эпидемию. Обязательный анализ крови на ВИЧ — инфекцию, как мы уже говорили, объявляется «нарушением прав человека». И при этом в 80–е годы гомосексуалисты рвались выступать в роли доноров (!) наравне со здоровыми людьми и бурно протестовали против попыток врачей отказаться от их услуг. Когда в 1981 г. департаменты здравоохранения Нью — Йорка и Сан — Франциско решили закрыть бани для геев, сочтя их рассадниками вируса СПИДа, мужеложники заявили, что это произойдет только через их труп. В конечном итоге так и вышло: бани закрылись сами собой, поскольку хозяева — тоже, естественно, «голубые» — один за другим умерли от «чумы XX века».

Так что тотальный секс-просвет американских граждан уже принес свои плоды. Урожай, как видите, немалый. Причем прослеживается четкая закономерность: обученные «безопасному сексу» подростки заражаются гораздо чаще, чем необученные (или не так детально обученные) взрослые. Совершенно ясно, что если бы модель «обучения безопасному поведению» сработала правильно, картина была бы обратной.

И, похоже, Америка это постепенно понимает. Во всяком случае, 22 августа 1996 года президент Клинтон подписал закон, который, в частности, поставил крест на обучении американских школьников «безопасному сексу». Теперь казенные деньги (по 50 млн. долларов каждый год) выделяются только на пропаганду ВОЗДЕРЖАНИЯ ОТ СЕКСА вне брака. Конгресс, разработавший этот закон, пришел к выводу, что «воздержание от сексуальной активности является ЕДИНСТВЕННЫМ СПОСОБОМ избежать болезней, передаваемых половым путем». (Наши врачи это утверждали задолго до американского Конгресса, но в перестройку были объявлены ретроградами.) Не церемонятся американцы и с наркоманами. Наверно, не все наши читатели знают, что некогда снисходительное отношение американских властей к потребителям «травки» сменилось «концепцией нулевой толерантности». А в переводе с политкорректного языка на нормальный — полной нетерпимостью к наркомании. Теперь если в машине обнаружат хотя бы одно семечко конопли, хозяина немедленно арестовывают. На смену же душеспасительным беседам о вреде наркотиков в школы пришли полицейские с собаками, которые регулярно, без предупреждения обыскивают раздевалки. Наверняка недолго осталось ждать и более строгого отношения к «меньшинствам» — слишком уж велика плата за сексуальный либерализм. Тем более что США собираются к 2050 году увеличить население на 75 миллионов человек.

У нас же, если судить по мерам «профилактики», население хотят предельно минимизировать. И потому усиленно навязывают нам американско-голландский секонд-хэнд. Хотя в 1997 году Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) признала российскую систему эпидемиологического надзора за ВИЧ — инфекцией САМОЙ ЭФФЕКТИВНОЙ В МИРЕ, сейчас делается все, чтобы ее разрушить. Например, в вологодском центре медицинской профилактики работают всего два человека. Средств на нормальную работу у них нет. Зато в городском центре планирования семьи, который тоже является бюджетной организацией, есть и средства, и сотрудники — 8–9 человек. И они, прикрываясь санитарным просвещением, фактически рекламируют гомосексуализм, скотоложество (школьников уверяют, что чуть ли не 30–40 % сельских детей занимаются сношениями с животными) и онанизм. Специалисты Центра сексопатологии в отзыве на вологодскую программу отметили, что она провоцирует гомосексуализм и нацеливает детей на это отклонение.

В 1997 году, — примерно тогда же, когда ВОЗ так высоко оценила наш эпидназдор, — в России побывала Миссия Фонда народонаселения ООН, всемерно способствующего сокращению мирового населения. Так вот, «миссионеры» настойчиво рекомендовали нам «обеспечить специальную подготовку венерологов, поскольку представители этой группы врачей по-прежнему считают презервативы неэффективными средствами предупреждения болезней, передающихся половым путем.» Т. е., специалистов самой эффективной в мире системы надо помножить на ноль и вместо них посадить бесстыжих лгунов, которые будут уверять, что презерватив надежно защищает от СПИДа. А ведь наши специалисты недаром называют пропаганду «безопасного секса» одним из главных факторов заражения. Поры латексной резины в диаметре 50–кратно превышают вирус СПИДа. Да и для многих других вирусов они как решето. Насчет вероятности заражения взгляды специалистов расходятся. Одни считают, что презерватив дает 30 %-ную защиту от СПИДа, другие говорят про 40, 60, а то и 90 %. Но даже если 90 %-ная надежность — это правда, все равно риск заразиться чрезвычайно велик. Вы купили бы авиабилет, зная, что каждый десятый самолет разбивается? Наверняка бы призадумались. А если бы летать приходилось не раз в год и даже не раз в месяц?

Когда узнаешь, сколько усилий и средств тратится на то, чтобы раздуть пожар эпидемии, становится жутко. Пресса и телевидение усиленно затаскивают молодежь в группу риска, демонстрируя распущенность как эталон, извращения как норму. А власти, притворяясь, что они бессильны перед «грязными потоками порнографии, которые льются с экрана телевизора», финансируют обучение детей «безопасному сексу». ООН, голландская организация «Врачи без границ» и прочие «благодетели» щедро раздавали в наших городах непотребные буклеты, презервативы и одноразовые шприцы. Общая стоимость этих мероприятий в 1998 году оценивалась в 367 тыс. долларов. Только за период с января 1997 г. по март 1998 г. в 350 федеральных и региональных СМИ появилось 7 353 публикации на тему СПИДа. По телевизору свыше 900 раз показали клипы, ток-шоу и другие видеоматериалы по «профилактике» ВИЧ — инфекции. Представляем, как порезвились журналисты, если даже Министерство здравоохранения, которое в принципе руками и ногами «за», было шокировано тем, что «в отдельных передачах и телесюжетах НТВ и ТВ–6, предназначенных, в первую очередь, для молодежи, под видом обсуждения проблем пола и наркомании, широко освещаются половые извращения, промискуитет [беспорядочные половые связи — авт.], преимущество отдельных наркотических средств, допустимость использования „легких наркотиков“ и многое другое…»

Можно лишь удивляться, что, несмотря на такие титанические усилия, у нас на сегодняшний день… 280 больных СПИДом на всю страну. В 2 тысячи (!) раз меньше, чем в Америке. А в обществе при этом постоянно нагнетается истерический психоз, и презервативы под маркой борьбы со СПИДом продаются буквально на каждом углу вплоть до булочных и журнальных киосков. ВИЧ — инфицированных, конечно, значительно больше — около 20 тыс. Но опять же это в 600 раз меньше, чем в США. Хотя оголтелая пропаганда «безопасного секса» и потворство наркомании не прошли бесследно. В 1997 г. количество зараженных увеличилось почти в три раза по сравнению с предыдущим годом.

Так что если традиционная модель борьбы с «дурными болезнями» окончательно вытеснится системой, которую мы описали, у нас есть шанс наконец-то догнать и перегнать Америку. А опасения г-на Данилова за сына будут уже не только демагогической уловкой.

25 / 06 / 2001

НЕОКОНЧЕННАЯ ПАРТИЯ ГРОССМЕЙСТЕРА БЖЕЗИНСКОГО

Первое упоминание о Збигневе Бжезинском исходило от нашей приятельницы, главного редактора православной газеты одного подмосковного города. Надеясь на наши столичные знакомства, она просила узнать, издавалась ли по-русски книга этого известного политолога «Психотронная эра». А в крайнем случае, можно ли ее достать на английском.

Звонок был утром, к вечеру удалось узнать, что перевода нет. А ближе к ночи «Збиг», как его называют политологи во всем мире, был помянут еще раз: нам сообщили, что он в Москве и будет наутро выступать в особняке, на котором висит очень загадочная табличка: «Центр либерально-консервативной политики».

Правда, хоть немного представив себе суть происходящих политических процессов, понимаешь, что это обозначение новой политической конструкции, предполагающей возвращение к прежним, недемократическим формам власти. Но эта диктаторская власть будет железной рукой утверждать вовсе не основы нравственности, а напротив, пороки и моральное беззаконие. Иными словами, оболочка будет обманчиво-традиционной, консервативной, а начинка — разнузданно-либеральной.

Слушая в течение двух с половиной часов заморского гостя, мы поняли, что более точной вывески для его выступления подыскать невозможно.

Но для начала несколько эмоциональных наблюдений. Они тоже очень важны, особенно впечатления от лица человека. Ведь «лицо» и «личность» по-русски недаром однокоренные слова. Это потому что лицо — проекция личности. Тем более к старости, когда осыпается молодой флер и проступает обнаженная сущность.

Ну, что сказать о внешности столпа американского либерализма, вчерашнего советника по национальной безопасности президентов США, члена Бильдербергского клуба, Совета по международным отношениям, Трехсторонней комиссии и Мирового Форума — всех ключевых организаций «мировой закулисы»? В зале, как вы, наверное, догадываетесь, было много несветлых людей. Взять хотя бы Аркадия Мурашова, памятного тем, что, возглавляя в начале 90–х гг. московскую милицию, он приказал избить дубинками фронтовиков, вышедших на первомайскую демонстрацию. И был за это оплеван народом. Как в переносном, так и в буквальном смысле слова.

Но рядом с Бжезинским даже такие персонажи выглядели милягами, своими в доску парнями. А он… он вообще не был похож на человека — ни на хорошего, ни на плохого. Это было лицо давнего обитателя потустороннего мира. По-русски таких называют нечистью или нежитью. Причем надо учитывать, что, попадая в среду людей, «анчутки» (тоже простонародный эвфемизм) вынуждены надевать личину. Чтобы произвести благоприятное впечатление. А посему наш американский друг старался как мог. Он хотел предстать не только другом, но и печальником о нашей дальнейшей судьбе. И добрым, мудрым советчиком. Но в какие-то моменты переставал за собой следить — к старости, знаете ли, самоконтроль ослабевает — и в глазах начинали плясать прямо-таки инфернальные искры. Например, когда докладчик заявил, что Россия никогда больше не будет империей. И во избежание разнотолков по поводу того, какую империю он имеет в виду, добавил: «Русская империя кончилась не в 1917, а в 1991 году».

На этих словах личина на мгновение упала, и мы подумали, что, наверное, такой неукротимый восторг гулял бы по лицу Геринга, если бы фашисты в 1945 году победили и он приехал в Москву с инспекцией.

Вообще старик старательно давил на психику, внушая, что Россия побеждена окончательно и бесповоротно, что трепыхаться бессмысленно. Это напоминало то ли шаманские камлания, то ли блеф карточного шулера и возмутило даже лояльных к оратору слушателей. За исключением разве что вышеупомянутого Мурашова и Рыжкова — младшего, непонятно почему прослывшего в среде нашей демократической интеллигенции патриотом. Тот согласно кивал на каждое слово патрона. Кивал не просто головой, а всем телом. И отдельно — ушами.

Что же предложил победитель побежденным? Да ничего нового. Фактически в тезисной форме был повторен план, изложенный им в книге «Великая шахматная доска»: или встраивайтесь в Европу, или пеняйте на себя — у вас под боком Китай. Огромный и стремительно набирающий военную мощь. (О том, как эта мощь подпитывается Америкой, естественно, ни слова.)

Ну, а для встраивания в Европу необходимо выполнить ряд условий. Всех их он перечислять не стал, дав понять лишь, что условий тьма. Но программу — минимум изложил определенно. Россия должна немедленно прекратить войну в Чечне, отдать Калининградскую область и Курилы, децентрализоваться (а то все финансовые ресурсы пожирает Москва), конечно, реформировать армию и неуклонно идти вперед по пути демократический преобразований. Каких именно, шеф не уточнил, а только сослался на некий пакет рекомендаций, где аж на шести тысячах (!) страниц изложено, что надо сделать, если хочешь быть принятым в цивилизованное общество.

Сие заявление, как ни странно, не вызвало у присутствующих не только беспокойства, но даже любопытства. Хотя вообще-то не мешало поинтересоваться, что же это за условия и сколько их должно быть, если одно их перечисление занимает столько страниц.

Участников камерного собрания скорее задело другое: почему с ними разговаривают таким тоном победителя, постоянно прибегая к двойной бухгалтерии. Советник Президента Илларионов даже прямо спросил: дескать, с какой стати вы осуждаете нас за войну в Чечне? А как же бомбежки Сербии и Ирака?

Эти и подобные вопросы нимало не смутили громссмейстера. Он был к ним явно готов и отвечал без запинки. Сказал, что Белград пострадал от бомбежек несопоставимо меньше, чем Грозный. Про Косово совсем умолчал. Про Ирак сделал вид, что не услышал. Насчет Афганистана увел ответ в сторону, пространно разглагольствуя о том, как афганский народ поддерживает Карзая. Не в пример чеченцам, у которых Кадыров не пользуется авторитетом и держится исключительно на штыках русской армии. (То, что Россия воюет на своей территории, отстаивая основу основ любой страны — незыблемость границ, а Америка нападает на суверенное государство, вообще не обсуждалось.)

Все эти ходы наш шахматист давно просчитал. Он даже был готов пожертвовать некоторыми мелкими фигурами. (Например, согласился с замечанием корреспондента «Известий», что у Америки катастрофически уменьшается международный электорат — число людей, поддерживающих ее политику.) Главной целью Бжезинского, как, впрочем, и любого стратега, было сохранение ключевых фигур. И этого он добился безусловно. На идею встраивания России в Европу — Бжезинский назвал это «единственным выбором» — никто не посягнул. Более того, из уст представителей государственной власти России даже прозвучали такие обнадеживающие заявления, что в нашей стране чуть ли не все спят и видят, как стать частью Европы.

Впрочем, эти заявления недалеки от истины. Не знаем, как там насчет международного, а российский электорат Штаты за последние годы основательно подрастеряли. Чего не скажешь об отношении к Европе. Антиевропейских настроений в нашем обществе практически нет. Как-то так получилось, что понятие «Запад» отождествляется с Америкой, а Европа воспринимается как пленница Америки, как сестра по несчастью, а значит — потенциальная союзница в борьбе с обнаглевшей сверхдержавой. И на Путина многие патриоты надеялись, если вы помните, именно как на политика, ориентированного на Европу. Он и в Германии разведчиком работал, и дочерей учит в немецкой школе при посольстве.

Но такое ли уж это благо — встроиться в современную Европу? Пусть даже (что практически нереально) в качестве полноправного обитателя «общеевропейского дома». Чуть выше мы написали, что не мешало бы поинтересоваться многостраничным документом, излагающим условия объединения с Европой. Если не должностным лицам, то хотя бы вездесущим журналистам.

Но даже без оного документа кое-что можно себе представить. Нужно лишь абстрагироваться от дежурных туристских откликов про улицы, которые моют шампунем, про людей, которые никогда не толкнут в городском транспорте, про идеальную экологию и пандусы для инвалидов. Это замечательно, кто же спорит? Но во-первых, не факт, что мы все это получим у себя. Во всяком случае, под те же самые песни десять с лишним лет назад разрушили СССР, а пандусов до сих пор нет и в помине. Зато инвалидов, особенно молодых, стало несоизмеримо больше.

А во-вторых, турист за границей все равно что ребенок, которого за хорошее поведение привели в кафе и кормят клубникой со сливками. Реальная же европейская жизнь (как и любая другая) больше похожа на рабочую столовую, где человеку выдается комплексный обед. В этот обед может войти и вкусное пирожное, но все остальное совсем необязательно будет соответствовать вашим представлениям о вкусной и здровой пище.

Взять хотя бы права человека. «Комплексный обед» применительно к данному вопросу означает не только поддержку инвалидов, но и возможность обратиться в суд для ребенка, которого шлепнул папа. Не избил до полусмерти, а легонько шлепнул, причем за дело! Вот что рассказывает о правах ребенка в Швеции занимавшаяся этой темой журналистка Анна Маслякова (газета «Воскресение» №12 (29) 2001 г.): «Физическое наказание детей запрещено законом. Если на улице папа сгоряча хлопнет своего ребенка по мягкому месту, обязательно найдутся „доброжелатели“, которые сообщат в специальную службу или ближайшему полицейскому о случившемся (шведы чрезвычайно законопослушны и законоисполнительны — (к чему, кстати, усиленно призывают и нас, ибо в общеевропейский дом может войти только такой законопослушный жилец с развитой правовой культурой — прим. авт.), и тогда вспыльчивому родителю придется заплатить большой штраф.»

Результат налицо: «Шведские мамы и папы чаще всего с улыбкой смотрят на то, как их ненаглядное чадо кричит и топает ножками, упорно требуя, или с дикими воплями носится по магазину, приводя окружающих в ужас. Смотришь иной раз на распоясавшегося карапуза, который явно издевается над своими расстроенными родителями, и думаешь: „А вот сейчас легкий шлепок был бы весьма кстати…“»

Ну как? Нравится вам такая жизнь? А ведь у нас для нее почти все уже готово. Центры по борьбе с насилием созданы почти в каждом городе. Вопрос о недопустимости физических наказаний детей регулярно обсуждается в СМИ. В школах прямо с первого класса планируется изучать «Конвенцию о правах ребенка», а в учебнике граждановедения Я.Соколова, по которому уже учится огромное количество детей, прямо поставлен вопрос — цитируем «нарушает ли права человека наказание ремнем». Даже фестивали теперь устраивают, посвященные правам ребенка. В Москве на одном таком фестивале разбитная ведущая в рейтузах провозгласила, обращаясь к подросткам: «Знаете, кто больше всего нарушает права ребенка? Это ваши родители!» И начала подскакивать к детям с микрофоном, добиваясь ответа, как именно нарушаются их права. Юные зрители были сперва обескуражены, а потом вошли во вкус и принялись выкрикивать: «На Макдональдс и на дискотеки денег не дают!» «Рок-музыку врубать на полную катушку запрещают!» «Заставляют ходить в школу!»

Так что встраивание в Европу уже идет. Осталось принять соответствующее законодательство — и наши родители присмиреют не хуже шведских. Или французских, которые трясутся от страха, если их малыш ночью заплачет. Ведь тогда соседи могут «настучать» в полицию, заподозрив «насилие в семье». Не потому ли французские мамы оглушают своих младенцев валерьянкой, и те спят круглосуточно? (Как это влияет на детский мозг и, соответственно, на развитие, уже никого не волнует.)

Истинно рыцарское благородство проявляет Европа и в защите прав «голубых». В Англии и Голландии им разрешаются не только гражданские браки, но и венчание в церкви. В Швеции же этот вопрос пока вынесен на всенародное обсуждение. Равно как и вопрос о том, что гомосексуалистам и лесбиянкам надо разрешить усыновлять детей. Международный суд в Гааге, например, поддержал иск возмущенного гомосексуалиста, пожаловавшегося на отказ парижских властей дать ему мальчика на усыновление.

Кто-то может подумать, что его это не касается. Дескать, пусть бесятся, как хотят. В конце концов, это их проблемы, их частное дело. Они ко мне не лезут, и я ими не интересуюсь.

А вот в этом вы ошибаетесь, дорогой благомысл. Они к вам очень даже полезут. Вернее, не к вам, вы для них староваты, а к вашим детям. Ведь чего добиваются идеологи гомосексуализма, крича о профессиональной дискриминации? Они что, мечтают о профессии каменщика? Нет, они рвутся в школы, в детские сады, в поликлиники и больницы, в летние оздоровительные лагеря. И в Европе (как и в Америке) уже дорвались. Не каждый знает, кстати, как расшифровывается слово «гей», придуманное содомитами. Непосвященные считают, что это от английского «веселый» (gay) и, наверное, недоумевают, в чем уж там особое веселье. А любители греческой мифологии, вероятно, предполагают, что геи — сыновья богини Земли, и это придает извращенцам романтический оттенок. Но немногие осведомлены, что это аббревиатура: «gay» расшифровывается как «good as you» — «такой же хороший, как и вы». На этом основании они и добиваются для себя таких же «хороших» прав. И уж совсем мало кто знает, что, добившись равноправия в Европе и Америке, извращенцы идут дальше и выдвигают лозунг «better than you» (мы лучше вас), требуя преимущественного права преподавания в школах.

Не надо строить иллюзий. «Искоренение гомофобии» (гомофобия — осуждение гомосексуализма) — обязательное условие прописки в общеевропейском доме. Парламентская Ассамблея Совета Европы еще в 2000 г. направила в нашу Государственную Думу документ, называемый на политкорректном языке «рекомендациями». А по существу — требование «принять позитивные меры для борьбы с проявлениями гомофобии, особенно в школе, медицине, в Вооруженных силах и в полиции.»

Вообще интересно было бы спросить жителей нашей страны, за которых так уверенно высказывались чиновники, уверяя Бжезинского в общерусской мечте стать европейцами: «Вы действительно готовы стать частью такой Европы? Европы, где одной из главнейших проблем современной семьи считается массовое распространение сожительства взрослых с детьми. Где брюссельский дворец правосудия осаждают толпы родителей, дети которых погублены педофилами. Где на амстердамских улицах, прямо в центре города, мужчины открыто занимаются онанизмом (тоже в контексте прав человека — это право на сексуальную жизнь и на самовыражение!), и где к вам несколько раз за вечер подойдут с предложением попробовать наркотик, а в витринах даже продовольственных магазинов сидят живые голые тетки, завлекающие покупателей йогуртов непристойными позами. Вы действительно хотите в Европу, где ширится движение за свободную продажу наркотиков, где взрослые дети массово сдают родителей в дома для престарелых, и это считается нормой? Где вслед за ультралиберальной Голландией закон об эвтаназии приняла и Швейцария, считающаяся оплотом европейского консерватизма?»

Сторонники глобализации (а встраивание в Европу — составная часть этого процесса), под какими бы этикетками ее ни рекламировали — апеллируют исключительно к материальной стороне жизни. Дескать, иначе мы останемся на обочине, не сможем развивать высокие технологии, окажемся вне информационного общества и т. д. и т. п. В переводе на бытовой язык это означает: вам грозит остаться без компьютеров, без иномарок, без отдыха в Турции, хот-догов и «Пицца-хат».

И Бжезинский стращал тем же самым. И очень сочувствовал нашей глубинке, в которой люди живут как в XIX веке, без теплых туалетов и современных дорог. Он только умолчал о том, что при встраивании в Европу в каждую деревню (которая, впрочем, перестанет быть деревней, а станет общеевропейским поселком городского типа) придут свои бары и казино, публичные дома, непотребные журналы для детей и наркотики, и прочие развлечения для одноклеточных, без которых немыслим сегодняшний цивилизованный мир и которые благодаря плохим дорогам пока еще не пришли в наши нецивилизованные деревни.

Конечно, теплый сортир — штука полезная. Но многие его сейчас делают и без помощи Бжезинского. А потом, даже если без его помощи не обойтись, стоит ли платить за хот-дожно-сортирный комфорт такую цену?

Зачем Бжезинский хочет интегрировать Россию в Европу, понятно. Глобализаторы решили поглотить мир по кускам. Россия с ее православной культурой, с ее традиционным, несмотря на все исторические ураганы, фундаментом жизни, не вписывается в концепцию всемирного государства, управляемого кучкой хитрых сумасшедших. (Да — да, изощренная хитрость, которую, кстати, так превозносил в своем выступлении Бжезинский, очень часто бывает свойственна тяжелым сумасшедшим. Именно поэтому так трудно поймать маньяка, совершившего десятки зверских убийств.) Европа, по замыслам этих горе — гроссмейстеров, призвана перемолоть русскую жизнь, лишить Россию культурного ядра, унифицировать. Нет, матрешки, водка, уральский хор и кое-какие другие «элементы этнического своеобразия» останутся. Как остались у французов камамбер с рокфором, а у англичан — медвежьи шапки на солдатах королевской гвардии. Вот и мы будем общечеловеками в кокошниках.

Зачем это нужно Бжезинскому, повторяем, понятно. Зачем нашей номенклатуре — тоже понятно, хотя уже менее. Даже Ельцин с Горбачевым, несмотря на огромные заслуги перед мировым сообществом, заслужили всего-то навсего статус советников Трехсторонней комиссии! Приличные места давно распределены между своими. «Маврам» отведена, как это всегда бывало в истории, жалкая роль.

Но зачем Бжезинского косвенно поддерживают некоторые наши патриотические политики, уверяя, что альтернативы глобализации нет, это загадка для ума. Они, правда, тешат нас обещаниями, что Россия, встроившись, сможет повернуть все в нужное русло, взять только хорошее, соединить со своим только хорошим… В общем, это глупость, которую стыдно повторять, а еще стыднее — произносить. Можно, конечно, одурять себя химерами, что, войдя безоружными в дом, где хозяйничают вооруженные до зубов бандиты, мы им покажем. Но лучше все-таки знать правду. В сегодняшней ситуации, при нынешнем состоянии экономики и армии, ни о какой нашей главенствующей роли в чужой игре речи быть не может. В чужие игры вообще лучше не играть. Тем более, ставя на кон страну и людей.

Говорят: «Послушай женщину и сделай наоборот». Но это скорее шутка, чем серьезный совет. А вот если тебе что-то настойчиво рекомендует твой политический противник, сделать наоборот как раз очень даже неплохо. Во всяком случае, стоит посмотреть в эту сторону.

Наверное, даже поклонники таланта старого политгроссмейстера не посмеют утверждать, что он преисполнен дружеских чувств к нашей стране. А если сказать напрямик, мало кто так ненавидит Россию, как Збигнев Бжезинский. Понять его можно. Во-первых, профессия обязывает. Во-вторых, по слухам, он в 40–е годы сидел, пускай и недолго, в советских лагерях.

Хотите знать, о чем он говорил, как о самом страшном для России? От чего навязчиво предостерегал в своем выступлении? — ОТ ИЗОЛЯЦИИ. Так, может, нам не нужно ее пугаться? Может, это, наоборот, первый шаг к спасению?

Очень интересные сведения мы почерпнули из книги А.П. Паршева «Почему Россия не Америка?» Оказывается, «согласно Президентскому посланию 1999 г. (тогда, как вы помните, еще правил Ельцин — прим. авт.) призывы (к изоляции) — подрыв российской государственности.»

Вот как боятся изоляции сторонники «нового мирового порядка»! Развал отечественной промышленности, армии, науки, культуры, образования, здравоохранения и проч. — не подрыв. А призывы к изоляции для сохранения независимости страны — подрыв.

И ведь как крепко все это вбили в голову! Кому ни скажешь, на тебя испуганно машут руками. Дескать, нет — нет, только не это! Только не изоляция! Как же мы будем без импортного пива и тигровых креветок? Но выбор-то — пиво в чумном бараке. Да, европейский чумной барак оснащен по последнему слову техники и хорошо декорирован. Но чума от разноцветных декораций не проходит. Может, не стоит соваться, а лучше соблюсти элементарные правила карантина? Неужели обязательно в своем доме, на своей улице нужно увидеть горы чумных трупов, чтобы спохватиться и опамятоваться? Или мы и тогда будем утешать себя тем, что зато эти трупы обряжены в джинсы и сжимают в окоченевшей руке сотовый телефон?

В последнее время, склоняя нас к очередному пагубному шагу, политики уверяют, что все уже решено и подписано, никуда не денешься, выхода нет. Вот и Бжезинский, голубь мира, перелетевший через океан, упорно долбил клювом макушки собравшихся либерал — консерваторов, внушая, что — далее цитируем — «никому не удается сбросить фигуры с великой шахматной доски и даже слегка поколебать стол, на котором она лежит.»

И эта безвкусная патетическая метафора вдруг показала, что многоопытный игрок, который так ценит в людях хитрость и изощренный ум, может быть, хитер, но уж точно не умен. Хитрые, коварные люди вообще не бывают по-настоящему умными, потому что рассчитывая все 100 ходов вперед, они не берут в расчет Главного. Того, Кто в одно мгновение может опрокинуть все столы со всеми досками и фигурами.

Когда танки Гудериана подошли почти к самой Москве и уже ничто не могло сдержать их триумфального въезда в столицу, ночью вдруг ударил крепкий русский мороз. И этого оказалось достаточно. Фашисты отступили, исчезли, «яко исчезает дым, яко тает воск от лица огня». Так что нет ничего глупее коварных расчетов. И сегодня нам нужно как можно чаще себе об этом напоминать.

22 / 04 / 2002

ПРЕДАТЕЛЬСТВО СВОЕГО РЕБЕНКА — ЭТО ПОСЛЕДНЕЕ ДЕЛО

Интервью с детским психологом Ириной Медведевой

— В каждой семье, где есть дети, рано или поздно встает вопрос о том, как с детьми начать разговор о вопросах пола, потому что дети эти вопросы рано или поздно зададут. Существует две точки зрения. Одни считают, что эти вопросы не должны обсуждаться, дети и так сами все узнают. Другие же считают наоборот, детям надо дать максимум информации по этому вопросу. Как следует решать эту проблему, на Ваш взгляд?

— Я, конечно, не могу сказать, что такой проблемы не существует вовсе. Но мне кажется, ее масштаб в последние годы сильно преувеличивается некоторыми сексуально озабоченными взрослыми. Думаю, что когда ребенок интересуется вопросами пола (а он этим интересуется в разном объеме в разное время своей жизни) тогда ему и надо отвечать, причем в как можно более общей и условной форме.

— Вопросы эти задаются тогда, когда ребенок совершенно целомудрен, и конечно дети задают их в совершенной своей чистоте. А родители в такой же (подобной детской) чистоте как правило ответить не могут. И возникают такие мифологемы: «аист» и «капуста», «тебя в магазине купили». Хорошо ли это?

— Очень хорошо! Я как детский психолог скажу, что это очень верно. Это веками говорится и про «аиста» и про «капусту». Думаю, что довольно давно стали говорить и про магазин. Очень верно. И знаете, никому из взрослых людей это не повредило. Как мы видим, человеческий род продолжается уже не первое и даже не второе тысячелетие. Плод обязательно должен быть запретным до времени, чтобы потом, когда ребенок вырастет, этот плод был сладким. Тогда род продолжается. Если этот плод перестает быть запретным, а следовательно сладким, то человек, так уж он устроен, ищет другие запретные плоды. Не поэтому ли на Западе так много гомосексуалистов. Это другой запретный плод. Впрочем, он тоже уже не запретный. Поэтому когда семь лет назад я попала в Германию на всемирный конгресс по социальной психиатрии, и европейские и американские ученые говорили о том, что проблема номер один современного западного мира — это сексуальное сожительство взрослых и детей. Вот какой запретный плод сегодня сладок людям Запада. Так что если этот плод перестанет быть запретным, а следовательно сладким… ну что ж, тогда ждите поиска других. Именно Скандинавия и в частности Швеция первая восприняла сексуальное просвещение в школе. Прямо где-то после 68–го года. Вот была так называемая сексуальная революция в Европе и Скандинавия стала прямо пионером сексуального просвещения.

Я еще хочу сказать интересную вещь, что Стокгольм — столица Швеции — три года назад на Всемирном конгрессе семей в Праге был назван первым пост — семейным городом в мире, потому что там 70 % жителей никогда не имели, не имеют и не хотят иметь семью и детей.

— Скажите, но возможен ли вне семьи такой сокровенный, интимный, умный разговор о вопросах пола, может ли он быть школьным уроком, публичным выступлением?

— Я думаю, что нет. Это никогда не может быть прилюдно. Посмотрите, в культурном русском языке не существует ни одного слова для обозначения физической стороны любви…

— …вот я все время об этом задумываюсь. Как говорить о том, что совершенно невозможно назвать?

— Лучше задумаемся о другом: что значит, когда в таком богатейшем языке как русский нет культурных слов для обозначения плотской любви? Это значит, что культура строго секретит саму тему. А на каком языке говорить? Есть мат и есть гинекологическая латынь. Ну, наши секс-просветители домашние, российские, они конечно говорят, что гинекологическая латынь — это самое оно. Но представьте себе, что ребенку говорят «пенис», «фаллос», «оргазм», «эрогенные зоны». Это вообще конец света. Я бы даже сказала, что нужно трижды подумать, что гаже, вредней для психики: мат, который ребенок воспринимает как откровенную непристойность или «культурное» просвещение на гинекологической латыни. Я считаю, что второе гаже.

— Я тоже так думаю, честно говоря. Мы часто слышим: «Плохо, если ребенок об этом узнает в подворотне. Плохо, если об этом ребенку расскажут в туалете». Но если ребенку «про это» расскажут в туалете, то это всегда будет туалетно. Если в подворотне, то это будет нести свой отталкивающий стыдливый момент. Поэтому мне кажется, что даже подворотня в какой-то степени есть сохранение того, чему даже название сегодня совсем забыли: целомудрия.

— Совершенно верно. Зачем пугать подворотней? Почему некоторые оправдывают сексуальное просвещение тем, что, мол, иначе дети узнают «про это» из подворотни. Подворотня, как сказал бы культуролог — это неотъемлемая часть подростковой субкультуры. Проходит подростковый возраст, вместе с ним проходит подворотня, и уже юноша по ночам вздыхает о любимой девушке, стихи пишет, гуляет под ее окнами, сходит с ума. И представляет ее себе неземным, бесплотным существом. Но если он в семь — восемь, в двенадцать лет видел учебное пособие с половыми органами в разрезе, учил на эту тему параграф, отвечал у доски… Представляете, приходит учительница в очках, в нарядной блузе, развешивает эти пособия, они открывают учебник… И я кстати, хочу сказать, что и картинки в этих учебных пособиях намного непристойнее, чем фотографии в порножурналах. Это просто смещение черного и белого. Полное смешение черного и белого! Пол и потолок меняются местами! Потому что одно дело порнографический журнал, который мальчишки смотрят под партой и, опять же, знают, что это непристойность. А другое дело, когда в учебнике. Учебник для детей — эталон. Эталонная информация. И когда там это все в характерной манере учебника, так серьезно, с рисунками и схемами… Я видела всю эту мерзятину. Между прочим, когда мы с моей коллегой Татьяной Львовной Шишовой в Германии читали курс для студентов Гамбургского университета, они с нами как-то разоткровенничались после лекции. И я помню, как один очаровательный, похожий на героев Томаса Манна, какой-то благородных кровей юноша сказал: «Какие вы в России счастливые, вы знаете, что такое любовь. Мы тоже это знаем, но только по классической литературе. Мы очень хотим полюбить, но не можем, потому что получили сексуальное образование в школе и когда видим девушку, вспоминаем, что нам говорили про эрогенные зоны и про то, как устроены фаллопиевы трубы».

— Проблема очень знакома. В начале 90–х годов родители были в полном ужасе, когда их дети вернулись из школы. Скажем, ученики первого класса показали своим родителям красивенький буклетик под названием «Мой друг презерватив».

— Как сейчас помню, это было в середине 90–х.

— А откуда такие буклетики появляется в наших школах? Откуда эти программы появились, откуда эти учебники? Кто их издает? Кто и зачем растлевает детей?

— Да, детей растлевают. И это очень страшно. Я как детский психолог могу сказать, происходит ядерный взрыв в психике детей. Иначе не назовешь. Но для тех, кто это делает, растление и провокация психического шока — как бы побочные продукты. Задача другая: снижение рождаемости. Это такой, я бы сказала, геноцид с цивилизованным лицом.

— А как зовут это «цивилизованное лицо»?

— Его зовут Международная федерация планирования семьи. А на нашей почве существует филиал, который называется Российская ассоциация планирования семьи. Ну, конечно, у этой организации очень много спонсоров, помощников. Скажем, такой важный спонсор, как Фонд народонаселения Организации Объединенных Наций. Он представлен и у нас в стране, и в других странах, в которых существуют центры планирования семьи. Также очень помогает в уничтожении населения ЮНЕСКО. Хорошо помогает ЮНИСЕФ. Хорошо помогают Фонд Рокфеллера, Фонд Форда, Фонд Маккартуров, с успехом работающие на нашей территории. Бывают какие-то парадоксальные спонсоры. Например, английский принц Филипп, который возглавляет Фонд защиты диких животных. И все о нем говорят как о замечательном человеке: ему так жалко носорогов, ему так жалко леопардов, он так заботится об экологии. Но давайте спросим себя, кто больше всего нарушает экологию? Конечно, люди! Чем меньше будет людей, тем чище будет воздух, вода, трава…

— …и будет больше диких животных?

— Конечно. Так что принц Филипп теснейшим образом связан с Международной федерацией планирования семьи. И таких, на первый взгляд неожиданных связей очень много.

— Я знаю, что в Москве были такие «пилотные» школы, в которых программы РАПСа (Российской ассоциации планирования семьи) просто внедрялись через личные отношения с директорами этих школ. А есть у Вас, как у детского психолога — специалиста, данные о горьких плодах такого просвещения в России?

— Конечно, и очень много. Вы упомянули о пилотных школах в Москве. В одной из них школ учился сын моей подруги — психолога. И он был единственным в классе, кто не заполнил омерзительную секс-просветовскую анкету. Я не могу вслух повторить ни одного вопроса, который был задан детям. А этот мальчик, поскольку он воспитан хорошей мамой, не стал заполнять анкету. И именно благодаря тому, что он ее не заполнил, а следовательно не сдал, он вынес ее из класса. Другие дети сдали, и все шито-крыто. Родители понятия не имели, о чем спрашивали их детей. А этот мальчик пришел домой и швырнул матери анкету в лицо, представляете? Он был в таком жутком состоянии… Сказал: «Вот, до чего вы, взрослые, докатились!» И у него, как у человека тонкого, были очень тяжелые психические последствия, даже после одной такой незаполненной анкеты.

СПРАВКА: Последние три года в государственных школах России под разными названиями стали вводить сведения сексологии и контрацепции. Кроме того, зачастую по инициативе школы дети посещают разного рода занятия, семинары и уроки в так называемых медико-педагогических школах и центрах планирования семьи. Цель преподавания во всех случаях одна: манипулирование психикой ребенка. Перевод его внимания с высших духовных ценностей на низшие плотские удовольствия, их культивирование. Когда человек рассматривается лишь как биологическая единица. Внимание детей, акцентируется исключительно на вопросах секса, грубо попирается стыдливость. При этом осмеивается целомудрие, семья. Будущие дети представляются как ненужная, тягостная обуза. Детям рассказывают о страшных вещах. Пример: «Основными формами половой жизни человека являются экстрагенитальные, плотаническая любовь, танцы, гейшизм, генитальные, суррогатные формы полового акта, вестибулярный, бедренный половой акт, анальный, орагенитальные контакты, сексуальные действия с животными». На каждую тему в школе выделено по часу, а то и по два. На Западе ситуация не лучше. В Сан — Франциско, например, где большой процент гомосексуалистов, сексуальные «меньшинства» добились того, что им разрешили в школах преподносить какую-то свою особую программу сексуального просвещения. В класс к семилетним приходят «специалисты» и говорят: «Вам не стоит беспокоиться, если у вас будет сексуальный контакт с вашим же полом, может быть даже с партнером более взрослым…» Т. е. практически преподаются основы гомосексуализма. Ребенок-то об этом вообще не думает. А если ему начинают об этом говорить, то у него, конечно же, могут спровоцировать желание попробовать. Получается не просвещение, а откровенная пропаганда.

— Сегодня секс-просветители научились маскироваться, поскольку есть уже какая-то реакция Церкви, ученых — экспертов, общественности, родителей. И теперь это называется «Основы здорового образа жизни», «Уроки здоровья», «Гигиена», «Валеология», «Программа „Изменения“», «Лекции о СПИДе». И родители думают: как хорошо! Им ведь внушили, что дети сейчас все рождаются больными. Вот здорово, что их будут учить «здоровому образу жизни», а, следовательно, оздоровлять, учить, как стать здоровыми.

— Было бы важно понять, чем мы можем себя защитить, насколько мы вправе протестовать, какие у нас есть юридические возможности не допустить экспериментов над нашими детьми, над нашим народом.

— Вы можете мне поверить, что это не менее страшно, чем крысиный яд. Вот родители должны себе представить, что детей могут на таких вот уроках «здоровья» накормить крысиным ядом. Когда речь идет о спасении ребенка, родители просто обязаны его защитить, да и других детей тоже. А для этого они должны знать: если в школе что-то вводится экспериментальным порядком, об этом школа должна оповестить всех родителей. Причем, им не просто должны сказать, что с завтрашнего дня или с послезавтрашнего вводятся «Уроки здорового образа жизни». Каждому из них должны показать программу, и от каждого должны получить не устное согласие, а письменное. И если хоть один родитель в классе не согласен — ему не имеют права сказать; «Пускай ваш ребенок гуляет в коридоре в это время». Ничего подобного! У нас пока еще образование государственное. И у родителей сейчас как раз больше прав, чем было раньше. Если директор школы заявляет, что он, несмотря на протесты родителей, не хочет отменять этот экспериментальный урок, у родителей есть все основания подать в суд. Не на учителя, а на директора школы. Потому что учитель — тоже подчиненное существо.

— В православной гимназии однажды на уроке закона Божия все ученики седьмого класса принесли с собой журнал «Cool». Оказалось, они не знали, что это за журнал, им его бесплатно в метро раздавала какая-то добрая тетя.

— Очень наивны чаяния и надежды православных людей, что они своих детей вырастят в золотой клетке. И что они должны только как следует присматривать за своими детьми. Не усмотришь! Это повсюду и везде. А сколько к психологу обращаются родителей тех девочек и мальчиков (но особенно почему-то девочки психически страдают), которые читают журнал «Cool» и ему подобные издания. Вот приведу Вам один пример. Приходит мама с девочкой 12–ти лет и говорит: «Не понимаю, что с ней произошло? Она такая была хорошая девочка. У нас такая хорошая семья. Она себя вдруг начала вести, как профессиональная проститутка. Мы не знаем, что с нашим ребенком, мы не знаем, как ее укротить, и вообще что с ней делать, она уже кандидат в колонию и все это случилось как-то стремительно и на ровном месте». Я спрашиваю и то и это. И вроде не нахожу никаких «улик». Вдруг мне приходит в голову спросить: «Скажите, а ваша девочка не читает в последнее время журнал „Cool“?» Мама с гордостью отвечает: «Конечно! Это же журнал для девочек — подростков. Она его покупает раз в неделю, я ей сама даю деньги на него». — «А Вы туда заглядывали?» Она в недоумении отвечает: «А зачем заглядывать в детский журнал? Что, наши родители заглядывали в журнал „Мурзилка“, „Пионер“ или даже в „Юность“?» Я говорю: «Ну Вы загляните, потом мы, может быть, вернемся к разговору, почему Ваша девочка стала себя так вести». На следующий день она пришла заплаканная: «Вы знаете, я этот журнал сожгла прямо у себя во дворе, все номера, что нашла». Я говорю: «Все сжечь невозможно, они на каждом лотке».

— Журналы «Cool» и «Cool Girl» — молодежные проекты Издательского дома Бурда в России, рассчитанные на подростков одиннадцати — пятнадцати лет. В народе эти журналы называют «мусорными». Прочел — выбросил. Тираж «Cool» — около миллиона экземпляров. Раскупают быстро. Хотя содержание старого номера от нового почти не отличишь. Те, кто читал его пару лет назад, с трудом вспоминают о чем он. Это журнал, который чрезвычайно безответственно подходит к своей редакционной политике. Потому что детям внушаются вещи несопоставимые и с минимальным уровнем культуры. Что нам делать? Мы сегодня живет в таком мире, где эта информация доступнее любой другой…

— Я призываю все контролировать. И школьные новации, и детские журналы, и детские передачи по телевизору, и даже, представьте себе, детские мультфильмы. Ну, я уж не говорю о том, что у нас всех есть возможность позвонить депутату Государственной и городской думы. Ведь депутаты (теоретически) представляют наши интересы. Т. е., как говорят дети, «бузу надо поднимать». Если мы не хотим сдавать своих детей. Вообще, предательство — страшный грех. Но уж предательство своего ребенка — это последнее дело.

С Ириной Яковлевной Медведевой беседовал священник Алексий Уминский

18 / 06 / 2002

«ОСКОРБЛЕНИЕ СВЯТЫНИ МОГУТ ОДОБРЯТЬ ТОЛЬКО ОДЕРЖИМЫЕ ЛЮДИ». Интервью с протоиереем Александром Ильяшенко

— Отец Александр, храм Всемилостивого Спаса, в котором вы служите, находится неподалеку от Савеловского вокзала. Насколько я знаю, у вас довольно большой приход, в котором много молодежи. Каждую неделю проходят службы. Но не в храме, а в полуразрушенном доме причета, стоящем поодаль от храма. Почему? Почему храм до сих пор не передали вам?

— Этот храм раньше, до революции, принадлежал к Скорбященскому монастырю. Он был построен в византийском стиле в конце XIX века. В храме было освящено три престола, три алтаря. Главный алтарь был площадью около 100 кв м, а площадь всего храма составляла примерно 650 кв м. Сегодня же, кроме храма, от монастыря сохранилось здание монастырских келий и до неузнаваемости перестроенное здание гимназии. 10 гектаров земли, которая принадлежала ранее монастырю, частично принадлежит Станкоинструментальному университету. На остальной территории разбит детский парк и построены жилые дома.

— А что случилось с монастырем?

— В монастыре было много построек, но после революции их уничтожили. Понятно, что советской власти, которая боролась с религией, храмы были не нужны, но почему уничтожались большие, прекрасные хозяйственные постройки, остается загадкой. Храм был огорожен большой, красивой стеной. Она тоже была полностью уничтожена, хотя представляла собой великолепное архитектурное сооружение. В ней было несколько очень красивых ворот с арками и башенками. Тогда строили со вкусом и с размахом…

— А какие святыни были в монастыре?

— Этот монастырь — самый последний в Москве. Поэтому каких-то древних святынь там не было. Однако имелось богатейшее убранство, золотые и серебряные оклады, золотые богослужебные сосуды. После революции, когда происходило изъятие церковных ценностей, монастырь был полностью разграблен. А в 1929 году закрыт.

— Я слышала, как старушки говорили, что в этом парке дети играют на костях…

— Совершенно верно. Раньше на той территории, где сейчас разбит парк, было кладбище. Причем не только монастырское. На этом кладбище были похоронены такие знаменитые люди, как адвокат Плевако, философ Николай Федоров и другие. Когда часть монастырской территории отдали Станкостроительному институту, он начал расширяться, и храм Всемилостивого Спаса хотели снести. Его спасло от уничтожения только вмешательство общественности и покойного архитектора, академика архитектуры Томского. Новый корпус института построили немного в стороне, и здание храма сохранилось.

— А как сейчас обстоит ситуация с храмом? Почему его не отдают Русской Православной Церкви? Ведь почти все сохранившиеся московские храмы уже вернули?

— Пока в Москве Церкви не вернули порядка тридцати храмов. И один из них — наш. Храм разделен на четыре этажа. На четвертом этаже — столовая, а три остальных сдаются в аренду коммерческим фирмам, и это приносит огромные прибыли. Я пытался договориться с ректором Юрием Михайловичем Соломинцевым о том, чтобы хотя бы первый этаж, который практически не используется, отдали для богослужения. Но он разговаривать не стал, заявив, что сдает помещение в аренду и получает по 500 долларов с 1 кв. метра в год. Так что ему не выгодно возвращать храм…

— А предпринимались какие-нибудь попытки решить этот вопрос на более высоком уровне?

— Да, мы обращались и в Министерство образования, и в Правительство РФ, и в Госкомимущество. Даже отправляли письмо Президенту! Ведь храм находится не в собственности правительства Москвы, а в общефедеральной, поэтому и действовать надо на федеральном уровне.

— А кто подписал письмо Президенту?

— Патриарх.

— Сам Патриарх?! И что же ответил Президент?

— Письмо до Президента не дошло. Оно попало к Валентине Матвиенко, она наложила на него какую-то расплывчатую резолюцию, дело зависло. Потом мы обратились к полномочному представителю Президента по Центральному округу Георгию Полтавченко. Он направил бумагу в Госкомимущество, там создали специальную комиссию. В нее вошли представители заинтересованных министерств — Министерства образования, Министерства культуры, Госкомимущества, самого Станкина и нашего прихода. Комиссия поработала и выяснила, что первый этаж здания практически не используется. Но, тем не менее, был составлен акт о том, что передача этого помещения приходу не представляется возможным. При этом никто из прихода ни к составлению, ни к подписанию этого акта допущен не был.

— На основании чего вам отказали?

— Формулировка в документе написана в духе журнала «Воинствующий безбожник»: «Богослужение несовместно с образовательным процессом».

— А как же все более тесные контакты Министерства образования с Патриархией? У Соломинцева своя позиция по этому вопросу?

— Видимо, да. Впрочем, это имеет серьезную «материальную базу»: общая площадь храма — примерно две тысячи двести пятьдесят метров, умножьте хотя бы какую-то часть этой площади на сумму аренды, и вам многое станет понятным.

— А учебный процесс, на который ссылались в решении комиссии, в здании производится?

— По нашим сведениям, нет. Хотя в бумаге говорилось, что в помещении создана уникальная структура — Институт конструкторов технологической информатики, сокращенно ИКТИ РАН. Но из другого документа следует, что этот институт научно-производственная, коммерческая структура. То есть, буферная структура для обналичивания денег.

— Христос, как известно, изгнал торгующих из храма. А Соломинцев, выходит, пустил?

— Выходит, что да.

— Какую позицию по отношению к конфликту заняло Министерство культуры?

— Оно занимает жесткую, непримиримую позицию, заявляя, что Церковь не способна правильно обращаться со своим бывшим имуществом. Хотя именно силами Церкви сейчас восстанавливаются тысячи храмов, и тысячи строятся заново. А при советской власти, когда наш храм сперва хотели взорвать, а потом изуродовали, снесли колокольню, пятиглавие, изящные хоры и очень красивые лестницы к ним, тогда, значит, было культурное обращение с памятником архитектуры?!

— Если посмотреть телевизионную передачу «Культурная революция», которую ведет наш министр культуры Швыдкой, удивляться не приходится. Он не постеснялся заявить на всю страну, что ругается матом и не видит в этом ничего плохого, никакого бескультурья… Скажите, батюшка, а какие последствия могут ожидать людей, которые работают в оскверненном храме?

— Церковь говорит, что есть грех ведомый и неведомый, осознанный и неосознанный. Так же, как преступление может быть умышленным и неумышленным. Большинство сотрудников, которые работают в бывшем храме, не задумываются над тем, что это за место. Но что бы они ни думали и как бы ни относились, грех остается грехом. Я бы привел такое сравнение: в каком-то помещении разлита ртуть, а люди не знают об этом и дышат ядовитыми парами. Они медленно отравляют свой организм. Так и здесь, медленно «отравляется» духовная составляющая человека. Приборов измерительных в этой сфере не существует, но очевидно, что люди наносят себе вред. И потом не понимают, отчего у них не ладится жизнь, болеют дети, распадаются семьи…

— Когда-то в Казани одна монахиня показывала мне храм, в котором устроили квартиры. Там даже на месте алтаря жили люди. Но жизни у них там все равно не получалось: кто сошел с ума, кто покончил жизнь самоубийством. Конечно, люди не связывали эти события с Божьей карой, не верили, но…

— Но для человека духовного это было бы очевидно. Людям, работающим в стенах храма, не мешало бы призадуматься.

— Какие фирмы «окопались» в храме?

— Например, немецкая фирма «Хейнц Людвиг Шудт». Она является официальным дистрибьютором фирмы Джей — Ви — Си (JVC), торгующей домашними кинотеатрами и прочей электроникой. Не знаю, как сейчас, а раньше там арендовала офисы фирма «Эппл» (Apple).

— Принято считать, что иностранцы у себя дома, в той же Германии, очень уважают старину, ревностно охраняют памятники культуры. Хотелось бы их спросить, почему дома они ведут себя нормально, а в России в помещении храма устраивают торжище? И как на такое посмотрели бы их соотечественники?

— Я думаю, если бы эта информация распространилась на Западе, она не прибавила бы популярности фирмам «Хейнц Людвиг Шудт» или «Эппл».

— А, может, наоборот? Может, немцы сочтут это своеобразным реваншем, отыгрышем за поражение во второй мировой войне?

— Не думаю. Осквернение святыни могут одобрять только одержимые люди. Вряд ли на Западе духовное помрачение настолько велико. Скорее всего, руководители фирм, принимая решение об аренде помещения, руководствовались прагматическими соображениями, не приняв во внимание морально-этический и духовный аспект проблемы. В этом случае дело вполне поправимо. В Москве много зданий, сдающихся внаем. Нашла же себе другое помещение фирма «Хьюлет Паккард» (Hewlett Packard), тоже до недавнего времени располагавшаяся в нашем храме.

— В последние годы мне приходится много ездить по стране, и я вижу, что в годы советской власти очень часто детские парки или роддома устраивались именно на месте кладбищ. Что это: дурная бесконечность случайностей или вполне определенный умысел?

— Такое отношение было характерно не только для советской власти. Еще Лев Толстой в романе «Война и мир» написал, что маршал Даву устроил свой кабинет в одном из алтарей разоренного московского храма, и престол служил ему письменным столом. Это, конечно, не случайность, а сознательное надругательство, одержимость. Для деятелей французской, октябрьской и отчасти февральской революции характерно глумливое отношение к святыням. Например, кладбище на территории Скорбященского монастыря. Оно было разрушено еще до Великой Отечественной войны, когда, как вы знаете, надругаться над памятью предков считалось нормальным. Людей призывали порвать с прошлым, целиком устремиться в будущее, и многие вняли этим заклинаниям, не почуяли подвоха, оторвались от своих корней и, тем самым, нарушили одну из основных заповедей — «чти отца твоего и матерь твою». Надругательство над могилами и над верой отцов — свидетельство очень глубокого нравственного падения.

С протоиереем Александром Ильяшенко беседовала Татьяна Шишова

24 / 10 / 2002

«РОМАНТИЗАЦИЯ НАРКОМАНОВ ПРОИСХОДИЛА ОТНЮДЬ НЕ СТИХИЙНО»

Интервью с главным детским наркологом Минздрава РФ Алексеем Валентиновичем Надеждиным

— В 2001 году в Российской Федерации отчетливо — в полтора раза (!) — сократилась заболеваемость наркоманией, особенно среди несовершеннолетних. Об этом свидетельствует и статистика самой наркомании, и те данные, которыми нельзя манипулировать, потому что статистика вообще-то штука лукавая. Так, стало гораздо меньше смертей несовершеннолетних от наркотиков. В нынешнем году данная тенденция продолжается и даже усиливается. Наблюдается сокращение прироста темпов за болеваемости и среди взрослых. Хотя в целом количество взрослых наркоманов растет, темпы прироста снижаются. Скажем, если раньше в каком-нибудь населенном пункте за один год появлялась тысяча новых наркоманов, а за второй — уже тысяча сто, то сейчас появилась не тысяча и не тысяча сто, а допустим, шестьсот. Причем средний возраст наркоманов стал старше. А по мнению ведущих эпидемиологов (как наших, так и зарубежных), увеличение возраста потребителей наркотиков является косвенным признаком того, что эпидемия наркомании идет на убыль.

— Почему?

— Да потому что «рекрутируются» в наркоманы, как правило, подростки и молодежь. Тогда расползание эпидемии идет не в верхнюю возрастную границу, а в нижнюю. То есть, чем младше возраст потребителей наркотиков, тем больше населения вовлекается в этот порок. Если же дети начинают приобщаться к наркотикам позже или вообще не приобщаются, значит, распространение эпидемии прекращается и возраст наркоманов стареет.

— Но почему сократилось количество наркоманов?

— Ответить достаточно сложно. МВД, например, считает, что была засуха в Афганистане и урожай опиумного мака сгорел на корню. Может быть. Хотя мне лично кажется, что в обществе и в мировоззрении молодежи произошли фундаментальные изменения. Я стараюсь отслеживать умонастроения в молодежной среде: провожу опросы, выясняю отношение молодых к наркотикам. Три года назад примерно 15 % опрошенных мною студентов говорили, что наркотики — это нормально и признавались в их употреблении. Сейчас таких менее 1 %. Интересно, что антинаркотическая позиция связана с двумя очень важными факторами: с ростом патриотических настроений в молодежной среде и с ростом традиционной религиозности. По моим наблюдениям, молодежь стала меньше смотреть телевизор, меньше покупать иностранные кассеты, больше любить пусть даже жестокие, китчевые, но русские фильмы, которые сейчас весьма патриотичны.

— Я разговаривала на ту же тему с молодыми людьми, и они сказали мне, что еще недавно образ наркомана был овеян романтической дымкой. Я думаю, это было связано с романтизацией западного образа жизни, свободной любви и прочих «достижений демократии». А сейчас (во всяком случае, в Москве) большинство молодежи относится к наркоманам как отбросам общества. А когда смотришь на что-то сверху вниз, то, конечно, подражать уже не будешь.

— Надо понимать, что романтизация наркоманов происходила отнюдь не стихийно. Я склонен видеть сознательное внедрение наркомании и наркоманической философии в молодежную субкультуру. Изначально это действительно шло к нам с Запада, а затем поддерживалось определенными кругами внутри нашей страны.

— Зачем?

— На мой взгляд, в основе борьбы за легализацию наркотиков лежит стремление изменить менталитет народа, что бы потом с ним проще было справиться. Ведь недаром разные народы традиционно, веками употребляет те или иные психоактивные вещества. Вероятно, это связано со строем их души, с национальным характером и оказывает определенное воздействие на формирование сознания. Когда-то известный русский историк Сергей Михайлович Соловьев писал о влиянии ландшафта на душу народа. Я думаю, нечто подобное можно сказать и о психоактивном веществе, которое употребляется в той или иной культуре. Поэтому попытки убрать или вытеснить традиционные психоактивные вещества новыми — а как правило, это бывают наркотики — в значительной степени направлены на изменение менталитета. Приведу всего один пример. Я вполне могу себе представить выпивших русских людей, идущих в атаку (хотя вообще-то я противник пьянства!), но совершенно не представляю курильщиков марихуаны в роли защитников России.

— Наверное, неслучайно идеологи так называемой «глобализации» рано или поздно приходят и к идее легализации наркотиков. В глобальном обществе будущего — если его удастся образовать — наркотики, вероятно, будут узаконены.

— Глобальному обществу будущего нужны послушные члены. Тут вспоминаются самые мрачные футурологические романы: и «Мы» Замятина, и произведения Хаксли…

… который и сам был наркоманом, и ратовал за свободу наркотиков для всех остальных…

— Да, конечно, в первую очередь вспоминается именно он. После Второй мировой войны неоднократно предпринимались попытки найти такой психоактив, который не только физически, но и душевно держал бы людей в починении. В ряде стран уже поставлены массовые эксперименты. Напр., крупнейшим полигоном является Голландия. Там ведь легализована не только марихуана. Об этом не принято говорить, но в Голландии узаконена целая группа психоактивных веществ: и различные галлюциногенные растительные композиции, и психостимулирующие композиции типа «экстази».

— Но неужели на Западе все поддерживают либерализацию наркотиков?

— Нет, даже в Голандии не все «за». Официальные голландские исследовательские центры, которые выступают категорически против легализации наркотиков, регулярно печатают доклады, проводят аналитические семинары, дают вопиющие цифры, но… практически не имеют выхода на международную арену. Им не удается донести свою точку зрения до между народной общественности. И Министерство здравоохранения Голландии крайне негативно настроено, но почему-то его мнение не учитывается.

— А как обстоят дела с попытками легализации наркотиков в нашей стране?

— В последние пару лет наши «легализаторы» несколько притихли, замаскировались, сменили тактику. Еще недавно открыто говорилось, что наркомания неизлечима, эпидемию победить невозможно, а потому надо ввести заместительную терапию и выдавать наркоманам наркотики. Тогда, дескать, они перестанут участвовать в криминальном наркобизнесе, и общество успокоится.

— Если не ошибаюсь, к этому призывали «Врачи без границ».

— И не только они. Множество международных структур активно проводили эту линию. Но потом ситуация стала меняться. Общество с колоссальным трудом, ценой огромного количества жертв, начало вырабатывать иммунитет против наркотиков. И «легализаторы» вдруг резко поменяли точку зрения. Теперь они говорят о массовом распространении СПИДа, о плохой профилактике ВИЧ — инфекции среди наркоманов. И призывают к срочной раздаче наркотических веществ и одноразовых шприцов.

— То есть, изменилась мотивировка, но не суть позиции?

— Да, и давление по-прежнему огромно. Мне говорят: «Доктор, вы хотите, чтобы большинство ваших пациентов умерло от ВИЧ — инфекции? Вы им что, зла желаете?» Хотя темпы распространения ВИЧ — инфекции в Российской Федерации в нынешнем году тоже замедлились. Изменилась и структура заболеваемости. Если раньше массовое заражение происходило за счет внутривенного потребления наркотиков, то сейчас этот процент сократился, а процент передачи ВИЧ — инфекции половым путем вырос. Это, кстати, тоже косвенно свидетельствует в пользу отступления эпидемии наркомании. Однако требования ввести метадоновые программы по-прежнему продолжаются. А ведь введение метадоновых программ в Европе совершенно не улучшило ситуацию!

— Пожалуйста, расскажите немного подробней о метадоновых программах. Я думаю, большинство читателей не в курсе этой проблемы.

— Метадон был предложен двумя американцами, Доулом и Нисвандером, в 1964 году. Хотя нельзя сказать, что это было такое уж необыкновенное новаторство. Когда был выделен чистый кокаин, им пытались лечить зависимость от опиума и морфина. Но заканчивалось это лишь переходом одной формы заболевания в другую. Когда появился героин, им тоже пробовали лечить опиоманию и морфинную наркоманию. Что опять-таки завершилось плачевно: героин просто оттеснил другие наркотики и вышел на первый план, поскольку он сильнее. Аналогичная история произошла и с метадоном.

— Это наркотик?

— Да, это опиоидный наркотик с очень неблагоприятным психофармакологическим профилем. Мало того, что при его употреблении возникает состояние как после приема опиатов, так у метадона есть еще и психостимулирующий компонент. Поэтому при попытке отменить больному метадон у него возникают ужасающие депрессии и интенсивное влечение к наркотику. Влечение гораздо более сильное, чем при отмене героина! Вот очень типичный пример. Больной готов лечь в больницу, но просит отсрочки на две недели. «Зачем? — спрашиваю я. — Вы не первый раз лечитесь и спокойно переживете абстиненцию.» — «Видите ли, — отвечает он, — я сейчас употребляю метадон.» — «Ну и что?» — «Я хочу за две недели сменить метадон на героин, чтобы мне потом было легче». Когда это слышишь не от одного десятка больных, начинаешь подозревать, что метадон — гораздо более худший вариант, нежели героин. Это понятно даже без погружения в психофармакологию и прочие «дебри». Просто глас народа свидетельствует о том, что метадон — более злокачественное вещество.

— Погодите, я что-то не понимаю. Зачем человеку, принимающему героин, начинают давать метадон?

— Была такая иллюзия, что раз наркоманию лечить бесполезно, пусть государство выдает больному наркотический паек. Дескать, тогда наркоман никому не будет мешать.

— Но зачем метадон? Почему не героин?

— Героиновые программы сейчас развернуты в Швейцарии. А до этого там были метадоновые. Считалось, что метадон не вызывает зависимости. Все это неправда, но когда программы распространились, когда в них вошли десятки тысяч людей, как вы представляете себе прекращение метадоновых программ и других программ заместительной терапии? Представляете, какие волнения это вызовет в обществе? Например, в Америке? Общество, страна и, конечно, структуры здравоохранения попадают в зависимость от наркотического вещества, которое они стали легально распространять. Эпидемия при этом не прекращается. Молодые люди перестают бояться наркомании и, естественно, легко вовлекаются. Поэтому западные страны демонстрируют высокий и очень устойчивый уровень потребления наркотиков. А ведь денег на борьбу с наркотиками там выделяется гораздо больше, чем у нас!

— Но может быть, метадоновые программы позволяют хотя бы покончить с нелегальной продажей наркотиков?

Ничего подобного! Если уж в Америке метадон воруют и он попадает на нелегальный рынок, если Швеция в 1975 г. прекратила и только сейчас снова возобновила метадоновые программы (причем с оговоркой, что они неэффективны и огромное количество метадона оказывается на нелегальном рынке!), то, естественно, та же история произойдет и в России. Только у нас на черный рынок будут попадать не «огромные количества», а практически весь метадон. Закупая метадон на средства нашего скудного бюджета, мы будем обогащать не только иностранные фирмы — производители, но и отечественных спекулянтов. Поскольку метадон в последние годы вызывает все больше нареканий, в Швейцарии и в Германии и других европейских странах от него стараются отходить. И сбыть кому-нибудь другому, скажем, России.

— Вы говорили про бюджетные средства. Но они же формируются за счет налогов. Выходит, мы, граждане России, должны будем на свои деньги обеспечивать наркоманам ежедневную «дозу»?

— Да, ежедневную и пожизненную.

— Отрывая кусок у детей, стариков, военных, людей, страдающих разными заболеваниями? Ведь здравоохранение стараются перевести на платные рельсы…

— Тех, кто «пробивает» в нашей стране метадоновые программы, это не волнует. Хотя сейчас так уж прямо, грубо лоббировать метадоновые программы мало кто решается. Слишком непопулярно. Поэтому начинают с малого: с программы обмена шприцов и игл. Я недавно был на одном круглом столе, и там снова зазвучали «старые песни о главном»: «Надо выдавать наркоманам иглы и презервативы». И совершенно прав был представитель МВД, когда сказал: «А в чем, собственно, проблема? Пожалуйста, выдавайте. Но в наркологических диспансерах и тем, кто в этом реально нуждается. Только не надо выдавать на центральной улице или, как это было в Петербурге, с видом на Зимний дворец и раскрашенным автобусом, который сам по себе пропагандирует наркотики и образ жизни, с ними связанный. Не надо акцентировать внимание взрослых и детей на этой проблеме!»

— А как себя сейчас ведут «Врачи без границ»? Они же очень активно ратовали за обмен шприцев и прочие «достижения либерализма».

— Знаете, с «Врачами без границ» произошла весьма любопытная метаморфоза. Они куда-то исчезли, а вместо них появились другие структуры. Хотя люди, лозунги, символы и идеология остались прежними. Но теперь программы обмена шприцев активно продвигают не «Врачи без границ», а представители Управления Организации Объединенных Наций по борьбе с наркомафией и правонарушениями. В принципе Управление делает много позитивного, и наши официальные структуры с ним сотрудничают. Но при этом эти люди весьма настойчиво выступают по вопросу обмена шприцев и игл. Хотя большинство представителей наших ведомств, ответственных за борьбу с наркоманией, крайне отрицательно относится к такому решению проблемы!

— Вам не кажется странным, что какая-то международная организация, пусть даже уважаемая ООН, диктует нам, как жить: раздавать шприцы наркоманам или не раздавать? Вы не находите, что это, мягко говоря, не очень вежливо?

— Я вообще не понимаю, как это происходит. Я всегда считал, что народ — хозяин в собственной стране. Советы могут быть с благодарностью восприняты, но совершенно необязательно им следовать. Прошедшее десятилетие свидетельствует, что мы очень правильно поступили, не последовав этим советам: не вбросили наркотики на улицы наших городов под видом контролируемой раздачи, не поставили на оживленных перекрестках автобусы с лозунгом «Наркоман, обменяй шприц!» Вы представляете, как бы это сказалось на ситуации в стране? Тут не нужно быть социальным психологом, чтобы понять, как бы это отразилось на мировоззрении людей, на отношении молодежи к самой проблеме потребления наркотиков. Кстати, очень симптоматично, что сейчас потреблением наркотиков в Российской Федерации усиленно интересуются представители американской прессы: «Ассошиэйтед Пресс», «Лос Анджелес Таймс» — крупнейшие газеты, агентства… Это понятно: у нас действительно изменилась эпидемиологическая ситуация. Но очень уж активно интересуются. Их волнует буквально все: летальность, связанная с наркотиками, меры противодействия, почему снизилась заболеваемость, что именно произошло в обществе, что пошло не по плану, ведь события вроде бы должны были развернуться не так…

— А что считает по поводу наркотиков Государственная Дума?

— Там позиция неоднозначна. В СПС довольно много депутатов выступает за легализацию наркотиков под лозунгом «Человек свободен и сам должен решать, как ему жить!» А 26 июня прошлого года, в День борьбы с наркотиками и наркобизнесом, лидер ЛДПР В.В. Жириновский, выступая на Первой Международной конференции, посвященной борьбе с наркомафией, прямо взывал к легализации наркотиков. Что было в высшей степени интересно.

— А кто из наркологов ратует за легализацию наркотиков?

— Как правило, за это ратует не лично кто-то, а общественные структуры, которые получают финансовую подпитку из непонятных источников, находящихся за пределами Российской Федерации. В частности, это фонд НАН, возглавляемый г-ном Зыковым. Хотя вообще-то НАН старается адаптироваться к меняющимся условиям, но что написано пером — не вырубишь топором. О.В. Зыков в своих статьях говорил о преимуществах легализации наркотиков и до сих пор не опротестовал свои взгляды в печати.

— А какие меры нужны для усиления реальной борьбы с наркотиками?

— Я могу судить только на своем, довольно локальном уровне. На мой взгляд, совершенно необходимо ввести институт принудительного лечения. Не только для наркоманов, но и для лиц, страдающих алкоголизмом. Я вообще против разрыва проблемы пьянства, наркомании и токсикомании. Конечно, наркотики наиболее опасны и недаром выведены в класс особых веществ, за манипуляции с которыми предусмотрена уголовная ответственность. Но комплекс чисто медицинских мероприятий должен быть тут единым.

— Как только либералы слышат о принудительном лечении, они начинают в ужасе кричать: «Никогда! Ни за что! Это тоталитаризм!»

— Сейчас все больше людей понимает, что либерализм тоже весьма тоталитарен. Ну, а что касается принудительного лечения… Американское общество либерально?

— Да.

— А там этот институт есть. Значит, принудительное лечение не противоречит идеологии либерального общества. Чего кричать — то? Пусть наши правозащитники критикуют Америку. Например, организуют борьбу против уголовного преследования пьяных американских водителей. Ведь в Америке пьяный водитель не отделывается, как у нас, штрафом, а попадает в тюрьму. Пусть устроят кампанию в защиту дочерей Буша, которых оштрафовали и которым грозило тюремное заключение за то, что они употребляли алкогольные напитки, не достигнув 21 года. Надо командировать наших правозащитников в Америку, чтобы они навели там порядок!

— Им можно еще сказать, что тогда не надо принудительно лечить сексуальных маньяков, если будет установлена их невменяемость. Ведь это тоже нарушение прав — принудительное лечение!

— Я не хочу вникать в эту тему. Я просто прокомментирую. Вы знаете, что в Америке до сих пор существует смертная казнь для душевнобольных преступников? Чего в России никогда не было! Это к вопросу о либерализме, гуманности и проч. Удивительно, до какого цинизма может дойти двойная бухгалтерия, двойные стандарты! Совсем недавно прошла новость, что в Америке стали рассматривать мораторий на смертную казнь душевнобольных убийц. Значит, до самого последнего времени они активно применяли смертную казнь по отношению к психически больным, а вопрос о смертной казни в России для психически здоровых, вполне вменяемых убийц вызывает во всем мире истерическую реакцию.

— Еще говорят, что принудительное лечение алкоголиков было неэффективным…

— Это неправда! МВД давало цифры: из 100 % алкоголиков, направлявшихся в лечебно-трудовые профилактории, только 30 % осуждались повторно. А остальные или бросали пить, или если даже продолжали, то хотя бы начинали вести себя прилично, прекращали дебоширить, избивать жену и детей. А это, согласитесь, немаловажно, ведь сейчас на таких людей практически нет управы. Скольким людям они испортили жизнь, сколько детских судеб поломано из-за «гуманизма» государства по отношению к родителям — алкоголикам! Причем обращаю ваше внимание на то, что профилактории были лечебно-трудовыми. Упор делался не столько на лечебные мероприятия, сколько на воспитание трудом. Кого предлагается отправлять на принудительное лечение? Никто не будет посылать туда школьника или преуспевающего бизнесмена, имеющего наркологические проблемы. К ним будут относиться просто как к больным. На принудительное лечение обычно посылаются десоциализированные элементы, те, кто потерял человеческий облик или чье поведение угрожает их интересам и интересам их близких.

— И потом, наркомания по-своему заразна, ведь наркоманы часто стараются втянуть в это занятие кого-нибудь еще, «зарабатывая» себе таким образом очередную дозу. А когда речь идет о заразном, опасном заболевании, например о чуме, холере, дизентерии, то больных вообще-то помещают в больницу, даже если они этого не хотят.

— Больных не только помещают в больницу. Когда возникают особо опасные инфекции, роль медиков бывает достаточно скромной. Выдвигаются карантинные отряды и мобилизуются части регулярной армии, которые очень жестко подавляют волнения, возникающие вокруг зон повышенной бактериологической опасности. Представьте себе, что будет в Америке, если там вспыхнет эпидемия чумы. Неужели вы думаете, что там будут соблюдать права человека и позволят больным, которые являются потенциальным источникам заражения, разъехаться по домам? Нет, конечно. Власти стянут войска, солдаты будут стрелять. Я абсолютно уверен, что так будет в любой цивилизованной стране, которая хочет спасти от эпидемии свой народ. Но вообще-то я касался другого аспекта. Распространение наркотиков — сфера уголовного права, а я говорю о медицинском аспекте проблемы. Наркомания — настолько тяжелое заболевание, степень деградации больного настолько значима, что он уже не отвечает за себя и нуждается в принудительном лечении, которое обязательно должно быть сопряжено с трудотерапией.

— А как наши власти сейчас относятся к проблеме принудительного лечения наркомании?

— В последнее время все больше государственных чиновников склоняется к принятию такой нормы. Тем более, что она не противоречит международному законодательству.

— А как обстоят дела с наркоманией в среде безнадзорных? Наверное, они чуть ли не поголовно все наркоманы?

— Это весьма распространенное заблуждение. На самом деле среди них гораздо больше распространена токсикомания. Но что интересно, в нашей стране нет закона, ограничивающего продажу потенциально опасных токсикантов несовершеннолетним. В Англии есть. Там до 18 лет клей или баллончик для зажигалки не купишь. А у нас дикая ситуация. Стоит торговка на вокзале, продает товары бытовой химии. Подходит чумазый восьмилетний ребенок, протягивает смятую купюру, и она выдает ему клей, а впридачу пакетик… И еще тряпочку туда положит, чтобы удобней было нюхать. Прямо безумие какое-то! Министерство здравоохранения многократно предлагало ввести соответствующий закон, пусть даже на уровне административного кодекса. Но почему-то наши органы исполнительной власти, контролирующие торговлю, не реагируют. Хотя это не принесет серьезных убытков торговле. Тем более что делать прибыль на подобных вещах хуже, чем преступление!

— Нужно ли принимать еще какие-то меры на уровне законодательства для усиления борьбы с наркомафией?

— Я лично за смертную казнь рецидивистов, торгующих наркотиками в особо крупных размерах или создающих сеть наркоторговли. У нас сложилась парадоксальная ситуация, когда за тягчайшие преступления, связанные с организацией наркоторговли и транспортировкой наркотических веществ, дают небольшие сроки наказания. Это ни в какое сравнение не идет с теми сроками, которые за аналогичные преступления получают наркоторговцы в других странах, в том числе и в «цивилизованных». В Америке, например, за транспортировку наркотиков грозит пожизненное заключение, во Франции наказание тоже очень серьезное. А знаете, как Китай недавно отметил День борьбы с наркомафией? — Они расстреляли в это день 64 крупных наркоторговца. Это, конечно, сурово, но ведь наркоторговцы безжалостно истребляют население, и общество должно защищаться. Законодательство следует усиливать, и наше Министерство направляет соответствующие предложения в Государственную Думу.

P.S. Уже после беседы с Алексеем Валентиновичем Радикальная партия, имеющая большую поддержку за рубежом, провела в Москве ошарашивающую по своей наглости акцию. Они выступили прямо под стенами Кремля с требованием прекратить войну в Чечне и легализовать продажу наркотиков.

С Алексеем Надеждиным беседовала Татьяна Шишова

01 / 11 / 2002

ВЫСОКОЕ ДАВЛЕНИЕ ЛЮБВИ

Вы никогда не задумывались, что такое «ключевые слова»? Да, конечно, это слова главные, центральные, определяющие. Но ведь и еще что-то! Ключ — он открывает дверь в некое другое пространство. А, может, и в некую другую реальность, о которой, не будь ключа, мы бы не узнали. Вот и ключевое слово не только что-то определяет, но и что-то открывает.

«В Америке так не принято»

Сегодня, если речь заходит о человеческих взаимоотношениях, о воспитании детей или о мировоззренческой позиции, часто употребляются два ключевых слова. Одно означает положительную, правильную установку: «толерантность». Другое — недопустимую, отрицательную: «давление».

Причем слова эти еще совсем недавно не употреблялись в таком, моральном, что ли, контексте. Слово «толерантность» лет 10 назад и вовсе не было известно широкому кругу людей. «Давление», конечно, слово более употребительное. Хотя и оно раньше использовалось в том значении, о котором мы говорим, не так часто, как теперь. Это во-первых. А во-вторых, сопровождалось или прилагательным «психологическое» («психическое») или дополнением «на психику» («не дави мне на психику».) Т. е. подчеркивался переносный смысл физического термина.

Потом как-то незаметно уточнения про психику улетучились, и стало принято говорить о давлении на человека вообще: «Ты на него давишь», «Не дави на меня». Давление в метафорическом, переносном смысле по словесной конструкции полностью совпало с давлением физическим. Казалось бы, мелочь, но мелочь тоже в своем роде ключевая: когда на кого-то давят буквально, это может грозить объекту давления серьезной порчей вплоть до гибели. Такая ассоциативная тень не на шутку омрачила и без того негативный смысл метафоры.

Одновременно произошло и расширение смысла. Теперь «давлением» может быть сочтена и просьба соседа по лестничной клетке слегка приглушить рок-музыку, громыхающую на весь дом, и недовольство родителей (чисто словесное, не влекущее за собой никаких санкций!) тем, что их пятнадцатилетняя дочь ночует у любовника. И совет приобрести вещь, которая к лицу, когда женщина, проходя мимо другой женщины, примеряющей шляпку в универмаге, говорит: «Купите, вам так идет!» А та в ответ: «Не надо на меня давить! Я сама решу».

А вот еще сценка, тоже из жизни. Тетя провожает племянницу, приезжавшую на побывку из Штатов, где она учится в университете. Прощальный поцелуй в аэропорту и ничего не значащая, вежливая фраза: «Приезжай поскорее снова!» И вдруг лицо барышни, которая только что очаровательно улыбалась, каменеет.

— Ты давишь! Я не люблю, когда давят. В Америке так не принято.

И мы незаметно оказываемся в иной реальности, вход в которую открыло для нас ключевое слово «давление». В реальности, где действуют иные законы. По этим законам тот, кто дает совет или (еще хуже!) вразумляет своего друга — человек дурной, нетолерантный, авторитарный. А тот, кто рассказывает о своих печалях, тоже давит, «грузит». От такого лучше держаться подальше. В новой реальности боязно помочь кому-то не только действием, но и словом. В результате ближний все больше отдаляется, и происходит, как теперь говорят, атомизация.

В духе праздности

Помнится, в начале 90–х мы, находясь в Германии, недоумевали, почему наши знакомые немцы в один голос жалуются на одиночество. Особенно удивляло то, что люди, с которыми мы общались, на самом деле были объединены: их объединяла и одна профессия, и членство в одной ассоциации, и просто, как нам казалось, дружба. Во всяком случае, они чуть ли не каждый день встречались то в гостях, то в ресторане, то выезжали вместе на пикники. И не то, чтобы на их встречах царило тягостное молчание! Все время они что-то обсуждали. Но при этом жаловались на одиночество.

И что самое поразительное, жаловались при всей честной компании, нимало не стесняясь своих приятелей, которым ведь могло стать обидно! А приятели не только не обижались, но еще и согласно кивали головой. Дескать, да, да! Такое одиночество, такое страшное одиночество!

Ситуацию прояснила одна наша немецкая коллега, как раз председатель ассоциации. Однажды эта очень элегантная дама с тоской в голосе произнесла: «Вам в России хорошо, у вас можно поделиться с другом своим горем».

— А у вас разве нельзя? — изумились мы.

Фрау Беата горестно усмехнулась.

— Дело в том, что мы с мужем прожили тридцать лет, и вдруг он меня бросил. Именно вдруг, совершенно неожиданно. Мне было так худо, что я позвонила своей подруге Эмме, мы знакомы с детского сада, после мужа это для меня самый близкий человек… и, нарушая все правила приличия, сказала, что Ульрих ушел к другой. В общем, что я страдаю. Это, конечно, было чудовищное, недопустимое давление на Эмму, но в тот момент я не могла с собой совладать… На несколько секунд воцарилось молчание. Потом она спросила: «А в остальном у тебя все в порядке?» И я поняла: мои проблемы — они только мои. На этом разговор был закончен.

А действительно, что останется от дружбы, если убрать «давление»? Если не делиться скорбями, не просить и не предлагать помощи, не давать советов, не делать замечаний, наконец? (Последнее с позиций либерал — гуманизма — вообще такой криминал, что за него самая либеральная мера наказания, наверное, дыба.)

Если все это вычесть, то останутся лишь совместные развлечения, праздность. Что мы и увидели в Германии, а теперь начинаем видеть и в России среди тех, кто спешит вписаться в новую жизнь. Уже и термин научный ввели: «рекреативность» (развлекательность). Все «рекреативное» усиленно поощряется: от развлекательных телепередач до рекреативных (исключительно для развлечения!) наркотиков и рекреативного секса, когда напрочь исключаются даже не очень-то обременительные обязательства, которые предполагают отношения любовников. При рекреативном сексе никто никому вообще ничего не должен, почти любой вопрос, проявление заботы или интереса к делам другого может быть квалифицировано как давление. Ну, а упреки в измене — это такое давление, которое объясняется разве что тяжелым психозом. Причем рекреативный секс вовсе не тождественен одноразовой случке. Нет, такой развлекательный роман может длиться (по взаимному согласию, конечно) годами.

А ведь это не просто какой-то новый стиль жизни или особенности современных отношений, как, наверное, думают многие, а извращение христианских заветов. В великопостной молитве Ефрема Сирина мы просим Бога избавить нас от «духа праздности» как от одного из самых страшных зол, мешающих спасению души. В новой же реальности знаки меняются на противоположные: совместная праздность делается основой человеческих отношений.

Страх, похожий на бред

Запрет на малейшее «давление» по сути означает полную безучастность, когда ближнему не только не оказывают активной помощи, но и не желают (да и не имеют права!) знать о его трудностях, заботах, даже просто делах. «Это твои проблемы», «не грузи меня» — вот девиз нового времени. Девиз антихристианский, ибо христианство нас учит обратному.

«Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов», — говорит апостол Павел (Гал.: 6,2). Как видите, никакой рекреативностью не пахнет. Бремя ведь это груз, а груз — он давит.

А вот образец христианского поведения из совсем недавней истории. «В Государыне было очень развито материнское чувство,» — пишет о последней российской императрице ее подруга Лили Ден. Когда это читаешь, то сперва думаешь, что речь идет о чадолюбии Александры Федоровны, ибо материнское чувство неразрывно связано с детьми. Но автор имеет в виду другое. «Она чувствовала себя счастливой, когда могла о ком-то заботиться, — продолжает Лили Ден. — Если какое-то лицо завоевывало ее привязанность и доверие, то она начинала проявлять интерес к малейшим сторонам жизни этого человека» (выделено нами — авт.)

По нынешним же либеральным нормам даже не метафорическая, а буквальная родительская забота со всех сторон ограничена страхом давления. (Страхом, который почему-то хочется назвать бредом.) Да и возможна ли забота без давления? Самый простой пример: заболел малыш. Лекарства пить не хочет ни в какую. Про уколы и говорить нечего. Что будете делать: соблюдать права ребенка или оказывать давление? Конечно, лучше давление смягчить: уговорить малыша, отвлечь, дать лекарство ввиде сладкого драже. Но если и это не поможет, «давление» перерастает в «насилие»: один взрослый держит ребенка, а другой вливает в рот микстуру или вонзает в попку шприц.

Тех же родителей, которые, отказавшись от посягательств на волю ребенка, предоставят ему свободный выбор между жизнью и смертью, общество будет считать преступниками.

Но это лишь до поры до времени. Тенденция совершенно очевидна. Если люди пока что не сомневаются в праве на «давление», когда речь идет о физическом здоровье ребенка, то с охраной психического все уже не так безусловно. Дети, которые беспрепятственно хамят, устраивают истерики и ходят на голове, перестали быть редкостью. То есть, от страха быть обвиненной в давлении, мать уже не окорачивает расторможенного ребенка и своим попустительством усугубляет патологическое возбуждение, нанося ущерб его и без того деформированной психике.

С воспитанием подростков дело обстоит еще печальней. Похоже, родителей убедили в том, что четырнадцатилетний сын или дочь уже половозрелые, взрослые люди и в состоянии сделать свой взрослый выбор. Причем смещение понятий произошло молниеносно. Еще в середине 90–х все оставалось на месте: подросток считался немного повзрослевшим ребенком. И вдруг, году в 97–98–ом сексологи, психологи, социологи, журналисты — вся королевская рать! — наперебой затрубили о том, что около трети российских подростков 13–14–летнего возраста «сексуально активны», уже имели свой «сексуальный дебют». (Между прочим, давление было чрезвычайное, но либералы этим нимало не смущались…) Хотя всего год назад специалисты из тех же структур приводили совсем иные данные, по которым количество таких рано повзрослевших было в 10 раз меньше! Похожим образом чуть раньше надули рейтинг Ельцина — без стыда и без всяких на то оснований. И десятки миллионов людей тоже дали себя надуть, поверив пропаганде. О выборах Ельцина и без нас много написано. А вот про то, как подростков в одночасье превратили из переросших детей в чуть недоросших взрослых, скажем чуть подробнее. Не все, наверное, знают, что «пиар» по поводу массовой суперакселерации подростков совпал, во-первых, с попытками Министерства образования внедрить в школы секс-просвет, а во-вторых, — с принятием в Думе маленькой, но поистине роковой поправки к Уголовному Кодексу. На юридическом языке она называется «снижением возраста половой неприкосновенности».

Как это отразилось на нашей жизни, внятно объяснила сотрудник НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ Ольга Валентиновна Пристанская: «Раньше, по уголовному законодательству, действовавшему с 60–х гг., у нас предусматривалась уголовная ответственность за половое сношение без насилия с детьми, не достигшими половой зрелости. Половая зрелость при этом не определялась четким возрастом, а трактовалась как комплексное понятие. Сюда включалось и биологическое, и психологическое созревание организма, и, что самое главное, способность родить и воспитать здорового, полноценного члена общества — ребенка. У одного человека такая зрелость наступает раньше, у другого — позже. С каждым конкретным случаем разбирались отдельно <как же их было мало, раз хватало времени разбираться с каждым отдельно! — авт.>. В 1997 г. возраст потерпевших был понижен до 16 лет <значит, раньше он был еще выше! — авт.>… Но это еще не все! Через полтора года, в июне 1998 г., вдруг неожиданно, без какого-либо научного обоснования, кулуарно был разработан некий Федеральный закон, который внес сам Борис Николаевич Ельцин. А в этом законе возраст допустимых половых контантов (в том числе гомосексуальных!) ребенка со взрослым был понижен еще больше — до 14 лет! В результате две трети уголовных дел по фактам растления малолетних были прекращены, и 14–15–летние дети остались без защиты государства».

Вот так! Взрослые позволили себя одурачить кучке извращенцев и позволяют до сих пор. Попробуй скажи родителям пятнадцатилетнего подростка, что ему нельзя просиживать целыми днями за компьютером. В ответ последует: «Но мы же не можем ему запретить! Нельзя оказывать давление на взрослого человека». Да еще возмутятся: дескать, психолог, а не знаком с азбучными истинами своей профессии! И с каким же удивлением они, если решаются на запрет, описывают реакцию своего недоросля! Подумать только, у него будто гора спала с плеч (хотя внешне поначалу бурно протестовал). А ведь ничего удивительного. Ребенок обрадовался тому, что все снова на своих местах! Если взрослый запрещает поступать дурно, значит, он авторитет. А если авторитет, следовательно и защита.

«Скажите мне как специалисты…»

Апологетам «недирективной педагогики» и тем, кто им внимает, даже в голову, наверное, не приходит, что они своим либерализмом травмируют подростков. Хотя мальчишки и девчонки на уровне сознания могут быть рады, что их никто «не достает», но бессознательно они пугаются равнодушия взрослых. Ведь очень страшно и горько осознавать, что даже самым близким до тебя по-настоящему нет дела. Все, что с тобой происходит, это «твои проблемы», «твой выбор».

Страх этот неслучаен. В мире, охваченном бредом давления, взрослые охладевают к своим детям. Охлаждение в данном случае — естественная защитная реакция. Иначе можно сойти с ума, беспокоясь о ребенке, которого со всех сторон заманивает зло, а ты не смеешь восстать против этого зла даже на словах. Избегая конфликтов, родители стараются поменьше спрашивать, ибо любой вопрос трактуется как вмешательство в личную жизнь. Контакт становится поверхностным, формальным, а так как формальное общение у нас не принято и даже презираемо, то оно может и вовсе пресечься.

— Проблема контакта с сыном снята с повестки дня, — с горькой усмешкой сообщил один наш знакомый. — О своих делах рассказывать неохота — ему неинтересно. О девушке, с которой он встречается, нельзя. Это он называет допросом. Про институт тоже не спроси — это слежка. Сколько ему платят в фирме, в которой он подрабатывает, и что он вообще там делает — ни звука. Это коммерческая тайна. Про его литературные и музыкальные пристрастия тоже лучше помолчать, потому что одобрить этот интеллектуальный «попкорн» я не могу, а скажешь как есть — не миновать скандала. Остается обсуждать покупки. Но поскольку крупные приобретения бывают достаточно редко, а вести ежедневный диалог о сортах йогурта нормальному человеку трудно — я все-таки не говорящая инфузория! — получается, что тем для общения нет.

А вот еще более горькая исповедь, на этот раз мамы: «Скажите мне как специалисты, нужно ли что-то делать с ребенком, — он, правда, у меня уже взрослый, в десятом классе, — если у него… ну, в общем, другая ориентация? Знаете, началось это с секции ушу. Тренер у него там был или, как он его называл, Учитель, лет сорока… Ну, короче, внушил нашему наивному дурачку, что таким путем — ну, вы понимаете, каким — передается духовная энергия. Знаете, мы с мужем когда догадались, чуть с ума не сошли. Хотели поехать к этому негодяю, муж до сих пор жалеет, что тогда его не убил… так сын устроил истерику, напугал нас, что из окна выбросится… Если б у себя дома — мы вообще-то с Кавказа — так там, знаете, мы бы не испугались его угроз. Дом одноэтажный, сколько ни бросайся — не разобьешься. А тут мы на восьмом. Подумали: мало ли что… Я пошла к психологу в кризисный центр, они там вроде что-то делают с трудными подростками. Так мне знаете что сказали? — „Никакой он у вас не трудный, — говорят. — Это вас надо лечить, если вы хотите влиять на его сексуальные предпочтения. Какое вы имеете право давить? Гомосексуализм совершенно нормален. Это все равно как одним нравятся апельсины, а другим — яблоки“. После этого, знаете, мне вообще жить не хочется. И правда надо лечиться, а то все чаще и чаще про окошко думаю. А сын, узнав мнение психолога, наоборот, успокоился, совершенно перестал нас стесняться. Я даже иногда думаю: может, он нарочно по всей квартире газеты разбрасывает с этими ужасными объявлениями?.. Ну, где телефоны таких же… Этих объявлений сейчас полно, никто ничего не скрывает. Муж, почернел, состарился. Как будто дедушка, а не отец… Представляете, что такое для кавказца единственный сын?!»

На вопрос, пытались ли родители в самом начале этой трагедии применять к мальчику какие-то воспитательные меры, мать с готовностью ответила: «Наказывали! Строго наказывали! Отец, знаете, на целую неделю запретил играть на компьютере. Мобильник вообще отобрали, но это ничего не дало. А что мы еще можем? Не будешь же его запирать или бить. Сейчас это не принято. И денег карманных не лишишь — знаете, ребенку то соку хочется, то видеокассету в прокате взять… Нам и так психолог сказал, — не из кризисного центра, а другой, — что мы слишком авторитарны.»

Недирективное насилие

Мы привели эту исповедь почти целиком, чтобы сэкономить на комментариях. Попробуем двинуться дальше, задавшись вопросом: а что такое в свете современного либерализма идеальная семья? С одной стороны, без пресловутого конфликта «отцов и детей», а с другой, объединенная не только общей жилплощадью. Другими словами, в каких случаях влияние взрослых на детей расценивается как допустимое, а то и желательное? — Ну, например, сторонники недирективной педагогики весьма директивно указывают родителям на необходимость воспитания у детей «сексуальной культуры». Причем как можно раньше. И родителей, которые последуют этим советам, никто не упрекнет в давлении. Хотя крупнейший детский психиатр проф. Козловская Г.В. называет раннее сексуальное просвещение даже не давлением, а разновидностью психического НАСИЛИЯ, поскольку для этого необходимо сломать важнейший защитный механизм — механизм стыда. И ведь именно он, стыд в сфере интимного, служит одним из главных критериев психической нормы. Все, наверное, хоть однажды на своем веку встречали определенного сорта городских сумасшедших, которые ничего не стесняются и запросто могут продемонстрировать изумленной публике то, что на детском языке очень точно называется «глупостями».

Таким образом, попирая естественный стыд, ребенка толкают в область психопатологии, но современные либералы не квалифицируют это как давление, потому что в «дивном новом мире» (заголовок романа — антиутопии Олдоса Хаксли) должны стать привычными и узаконенными все виды разврата.

Не будет обвинена в давлении и мать, склоняющая дочь к аборту, т. е. к убийству младенца в утробе. Напротив, ее давление, даже в форме угрозы выгнать беременную дочку на улицу, будет оценено положительно: мама приучает легкомысленную девушку к ответственному родительству.

А кто заподозрит в давлении отца, который, придя с работы, первым делом включает телевизор и сидит, уставившись в него, пока не заснет? Скажи ему, что он давит на ребенка, — искренне возмутится. Среди таких отцов, наоборот, очень много поклонников свободы. «Это мать давит, — скажет он вам, — когда требует с ножом к горлу, чтобы мальчишка соблюдал в комнате порядок или здоровался с гостями. А может, у него настроение плохое? Он что, даже на это не имеет права? Я-то никому ничего не навязываю: хочет — смотрит, не хочет — в своем углу играет».

Сын хоть и в своем углу, но никуда не может деться от агрессивного шумового фона (стрельбы, криков, стонов) или от известий про сгоревших заживо детей. Почему же это не считается насильственным вторжением в его внутренний мир, и без того хрупкий, а следовательно нуждающийся в усиленной защите.

Получается, что «давить» нельзя, только если обуздываешь дурное и прививаешь хорошее. Иными словами, воспитываешь, питаешь возвышенное в ребенке, помогаешь ему восходить от образа к подобию Божию. А если низводишь образ до безобразия, убиваешь чистоту и насаждаешь порок — так ты молодец, ты свой парень, ты правильно куешь новые партийные кадры. Надеемся, не надо долго объяснять, для какой партии и кто будет ее генеральным секретарем? «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют», — предостерегает апостол Павел. (1 Кор.6, 9–10).

И посмотрите, именно эти грехи, ввергающие душу в ад, так назойливо пропагандируются сегодня! Разврат, поклонение всевозможным кумирам, супружеские измены (которые даже рекомендуют врачи для улучшения самочувствия!), онанизм, к которому призывают в том числе детей «для снятия напряжения», однополые связи, воровство, узаконенное под маркой приватизации, взяточничество, про которое сейчас можно услышать, что оно абсолютно нормально… Дескать, мало получают сейчас чиновники или учителя. Вот и берут, бедные. Да и что такого страшного во взятке? Это, по существу, цивилизованная форма благодарности. А пьянство?! Алкоголь продается на каждом углу по сверхдоступным ценам. Пиво же вообще официально выведено из разряда алкогольных напитков и считается прохладительным, пей хоть с младенчества. Злоречие расцвело пышным цветом. Война компроматов, глумление как основной прием журналистики и современного искусства. Хищничество, рвачество названы деловой хваткой…

И даже многие православные люди, неоднократно читавшие послание апостола Павла, очень боятся «давить». Мотивировки разные: страх потери контакта, уход от конфликтов, опасение, что дети, когда вырастут, будут попрекать в жестокости. Но подоплека одна: терпимость к греху эти люди отождествляют с христианской любовью. В этом и кроется главная уловка лукавого.

Поистине сатанинский перевертыш! Ведь противники давления опираются на другие, не менее известные слова апостола Павла: «Любовь долготерпит, милосердствует… не раздражается, не мыслит зла… все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор., 13, 4–7). Но апостол Павел проповедует любовь к человеку, а вовсе не к его попрокам. К грешнику, а не к греху. И наивысшая любовь к грешнику как раз состоит в том, чтобы отвратить его от греха. «Братия! если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов», — говорит апостол Петр (1 Посл., 5, 19–20).

А святой Иоанн Златоуст прямо отвечает тем, кто боится попреков и ссор: «… если увидишь брата погибающим, пусть он тебя бранит, пусть оскорбляет, пусть бьет, пусть угрожает сделаться твоим врагом, пусть делает что бы то ни было другое: все перенеси благодушно, только бы тебе приобрести его спасение. Пусть он соделается твоим врагом, зато Бог будет твоим другом.» А чуть раньше говорится: «И у врача больной часто разрывает одежду. Но врач не перестает из-за этого лечить его. Если же заботящиеся о телах показывают столько усердия, то как неуместно предаваться беспечности, когда гибнет столько душ…» (св. Иоанн Златоуст «Против иудеев», Слово четвертое, «Ладья», М., 2000, стр. 52).

Так что ошибочно христианской любви противопоставлять ненависть. Ненависть к человеку скорее противостоит любви страстной, плотской. Собственно, это страсти — антиподы, нередко обреченные на роковую взаимосвязь, как сиамские близнецы. Христианская любовь тоже неразрывно связана с ненавистью. Точнее, она вмещает в себя ненависть, только не к человеку, а к греху. Антипод же христианской любви есть равнодушие — основа толерантности. И в последние времена, по словам святых, в мире оскудеет любовь. Чему противники «давления» вольно или невольно способствуют.

В духе кротости

Конечно, христианам не следует злобствовать. Апостол Павел учит исправлять грешника «в духе кротости» (Гал., 6.1). Но дух кротости — это отнюдь не смирение перед злом. Иначе св. Николай Чудотворец, оказавший давление на Ария как морально, так и физически — оплеухой, не был бы назван в тропаре «образом кротости». А святитель Лев Катанский, еще более жестко «надавивший» на оппонента, не был бы причислен к лику святых.

Он жил в VIII в., был епископом в Катанах на острове Сицилия. Святитель старался убедить местного колдуна Илиодора не заниматься чародейством, но тот никак не вразумлялся. А однажды дошел до такой наглости, что начал колдовать прямо в храме, произведя большое смущение в народе. Увидел людей, бесновавшихся под влиянием Илиодоровых чар, св. Лев понял, что время увещеваний прошло. Он вышел из алтаря и, набросив на шею Илиодора омофор, будто петлю лассо на дикого жеребца, вывел его из храма. Можно себе представить, как неистовствовал, пытаясь вырваться, колдун. Но омофор удерживал его крепче любой цепи. Дойдя до площади, святитель приказал разжечь костер и вступил в огонь вместе с чародеем. Илиодор сгорел в огне, а епископ Лев остался совершенно невредим. Это чудо прославило его как святого при жизни.

А еще Лев Катанский славился добротой и милосердием.

17 / 06 / 2003

ЗАДЕРЖКА РАЗВИТИЯ ДУШИ

В современных детях все чаще наблюдается какое-то странное несоответствие внешней взрослости и внутреннего инфантилизма. Смотришь порой на подростка: кажется, ты уже ничему его не можешь научить, такой он бывалый, многоопытный, знающий, почем в городе овес. А чуть копнешь — и такая незрелость обнаружится, что впору ставить диагноз «задержка психического развития». Чем взрослее, тем дурее. Порой эта дисгармоничность повергает в состояние шока.

Юный «крутяк»

Вспоминается один четырнадцатилетний мальчик, которого и мальчиком-то с трудом можно было назвать — так он выглядел и такие у него были повадки. Мать привела его на психологическую консультацию с жалобами на прогулы, хамство, запредельное своеволие и, как это обычно бывает, на запредельную безответственность.

Ясно, что такому взрослому парню нелепо предлагать детские игровые тесты. Но сразу вступать с ним, таким «крутым», в задушевную беседу было уж и вовсе бесперспективно. Поэтому мы для начала попросили его письменно перечислить качества хорошего и плохого человека. Задание, в общем — то, простое, но с виду серьезное.

Результат нас ошеломил. Мало того, что парень с трудом наскреб по три эпитета, так еще выбор качеств говорил сам за себя. Хороший — красивый, добрый, умный. Плохой — некрасивый, злой, глупый. А ведь ребенок уже в пять лет понимает, что красивый не обязательной хороший, а некрасивый совсем не всегда бывает плохим. Любимая бабушка может быть старой, морщинистой, беззубой, а красивая ведьма в мультфильме не просто плохой, но даже отвратительной. Знает дошкольник и про умных злодеев. Так что наш четырнадцатилетний «крутяк» тянул максимум на три — четыре года. Столь незрелые понятия о жизни и людях не могли не отразиться на его поведении. Отсюда и безответственное поведение, которое так пугало мать. Какая там ответственность у малыша — дошкольника?!

Кстати о дошкольниках. В последнее время попадаются «крутяки» и среди них. Они снисходительно, а то и с презрением смотрят на кукол и другие детские игрушки. Мультики типа «Простоквашина» или «Кота Леопольда» для них — малышовое развлечение. То ли дело боевики, фильмы ужасов…А как хвастаются эти шестилетние лолиты и шварцнеггеры тем, что сегодня принято называть «качеством жизни», и фиксация на чем маленьким детям несвойственна просто по их природе! На что всегда сетовали матери мальчишек (да нередко и девчонок)? «Я ему такой дорогой костюмчик надела — и тут же изгваздал!» Или: «В новых итальянских туфлях — и прямо в лужу! Совершенно не умеет ценить хорошие вещи!»

А ребятня доперестроечных времен действительно не ценила и не знала критериев оценки дорогих вещей. Максимум, на что обращалось внимание, красивый ли цвет. А красивым, как правило, считался яркий. И колечко из фольги восхищало дошкольницу ничуть не меньше, чем настоящее, из «драгметалла». А может, и больше, ведь его так легко соорудить. Еще одну конфету съела — вот тебе и новое колечко. А потеряешь — никто не заругает. Ну, а уж дорогая стрижка или престижная мебель из каталога вообще находились вне поля интересов ребенка. Он любил шкаф за то, что в него можно было залезть, когда играешь в прятки. А стрижку ненавидел, потому что в парикмахерской заставляли сидеть не шевелясь, да еще закрывать глаза, когда стригли челку.

Теперь же «продвинутые» родители с умилением рассказывают, как «крошка сын к отцу пришел» и… посоветовал, в каком пункте сегодня выгодно совершить валютный обмен. «Умный парень растет», — умиляется папаша. А умник не владеет элементарными нравственными понятиями, без которых невозможно становление человеческой личности. В его душе бурлит почти младенческий хаос. Он не умеет организовать сюжетно-ролевую игру, между тем, как именно в подобных играх дети лучше всего осваивают мир и нюансы человеческих отношений. Ему невозможно объяснить, почему надо делиться с другими детьми сладостями и почему не надо мстить. Но практические познания такого ребенка (умен не по годам!) настолько восхищают взрослых, что обратную сторону медали они будто и не видят.

Песочница для взрослых

Однако чем взрослее становится ребенок, тем обыденней выглядит его практичность. Она тускнеет, поскольку соответствует возрастной норме. А вот душевное недоразвитие высвечивается все ярче, потому что оно все больше перестает соответствовать возрасту. Причем выражается это не только в отсутствии высоких потребностей. Да, такой подросток равнодушен к поэзии, живописи или классической музыке и не испытывает романтических чувств по отношению к существам противоположного пола. Но, в конце концов, и раньше было достаточно много людей приземленного склада, ничем кроме хлеба насущного не интересовавшихся. Нет, у современных инфантилов и приземленность какая-то особая. Это не хлопотливая Марфа, которая в Евангелии противопоставлена любящей Божественную премудрость Марии. И даже не мелкий лавочник с его маленьким мирком и вечными заботами о выживании. Лавочник хоть и не поэт, но, в отличие от инфантила, совсем не лодырь. И мирок у него пусть маленький, но все же в него вписана семья, ради которой он просиживает в лавке с утра до ночи. То есть, практичность в классической системе понятий очень тесно связана с развитым чувством ответственности.

У современных инфантилов абсолютно иные особенности. Практичность их какая-то неполноценная, ущербная. И это тоже все ярче высвечивается по мере взросления. Прекрасно понимая что почем, они вовсе не настроены напрягаться для достижения благ. Но с другой стороны, не собираются себе в чем-то отказывать. С присущей им инфантильностью они уверены, что родители точно так же должны обеспечить им «достойное качество жизни», как обеспечивали кормежку и красочные конструкторы в малышовом возрасте.

Сами же инфантильные подростки никому ничего не должны. Они и о себе-то толком не могут позаботиться, потому что не умеют рассчитывать на шаг вперед. Такой недоросль может украсть все деньги, имеющиеся в доме, — именно все, а не малую толику на мороженое, потребности-то у нынешних инфантилов непомерно раздуты! — нисколько не заботясь о том, что завтра ему же самому будет нечего есть.

— А меня это не колышет! Это ваши проблемы, — заявит он растерянным «предкам». И, ужасая их какой-то патологической бессовестностью, еще и затребует на следующий день после воровства «сбалансированного питания». «Ваши проблемы» он заявит родным и в том случае, если его будут исключать из школы за неуспеваемость, и тогда, когда мать попросит его сходить на собеседование в другую школу, где она уже договорилась с директором. А в ответ на предложение взрослых, раз он не хочет учиться, хотя бы устроиться на работу, этот здоровый лоб поднимет их на смех. Да еще напомнит о правах ребенка, которые родители обязаны соблюдать по закону.

— Что я с ним сделаю? — устало жалуется женщина. — Из дома не выгонишь, он здесь прописан, грозит в милицию пожаловаться. Мне говорят: «Не корми»… А как? Замок, что ли, на холодильник повесить? А ростом он уже со взрослого мужика. Мне с ним не справиться. Вы спрашиваете, что он делает целыми днями? — Полдня спит, потом встает, в компьютерные игры играет, телевизор смотрит. Хорошо хоть его девочки пока не интересуют, он в этом плане у нас еще ребенок…

А вот юноша более старшего возраста. Причем не такой «отвязанный», а более благополучный. Он и школу закончил, и даже в институте отучился. Устроился на работу, прилично зарабатывает. Казалось бы, можно вздохнуть с облегчением: вывели в люди… Но «люди» — это в данном случае громко сказано. Не очень-то похож инфантильный юноша на… есть соблазн сказать «на взрослого», но скажем более откровенно: на человека. Он живет с родителями на всем готовом, и при этом не считает нужным отдавать им хотя бы часть зарплаты. Они, впрочем, тоже не настаивают, чтобы не обострять отношений.

— У молодых сейчас совсем другие потребности. Машина нужна. Одежда модная диких денег стоит. А в кафе с девушкой зайти? Вы только посмотрите, какие цены! И отдохнуть нужно по-человечески, в цивилизованном месте. Так что ему на себя-то не хватает. Где уж тут на хозяйство давать?

Вскоре у сына появляется девушка. Они находятся в близких отношениях, это может длиться год, другой, третий. Но женой он ее не считает. А на робкий вопрос родителей, когда же, наконец, они вступят в брак, отвечает, что на свадьбу нет денег. Ведь нужно, чтобы все было на уровне: и ресторан, и платье, и свадебное путешествие. А уж про детей нечего и заикаться! Какие дети в наше время? Сперва надо пожить для себя, ведь в жизни так много интересного: пиво, дискотеки, клубы, кино, интернет, роликовые коньки, бассейн, яхта, теннис. Жизнь похожа на большую песочницу, в которой появляются все новые формочки и совочки. А работать приходится для того, чтобы их оплачивать, поскольку родители этот взрослый набор игрушек обеспечить уже не в состоянии.

Зато они в состоянии морально поддержать и оправдать своих отпрысков.

— Куда им детей заводить? Они сами еще дети! Да, мы, конечно, в двадцать пять лет и семью имели, и ребенка. Но теперь-то все по-другому, — тут на родительских лицах обычно появляется растроганная улыбка. — Сейчас в этом возрасте еще никакой ответственности.

Но где основания полагать, что она когда-нибудь появится? Что это вообще такое — «ответственность»? Когда человек отвечает за свои поступки?

— Да, но такое определение пахнет тавтологией. Когда у него развито чувство долга? — Безусловно, но тогда надо бы поточнее определить, что такое долг. Лучше, наверное, не спешить с определениями, а вдуматься в смысл.

Что считать ответственностью?

Кого традиционно считали ответственным человеком? Ведь не того же, кто убирает за собой постель и даже зарабатывает себе на жизнь. Ответственным ребенком называли того, кто нянчил малышей. Ответственным взрослым — берущего на себя все самое тяжкое, самое трудное и неприятное. Скажем, никому и в голову не приходило восторгаться ответственностью родителей, выхаживавших своего больного малыша. А что они еще должны были делать? На помойку его, что ли, выбросить? Вот когда своих четверо по лавкам, а еще усыновили ребенка — инвалида — это да, таких людей очень уважали за ответственность.

Значит, в основе ответственности лежит жертвенная любовь, готовность облегчить ношу другого. И чем этот другой от тебя дальше, тем выше уровень ответственности. Иными словами, в низшей точке шкалы — несмышленый младенец, который не в состоянии отвечать даже за себя. А в высшей — Христос, добровольно ответивший Распятием за грехи всего мира.

В последнее время критерии оценки сильно сместились. Ребенок, который не прогуливает школу и не становится наркоманом, суперответственный. Мать, заботящаяся о сыне — инвалиде, она не просто ответственная, она — героиня, т. е. выведена за пределы обычной человеческой нормы. Что же касается самопожертвования ради чужих людей, то здесь сдвиг в оценках уже оборачивается парадоксом. Такие люди воспринимаются современным обывателем как юродивые.

— Я не святой! — заявляет он, услышав о подобном случае. А в подтексте звучит: «Я не идиот». Обыватель как бы дает понять, что не имеет к этому никакого отношения. Дескать, пусть городские сумасшедшие делают, что хотят, только меня, нормального человека, в это не впутывайте.

Подытоживая, можно сказать, что эпитет «ответственный» присваивается сегодня человеку, который худо-бедно способен отвечать за себя. Все, что сверх этого — уже исключение из правил.

А инфантил, он даже за себя отвечать не может. Он весь во власти влечений, сиюминутных, по преимуществу низменных желаний. Захотелось покататься на модных аттракционах — украл деньги из папиного кошелька. Захотелось острых ощущений — укололся, и ведь не умер же, потому что «соблюл дозу». Шел на экзамен, но встретил приятелей и обо всем забыл, зато так классно повеселились. Увидел на прохожем прикольную куртку — шарахнул его по голове и снял. Удар, правда, немного не рассчитал — ну, так я же парень накачанный, даром, что ли, в тренажерный зал хожу?..

Конечно, подобные формы инфантилизма сильно отдают патологией, но когда ее так много, то возникает соблазн расширить границы нормы. Во всяком случае, подобных молодых людей сейчас, как правило, признают вменяемыми.

А если говорить серьезно, то и описанный выше якобы благополучный юноша тоже не отвечает за себя. Ведь эгоцентрическое поведение атомизирует человека, отделяет его от других. А человек атомизированный может существовать только, пока он полон сил. Когда же с ним что-то случается: болезнь, катастрофа, старость, — он без поддержки извне уже не выживет. Ну, и где его хваленая ответственность? Не отзываясь на тяготы родных и друзей, отказываясь от бремени семьи, ответственности за детей, судьбу своего народа и Отечества, современный человек не смотрит даже на два шага вперед и обрекает себя на полную беззащитность в критических обстоятельствах.

Цели и задачи инфантилизации

Может возникнуть вопрос: а зачем плодить нежизнеспособных граждан? Зачем поощрять безответственность и инфантилизм, ибо только очень невнимательные или не очень честные люди считают, что инфантилизм распространяется в обществе стихийно, сам по себе, без малейших усилий с чьей бы то ни было стороны. Если стихийно, то наши города не были бы наводнены идиотскими и непристойными молодежно-подростковыми журналами, газетами, книгами. Не работали бы на отупление юношества целые телеканалы. В школах бы не сокращали часы, отведенные на изучение литературы, а из программы не выбрасывали бы произведения, развивающие душу, заменяя их прямо противоположными.

Так все-таки зачем государству растить инфантилов? Ведь сколько нам ни твердят о о коммерческих интересах, выгоде, прибыли, которым якобы теперь подчинено все на свете, мы-то с вами еще не окончательно впали в детство и понимаем, что дело не в коммерции (уж во всяком случае не в ней одной?), а в определенной направленности государственной политики. Да и коммерциализация жизни — это тоже государственная политика.

Конечно, одна из очевидных задач государства, насквозь пропитанного интересами бизнеса, — воспитание идеальных потребителей, и тут инфантилы нужны позарез. Кто хочет того, другого, третьего и всего сразу, не умея задуматься, нужно ли ему это в действительности? Кто падок на все новое, яркое, вкусное? Кому быстро надоедает купленная игрушка, которая еще вчера казалась пределом мечтаний? Кто легковерен, у кого не развито критическое мышление? В ком еще так много физиологии, что он не в состоянии обуздать свои потребности и с ним бессмысленно говорить об аскетизме? С кем можно затеять игру в «две покупки, третья бесплатно» или в «дисконтную карту для постоянных покупателей», или «в стопроцентные скидки только сегодня и только для вас»? — Конечно, с ребенком. Но с таким, у которого взрослые аппетиты и взрослая возможность распоряжаться средствами.

Однако коммерческий расчет — это лишь первый и совсем не главный слой. Куда важнее задача сокращения численности населения. И тут нет никакого противоречия. Идеологи общества потребления очень боятся, что потребителей станет слишком много, ведь ресурсы Земли ограничены, и на всех может не хватить. Поэтому с начала 60–х гг. XX в. в мире была взята на вооружение политика скрытого геноцида, этакое неомальтузианство. Людей, с одной стороны, стали всячески ориентировать на малодетность, а с другой, создавали условия для «выбраковки» населения. Чтобы человек слабовольный, или попавший в тяжелые жизненные обстоятельства, или не находящий выходя из внутренних противоречий, якобы по собственному желанию разрушал свое здоровье и умирал раньше времени. Именно поэтому с середины прошлого — XX-века в мире происходит последовательная либерализация законов, связанных с наркотиками, проституцией, половыми извращениями. Именно поэтому так бурно развиваются табачно-алкогольная и порноиндустрия. Именно поэтому изобретаются новые чудодейственные лекарства с массой побочных эффектов и пищевые добавки, которые потом оказываются ядовитыми. А настойчивая пропаганда компьютерных игр, от которых портится зрение, разрушается психика, возникают сердечно-сосудистые заболевания? А массовое производство продуктов питания, содержащих канцерогены? А оголтелая пропаганда высокотравматичных видов спорта? А романтизация уголовного образа жизни и фактическое поощрение преступности, поскольку она либо совсем не наказуема, либо наказуема ничтожно по сравнению с содеянным?

Понятно, что инфантилов гораздо легче и одурачить, и заманить в ловушку. Такие люди, губя свою жизнь, не только не будут этого осознавать, но еще будут уверены, что жизнь у них лучше некуда. Ну, а те, кто впишутся в новую реальность — назовем их «благоразумными инфантилами» — они, как мы показали выше, тоже нежизнеспособны. Вернее, нежизнеспособны в традиционном обществе, поскольку там сильны родственно-дружественные связи, и человеку без поддержки близких выжить чрезвычайно трудно. А вот глобалистскому — антитрадиционному — обществу, для которого и растятся инфантильные граждане, прочные человеческие связи совершенно не нужны. Ему нужны «свободные атомы», которые на самом деле будут полностью зависимы от системы социальных служб и без них уже не смогут существовать. А раз так, то они должны быть стопроцентно лояльны к глобалистскому режиму, но опять-таки подаваться это будет не как открытое принуждение, а как свободный выбор.

Целенаправленное разрушение традиционных человеческих уз происходит уже довольно давно. Ведь глобалистский проект родился не сегодня и не вчера. Кардинальный перелом, конечно, произошел в XX в., когда сторонники этих идей стали создавать в разных странах условия для разрушения крестьянских общин и большой многопоколенной семьи. Какое-то время, правда, казалось, что развитие человеческой цивилизации идет по двум противоположным направлениям: капиталистическому и социалистическому. Но к концу столетия обнаружилось, что обе социально-экономические модели исчерпали себя, и сейчас речь идет о некоем едином «постиндустриальном» обществе. Обществе, для которого отчуждение людей друг от друга постепенно становится нормой.

Особенно ярко это проявлено в так называемых «развитых» странах Запада, хотя элементы нового жизненного уклада есть в любой, даже самой отсталой, с точки зрения глобалистов, стране. Фактически все самое важное в жизни человека происходит вне дома и вне семьи. Рожают «цивилизованные люди» в медицинских учреждениях. Умирают, как правило, тоже. Да и в промежутке между этими двумя эпохальными событиями, в основном, находятся не в семье. Ясли, детский сад, школа, институт, служба, дом престарелых… Невозможно забыть, с какой гордостью немцы, с которыми мы общались в Германии, демонстрировали нам эти старческие приюты всех мастей и уровней. Дома престарелых были на каждом шагу: для богатых, для средних, для бедных. А ведь у большинства стариков имелись родственники, которые вполне могли их содержать и за ними присматривать!

— Не в этом дело, — объясняли нам немецкие знакомые. — Главное, чтобы человек был свободен! Наши родители в этих домах чувствуют себя свободными, независимыми. И мы тоже ничем не связаны. Так лучше для всех…

Но и в те редкие часы, когда современная семья собирается дома, люди почти не общаются, уткнувшись в телевизор. Во многих семьях чуть ли не в каждой комнате стоит по «ящику», чтобы не возникало ссор: пусть один член семьи спокойно смотрит футбол, а другой наслаждается сентиментальным сериалом или пикантным ток-шоу.

Скольких родителей уже удалось убедить в том, что они ровным счетом ничего не смыслят в собственных детях, не умеют их ни воспитывать, ни даже любить, и должны руководствоваться исключительно советами специалистов! Мы видим это и на своих психологических занятиях. В начале 90–х многие родители вообще не понимали, зачем им психологи, и обращались за помощью только в случае действительно серьезных поведенческих отклонений. Теперь же хотят получить советы на все случаи жизни. Ребенок спать днем не любит — на прием к психологу. Бабушке грубит — без специалиста не разобраться. Ссорится с младшим братом — «Подскажите, что делать — ребенок неуправляем!» Нам, наверное, радоваться бы надо прибавлению клиентов, но вообще-то радостного тут мало: подобные тенденции свидетельствуют о том, что уровень безответственности в обществе сильно повысился.

А посмотрите, с какой настойчивостью взрослых дядей и теть втягивают в разнообразные игры! Телевикторины, телеконкурсы, телесоревнования. «Слабое звено» и «Последний герой». Передачи, в которые вкладываются безумные деньги. Бесконечное количество компьютерных игр. Придешь иногда к кому-нибудь на работу и видишь: несколько здоровых, солидных мужчин так сосредоточенно вглядываются в экран и нажимают на кнопки, как будто от их следующего хода зависит судьба человечества. А груженые продовольственными пакетами матери семейства, которые, дорвавшись до места в городском транспорте, тут же достают кроссвород или используют игровые возможности сотового телефона?

Оппозиционеры левого толка скажут, что это старый проверенный способ отвлечения людей от классовой борьбы. Мы скажем — от реальности. Но одновременно это еще и действенный способ инфантилизации взрослых, создание общества великовозрастных оболдуев, которые, даже если узнают, что мать при смерти или ребенок попал под машину, не сдвинутся с места, пока не пройдут очередной «уровень» компьютерной игры.

Развращенные дети

Тут, пожалуй, настало время вернуться к понятию ответственности. К тому, что лежит в основе этого качества. Что заставляет человека ответить на боль другого? — Ну, конечно же, сострадание, милосердие, любовь. Да, именно любовь — вот что порождает ответственность. Вот что велит взять на себя чей-то груз, помочь. Свою ношу утяжелить, чтобы облегчить другому. По мере взросления человек научается этой сострадательной любви. Так взрослеет его душа. Ответственность — один из главных признаков полноценного развития души. Это одна из важнейших характеристик нормального взрослого человека. Легко выстраивается и другая цепочка: рост инфантилизма — увеличение безответственности — оскудение любви.

Христиане давно предупреждены, что в последние времена оскудеет любовь (Мф 24, 12). Этот предапокалиптический признак сейчас отмечают многие. «Зло и грех на земле распространяются все больше и больше, — пишет выдающийся православный мыслитель нашего времени архимандрит Рафаил (Карелин), — ад захватывает своей бездонной пастью все новые и новые жертвы. Любовь, которая объединяет людей, оскудевает и уменьшается, как источники среди жгучих песков пустыни.» («Падение гордых», М, 2000, стр. 107.)

Выходит, пропаганда инфантильного образа жизни имеет и скрыто-демонический смысл? Ведь если Бог есть любовь, то понятно, кто больше всех заинтересован в ее оскудении.

Причем «заинтересованное лицо» и на сей раз использовало свой избитый трюк. Христос призывал обратиться и быть, как дети (Мф 18,3). И на первый взгляд, современное общество костьми легло, чтобы выполнить этот завет. Старики ходят в коротких штанишках — шортах, бабушки требуют, чтобы внуки называли их уменьшительными именами: Лена, Катя, Ляля. Все хотят быть детьми, никто не хочет стареть. Да и подростково-молодежному инфантилизму потакают, бессознательно желая продлить собственную молодость. Ведь пока твой ребенок не повзрослел, ты вроде как тоже не старишься.

Но детей отличает прежде всего чистота, и именно к сохранению детской чистоты, целомудрия, невинности призывал Спаситель. Об этом просят и родители в молитвах о детях: «Сохрани их сердце в ангельской чистоте», «не попусти их впасть в нечистоту и нецеломудрие».

А эти-то качества как раз и вытравляются всеми силами из современной жизни. Государства, согласившиеся на глобалистское переустройство мира, старательно растлевают детей прямо с пеленок. Во многих «развитых» странах секс-просвет входит в обязательную школьную (а то и детсадовскую!) программу. Под лозунгом свободы слова блокируются попытки защитить детей от непристойной информации. Извращенцы получают все больший доступ к ребенку, а назначенные властью эксперты подводят под это обширную теоретическую базу.

Общественное сознание, конечно, меняется не так легко, как государственная политика. Но и в нем, к сожалению, произошли значительные подвижки. Инфантилизация взрослых свое дело сделала. Родители весело хихикают, видя на прилавках кукол с гениталиями. И даже могут купить их детям. Про непристойные подростковые журналы, которые выходят огромными тиражами и покупку которых оплачивают те же родители, нечего и говорить.

А вдумайтесь в смысл расхожего утверждения: дескать, что уж так ограждать детей от якобы недетской информации? Они еще и не то знают, нам сто очков вперед дадут!

То есть, чистота уже не считается неотъмлемым свойством детства, а ее поругание — трагедией. Скорее наоборот, в подобных высказываниях звучит затаенная гордость. Вот какие они шустрые, наши новые детки!

Да, не проходит даром бесконечное пребывание в информационной помойке. Христианская суть понятия детства вылущена, остались плевелы, оболочка. И в эту оболочку методично вкладывается прямо противоположное содержание. Развращенные дети, до гроба играющие в свои нелепые, жестокие, безумные игры, вызывают не самые приятные ассоциации. И приходится заставлять себя вспомнить, что человек призван стать образом и подобием Божиим…

15 / 08 / 2003

ДИКТАТУРА БЕЗУМИЯ

Очень многие вещи, о которых мы сейчас пишем, стали нам понятны далеко не сразу, порой через годы после какого-то первого импульса. Что это был за импульс, трудно объяснить, но как правило все начиналось со смутного чувства: неловкости, беспокойства, внутреннего протеста… Логически мы обосновать этого дискомфорта не могли, а в случае, о котором сейчас расскажем, даже поначалу стыдились своей негативной реакции.

Необычный конгресс

Летом 1994 года, приехав на международный конгресс по социальной психиатрии в Гамбург, мы увидели странную картину: заметное число делегатов конгресса выглядели как душевнобольные.

«Удивительно! Почему западные врачи так похожи на своих пациентов?» — подумали мы.

Но вскоре выяснилось, что это натуральные пациенты. Мы снова изумились: как можно показывать больных людей огромному залу, будто зверюшек в цирке?

Западные коллеги снисходительно улыбнулись стереотипности нашего мышления и объяснили, что мы являемся свидетелями величайшего гуманистического эксперимента. Впервые на научном конгрессе пациенты психиатрических клиник, в том числе и страдающие глубокими расстройствами, будут делать доклады наравне с корифеями медицины. И они действительно их делали, перемежая подробные описания бреда и галлюцинаций с яростной критикой врачей и методов лечения, а также требуя для себя права на вождение машины, на работу в суде и прочих органах власти. Поведение врачей тоже, впрочем, было для нас непривычным. Они все время что-то жевали, пили воду из бутылочек, громко переговаривались, вставали посреди выступлений — даже когда доклад делал ученый с мировым именем! — и косяками выходили из зала. Очереди за кофе и бутербродами в рабочее время и в перерывах были практически одинаковыми. Слушая же выступления пациентов, врачи почему-то очень веселились. Так потешаются дошкольники и младшие школьники, глядя на клоунов, дубасящих друг друга надувными молотками. Подобная бестактность шла вразрез с нашими представлениями о врачебной этике, но мы и это списали на совковую стереотипность.

В последний же день произошло нечто и вовсе невообразимое. Больные, на которых вся эта непривычная обстановка действовала возбуждающе, совершенно растормозились и уже без приглашения валом повалили на сцену, пытаясь дорваться до микрофона. Индианка с черными распущенными волосами, в ярком экзотическом наряде завывала, размахивая руками, которые были все от плеч до запястий увешаны сверкающими браслетами. Так, наверное, неистовствали древние пифии, впадая в экстаз. Другой, местный пациент (вернее, клиент — на конгрессе много говорилось о том, что из соображений политкорректности больных теперь нельзя называть пациентами, поскольку это ставит их в подчиненное, а значит, униженное положение) кричал, что ему в Германии тесно, не хватает свободы. И грозился сбежать в пампасы. А потом, оборвав себя на полуслове, запел песню тех самых пампасов или, может быть, прерий и принялся изображать ковбоя верхом на лошади. Но вскоре и песня была прервана, потому что любитель свободы подбежал к старому профессору, восседавшему в президиуме, и начал его душить. Устроителям пришлось поступиться правами человека, и раздухарившегося ковбоя вывели из зала. Но не успели мы перевести дух, как на сцену выскочила девица, которая, не претендуя на микрофон, с разбега плюхнулась на колени к другому члену президиума (он был гораздо моложе первого) и быстрыми, ловкими движениями стала его раздевать. Зал взревел от восторга. Сквозь хохот, свист и ободряющие выкрики психиатрической братии доносились обрывки фраз: «Что мы тут делаем?.. Дорогой, мы только теряем время… Пойдем отсюда… Мы нужны друг другу…»

Тут уж мы не выдержали и, плюнув на политкорректность, сказали немецкой коллеге, которая нас опекала на конгрессе: «Зачем было привозить сюда эту больную женщину? У нее же острый психоз.»

Коллега отреагировала неожиданно и с заметным раздражением:

— Откуда вы знаете, что это больная? Вы что, ее тестировали? Может, она как раз психиатр, подруга доктора Крюгера…

Мы пристыжено замолкли, ведь и вправду не тестировали… А то, что видно невооруженным глазом, так это у кого какое зрение…

Но тут нашу подмоченную было репутацию спас сам полураздетый доктор Крюгер (назовем его так). Отстраняя напрошенную возлюбленную, он извинился в микрофон перед залом за то, что больная разволновалась и ведет себя несколько аффектированно.

Что было дальше, мы, честно говоря, помним слабо. Осталось лишь впечатление кошмара, какого-то всеобщего беснования. А еще в опухшей голове промелькнула мысль, что на следующем конгрессе душевнобольные, наверное, будут уже сидеть не только в зале, но и в президиуме. А через раз полностью захватят власть, обретя полномочия устроителей. Ведь с их маниакальным напором они сметут на своем пути любую преграду.

Тогда нам эта мысль показалась скорее юмористической. Во всяком случае, мы не стали ее развивать. Но теперь, глядя на то, что происходит вокруг, как-то очень живо припомнили свои гамбургские впечатления и подумали, что все это скорее грустно, нежели смешно. А главное, совсем не так далеко от истины, как нам казалось в начале 90–х! На конгрессе была воочию явлена одна из важнейших тенденций современного переустройства мира — стирание границ между безумием и нормой.

Догоняя Америку

вообще-то разговоры о том, что нормальных людей в принципе не существует и что никто не знает, где кончается яркая личность и начинается личность психически нездоровая, велись давно. Мы, во всяком случае, помним подобные сентенции с самого детства. А кому незнаком расхожий миф о сцепленности безумия и гениальности? Равно как и о том, что все талантливые люди хоть с легким, но приветом? Во времена застоя критическое отношение к психиатрии среди нашей интеллигенции усугублялось еще и практикой помещения диссидентов в сумасшедший дом. Случаев таких было не столь много, как принято думать, но зато они получали громкую огласку, ибо в брежневское время в «железном занавесе» появились бреши: кто-то слушал радиостанцию «Голос Америки», кто-то читал самиздатовскую литературу. И даже тогда, когда диссидент действительно был психически не вполне нормален, на это закрывали глаза, потому что восхищение храбростью человека, который подвергал себя риску во имя всеобщей свободы, перевешивало все остальные соображения.

Поэтому когда в перестройку разрешили сниматься с психиатрического учета по желанию или вовсе не вставать на учет, общество восприняло это законодательное послабление как торжество попранной справедливости. Казалось, что политические борцы наконец получили право снять с себя ложные обвинения. Но на деле вышло, что с учета снялось огромное количество настоящих больных, ведь один из признаков серьезной душевной болезни — это снижение критики. Больной неадекватно оценивает свое состояние, считая себя абсолютно здоровым, а близких, советующих ему лечиться, сумасшедшими или злодеями.

Мы часто склонны превозносить свою самобытность и первенство даже в каких-то отрицательных вещах. По логике «наши паралитики — самые прогрессивные». Но в данном случае подобную логику легко развенчать. В 1997 г. петербургское издательство «Питер Пресс» выпустило книгу американского автора Э.Фуллера Торри «Шизофрения». В ней, в частности, рассказывается о так называемой деинституализации, разгосударствлении психиатрической помощи в США — процессе, включавшем в себя, в частности, и резкое сокращение пациентов в государственных психиатрических больницах. Эта политика стала набирать в Америке силу с начала 60–х гг., как раз тогда, когда пошла разработка социальных проектов, вроде бы совсем разных и независимых друг от друга, а на самом деле связанных одной целью: целью построения глобалистского общества.

«Масштабы деинституациализации, — пишет автор, — с трудом поддаются восприятию. В 1955 г. в государственных психиатрических клиниках насчитывалось 559 тыс. хронически больных. Сегодня их менее 90 тысяч. Численность населения в период с 1955 по 1993 г. выросла со 166 до 258 млн. человек, а это значит, что если бы на душу населения в 1993 г. приходилось такое же количество госпитализированных пациентов, как и в 1955 г., то общее их число составило бы 869 тыс. Следовательно, в настоящее время примерно 780 тыс. человек, т. е. более трех четвертей миллиона, которые в 1955 г. находились бы в психиатрических лечебницах, живут среди нас». И подводит итог, говоря: «90 процентов из тех, кто сорок лет назад был бы помещен в психиатрическую больницу, сегодня в ней не находится».

По мнению автора, на такое положение дел во многом повлияла нашумевшая книга Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки», вышедшая в свет в 1962 г. В России более известен одноименный фильм, снятый по этой книге. С подачи Кизи люди начали путать причину и следствие: госпитализация стала считаться одной из серьезных причин психических заболеваний. И соответственно, в качестве лечения предлагалось просто выпустить больных на свободу. В фильме, как вы помните, эта идея воплощена в образе индейца, убегающего из сумасшедшего дома, который как-то подозрительно напоминает концлагерь. (Так что крик о «карательной психиатрии», поднявшийся у нас в перестройку, тоже был эхом, долетевшим с другого континента, когда появилась возможность сокрушить психиатрическую службу не только в Америке, но и в Советском Союзе.)

Фуллер считает, что Кен Кизи добросовестно заблуждался, хотел хорошего и просто чего-то не додумал. Но скорее тут заблуждается Фуллер, а Кизи был весьма искушенным человеком и добросовестно выполнял заказ. В 60–е гг. он играл одну из важных ролей в создании так называемой молодежной контркультуры, крупнейшего глобалистского проекта по внедрению идеологии неоязычества. В частности, Кизи читал лекции в Изаленском институте, девизом которого «Делай, что хочешь» был позаимствован у сатанистов. Зачем понадобилось разрушать психиатрическую службу, мы скажем чуть позже. Пока лишь отметим, что делалось это умышленно.

Очень способствовали «освобождению» психических больных, по словам Фуллера, и американские юристы, коих, кстати, расплодилось в те годы великое множество. В главе «Масштабы бедствия» читаем: «В штате Висконсин один такой защитник заявлял, что больной шизофренией — …человек, поедавший свои фекалии, — для самого себя опасности не составляет, и судья, приняв сторону защиты, не счел необходимым принудительно лечить больного». «В качестве награды за свою деятельность, — горько иронизирует Фуллер, — они <юристы> имеют теперь огромное число бездомных, психически больных людей, которые зато свободны — свободны находиться в состоянии постоянного психоза».

Читаешь эту книгу — и почти все, что в ней написано о разрушении психиатрической помощи, может быть отнесено к нам. Прибавить только надо лет 30 — и получится ситуация в России. Например, Фуллер сетует на то, что услуги психиатров и психологов после разгосударствления психиатрических служб стали для многих недоступными. Специалистов сколько угодно, но они предпочитают заниматься частной практикой. Разве у нас не то же самое? До перестройки все психиатрические службы были бесплатными. Теперь во многих, — в том числе детских! — официально лечат за деньги и немалые.

Сильно возросла стоимость лекарств. Ряд дешевых отечественных препаратов (таких, скажем, как пиразидол, азафен, френолон) исчезли из продажи; перечень лекарств, которые больные с группой инвалидности должны получать бесплатно, теперь сильно ограничен.

Обратите внимание, что даже в таком ультракапиталистическом государстве, как США, психиатрическая помощь еще недавно была бесплатной, поскольку душевные заболевания входили в разряд социально значимых, и государство считало своим долгом, с одной стороны, покровительствовать таким больным, а с другой, обеспечивать здоровым их вполне законное право на психическую безопасность. Теперь, после смены «курса» не то, что о психической безопасности нет речи, но и физическая часто не обеспечивается. «По данным одной из работ, — пишет Фуллер, — за последний год 9 процентов больных шизофренией, не изолированных от общества, в драках применяли оружие. По другим данным, 27 процентов выписанных из психиатрических клиник пациентов, как мужского, так и женского пола, совершили, по крайней мере, один акт насилия в течение первых четырех месяцев после выхода из больницы. Резко увеличилось также число актов агрессии, совершаемых больными шизофренией против членов их семей».

Ничего удивительного, что автор называет разгосударствление психиатрической службы «самым крупным провалившимся социальным экспериментом в Америке» и добавляет, что оно «сравнимо по своим последствиям со спуском на воду своеобразного психиатрического Титаника».

Тем не менее, эксперимент не только не прекращен, но и распространен на другие страны. В том числе на нашу. Результаты соответствующие: огромное количество бомжей, нелеченных алкоголиков, которые беспрепятственно терроризируют и взрослых членов семьи, и детей. А малолетние бродяжки, среди которых так высок процент психической патологии? Да и рост тяжких преступлений во многом на совести лукавых гуманистов.

Теперь человек, страдающий серьезным психическим расстройством, может сколько угодно угрожать своим близким. Пока он не привел свою угрозу в исполнение — не смей говорить о принудительной госпитализации. Муж одной нашей знакомой в состоянии психоза бросал с балкона тяжелые предметы. И что, его удалось положить в больницу? Как бы не так! Он от лечения отказывался, считая себя идеально здоровым. А жене, когда она пришла в психдиспансер, сказали: «Сожалеем, но ничем не можем помочь. Вот если б он не просто сбросил с балкона телевизор, а пришиб прохожего, тогда — да, мы бы за ним приехали. А в данном случае не имеем права.»

Если еще раз повторить вслед за Фуллером длинное и труднопроизносимое слово, надо отметить, что деинституализировав лечение, адепты глобализма институализировали, как бы огосударствили, узаконили безумие. А попросту можно сказать так: широко раскрыв двери сумасшедших домов, они стараются превратить в дурдом весь мир. Объявив больных здоровыми, прикладывают в то же время гигантские усилия к тому, чтобы здоровых свести с ума.

У нас, правда, «процесс пошел» с опозданием на несколько десятков лет. Как-то раз, уже не в Германии, а в Москве мы долго беседовали с немцем. Разговор был сложным и касался духовных проблем современной жизни. Обычно с иностранцами такие беседы длятся — если вообще возникают — очень недолго. Их это явно утомляет. А наш немецкий гость понимал все с полуслова и был настолько захвачен разговором, что не проявлял ни малейших признаков усталости. И даже, позабыв о европейском этикете, готов был проговорить до утра.

— А что думают по поводу обсуждаемых нами проблем люди вашего круга в Германии? — спросили мы, тайно вздохнув о том, что не встретили там столь близких по духу собеседников.

Лицо немецкого историка омрачилось.

— У меня нет круга. В Германии мне вообще некому это сказать.

— Почему?

Он ответил, не задумываясь:

— У нас «промывка мозгов» длится уже более 40 лет, а у вас она только началась. Так что в России еще много нормальных людей, которые способны вникнуть в смысл происходящего.

Прогулки с Ганнушкиным

Что ж, воспользуемся своим преимуществом. Оно, как ни парадоксально, заключается еще и в том, что, наверстывая упущенное, глобализаторы стараются поскорее закачать в нас все «достижения цивилизованного мира», к которым западные люди привыкали постепенно, в течение полувека. Поэтому плавной смены ценностей в России не произошло, как и тотальной адаптации к новой реальности: у многих она, наоборот, вызывает аллергию и отторжение. Но даже у тех, кто вроде бы хочет вписаться, еще вполне свежа память о том, что в России (да и до недавнего времени на Западе!) традиционно считалось нормой, а что — психопатологией.

Ну, а коли так, давайте, пока у нас до конца не отшибло память, посмотрим, как жизненное пространство усиленно превращается адептами глобализации в различные отделения сумасшедшего дома.

Взять хотя бы моду. Проектировщики глобального мира, судя по всему, решили использовать ее в качестве одного из сильнейших средств патологизации психики. Да, конечно, мода существовала всегда, но она скорее отражала процессы, происходящие в обществе, а не формировала их. (Скажем, необходимость пользования общественным транспортом вызвала некоторое укорачивание юбок.) С начала же 60–х гг., когда глобалисты заговорили о необходимости произвести в мире «сдвиг культурной парадигмы» и начали активно формировать «культуру рока — секса — наркотиков», моду стали использовать в качестве тарана, пробивавшего бреши в массовом сознании. Сперва шла раскачка контрастами: мини-юбки — макси — юбки; брюки — дудочки — широченные клеш; узконосые туфли — квадратные носы; облегающий силуэт — «мешок». Сначала перемены происходили довольно медленно, поскольку новая мода всякий раз вызывала у старшего поколения шок, общество сопротивлялось. Вспомните хотя бы, сколько дебатов вызывали туфли на платформе или на высокой шпильке. Но со временем мелькание кадров убыстрилось. Не успеешь глазом моргнуть, а мода кардинально поменялась. К концу 70–х гг. в иностранных журналах мод типа «Бурда» писали, что теперь мода может меняться даже в пределах одного сезона: скажем, в начале лета «писк» — платье в крупный горошек, а через месяц — в полоску. Но все же примерно до середины 80–х мода все-таки соответствовала своему главному предназначению, которое состоит в том, чтобы людей украшать. И одежда проектировалась и подбиралась так, чтобы скрашивать, скрывать природные недостатки внешности. Помните, еще совсем недавно не только в модных, но и просто в женских журналах давались советы, как с помощью одежды замаскировать излишнюю худобу или, наоборот, избыточный вес, визуально сузить слишком широкие плечи или расширить чересчур узкие бедра. Конечно, и тогда встречались толстухи, которые напяливали мини-юбку, но они были посмешищем для окружающих. А родные старались образумить модниц с таким дурным вкусом.

Но ближе к концу 80–х стали появляться силуэты и фасоны, которые не могли украсить никакую фигуру, а делали облик нелепым, карикатурным, порою клоуноподобным. Брюки со сборками на животе уродовали даже самых стройных девушек. Женщины ведь всегда заботились о том, чтобы живот скрадывался. Отсюда — просторные народные сарафаны; дворянки, следовавшие европейской моде, наоборот, затягивались в корсет. Но в любом случае демонстрировать большой живот считалось неприличным. А тут даже худышка выглядела пузатой! И вдобавок сужающиеся к низу брюки создавали впечатление огромного отвислого зада. Не дамские брючки, а мечта паяца!

Тогда же сделались популярными и совершенно несуразные мужские наряды. Например, красные брюки, рубашки с кружевными манжетами и гипюровыми жабо.

Кто-то может спросить: «Чем же такая одежда карикатурна? Что в ней клоунского? Жабо очень даже украшает».

И действительно, жабо — красивый элемент одежды. Только женской, а не мужской.

«А как же графы, маркизы и бароны на балах?» — не унимается спорщик.

Но прошло время графов, маркизов и дворцовых балов. А современный мужчина, который приходил в жабо на работу или давился в перестроечных очередях, отовариваясь маслом по талонам, выглядел, прямо скажем, нелепо. Нелепость же никого не украшает.

Вот и получается, что в моде 80–х уже достаточно отчетливо прозвенели сигнальные звоночки, ведь и карикатурность облика, и стремление походить на существо другого пола, да и анахронизм в одежде — все это психиатрические симптомы.

В последующие же годы в моде все меньше оставалось смешных нелепостей и все больше появлялось нелепостей откровенно безобразных, уродливых и даже пугающих. Высоколобые умники заговорили об эстетике безобразного, искусствоведы — об агонийных (от слова «агония») формах искусства. Но мы не станем развивать агонийное искусствоведение, на то есть патентованные специалисты, получающие заграничные гранты. Мы лучше посмотрим на новейшую моду с точки зрения психопатологии. Интересно, что бы сказали корифеи русской и советской психиатрии, пройдясь по современным московским улицам, спустившись в метро, заглянув в молодежную дискотеку? Корсаков, Ганнушкин или Кащенко могли бы не устраивать свои знаменитые профессорские разборы для студентов — медиков в стенах психиатрических клиник носящих теперь их имена. Зачем извлекать больных из палаты и приводить в аудиторию, когда можно выйти на улицу и с приятностью устроить практикум на свежем воздухе?

Вот женщина не просто полная, а с болезненным ожирением. Но она в обтягивающих, больше похожих на рейтузы брюках и такой же облегающей майке. Да, не прошли даром так называемые «fat — show», фестивали и клубы толстяков, в которых задавали тон звезды эстрады, тоже, мягко говоря, не отличавшиеся худобой. На эту женщину никто даже не обращает внимания. И разве она такая одна? Между тем это яркий пример сниженной критики, сопутствующей серьезным психическим заболеваниям.

Вот старуха в джинсовой юбке, кроссовках и бейсболке с ярко-красным козырьком. Стиль девочки — семиклассницы. Ганнушкин, наверное, квалифицировал бы это как старческое слабоумие. Но сегодня за такой диагноз в сумасшествии обвинили бы самого Ганнушкина. Это ж так прекрасно, когда человек не помнит о своем возрасте и в семьдесят пять хочет выглядеть, как в пятнадцать! Значит, он молод душой, не унывает, верит, что у него еще все впереди…

А вот всамделишные пятнадцатилетние. Он в майке без рукавов, которая всегда считалась атрибутом нижнего мужского белья. Голые плечи обезображены татуировками. На одном плече дракон, на другом — какая-то харя. В ухе масса сережек — по всему периметру ушной раковины. Осветленные, как у женщины, волосы стоят дыбом. Вид довольно кошмарный, но еще уродливей выглядит девица. Синими губами она напоминает покойника, черными ногтями на руках и ногах — того, кто не к ночи будь помянут, а выбритые на голове дорожки похожи на проплешины, которые бывают у страдающих трихотилломанией — очень тяжелым невротическим расстройством, когда больные вырывают у себя на голове волосы, выдергивают брови и ресницы.

Такое явное обезображивание своей внешности называется в медицине «порчей образа». Оно бывает при весьма серьезных душевных расстройствах. Но если полистать свежие журналы мод, становится понятно, кто индуцирует безумие широкой публике. Журналы причесок будто издаются в помощь ведьмам, чтобы они смогли привести себя в надлежащий порядок перед полетом на шабаш. Все представления о красоте волос вывернуты наизнанку. Всегда ценились пышные, густые волосы. Теперь с помощью особых приемов создается впечатление, что на голове три волосинки. А сколько усилий тратил парикмахер, чтобы добиться аккуратной стрижки, идеально ровной челки! Сейчас же модно стричь вкривь и вкось, сикось — накось. Вдумайтесь в само слова «прическа». Приставка «при» означает приближение. Волосы чешут, приближая друг к другу и одновременно к голове. Теперь же модную прическу уместнее было бы называть «растрепкой» — неровные патлы еще и старательно хаотизируют. Ну, и наконец, при самых разных модах на прически никогда не оспаривалось, что волосы должны быть чистыми. Теперь их нужно специально засаливать и вдобавок превращать в паклю.

Неопрятность вообще сейчас поднята на щит. Юбки с перекошенным подолом или даже в виде лохмотьев, прорехи на джинсах, специально, художественно порванные пятки на чулках, рубашки, торчащие из — под свитеров или нарочно застегнутые не на ту пуговицу, обвислые футболки, трехдневная щетина… Но ведь неопрятность — тоже один из клинических симптомов. А если точнее — одно из важнейших указаний на шизофрению. Психиатрическому больному — хронику свойственно забывать, застегнута ли у него одежда, давно ли он мыл голову или брился…

— Да ладно вам пугать! — возмутится читатель. — Причем тут психиатрические хроники? Мало ли как люди выглядят, чтобы соответствовать моде?

Но нельзя соответствовать моде чисто формально. Мазать губы синей мертвецкой помадой и при этом оставаться доверчиво-радостным ребенком. Демонстративность, неряшество, уродство, непристойность моды диктует и стиль поведения. А стиль поведения уже прямо связан с внутренней сущностью человека. Даже те люди, которые рабски не подражают моде, все равно варятся в этом соку и постепенно привыкают к уродству как в новой норме.

Если бы великий Ганнушкин, которого мы оставили проводить воображаемый практикум на московской улице, увидел пьющую из горла пиво беременную женщину в короткой летней маечке, заканчивающейся прямо над огромным голым животом с кольцом в пупке, он бы вынужден был развести руками и признаться своим юным коллегам, что это какое-то неведомое доселе, сложное, полисимптомное душевное расстройство. Зато наши современники вообще никаких болезненных симптомов тут не наблюдают. А что? Нормально! Надо же в чем-то ходить, когда жарко! Живот голый? Подумаешь! Что естественно, то не стыдно. Ну, а про пирсинг в пупке вообще смешно упоминать. Это и декоративно, и, может, там какая-то точка акупунктуры в пупке полезная. Да и потом, девушка, наверное, давно пупок проколола и просто забыла колечко вынуть. Замоталась — и забыла, перед родами сами знаете, сколько хлопот. А пивко пускай хлещет на здоровье, ребеночек тогда будет расти у нее внутри, как на дрожжах…

Сколько веков люди помнили, что женщина, которая ждет ребенка, должна вызывать чувство благоговения, ибо прообраз ее — Богоматерь! И даже в безбожное советское время благоговение еще не выветрилось. Часто повторяли вслед за одним дореволюционным писателем: «Будущая мать всегда прекрасна», с Мадонной сравнивали… И вдруг — разом все позабыли… Прямо какое-то коллективное слабоумие получается или, в переводе на психиатрический язык, деменция…

Но деменция эта во многом рукотворна. И законодатели мод занимают среди ее творцов далеко не последнее место. На какую головокружительную, олимпийскую высоту подняты представители этой профессии! Кутюрье, которых раньше называли модельерами и модельершами, а еще раньше — модистками, закройщиками и портными, существовали с незапамятных времен. И люди очень даже нуждались в их услугах. Мы уже говорили, что одежда играла важную декоративную роль, особенно в жизни женщин. Поэтому к советам модельеров прислушивались. Но их как-то не принято было спрашивать — тем более в печати и по телевизору! — какая экономика нужна государству, какую сторону следует поддерживать в «военном конфликте» США с Ираком, стоит или не стоит легализовать продажу наркотиков, есть ли будущее у клонирования человека и что целесообразнее: сохранить призыв в армию или перейти на контрактную службу. Люди видят это на экране, слушают по радио, читают и думают: «Он такой умный, такой важный! Вчера показали в новостях, как он присутствовал на праздничном кремлевском обеде. А этот, из Франции, с двойной фамилией, больной СПИДом, одевает королев… он вообще вчера по телевизору рассуждал о будущем планеты, и все ему смотрели в рот… Раз они такие великие, эти кутюрье, все про все понимают, значит, уж в своем-то деле они наверняка академики! Где тут у нас делают пирсинг? Надо идти…»

Как сводят с ума

Наряду с модными закройщиками «стилистами жизни» теперь назначены эстрадные певцы и популярные ведущие. Тут уже модели поведения транслируются не опосредованно через модели одежды, а напрямую. И представляют собой широчайший спектр психических отклонений, извращений (на профессиональном языке — девиаций и перверзий). Эстрадные певцы были популярны и раньше. Но даже если кто-то из них вел себя несколько экстравагантно, то, с поправкой на профессию, это не выходило за пределы нормы. Теперь же, по признанию самих артистов, если у тебя нет извращения или хотя бы какой-то «сумасшедшинки», приходится что-нибудь себе придумать. В противном случае забудь о карьерном росте.

Попробуйте однажды посмотреть на экран отстраненным взглядом. Пожалуй, для этого даже лучше выключить звук, чтобы зрительный ряд проступил более выпукло. Часто уже немолодой артист или артистка задирают ноги выше головы, порывисто сбрасывают с себя одежду на сцене (страсть к публичному обнажению называется эксгибиционизмом), скачут козлом, дергаются в конвульсиях на манер тяжелейшего неврологического заболевания — пляски святого Витта или болезни Паркинсона. У них выпученные глаза, как у больных в состоянии острого психоза. Ну, а если включить звук, то послышатся крики, вой, стоны, хрипы, и мы поймем, что имеем дело с безумием, которое старательно индуцируется залу.

И публика тоже начинает дрыгаться, свистеть, улюлюкать. Безумие заразительно, так что весь концертный зал, а то и стадион на время превращается в огромное буйное отделение сумасшедшего дома.

А вспомним молодого ведущего появившейся в конце 90–х музыкальной телеигры «Угадай мелодию». Поначалу многие люди недоумевали, почему этот симпатичный парень все время принимает неестественно-вычурные позы. Почему его деревянная пластика напоминает пластику тростниковой куклы с острова Ява или движения в брейк — дансе? Люди более продвинутые успокаивали себя и других тем, что таков нынешний западный стандарт. Но ведь это тоже по существу ничего не объясняло. И лишь человек, профессионально знающий психиатрию, явственно видел перед собой очень точную, грамотную имитацию каталепсии — специфической пластики при определенных формах шизофрении. Невыносимо было смотреть на потуги участников передачи, которые пытались подражать ведущему — кукле. Выглядели они порой как-то совсем простецки, от них не веяло никакими западными стандартами. Но, вероятно, без этого «нового стиля» до участия в передаче просто не допускали.

Впрочем, это лишь предположение. А вот как около получаса натаскивали целый зал старшеклассников перед съемкой передачи «Большая стирка», одна из нас видела собственными глазами. Женщина — режиссер командовала в микрофон:

— Когда я взмахну рукой, вы должны дать реакцию. Ну — ка попробуем!

Подростки, часть из которых, судя по всему, была на телевидении не впервые, с готовностью заорали, заулюлюкали и засвистели. Режиссер отрицательно замотала головой и резким жестом остановила шум. Выражение лица у нее было очень недовольным.

— Вы что, спите на ходу? Поехали по второму разу! — она опять взмахнула рукой.

Юные статисты завопили и заверещали что есть мочи. Но режиссерша снова насупилась.

— Где драйв? Я не чувствую драйва! — заорала она в микрофон, как помешанная. — А ну — ка еще раз! Третья попытка!

Дети, взятые «на слабо», надрывались так, что казалось, у них сейчас кишки полезут горлом. И, наконец, заработали одобрительный кивок. Съемка началась.

Из приведенной сцены видно, что психотронное оружие — это не обязательно какие-то загадочные излучения, невидимо разрушающие человеческий мозг. Двадцати минут наглого напора оказалось достаточно, чтобы вызвать пусть временный, но массовый психоз. Да и по поводу временности вопрос спорный. Разве беснование может пройти бесследно для человеческой души? Ведь в следующий раз одного взмаха руки (или слова «драйв») будет для кого-то достаточно, чтобы в памяти всплыла вся цепочка стимулов, приводящих к безумному буйству…

Личность подростка, участвующего в подобных массовках — на телевидении ли, на стадионе, на рок концерте или на дискотеке — начинает искажаться. Практически все родители обращают внимание на то, что ребенок становится повышенно раздражительным, агрессивным, не терпит замечаний, заводится с пол — оборота. В нем появляется какая-то непонятная жажда разрушения, пропадает сочувствие, умолкает совесть, сердце будто глохнет, достучаться невозможно. Но ведь такая сокрушительная агрессия в сочетании с душевной тупостью — одна из главных характеристик гебоидной или ядерной (затрагивающей самое ядро личности) шизофрении! И вот гебоидные шизофреники предлагаются нашим детям в качестве образцов для подражания. Герои компьютерных игр, с которыми отождествляет себя ребенок, только тем и занимаются, что проламывают стены, поджигают дома, взрывают города и убивают всех без разбору. Гебоидными шизофрениками нашпигованы и современные кинофильмы.

Вы возразите, что они там, на экране, отрицательные персонажи. И это возражение верно. В нормальной реальности зрители обычно сопереживают положительным героям и не приемлют злодеев. Но в реальности психогенной все по-другому. Сейчас, когда творцы «нового глобального мира» делают все, чтобы поменять полюса добра и зла, возвести зло в ранг нормы, а потом и в ранг добродетели (соответственно, низводя добродетель до уровня курьеза, а затем — до уровня порока), дети интуитивно чувствуют эту перемену знаков и хотят подражать злу, как они хотят подражать чемпионам.

У нас на психологическом приеме все чаще появляются дошкольники, которым нравятся отрицательные персонажи: Бармалей, Карабас — Барабас, Баба — Яга, Кощей Бессмертный. Чтобы почувствовать, какое это серьезное личностное искажение, постарайтесь вспомнить себя в этом возрасте и свою реакцию на сказочных злодеев. Вспомните, как вы содрогались от негодования и ужаса, когда злодеи творили свои злодейства, как хотелось помочь Иван царевичу, Буратино, привязанным к дереву Танечке и Ванечке. А когда немного подрастали, какие проблемы возникали при игре в войну, потому что никто не желал быть «фашистом». И на эти роли обычно соглашались дети — изгои, которым важно было на любых условиях быть принятыми в игру.

А как непросто было педагогу театрального кружка найти кандидатуру на роль отрицательного персонажа! Какие обиды часто возникали у получившего такое «спецпредложение»! Собственно говоря, у нас есть и личный опыт раздачи подобных ролей. Ставя на своих психологических занятиях пьесу по мотивам сказки Д.Н.Мамина — Сибиряка «Серая шейка», мы раньше регулярно сталкивались с нежеланием детей играть злодейку Лису. Приходилось по-лисьи хитрить, выдумывать аргументы типа: «Ты такой талантливый актер, покажи класс!» или: «Только очень большая актриса, будучи хорошим человеком, способна изобразить злодейку». Но в самое последнее время картина принципиально изменилась. Теперь не успеваем мы при чтении пьесы вслух дочитать ее до конца, как сразу несколько ребят выкрикивают: «Можно я буду Лисой? Отдайте мне Лису! Нет, мне!»

И это в подавляющем большинстве случаев дети из культурных семей, где родители достаточно много занимаются их воспитанием. И патологии серьезной у ребятишек нет, а садистические пристрастия — как у клинических больных.

Другие образчики безумия являет нам теле реклама, где здоровые мужики смачно облизывают губы, сладострастно вздыхают, пускают слюни и в экстазе закатывают глаза, почти что лишаясь чувств, когда пробуют йогурт, мороженое, пиццу. Такое несвойственное возрасту утрированно-чувственное отношение к еде свойственно душевнобольным, классифицируемым как «шизоидные инфантилы». Это дитя малое так зависит от вкусной еды, что для него отказ купить шоколадку — трагедия, а получение ее — источник восторга. Нормальный же взрослый человек, даже любящий поесть, не шалеет от одной только мысли о «вкусненьком». Один из примеров, который любят приводить на лекциях по психиатрии, это когда шизоидный инфантил готов бросить все важные дела и мотаться по городу в поисках ранней клубники, а потом до изнеможения стоять за ней в очереди (пример, как вы догадываетесь, взят из советского периода). Многим ли сегодня он будет понятен? Мы имеем в виду не очереди, а патологию поведения. «Да что такого? Мужчина просто любит клубнику, — возразит обыватель, уже поврежденный ежедневным лицезрением слабоумных, которые с бесстыдной жадностью обсасывают пальцы, вымазанные кетчупом. — Какие вы, однако, злые, ко всему придираетесь! Это, в конце концов, его дело, на что тратить собственное время!»

А ведь ценностная ориентация инфантила только кажется такой безобидной. Особенно когда вспоминаешь о современной политической обстановке: НАТОвских базах на территории бывшего СССР, бесчинствах Америки, которая ведет себя как гигантский распоясавшийся гебоид; включение России в «ось мирового зла», претензии Японии на Курилы, претензии Германии на Калининградскую область, скупка иностранцами отечественных предприятий и земель. Вот на каком фоне взрослых, боеспособных мужчин приучают наслаждаться, выбросив из головы эти «глупости» — дескать, все равно от нас ничего не зависит — клинским пивом и выпечкой фирмы «Ням-ням» (название, приглашающее не просто впасть в детство, а отождествиться с младенцем, еще не вышедшим из периода лепетной речи).

И актеры, которые корчат нелепые рожи, изображая пищевой восторг, одновременно с рекламой йогурта рекламируют патологический образ человека. «Согласно теории социального научения, как дети, так и взрослые, приобретают определенные установки, осваивают эмоциональные реакции и новые типы поведения кино- и телегероев (Bandura, 1973; Liebert, Neale & Davidson). Ввиду высочайшей эффективности и широкого распространения телемоделирования, средства массовой информации играют чрезвычайно важную роль в формировании человеческого поведения и социальных отношений», — пишет исследовавшая этот вопрос Н.Е.Маркова в книге «Технология уничтожения» (М.,2002 г.).

Конечно, почва вспахивалась давно. Разве нормальным было поведение миллионов советских людей, которые жили, как бы не помня, что другие миллионы их соотечественников, в том числе близких родственников, погибли во время раскулачивания, были расстреляны как «враги народа», томились в лагерях? Мы не говорим о том, что надо было перестать жить, но то, что многие люди жили так, будто ничего этого вообще нет и никогда не было, свидетельствует о серьезном нравственном повреждении. Ведь они даже дома не молились о плененных и убиенных безбожными властями, а ходили в кинотеатры, устроенные в оскверненных храмах, веселились в парках, разбитых на местах бывших кладбищ, благодарили советскую власть за то, что она дала им возможность отдыхать на курортах Крыма и Кавказа. Тогда, правда, и развлечения были не такими примитивными, как сейчас, и много места в жизни людей занимала высокая мотивация: построение светлого будущего, создание передовой науки, освоение целинных земель, завоевание космоса. На следующем же витке истории нравственная порча переросла уже в порчу психическую.

Эталоны, они же симптомы

Нельзя не упомянуть и о целенаправленном расщеплении массового сознания. И в теле-, и в газетной журналистике появился специальный термин: «нарезка». Это чтобы всего было по чуть — чуть, и все в одной куче. При этом редакторы с апломбом заявляют, что люди якобы разучились воспринимать мало-мальски объемные и серьезные материалы. Помнится, на заре перестройки режиссер А. Михалков-Кончаловский, обогащенный опытом работы в Голливуде, рассказывал об особенностях требовательной американской публики.

— Внимание у тамошнего зрителя, — объяснял он, — очень суженное, как будто они смотрят в подзорную трубу. И очень кратковременное — они его не в состоянии зафиксировать на чем-то одном дольше минуты. Поэтому в Штатах такие высокопрофессиональные фильмы: никаких длиннот, только «экшн» (action).

Теперь такого «требовательного» зрителя формируют и у нас. А ведь Михалков-Кончаловский, сам того не подозревая, — он же по профессии режиссер, а не психиатр — описал больных с так называемым «полевым поведением» и вниманием, выражаясь профессионально, «суженным по типу коридора». Даже у детей полевое поведение считается нормой лет до двух, максимум до трех. А тут оно у взрослых… Комментарии могут показаться бестактными.

Лучше перейдем к краткому перечислению других патологий, провоцируемых злополучной «нарезкой». Это и разорванность сознания, когда человек неспособен выстроить простейшую логическую цепочку. Это (снова профессиональная терминология) скачка идей. Это эмоциональное отупение, которое возникает как патологическая защитная реакция на склейку трагических известий с нейтральными и даже радостными. («Маньяк зверски убил очередную жертву. Курс доллара остался прежним. Завтра открывается фестиваль пива.»)

А еще когда человека ежедневно оглушают таким количеством шокирующих новостей, у него возникает — тоже защитного характера — амнезия. На войне подобные расстройства памяти нередко бывают следствием контузии. В сегодняшней же информационной войне роль снарядов и бомб играет умно скомпонованная и соответствующим образом поданная информация. Контуженные ее взрывной волной телезрители с трудом вспоминают, что видели вчера. А уж политические события, за которыми они так напряженно следили год назад, невозможно восстановить в памяти даже под дулом пистолета.

А сколько сил брошено на то, чтобы приобщить как можно больше людей к различным половым извращениям, которые (может, не все это знают?) тоже относятся к разряду психопатологии! Скажем, нашумевшая телепрограмма «За стеклом», кроме всего прочего, провоцировала такое психосексуальное расстройство, как вуайеризм (попросту говоря, это когда получают специфическое удовольствие, подглядывая в замочную скважину чужой спальни). Или взять передачу «Голая правда», где, сообщая новости, ведущие поэтапно раздеваются. И эти две передачи, и масса других поощряют вуайеризм со стороны зрителей и эксгибиционизм — отклонение, связанное с любовью к прилюдному обнажению участников. А как подогреваются в СМИ монстрофилия (патологическая любовь к уродству), и педофилия (еще недавно этот термин приходилось объяснять, но сейчас, увы, уже не требуется, телевидение позаботилось о просвещении масс)!

Иногда клинический диагноз поставить нелегко. Напр., в телерекламе, когда вся семья, собравшись за столом, ворует друг у друга сосиски, и это подается как забавная игра. Кто эти игруны: олигофрены или клептоманы? Или тут может идти речь о комбинированном дефекте? Очень не хватает профессора Ганнушкина…

До недавнего времени хотя бы совсем маленьких детей оставляли в покое. Компьютерные игры, идиотские книжки и даже мультфильмы с Бэтменами и киборгами — все это было еще не для них. Но теперь появились разработки, охватывающие и эту возрастную группу. А то вдруг они за первые три года жизни успеют нормально сформироваться?

«Телепузики — первая в мире программа для младенцев до одного года — появилась в Англии в 1997 г. и тут же была экспортирована в США компанией PBS (Public Broadcasting Station — Общественное телевидение („Улица Сезам“), — специализирующейся на детской образовательной продукции, — пишет уже цитировавшаяся нами социолог Н.Е.Маркова — С самого начала производители телепередачи настойчиво позиционировали ее как обучающую… Реклама утверждала, что программа развивает воображение младенцев, облегчает их моторное развитие, способствует довербальному развитию языка и учит обращению с техникой.»

Видите, как привлекательно? Тем более, что сейчас модно заниматься ранним интеллектуальным развитием детей. Но из разбора Н.Е.Марковой становится очевидно, что ни о каком интеллектуальном развитии не может быть и речи. Скорее наоборот. Как учат маленького ребенка? — Показывают ему какой-то предмет или картинку и говорят: «Это — то-то». В «Телепузиках» же словесная информация часто противоречит зрительной. Маркова приводит характерный пример: Визуальная информация — крупный план: рука мальчика держит кусочек яблока. Вербальная информация: голос ребенка за кадром: «Это виноград».

Или: детские пальцы держат кисточку с красной краской, раскрашивая дымковскую игрушку. Голос ребенка за кадром: «Это зеленая краска». Так хаотизируется еще очень хрупкая психика малыша, блокируется усвоение правильной информации.

Обучают «Телепузики» и девиантному, отклоняющемуся поведению.

Н.Е. Маркова предлагает рассмотреть некоторые из моделей внедряемого поведения:

Модель поведения: для исполнения желаемого достаточно немного поныть и похлопать в ладошки.

Результат усвоения модели: пассивный характер, неспособность добиваться поставленных целей и бороться с жизненными трудностями.

Модель поведения: перед сном надо ныть, прятаться, говорить «Нет — нет».

Результат усвоения модели: неврастения, расстройства сна.

Модель поведения: садясь за стол (на кресло, диван и пр.), громко имитировать пуканье, что вызывает веселое одобрение окружающих.

Результат усвоения модели: формирование девиантности, неразборчивости, грубого, бесчувственного, эгоистического характера.

Модель поведения: можно лихо прыгать в любые отверстия (дьявольски похожие на открытые люки), как это делают телепузики.

Результат усвоения модели: увеличение детского травматизма. Переломанные руки, ноги и позвоночники; исковерканные детские судьбы.

«Перечислим наши предыдущие открытия, сделанные при просмотре „Телепузиков“, — подытоживает исследовательница, — склонность к асоциальному поведению, девиантности и депрессии; эмоциональная тупость, пассивность, беспомощность, деструктивное мышление, неврастения; прибавим к этому крепко усвоенные в младенчестве неправильные связи элементарного вербально-визуального ряда (ребенок будет путать зеленый и красный, яблоко и виноград и пр.), и мы получим портрет будущего неудачника и преступника — потребителя наркотиков».

А скольким людям развинтили психику так называемым сетевым маркетингом! Наивно думать, что многочисленные приемы запудривания мозгов влияют только на покупателей. Присмотритесь к агентам, распространителям и дистрибьюторам всяких там гербалайфов, цептеров и омолаживающих бальзамов. Разве можно считать нормальным человека, который, как заведенный, скандирует заученный рекламный текст, нисколько не ориентируясь на реакцию тех, к кому он обращается? Они могут его не слушать, могут даже попросить выйти и не мешать работать, если он пришел со своим товаром в учреждение — все без толку. Пока этот живой граммофон не прокрутит свою пластинку до конца, его никакими силами не выключить. Согласитесь, такое поведение не назовешь адекватным. Неадекватно и то, что «специалист по сетевому маркетингу» перестает дифференцировать людей на своих и чужих, всучивая «эксклюзивный продукт» (якобы вчера еще секретную разработку военно-промышленного комплекса или лекарство, которым лечили только членов Политбюро) всем без разбору, в том числе близким родственникам и закадычным друзьям. Хотя нормальный торговец на своих не наживается.

Не реагирует одержимый распространитель и на ситуацию. На дружеской вечеринке, на похоронах, на свидании с девушкой он может в самый неподходящий момент вытащить из сумки образчик заветного товара и начать рекламную кампанию. Скажите, разве может все это вытворять человек в здравом уме и твердой памяти? И разве обязательно быть крупным психиатром, чтобы диагносцировать его нездоровье?

Усугубление признаков

А как губительна для людей истероидного склада (которых на свете не так уж и мало!) оголтелая сексуальная пропаганда и призывы раскрепоститься! Может быть, не всем известно, что «истерия» по-гречески значит «матка». Когда половые влечения гипертрофированны, особенно опасно эту сферу растормаживать, подогревать. Бытует, правда, мнение, что чем меньше себя сдерживаешь, тем лучше. В том числе и в интимной жизни. Отбросим ложный стыд — и психика якобы успокоится. Но на самом деле все наоборот. Истероидность (т. е. конституциональная особенность нормального характера) может при подобной раскачке перерасти — и нередко сейчас перерастает — в натуральный истерический психоз.

— Никогда раньше не видел таких острых форм истерии, как сплошь и рядом вижу сейчас, — признался нам один психиатр с тридцатилетним стажем работы в крупной московской больнице. — Даже истерическую дугу можно увидеть, о которой раньше только в литературе читал (это когда в состоянии истерического припадка больная выгибается мостиком — прим. авт.).

Позволить истеричной женщине (а истерия, по преимуществу, женская болезнь, хотя в связи с феминизацией мужчин количество истериков среди представителей сильного пола существенно увеличилось) беспрепятственно удовлетворять свои нижепоясные желания — это все равно, что позволить человеку, страдающему ожирением, есть столько раз и в таких количествах, сколько ему заблагорассудится. «Раскрепостившись», толстяк очень быстро отправится на тот свет. Но если больной ожирением вредит распущенностью только себе, то душевнобольной, которому общество позволяет распуститься, губит не только себя, но и других. Взять тех же истеричек. Раньше избытки их дурной энергии выплескивались на окружающих главным образом в виде криков, скандалов, обид, внезапных слез, которые так же мгновенно высыхали, как и появлялись. Пока общественная мораль не была расшатана, повышенное внимание истеричек к определенной стороне жизни часто оборачивалось парадоксальной стороной, т. е. ханжеством: они уличали других в тайных амурных отношениях по принципу «куре просо снится». Это тоже было малоприятно, приводило к конфликтам, даже к трагедиям. Но теперь, когда эротика в почете, сексуально озабоченные граждане и гражданки уже не скрывают своих истинных пристрастий. И жизнь многих семей превратилась в ад. Нетрудно себе представить, что слышит теперь муж «просвещенной» истероидной женщины, как она унижает его, как попрекает мужским бессилием, как афиширует свои связи на стороне, ссылаясь на рекомендации, вычитанные в журналах и даже услышанные во врачебных кабинетах. А поскольку истерички демонстративны, они с удовольствием устраивают свои концерты на публике. В том числе и при детях. Страшно подумать, как калечится душа ребенка, который слышит непристойные обвинения в адрес своего отца.

А какое сейчас раздолье для сексуально озабоченных учителей в школе! Валеология, уроки здоровья, элементы полового воспитания в литературе, истории, не говоря уж о биологии, в которой при желании все можно повернуть «в ту степь». Тем более, что курируют соответствующую тематику в школьном образовании поистине «достойные» люди. К примеру, старый содомит с совершенно развинченной психикой, позирующий для газетных фотоснимков в трусах и кокетливо выставляющий напоказ голые ноги, он же академик Академии образования и чуть ли не главный консультант по вопросам полового воспитания школьников. А другой психбольной, госпитализированный в свое время с диагнозом «навязчивые сексуальные фантазии и прилюдный онанизм», теперь выступает как крупнейший сексопатолог по телевидению и окультуривает отсталых россиян, заявляя, в частности, что только в такой чудовищно дикой стране, как наша, до сих пор отсутствуют в школах уроки сексологии. Позор на весь цивилизованный мир!

Быстро, однако, реализовались наши гамбургские фантазии о сумасшедших, которые скоро будут диктовать нормальным людям свои правила человеческого общежития! И если бы дело ограничивалось только «сексуальными революционерами»… Коллеги — психиатры не раз говорили нам, что многим представителям современной власти легко можно поставить диагноз прямо по телевизору — настолько выпирает болезнь. И эти больные люди в последние годы решают судьбу целой страны. Что, опять случайность? Но в это даже малое дитя не поверит. Особенно сегодня, когда нам неустанно объясняют, что без «раскрутки» выбиться наверх нельзя.

Тогда с какой целью создаются условия для главенства безумцев, а в конечном итоге и для превращения всего мира в психбольницу без врачей?

Мы уже неоднократно писали, что многие явления современной жизни, кажущиеся хаотичными и абсурдными, обретают логику в контексте глобализма. Проект создания всемирного государства предполагает не только отмену границ и единое экономическое и информационное пространство, но и отрыв людей от национально-культурной почвы, традиционной морали, традиционных норм поведения. Именно это и стоит за красивым словом «вестернизация». Хотя на самом деле термин обманчив, ибо и в странах Запада многие воспринимают происходящие процессы как нечто чужеродное. Они кивают на Америку, но и в Америке далеко не все в восторге от новых веяний и называют их «контркультурой», тем самым подчеркивая ее враждебность нормальной, традиционной культуре. А кто же в восторге? Кому может нравиться культура рока — секса — наркотиков, отказ от традиционных норм, уродство как эталон красоты, безнравственность и хаос? Кто способен легко адаптироваться в мире, где все вверх дном? Ну, конечно, же люди с расшатанной, хаотизированной психикой, которые и сами склонны путать черное с белым.

А с другой стороны, отказ от традиционных норм поведения калечит и здоровых людей. Мы в этом много раз убеждались, видя девочек и мальчиков из богатых семей, где родители особенно падки на новые веяния. Изначально сохранная психика таких детей деформировалась от нетрадиционного воспитания. Причем настолько серьезно, что помочь им было намного труднее (а подчас и невозможно!), нежели детям с врожденной психопатологией. Так что вывод о теснейшей связи традиционных культурных норм с психическим здоровьем — это не просто наши теоретические измышления, а результат многолетнего эмпирического опыта.

Но зачем, опять-таки возникает вопрос, глобалистам нужен безумный, перевернутый мир, в котором уродство занимает место красоты, а порок назначается новой добродетелью? — Ответ на этот вопрос неизбежно выходит за пределы прагматики. По-настоящему понять глобализм без его духовной оставляющей нельзя. Лишь признав, что на наших глазах строится не просто новый, а антихристианский миропорядок, мы наконец перестанем недоуменно пожимать плечами и начнем вникать в суть многих разрушительных тенденций. В частности, той, о которой мы сейчас говорим.

В уже упоминавшейся книге Фуллера приводятся интересные исторические факты. Оказывается, еще в XVIII в. случаи заболевания шизофренией в Европе были достаточно редки. «И вдруг внезапно, на переломе столетий, — пишет автор, — шизофрения появляется в той своей форме, которую уже ни с чем не спутаешь». В течение всего XIX в. количество заболеваний шизофренией возрастало. «Во Франции Э.Реноден в 1856 году опубликовал развернутые данные о распространении безумия — особенно в городах и среди молодежи, а на следующий год, в Англии, Джон Хокс писал: „Я очень сомневаюсь, что когда-либо в истории было такое же количество сумасшедших, как в наши дни“. В 1873 году Харрингтон Тьюк предупреждал, что „вал безумия медленно нарастает“, а через три года Р.Джеймисон сказал: „Наиболее заметным явлением наших дней стало вселяющее тревогу увеличение числа сумасшедших“.

В США же еще достаточно долго не наблюдалось роста душевных заболеваний. „Первая американская психиатрическая клиника, — рассказывает автор, открылась в Уильямсбурге (штат Виргиния) в 1773 году. В ней имелось 24 койки, но в течение 30 лет они так ни разу и не были заняты все одновременно. За 43 года в период с 1773 по 1816 годы, не было открыто больше ни одной подобной клиники, а в течение следующих тридцати лет их появилось еще 22.“ Заметный рост числа душевнобольных произошел лишь в XX веке, и сейчас США считается страной с достаточно высоким уровнем заболеваемости шизофренией (7,2 больных на 1000 жителей).

Фуллер, как легко догадаться, далек от православной трактовки изложенных им фактов. Но для человека верующего очевидно, что отказ от Бога не может проходить бесследно для человеческих душ. Поэтому ничего удивительного, что вспышка шизофрении пришлась в Европе как раз на эпоху Французской революции. Именно тогда была предпринята попытка отказаться от христианства, заменив его поклонением некоему Высшему Разуму. Безжалостно разрушались церкви, в алтарях на престолах восседали голые блудницы. В Америке же, которая в целом еще достаточно долго оставалась страной с нерасшатанными религиозными устоями, число шизофреников увеличивалось не столь стремительно. Зато после Второй мировой войны, когда в Штатах обкатывался антихристианский проект создания контркультуры „МК — ультра“, проблема шизофрении и прочих душевных заболеваний встала как нельзя более остро.

Сейчас принято говорить „психические заболевания“, но корень слова несколько затуманивает смысл. Хотя большинство людей знает, что „психе“ переводится как „душа“, а все же, если сказать „душевные заболевания“, „душевнобольной“, ситуация проясняется.

Когда человек заболевает телесно? — В большинстве случаев, когда его организм не в силах справиться с какой-то инфекцией, какими-то вредными воздействиями извне. Душа же заболевает, когда она не в состоянии побороть „вирусы“ страстей, и они одерживают над ней верх, завладевают ею и порой даже полностью подчиняют себе (что и называется одержимостью).

Простейший пример победы страсти над человеком — гнев психопата. Он ведь прекрасно знает (не только в 40 лет, но и в 4 года!), что кричать, угрожать, драться плохо. Но справиться с гневом не может. В состоянии аффекта, ослепленный гневом, он и убить способен. Не то, что врага — близкого, любимого человека! Потом, когда накал страстей спадет, психопат будет искренне недоумевать, как это с ним такое приключилось. А иногда и вовсе не помнит, что он вытворял полчаса назад.

А что такое мания величия, как не одержимость страстью гордыни? Настолько сильная, что помрачает рассудок. Ведь рассуждая здраво, невозможно считать себя Наполеоном или президентом США хотя бы потому, что ты живешь в другое время, в другой стране, и у тебя другая фамилия.

Да, в крайних своих проявлениях душевнобольные становятся без — умными, ума — лишенными. Это состояние раньше вызывало у окружающих мистический ужас, потому что ум считался одним из главных Божьих даров человеку. „Божество есть ум и слово, „ибо в начале было Слово“ (Ин. 1: 1)“, — пишет святитель Григорий Нисский в трактате „Об устроении человека“. — Недалеко от сего и естество человеческое. Видишь в себе и слово и разум, подобие подлинного Ума и Слова».

Образы и лукавые подобия

А вот что говорит со ссылкой на апостола Павла дореволюционный священник Иоанн Ковалевский: «В разуме Бог положил существенную черту Своего великого образа в нас (Еф. 4:22–23), и по этой причине с отказом от ума, этого благодатного дара неба, человек теряет все, что составляет истинное его величие, истинное его достоинство… Не большею ли частью, чтобы не сказать всегда, бывает для человека обиднее всего укор в скудоумии, чем в каком-либо другом недостатке, даже нравственном?» («Подвиг юродства», М., 2000, «Лепта».)

При этом настоящий ум теснейшим образом связан с верой в Бога. «Мы имеем ум Христов (1 Кор. 2:16). И напротив, — не неопытность в слове, но неимение веры» («Толкование на 1–е послание к Коринфянам», М., 1882 г.). Просвещенный верою ум ведет человека узким путем спасения, учит обуздывать страсти. Апостол Павел заповедовал нам, чтобы мы не были дети умом: на злое были бы младенцы, а по уму совершеннолетние (1 Кор. 14:20). Когда же страсти помрачают разум, который святые отцы называли светом души, человек, духовно ослепнув, становится рабом тьмы. Так, плодя безумие, антихристианские силы готовят для своего будущего правителя обширную группу поддержки. Группу или войско?

Как буквализировались сегодня высказывания апостола Павла: Мудрость мира сего есть безумие перед Богом (1 Кор. 3:19)! И в этом безумном мире элементарные христианские понятия могут быть сочтены сумасшествием. Попробуй скажи неправославным людям, что утрата невинности 17–летней дочерью — беда неизмеримо большая, нежели потеря денег, положенных в банк. Или что уход сына в монастырь — не трагедия, а милость Божия. Знакомые начнут переглядываться и хмыкать. А если еще добавить, что бесы — это вовсе не метафора, может воцариться неловкое молчание. Кто-то сочувственно вздохнет: дескать, вот до чего доводит хождение в церковь. Совсем, бедняга, рехнулась…

И смотрите, что на сей раз использует диавол, эта извечная обезьяна Бога, в качестве объекта пародии: Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым. (1 Кор. 3:18–19).

Формально этому наставлению следуют сейчас как никогда более старательно. Раньше, чтобы пробиться на ту же эстраду, все-таки нужно было иметь голос, хорошие внешние данные, умение красиво двигаться. Сейчас все это необязательно. Зато необходим «свой имидж» по принципу «чем эпатажнее, тем больше шансов на успех». Прикинься безумным — не прогадаешь. Причем из всех видов патологий предпочтительнее сексуальные. Вон группа «Тату», имидж которых — школьницы — лесбиянки. вообще-то это верх безумия — так популяризировать грубое половое извращение, да еще в детской среде. Но с точки зрения современных антрепренеров и обывателей они умны не по годам: такая слава, триумфальное шествие по всему миру, денег вагон. Можно сказать, с младых ногтей обеспечили себе достойную старость. Другие, дуры, часами пиликают на скрипке, разучивают гаммы, заканчивают консерватории, чтобы потом работать в заштатном оркестре, а то и музработником в детском саду. А эти, мудрейшие, раз — и в дамках!

И умение рисовать теперь ни к чему. Кому ты нужен со своими пейзажами, натюрмортами, портретами, не говоря уж о батальных сценах? А вот художник Кулик, посадивший себя голого на цепь и изобразивший собаку, пошел другим путем. Ему рукоплескал цивилизованный мир, он опять же заработал хорошие деньги… Каков мудрец!

Очень мудро прославил себя и писатель Сорокин, описав в своих романах копрофагию (поедание экскрементов) и антропофагию (поедание человеков). Его мудрость оценили по достоинству и на родине, и за ее пределами. На родине в некоторых школах даже включили его последний роман, нагруженный грязными ругательствами, в список рекомендованной литературы для внеклассного чтения. Мудрым слывет и политик, на которого иногда нелишне было бы надеть смирительную рубашку. И идеологи проекта «Русский ислам» — абсолютно безумной идеи исламизации России и русских. Их мудрость признана и поощрена властями, на реализацию проекта выделены значительные средства.

Как маячит за всей этой вакханалией «мудрого безумия» глумливая усмешка ее вдохновителя! Наверное, и он считает себя большим умником, поскольку так ловко извратил смысл апостольского изречения. Ведь апостол Павел, обращаясь к христианам города Коринфа, призывал их, естественно, не к беснованию, а к исповеданию Христа и к жизни по христианским заповедям. Жизни, которая «веку сему» может казаться безумием, но которая и есть настоящая мудрость. Безумными считались среди соплеменников те, кто отказывался бросить горстку благовоний на языческий жертвенник и с радостью претерпевал за это зверские муки. Но в конечном итоге они оказались мудрыми даже в «веке сем», ведь их слава пережила многие столетия, им молятся, их именами называют детей. Имена же их гонителей если и помнят, то только в связи с этими святыми мучениками.

А были среди христиан и такие, которые нарочито вели себя как безумные. На первый взгляд, подобно сегодняшним ловкачам, избравшим сумасшествие в качестве выгодной бизнес — маски. О юродстве тоже можно сказать, что это была маска. Но прикрывала она не хитрый расчет снискать популярность и огрести кучу денег. Нет, под маской юродства таились мудрость, просветленность, часто дар прозорливости. А главное, делалось все это Христа ради, а не ради удовлетворения своих страстей и низменных желаний. Не для того чтобы тешить беса, а чтобы при жизни не получить никакого воздаяния. Даже в виде похвалы. «Эти славные подвижники, воодушевляемые горячей ревностью и пламенной любовью к Богу, добровольно отказывались не только от всех удобств и благ жизни земной, от всех выгод общественной жизни, от самого близкого и кровного родства, но даже отрекались при полном внутреннем самосознании от самого главного отличия человека в ряду живых существ — от разума, добровольно принимая на себя вид безумного, а иногда и нравственно падшего человека, не знающего ни приличия, ни чувства стыда, дозволяющего себе иногда соблазнительные действия», — читаем в книге «Подвиг юродства».

Во всех житиях юродивых подчеркивается, что в тайне от людей они усиленно молились за весь мир и держали строгий пост, часто скитались, не имея ни жилья, ни вообще какой бы то ни было личной собственности.

Но и в древности, и в более поздние времена были псевдоблаженные, только внешне копировавшие поведение настоящих юродивых. Их симуляция маскировала лень, развращенность и бешеную гордыню. Именно по этой причине с XVIII в. российские церковные власти перестали признавать юродивых и не благословляли этот особый вид духовного подвига. Хотя юродивые в России не перевелись. В XX в. к лику святых Православной Церкви были причислены блаженная Ксения Петербургская и блаженный Алексей Елнатский.

В наше время, наверное, как никогда поощряются антихристианские подобия юродства. Юродивые одевались в отрепья? — Пожалуйста, у нас есть хиппи, клошары и прочие так называемые неформалы. Юродивые ходили зимой босиком? — Милости просим в секту Порфирия Иванова. Усиленно постились? — Да теперь целые научные институты занимаются проблемой лечебного голодания. И любителей подобных диет немало. Ну, а уж то, что некоторые юродивые были почти или вовсе нагими, растиражировано ордами нудистов. Теперь на популярный московский пляж в Серебряном Бору нужно ходить с большой осторожностью. Иначе столкнешься с целым стадом голых людей, которые купаются, играют в волейбол и в карты, едят, нисколько не стесняясь своей наготы, а скорее презирая тех, кто стесняется пребывать с ними рядом.

Чем вольготнее чувствуют себя в современном мире одержимые, тем важнее сохранять критерии нормы. Для этого не нужно никаких особых дарований, это под силу каждому человеку. Безусловно, лучше, когда людей в их духовной борьбе поддерживает государство, но не стоит тешить себя пустыми мечтаниями. Глобалистское государство будет играть за другую команду. Поэтому противостоять натиску безумия придется нам самим. Хотя почему «самим»? Разве «живый в помощи Вышнего» может сказать, что он один?

10 / 11 / 2003

ДУХОВНЫЙ ДЕТДОМ

Бывают слова ключевые, отпирающие новую смысловую территорию. А бывают, если воспользоваться сходной метафорой, словесные задвижки. Сказал — и закрыл дискуссию. Даже размышления на заданную тему будто затворил. К таким «задвижкам», на наш взгляд, можно отнести клише «конфликт отцов и детей».

Пятилетний ребенок говорит матери «заткнись»?

— Подумать только! (Растроганная улыбка.) Уже проявляется конфликт отцов и детей!

Подросток не приходит домой ночевать?

— Ничего удивительного! (Снисходительно-знающая улыбка.) Это ж переходный возраст, неизбежное обострение конфликта отцов и детей!

Юноша убил отца?

— Мда… (Беспомощная улыбка со вздохом.) В наше время конфликт отцов и детей порой принимает опасные формы.

И утешительный довесок: «Что делать? Сейчас такое по всему миру…»

А что если все-таки приложить некоторые усилия и отодвинуть засов? Войти на порядком одичавшую территорию и заняться своеобразной прополкой, выдернуть хотя бы два — три крупных лопуха?

Лопух 1–й: конфликт отцов и детей существовал всегда

Однако такой глобальный конфликт непременно оставил бы заметный след в обычаях, традициях, особенностях жизненного уклада, был бы отражен в свидетельствах историков, этнографов, в художественной литературе.

А там отражено нечто абсолютно противоположное. Русские крестьяне на протяжении многих веков жили большой семьей, включавшей в себя несколько поколений. Женатые сыновья могли, конечно, отделиться, но далеко не все стремились это сделать. Под Иркутском есть этнографический музей «Тальцы», и побывав там, можно убедиться, что даже не рубеже XIX–XX вв. отцы, женатые и неженатые дети, деды и прадеды жили одним, совсем небольшим, по нашим меркам, домом.

А в качестве более просторного зажиточного дома экскурсантам показывают избу из двух половин. В каждой по горнице и кухне. Но даже здесь распределение было не такое, что на одной половине жили старики, а на другой молодые. Нет, вторая половина была парадной — для праздников и гостей. А на первой уживалось 20–25 человек! Летом, правда, женатая молодежь получала возможность уединиться в клетушках на сеновале, но с наступлением холодов семья опять собиралась в горнице.

И так, с небольшими поправками и модификациями, жили по всей России. Прагматическими причинами (скажем, нищетой или нежеланием делить землю) это объяснить нельзя. В отдельных случаях, когда женатый сын, овдовевшая невестка или взрослая незамужняя девица желали самостоятельности, им выделялась часть земли, строился дом, отдавалась доля скота. Причем это могли себе позволить даже крепостные крестьяне!

«Вот, например, в крепостной еще деревне Ярославщины (80–е годы XVIII века) сноха Маремьяна Яковлева ушла с сыном из дома свекра, — читаем в книге М.М. Громыко и А.В. Буганова „О воззрениях русского народа“. — По утвержденному миром договору свекор выделил ей и внуку часть надельной и часть купленной земли и, кроме того, долю хлеба, одежды и двух коров. Такие решения были нередки».

«В 1781 г. в Никольской вотчине братья Тякины, разделяя родительский дом между собой, решили сестре и тетке, если они пожелают жить отдельно, из „общего капитала“ выстроить на своей земле „келью с особливым покоем“ и „наградить“ скотом, хлебом и платьем „без всякой обиды“. 1796 г. братья Федоровы обязались обеспечить сестру „кельей“, зерном и деньгами. В 1812 г. братья Ивановы, исполняя волю покойного отца, обеспечивали самостоятельное существование сестры Пелагеи кельей, коровой, запасом зерна и 150 рублями и т. д.», (В.А.Александров «Семейно-имущественные отношения по обычному праву в русской крепостной деревне XVIII— начала XIX в.» // История СССР. М.,1979, №6, стр. 47–48).

В общем, обрести отдельную «жилплощадь» в стране, столь богатой лесом, не составляло особого труда.

А теперь подумаем: могло ли так быть, что большая, в несколько поколений семья, пребывая в извечном конфликте отцов и детей и при этом будучи в состоянии расселиться, продолжает из века в век жить под одной крышей? С психологической точки зрения это немыслимо. Посмотрите, во что превращается жизнь семьи, состоящей всего-то из трех человек, обитающей в двух — трехкомнатной городской квартире, когда у родителей возникает конфликт с сыном — подростком. Сколько бывает ссор, скандалов, криков, слез, взаимных обвинений и проклятий! А в старину детей было по 5–6 человек. Это ж на сколько фронтов должны были воевать их отцы? Да еще бороться со своими отцами! А те, если в семье были живы прабабушки и прадедушки, со своими… Но в такой обстановке все или хотя бы через одного, по выражению Грибоедова, «спрыгнули с ума» и зарубили бы друг друга топорами.

И у древних иудеев не было никакого конфликта отцов и детей. Наоборот, в Ветхом Завете, в котором ничего не рассказывается просто так, для красного словца, даны примеры покорности родителям даже до смерти. Один пример общеизвестен. Исаак безропотно подчинился своему отцу Аврааму, который, в свою очередь, подчиняясь Отцу Небесному, связал его, положил, как агнца, на жертвенник и уже занес над ним нож. Никаких попыток освободиться не делал приготовленный к закланию Исаак. А когда Господь его помиловал, не попрекал отца и тем более не мстил ему, но продолжал жить в мире с Авраамом до самой его смерти.

Вторую, не менее яркую библейскую историю помнят не все. Собирая на войну с Аммонитянами, будущий судья Израиля Иеффай дал обет в случае победы принести в жертву то, что первым выйдет из ворот его дома ему навстречу. Конечно, он не предполагал, что первой выйдет его единственная дочь, которая спешила приветствовать отца — победителя. Вот что ответила она, когда отец в горести сообщил ей о своем ужасном для нее обете: «Отец мой! Ты отверз уста твои пред Господом — и делай со мной то, что произнесли уста твои, когда Господь совершил чрез тебя отмщение врагам твоим Аммонитянам» (Суд. 11:36). Так же, как Исаак, дочь Иеффая даже не думала убежать, хотя возможность у нее была: отец отпустил ее на два месяца в горы оплакать ее девство.

А каким грозным предостережение звучит евангельская история блудного сына! Собственно говоря, весь криминал состоял в том, что сын попросил свою долю наследства как бы авансом, при живом отце, и распорядился деньгами по своему усмотрению. По либеральным меркам, он не совершил ничего предосудительного. Даже наоборот, поступил так, как учат поступать детей в современной школе на уроках граждановедения: четко знать свои права, в том числе и на свою долю семейного имущества: жилплощади, столовое серебра, сбережений. Ну, а уж то, как ребенок распорядится личными деньгами, вообще никого не должно касаться. Сейчас порой и дошколята имеют карманные деньги (в иных семьях немалые!), и родители не считают себя вправе вмешиваться в траты своих чад. Это собственность, с которой дети вольны делать, что им заблагорассудится.

В библейские же времена поведение блудного сына считалось чем-то немыслимым, из ряда вон выходящих. Ненормативность поступка подчеркивается еще и тем, что он был младшим. Теоретически старший сын хотя бы в силу возраста имел больше прав на самостоятельность, но тот вовсе не стремился отделиться, а оставался в родительском доме и работал на отца.

Бунт сына карается ужасно. Причем не отцом, а самим Богом. Отец-то как раз отдал сыну все, что тот попросил. Но на чужой земле независимому юноше пришлось работать свинопасом — занятие немыслимое для иудея. Более того, он готов был есть со свиньями из одного корыта, т. е. оскверниться так, как, наверное, не осквернялся ни один его соплеменник, ведь свинья считалась нечистым животным. Но даже к свиному корму он не был допущен.

А помните, что сказал отец, когда раскаявшийся сын вернулся наконец домой? «Сын мой был мертв и ожил» (Лк. 15:24). Выходит, то, что теперь так равнодушно называется «конфликтом отцов и детей», считалось преступлением, приравнивающимся к смерти!

Но вернемся в Россию, где означенный конфликт возник хотя и значительно позже, чем в Западной Европе, но тоже не вчера. В начале XIX в. А.С.Грибоедов в своей комедии «Горе от ума» лишь слегка коснулся этой темы. Причем у него показан не конфликт поколений, а конфликт отдельной «прогрессивной личности» с «ретроградным обществом», которое, в том числе, включает и его ровесников (Молчалина, Софью). Грибоедов недвусмысленно дает понять, что Чацкий одинок в тогдашней России. «Ах, Боже мой! Он карбонари!» — восклицает Фамусов, четко позиционируя Чацкого как революционера, бунтовщика, члена какого-то тайного общества.

А вот И.С.Тургенев в «Отцах и детях» уже показал конфликт поколений. Хотя опять-таки не тотальный. Базаров — представитель маленького кружка разночинной молодежи. Разночинцы вообще сыграли огромную роль в разжигании конфликта поколений. Причем зачастую все начиналось с бунта не против «отцов», а против конкретного собственного отца. Такие известные бунтари, как Чернышевский и Добролюбов, бунтовали против отцов — священников и, соответственно, против того, чему отцы их учили. Впрочем, любой концептуальный бунт, как правило, начинается с личных претензий и амбиций.

К концу XIX в. ситуация заметно усугубилась, и это тоже нашло свое отражение в русской литературе. Чеховский студент Петя в эйфории приветствует рубку вишневого сада, символизирующую разрыв с прошлым, с поколением отцов. Захлебываясь от восторга, он говорит о новых людях, которые будут строить новую прекрасную жизнь. И чувствуется, что за Петиными речами стоят уже не отдельные нигилисты, а организованное множество. Действительно, к началу XX в. слово «студент» стало в России чуть ли не синонимом революционера. А поскольку в университетах учились люди молодые, конфликт поколений был уже налицо.

Но возник-то он, как видите, не в глубокой древности, а сравнительно недавно, в новые времена.

— В глубокой древности много чего было хорошего, — скажет читатель, — было, да сплыло. Мы-то живем в новые времена, и отношения у нас соответствующие! Мне тоже не нравится, когда мои подросшие дети меня не слушают и считают идиотом. Но что толку роптать, если иного нам, сегодняшним людям, не дано?!

Так или примерно так рассуждает большинство людей. Можно даже сказать, что это некая новая аксиома. Но не кажется ли вам, что сейчас слишком многое принято подавать как аксиому и что таким образом создается неявный запрет на мышление? А мышление включить в данном случае очень даже интересно. Вдруг аксиома окажется еще одним лопухом, который заглушает росток истины?

Лопух 2–й: конфликт отцов и детей — неотъемлемая характеристика именно нового времени

Обратимся к истории XX в. К 1917 г. противостояние поколений, пожалуй, достигло своего апогея. Хотя лидеры революции были самого разного возраста, в том числе и из поколения отцов, основной массив ниспровергателей старой жизни все же составляла разогретая мировой войной молодежь. А когда ниспровергаешь, необходимо совершить отрыв от старших. Ведь именно они останавливают, пытаются урезонить, говорят: «Не надо так, ребята! Что же вы, как варвары, все крушите, ломаете? Деды ваши строили, пот и кровь проливали, а вы… Разве так можно?»

«Во времена органические и, следовательно, бездемагогические, — пишет в книге „Народная монархия“ И.Л.Солоневич, — нация, общество, государство, — отцы говорили юнцам так: „Ты, орясина, учись, через лет тридцать, Бог даст, генералом станешь и тогда уж покомандуешь — а пока — цыц!“ В эпохи же революционные, то есть, в частности, демагогические, тем же юнцам твердят о том, что именно они являются солью земли и цветом человечества и что поколение более взрослое и умное есть „отсталый элемент“. Именно эта демагогия и вербует пушечное мясо революции.» (И.Л.Солоневич «Народная монархия», «Феникс», 1991, стр. 380–381.)

Пока длилась революционная эпоха, конфликт отцов и детей воспроизводился в каждом следующем поколении. Снова процитируем Солоневича: «Русская интеллигенция — и революционная и контрреволюционная — почти в одинаковой степени рассматривала себя как последнее слово русской истории — без оглядки на прошлое и, следовательно, без предвидения будущего. Каждое поколение прошлого и нынешнего века ломало или пыталось сломать все идейные и моральные стройки предыдущего поколения, клало ноги на стол отцов своих, и не предвидело той неизбежности, что кто-то положит ноги свои и на его стол. Базаров клал ноги на стол отцов своих, — базарята положили на его собственный. Ибо, если вы отказываете в уважении отцам вашим, то какое имеете вы основание надеяться на уважение со стороны ваших сыновей?» (Там же, стр. 405.)

Но потом, когда революционный ураган утих и сопротивление было сломлено, потребовалось упрочить «завоевания революции». Тогда социалистическое государство оказалось очень даже заинтересовано в стабильности и приложило максимум усилий к консолидации общества. Антагонизм отцов и детей канул в прошлое, сделался иллюстрацией жизни при «проклятом царизме». Какой конфликт мог быть между отцами — рабфаковцами и детьми — студентами советских вузов, между отцами — победителями в Великой Отечественной войне и детьми — целинниками? Они вместе строили светлое будущее, и эта гармония поколений утвердилась в формуле «молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет».

Казалось бы, совсем недавно, только что идеология была прямо противоположной. Стариков, и не просто стариков, а классиков (т. е. наилучших стариков) сбрасывали с корабля современности, а тут вдруг! — раз — и почет. (Естественно, не всем, а тем, кого революционные бури обкорнали по нужным меркам.) Так было и в 40–е, и в 50–е годы. И даже в 60–70–е, что бы нам ни рассказывали сейчас ангажированные мемуаристы о массовом недовольстве молодежи той жизнью, которую построили их отцы и деды, — даже тогда конфликты, в основном, носили частный и локальный характер. Родители могли возмущаться тем, что дочь носит слишком короткую юбку или что сын не захотел пойти по стопам отца, не захотел учиться на технолога, а подался в художники или не стал поступать в институт, а пошел в армию. Диссидентские настроения были достоянием чрезвычайно узкого круга людей, преимущественно в столице. У таких людей, конечно, возникали нешуточные конфликты как с собственными отцами, так и с «отцами — основателями». Кто-то, может быть, возразит, что согласие с отцами в лояльности к власти и ее установлениям было трусливым лицемерием. Но сейчас-то бояться некого. Скорее, наоборот, выгодно рассказывать о своих протестных настроениях в годы советской власти. Почему же мы сегодня нередко слышим от тех, чья юность пришлась на 70–е гг., что они вполне искренне верили в советскую идеологию, искренне работали на советское государство, искренне вступали в парию? Что это чистая правда, мы знаем и по собственному опыту, так как принадлежали к жалкому меньшинству недовольных и чувствовали себя очень одинокими в среде сверстников. И в институте, и позже, в среде сослуживцев.

Но настало время перестройки, которую ее апологеты ласково и лживо поименовали «бархатной революцией» И средства массовой информации стали стремительно ковать племя юных бунтарей. Какие только ярлыки не навешивались на старшее поколение: «рабы», «совки», «коммуняки», «красно-коричневые», «коммуно-фашисты»! А молодежи усиленно навязывался комплекс жертвы. Помните, сколько шума было создано вокруг перестроечного прибалтийского фильма «Легко ли быть молодым»? Как все уши прожужжали про его гениальность? Хотя само название — вопрос содержит в себе провокацию. Молодость традиционно считается лучшей порой в жизни человека. Здоровье, сила, красота, любовь, дружба, путешествия, ожидание от жизни счастливых сюрпризов — все это принято ассоциировать с молодостью. Фильм же переворачивал все с ног на голову. Пьянство, депрессии, разочарованность, наркомания — словом, один из закоулков молодежного жилья предстал в фильме в качестве центрального проспекта. Ну и естественно, во всем были виноваты старшие, которые довели несчастное молодое поколение до такого кошмара.

Этот фильм был ярким, но отнюдь не единичным примером разжигания межпоколенной розни. Как по милицейскому свистку вдруг принялись плодиться рок-ансамбли и прочие «неформалы», которым подозрительно легко строгая советская власть давала угнездиться в подвалах, клубах, чуть ли не в райкомах партии. И все они доверчиво повторяли за хитрыми «политтехнологами» (хотя на излете СССР это слово было еще не в ходу), что их затирают, что у молодежи нет будущего, что проклятые геронтократы заняли все места и никогда их не освободят.

Тема геронтократов вообще пришлась по сердцу многим нашим согражданам, не только «неформалам». Вся страна потешалась над членами Политбюро. Недостатки их правления как-то очень ловко и умело были сцеплены в средствах массовой информации со старостью. Выходило, что все дурное и даже преступное случилось в нашей стране не потому, что на безбожии и крови не построишь ничего путного, а потому что на руководящих постах окопались старики. Такой перевод стрелки на людей преклонного возраста как на главный источник зла помог не только рок-певцам, но и младшим научным сотрудникам выбиться в люди. Недаром перестройку в народе метко окрестили «революцией мэ-нэ-эсов». Распаленные завистью и эгоизмом молодые начала 90–х настолько потеряли голову, что не смогли сделать элементарный перенос, не подумали, в какой ситуации окажутся они сами через 10–15 лет. Теперь они с негодованием говорят о возрастном цензе при приеме на работу и о наглой молодежи, которая только и думает, как подсидеть «знающего, опытного сотрудника».

Все же это, наверное, было каким-то массовым умопомрачением, если не беснованием, — то, что творилось в начале 90–х… Только помрачением рассудка можно объяснить такую мерзость, такой позор, как избиение молодыми милиционерами стариков — ветеранов, вышедших на демонстрацию 23 февраля 1992 г. Ну, эти, предположим, могли еще оправдывать свое скотство тем, что получили приказ. Но ведь и без всякого приказа тогдашняя молодежь не стеснялась упрекать старых фронтовиков в том, что они… выиграли войну! «Победили бы немцы, так была бы нормальная цивилизованная жизнь, — бесстыдно заявляли они. — И пиво было бы классное, и сосиски качественные, а не как наши — из туалетной бумаги!»

Итак, на примере двух исторических переломов в России — начала и конца ХХ века — мы с вами видим, что межпоколенный конфликт есть признак не вообще нового, а революционного времени.

Наверно, кому-то из читателей снова захочется возразить: дескать, перестройка (а на самом деле, конечно, революция, хотя вовсе не бархатная, судя по количеству жертв!), давно закончилась. Почему же сейчас чуть ли не дошкольник норовит обвинить родителей в том, что они его не понимают и недооценивают (претензия, еще недавно характерная для подросткового возраста). Ну, а уж многие подростки вообще считают, что в современном мире «все другое», что все старое — это «отстой» и предки отстали навсегда. Словом, молодежь продолжают науськивать на старших. Ну, и причем тут революция?

Погодите, прополка не окончена! Еще один маленький лопушок.

Лопух 3–й: революция тут ни причем, тем паче, что она давно завершилась

Совершенно верно, юное поколение продолжают восстанавливать против взрослых. Иногда прямо диву даешься: откуда ребенок это взял? Ведь он телевизор не смотрит, подростковых журналов не читает (хотя кто это может проверить?). А говорит как по-писаному, готовыми клише: и о конфликте поколений, и о правах ребенка, и о новые ценностях. Воздух, что ли, этим пропитан?

Воздух не воздух, а среда, в которой обитают современные дети, конечно, пропитана духом протеста против старших. Ну, хорошо. Ваш сын не смотрит телевизор. А другие-то смотрят! И читают. И слушают. Да сейчас даже школьные учебники провоцируют подростковый бунт! Открываешь учебник граждановедения — и видишь карикатуру: мегера — мать пытается отлупить сына. А в конце параграфа вопрос: нарушает ли права ребенка наказание ремнем? Объяснят школьнику и какие он имеет права на жилплощадь, на семейное имущество и, конечно, на информацию. (В последней сейчас недостатка не наблюдается, особенно по части того, чем стоит заняться, «когда родителей нет дома» — так называлась одна из рубрик злополучного журнала «Cool».)

Да что граждановедение! В самом обыкновенном учебнике английского языка для массовых школ (8–й класс, авторы Э.Ш.Перегудова, О.В.Черных, издательство «Просвещение», М., 2003 г.) легко обнаруживаются такие, например, «полезные» упражнения. Детей спрашивают: «Что говорят твои родители, когда ты их огорчаешь?» Затем предлагают несколько готовых выражений:

— You need a short sharp lesson! (Нужно хорошенько тебя проучить!)

— I won’t stand any nonsense! (Не хочу слушать твою ахинею!)

— I’m saying that’s final! (Я сказала — и все!)

— I’ve had enough of you and your friends! (Мне осточертел ты и твои друзья!)

— Shut up! (Заткнись!)

Потом снова спрашивают: «Когда твои родители выражаются таким образом?»

Спросим и мы: как вы думаете, способствуют такие языковые тренинги укреплению детско-родительских связей?

Да, в детях не перестали сеять неприязнь к родителям. Это правильное наблюдение. Ошибка в другом. Революция не закончилась. Она продолжается, потому что сокрушение социалистического государства было отнюдь не конечной, а лишь промежуточной ее целью. В перестройку важно было дискредитировать стариков — приверженцев социалистических ценностей, этаких «Нин Андреевых». Сейчас кампания по дискредитации распространилась на всех взрослых. В том числе и на достаточно молодых преуспевающих родителей, которых никак не заподозришь в симпатиях к социализму. Напротив, они вполне лояльны к новой жизни. В чем же дело? — Да в том, что большинство взрослых, независимо от политических убеждений, являются носителями семейного уклада. А семья невыгодна идеологам и воротилам общества потребления. Семья — это общий котел, общий дом, общая машина, общая дача, множество общих предметов. Гораздо выгоднее иметь дело с одиночками — больше можно продать кастрюль и телевизоров.

Но есть еще более важная цель. Это разрушение традиционных ценностей и представлений, установок и норм — в общем, всего того, что принято называть культурной традицией и образом жизни. Культурная традиция всегда передается из рода в род, от старших к младшим. На этом, собственно, держится целостность народа. Оторвите младших от старших, а еще лучше — восстановите их друг против друга, и распадется культура. А значит, погибнет народ.

Рассадник блудных сыновей

Вот мы и подошли, вырвав по дороге три лопуха, к заветной цели затянувшейся революции. Настолько затянувшейся, что ее хочется назвать хронической. Социализма давно и в помине нет, а нам все твердят про необходимость реформ и про то, что Запад чрезвычайно обеспокоен, как бы мы не свернули с единственно верного пути. С того, по которому идет весь цивилизованный мир и который должен привести в некое унифицированное «общечеловеческое» пространство, населенное людьми без роду без племени. Этакими одинокими кочевниками, совершенно свободно перемещающимися по свету, сегодня живущими тут, завтра (если позволяют средства) … даже не скажешь «в другой стране», так как стран не будет, а просто в другой точке земного шара. Ни к кому и ни к чему не привязанными блудными сыновьями, которые никогда не вернутся в отчий дом. И потому что их научили понимать свободу как полную вседозволенность, «отвязанность» (неспроста это словечко сделалось таким значимым в молодежном жаргоне), и потому что трудно считать дом отчим, если отец покинул его задолго до сына (разведенных родителей-то сейчас чуть ли не 50 %). Или в доме вообще не было отца. А у некоторых и матери, а вместо отчего дома — приют, интернат или вокзал. И даже когда отец с матерью есть, так ли уж хочется вернуться в дом, от которого тебя поспешили отлучить, уведя в ясли, в сад, в школу с продленкой?

Фактически брошенных детей сейчас гораздо больше, чем нам докладывают в самых пугающих сводках. С этой точки зрения можно даже порадоваться сегодняшней экономической несостоятельности нашей страны. Не спешите возмущаться, а подумайте: когда духовные и душевные связи отцов и детей так основательно подорваны, не экономическая ли зависимость от старших часто удерживает младших от полного разрыва? И не провоцируя ли этот разрыв, молодежи предоставляют лучшие рабочие места, более высокую зарплату, детей же ориентируют на как можно более раннюю экономическую независимость? Заметьте: не на помощь родителям, а на независимость от них.

В нашей стране это пока проявлено не столь полномасштабно, как на Западе, где блудный сын может не просить заранее свою долю наследства, потому что он вполне в состоянии себя обеспечить. А во-вторых, ему нет нужды возвращаться, потому что он сыт. Тут, пожалуй, не лишне напомнить, что евангельского блудного сына домой привел именно голод. Не чувство долга, не тоска по отцу, не угрызения совести, а самый натуральный животный голод. Конечно, в евангельских притчах есть и иносказательный смысл, но не стоит пренебрегать и буквальным. Тем более что в данном случае буквальный смысл нисколько не противоречит духовной трактовке поведения юноши. Грех отчуждает человека от Бога. Чем больше грехов, тем слабее духовное начало, тем громче заявляет о себе плоть, животные инстинкты, которые разрастаются и крепнут на грехах, как на навозе. Поэтому мотив возвращения блудного сына дан очень точно. Как, впрочем, и все в Евангелии. Плотяного человека и можно пронять только таким грубым воздействием, как поражение в базовых потребностях.

Юность — это как раз время наибольших соблазнов, наибольшей опасности пуститься во все тяжкие. А уж если родителей рядом нет и ты от них экономически не зависишь, тогда вообще никаких преград! Русской культурной традицией эта опасность учитывалась. Не только в глубокой древности, но еще в середине XIX века самовольное отделение неженатого сына было для крестьян чем-то немыслимым, из ряда вон выходящим. По свидетельство этнографов, в Ярославской губернии «сын не может оставить отчий дом произвольно: отец, если сын вздумает идти самовольно на заработки, всегда может заявить волостному правлению, чтобы сыну его не давали паспорт; если сын уйдет жить в другой дом, то отец имеет право требовать от него себе на содержание» (Цит. по кн. М.М. Громыко «О воззрениях русского народа», «Паломникъ», М., 2000, стр. 358). А когда в той же местности родители отправляли взрослых неженатых сыновей, обычно от 16 лет до 21 года, на заработки, парни, которых называли «отходниками», должны были все заработанные деньги присылать домой. Иначе родители могли вытребовать сыновей назад.

Когда мать с отцом достигали преклонного возраста, совершеннолетние дети обязаны были «покоить и ухаживать за родителями в их старости, давать им приличное содержание и всегда оказывать им почтение и повиновение» (там же, стр. 359). В обязанности детей также входило «честно похоронить» родителей и поминать их.

Подобные нормы существовали и в других странах. Но с отдалением людей от Бога в их жизнь все больше входит дух разделения и вражды. Уже на рубеже XIX–XX вв. «нежелание детей слушаться родителей» выступает как частая причина разделов в крестьянских семьях. XX век можно назвать веком глобалистских экспериментов. Уверяя людей, что Бога нет, разномастные глобалисты одновременно создавали условия для передачи функций семьи государству, заменяли исполнение личного долга предоставлением социальных гарантий. Зачем западной молодежи зависеть от родителей, когда можно набрать кредитов и в кратчайшие сроки полностью «упаковаться»: обзавестись собственным жильем, автомобилем, мебелью и бытовой техникой? Они, правда, потом много лет в долгу как в шелку. Вместо того, чтобы помогать состарившимся родителям, им придется ежемесячно выплачивать государству энные суммы. Но ведь это не беда! И старикам заботливое государство не даст пропасть, поместив их в чистые, уютные дома престарелых или, в случае тяжелого заболевания, в хосписы, где специально обученные социальные работники обеспечат им «достойную смерть».

То есть, глобалистски ориентированное государство неуклонно прибирает человека к рукам. А чтобы не применять силу, чтобы человек отдался добровольно, восстанавливает поколения друг против друга. Да еще внушает, что этот искусственно созданный конфликт абсолютно естественен.

Ведь когда у близких людей хорошие отношения, не хочется их оставлять, не хочется с ними разлучаться. А даже если нелегко быть вместе, совесть не дает упиваться свободой от сыновних обязательств. То ли дело, когда дети уверены, что родители на них «давят», мешают жить. А родители, устав от бесконечной домашней войны с детьми, тоже хотят отдохновения.

Кстати сказать, разжигание межпоколенной розни очень помогает осуществить еще одну важнейшую задачу глобалистского проекта — способствует сокращению рождаемости. Охота ли иметь детей, которые, не успев вылезти из пеленок, начнут качать права, а потом уедут на край света и в лучше случае будут два раза в год слать положенные «Happy birthday» и «Кристмасы» на электронный адрес вашей богадельни?

Разлука без печали

Да, всякий раз пытаясь докопаться до сути той или иной глобалистской тенденции, неизбежно натыкаешься на лукавую подделку. Сказал Спаситель: «Враги человека домашние его» (Мф. 10:36). Пожалуйста — сколько семей, в которых родители с детьми находятся в состоянии беспросветной вражды. И будто отвечая на призыв Христа оставить дом, отца и мать, братьев и сестер (Мф. 19:29), дети оставляют семью. А то, что восстановленные против своих близких молодые люди во всем мире пытаются обрести квазисемью в компаниях, бандах, психотерапевтических группах, клубах разнообразных фанатов, сектах, политических партиях? Разве это не дьявольская пародия на эпизод из Евангелия: «Когда же Он еще говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Матерь твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои» (Мф 12: 46–49).

Но сразу же вслед за этим Христос добавляет: «… ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь» (Мф. 12:50). То есть, отвержение родных оправдано только в одном — единственном случаем: когда человек хочет полностью посвятить себя Богу. Но и тогда это не отменяет любви. Она лишь переходит в новое, более высокое качество и выражается, главным образом, в усиленной молитве за близких. Хотя даже в том случае, когда человек жаждет отвергнуть мир и стать монахом, он может из любви к родным до поры до времени пожертвовать этим своим самым заветным желанием. В житиях святых, которые призваны служить примером для подражания, описано немало таких случаев. Святой преподобный Сергий Радонежский, вняв просьбам родителей, оставался с ними до их кончины. И святой Иоанн Златоуст, будучи единственным сыном рано овдовевшей матери, не посмел бросить ее, когда она не захотела благословить его на уход из мира. Вот как он сам рассказывает об этом: «Когда моя мать узнала о моем намерении, она безмолвно подошла ко мне, взяла меня за руку и повела в свою комнату; мы оба сели возле той постели, на которой я был рожден, и она заплакала. Затем стала говорить слова еще печальнее слез. „Сын мой, — сказала она, — одно мое утешение в эти долгие одинокие годы было смотреть на тебя, в твоих чертах узнавать того, кого уже не было со мною. С самого твоего младенчества, когда ты еще не умел говорить, в ту пору жизни, когда дети наиболее дают радости, в тебе одном я находила все мое утешение. Теперь прошу тебя об одном: пожалей меня, не заставляй второй раз переживать ужас одиночества, снова проливать те горькие, уже выплаканные слезы. Подожди немного, быть может, я скоро умру, тогда поступай, как знаешь; а пока потерпи меня, не скучай пожить еще со мною, не обижай ту, которая никогда ничем не обидела тебя, иначе ты прогневишь Бога.“» (цит. по кн. «Жизнь свт. Иоанна Златоуста», составленной А.В.Кругловым, М, 2003 г.)

В современном же мире дети покидают родителей в подавляющем большинстве случаев вовсе не для служения Богу, а для угождения своим желаниям и страстям. И чем дальше мир идет по пути глобализации, тем неизбежней и привычней будет разрыв отцов и детей. Ведь либеральная идеология, положенная в основу глобалистсткого проекта, утверждает право каждого не просто на личные вкусы, а на свой, часто весьма экстравагантный образ жизни, в том числе на полный аморализм, на самые разные пороки и извращения. Как могут сосуществовать под одной крышей родители, которые целыми днями работают и вечером еле приползают домой, и подростки, которые даже не удосуживаются помыть посуду, устраивают в комнате бедлам и пребывают в непоколебимой уверенности, что они никому ничего не должны, а взрослые обязаны о них заботиться, поскольку дети не просили их рожать? Возможен ли мир в семье, где для восьмидесятилетнего деда его фронтовое прошлое — главный смысл и оправдание всей жизни, а для внука, начитавшегося разухабистых молодежных журналов, это лишь повод для «стеба»? Что должна чувствовать женщина, растившая дочь одна и не вышедшая вторично замуж, чтобы не травмировать девочку, когда ее дочь приводит в квартиру разных молодых людей, а иногда и двух сразу, и на возмущение матери отвечает, что это ей посоветовали специалисты — психолог (для повышения самооценки) и гинеколог (для снижения риска опухолей)? Так что не только дети, но и родители, разъехавшись со своими отпрысками, несмотря на боль одиночества, все же порой вздыхают с облегчением.

Выходит, ситуация фатальна? В глобалистском мире, безусловно, да. Атомизация и равнодушие под вывеской толерантности — вот единственный способ защитить себя от воздействия разнонаправленных и часто враждебных твоему «я» человеческих воль, столкновение с которыми особенно болезненно, если это воля твоих детей.

Возвращение

Но в христианстве нет понятия роковой безысходности. До самого последнего вздоха человек волен покаяться и изменить свою жизнь. И конфликт отцов и детей вполне может быть преодолен, тем более, что он не присущ, как мы показали в начале статьи, человечеству от сотворения мира, не онтологичен. Он возникает тогда, когда люди отходят от Бога, становятся блудными сыновьями Отца Небесного. А в XX в. такими блудными детьми стали почти все. И у нас, где разрушали церкви и насаждали атеизм, и на Западе, где Бог изгонялся из людских сердец более изощренным способом — через идеологию общества потребления. Можно сказать, это вообще был век блудных сыновей, когда мир превратился в огромный духовный детдом. Воспитателями в нем становились вчерашние воспитанники — те, кто и сам не знал Отчего дома и считал без — Отцовщину нормой. Вот и выросли поколения приютских, даже не ведающих о существовании Отца, хотя и ощущающих в душе какую-то смутную тоску.

Но в последнее время милостию Божией все больше людей находит дорогу домой. И потрясенные чудесным возвращением, пытаются рассказать другим «детдомовцам», что настоящий, родной Отец, оказывается, есть и всегда был. И что к Нему можно прийти. И если собратья по «детдому», живущие с ними под одной крышей, откликаются на призыв, постепенно возникают общие темы для разговоров, кроме взаимных попреков и обсуждения покупок. Да и попреков становится меньше, потому что покаяние смиряет эгоизм. А раз уменьшается эгоизм, то появляется гораздо больше общих забот. И даже с повзрослевшими детьми худо-бедно налаживается общий быт, поскольку они уже не будут в субботу полночи «оттягиваться» на дискотеке, если назавтра нужно идти к причастию. Глядишь, и папа прекратит подавать детям дурной пример, отправляясь по воскресеньям вместо храма в пивную. Да и мама, послушав проповеди и почитав православные книги, поймет, что мужчина способен быть главой семьи независимо от размеров зарплаты. А вдруг даже бабушка с дедушкой, опамятовавшись, перестанут поклоняться идолам, на алтарь которых было принесено столько кровавых жертв, в том числе и их сродников?

Конечно, написать легче, чем сделать. Но с каждым днем все больше людей понимает, что иного пути нет. А потому медленно, трудно, через многие препятствия и скорби происходит воссоединением семей под куполом церкви, под кровом Небесного Отца.

12 / 02 / 2004

ПРОКЛЯТИЕ ХАМА

На сей раз «информационном поводом» для написания статьи стал рассказ молодого журналиста. По заданию редакции он был на выпускном вечере в одной московской школе. — Причем не в каком-нибудь новомодном частном лицее, — подчеркнул журналист, делясь с нами впечатлениями, а в хорошей школе с крепкими старыми традициями и опытными, заслуженными учителями.

Сначала, по его словам, все было очень трогательно и совсем по старинке. Выпускники один за другим выходили на сцену и прочувствованно, чуть ли не со слезами на глазах, благодарили наставников. Потом был капустник, и те же самые ребята, которые только что обращались к учителям со словами благодарности, теперь изобретательно и остроумно их высмеивали, очень талантливо копировали, точно подмечая слабые стороны и недостатки педагогов. Хохот в зале не смолкал. Причем громче всех смеялись как раз объекты пародий.

— Это меня потрясло, — прокомментировал журналист. — Всего лишь десять лет назад, когда я оканчивал школу, такое было невозможно.

— Что именно?

— Да все!

— Как будто раньше подростки не высмеивали училок, — возразили мы.

— Да, но не со сцены и не в их присутствии! — сказал молодой человек. — Хотя меня даже больше шокировал ответный смех взрослых. В этом было что-то совсем патологическое.

В общем, тема специально для вас. Осмысливайте.

«Жареный петух»

Мы заверили его, что немедленно начнем «осмысливать», а сами подумали: «Какой, однако, „сердитый молодой“ этот наш журналист Рома!»

Помните, в Англии после второй мировой войны возникло течение в искусстве, которое так и называлось «сердитые молодые»? «Это ж очень мило и трогательно, — продолжали рассуждать мы, — когда подросшие дети и учителя „расстаются, смеясь“. Четверть века назад авторам капустника досталось бы на орехи.»

Одна из нас даже вспомнила аналогичный эпизод из своей студенческой юности. Пятикурсники (а не старшеклассники!) довольно беззубо, по нынешним меркам, высмеяли в капустнике преподавателей своего вуза. И реакция была отнюдь не юмористической. Скандал дошел до ректората. Шутников чуть ли не дипломов грозились лишить. Особенно негодовала преподавательница английского, которую студенты изобразили в неглиже — домашнем халате и бигудях.

«Хорошо, что сейчас педагоги поумнели, — подумали мы. — Тем более, что ребята смеялись по-доброму. Иначе стали бы они непосредственно перед капустником признаваться учителям в любви?»

Но жизнь все время, как любил выражаться первый и последний президент Советского Союза, «нагнетает и подбрасывает». Вскоре после эпизода, рассказанного Ромой, произошло следующее. Семилетний мальчик, занимавшийся у нас в психокоррекционной группе, решил на прощанье сделать нам подарок: нарисовал, как он сам прокомментировал, «дружеский шарж».

Слово «дружеский» нисколько не смягчало впечатление от рисунка, на котором были изображены два чудовища с маленькими глазками и зловещим оскалом огромных зубов. На обороте было написано: «Дорогим Татьяне Львовни и Ирине Яковлевни на память от Пашы» (сохраняем орфографию оригинала). Преподнося нам подарок, бедный Паша довольно смеялся, считая рисунок удачной шуткой. А нам было не до смеха. Нет, вовсе не потому что это задело наше женское самолюбие! Просто мы столько сил положили на коррекцию Пашиного поведения и надеялись, что его неадекватность за время занятий сгладилась.

Но подарок явственно напомнил о диагнозе. Увы, шизофреник остался шизофреником.

И, опять же, не потому, что эти уродливые изображения не имели с нами ничего общего. В конце концов, ребенок не обязан воспроизводить портретное сходство. Нет, диагноз выдавало другое — уверенность в том, что он нас своим жутким рисунком порадует.

Когда ребенок намеренно старается оскорбить, уязвить взрослого, это, конечно, тоже не норма. Но тут можно предполагать избалованность, демонстративность, хамство, на худой конец — психопатию. Однако неадекватности тут все-таки нет. Хотел поиздеваться — и поиздевался. А вот когда искренне хотел порадовать издевательством, не понимая, что тут плохого, это уже гораздо более серьезная, глубинная неадекватность.

Бедняга ушел, и тут кассета памяти немного прокрутилась назад. Мы вспомнили рассказ журналиста Ромы о выпускном вечере. А ведь он, выходит, сообщил нам нечто очень важное! Правильно говорят: «Пока жареный петух не клюнул… и т. д». Все, клюнул! Начинаем осмысливать.

В чем разница?

И первая наша мысль, как это часто бывает вначале, имела форму вопроса: есть ли принципиальные отличия между Пашиным «дружеским шаржем» и школьным капустником? Если есть, то какие? Степень похожести пародии на оригинал? Да, конечно, в этих двух случаях она была различна. Но с другой стороны, и возраст детей разный. И потом, еще неизвестно, что обиднее: беспомощный рисунок, не имеющий с тобой ничего общего, или талантливое высмеивание твоих реальных недостатков. Пожалуй, второе гораздо обиднее. Изобрази женщину — тростинку бочкой, она и не подумает обижаться, потому что уверена в своей стройности. А вот если у нее немного длинноват нос, то, увидев себя на карикатуре в образе Буратино, она, может, конечно, вымученно улыбнуться, но с тоской подумает: «Надо было тогда, в юности, сделать пластическую операцию. Жалко, что не решилась».

Какие же еще различия?.. Насмешка (или, скажем помягче, подтрунивание) присутствует и там, и там. Причем в обоих случаях не за глаза, а в открытую. Но, наверно, и тут важна разница в возрасте — целых десять лет. Да, это существенно. По крайней мере, когда маленький ребенок передразнивает взрослых, к этому у нас до сих пор относятся отрицательно.

Пашина мама, например, покраснела до ушей и попыталась отнять рисунок. Хотя с больного ребенка какой спрос? И все же ей было стыдно за сына, который из-за болезни не понимал нелепости, неадекватности такого поведения.

Ну, а почему, если, в сущности, тем же манером прощаются со своими учителями семнадцатилетние, это воспринимается как норма и вызывает дружеский ответный смех? Вероятно, потому что они уже не дети, а без пяти минут взрослые. Собственно, исходя из такой логики, мы и не разделили поначалу Ромино возмущение капустником.

Но с другой стороны, разве ребята, став выпускниками, перешли в категорию учителей? Иными словами, они разве сравнялись со своими наставниками? — Отнюдь. Даже когда через тридцать — сорок лет люди приходят в школу на так называемый «вечер встречи», иерархия «учитель — ученик» сохраняется. Простая учительница физики называет всемирно знаменитого академика Игорьком, а он ее почтительно — Светланой Алексеевной. И скорее она может рассказать о нем на таком вечере что-нибудь смешное про его рассеянность и неаккуратность, а ему и в голову не придет напомнить ей, как ребята за глаза подшучивали над ее скособочившимся пучком или подслеповатостью, которая позволяла свободно пользоваться шпаргалками.

Значит, все-таки принципиальной разницы между семилетним шизофреником Пашей с его «дружеским шаржем» и вроде бы вполне нормальными семнадцатилетними выпускниками с их прощальным капустником нет! Как бы выпускники ни пыжились, они все равно не сравняются со своими наставниками. А вот с Пашей они сравнялись своей неадекватностью. Ведь психически здоровый ребенок уже в пять лет знает, что можно позволить себе со сверстником, а что — со взрослым, что — с близким родственником, а что — с чужим человеком.

У психически же нездоровых детей это чувство дистанции нарушено. Так что отмена иерархии «взрослый — ребенок», «учитель — ученик» утверждает патологические модели поведения, ведет, если угодно, к шизофренизации общества. Пока это распространяется, в основном, на подростково-молодежную среду, но уже начинает спускаться и ниже, к малышам. Увы, не единичны случаи, когда ребенок от горшка два вершка, а уже мнит себя равным взрослым, критикует их со знанием дела, дразнит, высмеивает. Пятилетняя девочка, собираясь в гости к бабушке, говорит маме: «Надеюсь, она за неделю поумнела и не будет со мной спорить?» А другая девочка, чуть постарше возмущается «легкомыслием» матери: «Ты с ума сошла? Зачем нам третий ребенок? У нас с Ванькой и так одна комната на двоих!» И мать начинает испуганно оправдываться, чуть ли не испрашивать у дочки разрешение на «ответственное родительство» (любимое клише «планирования семьи»).

Неуместное партнерство

А теперь опровергнем сами себя. Существенная разница между Пашиным «шаржем» и школьным капустником все-таки есть. Только не в акции детей, а в реакции взрослых. Мы, конечно, не ярились, не кричали, но достаточно определенно дали Паше понять, что ничего хорошего и ничего смешного в таком поведении со старшими (тем более, с педагогами!) нет. А маме лишний раз объяснили, что Паша не соблюдает границ в общении со взрослыми не по злонамеренности, а потому что они их просто не чувствует. И его особенно опасно воспитывать в системе столь популярных сейчас партнерских отношений со старшими, а напротив, нужно четко задавать традиционные рамки поведения.

Учителя же повели себя диаметрально противоположным образом: они встали на одну доску с детьми и, может быть, искренне, а может, натужно — в конце концов, большой разницы нет — посмеялись над собой. Вероятно, кто-то из них даже помогал детям сочинять репризы. Но уж, во всяком случае, такой демократичный стиль отношений сложился в школе не вдруг, а был привычным. Однако стиль отношений с детьми всегда задают взрослые. В семье — родители, в школе — учителя, т. е. хозяева того или иного микромира, в котором обитает ребенок.

Тогда возникает вопрос: почему взрослые сейчас так поощряют панибратство? Особенно это изумляет в среде учителей, которые, наоборот, всегда отличались консерватизмом и иногда держали даже чрезмерную дистанцию с учениками. Причин тут много. Явных и не очень. Большую роль сыграл на фоне бурно развивающейся демократии страх быть обвиненным в диктатуре. «А вдруг ребенок вырастет и будет нас ненавидеть? — думают взрослые. — Говорят же психотерапевты об огромном значении обид, нанесенных в детстве, о психотравмах, которые негативно влияют на всю оставшуюся жизнь…» И непременно вспоминают случаи из своего прошлого, как их самих обижали родители и педагоги. Ведь если задаться целью, настроиться на определенный лад, всегда можно много чего вспомнить. «Ну, уж нет! — думает бывший обиженный ребенок. — У меня с моими детьми все будет иначе. Мы с детьми будем друзьями».

А дружба предполагает равноправие. По крайней мере, в идеале. В ней нет начальника и подчиненного, управляющего и управляемого. Каким путем взрослый, который выше ребенка по интеллекту, физической силе, образованию, социальному и материальному положению и прочим параметрам, может сравняться со своим сыном или учеником? С одной стороны, ему придется искусственно взрослить ребенка, посвящая его в те сферы жизни, которые в традиционной системе представлений не считаются детскими. Но нельзя же вырастить человека сразу на полметра или одномоментно увеличить размер его ноги с тридцать второго до сорок пятого. Поэтому гораздо проще, образно говоря, самому встать на четвереньки, прикинуться ему равным, партнером. Это приятно еще и потому, что дает иллюзию вечной молодости, которая сегодня в почете. А заодно и снимает со взрослого ответственность за воспитание. Друзей особенно не воспитывают, это даже считается бестактным.

Примеров детско-родительского «партнерства» — великое множество. В миллионах семей дети сейчас позволяют себе (точнее, им позволяют родители) то, что еще лет двадцать назад было неслыханным. Приведем всего два.

Пятилетний Степа занимается горнолыжным спортом или, как сейчас говорят, «экстремальными лыжами». Правда, забираться на гору ему пока тяжеловато, и когда подъемник не работает, что случается нередко — все-таки у нас тут еще не совсем Европа — Степу наверх затаскивает мама. И вот однажды Степа учинил ей форменный скандал. Причина была серьезная. После занятий тренер угостил маленького горнолыжника пряниками, сказав, что Степа их честно заработал. Один пряник мальчик тут же запихнул в рот, второй зажал в правой руке, а третий протянул маме. Голодная мама, решив, что сын с ней поделился, пряник съела. И уличена была не больше не меньше как в воровстве чужой собственности! Оказалось, что Степа дал ей пряник на сохранение.

— Я же его заработал! — в слезах возмущался мальчик. — Какое ты имела право?

— А я что, не заработала? — оправдывалась мама, сторонница дружески — партнерских отношений с ребенком. — Кто тебя привез на машине? Кто деньги платит за секцию? А на гору тебя переть, думаешь, легко было? Да я вкалывала, как лошадь!

Наконец, после долгих подсчетов, какова доля маминого труда, «экстремал» смилостивился:

— Так и быть, половину пряника я тебе прощаю. А за вторую ты должна ответить. Извиняйся!

И мама, довольная тем, что дело не кончилось истерикой, охотно извинилась.

А вот другой пример из этой серии, тоже весьма характерный. Мама взяла работу на дом и трудилась над чертежом. Шестилетний Никита же требовал, чтобы она с ним поиграла. Мама, ссылаясь на важность и срочность работы, просила его поиграть самостоятельно или подождать. Никита настаивал и, наконец, разъярившись, вылил баночку с водой из — под краски на мамин чертеж. Тогда мама (как она сама потом объясняла, «чтобы он влез в мою шкуру») порвала Никитин рисунок, висевший на стене.

— Ах, так?!

Мальчик, не помня себя от ярости, побежал на кухню и грохнул об пол любимую мамину чашку.

Тут уж и мама, невзирая на потраченные два дня назад большие деньги, сломала дорогую Никитину игрушку — робота с дистанционным управлением.

Потом они дуэтом заревели. Потом мальчик подошел к маме и потребовал, чтобы она починила ему игрушку и нарисовала точной такой же рисунок.

— Хорошо, — ответила мама. — Только сперва ты поможешь мне начертить новый чертеж, и мы склеим мою любимую чашку.

Остаток вечера прошел во взаимных репарациях, а назавтра история повторилась почти в точности, разве что с другими объектами порчи.

Ну, разве то, что мы описали, похоже на отношения взрослого и ребенка? Если кто-то скажет «да», то пусть ответит, чем они отличаются от отношений двух маленьких сверстников, которые поругались — помирились, потом опять поругались, снова помирились. Один разрушил продукт чужого труда, другой сделал то же самое. Фактически взрослый продублировал девиантное поведение ребенка. Не наказал его по-взрослому за испорченную работу, а просто отомстил, уничтожил то хорошее, что сделал ребенок в спокойную минуту, когда он как раз занимался чем-то самостоятельно, никому не мешая.

Но плохо даже не столько то, что мама не могла сдержаться. В конце концов, взрослые тоже живые люди, и у них не всегда крепкие нервы. А порой и нужно поступить с ребенком «зеркально», так как не почувствовав на себе то зло, которое он причиняет другому, он не может остановиться. Но ведь Никиту это не вразумило, а только подзадорило! Почему? Мы думаем, потому, что за свой вопиющий проступок мальчик фактически не был наказан. Ведь посмотрите, как идиллически кончилась эта история. Сын даже не попросил прощения. Он требовал, чтобы мама восстановила его поврежденное имущество. А мама, чтобы не раздувать дальше скандал, склонила его к компромиссу. И где наказание? С Никитой даже на время не был прерван контакт. Мама не сказала ему: «Уходи, я не хочу с тобой разговаривать. Какая игрушка? Какой рисунок? Ты посмел испортить мою работу! До прихода папы я вообще не хочу тебя видеть. Папа придет, будем решать, как с тобой поступить». (Или, если папы в семье нет, наказать его самой лишением чего-то чрезвычайно для него драгоценного).

Но партнерские отношения отменяют воспитательный процесс, ибо он невозможен без нормальной иерархии. Впрочем, если иерархия в семье соблюдается, то интеллектуально здоровый ребенок в шесть лет уже и без поучений понимает, что мамин труд несопоставим с его почеркушкой, даже если это рисунок будущего гения. Когда мама находится на пьедестале своего материнского авторитета, то все, что ее окружает, все, что от нее исходит, неприкосновенно для порчи. Но какое благоговение можно испытывать к маме — партнеру?

Первый же случай (с пряником), казалось бы, разрешился достаточно мирно. Да и протекал без такого накала страстей, как второй. Но на нас он произвел еще более жуткое впечатление. Может быть, именно потому, что уже ничего нельзя списать на аффект взрослого. Ребенок проявляет какую-то запредельную жадность, да еще по отношению к собственной матери, а она, даже не фиксируясь на его пороке, начинает доказывать, что тоже заслужила свою долю. В результате детская жадность получает подкрепление, да еще усиливается маминым торгом. Так обездоленный раб выклянчивает у хозяина лишний кусочек. Тут уж даже не партнерские отношения. Скорее, уместно говорить об обратной зависимости — ребенок повелевает матерью. Ничего не поделаешь, такова логика «свободного воспитания». Дети не понимают, что их родители воплощают на практике новомодную теорию. Они видят, что взрослый — слабак, и пользуются его слабостью.

В результате воспитание — как «свободное», так и «несвободное» — становится невозможным. Ведь воспитание — это когда один учит другого, как надо себя вести, а другой слушается. И в каких бы формах воспитание ни происходило, в любом случае его обязательным условием является соблюдение иерархии. Нет иерархии — нет воспитания, и все идет вразнос. «В душевном плане пятая заповедь — „чти отца твоего и матерь твою“ — представляет собой учение об иерархии, — пишет в книге „Умение умирать или искусство жить“ архимандрит Рафаил (Карелин). — Нужно подчинить себя вышестоящему звену в единой иерархической цепи… подчинить, чтобы иметь возможность воспринять. Здесь непокорность старшим — это выключение себя из структуры. Без соблюдения иерархии и субординации (подчинения низшего высшему) невозможно никакое общество и никакая система, начиная с семьи и кончая государством, даже более того, начиная с атома и кончая космосом».

Откуда взялось хамство

Либеральная публика любит возражать, что родители всегда были недовольны детьми и сетовали на непочитание старших. В качестве доказательства обычно приводятся древневавилонская клинопись на глиняных табличках.

— Все это было, есть и будет всегда, — успокаивают нас благомыслы вавилонской цитатой. — Ничего страшного, так устроен мир.

Они, правда, забывают добавить (а, может, просто не знают? — либерализм вообще очень тесно связан с невежеством), что от древнего Вавилона, где дети, видимо, так «доставали» своих родителей, что те время от времени приносили их в жертву, сохранились только развалины да черепки. А в последующие тысячелетия мир старался не забывать об иерархии. И лишь когда в безумных головах некоторых представителей мировой элиты стал вызревать план создания Нью — Вавилона, взрослых начали настраивать на партнерские отношения с детьми, а детей беззастенчиво науськивать на взрослых. Сколько презрительно-саркастических кличек было придумано за последние полвека. «Предки», «кони», «родаки», «черепа»… Уже в самих этих глумливых прозвищах заложен вектор совершенно патологического отношения к отцу с матерью. Отношения, которое несовместимо с пятой заповедью. Папу с мамой, родителей можно почитать и слушаться, а вот «коней», «родаков» и уж тем более «черепов», мягко говоря, проблематично. Презрительная лексика неизбежно влечет за собой презрительное отношение.

«Имя вызывает образ, — пишет известный православный автор Н.Е. Пестов, — а образ в душе есть соприкосновение или даже единение души с этим образом. При этом первое или второе — т. е. соприкоснровение или единение — будет зависеть от нашего отношения к этому образу. Если мы в любви тянемся к нему, то этот образ вливается в нашу душу, объединяется с нами и влияет на наши чувства и ощущения. Но если образ антипатичен, то мы только соприкасаемся с ним и в душе переживаем чувство неприязни или брезгливости. Мы стараемся тогда оттолкнуться в душе от этого образа, поскорее уйти и забыть его… Упоминание „черного“ имени, ругательство и всякие постыдные слова — все это ввергает душу в скверну, роднит и объединяет ее с темной силой». («Душа человеческая», М., Православное братство святого апостола Иоанна Богослова, 2003, стр. 174.)

Согласитесь, только помраченное либерализмом сознание будет спорить с тем, что приведенные выше примеры молодежного жаргона, употребленные по отношению к родителям, которых Бог заповедал не просто уважать, а почитать, это откровенное хамство и ругательство. А значит, последняя строка цитаты (про объединение с темной силой) относится к использующим подобные «словечки» в полной мере.

Нелишне вспомнить, что имя нарицательное «хам» и его производные (хамство, хамить, охамел, хамло) пошло от имени собственного. Хамом звали одного из сыновей Ноя. Интересно, что о его существовании знают даже люди, очень далекие от религии. Пусть они представляют его мифическим персонажем, в данном случае это не столь существенно. Главное, что о нем знают все, т. е. память о грехе Хама оказалась неизгладимой. Не столь уж многие отрицательные фигуры так прочно вошли в общечеловеческую историю. А именами нарицательными стали и того меньше. Из упоминающихся в Священном Писании их, кажется, всего трое: ирод, иуда и хам. (Есть еще «голиаф», но это имя нарицательное приложимо не к отдельным людям, а к некоей системе: так государство или бюрократический аппарат могут называть «голиафом», подчеркивая его всемогущество и неодолимость). Страшные грехи совершили Ирод с Иудой. Страшнее и быть не может. Один пытался убить народившегося Бога, другой предал Его на смерть. Какое же надо было совершить страшное преступление, чтобы оказаться в этом ряду?

Давайте посмотрим. История начинается с того, что Ной после садовых работ выпил вина, опьянел и «лежал обнаженным в шатре своем» (Быт. 9:21). «И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и выйдя рассказал двум братьям своим» (Быт. 9:22). Вот, собственно, и все преступление Хама. Принято считать, что он посмеялся над наготой спящего отца, но, как видите, это прямо не сказано. Хотя, конечно, можно предположить, что рассказ Хама братьям вряд ли был очень лестным для Ноя. Скорее всего, он содержал какую-то критику, быть может, насмешку, но никаких подробностей нам не сообщается. Следовательно, они не имеют значения. Значим сам факт.

Братья Хама, напротив, являют нам образец правильного поведения. «Сим же и Иафет взяли одежду и, положив ее на плечи свои, пошли задом и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видели наготы отца своего» (Быт. 9:23). То есть, они не только не критиковали, не только не смеялись, но даже не дерзнули посмотреть на Ноя, который, опьянев, спал в ненадлежащем виде.

Большинству современных людей, в том числе юным исполнителям и старшим вдохновителям того школьного капустника, с которого мы начали свой рассказ, наверное, поведение братьев покажется странным, а наказание, постигшее Хама, несправедливым.

— Разве он не по делу критиковал отца? — возмутятся они. — За что его вообще наказывать? Мало того, что отец подавал сыну дурной пример, так еще и проклял его!

Но если бы проклятие Ноя было несправедливым, то он не назывался бы в Библии «праведным и непорочным в роде своем» (Быт. 6:9). А во-вторых, его проклятие не было бы утверждено Богом, не сбылось бы в стольких поколениях. Нимрод, внук Хама, царствовал в Вавилоне, и это, как пишет в книге «Библия и наука о сотворении мира» прот. Стефан (Ляшевский), «наложило отпечаток на всю идею государственности в виде того зла, которое всегда является неотъемлемой принадлежностью государства: насилие, тюрьма, казни и очень часто гнет».

Среди более отдаленных потомков Хама были жители Ниневии, так раздражившей Господа своими грехами, что он послал к ним пророка Иону с грозным предупреждением. Были филистимляне, из среды которых вышел, кстати, великан Голиаф, побежденный будущим царем Давидом и сделавшийся с тех пор олицетворением какого-то огромного и с виду неодолимого зла. Населяли хамиты и города Содом и Гоморру, тоже ставшие впоследствии именами нарицательными, обозначающими крайние степени порока. Так что отеческое проклятие Хама оказалось весьма долговечным. Что толку восставать против духовных законов? Ведь наша антипатия их не отменит. Кому-то может показаться жестоким и несправедливым закон всемирного тяготения: дескать, он так мешает нашей самости, реализации нашей мечты летать. Но если такой бунтарь — свободомысл в знак протеста выпорхнет из окна, закон не отменится, а будет лишь трагически подтвержден.

Спасите взрослых!

Насколько же наши предки были духовно взрослее нас! Особенно в глубокой древности, когда люди были гораздо ближе к Богу, чем сейчас. Боговидцу Моисею Господь, наряду с заповедью о почитании родителей, повелел: «Кто ударит отца своего или свою мать, того должно предать смерти» (Исх. 21:15) и «Кто злословит отца своего и свою мать, того должно предать смерти» (Исх. 21:17). Вот как сурово! За другие, с нашей сегодняшней точки зрения, более тяжкие преступления, смертная казнь не полагалась, а за посягательство на авторитет родителей, за несоблюдение семейной иерархии — высшая мера, перешедшая в Новый Завет («Ибо Бог заповедал: почитай отца и мать; и: злословящий отца или мать смертью да умрет» Мф. 15:4).

Сейчас же сплошь и рядом видишь: маленький ребенок бьет родителей (в том числе по лицу!), а им и в голову не приходит наказать его хотя бы шлепком по попе. Как же! Это ведь жестокое обращение с ребенком! Пусть самовыражается, отважный малыш! А в некоторых журналах договариваются до того, что родители не должны даже мимикой показывать свое неодобрение — это, якобы, нарушает детское право на спонтанность реакций.

Злословие же родителей стало теперь настолько обыденным, что непонятно, кто остался бы в живых, если бы вдруг начали действовать былые законы…

Причем запрет злословить родителей — абсолютно безоговорочный. Что бы ни делали отец с матерью, как бы ни напивался и ни оголялся Ной, дети не смеют их осуждать и насмехаться. Известен такой случай. Однажды к преподобному Серафиму Саровскому пришел человек, который начал жаловаться на свою мать, страдавшую грехом винопития. Но преподобный Серафим закрыл ему рот своей рукой, считая недопустимым, чтобы сын критиковал мать, даже в тех случаях, когда критика вполне справедлива и обоснована.

Почтительным было и традиционное отношение к учителям. Первоначально эту функцию вообще выполняло священство. Так называли духовных наставников в самых разных культурах. «Учитель» — очень частое обращение апостолов ко Христу. В процессе секуляризации жизни наряду с религиозными учебными заведениями появились светские школы. Учительство выделилось в особую профессию, но благоговейное отношение к наставникам детей и юношества сохранялось на протяжении многих веков. И лишь по мере распространения либерализма, когда чувство собственного достоинства стали отождествлять с непослушанием и своеволием, авторитет учителя пошатнулся. Ну, а с конца 60–х гг. XX в. его и вовсе начали целенаправленно разрушать.

Важнейшей точкой отсчета явилась так называемая «парижская весна» 1968 г., ознаменовавшаяся массовыми студенческими беспорядками. Разбушевавшаяся молодежь протестовала против «буржуазного ханжества», требовала, чтобы на всех этажах студенческих общежитий стояли автоматы, выдающие презервативы, и возмущалась косностью преподавателей, которые дерзают поучать молодежь.

А сегодня в странах Запада авторитет учителей пал так низко, что не только в университетах, но и в школах педагоги все чаще и чаще оказываются в положении жертв: их регулярно бьют, грабят и убивают. Всего несколько фактов. 14 ноября 1995 г. семнадцатилетний Джеймс Роуз, ученик школы Ричленд в г. Линквиль (штат Теннеси) застрелил учительницу и одноклассницу. Еще одна учительница получила ранения. 24 марта 1998 г. в г. Джонсборо (штат Арканзас) два ученика местной школы открыли стрельбу. Одна учительница убита. Недавние исследования показывают, что 20 % школ США сообщают о фактах насилия в своих стенах. Во многих американских школах администрация даже вынуждена держать полицейских для усмирения особо энергичных учеников. Учителя же ни себя, ни детей, подвергающихся нападению одноклассников, защитить не в состоянии. Слово учителя давно ничего не значит. Эффект может возыметь только грубая сила, которой учителя, по преимуществу женщины, не обладают. Впрочем, если бы и обладали, она бы им все равно не пригодилась, т. к. либеральные законы лишили педагогов права даже выгонять хулиганов из класса. Вот и приходится приглашать полицию, которой пока еще дозволяют (если они, конечно, поспеют вовремя!) ограждать взрослых от насилия детей. И ведь хватает у кого-то наглости называть это осатанение демократическими нормами правами ребенка…

Ну, чем не прообраз ада, где царствуют злоба, жестокость и право силы? Тоже иерархия, только отнюдь не Божественная, а совсем наоборот. А начиналось-то все с любви, с желания дружеских отношений с ребенком. Но в угаре демократизации как-то не учли, что любовь ребенка к взрослому без уважения немыслима. Без него — или презрение, или голый страх.

По-видимому, это интуитивно почувствовали выпускники школы, о которых нам рассказывать журналист Рома.

— Меня поразило, — сказал он, — как грамотно ребята срежиссировали прощальный вечер. Сначала объяснения в любви учителям, а потом — капустник.

— Почему «грамотно»? — спросили мы.

Как почему? — удивился Рома. — Неужели не понимаете? После театральных сценок, в которых ребята пародировали учителей, — какие-то особенности их внешности, речи, походки, — объясняться им в любви было бы неуместным, фальшивым до неприличия. Да нет! — просто невозможным.

03 / 06 / 2004

Комментарии читателей:

2009–12–01 14:01Нина:

Я замужем за мусульманином 20лет!!!Я православная, он ходит в мечеть, вырастили двоих детей. За все эти годы мы ссорились миллион раз, но на почве религии — никогда!

2009–11–24 19:21Евгений:

Упокой, Вас, отче в Царстве Своём! Да простит Вам все прегрешения Ваши! И да будете молитвенником за нас грешных!

Отец Даниил на своей страничке в живом журнале открыто назвал, кто ему угрожал.

«Сегодня, вы будете смеяться, но мусульмане опять пообещали меня убить. Теперь уже по телефону. Ну надоело. Уже 14–тый раз. Я уже привык, а то раньше это напрягало. А так Бог не выдаст, ислам не съест. А так всех прошу помолиться»

И, ежели почитать только одни заголовки статей этой Хабидулиной типа «Православные России мечтают о средневековье», да прочесть угрозы с поста 99, да пробежаться по русофобскому сайту кавказцентр, которые тоже считают себя, как я понял, мусульманами, то на душе становится тревожно от одного только вопроса, а много ли таких, как они, среди мусульман…

2009–11–20 12:41Гизитдинов Дмитрий, студент СДС:

Смерть о. Даниила Сысоева еще одно подтверждение тому, что истинный пастырь никогда не умолкнет на поприще проповеди Истины Христовой и обличения заблуждений и лжеучений, пусть он окажется хоть пред угрозами самой смерти. Для настоящего пастыря не ценна здешняя суетная жизнь, для него ценно лишь небо, Христос и его истина. Такой человек не боится потерять земные ценности, а если даже и потеряет, то его душа вряд ли будет сильно тосковать.

Мы приобрели нового священномученика. Все мученические смерти, начиная еще с самих Апостолов, лишний раз доказывают истинность и незыблемость Православия.

ДЕТИ НЕ ПЛЕМЕННЫЕ БЫЧКИ

Интервью с врачом — ультрасонографистом Наталией Довганской

В конце 70–х — начале 80–х гг. определить пол ребенка при ультразвуковом исследовании (УЗИ) можно было только по большому «блату». Это казалось верхом научного прогресса: посмотришь на экран — и увидишь своего еще нерожденного младенца. Теперь подобные обследования стали доступными, однако и здесь выявились свои подводные камни. Шведские ученые, например, установили, что УЗ — сканирование может вызывать повреждение мозга у еще не родившихся детей. Обнаружили они и связь таких обследований с развитием левшества. Особенно у мальчиков, потому что их мозг больше подвержен риску поражения, так как продолжает развиваться дольше, чем мозг девочек. Во всяком случае, было установлено, что левши гораздо чаще встречаются именно среди тех мальчиков, матери которых во время беременности проходили УЗИ. («Здоровье детей», №17 (219) 2002 г.) А еще все чаще высказывается мнение, что УЗИ для беременных — это один из методов «планирования семьи»: при подозрении на патологию врачи рекомендуют женщине избавиться от ребенка. А порой видят патологию даже там, где ее нет и в помине…

Об этом и о других проблемах наше интервью с врачом — ультрасонографистом Наталией Довганской.

— Сейчас очень модно отправлять беременных на УЗИ, в том числе на малых сроках. По Вашему мнению, это необходимо?

— Я начну немного издалека. Одно время в Америке была широко распространена практика проведения УЗИ беременных. Но в последнее время частота таких осмотров существенно сократилась. (Вероятно, в связи с тем, что США взяли курс на повышение рождаемости — прим. авт.) Теперь в Америке по страховке оплачивается только один визит к врачу — ультрасонографисту. Если женщина хочет еще раз пройти УЗИ, она оплачивает это дополнительно. Поумерилось у американцев и энтузиазма по отношению к обследованиям на ранних сроках. Если раньше УЗИ в США нередко производились именно на ранних сроках беременности (когда легче всего сделать аборт — прим. авт.), то теперь после оживленных споров, американские медики сошлись на том, что в каждом конкретном случае срок должен определять врач — гинеколог. Конечно, есть случаи, когда УЗИ имеет смысл сделать в самом начале беременности. Например, когда есть подозрение на внематочную беременность. Но крайне нежелательно в ранние сроки проводить доплерографию, так как при этом могут пострадать и зародыш, и плацента.

— Почему?

— При непрерывном сканировании одной зоны в течении одной минуты температура может повысится от 1 до 5–ти градусов. А в зависимости от плотности тканей при нагревании свыше пяти градусов, когда доплерография длится дольше одной минуты, могут произойти необратимые изменения нежных тканей головного мозга и сосудов.

— Насколько можно доверять данным УЗИ? Я знаю несколько случаев, когда УЗИ показывало патологию плода, а дети, тем не менее, рождались вполне здоровыми.

— Да, такое порой бывает. Мои коллеги даже говорят о тенденции завышения предполагаемой патологии некоторыми врачами, которые делают выводы на основе усредненных параметров размеров плода и не владеют общей картиной развития. Так, мы далеко не всегда можем посмотреть на отца будущего ребенка, а ведь его генотип тоже влияет на формирование плода. Да и каждый плод развивается по-разному, не обязательно в полном соответствии со стандартными показателями. Поэтому врач должен обладать большим опытом, иначе своими поспешными заключениями он может навредить женщине. А то подчас женщина выходит из кабинета УЗИ в очень угнетенном состоянии. Ей, к примеру, сказали, что развитие плода не соответствует сроку беременности. Хотя на самом деле у нее потом может родиться абсолютно нормальный ребенок.

— Насколько я знаю, гинекологи зачастую советуют прервать беременность, если женщина перенесла на ранних сроках грипп или принимала какие-то лекарства. Как вы к этому относитесь?

— Да, действительно, такое сейчас не редкость. Меня удивляет та легкость, с которой делаются подобные предложения. Особенно если учесть, что аборты, даже произведенные безупречно, все равно подрывают и без того шаткое здоровье наших женщин. Причем реальных оснований настаивать на аборте в подобных случаях зачастую нет! Это просто перестраховка. Ультразвуковые исследования нередко показывают, что опасения гинекологов несостоятельны: плод развивается нормально, у женского организма достаточно сильные защитные функции. Так уж он устроен, что если даже женщина в первые месяцы не подозревает о своей беременности и, соответственно, не принимает мер предосторожности, это не значит, что она не выносит ребенка или он обязательно родится с патологией. Хотя, конечно, я советую каждой женщине готовить себя к материнству заранее. Лучше с детских лет поддерживать свое здоровье на таком уровне, чтобы потомство было здоровым.

— Влияет ли на плод то, что мать курит, употребляет алкоголь или наркотики?

— Несомненно. У таких женщин при осмотре часто отмечаются изменения в плаценте, несоответствие возраста плода сроку беременности и аномалии внутриутробного развития. В подобных случаях я всегда стараюсь наглядно показать пагубность вредных привычек, донести до сознания будущей матери, что ее поведение грозит семье душевными потрясениями и вводит в большие материальные расходы. Ведь больного ребенка придется лечить, да и воспитывать его будет гораздо труднее, чем здорового.

— Может быть, мой вопрос покажется вам странным, и все-таки я его задам. Насколько я знаю, вы работаете в поликлинике, где весь персонал — люди верующие. Соответственно, к вам потянулись и такие же пациентки. Слухом, как говорится, земля полнится. Так вот, замечаете ли вы какие-нибудь отличия внутриутробного развития плода у верующих женщин и у тех, которые в Бога не верят и в церковь не ходят?

— Начнем с того, что у верующих женщин, как правило, бывает только один мужчина, муж. Это оберегает ее от множества инфекций, а зародыш — от атаки со стороны чужеродных бактерий. В первые месяцы развития плода это особенно важно. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что плацента у таких женщин обычно расположена в области дна матки и верхней части боковых стенок, она имеет нормальное строение практически до конца срока, плод в подавляющем большинстве случаев лежит вниз головкой. Мать отмечает отсутствие резких толчков плода. Такого нет, чтобы ребенок еще в утробе причинял ей какое-то беспокойство. Ну и конечно, верующая женщина никогда не будет выпивать во время беременности. Ни она, ни ее муж не курят, да и обстановка в таких семьях гораздо спокойней, чем там, где люди не молятся и не ходят в храм. Мне доводилось обследовать верующих женщин, вынашивавших седьмого или восьмого ребенка, и хотя беременности следовали одна за другой — а это достаточно большая нагрузка на женский организм — таким мамам все равно удавалось успешно выносить плод. Особенно меня умиляло то, что верующие люди, в отличие от неверующих, не просят определить пол плода, даже когда в семье явный перевес девочек или, наоборот, мальчиков. У них любой ребенок желанный. Кого Бог пошлет, тому и рады. Я вообще всегда стараюсь отговорить родителей от обследования с целью определения пола плода. Пытаюсь объяснить, что какого ребенка послал им Бог, именно такой и нужен в данный момент их семье.

— А какие еще особенности развития плода у верующих матерей?

— Меня всегда поражало то, что состояние плода у верующих, воцерковленных женщин всегда четко соответствовало срокам беременности. Не только по неделям, но иногда прямо день в день все совпадало с теми параметрами, которые должны быть в норме. Размеры печени и других внутренних органов плода, окружность головки, живота, размер голени, бедра — все эти параметры были очень четко соблюдены. Я не раз и не два воочию убеждалась в том, что когда живешь по заповедям, то и ребенок развивается, как предусмотрено Богом.

— Обнаружив на УЗИ какую-нибудь патологию, врачи часто рекомендуют женщине сделать аборт. Как вы к этому относитесь?

— В моей практике был такой случай. Женщина перенесла в начале беременности грипп, и врач сразу предложил ей сделать аборт, сказав, что ребенок может родиться ненормальным или больным. Но женщина решила все-таки посоветоваться с другими специалистами. Гинеколог нашей поликлиники отправил ее на УЗИ. И действительно, при первом осмотре плодное яйцо было слишком большим, не соответствующим размерам эмбриона. Так может быть при замершей беременности, когда плодное яйцо растет, а зародыш — нет. Однако нам с коллегами удалось убедить женщину не делать аборт. Ведь если заболевание плода на раннем сроке такое тяжелое, что плод нежизнеспособен, дело все равно закончится абортом. Только самопроизвольным, т. е. выкидышем, и ей не нужно будет брать грех на душу.

— А когда ребенок без головного мозга? Такой диагноз тоже сейчас ставят как-то подозрительно часто.

— Плод без головного мозга нежизнеспособен. Если диагноз был поставлен верно — произойдет выкидыш. Но я хочу все-таки дорассказать про ту женщину… Когда она снова появилась у меня в кабинете через две недели, у нее все показатели выровнялись и соответствовали сроку беременности.

Очень может быть, что чрезмерная величина плодного яйца явилась защитной реакцией организма на перенесенную инфекцию, а когда опасность миновала, положение нормализовалось. Вообще надо отметить, что многие подобные отклонения в развитии плода, встречающиеся в первом триместре беременности, носят очень сложный защитный характер. А гинекологи не всегда имеют терпение дождаться нормального, естественного исхода событий и нередко предлагают женщинам мини-аборты. Причем во многих случаях это бывает именно из-за недостоверных данных УЗИ! Женщина может быть абсолютно здорова, никаких патологических признаков течения беременности у нее нет, а ей предлагают сделать аборт только лишь потому, что при ультразвуковом исследовании какие-то параметры не соответствовали норме. По-моему, это абсолютно неправильно! Никакой врач не может дать женщине стопроцентную гарантию, что ее плод несовместим с жизнью. Развитие ребенка, особенно на ранних сроках, является великой тайной.

С другой стороны, я знаю немало случаев, когда женщины, у которых действительно была патология плода, все равно решались на рождение ребенка с отклонениями от нормы. И такие дети, при современных возможностях медицины, не только выживали, но и приносили в семью радость. В наше время, время технического прогресса человек не испытывает таких больших физических нагрузок, как в прошлом, когда он пахал землю плугом или должен был спокойно, без одышки пройти пешком двадцать верст. Поэтому современное общество должно стать более милосердным. Не следует относиться к производству потомства как к выращиванию племенных коров, которые все должны быть одного роста и веса, давать хороший удой молока или хорошее мясо. Никакой врач не может увидеть при УЗИ душевные качества ребенка. А может, именно этот не совсем здоровый ребенок станет для родителей отрадой и утешением? Практика показывает, что многие больные дети, окруженные с младенчества любовью и заботой взрослых, бывают вполне жизнеспособными, вырастают добрыми, хорошими людьми и преданными, законопослушными гражданами. Тем более, что порой аномалии, при которых женщине могут посоветовать сделать аборт, весьма незначительны и вполне устранимы после рождения ребенка.

— Например?

— Например, заячья губа, волчья пасть или всевозможные аномалии развития и строения мочеполовой, сердечно-сосудистой и других систем и органов. Такие аномалии вполне успешно оперируются врачами — профессионалами. Но даже если у ребенка есть уродства, которые не устраняются путем операции, скажем, отсутствие фаланг пальцев… Неужели из-за этого его надо убить? Мне кажется, мы не должны забывать о том, что цель жизни человека на Земле — это спасение души. И люди, которые хотят спастись, не должны совершать душегубства. Ведь Бог зачем-то даровал больному ребенку жизнь, а мы в погоне за призрачным счастьем пытаемся ее отнять, не хотим понести свой крест. Но кто знает? Может быть, мать окажется с таким ребенком гораздо счастливей, чем с другим, у которого будет железное здоровье, но такое же железное, холодное сердце.

Конечно, в ряде случаев вовремя выявленная при УЗИ патология позволяет провести внутриутробное лечение плода, в том числе хирургическое. Однако в нашей стране на это выделяется гораздо меньше денег, чем на Западе, а потому возможности ограничены. Хочется надеяться, что в будущем положение улучшится.

Беседовала Татьяна Шишова

28 / 06 / 2004

ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ НАД ДЕТЬМИ

Интервью с ведущим руководителем Центра коммуникативных исследований ИСЭПН РАН, кандидатом социологических наук Наталией Ефимовной Марковой

В последнее время психологам все чаще приходится сталкиваться с очень искаженным поведением дошкольников. С одной стороны, необычайная скованность, недоразвитие речи. С другой — повышенная агрессивность и какая-то дикая, зашкаливающая демонстративность. Ребенок стесняется ответить на простейший вопрос, но при этом не боится кривляться при чужих взрослых, ползать под столом, а то и делать неприличные жесты. Он ведет себя абсолютно неуправляемо. Модели плохого поведения его притягивают, как магнит, хотя он зачастую не видит ничего подобного дома и, конечно, тысячу раз слышал от родных, что так себя вести нельзя. Уже в четыре — пять лет такие дети обожают боевики и отказываются смотреть наши отечественные мультики и сказки, говоря, что им неинтересно. Но после занятий с психологом, становится ясно, что дело в другом. Просто содержание наших мультфильмов ускользало от их понимания, потому и было неинтересно. Когда же недоразвитие ребенка компенсируется, он переключается на отечественные мультфильмы и смотрит их с энтузиазмом. При этом такие дети, во-первых, психически нормальны, а во-вторых, нередко растут в обеспеченных семьях, где у них есть все: и игрушки, и развивающие игры, и книжки. Их водят в разные детские студии, даже приглашают педагогов на дом. Есть, правда, один нюанс. Практически все они с раннего возраста увлечены компьютерными играми и телевизором. В чем же дело? Может быть, малыши стали жертвой какого-то социального эксперимента? А если да, то какого?

Мы попросили прояснить ситуацию ведущего руководителя Центра коммуникативных исследований ИСЭПН РАН, кандидата социологических наук Наталью Ефимовну Маркову, занимающуюся в последние годы изучением воздействия на детей и подростков различных средств массовой информации:

— Вы совершенно правы, когда говорите о широкомасштабном социальном эксперименте, жертвой которого становятся дети. Хотя понятие «эксперимент» подразумевает некоторую непредсказуемость результата, а в данном случае результат уже предсказуем. Влияние современных СМИ очевидны для специалиста. Современное западное искусство изменяет, деформирует психику ребенка. В первую очередь, речь идет о мультфильмах и компьютерных играх. Очень сильно воздействуя на детскую фантазию, они дают новые установки и модели поведения. Давайте рассмотрим отдельно каждое из вышеупомянутых поведенческих отклонений. Начнем с агрессии. Вспомним «Покемонов». К чему там сводится основное действие? Странные существа под общим названием «покемоны»…

— … что в переводе с английского означает «карманные чудовища» — pocket monster…

— Совершенно верно, но мы сейчас не будем обсуждать вопрос, нравятся они нам эстетически или не нравятся, дело в другом. Эти существа друг друга поражают, стремятся уничтожить. Явное сходство с модной кровавой забавой — петушиными и собачьими боями, переживающими нынче второе рождение. Наблюдая за смертельной схваткой животных, взрослый переходит грань человеческого, позволяя себе испытывать удовольствие от убийства. А что переживает ребенок, смотря мультфильм? Естественно, он идентифицирует себя с его героями. Таковы законы восприятия художественного произведения. А идентифицируя себя с существом, которое успешно поражает других существ, ребенок постепенно усваивает агрессивные модели поведения, вознаграждаемые чувством победного торжества. В его психике как бы вырабатывается своеобразная канавка агрессивности. Накатанная колея, по которой уже привычно движутся его чувства.

— Но ведь во всех мультфильмах есть борьба добра со злом. Богатыри поражают драконов, Иван — царевич — Змея Горыныча. Есть ли какое-то отличие традиционных сказочных мультфильмов от западных «шедевров» нового поколения?

— Конечно, есть. Почему происходит фиксация на агрессии? К сожалению, в каждом человеке в скрытом виде существует садо-мазохистский комплекс, и современные западные мультфильмы его эксплуатируют, заставляя ребенка испытывать наслаждение, когда герой мультфильма причиняет кому-нибудь боль. Это умело стимулируется аудио- и видеорядом. Многократное повторение подобных сцен вызывает у детей фиксацию на агрессии и способствует выработке соответствующих моделей поведения. Катарсис, изменение личности, которое планирует художник, происходит как раз в тот момент, когда герои произведения (например, покемоны) уничтожают противников.

— Но в традиционных мультфильмах не смаковались подробности убийства… Да и вообще маленьким детям старались не показывать подобных сцен. Не так ли?

— Совершенно верно. Для наглядности давайте попробуем себе представить, как должна была бы «в духе покемонов» выглядеть победа Ивана — царевича над Змеем Горынычем. «Отрубил Иван Змею одну голову и поковырял там ножичком. Пальцы засунул, кровушка теплая… Намазал ее себе на лицо. Потекла горячая кровь…А Иван хохочет, пьет кровушку стаканами, силу получает от кровушки змеиной…» И дальше в том же духе. Возведение садизма в эстетическую категорию оказывает совершенно определенное влияние на психику читателей или зрителей.

— А в других новейших западных мультфильмах это есть?

— К сожалению, есть.

— А в «Томе и Джерри»?

— Есть, но не в такой степени. «Том и Джерри» — старый мультфильм, так что его авторы до такой изощренности еще не дошли. А в «Покемонах» работа пошла уже по новейшим технологиям… Теперь о других отклонениях. Дети, с одной стороны, ужасно застенчивы, а с другой дико себя ведут.

— Да, порой их демонстративность граничит с безумием.

— Бедняги просто повторяют то, что видят на экране. Это тоже следствие идентификации.

— Но разве герои мультфильмов застенчивы?

— Нет, это природа ребенка. Вы же сами знаете, что многие дети по натуре застенчивы.

— А поскольку герои мультфильмов ведут себя демонстративно, то чтобы подражать им, ребенку приходится себя переламывать, и потому он идет вразнос?

— Судя по всему, да. Во всяком случае, давным — давно известно, что те модели поведения, которые демонстрируют обаятельные герои экрана, для зрителей (особенно молодых) очень притягательны. И если отклоняющееся поведение никак на экране не наказывается и даже не порицается, весьма высока вероятность, что многие дети и подростки будут ему подражать. Еще в 70–е гг. XX в. известный американский психолог Альберт Бандура наглядно показал это в своей работе «Теория социального научения». Он говорил о том, что даже одна — единственная телевизионная модель поведения может стать предметом подражания для миллионов! Это многократно подтверждено экспериментами, да и обыкновенной практикой современной жизни.

— Пожалуйста, приведите пример поощрения демонстративности в мультфильмах.

— Взять хотя бы «Телепузиков». Вы, наверное, знаете, что каждая серия представляет собой некий поучительный рассказ, который теоретически должен быть полезен малышам, в том числе и младенцам, поскольку возраст, на который рассчитан сериал — это дети от полугода до четырех лет. Давайте рассмотрим, как объясняется авторами слово «украшение». Сперва украшение — букетик, перевязанный ленточкой — появляется на елке. «Украшение», — говорит диктор. Затем мы видим, что букетик заткнут за пояс одному из телепузиков. «Украшение», — повторяет диктор, и вдруг… букетик с ленточкой оказывается у телепузика в заду! Он, как собачонка, начинает бегать по кругу, пытаясь его вытащить, а остальные персонажи весело смеются. Понимаете, какая модель поведения прививается малому ребенку? Украшение — то, что втыкают в зад товарищу и дружно веселятся, поскольку это смешно. Модель демонстративного поведения совершенно четкая и никем не наказуемая, ведь телепузиков не отшлепали, не поставили в угол и даже не сказали, что так вести себя плохо! Напротив, это здорово: воткнуть что-нибудь товарищу в зад и потешаться над ним.

— Попутно замечу, что здесь еще снимается очень серьезное табу. Даже сверхдемонстративным детям раньше и в голову не приходило, что в зад товарищу можно что-то втыкать. Максимум, на что они были способны, это прицепить забавную рожицу к чужой спине или поставить сзади товарищу рожки. Хотя все равно подобные шуточки бытовали среди подростков, а не малышни. И потом, это серьезное растормаживание сферы влечений, привитие гомосексуальных наклонностей. Я как-то не припомню, чтобы даже самые отпетые мальчишки-хулиганы вытворяли раньше что-то подобное.

— Да, это разрушение всех табу, прежде невиданное и абсолютно недопустимое для нашей культуры.

— А что вы скажете о недоразвитии речи и вообще о затормаживании психического развития детей — потребителей подобной кинопродукции?

— Тут я сошлюсь на исследования ряда английских и американских психологов, которые занимаются проблемными детьми, появившимися в связи с новой плеядой мультфильмов.

— Когда это началось?

— Лет десять тому назад. Помните мультфильм «Бивис и Батхед», который пошел на канале МTV — международном телеканале, целенаправленно внедряющем ценности контркультуры попсы — секса — наркотиков? Бивис и Батхед, наверное, первые персонажи, которые начали приучать аудиторию к диким моделям поведения… Но вернемся к детям с задержкой психического развития. Они не могут в школе усваивать на слух информацию, страдают недоразвитием речи и эмоций. Западные ученые установили, что это дети, которых в раннем детстве «воспитывал» телевизор. Эксперт по речи доктор Салли Ворд (Великобритания) говорит, что за последние 20 лет резко увеличилось количество детей, которые умеют воспринимать только зрительную информацию. Слова проходят мимо них. В школе «телевоспитанники» испытывают большие затруднения со сменой привычного визуального восприятия на вербальное, ведь обучает их не телевизор, а живой учитель. И вдобавок они должны общаться с другими детьми, а для них это недоступно.

— Но как именно формируют таких детей мультфильмы последнего поколения?

— Еще раз обратимся к «Телепузикам». Взрослые люди, смотревшие этот сериал, нередко обращали внимание на странности, которых раньше никогда не бывало в мультфильмах. Во-первых, игровые эпизоды шли два раза подряд (что само по себе поразительно, этакая «долбежка»!) А еще время от времени в «Телепузиках» демонстрировались мультипликационные вставки, повторявшияся за неделю несколько раз. Ну, скажем, «Шествие зверей»: на экране вдруг появляются звери, совершенно разные, из разных природных зон: крокодилы вперемешку с бегемотами, пингвинами, страусами. Они идут очень медленно, караваном, и их шествие по экрану растягивается минуты на три-четыре. Для кино — это очень большое время. Или другая вставка. Три корабля медленно проплывают по экрану. Никаких действий не совершается, они просто разрезают носом волну, проходят кругом и уплывают. А вот еще характерная картинка. На дерево, стоящее посреди поля, прилетают по очереди пятнадцать птиц. Каждая слегка вертит хвостом, садится на ветку и застывает, в точности копируя движения предыдущих. И это опять-таки длится достаточно долго! Что за странности? Никогда в кино ничего подобного не было, да и быть не могло, потому что в нем важно действие. Оно должно развиваться…

— И быть наполнено смыслом…

— Вот именно! Авторы «Телепузиков» Энн Вуд и Элис Кан говорят, что в передаче использованы какие-то чрезвычайно передовые научные технологии, развивающие маленьких детей. Но на самом деле смысл вставок совсем в другом — в приучении детей к экрану. Причем к приучению страшному, гипнотическому! Ведь экран светится. Его мерцание, которое человек воспринимает помимо своей воли, имеет определенный ритм. А мерцающий свет, ритм и определенным образом подобранные шумы гипнотически воздействуют на психику. В результате маленький человечек впадает в транс и уже совершенно некритично воспринимает все, что льется с экрана, притягивается к нему. «Телепузики» — это последовательное создание человека — дебила, который будет сидеть у телеэкрана с открытым ртом и заглатывать любую информацию.

— Наверное, именно гипнотическим воздействием экрана можно объяснить тот факт, что сам ребенок не может оторваться от телевизора, а когда родители пытаются выключить «ящик», впадает в бешенство, истошно вопит, кидается в драку.

— Да, конечно, это зависимость сродни наркотической. А отлучение от наркотика вызывает резкую реакцию.

— А какие еще модели поведения внедряют мультфильмы типа «Телепузиков»?

— Ребенок становится невосприимчивым к опасности. Например, на протяжении всех трехсот шестидесяти пяти серий телепузики на призыв «Пора спать!» прыгают в люк, расположенный в холме. А ведь для маленьких зрителей этот люк ассоциируется с уютным домом, в котором обитают телегерои. Значит, образ люка становится положительно окрашенным, и часть особо внушаемых, а также склонных к рискованному поведению детишек вполне могут последовать примеру любимых персонажей. Кроме того, ребенка приучают, как бы, нарываться на опасность, моделируя рискованное поведение даже во вполне нормальных, стандартных ситуациях. Скажем, телепузик качается на качелях. Диктор за кадром говорит: «Ляля качается». «Ляля» два раза качнулась и упала. Встала, опять села на качели. Опять голос диктора: «Ляля качается». Телепузик опять падает. И так раз шесть, как бы вдалбливая в голову ребенка связь понятий «качели» и «падать». Потом телепузик немного покачается нормально, но идея, что качание на качелях связано с падением, у ребенка останется, и когда он сам сядет качели, эта идея вполне может всплыть. Вы же прекрасно понимаете, что значит для человека затверженный образ действий. В результате малыш сделает непроизвольное движение и тоже упадет.

— Только для него это не обойдется без последствий, как для телегероя.

— Совершенно верно. Такие же идеи закладывались в сознание малышей, когда телепузики играли в мяч. На экране постоянно показывались какие-то промахи, неудачи.

— «Но это как раз для предотвращения реальных неудач!» — скажут вам авторы…

— Сказать можно все, что угодно. Однако мы еще не окончательно утратили память о норме и помним, что детей испокон века учили на положительных примерах. Отрицательные же старались не демонстрировать, и главное, всегда сопровождали моралью. А здесь — просто показ, без оценочных комментариев. Дескать, пусть сами делают выводы.

— Да, это один из главных принципов так называемой «недирективной педагогики»: «Мы даем информацию, а ребенок делает свой свободный выбор». Нередко между жизнью и смертью, здоровьем и болезнью.

— А вот пример растормаживания половых влечений в «Телепузиках». Уже не мультипликационные, а документальные кадры, снятые в каком-то африканском посольстве. Негритянская семейка танцует ламбаду. Трех — четырехлетним детям, конечно, позарез нужен такой суперсексуальный танец, где трутся животами, задами, где выстраиваются сладострастно извивающиеся цепочки… Представьте себе, к чему это приведет, когда дети начнут воспроизводить увиденное. Еще были эпизоды, где мальчики — телепузики надевали девчачьи платьица и не желали ее снимать. А другие тепузики одобряли их поведение, говоря, что это хорошо, он «как девочка».

— То есть, программировалось нарушение половой ориентации?

— Во всяком случае, это попытка расшатать норму. Ведь мальчики вообще очень редко стремятся надеть девчоночью одежду. А если вдруг и надевают, то окружающие говорят: «Зачем? Сними! Ты же не девочка!» А тут как раз наоборот. Еще раз хочу подчеркнуть, что в «Телепузиках» не было ничего лишнего, ничего случайного. Абсолютно все серии были продуманы и тщательно выстроены. Как, впрочем, и в других подобных мультфильмах. «Симпсоны», например, направлены на внедрение девиантных поведений в семье, и вы, наверное, знаете, что родители даже подали в суд…

— Пожалуйста, расскажите об этом немного подробнее.

— Молодой человек лет тридцати заметил, что его семилетний ребенок, очень милый, хороший мальчик, вдруг стал дико себя вести: накидываться с кулаками на мать, говорить гадости. Отец не мог понять, в чем дело, пока его товарищ, не сказал: «Послушай, да он же в точности копирует то, что показывают в мультфильме про Симпсонов!» И действительно, мальчик дважды в день, утром и вечером, смотрел этот мультсериал. А отцу и в голову не приходило, что в детском мультике может быть что-то вредное. Возмутившись, он подал в суд на компанию Рен — TV, которая показывает «Симпсонов». Компания начала увиливать, говорить, что отец сам виноват. Дескать, это не детские мультфильмы. Но оказывается, по закону у каждой телекомпании определенная, достаточно большая часть эфирного времени должна отводиться на показ фильмов для детей. А на Рен — TV ничего, кроме «Симпсонов», для детей не показывали. Поэтому тут отвертеться, может быть, и не удастся.

— А что вредного в «Симпсонах»?

— Как вам понравятся такие тексты? Сын говорит матери в ответ на просьбу что-то сделать: «Сама сделай, старая потаскуха!» Старики, например, дедушка Симпсон, выставлены в идиотском свете. Над старостью, дряхлостью, болезнью тонко и весьма остроумно(!), что особенно страшно, глумятся. То черепаха крадет вставную челюсть старика, а бедняга не может догнать ее, то перед его носом захлопывает дверь родной сынок. Здесь полностью разрушаются нормы поведения детей и родителей. Да, собственно, в нормальном обществе так ни с кем не принято себя вести!

— И герои этого, с позволения сказать, мультфильма не наказываются?

— Нет, конечно. Напротив, все очень мило и весело, «прикольно». Как бы такой «черный юмор». А вот другая манипуляция детским сознанием. Знакомый психолог из Петербурга М.А. Куртышева рассказывала о недавних случаях жестокого и совершенно немотивированного избиения дошкольниками годовалых младенцев на детской площадке.

— Младенцев?? Но почему?

— А потому, что ненависть к младенцам тоже сейчас внушается с телеэкрана. Вспомните хотя бы мульсериал «Ох, уж эти детки». Младенцы представлены в нем омерзительными, гадкими существами с огромными, раздутыми головами, на которых, как на ощипанной курице, торчат редкие волосенки. Вид ужасный, и вытворяют эти мультипликационные младенцы какие-то жуткие пакости. А поскольку у реальных младенцев есть все те же внешние признаки, то у дошкольника возникает двойная ассоциативная связь: перенос с монструозных мультипликационных «деток» на реальных младенцев, которых он видит во время прогулки. И появляется мысль, что их надо бить, так как это чудовища.

— В современной культуре вообще очень много усилий направлено на привитие отвращения к детям. Такое скрытое «планирование семьи», да?

— Да, разрушение внутрисемейных связей теснейшим образом связано с идеологией ограничения рождаемости, это единый комплекс.

— Родители подростков сплошь и рядом жалуются на непробиваемый цинизм своих отпрысков. Причем часто это бывают вовсе не подзаборные дети, а те, которых, наоборот, стараются окружить заботой, идут ради них на жертвы. А в ответ видят черную неблагодарность и какой-то необычайно устойчивый цинизм. Как он взращивается?

— Все теми же методами и способами. Модель циничного поведения транслируется через множество американских подростковых фильмов: «Американский пирог», «Что-то острое в штанах»… Сотни фильмов формируют личность с огрубленными понятиями обо всех сферах жизни, в том числе о самых интимных, самых тонких. Вырастает человек, как бы вытесанный из полена: тупой, грубый, животный.

— Что Вы скажете об «Улице Сезам»? Этот сериал тоже смотрело великое множество малышей. В одном подмосковном детском садике я даже видела огромных персонажей «Улицы Сезам», которые использовались в обучающих занятиях. Довольные воспитатели говорили, что дети охотно включаются в такие игровые методики.

— Дети вообще охотно играют со взрослыми, так что это не аргумент. В «Улице Сезам» те же принципы: пропаганда девиантного и неуспешного поведения. Кроме того, персонажи на редкость уродливы и отвратительны. Для чего это нужно? — Дело в том, что ребенок идентифицируется не только с поведением персонажа. Механизмы имитации у детей рефлекторные и такие тонкие, что позволяют улавливать малейшие эмоциональные изменения, мельчайшие мимические гримасы. Посмотрите внимательно на маму с годовалым младенцем, и вы заметите между ними какое-то мимическое сходство. Дети учатся по подражанию, в том числе подражают мимике близких людей, любимых телегероев. А ведь физиономии у чудищ из «Улицы Сезам» одна другой гаже: тупые, злобные или безумные. Когда ребенок идентифицируется с такими персонажами, его внутреннее самоощущение соотносится с выражением их лиц. И малыш начинает вести себя соответствующим образом: невозможно перенять злобную мимику и остаться в душе добряком, перенять бессмысленный оскал и стремиться «грызть гранит науки».

— Но почему детей притягивают все эти гадкие фильмы, мультфильмы, компьютерные игры? Ведь ими бывают заражены даже дети из интеллигентных семей, с малых лет знакомые с образцами хорошего, настоящего искусства.

— Доктор психологических наук, проф. Л.Н. Матвеева из МГУ проводила такой опыт: молодым людям при просмотре разных фильмов давали в руки датчики и в особенно интересные моменты просили нажимать на кнопку. Результат был поразительный. Оказывается, зрителям одинаково интересно и когда стреляют в висок или отрубают голову, и когда целуются или победивший герой забирается на скалу, с которой открывается прекрасный вид. То есть, людям одинаково интересно и прекрасное, и ужасное. Это стимулирует, щекочет нервы. Когда такая стимуляция становится привычной, приятной, человек уже не может без нее обходиться. А с другой стороны, он и воспринимает теперь только такую стимуляцию, будучи неспособным разобраться в более тонких чувствах — таких, как в старых классических фильмах. Поэтому стимулирование жесткими стимулами секса, насилия, отвращения, садизма становится для него нормой. А все остальное за порогом его восприятия, как классическая музыка для профана.

— А для чего нужно рекламировать девиантное, отклоняющееся поведение?

— Это часть идеологии Западной цивилизации. То, что сейчас принято называть глобалистским проектом. Глобалисты считают, что ресурсы планеты ограничены, а людей слишком много и их необходимо «сократить», по возможности не прибегая к откровенному насилию. Технологии «промывки мозгов» изобретены давно, но сейчас они стали совершенными, как никогда. Одна группа оболваненной молодежи совершит преступления, и ее членов можно будет посадить в тюрьму. В результате манипуляторы будут избавлены от восстания, предводителями которого могли бы стать храбрые, энергичные, пассионарные личности. Другая часть населения могла бы спокойно жить, имея семьи и воспитывая детей. Но поскольку деторождение в глобалистском мире надо ограничивать, в молодежи воспитывается неприязнь к детям, а гомосексуализм и лесбиянство возводятся в ранг нормы и превозносятся. Теперь половой инстинкт можно удовлетворять без «нежелательной беременности». А третья группа людей будет с открытым ртом и капающей слюной сидеть перед экраном. Этими управлять легче всего.

— Но зачем формировать комплекс неудачников?

— А кому иначе сбывать наркотики? Это же одна из главных статей доходов творцов «прекрасного нового мира». Неудачник недоволен своей жизнью, склонен впадать в депрессию. А тут ему услужливо подсовывают «лекарство». Ведь наркотики преподносятся как средство от депрессии. И действительно, они позволяют на время встряхнуться. Правда, потом депрессия накатит с новой силой, но можно будет принять новую дозу — и опять встрепенуться. Да и все три вышеперечисленные группы людей — кандидаты в наркоманы. Человек, преступающий нормы общества, глубоко несчастен. Это великолепно показал еще Достоевский в романе «Преступление и наказание». Среди гомосексуалистов и лесбиянок самый большой процент наркоманов. А представителям третьей группы — тем, у кого капает слюна — элементарно заморочить голову, сказав, как еще недавно говорилось в США, что наркотики — великолепное средство для усиления половой активности или для личностного роста. Наркотики постепенно становятся нормой западного общества. До 40 % мужского населения Англии, Франции, Испании, Голландии в возрасте от 16 до 25 лет пробовали наркотики. Не зря и в нашей стране постоянно ведутся разговоры о легализации наркоторговли. Вообще наркотики — очень действенное оружие, своего рода дуст, которым посыпают общество, чтобы «лишние» люди как бы сами собой вымирали.

— Какие меры в сложившейся реальности могут принять родители и общественность?

— Конечно, необходимо требовать от государства введения цензуры на кино- и телепродукцию для детей. Иначе мы получим целое поколение моральных и физических уродов. Но перекладывать всю ответственность на государство тоже не стоит. Родители должны понимать, что детям смотреть такие мультфильмы, боевики и проч. нельзя. Категорически!

— А играть в компьютерные игры?

— Тоже, потому что весь «джентльменский набор» присутствующий в мультфильмах и фильмах есть и в компьютерных играх. Исключений крайне мало. К сожалению, я в этом убедилась на своем личном родительском опыте. Что мы знали о компьютерных играх десять лет назад, когда мой сын был подростком? — Ничего. Нам заморочили голову, что ребенок будет очень развитым, интеллектуальным. На самом же деле большинство игр дает такие модели поведения, после усвоения которых ребенок становится полностью депрессивным, потому что он постоянно преступает моральные нормы. Есть такие компьютерные игры, в которых предлагается на выбор несколько вариантов поведения. Скажем, задание выйти из дома и купить хлеб. Можно сделать это нормально, а можно по дороге зарезать соседа, помочиться на знакомую девушку, ограбить магазин, расшвырять все продукты… Многие дети, поигравшие в подобные игры, берут себе «ники» — псевдонимы — обозначающие ужасных персонажей: «дерьмо» или «негодяй», или «идиот». У них смещаются понятия о добре и зле, меняется картина мира. Я уж не говорю о компьютерной зависимости, которая превращает человека в раба. Она сродни наркотической, и ее трудно избежать. Увлекшись где-то в седьмом классе компьютерными играми, мой сын вдруг стал рисовать все коричневым цветом. Я тогда не знала, что это признак глубокой депрессии. Потом мне, правда, удалось его вылечить, но какие будут отсроченные последствия? Когда я недавно писала научную статью о компьютерных играх, мне пришлось пересмотреть много игровых сюжетов. Там были такие, от которых многим родителям стало бы дурно. Научиться набирать текст и пользоваться интернетом можно за пару месяцев. Для этого совершенно не нужно часами играть в игры, которые уродуют личность и вытаптывают душу.

С руководителем Центра коммуникативных исследований ИСЭПН РАН, кандидатом социологических наук Наталией Ефимовной Марковой беседовала Татьяна Шишова.

02 / 07 / 2004

Я НЕ ПРОСИЛ МЕНЯ РОЖАТЬ…

Когда родители слышат от ребенка фразу, вынесенную в название, они цепенеют. А ребенок, чувствуя себя победителем, продолжает натиск и нередко добивается своего. Родители же еще долго пребывают в растерянности, терзаясь вопросом: что на это сказать? С одной стороны, логически все так: и правда, не просил… (Хотя как он мог попросить, если его еще не было?) А с другой стороны, самые разные люди, не сговариваясь, ощущают одно и то же — что их ребенок проявил какую-то страшную, черную неблагодарность.

От Божьего дара к предмету роскоши

И это очень больно ранит и одновременно ставит в тупик. Ведь опять же, рассуждая логически, благодарить часто бывает особенно не за что. От кого-то мать отказалась прямо в роддоме. Кто-то живет с папой — алкоголиком, а у кого-то даже такого папы нет. Кто-то побирается по электричкам, кого-то тяжелая болезнь с младенчества приковала к постели.

Но и в случае вполне благополучной, даже счастливой детской судьбы, детство быстро проходит, и рано или поздно человека все равно настигают болезни, утраты, горести. А в конце — смерть.

«Ну, и за что тут благодарить?» — сокрушенно вздыхая, думают родители.

Тем более что почва для сокрушения густо унавожена сегодняшним идеологическим компостом. Ведь в вопросе деторождения постепенно произошел очень серьезный сдвиг. Когда люди верили в Бога, супруги вообще особо не размышляли, желанен ребенок или не желанен, уместен или неуместен. Ребенок — дар Божий, о чем тут рассуждать? Не хочешь иметь детей — не женись. Или, если женился, но детей по каким-то причинам иметь не можешь, воздерживайся от интимной близости.

Потом, по мере охлаждения веры, ребенок все больше и больше становился вопросом личного выбора. Чему, конечно же, способствовали все новые и новые медицинские изыскания в области предупреждения беременности. Однако выбор почти всегда склонялся в положительную сторону: детей иметь хотели. Другое дело, что количество желаемых потомков неуклонно уменьшалось. В последние десятилетия XX века общепринятым суждением было примерно такое: «Ну, один ребенок это, конечно, маловато, эгоистом вырастет. А два в самый раз! Куда больше?» Причем это «больше», как правило, не подразумевало материальной составляющей («мы не можем себе позволить»). Наоборот, многодетность давала надежду на улучшение плохих квартирных условий. Голодная смерть в эти годы детям, даже если их было больше двух, тоже не угрожала. Образование и здравоохранение было бесплатным. Значит, и это не вводило в дополнительный расход. Так что под «куда больше?» имелось в виду, что осуществление неких романтических идей вовсе не требует количества: ребенок как повторение любимого человека, как возможность обрести родственную душу или как надежда на воплощение своих несбывшихся профессиональных мечтаний. Были, конечно, и еще какие-то мотивы. В том числе и мотивы продолжения рода — «Пусть частичка меня живет в моем сыне!» Но все, в общем — то, из области идеального.

Сегодня же… нет, нельзя сказать, что дети никому не нужны. Но потребность эта все чаще перемещается в сферу материального. Ребенок начинает восприниматься чуть ли не как составная часть потребительской корзины человека с высоким качеством жизни. Сначала нужно обзавестись жильем, приличной обстановкой, включающей в себя, помимо мебели, массу бытовых и развлекательных приборов, существование без которых, по современным стандартам, кажется неполноценным, а то и невозможным. (Как жить без телевизора? Откуда мы тогда узнаем новости? А без компьютера? А без стиральной машины?) Естественно, молодой семье нужен автотранспорт. Потом еще какое-то время пожить для себя. И лишь потом можно начать думать о ребенке. Хватит ли средств для достойного воспитания и обучения будущего наследника, для его цивилизованного отдыха и культурных развлечений, которые тоже нынче недешевы? Не говоря уж о полноценном, сбалансированном питании, красивой, модной одежде и ярких игрушках. Нельзя же допустить, чтобы он чувствовал себя ущербным, изгоем, хуже всех! Это ведь чудовищная травма! Если принять такой взгляд на жизнь, очень быстро окажется, что ребенок не просто предмет потребительской корзины, а предмет роскоши. И позволить его себе может далеко не каждый. Чем ответственней потенциальный родитель, тем меньше он ощущает право на родительство реальное. Мало ли что может произойти при такой хронической нестабильности? Инфляция вплоть до полного обрушения доллара, межэтнические конфликты, терроризм, угроза безработицы, потеря накоплений и здоровья, смерть или уход кормильца из семьи.

Но интересно, что преподносится все это под соусом самоотвержения, заботы не о себе, а о нем, будущем маленьком человеке. Даже термин специальный изобрели — «ответственное родительство». В общем, если трезво посмотреть на вещи, большинству детей для их же блага лучше не появляться на свет. Что, собственно, и происходит, ведь по официальной статистике две трети беременностей уже много лет подряд заканчивается абортом, то есть детоубийством). А скольких детей «предотвращают», и это, в отличие от аборта, который у многих все-таки вызывает сожаления и муки совести, совсем не воспринимается как утрата. И потому что ребенка в реальности еще нет, и потому что он роскошь. А роскоши, конечно, хотелось бы, но без нее можно и обойтись. Скромнее надо жить. Что делать? Не всем же быть миллионерами.

От благословения к проклятию

Следующий этап — отвержение детей в принципе — в нашей, отстающей от мировой цивилизации стране пока не наступил. Хотя кое-какие сигналы из недалекого будущего до нас доходят. Несколько лет назад при поддержке компании «Юкос», начал выходить и бесплатно распространяться в молодежной среде глянцевый журнал «Fakeл». Журнал не просто для новой молодежи, а, если можно так выразиться, для «новых лучших», которые с высокомерной иронией взирают на простецкую молодежь. Во всех публикуемых материалах видны потуги создать что-то вроде высокой моды на сверхсовременный стиль жизни. Это кредо выражено уже в названии на обложке. Три первые буквы по-английски означают грязное ругательство, но это юмор для посвященных. Всем же остальным, в случае чего, можно попенять на испорченное воображение.

Под стать и содержание журнала. Такую грязь, как метко выразился когда-то К.И.Чуковский, «без калош читать нельзя». Но зато все с претензией на оригинальность. Это, кстати, часто бывает у маргинальных меньшинств.

Ну, так вот. В №6–7 за 2003 г. помещена, можно сказать, программная статья на тему детей (А.Вяземская «Я никогда не буду одна»). «Дети? — Неизбежное зло, — говорит одна моя подруга. „Я с ужасом поняла, что больше никогда не буду одна“, — написала мне, родив, другая. Третья, падая и плача от недосыпа, шепчет в трубку онемелыми губами: „Эта сволочь не спит“… Или другой перл из той же статьи: „Вот он, твой малыш. Такой милый, хороший, ходит под себя, беспрестанно орет, пускает слюни и пучит глаза“.»

Читаешь и поражаешься: надо же, такие заявки на оригинальность и одновременно такой беззастенчивый плагиат! В журналах родоначальницы «планирования семьи» Маргарет Зангер еще в 20–30–е гг. прошлого столетия ребенок изображался «орущим куском мяса»!

И подобные пассажи не новы: «Хочешь нести ответственность за наличие корки засохших соплей у него под носом и регулярность его физиологических отправлений? Может быть, хочешь запаривать по вечерам чернослив и впихивать ему в рот под дикий визг, а он в ответ будет плеваться в тебя коричневой гадостью?»

Вот — вот! Сторонники Зангер, описывая младенцев, тоже старались вызвать к ним отвращение и брезгливость.

Другое дело, что в нашей стране до сих пор так публично не изъяснялись. Равно как не было принято признаваться на страницах печати в желании умертвить своего ребенка. В этом смысле, безусловно, Вяземская — новатор. «Родив дочь, — пишет она, — я долгое время думала, что я моральный урод. „Знаешь, я когда ее купаю, — говорила я своему тогдашнему другу, — мне иногда страшно.“ „Ты думаешь, что стоит вот так опустить в воду, немножко подержать, и все это кончится?“ — спрашивал он в ответ.»

Какое же взаимопонимание бывает порой у любящих сердец! Правда, отзывчивость, «тогдашнего друга» объяснялась еще и сходством ситуации: «Наши дети были ровесниками — им было месяца по три». «Но даже подобные пугающие прорывы не могли отвратить нас от процесса, номинально вроде бы напрямую связанного с деторождением, — сообщает нам журналистка с бесстыдством примата. — Немного развеявшись, мы возвращались к супругами и колыбелям, ванночкам, клизмам, клеенкам, коляскам.»

И ладно бы это были просто автобиографические заметки «морального урода»! (Хотя все равно им место не на страницах журнала, а в истории болезни.) Так эти помои еще и преподносятся как совершенно нормальные общечеловеческие переживания! Только плебс их пока скрывает, а элита ведет себя более естественно, более натурально.

«Знаете, почему Триер не получил Канн за свой гениальный „Догвилль“? — вопрошает Вяземская и спешит ответить: — Мне кажется, лишь потому, что в финале там выстрелом в упор убивают грудного ребенка. И зал радуется, не успев спрятать своих настоящих эмоций».

Радость, когда в упор убивают младенца, — вот она, эталонная реакция «новых лучших». Ну, а те, кто еще не дорос до таких высот, могут, конечно, заниматься идиотизмом: рожать, нянчиться, воспитывать. Но только пусть от детей ничего не требуют: «Забудь… о какой-либо благодарности. Это был твой личный выбор, значит, и ответственность только твоя. Наши дети нам ничего не должны… Они нас их рожать не просили»<курсив наш — авт.>.

Так выстраивается новая идеология, новое мировоззрение, в котором дети — уже не благословение, а проклятие. И тот, кто его на себя навлек по своей дурости и безответственности, пусть помалкивает в тряпочку.

Новые виды услуг

Теперь понятно, что «Я не просил меня рожать!» не просто детский истерический выплеск, а можно сказать, «итоговое заявление», имеющее под собой крепкую идейную базу. Фундамент, кирпичики которого плотно пригнаны один к другому. А параллельно, пока закладывался этот новый фундамент, методично, тоже по кирпичику, разрушался старый, традиционный.

И к концу ХХ века роль отца в так называемых «развитых странах» сплошь и рядом стала сводиться к биологической — без мужчины зачатие (пока еще!) невозможно. В остальном же современное общество вполне обходится без института отцовства. Где-то (например, в Швеции) половина детей рождается вне брака и часто не знает имени своего отца. Другие, будучи рождены в законном браке, после развода родителей или вовсе лишаются общения с отцом, или приобретают так называемого «воскресного папу», который не воспитывает, а развлекает и дарит подарки.

Но и в полных семьях отец сплошь и рядом не имеет должного авторитета: кто из-за пьянства, кто из-за низких заработков, кто из-за своего инфантилизма (часто слышишь от женщины: «У меня не муж, а еще один ребенок»), кто по десятку иных причин. Какое там главенство, когда и о равенстве речи не идет. Уважать такого отца, а тем более, благоговеть перед ним, разумеется, очень трудно.

Теперь настал черед матерей. Тех, чей авторитет, напротив, должен был бы непомерно вырасти, чтобы компенсировать утрату отцовского влияния. До последнего времени так оно и было. Мать оставалась главной и, по существу, единственной надежной опорой для своего ребенка. Но как все неестественное, искажающее Богом данную иерархию, сверхзначимость матери обернулась ее низвержением с пьедестала. Будто он не выдержал такой громоздкой фигуры.

Сперва выяснилось, что общество, поклонившееся идолу феминизма, готово прославлять женщину — ученого, женщину — космонавта и даже президента, при этом совершенно не готово не то, что поклониться многодетной матери, но и просто ее поддержать. Помните, в самом конце 80–х — начале 90–х гг., когда власть уже собиралась обобрать народ, вдруг пошли разговоры об иждивенцах? И нашлись люди, которые удивительно легко причислили к таковым… многодетные семьи! С бесстыдной злобой, пользуясь какой-то кроличьей лексикой, дескать, расплодились тут за наш счет, они принялись порицать женщин за самый что ни на есть женский труд — труд материнства.

Затем пренебрежение распространилось на всех матерей. В том числе, на неповинных в многодетности. Не поздоровилось даже тем, кто эту многодетность осуждал. Наверное, не всем нашим взрослым читателям знакомо выражение «биологическая мать». Во всяком случае, они о своих матерях так никогда не думают и не говорят. А вот подростков начала XXI в. уже просветили, и они вполне могут (пускай в запальчивости) поставить маму на место словами: «Какое право ты имеешь диктовать мне, как жить?! Ты всего лишь моя биологическая мать!»

Ну, а теперь и у «биологической матери» отнимается право на эксклюзивность. В «Книге для трудных родителей», изданной в 1994 г., мы написали о случаях суррогатного материнства во Франции. Тогда большинство наших сограждан и слыхом не слыхивали об этой заморской диковинке. А услышав, не верили и ужасались. Сегодня к нам на психологический прием уже порой приводят детей — не заморских, а отечественных — зачатых в пробирке и выношенных в «живом инкубаторе» — утробе посторонней женщины.

Суррогатная мать — новый бизнес. Так тоже можно зарабатывать деньги. Эту мысль сейчас потихоньку внедряют в сознание женщин. Глянцевые журналы выносят тему суррогатного материнства на первые страницы обложки как нечто сверхактуальное, животрепещущие. Звезды эстрады, наши сегодняшние эталоны, охотно рассказывают в интервью о том, как они воспользовались услугами суррогатной матери, и это нисколько не повредило ни здоровью ребенка, ни отношениям с ним. Пока, правда, такой способ обзаведения детьми (чуть было не сказали «их покупки») доступен только вышеописанным «новым лучшим», тем из них, которые еще не готовы вовсе отказаться от потомства. Аренда чужой утробы почти что на год большинству не по карману. Но со временем число предложений может увеличиться, и цены упадут.

Мы, во всяком случае, не удивимся, если количество «арендаторов» с падением цен резко возрастет. Этические и психологические предпосылки к этому уже налицо. Так, по свидетельству акушеров, женщины зачастую просят сделать им кесарево без каких бы то ни было показаний — просто «чтобы не мучиться». И врачи, получающие дополнительные деньги за операции, их не отговаривают, хотя знают, что кесарево отнюдь не безвредно и не безопасно как для матери, так и для ребенка. Зато об опасности беременности говорится непомерно много. Это и угроза невынашивания, и тяготы токсикоза (с ним теперь могут положить в больницу как с серьезной патологией!), и неизгладимые растяжки или даже рубцы на коже, уродующие женскую фигуру, о чем сообщается девочкам не только в подростковых журналах, но и в школьных учебниках.

И это еще что! Передовая Англия, законодательница прогресса, пошла дальше. Там, как сообщает немецкая газета «Форум», выходящая на русском языке, «по заказу врачей конструкторы спроектировали жилет, имитирующий беременность. Надев его, испытываешь на себе всю тяжесть материнства. В скором времени школьников заставят <курсив наш — авт.> носить изобретение на переменах… Чудо инженерной мысли напоминает бронежилет. Только с большим животом и грудью третьего размера. Весит все хозяйство около 15 килограммов. Носить его, в целях безопасности для здоровья, рекомендуют не более получаса. Дальше может заболеть сердце, станет тошнить… Псевдобеременный <так в тексте! — авт.> чувствует увеличение веса, изменение осанки, возникает давление на внутренние органы, повышается артериальное давление. По задумке ученых, после примерки на себя „тяжелых“ симптомов материнства школьницы задумаются, надо ли им повторять такое испытание не 10 минут, а 9 месяцев… Жилет включен в обязательные <курсив наш — авт.> школьные программы. Носить его будут на переменах в общей сложности 3 часа все школьники <вероятно, и мальчики, чтобы впоследствии они помогали своим партнершам не попадать в интересное положение — авт.> от 11 до 17 лет.» («Форум» 12 (16), декабрь 2003.)

Не надо быть крупным психологом, чтобы понять: после таких тренингов многие девушки согласятся вынашивать ребенка только под дулом пистолета. Так загодя формируется обширный рынок «суррогатных услуг», которые будут оказывать женщины из беднейших слоев населения — бедным ведь всегда приходится делать то, что больше никто делать не желает.

А там и клонирование подоспеет, тогда вообще напрягаться не обязательно. Как теперь принято говорить: «Заплати налоги и живи спокойно». Зачатие (как естественное, так и искусственное) станет попросту неактуальным. В общем, все эти кошмары давно описаны в футурологической беллетристике. Например, в романах Станислава Лема, которые чем дальше, тем больше напоминают не спонтанные провидческие озарения, а литературные иллюстрации вполне реальных проектов глобалистской перестройки мира.

Логика гуманизма

Во всяком случае, точность воплощения многих, казалось бы, безумных фантазий, заставляет задуматься. В 2000 г. европейская практика судопроизводства обогатилась прецедентом, получившим название «дело Перрюша», который еще недавно мог быть сочтен остроумным вымыслом. Суть такова: умственно отсталый мальчик получил по решению суда денежную компенсацию за то, что его мать в свое время не сделала аборт. На следующий год уже три семьи, дети которых (от 9 до 11 лет) родились с физическими недостатками, потребовали себе компенсации, и высший аппеляционный суд Франции постановил, что инвалиды имеют право на материальное вознаграждение за то, что их матерям не была предоставлена возможность от них своевременно избавиться. СМИ откликнулись на это заголовками типа «Суд Франции признал право ребенка быть нерожденным» (Lenta Ru, 14. 07. 2001).

Процесс, как видите, встречный: с одной стороны, родители получают все большие права и возможности не рожать детей. С другой стороны, детям предоставляется вопиющее по своей абсурдности право быть нерожденными. Ведь предъявлять-то это право может только уже появившийся на свет!

Нет, совсем не все французы с восторгом приняли такое расширение прав ребенка. Но интересно, какие они выдвигали аргументы. По сообщению того же агентства Lenta Ru, «решение вызвало резкую критику со стороны организаций врачей. Страх перед судебными исками заставит их рекомендовать аборт при малейшем намеке на какой-либо врожденный недостаток». А представители Организации по правам инвалидов сетовали на негуманность решения суда и выражали опасения, что теперь не только врачей, но и родителей, давших жизнь больному ребенку, смогут обвинить в безответственности.

То есть, все аргументы лежали в поле гуманизма и рациональной логики. А на этом поле либеральная идеология неизменно одерживает победу за победой. От очередного либерального наскока консервативная часть общества поначалу испытывает шок, потом пытается протестовать, но терпит поражение и привыкает к новшеству, как к неотъемлемой составляющей современной жизни. Однако такое положение возможно только в том случае, если дискуссия лишена религиозного фундамента. Когда не только либералы, но и приверженцы традиционной морали не говорят о Боге и Его установлениях, молчаливо подразумевая, что это нечто отжившее, ненаучное, непрофессиональное — то, о чем даже как-то неприлично упоминать в обществе цивилизованных людей. В этой ситуации либералы не просто одерживают победу силой своих аргументов, но и неизменно выглядят более человечными.

Противники абортов говорят, что операция вредна для здоровья?

— Безусловно! — соглашаются либералы. — Женское здоровье — непререкаемая ценность!

И предлагают абортивные таблетки — никакого риска и никаких страданий.

Что?! Гомосексуалисты не имеют права преподавать в школах? Да это ж чудовищная дискриминация! Нельзя допустить, чтобы кто-то чувствовал себя изгоем, чтобы развивался комплекс неполноценности, который может привести даже к суициду.

И принимаются гуманнейшие законы, позволяющие содомитам работать не только в школах, но и в яслях.

И на претензии тоже очень гуманной Организации по правам инвалидов либералы не замедлят ответить. Эти умелые игроки в гуманизм всегда найдут чем крыть.

— Конечно, родителей жалко, — посетуют они. А потом выложат козырную карту:

— Но ведь ребенку-то инвалиду еще хуже. Разве это жизнь? Никаких радостей, никаких наслаждений — одни страдания. Нет уж, простите, такая безответственность должна быть наказуема. Кто мешал брачным партнерам пойти в генетическую консультацию, своевременно сдать анализы и, узнав о вероятности рождения больного ребенка, прервать неудачную беременность?

(Про безопасный аборт читай немного выше.)

Путевка в вечность

У нас тут мелькнули какие-то картежные термины и, наверное, естественная ассоциация читателей — шулерство. Дескать, либерал — это шулер. А на деле не совсем так. То есть, он, конечно, обманщик, но невольный, потому что и сам обманут. Наш супергуманист был бы кругом прав, если, как выражается один известный московский священник, «не учитывать фактор Бога».

— Знаю, что вы сейчас скажете! — отмахнется читатель. — Вы, собственно, с этого начали. Жизнь дают не люди, а Бог, и не человеку решать, кому жить, а кому нет. Человек должен только благодарить и кланяться за «бесценный дар жизни». Нет уж, мои дорогие! Это смотря какая жизнь! Одна, может, и бесценный дар, а другая больше похожа на проклятье.

Но жизнь — бесценный дар не потому, что она обязательно прекрасна, исполнена наслаждений и сулит бесконечное количество возможностей. Нет, вовсе не это смутно чувствуют родители, воспринимая упрек «я не просил меня рожать» как проявление неблагодарности. Был когда-то советский фильм «Путевка в жизнь». Так вот, рождение — тоже путевка. И не просто во временную земную жизнь, а в вечность. Куда человек в этой вечности попадет, во многом зависит от его свободной воли, от того, как он пройдет свой земной путь. Но возможность обрести вечную жизнь одна — через зачатие и рождение. А ее — то, эту самую главную возможность, как раз и не принимают в расчет безбожные гуманисты, рассуждая о неравенстве возможностей здоровых и больных.

Творец жизни — Господь, а родители — ее проводники. Только через них Он воплощает Свой замысел. И именно за это, за потенциальную возможность обрести небесный рай, дети должны быть благодарны родителям. Любым, даже самым что ни на есть дурным и безответственным. Даже тем, кто бросил своих детей. Тем, кого в житейском смысле и родителями-то и не назовешь. Недаром пятая заповедь не призывает почитать хороших родителей, а лаконично, безо всяких уточнений гласит: «Чти отца твоего и матерь твою». То есть, любых!

Итак, метафизическая роль физических родителей абсолютно уникальна, и потому сатана, что в переводе с древнееврейского означает «противник», всячески старается эту роль затушевать, принизить, опорочить. Сколько запущено в оборот уничижительных выражений: «дурацкое дело нехитрое», «сделали ребенка», «наклепали детей», «животный инстинкт материнства»… Сравнения из области зоологии («плодовита, как крольчиха», «она уже с икрой», «он взял ее с приплодом», «отелилась»), из ботаники («ты — женщина, а не семенной огурец!»), из кулинарии («с начинкой»).

Кто поставит под сомнение справедливость афоризма «не та мать, которая родила, а та, которая воспитала»? Еще чаще такое можно услышать об отце. И в нравственно-этическом плане это правильно. А в мистическом ошибочно. Но поскольку для многих людей вечная жизнь-либо миф, либо невообразимая абстракция (Да что говорить! Даже глубоко верующие христиане совсем не всегда связывают зачатие, вынашивание и рождение человека с бессмертием души), роль кровных родителей не так уж сложно принизить до животного уровня, а то и вовсе свести к нулю.

Когда об этом думаешь, по-новому высвечиваются слова апостола Павла из 1–го Послания к Тимофею. Не постижение премудрости, не преуспеяние в каком-то ремесле или общественных делах и даже не воспитательная функция (мальчиков в старину женщины почти не воспитывали) названы залогом женского спасения, а, выражаясь современным языком, функция репродуктивная: «Жена… спасется через чадородие». Конечно, при условии: «если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим. 2:15). Но последнее заповедано всем христианам, независимо от пола, а вот чадородие — специфически женский путь спасения, возможность для каждой женщины искупить грех праматери Евы. И об этом весьма определенно пишет апостол Павел. Смотрите, как его рассуждение выглядит целиком: «… не Адам прельщен, но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем, спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием». (1 Тим. 2:14–15)

По вине Евы человеческий род был изгнан из земного рая, и теперь ее дочери должны искупать первородный грех рождением потенциальных обитателей рая небесного. А как часто слышишь даже от православных женщин, что лучше родить одного-двух детей, зато дать им хорошее воспитание и образование! Дескать, количество потомства обратно пропорционально качеству жизни каждого из детей: на еду, на одежду, на различные кружки и студии, на обучение в школе и вузе — на все нужны деньги. Поделив на нескольких, не дашь по-настоящему никому. Согласитесь, это иной взгляд на «цели и задачи материнства».

— Нашли тему для иронии! — гневно воскликнет благочестивая мать. — А что, разве уже не обязательно воспитывать и выучивать детей? Нарожать, а там пусть растут, как сорная трава? Ничего себе, у вас понятие о родительском долге!

Но ведь мы не спорим о важности воспитания. Только, во-первых, одно нельзя противопоставлять другому, а во-вторых, не следует так смещать акценты на земную жизнь.

В одной широко известной молитве матери о чадах своих почти дословно повторяется строка из книги Пророка Исайи. Там, правда, говорится: «Вот я и дети, которых дал мне Господь» (Ис. 8:18). А в молитве читаем: «Удостой меня, с упованием на Твое милосердие, предстать с ними <с детьми — авт.> на Страшном Суде Твоем и с недостойным дерзновением сказать: „Вот я и дети мои, которых Ты дал мне, Господи!“»

ТЫ, а не я! А что должна будет сказать женщина, руководствовавшаяся ленинским принципом «лучше меньше, да лучше»? Ты давал, а я не хотела? Думала, мне виднее, когда придет нужный момент? Полагалась не на Тебя, а на себя? Считала, что слова апостола мне не указ? Не верила в помощь Твою и Твое промышление о моей семье?

Даже если отказ от многодетности не связан с эгоистической боязнью трудностей, все равно он свидетельствует о маловерии. Так что не только аборт и гормональная контрацепция, фактически вся имеющая абортивный эффект, не только «барьерные» методы, связанные с излитием семени (грех, каравшийся в Ветхом Завете смертью), но и самые, казалось бы, невинные, «естественные» методы планирования семьи, мягко говоря, небезупречны.

И пусть никому из нас неведомо, кого Господь помилует и введет в Царствие Небесное, все же чем больше детей, тем больше возможность, что хотя бы кто-то станет праведником и молитвенником о нашем роде. Не потому ли так преизобилует сейчас благодать на тех многодетных православных семьях, которые, вопреки логике мира сего полагаются на волю Божию? Хотя быт в таких семьях совсем не похож на рекламную картинку из глянцевого журнала, эту благодать чувствуешь почти физически, особенно если родители сами из многодетных православных семей, и их предки тоже были чадолюбивы, то есть, правильное устройство семьи и жизни не нарушалось ни в одном поколении.

Когда ангел света, денница, возгордившись, пал, он увлек за собой в преисподнюю треть ангелов. И согласно святоотеческому преданию, конец мира сего настанет, когда праведники на небесах восполнят число отпавших ангелов. Большинство живущих на земле людей об этом не знает или знает теоретически, но к собственной жизни эти знания не прикладывает. Зато сатана предпринимает массу практических усилий, чтобы отсрочить свою окончательную погибель. Ему-то чем меньше праведников на небесах, тем лучше. Потому он и враг рода человеческого, что его погибель совершится через людей. Хотя победит диавола Христос, залог этой победы — продолжение человеческого рода. Не будут рождаться люди, не будет пополняться небесное воинство. Вот враг и стремится как можно больше душ погубить, одних развращает, а другим и вовсе не дает родиться. Неслучайно в сектах сатанинского толка культивируются разврат, отказ от деторождения и аборты.

Устами младенцев

В XX веке, когда идеология планирования семьи, провозглашающая право людей на «безопасный секс» (т. е., на все тот же разврат, отказ от деторождения и аборты) пронизала как международное право, так и национальные законодательства многих стран, постепенно происходит сатанизация мира. Хотя люди пребывают в уверенности, что это никакой не сатанизм, а наоборот, просвещенность, цивилизованность и гуманность.

«В 1580 году французский юрист Жан Бодлен попытался систематизировать преступления колдунов и ведьм по 16 пунктам», — пишет архимандрит Рафаил (Карелин).

Шестой пункт гласил, что эти пособники нечистой силы «посвящают дьяволу зародыши, находящиеся в утробе матери.» Затем эти зародыши умерщвляли, из них приготовляли колдовскую мазь — аналог нынешних фетальных, т. е. эмбриональных препаратов.

«Мать, убивающая ребенка, сама того не понимая, соучаствует в колдовском ритуале — в посвящении ребенка демону, а вместе с ним — своей души, — читаем в книге архимандрита Рафаила „В аду на земле“, — Жертвоприношение демону, как свидетельствуют об этом многие документы, относящиеся к демонологии, является непременной атрибутикой черной магии. Эти жертвоприношения, особенно человеческие, способны вызывать стихийные бедствия: землетрясения, неурожаи, эпидемии, наводнения, засухи, а также войны, междоусобицы и другие бедствия… Многие люди не понимают, что убийство ребенка во имя идола своей комфортности, во имя идола семьи, во имя идола денег, делает человека демонопоклонником. Приведем пример. Некоторые люди, участвующие в ритуалах кришнаитов, йогов и различных оккультных сект, не понимают, что они отрекаются от Христа и поклоняются идолам Кришны, Шивы и Бухамеда. Они считают эти обряды и упражнения способом для приобретения психической энергии и обещанного здоровья. Многие, обращаясь к гадалкам и знахарям, называют их заклинания и заговоры „молитвами“ и не понимают, что они вошли в общение с темными силами. Так большинство наших современников, совершающих детоубийство, не понимают, что они этим самым совершают поклонение сатане, что убийство ребенка — это кульминационный пункт в сатанинских оргиях, что они совершают то же самое, что и адепты черного магии во время своих сборищ. Они не знают, но дьявол знает это.» (М., Саввино-Сторожевский сонастырь, «Центр Благо», 2001, стр. 128–130.)

Желая написать в этой статье о неблагодарности детей, мы, как заметил читатель, много говорили о взрослых. Сперва нас это даже смущало. Мы думали, что уклоняемся в сторону пусть смежной, но все же другой темы. Но когда пробовали «выровняться», не выходило. И только к концу нам стало ясно, что это неспроста. В основе дерзкой фразы ребенка «Я не просил меня рожать» лежит одно — отвержение Божественного замысла о себе и о своем спасении. А ребенок еще и отвергает непосредственных исполнителей этого замысла, родителей.

«Я не просил меня рожать…» Так мог бы завопить из глубин преисподней нераскаянный грешник, привыкший всегда и во всем винить других и неизбежно доходящий в своем исступлении до богоборчества. Теперь же этот адский вопль все чаще исходит из уст детей — тех, кого еще недавно было принято сравнивать с ангелами. И по логике нового антихристианского мироустройства, лукаво именующего себя глобализмом, может стать юридической нормой.

Что ответим на это мы, в сущности, такие же дерзкие, неблагодарные дети своего Небесного Отца?

16 / 08 / 2004

ТЕПЕРЬ НАРКОТИКИ БУДУТ СВОБОДНО ПРОДАВАТЬ НА УЛИЦАХ

Интервью с главным детским наркологом РФ Алексеем Надеждиным

В мае Правительство РФ приняло постановление, которое многие специалисты сочли серьезным шагом на пути к легализации наркотиков. Вот, например, как отозвался об этом событии главный детский нарколог РФ канд. мед. наук Алексей Валентинович Надеждин.

— Постановление правительства РФ следует рассматривать в тесной связи с последними законодательными изменениями и мерами борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Произошла реформа законодательства, направленная, по утверждению разработчиков, на защиту потребителей наркотиков от произвола правоохранительных органов и незаслуженного наказания. В этой связи были пересмотрены так называемые средние дозы, которые используются для определения, что собой представляет изъятая партия наркотиков, какая она: некрупная, крупная или особо крупная. Размер дозы влияет на установление наказания. В чем же новшество? Раньше 1 часть 228 ст. УК предусматривала наказание в виде лишения свободы до трех лет за хранение при себе крупной партии наркотиков, а эта крупная партия исчислялась весьма незначительной дозой. Теперь же — цитирую ст.228 Примечание часть 2 нового УК — «Крупным размером… признается количество наркотического средства, психотропного вещества или их аналога, превышающее размеры средней разовой дозы потребления в 10 и более раз. А особо крупным размером — в 50 и более раз». Причем теперь за хранение КРУПНЫХ размеров наркотиков (ст.228 ч.1) полагается не срок, а… штраф. Например, за хранение крупной партии наркотиков — до 40 тыс. рублей или… в размере заработной платы осужденного за период до трех (!) месяцев — на усмотрение суда. Понятное дело, большинство наркоманов не сможет заплатить 40 тысяч рублей, значит, суд будет устанавливать меньший штраф, поскольку закон это дозволяет. За хранение же мелких партий полагается просто штраф в 10–15 минимальных размеров оплаты труда и административное заключение на пятнадцать суток. Это фактически отсутствие наказания, особенно если цена вопроса превышает штраф. Ну, а после реформы УК вышло постановление Правительство, определяющее средние дозы. И практически для всех наркотических веществ они оказались недопустимо велики. Скажем, для героина средняя доза составила 0,1 г. Еще недавно, по УК, это считалось крупным размером!

- Что это означает на практике?

- А то, что если теперь у человека при задержании обнаружат 0,9 г героина, он не будет нести за это уголовной ответственности. Для справки приведу такие факты: 0,9 г — это 9 минимальных продажных доз героина, который распространяют уличные торговцы. То есть, минимальная продажная доза полностью соответствует средней дозе, утвержденной правительственным постановлением. Значит, можно спокойно иметь при себе в кармане 9 продажных доз героина и быть полностью уверенным, что если тебя задержат правоохранительные органы, против тебя не будет возбуждено уголовное дело. Таким образом, развязываются руки низовому звену наркобизнеса, открываются двери для эффективной, ненаказуемой наркоторговли.

— Но ведь в новой редакции УК за сбыт наркотиков предусмотрено ужесточение законодательства…

— Это все слова. Сбыт доказать очень сложно. Да и потом, преступления будут иметь массовый характер. Никаких ресурсов МВД и Госнаркоконтроля не хватит для борьбы с низовым звеном наркоторговли. Ведь ради поимки каждого мелкого торговца 16–17 лет нужно будет проводить спецоперацию, привлекая массу ресурсов.

— Говорят, в последние годы наблюдался существенный спад потребления наркотиков.

— Совершенно верно. Потребление героина заметно упало. И упомянутое постановление — это реакция на сокращение потребления героина населением нашей страны. Правоохранительные органы, пользуясь 1 частью 228 статьи, практически разрушили весь низовой уровень наркоторговли. У нас наблюдается и еще одна интересная тенденция: в России не растет цена на героин. Говорят: «Это потому, что правоохранительные органы плохо борются с оборотом наркотиков. И потом, цена не растет, потому что слишком большое предложение». Но ведь с точки зрения экономической науки цену невозможно оценивать только по характеру спроса. Цена — представляет собой слагаемое спроса и предложения. Я не идеализирую работу правоохранительных органов, но, конечно, они внесли большой вклад в снижение спроса на наркотические вещества. Наркотики стали достаточно трудно доступны. Они продаются на квартирах, на каких-то стационарных точках, но крайне редко продаются сейчас на улице. А вспомните 1994–95 гг., когда простой прохожий, прогуливаясь в Москве по Ленинскому проспекту, видел африканцев, кучками стоявших под фонарями и в общем-то открыто торговавших героином. А правоохранительные органы вплоть до 1996 г. были практически бессильны что-либо с ними сделать.

— Почему?

— На тот момент сложилась любопытная ситуация. У нас было решение Постоянного Комитета по контролю за наркотиками, принятое в конце 80–х гг., определившее размер крупных и мелких партий наркотических веществ. Крупной партией считался очень большой объем наркотического вещества. Но тогда за наркоторговлю и транспортировку крупных партий предусматривалось весьма существенное наказание. И была статья, подразумевавшая тюремное наказание за потребление наркотиков. Верховный Совет РФ в 1991 г. под влиянием правозащитных организаций решил, как они любят выражаться, «декриминализовать» потребление наркотиков, манипулируя лозунгом «нельзя наказывать за болезнь». Поэтому уголовные статьи за потребление наркотиков были полностью отменены. А дозы оставались прежними. И они сыграли свою зловещую роль. Эти дозы оказались настолько крупными, что позволили беспрепятственно торговать наркотиками на улицах. Многим тысячам подростков это стоило здоровья и жизни. Лишь в 1996 Постоянный Комитет по контролю за наркотиками принял другую классификацию доз, значительно их уменьшив, и правоохранительные органы, наконец, смогли отлавливать наркодиллеров.

— Что, в основном, и повлияло на снижение прироста наркомании, не так ли?

— Да, это был один из весомейших факторов. Хотя, конечно, сыграли определенную роль и правильно построенные профилактические мероприятия, и энергичные выступления общественности, и «синдром старшего брата», как его любят называть психологи. В результате подростки стали уходить от потребления героина и других опасных наркотических веществ.

— Насколько снизилась наркомания за последние годы?

— Заболеваемость среди несовершеннолетних снизилась в 3,2 раза: со 141 на 100 тыс. населения соответствующей возрастной группы до 41. И это видно невооруженным глазом. Если раньше я утром, по дороге на работу встречал как минимум трех — четырех подростков, находившихся в состоянии отчетливой героиновой интоксикации, то теперь таких практически не видно.

— Любопытно, что как только в нашей стране началось снижение числа наркоманов, это вызвало повышенный интерес корреспондентов крупнейших иностранных, в основном, англоязычных информационных агентств. Причем, насколько я помню, их особенно интересовало, благодаря чему удалось снизить потребление наркотиков.

— Да, они как-то очень живо интересовались этой стороной вопроса.

— А какая за рубежом реакция на нынешнее постановление Правительства по поводу доз?

— Их прессу я не смотрел, а вот насчет правозащитных организаций могу сказать, что они отнеслись к постановлению весьма одобрительно. А наши правозащитники теснейшим образом связаны с зарубежными.

— Вы сказали, что в 1991 году правозащитные организации сыграли большую роль в либерализации законов, связанных с наркоманией. А как они ведут себя сейчас?

— Они активнейшим образом борются с явлением, которое они называют «прогибиционизмом» — с жесткой линией государства, направленной на преодоление незаконного оборота и потребления наркотических средств. Правозащитники говорят, что наркоман — больной человек и карать его за болезнь нельзя. В этом я с ними полностью согласен. Но затем наши взгляды расходятся. Поборники гражданских прав упорно предлагают и осуществляют мероприятия, направленные на существенное ослабление уголовного законодательства в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

— Кто из правозащитников особенно активно ратует за «антипрогибиоционистские» мероприятия?

— Руководитель организации «Новая наркополитика» Лев Левинсон, помощник депутата Е.Ф.Лаховой и глава фонда НАН Олег Зыков, ряд функционеров Союза Правых Сил, которые в Думе прошлого созыва имели статус депутатов. В частности, г-н Баранников активно боролся с — как он выражался — «произволом государства в области наркомании», г-н Коптев — Дворников… Есть даже такая наднациональная, международная организация — «Антипрогибиоционистская лига». Она борется и за легализацию наркотиков, и против войны в Чечне, и ксенофобию у нас ищет, и против призыва в армию ратует…

— Как наркоманы в Вашей больнице отреагировали на правительственное постановление?

— «Теперь наркотики будут свободно продаваться на улицах», — вот единодушное мнение наркоманов в нашей, да и наверняка не только в нашей больнице.

С Алексеем Надеждиным беседовала Татьяна Шишова

25 / 08 / 2004

КОГО ВОСПИТЫВАЕМ?

Интервью со специалистом по раннему детскому развитию, практикующим психологом, старшим научным сотрудником Института педагогических инноваций Ириной Александровной Карпенко

В последние годы родители уделяют повышенное внимание интеллектуальному развитию маленьких детей: рано учат их читать и считать, с четырех — пяти лет отдают в мини-лицеи и прогимназии, платят порой немалые деньги за обучение крохи иностранному языку. Эмоционально-нравственное же развитие нередко оказывается «в загоне»: ни семья, ни детские учреждения им сейчас почти не занимаются. А это серьезно сказывается на формировании личности ребенка. Разобраться в данном вопросе нам поможет специалист по раннему детскому развитию, практикующий психолог, старший научный сотрудник Института педагогических инноваций Ирина Александровна Карпенко.

— С какими жалобами чаще всего обращаются к Вам родители дошкольников?

— Самые распространенные жалобы — отставание в развитии речи, расторможенность, недостаточный самоконтроль, грубость, драчливость, страхи, перемежающиеся с возбуждением или, наоборот, подавленностью. Еще родителей беспокоит в дошкольниках сильное стремление к лидерству на фоне страхов, неумения общаться, и повышенной застенчивости. Занимаясь с такими детьми, мы, психологи, естественно, пытаемся докопаться до причин поведенческих отклонений. А для этого анализируем семейную ситуацию и то, как ребенка воспитывают.

— И что выясняется?

— Я бы условно поделила родителей на две группы. Одни — люди, старающиеся не выпадать из русла традиционной культуры, другие исповедуют идеалы «новых русских». По уровню богатства родители, принадлежащие ко второй группе, далеко не всегда дотягивают до настоящих «нью рашенз», но представления о жизни у них очень похожи. Они ориентированы на современный европейский или американский образ жизни, причем понимаемый весьма своеобразно. У ребенка обычно есть своя комната, где его с малолетства приучают спать отдельно. Родители задаривают его игрушками, покупают развивающие пособия, но при этом опять-таки с раннего возраста настаивают, чтобы ребенок играл самостоятельно. Часто ребенком даже при неработающей маме занимается няня. То есть, малыш чуть ли не с пеленок отделяется от матери. Это не русская, а традиционная европейская модель воспитания: там принято рано отделять ребенка от матери, отводя ему особую спальню. Хотя и в традиционной европейской семье дела раньше обстояли несколько по-другому. Вспомним в качестве примера фильм «Синяя птица». Да, дети жили в отдельной комнате, но, во-первых, в семье, как правило, был не один ребенок. А во-вторых, в доме имелись кошки, собаки, птицы — всякая живность. Кроме того, дети активно общались с соседями и с многочисленными родственниками. В тех же семьях, о которых говорю я, все обстоит иначе. Ребенок лишен нормального человеческого общения с окружающими, потому что семья живет достаточно изолированно, с соседями часто даже незнакома. С детьми ребенок может поиграть только, когда к родителям приходят гости со своими детьми, а такая возможность предоставляется нечасто. Значит, ребенок достаточно много времени проводит наедине с игрушками и развивающими пособиями. Казалось бы, все отлично. Малыш погружен в развивающую среду. Но дело в том, что без взрослых эта среда не является развивающей!

— Почему?

— Основу развития ребенка с самого раннего возраста составляет контакт с близким взрослым. До года это вообще непременное условие. После Второй Мировой войны психологи провели обширные исследования поведения детей — сирот и было доказано, что такие проявления, как демонстративность, прилипчивость, внешняя отупелость, снижение интеллектуального развития возникают у ребенка только в одном случае: при отсутствии или нехватке контакта с единственным, наиболее значимым взрослым. Причем это не обязательно должна быть мама! Главное, чтобы не было чехарды: сегодня один воспитывающий взрослый, завтра второй, послезавтра третий, потом — четвертый, потом опять первый… Если один или даже два взрослых по очереди ухаживают ребенком хотя бы в течение недели, то эмоциональное развитие малыша бывает в норме. А что происходит зачастую в современной семье? Мама, ориентированная на карьеру, спешит передоверить малыша бабушкам, няням, боннам, воспитательницам. За пару лет у него порой может смениться несколько нянь, так что он толком не успеет ни к кому привыкнуть и привязаться. Младенца либо вообще не кормят, либо рано перестают кормить грудью, в результате чего нарушается первичный телесный контакт с матерью. А на первом году жизни такой контакт крайне важен, его потеря невосполнима. Есть, например, исследование французских психологов, показывающее, какое огромное значение для маленького ребенка имеет запах мамы. Работая с женщинами — заключенными, которые содержатся в разлуке с детьми, они привозят малышам мамины носовые платки, чтобы хотя бы таким образом малыш не утрачивал связи с матерью. Подобные первичные телесные ощущения, запахи — залог нормального развития ребенка. Если их нет, подрывается то, что психологи называют базисным доверием к миру. А подрыв базисного доверия к миру приводит к формированию невротической конституции, в основе которой лежит повышенная ранимость. Таким образом база для возникновения страхов бывает готова.

— Ну, а что еще происходит на первом году жизни ребенка?

— Мама недостаточно общается с ребенком. Он для нее просто предмет ухода. Ему надевают памперс, который долго не нужно менять, пеленают и куда-нибудь транспортируют: в парикмахерскую, бассейн, фитнес — центр, супермаркет, где поручают заботам специального персонала: сегодня одной тети, завтра другой, послезавтра третьей… Перед глазами у малыша погремушка, за ним присматривают, если надо, покачают, но относятся к нему скорее как к вещи, сданной на хранение, а не как к человеку. Но ведь сейчас сильно возросло количество родовых травм, минимальных мозговых дисфункций, вызванных стимуляцией родов, увеличилось число детей с задержками развития, детей — инвалидов. И все эти дети, по оценкам специалистов, в десять раз больше нуждаются в телесном контакте с матерью! Эти дети должны быть «ручными», то есть, очень много времени проводить на руках у матери. Такова одна из главных рекомендаций коррекционной педагогики. Одной из главных рекомендаций коррекционной педагогики в подобных случаях является как можно больше носить такого ребенка на руках. А в последние годы даже многие здоровые малыши страдают от недостаточного физического и эмоционального контакта с мамой.

— Раньше с младенцами много говорили. Наши бабушки знали, что это необходимо, хотя ребенок вроде бы ничего еще не понимает.

— Да, с грудными детьми всегда разговаривали. Теперь же мать зачастую ухаживает за младенцем молча. А если ребенок спокойный и подолгу может лежать один, довольная мама будет заниматься домашними делами или собой. Ей и в голову не придет «тревожить ребенка своей болтовней». В результате такие дети к году говорят мало. Иногда они рано начинают ходить и мало ползают, что тоже нехорошо, поскольку является следствием, как говорят психологи, мозаичных, частичных задержек развития.

— Но ведь не все родители относятся к грудничкам как к одушевленному предмету ухода. Многие, наоборот, прямо с пеленок начинают их усиленно развивать!

— Да, сейчас в моде ранняя стимуляция интеллектуального развития. В два — три года такой ребенок поражает окружающих, его считают вундеркиндом. Но при подобном варианте развития преждевременно эксплуатируется та сфера, которая должна быть выращена из сферы эмоционального контакта, общения, а потом и из игры с ее огромным социальным опытом. Только тогда познавательная сфера развивается нормально и бывает полноценной. А при раннем интеллектуальном развитии познавательная сфера фактически остается без подкладки, как бы повисает в воздухе. И это тоже искажает развитие ребенка, не может не вызвать негативных последствий для развития личности.

— Сейчас встречаются дети, которые в возрасте года — полутора все крушат и ломают. Конечно, любой малыш может что-то сломать или разбить, но от этих буквально все приходится убирать, потому что после них как Мамай прошел, ничего мало-мальски ценного нельзя оставить в пределах их досягаемости. А родители — видимо, с подачи современных психологов — считают, что ребенок просто проходит «деструктивную стадию развития». Может, я чего-то не понимаю и такое поведение действительно нормально?

— Нет, конечно. Это следствие нетрадиционной педагогики, когда ребенку позволено все. Традиционно во всех культурах существовала иерархия «взрослый — ребенок». Потом под влиянием либерализма было провозглашено, что ребенок равен взрослому, а теперь так называемая «педагогика свободы» уверяет нас, что ребенок больше, важнее, значимее взрослого. И в этой системе представлений ребенку, естественно, можно все. Мы сейчас часто сталкиваемся с мнением, что ребенка нельзя наказывать, нельзя говорить ему «нет». Нельзя его шлепнуть, даже если он совершенно зарвался. Взрослый, который это сделает, объявляется монстром. В результате ребенок вырастает не просто своевольным эгоистом. Дело обстоит еще хуже: он вырастает недостаточно очеловеченным. Такой ребенок не просто не считается с другими людьми. У него исходно плохие механизмы регуляции. А ведь воспитание — это не только возвышение, облагораживание ребенка, но и его социализация. И в этой социализации есть определенные жесткие регуляторы. Если взрослый человек ведет себя неподобающим образом, от него отворачиваются, его изгоняют. Это жестко работает в любом социуме. Так что если годовалому ребенку позволяют бить бабушку по лицу, это первый шаг к недостаточной социализации.

— Многие родители ужасаются: «А что же делать? Запрещать?» Нам уже внушили, что запрет представляет собой нечто ужасное.

— Во-первых, без запретов нет ни культуры, ни общества, ибо это скрепы, без которых все идет вразнос. А во-вторых, на втором — третьем году жизни ребенком уже можно эффективно управлять путем его переключения и положительной оценки. Впрочем, прием положительной оценки прекрасно действует на ребенка и в более позднем возрасте.

— Пожалуйста, расскажите о нем поподробнее.

И.К.: Дети учатся нормам поведения, подражая значимым взрослым. Это, так сказать, базовый механизм — механизм идентификации. Причем если на первом году жизни подражание происходит непроизвольно, то уже на втором году, когда у ребенка возникают зачатки чувства «я», он абсолютно сознательно подражает маме и папе. Он хочет быть на них похожим.

К концу второго года у ребенка появляется такое чувство, как «мы». Он понимает, что такое «вместе» (если, конечно, заниматься формированием этого понятия). И тогда ребенком уже можно управлять с помощью положительной оценки. Можно сказать: «Что с тобой сегодня?» Придержать его руку и добавить: «Нет, ты так не делаешь. Ты же так похож на папу. Ты такой хороший мальчик». Потом погладить бабушку его ручонкой: «Лучше сделать так. Бабушке будет очень приятно». Если родители проявляют последовательность, то буквально на второй — третий раз подобные модели поведения закрепляются, и негатив уходит как бы сам собой. Ребенок хочет быть хорошим. И может вести себя хорошо, когда ему четко обозначают рамки допустимого поведения.

— В семьях, придерживающихся европейской или американской моделей поведения, дети рано знакомятся с компьютером. Чем это оборачивается для них в будущем?

— В последние годы в Америке очень озабочены уровнем подготовки детей к школе. Этот вопрос даже обсуждался в Конгрессе США. Многие юные американцы приходят в 5–6 лет в школу, практически не умея говорить. Речь у них односложная, они не понимают простейших инструкций. Естественно, способность к обучению у них крайне низка. Массовые исследования показали, что это следствие ранней изоляции детей от родителей, отсутствия эмоциональных контактов, полноценного общения, совместного времяпровождения, совместных занятий, совместных целенаправленных и соответствующих возрасту игр. Так вот, среди важнейших факторов, затормаживающих развитие детей, фигурирует приобщение малышей к компьютеру и телевизору. В США сделаны специальные приставки. Я уже видела такие в Москве. Ручки младенца подсоединяются к датчикам, и его непроизвольные движения вызывают изменения цветовых пятен на экране. Через некоторое время малыш уже начинает присматриваться к экрану, заинтересовывается картинками и развлекает себя сам. Молодые мамы довольны: они могут заниматься своими делами, ребенок им не мешает. Но последствия такого «воспитания» весьма плачевны. У детей, с младенчества пристрастившихся к игровым приставкам, бывают не развиты лобные доли мозга. Если к пяти — семи годам их не доразвить, время будет упущено. Таким образом, происходит формирование людей с недостаточным развитием высших психических функций.

— Чем это чревато?

— Это совсем другие люди, с иными, чем у нас интеллектуальными, эмоционально-волевыми, эмоционально-личностными особенностями. Все психические функции прямо связаны с волевой и этической регуляцией человека. А такие люди более склонны к девиантному поведению, неспособны к глубоким, устойчивым, осмысленным взаимоотношениям с другими людьми. Они не в состоянии просчитать последствия своих поступков, чаще подвергаются стрессам, попадают в критические ситуации.

Иными словами, они менее развиты и менее жизнеспособны, чем те, кто сформировался нормально?

— Да, разумеется. Особенно тяжела для них современная жизнь с ее многочисленными соблазнами. При недостатке силы воли это часто оказывается фатальным.

— Стоит ли показывать маленьким детям мультфильмы?

— До трех лет, думаю, смысла нет. Лучше пусть смотрят диафильмы. Это полезней и понятней, потому что картинка, проецирующаяся на стену, достаточно большая, ее можно как следует разглядеть, нет мелькания кадров. Текст простой и понятный. В диафильме обычно порядка пятнадцати кадров, которые легко запоминаются. Это что-то типа иллюстрированной книжки для раннего возраста.

— Что движет матерью, которая спешит передоверить воспитание маленького ребенка няне, а то и компьютеру с телевизором? Наверное, нелюбовь к ребенку?

— Я бы не сказала, что ими движет какая-то сильная нелюбовь. Скорее, дело в эгоцентризме, глубокой погруженности в себя, неспособности или неумении любить по-настоящему.

У такой мамы эмоции блокированы, она сама как маленький ребенок. И что всего печальнее, не осознает своей ущербности!

Например, она часто не понимает, зачем детям нужно читать сказки. Прямо диву даешься, в каком инкубаторе выросли такие люди, ведь над ними в детстве подобных экспериментов еще не проводили. Но под влиянием пропаганды в СМИ многие родители поверили, что с детьми следует обращаться как со взрослыми, не читают им сказок или детских стихов, не играют в пальчиковые игры типа «Сороки — вороны» или в простые игры с простыми игрушками, считая подобные занятия ненужным, устаревшим, хотя это универсальные этапы детского развития во всех культурах.

— Вы упомянули о том, что воспитывая ребенка по западной модели, его рано отделяют от матери. В том числе, заставляют спать одного. Я знаю немало случаев, когда это привело к психотравмам, невротизации, тикам, энурезу. Но родители, по советам психологов, упорно «приучают детей к самостоятельности». Ваше мнение по этому вопросу?

— Существует два базовых механизма психологического развития ребенка. Это подражание, когда ребенок старает — ся уподобиться взрослому, и отделение, постепенно готовящее его к самостоятельной жизни. Воспитание должно быть сбалансированным, чтобы не было ни депривации (дефицита любви), ни гиперопеки. Что касается отделения ребенка, то оно вовсе не обязательно должно происходить за счет его раннего «выселения» на ночь в другую комнату. Тем более, что в нашей традиционной культуре это не принято, и следовательно, воспринимается коллективным бессознательным ребенка как нечто инокультурное, чуждое. Важно учитывать и конкретные обстоятельства детской жизни. Скажем, малыш в 4 года спокойно засыпал в своей комнате, а потом пошел в сад и перестал отпускать от себя по вечерам маму. Родные считают это капризами, раздражаются, борются с ребенком. А на самом деле посещение детского сада — это уже серьезное отделение ребенка от семьи, ведь он проводит в саду почти целый день. И возвращаясь домой, нуждается в усиленной эмоциональной поддержке, в большей близости с родителями. Мне вообще кажется, что вопрос, спит ли ребенок отдельно, не является принципиальным для его социализации и эмоционального развития.

Особенно в дошкольном возрасте. Проблема на самом деле в другом. Родители нередко развивают самостоятельность ребенка, чуть ли не насильно заставляя его засыпать в одиночестве, но при этом очень долго боятся отпустить его одного даже в соседний подъезд за хлебом. Нормальное же отделение ребенка старшего дошкольного и младшего школьного возраста состоит в том, что он должен научиться комфортно чувствовать себя в детском коллективе без мамы, общаться с друзьями семьи и отдельно живущими родственниками, спокойно оставаться у них ночевать, не стесняться обращаться с вопросами или просьбой к преподавателю, продавцу, консьержке. В 7–8 лет он уже вполне может ходить в магазин за мелкими покупками, самостоятельно выполнять разную домашнюю работу. Короче, есть много способов развивать самостоятельность, не мучая ребенка непосильными требованиями. Когда же он психически окрепнет, он сам выразит готовность спать отдельно. К сожалению, многим современным родителям не хватает терпения, чтобы дождаться этого момента.

— Это может сказаться в будущем на отношении ребенка к родителям и на его личной жизни?

— Да. Ребенок, не получающий от родителей достаточной поддержки, обычно смиряется с тем, что он не так уж для них значим. И приучается быть один, полагаться на себя. Но лет через 20–25 постаревшим родителям очень захочется иметь друга в лице сына или дочери, вместе провести Рождество, куда-то поехать, а повзрослевшему ребенку это будет уже не нужно. Личная жизнь таких детей складывается по-разному. Одни стремятся не повторять родительских ошибок и в своей собственной семье создают невероятно теплые отношения. Но мать с отцом оказываются за чертой этого семейного круга. Другие же — особенно много таких примеров в современной Европе — не желают заводить семью и детей. Слишком въелась в их поры привычка к одиночеству.

— Сейчас родители рано ориентируют детей на лидерство. Как вы к этому относитесь?

— Да, уже двух — трехлетним детям нередко внушают: «Ты должна/ должен быть лучше всех… У тебя самые лучшие сережки, самое красивое платье… Ты сильнее всех…» А ведь такая ориентация абсолютно ненормальна!

— Почему?

— Хотя бы потому, что есть общепринятое понимание слова «лидер». Это человек, который заслужил право быть первым, добился уважения окружающих. Он профессионал в какой-то одной — подчеркнем это! — сфере. Кроме того, он умеет договариваться, уступать, контролировать ситуацию, распределяя роли и функции, жалеть и тактично поддерживать других, делиться. Но чтобы развить в ребенке эти черты, не стоит внушать ему, что он самый лучший! Его нужно учить сотрудничать, бесконфликтно играть с детьми, спокойно проигрывать, жалеть людей. Ранняя же ориентация на лидерство, наоборот, закрывает ему пути к этому. Ребенок невротизируется, поскольку постоянно противопоставляет себя другим, начинает завидовать, бояться, что кто-то окажется лучше него. Есть и другая опасность. Ранняя ориентация на лидерство проявляется в вещизме. Чем может выделиться малыш? — Тем, чем он владеет: красивой игрушкой, одеждой и тому подобным. Человеческие же качества лидера остаются для ребенка за кадром. Поэтому дошкольники считают, что лучший — это тот, у кого есть много модных игрушек или кто хорошо дерется.

— Что можно посоветовать родителям, которые хотят, чтобы психологическое, эмоциональное развитие их детей было в норме?

— Во-первых, не ограничиваться одним ребенком. Для нормального эмоционального развития детей в семье должно быть несколько. Во-вторых, нужно чаще общаться с родными и друзьями, приглашать их домой не только по большим праздникам. В-третьих, ребенка нужно чаще брать на руки, больше с ним разговаривать, вспомнить традиционные игры типа «Ладушки», не пользоваться новомодными ходунками. Если ребенок не решается ходить, пусть дольше ползает, это полезно.

— А чем плохи ходунки?

— Период ползания является очень важным для развития подкорковых структур мозга. Минимальные мозговые дисфункции, которые сейчас диагносцируются у очень многих детей из-за кесарева сечения, стимуляции родов, тяжелых родов и проч., приводя к гиперактивности в сочетании с дефицитом внимания, частично компенсируются именно в период ползания. Да и вообще, ученые обратили внимание на то, что дети, которые много ползают, впоследствии лучше развиваются. Поэтому лучше не использовать ходунки и не держать ребенка в манеже, а если квартирные условия позволяют, выкладывать малыша на пол на одеяло, чтобы он мог перемещаться по дому, осваивая новые среды. Готовя обед, пусть мама постелит одеяло на кухне. Тогда ребенок будет при ней, но она сможет заниматься своими делами. И, конечно, нужно разговаривать с малышом. Когда младенец спит, надо стараться поменьше оставлять его в комнате одного. Он должен чувствовать, что он не один, это создает ощущение защиты.

— Это для детей до года. А после?

— После года ребенок начинает выходить в мир, осваивать новые социальные роли. Если у ребенка слабо развивается речь, маме стоит задуматься: может, она сама говорит чересчур много, не задает ребенку вопросов, не дает ему высказаться? Или, наоборот, мать разговаривает с малышам только «по делу», предпочитая в остальное время отмалчиваться? Важно и чтобы ребенок начал общаться с другими детьми. Причем необходимо, чтобы это протекало не так, как во многих случаях: мамы курят, сидя на скамеечке, а малыши дерутся в песочнице из-за лопаток. Нет, в раннем возрасте общение детей должно проходить при активном участии взрослых. В последнее время издано много пособий, содержащих описание простейших игр для малышей, с этими пособиями стоит ознакомиться. Почему дети сейчас не играют? — Да потому что маленький ребенок не может играть один, а взрослые перестали в этом плане детьми заниматься. Устраняясь от организации детского общения, родители лишают ребенка возможности вовремя пройти необходимые этапы психологического развития. Говорят: «Раз игра отмирает, значит, она не нужна.» Ничуть не бывало! Нужна. Дети, не получившие опыта полноценной сюжетно-ролевой игры, имеют упрошенные представления о социальных отношениях. Из — за отсутствия этого опыта у них потом проявится неумение строить отношения в школе. Психологическое развитие таких детей искажается, причем часто непоправимо.

С Ириной Александровной Карпенко беседовала Татьяна Шишова

02 / 09 / 2004

БЕРЕГИСЬ… ИГРУШКИ!

У меня (да и не только у меня) в детстве игрушек было немного. Тогда при всем желании завалить игрушками полкомнаты не представлялось возможным. Жили стесненно, каждый метр жилплощади был на счету. У нас, например, когда семья укладывалась спать, все свободное пространство занималось раскладушками. Людям негде было повернуться. Какие уж там горы игрушек?!

Сейчас рассказы про коммуналки кажутся большинству детей «ужастиками». И выбор игрушек такой, какой нам даже не снился. Пределом мечтаний для моих сверстниц была немецкая резиновая кукла с открывающимися глазами и волосами, которые можно было мыть и расчесывать. Чье воображение нынче этим потрясешь?..

Почему современные родители, придя на прием к психологу, нередко жалуются, что ребенок не хочет играть, хотя игрушек у него больше, чем в ином магазине? И почему психологи все настойчивей бьют тревогу, соединяя два, на первый взгляд, несоединимых понятия: «детские игрушки» и «опасность»?

Изобилие — тоже стресс

Впервые я услышала об этом за границей и, помнится, не поверила. Нам, уставшим от вечного дефицита, это казалось немыслимым. Но теперь мы имеем возможность прочувствовать многое на собственном опыте. И этот опыт свидетельствует, что чрезмерное разнообразие тоже действует на психику угнетающе. Женщины не раз жаловались мне, что попав в крупный супермаркет, они быстро устают, впадают в какое-то оцепенение, затормаживаются. Так реагирует психика, не выдерживая напора новых впечатлений. А кто-то, как выразилась моя знакомая, наоборот, «шалеет», глаза у него разбегаются, хочется купить одно, другое, пятое, десятое, а денег на все не хватает… И вместо радости возникают раздражение, досада, расстройство. На языке психоанализа такое состояние называется фрустрацией.

Детская же психика еще более уязвима. Поэтому многие мамы опасаются сейчас заходить с детьми — дошкольниками в магазины игрушек, зная, что у малыша разбегутся глаза, и дело обязательно кончится слезами. Но даже если насытить его непомерные аппетиты, это все равно ненадолго. Ну, позабавится денек с новыми игрушками, а назавтра может на них даже не взглянуть. Пресыщение влечет за собой скуку, апатию. Вот почему педиатры раньше настоятельно советовали родителям давать ребенку для игры всего несколько игрушек, а остальные убирать подальше, чтобы он их подзабыл и потом, когда произойдет выдача очередной «порции», увлеченно играл ими, как абсолютно новыми.

Где простор для творчества?

Не способствует развитию детской инициативы и новая тенденция создавать полностью укомплектованный мир игрушечных персонажей. Самый яркий пример — «империя Барби». Для нее можно приобрести в магазине все, начиная от нарядов и кончая автомобилем или яхтой. Вроде бы здорово, лишь бы деньги были. Но человека, разбирающегося в детской психологии, это в восторг не приведет. Ребенку для развития необходимо прикладывать какие-то усилия: домысливать, фантазировать, учиться делать многое своими руками. Зачем шить, рискуя уколоться иголкой, выкраивать из лоскутков, распарывать и перешивать, если что-то не получится, когда кукольное платье можно купить в магазине? Зачем напрягаться?

В итоге формируется психология потребителя, привычка скользить по поверхности, уклоняться от трудностей — то, на что сейчас так часто сетуют родители и что очень мешает ребенку, когда он поступает в школу. Ведь игра, по определению крупнейшего детского психолога Д.Б.Эльконина, это «школа произвольного поведения». Ребенок, играя, учится контролировать свои эмоции, действовать по чужому заданию, а не только по собственной прихоти, осваивает трудные виды деятельности. Взять хотя бы нанизывание бус. Трудно даже перечислить, сколько полезных умений и навыков получит девочка, сделав такое украшение своими руками. Это вроде бы незатейливое занятие тренирует мелкую моторику, усидчивость и внимание, способствует освоению формы предметов, может помочь в овладении счетом, развивает художественный вкус и фантазию, учит заботе о других (если бусы предназначены для куклы или кому-то в подарок). Всего этого ребенок, которому купили игрушечные бусы в магазине, будет лишен.

А какой простор для творческой фантазии предоставляется мальчишке, мастерящему для сестры кукольный дом, или детям, устраивающим миниатюрный дворец из кресел, покрывал и подушек!

Забава для мужчин

Кстати о Барби. Она по-прежнему в моде, хотя впечатления, который длинноногая красотка производила несколько лет назад, уже нет и в помине. А некоторые родители даже понимают, что широко разрекламированная игрушка — вовсе не безобидное развлечение.

Говорят, что первоначально кукла Барби предназначалась для … увеселения взрослых. Правда, звалась она тогда по-другому и была гораздо больших размеров. В середине XX в. ее попробовали было продавать в Германии в качестве «сексуальной партнерши» для моряков. Однако в обществе поднялась буря возмущения. Игрушке пришлось эмигрировать в Америку, где она сильно сократилась в размерах и обрела новое имя. Но облик «секс — бомбы» остался, и это принципиально отличает Барби от традиционных кукол.

Возьмите любую куклу «до эпохи Барби»: малыша — голыша, резиновую или пластмассовую девочку, принцессу с фарфоровым личиком, — и вы сразу заметите, что даже у самой расфуфыренной кукольной красотки не было тех форм взрослой женщины, которые есть у любой модификации Барби. Вроде бы пустяк, а на самом деле поистине революционный переворот. Традиционная кукла недаром лишена взрослых форм. Это прообраз ребенка. А девочка, играя, становится в опекающую материнскую позицию. Она воспроизводит действия взрослых: пеленает «дочку», кормит, укачивает, и таким образом с детства готовится исполнить главное предназначение женщины — материнство. С Барби же в «дочки — матери» толком не поиграешь. Какая из нее дочка? Нет, это скорее игра во «взрослую жизнь», для которой, кстати, в «империи Барби» предусмотрена масса атрибутов: особняки и машины, кареты, бассейны с зонтиками и лежаками, мужья и любовники…

— Но в старину девочки из богатых семей тоже играли с разряженными куклами, изображавшими светских дам, — возразит какой-нибудь знаток дворянского быта.

Да. С той только разницей, что играл таким образом очень узкий слой детей. И воспроизводили они в игре модели поведения взрослых женщин своего круга. Это тоже была репетиция реальной жизни, подготовка к роли светской дамы. А к чему готовятся современные девочки, играя в Барби? Разве их мамы и бабушки живут в антураже голливудских звезд? И стоит ли потом удивляться обилию малолетних проституток, которые идут на панель вовсе не из-за куска хлеба, а мечтая о шикарной жизни?

Кроме того, для дворянок светские рауты и визиты были не просто увеселением. Выражаясь современным языком, это были «общественные связи», public relations. В определенном смысле это была их «работа». Сейчас же подавляющее большинство женщин так не живет, и жизнь Барби вполне справедливо воспринимается детьми как сплошная праздность, на которую ребенок может подсознательно нацеливаться, перенося модели ролевой игры в реальность.

Причем тут уроки, помощь по дому, уход за младшим братом или сестрой?

Облик человека является отражением его сущности. Так и внешность Барби предполагает определенную линию поведения. Не забывайте, с какой целью была когда-то создана эта кукла.

Приведу пример из жизни 11–летней Алины, которую привела на занятия в наш психологический кукольный театр мама, обеспокоенная тем, что у дочери в дневнике сплошные двойки и к тому же еще не клеятся отношения ни с родителями, ни с младшей сестренкой, ни с одноклассниками.

Алина приносила на занятия целую кучу Барби и Кенов, изображая себя оторвой с рыже — фиолетовыми волосами и старательно подражая интонациям героинь западных мультфильмов и телесериалов. Остальные персонажи были ничуть не лучше. Когда Алина показывала на ширме кукольного театра свои конфликты с одноклассницами или сестрой, создавалось впечатление, что ссорятся проститутки. Они делили «дружков», завидовали чужим «шмоткам». И даже вроде бы раскаявшись, не упускали случая сказать друг дружке какую-нибудь гадость. Вот, например, Алина показывает сцену примирения двух сестричек. Они ссорились из-за платьев, а Алина, по нашему заданию, должна была научить их жить дружно.

Первая сестричка: «Ну, вообще — то, у меня платье тоже ничего, модное, в дорогом магазине куплено. Но твое мне все-таки нравится. Ты мне его дашь поносить?»

Вторая (напоминаю, что демонстрируется пример хорошего поведения! — авт.): «Дам. (Сквозь зубы) Когда похудеешь.»

Внешне же девочка была антиподом своей героини: сутулой, свехзастенчивой, типичным гадким утенком. Только лебедь, которым утенок мечтал стать, когда вырастет, был из «Ямы» Куприна, а не из сказки Андерсена.

Игрушки для «полового воспитания»

С темой Барби перекликается и тема игрушек для так называемого «полового воспитания», которые в последнее время появились на прилавках. Я имею в виду кукол с половыми органами. В журналах для родителей уверяют, что это очень полезно для «половой самоидентификации ребенка». Хотя остается открытым вопрос: как же столько веков подряд дети «самоидентифицировались» без подобных игрушек?

На самом деле подобные игрушки — одно из начальных звеньев в цепи мероприятий, направленных на сокращение рождаемости. В разработке этой политики участвовало много западных психологов и психиатров, была поставлена не одна сотня экспериментов. «Игрушки для полового воспитания» действительно воспитывают. Только не хорошего семьянина или гармонично развитую личность, на что надеются родители, верящие «прогрессивным» журналам, а их прямую противоположность.

Но и это еще не все! Я уже видела в продаже натуралистично изображенных мальчиков с… девичьими бантиками на лысой головке!

Сценка на миниатюрном базаре возле нашего метро.

— А бантик зачем? — изумляется женщина, разглядывая такую игрушку.

— А я почем знаю? — пожимает плечами продавщица. — Наверное, на фабрике перепутали… у нас вся партия такая. Да вы бантик снимите, если не нравится, и все дела. А вообще-то игрушка хорошая, оригинальная… Я своему внуку уже купила.

Как вам такое «развитие половой самоидентификации»?

Самые лучшие игрушки — природные

«Это камешки, песок, шишки, палочки, лоскутки. Они могут быть всем, — говорит д-р психологических наук Вера Васильевна Абраменкова, посвятившая не один год своей жизни изучению того, как влияют современные игрушки на психику детей. — А чем может быть машинка? Только машинкой. (Правда, если это грузовик, то, вероятно, он может стать еще и ящиком для хранения кубиков, кроватью для мишки или каретой для путешествий кота и проч. А чем может быть электронная игрушка с четырьмя кнопками? Совершенно очевидна ее монофункциональная однозначность — нажимай на кнопки и все!»

А мой младший сын, ему тогда было одиннадцать, увлекся игрой в… пуговицы. Он набрал их с полтысячи, выпрашивал у родственников и знакомых. Но не для того, чтобы просто разложить по мешочкам в качестве коллекции. Это были знатные рыцари, простые солдаты, мирные горожане. Для каждого (!) он придумал свою сказочную историю и потом разыгрывал на паласе-то с друзьями, а то и один — увлекательные баталии, сочинял захватывающие приключения. И очень гордился тем, что таких игрушек и такой игры нет больше ни у кого.

Ночной зоопарк

Взрослый человек обычно оценивает игрушки, исходя из своих взрослых представлений о красивом, смешном или страшном. Конечно, его не напугает плюшевый тигр, даже если он будет копией настоящего и сделан чуть ли не в полную величину. Сейчас в моде звери, выполненные так натуралистично, что их почти не отличить от настоящих, и многим родителям это нравится. Честно говоря, они и мне еще недавно казались симпатягами.

Но побывав в квартире, где громадное зверье смотрело на меня со всех сторон: со шкафа, дивана, пуфика и тумбочки для белья, и главное, понаблюдав за пятилетней девочкой, страдавшей энурезом, я вдруг поняла, что такой зоопарк способен вызвать у ребенка нешуточные страхи. Особенно ночью.

Мама не поверила, но, вероятно, все же насторожилась. Во всяком случае, через несколько дней, заглянув часов в одиннадцать ночи к дочке в комнату и слегка отодвинув одеяло, которым Даша укуталась с головой, увидела глаза, в которых застыл неподдельный ужас.

— Что с тобой, Дашенька? — заволновалась мама.

Ребенок приложил палец к губам и еле слышно произнес:

— Молчи, съедят. Они только днем игрушки, а ночью живые.

Конечно, подобные фантазии могут возникнуть у впечатлительного дошкольника и по поводу самых традиционных игрушек, но степень вероятности этого несоизмеримо меньше.

Мой ласковый и нежный монстр

Еще опасней для детской психики увлечение игрушечными монстрами и монстриками, киборгами, троллями и проч. Короче, всеми теми персонажами, которые можно по-русски обозначить словом «чудовище». Даже если они будут с виду не такими уж и страшными, обольщаться не стоит. Игрушка не просто забава. Она дает детям яркие, запоминающиеся образы, и от того, какими они будут, во многом зависит формирование их морально-нравственных представлений, картины миры. Какие чувства укореняются в душе ребенка, когда он привязывается к монстру, начинает его любить? А если ребенок будет с монстром играть, это неизбежно произойдет — с нелюбимыми игрушками дети не играют. Значит, он начнет видеть в безобразии что-то привлекательное, видеть в зле, которое в детском возрасте прочно ассоциируется с понятием «некрасивый», добро. Таким образом, понятия добра и зла будут размыты, еще не успев толком оформиться.

А ведь детское сознание недаром так устроено, что не воспринимает полутонов и нюансов. Или — или. Или плохой, или хороший. Или добрый, или злой. Или можно, или нельзя. А если сегодня можно, а завтра то же самое нельзя, возникает волнение, возмущение, протест, в глубине которых таится страх. И это понятно: окружающий ребенка мир сложен, часто непостижим, ему нужны простые, четкие ориентиры, чтобы чувствовать себя в безопасности. Потом, когда человечек повзрослеет, к нему придет способность различать оттенки понятий, качеств и отношений. Но сперва нужно заложить базу. На шатком фундаменте прочного здания не построишь.

К психологам все чаще приводят детей, которые не могут адаптироваться к коллективу сверстников, постоянно вступают в конфликты и не удерживаются даже в дорогих частных школах. И когда специалисты начинают разбираться, нередко оказывается, что от природы ребенок совсем не агрессивен. Просто он подражает своим любимым киногероям, воспроизводит модели поведения, которые сплошь и рядом предлагаются в компьютерных играх. А начиналось все еще раньше, с выбора игрушек.

«Чему научит детей такая забава?» — психолог Вера Васильевна Абраменкова показывает мне ручку в виде скелета.

Когда нажимаешь на кнопочку, скелет, сверкнув глазами, разгибает в локтях руки и выставляет вперед кулаки, каждый размером с его голову.

Конечно, не все дети придут от игрушки в восторг и, главное, поспешат претворить увиденное в жизнь. Но где гарантия, что ваш ребенок не окажется среди тех, кому это придется по вкусу? Среди дошкольников и младших школьников немало ребят, склонных к демонстративности, легко попадающих под дурное влияние, вспыльчивых и расторможенных. Они в данном случае особенно уязвимы.

Страшный может укусить

Есть и еще одна опасность, подстерегающая детей, играющих со «страшными» игрушками. Впервые я задумалась об этом после того, как у нас побывал в гостях четырехлетний мальчик из православной семьи, где очень серьезно относились к вопросам воспитания.

Моя дочка, которой было тогда лет семнадцать, с удовольствием возилась с ним целый вечер, предоставив в его распоряжение все мягкие игрушки, которые ей когда-то надарили друзья и родственники.

И потом с удивлением рассказывала:

— Представляешь? Егор брал в руки только зверюшек с закрытой пастью. А от тех, у которых видны зубы, отказался наотрез. Я ему и дракончика предлагала, и собаку, и динозаврика. «Нет, — говорит, и все! — Зубастые кусаются.» Так и не стал с ними играть. Странный какой-то ребенок…

Я тоже удивилась, а потом сообразила, что перед нами, можно сказать, уникум: ребенок, не испорченный современной масс-культурой. Стремясь оградить мальчика от дурных влияний, родители отказались от телевизора. У бабушки или в гостях Егор иногда смотрел мультики по видео, но только отечественные, так что к западной стилистике не был приучен. Игрушки для него тоже отбирались очень строго: никаких «монстриков» и покемонов. В садик он не ходил. Так что ничего странного в его поведении не было. Наоборот, мальчик воспринимал мир так, как и должен воспринимать его ребенок. Страшное его пугало, а не притягивало. Безобразное отталкивало.

И среагировал он совершенно нормально. Ощерившийся зверь опасен, он действительно может укусить, и лучше держаться от него подальше. Даже от игрушечного. При этом Егор вовсе не был трусишкой. Скорее, наоборот. Но в нем заговорил нормальный инстинкт самосохранения.

У тех же малышей, которых безобразное или страшное притягивает, инстинкт самосохранения повреждается. И это может привести к плачевным последствиям. Например, немного повзрослев, они вполне могут потянуться к наркотикам, вполне осознавая их опасность. Но сработает усвоенный с детства стереотип: опасное будет их притягивать, а не отталкивать.

Поэтому прежде, чем купить игрушку, серьезно задумайтесь над тем, какую она несет педагогическую и психологическую нагрузку. Чему научит и какие чувства пробудит? С кем отождествит себя ваш сын или ваша дочь? Играя, ребенок примеряет на себя разные роли, которые затем опробует в жизни. Так давайте постараемся, чтобы ему пришлась по вкусу роль доброго, заботливого, благородного человека.

Татьяна Шишова

23 / 11 / 2004

ОКО, ГЛЯДЯЩЕЕ В ОКНО

Когда между верующими людьми заходит спор по поводу электронных документов и установления с их помощью тотального контроля над личностью, противники электронизации обычно слышат от своих оппонентов следующее: «Ну и пусть я буду для власти прозрачным, на здоровье! Я — человек честный, заработков своих копеечных не скрываю, так что пускай отслеживают. Мои перемещения и контакты тоже не могут заинтересовать органы безопасности. Какие у меня маршруты? Дом — работа, работа — дом. По выходным — церковь. Даже если камеру слежения прямо в церкви установят, мне эта камера, что, молиться помешает? И вообще, страх контроля — типичный признак маловерия. Тому, кто с Богом, скрывать нечего. А значит, нечего и бояться».

Короче говоря, не нарушаешь норм морали и права — тебе никакой электронный чип, никакой орвелловский «телескрин» не страшен. И вроде бы все правильно, все логично. Но как это часто бывает, житейская, с виду такая безукоризненная логика лишь при первом приближении выглядит непреложной. А чуть углубишься — становится даже странно, как можно было всерьез соглашаться с подобными утверждениями. Да и сам спорщик, подумав трезво, скорее всего удивился бы собственному легкомыслию.

Плата за комфорт

Давайте отвлечемся от темы ИНН и спросим себя: только ли злодеяния и пороки скрывают от посторонних глаз? Конечно, нет. Нормальные люди скрывают и свою наготу, и то, что происходит в супружеской спальне, и определенные гигиенические процедуры. Словом, то, что показывать неприлично. Интимную сторону жизни.

Но разве понятие интимного сводится только лишь к неприличному? А разговор по душам, причем вовсе необязательно о любовных тайнах? А письма? Даже если там нет никаких секретов, а просто распорядок дня в санатории или рассказ о школьных оценках сына, все равно человек чувствует себя оскорбленным, если узнает, что его письма без спросу читал кто-то, кроме адресата. Вспомните, как негодовал Пушкин, обнаружив, что его переписка с женой перлюстрируется почтовым ведомством.

Однако в XX веке понятие интимности стало сжиматься, как шагреневая кожа. С одной стороны, люди сами переставали дорожить сокровенным, принося его в жертву комфорту. Взять те же письма. С изобретением телеграфа, радиосвязи и телефона коммуникация значительно упростилась. Правда, она утратила конфиденциальность. Чужой человек принимает телеграмму, чужой передает, чужой приносит домой. О переговорах в эфире вообще нечего говорить. Их фактически может подслушать любой, была бы соответствующая аппаратура. Наверное, немаловажную роль, помимо упомянутого комфорта, в том, почему на это согласились, сыграла безликость и незаинтересованность соглядатаев и слухачей. В старину почтовый служащий читал письма с целью выявить политическую неблагонадежность. Это оскорбляло, пугало, сковывало письменное общение. Нынешняя работница почты даже не читает, а механически считает слова, чтобы определить плату за телеграмму. А телефонистка вторгается в разговор, напоминая, что время заканчивается.

С появлением компьютерной связи и интернета был сделан еще один шаг, а вернее, скачок в сторону открытости. Отправленное по электронной почте письмо, несмотря на пароли, может, употребив некие усилия, прочитать кто угодно. Тут даже специального оборудования не нужно, только определенные навыки. Но поскольку ты этих читателей не видишь и не слышишь, их, будто, не существует.

В общем, неуклонная тяга к комфорту и к прогрессу, обеспечивающему комфорт, сыграла чрезвычайно важную роль в рассекречивании частной жизни.

С другой стороны, и государства в XX веке дерзнули установить такой контроль над личностью человека, какой предыдущим правителям даже не снился. Да, Пушкина возмущала не только перлюстрация его писем к супруге, но и то, что царь не позволил ему съездить за границу. Но в Советском Союзе разрешение на выезд, причем для немногих избранных и после многоступенчатой проверки, стало чуть ли не самой невинной формой контроля. Кто при «проклятом царизме» посмел бы предложить то, что впоследствии стало повседневной реальностью и даже нормой жизни — концентрационные лагеря? Концентрация, т. е. скученность заключенных, не предполагала вообще никакого личного пространства. Конечно, и жизнь крепостных рабов во многом регламентировалась хозяевами. Русский помещик или западный феодал мог, например, запретить своему крестьянину на ком-то жениться. (Хотя чаще не запрещал, потому что ему до этого не было дела, особенно если, как часто бывало, он жил вдали от своего имения).

Однако на воле у людей все-таки сохранялось — хотя и в урезанном виде — право на интимность. Даже советское государство, где было принято публично осуждать на собрании (это называлось — «прорабатывать») неверного мужа, на которого жена пожаловалась в партком, не лезло к человеку под одеяло.

Впрочем, к середине XX века и в этой области произошли существенные подвижки. Огромную роль в уничтожении интимного сыграл пляжно-курортный отдых. Попробуйте взглянуть глазами наших предков на эти груды полуобнаженных тел — мужских и женских, худых и тучных, молодых и старых, знакомых, малознакомых и совсем незнакомых, лежащих рядом в весьма откровенных позах с выставленными напоказ шрамами, бородавками, отвислыми животами. Ведь тогда был сделан семимильный прыжок, по сравнению с которым последующая мода на купальники — бикини, перепонку вместо трусов или обнаженный бюст (сейчас говорят по-иностранному — «топ-лесс»), это даже не полшага, а так, почти ненаблюдаемое микродвижение…

А ведь водоемы существовали тысячелетиями. Как, впрочем, и летняя жара. И люди, конечно, купались, но это было делом интимным, а потому сокрытым от посторонних глаз. Для богатых оборудовались специальные купальни. Бедные выбирали какие-то укромные места. Никому и в голову не приходило раздеваться при всем честном народе. Кстати, во многих восточных странах и доныне местное население ведет себя именно так. Да что далеко ходить за примерами! Те из нас, кто любил ездить в Абхазию, пусть вспомнят, много ли они видели абхазских женщин в купальниках. Они даже плавать — то, как правило, не умеют, хотя родились и выросли у моря.

Очень серьезным вторжением в сферу интимного явилось и развитие служб акушерства и гинекологии. Ну — ка образуйте мужской род от слова «повитуха»! Ничего не выйдет, потому что такого слова не существует. Не принимали роды мужчины. А теперь принимают, и даже укоренился миф, будто мужчина — акушер или гинеколог лучше, чем женщина. Про интимность в условиях роддома вообще говорить смешно. Кстати, не все, наверное, знают, что впервые роддома появились в революционной Франции, когда была предпринята попытка существенно урезать частную жизнь. Попытка эта не удалась, т. к. смертность в роддомах того времени оказалась гораздо выше, чем при домашних родах. Вторично роддома появились лишь после Октябрьской революции, многое перенявшей у французов.

Но все же до второй половины XX века какие-то стороны интимной жизни не демонстрировались и не обсуждались, а для каких-то существовали специально отведенные места. Жующей и пьющей сегодня на каждом углу молодежи, наверное, трудно поверить, что даже еда считалась действием достаточно интимным. Во всяком случае, было совершенно не принято есть и пить в толпе, на ходу, на улице или в городском транспорте. Малому ребенку — и тому говорили: «Потерпи до дому» (исключение составляло мороженое).

Не принято было совсем недавно и прилюдно «наводить марафет». Прическа, завивка, макияж и разные другие способы себя приукрасить — все это были женские секреты, женская интимная жизнь.

Ну, а проблемы кишечника, прыщей и проч. и вовсе были тайнами, открываемыми только врачу. А многие люди и врачей стеснялись! Интересно, что, даже живя в коммунальных квартирах, культурные люди умудрялись не посвящать домашних в подробности своей интимной жизни. Мы обе выросли в коммуналках, в тесноте, когда три поколения ютились в одной небольшой комнате. И ни разу не были свидетелями той стороны взрослой жизни, о которой слышали от «продвинутых» сверстников. А знакомый дагестанец, проведший детство в маленькой глинобитной хижине горного аула, однажды признался нам, что никогда в жизни не видел своего отца в трусах!

Так что, находясь на воле, пусть и в стесненных условиях, уважающие себя люди всеми силами старались блюсти свою интимность. И это как-то неразрывно связывалось с сохранением человеческого облика. То есть, некий минимум приватности все же оставался. И, казалось, был неприкосновенен.

Пальчиковый ангел и прочие гаранты безопасности

Но так только казалось. Начиная с сексуальной революции 60–х, либеральное крыло мировой политической элиты взяло курс на полное уничтожение понятия частной жизни. На Западе это произошло лет на 30 раньше, чем у нас. Уже в 70–е годы в США стали показывать телепередачи, как сейчас говорят, «в режиме реального времени»: договаривались с определенной семьей, устанавливали в ее доме телекамеры и снимали «жизнь, как она есть», выставляя напоказ все грязное белье. Общество поначалу было в шоке. Семьи, где происходила съемка, нередко распадались, но экспериментаторов это не останавливало.

До нас тогда это донеслось только в виде фильма популярного польского кинорежиссера Анджея Вайды «Все на продажу», в котором артисты играли самих себя, и был даже такой эпизод, когда попавший в аварию Вайда, едва очнувшись, включает кинокамеру и снимает свое окровавленное лицо, чтобы вставить этот эпизод в фильм. Столичная интеллигенция с большим пиететом, глядя на экран, думала: «Ну, надо же! Польша — а такой Запад!» И не чаяла, что скоро сама встроится в цивилизованное сообщество.

С приходом к власти М.С. Горбачева отечественные прогрессисты ринулись наверстывать упущенное. Стали раздаваться голоса, что, дескать, нет запретных тем. Дескать, это ханжество, наследие проклятого тоталитарного прошлого. И сперва стали все обсуждать, а затем и показывать. Передачи «Тема», «Про это», «За стеклом», «Моя семья», «Большая стирка», «Голод»… Список неуклонно удлинялся. То, что раньше люди — и то не все! — соглашались проделывать в концентрационных лагерях под страхом смерти, теперь делается добровольно за денежное вознаграждение. А смотрится десятками миллионов зрителей вообще «за так».

Как с цепи сорвалась и реклама. Опять же, что раньше принято было утаивать, выставлено напоказ: средства от запоров и медвежьей болезни, депиляторы, дезодоранты от пота, лекарства от венерических заболеваний, витамины, полезные в климактерический период, и различные виды прокладок… Наверное, не осталось ни одного уголка интимного пространства, не высвеченного наглым прожектором средств массовой информации.

Так что термин «открытое общество», которое сейчас нас призывают строить, означает Отмену границ не только между государствами, но и между частной и общественной жизнью. Стеклянные дома, привидевшиеся во сне Вере Павловне, героине романа Н.Г.Чернышевского «Что делать?», лишь выглядели метафорой. До стеклянных домов мы пока не доросли — во всяком случае, в массовых количествах, — но целый ряд примет открытого общества уже налицо. Сотовых телефонов сейчас нет разве что у бомжей. А ведь местонахождение такого телефона и, соответственно, его владельца фиксируется с точностью до 2 км и проверяется каждые несколько минут. Это не чьи-то злые козни, а необходимое условие работы сотовой связи. И люди охотно выдают тайну своих перемещений в обмен на дополнительный комфорт.

Очень удобны и чипы, вживляемые домашним животным — собачка уже не может потеряться. Электроника просигналит, куда она забрела. Отдел Защиты Животных фирмы «Байер» предлагает москвичам электронную систему идентификации животных TRACER — «паспорт для ваших любимцев». «Существующие сегодня системы идентификации не обеспечивают достаточной степени сохранности информации», — убеждает реклама. А TRACER — это «уникальный цифровой код для каждого животного, сохранность информации на протяжении всей жизни животного, безошибочная идентификация, удобство и простота в применении, стерильный шприц для безболезненной имплантации…». В общем, сплошные плюсы. Остается сгрести собаку в охапку и бежать по указанному адресу.

Да и с человеком напрашивается аналогия. Всякое же бывает, особенно если твой родственник в возрасте, да еще со склеротическими явлениями… Бывает, что пожилые люди теряются, не помнят, как домой идти и даже адрес назвать не в состоянии. Вот когда маленькая электронная пластиночка, вживленная в кожу, окажет неоценимую услугу, подаст сигнал, поможет отыскать потерявшего ориентацию старичка… А если такая страшная болезнь, как диабет? Состояние комы, заставшее больного врасплох на улице. Он лежит беспомощный, рядом никого. Но спасительный чип «Digital Angel», вживленный в палец (слово «Digitel» имеет два значения: «пальцевый» и «цифровой», на русский можно перевести как «Ручной Ангел» — одно название чего стоит!), электронный «ангел-хранитель» немедленно подаст сигнал SOS — и скорая помощь несется на помощь… США, страна — лидер, уже предоставляет своим гражданам этот удобный вариант спасения.

Наше государство, судя по ряду информационных сообщений, тоже собирается осваивать «чипизацию» некоторых категорий граждан. Например, заключенных (чтобы не потерялись в тайге) или сотрудников МЧС (спасатели сплошь и рядом попадают в такие передряги, что и сами нуждаются в помощи). Ну, а В.В. Жириновский, выступая весной 2004 года на слушаниях в Государственной Думе, авторитетно заверил аудиторию, что в будущем чипы всем вживят обязательно. В рамках борьбы с терроризмом. Должно же государство заботиться о безопасности своих граждан! А как без чипов обеспечить заботу?

Но пока «Ручной Ангел» находится в стадии приручения, в крупных городах повсюду устанавливаются видеокамеры. В банках, метро, супермаркетах. А некоторые солидные фирмы оборудуют камерами слежения даже… туалеты.

Тут, пожалуй, впору задать вопрос бесстрашным сторонникам электронизации, которые обвиняли своих оппонентов в трусости и маловерии: если человеку не хочется, чтобы какие-то невидимые анонимы наблюдали за его физиологическими отправлениями, он кто — трус или маловер?

А теперь представьте, что происходит с психикой человека, который, боясь потерять высокооплачиваемую работу, соглашается на такое наблюдение, перешагивает через свой стыд. Что он должен внушить себе, какую психологическую операцию над собой произвести? Легко просматриваются два варианта. Либо надо перестать считать человеком себя, либо наблюдателей. Исход одинаково плачевен, ибо в обоих случаях сопряжен с серьезными нарушениями психики. В первом случае рано или поздно произойдет впадение в депрессию. Во втором разовьется истерическая демонстративность («Пусть смотрят, мне плевать!»). А может быть, и третий вариант — аутизация, когда человек, зализывая травму попранного стыда, экранируется, отгораживается от мира («никого не вижу, никого не слышу»).

Реакции разные, а суммарный итог, по существу, один: в людях развивается бесчувственность и, соответственно, в отношениях между ними возникает разобщенность. Депрессивная мать может быть безразличной даже к голодному грудному ребенку. Младенец порой надрывается от крика, а в матери это вызывает лишь чувство усталого раздражения.

Истеричные люди, несмотря на свои бурные проявления, глубинно очень холодны к окружающим. Классическое сравнение, приводимое на лекциях по психиатрии: истерик напоминает бифштекс — снаружи раскаленный, а внутри холодный. От такого не стоит ждать подлинного сочувствия и серьезной поддержки. Значит, провоцирование в гражданах истерической демонстративности тоже усугубляет атомизацию общества. «Autus» по-латыни «сам». Человек с аутическими чертами вообще мало реагирует на окружающих людей. Он замкнут в себе. И это не признак творческой активности или духовной сосредоточенности, а тяжелая патология.

Сейчас в странах, которые принято называть цивилизованными (следовательно, они наиболее вовлечены в глобалистский проект), наблюдается заметный рост аутизма. Выходит, что чем более открытое общество, тем больше в нем людей с запертой на замок душой! Если б это было не так, тренинги общения не выросли бы в серьезный бизнес.

Воспоминание на заданную тему

Выхолащивание тайного в человеке происходит не только путем повсеместной установки видеокамер. К «прозрачности» приучают и многочисленные тесты типа «Познай себя», и анкетирование на улицах, и участие в передачах, где предлагают рассказать, как удалось вернуть мужа, сбежавшего было к любовнице, или, наоборот, изменить, но так, чтобы муж ничего не узнал. И те же тренинги общения, на которых почему-то полагается «раскрепоститься» и поведать чужим людям о «проблемах», в существовании которых себе-то бывает подчас неловко признаться.

И опять, чувство неловкости возникает не обязательно при оглашении каких-то постыдных тайн. Помнится, в 1993 году в г. Пущино на Оке был заявлен семинар по реабилитации больных детей, и организаторы обещали дать нам возможность сделать доклад о нашей работе с детскими неврозами. А мы тогда еще только-только придумали свою методику куклотерапии, и, как это часто бывает с неофитами, жаждали со всеми поделиться своим «открытием». Но по приезде выяснилось, что семинара не будет. Вместо него состоится мероприятие со странным названием «Игра», а устроителей следует называть «методологами» и «игротехниками». Выяснилось также, что обман участников (про семинар и доклады сказали не только нам) входил в условия игры. Сказано было, что игра намного эффективнее семинара, что это мозговой штурм, ломка привычных стереотипов, стимуляция креативного мышления…

На деле же руководители — игротехники учинили над людьми форменное издевательство: каждую минуту перебивали, требовали, чтобы, выражая свою мысль, участники тут же схематизировали ее путем начертания на доске кружков, треугольников и квадратов. А одним из главных условий игры было постоянное раскрытие своих мыслей по требованию методологов. То и дело слышалось: «О чем вы сейчас подумали? А почему вы так подумали?». И именно это было особенно невыносимо, воспринималось как грубое, наглое давление, как психическое насилие, беспрецедентное посягательство на тайны твоей внутренней жизни.

Мы обе это очень быстро почувствовали и «вышли из игры». Другие же участники, боясь показаться невежливыми — ведь пребывание в Пущино оплачивали иностранные спонсоры, — продолжали терпеть издевательства. Окончилось это в прямом и переносном смысле плачевно. В прямом — потому что большинство участниц к концу третьего дня пребывали в расстроенных чувствах и во время мозговых штурмов рыдали, а в переносном — потому что одного участника уже к концу первого дня увезли в больницу с инфарктом. (Впоследствии нам рассказали, что это еще цветочки, на некоторых подобных игрищах случались и самоубийства).

Тогда мы недоумевали: почему столь откровенный тоталитаризм мирно уживается с западной демократией? Ведь игротехники были, если можно так выразиться, начальниками местного значения. Истинное начальство — американцы из какого-то протестантского фонда милосердия — прибыло к концу второго дня. И по тому, как вели себя с ними наши мэтры, стали очевидно, что «спонтанные мозговые штурмы» и прочие «импровизации» проходят по четкому плану, продиктованному американскими благотворителями. Антураж при этом был очень демократичным. Будто мы не под Москвой, а в каком-нибудь американском кампусе: кофе-брейки, развлекательные шоу по вечерам, ворк — шопы, которые, если не предусматривали доску с кружочками и треугольничками, устраивалась прямо на траве, и можно было участвовать лежа, все называли друг друга по именам, в том числе и руководителей.

Прошло почти десять лет, прежде чем мы осознали, что видели не искажение, а закономерность. А если еще точнее, закономерное искажение. Ведь в глобалистском обществе, прообразом которого была в каком-то смысле пущинская «игра», распоясываться позволено только по мелочам. Выбирай себе на здоровье майки, сосиски, рок-группу, сексуальных партнеров! Но при этом ты должен быть «прозрачным», подчиниться тотальному контролю, включающему в себя и контроль над сознанием. А оформят его, конечно же, как твое благо, заботу о твоей безопасности и твоих финансах, об эффективности твоего труда.

Заговор гуманистов

А теперь зададим вопрос, который многим нашим читателям, наверное, покажется глупым: зачем он нужен, такой тотальный контроль?

— Как зачем? — изумятся они. — Вы что, не понимаете? Нас же готовят к жизни в электронном концлагере. Это новая, более изощренная форма управления людьми.

Да, все, конечно, так. И, тем не менее, вопрос «зачем?» остается. Ну, скажите, зачем такой избыточный контроль? Зачем следить за миллионами беззащитных, безоружных обывателей? Зачем знать, сколько денег пенсионер оставил в универсаме, и по какому маршруту возвращалась с базара домохозяйка? Зачем власти — отечественной ли, всемирной ли — иметь в базе данных сведения обо всех болезнях всех людей на свете? Сходных «зачем» можно задать очень много, но и так ясно, что для управления людьми совершенно необязательно знать о них все. Мы же видим, что, если хотят поймать террористов, не говоря уж о неплательщике налогов, это делают без особого труда, во всяком случае, без всяких чипов и даже без камер слежения. Как говорится в анекдоте, «старым казацким способом». А если не ловят (как, например, Басаева), значит, не хотят.

Шизофреническая избыточность и дороговизна электронизации всего мира не укладывается в рамки рациональных объяснений, в том числе и конспирологических: дескать, мировое правительство хочет таким образом обрести политическое господство над всем земным шаром. Оно, может, и хочет, но для этого не обязательно следить за человеком в сортире.

Нет, никакими прагматическими соображениями этого не объяснить. Тут есть нечто, выходящее за пределы нормальной логики…

Не так давно у нас появилась возможность прочитать три связанных между собой документа с одним общим названием «Гуманистический манифест». Первый датирован 1933 годом, второй — 1973, последний — 2000. Для уяснения происходящих сегодня исторических сдвигов эти документы чрезвычайно важны, поскольку представляют собой идеологическую платформу глобализма. Причем в каждом следующем манифесте, по мере завоевания очередных политических и мировоззренческих плацдармов, принципы построения нового открытого общества излагаются все жестче, откровенней и агрессивней.

Генеральный постулат «гуманистов» — это безбожие. Люди, выросшие при советской власти, были уверены, что воинствующий атеизм процветает только у нас. А «у них» все нормально: храмы не рушили, религию не запрещали, лекций по научному коммунизму не читали. До поднятия «железного занавеса» многие даже думали, что Запад очень религиозен. А когда начались массовые турпоездки и выяснилось, что это, мягко говоря, не так, возникло недоумение. Почему? Там же не запрещали, не сажали, не крушили… Однако быстро было найдено невнятное, но вполне всех устраивающее объяснение: отпадение от веры на Западе произошло как-то само собой — прогресс, знаете ли, комфорт, сытая жизнь. Им, буржуям, и без Бога хорошо.

Но знакомство с «Гуманистическим манифестом» опровергает версию спонтанной апостасии. Кто-то возразит: «Никакую спланированную акцию невозможно осуществить без готовности общества».

Безусловно. Только не забывайте, что люди в массе своей всегда готовы пасть и отпасть, ибо природа потомков Адама и Евы подвержена греху. И именно поэтому во все времена так важна была позиция политических и духовных вождей, творцов идеологии. Так важен был мировоззренческий вектор, который задавали опять-таки не массы, а властители государств и умов. И разговоры о том, как несостоятельны теории заговора, это типичный перевод стрелок. Не нравится слово «заговор» — замените словами «целеполагание элиты».

Вернемся к манифестам. Под первым стоят только подписи зарубежных идеологов. В частности, Джона Дьюи — философа, который сыграл заметную, если не ключевую роль в разрушении американского классического образования и чьи взгляды впоследствии легли в основу сходных процессов «реформирования школы» в других странах.

Конечно, для советских идеологов 30–х гг. богоборческие мотивы первого манифеста были слишком завуалированы: «Религиозные гуманисты считают Вселенную самостоятельно существующей и несозданной… Очевидно, что любая религия, которая надеется в современных условиях стать синтезирующей и динамичной силой, должна изменить свои формы, приспособив их к сегодняшним потребностям. Создание такой религии является главной необходимостью… Отныне мы не считаем адекватными вероисповедание, религиозные идеи и обряды своих отцов».

Но в 1973 году, когда у нас богоборческий пафос уже не звучал так откровенно людоедски, а у них, напротив, атеизм принимал все более открытые формы, позиции значительно сблизились. И хотя под этим манифестом с нашей стороны стоит лишь подпись академика Сахарова, взгляды авторов (с небольшими оговорками, касающимися критики коммунизма) охотно разделили бы многие советские интеллигенты. «Традиционная догматическая и авторитарная религия <речь уже идет не о религии вообще, а конкретно о христианстве — прим. авт.>, которая ставит поклонение Богу, обряд, культ и Символ Веры выше человеческих нужд, желаний и опыта, причиняет вред человеческому роду. Всякая информация о природном естестве должна пройти проверку на научную доказательность. По нашему заключению, догматы и верования традиционной религии такой проверки не выдерживают… Не божество будет нас спасать, а мы должны спасать себя сами… Не существует доказательных свидетельств того, что жизнь не кончается со смертью тела. Мы продолжаем существовать в нашем потомстве и том культурном влиянии, которое оказали на других… Не следует содействовать разным религиозных организациям в получении общественных средств… Мы убеждены, что негибкая мораль местного прихода и религиозные идеологии — пройденный этап».

А в 2000 году в третьем варианте традиционная религия вообще списана в утиль и сказано, что «упорная приверженность традиционным религиозным воззрениям обычно способствует нереалистичным, пассивистским, мистическим подходам к социальным проблемам, сеет недоверие к науке и слишком часто становится на защиту отсталых социальных институтов… Нет достаточных объективных рациональных и экспериментально подтвержденных свидетельств в пользу достоверности религиозной интерпретации действительности или предположений о существовании оккультных причин… Мы осуждаем попытки некоторых ученых… навязать общественному мнению интерпретации природных феноменов, апеллирующие к потустороннему. Мы думаем, что для человечества настало время осознать собственную зрелость — отбросить пережитки первобытного мистического мышления и мифотворчества, подменяющие истинное постижение природы».

Тут уже больше тридцати подписей наших ученых. Среди них — академик Н.Г. Басов, ведущий научно-популярной телепередачи «Очевидное — невероятное» профессор С.П.Капица, академик В.Л. Гинзбург и другие во главе с профессором философского факультета МГУ В.А. Кувакиным. Конвергенция произошла, безбожники всех стран объединились.

Что же они поставили во главу угла, на место якобы несуществующего Бога? Для бывших советских граждан здесь нет никакого открытия, любой из нас мог бы ответить на этот вопрос даже во сне: «Разумеется, науку с ее достижениями!». И жрецов научного прогресса как самых подкованных, способных переустроить мир, который томится в оковах традиционных религий. Переустроить так, чтобы людям было удобно и спокойно жить. Чтобы восторжествовала социальная справедливость, чтобы нас не разделяли ни границы, ни верования, ни национальные особенности. Чтобы образовалось единое мировое государство с единым управлением.

А чем больше пространство, которым управляешь, тем насущнее необходимость в дистанционном управлении. И здесь неоценимую услугу могут оказать электронные надсмотрщики и контролеры.

Но и для управления целым земным шаром из единого центра не обязательно, чтобы прозрачными были все, вся и всегда. Как ни крути, одним лишь глобалистским переустройством мира невозможно объяснить эту безумную электронную слежку, которая к тому же экономически разорительна. А мы привыкли слышать, что западный мир очень расчетлив и от всех проектов ждет, в конечном итоге, прибыли.

В чем же здесь прибыль? Неужели только в том, что никто не сможет утаить налог от мирового правительства? Но даже если отслеженные с помощью индивидуальной электроники налоги окупят (что весьма сомнительно) капиталовложения, все равно непонятно, зачем Министерству по налогам и сборам знать, по какому маршруту передвигался в течение дня налогоплательщик и болел ли он в детстве скарлатиной.

Однако, вспомнив, что вожди мирового гуманизма не просто хотят возглавить новое движение или даже государство, а претендуют на место столь самонадеянно отмененного ими Бога, неусыпной тотальной слежке наконец-то находишь объяснение. Ведь именно Бог — Вездесущий, Всевидящий, Всеслышащий, Всеведущий.

Вот и безумцы — глобалисты возмечтали не только узурпировать место Бога, но и обрести Его свойства. Сами они, конечно, малость не дотянули до всевидения и всеслышания, — «несправедливый» Бог не дал! — но с помощью Новейших Достижений Науки надеются компенсировать досадное несовершенство человеческой природы.

Электронное око

Существует и другое затруднение. Тем злым, лукавым и гордым сущностям, которые вдохновляют творцов «нового мира», не дано проникать в душу человека, читать его мысли, знать, что таится в его сердце. Поэтому для них крайне важно как можно больше узнавать о внешних проявлениях человеческой жизни, чтобы хоть таким путем догадываться о сокровенном. Заветная мечта духов злобы и, естественно, их патрона — контроль над человеческим сознанием. Не потому ли так много сил и средств вложено на протяжении последних десятилетий в разработку соответствующих технологий?

А теперь вернемся к самому началу наших рассуждений — к реплике о том, что истинно верующим даже камера слежения, установленная в храме, молиться не помешает. И что вообще, тому, кто с Богом, скрывать нечего.

Есть такая икона — «Недреманное око». Название ее, как считают некоторые богословы, скорее всего, произошло от строки из Псалтири: «Не даждь во смятение ноги твоея, ниже воздремлет храняй тя, се не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля» (Пс.120:3–4).

Диавол, который не может придумать ничего своего, и здесь пытается подражать Всевышнему. Говоря о сатанинской символике, о. Алексий (Мороз) пишет: «…треугольник с изображением ока на верху пирамиды <этим символом украшена, как известно, однодолларовая купюра — прим. авт.> — означает глаз сатаны, который видит будто бы все, что происходит в мире» («Музыка преисподней». — Нижний Новгород, 1995 г). Но поскольку диавольское «недреманное око» — лишь пародия, никакого дара всевидения и всезнания у него нет, ему требуется материальное подкрепление: всевидящая и всезнающая система электронного контроля. Тоже своего рода «недреманное око». Недреманное око зла. И хранить оно будет только своих верных, а те, кто не согласится принять «новый мировой порядок на века» <лозунг, напечатанный на той же однодолларовой купюре — авт.>, будут объявлены маргиналами и нарушителями общественной безопасности.

Как же можно говорить, что признание компьютерной пародии на Господа и добровольное встраивание в сатанинскую систему мироустройства духовно безопасно для христиан? И вообще, как можно кому бы то ни было передоверять Божественное право всеведения о человеке?

Ну, а по поводу молитвы, которой якобы никто не может помешать?.. Мы много написали об интимности, о частной жизни, о том, как сузилось и продолжает сужаться это понятие. Но что же все-таки означает слово «интимный»? «Intimate» (англ.), «intimo»(исп.), «intime» (фр.) — в том числе, имеет значение «глубинный», «потаенный», «внутренний».

Иисусову молитву, важнейшую молитву для христиан, тоже называют «внутренней». Для овладения ею необходимо, среди прочих условий, вхождение внутрь себя или, как выражаются Отцы Церкви, «вхождение ума в сердце». «С Богом примирение и сроднение невозможны для нас, если мы наперед не возвратимся к себе и не войдем внутрь отвне. Только внутренняя жизнь есть истинно-христианская жизнь. О сем свидетельствуют все Отцы» (наставление Никифора Монаха, цит. по кн. «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». — «Лествица», 2003. С. 210).

Образ внутреннего, тайного, сокровенного неизменно сопровождает отношения Бога и человека. Личное богообщение всегда интимно, без тайны встреча Бога с человеком невозможна. «Безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси», — говорит Псалмопевец (Пс.50:8). «Заключай дверь келлии для тела, дверь уст для языка и внутреннюю дверь для лукавых духов», — поучает св. Иоанн Лествичник (цит. по кн.: «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». С. 211). Св. Исаак Сирин пишет: «… Потщись войти во внутреннюю сокровищницу твою, и узришь сокровище небесное. Лествица в Царствие Небесное сокрыта внутрь тебя, т. е. в сердце твоем» (Там же. С.211). «Уединившись внешне, покушайся далее войти во внутреннее стражбище (сторожевую башню) души, которое есть дом Христов, где всегда присущи мир, радость и тишина» (Там же. С. 244).

Интимность молитвы заповедал нам сам Спаситель: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь свою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:6).

«Се, стою у дверей и стучу», — говорит Господь, обращаясь к «сокровенному сердца человеку» (От. 3:20). А если сокровенного, внутреннего уже не будет, если понятие интимности окончательно уничтожат (что, несомненно, случится с введением электронных досье, чипов и т. д.), то куда войдет Господь? В какую дверь Он постучит? В ту, которая сорвана с петель вихрем бесстыдства или, как у аутистов, наглухо заперта?

Несколько лет назад нам привезли из Америки каталог модных игрушек и одежды. Значительную часть рекламируемой продукции составляли игрушки в виде внутренних органов, майки с изображением грудной клетки, бейсболки с нарисованными на них полушариями головного мозга. На уроках валеологии (их также называют «уроками здоровья»), которые сейчас внедряются в школьные программы всего мира, дети с малолетства во всех подробностях изучают внутренние органы, их устройство и функционирование. секс-просвет, опять-таки железной рукой насаждаемый в разных странах, а на Западе давным — давно насажденный, тоже огромное внимание уделяет внутреннему и внешнему строению соответствующих частей тела. Казалось бы, зачем вдалбливать это снова и снова, чуть ли не каждый год в течение 10–12 лет? Чтобы обучить подростков «безопасному сексу», не требуются такие анатомические штудии. А вот для того, чтобы вытащить наружу то, что Господь намеренно сокрыл от посторонних глаз, подобные уроки, игрушки, майки и кепки очень даже подходят.

Равно как и уверения, что ни в коем случае не надо ничего в себе таить, ибо это опасно для психики, а потому все эмоции надо выплескивать, иначе будет инфаркт, инсульт или рак. В сей миф верят и многие православные люди.

Так что и без электронных чипов почти все внутреннее, подлежащее сокрытию, уже рассекречено, становится наружным. Но пока еще очень многое зависит от произволения человека: один позволил себе распуститься на людях, а другой предпочел спрятать от посторонних глаз то, что не следует демонстрировать.

Система же непрерывной слежки лишит нас такого выбора. А по существу — свободы воли. Ведь свобода воли — это возможность выбора между грехом и добродетелью.

Насчет греха (например, попрания целомудрия) мы уже написали достаточно. Но и с добродетелью при электронном «Всевидящем Оке» дела будут обстоять совсем не так просто, как считают некоторые бесстрашные христиане.

«Святая Синклитикия сказала: как открытое сокровище оскудевает, так и добродетель, узнаваемая и разглашаемая, помрачается», — читаем в «Древнем Патерике» (Репринтное воспроизведение издания 1899 г. — Издательский отдел Московского Патриархата, 1991.С. 139). И чуть ниже слова некоего безымянного старца: «Еще сказал: открывающий и разглашающий добрые дела свои подобен сеющему на поверхности земли: прилетают птицы небесные и снедают семя. А скрывающий житие свое подобен сеющему на браздах пашни — он пожнет обильный плод» (Там же. С. 140).

Причем, соглашаясь жить под электронным надзором, человек не только нарушает заповеданную Спасителем тайну доброделания, но и лишается небесной награды. Снова процитируем «Древний Патерик»: «Авва Исайя сказал <…>: Ты же, верный раб Христов! Держи в сокровенности делание свое, и остерегайся со скорбию сердца, как бы из человекоугодия не погубить мзды твоего делания. Ибо делающий напоказ людям (уже) воспринимает мзду свою (Мф. 6:2), как сказал Господь» (Там же. С.132).

Недаром многие святые Отцы, столпы христианской веры и благочестия, стремились к максимальной прикровенности своей жизни. «Сказывали о скитских подвижниках: если кто видел их дела, то они считали их уже не добродетелью, но грехом» (Там же. С. 140).

Не только о древних старцах, но и о живших вчера, да и о живущих сегодня, очень мало что известно. Их внешняя жизнь всегда достаточно скрыта от посторонних глаз. Порой они вообще находятся в затворе, т. е. в абсолютном уединении. А уж о внутренней жизни и говорить нечего! Хотя она, безусловно, гораздо интенсивней, чем у обыкновенных людей, ее содержание практически целиком остается в тайне. А тот, кому об этом что-то известно (как правило, тоже отшельник), так и назывался — «сотаинник». Значит, очень трудно удержать высоту духовную, будучи открытым.

Да и в наивысшем для нас образце — Евангелии — много ли говорится о внешних обстоятельствах жизни Христа и тем более о Его внутренних переживаниях? Вряд ли это случайно. В Евангелии вообще ничего случайного нет. Если уж сам Господь явил для нас образец прикровенности земного бытия, то нам ли, грешным, заявлять, что жизнь за стеклом нам не помеха, и беспечно соглашаться на режим постоянного мониторинга?

Больше всего поражает, конечно, бравада по поводу Церкви. Пусть, мол, наблюдают за нами даже во время службы! Мы все равно в храме окружены людьми, и это нисколько не мешает нашей молитве.

Да, в храме мы не одни, но это не совокупность отдельных чужеродных атомов, а соборное единство. В мистическом смысле верующие христиане — члены единого Тела Христова, «единые уста, единое сердце».

Но даже единоверцы не должны подглядывать друг за другом. Интересно, что это особо оговаривается в вероучительной литературе. Подглядывание никогда не считалось чем-то нейтральным, дескать, пусть смотрят, сколько хотят, а воспринималось как грех, пагубно действующий и на любопытствующего, и на объект любопытства.

И уж совсем непонятно, как в условиях слежки быть с тайной исповеди. Ведь разглашение этой тайны не рядовой, а сугубый грех. И давая согласие на жизнь под надзором электронного стукача, христианин такой грех совершает.

Жесткая альтернатива

А еще тем, кто столь самонадеянно рассуждает о силе своей молитвы, полезно узнать, что залогом как успешности в молитве, так и успешности вообще в христианской жизни, Симеон Новый Богослов считал безусловное послушание («Откровенные рассказы…» С. 188). Уже сейчас ясно, что установления нарождающегося глобалистского государства не просто иные, а диаметрально противоположные христианским. И это закономерно, поскольку идеологи глобализма — богоборцы. Но атеизм — лишь стадия, фаза, предшествующая фазе откровенного сатанизма. «Кто не со Мной, то против Меня», — сказал Христос (Мф. 12:30).

Недаром в Конституции Объединенной Европы, модели будущего всемирного государства, нет даже упоминания о христианстве как о культурно-историческом фундаменте европейской цивилизации. И это несмотря на протесты целого ряда стран, входящих в европейское сообщество!

Естественно, в дальнейшем антихристианские законы будут все более четкими и определенными. Содомия, растление детей, убийство старых и больных, красиво названное «эвтаназией», колдовство, наркомания и прочие «радости глобализма» станут общепринятой, законодательно утвержденной нормой. Как тут быть с безусловным послушанием? Кого слушаться — Христа или Велиара?

Соглашаясь на уничтожение понятий интимности и тайны частной жизни, человек уже, в лучшем случае, пытается служить двум господам. А это — опять же вспомним Евангелие — невозможно.

Многие по личному опыту знают, как трудно молиться, совершив даже мелкий грех: пожадничав, съев в пост что-то скоромное. Так неужели молитве не помешает наше бесстыдство и согласие со злом? А ведь мы еще ничего не сказали о возможности электронного воздействия на человека, лишь упомянув о том, что контроль — это часть системы управления. Но электронное воздействие — отдельная тема, и мы не будем втискивать ее в рамки и без того обширного текста. Скажем одно: по пророчествам святых отцов, в последние времена тот, кто сможет хотя бы призвать имя Господне, спасется.

Значит, в какой-то момент воздействие демонических сил на человечество будет столь велико, что даже произнести Иисусову молитву (которая и есть призвание имени Христа) смогут лишь единицы. Конечно, никому, кроме Небесного Отца, неведомы апокалиптические времена и сроки. Но даже самые храбрые православные либералы вряд ли дерзнут сейчас утверждать, что глобалистский проект — богоугодное дело. И те, кто позволяют включить себя в систему электронного контроля и учета (подразумевающую, между прочим, и «трансграничную передачу сведений персонального характера», то есть, подключение к некоей всемирной базе данных) соучаствуют — как бы они это ни отрицали — в строительстве антихристова царства.

Великие подвижники, столпы христианской веры остерегались соблазна. Казалось бы, людям с такой силой духа, чем повредят любопытные взоры? Но — нет, предпочитали не искушаться. Как же можно всерьез считать, что мы, цепляющиеся за комфорт и материальные блага, вплоть до крохотных скидок, предоставляемых обладателям «социальных карточек москвича» и других электронных пропусков в глобалистское царство, окажемся сильнее святых отцов и в критический момент вдруг отринем все то, ради чего постепенно, шажок за шажком сдавали позиции. Есть пословица: «Дашь палец — откусят руку». Почему мы думаем, что, отдав и палец, и руку, и уже чуть ли не положив голову в ласково открытую пасть льва, сумеем каким-то образом в последний миг вырваться? Мы ведь не укротители. Да и антихрист — не дрессированный лев.

07 / 12 / 2004

ИНОСТРАННЫЙ С ПЕЛЕНОК?

Интервью с кандидатом психологических наук Алексеем Михайловичем Кушниром

В последние годы укоренилось мнение, что чем раньше дети начнут изучать иностранные языки, тем лучше. Родители охотно платят за дополнительные занятия английским в детском саду, нанимают (если позволяют средства) дошкольникам репетиторов. И, конечно, когда Министерство образования решило ввести во всех школах обучение английскому с первого класса, большинство пап и мам встретило это решение на ура. Однако в среде профессионалов отнюдь не все смотрят на происходящее со столь безоглядным оптимизмом. Предоставим слово кандидату психологических наук Алексею Михайловичу Кушниру. Будучи главным редактором журналов «Народное образование» и «Школьные технологии», он хорошо знает положение дел в российской школе. А с другой стороны, рассуждает не только как теоретик, но и как практик, поскольку двадцать с лишним лет назад разработал и внедрил свою оригинальную методику преподавания иностранных языков.

— Говоря о современной тенденции обучать детей иностранному языку чуть ли не с пеленок, прежде всего необходимо ответить на вопрос, кому это выгодно. Кто является заказчиком данных «образовательных услуг»? Казалось бы, что тут неясного? Заказчики — родители, их же никто не неволит платить репетиторам или водить ребенка в соответствующие кружки. Но давайте копнем поглубже и спросим: а откуда возникла такая преувеличенная потребность в иностранном языке? Как сформировалось убеждение, что его знание — залог успеха в жизни? Конечно, это прежде всего реакция на долгие годы существования страны за «железным занавесом». Для людей, выросших при советской власти, заграница была сверхценностью, а ведь именно эти люди и являются сейчас родителями, бабушками и дедушками, именно они определяют, чему и когда учить маленького ребенка. Во-вторых, после падения «железного занавеса» в России появилось большое количество иностранных бизнес — разведчиков, которые начали осматриваться, «наводить мосты». Соответственно, возникли фирмы, платившие своим сотрудникам немыслимые по тем временам деньги. Устроиться в такую инофирму было заветной мечтой многих семей. Это тоже обусловило рост мотивации. В-третьих, жизнь за «железным занавесом» породила преувеличенные надежды на «забугорное» счастье: вот уеду в Америку и там заживу как белый человек… Мытарства, неизбежно ожидающие эмигрантов, связанные с утратой корней и культуры, с отрывом от родного языка, не воспринимались — а часто и до сих пор не воспринимаются! — всерьез. Так что возможность уехать на постоянное жительство или хотя бы на работу за границу — это еще одна мотивационная составляющая раннего приобщения детей к изучению иностранного языка. Но за всем этим стоит мощная стратегия, направленная на развал нашей страны. В начале 80–х гг. XX века на Западе из уст достаточно серьезных политиков начали звучать такие высказывания: дескать, население современной России должно лет через 30–40 сократиться до пятидесяти, а то и до тридцати миллионов человек. Причем не обязательно в результате «горячей» войны. Этого можно достичь демографическими методами…

— Путем поощрения политики планирования семьи?

— Да, но не только. Есть и другие способы. Один из важнейших — это культурная переидентификация людей. Стратеги, разрабатывавшие данную политику, надеялись, что русские под влиянием западной культуры перестанут мыслить и рассуждать как русские, отторгнут отечественную культуру и ее ценности. И данный процесс был запущен. Мы пережили почти тридцатилетний период доминирования англоязычной музыки на нашей территории. По крайней мере, в молодежной среде Причем процессы англомании шли по нарастающей. Поколение, выросшее на англоязычной музыке, нарожало детей и уже вместе с ними слушает дома эту музыку, по-прежнему веря байкам про прекрасный западный образ жизни. Да и сейчас данная стратегия не утратила своей актуальности. Англоязычная экспансия продолжается, и главной ареной борьбы становятся менталитет, сознание человека, его психологические установки и язык. На что сейчас, в основном, выделяют гранты зарубежные фонды? — На пропаганду либерализма, феминизма и некоторых других демократических игр, ведущих к определенным сдвигам сознания, а также на иностранный язык. Это прослеживается очень четко.

— Но ведь у русского языка серьезное лобби в государственном аппарате! Движение в его защиту возглавляет супруга самого Президента!

— А куда направляются главные усилия? Народ отчаянно борется за русскую терминологию, видя в этом перспективу развития языка. Однако процессы словообразования — вещь объективная, никакими субъективными методами на них не повлиять. А вот на что абсолютно не обращают внимания, так это на то, что мы живем в стране, в которой уже на протяжении почти ста лет миллионы детей терпеть не могут предмет «русский язык». Школа если и не вызывает отвращение к русскому языку, то уж, во всяком случае, не воспитывает к нему любви. Конечно, у большинства людей все равно возникает эмоциональная привязанность к родному языку, как бы такая глубинная почвенность. Но система преподавания языка в школе работает на самоуничтожение. Программы и методы обучения построены таким образом, что язык — родной язык! — никому не покажется легким. Мы традиционно взяли на вооружение схоластическую прусскую модель обучения языкам. Но что удивительно, в области обучения иностранным языкам наблюдается совсем иная картина. Тут сплошной творческий подход, прямо-таки взрыв креативности. Учителя всячески стараются сделать урок привлекательным, используют игровые методы, слайды, фильмы, элементы страноведения. То есть мотивационно государственная образовательная система работает против русского языка, способствуя экспансии иностранных языков. Прежде всего — английского. Это четко выраженная государственная политика в области языкового образования, и в последние годы она достигла своей кульминации, когда обучение иностранным языкам повсеместно ввели уже в начальной школе.

— Наверное, потому что в раннем возрасте иностранный язык лучше усваивается, да?

— В психологии нет никаких данных о том, что иностранный язык нужно давать с этого возраста. Не было никаких серьезных экспериментальных проверок последствий. Мало того, исследования, которые по данному поводу проводились <назовите хотя бы одну фамилию! > — а проводились они еще с 30–х годов, — свидетельствуют о том, что ранний билингвизм (двуязычие) тормозит овладение структурами родного языка. Затем, уже в более позднее время, было проведено исследование на Украине, показавшее, что даже такой билингвизм, как русско-украинский — а ведь это близкородственные языки! — заметно мешает развитию речи ребенка. И совершенно неслучайно в России, как и в Европе, в последние 100–200 лет систематическое изучение иностранных языков в массовой школе начиналось не в раннем возрасте, а лет с одиннадцати — двенадцати.

— А как же дворяне, нанимавшие гувернеров?

— Я специально подчеркнул, что речь идет о массовой школе. Не надо путать общую, народную школу с обучением отдельно взятых аристократов. Да и с ними, кстати, гувернеры — иностранцы, как правило, начинали заниматься не в раннем, а в отроческом возрасте.

— И потом кончилось все это нашествием Наполеона, после которого бурное офранцуживание нашей аристократии, как известно, пошло на убыль…

— Вот именно! Закончилось все совсем не так, как хотелось любителям чужестранного. Но вернемся в сегодняшний день. Повторяю: в психологии никаких данных в пользу раннего обучения иностранному языку не было и нет. А люди, которые сказали, что ребенок в раннем возрасте сензитивен, т. е. повышенно чувствителен к филологическим упражнениям, подобны страусу, засовывающему голову в песок. Что толку спорить про сензитивность? Вопрос нужно рассматривать шире: какое влияние оказывает раннее изучение иностранного языка на формирование менталитета русского человека? А как это влияет на формирование структур и навыков овладения родным языком? Какие возникают мотивационные тенденции у ребенка, который с ранних лет с помощью шуток — прибауток, песенок и прочих интересных занятий начинает осваивать английский, но при этом в скучнейшей форме изучает родной русский язык? Но с таких общепедагогических и даже гражданских позиций наше Министерство данный вопрос почему-то не рассматривает.

— Но зато, рассуждают многие, иностранный язык сейчас востребован, следовательно, его знание обеспечит ребенку хорошее будущее.

— Какое? Если никакой другой профессии, кроме знания иностранного языка, у человека нет, он, в лучшем случае, может стать переводчиком. А это, будем до конца откровенны, — технический, обслуживающий персонал. Ну и зачем изначально натаскивать ребенка на лакейство, на сервисное обслуживание иностранцев в России? Не лучше ли дать ему мотивационные установки на то, чтобы он уважал себя в своей культуре, стремился стать специалистом своего дела или владельцем своего дела? А иностранный язык может быть — а может и не быть! — приложением к основной профессии. Я, например, владею двумя языками, английским и немецким. Но для меня это не принципиально. Уверяю вас, если представителям зарубежной фирмы захочется со мной пообщаться, они найдут переводчика. Главное, что я буду представлять для них интерес как профессионал в той или иной области. Человек должен быть прежде всего компетентным носителем какой-то специальности. Тогда знание или незнание иностранного языка не играет для него никакой роли. Тем более, что лет через 5–8 станут общедоступными системы автоматического распознавания речи, а лет через 10–15 — и системы интеллектуального перевода. Это будет просто компьютерная программа, которая моментально переложит иностранную речь на нужный язык, причем не коряво, а с вполне приемлемым качеством. Все это — дело ближайшего будущего. Так что сегодня делать долговременную ставку на карьеру переводчика просто глупо.

— Выходит, сызмальства обучая детей иностранному языку, их подспудно настраивают на выезд из страны?

— Да. Всего один пример. Деревня Ольховка Волгоградской области. Родители до такой степени хотят обучать детей английскому, что готовы снять с себя последнюю рубашку. Никакие увещевания насчет того, что до завершения формирования структур родного языка нельзя этим заниматься, что это повредит детям, не действуют. В ответ слышишь только: «Зато дети, Бог даст, смогут пристроиться где-нибудь в Канаде. Мы не жили по-человечески, так пусть хоть они поживут!» Выходит, даже сельское население, которое в России всегда было оплотом державности и патриотизма, вдруг оказывается, в сущности, уже переидентифицированным. Мотивационный базис принадлежности к русскому этносу ослабел настолько, что они готовы сменить гражданство. И когда государство, идя на поводу у наследия «холодной войны», собственными руками формирует у детей готовность сняться с места и жить «за бугром», близорукость такой политики ужасает.

— Значит, специалисты и общественность должны требовать пересмотра политики Министерства образования в области раннего обучения детей иностранному языку?

— Безусловно! Раннее обучение иностранному языку является очень серьезной атакой на русскую ментальность и идентичность русского человека. Преподавание иностранного языка с первого класса должно быть отменено. Причем не обязательно по тем причинам, которые мы с Вами обсуждали, а просто потому, что оно научно никак обеспечено. Научные результаты, даже если они есть, никем никогда не обсуждались публично. Волюнтаристское принятие таких серьезных решений, касающихся судеб миллионов детей, является преступной халатностью.

— Вы сказали, что нельзя обучать детей иностранному языку, пока не завершено формирование структур родного языка. А когда оно завершается?

— Это, конечно, зависит от языка, от культуры, от индивидуальных особенностей ученика, но в среднем, как показывает мировая практика, лет в 10–11. Так что, когда у нас раньше начинали учить иностранный язык в пятом классе, это было очень правильно. Однако принципы преподавания следует пересмотреть.

— В каком плане?

— Сейчас в основе обучения лежит лингвистика: дети учат слова, грамматические формы, правила и т. п. А нужно положить в основу другой подход: сделать обучение иностранному языку природосообразным, основанным на природных законах развития речи или, говоря по-научному, речевого генезиса. Тогда эффективность обучения возрастает на порядок.

— Боюсь, для неподготовленного читателя это звучит слишком сложно и абстрактно…

— Пожалуйста! Можно и поконкретнее. Как развивается речь на родном языке? Сначала возникает понимание того, что говорят другие. Потом постепенно появляется способность реагировать междометиями, отдельными словами, фразами. И только когда пассивный словарный запас уже достаточно высок, возникает более или менее нормальная речь. Скажем, пятилетний ребенок абсолютно свободно понимает речь взрослых, но пересказать может лишь небольшой текст. То есть его собственная речь значительно уступает пониманию чужой. Или возьмем годовалого ребенка. Он показывает пальчиком по просьбе взрослых на массу разных предметов, а говорить почти не умеет. Если эта закономерность известна психологам, то отчего же обучение иностранному языку начинается с говорения? Зачем детей натаскивают на произношение каких-то отдельных фраз? Не лучше ли сперва довести способность понимать до такого уровня автоматизма, который наблюдается у ребенка в родной речи к тому моменту, когда человек уже начинает активно говорить сам? Это протоптанная природой тропинка развития речи. Зачем идти каким-то другим путем? Дети, начинавшие изучать иностранный язык по нашей природосообразной методике с пятого класса, занимались всего по два часа в неделю, но в выпускном классе владели языком так, как владеет им специалист технического перевода, окончивший среднее специальное учебное заведение. Согласитесь, для массовой школы это вполне приличный уровень.

— Расскажите поподробнее о своей методике.

— Еще в 70–е годы, учась на факультете иностранных языков, я с ужасом ощутил на себе неэффективность методов обучения. Тема меня очень «зацепила», и я начал работать в данном направлении. Сперва создал методику обучения детей чтению на родном языке, а затем, уже в конце 80–х годах, когда я организовал в Амурской области лабораторию технологий обучения, мной была создана методика обучения иностранному языку. Алгоритм ее таков. В полном соответствии с природной логикой формирования речи мы сперва сосредотачиваемся на понимании ребенком иностранной речи. Но для того, чтобы понимать речь, нужно создать языковую среду. Попытки создать ее по образу и подобию естественной языковой среды заканчиваются провалом, поскольку за два урока в неделю никакой среды не создашь. Разве это настоящая языковая среда, когда учитель говорит ученику какие-то тривиальные фразы, а тот ему с грехом пополам отвечает? Это просто обмен примитивными репликами. Да и сколько времени может уделить учитель ученику на уроке? Давайте подсчитаем: если в группе десять человек, а урок длится сорок минут, то на одного ребенка выходит не более трех — четырех минут, чтобы он что-то «прокукарекал» на английском. В массовой школе два урока английского в неделю. Значит, на каждого ученика придется в неделю шесть — восемь минут… Ну, еще домашние задания… Но все равно пятнадцать — двадцать минут, даже полчаса в неделю не могут изменить ситуацию! Поэтому нужен был другой подход. Мы создаем плотную языковую среду с помощью интенсивного чтения на иностранном языке.

— Каким образом?

— Прослушивая пленку, на которой записана хорошо артикулированная речь диктора, ребенок держит перед собой текст. В результате он не может читать неправильно, потому что слышит только правильные образцы. А чтобы чтение не было бессмысленным, ему дан полный подстрочный перевод. Человек, умеющий нормально читать, схватывает одновременно и английскую фразу, и подстрочный перевод. Полное понимание обеспечивается с первого раза. И все сорок пять минут каждый ребенок, повторяя за диктором, учится артикулировать, постепенно доводя произношение иностранных звуков и слов до автоматизма. Разработкой артикуляционной готовности мы занимаемся в течение двух лет. Два — три урока в неделю непрерывно артикулируют все дети. Таким образом, конечно, достигается неизмеримо большая плотность языковой среды, чем на обычном уроке.

— А для чего нужно доводить до высокого уровня автоматизма артикуляцию?

— Чтобы заработали непроизвольные процессы. Без этого невозможно достичь хорошего уровня владения иностранным языком. Почему речь человека на родном языке интенсивно развивается не только тогда, когда он говорит сам, но и когда он слушает других? Потому что работает артикуляционное эхо — непроизвольный автоматизм. Он играет колоссальную роль в овладении родным языком. Создать его в рамках традиционной модели обучения иностранному языку практически невозможно — слишком мало времени отводится на одного ученика. А тут артикуляционная функция доводится до совершенства. При этом, благодаря подстрочному переводу, достигается полное понимание, а значит, детям интересно читать. Экзамен в шестом классе выглядит так. Ребенок берет с полки любую книгу — детскую, но неадаптированную — и бегло, с достаточно хорошим произношением читает ее вслух с любого места. За два года, занимаясь только артикуляцией, я действительно могу вывести ребенка на уровень психофизиологических автоматизмов, т. е., я задействую правополушарные функции, которые обычно остаются вне тренинговых процессов, потому что недостает плотности языковой среды. За тридцать часов в неделю можно было бы создать плотность обычными методами, но у нас-то в неделю всего два — три часа иностранного языка!

— Хорошо. Это первый этап. А второй?

— Седьмой и восьмой классы полностью посвящаются лексическому аспекту. Выглядит это так. Перед ребенком лежит неадаптированная книга на английском языке. За первые два года, благодаря чтению с подстрочником, его лексический запас существенно вырос: на самом деле он гораздо больше, чем у обычного десятиклассника. Теперь же подстрочника перед глазами нет, а вместо него звучит литературный перевод. Поскольку восприятие литературного языка образно-эмоциональное, тут задействуются сразу оба полушария: человек не только понимает смысл, но и переживает, если книга интересная. В результате английский текст тоже воспринимается ребенком не на уровне отдельных слов, а накладывается на образно-эмоциональную, динамическую картинку, которая продуцируется у него в голове литературным переводом. После двух — трех занятий ребенок уже научается сопоставлять английскую фразу с этим образно-эмоциональным эквивалентом, и ему совсем не трудно догадаться, какое слово как переводится. В руках у ребенка карандаш, которым он фиксирует те слова, которые ему помог понять литературный перевод. В конце каждого урока устраивается словарный диктант. На экзамене за восьмой класс ребенок должен перевести с листа любой фрагмент неадаптированного художественного текста, соответствующего его возрасту. Ну а на третьем этапе обучения, наоборот, звучит английская речь, а в руках у детей — текст на русском языке. И примерно в середине девятого класса дети закрывают русский текст, потому что они уже свободно понимают английскую речь на слух. Значит, к концу девятого класса мы уже свободно артикулируем по-английски, свободно переводим с листа без словаря любую английскую книжку и свободно понимаем звучащую английскую речь. Но мы ни дня не занимались говорением. Те же дети, которые все эти годы обучались по традиционной методике, все время занимались говорением, пересказами и выучили сколько-то топиков. Пусть даже целых 50 штук! Но они не могут свободно переводить без словаря, не понимают, что говорит по радио английский диктор… Совершенно очевидно, что в целом уровень владения английским нашими ребятами гораздо выше. В течение последнего года обучения они уже занимаются говорением и осваивают грамматику. Естественно, при такой солидной базе, какая в них уже заложена, им это делать несложно.

— Где «обкатана» Ваша методика?

— В Амурской области и в некоторых других местах. Я знаю примерно 20 специалистов, активно работающих по этой методике.

- А почему нет широкого внедрения?

- Наша внедренческая система никак не связана с критериями эффективности методик. Она ориентируется исключительно на издательские интересы. А издательству, пока у него не распроданы большие тиражи старых учебников, невыгодно печатать новые. Это такая же психология, как у владельцев компаний сотовой связи, которые говорят: «Пока мы не извлечем максимум прибыли из старой технологии сотовой связи, мы не пустим на рынок новые технологии». Да ладно методика обучения иностранному языку никому не нужна! Точно так же не нужна моя методика обучения чтению на родном языке, благодаря которой ребенок к концу начальной школы только на уроках, без домашних заданий и при снижении нагрузки прочитывает не четыре книжки «Родная речь», а 60–80 томов детской литературы! Эта методика давно опубликована, с успехом проверена примерно на ста тысячах детей, но такое массовое внедрение прошло незамеченным для системы образования. Нет, чиновники из Министерства образования и члены Российской Академии Образования, конечно, знают о существовании моей методики, но никто палец о палец не ударил, дабы сделать ее общедоступной.

— Подводя итог нашему разговору, что мы скажем родителям?

— Не усердствуйте в раннем обучении детей иностранному языку. Помимо всего прочего, это открывает в детском сознании шлюзы для проникновения не только чужих слов, но и чужих ценностей, зачастую противоположных ценностям нашей культуры. А чуждый интонационный строй может разбалансировать неокрепшую детскую психику, пагубно повлиять на эмоциональную сферу ребенка. Русская речь интонационно плавная, раздумчивая. Английская — гораздо более нервная, напряженная, фразы интонационно рваные, голос чуть ли не на каждом слове поднимается вверх. Для ребенка, который в силу своих психофизиологических особенностей более чувствителен к подобным вещам, нежели взрослый, это серьезная нагрузка. Лучше сызмальства прививайте детям любовь к родному языку: читайте побольше народных сказок (конечно, в адаптированном варианте, без обилия страшных подробностей, оставшихся нам в наследство от язычества), учите пословицам и поговоркам, разучивайте с детьми народные песни. Последнее особенно важно, поскольку музыкальный фольклор создает у детей надежный культурный иммунитет, защищая психику от стрессов и невротизации.

С Алексеем Михайловичем Кушниром беседовала Татьяна Шишова

13 / 12 / 2004

ОРГИЯ ГУМАНИЗМА

Что такое абсурд? Это какая-то нелепость, несуразность, запредельная чушь. Но абсурд далеко не всегда явление объективной реальности. Очень часто что-то нам кажется абсурдным просто в силу нашей неосведомленности.

Как объяснить, например, тот факт, что академик В.Л. Гинзбург вдруг сделался главным экспертом, к которому аппелируют противники введения в школы «Основ православной культуры»?

Что он в этом понимает? Он же физик, а не богослов, не историк, не психолог и даже не методист в области школьного образования! недоуменно спрашивают окружающие.

И вообще, чего так яриться? Что ему Гекуба? Почему он везде выступает и борется с новым предметом, как будто эта борьба дело всей его жизни? Ладно бы пытались в корне изменить школьную программу по физике. Так нет… Может, он волнуется за своих внуков и правнуков, не хочет, чтобы они изучали христианство? Но ведь их никто насильно не заставит, это факультатив…

И мы вместе со всеми недоумевали по поводу бешеной активности академика — богоборца, пока не увидели эту фамилию под документом, тоже очень далеким от научной статьи по физике. Документ сей называется «Гуманистический манифест 2000». Создан он, как говорится в предисловии, «инициативной группой выдающихся людей мира… полагающих, что подлинный гуманизм может быть развит только на научной основе, исключающей мистику и религию.»

Так что ничего абсурдного в борьбе Гинзбурга со школьным факультативом нет. Он отстаивает на деле те принципы, которые изложены в подписанном им программном документе.

Еще один быть может, даже более яркий пример мнимого абсурда. Профессор С.П.Капица, бессменный ведущий телепередачи «Очевидное невероятное», в которой популяризируются научные открытия, приглашает в студию другого страстного борца. Только не «против», а «за». Но отнюдь не за основы православной культуры, а за права содомитов И.С.Кона. Тоже, кстати академика, причем в педагогической (!) области.

Он академик РАО Российской Академии Образования. И беседует Капица с Коном о… необходимости сексуального просвещения школьников. (В этой связи, кстати, весьма двусмысленно начинает звучать эпиграф к передаче: «О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух!»)

Разве не абсурд? Причем тут научные открытия, которым всегда была посвящена передача? И что в этом непотребстве невероятного? Мы за последние десятилетия чего только не навидались. Да и содомиты явление отнюдь не новое, тут тоже никаких открытий. Содом был давным — давно, и закончилась эта история плачевно, о чем все культурные люди знают. А главное, так сказать, квинтэссенция абсурда в том, что такой солидный, интеллигентный Капица не возмущается, не протестует, услышав, что детей необходимо, по сути, учить «грамотному» разврату, а поддакивает бесстыжим разглагольствованиям человека, которого подчас не решаются приглашать даже в более созвучным его наклонностям передачи.

Однако «Гуманистический манифест» и тут снимает все вопросы. Смотришь список российских подписантов и делаешь свое «открытие чудное». Оказывается, в списке есть и фамилия уважаемого ведущего. А раз так, то подписант, очевидно, взял на себя обязательство пропагандировать положения «Манифеста». В данном случае такое: «С раннего возраста должна быть доступна возможность соответственного сексуального просвещения, касающегося вопросов ответственного сексуального поведения, планирования семьи и методов контрацепции.»

А если еще знать, что проф. Капица давно состоит в Римском клубе организации, которая первой озвучила на весь мир мысль о необходимости всемерно ограничивать рост населения, поскольку земных ресурсов на всех не хватит то станет понятно, что никакого абсурда в поведении профессора нет. Что он уже не «гений, парадоксов друг», как говорится в вышеупомянутом эпиграфе, а образец партийной дисциплины.

Сами-то не впадайте в абсурд! С досадой прервет наши конспирологические изыскания читатель. Мало ли кто в каких клубах состоит и какие документы подписывает! Сейчас всего этого навалом, загляните в Интернет! Почему именно «Гуманистический манифест» такой важный? Только потому, что он вам попался на глаза?

И вправду современный Интернет похож на гигантскую мусорную корзину. Но поверьте, мы неслучайно вытащили из нее именно эти бумажки. Ну, а тем, кто привык не верить на слово, мы постараемся доказать, что речь идет отнюдь не о заурядном документе.

Начнем с преамбулы и намеренно дадим большой кусок текста. Он красноречивее любого пересказа. «В XX в. было обнародовано четыре основных гуманистических документа: Гуманистический манифест I, Гуманистический манифест II, Декларация светского гуманизма и Декларация взаимной зависимости.

Гуманистический манифест I появился в 1933 году в пик всемирной экономической депрессии. Подписанный 34 американскими гуманистами (в том числе философом Джоном Дьюи), он отражал представления того времени, выдвигая, во-первых, в качестве альтернативы современным религиям нетеистический религиозный гуманизм, и, во-вторых, принципы государственного экономического и социального планирования.

Гуманистический манифест II был выпущен в 1973 году как отклик на новые реалии, возникшие на мировой арене за прошедший период: распространение фашизма и его поражение во Второй мировой войне, рост силы и влияния марксизма — ленинизма и маоизма, холодная война, послевоенное экономическое восстановление Европы и Америки, создание Организации Объединенных Наций, сексуальная революция, подъем женского движения, борьба социальных меньшинств за равноправие, возникновение студенческого самоуправления в университетских городках.

Манифест вызвал широкие дискуссии. Под ним стояли имена многих ведущих мыслителей и общественных деятелей всего мира, среди которых Андрей Сахаров (известный советский диссидент), Джулиан Хаксли (бывший президент ЮНЕСКО), Сидни Хук, Бетти Фриден, Ганнер Мирдал, Жак Моно, Френсис Крик, Маргарет Найт, Джеймс Фармер, Аллан Гутмахер и Ричи Колдер.

Манифест защищал человеческие права во всемирном масштабе, отстаивая право на передвижение за пределами государственных границ, в то время как люди, оказавшиеся за так называемым железным занавесом, были этой возможности лишены. Многие марксисты Восточной Европы, разделявшие гуманистические взгляды, боролись против застывших тоталитарных режимов и приветствовали защиту демократии и прав человека.

Гуманистический манифест II уже не делал ставку на плановую экономику, вопрос о планировании мог решаться различно в экономических системах. Поэтому манифест был подписан как либералами и сторонниками экономической свободы, рыночных отношений, так и социал — демократами и демократически настроенными социалистами, полагавшими, что государственная власть должна играть определяющую роль в управлении народным хозяйством. Его авторы стремились демократизировать экономические системы и оценивать их, исходя из того, способствуют они или нет росту экономического благосостояния отдельных людей и различных слоев населения.

Гуманистический манифест II был создан в тот момент, когда казалось, что наступает новая нравственная революция: в нем защищалось право на контроль рождаемости, аборты, разводы, сексуальную свободу для взрослых людей по их взаимному согласию, право на эвтаназию. Его авторы стремились защищать права меньшинств, женщин, престарелых, детей, подвергающихся жестокому обращению, и неимущих. Они выступали за терпимость по отношению к различным образам жизни и за мирное разрешение имеющихся противоречий, осуждали расовые, религиозные и классовые антагонизмы, призывали покончить с террором и взаимной ненавистью. Манифест появился вслед за обращением Vatican II, в котором была предпринята попытка либерализовать католицизм. Гуманистический манифест II оставлял место как натуралистическому гуманизма, так и гуманизму либерально-религиозному. В нем утверждалась оптимистическая точка зрения на будущее человечества, указывалось на положительную роль науки и техники в повышении человеческого благосостояния, предсказывалось, что двадцать первый век станет веком гуманизма.

В 1980 году была выпущена Декларация светского гуманизма. Необходимость в ней определилась жесткой критикой, которой подвергся гуманизм и в особенности Гуманистический манифест II, в частности, со стороны фундаменталистки настроенных религиозных и правовых политических сил в Соединенных Штатах. Многие из критиков манифеста утверждали, что светский гуманизм является своего рода религией. Преподавание светского гуманизма в школах, по их мнению, нарушает принцип отделения церкви от государства и ведет к созданию новой религии. Ответ Декларации состоял в том, что светский гуманизм представляет собой комплекс моральных ценностей, нетеистическую философскую и научную точку зрения, которые не могут быть приравнены к религиозной вере. Преподавание светского гуманистического мировоззрения ни в коей мере не является нарушением принципа отделения церкви от государства.

Декларация отстаивала ту демократическую идею, что светское государство должно оставаться нейтральным, т. е. не выступать ни в поддержку религии, ни против нее.

В 1988 году Международная гуманистическая академия предложила четвертый документ Декларацию взаимной зависимости, призывающую к выработке новой всемирной этики и построению мирового сообщества, что становилось все более насущным ввиду быстрого роста международных общественных институтов.»

Конечно, гуманисты кривят душой, заявляя, что их манифесты это отклик на новые реалии. На самом деле каждый такой документ представлял собой достаточно конкретную программу будущих действий, формирования новой реальности. А поскольку авторы и подписанты имели связи, а порой и возглавляли весьма влиятельные организации (Джулиан Хаксли, как вы уже прочитали, был президентом ЮНЕСКО, Алан Гутмахер руководил Международной Федерацией Планирования Семьи), то идеологическая сказка имела приличные шансы стать былью.

Так, в 1973 г., когда появился Гуманистический манифест II, аборты были запрещены не только в развивающихся странах, но и в большинстве западных. А в странах Южной Европы (Италия, Испания, Португалия) были запрещены даже разводы. И с «сексуальной свободой для взрослых» (в том числе со свободой гомосексуализма) дела обстояли туго. Картина была не такой уж радужной для любителей этих самых свобод. Ну, а об эвтаназии нечего было и заикаться. Нет уж, это не отражение реалий, это их создание!

И создать тоже удавалось далеко не всегда за пять минут. Целых 20 лет ушло на подготовку почвы для проведения Каирской конференции по проблемам народонаселения, на которой под сильным нажимом «гуманистов» большинство стран мира согласилось поддержать контроль рождаемости и аборты, иезуитски названные «охраной репродуктивного здоровья женщин».

Неслучайно такой осведомленный и влиятельный политики, как американский сенатор Патрик Бьюкенен, называет «гуманистов» заговорщиками, которые произвели в Европе и Америке разрушительную революцию, подорвав семейные устои и культурные традиции.

«Перелистаем „Гуманитарный <так в данном переводе авт.> манифест“ 1973 года, пишет Бьюкенен. Там содержатся все те положения, которые сегодня вдалбливают нашим детям в школах. „Вера во внимающего молитвам Бога… есть вера в недоказуемое, пережиток прошлого… Традиционная этика не смогла удовлетворить современные потребности… Обещания посмертного спасения и вечного проклятия равно иллюзорны и небезопасны для психики… Наука утверждает, что человеческий род есть результат эволюции природы.“ Дети выходят из школ, преисполненные подобных идей, поскольку учителя ревностно выполняют пожелания культурной революции и стараются донести до учеников новую правду во всей ее неприкрытой мерзости, а христианство не пускают даже на школьный порог.»

«Секулярные гуманисты» не скрывают своей цели. Манифест провозглашает право каждого человека «на контроль рождаемости, аборт и развод» и добавляет: «Многие разновидности сексуального поведения не могут и не должны считаться дурными по определению». Свобода включает в себя «признание права каждого человека на достойную смерть, эвтаназию и самоубийство»(П.Бьюкенен, «Смерть Запада», М., АСТ 2003, стр. 255).

И далее: «Христиане оказались побеждены воинствующим меньшинством, верования которого чужды американской глубинке, но которое сумело пробраться в Верховный суд и провести через последний свои пожелания. Революцию можно обвинить в чем угодно, только не в недостатке терпения. Как говорил Сервантес, отдадим должное дьяволу» (стр. 256).

И вот теперь, на рубеже тысячелетий, гуманисты — активисты выпустили «Манифест 2000» очередную программу на ближайшие годы. К чему же готовят нас братья по разуму? Какие планы строят, какую картину жизни рисуют в этом довольно пространном документе?

Уже в предыдущем манифесте (1973 г.) авторы подтверждали «свою преданность строительству глобального сообщества» и говорили, что «приверженность человечеству есть высочайшее из обязательств, на которое мы способны, это превосходит узкую преданность церкви, государству, партии, классу или расовой принадлежности.»

В нынешнем же документе уже открыто провозглашается некий ПЛАНЕТАРНЫЙ ГУМАНИЗМ, который должен стать как догмой, так и руководством к действию для всего человечества. Суть его сводится к следующему. Цитата: «… в настоящее время каждый человек сознает свои многочисленные обязательства по отношению к тем социумам, к которым принадлежит, он отвечает за свою семью и друзей, за свое общество, город, государство или нацию. Однако к числу этих обязанностей человека нам следует добавить еще одну, новую именно нашу ответственность за тех, кто находится за пределами границ нашего государство. Ныне, сильнее, чем когда-либо прежде, мы связаны морально и физически с каждым человеком на земном шаре, и когда колокол звонит по одному из нас, он звонит по всем нам.»

Вы не наблюдали такую странную закономерность: чем дальше люди от религии, тем с большим пафосом и упоением повторяют они этот эпиграф из романа Хемингуэя строки, написанные в XVI в. английским поэтом Джоном Донном? Колокол-то церковный музыкальный инструмент. В данном контексте он звонит, приглашая людей на чье-то отпевание, и поэт напоминает читателям о памяти смертной, говоря: «Не спрашивай, по ком звонит колокол. Он звонит по тебе.»

Но мы отвлеклись. Вернемся к сути. А она такова: гуманистический колокол оглушает людей массой бесспорных истин. Но прием этот не столько музыкальный, сколько манипулятивно-психологический. Тебе говорят нечто абсолютно очевидное и, казалось бы, не требующее специальных заявлений и обсуждений. Что-то такое, с чем ты просто не можешь не согласиться и даже недоумеваешь, зачем особо оговаривать такие прописные истины. Ведь все и так всем ясно.

А затем стопроцентно согласному и в то же время обескураженности (т. е. обезоруженному) «клиенту» вкладывают в голову совсем уже не бесспорную мысль. И он, с одной стороны, по инерции, а с другой, находясь в некотором обалдении, согласно кивает. Получается своего рода интеллектуальная западня. Хоть и несложно устроенная, но весьма надежная.

Рассмотрим действие этого механизма на нескольких примерах. Для большей наглядности прибегнем к некоторой гиперболизации. Представьте себе, что в один прекрасный момент вы услышите: «Каждый человек имеет право дышать.» Что на это возразишь? Ну да, конечно, имеет… А как же иначе?.. Ведь все дышат, дыхание основа жизни. Из памяти непрошенно выскакивает латинская буковка, обозначающая кислород… Вот только зачем какие-то особые права?.. Хотя, наверное, в современном мире все должно быть четко определено и законодательно сформулированно. Мы же строим правовое государство…

И не успеете вы одобрить это бесспорное, пускай и неожиданное право, как возникнет следующий постулат: воздух, которым человек дышит, должен быть чистым. Опять-таки не поспоришь. Кому охота травиться? Вон какие ужасы пишут про загазованность в больших городах!

Ну, а дальше все как по нотам: сначала штраф за загрязнение воздуха и продажа баллончиков с экологически чистым воздухом. А в перспективе налог на воздух и, если позволит наука, приватизация воздушных ресурсов с перекрытием кислорода злостным неплательщикам. Ведь права неотделимы от обязанностей, не надо об этом забывать.

Вам кажется сие нереальным? Но следующий пример, который мы приведем, еще недавно тоже казался чем-то фантастическим. А берем мы его из старого, доброго, консервативного журнала «Мурзилка», на котором выросли не только родители сегодняшних детей, но и некоторые прабабушки.

Открываем номер за сентябрь 1996 г, который случайно (или промыслительно?) залежался у нас в стопке старой периодике. Видим рубрику с названием, вполне соответствующим духу времени: «Твои права». «Ребенок не обязан быть как все», бросается в глаза маленьким читателям красный лозунг, выделенный синей рамкой и желтым цветом. Правильное утверждение? Конечно, правильное! Каждый человек знает, что в мире нет двух абсолютно похожих людей. Даже близнецы и то не полная копия друг друга. Только зачем на это получать специальное право? Ведь то, что все люди рождаются разными, вообще не лежит в категории прав. Так распорядился Бог, и не нам Его решения отменять. Даже если бы сегодня во всех конвенциях и конституциях записали, что ребенок обязан быть как все, дальше деклараций дело б не пошло, потому что такое просто невозможно.

А затем идет развитие мысли. «Если ребенок чем-то не похож на других, поучает автор, Инна Гамазкова, никто не имеет права переделывать его, заставлять, требовать, чтобы он был как все. Если ребенок особенный пусть таким и останется!» (стр. 24)

Стоп — стоп — стоп! Это как? А если особенность ребенка заключается в том, что он любит набрасываться на всех с кулаками или плеваться наподобие верблюда? (Ведь бывают и такие «особенные» дети.) Что, не переделывать? Не требовать, чтобы он вел себя прилично? Не сметь посягать на его самобытность?

А бывают дети настолько своеобразные, что хлебом их не корми только дай что-нибудь взорвать. А бывают гиперактивные. Не успеешь оглянуться, а он уже на шкафу сидит или норовит сигануть с балкона. Не похож на других? Не похож. Выходит, пусть разобьется, лишь бы не были нарушены его права?

Автор, наверное, и сама понимает, что ее постулат не бесспорен. Поэтому в лучших традициях НЛП (нейролингвистического программирования) амортизирует свой «билль о правах» душещипательной историей про Ганса Христиана Андерсена и его «Гадкого утенка», в котором он вспоминает свое детство. Дескать, не мешайте ребенку вырасти в прекрасного лебедя. В лебедя — то, конечно, пусть взмывает в небесную синь. Только причем тут маленький хулиган, который таким образом получает право вырасти во взрослого бандита, или ребенок, который, если соблюдать его права, следуя формулировке мадам Гамазковой, станет практически необучаемым и имеет все шансы превратиться в психического инвалида?

Можно, конечно, возразить нам, что одно дело особенный ребенок, и совсем другое больной. Но в трактовке цивилизованного общества эти понятия давно тождественны. На Западе психически больных детей так и называют «особенные дети». Когда мы были за границей, иностранные коллеги неустанно поправляли нас, говоря: «Не больной, а особенный». Или: «Эти дети не больные, они другие».

А теперь, когда мы потренировались на более простых примерах, нам легче будет разобрать процитированный кусок из «Манифеста». Конечно, человек отвечает (или, вернее, должен отвечать) за свою семью, друзей и проч. И действительно, мы сейчас сильнее, чем раньше связаны с людьми на земном шаре: летаем к ним в гости, видим по телевизору, получаем от них вести по Интернету. Но из этого вовсе не следует, что нужно отменить границы между государствами, суверенитет и вообще само понятие государства.

Так об этом же в приведенной вами цитате ни слова! удивится читатель.

Правильно. Но мы процитировали далеко не весь «Манифест». А дальше, когда на смену пафосу приходит конкретика, говорится и то, и другое, и третье. Это, кстати, общая особенность глобалистских документов: пока идут красивые фразы, как все человечество должно слиться в экстазе дружбы и любви, ничего, кроме советского «чувства глубокого удовлетворения» не испытываешь. Но знакомство с конкретными рецептами «дружбы» охлаждает первоначальный порыв.

Ну, так вот. Начнем с границ. «Де-факто, политические границы мира произвольны, заявляют авторы „Манифеста“. Мы не можем с ними считаться.» (Так что не удивляйтесь, если вдруг кто-нибудь из подписантов, список которых прилагается в конце, вдруг начнет горячо поддерживать передачу наших островов Китаю или с ученым видом рассуждать о выгодах территориальных уступок Японии. Noblesse oblige положение обязывает.)

Теперь по поводу суверенитета. «Ныне мы более, чем когда-либо нуждаемся во всемирной организации, которая представляла бы интересы людей, населяющих мир, а не интересы государств», провозглашают гуманисты. Естественно, ООН (тоже вполне глобалистская организация, но уже маленько устаревшая) в сегодняшнем виде их не устраивает. Они предлагают ее трансформировать «путем превращения из ассамблеи суверенных государств в ассамблею народов», отменить право вето, которое хоть иногда и хоть сколько-то сдерживало нападение сильной стороны на слабую. «Если мы намереваемся решить наши глобальные проблемы, отдельные государства обязаны делегировать часть своего суверенитета определенной системе транснациональной власти, говорится в „Манифесте“. Мир нуждается в том, чтобы в определенный момент в будущем был создан действующий избранный населением Всемирный Парламент, представлять интересы людей, но не их правительств <…>. Мир нуждается в эффективных полицейских силах для превращения региональных конфликтов и их мирного урегулирования путем переговоров.»

Вот вам и рецепты, предписывающие, как именно надо дружить: официальное, а не теневое мировое правительство и международные карательные войска, плавно переводящие урегулирование конфликтов путем переговоров в ковровые бомбардировки непокорных заметьте, уже не государств! а регионов.

Главные враги такого гуманного мироустройства, естественно, «националисты» и «шовинисты», и об этом тоже вполне отчетливо сказано в «Манифесте». Обратите внимание, сейчас клеймо националиста и шовиниста все чаще и чаще ставят не на тех, кто призывает уничтожать другие нации и народности, а на людей, активно защищающих свою национальную культуру, землю, государственные интересы. «Нам следует остерегаться чрезмерного подчеркивания национальных и культурных особенностей, которые могут служить взаимному отчуждению и быть деструктивными», грозно предупреждает «Манифест». Ну да! То ли дело бесконечный мордобой, взрывы, убийства в глобалистской культ — массовой продукции. Это, конечно, очень созидательно. Хотя… для тех, чья конструкция невозможна вне отмены всего национального, защитники этого национального являются деструкторами.

Планетарная дружба немыслима без любви к самой планете. В связи с этим очень важно формировать у людей так называемое «экологическое сознание». И вопросам экологии в «Манифесте» отводится довольно солидное место. Причем в очень неожиданной связи: «Мир нуждается в создании планетарного агентства международного уровня по контролю за состоянием окружающей среды. Мы рекомендуем укрепить существующие органы и программы ООН, занимающиеся вопросами защиты окружающей среды. Напр., программа Организации Объединенных Наций по защите окружающей среды должна получить возможность провести в жизнь меры против серьезных экологических загрязнений. Фонду народонаселения Организации Объединенных Наций должны быть предоставлены необходимые ресурсы для удовлетворения в странах мира потребности в противозачаточных средствах, что будет способствовать стабилизации роста населения. Если окажется, что эти органы неспособны справиться со стоящими перед ними огромными проблемами, следует создать более мощный планетарный орган».

Попытаемся воспроизвести ход мыслей простосердечного читателя. Вот он пробегает глазами по строчкам. Так… правильно… давно пора укрепить… провести меры… отлично… загадили землю до безобразия… Противозачаточные средства? В каком смысле? А — а… ну да! Всякие грызуны типа мышей и крыс… они ведь шастают по помойкам, разносят заразу. Хорошо, если изобретут какое-нибудь средство, чтоб они не размножались. Вроде даже что-то такое уже продают на рынке. Для тараканов точно, чтоб потомство не производили (хихикает), сам покупал! (Ошарашенно) Что такое? Причем тут рост населения? Мы же про тараканов… Хотя да, конечно, они тоже населяют планету, но все-таки их «населением» не принято называть… И фонд тоже народонаселения… Так это что, людей, что ли, сокращать? Как тараканов? Ничего не понимаю…

Человеку неподготовленному и вправду нелегко понять шизофреническую логику гуманистов. Действительно, люди загрязняют землю. Но вместо того, чтобы усиленно строить очистные сооружения или потреблять меньше ресурсов, творцы нового порядка предлагают убивать людей, очищать от них планету. Humanists уничтожают humanity. (О том, что аборт детоубийство, в последние годы узнали многие. Но может, не все еще знают, что подавляющее большинство современных гормональных контрацептивов, за которые ратуют современные «человеколюбцы», тоже обладают абортивным эффектом. Т. е., с их помощью совершается детоубийство вскоре после зачатия.)

Не менее гуманно трактуется в «Манифесте» и борьба с бедностью. Для людей, живущих в России, защита бедняка это то, что сразу вызывает сердечный отклик, желание помочь, присоединиться. Так ласкает слух эта фраза из «Манифеста»: «Необходимо поддерживать меры, направленные непосредственно на улучшение здоровья и благосостояния беднейших слоев населения, особенно женщин и девушек»! Но уже следующий пассаж отрезвляет, как удар колокола, и ты соображаешь, по ком он звонит: «Сюда должны бть включены усилия по стабилизации, а в дальнейшем и по снижению показателей роста населения».

Естественно, «Манифест» всячески поддерживает «Каирскую программу действий», принятую в 1994 г. Страны, подписавшие эту программу (в том числе и наша) приняли на себя обязательства способствовать снижению рождаемости. Именно этим объясняется, на первый взгляд, загадочная непотопляемость служб «планирования семьи». В стране, теряющей по миллиону человек в год, пропаганду контрацепции, стерилизации, абортов и половой распущенности, которая ведет к росту венерических заболеваний с последующим бесплодием, иначе как демографическим терроризмом не назовешь. Однако службы «планирования семьи» по-прежнему имеют весьма высокий статус: более трехсот только государственных центров, прекрасное финансирование и оборудование. А общественную структуру РАПС (Российскую Ассоциацию «Планирование семьи») поместили прямо в здании Министерства здравоохранения РФ.

Так что когда вы слышите из уст чиновников обещания усилить борьбу с бедностью, не спешите радоваться. Сперва поинтересуйтесь, что они имеют в виду. Во всяком случае, «Гуманистический манифест» высказывается на сей счет с солдатской прямотой: «Лучшее, что богатые могут сделать для бедных, это помочь им помочь самим себе <просим прощения за язык, но так в переводе авт.>. Коль скоро беднейшим членам общей человеческой семьи требуется помощь, богатым надо ограничивать себя в <…> излишнем потворстве своим прихотям.» (Т. е., потворствуйте, но не очень уж зарывайтесь.) А главное, «мы настоятельно призываем все индустриальные страны в качестве первого шага… выделять (возможно, в виде налогов) ежегодно по 0,7 % процента своего годового дохода на содействие развитию <бедных стран>, из которых 20 % должны идти на социальное развитие, а 20 % из бюджета социального развития на решение проблем народонаселения <т. е., опять же на контрацептивы авт.>. В дальнейшем эта помощь должна возрасти.

В русле Каирской программы и рекомендации относительно воспитания детей: „С раннего возраста должна быть доступна возможность соответствующего сексуального просвещения, касающаяся вопросов ответственного сексуального поведения, планирования семьи и методов контрацепции.“ Надеемся, дополнительных разъяснений в данном случае не требуется?

Вопросам воспитания, образования и семьи в „Манифесте“ вообще отводится немало места в главе с весьма многозначительным названием „Планетарный Билль о правах и обязанностях“. „Его претворение в жизнь будет делом нелегким“, сурово предупреждают гуманисты. И немудрено, ведь очень многие постулаты „билля“ прямо противоположны нормальным, традиционным представлениям о белом и черном, о добре и зле. Поэтому авторы предусмотрительно требуют: „Каждый представитель человеческого рода должен быть гарантирован от страха <простите, опять издержки перевода! авт. > перед моральным давлением (будь то со стороны частных лиц, общественных или политических институтов)“.

Как вы понимаете, чтобы сменить нравственные ориентиры, необходимо пресечь передачу религиозных ценностей и культурных традиций. Причем сделать это надо быстро и резко, поскольку процесс „смены вех“ всегда сталкивается с инерцией большинства людей и может растянуться надолго, а глобалистам по каким-то причинам хочется поскорее реализовать свой проект. И потом, ценности, содержащиеся в так называемом „культурном ядре“, вообще очень плохо поддаются трансформации. Тут без радикальных мер не обойдешься. Поэтому в России, где православные ценности безусловно входили в „культурное ядро“, большевики не надеялись только лишь на пропаганду и агитацию, а с бешеной скоростью сокрушали храмы и убивали пастырей. Вот и нынешние творцы нового мира на сознательность населения не полагаются, а в ультимативной форме требуют: „Родителям не следует навязывать детям собственные религиозные представления или моральные ценности, стремиться внушить им определенные взгляды“.

Поскольку требование это входит в „Планетарный билль“, а билль это закон, то в случае его принятия „международным сообществом“ (которое, как показывает практика, охотно принимает законы, разрушающие традиционный жизненный уклад), родители будут лишены права нормально воспитывать детей. А к нарушителям закона начнут применять соответствующие санкции.

Преподносится это, естественно, как великое благо: „Дети, подростки и молодые люди должны иметь доступ к различным точкам зрения и поощряться к самостоятельному мышлению. Следует уважать взгляды даже маленьких детей.“

Между прочим, возникает неожиданная перекличка с уже цитировавшимся нами журналом „Мурзилка“. А некоторые наивные люди считают это издание образцом доброго консерватизма! Да, сведений по контрацепции „мурзилки“ и вправду не сообщают, но дух времени улавливают прекрасно.

„Ребенок имеет право на собственное мнение!“ строго заявляет Инна Гамазкова в рубрике „Твои права“. И дает пояснения, которые вполне могли бы войти в текст „Гуманистического манифеста“, если бы понадобился вариант, адаптированный для детишек. Ребенок может думать совсем не так, как взрослые <узнаете типичный зачин NLP? — авт.>, и все, что думает, высказать вслух, написать и даже напечатать. И не надо ему говорить: „Мал еще, помалкивай!“ Ну и что, что мал, ведь бывает, и взрослые ошибаются! А в Конвенции <имеется в виду Конвенция о правах ребенка, составленная по все тем же гуманистическим лекалам — авт. > так и записано: ребенок может свободно выражать свое мнение. Правда там добавлено: если этим он никого не оскорбляет и не ругается плохими словами!»

Наверное, автор, воспитанная в русле старого советского гуманизма, была искренне уверена, что ничего страшнее ругательств и оскорблений ребенок изречь не может. И не представляла себе такой ситуации, когда дети вполне вежливо и корректно будут говорить вещи, от которых у взрослых волосы встанут дыбом. Что это может быть конкретно? Да все, что угодно: от отстаивания права разводить в своей комнате хлев до выбора «сексуальной ориентации» и соответствующих партнеров. Откройте подростково-молодежные журналы и почитайте письма (которые, в основном, пишут сами сотрудники, но дети-то этого не знают и начинают проникаться интересами своих якобы сверстников). «Большинство моих ребят из нашего 7 „А“ уже интересуется сексом. Я тоже интересуюсь, но меня тянет к своему полу. Родители осуждают мою ориентацию, говорят, что это разврат. Кто прав: я или они? Подскажите, как я должен реагировать?» Ну, и конечно, «дорогая редакция» незамедлительно сообщает юному читателю, как без хамства и грубостей, вежливо, но твердо поставить родных на место, объяснив, что у каждого человека есть право распоряжаться собственным телом и иметь свои вкусы. Он же навязывает свои вкусы папе и никого ни к чему не принуждает. А для пущей убедительности редактор из отдела писем (если у него широкий кругозор) сошлется на ту же самую международную Конвенцию, на которую ссылалась благомысленная И.Гамазкова. Чтобы зарвавшиеся родаки заткнулись навсегда.

То, что поощрению содомии уделяется так много внимания в СМИ, это лишь следствие «общечеловеческой» либеральной идеологии. И «Гуманистический манифест 2000» в разделе «Планетарный билль» требует законодательного закрепления следующей нормы: «Никто не может подвергаться дискриминации по признаку расы, этнического происхождения, национальности, культуры, касты, классовой принадлежности, вероисповедания, пола и СЕКСУАЛЬНОЙ ОРИЕНТАЦИИ» <выделено нами авт.>.

Сегодня, когда мы пишем эти строки (в конце 2004 г.), последний из перечисленных запретов еще не вошел в основные международные документы. Хотя отдельные страны соответствующие законы уже приняли. Но гуманисты хотят превратить в Содом весь мир. А учитывая, что в конституциях многих стран (в том числе и нашей) провозглашен приоритет международного права, следует ожидать, что внесение «нормы о содомитах» в международное законодательство вынудит и нашу страну «подтянуться до цивилизованного уровня».

Что это будет означать на деле? Предвосхищая события, «Манифест» стремится разъяснить: «Общество не должно лишать равных с другими прав гомосексуалистов, бисексуалов и транссексуалов <…>. Супружеские пары одного пола должны обладать теми же правами, что и гетеросексуальные пары».

В предыдущем «Манифесте», написанном за 30 лет до этого, вопрос о равенстве содомитов еще не был поставлен ребром. С целью маскировки приходилось выражаться туманно, чуть ли не поэтично: «Разнообразие способов и поисков в сексуальном поведении само по себе не должно считаться злом». Приходилось вилять, делать реверансы и оговорки: «Цивилизованное общество может быть толерантным, без поощрения бездумной вседозволенности и безудержного промискуитета». И только на пороге 3–го тысячелетия наконец-то удалось вздохнуть полной грудью.

В новом «постхристианском» тысячелетии нас могут ожидать и другие новшества в области половой морали. «Манифест–2000» требует отмены запрета на родственные браки. Преподносится это тоже с использованием манипулятивной уловки, когда в первом предложении через запятую провозглашается два совершенно разнородных требования: «Не должны запрещаться смешанные браки, в частности, между белыми и неграми и браки между родственниками».

Таким образом брак представителей разных рас уравнивается с браком инцестуальным, кровосмесительным. Обратите внимание, что степень родства не оговаривается. Родственным можно счесть брак между двоюродным братом и сестрой, между родными братом и сестрой, между отцом и дочерью, дедушкой и внучкой, материю и сыном. (Конечно, не маленьким, это, видимо, будет на следующем этапе. Пока гуманисты уверяют, что «половые отношения или браки с детьми не могут допускаться ни при каких обстоятельствах».)

Да! Чуть не забыли! Родственные браки вовсе не предусматривают разнополость. Почему взрослый брат не может предложить другому брату, как старший младшему, руку и сердце? Или еще не дряхлый отец совершеннолетнему сыну? Современной либеральной морали это нисколько не противоречит. А с точки зрения финансово-имущественной безопасности о родственных союзах можно только мечтать. Капитал не разбазаривается, не уходит на сторону. Все остается в семье.

Собственно говоря, в самых развитых западных странах это уже делается безо всяких манифестов и планетарных биллей. Однажды мы разговорились с русской женщиной, живущей в Швейцарии.

Ну, как там у вас? задали мы ей абстрактный, ни к чему не обязывающий вопрос.

И неожиданно услышали:

— Ничего, только даунов много. В Цюрихе от них просто некуда деваться.

В наших глазах легко было прочитать изумление, поэтому бывшая соотечественница пояснила:

— У нас же очень много богачей живет. Ну, и само собой, полно родственных браков.

Тут она, видно вспомнила, что находится на исторической родине, где такие вещи пока еще не «само собой» и сделала еще одно пояснение:

Они там в Европе за копейку удавятся. А уж за миллиардные состояния тем более.

Так что генетический риск в кровосмесительнах союзах, разумеется, есть, но успехи генной инженерии дают надежду на оптимистическую перспективу.

А вот по поводу последнего этапа сожительства с детьми… Только прочитав «Гуманистический манифест 2000», мы наконец поняли, зачем на Западе так муссируется в последние десятилетия эта жуткая тема тема сексуального эбьюза. И почему в Германии нас уверяли, что чуть ли не каждая третья женщина подвергается в детстве эбьюзу, совершаемому, как правило, близкими родственниками: отцом, братом, дядей. И тем более, отчимом. Это скорее всего широкомасштабная подготовка к легализации такой запредельной патологии. Ведь в рамках нового мышления не существует никаких устойчивых нравственных норм. Приобретя массовый характер, любая патология объявляется нормой на современном этапе развития человеческого общества. Вполне возможно, в следующем «Манифесте» сожительство взрослых и детей будет провозглашено допустимым и даже рекомендуемым для здорового образа жизни.

Моральный кодекс строителей глобализма

Как же вас не стыдно так передергивать! возмутят гуманисты. Вы утверждаете, что проработали наши документы? А почему тогда не заметили целого большого куска, где конкретно перечисляются незыблемые, вечные ценности гуманистической идеологии? Вот они: «Мы должны говорить правду, сдерживать обещания, быть надежными и ответственными, проявлять верность, понимание и благодарность; должны быть беспристрастными, справедливыми и терпимыми, уметь осмыслять и преодолевать наши различия и стремиться к сотрудничеству. Мы не может добиваться чего-либо насилием, причинять увечья или иной ущерб другим людям. Хотя гуманисты и призывают к свободе от гнетущих пуританских догм, в той же мере они отстаивают идею нравственного долга.»

Мы, конечно, обратили внимание на все эти словеса и собирались обсудить их несколько позже. Но раз наш оппонент столь нетерпелив, приступим к разбору безотлагательно.

Правдивость и человеколюбие гуманистов — глобалистов ярчайшим образом проявилось в истории с Косово. Это, наверное, верх гуманизма сбрасывать в Пасхальное воскресенье бомбы с надписями «Счастливой Пасхи!»

«Безпрецедентная агрессия сопровождалась безпрецедентной ложью, пишет М.Назаров в книге „Вождю Третьего Рима“ (М., „Русская идея“, 2004, стр. 753–754). Разоблачения позже были оглашены даже в западных СМИ (фильм „Это начиналось со лжи“ на германском телевидении вызвал дискуссию в печати и в парламенте; фракция „Союз 90/зеленые“ выпустила соответствующую документацию): не было расстрела мирных албанцев в деревне Рачак, который стал поводом для западной агрессии; „гуманитарный кризис“ был создан НАТО искусственно для оправдания войны. ЦРУ и НАТО цинично поддерживали армию албанских террористов и наркоторговцев; против сербского населения использовались кассетные бомбы и снаряды с урановыми сердечниками, вызвавшие облучение и жертвы даже в войсках НАТО» (стр.753–754).

Об уровне же терпимости наглядно свидетельствуют этнические чистки в Косово, где уже практически не осталось коренного сербского населения. Его поспешно заменили на албанцев, перемещенных из Албании (т. е., даже не из другой области, а из другой страны! То, что творится в Ираке, Афганистане и других «нецивилизованных» государствах вообще не нуждается в комментариях.

А кому могут быть верны поклонники «свободной любви», которую «Манифест 2000» утверждает как норму уже безо всяких оговорок о недопустимости промискуитета (т. е., связей без счету и разбору)? Теперь это звучит так: «Сексуальное поведение должно основываться на принципе взаимного согласия». Сегодня согласился с одним, завтра с другом, послезавтра с пятью разными. Главное, чтоб все было тихо-мирно, без насилия. Только причем тут верность?

А как монтируется с честностью и запретом наносить увечья другим людям инъекционная стерилизация в странах Африки, где укол делался якобы от тяжелейшей тропической лихорадки (это «честность») и вызывал стойкое бесплодие, калеча здоровых женщин и обрекая их на отвержение мужем и соплеменниками, которые еще не прониклись либеральными взглядами и традиционно считают бездетную семью неполноценной?

Бывает же такое: сейчас прервали на минутку работу, чтобы узнать по радио прогноз погоды, и вдруг слышим, что председатель Еврокомиссии (эвфемизм, обозначающий не то, чтобы мировое, но уже общеевропейское правительство) предложил новый состав этой самой комиссии, где министры называются комиссарами. И все вроде было нормально, пока предполагаемый комиссар внутренних дел Рокко Буттилионе не допустил двух ужасающих оплошностей: заявил, что гомосексуализм грех и что главная цель женщины рождение детей.

На бедного председателя Жозе Мануэля Дуррана Баррозо обрушился такой шквал гнева со стороны левых сил левые на Западе в вопросах морали ничем не отличаются от нашего ультралиберального «Союза правых сил» что из-за одного неосмотрительного гомофоба пришлось отозвать весь будущий комиссариат. Так что терпимость с верностью, конечно, присутствуют. Вопрос только, что терпят и чему верны.

Есть в «Гуманистическом манифесте 2000» и обоснование кодификации людей, которая так настораживает многих христиан. Обоснование, кстати, куда более честное, чем то, что звучит в разъяснениях наших чиновников: дескать, это нужно лишь для облегчения налогового учета и контроля. Гуманисты же говорят без обиняков: «Пора ввести в обиход новый способ идентификации человека принадлежность к мировому сообществу. Этот признак должен быть приоритетным по отношению ко всем остальным и может служить для искоренения всякой дискриминации». В сущности, все логично: планетарное сознание, планетарные органы управления, планетарные законы для кого как не для планетарных граждан, благоденствующих в едином планетарном государстве?

Именно поэтому не только в нашей стране отменяется в паспорте графа «национальность», а кодификация людей носит всемирный характер. И в законы разных стран вводится норма, позволяющая «трансграничную передачу данных персонального характера». Какие государственные тайны, когда разных государств не будет? И зачем помнить, что ты русский, поляк или турок, ведь так радостно слиться в единую планетарную семью?!

Об этом и написано в «Манифесте» так откровенно, потому что авторам даже в голову не приходит скрывать свои планы. Они абсолютно уверены, что это великое благо для человечества. Только ненормальный может этому противиться.

Впрочем, ненормальных в мире довольно много, и манифестанты это понимают. «Транснациональная система, о которой мы говорим, без сомнения вызовет повсеместную политическую оппозицию особенно в лице националистов и шовинистов, пишут они. И все же она должна складываться и, в конце концов, утвердиться если мы стремимся к достижению планетарного этического консенсуса». Тут-то как раз и пригодятся те самые карательные войска, о которых мы уже писали.

Но вообще, посмотрите, какая жуткая фраза! Подумать только, меняются эпохи, государства, терминология, а неумолимый диктат остается. А главное, остается ненависть под маской милосердия и жестокость по отношению к тем, кто мешает очередной попытке сконструировать рай на Земле.

В этой связи небезынтересно отмежевывание авторов «Манифеста» от весьма характерного для глобализма течения «Нью — Эйдж», которое призвано создать если можно так выразиться из оккультной мешанины квазирелигию нового мирового порядка. Поскольку они воинствующие атеисты, их отталкивает любая мистика, все равно какая. Но тоталитаризм и мечты о планетарном господстве у них общие. Чем, собственно, отличается только что приведенная цитата из «Манифеста» от завываний современной американской пифии, а по совместительству профессора Изаленского института, одного из рассадников глобализма, Барбары Макс Хаббард? Разве что стиль более казенный, без романтической дурновкусицы и евангельских аллюзий. Судите сами. Извиняемся за обилие многоточий, но все в целях экономии места цитировать не будем.

«Невозможно установить мир во всем мире, пока эгоистичные члены планетарного организма НЕ ИЗМЕНЯТСЯ ИЛИ НЕ ПОГИБНУТ <выделено нами авт.>. Да, выбор таков. Красный конь это уничтожение в зародыше тех, кто не встраивается во вселенскую жизнь, устремленную к Богу… Они должны безусловно умереть… И лишь четверть из живущих на земле сможет возвыситься умом и духом… Четверть человечества это разрушители… Это плевелы… Теперь, когда мы приближаемся к качественному скачку от человека — твари к человеку — творцу, люди, не обладающие божественным могуществом, эти разрушители, составляющие четверть человечества, должны быть удалены из социального организма… Мы всадники смерти, всадники на бледном коне. Мы несем гибель неспособным познать Бога. Мы делаем это на благо мира… Всадники на бледном коне вот — вот появятся среди вас. Суровые жнецы, они отделят зерна от плевел. Это самый болезненный период в истории человечества.» (Цит. по ст. Э.Хеллленбройч «Гностические культы атакуют классическую культуру», см. нашу книгу «Потомки царя Ирода», М., 2003 г., приложение, стр. 198–199).

Скажите, для вас имеет принципиальное значение, как вас будут убивать: с именем «бога» на устах или под разглагольствования о научной картине мира?

Да и жизненная практика свидетельствует об отсутствии глубинных разногласий между гуманистами и идеологами Нью — Эйдж. «Всадница» Хаббард возглавляла в конце 80–х гг. «Центр советско-американского диалога», в мероприятиях которого участвовал, например академик Велихов, один из подписантов «Манифеста 2000» с российской стороны. (См., напр., статью К.Уайт и Дж. Стейнберга «Лаборатории Сатаны: „Прекрасный новый мир“ Олдоса Хаксли», там же, стр.226.)

Сейчас все можно мотивировать прагматическими интересами, большими деньгами, борьбой за ресурсы и другими материальными факторами. Только затеешь разговор о мистической, религиозной подоплеке того или иного явления, как собеседник беспечно отмахнется: «Ой, да перестань! Зачем искать то, чего нет? Все гораздо проще. Обыкновенная коммерция. Деньги и власть вот что правит миром. Вот что определяет поведение людей.»

Но умирают люди не за деньги, а за идеи. Да и убивают, в сущности, тоже. Причем все эти идеи, если разобраться, имеют духовную подоплеку. Даже в безбожном XX веке Великая Отечественная война, как сейчас выясняется, несла в себе религиозную составляющую. Впрочем, и в самом заурядном бытовом убийстве на почве денег можно обнаружить духовную подпочву. Ведь для убийцы деньги становятся наивысшей ценностью, ради которой он готов на все. Т. е., фактически они сакрализуются, обретают статус божества, на алтарь которого можно принести даже человеческую жертву. Что это как не поклонение золотому тельцу, религиозный языческий культ?

Вот и гуманисты (если они, конечно, искренни) очень наивно противопоставляют свои либерально-научные ценности ценностям религиозным. Разве поклонение науке и фанатичная вера в свое право с научных позиций преобразовывать мир, не считаясь ни с какими жертвами, это не современная разновидность язычества?

К счастью, есть люди, в том числе и в научных кругах, которые это понимают. Выдающийся ученый нашего времени, академик И.Р.Шафаревич в одном из своих выступлений прямо сказал: «Во всем мире идет единый процесс наступления на основные человеческие ценности так сказать, освобождения от них. Это течение римский папа некогда назвал „идеологией смерти“… Либерализм это не просто взгляды и убеждения некоторых людей, это вполне определенная религия, чисто религиозное течение, которое со всей ответственностью можно определить как тоталитарную секту, основывающуюся на идеологии смерти» («Радонеж» №7 (148) 2004 г., стр. 9).

Многие люди замечают, что сейчас время ускорило свой бег. Идеология смерти тоже заторопилась, и уже какие-то свои действия совершает, сорвав бархатную перчатку с костлявой руки. Обнаженная длань смерти уже протянута к старикам, которым предоставляют гуманнейшую возможность уйти из жизни при помощи смертельного укола. В «Манифесте 2000» содержится требование повсеместно узаконить эвтаназию, которая пока что разрешена лишь в самых «гуманных» странах. Об абортах и убийстве детской души путем растления мы уже писали, не будем повторяться.

А еще многие люди начали понимать, что либерал — гуманизму необходимо сопротивляться, причем безотлагательно. Период ни к чему не обязывающих теоретических споров и благодушного попустительства и без того опасно затянулся. Когда наша страна, приняв идеологию либерал — гуманизма, стабильно теряет в год население десяти (!) средних российских городов, о толерантности к такой идеологии могут говорить только неумные, трусливые или задорого купленные люди. (Порой два или даже три этих качества совмещаются «в одном флаконе».) Уже упомянутый нами П.Бьюкенен, из чьей книги мы узнали о «Гуманистических манифестах» живет на другом континенте. И интересуется судьбой России как патриот Америки, со всеми вытекающими из этого последствиями. Так же трудно упрекнуть его, ведущего политика США, в маргинальном алармизме. Но даже он вполне определенно заявляет, что если либералов сейчас не остановить, мир погибнет.

Да и нынешний президент США Джордж Буш, про которого любят говорить, что он завязавший алкоголик с прогрессирующим слабоумием, видимо, кое-что все-таки понимает, раз он еще в 2001 г., через 4 дня после своей инаугурации (!), восстановил действие так называемой «политики Мехико», в рамках которой федеральное правительство отказывает в финансировании группам, занимающимся «планированием семьи», если те предоставляют консультации или услуги, связанные с абортами.

С тех пор правительство США развязало настоящую войну против любых проявлений «либерального подхода» в репродуктивном здравоохранении. Администрация Буша провозгласила принцип «только воздержание» в качестве официальной линии в области полового воспитания. За последние три года Конгресс выделил 100 млн. долларов в виде грантов организациям, пропагандирующим воздержание (www.independent.co.uk).

«Нарекания со стороны США на заседании Генассамблеи ООН вызвал и термин „репродуктивные службы“. Глава Белого дома, являющийся противников абортов, увидел в этой формулировке намек на необходимость предоставления американцам, не достигшим 18 лет, и этой услуги,» сообщают СМИ. (http://www.detstvo.paideia.ru/sessionUN.htm).

Кстати, сейчас, когда мы подошли к концу сего скорбного повествования, Буша переизбрали на второй срок. Что же обеспечило ему успех, несмотря на массовое недовольство американцев его «крестовыми походами»? Ответ в данном случае совершенно однозначен. В отличие от своего конкурента Керри, обещавшего дежурное повышение уровня жизни и укрепление социальных гарантий, Буш провозгласил приоритет нравственных ценностей, назвав их возвращение и укрепление своей первоочередной задачей. В частности, он собирается вернуть прежнюю трактовку брака, заявив, что браком может считаться только союз мужчины и женщины.

Человек, плохо знакомый с сегодняшними западными реалиями, засмеется или в недоумении пожмет плечами: мол, какая в этом особая заслуга? Но это по наивности. Не одному и не двум штатам в данном случае придется поменять законодательство, преодолев сопротивление массы извращенцев и еще большей массы их идейных сторонников. (Может, не все еще в России знают, что даже во многих школах США организованы «клубы геев, лесбиянок и сочувствующих», членство в которых считается очень престижным и дает дополнительные очки при поступлении в самые известные американские университеты. Так что нам лично не очень понятно, как Буш намерен восстанавливать в этой стране целомудрие.)

У нас, к сожалению, глава государства пока не провозгласил приоритета традиционных нравственных ценностей над либеральными. Зато они все еще приоритетны для большинства наших сограждан. Правда, многие любят причитать и жаловаться на свое бессилие: дескать, что мы можем, мы маленькие люди, от нас ничего не зависит! Этакое простенькое снотворное для усыпления совести. Позиция вроде удобная, но уж очень недальновидная. Мы уже знакомы с врачом — гинекологом, которая произносила подобные речи, слыша об опасности «планирования семьи», пока стерилизацию не предложили ее собственной дочери, а та по юношескому легкомыслию чуть было не согласилась. Жертвами близящейся оргии гуманизма прежде всего станут те, кто поспешил записаться в маленькие люди. С маленькими с ними же легко справиться. А главное, они безответны. Что они могут?

Неправда! Может врач отказаться делать аборты. Мы знаем не один такой случай. И ничего страшного, даже с работы не выгнали. Да если б и выгнали, неужели лучше быть не уволенным с работы убийцей?

А разве родители, коими является большинство жителей России, не могут следить за тем, что их дети читают, смотрят, слушают? Разве они не могут убрать из дома телевизор с компьютером, если дети наркотизируются тупыми фильмами и вредными играми?

И учителя могут не сообщать школьникам сведений по «безопасному сексу», мотивируя это своей низкой зарплатой, а запретить приносить в школу похабные подростковые журналы и являться на урок с голым пузом или серьгой в носу.

А журналисты могут с этими похабными журналами не сотрудничать, не сражаться в информационной войне на стороне врага.

И военные, люди вообще-то профессионально отважные, могут не отмалчиваться, а потребовать от властей закрытия служб «планирования семьи», честно заявив, что в условиях демографической катастрофы пропаганда контрацепции и стерилизации должна быть квалифицирована как демографический терроризм. А заодно объяснить, вспомнив зверства революционных латышских стрелков и китайских интернационалистов, чем грозит нам допущение на нашу землю «планетарных» карателей. И, совсем расхрабрившись, добавить, что русский офицер дорожит своей честью и не выполняет преступных приказов.

Да и ученые, между прочим, могли бы возмутиться и объявить нерукопожатными личностями (как когда-то делалось в России) тех своих коллег, которые не постеснялись подписаться под планами по установлению мировой диктатуры, истреблению населения и поддержке извращенцев. Даже если некоторые из этих коллег возглавляют институты, а иные имеют звание академиков.

Список российских подписантов

1. Абелев Г.И., биолог, проф. МГУ, чл. корр. Российской академии наук (РАН).

2. Басов Н.Г., физик, академик РАН, лауреат Нобелевской премии.

3. Баженов В.М., д.ф.н., ведущий научный сотрудник Института философии РАН.

4. Васин В.М., писатель, переводчик (Оттава, Канада).

5. Велихов Е.П., физик, академик РАН.

6. Винокур А.В., писатель (Москва).

7. Гинсбург В.Л., физик, академик РАН.

8. Гусейнов А.А., философ, проф. МГУ, чл. корр. РАН.

9. Дубровский Д.И., проф., Институт философии РАН.

10. Ефремов Ю.Н., астроном, проф. МГУ.

11. Зотов А.Ф., философ, проф. МГУ.

12. Капица С.П., физик, проф., Институт физических проблем РАН.

13. Кувакин В.А., философ, проф. МГУ, председатель Российского гуманистического общества.

14. Лекторский В.А., философ, чл. корр. РАН, гл. ред. журнала «Вопросы философии».

15. Маслин М.А., философ, проф. МГУ.

16. Межуев В.М., философ, проф., Институт философии РАН.

17. Митрохин Л.Н., философ, чл. корр. РАН, Институт философии РАН.

18. Павлов Ю.М., политолог, проф. МГУ.

19. Разин А.В., философ, проф. МГУ.

20. Солонин Ю.Н., философ, проф., декан философского факультета СпбГУ.

21. Тажуризина З.А., философ, проф. МГУ.

22. Чумаков А.Н., философ, проф. Первый вице-президент Российского философского общества, и другие.

29 / 12 / 2004

Cсылки по теме:

• «Гуманистический манифест 2000» в журнале «Credo»

Гуманистический манифест 2000. Призыв к новому планетарному гуманизму

В настоящее время инициативной группой выдающихся людей мира, разделяющих идеалы гуманизма, считающих, что человечество лишено будущего, если оно не утвердит новые принципы взаимоотношений, основанные на идее гуманизма, а также полагающих, что подлинный гуманизм может быть развит только на научной основе, исключающей мистику и религию, разработан и выпущен манифест, названный «Гуманистический манифест 2000». Далее мы предлагаем читателю перевод обращения Международной академии гуманизма к людям мира и перевод текста самого манифеста.

Выдающиеся умы планеты призывают к новой глобальной перспективе. Они представили свой план мира и прогресса в Гуманистическом манифесте 2000. Исходный документ был одобрен 10 нобелевскими лауреатами и выдающимися интеллектуалами из 29 стран.

Многие выдающиеся интеллектуалы мира провозгласили, что если человечество хочет выжить в следующем тысячелетии, оно должно проложить путь от разрушительных традиций и разделения к новому общепланетарному мировоззрению. Они выразили свою позицию в гуманистическом манифесте 2000, выпущенном Международной Академией Гуманизма. Он утверждает, что новое мировоззрение является «тем, что должно защитить права человека и возвысить человеческую свободу и достоинство, а также подчеркнуть наши обязанности перед человечеством как целым».

«Поскольку мы вступаем в новое тысячелетие, — сказал Поль Куртц, автор исходного текста документа — мы не должны беспокоится об Армагеддоне, но скорее должны раскрыть огромные потенции человеческого прогресса в следующем столетии и далее».

Пятнадцатистраничный манифест призывает всех людей к следующему:

— Использовать науку и технологию как инструмент для решения величайших социальных проблем века.

— Жить вне магического мышления и мифотворчества, являющихся заменителями надежного знания, задерживающими человеческий прогресс.

— Признать, что моральные принципы должны обслуживать человечество и не должны базироваться на унаследованных донаучных концепциях, которые не обращаются к глобальному, измененному будущему.

Манифест также устанавливает новый Планетарный Билль прав и ответственности, признающий, что люди независимо от того, где они проживают, должны сознавать долг не только перед своим собственным государством, но и перед всеми гражданами земли. Наряду со многими другими предложениями он рекомендует «… бороться за прекращение бедности и недоедания, обеспечить адекватное медицинское обслуживание и безопасность для всех на планете». Признавая, что это гигантская и трудная задача и что это вызовет политическое и экономическое сопротивление, Манифест настаивает что «императивом является именно то, что мы начинаем предпринимать данную работу».

В дополнение Манифест утверждает, что имеется необходимость в новых глобальных институтах. Документ призывает к новой планетарной системе управления, которая включает:

— создание мирового парламента — более сильной и более эффективной версии Организации Объединенных Наций, представители которого избирались бы на основе общего представительства, более чем по национальному признаку;

— новую транснациональную систему налогов, включая налоги на валовый национальный продукт всех наций, помощь неразвитым регионам в стабилизации роста населения и помощь в экономическом развитии;

— процедуру для регулирования сверхнациональных корпораций и государственных монополий;

— более сильный мировой суд с реальными средствами обеспечения его управления;

— прекращение права вето в Совете Безопасности ООН.

Сто тридцать шесть мужчин и женщин из 29 стран, 10 из них — Нобелевские лауреаты, одобрили манифест. «Одобрение выдающихся людей продолжает поступать, — говорит философ Поль Куртц, — но в то же время мы предлагаем Манифест широкой публике для того, чтобы все могли сами оценить его положения».

(перевод А.В.Разина)

Полный текст манифеста впервые был опубликован в 99 выпуске журнала «Free Inquiry» На русском языке манифест полностью публикуется в журналах «Здравый смысл» (№13) и в настоящем выпуске журнала «Credo».

I Преамбула

Гуманизм — это этическое, научное и философское мировоззрение, преобразившее наш мир. Его истоки восходят к философии и поэзии древних Греции и Рима, Китая времен Конфуция, к движению чарвака в классической Индии. Художники и писатели, ученые и мыслители, разделявшие гуманистические взгляды, определяли лицо современности в течение более чем половины последнего тысячелетия. Действительно, понятия гуманизм и современность выглядят зачастую как синонимы; дело в том, что гуманистические идеи и ценности выражают вечно обновляющуюся веру человека в свою способность самостоятельно разрешать стоящие перед ним проблемы и осваивать прежде неведомые ему сферы реальности.

Современный гуманизм достиг своей зрелости в эпоху Возрождения. Он послужил развитию современной науки. В эпоху Просвещения он породил новые идеалы социальной справедливости, в наше время вдохновил демократические перемены. Гуманизм способствовал формированию новой этики, выдвигающей на первый план ценности свободы и счастья, подчеркивающей значимость естественных человеческих прав.

Мы, подписавшие настоящий Манифест, верим, что гуманизму есть что предложить человечеству перед лицом проблем двадцать первого века и, более того, грядущего третьего тысячелетия. Многие из прежних идей и традиций, унаследованных человечеством, уже не отвечают новым реалиям и тому, что готовит нам будущее. Коль скоро нам предстоит справиться с задачами складывающегося ныне мирового сообщества, нам необходимо и новое, не рутинное мышление, и такое мышление составляет отличительный признак гуманизма. Вот почему мы решили обнародовать Гуманистический манифест 2000: призыв к новому планетарному гуманизму.

Мы предлагаем, но не навязываем, нижеследующие рекомендации, будучи уверенными в том, что это будет вкладом в диалог между людьми различных культур, политических, экономических и религиозных воззрений. Хотя все мы, выступившие с настоящим документом, разделяем общие принципы и ценности, мы готовы корректировать наши взгляды в свете новых открытий, меняющихся обстоятельств и могущих возникнуть непредсказуемых проблем. Невозможно создать постоянно действующий Манифест, но полезно и разумно создать рабочий документ, открытый для совершенствования.

Пролог к настоящему Манифесту

В двадцатом веке было обнародовано четыре основных гуманистических документа: Гуманистический манифест I, Гуманистический манифест II, Декларация светского гуманизма и Декларация взаимной зависимости.

Гуманистический манифест I появился в 1933 году в пик всемирной экономической депрессии. Подписанный 34 американскими гуманистами (в том числе философом Джоном Дьюи), он отражал представления того времени, выдвигая, во-первых, в качестве альтернативы современным религиям нетеистический религиозный гуманизм, и, во-вторых, принципы государственного экономического и социального планирования.

Гуманистический манифест II был выпущен в 1973 году как отклик на новые реалии, возникшие на мировой арене за прошедший период: распространение фашизма и его поражение во Второй мировой войне, рост силы и влияния марксизма — ленинизма и маоизма, холодная война, послевоенное экономическое восстановление Европы и Америки, создание Организации Объединенных Наций, сексуальная революция, подъем женского движения, борьба социальных меньшинств за равноправие, возникновение студенческого самоуправления в университетских городках.

Манифест вызвал широкие дискуссии. Под ним стояли имена многих ведущих мыслителей и общественных деятелей всего мира, среди которых — Андрей Сахаров (известный советский диссидент), Джулиан Хаксли (бывший президент ЮНЕСКО), Сидни Хук, Бетти Фриден, Ганнер Мирдал, Жак Моно, Френсис Крик, Маргарет Найт, Джеймс Фармер, Аллан Гутмахер и Ричи Колдер. Манифест защищал человеческие права во всемирном масштабе, отстаивая право на передвижение за пределами государственных границ, в то время как люди, оказавшиеся за так называемым железным занавесом, были этой возможности лишены. Многие марксисты Восточной Европы, разделявшие гуманистические взгляды, боролись против застывших тоталитарных режимов и приветствовали защиту демократии и прав человека.

Гуманистический манифест II уже не делал ставку на плановую экономику, вопрос о планировании мог решаться различно в разных экономических системах. Поэтому манифест был подписан как либералами и сторонниками экономической свободы, рыночных отношений, так и социал — демократами и демократически настроенными социалистами, полагавшими, что государственная власть должна играть определяющую роль в управлении народным хозяйством. Его авторы стремились демократизировать экономические системы и оценивать их, исходя из того, способствуют они или нет росту экономического благосостояния отдельных людей и различных слоев населения.

Гуманистический манифест II был создан в тот момент, когда казалось, что наступает новая нравственная революция: в нем защищалось право на контроль рождаемости, аборты, разводы, сексуальную свободу для взрослых людей по их взаимному согласию, право на эвтаназию. Его авторы стремились защитить права меньшинств, женщин, престарелых, детей, подвергающихся жестокому обращению, и неимущих. Они выступали за терпимость по отношению к различным образам жизни и за мирное разрешение имеющихся противоречий, осуждали расовые, религиозные и классовые антагонизмы; призывали покончить с террором и взаимной ненавистью. Манифест появился вслед за обращением Vatican II, в котором была предпринята попытка либерализовать католицизм. Гуманистический манифест II оставлял место, как натуралистическому гуманизму, так и гуманизму либерально-религиозному. В нем утверждалась оптимистическая точка зрения на будущее человечества; указывалось на положительную роль науки и техники в повышении человеческого благосостояния; предсказывалось, что двадцать первый век станет веком гуманизма.

В 1980 году была выпущена Декларация светского гуманизма. Необходимость в ней определилась жестокой критикой, которой подвергся гуманизм и в особенности Гуманистический манифест II, в частности, со стороны фундаменталистски настроенных религиозных и правых политических сил в Соединенных Штатах. Многие из критиков манифеста утверждали, что светский гуманизм является своего рода религией. Преподавание светского гуманизма в школах, по их мнению, нарушает принцип отделения церкви от государства и ведет к созданию новой религии. Ответ Декларации состоял в том, что светский гуманизм представляет собой комплекс моральных ценностей, нетеистическую философскую и научную точку зрения, которые не могут быть приравнены к религиозной вере. Преподавание светского гуманистического мировоззрения ни в коей мере не является нарушением принципа отделения церкви от государства. Декларация отстаивала ту демократическую идею, что светское государство должно оставаться нейтральным, т. е. не выступать ни в поддержку религии, ни против нее.

В 1988 году Международная гуманистическая академия предложила четвертый документ — Декларацию взаимной зависимости, призывающую к выработке новой всемирной этики и построению мирового сообщества, что становилось все более насущным ввиду быстрого роста международных общественных институтов.

Почему именно планетарный гуманизм?

Несмотря на то, что большинство положений предыдущих манифестов и деклараций остаются актуальными и по сей день, стало очевидно, что со вступлением мира в новое тысячелетие становится необходимым новый манифест. Со времени появления прежних манифестов во многих вопросах был достигнут значительный прогресс, однако возникли и новые обстоятельства, побуждающие нас к такому шагу: в Советском Союзе и Восточной Европе прекратил существование тоталитарный коммунизм, в основном рассыпались и возникшие в ходе двухполюсной холодной войны блоки. Новые регионы земного шара предприняли попытки демократизации, хотя многим странам все еще недостает эффективных демократических институтов. Вместе с тем, еще больше возросла глобализация мировой экономики. Международные промышленные объединения сливаются друг с другом, становятся транснациональными и в некоторых отношениях более мощными, чем многие государства земного шара. Россия, Китай и другие страны стремятся выйти на мировой рынок. Ни одна страна не в состоянии определять свою экономическую линию независимо от положения дел в мировой торговле. Эти фундаментальные изменения произошли главным образом вследствие ускоренного развития науки и техники, особенно из-за информационной революции, приведшей к возникновению всемирной экономической и культурной информационной сети. Можно утверждать, что перемены, наступившие в мире со времени появления Гуманистического манифеста II (1973 г.) столь же, если не более значительны, чем те, что повлекли за собой два столетия назад промышленная революция или изобретение Гуттенбергом наборного шрифта и печатного станка. Их влияние на всю нашу жизнь и далее будет оставаться огромным.

Однако в то время как мир все более превращается в единую семью народов, религиозно-этническое соперничество стремится разбить его на враждующие лагеря. Вновь набирают силу фундаменталистские религии, борющиеся против принципов гуманизма и светской культуры и жаждущие возврата к архаичной религиозности. Наряду с этим получают распространение так называемые паранормальные верования «нового поколения» (New Age paranormal beliefs), поощряемые средствами массовой информации, которые навязывают публике мистическое или паранормальное восприятие действительности. Средства массовой информации охватили весь мир. Телевидение, кино, радио, пресса и книгоиздательства подчинены конгломератам средств массовой информации, почти единственной целью которых является реклама и сбыт своей продукции на мировом рынке. Кроме того, возник и во многих университетах проповедуется постмодернизм, учение, пересматривающее основные предпосылки модернизма и гуманизма, обрушивающееся на науку и технику, ставящее под сомнение гуманистические идеалы и ценности. Многие нынешние взгляды на будущее человечества являются пессимистическими, даже апокалиптическими. Но мы не согласны с ними, ибо верим, что можно создать лучший мир. Реальности мирового сообщества таковы, что только новый, Планетарный Гуманизм может указать разумные пути в будущее.

II Перспективы лучшего будущего

Впервые в истории человечества мы обладаем средствами — и этим мы обязаны науке и технике — способными улучшить условия существования человека, приблизить его счастье и свободу, обеспечить на планете достойную жизнь для всех людей. Однако сердца многих преисполнены страха, когда они думают о наступлении следующего тысячелетия. Многие, верующие и неверующие, предрекают миру потрясения, грядущий судный день. Пессимисты указывают на жестокие войны двадцатого столетия и говорят об угрозе новых форм терроризма и смут, которые могут захлестнуть человечество в наступающем веке.

Мы полагаем, что правомерна более позитивная и реалистичная оценка перспектив, ожидающих человечество в двадцать первом веке. Надо отметить, что вопреки политическим, военным и социальным неурядицам, двадцатый век стал свидетелем множества полезных достижений. К разочарованию тех, кто склонен замечать только худшее, материальное процветание, мир, улучшившееся здоровье и возросший жизненный уровень являются реальностью — и весьма вероятно, что так пойдет и дальше. В этих великих технических, научных и социальных достижениях зачастую не отдают себе отчета. Хотя плодами этих достижений пользуются в основном экономически развитые страны, их польза фактически ощущается повсюду. Необходимо перечислить хотя бы некоторые из них.

o Медицинская наука значительно улучшила здоровье людей. Она научилась бороться с болью и мучениями, увеличила среднюю продолжительность жизни. Открытие антибиотиков и разработка вакцин, современные методы хирургии, анестезия, фармакология и генная инженерия внесли свой вклад в развитие здравоохранения.

o Профилактические меры по охране здоровья общества, улучшенное водоснабжение и канализация значительно уменьшили риск инфекционных заболеваний. Широкое распространение терапевтических мер резко снизило детскую смертность.

o Зеленая революция преобразовала пищевую промышленность и увеличила сбор зерновых, уменьшила опасность голода, повысила уровень обеспеченности людей питанием на большей части земного шара.

o Современные методы производства товаров массового потребления стали более эффективными, освободив рабочих от многих форм тяжелого и изнурительного физического труда и сделав широко доступными выгоды и удобства потребительских товаров и услуг.

o Современные средства передвижения сократили расстояния и преобразовали общество. Автомобиль и самолет дали людям возможность пересекать континенты, преодолевать географическую изоляцию друг от друга. Достижения в области астронавтики открыли перед человеческим родом волнующую возможность освоения космоса.

o Технические достижения подняли на высочайший уровень современные средства связи, сделав ее всемирной. В дополнение к преимуществам, предоставляемым телефоном, факсом, радио, телевидением и спутниковой связью, компьютерная технология радикально преобразовала все аспекты социальной и экономической жизни. В экономически развитых странах мира нет ни одной общественной структуры, ни одной семьи, оставшихся не затронутыми информационной революцией. Сети всемирной паутины Интернета сделали возможной мгновенную связь почти с любой точкой земного шара.

o Научные открытия расширили наши знания о вселенной и о месте в ней человеческого рода. Гуманитарные исследования оказались в силах добиваться новых результатов и получать их подтверждения со стороны науки и разума, тогда как метафизические и теологические спекуляции прошлого прогрессировали весьма мало или не прогрессировали вовсе. Открытия в области астрономии и физики, теория относительности и квантовая механика подняли на новую ступень наше понимание вселенной, — начиная с масштабов микрочастиц и кончая масштабами галактик. Биология и генетика внесли свой вклад в наши представления о биосфере. Теория естественного отбора Дарвина помогла разобраться в том, как эволюционирует жизнь. Открытие ДНК, исследования в области молекулярной биологии продолжают раскрывать механизмы эволюции и самой жизни. Поведенческие и социальные науки углубили наше понимание общественных и политических институтов, законов экономики и культуры.

В двадцатом веке произошли многие положительные социальные и политические сдвиги, и это служит хорошим предзнаменованием на будущее.

o Исчезли практически все колониальные империи XIX века.

o Уменьшилась угроза тоталитаризма.

o Большинством стран мира в настоящее время принята Всеобщая Декларация прав человека (если не на деле, то хотя бы на словах).

o Идеалы демократии, свободы и открытого общества получили широкое распространение в Восточной Европе, Латинской Америке, Азии и Африке.

o Женщины во многих странах мира пользуются личной независимостью, обладают всеми юридическими и социальными правами, получили доступ ко многим сферам человеческой деятельности.

o По мере того как национальные экономики приобретают все более всемирный характер, экономическое процветание из Европы и Северной Америки распространяется на другие части мира. Свободный рынок и предпринимательство сделали слаборазвитые регионы открытыми для инвестиций и возможности развития.

o Решена проблема роста населения в богатых странах Европы и Северной Америки. Во многих областях мира население растет не за счет рождаемости, а за счет уменьшения смертности и увеличения продолжительности жизни, — это положительная тенденция.

o Все большему и большему числу детей в мире ныне доступно хорошее образование, распространяется грамотность, расширяется возможность приобщения к культурным богатствам, — хотя в этой области еще много предстоит сделать.

Несмотря на эти прорывы к лучшему, нам следует прямо смотреть в лицо тем суровым экономическим, социальным и политическим проблемам, которые стоят перед миром. Пророки Страшного суда настроены пессимистически; последователи Иеремии предрекают человечеству несчастья и бедствия. Наша позиция состоит в том, что, указанные проблемы могут быть решены лишь под водительством разума, науки и усилиями самого человека.

o Значительная часть населения земного шара еще далека от материального изобилия; она продолжает влачить существование в нищете, голоде и болезнях, — в особенности это относится к развивающимся странам Азии, Африки, Центральной и Южной Америки. Уровень жизни миллионов детей и взрослых отмечен недостаточным питанием, дурными санитарными условиями, плохим здоровьем. Это же относится и ко многим людям в так называемых богатых странах.

o Во многих частях мира население продолжает расти со скоростью три процента в год. В 1900 году население земного шара оценивалось в 1,7 миллиарда человек. В 2000 году оно превысило 6 миллиардов. Если нынешние демографические тенденции сохранятся, то в ближайшую половину столетия оно увеличится еще на три миллиарда.

o Если население земного шара будет прирастать так, как это прогнозируется, это приведет к обвальному уменьшению, в пересчете на душу населения, пригодных для выращивания зерновых культур пахотных земель; этот показатель во многих странах (именно в Индии, Пакистане, Эфиопии, Нигерии и Иране) может упасть к 2050 году до четверти акра (0,1 га) на человека. Запасы годной для орошения воды уже истощаются, что приводит к снижению урожайности зерновых; многие реки мира начинают пересыхать (в том числе Нил, Колорадо, Хуанхэ).

o С ростом населения и по мере развития промышленности истребляются леса и лесные угодья. Примерно по два процента леса в год исчезает с поверхности Земли. Мы будем и дальше нести эти потери, если своевременно не предпримем соответствующих мер.

o Глобальное потепление, по-видимому, все увеличивается, отчасти как следствие уничтожения лесов в бедных странах и, в особенности выбросов в атмосферу двуокиси углерода в богатых странах, продолжающих расточительно расходовать природные ресурсы. В среднем человек в Соединенных Штатах и других западных странах потребляет и загрязняет по примерным оценкам в сорок-шестьдесят раз больше, чем человек в развивающихся странах. Расточительное потребление зачастую искусственно поощряется компаниями, ориентированными на непрерывный рост производства и слишком мало озабоченными проблемами экологии.

o Популяции видов животных неуклонно уменьшаются, и многие формы растительной и животной жизни вымирают, — возможно, мы имеем дело с величайшим по масштабам вымиранием со времен исчезновения динозавров, произошедшим 65 миллионов лет назад.

o Многие правительства мира столкнулись с тяжелыми экономическими проблемами, связанными с перенаселенностью городов, возникающей благодаря притоку иммигрантов из сельской местности; огромное число этих людей остаются безработными и с трудом могут существовать.

o Безработица вообще остается серьезной проблемой во многих богатых странах Европы, где не удается решить задачи занятости молодых специалистов, перехода на новые технологии, переквалификации высвободившихся работников или поиска для них другой работы.

o На целом ряде проходивших на высшем уровне международных конференций были достигнуты широкомасштабные соглашения по решению многих социальных и экологических проблем, встающих перед человечеством, однако правительствам не удается претворять принятые на себя обязательства в жизнь; лишь немногие из богатых стран считают для себя приоритетной задачей помощь бедному большинству населения земного шара, или даже заботу о собственных обездоленных и малоимущих.

o Во многих странах демократические институты остаются слабыми или вовсе отсутствуют. Слишком часты случаи, когда власти препятствуют свободным выборам, а независимую прессу заставляют молчать.

o В большинстве стран мира еще в основном не удается обеспечить женщинам равные с мужчинами права.

o Многие бывшие колониальные регионы испытывают экономический спад.

o Растет заболеваемость такими, считавшимися ранее побежденными болезнями как туберкулез и малярия, а шествие СПИДа по большей части развивающихся стран не встречает препятствий.

o Несмотря на то, что мир уже не разделен между двумя супердержавами, человечество все еще способно уничтожить само себя. Фанатичные террористы, государства — преступники и даже военные власти способны, даже не желая этого, вызвать апокалиптические события, первыми применив оружие массового уничтожения.

o Уверенность (belief) некоторых кругов в то, что свободный рынок сам собой способен излечить все социальные недуги, остается всего лишь верованием (faith). Во многих странах мира остается нерешенным вопрос, как увязать требование свободы рынка с необходимостью справедливых социальных программ помощи обездоленным и неимущим.

Мы убеждены, что перечисленные проблемы чрезвычайно серьезны и требуют от нас адекватных шагов. Мы считаем, что они могут быть преодолены только с помощью критического мышления и совместными усилиями. В прошлом человечество уже сталкивалось с угрозами своему существованию и смогло выстоять, даже победить. Проблемы, вырисовывающиеся на горизонте, возможно не больше тех, с которыми приходилось сталкиваться нашим предшественникам.

В мире существуют и другие опасные тенденции, еще недостаточно распознанные. В особенности нас тревожит распространение антинаучных и ретроградных течений, в частности, назойливые фундаменталистские голоса, слепой фанатизм и нетерпимость, будь то религиозного, политического или этнического толка. Это те самые силы, которые во многих странах мира препятствуют мерам по разрешению социальных проблем или улучшению условий человеческого существования.

o Упорная приверженность традиционным религиозным воззрениям обычно способствует нереалистичным, пассивистским, мистическим подходам к социальным проблемам, сеет недоверие к науке и слишком часто становится на защиту отсталых социальных институтов.

o Многие религиозные и политические группы препятствуют распространению противозачаточных средств или финансированию программ, направленных на снижение рождаемости и ограничение роста населения. Как следствие, замедляется экономическое развитие и борьба с нищетой.

o Многие из этих сил выступают против эмансипации женщины, стремятся и впредь держать ее в подчинении у мужчины.

o Мир все чаще и чаще становится свидетелем жестоких этнических конфликтов, усиливающихся национальных раздоров. Религиозная подоплека этих конфликтов в большинстве случаев освещается недостаточно: В Югославии (в Боснии и Косово) это конфликт между православными сербами, католиками-хорватами и мусульманами; в Израиле и Палестине — между ортодоксальными иудеями и мусульманами; в Северной Ирландии — между протестантами и католиками; в Шри — Ланке — между индуистами — тамилами и буддистами — сингалезами; в Пенджабе и Кашмире — между индуистами, мусульманами и сикхами; в Восточном Тиморе — между христианами и мусульманами.

o Мир справедливо обеспокоен учащающимися проявлениями терроризма и геноцида, за которыми часто стоят все те же этнические националисты или религиозные шовинисты.

o Культурное многообразие общества способствует терпимости по отношению к различным этническим и культурным традициям, признанию их права на существование. Но мы сталкиваемся также и с попытками расколоть общество, слышим сепаратистские и изоляционистские лозунги. Ирония заключается в том, что все это происходит во время, когда расистские теории нацистов полностью отвергнуты, а в Южной Африке прекратил существование апартеид. Нетерпимость породила такие явления, как этнические чистки и другие злокачественные проявления расовой ненависти.

o Во многих странах Запада получила развитие идеология так называемого постмодернизма, которая отрицает объективность науки, осуждает использование современных технологий, отвергает права человека и демократию. Некоторые формы постмодернизма проповедуют пораженчество: в лучшем случае они не предлагают никаких путей разрешения стоящих перед миром проблем, в худшем — оспаривают саму их возможность или достижимость. Влияние этого философско-литературного течения антипродуктивно, даже разрушительно. Нам оно представляется глубоко ошибочным, ибо наука предлагает разумные объективные критерии, позволяющие судить об истинности своих положений. Действительно, наука стала универсальным языком, обращенным ко всем мужчинам и женщинам из любой культурной среды.

Мы полагаем, что настала необходимость представить миру альтернативный образ завтрашнего дня. Правительства государств и руководители различных корпораций должны отказаться от близорукой политики и оказывать поддержку программам, имеющим в виду будущее. Слишком часто эти лидеры игнорируют рекомендации лучших ученых и гуманитариев, строят свою политику, исходя из предстоящих выборов или квартальных отчетов. Государственные власти должны занимать не только ближайшие экономические или политические интересы, — они должны уделять внимание нуждам всей планеты и прочного будущего человечества.

Планетарный гуманизм стремится предложить достижимые цели на длительную перспективу. В этом состоит принципиальное различие между гуманизмом и архаичной, основывающейся на религии моралью. Гуманизм рисует новые, смелые образы будущего, порождает уверенность в способности человеческого рода разрешать встающие перед ним проблемы, опираясь на разум и позитивное мировоззрение.

Философское Просвещение восемнадцатого века, во многом составляющее дух настоящего Манифеста, было, несомненно, ограничено рамками своего времени. Его трактовка разума скорее как некоего абсолюта, чем как предполагающего пробы и ошибки инструмента для достижения человеческих целей, к настоящему времени преодолена. Тем не менее, его убежденность в том, что наука, разум, демократия, образование и гуманистические ценности способствуют человеческому прогрессу, обладает для нас огромной притягательной силой и сегодня. Планетарный гуманизм, представленный в данном Манифесте, является по своему мировоззрению пост — постмодернистским. Он основывается на высших ценностях современности, стремится преодолеть отрицательное влияние постмодернизма и ориентирован на информационный век, заря которого только наступает, и на все то, что последний предвещает для будущего человечества.

III Научное мировоззрение

Уникальная миссия гуманизма в современном мире определяется его приверженностью научному мировоззрению. Большинство принятых ныне точек зрения на мироустройство являются по своему характеру религиозными, мистическими или теологическими. Истоки этих взглядов прослеживаются далеко в древности, во временах доурбанистического, кочевого и земледельческого обществ, но только не в складывающейся ныне современной индустриальной или постиндустриальной глобальной информационной культуре. Научный натурализм (нередуктивистский материализм) помогает человеку выработать логически последовательное мировоззрение, свободное от пут метафизики или теологии и основанное на науке.

o Во-первых, научный натурализм представляет собой комплекс методологических установок. Согласно его методологии, любые гипотезы и теории должны подтверждаться экспериментально, обосновываться естественными причинами и фактами. Не допускается предполагать оккультные причины или прибегать к объяснениям трансцендентного характера. Научные методы не непогрешимы, они не дают нам неизменных абсолютных истин; однако в конечном итоге именно эти методы оказываются наиболее надежными из всех имеющихся в нашем распоряжении, позволяют расширять наши познания и решать стоящие перед человечеством проблемы. Они оказали мощное воздействие на становление мировой цивилизации. В наши дни широкие слои общества сознают практическую ценность науки, то, что наука дает положительные результаты.

К сожалению, применение научных методов зачастую ограничивается узко специальными задачами, и более общие приложения науки, способные формировать наше понимание действительности, игнорируются. Гуманисты считают, что необходимо распространить применение методов науки на другие области человеческой деятельности, и что не должно вводиться никаких ограничений для научных исследований, за исключением случаев, когда такие исследования нарушают права личности. Попытки препятствовать свободному исследованию по каким-либо моральным, политическим, идеологическим или религиозным соображениям в прошлом неизменно терпели неудачи. Нельзя недооценивать возможные благие результаты непрекращающихся научных открытий.

o Во-вторых, возможности, которые предоставляет наука для расширения наших познаний о природе и человеческом поведении, колоссальны. Научный натурализм являет собой космическое мировоззрение, основанное на верифицируемых гипотезах и теориях. Свои представления о действительности он строит не на религии, поэзии, литературе или искусстве — хотя все перечисленное является важным проявлением человеческих интересов. Научные натуралисты придерживаются определенной формы нередуктивистского материализма; естественные процессы и события адекватнее всего описываются посредством указания на их материальные причины. Эта форма натурализма оставляет место идее многообразия вселенной. Хотя природа имеет физико-химическую основу, ее процессы и объекты доступны наблюдению на многих уровнях: это субатомные частицы, атомы, молекулы; это гены и клетки; микроорганизмы, цветы, растения и животные; психологическое восприятие и познание; социальные и культурные институты; это планеты, звезды и галактики. Отсюда вытекает возможность соответствующих несхожих картин мира, в зависимости от области исследования — физической, биологической, социальной или психологической. Указанное обстоятельство не избавляет нас от необходимости понимать и ценить различные моральные, эстетические и иные культурные проявления человеческого опыта.

o В-третьих, приверженцы научного мировоззрения полагают, что нет достаточных объективных, рациональных и экспериментально подтверждаемых свидетельств в пользу достоверности религиозных интерпретаций действительности или предположений о существовании оккультных причин. Классические метафизические учения, допускающие бытие трансцендентного, несомненно, выражают страстную экзистенциальную потребность человеческих существ побороть смерть. Научная теория эволюции предлагает более скромную картину места человека в мире. Она основывается на доказательствах, полученных широким кругом научных дисциплин. Мы прямо осуждаем попытки некоторых ученых, о которых часто возвещают средства массовой информации, навязать общественному мнению интерпретации природных феноменов, апеллирующие к потустороннему. Современные научные космологические и эволюционные учения не дают достаточных оснований для тех умственных конструкций, согласно которым верование перешагивает пределы, доступные эмпирическому наблюдению. Мы думаем, что для человечества настало время осознать собственную зрелость — отбросить пережитки первобытного магического мышления и мифотворчества, подменяющие истинное постижение природы.

IV Позитивные плоды технического прогресса

Гуманисты неизменно указывают на важность использования научных технологий на благо человека. От Френсиса Бэкона до Джона Дьюи, философы обращают внимание людей на возрастающую власть человека над природой, обеспечиваемую научным знанием, как и на ту огромную роль, какую играет знание в становлении и благополучии человеческого рода.

С появлением новых технологий часто возникают и непредвиденные, побочные отрицательные результаты. Начиная от луддитов в девятнадцатом веке и до постмодернистов в двадцатом, критики технического прогресса оплакивают его следствия. Гуманисты издавна отдают себе отчет в том, что иные технические новшества способны породить и новые проблемы. К сожалению, направление технологических разработок чаще всего определяется либо чисто экономическими соображениями (если продукция обещает прибыль), либо военными или политическими целями. Существует огромная опасность, связанная с бесконтрольным использованием технологий. Мировое сообщество все еще не располагает эффективной властью над оружием массового уничтожения (термоядерным, биологическим и химическим). Сходным образом, многие крупные достижения в генетике, биологии и медицине (такие как биогенетическая инженерия, клонирование, трансплантация органов и другие) заключают в себе реальную опасность, хотя и открывают огромные возможности в деле улучшения здоровья и благосостояния человека.

o Во-первых, гуманисты решительно возражают против попыток сдерживать технологические разработки, подвергать результаты исследований цензуре или заведомо ограничивать их сферу. Трудно заранее предсказать, куда могут привести научные изыскания, или какие блага они обещают. Следует быть осторожными в вопросе наложения ограничений на исследования.

o Во-вторых, мы придерживаемся мнения, что все вопросы, возникающие в связи с развитием техники, разумнее всего решать в открытых дискуссиях, не прибегая ко всякого рода непререкаемым догмам или эмоциональным лозунгам. Каждое техническое новшество следует расценивать с точки зрения возможного риска и обещаемых им выгод для общества и окружающей среды. Это предполагает в участниках дискуссии известную степень научной грамотности.

o В-третьих, мы не в состоянии обходиться без техники. Экономическая и социальная структура современного мира все больше и больше зависит от новых технологий. Если мы можем и должны решить стоящие перед нами проблемы, то не путем возврата к идиллическому естественному состоянию, но развивая новые технологии, удовлетворяющие человеческим целям и задачам, и пользуясь ими мудро и человечно.

o В-четвертых, необходимо поощрять технические новшества, снижающие степень человеческого воздействия на окружающую среду.

o В-пятых, следует приветствовать распространение технических средств, доступных бедным, — это позволит и им пользоваться плодами технической революции.

V Этика и разум

Существенной для гуманистического мировоззрения является задача претворения высших этических ценностей в жизнь. Мы верим, что рост научного знания позволит людям поступать мудрее. В этом смысле не существует непроницаемой стены между понятиями факт и ценность, существующее и должное. Разум и знания наилучшим образом способствуют различению нами истинных моральных ценностей, — в свете очевидного и по приносимым ими плодам.

Гуманистов несправедливо упрекают в неумении предложить жизнеспособные основания идее моральной ответственности. Так, их часто обвиняют в якобы существующем упадке общественной морали. Это глубокое заблуждение. На протяжении столетий философы указывают на прочные светские основы гуманистического морального поведения. Более того, многие и многие миллионы гуманистов вели примерную жизнь, были ответственными гражданами, с любовью и заботой растили своих детей и существенно способствовали моральному прогрессу общества.

o Богословские моральные доктрины зачастую отражают унаследованные от прошлого, донаучные представления о природе и человеческом естестве. Моральные заповеди, обнаруживаемые в этом наследии, противоречивы, и разные религии часто придерживаются существенно различных взглядов по моральным вопросам. Теисты и трансценденталисты высказываются как за, так и против рабства, кастовости, войны, смертной казни, женского равноправия и моногамии. Часто члены одних религиозных сект безнаказанно вырезают приверженцев других сект. Многие ужасные войны прошлого и настоящего вызваны непримиримым религиозным догматизмом. Мы не оспариваем того, что верующие люди совершили много добрых дел; мы отрицаем только, что набожность является единственной гарантией добродетели.

o Гуманисты отстаивают принцип отделения церкви от государства. Мы считаем, что государство должно быть светским и не выступать ни в защиту, ни против религии. Следовательно, мы отвергаем теократии, пытающиеся навязать каждому гражданину какой-либо единый моральный или религиозный кодекс. Мы полагаем, что государство должно допускать сосуществование широкого многообразия моральных ценностей.

o Основные принципы морального поведения являются общими для всех мыслимых цивилизаций — как религиозных, так и не религиозных. Моральные склонности глубоко коренятся в человеческом естестве и развивались на протяжении всей истории человечества. Поэтому гуманистическая этика не требует согласия относительно теологических или религиозных постулатов — такого согласия и невозможно достичь, — но сводит, в конечном счете, любые моральные нормы к обычным человеческим интересам, желаниям, нуждам и ценностям. Мы судим об этих нормах по тому, как они служат человеческому счастью и социальной справедливости. Люди, принадлежащие разным социокультурным средам, фактически придерживаются одних и тех же общих моральных принципов, хотя их частные моральные суждения могут различаться из-за несходных условий существования. Потому главное предназначение общества — поддерживать то, что нас объединяет, а не то, что разделяет.

Каковы ключевые принципы этики гуманизма?

o Во-первых, главной ценностью является достоинство и независимость личности. Гуманистическая этика направлена на максимизацию свободы выбора: это свобода слова и совести, право на личное мнение и независимое исследование, право каждой личности на собственный образ жизни, простирающееся настольно далеко, насколько это не наносит ущерба другим. Это легче всего достижимо в демократических обществах, в которых могут существовать множество различных систем ценностей. Таким образом, гуманисты одобряют разнообразие моральных взглядов и человеческих ценностей.

o Во-вторых, защита гуманистами личностного самоопределения не означает, что они оправдывают любую форму поведения человека. Точно так же, как терпимость гуманистов по отношению к различным образам жизни не обязательно подразумевает их одобрение. Гуманисты настаивают на том, что составляющей частью нашей приверженности свободному обществу является потребность в постоянном повышении качественного уровня наших вкусов и оценок. Гуманисты считают, что свобода предполагает ответственность. Они сознают, что все отдельные личности живут в сообществах, и что определенные поступки должны квалифицироваться как разрушительные и неправильные.

o В-третьих, философы — гуманисты всегда являлись сторонниками этики, ставящей задачу совершенствования (от Аристотеля и Канта до Джона Стюарта Милля, Джона Дьюи и М.Н. Роя). Тут в качестве моральных требований наличествуют сдержанность, умеренность, самоограничение и самоконтроль. В числе критериев совершенства — способность человека к самостоятельному выбору, творчеству, эстетическому суждению, сознательным мотивировкам собственных поступков и к разумному осмыслению действительности, а также ощущаемый им долг на практике реализовать тот главный талант, которым он наделен от природы. Гуманизм стремится выявить все лучшее в человеке — с тем, чтобы все люди могли рассчитывать в жизни на лучшее.

o В-четвертых, гуманисты отдают себе отчет в нашей ответственности и обязанностях по отношению к другим. Это означает, что мы не должны рассматривать других людей лишь как приятные или неприятные нам объекты; в них надо видеть самостоятельные личности, имеющие равное с нами право на внимание к себе. Гуманисты придерживаются принципа, согласно которому, «каждый заслуживает человечного отношения». Они признают Золотое правило — «не поступай с другими так, как не хотел бы, чтобы поступали с тобой». Точно так же, гуманисты признают древнюю заповедь, предписывающую нам «принимать в свою среду чужих», уважая их отличия от нас. В виду многообразия человеческих убеждений, все мы отличаемся друг от друга, однако мы можем быть друзьями на более широком уровне общения.

o В-пятых, гуманисты уверены, что такие качества как способность сопереживания и заботливость по отношению к ближнему весьма существенны для нравственного поведения. Это предполагает, что нам следует развивать в себе альтруистическое отношение к нуждам и интересам других людей. Краеугольным камнем морального поведения являются общечеловеческие нормы морали; другими словами, те главные нравственные достоинства, которые признаются людьми повсюду независимо от их культурной и религиозной принадлежности. А именно: мы должны говорить правду, сдерживать обещания, быть честными, искренними, доброжелательными, надежными и ответственными, проявлять верность, понимание и благодарность; должны быть беспристрастными, справедливыми и терпимыми; уметь осмыслять и преодолевать наши различия и стремиться к сотрудничеству; мы не можем добиваться чего-либо хитростью или насилием, причинять увечья или иной ущерб другим людям. Хотя гуманисты и призывают к свободе от гнетущих пуританских догм, в той же мере они отстаивают идею нравственного долга.

o В-шестых, одним из первых пунктов в гуманистической программе действий является обеспечение морального воспитания детей и юношества, которое способствовало бы становлению характера человека и должного отношения к общечеловеческим моральным нормам, а также поощряло его нравственное совершенствование и потребность в самостоятельном моральном осмыслении происходящего.

o В-седьмых, гуманисты рекомендуют в своих моральных суждениях прибегать к разуму. Они указывают на тот факт, что познавательная способность играет существенную роль в принятии нами нравственных решений. В частности, мы поневоле погружаемся в размышления, сталкиваясь с нравственными дилеммами. Любые человеческие ценности и моральные принципы адекватнее всего могут быть обоснованы в свете рефлексии. В случае противоречий с другими людьми нам следует искать согласия, где только возможно, путем разумного диалога.

o В-восьмых, гуманисты полагают, что необходима готовность корректировать свои этические принципы и ценности в свете существующих реальностей и того, что мы предвидим в будущем. Учитывая ценный моральный опыт прошлого, мы должны искать и новые решения моральных дилемм, как извечных, так и нынешних.

Примером могут служить дискуссии относительно добровольной эвтаназии, обострившиеся в особенности в богатых странах, где современная медицина дает возможность поддерживать жизнь тем безнадежно больным, кто при прежних условиях должен был умереть. Гуманисты обосновывают право человека на достойный уход из жизни, как и право разумных взрослых людей отказаться от медицинской помощи, избавляя себя от страданий и даже приближая смерть. Гуманисты признают также важность движения за устройство хосписов, облегчающих умирающим людям их последние дни.

В той же мере, мы должны быть готовыми принять новые возможности воспроизведения рода, открывшиеся благодаря научным исследованиям — такие как оплодотворение клетки в лабораторных условиях, вынашивание женщиной чужого плода, генетическая инженерия, трансплантация органов и клонирование. В этих вопросах мы уже не можем оглядываться на моральные устои прошлого. Следует уважать право человека на самостоятельный выбор.

o В-девятых, гуманисты утверждают, что достойной следует считать этику, основанную на принципах. Это значит, что цель не оправдывает любых средств; напротив, характер самих наших целей определяется средствами, которыми мы пользуемся. Существуют границы дозволенного. Понимание этого особенно важно сегодня, имея в виду тиранические диктатуры двадцатого века, в которых исповедуемые едва не с религиозным рвением политические идеологии допускали морально сомнительные средства в достижении призрачных целей. Мы остро ощущаем трагедию миллионов людей, навлеченную на них теми, кто смел оправдывать великое зло обещаемым великим будущим благом.

VI Наш общий долг перед единым человечеством

Сегодня самой насущной задачей мирового сообщества является выработка нового планетарного гуманизма — такого гуманизма, который стоял бы на страже прав человека и боролся за человеческую свободу и достоинство, но также указывал бы и на наш долг перед человечеством как единым целым.

o Во-первых, основополагающим этическим принципом планетарного гуманизма является необходимость уважать достоинство всех людей в мировом сообществе. Без сомнения, в настоящее время каждый человек сознает свои многочисленные обязательства по отношению к тем социумам, которым принадлежит, — он отвечает за свою семью и друзей, за свое общество, город, государство или нацию. Однако к числу этих обязанностей человека нам следует добавить еще одну, новую — именно нашу ответственность за тех, кто находится за пределами границ нашего государства. Ныне, сильнее, чем когда-либо прежде, мы связаны морально и физически с каждым человеком на земном шаре, и когда колокол звонит по одному из нас, он звонит по всем нам.

o Во-вторых, где только возможно, нам следует действовать таким образом, чтобы сумма человеческих страданий уменьшалась, а счастья — возрастала, и это правило распространяется на весь мир. Указанный принцип признается как верующими, так и неверующими; он существен для всего здания человеческой морали. Ни одно общество не сможет долго просуществовать, если оно допускает среди своих членов массовое нарушение общечеловеческих норм нравственности. Ныне суть вопроса заключается в границах применения принципа. Мы полагаем, что этот наш нравственный долг следует осмыслить как всеобщий: нам должно быть дело не только до благополучия тех, кто принадлежит одному с нами сообществу или живет в одном с нами государстве, но также и до всего мирового сообщества.

o В-третьих, нам следует остерегаться чрезмерного подчеркивания национальных культурных особенностей, которые могут служить взаимному отчуждению и быть деструктивными. Мы должны быть терпимыми к культурным различиям, за исключением случаев, когда сами эти культуры проявляют нетерпимость или жестокость. Настало время подняться над узкой клановостью, чтобы найти общую для всех моральную почву. Этносы являются продуктом былой социальной и географической изоляции, более не свойственной открытому мировому сообществу, в котором сотрудничество и смешанные браки не только возможны, но и должны только приветствоваться. Хотя лояльность по отношению к своей стране, своему роду, своей этнической группе и способна поднимать людей над их своекорыстными интересами, проявления этнического и государственного шовинизма часто принимают разрушительный характер. Таким образом, нравственное отношение и доброжелательность не должны замыкаться рамками этнического анклава или государственными границами. Основанная на разуме мораль побуждает нас созидать и укреплять институты сотрудничества людей, принадлежащих разным этносам. Она объединяет, а не разделяет нас друг от друга.

o В-четвертых, уважение и внимание к личности должно распространяться в равной мере на всех людей. Это в свою очередь означает, что ко всем людям следует относиться гуманно, и что права человека следует отстаивать повсеместно. Соответственно, каждый из нас обязан способствовать уменьшению страданий человека в любой точке земного шара, служить всеобщему благу. Этот принцип означает сострадательность и доброжелательность в их высшем смысле. Он подразумевает, что люди, живущие в богатых странах, обязаны, где только могут смягчать страдания и заботиться о росте благосостояния населения бедных регионов мира. Со своей стороны, слаборазвитые регионы должны сменить озлобление против богатых на разумное и позитивное к ним отношение. Лучшее, что богатые могут сделать для бедных — это помочь им помочь самим себе. Коль скоро беднейшим членам общей человеческой семьи требуется помощь, богатым надо ограничить себя в расточительном потреблении и излишнем потворстве своим прихотям.

o В-пятых, указанные принципы относятся не только к мировому сообществу, как оно сложилось в настоящее время, но также и к его будущему. Мы несем ответственность перед поколениями, которые будут жить в ближайшем и отдаленном будущем. Таким образом, люди, основывающие свою нравственность на разуме, сознают долг по отношению к потомкам детей наших детей, к сообществу всех человеческих существ, живущих ныне и будущих жить после нас.

o В-шестых, каждое поколение обязано пытаться, насколько это в его силах, оставить окружающую земную среду в лучшем состоянии, чем ее получило. Следует избегать излишнего загрязнения среды и использовать то, в чем мы нуждаемся, рационально и с умеренностью — с тем, чтобы не растрачивать невосполнимых земных ресурсов. В эпоху быстрого роста населения и ускоренного потребления ресурсов это может показаться недостижимым идеалом. И все же мы должны приложить к этому все усилия, ибо наши сегодняшние действия определяют судьбу грядущих поколений. Можно оглянуться назад и ретроспективно оценить действия наших предков, справедливо порицая их за оплошности или, напротив, благодаря за добрые свершения. Например, заслуживают критики те, кто бездумно растрачивал запасы нефти и природного газа, расходовал водные ресурсы. С другой стороны, мы признательны архитекторам и инженерам прошлого за природные заповедники, системы водоочистки и подземного захоронения отходов, автострады и мосты, которые они в свое время создали и которыми мы пользуемся поныне.

Мы способны сопереживать будущему миру и строить предположения относительно того, какими будут его обитатели, а также ощущать свой сегодняшний долг перед днем завтрашним. Наш долг по отношению к будущему вырастает отчасти из благодарности, а может и осуждения прежних поколений, из памяти о тех жертвах, которые они принесли и плодами которых мы пользуемся. Будущие поколения нуждаются в своих представителях в нынешнем дне, призванных отстаивать их интересы и защищать их будущие права. Мыслить таким образом — отнюдь не значит выдвигать неисполнимые требования, поскольку значительная часть человечества уже сейчас ощущает моральную ответственность за судьбу будущих поколений, включая состояние окружающей среды. Можно даже утверждать, что героический идеализм, ставящий преданность любимому делу выше личных интересов и направленный на благо человечества, вдохновлял людей во все времена.

o В-седьмых, нам следует остерегаться совершать что-либо, что сможет подвергнуть опасности саму жизнь будущих поколений. Мы должны следить за тем, чтобы наше земное сообщество не довело атмосферу, воды и почву до состояния, когда возможности продолжения жизни на земле окажутся всерьез подорванными; мы должны следить за тем, чтобы земное сообщество не выпустило из — под контроля оружие массового уничтожения. Впервые за свою историю человечество располагает средствами, достаточными, чтобы уничтожить само себя. Нынешнее ослабление холодной войны не гарантирует нас от того, что нависший над человечеством Дамоклов меч не будет обрушен одержимыми местью фанатиками или теми, кто, балансируя на краю пропасти, ради спасения мира рискует его уничтожить.

Таким образом, новый жизнеспособный планетарный гуманизм сосредоточен на идее обеспечения безопасного и надежного лучшего мира, что составляет нашу первоочередную обязанность. Мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы это стало нашим нравственным долгом. Долгом, который вменялся бы всем людям Земли, равно верующим или рационалистам, теистам или гуманистам, богатым или бедным, людям любой расы, этноса и национальности.

Нам необходимо убедить наших собратьев по человеческому роду в настоятельной необходимости совместной работы по созиданию нового планетарного согласия, в котором задачи сохранения и улучшения участи человечества в целом составляли бы нашу высочайшую нравственную обязанность.

VII Планетарный Билль о правах и обязанностях

Во исполнение обязательств перед планетарным гуманизмом, мы предлагаем проект «Планетарного Билля о правах и обязанностях», конкретизирующего наш планетарный долг способствовать процветанию человечества в целом. Он включает в себя «Всеобщую Декларацию прав человека», но идет дальше и содержит некоторые новые положения. Многие независимые страны стремятся реализовать эти положения внутри своих государственных границ. Но существует все возрастающая необходимость в четко сформулированном Планетарном Билле о правах и обязанностях, обращенном ко всем представителям человеческого рода. Его претворение в жизнь будет делом нелегким. Оно будет зависеть, конечно, от наличия достаточных ресурсов. Хотя свободный рынок и является динамичным инструментом в обеспечении экономического роста и развития, он не непогрешим, и может возникать необходимость в дополняющих рынок социальных мерах, дающих возможность пользоваться благами более широким социальным слоям. Вероятнее всего, средства, годные для осуществления задач настоящего Билля, будут зависеть главным образом от частного сектора, но и общественный сектор также должен будет сыграть свою роль. Несомненно, вносимые предложения встретят громадное политическое противостояние, но нам следует, по меньшей мере, поставить цели на долгосрочную перспективу, даже если в настоящее время в некоторых регионах мира осуществить их слишком трудно.

o Во-первых, мы должны стремиться к тому, чтобы покончить с нищетой и голодом, обеспечить всему населению земного шара должное здравоохранение и жилье. Это значит, что ни один человек не может быть лишен нормального питания и чистой воды, и что нам следует сделать все, что в наших силах, чтобы искоренить инфекционные заболевания, обеспечить должные санитарные условия и гарантировать каждому жилье, хотя бы по минимальным стандартам. Пока это всего лишь задача; однако, по моральным основаниям абсолютно необходимо приступать к делу уже сейчас.

o Во-вторых, мы должны стремиться к тому, чтобы обеспечить каждому человеку экономическую безопасность и достойный заработок. Это предполагает реальную возможность для людей найти работу, иметь гарантию от безработицы, социальную защиту престарелых. Необходимы специальные программы для инвалидов, дающие возможность освоить посильные профессии и помочь им в трудоустройстве.

Важнейшим условием достижения этой задачи является готовность людей помогать самим себе: каждый должен прилагать собственные усилия к тому, чтобы иметь достаточный доход. Задача общества состоит в том, чтобы с помощью частных или общественных средств создать нуждающимся соответствующие условия.

o В-третьих, каждый человек должен быть защищен обществом от какого-либо неоправданного ущерба, опасности своему существованию или смерти. Каждый представитель человеческого рода должен быть гарантирован от физического насилия, покушений на собственность и страха перед моральным давлением (будь то со стороны частных лиц, общественных или политических институтов). Он должен быть защищен от сексуальных оскорблений, домогательств и изнасилования. Сексуальное поведение должно основываться на принципе взаимного согласия. Половые отношения или браки с детьми не могут допускаться ни при каких обстоятельствах.

Высшая мера наказания является неприемлемой формой мести. Ее следует заменить другими средствами сдерживания преступности, например, такими как пожизненное тюремное заключение. В большинстве цивилизованных стран смертная казнь уже отменена.

o В-четвертых, люди должны иметь право по своему выбору создавать семью, согласно со своими средствами к существованию, а также право иметь или не иметь детей. Каждый отдельный человек должен пользоваться правом свободно выбирать своего спутника жизни, если он вообще хочет его иметь, и самому определять, когда и сколько иметь детей. Должно быть обеспечено право людей растить собственных или приемных детей, или вообще не иметь семьи.

Те, кто предпочел иметь детей, берут на себя определенные обязательства: родители должны создать детям безопасную и благожелательную обстановку. Дети не должны подвергаться насилию со стороны родителей. Не допускается принуждать детей младшего возраста и подростков к работе взрослых или слишком тяжелому труду. Родители не могут пренебрегать своими обязанностями по отношению к детям или отказывать им в достаточном питании, необходимых санитарных условиях, крове, врачебной помощи и защите.

Родители не должны лишать своих детей возможностей образования, культурного обогащения и интеллектуального развития. Хотя нравственное руководство со стороны взрослых и жизненно необходимо, родителям не следует навязывать детям собственные религиозные представления или моральные ценности, стремиться внушить им определенные взгляды. Дети, подростки и молодые люди должны иметь доступ к различным точкам зрения и поощряться к самостоятельному мышлению. Следует уважать взгляды даже маленьких детей.

o В-пятых, возможности для получения образования и культурного обогащения должны быть общедоступными. Каждый человек должен иметь возможность расширять свои познания. Как минимум школьное образование следует сделать доступным каждому ребенку от самого младшего до подросткового возраста. Однако возможность получения или продолжения образования должна быть обеспечена и для других возрастных категорий. Существуют минимальные образовательные стандарты, которых должен достичь каждый человек: это основные навыки в чтении, письме и математике. Освоение более высоких уровней зависит от таланта и способностей. Прием в высшие учебные заведения должен вестись по критерию достаточной подготовки; учащимся по мере возможности должны выплачиваться стипендии, с тем, чтобы ни один способный студент не был вынужден отказаться от образования из-за финансовых трудностей.

Все дети должны получать какие-либо полезные трудовые навыки, способные обеспечить в дальнейшем возможность заработка. Это предполагает известную степень компьютерной грамотности, общей культуры и способности ориентироваться в сфере коммерции.

Учебные программы обязаны развивать понимание научных методов исследования и критическое мышление. Не следует полагать никаких ограничений свободному исследованию. Обучение должно включать естественные, биологические и общественные науки. Должны преподаваться также теория эволюции и основы экологии.

Учащиеся должны знакомиться с принципами здравоохранения, правильного питания, санитарии и физической культуры. Сюда входят определенные познания в области научной медицины и физиологии человека. С раннего возраста должна быть доступна возможность соответствующего сексуального просвещения, касающегося вопросов ответственного сексуального поведения, планирования семьи и методов контрацепции.

Учащиеся должны получать знания относительно различных культурных традиций. Сюда входит сравнительное изучение религий, языков и культур, а также выработка эстетической восприимчивости к художественным формам выражения. Общую историю следует изучать, начиная с истории собственной страны и ее культуры, но также знакомиться и с другими культурами, в том числе и с историей мировых цивилизаций.

Нужно всемерно повышать в учащихся «планетарную грамотность», то есть сознание ответственности за окружающую среду.

Обучение не может быть узко специализированным, следует поощрять попытки междисциплинарного осмысления изучаемых предметов.

o В-шестых, никто не должен подвергаться дискриминации по признаку расы, этнического происхождения, национальности, культуры, касты, классовой принадлежности, вероисповедания, пола или сексуальной ориентации. Пора ввести в обиход новый способ идентификации человека — принадлежность к мировому сообществу. Этот признак должен быть приоритетным по отношению ко всем остальным, и может служить основой для искоренения всякой дискриминации.

Расовая, национальная и этническая ненависть безнравственны. Каждый человек — член одного и того же человеческого рода, и как таковой наделен всеми его преимуществами и возможностями.

Источником дискриминации могут служить и классовые противоречия. Традиционные иерархические барьеры, как, например, в кастовой системе, препятствовали миллионам людей в их продвижении вперед. Предпринимались попытки ликвидировать пропасть между богатыми и бедными путем разорения богатых, вместо того, чтобы улучшать условия существования бедных. В других случаях тяжелое положение бедных игнорировалось или ставилась задача лишь удержать их в подчинении.

Право каждого человека исповедовать свою религию и соблюдать обряды должно уважаться безо всякой дискриминации. Такой же свободой не отправлять культов должны пользоваться сектанты, скептики и атеисты, взгляды которых заслуживают не меньшего уважения.

Недопустима половая дискриминация. Женщины имеют право на одинаковое с мужчинами отношение со стороны общества. Не может быть оправдана никакая дискриминация в выборе работы, образования или сферы культурной деятельности. Общество не должно лишать равных с другими прав гомосексуалистов, бисексуалов и транссексуалов.

o В-седьмых, в цивилизованном обществе должен уважаться принцип равенства, в четырех главных применениях.

o Равенство перед законом. Каждый человек должен пользоваться установленной и равной для всех защитой закона. Одни и те же законы должны действовать как в отношении официальных лиц, так и рядовых граждан. Никакое положение не может ставить кого бы то ни было выше закона. Закон не должен различать расы, цвета кожи, этнической принадлежности, вероисповедания, пола, благосостояния.

o Равное уважение. Все люди равны в достоинстве, и никому не может быть отказано в преимуществах и правах, которыми пользуются остальные. Это положение не лишает общество права сдерживать, карать и лишать свободы тех, кто нарушает законы, применяет насилие и совершает преступления против других членов общества.

o Удовлетворение основных потребностей каждого. Человек может не иметь достаточных сил и средств к существованию и не по своей вине оказаться неспособным удовлетворить минимально необходимые потребности в пропитании, крове, безопасности, поддержании здоровья, культуре и образовании. В подобных случаях общество, если оно располагает к тому средствами, обязано по мере возможности помочь человеку удовлетворить эти основные потребности. Такая благотворительность соотносится с трудоспособностью человека. Общество не должно потворствовать иждивенческим настроениям.

o Равенство возможностей. В свободных сообществах каждый играет по одним и тем же правилам. В открытом свободном обществе и взрослым и детям должны быть предоставлены равные возможности преследовать свои интересы и воплощать в жизнь мечты, проявлять свои, уникальные в каждом, способности и таланты.

o В-восьмых, каждый человек вправе пользоваться жизненными благами, стремиться к счастью, творить и отдыхать сообразно собственным представлениям в той мере, в какой это не наносит ущерба благополучию других. Суть в том, что каждому должна быть дана возможность осуществлять свои личные планы, согласующиеся с возможностями общества, но их фактическая реализация зависит не от общества, а от самого человека. Личное счастье, однако, может зависеть от материальной обеспеченности, собственных сил, различных ситуаций и взглядов, так что никому не следует ждать от общества того, что оно найдет способы удовлетворить весь спектр несовместимых друг с другом вкусов и целей.

o В-девятых, люди должны иметь возможность наслаждаться искусством и самим творить его — имеется в виду литература, поэзия, театр, изобразительные искусства, танец, музыка, пение. Эстетическое воображение и творческая деятельность могут безмерно способствовать обогащению духовной жизни, самореализации и человеческому счастью. Общество должно поощрять и поддерживать искусство, содействовать его широкому внедрению во все сферы жизни человеческого сообщества.

o В-десятых, недопустимо стеснять, ограничивать или воспрещать человеку свободу в том, что является законной широкой сферой его личного выбора. Этим предполагается свобода мнений и совести — безусловное право исповедовать какую-либо веру или не исповедовать никакой, свобода слова и право на собственный образ жизни, поскольку оно не входит в противоречие с правами других.

o Последнее включает в себя право на частную жизнь. — Должна уважаться конфиденциальность.

Каждый человек в своей частной жизни должен быть свободен от политического или социального принуждения.

Женщины должны иметь право самим распоряжаться собственным телом. Это предполагает свободу иметь или не иметь детей, право на добровольную контрацепцию и прерывание беременности.

Супружеские пары должны располагать достаточной информацией в области планирования семьи, иметь возможность прибегнуть к искусственному оплодотворению или получить биогенетическую консультацию.

Совершеннолетним людям дозволяется вступать в брак с теми, с кем они пожелают, независимо от расовой, этнической, религиозной, классовой, кастовой или национальной принадлежности партнера. Супружеские пары одного пола должны обладать теми же правами, что и гетеросексуальные пары.

Не должны запрещаться смешанные браки, в частности между белыми и неграми, и браки между родственниками.

Здравоохранение должно предусматривать право пациента на сознательный выбор. Взрослый человек должен иметь возможность предпочесть тот или иной способ лечения или вовсе отказаться от медицинской помощи.

Люди должны иметь право вступать в те или иные организации, разделяя с ними общие интересы и участвуя в общественной деятельности. Следует уважать право граждан на создание добровольных общественных объединений, при условии их мирного ненасильственного характера.

VIII Новый глобальный план действий

Многие из тех высоких идеалов, которые были выдвинуты после Второй мировой войны и нашедших свое выражение в таких документах, как Всеобщая декларация прав человека, отходят повсюду в мире на второй план. Если мы намерены повлиять на будущее человечества, нам необходимо еще настойчивей работать со вновь возникшими в мире силами, способствуя установлению справедливого и стабильного миропорядка, уменьшению нищеты, разрешению конфликтов и сохранению окружающей среды. В свете изменившихся таким образом обстоятельств, перед нами вырисовываются новые приоритетные задачи.

o Во-первых, это безопасность. Не решена проблема региональных конфликтов и войн, а также не ликвидирована опасность, заключенная в самом существовании оружия массового уничтожения. За последние пятьдесят лет внутренние вооруженные конфликты и гражданские войны далеко превзошли межгосударственные, как по своему числу, так и по количеству человеческих жертв. Подобные конфликты неизменно возникают в тех случаях, когда одно этническое сообщество внутри государства чувствует себя притесняемым властью или другим этническим сообществом и ощущает невозможность выразить свои претензии законным путем. Устав Организации Объединенных Наций специально запрещает вмешательство во внутренние дела своих членов; в силу этого у международного сообщества отсутствует законодательная база для попыток решать межплеменные, этнические и другие конфликты, не выходящие за пределы границ данного государства, против воли его правящей верхушки. Более того, любая попытка силового вмешательства в подобные конфликты вероятнее всего столкнется в Совете Безопасности ООН с вето, которое будет наложено его постоянным членом, дружески настроенным по отношению к правительству данного государства. Со времен окончания холодной войны Соединенные Штаты, при поддержке НАТО и других политических организаций Запада, часто пытались восстанавливать мир силой в обход Организации Объединенных Наций и серьезно подорвали ее авторитет.

o Во-вторых, развитие человека. Мы ждем смелых и новаторских идей, направленных на максимальное ускорение человеческого прогресса в мировом масштабе. Сегодня, как и в прошлом, остро стоит проблема неравенства между богатой и экономически отсталой частями планеты. Развитые страны могут в известной мере способствовать преодолению этого неравенства путем вложения капиталов, оказания технической помощи, а также помощи в области образования.

Нам нужно проставить новый акцент на социальном, а не только экономическом развитии, учитывая тот факт, что экономическое развитие не всегда ведет к социальному, и потому уменьшить нищету и вовлечь большее число людей в денежную экономику должны прямые инвестиции в социальную сферу. Необходимо поддерживать меры, направленные на непосредственное улучшение здоровья и благосостояния беднейших слоев населения, особенно женщин и девушек. Сюда должны быть включены усилия по стабилизации, а в дальнейшем и снижению показателей роста населения.

Помощь в развитии зачастую рассматривалась странами — донорами как инструмент иностранного империализма или торгово-промышленной политики. С окончанием холодной войны необходимость соревноваться в поддержке развивающегося мира уменьшилась, а вместе с тем снизились и масштабы помощи, направленной на его развитие. Эта тенденция должна быть преодолена.

Мы настоятельно призываем все индустриальные страны в качестве первого шага принять основные положения, сформулированные Организацией Объединенных Наций, касающиеся международного содействия развивающимся странам, а именно выделять (возможно в виде налога) ежегодно по 0,7 процента своего годового дохода на содействие их развитию, из которых двадцать процентов должно идти на социальное развитие, а двадцать процентов из бюджета социального развития на решение проблем народонаселения. В последующие годы эта помощь должна возрасти.

Дополнительные усилия должны быть затрачены на преодоление разрыва в культурном уровне между разными социальными группами, наблюдаемого в беднейших странах, на обучение и переквалификацию безработных, улучшение условий труда (особенно женщин и социально незащищенных), и на вложение более крупных средств в здравоохранение, образование и культуру.

Мы предлагаем всем государствам мира поддержать «Каирскую программу действий», с тем, чтобы обеспечить половое здоровье и связанные с воспроизведением рода права человека, способствовать улучшению качества жизни беднейших слоев и остановить общий рост населения в мире. Индекс развития человека, ежегодно публикуемый Организацией Объединенных Наций в рамках принятой ей Программы развития, может служить мерой выполнения социальных программ в каждой отдельной развивающейся стране.

В развивающихся странах возрастает роль неправительственных организаций, выступающих в качестве непосредственных получателей направляемой помощи, что позволяет сократить обычные для таких стран бюрократические и связанные с коррумпированностью чиновников проволочки. Западные неправительственные организации играют важную роль в качестве партнеров и как каналы для передачи такой помощи.

o В-третьих, социальная справедливость. Главнейшим ориентиром в вопросах социальной справедливости является Планетарный Билль о правах и обязанностях. Приходится противостоять попыткам нейтрализовать меры социальной справедливости или сузить их географические или культурные пределы. Следует еще раз подчеркнуть, что Декларация прав человека приложима к сфере его частной жизни, включающей дом, семью и сообщество. Мы особо призываем к скорейшей ратификации всеми странами всех международных соглашений, касающихся прав женщин, детей, меньшинств и коренных народов.

o В-четвертых, рост всемирных торгово-промышленных конгломератов. В последние двадцать лет мы стали свидетелями усиливающейся концентрации власти и богатства в руках международных корпораций. Их вклад в развитие мировой торговли и экономики не подвергается сомнению. Однако международное право слишком медленно реагирует на появление бурно развивающихся властных структур в мировой экономике. Многонациональные корпорации в настоящее время в значительной мере способны пренебрегать позицией отдельных правительств, определяя собственную политику, направляя финансовые потоки через государственные границы и экспортируя производство в страны с наиболее дешевым рынком рабочей силы. Эта свобода рассматривается как благоприятная для свободной экономики и поощряется всемирными финансовыми рынками. Но вместе с тем крупные корпорации обычно избегают уплаты налогов путем экспорта прибылей. Финансовые организации могут уклоняться от финансового контроля, располагая свои структуры в оффшорных зонах, притом, что сумма перемещаемого международного капитала, уходящего от налогов, приближается к миллиарду долларов в день. Избегают уплаты своей справедливой доли налогов и отдельные богатые люди.

Любые предложения, направленные на решение этих проблем, но ограничившие бы функционирование свободного рынка, встретят серьезное сопротивление и наверняка не пройдут. Следовательно, необходимы новые эффективные реформы, чтобы заставить международных богачей, как корпорации, так и отдельных лиц, заплатить свою долю налогов без ущерба для механизма мировой экономики.

o В-пятых, международное право. Мировое сообщество нуждается в выработке такой системы международного права, которая бы стояла над правовыми системами отдельных государств. Необходимо преобразовать не ведающий законов мир в такой, в котором будут действовать понятные каждому и каждым соблюдаемые законы.

o В-шестых, окружающая среда. Надо признать, что современный образ жизни в индустриальных странах северного полушария не является экологически самодостаточным, и положение дел будет быстро ухудшаться по мере того, как с экономическим развитием и растущим потреблением в менее благополучных странах южного полушария будет усиливаться давление на среду. Безудержное потребление уже привело к беспрецедентной нагрузке на окружающую среду и поставило тех, кто потребляет меньше всего, по крайней мере перед двойной угрозой. Проблема в том, чтобы поднять уровень потребления того миллиарда беднейших жителей нашей планеты, кто даже один раз в день не получает достаточного питания, при одновременном претворении в жизнь более приемлемых образов потребления, позволивших бы снизить ущерб, причиняемый окружающей среде.

Глобальные проблемы окружающей среды могут разрешаться только на планетарном уровне: это уменьшение загрязнения окружающей среды, включая выбросы двуокиси углерода и других газов, вызывающих парниковый эффект; разработка альтернативных видов топлива; восстановление лесных массивов на пустошах; борьба с эрозией почв на сельскохозяйственных угодьях; создание выгодных условий для деловой активности, способствующей сбережению природы; ограничение рыбной ловли в открытом море, которая угрожает полным исчезновением целых популяций рыб; защита вымирающих видов животных и растений; постепенный отказ от принятого пагубного образа жизни, с его бросающимся в глаза расточительным потреблением; полный запрет всех видов оружия массового уничтожения. Таким образом, меры по защите окружающей среды должны стать исключительно приоритетными для всего мирового сообщества.

IX Необходимость в новых планетарных институтах

Самый насущный вопрос двадцать первого века заключается в том, сумеет ли человечество создать глобальные институты для решения перечисленных выше проблем. Многие полезные меры уже принимаются на местном, национальном или региональном уровнях благодаря добровольным частным и государственным усилиям. Одна из важных стратегий сводится к тому, чтобы искать их решения с помощью рыночных инициатив; другая состоит в привлечении международных добровольных фондов и организаций к делу культурного и социального развития. Мы полагаем, однако, что этого недостаточно и существует необходимость в создании новых глобальных институтов, которые будут непосредственно заниматься этими проблемами и сосредоточат свое внимание на нуждах человечества в целом.

По окончании Второй мировой войны для решения этих проблем был создан ряд международных институтов, таких как Организация Объединенных Наций и Всемирная организация здравоохранения. К сожалению, между способами, какими они действуют, и нуждами нового мирового сообщества образовалась широкая пропасть. Таким образом, либо существующие институты должны быть кардинально преобразованы, либо должны появиться новые институты.

Де-факто, политические границы мира произвольны. Мы не можем с ними считаться. Необходимо и впредь стоять на защите демократических преобразований в различных государствах мирового сообщества, но в той же мере мы обязаны расширять круг всеобщих, транснациональных прав всех членов мирового сообщества. Ныне мы более чем когда-либо нуждаемся во всемирной организации, которая представляла бы интересы людей, населяющих мир, а не интересы отдельных государств.

Организация Объединенных Наций, в отличие от предшествовавшей ей Лиги Наций, сыграла жизненно важную роль в мире, но значительно большее еще только предстоит сделать. Для того чтобы решать проблемы межгосударственного уровня и способствовать прогрессу в планетарном масштабе, ее необходимо постепенно, но, в конце концов, радикально трансформировать. Некоторые из этих перемен потребуют внесения поправок в устав ООН, другие повлекут за собой коренные изменения в ее структуре, и на все эти преобразования, безусловно, необходимо согласие стран — членов Организации. Но какие бы изменения не последовали, мы обязаны сохранить те составляющие ООН, которые столь существенным образом улучшили жизнь миллионов людей земного шара.

Наиболее фундаментальной переменой явится повышение эффективности работы ООН путем превращения ее из ассамблеи суверенных государств в ассамблею народов. Подобное преобразование не имело прецедентов, не исключая и перерастание первоначально существовавшей конфедерации независимых государств Америки в современную федеральную систему. Если мы намереваемся решить наши глобальные проблемы, отдельные государства обязаны делегировать часть своего суверенитета определенной системе транснациональной власти. В случае если достигнуть этого не удастся, мир рискует погрязнуть в конфликтах между суверенными государствами, для которых их суверенитет является первичным. Едва ли мы можем позволить себе подобную растрату ресурсов; население земного шара заслуживает лучшей участи. Транснациональная система, о которой мы говорим, без сомнения вызовет повсеместную политическую оппозицию — особенно в лице националистов и шовинистов. И все же она должна складываться — и, в конце концов, утвердиться, — если мы стремимся к достижению планетарного этического консенсуса.

Всякая новая транснациональная система должна быть демократичной и обладать ограниченной властью. Независимым государствам и регионам мира должен быть обеспечен максимум самоуправления, децентрализации и свободы. Необходимо предусмотреть также систему сдержек и противовесов, способную исключить властный произвол. Транснациональная система обязана заниматься в первую очередь вопросами, решение которых возможно только на глобальном уровне, такими как безопасность, защита прав человека, экономическое и социальное развитие, защита планетарной окружающей среды. Если указанные цели стоят того, чтобы за них бороться, мы предлагаем следующие реформы, которые должны быть проведены в рамках Организации Объединенных Наций.

o Во-первых, мир нуждается в том, чтобы в определенный момент в будущем был создан действующий избранный населением Всемирный Парламент, который будет представлять интересы людей, но не их правительств. Идея Всемирного Парламента представляет собой развитие идеи Европейского Парламента, все еще находящегося в младенческом состоянии. Существующая в настоящее время Генеральная Ассамблея ООН является ассамблеей государств. Предполагаемый Всемирный Парламент должен демократическим путем осуществлять законодательную политику. Возможно, что наиболее подходящей формой явится двухпалатный законодательный орган, состоящий из Парламента народов и Генеральной Ассамблеи государств. В деталях формальная структура этого органа может быть разработана только законодательным собранием, целью которого станет пересмотр устава ООН, и на которое мы рекомендуем возложить задачу тщательного рассмотрения предложений по укреплению Организации Объединенных Наций и/или дополнения ее парламентской системой.

o Во-вторых, мир нуждается в эффективной системе безопасности, способной устранять угрожающие миру вооруженные конфликты. Для того чтобы достичь этой цели потребуется внести изменения в устав Организации Объединенных Наций. Таким образом, право вето, которое принадлежит Большой пятерке в Совете Безопасности, должно быть аннулировано. Это право существует в силу исторических обстоятельств, сложившихся к концу Второй мировой войны, и которые ныне не являются более актуальными. Основной принцип международной безопасности состоит в том, что ни одно государство или союз государств не имеет права нарушать политическую или территориальную целостность других государств путем агрессии; так, ни одному государству или группе государств не позволено осуществлять полицейские функции в мире или по собственному усмотрению наносить бомбовые удары по территориям других государств без санкции Совета Безопасности. Мир нуждается в эффективных полицейских силах для предотвращения региональных конфликтов и их мирного урегулирования путем переговоров. Мы предлагаем, чтобы Совет Безопасности ООН, избираемый Генеральной Ассамблеей и Всемирным Парламентом, мог большинством в три четверти голосов принимать любые меры по обеспечению безопасности. Это значило бы, что если сохранится существующий состав Совета, насчитывающий пятнадцать членов, то несогласия четырех или более его членов будет достаточно для того, чтобы воспрепятствовать любому решению.

o В-третьих, мы должны создать эффективный Всемирный суд и Международную систему судебных органов, наделенных достаточными полномочиями для того, чтобы добиваться исполнения своих постановлений. Всемирный (Международный) суд в Гааге уже приближается к этой цели. Всемирный суд будет правомочен разбирать дела, связанные с нарушениями прав человека, проявлениями геноцида и межгосударственными преступлениями, а также выносить решения по международным спорам. Важной является задача склонить те страны, которые до настоящего времени не признали правомочий Международного суда в Гааге, пойти на этот шаг.

o В-четвертых, мир нуждается в создании планетарного агентства международного уровня по контролю за состоянием окружающей среды. Мы рекомендуем укрепить существующие органы и программы ООН, занимающиеся вопросами защиты окружающей среды. Например, программа Организации Объединенных Наций по защите окружающей среды должна получить возможность провести в жизнь меры против серьезных экологических загрязнений. Фонду народонаселения Организации Объединенных Наций должны быть предоставлены необходимые ресурсы для удовлетворения в странах мира потребности в противозачаточных средствах, что будет способствовать стабилизации роста населения. Если окажется, что эти органы неспособны справиться со стоящими перед ними огромными проблемами, следует создать более мощный планетарный орган.

o В-пятых, мы рекомендуем создать международную систему налогообложения, с тем, чтобы помочь отставшим в развитии частям человеческого рода и удовлетворить те социальные нужды, которые не удовлетворяются рыночными механизмами. По нашему мнению следует начать с налога, который взимался бы с валового национального продукта (ВНП) всех стран; поступления должны использоваться для экономической и социальной помощи и развития. Это должен быть не добровольный вклад, но обязательный налог. Следует увеличить финансирование существующих действенных органов Организации Объединенных Наций. К ним относятся ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, Международная организация здравоохранения, Мировой банк, Международный валютный фонд и другие организации.

Необходимо широкое международное соглашение по налоговой реформе для того, чтобы гарантировать уплату международными корпорациями свой части общего налогового бремени. Не должны облагаться налогами или пошлиной благотворительные пожертвования на гуманитарные цели и социальное развитие. Следует серьезно исследовать сборы с международных трансфертов, чтобы обложить налогами неучтенные капиталы и помочь финансированию программ социального развития в беднейших странах. Многие государства — члены ООН отказываются платить свои взносы. По отношению к этим странам должно быть высказано осуждение и применены более жесткие меры воздействия, вплоть до санкций. Налоговый фонд должен финансировать выборочное снижение налогового бремени для бедных стран, неспособных выплачивать эти взносы.

o В-шестых, развитие системы глобальных институтов должно привести к выработке определенной процедуры, позволяющей регулировать деятельность международных корпораций и государственных монополий. Такая процедура должна выходить за рамки существующих мандатов ООН. Мы должны поощрять свободную рыночную экономику в отдельных странах, но мы также не вправе игнорировать планетарные нужды человечества в целом. Оставшись бесконтрольными, мега — корпорации и монополии вряд ли будут считаться с правами человека, окружающей средой и благополучием определенных регионов земного шара. Колоссальные различия между богатыми и слаборазвитыми частями планеты могут преодолеваться путем поощрения собственной активности последних, но также и привлечения мирового капитала к финансовой, технической и культурной помощи их экономическому и социальному развитию.

o В-седьмых, мы должны поддерживать свободный обмен идеями, уважать разные мнения и культивировать право на инакомыслие. Так, существует особая настоятельная необходимость противостоять попыткам контроля за средствами массовой коммуникации, как со стороны государственных властей, так и со стороны преследующих собственные интересы мощных экономических групп или глобальных институтов. Диктаторские режимы использовали средства массовой информации в пропагандистских целях, не допуская альтернативных точек зрения. В капиталистических странах они зачастую попадают под контроль олигополических групп, т.е. нескольких крупных конкурирующих конгломератов, монополизирующих производство и сбыт основной массы продукции целой экономической отрасли. Нередко средства массовой информации ориентируются на самый низкий культурный уровень, в расчете на повышение своих рейтингов. Для некритического восприятия того шарлатанства, которое получило распространение в нашу эпоху, характерно игнорирование фактов; репортажи о всякого рода чудесах занимают больше эфирного времени, чем отчеты о новейших достижениях науки. Многие средства массовой информации — телевидение, радио, кино, печать — явно не обременяют себя обязанностью предоставлять место передачам и публикациям документального или образовательного характера.

Мы призываем воздерживаться от любой формы цензуры, осуществляемой как властями, так и рекламодателями или собственниками средств массовой информации. Следует способствовать конкуренции между средствами массовой информации, создавая общественные бесприбыльные информационные агентства, и сопротивляться любым поползновениям к монополизации средств информации или олигархическому контролю за ними. Следует также поощрять добровольные общественные движения, отслеживающие содержание и качество передач и публикаций в средствах массовой информации и предающие широкой огласке их наиболее вопиющие огрехи. Существует особая необходимость в сохранении свободного доступа к средствам массовой информации. Это означает, что ни мощные олигархические объединения глобальных СМИ, ни государственные власти не могут господствовать над этими средствами. Мы должны сформировать всемирное демократическое движение, задача которого обеспечить многообразие и взаимное обогащение культур, свободный обмен идеями.

X Оптимизм относительно перспектив человечества

В конечном итоге — и возможно, в этом главное — мы, как члены земного человеческого сообщества, испытываем потребность в чувстве оптимизма относительно перспектив человечества. Хотя многие стоящие перед нами проблемы могут казаться неприступными, у нас есть достаточные основания надеяться на то, что мы сумеем мобилизовать наши лучшие умы на их разрешение, что при наличии с нашей стороны доброй воли и преданности делу для все большего числа членов человеческого сообщества будет наступать лучшая жизнь. Планетарный гуманизм выдвигает перед человечеством великие цели. Нам бы хотелось развить в людях чувство удивления и восхищения перед теми огромными возможностями, которыми мы обладаем, чтобы создать более достойную и полноценную жизнь для нас самих и для тех поколений, которым еще предстоит явиться на свет. Из идеалов рождается будущее. Мы не достигнем успеха, пока не решимся действовать; и мы не решимся действовать, пока не поверим в свои силы. Любой оптимистической точке зрения, к которой мы приходим, следует опираться на реалистическую оценку возможностей достижения желаемого, но нас должна поддерживать вера в свою способность преодолеть ждущие нас на этом пути трудности.

Планетарный гуманизм отвергает нигилистическую философию рока и отчаяния, как и ту, что проповедует отказ от разума и свободы, терзается страхом и мрачными предчувствиями и одержима апокалиптическими сценариями явления Армагеддона. Искони род человеческий сталкивался с вызовами своему существованию. Таков нескончаемый эпос нашего земного бытия. Сегодня, как и прежде мы, гуманисты, побуждаем людей к тому, чтобы они не искали спасения свыше. Мы одни несем ответственность за собственную судьбу, и лучшее, что мы можем сделать, это призвать наши разум, отвагу и сострадательность для того, чтобы претворить наши самые высокие чаяния в жизнь. Мы верим, что в планетарном обществе будущего все и каждый обретут возможность достойного существования. Жизнь оказывается исполненной смысла для тех, кто готов брать на себя ответственность и вместе с другими предпринимать все усилия, необходимые для достижения этой цели. Мы можем и должны участвовать в созидании нового мира, мира завтрашнего дня. Будущее может быть щедрым и изобильным, оно может открыть перед нами новые удивительные и волнующие дали. Планетарный гуманизм способен существенно послужить укреплению в человеке положительных установок, столь необходимых для осуществления тех беспримерных возможностей, которые ожидают человечество в третьем тысячелетии и после него.

Те, кто подписал этот документ, искренне готовы сотрудничать с представителями различных мировых культур, в том числе и основных традиционных вероисповеданий. Мы полагаем насущной задачу выработки общей почвы для согласия и поиска общих ценностей. Необходимо организовать постоянный обмен мнениями — и не только с теми, кто разделяет наши взгляды, но и с теми, чьи взгляды могут отличаться от наших. При всем нашем несходстве и многообразии культурных традиций, мы обязаны сознавать, что все мы принадлежим к одной обширной человеческой семье, населяя общий земной дом. Сами достижения человеческого рода ныне представляют угрозу для его будущего существования. Лишь мы и ответственны за нашу общую судьбу. Решение вставших перед нами проблем потребует от всех членов мирового сообщества умения сотрудничать и мудрости. Во власти каждого человеческого существа осмыслить это. Планетарное сообщество — это мы сами, и каждый из нас может способствовать его будущему процветанию. Будущее открыто перед нами. Мы должны сделать свой выбор. Вместе мы сможем осуществить благороднейшие цели и идеалы человечества.

Те, кто поставил свое имя под Гуманистическим Манифестом 2000, не обязательно согласны с каждым его положением. Однако мы принимаем его основные принципы и делаем его достоянием мировой общественности во имя того, чтобы способствовать общему конструктивному диалогу. Мы призываем мужчин и женщин, представляющих другие культурные традиции, присоединяться к нам и вместе работать над созданием лучшего мира в том будущем планетарном сообществе, которое возникает сегодня.

* * *

Проект Манифеста 2000 подготовлен почетным профессором Университета штата Нью — Йорк в Буффало, Президентом Международной Академии Гуманизма Полом Куртцем.

Copyright c 1999 by International Academy of Humanism, PO Box 664, Amherst NY 14226–0664, USA.

Избранный список подписей:

Поль Куртц, заслуженный профессор Государственного Университета Штата Нью — Йорк в Буффало, Президент международной академии гуманизма (США).

Ричард Давкинс, Чарльз Симони профессор, Новый колледж, Оксфорд, Англия.

Эдвард Вильсон, профессор университета Пелегрино, Агассиз музей сравнительной зоологии Гарвардского университета США.

Артур Кларк, писатель, глава университета Моратува, глава Международного космического университета.

Стив Ален, писатель, США.

Ричард Ликей, антрополог, Кения

Поль Д.Бойер, нобелевский лауреат в области химии, США.

Сер Гарольд. В. Крото, нобелевский лауреат в области химии, Англия.

Ферид Мурад, нобелевский лауреат, Университет Техаса, США.

Джозе Сарамако, нобелевский лауреат в области литературы, Испания.

Алан Крэнстон, бывший Сенатор США.

Этьен Болье, Академия наук, Франция.

Дженс С. Скоу, биолог, нобелевский лауреат, Дания.

Джил Тартер, председатель Института СЕТИ, США.

Марио Молина, нобелевский лауреат в области химии, США.

Герберт А. Хауптман, нобелевский лауреат в области химии, США.

Жан — Мари Ленн, нобелевский лауреат, Институт Луиса Пастера, Франция.

Бару Бенасерраф, нобелевский лауреат, Дана — Фарбер институт рака, США.

Даниэль Даннет, философ, Центр изучения сознания Университета Тафтс, США.

Из числа Российских граждан манифест подписали:

Абелев Г.И. биолог, профессор МГУ, чл. корр. Российской академии наук (РАН).

Басов Н.Г., физик, академик РАН, лауреат Нобелевской премии.

Баженов Л.Б., д.ф.н. ведущий научный сотрудник Института философии РАН.

Васин В.М., писатель, переводчик (Оттава, Канада)

Велихов Е.П., физик, академик РАН

Винокур А.В., писатель (Москва)

Гинсбург В.Л., физик, академик РАН

Гусейнов А.А., философ, профессор МГУ, чл. корр. РАН

Дубровский Д.И., профессор, Институт философии РАН

Ефремов Ю.Н. астроном, профессор МГУ.

Зотов А.Ф., философ, профессор МГУ

Капица С.П., физик, профессор, Институт физических проблем РАН

Кувакин В.А. философ, профессор МГУ, председатель Российского гуманистического общества.

Лекторский В.А. философ, чл. корр. РАН, гл. ред. журнала «Вопросы философии»

Маслин М.А. философ, профессор МГУ.

Межуев В.М. философ, профессор, Институт философии РАН

Митрохин Л.Н. философ, чл. корр. РАН, Институт философии РАН.

Павлов Ю.М., политолог, профессор МГУ.

Разин А.В. философ, профессор МГУ

Солонин Ю.Н. философ, профессор, декан философского факультета СпбГУ

Тажуризина З.А. философ, профессор МГУ.

Чумаков А.Н., философ, профессор, Первый вице-президент Российского философского общества и многие другие.

Документ открыт для подписи всеми жителями земли, разделяющими его идеи. Фамилии и подписи всех желающих одобрить данный документ будут опубликованы в журналах «Free Inquiry» и «Здравый смысл».

Контактные телефоны РГО: 939–24–08

ЖАДИНА — ГОВЯДИНА

Пожалуй, никакой другой изъян детского поведения не вызывает столь ранней озабоченности родителей, как жадность.

Едва малыш начинает гулять на площадке и вступать в «социальные контакты», этот недостаток обращает на себя внимание окружающих.

«Другие дети спокойно игрушками делятся, а мой, как коршун, налетает, если его машинку тронут. Никакие уговоры не помогают. Прямо хоть во двор не ходи, а то стыда не оберешься! И в кого он у нас такой собственник?!» — волнуется мать.

А стоящий рядом с ней двухлетка довольно сопит, не испытывая ни малейших угрызений совести, чем повергает взрослых в еще большее недоумение и тревогу.

Родительские переживания вполне понятны. В нашей культуре жадность, мягко говоря, не приветствуется, считаясь одним из главных пороков. Во всей детской литературе: и в фольклоре, и в самых знаменитых авторских сказках, — эта мысль проводится красной нитью. Жадность обязательно бывает посрамлена, а во многих случаях отягощается еще и глупостью героя, из-за чего он делается всеобщим посмешищем. Вспомните «Кошкин дом» С.Я.Маршака, «Трех толстяков» Ю.Олеши.

Вспомните жадного и глупого волка из русских народных сказок, алчную до нелепости старуху из «Сказки о рыбаке и рыбке» А.С.Пушкина, гадкого и одновременно жалкого Плюшкина из гоголевских «Мертвых душ»… А какое отторжение вызывает вроде бы положительный Муравей из басни Крылова! Формально он все делает и говорит правильно, но его жадность и немилосердие отталкивают детей (да и многих взрослых).

— Фу, какой противный! Стрекозка же из-за него погибнет! Не хочу я про него даже слышать! — возмутилась моя дочка, когда мы с ней читали эту басню.

И я поняла: разговоры, что, дескать, беспечная Стрекоза сама виновата, тут не пройдут. Такие жадюги, как Муравей, реабилитации не подлежат.

Сказка, конечно, ложь, да в ней намек — добрым молодцам урок. Потому так и переживают родители, чей ребенок упорно не желает усваивать урок доброты. Им не хочется, чтобы сын или дочь становились изгоями в детской среде. А это вполне реально, ведь наши дети что угодно могут простить, кроме жадности.

Помню, как издевался весь мой класс над патологически жадным мальчиком Андрюшей. Бедняга трясся над немудреными школьными пожитками, как над бесценным сокровищем. Чувствовалось, что ему физически больно поделиться с другими карандашом или бутербродом. В старших классах девочки его уже за это жалели, но Андрюше вряд ли становилось легче. Смешанная с презрением жалость совсем не то чувство, которого ждешь от сверстниц в пятнадцать — шестнадцать лет…

Наверное, каждый из нас, покопавшись в памяти, вспомнит подобные примеры. И все же не спешите записывать свое чадо в неисправимые жадины, если оно ревностно охраняет свои игрушки или закатывает истерику, когда кто-то отломит кусочек от его плитки шоколада. Имея большой опыт работы с детьми, могу вас уверить: жадность редко бывает неотъемлемым свойством характера. Гораздо чаще это производная от других вещей. Так сказать, красный флажок, который бессознательно выставляет ребенок, не справляющийся с теми или иными психологическими трудностями. Следовательно, задача взрослых состоит в том, чтобы грамотно их распознать и помочь преодолеть.

Трудность 1-я: депривация

Давно замечено, что у сирот, живущих в детских домах и приютах, повышенная потребность в сладком. Не потому, что у них какой-то иной обмен веществ, а потому что это утешение.

Говорят же: «Подсластить пилюлю». Вот они и послащивают (разумеется, интуитивно, не вдаваясь в тонкости психологии) горькую пилюлю одиночества, нехватки родительской любви. На научном языке такая нехватка называется «депривацией», и ребенок может страдать от ее последствий не только, когда у него нет родителей. Депривацию испытывают и дети, у которых папа с мамой есть, но эмоциональная связь с ними нарушена.

Например, когда ребенок вызывает у взрослых устойчивое раздражение. Или они им не занимаются, передоверив воспитание бабушке, няне, гувернантке. Тогда для детей их собственность, как конфеты для сирот, становится утешением, а подарки — суррогатом любви. Бороться с жадностью в таком случае не следует, из-за этого ребенок только сильнее невротизируется. Лучше побороться с собой, вернее, со своим неприятием ребенка. И детская жадность при потеплении семейного климата исчезнет, как талый снег под лучами солнца.

Трудность 2-я: ревность

Очень часто ребенок становится жадным, когда в семье появляется малыш. Причем не сразу, а спустя полтора — два года, когда младший обретает свободу передвижений по квартире и начинает проявлять характер. Поэтому взрослые совсем не обязательно понимают причины этого «пожаднения». Им кажется, что оно возрастное. А некоторые поначалу даже не считают проявлением жадности то, что старший ребенок не подпускает младшего к своим куклам или конструктору. Такое поведение кажется им вполне логичным, ведь маленький может сломать хорошую, дорогую игрушку. Так что они даже невольно подкрепляют детскую жадность. И лишь когда малыш начинает бунтовать, а старший упорно не желает «поступаться принципами», родители спохватываются.

Однако и в этом случае нужно «зреть в корень» и бороться не столько с жадностью, сколько с ревностью.

Трудность 3-я: неутоленная жажда лидерства

На первый взгляд, абсурд. Разве можно претендовать на лидерство, если ты не умеешь с людьми сотрудничать, договариваться и даже поделиться какой-то ерундой не в состоянии?

Однако многие амбициозные дети (в основном, дошкольники) представляют себе лидерство именно так: главный — этот тот, вокруг кого все прыгают, все ему делают и дают, а он никому ничего не должен и только повелевает. Поэтому жадность придает им (разумеется, лишь в их собственных глазах!) значимости. Не умея взглянуть на себя со стороны, они не понимают, насколько карикатурно такое поведение.

Приведу характерный пример.

Четырехлетний Митя изо всех своих маленьких сил старался командовать родными. И они обреченно этому подчинялись. «Дайте ему, что он хочет, только пусть прекратит орать», — таков был девиз взрослых на протяжении первых трех лет его жизни, и Митя твердо усвоил сие нехитрое правило. По мере взросления ему захотелось распространить свою власть и вне семейного круга. Но проявлял он эти амбиции своеобразно.

«С ним стыдно ходить в гости, — жаловалась мать. — На чужом дне рождения тут же сгребает подарки, крича: „Моё!“ Подступиться нельзя: будет рев и драка, невзирая на лица.

Митя даже у любимой бабушки затеял скандал, заявив, что я не имею права ей ничего дарить, все должно принадлежать только ему. Хотя бывают и приступы невиданной щедрости, когда Митя готов отдать последнее. Но это абсолютно непредсказуемо».

Однако дальнейшие наблюдения за ребенком показали, что никакой непредсказуемости в его поведении не было. Когда психолог помог Мите выйти из роли домашнего тирана, а также, учитывая лидерские наклонности мальчика, уговорил родителей предоставлять ребенку больше возможности проявить себя с положительной стороны (в частности, бурно хвалить его за доброту и благородство), «приступы щедрости» стали для Мити нормой.

Трудность 4-я: демонстративность на фоне застенчивости

Семилетний Костик повергал родных в недоумение своей противоречивостью. Болезненно застенчивый, он боялся зайти в класс и сесть за парту. А с другой стороны, не стеснялся на уроках мяукать и ползать по полу прямо перед носом у учительницы. Так же странно обстояли дела и с проявлением доброты.

— Он вообще-то добрый, очень добрый! — растерянно лепетала мать. — Если его конфетой угостят, непременно половинку для меня оставит. Если я что-то вкусное приготовлю, всегда спрашивает: «А папе хватит?» И для друзей ничего не жалеет. А вот с незнакомыми или малознакомыми — беда! У нас прямо в школьном дворе есть песочница, так он ее оккупирует и никого близко не подпускает. До истерики может дойти. Потом немного успокоится и, конечно, пустит, но дети с ним уже играть не хотят, называют жадиной. А я знаю, что он не жадный. Это что-то другое…

И действительно, дело тут не в жадности, а в истерической демонстративности. Когда ребенок с тонкой психикой обуреваем жаждой привлекать к себе внимание, он от волнения порой теряет голову и вытворяет нечто несусветное. А потом и сам не понимает, почему он так себя вел. И даже толком не помнит, что говорил и делал. Все тонет, как в тумане.

У таких детей важно, с одной стороны, повышать устойчивость к стрессорным факторам. А с другой, в безобидной, завуалированной, метафорической форме показывать им нелепость демонстративного поведения. В том числе, и демонстративной жадности. Например, выдумывать смешные истории про таких ребят или зверюшек. Особенно полезно проигрывать подобные ситуации в куклах или, как говорят актеры, «в живом плане», обязательно заканчивая их правильной моделью поведения. Тогда она постепенно перейдет в навык, и в стрессовой ситуации ребенок уже не растеряется, а будет действовать в привычном русле.

Трудность 5-я: нетрадиционное воспитание

Васин отец сосредоточился на работе, полностью доверив жене воспитание сына. Но коллизия, возникшая этим летом, заставила его задуматься над правильностью своего выбора.

Дело было так. После отпуска они затеяли ремонт и, расплачиваясь с мастерами, сели на мель. До получки, правда, оставалась, всего пара дней, но их нужно было прожить, а в доме — шаром покати. Причем обнаружилось это вечером, когда у отца прорезался аппетит. А ни сил, ни желания бегать по друзьям и соседям, одалживая деньги, не было.

— Да зачем куда-то идти? Возьми у Васи, у него полная копилка, — предложила жена. — Ему и на день рождения денег надарили, и на окончание первого класса. На юге он свои не особенно тратил, он ведь у нас экономный. Так что до зарплаты хватит.

Папа обрадовался, но радость была недолгой.

Недовольная гримаса, появившаяся на лице сына, не предвещала счастливой развязки. Впрочем, потом Вася смилостивился и кивнул:

— Ладно, бери. Только отдашь с процентами.

И судя по всему, так и не понял, что шокировало папу.

Ведь банки, работой которых в последнее время интересовался мальчик (а мама поощряла этот интерес, считая экономическое образование очень перспективным), ссужают деньги под проценты. И никто этим не возмущается. Да и в западных мультиках, которые Вася любил смотреть, такое поведение нормально. И многие компьютерные игры, и любимая Васина настольная игра «Монополия» учили тому же самому. В «Монополию», правда, ему играть было трудновато, таблицу умножения он пока не освоил, но мама помогала считать нарисованные купюры и проворачивать (пока еще понарошке) выгодные финансовые операции…

— Да у них в школе все такие! Старшеклассники даже списывать дают за деньги. Это у них называется бизнесом, — попыталась заступиться за Васю мама, но побагровевший папа гаркнул, что жлобов ему и без Васи хватает и он не потерпит, чтобы собственный сын «ставил его на счетчик».

Мама поняла, что лучше не продолжать. Так ростовщическая карьера Васи закончилась, толком не успев начаться.

Когда подобные казусы происходят (а они сейчас происходят чаще, чем хотелось бы) с детьми младшего возраста, взрослых это забавляет, поскольку сопровождается милыми детскими ужимками и выглядит анекдотично. А многие даже втайне умиляются: дескать, головастый парнишка, такой в нашем мире не пропадет.

Но усвоенные в детстве модели поведения прочно застревают в подсознании. И когда родители спохватываются — обычно в тех случаях, если бумеранг возвращается, попадая в них самих — ребенка уже бывает трудно перенастроить. Так что не усердствуйте в приобщении дошкольников и младших школьников к «рыночной экономике». Они могут воспринять все буквально и начнут жадничать.

Бывает ли «жадный характер»?

По моим наблюдениям, гораздо реже, чем кажется. По крайней мере, почти во всех известных мне случаях при устранении травмирующих факторов одновременно устранялась и «патологическая жадность», на которую дружно жаловались родители.

Но, конечно, люди бывают разные, и различие характеров проявляется рано. Одни дети все готовы раздать, другие гораздо больше привязываются к вещам, любят что-то собирать, коллекционировать. Скажем, при эпилептоидном складе личности эта черта бывает достаточно ярко выражена. А к старости даже может перерасти в скупость. Страстными коллекционерами бывают и педанты (психиатры называют их еще «ананкастами»).

Однако даже в тех случаях, когда ребенок по складу своего характера предрасположен к накопительству, он совсем не обязательно вырастет жадиной. Если с детства настраивать его «на добрую волну», но при этом не требовать невозможного, понимая, что натура у него не широкая, не особенно щедрая, то ребенок может стать бережливым. А это (особенно учитывая современные «условия хозяйствования») согласитесь, вовсе не плохо.

Татьяна Шишова

29 / 03 / 2005

НАКАЗЫВАТЬ С ЛЮБОВЬЮ

Жизнь идет вперед, и если про какие-то изменения можно сказать, что они становятся заметны сразу или почти сразу, то другие вызревают постепенно. Как детская болезнь типа скарлатины, которая имеет свой инкубационный период, а потом вдруг обнаруживает себя сыпью или другими характерными симптомами.

Такой «скарлатиной» стала, на мой взгляд, либерализация взглядов родителей на проблему наказаний. Еще в конце 90–х гг. обсуждение данной темы не вызывало в родительской аудитории ни большого ажиотажа, ни особых разногласий. Все понимали, что без наказаний, увы, не обойтись, и интересовались обычно конкретикой: «педагогично» ли шлепать ребенка по мягкому месту или лучше перестать с ним разговаривать. Ну, и порой кто-нибудь мог пожаловаться, что его отпрыск «невоспитуемый» — никакое наказание на него не действует. (При ближайшем рассмотрении обычно оказывалось, что дело не в ребенке, а в ошибках родителей). Но гораздо больший интерес вызывали совсем другие темы: опасность раннего сексуального просвещения, зачем детям патриотизм, нужно ли прививать с малолетства «рыночную психологию», почему лучше смотреть наши, отечественные мультфильмы.

Теперь же актуальность вышеупомянутых тем очень зависит от состава аудитории. Православные родители многие вещи понимают и без дополнительных объяснений. Да и далекие от Церкви люди уже заметно охладели ко многим западным новшествам, увидев, как они тесно связаны с так называемой «культурой рока — секса — наркотиков». А кто-то даже убедился в этой связи на горьком опыте своих старших детей или младших братьев.

Но зато теперь, когда заводишь речь о необходимости наказаний, это производит эффект разорвавшейся бомбы. Видишь по лицам, что люди потрясены и даже шокированы, а потом со всех сторон раздаются вопросы, возгласы, начинаются горячие обсуждения… Впервые столкнувшись с такой реакцией, я списала ее на случайность. Затем — на «закон парных случаев». Но когда «бомба» стала взрываться практически в любой аудитории, поняла, что произошли серьезные изменения. Пока с либерализмом воевали на одном фронте, он открыл второй и обошел нас с тыла.

Параллельно усиливаются жалобы родителей на детскую неуправляемость, агрессивность, грубость. И ничего странного, ведь не простроив как следует систему поощрений и наказаний, родители лишаются рычагов воздействия на ребенка. Так что теперь эта тема стала, можно сказать, «хитом сезона».

Доходит как до жирафа или дело в другом?

Нет, конечно, кто спорит? Лучше обходиться без наказаний. Это прекрасно, когда ребенку все можно объяснить. А еще замечательней, если он вас понимает и без лишних объяснений. Чуть только брови нахмуришь — инцидент исчерпан. Беда только в том, что таких детей: разумных, чутких, спокойных, покладистых, — сейчас довольно мало. И обычно это не мальчики. Впрочем, и среди девочек как-то все больше в последнее время попадается таких, которые вполне могли бы послужить Шекспиру прообразом героини его знаменитой пьесы «Укрощение строптивой».

И вообще, разве дети плохо себя ведут, потому что не понимают? Или дело в чем-то другом?

Безусловно, бывают случаи непонимания ситуации. Скажем, ребенок принес из садика матерные ругательства. Но если он и после десятикратного объяснения, что это «плохие слова», продолжает их повторять, да еще вызывающе глядя на взрослых, неужели стоит продолжать разъяснительную работу?

А вот вторая ситуация. Пятилетний Гоша по сто раз на дню слышит, что маме грубить нехорошо. И все равно грубит, а то и кидается в драку.

Спрашиваешь: «И как вы его за это наказываете?»

В ответ — растерянная заминка.

— Мы? Ну, бывает, накричим, хотя, конечно, это непедагогично. Но, в основном, беседуем, внушаем, что так вести себя нельзя.

— И давно?

— Что давно?

— Внушаете.

— Да года два уже — но почему-то никак не доходит!

А ребенок, между тем, уже и читать научился. Это почему-то до него «дошло». Да и порассуждать он горазд, за словом в карман не лезет, права качает, почти как подросток. А вот что маму бить нельзя, никак до бедняги не «дойдет».

И уж совсем изумляет родителей то, что их неуправляемые дети как бы сами нарываются на наказание. Сколько раз приходилось слышать примерно такие речи: «Я терплю — терплю, потом сорвусь, накричу, стукну — и он, как шелковый. Такое впечатление, что ему даже легче становится. У меня потом полдня на душе кошки скребут, а он… Знаете, мне порой кажется, он даже доволен, что его наказали! Правда же, это ненормальная реакция?»

Родители подмечают правильно: нарвавшись, наконец, на отказ, он действительно вздыхает с облегчением. Ведь очень часто дети не слушаются вовсе не потому, что не понимают, как надо себя вести, а потому что не хотят понимать. Хотят настоять на своем, показать, что они главнее. Однако в глубине души любой ребенок сознает, что поступает плохо. Совесть-то есть у каждого. А в детской душе, еще по-настоящему не поврежденной пороками, голос совести звучит гораздо отчетливей, чем у взрослых. Стыд вызывает тревогу. Да и ощущение, что ты сильнее родителей, не способствует укреплению детской психики. У таких детей всегда много страхов, поскольку если маму с папой можно не слушаться, значит, их слово ничего не весит. Стало быть, родители — люди слабые, не авторитетные. А как может защитить тебя слабый человек? Вот и получается, что ребенка снедают страх, беспокойство, чувство вины, которые он подсознательно пытается заглушить суетливостью, дурашливостью, кривляньем, агрессией.

И когда взрослый все-таки дает понять, кто в семье главный, ребенок успокаивается. Значит, мир еще не сошел с ума. Значит, это не полный хаос, в нем остались хоть какие-то опоры. Ведь даже самые буйные, непослушные дети на самом деле жаждут гармонии и порядка. Жаждут, чтобы семейные роли были распределены правильно и все было как у людей.

Вседозволенность = психотравма

А в последние годы на моем горизонте все чаще появляются дошкольники, поведение которых поначалу наводит на самые печальные мысли — настолько они агрессивны, неуправляемы, неадекватны. Хочется сходу направить их к психиатру, но я уже знаю, что торопиться не стоит. Очень может быть, что это просто жертвы «свободной педагогики» — дети, которых лет до четырех воспитывали «без огорчений», ничего не запрещали и не наказывали. А в случае демонстративного неповиновения беспомощно разводили руками, либо даже начинали ребенка бояться. И чтобы не связываться, готовы были уступить ему буквально во всем.

Вроде бы сверхкомфортные условия, а на деле — жесточайшая психологическая травма, причем перманентная. Пока такой корабль без руля и ветрил носится только по семейной гавани, он еще более — менее держится на плаву. (И то, если в семье есть другой ребенок или бабушка с дедушкой, которые еще не забыли, что детей распускать нельзя, в гавани постоянно штормит). Но неизбежный выход в открытое море — социум — чреват кораблекрушением.

Как могут чужие взрослые реагировать на дикие выходки такого свободолюбца? Если увещевания не помогают, то способ обычно один — отвержение. А ребенок-то привык, наоборот, быть в центре внимания, так что он переживает свое изгойство особенно остро. Неудачи порождают обиды и новый виток агрессии… Выход из порочного круга — в изменении позиции родителей. Если они вовремя спохватятся, построят четкую систему поощрений и наказаний, ребенок может измениться в лучшую сторону почти до неузнаваемости. (С ранними психотравмами так бывает, ведь родители еще не успели узнать, какой их ребенок на самом деле, а его истинный характер уже исказился под влиянием психотравмы).

Если же затянуть процесс «свободного воспитания», очень может быть, что визит к психиатру станет неизбежным, и одной встречей дело не ограничится.

Но порой (к счастью, пока еще редко) родители так проникнуты либерализмом, что им легче пойти к врачу и пичкать ребенка таблетками, нежели поменять свои установки. Одна моя знакомая пришла посоветоваться по поводу своего шестилетнего сына, который неоднократно был пойман на воровстве. В основном, он тащил разные мелочи, но дела это не меняло. Ситуация все равно была не из приятных. На мой вопрос, как Игорька в первый раз наказали, мать неожиданно жестко ответила: «Я его никогда не наказывала и не собираюсь наказывать. Это моя принципиальная позиция». И сколько я ни пыталась донести до нее нехитрую мысль о том, что в школе, куда Игорек пойдет через полгода, никто не будет смотреть на его «маленькие шалости» сквозь пальцы, а от дурной славы потом не избавишься, мама упрямо твердила свое. Наконец, я, думая ее этим напугать, предложила дать координаты детского психиатра. Может быть, ребенка надо серьезно лечить? Каково же было мое удивление, когда на это мама согласилась с легкостью и даже радостно! А ведь Игорек был не больной. Просто, как в старину говорили, «непоротый ребенок». Но маме проще было записать его в психически больные, чем прогневить идола свободы, которому она так истово и безрассудно поклонялась.

Иерархия запретов

Запреты должны быть. Взрослые ведь тоже, хоть и любят порассуждать о том, что запретный плод сладок, тем не менее, понимают, что без законов (т. е., юридически установленных правил, нарушать которые запрещено под страхом определенного наказания) мир погрузился бы в хаос. И несмотря на свои либеральные рассуждения, сами очень многих запретов никогда не нарушали и нарушать не собираются. Например, не грабят чужие квартиры, не убивают в пылу ссоры своих обидчиков, не участвуют в террористических актах. А многие уважают даже неписаные законы, моральные запреты: не изменяют своим супругам (хотя за это никакого юридического наказания не последует), не бросают на произвол судьбы больных детей или престарелых родителей, не дерутся, не матерятся, не пьянствуют, не потребляют наркотики. Хотя если бы сладость запретного плода была такой невыразимо притягательной, как об этом принято говорить, все поголовно стали бы преступниками.

Так что и детская тяга к непослушанию сильно преувеличена. Но для того, чтобы запреты действовали, их должно быть немного. Если шаг вправо, шаг влево расценивается как побег, ребенок рано или поздно начнет бунтовать. Нельзя зажимать его так, чтобы было не вздохнуть. Когда человека душат, он судорожно дергается, пытаясь вырваться. Так и ребенок, слишком сильно зажатый в тиски родительской строгости, начинает на пустом месте упрямиться, проявлять агрессивность, демонстративно не слушаться.

Кроме того, необходимо установить иерархию запретов.

Сейчас в этой области чаще всего видишь этакую кашу — размазню: ребенка с равной строгостью (или снисходительностью) порицают за капризы при умывании, за отказ учить буквы и за хамское обращение с бабушкой. А бывает, что за хамство и грубость вообще не наказывают, целиком сосредоточившись на вопросах соблюдения бытовой гигиены и на правилах поведения за столом. Двойка же по английскому считается чуть ли не преступлением против человечности! За нее и в либеральной семье ребенок может получить нагоняй.

А ведь на самом деле непочищенные зубы или недоеденный суп — пустяк по сравнению с криками: «Мама плохая! Уйди от меня!» (А то и похлеще, типа: «Дрянь — мама! Убью! Ненавижу!» В последние годы даже дети из интеллигентных семей подчас выдают подобные «перлы».) Грубость по отношению к взрослым — это не просто несоблюдение бытовой дисциплины.

Это — грубое нарушение заповеди («Почитай отца твоего и матерью твою»). Ведь маленький ребенок не нарушает почти никаких других заповедей.

Он не убивает, не прелюбодействует, не крадет, не желает жены ближнего своего. Так что непочитание родителей — это, пожалуй, самый тяжкий грех, в котором повинны дети.

И когда этот тяжкий грех уравнивается с мелкой провинностью, ребенок теряет ценностные ориентиры. Он растет в искаженной, а то и вовсе перевернутой системе ценностей. Его представления о черном и белом (и соответственно, поведения) искажаются. Совесть подсказывает, что тут что-то не так, но сам ребенок разобраться в столь сложных вопросах не может. Возникают хроническое раздражение, тревога, страх, которые выплескиваются опять-таки прежде всего на самых близких людей. Отношения в семье разлаживаются.

Поэтому, если вы хотите, чтобы ваши слова имели для ребенка вес, прежде всего составьте для себя (лучше письменно) перечень запретов, расположив их в иерархическом порядке.

На мой взгляд, главные детские провинности, за которые должно следовать суровое наказание, это хамство по отношению к взрослым, ложь и демонстративное непослушание.

В последнем случае обязательно нужно понять, действительно ли это демонстративность или нечто иное. Ведь ребенок может вас не послушаться по разным причинам. Может быть, он устал, перевозбужден или просто неспособен соблюдать определенные правила. К примеру, бессмысленно наказывать гиперактивного мальчика за то, что он вертится на уроке и мешает соседям. Из — за особенностей своей нервной системы он не в состоянии усидеть на одном месте в течение сорока минут. Здесь наказаниями добьешься прямо противоположного эффекта.

Но если мама запрещает сыну часами смотреть телевизор, а он нарушает ее запрет, это уже демонстративное непослушание, которое ни в коем случае не должно оставаться безнаказанным.

Конечно, к разряду самых тяжелых провинностей следует отнести и попытки воровства. Слава Богу, этим грешат далеко не все дети, поскольку нормальные родители обычно очень рано стараются привить ребенку уважение к чужой собственности. В полтора — два года, играя в песочнице, практически любой малыш может схватить чужую игрушку. Но мама (если она хоть как-то озабочена проблемой его воспитания) отнимет ее и скажет, что чужое брать без спросу нельзя. Рано или поздно большинство дошкольников усваивает эти нехитрые уроки и не поддается соблазну что-то украсть.

Не стоит относить к пустяковой провинности и хулиганские выходки. Только опять-таки определитесь с тем, что называть хулиганством. Мне не раз приходилось сталкиваться с родителями, которые считали хулиганством… детский энурез. И ругали (а то и наказывали!) ребенка за мокрую постель («Я тебе говорила: „Не пей на ночь, а ты…“»). Некоторые не очень внимательные взрослые считают кривляньем тики, искажающие лицо ребенка, наказывают за такие невротические проявления тревожности, как привычку грызть ногти и обсасывать воротник рубашки (дескать, он это назло).

Но если ребенок показывает взрослым язык, кривляется в ответ на замечание, плюет на пол, делает неприличные жесты, кукарекает на уроке и т. п., к таким «шалостям» проявлять снисхождение не стоит. Даже очень нервные, но нормально воспитанные дети подобных выходок себе не позволяют.

Чтобы наказание действовало

Чтобы наказание действовало, родителям нужно быть последовательными. Нельзя сегодня за какой-то проступок наказывать, а завтра, когда маме будет некогда, на то же самое не обратить внимание. Поверьте, ребенок не оценит маминого благородства, а решит, что нужно просто подольше поплакать, поупрямиться, потопать ногами — и он добьется своего.

Важен и семейный консенсус относительно требований, предъявляемых к ребенку. Если нельзя — значит, нельзя, и за нарушением запрета непременно следует наказание. Иначе ребенок привыкнет манипулировать взрослыми, и в итоге авторитет всех членов семьи будет подорван.

Но прежде, чем что-либо запретить, спросите себя: а так ли это необходимо? И вы увидите, что очень многое вполне можно не запрещать, а находить разумный компромисс или даже просто, безо всяких условий, соглашаться с пожеланием ребенка. Скажем, ребенок не хочет обедать, а вы настаиваете, считая, что нужно соблюдать режим. А теперь примерьте эту ситуацию к себе и задумайтесь: всегда ли вы питаетесь по часам или же едите, когда проголодались? Разве не бывает так, что время обеда подошло, а есть не хочется? И что тогда? Уж, наверное, вы не набиваете свой живот насильно. Но коли так, то почему бы не оставить аналогичное право за ребенком? Он ведь тоже не автомат, а живой человек, и его организм, как и ваш собственный, далеко не всегда действует по расписанию.

Подобных примеров можно привести великое множество. Сократив количество запретительных сигналов на воспитательной трассе, вы не будете лишний раз раздражать ребенка, и ему станет легче соблюдать ваши требования. Не превращайте его в водителя, который попадает в «полосу красного света» и вынужден останавливаться на каждом перекрестке. Даже взрослый в такой ситуации рано или поздно начинает свирепеть и, оглянувшись по сторонам — нет ли поблизости милиционера? — порой проскакивает на красный. А у ребенка и нервы послабее, да и вы, какое бы строгое лицо ни делали, на официального стража порядка все-таки не похожи…

Градация наказаний: от шлепка до ремня

Как-то так сложилось, что многие современные родители считают телесные наказания недопустимыми. Видимо, сыграли свою роль теле- и радиопередачи, в которых муссировалась тема насилия над детьми, причем таким страшным словом назывался даже легкий шлепок. А другие считают шлепок допустимой, но крайней мерой и недоумевают, почему она на ребенка не действует.

В действительности же трудно найти более безобидное наказание, чем шлепок. Мало того, что приходится он по мягкому месту, с младенчества привыкшему к ударам (когда ребенок учится ходить и падает на попку, он порой стукается гораздо сильнее — и то не плачет!), так еще это действие может иметь другой, прямо противоположный смысл. Играя с ребенком, мы похлопываем его по попке, как по барабану; можем шутливо «наподдать» ему, когда он пробегает мимо или немного расшалился.

Так что использовать наказание в виде шлепка имеет смысл только лет до четырех-пяти и обязательно в сочетании с «грозной маской» — нахмуренными бровями, подчеркнуто строгим выражением лица. А то ребенок решит, что это такая игра, и будет своим поведением вас провоцировать. Особенно часто подобным образом поступают возбудимые дети, которых хлебом не корми — дай повозиться, побороться, подраться. У них повышенная потребность в таких, с точки зрения спокойного человека, странных телесных контактах, и шлепки их только раззадоривают.

Если же лет с полутора — двух, когда ребенок уже активно исследует окружающий мир, интуитивно пытаясь определить границы дозволенного, но еще недостаточно реагирует на слова (хотя взрослым нередко кажется, что он все прекрасно понимает, поскольку умеет говорить), так вот, если в этом возрасте шлепать его, видя, что он упорно добивается чего-то запретного, то уже годам к четырем-пяти, достаточно бывает вопроса: «Что с тобой? Неужели тебя, такого взрослого и умного, придется бить, будто несмышленого малыша?» И ребенок, у которого включается, как говорят актеры, «память физических действий», обычно успокаивается и не добивается повторения вышеупомянутых действий.

Совсем иное дело — наказание ремнем. Это по-настоящему больно и отрезвляет даже самых буйных. Потому и применять его стоит только при тяжелых провинностях. А то некоторые особо нервные мамы хватаются за ремень по любому поводу. Зубы отказывается чистить — ремень, гулять не хочет — ремень, перед сном куролесит — опять испытанное средство… Таким образом можно, конечно, ребенка только запугать и озлобить.

Еще одна крайняя мера — это бойкот. Но ее-то как раз таковой обычно не считают и прибегают к ней непомерно часто. В итоге наказание обесценивается и даже превращается в форму приятельского, равноправного общения: «Ах, ты так?! Ну, тогда я с тобой не вожусь…» Естественно, воспитательный эффект при этом сходит на нет. Ребенок быстро перенимает эту модель поведения и начинает обращаться с мамой как с подружкой: поругались — помирились, опять поругались, опять помирились… Вместе тесно, врозь скучно.

Когда же к крайней мере прибегают в крайних случаях, наказание весьма эффективно. Взрослые — и те очень переживают, если кто-то из близких перестает с ними разговаривать. А ребенок этого вообще не выдерживает, ведь для него мама с папой — самые главные люди на свете. Без них у него возникает чувство, будто он один во Вселенной. Обычно дети тут же раскаиваются и просят прощения. Упрямый ребенок, конечно, еще немного погнет свою линию, но и он долго не выдержит.

Бойкот или развязывание рук?

Представив себе, что они не разговаривают с ребенком, многие мамы растерянно спрашивают: «А как же его кормить, водить на подготовку к школе, укладывать спать?»

Но вовсе необязательно уподобляться девушке Элизе из сказки «Дикие лебеди», давшей обет полного молчания в течение года. Можно сухо сказать два — три слова («иди есть», «еда на столе»), можно даже помочь ребенку раздеться и лечь в постель, но сделать это так, что он поймет: шутки кончились, пора браться за ум.

Если же вы объявили ему бойкот, а он в ответ: «Ну и пожалуйста!» и начинает демонстративно играть или смотреть мультики, значит, надо отобрать игрушки и кассеты. Пусть сидит и думает о своем поведении, ведь бойкот не должен превращаться в праздник непослушания. Книжку оставить можно: в дошкольном и младшем школьном возрасте самостоятельное чтение редко бывает любимым занятием, так что пусть хоть от куки прочитает пару страниц. Глядишь — и понравится…

Какие еще бывают наказания?

Самые разные: временное лишение сладостей, игр, телевизора и компьютера, походов в гости, других развлечений, отказ в покупке подарка, изоляция в отдельной комнате. Только не запирайте ребенка в ванной или в туалете — может развиться страх закрытого пространства. А если еще, как некоторые «воспитатели», гасить свет, то появится и страх темноты.

Все мы с детства знаем и еще одно классическое наказание — «в угол носом». Но на возбудимых, истеричных детей оно подчас действует, как красная тряпка на быка. Ребенок рыдает, упирается, цепляется за мать. Наконец, она все же доволакивает его до угла, но он там все равно не стоит, а бежит за ней… В таком случае лучше не превращать свой дом в драматический театр, а изменить тактику — пойти по пути лишения ребенка каких-то жизненных благ.

Детей постарше в угол уже, конечно, не ставят. Но им зато можно дать усиленный «наряд» на кухне, дополнительное задание по русскому, математике или английскому (в зависимости от того, что следует подтянуть).

Работая над этой статьей, я побеседовала на тему наказаний со священником, у которого семеро своих детей и один приемный. Он сказал, что, помимо ремня, внеочередного мытья посуды за обширным семейством и музыкальных экзерсисов вместо прогулки, очень вразумляюще действуют земные поклоны. Набезобразничал, согрешил — пойди попроси у Бога прощения. Результат обычно не заставляет себя долго ждать: только что до озорника было не достучаться, а тут «дурная энергия» куда-то улетучилась, лицо приобрело осмысленное выражение.

А вот какие интересные сведения сообщила мне об элитарном воспитании в современной Англии девушка, несколько лет проработавшая няней в семье «новых русских». Решив отправить своего старшего отпрыска на учебу за границу, эти люди выбрали очень престижную школу для мальчиков из аристократических семейств, гордящуюся своими многовековыми (чуть ли не восьмисотлетними!) традициями. Одной из таких традиций являются строгие наказания за плохую успеваемость и дисциплину. До двенадцати лет ребят порют розгами, а после двенадцати заставляют, как в армии, чистить туалеты.

— И что? Неужели чистил? — удивилась я.

— Как миленький! Причем рассказывал об этом безо всякой обиды, даже с затаенной гордостью. И тут же добавил, что его наказали таким образом всего два раза, а некоторые из туалетов не вылезают…

Мне было забавно это слушать, ведь дома у них все делают горничные, и Марк не то, что туалет никогда не мыл, а и брошенный на пол носок не желал поднять.

А если будет ненавидеть?

Вот что на самом деле останавливает многих родителей даже в тех случаях, когда «меры пресечения» совершенно необходимы. Скроенные по западным образцам журналы и проникнутые духом либерализма психологи наперебой убеждают пап и мам, что дети не простят «жестокого обращения», будут всю жизнь припоминать, затаят зло… А кому охота прослыть садистом? Тем более, в глазах родного сына или дочери.

Но почему тогда не было массовой ненависти к родителям у предыдущих поколений? Отдельные случаи, конечно, встречались всегда — в жизни вообще всякое можно встретить — но такой закономерности («будешь наказывать — возненавидит») совершенно не просматривалось. Напротив, дети с гораздо большим уважением относились к родителям. До самого недавнего времени в некоторых деревнях сохранялся обычай называть родителей на «Вы». И не где-то за тридевять земель, чуть ли не в «затерянном мире», а не так уж и далеко от Москвы. В моей студенческой группе учился парень из — под Владимира, который, попав в Москву, был шокирован тем, что мы родителям «тыкали», были с ними «на ты». Для него и его сверстников — односельчан это была недопустимая вольность. А таких искренних благоговейных стихов о матери, какие писал Василий, среди моих московских сверстников не писал никто…

Веками, из поколения в поколение, сохранялось почтительное отношение к родителям там, где воспитание детей опиралось на традиционные религиозные принципы. «Дети почтительны к старшим, даже боязливы», — сообщает этнограф XVIII века, описывая жизнь крестьян Пошехонского уезда. «В крестьянстве здешнем родители очень чадолюбивы, а дети послушны и почтительны. Не видано еще примеров, чтобы дети оставляли в пренебрежении отца или мать устаревших», — писал другой наблюдатель о Тульской губернии на рубеже XVIII–XIX вв. (цит. по кн. М.М. Громыко, А.В. Буганов «О воззрениях русского народа», стр.355). «Уважительное отношение к родителям и старшему поколению в целом прослеживается по источникам по всей территории расселения русских, хотя уже в XVIII веке, а особенно в XIX в. (по мере проникновения и укрепления либеральных взглядов на жизнь — прим. авт.) отмечалось некоторое ослабление авторитета стариков. Но общественное мнение по-прежнему резко осуждало лиц, позволивших себе непочтительное отношение к старшим» (там же, стр. 355).

А ведь наказания были неотъемлемой частью традиционной системы воспитания! Больше того, они считались не только правом, но и обязанностью родителей, поскольку имели под собой глубокую религиозную основу. Позволяя ребенку безнаказанно грешить, родители потворствуют нарушению заповедей и губят детскую душу, за что рано или поздно дадут ответ перед Богом. Очень определенно и даже грозно высказался на сей чет Иоанн Златоуст: «А те отцы, которые не заботятся о благопристойности и скромности детей, бывают детоубийцами и жесточе детоубийц (выделено мной — авт.) поскольку здесь дело идет о погибели и смерти души».

Наказания же святой Иоанн называет «матерью спасения», говоря: «…подобно тому, как если ты видишь лошадь, несущуюся к пропасти, то набрасываешь на уста ее узду, с силой поднимаешь ее на дыбы, нередко и бьешь, что правда составляет наказание, но ведь наказание — это мать спасения. Так точно поступай и с детьми твоими, если они погрешают; связывай грешника, пока не умилостивишь Бога; не оставляй его развязанным, чтобы еще более не быть связану гневом Божиим. Если ты свяжешь, Бог затем не свяжет, если же не свяжешь, то его ожидают невыразимые цепи».

Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его (Притч. 19:18), — задолго до св. Иоанна Златоуста поучал иудеев премудрый Соломон, который вообще ставил знак равенства между наказанием и… родительской любовью: «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его» (Притч. 13:24).

Очень похоже звучат и наставления из «Домостроя»: «Наказывай сына своего в юности его — и упокоит тебя в старости твоей, и придаст красоты душе твоей; и не жалея, бей ребенка: если прутом посечешь его, не умрет, но здоровей будет, ибо ты, наказывая тело, душу его избавляешь от смерти».

Можно, конечно, презрительно хмыкнуть и пробормотать что-нибудь про «дремучую отсталость» — устойчивое клише, которое как бы само собой приходит в голову даже многим православным людям, стоит только при них произнести крамольное слово «Домострой».

Но не лучше ли задуматься о том, что эти «отсталые взгляды» находятся в полном соответствии с евангельскими принципами? «Ибо Господь, кого любит, того наказывает, — читаем в Послании Апостола Павла к Евреям, — бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого не наказывал бы отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны» (Евр.12:6–8).

А вот слова Самого Господа: «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю» (Откр.3:19).

Так что рассуждения о недопустимости наказаний, как и многие другие либеральные сентенции, с виду гуманные и благомысленные, на деле подрывают устои жизни, заложенные Богом. А значит, по сути своей являются богоборчеством.

И в предостережение людям на все века дан в Библии пример того, как сурово покарал Господь человека, который не наказывал должным образом своих негодных сыновей. Причем человек этот, священник Илий, сам жил добропорядочно и беззакониям детей не потакал, а даже пытался их увещевать. Да и дети его были уже не маленькие, а взрослые. Казалось бы, причем тут отец? Но Я накажу его дом на веки за ту вину, что он знал, как сыновья его нечествуют, и не обуздывал их, — сказал Господь (1 Цар. 3:13) И пришлось Илию пережить страшные события: разорение храма и гибель обоих сыновей. А из его потомков никто, по слову Божию, не дожил до старости. (Я подсеку мышцу твою и мышцу дома отца твоего, так что не будет старца в доме твоем (1 Цар. 2:31); все потомство дома твоего будет умирать в средних летах (1 Цар. 2:33).

Конечно, вина Илия усугублялась тем, что дети его, будучи священниками, не исполняли надлежащим образом своих обязанностей, развращали народ и, как говорится в Библии, «бесславили» Бога. Потому и кара была столь тяжелой. Но мне кажется, тут и нам есть над чем задуматься. Особенно тем из родителей, кто старается следовать рекомендациям, которые приводятся сейчас во множестве книг и журналов по педагогике и психологии. Например, таким: «Если вы скажете, что в задачу родителей входит подавить… приступы агрессии (детской — авт.), то тысячу раз ошибетесь. Оказывается, цель родителей должна быть совершенно иной: научить ребенка признавать свой гнев, а значит, и свои чувства вообще, и выражать его в приемлемой для окружающих форме».

«Часто можно слышать, как мамы в ответ на фразу своего ребенка „Я тебя ненавижу“ и в ответ на физическую агрессию говорят примерно следующее: „Я знаю, что ты на самом деле любишь свою мамочку и совсем не хотел сделать мне больно“. Это страусиная попытка смягчить ситуацию, может быть, и успокоит немножко маму, но ребенку принесет только вред. На самом деле в этот момент он именно ненавидит вас и как раз хочет причинить вам боль, а вы заявляете, что все это — неправда, подрывая таким образом веру маленького человека в правомерность своих чувств и эмоций».

«Но ведь нельзя оставлять без внимания такие поступки — так считает большинство родителей. И они, конечно, правы. Вся трудность в том, чтобы выбрать правильную стратегию. Для начала каждая мама должна определить, где граница дозволенного, то есть надо решить для себя, какие слова и действия ребенка вы согласны стерпеть, или попытаться обратить их в шутку. Меня, например, совсем не обижает, когда сын заявляет: „У тебя нет мозгов, ты глупая“. Чаще всего я сочувственно вздыхаю: „Значит, тебе крупно не повезло, у тебя такая глупая мама“. Он, конечно, задумывается всерьез и, как правило, забывает, почему, собственно, подверг меня оскорблению. Но мой сын не ходит в садик, а там дети узнают гораздо менее конкретные обзывалки, чем те, что я привела. Какие из них считать безобидными, вам придется решать самостоятельно» (В.Малыгина «Дети бьют родителей. Что будем делать?», «Улица Сезам для родителей», октябрь 1998 г.).

Дальше цитировать не буду, направление мысли, наверное, ясно. Скажу лишь, что я, на месте некоторых пап и мам, куда больше боялась бы не «потерять связь с ребенком» (еще одно клише, которым прикрывают нынче попустительство детскому безобразию), а вырастить морального урода и расплачиваться потом за сей «мичуринский эксперимент» как в этой временной жизни, так и в жизни вечной. Практика показывает, что люди, вырастая, пересматривают очень многие свои взгляды. По крайней мере, мне не раз и не два доводилось слышать от взрослых мужчин слова благодарности своим отцам за то, что в критические моменты они не определяли границы «дозволенных оскорблений», а молча и решительно брались за ремень. «Иначе плакала бы по мне тюрьма, — признался недавно очередной поумневший сын. — Я тогда на отца злился, а сейчас, когда сам отцом стал, понимаю: без наказаний, порой и суровых, в воспитании мальчишки — сорванца не обойтись».

И напоследок о главном

Наказывая детей, совершенно необходимо сохранять самообладание и даже… мирное расположение духа. Нельзя делать это в припадке раздражения, злобы, в отместку. Ведь любящие родители наказывают ребенка не для того, чтобы с ним посчитаться, а чтобы остановить его, когда сам он остановиться не в состоянии. Наказание — шлагбаум, препятствующий продвижению ребенка по порочному пути, а вовсе не орудие пытки. Поэтому сперва успокойтесь, отдышитесь, возьмите себя в руки и только потом применяйте санкции.

Татьяна Шишова

26 / 04 / 2005

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ

Мы уже когда-то писали о ключевых словах, которые, как и полагается ключам, отворяют дверь в некое смысловое пространство (см., например, статью «Высокое давление любви»). Если продолжить этот метафорический ряд и придать ему слегка уголовный оттенок, то бывают слова, подобные лому. Ими можно сбить любой замок и вломиться в любую дверь. А при надобности (усилим уголовную составляющую) дать по башке. К таким «ломовым» словам относится слово «насилие». Мало какое слово в современной жизни имеет столь выраженную отрицательную окраску. Тем более с добавкой «над детьми».

Новый проект и старые знакомые

Но иногда голова каким-то парадоксальным образом реагирует на эти словесные удары. Вдруг тебя озаряет мысль: а почему это проблема насилия над детьми так сейчас взволновала именно тех политиков и общественных деятелей, которым дети были не просто «до лампочки», а которые сделали все, чтобы они оказались в нынешней бедственной ситуации? Когда началось массовое обнищание, в газетах писали о голодных обмороках провинциальных школьников и о том, что в некоторых селах дети даже едят комбикорм. Но нынешние печальники о насилии над детьми бодро отвечали, что иного не дано, законы рынка неотменимы и балласт должен уйти. А все, мол, вопли о бедных детках — это происки красно-коричневых и типичная зюгановщина. Когда стали вводить плату за обучение и в обществе возникла тревога, что это закроет путь в вузы будущим Ломоносовым из глубинки, борцы с насилием опять же сохраняли невозмутимость. Дескать, элита должна быть потомственной, это нормально, каждому свое. Одним — Гарвард, другим — коровы. Кому-то же надо их доить!

А какую бурю возмущения среди защитников детских прав вызвали робкие попытки ввести что-то вроде нравственной цензуры?! Хотя бы для несовершеннолетних. Уж это бы точно снизило процент насилия, в том числе и над детьми, ибо преступники нередко воспроизводят в жизни то, что видят на экране. Порой до мельчайших подробностей копируют эпизоды краж, изнасилований, убийств и прочих надругательств над людьми. Но нет! «Не дадим вновь загнать нас в информационный ГУЛАГ! Дети должны иметь право на информацию!» — возмущалась демократическая общественность, потрясая Международной конвенцией о правах ребенка.

Предложение запретить аборты доводит «чадолюбцев» прямо-таки до истерического припадка. Хотя, казалось бы, это такое чудовищное насилие над ребенком — убийство его в утробе матери, когда он не может даже позвать на помощь.

Признаться, мы долго не могли понять это противоречие. Хотя, конечно же, чувствовали в речах о насилии над детьми какой-то подвох, какие-то скрытые вредоносные цели. Ситуация прояснилась сравнительно недавно, когда защитники детей поставили вопрос о введении ювенальной юстиции («ювенальная»-то есть для несовершеннолетних).

Услышав непривычное название, люди обычно пожимают плечами и спрашивают: «А что это такое?» И если им сказать, как говорят сторонники данного нововведения, что речь идет о создании специальных судов для несовершеннолетних, которые необходимы для полноценной защиты прав детей, то никто и не заподозрит ничего плохого. У нас же много всяких институтов детства: детские сады, школы, детские спортивные секции, детские поликлиники, больницы, санатории, лагеря. Почему бы не быть и специальным детским судам?

А между тем ювенальная юстиция представляет собой такой подрыв детско-родительских, общественных отношений и всего российского жизненного уклада, что по сравнению с ней предыдущие реформы — это выстрелы новогодних шутих.

Как известно, важнейшей составной частью процесса глобализации (построения единого всемирного государства с оккультно-сатанинской идеологией) является разрушение семьи. Наверное, никого уже не надо убеждать в том, что массовое развращение детей через СМИ и даже через школьные «инновации», целенаправленное разрушение авторитета родителей, прямая и скрытая пропаганда наркотиков, игорный бизнес, покалечивший уже несчетное количество юных душ, демонизация детского сознания через книги, фильмы, те же СМИ — все это не случайные разрозненные эпизоды, а последовательная политика глобалистов-реформаторов. Но, по их собственным признаниям, им очень мешает несовершенство законодательной базы. Поэтому они всеми силами стараются ее «усовершенствовать».

К примеру, снизив возраст получения паспорта до 14 лет, наши законодатели вскоре снизили до той же возрастной планки так называемый «возраст половой неприкосновенности». И сразу растление 14–летнего ребенка перестало быть уголовно наказуемым. Чтобы «подкрепить» эту норму, была предпринята попытка узаконить браки с того же 14–летнего возраста. А еще раньше в медицинское законодательство без лишнего шума протащили разрешение делать аборты 15–летним девочкам без согласия и даже оповещения родителей. Логика такого «проекта» вполне понятна: детей, начиная с 14–летнего возраста, намеревались объявить взрослыми и предоставить им все надлежащие юридические права. (Что, кстати, весьма поспособствовало бы повсеместному проведению «оранжевых» и прочих цветных революций, которые, как известно, совершаются при активнейшем участии подростков и молодежи.)

Но в нашем «совково-консервативном» обществе номер не прошел. Браки подростков в общероссийских масштабах так и не узаконили, а «планку половой неприкосновенности» после затяжных думских боев все-таки снова повысили до 16 лет. И глобалисты переключились на запасной проект.

Всячески муссируя тему насилия над детьми и особых, свойственных возрасту потребностей, проектанты «прекрасного нового мира» начали продвигать ювенальную юстицию. Дело в том, что серьезным правовым препятствием на пути вредоносных реформаторских экспериментов в детской среде является преимущественное право родителей на воспитание. Поэтому депутат Е. Ф. Лахова и нарколог — правозащитник О. В. Зыков упорно добиваются принятия комплекса законов, которые устранили бы эту досадную помеху. Наверное, многим нашим читателям не нужно особо представлять этих печальников о судьбах детей, но мы все же вкратце напомним. Е. Ф. Лахова — главный оплот «планирования семьи» в среде российских законодателей, и, может быть, именно поэтому ей исправно обеспечивают место в Думе каждого созыва. О важности сей фигуры свидетельствует хотя бы тот факт, что, избираясь в 2000 году от блока «Единое Отечество», Лахова шла в списке четвертым (!) номером, вслед за такими политическими тузами, как Е. М. Примаков, Ю. М. Лужков и В. В. Яковлев (бывший губернатор Санкт-Петербурга). Ну, а нарколог — правозащитник О. В. Зыков последовательно выступает за легализацию «легких» наркотиков на территории России и пытается повсеместно внедрить, в том числе и в православной среде, протестантскую (а по некоторым данным, сайентологическую) программу реабилитации алкоголиков и наркоманов «12 шагов».

Используя защиту детей от насилия в качестве демагогического прикрытия, «агенты изменения» (формулировка западных спецслужб, обозначающая тех, кто приходит на смену «агентам влияния»; «агенты влияния» готовят почву, а «агенты изменения» на этой подготовленной почве уже созидают новую реальность по планам «заказчика») пробивают две главные инновации:

1) предоставление детям юридически и административно обеспеченного права подавать в суд на своих родителей, воспитателей, педагогов и прочих взрослых;

2) создание отдельного ведомства, которое возьмет на себя всю работу с детьми и подростками группы риска.

Поскольку пагубность этих реформ не лежит на поверхности, стоит рассмотреть их поподробнее, что мы и сделаем в следующей части.

Павлики Морозовы последнего призыва

Как всегда, тараном для вредоносной инициативы послужили душераздирающие истории о зверствах, которые якобы невозможно прекратить, если не внедрить оную инициативу. Практика показывает, что это вообще излюбленный прием упомянутых выше «агентов изменения». Когда нужно внедрить что-то противоестественное, они стараются как следует огреть народ информационным ломом по голове. А то, глядишь, очухается раньше времени и помешает.

Вот и «ювеналы» начали и продолжают кормить нас диккенсовскими историями о безнаказанных издевательствах над детьми в интернатах, детдомах и многих семьях.

Типично «правозащитный» рассказ, недавно услышанный нами в Новосибирске. Психолог из медико-социального центра очень патетично описывала страдания 15–летней девочки, растущей отнюдь не в маргинальной, а во вполне — она это специально подчеркнула — благополучной семье. «Девочка как девочка, со всеми проблемами, свойственными современным подросткам. — На лице психолога появилась расстроганная улыбка. — Ну, компании разные, домой поздно приходит… естественно, покуривает. А мать, — тут улыбка исчезла, и в голосе зазвучало негодование, — мать, представляете? Кричит, бьет бедняжку по лицу, грозится загнать ей иголки под ногти и подносит к губам горящую зажигалку! Говорит: „Я тебе губы спалю, если не бросишь курить, дрянь!“ Девочка обратилась ко мне за помощью, — голос психолога снова потеплел. — Она была на грани нервного срыва. Представляете, как у нас нарушаются права детей?»

Когда-нибудь, если дойдут руки, мы постараемся вспомнить и свести все подобные демагогические примеры в отдельную брошюрку. Поверьте, это будет впечатляющая картина. А может, и вспоминать не придется. Кто знает? Вдруг в куче книг, журналов и бумаг, которые мы вынуждены регулярно просматривать, мелькнет что-то вроде методического пособия для российских глобализаторов. И там будут собраны страшилки, рекомендованные к использованию каким-нибудь американским или международным центром стратегических разработок. Очень легко себе представить, как для каждой страны в шаблон вносятся определенные коррективы с учетом национально-культурных особенностей.

Обратите внимание, как в приведенном примере ассоциативный ряд строится скорее на знании Фадеева, нежели Диккенса. «Молодой гвардией», юными партизанами пахнут эти иголки, загоняемые под ногти… Правда, есть и досадный прокол. Подпаливание губ зажигалкой — это из другого видеоряда. Так запугивают противников бандиты в американских боевиках. Вряд ли даже самая разъяренная русская мать (тем более с высшим образованием, как было заявлено психологиней) изберет такую дикую форму наказания.

Не удивляйтесь, если услышите трагическую историю про зажигалку от «ювеналов» в своем городе: Курске, Архангельске, Саратове, Владивостоке, Симферополе — где угодно. Ведь ювенальная юстиция будет общегосударственной. Зачем для каждого города сочинять индивидуальную байку? Главное сделать правильный вывод: сейчас бедная девочка лепечет что-то обожженными губами на приеме у психолога, а так она пойдет и подаст в суд. И он примет, разберет ее заявление и поступит с матерью-извергом по всей строгости ювенальных законов.

Сказанное нами, конечно, не значит, что все истории об издевательствах над детьми выдуманы и что нам на детей наплевать. Но именно потому, что не наплевать, мы и пишем о ювенальной юстиции.

Давайте зададимся вопросом: разве в нашем УК не предусмотрена защита детей от насилия? Разве в современной России родитель, все равно как в мрачном европейском средневековье, может безнаказанно истязать ребенка и никто ему слова не скажет, потому что он, родитель, в своей семье полновластный хозяин? Нет же! Органы опеки регулярно лишают кого-то родительских прав за дурное обращение с детьми, а кто-то даже идет за это под суд. Органам опеки помогают милиция, прокуратура, школы, психолого-педагогические службы. Конечно, бывают коррупция, превышение полномочий, халатность. Но, во-первых, кто сказал, что с появлением ювенальной юстиции у нас будут защищать детей только бессребреники и высокие профессионалы? Зыков сказал? Ну, так он говорил и что метадоновые программы (в рамках которых наркоманам бесплатно раздается вместо героина другой наркотик — метадон) решат проблему наркомании. И что легализация наркотиков поспособствует тому же. А во-вторых, почему не внести в уже имеющееся законодательство уточнения и дополнения, если он действительно необходимы? Не усилить ответственность за исполнение законов? Зачем предоставлять детям право самостоятельно подавать в суд на взрослых?

Мы задавали эти вопросы разным людям. В том числе, и юристу из НИИ прокуратуры, подготовившему проект закона о ювенальных судах. И ничего более вразумительного, чем «так детям будет спокойнее», не услышали. Дескать, они будут знать, что это специально для них, что они в любое время могут обратиться и будут приняты.

И, возможно, если бы мы не были знакомы на практике с детской психологией, ответ ученого юриста показался бы нам убедительным. Но поскольку мы не первый год работаем с детьми (в том числе получившими психотравму, связанную с насилием), позволим себе усомниться в правильности данного утверждения. Не абстрактные разговоры о «бедных детках», а конкретная практика работы с ними показывает, что когда с ребенком действительно жестоко обращаются, он своих истязателей боится. Ему не то что обратиться в суд — страшно даже какому-то хорошо знакомому взрослому пожаловаться.

А с легкостью (порой даже с удовольствием) жалуются на своих родителей дети — манипуляторы, эгоцентрики, избалованные, распущенные, демонстративные. Встречаются среди них и дети с нешуточными психическими заболеваниями. Например шизофреники, страдающие неадекватным восприятием действительности. В том числе и отношений со взрослыми. Такие дети, особенно если их успели просветить насчет «прав ребенка», болезненно реагируют на любые замечания, считая их насилием над своей личностью. Они охотно шантажируют родителей угрозами уйти из дому, поменять семью и т. п.

«Я пойду искать другую маму!» — уже в три года говорила девочка, недавно попавшая к нам на прием. И действительно шла, не разбирая дороги, а испуганная мать бежала за ней и готова была выполнить любые ее требования. Подчеркнем: это не единичный случай.

Таким детям только ювенальной юстиции не хватает, чтобы уже на законных основаниях помыкать своими близкими.

Права детей и бесправие родителей

Получается, что детям, реально нуждающимся в защите от насилия, ювенальная юстиция будет как мертвому припарки. Где она была в США, когда приемная мать отрезала усыновленному русскому мальчику ухо за то, что он неважно усваивал английское произношение? А когда другие матери убивали детей, сажали их на раскаленную плиту, морили голодом? Процент насилия в американских семьях только растет. А так называемый sexual abuse (сексуальное насилие над детьми) вообще считается на «ювенальном» Западе проблемой номер один. И когда очередная подобная история всплывает на поверхность, оказывается, что родич сожительствует с ребенком уже не один месяц, а то и не один год.

Зато детям-тиранам ювенальная юстиция развяжет руки и тем самым усугубит их психическую деформацию. Да и на нормальных детей, не склонных к сутяжничеству (каковое, кстати, является симптомом серьезных психических нарушений), предоставление права судиться со взрослыми подействует крайне отрицательно. Под влиянием либеральных СМИ авторитет старших и так трещит по швам. В некоторых подростковых журналах даже заведены специальные рубрики, в которых детей инструктируют, как срывать уроки, как доводить «родаков», «пенсов» (пенсионеров) и «преподов».

Еще в 2000 году мы посетили конференцию, посвященную 10–летию принятия Международной конвенции о правах ребенка, и там очень долго, с разных сторон обсуждался вопрос о необходимости ввести во всех российских школах омбудсменов — уполномоченных по правам ребенка, которым дети могли бы «стучать» на учителей. Мы тогда были еще совсем «не в теме» и решили было, что перед нами потенциальные союзники в борьбе со всякими безобразиями в образовании типа секс-просвета, валеологии и т. п. Но заведя об этом речь, были встречены в штыки.

— При чем тут знания, необходимые в наше время?! — возмутилась пожилая правозащитница. — Дети должны грамотно предохранять себя от СПИДа и нежелательной беременности. Омбудсмены занимаются настоящими нарушениями. Например, звенит звонок на перемену — учитель обязан немедленно прервать урок и отпустить детей. Если он задержит их хотя бы на минуту, это грубое нарушение, за которое он должен отвечать. А домашние задания на выходные или на каникулы? Это категорически запрещено! А повышение голоса на учащихся? Да масса всего! Дети должны знать свои права. И развивать правовое сознание, изучать Конвенцию о правах ребенка нужно не со школы, а уже с детского сада. Омбудсмен тут — главный друг ребенка, главный защитник. По существу, главный человек в школе.

А потом в кулуарах одна из старшеклассниц лицея, где уже была экспериментальная должность омбудсмена, шепотом поведала нам, что секс-просвет шел у них беспрепятственно и что девочки сгорали от стыда. Но никто не считал это нарушением их прав. В том числе, и «главный друг детей».

Но, конечно, в еще большей степени ювенальная юстиция коснется семьи. Письменные и устные свидетельства о «цивилизованном мире», который опережает Россию во всем, в том числе в защите детства, доходят до нас давно. Часть из них мы уже приводили в других очерках. Сейчас приведем еще несколько.

Соединенные Штаты Америки. В семье русских эмигрантов обычный бытовой конфликт. Подрастающая дочь требует купить ей очередную модную обновку, а у родителей денежные затруднения. Они пытаются объяснить, что у них большие долги по кредитам. Она не желает слушать, приводит в пример богатых одноклассниц, кричит, наседает на мать, оскорбляет ее… Та хватается за сердце, и отец, испугавшись за жену, берет дочь за руку и выволакивает за дверь. Вот, собственно говоря, и все. Наш непросвещенный родитель вряд ли ограничился бы столь невинной мерой воздействия. Но американский — пуганый — папа даже мысли не допускал о том, чтобы врезать своей распоясавшейся дщери. Однако она все равно посчитала себя оскорбленной и ринулась за поддержкой к соседям. Вскоре они явились в качестве понятых с полицией, на запястьях «отца — насильника» замкнулись наручники, и его препроводили в участок. Матери, задыхающейся от приступа стенокардии, никто и не подумал вызвать «скорую помощь». Правда, в последний момент дочь поступила не так, как ее учили в американской школе. Воспитанная в русской семье, она не сумела полностью «выдавить из себя раба», и когда дело дошло до подписания протокола, отказалась его подписывать. Поэтому отца в тюрьму не посадили и родительских прав не лишили, а после ночи, проведенной в участке, взыскали штраф и сделали строгое предупреждение. Смотри, мол, папаша, в следующий раз так легко не отвертишься.

А вот пример из географически более нам близкой страны. Независимая Латвия, спешащая присоединиться к Евросоюзу. Опять-таки типичная житейская ситуация с нетипичным (пока еще!) концом. Мальчик 12 лет украл зарплату у матери — одиночки и, несколько дней прогуливая школу, просадил ее в компьютерном клубе. Разнервничавшись (ведь жизнь в Латвии сейчас очень дорогая, а помощи ждать было не от кого), мать, еще не вооруженная европейским ювенальным опытом, вооружилась ремнем. Выпороть паренька не удалось, потому что он бегал по квартире и уворачивался. Но на руке у него остался синяк, который и был на следующий день замечен учительницей. Мальчик откровенно во всем признался. В том числе, что побили его за дело. (Он, тоже еще не обученный правам ребенка, был на мать не в претензии.) Но его мнение уже никого не волновало. Представители компетентных органов отправили мальчика прямо из школы в интернат и возбудили дело о лишении матери родительских прав. К тому моменту, как мы узнали эту историю, несчастная женщина уже полтора месяца ежедневно подходила к интернату и, стоя у наглухо запертой двери, тщетно вымаливала хотя бы разрешить ей свидание с сыном.

Ну, а в прессе, которая опять же не успела полностью цивилизоваться и стать монолитной в своих ювенальных приоритетах, велись дебаты: лишить эту женщину родительских прав или на первый раз простить, все-таки она, видимо, любит ребенка, если так воет под дверью. Параллельно в средствах массовой информации звучали призывы, обращенные к сознательным гражданам Латвии, быть бдительными и сообщать обо всех случаях нарушения прав детей по таким-то телефонам.

Зато у канадских или французских граждан сознательность уже на достойном уровне. По свидетельству одной в прошлом московской семьи более или менее нормальное воспитание ребенка в Канаде настолько затруднено ввиду повышенной бдительности соседей и педагогов, что впору стать репатриантами. Бедняги, правда, еще не ведают, что и над их исторической родиной нависла угроза ювенальной юстиции. Не ведают, какие подвижки в данном направлении произошли в последнее время.

В интернете ювенальная юстиция рекламируется уже не только на сайте г-на Зыкова. Есть портал, который так и называется — juvenilejustice. Зайдя на него, можно узнать, что продвижение ювенальных законов происходит не так быстро, как хотелось бы «друзьям детей», но дело все же идет. Уже есть пилотные города: Волгоград, Саратов, Ростов — на — Дону, Таганрог и некоторые другие, где обкатываются новые модели и обобщаются старые результаты. Так, в «Обзорной справке о судебной практике по делам о преступлениях против семьи и несовершеннолетних (статьи 150–157 УК РФ), рассмотренные судами Ростовской области», судья Воронова Е.Л., горячая сторонница ювенальной юстиции, приводит дело некоего опекуна Михова И. И., получившего по одной статье шесть месяцев исправительных работ, а по другой — пять (в сумме почти год) за жестокое обращение со своим 11–летним подопечным. В чем же оно заключалось? Цитируем справку: «Выражал словесно и жестами угрозы побоями» (т.е. не бил, а видимо, говорил что-то вроде «ну я тебе сейчас дам!», «смотри, ты у меня получишь!», «что, ремня захотел?» и т.п.), «за незначительные проступки ставил несовершеннолетнего в угол на длительное время», а также «против воли и желания принуждал несовершеннолетнего принимать пищу» (в народе говорят — «пичкал»).

Конечно, мы не знакомы со всеми обстоятельствами дела и, возможно, подсудимый — сущий изверг. Но тогда почему в справке не фигурируют более серьезные вещи, кроме наказания углом, которое, кстати, всегда считалось одним из самых невинных, классических, применяемых даже к малышам? Ну, а обвинение в насильственной кормежке вообще ни в какие ворота не лезет! Ладно бы голодом морил! А тут покупал продукты, готовил, да еще заставлял съесть. Небось еще и криминальные угрозы допускал, типа «пока не съешь, не встанешь из-за стола».

Так что, дорогие читатели, тем, кто имеет детей и пытается их воспитывать, советуем тренировать мышцы. Каторгу осилит накачанный. Православным же родителям, которые приучают детей держать пост, даже не знаем, что посоветовать. Конечно, сейчас у нас на смертную казнь наложен мораторий. Даже для серийных убийц. Педофилов вообще предпочитают не трогать, в крайнем случае, года четыре дают, да и те по амнистии скашивают. Но ведь педофилы детей любят, о чем само слово свидетельствует при буквальном переводе на русский. А тут такое детоненавистничество — лишать ребенка полноценного питания! Боимся, Amnesty International за вас, братья и сестры, вступаться не будет.

Вот и судья Воронова, обозревая процесс над Михневым с ювенальных позиций, недовольна: мало дали. В «Справке» ясно прослеживается требование ужесточить наказание для провинившихся родителей и выносить больше частных определений. Решительней лишать родительских прав. Ведь у нас, в отличие от продвинутых западных стран, пока еще не так легко отобрать ребенка у семьи.

Когда заманивают в западню, всегда стараются чем-то прельстить. Даже реклама ада может быть подана как увлекательное путешествие в теплые края, где — вспоминается лирическая туристская песня — «дым костра создает уют». Так и в истории с ювенальной юстицией: народу не рассказывают, что детям дается возможность сажать родителей за решетку. Это остается за кадром, потому что можно спугнуть — страна-то отсталая, патриархальная, как со вздохом констатирует наша прогрессолюбивая либеральная интеллигенция.

Зато очень убедительно рисуются картины вдумчивого, неспешного суда, который будет вникать во все подробности жизни несовершеннолетних, и пропагандируется квалифицированная работа специальных служб, которые будут осуществлять «программы, проекты и мероприятия медико-социального, психолого-педагогического и реабилитационного характера» (цитируем один из типичных ювенальных документов). То есть, рекламируется разветвленная работа с детьми и подростками группы риска. И это ни у кого возражений не вызывает. «Действительно, пусть детьми занимаются подготовленные специалисты», — думают люди, забывая под воздействием беззастенчивого теле-газетно-журнального вранья, что система работы с трудными детьми у нас существовала давно и, пока сердобольные либералы не принялись ее разрушать, она была поставлена очень даже неплохо. Во всяком случае, если вспомнить евангельский критерий «по плодам их узнаете их» (Мф. 7: 16), урожай нашей отечественной работы с детьми был весьма убедительным. В отличие от «ювенального» Запада, у нас не было подростковой наркомании, детских самоубийств, детско-подростковой проституции, беспризорности, социального сиротства. И вообще, преступность в среде несовершеннолетних не носила массовый характер.

Почему бы не развивать отечественную работу по профилактике и реабилитации девиантных подростков? Зачем свое, плодотворное отвергать, а чужое, причем тлетворное, перенимать? Может быть, хватит многочисленных реформ по рецептам Сороса, который вкупе с другими «дружественными» зарубежными организациями активно продвигает сейчас ювенальную юстицию в России? Может, с нас достаточно реформированного образования, реформированного здравоохранения, «блистательных» реформ в науке и культуре?

Знатоки поспешат нас поправить, напомнив, что в области ювенальной юстиции Россия как раз опережала западные страны. Что ювенальные суды у нас были еще до революции, при царизме. Но, как сказал поэт, «не тот это город, и полночь не та». Не было в царской России поощрения детского доносительства. Как-то даже неловко напоминать нашим либералам, что образ Павлика Морозова был возвеличен вовсе не при царизме. А царевны, ныне причисленные к лику святых, подчинялись родителям, которые заставляли их спать на досках, и не бежали жаловаться придворному омбудсмену (которого, впрочем, и в помине не было).

А главное, весь жизненный контекст был совершенно иным. Кто тогда смел заикаться о приоритете международного права над национальным законодательством? Да и понятия «международного права» не существовало, как не существовало еще ООН и других международных парамасонских организаций. А вопросы морали жестко увязывались с религиозными заповедями. Никому и в голову не приходило требовать легализации содомитских «браков». А сейчас эта «правовая норма» уже принята во многих «развитых» странах и активно пробивается в качестве международной, которую все должны уважать.

Так что, дискутируя о ювенальной юстиции, следует посмотреть на права ребенка именно в сегодняшнем (и завтрашнем) контексте. Имеет право сегодняшний подросток быть гомосексуалистом? Да, имеет, поскольку, благодаря усилиям детолюбов, содомский грех уже считается не только нравственной, но и медицинской нормой. И в этом новом контексте меры будут применяться к родителям, недовольным «ориентацией» сына или дочери. Специально обученные психологи постараются им объяснить, что не ребенка, а их надо лечить. Юристы же могут пригрозить наказанием за психическое насилие.

Кстати, ювенальная юстиция вовсе не препятствует содомитам усыновлять детей и соответственно их воспитывать. Страны Запада одна за другой меняют свое законодательство, разрешая такое усыновление. И даже это рекламируют. К примеру, в телепередачах рассказывается, какая счастливая жизнь у ребенка, имеющего вместо одной — двух мам (лесбиянок) или вместо одного-двух пап. В общем, идиллия Содома.

И наркоманом подросток имеет право быть. У нас ведь сажают не за употребление наркотиков, а за их распространение. Впрочем, если один из главных ювеналов, О. В. Зыков, так любящий западный опыт, добьется свободной продажи «легкой» наркоты, то и за распространение сажать не будут.

И читать непристойные подростковые журналы дети имеют право. Они же издаются специально для этой целевой аудитории, и судьи неоднократно выносили решение о безосновательности родительских протестов против журнала «Cool» и других ему подобных. А компетентные эксперты давали высоконаучные заключения, из которых, как дважды два, следовало, что никакая это не порнография, а совершенно необходимые для современного подростка учебные сведения.

Ну, а настоящий учебный процесс — в стенах школы, психолого-медико-педагогических центров и проч. — вообще станет для родителей неприкосновенным. Уже сейчас, подтверждая необходимость секс-просвета, энтузиасты этого дела апеллируют к положительным отзывам учащихся. Дескать, вам, взрослым, не нравится, а детям нравится! Право на образование — это одно из священнейших прав ребенка.

Мало кто пока знает, какую бомбу подкладывают под нашу систему образования чиновники из Евросоюза, склоняя российское правительство принять так называемую Европейскую социальную хартию. Если она попадется на глаза неискушенному читателю, он (как и в случае с ювенальной юстиции) не найдет в ней ровно ничего предосудительного. Здесь очень пригодилась бы сноровка диссидентствующих интеллигентов советского периода. Они, помнится, славились виртуозным умением читать между строк, выуживая из передовицы газеты «Правда» некие скрываемые от народа сведения. Сообщается, предположим, об очередной встрече в верхах, а наши спецы, заметив, что партийное руководство перечислено немного не в том порядке, с уверенностью предсказывали, кого в ближайшее время снимут. И, как правило, не ошибались.

Вот и для чтения политкорректных глобалистских документов тоже требуется определенный навык, поскольку они написаны в весьма обтекаемой, «амебной» манере. По счастью, к ним обычно прилагаются рекомендации, чтобы профаны не отнеслись к тексту слишком буквально и не ринулись выполнять то, что там написано. Ведь написанное нередко следует понимать с точностью до наоборот. Скажем, когда в 1994 году на Каирской конференции по проблемам народонаселения страны — участницы взяли на себя обязательства охранять репродуктивное здоровье граждан, это означало вовсе не бесплатное лечение бесплодия и пропаганду целомудрия, а бесплатное производство абортов, расширение показаний для стерилизации и школьный секс-просвет.

Так и заявленное в хартии право граждан на защиту здоровья (ст. 11, п. 2) имеет подпункт Е, где разъясняется, что «просвещение в области здравоохранения должно иметь приоритет в политике оздоровления общества. Оно должно обеспечиваться через школу и быть частью учебного плана. В нем должно быть уделено внимание курению, наркотикам, злоупотреблению алкоголем, здоровому питанию и сексуальному просвещению (выделено нами. — И. М., Т. Ш.)». Которое, добавим уже от себя, страшно губительно для детской психики и физического здоровья.

До сих пор «половики» в нашей стране вынуждены отступать, встретив противодействие хотя бы одного родителя, поскольку их внедрение в школы противозаконно. Но если Европейская социальная хартия будет Россией ратифицирована, да еще подкрепится системой ювенальной юстиции, родители уже по закону не смогут воспрепятствовать растлению своих детей.

Молдавия, недавно ратифицировавшая эту хартию, уже вынуждена оправдываться перед евросообществом за то, что она недостаточно резво внедряет у себя секс-просвет. В городских школах он уже есть, а в сельских пока не везде. Непорядок!

В контексте современной жизни ребенок, понятое дело, обладает незыблемым правом играть в компьютерные игры и посещать салоны игровых автоматов. В последние десятилетия «друзья детей» очень постарались сделать это важнейшей частью досуга молодых. И если сейчас российские родители, пекущиеся о здоровье и нравственности своих детей, оберегают их от этого развлечения, то ювенальная юстиция и тут наведет порядок.

Вам не верится? Тогда еще одна история, на сей раз из далекой Австралии. Подросток подал в суд на родителей, которые несколько ограничивали его страсть к компьютерным играм. Суд встал на сторону юного истца и лишил маму с папой родительских прав, передав мальчика в другую семью, которая обещала давать ему играть, сколько влезет.

Ну и конечно, о нормальном образовании в условиях ювенальной юстиции говорить уже не придется. Не секрет, что у очень многих современных детей нет личной мотивации к учебе, и родителям стоит большого труда принудить их хоть как-то заниматься. Ювенальная юстиция и тут будет на стороне ребенка. Не хочет — это его свободный выбор. И чтобы никакого насилия! В западных школах недаром учебу подменили играми. Как охотники обкладывают флажками волков, так обложили там учителей правами ребенка. И учителя уже не имеют возможности реально влиять на учебный процесс. Поэтому приходится делать хорошую мину при плохой игре и фактически превращать классы в игровые комнаты детского сада. Потом, правда, происходит резкая смена декораций в виде экзамена, определяющего (часто на всю жизнь) дальнейшую судьбу ученика. И те, кто все школьные годы при попустительстве взрослых забавлялись на уроках вместо того, чтобы серьезно учиться, остаются у разбитого корыта. Свободный выбор с этого момента весьма ограничен: можно выбирать недорогие продукты, недорогие вещи и развлечения, а также сексуальных партнеров своего уровня. О переходе же на другой, более высокий социальный (и, соответственно, материальный) уровень подавляющее большинство населения «развитых» стран вынуждено позабыть навсегда.

Да, некоторые люди ни при каких обстоятельствах не заражаются дурными примерами и тянутся только к хорошему. Даже в Содоме, как известно, нашлось семейство праведного Лота. Так и при ювенальной юстиции некоторые особо стойкие дети предпочтут храм дискотеке, стихи Пушкина — компьютерным «стрелялкам», почтительное отношение к старшим — ненаказуемому своеволию и хамству. Кто-то, наверное, даже не променяет учебу на всячески пропагандируемые утехи свободной любви. Но не надо обольщаться: таких «комсомольцев — добровольцев» будут единицы. Работая с проблемными детьми, мы видим, что и в православных семьях родители вынуждены порой употреблять титанические усилия для ограждения детей от вредных воздействий мира сего. При такой свободной пропаганде греха, как сейчас, очень многие дети не видят в дурном ничего дурного. А если и видят, то все равно тянутся к нему и восстают против родителей, которые этой тяге мешают. Не стоит утешать себя мыслью, что уж ваш-то ребенок непременно уцелеет посреди грядущего Содома. Юные существа мало способны к самостоянию. К упрямству, своеволию, демонстративному негативизму — да, но к проявлению позитивной воли — не очень. Дети, особенно современные, повышенно внушаемы, а дух нынешнего времени активно располагает к безобразию. Словом, при торжестве ювенальной юстиции, фактически отменяющей родительское руководство, вероятность благоприятного исхода настолько мала, что ею, как говорят в науке, можно пренебречь.

Поборники ювенальной юстиции воздействуют на общественное мнение еще одним «ломовым» аргументом: ювенальные суды будут гораздо более внимательны и гуманны при рассмотрении дел несовершеннолетних преступников. Но об этом в следующей части.

Специалисты по перевоспитанию и реабилитации

Итак, речь пойдет еще об одной опасности, которую таит в себе западная модель ювенальной юстиции и которую «агенты изменения» (в данном случае Е.Ф.Лахова и О.В.Зыков) выдают за колоссальное благо. На фоне разгула подросткового хулиганства и роста особо тяжких преступлений среди несовершеннолетних они предлагают… максимально смягчить меры наказания, а то и вовсе отменить их. Иначе как потворством преступникам и, соответственно, подрывом государственной безопасности это не назовешь.

С одной стороны, дети отовсюду, в том числе и через мультсериалы, получают установки на бандитизм и прочие непотребства. К примеру, в мультфильмах «Гриффины» и «Симпсоны», которые, несмотря на судебные иски родителей, так и не удалось запретить, показываются: групповое избиение человека, убийство на улице старика, изготовление и использование ловушек на людей, избиение главным героем приемных родителей, попытка убийства своей матери. «К слову, именно мать стала объектом особой ненависти главного героя, — отмечает „Российская газета“. — „Заткнись, вонючая жаба!“ — командует сынуля. Особое внимание авторов заслуживает эротическая тематика. Попытка папаши главного героя овладеть своей женой в постели — коронный номер сериала „Гриффины“. Исключительное внимание приковано к половым (первичным и вторичным) признакам персонажей. Причем в своих разговорах они постоянно употребляют похабные и хулиганские выражения. И реплика Сюи: „…я люблю ежевику больше, чем секс“ выглядит среди этой словесной порнографии самой невинной. Не обойдена вниманием и тема гомосексуализма» (Российская газета от 31.01.2005).

Итак, с одной стороны, внедрение патологических и преступных моделей поведения происходит сейчас в нашей стране с самого раннего возраста. А с другой, под прикрытием ювенальной юстиции делается попытка устранить последний барьер — барьер страха, который хоть кого-то еще удерживает от преступлений. В этом смысле весьма показательна история, происшедшая все в том же «пилотном» Ростове-на-Дону. В 2004 году там слушалось дело об убийстве 32–летней обездвиженной после аварии Наталии Баранниковой, которую задушили две девочки — 14–летняя Марта и 16–летняя Кристина. Якобы по ее просьбе, в обмен на золотые украшения, которые адвокаты преступниц лирично называли «платой за последнюю услугу», стараясь выдать убийство за эвтаназию (которая, впрочем, у нас пока тоже запрещена).

Ювенальный дух уже ощутимо витал на этом процессе. Несмотря на то, что сами подсудимые признали себя убийцами, взрослые были отнюдь не единодушны в этом вопросе. «Эмоциональные речи адвокатов подсудимых во время прений сторон, — писала газета „Известия“ от 2.12.2004, — вполне могли утвердить девушек в мысли о том, что они не преступники, а избавительницы».

Конечно, адвокаты на то и существуют, чтобы выгораживать своих подзащитных, но согласитесь, не до такой же степени!

«Все происшедшее — не более чем несчастный случай», — заявил на суде адвокат Владимир Ревенко. Это про то, что малолетние убийцы сперва пытались ввести шприцем в вену жертвы воздух, а когда не смогли попасть, обмотали вокруг шеи Натальи веревку и тянули в разные стороны, пока та не задохнулась. Потом взяли золотые украшения и сдали их через знакомого в ломбард.

Впрочем, оригинальные умозаключения адвоката на этом не заканчиваются. Оказывается, вовсе не убитая, а бедные девчонки — жертвы.

«Наталья Баранникова умерла, а у девочек теперь вся жизнь переломана. Так кто же из них жертва?» — вопрошает он и заканчивает свою блистательную защиту восклицанием: «Дай Бог здоровья Марте за то, что она помогла бедной женщине!»

Но, может, этот оголтелый ювенальный гуманизм оправдан хотя бы тем, что он произвел на преступниц мощное воспитательное воздействие, и они, потрясенные «милостью к падшим» ужаснулись содеянному? Вновь предоставим слово корреспонденту «Известий» Е. Строителевой: «У сидевших в зале суда возникло впечатление, что юные подсудимые воспринимают судебный процесс как некое шоу. Во время допроса свидетелей они переглядывались и улыбались друг другу (Марта приезжает на суд из Волгодонска вместе с мамой, Кристина сидит в „клетке“). В зале суда звучали душераздирающие подробности, но это не помешало Кристине заснуть, да так крепко, что ее не смог разбудить оклик судьи, понадобилось вмешательство конвоира».

А вот другой случай, тоже связанный с особо тяжким преступлением несовершеннолетнего. И тоже с отчетливо ювенальным душком. 15–летний парень зарубил топором своего отца, а потом еще и расчленил труп. Но адвокат требовал оправдать «беднягу» на том основании, что отец плохо к нему относился и даже бил.

Еще раз подчеркнем: суд безусловно должен (и обычно старается) принимать во внимание смягчающие обстоятельства, особенно когда речь идет о несовершеннолетних. Но это не значит, что плохое обращение отца дает сыну право убить его и надругаться над его телом. А ювенальная юстиция именно так искажает нравственную и, соответственно, правовую систему координат.

— Да мы так хорошо будем воспитывать девиантных подростков, что никакие наказания не потребуются! — обещают «ювеналы» и бодро отбарабанивают вызубренный текст. — Колонии упраздним, они только превращают начинающих правонарушителей в законченных преступников. Мы займемся реализацией программ, проектов, мероприятий медико-социального, психолого-педагогического и реабилитационного характера, создадим новые центры, будем активно сотрудничать с неправительственными организациями, привлечем высококвалифицированных специалистов.

Про главных специалистов типа Зыкова мы уже сообщили. Но и многие другие, уверяем, будут не хуже. Недавно одна из нас участвовала в популярном телешоу, куда в качестве эксперта был приглашен сотрудник подросткового центра планирования семьи и сексуального просвещения. Портрет этого ведущего специалиста, врача с научной степенью, весьма украсил бы галерею преступных типажей из коллекции Ломброзо, известнейшего антрополога — криминалиста XIX века. Бритая голова со скошенным затылком, стертые черты лица, тяжелые надбровные дуги, низкий лоб, руки, унизанные золотыми перстнями, какие-то уголовные интонации, уголовные жесты. Под стать внешнему облику были и речи эксперта. Ничтоже сумняшеся он заявил, что испытывал острый интерес к сексу с раннего возраста, и это определило выбор профессии. Работая с детьми по программам полового воспитания, он нашел себя.

На память приходит еще одна «специалистка», совсем не уголовная, а даже миловидная, с аккуратной стрижкой и макияжем, в короткой юбочке и длинных сапожках. Особенно хорошо мы имели возможность рассмотреть ее холеную ручку. Она поднесла ее, растопырив пальцы с перламутровым маникюром, к самому нашему носу и капризно спросила: «Разве есть что-то стыдное в моей ладони? А половые органы точно такая же часть тела, как и ладонь!»

Правда, она не нашлась, что ответить, когда мы возразили: «Тогда и показывайте их всем, как ладонь. К чему носить юбку?»

Но ходить по школам с лекциями «про это» не перестала. И дело тут не в отдельных личностях, а в идеологии, которую без запинки, как по нотам, озвучивают все подобные спецы. В том числе и такая известная феминистка, как Маша Арбатова (это не мы, это она себя называет Машей, несмотря на довольно солидный возраст), глава «Клуба женщин, вмешивающихся в политику». Она тоже стала в последние годы психологом, дает консультации по семейным вопросам и воспитанию детей и — кто знает? — может, получит какое-нибудь начальственное кресло в новом ювенальном ведомстве. Приводим выдержки из ее интервью «Овчарка Маша Арбатова» — это ее собственное сравнение, поскольку у нее, у Маши, как она говорит, «та же энергетика, такие же охранные качества и харизма». Итак, предоставим слово специалисту.

«Гей — парад в Риге — формальный признак вхождения в Европу… Общество осуждает? Церковь? Стоп! Я нахожусь не в клерикальном пространстве, и с точки зрения закона Церковь в Латвии (интервью было дано латышской русскоязычной газете „Суббота“ от 23–29 сентября 2005 г. — Примеч. И. М., Т. Ш.) не имеет права голоса, кроме как в рамках своего прихода. Геи устраивают парад в том же городе, где они такие же жители, как и вы. Никаких проблем не вижу… Однажды после телешоу подошла возбужденная мама: „Помогите, мой мальчик гомосексуалист! Я ему подсовываю девочек, а он ни в какую!“ „Мальчику“ оказалось 25 лет. Я маме предложила подсовывать девочек самой себе. „Так я же женщина!“ Я ей: „Так он же гомосексуалист!“».

А вот рецепт воспитания девочек: «Если ваша девочка растет с папой, завязывающим ей бантики и повторяющим: „Я тебя обожаю, моя принцесса!“ — я за ее биографию спокойна. Она объяснит любому мужчине, чего она хочет. Сегодня нет разницы в воспитании мальчика и девочки, и не надо твердить дочерям: „Учись хорошо, встретишь принца и все будет в шоколаде!“ Потому что когда девочке задают программу: „Будь хорошей, не красься, в 11 вечера будь дома и не принеси в подоле!“ — она в результате оказывается не готовой к жизненным стратегиям».

Широки взгляды «овчарки» и в брачных вопросах: «Надо расходиться в ту секунду, когда вы понимаете: вам нечего делать с ним в одной квартире. И у вас останутся добрые, нежные отношения. А люди обычно изгаживают отношения до такой степени, когда уже смотреть друг на друга тошно. Если вы были близки, детей вместе растили, то с кем же еще обсуждать твоего нового мужчину, как не с бывшим мужем?! Он же знает тебя в подробностях!.. Иногда, как начнешь выяснять с пациентами причину кризиса, выясняется: а пространство-то брака многоукладно! Как говорил классик, узы брака настолько тяжелы, что часто их приходится нести втроем или вчетвером. В миллионах ситуаций в параллельных семьях растут дети, и об этом узнают только на похоронах. А были-то все счастливы…».

Естественно, психолог Арбатова не обошла стороной и столь актуальную нынче тему насилия, причем в весьма характерной связке с темой национальной: «А насилию, бытовому и сексуальному, подвергается каждая (!) девочка… Самое опасное — скрытый факт насилия… Изнасилованная женщина — это всегда изнасилованная женщина, другое дело, что русская постарается забыть (вокруг полно изнасилованных, делов — то!), а изнасилованная чеченка станет шахидкой, потому что ей некуда деваться, ее мир разрушен, она не будет принята своим обществом». Ну да, ведь Россия — страна рабов, с рабской психологией и полным отсутствием чувства собственного достоинства. Даже забавно, с какой легкостью наша «прогрессивная» интеллигенция, некогда возмущавшаяся преподаванием марксистских догм, вызубрила догмы либеральные. Она так любила оригинальность, так страдала, что ей не дают свободы самовыражения. А когда дали, все свелось к убогому набору штампов, причем даже разработанному не ею, не в «этой стране». Но ей не противно их повторять. Вот уже третье десятилетие она твердит вызубренные тексты и прекрасно себя чувствует. Интервью «овчарки» — общее место феминизма, ни одного своего слова. Даже оскорбительное самоназвание — и то не оригинально. Уподобление себя какому-то животному — тоже избитый штапм. Именно такими штампами, клише и догмами будут накачивать детей и родителей первоклассные специалисты из ювенального ведомства.

О специфической деятельности неправительственных организаций (особенно получающих финансирование из-за границы) в последнее время говорится довольно много. Мы тоже уже не раз писали о всяких «ювентусах», «магистрах», «холисах» и «ариаднах», программы которых, чуть их копнешь, содержат пропаганду разврата, наркомании и отрыва от родителей.

И все-таки придется еще раз затронуть этот вопрос. Начнем с сухой «информашки»: «Генеральный секретарь ООН поддерживает идею восстановления ювенальной юстиции в России. Москва, 5 июня 2005 г., http://www.asi.org.ru/ Прибывший в Москву с официальным визитом Генеральный секретарь ООН г-н Кофи Аннан встретился с организациями — партнерами ЮНИСЕФ в проектах по профилактике ВИЧ/СПИДа среди молодежи группы риска. Российская ассоциация по профилактике инфекций, передаваемых половым путем „САНАМ“, фонд „Нет алкоголизму и наркомании“ (НАН) и Московский городской центр „Дети улиц“ представили свои проекты. Их общая цель — сокращение риска распространения эпидемии ВИЧ/СПИДа среди подростков и молодежи путем расширения доступа к медицинским, социальным и информационным услугам, а также широкой профилактики здорового образа жизни. Обсуждалась также проблема защиты прав детей. Президент фонда „НАН“ Олег Зыков считает, что для эффективной защиты детских прав должна быть возрождена система ювенальной юстиции. Он также предложил создать Общероссийский фонд защиты прав детей. Кофи Аннан поддержал эту идею и выразил готовность выступить с соответствующими рекомендациями в Правительстве РФ».

Ну вот, не нужно ничего расследовать и домысливать. «Явки» и «адреса» названы прямо, связи очевидны. Понятно, чему помогут права детей, которые так яростно будет защищать ювенальная юстиция. «Дети улиц» давно прославились раздачей презервативов — разве это не перевоспитание подростков группы риска? Здоровый образ жизни в трактовке ООН и находящихся под его патронажем неправительственных организаций немыслим без пожизненной контрацепции (сперва, в девичестве, — против прыщей; потом — чтобы не плодить нищету, и, наконец, — для продления «женской активности» до гробовой доски).

Да, воспитание, конечно, тут будет на высоте. Как сказал Воланд в «Мастере и Маргарите» своему помощнику Бегемоту: «Если ты тушил пожар, то я спокоен». Особенно учитывая еще одну ценную западную наработку. Наш знакомый священник рассказывал, как в середине 90–х, отправившись с самыми благими намерениями на международный симпозиум по борьбе со СПИДом, он не понимал, почему в большинстве участников, работавших в соответствующих неправительственных организациях, ему чудится нечто странное. Но более информированные гости симпозиума вскоре разрешили его недоумение, объяснив, что около 70 % приехавших туда «борцов» — гомосексуалисты. Ведь СПИД — это прежде всего их проблема. Так что если переймем этот западный опыт, то и у нас корректировать поведение трудных подростков будут люди столь же безупречной нравственности, как гости упомянутого симпозиума.

Пузыри земли

Для чего же на самом деле в мире внедряется ювенальная юстиция? Для чего последовательно выстраивается юридически защищенная система растления несовершеннолетних, потакания их буйству и агрессивности? Зачем между ними и здравомыслящими взрослыми воздвигается стена отчуждения и неприязни?

Мы уже не раз писали, что подогревание конфликта отцов и детей — одна из приоритетных задач глобалистского проекта, т. к. для насаждения «новых», так называемых постхристианских (а на самом деле сатанинских) ценностей необходимо перекрыть каналы передачи культурных традиций. А важнейший из этих каналов — канал семейного воспитания. Если дети перестают доверять родителям, перестают их слушаться, они становятся легкой добычей совсем других «воспитателей». Каких именно — мы вкратце очертили.

Помогает ювенальная юстиция решить и другую задачу глобалистского проекта — задачу депопуляции. Как известно, идеологи глобализма очень обеспокоены ростом мирового народонаселения и всячески стараются его (рост) прекратить. Та же ООН заявляет об этом вполне открыто. А ювенальная юстиция не только дает широкую дорогу антидетородной пропаганде под видом «планирования семьи» и АНТИ-СПИДа, но и провоцирует нежелание иметь детей. Зачем мучиться, рожать, не спать ночами, тратить столько сил и средств? Чтобы, едва научившись говорить, твое дитя тебе безнаказанно хамило и чуть что — грозилось упечь за решетку?

Мы уверены, что безуспешность попыток в некоторых западных странах экономически простимулировать рост рождаемости среди коренных жителей связана не только с их излишней приверженностью к комфорту. Слишком больно жить под одной крышей с юным шантажистом, доносчиком или, в лучшем случае, наглым квартирантом и понимать, что это твой собственный ребенок и что ты с ним ничего не можешь поделать.

Но все это, по правде сказать, людям, обладающим минимальным воображением, должно быть более или менее ясно. Однако есть нечто пока не столь проясненное. Христианам известно, что в последние времена будут страшные войны, разрушения, всеобщий хаос. И антихрист явится именно на этой волне как великий миротворец, как гарант безопасности. Нам, конечно, не дано знать времена и сроки. Но все меньше сомнений, что адепты глобализма с какой-то подозрительной методичностью готовят почву для воцарения князя тьмы, стараясь заставить всех нас жить в системе перевернутых координат. Спрятавшись за фасадом Америки, они безжалостно разжигают войны по всему миру, стравливают народы, лицемерно предрекая «столкновение цивилизаций», на самом деле старательно ими организуемое, и даже придумали термин «управляемый хаос», который, заметьте, постепенно вытесняет выражение «новый мировой порядок». Наверное потому, что новый мировой порядок воцарится потом, когда тот, кого многие примут за мессию, покончит с хаосом?

Причем опять-таки заметьте, во всех этих конфликтах, войнах, «оранжевых» и прочих революциях, как мы уже отмечали, задействовано очень много детей и подростков. В ряде случаев (например в Африке) они составляют существенную часть армии. Это новое явление, последствия которого наше общество пока совершенно не осмыслило. Хотя уже известно, что дети, прошедшие специальную психологическую обработку, становятся более жестокими и беспощадными, чем взрослые.

Но и в самых спокойных, сытых, с виду благополучных странах зреет тектонический взрыв детско-подростковой агрессии. То тут, то там сквозь тонкую пленку западной политкорректности прорываются шекспировские «пузыри земли» — сатанинские духи злобы и озверения. То в старой доброй Англии школьники расстреливают одноклассников и учителей. Самому младшему массовому убийце было, если не ошибаемся, 5 лет. Он палил по детсадовским друзьям, предварительно хорошенько натренировавшись на убийстве компьютерных человечков.

Агрессия закачивается в подрастающее поколение лошадиными дозами. И поколение пузырится. Несколько лет назад по Европе прокатилась целая волна школьных погромов, в которых ученики жестоко избивали учителей и директоров.

Дальше — больше. Вы думаете, почему полицейские сходили с ума во время наводнения в Новом Орлеане? Они что, никогда не видели, как мародеры грабят магазины, дерутся и даже убивают? Нет, они и не такое видали. Но вот к тому, чтобы вошедшие в раж юнцы, глумливо хохоча, выпускали из живых людей кишки на глазах у парализованной ужасом толпы — к этому американские стражи порядка пока не привыкли.

А бесчинства в Париже, продолжавшиеся больше месяца? Не все, наверное, в курсе, что в них принимала участие шпана от 10 (!) до 25 лет. А до массовых поджогов машин охамевшие подростки года полтора регулярно тренировались на стариках и инвалидах, избивая их на улице средь бела дня. Опять-таки на глазах у изумленной публики, поскольку в нынешней подростковой субкультуре именно прилюдное безобразие считается признаком геройства. А чего им бояться? Ведь и в Америке, и во Франции их права надежно защищены ювенальной юстицией. Франция — вообще ветеран этого дела, там ювенальная юстиция введена с 1949 года. Что ж, плоды налицо.

Как не вспомнить тут провидческие слова Паисия Святогорца: «Детей отравляют, заражают различными теориями, расшатывают их веру. Им препятствуют в добром, чтобы сделать их не годными ни на что. Их разрушают с малых лет. И естественно, что из ягняток дети превращаются в юных козлищ. Потом они начинают ужасать своими выходками родителей, учителей и тех, по чьей указке они так себя ведут. Дети переворачивают все вверх дном — митингуют, захватывают школы, отказываются посещать занятия. Но в конце концов придут в разум и те, кто подталкивает детей ко злу, — когда развращенные ими дети начнут вспарывать своим злым учителям животы» (Как воспитать ребенка православным. М., 2005. С. 194).

Сейчас модно говорить про российскую специфику. Так вот, учитывая оную, не стоит дожидаться, пока придут в разум «злые учителя». А стоит осознать, что при угрозе «оранжевых революций» попытки внедрить ювенальное законодательство должны быть квалифицированы как подрыв государственной безопасности. Ведь основная массовка этих революционно-политических спектаклей — отвязанные дети, подростки и молодежь. Так что, слушая причитания правозащитников о бедных детках, полезно вспомнить о вкладе правозащитных организаций в постановку «оранжевых» шоу и не идти на поводу у разрушителей государства.

А теперь оценим ювенальную юстицию с православной точки зрения. Что такое наделение детей правом подавать на родителей в суд как не законодательное разрешение преступать пятую заповедь — «Чти отца твоего и матерь твою…»? Пожалуй, впервые за постсоветский период делается попытка принять закон, который так откровенно противоречит Божьим установлениям. И если ювенальная система заработает, верующие люди окажутся перед трагическим выбором. Ювенальная юстиция будет провоцировать их детей к нарушению пятой заповеди, а у родителей, если они захотят остаться законопослушными гражданами, будут связаны руки. В результате они не смогут выполнить основной родительский долг — печься о спасении детских душ. И даже станут соучастниками тех, «кто соблазнит малых сих» и кому «лучше бы сразу надеть на шею мельничный жернов» (Мф. 18: 6; Лк. 17: 2). Поэтому Церковь, пока не поздно, должна сделать все возможное, чтобы не дать свершиться беззаконию.

Ну, а тем, кому пятая заповедь не указ, — у нас ведь плюрализм мнений, — стоит задуматься хотя бы о личной безопасности. В России детки, обогащенные знаниями о правах ребенка, раскрепостятся с истинно русским размахом. Правозащитники, может, получат за это от своих спонсоров такую щедрую мзду, что у них хватит денег на круглосуточную охрану. Но хватит ли у остальных граждан?

«That is the question», — как сказал когда-то Гамлет. Правда, по другому поводу.

30 / 10 / 2006

ПОКОЛЕНИЕ ЦВЕТОВ: ТРИ ЭТЮДА О СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ

Жертвоприношение в гирляндах

Все, кто жил при советской власти, должны помнить популярный тогда лозунг: «Коммунизм — это молодость мира, и его возводить молодым». Теперь, когда мир вовлекают в реализацию новой утопии — глобализма, этот лозунг, с заменой первого слова, вполне может быть начертан на знаменах его идеологов. Причем молодежь в новом проекте заметно потеснила старших по возрасту. Если в советское время декларировалось, что «молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет», то глобализм предлагает старикам «сладкую смерть» (так переводится греческое слово «эвтаназия»), а молодым отдали и дорогу, и почет.

Молодежь стала одним из главных идолов нашего времени. Посмотрите, сколько у нас молодежных изданий, радио- и телепередач, молодежных концертов и фестивалей, молодежных клубов, музыки. Нам твердят о тенденциях молодежной моды. Со щитов рекламы в большом городе на нас смотрят в основном молодые лица. Сколько чиновников, ученых, деятелей культуры занято проведением особой молодежной политики!

Создается впечатление, что мир населен исключительно молодыми, с редкими вкраплениями людей других возрастов. А между тем реальная картина находится в некотором противоречии с виртуальной. В так называемых развитых странах, идущих в фарватере глобализации, молодежь составляет не такой уж большой процент населения. Если придерживаться классификации ООН, причисляющей к молодежи людей от 14 до 25 лет, то в среднем на 2005 год их количество составляло около 15 %. В России, по данным переписи 2002 года, — около 20 %, но у нас молодежным считался возраст от 14 до 30 лет.

Когда это противоречие осознаешь, возникает ряд вопросов. Думаешь: может, именно потому, что у нас молодежи не много, с ней и носятся, как с писаной торбой? Но тогда почему не способствуют увеличению ее численности, не торопятся пропагандировать многодетность, не создают для этого условий? К тому же, если юных так ценят, то почему не стараются сохранить их здоровье и жизнь? Почему практически все, что предлагается сейчас молодежи в качестве эталонного стиля, достаточно быстро приводит в больницу, а то и в могилу? Что ни возьми: сотовые телефоны, компьютерные игры, курение, пиво, наркотики, гормональные контрацептивы, экстремальные виды спорта, рок-музыку, порнографию, педерастию, «свободную любовь», магию, оккультизм — все пагубно. А молодежная мода? Она ведь не только уродует. Пирсинг повышает доступ инфекции, которая, как известно, проникает в организм через отверстия, вследствие повреждения кожных покровов. Чем больше повреждений, тем выше риск заразиться.

Сколько девочек заработало цистит, воспаление придатков или почек, щеголяя среди зимы в нарядах, оголяющих поясницу! А у скольких наблюдается недоразвитие таза из-за того, что они годами утягивали бедра джинсами!

«Смотрю я на современных девчонок и прихожу в ужас, — еще в середине 90–х сказала нам знакомая гинеколог. — Как они рожать будут? У многих такое недоразвитие малого таза, что ребенку просто негде поместиться».

Что ж, с тех пор джинсы стали еще теснее (при всей изменчивости моды эта как-то подозрительно устойчива), и случаи выкидышей участились.

Не менее опасна (и не менее устойчива) мода на сверххудобу, которая еще недавно оценивалась как дистрофия и требовала лечения. Научные исследования показали, что такая мода, выражаясь медицинским языком, «существенно повышает риск невынашиваемости плода». А еще врачи говорят, что если девочка в переходном возрасте посидит с полгода на какой-нибудь жесткой новомодной диете для похудания, то она может навсегда остаться бесплодной.

Отнюдь не безобидна и мода на tatoo. Оказывается, людям с татуировками нельзя проводить исследования с помощью магнитного резонанса, одного из самых точных методов экспресс — диагностики. Мешает металл, входящий в состав татуировочной краски. А ведь и на машинах разбиваются, и на роликах ломают себе кости в основном люди молодые. Им-то как раз и требуется быстро поставить диагноз… Но даже если пренебречь новейшим диагностическим прибором, — в конце концов, обходились же без него до недавнего времени! — избыточный металл, проникший через кожу внутрь, скорее всего, небезопасен для человека. Особенно когда организм начнет стареть, и его чувствительность повысится…

Прочитав это скорбное перечисление, кто-то привычно отмахнется, отшутится: дескать, жить вообще вредно. В таком случае давайте посмотрим, какой стиль жизни предлагался молодежи предыдущего поколения, что в него входило, а что — нет, был ли он в буквальном смысле слова убийственным.

И пиво, и сигареты продавались, но потребляли их гораздо меньше (особенно девушки), и главное, это никак не рекламировалось. Наркомания и вовсе была редко встречающимся криминалом. Многие пятидесятилетние до сих пор не умеют по виду определить наркомана, тогда как двадцатилетние делают это без труда. Танцевать молодежь, конечно, тоже танцевала, но без всяких «экстази» и одуряющей музыки. Пропагандировался спорт. Но не нынешний спорт высоких достижений, калечащий тело и душу, а спорт как физкультура, оздоровление, закалка. Молодежь часто ходила в кино и театр, но это искусство не оглупляло и не растлевало, а наоборот, в той или иной степени способствовало росту личности. Сейчас мы с огромным удовольствием смотрим даже самый заурядный советский фильм 70–х годов и понимаем, что на современном фоне это настоящий шедевр.

Очень поощрялись занятия в библиотеке. Сколько времени мы там просиживали! И не только готовясь к экзаменам, а просто так, «для души». Между прочим, и в книгах, благодаря цензуре, тоже не содержалось гадостей, «развинчивающих» психику.

Тогда тоже был в моде туризм — «люди идут по свету…» В основном, правда, пеший (то есть наименее травматичный). Кто-то, конечно, плавал на байдарках, занимался альпинизмом и даже погружался с аквалангом (теперь это называется «дайвинг»), но нельзя сказать, что это было массовым увлечением. А значит, и гибло куда меньше, чем сейчас, когда в таком почете «экстрим». Машинами если кто и обзаводился, то обычно в более зрелом возрасте, когда уже не так тянет на лихачество. Престижным считалось посещение музеев, выставок, вечеров поэзии. Что в этом было опасного для здоровья и жизни?

О компьютерных играх никто и не слыхивал, а все остальные: шахматы, шашки, футбол, пинг-понг — наркотической зависимости не вызывали. Даже карты или тотализатор на ипподроме крайне редко овладевали молодыми людьми настолько, что они уже не мыслили без этого жизни. Жизнь и так была заполненной. Да и денег шальных особо не водилось, чтобы без конца играть в азартные игры.

Кстати о деньгах. По сравнению с предыдущим поколением, сегодняшняя молодежь в среднем живет куда богаче. Особенно в больших городах. Снимать квартиру, иметь машину, компьютер с интернетом, сотовый телефон, модную одежду — все это в последнее время стало не привилегией некоторых счастливчиков, а, в общем — то, нормой жизни. Нормой жизни стало и то, что молодым сейчас платят больше, чем людям зрелым. И это уже имеет свое «рациональное» обоснование: у молодых же выше потребности, им нужно больше тратить. Соответственно, и зарплата им нужна выше, чем людям постарше. Логика на первый взгляд безупречная, но на самом деле бредовая, шизофреническая: мало ли кому что нужно? В нормальном обществе повышение зарплаты — это награда за умения, знания, которые, естественно, приходят с годами. При глобалистском же антипорядке человеку платят фактически за саму молодость как за дорогой товар.

Интересно, что при этом очень многие молодые люди считают свой заработок недостаточным для обзаведения семьей и уж тем более — для рождения детей. Эти взгляды старательно формируются глобалистскими СМИ, без которых широкомасштабные программы депопуляции неосуществимы. «Ребенок — слишком дорогое удовольствие, — внушают молодым, — вам оно пока не по карману».

Зато на другие, вышеперечисленные, удовольствия денег вполне хватает. Они в той или иной степени доступны, а главное, в отличие от рутины семейной жизни, престижны. Получается, что «надбавка за молодость» — это своего рода целевые средства, щедро выделяемые молодым на самоуничтожение. Да, логика в материальном поощрении молодых действительно есть. Только не та, которой морочат голову обывателю. Старику зачем платить больше? Он и так скоро помрет. А подбросишь деньжат — потратит их не на героин, а на лекарства, которые, наоборот, могут его жизнь продлить. Материально стимулировать средний возраст тоже не имеет смысла. Еще чего доброго детей начнут рожать одного за другим. Так что, если продолжать пользоваться современной лексикой, помощь оказывается адресно и, судя по статистике заметно возросшей молодежной смертности, весьма «эффективно».

Вот и делайте вывод, какая роль отводится глобалистами современной молодежи. На первый взгляд кумир, а по существу — жертва. Веселящаяся, самодовольная, упивающаяся свободой, в наушниках и с банками пива, она мчится наперегонки к жертвеннику. Мы с вами — свидетели небывалого по своей массовости жертвоприношения, молодежного холокоста (в переводе с греческого — «всесожжение»). А все, как сомнамбулы, повторяем за лукавыми гипнотизерами: «Молодым, им же больше нужно… Пусть поживут в свое удовольствие!»

На ум приходит аналогия с ритуалами древних ацтеков. Они вели так называемые «войны цветов» («las guerras floridas»), основной целью которых был захват пленных для принесения их в жертву. Пленники — «цветы» содержались в очень хороших условиях. Цветы, они ведь нежные и требуют особой заботы, особого ухода. Порой им оказывали поистине царские почести, поили — кормили отборными яствами, к юношам приводили прекрасных девушек — короче, давали пожить в свое удовольствие. Но в означенный день и час пленники поднимались по ступеням на пирамиду, чтобы украсить собой алтари индейских идолов. Там, наверху, жрец рассекал им грудь обсидиановым ножом и вырывал еще живое, трепещущее сердце, похожее на алый мак…

Как знать, может быть, не случайно первое поколение молодежи, подвергшееся в конце 60–х глобалистским экспериментам по «сдвигу культурной парадигмы», было поэтично названо «дети цветов»? Нет ли здесь исторических аллюзий? Во всяком случае, проектанты «прекрасного нового мира» испытывали повышенный интерес к язычеству, в том числе и к древним языческим культам.

Правда, те, ацтекские «цветы» сознавали, что их приносят в жертву. А эти не сознают или не хотят сознавать. И думают, что все классно.

Под дудочку крысолова

Но как же удалось настолько оболванить молодежь, чтобы она, утратив инстинкт самосохранения, добровольно шла на убой? Спускаясь в ров погибели, юноши и девушки уверены, что восходят к светлому будущему. Это же какое-то очень глубинное поражение, которое невозможно объяснить только хитрыми уловками манипуляторов. Уловок, конечно, множество, но они — лишь средство, инструменты для успешного проведения операции. А операция проведена самая что ни на есть серьезная: из молодости удалось изъять ее основной смыслообразующий стержень. Он, этот стержень, есть у каждого возраста. Скажем, у старости — мудрость. А что же главное для молодости? Чем отличается молодежь от взрослых, пусть и молодых? Ведь не красотой же и здоровьем, которые сегодня, благодаря достижениям медицины, можно сохранять достаточно долго. (А можно, наоборот, быстро испортить, следуя модному молодежному стилю жизни.)

Молодость — это порыв, устремленность в будущее, свободный полет. Уже не дети, но еще не родители. Их еще не вынуждает приземлиться груз взрослой ответственности. Есть это у нынешней молодежи? — Есть, и даже в большей степени, чем у предыдущих поколений, поскольку она не спешит расстаться с вольной жизнью.

Святые отцы давно предупреждали, что именно в юности в душе разгораются страсти. Этого сейчас тоже с избытком. И амбициозность, свойственная молодости, в последние десятилетия усиленно разогревается, и эгоизм. Чего же все-таки нет? Что изъято из самого нутра, из самой сердцевины юности?

Изъято как раз то, что облагораживает страсти, — романтизм, идеализм, возвышенный образ мыслей. А без этой идеальной вертикали онтологически присущие юности мечты «о доблести, о подвигах, о славе» вырождаются в какой-то нелепый кураж, разгул плотских страстей. Доблесть — нахамить, «нажраться и отрубиться», «забить (в смысле, наплевать) на все», уметь выигрывать в азартные игры, быть расчетливым, ловкачом, использовать людей в своих интересах. Подвиги, в основном, в постели. Ну и порой в прыжке с парашютом, полете на дельтаплане. Конечно, на дискотеке тоже, если всю ночь — поди попробуй столько часов на ногах, да еще в бешеном ритме!

Мечты о славе тоже весьма специфичны. Кого сейчас прославляют молодежные СМИ? Разбогатевших жуликов, бесстыжих кривляк с титулом «звезд», не менее бесстыжих телеведущих, извращенцев, мотивирующих свои патологические пристрастия новыми направлениями в искусстве, представителей «пятой колонны» в политике. Юношескую жажду славы который год распаляют именно такими «героическими» эталонами. Хотя постсоветская жизнь дала и продолжает давать огромное количество примеров подлинного героизма, причем в самых разных областях. Разве это не чудо? Столько усилий было предпринято, чтобы уничтожить нашу армию, науку, промышленность, педагогику, медицину, литературу и искусство, честную политику, наконец. И везде нашлись люди, которые встали на защиту государства. Не все ученые подались в «челноки» или уехали работать за границу. Кто-то продолжал за копейки удерживать отечественную науку от окончательного развала, а кто-то даже умудрялся делать открытия. За последние двадцать лет, в условиях, отнюдь не способствующих развитию таланта, появились выдающиеся врачи, учителя, конструкторы. В то время как щедрые гранты выделяются на богомерзкие выкрутасы, честные художники, зачастую абсолютно бесплатно, создают образцы подлинного искусства — в живописи, скульптуре, литературе, кино. По-прежнему есть блестящие музыканты, певцы, танцоры. А сколько героев чеченской войны! Сколько бесстрашных спасателей, спецназовцев! Но — увы! Читателям журналов «Реакция», «Птюч», «Молоток», «Хулиган», «Yes» и «Вот так!» их имена незнакомы.

В последнее время, правда, наметился некоторый сдвиг в кино. Появились новые фильмы на военную тему, где армия откровенно не шельмуется. Времена наглого предательства прошли. Теперь даже поклонники Бжезинского вынуждены, скрепя сердце, выдавать себя за патриотов и государственников. Но солдаты показаны там, в основном, как озверевшие, скотоподобные существа. «После этого фильма уже никто не захочет служить в армии, — отозвалась о новой кинокартине „Живой“ Любовь Васильевна Родионова, мать героя-мученика первой чеченской войны Евгения Родионова. — Я тридцать шесть раз летала в Чечню, но никогда таких солдат не видела. Конечно, они не ангелы, но в фильме это жестокие, грубые животные. Их интересует только жратва и грубый секс».

Что касается секса (необязательно грубого), то с этой стороны по молодежи был нанесен главный удар. Ведь мечты об идеальной, вечной любви — это не просто стержень, а самая сердцевина юности. Не пирожные, а хлеб насущный, без которого душа не вырастет полноценной. В психиатрии и психологии существует понятие стадий психического развития. Пропущена одна из стадий — и человек уже не может сформироваться нормально. К примеру, дошкольный период называют «мифологическим». Если маленький ребенок не слышит сказок, если родители общаются с ним как со взрослым, делая упор на логику, то возникает опасность недоразвития эмоциональной сферы, что характерно, в частности, для шизофреников. Значит, ребенок, изначально сохранный, может стать шизофреноподобным в результате неправильного воспитания. Подростково-юношеский период называется «романтическим». Один из основоположников отечественной сексопатологии профессор Г.С. Васильченко указывал на то, что выпадение романтической фазы свойственно олигофренам. Дефектологи, работающие с олигофренами, часто жалуются на их раннюю сексуальность, неразборчивость в интимных связях, отсутствие возвышенных платонических чувств к противоположному полу. Собственно говоря, на то, что сегодня удалось навязать почти всей нашей молодежи. Чего же потом удивляться снижению интеллектуального уровня старшеклассников и студенчества? Плоды искусственной дебилизации налицо.

Никогда не забудем, как году в 99–м к нам на прием пришла мать четырнадцатилетней девочки, которая росла в интеллигентной семье, до двенадцати лет вела себя нормально, училась в двух школах — английской и музыкальной. А потом начала читать журнал «Cool» (он тогда только появился, и подросткам его часто раздавали бесплатно на улице и в школе) и быстро «слетела с катушек». Круглая отличница превратилась в двоечницу, связалась со взрослым парнем, перестала ночевать дома, начала курить и выпивать. На момент визита матери к нам девочка лежала в больнице с переломом позвоночника, потому что неудачно спрыгнула со второго этажа, когда родители пытались не пустить ее в очередной загул. Но окончательно добил несчастную мать дочкин дневник, который она обнаружила, когда решила, воспользовавшись отсутствием девочки, прибраться у нее в комнате.

— Объясните мне, что это? Как это? Умный, культурный ребенок, столько книг читала — и вдруг такое…

Признаться, мы тоже были тогда не готовы к таким «документальным свидетельствам». Дневник состоял из длинных, но каких-то абсолютно бессмысленных и бессвязных описаний: куда пришли, что выпили, кто «подвалил» попозже, какой марки сигареты курили, кто заплатил за съеденное и выпитое. Назвать этот текст дебильным значило бы оскорбить дебилов. Ровесница хозяйки дневника из вспомогательной школы отразила бы события гораздо более содержательно. (Конечно, если бы ее и без того сниженный интеллект не пострадал еще больше от молодежной масс-культуры.) Ни мыслей, ни чувств, которые обычно поверяют девичьему дневнику, там не было и в помине. Впрочем, кое-какие чувства все же присутствовали. Дело в том, что «клево-кайфово-прикольная» жизнь в какой-то момент кончилась. Парень, с которым связалась девочка, ее бросил и переметнулся к другой. Она злилась, страдала и с горя даже начала писать стихи. В них она проклинала разлучницу, признавалась оставившему ее кавалеру в любви и превозносила его мужские достоинства. И все это сплошным матом, хотя и в рифму. Даже в зоне лирические чувства обычно выражают более деликатно.

Теперь уже подросло целое поколение, которое не знает счастья платонической любви. Им и слово-то такое часто незнакомо. Если услышат, могут подумать, что это вид извращения.

«Неужели ты в тринадцать лет еще девственница?» — вопрошают журналы.

К юноше применяются еще более жесткие критерии. «Он что, больной? — хмыкают подруги, узнав, что за два месяца ухаживаний парень ни разу не попытался уложить девушку в постель. — Ты смотри, а то он, может, нетрадиционной ориентации…»

Страх и трепет первой любви, терзания и надежды, мечта мимолетно коснуться руки, счастье поймать улыбку — все то, что веками наполняло не только произведения поэтов и художников, но и юные души самых обыкновенных людей, оставаясь в их памяти на всю жизнь, теперь объявлено устаревшим. А то и приравнено к сумасшествию. Как жестоко ограбили молодежь! Украв у них сокровенную тайну любви, осыпали грошовыми секретами «безопасного секса».

Вот вам и ответ на вопрос, как молодежь под дудочку крысолова скачет вприпрыжку к своей погибели. С одной стороны, перевернута система координат. С другой — из-за выпадения романтической фазы сознание развито недостаточно для того, чтобы эту перевернутость отрефлексировать и восстановить норму. С третьей же — подсознательное нежелание жить в мерзком антимире, с удаленным внутренним стержнем, в отсутствие любви.

Вечно юные

Но старшие — те, кто еще не потерял способности к рефлексии, — не могут равнодушно смотреть, как гибнут молодые. И каждый на свой лад пытаются их спасти. В последние годы этой проблемой серьезно озабочена и Православная Церковь. Но как разговаривать с «поколением цветов»? Как подступиться к нему?

— С молодыми нужно сейчас обращаться очень бережно, — уверял нас батюшка, служащий в Подмосковье. — Одно неосторожное слово — и все, вы можете их потерять. Да пусть приходят в храм как угодно одетые!

— И даже с голым животом?

— Вы ждете, что я скажу «нет», а я скажу «да»! И с голым животом, и подвыпившие, матерящиеся. Лишь бы пришли. Пришли к нам, а не на дискотеку. Сейчас не до жиру. Время-то какое! Знаете, что происходит на дискотеках? Им там и наркотики раздают, и музыкой этой жуткой сводят с ума. Ну, а еще…

Священник умолк, видимо, раздумывая, сказать или не сказать. Потом все же решился:

— Еще беременеют девочки, сами не зная, от кого.

— ???

— Да, представьте себе. Это я из исповедей знаю. В какой-то момент гасят свет, и происходит свальный грех. В поселке, где я служу, несколько таких матерей — одиночек, которые даже не знают, кто отец их ребенка.

Когда слышишь про весь этот ужас, думаешь: может, и правда? Может, пускай в каком угодно виде и состоянии, но придут в спасительный ковчег Церкви, а не на дискотеку?

Однако немного поостыв и поразмыслив более трезво, понимаешь, как небезопасна такая позиция. Конечно, сразу выдвигать искалеченной молодежи слишком жесткие требования — это, как любил выражаться в бытность свою премьер-министром Е.М. Примаков, контрпродуктивно. Впрочем, с людьми вообще желательно общаться, учитывая их особенности: пол, возраст, социальное положение, личностные характеристики. Но, стараясь найти общий язык, нельзя упускать из виду конечную цель общения. А она, как мы недавно сказали, заключается в том, чтобы спасти молодежь от погибели. Но спасение невозможно без покаяния, а покаяние — по-гречески «метанойя» — означает «изменение». А можно ли по-настоящему измениться, не меняя свой безобразный вид и греховный образ жизни?

Пока по этому вопросу расхождения в православной среде вроде бы нет: конечно, нельзя. Разномыслие начинается, когда заходит речь о «дороге к Храму». Одни, как процитированный выше священник, считают, что ничего не нужно навязывать, молодые потихоньку сами все поймут. Другие, которых обычно упрекают в излишнем консерватизме, выступают против попустительства, говоря, что это вредно как для самой молодежи, так и для Церкви, в которой современная молодежь начнет утверждать свой стиль жизни. И разве эти опасения беспочвенны? Мы, во всяком случае, уже не раз слышали от своих юных собеседников, что у них батюшка без предрассудков и благословляет — кого на пробный гражданский брак, кого на предохранение от беременности, кого на работу в «отвязном» молодежном журнале и прочих весьма сомнительных с точки зрения нравственности местах (дескать, куда Господь поставил, там и стой).

Ну и с чего они вдруг — если батюшка благословляет или, в лучшем случае, молчит, — начнут менять свою жизнь? Скорее наоборот, получив добро, молодежь еще больше утвердится в своих страстях. И вдобавок, как это обычно бывает с людьми, у которых нелады с совестью (ведь сколько ее ни глуши, она все равно подает непрошенные признаки жизни) будет активно перетягивать на свою сторону окружающих. Когда видишь людей, особенно ровесников, у которых другой внешний вид и другое поведение, совесть получает нежелательную подпитку, глушить ее становится труднее. Значит, борьбу с ней нужно усилить, а подпитку минимизировать. Чтобы можно было сказать себе и окружающим: «Я такой не один. Вон нас сколько! Кого больше, тот и прав. А всякие отдельные ханжи и святоши могут отправляться в монастырь».

На Западе погибельный культ «раскрепощенной» молодежи начал насаждаться несколько раньше, в конце 60–х, после удачно проведенной «Парижской весны», которую политологи теперь называют первой «бархатной революцией». Именно революцией, потому что был совершен настоящий переворот в общественном сознании, подорваны моральные устои западного христианского общества. И хотя тогда мало кто вполне представлял себе, какие ядовитые плоды принесет «поколение цветов», мыслящие люди, естественно, испытывали тревогу. И тоже задумывались как о путях спасения молодежи, так и о роли взрослых в этом процессе. Умный человек, как известно, учится на чужих ошибках, и лишь дурак на своих. За последние десятилетия мы (в смысле «общество») и без того наделали много глупостей, прельстившись яркими фантиками либерализма. Может, хотя бы в Церковь не будем заносить эту отраву? Внемлем предупреждениям умных людей «с других берегов»?

«Человек становится взрослым тогда, когда он любит детство и детей и перестает с волнением прислушиваться к исканиям, мнениям и интересам молодежи, — писал 40 лет назад по свежим следам „Парижской весны“ протоиерей Александр Шмеман, живший в Америке и, между прочим, не замеченный в сугубом консерватизме. — Раньше спасало мир то, что молодежь хотела стать взрослой. <Сейчас, наоборот, взрослые хотят до гроба оставаться молодежью — И.М., Т.Ш.>. А теперь ей сказали, что она именно как молодежь и есть носительница истины и спасения. „Vos valeurs sont mortes!“ („Ваши ценности умерли!“ (фр.) — вопит какой-то лицеист в Париже, и все газеты с трепетом перепечатывают и бьют себя в грудь: действительно, nos valuers sont mortes! (наши ценности умерли! (фр.). Молодежь, говорят, правдива, не терпит лицемерия взрослого мира. Ложь! Она только трескучей лжи и верит, это самый идолопоклоннический возраст, и вместе с тем, самый лицемерный. Молодежь „ищет“? Ложь и миф. Ничего она не ищет, она преисполнена острого чувства самой себя, а это чувство исключает искания. Чего я искал, когда был „молодежью“? Показать себя, и больше ничего. И чтобы все мною восхищались и считали чем-то особенным. И спасли меня не те, кто этому потакал…»

А еще раньше, незадолго до совсем не бархатной, а натуральной, кровавой русской революции 1917 года, один из авторов сборника «Вехи» философ Сергей Булгаков, впоследствии ставший священником, пророчески предупреждал: «Если в христианстве старчество является естественным воплощением духовного опыта и руководительства, то относительно нашей интеллигенции такую роль заняла учащаяся молодежь. Духовная педократия есть величайшее зло нашего общества… Каждый возраст имеет свои преимущества, и их особенно много имеет молодость с таящимися в ней силами. Кто радеет о будущем, тот более всего озабочен молодым поколением. Но находиться от него в духовной зависимости, заискивать перед ним, прислушиваться к его мнениям, брать его за критерий — это свидетельствует о духовной слабости общества».

К предупреждениям не прислушались, духовная слабость общества вскоре привела к катастрофе. Другое дело, что большевистские вожди довольно быстро прекратили заискивать перед молодежью, положив конец революционной вольнице, а заодно — разгулу «свободной любви» и прочего декадентства. Взамен они вернули советским юношам и девушкам идеалы чистоты, верности, самопожертвования и укрупнили старый лирический романтизм новым, героическим. Идея полного переустройства общества на более справедливых основаниях, без «голодных и рабов» увлекла множество молодых людей. Увлекла настолько, что и в старости, несмотря на открывшуюся страшную правду о советском периоде, бывшие комсомольцы не отреклись от своих комсомольских идеалов, не желая признавать, что безбожный социализм был обречен рухнуть.

Обреченность молодежи эпохи потребления очевидна уже сейчас. Об этом говорят — и у нас, и на Западе — философы, ученые, духовенство, политики, публицисты. Но даже не читая умных книг и статей, а лишь послушав популярные шлягеры, можно всем своим существом почувствовать: еще четырех десятков лет на размышления о судьбах молодежи у нас не будет. «Битлз», общепризнанные кумиры поколения сексуальной революции, все-таки прикрывали вырвавшуюся на свободу похоть романтическим флером. Теперь тексты нарочито грубы, физиологичны. Скотство торжествует победу. «А ты такая страшная, страшная…» (это о своей девушке), «Размножайся!», «Я на тебе, как на войне». Дальше — только звериный рык и вой.

Не нужно строить иллюзий: потакание молодежи в сегодняшней ситуации только ускоряет ее погибель. Те, кто это делает, даже из лучших побуждений, становятся соучастниками жертвоприношения.

Вместо того чтобы подстраиваться под современный молодежный стиль, надо его (конечно, с умом) дискредитировать, взяв в качестве девиза слова из стихиры на вечерне Великой Пятницы: «Ад, достойный всяческого посмеяния».

При этом совершенно необходимо восстановить романтическую вертикаль, отказаться от воспевания прагматизма, вернуть возвышенные идеалы, показать, как обеднена жизнь их отсутствием. Наш опыт общения с молодежью свидетельствует, что это совсем нетрудно. Романтический голод в юношеской среде настолько велик, что для его утоления нет необходимости изобретать какие-то изысканные блюда.

Ну и, конечно, следует вернуть молодежи место, которое она традиционно занимала в самых разных обществах. Место отнюдь не центральное, не главное, а наоборот, промежуточное. Короткий мостик при переходе из детско-отроческого возраста к взрослому. Растягивание этого перехода, придание ему наивысшего статуса началось, когда идеологи «нового мирового порядка» стали разрабатывать комплексные программы сокращения населения. Оно и понятно. Чем дольше будут длиться опасные молодежные забавы, тем больше людей уйдет из жизни до срока. Чем престижней и беззаботней будет молодежная жизнь, тем меньше захочется «играть на понижение», переходя в разряд взрослых. Пока ты не женат и у тебя нет детей, ты и в тридцать, и в тридцать пять лет — молодежь. Когда же наконец надумаешь обзавестись семьей, много родить не успеешь.

«Раньше мир спасало то, что молодежь хотела стать взрослой», — пишет отец Александр Шмеман. Но для этого нужно прекратить ей угождать и перед ней заискивать. Иначе с какой стати барин вдруг захочет поменяться местами с прислугой? Взрослый, а не юношеский статус должен сделаться более престижным, дающим новые права и возможности. А затянувшаяся «молодежность» вновь (как было совсем недавно!) станет признаком инфантилизма, личностной и социальной несостоятельности.

Не восхищения, а иронической усмешки пусть удостаивается заигравшийся плейбой.

03 / 11 / 2006

КРИК ДУШИ. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

После публикации на нашем сайте статьи психологов и публицистов Ирины Медведевой и Татьяны Шишовой «Три этюда о современной молодежи» в редакцию пришло письмо от не назвавшего себя молодого человека. Очевидно, письмо отражает точку зрения ряда наших молодых читателей, увидевших в этой статье только укор старшего поколения современной молодежи, укор в том образе жизни и в отношении к действительности, к самим себе и к окружающим, которые сейчас преобладают в молодежной среде и культивируются в обществе в целом. Мы передали это письмо авторам статьи и сегодня публикуем его вместе с их ответом. Письмо молодого человека публикуется без сокращений и редактуры, за исключением тех непечатных выражений, которые не приняты при разговоре уважающих друг друга собеседников и категорически должны быть исключены при общении людей разного возраста и пола.

Здравствуйте, молодой человек!

Спасибо за письмо. К сожалению, обстоятельства задержали нас с ответом.

Прежде всего, хотим сказать, что мы статью «против молодежи» не писали. Писать «за» или «против» вообще не входит в задачу публициста, наша цель — увидеть социально значимое явление, описать и по возможности проанализировать его. Уж если применительно к нашей статье и задавать вопрос: «Против кого?»-то наш ответ: против тех людей, которые насаждают в обществе этот новый порядок.

Тематически Ваше письмо гораздо шире нашей статьи, поэтому мы решили ответить в режиме воображаемого диалога, то есть представить себе, что мы с Вами разговариваем. То, что написано в письме, — это Вы говорите, а мы Вам отвечаем. Поэтому Ваше письмо в тексте будет обычным шрифтом, а наши «ответы» — полужирным.

Добрый день!

Решил написать комментарий, наболело, чтобы на том свете не говорили мне что «проглотил» и молчал, сильно задело, больно и не справедливо…

Очень надеюсь, что до авторов это дойдет:

Неправильный, т. е. молодежный комментарий к публикациям Ирины Медведевой и Татьяны Шишовой «3 этюда о современной молодежи».

Для начала немного про себя, мне сейчас менее 25 лет, живу я в России, крещен, не воцерковлен и отношу себя к современной российской молодежи (наверное для этого есть достаточные основания). Об авторах мне ничего не известно, но судя по лексике, это люди в возрасте 35–50 лет. Не привык говорить за всех, тем более за всю молодежь, но скажу про себя и себе подобных «зеленых и молодых» — с кем непосредственно работаю.

К первому этюду. Про «идолов». Отношусь к людям, которые сами зарабатывают себе на «жисть», у меня нет богатых родственников и нет времени шататься по клубам, дискотекам и т. п. Работаю примерно 12 часов в сутки, рабочий день не нормирован, не «менеджером», а реальным руководителем, в подчинении находится порядка 100 человек. Работаю в области информационных технологий в наукоемкой промышленности — «белый воротничок», но в «болотниках» и руки в «земле». Реально сталкиваюсь в работе с представителями обоих полов и практически со всем «боевым» спектром возрастов 18–70 лет интеллигенции, со всеми людскими амбициями, заставляю всех их работать, так, как это нужно для дела, а не им. И вот Вы знаете, чего-то я не чувствую к себе отношения, как к предмету поклонения. Напротив, не являясь карьеристом, просто вынужден постоянно «пробивать» нависшие над мною старые задницы верхнего руководящего состава (или, топ — менеджмента [от словосочетаний «топать ногами» и «топтаться на месте»]), для того, чтобы мне подчиненные люди не имели возможности сказать, что их труд не оплачивается, а я не выполняю своих обязанностей. И в отличие от «идола», от меня так и ждут не результата, а когда я ошибусь, когда перестану «рвать» вперед, что бы им, «старперам» (выше и ниже стоящим) можно было меня «сожрать» (извиняюсь за жаргон).

А пробовали ли Вы спросить самого себя, почему именно Вы стали руководителем? У вас нет опыта руководства, если Вы недавно окончили вуз, и нет серьезного уровня образования, если Вы руководите уже несколько лет. Нельзя сказать, что нет желающих занять Ваше место, — Вы же пишете, что Вас хотят «сожрать». Причем наверняка, среди «пожирателей» найдутся люди с опытом и репутацией. Что же заставило руководителей предприятия сделать такой выбор? На наш взгляд, ответ однозначен — это Ваш возраст. Для руководимой Вами сотни Вы стали даже больше чем «идолом», а отношение к идолам бывало очень разным — вплоть до их уничтожения.

Я отношу себя к той (не безосновательно), категории людей, которые поднимают экономику страны несмотря ни на какие «реформы».

То, что Вы ищете глубокой мотивации в своей деятельности, а не довольствуетесь чисто меркантильным интересом, делает Вам честь.

Я один из тех парней, которые «поднимают» (работая в команде себе подобных) заводы, заводы с ключевыми производствами и технологиями сверхдержавы, именно их с «чувством, толком, с расстановкой» весьма профессионально развалили, а потом и разграбили представители уважаемого старшего поколения. Много вижу людей, кто находясь уже «в возрасте», живет по принципу «если б молодость умела, если б старость могла» и «кто старое помянет, тому глаз вон», т. е. когда были молоды, шли по течению (типа «не знали»), а тут в возрасте вдруг «осознали», «покрестились, побожились» и начали поучать молодежь — это и есть ханжество.

Вот классический пример того, как создается антагонизм поколений, пренебрежительное отношение к старшим. «Они все разграбили» — но ведь далеко не все «грабили» и, кроме того, прежде чем «грабить», именно «представители уважаемого старшего поколения» создали эту самую сверхдержаву. Или это были марсиане?

Естественно, если смотреть на мир только через СМИ, то авторы и увидят «молодежЪ», а авторы хотели бы увидеть там старых дев и слушать каждый день про их проблемы?

Ну, это какой-то уж очень скудный выбор.

Авторы вообще видели нашу необъятную Родину, ухаживали за престарелыми, а я ухаживал и знаком с возрастной психологией.

Эта фраза непонятна. Может, Вы пропустили частицу «не»?

Кем как не молодыми и беззаботными, живущими «красивой» (материально) жизнью можно украсить экран ТВ?

Когда-то классик сказал: «Красота спасет мир». Вы думаете, он это имел в виду?

Как вы интересно покажете красоты духовной жизни и радости покаяния (во, казалось бы где экстрим, мистика и крутость) за трехминутный рекламный ролик?

Ну скажите на милость, причем здесь рекламный ролик? Что, других передач уже нету?

Чем еще можно отвлечь внимание (от рабочих проблем) людей, работающих по 10–15 часов в сутки (естественно, это молодые люди, другие такого напряжения просто не выдержат), кроме как вызыванием инстинктов, отсюда порно, боевики, агрессии, секс, наркотики, алкоголь и т. д. — все просто. На духовное развитие у молодых парней просто нет сил, все эти силы они оставляют на работе, что бы страна не развалилась. Самоотверженный труд молодежи — это единственный фактор из-за которого Россия еще есть на карте. Если эти парни начнут читать весьма не бесполезные — «Лествицу», труды святителя Иннокентия «русского златоуста» и тому подобное, будет много пользы, НО не будет той звериной агрессии, которая заставляет выдирать из себя силы, терпеть старческий маразм верхушки и работать, работать, работать…

Это Вы верно заметили. И вот что интересно: весь ХХ век трудящиеся боролись за восьмичасовой рабочий день и вдруг раз — он куда-то испарился. Причем необходимости в этом большой не видно, ведь даже после Великой Отечественной войны никто по 15 часов не работал. Может, все дело именно в том, что при такой работе «на духовное развитие у молодых парней просто нет сил» и человек так и остается на «зверином» уровне. Ведь неплохо придумано — самая активная часть общества напрочь выбита из общественной жизни (см. ниже Ваш же текст). Даже создать нормальную семью в таких условиях Вы вряд ли сможете. «Папа, расскажи сказку!» — «Сынок, папа очень устал, ему надо отдохнуть, посмотри лучше мультик про Бэтмена». Не то есть папа, не то нет — без разницы.

Где тут «идолы» и «писаная торба», когда на нас пашут, не считаясь ни с чем, работа на износ, на выбывание?

Похоже, Вы не очень внимательно читали наш первый этюд. Мы как раз говорили, что сегодняшняя молодежь на самом деле не идол, а жертва, что происходит массовое жертвоприношение.

Про «облико морале» предыдущего поколения. Много раз я видел, как элитные (власть имеющие, а также кость интеллигенции — «власть прилежащие» философы и доктора наук, почетные, заслуженные и т. д. и т. п.) «представители» старшего поколения «мамы» и «папы» целых «благородных семейств» находясь в дали от дома … уходили в отрыв…и чего там только не было, а есть много такого, чего извините, много порно сайтов в Интернете облазил, много видов извращений знаю, но то, что вытворяет старшее поколение — это верх разврата (не буду уточнять) — такого, лично я, в голове и представить не мог, молодежи это, ОТВЕСТВЕННО ЗАЯВЛЯЮ НЕПОДСИЛУ, слишком уж круто! А если б этим «деткам» к их сладкой социалистической бесплатной жизни в те года добавить современные клубы, синтетические наркотики, компьютерные игры, музыку и далее «по списку» — вряд ли они бы отказались, слишком вкусно?

Нам трудно понять, что Вы конкретно имеете в виду, но моральная деградация верхушки общества, советской элиты, несомненно, была одной из основных причин гибели СССР. Вопрос в том, какую элиту создаст новая Россия. Нелишне заметить, что уродство (в данном случае нравственное) не выдавалось в советское время за норму, тем более за эталон.

В конце концов, кто развалил страну, кто не встал на защиту СССР — правильно — старшее поколение, то же самое, которое разграбило страну, не оставив молодежи ничего, ни социальной поддержки, ни трудовых гарантий, ноль!

Во-первых, смотри выше, а во-вторых, эта тема заслуживает отдельного серьезного разговора.

Как подняться молодому, если на ТВ он видит маскировку реальности (вполне понятна позиция власти и её программа по охмурению, «шоб бунтов и еще большей крови не было»), а на деле доход не больше 30 тысяч рублей в месяц (на практике начальная цифра может быть и в 1000 рублей в месяц — я работал за такие деньги). Как ему самому прожить, а еще обзавестись семьей? Как купить своё жилье? Если кредит на жилье с 22 % годовых?! Правильно, только «отрывая головы старшим»! сами дали урок, пример и подсказку. Так что не надо на наше поколение огрызаться и пытаться его лечить, на себя посмотрите лучше!

Что касается ТВ, то лучше его не смотреть — сразу полегчает. Что касается устройства жизни, то Вы ведь строите не только материальное, но и духовное будущее России. Подумайте, не будете ли Вы жестоко разочарованы, когда окажетесь в «звериной» стране, где все друг другу «отрывают головы»? А ведь другого будущего из Вашего письма не вырисовывается.

Про «цветы». А вы сами-то не жертвы перестройки? Самим-то не противно жить с собственным предательским прошлым, прошлым предателей режима, который дал Вам все? Вы не сильно то боролись за страну, за родину, за отечество, за ГОСУДАРСТВО! Взяли так просто и демократизировались, потеряв огромные территории и впустив в страну все «такое доброе, сладкое и так желаемое» — западное, а в первую очередь в страну хлынули секты.

Как мы уже сказали, эта тема заслуживает отдельного серьезного разговора. Но один урок отсюда извлечь легко, он, кстати, и к Вам относится: Господь наказывает не только за алчность и зависть, но еще за глупость и самонадеянность.

Куда бежать молодому парню от них, правильно, к РПЦ. Так вот ведь «заковырочка», ладно, то, что православные есть еще и «за границей» и в «катакомбах» (не буду останавливаться на староверах) и все твердят, что апостольская преемственность именно у них, в этом хоть можно разобраться, но как можно смириться с мыслью, что Николай II — святой? Был расстрелян как гражданин Романов с семьей, жалко конечно, но таких семей были миллионы. А кто довел страну до революции, кто, имея всю власть в стране — в одних руках, сотворил самую масштабную «крупнооптовую» беспецендентную по лицемерию и подлости отправку душ на тот свет (не Ленин сформировал ситуацию, где нужны были репрессии), кто по-вашему сделал спектакль «XX — век» — это не коллективное творчество, а гениальная рука одного правителя? Какое тут примирение, где тут согласие? Именно на его гибели и построен миф (а позже психологический комплекс, внушенный целому народу, вернее его остаткам) «жертвенной Руси» — это с какого такого <…> Россия и её народ стал жертвой, а самое главное для кого?! Кто такой зубастный — кровожадный? Ответ на это Вам подскажут во всех подробностях НБП, «православные национал — социалисты», скин-хеды и т. д.

Вы «не воцерковленный» человек, а судите о делах Церкви, смысл которых от Вас пока что скрыт. Это, простите, неумно.

А кто придумал миф о жертве, что бы спасти «брэнд» РЦП при переходе под красный флаг, а?

Эта фраза непонятна.

Во всех этих вопросах можно разобраться (даже если и не объективно), обращаясь только к подлинно православной духовной литературе, которой не продают в большинстве приходов, не говоря уже про книжные магазины.

Разобраться — вряд ли. Можно понять. «Подлинно православная духовная литература» продается почти во всех храмах.

А брошюры типа «осторожно витаМИНЫ» в 15 страниц на туалетной бумаге, против качественных монографий и учебников сайентологов и ноосферистов (а там есть качественные материалы, сделанные под заказ специалистами — в смысле докторами и кандидатами философских, исторических и психологических наук), извиняюсь, «не канают»! Не каждому молодому человеку в промежутках между «боями за хлеб насущный» удается отыскать и осилить нужное, душеполезное чтиво. А конкретных, кратких, ясных, логичных, проверяемых собственными суждениями, в общем, практически значимых разъяснений правил земной жизни в продаже нет, есть только разглагольствования (только не этот текст, просто «наезды» на молодых надоели). Эти разглагольствования были при любом режиме, и по сути своей нужны только их авторам, которые «недовольны» и «против», критиканство без конкретных предложений и знания дела типа «все плохо». «Что делать крысе, если корабль тонет, а она капитан?». Вот и получается, что жертвой молодежь делает сама «правильная часть общества».

Жизнь — не технология, инструкций по ней не написано. А душа Ваша правильно томится и тревожит Вас. «Душеполезное» — это чтение, а не «чтиво», и в промежутках читать его не стоит. Вы хотите, чтоб кто-то на ходу, между делом, изменил Вашу жизнь — но это Ваша работа. А «качественные монографии и учебники сайентологов и ноосферистов» — это торговый мусор вроде тайских таблеток, они тоже — качественные.

Ко второму этюду. Про «стадии психического развития и украденную романтику». Это что значит получается, «семеныч» 1938 года рождения мечтал об «об идеальной, вечной любви», а парень 1988 года рождения, в своем юношестве, когда мозги все в гормонах и все время «стоит», а ему пояснений кроме «чувак, ты кронкретный пацан, но еще не мужик, мужик в тебе еще только просыпается, на выпей, закури, проглоти и пойдем на тусу, там много мяса, есть куда сунуть», вообще никто не дает; «семеныч» значит полноценный, а этот парень, кандидат в олигофрены и «душа не вырастет полноценной», все, штамп?!

«Штамп» никогда не бывает. Всегда остается открытый путь.

Почему всяким «свидетелям» удается до этого парня достучаться и сказать ему «эй, мужик, не гони тупняк, <…> (автор письма искал синоним к слову „обман“. — Ред.) там, иди к нам мы знаем как реально подняться, там на тусе реальные черти, в натуре, без нас они тебя <…> (имеется в виду „обманут“. — Ред.), заберут душу за полцены, она стоит дороже, мы скажем как получить за неё больше», а «правильные» люди не могут. Не надо с парнем разговаривать на его жаргоне, парень «шкурой» от природы, как и любой молодой человек чувствует силу, не зная правда, какая она бывает эта самая духовная сила, человеколюбивая или лукавая — ориентиров, отличий он не знает, «определителя» знаете ли нет. «Правильная» же часть общества все вроде бы делает грамотно (по, наверное, плану — для галочки), и ТВ — передачи по утрам в субботу и лавочки с иконами в людных местах, книги там разные (в основном рассчитанные на интеллект уборщиц и чернорабочих, и соответственно чтение, легкое, непринужденное, как пардон, в туалете), правда стоят эти книжечки не больше 50 рублей — типа доступные сильно (а вот почему свеча парафиновая самая дешевая — 15 рублей, мне например вообще не ясно, за труд в монастырях не платят, покупай себе фитили да плавь старый парафин, а 15 руб! хотя это конечно не главное…). Отсюда и уважения нет к мудрейшей из духовных школ человечества, в своем отечестве, у молодежи. Правильная молитва любого черта сломает! Богатейший опыт накоплен в этих книгах, на все вопросы есть ответы. Так сделайте уважаемые «правильные» члены общества конспекты, такие краткие для мальчиков и для девочек, практические, по пунктам, как не надо жить и почему, как борьбу вести внутреннюю — МЕТОДИКА!

Повторимся. Жизнь — не технология, «методик» по ней не написано. А сами-то Вы разве не знаете, как жить надо, а как не надо, разве Вам ничто не подсказывает? Ведь заповедей всего-то десять.

Про свечи. Цена свечи, да и многих других вещей, продающихся в храме, определяется не себестоимостью. Ваши деньги — это пожертвование, необходимое для содержания храма и его служителей. «Свечной сбор» — так называется это пожертвование — всегда составлял и сейчас составляет значительную долю доходов. Есть церкви, в которых это так и делается — свечи лежат бесплатно, но вам предлагают сделать пожертвование по своим возможностям.

Про «крысолова». Лукавый, как понял из книг православных «входит в душу людскую редко сам, чаще через чертей, а те через грех, а грех вырастает их наклонностей человека в обстоятельствах лукавым строимых при отсутствии трезвения должного и жизни праведной у человека и попущению Божьему», Не будем ссылаться на грех первородный, в человеке грех незаметно не появляется, душевная «сигнализация» срабатывает безотказно. А вот если у человека понятий и ориентиров духовных нет, так и сравнивать свои ощущения не с чем, нет понимания как должно быть. Вот для чего нужен православный «духовный спецназ», чтобы ездил по стране и появлялся на публичной проповеди, что бы «молодняк» силу духовную чистую чувствовал, что бы знал шкурой благое, тогда ориентир будет у него будет. А «крысолову» живется в сласть, только по тому, что про другие жизненные программы молодежь, в большинстве случаев, даже не подозревает!

Вот потому-то и старается ответственная часть русского общества ввести в школьную программу курс «Основы православной культуры». Вы сами знаете, какое бешеное противодействие эти попытки встречают. Пока этого не будет, «крысолов» — хозяин.

Про этюд третий вообще без комментариев, все уже сказал про «духовную педократию». Не посчитайте меня самодовольным слепцом — максималистом с недоразвитой подростковой психикой и шизоидным взглядом на мир. Просто бездействие «старших» пугает, неужто они и есть оплот деструктивных сил. У РПЦ есть деньги, авторитет, времени БЫЛО «вагон», не знаю почему нет «духовной реанимации»?

Но у врага тоже силы велики.

Полностью поддерживаю мнение Кураева изложенного в его «беседе о консерватизме», где обстоятельно «расписан» вопрос о реформах РПЦ. Но помощь, оперативная терапевтическая нужна, иначе опять придем к хирургии, опять насилие, кровь и смута, надоело. Итак уже планета зомби, а есть все предпосылки, что будет просто мертвая планета?

С уважением,

молодой человек

Насчет Кураева это Вы погорячились.

Включайтесь в борьбу.

Господь да укрепит Вас и приведет в Церковь!

02 / 02 / 2007

«МЫ ТАКИЕ ЖЕ ЛЮДИ…»

Итак, кто хочет быть другом миру,

тот становится врагом Богу.

Иак. 4, 4

Вместо введения

Для начала несколько зарисовок.

Знакомые перевели дочку — шестиклассницу в православную школу. Разговор полгода спустя.

— Ну, как там ваша девочка?

— Да все хорошо. Сперва нервничала, а теперь успокоилась.

— Почему нервничала? Боялась нового коллектива, новых учителей?

— Нет — нет, она из-за другого. Думала, старые подружки от нее отвернутся. А ничего подобного! Они ей тут сказали: «Надо же, ты хоть и в православной школе теперь учишься, а осталась нормальной девчонкой, не какой-то замоленной».

И мама девочки благодушно рассмеялась…

Зарисовка вторая. Телеведущий православной передачи в своем интервью газете «Известия» заявляет, что пора прекратить относиться к верующим как к недотепам и неудачникам, которые перебиваются с хлеба на квас, не умея заработать копейку. Сегодняшний православный уже не тот. Да, у него на шее крест, но зато в кармане кредитная карточка! И вообще, у него все как у нормальных людей.

Картинка номер три. Устраивается пышная презентация объединения с замысловато-нелепым названием, сразу выдающим склонность организаторов к модной сейчас стилистике постмодерна: Корпорация Православного Действия (сокращенно КПД). И звучат речи о том, что мы должны показать: православный мир — не только бабушки и монахи. Нет, он состоит и из вполне успешных, нормальных людей. Увидев это, к нам потянется студенчество, молодежь…

Еще один эпизод обрисовал в своем выступлении известный миссионер. Шел он однажды вечером домой, а навстречу два парня характерного вида, в черных кожаных куртках с заклепками и банками пива в руках. Поравнявшись, выбросили руку в фашистском приветствии и гаркнули: «Аллах акбар!» Думали шокировать священнослужителя, но не на того напали. Он за словом в карман не полез. Взял да и отбрил их ответным: «Воистину акбар!» Короче, растерялся не он, а парни: духовное лицо — и вдруг такой возглас… Но потом, когда они его узнали, все встало на свои места. «Он не православный, он наш», — сказал один парень другому, а тот, к кому это относилось, с гордостью процитировал сказанное в своем выступлении перед многочисленной православной аудиторией. Дескать, вот как надо общаться с молодежью, чтобы они видели: ты нормальный человек, а не какой-то зашоренный клерикал, злобный и тупой фанатик.

Преимущества «лестничного остроумия», или Каков он, современный стиль жизни?

Что общего в этих зарисовках? Если употребить модное слово — «позиционирование» себя в пространстве. Как выразился тот же известный миссионер (вы, вероятно, уже догадались, что это диакон Андрей Кураев) в своем интервью православному журналу для молодежи, «можно быть человеком современного стиля жизни и одновременно исповедовать самую ортодоксальную религию» («Отрок». № 6 (17). 2005. С. 23).

При этом современный стиль называется нормальным, а попытки его отвергнуть квалифицируются как безумие. И часто вызывают труднообъяснимое раздражение, даже ярость. Тут же тебе припомнят бабушек в платочках, которые отжили свой век и должны дать дорогу молодым, а не шипеть у подсвечников. И грозно спросят: «Вы что, хотите в дремучие леса? В каменный век? Тогда откажитесь от автомобилей, компьютера, телевизора. Почему не отказываетесь?»

И очень часто на этих обличительных филиппиках дискуссия, так и не развернувшись, заканчивается. «Действительно, — думает человек, — я живу в доме с центральным отоплением, езжу на машине, получаю электронную почту…» Сколько раз за последние годы мы сами были в этой роли и терялись, не зная, что ответить. Кажется, у французов это называется «лестничным остроумием» — когда в нужный момент не находишь, что сказать, зато потом, когда говорить уже некому, аргументов хоть отбавляй. В русском языке есть аналогичная идиома — «задним умом крепок». С одной стороны, свойство отрицательное. А с другой (по крайней мере, для нас) — плодотворное. Многие статьи и даже целые книги мы написали как развернутые ответы тем, кому не смогли внятно возразить в момент спора. Были бы находчивыми, шустрыми — срезали бы слету и позабыли. А так в голове остается заноза, и она не дает покоя. Ты с разных сторон пытаешься объяснить свою позицию теперь уже воображаемому оппоненту. И поскольку он, воображаемый, теперь тебя не перебивает, есть возможность неспешно развернуть свою аргументацию. Так что в чем-то выигрывают люди острого ума, а в чем-то — тугодумы.

Сначала не по существу, а между прочим, к слову. Почему-то многие сейчас думают, что те или другие завоевания прогресса абсолютно незыблемы. А главное, уже необходимы современным людям «по жизненным показаниям». Что компьютер или автомобиль — это как хлеб, как вода, как инсулин для диабетика. Но это иллюзия. За рубежом даже во многих крупных городах наметилась тенденция заменять автомобили велосипедами, а то и электросамокатами. Разразится серьезный энергетический кризис (он уже явно назревает, недаром сейчас активно ведутся поиски альтернативных источников энергии), и люди, как миленькие, резко сократят пользование частными машинами. А средства массовой информации с профессиональным энтузиазмом примутся рекламировать экологичную безмашинную жизнь. С утра до ночи будут твердить о повышении риска онкологических заболеваний у тех, кто вдыхает выхлопные газы, приклеят к автомобилистам ярлык смертников — камикадзе… В общем, большинство людей близко не подойдут к машине, даже если им за это приплатят. Но жизнь от этого не прекратится.

А про компьютер просто смешно говорить. Большинству он реально дома не нужен, его держат или для престижа, или как детскую игрушку. Но в Германии более десяти лет назад, в середине 90–х, культурные люди, если у них росли дети, старались в квартире компьютер не держать. При всей толерантности к веяниям прогресса тамошние психиатры уже тогда забили тревогу, говоря, что компьютерная зависимость сродни наркотической.

Теперь по существу — о современном стиле жизни, который якобы вполне может сочетаться с «самой ортодоксальной религией», то есть с Православием. Что понимать под современным стилем? Езду на машине и учебу в институте? Но машины появились 100 лет назад, а высшие учебные заведения и того раньше. Да и Церковь не выступает против учебы в вузе и езды на автомобиле. Кто-нибудь, наверное, может высказывать столь экзотические мнения (хотя нам подобные люди не попадались), но они никак не делают погоды, не определяют облик сегодняшней Православной Церкви.

А что же тогда являет собой современный стиль? Тайны здесь никакой нет. В Москве достаточно выйти на улицу и посмотреть по сторонам. В других местах — включить телевизор. Легче всего провести экспресс — анализ современного стиля жизни через рекламу, поскольку в ней все представлено в наиболее концентрированном виде и броской, лаконичной форме. Максимум выразительности при минимуме средств. Бросишь один мимолетный взгляд — и уже чувствуешь, какая она, современная жизнь.

Прежде всего, происходит бесконечное расширение, этакая возгонка, потребностей. Что неудивительно, ведь современное общество — это общество потребления. Остановиться на достигнутом означает впасть в застой. Вот и провоцируют людей постоянно улучшать качество жизни, стремиться к бесконечному разнообразию, менять вполне еще хорошие вещи на такие же, но «следующего поколения». (Кстати, интересная манипуляция: слово «поколение» ассоциируется с временным периодом в 20–30 лет, поэтому создается иллюзия, что предыдущая вещь прослужила вам чуть ли не несколько десятилетий, то есть гораздо дольше, чем в реальности.)

Усиленно формируются и какие-то новые, неведомые доселе потребности. Вы даже не подозревали, что можно купить ночник, который создаст эффект нахождения в соляной пещере. Зачем там находиться, неясно, но в магазине вас в два счета — нет, в один миг! — убедят, что только там, в соляной пещере, вы впервые почувствуете себя человеком. А чудо-грабли с «функцией захвата»?! Грабли, на которые еще можно и спокойно наступать, потому что (процитируем рекламный листок) «их упругий пластик выдерживает любые нагрузки и не ломается». Вы и не знали, что можно иметь кресло с подогревом сиденья, а теперь оно станет для вас необходимым, как воздух. У вас не было устройства для приготовления целебной воды, а ведь оно позволяет повысить иммунитет и лечит целую группу болезней. Раньше вы просто терли усталые глаза кулаками, а теперь получаете уникальную возможность приобрести специальный электромассажер для век. Чтобы руки не уставали. Да мало ли чего еще у вас недавно и в мыслях не было? Не было, но появилось и стало неотъемлемой принадлежностью вашей жизни. Такой неотъемлемой, что, кажется, отними — и жизни не будет.

Но удовлетворение этих многогранных и все возрастающих потребительских нужд требует немалых денег. Поэтому современный человек обязательно должен много зарабатывать и стремиться к непрерывному карьерному росту. Ну, и как это все монтируется с православной установкой на аскетизм и нестяжательность?

А может ли современный человек не регулировать рождение потомства? Конечно, нет! Рожать столько детей, сколько дает Бог, — это немыслимая архаика, дикость. Так поступают разве что пуштуны, но уж никак не цивилизованные люди. Ведь каждый следующий ребенок неизбежно понижает уровень потребления, а его истинно современный человек обязан повышать, повышать и повышать. Поэтому эффективная контрацепция — непременная составляющая современного стиля жизни. Ну и как это сочетается с ортодоксией?

Далее. Современные люди не просто «заводят» ребенка в удобное для них время, но и стараются максимально снизить вероятность бракованных экземпляров. С этой целью каждая поликлиника оснащается аппаратами ультразвуковой диагностики (УЗИ), и при подозрении на патологию врачи решительно рекомендуют аборт. («Вы с ума сошли? Зачем вам урод?»)

В ближайшей перспективе — возможность спланировать ребенка с заранее заданными, нужными тебе параметрами: внешностью и чуть ли не характером.

А вот история, которая совсем недавно могла быть сюжетом фантастического романа, но сегодня является уже вполне реальной. Пока еще это не проза жизни, поскольку мероприятие потребовало фантастических затрат. Но как резко подешевели компьютеры, так могут подешеветь и данные услуги. Женщина — бизнесмен из российской глубинки потеряла взрослого сына. Его лечением занимались лучшие европейские доктора, однако пациент умер. В больнице, где он лежал, не знаем, почему (мы, видимо, уже отстали от жизни) практиковалась такая странная процедура: больной должен был сдать свое семя. Может, для опытов, а может, еще для каких-то целей — неважно. Важно другое. Мать, потеряв единственного сына, не захотела смириться с этой потерей и предприняла довольно неожиданные, но для современного человека ничуть не шокирующие меры. Раздобыв в клинике законсервированное семя покойного сына, она с помощью специального сервиса нашла донорскую яйцеклетку, которую после искусственного оплодотворения (это называется in vitro) имплантировали в утробу «суррогатной матери». И через девять месяцев была утешена младенцем. СМИ называли случившееся чуть ли не воскресением из мертвых. Морально-этический и, тем более, мистический смысл такого «воскрешения» для этой современной женщины был несущественен. А для христиан?

Правда, сегодня находятся любители парадоксов, которые всерьез утверждают, что раз в Писании ничего конкретного на сей счет не говорится, значит, Церковь не запрещает. Такие мнения, например, высказывались несколько лет назад, когда в печати велась дискуссия о клонировании. («У кого из святых отцов написано, что клонирование — грех?» — вопрошали ригористы.) Но, к счастью, дальше индивидуальных высказываний эта довольно-таки начетническая точка зрения не распространилась.

Другая типичная особенность истинно современной жизни — ее повсеместная сексуализация. Конечно, тема любви всегда волновала человечество и была так или иначе представлена в культуре. Но в последние десятилетия она выродилась в порнографию, которая как таковая уже не опознается, считается неотъемлемой частью жизненного обихода и оккупировала не только взрослую, но и подростковую, а в последние годы — уже и детскую культуру (см. американские мультфильмы).

Изменилось и отношение к блуду. Истинно современный человек считает его не вариантом, а эталоном нормы. Если десять лет назад какие-то (далеко не все!) родители закрывали глаза на добрачные связи своих выросших детей, то теперь те, кто старается идти в ногу со временем, сами настраивают их на «пробные браки», селят «молодых» у себя или снимают им квартиру. С точки зрения современного человека, жениться и тем более венчаться с «партнером», не узнав его со всех сторон (и прежде всего, в интимном плане, поскольку это провозглашается самым важным) есть настоящее безумие. Как подобные установки сочетаются с постулатами «самой ортодоксальной религии», безальтернативно утверждающей идеал целомудрия и с той же безальтернативностью отвергающей блуд?

Если кто-то из православных рассуждает или ведет себя в данном вопросе по-другому (дескать, возможны варианты, бывают разные обстоятельства), то это их личная проблема. Церковь тут ни при чем.

Еще одна выпирающая черта современного стиля жизни — нескрываемый и, напротив, подаваемый как доблесть эгоизм. Выпускается роскошный глянцевый журнал «Эгоист». В Москве под таким названием строятся комплексы элитного жилья. В детях с пеленок поощряют индивидуализм, стремление к личному успеху, к превосходству над другими. Это называется лидерством. Повсеместно открываются «школы юных лидеров», дети панически боятся проиграть, оказаться не первыми, «лузерами». На торцах высоченных домов — башен Нового Арбата красуются гигантские надписи: «Ты — лучше!».

Как это сообразуется с христианским заветом положить живот за други своя и со словами Христа о том, что «последние станут первыми» (Мф. 20, 16)?

А как совместить православную ортодоксию с самой, пожалуй, главной особенностью современного мира, из которой, собственно говоря, и проистекает все вышеописанное? Организаторы нынешнего мироустройства открыто постулируют и формируют его как постхристианское и буквально на всех уровнях насаждают язычество. Пирсинги, обнаженные пупки, татуировки, разрисованные тела и лица («боди — арт»), африканские косички, торчащие гребнем волосы — все это типичное дикарство, преподносимое в качестве супер — пупер — современного стиля. Усиленно подогревается интерес к языческой культуре. Причем, как и положено в обществе потребления, ассортимент рассчитан на любой вкус. Тут тебе и кельты с друидами, и кришнаиты, и колдуны вуду, и мексиканская мистика Кастанеды, и наши отечественные ведьмаки — потрясающее разнообразие! Вот только кончается это обычно одним и тем же — свальным грехом, наркоманией и поклонением бесам.

Все-таки хотелось бы спросить поклонников интеграции, как они предлагают православным христианам вписаться в такую современность?

Галопом по храму

Насчет одежды многие уже слышали призывы «оставить молодежь в покое». Пусть ходит в храм, как хочет, лишь бы ходила. И богослужение надо перевести на русский, чтобы молодым все было понятно. И сократить, чтобы не сбегали на середине. Они ведь теперь гиперактивные, повышенно утомляемые, с плохой концентрацией внимания.

Но вот с языческими увлечениями пока нет окончательной ясности. Можно, наверное, придерживаться принципа комплементарности: делу время — потехе час. Потусовались на кельтском фестивале, малость пошаманили — и на исповедь. Недавно довелось слышать отчет о миссионерской работе среди школьников, отдыхавших в лагере на черноморском побережье. Каждый вечер администрация лагеря устраивала дискотеку — это же нормальный современный досуг нормальных современных ребятишек! — после чего те приходили в состояние невменяемости и по ночам мучились кошмарами. Чтобы снять стресс, миссионеры ввели ритуал «ежевечерней свечи»: дети после дискотеки усаживались в круг, зажигалась свеча, и то ли они что-то про себя рассказывали, то ли просили друг у друга прощения, то ли слушали душеполезные беседы, — мы, честно говоря, не помним. Помним только, что на следующий день они опять бежали на дискотеку. А поскольку кошмары с помощью миссионерского ритуала удалось устранить, то дискотека стала для них еще более привлекательной. Как для пьяницы водка без похмельного синдрома.

А есть другой, более тесный, что ли, вариант интеграции, уже апробированный в самых что ни на есть современных странах. На стенах одного крупнейшего собора Германии мы увидели листовки, приглашающие на какие-то кришнаитские радения, нью — эйджевские семинары и прочую антропософию.

— Наш епископ из либеральных католиков, — пояснил знакомый немец. — Он не видит в таком соединении ничего плохого. Мессы редки, помещение все равно простаивает. А так кто-нибудь из посещающих семинары нет — нет, да и заглянет потом на службу. И в конце концов, может быть, придет к христианству. Такие случаи тоже бывают, хотя и не часто. Но ведь если нам удастся спасти хотя бы одну душу, это уже великое дело, не правда ли?

В другом уголке Германии пошли еще дальше и, учитывая современную специфику, стали сдавать помещение кирхи в аренду для банкетов, свадеб и прочих праздников. Будучи приглашенными на юбилей знакомого скульптора, мы поначалу не поняли, куда нас привезли на это торжество. Думали, в уютный ресторанчик. Немножко удивились, увидев на стене большое распятие, но отнесли это на счет местных традиций. Когда гости начали, опять — таки, отдавая дань национальным традициям, плясать какой-то альпийский галоп с гиканьем, топотом и подпрыгиванием, крест, несмотря на свою массивность, стал угрожающе раскачиваться наподобие маятника.

— Зачем распятие повесили там, где танцуют? — спросили мы хозяйку вечера. — Не лучше ли его перевесить в другое помещение, а то вдруг упадет?

— В другое помещение? — удивилась жена скульптора. — Но в нашей церкви распятие всегда висело именно здесь. — И, видимо, заметив, что мы шокированы, извиняющимся тоном добавила: — Что делать, сейчас такое время… Церкви надо как-то выживать. Налоги растут, а пожертвований от прихожан все меньше. Поначалу у нас, правда, высказывались разные мнения. Не все были довольны. Некоторые, как и вы, предлагали снимать распятие на то время, когда кирха функционирует как ресторан. Но потом здравый смысл победил. Это ж так обременительно: всякий раз снимать, убирать, потом снова вешать крест. Наш спор помог разрешить один умный человек, профессор философии, который преподает в университете и хорошо знает молодежь. Он сказал, что это можно расценивать как новую форму миссионерства. Сейчас ведь многие даже слышать не хотят о вере, а так, веселясь и танцуя, они будут видеть перед собой распятие, и Христос будет потом ассоциироваться у них с воспоминаниями о хорошо проведенном вечере.

Кому какие песни скучны…

Список отличий современного стиля жизни от христианских норм можно было бы продолжать, но, надеемся, и без того уже ясно, что это «две вещи несовместные». И для христиан тут нет никакой неожиданности, потому что мы предупреждены Евангелием. «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18, 36), — говорил Спаситель. И добавлял, обращаясь к ученикам: «Если бы вы были от мира, то мир любил бы вас» (Ин. 15, 19). А вот из Евангелия от Иоанна, когда Христос перед самым Своим пленением молит Бога Отца об апостолах. Обратите внимание на то, какие слова в этом молении повторяются дважды: «Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира. Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла. Они не от мира, как и Я не от мира» (Ин. 17, 14–16).

А позднее, в своем Первом послании апостол Иоанн уже сам высказал мысль о несовместимости христиан с миром сим: «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1 Ин. 2, 15–16).

В чем же дело? Неужели те, для которых современность и норма тождественны, не читали Евангелия — приведенных нами изречений и многого другого, ибо все Писание пронизано духом инобытия и вневременности? Нет, конечно. Такого просто не может быть. Наверняка читали. А кто-то читал и святых отцов, и прочие душеполезные книги. Как часто бывает, причина тут не в отсутствии информированности, а во внутреннем нежелании эту информацию принять. Потому что если ее принять, то надо во многом меняться. А значит, от многого, что тебе дорого, отказываться. Невозможно снова не вспомнить Евангелие: «Сберегший душу свою потеряет ее, а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее» (Мф. 10, 39). Прежнюю, ветхую свою душу надо потерять, даже распять, по выражению апостола Павла, со всеми ее «страстьми и похотьми» (Гал. 5, 24). То есть с множеством любимых привычек, привязанностей, вкусов и взглядов, не совместимых с решением последовать за Христом.

На это обычно возражают, что мирская жизнь