sci_history Лев Гумилев Этно-ландшафтные регионы Евразии за исторический период ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-11 Mon Jun 11 00:23:59 2007 1.0

Гумилев Лев

Этно-ландшафтные регионы Евразии за исторический период

Лев Гумилев

Этно-ландшафтные регионы Евразии за исторический период

В научном наследии академика Л.С. Берга, помимо многочисленных, хорошо известных исследований, стяжавших ему заслуженную славу, есть отдельные мысли, которые не нашли воплощения в специальных трудах и в свое время не были оценены по достоинству. Уже в начале века Л.С. Берг ставил проблемы, для разрешения которых требуется огромный фактический материал. Одной из таких проблем и посвящена эта небольшая статья. Еще в 1922 г. Л.С. Берг выдвинул следующее положение: "Географический ландшафт воздействует на организмы принудительно, заставляя все особи варьировать в определенном направлении, насколько это допускает организация вида. Тундра, лес, степь, пустыня, горы, водная среда, жизнь на островах и т.д. - все это накладывает особый отпечаток на организмы. Те виды, которые не в состоянии приспособиться, должны переселиться в другой географический ландшафт или вымереть" [+1]. Под ландшафтом понимается "участок земной поверхности, качественно отличный от других участков, окаймленный естественными границами и представляющий собой целостную и взаимно обусловленную закономерную совокупность предметов и явлений, которая типически выражена на значительном пространстве и неразрывно связана во всех отношениях с ландшафтной оболочкой" [+2]. Л.С. Берг выдвинул этот тезис, имея в виду теорию эволюции всех форм органического мира. Но в таком широком применении любой тезис не только может, но и неизбежно должен встретить массу возражений. Прежде всего невозможно исключить все другие факторы, влияющие на эволюцию, например селекционизм или климатические колебания общепланетарного масштаба и т.п. Возможны и недоразумения, к числу которых следует отнести сопоставление хорономического (от греческого "хорос" - место) принципа Л.С. Берга со спекулятивной концепцией географического детерминизма Бодена и Монтескье. Сходство здесь чисто внешнее, а разница глубокая и принципиальная, но это вскрывается лишь при детальном, добросовестном разборе обоих тезисов, а таковое можно проделать только на конкретном материале. Отсюда явствует, что для проверки правильности тезиса нужно выбрать подходящий материал, т.е. вид, модификации которого были бы точно локализованы и датированы, и ландшафт, достаточно изученный как в пространстве, так и во времени. Нашим требованиям отвечает, как ни странно, вид Homo sapiens, формой существования которого являются устойчивые коллективы, называемые этносами или народностями, под которыми мы понимаем "коллективы особей, противопоставляющие себя всем прочим коллективам" [+3]. С одной стороны, этносы граничат со специфической формой движения - развитием человечества по спирали, а с другой, через добывание пищи, - с биоценозом того ландшафта, в котором данный этнос образовался, ибо "люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться" [Энгельс], а все это они получают от географической среды, именуемой природой. Судьбы вида Homo sapiens известны на протяжении двух тысячелетий лучше, чем судьбы любого другого вида. Поэтому для решения поставленной Л.С. Бергом проблемы мы привлекаем новый материал - историю. Не безразличен и выбор территории. История народов доколумбовой Америки, Австралии, Африки южнее Сахары и даже Океании известна столь отрывочно, что надежным пособием для проверки любой закономерности быть не может. Более полно изучена история народов Западной Европы и Юго-Восточной Азии. Многообразие факторов, влияющих на исторический процесс, затрудняет подыскание однозначных решений для частных задач и вспомогательных исследований исторического процесса в целом с учетом географического фактора. Ландшафт прибрежных территорий лишен резких переходов, и, следовательно, все природные закономерности, наличие которых бесспорно, сглажены, поэтому здесь их гораздо труднее выявить. Наиболее подходящей областью исследования является внутренняя часть Евразийского континента, четырехугольник степей, тянущийся от уссурийских джунглей до Динарских гор, очерченный с севера зоной тайги или влажных лесов, а с юга пустыней, в которую вкраплена цепочка оазисов. История обитающих здесь народов известна с V в. до н.э.; соотношение их хозяйства, быта и организации с колебаниями степени увлажнения аридной зоны изучено специально. Очень важно, что большую часть известного нам периода евразийские степняки жили натуральным хозяйством, т.е. были крайне тесно связаны с биоценозами населяемых ими регионов. Поэтому природные закономерности в их исторических судьбах проявлялись здесь более резко и могут быть учтены. Утверждая это, мы ни в коей мере не забываем о роли производительных сил и связанных с ними производственных отношений. Но в ранние эпохи, когда господствовало натуральное, или простое товарное, хозяйство, производительные силы общества были связаны с эксплуатацией природных богатств при довольно стабильной технике на протяжении многих веков. В этих условиях воздействие человека на природу было весьма ограниченным, главным было приспособление к ней, и, надо сказать, древние народы достигли максимальной степени адаптации к вмещающим их ландшафтам. Прирост населения в рассматриваемый период регулировался в значительной степени межплеменными войнами и детской смертностью. Разумеется, изолированное существование таких человеческих коллективов не означало их отключения от всемирно-исторического процесса социального развития, но механизм этого явления сложен, и мы вернемся к нему специально в конце статьи. Наша задача - проанализировать соотношение социальных и природных факторов, неотделимых друг от друга. В принятом нами аспекте целесообразно рассмотреть это население с точки зрения естественной науки - исторической географии [+4] - как антропофауну, что отнюдь не противоречит наличию других аспектов, при которых исследователь ставит перед собой иные задачи. Предлагаемая работа является всего лишь осуществлением задач, намеченных IV съездом Географического общества СССР в мае 1964 г. в Москве [+5]. Для решения поставленной нами проблемы крайне важен выбор методики, так как гуманитарии и естественники подходят к решению одной и той же задачи совершенно различно. Для историка-источниковеда важно прежде всего установить аутентичность источника, а затем проверить его данные путем внутренней и компаративной критики. Такая методика для географа непригодна, так как авторы древних и средневековых источников никогда не интересовались проблемой, занимающей нас, и ничего по этому поводу не писали. Из их сочинений мы можем извлечь только некоторое количество фактов в хронологической последовательности и при тщательном анализе обнаружить некоторые причинные связи между событиями. Это все! Однако ученые-естественники никогда не получают больше, а тем не менее умеют создавать "эмпирические обобщения", по степени достоверности не отличающиеся "от научно установленного факта" [+6]. Только этим путем развиваются, и надо сказать блестяще, естественные науки в XX в. Поэтому нам нет причины отказываться от применения этой методики к большому, уже собранному материалу, остро нуждающемуся в научном синтезе, В самом деле, полная хронологическая таблица и серия подробных исторических карт дают исследователю материал, принципиально не отличающийся от геологической или зоологической коллекции или от тщательного географического описания местности. И там и тут собранные экспонаты молчат, но, будучи сведенными в систему, позволяют установить последовательность либо отложения слоев земной коры, либо соотношения ландшафтных зон, а также (и мы на этом настаиваем) характер взаимодействия между человеком и природой, Однако при таком подходе мы в отношении исторического материала являемся естественниками и, чтобы не вносить терминологической путаницы, будем называть новую научную дисциплину не историей, а либо "этнологией", если при помощи знания явлений природы мы изучаем историю народов, либо "исторической географией", если при помощи истории мы изучаем явления природы. При такой постановке вопроса только эта научная дисциплина может нам помочь. Теперь перейдем к разбору фактического материала, т.е. к классификации общественных систем насельников Евразии как формы существования бытовавших там этносов. Отметим, что общественные системы народов были тесно связаны с уровнем развития их производительных сил и способом производства, т.е. с системой хозяйства населяемых этими народами стран. Но при этом возникает первое затруднение - с IX в. до н.э. до XVIII в. н.э. в евразийских степях бытовал один способ производства: кочевое скотоводство. Если применить к ним одну общую мерку, то мы должны полагать, что все кочевые общества были устроены единообразно и были чужды всякому прогрессу настолько, что их можно характеризовать суммарно, а детали отнести за счет племенных различий. Такое мнение действительно считалось в XIX и начале XX в. аксиомой, однако фактический материал, имеющийся в нашем распоряжении, позволяет его отвергнуть [+7]. Несмотря на устойчивое соотношение между площадью пастбищ, поголовьем скота и численностью населения, в евразийских степях не было и тени единообразия общественно-политических систем, а за 3000 лет своего существования кочевая культура прошла творческую эволюцию, не менее яркую и красочную, чем страны Средиземноморья или Дальнего Востока. Однако местные условия придали истории кочевников несколько иную окраску, и наша задача состоит в том, чтобы уловить не столько элементы сходства между кочевыми и земледельческими общественными системами, сколько различия, и указать на их возможные причины. Территориальное распределение древних народов было отнюдь не беспорядочным, однако естественные границы их местообитаний определялись не рельефом (например, горными хребтами) и многоводными реками (см. рисунок). Карта Схема этно-культурных ареалов (39 KB). Миграции народов: 1 - из Джунгарского ареала; 2 - из Арало-Каспийского ареала; 3 - из лесостепного ареала; 4 - оазисы. Синхронистическая таблица этно-ландшафтных соответствий Века: Восточный Казахстан и ДжунгарияМонголия и

ЗабайкальеАрало-Каспийские степи и пустыни Лесостепь

III-II в. до н.э.Четыре совместно живущих народа: юэчжи, саки, усуни

и кангары (кангюйцы), причем у последних наряду со ставкой правителя

отмечено 5 вассальных княжеств.Хунну - патриархально-родовая империя

с жесткой властью шаньюя (главы 24 родов) и системой чинов.Сарматы

разрозненные племена единообразной культуры.Древние угорские и

самодийские племена.

I-III в. н.э.Хунны, перешедшие в Среднюю Азию, образуют эфемерную

державу Юебань, распадающуюся на 4 племени: чуюе, чуми, чумугунь,

чубань.Сяньби, разбив хуннов, образуют две крупные монолитные

державы: Муюн и Тоба (древние монголы).Аланы - одно из сарматских

племен, захвативших гегемонию в Прикаспии.Начало наступления

угро-самодийцев на север и юг.

IV-VIПлемена теле (предки уйгуров) сначала в Джунгарии, потом в

Семиречье (с 492 г.) создают конфедерации 12 племен.Жужаньское

ханство - орда, покоряющая и эксплуатирующая соседние племена.Гунны

- акациры и болгарские племена в Прикаспии; хиониты в Приаралье. 

VI-VIIIЗападнотюркютский каганат - слабая ханская власть над 10

самоуправляющимися племенами и добровольно примкнувшими союзниками

(хазары, согдийцы, карлуки, шато).Восточнотюркютский каганат

централизованная держава, основанная на военной власти ханской

дружины.Создание эфемерного болгарского ханства и хазарского

каганата, опирающегося на оседлое население долины Терека и дельты

Волги.

VIII-ХКарлукский племенной союз даже без ханской власти.Уйгурское

ханство со слабой светской властью, но могучей манихейской

церковью.Племенные союзы печенегов и гузов.Активизация венгров и

уход их в Европу. Создание камской Болгарии.

X-XIIКыпчакский (половецкий) племенной союз. Распадающееся

найманское ханство.Империя киданей (907-1115 гг.), затем кераитское

ханство.Половецкий племенной союз.Русские удельные княжества.

XIII-XIVРаспадение монгольской империи на улусы: Золотая Орда, Синяя

Орда, Чагатайский улус, Могулистан, Ойратский союз.Монгольская

империя, монолитная, централизованная, разгромлена китайцами около

1368 г. Ослабление монгольских Чингисидов.Образование ногайцев и

казахов - племенные союзы (джусы).Создание Казанского и Касимовского

ханств. Усиление России.

Так: хунны жили в современной Монголии, как Внутренней, так и Внешней [+8], но до 93 г. н.э. не занимали западной Джунгарии, несмотря на то что последняя увлажняется гораздо обильнее (до нее доходят атлантические циклоны [+9]) и более благоприятна для обитания (таблица). В хуннское время в западной Джунгарии жили малочисленные племена, политически зависящие от хуннского шаньюя, однако хунны на их земли почему-то не посягали [+10]. Та же ситуация сложилась в III-VI вв., когда воинственные жужани господствовали на бывшей хуннской территории, а склоны Алтая, Тарбагатая, Саура и Семиречья заселяли потомки оттесненных на запад хуннов - чуйские племена (чуюе, чуми, чумугунь, чубань) и разрозненные племена теле - предки уйгуров [+11]. Жужани, как раньше хунны, претендовали только на политическую гегемонию, но не на пастбища джунгарских степняков. Может показаться, что положение радикально изменилось во второй половине VI в., когда тюркюты, обитавшие до тех пор на склонах Хангая, захватили и восточную, и западную половины Великой степи, объединив их в одну державу. Однако уже второе поколение - дети завоевателей - раскололо Великий каганат на Восточный и Западный, причем граница между ними проходила по той же незримой грани - сыпучим пескам восточной Джунгарии [+12]. И, что самое интересное, когда в 747 г. создался уйгурский каганат, граница прошла там же [+13]. Видимо, не случайно в XII в. здесь же проходила граница между найманами и кераитами, в XIII в. - между монгольскими повстанцами: ханами Аригбугой и Хайду, опиравшимися на местные племена, и великим ханом Хубилаем, использовавшим ресурсы покоренного Китая, а в XV-XVIII вв. между калмыками и монголами. Что же общего было между державами, существовавшими на территории восточных степей, и какая преемственность с этой точки зрения имела место в государствах, располагавшихся на степных территориях, примыкавших к Алтаю и Тарбагатаю? При этом будем рассматривать непосредственно общественно-политический строй как чуткий индикатор состояния этноса. Для всех народов восточной половины степи было характерно наличие сильной централизованной власти. Только этим схожи между собой родовая империя Хунну [+14], орда Жужань [+15], Вечный эль орхонских тюрок [+16] и уйгурская теократия с манихейской церковью, стоявшей выше хана [+17]. На западе мы наблюдаем цепь конфедераций - племенных союзов, последним из которых был дурбен-ойратский союз - классический пример децентрализации. Теперь попробуем найти объяснение этому явлению, и не на земной поверхности, а несколько выше - в атмосфере. Над территорией Северной Монголии в зимнее время находится центр антициклона и зимние осадки почти отсутствуют. Летом пустыни Центральной Азии раскаляются за счет инсоляции, фронт полярного воздуха отступает на север Монголии. В размытую таким образом барическую депрессию вторгается влажный воздух, и в эти месяцы здесь выпадает до 90% осадков в виде летних дождей [+18]. В регионе Алтая и Тарбагатая наоборот: атлантические циклоны несут много влаги, выпадающей зимой в виде снега, зато лето обычно сухое настолько, что трава в степи выгорает. Граница между обоими регионами проходит именно в восточной Джунгарии, через которую в меридиональном направлении тянется экстрааридная полоса, по климатическим условиям сходная с пустыней Такла-Макан (осадков меньше 100 мм в год [+19]). Эта полоса не является стратегическим барьером. Она неширока, и сыпучие пески можно легко обойти с юга и севера - по склонам Тянь-Шаня и Монгольского Алтая, где с гор стекает ключевая вода. Однако способ пастьбы скота по сторонам от этой полосы был неодинаков. На востоке скот все время пасся в степях, и пастухи постоянно встречались друг с другом, что создало привычку общения и возможности координации в масштабах всей страны. В предгорьях Тянь-Шаня и Тарбагатая кочевники летом выгоняли скот на джейляу - горные пастбища. Подъем в горы проходил по узким долинам, каждая из них принадлежала отдельному роду, равно как и альпийские луга, на которых скот пасся летом. Так создавались навыки изолированного ведения хозяйства, что и отразилось на характере политических образований: вместо ханств здесь возникали племенные союзы [+20]. Однако, несмотря на различия монгольского и алтае-тяньшаньского регионов, у них есть нечто общее, крайне важное для хозяйственной жизни и политического бытия, - сочетание горного и степного ландшафтов. Горные хребты, покрытые лесом, крайне важны для кочевого хозяйства [+21] [+22]. Древесина необходима для изготовления повозок, юрт, стрел; в горных лесах водятся орлы, маховые перья которых шли на оперение стрел. В периоды большого снегопада, когда кизяк бывает припорошен снегом, валежник дает необходимое топливо, во время вьюг лес становится прекрасным укрытием. Не менее важны были и горные хребты как стратегические пункты, так как без проводников враг не мог пробраться в ущелья, где обычно прятались женщины и дети [+23]. Короче говоря, без горного леса кочевники не имели средств для создания сильных держав с каким бы то ни было политическим строем. И с этой точки зрения мы должны выделить в особый регион Арало-Каспийскую низменность, где рельеф ровный, а увлажнение пониженное (меньше 100 мм в год). Население кочует здесь не по сезонам, как в двух первых вариантах, а круглый год, по определенному кругу - от колодца к колодцу [+24]. Снеговой покров здесь настолько тонок, что позволяет держать скот исключительно на подножном корму, а весной, когда вся пустыня одевается нежно-зеленой травой (вследствие таяния снега, скопившегося за зиму), эти пастбища являются особенно ценными для каракулевых овец. Аналогичные условия наблюдаются и в Восточной Монголии, но близость описанного центрально-монгольского комплекса исключила возможность создания здесь особого культурного региона. Но несмотря на это положительное качество природных условий, прирост скота и населения в Арало-Каспийской низменности был ограничен, а плотность населения ничтожна. Это обстоятельство обусловило возникновение особых общественно-политических структур в этом регионе. В VI в. до н.э. в Арало-Каспийской области жили массагеты, по-видимому, одна из ветвей саков (мас+сака+та=большая сакская орда (ставка)) [+25]). По поводу их образа жизни и ныне уместно повторить слова Страбона: "В результате своих исследований историки не сообщили об этом племени ничего точного и правдоподобного" [+26]. Поэтому мы и обратимся к народам, обитавшим на этой территории в более позднее время и лучше известным ученым. Во II в. до н.э. на берегах Каспийского моря жили сарматы, а во II в. н.э. это была восточная окраина союза племен, возглавленных аланами, которых около 158 г. хунны оттеснили на запад, за Волгу [+27]. Хунны не остались в приаральской равнине, они предпочли Волго-Уральское междуречье и, объединившись там с утрами, образовали новый народ, который, по удачному предложению К.А. Иностранцева, принято называть гуннами [+28]. Дальнейшая история гуннов освещена относительно неплохо, но о восточной окраине их владений нет никаких сведений. Известно лишь, что в IV в. здесь или немного южнее, в низовьях Сырдарьи, обитали хиониты [+29], которые в 356-357 гг. воевали с Ираном, а в 359 г. в составе иранской армии штурмовали Амиду [+30]. Об их внутреннем устройстве и образе жизни нет никаких сведений. В середине VI в. тюркюты вторглись в Поволжье и, следовательно, оккупировали приаральские степи [+31]. В истории Великого каганата о судьбе этих территорий нет ни слова, и только из сообщения, относящегося к Х в., известно, что здесь обитали два народа: гузы и печенеги [+32]. Не странно ли, что о приаральских степях нам ничего не известно, в то время как история Монголии; Джунгарии и Семиречья описана весьма подробно?! Это не может быть случайностью. Виной тому особенности древней историографии. Внимание летописцев привлекали преимущественно грандиозные, из ряда вон выходящие события. Обыденное их не интересовало. Поэтому те местности, где не возникали агрессивные державы, где не организовывались походы и где не сооружались огромные дворцы или храмы, выпадали из их поля зрения. То, что кочевники ежегодно повторяли свои маршруты от колодца к колодцу и отгоняли волков от стад и табунов, историки древнего мира считали настолько очевидным, что не находили нужным это фиксировать. Только Гардизи [+33] и Константин Багрянородный [+34] оставили описание быта гузов и печенегов, в точности отвечающее нашей реконструкции [+35]. Поэтому не будет ошибкой экстраполировать данные историков Х в. в древность, тем более что ландшафт приаральских степей за историческое время менялся только за счет соотношения пустынь и полупустынь. Соответственно этому в засушливые эпохи уменьшалась численность населения, характер же хозяйственной деятельности оставался неизменным. В этом регионе основой общественной жизни был материнский род - огуз [+36], управлявшийся старейшинами. Группа родов управлялась советом старейшин, причем председательство переходило от одного родового старейшины к другому по очереди. Только в далеких походах власть принадлежала военному вождю, при избрании которого учитывались не только старшинство, но и способности. Все особенности общественного устройства этого района, как мы видим, были обусловлены повседневной хозяйственной деятельностью, единственно возможной в этих природных условиях. Из этих степей ведут свое начало многие народы-завоеватели. Основание парфянской династии Аршакидов приписывается сакам; сельджуки, захватившие в XI в. всю Переднюю Азию, были туркменами - выходцами из Приаралья; в XVI в. Шейбани-хан привел сюда же кочевых узбеков и захватил Самарканд и Бухару. Это как будто бы противоречит нашей точке зрения. Однако на самом деле противоречия нет. Саки и сельджуки некоторое время (около полустолетия) жили на склонах Копет-Дага и в северном Хорасане, где они привыкали к совершенно иным природным условиям, после чего превращались в завоевателей. Узбеки, прежде чем одержать окончательную победу над последним Тимуридом (Бабуром), всю вторую половину XV в. локализовались между Отраром и Ташкентом и опирались на некоторые слои оседлого населения оазисов, недовольные Тимуридами, Приведенные возражения только подтверждают хорономический принцип Л.С. Берга - способность вида к адаптации и конвергентность формообразования этнических сообществ. Хуже всего освещена в литературе история угро-самодийских племен, живших в лесостепной полосе Восточной Европы и Западной Сибири [+37] и занимавшихся наряду со скотоводством лесной охотой. Это были храбрые, воинственные люди, имевшие свои весьма устойчивые этнографические особенности, сохранившиеся в виде отдельных обычаев до нашего времени [+38]. К сожалению, сведения о них очень скудны. Ясно только одно: угры и самодийцы в III-IX вв. были грозной силой [+39]. Они проникли даже в Арктику, частью подчинив, частью истребив местные племена [+40]. Каждый из так называемых угро-финских народов имеет финскую и угорскую ветви: эсты и ливы, горные и луговые марийцы, мордва эрзя и мордва мокша. Наиболее северная ветвь угров проникла в Скандинавию до широты Стокгольма, и предки шведов и норвежцев с трудом оттеснили пришельцев на крайний север полуострова. Венгры, жившие в Приуралье, были организованы в боевые единицы под командованием талантливых полководцев [+41]. Все это косвенно указывает на то, что угры отнюдь не были примитивным народом, хотя описать их общественный строй невозможно без привлечения этнографических параллелей, чего мы предпочитаем не делать, так как этот скользкий путь часто ведет к фантастическим заключениям. Однако географическая дедукция позволяет восполнить пробел исторической науки. В лесостепном ландшафте возможно ведение комбинированного натурального хозяйства, в котором сочетаются примитивное земледелие, отгонное скотоводство, охота, рыболовство и бортничество. Многосторонность хозяйства давала уграм большую независимость от климатических воздействий, чем специализированное хозяйство тюрков. Возможно, было и большее накопление продуктов, благодаря чему часть мужчин могла всецело посвятить себя подготовке к войне: в результате было одержано много побед, зафиксированных не в истории, а в этнографии. Но для нас важно то, что угры направляли свои дружины не в степи и сплошную тайгу, а на грань леса и тундры, а также в Закарпатье и Прибалтику, где преобладали привычные для них ландшафты, тем самым подтверждая хорономический принцип Л.С, Берга, т.е. способность организмов к адаптации, определяющую возникновение конвергентных форм. Теперь перейдем к рассмотрению оседлых народов, населявших оазисы экстрааридной зоны к югу от Восточного Тянь-Шаня и речные долины Дона, Терека и дельты Волги. Нет нужды менять методику исследования, потому что земледельцы организуют флору той территории, которая их кормит, а кочевники - фауну, но это скорее сходство, чем разница. Человеческий коллектив всегда во многом зависит от вмещающего ландшафта [+42]. Пустыня Такла-Макан для жизни человека непригодна, но речки, стекающие со склонов Тянь-Шаня, Куэнь-Луня и Наньшаня, орошают небольшие ее участки; так, в оазисах Хотана, Яркента, Кашгара, Аксу, Кучи, Карашара, а также в Люкчунской впадине - Турфанском оазисе - образовались группы народностей, сменявшие друг друга. В первые века нашей эры здесь жили европеоидные тохары и арсии. Во II в. н.э. в Хотан проникли саки, а в VI в. - эфталиты. В VIII в. в оазисах и горных долинах Тянь-Шаня стали селиться разные тюркские племена, и около 861 г. северо-восточная часть описанного региона получила название Уйгурии (не следует смешивать ее с ханством кочевых уйгуров на берегах Орхона, 747-847 гг.), а юго-западная досталась карлукам. В XV-XVI вв. эту местность постепенно захватывали выходцы из Ферганы, и только в середине XVIII в, ее оккупировали маньчжуры, не оставившие заметных следов в культуре страны. Несмотря на то, что менялись расы первого порядка, языки, религиозные системы, письменность и т.д., признак, отмеченный нами как индикатор, был устойчив. В оазисах складывались отдельные небольшие коллективы, независимые друг от друга, потому что их разделяли пустыни. Так как через оазисы долгое время проходил караванный путь, то господство в них принадлежало купеческой аристократии. Когда же караванный путь потерял свое значение, ослабела и экономическая мощь оазисных народностей, и сила сопротивления внешним завоевателям, и самостоятельность отдельных культур. Можно усомниться, вправе ли мы рассматривать караванный путь в качестве географического фактора. Однако следует заметить, что ведь и географические факторы не вечны, а 2000 лет для наших масштабов период вполне весомый. Кроме того, наряду с явлениями природы следует учитывать и ситуацию. В данном случае большую роль играло положение района между Дальним Востоком и средиземноморским Западом. Еще больший интерес представляет последний регион: дельта и пойма Волги и долина Терека, потому что здесь нам удалось поставить эксперимент. Ландшафт окружающих Волгу пустынь и полупустынь резко отличен от ивовых рощ и тростниковых зарослей поймы и дельты. Согласно нашему тезису, здесь должны были обитать люди, совершенно непохожие на степных кочевников, оседлые, со своеобразным хозяйственным укладом и специфической культурой. В 1959 г. автору этих строк было поручено отыскать на Нижней Волге археологические остатки культуры хазар, которых в то время большинство ученых считало кочевниками [*1]. Всех удивляло только то, что за 100 лет в приволжских степях не было найдено ни одного памятника, который можно было бы приписать хазарам [+43]. Исходя из наших географических представлений, мы, вопреки всем установкам, направились сначала в пойму, а потом в дельту Волги и там обнаружили на бэровских буграх хазарские кладбища и следы поселений [+44]. В долине Терека мы нашли не только хазарскую керамику, которая отмечала места хазарских поселков, но и цитадель хазарской крепости Семендера, причем локализация хазарских деревень и казачьих станиц почти совпадала [+45]. Это указывало на то, что быт хазар и терских казаков был одинаков; он был подсказан особенностями ландшафта азонального или провинциального региона. Таким образом, было сделано археологическое открытие, интересное тем, что оно подтверждает хорономический принцип Л.С. Берга. В этой связи важно отметить еще то обстоятельство, что общественно-политический строй степняков - половцев, ногайцев и калмыков, относящихся, по нашей классификации, к третьему (арало-каспийскому) типу, и обитателей дельты Волги и долины Терека - хазар, астраханских татар и казаков - резко различен. Последние (до подчинения Российской империи) сохраняли устойчивые формы военной демократии при относительно слабой центральной власти. Ханская или атаманская власть была нужна им только для военных походов, а попытка усилить ее и превратить Хазарию в централизованное государство, предпринятая иудейской общиной в IX - Х вв., привела ее к гибели вследствие отсутствия поддержки народных масс. Наибольшего расцвета военно-демократическая система достигла на Дону, долину которого следует причислять к Волго-Терскому региону, несмотря на значительные отличия природных условий. Хотя четыре надпойменных террасы Дона плавно переходят в водораздельные степи, но уже на второй террасе проявляется азональность - колки, леса, заросли ивняка и т.п. Со II в, н.э. здесь вели оседлый образ жизни сначала аланы (потом носители салтовской культуры), хазары и, наконец, казаки [+46], создавшие знаменитый "казачий круг" - военно-демократический орган самоуправления. Автору этих строк в 1965 г. удалось найти на среднем Дону следы небольшого поселения, где была обнаружена керамика всех эпох - с Х по XVII в., что еще раз подтверждает культурную преемственность населения долины Дона независимо от внедрения в нее инородных этнических элементов [+47]. Разумеется, все описанные закономерности имеют верхнюю хронологическую границу - развитие цивилизации и техники в XIX - XX вв., но это особая тема, выходящая за рамки проведенного нами исследования. В заключение мы не можем не остановиться на вопросе, который был затронут вначале: не является ли хорономический принцип Л.С, Берга вариацией географического детерминизма Бодэна и Дюбо [+48], Монтескье (Montesquieu, 1858), Гердера (Herder, 1784-1791) и их современного продолжателя Хентингтона (Huntington, 1915)? Действительно, элементы внешнего сходства в обеих системах имеются, но есть и огромное различие, которое позволяет ответить на этот вопрос отрицательно. Все основатели географического детерминизма, "устанавливая зависимость народного характера от географической среды, стремятся этим путем раскрыть закономерность, присущую человеческому обществу... Основным исходным моментом во всем построении является античная идея о влиянии природы на психику человека, тем самым на национальный характер и через это на судьбы народов" [+49]. Предлагаемый подход диаметрально противоположен: устанавливается лишь обусловленность хозяйственной деятельности человека природными условиями географического региона, т.е. способность к адаптации, определяющая возникновение конвергентных форм, с чем ни один материалист не будет спорить. Затем, мы отмечаем, что характер институтов управления связан с особенностями хозяйственной деятельности и способом производства, но отнюдь не распространяем эту закономерность на все проявления деятельности человека и тем более человечества [+50]. Например, влиянием усиленного увлажнения или наличием пересеченного рельефа невозможно объяснить ни детали политической борьбы партий, ни смену общественных формаций, так как они являются проявлением спонтанного развития человечества в целом. Ведь в любом устойчивом ландшафте при одном и том же хозяйстве происходят смены формаций, когда меняется окружение изучаемой страны. Для примера рассмотрим историю Греции. За исключением нескольких крупных городов, где кипела торговля и использовался рабский труд (Афины, Коринф, Мегары), занятием населения было примитивное скотоводство и земледелие. Козы паслись и оливки вызревали 3000 лет тому назад так же, как в наше время. Но в XII в. до н.э. базилевсы водили дружины разрушать Трою: в VI в. до н.э. демократы свергали власть олигархов; в IV в. до н.э. ослабевшая Эллада упала к ногам македонского царя Александра; во II в. до н.э. она сделалась провинцией Римской республики; в V в. н.э. через Грецию прошли свирепые готы и были изгнаны на запад; в VII в. обезлюдевшую страну заселили славяне, смешавшиеся с остатками древнего населения; в XIII в. новые греки освободились от власти захватчиков-крестоносцев; в XV в. Греция подпала под власть турецкого султана; в XIX в. она освободилась и стала самостоятельным государством. Несомненно, что различие эпох и смена формаций определяются не провинциальным бытом пастухов Аркадии или горцев Этолии, а включением Эллады в мировую систему хозяйства, подчиненную закону спонтанного развития. То же самое произошло с евразийскими кочевниками. Их хозяйство было весьма специализировано, они постоянно нуждались в обмене товарами с оседлыми соседями, а это вовлекало их в мировую историю и заставляло испытывать все перипетии общеисторического процесса. Как только натуральное хозяйство сменилось товарным, как только через степи потянулись караваны, везшие шелковую пряжу, кораллы, золото и прочие предметы роскоши, как только в Китае, Согдиане, Иране и Византии потребовались рабы, рабыни и наемные солдаты, степь вошла в круговорот всемирного исторического процесса. Но эта проблема относится к разряду гуманитарных и общественных наук, которых мы сейчас не касаемся. Мы рассматриваем способы приспособления отдельных коллективов вида Homo sapiens к определенным условиям географических ландшафтов, т.е. подходим к проблеме не как гуманитарии, а как естествоиспытатели. Отмеченная нами зависимость относится не к общественным, а к этническим коллективам, и к ним следует применять иную шкалу и иную систему измерения, которую мы попытались отыскать. В этой географо-биологической системе сопоставлений и синтеза тезис Л.С. Берга подтверждается всем имеющимся в распоряжении науки материалом.

Примечания

[+1] Берг Л.С. Номогенез. Пгр., 1922, стр. 180, 181 [+2] Колесник С.В. Основы общего землеведения. М., 1955, стр. 455 [+3] Гумилев Л.Н. По поводу предмета исторической географии. (Ландшафт и этнос: III). - "Вестник ЛГУ", т. 18., 1965, вып.3, стр.112 - 120. [+4] Там же [+5] Константинов А.ф. Взаимодействие природы и общества и современная география. - "Известия АН СССР, сер. географич.", 1964, N 4. [+6] Вернадский В.И. Биосфера. - Избр. соч., т. V. М. - Л., 1960, стр. 18,19 [+7] Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М., "Наука", 1967. [+8] Гумилев Л.Н. Хунну. М., 1960. [+9] Каминский А.А. Некоторые особенности климата северо-западной Монголии. - Географический сборник, т. II. Пгр., 1915. [+10] Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, т. I, М. - Л., 1950, стр.205-207. [+11] Там же т. I, стр.216, 217; т. II, стр.259 [+12] Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М., "Наука", 1967, стр. 103 - 120 [+13] Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край, т. II. Л., 1926, стр. 331 [+14] Гумилев Л.Н. Хунну. М., 1960, стр. 71-81 [+15] Руденко С.И. Культура хуннов и Ноинулинские курганы. М. - Л., 1962. [+16] Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М., "Наука", 1967, стр. 101, 102 [+17] Grunwedel A. Mythologie du Buddhisme au Tibet et en Mongolie. Leipzig, 1900. [+18] Мурзаев Э.М. Монгольская Народная Республика. М., 1952. [+19] Лавренко Е.М. Основные черты ботанической географии Евразии и Северной Африки. - В кн.: Комаровские чтения. XV. М. - Л., 1962. [+20] Гумилев Л.Н. По поводу предмета исторической географии. (Ландшафт и этнос: III). - "Вестник ЛГУ", т. 18,, 1965, вып.3, СТР.112 - 120. [+21] Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, т. I, М. - Л., 1950, стр. 94. [+22] Гумилев Л.Н. Хунну. М., 1960, стр. 95 [+23] Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М., "Наука", 1967, стр. 231 [+24] Руденко С.И. К вопросу о формах скотоводческого хозяйства и о кочевниках. - Материалы по Отделению этнографии ВГО. 1961, вып. 1. [+25] Gumilev L.N. New Data of the History of Khazaria, Acta Archaeol. Academ. Sci. Hungar, t. XIX, f. l/2, 1967. [+26] Страбон. География. Л., 1964, книга XI, глава VI, стр. 480 [+27] Гумилев Л.Н. Хунну. М., 1960. [+28] Иностранцев К.А. Хунну и гунны. - Труды тюркологического семинария, т. 1, 1926. [+29] Гумилев Л.Н. Эфталиты и их соседи в IV в. - "Вестник древней истории", 1959, N1. [+30] Аммиан Марцеллин. История. Киев, 1908, стр. 233, 248 [+31] Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М., "Наука", 1967. [+32] Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962, стр.350 [+33] Бартольд В.В. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью в 1893-1894 гг. - Записки АН, VIII, сер. по ист.-филол. отд. т. 1, N 4, СПб., 1897, стр. 120 [+34] Константин Багрянородный. Об управлении государством. - "Известия ГАИМК", вып. 91, М. - Л., 1934., стр. 17 [+35] Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962, стр. 352, 416-418 [+36] Кононов А.Н. Опыт анализа термина "турк". - "Советская этнография", 1949, N 1, стр.61-63 [+37] Hajdu P. Die altesten Beruhrungen zwischen Samojeden und jenisseischen Volkern. - "Acta orientalia". Budapest, 1953. [+38] Крюкова Т.Л. Материальная культура марийцев XIX в. Йошкар-Ола, 1956. [+39] Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962, стр. 339 [+40] Чернецов В.Н., Мошинская В.И. В поисках древней родины угорских народов. По следам древних культур, от Волги до Тихого океана. М., 1954, стр. 186 [+41] Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962, стр. 343, 348 [+42] Гумилев Л.Н. Хазария и Терек (Ландшафт и этнос: II). - "Вестник ЛГУ", 1964, N24, вып.4. [+43] Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962, стр.412 [+44] Гумилев Л.Н. Хазарское погребение и место, где стоял Итиль. "Сообщения Гос. Эрмитажа", Л., 1962, вып.XX. [+45] Гумилев Л.Н. Хазария и Терек (Ландшафт и этнос: II). - "Вестник ЛГУ", 1964, N24, вып.4. [+46] Гумилев Л.Н, Гаель А.Г. Разновозрастные почвы на степных песках Дона и передвижения народов за исторический период. - "Изв. АН СССР, сер, географ.", 1966, N1. [+47] Гумилев Л.Н. Открытие Хазарии. М., 1966, стр. 179 [+48] Яцунский В.К. Историческая география. М., 1955, стр. 137-142 [+49] Там же, стр. 293 [+50] Колесник С.В. Основы общего землеведения. М., 1955, стр.406-409

Комментарии

[*1] Историю вопроса см.: Артамонов М.И. История хазар. Изд. Гос. Эрмитажа. Л., 1962; Рыбаков Б.А. К вопросу о роли хазарского каганата в истории Руси. - "Советская археология", 1953, N 10, стр. 141.