sci_tech Авиация и Время 2006 02

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение. Оставлены только полные статьи.

Примечание OCR – во всех сканах данного журнала обнаруженных в сети пропущены 2 страницы.

ru ru
Book Designer 5.0, FictionBook Editor 2.4, Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 25.08.2010 FBD-79A260-B463-4F45-D2BF-EA7D-C6AE-34378E 1.0 Авиация и Время 2006 02 2006

Авиация и Время 2006 02

«Авиация и Время» 2006 № 2 (84)

ПАНОРАМА

За период с 1 декабря 2005 г. по 1 апреля 2006 г. военнослужащие аэромобильных частей Сухопутных войск ВС Украины выполнили почти 10 400 прыжков с парашютом, что составляет третью часть годовой программы их парашютной подготовки, Так, например, 2 апреля на Житомирском общевойсковом полигоне состоялись плановые прыжки с парашютом личного состава 13-го аэромобильного батальона, входящего в состав 95-й аэромобильной бригады 8-го армейского корпуса. В течение этого дня 280 десантников под командованием командира бригады подполковника А. Швеца выполнили 300 прыжков с Ми-8, который за это время 20 раз поднялся в воздух. Необходимо также отметить, что в середине февраля личный состав этого батальона с целью развития контактов между воинскими подразделениями Украины и США, а также получения опыта взаимодействия посетил базу Форт Брегг {шт. Северная Каролина), где расположена 82-я воздушно-десантная дивизия США. Там украинские военнослужащие (48 чел.) в составе совместных парашютных групп выполняли прыжки с С-17 и С-130.

24 марта поздно вечером во время выполнения планового полета и отработки атаки воздушных целей на средних и малых высотах на МиГ-29, которым управлял командир эскадрильи летчик II кл, подп-к С Васильев, при пикировании отказал правый двигатель. Сработала система его автоматического запуска, но обороты двигателя продолжали падать. Васильев быстро сориентировался в сложившейся ситуации, принял решение выключить двигатель и выполнил успешную посадку на своем аэродроме вблизи Ивано-Франковска. Решением командующего Воздушных сил Украины генерал-п-ка А. Торопчина за храбрость и высокий профессионализм при выполнении полетного задания подп-к С. Васильев награжден именными часами. На фото: подп-к С. Васильев (справа) и его заместитель м-р С. Исаков.

По данным Госкомстата Украины, в 2005 г. отечественные авиакомпании перевезли 3,8 млн. пассажиров, а общий пасса-жирооборот составил 6.1 млрд. пасс-км. Сравнение этих показателей с результатами 2004 г. демонстрирует рост на 17,6% и 11,3%, соответственно. Лидер украинской гражданской авиации «АэроСвит» перевез 1,372 млн, пасс, что составляет 36% от их общего числа. На международных авиалиниях в прошедшем году 13 украинских авиакомпаний, осуществляя регулярные рейсы в 45 стран мира, перевезли 1,8 млн, пасс. При этом коэффициент занятости кресел составил 62.4% против 57,6% в 2004 г. Кроме того, 47 иностранных авиакомпаний из 25 стран выполняли полеты в Украину. Наиболее интенсивные перевозки осуществлялись между Украиной и Россией, Австрией, Германией, Великобританией, Венгрией, Израилем, Нидерландами, Турцией, Польшей, Францией. Количество пассажиров, перевезенных на внутренних регулярных рейсах, в 2005 г. увеличилось на 15% по сравнению с 2004 г. и составило 0.8 млн. человек.

В период с 23 марта по 10 апреля самолеты Ан-124-100 «Руслан» авиакомпании «Авиалинии Антонова» выполнили 9 рейсов в рамках европейской программы SALIS (Strategic Airlift Interim Solution). Полеты выполнены между Францией, Великобританией, Германией. Норвегией, Исландией, Афганистаном и Литвой. Евросоюз и НАТО используют «Русланы» в соответствии с контрактом, подписанным в январе 2006 г. между NAMSA (NATO Maintenance and Support Agency), представляющего интересы НАТО, и компанией Ruslan SALIS GmbH, которая представляет интересы АНТК им. O.K. Антонова (Украина) и группы компаний «Волга-Днепр» (Россия). Согласно этому документу, два самолета Ан-124-100 постоянно базируются в лейпцигском аэропорту. Еще 4 машины предоставляются по требованию. 23 марта в аэропорт Лейпциг-Халле прибыли первые два из арендованных Ан-124-100. Один из них принадлежит авиакомпании «Авиалинии Антонова» – структурному подразделению АНТК им. О,К. Антонова, другой – Группе компаний «Волга-Днепр». Объединение усилий позволило партнерам по программе предоставить в распоряжение европейских государств и Канады не все свои самолеты, а только часть авиапарка. Таким образом, они сохранили свое присутствие на рынке коммерческих перевозок, что важно для выполнения обязательств перед другими заказчиками.

По данным пресс-службы МО Украины, в 2005 г. в украинских Объединенных силах быстрого реагирования средний налет на экипаж составил 85 ч 50 мин, что в 9 раз превысило показатель 2000 г. В Армейской авиации Сухопутных войск средний налет достиг 90 ч, а в морской авиации – 68 ч.

20 февраля Президент России В. Путин подписал Указ № 140 «Об открытом акционерном обществе «Объединенная авиастроительная корпорация» (ОАО «ОАК»). В преамбуле к документу говорится, что «ОАК» создается «в целях сохранения и развития научно-производственного потенциала авиастроительного комплекса РФ, обеспечения безопасности и обороноспособности государства, концентрации интеллектуальных, производственных и финансовых ресурсов для реализации перспективных программ создания авиатехники». В приложениях к этому документу определяются следующие открытые акционерные общества, акции которых полностью или частично вносятся в уставной фонд «ОАК»: «АХК «Сухой»; «В/О «Авиаэкслорт»; «Ильюшин-Финанс и Ко»; «Комсомольское-на-Амуре а ви а производственное объединение им. Ю.А. Гагарина»; «Межгосударственная авиастроительная компания «Ильюшин»; «Нижненовгородский авиазавод «Сокол»; «Новосибирское авиапроизводственное объединение им. В.П.Чкалова»; «Туполев» и «Финансовая лизинговая компания», «Авиастар-СП»; «ВАСО»; «НПК «Иркут»; «ТАНТК им. ГМ. Бериева».

1 апреля исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося советского авиаконструктора Александра Сергеевича Яковлева. А.С. Яковлев родился в Москве в семье служащих. После окончания единой трудовой школы № 50 он добровольно вступил в Красную Армию и служил на рабочих должностях в Академии Воздушного флота им Н,Е. Жуковского (ВВА). Будучи 18-летним мотористом летного отряда ВВА, Александр Яковлев построил свой первый летательный аппарат – планер АВФ-10, который на Вторых всесоюзных соревнованиях в Коктебеле (Крым) был премирован как «одна из лучших машин переходно-тренировочного назначения».

12 мая 1927 г. летчик Ю, Пионтковский поднял в воздух АИР* 1 – первый самолет конструкции Яковлева. После установления на АИР-1 первых советских мировых рекордов по дальности и продолжительности полета Александр Сергеевич был зачислен слушателем ВВА, которую закончил в 1931 г За время учебы в Академии под его руководством были построены 4 типа самолетов – от АИР-2 до АИР-5 Затем он стал работать инженером на московском заводе № 39, где продолжал создавать самолеты (АИР-6. АИР-7). В январе 1934 г. группа энтузиастов во главе с Яковлевым была выделена в самостоятельное конструкторско-производственное бюро и получила свою базу на Ленинградском проспекте, где и по нынешний день находится ОКБ. В том же году бюро получило новое название – завод № 115 Спецавиатреста. а его директором назначили А.С. Яковлева (через год он стал еще и главным конструктором этого завода).

За период 1934-39 гг. в ОКБ спроектировали и построили несколько учебно-тренировочных и спортивных самолетов, два из которых были запущены в большую серию: двухместный УТ-2 (4955 экз.) для первоначального обучения и одноместный УТ-1 (1256 экз.) – спортивно-пилотажный, В предвоенные годы и в период войны под руководством Яковлева были созданы истребители: Як-1, Як-7, Як-9 и Як-3. Эти боевые машины составляли две трети советской истребительной авиации во время Великой Отечественной войны.

В январе 1946 г. Яковлева назначили первым заместителем наркома НКАП по опытным и научно-исследовательским работам по самолето- и моторостроению с сохранением должности главного конструктора. В дальнейшем под его руководством были созданы: истребитель Як-15 (1946 г.), перехватчик Як-25 (1952 г.), сверхзвуковой разведчик Як-27Р (1956 г), фронтовой бомбардировщик Як-28Б (1958 г.) и перехватчик Як-28П (1958 г.). В 1964 г. был построен первый советский СВВП Як-36. в 1970 г, – палубный Як-38, а в 1987 г. – первый в мире сверхзвуковой СВВП Як-141. ОКБ Яковлева разработало пассажирские самолеты Як-40 (1966 г.) и Як-42 (1975 г.). Линия на постройку учебно-тренировочных и спортивных машин была продолжена в Як-18, Як-30, Як-32, Як-50 и Як-52, Кроме того, была разработана серия малоразмерных БПЛА типа «Пчела».

В декабре 1956 г. А.С. Яковлеву присвоили звание Генерального конструктора, в 1940 г, он стал Героем Социалистического труда, а в 1957 г. это звание ему было присвоено во второй раз. Александр Сергеевич написал широко известные книги: «Рассказы авиаконструктора» (1964 г.), «Цель жизни» (1966 г), «Советские самолеты» (1968 г.), «50 лет советского самолетостроения- (1968 г.), -Записки конструктора» (1979 г.), изданные в СССР и в 13 зарубежных странах общим тиражом 3 млн, экземпляров.

А.С. Яковлев умер в 1989 г. За долгие годы своей творческой деятельности, помимо десятков типов самолетов, он создал авторитетную школу самолетостроения. Генеральный конструктор O.K. Антонов, обращаясь к Яковлеву писал: «Мне выпала удача поработать в общей сложности несколько лет под Вашим руководством в созданном Вами замечательном опытном конструкторском бюро, являющемся образцом творческой организации по слаженности, эффективности и быстроте осуществления новых передовых идей, Я с удовольствием и благодарностью вспоминаю эти годы ученья, которые принесли мне неоценимую пользу в моей дальнейшей самостоятельной работе. Школа Яковлева – это совершенно особая школа конструкторского мастерства, не имеющая себе аналогов ни в Советском Союзе, ни за рубежом»

19 февраля на заводе Lockheed Martin в штате Техас завершена постройка первого экземпляра многофункционального истребителя пятого поколения F-35, создаваемого по программе JSF и являющегося дальнейшим развитием самолета-демонстратора YF-35. Машину перекатили на летно-испытательную базу, где она пройдет программу наземных испытаний. Первое из них – проверку топливной системы – завершили в конце марта. Первый полет запланирован на конец 2006 г. F-35 создается совместно с американской корпорацией Northrop Grumman и британской ВАЕ Systems и предназначен для замены таких самолетов, как А-Ю. F-16, F/A-18t Harrier и Sea Harrier

20 февраля совместная американо-итальянская компания Bell/Agusta Aerospace обнародовала результаты начального этапа испытаний первого в мире гражданского вертикально взлетающего аппарата с поворотными роторами ВА 609, рассчитанного на перевозку от 6 до 9 пассажиров. Первый полет ВА 609 состоялся 7 марта 2003 г., а к настоящему времени конвертоплан провел в воздухе 62 часа. За это время проверена его устойчивость и управляемость во всем диапазоне полетных условий и при всех углах отклонения роторов. Взлетная масса достигла 6700 кг, высота полета – 4400 м, скорость – 513 км/ч, дальность – 1300 км. Как видно, по скорости и дальности полета ВА 609 примерно в два раза превосходит все современные вертолеты близкой размерности. Разработчики аппарата подчеркивают, что уровень шума как внутри его фюзеляжа, так и на местности, оказался меньше ожидаемого. Второй экземпляр ВА 609, сборка которого завершается в Италии, совершит полет в 3 квартале этого года. Всего же до конца 2007 г. планируется вывести на испытания 4 экземпляра конвертоплана. Портфель заказов на ВА 609 уже достиг 60 штук.

Вышла из печати очередная монография чешского издательства «4+», посвященная советскому истребителю-перехватчику МиГ-19П/ПМ. Как и ранее, издание выполнено с высоким качеством. На 40 страницах помещен подробный рассказ о самолете, который снабжен чертежами, проиллюстрирован более чем 150 фотографиями и рисунками, представляющими 12 вариантов окраски машины. Цена, по которой предлагает это издание фирма -МАРК 1», составляет 16,7 евро.

28 февраля компания Europrop International в испытательном центре французской фирмы Snecma начала стендовые испытания турбовинтового двигателя TP-400-D6 с восьмилопастным пропеллером FH386 фирмы Ratier-Figeac. Эта силовая установка мощностью 11000 э.л.с. предназначена для европейского военно-транспортного самолета А400М. Ее летные испытания планируется начать в 2007 г на летающей лаборатории на базе С-130.

26 марта в Гамбурге (Германия) на заводе Airbus состоялся этап сертификационных испытаний самолета А380 по аварийной эвакуации пассажиров. 853 пассажира и 20 членов экипажа, находившихся на борту лайнера, покинули его за 78 секунд при норме 90 секунд. При этом 40% пассажиров составляли женщины, 35% – люди старше 50 лет, а в роли детей младше двух лет выступали три куклы, сделанные в натуральную величину. Эвакуация проводилась а полной темноте, использовалась только половина из 16 аварийных выходов самолета. Заранее не было известно, какие из них будут доступны для эвакуации. Несмотря на то, что в ходе покидания самолета 33 человека получили травмы, а один даже сломал ногу, Европейское агентство по авиабезопасности (EASA) и Федеральная администрация США (FAA) официально подтвердили успешное выполнение эвакуации.

3 апреля корпорация Boeing объявила, что в мае этого года закончится серийное производство самолетов семейства Douglas ОС-9, ныне выпускаемых под обозначением Boeing-717. Первый самолет семейства был построен более 40 лет назад – в 1965 г.. а последний станет 2439 по счету.

3 марта состоялся первый полет первого иракского военного самолета после оккупации страны С-130 Hercules под управлением иракского экипажа. По заявлению пресс-центра ВВС США. это «гигантский шаг к независимости и национальной безопасности Ирака». Пока в заново создаваемых ВВС страны насчитывается только 3 самолета – все «Геркулесы». Они базируются в районе багдадского аэропорта на новой авиабазе Эль-Мутана (AL Muthana). официальное открытие которой состоялось 7 марта.

3 марта многофункциональные истребители пятого поколения Lockheed Martin F-22 Raptor стали поступать на вооружение 94-й истребительной эскадрильи ВВС США. В этот день первые два «Рэптора» приземлились на авиабазе Лэнгли. шт. Вашингтон, где базируется часть. 94-th FS стала второй эскадрильей, оснащенной этими машинами. Первой была 27-th FST достигшая оперативной готовности в декабре 2005 г. К настоящему моменту «Локхид Мартин» построила уже 71 из 107 заказанных самолетов этого типа и 63 из них передала ВВС США.

22 февраля южнокорейская компания KAf объявила о планах создания легкого боевого самолета на базе учебно-тренировочного Т-50 Golden Eagle, который она производит совместно с американской корпорацией Lockheed Martin. Предназначенную, в основном, на экспорт машину планируется оснастить многофункциональной РЛС и разнообразным вооружением. В декабре 2005 г первые два серийных Т-50 были переданы в ВВС Республики Корея. В настоящий момент Golden Eagle – единственный в мире серийный УТС. способный развивать сверхзвуковую скорость.

21 марте первые 5 многоцелевых истребителей J AS 39 Gnpen вариантов С и D венгерских ВВС перелетели из Швеции в Венгрию. Их перегнали 3 шведских и 4 венгерских пилота, обучавшиеся в Швеции с января 2005 г. Таким образом. Венгрия стала третьей страной после Швеции и Чехии, принявшей на вооружение эти самолеты. Официальная церемония передачи машин владельцам состоялась 30 марта. Всего венгры заказали 14 таких истребителей. Их поставки завершатся в декабре 2007 г.

14 марта впервые поднялся в воздух первый F-16, построенный американской корпорацией Lockheed Martin для ВВС Польши. Всего до конца года поляки должны получить 48 истребителей серии Block 52+, включая 36 F-16C и 12 F- 16D. На сегодня самолеты семейства F-16C находятся на вооружении 24 стран мира, а всего их выпущено более 4300 штук.

13 марта состоялся переый полет китайского учебно-тренировочного самолета (УТС) L-15, созданного предприятием Hongcu Aviation Industry Group (HAIG) при участии российского ОАО «ОКБ им. АС. Яковлева». Самолет содержит полный набор конструктивных и технологических усовершенствований, характерных для многих других перспективных УТС в мире: электродистанционную систему управления, позволяющую летчикам выполнять все операции без съема рук с РУД и РУС. «стеклянную» кабину, крыло с наплывами, пилоны для подвески вооружения. Кроме того, это сверхзвуковой самолет, что является его важнейшим отличием от большинства других моделей. Его максимальная взлетная масса достигнет 9500 кг. Как сообщается, L-15 может служить как для первоначального обучения летных кадров, так и для их повышенной подготовки для истребителей J-10 и J-11 (китайский Су-27), а также может использоваться как легкий ударный самолет. Считается, что первые серийные L-15 поступят в части ВВС НОАК в 2008-2010 гг. На первом экземпляре самолета установлено два форсажных двигателя ДВ-2Ф либо АИ-222К-25Ф, оба разработки запорожского двигательного КБ «Ивченко-Прогресс», однако первый – словацкого производства.

31 марта закончено формирование первой истребитель-ной эскадрильи Королевских ВВС Великобритании, вооруженной новыми многоцелевыми истребителями Typhoon. Ею стала № 3 Sqn., базирующаяся в Коттесморе (Cottesmore).

9 февраля начальник Генерального штаба ВС Сербии и Черногории генерал Джокич uokich) объявил о планах ремонта и модернизации с помощью России пяти МиГ-29, находящихся в строю национальных ВВС, включая один МиГ-29УБ. По его словам, уже в ближайшее время два истребителя отправятся в РФ и вернутся в Сербию через 8 месяцев. Затем отбудет вторая партия, включающая три МиГ-29 и один Ан-26. Конкретный перечень работ при модернизации самолетов до конца еще не определен, однако известно, что МО страны выделяет на эти цели 10 млн. евро, а около 40% работ будет выполнено в самой Сербии. Недавно специалисты РСК «МиГ» на авиабазе Батайница (Batajnica) осмотрели «МиГи», которые получили повреждения в ходе атак НАТО в 1999 г.. И сейчас Россия готовит предложения по вводу их в строй также с обязательным участием сербских специалистов. В настоящий момент большинство военных Сербии и Черногории убеждено, что сохранение боеспособности наличного парка «МиГов»- является наилучшим решением с учетом ограниченных финансовых возможностей страны, однако в будущем необходим переход на современные истребители западного производства. Недавно контракт стоимостью 48 млн USD на капремонт, продление ресурса и модернизацию 16 своих МиГ-29 подписали с РСК «МиГ- ВВС Болгарии. Ожидается, что в ближайшие 2-3 года МО страны объявит тендер на приобретение 18 новых истребителей западного производства. Болгария уже получила предложение от США на закупку самолетов F/A-18E/F .

"БЕЛЬФЕГОР" И БИТВА ЗА УРОЖАЙ

Игорь Бабенко/Киев, Владимир Олейник

В 1977 г. на международном авиасалоне в Ле Бурже Польша представила новый польско – советский сельскохозяйственный самолет М-15. Мшина вызвала большой интерес специатстов и прессы. В то время во Франции был очень популярен кинофильм о приключениях страшного привидения по имени Бельфегор, живущего в Лувре и пугающего посетителей. Намекая на явное сходство М-15 с этим персонажем, газетчики писали, что такому самолету не нужны химикаты, так как все вредители, лишь увидев его, умрут от страха Разработчики не только достойно снесли все насмешки, но и сумели обратить их на пользу присвоив самолету звучное и популярное имя "БЕЛЬФЕГОР".

Время неотвратимо уходит. С ним уходят и люди. Если знания этих людей не зафиксировать на твердых носителях информации, они бесследно исчезают. Остаются слухи, домыслы, фантазии, легенды. Чтобы этого не случилось, мы, участники проекта М-15, решили собрать то, что еще можно собрать, и закрепить на «твердых носителях» для потомства. Может быть, это когда-нибудь кого-нибудь заинтересует и пригодится. Даже сейчас, при живых участниках событий, явные легенды о М-15 попадают на страницы некоторых серьезных изданий. Это потому, что точка зрения на любую проблему зависит от позиции автора – был ли он «внутри проблемы- или «вне нее». Наша задача – попытаться дать более объективный, взвешенный анализ проекта М-15. найти и осветить позитивные и негативные стороны работы большого коллектива советских и польских специалистов.

Агропром ставит задачу

В середине 1960-х гг., с приходом на должность Председателя Совета Министров СССР А. К Косыгина, в стране стала реализовываться программа модернизации всего народного хозяйства. После «волюнтаризма» Никиты Хрущева мы все серьезно отнеслись к задачам, поставленным новым правительством. Курс на индустриализацию сельского хозяйства, предусматривавший увеличение объемов авиационно-химических работ (АХР), потребовал создания более производительного сельскохозяйственного самолета взамен Ан-2. В те времена эти самолеты рассеивали и разбрызгивали огромное количество сухих и жидких химикатов различного назначения – удобрения, ядохимикаты для борьбы с сорняками и насекомыми-вредителями полей и лесов, выполняли дефолиацию хлопка и решали множество других задач. Но серьезно повысить производительность Ан-2 было невозможно, это показала эксплуатация Ан-2М. В 1964-68 гг. 429 экземпляров Ан-2М было построено в г. Долгопрудном Московской области. По некоторым данным, проверить достоверность которых уже не представляется возможным, эта машина по сравнению с Ан-2 дала увеличение производительности на 30-40% и снижение себестоимости обработки полей на 20-25%, Однако это считалось недостаточным. Производственные трудности, а также многочисленные замечания в эксплуатации привели к решению прекратить производство Ан-2М. Практически все построенные Ан-2М были отправлены на Кубу, в Венгрию, Болгарию и Югославию, а Аэрофлот остался при своих Ан-2. В общем, нужен был новый самолет с новыми конструктивными решениями.

В 1964 г. авиазавод в г. Арсеньеве Приморского края начал серийное производство рекордного планера А-15 и самолета Ан-14 «Пчелка». Для сопровождения производства при заводе было организовано представительство «почтового ящика-4» (название ОКБ O.K. Антонова, применявшееся в открытой переписке) во главе с начальником бригады легкомоторной авиации Р.А. Измайловым[1*]. Почти весь состав этой бригады отправился на Дальний Восток. К задачам небольшого коллектива еще в киевский период относились поиски путей повышения производительности самолетов при выполнении авиационно-химических работ.

1* Риамир Адамович Измайлов (1930-1983 гг.). Окончил ХАИ в 1954 г. и получил назначение в ОКБ Антонова. С 1957 г. начальник бригады легкомоторной авиации. С 1970 г. – главный конструктор КБ по сельхозавиации при Арсеньевском авиазаводе "Прогресс". С 1971 г. – главный консльтант ОКБ при заводе в г. Мелец (ПНР). После окончания работы в Польше был главным конструктором ЭМЗ им. В.М. Мясищева.

Продувка модели М-15 в аэродинамической трубе ЦАГИ. 1971 г. Один из М-15 первой серии выпуска в аэродинамической трубе ЦАГИ Т-101. 1976 г. Агростенд для отработки пневмотранспорта сыпучих химикатов на М-15. 1972 г. Летающая лаборатория LL-1, построенная на базе Ан-2. 1972 г.

Хотя основной задачей представительства было сопровождение серийного производства Аи-14 и А-15, конструкторы проявили инициативу и стали заниматься проектом сельскохозяйственного самолета. Они продолжили сбор и изучение информации по существовавшим в мире машинам такого назначения. Однако, поскольку нигде больше АХР не выполнялись в таких огромных масштабах, как в СССР, собранная статистика не могла дать много полезного. Подавляющее большинство сельхозсамолетов имело значительно меньшую грузоподъемность» чем Ан-2. Но для сухих продуктов все они применяли туннельные распылители, т.е. выбрасывали химикаты в набегающий поток, сформированный конструкцией, подвешенной под фюзеляжем и напоминающей по форме штаны-шорты. У нас на Ан-2 этот агрегат так и назывался – «штаны». В зависимости от высоты и скорости полета, конструкции «штанов» и потребного количества химикатов, вносимых на один гектар поля, ширина накрываемой веществом полосы была различной и варьировалась между 10 и 25 метрами. Этот параметр называется «ширина захвата». Чтобы повысить производительность самолета, нужно было значительно увеличить ширину захвата. Весь вопрос состоял в том, как это сделать?

Нужно отметить, что в основном АХР выполнялись тогда сухими веществами. Большинство видов удобрений, составы для известкования почвы, даже некоторые виды ядохимикатов изготавливались в порошкообразном или кристаллическом виде Причем количество вещества, вносимого в почву, измерялось десятками и сотнями килограммов на гектар. Поэтому работе с сухими веществами конструкторы уделили свое главное внимание. Ширина захвата сильно зависит от состояния рассеиваемого вещества. В те времена советской химической промышленности была поставлена задача производить химикаты в таком виде, который бы обеспечивал их надежное хранение и доставку к месту назначения. Однако это требование не выполнялось, что было очень слабым местом во всей агроиндустрии. Не только самолет, но и трактор не мог равномерно внести в почву химикат, если он представлял собой слипшийся ком весом в десятки килограммов. Решение проблемы заключалось в изготовлении химикатов в гранулированном виде и доставке их к месту применения в герметичной упаковке. В мире это уже делалось, планировалось и в СССР

Единственная цель полета – доставка химикатов

Было принято решение ориентироваться именно на гранулированные химикаты, так как в этом случае проблема радикального увеличения ширины захвата, а следовательно, производительности, может быть решена с помощью пневмотранспорта: твердые частицы можно «выстреливать- в стороны от линии полета через сопла, расположенные в воздушном канале вдоль размаха крыла. Нужно иметь лишь источник сжатого воздуха. Чем больше скорость выстреливания, тем дальше летит частица. А проблему обеспечения равномерности покрытия поля веществом (характеризуемой коэффициентом равномерности) предполагали решить подбором поперечного сечения сопел и мест их установки на общем воздушном канале. В случае применения жидких химикатов резерв увеличения ширины захвата традиционно видели в повышении давления за насосом, подающим раствор в штанговый опрыскиватель.

Кроме увеличения ширины захвата, необходимо было бы увеличить грузоподъемность самолета по крайней мере до 2000-2200 кг вещества, чтобы при больших расходах химиката не приходилось слишком часто возвращаться на базу для загрузки. Ведь полет порожняком только снижает эффективность самолета.

Таким образом, постепенно в коллективе Измайлова утвердилась концепция будущего самолета – специализированного сельскохозяйственного, ориентированного на выполнение только авиахимработ, а потому более производительного и более экономичного, чем многоцелевой Ан-2. Наличие в Аэрофлоте смешанного парка из новых самолетов и «старичков» Ан-2 позволило бы более гибко и эффективно реагировать на запросы советского агрокомплекса и повысить его эффективность в целом.

Главный вопрос проекта

Несмотря на полную оригинальность концепции будущего самолета, который предлагалось строить фактически вокруг системы пневмотранспорта гранулированных химикатов, главный вопрос проекта заключался вовсе не в этом. Увы, он был абсолютно традиционным. Это извечно больной вопрос советской авиации – где взять подходящий двигатель? Авторы нигде и никогда не видели никаких объяснений этому феномену – почему советское моторостроение практически всегда отставало не только от мирового уровня, но и от насущных потребностей нашей авиапромышленности? А между тем, это был поистине гамлетовский вопрос – быть или не быть новому самолету?! Что же тогда, в конце 1960-х гг., предлагала «самая передовая в мире-советская авиационная индустрия?

1, Поршневой АШ-62ИР мощностью 1000 л.с. Стоял на Ан-2 и Ан-2М. Однако его мощности было явно недостаточно для самолета грузоподъемностью 2000 кг или более.

2. Турбовинтовой ТВД-10А Омского моторостроительного КБ мощностью тоже около 1000 л.с, т.е. явно недостаточной. Да к тому

же, двигатель еще не производился серийно.

3. Турбовинтовой ГТД-850 Ленинградского КБ им. В.Я.Климова мощностью 810 л-с- Для рассматриваемого самолета одного двигателя мало, а двух – много, самолет получился бы очень тяжелым. Кстати, в 1969 г двумя такими двигателями оснастили Ан-14 (модификацию назвали Ан-14М) и передали для серийного производства в Арсеньев. Но завод перепрофилировали на военную тематику, и самолет не выпускали.

4. Турбовинтовой АИ-24 мощностью 2400 л.с. Много мощности, большой сухой вес – 600 кг, и это без винта.

5. Турбореактивный двух-контурный АИ-25 с вполне подходящей взлетной тягой 1500 кгс. Весовые характеристики неплохие.

Носовая часть фюзеляжа и кабина пилота М-15 с 1 по 9 серий выпуска Носовая и левая основная опоры шасси Химбак, хвостовой обтекатель фюзеляжа и закрылок центроплана верхнего крыле

Ну, из чего тут выбирать? А ведь нет двигателя – нет самолета. А правительство требует самолет. И требует отказаться от бензина. Это значит, что двигатель должен быть газотурбинным. Рассмотрим -за» и «против» применения АИ-25. Доводы в пользу этого двигателя:

– подходящая размерность;

– строится серийно, имеет хороший ресурс – около 6000 ч и не очень тяжелый – около 300 кг;

– отсутствие воздушного винта повышает безопасность персонала при работе на полевых аэродромах;

– позволяет отбирать достаточное количество сжатого воздуха от обоих контуров для работы пневмотранспорта, привода гидронасоса и вентиляции пилотской кабины.

Доводы против применения АИ-25:

– больший, чем у турбовинтового двигателя, удельный расход топлива;

– взлетно-посадочные характеристики получаются хуже, чем у самолета с ТВД, так как нет обдувки крыла воздушным винтом:

– отсутствие данных о влиянии реактивной струи на шлейф химикатов;

– неизвестно, как будет себя вести при попадании в него ядохимикатов и пыли при полетах на малых высотах.

В общем, доводы -за АИ-25 перевесили доводы «против». Да и выбирать реально было не из чего. Вот и пришлось Измайлову пойти на установку турбореактивного двигателя, хотя это было очень необычно. Впоследствии это стало основным источником критических замечаний в адрес самолета – «сельхозник, биплан – и вдруг реактивный!».

Компоновка самолета

Во время одного из посещений Министерства авиапромышленности Р.А. Измайлов доложил заместителю министра А.А. Беля не ком у и начальнику 6-го Главного управления А. В. Болботу о проекте реактивного сельхозсамолета. Идея пневмотранспорта им понравилась, и они доложили министру П.В. Дементьеву. Тот, в свою очередь, активно поддержал замысел использовать АИ-25. который строился в больших количествах и отличался хорошими показателями надежности. В результате состоявшейся беседы две ключевые идеи проекта – принцип работы сельхозаппаратуры и тип силовой установки – были узаконены, а Риамир Адамович фактически получил добро на его детальную проработку.

Хвостовая часть фюзеляжа серийного М-15 Трубопроводы подачи воздуха в магистрали пневмотранспорта Патрубки разбрасывания химикатов из магистрали пневмотранспорта Распылители ультрамалообъемного опрыскивания под нижним крылом М-15 Хвостовое оперение серийного М-15

Для правильного подбора параметров сельхозаппаратуры пришлось изумить перспективные агротехнические нормы внесения химикатов – сколько килограммов или литров вещества нужно высыпать или вылить на гектар поля при решении той или иной задачи. Была сделана экспериментальная установка пневмотранспорта и предварительные расчеты параметров воздуха, отбираемого от внешнего и внутреннего контуров двигателя. Выбранный вес полезной нагрузки, принцип доставки сыпучих веществ при помощи пневмотранспорта и проблемы компоновки реактивного двигателя определили необходимость двух разнесенных по размаху крыла баков, каждый из которых снабжал химикатами только правую или левую сторону. Один бак не компоновался на самолете с точки зрения безопасности пилота: бак следовало бы поместить впереди пилотской кабины или под ней, как на большинстве сельхозсамолетов мира. А этого не получалось. Правда, на Ан-2 бак – позади кабины, но это не специализированный, а многоцелевой самолет, его сельхозаппаратура не является интегральной частью конструкции, она полностью демонтируется при переоборудовании машины в транспортный вариант.

Общая логика компоновки нового самолета была примерно следующей. Первое: двигатель нужно разместить подальше от поверхности земли, чтобы исключить попадание в него посторонних предметов и частиц грунта, а также максимально уменьшить эрозию грунта горячей выхлопной струей. Второе: поместив двигатель над кабиной пилота, можно избавиться от длинного входного канала и выхлопной трубы, снизив вес конструкции и потери тяги. Третье: для исключения попадания выхлопной струи на элементы конструкции целесообразно применить двухбалочную схему и П-образное хвостовое оперение. Такая схема ранее применялась на некоторых реактивных самолетах мира. Четвертое: разнесенные баки снижают возможность попадания химикатов в кабину пилота. Кроме того, в какой-то мере это увеличивает ширину захвата и дает преимущество во времени заправки химикатами, поскольку заправку можно вести параллельно. Важно также, что химбаки, как элементы конструкции, соприкасающиеся с химически активными веществами, в эксплуатации иногда приходится заменять. При этом разнесенные баки требуют меньше трудозатрат Пятое: канал воздушной транспортировки сухих гранулированных химикатов нужно спрятать внутрь нижнего крыла, а обшивку этого крыла сделать из стеклопластика для повышения коррозионной стойкости. К сожалению, это решение вынудило отказаться от механизации нижнего крыла. В сочетании с отказом от закрылка на отъемной части верхнего крыла (04К) в пользу зависающего элерона это негативно сказалось на взлетно-посадочных характеристиках самолета, тем более, что АИ-25 не имел реверса тяги. Но в тот момент все было подчинено идее получения высокой производительности непосредственно на АХР, остальное казалось менее важным. Так думали тогда, но в действительности оказалось, что производительность и экономичность не связаны между собой непосредственно.

Конкуренция

В то время самым квалифицированным конструктором в области сельхозавиации в СССР был O.K. Антонов, и АА Белянский ознакомил его с эскизами Р.А. Измайлова, Здесь требуется небольшое пояснение. Хотя формально Риамир Адамович оставался прямым подчиненным Олега Константиновича, но фактически о своих новых проектах перед ним не отчитывался. Их творческие пути к этому моменту уже разошлись, возникли различия во взглядах на многие вопросы, в том числе кадровые. Так совпало, что именно в этот период отношения между Антоновым и отдельными должностными лицами в Министерстве стали, так сказать, не очень дружественными, и начальник 6-го Главного управления МАП А.В. Болбот решил поддержать инициативу Измайлова, в том числе, чтобы «насолить» Антонову.

Сборка летающей лаборатории ЛЛМ-15, 1973 г. На самолете ЛЛМ-15 были установлены макеты химбаков с очень малой площадью миделя

В разговоре с Белянским Антонов раскритиковал концепцию сельхозсамолета с турбореактивным двигателем, как говорится, в пух и прах. Он указывал на негативное влияние высокоэнергетической реактивной струи на равномерность распыла химикатов, а также на эрозию грунта под ее воздействием. Кроме того, он усомнился в правильности аэродинамического расчета – для предложенной схемы самолета с двумя вынесенными химбаками представленная поляра (зависимость коэффициента подъемной силы от коэффициента лобового сопротивления) была слишком оптимистичной. Как оказалось в дальнейшем, Олег Константинович был в этом отношении абсолютно прав. В ответ Белянский предложил Антонову представить в МАП свой проект сельхозсамолета, альтернативный предложенному Измайловым. В это время в п/я 4 работали над проектом Ан-3. но проблема была той же – не было подходящего двигателя.

В итоге на рассмотрение в МАП поступили сразу пять проектов – два варианта специализированного сельскохозяйственного самолета Р.А, Измайлова под обозначением И-711 (с АИ-25 и с

ТВД-10), два сельхозварианта самолетов O.K. Антонова – Ан-3 (с ТВД-10} и Ан-14М (с двумя ГТД-850) и один польский проект, разработанный КБ при авиазаводе в г. Мелец (с ТВД-10). Из этих пяти только один ориентировался на строящийся серийно двигатель. Руководствуясь целым рядом соображений как объективного, так и, будем говорить прямо, субъективного свойства, руководство МАП поддержало проект Измайлова с двигателем АИ-25. В развитие этого принципиального решения в феврале 1970 г был издан приказ МАП № 61с о создании при Арсеньевском авиазаводе нового ОКБ по сельхозавиации. Его главным конструктором назначили РА. Измайлова. Практически все специалисты антоновского филиала, находившиеся в Арсеньеве, присоединились к нему, создав костяк будущего коллектива. ЦАГИ, ЦИАМ. ВИАМ и НИАТ получили указание оказать содействие новому ОКБ. Дополнительно в Арсе-ньее направили группу добровольцев, собранную из различных конструкторских организаций, и молодых выпускников авиационных вузов.

Работа над новой машиной пошла сразу по многим направлениям. Министерство гражданской авиации поручило ГосНИИ ГА разработать тактико-технические требования (ТТТ). основными из которых были: увеличение производительности не менее, чем в два раза по сравнению с Ан-2. снижение себестоимости авиахимработ не менее, чем на 30%. увеличение грузоподъемности самолета до 2200-2400 кг, внедрение новейших методов техобслуживания и диагностики, а также многое другое, что можно было придумать в то время. После длительных споров по некоторым пунктам министр гражданской авиации Б.П. Бугаев утвердил эти ТТТ 3 февраля 1972 П

В этот период Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ) готовил соглашение о специализации в области промышленности стран социалистического лагеря. В сфере авиации в дележе участвовали СССР, Польша, Чехословакия и Румыния. Польша, как страна, уже выпускающая Ан-2, получила задание и далее специализироваться на производстве сельскохозяйственных самолетов. Польские коллеги рассказывали авторам, что в начале 1960-х гг. в руководстве Польши бытовало мнение: стране не нужна авиационная промышленность, и все самолетостроительные заводы следует перепрофилировать. Эту идею сильно поддерживал тогдашний первый секретарь ПОРП Владислав Гомулка, Передача Польше лицензии на производство Ан-2 буквально спасла ее авиапром, а перспектива производства нового самолета значительно укрепляла его позиции. В этой обстановке молодому ОКБ, поддержанному всей мощью советского авиапрома. не приходилось доказывать, что его самолет достоин выпускаться в Польше. Аэрофлот уже определил, что для решения задач по индустриализации сельского хозяйства ему требуется 2500-3000 новых самолетов. Эти цифры впечатляли. Мы мыслили поистине космическими масштабами.

Новое ОКБ приступило к работе над эскизным проектом и начало строить модель для испытаний в аэродинамической трубе ЦАГИ. Аэродинамический расчет показал: чтобы возить 2 т полезной нагрузки с грунтовой площадки длиной 550 м (как Ан-2) при выбранном двигателе, нужно иметь минимальный коэффициент лобового сопротивления Ск т не более 0,028. Однако продувка модели дала гораздо большую величину. Тогда начали доводку аэродинамики модели. Сначала улучшили сопряжение крыла и фюзеляжа. По этому поводу О.В. Флоринский, в то время начальник отдела аэродинамики «почтового ящика 4», рассказал следующую историю: «будучи в командировке в ЦАГИ, я увидел в лаборатории модель самолета Измайлова И-711, в будущем М-15. Я был удивлен некоторыми аэродинамическими огрехами и, будучи его другом, взял в руки пластилин и начал лепить зализы на стыках крыла с фюзеляжем. В это же время в ЦАГИ были и другие сотрудники нашего ОКБ Когда я возвратился из командировки, Олег Константинович уже знал о моих художествах. Он позвонил и с неудовольствием сказал мне, что я бы лучше так «вылизывал» Ан-2, Я занялся Ан-2, но там ничего значительного сделать не удалось. Олег Константинович ничего не забыл, и через пару месяцев спросил, что мы сделали. Я ответил, что он в свое время так -вылизал Ан-2. что нам после него делать нечего. Инцидент был исчерпан».

ЛЛМ-15 в одном из первых испытательных полетов. Май 1973 г. Цех окончательной сборки М-15 в Мельце. 1977 г. Сборка фюзеляжа и крыла М-15 в цехе агрегатной сборки. Мелец, 1977 г.

Несмотря на все старания, коэффициент лобового сопротивления модели оставался по-прежнему недопустимо большим, и представители молодого КБ стали уменьшать мидель всех элементов конструкции, в первую очередь – химбаков. Процесс этот зашел настолько далеко, что баки фактически утратили способность выполнять свою основную функцию – вмещать заданное количество химикатов. Тем не менее, полученную таким образом поляру ЦАГИ утвердил. Критика O.K. Антонова во внимание принята не была.

По заведенному в СССР порядку предложение о передаче производства новой техники за рубеж обсуждалось на заседании Комиссии по военно-промышленным вопросам при Совмине. Председатель комиссии Л.В. Смирнов предостерегал МАП от принятия скоропалительных решений и предлагал построить опытный экземпляр самолета в Союзе, испытать его и лишь затем передавать в Польшу. Однако Техсовет МАП под давлением министра утвердил эскизный проект Р.А. Измайлова и рекомендовал его к немедленному запуску в производство в Польской Народной Республике, в городе Мелец, под маркой М-15, что обозначало «Мелец, модель пятнадцатая». Это произошло в начале апреля 1971 г., и уже 26 числа этого месяца между ПНР и СССР был подписан соответствующий протокол. Рабочее проектирование должно было начаться уже в Мельце. Первый полет первого опытного самолета планировался на 1972 г. Польская сторона, не будучи посвященной во внутренние противоречия советского авиапрома и считая, что за Риамиром Измайловым стоит Олег Антонов, которого они глубоко уважали, приняла проект к постройке без особых дискуссий.

Техника и экономика

Завод в Мельце был многопрофильным машиностроительным предприятием. ВСК «Мелец» – по-польски Wytwornia Sprzetu Komunikacijnego «Mielec» – переводится как -Изготовитель средств коммуникации». Кроме Ан-2 и учебного реактивного ТС-11 -Искра», завод строил грузовики-рефрижераторы, топливную аппаратуру для дизельных двигателей, электрокары и многое другое. В 1971 г. арсеньевское ОКБ перебазировалось в Польшу, но поскольку оно и завод в Мельце не имели достаточного количества квалифицированных авиационных конструкторов, МАП приняло решение набрать их из различных ОКБ в СССР и временно направить в Польшу, Первая группа из СССР прибыла в ноябре 1971 г и приступила к рабочему проектированию. В Мельце собрался достаточно большой коллектив конструкторов, расчетчиков, технологов, испытателей, которые носили титул «консультантов». На самом же деле народ работал над проектом, параллельно передавая польским коллегам свои знания и опыт.

Одновременно с проектированием самолета ОКБ в Мельце, польский Институт авиации и советский ВНИИ ПАНХ[2*] построили натурный агростенд для отработки пневмотранспорта сыпучих химикатов – основного элемента будущего самолета. На открытой площадке построили аэродинамическую трубу открытого типа В качестве вентилятора использовали силовую установку самолета Ан-2 в кольце. В воздушный поток было помещено нижнее крыло будущего самолета с химбаками. Крыло подняли на высоту около 6 метров, на которой оно должно находиться при полете над полем. Воздух, как и на будущем самолете, отбирался от двигателя АИ-25. На этой установке уточнялась форма баков, которая ранее была определена только из условий минимизации аэродинамического сопротивления, производился подбор поперечных сечений воздушных каналов и размещения патрубков, через которые химикаты выстреливались в атмосферу. Площадка за крылом предназначалась для замера ширины захвата, равномерности рассева и количества химикатов на квадратном метре поля. По ТТТ самолет должен был обеспечивать расход от 20 до 200 кг сухих химикатов на гектар. Следовательно, бак должен был соответственно дозировать поступление гранул в воздушный канал.

2* ВНИИ ПАНХ – Всесоюзный научно-исследовательский институт применения авиации в народном хозяйстве. Ныне – НПК "ПАНХ» в г. Краснодаре. Россия.

Первый серийный М-15 № 01 -02 в первом полете. 9 января 1974 г. Первый полет благополучно завершен. Летчик-испытатель Тадеуш Голембиовски (на фото в шлеме) принимает поздравления

В Варшаве в Институте авиации построили летающую лабораторию на базе Ан-2, получившую название «Ляля-один», производное от польского LL-1 (Latajece Laboratorium). Это было довольно необычное сооружение. Если смотреть спереди – самолет Ан-2. сзади – самолет времен братьев Райт. Двигатель АИ-25 установили в фюзеляже, позади химбака. Воздухозаборник закрепили на правом борту фюзеляжа. Вместо хвостовой части фюзеляжа и оперения Ан-2 использовалась ферма из труб, на которой крепилось некое подобие оперения будущего самолета М-15. сделанное из элементов оперения Ан-2. Под нижним крылом располагался канал прямоугольного сечения, куда высыпались химикаты из бака. Все работы выполнялись в хорошем темпе. Денег не жалели. «Ляля-один» начала летать в феврале 1972 г., а в апреле был выполнен первый взлет с обоими работающими двигателями – и поршневым, и реактивным, С этого момента «летающий агростенд» начал выдавать информацию о взаимодействии реактивной струи двигателя и шлейфа химикатов из системы рассеивания. Изучалось также влияние струи на посевы и поверхность поля. Полеты показали, что при достаточно высоком расположении двигателя его струя практически не влияет на поведение химикатов и не поднимает тучи пыли на грунтовых площадках. Это позволило снять некоторые критические замечания в адрес проекта.

Хотя руководство Минавиапрома очень хотело видеть летающий М-15 еще в 1972 г., это желание оказалось не подкрепленным реальными возможностями. Первый летный экземпляр М-15. который назвали «Ляля-два» или ЛЛМ -15, поднялся в воздух 30 мая 1973 г Внешне этот самолет был похож, но в некоторых очень важных деталях сильно отличался от будущего серийного самолета. Прежде всего, на нем отсутствовала сельхозаппаратура. Вместо химбаков стояли их макеты – ферменные конструкции в обтекателях, причем той же формы, что и на продувочной модели, а не такие, какие требовались по результатам испытаний на агростенде. Макеты баков не имели ни заправочной, ни расходной горловин. Консоли крыльев были взяты от самолета Ан-14М без каких-либо переделок, их привезли в Мелец из Арсеньева. Для регистрации параметров полета ЛЛМ-15 оборудовали контрольно-записывающей аппаратурой (КЗА). Главной задачей испытаний этой ЛЛ стало определение ее летно-технических характеристик, в том числе поляры. От этого зависела достоверность расчетов экономической эффективности будущего самолета. К сожалению, полученная натурная поляра оказалась очень далека от ожидаемой. Минимальный коэффициент лобового сопротивления получился 0,045 вместо предполагаемого 0,028, т.е. на 60% больше! А на серийном самолете он должен был еще возрасти – ведь настоящие химбаки имели значительно больший мидель.

Тем не менее, летчик-испытатель Института авиации Людвик Натканец дал ЛЛМ-15 хорошую оценку – пилотирование простое, самолет устойчив. Поскольку его вес был значительно меньше расчетного при эксплуатации, а консоли были оснащены двухщелевыми закрылками, то взлетно-посадочные характеристики показались летчику впечатляющими. Самолет неоднократно выполнял показательные полеты перед различными высокими гостями, демонстрируя якобы успешный ход работ. Перефразируя известную пословицу, можно сказать, что это была ложка меда в бочке дегтя. Она несколько улучшала настроение конструкторов, хотя расчеты явно показывали, что экономическая эффективность М-15 не достигнет заданных показателей. Один из авторов этих строк В.Л. Олейник был в то время консультантом отдела аэродинамики ОКБ в Мельце и вплотную занимался этой проблемой. Он создал алгоритм аэродинамического расчета самолета на режиме авиахимработ и состыковал его с алгоритмом экономического расчета, а польские коллеги написали программу, куда нужно было только подставлять заданные агротехнические параметры. Таким образом «человеческий фактор», а именно склонность к тенденциозности при проведении экономических расчетов, был исключен. Все вычисления, а иногда в день просчитывалось до сотни вариантов, выполнялись в сравнении с Ан-2. Они ясно показали, что даже при расчетной поляре, оптимистичной ширине захвата (40 м) и низкой цене самолета в 140 тысяч инвалютных рублей, заданные экономические показатели достигались только при норме внесения химикатов 200 кг на гектар. Однако авиахимработы с такой большой нормой расхода составляют только 2% от их общего обьема. При меньших нормах показатели были хуже, а при норме 25-50 кг/га снижения себестоимости не получалось вовсе!

Когда же получили натурную поляру ЛЛМ-15, а тем более серийной машины, всем стало ясно, что ни о каком снижении себестоимости обработки одного гектара самолетом М-15 по сравнению с Ан-2 не может идти речи.

Испытания

Первый полет первого серийного М-15 № 01-02 состоялся 9 января 1974 г. Он продолжался 25 минут. Сразу после уборки закрылков возникла сильная тряска хвостового оперения. Летчик-испытатель завода Тадеуш Голембиовски принял решение прервать намеченный план полета и садиться. В летной оценке он написал: «Самолет напоминал пустую яичную скорлупку в бурном Балтийском море». Как оказалось позже, тряску провоцировали срывы потока с химбаков. При закрылках во взлетном положении вихри с баков уходили вниз – под оперение, и тряска не ощущалась. Для выработки путей решения проблемы собрали совещание, на котором Олейник доложил перечень фактических отличий внешней аэродинамики самолета М-15 от лаборатории ЛЛМ-15, состоящий из 16 пунктов. Главным отличием являлись фактически другие химбаки со значительно большим миделем, форма которых была выбрана по результатам исследований на агростенде. Стало очевидно, что ни о каких нормальных испытаниях самолета речи идти не может до тех пор, пока не будет устранен срыв потока с новых баков.

Первый серийный М-15 в одном из испытательных полетов по отработке формы химбаков. Видны приклеенные шелковинки. Май 1974 г. Слевз направо: первый секретарь ЦК ПОРП Э. Терек, Р.И. Измайлов, главный конструктор М-15 на ПЗЛ «Мелец» К Гоцила и премьер-министр Польши П. Ярошевич у одного из серийных М-15

Пока по рекомендации ЦАГИ на первом самолете доводили форму баков, оклеивая их пенопластом, 5 апреля взлетел второй летный экземпляр М-15 Нз 01-03. Во время его полета повторилось все то же, что произошло с № 01-02. Первый самолет с доработанными баками выполнил свой второй полет 10 апреля. Его баки, крыло и фюзеляж были оклеены ниточками – -шелковинками». Самолет поднимался в воздух, и с параллельно летящего Ан-2 фотографировалось поведение этих шелковинок на различных скоростях полета и при различных положениях закрылков Если они аккуратно лежали по потоку – отлично! А если они трепыхались и путались – здесь срыв потока, это место нужно доводить. Были также отмечены гофры на обшивке, искажение профиля нижнего крыла, многочисленные выступы и нарушения местной аэродинамики. Каждый полет использовался для определения «Ся», который вначале оказался равным 0,055, т.е. был на 22% больше, чем на ЛЛМ-15, и на 96% больше, чем требовалось! В результате принятых мер коэффициент сопротивления удалось снизить до 0,048 В этих работах прошли весь апрель и половина мая.

В начале мая 1974 г. Me леи посетила большая делегация из СССР. Ее возглавлял П.В. Дементьев, были в ней и заместители министра гражданской авиации А Ф Аксенов и И.С. Разумовский. Дементьев приказал нарисовать график проведения заводских испытаний М-15 со сроком окончания к 7 ноября того же года Программа включала в себя более 180 полетов, и за оставшиеся 5 месяцев выполнить ее было просто невозможно. Однако министр никаких возражений не принял и такой график утвердил. Забегая вперед, скажем, что заводские испытания, проводившиеся на восьми самолетах первой и второй серий, заняли около двух лет Они потребовали более 2000 полетов с суммарным налетом около 1300ч.

В мае 1974 г отработку формы баков завершили и приступили к выполнению намеченной программы заводских испытаний. Полеты для определения характеристик устойчивости и управляемости показали, что при достаточной путевой устойчивости М-15 был нейтрален в поперечном отношении. Для исправления положения потребовалось установить новые законцовки верхнего крыла – увеличенного размаха и заметно отогнутые вверх. Это привело к некоторому росту поперечной устойчивости. В то же время, поперечная управляемость самолета, те, эффективность элеронов, оставалась ниже требований – самолет не достигал оговоренной с заказчиками угловой скорости кренения. Переделки для ликвидации этого недостатка были бы слишком сложными, а на безопасность полета или экономику его влияние сочли незначительным, поэтому все решили оставить как есть, К испытаниям на продольную устойчивость приступили в июле 1974 г после того, как на самолете № 01-05 верхнее крыло сдвинули назад на 300 мм. Необходимость этого шага была вызвана изменением формы баков, а также размещением загрузочных горловин в их передних верхних частях.

Хуже дело обстояло со взлетно-посадочными и летно-техническими характеристиками М -15. Вес пустого самолета оказался на 750 кг больше, чем закладывалось в расчеты – 3150 кг вместо 2400 кг Пришлось поднять максимальный взлетный вес до 5650 кг, вес при рулении до 5750 кг. Вес химикатов при первом вылете на поле был уменьшен до 1800 кг вместо 2200 кг, В последующих вылетах без дозаправки топливом можно было увеличивать вес химикатов на величину израсходованного в предыдущем вылете топлива, те если на первый полет к полю и возврат было израсходовано 200 кг топлива» то на второй вылет можно было загрузить уже 2000 кг химикатов

В увеличении веса пустого самолета была вина обеих сторон – и конструкторов самолета, и заказчика, т.е. Аэрофлота. Заказчик требовал установить на М-15 дополнительное пилотажно-навигационное оборудование (автоматический радиокомпас, радиовысотомер, коротковолновую радиостанцию и т.д.) в предвидении сезонной миграции самолетов из центральных районов в Среднюю Азию и обратно. По этому поводу вспоминается спор между конструкторами и представителями Аэрофлота. Главный конструктор пытался объяснить, что установка дополнительного оборудования повлечет ненужное увеличение веса. В то же время, при сезонной миграции М-15 могут летать группами, лидируемые Ан-2. Таким образом, коротковолновая радиостанция, радиовысотомер малых высот, автоматический радиокомпас и ответчик -свой-чужой- просто не нужны. Аэрофлот с этим не согласился. Пришлось заложить в конструкцию дополнительные жгуты и кронштейны под все это оборудование. Конструкторы же. не имея опыта в проектировании сельхозаппаратуры, просчитались. В результате самолет получился тяжелее. Согласно требованиям Аэрофлота, М-15 должен был сохранять все характеристики до так называемых «расчетных условий- – температуры 30°С и давления 730 мм рт ст. В этих условиях при максимальном взлетном весе 5650 кг взлетная дистанция составила 750 м вместо заданных 550 м. Потребный режим работы двигателя при АХР. а следовательно – расход топлива, также оказался гораздо выше расчетного: вместо ожидаемых 250 кг/ч получилось 430-445 кг/ч! Снижение характеристик двигателя при высоких температурах наружного воздуха еще более ухудшило ситуацию При температурах выше 25°С происходило падение тяги двигателя, а это требовало повышения режима работы для сохранения скорости на рабочем гоне. Летчик в ожидании набора высоты при окончании гона мог превысить режим работы двигателя, при котором разрешался отбор воздуха (0,9 номинала). В результате зачастую происходило автоматическое выключение сельхозаппаратуры до окончания рабочего гона.

Без проблем прошли испытания самолета на больших углах атаки. Благодаря автоматическому предкрылку по всему размаху верхнего крыла (как на Ан-2 и Аи-14), М-15 не сваливался на крыло при полностью отклоненном вверх руле высоты.

Успевшие опробовать самолет летчики положительно оценили комфорт пилотской кабины. Хороший обзор, незначительные шум и вибрации, кондиционирование воздуха создавали отличные условия для работы, особенно в жару, характерную для некоторых регионов, где М-15 предстояло работать. Система кондиционирования создавала небольшое избыточное давление в кабине, что препятствовало проникновению туда пыли и химикатов.

В 1974-76 гг. по программе М-15 был выполнен большой объем стендовых и лабораторных испытаний. Прочностные испытания и продувки моделей проводились в варшавском Институте авиации. Два натурных самолета из первой десятки, построенных е Мельце, поступили а ЦАГИ. Ма одном из них выполнялись испытания системы пожаротушения – так называемые «огневые» испытания. А второй был помещен в натурную аэродинамическую трубу Т-101 и продувался там, в том числе с работающим двигателем. Результаты продувок совпали с летными испытаниями, и специалисты ЦАГИ искали возможность снижения коэффициента лобового сопротивления, однако сделать что-либо существенное им не удавалось.

М-15 в экспозиции Парижского авиасалона. Ле Бурже, 1977 г* Самолеты М-15 подготовлены к отправке в СССР. Мелец, конец 1970-х гг.

В августе 1975 г три самолета были переданы на Государственные испытания в ГосНИИ ГА – один для определения летно-технических характеристик и два – для испытаний сельхозаппаратуры в вариантах для сыпучих и жидких химикатов, Испытания продлились до августа 1976 г.. а выводы и заключение Акта дебатировались вплоть до конца года. В выводах «Акта по результатам Государственных испытаний самолета М -15» было записано:

1 Размеры потребного для эксплуатации аэродрома не соответствуют заданным ( 750 м в расчетных условиях вместо 550 м)

2. Дальность полета для перегона самолета не соответствует заданной (400 км вместо 800 км).

3. Агротехнические характеристики не соответствуют заданным.

4. Ожидаемый экономический эффект не достигнут.

Акт имел солидное приложение с перечнем выявленных дефектов и недостатков, которые следовало устранить и после этого предъявить самолет на контрольные испытания Вместе с тем, в документе было сказано, что по производительности М-15, «а основном-, соответствует требованиям заказчика, и содержалась рекомендация продолжить работу по его совершенствованию. Одновременно указывалось, что начатые поставки М-15 в СССР следует продолжать с целью проведения эксплуатационных испытаний в подразделениях Аэрофлота.

Вспоминается такой эпизод, имевший место на заседании Государственной комиссии по испытаниям Один из авторов этого материала ИД. Бабенко. тогда консультант отдела летных испытаний ОКБ в Мельце, докладывал комиссии их результаты. Заместитель министра Гражданской авиации И. С. Разумовский задал вопрос: «Ведь вы, кажется, работник КБ Антонова? Тогда скажите нам. самолет М-15 лучше самолета Ан-2?». Пришлось искать обтекаемый ответ. «Мне поручено доложить Вам результаты испытаний по определению летных и взлетно-посадочных характеристик самолета М-15, – говорю ему. -Проводить сравнительный анализ этих самолетов в мои обязанности не входило» Ответ был принят без комментариев

Контрольные испытания М-15 проводились в июне 1977 г. на самолете № 05-06. Они показали, что перечень недостатков удалось значительно сократить, однако в основном за счет второстепенных пунктов. Главные моменты, такие как ВПХ. дальность полета, экономика авиахимработ, так и остались на неудовлетворительном уровне. Несмотря на это, Госавиарегисгр СССР выдал М-15 «Временный Сертификат летной годности», а а Мельце к тому времени началось крупносерийное производство самолета. Пресловутая плановая экономика продолжала свое бездумное движение вперед, и Аэрофлоту деваться уже было некуда – пришлось брать, что дают. Тем более, что МАП (в лице Дементьева) обещал Аэрофлоту (лично Бугаеву) довести-таки самолет до соответствия техническим требованиям.

М-15 и народное хозяйство СССР

В 1976 г. самолет начал поступать в подразделения ГА на эксплуатационные испытания. Работа проводилась под контролем ВНИИ ПАНХ. С целью переучивания летного состава Аэрофлота в Мельце один М-15 (серийный № 0104) переделали в двухместный вариант, организовав на нем вместо кабины сопровождающих кабину инструктора[3*]. Самолет перегнали во Львов на базу, где проходила передача построенных в Польше самолетов Аэрофлоту.

Как показали испытания, советский агропром был абсолютно не готов принять М -15 и нормально его эксплуатировать. Поставленные несколько лет назад задачи по индустриализации сельского хозяйства не были выполнены. Химикаты по-прежнему хранились под открытым небом, представляя собой порошки и слипшиеся в комки кристаллические вещества. Гранулированные химикаты не выпускались. Не было и соответствующих загрузчиков. Польша предлагала поставлять в СССР вместе с самолетом и загрузчики, сделанные на базе небольших колесных экскаваторов, но получила отказ.

В распоряжении авторов имеется информация, полученная из ВНИИ ПАНХ об эксплуатации самолета в подразделениях Аэрофлота. По данным этого документа, М-15 эксплуатировались в следующих местах:

– в Майкопе – 317-й авиаотряд (АО). Там около 60 самолетов летали до 1983 г. Общий налет составил около 50 тысяч часов. Многие самолеты вылетали ресурс до первого ремонта, установленный в 1500 летных часов. Лидерный борт имел годовой налет 378 ч. а средний налет равнялся 260 % Средний дневной налет составил 2,9 ч при 5 ч у Ан-2 (по данным за 1978-79 гг.);

– в Полтаве находилось 7 самолетов, летали только год. Общий налет был около 150 ч. В 1977 г. произошла катастрофа – летчик, взлетая с убранными закрылками, выкатился за пределы ВПП и врезался в деревья. Пилот погиб, самолет полностью разрушился. После этого в Полтаве никто на М-15 не летал;

– в Воронеже было 5 самолетов, Средний дневной налет составил 3.6 ч при 5,7 ч у Ан-2 (поданным за 1978-79 гг);

– в Пятигорске количество самолетов не указано. Средний дневной налет – 3,5 ч при 5.2 ч у Ан-2 (по данным за 1978-79 гг.);

– в Черновцах. Сумах и Кокчетаве. но сведений по налету и количеству самолетов в этих местах не приведено.

3* По данным, предоставленным польским исследователем Б Браневским, всего в Мепьце было построено 12 спарок М- 15. Однако, как утверждает бывший сотрудник МГА СССР А В Салов, все они принадлежали к последней серии выпуска и поступили в Союз (9 штук) к моменту, когда эксплуатация М-15 была уже фактически свернута.

М -15 во время перелета из Польши в СССР Ради снижения сопротивления форму обтекателей химбаков неоднократно меняли М-15 на стоянке аэродрома ГосНИИ ГА

По данным ВНИИ ПАНХГ в Майкопе. Пятигорске и Воронеже средняя дневная производительность самолета М-15 на авиахимработах составила 328.7 га при 310.7 у Ан-2, При этом себестоимость полетов на М-15 была 167,7 рубля за летный час, а на Ан-2 – только 76.1 рубля за час. Средний показатель производительности самолета М-15 по всем видам АХР составил 107,8 гектара за летный час при 62.9 га/л.ч у Ан-2. То есть по этому показателю М-15 превзошел Ан-2 на 71%. В то же время, дневной налет М-15 оказался в 1,5-2 раза ниже, чем у Ан-2 – 2,9-3,5 ч при 5-5,7 ч у Ан-2.

В чем же причина столь неутешительного положения? В перечне отказов и неисправностей самолета М-15 часто встречается запись: «забивание воздушных каналов и зависание минеральных удобрений в системе опыливания, при сложности и трудоемкости ее очистки без демонтажа аппаратуры». Но ведь систему забивали порошки и кристаллические вещества, работа с которыми не была предусмотрена конструкцией пневмотранспорта с самого начала! Правда, довольно часто встречаются и конструктивно-производственные дефекты, такие как негерметичность аппаратуры опрыскивания, расслоение стеклопластиковой обшивки нижнего крыла, плохое качество лакокрасочных покрытий и резинотехнических изделий, низкая надежность и малые ресурсы оборудования. Руководство инженерно-авиационной службы Аэрофлота жаловалось на низкое качество и некомплектность инструмента, необходимость перестройки и расширения ангаров, а также постройки новых аккумуляторных. Заметим, однако, что все это типичные проблемы, возникающие при внедрении любой новой техники, от них никуда не денешься. В то же время, техники, в основном, с удовлетворением приняли новый самолет. Реактивный двигатель был гораздо проще в обслуживании, чем поршневой, особенно в холодное время года. Однако трудности с обеспечением запчастями и производственные дефекты портили общее впечатление.

В оценках летного состава также звучат положительные нотки – хороший обзор и комфорт в кабине, простота управления, облегчение взлета и посадки в связи с наличием носового колеса. Правда, по сравнению с Ан-2 самолет требовал лучшего состояния ВПП – более твердого грунта, меньшей толщины снежного покрова. Пилоты отмечали и попадание на фонарь снега и грязи от переднего колеса при взлете с размокшей полосы. Некоторые летчики требовали установить на колеса систему автоматического растормаживания, и даже есть запись, отмечающая как недостаток «невозможность запуска двигателя в воздухе»!

Рядовой летный состав роптал и по другому поводу. Часовая производительность М-15 все-таки была больше, чем Ан-2. А летчики в СССР получали добавку к окладу именно за часы налета. Так вот: на М-15 они выполняли ту же самую работу, что и на Ан-2. только за меньшее количество часов, плюс простои по неисправностям! В результате их зарплата снизилась. Понимая важность этой проблемы, Р.А. Измайлов направил письмо руководству Аэрофлота с предложением -привязать» зарплату летчиков не к часам, а к гектарам обработанного поля, однако его обращение осталось без ответа. Это тем более кажется удивительным, что проблема отнюдь не была новой: она в точности повторила ситуацию, возникшую на Ан-2М за несколько лет до описываемых событий! Еще причина: возвращаясь после авиахимработ домой, экипажи, как правило, тащили с собой много «даров природы». В Ан-2 для этого было достаточно места, а в М-15 помещались только два техника, колодки и чехлы. При тогдашнем дефиците продуктов питания это очень негативно влияло на репутацию машины.

Руководящий состав подразделений Аэрофлота встретил самолет без энтузиазма. Причина крылась в одном маленьком нюансе – обычно начальствующий персонал несколько раз в год

осуществлял на Ан-2 инспекторские проверки техники пилотирования рядовых пилотов. Это давало начальству возможность самим числиться летным составом со всеми вытекающими отсюда приятными последствиями. Однако такие проверки можно выполнять лишь на самолете с двойным управлением! А «спарка» М-15 в Союзе была всего одна, и находилась она с 1977 г. во Львове. Ну как тут проверить у летчика технику пилотирования? Кроме того, авиационный бензин, на котором летал Ан-2, можно было заправлять в собственные «Жигули» и «Волги». А керосин не годился для этого. Все это вместе создало могучий хор критических замечаний в адрес М-15.

Все это время конструкторы не оставляли попыток улучшить характеристики самолета. Так, в 1977 г. на М-15 установили и испытали эжектор тяги, конструктивно совмещенный с реверсивным устройством ковшового типа. Его назначение состояло в увеличении тяги двигателя на взлете за счет дополнительной эжекции воздуха, а также в сокращении длины пробега. Однако это сооружение оказалось слишком «грандиозным» и увеличило вес самолета на добрую сотню килограммов. При этом оно не дало никакого эффекта на взлете, а ради улучшения посадочных характеристик городить такой огород не имело смысла. Были также попытки увеличить тягу двигателя на взлете за счет форсирования, но это негативно отражалось на ресурсе АИ-25 и потребовало длительных переговоров и исследований. По ходу поставки самолетов в СССР завод в Мельце старался оперативно реагировать на замечания эксплуатантов и устранять выявленные недостатки. Наиболее заметный пример – с 10-й серии выпуска носовой обтекатель фюзеляжа М-15 был удлинен и снизу установлены грязеотражающие гребни.

М-15 с установленным эжекторно-реверсивным устройством Пусковой агрегат АИ-9 запускал маршевый двигатель АИ-25, оставаясь на земле Подготовка М-15 к полету на полевом аэродроме Загрузка в самолет сухих химикатов с помощью автопогрузчика польского производства Распыление химикатов с применением пневмотранспорта

Полностью отдавая себе отчет в том, что М-15 как исключительно сельскохозяйственный самолет оказался не очень удачным, Р.А. Измайлов стремился расширить сферу его применения. Поскольку конструкция химбаков предусматривала аварийный сброс химикатов, возникла идея использовать самолет для тушения пожаров. 2000 л огнегасящей жидкости или простой воды можно было сбросить за 10 секунд. Состоялись соответствующие испытания, однако идея дальнейшего развития не получила. Была еще одна конструкторская проработка – вместо химбаков устанавливать небольшие пассажирские кабины. Но это предложение никто всерьез рассматривать не стал.

Финал

В мае 1979 г. Советский Союз внезапно проинформировал Польшу, что количество заказанных самолетов сокращается до 250 вместо 2500-3000, о которых шла речь ранее. С чем это было связано? Нам кажется, что причин было несколько. Вот главные из них:

1. Агропромышленный комплекс СССР не смог подготовить наземную инфраструктуру к работе с этим самолетом. Он больше стоял на земле, чем летал, поскольку химикаты не соответствовали заданным требованиям, складов для их хранения не было, автопогрузчиков химикатов тоже не было. Аэрофлоту пришлось создавать для М-15 новую техническую базу. Разное топливо – значит, нужно иметь разные топливозаправщики – для бензина и керосина. Аккумуляторы кислотные на Ан-2 и щелочные на М-15 – нужны две аккумуляторные и т.д. Никто не хотел нести эти затраты.

2. Отпускная цена Ан-2 составляла 70000 инвалютных рублей и не менялась в течение многих лет. Самолет строился десятилетия, глубоких модификаций не было, следовательно, и затраты на конструктивные изменения не требовались. Отпускная цена М-15, закладываемая в первоначальные расчеты, составляла 140000 инв. руб, однако к моменту окончания Госиспытаний стоимость самолета достигла уже 250000 инв. руб. Кроме того, ресурс до первого ремонта М-15 был установлен 1500 ч, а на Ан-2 – 2000 ч. При том, что стоимость ремонта Ан-2 в СССР была низкой и стабильной, а М-15 – практически непредсказуемой в тот момент Увеличение этих цен негативно отразилось на себестоимости летного часа М-15, в итоге она превысила соответствующую величину для Ан-2 в 2.1 -2,6 раза.

3. В 1970-х гг. в мире разразился топливный кризис. Цены на топливо начали расти и в СССР. Производство Як-40. тоже оснащенного двигателями АИ-25, было прекращено, в том числе и по этой причине. Высокий расход топлива этим двигателем – главный козырь оппонентов М-15 – отныне стал козырным тузом;

Распыление жидких химикатов М-15 производит ультрамалообьемное опрыскивание поля

4. Минсельхозхимия, которому отводилась важная роль в индустриализации сельского хозяйства, вдруг выступило с инициативой меньше применять самолеты, а делать основную ставку на наземные средства. Это. якобы, дает лучшие агротехнические результаты.

Кроме того, в 1980 г. в Польше значительно ухудшилось экономическое положение и начались забастовки под руководством профсоюза «Солидарность», Правительство Герека-Ярошевича пало. Усилились антисоветские настроения, особенно после ввода наших войск в Афганистан, На этом фоне проект М-15 подвергался сильным нападкам, что не способствовало четкой работе завода по обеспечению запчастями и гарантийному обслуживанию переданных Аэрофлоту самолетов.

В качестве условия закупки 250 самолетов советская сторона выдвинула категорическое требование довести самолет до соответствия первоначальным техническим требованиям. Создалась тупиковая ситуация: требовались значительные материальные затраты, что при столь малом количестве заказанных самолетов привело бы к колоссальному увеличению их цены. Это было абсолютно бессмысленно с экономической точки зрения, и в 1980 г было принято решение производство М-15 прекратить, использовав задел уже произведенных деталей.

В СССР оказалось около 150 самолетов М-15 (по данным польской стороны, всего построено 172 самолета, поставлено в СССР – 155). По этим машинам в период 1979-83 гг. между Аэрофлотом и заводом в Мельце велись переговоры о капремонте. Проблемой была его стоимость, которую требовали поляки. По мнению советских специалистов, она была слишком высока. Так ни до чего не договорившись ни по вопросу капремонта, ни по продлению ресурса, при сокращении заказа и необходимости значительных вложений в наземную инфраструктуру сельхозавиации, в 1983 г. Аэрофлот принял решение о прекращении полетов на М-15 и утилизации этих машин, те. сдаче на металлолом. К этому моменту во

Львове, на базе передачи самолетов Аэрофлоту, находилось около 20 совершенно новых М -15. Они так и не попали в летные отряды и были порезаны на месте. Как говорили древние римляне, «Sic transit gloria mundi» – так проходит слава земная.

30 лет спустя

Всем, конечно, известно, что объективно судить о каких-либо событиях можно только по прошествии достаточно большого периода времени Чем длиннее этот промежуток, тем лучше видятся и анализируются события прошлого. С позиций сегодняшнего дня сравнение самолета М-15 с Ан-2 только по стоимости летного часа представляется неверным. Правильнее было бы провести комплексный экономический анализ с учетом удельного веса различных видов АХР, но его в своем отчете ВНИИ ПАНХ не приводит. Мы понимаем, что за столь короткий период применения самолета нужную статистику набрать было непросто. А сейчас, поскольку самолет уже снят с эксплуатации, анализ его экономики никого не интересует. Кроме того, как бы ни была важна экономика, оценивать самолет только с этой точки зрения – значит искусственно сужать задачу. Ведь в конечном счете нужно сравнивать не только затраты на применение самолета, но и результаты этого применения. Но как сейчас оценить повышение урожайности или другие позитивные итоги лучших агротехнических характеристик М-15 по сравнению с Ан-2? А ведь это бесспорный факт, отмеченный в "Отчете по результатам эксплуатационных испытаний-. Равномерность рассева гранулированных удобрений с М -15 была выше, благодаря высокооборотной воздушной турбине значительно лучше работала система ультрамалообъемного опрыскивания. Так, может, и урожайность на обработанных «Бельфегором» полях была выше? К сожалению, сейчас это установить уже невозможно.

«Какая ж тут причина и где же корень зла…» – писал известный русский поэт XIX века граф А, К, Толстой по поводу того, что «земля наша бога та и обильна, а порядка в ней нет». Зададим и мы этот вопрос: почему могучая советская авиапромышленность выдала такой сырой продукт? Рискнем ответить: проблема заключалась в самой Государственной Системе. Конструкторы творили, серийные заводы строили, финансисты всех финансировали, потребители мучились – и все это не было связано между собой в единую систему. Многие из нас помнят, что решения о серийном производстве некоторых типов самолетов принимались задолго до того, как они были испытаны и доведены. Потом, уже в эксплуатирующих подразделениях, самолеты дорабатывались, часто при полной остановке всего парка! Такое трудно себе представить, например, у «Боинга», а в СССР это было в порядке вещей Были отдельные робкие попытки что-то изменить, но Система оказалась сильнее, Потом это назвали волюнтаризмом, административно-бюрократическим диктатом и другими мягко-ругательными словами. Но это был обычный «развитой социализм», без пяти минут коммунизм.

Заправка М-15 жидкими химикатами на полевом аэродроме под Майкопом Начиная с 10-й серии выпуска, М-15 получили удлиненную носовую часть фюзеляжа В 1983 г. М-15 в СССР были поставлены на прикол и затем почти все утилизированы

Один из главных фигурантов этого рассказа министр авиационной промышленности СССР Петр Васильевич Дементьев был типичным выдвиженцем сталинского типа, диктатором. Вот и результат – захотел и заставил других. Ему понравилась идея пневмотранспорта, и хотя в проекте было много слабых мест, а сама идея не прошла всесторонней проверки на опытных образцах, он дал команду «полный вперед!». Поляки же поверили авторитету Минавиапрома СССР. А может быть, у них и выхода другого не было?

В 1980-х гг,, когда в Польше начался процесс отхода от социализма советского типа, руководители завода и КБ в Мельце подвергались жесткой критике за М-15. Польша потратила миллиарды злотых на подготовку производства и доводку самолета, а что получила взамен? «Солидарность» искала виновных. Отвечая на обвинения, авиационные специалисты единогласно заявляли, что положительным результатом этой работы стало создание квалифицированного национального коллектива конструкторов, которые впоследствии создали ряд удачных конструкций самолетов. Среди них самым успешным оказался сельскохозяйственный самолет М -18 -Дромадер», кстати, построенный и испытанный в Мельце еще в нашу там бытность. Нас это утешает, в этом есть и наша заслуга – заслуга советских консультантов.

Краткое техническое описание самолета М-15

Тип – специализированный сельскохозяйственный самолет цельнометаллической конструкции, построенный по схеме «биплан».

Экипаж – один пилот.

Фюзеляж – полумонокок прямоугольного сечения. Одноместная пилотская кабина расположена в носовой части и имеет входную дверь по левому борту. За пилотской кабиной имеется отсек, где при перебазировании самолета можно разместить двух техников в сидячем положении, комплект сельхозаппаратуры в разобранном виде и некоторое другое оборудование, например, чехлы и колодки. За отсеком предусмотрено место для перевозки при перебазировании наземного агрегата воздушного запуска двигателя АИ-9. Кабина пилота и закабинный отсек имеют систему кондиционирования воздуха, который отбирается от маршевого двигателя, затем проходит через турбохолодильник и радиатор.

Бипланная коробка. Коробка крыльев состоит из верхнего и нижнего крыльев двухлонжеронной конструкции, двух межкрыльевых кессонов и двух подкосов. Верхнее крыло имеет прямоугольный центроплан и трапециевидные отъемные части с подкосом. Профиль крыла PII-14 ЦАГИ – тот же, что на Ан-2 и Ан-14. На центроплане установлен щелевой закрылок. Отъемные части крыла обслуживаются автоматическим предкрылком и щелевым зависающим элероном по всему размаху. Внутри верхнего крыла размещены 8 топливных баков. Нижнее крыло состоит из двух консолей. Каркас крыла из алюминиевых сплавов, обшивка выполнена из стеклопластика на эпоксидной основе. Такой материал поляки называли «ламинат». Нижнее крыло не имеет механизации, внутри него проходит магистраль пневмотранспорта химикатов. Форма в плане и профиль нижнего крыла повторяет отъемную часть верхнего крыла.

Шасси – трехстоечное неубираемое с носовым колесом. Все опоры рычажного типа с масляно-воздушными амортизаторами. Основные колеса – тормозные, типоразмера 720x320 мм. Давление в пневматиках – 3 кг/см2. Носовое колесо – нетормозное, управляемое, максимальный угол отклонения 50" в каждую сторону, оборудовано механизмом фиксации по оси симметрии в полете. Пневматик 700x250 мм, давление – 2,5 кг/см2.

Хвостовое оперение крепится на двух консольных балках, которые несут два киля небольшой стреловидности с рулями направления. Стабилизатор с рулем высоты по всему размаху опирается на верхние части килей. Стабилизатор и кили двухлонжеронные, руль высоты и правый руль направления оборудованы триммерами. Балки, несущие хвостовое оперение, соединены с задним лонжероном центроплана верхнего крыла в местах расположения химбаков.

Система управления – механическая. Штурвальная колонка и педали соединены с рулевыми поверхностями тросами (в фюзеляже) и жесткими тягами (в крыле и хвостовых балках). В элементах системы управления с целью повышения коррозионной стойкости не применяются литье и магниевые сплавы.

Силовая установка включает один двухконтурный турбореактивный двигатель АИ-25 взлетной тягой 1500 кгс, являющийся одновременно источником сжатого воздуха для работы сельхозаппаратуры. Двигатель установлен над фюзеляжем под центропланом верхнего крыла. Запуск двигателя – воздушный от наземной вспомогательной силовой установки АИ-9.Топливная система самотечного типа со вспомогательным насосом. Топливные баки-кессоны (начиная с самолета № 06-01) общей емкостью 1460 л расположены в верхнем крыле. На самолетах от № 01-01 до № 05-10 устанавливались мягкие баки. Заправка – централизованная, под давлением снизу.

Гидросистема включает установленный на двигателе гидронасос, который обеспечивает давлением тормоза колес основных опор шасси, управление передней опорой шасси, открытие крышек заправочных и расходных горловин химбаков (в т.ч. при аварийном сбросе химикатов), систему уборки-выпуска закрылков и зависающих элеронов. Рабочей жидкостью является АМГ-10, давление в сети – 150 кг/см2. В аварийной ситуации используются два гидроаккумулятора.

Электросистема включает установленный на двигателе генератор переменного тока 115В/400 Гц, который питает электроэнергией светотехническое, радио- и приборное оборудование. В носовой части фюзеляжа установлены две рулежно-посадочные фары.

Противопожарная система служит для сигнализации о возникновении возгорания в отсеках маршевого двигателя и агрегата воздушного запуска и для тушения пожара. Система сигнализации – электрическая, обеспечивающая возможность проверки ее работоспособности. Система тушения – фреоновая, управляемая пилотом вручную.

Приборное и радиосвязное оборудование делится на установленное постоянно и временно – только для перебазирования. В состав постоянно установленного входят: указатель скорости УС-350, высотомер барометрический ВД-10, вариометр ВАР10-30, часы АЧХО, авиагоризонт АГД-3, гироиндукционный компас ГИК-1М, указатель температуры наружного воздуха ТНВ, указатель перегрузки, самописец режимов полета КЗ-63, ультракоротковолновая радиостанция «Ландыш», приборы контроля двигателя и бортовых систем, магнитный компас КИ-13А. При перебазировании дополнительно устанавливаются: радиовысотомер малых высот, коротковолновая радиостанция «Карат», автоматический радиокомпас АРК-9, маркерный радиоприемник МРП-66, самолетный ответчик. Жгуты и кронштейны для установки временного оборудования закладывались при сборке самолета.

Сельскохозяйственное оборудование. Самолет оснащен интегрально установленной сельхозаппаратурой, состоящей из двух баков, канала для сыпучих химикатов и трубопроводов отбора воздуха от двигателя. Два бака, емкостью 1450 л каждый, изготовлены из стеклопластиков и размещены вне фюзеляжа между верхним и нижним крыльями. Канал пневмотранспорта размещен внутри нижнего крыла и имеет вдоль его размаха профилированные патрубки для выхода химикатов. Оборудование для жидких химикатов состоит из штангового опрыскивателя для средне- и крупнокапельного опрыскивания и вращающихся ультра-мелкокапельных разбрызгивателей. Поляки называли эти разбрызгиватели «атомизерами». Это оборудование устанавливается на внешней подвеске под нижним крылом. Насос для жидких химикатов имеет привод от воздушной турбинки, работающей от воздуха, отбираемого от внешнего контура двигателя. Атомизеры вращаются воздушной высокооборотной турбин-кой, работающей от внутреннего контура. При работе с сыпучими химикатами в баки подается воздух от внутреннего контура двигателя для перемешивания химикатов с целью исключения их зависания в баке. Для контроля за количеством химикатов баки оснащены гидравлическими весами. Предусмотрен аварийный сброс химикатов из баков.

Летно-технические характеристики самолета М-15

Геометрические размеры:

размах верхнего крыла …………………………………………………………………………………………..22,33 м

размах нижнего крыла…………………………………………………………………………………………….16,43 м

суммарная площадь крыльев………………………………………………………………………………….67,50 м2

длина самолета……………………………………………………………………………………………………..13,14 м

высота самолета……………………………………………………………………………………………………..5,34 м

колея шасси………………………………………………………………………………………………………….4,32 м

база шасси …………………………………………………………………………………………………………….4,88 м

Массовые характеристики:

максимальная взлетная масса ………………………………………………………………………………..5650 кг

нормальная посадочная масса………………………………………………………………………………….4000 кг

масса пустого в варианте для сухих химикатов …………………………………………………………..3230 кг

масса пустого в варианте для жидких химикатов…………………………………………………………3270 кг

Летные характеристики (при максимальном взлетном весе, МСА):

крейсерская скорость…………………………………………………………………………………………..200 км/ч

скорость при авиахимработах …………………………………………………………………………160-175 км/ч

скорость сваливания в полетной конфигурации…………………………………………………………112 км/ч

скорость сваливания в посадочной конфигурации……………………………………………………….89 км/ч

скороподъемность у земли ……………………………………………………………………………………….5 м/с

дальность полета на высоте 3000 м …………………………………………………………………………..400 км

потребная длина грунтовой ВПП ………………………………………………………………………………..750 м

Агротехнические характеристики:

ширина захвата при гранулированных химикатах…………………………..65 м при расходе 10-50 кг/с

ширина захвата при жидких химикатах (штанговый опрыскиватель)……40 м при расходе до 25 л/с

ширина захвата при жидких химикатах (УМО)……………………………………70 м при расходе до 6 л/с

ФРАНЦУЗЫ НА ВОСТОКЕ

Александр Котлобовский Киев Фото Memorial Musee Normandie Niemen

Июнь 1940 года, Франция разгромлена, и ее руководство позорно капитулировало перед рейхом. Большая часть территории страны оккупирована, а правительство переехало в т.н. свободную зону и разместилось в курортном городке Виши. Вооруженные силы распущены, а оставшиеся у вишистов части получили наименование «армии перемирия», которая находится под неусыпным контролем германо-итальянских комиссий.

Однако в этой безрадостной ситуации оставалось достаточно много солдат и офицеров, не смирившихся с новыми реалиями и желавших драться с врагом. Чаяния этих людей выразил генерал де Голль. «Франция проиграла сражение, но не про-играла войну!», – провозгласил он в своей речи по Лондонскому радио 18 июня и призвал соотечественников продолжить борьбу с Германией. Было объявлено о создании движения Свободная Франция и его вооруженных сил. Надо сказать, что пошедшие за де Голлем военные подвергались сильному риску На родине их объявили дезертирами, предателями и английскими приспешниками. В случае появления на территории Франции они подлежали немедленным аресту и преданию суду военного трибунала. Угроза расправы висела дамокловым мечом и над их семьями. На международной арене Свободную Францию признавали только Лондон и британские доминионы, а в Москве и Вашингтоне сидели вишистские послы.

После 22 июня 1941 г, отношение СССР к де Голлю резко изменилось. 27 июня Советский Союз признал генерала «как руководителя всех свободных французов, где бы они ни находились» и выразил готовность оказать помощь возглавляемому им движению. В Москве появился представитель Национального комитета Свободной Франции. В сентябре вишистский посол убыл восвояси, а его военно-воздушный атташе п-к Шарль Лиге перешел к де Голлю.

Еще до этого события начальник штаба ВВС Свободной Франции генерал Марси-аль Вален предложил послать на советско-германский фронт подразделение французских летчиков. Де Голль положительно отнесся к идее, более того, высказался за направление в СССР еще и пехотной дивизии. Начались переговоры на данную тему с советскими дипломатами в Лондоне. По разным причинам они шли трудно и долго. До отправки французской дивизии дело так и не дошло, а практическая реализация идеи Валена началась в апреле 1942 г., когда на авиабазе Раяк (Ливан) приступили к формированию авиачасти, которой предстояло отправиться в СССР. Возглавил ее ветеран воздушных баталий 1917-18 гг. м-р Жозеф Пуликен. По его инициативе группе было присвоено наименование «Нормандия» (по французской военной традиции каждая авиачасть носит название одной из провинций страны), и в состав деголлевских ВВС она вошла как GC 3 Normandie, те, 3-я истребительная авиагруппа Нормандия . Она включала три эскадрильи, носившие названия трех основных нормандских городов: Гавр, Руан и Шербур. Однако только 25 ноября 1942 г. полномочный представитель Национального комитета Сражающейся Франции (так с сентября 1942 г. именовалась Свободная Франция) бригадный генерал Пети и заместитель командующего ВВС РККА генерал-лейтенант Ф.Я Фалалеев подписали соглашение об участии французских авиационных частей в боях против гитлеровской Германии на советско-германском фронте в составе советских авиасоединений.

«Нормандия- состояла исключительно из добровольцев. Отправиться в СССР выразили желание и были включены а списки 17 летчиков, но вскоре суровые реальности войны сократили их число до 14. Кроме командира, в число первых пилотов «Нормандии» входили: Марсель Альбер, Дидье Беген, Ив Бизьен, Раймон Дервиль, Альбер Дюран, Ноэль Кастелен, Ив Маэ, Марсель Лефевр. Альбер Литольф (или Литто), Андре Познански, Альбер Прециози. Ролан де ля Пуап. Жозеф Риссо. Жан Тю-лян. Это был народ боевой и отчаянный, в большинстве своем имевший отличную летную подготовку – средний налет составлял 857 часов на одного летчика. У многих за плечами было участие в боях во Франции, в Битве за Англию, в дакарской экспедиции, североафриканских баталиях, кампании в Сирии и Ливане Общий боевой счет летчиков – 19 побед. Наибольшее количество сбитых – 10 – числилось за Литольфом. 4 подтвержденные победы имел Дюран.

Многие летчики «Нормандии» появились в рядах Сражающейся Франции после приключений, достойных пера Дюма или Жюль Верна. Например, Альбер Дюран и Лефевр 14 октября 1941 г. средь бела дня перелетели на своих «Девуатинах» с вишистской авиабазы в Оране в соседний Гибралтар к англичанам. Военный трибунал Виши приговорил летчиков заочно к расстрелу, а немцы в наказание расформировали авиачасть, в которой они служили – GC 1/3. одну из самых заслуженных во французских ВВС. Беген бежал в Англию на транспортном Codгon Goeland. Туда же на «Девуатинах» 25 июня 1940 г.. сразу после капитуляции Франции, перелетел Литольф с двумя сослуживцами, Риссо с тремя товарищами на связном Codron Simoun попытался добраться с североафриканской базы в Гибралтар, но сбился с курса и приземлился на территории Испании. Всю четверку арестовали, и она некоторое время просидела во франкистской каталажке. Затем летчиков освободили, и они, в конце концов, добрались до Скалы, откуда убыли к берегам Туманного Альбиона.

Помимо пилотов, в списках новой авиачасти числились 4 штабных офицера, 42 техника, механика и оружейника. К 10 сентября формирование «Нормандии» завершилось. Затем пошли дни томительного ожидания отправки на фронт. Наконец, спустя 2 месяца, 10 ноября, пришел приказ собираться в путь, и через два дня все «нормандцы» на трех транспортниках перелетели в Багдад. Оттуда поездом, а затем автотранспортом добрались до Тегерана, где дождались подписания соглашения Пети-Фалалеева. 29 ноября Пуликен и часть летчиков поднялись на борт двух Ли-2 и через 5 часов полета прибыли в Иваново, в самый разгар неведомой им русской зимы. Через 2 дня к ним присоединились остальные.

В «столице» русских ткачей французы расположились в местном военном городке. Советские интенданты немедленно обеспечили их зимним обмундированием. Для обучения полетам на советских истребителях за французами закрепили инспектора по пилотированию 6-й запасной авиабригады к-на П.И. Друзенкова. Нормандцам предстояло освоить истребители Як-1 Б. В короткий срок на французский язык были переведены все необходимые технические описания «Яков», инструкции и отдельные главы Боевого устава и наставлений ВВС РККА. Кроме того, общению советского и французского персоналов помогали переводчики – дети эмигрантов из России: врач уроженец Киева Жорж Лебединский, Мишель Шик и Александр Стакович.

Як -7Б. на котором переучивались французские летчики Як-1Б из состава «Нормандии». Весна 1943 г,

4 декабря вышел приказ о включении в состав советских ВВС французской авиачасти как отдельной эскадрильи «Нормандия». В середине декабря начались полеты. Поначалу французы восстанавливали летные навыки на учебно-тренировочных УТ-2. Первым в воздух поднялся комэск. Однако на взлете дала знать о себе старая рана, и Пуликен едва не разбился. Управление взял на себя Друзенков и немедленно посадил «утенка». Вскоре после этого майору пришлось подать рапорт о переводе на другую работу в связи с проблемами со здоровьем. Просьба была удовлетворена, и Пуликен с болью в сердце расстался с -Нормандией». 22 февраля 1943 г его сменил м-р Жан "Полян. 35-летний потомственный авиатор, ветеран боев в Ливии, имевший в своем активе принужденный к посадке итальянский «транспортник», на котором 6 генералов и 3 полковника пытались бежать из Тобрука,

С 20 декабря началось переучивание французов на учебном Як-7В. В январе 1943 г. они стали летать на -семерке» самостоятельно. У некоторых летчиков сказывался длительный перерыв в полетах на боевых машинах. Так, на десятом самостоятельном вылете поломал «семерку» на посадке су-лейтенант Ив Бизьен, имев шин около трехсот часов налета. После этого происшествия ему назначили еще несколько провозных полетов на УТ-2.

20 января «Нормандия» получила первые шесть Як-1Б, а к 16 марта – еще восемь. Из четырнадцати истребителей 9 обслуживали французские механики, а 5 – советские (их в эскадрилье насчитывалось 17). Эскадрилья также получила связной У-2. Летать на нем быстро обучили начальника штаба л-та Жана де Панжа, который очень гордился тем, что стал летчиком.

К середине марта 1943 г. курс переучивания на Як-1Б завершился. Всего было выполнено 536 полетов с общим налетом 218 часов, что в среднем составило 38 вылетов и 15 часов на летчика. 14 марта в Иваново для проверки готовности «Нормандии» прибыли генерал Пети и представитель командующего ВВС РККА п-к СТ. Левандович Сначала отличную воздушную акробатику показал Тюлян, затем индивидуальные и групповые полеты совершили другие летчики -Нормандии». Все они произвели чрезвычайно благоприятное впечатление на комиссию. 21 марта Пети и Левандович подписали акт, который гласил: «Инспекторская проверка боевой готовности эскадрильи Сражающейся Франции «Нормандия» (командир – майор Тюлян) производилась на северном аэродроме г, Иваново. Эскадрилья показала отличную готовность по всем элементам подготовки (групповая слетанность, высший пилотаж, воздушный бой, стрельба по конусу) и по своим боевым качествам и моральному состоянию пригодна к отправке на фронт».

22 марта французы перелетели на аэродром Полотняный завод, что в 25 км от Калуги. «Нормандия» поступила в распоряжение командующего 1 -й ВА Западного фронта генерал-лейтенанта С.А. Худякова и была временно включена в состав 204-й бомбардировочной дивизии п-ка С.П. Андреева. Изначально эскадрилью собирались передать в 303-ю ИАД. которой командовал ветеран боев в Испании и Китае Герой Советского Союза генерал-майор ПН. Захаров. Однако он не мог сразу принять «нормандцев» из-за неудовлетворительного состояния аэродромной сети своей дивизии,

Прибыв на новый аэродром, французы приступили к ознакомительным полетам. Пересекать линию фронта им пока запретили. Однако в один из дней последней декады марта м-р Тюлян и к-н Литольф. выполняя полет парой, незаметно для себя оказались над позициями противника. Французы спохватились и легли на обратный курс лишь после того, как по ним открыла огонь зенитная артиллерия. Внезапно они заметили заходившую в атаку группу вражеских истребителей и вынуждены были принять бой. В конечном итоге, Литольф подбил два самолета, которые, дымя, ушли на свою сторону, а Тюлян сбил «мессер», упавший в расположении советских войск, Выяснить, кто же добился победы, штабу воздушной армии удалось не сразу, поскольку ни одна советская истребительная часть не претендовала на этот сбитый, а французы своим неожиданным успехом особо не хвастались, так как опасались, что комдив Андреев не одобрит перелет линии фронта…

Официальной датой начала боевой деятельности «Нормандии» стало 26 марта, когда на перехват шедшего на высоте 4000 м разведчика взлетели л-ты Дюран и Дервиль. Немцу удалось уйти, но, как считается, была сорвана его попытка углубиться в советский тыл.

5 апреля «Нормандия» всем составом летала на прикрытие двух девяток Пе-2. бомбивших вражеские артпозиции у Сухи-ничей, В районе цели «Петляковых» атаковала четверка -Фокке-Вульфов». Дюран и Прециоэи вовремя заметили опасность и заградительным огнем отразили нападение. Тогда немцы ринулись на французскую пару. На помощь подоспела четверка, ведомая Тюля ном. В разгар боя Пре-циози зашел в хвост одному -фоккеру- и меткой очередью вогнал его в землю. Через несколько секунд Дюран поразил противника на встречно-пересекающемся курсе, и тот отправился следом за своим «камерадом». Так были одержаны первые официальные победы «Нормандии».

В тот же день на сопровождение – Петляковых» летали Альбер и Маэ. Полет длился дольше, чем изначально предполагалось, и добраться до своего аэродрома летчики не смогли из-за нехватки горючего. Маэ совершил успешную вынужденную посадку на шоссе, а вот Альбер приземлился в поле, и у его истребителя оказались поврежденными лопасти винта. На следующий день им на выручку прилетел де Пан ж., который привез на У-2 канистры с бензином и запасной винт. Вскоре самолет Маэ заправили, и он улетел. С Альбе-ром пришлось повозиться. У местных колхозников удалось одолжить лошадь, с помощью которой «Як» вытащили на дорогу. Затем сменили винт, заправили бензобаки, и Альбер также благополучно убыл на Полотняный завод.

13 апреля шестерка «Яков», ведомая Тюляном, вылетела для прикрытия советских войск на марше. В районе Спас-Де-менска она встретила группу истребителей противника и вступила с ними в бой. Здесь сказались недостатки тактической подготовки французов: следуя «рыцарским» традициям Первой мировой войны, они дрались каждый сам за себя. Тюлян фактически никак не руководил действиями подчиненных, и хотя он сам, Маэ и Дюран одержали по одной победе, свои потери оказались тяжелыми: погибли Бизьен, Дервиль и Познански. Сбитые «Яки» упали на территории противника, и в руки немцев попали документы погибших летчиков. К тому времени фельдмаршал Кейтель подписал приказ, согласно которому «нормандцы» причислялись к лицам, не являвшимся т.н. комбатан-тами, и на них не распространялись положения Гаагской и Женевской конвенций Попросту говоря, при пленении они подлежали немедленному расстрелу. Поскольку с погибшими уже ничего нельзя было поделать, то решили отыграться на их семьях. Так. в оккупированном Дьеппе арестовали и бросили в концлагеря отца, мать и обоих братьев Ива Бизьена, Выжил лишь младший брат Андре…

Французский техник Андре Салиба готовит Як-1Б к вылету Марсель Лефевр на крыле своего «Яка»

Пребывание истребительной эскадрильи в составе бомбардировочной дивизии создавало определенные неудобства для боевой работы французов. Во-первых, аэродром Полотняный завод располагался достаточно далеко от линии фронта, что для «пешек» было несущественно, а для «Яков» создавало проблемы из-за относительно небольшого радиуса действия. Во-вторых, отсутствие по соседству какой-либо истребительной авиачасти не позволяло проводить полноценный обмен боевым опытом.

Приказ о переводе «Нормандии» в 303-ю И АД генерал-майора Г.Н. Захарова вышел 10 апреля, а 16 числа эскадрилья перелетела на новое место базирования – аэродром Васильевское. По прибытии туда произошло знакомство комдива с необычными подчиненными. Захаров изложил задачи, которые французам предстояло решать на первых порах: производить поиск вражеских самолетов без пересечения линии фронта и, поскольку активность люфтваффе была еще невысокой, нести дежурство на аэродроме для вылета на перехват отдельных вражеских самолетов. Тюлян совершил ознакомительный полет на Ла-5 Захарова, Истребитель майору так понравился, что он тут же начал просить генерала перевооружить эскадрилью с «Яков» на машины Лавочкина. Захаров ответил, что спешить не стоит, поскольку самолеты эквивалентны по своим боевым качествам. Позже вопрос о перевооружении отпал.

Май-июнь – период относительного затишья на советско-германском фронте. Тем не менее, «нормандцы» без дела не сидели. 2 мая Лефевр и де ля Пуап вылетели на перехват разведчика Hs 126 в район Милятино-Софроново, Лефевр открыл свой боевой счет. На следующий день они же провели бой с двумя -Мессершмиттами» и четверкой -Фокке-Вульфов». Лефевр сбил -мессер». В тот же день звено Ли-тольфа в районе Юхнов-Спасск-Демянск расправилось с еще одним «Хеншелем».

6 и 7 мая эскадрилья принимала участие в операции ВВС РККА по нанесению ударов по ряду аэродромов противника. «Нормандцы» летали на штурмовки Спасск-Деменска. совершив несколько заходов на стоянку «Юнкерсов», после чего им на счет записали 8 уничтоженных бомбардировщиков. Зенитным огнем была подбита машина Ива Маэ, которому пришлось совершить вынужденную посадку на территории противника. Раненым он угодил в плен, но каким-то чудом не попал под действие приказа Кейтеля и просидел в лагере советских военнопленных под Кенигсбергом до конца войны.

15 мая под вечер пара Литольф-Кастелен вылетела на свободный поиск противника и вскоре встретила два Bf 110. Завязался бой. в ходе которого Кастелен увлекся погоней за «мессером» и покинул своего ведущего. Вражескую машину он сбил, но, вернувшись на аэродром, понес наказание за самовольное оставление ведущего в бою. Литольф сначала поздравил напарника с победой, но обсудив с советскими коллегами проступок ведомого, пришел к выводу, что здесь не проходит принцип «победителей не судят». Кастелен был отправлен под арест. Взыскание пошло на пользу молодому летчику, да и другим французам послужило наукой.

В июне «Нормандия» перебазировалась на аэродром Хатенки, с которого действовала до конца августа. А 9 числа в эскадрилью прибыло первое пополнение – 8 летчиков, большинство из которых ранее служило в различных африканских авиачастях, в т .ч. на Мадагаскаре. Группу возглавлял м-р Пьер Пуйяд, старый друг Тюляна. В кампанию 1940 г. он командовал группой ночных истребителей GCN 11/13, летавшей на двухмоторных Potez 631, и одержал предположительную групповую победу. После заключения перемирия был направлен во Французский Индокитай, где в Сайгоне принял под свое начало эскадрилью И/295. 2 октября 1942 г. на разведчике Potez 25ТОЕ он перелетел к китайцам. Причем совершил вынужденную посадку на джунгли в районе Чунцина и потом пробирался пешком к ставке Чан Кайши. При содействии французского консульства он попал в США, а затем в Англию, затратив на весь путь 4 месяца. С берегов Туманного Альбиона Пуйяд прибыл в СССР, где для освоения новой матчасти ему хватило всего трех вылетов на Як-7В.

В том же месяце всех французских техников и механиков заменили советским персоналом. Причин было несколько, но прежде всего – обслуживание советской техники требовало высочайшей самоотдачи, а -пахать», как красноармейцы, французы оказались неспособны. Кроме того, в авиачастях Сражающейся Франции в Северной Африке не хватало опытных наземных специалистов, и «нормандцы» были бы там весьма кстати.

16 июня пара Альбер Прециози атаковала и после длительного преследования сбила в районе села Брусны-Меховая ненавидимую пехотой «раму» – разведчик FW 189. Французы уже успели убедиться, что победа над таким противником – дело непростое. Так, л-т де ля Пуап как-то пытался добить поврежденный корректировщик, но опытный немецкий экипаж умело маневрировал, а француз увлекся преследованием, и при пикировании в результате резкого перепада высот у него лопнула барабанная перепонка. Противник ушел, а летчик угодил в госпиталь на две недели. В том же месяце вели бои с «рамами» пара Тюлян-Беген. а также Литольф. В обоих случаях поврежденные вражеские разведчики смогли уйти.

5 июля разгорелось грандиозное сражение на Курской дуге. «Нормандия», как и вся 303-я И АД. была введена в бой 12 июля, с началом советского контрнаступления. В первый день эскадрилья летала на сопровождение большой группы -пешек» и воздушных боев не вела. 13 числа, до полудня, «нормандцы» сопровождали штурмовики 224-й дивизии, а во второй половине дня восьмерка «Яков», ведомая Литольфом. прикрывала переправу в районе деревни Дурнево Калужской области. Они отразили налет группы Bf 110, при этом Дюран и Кастелен уничтожили по самолету противника. Кастелен так докладывал о своей победе: «Я выпустил по противнику примерно 20 снарядов и 20 крупнокалиберных пуль и могу предположить позитивный результат. Неприятельский самолет с дымом ушел в пикирование. Меня самого атаковал другой Bf 110, и, отражая атаку, я не мог наблюдать падение противника…».

14 июля французы ознаменовали свой национальный праздник День взятия Бастилии новыми успехами: Альбер, Кастелен и Пуйяд сбили по одному самолету. Однако настроение всем омрачила потеря: без вести пропал л-т де Тедеско, прибывший в эскадрилью во второй группе.

Еще большие утраты эскадрилья понесла 16 июля. В 14.00 восемь истребителей, ведомые Тюляном, прибыли в район патрулирования над позициями советских войск в районе деревень Крутицы, Красиково, Гнеэдилово, Хотынец. Вскоре появилась пара FW 190, а за ней – до 15 Ju 87 и Bf 110 с истребителями прикрытия. Первым в атаку пошло звено Литольфа. К-н де Форж также собрался атаковать «штуку», однако ему помешал «190-й», которого француз сбил, Пуйяд расправился с Юнкерсом. Тюлян и Альбер прикрывали своих от возможных атак истребителей врага. Вскоре комэск завалил «фоккер». Юнкерсы смогли отбомбиться и повернули на обратный курс. В погоню бросилась пара Литольф-Кастелен. В это время их атаковала подошедшая на помощь своим шестерка «Фокке-Вульфов». Заметив опасность, огонь по вражеским истребителям открыл л-т Леон. После боя он доложил, что одного сбил, второго поджег. Однако это не спасло ни Литольфа, ни Кастелена. которые на свою базу не вернулись. Их судьбу разделил и л-т Бернавон.

Марсель Альбер во время Курской битвы Пьер Пуйяд возглавил «Нормандию» в июле 1943 г.

На следующий день эскадрилью потряс новый удар. Вот что докладывал в отчете, отправленном в 1-ю ВА, начальник штаба 303-й ИАД п-к П.Я. Аристов : «17.7.43 г. при сопровождении шестерки Ил-2 224 шап, действовавших по живой силе и технике противника в районе Хотынец, Знаменское, с боевого задания не вернулись командир эскадрильи «Нормандия» майор Тюлян и летчики лейтенант Беген, старший лейтенант Вермей.»

По докладу экипажей штурмовиков и вернувшегося 18.7.43 г. ст. лейтенанта Бегена установлено: «Сопровождение штурмовиков до района Знаменское осуществлялось девяткой истребителей под командованием майора Тюлян. На рубеже Локна-Знаменское штурмовиков атаковали 2 Fw 190, с которыми вступили в бой 3 Як-9[4*] – майор Тюлян, капитан Де-форж и младший лейтенант Бон. Вскоре к месту боя подошли еще 6 Fw 190 и 8 Bf 109, которые начали атаку штурмовиков справа сзади. Наши истребители вынуждены были оставить штурмовиков и всей девяткой отражали атаки противника. Старший лейтенант Беген, находясь в паре со старшим лейтенантом Вермей, вел бой с четырьмя Fw 190 и был подбит. Произвел посадку на фюзеляж в районе южнее Будоговищи и 18.7.43 г. на самолете У-2 был доставлен в свою часть. Майор Тюлян, капитан Де-форж и младший лейтенант Бон, ведя бой с истребителями противника, вошли в облачность. После выхода из облачности никто из летчиков (в том числе капитан Дефорж и мл. лейтенант Бон) майора Тюлян не видели».

4* В документе допущена ошибка. Вся «Нормандия» в то время воевала на Як- 1М {Прим ред.)

По немецким данным, вечером 17 июля, атакуя северо-западнее Орла советские истребители и штурмовики, по две победы одержали гауптманы Штендель и Лоэигкайт из группы III/JG51. Признана потеря одного FW 190А-5 (w/nr 152658), летчик которого спасся с парашютом

Неудачи, постигшие Нормандию в последних боях, серьезно встревожили Захарова и генерала Пети. Последний вызвал к себе на доклад м-ра Пуйяда. 22 июля они вместе посетили начальника Импортного управления ВВС генерал-майора Левандовича который выразил сожаление по поводу гибели французских летчиков. Обьясняя гибель Тюляна, Пуйяд ответил: «Последнее время нам чертовски не везло. К тому же, некоторые из наших летчиков были несколько самоуверенны и слишком пылки». Несомненно, сказывалась сильная усталость «нормандцев», совершавших по 4-5 вылетов в день. Но главной причиной больших потерь видится специфическая тактика французов, ставившая во главу угла индивидуальное мастерство воздушного бойца и пренебрегавшая взаимодействием. По этому поводу Аристов отмечал: «На всем протяжении боевой работы эскадрильи «Нормандия» установлено, что французские летчики групповой воздушный бой вести не умеют Коллективная спаянность, взаимная выручка и поддержка в бою отсутствуют.

Обладая отличной техникой пилотирования, в погоне за личной славой летчики стремились вести бой поодиночке, в результате при атаке и преследовании противника, увлекаясь мнимым успехом, забывают об осмотрительности и допускают внезапные атаки противника, чем и объясняются большинство потерь, понесенных эскадрильей «Нормандия» на советско-германском фронте. Об этих недостатках командир дивизии генерал-майор авиации Захаров указывал французским летчикам, что также известно и французской миссии, но тактика группового ведения воздушного боя, коллективная сплоченность в бою эскадрильи прививается медленно».

Вместо погибшего Тюляна командиром «Нормандии- был назначен м-р Пьер Пуйяд. После напряженной боевой работы эскадрилью вывели с фронта для отдыха. К тому времени на ее счету значилось 30 побед, одержанных в пятидесяти боях.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 июля 1943 г. орденами Отечественной войны различных степеней были награждены: Тюлян, Литольф, Дюран, Лефевр, Дюпра. Вручение наград трем оставшимся в живых летчикам состоялось 3 августа в торжественной обстановке. В тот же день в «Нормандию» прибыло третье пополнение: 23 летчика и два офицера-переводчика, после чего количество пилотов в эскадрилье в 3 раза превысило штатное. После этого началось практическое переформирование «Нормандии» в полк, а само решение об этом было принято еще 5 июля.

Французы были переведены в тыл. на аэродром Городечна. Здесь происходило становление новой авиачасти – 1-го отдельного истребительного авиаполка «Нормандия». В его состав вошли четыре эскадрильи: три боевые и одна учебная. Командиром стал м-р Пьер Пуйяд. начальником штаба – к-н И.В, Шурахов, старшим инженером полка – инженер-капитан С.Д. Агавельян. Инженерно-технический состав и штаб полностью состояли из советских солдат, сержантов и офицеров, На вооружение полка поступили новые истребители Як-9, хотя оставалось и несколько Як-1М, Надо отметить, что «девятки» послужили причиной конфликта между Пуйядом и Агавельяном. По прибытии первых самолетов комполка хотел опробовать их в полете, однако инженер запретил это делать, заявив, что машины не с завода, а из ремонтных мастерских, поэтому их состояние оставляет желать лучшего. Пуйяд не поверил и продолжал настаивать на своем. Оба южных человека вспылили, и каждый остался при своем мнении. Однако Яки так и не взлетели. Через несколько дней из штаба 1 -й ВА пришло подтверждение правоты Агавельяна. «Высшая инстанция», извиняясь, заявила, что произошла путаница, послеремонтные машины предназначались для других, и скоро «Нормандия» получит действительно новую матчасть. Так и произошло. Пуйяд оценил настойчивость своего инженера и нашел в себе силы извиниться перед ним.

Самолет-амфибия Бе-200ЧС (борт RF-21515) авиации МЧС России на учениях Калининград-2004-. Июнь 2004 г.

НЕБЕСНЫЕ ПОЖАРНЫЕ

Александр Заболоцкий, Андрей Сальников/Таганрог

Фото предоставлено авторами

Ежегодно на нашей планете гибнет от огня, по разным оценкам, до 520 тыс. км2 леса. Эти стихийные бедствия, кроме прямых убытков, причиняют серьезный экологический ущерб, а самое главное – уносят человеческие жизни. Во многих странах созданы специальные службы, которые прилагают огромные усилия, чтобы предупредить возникновение пожаров. Но если этого все-таки сделать не удалось, то огонь необходимо как можно раньше обнаружить и локализовать на возможно меньшей площади, а для этого следует максимально быстро достичь района возгорания. Однако, находясь на земле в больших лесных массивах, это сделать либо очень трудно, либо вообще невозможно. Поэтому уже многие десятилетия для борьбы с огнем привлекается авиация, на которую в наши дни возлагается самый широкий круг задач – от обнаружения очага пожара и передачи сведений о нем наземным службам до полного подавления огня.

Массово использовать самолеты для нужд пожаротушения начали в Северной Америке в конце 1920-х – начале 1930-х годов. В те годы функции авиации сводились, в основном, к патрулированию лесов и доставке к зоне бедствия пожарных команд и водяных помп. В тех же США проводились и эксперименты по сливу воды с самолетов или сбросу на очаг пожара различных наполненных водой емкостей (например, столитровых пивных бочек). Сама идея была признана перспективной, но опыты оказались не очень удачными. Главным образом потому, что тогдашние самолеты могли взять на борт небольшие объемы воды, совершенно недостаточные для эффективного применения.

Все изменилось после Второй мировой войны, когда не у дел оказались десятки тысяч военных самолетов и летчиков, В то же время власти США и Канады стали проявлять заметное беспокойство по поводу растущего ущерба от лесных пожаров. Сначала в дело пошли демилитаризованные учебные бипланы Stearman РТ-17 и N3N, которые уже были переоборудованы в сельскохозяйственные варианты. Наличие на борту бака для химикатов и оборудования для их распыления позволило быстро приспособить самолеты для слива воды. Первый «Стирмен» с регистрацией N75081 вылетел на тушение пожара в июле 1955 г Однако такой «сельскохозяйственный пожарный» брал маловато воды – только 605 л.

Куда более перспективным оказалось использование для борьбы с огнем переделанных боевых машин. Первый положительный опыт получили в 1954 г. в Калифорнии при испытаниях переоборудованного торпедоносца Grumman ТВМ Avenger, что открыло широкую дорогу к массовой модернизации самолетов, списанных с военной службы. Получившие таким образом «вторую жизнь» машины стали называть воздушными танкерами, самолетами-танкерами или водяными бомбардировщиками. Переоборудовать купленный по бросовой цене боевой самолет под сброс воды оказалось делом не очень сложным. С него снимали все вооружение и другое ненужное оборудование, а в бомбоотсеке размещали баки для воды или огнегасящей жидкости вместе с системой слива. Баков обычно было несколько, что позволяло уменьшить вредное влияние раскачки воды в полете и обеспечить ее поочередный сброс. Самолеты стали окрашивать в характерные для пожарной охраны яркие цвета, как правило, красный и белый или желтый, В 1950-х гг, в Северной Америке появилась целая воздушная армия таких «водяных бомбардировщиков, основу которой составляли Boeing В-17, Consolidated PB4Y, Consolidated В-24, Grumman ТВМ Avenger, Grumman F7F «TigercaK Douglas A-26/B-26, North American B-25.

Любопытно, что, отлетав свое в качестве пожарных, некоторые самолеты были восстановлены в прежнем виде и стали экспонатами, в том числе и летающими, различных авиационных музеев, а также использовались Голливудом в кинофильмах о Второй мировой. Так, пожалуй, самая известная «Летающая крепость» В-17 – «Красавица Мемфиса», прежде чем стать главной героиней одноименного фильма, была «водяным бомбардировщиком» с бортовым номером N3703G,

На протяжении 20 послевоенных лет рынок пожарных самолетов успешно заполнялся переоборудованными старыми военными самолетами, включая противолодочные S-2 Тгаскег и SP-2H. Их источником было знаменитое «кладбище костей» – Центр складирования авиационной техники в штате Аризона. Кроме того, для пожаротушения стали использовать и бывшие в употреблении гражданские авиалайнеры, в основном, типа McDonnel Douglas DC-4. DC-6 или DC-7. На них огнегасящие жидкости размещались в специальном длинном подфюзеляжном баке. В середине 1960-х гг. США и Канада тратили ежегодно на борьбу с пожарами с воздуха до 15 млн. USD. Масштабы этих «битв» впечатляют и сегодня. В воздух поднималось до 200 самолетов различных типов, общий годовой налет которых достигал 10000 ч.

Пожар тушит биплан Stearman РТ-17 бомбардировщик В-25, ставший самолетом-танкером Пожарные самолеты на базе противолодочных S-2 Tracker – и SP-2H. Внизу показан самолет (танкер № 12, борт N96264) американской фирмы Neptune Inc

Взгляды на тактику применения пожарной авиации в разных частях североамериканского континента несколько различались. Территория Канады изобилует множеством водоемов, пригодных для взлета-посадки гидросамолетов, способных набирать воду на глиссировании. Как следствие, там, особенно во франкоязычных провинциях, в состав парка «водяных бомбардировщиков»» прочно вошли амфибии, летающие лодки и поплавковые гидросамолеты. Первым среди них стал поплавковый De Havilland Beaver, который канадские огнеборцы начали использовать в 1950 г. Затем в этом амплуа нашел применение и DHC «Otter». На обоих самолетах водяные баки размещались внутри поплавков и могли заполняться как на земле, так и при глиссировании.

В 1958 г. на фирме Field Aviation в Торонто стали переделывать в «водяные бомбардировщики» снятые с вооружения амфибии PBY-6A «Canso» {канадский вариант знаменитой «Каталины»), размещая под крылом 2 подвесных бака общей емкостью 1350 л. Всего прошли переоборудование 18 машин, получившие обозначение 54Е. С 1963 г. баки стали размещать внутри фюзеляжа, при этом запас воды довели до 2500 л. В 1970 г. та же фирма начала оборудовать в аналогичных целях поплавковые гидросамолеты DHC Twin Otter. В 1971 г. другая канадская фирма Avalon переоборудовала еще 8 «Каталин» в пожарные самолеты Canso Water Bomber. На них установили по два 1820-литровых водяных бака и систему подачи специальных химических веществ – замедлителей горения.

В 1959 г, канадская лесная корпорация MacMilan Bloedel Ltd решила использовать для борьбы с огнем огромные американские летающие лодки Martin JRM «Mars», которые уже в то время числились в разряде раритетов. Закупленные в США четыре такие машины прошли переоборудование на фирме Fairey Aviation, при этом на каждую пришлось затратить 6 месяцев работы. В фюзеляже «Марса» установили стеклопластиковый бак для воды, который мог быть заполнен на глиссировании за 22 с. За один сброс воды накрывалась площадь в 3-4 акра (12140-16187 м-). Эксплуатация этих тяжелых «водяных бомбардировщиков началась в 1960 г., и занималась ею специально созданная фирма Forest Industries Flying Tankers Limited (FIFT).

Но возможностей переоборудованных гидросамолетов оказалось недостаточно. Для эффективной борьбы с огнем требовалась специальная машина, и в 1967 г. совершила свой первый полет канадская амфибия Canadair CL-215. изначально создаваемая как специализированный пожарный самолет. Она получилась удачной и имела коммерческий успех. Всего построили 125 CL-215, которые летали как в Канаде, так и во Франции, Греции. Венесуэле. Испании, Италии, Таиланде, бывшей Югославии и нынешней Хорватии. Гидросамолет постоянно модернизировали, и в конце 1980-х появился его вариант CL-215T, оснащенный вместо поршневых турбовинтовыми двигателями. С 1993 г. вместо CL-215 стали выпускать более совершенный CL-415, отличавшийся усовершенствованной аэродинамикой, модернизированной системой слива огнегасящей жидкости и увеличенным до 6130 л объемом баков.

Например, вот как действовали канадские амфибии в пожароопасный сезон 1972 г. Жарким и ветреным майским днем летчик одной из летающих лодок «Canso», тушивший небольшой пожар недалеко от города Валь д'Ор (360 км от Монреаля), заметил огромный столб дыма, а затем обнаружил полосу пожара, очень быстро продвигавшуюся через лес. Непосредственно в полосу распространения огня попадала железнодорожная станция, емкости с пропаном, нефтехранилище, пивоваренный завод и сам город. Одновременно в 2,5 км к востоку от первого возник второй очаг пожара. Понимая, какая опасность нависла над жителями Валь д'Ора, летчик немедленно запросил помощи. Уже через 15 минут над пожаром появились два CL-215. а вскоре в борьбе с огнем участвовали четыре CL-215 и две «Canso». Забирая на глиссировании воду в близлежащем озере, они буквально «висели» над пожаром, производя сбросы с интервалом в одну минуту. Через 2 часа огонь удалось остановить в нескольких метрах от хранилища пропана. Всего за это время 6 самолетов совершили 65 сбросов воды общей массой 330 т. Показательно, что стоимость спасенного в тот раз имущества значительно превысила затраты на эксплуатацию всех 15 канадских CL-215 за весь сезон.

Амфибия Canadair CL-415 итальянской «Protezione Civile тушит лесной пожар, 2005 г. Канадская амфибия CL-215 набирает воду на глиссировании

В целом практика борьбы с огнем показала, что при наличии подходящих водоемов гидросамолеты имеют определенные преимущества перед сухопутными машинами. Как правило, такие самолеты работают на очень коротких дистанциях, забирая воду на глиссировании с поверхности ближайших к пожару озера, реки или морского залива. Таким образом, значительно сокращается время доставки воды к огню. К тому же, они могут обходиться без аэродромов и наземного оборудования для изготовления огнегасящих жидкостей-ретардантов и заправки их в самолет.

Симпатизирующие пожарным гидросамолетам канадцы создали и несколько сухопутных машин для борьбы с огнем. Местные фирмы до сих пор занимаются переоборудованием снятых с вооружения противолодочников S-2 Tracker. Кроме того, специализирующаяся на авиационных средствах пожаротушения компания Conair разработала воздушный пожарный нового поколения Convair CV 580 «Airtanker».

Своим путем шло развитие пожарных самолетов в США, где основную ставку сделали на сухопутные машины, а в качестве огнегасящего средства вместо воды предпочитали различные тушащие и задерживающие огонь растворы и суспензии. Это объясняется тем, что основные массивы лесов, имеющих хозяйственное значение, расположены на западе США в районе Скалистых гор, где водоемы, пригодные для посадки гидросамолетов. – большая редкость. Кроме того, по мнению американских специалистов, вода – далеко не идеальное средство тушения. Часто она просто не может победить огонь.

До последнего времени основу парка «водяных бомбардировщиков» в США составляли бывшие противолодочники Р-ЗА Orion, SP-2H и S-2 Tracker. Кроме того, на тушение пожаров летают DC-4, DC-6. DC-7, Остается в строю и знаменитый ветеран – модифицированный «Либерейтор» PB4Y. После катастрофических пожаров 1970 года на юге Калифорнии, когда сгорело свыше 500 домов и было опустошено около 300000 га лесов, федеральные власти решили – в тех случаях, когда возможностей частных фирм не хватает, привлекать для борьбы с огнем ВВС. В качестве будущего самолета-танкера выбрали военно-транспортный Lockheed С-130. К тому времени частные компании уже эксплуатировали снятые с вооружения С-130 ранних модификаций или их гражданский вариант L-100, прошедшие переоборудование. Однако такие машины претерпевали существенные изменения конструкции: оснащались специальными баками, а для слива огнегасящей жидкости в полу грузовой кабины организовывались люки. В таком виде «Геркулес» уже не мог использоваться как транспортный, что не устраивало военных. Тогда ВВС заключили контракт с фирмой Food Machinery Corporation на создание специальной модульной системы пожаротушения, которая могла бы легко устанавливаться на любой С-130. Выбор был сделан не случайно, тк. эта фирма уже имела опыт разработки подобных систем, правда, с их помощью боролись не с огнем, а с партизанами, распыляя над джунглями Южного Вьетнама дефолианты, уничтожавшие листву. В результате своеобразной конверсии часть элементов «вьетнамской» предшественницы унаследовала новая система MAFFS (Modular Airborne Fire Fighting System – модульная самолетная система пожаротушения), которая летом 1971 г. прошла испытания на реальных пожарах в Национальном парке Лос Падрес. Их итоги вполне удовлетворили заказчика, и Служба леса США закупила 8 комплектов MAFFS. Они были размещены на трех авиабазах в западной части страны для использования подразделениями Национальной гвардии и ВВС. Впоследствии удачный американский опыт использовали в Европе, где на основе MAFFS создали аналогичные системы для самолетов G222 и С-160.

Военно-транспортные С-130 с MAFFS широко применялись в августе 1975 г. в Калифорнии, когда сил гражданских ведомств оказалось недостаточно, чтобы противостоять лесному пожару, охватившему около 1800 га. Некоторые гражданские летчики считали и считают, что, принимая участие в борьбе с огнем, военные лишают их работы. Как-то один летчик-пожарный стал ежедневно выливать немного гидравлической жидкости на колесо принадлежавшего ВВС Геркулеса. Создавалась видимость неисправности, обнаружить которую экипажу С -130 никак не удавалось. Лишь через 3 дня военные наконец выяснили, что в их самолете не используется жидкость того типа, что регулярно появлялась на колесе.

Постепенно в Штатах менялось отношение к пожарным гидросамолетам. С начала 1990-х гг. американские компании стали периодически арендовать канадские CL-215. В 1998 г. Департамент экологии и природных ресурсов штата Северная Каролина приобрел одну бывшую в употреблении канадскую амфибию. Этому примеру последовали соответствующие службы штата Миннесота, купившие еще два CL-215.

Тяжелый пожарный самолет DC-10-10 (борт N450AX). 2005 г. DC-6A (танкер № 50, C-GKUG) канадской фирмы Conair Aviation сбрасывает огнегасящий раствор В горах работает военно-транспортный С-130 ВВС США, оснащенный системой MAFFS

Сегодня в США (да и во всем мире) наблюдается тенденция к списанию машин, переоборудованных из устаревших военных и транспортных самолетов, с заменой их на специальные модификации современных коммерческих лайнеров, а также на амфибии Canadair. Причиной тому стал целый ряд катастроф пожарных самолетов, вызванных усталостным разрушением конструкции планера.

Одним из самых современных направлений развития пожарной авиатехники стали тяжелые специализированные самолеты, созданные на базе широкофюзеляжных лайнеров, что позволяет отчасти компенсировать низкую производительность сухопутных машин по сравнению с амфибиями. В 2004 г. прошел испытания Boeing 747ST Supertanker (модификация грузового B-747-200F), способный сбрасывать за один заход до 90000 л воды, который в настоящее время эксплуатируется компанией "Evergreens В 2005 г. в Ле Бурже был продемонстрирован пожарный вариант

DC-10-10 (заводской №46942/162, борт N450AX), способный сбросить на огонь до 45600 л огнегасящей жидкости.

Существует и целый класс пожарных самолетов, которые можно назвать «москитами». Это сельскохозяйственные машины типа PZL М-18 «Dromader». МАС-6 Firemaster, Pilatus РС-6 Turbo-Porter с объемом баков для огнегасящей жидкости до 3000 л. Хотя они наиболее многочисленны и широко распространены, не в последнюю очередь из-за относительно низкой цены самого самолета и малых эксплуатационных расходов, но использовать их для борьбы с огнем можно с определенными ограничениями. Как правило, подобные машины применяются на небольших пожарах, при слабом ветре, вблизи аэродрома базирования.

Вертолеты для охраны лесов от пожаров впервые начали применять в США после Второй мировой войны. Опыты по перевозке на небольшом вертолете людей и легкого пожарного снаряжения к месту лесного пожара, проведенные в Калифорнии в 1946 г., показали большие потенциальные возможности такого летательного аппарата. Позже, в ходе серии полетов (названных операцией «Fairstop») легкий вертолет Bell 47 использовался для транспортировки воды в прорезиненных мешках емкостью 150-250 л, закрепленных под фюзеляжем. Затем мешки заменили двумя боковыми баками, соединенными трубой со сливными клапанами.

Lockheed L-188 (танкер № 89} канадской фирмы Air Spray «Москитный» самолет-танкер «Air Тгactor»AT-802 фирмы Солаir Aviation

Со временем для пожаротушения стали широко применять вертолеты с водосливными устройствами на внешней подвеске, наполнять которые можно было практически в любом водоеме на режиме висения. Преимуществами данной схемы стали большая эффективность за счет повышенной точности сброса, оперативность наполнения емкости (на это уходит всего несколько секунд), увеличение безопасности экипажа (отпадает необходимость снижаться над огнем до 50-80 м). Такая технология получила широкое развитие в начале 1980-х г, когда канадская фирма SE1 Industries LTD начала широко внедрять в практику емкости Вaby Bucket. В рабочем состоянии такая емкость, благодаря системе специальных тросов, приобретает необходимую форму, а сливное отверстие закрыто зашнурованным патрубком. Забор воды осуществляется при боковом погружении емкости, для чего используются груз в специальном кармане и за глуби тельные цепи. В различных вариантах Baby Bucket вмещают от 0,3 до 10 т воды. Альтернативой стало оснащение вертолетов подвесными или внутрифюзеляжными водяными баками и помпами для забора воды на висении. Например, подобным образом оборудованы вертолеты S-64 Skycrane. Существуют такие варианты и милевского вертолета-амфибии Ми-14 (см. АиВ,№ 6/2003).

Чтобы одержать победу над огнем, как в любой другой войне, нужны эффективная разведка и управление собственными силами. Фактор времени при тушении пожаров играет важнейшую роль, поэтому патрулирование лесных массивов остается одной из главных функций авиации. В задачи воздушных разведчиков, в качестве которых используют как самолеты, так и вертолеты (их очень метко называют birddogs – птицы-ищейки) входит обнаружение очагов пожаров и наведение на них «водяных бомбардировщиков». Непосредственно во время пожаротушения bird-dogs играют роль воздушных командных пунктов, координируя и направляя действия всех наземных и воздушных сил. Если первоначально поиск пожаров производился визуально, то теперь в состав оборудования разведчиков обязательно входит система FUR (forward looking infrared – переднего обзора, инфракрасная), способная «видеть» сквозь дым как днем, так и ночью. Часто на борту «ищеек» устанавливаются и аппаратура передачи данных в наземные центры, приемники спутниковой навигационной системы GPS, а также дополнительное радиооборудование.

В роли birddogs чаще всего используются «Цессны» различных типов, North American OV-10 Bronco, а также AeroComman-der 690. А вот в паре с огромным Martin JRM «Mars» в качестве ищейки работает небольшая амфибия Grumman G21A Goose. Эти «старые добрые» летательные аппараты не потеряли своего значения и в век спутников, поскольку развертывание и поддержание в работоспособном состоянии системы космического мониторинга требует огромных затрат. Кроме того, информация с воздушного разведчика дойдет до ее потребителей на местах быстрее, чем со спутника.

От лесных пожаров не меньше, чем США и Канада, страдают страны Средиземноморья, такие как Франция, Испания, Италия, Португалия, Борьба с огнем там затрудняется гористым рельефом, а также частым отсутствием дорог и водоемов. При этом Средиземноморье (та же французская Ривьера) – всемирно известный курорт, посему средств на борьбу с огнем тамошние власти не жалели и не жалеют.

В 1963 г. для тушения пожаров в горной труднопроходимой местности Управление гражданской обороны Франции (Securite Civile) образовало первое подразделение «водяных бомбардировщиков»-, получившее 4 амфибии Consolidated PBY Catalina. Результаты их работы в первый же сезон превзошли все ожидания, и количество гидросамолетов возросло до семи. Под Каталины в течение 1965-1969 гг соответствующим образом оборудовали аэродром Марсель-Мариньян, ставший с тех пор базовым для французской пожарной авиации.

С 1969 г. начались поставки канадских амфибий CL-215, постепенно заменивших «Каталины» В общей сложности до 1979 г. было приобретено 15 таких машин. Экипажи амфибий формируются только из бывших морских летчиков, причем предпочтение отдается пилотам палубной авиации. В конце 1970-х – начале 1980-х гг. парк французских «водяных бомбардировщиков» пополнили Douglas DC-6 и Conair Firecab (переоборудованные S-2 «Тгасker»). В конце 1980-х были получены два Fokker F-27-600 Firefighter. С декабря 1994 г. амфибии CL-215 стали заменять на новые CL-415, Крайним приобретением стал полученный в июле 2005 г. Bombardier DH8-O400, переоборудованный в пожарный самолет по заказу Securite Civile фирмой Conair. Кроме самолетов, Управление гражданской обороны использует вертолеты Bell 205, Aerospatiale SA 330 Puma, SA 350B Ecureut, SA-365C1 Daupfiin II и SA 315 «lama». Всего в 2005 г. Securite Civile владел флотом из почти 60 летательных аппаратов.

Вертолет S-64 «Skycrane» американской фирмы Ericksen Air Crane Ми-26Т авиации МЧС России производит забор и сброс воды с помощью ВСУ-15. Таганрог, 2000 г.

Солидными авиационными силами для борьбы с огнем располагают Испания и Италия. В их состав входят летательные аппараты различных типов от С-130 до вертолетов Boeing Vertol СН-47. Обе страны используют амфибии CL-215. Испания закупила 20 таких машин, а Италия – 4. ВВС Испании (которым принадлежат CL-215) модернизировали 15 своих амфибий в вариант CL-215T, а итальянское Управление гражданской безопасности с 1995 г. закупило 14 новых CL-415,

А как обстоит дело с использованием авиации для пожаротушения на просторах бывшего СССР? Ведь только в России ежегодно возникает от 15 до 30 тысяч лесных пожаров, охватывающих до 2 млн. га. Вот характерная статистика последней четверти прошлого века. В 1976 г. в Хабаровском крае огонь уничтожил не только лес на огромной площади, но и 30 населенных пунктов, В 1987 г. выгорело более 90 тыс, га леса. В 1990 г. площадь пожаров в лесах Иркутской области составила около 300 тыс. га. В 1994 г. в результате более 18000 пожаров выгорел лес на площади более 640 тыс. га. И в настоящее время каждое лето горят леса в Сибири, на Сахалине, в Хабаровском крае.

Возможностями самолетов для борьбы с огнем в СССР заинтересовались почти одновременно с США. Первые опыты проводились в 1931 г. специально сформированной экспедицией в Нижегородской губернии. Авиационный парк противопожарной службы в те годы состоял из переоборудованных По-2, Р-5 и Ш-2. После войны подразделения Авиалесоохраны долгое время оснащались безотказными трудягами Ан-2 различных модификаций. В их числе были самолеты-танкеры Ан-2П, способные доставить около 1200 л воды, и Ан-2ЛП с 1250-литровыми баками внутри поплавков. Позже в авиационных подразделениях появились вертолеты Ми-4, затем Ми-2, Ми-8, Ка-26. Подразделения Авиалесоохраны контролировали леса и оленьи пастбища России на площади более 800 млн. га. В их распоряжении находилось 60 самолетов и вертолетов, в т.ч. – 20 самолетов-танкеров. Кроме того, при необходимости арендовалось до 600 воздушных судов гражданской авиации.

Для борьбы с огнем создавалась новая техника. Часть этих разработок довели до «металла», а некоторые так и остались в чертежах, В 1967 г, в ОКБ МЛ, Миля был создан специализированный пожарный вертолет Ми-бПЖ. Он отличался от базового отсутствием крыла, внутрифюзеляжным баком на 12 т воды с центральной сливной горловиной, баком для пенообразователя, насосами, опускаемой системой для забора воды из открытого водоема на висении и другим пожарным оборудованием. В 1971 г. построили его усовершенствованный вариант Ми-6ПЖ-2. который отличался от предшественника новой лафетной установкой с комбинированным водяным стволом. Машина успешно прошла Госиспытания и неоднократно участвовала в борьбе с лесными пожарами. В этот вариант было переоборудовано несколько транспортно-десантных Ми-6.

В 1972 г. в ОКБ им. Г.М. Бериева под руководством А,К, Константинова был разработан эскизный проект пожарного самолета-амфибии А-46, аналогичного канадскому CL-215. Эта машина могла бы сбрасывать 6500 л воды и дополнила бы единственный существовавший в то время самолет-танкер Ан-2П. В конце 1980-х гг. рассматривался проект противопожарного варианта амфибии А-40. с баками объемом 25 м3. Однако эти проекты остались нереализованными. Свои варианты самолетов для тушения лесных пожаров на базе Ан-26 и Ан-32 создали специалисты антоновской фирмы (см. «АиВ». № 2'2002 и № Г2006) ,

В начале 1990-х гг. в России задачи тушения крупномасштабных лесных пожаров были возложены на только что образованное Министерство по чрезвычайным ситуациям (МЧС). Для этих целей авиация ведомства была оснащена самолетами Ил-76ТД, вертолетами Ми-26Т, Ми-8МТ и Ми-8МТМ.

В настоящее время самым большим российским -водяным бомбардировщиком» является Ил-76. оснащенный вылиеным авиационным прибором (ВАП) Пожарное оборудование для Ил-76 было разработано в ОКБ Ильюшина в инициативном порядке. При этом основными принципами, заложенными в эту систему, стали простота конструкции и эксплуатации, а также возможность ее установки на любом транспортном Ил-76. Экспериментальный образец ВАП изготовили в начале 1989 г. Он представлял собой два цилиндрических резервуара, расположенных по всей длине грузовой кабины и вмещавших 16000 л воды. Резервуары имели на одном конце систему заправки, а на другом – систему слива. Жидкость свободно сливалась через грузолюк самолета, при этом покрывалась площадь размером 400x100 м.

Впервые самолет использовался на реальных пожарах в Красноярском крае летом 1990 г., затем ликвидировал последствия взрывов на складах боеприпасов во Владивостоке и Ереване весной 1992 г. К началу 1993 г. в ОКБ спроектировали усовершенствованный вариант ВАП-2 с объемом резервуаров 42000 л. Пять комплектов этой системы заказало МЧС России для установки на Ил-76ТД. Став настоящими -стратегическими пожарными* авиации МЧС, эти самолеты использовались для локализации и тушения лесных пожаров на Сахалине, в Приморье. Хабаровском крае и Забайкалье. Однако при этом выявилось, что в тех регионах мало подходящих аэродромов для тяжелых машин, а кроме того, непросто организовать заправку такой техники топливом и водой.

Для тушения лесных пожаров также широко применяются вертолеты Ми-8 (модификаций Т, МТ, МТВ) со специальными мягкими водосливными устройствами ВСУ-5 емкостью от 3 до 5 т воды. Несколько комплектов таких устройств в 1996-97 гг. закупило МЧС России. Эксплуатация ВСУ-5 продемонстрировала его высокую эффективность. Впервые эта система «пошла в бой- в августе 1996 г при тушении пожара в Волгоградской области. Уже в первый день работы на огонь было сброшено 480 т воды (120 сливов), набранных Ми-8 в ближайшей речке.

Аналогичное, но более мощное водосливное устройство ВСУ-15 (на 15 т) разработали НПФ «Техноэкос* (Санкт-Петербург) и ВНИИ ПАНХ (Краснодар) для тяжелого вертолета Ми-26Т.

Один из шести украинских вертолетов Ми-8МТВ-1, используемый Portuguese Fire Brigade. Португалия, аэропорт Фару, 29 июля 2004 г. Применение самолетов в Авиалесоохрэне СССР началось с У-2 Ан-2Л П долгие годы использовался для тушения лесных пожаров

ВСУ-15 обеспечивает забор воды из открытых водоемов глубиной не менее 3 м на режиме висения или поступательного движения вертолета. Новая система успешно прошла стендовые и Государственные испытания, в том числе при тушении реальных лесных пожаров на Дальнем Востоке, в Забайкалье, Волгоградской и Вологодской областях. В 1998 г. она была принята на вооружение подразделений МЧС России. На базе Ми-26Т создан противопожарный комплекс Ми-26ТЛ со съемным оборудованием, установленным внутри грузовой кабины, которое включает баки для воды суммарным объемом 15 м\ Тушение пожара осуществляется либо одной водой, либо водой со специальными химическими добавками, для чего имеются емкости для химикатов объемом 0,9 м2. После демонтажа специального оборудования вертолет может доставлять к месту пожара различную технику и личный состав.

Ми-26 способен тушить пожары, используя Barnby Bucket. Успешные испытания Ми-26ТС со спаркой таких баков общей вместимостью 15 т (Twin Baby) прошли в 1997 г. в районе станицы Лазаревская Краснодарского края. Затем эта машина тушила пожары в Турции, Италии и Испании. В 1998 г. Ми-26ТМ, переданный южнокорейской фирме Samsung Airspace Ltd, с помощью «Twin Baby» боролся с пожарами в лесах провинции Ульсан.

Еще одна южнокорейская фирма LG International Corporation эксплуатирует с 1993 г. вертолеты Ка-32, в том числе и в пожарном варианте. Ка-32А для борьбы с огнем оборудован американской системой SIMPLEX, в которую входит водомет и подфюзеляжный бак емкостью 3200 л с системой забора воды на режиме висения.

10 марта 1994 г. в Москве была поставлена на боевое дежурство специальная пожарная часть, оснащенная вертолетами Ка-32А1 На такой машине установлена спасательная лебедка грузоподъемностью 300 кг с набором сидений, носилок, спасательных плотов. Вертолет снабжен мощной пушкой-водометом, способной выстреливать струю воды при помощи порохового заряда с уникальной точностью – с зависнувшего вертолета можно попасть в окно горящего высотного дома, Однако дальность стрельбы не превышает 50 м, что не обеспечивает безопасность полета вблизи пожара. Поэтому ведется разработка такой системы с дальностью действия не менее 100 м. На Ка-32А1 отработана методика спасения людей и ликвидации пожаров в высотных зданиях. Эта сложнейшая работа выполняется при помощи транспортно-спасательных кабин (на 2, 10 и 20 человек), с которыми может работать вертолет

Свой вклад в разработку новой пожарной авиатехники внес ТАНТК им. Г.М. Бериева. Еще во время работ над А-40 был предложен проект многоцелевого самолета-амфибии А-100 со взлетной массой 21-22 т Однако вскоре стало ясно, что в пожарном варианте А-100 получался очень близким к канадской амфибии CL-215. Создавать новый самолет с характеристиками, аналогичными машине, летавшей уже более 20 лет, было явно нецелесообразно. Поэтому в начале 1990-х гг. приступили к созданию многоцелевого самолета-амфибии нового поколения А-200 (Бе-200), Пожарный вариант этой машины способен набирать на глиссировании от 6 до 12т воды и сбрасывать на очаг пожара до 240 т воды за одну заправку топливом.

Первый серийный самолет Бе-200ЧС построили на заводе корпорации Иркут в июне 2003 г., а к началу 2006 г. уже три такие машины поступили на службу авиации МЧС Впервые для борьбы с лесными пожарами Бе-200ЧС применили в России в конце июня 2005 г на Дальнем Востоке, а в сентябре-октябре – в Подмосковье и на северо-западе страны, Амфибиям удалось ликвидировать возгорания в районе населенных пунктов Троицкое, Николаевск-на-Амуре, Советская гавань, на мысе Терней, а также торфяные пожары под Каширой и Орехово-Зуево. Всего в 2005 г. Бе-200ЧС выполнили 232 вылета на разведку и тушение лесных и торфяных пожаров, налетав свыше 270 ч. Было произведено 134 сброса воды и специальной огнегасящей жидкости общей массой 918 т. По оценке специалистов МЧС, новые пожарные амфибии доказали свою эффективность и оправдали возлагавшиеся на них надежды.

Параллельно с разработкой Бе-200 осуществлялась программа конверсии противолодочных самолетов Бе-12, и четыре «уволенные в запас» амфибии переоборудовали на ТАНТК в воздушные пожарные Бе-12П. Этому активно содействовали администрация Иркутской области и Федеральная служба лесного хозяйства. Первое практическое применение Бе-12П состоялось в июле 1992 г. у станицы Мигулинской Ростовской области. С 1993 г. самолеты-амфибии, проходя эксплуатационные испытания, использовались на тушении лесных пожаров в Иркутской области и других регионах России. Кроме того, на базе Бе-12 создали летающую лабораторию Бе-12П-200 для отработки пожарного оборудования самолета Бе-200. Бе-12П-200 прошел испытания в 1996 г. и в дальнейшем применялся на реальных тушениях. Всего до 2000 г. эти самолеты-амфибии полностью ликвидировали более 140 лесных пожаров и свыше 350 локализовали, произведя 2798 сбросов воды общей массой 17188 т. В 2003 г. Бе-12П-200 выполнил 288 сбросов воды общей массой 1728 т.

Сброс воды с самолета-амфибии Бе-12П-200 Водяной бомбардировщик Ил-76ТД авиации МЧС России. 2000 г.

В дополнение к «водяным бомбардировщикам» в качестве «ищейки- может использоваться еще один самолет ТАНТК – специальный вариант легкой амфибии Бе-103.

В нынешнем веке количество бедствий, с которыми сталкивается человечество, ничуть не уменьшилось. Часто для того, чтобы справиться с разбушевавшейся стихией, недостаточно возможностей одной страны. Достаточно вспомнить гигантские лесные пожары, бушевавшие на юге Австралии в конце 2001 – начале 2002 гг. Их общий фронт оценивался в 600 км. причем большая часть охваченных огнем лесов горела совершенно бесконтрольно. Не менее масштабными были лесные пожары в 2002-2003 гг и в США, Поэтому на повестку дня выходит создание -всемирного МЧС» – Международного агентства по чрезвычайным ситуациям, которое могло бы координировать действия различных стран при ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф.

Не дожидаясь образования такой структуры, российское МЧС стало прилагать усилия по продвижению различных авиационных средств и технологий на международный рынок гуманитарных услуг. В 1999 г. в этом направлении удалось реализовать ряд мероприятий, Например, весной был подписан контракт с Грецией на применение в этой стране одного Ил-76ПП и вертолета Ка-32. Самолет базировался на базе ВВС Греции в Элевсине. а вертолет – в городе Ираклион на о. Крит. В августе три Ил-76ПП с первого захода потушили пожар на крупном нефтеперерабатывающем заводе в турецком городе Измите, пострадавшем от землетрясения. В сентябре на встрече министров экологии стран АСЕАН было принято решение о привлечении авиации российского МЧС в случае возникновения в этом регионе крупномасштабных лесных пожаров.

В соответствии с соглашением между Государственным унитарным авиапредприятием МЧС и греческой компанией «Скор-пио». с июня 2000 г. в Греции находилась российская авиагруппа в составе восьми вертолетов Ми-26, Ми-8 и Ка-32. Она действовала под оперативным руководством противопожарного департамента Греции в районе Салоник, Анд-ровиды и Элевсины, а также на о-вах Родос и Крит. Вертолеты выполнили в общей сложности 4245 сбросов воды на очаги лесных пожаров, вылив около 33386 т воды. Не менее активно российские винтокрылые машины тушили пожары в Греции и в 2001-2002 гг.

Неплохие перспективы для применения во всемирном МЧС имеет амфибия Бе-200ЧС. Весной 2000 г. Бе-200 наряду с другими авиационными средствами пожаротушения был продемонстрирован в Таганроге представителям Франции, Греции и Израиля. В 2002 г в рамках соглашений между МЧС РФ и соответствующими ведомствами Франции и Греции. Бе-200 выполнил демонстрационные полеты в этих странах. Во Франции, по просьбе принимающей стороны, показ включал не только забор воды на глиссировании и ее сброс на очаги пожара, но и погрузку-выгрузку в самолет штатного имущества и снаряжения подразделений гражданской обороны. В августе 2003 г. первый серийный Бе-200 показал свои возможности на острове Сардиния перед премьер-министром Италии.

В 2004-05 гг ТАНТК совместно с итальянской компанией Sorem, официальным оператором противопожарной техники Департамента гражданской защиты {Protezio-пе Civile), провел опытную эксплуатацию Бе-200ЧС по борьбе с лесными пожарами. Работы проводились над всей территорией Италии совместными российско-итальянскими экипажами. Бе-200 в очередной раз подтвердил свои уникальные возможности по пожаротушению. Итальянцы высоко оценили не только технические возможности российского самолета, но и профессионализм специалистов. Всего в 2005 г.. в ходе экспериментальной программы, налет Бе-200 в Италии составил около 150 ч, было выполнено 63 задания, произведено 435 заборов и сбросов воды, смешанной с огне-гасящей химической жидкостью, общей массой более 3500 т

Одновременно итальянцы использовали CL-415, поэтому опыт совместной работы позволяет сделать некоторые выводы об эффективности применения Бе-200ЧС по сравнению с канадской амфибией. Российский самолет имеет меньшее время подлета к месту пожара, большую дальность действия (радиус боевого дежурства), лучший обзор с рабочих мест пилотов. Высокая тяговооруженность позволяет выполнять заборы воды в горных озерах на курсах, недоступных CL-415. Маневренные характеристики самолета дали возможность выполнять задания в условиях высокой турбулентности – там, где не смогли работать CL-415. В целом Бе-200ЧС и CL-415, используя свои сильные стороны, дополняли друг друга. Российская амфибия органично вписалась в существующий флот самолетов фирмы Sorem, применяемые технологии пожаротушения и инфраструктуру обслуживания авиатехники в зарубежных аэропортах.

Сейчас ведутся работы по сертификации Бе-200ЧС-Е в Европе в соответствии с авиационными правилами JAR-25. В дальнейших планах – сертификация в США, Вероятно, после того, как Бе-200 будет сертифицирован за рубежом и адаптирован под условия заказчика, ему не будет серьезных конкурентов в мире.

Практика показала, что летательные аппараты имеют значительные преимущества перед наземными средствами тушения лесных пожаров. По воздуху можно быстро достичь очага возгорания в любом месте, в том числе и там, где доступ с земли просто невозможен, пока огонь еще не распространился на значительную площадь. Применение авиации требует привлечения значительно меньшего количества людей, чем борьба с огнем на земле. Причем большая часть задействованного персонала находится, так сказать в «тылу»-. В наиболее опасных местах, непосредственно над очагом, работают только летные экипажи.

Канадская амфибия CL-215 на сегодня самый распространенный в мире специализированный противопожарный самолет. На фото: CL-215, эксплуатируемый португальскими пожарными (Portuguese Fire Brigade). Португалия, г. Фару, 29 июля 2004 г. «Тяжелый водяной бомбардировщик» Martin JRM «Маге», эксплуатируемый канадской фирмой FIFT в 60-е годы прошлого века Вертолет S-64E Skycrane американской фирмы Ericksen Air Crane производит забор воды. Италия, октябрь 2005 г.

ИСТРЕБИТЕЛИ P-40 В СОВЕТСКОЙ АВИАЦИИ

Валерий Романенко/ Киев

В годы Второй мировой войны истребители Р-40 воевали практически на всем протяжении советско-германского фронта. Малоизвестный факт – Томагауки и «Киттихауки»[5*] с красными звездами принимали участие во всех решающих сражениях: битве под Москвой, у Сталинграда, обороне Ленинграда, на Кубани, на Курской дуге и далее вплоть до освобождения Восточной Пруссии. Правда, везде {кроме Севера) их количество было относительно невелико (как правило, не более 1-2 полков на воздушную армию), и поэтому решающего воздействия на ход сражений они не оказали.

Р-40 находились на вооружении трех основных родов авиации СССР: ВВС Красной Армии (ВВС РККА), ВВС Военно-морского флота (ВВС ВМФ) и авиации ПВО. Советский Союз стал фактически вторым (после Великобритании) импортером истребителей Р-40. Всего в 1941-44 гг. было получено 247 «Томагауков» и 2178 «Киттихауков» {Р-40Е, К, М и N), что выводит самолет на четвертое место после Р-39, «Харрикейна» и Р-63. Динамика поступления в ВВС и ПВО по годам выглядит следующим образом: 1941 г – 230 «Томагауков» и 15 Р-40Е; 1942 г. – 17, Томагауков- и 487 Р-40Е, Е-1. К; 1943г. – 939 Р-40Е-1, К. М. N;1944 г. – 446 в основном Р-40М и N. Еще 291 «Киттихаук» поступил в ВВС ВМФ.

В советских ВВС «Киттихаук» считался средней[6*] машиной: лучшей, чем И-15, И-16 и -Харрикейн», но худшей, чем Р-39, «Яки» или Лавочкины. Поэтому история типичного полка на Р-40 выглядела так. Начинал войну на И-15, И-16 или МиГ-3; потеряв их а боях к началу-середине 1942 г., получал Р-40С; постепенно пополнялся Р-40Е. К, которые заменяли выбывавшие из строя ранее полученные машины. Затем следовало два варианта: если полк особенно не проявил себя в боях, то он переводился в ПВО и получал Р-40М и N; если же он достигал заметных успехов – становился гвардейским и перевооружался на Р-39. Як-7, -9 или Ла-5. Так продолжалось до конца 1943 г, когда Киттихауки практически исчезли из ВВС РККА, почти полностью перейдя в ПВО и авиацию ВМФ. В мае 1945 г. лишь один полк (24 «Киттихаука») числился в 1 -й ВА 1(1 Белорусского фронта, зато в ПВО находилось 409 «Киттихауков» и «Томагауков». 96 штук – в ВВС Черноморского флота и около полусотни – в ВВС Северного.

Первую партию «Томагауков». которая включала 20 Р-40 ранних серий, отправили из США в СССР в сентябре 1941 г. Она была куплена за золото, а не по линии ленд-лиза, действие которого распространили на СССР лишь с 7 ноября. К тому времени в Архангельск уже прибыли английские «Томагауки». 31 августа с «пробным» конвоем PQ-0 -Дервиш» было получено 7 Томагауков НА (RAF номера от АН965 до АН971) и 17 – модели MB (АК196-198. 242-247, 250, 253. 255-258. 300. 311). Эти варианты отличались лишь радиооборудованием и крыльевым вооружением: на НА устанавливались английские КВ-станции и пулеметы «Браунинг» калибром 7,69 мм, на ПВ – американские УКВ-станции и 7,62-мм «Кольт-Браунинги».

На специальном аэродроме с деревянным покрытием, срочно построенным заключенными ГУЛАГа и названным -10-й километр», истребители под наблюдением английских авиатехников собрали и облетали. С помощью двух американских летчиков-инструкторов л-тов Джона Алисона и Хуберта Земке в период с 10 по 29 сентября был подготовлен ряд советских пилотов, которые воздушным путем перегнали самолеты в 27-й запасной авиаполк (ЗАП),

Запасные авиаполки в советских ВВС выполняли двойную функцию: они были центрами по переучиванию строевых авиачастей и отдельных экипажей на новые типы самолетов, а также депо, распределявшими такую же технику по фронтовым авиачастям для возмещения потерь. Так что с «Томагауками» была проявлена разумная осторожность – несмотря на острую нехватку истребителей, их решили вначале изучить в тылу.

27-й ЗАП базировался на аэродроме Кадников. что в 140 км от Вологды по железной дороге Вологда-Архангельск. Он был сформирован в августе 1941 г. специально для переучивания на «Томагауки» и «Харрикейны». В 1941-42 гг. он стал основными «воротами», через которые «Томагауки» поступали в авиаполки ВВС РККА. Здесь прошли подготовку 126-й, 154-й, 159-й, 964-й ИАП и десятки отдельных экипажей. 2 ноября полк переформировали на 2-эскадрильный состав {штат 015/177), и на 27 декабря в нем числилось 15 «Томагауков» ИВ (АН974. 978, АК172. 197, 243. 247. 250, 258. 321, 327, 342, 345, 363. 388, AN493), 4 двухместных учебных истребителя Як-7В и 2 УТИ-4. Несмотря на трудности, появившиеся при зимней эксплуатации (отказы моторов, электрогенераторов и др. агрегатов стали причиной ряда аварий), инструкторы 27-го ЗАП считали Томагаук достаточно простым в пилотировании и вполне доступным летчикам средней квалификации. Благодаря высокой прочности он выдерживал неизбежные в учебном процессе грубые посадки и даже аварийные приземления на фюзеляж, так что за 14 месяцев интенсивной эксплуатации было списано всего 5 самолетов (АН974, АК316. 196. 243, 321).

5* Названия даны в соответствии с использованными в СССР (Прим, ред.).

6* О семействе истребителей Curttss Р-40 можно прочитать в -АиВ». №№ 3,42000 ( Прим ред.)

Томагауки из 126-го ИАП. На первом справа самолете летал Герой Советского Союза ст. л-т С.Т. Ридный. Подмосковье, декабрь 1941 г. Один из «Томагауков» 126-го ИАП перед боевым вылетом Командир 126-го ИАП м-р В.М. Найденко ставит боевую задачу летчикам. Зима 1941 г. Командир 154-го ИАП м-р А. Матвеев у своего Р-40Е. Февраль 1942 г.

Первым в 27-й ЗАП для переучивания прибыл 15 сентября 1941 г. 126-й ИАП, которым командовал м-р В. М. Найденко – один из наиболее опытных пилотов ВВС РККА, успевший повоевать в Испании, на Халхин-Голе и в Финляндии. Этот полк воевал с 22 июня на И-16 и МиГ-3. получив хороший боевой опыт Два летчика части, ст. л-ты С.Г Ридный и В.Г. Каменщиков, Указом от 9.06.41 г. были удостоены звания Героя Советского Союза (далее ГСС).

Освоение американских самолетов затруднялось отсутствием технических описаний и инструкций на русском языке. Летчикам и техникам приходилось переводить их со словарем по вечерам, после работы на аэродроме. «Томагаук» оказался несложным в освоении, и с 1 октября полк приступил к учебным полетам, но уже через два дня ему пришлось срочно убыть на фронт. 126-й ИАП в составе двух эскадрилий (20 самолетов) перелетел на аэродром Чкаловская и начал боевую работу по обороне Москвы, С 25 октября 1941 г. по 25 апреля 1942 г. в составе 6-го авиакорпуса ПВО полк выполнил 666 боевых вылетов на прикрытие войск Калининского и Западного фронтов, а также 319 – для защиты Москвы. На боевой счет части были записаны 29 самолетов противника. Свои потери составили 4 машины и 2 пилота. С наибольшей интенсивностью полк воевал в течение первого месяца пребывания под Москвой, совершив 685 вылетов и добившись 17 побед. Затем пошли сплошные аварии: «Томагауки» оказались совершенно не приспособленными к русской зиме. От морозов, доходивших до -38С трескались пневматики колес, разряжались аккумуляторы, замерзали масло, гидросмесь и антифриз, из-за чего лопались соты радиаторов (38 случаев), для пайки которых пришлось конфисковать все серебряные ложки в соседних деревнях. Часто происходили разрушения электрогенераторов и заклинивания моторов.

Устранять этот шквал дефектов пришлось инженерно-техническому составу полка при помощи специалистов НИИ ВВС. Генераторы и колеса заменили на советские; гидро- масло- и охладительную системы оснастили специальными кранами, с помощью которых жидкости полностью сливали на ночь, провели другие доработки. Но когда научились бороться с дефектами, большая часть Томагауков уже утратила боеспособность: отсутствовали не только запчасти и новые моторы, которых вообще не присылали(!), но даже… патроны к английским и американским пулеметам! К середине января 1942 г. лишь 9 самолетов могли подняться в воздух.

Интересно, что один из «Томагауков», благодаря умелому технику А.И. Луневу, выполнил к тому времени 90 вылетов без каких-либо аварий! В январе полк смог выполнить 198 вылетов (334 летных часа), провел 11 воздушных боев, в которых было сбито 5 Bf 109. 1 Ju 88 и 1 Не 11 Г, Тут статистика открывает неожиданный факт – оказывается, Томагауки вполне успешно сражались с «Мессершмиттами»! Это подтверждали и доклады летчиков об обстоятельствах боев. Например, 18 января пара л-ты СВ. Левин и И.П. Левша провела бой с семью Bf 109. сбив два из них, и благополучно вернулась на свою базу. Избежало потерь и звено (3 самолета) л-та Е.Е. Лозового, которое 22 января в бою с 13 самолетами противника сбило 2 Bf 109Е. Всего за январь было потеряно 2 Томагаука, и лишь один из них сбили «Мессершмитты-, второй – на счету немецких зенитчиков.

Однако «Томагаукам» часто доставалось от своих – незнакомый самолет азартно обстреливали как истребители, так и зенитки. Обычно все обходилось десятком пробоин и извинениями, но под Новый год советская ПВО превзошла саму себя: Томагаук AN507 мл, л-та П.Г. Маза вначале атаковали пять И-16. а затем прицельно обстреляли зенитчики. В результате летчик с трудом совершил вынужденную посадку, во время которой был разбит мотор. Но даже после этого оказалось, что самолет подлежит ремонту.

И все же в основном потери происходили из-за отказов материальной части. Особенно часто подводили двигатели. Как правило, пилотам удавалось посадить самолет с неработающим мотором, но порой удача отворачивалась от них. Так. 17 февраля 1942 г. в результате отказа мотора на взлете разбился один из лучших летчиков полка ст. л-т С.Т. Ридный (Томагаук АК325).

Несмотря на обилие аварий, общее впечатление пилотов 126-го ИАП от самолета оказалось хорошим. В Томагауке было именно то, чего недоставало отечественным истребителям. Если создатели советской техники добивались, прежде всего, высокой скорости и маневренности своих машин, а остальные качества считали как бы второстепенными, то разработчики Р-40 особое внимание обратили на такие «мелочи», как мощное вооружение (секундный залп 2-х крупнокалиберных и 4-х пулеметов винтовочного калибра был в 1,5 раза больше, чем даже у МиГ-3), защиту (38-мм лобовое бронестекло), устойчивую радиосвязь, хороший обзор с рабочего места летчика, фонарь с очень прозрачными стеклами и надежным аварийным сбросом, комфорт в просторной кабине, большую (до 1100 км) дальность полета. К тому же, отличавшийся высокой прочностью планер Р-40 чаще всего позволял летчикам при аварийных посадках остаться невредимыми. В руках опытных воздушных бойцов самолет оказался грозным оружием, хотя обладал недостаточными скоростью и маневренностью, уступая в этом и Bf 109Е, и «Якам», и «ЛаГГам». Недостатки машины компенсировались хорошей слетанностью звеньев и групповой тактикой, предусматривавшей эшелонирование по высоте. Потому и большинство побед в 126-м ИАП было групповым: на счету С.Г. Ридного (АН965) значилось 9 сбитых лично плюс 17 в группе, В.Г. Каменщикова – 7+10, В.М. Найденко – 5+11 Л' Асами, одержавшими 5 и более побед, стали 12 пилотов. 31 летчик был награжден орденами и медалями за отличия в битве под Москвой.

На стоянке 29-го ГИАП (предположительно) Бомба ФАБ-250 под фюзеляжем Р-40 Летчик 154-го ИАП П.А. Покрышев возле самолета командира полка Р-40Е с двигателем М-105П

В мае 1942 г. 126-й ИАП перевооружили на Р-40Е. После отступления немцев полк оказался в глубоком тылу и в спокойной обстановке до конца августа совмещал освоение «Киттихауков» с задачами ПВО Москвы и Подмосковья. В конце лета к ним добавилось эскортирование правительственных самолетов по маршруту Москва – Арзамас – Куйбышев.

Затем полк перебросили на наиболее опасный участок фронта – под Сталинград. 28 августа 126-й ИАП, сформированный по штату 015/174 (три эскадрильи), но располагая всего 18 самолетами (№№818-821. 830. 841, 842, 844, 979, 1014, 1018, 1027-1032, 1104) и 50% положенного технического состава, поступил в состав 268-й И АД и разместился на аэродроме Солодовка. Положение под Сталинградом было тяжелым, и в этом аду хорошо подготовленный полк сгорел, как спичка – всего за неделю. Начало складывалось неплохо. 29 августа летчики сбили Bf 109F. Ju 88 и FW 189 ценой потери одного Р-40Е, 30 августа – 5 Bf 109F и 5 Не 111 при потере 3 Р-40Е, на следующий день – 10 Bt 109F, 1 Не 111 и 1 Ju 87 за 2 сбитых и 2 подбитых Р-40Е. Но перелом наступил уже 5 сентября. За два «Мессершмитта» и один Ju 88 пришлось заплатить четырьмя «Киттихауками»: два были уничтожены в бою и два столкнулись в воздухе. В тот день был сбит и тяжело ранен командир полка м-р В.М. Найденко. Оставшиеся в строю 4 самолета пришлось перевести на боевое дежурство над своим аэродромом.

Всего до 13 сентября 126-й ИАП выполнил 194 самолето-вылета, причем (редкий случай!) все сопровождались боями с противником. 163 вылета пришлось на сопровождение штурмовиков Ил-2. Летчики полка провели 29 групповых и 24 индивидуальных воздушных боя, в которых уничтожили 36 самолетов противника (23 Bf 109F, 6 Не 111, 3 Ju 88, 1 Bf 110, 1 Ju 87, 1 Hs 123 и 1 FW 189). Потери составили 13 самолетов, 7 летчиков не вернулись с боевых заданий и 5 получили ранения, 18 сентября полк отвели в тыл, где он был перевооружен на Ла-5 и в дальнейшем воевал только на советских типах самолетов.

О первом неудачном опыте боевого применения «Киттихауков» было доложено «на самый верх», в результате в письме Рузвельту от 7 октября 1942 г. Сталин дал самолету весьма не лестную оценку: «Следует иметь в виду, что самолеты «Киттихаук» не выдерживают борьбы с нынешними немецкими истребителями»…

Вторым в советских ВВС в бой на «Томагауках» вступил 154-й ИАП под командованием батальонного комиссара А.А. Матвеева. После переучивания в 27-м ЗАП и переформирования на штат 015/284 (2 эскадрильи. 20 самолетов) он 26 ноября 1941 г. убыл на Ленинградский фронт (аэродром Подборовье}. В декабре к нему присоединился 159-й ИАП. Оба полка вошли в состав Восточной оперативной группы, прикрывавшей воздушный мост в осажденный Ленинград. Транспортные самолеты ПС-84 (Ли-2) перебрасывали в осажденный город продовольствие и другие грузы. Обратными рейсами вывозили женщин, детей, стариков, раненых. Люди садились в самолеты на глазах летчиков-истребителей, надеясь на их защиту, поэтому бои на трассе носили исключительно ожесточенный характер. Транспортники защищали до последней возможности, вплоть до таранов немецких истребителей. Летчики совершали настоящие чудеса Так. 17 декабря 5 «Томагауков» над Ладожским озером отбили атаку на ПС-84 девяти Bf 109F, при этом ведущий к-н П.А. Покрышев (в будущем дважды ГСС) сбил одного из них. В тот же день командир эскадрильи П.А. Пилютов в одиночку прикрывал девятку ПС-84 и отразил нападение шести «Мессершмиттов», сбив два из них, хотя сам был подбит А 23 января 1942 г. Пилютов после упорного 30-минутного боя сбил Bf 109F с бортовым номером «19». Взятый в плен немецкий пилот сообщил, что на его счету 59 побед».

Техники 191 -го ИАП обслуживают Р-40М. Карельский фронт, декабрь 1943 г.

Из-за сравнительно не высокой интенсивности боевых действий зимой 1941-42 гг. потери 154-го и 159-го полков были небольшими. Поэтому начавшееся в марте перевооружение на Р-40Е проходило постепенно и прямо на фронте: ими просто заменяли сбитые Томагауки. Например. 154-й ИАП на 12 марта имел 7 «Томагауков» и 7 «Киттихауков». Еще 5 Томагауков стояли без моторов. Но уже в мае картина изменилась – почти все самолеты выработали моторесурс! Поскольку запасные «Аллисоны» не поступали, а истребители требовались срочно, командир полка м-р А.А. Матвеев предложил устанавливать на Р-40Е …советские двигатели М-105П и М-105Р! На 1-й авиаремонтной базе 13-й ВА таким образом переделали более 40 истребителей и заодно несколько машин переоборудовали в двухместные. Естественно, что установка менее мощного мотора привела к ухудшению характеристик самолета. Так, максимальная скорость Р-40Е с М-105Л и винтом ВИШ-61П снизилась с 477 до 465 км/ч. Постепенно в полк стали поступать новые Р-40, поэтому переделанные самолеты поспешили передать в другую авиачасть – 196-й ИАП

154-й ИАП воевал на Р-40Е до ноября 1942 г. С весны в основном выполнял задачи ПВО. Летом к ним добавились полеты на штурмовку и бомбометание – обычно подвешивали одну бомбу ФАБ-250 под фюзеляж. Наибольшие потери (6 «Киттихауков»; №№ 809, 842. 863. 866,311, 1134) полк понес в сентябре. За боевые успехи 22 ноября 1942 г. 154-й ИАП был преобразован в 29-й гвардейский, а с декабря началось его перевооружение на Як-7Б.

Наиболее широко и интенсивно Р-40 применялись в Заполярье. Они начали поступать сюда с января 1942 г., когда -северные ворота» для ленд-лизовских конвоев пришлось перенести из Архангельска в незамерзающий на зиму порт Мурманск. Поскольку переброска на Крайний Север самолетов с советских заводов по ряду причин была затруднительной, то здесь имел место уникальный случай – пополнение советских ВВС возложили …на западных союзников! До 95% поступавших в мурманский порт английских и американских самолетов зачислялись в действующие здесь части ВВС, ПВО и морской авиации. В 1942-43 гг. относительное количество иностранных истребителей достигало 80% общего состава.

Динамика поступления Р-40 в Мурманск следующая: 11 января 1942 г. (конвой PQ-7) – 4 самолета; 20 января (PQ-8) – 15; 10 февраля (PQ-9) – 2; 12 марта (PQ-12) – 44, а всего за 1942 г. – 272 «Томагаука» и «Киттихаука». В 1943 г. прибыло 108 Р-40 (с конвоями SW 52,54 и 55). Последние 111 «Киттихауков» были доставлены в мурманский порт с 29 февраля по 5 апреля 1944 г. конвоями SW 56, 57 и 58,

Номенклатура Томагауков включала 4 различные модели; НА, ИВ, Р-40С и даже экзотические P-40G. Последние были получены путем доработки первой модели Р-40: в августе 1941 г. 44 машины были возвращены на фирму Кертисс, где на них установили крылья от «Томагаука» ИВ с протектиро ванны ми баками и 7,62-мм пулеметами, а также бронирование кабины пилота. Из США было получено 76 Томагауков, в том числе 49 модели ПВ, 10 Р-40С и 17 P-40G (включая прототип XP-40G, на котором отрабатывался этот вариант модернизации). Из Великобритании в 1941 г. поступили 24 Томагаука ПА и 147 – модели IIВ.

Практически все «Томагауки» (даже отгружаемые непосредственно из США) и часть «Китихауков» поступали «в счет английской поставки» – те. считались английским ленд-лизом, наряду с Харрикейнами и «Спитфайрами». Это объясняется тем, что Р-40 были заказаны в США для Королевских ВВС, но их массовые поставки начались, когда Битва за Англию была завершена, и RAF, располагавшие достаточным числом более совершенных истребителей, охотно перенаправили Р-40 в СССР. Инициатором английского ленд-лиза выступил премьер-министр Уинстон Черчилль, причем еще до принятия аналогичного решения американцами. В одном из первых своих писем И.В. Сталину, полученном 6 сентября 1941 г.. он писал: «В первом абзаце Вашего послания Вы употребили слово «продать». Мы не смотрим на дело с этой точки зрения и никогда не думали об уплате. Было бы лучше, если бы всякая помощь, оказанная Вам нами, покоилась на той же самой базе товарищества, на какой построен американский закон о займе-аренде, то есть без формальных денежных расчетов».

Первым на Севере Томагауки получил 147-й ИАП. Поскольку боевые действия здесь носили позиционный характер, переучивание проходило прямо в оперативной зоне. Полк продолжал воевать на И -153, в перерывах между боями осваивая Томагаук ПВ и «Харрикейн» ИВ. Первые Томагауки поступили в начале декабря 1941 г. (АК295, 296 и 318), а к концу января 1942 г переучивание было завершено. Освоение «Томагауков» проходило непросто: еще в декабре было разбито две машины (АК318 – пожар в воздухе, АК296 – сорвался в штопор). А первой боевой потерей на Севере стал АК295. который 1 февраля 1942 г, сбили в воздушном бою.

До конца апреля полк воевал на двух типах истребителей, причем, например, в 1 -м и 3-м звеньях 2-й эскадрильи было по 2 Томагаука и 2 Харрикейна. 1 апреля полк стал 20-м гвардейским ИАП, был переформирован на новый штат 015/134, к 1 мая сдал «Харрикейны» и в дополнение к имевшимся Томагаукам НВ (АК170, 180. 194. 202, 205. 263, 267, 306, 339. 344, AN473, AN483) получил Р-40Е (№№ 583, 586. 600. 664. 787. 789, 796, 810-814. 823. 824, 843. 849. 860, 1101, 1108).

В целом «Томагауки», как и «Киттихауки», летчикам понравились, особенно своей живучестью и дальностью полета. Прочность 5-лонжеронного крыла самолета стала легендарной после воздушного боя 8 апреля 1942 г., когда командир звена л-т Алексей Хлобыстов дважды таранил немецкие истребители! и Первому Мессершмитту он отрубил хвостовое оперение на догонном курсе, второму – часть крыла на встречном, причем оба раза таранил правой консолью. «Мессершмитты-разбились, а «Томагаук» благополучно сел на своем аэродроме, и его успешно отремонтировали. Хлобыстов, у которого врачи не обнаружили даже царапин, был представлен к званию ГСС и получил денежную выплату в 2000 рублей за два уничтоженных вражеских истребителя.

Третий таран, совершенный Хлобыстовым 14 мая 1942 г., завершился длительным пребыванием в госпитале. Свой поврежденный в бою «Киттихаук» № 812 он направил на -Мессершмитт». который пытался его добить на встречном курсе. Спасла случайность – при ударе советского летчика выбросило из самолета… Вернувшись в строй, Хлобыстов продолжал воевать на Р-40. 13 декабря 1943 г. он на «Киттихауке» № 1134 вместе с напарником л-том Калегаееым (самолет № 1167) преследовал немецкий разведчик. Оба были сбиты его стрелком над вражеской территорией и в полк не вернулись.

Летчики 20-го ГИАП воевали на Р-40 до конца 1943 г., после чего получили «Аэрокобры» P-39N. Общие итоги за 1942-43 гг не сохранились, известны лишь потери: 28 Р-40 разных моделей в 1942 г. и 26 – в 1943 г., из них 14 – в авариях и катастрофах, 35 сбиты в воздушных боях, 3 – зенитной артиллерией и 1 разбомблен на аэродроме. Судя по описаниям отдельных боев, сохранившимся в советских архивах, немцы понесли, по крайней мере, не меньший урон.

Из материалов допросов сбитых на Севере в 1942 г немецких летчиков из II. и III./JG 5 (A. Jakobi. Н. Bodo. К, Philipp, W. Schumacher) следует, что они считали «Томагаук» серьезным противником (выше оценивали только Аэрокобры и собственные Bf 109F), а достаточно скромные успехи советских летчиков видели в приверженности к оборонительной тактике и недостаточно решительным атакам…

Вторым в Заполярье «Киттихауки» получил 19-й ГИАП. В начале апреля 1942 г. он был отведен в тыл на 100 км. на аэродром Африканда, где с 25 апреля сдал свои ЛаГГ-3, начав освоение «Аэрокобр» и Р-40Е. Сборка и изучение новых самолетов проходили одновременно, причем лишь по документации на английском языке. К 15 мая весь летный состав (22 человека) овладел техникой пилотирования и после переформирования на штат 015/174 вошел в строй без единой аварии или поломки.

Командир звена 20-го ГИАП л-т А Хлобыстов. На заднем плане – истребитель Р-40Е-1, Аэродром Мурмаши, Карельский фронт, май 1942 г.

Боевые действия полк начал 17 мая 1942 г. с аэродрома Шонгуй, располагая 10 «Киттихауками» (2-я эскадрилья, №№ 1009. 1010. 1013, 1019, 1023, 1025, 1026, 1088, 1090, 1094) и 16 -Аэрокобрами» (1-я и 3-я эскадрильи). Летчики полка отличались активностью и агрессивностью в боях, так как здесь уже сформировалось ядро из опытных асов к-нов П.С. Кутахова (будущий дважды ГСС Главный маршал авиации и командующий ВВС СССР). ГСС ИВ, Бочкова. И. Д. Гайдаенко и др. Правда, они летали на «Аэрокобрах», но их пример заставлял активно действовать и пилотов «Киттихауков». Обычно при отражении налетов на Мурманск (до 60% всех боевых вылетов) «Аэрокобры» старались связать боем истребители сопровождения, а менее маневренные «Киттихауки» занимались бомбардировщиками. Однако к такой тактике пришли не сразу, и потому 28 мая потеряли сразу два Р-40Е (№№ 1019 и 1026). Более успешно сложился бой с »Мессершмиттами» 1 июня при сопровождении своих бомбардировщиков СБ, в котором сбили 6 немцев, потеряв два «китти» и одну «кобру». А 14 августа командир 2-й эскадрильи м-р А. Новожилов в паре с л-том Барсуковым подбили поплавковый гидросамолет и сбили два Bf 110.

19-й ГИАП воевал на Р-40 и Р-39 до осени 1943 г., затем полностью был перевооружен на P-39N и О. Отдельная статистика по «Киттихаукам» не велась, и о боевых успехах можно судить лишь по общим показателям. С 22 июня 1941 г. по 31 декабря 1943 г. полк выполнил 7541 боевой вылет (5410 часов), сбил 56 Bf 109Е, 43 Bf 109F. 15 Bf 109G, 30 Bf 110, 7 Ju 88, 9 Ju87, 1 He 111,2 Do 215,5 Hs 126 и 1 Fi 156. Потери составили 46 летчиков и 86 самолетов, в том числе – 16 «Киттихауков» (13 сбито в воздушных боях, 2 – зенитной артиллерией. 1 разбился в катастрофе). Наибольшие потери в Р-40 (11 машин) полк понес в 1942 г. Всего 19-й ГИАП получил 128 самолетов, из них 30 – «Киттихауков». Последний Р-40К(№ 1572). переоборудованный в двухместный, летал в качестве тренировочного до 2 сентября 1944 г. Интересно, что в этой авиачасти наблюдался самый низкий в советских ВВС процент небоевых потерь Р-40 – в 14 раз ниже, чем, например, в соседнем 20-м ГИАП

На Карельском фронте на Р-40 воевали также 152-й и 760-й ИАП. Главной задачей этих полков было прикрытие с воздуха Кировской железной дороги, по которой ленд-лизовские грузы перевозились из Мурманска в центральные районы СССР Немцы активно бомбили дорогу вплоть до лета 1944 г. Так, в январе-феврале было отмечено 26 налетов (участвовало 126 самолетов), в марте-апреле – 95 налетов (374 самолета).

Оба полка получили «Киттихауки» летом 1943 г. На 1 июня в 152-м ИАП числились №№ 426, 429, 569, 609. 699. 640,644, а также двухместные учебные №№ 873 и 883, а в 760-м ИАП – соответственно №№ 752. 806, 1117, 1139 и 828, 831. Продолжая боевые действия на Харрикейнах и ЛаГГ-3, полки постепенно переучивались на Р-40. К 1 января 1944 г. Киттихаук стал основным типом: в 152-м ИАП насчитывалось 23 такие машины плюс 5 Томагауков. «сброшенных» сюда гвардейскими полками, и 13 «Харрикейнов», в 760-м ИАП – 12 Р-40Е и 11 ЛаГГ-3. Эти полки последними в советских ВВС получили Р-40, но и воевали на них дольше всех – до 1 ноября 1944 г., те. до момента завершения боевых действий в Заполярье.

Громких успехов эти полки не достигли: летчики придерживались оборонительной тактики и обычно удовлетворялись тем, что просто отгоняли немецкие самолеты от охраняемых объектов. Утраты также были минимальны, до ноября 1944 г. в 152-м ИАП потеряли 3 Р-40Е в боях и 3 в авариях, в 760-м ИАП – 3 «Киттихаука» в боях. Интересно, что потери -Харрикейнов» и ЛаГГ-3 за тот же период были вдвое выше.

С 1944 г. 760-й ИАП был переключен на сопровождение Ил-2, и Киттихауки неплохо проявили себя в этой роли: большая дальность позволяла прикрывать штурмовики на всем маршруте, а маневренности вполне хватало для простого отражения атак. Стычки с FW 190А и Bf 109G завершались, как правило, со счетом 0:0.

Подготовкой пилотов для специфичного северного театра военных действий занимался 9-й отдельный учебно-тренировочный смешанный авиаполк (ОУТСАП). Среди прочих типов самолетов здесь всегда находились 2-3 двухместных учебных «Киттихаука» (например, №№ 825 и 856). По два двухместных Р-40 имел и каждый боевой полк: например, на 1 июня 1943 г. 152-й ИАП располагал №№ 873 и 883, а 760-й ИАП – №№ 828 и 831.

По документам 7-й ВА Карельского фронта, в ее частях максимальное количество Р-40 находилось на 1 июля 1943 г. и составляло 87 «Киттихауков», а также 9 «Томагауков». К 1 марта 1944 г. таких машин осталось 64 и 5 соответственно, и в дальнейшем количество Р-40 продолжало уменьшаться.

Продолжение следует

ТРЕТИЙ ДЕНЬ (И ПОСЛЕДУЮЩИЕ…)

Ахмад Садик/Ирак, Диего Фернандо Зампини/Аргентина

Ночной бой

Несомненно, это был большой сюрприз, что С-75 – возможно, самый старый из находившихся на вооружении в 1991 г. ЗРК, сбивал современные самолеты, подобные F- 14А. С-75 состоял на вооружении уже 31 год, этим оружием был сбит еще U-2 Фрэнсиса Гарри Пауэрса 1 мая 1960 г. Американцы знали, что РЛС наведения этого ЗРК можно сравнительно просто подавить с помощью помех, генерируемых подвесными контейнерами РЭП, и они не могли понять, почему иракцам удается применять С-75 с такой эффективностью. Сегодня мы знаем, что ключом к их успехам было использование оптического канала наведения. Тем не менее, 19 января иракцы «завалили» американский самолет, используя именно РЛС – старый, но надежный локатор наведения этого ЗРК.

Вечером 19 числа полковники ВВС США Хол Хорнберг Скотт (Hal Hornberg, R, Е. «Scottie» Scott) и Дэвид Эберли (David W. Eberly) на авиабазе Эль-Харж (Al-Kharj) в Саудовской Аравии планировали очередной рейд на цели в Ираке. Они были старшими офицерами 4-го тактического истребительного авиакрыла (4th TFW), оснащенного ударными самолетами F-15E Strike Eagle", и уточняли последние детали рейда к Эль-Куэйму (Al-Oaim), что в долине реки Ефрат, Но внезапно поступил новый приказ: нужно вылететь на поиск пусковых установок тактических ракет «Скад». Приказ пришел с самого верха – от Президента Джорджа Буша. Накануне войска Хусейна нанесли «Скадами» удар по Израилю, и это создало угрозу развала всей антииракской коалиции. Если бы Израиль ответил на иракские запуски адекватным ударом, арабские страны-участники коалиции (Египет, Сирия, ОАЭ, Саудовская Аравия) могли бы выйти из числа союзников США.

С 18 января 1-й батальон 224-й ракетной бригады Ирака запускал свои ракеты Р-17 класса «земля-земля», которые иракцы называли «Эль-Хусейн», а американцы – «Скад», по Хайфе и Тель-Авиву. Базировавшуюся в районе Эль-Куэйма бригаду прикрывал 147-й дивизион ПВО, организованный, правда, в основном, для защиты располагавшегося здесь же фосфатного комплекса. Как уже говорилось, в составе этого химического предприятия имелось небольшое секретное подразделение, занимавшееся выделением из фосфата низкообогащенного урана. С момента начала работы комплекса в 1983 г. Израиль и США неоднократно угрожали разбомбить это производство, поэтому Ирак принял меры к его защите. Начиная с 17 января, американцы неоднократно пытались уничтожить комплекс и ракетные установки, однако безуспешно.

В соответствии с приказом Буша, п-к Скотт разработал новый план предстоящей операции, начало которой назначил на 22 часа 19 января. Он решил атаковать Эль-Куэйм двумя волнами самолетов. Первая волна (12 «Страйк Игпов» из 335-й эскадрильи) должна была сбросить на фосфатный комплекс обычные 454-кг бомбы, вторая волна (еще 12 F-15E, но уже из 336-й эскадрильи) – кассетные бомбы «Рокай» и мины «Гэтор», чтобы усложнить попытки ремонта комплекса и доступа к скрывающимся в этом районе «Скадам». В группу обеспечения вошли два F-4G, задача которых состояла в уничтожении пусковых установок иракских ЗРК, и два EF-111A, которые должны были подавлять иракские радары. Тем не менее, оба полковника не были довольны этим планом. Во-первых, они знали, что для иракцев их появление не будет неожиданным, так как после пусков «Скадов» все силы ПВО были приведены в состояние высочайшей готовности. Во-вторых, хотя различные средства ПВО располагались по всему Ираку, но район вокруг Эль-Куэйма был защищен особенно сильно – летчики коалиции даже прозвали его «Аллеей зениток». В-третьих, они не получили ни конкретных координат целей, ни точного времени появления над ними, так как у высшего командования отсутствовали свежие спутниковые фотографии района Эль-Куэйма. В-четвертых, в первую ночь войны, несмотря на гораздо более тщательное планирование операции. 4-е крыло уже потеряло один F-15E. Скотт своими глазами видел, как «Страйк Иглов» м-ров Томаса Коритза (Thomas F. Kohtz ) и Донни Холланда (Donnie R. Holland) нарвался на иракскую зенитную ракету неподалеку от Басры и буквально исчез в огненном шаре взрыва. Оба офицера погибли (их тела были найдены уже после войны). Все это наводило на мысль, что подготовка рейда на скорую руку ничего хорошего не принесет.

Дэвид Эберли, бравый 43-летний полковник, также испытывал большое беспокойство в связи с недопустимо большим уровнем импровизации в предстоящем рейде. Те же чувства одолевали и второго члена его экипажа – оператора систем вооружения м-ра Томаса Гриффица (Thomas Е. Griffith), который уже взбирался в заднюю кабину их F-15Е.

За несколько минут до взлета на стоянке появился молодой офицер, держа в руках только что полученный факс. Ну, наконец, координаты целей! Располагая этой информацией. Скотт смог уточнить детали операции. Он повел первую четверку «Страйк Иглов» в первой волне. Его позывной на этот раз был «Корвет лидер», а экипаж Эберли выходил в эфир под именем «Корвет-3».

Тем временем в штабе иракской 147-й бригады ПВО собирали информацию о повреждениях, полученных в результате предыдущих налетов. С первых же часов войны район Эль-Куэйма стал объектом ожесточенных атак с воздуха, которые по ночам совершали F-15E Военно-воздушных сил США, а днем – А-6Е Авиации флота. Эти налеты обычно проходили при поддержке самолетов радиоэлектронной борьбы и подавления ПВО, Повреж-

(Примечание – в первоисточнике – скане журнала отсутствует страница)

Иракские МиГ-29 представляли серьезную угрозу для самолетов союзников F-15Е из состава 4-го TFW на маршруте к цели в Западном Ираке

ЗРК и артиллерия были приведены в полную готовность, пусковые установки «Скадов» рассредоточены по заранее подготовленным и замаскированным укрытиям.

Тем временем на КП генерала Камаля пришла информация от расчета РЛС, расположенной в Хадисе. Она подтверждала, что основная группа американских самолетов направляется именно к Эль-Куэйму, а два самолета РЭБ патрулируют к северу от Хадисы. Командование первого иракского сектора ПВО приняло решение их атаковать. Наперехват отправили МиГ-25ПДС, вооруженный двумя ракетами Р-40РД и двумя Р-40ТД. Ответственную задачу поставили перед м-ром Ибрагимом (Ibrahe-em), старшим летчиком 96-й эскадрильи.

Оператор самолета AWACS наблюдал, как группа F-15Е в соответствии с планом приближается к Эль-Куэйму. Внезапно новая отметка возникла неподалеку от города Эль-Рамади (Al-Ramadi). и он буквально впился глазами в экран локатора. Когда антенна над его головой совершила полный круг и компьютер определил параметры движения новой цели, стало ясно: это неприятельский самолет, который быстро разгоняется до сверхзвуковой скорости и набирает высоту. И что самое худшее – он летит по направлению к двум EF-111 А!

Первый л-т Виссам Эль Куадо (Wissam Al Qado) был офицером наведения 203-го дивизиона 147-й бригады ПВО. Он сидел за своим пультом с раннего вечера, готовя себя к встрече с американскими самолетами. У него было предчувствие: что-то обязательно должно произойти. Виссам был готов к бою, так же, как и его оружие – комплекс С-75МЗ «Волга», Его командир по телефону обсуждал воздушную обстановку с командованием бригады. Около 21 часа поступила команда о максимальной степени боевой готовности – американские самолеты находились всего в 75 километрах! Виссам знал, что американцы широко применяют противорадиолокационные ракеты AGM-88, которые и поразили локаторы на командном посту бригады. Он усилил внимание, чтобы самому не стать жертвой одной из таких ракет. Он слышал, что многие иракские РЛС защищены от них специальными ловушками, и жалел, что его ЗРК в их число не входит Чтобы обмануть ракету, он мог полагаться только на своевременное выключение локатора.

Когда поисковый радар П-12 показал, что первая группа американских самолетов подошла на 40 км к позиции дивизиона Виссама, он получил приказ включить РЛС наведения. Однако сектор в 10 градусов в середине ее экрана оказался белым, как снег. Виссам знал, что это помехи, которые ставят американцы, из-за них он не мог выделить ни одной цели. Он попробовал переключиться на вспомогательную частоту, но через несколько секунд помехи появились и на ней.

МиГ-25ПДС м-ра Ибрагима на полном форсаже стрелой мчался в ночном небе над Западным Ираком, Ибрагим посмотрел на приборную панель – все было в норме. Взгляд остановился на лампочке системы предупреждения об облучении СПО-15.

Она оставалась темной, что свидетельствовало о том, что ни один вражеский радар не захватил его истребитель и ни одна ракета не наводится на него. Его РЛС тоже не излучала, он ждал команду на ее включение с земли. Но система управления вооружением уже была включена, и он уже выбрал ракету Р-40РД для пуска. Когда долгожданная команда поступила, майор хладнокровно включил РЛС. Отметка вражеского самолета появилась на дистанции около 30 км, через секунду произошел захват цели, и Ибрагим нажал боевую кнопку. Ракета покинула направляющие с ослепительной бело-желтой вспышкой. Ибрагим не впервые запускал Р-40 ночью и сделал все как надо. Он увидел цель, которая летела прямолинейно на высоте около 8000 м Но он не знал, что запустил ракету к наиболее совершенному самолету радиоэлектронной борьбы, который в тот момент ставил помехи иракским ЗРК, защищавшим Эль-Куэйм.

Спустя несколько секунд иракский пилот заметил нечто странное: отметка о захвате цели на индикаторе на лобовом стекле пропала. Зато появились отметки о применении множества ловушек. Одновременно противник начал маневрировать. Ибрагим попытался захватить EF-111А снова, но это было бесполезно. Тогда он попросил наземный КП дать ему направление на вторую цель. Такая информация поступила, и он развернул свой МиГ-25 по направлению ко второму EF-111А. Майору не пришлось много трудиться, чтобы обнаружить и захватить вторую цель, поскольку та находилась в 36 км перед ним. На этот раз майор решил запустить сразу две ракеты – и с радиолокационным, и с тепловым наведением. Как только он это сделал, то увидел, что цель перешла в пикирование, сбрасывая множество ловушек обоих типов. Пилот «МиГа» попытался сопровождать ее своим локатором, но тут СПО-15 подала сигнал, что его самолет уже захвачен радаром F-15, и ракета «Спароу» уже летит к Ибрагиму! В этой обстановке майор решил прекратить преследование EF-111A, выполнил правый развороте большой перегрузкой и включил форсаж. Это позволило уклониться от двух ракет AIM-7, которые Ибрагим успел увидеть во время маневра. Таким образом, бой закончился безрезультатно. Однако описанные события имели одно важное последствие, которое не было осознано их участниками в тот момент

После того, как пилотам обоих EF-111А удалось увернуться от ракет Ибрагима, они предпочли прервать выполнение своей миссии и взять курс на базу в Таифе (Taif). Это значительно ухудшило для американцев общую обстановку: внезапно экран локатора перед л-том Виссамом очистился от помех, и он ясно различил на нем воздушную цель. Виссам немедленно включил свой примитивный компьютер и определил, что американский самолет находится в зоне поражения. Он запросил у командира разрешение на запуск сразу трех ракет и получил положительный ответ Смертоносные серебряные сигары устремились к F-15E. пилоты которого не подозревали, что самолеты РЭБ уже прекратили постановку помех, Виссам видел на экране, как первая ракета разорвалась возле своей цели, но американский самолет еще продолжал полет Через 6 секунд рванула вторая ракета, и на экране возникли яркие засветки. Как Виссам рассказывал авторам, в этот момент он понял, что «Страйк Игл» развалился на куски, которые перешли в беспорядочное падение.

F-15C из состава 58-го TFS. На четвертый день войны союзники полностью контролировали воздушное пространство Ирака

Сбитым оказался самолет Эберли-Гриффица. Впоследствии Эберли рассказывал, что увидел справа оранжевый шар (очевидно, это взорвалась первая ракета), но ему удалось сохранить контроль над самолетом. Он еще попытался выполнить правый разворот с переворотом, чтобы атаковать наземную цель, однако управление стало отказывать, и его повлекло к земле. Второй ракеты, поразившей его F-15Е, Эберли не видел. Его жизнь и жизнь Гриффица были спасены лишь благодаря тому, что в момент поражения самолет находился на средней высоте, и у летчиков было достаточно времени, чтобы катапультироваться. Через два дня их схватили иракские пограничники. П-к Давид Эберли стал наиболее важным американским офицером, попавшим в плен к иракцам.

…Прошло несколько лет, и Виссама вызвали в штаб ПВО Ирака, где он рассказал все обстоятельства этого боя генералу Камалю, который знал о действиях в ту ночь МиГ-25. Только тогда офицеры поняли что уничтожение «Страйк Игла» стало следствием действий м-ра Ибрагима.

Поворотная точка

В ночь с 19 на 20 января 1991 г., то есть к концу третьего дня операции «Буря в пустыне», генерал Норман Шварцкопф и командование USAF приняли решение о смене характера войны в воздухе. Оно основывалось на данных о ходе воздушных атак на Ирак, особенно на тревожной статистике потерь самолетов. В первый день союзники потеряли сбитыми и списанными в результате повреждений 17 самолетов. Во второй день – только 3 машины. Зато на третий день потери возросли до 7 самолетов (один F-4G, один Tornado GR.1A, три F-16C, один F-14A и один F-15Е). Такие потери были признаны неприемлемыми. Анализ показал, что большинство самолетов было сбито во время полета на малой высоте, когда они несли груз обычных неуправляемых бомб. Стало ясно, что ПВО Ирака ожидала атак именно с малых высот и была к ним готова. С другой стороны, американские атаки, выполненные со средних высот, стоили значительно меньших потерь, а их результаты становились намного более заметными при использовании управляемых боеприпасов. Поэтому Шварцкопф и его штаб решили: начиная с четвертого дня войны ни один американский самолет над Ираком не должен летать ниже 5000 м. а «умные» бомбы и ракеты следует использовать так широко, как это только возможно.

Это решение стало поворотной точкой в войне. Несмотря на то, что в системе ПВО Ирака насчитывалось много ЗРК и артиллерийских систем советского производства, после трех суток непрерывных атак крылатые ракеты и самолеты «стеле» смогли повредить многие ее ключевые объекты. Система ПВО Ирака действительно была ориентирована на перехват, в первую очередь, низковысотных целей. Эта точка зрения укрепилась во время ирано-иракской войны 1980-88 гг.. когда все иракские налеты происходили на высотах до 25 м. Внезапный переход коалиционных сил к атакам со средних высот стал для иракцев настоящим сюрпризом, и они не смогли найти адекватного ответа на новую угрозу. Причина заключалась в недостатке современных вооружений для борьбы с самолетами на средних высотах, ставшем следствием предвоенного эмбарго ООН на поставку в Ирак оружия. Начиная с четвертого дня войны, система ПВО Ирака смогла оказать лишь минимальное влияние на процесс систематического разрушения с воздуха инфраструктуры страны и разгрома бронетанковых сил.

Выводы

Изучая многочисленную американскую литературу о войне в Заливе 1991 г., можно заметить, что американским авторам нравится думать, будто различия между коалиционными силами и иракскими войсками носили фундаментальный характер, естественным образом проистекающий из превосходства американского образа жизни. Якобы именно это позволило американцам в конечном счете победить, и это есть основная причина того, что ведение эффективных боевых действий в принципе невозможно для вооруженных сил «стран-негодяев», таких как Ирак, Иран или Югославия,

Однако наше исследование ясно показывает, что такая точка зрения является предвзятой. Профессионализм, способность учиться, становиться лучше, предвидеть действия противника, вовремя изменять собственную тактику и т.д. – все это не есть американская прерогатива. Данный текст полон примеров, когда перечисленные достоинства были на стороне иракских солдат, технических специалистов, летчиков, операторов ЗРК. Конечно. USAF выиграли сражение за небо Ирака. Это произошло потому, что они обладали технологическим и численным превосходством и смогли эффективно реализовать эти преимущества. Но также очевидно, что ВВС и ПВО Ирака сражались достойно, намного лучше, чем американцы готовы признать.

(Примечание – в первоисточнике – скане журнала отсутствует страница)

Самолет Ли-2 (борт 01) к-на П.М. Антонова Представители экипажа к-на П.М. Антонова с лаосскими друзьями. В окне самолета виден пулемет Горюнова. Лаос, 1961 г.

ма. а также проводилось обучение вьетнамских штурманов, борттехников и десантников. Советским авиаторам пришлось действовать в сложных условиях: непривычный климат, гористая местность, угроза обстрелов в воздухе и на земле. Большинство аэродромов на территории Лаоса (Нам Бак, Ланг Сон, Катби. Кюндетюм, Кеп) представляли собой небольшие полевые площадки со сложными подходами, причем со многими отсутствовала радиосвязь. Однако, пожалуй, самым сложным был крошечный аэродром Сам Нео (1100 м над уровнем моря), который от позиций неприятеля отделяли всего 5 км. Его зажатая среди гор полоса шириной 30 м и длиной 1000 м ограничивалась обрывами. Единственный подход к ней прикрывала «торчавшая» в километре от торца ВПП возвышенность, и при заходе на посадку приходилось буквально скользить по ее склону, «брея» верхушки деревьев. Уйти на второй круг было невозможно, так как за ущельем, в которое упиралась полоса, поднимались высокие горы. На аэродроме отсутствовало даже место для сруливания самолетов – слева находился склон с террасами рисовых чек. а справа начиналась болотистая долина реки. О коварстве Сам Нео красноречиво свидетельствовало целое кладбище французских самолетов, разбившихся там еще в колониальные времена, и С-47, потерпевший крушение относительно недавно.

Выполняя боевые задания, советским экипажам приходилось неоднократно летать в Сам Нео, и практически каждый полет был связан с немалым риском. 23 января там потерпел аварию Ли-2 (борт СССР-51190) к-на Дубовцееа. В том полете, кроме штатного экипажа, на борту находились командир другого корабля Край-нов и его штурман Дундуков, которым предстояло получить допуск для посадки в Сам Нео. Вспоминает А.И. Дундуков: «На предполетных указаниях наш командир И. Фирсов особо подчеркнул точность расчета посадки на аэродром Сам Нео, ибо на второй круг там не уйти. «Экипаж С-47 пытался это сделать, теперь самолет лежит на вершине скалы в назидание всем. Издалека его видно… Помните, что ветер в ущелье меняется мгновенно».

…Подлетаем к аэродрому. Вираж, и земля поплыла под левое крыло. Откуда-то сбоку выскочила красноватая речка, нырнула под мост и пропала в зарослях джунглей. Вот и ущелье. Глубина – метров триста. Под фюзеляжем совсем рядом проскочила заросшая лесом гора. Невольно хочется подтянуть ноги. Круто снижаемся, выпустили шасси, закрылки, убрали обороты двигателей. Машина планировала на полосу. Касание. Отлично. Но что это? Мгновенный попутный порыв ветра увеличил скорость самолета, и мы понеслись под уклон, к ущелью… Дать моторам обороты? Взлететь? Уйти на второй круг? Нельзя! Попутный ветер отнесет самолет на скалу. Поздно! Вижу, как летчики пытаются придавить, затормозить бег самолета…».

Избегая падения в пропасть, Дубовцев развернул самолет на 90' влево, при этом очень своевременными оказались действия борттехника ст. л-та И. П. Ионова, который расфиксировал хвостовое колесо и дал максимальный газ правому двигателю, чем помог своему командиру.

Машина выскочила на террасы рисовых чеков и остановилась, Благодаря качественной швартовке, груз (бочки с бензином – 1200 кг) не сдвинулся с места, что спасло экипаж от катастрофы. «В самолете какое-то время стояла тишина, слышалось только потрескивание остывающих двигателей, – продолжает рассказ А.И. Дундуков. – Но вот послышался чей-то голос: «Прилетели!». Командир корабля М. Дубовцев, повернувшись в кресле, спросил охрипшим голосом: «Ну, как там, все живы? Быстро всем покинуть самолет!». Открыли боковую дверь. Осмотрелись. Самолет, распластавшись, лежал на склоне горы Лопасти винтов были изуродованы. Стойки шасси, проткнув крылья, как протянутые в немом ужасе руки, торчали вверх своими цилиндрами… Глянули вправо – и по телу пошли мурашки: в восьми шагах темнела пустота и оттуда тянуло мертвящим сырым холодом. Где-то далеко внизу журчал ручей. Все молча сели рядом с самолетом. Михаил Дубовцев, бледный, каким-то бесцветным голосом сказал, ни к кому не обращаясь: «Лучше б я разбился, чем видеть это…». »Не дури, командир, – сказал я, – ты спас экипаж, даже два…» Все стали его успокаивать. Я достал сигареты, но закурить не смог – дрожали руки».

В тот же день в Сам Нео прилетел м-р Фирсов и вывез экипаж разбитого самолета в Ханой. Как вспоминал командир группы советской ВТА во Вьетнаме М.М. Гамарис («АиВ», № 5'99), после этой посадки Дубовцееа собирались отдать под суд за поломанный самолет Однако Дундуков ничего подобного не слышал. Расследование инцидента проводила комиссия во главе с первым заместителем командующего ВТА генерал-лейтенантом И.А. Таранен ко. До конца расследования полеты в Сам Нео были приостановлены. По окончании его Тараненко объявил личному составу, что командование решило считать поломку самолета Дубовцееа боевой потерей, и необходимо продолжать выполнять задание правительства. Полеты в Сам Нео возобновились. Например, экипаж Крайнова там приземлился уже 6 февраля.

Группа м-ра Фирсова вернулась в Запорожье 5 июня 1961 г.. оставив свои самолеты вьетнамцам. Встречали ее в торжественной обстановке с цветами и оркестром. В 20.00 над аэродромом появился Ан-10 командующего ВТА. Когда приземлившийся самолет подрулил к встречающим, оркестр грянул марш «Все выше», раздались крики «ура». Еще не успели остановиться двигатели, как Фирсов открыл дверь и радостно замахал собравшимся. Через несколько мгновений возвратившиеся из далекой страны авиаторы попали в крепкие объятия родных и друзей. За неполные 5 месяцев командировки они совершили 480 боевых вылетов с общим налетом 1520 часов. Так, экипаж ст л-та Крайнова выполнил 35 боевых вылетов с налетом 114 часов 50 минут, а всего – 250 полетов общей продолжительностью 234 часа 00 минут, в том числе в сложных метеоусловиях – 156 часов 45 минут. Было перевезено: 37045 кг грузов. 949 человек личного состава, 4 раненых. На счету экипажа ст л-га Шингарева 236 вылетов (251 час 50 минут), из них – 59 боевых с налетом 163 часа 35 минут, в том числе – 3 ночью. Кроме перевозки боевой техники, боеприпасов, военнослужащих и раненых, экипажи группы исследовали возможности Л и-2 при посадке с попутным ветром на ограниченную полосу, при взлете-посадке с полной взлетной массой на высокогорных аэродромах, а также подготовили 2 батальона вьетнамских десантников, для чего только экипаж Край-нова провел выброску 1209 парашютистов.

Экипаж к-на В.И. Гассиена у своего самолета. Лаос, декабрь 1961 г.

Боевая работа группы м-ра Фирсова получила высокую оценку. Советское правительство удостоило 34 военнослужащих боевых наград, в т.ч. орденом Красного Знамени был награжден м-р Фир-сов, орденами Красной Звезды – к-ны Олифиренко, Голдырев, Дубовцев, Чуланов, Клименко, ст. л-ты Жуков, Шингарев, Край нов, Власов, Дундуков. Весь личный состав получил вьетнамские медали «За дружбу». Лаосское правительство Сувана Фумы также представило 40 советских авиаторов к медалям «Миллиона слонов и белого зонта-" (medaille de chevalier du million d'elephants du parasol blanc), однако своевременно изготовить эти награды во Франции не удалось, и объявленное награждение так и не состоялось.

Для выполнения аналогичного правительственного задания предполагалось направить во Вьетнам еще одну группу из состава 2-й эскадрильи 338-го В ТА Л. однако убыли только 3 самолета. 2 августа 1961 г. в Ханой улетел экипаж к-на Д,И. Григорьева со штурманом ст л-том В.П. Павленко, а 6 сентября – еще два: к-на П.М.Антонова со штурманом ст л-том Н.Я.Лысенко и к-на В.И. Гассиева со штурманом ст. л-том А.Е. Багаевым. Вдали от Родины все три экипажа продолжали успешно выполнять поставленные задачи, занимаясь главным образом переброской военных грузов и личного состава на территорию Лаоса и эпизодически – Камбоджи, Экипаж к-на Антонова совершил 358 вылетов (в т.ч.

329 боевых) с общим налетом 426 часов, перевез 400 т грузов и более 3000 вооруженных бойцов, Учитывая местную обстановку, самолет вооружили двумя пулеметами Горюн о ва, которые разместили в окнах грузовой кабины, а экипажу выдали два автомата Калашникова и 4 пистолета ТТ. При выполнении заданий Ли-2 неоднократно обстреливался с земли и получил много пробоин. Чтобы снизить риск поражения самолета огнем противника, приходилось использовать сложный рельеф местности и облачность, однако это затрудняло самолетовождение, которое и без того было непростым, так как на большинстве аэродромов отсутствовали приводные радиотехнические средства. Экипаж Антонова вернулся на Родину 25 мая 1962 г. К-н П.М. Антонов, ст. л-ты Н.Я. Лысенко и А.Н. Рук овец были награждены орденами Красного Знамени, а старшие техники-л-ты В.Ф, Федоров. ПИ. Сиротин, ст. сержант В.Ф. Грашин, старшина И,И. Гаращенко, ефрейтор П.ф. Деринг – орденами Красной Звезды. Все члены экипажа были удостоены высшей награды Лаоса медали "Миллиона слонов и белого зонта". Таким же образом правительство этой страны отметило заслуги экипажа к-на Григорьева, который вернулся в Запорожье в январе 1962 г., совершив 161 боевой вылет с общим налетом 230 часов. За успешное выполнение задания к-н Д,И. Григорьев был удостоен ордена Красного Знамени, а летчик л-т О.И. Фоминых и радист старшина В.К. Вялов – орденов Красной Звезды.

К сожалению, боевая работа в Юго-Восточной Азии не обошлась для 338-го ВТАЛ без потерь. 22 февраля 1962 г. на 151 боевом вылете был подбит самолет к-на В,И, Гассиева. При попытке совершить посадку на полевом аэродроме возле лаосского селения Фон Саван Ли-2 потерпел катастрофу. Как вспоминал П.М, Антонов, «самолет упал недалеко от столовой и полевого госпиталя. Сразу же началась эвакуация пострадавших, мертвых относили сразу в полевой госпиталь, а на моем самолете, расстелив брезент на грузовом полу, живых доставили в центральный госпиталь в городе Ханое, до которого было два часа лету. В госпитале скончался радист рядовой Владимир Григорьевич Кузьменко». Кроме него, погибли летчик ст л-т Сергей Николаевич Андреев, штурман ст л-т Алексей Егорович Багаев и бортмеханик мл. сержант Анатолий Иванович Корпев. Командир корабля и борттехник В.З. Кравчук получили травмы, но остались живы. У к-на Гассиева были очень тяжелые переломы ног и контузия, в результате которой он находился без сознания 8 дней. После трехмесячного лечения в ханойском военном госпитале Владимир Исаакович вернулся в Союз, прошел реабилитацию в санатории «Светлогорск», однако был списан с летной работы и в конце 1962 г. уволен из рядов Советской Армии. Его наградили орденом Красного Знамени, а четверо погибших членов экипажа были удостоены орденов посмертно: ст. л-ты Багаев и Андреев – Красного Знамени, рядовой Кузьменко и мл. сержант Корнев – Красной Звезды. Правительство Лаоса наградило всех членов экипажа, живых и мертвых, медалями «Миллиона слонов и белого зонта». Похороны авиаторов состоялись на родине. Так, А.Е, Багаев был захоронен на кладбище села Хлебниково Мари-Турекского района Марийской АССР, а С.Н.Андреев – на кладбище поселка Леваневского в Запорожье.

Ту-142М авиации ВМФ РФ во время проведения авиашоу Феифорде, Великобритания, июнь 1994 г Фото Chris Lofting

Во втором полугодии «Див» планирует опубликовать монографию, посвященную дальнему противолодочному самолету Ту-142. Приглашаем к сотрудничеству всех, кто может предоставить в распоряжение редакции интересные воспоминания и оригинальные фотографии о самолете этого типа.

Краткое техническое описание Бе-200ЧС

Самолет-амфибия Бе-200ЧС

предназначен для тушения пожаров путем многократных сливов воды или огнегасящих растворов; перевозки пожарных команд и грузов; поиска и обнаружения кораблей, терпящих бедствие, и очагов чрезвычайной ситуации; доставки спасателей, необходимого оборудования и грузов первой необходимости в районы стихийных бедствий; эвакуации пострадавших. Самолет может эксплуатироваться с аэродромов, имеющих твердое покрытие, или водоемов глубиной не менее 3 м при высоте волны до 1,3 м.

Самолет Бе-200ЧС – свободнонесущий высокоплан со стреловидным крылом, Т-образным оперением и убираемым в полете шасси. Основные конструкционные материалы – коррозионностойкие алюминиевые и титановые сплавы, а также легированные стали. Ряд элементов конструкции (носовой радиопрозрачный обтекатель, радиопрозрачные панели форкиля, обтекатели механизмов закрылков и пр.) выполнены из композиционных материалов. Болтовые и заклепочные соединения имеют антикоррозийную защиту (микрокапсулирование, установка на герметике и др.). Экипаж – 2 пилота.

Фюзеляж – двухреданная лодка большого удлинения с переменной поперечной килеватостью. По бортам лодки установлены брызгоотражатели и гидродинамические щитки, а в средней части ее днища – дефлекторы. К фюзеляжу в районе центроплана крепятся бортовые обтекатели, переходящие в пилоны маршевых двигателей. В бортовых обтекателях размещаются агрегаты гидро и пневмосистем, топливное оборудование и основные стойки шасси в убранном положении. В правом обтекателе находится вспомогательная силовая установка. Фюзеляж самолета разделен водонепроницаемыми переборками на носовой отсек (шп. № 0-1), кабину пилотов (шп. №1-11), грузовую кабину(шп. № 11-49), бытовой отсек (шп. №49-51Н), технический отсек (шп. № 51Н-57) и кормовой отсек (шп. № 57-60). В кабине пилотов располагаются рабочие места летчиков, бытовое оборудование и этажерки с радиоэлектронными блоками. На этажерках и в подпольном пространстве находятся блоки пилотажно-навигационного комплекса, систем регистрации параметров полета и электронной индикации, ПОС и др. Фонарь кабины пилотов оснащен сдвижными форточками, обеспечивающими аварийное покидание самолета на суше и воде. Грузовая кабина оснащена иллюминаторами и двумя блистерами для визуального поиска целей, возле которых оборудованы рабочие места наблюдателей. Передняя часть грузовой кабины составляет приемный отсек, используемый для спуска/подъема бортовых плавсредств и погрузки/выгрузки различных грузов. Приемный отсек оснащен по правому борту грузовым люком размерами 2050 х 1750 мм, а также оборудован утками для швартовки плавсредств у борта самолета и сливными устройствами системы сбора и откачки воды на грузовом полу (шп. № 15-16). В задней части грузовой кабины располагаются задние входная и эксплуатационная двери. Двери и люки герметизируются надувными шлангами. Пол грузовой кабины выполнен водонепроницаемым и оснащен узлами для швартовки грузов. Подпольное пространство занимают водяные баки-отсеки. Грузовая кабина и кабина пилотов оборудованы системами обогрева и вентиляции. За грузовой кабиной находится бытовой отсек, в котором располагаются туалет и гардероб, далее – задний технический отсек с блоками радиосвязного и радионавигационного оборудования, систем регистрации полетной информации и электроснабжения. В кормовом отсеке находятся электроаккумуляторы, а также механизмы и агрегаты управления водяным рулем.

Летно-технические характеристики Бе-200ЧС

Длина самолета, м ……… 31,43

Высота на стоянке, м ……. 8,90

Размах крыла, м …………. 32,78

Площадь крыла, м® ……… 117,44

Максимальная взлетная масса, кг 42000

Масса воды, забираемой на

глиссировании, кгс……. 6000-12000

Тяга двигателей, кгс………. 2x7500

Максимальная скорость, км/ч … 700

Крейсерская скорость, км/ч 560

Минимальная скорость при сбросе

воды, км/ч ………………………. 250

Скорость глиссирования при заборе

воды, км/ч ……………………. 160-190

Статический потолок, м.. 8000

Взлетная дистанция (ВПП/вода), м ….1270/1600

Посадочная дистанция (ВПП/вода), м 1050/1300

Дальность полета с АНЗ на 1 час, км 3300

Крыло самолета образовано суперкритическими профилями и имеет геометрическую крутку. Угол его стреловидности по передней кромке -23'. Кессон крыла состоит из двух лонжеронов, верхних монолитных и нижних клепаных панелей, силовых и типовых нервюр. Кессоны консолей являются топливными баками-отсеками. Механизация крыла включает по три секции предкрылка, две секции закрылка, элерон, два тормозных щитка и три интерцептора на каждой консоли.

Хвостовое оперение – свободнонесущее, оснащено форкилем и управляемым стабилизатором. Горизонтальное оперение трапециевидное, вертикальное имеет постоянную хорду. Стабилизатор и киль двухлонжеронной конструкции, имеют углы стреловидности по передним кромкам 30'. Стабилизатор двумя шарнирными узлами присоединен к заднему лонжерону киля и с помощью механизма управления может отклоняться в пределах от +4' до -10'. Рули высоты и направления выполнены с осевой аэродинамической компенсацией.

Шасси самолета – трехстоечное с носовой опорой. Каждая стойка оснащена двумя колесами. Колеса основных опор размером 950x300 мм, тормозные. Передние колеса размером 620x180 мм, нетормозные. Носовая опора – управляемая с помощью гидропривода от педалей управления самолетом. Стойки шасси убираются по полету.

Силовая установка включает два маршевых двух- контурных турбореактивных двигателя Д-436ТП с тягой по 7500 кгс и вспомогательную силовую установку ТА12-60. Двигатели установлены на пилонах так, что воздухозаборники располагаются над Крылом, что исключает попадание в них воды при взлета и посадке.

Система управления самолетом – трехканальная электродистанционная ЭДСУ-200.

Пилотажно-навигационное и радиосвязное оборудование самолета объединено в бортовой комплекс радиоэлектронного оборудования АРИА-200М, обеспечивающий управление самолетам днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях экипажем из двух пилотов. Структурно этот комплекс включает следующие компоненты: вычислительные системы самолетовождения ВСС 95-1 В; комплексные пульты радиотехнических средств КПРТС-95М-1; блоки вычислительных систем БВС-3000; модули ввода/вывода и управления полетом МВВ/МУП-200; модули предупреждающей сигнализации и ввода/вывода МПС/мЬв-200, модули синтезатора речи МСР-200, технического обслуживания МТО-200 и привода регулирования тяги МПРТ-2- 10А; блоки концентрации сигналов БКС-3000 и модули- концентраторы сигналов МКС-200; пульт управления режимами ПУР-95М; комплексную систему электронной индикации и сигнализации КСЭИС-200; систему воздушных сигналов CBC-96; приемник полного давления ППД-1М; датчики температуры торможения П-104М и аэродинамических углов ДАУ-85-1; навигационную интегрированную систему НСИ-2000МТ; бесплатформенную систему курса и вертикали СБКВ-85; аппаратуру навигации и посадки VIM-95-05; антенны (глиссадную АГ-003, маркерную АМВ-002, навигационную АН- 031 и курсо-навигационную АКН-003-200); радиодальномер DMA-3A; автоматический радиокомпас АРК-32; радиовысотомеры А-053-08; метеонавигационную РЛС «Буран А/200»; адресный ответчик ОСАС-С, пульт его управления с системой БСПС ПУ ОСА-С; радиостанции «Арлекин-ДЖ» и «Орлан-85СТ»; авиагоризонт АГБ-96Р; барометрический высотомер ВБМ-2ПБ; указатели приборной скорости УС-2; вариометр ВР-ЗОПБ; радиомагнитный индикатор РМИ-3; магнитный компас КИ13БС-1; авиационный хронометр ХАЭ-85М; блок питания БПТ36В-1; привод регулирования тяги ПРТ-2-10-2А; бортовой речевой регистратор (SSCVR) TEAM; радиотехническую систему ближней навигации РСБН-85; бортовую систему предупреждения столкновений; пеленгатор сигналов аварийных радиомаяков MDF 124F(V2); радиостанцию для связи с судами RT-138F.

Противопожарное оборудование самолета включает две группы водяных баков, расположенных под полом грузовой кабины. Каждая группа состоит из правого и левого баков, разделенных продольными перегородками на две секции. Каждая секция оснащена створкой для сброса воды и дренажным патрубком, соединяющим бак с атмосферой. В межбаковом отсеке за реданом лодки имеются устройства для забора воды на глиссировании, связанные трубопроводами с водяными баками. В этом же отсеке расположены агрегаты системы заправки водой на аэродроме, устройства для управления водозаборниками и приготовления огнегасящих растворов.

Морское и погрузочное оборудование. Самолет оснащен водорулем, носовым буксировочным устройством, кормовым гаком, стационарными швартовочными утками на правом борту снаружи и съемными утками внутри на окантовке грузолюка. Дополнительно может быть установлено следующее оборудование: плавсредства (надувные шлюпки «Орион-25С» и плоты ПСН25/30); плавучие грузовые контейнеры; съемный погрузочный тельфер, закрепляемый в проеме грузолюка; роликовые дорожки; средства швартовки грузов и пр.