ref_encyc sci_tech Развитие истребителей Яковлева ru IGmec htmlDocs2fb2, FictionBook Editor Release 2.5 07.09.2010 5396E9A7-1B77-4DCE-AF66-1B908E8F8666 1.0

Развитие истребителей Яковлева

В 30-х голах прошлого века прогресс в авиации шел стремительными темпами. Истребитель И-16, созданный в Советском Союзе Поликарповым и считавшийся одним из лучших в мире, к 1939 году устарел. Основные вероятные противники СССР заменяли свои истребители-бипланы Фиат Бристоль и Хейнкель на современные монопланы Макки, " Харрикейны " и грозные Мессершмитты Bf 109Е. Поэтому В 1939 году Комиссариат Обороны выпустил технические требования для нового поколения истребителей.

Для дальнейшей разработки были отобраны предложения четырех конструкторских бюро, которые, как ни странно, ранее не имели опыта создания истребителей — КБ Яковлева, Микояна и Гуревича (МиГ), Яценко и триумвират Лавочкин, Гудков, Горбунов (ЛаГГ).

Конструкторское бюро Александра Яковлева было организовано в 1934 году и уже спроектировало много удачных учебных самолетов и лёгких пассажирских машин. Ещё до 1939 года Яковлев делал наброски истребителей и представил военным четыре варианта проекта. Одни из них, предусматривающий создание истребителя для средних высот, в мае 1939 года получил одобрение заказчика и ему присвоили обозначение И-26. Постройку первого прототипа закончили 27 декабря 1939 года, а 13 января 1940 года самолет поднялся в воздух с Центрального аэродрома в Москве. Истребитель был полностью окрашен в ярко-красный цвет с белыми полосами, Поскольку аэродром был покрыт снегом, полеты проводились па лыжном шасси. Истребитель ЛаГГ впервые поднялся в воздух 30 марта, а МиГ — 5 апреля 1940 года. Машина Яценко И-28 была облётана ещё в июне 1939 года.

Истребитель Яковлева И-26 был классическим монопланом с низкорасположенным крылом и имел смешанную конструкцию. Фюзеляж с моторамой были сварены из хромоникелевых труб. Передняя часть фюзеляжа состояла из четырёх дюралевых панелей, крепившихся к каркасу на замках " Дзус". Средняя часть фюзеляжа, включавшая кабину пилота, с боков закрывалась откидными дюралевыми панелями, обеспечивающими доступ ко всем агрегатам. Задняя часть фюзеляжа была с бортов обтянута полотном, а сверху и снизу закрыта гар-готами из фанеры. Двухлонжеронное неразъёмное деревянное крыло имело работающую обшивку из фанеры. Элероны имели дюралевый каркас обтянутый полотном, щитки — цельнометаллические. Оперение также имело смешанную конструкцию: киль и стабилизатор — деревянные, рули — дюралевые с полотняной обшивкой. В качестве силовой установки использовался 12-цилиндровый мотор жидкого охлаждения Климов М-105П. Такой же, как на истребителе Лавочкина. Вооружение состояло из одной 20-мм мотор-пушки III ВАК и четырёх синхронных пулеметов ШКАС, попарно установленных выше и ниже мотора, которые вели огонь через плоскость, ометаемую винтом. Однако, чтобы снизить вес истребителя, на втором прототипе нижняя пара пулеметов не устанавливалась. Уже в первом полёте И-26 продемонстрировал свои высокие потенциальные возможности. Даже когда 27 апреля 1940 года первый прототип был потерян в результате катастрофы, работы по совершенствованию истребителя продолжались, хотя разработчики столкнулись с целым "букетом" проблем. Система уборки шасси и тормоза работали ненадежно, у мотора постоянно перегревалось масло, и часто происходили его выбросы через суфлёр. Но И-26 имел хорошие лётные характеристики — высокую скорость и отличную манёвренность. Хотя путём доработок удалось частично устранить недостатки, полностью избавиться от них не удалось. Так. к примеру, проблемы преследовали двигатель М-105 на всём протяжении воины. После внесения доработок, направленных на увеличение прочности истребителя, и установки полного комплекта оборудования, несколько снизились лётные характеристики машины.

Первая партия предсерийных истребителей, которым присвоили обозначение Як-1, поступила в 11-й ИАП (Истребительный Авиационный Полк), базировавшийся в подмосковной Кубинке. Третий прототип продолжал использоваться для доводочных испытаний. 11-й ИАП без проблем освоил Як-1. а в ноябре 1940 года были закончены испытания третьей опытной машины, после чего самолёт был принят на вооружение. Осенью 1940 года серийное производство Як-1 было развернуто на заводах № 301 в Москве и № 292 в Саратове, где машина Яковлева сменила на конвейере неудачный истреби гель №-28, построенный в количестве лишь пяти экземпляров. Завод № 301 выпускал Як-1 до 1941 года, успев построить всего 117 самолётов, зато в Саратове производство продолжалось до июля 1944 года и было построено в общей сложности 8550 истребителей.

Первые серийные Як-1 имели максимальную скорость 560 км/час на высоте 4750 м, потолок составлял 9900 м, а высоту 5000 м машина набирала за 6,8 минуты. Истребитель совершал разворот за 19–20 секунд. Его вооружение состояло из одной 20-мм пушки ШВЛК п двух 7,62-мм пулемёт]? IIIKAC. После нападения в июне 1941 года фашисткой Германии на СССР, стало ясно, что пулемёты обладают малой поражающей способностью. Кроме того, они, как и пушка, часто отказывали в бою.

С лета 1942 года пару пулемётов ШКАС заменили одним 12,7-мм пулеметом УБС, что позволило увеличить огневую мощь и несколько снизить вес самолета. Як-1 раннего выпуска также были оснащены шестью направляющими для неуправляемых снарядов РС-82. Это оружие предназначалось для воздушного боя. н о оказалось, что его можно эффективно использовать против наземных целей. В общей сложности 1148 Як-1. было оснащено направляющими для ракет, но в мае 1942 гола их сняли, так как они создавали дополнительное сопротивление, снижавшее лётные характеристики истребителя в воздушном бою.

Бронезащита пилота и топливных баков была явно недостаточной — Як-1 легко вспыхивал от попаданий вражеских пуль. Что было ещё хуже для пилота, фонарь кабины заклинивало на пикировании, а это затрудняло покидание самолёта в случае необходимости. Учитывая также низкое качество советского плексигласа, быстро становившегося мутным, многие пилоты летали с открытым фонарём кабины, что увеличивало сопротивление и снижало скорость. В процессе производства бронирование было усиленно, а топливные баки защитили протектором.

Зимой 1941 года в Саратове изготовили 830 Як-1, оснащенных убирающимся лыжным шасси. Будущий ас Борис Еремин, служивший тогда в 296-ом ИАП, летал на таком самолете. Он вспоминал, что характеристики этого самолёта были хуже, чем у стандартного Як-1 из-за увеличившегося веса и повышенного сопротивления лыж. Кроме того, усложнилось техническое обслуживание машины. Случалось, что лыжа вываливалась в полёте из своей ниши из-за неисправности, боевого повреждения или даже при энергичном манёвре, что делало самолёт плохо управляемым. Кроме — т ого, пилоту было необходимо соблюдай, осторожность при посадке, поскольку самолет имел склонность к капотированию большую, чем с колесным шасси. Конструкция лыж была недостаточно прочной и они постоянно требовали ремонта. Поэтому Як-1 с лыжным шасси использовались только зимой 1941/42 годов. По всей видимости, уцелевшие машины этого типа были в дальнейшем оснащены обычным шасси.

В течение лета 1942 года в конструкцию Як-1 внесли ряд существенных изменений. Помимо установки вместо двух пулеметов ШКАС одного 12,7-мм УБС, изменили конструкцию фюзеляжа — уменьшили высоту гаргрота и поставили каплевидный фонарь, значительно улучшив обзор пилоту. Голова последнего была защищена сзади бронестеклом. С 1942 года на истребители устанавливался мотор М-105ПФ, мощность которого возросла до 1180.т.е., соответственно выросла и максимальная скорость — она составила 590 км/час. Время набора высоты 5000 м сократилось с 6,8 до 5,9 минут. Эта модификация пошла в серию в сентябре 1942 года под обозначением Як-1 Б. и из 8670 построенных Як-1, 4188 самолётов относились к этому типу.

Як-1 Б оказался настолько удачным, что несколько воздушных асов предпочитали его модификации Як-9, которая была более тяжелой и менее маневренной. Сергей Луганский был одним из асов, воевавших на Як-1 почти до конца войны.

Ещё одной модификацией был Як-1 облегчённый. Деревянную хвостовую часть па нем заменили цельнометаллической. Броня, протектор топливных баков, радио и другое оборудование с этого самолёта были сняты, так же как и пулемёты — осталась только пушка. Это позволило уменьшить массу машины на 160 кг и увеличить ее потолок. Десять самолётов поступило в ПВО Москвы, а ещё 20 были посланы на фронт под Сталинград. Управляемые опытными пилотами эти истребители могли на равных вести бой Bf 109G-2, но для средних пилотов отсутствие бронирования и слабое вооружение не подходили.

В марте 1940 года, когда Як-1 ещё проходил испытания, Яковлев представил проект двухместного учебно-тренировочного истребителя, получившего обозначение УТИ-26. По внешнему виду и конструкции он был похож на Як-1, унаследовав достоинства и недостатки последнего. Его вооружение состояло только из двух пулеметов ШКАС \ а конструкция планера была усилена. После испытаний самолёт был запущен в серию на заводе № 301 под обозначением Як-7УТИ, сменив на конвейере Як-1. Первоначально Як-7УТИ предназначался только для обучения, но поскольку его лётные данные были близки к Як-1, в августе 1941 года было принято решение превратить Як-7 в полноценный истребитель.

В задней кабине самолёта установили бронеспинку, непротектированные бензобаки заменили протектированными, установи ли систему заполнения баков нейтральным газом. Вооружение состояло из одной пушки ШВАК, двух пулемётов ШКАС и шести направляющих для реактивных снарядов РС-82. На истребителе сохранился фонарь задней кабины, что позволяло её для перевозки техников или грузов при перебазировании. По сравнению с Як-1. скорость Як-7 осталась прежней. А маневренность несколько ухудшилась. Шасси Як-7, усиленное. Чтобы выдерживать посадки неопытных пилотов, отлично вело себя в суровых эксплуатационных условиях полевых аэродромов. Самолёт имел хорошие штопорные характеристики, а его управляемость по сравнению с Як-1 улучшилась из-за более передней центровки и изменения сот ношения между площадями руля высоты и стабилизатора. Як-7 в варианте истреби геля был запущен в производство, и первые серийные самолёты поступили в 172-й ПАП в сентябре 1941 года.

Завод № 301 был эвакуирован из Москвы в конце 1941 года, и производство Як-7 передали заводу № 153 в Новосибирске. Первые самолеты были гам выпущены в конце 1941 года и до 1943 года, когда завод переключился на выпуск других машин, было изготовлено 4888 Як-7 различных модификаций. Позднее, в 1942 году, выпуск Як-7 возобновили в Москве па заводе № 82, который до 1944 i ода построил 1320 истребителей. Ещё пять Як-7. изготовленных в Горьком, довели общее число построенных самолётов этого типа до 6399. из которых 277 представляло собой модификацию Як-7А и 5033 Як-7Б.

Улучшенный Як-7А появился в начале 1942 юла. На нём была установлена приём-но-передающая радиостанция с мачтой антенны и кислородное оборудование, заднюю стойку шасси сделали полуубирающейся. Сдвижную часть фонаря задней кабины заменили откидывающимся на правый борт фанерным колпаком, который обеспечивал плавный переход от фонаря кабины нилота к гаргроту. Истребитель несколько уступал по маневренности Як-1. но по скорости превосходил Як-7 раннего выпуска.

Дальнейшее совершенствование Як-7А привело к созданию модификации Як-7Б. На ней установили более мощный мотор М-105ПА. 7,62-мм пулемёты ШКАС заменили па пару 12,7-мм пулемётов УБС, кроме того, изменили конструкцию воздухозаборников и улучшили аэродинамику, что позволило уменьшить сопротивление. Хотя Як-7Б имел больший вес, чем предшественник, его скорость осталась прежней, а вес залпа увеличился в полтора раза. Производство той модификации началось в апреле 1942 года и в мае первые самолеты поступили на вооружение 434 ИАП. С 13 июня по 3 августа ЛОТ полк на Сталинградском фронте выполнил на Як-7Б 875 боевых вылетов, уничтожив 55 самолётов противника, потеряв три своих истребителе Як*-7Б последних серий получили пониженный гаргрот. как на Як-1 Б.

Модификация Як-7-37 появилась в августе 1942 года. На ней 20-мм пушку ИШАК заменили мошной 37-мм пушкой Шпитального MI 1111-37. Эти истребители проходили войсковые испытания на Северном фронте в 42 ИАП Бориса Шинкарснко. Пушка действовала безупречно, а одного снаряда обычно было достаточно чтобы уничтожить истребитель — попадание в бензобак вызывало взрыв, а В крыло — появление пробоины площадью свыше 1 м2. Хотя было построено только 22 Як-7-37, начиная с 1943 года тысячи истребителей Як-9Т получили такое же вооружение.

Стремясь увеличить дальность полёта, Яковлев разработал истребитель Як-7Д. а затем Як-7ДИ. Эти машины имели крыло новой конструкции и топливную систему увеличенной емкости. На Як-7ДИ в целях снижения веса был снят один пулемёт УТС. Этот самолёт был запущен в производство под обозначением Як-9.

На новой модификации использовался такой же мотор М-105ПФ мощностью 1180 л с, как и на Як-7, по в конструкции вместо дерева стал широко использоваться дюраль, что позволило снизить вес и увеличить прочность самолёта. Вооружение состояло из одной 20-мм пушки IIII5AK и одно! о (левого) 12.7-мм пулемета УБС, как на Як-7ДИ. Скорость Як-9 увеличилась до 600 км, час па высоте 4260 м. Потолок составлял 11125 м, а высоту 5000 м самолет набирал за 5,1 минуты. Время виража составляло 16–17 секунд.

Як-9 был запущен в серийное производство на заводе в Новосибирске в октябре 1942 года, а первые самолёты уже в декабре поступили на вооружение 42 ИАП. участвовавшего в советском контрнаступлении под Сталинградом. В январе 1943 года к выпуску Як-9 приступил завод № 166 в Омске, а завод № 82 продолжал производство Як-7 до начала 1944 года. Когда он переключился на постройку Як-9У. До конца войны было выпущено 14579 Як-9 различных модификаций. Производство истребителя завершилось в 1948 году, к)т ому времени было построено 16769 Як-9.

После выпуска всего 500 Як-9. на конвейерах его сменила модификация Як-9Т. Па этом самолёте 20-мм пушку ШВАК заменили 37-мм пушкой НС-37. Увеличение массы вооружения (со 168,3 до 315,5 кг) и большая отдача пушки потребовали усиления конструкции фюзеляжа. Кабину пилота перенесли па 0,4 м назад. Скорость и маневренность самолёта незначительно ухудшились. Поскольку боезапас пушки составлял 30 снарядов, пилоты использовали пулемет У КС для пристрелки, после чего давали короткую очередь из двух-трех снарядов из НС-3 7. Пушка была очень грозным оружием — двух попаданий было достаточно, чтобы уничтожить любой тип вражеских самолётов.

Первые серийные Як-9Т появились в марте 1943 года, а в период с 5 июля по 6 августа они проходили войсковые испытания в составе 16-й Воздушной Армии под Курском. 34 Як-9Т сбили 49 из 110 самолётов противника, уничтоженных Воздушной Армией, потеряв 12 самолетов. Для сравнения, другие подразделения, вооруженные истребителями Яковлева, потеряли за тот же период втрое больше машин. Первоначально па Як-9Т летали командиры подразделений и эскадрилий, а затем ведущие пар. Ведомыми были обычные Як-9 с 20-мм пушками, в задачу которых входило прикрытие Як-9Т. Эта модификация была одной из самых популярных, было построено 2748 самолётов. Позднее, в 1945 году, появился Як-9 К с ещё более мощным вооружением — на нём была установлена 45-мм пушка НС-45. Это было очень мощное орудие, по оно имело очень сильную отдачу, которая постепенно разрушала планер истребителя, а также большой вес, негативно сказывающийся на скорости и маневренности. Выло выпущено всею 53 Як-9К.

Хотя Як-9К мог успешно действовать против целей на земле, основной его задачей была борьба с бомбардировщиками противника — к тому времени это были в основном Fw 190Jabo. Для их уничтожения мощность 45-мм снаряда была чрезмерной, что возможно также стало одной из причин прекращения выпуска Як-9К.

Модификация Як-9Д имела увеличенную вместимость топливной системы, дальность полёта истребителя возросла с 660 до 900 км. Но увеличение веса топлива сказалось на лётных характеристиках истребителя, а недостаточная зашита топливных баков сделала его более уязвимым. Як-9Д в полках использовались вместо Як-9 других модификаций, что вызвало ряд проблем. Як-9Д не могли совершать полёты на полную дальность, поскольку их были не способны сопровождать остальные истребители, которым, в свою очередь, приходилось лететь на пониженной скорости, чтобы не ломать строй. Як-9Д не пользовался особой популярностью, и многие пилоты летали на нем с пустыми дополнительными топливными баками. Обычно зги истребители доставались молодым пилотам. Всего было выпущено 2934 самолёта этой модификации.

В 1944 году был создан Як-9ДД, построенный в количестве 399 машин. Этот истребитель мог нести ещё больше топлива, дальность полёта увеличилась до 1300 км, но за что пришлось заплатить существенным ухудшением летных характеристик. В августе 1944 года группа таких самолётов совершила беспосадочный перелёт из Бслмдов в Бари, Италия, чтобы обеспечить воздушную поддержку югославским партизанам Тито. По-видимому, самым нелюбимым среди пилотов был Як-9Ь. способный нести в отсеке за кабиной четыре 100-кг бомбы (или эквивалентное по весу количество противотанковых авиабомб). Было построено немногим более 100 самолётов этого типа.

Полковник Шинкаренко большую часть войны командовал 42 ИАП, в котором проходили войсковые испытания многие модификации истребителей Яковлева, включая Як-7-37 и первые Як-9. Теперь он был назначен командиром 130 НАД (Истребительной авиадивизии), состоявшей из 168 и 909 ИАП. вооруженных Як-9Б, и 409 ИАП на Як-9Т для сопровождения. С ноября 1944 года они воевали в Польше, но без нормального бомбардировочного прицела бомбометание было неточным. Погрузка бомб на самолёт была крайне трудоёмкой, а лётные характеристики загруженной машины резко снижались.

Па всём протяжении войны низкая технологическая дисциплина на предприятиях авиапромышленности приводила к снижению лётных характеристик советских самолётов, включая истребители Яковлева. Части конструкции были плохо подогнаны друг к другу, их поверхность была грубой. Нередки были случаи, когда в выхлопных патрубках находили ветошь, а в фюзеляже — забытый инструмент. Хорошо известен один дефект, который чуть было не сыграл роковую роль в судьбе Яковлева.

Летом 1943 года, во время воздушного боя, у одного из Як-9 оторвалась обшивка крыла и самолет потерпел катастрофу. После ряда подобных случаев Сталин вызвал к себе Яковлева, обвинил его в саботаже и потребовал в кратчайшие сроки исправить сложившееся положение. Расследование показало, что существовал ряд причин, повлекших катастрофы. Помимо недостаточной прочности крыла, сказался дефект окраски. Испытывая недостаток в одном из компонентов зеленой краски, на химическом заводе провели его несанкционированную замену. Оказалось, что новый компонент вступает в химическую реакцию с клеем, на котором крепилась тканевая обшивка крыла. Технология производства краски была восстановлена, конструкцию крыла усилили, а заводские бригады отремонтировали самолёты в строевых частях.

Появившийся летом 1944 года Як-9М являлся модификацией Як-9Д и имел фюзеляж по типу Як-9Т, со смещенной на 400 мм назад кабиной. Конструкция крыла была усилена, вооружение состояло из одной 20-мм пушки. Некоторые источники указывают, что на Як-9М было также установлено два пулемёта УБС. Но достоверных подтверждений этого факта нет. Наиболее заметой внешней отличительной особенностью этого самолёта была наклонённая вперед мачта радиоантенны. С мая 1944 года было построено 4429 истребителей.

В ноябре 1943 года Яковлев предпринял радикальную модернизацию Як-9. В конструкцию самолета были внесены многочисленные изменения, особенно в крыло, что позволило снизить вес. одновременно увеличив прочность машины. На истребитель установили новые водо — и маслорадиаторы (перенеся их из носовой части в крыло) и новый винт. Вооружение усилили путём установки 23-мм мушки ВЯ-23 и двух пулемётов УБС. Самолёт получил новый мотор Климова ВК-107А, развивавший максимальную мощность 1500 л. с. Скорость истребителя увеличилась до 670 км/час на высоте 5030 м. Выпуск Як-9У начался в мае 1944 года, хотя первые машины поступили в войска лишь в октябре. Самолёт снискал хорошую репутацию среди пилотов в последние шесть месяцев войны.

Между тем продолжалось развитие легкого истребителя Як-1 и в конце 1943 года появился значительно усовершенствованный Як-1M, ставший предшественником знамени того Як-3. Последний был запушен в серию в феврале 1944 года и в конце июня появился на фронте в составе 91 ИАП. По сравнению с Як-1 в его конструкцию было внесено множество изменений, в том числе уменьшена площадь крыла. Новый мотор ВК-105ПФ-2 развивал мощность 1280 л.с. что обеспечивало самолёту максимальную скорость 638 км/час на высоте 4420 м. Высоту 4800 м машина набирала за 4,1 минуты, потолок составлял 10360 м. а время виража — 19 секунд. Вооружение состояло из одной 20-мм пушки ШВАК и двух 12,7-мм пулемётов УБС. В дополнение к авиазаводу в Саратове, выпуск Як-3 развернули на заводе № 31 в Тбилиси — его самолёт отличались высоким качеством изготовления. В общей сложности было построено 4848 Як-3, из них 937 после войны. В последний год войны Як-3 стал лучшим истребителем для малых высот среди самолётов противоборствующих сторон.

К концу войны было построено 32051 истреби гелей Як всех модификаций — больше было выпущено только штурмовиков Ил-2 36368) и истребителей ВF109 (33000). После войны изготовили ещё 4635 Як-9 и Як-3, доведя общее число до 36686 самолётов.

На Яках летало большинство полков советской истребительной авиации и большинство асов, даже тех, которые обычно ассоциируются с другими типами истребителей. Так Александр Покрышкин (59 индивидуальных и шесть групповых побед, большинство одержано на " Эйркобре ") летал на Як-1 большую часть 1942 года. Многие полки, эксплуатировавшие другие типы истребителей, имели одну эскадрилью, вооружённую Яками. Особенностью советской истребительной авиации была эксплуатация в одном полку разных вариантов Яка. п ричём зачастую не подтипов, а разных модификаций. Хотя эта практика постепенно стала сходить на пег в 1944 году, когда появилось большое количество Як-3 и Як-9У с высокими лётными характеристиками, полностью от неё избавиться не удалось, что вызывало трудности со снабжением и ремонтом разнотипных самолетов.

Тем не менее, существовала одна особенность развертывания — очень мало Як-1 использовалось на Ленинградском и Карельском фронтах, хотя некоторое количество Як-7 защищало Ленинград в составе 29 ГИАП (Гвардейского истребительного полка). Это объясняется тем. ч то все Як-1 выпускались в Саратове, на южной Волге. Было намного легче использовать их на юге, вооружая части противостоящие Финлянлии " Харрикейнами >> и " Киттихауками", поступавшими через Мурманск. Для ЛаГГ и Як-7, выпускавшихся в Новосибирске, северные и южные фронты были равноудалены.

Первые асы

Первые серийные Як-1 поступили в базировавшийся в Москве 11 ИАП в середине мая 1941 года. В этом полку летом 1940 года проводились эксплуатационные испытания прототипа И-26, и вполне естественно было решение передать ему первые Як-1. 11 ИА11 неофициально являлся центром переподготовки, помогавшим другим полкам освоить новые истребители.

Когда 22 июня 1941 года немцы начали "Операцию Барбаросса", было уже выпущено 425 Як-1. но лишь половина из них успела поступить в полки. Только 11 ИАП, осуществлявший ПВО Москвы, был полностью вооружен Як-1 (62 самолёта), а ещё 30 машин поступили в другие полки, защищавшие столицу. Базировавшийся в Самборе, киевский особый район. 20 И АН имел на 63 пилота 61 Як-1 и 60 И-16 и И-153, в то время, как 91 ИАП получил в дополнение к своим истребителям-бипланам всего четыре Як-1.

В Западном округе 123 ИАП недавно получил 20 Як-1 в дополнение к своим 61 И-153, 13 ИАП в Пярну имел только восемь новых машин, а ещё 20 истребителей поделили между авиацией Черноморскою и Балтийского флотов. Остальные Яки но одной — две машины были распределены между различными полками. Но благодаря такому распределению большинство Як-1 избежало участи быть уничтоженными на земле, как это случилось с МИГ-3, большая часть из 917 построенных самолетов этого типа была сосредоточена в приграничных районах.

Па 'Западном фронте Як-1 скоро стал играть важную роль в обороне Москвы, львиная доля успехов досталась 11 ИАП подполковника Когрушева. Первым в полку одержал победу лейтенант Спезан Гошко, перехвативший ночью 2 июля над Ржевом Не-111. Он летал на предсерийном Як- I и. после отказа оружия, таранил вражеский бомбардировщик. Истребитель получил повреждения, но Гошко удалось привести его на аэродром. Большую часть своих побед Гошко одержал на начальном лапе войны, к концу которой на его счету было шесть личных и восемь групповых побед.

К началу войны 158 ИАП помимо И-16 имел на вооружении 20 Як-1. Пилотом одой из которых был старший лейтенант Петр Афанасьевич Покрышев. В ходе зимней воины с Финляндией в 1939-40 годах его самолет был дважды сбит огнём с земли.

Покрышев одержал свою первую победу 24 июня, перехватив одинокий Ju 88. правда, его истребитель тоже был подбит оборонительным огнём бомбардировщика. К З июля на его счету уже было пять побед. Осенью того же года Покрышев был переведён в 154 ИАП (с 21 ноября 1942 года 29 ГИАП), в котором он летал па Кертиссе Р-40 вплоть до января 1943 года, когда полк перевооружили на Як-7. 10 февраля 1943 года Покрышеву было присвоено звание Героя Советского Союза, а 10 июля он сбил Fw 190 оберфельдфебеля Петера Бремера из JG 54 — аса, имевшего на счету 40 побед. 1 неделю спустя Покрышев был назначен командиром 159 ИАП, оснащенного Як-7.

Во время короткого перелёта к месту базирования своего нового подразделения Покрышев обнаружил группу Ju 88. Он набрал высоту для атаки, зайдя противнику в хвост со стороны солнца. Пикируя, он сумел сбить два бомбардировщика прежде, чем на него накинулись истребители сопровождения. После короткого боя Покрышеву удалось уйти под прикрытие советских. зениток. Вскоре после ею прибытия в 159 ИАП подразделение получило истребители Ла-5, на которых Покрышев регулярно летал до конца войны. 24 августа 1943 года он стал дважды Героем советского Союза, но вскоре был тяжело ранен во время учебного полёта на УТИ-4. Пока Покрышев выздоравливал, Яковлев подарил ему один из первых предсерийных Як-3 для войсковых испытаний. К концу войны Покрышев был произведен в подполковники. В 309 боевых вылетах on провел 77 воздушных боёв и одержал 31 победу лично и семь в группе — около половины из них па истребителях Яковлева различных модификаций.

Вместе с Покрышевым в 1942 году в 29 ГИАП служил еще один ас — Андрей Васильевич Чирков. Он тоже участвовал в ' Зим ней войне и был сбит огнём с земли. По ещё одному совпадению он также служил в 158 ИЛП в звании лейтенанта к моменту начала войны. 23 июня 1941 года он сбил над Ленинградом Н е 111, по вопреки некоторым источникам, он сделал это на И-16, а не на Як-1. К концу августа он одержал семь побед, но был дважды ранен и один раз сбит.

Вместе с Покрышевым и ещё несколькими пилотами Чирков осенью 1941 года был переведен в 154 ИАП, где он летал на Р-40. В январе 1943 года полк, теперь уже ставший 2е) ГИАП. перевооружили на Як-7. 4 февраля 1944 года майор Чирков стал героем Советского Союза, а вскоре его назначили командиром 196 ИАП, оснащенного Р-39. Летая на " Эйркобре", 19 июня 1944 года он был сбит финским асом Хансом Виндом (75 побед), но ему удалось возвратиться к своим. За время войны Чирков выполнил 420 боевых вылетов, провел 79 воздушных боёв и одержал 29 личных побед и девять групповых побед, половину из которых — летая на Як-7. Як-1 также был участником первых боёв на юге, где одним из самых интересных пилотов был Борис Ерёмин. Он начал службу в советских ВВС в 1931 году и впервые участвовал в боях в 1938 году на озере Хасан, где был хвостовым стрелком на ТБ-3. В свободное время он неофициально получал урок лётного дела на принадлежавшем части легком самолёте. В 1939 году он был принят в Качинскую авиашколу, по окончанию которой попал в резервный 160 ИАП. Где встретил начало войны в качестве заместителя командира эскадрильи. Ерёмин был переведён в 296 ПАИ (с 3 мая 1943 года — 73 ГИАП), вооруженный истребителями И-16.

Именно на этом самолёте он одержал свою первую победу в конце июня 1941 года. В середине июля он был сбит своими же зенитчиками и провел месяц в госпитале. После выздоровления Ерёмин вернулся в 296 ИДИ. который к концу сентября почти не имел боеготовных самолетов. Полк был отозван в тыл на переформирование, в ходе которого получил на вооружение Як-1. Как один из немногих уцелевших пилотов, обладавших боевым опытом, Еремин был назначен командиром 2-й эскадрильи. Из-за низких темпов поставки истребителей полк вернулся на фронт лишь в начале 1942 юла.

Большая часть боевых вылетов в 296 ИАП в первую военную зиму приходилась па штурмовку наземных целей, хотя иногда лётчикам приходилось сопровождать бомбардировщики. Пытаясь остановить немецкое наступление, лётчики атаковали цели на земле, используя пушечно-пулемётное вооружение и ракетные снаряды РС-82. Это были очень опасные вылеты, но Як-1 приходилось использовать из-за хронической нехватки штурмовиков Ил-2.

Поначалу 296 ИАП летал на Як-1, оборудованных лыжными шасси. Ерёмин вспоминал, что лётные характеристики этих самолётов были ниже, чем у истребителей с обычными шасси из-за увеличившегося веса и сопротивления. Сами лыжи часто ломались, доставляя много проблем техникам. Имелись случаи, когда они выпадали в полёте из своих ниш (причиной мог быть отказ механизма уборки, боевое повреждение или даже резкий манёвр), что сильно затрудняло управление самолётом. Особенно осторожным следовало быть пилоту при посадке, поскольку лыжное шасси требовало точного выдерживания посадочного угла. Тем не менее, именно на таком самолёте Еремин одержал одну из самых известных своих побед.

Морозным утром 9 марта 1942 года Ерёмин со своей эскадрильей из семи Як-1 отправился на патрулирование. Около линии фронта Ерёмин обнаружил справа шесть ВF 109, летящих на одной с ними высоте. Немного ниже их шла группа из семи Ju 88, которых сопровождали ещё 12 Bf 109Е с подвешенными бомбами.

Чтобы использовать элемент неожиданности, Ерёмин отводить свою группу на юго-запад, одновременно набирая высоту.

3 a тем он повернул вправо и атаковал противника с пикирования. В первом заходе советским пилотам удалось сбить два Ju 88 и два Bf 109. После второй атаки на землю упали ещё три Bf 109. Поскольку немцы сбросили бомбы и бежали, Ерёмин перегруппировал свою эскадрилью и вышел из боя. Самолёты двух его пилотов. Скотного и Саломатина, получили повреждения, но смогли продолжить бой". Ни один из советских пилотов не был ранен, а немцы потеряли семь самолётов. Ерёмин записал на свой счёт два Bf 109. Обратно на свой аэродром эскадрилья Ерёмина вернулась в парадном строю.

Об этой победе, получившей название "семь против 25". стало широко известно в Советском Союзе благодаря газетам, поскольку советское командование решило использовать этот бой в пропагандистских целях. Все пилоты получили награды, им шли письма с благодарностью со всех концов СССР. Ерёмин говорил, что на его памяти это был первый случай, когда советские истребители нанесли такой ущерб численно превосходящему противнику. Действительно, это был один из немногих успехов наших лётчиков в 1942 году.

К середине мая немцы нанесли Советской Армии удар под Харьковом — в окружение попал почти миллион человек. Ерёмин и другие уцелевшие пилоты сумели вырваться из котла на своих Як-1, чего не скажешь о большинстве наземного персонала полка. Остатки 296 ИАП снова отправили в тыл. Отчаянная ситуация на фронте не позволяла тратить время на переформирование и обучение молодых пилотов и уже 30 мая полк вернулся на фронт, чтобы защищать железнодорожный узел Куиянск.

В первый же день по прибытии станция подверглась налёту бомбардировщиков, и Ерёмин поднялся на перехват. Выбрав Н е 111. он приблизился к нему и открыл огонь но хвостовой стрелковой установке. Немецкий стрелок пропал, а ствол его пулемёта задрался в небо. Теперь Ерёмин подошел ещё ближе к бомбардировщику, чтобы сбить его. Внезапная очередь попала в носовую часть его самолёта, выведя из строя систему охлаждения — кабина заполнилась паром. Оказалось, что немецкий стрелок притворился мёртвым, ожидая, когда советский истребитель подойдет поближе. Ерёмин совершил вынужденную посадку, а его ведомым всё гаки удалось сбить Хейнкель В копне июля 296 ИАП вёл бои в предместьях Сталинграда. Его пилоты ежедневно выполняли множество боевых вылетов, но превосходство Люфтваффе в живой силе и технике делало победы редкими. Летом полк часто перебазировался, оставляя аэродромы наступающим немцам.

24 августа 1942 года 296 ИАП посетил командующий 8-й Воздушной Армией генерал Хрюкин. После краткого разговора с командиром полка он вызвал Ерёмина и сообщил ему, что нуждается в точных сведениях о расположении передовых немецких танковых частей. Вместе с ведомым Карениным Ерёмин должен был провести разведку в районе хутора Всртячип. Сопровождать их должны были ещё шесть Яков. Хрюкин закончил свой разговор словами: "Один из вас должен вернуться!". Советские пилоты пересекли Волгу на высоте 5900 м и вскоре были перехвачены шестёркой ВТ 109, к которым тут же присоединились ещё четыре вражеских истребителя. Хотя Ерёмин помнил о том, что он должен уклоняться от боя, ему не удалось удержаться, когда один Bf 109 сел на хвост Яка из группы прикрытия. Сделав разворот, он выпустил очередь, заставившую немца прекратить атаку. Но теперь разгорелся ожесточённый воздушный бой.

При первой же возможности Премии и Каретин вышли из него, спикировав почт до земли. Уклоняясь от атак врага они шли так низко, что иногда пролетали под телеграфными проводами. Разведчики неоднократно подвергались обстрелу с земли, но из-за малой высоты полёта немцы не успевали точно прицелиться. В конце концов они обнаружили передовые танковые части противника, отмстили их расположение и повернули назад, на свою территорию. Оба пилота приземлились на первом же аэродроме, практически не имея в баках горючего. Ерёмин но телефону передал полученные сведения Хрю-кину. который поблагодарил сто. В середине сентября один из соседних полков был отправлен в тыл на переформирование, передав оставшиеся Як-7 296 ИАП. Ерёмин получил один из этих самолётов. Он считал, что между новым истребителем и Як-1 было мало различий, но все таки предпочитал старую машину. На Як-7 имелась приёмно-передающая радиостанция, что, по мнению Ерёмина, давало большие преимущества в бою. 20 сентября, во время полёта с неопытным ведомым, его самолёт был подбит, и Ерёмину пришлось воспользоваться парашютом. Он получил ранения в лицо, руку и ногу. После непродолжительной госпитализации он вернулся в 296 ИАП для окончательной поправки здоровья.

В начале октября генерал Хрюкин решил сформировать 9 ГИАП под командованием Льва Шестокова (15 личных и 11 групповых побед) как элитное подразделение, собрав там лучших лётчиков-истребителей из своей Воздушной Армии. Хрюкин лично выбрал Ерёмина, хотя тот ещё ходил с палкой, не оправившись после ранения. Увидев его в таком виде, Шестаков задал всего два вопроса; "Заживает? Летать будешь?". Ерёмин ответил утвердительно и был назначен командиром 2-ой эскадрильи. Но внезапно его назначили на место погибшего командира 31 ГИАП.

Этот полк занимался тактической разведкой в интересах 8-ой Воздушной Армии. Его пилоты обычно летали парами, хотя время от времени их использовали в качестве "чистых" истребителей. У них было мало шансов одержать воздушную победу, поскольку вступать в бой им разрешалось только в том случае, если это необходимо для возвращения с важной информацией. Когда Ерёмин прибыл в часть, он обнаружил, что морально-психологическое состояние пилотов крайне низкое и полк практически дезорганизован. Каждый летчик летал и сражался в соответствии со своими собственными представлениями, что вредило дисциплине. Ерёмин получил ценное подкрепление в виде группы опытных пилотов из недавно расформированною полка, некоторые из которых были представлены к званию Героя Советского Союза. 1 декабря, в дополнение к основным задачам, полку поручили блокировать воздушное снабжение немецких войск под Сталинградом.

Позднее в тот же месяц Ерёмин получил неожиданный приказ от Хрюкина — лично отправиться на завод в Саратов, чтобы получить новый самолёт. Это происходило во время крупного наступления советских войск, когда на счету был каждый пилот. Кроме того. Ерёмин ещё не успел освоиться с новым полком. Но для Хрюкина это не имело значения, поскольку это был специально подаренный самолёт и Еремин должен был обязательно присутствовать на церемонии передачи. Як был построен на средства Ферапонта Петровича Головатого, это был первый из двух самолётов, переданных фронту во время войны колхозником из Саратовской области. Головатый просил, чтобы его подарок попал на Сталинградский фронт, и выбор пал на Еремина благодаря его боевым успехам, широкой известности после боя "семь против 25", а также тому, что он был родом из того же района, что и даритель.

В январе 1943 года полк Ерёмина вел активную разведку немецких сил под Сталинградом. Кроме того, выполнялись вылеты на прикрытие Ил-2 и Пе-2. что увеличивало шансы одержать победу в воздушном бою. В середине февраля Ерёмин сбил Ju 88 над озером Мапыч. это была его третья победа на Яке Головатого. Позднее в тот же месяц он уничтожил Ju 88 южнее Башпска…

В марте 31 ГИАП поддерживал наступление советских войск в районе реки Миус и возле Таганрога, на северном побережье Азовского моря. В конце декабря 1943 года

Еремин был вызван в штаб генерала Сидню и назначен заместителем командира 6 ГИАП — после этого он гораздо реже стал летать со своим полком. В феврале 1944 года Сиднев был назначен командиром 13 ИАК (Истребительного авиакорпуса), а его место занял полковник Иосиф Гейбо. Ерёмин и Гейбо не ладили — это было главной причиной того, что заслуженный ас не получил во время войны звания Героя Советского Союза. 25 мая 1944 года Ерёмин прочитал в "Правде", что Ферапонт Головатый собирается подарить ВВС второй Як. Головатый выразил желание, чтобы самолёт был перелай Еремину. Последний отправился в Саратов, где 29 мая на торжественной церемонии получил один из первых Як-3. Ерёмин попросил, чтобы в его дивизию передали ещё один такой же истреби гель для его ведомою. В результате его друг (заместитель командира 31 ГИАП) майор Сергей Евтихов гоже получил Як-3 раннего выпуска. Хотя Ерёмин всегда, когда это было возможно, лепи на боевые задания, но обязанности командира часто вынуждали его оставаться на земле. В такие моменты он позволял использовать свой Як опытным летчикам его полка.

Первая реальная возможность проверить Як-3 в бою представилась в июле, во время Львовско-Сандромирской операции и августовских боев с противником.

Многочисленные группы немецких бомбардировщиков пытались проникнуть через заслон советских истребителей, чтобы разрушить переправы через Вислу. Однажды поздно вечером самолётам противника уд а- лось прорваться к переправе. Но атаковавшие их истребители не позволили провести прицельное бомбометание. Бомбы упали рядом с одним из мостов, уничтожив несколько пустых лодок. Никто не пострадал и переправа продолжала функционировать. Но испуганный атакой командир послал паническое сообщение о полном уничтожении переправы. В конечном итоге его донесение попало в штаб 2-го Украинского фронта, который обвинил пилотов в том, что они допустили бомбометание.

Фронтом командовал маршал Конев, печально известный своим суровым характером. Он потребовал, чтобы виновные пилоты (из 6 ГИАД) пошли под трибунал. У лётчиков, обвинённых командующим фронтом, практически не было шансом, но в дело вмешался возмущённый несправедливостью Ерёмин, вставший вместе с начальником штаба Суяковым на защиту своих подчинённых. Суяков, лично убедившийся в том. ч то переправа не пострадала, отправился в штаб Воздушной армии. К счастью в то время там находился сам главнокомандующий ВВС маршал Новиков, которому и было лично доложено о нелепом обвинении. Скоро па переправу прибыл представитель Штаба Фронта, полностью снявший с ПИЛОТОВ всю вину.

В конце августа 1944 года 6 ГИАД была передана 2-му Украинскому Фронту, развивавшему наступление в Румынии и Венгрии. Войну Ерёмин закончил в Чехословакии, одержав последнюю победу (Fw 190) 10 мая 1945 года. Он сделал 342 боевых вылета и провёл 60 воздушных боёв, одержав в них восемь личных и 15 групповых побед. После войны Ерёмин продолжал службу в ВВС. А звание Героя Советского Союза ему было присвоено только в 1990 году.

Ещё три пилота, участвовавших в бою "семь против 25" и оставшихся в 296 ИАП после ухода Ерёмина, стали асами. Капитан Иван Иванович Запрягаев служил в полку с первого дня войны и к моменту знаменитого боя был заместителем Ерёмина. После перс-вола последнего на новое место службы он стал командиром эскадрильи. А в июле 1943 года — командиром 73 ГИАП, как стал теперь именоваться полк. В сентябре 1944 года он получил новое назначение. Запрягаев погиб в 1945 году, на его счету было 11 побед.

Александр Васильевич Мартынов тоже служил в 296 ИАП с начала войны. Свою первую победу (В Г 109) он одержал 8 марта 1942 года. На следующий день, в бою "семь против 25" он сбил ещё и Ju 88. К августу 1942 года на его счету было 17 личных и 16 групповых побед, за которые он получил звание Героя Советского Союза. Мартынов был среди пилотов 296 ИАП, переведенных в 9 ГИАП. Но, как и Еремин, он недолго числился гам и вскоре вернулся в свою часть. Когда осенью 1942 года в полку появились будущие лётчицы-асы Лилия Литвяк и Екатерина Буданова, Мартынов часто летал с последней в качестве ведомой. Он одержал ещё одну победу, прежде чем его в 1943 году откомандировали в Высшую школу штурманов.

Алексей Фролович Саломатин служил инструктором в авиашколе, и после немецкого вторжения был послан в июле 1941 гола в 296 ИАП. В бою "семь против 25" он сбил Bf 109, а осенью 1942 года получил звание старшего лейтенанта. Когда в полк прибыли Литвяк и Будакова, он сумел убедить командира полка разрешить им остаться и показать себя. Он вызвался добровольцем летать в паре с одной из лётчиц. Вскоре Лилия Литвяк стала его невестой, и Саломатин отправлялся в полёт с её фотографией в кабине. 1 мая 1943 года, выполнив 266 боевых вылетов, Саломатин получил звание Героя Советского союза и был представлен к званию капитана. Три недели спустя он погиб при испытаниях прошедшего ремонт самолёта. Его истребитель вошел в штопор прямо над аэродромом. К этому моменту на счету Саломатина было 17 личных и 22 групповые победы.

Ещё одним из первых асов, летавших на истребителях Яковлева, был Алексей Михайлович Решетов, окончивший лётную школу в 1940 году. Первую победу он одержал в 4:30 утра 22 июня 1941 года. Тогда он летал на истребителе Поликарпова в составе 239 ИАП. Два месяца спустя его перевели в 273 ПАП (с 21 ноября 1942 года-31 ГИАП), практически уничтоженный в первые недели войны, и теперь проходивший переформирование и перевооружение на ЛаГГ-3. В начале 1942 года полк получил первые Як-1.

В феврале 1943 года Решетов был произведен в капитаны и стал командиром 1-ой эскадрильи. К тому времени он выполнил 432 боевых вылета, провёл 100 воздушных боёв, в которых одержал 11 индивидуальных и восемь групповых побед. 1 мая он стал Героем Советского Союза и получил звание майора.

Хотя его часть стала гвардейской, пилоты продолжали летать на старых Як-1 В, обладавших отличной маневренностью. Осенью 1943 года Peшетов получил именной самолёт, а в августе 1944 года полк перевооружили на Як-3. В 1945 году ему довелось повести свою шестёрку Як-3 в бой против 48 Fw 190. советские лётчики сбили восемь самолетов противника без потерь со своей стороны. К концу войны Решетов совершил 821 боевой вылет, из них более 250 — на разведку, провел 200 воздушных боёв и одержал 36 личных и восемь групповых побед.

Другим известным асом был Михаил Дмитриевич Баранов, окончивший лётную школу в 1940 году. К моменту нападения Германии на СССР он был командиром звена в 183 ИАП в Одесском военном округе, который находился в стадии формирования. Поскольку полк не имел самолётов, он был отведен к Волге, где получил МиГ-3 и Як-1, и вернулся на фронт в середине сентября.

Баранов с самого начала летал на Як-1. 22 сентября он уничтожил Bf 109 и корректировщик Hs 126. Несколько дней спустя он сам был сбит и, получив ранение в ногу, воспользовался парашютом. Баранов приземлился на вражеской территории и в течение двух недель добирался к своим.

8 ноября Баранов, возвращаясь со штурмовки, заметил Hs 126. Набрав высоту, он спикировал на Хеншель и сбил его, прежде чем подоспели истребители прикрытия. Выйдя из атаки, Баранов заметил поблизости группу из четырёх Bf 109. Чувствуя, что у него удачный день, он решил рискнуть. Если бы ему удалось застать противника врасплох, у него был шанс сбить один из вражеских истребителей и уйти в крутом пикировании прежде, чем врат успел бы среагировать. Но всё оказалось не так легко. Баранов действительно срезал один Мессершмидт, но остальные пустились в погоню, повредив советский истребитель, которому все же удалось вернуться на свой аэродром.

К июню 1942 года он выполнил 176 боевых вылетов, сбил 24 вражеских самолета и еще шесть уничтожил на земле.

6 августа, сопровождая с четверкой Яков штурмовики Ил-2 в районе Котельникова, Баранов атаковал группу из 25 Bf 109 и Ju 87, Он сбил лидирующий истребитель, но другой оказался у него на хвосте. Уйдя от него в вираже с пикированием, Баранов обнаружил рядом "Штуки", одну из которых он сбил. Возвращаясь Баранов увидел звено Bf 109. преследовавших советские штурмовики. Он атаковал и сбил один из истребителей, после чего у него закончились боеприпасы. Тогда он тараном отправил па землю второй истребитель — его четвёртую победу в этом вылете, а сам выпрыгнул с парашютом. За уют бой Баранов 12 августа был представлен к званию Героя советского Союза и произведён в капитаны.

В октябре 1942 года он стал заместителем командира 9 ГИАП. несмотря на то, что после августовского тарана его преследовали проблемы со здоровьем. В середине ноября он чуть не попал в катастрофу из-за судорог в ноге во время полёта, и сю отправили в госпиталь для лечения. Баранов вернулся в полк только 15 января 1943 года. 48 часов спустя, доказывая свою готовность к полётам. Он выполнил над аэродромом пилотаж на Як-1. Его самолёт сорвался в штопор и. врезавшись в землю, взорвался. Окончательный счёт Баранова составлял 24 личных и 28 групповых побед, которые он одержал в 85 воздушных боях в ходе 285 боевых вылетов. Кроме того, он уничтожил шесть самолётов противника на земле.

На момент немецкого нападения на СССР, заместитель командира 292 ИАП Антон Дмитриевич Якименко уже был героем Советского Союза. Это звание он получил за бои с японцами на Халхин-голе в 1939 году, в ходе которых он одержал три индивидуальных и четыре групповых победы. В ноябре 1941 года его назначили командиром 427 ИАП (позднее — 151 ГИАП). Якименко пользовался большим уважением среди подчиненных. Якименко воевал на фронте с июня 1941 года и летом 1944 года он был тяжело ранен в голову во время Яссо-Кишеневской операции. Вернувшись после госпиталя в свой полк, 21 ноября оп участвовал в жестоком воздушном бою, когда восьмёрка Як-9, прикрывавшая наземные войска, схватилась с 20 Bf 109. Якименко атаковал командира группы и сбил его, а другие советские пилоты сбили ещё четыре вражеских истребителя. В конце декабря он стал командиром 150 ГИАП (ранее 183 ИЛИ) и здесь историки расходятся о точном количестве его побед. Большинство источников указывает, что он совершил 241 боевой вылет, провёл 29 воздушных боёв, в которых одержал 1 3 личных и 35 групповых побед (не считая его побед на Халхинголе). Но по другим данным на его счету было 38 индивидуальных побед, а третьи источники называют цифру 31 личная и 55 групповых побед за 1941-45 годы. Сам Якименко не вел счёта побед ни себе, ни своим подчиненным. Ему приписывают слова: "Наша работа — побеждать. Пусть потери считает противник!". Якименко ушел в отставку в 1972 году, выполнив 7934 полёта на 36 различных типах самолётов — о т биплана Р-1 со скоростью 0,1 М до двух-махового МиГ-21!.

Ещё одним пилотом, летавшим па Як-1 и ставшим асом в начальный период войны, был Иван Иванович Клещёв, успехи которого позволили ему стать знаменитостью и плейбоем. Клещёв начал службу в ВВС в 1937 году, а свою первую победу он одержал в 1939 году на Халхинголе. К июню 1941 года он уже имел звание майора и командира) с кадрильи в формировавшемся на Западном Фронте 521 ИАП. Полк был вооружен ЛаГГ-3. и к марту 1942 года Клещёв уже одержал шесть личных и 13 групповых побед, за которые 5 мая он получил звание Героя Советского Союза. В апреле 1942 года он стал командиром 434 ИАП, оснащенного истребителями Як-1. Клещёв, забравший с собой несколько лётчиков 11з старой части, сумел наладить боевую работу и уже в ноябре 1942 года полк превратился в 32 ГИАП. К моменту назначения командиром полка он уже был национальным героем, а о его назначении настаивал Василий Сталин. Была ещё одна выгода от статуса знаменитости — у Клещёва начался роман с известной киноактрисой Зоей Федоровой.

После почти месяца обучения, проводившегося по 12–14 часов в день, 13 июня 1942 года 434 ИАП был объявлен боеготовым и брошен в бой на Юго-западном Фронте под Сталинградом. В первом боевом вылете, когда Клещёв вел десять Яков на прикрытие наземных войск, они были атакованы 15 ВГ 109, зашедшими со стороны солнца. Клещёв контратаковал и советские пилоты уничтожили три вражеских истребителя (один из которых записал на свой счёт командир полка), не понеся потерь. 15 июня состоялся ещё один бой, когда 17 Яков перехватили 28 Bf 109. На этот раз 434 ИАП потерял три истребителя, но и советские пилоты претендовали на четыре победы. В том числе на одну — Клещёв.

Интенсивные бои продолжались, пилоты часто выполняли по пять-шесть вылетов в день. За три недели полк, имевший в начале 21 истреби гель, остался без самолётов и был отведен в Московскую область на переформирование. Пилоты 434 ИАП выполнили более 800 вылетов и уничтожили 35 вражеских самолётов.

На сей раз полк был усилен опытными лётчиками, многие из которых служили инструкторами в Качинской авиашколе. Хотя они не имели боевою опыта, их налёт составлял от 700 до 2000 часов, что многократно превосходило таковой у обычного молодого пилота, успевшего провести в кабине 10–20 часов.

Через неделю полк (теперь уже состоявший из трёх эскадрилий) вернулся на фронт. В его составе было теперь некоторое количество Як-7Б. с 13 июля 434 ИАП базировался в Гумраке рядом со Сталинградом. Через три недели полк снова остался без самолётов — за это время его лётчики выполнили 827 вылетов и одержали 55 побед. Только 26 июля, отмеченного активными действиями Люфтваффе, каждый пилот полка выполнил по шесть-семь полётов. Произошло 11 воздушных боёв, в которых было уничтожено 34 немецких самолёта. 434 ИАП потерял только три машины и двух пилотов, третий спасся с парашютом. 3 августа полк снова был выведен в тыл для пополнения.

Теперь это должно было быть элитное подразделение, укомплектованное лучшими пилотами, которых мог найти Клещёв. Среди отобранных был Сергей Долгушин. Два сына Анастаса Микояна и несколько лётчиц из женского 587 ИАП.

Полк возвратился на фронт к Сталинграду и его первый боевой вылет состоялся 16 сентября, в ходе начавшегося тремя днями раньше наступления. Этот период был опять отмечен активными боевыми действиями —

пилоты выполняли по пять-шесть полётов в день, и к концу месяца в полку осталось всею треть самолётов и 15 лётчиков.

Во время одного из первых вылетов по возвращении на фронт. Клещёв сбил над Кубанью Bf 109 и Ju 87, но 19 сентября он был сбит. Ему удалось выпрыгнуть с парашютом, но он получил ожог и был направлен в госпиталь. Исполняющим обязанности командира полка был назначен А.Ф.Семенов. 3 октября полк снова отвели в тыл.

С 15 июня 434 ИАП выполнил 2060 самолёто-вылетов и уничтожил 173 самолета противника. Несмотря на то, что полк трижды обновил самолётный парк, следует учитывать, что в число потерь включались не только потерянные в бою истребители, но и уничтоженные на земле, разбитые в авариях и получившие слишком серьёзные повреждения, чтобы быть отремонтированными в полевых условиях. В ноябре 1942 года 434 ИАП стал 32 ГИАП.

Клещёв погиб 31 декабря 1942 года. Он хотел полететь в Москву, чтобы встретить Новый Год с Зоей Федоровой и упорствовал в своём желании, несмотря на плохую погоду. В качестве подарка он взял с собой двух купленных гусей, которых он погрузил в отсек за кабиной своего Яка. Вечером того же дня на аэродроме появился крестьянин, который сообщил, что нашёл обломки истребителя, в кабине которого был пилот и два гуся. Клещёв совершил 380 боевых вылетов, но точное число его побед является предметом обсуждения. По официальным данным на его счету было 16 личных и 32 групповых победы, некоторые историки называют 17 и 18. а его сослуживец по 32ГИАП Степан Микоян — 24 и32. последний также утверждал, что не погибни Клещёв в катастрофе, он бы превзошел к концу войны Покрышки на и Кожедуба. После смерти Клещёва полком до мая 1943 года командовал Василий Сталин.

Одним из пилотов 434 ИАП, отобранных в апреле 1942 года Клещевым, был ранее служивший в 521 ИАП Владимир Яковлевич Алкидов. Он был ранен в первый день войны, когда Ju 88 атаковали аэродром его полка в Тернополе. После выписки из госпиталя его послали служить в 521 ИАП. Там он встретил Клещёва. который сделал его командиром звена в 434 ИАП.

13 июня 1942 года Алкидов принимал участие в бою против численно превосходящих Bf 109 и сумел сбить один из них, но сам был ранен в лицо и левую сторону груди. Тем не менее, ему удалось посадить свой самолёт на передовом аэродроме, откуда его доставили в госпиталь. К августу 1942 года он совершил 300 боевых вылетов, одержав в них десять побед, за что 12 числа получил звание Героя советского Союза и звание капитана. Неделю спустя он снова был сбит, получив ранение в руку и ногу, выпрыгнул с парашютом и попал в плен. Но ему удалось бежать и вернуться к своим. После госпиталя Алкидов больше не возвращался к лётной работе…

Другим пилотом, попавшим в 434 ИАП из 521 ИАП, был Николай Александрович Карначенок. воевавший с самого начала боевых действий. К июлю 1942 года лейтенант Карначенок совершил 349 боевых вылетов И сбил десять вражеских самолётов. Свою одиннадцатую победу — J и 87 — он одержал 17 сентября. Пять дней спустя он погиб под Котлубанью, успев сбить в последнем бою бомбардировщик. Карначенок столкнулся со своим ведомым и обломки их самолётов упали неподалеку от их жертв. 23 ноября Карначенку было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, на ею счет у было 12 личных и одна групповая победа

Василий Петрович Вабков закончил лётную школу в 1937 году, начало войны он встретил, летая на И-16 в 123 ИАП, базировавшемся в Брестской области. Вскоре его перевели в 521 ИАП, где он познакомился с Иваном Клещевым. Последний в апреле 1942 года забрал Бабкова в 434 ИАП, сделав его сначала штурманом полка, а затем замес I ти едем командира но работе с лётным составом. В августе 1942 года Бабков получил звание майора. К этому времени он сделал 287 боевых вылетов и в 68 воздушных боях лично сбил 11 самолётов и ещё девять — в составе группы. В сентябре Бабков стал летать на Як-7В, одержав на нем первую победу 6 числа, а 20-го сбив ещё пару Jn 88. 23 ноября он стал Героем Советского Союза.

С января 1943 года Бабков был заместителем Василия Сталина, вплоть до перевода в другую часть в мае вместе со Сталиным и Долгушиным. Это было результатом "чистки" после неудачного командования Сталина, но на карьере Бабкова это никак не отразилось — он стал командиром 88 ГИАП, летавшего на истребителях Лавочкина. Конец войны он встретил, командуя 5 ГИАД. Он совершил 465 боевых вылетов, провел 100 воздушных боев, в которых сбил 23 вражеских самолёта лично и 11 — в группе. Две трети своих побед он одержал, летая на истребителях Яковлева. Четырежды его сбивали.

Бабков продолжал служить до 1986 года, уйдя в отставку в звании генерал-полковника. Он продолжал летать почти до конца своей службы, летая на сверхзвуковых машинах, когда ему уже было за шестьдесят. Он освоил практически все типы истребителей, состоявших на вооружении советских ВВС, Вероятно одним из лучших пилотов, взятых Клешёвым из 521 ИАП, был Андрей Яковлевич Баклан. Он окончил лётное училище в 1938 году и в 1939 году участвовал в войне с Финляндией, летая на И-153 в составе 434 ИАП. В июне 1941 года его полк в течение нескольких дней был практически полностью уничтожен. После чего его перевооружили на Як-1. В июле Баклан одержал первую победу — он сбил Bf 109 над Новгород-Ссверским. К февралю 1942 года на его счету было шесть уничтоженных вражеских самолётов — три В Г 109, два Ju 88 и Hs 126. Будучи переведен в 521 ИАП, он попал в эскадрилью Ивана К. лещёва.

В марте звено Баклана перехватило большую группу Ju 87, сопровождаемых Bf 109. В завязавшемся бою он сбил Ju 87 и истребитель, но в ходе боя набрал чрезмерную высоту (свыше 8000 м) и потерял сознание от кислородной недостаточности. Когда он пришел в себя, то обнаружил свой истребитель в крутом пикировании. Баклан сумел вывести машину, но получил разрыв барабанных перепонок. А планер его самолёта настолько сильно деформировался, что пришлось произвести вынужденную посадку.

В апреле 1942 года Баклан вернулся в 434 ИАП. А 23 июля — в свой 25-й день рождения — он сбил Bf 109. но сразу же сам был атакован тройкой Мессершмиттов, Получив ранение в руку, он вышел из боя в крутом пике и ушел на бреющем полёте. Он видел, как один из немецких истребителей, пытавшийся последовать за ним, врезался в землю. В августе Баклан получил звание капитана и был назначен заместителем командира 2-й эскадрильи. В сентябре его подразделение перевооружилось на Як-7Б, и в первом же боевом вылете Баклан сбил истребитель Макки С. 200.

К октябрю он выполнил 400 боевых вылета, одержав в них 13 индивидуальных и 23 групповых побед. Став Героем советского Союза 23 ноября, Баклан получил назначение в инспекцию истребительной авиации, вместе с месяцем ранее получившими такое же назначение асами Долгушиным и Гараниным. Два месяца спустя, в январе 1943 года, он вместе с Василием Сталиным вернулся в 434 ИАП. Полк получил новейшие Як-9, хотя продолжал эксплуатировать Як-1 и Як-7.

В конце 1943 года Баклан был произведен в майоры и переведен в 19 ИАП, летавший на истребителях Лавочкина. На этих самолётах он воевал до конца войны, завершив ее с 22 личными и 23 групповыми победами (15 и 23 — на истребителях Яковлева), одержанными в более чем 700 боевых вылетах.

Ещё одним известным пилотом, попавшим в 434 ИАП в 1942 году, был прибывший туда 16 сентября капитан Сергеи Федорович Долгушин. Четырьмя месяцами под командованием полковника Василия Сталина. Часть получила на вооружение Як-7 и Як-9 и находилась в подчинении 210 НАД 3-й Воздушной Армии, базируясь в Заборовье, неподалёку от Демьянска, на Калининском Фронте. Сталин летал как рядовой пилот в "вене Долгушина, что доставляло последнему немало проблем. В то время на Калининском Фронте шли тяжелые бои Долгушин увеличил па шесть число своих и обе г О дин Fw 190 он снял с хвоста Василия Сталина, а 9 марта сбил Ju КН над аэродромом полка, причём за боем наблюдал маршал Новиков. Третьей его жертвой стал немецкий истребитель, сбитый пал рекой Ловать 15 марта. В мае Долгушина перевели в 30 ГИАП па должность заместителя командира, а позднее назначили командиром 156 ПАП. Остаток войны он пролетал на Р-39 и истребителях Лавочкина. Окончательный счёт его побед составлял 17 личных и 11 — в группе.

Ещё одним пилотом 434 ИАП был Владимир Александрович Орехов, попавший в полк в 1941 году. К марту следующего года он уже был старшим лейтенантом, выполнил 235 боевых вылетов, уничтожив восемь самолетов противника и два на земле. Орехов был ранен в руку и ногу и вернулся в полк только в конце года.

В начале 1943 года он часто летал в одном звене с Василием Сталиным. 1 мая Орехову было присвоено звание Героя Советского Союза. Он совершил много вылетов на разведку. В начале 1944 года Орехов получил звание майора и стал командиром эскадрильи. За время воины он совершил 420 боевых вылетов и сбил 19 самолётов лично и два в группе, кроме того, ещё четыре вражеских машины он уничтожил на земле. ранее он по т ччил звание Героя Советского Союза. До прибытия в полк Долгушин летал на И-16, МиГ-З, ЛаГГ-3 и " Харрикейн " и одержал семь личных и четыре групповых победы. Ещё четыре победы не были ему засчитаны из-за конфликта с комиссаром. В первый же день пребывания в 434 ПАП Долгушин сбил Ju 88. а через день — е щё и Bf 109.

19 сентября хвостовой стрелок Ju 88 повредил мотор Як-7 Долгушина, но ему удалось спланировать на свою территорию п совершить посадку на брюхо. Два дня спустя он отправился па патрулирование на новом истребителе. Утром он сбил Ju 87, а днём его группа из 16 Яков столкнулась на высоте 3000 м с 60 Bf 109. Завязался бой, развалившийся на отдельные схватки. Долгушин ушел в облака на высоте 600 м, выйдя из которых он попытался перегруппирован, свое соединение для возвращения домой, но был атакован нарой немецких истребителей. Избежав их огня, он контратаковал и сбил ведущего, но и его самолёт был подожжён, и пилоту пришлось воспользоваться парашютом. Долгушин приземлился на своей территории, но ожоги и раненная нога приковали ею к больничной копке до конца октября, когда он получил назначение в Инспекцию ВВС. В январе 1943 года Долгушин возвратился в свой полк.

п осле окончания лётной школы Владимир Александрович Луцкий был оставлен в ней инструктором. В июне 1942 года он был переведён в 434 ИАП на должность командира звена. Первую победу он одержал 27 июля 1942 года, несколько позднее он получил звание майора и стал командиром эскадрильи. 9 марта 1943 года в бою над собственным аэродромом, он сбил разведчик Ju 88 и оба сопровождавших его Fw 190. К июню он выполнил 135 боевых вылетов и уничтожил 11 вражеских самолётов. 24 августа 1943 года Луцкий был удостоен звания Героя Советского Союза. Во время воздушного сражения за Курск он сбил пять самолётов, а в мае 1944 года занял пост командира 32 ГИАП, на котором оставался до конца войны. Всего Луцкий совершил около 300 боевых вылетов и одержал 20 побед.

В отличие o т друг их полков, вооруженных истребителями Яковлева, 4ИАП по необъяснимым причинам обходили с присвоен нем гвардейского звания, хотя по числу побед -439 — он был десятым по результативности в советских ВВС.

К началу войны 4 ИАП, базировавшийся под Кишиневом, сначала летал на МиГ-3, а затем на " Харрикейнах", пока в августе 1942 года их не заменили на "смесь" из Як-1 и Як-7. Хотя в 4 ИА11 было много хороших пилотов, наиболее известными были асы П огорел ов, Рязанов, Степаненко и Шмелёв.

В 4 ИАП начинали свою карьеру и такие известные асы, как Амет-хан Султан, Владимир Лавриненков и Иван Борисов, которых в ноябре 1942 года перевели в 9 ГИАП. Свои первые победы они одержали, летая на Як-1, хотя в дальнейшем им пришлось сражаться на Р-39 и Л а-7.

Окончив лётную школу в 1939 году, Алексей Константинович Рязанов встретил войну в 4 ИАП. Свою первую победу он одержал в день нападения Германии на СССР. Пролетав год на МиГ-3 и " Харрикейне", он в конце лета 1942 года пересел на Як-1. Приблизительно в это же время Рязанов был произведен в капитаны и назначен командиром 2-й эскадрильи 4 ИАП.

21 августа его группа из шести Як-1, сопровождавшая штурмовики Ил-2, была атакована восьмёркой Bf 109. В завязавшемся бою он сбил один вражеский истребитель, а позднее в тот же день — итальянский Макки С.200.

Рязанов был одним из пилотов, отобранных для перевода в элитный 9 ГИАП, но он отказался от этого предложения, предпочитая остаться со своим старым полком. В 1943 году он получи.] звание майора. Во время боев за Кубань в начале 1943 года Рязанов уничтожил не менее десяти самолётов противника, причем три- 29 апреля. Однако в седьмом своём вылете в тот день ему пришлось воспользоваться парашютом, когда его Як был подбит стрелком Do 217. К концу мая Рязанов выполнил 300 боевых вылетов, одержав в 67 воздушных боях 16 личных и 16 групповых побед.

В начале июня он продолжал увеличивать счёт своих побед и однажды атаковал группу взлетевших "Штук". Ему удалось сбить один пикировщик, но его самолёт получил попадание от Bf 109. Будучи раненным Рязанов сумел уничтожить ещё один вражеский самолёт и уйти на восток. Когда он достиг позиций советских войск, его самолёт потерял управление и Рязанов снова воспользовался парашютом. Раненного в голову и глаз летчика отправили в госпиталь. 24 августа 1943 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Ко времени возвращения Рязанова в часть 4 ИЛИ перевооружился па Як-9Т. Полк сражался в Польше и Прибалтике. 16 февраля 1945 года его самолёты были посланы для сопровождения Ил-2 225 ШАП (Штурмового авиаполка) в районе Тукумс-Либау. Там советские самолёты были атакованы группой Fw 190. Рязанов и его друг И.Н.Степаненко сбили по одному истребителю. Одним из сбитых немецких пилотов был четвертый но результативности ас Люфтваффе Отто Китель (267 побед) из I./ JG 54.

25 февраля Рязанов одержал свою 31-ю победу, но его самолёт был поражен огнем зенитной артиллерии, а лётчик ранен осколками снаряда. Раны оказались достаточно серьёзными, чтобы Рязанов не летал до конца войны. Окончательные данные Рязанова выглядят следующим образом: 509 боевых вылетов, 97 воздушных боёв, 31 личная и 16 групповых побед. 18 августа 1945 года он стал дважды Героем советского Союза.

Товарищ Рязанова по 4 ИАП Михаил Сергеевич Погорелов закончил престижное Качинское училище как раз перед началом войны. В июне 1941 года он был послан в 4 ИАП, но в потрёпанном в боях полку оставалось немного самолётов, и молодой нилот летал очень мало. Когда часть получила " Харрикейны", он сразу одержал несколько побед, но настоящий успех пришел к нему, когда полк перевооружили на Яки в августе 1942 года. Погорелов стал близким другом Ивана Степаненко, с которым они начали летать парой. В июне 1942 года он сбил Bf 109 и, по крайней мере, пять самолётов в ходе сражения за Сталинград. В августе его самолёт был подбит над городскими предместьями, Погорелов был ранен, но, прежде чем воспользоваться парашютом, он успел сбить два Bf 109. Погорелов быстро вернулся в строй, 14 и 29 сентября сбил по Bf 109, летая в парс со Степаненко. Весной 1943 года он уничтожил ещё девять вражеских самолётов.

31 июля его назначили заместителем командира 2-ой эскадрильи, несмотря на то, что Погорелов был в звании старшины. В январе 1945 года, когда Погорелов был представлен к званию Героя Советского Союза, он уже имел звание капитана и был командиром эскадрильи. На его счету было 218 боевых вылетов. 18 личных (включая и один таран) и пять групповых побед. Звезду Героя он получил 18 августа 1945 года. Окончательный счёт Погорелова точно неизвестен, но наиболее достоверными являются цифры 24 индивидуальных и пять групповых побед.

Без сомнения, самым известным асом 4 ИАП был Иван Никифорович Степаненко.

Когда началась война, он завершал обучение в Качинске. Экзамены отменили (пообещав, что "сдадут на фронте"), курсантам присвоили звания сержантов и отправили на Юго-Западный фронт. Степаненко вместе с несколькими товарищами помад в 4 ИАП, но до начала 1942 года, когда полк получил " Харрикейны", летал мало. На " Харрикей-не " он одержал только одну победу. Поскольку был сбит и получил ранение. В июне полк перевооружили на Як-7 и отправили на Сталинградский Фронт. Практически сразу по прибытии пилоты 4 ИАП участвовали в крупном воздушном бою. к огда им удалось перехватить группу из 20 Ju 88, сопровождаемых истребителями. Степаненко сбил один бомбардировщик, наблюдая за падением которого, не заметил атакующий В Г109 и снова был ранен. Несколько дней спустя он в одиночку сражался прогни десятка В Г 109, которые атаковали его аэродром. Степаненко снова был ранен и coin, но прежде уничтожил один вражеский истребитель.

7 сентября он сбил Fw 189, неделю спустя — Bf 109, и еще один 29 сентября. 6 октября, отправившись па разведку со своим ведомым, Степаненко при возвращении был перехвачен четвёркой Bf 109. Ведомый получил попадание в мотор и совершил вынужденную посадку, оставив Степаненко сражаться одного, причём ему следовало доставить домой ценную плёнку. Два Bf 109 рухнули на землю, но истребитель Степаненко тоже получил повреждения. Ему удалось приземлиться на своей территории и. сняв камеру, добраться в полк.

Весной 1943 года Степаненко был произведён в лейтенанты. В июне 1943 года полк перевооружили на Як-9, а в конце осени Степаненко получил Як-9Т с 37-мм пушкой. Полк прибыл на фронт слишком поздно, чтобы принять участие в битве за Курск, но активно действовал во время последующего контрнаступления. Счёт побед Степаненко продолжал расти, он получил звание капитана и был назначен командиром 2-ой эскадрильи. Большую часть весны 1944 года он провел в госпитале — дали о себе знать старые раны. 13 апреля ему было присвоено звание Героя советского Союза. Степаненко вернулся к лётной работе в мае, в основном ои занимался прикрытием штурмовиков Ил-2 и свободной охотой.

С конца 1944 года 4 ИАП действовал в Курляндии и Восточной Пруссии, где Степаненко сбил большую часть и 5 имевшихся на его счету Fw 190.Последняя победа пришлась на 7 мая 1945 года. Официально за время войны майор Степаненко выполнил 414 боевых вылетов и в 118 воздушных боях одержал 33 личных и восемь групповых побед. Сам Степаненко считал, что он лично сбил 70 самолётов и ещё 13 — в составе группы. 18 августа 1945 года он стал дважды Героем Советского Союза.

Илья Васильевич Шмелёв закончил Борисоглебское летное училище в 1940 году, а в июне 1941 года получил назначение в боевую часть. Вплоть до апреля 1943 года, когда в звании майора он принял командование вновь сформированной 3-й эскадрильей 4 ИАП, на его счету не было ни одной победы. Первую он одержал 27 апреля, сбив Bf 109, а 29 и 30 апреля он уничтожил ещё восемь вражеских самолётов, причём четыре Ju 87 — в одном бою. К маю он выполнил 198 боевых вылетов, сбив в 35 воздушных боях 14 самолётов лично и десять — в группе.

Одной из жертв Шмелёва стал терроризировавший советские самолёты другой Як. н а котором летал немецкий пилот, использовавший трофейную машину для неожиданных атак. Советское командование разработало сложный план и все советские Яки на фронте получили маркировки в виде двух черных полос в хвостовой части фюзеляжа. Пилоты 4 ИАП первыми столкнулись с истребителем без таких отметок и Шмелев сбил его.

Представленный к званию Героя Советского Союза 24 августа 1943 года, ас добился больших успехов во время наступления в Прибалтике в октябре 1944 года. Он одержал девять побед и его итоговый счёт составлял 350 боевых вылетов, 77- воздушных боев, 29 индивидуальных и 15 групповых побед.

Ещё одной известной частью, летавшей на истребителях Яковлева, был 6 ГИАП ЧФ (Черноморского Флота), хотя три самых известных его пилота встретили войну в соседних полках. Константин Степанович Алексеев пришел на флот в 1936 году и в 1938 году закончил Ейскую школу морской авиации. Алексеев встретил войну в звании старшего лейтенанта в с > ИДИ ЧФ. а I 7 октября 1941 года он и ещё несколько других пилотов были переведены в 5-ю эскадрилью 32 ИАП ЧФ, вооружённую Як-1.

В начале 1942 года эта эскадрилья была передана потрёпанному в боях 8 ИАП ЧФ (6 ГИАП с 3 апреля 1942 года), став там 1-й эскадрильей, а Алексеев был назначен заместителем командира. Он участвовал в обороне Севастополя. К апрелю того года он сделал 272 боевых вылета, сбив в 72 воздушных боях 11 самолётов. 8 июня Алексеев был тяжело ранен и эвакуирован в госпиталь на Северный Кавказ. Шесть дней спустя он был представлен к званию Героя Советского Союза.

Ночью 19 апреля 1943 года Алексеев сбил три Н е 111. А в октябре того же года, уже будучи в звании майора, он был назначен командиром 25 ИАП ЧФ. вооруженного Як-1 и Як-7. До Дня Победы Алексеев выполнил 500 боевых вылетов, включая 50 на штурмовку и 60 — на разведку. В 110 воздушных боях он одержал 22 победы, причём восемь — ночью.

Другим пилотом, начавшим войну в 9 ИАП ЧФ. Был Михаил Иванович Гриб. Как и Алексеев, он в октябре 1941 года был переведён в 5-ю эскадрилью 32 ИАП ЧФ, вместе с которой в январе следующего года оказался в 8 ИАП ЧФ. Во время обороны Севастополя он уничтожил четыре вражеских самолёта, и к августу 1942 года на его счету было 250 боевых вылетов и 10 побед (все на Як-1). Получив звание Героя Советского Союза 23 октября 1942 года. Гриб служил в 6 ГИАП ЧФ до конца войны, став командиром 3-й эскадрильи. Он выполнил 500 боевых вылетов и одержал 17 побед.

Старший лейтенант Михаил Васильевич Авдеев также прошел путь из 9 ИАП ЧФ в 32 ИАП ЧФ. а затем в 8 ИАП ЧФ. 25 октября 1941 года, вскоре по прибытии в 32 ИАП, Авдеев столкнулся в бою с немецким асом Германом Графом. Его Як получил серьёзные повреждения. Граф записал па свой счёт 17-ю победу, но на самом деле Авдееву удалось дотянуть на своём истребителе до аэродрома. 23 января 1942 года ситуация оказалась зеркальной — Авдеев записал себе побед}' над Bf 109 из IM. / JG 77, пилоту которого на самом деле удалось довести машину до дома.

Авдеев получил звание Героя Советского Союза 14 июня 1942 года, когда на его счету было 300 боевых вылетов и девять сбитых самолётов. В мае 1943 года он стал командиром полка, а позднее получил звание подполковника. К концу войны Авдеев совершил 498 боевых вылетов и в 141 воздушном бою уничтожил 17 вражеских самолетов.

Поворот в войне

После разгрома немцев под Сталинградом в начале 1943 года характер воздушной войны стал меняться также быстро, как боевая обстановка на земле. На вооружение в большом количестве стали поступать Як-9, за которыми последовали Як-9Т и другие улучшенные модификации. J 1а фронт прибывали молодые пилоты, которые начинали летать на Як-9, а не на устаревших И-16, " Харриксйиах " и ЛаГГ. Опытные пилоты, выжившие в годы войны, повысили своё мастерство, и ранее ничем не выделявшиеся полки становились одними из самых результативных. Шире стало использование полков в составе дивизий и корпусов, а не как отдельных единиц.

Одним из самых известных асов, летавших на истребителях Яковлева, и горячим поклонником этих машин был дважды Герой Советского Союза генерал-майор Евгений Яковлевич Савицкий, известный своим позывным "Дракон". К концу войны он был командиром 3-го Истребительного корпуса. Но продолжал летать и одерживать победы.

Савицкий окончил лётную школу в 1932 году и был послан служить на Дальний Восток, где он последовательно командовал несколькими частями, включая 3 ИАП, известью низкой дисциплиной и плохой лётной подготовкой. За год Савицкий сумел преврати, ею в лучший полк на Дальнем Востоке. За это он был награждён автомобилем, а пилоты получили в подарок золотые и серебряные часы. Вскоре после этого Савицкий получил звание полковника и был назначен командиром 29 НАД.

Большую часть 1941 года он провел на Дальнем Востоке, но 6 ноября в составе группы представителей различных родов войск его отправили на стажировку на фронт. Савицкий попал к полковнику Сбытову. командовавшему ВВС Московского военного округа. Хотя Савицкий рвался в боевую часть. Сбытов напомнил ему. ч то он является командиром дивизии, а не рядовым пилотом, и приказал заняться изучением боевых донесений, чтобы получить представление о стратегии и тактике воздушной войны. Только после того, как он ознакомился с этими материалами, Савицкого отправили в боевой полк. Этот урок оказался очень важным для карьеры аса.

Полком, куда был послан Савицкий, командовал подполковник Самохвалов, который раньше был его подчиненным. Последний был очень обеспокоен тем, что командир дивизии и более старший по званию офицер будет служить под его началом. Савицкий заверил Самохвалова, что пока он не набрался опыта готов летать ведомым. Кроме того, выяснилось, что дивизия Савицкого, как и полк Самохвалова, была вооружена истребителями ЛаГГ-3.

На следующий день Савицкий отправился в свой первый боевой вылет в составе звена Самохвалова, и советские пилоты перехватили группу Ju Н 7. сопровождаемую Bf 109. В завязавшемся бою Савицкий увидел пару Мсссершмиттов, заходивших в хвост Самохвалову, и он бросился на выручку. Сначала он выпустил ракеты, чтобы отвлечь противника, а затем открыл огонь из всех стволов, но дистанция была слишком велика. Немцы стали кружить вокру 1 Савицкого и его ведомого. Учтя свою ошибку. Савицкий зашел в хвост ведущему Bf 109 и открыл огонь с малой дистанции. Самолёт противника взорвался на его глазах. И тут Савицкий совершил вторую ошибку, увлёкшись наблюдением за сбитым самолётом. Попадание снаряда в самолёт оторвало его от наблюдения, но. к счастью, ведущий сумел "снять" немца с его хвоста. Так Савицкий одержал свою первую победу и получил два важных урока.

В конце января 1942 года командировка Савицкого закончилась, и он вернулся на Дальний Восток. Он сумел добиться перевода на фронт и 1 мая был назначен командиром вновь формируемой 205 НАД. Прибыв в свою часть, он обнаружил, что она вооружена Як-1 и Р-39. Также выяснилось, что большинство пилотов предпочитали Эйркобры " Якам. Савицкий был поражен тем, что советские пилоты предпочитают сражаться на иностранных самолётах, а не на своих. Он решил начать свою деятельность с показательного воздушного боя на Як-1 против лучшего пилота на "Эйркобре". Он выиграл этот поединок, убедив своих пилотов в превосходстве яковлевского истребителя (правда, позднее ему не удалось убедить в ЭТОМ летавшего на Р-39 Александра Покрышкина). До самого конца войны Савицкий летал только на Яках.

Он ПРОЯВИЛ себя так хороший ШПИК. Савицкий ввел концепцию свободного прикрытия штурмовиков, вместо ранее принятого плотною сопровождения, когда истребители теряли свои преимущества в высоте и скорости. При этом Савицкий пришел к тем же выводам, что ранее Адольф Галланд, а позднее iiiiiDihi американской Восьмой Воздушной Армии. Кроме того, он сменил старый строй из трех самолётов на пары и четвёрки, в то время как против этого всё ещё возражали в большинстве подразделений советских ВВС. В конце декабря 1942 года Савицкий получил приказ сдать командование и срочно прибыть в штаб ВВС в Москве.

Поскольку транспортная авиация бездействовала из-за плохой погоды, а по железной дороге пешком быстрее доберешься". Савицкий решил лететь на трофейном немецком связном самолёте Физелер " Шторьх". Когда он прилетел в Москву, выяснилось, что там шел снегопад, а облака внесли почти до самой земли и не было никакой возможности найти Центральный аэродром. Для посадки Савицкий выбрал подходящую площадку, которой, как оказалось, была замерзшая Москва-река недалеко от Кремля, в районе Крымского моста. Милиционер с берега сорвал голос, объясняя лётчику, где тот находится, после чего Савицкий сориентировался и благополучно перелетел в пункт назначения.

Уже через полчаса он докладывал о своём прибытии представителю штаба ВВС генералу А.В.Никитину. Оказалось, что последний уже был в курсе "приключений" Савицкого, сказав ему, что летать на незнакомом самолёте в плохую погоду — это мальчишество и безответственность. Но Савицкий слушал его в пол уха, размышляя, зачем он был отозван с фронта, где в тот момент был на счету каждый лётчик-истребитель. Закончив свою тираду Никитин добавил: "Принято решение назначить Вас командиром истребительного авиационного корпуса. В Вашем распоряжении двести боевых машин. Корпус, как резерв Верховного Главнокомандования (РВГК), будет использовался для борьбы за господство в воздухе". Савицкому было присвоено звание генерал-майора.

Поскольку авиакорпус находился в подчинении Ставки Верховного Главнокомандования, он не входил в состав какой-нибудь Воздушной Армии и перебрасывался с фронта на фронт. Соединению Савицкого довелось участвовать в боях на Кубани и в Крыму, Белоруссии. Прибалтике и в Берлинской операции.

В состав 3 ПАК Савицкого вошли 265 п 278 И АД. уже успевшие повоевать и находившиеся и тылу на переформировании. Хотя командирами в подразделениях были опытные пилоты, большинство рядовых лётчиков были новичками. Савицкий немедленно встретился с командирами обеих дивизии и полков, а затем и с командирами всех эскадрилий. Савицкий провёл тренировочные воздушные бои с каждым из командиров, чтобы оценит ь их сильные и слабые стороны.

В течение первых месяцев 3 ИАК не участвовал в боевых действиях — его пилоты занимались интенсивными тренировками. В их ходе Савицкий использовал трофейный Bf 109 в лётном состоянии, чтобы дать лётчикам ознакомиться с возможностями вражеского самолёта до начала реальных схваток. Позднее, когда 3 ИАК уже воевал, Савицкий взял за правило регулярно брать в качестве ведомых новых и неопытных лётчиков, чтобы позволит обрести им боевой опыт и уверенность. Как способ повысить мораль и облегчить опознавание своих самолётов, на всех истребителях корпуса в носовой части была нанесена эмблема в виде крыла. Верховное Главнокомандование решило использовать 3 ИАК для усиления действующей на Кубани 4-й Воздушной Армии. Перед отправкой на фронт Савицкий был вызван в Кремль для встречи со Сталиным, который подчеркнул важность стоящей перед ним задачи.

Первый боевой вылет Савицкого вместе со своим корпусом состоялся 20 апреля 1943 года, летчики обеспечивали воздушное прикрытие плацдарма советских войск у Мисхано. В тот день корпус уничтожил 47 немецких самолётов, один из которых записал на сноп счет командир. Неделю спустя Як-1 Савицкого был подбит стрелком "Штуки" и пилот выпрыгнул с парашютом над Черным морем. Вскоре его подобрал катер, В сентябре Савицкий продемонстрировал другой вид отваги — он защитил своих пилотов от несправедливого обвинения командующего Воздушной Армией генерала Горюнова. М.В.Федоров из 812 ИАП был послан со своей эскадрильей прикрывать конницу генерала Кириченко от атак немецких бомбардировщиков, но ею самолеты были перехвачены истребителями сопровождения. В результате два Яка было сбито, понесли ущерб и кавалеристы. Прибывшие по приказу Горюнова следователи из военного трибунала приговорили Федорова и командира полка Николаенкова к длительным срокам заключения (которые они должны были отбывать после войны), лишению званий с направлением в штрафные части. Узнав об этом, Савицкий встал на их защиту и обратился к командующему армией.

После его вмешательства часть обвинений с пилотов была снята, и вместо отправки в штрафной батальон им позволили остаться в корпусе. В конце войны все обвинения были сняты, поскольку оба офицера искупили свою вину, достойно сражаясь в воздухе. После этого случая Савицкий часто брал с собой Федорова ведомым, демонстрируя свое доверие к нему. Иван Васильевич Федоров окончил лётную школу в марте 1941 года и был послан служить на Дальний Восток. Он пробыл там до конца 1942 года, когда его перевели в 812 ИАП, ставший одним их лучших полков в корпусе Савицкого. На Як-1 Федоров впервые пошел в бой на Кубани, а первую победу он одержал 20 апреля. Бой в тот день прошел неудачно для советских пилотов — атакуя Ju-87 эскадрилья нарушила строй, чем воспользовались истребители прикрытия. Было сбито семь Яков, хотя немцы тоже потеряли семь Ju 87 и четыре Bf 109. 6 дней спустя Федоров сбил FW 189, но снова был перехвачен истребителями эскорта, и ему пришлось сделать вынужденную посадку.

10 мая Федоров возвращался с задания на одном из шести уцелевших истребителей полка, с почти израсходованными боевыми припасами и топливом, и был перехвачен шестеркой Bf 109. Он сумел сбить одного атакующего и, когда его Як был подбит, таранил второго, после чего воспользовался парашютом. За три недели боёв Федоров одержал шесть побед и был дважды сбит. Его полк был отведён в тыл для перевооружения на Як-9. Утром 26 сентября Федоров в одном вылете сбил три бомбардировщика, а вечером произошел описанный ранее инцидент с прикрытием конницы.

В начале 1944 года Федоров получил Як-9Т, на котором он одержал 15 побед. Ему также довелось полетать и на Як-9К с 45-мм мотор-пушкой. К августу 1944 года Федоров сделал 285 боевых вылетов и в 62 воздушных боях сбил 24 самолёта, а ещё девять уничтожил на земле. 21 сентября он был произведен в капитаны, 26 октября получил звание Героя Советского Союза. Осенью того же года полк Федорова перевооружился на Як-3. Следующее крупное наступление советских войск началось 12 января 1945 года, и к началу февраля 812 ИАП базировался в Реппене, всего в 60 км от Берлина. 4 февраля полк был атакован гремя волнами Fw 190, включая две группы Fw 190Г), один из которых стал жертвой Федорова. В марте, летая в одном звене с Савицким, он сбил ещё один Fw 190, когда началась схватка с большой группой немецких истребителей, сопровождавших начиненный взрывчаткой беспилотный Ju 52/3 m. Последней победой Федорова снова стал Fw 190, сбитый над Берлином в ночь с 20 на 21 апреля.

За время войны Федоров совершил 416 боевых вылетов, включая 180 на разведку и 84 — па штурмовку. В 104 воздушных боях он уничтожил 36 самолетов и девять разрушил на земле.

К марту 1944 года подразделения из корпуса Савицкого 21 раз упоминалось в сообщениях Верховного Главнокомандования. Савицкий к тому времени выполнил 107 боевых вылетов и сбил 15 самолётов. Во время освобождения Крыма Савицкий использовал одну из первых советских радиолокационных станций, что позволяло ему осуществлять более точное руководство действиями корпуса в воздухе.

В середине апреля 1944 года в восточном Крыму Савицкий обнаружил на аэродроме Весёлое три брошенных ВF109 в лётном состоянии. Он решил использовать их для разведки в тылу противника, намереваясь летать сам. В качестве аргумента он заявил командующему 8-й Воздушной Армией генералу Хрюкину, что он является единственным пилотом в корпусе, имеющим ОПЫТ полётов на Мессершмитте. После нескольких этих необычных и опасных полётов, по возвращении из одного он был даже "взят в плен" своими, ему запретили продолжать под страхом разжалования.

11 мая 1944 года Як Савицкого был атакован Bf 109 и получил попадание в хвостовую часть. При возвращении на базу он был ещё подбит зениткой, Савицкому пришлось сажать машину на брюхо на вражеской территории. Он получил компрессионную травму трех позвоночников, и с трудом избежав попадания в плен, сумел выбраться к позициям советских войск. Пехотинцы, к которым он попал, не хотели верить, что пилот в старом изодранном комбинезоне является генералом. Возможно в чем-то они были правы — вернувшись в штаб корпуса Савицкий узнал, что ему присвоены звания генерал-лейтенанта и Героя Советского Союза.

После освобождения Крыма 3 ИАК был переброшен в Белоруссию для участия в операции "Багратион". Наступление шло столь стремительно, что позиции советских и немецких войск часто оказывались перепутанными, и в одном случае Савицкому довелось стать свидетелем наземного боя. Однажды Савицкий проводил совещание с командиром конно-механизироваиной группы, прикрытием которой занимался 3 ИАК, в штабе у последнего, когда поступил доклад, что штаб окружен немецкими частями. Но поскольку немцы передвигались на грузовиках и мотоциклах, не подозревая о вражеском присутствии, они были полностью уничтожены огнём батареи зениток, прикрывавших штаб.

В другой раз группа немецких парашютистов была высажена неподалеку от аэродрома Савицкого, и ему со своими людьми пришлось принять бой. в котором часть немцев была уничтожена, остальные сдались.

С весны 1944 года 3 ИАК начал получать Як-9, хотя на вооружении продолжали оставаться и Як-7 и даже некоторое количество Як-1. В июле Савицкий, имея в качестве ведомого лейтенанта М.Е. Пивоварова, отправился на Як-7Б в разведывательный полёт. Советские самолёты были атакованы дюжиной Fw 190, но оба пилота были асами, а Як-7Б превосходил Фокке-Вульф по маневренности на малых высотах. В результате Савицкий сбил один истребитель противника, а защищавший его хвост Пивоваров повредил два других.

Старший лейтенант Михаил Евдокимович Пивоваров был ещё одним пилотом, который первую часть войны охранял воздушные рубежи СССР на Дальнем Востоке от возможного нападения японцев. Только в сентябре 1943 года он б

ыл переведен в 402 ИАП. входивший в 3 ИАК Савицкого. К концу войны Пивоваров выполнил более 300 боевых вылетов и сбил 26 самолётов. В мае 1946 года он получил звание Героя Советского Союза.

В ноябре 1944 года корпус Савицкого был отведен в тыл, и полки перевооружились на Як-3. После этого 3 ИАК передали в оперативное подчинение 16-й Воздушной Армии, которой командовал СИ. Руденко. д ля участия в наступлении на Германию. Наступление началось 12 января 1945 года. Но первые два дня плохая погода препятствовала действиям авиации. Наконец начались полеты и 18 января, во время свободной охоты, Савицкий со своим ведомым перехватил группу из 12 истребителей — бомбардировщиков Fw 190. Савицкий сбил один самолёт и заставил противника рассеяться.

В конце марта Савицкий вместе с ведомым Семёном Самойловым заметили в небе двухдвигательный самолёт, который был слишком маленьким для бомбардировщика, и советские пилоты приняли его за Bf 110. Савицкий атаковал противника, но тот летел слишком быстро и мгновенно скрылся из виду. После возвращения на базу и проявления плёнки фотопулемётов, выяснилось, что это был один из новейших реактивных истребителей Люфтваффе Me 262.

Припертые к стене немцы использовали и другие виды нового оружия, зачастую экзотические. В районе Кюстрина Савицкий в паре с Самойловым и Федоров со своим ведомым увидели большую группу Fw 190, прикрывавших одинокий Ju 52/ Зш. который они приняли за важную цель. Савицкий пошел в атаку на транспортник, но в последний момент вынужден был отвернуть, обнаружив у себя на хвосте Фоккеров. Звено Савицкого сбило два вражеских истребителя, после чего остальные противники предпочли выйти из боя, оставив Ju 52 в одиночестве. Последний внезапно вошел в пикирование и врезался в землю, после чего произошел взрыв чудовищной силы — самолёт был набит взрывчаткой. После взлёта машина ставилась на автопилот и пилот покидал её с парашютом. Если бы Савицкий попал бы в него, то скорее всего он бы погиб при взрыве. Вскоре другие пилоты перехватили свяжу из истребителя и бомбардировщика " Мистель".

К концу войны, несмотря на загруженность штабной и административной работой, Савицкий выполнил 216 боевых вылетов. Он лично сбил 22 самолёта противника и ещё два — в составе группы. Его последней победой стал Физлер " ШторьХ", сбитый в районе Тиргартена 27 апреля, но его не включили в общий счёт, поскольку это был невооруженный самолёт. 2 июня 1945 года Савицкий стал дважды Героем Советскою Союза. Продолжая службу в послевоенной Германии. Савицкий предложил организовать учебные воздушные бои с Союзниками, но к его идеям отнеслись очень холодно. Но однажды, в июне 1945 года, когда Савицкий летел на своём Як-3 на совещание, его истребитель был перехвачен британским " Темпестом", который явно "нарывался" на показательный учебный бой. Савицкий принял вызов и переиграл своего противника, трижды сев ему на хвост. После приземления Савицкий получил разнос от маршала Руденко, обвинившего его в воздушном хулиганстве, несмотря на оправдания, что англичанин начал первым. Ещё более суровым оказался маршал Жуков, освободивший Савицкого от командования корпусом.

Вскоре его вызвали в штаб, где сообщили, что с ним по телефону будет говорить Сталин. После доклада Савицкого о происшествии Сталин начал расспрашивать его о технических деталях — каковы характеристики британской машины и какой истребитель лучше. Он был оправдан, когда описал итоги поединка, заключив, что советский истребитель по всем параметрам превосходит англичанина. В дальнейшем Савицкий занимался внедрением реактивной техники в ВВС, и получил звание маршала. Когда 1 июня 1974 года он совершил последний самостоятельный полёт, на его счету было 556 полётов и 12943 часа в воздухе, из них 1201 — ночью.

Под командованием Савицкого служили многие известные асы, в том числе и Спартак Иосифович Маковский, закончивший в 1939 году Качинскую лётную школу и посланный служить на дальний Восток. В начале 1943 года, будучи в звании старшею лейтенанта, он был назначен командиром эскадрильи в 43 ИАП, входившем в 3 ИАК. Полк начал боевые действия над Кубанью 19 апреля 1943 года, а 3 мая Маковский одержал свою первую победу. Пять дней спустя он уничтожил Bf 109, таранив его законцовкой крыла в лобовой атаке. Советскому пилоту удалось привести поврежденный истребитель на свой аэродром. К январю 1944 года он выполнил 92 боевых вылета, уничтожив в 49 боях 18 самолётов лично и один в группе.

3 января вместе со своим ведомым лейтенантом И.Г. Кузнецовым он атаковал немецкий аэродром Большая Ко-стромка. Каждый лётчик уничтожил на земле по одному Bf 109. но Як Кузнецова получил попадание зенитного снаряда и совершил вынужденную посадку на вражеской территории. Маковский увидел, что к подбитому самолёту движется несколько грузовиков, набитых немецкой пехотой, и под их огнём посадил свой истребитель неподалёку. Он посадил Кузнецова в кабину и взлетел, сопровожлю-мый огнем пехотинцев.

13 апреля Маковский был представлен к званию Героя Советского Союза и произведён в майоры. Он одержал ещё победы, включая пару самолётов, сбитых над Берлином 19 апреля 1945 года и два Fw 190 29 апреля, ставших последними. В 218 боевых вылетах он провел 79 воздушных боёв, в которых уничтожил 30 (по другим данным 23) самолётов лично и один в группе.

Старший лейтенант Константин Петрович Комардинкин окончил лётную школу в 1939 году и служил на Дальнем Востоке. В 1943 году его перевели в 3 ИАК Савицкого, где он служил в 274 ИЛИ. Комардинкин одержал первую победу 29 апреля. А к октябрю выполнил 90 боевых вылетов, сбив в 35 боях 18 самолётов и ещё зри уничтожил на земле. 1 ноября он был представлен к званию Героя Советского Союза, а в апреле следующего года стал капитаном и командиром эскадрильи. Он не вернулся из боевого вылета 17 апреля 1944 года, в котором он одержал свою девятнадцатую победу (Fw 190).

Список побед младшего лейтенанта Василия Сергеевича Конобаева демонстрирует, какой высокой иногда была интенсивность боевых действий. Он окончил лётную школу в 1942 году и был сразу послан на фронт. Одержав единственную победу в небе под Сталинградом, он был подбит и ранен. После госпиталя Конобаев был назначен в 291 ИАП в корпусе Савицкого. Между 20 апреля и 3 июня 1943 года он выполнил 56 боевых вылетов и одержал 17 индивидуальных и две групповые победы. Он погиб в бою 18 сентября 1943 года, а 13 апреля 1944 года ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

Георгий Нефедович Захаров к началу войны был уже 33-летним "стариком" и опытным асом. Окончив лётную школу в 1930 году, в октябре 1936 года он попал в первую группу лётчиков, посланных в Испанию. Там Захаров одержал шесть побед. Через полгода после возвращения на родину он был послан в Китай, где одержал ещё три победы. К июню 1941 года генерал-майор Захаров был командиром 43 И АД в Западном Военном Округе, состоявшей из четырёх полков, вооружённых И-16 и И-153.

В месяцы, последовавшие за немецким вторжением, дивизия Захарова неоднократно уничтожалась, переформировывалась и снова уничтожалась. Сам генерал в это время одержал ещё три победы. Хотя он избежал участи быть расстрелянным, как многие из тех, на кого возложили ответственность за катастрофу начала войны. Захаров был отстранен от командования и направлен на переподготовку. В декабре 1942 года его, наконец, назначили командиром недавно сформированной 303 И АД, в которую входили 18 ГИАП и 168 ИАП, летавшие на Яках, и 523 ИАП на Ла-5. Позднее 168 ИАП заменили 20-м ИАП и 9-м ГИАП, а также добавили французский полк "Нормандия". С этого момента большую часть времени Захаров уделял административной работе, но порой делал и боевые вылеты. В этих случаях он пользовался Ла-5 или Як-7. в зависимости от того, с каким полком он летал. В начале 1943 года, когда пехота замучила его жалобами на разведчик Fw 189 "Рама", он вызвал к себе командиров 18 ГИАП и 523 ИАП и ещё одною пилота, и они парами отправились на охоту. Захаров сбил одну "Рама", а вторая стала жертвой другой пары.

Многие советские генералы, командиры ливший, тогда летали на боевые задания и стали асами, но лишь Захарову удалось взять в плен немецкого пилота. 13 июня 1944 года он прибыл на аэродром, где базировался 18 ГИАП. и откуда его командир, ас А.Е.Голубев, только что взлетел на перехват. На глазах у наблюдателей Голубев атаковал пару Bf 109, сбив один из них, а несколько мгновений спустя он отправил на землю Ju 88. Увидев, что пилот Мессершмитта воспользовался парашютом. Захаров и ас И.А. Заморин вскочили в связной По-2 и полетели к месту приземления немца, чтобы не дать ему бежать. Они прибыли, когда вражеский пилог еще был в воздухе, и приземлились следом за ним. Немец был взят в плен и разоружен, но По-2 застрял в грязи, и Захаров с Замориным заставили свой "трофей" помочь им вытащить хвост Когда они вернулись на аэродром Голубев доложил командиру о двух победах, и был очень удивлён, увидев пленника. В сентябре 1944 года, когда 18 ГИАП и "Нормандия" получили на вооружение Як-3; Захаров закрепил за собой одну из этих машин. Между тем, 139 ГИАП (ранее 20 ИАП) получил Як-9У.

В октябре дивизия Захарова была переброшена В Восточную Пруссию, где она сражалась до конца воины. 16 октября 1944 года стало самым удачным для дивизии днем — было сбито 56 немецких самолётов без потерь со своей стороны. 18 побед одержал 18 ГИАП и 29 — "Нормандия". Всего в ют месяц дивизия уничтожила 184 самолёта. Захаров провёл свой последний бой 12 апреля 1945 года, всего оп одержал 13 побед. 1 S ГИАП вёл происхождение от 6 ИАП, который в июле 1941 года был переброшен па фронт с Дальнего Востока и первые месяцы войны летал па истребителях Поликарпова. В начале 1942 года его разделили на два полка. Одному из них 7 марта было присвоено наименование 18 ГИАП, и сначала он был вооружен Як-1, а затем Як-7. Второй полк сохранил прежний номер 6 ИАП до июля 1944 года, когда его сменили на 149 ГИАП. Первым командиром 18 ГИАП стал майор Сергей Иванович Чертов, в начале войны бывший комиссаром 6 ИАП — вообще "летающие" комиссары встречались довольно редко. В июле 1942 года Чертов оде р- жал первую победу, а в августе — ещё три. Он командовал полком вплоть до октября 1942 года, когда произошла "рокировка" командирами с 523 полком. Оставшуюся часть войны Чертов летал на истребителях Лавочкина, и в конечном счёте одержал 15 личных и семь групповых побед, из них не менее шести на истребителях Яковлева.

Окончивший лётное училище в 1933 году, Анатолий Емельянович Голубев был ранен в бою в конце июня 1941 года. После госпиталя он был направлен на курсы полковых командиров, и в июне его назначили командиром 523 ИАП, вооруженного ЛаГГ-3, а в октябре он поменял этот пост на должность командира 18 ГИАП. За время войны уют полк одержал 427 побед — более половины из них — под командованием Голубова. 28 июня 1944 года, в ходе операции "Багратион", советское командование остро нуждалось в информации о расположении сил противника. Несмотря па то. ч то опытные пилоты не смогли проникнуть на территорию противника из-за плохих погодных условий, Голубов решил полететь сам, в одиночку. Летя на очень малой высоте, он сумел получить жизненно важные разведывательные данные и передать их на землю по радио, после чего лег на обратный курс. В это время погода начала улучшаться. Над линией фронта он столкнулся с парой Bf 109 и атаковал их.

Он сбил ведомого, но когда преследовал второй истребитель, в его самолёт попал снаряд зенитки и начался пожар.

Высота составляла около 60 метров, что не позволяло использовать парашют, и Голубов решил покинуть истребитель методом срыва, при котором лётчик открывал парашют в самолёте, позволяя потоку вытащить себя из кабины. Как только он покинул кабину, его Як взорвался. Голубов пришёл в себя уже на земле, увидев вокруг себя советских пехотинцев. Сначала казалось, что он не выживет, но потом его состояние стало улучшаться, но врачи полагали, что Голубову уже не вернуться к лётной работе. Но в конце сентября Голубов вышел из госпиталя и вернулся в нолк, который теперь летал на новых Як-3. Голубов потерял три дня на освоение этого истребителя и в октябре приступил к исполнению своих обязанностей. В январе 1945 года он оставил свой полк, так как его назначили заместителем командира 303 НАД. За войну он выполнил 355 боевых вылетов и в 43 воздушных боях сбил 10 (по другим данным 14) самолётов противника. 29 июня 1945 года он стал Героем Советского Союза.

Во время лечения Голубова и после его нового назначения полком командовал майор Семён Алексеевич Сибирин. В 1943 году он возглавил 1-ю эскадрилью и в ходе боёв за Смоленск одержал шесть побед. В начале 1944 года он был произведён в майоры и стал заместителем командира полка… в июне 1944 года, когда на его счету было 18 побед, его назначили исполняющим обязанности командира 18 ГИАП. 1 июля 1944 гола он был представлен к званию Героя Советского Союза — на его счету было 246 боевых вылетов и 36 воздушных боёв, в которых он сбил 17 самолётов лично и один в группе. Став командиром полка, Сибирин стал меньше летать. Тем не менее, 16 октября 1944 года он сопл над Инс гербу pi ом Fw 190. последняя победа была одержана им 13 апреля 1945 года. Итоговый счёт Сибирина составлял 20 индивидуальных и одну групповую победу.

Известным асом, служившим в 18 ГИАП. был капитан Николай Григорьевич Пинчук, Он поступил в ВВС в 1940 году и вплоть до октября 1942 года служил в учебной части. Он был переведен в 18 ГИАП в звании сержанта и впервые оказался на фронте в 1943 году. Его первой победой, одержанной весной, стал разведчик Ju 88, который он сбил на высоте 8000 м. 29 апреля он сбил Н е 111, утром следующего дня — ещё один Хейнкель, а после полудня таранил Ju 87. После этого Пинчуку пришлось воспользоваться парашютом, и Fw 190 попытался расстрелять его. Спас советского лётчика Альбер Дюран из полка "Нормандия", отогнавший немца. Этот эпизод стоил Пинчуку месяца в госпитале, но по возвращении в строй он был произведён в капитаны и назначен командиром I — й эскадрильи.

К началу 1945 года на счету Пинчука было 226 боевых вылетов и 46 воздушных боев, в которых он одержал 18 побед. 19 апреля 1945 года он был представлен к званию Героя Советского Союза. В Восточной Пруссии немцы продолжали оказывать ожесточенное сопротивление. 1 февраля 1945 года Пинчук, летавший в парс со своим ведомым Николаем Корниенко, столкнулись на высоте 3900 м с группой из шести Bf 109 последней модификации. Корниенко увел немцев на малые высоты, где Як-3 получал преимущество, и оба советских пилота сбили но истребителю. По возвращении результаты их боя очень заинтересовали офицеров разведки ВВС. К концу войны Пинчук совершил 307 боевых вылетов и в 68 боях одержал 22 индивидуальных и две групповых победы.

Ещё одним знаменитым подразделением была 4 ГИАД. Созданная 13 марта 1943 года на базе 274 НАД, она включала зри полка — 271, 653 и 875 ИАП, ставшие 64. 65 и 66 ГИАП соответственно. Первые два полка начинали войну, летая на старых истребителях, они получили Як-1 и Як-7 в 1942 году. Несмотря на статус гвардейского. 875 ИАП летал на Як-7В и в 1943 году, получив Як-9 только осенью. В конце 1944 года он получил Як-3.

Одним из ведущих асов 271 ИАП был Павел Игнатьевич Муравьёв, окончивший лётную школу в 1938 году. Он участвовал в войне с Финляндией зимой 1939-40 годов и сбил один "Гладиатор" и два " Бленхейма". В октябре 1941 года Муравьёв был направлен командиром звена в 271 ИАП, вооруженный тогда И-16 и ЛаГГ-3. В 1942 году полк получил Як-7. К февралю 1943 года Муравьёв выполнил 185 боевых вылетов и одержал девять индивидуальных и пять групповых побед. 1 мая 1943 года ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Очень удачным временем для Муравьёва был март 1943 года, когда началось советское наступление в районе Демянска и Великих Лук. 15–16 марта немцы предприняли ряд воздушных контратак в районе реки Ловать. Утром 16 марта Муравьёв вел патруль из шести Як-7 на прикрытие переправы в районе Рамушово — Кобылкино. Перехватив восемь Fw 190, они сбили шесть из них, не понеся потерь. Один из истребителей записал на свой счёт Муравьёв.

В полдень он патрулировал в том же районе с группой из восьми Як-7. На высоте 2400–3000 м они обнаружили формирование из 18 Ju 87, которых эскортировали десять Fw 190 и четыре Bf 109. приближавшихся к переправе. Было сбито шесть немецких самолётов, один — снова Муравьёвым, советские истребители потерь не понесли. Вечером восьмёрка Яков Муравьева сошлась в воздушном бою с шестёркой Fw 190, и без потерь со своей стороны уничтожила три из них. Всего за этот день Муравьёв сбил три самолёта, а его пилоты ещё дюжину Потерь среди советских пилотов не было, а переправа осталась целой. 18 марта 1943 года полк стал гвардейским и сменил наименование на 64 ГИАП.

В ходе сражения за Курск полк действовал па северном фланге в районе Орла. 12 июля 1943 года Муравьёв патрулировал с шестёркой Як-7. Они перехватили группу из восьми Bf 110 и шести Bf 109, пытавшихся атаковать советские танки. Муравьёв сбил два вражеских истребителя, а его пилоты — ещё три.

Войну Муравьёв закончил в звании подполковника, будучи заместителем командира 64 ГИАП. Он выполнил 473 боевых вылет а и провёл 149 воздушных боёв, в которых сбил 37 самолётов лично и пять в группе. Виктор Яковлевич Хазин участвовал в боевых действиях с первого дня войны и к 1942 году был старшим лейтенантом и заместителем командира эскадрильи в 271 ИАП. В первый год войны он летал в основном на штурмовку и практически не участвовал в воздушных боях. Но к концу 1942 года ситуация стада меняться. 3 декабря. Патрулируя со своим звеном в районе Великих Лук, Хазин обнаружил группу из шести Ju 88, сопровождаемых истребителями. Атакуя со стороны солнца, он сумел сбить бомбардировщик и увести своё звено от столкновения с эскортом. Несколько минут спустя советские пилоты обнаружили одинокий Do 217, который также стал жертвой Хазина.

В марте 1943 года он стал командиром 1 — й эскадрильи, но в том же месяце был ранен в воздушном бою и разбил свой Як-7 при вынужденной посадке на лес. В течение двух дней он не мог покинуть место аварии. И когда его нашли, его ноги были сильно обморожены. Но после госпиталя он все же вернулся па фронт, попав в 271 ИАП.

Служа в этом полку, Хазин совершил 659 боевых вылетов, участвовал в 257 воздушных боях, сбив в них 10 самолётов лично и пять в составе группы. Кроме того, ещё восемь самолётов он уничтожил на земле. Ставший 1 мая 1943 года Героем Советскою Союза, майор Хазин погиб 14 января 1944 года. На его счету было более 700 боевых вылетов и 300 воздушных боёв. Он одержал 13 личных и пять групповых побед, а ещё восемь самолётов поджег на земле.

Для лётчика именной подаренный самолёт всегда был предметом гордости, но для аса Николая Федоровича Денчика он оказался настоящим спасением. Денчик сражался с июня 1941 года и к декабрю 1943 года он был старшим лейтенантом и командиром 1-й эскадрильи 64 ГИАП. Он выполнил 63 боевых вылета ив 18 воздушных боях, одержал 13 индивидуальных и три групповых победы. 4 февраля 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза, а несколько позже он получил звание капитана. Став Героем. Денчик получил краткосрочный отпуск и отправился на родину, в город Манченки. Местные жители, гордясь за своего соотечественника, собрали деньги на покупку именного истребителя. Эта машина была готова осенью 1944 года и спасла Денчика от серьёзных неприятностей.

Во время операции "Багратион" I ГИАК, в состав которого входила 4 Г И АД с 64 ГИАП, был подчинён 3-му Белорусскому Фронту. Советское наступление развивалось так стремительно, что многие немецкие части, даже не успев поучаствовать в боях, оказались отрезанными от основных сил, причём зачастую об этом не подозревала ни одна из противоборствующих сторон. В тоже время тыловые советские части, включая аэродромные, старались не отстать от наступающих войск. Истребительные части, базировавшиеся непосредственно за линией фронта, часто оказывались в опасной ситуации. В районе Минска 3 и 4 ГИАД оказались атакованы частями немецкой пехоты, прорывавшейся на запад через советские линии. Сумев эвакуировать свои самолёты, З ГИАД успешно организовала оборону своего аэродрома, но для 4 ГИАД ситуация складывалась гораздо хуже. Ночью 6 июля аэродром дивизии был обстрелян немецкой артиллерией. В результате чего погибло четыре и было ранено 23 человека. На земле было уничтожено шесть самолётов, а ещё 20 машин получили повреждения. За артобстрелом последовала атака вражеской пехоты, сумевшей прорвать оборону аэродрома. Стремясь сохранить свой самолёт, Денчик взлетел под огнем противника — он оказался единственным пилотом, кому удалось это сделать. Он обстрелял немцев и перелетел на безопасный аэродром. Наземный персонал полка и другие пилоты сумели организовать оборону и удержать немцев до подхода танковых частей. Серьёзно был скомпрометирован штаб подразделения, не сумевший обеспечить адекватную оборону и разведку, а под огнём противника запаниковавший и потерявший контроль над ситуацией. Поэтому начался поиск козлов отпущения.

Вместо того, чтобы интерпретировать ночной взлёт Денчика под огнем, как героизм, его оценили как трусость и потребовали отдать пилота под трибунал. Но к моменту принятия решения подоспел дарственный самолёт. Поскольку Денчик был героем Советского Союза, имевшим многочисленные победы, то что в случае его ареста могли подумать жители Манченок? Поэтому об инциденте забыли, но крайней мерс, командиры, и в начале 1945 года Денчик даже получил звание майора. За время войны он совершил 534 боевых вылета и в 120 воздушных боях сбил 19 самолётов противника лично и три — в группе.

Василий Иванович Кубарев занимался в аэроклубе и учился на врача. Но пилоты пользовались большим спросом, и он в 1939 году окончил авиашколу. В июне 1941 года он просился добровольцем на фронт, но руководство Армавирскою лётного училища не отпустили своего инструктора. Лишь в ноябре па базе училища был сформирован 653 ИАП, укомплектованный инструкторами. Кубарев был назначен командиром 3-й эскадрильи, но полк вооружили устаревшими бипланами И-15 бис. 653 ИАП защищал Крым, и поскольку его машины были непригодны для ведения воздушного боя их использовали в качестве штурмовиков, подвешивая под крыло пару 100-кг бомб или PC -82.

Несмотря на это, в начале 1942 года Кубарев сумел сбить Bf 109 — это была первая воздушная победа полка. Утром 8 мая 1942 год а у аэродрома полка неожиданно появились немецкие танки, и пилотам пришлось срочно эвакуировать свои самолёты на Тамань. Вскоре потрёпанный полк отвели в Саратов, где он получил пополнение и перевооружился на Як-1.

В начале октября 1942 года 653 ИАП (с марта 1943 года — 65 ГИАП) вернулся к боевым действиям, войдя в состав 274 И АД. действующей па Калининском фронте. Базировавшийся в Старой Торопе и участвовавший в боях в районе Холма и Великих Лук полк вначале "играл от обороны", пока его пилоты не освоились с новыми для себя самолётами. Но уже к декабрю они начали одерживать победы и одним из первых был Кубарев — 15-го он сбил самолёт противника.

Он возвращался с сопровождения разведчика Пе-2, но лишь колёса ею самолёта коснулись земли, был получен приказ на взлёт. Была обнаружена группа Ju 88, направлявшихся к аэродрому. Па полных оборотах Кубарев начал набирать высоту. У него было достаточно боеприпасов, но мало горючего. Он пошёл в лобовую атаку на ведущий самолет в группе, ведя огонь по правому двигателю бомбардировщика. После удачного попадания Ju 88 вспыхнул и полетел вниз. Строй немцев нарушился, и налет был сорван. Кубарев приземлил свой истребитель на последних каплях горючего.

Несколько недель спустя Кубарев был тяжело ранен в ногу в результате несчастною случая с пистолетом, и в течение трёх месяцев ему пришлось лечиться. Но уже 8 июня 1943 года он сбил Fw 190, пытавшийся атаковать аэродром полка под Орлом, а 11 июня его жертвой стал другой истребитель.

Брянский фронт, где служил Кубарев, был достаточно далеко от основных боёв под Курском, будущий ас сбил два самолёта до 12 июля 1943 года, когда началось Орловское контрнаступление. В 5Л0 утра полк был построен в полном составе, при знамени, и был зачитан приказ о начале наступления. Затем последовали выступления командира полка и замполита, которые подчеркнули важность предстоящей операции. В 6:00 полк поднялся в воздух. В этот день пилоты провели десять воздушных боёв и сбили пять самолётов, два из которых пришлись на счёт Кубарева.

На следующий день Кубарев вел шестёрку Яков, когда он увидел ниже своего самолёта небольшую группу из двух Ju 87 и четырёх истребителей сопровождения. Это не напоминало обычную немецкую тактику, поэтому Кубарев проявил осторожность. Он оставил пару Попова прикрывать сверху, а сам вместе со своим ведомым Хитровым. атаковал противника слева, в то время, как пара Гуськова атаковала его справа. Очередь Кубарева отправили на землю одну "Штуку", а другая исчезла в облаках. Именно тогда он увидел выше себя большую группу — 27 Ju 87 и 20 Fw 190 эскорта.

Он приказал Попову и Гуськову заняться бомбардировщиками, а его пара взялась за сопровождающие истребители. В завязавшемся бою Гуськов уничтожил два бомбардировщика, а Кубарев с Хитровым используя вертикальный маневр, сбили два Fw 190. Паре Попова не удалось прорваться к бомбардировщикам, им пришлось довольство-ват вся победой над третьим Fw 190. Когда у советских пилотов стало заканчиваться горючее. Кубарев вывел свою группу из боя и без потерь вернулся на базу. Многие годы спустя он вспомнил об этом событии, как о самом ярком из своих боёв.

В ходе сражения за Орёл 65 ГИАП одержал 68 побед, 32 из которых приходились на долю 2-ой эскадрильи Кубарева. К августу 1943 года он был уже майором, выполнил 114 боевых вылетов и провел 53 воздушных боя, в которых одержал десять побед. 28 сентября 1943 года Кубареву присвоили звание Героя Советского Союза, а несколько месяцев спустя он был назначен заместителем командира полка.

Начавшаяся 22 июня 1944 года операция "Багратион", привела к разгрому немецкой Группы Армий Центр и освобождению Белоруссии. После участия в начальной фазе Белорусской операции, 65 ГИАП в конце июля был переброшен в Прибалтгику. В этом районе он действовал до апреля 1945 юла и. после короткого перерыва для перевооружения на Як-3. был переброшен под Берлин.

К концу войны Кубарсв совершил 300 боевых вылетов. Большинство источников приписывает ему 46 побед, но он сам в разговоре утверждал, что сбил 18 самолётов лично, а все остальные в составе группы. Гораздо больше он гордился 371 победой своего полка. Большое количество групповых побед указывает на то. ч то этот человек больше заботился об успехах своих людей и полка, нежели о личном счёте. Куба-рев ушел в отставку в звании генерал-полковника и в настоящее время живет в Петербурге.

Андрей Петрович Чернобай воевал с июня 1941 года, с лета 1942 года — в составе 875 ИАП. К январю следующего года он был замести гелем командира эскадрильи, совершил 90 боевых вылетов, одержав в 40 воздушных боях 11 индивидуальных и 27 групповых побед. 22 февраля 1943 года Чернобай стал Героем Советского Союза и получил звание капитана. Впоследствии он был отозван с фронта и стал лётчиком-испытателем. Сергей Данилович Луганский впервые "понюхал пороху" во время войны с Финляндией в 1939-40 годах, в ходе которой совершил 59 боевых вылетов. Он уничтожил "Гладиатор", сам был сбит над вражеской территорией, но сумел избежать плена. Много противоречивых слухов окружает карьеру Луганского в первые месяцы ВОЙНЫ. Одни источники утверждают, что он был арестован СМЕРШем, обвинившем Луганского в гибели в воздушном бою комиссара полка.

Достоверные данные о службе Луганского относятся к концу 1942 года, когда он служил в 270 ИАП. вооруженным ЛаГТ-3. Он одержал несколько побед, но лишь после того, как полк получил в начале 1943 го. ia Як-1. его карьера пошла в гору. К августу того года Луганский совершил 221 боевой вылет, одержав 18 личных и одну групповую победу. 9 сентября 1943 года он стал Героем Советского Союза (вторая такая же награда последовала 1 июля 1944 года).

В начале осени, защищая переправу через Днепр. Луганский таранил Не111. ударив винтом по его хвостовому оперению. Бомбардировщик рухнул на землю, а Луганскому удалось вернуться на свой аэродром. Свидетелем этого боя был главнокомандующий советских ВВС маршал Новиков.

К декабрю 1943 года Луганский сбил ещё 13 самолётов. Но в том месяце он вместе со своим ведомым был атакован парой свободных охотников Люфтваффе в тот момент, когда заходил на посадку. Ведомому удалось избежать атаки и сбить один вражеский истребитель, но затем он сам был сбит и погиб. Луганский спас себе жизнь тем. ч то выпустил шасси, и скорость его самолёта резко упала — пули прошли мимо, а немец проскочил вперёд. Убрав шасси.

Луганский почти на грани сваливания начал разворот, но второй рал противник не промахнулся — пули разнесли лобовое стекло и приборную доску, лётчик был ранен в ногу. Когда Bf 109 начал набирать высоту для третьего захода, Луганский сел ему на хвост, гак как Як с почти пустыми баками разгонялся очень быстро. Точной очередью, попавшей. Луганский отправил противника на землю.

Выздоравливая, Луганский вернулся на родину, в Алма-Ату, жители которой приобрели для него Як-1 Б. Это был не обычный серийный истребитель, а специально построенный для Луганского Саратовским авиазаводом самолёт, со специальными доработками и усовершенствованиями. Дарственные надписи были нанесены на борт машины прямо на сборочной линии.

В мае 1944 года Луганский стал командиром полка, который 5 февраля 1944 года был переименован в 15 ГИАП. В марте 1945 года Луганский был отозван с фронта и направлен в Академию ВВС. К пому времени он выполнил 390 боевых вылетов и одержал 38 индивидуальных и шесть групповых побед.

Арсений Васильевич Ворожейкин никогда не собирался быть лётчиком. В 1932 году, отслужив два года в кавалерии, он начал учиться на журналиста. Но в 1934 году в СССР началась кампания по привлечению молодёжи в авиацию. По решению парторганизации Ворожейкин был направлен в военную лётную школу. Боевое крещение он получил в 1939 году в боях с японцами на Халхин-голе. где сделал 160 боевых вылетов, провел 30 воздушных боёв и сбил шесть самолётов лично и 12 — в группе. Вскоре после этого Ворожейкин участвовал в войне с Финляндией. Незадолго до окончания этой войны его направили в Академию ВВС. п осле окончания которой он служил в Закавказье, патрулируя границу с Турцией и Ираном.

В сентябре 1942 года Ворожейкин был назначен в 72

4 августа 1943 года группа Ворожейкина, состоявшая из шести Як-7. столкнулась над Томоровкой с крупным формированием Ju 87, летящих под прикрытием истребителей. В завязавшимся бою Ворожейкин сбил три "Штуки" и один Bf 109. а его пилоты одержали ещё несколько побед. Два советских лётчика были сбиты, а третий тяжело ранен.

В конце октября 1943 года началась операция по освобождению Киева, и 4 ноября Ворожейкин и ею ведомый сбили по Fw 190. На следующий день ас Игорь Кустов предложил окрасить носовую часть истребителя в красный цвет, вплоть до кабины. Это напоминало красное знамя, и было сделано в честь 26-летия революции и предстоящего освобождения Киева, состоявшегося через 48 часов. Летя на свежеокрашенном Як-7, западнее Киева Ворожейкин снова атаковал немцев и сбил ещё один Fw 190. Он отметил, что это была его 13-я победа за войну. Десять самолётов он сбил во время освобождения Киева, а все победы одержал всего за четыре месяца боёв, начиная с 10 июля.

4 февраля 1944 года Ворожейкин стал героем Советского Союза. Двумя месяцами ранее 728 ИАП перевооружился на Як-9Д. и Ворожейкин получил самолет, оснащенный фотокамерой. В начале февраля полк вернулся на фронт и базировался около Житомира.

Ворожейкин не только часто летал на разведку на своём Як-9Д, но и приобрёл опасную привычку фотографировать результаты своих побед. 28 февраля 1944 года он поднялся в воздух, чтобы перехватить Fw 189 и два самолёта неизвестною типа, бомбивших советские войска к северу от Луцка, Кона он прибыл на мест, выяснилось, что неизвестные самолёты — это бипланы Хейншель, один из которых советский пилот тут же сбил. Он решил снизиться и сфотографировать обломки, но был неожиданно обстрелян из легкого оружия из ближайшею леса. Истребитель получил повреждения и Ворожейкин повернул домой. Но мотор его машины о!к а *ал и он совершил аварийную посадку в 40 км от линии фронта, после чего его вывезли на полковом По-2.

Установить личность сбитого пилота не удалось, несмотря на отметки 18 побед и оригинальную эмблему на борту его истребителя.

В l 944 году началось наступление на Львовско-Сандомирском направлении, И 728 ИАП был развёрнут на аэродроме Зубово в предгорьях Карпат. В результате действий советских войск в окружение попало большое количество немцев. Нацисты попытались эвакуировать их но воздуху транспортной авиацией. Обычно транспортники летали ночью или в сумерках. В начале апреля Ворожейкину удалось перехватить большую группу Ju 52 и сбить два из них, но и его самолёт получил попадание в радиатор. Ворожейкин был вынужден вернуться на базу, по пути радировав, чтобы техники подготовили новый истребитель — он намеревался перехватить немецкие самолёты на обратном пути. Хотя машина была готова, он не сумел совершить второй вылет из-за наступившей темноты.

В следующий раз, когда он столкнулся с врагом. Ворожейкин летел на Як-9т. В районе Тернополя он сбил три Ju 52/3 m. и возвращаясь на аэродром, увидел разведчик Ju 88. Несмотря на то, что у него было мало боеприпасов, Ворожейкин атаковал противника, и дав пристрелочную очередь из пулемета, выпустил в разведчика последний 37-мм снаряд. Поначалу Ju 88 продолжал лететь как ни в чем не бывало, но внезапно вспыхнул и рухнул вниз.

В начале мая 1944 года Ворожейкин был ранен на земле, когда немецкий бомбардировщик внезапно атаковал его аэродром. Хотя он успел прыгнуть в траншею, в него попало несколько осколков, и следующие два месяца он провел в больнице. Выписавшись в июле Ворожейкин был назначен заместителем командира полка в 32 ИАП, но полк вскоре вывели в резерв.

19 августа 1944 года на аэродроме 32 ПАП приземлился Ли-2, in которого вылез майор штаба, сообщивший Ворожейкину радостную новость — он стал дважды героем Советского Союза, а так же награжден американским Крестом за летные заслуги.

К концу сентября 1944 года Ворожейкин выполнил 300 боевых вылетов и в 90 воздушных боях сбил 40 самолётов. В октябре он был назначен старшим пилотом-инструктором управления боевой подготовки и, летая в составе разных полков, передавал свой опыт другим пилотам.

В апреле 1945 года Ворожейкин летал на Як-3, приписанном к штабу 7ГИАД 1-го Украинского фронта. Во время патрулирования над Берлином он сбил реактивный бомбардировщик АR234, но эта победа не была засчитана, так как падение бомбардировщика помешал наблюдать стоящий над городом дым.

Несколько дней спустя, 1 мая, Ворожейкин и другие пилоты-инструкторы летели в качестве почетного эскорта для истребителей 115 ИАП, пронесших над Рейхстагом Красное знамя. За время войны он сделал 400 боевых вылетов и сбил 46 самолётов (не считая шести индивидуальных и 13 групповых побед на Халхинголе).

Александр Иванович Выборное окончил летную школу в 1940 году, и вплоть до октября 1942 года служил в ней инструктором, когда его отправили в 728 ИАП, где он стал ведомым у Арсения Ворожейкина. Первую победу — Ju 87 над Курском — он одержал лишь 13 июля 1943 года, когда уже перевооружили на Як-7Б. На следующий день Выборное сбил ещё два самолета. В сентябре он пересел на Як-9, и к концу года на его счету была 21 победа. Выборнов закончил войну старшим лейтенантом в Праге, летая на Як-3. Всего он совершил 190 боевых вылетов и в 42 воздушных боях одержал 23 индивидуальных и четыре групповых победы. 27 июня 1945 года он получил звание Героя Советского Союза.

Выборное после войны продолжил службу в ВВС и в 1967 году был направлен в Египет во главе группы советских военных советников. Там он сделал 15 вылетов на штурмовку израильской бронетехники и совершил разведывательный полет над Тель-Авивом на МиГ-25Р.

Александр Иванович Колдунов окончил летную школу в 1943 году, и в мае попал на фронт I в составе S 66 ПАП. а первый" раз пошел в бой 1 июня. К середине июля на его счету было пять побед, но вскоре его Як-9 был подбит, а сам Колдунов ранен. Ему пришлось совершить вынужденную посадку в поле. К осени 1943 года он одержал десять побед, получил звание старшего лейтенанта и был назначен командиром 3-й эскадрильи. Возможно это совпадение, но вскоре после назначения Колдунова результативность полка резко возросла.

Во время Белгородской операции осенью 1943 года полк уничтожил 171 самолёт противника, потеряв только шесть пилотов в боях и катастрофах. Колдунова отличало аналитическое мышление, знание теории воздушного боя и хорошие преподавательские навыки.

4 мая 1944 года он вел шестерку Як-9 на сопровождение, когда обнаружил группу из 16 Ju 87, готовящихся атаковать советские танки. Он повел свои истребители в атаку и сбил два самолёта, а его пилоты — е щё три. К маю 1944 года он выполнил 233 боевых вылета, провел 45 воздушных боев и сбил 15 машин лично и одну в группе. Колдунов получил звание капитана, а 2 августа 1944 года ему присвоили звание Героя советского Союза. В конце августа 866 ИАП перевооружили на Як-3, на которых Колдунов пролетал до конца войны, сражаясь в Румынии, Югославии и Венгрии. 7 ноября 1944 года он участвовал в воздушном бою между советскими Яками и Р-38 из 82-й истребительной Группы 15-й Воздушной Армии ВВС США. Из-за навигационной ошибки " Лайтнинги " атаковали советскую танковую колонну к северо-западу от Белграда. Тогда они были атакованы Яками из 659 ИАП и подразделением Колдунова. посланным на подмогу. Прежде чем пилоты поняли ошибку и завершили бой, обе стороны понесли потери. Русские утверждали, что сбили четыре Р-38. потеряв три Яка и двух пилотов, а американцы признали потерю трех " Лайтнингов " и претендовали на три победы. Три Р-38 были на счету Колдунова, но не вносились в официальный список его побед.

23 ноября Колдунов, защищая переправу, сбил три вражеских истребителя за один вылез. Во время боев в небе Венгрии и Австрии, в период с 19 января по 13 апреля 1945 года, он в 29 боях одержал 22 победы, а 17 апреля сбил ещё три Bf 109. последнюю победу Колдунов одержал над Веной, подстрелив два Т а 152 (или Fw 190 D).

За войну Колдунов выполнил 412 боевых вылетов, одержав в 96 воздушных боях 46 индивидуальных и одну групповую победу. 23 февраля 1948 года он получил вторую звезду героя Советского Союза. После войны Колдунов дослужился до маршала, стал заместителем министра обороны и главкомом войск ПВО. Он был снят с должности в мае 1987 года, после того, как Матиас Руст приземлился на Цесне 172 на Красной площади.

Особые пилоты

Среди тысяч пилотов, летавших на истребителях Яковлева, было три группы, заслуживающих особого упоминания, хотя немногие из них стали асами. Первую группу составляют иностранные пилоты. После окончания гражданской войны в Испании много сторонников республиканцев бежали в Советский Союз. Там они присоединились к контингенту испанских детей, эвакуированных из-за бомбежек. После нападения Германии эти беженцы стремились возобновить борьбу с фашизмом. Бывшие пилоты были включены в состав регулярных частей советских ВВС. в основном в полки ПВО. но асов среди них не было. Некоторые из них летали на истребителях Яковлева.

Антонио Гарсия Кано летал на 11–16 в Испании, но о его победах зам ничего неизвестно. В СССР он служил в 573 ИАП. вооруженном Як-1, и одержал четыре (по другим данным шесть) победы, включая Не 111, сбитый 12 октября 1942 года. Хосе Паскуаль Сантамария до своей гибели в октябре 1942 года сбивший три самолёта, вероятно, тоже служил в этом полку. Намного более известны пилоты, служившие во французском полку "Нормандия", который начал действовать летом 1943 года как отдельная эскадрилья, выросшая в конечном итоге до полноценного полка. Эти пилоты снискали широкую известность и заняли место среди ведущих французских и советских асов. Вместе с 18 ГИАП они входили в 303 И АД Захарова. Начав с Як-1. они перевооружились на Як-9, а затем стали одним из первых подразделений, получивших Як-3.

В середине 1944 года был сформирован 1-й польский ИАП "Варшава", вооруженный Як-1, который действовал в составе 6-й Воздушной армии. Хотя в начале 1945 года полк получил Як-3, его пилоты в основном занимались сопровождением Ил-2 польских III АН и воздушным прикрытием польской 1-й Армии. Они провели небольшое количество воздушных боев, и число их побед было незначительным. Самым известным польским пилотом был Виктор Калиновский. Он родился на Украине в 1919 году в польской семье, но был гражданином СССР. После службы в артиллерии во время войны с Финляндией, он поступил в летное училище и стал летчиком-истребителем. Получивший назначение в 233 ПАП. Калиновский к началу 1942 года одержал восемь побед, когда его истребитель был сбит, а сам он получил ранение. Выйдя из госпиталя, он был направлен в 153 ИАП (позднее 28 ГИАП), где летал на Як-1 и " Эйркобре".

Летом 1944 года, когда Сталин решил создать про комму н и стические польские ВВС, происхождение Калиновского сыграло ему на руку. Польские пилоты предпочитали служить в британских ВВС, и в СССР стали искать летчиков польского происхождения которые могли сойти за поляков. Калиновский был назначен командиром IPLM (1 ПАП) "Варшава", который сначала оснастили Як- IB, а позднее — Як-9. 19 апреля 1945 года, летя со своим ведомым лейтенантом Хромего, он сбил два Fw 190, а шесть дней спустя — ещё один.

Калиновский за время войны 215 боевых вылетов, провел 139 воздушных боев и сбил восемь самолетов лично и четыре в группе. Из этого числа 90 вылетов, включая 28 на штурмовку, он совершил в составе 1 PLM, так же как и пять боев, две индивидуальных и одну групповую победу. После войны Калиновский остался жить в СССР.

Истребительный Дивизион из 9, К) и 1 1 НАД. н о эти части не успели попасть на фронт. Точно также на базе 236 НАД 17-й Воздушной армии были сформированы три полка, вооруженных Як-9, которые должны были стать ядром возрождавшихся ВВС Югославии. Но к тому времени как они достигли боеспособного состояния, немцы уже были выбиты с Балкан и югославы выполнили лишь несколько полётов на поддержку войск. Такая же участь постигла новые ВВС Болгарии, перешедшей на сторону Союзников в 1944 году — получив Як-9, они слишком поздно стали боеготовыми.

Второй особой группой пилотов были сыновья советской элиты. В те дни дети элиты во всех странах использовали все свои возможности не для того, чтобы получить освобождение от воинской службы, а наоборот искали опасные назначения, чтобы принести славу своим фамилиям. Рандольф Черчилль служил в командос, у американцев хорошо воевали Рузвельт и Кеннеди, а сын Мусолини Бруно погиб в боевом вылете. Как в нацистской Германии и фашистской Италии, в СССР в конце 20-х годов сделали из авиации символ всего самого современного и "мощи рабочего класса". ВВС стали наиболее политизированными и привилегированными среди родов войск. Естественно, что многие дети коммунистической элиты стремились в авиацию.

Одним из первых выбрал этот род войск Василий Сталин, младший сын диктатора, окончивший Качинское летное училище в 1940 году в звании лейтенанта. За ним вскоре последовали и другие. Степан был старшим сыном Анастаса Микояна и племянником авиаконструктора. Отец Валентина Ярославского. Емельян был одним из ближайших помощников Сталина, а отец Тимура Фрунзе, умерший при неудачной операции в 1925 году, был одним из героев гражданской войны и видным военачальником. Уже во время войны стали летчиками-истребителями младший брат Степана Микояна Владимир и Лев Булганин — сын будущего министра обороны при Хрущеве. Леонид Хрущев стал пилотом бомбардировщика.

В конце 1942 года Василий Сталин был назначен командиром 32 ГИАП, который в то время был переброшен на Калининский фронт. Полк был вооружен Як-1 Б, Як-7Б и некоторым количеством новейших Як-9. Хотя Сталин был недисциплинирован и безответственен и являлся крайне слабым командиром, его отличала личная храбрость и отличные летные навыки. Он сделал только 27 боевых вылетов, но это произошло из-за неподвластных ему обстоятельств.

Старший сын Сталина Яков Джугашвили, капитан артиллерии, попал в плен в 1941 году и был расстрелян после того, как отец отказался обменять ею на высокопоставленного немецкого военного. После гибели или тяжелых ранений ещё несколько сыновей высшей партийной элиты в 1942 году Лаврентий Берия решил, что жертв уже достаточно. Он приказал командующему ВВС издать приказ, запрещавший Василию Сталину летать на боевые вылеты не только над вражеской, но и над своей территорией.

Но в ходе 27 своих вылетов Сталин проявил здравый смысл, он был ведущим второй пары в звене Сергея Долгушина. В воздушном бою опыт и мастерство значили гораздо больше, чем зван не командира полка и родственные связи. Василий Сталин одержал одну индивидуальную (Fw 190) и четыре групповых (Fw 190 и три бомбардировщика Юнкерса) победы. Однажды он был спасен Долгушиным, "снявшим" вражеский самолет у него с хвоста — позднее в его самолете насчитали 14 пробоин.

В конце марта 1943 года 32 ГИАП отвели в тыл для пополнения. Сталин организовал рыбалку на реке Селижаровка. используя в качестве " удочки" ракетные снаряды РС-82. В этом пикнике участвовало полдюжины пилотов и офицеров полка, включая несколько асов — Героев Советского Союза. С ракеты снимался стабилизатор, взрыватель ставился на 22-секундную задержку, и её бросали в реку, собирая затем оглушенную взрывом рыбу.

Первые несколько ракет сработали нормально, но на четвертой оказался дефектный взрыватель, и она рванула в руках у офицера-вооруженца. Последний был убит на месте, а ас с 16 победами Александр Котов был ранен в живот, причём настолько серьезно, что после лечения он был в 1943 году уволен из армии. Василий Сталин также был ранен осколком в ногу.

Узнав об этом происшествии, а также о нескольких случаях плохого технического обслуживания самолётов в полку, Иосиф Сталин отстранил Василия от командования и запретил давать ему новые назначения без его личного распоряжения. Позднее Василий командовал 3 ГИАД, но ему было запрещено летать на боевые задания.

В январе 1942 года Степана Микояна направили в И ИАП, базировавшийся на Центральном аэродроме в Москве и в основном занимавшийся штурмовкой. 16 января Микоян отправился в свой одиннадцатый боевой вылет. Командир звена заметил разведчик Ju 88 и приказал Микояну сбить его, что тот и сделал, одержав свою первую победу. Но в свою очередь он был атакован Яком из соседнего полка, пилот которого принял его за немецкий истребитель. Микоян потерпел аварию, сажая свой горящий самолет, и с тяжелыми ожогами срочно был доставлен в больницу. Позднее он был направлен в 932 ГИАП. но ему не позволяли летать на опасные задания. В 1943 году его перевели в 12 ГИАП, обеспечивающий ПВО Москвы, где у него не было шансов поучаствовать в воздушных боях.

Тимур Фрунзе попал служить в 161 ИАП. Он сделал всего девять боевых вылетов, когда 19 января 1942 года был сбит и погиб под Старой Руссой. На его счету было две групповые победы. В конце лета 1942 года Владимир Микоян получил назначение в 434 ИАП (вскоре ставший 32 ГИАП), действовавший под Сталинградом в составе 8-й Воздушной армии. Он погиб через несколько недель, успев одержать одну победу.

Леонид Хрущев совершил 27 боевых вылетов на бомбардировщике СБ в июле 1941 года. Его самолёт был подбит и он сломал ногу при аварийной посадке. После госпиталя он переучился на истребитель и в конце 1942 года его направили в 18 ГИАП, где он летал на Як-7Б. Хрущев показал себя хорошим пилотом, но через несколько дней после ввода в бой он был сбит Fw 190 и погиб.

Валентин Ярославский и Лев Булганин. к ак и Степан Микоян, в конечном счете оказались в тыловом 12ГИАП. Несмотря на то. ч то сыновья советской элиты были храбры, а некоторые были ещё и отличными летчиками, система сделала всё. чтобы защитить их от самих себя.

Совсем особой группой среди пилотов Яков были летчицы из 586 ИАП — одного из трех чисто женских полков. Много слухов и легенд окружает этих пилотов и, действительно, женщины с самого начала играли заметную роль в истории российской авиации. Несколько прогрессивных молодых дам стали пилотами ещё до 1914 года, и ходят слухи, что одна из них даже сделала несколько вылетов во время П ервой Мировой войны. После прихода к власти коммунистов женщины стали играть большую роль в обществе. Они активно участвовали в кампании по развитию аэроклубов в 30-х годах, и многие инструкторы летного дела и парашютных прыжков были женщинами. Некоторые из них, такие как Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова, прославились в 30-е годы дальними перелетами и мастерами высшего пилотажа. Одна или две женщины даже служили пилотами в ВВС.

Поэтому когда Марина Раскова обратилась к Сталину с предложением сформирован, женские полки, это не вызвало удивления и идея получила одобрение. Полки были организованы в середине 1942 года. 586 ИАП. 587 БАМ (бомбардировочный авиаполк), оснащенный Пе-2, и 588 НБАП с ночными бомбардировщиками По-2.

Хотя Раскова мечтала, что полки будут действовать на фронте в составе одной дивизии, их различное назначение и разная матчасть заставили использовать их по отдельности. Оснащенный Як-1 586 ИАП с августа 1942 года базировался в Саратове в качестве подразделения ПВО.

К сожалению, командовавшая частью майор Казаринова была плохим командиром и имела тяжелый характер, что привело полк в состояние, близкое к мятежу. В конце концов, в октябре 1942 года она была освобождена от должности и переведена на штабную работу в Москве. Но перед этим 10 сентября одна из эскадрилий полка была расформирована, и восемь летчиц — лучших в части- были отправлены во фронтовые полки. Звено старшего лейтенанта Раисы Беляевой, включавшее сержантов Екатерину Буданову, Марию Кузнецову и Лилию Литвяк, послали в 437 ИАП, а звено капитана Антонины Лебедевой, в которое входили Клавдия Блинова, Клавдия Нечаева и Ольга Шахова, направили в 434 ИАП.

После отстранения Казариновой новым командиром 586 ИАП был назначен майор Александр Гридпсв — человек сложной судьбы, имевший за спиной две стычки со спецслужбами и срок в ГУЛАГЕ в 30-х годах. Сначала он тоже конфликтовал со "своими девочками", но в дальнейшем они не чаяли в нем души. Но прибытие Гриднева означало конец 586 ИАП как чисто женского полка. Мужчины стали заместителями командиров. А когда в 1943 году была вновь сформирована третья эскадрилья, в ней служили только представители сильного пола. Позднее полк получил Як-7 и Як-9, и решал задачи фронтовой ПВО, закончив войну в Австрии. За время конфликта 586 ИАП выполнил 4419 боевых вылетов, уничтожил 38 самолетов противника иеной потери десяти пилотов. Пять индивидуальных и две групповые победы были на счету Гриднева. Наиболее результативной из летчиц стала Раиса Сурн ачев екая, сбившая три самолёта лично и один в группе. Можно сказать, что полк служил честно, но без особых успехов, большая доля которых досталась летчицам, покинувшим полк в сентябре 1942 года.

Звено Лебедевой просуществовало недолго. До своей гибели в бою 17 сентября 1942 года лейтенант Нечаева успела совершить пять боевых вылетов и одержать одну победу. Вскоре Лебедева, Блинова и Шахова были переведены в 653 ИАП (позднее ставший 65 ГИАП). Лебедева одержала три победы и погибла 17 июля 1943 года, а Клавдия Блинова сделала 156 боевых вылетов, сбила один самолет лично и один в группе, пока её истребитель не был сбит 4 августа 1943 года, и она попала в плен. Неделю спустя ей удалось бежать вместе с большой группой военнопленных, и она вернулась к своим. После проверки СМЕРШем Блиновой разрешили вернуться на военную службу, но больше она не летала, так как ее направили на командные курсы. Ольга Шахова сделала 144 боевых вылета, но не одержала ни одной победы. Звено лейтенанта Беляевой недолго входило в состав 437 ИАП, вооруженного Ла-5, пока его не перевели в 9 ГИАП, летавший на Як-1. Но его командир, известный ас Лев Шестаков, считал, что женщинам не место в бою. Раиса Беляева, казалось, специально подтвердила это мнение, буквально через пару дней после прибытия она была ранена во время тренировки. Выйдя из госпиталя, она вернулась в 586 ИАП. Будакова и Литвяк были переведены в 296 ИАП (позднее — 73 ГИАП).

На новом месте они тоже были приняты без восторга. Полковник Баранов согласился взять их только под нажимом Алексея Саломатина — одного из лучших пилотов, в дальнейшем ставшим асом и Героем Советского Союза (17 индивидуальных и 22 групповых победы).

Поначалу Буданова и Литвяк часто летали с Саломатиным и Барановых] и заслужили свое место в полку. Литвяк отличали прекрасные летные навыки, и она пользовалась всеобщим уважением, но особенно она нравилась самому Саломатину. который стал сё женихом.

15 марта 1943 года Литвяк в воздушном бою была ранена в ногу, но продолжала сражаться и сбила два бомбардировщика. После посадки она потеряла сознание и до мая находилась в госпитале. За несколько дней до её возвращения в 73 ГИАП, её жених Саломатин разбился, испытывая прошедший ремонт Як. Второй раз она была ранена 16 июля, но уже неделю спустя отправилась на задание вместе с новым командиром полка и они были атакованы десятью Bf 109. Майор Голышев был убит, а Литвяк ранена в третий раз и воспользовалась парашютом, 1 августа она сбила Bf 109, после чего её самолет вошел в облако и больше его никто не видел. Она выполнила 168 боевых вылетов, сбила 11 самолетов и один аэростат, одержала три групповых победы. Так как ходили слухи о плененной немцами светловолосой летчице, представление Литвяк к званию Героя Советского Союза было отложено. Лишь в 1989 году были найдены её останки, и в мае 1990 года указом Михаила Горбачева звание было присвоено ей посмертно.

По ряду причин Екатерина Буданова не получила такой известности, как её подруга, но она также была отличным пилотом. 19 июня 1943 года она была сбита в районе Ворошиловграда, когда сопровождала бомбардировщики, экипажи которых подтвердили, что в последнем бою она сбила два Fw 190. Буданова выполнила 256 боевых вылетов и одержала 20 побед. Как и Литвяк, ей не было присвоено звание Героя, а её останки были найдены лишь в 1988 году. В октябре 1993 года президент Ельцин присвоил Будановой посмертно звание Героя России.

Подразделения имевшие на вооружении истребители Яковлева

Як-1

Гвардейские истребительные авиаполки

9. 12. 14. 16. 18. 21. 26. 27. 29. 31. 32. 35. 38. 41, 42, 53, 54, 55, 56, 73, 84, 86. 89. 103, 106, 112. 116. 117. 139. 146, 148, 152, 153, 156 и 168 ГИАП. Истребительные авиаполки 4. 6. 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15. 16, 17, 18, 20, 24, 25, 26, 27, 32, 34. 42. 43, 45, 49, 66, 91, 92. 117, 120, 121. 122, 123, 126, 127, 146, 148, 149, 153. 157. 158.161.162.163.165, 168.170, 171, 172, 176, 179, 182, 183, 184, 186. 188. 189, 211, 233, 234, 236, 237. 239. 246, 247, 248, 249, 254. 265. 267. 270. 271, 272, 273, 274, 283, 286, 287, 291, 293, 296, 298. 347. 355. 402. 416. 423, 425, 427, 429, 431, 434, 438, 482. 484. 485. 487. 494. 508, 512. 513. 515. 516, 517, 518, 519, 520, 521, 536, 562. 563. 572. 573. 580. 581. 582. 586, 611, 628. 629, 651. 653, 659, 721, 722. 737. 739. 744. 745. 753, 754, 760. 767, 768. 769, 774, 787, 788. 805. 812. 814, 821, 827. 831, 832. 845, 866. 867, 875. 876. 894, 895, 896. 897, 900. 907. 910. 929. 964, 976 и ИАП "Нормандия"

Полки морской авиации

2 ГИАП-СФ. 3 ГИАП-КБФ. 6 ГИАП-ЧФ, 10 ГИАЛ-КБФ, 14 ГИАП-КБФ, 7 ИАП-ЧФ. 8 ИАП-ЧФ, 9 ИАП-ЧФ, 12 ИАП-КБФ, 13 ИАЛ-КБФ, 20 И АЛ-СФ, 21 ИАП-КБФ, 25 ИАП-ЧФ, 32 ИАП-ЧФ. 62 ИАП-ЧФ, 71 ИАП-КБФ и 255 ИАП-СФ

Як-7

Гвардейские истребительные авиаполки

1. 9. 12. 18, 29. 31. 32, 42, 56, 64. 66. 72, 73, 84, 86, 89, 106. 107. 115. 117. 146. 148. 153 и 168 ГИАП Истребительные авиаполки 4. 5. 6. 8, 12, 20, 27. 32, 41, 42, 43, 50, 91, 120. 127, 133. 146. 149, 152. 157. 159, 162. 163. 167. 168, 172, 183. 195. 236. 248. 254, 265. 267. 270. 271. 273. 283. 287. 291. 296. 315. 383. 402. 415. 427, 431. 434. 438. 439. 482, 484. 485. 487, 508, 512, 513, 515. 517. 518. 519, 520. 554. 582, 586, 611. 628. 630, 728, 737, 744, 761. 767. 768. 769. 774, 787. 788. 812. 814. 827. 831. 832, 845, 866, 867. 875. 896. 897, 910. 926. 938. 960, 964. 975 и 976 ИАП

Полки морской авиации

4 ГИАП-КБФ. 6ГИАП-ЧФ, 10ГИАП-КБФ, И ГИАП-ЧФ, 14 ГИАП-КБФ, 7 ИАП-ЧФ. 12 ИАП-КБФ. 13 ИАП-КБФ, 20ИАП-СФ. 21 ИАП-КБФ и 25 ИАП-ЧФ

Як-9

Гвардейские истребительные авиаполки

1. 12. 14, 18, 26, 27. 29, 32, 42, 53, 54, 55, 56. 64, 65. 66, 73. 84, 85. 86. 89. 103. /06, 112, 115. 117, 133, 139, 146, 148, 149. 150. 151 152 и 156 ГИАП Истребительные авиаполки 4, 5, 12, 15, 20, 32, 34, 41, 42. 43. 122. 127. 133, 146, 148, 149. 157. 162.163. 168, 179. 195. 197, 246, 248. 254. 265. 267. 269, 270, 274. 287. 291. 293. 300, 307, 347, 352, 368. 369, 402. 404. 409. 427, 431, 434. 483. 512. 515, 518, 554, 581, 582, 586, 611. 659. 728. 761. 767. 774, 781, 802, 812. 827. 832. 845, 847, 866. 867, 897, 900, 907, 909. 910. 940, 961. 976 и ИАП "Нормандия" Полки морской авиации 2 ГИАП-СФ, 6 ГИАП-ЧФ. 14 ГИАП-КБФ. 12ИАП-КБФ. 13ИАП-КБФ, 14 ИА П- ТОФ. 16ИАП- ТОФ. 19 ИАП- ТОФ, 20 ИАП-СФ. 21 ИАП-КБФ. 38 ИАП- ТОФ. 42 ИАП- ТОФ, 59 ИАП- ТОФ и 61 ИАП- ТОФ

Як-9У

Гвардейские истребительные авиаполки 29, 42, 133. 139 and 151 ГИАШ Истребительные авиаполки 149. 163. 483. 515, 812

Полки морской авиации

6 ГИА П- ЧФ

Як-3

Гвардейские истребительные авиаполки

1. 18. 31. 56. 64. 65, 66, 67. 85, 86, 112, 115, 116,133,148. 149. 150.151. 152 и 153 ГИАП

Истребительные авиаполки

15, 35, 43. 66. 91, 133. 157, 162. 176, 233. 274, 291, 347. 402. 431, 515. 554. 611. 659, 787, 812, 866, 876, 897, 900. 910 и ИАП " Нормандия "