adv_geo Верн Жюль Воздушная деревня

Охотничья экспедиция за слоновой костью заканчивается гибелью имущества и одного из участников. Цель оставшихся в живых — добраться до обжитых мест, но на пути у них стоит Великий лес экватоиальной Африки — таинственный и неизведанный.

ru fr В. Брюгген
Эдуард Петров FB Editor v2.0 08 September 2010 EC66A870-20C3-4970-B9DF-BECA897E0C3A 1.0

1.0 — создание файла — Петров Эдуард 09.09.2010

Жюль Верн. "Братья Кип. Воздушная деревня" Ладомир М. 1994 Jules Verne. "Le Village aerien", 1901. Перевод В. Брюггена По изданию: Жюль Верн. "Братья Кип. Воздушная деревня". М.: Ладомир, 1994 год, серия "Неизвестный Жюль Верн", том 16. Стр. 207-406 Скан романа предоставил Geographer

Жюль Верн

Воздушная деревня

Перевод В. Брюггена


Глава I

ПОСЛЕ ДОЛГОГО ПЕРЕХОДА

— А будет ли когда-нибудь Американское Конго?.. — спросил Макс Губер.

— Да зачем же, мой дорогой Макс? — ответил Джон Корт. — Разве мало нам простора в Соединенных Штатах? Сколько новых и пустынных районов предстоит еще исследовать между Аляской и Техасом! Прежде чем заниматься внешней колонизацией, я думаю, лучше колонизировать страну изнутри.

— Ах, милый Джон, судя по всему, европейские нации закончат полным разделом Африки,[1] а это около трех миллиардов гектаров!.. И американцы уступят все англичанам, немцам, голландцам, португальцам, французам, итальянцам, испанцам, бельгийцам?..

— А ничего другого американцам не остается, точно так же, как и русским, — заметил Джон Корт, и по той же самой причине…

— Какой?..

— Незачем утомлять ноги, когда стоит лишь протянуть руку…

— Ну ладно, мой дорогой Джон, а если в один прекрасный день федеральное правительство объявит о своих претензиях на часть африканского пирога… Есть уже Французское Конго,[2] Бельгийское, Немецкое, не считая независимого Конго, которое только и ждет, кому бы вручить свою независимость! И вся эта страна, в которой мы находимся уже три месяца…

— В качестве путешественников, Макс, простых любознательных путешественников, а не завоевателей…

— Разница невелика, достойный гражданин Соединенных Штатов! — объявил Макс Губер. — Я убежден, что в этой части Африки ваша страна могла бы выкроить себе отличную колонию… Здесь такие плодородные земли, их надо только с умом использовать! А природа сама позаботилась о щедром орошении. Могучая водная система тут никогда не иссякает…

— Даже в такую дьявольскую жару, — заметил Джон Корт, вытирая капли пота со лба, дочерна загоревшего на тропическом солнце.

— А, наплевать! — браво откликнулся Макс Губер. Разве мы уже не привыкли к местному климату? Я бы даже сказал, что мы превратились в настоящих негров, если бы не боялся задеть самолюбие моего почтенного друга… А ведь на дворе еще только март! Можете вообразить, что здесь творится в июле и в августе, когда солнечные лучи буквально буравят кожу раскаленным железом!..

— Однако же, Макс, с нашей изнеженной французской и американской кожей тяжеловато нам будет сравниться с коренными жителями Габона[3] и Занзибара![4] Полагаю, между прочим, что пора бы завершить прекрасный и увлекательный поход, которому так благоприятствовала судьба… Мне не терпится поскорее возвратиться в Либревиль,[5] обрести наконец в наших факториях покой и отдых, на которые мы вправе рассчитывать после трех месяцев подобного путешествия…

— Я согласен, дружище Джон, что эта рискованная экспедиция представляет некоторый интерес. Хотя, по правде говоря, она не вполне оправдала мои надежды…

— Ну, как же, Макс! Столько сотен миль[6] по незнакомой стране у нас за плечами… А сколько опасностей среди не очень-то гостеприимных племен, сколько стычек наших ружей с дротиками и стрелами, какая божественная охота на нумидийских львов и ливийских пантер… А слоновые бойни по велению нашего вождя Урдакса, эти груды первосортных бивней, из которых можно изготовить клавиши для роялей всего мира! И вы еще недовольны чем-то…

— И да, и нет, Джон… Все это входит в обычное «меню» исследователей Центральной Африки… Все это читатель находит в описаниях Барта,[7] Спика,[8] Гранта,[9] Шайю, Бёртона,[10] Ливингстона,[11] Стенли,[12] Серпа Пинту,[13] Андерсона,[14] Камерона,[15] Бразза,[16] Гальени, Дибовски, Лежака,[17] Массари, Висмана,[18] Буонфанти, Мэстра…

В этот момент передок повозки наскочил на крупный камень, что прервало перечисление африканских завоевателей, делавшее честь эрудиции Макса Губера. Джон Корт воспользовался заминкой, чтобы вставить словечко:

— Так вы рассчитывали найти что-нибудь другое в ходе нашего путешествия?

— Да, мой дорогой Джон!

— Нечто неожиданное?

— Больше чем неожиданное… Как раз неожиданного было у нас в избытке…

— Тогда что-то необычайное?

— Попали в точку, мой друг! Ни разу, ни единого разочка не привелось мне огласить просторы старой Ливии[19] этим завораживающим словцом, которое так часто на устах у классических вралей античности,[20] когда они пишут о загадочной Африке…

— Ну, Макс, я вижу, что французскую душу труднее удовлетворить…

— Чем американскую… Согласен, Джон, если вам достаточно тех воспоминаний о походе, что вы увозите с собой.

— Вполне, Макс!

— И если вы возвращаетесь довольным…

— Довольным… Особенно самим возвращением!

— И вы полагаете, что люди, прочитавшие рассказ об этом путешествии, воскликнут: "Черт подери, вот это действительно интересно!"

— Они были бы слишком привередливы, если бы так не воскликнули.

— А я думаю, что их не удовлетворит…

— Ну, разумеется, — парировал Джон Корт, — их бы вполне удовлетворило, если бы мы завершили свое путешествие в желудке льва или в чреве антропофага[21] из Убанги…[22]

— Нет, Джон, я не веду речь о подобных крайностях, хотя они и не лишены определенного интереса для читателей, особенно для читательниц, но, по чистой совести, положа руку на сердце, посмеете ли вы утверждать, что мы открыли и наблюдали нечто такое, чего до нас еще никто не видел и не встречал в Центральной Африке?..

— Действительно, Макс, я не стану этого утверждать…

— Ну так вот, а я рассчитывал на то, что нам с вами больше повезет!

— Ах, какой гурман,[23] выставляющий добродетелью собственную склонность к чревоугодию! — съязвил Джон Корт. — Что касается меня, то заявляю во всеуслышание: я сыт нашей поездкой по горло! И я не ждал от нее больше того, что она дала нам!

— То есть ничего особенного, Джон…

— Но, Макс, путешествие еще не закончено, и за те пять-шесть недель, которые мы будем добираться до Либревиля…

— В унылой караванной тряске, нетерпеливо перебил Макс Губер, — в монотонном чередовании этапов… Прогулка в дилижансе,[24] как в старые добрые времена…

— Кто его знает… — отозвался Джон Корт.

На сей раз повозка остановилась на ночлег у подножия небольшого холма, увенчанного живописными деревьями. Они одни возвышались среди широкой долины, озаренной лучами заходящего солнца.

Было уже семь часов вечера. На девятом градусе северной широты сумерки длятся ничтожно краткое время, и ночь не заставила себя ждать. Стало совсем темно, потому что плотные тучи скрыли слабое сияние звезд, а полумесяц исчез в западной части горизонта.

В повозке, предназначенной только для пассажиров, не было ни товаров, ни провианта. Вообразите себе вагончик, поставленный на четыре массивных колеса и приводимый в движение упряжкой из шести быков. В передней части его находится дверь. Свет проникает внутрь через маленькие боковые оконца, вагончик разделен перегородкой на два смежных отсека. Тот, что в глубине, предназначен для двух молодых людей; им лет по двадцать пять — двадцать шесть, не больше. Один из них американец, Джон Корт, другой — француз, Макс Губер. Переднюю часть повозки занимают португальский торговец Урдакс и «впередсмотрящий» по имени Кхами. Этот последний — туземец[25] из Камеруна, очень искусный в трудном ремесле проводника по знойным просторам Убанги.

Вагончик надежен и прочен. После всех испытаний долгого и трудного пути каркас в отличном состоянии, ободья колес только чуть-чуть истерлись, оси не погнуты и без трещин, — как будто экипаж возвращается с обычной прогулки в пятнадцать — двадцать лье, тогда как на самом деле он оставил позади более двух тысяч километров, три месяца тому назад покинув Либревиль, столицу Французского Конго. С той поры, держа направление на восток, он продвигался по долинам Убанги вдоль реки Бахр-эль-Абьяд,[26] несущей свои воды к южной части озера Чад. Это один из главных притоков Конго, или Заира, давшего название всей стране, простирающейся к востоку от немецкого Камеруна, губернатор которого служит генеральным консулом Германии в Западной Африке. Страна до сих пор не обрела еще точных, завершенных очертаний даже на самых современных картах. Этот район нельзя назвать пустыней, ведь только здесь пустыня сочетается с могучей растительностью, поэтому не имеет ничего общего с Сахарой. На огромных пространствах этого региона, на большом расстоянии друг от друга рассеяны редкие деревушки. Жители их непрерывно воюют между собой, порабощают соседей или убивают их, а то и питаются человеческим мясом, подобно племени мобуту между бассейнами Нила и Конго. И что самое отвратительное удовлетворению каннибальских[27] инстинктов обычно служат дети. Так что миссионеры всеми силами стараются спасти эти маленькие существа отнимая или выкупая их, а затем воспитывая в христианском духе в своих миссиях, расположенных по берегам реки Сирамбы. Эти миссии давно бы угасли и прекратили свою деятельность из-за нехватки средств, если бы не великодушие европейских государств, в частности, Франции.

Следует также добавить, что в Убанги детей рассматривали как "разменную монету" при торговых сделках. Маленькими мальчиками и девочками здесь расплачиваются за различные бытовые товары, которые доставляются заезжими торговцами даже в самые глубинные районы страны. Самым богатым туземцем оказывается поэтому тот, чья семья наиболее многочисленна.

Португалец Урдакс пустился в дальнее путешествие без особых коммерческих целей, он не собирался торговать с прибрежными племенами в Убанги и мечтал только раздобыть некоторое количество слоновой кости, охотясь на слонов, в изобилии водившихся в этой стране, но ему все же не удалось избежать контактов с кровожадными конголезскими племенами. И нередко приходилось усмирять воинственный пыл враждебных туземцев, прибегая к помощи оружия, предназначенного для преследования толстокожих гигантов.

Но в целом экспедиция оказалась удачной и плодотворной, никто из ее участников не пострадал.

На окраине деревушки, близ истоков реки Бахр-эль-Абьяд, Джону Корту и Максу Губеру посчастливилось обменять несколько стеклянных бус на туземного ребенка и спасти его от ужасной участи. Это был крепкий десятилетний мальчишка с живой и привлекательной физиономией, даже не очень похожий на негра. Есть такие племена в Конго, и ребенок, по-видимому, принадлежал к одному из них со своей почти светлой кожей, белокурыми волосами, столь не походившими на курчавую жесткую шерсть, с орлиным, а не приплюснутым носом, с тонкими, красиво очерченными губами. Глазенки его светились природным умом, и он тотчас же проникся к спасителям подлинно сыновней любовью. Это бедное существо, отнятое у племени, поскольку не было у него больше ни отца, ни матери, носило имя Лланга. Какое-то время воспитываясь у миссионеров, мальчик немного выучился говорить по-французски и по-английски, но затем по несчастливому стечению обстоятельств попал в лапы жестокого племени данкас, и какая судьба его ожидала, легко можно догадаться.

Очарованные обаянием, ласковым нравом и сердечной признательностью ребенка, двое друзей прониклись к нему живой симпатией. Они его накормили, одели и принялись воспитывать: мальчик выказывал все признаки природной одаренности и раннего развития. Какая же разительная перемена произошла в жизни Лланги! Вместо того чтобы стать "живым товаром", подобно прочим несчастным маленьким туземцам, он будет жить в факториях Либревиля, станет приемным сыном Макса Губера и Джона Корта… Они позаботятся о нем и никогда его не оставят!.. Несмотря на юный возраст, мальчик понимал это, он чувствовал, что его любят, и глаза его наполнялись слезами счастья, когда руки Макса Губера или Джона Корта касались его волос.

Когда повозка остановилась, утомленные долгой дорогой и палящим солнцем быки улеглись на зеленой лужайке. Лланга, часть пути сопровождавший караван пешком то впереди, то позади упряжки, тотчас же подбежал к экипажу, едва лишь двое его покровителей ступили на землю.

— Ты не очень устал, Лланга? — поинтересовался Джон Корт, беря мальчугана за руку.

— О нет, нет! У меня крепкие ноги… И я люблю бегать! — Улыбка играла на губах и в сияющих глазах ребенка, когда он смотрел на своих спасителей.

— А теперь пора бы перекусить. Ты хочешь кушать, Лланга?

— Кушать… о да… мой друг Макс!

Поцеловав протянутые к нему руки, мальчик присоединился к носильщикам, уже находившимся под сенью раскидистых деревьев на макушке холма.

Повозка предназначалась только для пассажиров — португальца Урдакса, Кхами и двух молодых спутников. Багаж и слоновая кость были доверены полусотне мужчин, большинство из которых составляли негры, жители Камеруна. Они опустили на землю слоновые бивни и ящики с едой, в которую вносила разнообразие дичь, добытая во время удачной охоты в районах Убанги.

Эти негры — профессиональные наемники, искушенные в своем ремесле, работа которых оплачивается довольно высоко. От них во многом зависит успех экспедиций. С детства привыкшие переносить грузы, они прочно удерживаются на ногах и под неимоверно большим весом. Разумеется, работа эта нелегкая, да еще в условиях тропического климата. Плечи сгибаются под тяжестью слоновых бивней или объемистых тюков с провиантом, кожа оцарапана и саднит, ноги растерты до крови, колючие растения хлещут по обнаженным торсам. Так они идут от восхода солнца до одиннадцати утра; когда спадает самая страшная жара, возобновляют свой поход и больше не отдыхают ни разу до позднего вечера… В интересах торговцев — оплачивать их работу щедрее — и они это делают, кормить носильщиков получше — и они их кормят, не изматывать их чрезмерно — и они стараются их не перегружать.

Охота на слонов весьма опасна, не говоря уж о случайных встречах со львами или пантерами, а потому начальник экспедиции должен быть уверен в своем персонале. Кроме того, после сбора драгоценных охотничьих трофеев надлежит благополучно и как можно скорее возвратиться к прибрежным факториям. Движение каравана не должно тормозиться ни чрезмерной усталостью негров, ни болезнями, среди прочих оспой, последствия которой бывают особенно ужасны. Так что, соблюдая верность указанным принципам, опираясь на собственный немалый опыт и проявляя необходимую заботу о своих людях, португалец Урдакс уже не единожды совершал удачные и прибыльные походы в сердце Экваториальной Африки.[28]

Таков был и этот последний поход, принесший целую груду первосортной слоновой кости, добытой в долине реки Бахр-эль-Абьяд, почти на границе с Дарфуром.[29]

Привал сделали под сенью роскошных тамариндовых деревьев.[30] Пока носильщики доставали провизию из мешков, Джон Корт беседовал с португальцем, бегло говорившим по-английски.

— Я думаю, месье Корт, место для стоянки выбрано удачно, для наших быков тут найдется подходящая пища.

— Действительно, трава здесь на удивление густая и сочная, — заметил Джон Корт.

— Мы бы и сами щипали ее с превеликим удовольствием, если бы располагали необходимым жевательным аппаратом и тремя желудками, чтобы ее переварить! — добавил Макс Губер.

— Нет уж, благодарю покорно, — отозвался Джон Корт, — я предпочитаю вырезку из антилопы, поджаренную на углях, сухари из наших запасов и глоток хорошей мадеры…

— Ее можно разбавить несколькими каплями вон из той прозрачной речушки, что бежит по равнине, — заметил португалец.

— И он указал на серебряную нитку воды — без сомнения, один из притоков Убанги, — в километре от холма.

Разбили лагерь очень быстро. Заветные бивни сложили в кучу поблизости от повозки. Быки бродили вокруг тамариндовых деревьев. Путешественники разожгли костры из сухих веток, найденных на земле. «Впередсмотрящий», он же и погонщик быков и надсмотрщик, убедился, что у каждой группки людей есть все необходимое. Антилопьего мяса в свежем и сушеном виде было вдоволь. Их запасы охотники легко могли пополнить. В воздухе разлился упоительный аромат готовящейся еды. Никто не страдал отсутствием аппетита, поистине зверского после напряженного полдневного марша.

Само собой разумеется, оружие и боеприпасы оставались в повозке — несколько ящиков патронов, охотничьи ружья, карабины, револьверы. Великолепные изделия современной оружейной техники на случай тревоги всегда находились в распоряжении португальца, Кхами, Джона Корта и Макса Губера.

Надсмотрщик не забывал об осторожности и поручил охранять общий покой нескольким из своих людей, которые должны были меняться каждые два часа. В столь отдаленных местах всегда нужно опасаться злонамеренных существ — как двуногих, так и четвероногих. Так что Урдакс неизменно заботился о мерах предосторожности, вполне доверяя своему спутнику Кхами. Пятидесятилетний португалец был еще очень крепок и хорошо знал все правила поведения в подобных экспедициях, выносливость его была безгранична. Со своей стороны, проворный и гибкий Кхами, которому едва исполнилось тридцать пять, также отличался незаурядной силой, большим хладнокровием и мужеством. Он надежно охранял караваны на бесконечных африканских просторах.

Двое наших друзей и португалец уселись на отдых под гигантским деревом. Мальчик принес им мясо, приготовленное одним из туземцев, которому доверили обязанности повара.

Во время трапезы усердно работали не только челюсти, но и языки. Ведь еда не помеха для разговора, тем более когда не очень спешишь. О чем же беседовали путники? Верно, о приключениях, которые настигали экспедицию во время долгого ее движения к северо-востоку?.. Отнюдь нет. У тех, кому предстояло возвращение, находились более актуальные темы. Дорога до факторий Либревиля еще очень длинная — свыше двух тысяч километров, а это девять или десять недель пути. "Так что мало ли что может случиться на втором этапе путешествия", — обнадеживал Джон Корт своего компаньона, которому так не терпелось испытать что-нибудь неожиданное, необычное, из ряда вон выходящее…

К этому последнему этапу караван от границ Дарфура вновь спустился к Убанги, перейдя вброд Аукадебе и ее многочисленные притоки. И нынче днем он остановился примерно в том пункте, где скрещивались двадцать второй меридиан и девятая параллель.

— А теперь, — сказал Урдакс, — мы должны следовать в юго-западном направлении…

— И это тем более справедливо, — поддержал Джон Корт, — что, если мне не изменяет зрение, с юга на горизонте — мощная преграда — лес, конца которому не видно ни на западе, ни на востоке.

— Да… огромный лес! — задумчиво отозвался португалец. — Если бы нам пришлось огибать его с востока, то это заняло бы несколько месяцев.

— А с запада?

— А с запада, ответил Урдакс, — следуя по опушке и не слишком удлиняя путь, мы выйдем к Убанги в районе водопада Зонго.

— А разве мы не сократим дорогу, если двинемся напрямик? — поинтересовался Макс Губер.

— Да… дней пятнадцать сэкономили бы.

— Так почему же нам не пойти через лес?

— Потому что он непроходим.

— О!.. Непроходим! — повторил Макс Губер, и в тоне его сквозили ирония и сомнение.

— Пешеходы, может быть, и пройдут, заметил португалец, — хотя и в этом я не очень убежден, потому что никто еще не решался на такую авантюру. Но с нашей упряжкой эта попытка бессмысленна.

— Вы говорите, Урдакс, что никто еще не дерзал углубиться в этот лес?

— Дерзал ли… я не знаю, месье Макс, но чтобы такое предприятие увенчалось успехом… нет, не слышал… И в Камеруне,[31] и в Конго не найдется таких смельчаков. Да и кому взбредет в голову отправиться туда, где нет ни единой тропинки, где сплошные колючие заросли? Не уверен даже, что огонь и топор помогли бы расчистить дорогу, я уж не говорю об упавших мертвых деревьях: они образуют непреодолимую преграду…

— Непреодолимую, Урдакс?

— Да ну же, дорогой друг, вмешался Джон Корт, — не вздумайте забираться в этот лес! Довольствуемся тем, что нам предстоит его обойти! Признаюсь, я сам ни за что не пустился бы наобум в такой мрачный лабиринт![32]

— И вам не интересно знать, что там находится?

— А что вы там рассчитываете найти, Макс? Неведомые королевства, волшебные города, мифическое эльдорадо?[33] Животных неизвестной породы, хищников о пяти ногах или человеческие существа о трех?..

— Почему бы и нет, Джон? Остается только пойти и поглядеть!..

Лланга прислушивался к разговору с живым вниманием, возбужденное лицо его и нежный взгляд, обращенный к Максу Губеру, казалось, говорили без слов: если его покровитель отважится вступить в этот лес, мальчик последует за ним без малейшего страха и колебаний.

— Как бы там ни было, — заметил Джон Корт, — поскольку Урдакс не намерен пересекать лес для достижения берегов Убанги…

— Конечно же нет, — заявил португалец. — Это означало бы обречь себя на вечное блуждание в лесу, мы никогда из него больше не выйдем!

— Ну ладно, мой дорогой Макс, подытожим: вам позволяется открыть тайны этих зарослей, проникнуть в непроницаемую чащу… но только в мечтах, хотя даже это было бы не совсем осторожно!

— Смейтесь, Джон, смейтесь надо мной сколько угодно! А я вспоминаю слова одного из наших поэтов… не помню только его имени: "Рыться в неизвестном, чтобы открыть новое…"

— Неужели, Макс?.. А какая строчка рифмуется с этой?

— Ей-богу… забыл, Джон!

— Ну так забудьте и эту, как вы забыли ту, и отправимся спать!

Неожиданный довод показался самым логичным и здравым. Решено было не укрываться на ночь в повозке. Сон у подножия холма, под развесистыми тамариндовыми деревьями, своей свежестью хоть немного умерявшими несносную жару, все еще сильную и после захода солнца, ничуть не пугал обитателей "гостиницы "Бель Этуаль".[34] Они всегда спали на воздухе, когда позволяла погода. И на сей раз, хотя звезды скрылись за густыми тучами, дождя, по всей видимости, можно было не опасаться, так что решили устраиваться под открытым небом.

Юный туземец принес одеяла. Плотно завернувшись в них, двое друзей растянулись между могучих корней, образовавших естественную нишу. А Лланга пристроился рядом с ними, как сторожевой песик.

Прежде чем последовать их примеру, Урдакс и Кхами совершили обход лагеря. Они желали убедиться, что стреноженные быки не смогут разбрестись по долине, что охранники-негры находятся на своих наблюдательных постах, что все костры тщательно погашены, поскольку малейшей искры было бы достаточно для пожара: сухие травы и валежник вспыхивают мгновенно. Удостоверившись, что все в порядке, Урдакс и Кхами вернулись к подножию холма.

Сон глубокий и беспробудный, когда уснувшего и из пушки не поднимешь, не замедлил охватить всех своими крылами. Наверное, заснули и дозорные, потому что после десяти вечера уже некому было заметить очень подозрительные огоньки, перемещавшиеся по опушке огромного темного леса.


Глава II

БРОДЯЧИЕ ОГНИ

Не более двух километров отделяло уснувший холм от мрачного лесного массива, на опушке которого передвигались в разные стороны коптящие и мигающие огни. Можно было насчитать их с добрый десяток; они то сходились, то расходились, иногда пламя их колебалось очень сильно, и это казалось тем более странным при полном отсутствии ветерка. Как будто туземное племя, разбив там лагерь, обосновалось в ожидании рассвета. Однако это не были огни человеческой стоянки: они чертили фантастические фигуры на расстоянии сотни туазов[35] друг от друга вместо того, чтобы сконцентрироваться в одном месте.

Не следует забывать, что в этих районах Убанги нередко появляются кочевые племена, приходящие из Адамауа или из Багирми с запада, а порой даже из Уганды[36] с востока. Торговый караван, передвигаясь в ночное время, не вел бы себя так неосторожно и не стал бы выдавать свое местонахождение многочисленными огнями. Только туземцы могли их разжечь. И кто знает, не движет ли ими враждебный умысел, не затевают ли они чего-то недоброго против людей, уснувших под сенью тамариндовых деревьев?..

Как бы там ни было, если со стороны незнакомцев назревала угроза, если сотни фангов, шиллуков, бари, данкас, фундов или представителей других туземных племен только и ждали момента, чтобы обрушиться превосходящими силами на чужеземцев, то никто из путешественников по крайней мере до половины одиннадцатого ночи — и не подумал о мерах защиты. Весь лагерь спал, мирно дышали во сне хозяева, наемники, и — что самое печальное — в глубокий сон погрузились даже носильщики, назначенные нести ночную вахту на своих наблюдательных постах.

По счастью, проснулся мальчик. Нет сомнения, что его глаза тут же снова сомкнулись бы, если бы они не были обращены к южной части горизонта. И сквозь полуприкрытые веки он скорее почувствовал, чем увидел, мерцающие огоньки, столь заметные в непроницаемом мраке тропической ночи. Он потянулся, протер глаза и вгляделся более пристально… Нет! Зрение не подвело: рассеянные огни передвигались на лесной опушке.

Лланга подумал, что на караван вот-вот нападут. Им руководил скорее инстинкт,[37] нежели рассудок. В действительности злоумышленники, готовясь к нападснию и грабежу, всегда учитывают важный фактор внезапности, повышающий их шансы на успех. Но зачем же им тогда себя обнаруживать, подавая сигналы о своем присутствии?

Ребенок не размышлял. Ему не хотелось будить Макса Губера и Джона Корта, и он бесшумно пополз к повозке. Добравшись до надсмотрщика, он потряс его за плечо, разбудил и указал пальцем на далекие огоньки. Кхами выпрямился, понаблюдал за движением странных источников света и зычно крикнул, даже не подумав сбавить тон:

— Урдакс!

Привыкший немедленно сбрасывать оковы сна португалец сразу вскочил на ноги:

— Что случилось?

— Смотрите! — протянутой рукой Кхами указал на освещенную опушку.

— Тревога! — прорычал португалец во всю силу своих легких.

Через несколько мгновений вся экспедиция была на ногах, и общее смятение от внезапной опасности было столь велико, что никто не вспомнил о провинившихся дозорных. А ведь, если бы не Лланга, мирно спавшие Урдакс и его компаньоны были бы совершенно беззащитны перед нападавшими.

Нечего и говорить, что Макс Губер и Джон Корт, покинув свое уютное логово между корней, присоединились к португальцу и надсмотрщику.

Время близилось к одиннадцати ночи. Глубокая темнота окутывала долину, три четверти ее периметра были погружены в непроглядный мрак, и только на юге ее слабо озаряли плошки странных фонарей, непрерывно плясавшие в причудливом хороводе световых пятен. Теперь число их возросло до полусотни.

— Там, наверно, сборище туземцев, — заявил Урдакс. — И скорее всего это буджо, которые часто появляются на берегах Убанги и Конго.

— Наверняка это люди, — поддержал Кхами, не могут же факелы запылать сами по себе…

— Разумеется, — изрек Джон Корт, — должны быть руки, которые их держат и переносят!

— Но эти руки должны держаться на плечах, — заметил Макс Губер, — а плечи не обходятся без тела, однако мы не видим ни одной фигуры среди всей иллюминации…

— Может быть, потому, что они прячутся в глубине, за деревьями… — предположил Кхами.

— Обратите внимание, — развивал свои мысли Макс Губер, — по характеру огней нельзя утверждать, что это племя, идущее маршем… Нет! Если факелы и перемещаются влево или вправо, то потом возвращаются к одному и тому же месту…

— Туда, где должна быть стоянка этих туземцев, — уверенно заявил надсмотрщик.

— А ваше мнение?.. — обратился к Урдаксу Джон Корт.

— Думаю, что нас атакуют и что нам следует немедленно занять оборонительные позиции.

— Но почему же туземцы не пошли раньше на приступ — когда их еще не обнаружили?

— Негры — это не белые, — глубокомысленно объявил португалец. Если даже они не слишком осмотрительны, то не менее опасны из-за своей многочисленности и свирепого нрава…

— Это пантеры, которых наши миссионеры напрасно стараются превратить в ягнят, — добавил Макс Губер.

— Будем начеку! — провозгласил португалец.

Да, надо быть готовым к обороне и стоять насмерть. Не стоит надеяться ни на малейшее снисхождение от племен Убанги. Их жестокость неописуема. Самые дикие племена из Австралии, с Гебридских или Соломоновых островов, из Новой Гвинеи не идут ни в какое сравнение с этими туземцами. В центральных областях региона одни только каннибальские деревни; святые отцы, которые пренебрегают самой ужасной смертельной опасностью, не посещают эти места. Были попытки классифицировать хищников с человеческим лицом как представителей животного мира Экваториальной Африки, где слабость преступна, а сила решает все. Ведь очень многие взрослые негры инфантильны, их умственное развитие остается на уровне пятилетнего ребенка.

И что можно с уверенностью утверждать — тому есть множество доказательств, миссионеры часто становились свидетелями ужасных сцен, так это широкое распространение человеческих жертвоприношений среди местного населения. Рабов убивают на могиле хозяев, а насаженные на гибкие прутья головы забрасывают далеко в сторону, едва лишь отсечет их нож палача. Дети от десяти до шестнадцати лет служат пищей на праздничных церемониях, и некоторые вожди питаются исключительно молодым человеческим мясом.

Каннибальские инстинкты соединяются с нравами грабителей. Преступные наклонности зовут на большие расстояния, к торговым путям, где туземцы нападают на караваны, грабят и разоряют их. Если вооружены они хуже, чем торговцы и наемники, то превосходят их численностью, а тысячи туземцев всегда возьмут верх над сотней-другой носильщиков. Проводникам это хорошо известно, поэтому главная забота — не забрести случайно в такие деревни, как Нгомбе, Дара, Калака Таймо и им подобные, расположенные в регионах Аукадебе и Бахр-эль-Абьяд, где миссионеры еще не появлялись, но куда, несомненно, придут в один прекрасный день. Самоотверженность этих последних не знает границ, и они гордо презирают любую опасность, когда речь идет о том, чтобы вырвать маленькие существа из лап смерти, облагородить дикие племена влиянием христианской цивилизации.

За время экспедиции португальцу Урдаксу не всегда удавалось избежать нападений туземцев, однако он выпутывался из этих переделок без большого ущерба и без человеческих потерь. Возвращение, казалось бы, должно было проходить в условиях полной безопасности. Обойдя лесной массив с западной стороны, они достигли бы правого берега Убанги и спустились по реке до ее впадения в Конго. Начиная с приречного района, страну уже посещают купцы и миссионеры. И тем не менее путешественники рисковали повстречаться с кочевыми племенами, несмотря на то, что усилиями французских, английских, португальских, немецких колониальных властей эти племена мало-помалу оттеснялись в отдаленные районы Дарфура.

Неужели же теперь, когда до реки оставалось несколько дней пути, каравану угрожает такое многочисленное разбойничье племя, что оно способно уничтожить всю экспедицию?.. Есть от чего прийти в отчаяние! Но в любом случае на милость врагу они не сдадутся, драться будут до последнего. По указанию португальца мужчины немедленно приняли меры к самозащите.

Сам Урдакс, проводник, Джон Корт и Макс Губер вооружились до зубов: с карабинами в руке и револьверами за поясом, с полными патронташами. Дюжину пистолетов и ружей, которые находились в повозке, раздали самым верным носильщикам.

Одновременно Урдакс приказал расставить посты вокруг тамариндовых деревьев, чтобы надежнее прикрываться от стрел, чьи отравленные наконечники наносят смертельные раны.

Потекли минуты томительного ожидания. Никакого шума не доносилось. Казалось, туземцы вообще не покидали леса. Огни же мелькали беспрерывно, увенчанные султанами желтоватого дыма.

— Эти смоляные факелы перемещаются там, на опушке…

— Несомненно, — подтвердил Макс Губер. — Только я не могу понять, почему эти люди ведут себя так странно, если собираются на нас нападать…

— Я тоже ничего не понимаю, добавил Джон Корт, — разве что у них нет такого намерения…

Воистину это было необъяснимо. Тем более если речь шла о воинственных и жестоких дикарях с верховьев Убанги.

Минуло полчаса, но никаких перемен не замечалось. Лагерь держался настороже. Пристальные взоры старались проникнуть за пелену мрака на западе и востоке. Ведь отвлекая их внимание огнями к южному направлению, какой-нибудь отряд мог незаметно подкрасться с другой стороны и неожиданно атаковать караван, пользуясь кромешной темнотой.

Но долина оставалась пустынной. Хоть и непроглядной была ночь, однако никто не смог бы захватить португальца и его спутников настолько врасплох, чтобы они не успели воспользоваться своим оружием.

Немного спустя Макс Губер отошел на несколько шагов от стоявших друг подле друга Урдакса, Кхами и Джона Корта.

— Идемте навстречу врагу! — В голосе его прозвучала решительность.

— Стоит ли?.. — усомнился Джон Корт. — Ведь простая осторожность подсказывает, что необходимо дождаться рассвета, а до той поры продолжать наблюдения…

— Ждать… ждать… — с досадой проговорил Макс Губер. — Когда наш сон так внезапно нарушен… Ждать еще шесть или семь часов, держа палец на спусковом крючке! Ну, нет! Надо узнать как можно скорее, в чем дело. И если у этих туземцев нет злого умысла, то я не прочь снова забраться до утра в свое логово между корней, где мне снились такие сладкие сны!

— А вы что думаете? — спросил Джон Корт у португальца, хранившего молчание.

— Возможно, предложение стоит принять, — заметил тот, — но действовать следует с большими предосторожностями…

— Предлагаю пойти в разведку, — заявил Макс Губер…

— Я пойду с вами, — вызвался проводник, — если месье Урдакс не против…

— Конечно, так лучше, — одобрил португалец.

— И я бы тоже присоединился к вам, — сказал Джон Корт.

— Нет… оставайтесь на месте, дорогой друг, — твердо возразил Макс Губер. — Хватит и двоих. Впрочем, мы не пойдем дальше, чем потребуется. Если обнаружим отряд, который движется в эту сторону, вернемся немедленно.

— Хорошенько проверьте свое оружие, — посоветовал Джон Корт.

— Все в порядке, — отвечал Кхами, — но я надеюсь, что нам не придется стрелять. Главное — не обнаружить себя…

— И я так полагаю, — поддержал португалец.

Шагая рядом, Макс Губер и проводник быстро спустились с холма. В долине было чуть-чуть светлее, однако человеческую фигуру глаз мог бы распознать не более чем в сотне шагов. Мужчины не сделали еще и пятидесяти, как вдруг заметили Ллангу. Не сказав ни слова, мальчик последовал за ними.

— Эй! А ты зачем прибежал, малыш? — спросил Кхами.

— Действительно, Лланга, — удивился Макс Губер, ты почему не остался вместе со всеми?

— А ну-ка, немедленно возвращайся! — приказал проводник.

— О, месье Макс! — прошептал Лланга. — Я с вами… Я с вами…

— Но ты ведь знаешь, что твой друг Джон остался там…

— Знаю… но мой друг Макс… он здесь…

— Ты нам не нужен, — сухо отрубил Кхами.

— Ну, давай уж оставим его, коль он догнал нас, — вступился Макс. — Он не помешает, Кхами, а своими глазами дикой кошки, пожалуй, разглядит в темноте что-нибудь такое, чего мы с тобой и не заметим…

— О да, да! Я буду смотреть… я далеко увижу! — радостно подхватил мальчик.

— Отлично! — похвалил Макс. — Держись возле меня да пошире открой глаза!

Все трое осторожно продвигались вперед. Через четверть часа они были уже на полдороге между стоянкой и лесом.

Огни продолжали причудливо метаться у подножия темной стены деревьев, и по мере приближения к ним световые блики становились все ярче. Но как ни напрягал свое зрение проводник, как ни хороша была подзорная труба, которую извлек из чехла Макс Губер, как ни сверлил темноту зоркий глаз юного "дикого кота", невозможно было различить тех, кто манипулировал факелами.

Подтверждалось мнение португальца о том, что источники света передвигались под прикрытием деревьев, за густым кустарником и широкими стволами. Вероятно, туземцы не выходили за пределы леса и, может быть, не собирались этого делать.

Действительно, ситуация становилась все более и более загадочной. Если там всего лишь обыкновенная стоянка негров, которые намерены тронуться на рассвете в путь, то к чему эта пышная иллюминация на опушке? Что это за необычная ночная церемония, которая заставляла их бодрствовать в такую позднюю пору?..

— Я даже не уверен сейчас, знают ли они вообще о нашем караване, — заметил Макс Губер, — или о том, что мы разбили стоянку возле тамариндовых деревьев…

— Если они прибыли с наступлением ночи, — размышлял. Кхами, — когда долина погрузилась во тьму, а костры мы уже погасили, то, может быть, им и неведомо, что мы расположились так близко?.. Однако завтра вместе с зарей они нас увидят…

— Если мы до того времени не уйдем, Кхами…

Макс Губер и проводник продолжили свой путь в молчании.

Так они прошли с полкилометра, и до леса уже оставалось совсем немного.

Ничего подозрительного на поверхности почвы, иногда озаряемой узкими полосками света; никого, кто готовился бы напасть на караван. Более того, даже так близко подойдя к лесу, ни Максу Губеру, ни Кхами или Лланге не удалось никого обнаружить. Хотя многочисленные огни убеждали в обратном.

— Должны ли мы двигаться дальше? — спросил Макс Губер после минутной остановки.

— А зачем?.. — ответил Кхами. — Не будем забывать об осторожности… В конце концов, вполне вероятно, что нас еще не заметили, а если мы вдруг объявимся среди ночи…

— Однако же я хотел бы убедиться!.. — настаивал Макс Губер. — Все это кажется настолько странным…

Немного требовалось, чтобы воспламенить живое воображение француза.

— Возвращаемся к холму! — решил трудную задачу Кхами.

Однако по инерции[38] он продолжал еще двигаться вслед за Максом, от которого не отставал Лланга… И, может быть, все трое очутились бы очень скоро на самой опушке, как вдруг Кхами замер на месте словно вкопанный.

— Ни шагу дальше! — приказал он шепотом.

То ли предчувствие близкой опасности заставило проводника и его спутников прервать свой марш?.. То ли они увидели группу туземцев? То ли их внезапно атаковали?.. Определенным было лишь то, что в расположении огней на опушке произошли резкие изменения.

В один миг огни вдруг исчезли за стеной деревьев, как бы растворившись в непроницаемом мраке.

— Внимание! — подал голос Макс Губер.

— Назад! — приказал Кхами.

Следовало ли им тут же отступить из боязни немедленного нападения?.. Но отходить надо было в полной боевой готовности. Заряженные карабины взлетели к плечу, а пристальные взоры жадно ощупывали ставшую почти незримой опушку леса.

И вдруг кромешную тьму вновь прорезали световые пятна, одновременно вспыхнуло не менее двадцати загадочных светильников.

— Черт подери! — воскликнул Макс Губер. — Если это еще и не самое необычайное, то, во всяком случае, поразительное!

Необъяснимые факелы, казалось, тут же оправдали этот эпитет: посияв недолго над самой землей, они вдруг переметнулись на высоту пятидесяти — ста футов.

Но кого-либо, манипулирующего факелами то на нижних, то на верхних ветвях, как будто огненный ветер рассекал сплошную стену зелени, ни проводник, ни Макс Губер или Лланга так и не сумели разглядеть.

— Эге! — воскликнул Макс Губер. — А не блуждающие ли это огоньки играют на деревьях?

Кхами отрицательно покачал головой. Объяснение явно его не удовлетворило.

Чтобы два десятка дымных султанов объяснить выделениями водорода, способными вспыхнуть… Сильные бури иногда «развешивают» подобные огоньки на высоких снастях кораблей и на макушках деревьев, но здесь явно не тот случай… Нет, эти огни не спутаешь с причудливыми выходками Святого Эльма![39] Атмосфера вовсе не была насыщена электричеством, и тучи угрожали скорее разразиться одним из тех проливных дождей, какие так часто обрушиваются на центральную часть Черного континента.[40]

Но тогда для чего туземцам, разбившим лагерь у подножия деревьев, забираться так высоко? Одним — до первых развилок стволов, другим — аж до самых верхних ветвей? И с какой целью они беспрерывно перемещают зажженные факелы, эти смолистые коптящие плошки, чье потрескивание слышно даже на таком расстоянии?..

— Идем же вперед! — призвал Макс Губер.

— Нет смысла! — ответил проводник. Я не верю, что этой ночью лагерю что-то угрожает, а потому лучше вернуться и успокоить людей…

— Нам легче было бы их успокоить, Кхами, если бы мы узнали природу этого феномена[41] и определили, как следует поступить.

— Нет, месье Макс, не стоит больше рисковать! Ясно, что в этом месте собралось все племя… Только зачем эти кочевники так носятся со своими факелами? И почему они прячутся за деревьями?.. Может быть, они поддерживают огонь, чтобы отпугивать хищников?

— Хищников?.. — переспросил Макс Губер. — Но мы бы услышали, как воют или рычат пантеры[42] и гиены,[43] как мычат дикие быки. Между тем единственный шум, долетающий до нас, — это потрескивание древесной смолы, угрожающей спалить весь лес!.. Я должен узнать…

И он сделал несколько шагов вперед в сопровождении Лланги, которого Кхами напрасно призывал вернуться.

Проводник размышлял, что же ему теперь делать, раз он не в силах удержать темпераментного француза. И в итоге предпочел последовать за Максом Губером, не желая оставлять его наедине с опасностью, хотя и полагая, что этот поступок был самым непростительным безрассудством.

Внезапно Кхами остановился, и в то же мгновение замерли на месте Макс Губер и Лланга. Все трое повернулись к лесу спиной. Теперь уже не огни привлекали общее внимание. К тому же факелы снова погасли, как будто от порыва налетевшего урагана, и глубокая тьма окутала весь горизонт.

С противоположной стороны отдаленный шум катился по долине, точнее, протяжное многоголосое мычание, гнусавый рык, напоминавший гигантский орган,[44] который гнал могучие аккорды[45] по земной поверхности. Быть может, буря зарождалась в той части неба и первые раскаты ее тревожили атмосферу?.. Нет!.. Не похоже на те молниеносные ураганы, которые так часто опустошают Экваториальную Африку от одного побережья до другого. Этот характерный глухой шум выдавал свое происхождение, он не был следствием грозовых разрядов в небесной выси. Звуки эти могли исходить из гигантских глоток, а не из насыщенных электричеством облаков: ни одна молния не прорезала темный горизонт.

— Что это, Кхами?.. — спросил Макс Губер.

— Скорее в лагерь, скорее! — возбужденно крикнул проводник.

— Да что же это, наконец?.. — повысил голос Макс Губер.

Он напряг слух и более отчетливо уловил раскатистый трубный звук, временами пронзительный, словно паровозный гудок, а затем перекрываемый глухими шумами, грозно растущими по мере их приближения.

— Бежим! — крикнул проводник. — А ну-ка, припустили со всех ног!


Глава III

РАЗГРОМ КАРАВАНА

За десять минут Макс Губер, Лланга и Кхами пробежали полтора километра, отделявшие их от холма. Они даже ни разу не оглянулись, чтобы полюбопытствовать, гонятся ли за ними туземцы, погасившие свои огни. Впрочем, на той стороне царило спокойствие, тогда как с противоположной долина полнилась смутным волнением и нараставшим раскатистым гулом.

Когда двое мужчин и мальчик подбежали к холму, весь караван был объят ужасом — и этот ужас оправдывала страшная угроза, против которой и разум и мужество совершенно бессильны. Встретить ее лицом к лицу — невозможно! Бежать? Хватит ли для этого времени?

Макс Губер и Кхами присоединились к Джону Корту и Урдаксу, стоявшим на посту в пятидесяти метрах от холма.

— Стадо слонов! — сказал проводник.

— Да, — подтвердил португалец, — и… менее чем через четверть часа они навалятся на нас…

— Спрячемся в лесу, — предложил Джон Корт.

— Лес их не остановит, — заметил Кхами.

— А что предприняли туземцы? — поинтересовался Джон Корт.

— Мы не смогли их обнаружить, — признался Макс Губер.

— Однако они, по всей видимости, не покинули опушки леса…

— Наверняка нет!

Вдалеке, на расстоянии примерно половины лье, уже можно было различить плотную округлость живой массы, которая перемещалась фронтом шириной не менее сотни туазов. Словно огромная волна катила с грохотом свои неистовые гребни. Тяжелый топот резонировал в мягком слое почвы, и эта дрожь отдавалась даже в корнях тамариндовых деревьев. В то же время рев достигал поистине чудовищной интенсивности.[46] Пронзительный свист и звон литавр[47] вырывались из сотен живых труб, из трезвонящих вовсю охотничьих рожков.

Путешествующие по Центральной Африке с полным основанием сравнивают этот шум с тем, который производит артиллерийский обоз, что на большой скорости движется к полю сражения. Похоже! Но только с той разницей, что «трубачи» испускают при этом душераздирающие звуки и что слоновий «обоз» повергает в состояние шока всех, над кем нависла угроза быть раздавленным безжалостным стадом.

Охота на этих гигантов весьма опасна. Если же удается повстречать отколовшегося от стада слона, есть возможность прицелиться и попасть ему между глазом и ухом, отчего толстокожее животное погибает почти мгновенно, то риск существенно уменьшается. Если же стадо состоит из полудюжины животных, необходимы самые тщательные меры предосторожности. Перед пятью или шестью парами разъяренных великанов всякое сопротивление немыслимо, ибо — на языке математики — их массу следует умножить на квадрат их скорости.

Когда же сотни этих грозных зверей бросаются на лагерь, то остановить их порыв невозможно, как невозможно противостоять обвалу в горах или одному из тех столкновений речного течения с морским приливом, которые уносят суда на многие километры от побережья.

Но в любом случае, сколь ни многочисленна эта порода, она обречена на гибель. Сотня франков[48] за одну пару слоновых бивней подстегивает азарт, и охота ведется на истребление.

Согласно расчетам месье Фоа, на Африканском континенте ежегодно убивают не менее сорока тысяч слонов, что дает семьсот пятьдесят тысяч килограммов слоновой кости, которую транспортируют в Англию. Через полвека не останется ни одного слона, хотя они живут очень долго. Так не разумнее ли извлекать пользу путем одомашнивания этих ценных животных, способных заменить на переноске тяжестей тридцать два человека и пройти путь, вчетверо больший, нежели пешеход?.. И кроме того, их жизнь стоила бы, как в Индии, от полутора до двух тысяч франков, вместо жалкой сотни, которую выручают за их смерть.

Африканский и азиатский слон представляют два ныне здравствующих вида этих животных. Есть некоторое различие между ними. Первые меньше ростом, чем их азиатские собратья, кожа у них темнее, лобная часть — более выпуклая, уши крупнее, а бивни значительно длиннее. Нрав у них не такой добродушный, скорее даже яростный, почти непримиримый.

Португалец вполне мог поздравить себя и двух любителей охоты с результатами экспедиции: толстокожие еще весьма многочисленны на ливийской земле. Бассейн Убанги располагает нужными для них природными условиями: леса и заболоченные равнины. Слоны живут там небольшими группами, обычно под надзором старого самца. Заманивая зверей в огражденные загоны, устраивая ловушки, Урдакс и его компаньоны нападали на одиноких животных. Охотники славно потрудились; до сегодняшнего дня все шло спокойно, без происшествий, если не считать нескольких довольно опасных случаев, да еще усталости. Но вот обратный путь оказался не таким безоблачным, и воинственное стадо, заполняя пространство оглушительными криками, готово безжалостно растоптать весь караван…

У португальца было время организовать оборону, когда он ждал нападения туземцев, но как бороться с предстоящим нашествием?.. Очень скоро от лагеря останутся только обломки и пыль… Проблема заключалась в одном: удастся ли спастись людям, рассеявшись по долине?.. Напомним, что бегущие слоны развивают громадную скорость: лошадь на полном скаку не в состоянии их обойти.

— Надо бежать… Бежать немедленно! — свой требовательный призыв Кхами обратил к португальцу.

— Бежать!.. — растерянно повторил тот.

И несчастный торговец вдруг осознал, что он теряет все, что удалось приобрести в экспедиции.

Но спасет ли он свою добычу, оставаясь в лагере? Не безумие ли упорствовать, когда всякое сопротивление бессмысленно?

Макс Губер и Джон Корт ожидали решения, готовые принять его, каково бы оно ни было.

Тем временем темная масса приближалась, и с таким неимоверным грохотом, что уже едва можно было расслышать друг друга.

Проводник настойчиво повторял, что необходимо бежать как можно скорее.

— В какую же сторону?.. — спросил Макс Губер.

— В сторону леса.

— А туземцы?..

— Та опасность меньше, чем эта, — убежденно заявил Кхами.

Кто знает, так ли это… Ясно только одно: оставаться в этом месте нельзя. И единственная возможность не оказаться раздавленным это укрыться в чаще.

Успеют ли они?.. Надо пробежать два километра, а слонам осталось не больше половины этой дистанции!

Затаив дыхание, все ожидали приказа Урдакса, на который он все никак не мог решиться.

Наконец он воскликнул:

— Повозка!.. Повозка!.. Поставим ее в укрытие за холмом! Быть может, удастся ее спасти!

— Слишком поздно! — отвечал проводник.

— Делай что тебе говорят, — скомандовал португалец.

— Но как?! — Кхами развел руками.

Разорвав свои путы, обезумевшие быки ринулись прямо навстречу огромному стаду, которое, вне всякого сомнения, раздавит их, как мух.

Поняв, что быков уже не поймать, португалец воззвал к наемникам.

— Носильщики, ко мне! — завопил он.

— Носильщики?.. — повторил Кхами. — Ищи ветра в поле! Все удрали!

— Подлецы! — выругался Джон Корт.

Все негры кинулись к востоку от лагеря, одни тащили на себе тюки, другие слоновые бивни. Они бросили своих хозяев на произвол судьбы не только как отчаянные трусы, но еще и как подлые воришки!

Больше не стоило рассчитывать на этих людей. Они не вернутся. Все они найдут себе пристанище в туземных деревушках. От каравана остались только португалец и проводник, француз и американец да еще мальчишка-негритенок.

— Повозка… повозка! — повторял Урдакс, упрямо желая укрыть ее за бугром.

Кхами пожал плечами, однако повиновался, и с помощью Макса Губера и Джона Корта повозку подтолкнули к подножию деревьев. Быть может, ее минует лихая доля, если орда животных разделится надвое, натолкнувшись на могучие стволы?..

Возня с колымагой отняла какое-то время, и, когда операцию завершили, обнаружилось, что добежать до леса португалец и его спутники уже не успеют.

Кхами сразу это определил и бросил только два слова:

— На деревья!

Оставался единственный шанс: взобраться на ветви тамариндовых деревьев, чтобы избежать хотя бы первого удара.

При общем смятении Макс Губер и Джон Корт успели все-таки нырнуть в повозку и забрать оружие и боеприпасы. Разделить оставшиеся патроны, проверить исправность карабинов на случай, если придется использовать их против слонов или в других приключениях на обратном пути, — все это было делом считанных мгновений для четырех мужчин. Проводник вооружился еще своим топориком и дорожной флягой. Кто знает, удастся ли ему и его спутникам достичь прибрежных факторий, ведь перед ними сложная задача — пересечь труднодоступный район нижнего течения Убанги.

Сколько же теперь времени?.. Одиннадцать часов семнадцать минут установил Джон Корт, посмотрев на часы при свете спички. Привычное хладнокровие не покинуло его, позволяя трезво оценивать ситуацию, крайне опасную и даже безвыходную, если слоны остановятся на холме вместо того, чтобы нестись дальше по равнине к востоку или на запад.

Более взвинченный Макс Губер в равной мере осознавал грозный характер происшествия. Он нервно расхаживал взад и вперед возле повозки, поглядывая на огромную округлую массу, более темный контур которой выделялся на фоне неба.

— Настоящая артиллерийская канонада…[49] — бормотал он.

Кхами ничем не выдавал своего внутреннего состояния. Он обладал удивительным спокойствием африканца с арабской кровью, более густой и менее красной, чем у белого, которая притупляет чувствительность и смягчает ощущение физической боли. С двумя револьверами за поясом, готовый тут же вскинуть ружье к плечу, он ждал.

Что касается португальца, то он не в состоянии был скрыть своего отчаяния, больше думая о своих убытках, чем об опасностях вторжения, жертвой которого мог стать. Он жаловался, охал, причитал, не обходясь при этом без самых изощренных ругательств на своем родном языке.

Лланга держался подле Джона Корта, поглядывая на Макса Губера. Мальчик не выказывал никакого страха — и он действительно ничего не боялся, ведь с ним были его надежные, верные друзья.

Между тем оглушительный шум нарастал по мере приближения дьявольской кавалькады.[50] Трубные звуки с удвоенной силой вырывались из могучих глоток. Уже долетало до людей дыхание разъяренных животных, словно ветер, сулящий бурю. На расстоянии четырехсот — пятисот шагов во мраке ночи толстокожие обретали поистине необъятные размеры, прямо-таки тератологический вид.[51] Это походило на какой-то шабаш чудовищ, чьи хоботы-трубы, словно тысячи змей, извивались в воздухе в яростном исступлении.

Оставалось только притаиться между ветвями тамариндовых деревьев и надеяться на чудо — авось бешеное стадо промчится мимо, не заметив португальца и его спутников…

Древесные великаны возносились футов на шестьдесят над землей. Очень похожие на ореховые деревья, с таким же причудливым переплетением ветвей, тамариндовые деревья представляют собой разновидность финиковых пальм и широко распространены во многих регионах Африки. Из жидкой части их плодов негры готовят прохладительный напиток, а стручки добавляют к рису.

Нижние ветви настолько переплелись между собой, что люди могли переходить по ним с дерева на дерево. Стволы у основания имели в окружности от шести до восьми футов, а на уровне развилки от четырех до пяти. Окажет ли такая толщина достаточное сопротивление, если животные устремятся на холм?..

Кора — совершенно гладкая до первых ветвей, расположенных футах в тридцати над землей. Учитывая толщину стволов, добраться до этих веток было бы мудрено, если бы в распоряжении Кхами не оказалось нескольких «вожжей» — очень гибких кожаных ремней из шкуры носорога, которыми возчики и проводники пользуются для управления бычьими упряжками.

Забросив один из ремней, Урдакс и Кхами смогли взобраться на дерево. Их примеру последовали Макс Губер и Джон Корт. Оседлав ветку, они бросили конец ремня Лланге и молниеносно подтянули мальчика к себе.

Стадо уже было метров за триста, не более. Через две-три минуты оно достигнет холма.

— Дорогой друг, вы довольны? — иронически спросил Джон Корт у своего товарища.

— Ну, пока это еще только неожиданное, Джон!

— Несомненно, Макс! А вот что было бы действительно необычным, так это если б нам удалось выйти живыми и невредимыми из этой передряги!

— Что верно, то верно… По правде говоря, слоны бывают весьма неделикатны…

— Наконец я с удовольствием констатирую почти полное совпадение наших взглядов, — не без ехидства произнес Джон Корт.

Ответа Макса Губера его друг уже не расслышал. В ту же минуту раздалось оглушительное мычание, перешедшее в отчаянный рев страдания и боли, от которого содрогнулись бы и самые храбрые.

Раздвинув листву, Урдакс и Кхами увидели то, что происходило в какой-нибудь сотне шагов от холма.

Вырвавшись на свободу, быки ринулись в сторону леса. Но привыкшим к размеренному, неспешному шагу животным трудно было надеяться уйти от погони… И разъяренное стадо вскоре настигло их. Напрасно отбивались несчастные рогами и копытами, все они пали под мощным натиском. От всей упряжки уцелел единственный бык, который, как назло, прибился к тамариндовым деревьям, под сень их развесистой кроны.

Это стало подлинным бедствием, поскольку слоны, преследуя быка и руководимые стадным инстинктом, столпились именно здесь. В считанные мгновения бедное жвачное превратилось в груду растерзанного мяса, обломки раздавленных костей, в кровоточащие останки, безжалостно растоптанные мозолистыми ногами-колоннами.

Теперь холм был плотно окружен, и следовало распрощаться с надеждой увидеть, как удаляются разгневанные животные.

В один миг повозка была опрокинута и расплющена многотонной массой, навалившейся на холм. Тележку сломали, словно детскую игрушку. От нее не осталось ни кузова, ни колес.

Новые потоки брани полились из уст португальца, но сотни слонов не остановишь ни бранью, ни ружейными выстрелами. Урдакс взял на мушку ближайшего великана, чей хобот кольцом обвился вокруг ствола. Но пуля рикошетом отскочила на спину толстокожего, не причинив ему ни малейшего вреда.

Макс Губер и Джон Корт быстро оценили ситуацию. Если даже допустить, что ни один выстрел не прозвучит впустую, что каждая пуля достигнет цели, они могли бы убить только несколько слонов, но что удастся их всех перестрелять… Утренняя заря осветила бы груду гигантских туш у подножия тамариндовых деревьев. Но три сотни, пятьсот, тысяча этих животных!.. Не так уж редко встречаются подобные скопления в странах Экваториальной Африки, и путешественники и торговцы рассказывают об огромных долинах, усеянных, сколько видит глаз, жвачными животными самых разных пород…

— Плохо дело, — заметил Джон Корт.

— Можно даже сказать, совсем скверно… — откликнулся Макс Губер.

И, обращаясь к мальчику, оседлавшему ветку рядом с ним, спросил:

— А ты не боишься?..

— Нет, мой друг Макс… с вами мне не страшно! — поспешно заверил его негритенок.

И, тем не менее, было вполне понятно, что не только у ребенка, но и у закаленных взрослых мужчин сердца невольно сжимались от ужаса.

Вне всякого сомнения, слоны заметили между веток людей, и над жалкими остатками каравана нависла страшная угроза.

Задние ряды животных напирали на передние, вокруг холма сжималось кольцо осады. Дюжина толстокожих пыталась своими хоботами зацепить нижние ветки, для чего слоны становились на задние ноги. К счастью, высота в тридцать футов оказалась недостижимой для них.

Четыре выстрела из карабинов прозвучали одновременно, — четыре пули были пущены почти наугад, потому что невозможно было точно прицелиться в полумраке тамариндовой кроны, сквозь зеленую завесу.

Разъяренные вопли немедленно усилились. Однако не похоже, что какого-нибудь слона ранили смертельно. И вместе с тем на четырех нападающих меньше — это уже кое-что!

Теперь уже не только хоботы жадно цеплялись за стволы, но одновременно сами слоны всей массой тела наваливались на деревья, и под этим могучим напором они трепетали. Что и говорить, как ни прочны были деревья у основания, как ни цепко вросли в грунт их корни, но они испытывали такой натиск, которому, безусловно, не могли долго противостоять.

Снова раздались ружейные выстрелы на сей раз пальнули португалец и проводник, дерево которых трясли с таким неукротимым бешенством, что, казалось, оно вот-вот рухнет.

Француз и его компаньон не разрядили свои карабины, хотя держали их наготове.

— А зачем стрелять?.. — сказал Джон Корт.

— Верно, лучше сохраним наши боеприпасы, — согласился Макс Губер. — А то будем еще раскаиваться, что растратили все до последнего патрона!

Дерево, на котором сидели Урдакс и Кхами, подверглось такому мощному нападению, что оно затрещало. Не было сомнения, что, если его и не вырвут с корнем, то оно расколется. Животные таранили его бивнями, пригибали хоботами, сотрясали до самого основания.

Оставаться на дереве хотя бы еще минуту было рискованно: люди могли свалиться на землю.

— Следуйте за мной! — крикнул проводник Урдаксу, стараясь перебраться на соседнее дерево.

Но португалец совершенно потерял голову и продолжал бестолково и безуспешно палить из карабина и револьверов. Пули скользили по бугорчатой коже великанов, словно по панцирю аллигатора.[52]

— Да идите же! — в отчаянии позвал Кхами.

Но в этот момент ствол тряхнуло с такой силой, что проводник едва успел ухватиться за ветви соседнего дерева, на котором спасались Макс Губер, Джон Корт и Лланга. Здесь было спокойнее, потому что главная ярость животных обрушилась на бывшее пристанище Кхами.

— Урдакс!.. Урдакс!.. — вопил Джон Корт.

— Он не захотел идти со мной, сказал проводник. — Он уже не ведает, что творит!

— Бедняга свалится…

— Мы не должны бросать его там… — сказал Макс Губер.

— Надо силой перетащить его, — добавил Джон Корт.

— Увы! Слишком поздно! — резюмировал Кхами.

Он был прав. Расколовшись с громким треском, древесный великан рухнул оземь.

О дальнейшей судьбе португальца его спутники могли только догадываться. Его крики указывали на то, что он пытался отбиться, но, поскольку они почти тотчас прекратились, это означало, что все было кончено.

— Несчастный… Несчастный!.. — бормотал Джон Корт.

— А скоро и наша очередь, — угрюмо процедил Кхами.

— Это было бы весьма прискорбно, — холодно заметил Макс Губер.

— Еще раз, мой дорогой друг, я заявляю о полной солидарности с вами! — провозгласил Джон Корт.

Что делать?.. Вытаптывая холм, слоны трясли другие деревья, и кроны у тех колебались, как от порыва ураганного ветра. Ужасный конец Урдакса стоял у всех перед глазами; не такая ли участь ожидала каждого из них? Есть ли шанс спуститься с дерева раньше, чем упасть с него?.. А если рискнуть спуститься, чтобы достичь долины, то удастся ли им оторваться от преследователей? Успеют ли они добраться до леса? И еще немаловажный вопрос — достаточную ли защиту от слонов сможет им предоставить лес?.. А если животные и не войдут туда, то, может быть, люди спасутся от толстокожих только затем, чтобы тут же попасть в лапы не менее жестоких туземцев?..

Однако, если представится возможность укрыться в лесу, ею следует воспользоваться без промедления. Здравый смысл повелевал предпочесть опасность неопределенную опасности вполне реальной.

Дерево уже наклонилось так, что слоны своими хоботами могли дотянуться до нижних веток. Проводник и двое его компаньонов почти падали, настолько сильными становились толчки. Опасаясь за Ллангу, Макс Губер прижимал его к себе левой рукой, а правой держался сам. Такое положение не могло слишком долго сохраняться: или корни сдадут, или ствол треснет у основания… А падение дерева это смерть для тех, кто нашел прибежище на его ветвях, это страшный финал португальца Урдакса!..

Под напором резких и частых толчков корни наконец уступили, почва приподнялась, и дерево скорее улеглось, чем рухнуло, поперек холма.

— К лесу!.. К лесу!.. — кричал Кхами.

С той стороны, где ветви дерева встретились с землей, отступившие слоны освободили часть пространства. В мгновение ока проводник, чей голос был услышан, очутился на земле. Трое других устремились за ним в открывшийся свободный проход.

Сперва слоны, занятые сокрушением других деревьев, не заметили беглецов. Макс Губер с Ллангой на руках стремительно несся, насколько позволяли силы. Джон Корт держался поблизости, готовый каждую минуту разрядить свой карабин в первого слона, который пустится в погоню.

Едва они успели пробежать полкилометра, как десяток слонов, отделившись от стада, бросились вдогонку.

— Смелее! Смелее!.. — кричал Кхами. — Сохраним наше преимущество! Мы выиграем!

Его уверенность в успехе имела некоторые основания, но все же мешкать было нельзя. Между тем Лланга чувствовал, что Макс Губер устал держать его на руках.

— Отпусти меня… мой друг Макс… Отпусти меня на землю… У меня резвые ноги… Пусти меня!

Но Макс Губер, не слушая его, старался не отставать.

Уже километр остался позади, а животным не удалось заметно сократить дистанцию. К несчастью, бег Кхами и его спутников стал замедляться: у них перехватывало дыхание от безумной гонки.

От опушки их отделяло всего несколько сот шагов… Неужели грядет спасение?.. Или хотя бы надежда на него? Ведь слоны не смогут свободно перемещаться среди густых зарослей…

— Быстрее! Быстрее!.. — повторял Кхами. — Передайте мне Ллангу, месье Макс!

— Нет, Кхами… Буду держаться до последнего!

Ближайший к ним слон находился в какой-нибудь дюжине метров, он трубил вовсю, до них долетало горячее дыхание толстокожего. Почва дрожала от бега могучих ног. Еще минута — и животное настигло бы Макса, который с трудом выдерживал темп.

Но Джон Корт резко остановился и обернулся к преследователю лицом. Он вскинул к плечу карабин, мгновенно прицелился и выстрелил. Пуля точно достигла цели, пронзив сердце слона. Он упал замертво.

— Вот повезло! — пробормотал Джон Корт и снова припустил к лесу.

Подбежавшие слоны на какие-то секунды задержались возле поверженного собрата. Распростертая на земле туша дала беглецам небольшой выигрыш во времени, которым они и не преминули воспользоваться.

Но по всему было видно, что, управившись с деревьями на холме, стадо в полном составе ринулось к лесу.

Огни больше не появлялись ни внизу, ни на макушках деревьев. Горизонт погрузился в непроглядную темноту.

Измочаленные до предела, совершенно выбившись из сил и едва переводя дух, участники разгромленного каравана совершили последний героический рывок.

— Еще немного!.. А ну, поднатужились! Смелее, смелее!.. — взбадривал Кхами криками свой маленький отряд.

Правда, им оставалось пробежать не более полусотни шагов, но и слоны были от них уже в сорока шагах…

Высочайшим напряжением воли и физических сил, подстегнутые инстинктом самосохранения, Кхами, Макс Губер и Джон Корт рванули вперед. Они миновали первые ряды деревьев и, полуживые, повалились на землю.

Тщетно слоны старались преодолеть возникшее перед ними препятствие. Деревья высились такой плотной стеной и были столь кряжисты, что ни прорваться сквозь них, ни повалить их животные не могли. Напрасно просовывали свои хоботы между стволами возбужденные великаны, напрасно задние ряды теснили и напирали на передние…

Беглецы могли уже не опасаться слонов, перед которыми девственный лес Убанги воздвиг неодолимое препятствие.


Глава IV

ВЫБОР СДЕЛАН!

Время близилось к полуночи. Предстояло провести еще шесть часов в полной темноте. Шесть долгих часов страха и опасности! Несомненно, за непроницаемой зеленой стеной Кхами и его спутники обрели надежное укрытие. Но если безопасность была обеспечена с одной стороны, то с другой сохранялась тайная угроза. Разве не вспыхивали в ночной темноте многочисленные огни на опушке?.. Разве не озарялись верхушки деревьев загадочной иллюминацией?.. Можно ли сомневаться в том, что группа туземцев разбила свою стоянку именно в этом месте?.. И не следовало ли ждать нападения, против которого нет никакой защиты?..

— Будем бдительны, — сказал проводник, когда дыхание вернулось к нему после ночного марафона[53] и когда француз и американец в состоянии были ему отвечать.

— Будем бдительны, — повторил Джон Корт, — и всегда готовы к отражению атаки… Кочевые племена где-то неподалеку… Ведь как раз в этой части лесной опушки они делали остановку… А вот и остатки костра, откуда еще вылетают искры…

Действительно, в нескольких шагах под развесистым деревом тлели еще не остывшие угли, слегка светясь красноватыми точками.

Макс Губер поднялся и с карабином на изготовку исчез в кустарнике.

Кхами и Джон Корт с беспокойством следили за ним, готовые в случае необходимости броситься на выручку.

Макс Губер отсутствовал не более трех-четырех минут. Он не увидел ничего подозрительного, не уловил никаких звуков, которые могли бы внушить мысль о близкой опасности.

— Теперь здесь никого нет. Туземцы наверняка ушли отсюда…

— А может быть, они обратились в бегство, когда началось нашествие слонов?..

— Вполне вероятно, — заметил Кхами, — потому что огни, которые мы наблюдали с месье Максом, погасли сразу же, как только рев стал перемещаться в северном направлении. То ли туземцы проявили чрезмерную осторожность, то ли перепугались до смерти… Ведь они могли себя чувствовать в безопасности за деревьями… Мне трудно объяснить…

— …то, что не поддается объяснению, — заключил Макс Губер, — и ночь не благоприятствует объяснениям. Дождемся рассвета! Пока же, признаюсь честно, я едва держусь на ногах… Глаза у меня слипаются…

— Не очень-то подходящий момент для сна, мой дорогой Макс, — заметил Джон Корт.

— Хуже и не придумаешь, дорогой Джон, да ведь сон не разбирает, он диктует свое… Доброй ночи! И — до завтра!

И мгновение спустя Макс Губер, растянувшись у подножия дерева, погрузился в глубокий сон.

— Устраивайся рядом с ним, Лланга, — предложил Джон. Корт. — А мы с Кхами подежурим до утра.

— Хватит и меня одного, месье Джон, — заявил Кхами. — Я к этому привычен… А вам советую последовать примеру вашего друга…

На Кхами можно было положиться. Ни на одну минуту он не потеряет бдительность!

Лланга прижался к Максу Губеру и заснул. Джон Корт, однако, решил бодрствовать. Четверть часа он еще беседовал с проводником. Оба говорили о невезучем португальце, с которым Кхами был давно знаком и чьи достоинства его спутники вполне оценили за время экспедиции.

— Бедняга потерял голову, когда увидел, что эти подлецы носильщики обобрали и бросили его, — снова и снова повторял Кхами.

— Несчастный Урдакс… — пробормотал Джон Корт.

Это были его последние слова перед тем как, сраженный усталостью, он вытянулся на траве и забылся крепким сном.

Не смыкал глаз один только Кхами. С карабином наготове, напрягая зрение и слух, он чутко улавливал малейшие ночные звуки, пристально вглядывался в густую темень, иногда поднимался и осторожно обшаривал ближние кусты и деревья, ежесекундно готовый разбудить своих компаньонов, если возникнет необходимость обороняться. До самого рассвета он был начеку.

По некоторым штрихам читатель уже смог установить различие в характерах двух друзей, француза и американца.

Джон Корт был человеком серьезным и практичным, склад его ума отличался рациональностью. Эти качества вообще присущи жителям Новой Англии.[54] Родившись в Бостоне[55] и будучи, таким образом, американцем по происхождению, он обнаруживал лучшие черты, свойственные янки.[56] Очень любознательный в вопросах географии и антропологии,[57] он самозабвенно увлекался изучением человеческих рас.[58] К этим его достоинствам присоединялись большое мужество и преданность друзьям, доходящая до крайней степени жертвенности.

Макс Губер оставался парижанином и в дальних краях, куда заносили его превратности судьбы; он не уступал Джону Корту ни в умственных, ни в душевных качествах. Натура менее практичная, он жил, можно сказать, в мире поэзии, тогда как Джон Корт обитал в мире прозы. Темперамент[59] толкал его на поиски необычного, экстраординарного.[60] Так что, как уже заметил читатель, он был способен на прискорбное безрассудство ради своей прихоти и фантазии, и осторожный его товарищ не всегда мог удержать своего друга от подобных поступков. Однако многие вылазки Макса Губера со времени отъезда из Либревиля заканчивались благополучно.

Либревиль — столица Французского Конго. Основанная в 1849 году на левом берегу эстуария[61] реки Габон, она, насчитывает нынче от тысячи пятисот до тысячи шестисот обитателей. Там находится резиденция[62] губернатора колонии, и не стоит искать других внушительных зданий, кроме его собственного дома. Госпиталь, заведение миссионеров, а в части промышленной и торговой — несколько магазинов, угольных и дровяных складов, вот и весь город.

В трех километрах от столицы находится «городок-спутник» — деревня Гласе, где благоденствуют немецкие, английские и американские фактории.

Именно там лет пять-шесть тому назад познакомились и крепко подружились Макс Губер и Джон Корт. Их семьи имели значительный интерес в американской фактории Гласса. Оба друга занимали там высшие должности. Это заведение процветало, ведя торговлю слоновой костью, арахисовым маслом, пальмовым вином и другими местными продуктами, например, орехом гуру, стимулирующим аппетит и энергию человека, ягодой каффа, очень ароматной и живительной. Эти плоды широко вывозятся на рынки Америки и Европы.

А три месяца тому назад Макс Губер и Джон Корт составили план экспедиции в край, который простирается на востоке Французского Конго и Камеруна. Отважные охотники, они не колеблясь присоединились к каравану, который собирался выступить из Либревиля именно в этом направлении. Местность кишела слонами за рекой Бахр-эль-Абьяд, вплоть до границ Багирми и Дарфура. Оба знали начальника каравана, португальца Урдакса родом из Луангу, который по заслугам пользовался репутацией удачливого и ловкого торговца.

Урдакс был в составе группы охотников за слоновой костью, которую Стенли в 1887–1889 годах встретил в Ипото, когда она возвращалась из Северного Конго. Но португалец не разделял плохой репутации своих собратьев, которые в большинстве своем под предлогом охоты на слонов истребляли туземцев, так что привозимая ими кость, по словам бесстрашного исследователя Экваториальной Африки, была окрашена в цвет человеческой крови.

Нет! И француз, и американец могли без колебаний принять общество Урдакса, как и его проводника Кхами, который при любых обстоятельствах был одинаково предан и старателен.

Как уже сказано, экспедиция прошла удачно. Давно привыкнув к местному климату, Макс Губер и Джон Корт с завидной легкостью переносили тяготы долгого пути. Немного похудевшие, они возвращались в добром здравии и хорошем настроении, когда непредвиденная случайность преградила им дорогу домой. И теперь им очень не хватало начальника каравана, его гибель сразу осложнила задачу. Ведь еще свыше двух тысяч километров отделяло их от Либревиля…

"Великий лес", как его называл Урдакс, этот девственный лес Убанги, границу которого они пересекли, вполне оправдывал такое наименование.

В известных нам частях земного шара есть пространства, покрытые миллионами деревьев, и размеры их таковы, что с ними не может сравниться большинство европейских стран.

Среди самых крупных в мире называют четыре лесных массива, расположенных в Северной Америке, в Южной Америке, в Сибири и в Центральной Африке.

Первый тянется в северном направлении до Гудзонова залива и почти до полуострова Лабрадор, покрывает в провинциях Квебек и Онтарио, к северу от Святого Лаврентия,[63] территорию длиной две тысячи семьсот пятьдесят и шириной до тысячи шестисот километров.

Второй занимает долину Амазонки, на северо-западе Бразилии, и простирается на три тысячи сто километров в длину и около двух тысяч в ширину.

Третий огромный массив леса четыре тысячи восемьсот километров на две тысячи семьсот ощетинился высокими, до полутораста футов, елями в южной Сибири, между бассейном Оби на западе и долиной Индигирки на востоке, и этот колоссальный регион орошается реками Енисей, Оленёк, Лена и Яна.

Четвертый тянется от долины Конго до истоков Нила[64] и Замбези,[65] и площадь его, до сих пор точно не определенная, превосходит, по всей вероятности, каждый из предыдущих массивов. Там пролегло воистину громадное пространство неизведанного региона, составляющее эту часть Африки, параллельную экватору, к северу от Огове и Конго, — на целый миллион квадратных километров! Это в два раза больше всей площади Франции…

Нам памятно, что португалец Урдакс никоим образом не желал углубляться в этот лес, а собирался обойти его с северо-западной стороны. Да и то сказать, как бы могла упряжка быков с повозкой передвигаться по этому лабиринту?.. Пускай и ценой продления маршрута на несколько дней, но караван бы следовал вдоль опушки более легкой дорогой, которая привела бы его к правому берегу Убанги, а оттуда уже совсем просто добраться к факториям Либревиля.

Теперь же ситуация изменилась. Нет больше никакой обузы в лице многочисленного персонала, громоздкого багажа. Нет и самой повозки, быков и лагерного инвентаря. Только трое мужчин и ребенок безо всяких средств передвижения, в пятистах лье от побережья Атлантики.

Какое же решение следовало принять? Возвратиться к маршруту, указанному Урдаксом, но в условиях куда менее благоприятных? Или попытаться пешком пересечь лес, рискуя встретиться с кочевыми племенами, зато сокращая расстояние к границам Французского Конго?..

Вот такой главный вопрос нужно было обсудить, а затем и решить, как только Макс Губер и Джон Корт проснутся на заре.

В течение долгих часов Кхами оставался на посту. Ни одно происшествие не обеспокоило сна отдыхающих, не дало и намека на возможное нападение. Много раз проводник с револьвером в руке отходил шагов на пятьдесят, шарил в кустах, когда какой-нибудь звук вызывал у него тревогу. Но это лишь трещали сухие ветки, или, взмахнув крылом, крупная птица зацепилась за листья, или это был топот жвачного животного, пробегавшего мимо, или те смутные лесные шумы, когда под ночным ветерком трепещут верхние слои тропической зелени.

Едва открыв глаза, оба друга тут же вскочили на ноги.

— А что туземцы?.. — спросил Джон Корт.

— Они не появлялись, — ответил Кхами.

— Не осталось ли каких-нибудь следов их пребывания?..

— Очень вероятно, месье Джон, но скорее всего — на опушке…

— Давай поглядим, Кхами!

Все трое в сопровождении Лланги осторожно вышли к долине, откуда вчера спаслись бегством. Здесь обнаружилось немало "вещественных улик": многочисленные следы человеческих ног, примятая трава у подножий деревьев, остатки полусгоревших смолистых ветвей, кучи пепла, где еще мерцали отдельные искорки, полуобгоревший колючий кустарник, чьи самые сухие ветви еще источали легкий дымок… Но ни одного человеческого существа под сенью деревьев или на ветвях, где еще пять-шесть часов назад вспыхивали бродячие огоньки.

— Ушли… — сказал Макс Губер.

— Или, по крайней мере, переместились, — отозвался Кхами. — Мне кажется, нам нечего бояться…

— Если туземцы ушли в другое место, то слоны не последовали их примеру, — заметил Джон Корт.

И действительно, ужасные толстокожие все еще бродили вдоль лесной опушки. Многие с маниакальным[66] упорством продолжали свои наскоки на деревья, с яростью, но безо всякого успеха «бодая» могучие стволы… Что касается живописной группы тамариндовых деревьев, то Кхами и его спутники увидели, что она совершенно исчезла. Лишенный своей тенистой макушки, холм превратился в едва заметное возвышение на равнине.

По совету проводника Макс Губер и Джон Корт не стали обнаруживать своего присутствия перед слонами: может быть, они все-таки уберутся отсюда…

— Это бы нам позволило возвратиться в лагерь и подобрать что-нибудь из остатков: какие-нибудь консервы, боеприпасы… — сказал Макс Губер.

— А также пристойно похоронить несчастного Урдакса, — добавил Джон Корт.

— Нечего и думать об этом, пока слоны на опушке, — заявил Кхами. — Да к тому же, если что и найдем из нашего багажа, то наверняка оно превратилось в сплошное месиво…

Проводник был прав. И, поскольку слоны не проявляли никакого намерения ретироваться, оставалось только решить, что теперь делать. Пока же Кхами, Джон Корт, Макс Губер и Лланга вернулись по своим следам к месту ночевки.

По пути Максу Губеру повезло: ему удалось подстрелить отличную дичь. Охотник ликовал: мяса теперь хватит на несколько дней.

Это оказалась ньяла, разновидность антилопы серой масти с коричневыми пятнами; крупного размера самец с винтообразными рогами, густой мех у него покрывал грудь и нижнюю часть тела. Пуля поразила животное в то мгновение, когда голова его появилась из кустов.

Убитый экземпляр тянул фунтов на двести пятьдесят — триста, не меньше. Увидев, что животное упало, Лланга кинулся к нему, как охотничий пес. Но, вполне понятно, мальчику не под силу было притащить такую добычу, и взрослые помогли ему.

Проводник, имевший навыки в операциях такого рода, расчленил тушу и вырезал из нее самые лакомые куски. Джон Корт подбросил в затухающий костер охапку сухих дров, и через несколько минут они уже полыхали ярким пламенем. Когда образовалось изрядное количество раскаленных углей, Кхами разложил на них разрезанные ломти аппетитного мяса. Его запах вскоре защекотал ноздри.

О консервах, сухарях и печенье следовало забыть. Носильщики, без сомнения, растащили главную часть запасов экспедиции. К счастью, в изобилующих дичью лесах Центральной Африки охотник всегда может себя прокормить, если он умеет довольствоваться жареным и тушеным мясом.

Боевого снаряжения нашим героям хватало. У мужчин было по надежному карабину и револьверу. При отличном умении владеть оружием они сослужат хорошую службу. Но нужны еще и патроны, поэтому когда разгром каравана стал неминуем и перед тем, как навсегда оставить повозку, мужчины успели набить ими свои карманы, но все же запас был невелик. Не более полусотни выстрелов на каждого — это негусто, если принять во внимание, что придется защищаться от хищников и кочевых племен на дистанции в шестьсот километров, до самого берега Убанги. С этого момента Кхами и его друзья смогут прокормиться или в деревнях, или в миссионерских колониях, а то и на борту пароходов, которые курсируют по крупному притоку Конго.

Основательно насытившись нежным мясом ньялы и утолив жажду чистой водой из ручейка, петлявшего между деревьями, все трое принялись обсуждать свое положение. Надо было что-то решать.

Взявший слово первым Джон Корт сказал:

— Кхами, до сих пор нашим руководителем был Урдакс… Мы всегда следовали его советам, поскольку доверяли ему… И такое же доверие внушает нам ваш характер и опыт… Скажите же, как разумней сейчас поступить, и мы согласимся с вами…

— Конечно, — поддержал Макс Губер. — Мы с Джоном всегда заодно…

— Вы знаете эту страну, Кхами, продолжал американец. — Уже много лет водите караваны самоотверженно и с усердием. Вот мы и взываем к вашему мастерству и вашей преданности. Смею заверить, что усердия и самоотверженности у нас с Максом тоже достаточно…

— Месье Джон, месье Макс, положитесь на меня, — просто отвечал проводник, крепко пожимая протянутые к нему руки, к которым присоединилась и маленькая рука Лланги.

— Каково же ваше мнение?.. — спросил Джон Корт. — Должны ли мы принять или отбросить план Урдакса обойти лес с западной стороны?..

— Надо его пересечь, — без колебания заявил проводник. — Можно не опасаться неожиданностей. Хищники, вероятно, и встретятся, а вот туземцы — нет. Ни пагуэны, ни денка, ни фунды, ни буго не рискуют забираться в самую чащу, и другие племена Убанги этого не делают. Наибольшие неприятности случаются на равнине, особенно от кочевых племен. А в лес, куда не мог войти караван с грузом, пешеходы найдут возможность пробраться. Повторяю: давайте направимся к юго-западу, и я не сомневаюсь, что мы без больших ошибок выйдем к водопаду Зонго.

Этот водопад преграждает Убангу в том месте, где река меняет западное направление на южное. По свидетельству путешественников, именно там находится крайняя точка "Великого леса". А дальше предстоит следовать по равнинам параллельно экватору, и благодаря многочисленным караванам, посещающим этот район, уже не будет проблем со средствами передвижения и с пропитанием.

Кхами рассуждал разумно. К тому же предложенный им маршрут сокращал путь к Убанги. Оставался вопрос о характере преград, которые мог воздвигнуть перед путешественниками девственный лес. На тропинки нечего было рассчитывать: разве что какие-нибудь проходы, проделанные дикими животными — буйволами, носорогами и другими крупными млекопитающими. Что касается почвы, то она густо заросла кустарником и высокими травами, поэтому потребуется топор. Между тем в распоряжении наших путников были только топорик проводника да несколько складных ножей. И все-таки представлялось, что слишком долгих задержек на марше быть не должно.

Отбросив все сомнения, Джон Корт больше не колебался.

Оставалась еще трудность ориентации[67] в вечном сумраке под деревьями, ведь солнце даже в зените едва пробивало их плотно сомкнутые вершины. Но эта трудность вполне преодолима.

Действительно, у представителей некоторых человеческих рас очень тонко развит, словно у животных, совершенно необъяснимый инстинкт точного следования по определенному маршруту. Например, китайцы, подобно представителям многих диких племен, обладают способностью руководствоваться слухом и обонянием еще с большим успехом, чем зрением, и угадывать верное направление по мельчайшим признакам. Кхами обладал этим редким даром ориентации в высочайшей степени, и много раз убедительно это доказывал. Француз и американец вполне могли положиться на его способности, скорее физические, нежели интеллектуальные,[68] почти исключавшие ошибку, так что можно было обойтись и без вычисления положений солнца.

Что же касается других трудностей, которые могли бы повстречаться в лесу, то вот что ответил на это проводник:

— Месье Джон, я знаю, что в любом случае нас ожидает колючий кустарник, сухой валежник, поваленные деревья, через некоторые препятствия очень нелегко будет перебираться… Но можете ли вы представить, чтобы огромный лес не орошался какими-то речками и ручейками? А они ведь могут быть только притоками Убанги…

— Хотя бы тот, что мы видели неподалеку от холма, — заметил Макс Губер. — Он течет именно к лесу, и почему бы ему не превратиться в реку?.. Тогда мы смогли бы соорудить плот… связать несколько стволов вместе…

— Не опережайте события, — посоветовал Джон Корт, — и не давайте плыть своей фантазии по волнам воображаемой реки…

— Месье Макс прав, — вмешался Кхами. — К заходу солнца мы дойдем до этого водного пути… Он наверняка ведет к Убанги.

— Согласен, — отозвался Джон Корт, — но мы же знаем эти африканские реки, большинство из них несудоходно…

— Вы видите одни только трудности, мой дорогой Джон…

— Лучше увидеть их раньше, чем опоздать, мой дорогой Макс!

Американец говорил правду. Большие и малые реки Африки не располагают теми преимуществами, какие есть у водных артерий Америки, Азии и Европы. На Черном континенте четыре главные реки: Нил, Замбези, Конго и Нигер,[69] а еще множество притоков, которые питают их и образуют весьма значительную водную сеть их бассейнов.[70] Несмотря на свое природное расположение, они очень незначительно облегчают экспедиции в глубину континента.

По рассказам путешественников, чья страсть к открытиям повела их в глубь огромных территорий, африканские реки нельзя и сравнивать с Миссисипи,[71] рекой Святого Лаврентия, Волгой,[72] Брахмапутрой,[73] Гангом,[74] Индом…[75] Объем их водных ресурсов намного меньше, хотя длина и сопоставима с названными могучими артериями,[76] и уже на сравнительно небольшом расстоянии вверх по течению от устья они теряют способность нести суда среднего тоннажа.[77] Кроме того, на них много мелей и порогов, которые нередко тянутся от одного берега до другого, а водопады порой столь яростны, что никакое судно не рискнет их преодолевать. В этом одна из причин, почему Центральная Африка так мало исследована.

Возражение Джона Корта имело, таким образом, свою реальную основу, и Кхами не мог этого не признать. Но все-таки оно было не такого свойства, чтобы перечеркнуть план проводника с его несомненными и немалыми достоинствами.

— Если нам повстречается подходящий водный поток, будем спускаться по течению, сколько возможно… Если возникнет препятствие, требующее маневра, постараемся его преодолеть… В случае неудачи мы продолжим путь пешком… — Спокойные рассуждения проводника звучали логично и убедительно.

— Ну что же, — смягчился Джон Корт, — ведь я вовсе не намерен противодействовать вашему проекту, Кхами… Думаю, что мы все его одобряем и готовы двигаться к Убанги по одному из ее притоков, если только представится для этого хоть малейшая возможность…

Дискуссия достигла кульминации, оставалось лишь кому-нибудь вымолвить еще два слова.

И торжествующий Макс Губер воскликнул радостным, возбужденным голосом:

— В путь!

Его товарищи откликнулись дружным эхом.

В глубине души проект необычайно импонировал Максу Губеру: ринуться навстречу неведомым приключениям в глубину огромного леса, доселе никем не изученного, а может быть, и совершенно непроходимого… А что, если там наконец откроется перед ним нечто такое, чего он не смог отыскать в верховьях Убанги?


Глава V

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПУТИ

Стрелки часов перевалили за восемь, когда Джон Корт, Макс Губер, Кхами и негритенок пустились в дорогу в юго-западном направлении.

На каком расстоянии должен появиться водный поток, по которому они рассчитывали следовать до его слияния с Убанги?.. Никто этого не знал. А что, если ручей, по их наблюдениям бежавший к лесу, обогнув тамариндовый холм, свернет к востоку, вовсе не углубляясь в чащу?.. Наконец, если разные преграды, камни или пороги загромоздят русло до такой степени, что плыть окажется невозможно?.. С другой стороны, если это громадное скопление деревьев начисто лишено тропинок или хотя бы лазов, проделанных животными в сплошных зарослях, то как проложат себе дорогу пешеходы без железа или огня?.. Найдут ли Кхами и его спутники участки, посещаемые крупными четвероногими, с расчищенной почвой, вытоптанными кустами, разорванными лианами — словом, свободные для ходьбы?

Лланга, будто ловкий хорек, бежал впереди, хотя Джон Корт советовал ему не отрываться ото всех. Но даже когда мальчик исчезал из виду, все время слышался его тонкий пронзительный голос:

— Сюда!.. Сюда!..

И все трое спешили к нему, пробираясь через просветы, сквозь которые он только что проскользнул.

Когда нужно было сориентироваться в полумраке древесного лабиринта, инстинкт проводника срабатывал немедленно. Впрочем, через разрывы в зеленых куполах можно было определять и положение солнца. Стоял март, в этом месяце солнце в момент кульминации поднимается почти к зениту, а он занимает на этой широте линию небесного экватора.

Но чаще всего листва смыкалась над головами столь плотной массой, что вечерние сумерки царили под сенью деревьев-великанов. В пасмурную погоду здесь было совершенно темно. Ночью всякое движение прекращалось. Кхами рассчитывал делать привалы с вечера до утра, выбирая для этого защищенное место где-нибудь у подножия стволов на случай дождя; огонь разводили только для приготовления пищи из свежей дичи. Хотя лес как будто и не посещали кочевые племена, по крайней мере здесь не попадались следы, подобные тем, что они обнаружили на опушке, — предосторожность была нелишней, и не стоило светом костра выдавать свое присутствие. Несколько раскаленных углей, присыпанных золой, вполне достаточно для стряпни, а бояться холода в эту пору африканского сезона не приходилось.

Караван уже испытал все тяготы адской жары, пересекая равнинные места. Температура там достигала крайних отметок. Под зеленым куполом Кхами, Макс Губер, Джон Корт чувствовали себя комфортнее, погодные условия были более благоприятны для долгого и изнурительного перехода, навязанного им обстоятельствами. В ночные часы, еще сохраняющие дневное тепло, при отсутствии дождя было приятно спать на свежем воздухе.

Дождь, конечно, подлинное бедствие в стране, где все сезоны дождливы. В период равноденствия[78] дуют пассаты, которые взаимно нейтрализуются. Из этого климатического феномена проистекает удивительное явление: при совершенно спокойной атмосфере облака извергают свою конденсированную влагу[79] бесконечными ливнями. Через какую-нибудь неделю небо снова прояснится, выплывет луна, и, поскольку спутник Земли загадочно влияет на метеорологическую обстановку, можно рассчитывать на несколько недель, свободных от борьбы стихий.

В этой части леса, очень полого опускавшейся к берегам Убанги, грунт не болотистый, каким он был бы, несомненно, в южном регионе. Твердую почву устилает высокая и жесткая трава, которая затрудняет и замедляет движение, если нога животного еще не успела ее примять.

— Эх! — сокрушался Макс Губер. — Как жаль, что наши слоны не добрались сюда! Они бы разорвали все лианы, раздвинули кустарник, протоптали бы дорожку, раздавили бы все колючки…

— И нас вместе с ними, — добавил Джон Корт.

— Это уж точно, — подтвердил проводник. — Будем довольны и тем, что сотворили для нас носороги и буйволы… Где они прошли, там и мы пройдем…

Впрочем, леса Центральной Африки не были для Кхами диковинкой, поскольку он часто пересекал лесные массивы Конго и Камеруна. Понятно, что он не затруднялся с ответами на вопросы о различных древесных породах, изобилие которых поражало путников. Джона Корта очень интересовали великолепные образцы растительного царства, все эти явнобрачные,[80] множество видов которых встречается между Конго и Нилом.

— К тому же, — говорил он, — многие из них годятся в пищу и способны разнообразить наше монотонное мясное меню…

Не говоря уж о гигантских тамариндовых деревьях, которые встречались на каждом шагу, воображение поражали высоченные мимозы и баобабы,[81] вздымавшие свои вершины футов на полтораста. На двадцать и тридцать метров возносились отдельные представители семейства молочайных, с колючими ветками, с листьями шириной до шести-семи дюймов, покрытые корой, содержащей похожее на молоко вещество. Их плоды, созревая, лопаются и разбрасывают вокруг семена из своих шестнадцати отсеков.

А если бы Кхами не обладал безошибочным инстинктом ориентации, то он мог бы использовать показания silphinum lacinatum, потому что нижние листья этого куста поворачиваются таким образом, что одна их сторона смотрит на восток, а другая — на запад.

Воистину, затерянный среди этих могучих массивов бразилец мог бы подумать, что он находится в глубине девственных лесов бассейна Амазонки. В то время как Макс Губер чертыхался из-за карликовых кустов, которыми щетинилась земля, Джон Корт не уставал восхищаться гладкими зелеными коврами с целыми россыпями аниом и других цветов, десятками разновидностей папоротника. А какое разнообразие деревьев и с твердой, и с мягкой древесиной!

Эти породы, как заметил Стенли в своем "Путешествии в сумерках Африки", заменяют на Черном континенте сосну и ель северных широт. Из одних только крупных листьев этих деревьев туземцы сооружают себе хижины на временных стоянках. А кроме того, в лесу встречаются в больших количествах тиковые[82] и красные[83] деревья, а еще железные[84] и не поддающиеся гниению кампешевые,[85] древовидные манговые,[86] в изобилии выделяющие смолистые вещества копалы,[87] смоковницы,[88] которые могли бы соперничать по красоте со своими собратьями из Восточной Африки, дички апельсиновых деревьев, фиговые пальмы[89] с белыми, словно покрытыми известкой, стволами и множество других пород деревьев.

Оказалось, что бесчисленные представители растительного царства не так уж плотно сбиты в кучу и не настолько угнетены, чтобы их кроны не могли развиваться во всем великолепии под воздействием благодатного климата, одновременно теплого и влажного. Да, здесь нашлось бы место даже для проезда караванных упряжек, если бы стволы не были опутаны целой сетью зеленых «канатов» — лиан[90] толщиной в человеческую руку и других ползучих растений. Они переплетали все деревья, свисали гирляндами с веток в самых причудливых формах и комбинациях, фестонами окаймляли бесконечные заросли. Ни единой ветви, которая оставалась бы несвязанной с соседними, ни единого ствола, который не был бы оплетен в эту могучую растительную сеть, отдельные части которой спускались до земли живописными зелеными сталактитами.[91] И ни одной бугорчатой коры, не покрытой плотным ковром бархатистого мха, на котором суетились мириады[92] насекомых с золотистыми крылышками!

И изо всех пор этого слоеного зеленого шатра вырывались чириканье и щебет, уханье и писк, разномастный гам и гортанные крики сменялись мелодичным пением. И этот концерт звучал с утра до позднего вечера.

Тысячи птичьих горлышек распевали арии, украшая их самыми замысловатыми руладами и трелями, более пронзительными, чем свисток флотского старшины. Воистину оглушал этот удивительный крылатый мир попугаев и сов, дроздов и удодов,[93] козодоев,[94] не говоря уже о миниатюрных колибри,[95] которые вились среди высоких крон, подобно пчелиным роям…

Крики испускали представители многоликого обезьяньего племени. В какофоническом[96] хоре участвовали сероватые бабуины,[97] мандрилы,[98] шимпанзе[99] и самые сильные и опасные из африканских обезьян гориллы.[100] До сих пор эти четверорукие, сбившиеся в стаи, не проявляли никакой враждебности по отношению к Кхами и его спутникам, без сомнения, первым людям, которых они увидели в глубине центральноафриканского леса. Были все основания полагать, что человеческие существа никогда не забирались в эту таинственную глушь. Вот почему обезьянье племя проявляло к незнакомцам скорее любопытство, нежели гнев. В других частях Конго и Камеруна дело обстоит иначе. Человек там появился давно. Охотники за слоновой костью, среди которых сотни браконьеров туземного и европейского происхождения, словно соревнуются друг с другом в жестокости, и обезьяны давно стали свидетелями производимых ими опустошений.

Первую остановку сделали в полдень, вторую — около шести вечера. Самые большие трудности возникали в пути из-за плотного переплетения лиан. Разрывать или резать эту запутанную сеть приходилось на каждом шагу, что очень изнуряло людей. Но попадалось и немало свободных проходов: это были звериные тропы, ведущие к водопою. Чаще всего их протаптывали буйволы, некоторых даже удавалось увидеть.

Буйволы способны превращаться в очень грозного противника благодаря своей огромной силе; охотники стараются избегать прямого столкновения, особенно с ранеными животными. Самый надежный способ победить их — всадить пулю между глаз, но не слишком низко. Такой выстрел смертелен.

У Джона Корта и Макса Губера еще не было случая испытать свою ловкость в охоте на этих зверей, которые держались вне пределов досягаемости. Впрочем, запасы антилопьего мяса еще не иссякли, да и следовало экономить боеприпасы. За время перехода не должен был прозвучать ни один ружейный выстрел, не продиктованный необходимостью самозащиты или же добычи повседневного пропитания.

Когда приблизился вечер, Кхами подал сигнал к остановке на небольшой поляне, у подножия дерева, которое возвышалось над окружающим лесом. Крона его начиналась в шести метрах над землей, серо-зеленую листву усеивали беловатые пушистые цветы, снегом опадавшие вокруг серебристого ствола. Это было одно из тех африканских хлопковых деревьев, чьи могучие корни образуют аркоподобную систему, способную служить хорошим природным укрытием.

— Смотрите-ка, да здесь уже готова постель! — вскричал восхищенный Макс Губер. — Хотя матрац и не пружинный, но зато из хлопка! Вот это подарочек!

Огонь разожгли с помощью огнива и трута, которыми запасся Кхами. К несчастью — что же с этим поделать?.. — закончились сухари, заменявшие хлеб в экспедиции, и пришлось довольствоваться одним жареным мясом. Оно, впрочем, вполне насытило проголодавшихся людей.

После ужина, прежде чем расположиться между корней хлопкового дерева, Джон Корт обратился к проводнику:

— Если не ошибаюсь, мы все время двигались в юго-западном направлении…

— Именно так, — ответил Кхами. — Всякий раз, когда появлялось солнце, я проверял наш курс…

— Как вы полагаете, какое расстояние удалось преодолеть за минувший день?..

— От четырех до пяти лье, месье Джон, и, если мы сохраним такой темп, то нам понадобится не более месяца, чтобы выйти к берегам Убанги.

— Ну, хорошо, — заметил Джон Корт, — а не следует ли из осторожности принять во внимание возможные неудачи?

— И возможные удачи тоже, — вмешался Макс Губер. — Кто знает, а вдруг мы обнаружим какую-нибудь речку и спустимся по ней, экономя наши силы…

— До сих пор мы почему-то не обнаружили ее, милый Макс…

— Пока еще мы слишком мало продвинулись на запад, — заявил Кхами, — и я был бы очень удивлен, если бы завтра… или послезавтра…

— Ну, давайте допустим, что река нам не попадется, что мы должны будем действовать, не рассчитывая на водный путь… Короче говоря, тридцатидневное путешествие с не такими уж непреодолимыми преградами, какие встретились нам сегодня, в первый день перехода, не должно пугать привычных к Африке охотников вроде нас!

— А я вот очень боюсь, как бы этот загадочный лес не оказался вовсе безо всякой загадки, — добавил с грустью Макс Губер.

— Тем лучше, Макс!

— Тем хуже, Джон! Ну, ладно… Идем спать, Лланга!

— Да, мой друг Макс, — ответил ребенок, чьи глаза совершенно слипались от усталости: за все время пути мальчик ни разу не отстал от взрослых.

Пришлось перенести его на руках к подножию хлопкового дерева и устроить между корнями в самом уютном уголке.

Проводник вызвался нести караульную службу и заявил, что не сомкнет ночью глаз. Однако товарищи его не могли с этим согласиться. Решили бодрствовать поочередно, по три часа. Хотя окрестности поляны и не вызывали никаких подозрений, но осторожность требовала быть начеку до рассвета.

Макс Губер первым заступил на дежурство, а Джон Корт и Кхами блаженно растянулись на белой пуховой подстилке, которую насыпало для них дерево.

Положив рядом с собой заряженный карабин и опершись спиной на один из корневых отростков, Макс Губер отдался очарованию спокойной тропической ночи. В глубинах леса утихли все дневные звуки. Только легкое дуновение долетало сквозь ветви и листву, как будто мерно дышали уснувшие деревья. Сияние луны, поднявшейся высоко к зениту, проникало сквозь разрывы в кронах и серебристыми зигзагами ложилось на почву. По краям лужайки в лунном свете мерцали нижние части светлых стволов.

Весьма чувствительный к поэзии природы, Макс Губер смаковал ее, впитывал, впадая по временам в какое-то странное забытье, и, однако же, не спал, четко фиксируя окружающее. Не казался ли он сам себе единственным живым существом в этом огромном мире растений?..

Необычайный мир творила его фантазия из Великого леса Убанги.

"Надо ли стремиться на конечные точки земной оси, разгадывая последние тайны нашей планеты?.. — думалось ему. — К чему пытаться завоевать оба полюса?.. Какие ужасные опасности на этом пути, быть может, вовсе непреодолимые преграды… И что в итоге?.. Решение нескольких проблем метеорологии, электричества, земного магнетизма…[101] Стоит ли ради этого добавлять столько имен к некрологам южных и северных стран? Не больше ли пользы и интереса в том, чтобы вместо экспедиций в арктические и антарктические моря исследовать бесконечные просторы этих лесов, разбить оковы их суровой и дикой непроницаемости?.. Есть еще такие леса в Америке, в Азии, в Африке, и ни одному первооткрывателю нс пришла в голову мысль сделать их местом своих научных исследований и открытий, не хватило мужества ринуться навстречу неизвестности?.. И никто еще не вырвал у этих деревьев ни словечка разгадки их тайны, как древние люди — у дубов Додона?..[102] И не правы ли были мифотворцы,[103] населяя свои леса вымышленными существами — фавнами,[104] сатирами,[105] дриадами,[106] нимфами?..[107]

А впрочем, удерживаясь в рамках современных научных данных, почему бы не допустить, что в этих необъятных лесных массивах живут какие-то неизвестные существа, приспособленные именно к таким условиям?..

Разве в друидическую эпоху[108] не обитали в Трансальпийской Галлии[109] полудикие племена, кельты, германцы, лигурийцы, сотни различных племен со своими особыми нравами и обычаями, со своими городами и деревнями в глубине лесов, так что и вся римская мощь только с превеликими трудностями могла к ним добраться и подчинить себе?.."

Так размышлял Макс Губер.

Именно в этих регионах Экваториальной Африки возникла легенда о существах, стоящих на низшей ступени человеческого развития, существах почти сказочных… Разве этот лес Убанги не соседствовал на востоке с территориями, которые обследовали Швайнфурт[110] и Юнкер,[111] со страной хвостатых людей Ням-Ням, у которых, правда, не оказалось никакого хвостового придатка?.. И разве Генри Стенли не встретил к северу от Итури пигмеев высотой менее метра, отлично сложенных, с кожей гладкой и тонкой, большеглазых, словно газели?.. И разве английский миссионер Альберт Ллойд не подтвердил сам факт их существования между Угандой и Кабиндой, насчитав их более десяти тысяч, укрывшихся под могучими кронами или же оседлавших большие деревья, приспособленные ими для жилья? У этих бамбусти был свой вождь, которому все они беспрекословно повиновались… А в лесах Ндукурбоша миссионер Ллойд, покинув Ипото, набрел на пять деревень, покинутых накануне своим лилипутским населением. И он лично вступил в контакт в этими уамбутти, батинас, акка, базунгу, чей рост не превышал ста тридцати сантиметров, а у некоторых — лишь девяносто два сантиметра…

Максимальный вес этих людей достигал сорока килограммов… Однако же умственное развитие их не уступало прочим племенам, они были так же смекалисты, воинственны и опасны со своим маленьким оружием как для животных, так и для людей, хотя и побаивались сельскохозяйственных племен с верховьев Нила…

Унесенный порывом буйной фантазии, отдавшись на волю богатому воображению, Макс Губер почти уверовал в свою правоту и упрямо твердил себе, что в лесах Убанги обязательно должны обитать какие-нибудь странные существа, о которых этнографы даже не подозревают…

Быть может, это одноглазые люди вроде мифического Циклопа, а может, у них вытянутые носы в виде трубы, что позволило бы причислить их если и не к классу толстокожих, то, по крайней мере, к семье хоботоносных…

Блуждая в плену своих сладких научно-фантастических мечтаний, Макс Губер совершенно забыл о назначенной ему роли часового; враг мог приблизиться незамеченным, и у Кхами и Джона Корта не нашлось бы времени занять оборону…

— Чья-то рука легла на его плечо.

— Эй! Кто это? — очнулся от своих грез Макс Губер, одним прыжком вскакивая с места.

— Это я, — отвечал его товарищ, — не принимайте меня за туземного дикаря из Убанги…

По голосу Джона Корта можно было догадаться, что он улыбается в темноте.

— Ну что, заметили что-нибудь подозрительное?..

— Абсолютно ничего…

— Ваша смена закончилась… Пришло время мне заступать на вахту. А вы идите отдыхать, мой милый Макс!

— Пусть будет по-вашему, но я бы очень удивился, окажись мой сон богаче и ярче снов, пережитых только что наяву!

Первая часть ночи минула спокойно. И дальнейший бег времени не принес никаких перемен. Дежурство Джона Корта, а затем и Кхами обошлось безо всяких происшествий.


Глава VI

КУРС — НА ЮГО-ЗАПАД

На утро следующего дня — это было одиннадцатое марта отлично отдохнувшие от тягот первого этапа Джон Корт, Макс Губер, Кхами и Лланга были вполне готовы с достоинством выдержать испытания второго дня пути.

Покидая приветливую сень хлопкового дерева, они сделали прощальный круг по лужайке, приютившей путников на ночь; их приветствовали мириады птиц, заполнивших все пространство оглушительным хором и сольными трелями, которым позавидовала бы сама великая Патти и прочие виртуозы итальянской оперы.

Перед тем как отправиться в путь, необходимо было подкрепить свои силы. Завтрак состоял из холодного мяса антилопы и воды из ручья, бежавшего неподалеку. Проводник наполнил флягу в поход.

Ручей протекал с левой стороны, люди же двинулись вправо, под густые кроны развесистых деревьев, сквозь которые уже пробивались первые лучи солнца. Положение дневного светила предварительно определили со всей тщательностью.

Судя по всему, этот участок леса посещали крупные четвероногие. Оставленные ими лазы и проходы все время множились. Уже ранним утром люди заметили вдалеке несколько буйволов и даже двух носорогов, которые держались на почтительном расстоянии. Поскольку животные не проявляли никакой агрессивности, то и не было повода расходовать патроны, упреждая их маловероятное нападение.

Маленький отряд сделал привал только к полудню, оставив позади добрую дюжину километров.

По дороге Джону Корту удалось подбить парочку дроф.[112] Эти птицы с черным как смоль оперением обитают в лесах. Вкусное мясо их очень ценят туземцы, а на сей раз ему воздали должное француз и американец за полуденной трапезой.

— Я предлагаю обжарить мясо на вертеле, — заявил Макс Губер.

— Нет ничего легче! — с готовностью откликнулся проводник.

Одну из дроф ощипали, выпотрошили, насадили на прут и обжарили на костре. Блюдо получилось такое вкусное, что уписывали его за обе щеки.

Кхами и его друзья снова тронулись в путь, но вскоре движение замедлилось. Обстановка резко ухудшилась.

Чем дальше пробирались они на юго-запад, тем меньше встречалось звериных троп. Дорогу приходилось расчищать среди густого кустарника, который не уступал лианам, чьи плети невозможно было преодолеть без ножа. Несколько часов лил довольно сильный дождь. Но плотность зеленого купола была такова, что лишь отдельные капли достигали почвы. Тем не менее на одной из полян Кхами удалось наполнить флягу, которая была уже почти пустой: напрасно искали они в травах хоть какой-нибудь ручеек. Теперь же путники вздохнули с облегчением. Но, по всей вероятности, именно из-за отсутствия воды сюда редко забредали животные и не проложили здесь доступных троп.

— Да, все это не сулит нам скорой встречи с рекой, — грустно вздохнул Джон Корт, когда они устраивались на ночлег.

Теперь стало очевидно: речка, протекавшая неподалеку от тамариндового холма, не углублялась в лес, а только огибала его.

Тем не менее принятого направления движения они изменять не собирались, даже если бы знали наверняка, что тот маршрут приведет их к бассейну Убанги.

— Будем уповать на судьбу, — философски заметил Кхами, — если ту речку мы потеряли, может быть, встретится другая, бегущая в ту же сторону…

Ночь с одиннадцатого на двенадцатое марта провели уже не на "хлопковых матрацах", а у подножия огромной шелковицы,[113] чей симметричный ствол возвышался на сотню футов над уровнем травяного ковра.

Дежурство организовали по испытанной схеме, как и в предыдущую ночь, и сон маленького отряда тревожило несколько раз только отдаленное мычание буйволов и рев носорогов. Никто не опасался, что к ночному концерту присоединится рычание льва: эти грозные хищники не живут в лесах Центральной Африки. Они властвуют на более высоких широтах, к югу от Конго, или на северных границах Судана,[114] по соседству с Сахарой. Густые заросли не подходят их капризным натурам, мешают царственным повадкам короля животных короля некоронованного, но всеми признанного. Льву нужны свободные пространства, залитые солнцем долины, где он может резвиться на воле.

Если бы мычание буйволов не заглушало другие звуки, то путники расслышали бы похрюкивание бегемота,[115] а присутствие этих млекопитающих, большую часть времени проводящих в воде, безошибочно указало бы на близость водоема.

Утро началось с выстрела из карабина Макса Губера, который сразил антилопу-орикса размером с крупного осла, или, точнее, зебры. Красивое животное, чья шкура как бы разлинеена аккуратными полосами, одна из которых тянется от затылка до хвоста. Ноги у антилопы беловатого цвета с черными пятнами, длинный хвост ее метет землю, а шею украшает черная меховая оторочка. Достигающие метра в длину рога как бы слагаются от основания из трех десятков колец и вьются с большим изяществом, представляя редкую в природе симметричную гармонию формы. Рога у антилопы-орикса являются оборонительным оружием и позволяют ей в северных и южных регионах Африки оказывать сопротивление даже напавшему на нее льву. Но в этот день взятое на мушку охотником животное не смогло увернуться от пули и, пораженное в самое сердце, было убито наповал.

Пищи теперь хватит отряду на несколько дней. Кхами принялся разделывать тушу, на эту операцию ушел час. Затем, разделив груз между собой, причем Лланга потребовал свою часть ноши, они продолжили путь.

— Скажите на милость, — болтал по дороге Джон Корт, — мясо здесь обходится совсем дешево, чтобы наесться им до отвала, нужен всего только один патрон…

— Да еще ловкость… — подал реплику проводник.

— …и везение в придачу!.. — добавил Макс Губер, самый скромный из всех охотников.

Но если до сих пор Кхами и его компаньоны могли экономить порох и свинец, используя их лишь для отстрела дичи, то начавшийся день, судя по всему, не даст карабинам остыть и заставит прибегнуть к ним для самозащиты.

Проводник подумывал о том, что придется отражать нападение стаи обезьян, которая долго сопровождала пешеходов и с правой, и с левой стороны. Одни четверорукие перепрыгивали с дерева на дерево, другие носились взад и вперед через дорогу, пересекая ее перед самым носом путников и выделывая такие прыжки и коленца, которым позавидовал бы самый ловкий акробат.

В этом представлении участвовали разные виды крупных обезьян: разноцветные павианы — желтые, словно арабы, красные, как индейцы с Дальнего Запада, черные, будто туземцы из Кафрии. Эта порода опасна даже для некоторых хищников. С другой стороны скакали и гримасничали настоящие денди обезьяньего племени, самые элегантные его представители, беспрерывно чистившие и разглаживавшие свои белые пелеринки.

Однако этот эскорт,[116] появившийся после полуденного завтрака, исчез к двум часам, когда Макс Губер, Джон Корт, Кхами и Лланга вступили на довольно просторную и длинную тропу, конца которой не было видно.

Они могли поздравить себя с такой удачной находкой — легкодоступной дорогой в чаще, но встреча с постоянными посетителями этой дороги не доставила им никакой радости. Это оказались два носорога, чье протяжное сопение и фырканье послышались через несколько часов пути. Кхами не ошибся в определении источника звуков и подал знак своим спутникам остановиться.

— Опасные животные, эти носороги!.. — сказал он, снимая с плеча карабин, висевший на перевязи.

— Очень опасные, — подтвердил Макс Губер, — и, однако же, они всего лишь травоядные…

— Тем не менее это грубые и опасные звери! — заметил Кхами.

— Так что же нам делать? — спросил Джон Корт.

— Попытаться пройти незамеченными, — посоветовал Кхами, — или спрятаться на то время, пока вредные твари будут поблизости… Быть может, они не заметят нас… И все-таки нужно быть наготове. Они набросятся на нас, если только обнаружат…

Проверили карабины, переложили патроны так, чтобы можно было их быстро поменять. Затем, сойдя с тропы, все четверо укрылись в густом кустарнике, окаймлявшем проход с правой стороны.

Через пять минут громкий рев раздался уже вблизи. Появились толстокожие страшилища, из породы кетлоа, почти совершенно лишенные шерсти. Они мчались крупной рысью, задрав голову кверху и закинув хвост на круп. Это были крупные экземпляры, до четырех метров в длину, со стоячими ушами и короткими кривыми ногами, усеченные морды их венчал единственный рог, способный наносить ужасающей силы удары. А мощь их челюстей такова, что они с легкостью пережевывают грубые колючие кактусы.

Парочка внезапно остановилась. Кхами и его друзья не сомневались, что носороги напали на след.

Один из них — чудовище с бугристой и сухой кожей — приблизился к кустам.

Макс Губер прицелился.

— Не стреляйте в ноги!.. Цельтесь ему в голову! — крикнул проводник.

Прозвучал выстрел, потом второй, третий. Пули едва задели могучий панцирь, заряды пропали впустую.

Выстрелы не испугали животных и не остановили их. Они явно вознамерились проникнуть в чащу.

Было совершенно ясно, что кусты и ветки — не препятствие для таких мощных животных. В мгновение ока все здесь будет смято, разворочено, вытоптано. Неужели, спасшись от слонов в долине, Кхами и его спутники станут жертвой носорогов в лесу?.. У тех был хобот вместо носа, у этих носы увенчаны рогами, но по силе эти гиганты вполне могут сравниться… И здесь уже нет спасительной опушки леса с ее частоколом крепких стволов, которые помешали слонам пуститься вдогонку. Если люди бросятся наутек, их непременно настигнут, а паутина из лиан затормозит их бег, тогда как носороги прорвут ее как снарядом…

Правда, среди этой чащобы высился огромный баобаб, он мог бы стать убежищем для путников, если бы удалось добраться до его нижних веток. Люди повторили бы маневр, выполненный на тамариндовом холме, хоть он и завершился смертельным исходом для одного из них… Можно ли надеяться, что на сей раз удача им улыбнется?.. Да, наверное, потому что по своим размерам и толщине дерево способно выдержать атаку носорогов.

Но, с другой стороны, первая развилка на большой высоте, до нее футов пятьдесят, а ствол у баобаба словно огромная тыква — ни единой зацепки для рук и ног!

Проводник понял, что бесполезно даже пытаться влезть на баобаб. И Макс Губер с Джоном Кортом терпеливо ждали его решения.

В этот самый момент кусты раздвинулись, и показалась огромная голова.

Прозвучал четвертый выстрел из карабина.

Джон Корт оказался не более удачлив, нежели Макс Губер. Пуля неглубоко проникла в плечо носорога, от боли он яростно заревел, но и не подумал отступать. Наоборот, в злобном порыве совершил фантастический прыжок в чащу, а другой носорог, слегка задетый пулей Кхами, последовал за ним.

Ни Макс Губер, ни проводник, ни Джон Корт даже не успели перезарядить карабины. Броситься врассыпную, укрыться где-нибудь между деревьями — слишком поздно. Инстинкт самосохранения подтолкнул всех троих вместе с Ллангой к баобабу. Они сбились в кучку за его стволом, имевшим в окружности у основания не менее шести метров.

Но что, если первое животное обежит ствол, а второе кинется ему навстречу — как им тогда избежать этой двойной атаки?..

— О, черт!.. — вырвалось у Макса Губера.

— О, Боже! — воскликнул Джон Корт.

Если не вмешается Провидение,[117] то никакой надежды на спасение у них не остается.

От удара чудовищной силы баобаб содрогнулся до самых корней, на миг показалось, что он не устоит.

Увлекаемый вспышкой слепого гнева, носорог вдруг замер как вкопанный: он загнал свой рог в дерево на целый фут, а теперь не мог его выдернуть. В этом месте кора треснула, словно от топора дровосека. Ярость животного была неописуема. Даже изогнувшись дугой на своих коротких ногах, он был не в состоянии освободиться.

Второй носорог, в бешенстве топтавший кусты, прекратил это занятие при виде беспомощности своего напарника. Их дружный рев наглядно говорил об их растерянности и злости.

Прячась в густой траве, Кхами на четвереньках обогнул дерево: он попытался разглядеть, что же там происходит.

И почти тотчас раздался его крик:

— Бежим!.. Бежим!..

Хотя рев заглушал голос, команду поняли мгновенно.

Не требуя никаких объяснений, Макс Губер и Джон Корт, прихватив Ллангу, рванули с места, пригибаясь в высокой траве. К величайшему их изумлению, носороги не кинулись за ними. Лишь через пять минут бешеного бега все остановились по знаку проводника.

— Что произошло? — выдохнул Джон Корт, с трудом переводя дыхание.

— Зверь не смог вытащить свой рог из дерева, — пояснил Кхами.

— Ну и ну! воскликнул Макс Губер. — Да этот носорог настоящий Милон Кротонский![118]

— И он окончит свои дни, как этот герой Олимпийских игр![119] — добавил Джон Корт.

Кхами, не проявляя особенного любопытства к судьбе древнегреческого героя, пробормотал:

— Наконец-то!.. Живы и здоровы… но ценой пяти или шести патронов, пропавших даром!

— И тем более прискорбно, что мясо носорога годится в пищу… Мне это хорошо известно, — заметил Макс Губер.

— Это правда, — подтвердил Кхами, — только у него сильный привкус мускуса… Но мы оставим животное на месте…

— Пускай выпутывается как знает! — заключил Макс Губер.

Было бы крайне неосторожно возвращаться к баобабу. Отчаянный рев двух великанов далеко разносился под зелеными сводами. Трудности дальнейшего пути были уже привычны. Они продвинулись на юго-запад километров на тридцать. Но голубая лента реки, заранее разрекламированная Максом Губером и столь уверенно предсказанная проводником, так и не появилась перед ними.

Вечером поужинали мясом антилопы — так называемой "лесной антилопы", и после привычно однообразной трапезы расположились на ночлег. К несчастью, эти десять часов сна постоянно нарушались полетами тысяч летучих мышей всевозможных размеров — от маленьких до самых крупных. Они покинули лагерь только с рассветом.

— Черт бы побрал этих гарпий,[120] сколько их тут развелось! — возмущался Макс Губер, поднявшись на ноги и зевая во весь рот после дурно проведенной ночи.

— Не стоит жаловаться… — заметил проводник.

— Это почему же?..

— Потому что лучше иметь дело с летучими мышами, чем с комарами. До сих пор комары нас щадили…

— А лучше всего, Кхами, обойтись и без тех, и без других…

— Увы, месье Макс, нам не удастся избежать комаров…

— И когда же нас будут жрать эти мерзкие насекомые?

— На подступах к реке…

— Ну, Кхами, если я прежде и верил в это, то теперь абсолютно не верю! — воскликнул Макс Губер.

— Напрасно, месье Макс. Она, быть может, совсем недалеко.

И действительно, проводник уже заметил некоторые изменения в характере почвы, а к трем часам пополудни его наблюдения стали подтверждаться: заболоченные места все чаще стали попадаться в этой части леса.

Там и сям светились лужицы, поросшие жесткими водяными растениями. Друзья даже подстрелили дикую утку, чье присутствие указывало на близость реки. А по мере того, как солнце клонилось к горизонту, все отчетливее слышалось кваканье лягушек.

— Или я очень сильно ошибаюсь, или же страна комаров совсем близко, — сказал проводник.

Последнюю часть дневного маршрута они преодолевали с большими усилиями. Вся территория густо заросла крупными явнобрачными растениями, пышному развитию которых способствует влажный и теплый климат. А сеть лиан заметно поредела на деревьях, отстоящих друг от друга значительно дальше.

Макс Губер и Джон Корт не могли не признать резких перемен, которые являла их глазам лесная панорама по мере продвижения к юго-западу.

Однако же вопреки прогнозу Кхами зеркало водяной глади все не открывалось их взорам.

Тем не менее уклон местности становился более явным, рытвины — более многочисленными. Требовалось много внимания, чтобы не увязнуть: выбираться пришлось бы с большим риском быть искусанными. Сонмища пиявок кишели в этих заполненных водою провалах, а на поверхности носились гигантские многоножки, отвратительные почти черные существа с красными лапками, как будто созданные для того, чтобы вызывать невыносимое омерзение.

И, словно компенсация, ласкающее взор зрелище — бесчисленные громадные бабочки с переливами богатейших расцветок, грациозные стрекозы, представляющие такую лакомую добычу для зимородков,[121] черепашек, белок!

Проводник заметил на кустах не только огромное количество ос, но и множество мух цеце. К счастью, укусы мухи цеце для путников менее опасны, чем осиные жала. Яд этого насекомого смертелен для лошадей, верблюдов, собак, но на человека и на хищных животных такого действия не оказывает.[122]

Вот в каких условиях маленький отряд совершал спуск в юго-западном направлении до половины седьмого, весь этап был долгим и изнурительным. Кхами уже подумывал о выборе места для ночевки, когда Макса Губера и Джона Корта насторожили отдаленные крики Лланги.

По своему обыкновению, мальчик несся впереди, шныряя по сторонам, и вот теперь он звал к себе во весь голос. Уж не повстречался ли он с каким-нибудь хищником?..

Макс Губер и Джон Корт помчались на призыв, готовые немедленно открыть стрельбу. Но скоро они успокоились.

Забравшись на огромный ствол, указывая рукой на просторную поляну, Лланга возбужденно кричал:

— Река! Река!..

Кхами присоединился к ним, а Джон Корт только и смог выговорить:

— Долгожданная вода!

В полукилометре от них, на широком безлесном пространстве, змейкой вилась прозрачная полоса, в которой играли последние лучи заходящего солнца.

— Вон там, по-моему, и следует сделать привал, — предложил Джон Корт.

— Да… там… — поддержал его проводник. — И будьте уверены, эта река приведет нас к Убанги!

В самом деле, несложно было соорудить плот и отдаться на волю течения.

На подходах к реке им пришлось преодолевать сильно заболоченный участок.

Сумерки очень коротки в экваториальных странах, и темнота уже окутала землю, когда проводник и его спутники ступили на довольно крутой берег.

В этом месте деревья росли негусто, более плотные группы их виднелись в верхней и нижней частях течения.

Ширина примерно в сорок метров говорила о том, что это был не простой ручей, а приток какой-то большой реки. Течение казалось не слишком быстрым.

Здравый смысл повелевал дождаться завтрашнего утра, чтобы в полной мере оценить ситуацию. Пока что больше всего озабоченный поисками сухого пристанища для ночлега, Кхами набрел случайно на углубление в скале, нечто вроде грота[123] в известковой прибрежной породе, куда вполне могли поместиться все четверо.

Поужинать решили остатками жареной дичи, чтобы не разжигать костер, который мог привлечь животных: крокодилов и гиппопотамов полным-полно в африканских реках. Если они посещали и эту речку, что выглядело правдоподобно, то разумней постараться избежать ночной атаки.

Хотя, по правде говоря, дымный костерок у входа в пещеру развеял бы тучи комаров, которые буквально облепили весь берег. Но из двух зол выбирают меньшее, и уж лучше пренебречь укусами комаров и прочей летающей нечисти, чем рисковать встретиться с огромной пастью аллигатора.

Несколько часов Джон Корт нес вахту у входа в грот, тогда как его товарищи спали сладким сном, невзирая на комариный писк.

Он не заметил ничего подозрительного, но несколько раз ему чудилось, будто он слышит одно и то же слово, жалобно произносимое человеческими устами…

И слово это — «нгора», что на туземном языке означает «мать».


Глава VII

ПУСТАЯ КЛЕТКА

Как было не радоваться, что проводник столь своевременно обнаружил грот, самой природой вписанный в береговую линию… Почва здесь сухая, из тонкого песка. Ни малейших следов сырости ни на стенках, ни на «потолке». Благодаря своему убежищу его обитателям не страшен дождь, непрестанно хлеставший до самой полуночи. Теперь у них есть надежное пристанище на все то время, что потребуется для сооружения плота.

Дул довольно сильный северный ветер. Небо, впрочем, очистилось к рассвету. День обещал быть жарким. Может, Кхами и его спутники еще пожалеют о тенистых деревьях, под которыми они брели пять дней.

Джон Корт и Макс Губер не скрывали своего отличного настроения. Утомительные пешие переходы позади, река спокойно пронесет их около четырехсот километров, вплоть до своего впадения в Убанги, чьим притоком она, видимо является. Три четверти маршрута они пройдут в куда более благоприятных условиях…

Необходимые расчеты с достаточной степенью точности выполнил Джон Корт, получив исходные данные от проводника.

После этого взгляды их обратились сперва в одну, потом в другую сторону, то есть сначала на север, а затем на юг.

Вверх по течению река, бежавшая на этом отрезке пути почти по прямой линии, в каком-нибудь километре исчезала под густой сенью деревьев.

В нижнем течении плотная зелень начиналась ближе, метрах в пятистах, там река делала крутой поворот к юго-востоку. С этого изгиба начинался настоящий лес.

Выходит, что они оказались на широкой болотистой поляне, которая занимала часть береговой полосы. На противоположном, левом берегу деревья стояли плотными рядами. Строевой лес возносился над шумным морем зелени, его макушки, озаренные восходящим солнцем, четко вырисовывались на дальней линии горизонта.

Русло реки заполняла чистая прозрачная вода, она неспешно влекла за собою старые подгнившие стволы, упавшие кусты с корнями, пучки травы с обоих берегов, подмываемых течением.

В памяти Джона Корта всплыло загадочное слово «нгора», услышанное ночью: он начал осматривать окрестности в поисках того, кто мог его произнести.

Представлялось вполне допустимым, что кочевники решались иногда спускаться по этой реке до Убанги, да и вообще на столь огромном лесном пространстве, которое доходило на востоке до истоков Нила, могли бродить кочевые племена, могли обитать и оседлые…

Но американец никого не увидел ни на болотистых подступах к реке, ни на ее берегах.

"Наверное, мне почудилось… — подумал он. — Я мог задремать на минутку, и это слово возникло во сне".

Он ничего не сказал своим спутникам об этом происшествии.

— Мой милый Макс, — обратился он к другу, — а вы принесли уже извинения нашему бравому Кхами за то, что сомневались в существовании реки, в которую он-то верил всегда?..

— Да, Джон, он оказался прав, и я счастлив признать свою ошибку, потому что течение спокойно доставит нас к берегам Убанги…

— Насчет «спокойно»… я бы не стал этого утверждать, заметил проводник. — Возможны перепады воды… Пороги…

— Давайте надеяться на лучшее… — сказал Джон Корт. — Мы мечтали о реке, и вот она перед нами. Мы хотели построить плот, так давайте же его строить!

— Я немедленно принимаюсь за работу, — горячо поддержал его Кхами. — А если вы желаете мне помочь, месье Джон…

— Ну, разумеется, Кхами! А пока мы трудимся, Макс позаботится о нашем пропитании…

— Это тем более необходимо, подхватил француз, — что у нас уже не осталось еды… Вчера вечером лакомка Лланга подъел последнее…

— Как, я?.. Мой друг Макс! — стал оправдываться мальчик, задетый за живое укором.

— Эй, парень, ты же видишь, что я шучу! Идем-ка лучше со мной. Прогуляемся по берегу до поворота реки. Болото с одной стороны, проточная вода — с другой, водоплавающей птицы должно быть предостаточно! А там, глядишь, и рыбешка какая-нибудь попадется, для разнообразия нашего меню!

— Только не связывайтесь с крокодилами… и даже с бегемотами, месье Макс, — посоветовал проводник.

— О, Кхами, задняя ножка бегемота, основательно зажаренная, — просто пальчики оближешь! Как животное добродушного нрава, — ну, прямо тебе водяная свинья! — разве не должен гиппопотам обладать вкусным мясом?..

— Насчет добродушного нрава, может быть, и верно, месье Макс, но, если вывести бегемота из себя, его ярость ужасна!

— Но нельзя же отрезать от него кусочек в несколько килограммов без того, чтобы немного его не позлить!

— В общем, если вы заметите малейшую опасность, немедленно возвращайтесь, — резюмировал Джон Корт. — Будьте осторожны!

— А вы будьте спокойны, Джон! Идем, Лланга!

— Иди, мой мальчик, — сказал Джон Корт, — и помни, что мы доверили тебе охрану Макса!

После такого напутствия можно было не сомневаться, что ничего плохого не произойдет, поскольку Лланга будет начеку каждую минуту.

Макс Губер взял карабин и проверил содержимое патронташа.

— Экономьте боеприпасы, месье Макс! — напомнил проводник.

— Непременно, Кхами! Но, ей-богу, стоит пожалеть, что природа не выдумала патронного дерева, как создала она хлебное или масляное в африканских лесах!.. А то бы мы срывали по пути патроны, как финики или фиги…

Высказав это бесспорно справедливое соображение, Макс Губер, а с ним и Лланга, двинулись по кромке берега у самой воды и через несколько минут скрылись из виду.

Джон Корт и Кхами занялись поисками дерева для плота. Чтобы сооружение не было совсем уж примитивным, следовало позаботиться о подборе материалов.

У проводника и его компаньона были только топорик и карманные ножи. Как с такими орудиями подступиться к лесным великанам или даже их меньшим собратьям?.. Кхами рассчитывал использовать упавшие стволы и ветви, связав их лианами, а сверху соорудить настил из травы и земли. Двенадцать футов в длину и восемь в ширину — такой плот выдержит трех мужчин и ребенка. Для приготовления пищи и ночевки они будут высаживаться на берег.

Время, ветер, удары молний подкашивают деревья, немало их валялось и на заболоченной местности, иные уже сильно подгнили. Но росло там еще довольно много пород, выделявших устойчивые против гниения смолистые вещества. Накануне Кхами уже подобрал в этих местах несколько обломков, пригодных для строительства плота. Он поделился своими соображениями с Джоном Кортом, и тот охотно вызвался его сопровождать.

Они бросили последний взгляд на речку, все казалось спокойным вокруг, ничего подозрительного не привлекло внимания ни на берегах, ни на болоте. И друзья отправились в путь. Не прошли они еще и сотни шагов, как наткнулись на груду плавающих стволов. Главная сложность заключалась в том, чтобы подтянуть их к берегу. Если ствол оказывался слишком тяжелым для двоих, его оставляли на месте до прихода охотников.

Джон Корт и Кхами полагали, что охота проходит успешно. Выстрел недавно прозвучал, и, зная мастерство француза, можно было не сомневаться, что он попал в цель. Безусловно, искусство стрелка в соединении с достаточным количеством боеприпасов обеспечит их необходимой едой на все четыреста километров пути до Убанги, а то еще и на более долгую дистанцию.

Кхами и Джон Корт спокойно отбирали лучшие бревна для плота, как вдруг их внимание привлекли крики, доносившиеся с той стороны, куда направились Макс Губер с Ллангой.

— Это голос Макса! — встревожился Джон Корт.

— Да, это он… — прислушался Кхами. — Но я еще различаю голосок Лланги…

Действительно, к мужскому голосу примешивался пронзительный мальчишеский дискант.[124]

— Они в опасности! — воскликнул Джон Корт.

Не теряя времени, оба припустили к берегу и вскоре, преодолев заболоченный участок, достигли небольшого возвышения, под которым скрывался их грот. С этого места, всматриваясь в нижнее течение реки, они увидели Макса Губера и маленького туземца, стоящих на берегу. Никаких животных поблизости, никого чужого. Впрочем, жесты Макса Губера и Лланги говорили только об одном — они приглашали приблизиться к ним, но вовсе не поднимали тревогу.

Спустившись с холмика, Кхами и Джон Корт быстро пробежали отделявшие их от друзей триста — четыреста метров. Не успели они отдышаться, как француз с торжеством крикнул:

— Вам не нужно строить плот, Кхами!

— Это почему же? — удивился проводник.

— А вот уже есть готовый… правда, в плохом состоянии, но если его подлатать… Материал еще вполне пригодный!

Они подошли к маленькой бухточке, где находилось нечто вроде платформы из брусьев и досок, которая удерживалась полусгнившей веревкой, намотанной на колышек на берегу.

— Настоящий плот! — Джон Корт не скрывал бурной радости.

— Да это и в самом деле плот! — подтвердил проводник.

Трудно было представить какое-то иное предназначение этих брусьев и досок.

"Неужели туземцы спускались по реке до этого места?.." — ломал себе голову Кхами.

Словно откликаясь на его мысли, Джон Корт размышлял вслух:

Туземцы это или белые путешественники, мы не знаем… Однако если большой лес Убанги кто-нибудь посещал, то об этом знали бы в Конго или в Камеруне…

— Это не важно, — заявил Макс Губер. — Самый главный вопрос — можем ли мы использовать плот или то, что от него осталось?..

— Ну, конечно, можем!

Проводник направился было к реке, когда его вдруг остановил крик Лланги.

Отошедший недалеко вниз по течению мальчик возвращался бегом, размахивая каким-то предметом, зажатым в руке.

Мгновение спустя он вручил Джону Корту свою находку. Это был железный висячий замок, весь изъеденный ржавчиной. Ключ потерялся, да и механизм вряд ли сохранился в исправности.

— Теперь ясно, что мы имеем дело не с кочевыми племенами, конголезскими или другими, ведь им неведомы тайны современного слесарного дела, — сделал вывод Макс Губер. — Это могут быть только белые, которые доплыли до излучины на плоту…

— И которые, уйдя отсюда, никогда уже не вернутся, — добавил Джон Корт.

Он логично оценил ситуацию. Степень окисления замка и обветшания плота указывали на то, что уже несколько лет миновало с той поры, когда первый был потерян, а второй покинут на берегу реки. Два непреложных вывода следовали из этого бесспорного факта. И когда Джон Корт изложил их, Макс Губер и Кхами согласились с ним.

Первое. Исследователи или путешественники нетуземного происхождения достигли этой поляны, сев на плот либо перед опушкой Великого леса, либо миновав ее.

Второе. Эти исследователи или путешественники по тем или иным причинам оставили плот, чтобы заняться изучением лесного массива, расположенного на правом берегу реки.

В любом случае никто из них не вернулся. Ни Макс Губер, ни Джон Корт за все время проживания в Конго не могли припомнить, чтобы заходила речь об экспедиции такого рода.

Если все это и не выглядело как необычайное, экстраординарное происшествие, то, по крайней мере, как неожиданное, и Макс Губер вынужден был с горечью отказаться от пальмы первенства: не ему принадлежала честь первого посещения Великого леса, который он ошибочно считал непроходимым.

Тем временем, вполне безразличный к вопросу о приоритете, Кхами внимательно изучал составные части плота. Одни брусья и доски находились в приличном состоянии, другие больше пострадали от непогоды, три или четыре следовало заменить. Но уже очевидно было, что потребность в сооружении нового плота отпадает, поскольку можно обойтись небольшой починкой. Проводник и его компаньоны, в равной степени довольные и озадаченные, имели в своем распоряжении плавающее средство передвижения, которое позволит им добраться до слияния рек.

Пока Кхами проводил свой осмотр, двое друзей обменивались мыслями по поводу случившегося.

— Ошибки быть не может, — повторил Джон Корт, — белые уже побывали в верховьях этой реки, именно белые, это не подлежит сомнению… Чтобы такой плот, сооруженный из крупных брусьев, был делом рук туземцев, еще можно допустить… Но вот висячий замок…

— Замок-разоблачитель… Не считая других предметов, которые, по всей вероятности, мы еще найдем…

— Еще найдем?.. Макс, вы о чем?..

— А о том, Джон, что мы наверняка напали на остатки лагеря, хотя в этом месте следов и не видно, потому что нельзя признать за таковой грот, где мы провели ночь. Мне не кажется, что его уже использовали для стоянки, но я не сомневаюсь, что мы не единственные, кто искал здесь убежище…

— Это очевидно, мой дорогой Макс. Пойдем к излучине…

— Да-да, правильно, Джон, ведь там кончается поляна, и я не удивлюсь, если немного дальше…

— Эй, Кхами! — позвал Джон Корт.

Проводник присоединился к обоим друзьям.

— Ну, как там плот? — поинтересовался Джон Корт.

— Мы починим его без труда… Я принесу нужные материалы.

— Прежде чем приступать к работе, давайте спустимся вдоль реки, — предложил Макс Губер. — Кто знает, не попадутся ли нам какие-нибудь предметы, домашняя утварь с фабричной маркой, которая укажет на их происхождение?.. И неплохо бы пополнить наш скудный кухонный инвентарь… Одна фляга, но нет ни чашки, ни чайника…

— А не питаете ли вы тайную надежду, мой милый Макс, обнаружить сервированный стол с яствами для гостей?..

— Я не питаю никаких надежд, мой дорогой Джон, но перед нами таинственный, непонятный факт. Попытаемся же найти ему правдоподобное объяснение!

— Будь по-вашему, Макс! А вы, Кхами, не возражаете против небольшой прогулки?..

— При условии, что мы не пойдем дальше излучины. Ведь у нас теперь свой транспорт, и надо меньше тратить силы на бесполезные походы…

— Согласен, Кхами! — улыбнулся Джон Корт. — Когда течение понесет наш плот, мы изучим на досуге оба берега — может, и отыщем где-нибудь следы стоянки… А пока пройдемся пешком…

Трое мужчин с верным Ллангой двинулись по берегу, точнее, по узкой полоске земли между рекой и болотом, образовавшей естественный мол.[125] Они внимательно смотрели под ноги и по сторонам, надеясь увидеть хоть малейший признак человеческого присутствия, хоть какую-нибудь вещицу, забытую или брошенную на землю.

Напрасные усилия. Самый тщательный осмотр при медленной ходьбе с остановками ничего не дал. Никаких указаний на то, что кто-то здесь ходил, располагался на отдых, ночевал. Когда Кхами и его спутники достигли первых деревьев, их приветствовала громкими криками стая обезьян. Появление людей, казалось, не очень удивило четвероруких, однако они предпочли ретироваться. Разноликое племя резвилось среди ветвей: это были бабуины или павианы, мандрилы, по своим физическим данным близкие к гориллам, шимпанзе и орангутанам. Как и у всех видов африканских обезьян, у них виднелись рудименты[126] хвоста, это украшение природа сохранила только их американским и азиатским сородичам.

— В конце концов, не они же построили плот?.. — заметил Джон Корт. — И как ни умны они, но еще не умеют пользоваться висячими замками…

— А тем более клеткой, насколько мне известно, — вдруг изрек Макс Губер.

— Клеткой?.. — удивился Джон Корт. — Почему вы заговорили о клетке, Макс?..

— Потому что мне кажется, что я различаю… в зарослях… в двадцати шагах от реки… какое-то сооружение…

— Это муравейник в форме улья… Именно такие возводят африканские муравьи… — высказал догадку Джон Корт.

— Нет, месье Макс не ошибся, — вмешался Кхами. — Там действительно что-то есть… Кажется, хижина у подножия двух мимоз… У нее решетчатый фасад.

— Хижина или клетка, — заметил Макс Губер. — Посмотрим, что там внутри…

— Осторожно, сказал проводник, — будем передвигаться, прячась за деревьями…

— Почему мы должны бояться? — нетерпеливо возразил Макс Губер, не изменяя своей натуре: азарт и любопытство уже овладели им.

Впрочем, прилегающая местность казалась совершенно пустынной. Слышалось только пение птиц да крики убегающих обезьян. Никакого следа давней или свежей стоянки не открылось взору при выходе на поляну, как и на поверхности реки, где неспешно проплывали большие пучки травы. Скорее наоборот, ощущение какой-то уединенности и заброшенности. Мужчины ускорили шаг. Берег в этом месте изгибался, следуя за излучиной реки. Заболоченный участок остался позади, почва становилась суше, лес гуще и выше.

Странное сооружение, представшее их взорам, прижималось к мимозам и имело наклонную крышу, усыпанную плотным слоем пожухших трав. В будке не было никаких боковых входов или окон, стенки ее до самого основания укрывали ниспадающие лианы.

А впечатление клетки возникало из-за решетки, точнее — проволочной сетки в фасадной части, подобной тем, которыми в зверинцах отделяют хищников от публики.

В этой решетчатой передней стенке была открыта дверь. Хижина-клетка оказалась пуста. Это обнаружил Макс Губер, поспешивший первым проникнуть внутрь.

С тревожным чувством переступили порог его спутники. Что сулило им это неожиданное открытие?..

В хижине нашлось кое-что из предметов домашнего обихода котел в довольно хорошем состоянии, чайник, чашка, три или четыре треснутых бутылки, рваное шерстяное одеяло, обрывки ткани, ржавый топор, полусгнивший футляр для очков, на котором уже невозможно было прочесть фамилию изготовителя, чтобы с ее помощью определить местонахождение фирмы.

Особое внимание привлекла медная шкатулка в углу, чья хорошо подогнанная крышка как будто должна была предохранять от всяких превратностей содержимое, если таковое там имелось. Макс Губер поднял ее и попытался открыть, но безуспешно. Ржавчина как бы склеила обе ее части. Потребовалось ввести нож в щель между ними, и тогда она раскрылась.

В шкатулке оказалась хорошо сохранившаяся записная книжка, на ее корочке типографскими буквами были напечатаны два слова, которые Макс Губер прочитал вслух:

Доктор ЙОГАУЗЕН.

Глава VIII

ДОКТОР ЙОГАУЗЕН

Если у Джона Корта, Макса Губера и даже Кхами не вырвались громкие возгласы при оглашении этого имени, то лишь потому, что потрясение было слишком велико и лишило их на миг дара речи.

Имя Йогаузена ошеломило всех, стало подлинной находкой. Оно приподнимало часть загадочной завесы, которая простерлась над одним из самых странных научных экспериментов,[127] где комическое переплеталось с серьезным и даже с трагическим, поскольку можно было предполагать, что эксперимент завершился весьма плачевно.

Быть может, читатель помнит об опыте, который собирался провести американец Гарнер с целью изучить язык обезьян и дать своим теориям практическое подтверждение. Имя профессора, его статьи в нью-йоркском "Hayser's Weekly", книгу, вышедшую в Англии, Германии, Франции, США, никак не могли забыть обитатели Конго и Камеруна, в частности, Джон Корт и Макс Губер.

— Наконец-то! Это он! — воскликнул один из друзей. — Тот самый, о ком давно нет никаких вестей!

— И от которого они никогда не поступят, потому что его здесь нет и он не может их передать! — воскликнул другой.

"Он" для француза и американца это доктор Йогаузен. Но, прежде чем повести речь о докторе, расскажем, что сделал месье Гарнер. Это не тот янки, который мог бы сказать о себе начальными словами из «Исповеди» Жан-Жака Руссо:[128] "Я затеваю дело, какого еще никогда не бывало и у которого не будет последователей". У месье Гарнера был один.

Раньше чем отправиться на Черный континент, профессор Гарнер уже вступил в контакт с миром обезьян, разумеется, прирученных. Из своих долгих и скрупулезных наблюдений он извлек убеждение, что эти четверорукие разговаривают между собой, понимают друг друга, что у них членораздельная речь и они используют какое-то слово для выражения голода, а другое — когда им хочется пить.

В зоологическом саду Вашингтона месье Гарнер установил фонографы,[129] чтобы записывать слова этого языка. Он также заметил, что обезьяны никогда не говорят без необходимости, чем они существенно отличаются от людей. И он так сформулировал свои научные выводы:

"Знания о мире животных, добытые мною, привели меня к твердому убеждению, что все млекопитающие обладают способностью говорить в той степени, которая определяется их опытом и потребностями".

Еще до экспериментов месье Гарнера было известно, что у млекопитающих — собак, обезьян и других есть гортанно-речевой аппарат, подобный человеческому, и голосовая щель, приспособленная для передачи артикулированных звуков. Но знали также и то, не в обиду школе симиологов[130] будет сказано! — что мысль предшествует слову. Чтобы говорить, надо думать, а мышление требует способности к обобщению, каковой животные начисто лишены.

Попугай говорит, но он не понимает ни слова из сказанного. Правда заключается в том, что животные не разговаривают лишь потому, что природа не наделила их достаточным для этого умом, иначе им ничего бы не помешало обрести речь. Действительно, обретение речи, как утверждает ученый критик, связано со способностью к суждениям и умозаключениям, которые базируются — хотя бы в скрытой, неявной форме — на абстрактных[131] и универсальных[132] понятиях. Но все эти здравые соображения профессор Гарнер решительно не желал принимать во внимание.

Само собой разумеется, что его теория весьма активно оспаривалась. И тогда он принял решение вступить в личный контакт с объектами своего изучения, которые встречались в изобилии в лесах тропической Африки. Профессор Гарнер рассчитывал понаблюдать горилл и шимпанзе в их естественной обстановке, а затем вернуться в Америку и опубликовать вместе с грамматикой словарь обезьяньего языка. Вот тогда пусть попробуют возражать ему противники будут вынуждены признать очевидное.

Сдержал ли месье Гарнер обещание, которое он дал самому себе и научному миру?.. Неизвестно, но, вне всякого сомнения, доктор Йогаузен в это не верил, в чем мы и сможем в скором времени убедиться.

В 1892 году месье Гарнер уехал из Америки в Конго, прибыл в Либревиль двенадцатого октября и избрал своим местом проживания факторию Джон Хотленд и K°. Там профессор находился до февраля 1894 года, когда отважился наконец на исследовательскую экспедицию. Поднявшись по реке Огове на маленьком пароходике, он высадился в Ламбарене и двадцать второго апреля достиг католической миссии Фернан-Ваз.

Святые отцы сердечно приняли его в своем доме на берегу очаровательного озера Фернан-Ваз. Доктору оставалось только довериться заботам персонала миссии, который все делал для облегчения рискованной затеи зоолога.

Сразу за домом теснились первые деревья большого леса, где обитало множество обезьян. Лучшего нельзя было и пожелать для знакомства с ними. Но этого мало, следовало находиться среди них, делить с обезьянами их жизнь. С этой целью месье Гарнер заказал переносную железную клетку. Позже ее отвезли в лес. Если ему верить, то он прожил в этой клетке три месяца, большей частью в одиночестве, и смог таким образом изучить поведение и нравы четвероруких в их естественном состоянии.

В действительности же осторожный американец установил свой металлический домик в двадцати минутах ходьбы от миссии святых отцов, возле родника. Это место он назвал Форт-Горилла, к нему вела тенистая тропа. Провел он там три ночи подряд. Изъеденный тучами комаров, американец не смог больше продержаться, демонтировал[133] клетку и возвратился к миссионерам из Сен-Эспри под их кров, каковой и предоставили ему с бескорыстным гостеприимством.

Наконец, простившись навсегда с колонией миссионеров восемнадцатого июля, он вернулся в Англию, а оттуда в Америку, увозя в качестве сувениров из своего путешествия двух маленьких шимпанзе, упорно не желавших беседовать с ним.

Вот таких результатов добился месье Гарнер. В общем и целом говор обезьян, если таковой и имелся, надлежало еще открыть, как и свойственные им формы общения, играющие роль в формировании их языка.

Вполне естественно, что профессор утверждал, будто он определил различные вокальные[134] знаки, имеющие точный смысл: «вау» — пища, «шени» — пить, «йек» берегись и тому подобный «словарь», выстроенный месье Гарнером с большим тщанием. Позже он несколько видоизменил свои выводы, продолжив научные изыскания в зоологическом саду Вашингтона, где, как уже говорилось, профессор использовал фонографы. Он утверждал, что с помощью этой техники ему удалось установить "родовые слова" обезьян, относящиеся, например, ко всему, что съедобно, ко всему, что пьют, одно — для использования руки, другое — для вычисления времени. Короче говоря, по его теории обезьяний язык слагался из восьми или девяти главных звуков, имевших тридцать или тридцать пять модификаций,[135] у которых он даже определял музыкальный тон, почти всегда ля диез. В заключение, по его мнению и в согласии с учением Дарвина[136] о единстве вида и передаче по наследству физических свойств, а не дефектов, можно было сделать вывод:

"Если человеческие расы берут начало от одного обезьяньего корня, то почему же человеческие языки не должны происходить от примитивного языка этих человекоподобных?"

Вот что ему следовало доказать и чего он, по сути, не сделал.

Вообще так называемый язык обезьян, открытый натуралистом Гарнером, является не более чем набором звуков, которые издают эти млекопитающие в целях общения с себе подобными, как поступают решительно все животные: собаки, лошади, овцы, гуси, ласточки, муравьи, пчелы и т. д. Согласно наблюдениям, такое общение устанавливается с помощью криков, знаков, специальных движений. Если они и не воплощают мысли в собственном значении слова, то, по крайней мере, передают живые рефлексы, эмоциональные[137] состояния например, страх или радость.

Итак, из всего сказанного вытекает со всей очевидностью, что проблема не могла быть решена неполноценными, малообоснованными опытами американского профессора. И вот тогда, через два года после экспериментов Гарнера, одному немецкому доктору приходит на ум повторить эту попытку, только на сей раз действительно поселиться в девственном лесу, «вписаться» в природную среду четвероруких, а не разыгрывать театральные сцены в двадцати минутах ходьбы от резиденции миссионеров. И пускай он станет добычей комаров, но не капитулирует перед трудностями, противостоять которым не смогла симиологическая страсть месье Гарнера.

В ту пору жил в Камеруне, в городе Малинбе, некий, ученый по имени Йогаузен. Он провел там уже несколько лет. По профессии врач, а по призванию скорее зоолог и ботаник. Когда он узнал о бесплодном эксперименте профессора Гарнера, то решил подхватить его инициативу, хотя ему самому в то время уже перевалило за пятьдесят. Правда, не будучи молодым, доктор Йогаузен отличался великолепным здоровьем. Джону Корту не раз выпадал случай встречаться и беседовать с ним в Либревиле.

Ученый говорил по-английски и по-французски, как на родном языке, и понимал даже туземный диалект благодаря своей врачебной практике. Впрочем, немалое состояние позволяло ему даже оказывать медицинские услуги бесплатно. Не было у него ни родителей, ни близких родственников. Независимый в полном смысле слова, привыкший ни перед кем не отчитываться, уверенный в себе настолько, что ничто и никто не в состоянии был эту уверенность поколебать, почему же он не мог поступить так, как ему хотелось?.. Следует добавить, что немного странный и склонный к маниакальности, он представлял собою тот тип человека, о котором во Франции говорят "с пунктиком" или "с приветом".

На службе у доктора состоял один туземец, которого он весьма ценил. Когда тот узнал о планах переселиться на жительство в лес, в обезьянью стаю, то без колебаний принял приглашение своего хозяина, не слишком задумываясь над тем, что это означает и к чему может привести.

Итак, доктор Йогаузен и его слуга принялись за работу. Они заказали в Германии разборную клетку типа гарнеровской, но с лучшей вентиляцией, более комфортную, и привезли ее на пароходе, который делал остановку в Малинбе. На месте они запаслись всем необходимым — провизией, консервами, боеприпасами, что обеспечивало их жизненные потребности на долгий срок. Что касается мебели, впрочем, самой элементарной, постельных принадлежностей, то все это они взяли из дома доктора, а еще прихватили старую шарманку в тайной надежде, что обезьяны не останутся бесчувственными к очарованию музыки.

Одновременно доктор Йогаузен отчеканил в мастерской некоторое количество никелевых медалей со своим именем и портретом, предназначенных для покровителей обезьяньей колонии, которую он надеялся основать в Центральной Африке.

Тринадцатого февраля 1896 года доктор и его слуга вместе с багажом погрузились в лодку в Малинбе и направились вверх по течению реки Нбарри…

Направились куда?.. Этого доктор Йогаузен не говорил никому. Освободив себя на долгое время от всяких хлопот по снабжению, он как бы застраховался от излишней посторонней назойливости. Ему и туземцу вполне хватало друг друга. Ученый не хотел ничем тревожить и отвлекать обезьян, собираясь предложить им только свою собственную компанию, а он бы вполне удовольствовался прелестью их беседы, не сомневаясь, что постигнет все тайны языка макак.

Позже стало известно, что, поднявшись по реке Нбарри на сотню лье, лодка бросила якорь у деревни Нгила, что двадцать негров были наняты в качестве носильщиков и что багаж понесли в восточном направлении. Но с этого момента о докторе Йогаузене никакой информации не поступало. Возвратившись в Нгилу, носильщики не могли указать точно то место, где они расстались с доктором.

Короче говоря, минуло уже три года, и, несмотря на предпринятые поиски, которые еще продолжались, новостей о докторе и его верном слуге не прибавилось.

Теперь Джон Корт и Макс Губер могли хотя бы частично восстановить цепочку событий.

Доктор Йогаузен со своим эскортом достиг реки в северо-западной части леса Убанги; затем он приступил к сооружению плота, используя брусья и доски. Закончив работу и отослав помощников, он вместе со своим слугой спустился по течению безымянной реки; найдя место для высадки, они смонтировали клетку в том уголке, где она и была обнаружена нашими героями.

Таковой, по всей вероятности, была первая часть правды о профессоре. Но сколько же гипотез[138] возникало по поводу нынешнего положения вещей!

Почему клетка оказалась пустой?.. Почему двое обитателей ее покинули?.. Сколько месяцев, недель, дней провели они здесь?.. По доброй ли воле ушли отсюда?.. Никакой ясности на этот счет. Быть может, их похитили?.. Тогда — кто?.. Туземцы?.. Но ведь лес Убанги считался необитаемым… Следует ли допустить, что они бежали из-за нападения хищников?.. Наконец, живы ли вообще доктор Йогаузен и его слуга-туземец?

Эти многочисленные вопросы мгновенно встали перед друзьями, но ни на один из них не могли они найти определенного ответа и терялись в догадках. Непроницаемая тайна окутывала "дело профессора Йогаузена".

— Давайте заглянем в записную книжку, — предложил, Джон Корт.

— Мы вынуждены это сделать, — согласился Макс Губер. — Если там и не найдется достаточных объяснений, то, может быть, хотя бы по датам удастся кое-что установить…

Джон Корт раскрыл записную книжку, несколько страниц которой слиплись от сырости.

— Не думаю, что этот блокнот много нам расскажет, — заметил он.

— Почему же?..

— Да, потому, что все странички девственно чисты… за исключением первой.

— А что на первой странице, Джон?

— Какие-то обрывки фраз… еще несколько дат… Наверное, они могли бы послужить в дальнейшем доктору Йогаузену для написания дневника.

И Джон Корт не без труда расшифровал следующие строчки, написанные карандашом по-немецки, одновременно переводя их:

20 июля 1896. — Прибыл вместе с конвоем на опушку леса Убанги… Разбил стоянку на правом берегу реки… Строим плот.

3 августа. — Плот готов… Отправил конвой в Нгилу… Уничтожили всякие следы стоянки… Сел в лодку со слугой.

9 августа. — Семь дней спускались по течению, безо всяких препятствий… Высадка на поляне… Множество обезьян вокруг… Место кажется подходящим…

10 августа. — Выгрузка багажа… Выбрали место для постройки хижины-клетки под первыми деревьями на правом берегу, в конце поляны… Масса обезьян — шимпанзе, гориллы.

13 августа. — Обосновались полностью… Живем в хижине… Окрестности абсолютно пустынны… Никаких следов человека, туземцев или кого-нибудь еще… Кишмя кишит водоплавающая дичь… Река изобилует рыбой… Хижина хорошо защищает от ветра.

25 августа. — Минуло двадцать семь дней… Налажен регулярный быт… Несколько гиппопотамов высунулись из воды, но никакой агрессивности с их стороны… Убили антилопу… Большие обезьяны подходили нынче ночью к самой хижине… Какой они породы? Пока еще не установили… Враждебности они не проявляют — ни на земле, ни на ветвях, где они прыгают и играют… Показалось, что я вижу огонек в нескольких сотнях шагов среди густой зелени… Требует проверки любопытный факт: создалось впечатление, что обезьяны разговаривают, что они обмениваются между собой какими-то фразами… Малыш сказал: "Нгора!.. Нгора!.. Нгора!.." — это слово у туземцев означает «мать».

Лланга внимательно слушал чтение своего друга Джона, а при последних его словах воскликнул:

— Да!.. Да!.. Нгора… Нгора… Мать… Нгора… Нгора…

При звуке слова, которое привел доктор Йогаузен и повторил возбужденным тоном Лланга, как же было не припомнить Джону Корту те странные звуки, что минувшей ночью как бы во сне коснулись его ушей?.. Полагая, что это ему показалось, что он ошибся, Джон не сказал ничего своим спутникам об этом случае. Но после сообщения доктора Йогаузена он счел своим долгом вернуться к этой теме. И когда Макс Губер заметил:

— Да неужели профессор Гарнер был прав? Обезьяны умеют разговаривать?..

Джон Корт тут же откликнулся:

— Все, что я мог бы сказать по этому поводу, мой дорогой Макс, так это то, что и я тоже слышал это самое слово «нгора».

И он рассказал, что, когда он бодрствовал на вахте в ночь с четырнадцатого на пятнадцатое, чей-то жалобный голос произнес это загадочное слово.

— Да неужели?! — воскликнул Макс Губер. — Вот это уже можно назвать необычным!

— А это и есть то, чего вы добивались все время, милый друг!.. — не удержался от реплики Джон Корт.

Кхами внимательно слушал чтение и комментарии к записной книжке доктора Йогаузена. Судя по всему, его не очень занимало то, что так живо заинтересовало француза и американца. Обнаруженные сведения о докторе и его слуге он воспринял вполне равнодушно. Самое главное для него заключалось в том, что доктор построил плот и что теперь они им располагали, как и вещами, найденными в покинутой хижине. Проводник не понимал, почему надо беспокоиться о том, где сейчас находится доктор и его слуга, тем более он не был расположен бросаться по их следам через Великий лес, рискуя оказаться похищенными, как, несомненно, были похищены те двое.

Так что, если бы Макс Губер и Джон Корт предложили отправиться на розыски пропавших, он постарался бы их отговорить, напомнить им, что единственным разумным решением остается продолжать путь домой, спускаясь по течению реки до впадения в Убанги.

Впрочем, и здравый смысл подсказывал, что подобного рода поиски немецкого доктора не имели бы шанса на успех. В какой стороне их вести? Если на это был бы хоть малейший намек в записной книжке, Джон Корт, возможно, посчитал бы своим долгом двинуться доктору на помощь, а экзальтированный[139] Макс Губер мог бы рассматривать себя как инструмент для его спасения, избранный самим Провидением.

Но нет ничего, решительно ничего, кроме нескольких обрывочных записей, последняя из которых сделана двадцать пятого августа, ничего, кроме белых страничек, безрезультатно перелистанных вплоть до самой последней!..

Джон Корт резюмировал:

— Не подлежит сомнению, что доктор прибыл сюда девятого августа и что записи его прервались двадцать пятого того же месяца. Если он не написал больше ни строчки, то это значит, что по той или иной причине он покинул свою хижину, где провел только тринадцать дней…

— И невозможно представить, что именно здесь произошло, — добавил Кхами.

А Макс Губер заметил:

— Не имеет значения! Я не любопытен…

— О! Дорогой друг, это на вас не похоже!

— Вы правы, Джон, но чтобы найти ключ к этой загадке…

— Надо уезжать! — кратко выразился проводник, решительно прерывая беседу друзей.

И действительно, медлить было нельзя. Требовалось безотлагательно починить плот и двинуться по течению реки. А если позже найдут необходимым организовать экспедицию для розысков доктора Йогаузена, пройти Великим лесом до крайних его пределов, то это произойдет при более благоприятных условиях, и оба друга вольны будут принять участие в такой экспедиции.

Прежде чем покинуть клетку, Кхами обследовал самые дальние ее уголки. А может, сыщется какой-нибудь полезный предмет, который может пригодиться в дороге. Такой поступок не назовешь неэтичным: ведь трудно предположить, что после двухлетнего отсутствия владелец хижины появится и потребует свои вещи назад…

Добротно сработанная хижина все еще выглядела отлично. Надежное убежище. Цинковая крыша, вдобавок крытая соломой, хорошо защищает от непогоды в сезон дождей. Передний фасад единственная зарешеченная сторона смотрит на восток и менее других подвержен сильным ветрам. Вероятно, постельное белье, стол, стулья, сундук оказались бы в полной сохранности, если бы их не похитили, и это обстоятельство, по правде говоря, казалось труднообъяснимым.

Двухлетняя заброшенность все же не могла пройти бесследно, и помещение нуждалось в небольшом ремонте. Доски боковых стенок местами разошлись, основания опор расшатались во влажной земле, признаки обветшания виднелись под гирляндами зелени и лиан.

Однако этой работой ни Кхами, ни его друзья заниматься не собирались. Очень сомнительно, чтобы хижина еще послужила когда-нибудь убежищем для другого любителя-симиолога. Так что пусть остается как есть.

Сейчас же их интересует, не найдутся ли здесь другие предметы, кроме чайника, чашки, футляра для очков, топорика, шкатулки с записной книжкой?.. Кхами искал очень тщательно. Но в хижине не было ни оружия, ни инструментов, ни денег, ни консервов, ни одежды… Проводник уже собирался покинуть клетку, когда в одном из углов с правой стороны под ударом ноги почва издала металлический звук.

— Там что-то есть! — воскликнул он.

— Может быть, ключ? — оживился Макс Губер.

— Какой ключ? — удивленно переспросил Джон Корт.

— О, мой дорогой Джон… ключ к этой загадке!

Нашелся, однако, не «ключ», а жестяной ящик, закопанный в этом месте. Кхами извлек его на свет Божий и внимательно оглядел. Ящик не пострадал от времени. И какова же была общая радость, когда в нем обнаружили целую сотню патронов!

— Спасибо, милый доктор! — вскричал Макс Губер. — Никогда не забудем счастливый день, когда вы оказали нам столь важную услугу!

Услуга действительно очень серьезная, потому что калибр патронов точно совпадал с калибром карабинов проводника и двух его спутников.

Теперь оставалось возвратиться к месту стоянки и подготовить плот к спуску на воду.

— Но давайте сперва поглядим, нет ли поблизости каких-нибудь следов доктора Йогаузена и его слуги, — предложил Джон Корт. Скорее всего туземцы увели их в глубину леса, но возможно, что они погибли, защищаясь… и если их останки не погребены…

— То мы обязаны их похоронить! — поддержал друга Макс Губер.

Поиски в радиусе сотни метров не дали никаких результатов. Следовало полагать, что незадачливый Йогаузен был похищен, но кем, если это не туземцы, те самые, которых доктор принял за разговаривающих обезьян?.. И какая же внешность у четвероруких, наделенных даром речи?..

— Во всяком случае, — заметил Джон Корт, — это означает, что лес Убанги посещают кочевые племена, и нам следует быть начеку…

— Я совершенно с вами согласен, месье Джон! — Кхами одобрительно кивнул головой. — А теперь идемте к плоту…

— И мы так ничего и не узнаем, что случилось с достойным тевтонцем?[140] — огорченно воскликнул Макс Губер. — Где он теперь?..

— Там, где находятся люди, от которых не поступает больше новостей, — охладил пыл своего друга Джон Корт.

— Но разве это ответ, Джон?..

— Увы, это единственное заключение, которое мы можем сделать, дорогой Макс!

Было уже около девяти часов, когда они подошли к гроту. Кхами занялся приготовлением завтрака. Поскольку теперь они располагали котелком, Макс Губер заявил, что он предпочел бы отварное мясо жареному или печеному. Это бы внесло разнообразие в их меню. Предложение приняли, развели костер, и к полудню сотрапезники лакомились супом, которому не хватало только хлеба, овощей и соли.

До завтрака и после него все упорно трудились над обновлением плота. Кхами нашел за хижиной несколько досок, которые можно было пустить в ход. Платформа прогнила в отдельных местах, требовалось частично заменить материал. Но для капитальной реставрации[141] не хватало инструментов. Блок из брусьев и досок связали с помощью лиан, не менее прочных, чем металлические стяжки, или, по крайней мере, чем якорные канаты. С работой управились, когда солнце уже заходило за лесные вершины на правом берегу реки.

Отъезд назначили на раннее утро. Ночь лучше было провести в гроте: небо долго хмурилось тучами, а к восьми часам пошел проливной дождь.

Итак, найдя место, где обосновался доктор Йогаузен, Кхами и его спутники должны были уезжать, так и не узнав, что же с ним приключилось! Никакой путеводной нити… Ни малейшего указания или намека… Мысль об этом неотступно преследовала Макса Губера, гораздо меньше занимала она Джона Корта и оставляла вполне равнодушным проводника.

Французу чудились бабуины, шимпанзе, гориллы, мандрилы, говорящие обезьяны, он приходил к выводу, что доктор мог иметь дело только с туземцами… А потом его впечатлительному воображению рисовался Великий лес со своей таинственной жизнью, самые невероятные мысли внушали эти темные лесные глубины, являлись ему в грезах неведомые племена, необычные типы, затерянные под огромными зелеными шатрами деревушки…

Перед тем как забраться в грот, Макс Губер обратился к друзьям:

— Мой милый Джон, а также и вы, Кхами… Я хочу вам кое-что предложить…

— Что именно, Макс?

— Сделать что-нибудь для доктора…

— Броситься на его поиски? — В голосе проводника звучала ядовитая ирония.

— Да нет же, — продолжал Макс Губер, — я предлагаю присвоить его имя этой речке… Пусть больше не будет безымянной…

Вот почему река Йогаузена отныне фигурирует на современных картах Экваториальной Африки.

Ночь минула спокойно, и во время караульной службы, которую несли они поочередно, ни одно слово не долетело до их ушей.


Глава IX

ВНИЗ ПО РЕКЕ ЙОГАУЗЕНА

В половине седьмого утра шестнадцатого марта плот снялся с якоря, тихо отошел от берега и поплыл по течению.

Едва начинался день. Заря занялась почти мгновенно. Облака быстро бежали в высоких слоях атмосферы под воздействием сильного ветра. Дождь больше не угрожал, но погода сулила быть пасмурной.

Кхами и его компаньонам грех было жаловаться на это обстоятельство, потому что оно предохраняло их от убийственной жары. Ведь поверхность реки обычно открыта для отвесных лучей тропического солнца.

Продолговатой формы плот не отличался большими размерами: семь-восемь футов в ширину, двенадцать в длину. Но грузоподъемности его вполне хватало для четырех человек и для багажа, впрочем, весьма скромного: металлический ящик с патронами, оружие, включая три карабина, а также чайник, котелок, чашка. Что касается трех револьверов, меньшего калибра по сравнению с карабинами, то в резерве у них было лишь по двадцать выстрелов — считать приходилось каждый патрон. Тем не менее они надеялись, что боеприпасов хватит до их прибытия к берегам Убанги.

В передней части плота на аккуратно насыпанном слое земли лежал запас сухого дерева, легко обновляемый при высадках, на случай, если Кхами потребуется развести костер на плаву. В задней части большое кормовое весло, изготовленное из доски. Оно позволяло в какой-то степени управлять плавучим сооружением, по крайней мере, удерживать его в струях течения.

Расстояние между берегами было около пятидесяти метров, скорость течения — примерно один километр в час. С таким ходом плоту потребуется от двадцати до тридцати дней на дистанцию в четыреста километров, отделявшую проводника и его спутников от Убанги. Если это сопоставимо со средней скоростью пешего марша через лесную чащу, то затраченную в обоих случаях энергию нельзя и сравнивать. Плот освобождает человека почти от всяких усилий.

Было не совсем ясно, как обстоят дела с препятствиями на реке Йогаузена, которые могли бы помешать дальнейшему продвижению. С самого начала стало ясно, что река эта глубокая и извилистая. Будет еще время изучить ее повнимательнее. Если встретятся пороги и водопады, то проводник поступит в зависимости от обстоятельств.

До полуденного отдыха удача сопровождала плавание. Путем маневра удавалось избежать водоворотов, довольно частых в районе прибрежных кос, и плот ни разу не сел на мель благодаря ловкости Кхами, который крепкой рукой удерживал верный курс.

Расположившись в передней части плота, с карабином в руке, Джон Корт озирал берега единственно с охотничьим интересом. Ему нужно было позаботиться о пополнении запасов провианта. Появись только в пределах досягаемости какая-нибудь бегущая или летящая дичь, и он легко с ней справится. Желанное событие произошло в половине десятого. Пуля сразила на месте самца антилопы, пришедшего на водопой.

— Отличный выстрел! — восхищенно воскликнул Макс Губер.

— Бесполезный выстрел, — заметил Джон Корт, — если мы не сумеем подобрать добычу…

— Это проще простого, — откликнулся проводник.

Умело орудуя кормовым веслом, он осторожно подогнал плот к песчаному берегу, где распростерлась туша убитого животного. Разрубив ее на куски, выбрали самые лучшие и погрузили на плот для будущих трапез.

Между тем Макс Губер проявил незаурядный талант рыбака, хотя и располагал самыми примитивными орудиями для рыбной ловли: парой веревочных обрывков, найденных в хижине доктора, а вместо крючка — колючками акации, с наживленными кусочками мяса. Соблазнятся ли такой приманкой хотя бы некоторые из рыб, что время от времени показывались на поверхности реки?..

Француз стоял на коленях на правом борту плота, а Лланга, пристроившись сбоку, с живым интересом наблюдал за его действиями.

Оказалось, что обитающие в реке Йогаузена щуки столь же глупы, сколь и прожорливы, и одна из них очень скоро ухватила наживку. Доведя ее до «обалдения» — именно такое словечко употребляют туземцы, когда доводят до полного изнеможения «заарканенного» гиппопотама, — Макс Губер очень ловко подтянул к себе рыбу. Весила она добрых восемь-девять фунтов, и можно не сомневаться, что пассажиры плота не станут дожидаться завтрашнего утра, чтобы полакомиться добычей.

На стоянке в полдень завтрак состоял из жареного филе[142] антилопы и отварной щуки. На обед решили приготовить суп из антилопы. И, поскольку для варки нужны несколько часов, проводник разжег костер на плоту, пристроив над ним котелок. После чего плавание длилось до вечера без перерыва.

Рыбная ловля после полудня не дала никаких результатов. К шести часам Кхами причалил к узкому и скалистому песчаному берегу, затененному пышной кроной камедного дерева.[143] Место для стоянки оказалось удачным.

Камни изобиловали съедобными ракушками. В сыром и жареном виде они приятно дополнили вечернее меню. Но три-четыре сухаря и щепотка соли превратили бы ужин в настоящий пир…

Ночь обещала быть темной, и проводник не хотел полагаться на волю дрейфа. Река Йогаузена несла огромные стволы, и столкновение с ними могло бы стать гибельным для плота. Ночлег организовали у подножия камедного дерева, на кучах сухой травы. Сменное дежурство Макса Губера, Джона Корта и Кхами не омрачилось какими-либо подозрительными визитами или звуками. Только обезьяны без умолку трещали от заката солнца до рассвета.

— Готов поклясться, что эти мартышки не разговаривали! — воскликнул Макс Губер, когда на рассвете погружал в прозрачные воды свои руки и лицо, изрядно искусанные злодейскими комарами.

Этим утром отъезд отсрочили на целый час. Хлынул проливной дождь. Вдруг разверзлись хляби небесные,[144] и на землю обрушился настоящий потоп — такое нередко бывает в Экваториальной Африке. Следовало переждать непогоду. Густая листва камедного дерева хоть в какой-то мере защищала путников и сам плот, пришвартованный к могучим корням гиганта. А тут еще поднялся ураганный ветер. На поверхности реки капли воды превращались в маленькие наэлектризованные шарики. Глухие раскаты грома без видимых молний сотрясали атмосферу. Но града не стоило опасаться: огромные леса Африки обладают способностью предотвращать его выпадение

Тем не менее состояние атмосферы внушало большую тревогу, и Джон Корт счел своим долгом заметить:

— Если дождь не прекратится, нам лучше оставаться на месте… Боеприпасы у нас теперь есть, патронташи заполнены… Но смена одежды у нас только одна…

— Ну, так что же! — расхохотался Макс Губер. — Почему бы нам не одеваться по моде этой страны в собственную кожу?! Это бы решило все проблемы! Достаточно искупаться, чтобы выстирать свое «белье», и потереться о кустарник, чтобы вычистить «одежду»!

Действительно, оба друга уже целую неделю каждое утро занимались стиркой, потому что у них не было смены одежды.

Тем временем яростный ливень стал иссякать. Он продлился всего час. Вынужденную паузу использовали для приготовления первого завтрака. Его обогатило новое блюдо, отлично принятое всеми, — свежеснесенные яйца дрофы, которые Лланга обнаружил в птичьем гнезде, а Кхами сварил в чайнике вкрутую. Но и на этот раз Макс Губер не преминул побурчать, что эта чертова природа не позаботилась добавить к яйцам щепотку соли, без которой так трудно обойтись.

К половине восьмого дождь перестал, хотя небо оставалось пасмурным. Плот снова выплыл на стрежень[145] реки.

Опущенные в воду «лески» тянулись за плотом, и рыбы не обходили наживку своим вниманием, тут же попадая в меню грядущих трапез.

Кхами предложил не делать обычной остановки, чтобы наверстать упущенное утреннее время. С ним согласились, и Джон Корт развел на плоту костер, на раскаленных углях которого вскоре затянул веселую песенку котелок. Поскольку мясо антилопы еще оставалось в запасе, ружья бездействовали. И тем не менее Макс Губер не раз порывался приложить карабин к плечу, замечая на берегах какую-нибудь дичь.

Эту часть леса воистину можно было бы назвать усладой для охотника: такое богатство фауны[146] окружало их. Не говоря уж о водоплавающих птицах, лес изобиловал жвачными животными. Нередко голова антилопы раздвигала кустарники и прибрежный тростник. Подходили к берегам высокорослые могучие канны,[147] рыжие лани,[148] небольшие игривые газели,[149] центральноафриканская антилопа-куду и даже красавцы жирафы, чье мясо необычайно вкусно и питательно. Легко было подстрелить какое-либо из этих животных, но для чего же, если пищи на ближайшие дни и так хватает?.. А потом, не следует перегружать плот и чрезмерно его загромождать. Вот на это обстоятельство обратил особое внимание своего друга Джон Корт.

— Ах, мой милый Джон, ну что же я могу поделать?.. Карабин сам поднимается к моей щеке, когда я вижу такую прекрасную цель… До нее ведь рукой подать!

Тем не менее, поскольку абстрактные соображения бесцельности "стрельбы ради стрельбы" не в состоянии остановить подлинного охотника, Макс Губер дал наказ своему карабину вести себя спокойно и не вскидываться поминутно к плечу. Так что окрестности больше не оглашались неуместными выстрелами, и плот продолжал свое мирное плавание по течению реки Йогаузена.

Однако после полудня у Макса Губера, Кхами и Джона Корта еще появится повод с лихвой компенсировать свою охотничью сдержанность… И выстрелы все-таки прозвучат, но они станут сигналом не к нападению, а к обороне…

С утра путешественники проплыли уже добрый десяток километров, следуя по прихотливым извивам реки, хотя в целом сохранялось ее общее направление к юго-западу. Холмистые берега окаймляла густая зелень исполинских деревьев, в большинстве своем шелковичных, чьи зонтообразные кроны создавали зеленый «потолок» над водой.

Только представьте себе: хотя ширина реки не уменьшилась, достигая порой пятидесяти — шестидесяти метров, нижние ветви этих шелковиц соединялись между собой, образуя настоящий коридор или туннель зелени, и под этими пышными сводами тихо журчала и хлюпала вода. Буйное переплетение ветвей, да еще обвитое серпантином лиан, становилось как бы растительным мостом, по которому ловкие клоуны-акробаты, и уж во всяком случае четверорукие лесные жители, могли бы запросто переноситься с одного берега на другой.

Хотя грозовые облака еще клубились над горизонтом, солнце уже появлялось в разрывах туч, и его лучи отвесно падали на водную гладь.

Кхами и его спутники не могли не восхищаться этим плаванием под зелеными куполами. Оно напоминало им блуждание в лесной чаще, вдоль затененных звериных троп, только на этот раз безо всякой усталости, без докучливых преград в виде зарослей колючих трав и кустарников.

— Ей-богу, этот лес Убанги — настоящий парк, — заявил Джон Корт, роскошный парк с прекрасными деревьями и проточными водами! Кажется, что ты находишься в Национальном парке[150] Соединенных Штатов, у Миссури[151] и Йеллоустона!..[152]

— Парк, который кишмя кишит обезьянами! — заметил Макс Губер. — Можно подумать, что весь обезьяний род назначает здесь друг другу свидание!.. Мы попали в королевство четвероруких, где царствуют шимпанзе, гориллы, гиббоны…

Метафору Макса Губера вполне оправдывало огромное количество этих животных, которые буквально оккупировали берега, свисали с деревьев, бегали и прыгали в глубине леса. Никогда еще Кхами и его друзья не видели ничего подобного, не наблюдали такого фейерверка прыжков, ужимок и кривлянья. Какие вопли, кульбиты, живые гирлянды мохнатых тел… А какую блестящую серию обезьяньих гримас мог бы запечатлеть своим аппаратом фотограф!

— Но, в конце концов, все это очень естественно! — размышлял вслух Макс Губер. — Разве не находимся мы в самом сердце Африки?.. И я полагаю, что совершенно ничтожны различия между конголезскими четверорукими и туземцами, за исключением Кхами, само собой разумеется…

— Это различие вполне явственно, возразил Джон Корт. — Человек отличается от животного, как существо, наделенное разумом, от существа, которое подчиняется лишь обезличенному инстинкту…

— Инстинкт надежнее разума, мой дорогой Джон!

— Я не стану возражать, Макс. Но эти два жизненных фактора разделены бездной, и, пока она не заполнена, школа трансформизма[153] не примет утверждения, что человек происходит от обезьяны…

— Совершенно верно, — согласился Макс Губер, — здесь не хватает звена в цепочке, промежуточного типа между антропоидом[154] и человеком, с меньшей подчиненностью инстинкту и большим присутствием разума… А если недостает именно такого типа, то лишь потому, что его и не было никогда… Да если бы он даже и существовал, то проблема, поднятая учением Дарвина, еще не была бы решена… Так, по крайней мере, я думаю…

Но в этот момент назрели более важные дела, чем попытка определить, все ли живые существа связаны между собою на основе тезиса, что природа не развивается скачкообразно… Следовало принять срочные меры предосторожности против враждебных выходок обезьяньего отродья, устрашающего по своему численному превосходству. Было бы крайне неосмотрительно пренебрегать таким окружением. Эти четверорукие образовали целую армию из всего обезьяньего населения Убанги. И невозможно было ошибиться в значении их действий, требовалась быстрая и решительная самооборона.

Проводник с большим беспокойством наблюдал за шумным поведением "меньших братьев". Это видно было по его озабоченному лицу, к которому приливала кровь, по нахмуренным густым бровям… В глазах его читалась напряженная работа мысли, лоб избороздили глубокие складки.

— Будьте начеку, — сказал он, зарядите свои карабины и держите патроны поблизости. Я не знаю, чем все это может обернуться…

— Подумаешь! Один выстрел, и эта банда разбежится, — небрежно бросил Макс Губер и приложил к плечу карабин.

— Не стреляйте, месье Макс! Не стреляйте! — вскричал Кхами. Не нужно первыми нападать… Не нужно провоцировать! Достаточно быть готовым к защите!

— Но они начинают… — заметил Джон Корт.

— Не будем наносить удар, пока это не станет неизбежным! Вскоре с берега полетели камни, куски дерева. Их швыряли крупные обезьяны, наделенные громадной физической силой. В сторону пловцов летели и более безобидные предметы, например, сорванные с деревьев плоды.

Проводник старался удерживать плот посередине реки, почти на равном расстоянии от обоих берегов. При таком положении броски были менее опасны, потому что лишались точности. К несчастью, люди не имели никаких средств защиты от подобной атаки. А число нападающих все возрастало. Многие «снаряды» уже достигали пассажиров плота, правда, не причиняя пока что большого вреда.

— Ну, хватит! — обозлился Макс Губер.

И, взяв на мушку крупную гориллу, которая бесновалась в камышах, он уложил ее одной пулей наповал.

На звук выстрела стая ответила истошными, оглушительными воплями. Атака не прекратилась, обезьяны не кинулись наутек. Но даже, если поставить целью перебить всех обезьян, расходуя всего по одной пуле на животное, охотники очень скоро опустошат свой скромный запас. А что же делать с пустыми патронташами?..

— Больше не стреляем, — приказал Джон Корт. — Это не даст ничего, а только еще больше возбудит проклятых тварей. Будем считать, что мы расквитались с ними за несколько царапин…

— Благодарю покорно! — воскликнул Макс Губер, которому как раз в это мгновение камень угодил в ногу.

Итак, они продолжали плыть по течению в сопровождении двойного эскорта по берегам, очень извилистым в этой части реки Йогаузена. В некоторых местах берега сближались настолько, что ширина ложа уменьшалась на треть. И тогда движение плота убыстрялось вместе с ускоренным течением.

Быть может, с наступлением ночи враждебные вылазки прекратятся?.. А нападающие рассеются, наконец, в лесу? В любом случае, если потребуется, вместо остановки Кхами рискнет продолжить плавание в ночное время. Пока же только четыре часа пополудни, и до семи вечера положение остается очень тревожным: плот абсолютно не защищен от вражеского вторжения. Если обезьяны, как и кошки, не любят воды и можно не опасаться, что они бросятся за плотом вплавь, то расположение ветвей над рекою позволяет лесным акробатам взобраться на эти зеленые мосты и оттуда прыгнуть на голову Кхами и его друзей. Такой фортель[155] сущий пустяк для этих ловких и проказливых тварей.

Именно такой маневр приготовились совершить пять или шесть горилл на приближающемся повороте реки, где сомкнулись кронами две большие шелковицы. Заняв позиции в полусотне шагов вниз по течению, обезьяны поджидали, когда приблизится плот.

Джон Корт заметил их издалека, и ни у кого не возникло сомнений в их намерениях.

— Они набросятся на нас сверху, — вскричал Макс Губер, — если мы не заставим их убраться!..

— Огонь! — скомандовал проводник.

Прозвучали три выстрела. И три смертельно раненные обезьяны, после безуспешных попыток уцепиться за ветки, свалились в воду.

Среди страшного гвалта и визга два десятка крупных обезьян полезли по лианам, как матросы по мачтам, готовые низвергнуться на плот.

Стрелять нужно было без передышки, не теряя времени. И залпы следовали один за другим. Десять или двенадцать горилл и шимпанзе схватились за пораженные места, некоторые рухнули в воду. Их перепуганные сородичи разбежались по берегам, и плот беспрепятственно проплыл под зеленым мостом.

На ум пришла мысль, что, если бы профессор Гарнер устроил свою базу в этой лесной чащобе, то его постигла бы та, же судьба, что и доктора Йогаузена.

Если допустить, что последнего лесные жители встретили столь же «гостеприимно», то нужны ли еще какие-либо объяснения причин исчезновения бедного доктора?..

Но, с другой стороны, нападение должно иметь какие-то явственные последствия. Разрушительные инстинкты обезьян не позволили бы им оставить в неприкосновенности хижину, они превратили бы ее в обломки, а вещи бы растащили.

Однако в данную минуту беспокоиться следовало не о немецком докторе, а о судьбе плота. Река начала стремительно сужаться. В какой-нибудь сотне шагов с правой стороны было заметно сильное бурление воды. Это указывало на сильный водоворот. Если попасть в него, то, не испытывая больше воздействия течения, плот непременно прибьется к берегу. И напрасно Кхами будет стараться кормовым веслом удержать его в главном течении, у него не хватит сил отвести его от водоворота.

Обезьяны с правого берега навалятся на плот всей оравой. Потребуется обратить их в бегство ружейными выстрелами. Значит, карабины должны быть наготове, как только плот начнет кружиться на месте.

Но мгновение спустя банда вдруг исчезла, словно испарилась. И разогнали ее не пули и не выстрелы. Уже около часа собиралась гроза. Темные облака затянули небо. И вдруг всполохи озарили пространство, с ошеломительной быстротой посыпались целые каскады молний — явление, характерное для низких широт. При ужасающих раскатах грома четверорукие испытали то смутное беспокойство и тревогу, которые вызывает у всех животных влияние атмосферного электричества.

Их объял страх, и они бросились в лесную чащу, под спасительные густые кроны искать укрытия от этих ослепительных вспышек, от устрашающих небесных взрывов.

В считанные мгновения оба берега опустели, и от огромной стаи злобных животных осталось два десятка неподвижных тел, распростертых в прибрежных камышах.


Глава X

НГОРА!

Наутро ясное небо — как будто подметенное перьями облаков — сияло ярко-голубым куполом над макушками деревьев. С восходом солнца испарились прозрачные капельки воды на траве и на листьях. Почва быстро просохла, и нога пешехода могла смело ступать по ней. Перед нашими путниками не возникло проблемы продолжать пешком свое движение к юго-западу. Если река Йогаузена не изменит этому направлению, то, Кхами был убежден, через двадцать дней они достигнут бассейна Убанги.

Разгул атмосферной стихии, тысячи молний, долгие раскаты грома прекратились только к трем часам утра. Причалив к берегу в стороне от опасного водоворота, плот был надежно укрыт. В этом месте возвышался огромный баобаб, в стволе которого зияло просторное дупло, так что дерево держалось, по сути, на своей коре. В уютном убежище хватило места не только для Кхами и его спутников, но и для самого важного груза инструментов, оружия, боеприпасов. Они совершенно не пострадали от дождя.

— Ей-богу, до чего же кстати пришлась эта буря! — говорил Джон Корт.

Он оживленно болтал с Максом Губером, пока проводник занимался приготовлением завтрака из остатков дичи. Одновременно молодые люди чистили свои карабины — совершенно необходимая работа после вчерашней бесперебойной стрельбы…

Между тем Лланга змейкой скользил между трав и камышей в поисках птичьих гнезд с яйцами.

— Да, мой дорогой Джон, гроза началась в самый раз, как будто по заказу… — сказал Макс Губер. — Без нее пришлось бы нам туго! Только бы небо смилостивилось, но чтобы эти гнусные животные не появились опять, когда буря утихнет… Нельзя терять бдительности ни на минуту!

Кхами тоже побаивался, как бы с рассветом четверорукие вновь не заполонили берега. Но тишина его успокоила: не слышно было никаких подозрительных звуков, пока занималась заря и дневной свет проникал под сумрачные лесные своды.

— Я пробежал по берегу и нигде не заметил обезьян, — сообщил Джон Корт.

— Это хорошее предзнаменование, — отозвался Макс Губер. — Теперь я надеюсь использовать патроны с большей пользой, чем для отстрела макак!.. А то я уж думал, что мы изведем весь наш запас…

— Как бы мы смогли потом его пополнить? — подхватил Джон Корт. — Не стоит рассчитывать на вторую клетку с пулями и порохом…

— Эх! — воскликнул Макс Губер. Ну и дела! Подумать только, что добрый доктор пытался установить дружеские отношения с подобными существами!.. Хорошенькая затея! Чтобы открыть, какие выражения они используют для приглашения к обеду или как они здороваются и прощаются друг с другом, воистину нужно быть профессором Гарнером, вроде некоторых чудаков в Америке… или же доктором Йогаузеном, вроде некоторых чудаков в Германии… Пожалуй, найдутся такие типы и во Франции…

— Во Франции, Макс?..

— Ну да! Если поискать хорошенько в институтах или Сорбонне,[156] то и сыщется какой-нибудь идио…

— Идиот?! — воскликнул Джон Корт негодующим тоном.

— Идиомограф,[157] - уточнил Макс Губер, — который наберется смелости явиться в конголезские леса, чтобы возобновить опыты профессора Гарнера и доктора Йогаузена!

— Во всяком случае, мой милый Макс, если можно быть спокойным за первого, который, как видно, порвал всякие отношения с обществом макак, то иначе обстоит дело со вторым, и я боюсь, что…

— Что павианы или прочие переломали ему кости! — подхватил Макс Губер. — Судя по приему, который они вчера нам оказали, вряд ли назовешь эти существа цивилизованными, и вряд ли они станут такими когда-нибудь!

— Видите ли, Макс, я полагаю, что судьба животных — оставаться животными…

— А судьба людей — оставаться людьми! — смеясь, заключил Макс Губер. — Поверьте, мне очень жаль возвращаться в Либревиль безо всяких новостей о докторе…

— Мне тоже. Но главное для нас — побыстрее пересечь этот бесконечный лес…

— Мы его пройдем!

— Конечно, но мне бы хотелось, чтобы он уже остался позади!

Впрочем, маршрут казался им вполне определенным и благоприятным, оставалось только вывести плот на середину течения. Еще было важно, чтобы русло реки Йогаузена не подбросило им неприятных сюрпризов в виде рифов,[158] водопадов, порогов… Это особенно беспокоило проводника.

А пока он приготовил завтрак и приглашал друзей "к столу". Почти тотчас явился и Лланга, неся несколько утиных яиц, которые решено было оставить на полдник. Еще хватало мяса антилопы, запасы дичи можно будет пополнить позднее.

— У меня идея! — вдруг объявил Джон Корт. — Зачем нам понапрасну расходовать боеприпасы, когда можно использовать в пищу мясо обезьян?

— Фи!.. — скорчил гримасу Макс Губер.

— Вам это кажется противным?

— Да что вы, дорогой Джон, какое великолепие: котлеты из гориллы, филе из гиббонов, жаркое из шимпанзе… а еще фрикасе[159] из мандрил…

— Все это не так плохо, — согласился Кхами. — Туземцы не брезгуют жареным мясом обезьян…

— И я бы его ел по необходимости… — заметил Джон Корт.

— Антропофаг! — вскричал Макс Губер. — Употреблять в пищу себе подобного!

— Спасибо, Макс!..

В конце концов четвероруких, убитых во время сражения, оставили хищным птицам. В лесах Убанги достаточно пернатых и парнокопытных, чтобы не оказывать особой чести представителям обезьяньего рода, насыщая ими свой желудок.

Серьезные трудности пришлось преодолеть Кхами и его друзьям, чтобы вытянуть плот из водоворота и обогнуть мыс.

Этот маневр занял около часа. Нужно было срубить несколько молоденьких деревьев, очистить их от веток, превращая тонкие стволы в шесты, а затем с их помощью оттолкнуться от берега. Если бы стая обезьян нагрянула в течение этого часа, пока водоворот удерживал плот на месте, люди не смогли бы избежать атаки, и проводнику с его спутниками явно не поздоровилось бы в неравной схватке. Наконец после многократных усилий плот миновал оконечность мыса и продолжил плавный спуск по течению реки Йогаузена.

День обещал быть солнечным. Ни малейших намеков на бурю, никакой угрозы дождя. Словно беря реванш за вчерашнее, солнце посылало на землю снопы отвесных лучей, суля дневной нестерпимый зной, без дуновения северного ветерка, который очень помог бы плоту, будь он вооружен парусом.

Русло реки заметно расширялось по мере движения к юго-западу. Нет больше зеленого шатра над ее ложем, нет раскидистых переплетенных ветвей, соединяющих берега. В этих условиях появление обезьян представляло бы гораздо меньшую опасность, чем накануне. Впрочем, они больше не показывались.

Но речные берега не выглядели пустынными. Их оживляли своими криками и перелетами многочисленные водоплавающие и голенастые птицы — утки, дрофы, пеликаны,[160] зимородки, десятки других.

Джон Корт сразил несколько парочек из этого пернатого царства, и они составили меню полдника вместе с найденными Ллангой яйцами. Причем для экономии времени остановки в обычный час не делали, что компенсировало утреннюю задержку. Первая часть дня миновала безо всяких происшествий.

После полудня появился повод для тревоги, впрочем, не очень серьезный.

Около четырех часов Кхами, который орудовал кормовым веслом, попросил Джона Корта подменить его, а сам занял наблюдательный пост в передней части плота.

Макс Губер поднялся, внимательно посмотрел по сторонам и, не заметив ничего угрожающего, обратился к проводнику:

— Что вы там разглядываете?

— А вон… — И Кхами указал рукой на довольно сильное волнение воды впереди по ходу плота.

— Еще один водоворот, — сказал Макс Губер, — или что-то вроде водяного вихря… Осторожнее, Кхами, не попади в эту ловушку!

— Это не водоворот, — заявил проводник.

— А что же это такое?..

На этот вопрос почти немедленно последовал ответ в виде фонтанчика воды, взметнувшегося футов на десять над поверхностью реки.

Изумленный Макс Губер воскликнул:

— А нет ли случайно китов в реках Центральной Африки?!

— Китов нет… зато есть гиппопотамы! — ответил Кхами.

Шумное дыхание послышалось в тот момент, когда над водой возникла огромная голова с челюстями, вооруженными мощными клыками. На память пришло странное, но точное сравнение: "Внутренность рта похожа на груду мяса в мясной лавке, а глаза напоминают слуховые окна в голландской хижине!" Так описывают некоторые наиболее впечатлительные путешественники этих великанов.

Такие бегемоты обитают в Африке от мыса Доброй Надежды до двадцать третьего градуса северной широты. Они встречаются в большинстве рек этих обширных регионов, в болотах и озерах. Во всяком случае, в соответствии с вышесказанным, если бы река Йогаузена впадала в Средиземное море — что невозможно, — то не стоило бы и тревожиться о нападении этих зверей. В таких реках они никогда не встречаются, за исключением верховьев Нила.

Гиппопотам — грозное животное, невзирая на свой добродушный нрав. Когда он разъярен по той или иной причине — под влиянием боли, в момент загарпунивания, — он ожесточается и с бешенством набрасывается на охотников, преследует их, перевертывает лодки и разносит их в щепки, а его могучие челюсти способны откусить руку или ногу.

Естественно, никто из пассажиров плота — включая и Макса Губера с его неистребимым охотничьим азартом — не допускал и мысли о нападении. Но вдруг у самого бегемота появится желание атаковать? И он бросится к плоту, столкнется с ним, навалится на него всем своим весом — а он достигает порою нескольких тонн — вцепится в плот страшными клыками что будет тогда с Кхами и его спутниками?..

Течение в этом месте довольно быстрое, и, вероятно, лучше довериться ему, чем приближаться к берегу: гиппопотам может ринуться за плотом. Правда, на суше легче избежать его ударов, поскольку животное не в состоянии быстро передвигаться на коротких и толстых ногах, волоча по земле огромный живот. В этих условиях зверь больше похож на свинью, чем на кабана. Но в водной стихии плот — полностью в его власти. Зверь разнесет его на куски. И тогда пассажирам придется вплавь добираться до берега, а потом сооружать новый плот! Какая жуткая перспектива!

— Постараемся пройти незамеченными, — подал совет Кхами. — Ляжем на плот, сохраняя полную тишину, и будем готовы кинуться в воду в случае необходимости…

— Я позабочусь о тебе, Лланга! — сказал Макс Губер.

Все последовали совету проводника и улеглись на плоту, который несло течением. Быть может, в таком положении есть шанс проскочить незамеченным мимо опасного водного жителя.

Через несколько мгновений все четверо услышали вздох великана, странным образом напоминавший громкое хрюканье свиньи, вслед за тем отчетливые толчки указали на то, что они пересекали воды, потревоженные огромным животным.

На несколько секунд друзей охватила паника: не поддел ли речной монстр[161] плот головой? А может, навалился на него всей массой?..

Кхами, Джон Корт и Макс Губер успокоились только, когда волнение воды улеглось, а шум дыхания, чье теплое дуновение коснулось их лиц, постепенно затих. Когда они отважились приподняться, бегемот уже погрузился в речную глубину.

Конечно же, ходившие на слона охотники, только что завершившие экспедицию с караваном Урдакса, не должны были бы опасаться встречи с гиппопотамом. И к тому же они неоднократно охотились на этих животных среди болот близ верховьев Убанги, но в более благоприятных для этого условиях. А на борту хрупкого деревянного сооружения, потеря которого стала бы для них катастрофой, их опасения были вполне оправданы, и они благодарили судьбу, которая избавила их от нападения грозного животного.

Вечером Кхами остановился возле устья ручья на левом берегу реки. Лучшего места для ночевки и не придумаешь: у подножия рощицы банановых пальм, чьи широкие листья образовывали естественное укрытие. Песчаный берег здесь был усеян съедобными ракушками, в сыром и жареном виде ими с удовольствием полакомились за ужином. Что касается бананов, то вкус диких плодов оставлял желать лучшего. Но зато их сок, смешанный с родниковой водой, послужил хорошим прохладительным напитком.

— Все это было бы чудесно, заметил Макс Губер, — если бы мы были уверены, что спокойно уснем… Но эти чертовы комары заедят нас, от них покоя не жди! Без накомарников утром мы все будем, как решето, искусанные с головы до пяток…

И все действительно случилось бы именно так, если бы Лланга не нашел средства от насекомых, способного отогнать мириады комаров, круживших огромными звенящими роями. Он пробежался вдоль ручья, и вскоре донесся его зов. Кхами тотчас направился к нему, и мальчик показал на кучки сухого навоза, испещрившие песчаный берег. Свои «следы» оставили олени, буйволы, антилопы и другие жвачные животные, приходящие сюда на водопой.

Оставалось лишь бросить лепешки в пылающий костер, и их необычайно горький дым отпугнет комаров. Это средство от кровососущих насекомых хорошо известно туземцам, и они им пользуются всегда, когда есть такая возможность.

Через несколько минут у подножия банановых пальм выросла изрядная куча сухого навоза. В костер подбросили побольше дров, затем стали добавлять навозные лепешки. Столбом поднялся такой едкий дым, что несносных насекомых как ветром сдуло.

Пламя поддерживали всю ночь поочередно. Джон Корт, Макс Губер и Кхами несли свою привычную сменную вахту по три часа. С первыми проблесками рассвета хорошо отдохнувшие за ночь путники продолжили спуск по реке Йогаузена.

Нет ничего более переменчивого, чем погода в Центральной Африке. Солнечная ясность предыдущего дня уступила место сероватому пасмурному небу, которое сулило плаксивый, сырой день. Сыпал мелкий, моросящий дождик, скорее даже водяная пыль, тем не менее, весьма неприятная.

Кхами на ум пришла отличная идея. Листья банановых пальм, наверное, самые широкие в растительном мире. Негры покрывают ими свои хижины, и такие крыши очень надежны. Всего лишь дюжины пальмовых листьев хватило проводнику, чтобы успеть до отъезда соорудить в центре плота нечто вроде тента, связав «хвосты» листьев между собой с помощью лиан. Пассажиры плота были теперь защищены от затяжного дождя, струйки вод сбегали по гладкой поверхности «тента».

В первой половине дня на правом берегу появились десятка два крупных обезьян, которые как будто готовились продолжить свои враждебные действия. Наиболее разумным было избежать всякого контакта с ними, и это удалось: плот шел вдоль левого берега, куда обезьяньи стаи заглядывали реже.

Джон Корт вполне здраво рассудил, что встречи обезьян с разных берегов должны быть довольно редкими, поскольку перебираться друг к другу они могут лишь по "зеленым мостам", что довольно затруднительно даже для таких акробатов.

В полдень стоянку решили не делать, а во второй половине дня плот остановился только один раз, чтобы погрузить тушу антилопы, которую Джон Корт подстрелил в зарослях камыша, возле очередной излучины реки.

После этой излучины река Йогаузена, отклоняясь к юго-востоку, поменяла почти под прямым углом свое прежнее направление. Это чрезвычайно обеспокоило Кхами, ведь река в таком случае должна отбросить их в глубину леса, тогда как цель путешествия находится в прямо противоположной стороне, в направлении Атлантики.

Разумеется, не возникало сомнений, что река Йогаузена остается притоком Убанги, но идти к месту слияния еще несколько сот километров, через центр независимого Конго, — какой огромный крюк!

К счастью, после часа плавания проводник, благодаря своему инстинкту ориентации — солнце все еще не показывалось на небе, — установил, что русло реки приняло свое прежнее направление. Итак, вновь появилась надежда, что течение дотянет плот до границы Французского Конго, откуда уже рукой подать до Либревиля.

В половине седьмого вечера сильным ударом кормового весла Кхами подогнал плот к левому берегу, в глубину узкой бухточки, затененной широкой кроной лимонного дерева, близкого к сенегальскому красному дереву.

Дождь прекратился, но небо еще не очистилось от густых облаков, сквозь которые никак не могло прорваться солнце. Из этого, правда, не следовало, что ночь будет холодной. Термометр показывал двадцать пять — двадцать шесть градусов по Цельсию.

Вскоре среди камней бухточки затрепетал огонек — костер разложили единственно для приготовления пищи. Нужно было обжарить заднюю ножку антилопы. На этот раз Лланга безуспешно искал моллюсков,[162] чтобы внести разнообразие в меню, или бананы, чтобы подсластить речную воду. Зато путникам удалось избавиться от целых полчищ комаров тем же способом, что и накануне.

Около восьми часов ночной мрак еще не окутал окрестности. Рассеянный свет отражался в водах реки. Она медленно несла пучки тростника и прочих растений, стволы деревьев, упавшие с берегов.

В то время как Джон Корт, Макс Губер и Кхами готовили ночлег, подтаскивая сухую траву к подножию дерева, Лланга бродил по прибрежному песку, развлекаясь картиной плывущих растений.

Внимание мальчика привлекло лиственное дерево среднего размера, которое тянула река, до него уже оставалось каких-нибудь тридцать туазов. Ствол его был сломан в пяти-шести футах под первой развилкой, и разлом казался совсем свежим.

Вокруг его ветвей заплелось много трав и цветов, какие-то фрукты, вся та зелень, что оказалась на пути упавшего дерева. По всей вероятности, его сразила молния во время последней бури: оно свалилось с крутого берега; затем, скользя понемногу, пересекло камыши и, подхваченное течением, дрейфовало[163] с другими древесными обломками на поверхности реки.

Но на столь сложные размышления Лланга вряд ли был способен. И внимание его не задержалось бы на этом стволе, если бы не одно странное обстоятельство.

Мальчику показалось, что в просветах между ветвей виден кто-то, этот кто-то делает какие-то жесты, как бы призывая на помощь. В густеющем вечернем сумраке Лланга не мог отчетливо разглядеть живое существо: кто это? Быть может, животное?..

Пребывая в нерешительности, мальчик собирался позвать Макса Губера и Джона Корта, когда дело приняло новый оборот.

Ствол, до которого оставалось не более сорока метров, течением развернуло к бухточке, где приткнулся к берегу плот.

И в этот момент раздался очень странный крик, скорее отчаянный призыв, как будто существо просило о помощи. Когда же ствол проплывал мимо бухты, оно бросилось в воду с явным намерением добраться до берега.

Лланге показалось, что это ребенок, меньшего роста, чем он сам. Очевидно, он находился на дереве в момент его падения. Умел ли он плавать?.. Очень плохо, скорее всего, и вряд ли ему удастся доплыть до цели. Видно было, что силы ему изменяли. Он отчаянно шлепал руками по воде, исчезал на миг и снова появлялся, с его губ слетало какое-то странное обрывочное кудахтанье.

Повинуясь инстинкту сострадания, не раздумывая более, маленький туземец кинулся в воду и вскоре достиг места, где барахтался ребенок, выбиваясь из последних сил.

В это же время, привлеченные шумом, выбежали на берег Джон Корт и Макс Губер. Увидев, что Лланга держит кого-то над водой, с трудом подгребая к берегу, они протянули ему руки и помогли выбраться на сушу.

— Эй, Лланга, кого это ты там выудил?.. — спросил Макс Губер.

— Это ребенок… мой друг Макс… это ребенок… он тонул, он захлебывался…

— Ребенок? — удивленно переспросил Джон Корт.

— Ну да, мой друг Джон…

И Лланга встал на колени возле маленького существа, которого спас от верной гибели.

Макс Губер наклонился, внимательно разглядывая спасенного.

— Эй! Да это вовсе не ребенок! — заявил он, выпрямляясь.

— А кто же? — изумился Джон Корт.

— Да маленькая обезьянка… Отпрыск тех мерзких кривляк, что осаждали нас! И ради ее спасения ты сам рисковал утонуть, Лланга?!

— Нет, это ребенок… мой друг Макс, это ребенок, — упрямо твердил мальчик.

— Да нет же, говорю тебе, это маленькая обезьянка! Пожалуйста, отпусти ее обратно в лес! Пускай она бежит к своему семейству!

Но мальчик не хотел слушаться. Быть может, он впервые в жизни не внял словам друга и с упорством отстаивал свою правоту. Лланга продолжал видеть ребенка в том маленьком существе, которое было обязано ему жизнью и все еще не пришло в сознание после испытанного потрясения.

Не ожидая, пока их разлучат, он взял спасенного на руки. В общем, лучше предоставить все естественному ходу вещей.

Принеся малыша в лагерь, туземец удостоверился, что он еще дышит. Мальчик растирал его, грел своим дыханием и теплом, потом уложил на сухую траву, с тревогой наблюдая: скоро ли спасенный раскроет глаза…

Ночное дежурство организовали по обычной схеме. Двое друзей тут же погрузились в глубокий сон, тогда как Кхами стоял на часах до полуночи. Лланге не спалось. Растянувшись рядом, он следил за малейшими движениями своего протеже,[164] держал его руки в своих руках, прислушивался к его дыханию…

Каково же было изумление маленького туземца, когда часов в одиннадцать ночи вдруг послышалось:

— Нгора!.. Нгора!.. — как будто ребенок звал в полузабытьи свою мать.


Глава XI

ДЕНЬ ДЕВЯТНАДЦАТОГО МАРТА

Последняя стоянка отмерила, по их расчетам, двести километров пути. Половину его прошли пешком, половину — проплыли на плоту. Значит, столько же времени заберет и вторая часть маршрута?.. Нет, по мнению проводника, они должны пройти ее быстрее, если плавание не встретит препятствий.

На утренней заре погрузились на плот вместе с новым пассажиром, с которым Лланга ни за что не хотел расставаться. Он не терял надежды, что глаза у несчастного ребенка вот-вот раскроются.

Ни Джон Корт, ни Макс Губер ни секунды не сомневались, что найденное существо относится к семье четвероруких Африканского континента — павианов, горилл, шимпанзе, мандрил и прочих. Они даже и не собирались разглядывать его более пристально, уделять ему особое внимание. Лланга его спас, хотел держать при себе, как приблудную собачонку, — ну и пусть! Если он сделает из него своего «товарища», тем лучше, это говорит о добром сердце мальчика. В конце концов, если двое друзей усыновили маленького туземца, то почему же ему не дозволено приручить маленькую обезьянку?.. Скорее всего, она удерет в лес при удобном случае, покинет своего благодетеля с той жестокой неблагодарностью, на какую способны не только люди.

Правда, если бы Лланга сообщил Джону Корту и Максу Губеру, даже Кхами: "Она разговаривает, эта обезьянка! Три раза она повторила слово "нгора", — то их внимание пробудилось бы, и любопытство тоже. И, наверное, они с большим тщанием изучили бы этого малыша. Возможно, они бы открыли в нем представителя какой-то неизвестной доселе расы, например, расы говорящих четвероруких?..

Но Лланга молчал, полагая, что он мог ошибиться, неправильно расслышать. Он дал себе слово внимательно наблюдать за своим протеже, и если слово «нгора» или любое другое еще раз сорвется с его уст, то он немедленно скажет об этом своим друзьям.

Одной из причин, почему ребенок оставался под тентом, была попытка хоть немного покормить маленькое создание, сильно ослабевшее от длительной голодовки. Но сделать это было сложно: ведь обезьяны едят только фрукты и овощи. А у Лланги не было никаких плодов, одно лишь мясо антилопы, которое этим животным не подходит. Впрочем, довольно сильная лихорадка все равно не позволила бы малышу принять пищу, он оставался в сонливом, полубессознательном состоянии.

— Ну, как там твоя обезьянка? — спросил Макс Губер у Лланги через час после отплытия, когда тот вышел из-под тента.

— Все время спит, мой друг Макс…

— И ты хочешь держать ее при себе?

— Да… Если вы позволите…

— Не вижу никаких помех, Лланга… Но смотри, чтобы она тебя не оцарапала.

— О, мой друг Макс!

— Надо остерегаться! Они злобные, как кошки, эти твари!

— Но не этот!.. Он еще очень маленький! И личико у него такое нежное…

— Кстати, раз ты хочешь сделать из него своего товарища, то подумай об имени.

— Имя? Какое?

— Жоко, черт подери! Все обезьянки называются «Жоко»!

Очевидно, это имя не понравилось Лланге. Он ничего не ответил и возвратился под тент.

Утреннее плавание проходило в благоприятных условиях, люди не слишком изнывали от жары. Солнце не могло пробиться сквозь довольно плотный слой облаков. И с этим можно было себя поздравить, потому что река Йогаузена нередко бежала среди просторных полян, а близ берегов росли лишь редкие деревья. Почва постепенно вновь становилась болотистой. И потребовалось бы пройти с полкилометра влево или вправо, чтобы достичь ближайшего лесного массива. Особое опасение вызывало сумрачное небо: как бы не грянул очередной шквальный ливень, но пока что небеса не претворяли в жизнь свою тайную угрозу.

Водоплавающие птицы носились стаями над болотами, а жвачные животные почти не показывались на берегах, к величайшему неудовольствию Макса Губера. Дрофам и уткам он с большей радостью предпочел бы антилоп. Вот почему с карабином на изготовку, заняв позицию в передней части плота, Макс Губер, словно охотник в засаде, жадным взором ощупывал берег, к которому они приближались, следуя капризам речного течения.

Но им по-прежнему придется довольствоваться птичьими лапками и крылышками за завтраком. В общем-то ничего удивительного в том, что уцелевшим участникам экспедиции португальца Урдакса надоела однообразная пища. Каждый день неизменное мясо, отварное, жареное или печеное, каждый день чистая вода, и ни фруктов, ни хлеба, ни соли. Очень редко — рыба. Им не терпелось поскорее добраться до первых миссионерских колоний, где все эти лишения скоро будут забыты благодаря великодушному гостеприимству хозяев.

В этот день Кхами безуспешно искал подходящее место для высадки. Берега, ощетинившись гигантским тростником, казались неприступными. Да и как высаживаться на болотистую, полузатопленную почву?.. И плот не прерывал своего медленного движения.

Так они плыли до пяти часов. Коротая время, Джон Корт и Макс Губер болтали о дорожных приключениях, вспоминая различные события, случившиеся после отъезда из Либревиля, увлекательные и удачные охотничьи вылазки в верховьях Убанги, охоту на слонов и сопряженные с нею опасности, которых им удавалось счастливо избегать в течение двух месяцев, затем спокойный обратный путь до тамариндового холма, бродячие огни, появление ужасного стада толстокожих, их атаку на караван, носильщиков-дезертиров, Урдакса, погибшего после падения дерева, погоню за ними слонов, захлебнувшуюся на опушке Великого леса…

— Печальный финал так удачно начатой экспедиции! — заключил Джон Корт. — И кто знает, не последует ли за ним еще один, не менее катастрофический?

— Возможно, однако, на мой взгляд, маловероятно, милый Джон!

— И в самом деле, я, наверное, преувеличиваю!

— Ну конечно, в этом лесу не больше тайн, чем в великих лесах далекого Запада! Нам нечего опасаться даже атаки краснокожих… Здесь нет ни кочевых, ни оседлых племен, ни шилу, ни денкас, ни монбуту, всех этих ужасных племен, которые опустошают северо-восточные регионы с криками "Мяса! Мяса!..", как убежденные антропофаги… Их нет здесь! И эта речка, которой мы дали имя доктора Йогаузена, чьи следы мне так хотелось бы найти, спокойна и надежна и приведет нас без лишних хлопот к своему слиянию с Убанги…

— С той самой Убанги, мой дорогой Макс, до которой мы бы прекрасно добрались, пойди мы вокруг леса по совету бедняги Урдакса, и произошло бы это в удобной повозке, где всего бы нам хватило в избытке до самого конца путешествия!

— Вы правы, Джон, это было бы гораздо лучше! Решительно, этот лес не представляет никакого интереса, самый банальный лес, не стоило сюда и забираться! Деревья, деревья, и ничего больше! Однако же сначала он пробудил мое любопытство… Вы помните эти бегающие огни, которые освещали опушку, эти факелы, светившие сквозь ветви деревьев… А потом — никого! Куда же, к черту, могли провалиться эти негры? Я начинаю иногда их искать в кронах баобабов, шелковиц тамариндовых деревьев и прочих лесных гигантов… Ничего!.. Ни единого человеческого существа!

— Макс! — вдруг перебил его Джон Корт.

— Да, Джон? — Макса Губера удивил взволнованный тон его друга.

— Взгляните-ка в том направлении, вниз по течению, на левом берегу…

— Что? Неужели туземец?

— Именно! Только туземец на четырех ногах! Вон там, над камышами, виднеется чудесная пара рогов, загнутых книзу…

Внимание проводника также обратилось в эту сторону.

— Буйвол! — сказал он.

— Буйвол! — вскричал Макс Губер, хватаясь за карабин. — Вот это достойная мишень, лишь бы она была в пределах досягаемости!

Кхами яростно заработал кормовым веслом. Плот по плавной кривой приблизился к берегу. До него уже оставалось не более тридцати метров.

— Сколько же бифштексов нас ожидает! — бормотал Макс Губер, сжимая поставленный на левое колено карабин.

— Первый выстрел за вами, Макс, — сказал ему Джон Корт, а за мною второй, если потребуется!

Буйвол как будто не собирался уходить. Овеваемый ветерком, он фыркал и раздувал ноздри, втягивая воздух со всей силой и не чувствуя нависшей опасности. Поскольку невозможно было прицелиться ему в сердце, то следовало стрелять в голову, что и сделал Макс Губер, как только убедился, что держит животное на прицеле. Прозвучал выстрел, хвост животного взметнулся над камышами, а воздух рассек исполненный боли вой — это не было обычным мычанием буйвола — верный знак, что выстрел оказался смертельным.

— Ca y est![165] — в упоении воскликнул Макс Губер, чей торжествующий тон соединился с оборотом речи в высшей степени французским.

И в самом деле, Джону Корту не пришлось дублировать выстрел, что сэкономило патрон. Упавшее в тростниках животное соскользнуло с крутого берега, выбрасывая фонтанчик крови, от которой порозовела речная вода.

Чтобы не потерять великолепную добычу, плот с трудом подвели к месту, куда рухнул убитый бык, и проводник приготовился тут же разделать тушу, вырезав из нее самые лакомые куски.

Обоих друзей не мог не восхитить этот замечательный экземпляр дикого африканского быка, поистине гигантских размеров и мощи. Можно лишь представить, какие облака пыли поднимают бегущие стада этих животных из двухсот трехсот голов, когда они пересекают бескрайние африканские равнины!

Это был онжа, так называют туземцы быка-одиночку. Он гораздо крупнее, чем его собратья в Европе, с более узким лбом и удлиненной мордой, с прижатыми рогами.

Шкуру онжи используют для производства самых прочных кожаных изделий, рога его дают материал для отличных табакерок и гребешков, а рыже-черной щетиной набивают стулья и седла; изготовленные из его мяса котлеты, антрекоты и филе представляют собой самую лакомую пищу, вкусную и укрепляющую силы. Таковы отменные качества азиатских, африканских и американских быков.

В общем, выстрел Макса Губера оказался счастливым. Он не только сэкономил пулю, но и избавил охотников от возможной агрессии раненого быка, когда он особенно опасен.

С ножом и топориком Кхами приступил к разделке туши, друзья помогали ему как могли. Не стоило перегружать плот избыточным весом, а двадцати килограммов аппетитного мяса вполне хватит на несколько дней.

Пока велись эти заготовительные работы, Лланга, обычно очень внимательный ко всему, чем занимались Макс и Джон, оставался под тентом, и вот почему.

При звуке выстрела его маленький подопечный пришел в себя. Руки его шевельнулись, и, хотя он еще не разомкнул веки, рот его приоткрылся, и с бледных губ снова слетело единственное слово, которое Лланга уже слышал:

— Нгора, нгора!

На этот раз Лланга не сомневался. Он отчетливо разобрал все звуки, с характерным картавым «р».

Взволнованный жалобным тоном маленького создания, Лланга взял его горячую руку: лихорадка не проходила со вчерашнего дня. Наполнив чашку свежей водой, мальчик попытался влить несколько капель в рот ребенку, но безуспешно. Челюсти с ослепительно белыми зубами не разжались. Тогда Лланга окунул в воду пучок сухой травы и осторожно смочил губы больного. По всей видимости, это принесло ему облегчение. Его ручонка слабо пожала державшую ее руку мальчика, и слово «нгора» прозвучало опять.

Как мы помним, это слово конголезского происхождения обозначает у туземцев «мать». Так значит, этот малыш призывал свою мать? Расположение Лланги к ребенку, вполне естественно, возросло. Обезьянка?.. Так сказал Макс Губер… Нет! Это не обезьянка! Лланга не мог бы объяснить, почему он уверен в этом, но так он чувствовал.

Около часа провел он со своим подопечным, то гладя его руку, то смачивая ему губы, и не покинул ребенка до тех пор, пока сон не сморил того снова.

Теперь Лланга решился все рассказать; он подошел к своим друзьям в тот момент, когда плот, отведенный от берега, опять входил в полосу течения.

— Эй, Лланга, — улыбаясь, громко сказал Макс Губер, — как там поживает твоя обезьянка?

Мальчик взглянул на него, как бы не решаясь ответить. Затем положил свою ладонь на руку Макса Губера.

— Это вовсе не обезьянка, — произнес он.

— Нет? — переспросил Джон Корт.

— Ну и упрямец наш Лланга! — воскликнул Макс Губер. — Так что же, ты вбил себе в голову, что он такой же ребенок, как и ты?

— Ребенок… не такой, как я… но это ребенок!

— Послушай, Лланга, — Джон Корт перешел на более серьезный тон, чем его товарищ, — так ты полагаешь, что это ребенок?

— Ну да… он разговаривал… сегодня ночью…

— Разговаривал?!

— И снова говорил, только что…

— Да что же оно сообщило, это маленькое чудо? — улыбаясь, поинтересовался Макс Губер.

— Он сказал «нгора»…

— Как! — изумился Джон Корт. — То самое слово, что я уже однажды слышал?

— Да… "нгора"… — подтвердил юный туземец.

Можно было сделать только два вывода: либо Лланга стал жертвой галлюцинации,[166] либо же он сошел с ума.

— Но давай проверим, — сказал Джон Корт, если только он не фантазирует, то факт по меньшей мере необычайный, мой милый Макс!

Они забрались под тент и внимательно осмотрели спящего. На первый взгляд можно было утверждать, что он принадлежит к роду обезьян. Но Джона Корта поразило, что перед ним не четверорукое существо, а двурукое. Согласно последней классификации[167] Блуменбаха[168] к такому разряду относится в животном царстве только человек. А у этого странного создания было две руки, тогда как у всех обезьян без исключения их четыре. И ступни его ног казались приспособленными для ходьбы, а не только для хватательных движений, как у представителей обезьяньей породы.

На все это Джон Корт первым делом обратил внимание своего друга.

— Интересно… Очень интересно! — отозвался Макс Губер.

Рост маленького существа не превосходил семидесяти пяти сантиметров. По внешним признакам пора детства для него еще не миновала, ему можно было дать лет пять-шесть. Лишенная шерсти кожа была покрыта легким золотистым пушком. На лбу, подбородке и на щеках — никаких намеков на волосяной покров, его присутствие обнаруживалось лишь на груди, на бедрах и ногах. Уши его имели округлые и мягкие окончания, отличные от четвероруких, которые вообще лишены мочек. Руки не были чрезмерно длинными. Природа не наделила его и пятой конечностью, как большинство обезьян, которым хвост служит для осязания и хватания. Форма головы круглая, лицевой угол примерно восемьдесят градусов, нос приплюснутый, лоб не очень покатый. Покрывавшие его череп волосы вполне могли сойти за шевелюру, украшающую туземцев Центральной Африки. Все это говорило о том, что существо больше напоминает человека, чем обезьяну, по своему общему строению, но также, вероятно, и по всей внутренней организации.

Легко вообразить душевное потрясение Джона Корта и Макса Губера перед лицом абсолютно неведомого существа, какого не наблюдал еще ни один антрополог в мире и которое казалось промежуточным звеном между животным и человеком.

И к тому же Лланга утверждал, что этот малыш разговаривал, — если только юный туземец не принял за артикулированную речь[169] какой-то нечленораздельный звук, не имеющий связи с абстрактной мыслью, и обязанный своим появлением слепому инстинкту, а не разуму.

Двое друзей хранили молчание, ожидая, что губы малыша приоткроются, а Лланга продолжал увлажнять ему лоб и виски. Дыхание его становилось ровнее и спокойнее, жар спадал. По всей видимости, приступ лихорадки близился к завершению. Наконец губы слегка зашевелились.

— Нгора! Нгора!.. — повторил странный ребенок.

— Вот это да! — воскликнул Макс Губер. — Такое и вообразить невозможно!

Ни тот, ни другой не могли поверить в то, что они только что услышали.

Как! Такое существо, отнюдь не занимающее высокой ступени на лестнице живого мира, обладало даром речи?! Если малыш произнес пока только одно слово на конголезском языке, то разве нельзя предположить, что ему известны другие, что у него есть мысли и он способен передавать их во фразах?

Оставалось пожалеть, что он не открывает глаз и что нельзя встретиться с ним взглядом… Ведь глаза отражают мысль, они способны ответить на многое. Но нет! Веки его оставались плотно сжатыми, и ничто не указывало на то, что они скоро поднимутся.

Тем временем Джон Корт, наклонившись над ребенком, готов был ловить любое слово или крик, что могли бы вырваться у него, он приподнял малышу голову, но тот не проснулся. Каково же было изумление американца, когда он обнаружил шнурок вокруг тоненькой шеи, изготовленный из плетеной шелковой тесьмы. Он потянул за него, чтобы найти соединительный узел, и почти тотчас воскликнул:

— Медаль!..

— Медаль? — изумился Макс Губер.

Джон Корт развязал шнурок.

Да! Никелевая медаль, размером с монету в пять сантимов, с выгравированным именем на одной стороне и мужским профилем на другой. Это имя было Йогаузен, и профиль принадлежал пропавшему доктору.

— Он! — воскликнул Макс Губер. — И какой-то мальчишка напялил орден немецкого профессора, чью клетку мы нашли пустой!

В том, что медали могли встретиться на территории Камеруна, нет ничего удивительного, поскольку доктор Йогаузен раздарил их многим местным жителям. Но чтобы этот знак отличия вдруг оказался на шее у столь необычного обитателя леса Убанги…

— Фантастика! — заявил Макс Губер. — Скорее всего эти полуобезьяны-полулюди похитили медаль из шкатулки доктора…

— Кхами! Иди сюда! — позвал Джон Корт.

Он хотел посвятить проводника в суть происшедшего и поинтересоваться, что тот думает о необычном открытии.

Но в тот же момент до них донесся голос проводника:

— Месье Макс!.. Месье Джон!..

Двое молодых людей выбрались из-под тента и подошли к проводнику.

— Послушайте-ка, — сказал он им, прикладывая руку трубочкой к своему уху.

В пятистах метрах вниз по течению река делала крутой поворот вправо, на этой излучине снова появлялся густой лесной массив. Ухо, повернутое в этом направлении, различало глухое и протяжное гудение, не похожее на мычание жвачных животных или на рычание хищников. Это скорее напоминало слитный гул голосов, который усиливался по мере приближения плота к его источнику.

— Подозрительный шум, — изрек Джон Корт.

— Я не могу распознать его природу, — добавил Макс Губер.

— Быть может, там пороги или водопад? — задумался проводник. — Ветер дует с юга, и я чувствую, что воздух стал влажным. Как будто несет мелкую водяную пыль…

И Кхами не ошибся.

На поверхности реки появился как бы легкий прозрачный пар — верный предвестник яростного бурления воды.

Если реку перегородило какое-то препятствие, то «навигацию» придется прервать, а эта перспектива настолько взволновала Макса Губера и Джона Корта, что они больше не думали ни о Лланге, ни о его подопечном.

Плот дрейфовал уже с повышенной скоростью, по-видимому, за поворотом должна проясниться причина отдаленного шума.

Едва они миновали излучину, как наихудшие опасения проводника тут же полностью подтвердились.

На расстоянии какой-нибудь сотни туазов нагромождение темных камней образовало настоящую плотину от одного берега до другого. Только в середине ее был просвет, куда устремлялись пенящиеся бурные воды. По бокам же они натыкались на препятствие, в некоторых местах переплескивая через него: это были одновременно пороги в центре и водопады с обеих сторон. Если, не удастся подвести плот к одному из берегов и надежно привязать там, то его затянет течением и разобьет о плотину или же он опрокинется на стремительных порогах.

Все трое сохраняли привычное хладнокровие. Впрочем, нельзя было терять ни секунды, потому что скорость течения быстро возрастала.

— К берегу!.. К берегу!.. — крикнул Кхами.

Было уже половина седьмого, и при стоявшем тумане сумерки еще более усугубили плохую видимость, путешественники едва различали отдаленные предметы. Это обстоятельство в сочетании с другими трудностями усложнило маневры.

Напрасно старался Кхами направить плот к берегу. Сил у него не хватало. Макс Губер присоединился к нему, стремясь противостоять течению, которое несло их прямо к середине плотины. Вдвоем они добились некоторого успеха, и, может быть, им удалось бы выскочить из опасного дрейфа, если бы не сломалось кормовое весло.

— Приготовимся выброситься на скалы, прежде чем нас затянет стремнина! — скомандовал Кхами.

— Ничего другого не остается! — ответил Джон Корт.

Встревоженный шумом, Лланга покинул тент. Он огляделся и понял всю опасность положения. Но вместо того, чтобы позаботиться о себе, он подумал о малыше, схватил его на руки и стал на колени в задней части плота.

А минуту спустя шаткое деревянное сооружение подхватило бурное течение. Но надежда еще жила: вдруг повезет и они не наскочат на скалы, плот промчится, не перевернувшись?..

Увы, злая доля распорядилась иначе. Хрупкое «суденышко» налетело со всего маху на одну из скал с левой стороны. Безуспешно Кхами и его спутники пытались уцепиться за камни, на которые им удалось забросить ящик с патронами, оружие, инструменты…

Все оказались в бешеном водовороте в то самое мгновение, когда плот раскололся и его обломки исчезли в грохочущей пенной пучине.


Глава XII

В ЛЕСНОЙ ЧАЩЕ

На другой день возле костра, в котором догорали последние угольки, недвижно лежали трое мужчин. Сраженные усталостью, неспособные противиться сну, они спали под густыми кронами деревьев.

Который час?.. И вообще, какое время суток?.. Никто из них не мог бы сказать. Если прикинуть, сколько минуло со вчерашнего дня, то вроде бы солнце должно уже быть над

горизонтом. Но в какой стороне находится восток? И этот вопрос, задай его кто-нибудь, остался бы без ответа.

А может быть, трое мужчин в пещере, и туда не проникает дневной свет?..

Но нет, вокруг теснились деревья, да такой плотной стеной, что взгляд не проникал дальше нескольких метров. Даже при отдельных вспышках пламени в костре невозможно было разглядеть тропинку между огромными стволами, окутанными густой сетью лиан. Сплошной полог нижних ветвей простирался на высоте каких-нибудь пятидесяти футов. Листва над ним, до самых высоких макушек деревьев, была настолько густой, что ни звездный свет, ни солнечные лучи не пробивались сквозь нее. И сама тюрьма не была бы более мрачной, а стены ее — более неприступными, чем эта чащоба Великого леса.

В трех этих мужчинах мы узнаем Джона Корта, Макса Губера и Кхами.

Каким образом оказались они в этом месте? Они не знали. После того, как плот разбился о камни, а им не удалось за них уцепиться, беспомощных людей унесло бешеным потоком воды, и они ничего не ведали о том, что последовало за катастрофой. Кому обязаны своим спасением проводник и его спутники? Кто их, потерявших сознание, доставил в эту лесную чащу?

Увы, не всем удалось спастись. Не хватало приемного сына Джона Корта и Макса Губера, а также маленького существа, спасенного им прежде… И кто знает, быть может, из-за стремления вновь его спасти Лланга и погиб вместе с ним?..

Теперь у Кхами, Джона Корта и Макса Губера не было ни боеприпасов, ни оружия, никаких инструментов, кроме складных ножей и топорика, которые проводник носил на поясе. Нет больше плота, да и в какую сторону идти, чтобы снова увидеть реку Йогаузена?

А как решить проблему с продовольствием? Ведь больше невозможно охотиться. Обходиться съедобными корешками, дикими плодами — это слишком скудная еда, да и ту не всегда сыщешь. Значит, реальна перспектива голодной смерти в ближайшее время…

Отсрочка на два-три дня у них, по крайней мере, есть. На такой срок продуктов хватит. Остатки мяса буйвола они нашли рядом с собой. Съев несколько уже обжаренных ломтей, они снова заснули возле затухающего костра.

Джон Корт очнулся первым. Тьма стояла такая, что бывает не всякой ночью. Когда глаза освоились с нею, Джон Корт с трудом разглядел Макса Губера и Кхами, лежавших у подножия дерева. Прежде чем разбудить их, он сдвинул недогоревшие остатки дров к центру костра, где еще тлели угли под слоем пепла, затем принес несколько охапок сухих веток и трав, и вскоре огонек весело заплясал, бросая отблески на людей и деревья.

Теперь надо подумать, как выбраться отсюда, — сказал себе Джон Корт.

Пылавший с легким треском огонь скоро разбудил Макса Губера и Кхами. Они поднялись одновременно. Память о катастрофе вернулась к ним, и они сделали самое естественное: стали держать совет.

— Где мы находимся? — спросил Макс Губер.

— Там, куда нас принесли, — ответил Джон Корт, — и я заключаю из этого, что мы ничего не знаем о происшедшем за минувшие…

— За минувшие день и ночь, — подхватил Макс Губер. — Кажется, вчера наш плот разбился о каменную гряду? Кхами, что вы думаете по этому поводу?

Вместо ответа проводник только пожал плечами. Итак, невозможно определить ни того, сколько времени минуло, ни тех обстоятельств, при которых они оказались спасенными.

— А Лланга? — спросил Джон Корт. — Наверняка он погиб, раз его нет вместе с нами! Значит, наши спасители не смогли извлечь его из водоворота…

— Бедное дитя! — горько вздохнул Макс Губер. — Он был так сильно к нам привязан! Мы любили его… Мы позаботились бы о его счастье! Какая злая судьба: вырвать его из рук этих кровожадных данкас, а теперь… Бедный, бедный ребенок!

Двое друзей, не колеблясь, рискнули бы жизнью ради Лланги… Но ведь и сами они чуть не погибли в грозном водовороте. Кому обязаны они своим спасением?..

Нечего и говорить, что путешественники больше не думали о странном создании, подобранном юным туземцем, которое, без сомнения, утонуло вместе с ним. Множество других вопросов волновало их в эту минуту, гораздо более важных, чем антропологический казус[170] получеловека-полуобезьяны.

Джон Корт продолжал:

— Как я ни напрягаю память, ничего не могу припомнить о событиях, последовавших после столкновения со скалой… За несколько секунд до него, мне кажется, я видел Кхами… Он стоял, бросая оружие и посуду на камни…

— Правильно, — подтвердил Кхами, — и довольно удачно, потому что они не упали в воду. Потом…

— А потом, вмешался Макс Губер, — когда нас уже затянуло в воду, я видел, по-моему… да, я видел людей!

— Людей… действительно, — с живостью подхватил Джон Корт, — и я видел людей… Туземцы жестикулировали и с криками бросились к плотине…

— Как, вы видели туземцев? — крайне удивленный, переспросил проводник.

— Ну да, не меньше дюжины, — подтвердил Макс Губер, — они-то, по всей вероятности, и вытащили нас из реки.

— А затем, — добавил Джон Корт, — мы еще даже не пришли в сознание, как они доставили нас сюда… с остатками провизии… Наконец, разложив костер, они поспешили скрыться…

— И скрылись так удачно, — заметил Макс Губер, — что даже следа никакого не оставили! Это чтобы показать нам, что они не нуждаются в нашей благодарности.

— Терпение, мой дорогой Макс, терпение! — сказал Джон Корт. — Вполне возможно, что они где-то поблизости, возле нашей стоянки… Ну как допустить, что они приволокли нас сюда только затем, чтобы тут же бросить?

— Да еще в таком месте! — возмутился Макс Губер. — Вообразить только, что в этом лесу Убанги есть такие заросли… Уму непостижимо! Кромешный мрак целые сутки…

— Постойте, — прервал Джон Корт, — еще неизвестно, день сейчас или ночь…

Проблема эта, впрочем, вскорости разрешилась. Сколь ни была плотной и непроницаемой листва, а все-таки можно было заметить над верхушками деревьев, достигавших ста — ста пятидесяти футов, слабые проблески неба: значит, солнце в этот момент уже взошло над горизонтом.

Часы Джона Корта и Макса Губера, побывавшие в реке, остановились. Значит, надо будет определяться по положению солнечного диска, а это станет возможным, если его лучи пробьются сквозь кроны.

Пока двое молодых друзей обсуждали все эти вопросы, не находя ответа на многие из них, Кхами молча слушал. Потом он поднялся и промерил шагами узкое пространство, которое оставили свободными деревья-великаны, оплетенные гроздьями лиан и колючего кустарника. В то же время он старался найти хотя бы крошечный кусочек неба в просветах между ветвями; ему так хотелось воскресить в себе то безошибочное чувство ориентации, которое, казалось, никогда еще не было столь необходимым, как в нынешних необычных условиях.

Ему доводилось уже пересекать леса Конго и Камеруна, но в такую непроницаемую чащу он еще не попадал. Эту часть Великого леса невозможно даже сравнить с той, которую. Кхами и его спутники прошли от опушки до реки Йогаузена, откуда они, в общем, выдерживали юго-западное направление. В какой же стороне находился теперь юго-запад, и сможет ли определить это проводник?

Джон Корт, угадывая его колебания, собрался обратиться к нему с вопросом, но Кхами его опередил:

— Месье Макс, вы уверены, что видели туземцев возле плотины?

— Ну, конечно, Кхами, в тот самый момент, когда плот разваливался на куски.

— И на каком берегу?

— На левом.

— Вы точно помните, что на левом?

— Д-да… это был левый берег.

— Так мы должны бы оказаться к востоку от реки?

— Несомненно, — подхватил Джон Корт, — а следовательно, в самой дальней части леса… Но на каком расстоянии от реки Йогаузена?

— Это расстояние не должно быть велико, — заявил Макс Губер. — Ну, несколько километров, не больше. Невозможно представить, чтобы наши спасители, кто бы они ни были, оттащили нас слишком далеко.

— Я придерживаюсь того же мнения, — согласился Кхами. Река недалеко от нас. Так что нужно выбираться к ней, а затем продолжить плавание по ту сторону порогов, как, только построим новый плот.

— А как прожить до этого, а потом во время спуска к Убанги? — возразил Макс Губер. — Ведь мы больше не можем охотиться…

— И кроме того, — заметил Джон Корт, — в какой стороне искать речку? Я согласен, что мы очутились на левом берегу… Но можно ли утверждать, что она находится именно там, а не там? — И он обвел вокруг рукой.

— Верно, поддержал друга Макс Губер. — Вы сначала укажите, через какую щель нам выбраться отсюда…

— Через эту, — ответил проводник.

И он показал рукой на малозаметный разрыв в бахроме лиан, который, скорее всего, и был использован вчера для доставки людей в это место. В глубине разрыва чуть-чуть виднелась темная тропа, извилистая и как будто пригодная для ходьбы. Кто-то ее проторил люди или животные…

Куда вела эта тропинка? К реке ли Йогаузена? Неизвестно… Не пересекалась ли она с другими тропами? Не заблудятся ли они в этом таинственном лабиринте? Впрочем, через сорок восемь часов от мяса буйвола ничего не останется. А что потом? Жажды они опасались меньше — дожди в этой части Африки льют чуть ли не ежедневно.

— Так или иначе, а сиднем сидя на этом пятачке из переделки не выпутаешься. Надо уходить отсюда, да поскорее… — голос Джона Корта прозвучал решительно и твердо.

— Мы должны подкрепиться на дорогу, — резонно заметил Макс Губер.

Около килограмма мяса разделили на три части — пришлось довольствоваться скромной порцией.

— Только подумать, — сказал Макс Губер, — мы даже не знаем, завтрак это или обед…

— Какая разница! — отозвался Джон Корт. — Желудку все равно…

— Так-то оно так, но желудку еще хочется пить, и вот сейчас я проглотил бы несколько капель из реки Йогаузена, как рюмку лучшего французского вина!

Во время еды они безмолвствовали, а от давящей темноты им становилось не по себе, от нее исходило смутное беспокойство и тревога. Насыщенный влажными испарениями воздух ощутимо тяжелел под лиственным куполом. В этом ограниченном, стиснутом пространстве, казалось, и птицы не летают, не слышно было ни крика, ни пения, ни хлопанья крыльев. Иногда лишь с тихим звуком слетит сухая веточка на подстилку из губчатых мхов, что разрослись между стволами. Да еще раздастся легкий свист, потом шорох среди сухих листьев, производимые змейками длиной в пятьдесят — шестьдесят сантиметров, к счастью, совершенно безобидными. Что же касается насекомых, то было их здесь превеликое множество, и на укусы они не скупились.

Завершив скудную трапезу, все трое поднялись на ноги.

Кхами захватил с собой остатки мяса и направился к проходу, обнаруженному им в плотной стене лиан.

Напоследок Макс Губер изо всей силы несколько раз прокричал:

— Лланга! Лланга!..

Полная тишина в ответ, и даже эхо не вернуло имя маленького туземца.

— Пошли, подал команду проводник.

Он возглавил группу.

Едва лишь Кхами занес ногу на крутую тропинку, как вдруг громко крикнул:

— Я вижу огонь!

Макс Губер и Джон Корт быстро подтянулись.

— Туземцы? — спросил один.

— Подождем! — сказал второй.

Свет — скорее всего, зажженный факел — появился на тропинке в нескольких сотнях шагов. Он еле-еле озарял дальнюю глубину мрачного леса, бросая слабые блики на нижние ветви высоких крон.

Куда направлялся тот, кто держал этот факел? Один ли он там? Надо ли им опасаться нападения, или к ним подоспела помощь?

Кхами и его друзья не решались углубиться в лес.

Пролетели две-три минуты.

Факел никуда не переместился.

Предположение, что это блуждающий огонек, пришлось отбросить.

— Что делать? — спросил Джон Корт.

— Идти на свет, поскольку он не идет к нам, — предложил Макс Губер.

— Вперед! — скомандовал Кхами.

Проводник прошел несколько шагов, и тотчас огонек отступил в глубину. Значит, державший факел заметил, что трое чужаков сдвинулись с места? Быть может, он хотел осветить им путь среди лесной чащи?.. Провести к реке Йогаузена или к другой водной артерии, впадающей в Убанги?..

Ни выжидать, ни выбирать им не приходилось. Надо было двигаться к светлячку, потом снова искать дорогу на юго-запад.

И они побрели по узкой тропинке, где трава была давно примята, лианы разорваны, кусты раздвинуты то ли людьми, то ли животными.

Кроме деревьев, которые Кхами и его спутники уже встречали раньше, здесь попадались и другие, более редкие породы, как, например, gura crepitans с разрывными плодами, которую еще не находили за пределами Америки. Принадлежа к семейству молочайных, это дерево заключает в своей мягкой коре молочного вида вещество, а его плоды — орехи — взрываются с сильным шумом, далеко разбрасывая семена. Весьма редок и tsafar, дерево-"свистун", сквозь ветви которого ветер свистит, словно в губную гармошку, это растение до сих пор попадалось только в нубийских лесах.

Джон Корт, Макс Губер и Кхами шли уже три часа, и, когда они решили завершить коротким привалом первый этап пути, огонек застыл на месте в тот же самый миг.

— Нет сомнения, что этот наш гид очень деликатный… — заявил Макс Губер. — Если б еще только знать, куда он нас ведет…

— Пускай выведет нас из этого лабиринта, — добавил Джон Корт, — а больше я от него ничего не хочу! Ну что, Макс, вы скажете? Не является ли все это весьма необычайным?

— Действительно… весьма!

— Лишь бы не стало «чересчур», мой милый друг, — съязвил Джон Корт.

И после полудня проторенная дорожка продолжала прихотливо виться под все более густеющим навесом листвы. Кхами держался впереди, его спутники следовали за ним индейской цепочкой, потому что проход был только для одного человека. Если они ускоряли порою свой шаг, пытаясь приблизиться к таинственному гиду, то и он тут же ускорял свой, так что дистанция между ними оставалась неизменной.

К шести часам вечера, по их расчетам, они оставили позади от четырех до пяти лье. Однако Кхами, невзирая на усталость, предлагал следовать за огоньком, пока он виден, и они уже готовы были снова тронуться в путь, когда свет внезапно погас.

— Остаемся на месте, — предложил Джон Корт. — Очевидно, нам дали сигнал…

— Или приказ, — заметил Макс Губер.

— Примем к исполнению, — заключил проводник, — и проведем ночь здесь.

— Но появится ли свет завтра?..

Вопрос повис в воздухе.

Все трое расположились у подножия дерева. По-братски разделили кусок мяса и, к счастью, смогли утолить жажду из маленького ручейка, протекавшего неподалеку. Хотя дожди и нередки в этой части леса, но ни одной капли не выпало за минувшие сорок восемь часов.

— Кто знает, — заметил Джон Корт, — может, наш гид выбрал это место именно потому, что здесь можно вволю напиться?..

— Очень трогательная забота, — признал Макс Губер, — зачерпнув свежей воды с помощью листка, свернутого в рожок.

Хотя положение оставалось тревожным и неопределенным, усталость вскоре сморила проводника, и он крепко уснул. А Джон Корт и Макс Губер не сомкнули глаз, пока не поговорили о Лланге… Бедный ребенок! Неужели он утонул? А если спасся, то где он? Почему он не прибежал к своим друзьям, Джону и Максу?

Когда утром они проснулись, слабый свет, проникая сквозь кроны, указывал на то, что уже рассвело. Кхами удалось установить, что они двигались в восточном направлении. Увы, им нужно совсем другое! Но ничего не оставалось делать, как снова трогаться в путь.

— А как там наш огонек? — спросил Джон Корт.

— Да вот он, только что появился! — ответил Кхами.

— Ей-богу, — воскликнул Макс Губер, — да это просто Рождественская звезда… Только она не ведет нас на запад, и когда же мы прибудем в Вифлеем?[171]

День двадцать второго марта миновал безо всяких происшествий. Зажженный факел непрерывно указывал маленькому отряду направление на восток.

С обеих сторон тропинки заросли напоминали сплошные стены, стволы тесно жались друг к другу, меж ними разрослись кустарники и вьющиеся растения. Казалось, что проводник и его спутники бредут в бесконечном зеленом туннеле. Кое-где, однако, встречались пересечения с такими же узкими тропинками, и Кхами колебался, на какую ступить. Однако шел за огоньком.

Ни одного жвачного животного не попалось им по дороге, да и как пройти здесь крупному зверю? Не было тут и звериных лазов, которые так часто использовал проводник на пути к берегам реки Йогаузена.

Так что, будь даже с нашими охотниками их любимые карабины, они бы все равно бездействовали.

И можно понять вполне естественное беспокойство Джона Корта, Макса Губера и Кхами, поскольку их продовольственные запасы катастрофически истощались. Еще одна трапеза — и не останется ничего. Если завтра они не прибудут к месту назначения, то есть не окончится это необычное шествие за таинственным светильником, что же с ними будет?..

Как и накануне, факел к вечеру погас, ночь минула спокойно.

Утром Джон Корт, первым пробудившись ото сна, сразу же принялся будить своих товарищей, громко крича:

— Они приходили сюда, пока мы спали!

И в самом деле: костер был аккуратно разложен и весело потрескивал, а изрядный кусок антилопьего мяса свисал с нижней ветки акации над маленьким ручейком.

На этот раз Макс Губер даже не издал привычного возгласа изумления.

Ни он, ни его спутники не желали обсуждать все эти загадки, раздумывать о неизвестном кормчем, который вел их к такой же неизвестной цели и которого они могли бы назвать добрым духом Великого леса, следуя за ним вторые сутки.

Острое чувство голода уже донимало их, и они едва дождались, пока Кхами обжарит мясо, которого хватит еще на полуденный завтрак и на ужин.

Через некоторое время факел снова вспыхнул, как бы приглашая путников к дневному маршу.

Поход совершался в тех же условиях, что и вчера. Только после полудня стало заметно, что заросли начинают понемногу редеть. Дневной свет сильнее проникал на дно зеленого туннеля, по крайней мере, на фоне неба отчетливее проступали макушки высоких деревьев.

Но все еще было невозможно различить то существо, которое так упорно и целенаправленно двигалось впереди.

Как и накануне, примерные расчеты подтверждали, что они прошли в этот день от пяти до шести лье. От берегов реки Йогаузена их отделяло уже около шестидесяти километров.

И в этот вечер, как только погас факел, Джон Корт, Макс Губер и Кхами остановились. Несомненно, царила ночь, потому что кромешная тьма окутала лесной массив.

Утомленные долгими переходами, прикончив мясо антилопы и запив его свежей водой, все трое растянулись у подножия дерева и заснули богатырским сном. Сновидения их не тревожили. Макс Губер не поверил своим ушам: конечно же, ему все это только снилось! какой-то нежный инструмент откуда-то сверху доносил до него такую знакомую мелодию вальса Вебера…[172]


Глава XIII

ВОЗДУШНАЯ ДЕРЕВНЯ

Утром, когда они проснулись, их поразило, что темнота сгустилась еще больше. Рассвело ли уже?.. Они не смогли бы этого утверждать. Как бы там ни было, но огонек, который служил им путеводной звездой вот уже шестьдесят часов, не появлялся. Итак, необходимо ждать, когда он покажется, чтобы пуститься в путь.

Джон Корт первым высказал соображение, которое пришло на ум каждому и из которого каждый тотчас сделал определенные выводы.

— Следует заметить, — возвестил он, что сегодня нам не разожгли костра и никто не приходил ночью, чтобы оставить нам пропитание…

— Это тем более прискорбно, — подключился Макс Губер, — что у нас не осталось никакой пищи…

— Вполне вероятно, все это указывает на то, что мы прибыли, — подытожил сказанное проводник.

— Прибыли, но куда?.. — спросил Джон Корт.

— Туда, куда нас вели, мой милый Джон! — ответил вместо Кхами Макс Губер.

Ответ ничего не объяснил, но как выразиться яснее?

И второе наблюдение: темнота в лесу сгустилась, но прежней тишины не было. Какое-то гудение или жужжание стояло в воздухе, какой-то беспорядочный шум доносился с верхних ветвей. Вглядываясь туда, Макс Губер, Кхами и Джон Корт не без труда различили как бы огромный потолок, раскинувшийся в сотне футов над землей.

Вне всякого сомнения, на этой высоте находилось поразительно мощное и плотное соединение ветвей, без малейших разрывов или «прорех», куда бы мог заглянуть солнечный луч. Соломенная крыша не послужила бы большим заслоном от света. Такое переплетение крон и объясняло царивший под деревьями мрак.

В том уголке, где ночевали все трое, сильно изменился характер почвы. Нет больше спутанного колючего кустарника, который тянулся вдоль тропинки. Куцая травка, ни одно жвачное не смогло бы ее ухватить. Представьте себе луга, чью поверхность никогда не орошают ни дожди, ни родники.

Деревья, отстоявшие одно от другого на двадцать — тридцать футов, походили на опоры колоссального[173] фундамента, и кроны их должны были покрывать пространство на много тысяч квадратных метров.

В этом могучем строю сошлись африканские смоковницы, чьи стволы состоят из множества сросшихся между собой стеблей; высоченные шелковицы с симметричными стволами и гигантскими корнями; баобабы, распознаваемые по своей нижней части, имеющей форму тыквы, достигающие в окружности двадцати и тридцати метров, увенчанные громадным пучком свисающих ветвей; пальмы дум с раздвоенным стволом; пальмы делеб с бугристыми стволами; бавольники, испещренные дуплами, куда вполне может поместиться человек; красное дерево, дающее бревна диаметром в полтора метра, из которых выдалбливают лодки длиной в пятнадцать-восемнадцать метров, грузоподъемностью до трех-четырех тонн; драцены гигантских размеров; боинии, скромные деревца других широт, а здесь — сущие великаны из семейства бобовых. Можно только вообразить, с какой пышностью расцветают все эти деревья там, на высоте, в нескольких сотнях футов над землей![174]

Минул час. Кхами напрягал зрение в надежде увидеть спасительный огонек. Почему же он отказался служить их маяком?.. Правда, инстинкт проводника, сопряженный с некоторыми наблюдениями, склонял его к мысли, что двигались они все время на восток, а эта дорога не вела к Убанги, не вела домой… Куда же их затащил этот странный светильник?..

А если он не появится, то что тогда? Покинуть это место?.. И куда же идти? Остаться здесь? А чем питаться? Они уже чувствуют и голод и жажду.

— И все-таки мне кажется, что мы вынуждены будем уйти, — сказал Джон Корт. — Я задаю себе вопрос, не лучше ли это сделать прямо сейчас…

— Но в какую же сторону двинуться? — высказал сомнение Макс Губер.

Действительно, это проблема… На какие приметы опираться, чтобы ее разрешить?

— В конце концов, ноги у нас не отвалятся! — продолжал Джон Корт, сгорая от нетерпения. — Можно ведь пройти между деревьями, оглядеться вокруг… Темнота не настолько глубокая, чтобы не видно было, куда идешь…

— Согласен с месье Джоном, — сказал Кхами.

Все трое отправились на разведку, кружа по радиусу в полкилометра. И неизменно они ступали по такой же свободной от кустарников почве, везде под ногами расстилался сухой и невысокий травяной покров, каким он может быть под сенью крыши, непроницаемой ни для дождя, ни для солнца. Повсюду те же самые породы деревьев, от которых виднелись только нижние ветви. И еще непрестанный и смутный шум, который доносился как будто сверху и чья природа оставалась неразгаданной.

Неужели нижняя часть этого леса абсолютно пустынна? Да нет же, несколько раз Кхами замечал какие-то тени, скользившие между деревьями. Или это мираж? Он не знал, что и думать. В конце концов, после бесплодно проведенного получаса спутники уселись у подножия ствола боинии.

Глаза их начинали привыкать к темноте, которая, впрочем, понемногу рассеивалась. По мере восхождения солнечного диска к зениту отдельные пучки лучей стали проникать сквозь «потолок», укрывавший землю. И путешественники могли уже различать предметы на расстоянии двадцати шагов.

— Что-то шевелится вон там, — вполголоса произнес проводник.

— Животное или человек? — спросил Джон Корт, всматриваясь в указанном направлении.

— Как будто похоже на ребенка, — заметил Кхами, — маленького роста…

— Обезьяна, черт подери! — шепнул Макс Губер.

Застыв на месте, они хранили молчание, чтобы не спугнуть четверорукое. Если бы удалось его изловить, то почему бы… невзирая на демонстративное отвращение Макса Губера и Джона Корта к обезьяньему мясу… Правда, за неимением костра как же его запекать или обжаривать?

Существо приближалось к ним и явно не выражало никакого удивления или страха. Оно шло на задних лапах и остановилось в нескольких шагах от людей.

Каково же было изумление Джона Корта и Макса Губера, когда они узнали в подошедшем того самого малыша, которого спас и о котором так нежно заботился Лланга!

— Он… Это он…

— Определенно…

— Но если он находится здесь, то почему бы и Лланге не быть где-то поблизости?

— А вы уверены, что не ошиблись? — усомнился проводник.

— Совершенно уверены! — заявил Джон Корт. — Да вот сейчас проверим и убедимся!

Он вытащил медаль малыша, которую носил в кармане, и, держа ее за шнурок, стал раскачивать перед глазами ребенка.

Едва тот увидел блестящую вещицу, как одним прыжком приблизился к Джону Корту. Он уже не был слабым и больным, за три дня восстановил здоровье и вернул себе природную гибкость. И кинулся он к американцу с очевидным намерением завладеть своим добром.

Кхами перехватил его на лету, и уже не слово «нгора» прозвучало из уст ребенка, но какие-то другие, вполне четко произнесенные слова:

— Ли-Маи!.. Нгала!.. Нгала!..

Что означали эти слова на языке, неизвестном даже Кхами, ни он, ни его спутники выяснить не успели. Ибо внезапно появились другие экземпляры той же породы, только высокого роста, не менее пяти с половиной футов от пяток до макушки.

Кхами, Джон Корт и Макс Губер не смогли распознать, имеют ли они дело с людьми или с четверорукими. Сопротивляться дюжине этих «леших» из Великого леса не имело смысла. Проводника и его друзей схватили за руки, подтолкнули вперед, и они зашагали в окружении всей стаи.

Через полкилометра шествие остановилось. В этом месте наклонно росли два соседних дерева, что позволило закрепить их поперечные ветви, образовавшие нечто вроде ступенек. Если это и не было лестницей в полном смысле слова, то все-таки сооружение выглядело лучше, нежели трап или стремянка. Пять или шесть индивидуумов из эскорта ловко вскарабкались туда, а оставшиеся заставили пленников проследовать тем же путем, не применяя, впрочем, никакого насилия.

По мере того, как они поднимались, света становилось больше, он уже проникал через густую зелень, а местами в нее врывались пучки солнечных лучей, которых Кхами и его спутники были лишены с тех пор, как покинули берега реки Йогаузена.

Макс Губер был бы решительно несправедлив, если бы отказался отнести все эти события к разряду поистине необычайных вещей.

Когда восхождение завершилось — в сотне футов над поверхностью почвы, каково же было всеобщее изумление! Перед ними расстилалась громадная площадь, щедро озаренная дневным светом, конца которой не было видно. Над нею высились зеленые вершины деревьев. По всей поверхности выстроились в определенном порядке желтые глинобитные хижины, крытые листьями. Они образовывали улицы этого удивительного селения. Весь ансамбль представлял собой как бы воздушную деревню на огромном пространстве.

Повсюду разгуливали туземцы, похожие на подопечного Лланги. Постановка их корпуса, аналогичная человеческой, говорила о привычке ходить на ногах. Так что они имели право называться прямоходящими, по определению доктора Эжена Дюбуа, которое он дал найденным в лесах на острове Ява питекантропам. Эта антропологическая характеристика относится, по мнению ученого, к наиболее важным приметам промежуточного звена между человеком и обезьянами.[175]

Если антропологи могли бы сказать, что даже для наиболее развитых четвероруких, которые приближаются по своему строению к человеку, свойственно убегать от опасности на четырех конечностях, то, по всей видимости, это соображение нельзя было приложить к обитателям воздушной деревни.

Но Кхами, Макс Губер и Джон Корт должны были отложить на более поздний срок свои наблюдения и размышления по этому поводу, поскольку существа, занимавшие или не занимавшие место между животными и человеком, составляли в данную минуту их конвой и, продолжая беседовать на непонятном языке, вели их к хижине через толпу туземцев, взиравших на них без особого удивления. Дверь закрылась за ними, и они оказались узниками вышеупомянутой хижины.

— Хорошенькое дело! заявил Макс Губер. — Но меня особенно удивляет, что эти оригиналы не обращают на нас никакого внимания! Неужели они уже видели людей?

— Возможно, — пожал плечами Джон Корт. — Остается только узнать, входит ли у них в привычку кормить своих арестантов…

— А может быть, кормиться ими? — ядовито изрек Макс Губер.

И в самом деле, еще по сию пору в некоторых африканских племенах предаются каннибализму. Так почему бы и этим лесным жителям, отнюдь не более высокого уровня, не обладать привычкой есть себе подобных или что-нибудь в этом духе?..

В любом случае, однако, эти антропоиды по степени своего развития превосходили орангутанов с острова Борнео, шимпанзе из Гвинеи, горилл из Габона, то есть наиболее близких к человеку обезьян. Это неоспоримо. Ведь они умели разжигать огонь и использовать его для различных домашних надобностей: об этом говорил костер на первой стоянке, да и сам факел, пронесенный неизвестным гидом через темный лес. Вот тогда и подумалось, что бродячие огни на опушке могли зажечь именно странные обитатели этих мест.

По правде говоря, есть предположение, что некоторые четверорукие используют огонь. Так, Эмир Паша рассказывал, что в летние ночи стаи шимпанзе опустошали леса Мсокгони, освещая себе дорогу факелами, причем грабили даже соседние плантации.

Но существа неизвестной породы держались и ходили как люди. Никакое другое четверорукое не могло с большим основанием носить имя «орангутан», чье точное значение — "лесной человек".

— А потом ведь они разговаривают, — заметил Джон Корт во время беседы о жителях воздушной деревни.

— Ну, хорошо! — вскричал Макс Губер. Если они разговаривают, то должны быть слова на их языке, означающие: "Я умираю от голода!" или "Когда мы сядем за стол?" Я был бы не прочь узнать эти выражения!

Из них троих Кхами был наиболее ошеломлен. В его голове, плохо приспособленной для антропологических изысков, никак не укладывалось, что эти существа не обезьяны. Нет, это все-таки обезьяны, которые ходят, говорят, добывают огонь, живут в деревнях, но тем не менее остаются обезьянами. Он находил чрезвычайным уже сам факт, что в лесу Убанги водится какая-то порода обезьян, доселе ему не знакомая. Достоинство туземца Черного континента унижало и то, что эти твари "были близки к его собственным собратьям по своим природным способностям".

Одни пленники безропотно смиряются с обстоятельствами, другие восстают против них. Джон Корт и проводник, а особенно — нетерпеливый Макс Губер принадлежали ко второй категории. Кроме негодования, вызванного тем, что их замкнули в этой клетушке, их крайне беспокоили невозможность что-либо видеть сквозь плотные стенки, а также туманное будущее, неуверенность в благополучном исходе всего приключения. К тому же их угнетал голод: в последний раз они ели пятнадцать часов назад.

Было однако, одно обстоятельство, внушавшее некоторую надежду, хотя и смутную: встреча с протеже Лланги. По всей видимости, это его родная деревня и он живет в кругу семьи, если таковая вообще здесь существует.

— Если малыш каким-то чудом спасся из водоворота, то можно полагать, что и Лланга также спасен, — размышлял Джон Корт. — Они ведь не разлучались! И, если Лланга узнает, что трех человек привели в деревню, как же ему не догадаться, что речь идет о нас? В конце концов, нам пока не причинили никакого вреда, так что вполне вероятно, что и Лланга жив…

— Мы знаем только, что подопечный жив и здоров, но что с опекуном?[176] — усомнился Макс Губер. — Нет никаких доказательств, что бедный Лланга не утонул в реке!

Действительно, доказательств не было.

В этот самый момент распахнулась дверь хижины, охраняемая двумя крепкими молодцами, и на пороге появился юный туземец.

— Лланга!.. Лланга!.. — раздались возгласы изумления и радости.

— Мой друг Макс! Мой друг Джон! — И мальчик бросился в их объятия.

— Ты когда появился здесь? — спросил проводник.

— Сегодня утром.

— И как ты сюда попал?

— Меня принесли из лесу…

— Скажи, Лланга, те, которые тебя несли, должно быть, шли быстрее нас?

— Очень быстро!

— И кто же тебя нес?

— Один из тех, которые меня спасли… и вас тоже спасли…

— Люди?

— Да… люди… не обезьяны… Нет! Не обезьяны!

Как всегда, мальчик был категоричен. Но в любом случае эти типы принадлежали к особой расе, без сомнения, низшей по сравнению с людьми. Промежуточная раса примитивных существ, может быть, представителей тех самых антропопитеков, которых недостает в пирамиде животного мира…

Множество раз перецеловав руки француза и американца, Лланга пустился в рассказ о том, что произошло с ним после того, как разбился плот и его затянуло течением, как и его любимых друзей, которых он уже не надеялся когда-либо увидеть.

Новым в этом рассказе было имя: Ли-Маи…

— Когда бешеная вода закрутила нас с Ли-Маи…

— Ли-Маи?! — воскликнул Макс Губер.

— Ну да… Ли-Маи… это его имя… Он повторял мне, указывая пальцем на себя: "Ли-Маи… Ли-Маи…"

— Значит, у него есть имя? — спросил Джон Корт.

— Конечно, Джон! Если эти существа умеют разговаривать, то вполне естественно, что они носят какие-то имена.

— Так, значит, и у этого рода, у этого племени — как вам угодно его называть — тоже есть имя?

— Конечно! Вагди… ответил Лланга. Я слышал, что Ли-Маи называет их «вагди».

Такого слова не было в конголезском языке. Но вагди или не вагди, а туземцы находились на левом берегу реки Йогаузена, когда разразилась катастрофа. Одни из них побежали к плотине, другие бросились в поток на помощь Кхами, Джону Корту и Максу Губеру, третьи спасали Ллангу и Ли-Маи. Маленький туземец потерял сознание, не помнил, что случилось потом, и был убежден, что его любимые друзья утонули.

Когда Лланга пришел в себя, он был уже на руках у могучего вагди, отца Ли-Маи, а самого малыша прижимала к груди и нежно ласкала «ягора», его мать!

Что же оказалось? За несколько дней до того, как он встретился с Ллангой, маленький вагди заблудился в лесу. Родители бросились на его поиски. Они уже знали, что Лланга спас их ребенка, что без него их дитя погибло бы в речных водах.

С Ллангой обращались очень дружески и заботливо, его унесли в вагдийскую деревню. Ли-Маи вскоре восстановил свои силы, ведь страдал он только от голода и усталости. Если прежде он был подопечным Лланги, то теперь стал его опекуном. Отец и мать Ли-Маи выражали огромную признательность юному туземцу. У животных отсутствует чувство благодарности за оказанные им услуги, но почему же оно не может быть свойственно существам более высокой организации?

А сегодня утром Ли-Маи привел Ллангу к этой хижине. С какой целью? Он этого не знал. Но до него донеслись голоса, и, напрягая слух, Лланга узнал Джона Корта и Макса Губера.

Вот что произошло с мальчиком со времени их разлуки на порогах реки Йогаузена.

— Хорошо, Лланга, хорошо! — сказал Макс Губер. — Но мы умираем от голода, и, прежде чем продолжить свой рассказ, не сможешь ли ты благодаря своим серьезным покровителям…

Лланга выбежал, не говоря ни слова, и очень скоро возвратился с провизией. Он принес отличный кусок жареной говядины, в меру посоленный, полдюжины плодов Acacia andansonia, называемых обезьяньим хлебом или человеческим хлебом, свежие бананы, а в тыквенной бутылке — чистую воду с примесью молочно-белого сока, который выделяет "каучуковая лиана" из рода Landolphia africa.

Вполне понятно, что беседа прервалась.

Джон Корт, Макс Губер и Кхами с таким рвением набросились на еду, что разговаривать им было решительно некогда. Потребность быстрее утолить острый голод помешала им даже оценить качество принесенных продуктов.

Насытившись, Джон Корт стал расспрашивать юного туземца о племени вагди. Его интересовало, насколько оно многочисленно.

— Их много-много! — отвечал Лланга. — Я всюду их видел… на улицах, в хижинах…

— Их столько же, сколько в деревнях Бурну или Багирми?

— Не меньше…

— И они никогда не спускаются на землю?

— Иногда… чтобы поохотиться… собрать корни, плоды… набрать воды…

— И они умеют разговаривать?

— Да… Только я их не понимаю. Однако… некоторые слова мне известны… Например, это имя — «Ли-Маи»…

— А как ведут себя отец и мать этого малыша?

— О! Они очень добры ко мне… И все, что я вам принес, дали мне они.

— Мне не терпится выразить им нашу признательность, — заметил Макс Губер.

— А эта деревня на деревьях, как она называется?

— Нгала.

— А есть в этой деревне вождь? — выспрашивал Джон Корт.

— Да…

— Ты его видел?

— Нет, но я слышал, что его зовут Мсело-Тала-Тала.

— Туземные слова! — вскричал Кхами.

— А что они означают?

— Отец-Зеркало, — ответил проводник.

Действительно, именно так конголезцы именуют человека, который носит очки.


Глава XIV

ВАГДИ

Его Величество Мсело-Тала-Тала, король племени вагди, правитель воздушной деревни, да разве не должно было все это удовлетворить Макса Губера? Разве не мечтал он о чем-нибудь подобном, распаляя весь французский пыл своего воображения, разве не чудились ему в глубинах загадочного леса Убанги какие-то новые племена, неизвестные города, необычайный мир, о существовании которого никто не подозревал? Он получил то, чего так страстно желал.

Ему надлежало первым поздравить себя с точностью своего пророчества, и слегка охладило его лишь не менее точное наблюдение Джона Корта:

— Согласен, мой дорогой друг, вы, как и всякий поэт, наделены даром предвидения, и вы угадали…

— Так-то оно так, мой милый Джон, но каково бы ни было это получеловеческое племя вагди, в мои намерения не входит завершить свои дни в его столице…

— Ах, мой дорогой Макс, следует провести здесь немало времени, чтобы изучить эту расу с точки зрения этнологической и антропологической, а потом написать о ней солидный том ин-кварто,[177] который произведет революцию в научных взглядах обоих континентов…

— Пусть будет так, — согласился Макс Губер, — мы станем наблюдать, сравнивать, мы будем добывать факты и материалы по вопросам антропоморфизма,[178] но только при двух условиях.

— Первое?

— Чтобы нам предоставили, вполне понятно, свободу входа и выхода из деревни.

— А второе?

— Чтобы после того, как мы выполним поставленную задачу, мы смогли уехать в любой подходящий для нас момент.

— И к кому же нам следует обращаться со всем этим? — поинтересовался Кхами.

— К Его Величеству Отцу-Зеркалу, — ответил Макс Губер. — Кстати, почему его подданные так называют своего короля?

— Да еще на конголезском языке, — бросил реплику Джон Корт.

— Быть может, у Его Величества близорукость или дальнозоркость… и он носит очки? — предположил Макс Губер.

— Да откуда здесь возьмутся очки? — недоуменно наморщил лоб Джон Корт.

— Ну, это не важно, — развивал свои мысли Макс Губер. — Когда у нас появится возможность побеседовать с сувереном[179] — или он изучит для этого наш язык, или мы выучим вагдийский, — мы предложим ему подписать договор о дружбе и сотрудничестве с Америкой и Францией, и он по меньшей мере наградит нас вагдийскими орденами большого креста…

Не был ли Макс Губер слишком самоуверенным, полагая, что они получат полную свободу в деревне, а потом смогут покинуть ее в любое время? Основательны ли были такие надежды и расчеты?

Ведь если он, Джон Корт и Кхами не появятся в фактории, кому придет в голову искать их в этой деревушке Нгала, в самом дальнем углу Великого леса? Более того: видя, что никто не вернулся из охотничьей экспедиции, кто же будет сомневаться, что она погибла вся, до последнего человека, в районе верховьев Убанги?

Что же касается вопроса, останутся ли Кхами и его товарищи пленниками в этой хижине или выйдут на волю, то он разрешился почти немедленно. Дверь повернулась на своих креплениях из лиан, и на пороге появился Ли-Маи.

Прежде всего малыш кинулся к Лланге, и европейцы стали свидетелями самого бурного взрыва радости с обеих сторон, бесконечных и самых нежных объятий и поцелуев. А Джону Корту представился случай более внимательно изучить это странное создание. Однако, едва лишь дверь оказалась распахнутой, Макс Губер предложил выйти из хижины и смешаться с толпой.

И вот они уже на воле, их ведет маленький дикарь (разве не приличествует ему такое звание?), держа за руку своего друга Ллангу. Они оказались в центре какого-то подобия перекрестка, где во все стороны сновали вагди, спеша по своим делам.

Этот перекресток был затенен кронами деревьев. Могучие же стволы поддерживали всю эту воздушную конструкцию. Она покоилась в сотне футов над землей, на самых толстых ветвях гигантских боиний, шелковиц, баобабов. Горизонтальная поверхность, образованная из этих поперечных ветвей, соединенных деревянными колышками и лианами, была покрыта утрамбованным слоем земли. Поскольку опоры всего сооружения были мощны и многочисленны, искусственная почва не дрожала под ногами. И даже ураганные ветры проносились лишь по высоким вершинам, а в грандиозной конструкции они отзывались не более, чем легким подрагиванием.

Через просветы в листве проникали солнечные лучи. Погода в этот день была превосходной. Там и сям сквозь прихотливые переплетения верхних ветвей виднелись голубые пятна чистого неба. Ветерок, напоенный острыми пряными ароматами, освежал знойную атмосферу.

Группа иностранцев, разгуливающая между хижинами, не вызвала у местного населения никакого волнения. Вагдийские мужчины, женщины, дети смотрели на них, не проявляя даже особого удивления. Они обменивались между собою какими-то репликами, произнося их хриплыми голосами. Фразы были короткие и отрывистые, а слова — неразборчивы. Правда, проводнику показалось, что он расслышал несколько выражений на конголезском языке, но не следовало этому удивляться, поскольку Ли-Маи многократно употреблял слово «нгора». Это казалось необъяснимым. Но еще более поразило Джона Корта повторенные несколько раз два или три немецких слова — между прочим — «Vater»,[180] о чем он сообщил своим друзьям.

Ну, чему же вы удивляетесь, мой дорогой Джон? — ответил Макс Губер. — Я лично готов ко всему, даже к тому, что один из этих типов хлопнет меня по животу, вопрошая: "Commentca, va mon vieux?".[181]

Время от времени Ли-Маи, выпуская руку Лланги, перебегал то к одному, то к другому своему другу и вел себя как живой и шаловливый ребенок. Он испытывал гордость, провождая иностранцев по улицам родной деревни, не просто прогуливаясь с ними, это было очевидно, но ведя их в каком-то определенном направлении, с какой-то тайной целью, и друзьям ничего не оставалось, как послушно следовать за своим пятилетним гидом.

Эти "первобытные люди" — так их про себя окрестил Джон Корт не были абсолютно голыми. Не говоря уже о рыжеватых волосах, которые покрывали отдельные части их тел, мужчины и женщины носили набедренные повязки из растительной ткани, примерно такой же, хотя и более грубо сработанной, какую обычно плетут из прядей акации в Порто-Ново, в Дагомее.[182]

Джон Корт отметил, что округлые головы вагдийцев, приближающиеся по размерам к типу микроцефалов[183] и имевшие близкий к человеческому лицевой угол, давали мало примеров прогнатизма.[184] Кроме того, надбровные дуги у них были совершенно лишены складок, свойственных всем обезьянам. Что же касается волос, то это обычная для туземцев Экваториальной Африки густая грива в сочетании с редкой бородкой у мужчин.

— У нижних конечностей нет хватательных функций, — заметил Джон Корт.

— А еще нет хвостового отростка, — добавил Макс Губер. — Ни малейшего намека на хвост!

— Действительно, согласился американец, — а это уже признак более высокой организации. У антропоморфных обезьян нет ни хвоста, ни защечных мешков, ни мозолей. Они могут перемещаться в горизонтальном и вертикальном положении, по своей доброй воле. Но было сделано одно важное наблюдение: при ходьбе в вертикальном положении четверорукие опираются не только на ступни ног, но и на обратную сторону согнутых пальцев рук. Для вагди это не характерно, так что походка у них совершенно такая же, как у человека, следует признать это по справедливости.

Наблюдения и выводы друзей были вполне объективны, так что, вне всякого сомнения, речь могла идти именно о новой расе.

Четверорукие, обладающие человеческой постановкой фигуры, меньше шалят и резвятся, меньше гримасничают — одним словом, выглядят наиболее серьезно и значительно среди своих собратьев. И как раз такую серьезность демонстрировали жители Нгалы в своих действиях и в своей манере держаться. А когда Джон Корт внимательно к ним пригляделся, то смог определить, что и строение зубов у них идентично человеческому.

Все эти примеры сходства и совпадений могли до известной степени поддержать теорию изменяемости видов и непрерывности природной эволюции, выдвинутую Дарвином. Их даже можно было бы рассматривать как определяющие при сравнении наиболее высокоорганизованных обезьян и первобытных людей. Линней[185] обосновывал идеи эволюции,[186] опираясь на существование пещерных людей — троглодитов.[187] Выражение это, во всяком случае, неприменимо к племени вагди, живущему на деревьях.

Карл Фогт[188] даже полагал, что человек произошел от трех главных обезьян: орангутан, тип брахицефала,[189] согласно Фогту является предком негритосов; шимпанзе, тип долихоцефала,[190] с менее массивными челюстями, служит предком негров; наконец, горилла, с ее развитой грудной клеткой, формой ноги, со свойственной ей походкой, остеологическими[191] особенностями туловища и конечностей — прародитель белого человека.

Однако всем этим совпадениям и примерам близости и сходства можно противопоставить не меньшее количество различий в плане моральном и интеллектуальном — различий, которые должны подтверждать правоту учения Дарвина.

Принимая во внимание характерные особенности этих трех четвероруких, можно было бы поверить в то, что именно они относятся к высшей расе животного мира. Но никогда не удастся доказать, что человек это улучшенная обезьяна или что обезьяна — это деградировавший человек.

Что касается микроцефала, который предположительно служит промежуточным звеном между человеком и обезьяной, этот предсказанный антропологами вид уже давно и безуспешно пытаются найти как недостающее звено между животным царством и человеком, — а потому нельзя ли допустить, что именно его представляют эти вагди и что необычные обстоятельства путешествия позволили французу и американцу сделать это потрясающее открытие?

Но, даже если эта неведомая раса физически приближается к человеческой, то еще требуется, чтобы вагди обладали сходными чертами в области религии и морали, неотъемлемой от человека, не говоря уж о способности к абстрактному мышлению и к обобщенным выводам, о склонности к искусствам и наукам. Только после выяснения этих обстоятельств можно будет сказать веское и определенное слово в споре между моногенистами[192] и полигенистами.[193]

Пока же ясно одно — вагди умели разговаривать. Не только инстинкты руководили ими: у них еще были мысли, что предполагает использование речи, и слова, сумма которых образует язык. Не крики, подтвержденные взглядом и жестом, они использовали членораздельное слово, обладая базой для своей речи в виде отдельных звуков и условных атавистических[194] знаков.

И это больше всего поразило Джона Корта. Ведь такая способность предполагает участие памяти.

Не переставая наблюдать за нравами и привычками этого лесного племени, Джон Корт, Макс Губер и Кхами шли по улицам деревни.

Велика ли она, эта деревня? По всей видимости, ее окружность составляет не менее пяти километров.

Построенные руками вагди сооружения обнаруживали высокое искусство, свойственное птицам, пчелам, бобрам и муравьям. Если они и жили на деревьях, эти первобытные люди, умевшие думать и выражать свои мысли, то лишь потому, что их к этому подтолкнул атавизм.

— В любом случае у природы, которая никогда не ошибается, были свои резоны, чтобы заставить этих вагди перейти на воздушное существование, — размышлял вслух Джон Корт. — Вместо того чтобы ползать по нездоровой почве, куда не проникают солнечные лучи, они живут в чудесной и целительной атмосфере древесных крон…

Большинство чистых хижин, похожих на ульи, были распахнуты настежь. Женщины хлопотали по хозяйству, занятые примитивными домашними делами. Детей повсюду виднелось множество, грудных младенцев матери кормили грудью.

Что касается мужчин, то одни среди ветвей собирали фрукты, другие спускались по лестнице, озабоченные повседневными хлопотами. Некоторые уже возвращались с охоты или несли наполненные речной водой глиняные кувшины.

— Как же досадно, что мы не знаем языка этих аборигенов! — говорил Макс Губер. — Никогда мы не сможем побеседовать с ними, никогда не познакомимся с их литературой… Впрочем, я до сих пор еще не заметил муниципальной библиотеки… а также и лицея для мальчиков или для девочек!

Однако, если судить по услышанному от Ли-Маи, к вагдийскому языку примешивались туземные слова, и потому Кхами попробовал обратиться к мальчику с несколькими самыми элементарными фразами.

Увы! Ли-Маи, по-видимому, не понял решительно ничего. Но ведь он произнес слово «нгора», когда лежал на плоту. А Лланга уверял, что узнал от его отца название деревни Нгала и имя вождя — Мсело-Тала-Тала.

Наконец длившаяся около часа прогулка завершилась — проводник и его спутники достигли окраины деревни. Там возвышалась более солидная хижина. Ее устроили меж ветвей огромного шелковичного дерева, фасад был зарешечен тростником, а высокая крыша терялась в листве.

Была ли эта хижина королевским дворцом, святилищем колдунов, храмом духов, какие есть у большинства диких племен в Африке, в Австралии, на островах Тихого океана?..

Представился случай вытянуть из Ли-Маи несколько более точных сведений.

Взяв мальчика за плечи и повернув его лицом к хижине, Джон Корт спросил:

— Мсело-Тала-Тала?

Утвердительный кивок головы был ему ответом.

Итак, здесь проживал вождь деревни Нгала.

Без лишних церемоний Макс Губер направился прямиком к вышеупомянутой хижине.

Выражение лица ребенка мгновенно изменилось, он с неподдельным ужасом ухватился за Макса Губера. Но тот высвободился и продолжил свое шествие, многократно повторяя:

— Мсело-Тала-Тала!.. Мсело-Тала-Тала!..

В тот самый момент, когда Макс Губер достиг хижины, ребенок бросился к нему и буквально вцепился в европейца, не давая ему сделать больше ни шагу.

Так что, значит, запрещено приближаться к королевскому жилищу?

В самом деле, будто из-под земли возникли двое часовых и, потрясая оружием похожим на топор из железного дерева и дротик, загородили вход.

— Ну и ну! — воскликнул Макс Губер. — Да здесь, в дремучем лесу Убанги, как и повсюду, словно в столицах цивилизованного мира, гвардейцы, стражники, телохранители перед дворцом, и каким дворцом… Его Величества обезьяночеловека!

— Чему же вы удивляетесь, мой дорогой Макс?

— Ну ладно, если мы недостойны лицезреть монарха, то попросим у него аудиенции в письменном виде…

— Хорошая идея… — потешался Джон Корт. — Если эти дикари так разговаривают, то могу вообразить, как они читают и пишут! По-моему, они еще не достигли той степени цивилизации, которая понуждает родителей отправлять своих детей в школу… Перед ними самые темные туземцы Судана и Конго, вроде шиллуков, фундов, данкас, мобуту, — настоящие светочи разума!

— Увы, Джон, я понимаю, что это бесплодная затея. Да и как написать людям, если не знаешь их языка…

— Предоставим малышу вести нас, — сказал Кхами.

— Разве ты не сможешь узнать хижину его родителей? — спросил Джон Корт у Лланги.

— Нет, мой друг Джон, — отвечал мальчик. — Хотя… может быть… Но Ли-Маи отведет нас туда. Надо следовать за ним.

И, подойдя к малышу, Лланга показал рукой в левую сторону.

— Нгора, нгора… — повторил он.

Ребенок, без сомнения, понял его: он утвердительно кивнул. Джон Корт прокомментировал:

— Это указывает на то, что знаки отрицания и утверждения выражаются инстинктивно и что они одинаковы у всех людей…[195] Еще одно доказательство, что эти дикари стоят близко по своему развитию к человеку…

Несколько минут спустя они подошли к более затененному кварталу деревни, где вершины деревьев плотно смыкали свою листву.

Ли-Маи остановился перед чистенькой глинобитной хижиной, крытой большими листьями бананового дерева, очень распространенного в африканских лесах. Именно такие листья использовал проводник для сооружения тента на плоту.

Дверь в хижину была открыта.

Ребенок указал рукой на домик, и Лланга узнал его.

— Это здесь, — сказал он.

Домик состоял из одной комнаты. В глубине — постель из сухих листьев, которые можно легко менять. В углу — несколько камней, служащих очагом, где горели головешки. Вся домашняя утварь две-три тыквенные бутылки, глиняный кувшин с водой и два горшка из того же материала.

Эти лесные дикари еще не изобрели вилок и ели с помощью пальцев. Там и сям на дощечках, прикрепленных к стене, и в других местах — разные плоды и корешки, кусок жареного мяса, полдюжины ощипанных птиц, очевидно, к ближайшей трапезе, и развешанные на больших колючках вместо крючков полоски растительной ткани.

Мужчина и женщина поднялись со своих мест в тот момент, когда Кхами и его спутники переступили порог хижины.

— Нгора!.. Нгора!.. Ла-Маи… Ла-Маи! — твердил ребенок.

И впервые добавил, как если бы желал быть лучше понятым:

— Vater… Vater!..

Слово «отец» он произнес по-немецки, правда, очень плохо. А впрочем, что может поразить сильнее, нежели немецкое слово в устах подобных существ?

Едва переступив порог, Лланга подбежал к женщине, и она раскрыла ему объятия, прижимая мальчика к себе и нежно лаская его рукой. Так она выражала ему признательность за спасение своего ребенка.

Вот какие подробности отметил Джон Корт при более пристальном наблюдении.

Отец высокого роста, пропорционального сложения, очень крепок на вид, руки длиннее обычного и не походят на человеческие, ладони широкие и сильные, ноги слегка кривоваты, подошва стопы плоская, полностью прилегает к земле.

Кожа почти светлая, как у туземных племен, скорее плотоядных, чем травоядных, бородка курчавая и короткая, шевелюра черная, вьющаяся. Более или менее густая растительность покрывает все тело. Голова средних размеров, челюсти мало выдаются, глаза с яркими зрачками светятся живым блеском.

Женщина довольно изящна, лицо у нее приветливое и нежное, во взгляде прочитываются благорасположенность и внимание, зубки ровные и замечательной белизны, а еще ну каким же представительницам слабого пола не свойственно легкое кокетство? — цветы в волосах и совершенно необъяснимая деталь! — бусы из стекла и слоновой кости.

Эта молодая вагдийская женщина с ее округлыми точеными руками, нежными запястьями, тонкими пальцами напоминала тип южных кафров.[196] Ножкам ее могла бы позавидовать не одна европейская дама. Местами на теле золотистый пушок волос. Наброшенный кусок растительной ткани перехвачен в талии. А на шее у молодой матери красовалась медаль доктора Йогаузена, такая же, какую носил ее ребенок.

К большому неудовольствию Джона Корта, он не смог побеседовать с Ло-Маи и Ла-Маи. Но видно было, что оба дикаря стараются действовать по законам вагдийского гостеприимства. Отец предложил фрукты, которые он снял с полки — плоды лиан с очень острым и специфическим вкусом. Гости с благодарностью приняли их и съели несколько штук, к полному восторгу всей семьи.

Семейное общение подтвердило справедливость сделанных ранее наблюдений: вагдийский язык, по примеру полинезийских языков, поразительно походил на детский лепет. Это обстоятельство позволило филологам в свое время выдвинуть идею существования в истории всего человеческого рода долгого периода гласных звуков, который предшествовал формированию согласных.

К согласным относятся «к», "т", «р», к носовым звукам «н», "г" и «м». Эти звуки, комбинируясь один с другим до бесконечности, образуют самые различные слова, например: ори, ориори, оро, ороора, орурна и т. п. Подобные слова передают все нюансы смысла и играют роль существительных, собственных имен, глаголов и т. и.

Любопытно было слушать беседу вагди между собой. Вопросы и ответы отличались у них необычной краткостью, содержали два-три слова, обычно начинавшиеся звуками нг, мгу, мс, как у конголезцев. Мать казалась менее красноречивой, чем отец, и, как видно, ее язык не обладал способностью совершать двенадцать тысяч оборотов в минуту, подобно женским язычкам двух континентов.

Следует также отметить — и это больше всего поразило Джона Корта, что "первобытные люди" употребляли некоторые немецкие и конголезские выражения, впрочем, искаженные до неузнаваемости из-за произношения.

В общем, было похоже на то, что мысли этих существ не простирались далее примитивных бытовых потребностей, а слов в их распоряжении было не более, чем требовалось для выражения этих куцых мыслей.

Однако при отсутствии религиозности, которая встречается и у самых отсталых дикарей, с полным основанием можно было утверждать, что они наделены эмоциональными качествами. По отношению к детям они проявляли не только те чувства, которых не лишены и животные, поскольку их заботы необходимы для сохранения потомства, но и выходили за эти пределы, их эмоции получали новое продолжение и новую окраску. Это очень наглядно продемонстрировали родители Ли-Маи по отношению к своему сыну. И потом здесь имелась взаимная связь. Обмен лаской родительской и сыновней… Это была настоящая семья. Проведя четверть часа в хижине, Кхами, Джон Корт и Макс Губер вышли в сопровождении Ло-Маи и его сына. Они снова вернулись туда, где провели первые часы заточения и где еще должны будут находиться…

У порога они попрощались. Ло-Маи на прощание обнял юного туземца и протянул не одну руку, как могло бы сделать четверорукое, но сразу обе руки, которые Джон Корт и Макс Губер пожали с такой же сердечностью, что и Кхами.

— Мой дорогой Макс, — заметил после этой сцены Джон Корт, — один из ваших великих писателей заявил, что в каждом человеке живут двое: «я» и «другой»… Так вот, вполне вероятно, что одного из них не хватает этим дикарям.

— Кого же именно?

— Другого, конечно… В любом случае, чтобы основательно их изучить, надо провести с ними долгие годы. А мы через несколько дней — я очень надеюсь на это! — быть может, покинем воздушную деревню.

— Ох, — вздохнул Макс Губер, — теперь это зависит от Его Величества… Кто знает, не захочется ли королю Мсело-Тала-Тала посвятить нас в камергеры[197] своего вагдийского двора?


Глава XV

ТРЕХНЕДЕЛЬНЫЙ УЧЕБНЫЙ КУРС

Сколько же времени доведется пробыть Джону Корту, Максу Губеру и Кхами в этой деревне? Не случится ли какое-то событие, что резко переменит ситуацию? А она оставалась очень тревожной. Люди ощущали, что за ними пристально следят, поэтому незаметно бежать им не удастся. Да если даже и допустить, что побег состоялся, что же им делать среди непроницаемой тьмы этой части Великого леса, как выбраться на опушку, как отыскать дорогу к реке Йогаузена?

Так долго мечтавший о чем-то необычном, нетерпеливый и экзальтированный Макс Губер начинал тяготиться своим положением. Он уже находил, что ситуация, продлись она еще какое-то время, странным образом потеряет в своем очаровании. И он уже сильнее прочих желал поскорее выйти к бассейну Убанги, добраться до фактории Либревиля, откуда ни он, ни Джон Корт уже не ждали никакой помощи.

Что касается проводника, то его просто бесила такая незадача. И надо же такому случиться — попасть в лапы, да, именно в лапы к этим ничтожным тварям! Он не скрывал своего презрения к ним, и особенно его уязвляло то, что они так мало отличаются от племен Центральной Африки. Кхами переживал нечто вроде инстинктивной, бессознательной ревности, и двое друзей хорошо это понимали. По правде сказать, Кхами ничуть не меньше Макса Губера тяготился своим положением, мечтал вырваться поскорее из этой передряги и готов был сделать для этого все, что только в его силах.

Меньше всего нетерпения проявлял Джон Корт. Его весьма интересовало изучение этих дикарей. Глубже постичь их нравы, подробности быта, исследовать их этнологические[198] особенности и моральные ценности, узнать, есть ли что-нибудь, объединяющее их с животным миром, — всего этого хватило бы на несколько недель.

Но можно ли утверждать, что пребывание у вагди не продлится дольше — месяцы, годы, быть может? И чем завершится вся эта удивительная история?

Во всяком случае, пока нет причин полагать, что Джону Корту, Максу Губеру и Кхами угрожает плохое обращение. Не приходилось сомневаться, что эти лесные жители признают их интеллектуальное превосходство. И вот еще необъяснимая странность: они не выражали никакого удивления при виде представителей человеческой расы. Можно было не сомневаться, что если бы незнакомцы вздумали применить силу для организации побега, то их подвергли бы насилию, и лучше было его предусмотрительно избежать.

— Знаете, что нам надо? — спросил Макс Губер и сам же ответил: — Войти в переговоры с Отцом-Зеркалом, сувереном в очках, и добиться от него, чтобы нам вернули свободу!

В общем-то, получить аудиенцию у Его Величества Мсело-Тала-Тала представлялось не таким уж невозможным делом, если только иностранцам не запрещено взирать на эту августейшую[199] особу. Но, даже если встреча состоится, как с ним беседовать, как обмениваться вопросами и ответами? Даже на конголезском языке они не поймут друг друга! И каков будет результат? Разве не в интересах вагди удерживать иностранцев, чтобы сохранить тайну существования неведомой расы в глубинах убангийского леса?

А с другой стороны, если верить Джону Корту, заточение в воздушной деревне имело некоторый положительный эффект, поскольку сравнительная антропология извлечет из него несомненную пользу, а научный мир будет взволнован открытием новой расы. Что же касается того, как все это может завершиться…

— А черт его знает! — повторял Макс Губер, в натуре которого не было ничего от характеров профессора Гарнера и доктора Йогаузена.

Когда в сопровождении Лланги приятели вернулись в свою хижину, то заметили там много изменений, в которых прочитывалась явная забота о «постояльцах».

Прежде всего, в комнате было прибрано. Джон Корт уже отметил, что у этих дикарей развит инстинкт чистоты, которого лишено большинство животных: они убирали комнаты и совершали утренний туалет. В глубине хижины кем-то аккуратно положены охапки сухой травы. Поскольку Кхами и его друзья не ведали иных постелей после разгрома каравана, то «новинка» вполне соответствовала их привычкам.

Кроме того, появилось несколько предметов: кувшины и горшки, весьма грубые изделия вагдийского производства. В одном углу лежали разные фрукты, в другом изрядный кусок жареного мяса. Сырым мясом питаются плотоядные животные, но даже на самых низких ступенях человеческой расы редко находятся существа, для которых сырое мясо служит постоянной пищей.

— Таким образом, всякий, кто добывает огонь, использует его для приготовления пищи, — заключил Джон Корт. — Теперь меня не удивляет, что вагди питаются жареным мясом.

Еще в хижине появился очаг, сложенный из плоских камней. Дым струился кверху и исчезал в густой листве лимонного дерева, под которым приютилась лачуга.

В тот момент, когда все четверо подошли к двери, возившийся внутри вагди прекратил работу.

Это был юноша лет двадцати, с ловкими и быстрыми движениями, с разумной физиономией. Он указал рукой на предметы, очевидно, принесенные совсем недавно. Среди них Макс Губер, Джон Корт и Кхами с величайшей радостью обнаружили свои карабины, слегка тронутые ржавчиной, но привести их в порядок не составит труда.

— Черт подери! — воскликнул Макс Губер. — Вот это сюрприз! И до чего ж кстати…

— Мы бы нашли им применение, — сказал Джон Корт, — если бы сюда еще и патроны…

— Да вот и они! — раздался торжествуюший голос проводника.

И Кхами показал на металлический ящик, стоявший слева от двери.

Как мы помним, в момент крушения плота проводнику хватило присутствия духа, чтобы бросить снаряжение на скалы, где его и подобрали вагди, а затем доставили в свою деревню.

— Если они вернули нам карабины, — заметил Макс Губер, — то не означает ли это, что им известно назначение огнестрельного оружия?

— Не могу сказать, ответил Джон Корт, — но что они знают наверняка, так это то, что нельзя присваивать не принадлежащее тебе, и это свидетельствует в пользу их нравственности.

Тем не менее вопрос Макса Губера оставался весьма существенным.

— Колло!.. Колло!..

Внятно произнесенное слово прозвучало несколько раз, и, выговаривая его, молодой вагди поднимал руку ко лбу, затем прижимал ее к груди, как бы давая понять: "Колло — это я".

Джон Корт предположил, что это имя их нового слуги, и повторил его трижды, прикасаясь к плечу юноши. Тот, явно удовлетворенный возникшим взаимопониманием, радостно рассмеялся.

Этот веселый смех добавил новую пищу для антропологических рассуждений. Действительно, никто не обладает способностью смеяться, кроме человека. Если у наиболее разумных животных — собаки, например, — и замечают иногда признаки улыбки, то лишь в глазах и, может быть, в уголках губ.

Кроме того, эти вагди не проявляли инстинкта, свойственного почти всем четвероногим, — обнюхивать пищу, перед тем как притронуться к еде, или же съедать сперва то, что больше всего нравится.

Вот в каких условиях предстояло жить обоим друзьям, проводнику и Лланге. Хибарка их не была тюрьмой: они могли выходить из нее в любое время, когда им захочется. Но вздумай они покинуть Нгалу, как, несомненно, им воспрепятствуют если только им не даст на то свое высочайшее соизволение Его Величество Мсело-Тала-Тала.

Итак, они оказались перед необходимостью — может быть, ненадолго принять условия пребывания среди странного лесного мира, в воздушной деревне.

Эти вагди казались, впрочем, довольно мягкими и спокойными по натуре, мало склонными к ссорам и — особенно отметим это обстоятельство — менее любопытными и менее интересующимися присутствием иностранцев, чем если бы на их месте были бы самые отсталые и невежественные дикари Африки и Австралии.

Лицезрение двух белых и двух конголезских туземцев не удивляло их в той мере, в какой оно поразило бы африканского туземца. Они оставались равнодушными и вовсе не проявляли никакой назойливости. Ни малейшего симптома снобизма или самодовольства, а ведь что касается акробатики — карабкаться по деревьям, перепрыгивать с ветки на ветку, сбегать по лестнице Нгалы — тут им не было равных, они могли бы сравниться с Биллом Хайденом, Джо Бибом, Футитом, которые удерживали в ту пору рекорды цирковой гимнастики.

Демонстрируя свои физические данные, вагди показывали свидетельства и необычайной остроты зрения. Во время охоты они с одного удара сбивали птиц маленькими стрелами. Не менее точными были их попадания, когда они преследовали в соседних зарослях оленей, ланей, антилоп, а также буйволов и носорогов. Макс Губер наблюдал это, сопровождая охотников, — скорее для того, чтобы полюбоваться их профессиональным мастерством, нежели с целью составить им компанию.

Бежать! Да, бежать! Только об этом пленники думали беспрерывно. Но бегство возможно лишь по единственной лестнице, на верхней ступеньке которой стоят на часах два воина. Обмануть их бдительность очень трудно.

Неоднократно Макс Губер испытывал острое желание настрелять птиц, которыми изобиловали окрестные места, — цесарок, фазанов, удодов и других. Ими с удовольствием лакомились вагди. Но его с компаньонами ежедневно и щедро снабжали дичью, особенно мясом различных антилоп орикса, ньялы, прыгуна, водяного козла, столь многочисленных в лесу Убанги. Их слуга Колло заботился, чтобы всего у них было вдосталь. И свежую воду для хозяйственных нужд приносил каждый день, и о сухих дровах для очага не забывал. А потом, использовать карабины как охотничье оружие означало обнаружить их мощь, что было нежелательно. Лучше сохранять тайну, и применить их при случае для нападения или защиты.

Снабжая своих гостей мясом, вагди и сами потребляли этот продукт, или обжаренным на раскаленных углях, или сваренным в самодельных глиняных горшках. Именно так и готовил мясо Колло для своих подопечных, принимая иногда помощь Лланги. А Кхами отказывался от участия в стряпне с этим «ничтожеством» из-за своей туземной гордости.

Нужно заметить — к вящему удовольствию Макса Губера, что соли в еде хватало с избытком. И это не был хлористый натрий, который в растворенном виде содержится в морской воде, а каменная соль, широко распространенная в Африке, в Азии, в Америке, чьи отложения покрывали почву в окрестностях Нгалы.

Это единственный минерал, который входит в пищевой рацион, и только инстинкт мог подсказать диким вагди, какую пользу принесет им белый порошок. Животные так не соображают. Вот еще одна черточка, приближающая вагди к человеку.[200]

Особенно интересовала Джона Корта проблема огня. Как добывают его "первобытные люди"? Быть может, путем трения твердого дерева о более мягкое, по методу дикарей? Но нет, они поступали иначе. Вагди использовали кремень, из которого ударами высекали искры. Этих искр вполне хватало, чтобы поджечь легкий пух, собранный с плодов очень распространенного в Африке дерева.

Содержавшая азот пища дополнялась в вагдийских семьях растительной, о которой заботилась сама природа. Это были съедобные корни двух или трех сортов и великое множество фруктов, например, те, какие приносит Acacia andansonia, вполне справедливо известные под именем человеческого или обезьяньего хлеба; или плод карита, похожий на каштан и наполненный густым веществом, способным заменить масло; или еще дерево киеля, некоторая пресность плодов которого компенсируется их питательными свойствами и величиной они достигают двух футов в длину; наконец, прочие дикорастущие фрукты бананы, фиги, манго. Этот неполный список завершают стручки тамариндового дерева, с успехом применяемые в качестве пряностей.

Знали также вагди и вкус дикого меда. Они находили ульи по первоцвету. Из этого ценного продукта и из сока различных растений — в частности, сока одной из лиан, смешанных с речной водой, они умели готовить довольно крепкие алкогольные напитки. В этом нет ничего удивительного: известно, что африканские мандрилы питают большую слабость к алкоголю. А ведь они всего лишь обезьяны.

Следует добавить, что протекавшая под Нгалой речушка изобиловала рыбой. Здесь водились те же самые породы рыб, какие Кхами и его спутники вылавливали в реке Йогаузена. Но можно ли было плавать в этой речушке? И пользуются ли вагди лодками? Вот что важно было знать на случай побега.

Заманчивый поток виднелся с края деревни, противоположного королевской хижине. Став у крайних деревьев, можно было разглядеть его ложе, шириной в тридцать — сорок футов. С этого места он убегал и терялся среди великолепных деревьев-гигантов, чьи стволы густо оплели огромные лианы, подобно сказочным змеям.

Со временем путешественники узнали: вагди умели строить лодки, как самые отсталые жители Океании. Правда, их плавучие сооружения больше напоминали плот, чем пирогу,[201] обычный древесный ствол, где выдалбливается углубление с помощью огня и топора. Управлялись они плоским веслом, а если дул попутный ветер, ставили еще парус на двух шестах, изготовленный из коры. Предварительно кору размягчали и делали более гибкой, нанося по ней удары колотушкой из железного дерева, необычайно твердого.

Джону Корту удалось также выяснить, что вагди абсолютно незнакомы с овощами, и ценные эти продукты не входят в их рацион. Не умели они выращивать ни сорго, ни рис, ни овес или маниоку, что является обычным делом для племен Центральной Африки. Так что не следовало ожидать того, что встречается в сельскохозяйственном производстве у племен данкас, фундов, мобуту, которых с полным основанием можно отнести к человеческой расе.

Завершив наблюдения такого рода, Джон Корт вознамерился определить, обладают ли вагди чувством нравственности и религиозности.

В один прекрасный день Макс Губер поинтересовался у друга, каковы его успехи в этой области.

— Некоторые представления о морали, о честности и порядочности у них есть, ответил Джон Корт. — Они делают явное различие между добром и злом. Свойственно им также чувство собственности. Я знаю, конечно, что многие животные наделены этим чувством. Например, собаки ни за что не отдадут пищу, которую они едят. По-моему, вагди разбираются в том, что такое «мое» и «твое». Я сделал такое заключение, наблюдая за одним из них, который украл несколько фруктов, забравшись в чужую хижину.

— И его арестовала обычная полиция и. уголовный розыск?

— Смейтесь, смейтесь, милый друг, но я сообщаю вам немаловажные данные… А похитителя хорошенько отдубасил владелец фруктов, и соседи помогали ему расправиться с обидчиком. И еще я скажу, что у этих дикарей есть один институт, приближающий их к людям.

— Какой же?

— Институт семьи. Она у них упорядочена и устойчива. Это совместная жизнь отца и матери, общие заботы о детях, длительность отеческой и сыновней привязанности. Разве не наблюдали мы это у Ло-Маи? У этих вагди такие же эмоции, как и у представителей человеческого рода. Возьмите нашего Колло… Разве он не краснеет под воздействием моральных факторов? От стыда, от робости, от скромности, от смущения? Вот четыре ситуации, вызывающие у человека прилив краски к лицу, и такой же эффект мы, несомненно, наблюдаем у Колло. Значит, у него есть чувства… И есть душа!

— Но в таком случае, — спросил Макс Губер, — если у вагди столько человеческих достоинств, почему бы не допустить их в ряды людей?

— Потому что они, по-видимому, лишены общей идеи, свойственной нам, мой дорогой Макс.

— Что вы имеете в виду?

— Общую идею, концепцию высшего существа, короче говоря, — религиозность, которая встречается и у самых отсталых, диких племен. Я не заметил, чтобы они поклонялись богам. Ни идолов, ни духовных лиц…

— Если только не считать их божеством короля Мсело-Тала-Тала, к которому нас не подпускают ни на шаг! Хоть бы кончик носа его увидеть!

Оставалось провести заключительный эксперимент: сопротивляются ли эти дикари токсическому[202] действию атропина.[203] У человека этот препарат вызывает обмороки, даже смерть, животные же переносят его без последствий. Если вагди выдержат инъекцию атропина, значит, это животные. Если нет — следует признать их людьми. Но эксперимент нельзя было провести за отсутствием вещества.

Нужно еще заметить, что за все время пребывания пленников в деревне Нгала там не состоялось ни одних похорон.

И оставался открытым вопрос, сжигают ли вагди трупы или закапывают, есть ли у них культ мертвых.

Во всяком случае, если жрецов и колдунов они не видели, то вооруженные воины встречались довольно часто. Для этой службы выбирали самых крепких и красиво сложенных парней. По подсчетам Джона Корта и Макса Губера, таких воинов набралось около сотни, и на вооружении у них были луки, дротики, рогатины, деревянные топорики…

Предназначались ли воины только для охраны короля, или же их использовали для нападения и обороны? Вполне возможно, что воздушная деревня — не единственная в Великом лесу, есть и другие такого же рода. А если жителей в них несколько тысяч, то почему не предположить, что они вступают в войну друг с другом, как это бывает обычно среди африканских племен.

Что касается гипотезы о том, что вагди уже вступали в контакт с туземцами Убанги, Багирми, Судана или с конголезцами, то она маловероятна, как и встречи их с карликовыми племенами, бамбусти, весьма искусными земледельцами. Последних описывают английский миссионер Альберт Ллойд, путешествовавший по Центральной Африке, и знаменитый Стенли в своем отчете о последней экспедиции на Черный континент.

Если бы такой контакт состоялся, о существовании лесных отшельников знали бы уже давно, и Джону Корту с Максом Губером не посчастливилось бы сделать свое открытие.

— Но, мой дорогой Джон, — убеждал экспансивный француз, — как ни мало эти странные типы укокошивают друг друга, однако это обстоятельство дает неоспоримое право зачислить их в человеческий род.

Да, вагдийские воины, судя по всему, не предавались праздности, а устраивали набеги по соседству. После двух-трехдневных отлучек они возвращались, иные покрытые ранами, и приносили с собой различные предметы, хозяйственную утварь или оружие вагдийского производства.

Несколько раз проводник предпринимал попытки выйти из деревни, но терпел неудачу. Охранявшие лестницу воины довольно грубо его перехватывали. Как-то раз ему пришлось бы совсем туго, если бы Ло-Маи, привлеченный шумом, не подоспел на выручку.

Завязался бурный спор между ним и охранником, здоровенным молодцом, которого Ло-Маи называл Рагги. Со своим облачением из кожи, с привешенным к поясу оружием и перьями на голове Рагги производил впечатление старшего среди воинов. Его свирепый вид, повелительные жесты и грубость также обличали в нем командира.

Двое друзей очень надеялись, что после безуспешных попыток убежать их отправят к Его Величеству, и они увидят наконец короля, которого подданные так старательно и ревниво прятали в глубине королевского жилища. Они видели во встрече с правителем единственный выход. Рагги, вероятно, обладал большой властью, и лучше было не вызывать его гнев.

Шансы на побег сводились теперь к нулю, если только вагди, напавшие на какую-нибудь соседнюю деревню, не будут, в свою очередь, атакованы сами. В результате такого нападения, быть может, и представится случай покинуть Нгалу. Но что делать потом?

Впрочем, угрозы нападения на деревню не возникало в эти первые недели, разве что со стороны некоторых животных, которых Кхами и его друзья до сих пор не встречали в лесу. Вагди проводили основную часть своей жизни в воздушной деревне, возвращались туда на ночь, но у них было несколько лачуг и на берегу реки. Они образовывали как бы небольшой речной порт, где стояли рыболовецкие лодки, требовавшие защиты от бегемотов, ламантинов[204] и крокодилов, которыми кишат африканские реки.

Днем девятого апреля вдруг поднялся необычайный шум. Громкие крики доносились со стороны реки. Была ли это атака на вагди подобных им существ? Благодаря своему расположению деревня была защищена от вторжения, но если поджечь деревья, на которых держится Нгала, ее не станет за несколько часов. Быть может, средства, которые вагди использовали против своих соседей, на сей раз обернутся против них самих? Такая вероятность вовсе не исключена.

С первыми же долетевшими воплями тридцать воинов во главе с Рагги кинулись к лестнице и спустились вниз со скоростью и ловкостью обезьян. Джон Корт, Макс Губер и Кхами вместе с Ло-Маи отправились на противоположную окраину деревни, откуда видна была речка.

На хижины, сооруженные внизу, напало целое стадо. Это были не гиппопотамы, а шеропотамы, точнее потамошеры,[205] называемые обычно речными свиньями; они вывалились из густых зарослей и уничтожали все на своем пути.

Потамошеры, которых немцы именуют «Buschschwien», а англичане "bush pigs", встречаются в районе мыса Доброй Надежды, в Гвинее, Конго, Камеруне и производят там большие опустошения. Они меньше европейских кабанов, шерсть у них более шелковистая, а окраска — коричнево-оранжевая. На заостренных ушах пучки шерсти, черная грива вперемежку с белыми прядями бежит вдоль хребта, рыло удлиненное, кожа у самцов между носом и глазами приподнята костистой шишкой. Эти кабаны весьма опасны, а у напавших на вагди было еще большое численное превосходство.

Добрая сотня их в тот день устремилась на левый берег реки. Так что большинство хижин были уже перевернуты еще до прибытия Рагги со своим отрядом.

Сквозь листву крайних деревьев Джон Корт, Макс Губер, Кхами и Лланга могли наблюдать за битвой. Она была недолгой, но яростной. Воины проявили большое мужество. Отдавая предпочтение рогатинам и топорам перед луками и дротиками, они кидались на животных с таким же исступлением, какое проявляли нападавшие. Бой велся вплотную, тело к телу, удары наносились топором по голове, рогатины прокалывали кабаньи бока. После часа отчаянной борьбы животные бежали с поля сражения, окрасив своей кровью воды маленькой речки.

Макса Губера так и подмывало вмешаться в баталию. Принести карабины, разрядить их сверху на кабаньи туши, засыпав их градом пуль, к великому изумлению дикарей, было бы нетрудно и недолго. Но мудрый Джон Корт при поддержке проводника охладил кипение страстей охотника.

Нет, — сказал он, — прибережем наше тайное оружие для более важного случая. Когда располагаешь громом небесным, мой дорогой Макс…

— Вы правы, Джон. Громыхнуть следует в более подходящий момент. Ничего, наш гром еще грянет!


Глава XVI

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО МСЕЛО-ТАЛА-ТАЛА

Этот день, а точнее, послеполуденное время пятнадцатого апреля вдруг внесло неожиданную сумятицу в такую спокойную жизнь вагди. Три недели ничто не предвещало потрясений, но и не было никакой возможности для пленных европейцев снова отыскать в Великом лесу дорогу к Убанги. Бдительно охраняемые, замкнутые в тесных пределах деревни, они не могли бежать. Конечно, у них была полная свобода — особенно у Джона Корта — для изучения нравов этих типов, находящихся между самым развитым антропоидом и человеком, они могли наблюдать и делать выводы, какие инстинкты вагди относились к животному миру, какая доля разума приближала их к человеческой расе. В этом заключалась главная ценность изысканий, которые способны были стать их реальным вкладом в дискуссии вокруг теории Дарвина. Но, чтобы осчастливить ученый мир, надо еще было добраться до Французского Конго и вернуться в Либревиль.

День стоял чудесный. Слепящее солнце обливало ярким светом и зноем верхушки древесных великанов, накрывавших деревню своей спасительной тенью. Хотя было уже три часа пополудни, жара не спадала.

Джон Корт и Макс Губер подружились с семейством Маи. Они часто виделись. Дня не проходило, чтобы эта семья не навестила их в домике или чтобы европейцы не нанесли ей визит. Настоящая светская жизнь! Не хватало только карт… Что касается малыша, то он почти не расставался с Ллангой и привязался к нему совсем пылом маленького искреннего сердца.

К сожалению, невозможно было пользоваться языком этих "первобытных людей", они ограничивались очень малым количеством слов, которых хватало лишь для немногих, самых примитивных мыслей. Джон Корт удерживал в памяти значение некоторых из них, но это не позволяло ему беседовать с обитателями Нгалы. Что удивляло его больше всего, так это различные туземные выражения в словаре вагди, он насчитал их с дюжину. Не свидетельствовало ли это об их связях с племенами Убанги? Или занесло к ним какого-то конголезца, что никогда больше не возвращался в Конго? Гипотеза вполне правдоподобная.

Еще одна странность: слово явно немецкого происхождения вдруг срывалось с уст Ло-Маи, правда, всегда настолько искаженное в произношении, что его с трудом можно было распознать.

Вот это обстоятельство представлялось Джону Корту совсем уж необъяснимым. Действительно, если можно еще допустить, что вагди встречались с туземцами, то как поверить, что и немцы из Камеруна знают о лесных полулюдях? В этом случае американец и француз потеряли бы пальму первенства, честь первого открытия принадлежала бы другим.

Но, хотя Джон Корт бегло говорил по-немецки, он ни разу не воспользовался знанием языка, потому что Ло-Маи были известны лишь два-три немецких слова.

Среди прочих выражений, позаимствованных у туземцев, чаще всего использовалось «Мсело-Тала-Тала», которое относилось к верховному вождю племени. Мы знаем, какое острое желание получить аудиенцию у монарха-невидимки испытывали двое друзей. Правда, всякий раз, когда они произносили имя Мсело-Тала-Тала, Ло-Маи опускал голову в знак глубокого почтения. Но, когда прогулки приводили к королевской хижине, и друзья выражали намерение туда проникнуть, Ло-Маи их удерживал, отталкивал в сторону и уводил прочь. Своими действиями он давал им понять, что никто не имеет права переступать порог священного жилища.

Случилось так, что в этот день после полудня, около трех часов, нгоро, нгора и их малыш пришли проведать Кхами и его компаньонов.

Прежде всего бросилось в глаза, что семейство вырядилось в самые лучшие, праздничные одежды. На отце — головной убор с перьями и накидка из растительной ткани, мать запеленута в некое подобие юбки, на шее ожерелье из стекляшек и металлических обрезков, несколько зеленых листков в волосах, а на ребенке — набедренная повязка, его "воскресный костюм", по выражению Макса Губера.

Увидев своих друзей такими расфуфыренными, все трое не могли скрыть изумления.

Уж не пришла ли им в голову мысль нанести нам официальный визит?

— Вероятно, сегодня какой-то праздник, — решил Джон Корт. — Поклонение неизвестному нам божеству… Вот это было бы крайне интересно и помогло бы решить проблему их религиозности.

Он не успел завершить фразу, как Ло-Маи произнес, будто отвечая на не понятые им вопросы:

— Мсело-Тала-Тала…

— Отец-Зеркало! — перевел Макс Губер.

И он выбежал из хижины, подумав, что монарх проходит мимо в этот момент.

Полное разочарование! Француз не увидел даже и тени Его Величества! Тем не менее он констатировал, что вся Нгала пришла в движение. Отовсюду спешили вагди, такие же радостные и нарядные, как и семейство Маи: одни торжественно шествовали по улицам к восточной околице деревни, другие шли, взявшись за руки, как крестьяне на сельском празднике, третьи прыгали с дерева на дсрево, словно обезьяны.

— Это что-то новенькое, — задумчиво изрек Джон Корт, стоя на пороге хижины.

— Посмотрим, — философски заметил Макс Губер.

И, повернувшись к Ло-Маи, он спросил:

— Мсело-Тала-Тала?

— Мсело-Тала-Тала! — эхом отозвался тот, скрестив на груди руки и наклонив голову.

Джон Корт и Макс Губер решили, что население Нгалы собирается приветствовать короля в очках, который не замедлит появиться перед народом во всем блеске своей славы.

У Джона Корта и Макса Губера не было фраков для торжественной церемонии, весь их гардероб состоял из охотничьих костюмов, порядком изношенных и запачканных, и белья, которое они держали в чистоте, насколько позволяли условия. Так что им не пришлось переодеваться в честь Его Величества, и, когда семейство Маи вышло из хижины, они вместе с Ллангой последовали за ним.

Что касается Кхами, то он остался дома, не желая смешиваться с толпой "этих макак". Ему хватало домашних забот, следовало навести порядок "на кухне" да еще непременно прочистить карабины. Никакие события не должны захватить их врасплох, надо быть всегда готовыми применить оружие, если возникнет такая необходимость.

А Ло-Маи вел Джона Корта и Макса Губера по деревне, заполненной ликующей толпой. Тут не было улиц в точном значении слова. Хижины, разбросанные там и сям в соотвстствии с фантазией владельца, как бы повторяли расположение деревьев или, вернее, их вершин, примыкая к ним и обретая надежное укрытие под ними.

Толпа становилась довольно плотной. Не менее тысячи вагди направлялись теперь к той части Нгалы, где на окраине деревни высилась королевская хижина.

— До чего же эта толпа похожа на человеческую! — заметил Джон Корт. — И все ее движения, и сама манера выражать свое удовольствие возгласами, жестикуляцией…

— И гримасами, — едко добавил Макс Губер, — а это уже объединяет наших странных типов с четверорукими!

И действительно, обычно серьезные и сдержанные, мало склонные к общению, вагди никогда еще не казались такими возбужденными и экспансивными, никогда не корчили столько забавных рож. Неизменным оставалось необъяснимое безразличие к иностранцам, которым они не уделяли решительно никакого внимания а ведь каким назойливым было бы внимание со стороны данкас, мобуту и других африканских племен!

Нет, в подобном поведении вагди было очень мало «человеческого».

После долгой прогулки Макс Губер и Джон Корт прибыли на главную площадь, окаймленную пышной листвой крайних деревьев восточной стороны, чьи зеленые ветви нависали над "королевским дворцом".

Впереди выстроились воины с оружием на изготовку, одетые в антилопьи шкуры, скрепленные тонкими лианами. Головные уборы из оленьих голов с рогами придавали воинству вид мирного стада. «Полковник» Рагги, нацепивший голову буйвола, с луком через плечо, с топориком на поясе и с рогатиной в руке, гордо красовался перед вагдийской армией.

По всей видимости, сказал Джон Корт, монарх собирается провести смотр войск…

— Но ведь он не выходит, — быстро возразил Макс Губер, — он никогда не позволяет лицезреть себя своим подданным! Представить не могу, чтобы такая скрытность повышала престиж[206] монарха. Быть может, он…

И, обращаясь к Ло-Маи, с которым он приспособился объясняться жестами, Макс Губер спросил:

— Мсело-Тала-Тала должен выйти?

Последовал утвердительный знак Ло-Маи, как бы говоривший: "Позже… Позже…"

— Ну, не важно, заметил Макс Губер. — Лишь бы нам дозволили, наконец лицезреть эту августейшую физиономию.

— А в ожидании надо ничего не пропустить в этом спектакле, — сказал Джон Корт, жадно вглядываясь в красочную экзотическую картину.

И вот что увидели двое друзей. В центре площади, совершенно свободном от деревьев, оставалось незанятым пространство с полгектара. Толпа собралась вокруг, несомненно с целью повеселиться на празднике до того момента, как появится король на пороге своего дворца. Упадут ли тогда вагди ниц перед ним? Начнется ли массовое поклонение?

— В конце концов, — заметил Джон Корт, — не следует рассматривать подобное поклонение как проявление религиозности, поскольку оно, в общем-то, адресовалось бы только человеку.

— Если этот человек не окажется сделанным из дерева или камня… А что, если этот властелин — всего лишь идол вроде тех, которых почитают туземцы Полинезии?[207] — высказал предположение Макс Губер.

— В этом случае, мой дорогой Макс, у жителей Нгалы окажется все, что необходимо для человеческого существа… И они получили бы полное право числиться среди людей, как и упомянутые вами туземцы…

— Если допустить, что эти последние заслуживают такого звания, — усомнился Макс Губер не очень лестным для полинезийской расы тоном.

— Заслуживают, мой милый Макс, ведь они верят в существование какого-то божества… Никогда никому не приходила в голову — и не придет! — мысль отнести их к животному миру, пускай даже к самым развитым его представителям!

Благодаря семейству Ло-Маи Джон Корт, Макс Губер и Лланга заняли удобное для обозрения место.

Оставляя свободным центр площади, молодежь обоего пола пустилась в пляс, а старшие по возрасту приступили к выпивке, так что все это напоминало фламандскую ярмарку с гуляньем.

Лесные жители поглощали алкогольные напитки собственного производства — перебродившие соки с добавлением специй, извлеченных из стручков тамариндовых деревьев. И напитки, должно быть, весьма крепкие, потому что многие очень скоро захмелели, а ноги принялись выписывать затейливые кренделя.

Эти пляски ничуть не напоминали благородные фигуры менуэта или старинного бретонского танца пасс-пье, но, с другой стороны, не походили и на припадочное виляние бедрами и различные па на танцульках в парижских предместьях. В них преобладали прыжки, гримасы, кривлянье. В общем, в этих хореографических этюдах гораздо больше было от обезьян, нежели от людей. И уж конечно, не от обезьян ярмарочных, дрессированных, а от сохранивших в целости свои первобытные инстинкты.

Вагдийские танцы не сопровождались веселым гулом толпы. Аккомпанировали им самые грубые и примитивные инструменты: превращенные в подобие барабанов тыквенные бутылки с натянутой на них кожей, полые стебли растений, обрезанные в форме свистков… Дюжина крепких глоток что есть мочи дула в эти свистульки, а другие яростно барабанили в свои тамтамы. О, Боже! Никогда еще человеческим ушам не приходилось выдерживать подобного кошачьего концерта.

— Похоже на то, что чувство меры им совершенно не свойственно, — резюмировал Джон Корт.

— Как и чувство тональности, — добавил Макс Губер.

Но вообще-то они чувствительны к музыке, мой дорогой Макс…

— Такое свойство есть и у животных, мой милый Джон, по крайней мере у некоторых. На мой взгляд, музыка это низший род искусства, обращенный к низшим чувствам. А если речь идет о живописи, о скульптуре, литературе, то ни одно животное не чувствует их очарования. Никто еще не видел, чтобы даже самые умные из них проявили хоть малейшее волнение перед картиной или бы их растрогала поэтическая строка…

Как бы там ни было, вагди приближались к человеку не только потому, что на них воздействовала музыка, но и потому, что они сами ввели это искусство в свой обиход.

Два часа уже провели друзья на площади, и нетерпение Макса Губера достигло крайней точки. Его прямо-таки бесило, что этот Мсело-Тала-Тала не соизволит даже пошевелиться в ответ на всеобщее ликование, на это празднество в свою честь. Нельзя же так третировать своих верноподданных!

Тем временем веселье нарастало, шум усиливался. Пляски становились все возбужденнее, многие перепились до чертиков, и угроза беспорядка, каких-нибудь опасных сцен уже висела в воздухе, когда вдруг стало тихо.

Все успокоились, присели на корточки, застыли в неподвижности. Абсолютная тишина внезапно сменила всеобщий кавардак, оглушительный грохот тамтамов и пронзительные вопли свистулек.

В это мгновение дверь королевского жилища растворилась, и воины образовали перед нею живой коридор, построившись с обеих сторон.

— Наконец-то! — с облегчением вздохнул Макс. — Сейчас мы его увидим, этого монарха!

Однако Его Величество не спешил к своим подданным. Из хижины вынесли какой-то предмет, накрытый листьями, и водрузили его в центре площади. Каково же было вполне естественное изумление обоих друзей, когда они узнали в предмете самую обыкновенную шарманку! По всей видимости, сей священный инструмент появлялся на свет Божий лишь во время торжественных церемоний в Нгале, и собравшиеся внимали скудному репертуару шарманки с восторгом первооткрывателейй.

— Да ведь это шарманка доктора Йогаузена! — сказал Джон Корт.

— Такой водонепроницаемый механизм может быть только у нее! — поддержал Макс Губер. — Теперь я понимаю, почему в ночь нашего прибытия в Нгалу мне почудилось, будто я слышу вальс Вебера над головой!

— И вы ничего не сказали нам об этом, Макс?

— Я думал, что мне приснилось, Джон!

— Что касается инструмента, — продолжал Джон Корт, — то я убежден: вагди притащили его из хижины доктора.

— После того, как растерзали беднягу!

Пышно разукрашенный вагди наверное, руководитель местного оркестра занял позицию перед инструментом и принялся крутить ручку.

И тотчас же вальс, которому не хватало нескольких нот, громко зазвучал к превеликому удовольствию аудитории.

Начался концерт, сменивший хореографические упражнения. Толпа внимала ему, покачивая головами, правда, не попадая в такт. Впрочем, звуки вальса явно не навевали ей тех вращательных движений, которые они сообщают цивилизованным людям Старого и Нового Света.

Как бы сознавая всю важность своего занятия, вагдийский дирижер с полной серьезностью все крутил и крутил рукоятку музыкального ящика.

Интересно, знает ли кто-нибудь в Нгале, что шарманка заключает в себе и другие мелодии? Таким вопросом задавался Джон Корт. Не могли ли как-нибудь случайно эти дикари обнаружить, что, нажав на пружину, можно заменить мелодию Вебера другой?

Как бы там ни было, после получаса, посвященного исключительно вальсу Вебера, исполнитель нажал на боковую клавишу, как это делает уличный шарманщик с инструментом, висящим у него на плече.

— Вот это да! — вырвалось у Макса Губера. — Здорово! Просто чудо…

Действительно чудо. Не иначе, как кто-нибудь обучил этих африканских дикарей обращению с механизмом, показал им, как извлекать из аппарата все мелодии, спрятанные в его утробе.

Затем ручка снова пришла в движение. И тотчас же на смену немецкой музыке пришла французская, полилась мелодия очень популярной душещипательной песенки "Милость Бога".

Всем известен этот «шедевр» Луизы Пюже. И каждый помнит, что куплет исполняется там в ля миноре на шестнадцати тактах, а рефрен в ля мажоре, согласно всем правилам искусства той поры.

— Ах несчастный!.. Ах негодяй! — прорычал Макс Губер,

и его возмущенные возгласы привлекли внимание, вызвав многозначительное перешептывание аудитории.

— Кто этот негодяй? — спросил Джон Корт. — Тот, который играет на шарманке?

— Нет! Тот, который ее изготовил! Чтобы сэкономить, он не заложил в ее нутро ни "до диеза", ни "соль диеза"! И этот припев, который должен звучать в ля мажоре: "Иди, мое дитя, прощай, На милость Бога…" — он исполняет в до мажоре!

— Да это… просто преступление! — со смехом воскликнул Джон Корт.

— А эти варвары ни черта не замечают… даже не возмущаются, как должен бы возмутиться каждый человек, наделенный слухом!

Нет! Никакого негодования не вызывала у вагди музыкальная халтура! Они совершенно иначе воспринимали преступный подлог! И если они не аплодировали, хотя и обладали могучими ладонями клакеров,[208] то физиономии их сияли блаженством, и все поведение и позы свидетельствовали о глубочайшем экстазе.

— Да уже только по одной этой причине их следует зачислить в разряд животных! — бурно возмущался Макс Губер.

Судя по всему, другие мотивы в шарманке отсутствовали, и немецкий вальс и французская песенка сменяли друг друга в течение следующего получаса. Прочие записи, скорее всего, были повреждены. Необходимые для вальса ноты, к счастью, были на месте, и немецкий композитор не вызывал у Макса Губера такого отвращения, как романсовые куплеты.

По окончании концерта танцы возобновились с удвоенным рвением, а крепкие напитки еще обильнее полились в вагдийские глотки. Солнце скатилось за макушки деревьев на западной стороне, и среди зелени загорелись факелы, освещая площадь, которой после коротких сумерек предстояло погрузиться в полную темноту.

Макс Губер и Джон Корт были сыты праздником по горло и уже подумывали о том, чтобы вернуться в свою хижину, когда Ло-Маи вдруг произнес:

— Мсело-Тала-Тала!

Неужели, правда?.. Его Величество решил все-таки лично принять восторги своего народа? И он соблаговолит наконец спуститься со своего Олимпа, недоступного простым смертным? И Джон Корт с Максом Губером решили остаться.

В самом деле, какое-то движение началось возле королевской хижины, ему отвечал глухой рокот толпы. Дверь открылась, построился конвой, начальник Рагги занял место во главе.

Почти тотчас появился трон — старый диван, задрапированный тряпками и листьями, он плыл на крепких плечах четырех носильщиков, а на нем торжественно восседал Его Величество, человек лет шестидесяти, с седыми волосами и бородой, весьма плотного сложения, так что ноша, вероятно, была нелегкой даже для бравых служителей; голову вместо короны украшал венок из зелени.

Кортеж[209] тронулся в путь, по всей видимости, с намерением обогнуть площадь, совершить круг почета перед верноподданными короля.

Вагди припали к земле, распростерлись ниц, застыли в коленопреклоненных позах в абсолютном молчании, как будто загипнотизированные явлением августейшего Мсело-Тала-Тала.

Монарх, впрочем, оставался вполне равнодушным к оказанным ему почестям, вероятно, он давно привык ко всеобщему поклонению, и его не трогал молитвенный экстаз толпы.

Мсело-Тала-Тала едва удостаивал ее легким поворотом головы. Ни единого жеста с его стороны, если не считать, что раза два или три он почесал длинный нос, вооруженный толстыми стеклами очков, что оправдывало его прозвище «Отец-Зеркало».

Двое друзей с напряженным вниманием разглядывали монарха, когда кортеж проходил мимо них.

— Да это же… человек! — с изумлением воскликнул Джон Корт.

— Человек? — переспросил Макс Губер.

— Ну да… человек… и к тому же белый!

— Неужели белый?!

Да, сомневаться не приходилось: тот, кого торжественно проносили на его sedia gestatoria,[210] был существом, отличным от вагди, над которыми он властвовал. Не принадлежал он также и к туземным племенам, живущим в верховьях Убанги…

Несомненно, это был белый, полноценный представитель человеческой расы!

— И наше присутствие не производит на него никакого впечатления! — поразился Макс Губер. — По-моему, он даже не заметил нас! Что за черт! Мы все же отличаемся от этих полуобезьян, и за три недели, проведенные среди них, еще не потеряли человеческого облика, я полагаю!

Он готов был уже крикнуть во весь голос: "Эй, вы там!.. Месье!.. Извольте взглянуть на нас!"

Но в это мгновение Джон Корт схватил друга за руку, и голос его напрягся от волнения:

— Я его узнал!

— Узнали?!

— Да! Это доктор Йогаузен!


Глава XVII

В КАКОМ СОСТОЯНИИ ДОКТОР ЙОГАУЗЕН?

В прежние времена Джон Корт встречался с доктором Йогаузеном в Либревиле. Поэтому ошибка исключалась. Конечно, это тот самый доктор, а ныне он властвует над загадочным племенем вагди!

Теперь легко очертить в нескольких словах начало его истории и даже восстановить ее целиком. Факты выстраивались в непрерывную цепь от лесной клетки к деревне Нгала.

Три года назад этот немец, желая повторить не очень серьезную и во всех отношениях неудачную попытку профессора Гарнера, покинул Малинбе в сопровождении негров, несших багаж, боеприпасы и провизию, рассчитанную на долгий срок. Было известно, чем он собирался заняться на востоке Камеруна. Он разработал невероятный проект вхождения в среду обезьян, чтобы изучить их язык. Но в какую сторону направлялась экспедиция, доктор Йогаузен не сообщил никому, будучи человеком очень оригинальным, упрямым до маниакальности и, по народному выражению, слегка чокнутым.

Открытия Кхами и его спутников на обратном пути неоспоримо доказывали, что доктор достиг в лесу места, где протекала река, названная его именем по инициативе Макса Губера. Он построил там плот и, отослав носильщиков, погрузился на него вместе с туземцем, состоявшим у него на службе. Затем оба спустились по реке до заболоченного участка, в конце которого они и установили решетчатую хижину под прикрытием деревьев.

На этом прерывалась достоверная версия о приключениях доктора Йогаузена. Что же касается последующего, то гипотезы превращались теперь в уверенность.

Мы помним, что Кхами, роясь в пустой хижине, наткнулся на маленькую медную шкатулку, где хранилась записная книжка. Короткие и обрывистые строчки, начертанные торопливым карандашом, охватывали период с двадцать седьмого июля 1894 года по двадцать четвертое августа того же года.

Отсюда можно было заключить, что доктор высадился двадцать девятого июля, завершил обустройство хижины тринадцатого августа, прожил в своей клетке до двадцать пятого того же месяца, то есть полных тринадцать дней.

Почему он покинул обжитое место? По доброй ли воле? Очевидно, нет. Установив, что вагди добирались иногда до берегов реки, Кхами, Джон Корт и Макс Губер знали теперь, как развивались дальнейшие события. Огни, которые вспыхивали на опушке леса по прибытии каравана, были те же, что вели их от дерева к дереву. Из этого следует, что дикари обнаружили хижину доктора, захватили его в плен и вместе с багажом препроводили в воздушную деревню.

Что касается слуги-туземца, то он, без сомнения, скрылся в лесу. Если бы его доставили в Нгалу, то Джон Корт, Макс Губер и Кхами непременно повстречались бы с ним, ведь жил бы он не в королевской хижине. К тому же, будь он в деревне, они бы увидели его сегодня во время церемонии, возле своего хозяина — в качестве сановника, а то и премьер-министра…

Таким образом, вагди не обошлись с Йогаузеном хуже, чем с Кхами и двумя друзьями. Вероятно, пораженные его интеллектуальным превосходством, они и превратили доктора в своего властелина, — то же самое могло произойти и с Джоном Кортом, и Максом Губером, если б место не было уже занято.

Итак, в течение трех лет доктор Йогаузен, или «Отец-Зеркало» — он сам и научил этому выражению своих подданных, занимал вагдийский трон под именем Мсело-Тала-Тала.

Это объясняло множество вещей, доселе непонятных: почему отдельные слова конголезского языка фигурировали в языке этих лесных дикарей, а также и два-три немецких слова; кто научил их обращению с шарманкой; откуда им известен способ производства некоторых инструментов и бытовых предметов; наконец, в чем причина определенного нравственного прогресса этих типов, стоящих на низшей ступени человеческой лестницы.

Вот о чем говорили друзья между собой, возвратившись в свою хижину.

О всех новостях немедленно сообщили Кхами.

— Но чего я никак не могу объяснить, — добавил Макс Губер, так это полного равнодушия доктора Йогаузена. Его нисколько не взволновало присутствие иностранцев. Он даже не пригласил нас к себе… Да и вообще, по-моему, не обратил внимания на то, что мы совсем не похожи на его подданных! О! Ни малейшего внимания!

— Согласен с вами, Макс, — поддержал Джон Корт, — и я тоже не в силах понять, почему Мсело-Тала-Тала не позвал нас в свой дворец.

— Быть может, ему неизвестно, что вагди захватили пленников? — предположил проводник.

— Это возможно, и тем не менее странно, — задумчиво сказал Джон Корт. — Какое-то обстоятельство ускользает от меня, и оно требует прояснения…

— Но что же именно? — заинтересовался Макс Губер.

— Кто ищет, тот найдет! — загадочно отвечал Джон Корт.

Пока было ясно одно: доктор Йогаузен, прибывший в лес Убанги, чтобы поселиться среди обезьян, попал в руки более высокой, чем антропоиды, расы, о существовании которой никто не подозревал. Ему нетрудно было обучить вагди языку, поскольку они уже разговаривали, однако он ограничился всего лишь несколькими конголезскими и немецкими словами. Затем, оказывая дикарям врачебные услуги, он снискал у них большой авторитет, и его возвели на трон! И вправду, разве Джон Корт не заметил уже, что подданные монарха отличались отменным здоровьем, что среди них не встретилось ни одного больного и, как было сказано, никто из жителей деревни не скончался за минувшие три недели?

Воистину приходилось признать странную вещь: в деревне был врач, которого к тому же сделали королем, но смертность среди населения как будто не возросла… Такое непочтительно дерзкое к медицине отношение позволил себе иронический Макс Губер.

Какое же решение надлежало им теперь принять? Не должно ли положение доктора Йогаузена в Нгале изменить жизнь пленников? Неужели этот суверен тевтонского происхождения не вернет им свободу, если они предстанут перед ним и попросят отправить их в Конго?

— Не могу в это поверить, — заявил Макс Губер, — и совершенно ясно, как следует нам поступить. Вполне возможно, что наше присутствие скрывают от доктора-короля. Допускаю даже, хотя это почти невероятно, что во время церемонии он не разглядел нас в толпе. Тем более необходимо проникнуть в королевскую хижину!

— Когда? — спросил Джон Корт.

— Да сегодня же вечером! А поскольку народ обожает своего монарха и беспрекословно повинуется ему, то, когда он вернет нам свободу, нас проводят до самой границы с почестями, какие подобают людям одной расы с Его Величеством, королем вагдийским…

— А если он откажет?

— Ну почему он должен отказать?

— Кто его знает, мой милый Макс! — громко рассмеялся Джон Корт. — Например, по дипломатическим причинам…

— Ну хорошо же! — вспыхнул Макс Губер. — Если он откажет, то я брошу ему в лицо, что лучше ему править презренными макаками и что он уступает самому последнему из своих подданных!

Но в общем, если отбросить фантастические допущения, к предложению Макса Губера следовало отнестись со всей серьезностью.

К тому же случай представился благоприятный. Если ночь и прервала течение праздника, который, несомненно, длился бы еще, то весь деревенский люд был уже в стельку пьян. Большой соблазн воспользоваться этим обстоятельством — когда-то еще появится такая возможность… А пока одни вагди лыка не вяжут, другие завалились спать по своим лачугам, третьи рассеялись по лесным чащам… Воины тоже не постеснялись подмочить свою доблестную репутацию изрядным количеством напитков. Королевское жилище охраняется сейчас не так строго, и не составит труда добраться до комнаты Мсело-Тала-Тала.

Всегда осмотрительный Кхами одобрил проект. Решили дождаться, пока ночь войдет в свои права, а опьянение еще больше разберет гуляк. Их верный Колло, само собой разумеется, праздновал со всеми и домой еще не вернулся.

Около девяти часов Макс Губер, Джон Корт, Лланга и проводник вышли из хижины.

Лишенная освещения, Нгала погрузилась в кромешный мрак. Угасали последние отблески смолистых факелов, расположенных на деревьях. Издалека, как будто из-под деревни, доносился смутный шум. Жилище доктора Йогаузена находилось в противоположной стороне.

Предполагая, что в этот же вечер может состояться побег с позволения Его Величества или без оного, Джон Корт, Макс Губер и Кхами взяли с собой карабины, а все патроны рассовали по карманам. Если их перехватят, то, возможно, придется пустить в ход огнестрельное оружие с его языком вагди еще не знакомы.

Все четверо брели между хижинами, большинство из которых стояло пустыми. Выйдя к площади, обнаружили, что и она пустынна. Мрак и тишина.

Единственный огонек светился в королевской хижине.

— Никого, — сказал Джон Корт.

Действительно, никого не было поблизости, даже перед жилищем Мсело-Тала-Тала.

Рагги и его воины покинули пост: в этот вечер монарха не охраняли.

Однако могли оказаться какие-нибудь «камергеры» внутри, возле Его Величества, чью бдительность трудно будет обмануть.

Тем не менее Кхами и его спутники нашли ситуацию обнадеживающей. Счастливый случай предоставлял им возможность проникнуть во дворец незамеченными, и они решили дерзнуть.

Проскользнув по ветвям, Лланга подобрался к самой двери и установил, что достаточно ее просто толкнуть, чтобы войти в дом. Джон Корт, Макс Губер и Кхами тотчас подошли к мальчику. Какое-то время они чутко прислушивались, готовые броситься наутек в случае необходимости.

Ни единого звука не долетало ни изнутри, ни снаружи.

Макс Губер первым переступил порог. Остальные последовали за ним и затворили за собою дверь.

Дом состоял из двух смежных комнат, это и были все апартаменты[211] Мсело-Тала-Тала.

Ни души в первой из них, абсолютно темной.

Кхами приложил ухо к двери, ведшей в соседнюю комнату, неплотно закрытая створка оставила щель, сквозь которую пробивалась слабая полоска света.

Йогаузен был там. Он растянулся во всю длину, полулежа на диване. Ясно, что эта вещь, как и другие предметы меблировки, находившиеся в комнате, прежде служила доктору в его лесной клетке и прибыла в Нгалу одновременно с ним.

— Войдем! — сказал Макс Губер.

Доктор Йогаузен повернул голову на шум, приподнялся… Наверное, он только что пробудился от глубокого сна. Как бы там ни было, он не подал никакого знака, что появление визитеров[212] замечено и произвело на него какое-то впечатление.

— Доктор Йогаузен! Мои компаньоны и я, мы свидетельствуем свое глубочайшее почтение Вашему Величеству! — начал Джон Корт по-немецки.

Доктор ничего не ответил. Может, он не расслышал? Или ничего не понял? Быть может, он позабыл свой родной язык после трехлетнего пребывания у этих лесных жителей?

— Вы меня слышите? — громко повторил Джон Корт. — Мы иностранцы, которых силой привели в деревню Нгалу…

Никакого ответа.

Монарх смотрел на иностранцев, не видя, слушал их, не слыша. Он даже не пошевелился, как будто пребывал в состоянии полного отупения.

Макс Губер подошел к нему, не проявляя излишнего почтения к суверену Центральной Африки, взял его за плечи и весьма энергично тряхнул.

Его Величество скорчил гримасу, которой позавидовала бы самая большая кривляка из мандрил Убанги.

Макс Губер встряхнул его снова.

Его Величество показал язык.

— Да он, видать, спятил? — догадался Джон Корт.

— Черт подери, и вправду спятил, хоть вяжи! — воскликнул Макс Губер.

Да… доктором Йогаузеном овладела душевная болезнь. Выбитый из равновесия уже при расставании с Камеруном, он совершенно потерял разум после прибытия в Нгалу. И кто знает, быть может, именно из-за этого слабоумия его и провозгласили королем вагди? Разве у индейцев Дальнего Запада или у дикарей Океании безумие не почитается больше, чем мудрость, а сумасшедший не кажется им святым существом, хранителем божественной силы?

Так или иначе, а правда заключалась в том, что бедняга лишился разума. Вот почему он не обратил внимания на чужаков в деревне и не признал во французе и американце людей своей расы, столь отличной от вагдийской.

— Нам остается только одно, — сказал Кхами. — Мы не можем рассчитывать на вмешательство этого психа, чтобы нам вернули свободу!

— Конечно нет! — согласился Джон Корт.

— А эти твари ни за что нас не отпустят! — воскликнул Макс Губер. — Коль такое дело и нам выпадает счастливый шанс для побега, то бежим немедля!

— Сию же минуту! — подхватил Кхами. — Воспользуемся ночной темнотой…

— И состоянием, в котором пребывают сейчас эти полуобезьяны, — добавил Джон Корт.

— Идем, — сказал Кхами, — направляясь в первую комнату. — Попробуем спуститься по лестнице и бросимся в лес.

— Решено, — поддержал Макс Губер, — но доктор…

— Что доктор? — переспросил Кхами.

— Мы не можем оставить его в этом полуобезьяньем царстве! Наш долг — освободить его.

— Ну, разумеется, мой дорогой Макс, — одобрил Джон Корт. — Но ведь несчастный невменяем… еще станет сопротивляться… А если он откажется следовать за нами?

— Сделаем попытку, по крайней мере, — сказал Макс Губер, подойдя к несчастному.

Этого увесистого мужчину и так нелегко было сдвинуть с места, а уж если он воспротивится, то как его выдворить из хижины?

Кхами и Джон Корт, помогая Максу Губеру, подхватили доктора под руки. Но он, все еще очень сильный, оттолкнул их и распластался во всю длину, дрыгая ногами, как перевернутый на спину краб.

— Черт возьми! — воскликнул Макс Губер. — Да этакого кабана и втроем не осилишь…

— Доктор Йогаузен! — в последний раз отчаянно воззвал Джон Корт.

Вместо ответа Его Величество Мсело-Тала-Тала почесался совершенно по-обезьяньи.

— Ей-богу, — в сердцах проговорил Макс Губер, — от этого животного в человеческом облике не добьешься ровным счетом ничего! Он превратился в обезьяну… ну и пускай остается обезьяной, пускай и впредь царствует над обезьянами!

Оставалось только покинуть королевское жилище. К несчастью, Его Величество Мсело-Тала-Тала, продолжая невообразимо гримасничать, вдруг принялся вопить, да так пронзительно, что его наверняка услышали бы, находись вагди поблизости.

С другой стороны, всё решали считанные секунды, и потерять время означало упустить благоприятный случай. Рагги с его воинством могли вот-вот примчаться. Положение иностранцев, захваченных в жилище Мсело-Тала-Тала, было бы ужасно, и им пришлось бы отказаться от всякой надежды на свободу…

Итак, Кхами и его друзья спешно расстались с доктором Йогаузеном и, растворив дверь, без оглядки устремились прочь.


Глава XVIII

ВНЕЗАПНАЯ РАЗВЯЗКА

Фортуна[213] улыбнулась беглецам. Весь этот шум внутри дома никого не привлек. Площадь оставалась пустынной, как и прилегающие улицы. Но трудность заключалась в том, чтобы сориентироваться в непроглядном ночном лабиринте, пробраться между ветвями, самым коротким путем достичь лестницы Нгалы.

И вдруг Ло-Маи, словно из-под земли, предстал перед Кхами и его спутниками. Его сынишка сопровождал отца. Малыш заметил европейцев, направлявшихся к хижине Мсело-Тала-Тала, и поспешил предупредить об этом отца. Последний, заподозрив что-то неладное, какую-то угрозу своим друзьям, кинулся им навстречу. Когда он понял, что те задумали побег, то предложил им помощь.

Вот это была удача! Самим бы им дороги не отыскать.

Но когда они вышли к лестнице, то испытали большое разочарование. Вход охраняла дюжина воинов во главе с Рагги.

Пробить себе дорогу вчетвером — много ли у них шансов на успех?

Макс Губер понял, что настало время заговорить карабинам. Рагги с двумя воинами уже устремились к нему. Отступив на несколько шагов, француз выстрелил в группу.

Пораженный в самое сердце, Рагги свалился замертво.

Было ясно, что вагди никогда не видели огнестрельного оружия и не знали о производимом им действии. Гром выстрела и смерть Рагги вызвали у них неописуемый ужас. Их бы меньше поразила молния, испепелившая дотла всю площадь во время праздника. Все воины мгновенно разбежались, одни бросились в деревню, другие полезли по лестнице с ловкостью четвероруких.

В один миг дорога была расчищена.

— Скорее вниз! — крикнул Кхами.

Оставалось только последовать за Ло-Маи и малышом, которые помчались впереди. Джон Корт, Макс Губер, Лланга и проводник соскользнули по лестнице, не встречая препятствий. Пробежав под деревней, они оказались на берегу речки, быстро отвязали одну из лодок и влезли туда вместе с Ло-Маи и его сыном.

Но факелы уже запылали со всех сторон, и отовсюду сбегалось множество вагдийских мужчин, бродивших в окрестностях деревни. Раздавались яростные, грозные крики, их сопровождала целая туча стрел.

— А ну, — крикнул Джон Корт, — взялись за дело!

Вместе с Максом Губером они вскинули карабины к плечу, а Кхами и Лланга изо всех сил орудовали веслами, чтобы поскорее оторваться от берега.

Один за другим прозвучали выстрелы, и двое нападавших рухнули наземь. С воем и стенаниями толпа рассеялась.

И в этот момент лодку подхватило течение. Через несколько минут она скрылась под шатром огромных раскидистых деревьев.

Нет необходимости описывать, — по крайней мере в деталях, что представляло собой это плавание к юго-западной части Великого леса. Если и существовали другие воздушные деревни, то друзья ничего не узнали об этом. Боеприпасов им должно было хватить, пищу они станут добывать, как всегда, охотой, различные виды антилоп в изобилии водились и в соседних с Убангой регионах.

Вечером следующего дня Кхами причалил лодку к берегу под развесистым деревом. Это место он избрал для ночлега.

Джон Корт и Макс Губер не скупились на изъявления благодарности Ло-Маи, к которому они чувствовали самое искреннее расположение.

Что касается Лланги и малыша-вагди, то между ними завязалась настоящая братская дружба. Юный туземец как будто вовсе не ощущал антропологических различий, которые возвышали его над этим маленьким существом.

Джон Корт и Макс Губер хотели уговорить Ло-Маи, чтобы он сопровождал их до Либревиля. Возвращение по реке, бывшей, очевидно, одним из притоков Убанги, не предвещало трудностей, лишь бы не встретились на пути пороги и водопады.

Эту первую. остановку вечером шестнадцатого апреля они сделали, проплыв без передышки пятнадцать часов. По расчетам Кхами, позади осталось от сорока до пятидесяти километров.

Избранное для ночлега место всем понравилось. Разбили лагерь, поужинали. Ло-Маи решил бодрствовать всю ночь, охраняя общий покой, а прочие скоро заснули благодатным глубоким сном.

На рассвете Кхами быстро подготовился к отъезду, оставалось только вывести лодку на стремнину. Ло-Маи, держа за руку сына, стоял на берегу. Джон Корт и Макс Губер подали ему знак поторопиться.

Но Ло-Маи, покачав отрицательно головой, указал одной рукой на быструю воду, а другой — на лесную чащу.

Друзья настаивали на своем, их энергичную жестикуляцию нельзя было не понять. Им очень хотелось увезти Ло-Маи и Ли-Маи в Либревиль.

Лланга осыпал ребенка ласками, обнимал и целовал его. Он взял его на руки, намереваясь отнести в лодку.

Но Ли-Маи произнес одно только слово:

— Нгора!

Да… Его мать оставалась в деревне, и он с отцом хотел к ней вернуться. Это семья, и она нерушима.

Последние прощания… Ло-Маи с сыном снабдили пищей на обратную дорогу.

Джон Корт и Макс Губер не могли скрыть волнения при мысли, что они никогда больше не увидят этих милых существ, таких привязчивых и добрых, невзирая на принадлежность к низшей расе.

Лланга плакал навзрыд, слезы катились также по щекам отца и сына.

— Мой дорогой Макс, — сказал Джон Корт, — теперь-то вы верите, что эти бедные создания принадлежат к человеческому роду?

— Конечно, Джон! Ведь они умеют смеяться и плакать! А это главное отличие человека!

Лодка выплыла на середину реки, течение понесло ее вперед, и на ближайшем повороте Кхами и его спутники еще успели послать последний привет глядевшим им вслед Ло-Маи и его сыну.

Десять дней, с семнадцатого по двадцать шестое апреля, лодка спускалась по реке до ее слияния с Убанги. Скорость течения была велика, и по самым осторожным прикидкам они прошли от деревни Нгалы не менее трехсот километров.

Проводник и его друзья находились теперь в верхней части водопада Зонго, на той излучине реки, которую она образует, меняя свое направление на южное. Эти ревущие пороги непреодолимы, и, чтобы продолжить навигацию ниже по течению, необходимо перетаскивать лодку с вещами волоком.

Правда, местность позволяла идти пешком по левому берегу Убанги в этой пограничной зоне между независимым Конго и Французским. Но куда предпочтительнее этого тяжкого перехода была бы лодка. Она бы сэкономила и время и силы.

После водопада Зонго река Убанги судоходна до самого слияния с Конго. Лодки и даже пароходики здесь не редкость, они курсируют в этом регионе, где хватает и деревень, и небольших местечек, и заведений миссионеров. Пятьсот километров речного пути Джон Корт, Макс Губер, Кхами и Лланга покрыли на борту одной из тех крупных лодок, на помощь которым начинают приходить буксиры с паровыми двигателями.

Двадцать восьмого апреля они бросили якорь возле поселения на правом берегу. Отдохнув за время плавания, чувствуя себя в хорошей форме, они готовы были преодолеть последние девятьсот километров, отделявшие их от Либревиля.

Заботами проводника очень быстро организовали караван, и, двигаясь строго на запад, пересекли просторные конголезские равнины за двадцать четыре дня.

Двадцатого мая Джон Корт, Макс Губер, Кхами и Лланга вступили в факторию на окраине города, где их друзья, обеспокоенные столь долгим отсутствием путешественников, от которых не было вестей около полугода, встретили их с распростертыми объятиями.

Ни Кхами, ни юный туземец не расставались больше с Джоном Кортом и Максом Губером. Ведь Ллангу они усыновили, а верный гид привязался к ним всей душой за время долгого и опасного путешествия.

А как же доктор Йогаузен? И эта воздушная деревня Нгала, затерянная в безбрежных и мрачных лесах Убанги?

Ну что же, рано или поздно должна состояться экспедиция к этим диковинным вагди с целью более близкого контакта с ними, в интересах современной антропологической науки.

Немецкий доктор по-прежнему безумен, но если допустить, что рассудок к нему вернется и Йогаузена снова доставят в Малинбе, то… кто знает, не пожалеет ли бедняга о том времени, когда он царствовал под именем Мсело-Тала-Тала? И еще не окажется ли в один прекрасный день благодаря доктору это наивное племя дикарей под протекторатом[214] Германской империи?

Впрочем, вполне возможно, что и Британской…

Конец

--

Jules Verne. "Le Village aerien", 1901.

Перевод В. Брюггена

По изданию: Жюль Верн. "Братья Кип. Воздушная деревня". М.: Ладомир, 1994 год, серия "Неизвестный Жюль Верн", том 16. Стр. 207–406


Примечания

1

Второй по величине материк после Евразии, Африка (с островами) имеет площадь 30,3 млн. кв. км, что составляет около 1/5 суши земного шара, население (1980) 469 млн. чел. Длина с севера на юг почти 8 тыс. км, ширина на севере 7500 км, на юге около 3100 км. Делится на 7 климатических поясов, отличается разнообразием растительного и животного мира. Первое государство — Египет — возникло здесь в четвертом тысячелетии до н. э. Голландия в 1652 году основала здесь Капскую колонию. В последней четверти XIX века мощную колонизацию Африки вели практически все ведущие европейские державы и США. К началу первой мировой войны (1914) юридически независимыми оставались лишь два государства (из более чем 60): Эфиопия и Либерия, находившаяся под влиянием США.

В результате поражения Германии в первой и второй мировых войнах, массового национально-освободительного движения и поддержки мировой общественности в Африке не осталось ни одной колонии.

В примечаниях названия колоний приводятся в соответствии с текстом романа, написанного на рубеже XIX и ХХ веков, в скобках указывается современное название. Личные имена и географические наименования даются в современном написании с исправлениями в основном тексте

2

Конго (Народная Республика Конго) — государство в Центральной Африке. Возникло в XIV столетии на огромной территории, распалось под воздействием португальцев в середине XVIII века. В 1886–1960 годах французское владение, затем независимое государство. Нынешняя площадь 342 тыс. кв. км. Население в 1899 году — 1,4 млн. чел., в 1979 году — 1,5 млн. чел. Аграрная страна с лесной и горнодобывающей промышленностью.

3

Габон (Республика Габон) — в средние века входил в государство Конго. Во второй половине XIX века захвачен Францией. С 1960 года — независимая республика. Площадь — 267,7 тыс. кв. км. Население (1979) 588 тыс. человек. Горнодобывающая и лесная промышленность.

4

3анзибар (Объединенная Республика Танзания) — с 1884 года германская колония, затем подмандатная и подопечная территория Великобритании. С 1961 и 196З года провозглашена независимость Танганьики и Занзибара под общим названием Танзания. Площадь — 945,1 тыс. кв. км. Население (1979) 18 млн. чел. Аграрная страна.

5

Либревиль — в переводе: Вольный город. Основан в 1849 году неграми, бежавшими с невольничьего судна; бывший главный город Французского Конго, в настоящее время — столица Габона. Население к началу ХХ века — 2500 чел., в 1979 году — 2000 тыс. чел. Порт на Атлантическом океане, промышленный центр.

6

Миля — здесь: сухопутная мера длины, равна 1,609 км.

7

Барт Генрих (1821–1865) — немецкий историк, филолог, географ. Участвовал в английской экспедиции (1850–1855) в Африку, дважды пересек Сахару, провел исследования в других регионах континента.

8

Спик Джон Хеннинг (1827–1864) — англичанин. Участвовал в двух африканских экспедициях Бёртона (1854–1855 и 1856–1869). Открыл озеро Танганьика и озеро Виктория.

9

Грант Джеймс Огастес (1854–1892) — английский путешественник, участник третьей экспедиции Д.Спика (1860–1863), вместе с ним определил местонахождение истока Нила.

10

Бертон Ричард Френсис (1821–1890) — английский путешественник. В числе других стран и природных областей исследовал вместе со Спиком Африку, первым достиг озера Танганьики. Автор многотомного собрания сочинений.

11

Ливингстон Давид (1819–1873) — англичанин, самый известный исследователь Африки, трижды жил среди местного населения (1841–1852, 1858–1864, 1866-187З), там же умер от болезни. Сделал множество географических открытий. Пересек весь материк. Его именем названы город, водопады и горы в Африке.

12

Стенли Генри Мортон (настоящие имя и фамилия — Джон Роулендс; 1841–1904) — английский журналист. В 1871–1872 годах проник в глубь Африки в поисках Ливингстона, встретил его совершенно случайно. Пересек континент с востока на запад, сделал важные открытия. Его именем названы водопады на р. Конго.

13

Серпа Пинту Альшандри Альберту да Роша (1846–1900) португальский исследователь Анголы и Мозамбика. В 1877–1879 годах пересек Южную Африку от Атлантического до Индийского океана.

14

Андерсон Карл (1827–1867) — швед. Совершил ряд открытий в Африке, где жил с 1860 года. Умер там же.

15

Камерон Верне-Ловетт (1844–1893) — английский путешественник, обнаружил тело погибшего Ливингстона, продолжил исследования, не завершенные покойным.

16

Бразза Пьер Саворньян де (1852–1905) — французский исследователь и колонизатор Экваториальной Африки. Итальянец, путешествовал по континенту в 1875–1880 годах и 1891–1892 годах. Основал город Браззавиль (ныне столица государства Конго).

17

Лежан Гильом (1828–1871) — француз. Исследовал, в числе прочего, реку Нил, был консулом в Абиссинии (Эфиопии).

18

Висман Герман (1853–1905) немецкий исследователь Конго, был губернатором Восточной Африки.

19

Ливия (Соцалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия), государство в Северной Африке. Площадь — 1769 тыс. кв. км. Население (1979)- 3 млн. чел. В древности (первая половина I тысячелетия до н. э.). Ливией называлась вся Африка. С XVI века колония Османской (Оттоманской) империи, а затем — итальянская колония. С 1951 года — независимое королевство, с 1969 года — республика. Основа экономики — нефтяная промышленность.

20

Античность — в широком смысле — древность; конкретно — относящийся к древнегреческому или древнеримскому общественному строю, искусству, культуре и т. д.

21

Антропофаг — людоед.

22

Убанги — точнее: Убанги-Шари, бывшая французская колония в Экваториальной Африке (ныне — Центральноафриканская Республика). Название Убанги получила по реке, правому притоку Конго.

23

Гурман — любитель и знаток тонких блюд, лакомка.

24

Дилижанс — многоместный крытый экипаж, запряженный лошадьми, для перевозки почты, пассажиров и багажа.

25

Туземец — коренной житель, исстари проживающий в данной местности. По сведениям 70-х годов нынешнего столетия коренное население Африки состоит из 175 племен, народностей, народов, представителей различных рас. Часть из них перечислена в романе.

26

Бахр-эль-Абьяд — арабское название Белого Нила; здесь автор, видимо, имел в виду Бахр-эль-Газаль, которая несла свои воды к озеру Чад; сейчас — это временный водоток, который существует как река только несколько месяцев в году.

27

Каннибал — то же, что антропофаг: людоед.

28

Экваториальная Африка — срединная часть континента по обе стороны экватора, то есть воображаемой линии, делящей Землю на Северное и Южное полушарие. Экваториальным поясом считается расстояние до 5–8 градусов северной широты, до 4-11 градусов южной широты. Характерны постоянно высокие температуры, обильные в течение всего года осадки, исключительное разнообразие растительного и животного мира.

29

Дарфур — самостоятельное государство, существовавшее в XIX веке в районе одноименной возвышенности в центре Африки; ныне — западная провинция Республики Судан.

30

Тамариндовое дерево, тамаринд — дерево семейства бобовых, высота до 30–40 м, с раскидистой кроной. Плоды — бобы, длина около 15 см, с сочной кисло-сладкой мякотью, употребляются в пищу в свежем и сушеном виде, для приготовления напитков, джемов; в медицине — как слабительное. Древесину используют для изготовления ступок, молотков, колес, мебели.

31

Камерун (Республика Камерун) — с конца XIX века до 1916 года — германская колония, затем разделена между Францией и Великобританией. С 1960–1961 годов — независимое государство. Площадь — 475,4 тыс. кв. км. Население (1979) — 8,2 млн. человек. Основа экономики — сельское хозяйство и лесная промышленность.

32

Лабиринт — сооружение со сложными и запутанными ходами.

33

Эльдорадо — здесь: страна богатств и сказочных чудес.

34

Подзвездной гостиницы. (Примеч. перев.)

35

Туаз — старинная французская мера длины (1,949 м). (Примеч. перев.)

36

Адамауа (Адамава) — средневысотное плато на севере Камеруна; Багирми — области расселения одноименного народа на юге современной Республики Чад и северо-западе современной Центральноафриканской республики. Уганда — в то время: британский протекторат к северу и северо-востоку от озера Виктория.

37

Инстинкт — здесь: чутье, безотчетное побуждение к чему-либо.

38

Инерция — свойство тела сохранять свое состояние покоя или движения, пока какая-либо внешняя причина не выведет его из этого состояния.

39

Огни Святого Эльма — электрический разряд в атмосфере в форме светящихся пучков, возникающих на острых концах высоких предметов (мачт, башен и т. п.) при большой напряженности электрического поля в атмосфере. В средние века наблюдались на башнях церкви Св. Эльма.

40

Черный континент — литературно-публицистическое название Африки, порожденное преобладанием там темнокожего населения.

41

Феномен — здесь: редкое, необычное, исключительное явление.

42

Пантера, или леопард, — млекопитающее семейства кошачьих. Длина тела до 170 см, хвоста — до 100 см. Окраска обычно желтая с темными пятнами.

43

Гиена — млекопитающее хищное животное. Длина тела около 1 м, хвоста около 30 см.

44

Орган — музыкальный инструмент, сложный механизм которого состоит из системы духовых труб, воздушных насосов, клавиатур и регистровых ручек; орган по звуковому объему равен симфоническому оркестру.

45

Аккорд — сочетание нескольких (не менее трех) одновременно звучащих музыкальных тонов, расположенных в различных интервалах друг от друга.

46

Интенсивность — напряженность, усиление.

47

Литавры — музыкальный инструмент в виде а — 3 медных полушарий, обтянутых кожей и установленных на металлических подставках; звук извлекается ударами палочек. Каждая литавра имеет свой определенный тон.

48

Франк — французская денежная единица, состоит из 100 сантимов.

49

Канонада — частая стрельба из артиллерийских орудий.

50

Кавалькада — группа всадников, едущих вместе; здесь — в общем смысле: группа скачущих животных.

51

Тератологический вид — здесь: уродливый, чудовищный.

52

Аллигатор — род крокодилов; сохранилось два вида аллигаторов — щучий (в болотах штата Флорида, длина до 6,3 м) и китайский (в реке Янцзы, длина до 2,5 м).

53

Марафон — бег на длинную дистанцию; в соревнованиях по бегу она равна 42 км 195 м.

54

Новая Англия — название исторически сложившегося района в северо-восточной части США, предложенное в 1614 году. В него входят шесть штатов. Площадь — 172,6 тыс. кв. км. Население (1978) — 12,3 млн. человек.

55

Бостон — главный экономический центр Новой Англии и административный центр штата Массачусетс. Порт. Развитая тяжелая промышленность. Население (1977) — 618 тыс. человек.

56

Янки — прозвище коренных жителей США, уроженцев этого государства.

57

Антропология — наука, всесторонне изучающая биологическую природу человека.

58

Человеческие расы — подразделения человека, характеризующиеся общими наследственными особенностями, связанными с единством происхождения и определенной областью проживания. Особенно отчетливо выделяются три группы рас: негроидная, европеоидная и монголоидная. Их принято называть большими расами.

59

Темперамент — возбудимость и восприимчивость человека к впечатлениям внешнего мира.

60

Экстраординарный — чрезвычайный, редкий, редкостный.

61

Эстуарий — узкий, глубокий, вдающийся в сушу морской залив, представляющий собой затопленную речную долину.

62

Резиденция — место постоянного пребывания главы государства или правительства, а также лиц, занимающих крупный государственный пост.

63

Река Святого Лаврентия — река в Канаде. Длина около 1200 км, площадь бассейна 1290 тыс. кв. км. Вытекает из озера Онтарио, впадает в Атлантический океан.

64

Нил — река в Африке, самая длинная в мире (6671 км). Площадь бассейна 2870 тыс. кв. км. Впадает в Средиземное море, образуя дельту. Общая длина судоходных путей около З тыс. км.

65

3амбези — река в Южной Африке. Длина 2660 км, площадь бассейна 1330 тыс. кв. км. Впадает в Индийский океан. Судоходна на отдельных участках.

66

Маниакальный — одержимый, направленный на одну мысль или на одно желание.

67

Ориентация — здесь: определение своего местонахождения по отношению к сторонам света.

68

Интеллектуальный — умственный, исходящий от разума, рассудочный.

69

Нигер — река в Западной Африке, длина 4160 км, площадь бассейна 2092 тыс. кв. км. Впадает в Гвинейский залив Атлантического океана. Порожиста, судоходна на отдельных участках.

70

Бассейн реки (речной бассейн) — часть земной поверхности, с которой сток воды попадает в речную систему (совокупность рек в пределах данного бассейна, состоящая из главной реки и ее притоков).

71

Миссисипи — река в США, одна из крупнейших в мире — длина от истока Миссури 6420 км. Площадь бассейна 3268 тыс. кв. км. Судоходна на протяжении 8 тыс. км. Соединена каналами с Великими озерами.

72

Волга — река, крупнейшая в Европе. Длина 3530 км, площадь бассейна 1360 тыс. кв. км. Регулярное судоходство от г. Ржева.

73

Брахмапутра — река в Китае, Индии, Бангладеш (в отдельных местах носит разные названия). Длина 2900 км, площадь бассейна 935 тыс. кв. км. Впадает в Бенгальский залив, образуя общую с Гангом дельту. Судоходна на 1290 км.

74

Ганг (Ганга) — река в Индии и Бангладеш. Длина 2700 км. Площадь бассейна 1120 тыс. кв. км. Судоходна на 1450 км.

75

Инд — река в Китае, Индии и Пакистане. Длина 3180 км, площадь бассейна 980 тыс. кв. км. Впадает в Аравийское море. Местами судоходна.

76

Артерия — здесь: судоходная река.

77

Тоннаж — здесь: водоизмещение; вес воды, вытесняемой плавающим судном, выраженный в тоннах.

78

Равноденствие — моменты прохождения центра Солнца в его видимом движении через точки пересечения с экватором. Равноденствие бывает только 21 марта (весеннее) и 23 сентября (осеннее). В это время продолжительность дня и ночи одинаковы.

79

Конденсированная влага — сгущенная, превращенная из паров в жидкое состояние.

80

Явнобрачные деревья — растения, имеющие цветки (включая голосеменные). Противопоставлялись группе тайнобрачных растений (не имеющих цветков). Оба эти понятия устарели.

81

Баобаб — дерево, характерное для саванн (пространства, покрытые грубой травой с отдельно стоящими деревьями и кустарниками) Африки. Ствол баобаба в окружности 25–40 м. Живет до 5 тыс. лет. Плоды съедобны. Из волокон коры изготавливают веревки и грубые ткани.

82

Тиковое дерево (индийский дуб) — высота до 40–50 м, с крупными листьями. Очень прочная, устойчивая против гниения, красивая древесина используется в судо- и вагоностроении, производстве мебели, сооружении зданий; легко поддается обработке,

83

Красное дерево — общее название окрашенной в красные и коричневые тона древесины разных тропических деревьев. Очень прочное, тяжелое, легко полируется. Употребляется в качестве облицовочной фанеры.

84

Железное дерево — высота 14–25 м, ствол часто ветвится до самой земли, ветви переплетаются и срастаются сами с собой и ветвями других деревьев. Живет до 200 лет. Древесина плотная, тяжелая, мало упругая, очень твердая и прочная, розовая с коричневым оттенком. Идет на изготовление различных деталей машин, художественных изделий, декоративной фанеры. Железным деревом называются в разных регионах и другие растения с твердой древесиной.

85

Кампешевое дерево (сандал) — высота около 12 м. Молодая древесина ярко-красная, потом постепенно переходит в черную с фиолетовым оттенком. Используется как краситель, мебельный и паркетный материал.

86

Манговое дерево — одна из важнейших культур тропиков. Высота 10–45 м, вечнозеленое. Плоды с нежной, душистой, кисловатой или сладкой мякотью употребляются в свежем и консервированном виде.

87

Копалы — ископаемые природные смолы, отличаются большой твердостью, высокой температурой плавления, химической стойкостью. Употребляются для изготовления лаков.

88

Смоковница (фиговое дерево, инжир) — плодовое дерево рода фикус, высота 4–8 м, плоды похожи на мелкие орешки, употребляются в свежем виде или засушенными, а также идут на изготовление варенья, джемов, компотов; содержат большое количество сахара. В быту называются винными ягодами.

89

Фиговая пальма (фиговое дерево) — см. предыдущ. примеч.

90

Лианы — растения, не способные самостоятельно сохранять вертикальное положение стебля и использующие в качестве подпорки другие растения, скалы, строения. По характеру прикрепления к опоре различают лианы лазящие и вьющиеся. Есть лианы древесные и травянистые. Стебель быстро растет в длину и незначительно в толщину. К лианам относятся виноград, хмель, горох.

91

Сталактиты — известковые образования, свешивающиеся в виде сосулек с потолка пещеры; здесь это слово употреблено иносказательно для обозначения свисающих сверху пучков лиан.

92

Мириады — великое, неисчислимое множество.

93

Удод — семейство птиц. Клюв длинный, шиловидный, крылья широкие, на голове хохол. Длина тела 20–30 см. Оперение рыжее с черными и белыми пятнами. Питаются в основном насекомыми.

94

Козодои — отряд птиц. Крылья и хвост длинные, оперение мягкое, окраска песочных или бурых тонов. Клюв и ноги короткие. Питается насекомыми. Истребляет вредных лесных насекомых.

95

Колибри — самые маленькие в мире птицы. Длина тела от 5,7 до 21,5 см, вес от 1,6 до 20 г. Оперение очень яркое. Скорость полета до 80 км/час. Кормятся нектаром цветов и мелкими насекомыми — обычно на лету. Полезны как опылители растений.

96

Какофонический — неблагозвучный, неприятный для слуха из-за смешения различных звуков.

97

Бабуины — обезьяны рода павианов. Длина тела в среднем 75 см, хвоста 60 см. Окраска желтоватая. Питается растительной и животной (насекомые, мелкие позвоночные) пищей.

98

Мандрилы — род узконосых обезьян. Длина тела 70–80 см, хвоста 7-12 см. Ведут полуназемный образ жизни.

99

Шимпанзе — род человекообразных обезьян. Длина тела до 95 см. По многим показателям ближе к человеку, чем другие человекообразные. Используются для медико-биологических экспериментов (опытов, исследований).

100

Гориллы — человекообразные обезьяны. Рост до 175 см, масса до 250 кг и более. Мозг по строению близок к мозгу человека.

101

Магнетизм земной — магнитные силы вокруг земного шара. Земля представляет собой магнит, его полюсы расположены вблизи географических полюсов.

102

В древнегреческом городе Додоне был храм на опушке дубового леса, чей шум толковали как божий глас. (Примеч. перев.)

103

Миф — сказание, передающее верование древних народов о происхождении мира и явлений природы, о богах и легендарных героях.

104

Фавн — в древнеримской мифологии — бог полей, гор и лесов, покровитель скотоводства.

105

Сатир — в древнегреческой мифологии — одно из низших божеств, отличавшееся похотливостью; развратный спутник бога вина и веселья Диониса-Вакха.

106

Дриады — в греко-римской мифологии — лесные нимфы, якобы рождавшиеся вместе с деревьями, жившие в их листве и умирающие вместе с ними.

107

Нимфы — в греко-римской мифологии — второстепенные богини, олицетворявшие силы природы: подразделялись на лесных (дриад), горных (ореад), речных (наяд), морских (нереид) и др.

108

Друидическая эпоха (друидизм) — религия древнего народа кельтов, состоявшая в почитании природы и требовавшая жертвоприношений, иногда человеческих.

109

Галлия — в древности область, занимавшая территорию нынешних Франции, Бельгии, части Верхней Италии. С VI века до н. э. заселена кельтами, получившими у римлян название галлы. В III–I веках до н. э. покорена римлянами, а с V века завоевана германскими племенами и вошла в состав Франкского государства.

110

Швайнфурт Георг (1833 или 1836 — ?) — немецкий путешественник, ботаник. Совершил несколько путешествий в различные регионы Африки. Автор многочисленных научных трудов.

111

Юнкер Василий Васильевич (1840–1892) — русский путешественник, исследователь внутренней Африки, автор трудов по географии, картографии, этнографии.

112

Дрофы — порхающие, бегающие, но не летающие степные птицы. Рост до 35 см. Питаются насекомыми или растениями.

113

Шелковица — род деревьев семейства тутовых. Древесина используется в бочарном производстве.

114

Судан — во времена, описанные в романе, под этим названием подразумевалась обширная область Африки южнее Сахары, площадью примерно в 5 млн. кв. км, включавшая в себя ряд государств, входивших в сферу влияния Египта. В настоящее время на части этой территории — государство Судан, независимое с 1956 года.

115

Бегемот (или гиппопотам) — крупное травоядное животное, вес тела до 4,5 тонн, длина — до 4,5 м. Грузен, неуклюж.

116

Эскорт — конвой, охрана, прикрытие.

117

Провидение — по христианскому вероучению — непрерывное попечение Бога о Вселенной; также эпитет самого верховного существа, управляющего всеми мировыми событиями. Слову «провидение» соответствует и другое «промысел».

118

Милон из Кротона — атлет VI в. до н. э., родившийся в Кротоне (древнегреческий город на территории Италии времен "Большой Греции"), многократный победитель на Олимпийских играх. Не смог освободиться из щели дерева, которое он рубил, и был растерзан дикими животными, (Примеч. перев.)

119

Олимпийские игры — в Древней Греции общегреческие празднества и состязания (езда на колесницах, пятиборье, кулачный бой, конкурс искусств). Устраивались в честь бога Зевса на горе Олимп с 776 года до н. э. каждые четыре года. Отменены в З94 году н. э. Возобновлены в 1896 году. Не проводились в 1916, 1940, 1944 годах в связи с мировыми войнами.

120

Гарпии — в греческой мифологии богини вихря, крылатые существа (полуженщины-полуптицы) отвратительного вида.

121

3имородки — птицы семейства ракшеобразных. Длина 10–47 см. Обитают по берегам озер и рек.

122

Жюль Верн ошибается: муха цеце является переносчиком возбудителей ряда опасных заболеваний человека, в частности — сонной болезни, от которой ежегодно в Африке погибают тысячи человек.

123

Грот — естественная или искусственная пещера.

124

Дискант — высокий голос у мальчиков.

125

Мол — настоящий, а не сотворенный природой, как здесь, мол — сооружение, возводимое в море у гавани в виде прочной стены, примыкающей одним концом к берегу; служит для причала судов и защиты порта от волн со стороны открытого моря.

126

Рудимент — слово употреблено здесь в первоначальном значении, в смысле недоразвитости, неполности; сейчас понятию "рудиментарныс органы" придается несколько иной смысл: органы, утратившие свое значение и находящиеся на пути к исчезновению.

127

Эксперимент — научно поставленный опыт, наблюдение исследуемого

явления в точно учитываемых условиях, позволяющих слсдить за ходом явления и воссоздавать его при повторении этих условий.

128

Руссо Жан-Жак (1712–1778) — французский писатель и философ

129

Фонограф — первый прибор для механической записи и воспроизведения звука на цилиндрическом валике с помощью иглы, связанной с мембраной; изобретен американцем Томасом Алвой Эдисоном (1847–1931) в 1877 году. Применялся до 30-х годов ХХ века, на его основе были созданы граммофон и патефон, в 40–50 годах вытесненные магнитофонами, электрофонами и проч.

130

Симиолог — специалист, изучающий обезьян. (Примеч. перев.)

131

Абстрактный — мысленно выделяющий существенные свойства и связи предмета и отвлекающийся от других частностей и связей, в результате чего получается общее понятие о предмете; противоположность абстрактному — конкретное.

132

Универсальный — всеобщий: всеобъемлющий, повсеместный, разносторонний; для всего пригодный.

133

Демонтировать — разобрать на отдельньн части машину, аппарат, сооружение, снять их с места, с фундамента.

134

Вокальный — исполняемый голосом; относящийся к пению.

135

Модификация — видоизменение.

136

Дарвин Чарлз Роберт (1809–1882) — английский естествоиспытатель, создатель теории эволюции (развития) органического мира.

137

Эмоция — чувство, переживание, душевное волнение (гнев, страх, радость и т. п.).

138

Гипотеза — предположение, требующее проверки и подтверждения фактами, чтобы стать достоверным.

139

Экзальтированный — восторженный, находящийся в возбужденном состоянии, болезненно оживленный.

140

Тевтонец — от названия германских племен тевтонов, живших со второго тысячелетия до I века до н. э. Позднее тевтонами называли германцев. Здесь полушутливо так назван немец, персонаж романа.

141

Реставрация — восстановление в первоначальном виде произведений искусства и архитектуры, пострадавших от времени или искаженных последующими переделками; вообще — восстановление чего-либо в первоначальном виде.

142

Филе — высший сорт мяса из спинной части туши.

143

Камедное дерево — тропическое растение, выделяющее прозрачную смолистую жидкость, употребляемую для приготовления клея, лаков, загущения красок.

144

Хляби небесные — хлябь: простор, глубь, бездна, заключенная в подвижную жидкую среду; само слово ведет начало от древнерусского «хлябь», что означало водопад, поток. "Разверзлись хляби небесные" — хлынул проливным потоком дождь.

145

Стрежень — глубокая часть речного русла.

146

Фауна — совокупность всех видов животных какой-либо местности, страны, региона или геологической эпохи.

147

Канна — самая крупная из африканских антилоп.

148

Лань — небольшое животное семейства оленьих с лопатообразными рогами у самцов, бурое, с белыми пятнами.

149

Газель — животное из подсемейства антилоп, небольшое, грациозное, с кольчатыми рогами в форме лиры.

150

Национальный парк — территория (или акватория, т. е. водное пространство), на которой сохраняются виды местности и уникальные объекты природы. От заповедника отличается тем, что туда пускают посетителей. Первый в мире Йеллоустонскнй парк создан в США в 1872 году. Его площадь около 900 тыс. га.

151

Миссури — река в США, правый приток Миссисипи. Длина 4740 км, площадь бассейна 1370 тысяч кв. км.

152

Йеллоустон — река в США, правый приток Миссури. В верхнем течении протекает в Скалистых горах по Йеллоустонскому национальному парку.

153

Трансформизм — учение об изменяемости видов живых организмов, происхождении одних организмов от других; устарело.

154

Антропоиды — человекообразные обезьяны.

155

Фортель — ловкая проделка, неожиданная выходка.

156

Сорбонна — название коллежа, основанного в середине XIII века в Париже. После объединения с Парижским университетом в XVII веке их названия стали отождествляться.

157

Идиомограф — специалист по изучению идиом, характерных для языка словесных конструкций. (Примеч. перев.)

158

Риф — ряд подводных или мало выдающихся над поверхностью моря, реки скал, препятствующих судоходству.

159

Фрикасе — нарезанное мелкимн кусочками вареное или жареное мясо с какими-либо, приправами.

160

Пеликаны — семейство птиц отряда веслоногих. Длина 1,З-1,8 м. Живут на озерах и морских побережьях теплых регионов. Питаются рыбой.

161

Монстр — чудовище, урод.

162

Моллюски — животные с мягким телом, обычно покрытым раковиной; водятся в морях, пресных водах и на суше. Многие съедобны.

163

Дрейфовать — перемещаться по воде силою ветра или течения.

164

Протеже — лицо, находящееся под чьим-либо покровительством.

165

Все в порядке (фр.).

166

Галлюцинация — болезненное состояние, бред, при котором возникают ощущения, не вызываемые внешними раздражителями, но воспринимаемые как подлинное отражение действительности.

167

Классификация — распределение предметов, явлений и понятий по классам, отделам, разрядам в зависимости от их общих признаков.

168

Блуменбах Иоганн Фридрих (1752–1840) немецкий ученый, один из основателей современной антропологии. Описал 5 рас современного человека.

169

Артикулированная речь — осознанная и отчетливо произносимая.

170

Казус — случай, отдельный факт.

171

Вифлеем (церк. — слав.; дв. — евр. — Бетлехем; совр. — Бейт-Лахм) город в Палестине в 8 км к югу от Иерусалима. Здесь, по библейскому преданию, родился Иисус Христос. Сюда, руководимые возникшей в небе необыкновенной звездой, пришли мудрецы поклониться новорожденному Спасу. В данном случае этот сюжет использован в переносном смысле: герой романа выражает надежду, что вспыхнувший в ночи неведомый огонь укажет путешественникам путь к спасению.

172

Вебер Карл Мария фон (1786–1826) — немецкий композитор, дирижер, пианист. Основоположник немецкой романтической оперы.

173

Колоссальный — исполинский, огромный.

174

Кроме уже упомянутых в примечаниях на предыдущих страницах, здесь следует пояснить некоторые другие названия. Бавольник — устаревшее название хлопчатника. Пальмы дум и делеб, вместе с масличными пальмами, — типичные растения саванн. Драцена — дерево или кустарник с длинными вечнозелеными листьями, идущими на изготовление различных изделий, и соком, используемым для приготовления лака.

175

В четвертичных отложениях на острове Суматра М. Е. Дюбуа, голландский военный врач из Батавии, нашел хорошо сохранившиеся череп, бедренную кость и зуб. Объем черепной коробки намного превосходил этот показатель у самой крупной гориллы, но уступал человеческому. Существо, которому принадлежал череп, действительно предстает как недостающее промежуточное звено между антропоидом и человеком. Так что для выяснения последствий этого открытия возник вопрос об экспедиции на остров Яву. Ее предпримет молодой американский ученый доктор Уолтерс, а финансирует миллиардер Вандербильт. (Примеч. автора.)

176

Опекун — человек, принявший на себя заботу, попечение о ком-нибудь.

177

Ин-кварто — формат изданий, при котором размер страницы равен 1/4 бумажного листа.

178

Антропоморфизм — уподобление человеку, наделение человеческими свойствами предметов и явлений неживой природы, небесных тел, животных, мифических существ.

179

Суверен — носитель верховной власти.

180

Отец (нем.)

181

"Как дела, старина?" (фр.)

182

Современное название — Республика Бенин.

183

Микроцефалы — люди, имеющие порок развития — малую величину черепа и мозга при относительно нормальных размерах частей тела.

184

Прогнатизм (от фр. prognathe) прогнатический, с выдающимися челюстями.

185

Линней Карл (1707–1778) — шведский естествоиспытатель, создатель системы животного и растительного мира. Построил наиболее удачную искусственную классификацию растений и животных.

186

Эволюция — здесь: необратимое историческое развитие живой природы.

187

Троглодиты — первобытные пещерные люди.

188

Фогт Карл (1817–1895) — немецкий естествоиспытатель, анатом и физиолог.

189

Брахицефалы — люди, имеющие такое соотношение длины и ширины головы, при котором ширина составляет более 0,81 длины (короткоголовые).

190

Долихоцефалы — люди, имеющие такое соотношение длины и ширины головы, при котором ширина составляет менее 0,75 длины (длинноголовые).

191

Остеология — раздел анатомии, изучающий строение, развитие и изменения костного скелета.

192

Моногенизм — учение о том, что все современное человечество едино по происхождению и представляет собой один вид в биологическом смысле.

193

Полигенизм — противоположное моногенизму учение, утверждающее, что разные расы человечества соответствуют видам и даже родам у животных и произошли от различных приматов (обезьян) в разных местах Земли, независимо друг от друга.

194

Атавизм — проявление у организмов свойств и признаков, характерных для далеких предков, что является доказательством исторического развития организмов.

195

Герой романа ошибается: так, например, в Болгарии все наоборот.

196

Кафры (от араб. «кяфир» — неверный) — так в XVII–XIX веках европейцы называли негров-банту, населявших Восточную и Юго-Восточную Африку. В более узком смысле этот термин употреблялся по отношению к народу зулу.

197

Камергер — одно из придворных званий в монархических государствах.

198

Этнология (этнография) — народоведсние, наука, изучающая бытовые и культурные особенности народов мира, проблемы происхождения, расселения и культурно-исторических отношений народов.

199

Августейший — прибавка к титулу короля, императора и других властителей государства.

200

Жюль Верн не прав. Животные умеют находить соль.

201

Пирога — узкий и длинный челн (лодка) у народов тихоокеанских островов, обыкновенно выдалбливаемый или выжигаемый из целого древесного ствола.

202

Токсичный — ядовитый.

203

Атропин — ядовитое вещество, получаемое из некоторых растений, употребляется как болеутоляющее средство; в глазной практике — для расширения зрачка и т. п.

204

Ламантины — водяные млекопитающие отряда сирен. Африканский вид (Manatus senegaleuses) распространен в озере Чад и реках, впадающих в Атлантический океан между 20° северной широты и 10° южной широты.

205

Потамошер — дикий африканский кабан. Высота в загривке — 65 см. (Примеч. перев.)

206

Престиж — авторитет, уважение.

207

Полинезия — одна из основных островных групп в центральной части Тихого океана. Простирается от Гавайских островов на севере до Новой Зеландии на юге. Площадь (без Новой Зеландии около 26 тыс. кв. км, Население (1974) около 1,2 млн. чел. Высота до 4205 м (на Гавайских островах). Вечнозеленые тропические леса и саванны. Тропическое земледелие. Лов жемчуга, рыболовство.

208

Клакеры — люди, специально нанятые другими под видом зрителей для создания успеха актеру, спектаклю, драматургу или композитору шумными аплодисментами или, наоборот, для провала — свистками и шиканьем.

209

Кортеж — торжественное шествие.

210

Царственный трон (лат.).

211

Апартаменты — большие роскошные парадные помещения для проживания важной персоны и официальных приемов.

212

Визитер — посетитель.

213

Фортуна — судьба, случай, слепое счастье.

214

Протекторат — одна из форм колониальной зависимости, при которой протектируемое государство сохраняет лишь некоторую самостоятельность во внутренних делах, а его внешние сношения, оборону и т. п. осуществляет по своему усмотрению государство-метрополия. Поскольку речь идет о Конго, следует отметить, что оно было протекторатом Франции в 1880–1886 годах, затем стало французской колонией. Германия и Англия после этого не захватывали Конго.