sci_politics А. Г. Арбатов Российская национальная идея и внешняя политика. Мифы и реальности.

В работе рассматриваются проблемы современной российской внешней политики, анализируются вопросы о национальной идентичности России, ее преемственности в политике, о месте и роли России в мире.

Работа публикуется в рамках проекта "Российская политическая культура и международное право".

Мнения, высказанные в докладах серии, отражают исключительно личные взгляды авторов и не обязательно совпадают с позициями Московского общественного научного фонда.

ru ru
Алексей Супрун Alex-274 FictionBook Editor 2.4 06 August 2010 580AA7C1-B5D5-453E-BC4E-64201B9DCF87 1.0

1.0 — создание файла

Москва 1998

Предисловие

Пожалуй, трудно найти пример, который бы лучше, чем Россия, подтверждал известное изречение "география — это судьба наций". Ее географическое положение срединной земли между Европой и Азией или "хартленда" Евразии на протяжении всего последнего тысячелетия оказывало мощное влияние на ее геополитическую эволюцию, внутреннее развитие и внешнюю политику.

Восприняв западную цивилизацию через христианство, культуру, формы государственности, Россия всегда оставалась самой отдаленной частью Европы и, всегда проявляя живейший интерес к европейским событиям и принимая в них активное участие, никогда не была по-настоящему интегрирована в ее экономическую и политическую жизнь. Еще в меньшей степени Россия стала частью Азии — и политически, и экономически, не говоря уже о культуре, хотя географически расширялась главным образом на восток, до далеких берегов Тихого океана, так что 80 % ее территорий расположены за Уралом. Всегда и во всех отношениях тяготевшая к Европе, Россия немало страдала от конфликтов и политических неурядиц, исходивших с европейского направления. И в свою очередь сама она нередко приносила нелегкие испытания менее крупным славянским нациям на западе и мусульманским народам на юге и юго-востоке.

Противоречивая и в высшей степени трагическая история России создала благоприятную почву для мифов, психологических комплексов, идеологических и политических заблуждений относительно специфики России, уникальности ее пути развития и своеобразной системы ценностей, особой миссии в мире, — всего, что являлось предметом бесконечных споров в России и за ее пределами в течение последних почти двухсот лет.

Эти дискуссии вполне естественно стали гораздо более острыми и политически ангажированными в последнее десятилетие, после краха Советского Союза и всей коммунистической системы. Вновь, как в конце XV века, в начале XVII и начале XX веков Россия находится в поиске своей новой экономической и политической системы, геополитического контура, идеологии и национальной идентичности, старается определить будущих противников и союзников за рубежом.

Данная статья ни в малейшей мере не претендует на то, чтобы стать последним словом в этом историческом споре, принимавшем то академический, то острополитический характер на протяжении двух веков. Автор не пытается охватить все историческое измерение или всю эволюцию России как нации. Его задача — затронуть лишь некоторые вопросы взаимодействия между внутренним развитием России и ее внешней политикой и стратегией безопасности, а также рассмотреть их влияние на некоторые проблемы современных отношений Москвы со своими ближайшими и отдаленными соседями. Вполне вероятно, что эта статья вызовет возражения, желание высказать другие точки зрения на данный предмет, и тем самым — хотелось бы надеяться — послужит развитию просвещенной дискуссии по столь серьезному вопросу.

Восточная часть Европы или западная оконечность Азии?

Интересно, что, может быть, впервые в новейшей истории существует удивительное единодушие среди наиболее консервативных и западных, и российских политиков относительно места России в мире и ее внешнеполитических устремлений. В частности, выдающийся политический деятель и мыслитель современности Генри Киссинджер пишет: "На всем протяжении своей драматической истории Россия маршировала под бой совсем иного барабана, чем остальной западный мир. У нее никогда не было независимой церкви; мимо нее прошли Реформация, Просвещение, эпоха великих географических открытий, современная рыночная экономика… Даже искренние реформаторы могут видеть в традиционном русском национализме объединяющую силу для достижения своих целей. А национализм в России исторически был миссионерским и имперским. Психологи могут спорить, было ли причиной этого глубоко укоренившееся ощущение опасности или врожденная агрессивность. Для жертв российской экспансии это различие чисто теоретическое. В России демократизация совсем не обязательно идет рука об руку со сдержанностью во внешней политике. Вот почему утверждение, что мир будет гарантирован в первую очередь внутренними российскими реформами, находит мало сторонников в Восточной Европе, Скандинавии или Китае, и почему Польша, Чешская Республика, Словакия и Венгрия так стремятся присоединиться к Атлантическому альянсу" [1].

С российской стороны вице-спикер Государственной Думы Сергей Бабурин, политик-интеллектуал нового поколения и один из видных сторонников жесткой линии, рассматривает эту тему под своим углом зрения: "Идея развития Русской земли и как территории и как государства определяла внешнюю и внутреннюю политику России на протяжении нескольких веков…Эта идея лежала в основе политической доктрины "Москва — третий Рим", была и остается стержнем современного русского национального самосознания…Рассматривая территорию как один из основных признаков любого государства, следует подчеркнуть, что трагедия 1991 года заключается не только в том, что некоторые внутренние административные границы стали государственными. Главное состоит в том, что страна Россия, носившая в ХХ в. имя Советский Союз, единый организм, единая культура, единая цивилизация оказались разорванными на несколько частей." [2]

В основе подобных взглядов лежит вера в то, что существуют некие качества, исконно присущие русскому национальному бытию, общественной организации и психологии, которые ощутимо детерминируют и ее внутренний строй и внешнюю политику, как бы ее ни называли: "империалистической экспансией" или "священной миссией". Эти качества воспринимаются как постоянные, у которых в Российской Империи, Советском Союзе или нынешней Российской Федерации менялись только идеологическая оболочка или политическое обоснование.

Утверждают, в частности, что западная свободная рыночная экономика, частная собственность и индивидуалистическая забота о собственных интересах как двигатели экономического процветания чужды россиянам, предпочитающим коллективный труд, общинную или государственную собственность (прежде всего на землю), более или менее равное распределение богатства с благотворительностью как средством сглаживания неравенства; что в противоположность западному материализму в России существует примат духовных ценностей, самопожертвование, достоинство в бедности, вечные поиски смысла жизни и нескончаемый спор со своей совестью, которые воспринимаются как более важные, чем экономическое благосостояние и немудреный душевный покой. Россия ассоциируется не с политическим плюрализмом, демократией, разделением властей, а с подавляющей властью государства, опирающегося на огромную военную мощь и возглавляемого авторитетным и мудрым владыкой, который руководствуется не законами, а совестью и разумом.

Предполагается, далее, что россияне, в отличие от гражданского общества, честной конкуренции и самоуправления Запада, живут общинной мудростью и согласием, препоручая осуществление своей воли высшим властям и извечно уповая на "строгого, но справедливого царя", которому прощается все (кроме мягкотелости) за огромную ответственность, которую он несет перед Россией и всем миром по реализации "русской идеи". Вместо того, чтобы прагматично приспосабливаться к несовершенству этого мира и максимально использовать предоставляемые им возможности для своего процветания, россияне верят в особую миссию человека и народа и беззаветный патриотизм, — будь то во имя мирового коммунизма или утверждения "русской идеи", — и эта высшая миссия оправдывает любые жертвы, самоотречение, забвение норм права и гуманизма ради ее осуществления. [3]

"Православие, самодержавие, народность" — традиционная триада так называемой "русской идеи". В царской России она прямо внедрялась на протяжении веков, в течение 70 лет XX столетия она опосредованно пронизывала советский коммунизм, и сегодня ее вновь используют для утверждения "особого пути" развития посткоммунистической России. Этот путь, надо полагать, должен принципиально отличаться от западных моделей рыночной экономики, демократии и идеологического плюрализма и который не допускает никакой интеграции в экономическую и политическую систему передовых стран мира. [4]

Рассуждения на эту тему политиков, государственных деятелей, философов и историков прошлого и настоящего можно приводить до бесконечности. Но достаточно процитировать еще одно высказывание относительно молодого и отнюдь не крайне консервативного, а вполне умеренного эксперта — Сергея Кортунова. То, что он профессионал "призыва нового политического мышления" конца 80-х годов и занимает пост в нынешней президентской администрации, — говорит о многом в части эволюции взглядов новой российской политической элиты за последние годы. "К концу XIX века Россия вобрала в себя всех желающих объединиться под своей эгидой и оставалась всегда открытой для того, чтобы принять другие малые и большие народы и этносы, — пишет он. — Она никогда не объединяла их насильственным путем. Более того, и в XIX, и в XX веках она фактически превратилась в донора для целых субконтинентов. При этом русская душа всегда оставалась свободной. Она избежала порабощения всякого рода догматизмом или утилитаризмом. Этой душе всегда оставались доступны образы, накопленные всеми предшествующими поколениями, а также долгосрочные видения дальнейшего развития цивилизации…Она демонстрировала тем самым единство души человечества, являла собой как бы прообраз этой единой души". [5]

Суть "русской идеи" и ее внешнеполитическая проекция отчетливо выражены в приведенных выше рассуждениях о русском национальном характере (кстати в них, к сожалению, почти не оставлено хороших черт характера на долю других народов мира). Это в основе своей — идея власти России над другими славянскими и неславянскими этносами, в той или иной мере входившими в "естественные границы" поздней Российской Империи и Советского Союза, а также ее политического доминирования над "внешней оболочкой" этого ядра — непосредственно прилегающими зонами Восточной и Центральной Европы, Малой и Южной Азии, Монголии и Дальнего Востока.

Ключевой момент в том, что это прямое правление и геополитическое доминирование не обосновываются привлекательностью примера экономического процветания или политической свободы российского народа. Они скорее объясняются метафизическими достоинствами — русским духовным превосходством и универсальностью, которые должны априори приниматься как дар Божий всеми народами, оказавшимися в этих владениях.

Эти исконные ценности ставятся выше экономической или политической организации общества. Именно они определяют ее вторичные формы, соответствующие русскому "особому пути", будь то царская триада: "православие, самодержавие, народность" или ленинско-сталинская — коммунизм, руководящая роль партии и советская власть. Более того, эти "особые формы" организации общества необходимы, поскольку при иных ее принципах не все другие народы и даже не все социальные группы среди самих русских были бы готовы легко принять или хотя бы понять эти сакраментальные духовные ценности (и еще менее — увязать их с образом жизни российской/советской правящей элиты, отнюдь не чуждой материальных благ западной цивилизации, несмотря на декларируемую верность "русской идее" в той или иной форме).

Соответственно, "внешняя оболочка" сферы господства за рубежами страны нужна для того, чтобы гарантировать неприкосновенность ядра. Подобным же образом предполагается, что необходимо всеми доступными средствами противостоять любым не входящим в эту сферу нациям или союзам на западе, юге или востоке, которые могут создать опасность для подобного устройства, создавая соблазны материального, политического или идеологического характера. Сохранение барьеров и противодействие широким внешним контактам, не говоря уже об интеграции с "потусторонним" миром, — условие sine qua non выживания "русской идеи" и ее институциональной основы.

Нет сомнения, что от подобной философии нельзя просто отмахнуться. История России и приобретенный в последние годы неоднозначный опыт введения рыночной экономики и демократии при строительстве "стратегического партнерства" с США и Западной Европой, — все это занимает заметное место в спорах вокруг данного предмета и вопроса о том, какова должна быть в дальнейшем российская внешняя политика и стратегия безопасности. Хотя углубленный анализ истории России и происхождения "русской идеи" выходит далеко за пределы настоящей статьи, высказать некоторые соображения необходимо, тем более, что упомянутая философия отчетливо показывает взаимодействие российского/советского внутреннего режима и внешней политики. Сегодня она широко обсуждается в контексте политики России в отношении бывших советских республик, ее отношений с Западом и со своими соседями в Азии, выбора партнеров за рубежом и восприятия возможных угроз и противников.

Несмотря на свое расположение на восточном крае Европы, Древняя Русь в VIII–XII вв. мало чем отличалась от современных ей феодальных государств Европы и была связана тесными династическими узами с европейскими королевскими и княжескими домами. Зачастую она обгоняла их по экономическому и политическому развитию; например, такие части ее, как Новгородская республика или Киевское княжество, расположенные на водном торговом пути из Северной в Южную Европу.

Ни в коей мере не пытаясь подняться до таких великих авторитетов, как Бердяев, Карамзин, Ключевский, Костомаров или Соловьев, хотелось бы высказать предположение, что долгий спор вокруг смысла "призвания варягов на Русь" в VIII–IX вв. отталкивается от неверной посылки, навеянной более поздними событиями. Она состоит в тезисе о неком принципиальном отличии национального характера, нравов и общественного устройства восточных славян от всех остальных этносов Европы раннего средневековья. Следовательно, от ответа на вопрос, был ли Рюрик славянином или норманном (или от того, призывали его или нет, и был ли он вообще), зависит, породила ли Русь свою собственную государственность, или приняла ее от Запада. Между тем представляется, что образ жизни полян, древлян и новгородцев в те времена ничем существенным не отличался от образа жизни ляхов, чехов, пруссов, саксонцев, норманнов, тевтонов, франков или кельтов. И приглашение соседних феодалов править и защищать свой народ было сколь общепринятым, столь и малозначащим в плане строительства государственно-политической системы. Призыв Рюрика на Русь ничем принципиально не отличался от приглашения в том же VIII веке папой римским Стефаном II короля франков Пепина Короткого для защиты италийских земель от лангобардов. Или от привлечения через двести лет папой Иоанном XII короля саксов Отто I на защиту Рима от норманнов, мадьяр и более всего — от враждующих кланов итальянской аристократии.

Не варяги связали накрепко восточных славян с Европой, частью которой они были и без того, а христианство. И если вместо Рюрика мог быть призван любой другой "зарубежный" князь, то принятие христианства — а не ислама или иудаизма — явилось самым наглядным свидетельством европейской природы раннерусских этносов, каким бы эпикурейским мотивам Владимира Святого ни приписывали это решение летописи. Русь приняла христианство от Византии в Х веке вместе с важной традицией подчинения церкви государству (или слияния с ним). Но не этим был заложен первый камень в основание будущей централизации российской государственной системы. В те времена русские княжества были разрознены, и в их постоянных распрях церковь — точно так же, как в остальной Европе — выступала скорее третейским судьей и участником усобиц, а не прислужницей светской власти.

Ранее в Западной Европе христианство в гораздо большей мере служило инструментом государственной власти — в течение двух столетий после его принятия римским императором Константином и до окончательного распада Римской империи в конце V в. Лишь после этого христианская церковь поднялась над возникшими на руинах Римской империи раздробленными королевствами и княжествами, во главе которых стояла по большей части варварская аристократия. С тех пор сосуществование церкви и государства в Европе было полно противоречий: они были то союзниками, то соперниками, а порой и вооруженными противниками. Они не давали друг другу превратить Европу в централизованное идеологическое государство и таким образом "от противного" обеспечили условия для политического и идеологического плюрализма, соревнования и далекого будущего экономического процветания и демократии.

Другой была судьба Руси из-за ее уязвимого геополитического положения на огромной равнине при почти полном отсутствии естественных преград, какими являются, например, горные хребты или морские границы. Постоянные войны за жизненное пространство с противниками, вторгавшимися с запада, востока и юга, стали стимулом к объединению и централизации, прежде всего с целью обеспечения объединенной военной мощи, которая с тех пор стала для Русского государства — в гораздо большей степени, чем для большинства европейских стран, — сердцевиной и главной целью политической и экономической организации.

Эта централизация и объединяющая идеология православной церкви сыграли ключевую роль в обретении Русским государством суверенитета в конце XV в., теперь уже как Великого Московского княжества, после более чем двух столетий монгольского владычества, серьезно замедливших экономическое и политическое развитие Руси (подобно тому, как это было с Испанией, Португалией и балканскими народами, находившимися под властью соответственно мавров и Оттоманской империи). Кроме того, в силу специфической ордынской системы управления русская знать, платя дань монголам, оставляла немало и себе, что вело к двойной экономической эксплуатации производителей и положило начало крепостной зависимости и общинному труду. Это имело дополнительное пагубное влияние на экономическое развитие страны.

Еще одним следствием исконной уязвимости стала постоянная территориальная экспансия России в поисках безопасности — насильственная в отношении одних более слабых народов (волжские и крымские татары, прибалтийские народы, финны и поляки, сибирские народности, центрально-азиатские мусульманские государства), желанная для других как средство защиты от опасных соседей (Украина и Белоруссия в XVII в., Грузия и Армения в XIX в.). Расширяясь таким образом, — путем завоеваний, предоставления своего покровительства и освоения новых земель в Сибири, — Российская Империя к середине XIX в. простерлась на западе до польско-германской границы, на юге — до Анатолии, Персии и Памира, на востоке — до Маньчжурии и даже далее — до Аляски и северной Калифорнии.

С геополитической точки зрения эта экспансия не отличалась от американского продвижения на дикий Запад и захвата новых территорий путем войн на юге и на севере. Однако противники США — индейские племена и дряхлеющие колониальные империи Испании и Великобритании — были гораздо слабее и с начала XIX в. не представляли никакой угрозы территории Соединенных Штатов. Там экспансия значительно ускорила экономическое развитие молодого американского капитализма. Что же касается России, то экспансия требовала все большей военной мощи и более жесткой централизации государственной власти для контроля над новыми землями и народами. Растущий государственный аппарат непосредственно управлял и выжимал деньги из нарождающейся промышленности (первоначально основывавшейся на труде крепостных), сохраняя крепостную зависимость и в целом замедляя экономическое развитие.

Расширение периметра границ в тех случаях, когда они не достигали естественных сухопутных и морских рубежей, наталкивалось на растущее сопротивление других государств и порождало новую уязвимость. Этот периметр безопасности то и дело нарушался восстаниями присоединенных народов, а также экспансией других великих держав, доходившей иногда до самой Москвы (в XVI, XVII и XIX вв., и в 1941 г. — соответственно, при вторжении крымских татар, поляков, наполеоновских и гитлеровских войск). Возвращение утраченных территорий требовало огромных жертв со стороны народа, концентрации ресурсов на военные нужды и более жесткого авторитарного политического режима, а также внедрения не подлежавшей обсуждению идеологии для того, чтобы оправдать жестокость и неэффективность гигантской государственной машины. Несомненно, Великая Отечественная война 1941–1945 гг. явила самый трагический, жестокий и героический пример такого рода.

Попытки реформировать и модернизировать Россию иногда прямо имели целью усилить военную мощь и поддержать дальнейшую экспансию империи (Петровские реформы). В других случаях, когда они более глубоко затрагивали экономическую и политическую систему (вторая половина XIX и начало XX вв.), они сразу же вступали в столкновение с задачей сохранения ядра огромной империи и защиты его от инакомыслия внутри и посягательств извне. В 1905 г. едва удалось сохранить империю, в 1917 и 1991 гг. подобные попытки окончились провалом.

Эти рассуждения призваны показать следующее: "особость" России не в том, что она является неким таинственным смешением Европы и Азии, и не в том, что она исполняет историческую роль то "моста", то "барьера" между двумя цивилизациями. Напротив, уникальные национальные качества России — в той мере, в какой они более заметны, чем особенности французов, немцев или англичан, — главным образом есть продукт ее исторического развития как особым образом расположенной европейской нации и государства, безопасность которого подвергалась особым угрозам. Последние и определили ее специфическое внутреннее экономическое и политическое устройство, общественную психологию и традиции, культуру и идеологию.

Два века татаро-монгольского ига, а в дальнейшем — постоянный контакт с тюркскими этническими группами, несомненно, оставили след в русском языке (как мавританская культура повлияла на Испанию, а оттоманская — на балканские народы), но не в политической или экономической ментальности или идеологии России. Русская литература, живопись, музыка, архитектура, философия, наука и техника являются неотъемлемой частью именно европейского культурного и технического развития. Обе свои крупнейшие идеологии — христианство и марксизм — Россия заимствовала у Европы и приспособила к своим условиям.

Хотя тюрки и мусульмане составляли значительную (до 25 %) часть населения как Российской Империи, так и СССР, Россия никогда не заимствовала их идеологических, политических или экономических традиций, а скорее навязывала им свои. Сегодня Российская Федерация на 80 % состоит из русских и других славянских этнических групп. Хотя большая часть ее территории расположена в Азии, там проживает лишь 15 % населения РФ, 90 % которых — русские. В этом смысле Россия гораздо менее азиатская страна, чем азиатской, полинезийской или американской была в XIX веке Великобритания, имевшая превосходившие метрополию по населению колонии соответственно в Индии, Австралии и Новом Свете.

Столь же смехотворно определять Россию как "мост" или спасительный "кордон" между Европой и Азией. После вторжений варваров в III–V вв. основные пути, связывавшие эти части света, всегда шли через Центральную Азию (Великий шелковый путь), Средний и Ближний Восток и Восточное Средиземноморье, а в XX в. — через Индийский океан (в Европу) и через Тихий океан (если включать и Соединенные Штаты в понятие Запада). Марко Поло, Христофор Колумб, Васко де Гамма и даже русский купец Афанасий Никитин предпочли другие пути на восток суровым сибирским просторам, а один из них заодно и открыл Америку. Если Русь когда-либо и была для других мостом, то скорее между севером и югом Европы в раннем средневековье ("из варяг в греки").

С "кордоном", который якобы жертвуя собой спасал Европу от азиатских нашествий, на поверку тоже не все обстояло однозначно. Древние славяне не только не препятствовали нашествиям готов, гуннов, булгар, скифов и вандалов на Рим и Византию, но нередко и сами присоединялись к таким набегам, оставляя свой "щит на вратах Цареграда". Нашествие на Европу мавров в VII–XIV вв., а затем турок-сельджуков и Оттоманской империи в XIII–XVII вв. шло путями Малой Азии, Балкан, Сицилии и через Гибралтар в Испанию. Монгольское нашествие середины XIV в., пройдя и покорив Русь, достигло Чехии и, — судя по той панике, в которую оно повергло раздробленную усобицами пап и императоров Европу, — было вполне способно продолжать путь к "последнему морю". Монгольский поход был свернут из-за начавшихся вокруг престолонаследия внутриплеменных распрей, а порабощенная Русь затормозила его не более, чем завоеванные монголами до того Северный Китай, Средняя Азия, Персия, Закавказье и Крым.

Правда, что в некоторых важных отношениях Российская и советская империи отличались от великих европейских империй XIX–XX вв. Они не были типичными экономическими империями, которые эксплуатируют колонии ради процветания метрополии и правят, сохраняя разделение между европейцами и коренными народами. Россия всегда была военно-политической империей, приобретавшей колонии для расширения своего периметра безопасности и увеличения своей политической и военной мощи в мире. В этом она более похожа на Византийскую, Оттоманскую или Австро-Венгерскую империи. Российская/советская правящая элита была открыта для знати из колониальных провинций, и эта поистине "интернациональная номенклатура" сообща и жестоко эксплуатировала, обирала и подавляла все народы империи, и нередко поступала с этническими русскими более сурово, чем с другими этносами.

Чтобы загладить подобное обращение с крупнейшей этнической группой империи, элита всегда расточала похвалы русскому народу и на словах ставила его над всеми другими нациями. Советский Союз нередко именовался "Россией" или даже "Русью", а за границей всех его граждан обычно называли "русскими", к неудовольствию представителей других этнических групп. В действительности же космополитичная элита всегда презирала простых русских людей, считая их ленивыми пьяницами и обращаясь с ними как с дешевой рабочей силой и ничего не стоящим "пушечным мясом".

Существование как царской, так и советской империи зиждилось на четырех неотделимых друг от друга столпах. Первый — авторитарный или тоталитарный, жестко дисциплинированный политический режим, правивший посредством подавления и устрашения. Второй — колоссальная военная мощь, значительно превышающая экономические ресурсы страны и усиливающаяся в ущерб всем остальным функциям государства и благосостоянию народа. Третий — в высшей степени централизованная и в основном управляемая государством экономика, работающая на военную мощь и потребности бюрократического истеблишмента. Четвертый — мессианская идеология, призванная узаконивать и оправдывать остальные три столпа имперского могущества.

Неотъемлемым элементом этой идеологии была одержимость идеей безопасности и непрекращающейся борьбы против внешних и внутренних угроз и заговоров. Частично она основывалась на реальном и суровом историческом опыте, но со временем стала необходимым самодавлеющим условием существования режима. Поддержка и легитимизация этого режима и мессианская идеология требовали дальнейшего расширения периметра границ империи, в ходе его истощая национальные экономические и людские ресурсы, порождая новую уязвимость и недовольство внутри страны, укрепляя страх и враждебность других наций. В результате навязчивая идея о внешних и внутренних угрозах в течение долгого времени была самореализующимся пророчеством российской/советской идеологии, политики и стратегии.

В этом смысле Советский Союз действительно был преемником Российской Империи, унаследовав (после перерыва нескольких лет гражданской войны и метаний 1921–1925 гг.) все ее фундаментальные экономические и политические черты в самых жестких и доведенных до крайности формах, сменив лишь внешнюю атрибутику, официальную религию и принцип престолонаследия. Именно поэтому современные российские коммунисты, провозглашая себя преемниками "руководящей и направляющей" партии советского народа, — безжалостно истреблявшей в течение 70 лет религию и любые следы монархии, — ничтоже сумняшеся сделались рьяными приверженцами православия и имперско-монархических традиций. За исключением фундаменталистов анпиловского толка, большинство нынешних коммунистов вместе с националистами всех мастей вполне согласны с идеей возрождения России как православно-авторитарной экспансионистской державы. И, кстати, их сакраментальная доктрина восстановления СССР имеет гораздо больше неоимперскую, чем советско-коммунистическую направленность.

Неудивительно, что в силу названных особенностей союзниками и подопечными СССР, как правило, были наиболее авторитарные, деспотичные и милитаризованные режимы (начиная с гитлеровской Германии в 1939 г. и заканчивая китайской, северокорейской, эфиопской, кубинской, ливийской и иракской диктатурами в 50-80-е годы). Единственным исключением была коалиция СССР с западными демократиями в борьбе против фашистских держав в 1941–1945 гг. В силу той же закономерности демократические государства обычно были для Советского Союза врагами или, в крайнем случае, союзниками поневоле (Финляндия). Советская внешняя политика никогда по-настоящему не признавала верховенства международного права или моральных норм как таковых для поведения на международной арене. Эти правила соблюдались лишь постольку, поскольку они соответствовали геополитическим, военным или идеологическим целям СССР, или же использовались для оправдания его акций. Ни один представитель советской правящей элиты не был наказан или хотя бы подвергнут критике за нарушение этих норм или пренебрежение ими ради прагматических государственных интересов. Игнорирование права и опора на силу, практиковавшиеся внутри страны, определяли и ее поведение во внешнем мире.

Именно поэтому отношения СССР с Западом всегда были чреваты антагонистическими противоречиями и несовместимостью. Недолгие периоды разрядки в середине 50-х, начале 60-х и начале 70-х годов были вызваны взаимным страхом перед ядерной войной, но поиски сближения всегда носили тактический и поверхностный характер. Кроме того, подобное сближение, предполагающее большую открытость и контакты с внешним миром, немедленно порождало опасность внутренней эрозии режима, что провоцировало откат назад и быстрое возвращение к холодной войне. Лишь однажды, в начале 90-х годов, советское руководство удержалось от следования этому стереотипу попятного движения. Результат хорошо известен.

Справедливости ради следует признать, что США и Запад в целом в своей внутренней и внешней политике не были столь безупречны, как склонны утверждать сейчас некоторые западные идеологи и их безоглядные российские эпигоны. Жестокое применение военной силы, тайные операции, нарушение норм международного права и морали были нередким явлением в западной политике на протяжении десятилетий "холодной войны". И все же это были скорее издержки глобального соперничества, чем естественная экстраполяция поведения внутри страны на внешний мир. Они были скорее исключением (хотя и нередким), чем общим правилом, и во многих случаях разоблачение их вело к большим скандалам, отставкам, падению правительств и уголовному преследованию виновных. Такая внутренняя реакция, какую вызвали Уотергейт, бойня в Сонгми, сделка Иран-контрас, была бы немыслима в Советском Союзе. И это одна из главных причин, почему Запад пережил окончание "холодной войны", а Восток — нет.

И тем не менее "особые" российские черты не коренятся таинственным образом в "русской душе", а являются следствием социальных и политических условий исторического развития страны. Многие схожие черты были в определенные периоды истории типичны для Германии, Италии, Испании, Португалии, Греции и даже Франции. И все же европейский характер этих стран никогда не ставился под сомнение.

"Русская идея", или "русская миссия", была результатом внутренней эволюции России и ее взаимодействия с другими народами и государствами. Ее определенно не найти на Руси IX века, и она выглядит совсем по-разному в Русском государстве XVII в., в Российской империи XVII–XIX вв. или в доктринах ее сторонников в нынешней Российской Федерации.

Исторически "русская идея/миссия" была во многом необходимой психологической опорой на протяжении столетий жертв и борьбы за национальное выживание против реальных угроз. Отчасти эта философия была типичной для колониального сознания нации, распространяющей цивилизацию на менее развитые в экономическом и техническом отношении народы. Частично она служила утешением, как бы компенсацией за относительно низкий уровень жизни, лишения и отсутствие многих элементарных удобств, присущих европейскому образу жизни. Такое психологическое оправдание трудностей, порожденных централизованной милитаризованной экономикой и неэффективной бюрократией, требовалось более всего для того, чтобы примирить в сознании русских людей их страдания и вечные лишения с огромными пространствами, колоссальными природными ресурсами их страны и талантами ее великого народа (мол, все равно "умом Россию не понять"). Наконец, духовные искания и метафизические ценности были необходимым выходом для интеллектуального потенциала нации в условиях, когда свобода политической деятельности или экономического предпринимательства была жестко ограничена реакционным правящим режимом.

Авторитарные традиции, милитаризм, управляемая государством экономика, мессианская идеология, экспансионизм и постоянная конфронтация с Западом не являются неотъемлемой частью русской ментальности или национального характера. Все это — результат особенностей развития, и может меняться по мере изменения внутренних условий и внешнего окружения. В то же время эти традиции способны время от времени оживать и получать общественную поддержку на фоне отступлений и невозможности адаптироваться к переменам в национальном бытии России.

Современная Россия: Преемственность или разрыв?

Как и другие империи, российская/советская империя имела, наряду с недостатками, множество преимуществ, свои периоды великой славы — наряду с временами позора и унижения. Как и другие, она обеспечивала высокую степень стабильности, безопасности и предсказуемости в рамках жестких правил своего правления. Кроме того, советская империя, помимо строительства колоссальной военной мощи и гигантской оборонной промышленности, достигла скромного, но всеобщего и равного уровня здравоохранения, образования, социальной защиты и обеспечения жильем всего своего многонационального населения. У нее были огромные — по самым высоким мировым стандартам — достижения в культуре, науке и технике. И все же она, как и все остальные империи, рухнула — дважды, в 1917 и в 1991 гг., под давлением внутренних противоречий и внешнего имперского бремени.

Но, в отличие от большинства других империй, ее распад в 1991 г. не был вызван поражением в большой войне или истощением в результате изнурительных малых колониальных войн (несмотря на трясину войны в Афганистане 1979–1989 гг. или кровавые события в Грузии, Азербайджане, Таджикистане, Узбекистане, Литве, Латвии в 1989–1991 гг.). Для понимания нынешнего взаимодействия России с другими постсоветскими республиками и крупными мировыми державами исключительное значение имеет то, что Советский Союз не потерпел поражение в "холодной войне" и не рухнул под бременем гонки вооружений.

Да, военное бремя СССР было огромным в абсолютном масштабе и вдвойне тяжелым по экономическому потенциалу страны. Но советская империя создавалась и строилась для гонки вооружений, конфронтации и, при необходимости, для войны с остальным миром (вспомним изначальную сталинскую доктрину индустриализации — построение социализма в одной отдельно взятой стране в "империалистическом окружении"). Она могла бы еще долго продолжать такое существование и после 1991 г., если бы не разъевшая государство до основания внутренняя эрозия, вызванная противоречиями между косным политическим режимом, догматической и насквозь лицемерной идеологией и неэффективной централизованной экономикой с ее всепоглощающим военно-промышленным молохом — с одной стороны, и растущими материальными, политическими и духовными запросами широкого населения — с другой. Последние были порождены той самой индустриализацией, всеобщим образованием и его самой передовой высшей школой, которую коммунистическое руководство осуществляло для военных целей, невольно создавая зародыш собственной гибели. Крах был ускорен движущим моментом научной, технологической и информационной революции, повлекшей экспоненциальное расширение контактов СССР с внешним миром в 70-80-е годы.

Михаил Горбачев положил начало внутренней демократизации и разрядке в отношениях с Западом из искреннего желания устранить эти противоречия, исключить угрозу ядерной войны и использовать передышку для модернизации коммунистической империи. Вместо этого она за пять лет рассыпалась, как карточный домик: сначала распалась "внешняя оболочка" союзно-оккупационной системы в Восточной Европе; затем — коммунистический режим в России в августе 1991 г.; и наконец — сам Советский Союз в декабре того же года.

Не Соединенные Штаты, НАТО или "Стратегическая оборонная инициатива" президента Рональда Рейгана развалили двуединый феномен: Советский Союз как государственно-политический строй и как империю. Нет, он был непреднамеренно разрушен руками коммунистических реформаторов периода Горбачева, а затем — демократическим движением в России, лидером которого был Борис Ельцин. Именно это привело к прекращению "холодной войны" и гонки вооружений, а не наоборот. В этом смысле советская империя была побеждена разрядкой и попытками внутренних реформ, а не внешним давлением. Горбачев освободил Восточную Европу, чтобы поддержать свое политическое сотрудничество с Западом, а российские демократы освободили другие советские республики, чтобы покончить с коммунистическим правлением Горбачева. Российская Федерация и есть главная держава — победительница в "холодной войне", а не США и их союзники, которые лишь оказывали ей вялую и неуверенную поддержку в достижении этой победы.

Что же касается бремени гонки вооружений для советской экономики, то дело было не столько в колоссальных ресурсах, прямо растраченных на военные цели вместо гражданских нужд, а скорее в том, что экономическая система, созданная для реализации этих гигантских усилий, была изначально неэффективной и расточительной. Как только к концу 60-х годов были исчерпаны источники экстенсивного роста (то есть освоение все новых земель, естественных ресурсов и привлечение новой рабочей силы), начался устойчивый спад экономики (несмотря на временное оживление в начале 70-х годов — благодаря скачку мировых цен на нефть вследствие эмбарго 1973 г). Гонка вооружений сама по себе не была причиной распада советской империи. Она являлась центральным двигателем всего планового хозяйства, ядром общей экономической и техногенной системы, полностью утратившей свою эффективность и привлекательность для народа (массового потребителя) к концу 80-х годов — вместе со всем нагромождением политических и идеологических догм, мифов и претензий, подпиравших государственный строй и монопольную власть номенклатуры.

Как показал дальнейший опыт России, сокращение расходов на гонку вооружений в 1992–1997 гг. не привело автоматически к экономическому росту, а скорее усугубило проблемы, разрушив все отрасли экономики, прямо связанные с военным производством. Свободного перемещения капитала, труда и товаров в гражданские отрасли не произошло, поскольку высокий уровень милитаризованности был системной чертой советской экономики, а эта система не была глубоко реформирована после 1992 г. (что выразилось, в частности, в полном провале программы конверсии). Вопреки широко распространенному мнению, рейгановское ускорение гонки вооружений, включая СОИ, отнюдь не нанесло окончательного удара по советской экономике. Советский "адекватный ответ" на военно-технический вызов Рейгана в начале 80-х годов, с точки зрения обычного цикла крупных военных программ (исследования, разработка, производство и развертывание) — набрал бы полные обороты (и потребовал бы наибольших расходов) не раньше, чем во второй половине 90-х годов. В действительности же, горбачевская разрядка началась десятью годами ранее, в 1986–1987 гг. По совсем иным причинам СССР распался в 1991 г., тогда как большинство оборонных программ, осуществлявшихся в то время, было воплощением решений, принятых еще в 70-е годы.

Еще один важный момент: в отличие от крушения многих предшествовавших империй, распад советской экономической и политической системы, как и связанной с ней идеологии, предшествовал краху империи, а не наоборот. В этом отличие от Оттоманской, Австро-Венгерской, Португальской или Германской империй. Не схоже это и с Британской, Французской, Голландской и Бельгийской империями, дезинтеграция которых не привела к серьезным изменениям в экономической или политической системе метрополий. Существование советской коммунистической империи было обусловлено ее в высшей степени однородной экономико-политико-идеологической системой, необходимой для того, чтобы господствовать над огромными пространствами и многонациональным населением, чтобы приводить к единому знаменателю столь разные народы, как туркмены и эстонцы.

Кроме того, метрополия не была отделена от колоний морями и океанами; вместе со специфической природой империи как военно-политического единства это привело к тому, что население как в России, так и в других республиках было весьма смешанным. Таким образом, коммунистическая экономико-политико-идеологическая система была необходима для сохранения империи, и без поражения в крупной войне (которая благодаря наличию ядерного оружия стала маловероятной) империя рухнула лишь после того, как в достаточной мере разрушилась сама система. Вот почему все нынешние призывы российских коммунистов к восстановлению Советского Союза или требования националистов всех мастей возродить царскую империю предполагают возврат к авторитарному или тоталитарному режиму и несовместимы с демократией или истинно свободной рыночной экономикой.

И все же… Ни в коем случае нельзя недооценивать ни политическое или экономическое, ни человеческое измерение распада империи. Для миллионов людей он обернулся катастрофой утраты государства, национальной идентичности, разлукой с родственниками и друзьями, оказавшимися в "ближнем зарубежье". В некоторых из бывших советских республик миллионы жителей внезапно оказались беззащитными, бесправными и дискриминируемыми людьми "второго сорта". Вызвал шок воинствующий и порой оголтелый национализм, пришедший на смену искреннему интернационализму, который повсюду был естественной основой повседневных взаимоотношений между простыми людьми всех национальностей, на протяжении десятилетий вместе живших, работавших, служивших в армии и воевавших, заключавших смешанные браки, воспитывавших детей и преодолевавших трудности военного и мирного времени.

Негативное отношение значительной части населения к ликвидации Союза усугублялось тем, что для многих причины ее были неясны. Да и республики СССР далеко не одинаково отнеслись к роспуску Союза. Наиболее продвинутые в экономическом и социально-политическом отношении: страны Балтии, Украина, Армения, Грузия проявили самое большое стремление к самостоятельности, причем, что характерно, независимо от степени этнической близости к России, экономической зависимости от нее или ресурсного самообеспечения. Других, как Азербайджан, Среднеазиатские республики, — Беловежские решения застали врасплох. Эту печаль и смятение усиливали последующие события: экономический упадок и социальные конфликты, разрушение традиционных связей и коммуникаций, нестабильность и кровавые конфликты в бывших советских республиках и в самой России, потеря скромных, но предсказуемых жизненных благ, не вполне достойное поведение новых лидеров дома и за рубежом, чувство унижения в международных делах.

Все это создало благоприятную почву для оживления русского национализма, поисков национальной идентичности или объединяющей идеи, попыток возродить традиционные концепции и ценности в новых условиях.

И все же Россия сегодня — в лучшую ли, в худшую ли сторону, — кардинально отличается от Советского Союза, хотя и является его преемницей как великая держава и постоянный член Совета Безопасности ООН. Как наследница огромной армии, большей части оборонной промышленности, многих тысяч единиц ядерного и десятков тысяч тонн химического оружия. Россия унаследовала 76 % территории и 60 % экономического потенциала и населения СССР. Большинство российского населения живет там же, где прежде, что большая часть его сознательной жизни прошла при советской системе и оно несет многовековые национальные традиции и характер.

Но верно и другое. Российская Федерация 1998 г. отличается от Советского Союза 1991 своей территорией и границами; численностью, этническим составом и структурой населения; естественными ресурсами и сетью коммуникаций; основами экономики, финансовой и налоговой системами; политическим строем, идеологией и нравственными ценностями; конституцией, федеративным устройством, правовой системой, уголовным кодексом; и в конце концов названием государства и его символикой.

Новая российская экономическая и политическая система не может пользоваться командно-административными методами, которыми советское руководство правило на протяжении семи десятков лет. Россия уже не может содержать военно-промышленную суперимперию. Вся советская промышленность и экономика были направлены на обеспечение обороны как высшего приоритета, начиная с первых пятилеток и коллективизации 30-х годов. Это направление поддерживалось всей централизованной, беспрекословно подчинявшейся командам сверху, плановой экономикой, которая допускала произвольное размещение ресурсов, контроль над ценами и зарплатой, сохранением или перемещением рабочей силы, распределением наград и наказаний.

Советская экономика была в высшей степени монополизирована, на 99 % находилась в собственности государства и им планировалась, на 70 % была ориентирована на тяжелую промышленность ("производить оружие и производить машины для производства оружия"), и лишь на 30 % — на потребительские товары и услуги. К середине 80-х годов по различным оценкам советская экономика составляла около 50–60 % ВВП США и была, таким образом, второй в мире. Благодаря командной системе в советской экономике 12–13 % ВВП направлялось непосредственно на оборону (в США — 6,5 %). Доля оборонного бюджета в государственном бюджете для СССР составляла 45–50 % (по сравнению с 25–27 % для США). Уровень советских военных расходов оценивался в 250–300 млрд. долл. в год, что было близко к американским затратам того же периода.

Конечно, эти оценки весьма условны, поскольку системы ценообразования двух государств были весьма различны, так же как и уровень зарплат, себестоимость энергии и сырья. И все же приведенные цифры дают общее представление о масштабах усилий по обеспечению обороны, позволявших СССР всего лишь десять лет назад содержать Вооруженные Силы в 3,9 млн. человек (в США 2,2–2,3 млн.), и иметь значительное количественное, если не качественное, превосходство в вооружениях большинства классов над США (а в некоторых случаях и над остальным миром, как это было с 60 тыс. советских танков или с межконтинентальными, средней дальности и тактическими ядерными ракетами). Советское численное превосходство не распространялось лишь на авианосцы, крупные боевые корабли и боевые вертолеты. [6]

К середине 80-х годов Советский Союз держал полумиллионную группировку войск в Центральной и Восточной Европе (она всегда отчасти несла и оккупационные функции); за ней в западных округах СССР под ружьем стояли во втором и третьем эшелонах еще более двух миллионов; в Забайкалье, на Дальнем Востоке и в Монголии были развернуты еще более полумиллиона войск для войны с Китаем. Ни одна другая страна мира не имела пять видов Вооруженных Сил, пятнадцать военных округов, пять групп войск за рубежом, четыре флота. Одновременно шестидесятитысячная армия вела войну в Афганистане; тысячи советников обучали и снабжали военной помощью десятки стран Азии, Африки и Латинской Америки (по торговле оружием СССР вышел на первое место в мире — более 30 млрд. долл. в год, правда 80 % практически безвозмездно). Базы и опорные пункты авиации и флота раскинулись от Вьетнама до Адена и Эфиопии, от Анголы до Кубы и Никарагуа. Вся эта гигантская военная машина оснащалась и снабжалась таким количеством вооружений и военной техники, таким разнообразием ракет, кораблей, подводных лодок, самолетов, бронетехники и артиллерии, которую не могли себе позволить ни США, ни тем более какая-либо другая страна мира.

Эта великая экспансия в общем-то бедной страны была классической иллюстрацией закона подъема и падения империй, выведенного известным американским историком Полом Кеннеди. "Выраженное в такой форме, это, возможно, выглядит грубо меркантильно, но богатство обычно необходимо для поддержания военной мощи, а военная мощь обычно нужна для захвата и защиты богатства, — пишет он. — Если, однако, слишком большая доля ресурсов государства отвлекается от воспроизводства богатства и вместо этого выделяется на военные нужды, то в долгосрочной перспективе это влечет ослабление национального могущества. Таким же образом, если государство перенапряжется стратегически, — скажем, на завоевание обширных территорий или ведение дорогостоящих войн, — возникает риск того, что огромная стоимость осуществления внешней экспансии перевесит потенциальные доходы от нее, и это дилемма, которая обостряется, если данная нация вступает в период относительного экономического упадка… Другие, соперничающие державы теперь растут экономически более высокими темпами и, в свою очередь, стремятся расширить влияние за рубежом. Мир становится местом более жесткой конкуренции, и приобретенные ранее акции обесцениваются… Великие державы, находящиеся в состоянии относительного упадка, инстинктивно реагируют, увеличивая затраты на "безопасность", и тем самым отвлекают еще больше средств от "инвестиций" и усугубляют свою коренную дилемму." [7] С поправками на конкретно-историческую специфику внутреннего устройства державы (в которой богатством был огромный индустриальный потенциал и природные ресурсы в коллективном владении партийно-хозяйственной номенклатуры), а также мотиваций ее экспансии и механизма конечного распада — СССР последовал этой общей модели, как и многие империи Европы и Азии до него.

Нет сомнения в том, что при новой российской экономической и политической системе, каковы бы ни были ее плюсы и минусы, невозможно и думать о подобных оборонных усилиях в мирное время. С 1992 г., в условиях, когда в значительной степени приватизирована и выведена из-под централизованного контроля экономика, либерализованы цены и зарплата, главная забота правительства заключалась в сборе налогов, сдерживании бюджетного дефицита и борьбе с инфляцией. Правительство уже не распределяет непосредственно ресурсы и фонды, а управляет посредством бюджета, субсидий, субвенций, трансфертов и процентных ставок государственных ценных бумаг. Кроме того, процесс принятия бюджета теперь является публичным и включает в себя переговоры с парламентом и различными лоббирующими группами. Распределение фондов, налоги и субсидии стали главными темами публичной политики и объектом внимания средств массовой информации, главной темой избирательных кампаний на всех уровнях власти.

При существующей экономической и политической ситуации доля национальной обороны в российском ВВП снизилась до 2,8 % в 1998 г. Ее вес в федеральном бюджете составил 16,4 % на 1998 г. В абсолютных цифрах перспективы поддержания военной мощи России еще более сомнительны. В 1992 г. Россия унаследовала около 60 % советского ВВП, составлявшего примерно 50–60 % американского. С тех пор национальный доход России уменьшился на 50 %, и в настоящее время находится на уровне 8–9 % американского (последний стабильно возрастал). Общий ВВП России составляет около 600 млрд. долл. (по коммерческому обменному курсу), в результате беспрецедентного экономического кризиса Россия в 1997 г. передвинулась на 16-е (!) место в мире, отстав не только от Большой Семерки, но и от таких стран, как Индия, Бразилия, Индонезия, Мексика, Южная Корея. Расходы ее федерального бюджета — около 93 млрд., а расходы на оборону на 1998 г. запланированы в размере 14 млрд. долл. (82 млрд. деноминированных рублей). [8]

Таким образом, с середины 80-х годов советские/российские оборонные расходы снизились более чем в 10 раз (в постоянных ценах), и в настоящее время составляют не более 10 % оборонного бюджета США, с поправкой на коэффициент покупательной способности рубля в оборонном секторе. Можно предсказать, что независимо от состояния национальной экономики или финансов в высшей степени невероятно, что правительство повысит долю затрат на оборону свыше 3,5 % ВВП, или 20 % расходной части федерального бюджета. Лишь чрезвычайные изменения во внешней среде безопасности или в политическом режиме России могли бы привести к значительному увеличению военных расходов. Пока еще российская армия по инерции сохраняет высокие количественные параметры, но резкое снижение финансирования ведет к обвальному падению всех ее качественных показателей, начиная от материального обеспечения военнослужащих и кончая техническим оснащением. Через 5-10 лет армия России так или иначе сократится минимум наполовину, и военная реформа лишь призвана придать этому процессу упорядоченный характер и повысить качество Вооруженных Сил за счет их количества.

Не говоря даже обо всех других причинах, такое падение уровня военной мощи России само по себе объясняет резкие изменения в ее нынешней и будущей внешней политике и политике безопасности, которая в отношениях как с ближайшими соседями, так и другими великими державами веками основывалась прежде всего на огромной военной мощи. Впрочем, за исключением группы реваншистски настроенных генералов-отставников и воинствующих политиков-маргиналов, никто в российской политической элите и стратегическом сообществе не оценивает военные потребности и задачи Вооруженных Сил страны в духе восстановления империи силовым путем, оккупации вновь Центральной и Восточной Европы, подготовки стратегических наступательных операций в Западной Европе, на Дальнем Востоке и в Южной Азии.

Помимо внутренней трансформации России и сокращения ее военного потенциала, на внешнюю политику Москвы глубоко влияет новая геополитическая ситуация и уязвимость ее нынешних границ, усугубляющаяся непрочностью внутренних федеративных отношений. Еще одна грань проблемы — новые отношения России с другими мировыми и региональными державами, а также с многосторонними союзами государств.

Близкое окружение России

В недалеком прошлом геополитическое пространство, контролируемое Москвой, непосредственно граничило либо с территориями, находящимися под покровительством США, либо с Китаем. Теперь же к западу и к югу от России расположены бывшие республики Советского Союза, подверженные высокой степени внутренней нестабильности, открытые для влияния извне, пребывающие в напряженных отношениях или даже в состоянии вооруженного конфликта со своими сепаратистами, друг с другом или с Россией. Наши границы с ними по большей части чисто символические и открыты для нелегальной миграции, браконьерства, массовой контрабанды и прочей криминальной деятельности.

С одной стороны, эти государства признаны ООН и являются законными зарубежными соседями России, имеющими право претендовать на такое же обращение, как все другие большие и малые страны мира. С другой стороны, то, что всего несколько лет назад они вместе с Россией были частями унитарного государства с высоко интегрированной экономикой и жестким однопартийным политическим режимом, общей обороной и внешней границей, коммуникациями, инфраструктурой и энергетической системой, при том, что 50 млн. человек (из них 25 млн. русских) жили вне своих национальных республик, — все это для России существенно отличает их от других иностранных государств. И это жизненная реальность, не имеющая ничего общего с "русским имперским синдромом". Проблемы постимперского толка будут еще десятилетия накладывать глубокий отпечаток на отношения бывших советских республик, для примера достаточно посмотреть на Ближний Восток или Южную Азию полвека спустя после окончания Британского владычества.

Дихотомией отношений России с другими бывшими советскими республиками определяется главная дилемма политики Москвы в "ближнем зарубежье": как найти правильный баланс в отношениях с другими постсоветскими государствами между обращением с ними как абсолютно суверенными иностранными государствами (например, устанавливая мировые цены за энергоснабжение и коммуникации или военную помощь) — и сохранением "особых отношений" с ними (в соблюдении прав русских военных и гражданских лиц за рубежом, использовании промышленных и оборонных объектов, поддержании общей системы обороны, вмешательстве в их внутренние конфликты, защите бывших советских границ и т. д.). Очевидно, что позиции России и ее постсоветских партнеров относительно разрешения этого противоречия будут различны, а порой противоположны.

Как свидетельствуют многочисленные исторические примеры со времен Римской империи, когда огромная держава окружена странами намного меньше и слабее нее, возможны лишь две основные модели отношений между ними: либо крупная держава порабощает, завоевывает своих малых соседей и властвует над ними — либо последние оказывают достаточно сильное сопротивление, объединяя свои усилия и получая поддержку извне, тем самым сдерживая и истощая превосходящую их державу. Страх порабощения толкает слабые государства к созданию сдерживающего барьера и обращению к покровительству со стороны. Боязнь враждебного окружения, изоляции и внешних посягательств толкает более сильную державу к распространению своего господства на прилегающие страны. Динамическое взаимодействие двух моделей на протяжении пяти веков было парадигмой отношений российской/советской империи, колонизованных ею народов и ее непосредственного внешнего окружения.

Конечно, не эти модели действуют, когда более крупная держава — демократическое государство с процветающей экономикой: в таком случае ее отношения с соседями могут основываться на взаимном уважении и экономическом сотрудничестве (как, например, между США, Канадой и Мексикой). В этом смысле эволюция по пути демократических политических и экономических реформ была бы для России наилучшим путем выхода из порочного круга в отношениях со своими более слабыми соседями. Однако это было бы слишком простым ответом на основную дилемму сегодняшней политики Москвы в отношении нового зарубежья. Дело в том, что на перспективы демократического развития России в следующем десятилетии ключевое воздействие будут оказывать ее отношения с ближайшими соседями. И не следует забывать, что исторически двуединая цель обеспечения внешней безопасности и расширения имперского господства была важнейшим фактором, определявшим жестко централизованную, тоталитарную и милитаристскую природу российского/советского экономического и политического режима.

Таким образом, сегодня еще одна важнейшая проблема для России состоит в том, как избежать возникновения враждебного окружения, или "санитарного кордона", из новых независимых постсоветских государств, и как предотвратить их превращение в сферу политического и экономического влияния, а потенциально и военного присутствия других крупных региональных или глобальных держав и союзов. Встать на изоляционистскую позицию означало бы бросить эти республики, далеко не всем из которых легко становиться жизнеспособными суверенными государствами, на волю стихии экономического упадка, территориальных и этнических конфликтов, гражданских войн и хаоса. Это могло бы спровоцировать вмешательство извне, оставило бы русские и другие этнические меньшинства в жертву угнетению и даже геноциду, а в результате смута перекинулась бы через более чем прозрачные границы и на Россию.

С другой стороны, попытки гарантировать себе благоприятное "ближнее зарубежье" путем установления там своего экономического, политического и военного господства могли бы вызвать сопротивление, втянуть Россию в многочисленные войны вдоль периметра ее границ, истощить ее ресурсы и подорвать демократические реформы. Русские, живущие за границей, и другие национальные меньшинства стали бы заложниками в руках местных властей. Присоединение военным путем территорий, населенных этническими меньшинствами [9], превратило бы остальные республики именно во враждебный "санитарный кордон". Это могло бы привести к результатам, прямо противоположным желаемому: внешней интервенции в поддержку сопротивления российским посягательствам, конфронтации с Западом и исламским миром, широкому распространению насилия и дезинтеграции в самой Российской Федерации.

Что касается односторонних российских действий (часто прикрываемых решениями СНГ), то, кроме случая с Южной Осетией, все прочие результаты российского военного участия в урегулировании конфликтов и поддержании мира — в Приднестровье, Абхазии, Карабахе, Таджикистане (не говоря уже об опустошительной и бессмысленной акции в Чечне) — были нередко весьма сомнительны с точки зрения ясности цели и способности России держать ситуацию под контролем. Во всех этих случаях военные акции Москвы действительно привели к прекращению широкомасштабного кровопролития, однако вслед за этим ситуация зашла в тупик, прочный мир не был восстановлен и в конечном итоге российские контингенты стали объектом нападок неудовлетворенной стороны, поводом для растущих противоречий с теми или иными странами СНГ и политической борьбы внутри России.

Несомненно, фундаментальным пороком политики Москвы в постсоветском пространстве была и остается неопределенность в отношении своих конкретных интересов, отсутствие реалистических целей. Спектр взглядов российской политической элиты на этот счет простирается от глухого изоляционизма до восстановления СССР. Соответственно и официальная линия России, в зависимости от момента и уровня принятия решений, конкретных соседних стран и проблем, колеблется — от полной индифферентности до прямого силового вмешательства, инициируемого к тому же подчас на уровне регионального или локального военного командования.

Коренная причина такого положения в неспособности российских политиков самых разных убеждений осознать наконец, что — как бы ни относиться к роспуску Союза в декабре 1991 г., как бы велика ни была специфика отношений России с бывшими "братскими республиками" — они уже не особая группа соседних стран, а государства соответствующих примыкающих к России и очень разных регионов, в каждом из которых Москва имеет специфические проблемы и интересы. Они становятся все более важными по сравнению с общими для всех "постимперскими" вопросами. Ведь ни у кого не возникает сомнений, например, что отношения России с Финляндией и Китаем совершенно разные, хотя обе страны имеют с Россией длинную общую границу и в прошлом входили в сферу российского (советского) господства.

Точно так же отношения России с республиками Балтии, Украиной, Молдовой, а в будущем, возможно, и с Белоруссией — это важнейшая часть ее политики в регионе Центральной и Восточной Европы, а во многом и более широкой стратегии в евроатлантической зоне. Взаимодействие Москвы со странами Закавказья и Центральной Азии — это сложнейший и обширный комплекс проблем черноморско-каспийской зоны, неотделимый от политики Турции, Ирана, Пакистана, Индии, Китая, от событий в Афганистане и все более активной линии США и ряда других держав Запада.

К сожалению, осознание этой новой реальности все еще подавлено "постсоветским синдромом" Москвы, в какой бы форме он ни выражался: в утопических идеях возрождения СССР или Российской Империи, в рефлексиях по поводу вины перед "порабощенными" в прошлом народами, в непропеченных доктринах "всеобъемлющей" или "разноскоростной интеграции" в рамках СНГ или в брезгливом игнорировании прежних "советских родичей" ради новых богатых патронов на Западе. И во всем этом отсутствует главное: реалистическая (в отличие от узкопрагматической) оценка нынешних и перспективных экономических, политических, военных и гуманитарных интересов новой России, соотнесения ее конкретных целей и возможностей, вернее цены, которую она готова ради этих целей заплатить. Оргструктура и огромный ворох соглашений СНГ, из которых мало какие выполняются, служат наглядным пособием для изучения несостоятельности российской политики в этой самой важной области.

Если отделаться от постимперского синдрома, то станет ясно, что от различных республик бывшего СССР России нужно отнюдь не одного и того же. В одних случаях — это реальная экономическая интеграция (если есть совместимость по уровню развития и законодательной базе, взаимодополняемость хозяйственных систем); в других — торговля, участие в освоении природных ресурсов, использование коммуникаций; в третьих — общие интересы безопасности, совместная охрана границ и правопорядка, поддержание военных баз и объектов вне России. В иных случаях особо остро стоит вопрос о предотвращении или разрешении этнических и конфессиональных конфликтов, проведении миротворческих операций, защите прав национальных меньшинств. С некоторыми соседями более важны темы урегулирования вопросов гражданства, собственности и миграции. Зачастую приходится иметь дело с комплексом таких интересов, причем достижение целей России в одной области требует жертв и затрат в другой. К тому же приходится учитывать интересы и возможности держав "дальнего зарубежья" в каждом конкретном регионе.

Однако вместо четкого определения своих интересов и их обеспечения на двусторонней или, где удобнее, на многосторонней основе Москва пошла по пути универсализма и утратила ориентацию в постсоветском пространстве. Первоначально создав СНГ как "крышу" для роспуска СССР (или, как говорили, для "цивилизованного развода"), Россия на какое-то время вовсе позабыла про "ближнее зарубежье", предприняв "большой скачок" в рыночную экономику и интеграцию с Западом. Потом, когда проблемы и конфликты в постсоветском пространстве рванули в полную силу и перехлестнули через российские границы, а скачок в капитализм увяз в глубочайшем финансово-экономическом кризисе, московское руководство в 1993–1994 гг. ухватилось за общественно-объединяющую идею "особых интересов" России и защиты соотечественников в "ближнем зарубежье" (которую невежественно сравнивали тогда с американской "Доктриной Монро").

В итоге СНГ представляет из себя несуразный гибрид НАТО, Европейского Союза и ООН, не эффективный ни в какой из своих ипостасей. Для военного союза и сотрудничества России и ее соседям, за единичными исключениями, не хватает общности внешнеполитических интересов и общих противников. Для экономической интеграции — в большинстве случаев нет совместимости экономических уровней, законодательств и интересов. Россия, как и ее соседи, более всего нуждается в иностранных кредитах, инвестициях и технологиях и, опять-таки за редким исключением, они скорее выступают тут как соперники, чем как партнеры. Даже простая торговля России со странами СНГ составляет всего 19 % от ее общего торгового оборота, намного отставая от торговли России с Западной и Центральной Европой, а доля российских инвестиций не превышает всего 1 % от всех прямых иностранных капиталовложений в странах СНГ. [10]

Наконец, в качестве коллективной системы безопасности и миротворчества СНГ действует из рук вон плохо, поскольку силы России и ее партнеров слишком неравны, а правовые нормы взаимодействия не подкреплены никаким независимым и беспристрастным механизмом их соблюдения (типа института Совета Безопасности ООН). В итоге более слабые страны или становятся полными иждивенцами России или, напротив, более всего опасаются именно ее и ищут защиты на стороне и объединяясь против Москвы.

Все немногие успехи отношений России со странами "ближнего зарубежья" в последнее время строились сугубо на двусторонней основе и имели в виду соглашения по конкретным военным, экономическим или политическим вопросам (в частности с Белоруссией о системе ПВО, Украиной о флоте и его базировании, Арменией о российских военных базах и Азербайджаном о нефтепроводе).

Со своей стороны, ведущие державы "дальнего зарубежья" и международные организации, такие как ООН и ОБСЕ, по большей части противодействуя возвращению России в постсоветское пространство, не проявляют достаточного желания сотрудничать с Москвой даже там, где очевидна законность ее интересов и стремление удовлетворять их на равноправной основе. В то же время международные организации не хотят брать на себя дорогостоящую и опасную ответственность за широкомасштабные операции по принуждению к миру и поддержанию мира в кризисных точках всего гигантского постсоветского пространства. С 1992 г. действовало несколько миссий подобного рода: миссии наблюдателей ООН в Грузии (Абхазия) и в Таджикистане (совместно с ОБСЕ); были также миссии ОБСЕ в Южной Осетии (Грузия), в Молдавии, Эстонии, Латвии, на Украине (миссия по содействию санкций в отношении Югославии), в Таджикистане и миссия ОБСЕ по мониторингу в Карабахе под эгидой Минской конференции ОБСЕ по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Однако участие ООН/ОБСЕ было очень поверхностным и ни в одном случае пока не играло какой-либо серьезной роли в урегулировании конфликтов, не говоря уже о принуждении к миру или поддержании мира в постсоветских конфликтах.

Отчасти причиной была ограниченность полномочий, сложность или неэффективность процедур ООН, и, даже в большей степени — ОБСЕ, при выполнении подобных функций, а также ограниченность ресурсов и нежелание великих держав втягиваться в операции и идти на риск людских потерь, расходов и потенциальных осложнений в отношениях с Москвой и региональными режимами. Эта позиция оказала сильное воздействие на участие Запада даже в событиях в Югославии, не говоря о постсоветском водовороте. Оборотной стороной медали было нежелание России позволить иностранным государствам, ООН и ОБСЕ широко вмешиваться в урегулирование конфликтов, взваливая все бремя по проведению операций на Российские Вооруженные Силы и федеральный бюджет.

Взаимодействие между Россией и Западом на постсоветском пространстве было столь же противоречивым, сколь и беспорядочным за одним исключением: вывода ядерного оружия с территории остальных постсоветских республик. Из-за промахов российской и западной политики посткоммунистическое пространство до настоящего времени остается ареной скорее "перетягивания каната" между Россией и Западом, чем сотрудничества. В результате проступает явный рисунок новых разделительных линий, проходящий через обширные зоны Евразии. В частности, у России сложились союзнические или партнерские политические (а в некоторых случаях и военные) отношения с Белоруссией, Арменией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном (по крайней мере, с его официальным режимом). С внешней стороны к этому взаимодействию примыкают Сербия, Греция, Кипр, Иран, Индия, в некотором роде Китай.

В то же время более напряженными стали отношения Москвы с балтийскими странами, Украиной, Молдавией, Грузией, Азербайджаном, Узбекистаном и Туркменией. За спиной этих стран все более активно действуют США, государства Западной и Центральной Европы, Турция, Пакистан, Талибское движение Афганистана, Саудовская Аравия. Более того, некоторые из названных стран развертывают деятельность в самой России — прежде всего на Северном Кавказе и в Татарстане. Конечно, эта схема далеко еще не устоялась. Отдельные соглашения, встречи на высшем уровне или политические акции могут улучшать отношения России, например, с Украиной или Азербайджаном. С другой стороны, отношения с Белоруссией, Казахстаном, Арменией, Таджикистаном могут ухудшиться.

Но тенденция к образованию нового водораздела налицо и проходит она по ключевым вопросам постсоветских конфликтов, отношения к расширению НАТО на восток, участия в освоении природных ресурсов (прежде всего энергетических богатств Каспия и Центральной Азии), направления прокладки нефте- и газопроводов, присутствия российских войск, военных объектов и пограничников в "ближнем зарубежье", степени интеграции в рамках СНГ. Этот водораздел чреват не только наступлением "холодного мира", но и растущей напряженностью и даже конфликтами противостоящих сторон, которые угрожают прийти на смену десятилетию сотрудничества после конца "холодной войны".

Место России в большой политике

С давних времен Российская Империя, а после нее СССР расширялись за счет территорий, отнятых у ослабленных или потерпевших военное поражение других великих держав и империй. На протяжении веков Россия, и — особенно после 1945 г. — Советский Союз — доминировали в Евразии в военно-политическом и военно-экономическом отношениях. Только массированное военное присутствие США в Западной Европе и на Дальнем Востоке уравновесило советское господство и ограничило его по разделительным линиям, возникшим в итоге второй мировой войны (в частности, разрезавшим надвое несколько стран, включая Германию, Корею, Вьетнам и Китай). Начиная с 60-х годов Западная Европа с запада, а Китай с востока стали более самостоятельно противодействовать СССР, но вплоть до конца 80-х годов его превосходство оставалось бесспорным.

Коренное отличие обозримого будущего состоит в том, что вне постсоветского пространства Россия будет иметь дело с рядом государств или союзов с превосходящими (или сравнимыми) экономическим потенциалом, населением и вооруженными силами. На западе — расширяющийся Европейский Союз с населением в 2,6 и ВВП — в 11 раз превосходящими российские. [11] В военной области НАТО, вероятнее всего, придвинется к границам России в процессе присоединения новых членов. В следующие десять-пятнадцать лет в дополнение к тройному или даже пятикратному превосходству над Россией в обычных вооружениях в Европе НАТО, вероятнее всего, будет сохранять существенное превосходство и в ядерном оружии. (Составит ли стратегическое превосходство Запада 30 %, или будет двойным или тройным — зависит от будущих договоров по контролю над вооружениями и уровня финансирования российских стратегических сил.) Учет качественных моментов делает это превосходство еще более значительным, чем следует из количественных сопоставлений.

И это, несомненно, радикальное смещение стратегического баланса в Европе. Менее десяти лет назад советские ударные танковые армии стояли в центре Германии, в двух днях броска от Ла-Манша, и Варшавский Договор имел тройное превосходство над НАТО по обычным силам, двойное — по оперативно-тактическому ядерному оружию, а в отдельных аспектах обладал преимуществом и по стратегическим ядерным силам над США. Сам СССР по обычным вооруженным силам в два раза превосходил все силы НАТО в Европе вместе взятые. Произошедший переворот геостратегического уравнения коренным образом изменил отношения России и Европы.

Тем не менее, несмотря на резкое ослабление позиций Москвы, обычная или ядерная война с НАТО остается немыслимой, каковы бы ни были политические трения между Россией и Западом, возникающие из-за расширения НАТО. При всех противоречиях Россия и Запад сотрудничают в деле поддержания мира в Боснии и других вопросах международной безопасности, Москва имеет своего официального представителя в штаб-квартире НАТО, в рамках программы "Партнерства ради мира" проводятся совместные военные учения.

На южных рубежах Турция, Пакистан и Афганистан (с гораздо меньшей вероятностью — Иран) по отдельности или в каком-либо сочетании могут в будущем создать проблемы для безопасности России. Скорее всего, эта угроза проявится не непосредственно, а в форме поддержки направленных против России или ее союзников режимов и движений или в решении отдельных вопросов в Закавказье и Центральной Азии. Возможно также, что эти государства будут поддерживать сепаратистские движения против федерального правительства России (как в Чечне) или против дружественных России режимов (как в Таджикистане). Что касается численности сил общего назначения в регионе, то российская армия и флот в ближайшее время утратят свое былое превосходство, а по некоторым категориям будут уступать, например, Турции. Одновременно Россия сохранит общее качественное военное превосходство над любым из этих противников, хотя (как показал опыт афганской, вьетнамской и чеченской войн) такое превосходство не гарантирует победы в нетрадиционных локальных конфликтах.

В то же время Россия расширяет торговлю с Турцией и имеет немалые взаимные экономические интересы с прибрежными государствами бассейна Черного и Каспийского морей. Иран — партнер России в большинстве экономических и политических проблем региона и один из главных потребителей российского экспорта оружия и мирных ядерных технологий. Проблема маршрутов нефте- и газопроводов, сегодня порождающая наибольшие противоречия в региональной политике, в дальнейшем может стать связующим звеном взаимной выгоды для заинтересованных государств. Однако этому помешало бы разрастание и слияние очагов конфликтов в огромном регионе, простирающемся от Балкан, через Закавказье и Северный Кавказ, до Таджикистана и Афганистана, обострение соперничества там между Россией и другими крупными державами.

На Дальнем Востоке две державы — Япония и Китай будут в дальнейшем оказывать глубокое воздействие на интересы России в области международных отношений и безопасности. Япония превосходит Россию в экономическом плане в 5 раз и уступает ей в населении на 30 %, а Китай опережает Россию соответственно в 4 и 8 раз. [12] Сибирь и Дальний Восток России мало населены, но насыщены колоссальными природными ресурсами, тогда как и для Китая, и для Японии недостаток собственного сырья и экономически используемой территории при растущем населении является главной национальной проблемой. К тому же обе державы имеют с Россией открытые или латентные территориальные споры.

Трудно, однако, предположить, что Япония попытается силой захватить Курильские острова или Сахалин, и тем более — без поддержки со стороны США, которые едва ли стали бы поощрять подобные действия. В случае крутого политического поворота и ремилитаризация Японии, возрождение ее экспансионистской стратегии вызвало бы серьезные изменения ситуации на Дальнем Востоке, которые потребовали бы от России глубоко пересмотреть свою политику безопасности в регионе. Но это не может случиться в одночасье, и будет достаточно времени для того, чтобы принять адекватные меры. К тому же и Китай, и США, и Южная Корея будут тогда противодействовать Японии. Теперь же Россию и Японию объединяют немалые общие экономические интересы в разработке естественных ресурсов Дальнего Востока, предотвращении гегемонизма в АТР и поддержании хотя бы суррогата стабильности на Корейском полуострове.

Китай — это потенциально самая серьезная непосредственная внешняя проблема для безопасности России. Сейчас Китай заинтересован в торговле и поставках оружия из России. Сотрудничество и военные соглашения с Москвой (без формального союза) усиливают позиции Пекина в отношениях с США, Японией, странами АСЕАН и Индией, а также увеличивают свободу маневра в его политике по отношению к Тайваню и нефтяному шельфу в западной части Тихого океана. С другой стороны, нынешнее наращивание военной мощи, складывающаяся геостратегическая ситуация, долгая история территориальных споров с Россией и СССР не могут не вызывать в Москве озабоченность относительно более отдаленного будущего (10–15 лет). Конечно, пока нет никаких оснований подозревать КНР во враждебных планах, но со временем объективная ситуация может меняться, к власти придут другие руководители, и переоценка национальных интересов гипотетически может подтолкнуть Пекин к экспансионистской политике в отношении российского Дальнего Востока и Сибири, или против Казахстана и других центрально-азиатских союзников Москвы.

В любом случае, для России сотрудничество с КНР выгодно и желательно как с экономической, так и с политической точки зрения. Однако на перспективу полагаться только на это было бы недальновидно — ключ к безопасности в Сибири и на Дальнем Востоке лежит, помимо поддержания разумного оборонительного потенциала, в развитии сбалансированных отношений с другими державами региона, и в первую очередь с Японией. Так же, и это еще важнее, — в прекращении нынешнего экономического и демографического "ухода" России из этой огромной части собственной территории.

Наконец, отношения России с Соединенными Штатами тоже очень сильно изменились как в двустороннем плане, так и в Европе и на Дальнем Востоке. По ВВП США превосходят Россию в 12, а по населению в 1,9 раз. Численность их вооруженных сил, как ни странно, все еще примерно равна российским, но военный бюджет превышает наш в 10 раз, а инвестиции в модернизацию вооружений и военной техники в 20 раз. [13] В обозримом будущем это неизбежно принесет им бесспорное качественное и количественное превосходство — особенно если начавшаяся российская военная реформа провалится из-за близорукого ограничения ее финансирования.

Если всего десять лет назад СССР и США были основными игроками и соперниками в глобальной геополитической игре, то сегодня их стратегические отношения переходят в стадию все менее благожелательной отстраненности. Правда, США все еще вовлечены в процесс российских политических и экономических реформ, но их эффект все больше подвергается сомнению в США и вызывает растущее недовольство и усиление антиамериканских настроений в России.

Вашингтон все еще заинтересован в сотрудничестве с Россией по проблемам контроля над вооружениями и нераспространения ядерного оружия, а также урегулирования конфликтов и поддержания мира на Балканах. США также требуют от России проявлять лояльность или хотя бы придерживаться нейтралитета в том, что касается их борьбы с Ираком, Ираном, Ливией, Кубой, а также в отношении озабоченности американцев по поводу Китая и Северной Кореи.

Однако Вашингтон уже не рассматривает Москву ни как главную угрозу, ни как самого важного партнера в мировых делах, тогда как его отношения с другими постсоветскими государствами все более приобретают характер соперничества с Москвой. Хорошо это или плохо, но в силу прагматических соображений, диктуемых меркантилизмом и объективно меняющимся военным балансом сил, экономические отношения с Западной Европой, Японией и североамериканскими соседями, а также военно-политические проблемы, связанные с Китаем, латентные конфликты с Ираком, Ираном и другими враждебными режимами занимают теперь в повестке дня американской внешней политики куда более приоритетное место.

Итак, за последнее десятилетие внутренние истоки и возможности внешней политики России, как и внешние условия, глубоко изменились, и во многих отношениях необратимо, по крайней мере, для обозримого будущего. Десять лет назад Москва вела глобальную силовую игру и обладала военным превосходством над своими западными и восточными соседями в Евразии, опираясь при этом на авторитарное руководство и централизованное распоряжение ресурсами в России и ее колониях в Советском Союзе и "социалистическом лагере". Теперь и в обозримом будущем Россия будет в основном вовлечена в дела своих ближайших постсоветских соседей и лишь маргинально — в прилегающих зонах Европы, Ближнего и Дальнего Востока, Малой и Южной Азии.

За исключением дорогостоящего и вызывающего внутренние противоречия участия в контроле над вооружениями и режимах нераспространения — глобальная игра Москвы надолго закончена (кроме, разве что, ходов в СБ ООН). Не говоря уже о ее прежнем сопернике — Америке, на западе, востоке, а потенциально даже на юге Россия будет иметь дело со странами и союзами, превосходящими ее по экономической и военной мощи, которая станет отбрасывать длинную тень на российское "ближнее зарубежье".

Внутренняя база силы страны сужается; ее экономическая, политическая и федеративная ситуация остается довольно хрупкой, зависящей от иностранной поддержки и уязвимой для внешнего влияния, что и будет оставаться главной заботой любого российского правительства в грядущие годы. Предотвращение окончательной дезинтеграции и хаоса, стабилизация, а не возрождение мирового величия России — главный вопрос ее национальной политики на ближайшее и среднесрочное будущее. Нет сомнения в том, что это означает принципиальный и долгосрочный разрыв с четырехвековой динамикой имперской внутренней и внешней политики.

В этих условиях политика Запада, и прежде всего США, по отношению к России выглядит непродуманной, непоследовательной, а по ряду направлений глубоко ошибочной.

Россия и Запад глазами друг друга

Американское руководство, официальные и частные консультанты глубоко вовлеклись в осуществление российских экономических реформ, самонадеянно приняв на себя большую долю ответственности за радикальное переустройство тысячелетнего образа жизни огромной страны. Этим было предопределено, что неудачи и издержки реформ будут ассоциироваться в России с американским участием и неизбежно отразятся на ее отношениях с США. В то же время на мировой арене Вашингтон вел себя по отношению к России как к побежденной державе — как к Советскому Союзу, проигравшему "холодную войну", усиливая тем самым будущую негативную реакцию российской стороны.

Поступать же следовало как раз наоборот: меньше вмешиваться во внутренние российские преобразования и больше считаться с законными внешними интересами России в новых условиях, развивать уважительное и равноправное сотрудничество с Москвой, создавая тем самым максимально благоприятные внешние условия для российских реформ. Такая политика имела бы шанс, если бы в Вашингтоне присутствовало большее понимание исторической динамики внутреннего устройства и внешней политики России.

Судя по всему, в политическом сообществе США сложились две основные группы по отношению к России (в Западной Европе расклад значительно сложнее, но она все еще по-крупному не занимает в этом вопросе самостоятельной от США линии). Одна из них, которую четче всего представляет на официальном уровне С.Тэлбот (в академическом сообществе Дж. Сакс, Т.Гади, Дж. Израэл), исходит из того, что внутренние реформы по предписанному плану автоматически устранят все проблемы из российско-американских отношений, что следование в фарватере США лучше всего отвечает российским национальным интересам, любые же проявления иной позиции со стороны Москвы — суть рецидивы имперского мышления или давления "красно-коричневых", которые нужно снимать, опираясь на экономическую зависимость, политическую слабость другой стороны и на личные отношения с ее лидерами.

Другая группа, яркими представителями которой являются Г.Киссинджер, З.Бжезинский, С.Хантингтон, полагает, что никакие внутренние преобразования не сделают Россию в полном смысле "цивилизованной" страной и полноправным партнером Запада и что в силу своей природы и геополитического положения она всегда будет представлять угрозу соседним народам. Поэтому они призывают оказывать на Москву и далее политическое давление, жестко ограничивать ее внешнюю политику, пользоваться экономической зависимостью и военным параличом России, чтобы максимально ослабить ее и навсегда устранить как самостоятельную фигуру в политической игре на континенте Евразии.

Обе группы неправы, но по-разному. Ибо демократические преобразования в России (и вовсе не обязательно по американским рецептам) положат конец ее антагонистическим отношениям с окружающим миром, однако ее внешние интересы обязательно будут сохранять свою специфику и далеко не во всем совпадать с западными. В таких случаях требуются нормальные и равноправные переговоры для выработки компромиссного решения, причем иногда и США придется признавать справедливость доводов другой стороны. Конечно, в Америке есть широкий круг политиков и ученых, не входящих в указанные две группировки и правильно понимающих всю сложность ситуации. Однако не они определяли в последние годы политику США в отношении России. Сначала почти полная монополия была у первой группы, а в последнее время на ведущие позиции выдвинулась вторая — под влиянием глубокого кризиса российских реформ и растущих внешнеполитических трений между Москвой и Западом.

В первые годы после "холодной войны" Москва в основном следовала в мировых делах за США, сосредоточившись на внутренних реформах и игнорируя свое неустойчивое внешнее окружение на постсоветском пространстве. Но это не могло продолжаться долго. Россия не была побежденным государством, ее географическая близость и историческая вовлеченность во многие региональные конфликты, так же как международный статус одной из великих держав, сделали для нее невозможным бесконечное пассивное следование в фарватере Запада. А молодая российская демократия вынесла неприятие такого курса на гребень внутренней политики страны.

К тому же, США (и в меньшей степени их союзники) проявляли склонность принимать как должное покладистость России и в ряде случаев открыто ущемляли ее достоинство, игнорируя или подавляя ее скромные попытки отстаивать свою собственную позицию. Это проявилось в ходе односторонне антисербских операций по принуждению к миру в Боснии, в произвольных воздушных ударах США по Ираку, блокировании сделки России с Индией по ракетным технологиям и по передаче оборудования для ядерного реактора Ирану, в вытеснении России из проекта по строительству атомного реактора в Северной Корее, в выкручивании рук Москве в договоре СНВ-2, уточнении договора ПРО и пересмотре договора ОВСЕ.

Но сильнее всего это было продемонстрировано в связи с проблемой расширения НАТО на восток, которая безусловно стала поворотным моментом отношений Запада и России периода после "холодной войны". Одновременно этот вопрос ознаменовал глубокий сдвиг в настроениях внутри России, начало формирования там вполне демократического, но весьма антизападного и еще более антиамериканского внутриполитического консенсуса по важнейшим проблемам внешней политики.

При наличии острых разногласий практически по всем мало-мальски существенным темам внутренней жизни, в России за последние два года сложилось широкое согласие относительно того, что расширение НАТО на восток не только противоречит интересам безопасности России, но и нарушает некоторые общепринятые правила, в соответствии с которыми была прекращена "холодная война". Когда Москва согласилась на объединение Германии и сохранение членства последней в НАТО, роспуск Варшавского Договора, а затем и Советского Союза, пошла на сокращения своих ядерных и обычных сил, более глубокие, чем Запад (по договорам ДОВСЕ, СНВ-1 и СНВ-2), согласились на поспешный вывод полумиллиона своих солдат из удобных казарм в Центральной и Восточной Европе в палаточные городки в России, — никто не потрудился предупредить россиян, что в результате всех этих уступок и жертв НАТО, самый мощный в мире военный союз, начнет приближаться к российским границам.

Россия не против НАТО как таковой, но она предпочла бы, чтобы этот военный союз нашел для себя иные функции в период после "холодной войны", чем расширяться до ее границ без какого-либо убедительного или ясного тому объяснения. После парижской и мадридской встреч в верхах в мае и июле 1997 г. первостепенный и основной вопрос в сознании россиян остается нерешенным: если НАТО расширяется как крупнейший военный союз, то какова угроза новым государствам-членам, которая могла бы оправдать такое расширение (оставляя в стороне "исторические обиды", в которых и у России нет недостатка)? Если же, с другой стороны, НАТО расширяется в своей новой роли, как основа новой европейской системы безопасности и поддержания мира, — то отчего такая поспешность, и почему отмахиваются от мнения Москвы? Экспансия НАТО на восток рассматривается сегодня в России в лучшем случае как ошибочная политика, чреватая осложнениями и новыми противоречиями. А в худшем — как осуществление "большого замысла" по окружению и изоляции России, получению подавляющего стратегического превосходства над ней и в конце концов расчленению самой России, чтобы раз и навсегда покончить с ней как современной державой. Натовская встреча в верхах в Мадриде, формально давшая старт процессу расширения, вполне может оказаться поворотным пунктом периода после "холодной войны", который серьезно укрепит позиции сторонников жесткой антизападной линии в Москве и положит начало новому циклу дистанцирования России от Запада.

Противодействовать дальнейшему расширению НАТО или добиться, чтобы оно обошлось как можно дороже, — это воспринимается многими как жизненный интерес России. Кстати, к данному вопросу полностью применимо следующее мнение, изложенное Генри Киссинджером: "…Жизненно важный интерес — это изменения в международном окружении, которые с такой большой вероятностью приведут к подрыву национальной безопасности, что им следует противостоять независимо от того, какую форму принимает угроза или сколь законными основаниями она внешне прикрывается." [14] По иронии истории, в отличие от многих случаев в прошлом (в конце 40-х, начале 60-х или конце 70-х годов), на этот раз для возникающей трещины в отношениях нет осязаемых геополитических или идеологических причин, кроме самоуверенности Запада, его пренебрежения законными интересами безопасности России и готовности руководства США за их счет решать свои частные внутриполитические (в том числе предвыборные) проблемы.

Вместе с тем нельзя не отметить "вклада" в это со стороны самой России. Дезорганизованность и непоследовательность ее внешнеполитического курса, разительное расхождение слов и дел, шарахание из крайности в крайность и в "ближнем" и в "дальнем зарубежье", провалы внутренних реформ, глубокий экономический кризис, растущая финансовая зависимость от Запада, дезинтеграция военного потенциала, не говоря уже о преступной войне в Чечне и беспрецедентной коррупции на всех уровнях власти, — резко убавили за рубежом стимулы рассматривать Москву в качестве ответственного и важного партнера, декларации которого следует принимать всерьез и с интересами которого нужно считаться. Смена руководства российского МИДа в начале 1996 г. и Министерства обороны в середине 1997 г., конечно, заметно улучшили ситуацию в плане выработки самостоятельной военно-политической линии государства. Но это не могло решить и не решило коренные ее проблемы.

Примером таких проблем является то, что экономические интересы России часто идут вразрез с ее геополитическими и стратегическими потребностями, в особенности в отношениях с "большой семеркой" и МВФ. Предоставляемые ими кредиты Россия использует для того, чтобы покрывать часть огромного ежегодного дефицита своего бюджета и сдерживать уровень инфляции (несмотря на продолжение экономического спада и сокращение поступлений в бюджет). Это резко сужает свободу маневра внешней политики Кремля, но не выводит экономику и бюджет из кризиса.

Кроме того, децентрализованность формирования политики позволяет влиятельным российским банкам и корпорациям преследовать свои интересы во внешней политике, невзирая на стратегию Москвы. Например, могущественный "Газпром" увеличивал экспорт газа на запад (Германия, Польша, Прибалтика) несмотря на усиливающиеся противоречия по поводу расширения НАТО и жесткие предупреждения Президента Ельцина. Хуже того, высшие правительственные чины из Москвы всячески давали понять за рубежом: мол, не принимайте эти декларации всерьез — они на потребу внутренним "ястребам". Другие высокопоставленные чиновники не нашли ничего лучше, как пугать Запад приходом к власти в России "красно-коричневых" из-за расширения НАТО, тем самым пытаясь свалить на чужую голову российские внутренние дела и укрепляя мнение о необходимости расширения НАТО в свете российской непредсказуемости и "взрывоопасности".

Попытки Москвы смягчить напряженность в отношениях с Киевом то и дело ставились под удар "Газпромом", настаивавшим на том, чтобы потребовать от Украины выплаты долгов за энергоносители. А военно-морское командование саботировало договоренности по флоту и базам, при поддержке видных региональных лидеров и некоторых МИДовских чиновников. Вразрез с генеральной стратегией Москвы направить нефте- и газопроводы из Закавказья и Центральной Азии по российской территории "Газпром" присоединился к проекту строительства газопровода из Туркмении на юг через Афганистан и Пакистан, чего всегда добивались США и Великобритания. Причина — "Газпром" опасается конкуренции со стороны Туркмении в экспорте газа на Западную и Центральную Европу в случае, если газопровод прошел бы прямо на запад через российскую территорию. [15]

То же относится и к крупным поставкам российской оборонной промышленностью вооружений Китаю (в частности, зенитно-ракетной системы С-300 и истребителей Су-27 и МиГ-31), которые могут лишить Россию ее главного преимущества перед Китаем в обычных вооружениях — превосходства в воздухе. Еще пример: недавнее сближение Москвы с Азербайджаном в результате лоббирования со стороны российских нефтяных компаний (прежде всего, "Лукойла"), заинтересованных в разработке каспийского нефтяного шельфа и получении прибылей от него, без учета интересов безопасности Армении — единственногох искреннего и надежного союзника России на постсоветском пространстве.

И все же, при всех своих издержках, эти новые черты формирования политики характерны для демократического государства с его группами интересов, соревнующимися друг с другом и лоббирующими в средствах массовой информации и законодательных органах. В России формируется открытая система выработки политики с участием широких кругов политической элиты, хотя на нынешнем раннем этапе она все еще дезорганизована, плохо структурирована, да и глава государства не отличается последовательностью или глубокомыслием. Как бы то ни было, эта новая система представляет резкий контраст с прошлым, когда советская политика была жестко подчинена ясно понимаемым и всеми разделяемым целям, даже если цели были ошибочны, а политика в целом — неуклюжей и неэффективной.

Еще одно важное новое явление в том, что факторами российской внешней политики стали независимое общественное мнение, средства массовой информации и демократически избранный парламент. Правда, в большинстве случаев по внешней политике и безопасности парламент придерживается более жесткой линии, чем исполнительная власть. В Государственной Думе существует оппозиция признанию территориальной неприкосновенности и суверенитета Украины, Молдавии и Грузии, заблокировавшая ратификацию договоров с этими государствами. Ратифицировав, наконец, Конвенцию о запрещении химического оружия (октябрь 1997 г.), парламент все еще противится ратификации договора СНВ-2 и других соглашений по разоружению. Он принял резолюции в поддержку Ирака против ООН и против американской политики в Персидском заливе.

И все же важно иметь в виду, что эти позиции, пусть неправильные, имеют под собой вполне реальные основания. Одна из них — рассматривавшаяся выше политика США в адрес России, которая у многих в российском парламенте вызвала обиду и жесткую критику по поводу того, что представлялось прислужнической и унизительной позицией исполнительной власти в отношениях с Западом. Вторая причина — отсутствие какой-либо действенной или последовательной политики Москвы на постсоветском пространстве, ее неспособность уменьшить нестабильность, конфликты, антироссийские настроения, дискриминацию этнических русских и неумение противостоять там растущему влиянию извне (в частности, серьезным раздражителем стала серия военных учений НАТО совместно с Украиной, Молдавией и Грузией).

Третий фактор — противоречивость политики правительства в вопросах безопасности, когда бюджет не обеспечивает достаточного финансирования ни для выполнения соглашений по разоружению (выделяется, как правило, 20–30 % от необходимого), ни для поддержания надежной обороны в рамках соглашений по контролю над вооружениями, ни для проведения военной реформы согласно планам Министерства обороны, утвержденным Президентом.

И наконец, что не менее важно, — растет оппозиция общему курсу экономических реформ, которые прочно ассоциируются с активным участием США и постоянным давлением МВФ и Всемирного Банка. Анализ макроэкономической политики и нынешнего экономического и социального кризиса в России не входит в задачу данной работы. Однако очевидно (и финансовый крах 1997 г. был тому ярким свидетельством), что политика так называемой "макроэкономической стабилизации" окончательно и полностью провалилась. Она не может активизировать экономический рост, "невидимая рука рынка" не работает. Продолжающийся экономический спад — результат высоких налогов, недостатка государственных субсидий и высоких процентных ставок государственных ценных бумаг — каждый год все более снижает поступления в бюджет, ведет к секвестрированию, еще большим неплатежам и долгам, дальнейшему спаду. Эта экономическая политика и кризис — главные причины плачевного сотояния российского здравоохранения, образования, социальной защиты, культуры и науки, обороны и военной реформы.

Кроме того, этот курс лежит в основе унизительной экономической зависимости России от Запада, слабости ее позиций в отношениях с другими странами в вопросах политики и безопасности, а также уязвимости России в постсоветских зонах ее жизненных национальных интересов. Все это — принципиальная отправная точка для жесткой оппозиции правительству в новой политической элите, и в частности — в парламенте. Это же — и плодородная почва для антизападных настроений и неонационалистических идей в российском политическом сознании.

В отношении США, и в какой-то степени Запада в целом, в российской политической элите в настоящее время имеются три основные группы, вовсе не обязательно разделенные партийными рамками или разграничением между ветвями власти, ее федеральным и региональными уровнями. Одна — малочисленная и почти невидимая в публичной политике, но все еще весьма влиятельная во внешнеэкономических отношениях России, которые ощутимо воздействуют и на ее внешнеполитическую линию. Это последователи безоговорочно прозападного курса Гайдара-Чубайса, практически лишенные общественной поддержки в стране.

Другая — это растущая под влиянием внутренних и внешних процессов последних лет группировка разнородных сил левой и националистической направленности (включающая, кстати, немало представителей бизнеса, финансовых кругов, влиятельных региональных лидеров и чиновников исполнительной власти). Она считает, что Россия сможет увеличить свой вес в мире только за счет более жесткой и властной линии в постсоветском пространстве и переориентации на таких партнеров, как Китай, Иран, Индия. Экстремистское крыло этой группировки прямо призывает к союзу с Ираком, Ливией, Кубой, Северной Кореей против США и их союзников. Для первой группы универсальной точкой отсчета является безусловное следование за Западом, какие бы ошибки он ни совершал. Для второй (особенно ее радикального крыла) — "всепогодным" ориентиром служит тот же репер, но только со знаком "минус" — безоговорочное противодействие Западу везде и во всем, какими бы глупостями и ущербом это ни оборачивалось для собственных интересов своей страны.

Наконец, третья группа, тоже весьма неоднородная, но исключающая экстремистов с любой из сторон, полагает, что Россия должна ясно определить и последовательно отстаивать свои собственные национальные интересы, сообразуясь со своим новым геополитическим положением, потребностями безопасности и наличными ресурсами. Выступая за дальнейшее демократическое развитие страны, эта группа считает, что в ряде случаев интересы России и Запада могут объективно расходиться, но в отличие от времен "холодной войны" такие разногласия поддаются компромиссному решению — при условии, что Москва убедительно и без разноголосицы выразит свою позицию, а другая сторона признает право России на собственные интересы. При этом экономика и политика не должны идти в разных направлениях, а стремление к равноправному сотрудничеству с Западом не отменяет, и даже предполагает развитие связей России по другим азимутам в рамках норм международного права, договоров и резолюций ООН, даже если это не одобряется кем-то в Вашингтоне.

В начале 90-х годов первая группа безусловно имела практическую монополию на внешнюю политику, широкую опору в общественных кругах и полное доверие высшей власти. Ближе к середине десятилетия эта "команда" резко ослабла и поредела, но значительно усилилась вторая группировка, особенно в парламенте и общественном мнении. Курс высшего руководства заколебался, стал эксцентричным и непредсказуемым. К концу декады относительно укрепилось третье направление, как умеренное и консолидирующее общество. Но если можно с уверенностью сказать, что первая группа окончательно обанкротилась, то будущее третьего направления остается во многом неопределенным и вызов ему со стороны второй группировки далеко не снят с повестки дня. Дальнейший ход дел будет решающим образом зависеть от экономического положения внутри страны, состояния высшей власти и, в большой мере, от политики Запада в отношении России.

Было бы глубоко ошибочно объяснять существующие антизападные настроения в России влиянием коммунистов или националистов, недоразвитостью российской демократии или синдромом традиционного великорусского шовинизма, мессианского сознания или возрождением "русской идеи". Все это — реальные факторы политической и интеллектуальной жизни сегодняшней России, но они являются в гораздо большей степени следствием, чем движущей силой этой жизни. Это прежде всего реакция на провалы российской внутренней и экономической политики, неудачи в постсоветской и посткоммунистической региональной стратегии, это ответ на высокомерное обращение со стороны США. Короче, это признаки нынешней слабости России, а не силы; неуверенности и страха перед будущим, а не коварных замыслов восстановления советской или российской империи.

Сейчас, когда Россия слаба, политика выкручивания рук может позволить США и "большой семерке" достичь сиюминутных целей, но посеет семена обиды и разочарования, что вызовет лавину еще более серьезных противоречий и конфликтов между Россией и Западом в более отдаленном будущем.

К новому взаимопониманию Россия-Запад

На протяжении всего нескольких лет в конце 80-х — начале 90-х годов мир стал свидетелем сдвигов поистине тектонического масштаба в международном ландшафте: крах коммунизма в Советском Союзе и Восточной Европе, распад советской империи и Югославии, цепная реакция перегруппировок в политической, военной и экономической области во всем мире. Эта международная революция сопоставима с теми, которые происходили в прошлом в течение десятилетий и даже веков и были результатом мировых войн. Каждый раз модель международной "игры" резко менялась в соответствии с новым балансом сил, перестановкой крупнейших действующих лиц на мировой арене и пересмотром их национальных приоритетов.

На этот раз революция произошла (пока) без мировой войны. Не было победителей или побежденных в традиционном смысле слов. Все великие державы — и прежде всего Советский Союз при Горбачеве, а затем Россия при Ельцине — были союзниками и сотрудничали в прекращении военно-политической и идеологической биполярности и "холодной войны". Но мировая коммунистическая система и СССР не выдержали такого поворота в силу внутренней эрозии, невозможности приспособиться к неконфронтационному миру.

Тем не менее, на обломках глобальной биполярности, даже на самом продвинутом по части сотрудничества Европейском континенте, до сих пор не начато строительство новой системы безопасности, которая могла бы вобрать в себя современные отношения и соответствовать новым международным задачам. Не было создано ничего сравнимого по масштабу с Венским конгрессом, Версальской или Ялтинской системой, что пришло бы на смену прежнему разделению сфер влияния и взаимному устрашению. Это главная проблема, стоящая перед Россией и другими великими державами. Если ее не разрешить, может наступить новая напряженность, а затем изнурительные конфликты и опустошительные войны. Огромная нестабильная посткоммунистическая зона от Балкан до Памира и всколыхнувшиеся примыкающие регионы Евразии могут стать новой ареной ожесточенного соперничества великих держав и региональных претендентов за источники сырья, маршруты трубопроводов, геополитические плацдармы и стратегические базы.

Идея США и некоторых их союзников основывать новую европейскую систему безопасности преимущественно на НАТО страдает принципиальными недостатками. НАТО — союз, задуманный и сформированный для коллективной обороны от общего врага, и он не способен эффективно решать конфликты между своими членами. Оправданием его существования изначально была советская угроза, и до сих пор остается гипотетическая возможность возрождения российской угрозы. Россия по определению не может стать полноправным членом НАТО. Но европейская безопасность, основанная на НАТО, не может быть эффективна без полного и равноправного участия крупнейшей европейской державы — России. Любые формы усеченного участия будут рождать больше новых противоречий, чем решать стоящие проблемы. Если же России суждено стать полноправным членом, то НАТО должна быть фундаментально реформирована в новую международную организацию, которая занимается урегулированием конфликтов и поддержанием мира, а не коллективной обороной от внешней угрозы.

Однако эта реформа должна произойти до, а не после дальнейшего расширения НАТО, а начатая первая его очередь должна де-факто иметь чисто политические, а не военные формы. Иначе расширение, при котором исключается Россия, несмотря на все подслащенные пилюли типа постоянных консультативных комитетов 16+1 и программ партнерства ради мира, создаст новые разделительные линии в Европе и как следствие — неизбежную напряженность вдоль этих линий. Последняя могла бы стать оправданием усиления НАТО в области ее функций коллективной обороны, но одновременно и спровоцировать военные контрмеры со стороны России, ее отдаление от Запада и поиск альтернативных союзников в "ближнем" и "дальнем зарубежье". Притом рост враждебности к Западу со стороны Москвы вполне может опираться на демократический консенсус в России, но тем не менее быть чреватым кризисами и конфликтами.

Для истинной безопасности Европы при конструктивном участии России нужна организация, которая будет лучше соответствовать новой европейской реальности эпохи после "холодной войны". Этой системой может быть глубоко трансформированная НАТО, или реорганизованная и усиленная ОБСЕ, или расширенный и реструктурированный Западноевропейский союз, или какое-то сочетание их всех. Пока она не возникла даже в проекте — из-за пассивности, слабости и дезорганизованности России, а также благодаря консерватизму и "самоуверенности силы" со стороны Запада.

Каковы бы ни были формы, структура и процедуры такой организации, она должна обладать рядом принципиальных сущностных характеристик. Во-первых, в нее на равных с европейскими державами правах должны входить Россия и Соединенные Штаты (и Канада). Во-вторых, эта система должна включать все европейские страны в соответствии с моделью ОБСЕ (хотя членство в последней Турции, Азербайджана и центральноазиатских государств допускает вариации и зависит от их внутренней ситуации и желания участвовать). В-третьих, она должна иметь действенные механизмы выработки политики, принятия коллективных решений и их осуществления (типа СБ ООН). Наконец, в-четвертых, она должна разработать разумные правила и законные нормы для проведения санкций, урегулирования конфликтов, принуждения к миру и поддержания мира. И в-пятых, она должна организовать и подготовить эффективные многосторонние вооруженные силы для этих целей. Все это должно основываться на удовлетворяющих участников соглашениях о разделении финансового бремени, постов и ролей в административных структурах.

Еще одна главная и тесно связанная с предыдущей проблема — обеспечение стабильности в посткоммунистических и постсоветских регионах Евразии. До сих пор целью России там было не столько обеспечивать свои действительно жизненно важные интересы, сколько формально поддерживать видимость "интеграции" и противостоять чужому, в частности западному вмешательству. Для Запада же целью было помешать России сохранить свое влияние на этом пространстве и добиться как можно большего удаления постсоветских государств от Москвы, используя экономические и дипломатические инструменты, а также военное сотрудничество. В результате там образовывается все больший раскол в отношениях между Россией и Западом, нарастание нестабильности и конфликтов, провалы попыток превратить поддержание мира в прочный мир.

Однако и здесь Россия и Запад взамен конфронтации должны найти формы сотрудничества и совместно решать проблемы урегулирования конфликтов, поддержания мира, ликвидации последствий конфликтов и оказания гуманитарной помощи. Они должны вместе бороться с нестабильностью, незаконным перемещением оружия и наркотиков, организованной преступностью, нелегальной иммиграцией, агрессивным религиозным фундаментализмом и этническим сепаратизмом в обширной зоне — от Балкан и Центральной Европы до самой Центральной и Южной Азии. Ни России, ни Западу эту задачу поодиночке, и тем более действуя как соперники, не решить, — она разрешима только при совместных усилиях и достижении согласия относительно законных интересов новых постсоветских государств, России и держав "дальнего зарубежья" в этих регионах мира.

Трудно найти более достойную миссию в мире после "холодной войны". И это был бы один из наиболее важных факторов в будущем развитии отношений России с Западом, а также в обеспечении самых насущных нужд российской безопасности.

В последнее десятилетие ХХ века ход истории набрал такой высокий темп, что даже год-два представляются для прогноза весьма туманной перспективой. На 10, 15 или 20 лет можно с приемлемой степенью приближенности говорить лишь о тенденциях экономического, демографического и военного развития стран и регионов ввиду многолетней длительности объективных циклов их динамики. Если исходить из того, что в основе международных отношений начала ХХI века будут не идеологические или чисто геостратегические движущие мотивы, а в большей мере экономические интересы (включая доступ к энергоресурсам), которые будут определять новое группирование государств, соотношение их экономической и военной силы и их относительную роль в мировой политике, — то вырисовывается следующая картина.

В настоящее время по доле своего ВВП от суммарного мирового уровня США занимают около 21 %, Европейский Союз тоже примерно 21 %, Япония — 8 %, Китай — 7 %, а Россия — 1,7 %. По одному из авторитетных прогнозов, через два десятилетия, а точнее в 2015 году, США будут иметь 18 %, страны ЕС — 16 %, Япония — 7 %, Китай обгонит ее и составит 10 %, а Россия повысит свою долю до 2 %. [16] Но это — в самом лучшем случае, если в ближайшие годы прекратится ее экономический спад и начнется относительно быстрый подъем в 5–6 % в год.

Скорее всего, под влиянием экономических потребностей и политических соображений будет углубляться региональная экономическая интеграция. В ее рамках экономическая доля США вместе с Мексикой и Канадой (НАФТА) достигнет 19 %, как отмечалось, ЕС — 16 %, группировка восточноазиатских "тигров" (Гонконг, Тайвань, Южная Корея) — 5 %, а страны АСЕАН — 7 %. В зависимости от политических тенденций, путем экономической интеграции "тигры" и АСЕАН могли бы в совокупности составить более 12 %, опередив таким образом и Японию, и Китай и гарантировав свои права на нефтяной шельф западной части Тихого океана. В ином случае Китай вместе с Гонконгом и Тайванем мог бы достичь 12 % от мирового ВВП, а Япония в экономическом союзе с Южной Кореей и АСЕАН — 16 %, сравнявшись с Западной Европой и вплотную приблизившись к НАФТА. Как гипотетически экстремальный, но крайне маловероятный вариант, "общий рынок" всех быстро развивающихся государств Восточной Азии вместе с Китаем и Японией дал бы им почти 30 % мирового экономического потенциала, намного опередив Северную Америку и Западную Европу.

Эти прогнозы позволяют сделать как минимум три вывода. Первый состоит в том, что следующий век не станет эрой американской монополярности в мире, хотя США, вероятно, останутся самой сильной державой в военном отношении, если в ближайшее десятилетие не решат резко сократить свою в общем-то излишнюю военную мощь, чтобы повысить экономическую роль в мире. Второй — новая глобальная биполярность вряд ли наступит, поскольку объединение всех крупных государств западной части Тихого океана крайне маловероятно, равно как и экономическая интеграция НАФТА и ЕС.

И третье, самое важное для России. Даже в условиях многополярности, которая будет самой выгодной международной системой для России, ей через 20 лет отнюдь не гарантирована сколько-нибудь значительная роль в мире с ее в лучшем случае 2 % от мирового экономического потенциала. Правда, сейчас Россия все еще остается второй после США державой в военном отношении, во всяком случае по размерам своих Вооруженных Сил. Но при сохранении в России в целом ориентации на рыночную экономику этот потенциал будет постепенно, с некоторыми исключениями, приходить в соответствие с ее экономическими возможностями. Возврат полностью к централизованно-плановой экономике вызвал бы такие социально-политические потрясения внутри и вокруг России, что от ее военной силы вообще вряд ли что осталось бы. (Что не отменяет необходимости возрождения определенных плановых основ в управлении хозяйством — но прежде всего для поддержания социальных функций государства, проведения эффективной конверсии и военной реформы.)

Через 15–20 лет Вооруженные Силы общего назначения России будут в лучшем случае по численным параметрам на уровне крупного европейского государства (порядка 400–500 тыс. чел.), а ядерный арсенал — какова бы ни была его военно-политическая роль и используемость — где-то на промежуточном уровне между силами США в предполагаемых пределах следующего после СНВ-2 договора — СНВ-3 и нынешними силами третьих ядерных держав (около 800-1000 боеголовок). И это только в случае успешной военной реформы, которая должна обеспечить всестороннее улучшение качества за счет сокращения количества войск и вооружений.

При таком раскладе огромная и богатая природными ресурсами, но малозаселенная и запущенная в хозяйственном отношении российская территория (прежде всего за Уралом) может превратиться в ее главное уязвимое место. Особенно если соперничество в будущем мире будет преобладать над сотрудничеством и системами многосторонней безопасности.

В этой связи вопрос: с кем быть России в грядущей расстановке мировых сил — является кардинальным для российской безопасности и, более того, — для ее национального выживания. Предлагаемое некоторыми возрождение, с теми или иными изъятиями, Советского Союза или Российской Империи вряд ли возможно и не принесло бы искомых плодов. В экономическом плане это увеличило бы вес России, скажем, на 0,5 % и дало бы ей не 2, а 2,5 % от мирового уровня. Но, скорее всего, даже в чисто экономическом отношении это, наоборот, понизило бы российский потенциал, поскольку заставило бы Россию вновь превратиться в донора для многих республик. Зависимость стран СНГ от российской нефти и газа велика, но лишь постольку, поскольку они продаются ниже мировых цен, то есть в убыток России. Не говоря уже о настоящей интеграции, простая торговля России с другими странами СНГ весьма невелика (19 % от российского торгового оборота) и по всем прогнозам будет снижаться (до 15 % к 2005 г.). [17]Поскольку о силовом пути говорить не приходится, в экономическом плане воссоединение потребовало бы еще больших затрат и уступок от России, чтобы нейтрализовать конкуренцию предложений со стороны "дальнего зарубежья".

Безусловно, всесторонние отношения с постсоветскими республиками на добровольной основе и исходя из своей выгоды России необходимо развивать, и это может стать фактором ее дополнительного экономического роста и укрепления безопасности. Однако в силу различий уровня развития стран СНГ, специфики их внутреннего устройства, разнонаправленной внешнеэкономической ориентации и по-разному воспринимаемых потребностей безопасности — Россия при любом раскладе едва ли может стать в ряд мировых центров силы на базе СНГ. Более того, во имя воссоединения она рискует еще больше подорвать свою экономику и финансы и фактически утратить суверенитет над некоторыми собственными регионами, начиная с Северного Кавказа и Поволжья и кончая Сибирью и Дальним Востоком.

Диверсификация экономических и политических отношений Москвы за счет Ирана, Индии, Китая и других забытых поначалу (в 1992–1993 гг.) держав, несомненно, очень важна как в экономическом, так и в политическом отношении. Однако ни о какой реальной интеграции с ними, сравнимой с ЕС, НАФТА или АСЕАН, речи быть не может из-за глубоких различий во всем, начиная от культурных традиций, экономических систем и кончая геополитическими и стратегическими интересами. Предлагаемый отдельными российскими политиками союз с Китаем, конечно, в чисто экономическом плане соединил бы Россию с одним из растущих центров силы XXI века. Но даже если в конце концов того же захотел бы Пекин, то это было бы присоединение 2 % мирового ВВП к 10 % и 2,6 % населения к 21 %. Характер взаимоотношений таких союзников ни у кого не должен вызывать сомнений, особенно — учитывая политический характер строя Китая, быстро растущую военную мощь и острый дефицит природных ресурсов и территории по отношению к населению и хозяйственному потенциалу.

Что же остается — уйти в небытие как великой или даже просто крупной державе XXI века, вернуться в союзе ли с Китаем или самостоятельно к масштабам Московии пятисотлетней давности? Есть, как представляется, еще один, гораздо лучший путь. Он состоит в постепенном, тщательно продуманном и согласующемся с российской спецификой объединении России с Большой Европой. Или, если угодно, в возвращении в Европу, неотъемлемой частью которой Русь была тысячу лет назад.

Если в ряду мировых центров силы Россия через 20 лет будет почти не видна, то в европейском масштабе она может остаться одной из крупнейших стран, сравнимой по экономическому потенциалу с Германией, Францией, Италией и Великобританией, а по населению и тем более территории — превосходящей их. Интеграция превратит эти преимущества из предмета извечной европейской озабоченности в фактор могущества и самостоятельности. Уже сейчас ЕС — главный торговый партнер России, потребляющий 32 % ее экспорта и дающий 35 % ее импорта; на нее приходится более половины всех совместных компаний с иностранными капиталовложениями. Западная Европа импортирует 41 % энергоносителей из России. [18] Вступившее в силу в декабре 1997 г. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС, несомненно, даст стимул к дальнейшему развитию этих отношений, и более всего от индустриальной политики России будет зависеть повышение качества ее экспорта в ЕС.

Европа не станет и не сможет сделать Россию сырьевым придатком или зависимым государством, не поставит под вопрос ее территориальную целостность. Напротив, она будет в высшей степени заинтересована в стабильной и передовой России, в совместном освоении и использовании природных богатств Сибири и Дальнего Востока, чтобы избавиться наконец от вековой зависимости от нестабильных регионов мира и от нужды в американской защите своего энергоснабжения. В таком сотрудничестве наверняка примет участие и Япония, да и Китай получит возможность удовлетворить свои нужды в сырье и энергоресурсах за счет нормального импорта из Сибири.

В культурном отношении Европа ближе всех для России и, кстати, даже в худшие годы изоляции Россия всегда оставалась великой частью европейской культуры и цивилизации. Европа накопила опыт интеграции при сохранении национальной и культурной самобытности. Наконец, реинтеграция России с самыми близкими странами — Украиной и Белоруссией — будет бесконфликтной, взаимовыгодной и естественной именно в более широких рамках европейской интеграции, равно как и возвращение России в экономику и политику Центральной и Южной Европы.

* * *

Мемуары политиков и исследования историков свидетельствуют, что современникам всегда было чрезвычайно трудно, многим — совершенно невозможно, примириться с падением империй. Кроме явных случаев поражения в большой войне, эти катаклизмы никогда не выглядели для очевидцев обоснованными и логически объяснимыми, и потому им на ум всегда приходили теории "предательства", "заговора", "козней из-за рубежа". [19] К тому же крах империй всегда казался иррациональным, поскольку непосредственно вел к ухудшению жизни в метрополии и тем более к нищете, диктатурам и войнам в колониях (вспомним Латинскую Америку после испанского владычества, Индокитай после французского, а о постколониальной Африке уж и говорить нечего). В этом смысле крушение империй без большой войны всегда несет элемент таинственности и мистики — гораздо больше, чем их рождение и подъем.

Посему беспредметны продолжающиеся ожесточенные споры о том, хорошо или плохо было то, что в 1991 г. Советский Союз был упразднен. Как в случае с другими империями до того, это не хорошо и не плохо, это факт истории, хотя последовавшие затем события обернулись невзгодами и трагедиями для многих людей. Прошедшее с того времени пятилетие показывает, что — какими бы ни были мотивы политиков на тот момент — это не было исторической случайностью или недоразумением с точки зрения существа происшедшего. Хотя формы, конкретное время, а также последствия случившегося, конечно, могли быть другими — причем, как лучше, так и хуже (пример Югославии у всех перед глазами).

В прошлом крушение великих империй вело или к их полному исчезновению и забвению (империя Александра Македонского, римская, монгольская империи, арабские халифаты) или же к их низведению от статуса ведущих держав до роли второстепенных государств, зависящих от поддержки и покровительства более сильных наций, как это произошло с Великобританией, Францией, Германией, Испанией, Португалией, Бельгией, Нидерландами, Турцией, Австрией.

Но империи никогда не возрождались, во всяком случае в прежних общественных формах и границах, и потому психологически объяснимая ностальгия по "России, которую мы потеряли" — будь то Царская Империя или Советский Союз — в смысле государственной политики есть, несомненно, тупиковый, и более того — самоубийственный путь.

Исключительность России не в том, что она способна дважды или трижды "вступить в ту же реку", а совсем в другом, и она действительно может оказаться редким исключением из правила, каковы бы ни были ее нынешние трудности и слабости. Суть в том, что, несмотря на утрату колоний и протекторатов на западе и на юге, на востоке Россия сохранила свою богатейшую и обширнейшую провинцию — Сибирь и Дальний Восток. Некоторые эксперты считают, что там содержится 40–50 % всех доступных для экономического использования ресурсов планеты. Если эти ресурсы разумно и эффективно эксплуатировать, то Россия имеет все шансы в конечном итоге опять возродиться в качестве великой державы, сравнимой по мощи с ведущими государствами мира.

В советский период эти ресурсы активно разрабатывались. Но основная цель их эксплуатации, как и движущая сила всей империи, заключалась в наращивании советской военной мощи и политики конфронтации с Западом и с Китаем. Это определяло в первую очередь военный характер развития, строительства и заселения Сибири и Дальнего Востока, расточительную, экстенсивную и варварскую с точки зрения экологии эксплуатацию их естественных богатств, широкое использование рабского труда ГУЛАГа. С падением советской империи и дезинтеграцией ее централизованной экономики и огромной военной силы Москва фактически забросила эти земли. По ним больнее всех ударили эксперименты с "шоковой терапией" и "макроэкономической стабилизацией", хозяйственно-финансовый кризис. Целые города и промышленные области находятся в запустении, военная инфраструктура разваливается, происходит массовый отток населения в европейскую часть России. Из огромного источника благ эти регионы превращаются в зоны бедствия и потенциально в главную ахиллесову пяту российской безопасности, суверенитета и целостности.

Все это прямо противоположно тому, чего требуют истинные и долгосрочные национальные интересы России: интенсивного развития Сибири и Дальнего Востока, крупных федеральных программ освоения этих территорий, привлечения национальных и иностранных инвестиций, создания стимулов для притока населения из европейской части страны и других постсоветских республик, строительства современной инфраструктуры коммуникаций и цивилизованных городских условий жизни. Это позволило бы использовать ресурсы Сибири для экономического роста и подъема благосостояния россиян, для укрепления связей с Западом — главным источником капитала и технологического содействия.

Изменения последних лет в экономической, политической и идеологической жизни России, демократическое развитие (несмотря на огромные и трагические провалы, такие как "шоковая терапия" и война в Чечне), открытость для многогранного сотрудничества с зарубежными странами, — все эти тенденции оказывают глубокое влияние на многовековые традиции России и создают принципиально новую нацию. Основательный пересмотр курса экономических реформ ради преодоления опустошительного экономического и социального кризиса, демократизация государственной системы и обеспечение четких приоритетов и последовательности во внешней политике — окончательно покончили бы с традициями имперской экспансии на базе мессианско-авторитарного строя. Они останутся предметом академических дискуссий, философии и искусства, но не темой практической политики.

Сильная и демократическая Россия не будет представлять угрозы для соседних стран, у нее не будет антагонистических противоречий с Западом, она будет действовать, руководствуясь теми же самыми правилами и исходя из тех же самых понятных и предсказуемых мотиваций, посредством открытой системы формирования политики. Вместе с тем демократическая Россия имеет неотъемлемое право на свою собственную внешнюю политику, интересы безопасности и сильную оборону. И в этом смысле со стороны США и их союзников требуется коренной пересмотр отношения к России как участнику мировой политики. В последние годы их подход шарахался из одной крайности в другую: от обращения с ней как с бесправной, подопечной, "побежденной" страной — к противодействию ей как потенциально реваншистской, неоимперской державе.

На протяжении многих веков бичом России было то, что ее огромные пространства, ресурсы и великие таланты ее народа никогда не использовались для повышения благосостояния и обеспечения свобод россиян. Напротив, народ всегда страдал от бедности, бесправия и тягот, которые лишь временами были вызваны внешней агрессией или другими объективными событиями. По большей части истоком этого парадокса было громоздкое, реакционное и коррумпированное государство. Оно не заботилось о благосостоянии народа, не было перед ним ответственно, никак от его воли не зависело и стремилось лишь к увеличению собственного богатства и власти — в ущерб русскому и всем другим народам империи. Эта парадигма традиционно была причиной как уникальной мощи, так и удивительной хрупкости российского/советского государства. "Русская идея" служила и философским отражением, и оправданием этой жестокой модели развития общества и государства, и убежищем от нее.

Если эта традиция будет, наконец, изменена, то может быть построено государство, которое станет не барьером, а связующим звеном между благополучием нации, с одной стороны, и гигантскими естественными и интеллектуальными ресурсами страны — с другой. Россия возродится, но не в качестве военной империи, а как независимая, процветающая и демократическая, великая европейская держава, источник высочайшей культуры и науки мирового значения. Если получится — то, наверное, это и даст рождение новой "русской идее" для грядущего столетия.


Примечания

1

Henry Kissinger. Diplomacy. Simon and Shuster, New York, 1994., pp. 816–817.

2

С.Н. Бабурин. Территория Государства. Правовые и геополитические проблемы. Издательство Московского Университета, 1997. с. 407–408.

3

С.Н. Бабурин. Территория Государства. Правовые и геополитические проблемы. Издательство Московского Университета, 1997. с. 409–411.

4

С.Н. Бабурин. Территория Государства. Правовые и геополитические проблемы. Издательство Московского Университета, 1997. с. 417–419.

5

Сергей Кортунов. Россия: национальная идентичность на рубеже веков. МОНФ. Москва, 1997, с. 8.

6

См.: С.Караганов, А.Арбатов, В.Третьяков (руководители рабочей группы). Российская Военная Реформа. Доклад Совета по внешней и оборонной политике. Независимое Военное Обозрение. Nо.25, 12–19 июля, 1997, с. 1–7.

7

Paul Kennedy. The Rise and Fall of the Great Empires. Random House, New York, 1987. PP. XVI–XXIII.

8

А.Арбатов, П.Ромашкин. Бюджет и военная реформа. Независимая Газета, 23.10.1997, с. 5. Кто не выполняет распоряжений президента? Независимая Газета, 23.12.1997, с. 2.

9

Например, Южной Латвии и Восточной Эстонии, Крыма и Восточной Украины, Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, лезгинской территории Азербайджана и Восточного Казахстана с Байконуром и Семипалатинском, и т. д.

10

Независимая Газета, 23.12.1997, с. 3.

11

Прогностическое исследование ИМЭМО РАН. (Под руководством В.А.Мартынова и А.А.Дынкина.) М. 1997.

12

Прогностическое исследование ИМЭМО РАН. Цит. соч.

13

С.М.Рогов. Военно-экономические расчеты ИСКРАН. М. 1997.

14

Henry Kissinger. Diplomacy…Op.Cit. p. 812.

15

Р.Назиркулов. Нефть, газ и внешняя политика России. Независимая Газета, 29.10.1997, с. 5.

16

Прогностическое исследование ИМЭМО РАН. Цит. соч.

17

Независимая Газета. 23.12.1997, с. 3.

18

EUROSTAT, Statistics in Focus, External Trade,1996, № 8, p. 55–57.

19

См.: Paul Kennedy. The Rise and Fall of the Great Empires. Random House, New York, 1987.