sci_tech Авиация и время 2009 02

Авиационно-исторический журнал, техническое обозрение. Оставлены только полные статьи.

ru ru
Book Designer 5.0, FictionBook Editor Release 2.5, Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 01.09.2010 FBD-361EB1-C6C1-6549-94B6-1607-3802-9C5584 1.0 Авиация и время 2009 02 2009

Авиация и время 2009 02

«Авиация и Время» 2009 №2 (105)

ПАНОРАМА

3 марта компания RUAG Aerospace объявила, что индийская корпорация HAL выпустила первый самолето-комплект на Dornier 228NG, включающий в себя фюзеляж, крыло и оперение. Его планируется доставить в Германию на завод RUAG Aerospace Services в Оберпфаффенхофене для окончательной сборки. Dornier 228NG – модернизированный вариант двухмоторного многоцелевого самолета Dornier 228-212, выпускавшегося по лицензии в Индии. Поставки должны начаться в 2010 г.

24 февраля на авиазаводе Robinson Helicopter Company в г. Торранс, штат Калифорния, состоялась презентация нового 5-местного вертолета Robinson R66, ставшего первым газотурбинным вертолетом этой компании. R66 оснащен новым, специально разработанным для него ГТД Rolls-Royce RR300. Предполагаемая стоимость новинки – 1 млн. USD, что делает его самым дешевым газотурбинным вертолетом в мире.

С 7 по 27 марта прошла украинско-датская операция «Казаки на льду» (Cossacks on Ice), в которой были задействованы военно-транспортный самолет Ил-76МД и 2 экипажа Воздушных Сил Украины. За время проведения операции украинские авиаторы выполнили 16 рейсов, доставив с авиабазы «Туле» на ледовую площадку полярной станции «Норд» (северо-восток Гренландии) более 450 тыс. кг топлива и 39 пассажиров. Кроме того, одним рейсом с континента был перевезен 14-тонный снегоуборочный комбайн и продовольствие. Общий налет в полярном небе составил около 80 ч. Экипажи работали в суровых условиях при температурах до -50° С, преодолевая над безориентирной местностью за один рейс 1200 км при очень скудном аэронавигационном обеспечении. Датской стороне было выгоднее привлечь украинский самолет, чем использовать для этих перевозок собственные ВТС, поскольку один рейс Ил-76 «перекрывал» несколько рейсов С-130. «Украина в который раз зарекомендовала себя как надежный партнер, а наши военнослужащие – как профессионалы с уровнем подготовки не худшим, а то и лучшим, чем в странах НАТО», – подчеркнул временно исполняющий обязанности первого заместителя министра обороны Украины Валерий Иваненко, комментируя итоги операции «Казаки на льду». Заработанные в рамках реализации этого проекта средства пойдут на ремонт самолетов Ан-26 Воздушных Сил Украины.

16 марта Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко посетила Киевский авиазавод «АВИАНТ». Выступая перед сотрудниками (на фото), она отметила, что развитие авиационной отрасли является одним из приоритетных направлений деятельности правительства. В частности, Ю.В. Тимошенко подчеркнула, что «Ан-148 сегодня является одним из основных проектов нашего авиа-прома. Я готова лично вести дипломатические переговоры с правительствами стран, заинтересованных в приобретении Ан-148». По словам премьер-министра, правительство также намерено выделить средства на достройку двух военно-транспортных самолетов Ан-70, заказанных министерством обороны Украины. «Будем все делать для того, чтобы, минимум, 200-250 млн. грн. на подготовку производства… было на завод направлено», – указала она. Эти средства будут взяты либо из стабилизационного фонда, либо за счет льготных долгосрочных кредитов, либо за счет предоплаты от заказчиков.

17 марта Юлия Тимошенко нанесла визит на Харьковское государственное авиационное производственное предприятие (ХГАПП). Там она заявила, что в текущем году на заводе запланировано достроить 9 самолетов. По словам Премьер-министра, готовность этих машин составляет 90-97%, от их реализации планируется выручить 212 млн. USD, а для достройки необходимы 380 млн. грн. «Государство планирует выделить эти средства из стабилизационного фонда», – подчеркнула премьер. Задолженность ХГАПП коммерческим банкам составляет около 1 млрд. грн. и будет реструктуризирована. Как заявила премьер, завод имеет заказы на 10-15 лет и возможность производить самолеты. Ю.В. Тимошенко подчеркнула, что кризис в украинской авиапромышленности искусственный, поскольку полмиллиарда грн. кредитных средств, взятых на развитие авиазаводов, были вывезены в офшорные зоны на счета личных фирм ряда бывших руководителей этих предприятий. Сейчас выяснением этих вопросов занимаются соответствующие органы.

24 марта в АНТК им. O.K. Антонова состоялось четвертое заседание Украинско-Российской подкомиссии по вопросам сотрудничества в области авиационной промышленности, в состав которой вошли руководители министерств и авиационных предприятий обеих стран. Украинскую часть подкомиссии возглавил первый заместитель министра промышленной политики А.И. Пинский, российскую – заместитель министра промышленности и торговли Д.В. Мантуров. Стороны рассмотрели ряд вопросов, в том числе: возможные пути интеграции российского ОАО «Объединенная авиастроительная компания» (OAK) и украинских авиастроительных предприятий; о совместном производстве самолетов семейств Ан-148, Ан-140 и Ан-74; о возобновлении серийного производства тяжелого транспортного самолета Ан-124. В результате обсуждения сторонами подписан Протокол, наметивший конкретные меры по реализации вышеназванных вопросов. Комментируя результаты встречи, Генеральный конструктор Д.С. Кива, в частности, сказал: «Мы пришли к соглашению с нашими российскими коллегами практически по всем вопросам. Сегодняшняя наша встреча, несомненно, стала еще одним продуктивным шагом на пути многолетнего сотрудничества авиационных предприятий Украины и России».

31 марта международный аэропорт «Киев» (Жуляны) впервые за свою историю принял авиалайнер А-320. Самолет, выполнявший технический рейс, прибыл из Борис-поля и приземлился на реконструированную ВПП аэропорта. Ее общая длина теперь составляет 2310 м, а ширина – 45 м. Как отметил министр транспорта и связи Украины Иосиф Винский, таким образом, реконструированная полоса уже может принимать вместительные самолеты типа А-320 и Боинг-737. Следующим этапом реконструкции аэропорта станет строительство рулежной дорожки и перронов, которое планируется завершить до 1 июля 2009 г. Развитием терминалов для пассажиров будет заниматься частный бизнес. «Надеюсь, что, пока будем строить рулежную дорожку и перроны, инвестор найдется», – сказал министр. По его словам, в прошлом году в реконструкцию аэропорта было вложено 79 млн. грн., а до конца этого года планируется освоить еще 74 млн. грн. государственных средств.

18 марта исполнилось 80 лет Генеральному конструктору, Герою Украины, члену-корреспонденту Национальной академии наук Федору Михайловичу Муравченко.

Он родился в с. Запорожье-Грудуватое Синельниковского района Днепропетровской области и после окончания ХАИ поступил в 1954 г. на работу в Запорожское моторостроительное ОКБ (ныне ЗМКБ «Ивченко-Прогресс»). С тех пор вся его жизнь связана с этой знаменитой фирмой, двигателями которой оснащены такие летательные аппараты, как Ан-12, Ан-74, Ан-124, Ан-70, Ан-148, Як-42, Ту-334, Бе-200, Ми-26. Он прошел путь от инженера до руководителя известного далеко за пределами Украины КБ. За годы своей деятельности Ф.М. Муравченко принял участие в создании 44 типов и модификаций авиационных и наземных газотурбинных двигателей, которые эксплуатируются в более чем 100 странах мира. Ему принадлежат свыше 200 научных работ и публикаций, а также свидетельств на изобретения. Достижения Ф.М. Муравченко были отмечены многочисленными государственными и общественными наградами, научными степенями и званиями. Однако самым очевидным свидетельством его заслуг является само ЗМКБ, коллектив которого, во многом благодаря усилиям Генерального, не только сохранил работоспособность в нелегкое постсоветское время, но и приумножил свои достижения.

2 марта исполнилось 40 лет со дня первого полета англо-французского сверхзвукового пассажирского самолета Concorde. Основными разработчиками лайнера были компании: Sud Aviation (Aerospatiale, ныне EADS) с французской стороны и ВАС (ныне BAe Systems) с британской. В общей сложности построили 20 самолетов. Из них 6 использовались для различных летных испытаний и экспериментов, 14 эксплуатировались авиакомпаниями British Airways и Air France, каждая из которых имела по 7 машин. Причем 9 «Конкордов» были проданы им, а 5 переданы по символическим ценам – 1 фунт стерлингов или 1 франк. Коммерческие полеты начались в 1976 г. В основном, самолеты летали из Парижа и Лондона в Нью-Йорк. В 1977 г. British Airways и Singapore Airlines приступили к совместной эксплуатации одного лайнера на маршруте Лондон-Сингапур (через Бахрейн). Этот самолет на левом борту нес символику Singapore Airlines, на правом – British Airways. С длительным перерывом «Конкорд» работал на этой линии до 1980 г. В 1978 г европейцы передали 10 самолетов в аренду американской авиакомпании Braniff International Airways, которая до мая 1980 г. эксплуатировала их на линии Даллас (шт. Техас)-Вашингтон. Единственная катастрофа «Конкорда» произошла 25 июля 2000 г., когда при вылете из парижского аэропорта Шарль де Голль разбился борт F-BTSC авиакомпании Air France, в результате чего погибли 113 человек (в т.ч. 4 – на земле). Эксплуатацию сверхзвуковых лайнеров прекратили 26 ноября 2003 г. В целом, за 27 лет «Конкорды» перевезли более 3 млн. пассажиров.

5 марта агентство АРМС-ТАСС распространило исходящую от ОАО «Вертолеты России» информацию, согласно которой в 2008 г. в РФ было построено 169 вертолетов: 114 семейства Ми-8/17, 20 боевых Ми-24/35М. Ми-28Н и 11 семейства Ка-27/32, а также модернизированы 24 Ми-2, которые включены в итоговые показатели как новые. По утверждению руководства «Вертолетов России», это объясняется увеличением ресурса основных элементов планера этих вертолетов на столько, что их можно отнести к вновь построенным. 59 винтокрылых машин – наибольшее количество – выпустили на ОАО «Улан-Удэнский авиазавод».

Казанский вертолетный завод построил 55 экземпляров, ОАО «Роствертол» – 44 (включая 24 модернизированных Ми-2) и Кумертауское авиационное ПО – 11. Относительно 2007 г. количество выпущенных в России вертолетов возросло на 65%, а на 2009 г. запланирован 74% рост производства к уровню прошлого года.

16 марта газета «Коммерсантъ» опубликовала небольшую статью, в которой приведены данные, связанные с исследованием состояния парка истребителей МиГ-29. Полеты этих самолетов были прекращены после произошедших 17 октября и 5 декабря 2008 г катастроф МиГ-29 из 120-го ИАП (Читинская область). В общей сложности, в ВВС РФ насчитывается 291 «двадцать девятый» – почти треть всего истребительного парка. Они состоят на вооружении пяти авиаполков, трех учебных центров. Проверка состояния МиГ-29, которую проводят специалисты 13-го НИИ Минобороны и РСК «МиГ», еще не завершена. Однако из 190 проверенных машин 90 пришлось забраковать. Как сообщил официальный представитель ВВС подп-к Владимир Дрик, осмотры остальных самолетов проходят в плановом порядке, а те машины, что были выбракованы, вернутся в строй после ремонта. Специалисты проверяют кили истребителей на предмет коррозии и усталостных трещин. Именно это стало причиной катастрофы 5 декабря 2008 г. В то же время, начальник службы безопасности полетов авиации Вооруженных сил РФ генерал-лейтенант Сергей Байне-тов заявил, что в ходе проверок «была выявлена коррозия хвостового оперения даже на совершенно новых самолетах с налетом не более 150 ч». Самыми новыми на сегодня являются «алжирские» МиГ-29СМТ, которые были возвращены этой страной и переданы в конце 2008 г. – начале 2009 г. в российские ВВС. Причем алжирская сторона мотивировала свой отказ именно неудовлетворительным техническим состоянием самолетов.

7 апреля в московском аэропорту Внуково-3 прошла церемония подписания соглашения о приобретении итальянской фирмой Alenia Aeronautica 25% + 1 акция в капитале компании «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС). В церемонии приняли участие: министр промышленности и торговли РФ Виктор Христенко, министр экономического развития Италии Клаудио Скайола, генеральный директор компании «Сухой» Михаил Погосян, а также президент концерна Finmeccanica Франческо Гуаргуальини. «Еще ни один партнер России в области авиации не имел блокирующего пакета акций. Только наши итальянские друзья», – сказал В. Христенко, комментируя завершение сделки.

8 апреля Госдума России приняла в третьем чтении закон, которым красные звезды, используемые в качестве опознавательных знаков на военных, пограничных и выполняющих мобилизационно-оборонные задачи летательных аппаратах, заменяются на аналогичные красные звезды, окаймленные синей и белой полосами и красной линией по контуру. Этот же документ предлагает наносить на военно-транспортные воздушные суда, используемые для полетов за пределы РФ, изображение российского триколора в качестве знака государственной принадлежности.

17 марта газета «Нью-Йорк тайме» сообщила, что американские военные называют БПЛА самым эффективным оружием в борьбе против боевиков «Аль-Каиды». По словам представителей Пентагона, такие аппараты уже сделали для обнаружения террористов и спасения жизни американских солдат в Ираке и Афганистане больше, чем какие-либо другие системы вооружения. При этом оборонное ведомство США признало, что более трети всех БПЛА Predator, используемых в Ираке и Афганистане, разбились. Как отмечают операторы этих «беспилотников», зачастую аварии происходят из-за отказов системы управления.

21 марта компания Boeing продемонстрировала опытный образец многоцелевого истребителя F-15SE (Silent Eagle), в конструкции которого нашли применение решения, характерные для боевых самолетов 5-го поколения. Среди них такие элементы технологии «стэлс», как: внутреннее расположение вооружения, снижающее радиолокационную заметность покрытие и вертикальное оперение с развалом. По заявлению разработчиков, в результате уровень заметности истребителя во фронтальной проекции соответствует самолету пятого поколения в конфигурации, одобренной американским правительством для продажи за рубеж.

В каждом из четырех отсеков вооружения, образованном внутри конфорных топливных баков, можно разместить одну ракету «воздух-воздух» AIM-120 AMRAAM или одну 454-кг УАБ Мк.83 JDAM. При необходимости на самолет может быть установлен весь комплект внешних узлов подвески вооружения, применяемый на F-15E. Еще одной особенностью F-15SE стала цифровая система РЭБ, разработанная компанией BAe Systems. Новая версия самолета предназначена, прежде всего, для зарубежных заказчиков. «Боинг» оценивает потенциальный рынок F-15SE в 190 машин и намерен предложить их Японии, Южной Корее, Сингапуру, Израилю и Саудовской Аравии. Первый самолет может быть поставлен в 2012 г. «Боинг» также надеется, что заинтересованность в закупке F-15SE выскажут ВВС, которые планировали приобрести F-35, но в связи со значительным ростом его стоимости не могут позволить себе столь дорогую покупку. Согласно предварительной оценке, стоимость F-15SE, включая поставку запчастей и обучение, может составить около 100 млн. USD.

СМЕРЧ ПО-ЕВРОПЕЙСКИ

Андрей Хаустов/ «АиВ», Александр Котлобовский/ Киев

На пороге евроинтеграции

В середине 1960-х гг., в самый разгар «холодной войны», СССР и его союзники по Варшавскому договору располагали огромной сухопутной армией с колоссальным количеством танков. Стратеги НАТО полагали, что в случае вторжения этой армады в Западную Европу наземные силы стран «свободного мира» не смогут оказать ей достойное сопротивление, поэтому полагаться следует на «ядерный зонтик» и авиацию. При этом особое значение придавалось разрушению коммуникаций, командных пунктов и уничтожению выдвигающихся резервов. После этого оторванные от линий снабжения бронированные клинья противника должны были превратиться в груды обездвиженного металла. Для решения этих задач НАТО располагало оперативно-тактическими ракетами Pershing 1 и самолетами-носителями тактического ядерного оружия: построенными в Америке F-105 Thunderchief и F-101A Voodoo, а также выпущенными в Европе по лицензии F-104G Starfighter. Кроме того, на вооружении находилось значительное количество истребителей-бомбардировщиков предыдущих поколений, таких как F-84F, Fiat G.91, Hunter, F-100 и др.

В то же время было очевидно, что одна часть этого парка авиатехники уже перестала удовлетворять требованиям времени, а другая устареет в недалекой перспективе. В США проблему решали, приняв на вооружение новейшие на тот период истребитель-бомбардировщик F-111A и многоцелевой истребитель F-4 Phantom II, а вот Западная Европа могла остаться без эффективного инструмента сдерживания. Конечно, можно было просто закупить заокеанскую технику, но этот путь не являлся панацеей. Правительства многих стран Старого Света предпочитали вкладывать средства в собственную «оборонку», рассматривая военные заказы как эффективный инструмент поддержания на современном уровне всей национальной промышленности. В то же время происходило стремительное удорожание разработки и производства вооружений, что стимулировало поиск способов укрепления «государственных мускулов» с наименьшими экономическими издержками. Очень привлекательно выглядела континентальная кооперация, позволявшая инвестировать в наиболее дорогостоящие программы средства сразу нескольких стран и уменьшить издержки национальных бюджетов.

«Первой ласточкой» в процессе евроинтеграции авиастроителей стал англо-французский сверхзвуковой пассажирский самолет Concorde. В мае 1965 г. те же Великобритания и Франция подписали меморандум по двум направлениям создания военных самолетов, одно из которых привело к появлению легкого сверхзвукового ударного самолета Jaguar. Вторая тема, получившая обозначение AFVG (Anglo-French Variable Geometry), была связанна с исследованиями по перспективным крыльям с изменяемой геометрией, которые в то время авиационная наука считала наиболее подходящими для многорежимных самолетов. Именно она стала отправной точкой на пути создания героя нашего повествования.

Исследования в рамках AFVG не привели к соглашению о разработке самолета. Неудача была вызвана прежде всего тем, что каждой из сторон требовался разный по назначению летательный аппарат, и каждая желала, чтобы именно ее проект стал базовым для программы. Французы нуждались в барражирующем истребителе и настойчиво предлагали взять за основу проект Mirage G фирмы Dassault. Англичанам же требовался сверхзвуковой многорежимный ударный самолет. Его предварительный облик был создан на базе наработок по проекту перспективного истребителя Р.45, разработанного в 1963-65 гг. на фирме Vickers[1*] под руководством Бэрнса Уоллиса (Barnes Wallis) и представлявшего собой двухдвигательный однокилевой высокоплан с крылом изменяемой геометрии и боковыми воздухозаборниками. Отталкиваясь от Р.45, британцы предлагали создать аэродинамически подобный проект более тяжелой двухместной машины. После выхода Франции из AFVG эта программа стала национальной и получила наименование UKVG (United Kingdom Variable Geometry). Она продолжала развиваться, и общий вид будущего самолета претерпел ряд усовершенствований. Одновременно Великобритания серьезно рассматривала возможность закупки американского F-111, но все же такое приобретение было признано чересчур накладным и не отвечающим интересам национальной экономики.

В Европе был еще один сильный игрок – ФРГ. Фирма МВВ (Messerschmitt-Bolkow-Blohm) вела разработку темы NKF (Neue Kampflugzeug), предусматривавшей создание сверхзвукового ударного самолета с изменяемой геометрией крыла, подобного по схеме советскому МиГ-23, но средне-плана. Однако самостоятельно создать такую машину МВВ оказалось не под силу, и правительство ФРГ начало активный поиск партнеров. В результате 19 августа 1967 г. была создана группа MRA 75 (Multi Role Aircraft for 1975 – многоцелевой самолет 1975 г.), включавшая авиастроителей ФРГ, Бельгии, Нидерландов и Италии. Цифра 75 указывала на дату предполагаемого принятия самолета на вооружение. Позже к участникам группы подключилась Канада, но вскоре она и Бельгия вышли из программы, решив закупить авиатехнику американской разработки.

Тем временем Великобритания начала переговоры с ФРГ о слиянии проектов UKVG и NKF. К ноябрю 1967 г. германских партнеров удалось убедить, что предложенная англичанами компоновка на основе UKVG более перспективна. В результате 1 июня 1968 г. Великобритания официально вошла в MRA 75. Незадолго до этого на авиазаводе ВАС в Вартоне прошла демонстрация полноразмерного поворотного узла крыла, в основе которого был подшипник с тефлоновым корпусом. К декабрю 1968 г. было завершено формирование менеджмента проекта и выпущена первая совместная техническая документация.

14 марта 1969 г. программу переименовали в MRCA (Multi Role Combat Aircraft) – слово Combat подчеркивало разработку именно ударного самолета. На этом этапе проект рассматривался в двух основных конфигурациях: одноместной РА-100 для Италии, двухместной РА-200 для Великобритании и Германии. Самолет получил предварительное название Panther (пантера). Одной из его главнейших задач был высокоскоростной полет на малой высоте с одновременным применением оружия, что требовало наличия второго члена экипажа. В результате от одноместного варианта отказались.

1* Вскоре она вошла в BAC

Разработке «Торнадо» предшествовали проекты британского истребителя Р.45 (вверху), британского многорежимного боевого самолета UKV (слева) и немецкого ударного самолета NKF

23 марта 1969 г. для создания и серийного производства самолета образовали консорциум Panavia GmbH с главным офисом в Мюнхене (Германия). В него вошли фирмы: британская ВАС (впоследствии ВАЕ) и германская МВБ с долевым участием по 33% , а также итальянская Fiat и голландская Fokker – по 16,5 % каждая. Партнеры договорились, что переднюю и хвостовую части фюзеляжа будут изготавливать англичане, среднюю – немцы, а крыло – итальянцы. Окончательную сборку решили призводить в трех странах. Стороны определили, что будут использовать метрическую систему мер, а рабочим языком станет английский. В июле 1969 г. после выхода Нидерландов из программы доли участников были перераспределены: по 42,5% получили англичане и немцы, 15% – итальянцы.

Первоначальные планы закупок РА-200 были впечатляющими. Германские военные намеревались приобрести до 700 таких самолетов, чтобы заменить ими практически весь парк F-104G. Но Бундестаг уменьшил их аппетиты до 420 единиц, а когда для ПВО решили закупить 175 истребителей F-4F Phantom II, то заказ на РА-200 сократили до 357 машин. У англичан и итальянцев количество первоначально заказанных машин составляло 230 и 100 самолетов соответственно, и в ходе серийного производства претерпело незначительные изменения.

Для создаваемого самолета вначале попытались подобрать существовавший американский или британский двигатель. Когда из этого ничего не получилось, решили делать новый, для чего 1 июня 1969 г. организовали объединение Turbo Union. В него вошли фирмы Rolls Royce, взявшая общую координацию работ, а также MTU Aero Engines и Fiat Avio. Двухконтурный двигатель с элементами электронного управления получил обозначение RB199-34R и должен был развивать тягу 3670 кгс (35,96 кН) на «максимале» и 6830 кгс (67,0 кН) на форсаже. По предложению «Роллс-Ройс», для него выбрали трехвальную схему, которая позволяла оптимизировать работу на разных скоростных напорах и предотвратить помпаж при резком перемещении РУД с «малого газа» до форсажа или с «максимала» до «малого газа» на любых эксплуатационных углах атаки и скоростях полета. За эти достоинства пришлось заплатить усложнением и удорожанием двигателя. Кроме того, у него оказалась низкая приемистость, но для самолета, не призванного ввязываться в ближний воздушный бой, это сочли приемлемым. Опытный RB199 был запущен на стенде 27 сентября 1971 г., а в 1973 г. британцы провели испытания двигателя на бомбардировщике «Вулкан».

Для комплексирования бортовой электроники самолета 28 августа 1969 г. создали объединение Avionica, состоявшее из фирм EASAMS, ESG и SIA.

Формирование облика

Согласно требованиям военных, новый самолет должен был поражать хорошо защищенные цели (аэродромы, командные пункты, транспортные узлы и т.д.) на территории стран Варшавского договора на глубине порядка 500-700 км. Для этого требовалось выполнять полеты на предельно малой высоте в автоматическом режиме с огибанием рельефа местности и с высокой дозвуковой скоростью. Это и солидный арсенал средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ) повышали вероятность прорыва к объекту атаки в условиях сильной ПВО противника. На средних и больших высотах РА-200 должен был обладать сверхзвуковой скоростью. Также предполагалось, что самолет будет способен оказывать непосредственную поддержку наземным войскам, наносить удары по выдвигающимся резервам противника и использоваться для различного вида воздушной разведки, а при необходимости вести оборонительный воздушный бой. Ему предстояло действовать в любую погоду, днем и ночью, а также поражать цели с одного захода. Чтобы расширить сеть базирования (вплоть до участков автострад), требовались хорошие взлетно-посадочные характеристики. Боевая нагрузка самолета превышала 7 т. Подразумевалось применение большинства образцов авиационного неуправляемого и управляемого оружия стран НАТО, включая атомные бомбы и противокорабельные ракеты. Особое требование выдвигала Великобритания, которой был необходим перехватчик, способный бороться с советскими бомбардировщиками на дальних рубежах. Это привело к решению о разработке двух основных вариантов: IDS (Interdiction Strike) – ударного самолета и ADV (Air Defence Variant) – всепогодного дальнего перехватчика, которым Британия занималась самостоятельно.

Предполагалось, что ударные самолеты, выпускаемые для разных стран-участниц программы, будут иметь минимальные отличия по составу оборудования. Впоследствии это позволило строить машины одной серии в разных странах, более гибко используя трудовые ресурсы партнеров.

Планер IDS и ADV имел минимум отличий, а его особенностью стало крыло изменяемой геометрии. Оно имело 4 положения, в том числе 25°, при котором обеспечивались хорошие ВПХ, и 67° – для высоких скоростей. Особенно это было полезно для полетов у земли, ведь со «сложенным» крылом самолет гораздо меньше трясло, что положительно сказывалось на работе экипажа и бортового оборудования (с ростом угла стреловидности коэффициент подъемной силы уменьшался, и соответственно уменьшалось его приращение при увеличении угла атаки в результате воздействия турбулентных потоков воздуха).

Достижению хороших ВПХ способствовала и механизация крыла, подвижные консоли которого были оснащены двухщелевыми четырехсекционными закрылками, трехсекционными предкрылками по всему размаху и интерцепторами. На передней кромке неподвижного центроплана применили щитки Крюгера, которые при выпуске поворачивались вперед-вниз, увеличивая кривизну профиля. Центроплан имел значительную стреловидность по передней кромке и на малых скоростях создавал небольшую подъемную силу. Но при увеличении стреловидности крыла доля создаваемой им подъемной силы относительно всего крыла возрастала, что компенсировало смещение назад аэродинамического фокуса и упрощало балансировку самолета.

Передняя и левая основная опоры шасси «Торнадо»

Зона кабины экипажа «Торнадо» IDS и правый воздухозаборник

Для обеспечения скоростного полета на предельно малой высоте с огибанием рельефа местности потребовалось разработать специальную систему, которая объединяла в единый комплекс несколько подсистем, ответственных за навигацию и управление самолетом. Предполагалось, что в таких сложных условиях полет будет происходить в автоматическом режиме, что потребовало разработки компьютеризированной электродистанционной системы управления (ЭДСУ). На тот момент эта идея была уже не нова. Элементы аналоговой ЭДСУ применялись еще на британском стратегическом бомбардировщике Avro Vulcan и канадском перехватчике Avro CF-105 Arrow. Сверхзвуковой пассажирский самолет Concorde уже имел полноценную аналоговую ЭДСУ. Система автоматического отслеживания рельефа местности была к тому времени реализована на F-111А и на разрабатываемом в СССР фронтовом бомбардировщике Т-6 (Су-24). Однако на этих машинах стояла гидромеханическая система управления, а сопряженный с бортовым компьютером автопилот обеспечивал выполнение полета по заданному маршруту. Новизна проекта РА-200 заключалась в применении более современного поколения аналоговой ЭДСУ, которая основываясь на более совершенной электронике и используя более гибкие алгоритмы управления, точнее и быстрее отслеживала изменения параметров полета. Ее применение позволило снизить массу и уменьшить количество механических элементов системы управления.

ЭДСУ Panavia-200 состояла из главного бортового компьютера и двух автопилотов: навигационного APFD и увеличения стабильности полета CSAS. Последний имел гироскопы и акселерометры, фиксирующие пространственное положение машины, а также линейные и угловые ускорения по трем осям. Разработанная европейцами ЭДСУ обеспечивала околозвуковой полет, следуя рельефу местности на высоте 60 м. На тот момент это был выдающийся результат – Су-24 и F-111А могли выполнять такой полет на высотах не ниже 100 м. Чтобы обеспечить надежную работу такой системы, применили ее дублирование, а на случай отказа электроники сохранили резервную тросовую проводку управления.

Прицельно-навигационная система (ПНС) состояла из ряда подсистем. Она обеспечивала определение местоположения самолета, выдавала информацию для ЭДСУ. Погрешность в самолетовождении должна была составлять 1,8-2 км за час полета. ПНС также вырабатывала данные для прицеливания при пуске ракет и сбросе бомб. Бомбометание (одиночно, залпом или серией) должно было проводиться как с горизонтального полета, так и со сложных видов маневра. Главную роль при этом играла многорежимная бортовая РЛС фирмы Texas Instruments. Она состояла из двух отдельных станций – GMR (Ground Mapping Radar) и TFR (Terrain Following Radar), антенны которых располагались одна над другой под радиопрозрачным носовым обтекателем. GMR предназначалась для обнаружения целей, в том числе воздушных, а также применения оружия по наземным. Дальность обнаружения наземных целей составляла 100-120 км. Она же сканировала наземные ориентиры, а полученные данные затем сопоставлялись компьютером с загружеными в его память параметрами. Потом эти данные передавались автопилоту, который выдавал команды для проводки самолета по маршруту. Станция TFR совместно с радиовысотомером и датчиками параметров полета служила для выполнения полета с огибанием рельефа местности. Она имела достаточно узкий конус направленности: ±8° в стороны, 10е вверх, 20° вниз и дальность обнаружения до 40 км. Станция была способна идентифицировать такие препятствия, как высоковольтные линии электропередач. Для отработки элементов бортового оборудования самолета было задействовано две летающие лаборатории на базе британских палубных бомбардировщиков Buccaneer.

Механизация крыла «Торнадо» в посадочной конфигурации

Турбулизаторы на киле «Торнадо» и створки реверса в рабочем положении

Препарированный двигатель RB199-34R и створки реверса левого двигателя в полетном положении

Для РА-200 разрабатывали весьма совершенную систему отображения информации. Наиболее важные данные о целях, прицельные марки и пилотажные данные выводились на индикатор на лобовом стекле HUD (Head-up Display). Тактическая обстановка, навигационные данные от РЛС, совмещенные с картой местности, отображались на дисплеях, размещенных по центру приборных досок в обеих кабинах. Другие данные, например, состояние оружия и самолетных систем, отображались в удобном для восприятия виде на универсальных дисплеях в задней кабине. В качестве резервных сохранили несколько традиционных стрелочных приборов.

Самолету предстояло нести до 8 т боевой нагрузки. Для ее размещения машину оснастили семью пилонами с универсальными замками. 3 из них находились под фюзеляжем (1 – по середине, 2 – по бокам), еще по паре – под каждой консолью крыла и могли поворачиваться, оставаясь параллельными потоку при изменении стреловидности крыла. В качестве артиллерийского вооружения решили использовать две 27-мм пушки IWKA фирмы Mauser с регулируемой скорострельностью 1000 или 1700 выстрелов в мин и боекомплектом по 180 снарядов на ствол.

Для увеличения дальности полета по требованию немцев и итальянцев разрабатывался подвесной агрегат передачи топлива в полете (УПАЗ), что позволяло при необходимости превращать ударный самолет в воздушный танкер. УПАЗ подвешивался на средний подфюзеляжный пилон. Англичане в таком оборудовании не нуждались, т.к. располагали флотом заправщиков на базе бомбардировщика Victor.

«Торнадо» набирает силу

В апреле 1970 г. рабочее проектирование нового самолета завершилось. Вначале планировали построить 7 опытных машин, затем – 13, но в конце концов остановились на 9, из них 3 решили собрать в ФРГ, 4 – в Великобритании и 2 – в Италии. 12 ноября 1973 г. в Германии окончили сборку первого прототипа. Он получил гражданский регистрационный № D-9591, который впоследствии заменили на военный 98+04. Машину перевезли с завода МВВ на аэродром Манчинг, где начались ее наземные проверки, рулежные испытания и мелкие доработки. Самолет предназначался для снятия летных характеристик на дозвуке и предварительной отработки силовой установки. Он имел существенные упрощения по сравнению с базовым проектом: воздухозаборники – нерегулируемые, а под дюралевым носовым конусом находился весовой балансир, поскольку РЛС была к тому времени не готова. Первый полет состоялся 14 августа 1974 г. В воздух прототип поднял международный экипаж в составе летчика – англичанина Пола Миллета (Paul Millet) и оператора – немца Нильса Мейстера (Nils Meis-ter). В сентябре того же года РА-200 получил официальное название Tornado.

Второй прототип (per. № ХХ946) взлетел в Вартоне (Великобритания) 30 октября 1974 г. Его пилотировал уже знакомый нам Пол Миллет, но оператором был итальянец Петро Тревисан (Pietro Trevisan). Самолет предназначался для снятия летных характеристик в полном объеме, отработки дозаправки в воздухе. Он имел управляемые воздухозаборники и отличался небольшими противофлаттерными грузами на законцов-ках горизонтального оперения. РЛС по-прежнему отсутствовала. По результатам этих испытаний переднюю кромку стабилизатора сделали с переменной стреловидностью. На этой же машине установили накладную штангу для дозаправки в полете. В июле 1975 г. состоялась первая дозаправка «Торнадо» в воздухе.

Третий прототип (per. № ХХ947) взлетел 5 августа 1975 г. снова в Великобритании. Машина была оборудована противоштопорным парашютом и специальным турбостартером для запуска двигателей в воздухе. Самолет был оснащен двойным комплектом органов управления и по сути стал прообразом учебно-тренировочной модификации. Он предназначался для исследований поведения «Торнадо» на больших углах атаки и ряда иных тестов. В частности, именно на нем 4 октября 1976 г в Вартоне успешно провели испытания по посадке на мокрую полосу.

Первый прототип «Торнадо» завершает первый полет. 14 августа 1974 г.

Восьмой прототип «Торнадо» незадолго до катастрофы, которая произошла 12 июня 1979 г.

Девятый прототип использовали для отработки вооружения «Торнадо»

Четвертый прототип (второй германской сборки) поднялся 2 сентября 1975 г. Он нес гражданский регистрационный № D-9592, позже замененный на военный 98+05. Эта машина имела значительно расширенный по сравнению с первыми тремя «Торнадо» комплект целевого оборудования, включая навигационную систему и РЛС. Кроме проверок электронной совместимости бортового оборудования и его отладки, самолет использовался для полетов на больших высотах и скоростях. В результате ограничение скорости полета было отодвинуто до величины М = 1,92. В апреле 1980 г. около Ганновера на этой машине разбился экипаж в составе опытнейшего летчика-испытателя Людвига Обермейера (Ludwig Obermeyer) и Курта Шрейбера (Kurt Schreiber).

Первые скоростные полеты показали, что сопротивление на сверхзвуке растет быстрее, чем предполагалось. Также возникли значительная неустойчивость по курсу и колебания по крену. Происходил срыв потока у основания киля, а при его несинхронности появлялся разворачивающий момент. Для уменьшения этих вредных явлений пришлось изменить профиль в нижней части киля, закрыть пространство между рулем направления и фюзеляжем. Это уменьшило перетекание потока с одной стороны фюзеляжа на другую. Поведение самолета улучшилось. Затем в основании киля с каждой стороны установили по 7 турбулизаторов. В результате срыв стал происходить одновременно, и разворачивающий момент исчез.

5 декабря 1975 г. настала очередь «Торнадо» итальянской сборки, который взлетел в Турине и получил сначала per. № Х-586, а чуть позже – военный № ММ586. Его особенность состояла в том, что весь объем кабины оператора занимала контрольно-записывающая аппаратура (КЗА). Самолет должен был проходить испытания на флаттер, а затем на сброс авиабомб, но ему явно не повезло: уже в шестом вылете во время посадки он получил серьезные повреждения и надолго выбыл из программы. Когда его восстановили, то использовали для отработки подвесок, режимов сброса боеприпасов и т.д.

Шестой прототип (третий британский, per. № ХХ948) взлетел 19 декабря 1975 г. Самолет также имел кабину оператора, занятую КЗА. Это был первый «Торнадо», оборудованный пушками. Сами орудия предварительно прошли испытания на специально доработанном перехватчике Lightning F.2. На этом «Торнадо» провели отработку стрельбы из пушек, а также те испытания, которые собирались выполнить на поврежденном «итальянце».

Седьмой прототип (третий немецкий, борт 98+06 ) взлетел 30 марта 1976 г. Он имел полный набор авионики и предназначался для комплексного испытания радиоэлектронного оборудования. На этой же машине провели первые полеты с огибанием рельефа местности.

Восьмой прототип (четвертый британский, per. № ХХ950) взлетел 15 июля 1976 г. На нем проверяли прицельно-навигационное оборудование и отрабатывали применение различных типов оружия. 12 июня 1979 г. при сбросе бомбы с полупетли (типовой маневр для сброса атомной бомбы) над Ирландским морем этот самолет потерпел катастрофу, в которой погиб экипаж в составе Расса Пенжелли (Russ Pengelly) и Джона Грея (John Gray).

Девятый прототип был итальянским (per. № Х-587) и взлетел 5 февраля 1977 г. Его также использовали для работ по оружейной тематике.

Для проведения прочностных испытаний был построен еще один планер «Торнадо».

Во второй половине 1970-х гг. все оставшиеся в строю прототипы доработали до уровня первых серийных Tornado IDS и время от времени привлекали для различных испытаний и проверок. Затем их использовали как учебные пособия при подготовке наземного персонала.

Для ускорения отработки авионики были выпущены еще 6 предсерийных самолетов, первый из которых взлетел одновременно с девятым прототипом. На них внедрили все доработки по результатам испытаний, и в ходе постройки отладили технологию серийного производства. Хотя эти машины соответствовали серийным Tornado IDS, однако в строевые части они так и не попали, а до конца своей эксплуатации использовались разработчиками для текущих работ по доводке самолета. В частности, на последней предсерийной машине (германский военный № 98+03) проводились испытания по запуску ПКР «Корморан».

Официальное решение о старте серийного производства было подписано 10 марта 1976 г. Окончательная сборка самолетов производилась на авиазаводах в Вартоне (Великобритания), Оттобурне (ФРГ) и Турине (Италия). «Торнадо», поставляемые в Италию и Германию, сохраняли обозначение IDS. а англичане назвали свои Tornado GR.Mk 1 (часто употребляется и сокращенное обозначение Tornado GR.1). Часть машин имела во второй кабине полноценные органы управления. Таким самолетам добавлялось обозначение (Т), например, Tornado GR.Mk 1 (Т) или Tornado IDS (Т).

Первый серийный «Торнадо» выкатили из сборочного цеха 5 июня 1979 г. Серии Batch 2, 3 и 4 считались специализированными и предназначались для применения ПКР, хотя такие самолеты не всегда поступали в части морской авиации. Германские машины из Batch 2 оснащались усовершенствованной системой управления оружием Multiple Weapon Carrier System (MWCS). Начиная с них, на серийных ударных «Торнадо» внедрили узлы подвески ракет «воздух-воздух» AIM-9P, которые разместили с боку внутренних подкрыльевых пилонов.

Выкатка первого серийного «Торнадо» GR.Mk 1. Вартон, 5 июня 1979 г.

Второй прототип "Торнадо" во время одной из первых дозаправок от воздушного танкера "Виктор" K.Mk2. Июль 1975 г.

Британские самолеты серии Batch 3 и последующих отличались от германских и итальянских сородичей лазерным дальномером LRMTS (Laser Range-finder, Marked Target Seeker), установленным снизу-справа носовой части фюзеляжа. Он позволял использовать управляемые авиабомбы (УАБ) с лазерным наведением Paveway II при условии, что подсветка цели осуществлялась от контейнеров Pave Spike или TIALD, подвешенных под другими самолетами.

Один британский «Торнадо» 3-й серии (per. № ZA402) переделали во всепогодный разведчик GR.Mk 1 А. С него сняли пушки, а освободившиеся объемы заняла инфракрасная сканирующая аппаратура Vinten Linescan для плановой и боковой съемки местности, а также две видеокамеры. Самолет внешне отличается небольшим под-фюзеляжным обтекателем и прозрачными боковыми панелями по бортам фюзеляжа. В остальном самолет почти не отличался от исходного варианта. Под фюзеляжем он мог нести различные разведконтейнеры, имевшиеся в распоряжении RAF. Позднее еще 14 таких машин построили в рамках серии Batch 7.

«Торнадо» из Batch 5 отличались модернизированной ПНС с новым компьютером Litef Spirit III и могли работать с противорадиолокационными ракетами AGM-88 HARM. Кроме того, германские и итальянские самолеты получили возможность использовать подвесные разведконтейнеры.

Специально по немецким требованиям был создан самолет прорыва ПВО Tornado ECR. Его оснастили весьма эффективной системой разведки и определения местоположения вражеских радаров, а также подвесной инфракрасной станцией FLIR. Пушки демонтировали. Основным оружием этого варианта «Торнадо» стали противорадиолокационные ракеты AGM-88 HARM, которые подвешивались на боковые подфю-зеляжные и на внутренние подкрыльевые пилоны (всего 4 шт.). Для люфтваффе выпустили 35 таких машин. Позже еще 16 немецких и 20 итальянских Tornado IDS переоборудовали в вариант ECR.

Помимо стран-участников консорциума, закупила «Торнадо» только Саудовская Аравия. Безусловно, это было очень дорогое приобретение, но в конце 1980-х гг., кроме него, в западном мире существовал лишь один современный ударный самолет такого класса – американский F-15E. На вооружение ВВС США он стал поступать только с декабря 1988 г., а первые экспортные поставки начались через 5 лет Таким образом, выбирать саудовцам было не из чего, и они заключили контракт на поставку 48 Tornado IDS, а в 1993 г. – дозаказали еще такое же количество. Из этих машин 6 были поставлены в варианте GR.1A. Последний «Торнадо» Саудовской Аравии передали в 1998 г, и на этом выпуск самолетов данного семейства прекратили.

Единственным нереализованным проектом на базе «Торнадо» был разработанный для ВВС США самолет прорыва ПВО Tornado FOWW (Follow on Wild Weasel). Интерес американцев к такому варианту возник в связи с планируемым снятием с вооружения аналогичного по назначению F-4G Wild Weasel. Промышленность США в тот момент ничего не могла предложить взамен, а возможности Tornado ECR высоко оценили американские военные. В 1986 г. было подписано соглашение о намерении приобрести 150 Tornado FOWW, а в 1990 г. – даже предварительный контракт на последующее развитие этих машин. Но тут окончилась «холодная война», оборонные программы претерпели кардинальные сокращения, и для замены «Фантомов» закупили доработанные F-16C/D Block 50/52, у которых возможности прорыва ПВО были существенно меньше, но и стоили они значительно дешевле.

Воздушный страж Ее Величества

В 1965-70 гг. Великобритания организовала систему противовоздушной обороны UKADGE (United Kingdom Air Defence Ground Enviroment). Она была призвана контролировать воздушное пространство над Северным и Норвежским морями, а также часть северной Атлантики до стыка в районе Исландии с аналогичной североамериканской системой NORAD. Для эффективного функционирования UKADGE требовались самолеты радиолокационного дозора, однако англичанам так и не удалось довести до ума оборудование своего Nimrod AEW.3, и они были вынуждены использовать архаичные поршневые Shackleton AEW.2 аж до 1991 г., пока наконец-то не обзавелись американскими E-3D AWACS. В этих условиях одной из главнейших особенностей нового британского истребителя ПВО становилась мощная РЛС, позволявшая вести самостоятельный поиск целей в условиях «дырявого» радиолокационного «зонтика».

В начале 1970-х гг. почти идеальным кандидатом на эту роль виделся новейший американский истребитель F-15A Eagle. Однако он имел ряд качеств совершенно не нужных британцам, но за которые так или иначе надо было платить. В частности, F-15 обладал «лишней» массой конструкции, т.к. был рассчитан на большие перегрузки, характерные для маневренных воздушных боев, а вести таковые с советскими бомбардировщиками англичане не собирались. В большей степени под британские требования подходил палубный истребитель F-14A Tomcat, но в 1970-е гг. он имел значительные проблемы с надежностью силовой установки. В этой ситуации англичане решили создать перехватчик на базе «Торнадо», и в 1976 г. приступили к проектированию его.

Внешние датчики инфракрасной разведаппаратуры «Торнадо» GR.Mk 1 А. Справа – «Торнадо» ECR с четырьмя ракетами AGM-88 HARM

Взлетает первый прототип перехватчика «Торнадо» F.2

Для обнаружения целей и управления ракетами фирма GEC Marconi разработала новую псевдомоноимпульсную РЛС AI.24 Foxhunter. Этот радар в отличие от современных ему импульсно-доплеровских РЛС был оптимизирован для поиска целей на большой дальности и в условиях активного применения противником средств РЭБ. Он имел перенастраиваемую частоту и мог выделять движущиеся цели на фоне земли. Подвижная антенна позволяла работать по целям, летящим под углом до 90° к оси самолета. AI.24 обнаруживал бомбардировщик в передней полусфере на дальности до 185 км, а истребитель – до 140 км. Радар имел режим «сопровождения на проходе», в котором он мог отслеживать одновременно до 10 целей. При стрельбе ракетами он подсвечивал цель и обеспечивал наведение на нее 1-2 ракет. Одновременный обстрел нескольких целей не предусматривался. Недостатком РЛС были слабые возможности в условиях ближнего маневренного боя, впрочем, от перехватчика этого и не требовалось.

Новая станция имела большие габариты, чем радары TFR и GMR, стоявшие на ударном «Торнадо». Пришлось удлинить носовую часть фюзеляжа и разработать новый обтекатель РЛС. На самолете оставили только правое орудие. Слева-спереди от фонаря кабины смонтировали складывающуюся штангу для дозаправки топливом в полете, которая убиралась заподлицо с обшивкой. Эти доработки позволили существенно облагородить носовую часть. За кабиной сделали небольшую вставку в фюзеляж, который в целом «подрос» на 1,99 м. Это позволило установить еще один топливный бак, доведя общий запас керосина во внутренних баках до 7100 л. Увеличили площадь и стреловидность центроплана, а щитки Крюгера ликвидировали. Решили установить модифицированный двигатель RB199-34R Мк.104 с тягой на форсаже 8440 кгс, оптимизированный для полетов на средней и большой высотах.

В арсенал «Торнадо» включили 4 ракеты средней дальности Sky Flash, которые разместили под фюзеляжем. Передняя пара находилась в полуутопленном положении, задняя – только касалась корпусами обшивки самолета. Это улучшило аэродинамику перехватчика, но потребовало применения тяжелых катапультных пусковых установок. Для ближнего боя предназначались УР AIM-9L «Сайдвиндер». Они подвешивались на «отростки» внутренних подкрыльевых пилонов, по одной под каждую консоль. Внешние подкрыльевые пилоны на самолет решили не устанавливать, хотя узлы для их крепления сохранили.

В 1978 г началась постройка трех прототипов Tornado ADV. 9 августа 1979 г. первый из них (per. № ZA254) собрали, а 27 октября экипаж в составе шеф-пилота ВАе Дэйва Иглза (Dave Eagles) и оператора Роя Кенвар-да (Ray Kenward) поднял самолет в воздух. Уже в первом полете достигли скорости, соответствующей М = 1,2. Ни первый, ни второй опытный Tornado ADV не имели РЛС и ряда составляющих целевого оборудования, т.к. служили только для проверки летных характеристик. Третий прототип, взлетевший 18 ноября 1980 г., уже предназначался для отработки в воздухе РЛС, но был оснащен ею только весной следующего года.

Первый серийный вариант перехватчика получил наименование Tornado F.2, но еще не был полноценным боевым самолетом. Эти машины оснащались «старыми» двигателями версии Мк.103, а вместо радиолокаторов поначалу несли весовые балансиры. Даже когда они получили свои РЛС. те не соответствовали требованиям по помехозащищенности, и ставить на боевое дежурство такие самолеты было нельзя. Их главной задачей стала подготовка экипажей.

Лишь 20 ноября 1985 г. в воздух поднялся самолет (per № ZE154) с усовершенствованным радаром AI.24 Foxhunter Type W. Модернизированный перехватчик получил обозначение Tornado F.3. Он был наконец-то оснащен двигателями RB199-34R Мк.104, а также новым бортовым компьютером Litef Spirit III и дополнительной навигационной платформой FIN 1010. Кроме того, на подкрыльевые пилоны установили еще по одной пусковой для AIM-9L, доведя их число до четырех. Система управления механизацией крыла была доработана таким образом, что при положении крыла 25° могли автоматически выпускаться предкрылки и закрылки, 45" – только предкрылки, а при большей стреловидности механизация фиксировалась.

Передняя и задняя кабины ударного самолета «Торнадо» IDS

Передняя и задняя кабины перехватчика «Торнадо» F.2 (Т)

Ничиная с сорок пятой машины 5-й серии, стали устанавливать более совершенный радар AI.24 Foxhunter Type Z, способный обнаруживать бомбардировщики на дальности до 230 км. Перехватчики, предназначенные для Саудовской Аравии, оснастили доработанным локатором AI.24 Foxhunter Stage One с улучшенной системой охлаждения. Такие же РЛС получили и все последующие перехватчики, выпущенные для RAF – 7 машин из Batch 6 и 17 машин из Batch 7. Кроме того, на вооружение королевских ВВС приняли 8 перехватчиков 7-й серии {с двойным управлением), предназначенные для ВВС Омана и оставшихся в постройке после расторжения контракта. Последний Tornado F3 покинул сборочный цех в марте 1993 г.

В ходе эксплуатации «тройки» прошли модернизацию. Вначале их дооборудовали для применения совместно с самолетами ДРЛО E-3D, в частности, оснастили системой обмена данными JTIDS. Перехватчики также получили новую аппаратуру предупреждения об облучении РЛС противника RHAWS, навигационные приемники GPS и более емкие 2250-литровые ПТБ. В ходе операции «Буря в пустыне» на них установили американские устройства для постановки ИК-помехТгасог AN/ALE-40, а после войны – британские Vinten Vicon 78. В 1996 г. началась планомерная работа по приведению бортового оборудования всего парка перехватчиков в соответствие с новейшими стандартами НАТО, В начале нового века их арсенал пополнили ракеты AMRAAM и ASRAAM.

Вторая молодость

В середине 1980-х гг. в СССР появились средства ПВО нового поколения, включавшие не только радиолокационную, но и оптико-телевизионную систему наведения, которая была не чувствительна к радиопомехам и не демаскировала комплекс. Противостоять такому противнику при свете дня становилось очень сложно, и требовалось повысить возможности «Торнадо» для действий ночью и в сложных метеоусловиях. Кроме того, авиастроители все большее внимание стали уделять снижению заметности своих изделий.

О модернизации «Торнадо» задумывались все их владельцы, однако лишь в Великобритании этот процесс приобрел значительный размах. Там стартовала так называемая «модернизация середины жизни» самолета – MLU (Mid Life Update). Были выпущены требования SR(A)417, согласно которым доработкам предстояло подвергнуть 165 Tornado GR.Mk 1 и Mk 1А, а также построить 26 новых самолетов серии Batch 8.

В рамках программы фирма GEC Marconi начала разработку тепловизионного комплекса Spartan, позволявшего ночью сканировать местность и формировать данные, необходимые для низковысотного полета. Совместно со «Спартаном» должен был работать предназначенный для формирования карты местности тепловизионный комплекс TICM II, также разрабатываемый «Маркони». Испытания опытного образца TICM II провели на доработанном «Торнадо» в 1985 г. Было также предусмотрено использование подвесных инфракрасных станций FLIR. Фирма Ferranti разработала новый, большего размера индикатор на лобовом стекле, позволявший лучше использовать возможности тепловизионной аппаратуры.

Для снижения радиолокационной заметности «Торнадо» компания ВАе спроектировала цельнокомпозитное горизонтальное оперение и начала работы по созданию вертикального. В 1989 г. был подписан контракт на комплексную модернизацию первых трех машин. Но завершение «холодной войны» привело к тому, что в июле 1990 г. всю программу аннулировали.

Вверху – 1500-л и 2250-л ПТБ, внизу – устройство для постановки помех BOZ и контейнер РЭБ Sky Shadow

Устройства для постановки ИК помех на «Торнадо» F. Мк 3

Правый внешний подкрыльевой пилон на «Торнадо» IDS

Зона среза ствола левой пушки «Торнадо» IDS

Вновь к вопросу модернизации «Торнадо» вернулись после анализа опыта, полученного в ходе операции «Буря в пустыне». Основой для ее проведения стали оформленные в конце 1992 г требования MLU 93. Приступив к обновлению машины, ее создатели решили использовать ряд отработанных ранее систем. В частности, демонтировав левую пушку, на ее место установили комплекс TICM II. Теперь он должен был взаимодействовать с новым цифровым генератором карт местности DMG (Digital Map Generator), который показывал текущее положение самолета и рекомендованный курс. Навигационную систему дополнили приемником GPS. Внедрили цифровой интерфейс передачи данных DTS (Data Trans-fere Cartridge). В кабине установили новые многофункциональные дисплеи и упоминавшийся выше новый индикатор на лобовом стекле. На него стало возможно проецировать информацию от датчиков, фиксировавших различные источники РЛ-излучения, и экипаж в полете мог выделить «горячие точки»: зенитные средства, работающие РЛС, прикрытые средствами РЭБ зоны, распределив их по степени важности и опасности. Были разработаны очки ночного видения NVG (Night Vision Goggles), которые в комплексе с системой FL1R позволяли пилотировать самолет ночью на малой высоте в ручном режиме. Оборудование кабины доработали так, что оно стало совместимым с NVG. Предусмотрели и систему, срывавшую очки со шлема в момент катапультирования, предотвращая тем самым травмы шеи. В кабине появилась новая ручка управления самолетом, на которую вынесли дополнительные кнопки, что позволило пилотировать машину, применять оружие и переключать дисплеи, не снимая руки с нее. Систему управления оружием доработали для использования контейнера-це-леуказателя TIALD таким образом, что стало возможно применять УАБ с лазерным наведением без «подсветки» цели другим самолетом. Арсенал «Торнадо» пополнили: крылатая ракета Storm Shadow, бронебойная Brimestone и подвесной разведконтей-нер RAPTOR. Двигатели RB.199-34R Мк.103 заменили на Мк. 103В, оснащенные цифровой системой предотвращения помпажа. Также была проведена максимальная унификация бортового оборудования с иными самолетами, стоявшими на вооружении RAF.

Модернизированный ударный самолет получил обозначение Tornado GR.Mk 4.

Первая обновленная машина (per. № ZD708) взлетела 29 мая 1993 г, и до 2003 г соответствующую переделку прошли 142 «Торнадо» GR.Mk 1. В то же время аналогичным образом доработали 25 разведчиков GR.Mk 1А, которым присвоили обозначение Tornado GR.Mk 4А. Кроме прочего, в фюзеляже каждого такого самолета установили новые инфракрасные разведсистемы T1RRS и IRLS, занявшие место прежних систем аналогичного назначения.

В начале 1990-х гг. 26 машин из Batch 3 модифицировали в носители новых ПКР Sea Eagle, получившие обозначение Tornado GR. Mk 1В Первый из них (per. № ZA407) поднялся в воздух 18 сентября 1993 г. Этот вариант «Торнадо» впоследствии не подвергался доработкам по программе МШ, что объяснялось уменьшением угрозы, исходящей от ВМС России, и бюджетными ограничениями.

Модернизация германских Tornado IDS проходила в значительно меньших масштабах. В начале 1990-х гг. самолеты ранних серий привели к соответствию конфигурации Batch 5. Кроме того, их оснастили новыми подвесными станциями РЭБ Cerberus III и приемниками GPS. В 1995 г. было решено закупить израильские контейнеры лазерного целеуказания Raphael Litening, позволяющие использовать УАБ. В настоящее время ведутся работы по приведению парка к соответствию современным стандартам НАТО и совместимости с новейшим вооружением, разрабатываемым для многофункционального истребителя Eurofighter Typhoon.

Британцы разработали программу TIARA (Tornado Integrated Avionics Research Aircraft), предусматривавшую модернизацию перехватчиков. Для отработки заложенных в нее решений в 1998 г. переделали и начали испытания Tornado F 2 (per. № ZD902). В частности, на нем перед козырьком фонаря смонтировали тепловизи-онную станцию Firstsight IRST, разработанную «Маркони», а монохромные дисплеи в кабинах заменили на цветные большего размера. Однако в связи с планируемым перевооружением на «Еврофайтеры» такую модернизацию перехватчиков признали нецелесообразной.

Оружие «Торнадо»

Предполагалось, что в Западной Европе «Торнадо» станет основным носителем тактических ядерных авиационных боеприпасов. Военная доктрина НАТО предусматривала, что в военное время страны-владельцы атомного оружия могут передавать его союзникам по альянсу. Самолет имел оборудование, позволявшее использовать британскую тактическую атомную бомбу WE177E массой 435 кг и несколько более тяжелую американскую бомбу В61 мощностью по 100 кТ каждая. Однако их применение виделось крайним шагом, поэтому основным оружием «Торнадо» были свободнопадающие авиабомбы Мк.83 (американские) и GP1000 (британские) массой по 447 кг, а также специальные кассеты.

Бомбовая кассета MW-1 Streubombe разрабатывалась с 1966 г. германской фирмой Raketen Technic Gmbh (филиал Daimler Benz) и получилась настоящим монстром со снаряженной массой до 4700 кг

Она включала 1 12 стволов, направленных перпендикулярно оси самолета. В каждый из них можно было зарядить до 42 боеприпасов, которые в воздухе выстреливались в разные стороны. Кассета подвешивалась под фюзеляж «Торнадо» и перезаряжалась на земле подобно блоку НАР. В 1984 г ее приняли на вооружение в Германии и Италии. Применение MW-1 позволяло «засеять» бомбами участок длиной до 1200 м и шириной до 400 м (без учета разлета осколков). По оценкам экспертов, звено «Торнадо», оснащенное MW-1 в варианте снаряжения DM 32. могло вывести из строя танковый батальон.

«Торнадо» GR. Мк 1В – самолет-носитель противокорабельных ракет «Си Игл»

Модернизированный ударный самолет «Торнадо» GR.Mk 4 с подвешенными под фюзеляжем крылатыми ракетами «Сторм Шэдоу»

В 1985 г в Великобритании появилась аналогичная по назначению, но более компактная кассета JP-233. По два таких устройства можно было подвешивать как под фюзеляжем «Торнадо», так и под крылом. Кассета имела модульную конструкцию, в расчете на одновременное применение двух различных видов боеприпасов: один модуль для 30 бетонобойных бомб SG357, другой – для 215 мин НВ876. При подвеске под фюзеляж каждую кассету заряжали полностью, и ее масса составляла 2335 кг. При подкрыльевой подвеске заряжали только один модуль, и кассета весила примерно вдвое меньше. «Торнадо», оснащенный двумя JP-233, мог накрыть участок почти такой же длины, как и самолет с одной MW-1, но плотность поражения получалась существенно меньшей.

В 1987 г. британцы приняли на вооружение кассетную бомбу Hades. Она значительно меньше JP-233, весит 259 кг и несет 49 мин НВ876. Бомба может применяться на любом ударном самолете, стоящем на вооружении RAR но имеет существенный недостаток – минимальная высота использования должна быть не менее 600 м.

Управляемые авиабомбы с лазерным наведением GBU-10/12/16 Paveway II и GBU-24 Paveway III могут применять со средних высот только машины, оснащенные соответствующим оборудованием. Поскольку в условиях тумана или сильного задымления лазерный луч не может подсветить цель, эти УАБ были модернизированы. В их систему управления добавили блок, связанный с GPS, что позволило наносить удары в любых условиях по целям с заранее известными координатами. Так появились «Улучшенные Пэйвуэй». С 2006 г. на вооружение стала поступать новая УАБ Paveway IV.

В 1990-е гг. были разработаны навесные модули Joint Direct Attack Munition (JDAM), конвертирующие обычные авиабомбы в управляемые. Так, установка JDAM превращает обычную бомбу Мк.82 в УАБ GBU-38, а Мк.83 – в GBU-31 массой 227 и 454 кг. соответственно.

Изначально немецкие и итальянские «Торнадо» получили на вооружение противокорабельную ракету с полуактивной радиолокационной головкой самонаведения AS.34 Kormoran, созданную в 1967 г. концерном МВВ. Почти через два десятилетия появилась более совершенная ПКР Kormoran 2. Великобритания с 1969 г. располагала ракетой AS.37 Martel, разработанной совместно фирмой Hawker-Siddely и французской компанией Matra. В 1985 г. на вооружение приняли новую ПКР Sea Eagle (производитель BAe Dynamics – ныне MBDA). Ракета была оснащена небольшим турбореактивным двигателем TRI-60 и могла развивать скорость 1040 км/ч на уровне моря. Для наведения на цель служила комбинированная система: инерциальная – на маршевом участке полета и активная радиолокационная ГСН – на конечном. Высота полета «Си Игл» контролировалась радиовысотомером, а для ее управления служила БЦВМ. Ракета после запуска летела на предельно малой высоте, когда до цели оставалось не более 30 км, выполняла «подскок» для кратковременного включения ГСН и коррекции курса, затем снова опускалась к самой воде. Включение ГСН на постоянный режим работы производилось за 15-18 км до цели.

«Торнадо» GR.Mk 4 с бомбовыми кассетами JP-233

«Торнадо» IDS с бомбовой кассетой MW-1

Управляемая бомба GBU-24 Paveway III

Предназначенная для борьбы с РЛС ракета AGM-88 HARM была разработана Raytheon Corporation. Она была оснащена твердотопливным двигателем Thiokol-780, осколочно-фугасной БЧ и неконтактным взрывателем с лазерным дальномером. ГСН ракеты способна реагировать на излучение РЛС в диапазонах волн 3, 5, 10 и 25 см. В ее памяти хранятся эталоны сигналов РЛС противника. Принятый сигнал сравнивается с эталонными, что позволяет идентифицировать цель. В одном блоке с ГСН размещена инерциальная система, обеспечивающая высокую точность наведения ракеты в случае выключения РЛС-цели (такой тактический прием давно стали использовать расчеты радаров ПВО). Пуск HARM можно производить после захвата цели ГСН или по предварительно разведанной цели, когда захват производится уже при подлете к ней.

В конце 1980-х гг. ВАе и GEC Marconi разработали новую противорадиолокационную ракету ALARM (Air Launched Anti-Radiation Missile). В 1990 г. она была принята на вооружение RAF. Пуск ракеты производился непосредственно на источник излучения. В случае выключения атакуемой РЛС она набирала высоту от 12000 до 21000 м, глушила двигатель и выпускала парашют. Если локатор снова включали пока ракета спускалась, то ALARM фиксировала его местоположение, запускала двигатель второй ступени, сбрасывала парашют и шла на цель.

Англо-французская крылатая ракета Storm Shadow с бетонобойной проникающей БЧ, разработанная MBDA и принятая на вооружение в 2002 г., предназначалась для поражения высоко защищенных целей. Это довольно крупное изделие длиной 5.1 м. со стартовой массой 1300 кг. Она оснащена ТРД. складывающимся крылом и обладает дальностью полета до 250 км со скоростью М = 0.81. Перед попаданием ракета получает дополнительное ускорение от порохового двигателя. Она снабжена комбинированной системой управления, включающей инерциальный блок, радиолокационный блок следования рельефу местности, приемник GPS. На конечном этапе прицеливание производится с помощью инфракрасной камеры, изображение с которой сравнивается с заранее заложенным изображением цели для выбора точки попадания. На самолет можно подвесить до 4 таких УР.

Крылатая ракета KEPD 350 Taurus – плод совместной работы немецких (EADS) и шведских (Bofors) специалистов. Она повторяет концепцию «Сторм Шэдоу», имеет массу 1400 кг и длину 5 м. Отличие заключается в тандемной БЧ, у которой предзаряд делает отверстие в цели, а основной проникает через него и взрывается внутри. Силовая установка – ТРД Р8300. Дальность полета – 350 км при скорости М = 0,8.

УР Brimstone с активной радиолокационной ГСН, разработанная MBDA и принятая на вооружение в 2005 г.. предназначена для поражения бронированных целей. Ее тандемная БЧ способна пробить броню любого современного или перспективного танка. Запуск может производиться с использованием ПНС самолета-носителя, а также по целеуказанию от наземного авианаводчика или от другого летательного аппарата. Для нее разработали специальную пусковую установку на 3 ракеты. «Торнадо» берет на борт до 18 таких ракет, но чаще – 12 под фюзеляжем. Brimstone можно запустить залпом. После пуска ракеты разводятся на свои траектории в пределах заданной зоны, где они производят окончательный поиск целей.

Пуск противокорабельной ракеты «Корморан»

Наземный персонал подвешивает под «Торнадо» контейнер лазерного целеуказания и ракету HARM

Под фюзеляжем самолета подвешены две крылатые ракеты KEPD 350 Taurus

В 2004 г. RAF приняли на вооружение разведывательный контейнер RAPTOR. Он оснащен оптико-электронной и инфракрасной системами, позволяющими проводить разведку днем и ночью. Оптический канал дает возможность обнаруживать цели на расстоянии 12 км, а инфракрасный – 36 км при высоте полета 6000 м. Снимаемая картинка может демонстрироваться на дисплеях в кабинах. Контейнер может обработать до 200 целей в одном вылете. Предусмотрена передача информации в реальном масштабе времени на наземные пункты по закрытым каналам связи, однако детальное изучение разведданных производится на земле. Контейнер подвешивается под фюзеляж, а пилоны на крыле могут быть заняты оружием, превращая «Торнадо» в разведывательно-ударную систему.

Немецкие специалисты для этих же целей разработали подвесной контейнер GAF с инфракрасным сканером RS-710 и двумя аэрофотоаппаратами Zeis s KS-135 со сменными объективами.

На внешние подкрыльевые пилоны обычно подвешивают средства защиты: чаще под одну консоль – контейнер РЭБ Sky Shadow разработки «Маркони», а под другую – контейнер BOZ фирмы Bofors для отстрела инфракрасных ловушек и дипольных отражателей.

«Главный калибр» перехватчика – УР средней дальности Sky Flash с полуактивной радиолокационной ГСН. Она была создана на базе американской ракеты AIM-7E-2 Sparrow британскими фирмами ВАе и EMI. На замену в настоящее время приходит новая ракета AIM-120 AMRAAM разработки американских корпораций Hughes и Raytheon. Она имеет аналогичную по типу, но более совершенную ГСН и обладает почти вдвое большей дальностью.

Перехватчики и ударные «Торнадо» на внутренних подкрыльевых пилонах несли УР малой дальности AIM-9L Sidewinder, разработанные американской корпорациями Raytheon Company и Ford Aerospace. Ракета оснащалась всеракурсной тепловой ГСН. На смену ветеранам «Сайдвиндерам» сегодня приходит новая ракета AIM-132 ASRAAM разработки MBDA. Ее главнейшая особенность – расширенный диапазон дальности пуска.

Под знаменем НАТО

В 1978 г. для освоения «Торнадо» на британской авиабазе Коттесмор организовали Trinational Tornado Training Establishment (I I I E – трехсторонний центр обучения на «Торнадо»). Первая машина GR.Mk 1 (Т) прибыла туда 1 июня 1980 г.

С 1982 г. начались поставки «Торнадо» в строевые части. Пионером здесь стала 1-я авиаэскадра Бундесмарине. Это была одна из лучших авиачастей в ФРГ, имевшая в своем активе 132000 ч налета на «Старфай-терах». Покажем на ее примере прохождение службы «Торнадо» в войсках.

Пуск ракеты ближнего боя «Сайдвиндер» с борта «Торнадо» F.Mk 3

Ракеты средней дальности «Скай Флэш»

Разведконтейнер GAF

На внутренних подкрыльевых пилонах этого «Торнадо» GR.Mk 4 подвешены по паре противорадиолокационных ракет ALARM, под фюзеляжем – 12 противотанковых ракет Brimstone

Подготовка личного состава к получению новой матчасти началась с «бумажной работы» – летчики, инженеры и другие технические специалисты изучали соответствующую техдокументацию, наставления и т.д. В авиацентре Эрдинг в строй ввели тренажер, обучение на котором началось за три с половиной месяца до полетов на реальных «Торнадо». И вот 2 июля 1982 г. в 10.26 произошло знаменательное событие: впервые строевой летчик фрегаттен-капитан Гаупт вылетел на «Торнадо», входившем в состав строевой части Бундесвера. Присутствовали при этом федеральный министр обороны Ганс Апель, главком Бундесмарине вице-адмирал Бете, а также другие военные и гражданские высокопоставленные лица.

В общей сложности в MFG 1 поступили 48 строевых машин и 9 резервных. Поскольку эта эскадра была лидерной, то одной из ее задач стало оказание помощи другим авиачастям флота и Бундеслюфтваффе в освоении нового самолета. При этом личный состав проходил обязательный курс в 111Е.

Освоение «Торнадо» шло полным ходом, и к 16 августа 1983 г. экипажи MFG 1 налетали на новой технике 5000 ч. Следующий год начался с неприятного события. 9 января потерпел аварию над Балтийским морем борт 43+66. При выполнении учебного полета на взаимодействие с надводными кораблями самолет попал в густую облачность, и экипаж потерял пространственную ориентировку. В итоге летчик вышел на малой высоте на закритические режимы, и машина свалилась. Автоматически сработала система катапультирования, экипаж благополучно приводнился и через 45 минут был спасен, а «Торнадо» исчез в водах Балтики.

Важной составляющей боевой подготовки стали маловысотные перелеты на значительные расстояния. 28 марта 1984 г. экипаж в составе командира эскадры капитан-цур-зее Вевецера и обер-лейтенанта-цур-зее Юнгкунца выполнил первый бросок через всю Центральную Европу: из Ягеля на сардинский полигон Дечимоману и обратно. Расстояние около 2100 км удалось преодолеть за 2 ч 45 мин, при этом самолет не поднимался выше 330 м. 20 июля пара «Торнадо» взлетела с португальской авиабазы Бежа, прошла над морем около 1574 км и приземлилась на аэродроме Лажиш, что на Азорских островах.

Год завершился первыми крупными учениями с участием «Торнадо», которые прошли на Сардинии с 22 октября по 28 ноября. В них приняла участие большая часть экипажей MFG 1, которые отрабатывали различные виды бомбометания и стрельбу из пушек по наземным мишеням с габаритами 5x5 м. В 1985 г. эскадра приняла участие уже в более чем двадцати учениях стран НАТО. В августе состоялся первый визит за океан, когда 4 «Торнадо» посетили аэропорт Ла Гардия около Нью-Йорка. В сентябре и октябре Североатлантический блок провел очень крупные маневры Norther Wedding и Bolde Guard-86, во время которых, как писала пресса, немецкие «морские летчики превзошли сами себя». И в дальнейшем значительная доля налета экипажей MFG 1 приходилась на различные учения НАТО, проходившие по обе стороны Атлантики. В ходе их неоднократно выполнялись учебно-боевые пуски ПКР «Корморан». После объединения Германии руководство страны решило сократить Вооруженные силы. «Под метлу» попадала и MFG 1 Фактически ее деятельность прекратилась к концу мая 1993 г. К тому времени общий налет эскадры на «Торнадо» достиг 75000 ч (в среднем около 150 ч в год на экипаж), было пройдено 30000000 морских миль, что соответствовало 1350 рейдам «вокруг шарика» либо 164 полетам на Луну.

Итальянский, немецкий и британский «Торнадо» из ТТТЕ. 26 мая 1982 г.

Формально MFG 1 прекратила свое существование в конце года. Ее самолеты передали новосформированной разведывательной эскадре AKG 51 Immelman, история которой началась 1 января 1994 г. Надо сказать, что новая авиачасть стала достойным преемником моряков. Она переняла часть задач, ранее выполняемых MFG 1, в частности, в курс боевой подготовки вошло освоение применения ракет «Корморан». «Иммельман» также стала активно участвовать в различных учениях, как национальных, так и международных, в первую очередь – в рамках НАТО. Ее авиаторы непременно «выступали» на таких знаменитых ежегодных конкурсах боевых экипажей Североатлантического блока, как Tiger Meet, где всегда показывали хорошие результаты.

Весьма специфичным видом работы 51-й эскадры стала помощь германской полиции. Универсальная развед-аппаратура неоднократно позволяла экипажам выдавать в реальном масштабе времени необходимую информацию органам правопорядка, занимавшимся поисками угнанных автомобилей, похищенных детей, выявлением мест дислокации террористов и объектов их инфраструктуры. Также существенную помощь оказывали разведчики службам гражданской обороны, исследуя районы, которые подверглись ударам стихии или пострадали в результате чрезвычайных происшествий техногенного характера.

Что касается перехватчиков, то их освоение началось в учебном подразделении 229 OCU (Operational Conversion Unit – центр оперативной модернизации). Первый «Торнадо» FMk 2 (Т) (per. № ZD900) там приняли 5 марта 1984 г. Процесс перехода строевых эскадрилий на новые самолеты растянулся на несколько лет. Например, 11-я, 23-я и 25-я АЭ начали перевооружение на «Торнадо» FMk 3 в январе 1988 г.. а полной боеготовности достигли в январе 1990 г. Каждая из них насчитывала по 12 самолетов и 15 экипажей. Основной задачей мирного времени этих авиачастей было ведение патрулирования над Северным морем и перехват выходивших к британским берегам и в Атлантику советских разведчиков и дальних бомбардировщиков. Первыми на этом поприще отличились летчики 23-й эскадрильи, перехватившие 10 ноября 1989 г. пару Ту-95.

Как правило, воздушное патрулирование велось на высоте порядка 15000 м и включало дозаправки от воздушных танкеров. Летчики хорошо отзывались о своих машинах. Так, Роб Каннингхэм отмечал: «Самолет, на самом деле, весьма хорош для выполнения подобного рода заданий: с большой дальностью полета, экономичный, он имеет хорошие навигационные системы и прекрасно вооружен. Он может делать свою работу замечательно – как и положено..» Другие летчики отмечали такие достоинства нового перехватчика по сравнению с «Фантомами», как большая комфортабельность кабины, а также значительно меньший уровень шума двигателей.

В боевую подготовку экипажей перехватчиков входили учебные бои с другими машинами RAF, а также ВВС и ВМС США. Ежегодно проводились реальные стрельбы по мишеням. Например, 25-я эскадрилья регулярно летала на Кипр, где экипажи отрабатывали стрельбу из пушек по конусам, которые буксировали на скорости порядка 370 км/ч «Хоки» из 100-й АЭ. Пуски ракет осуществлялись на полигонах Воли, Эйбер-порт и др. «Сайдвиндеры» применяли по светящимся мишеням, которые таскал за собой БПЛА Jindivik. Для стрельб ракетами «Скай Флэш» использовались беспилотные самолеты-мишени с ЭПР, близкой советским дальним бомбардировщикам.

21 августа 1988 г. четверка перехватчиков взлетела с авиабазы Конингсби, чтобы принять участие в операции Golden Eagle – кругосветном перелете с посещением различных стран, включая Малайзию, Сингапур. Австралию, Новую Зеландию. США. По пути британцы приняли участие в нескольких учениях и авиашоу. В ходе перелетов они дозаправлялись от танкеров VC10 и TriStar. В общей сложности «кругосветка» заняла 66 дней, и 22 октября звено «Торнадо» вместе с самолетом сопровождения «Геркулес» вернулось в Конингсби.

С 13 октября по 20 ноября 1992 г. британские FMk 3 впервые приняли участие в крупнейших ежегодных международных учениях Rad Flag, проводимых на американской авиабазе Неллис, что в Калифорнии. Сменяя друг друга каждые две недели, там «повоевали» 40 перехватчиков из 5-й, 11-й и 29-й АЭ. Вместе с ними работали GR.Mk 1 из 617-й, 2-й и 9-й эскадрилий. Одну неделю своей «вахты» половина британцев работала в дневное время, другая – в ночное, выполняя по 2 вылета за смену. На следующую неделю они менялись местами. В этих же маневрах участвовали итальянцы на «Торнадо» IDS.

Среди прочих задач, выполненных в ходе Rad Flag экипажами перехватчиков, было сопровождение ударных самолетов и прикрытие их от атак истребителей условного противника, роль которого играли американские F-16. Британцы смогли защитить своих подопечных. Они не допустили оппонентов на дистанцию ближнего боя и, как показал анализ записей средств объективного контроля, при отражении атак «сбили» все «Файтинг Фалконы».

В середине 1990-х гг., в связи с ликвидацией советской угрозы, Великобритания приступила к расформированию некоторых своих истребительных эскадрилий. В то же время в Италии шло списание устаревших F-104S, для замены которых в 1994 г. было принято решение взять в аренду 24 освободившихся британских перехватчика. Из них сформировали две группо неполного состава. До конца 2004 г., по мере поступления «Еврофайтеров», все перехватчики вернули англичанам для утилизации.

Учебный пуск ракеты «Скай Флэш» с катапультной установки

Пара «Торнадо» F Мк 3 из 5-й эскадрильи во время патрульного полета в районе границы Саудовской Аравии с Ираком. Август 1990 г.

От Багдада до Кабула

1990 год. Европа преображалась. Перестройка, разрядка, падение коммунистических режимов в странах восточнее линии Одер-Нейсе, самороспуск Варшавского договора – все это для «Торнадо» ознаменовало одно: угроза войны с советским блоком, для которой он и создавался, канула в Лету. Теперь перспективы реального боевого применения машины виделись сугубо теоретически. Но…

2 августа 1990 г. иракский диктатор Саддам Хусейн двинул на Кувейт свои войска. «Багдадскому вору» был объявлен мировой бойкот, а страны-гаранты безопасности Кувейта начали переброску своих воинских контингентов в соседнюю Саудовскую Аравию. Среди них была и весьма значительная авиационная группировка Великобритании. Уже 11 августа на авиабазу Дахран стали прибывать первые «Торнадо» F.Mk 3. Вскоре там уже находились 12 перехватчиков из 5-й и 29-й АЭ, которые приступили к круглосуточному патрулированию воздушного пространства вдоль границ с Ираком. В ходе этих вылетов они дозаправлялись от летающих танкеров VC10, базировавшихся в Бахрейне. К ним сразу же подключились и «Торнадо» ADV из 29-й эскадрильи Королевских Саудовских ВВС.

30 августа на смену первой волне начали прибывать перехватчики из 11-й, 23-й и 25-й эскадрилий RAF. 18 самолетов, заправляясь с танкеров TriStar K.Mk 1, перелетели в Дахран, а их предшественники вернулись в Англию. Надо отметить, что новички прежде, чем прибыть на Средний Восток, провели в ФРГ ряд учебных боев с МиГ-29, доставшихся Бундеслюфтваффе по наследству от ГДР.

На тот же Дахран, другую саудовскую базу Табук и бахрейнскую Мухаррак к началу февраля 1991 г. было переброшено 59 ударных GR.Mk 1 и 6 разведчиков GR.Mk 1 А. Они были собраны, как минимум, из тринадцати эскадрилий RAF. В октябре 1990 г. на базу Аль-Дафра в Абу-Даби перелетели 12 «Торнадо» IDS из 154-й, 156-й и 160-й группо ВВС Италии. Саудовцы подготовили к участию в грядущих боях свои 50 машин: 24 перехватчика и 26 ударных.

До начала боевых действий летчики осваивали ТВД, участвовали в различных учениях, в т.ч. работали за авиацию иракцев, а также их противокорабельные ракеты, маловысотные удары которых командование Коалиции считало более чем вероятными. Боевая подготовка привела к первым потерям. 18 октября 1990 г. во время аварийной посадки в Табуке борта ZA466/FH из 16-й эскадрильи RAF не сработал аэрофинишер, машина на большой скорости вылетела за пределы ВПП и повредила шасси. Экипаж удачно катапультировался. 13 января при полете на малой высоте разбился борт ZD718/BH из 14-й эскадрильи. Экипаж погиб.

В бой «Торнадо» вступили с началом операции «Буря в пустыне», в ночь на 17 января 1991 г. Основной их задачей стало выведение из строя аэродромов противника, что являлось важной составляющей плана Коалиции по завоеванию господства в воздухе. В 01.30 по местному времени для нанесения удара по иракской авиабазе Таллил с Мухаррака и Дахрана отправились шестнадцать GR Мк1, каждый из которых нес по две кассеты JP-233. После воздушной дозаправки машины нырнули к земле, снизившись при подходе к объекту до 54 м. Противник не ожидал англичан, которые в полной мере воспользовались внезапностью, безнаказанно нанесли молниеносный удар по ВПП и рулежкам. «Торнадо» быстро скрылись, оставив за собой пыль, дым и разрушения.

В 2.10 с Табука взлетела четверка с таким же вооружением, ведомая винг-коммандером Трейверсом Смитом, и направилась к аэродрому Аль-Ассад. Вскоре одна машина вернулась из-за технических неполадок. Час спустя взлетела пара с ракетами ALARM (по 3 под фюзеляжем каждого самолета), которая должна была поддержать ранее вылетевших коллег. Имея значительно меньшую боевую нагрузку, она обогнала основную группу и вышла к цели первой. В 3.50 ALARM поразили радары иракской авиабазы, а через 5 минут бомбардировщики высыпали содержимое кассет на ее летное поле. По близкому сценарию развивались события и при налете еще одной тройки «Торнадо» на авиабазу Аль-Такаддум.

На рассвете с Мухаррака взлетела четверка «Торнадо», груженная 454-кг ОФАБ, которой предстояло отбомбиться по расположенному недалеко от Басры аэродрому Шуэйба. На сей раз англичан встретил ожесточенный огонь малокалиберной зенитной артиллерии (МЗА) и пулеметов, жертвой которого стал борт ZD791/BG из XV эскадрильи. По британской версии, один снаряд угодил в подвешенный под крылом «Сайдвиндер», взрыв которого серьезно повредил самолет и вынудил экипаж в составе флайт-лейтенантов Эдриана Николла и Джона Питерса катапультироваться. Операция по их спасению не удалась, оба угодили в иракский плен и вскоре были показаны по местному телевидению.

Днем «Торнадо» оставались на земле, а с наступлением темноты возобновили атаки иракских авиабаз. Над Шуэйбой ракетой ЗРК был сбит борт ZA392. Погибли командир 27-й эскадрильи винг-коммандер Найджел Элдсон и его штурман-оператор флайт-лейтенант Макс Колье. Как пишут британцы, над аэродромом Убайда столкнулся с птицами борт ZD744 флайт-лейте-нанта Ингла. В результате на передней кромке левой консоли крыла появилась большая пробоина, но летчик сумел благополучно довести свою машину до Мухаррака и совершить там нормальную посадку.

Всего за первые боевые сутки своей биографии британские GR.Mk 1 совершили 60 вылетов. Из них в 16 использовали противорадиолокационные ракеты, в остальных – кассеты и свободнопадающие бомбы.

«Торнадо» F.Mk 3 (ZA466/FH) после аварийной посадки. Авиабаза Табук, 18 октября 1990 г.

Дозаправка «Торнадо» GR.Mk 1. Под фюзеляжем подвешены две УАБ SPU-123/B. Ирак, февраль 1991 г.

Устранение неисправности радара на «Торнадо» IDS. Справа – подвеска под «Торнадо» GR.Mk 1 бомбы GP1000 во время операции «Буря в пустыне»

В первую ночь той войны по вражеским базам предстояло отработать итальянским и саудовским «Торнадо» IDS. Однако если арабы полностью выполнили боевую задачу, то итальянцы, можно сказать, опозорились «по самые уши». 8 машин вылетели с Аль-Дафры и пошли в сторону Багдада, но вскоре одна из них вернулась из-за неполадок. Остальным требовалось дозаправиться от американского танкера КС-135, однако эту операцию не смогли выполнить аж 6 экипажей! Недостаточный уровень подготовки не позволил им справиться с сильной спутной струей заправщика, и они вынуждены были отказаться от выполнения задания. Только борт ММ7074 из 155-й группо сумел принять дополнительный запас топлива и продолжил полет. Однако лучше бы его экипаж не проявлял столько сноровки… В районе цели их самолет был сбит иракским истребителем. Летчик к-н Марио Бичилрони попал в плен, а штурман м-р Джанмарко Беллини погиб. Это была единственная в истории боевая потеря итальянского «Торнадо».

В последующие две ночи британские GR.Mk 1 совершили 63 вылета, в ходе которых на иракские аэродромы выгрузили более сотни JP-233. После выведения из строя взлетных полос англичане перешли к атакам войсковых колонн противника, позиций РЛС, некоторых других объектов. Основным оружием в этот период стали свободнопадающие 454-кг бомбы (поначалу брали по 8 на машину, затем это число уменьшили до пяти), Высоту подхода к цели подняли до 6000 м, чтобы выйти из зоны досягаемости МЗА и маловысотных ЗРК. Однако для повышения точности бомбометания стали практиковать атаки с пологого пикирования, выход из которого часто происходил ниже 3000 м, что привело к новым потерям. В ночь на 20 января ракета ЗРК Roland[2*] поразила над Таллилом борт ZA396. Экипаж катапультировался и угодил в плен, причем штурману флайт-лейтенанту Роберту Стюарту удалось скрываться на вражеской территории 3 дня, пока его не поймали местные крестьяне и передали военным, получив премию в 21 000 «зеленых».

В ту же ночь потерпел аварию борт ZD893/AG. Вскоре после взлета с Табука начались сбои в системе управления. Экипаж почти полтора часа вырабатывал топливо, избавился от бомб и дважды пытался совершить посадку, а когда из этого ничего не получилось, катапультировался.

22 января, отражая налет на позицию РЛС в районе Ар-Рутба, иракцы снова «Роландами» сбили борт ZA467/FF Экипаж погиб. Следующей ночью при отделении от держателей взорвалась одна из бомб, сброшенных с борта ZA403/CO (не исключено, что это произошло из-за попадания вражеского снаряда или осколка). Экипаж каким-то чудом благополучно покинул развалившуюся машину и был пленен.

2* По иракским данным, сбит истребителем МиГ-29

С первых дней февраля, в связи с полным исчезновением угрозы со стороны авиации противника, решено было сократить количество ночных вылетов «Торнадо» и перенести центр тяжести боевой работы на дневное время. К перечню атакуемых целей добавились нефтеперерабатывающие заводы, нефтебазы, узлы связи, казармы и ракетный полигон Руфа-Фувад. Особенно успешным оказался налет на НПЗ «Аль-Азизия» в ночь на 2 февраля.

Одновременно началась широкомасштабная кампания союзной авиации против иракских мостов. Наиболее эффективным оружием для уничтожения таких целей считались управляемые бомбы. Однако находившиеся на театре военных действий «Торнадо» не были оснащены оборудованием для их наведения, поэтому из Великобритании спешно перебросили 12 стареньких Buccaneer S.Mk 2, оснащенных контейнерами лазерной подсветки целей Pave Spike. 10 февраля в Табук прибыли и 5 «Торнадо» GR.Mk 1 с аппаратурой TIALD аналогичного назначения.

2 февраля экипажи «Торнадо» впервые применили УАБ в боевой обстановке. Для уничтожения моста через Евфрат у г. Эс-Самава отправились две группы, каждая из которых включала пару «Торнадо» с шестью 454-кг CPU-123/B Paveway II и один «Бакенир». Самолеты-целеуказатели с помощью своей аппаратуры замаркировали цель почти в одной точке. Были сброшены 12 бомб, из которых 9 угодили в мост на расстоянии 1-2 м друг от друга. Взрыватели сработали у восьми. Этого вполне хватило, чтобы от сооружения осталось одно воспоминание. «Антимостовая» кампания завершилась 13 февраля. В тот день взлетевшее с Дахрана звено «Торнадо» атаковало мост у Фаллуджи. Из-за срыва наведения в цель попала лишь одна бомба, мост получил повреждения, но сохранил пропускную способность. Остальные бомбы полетели куда попало, одна из них угодила в городской рынок, вызвав многочисленные жертвы среди гражданского населения. В общей сложности на мосты было сброшено 169 УАБ. Из строя удалось вывести 24 объекта.

Британский "Торнадо" GR.Mk4 во время очередного патрульного полета дозаправляется от американского танкера KC-135. Ирак, май 2007 г.

Осмотр приборного отсека и механизации крыла «Торнадо» GR.Mk 4

В тот же день союзники приступили к методичному уничтожению железобетонных аэродромных укрытий. 14 февраля состоялся крупный налет на Аль-Таккадум, в котором приняли участие 4 «Бакенира» и 8 ударных машин. В ходе его был потерян последний «Торнадо» в той войне: две ракеты ЗРК С-75 уничтожили борт ZD717. Летчик флайт-лейтенант Руперт Кларк угодил в плен, а штурман Стефен Хикс погиб. После этого афронта британцы отказались от действий столь крупными силами и вернулись к прежней схеме: 4 «Торнадо» плюс 2 «Бакенира». В таких «связках» летчики RAF отработали по пятнадцати аэродромам. В среднем на уничтожение одного бункера уходило по две УАБ. Внесли свой вклад в разрушение укрытий и самолеты, оснащенные контейнерами TIALD, совершив до завершения боевых действий 95 вылетов.

В общей сложности «Торнадо» GR.Mk 1 выполнили 1422 боевых вылета, из них 740 – против аэродромов. По различным объектам было сброшено не менее 950 УАБ, порядка 4250 ОФАБ. В 52 вылетах использовались ракеты ALARM, общий расход которых составил 123 шт. (наибольшее количество пусков – 31 на счету экипажа борта ZD746).

Основной задачей действовавших с Дах-рана разведчиков GR.Mk 1А поначалу был поиск позиций мобильных оперативно-тактических ракетных комплексов Р-300, более известных как СКАД. На задание уходили парами либо по одному. Над территорией противника разведчики старались прижиматься к земле, следуя на сверхмалых высотах (порядка 60 м). Машины несли 4 ПТБ (пару 2250-л под крылом и столько же 1500-л под фюзеляжем), что позволяло выполнять полеты продолжительностью до 3 ч, а в одном случае экипаж находился в воздухе 4 ч 25 мин. Результативность вылетов оказалась различной. Например. СКАДы удалось обнаружить лишь в первую ночь, причем вызванная ударная авиация прибыть не смогла из-за плохой погоды. Всего за время «Бури в пустыне» разведчики совершили 137 вылетов. Потерь они не понесли, а самое значительное повреждение получил борт ZA371, который привез из одного вылета пробоину в киле от зенитного снаряда.

Свою рутинную работу по круглосуточному патрулированию продолжали британские перехватчики, которые до 8 марта выполнили без потерь 696 боевых вылетов. Подтвержденная встреча с противником произошла лишь однажды, 18 января, когда один экипаж обнаружил и попытался перехватить иракский Mirage F1. Однако тот, пользуясь преимуществом в скорости, ушел. Другой экипаж заявил о сбитии МиГ-23, однако не смог подтвердить при помощи средств объективного контроля не только победу, но и саму встречу.

Итальянцы совершили 226 вылетов. В ходе их было сброшено 565 бомб Мк.83. На счету саудовских «Торнадо» 1116 боевых вылетов: IDS – 665, в т.ч. 75 против аэродромов, и ADV – 451. Саудовцы понесли одну потерю: в ночь на 19 января огнем ПВО был сбит ударный самолет. Экипаж погиб. Среди летчиков перехватчиков был член саудовской королевской семьи подп-к принц Абдалла-бен-Халед. В одном интервью он выразил смешанное с сожалением удивление по поводу крайней пассивности ВВС Ирака.

«Торнадо» трех стран за весь период «Бури в пустыне» выполнили 3597 вылетов, что составило 3,15% от общего количества боевых вылетов Коалиции. При этом на долю «Торнадо» пришлось 20,45% общих потерь союзной авиации, и это самый высокий уровень утрат среди всех типов летательных аппаратов, применяли в Заливе. Обращает на себя внимание, что треть сбитых «Торнадо» была уничтожена во время применения с малых высот кассет JP-233. Британцы объяснили это насыщенностью иракских позиций маловысотными средствами ПВО, расчеты которых имели солидный опыт, полученный в ходе восьмилетней войны с Ираном. Необходимо отметить, что все попавшие в плен летчики «Торнадо» после окончания боевых действий смогли вернуться домой.

По завершении большой войны союзники установили над Ираком две запретные для полетов зоны: северную – выше 36-й параллели и южную – ниже 32-й. Там не только воспрещалось появляться любому иракскому летательному аппарату, но и на земле не позволялось располагать какие-либо системы ПВО. а также вводить сухопутные войска с тяжелым вооружением. Операция по контролю над южной зоной получила название «Южная стража» (Southern Watch) и продлилась без малого 12 лет, вплоть до новой войны в Заливе. Британцы приняли в ней участие с первого же дня, для чего отправили на Средний Восток новые силы. т.к. участники зимних боев вернулись на родину. 27 августа в Дахран прибыли три GR.Mk 1А из 2-й эскадрильи, а также три GR.Mk 1 из 27-й и 617-й АЭ, оснащенные контейнерами TIALD. Как только экипажи освоились на новом месте, они начали выполнять патрульные полеты.

Со временем к несению службы приступили и перехватчики FMk 3, а в августе 2002 г. отмечено боевое применение ударных машин новой модификации GR.Mk 4. Общее количество «Торнадо» то увеличивалось, то уменьшалось, но не превышало два десятка бортов. Сеть базирования расширилась: «Торнадо» также «прописались» на кувейтском аэродроме Али-аль-Салем и саудовском Аль-Хардж.

Иракцы постоянно нарушали достигнутое соглашение: их истребители то и дело появлялись в воздушном пространстве южной зоны, время от времени ЗРК и зенитки обстреливали союзные самолеты, сухопутные части с бронетехникой и артиллерией совершали марши южнее 32-й параллели. Когда союзники считали, что «Саддам зарывается», они организовывали довольно крупные операции, в ходе которых совершали массированные налеты на Багдад и расположенные в его окрестностях объекты. При этом часто страдало гражданское население.

Одной из наиболее крупных операций подобного рода был «Лис пустыни» (Desert Fox), которая прошла 16-19 декабря 1998 г. С британской стороны в ней участвовали 26 самолетов различных типов, в т.ч. 2 заправщика VC10, 18 GR.Mk 1 и 6 FMk 3. Целями для них были: 6 позиций ПВО, казармы Республиканской гвардии в Эль-Куте, штаб-квартира службы безопасности, узлы связи, авиаремонтный комплекс в н.п. Ас-Сахра, где шло переоборудование в БПЛА самолетов L-29 (союзники подозревали, что Хусейн собирается их использовать в качестве носителей химического и биологического оружия). Всего «Торнадо» совершили 28 вылетов, сбросив 48 «Пэйвуэй» II и 4 «Пэй-вуэй» III. Подсветка осуществлялась при помощи TIALD. Точность оказалась высокой: лишь 15% бомб не попали в цель. Практически все объекты, в т.ч. и авиаремонтный комплекс, были либо уничтожены, либо надолго выведены из строя.

Перехватчики вновь вели многочасовые патрулирования, но противника так и не встретили. Лишь однажды был шанс перехватить иракский МиГ-23, пытавшийся сбить беспилотный разведчик Predator, но вовремя предупрежденный с земли об опасности «сокол Саддама» отказался от боя и ушел восвояси.

«Торнадо» F.Mk 3 (per. № ZG753 / килевой код НН) из 111-й эскадрильи RAF. Шотландия, 24 февраля 2005 г.

«Торнадо» GR.Mk 1А (per. № ZA398 / килевой код S, сер. № BS065) из 2-й эскадрильи RAF. Англия. 19 мая 1999 г.

«Торнадо» GR.Mk 1 (килевой код GY) в окраске, типовой для операции «Буря в пустыне». Эскадрилья неизвестна. Самолет вооружен двумя УР ALARM. Конец 1990 г.

«Торнадо» GR.Mk 1А (per. №ZA371 / килевой код С, сер. №. BS053) из 2-й эскадрильи RAF. Англия, март 1995 г.

«Торнадо» IDS (код 43+87, per. № 226, сер. № GS060/4087) авиации Бундесмарине готовится к дозаправке от британского танкера VC10 в ходе учений Frisian Flag. Англия, 30 сентября 1999 г.

«Торнадо» IDS Королевских Саудовских ВВС. Конец 1980-х гг.

«Торнадо» IDS (код 45+79, per. № 694, сер. № GS220/4279) из эскадры JBG 31 Бундес люфтваффе. Англия, Фейфорд, 23 июля 1999 г.

«Торнадо» IDS (код ММ.7005, per. № 094, сер. № IS004/5007) из 156-й группо ВВС Италии. Англия, Фейфорд, 11 июля 2007 г.

В марте 2003 г. для иракского диктатора пробил «час ноль». Вооруженные силы США совместно с союзниками приступили к «окончательному решению иракского вопроса», начав операцию «Свобода для Ирака» (Iraqi Freedom). Соединенное Королевство отправило в помощь Вашингтону свой контингент, который действовал в рамках собственной операции Telic. Среди прочей авиатехники были привлечены 44 «Торнадо». В Кувейте, на Али-аль-Салем, базировались 18 GR.Mk 4 из состава II, 9-й, 31-й и 617-й эскадрилий RAF. На базе Эль-Удейд в Катаре располагались еще 12 «четверок» из II, 12-й и 617-й АЭ. Саудовская база Принц-Султан стала родным домом для четырнадцати перехватчиков FMk 3 из 43-й и 111-й эскадрилий.

Боевые действия начались 20 марта 2003 г. В этой кампании тактика применения «Торнадо» и используемое вооружение претерпели значительные изменения. Полеты у земли выполнялись редко, удары старались наносить из зон вне досягаемости низковысотных средств ПВО противника, кассеты и свободнопадающие бомбы использовали лишь в 20% вылетов. Зато экипажи «Торнадо» активно применяли управляемое оружие, в т.ч. его новые образцы. Так, 21 марта состоялся дебют крылатых ракет «Сторм Шэдоу». В тот день звено 617-й эскадрильи отправилось на задание, и под фюзеляжем каждой машины было подвешено по две КР. На маршруте англичане встретили сильный зенитный огонь. Один из ведомых, выполняя энергичный маневр уклонения от выпущенной по нему ЗУР, сбросил ПТБ. Оставшийся запас топлива не позволил экипажу продолжить выполнение задания, и он вернулся на базу. Коллеги действовали более успешно и произвели пуски ракет, которые поразили выбранные цели.

На следующий день впервые против РЛС противника была применена модернизированная ALARM Mk 2. В общей сложности до 15 апреля; дня официального завершения этой войны, с «Торнадо» было запущено 47 таких ракет и 27 «Сторм Шэдоу». По результатам испытаний в реальных боевых условиях обе системы получили рекомендации к принятию на вооружение RAF.

Как пишут британские источники, авиация столкнулась с достаточно сильным противодействием ПВО: на каждый самолет пришлось по 8-10 выпущенных зенитных ракет. Но противнику не удалось сбить ни одного «Торнадо». Тем не менее, от одного экипажа Фортуна отвернула свой лик. 23 марта борт ZG710 из 9-й эскадрильи, возвращаясь с задания, направлялся к Али-аль-Салему. Машина шла с постоянным снижением, и, когда оказалась на высоте порядка 5500 м, ее внезапно потряс сильный удар. Самолет взорвался, при этом погиб экипаж в составе флайт-лейтенантов Кевина Барри Мейна и Дэвида Рис Вильямса. Оказалось, что англичане стали жертвами «дружественного огня» американского ЗРК Patriot. Его расчет принял «Торнадо» за противорадиолокационную ракету противника (самолет имел характерный для нее профиль полета – по прямой со снижением).

Перехватчики за кампанию выполнили порядка 1000 вылетов на патрулирование Они обошлись без побед и собственных потерь.

Одержав победу над армией Хусейна, войска союзников приступили к несению оккупационной службы, которая вылилась в ведение ожесточенной противопартизан-ской войны. В результате британская операция Telic не завершилась и по сей день. В ней задействованы все 7 эскадрилий RAF, летающие на GR.Mk 4, экипажи которых работают в Ираке по двухмесячной ротации. До весны 2004 г. они базировались в Кувейте, а затем передислоцировались в Эль-Удейд (Катар).

«Торнадо» GR.Mk 4 с типовым вооружением для действий против иракских партизан под фюзеляжем подвешена одна SPU-123/B и контейнер-целеуказатель TIALD

В новых условиях «Торнадо» проявил себя как неплохой противоповстанческий самолет. Машины практически ежедневно патрулировали в районе Багдада. Как правило, задания выполняли одиночные экипажи, находившиеся в воздухе до 8 ч. Самолеты обязательно несли по два 2250-л ПТБ, а на маршруте и во время патрулирования проводились неоднократные дозаправки от своих либо американских воздушных танкеров. Типичная боевая нагрузка включала одну 454-кг УАБ «улучшенный Пэйвуэй» и полный боекомплект к пушке.

Если на земле возникала необходимость в поддержке «Торнадо», самолеты приходили на помощь в считанные минуты. Например, 28 июня 2007 г. группа боевиков атаковала в южной части Багдада патруль американских «морпехов», а затем отошла и укрылась в одном из домов. Прибывший по вызову «Торнадо» расстрелял из пушки 4 «Тойоты», которые использовали партизаны, и бомбой уничтожил дом. В другом случае отряд иракцев в северной части Багдада напал на американский конвой, обстреляв его из гранатомета. К месту происшествия был направлен патрульный «Торнадо». Он накрыл бомбой собравшихся на одном из перекрестков партизан.

Другая группка пыталась удрать на пикапе, но быстро сменила намерения и укрылась в близлежащем доме. Британцы обстреляли его из пушки, затратив 35 снарядов. Как позже выяснилось, несколько боевиков были ранены. Затем в дом вошел патруль иракской армии, который произвел внутреннюю зачистку. «Торнадо» в это время выжидал, описывая круги. Когда все завершилось, британский экипаж произвел дозаправку и продолжил патрулирование.

Прибытие немецкого «Торнадо» на афганскую базу Мазари-Шариф и осмотр двигателей самолета на этой базе. 2007 г.

Итальянские «Торнадо» IDS во время операции по нанесению ударов по сербским позициям в Боснии. Осень, 1995 г.

В настоящее время «Торнадо» участвуют в операциях НАТО в Афганистане. С 2004 г. в Кандагаре постоянно находятся шесть GR.Mk 4, на которых несут службу экипажи из разных подразделений RAF, сменяющие друг друга по ротации. В апреле 2007 г. на авиабазу Мазари-Шариф прибыли 6 немецких «Торнадо» IDS из разведэскадры AKG 51. Правда. Бундестаг наложил строгий запрет на их участие в боевых действиях с применением оружия, ограничив использование самолетов ведением разведки с больших высот. В последнее время также отмечено появление в Афганистане итальянских машин.

Югославские войны

Распад Югославии сопровождался, по недобрым балканским традициям, кровопролитными войнами, для прекращения которых ООН, НАТО и другие международные организации предпринимали различные меры, включая военные. При их осуществлении нашлось дело для «Торнадо». Так, 15 июня 1993 г. НАТО и Совет Европы объявили о начале операции «Бдительная охрана» (Sharp Guard) – морской и речной (по Дунаю) блокады Союзной республики Югославия, призванной предотвратить поставки оружия. Помимо кораблей, в ней приняла участие авиация, базировавшаяся на итальянском аэродроме Джоя-дель-Колле. В том числе там находились 8 «Торнадо» IDS из 156-й группо ВВС Италии, которые предназначались для поддержки надводных кораблей в Адриатическом море. Самолеты работали либо по вызову, либо вели патрулирование. Перед вылетом на каждую машину подвешивали по паре «Корморанов», «Сайдвиндеров», 1500-л ПТБ и устройств постановки ИК помех. Обычно моряки вызывали «Торнадо» для перехвата не подчинявшихся командам югославских судов. Самолету с подвешенными ракетами достаточно было пройти над строптивцем, как его команда становилась покладистой и стопорила ход. До применения оружия дело ни разу не дошло.

С апреля 1993 г. на основе 816-й Резолюции Совбеза ООН началось осуществление операции «Запрещенный полет» (Deny Flight), продолжавшейся 98 дней. Она преследовала цель заставить враждующие стороны отказаться от применения авиации в небе Боснии. Среди первых самолетов, задействованных для выполнения этой задачи, были британские «Торнадо» FMk 3, которые прибыли на Джоя-дель-Колле. В течение всей операции там находилось 8-9 перехватчиков, периодически сменявшихся по ротации. Они дежурили на аэродроме в состоянии готовности № 1, патрулировали небо над Боснией и Адриатическим морем. Применять оружие перехватчики могли исключительно над Боснией. Этим вовсю пользовались сербы, самолеты которых в ноябре 1994 г. наносили удары по позициям боснийских мусульман в районе анклава Бихач. «Торнадо» нередко направляли на перехват сербских «Галебов», но те успевали покинуть боснийское воздушное пространство, и британским экипажам только оставалось, что проводить наглецов взглядами. В ряде случаев удалось перехватить, принудить к посадке либо вывести за воздушные рубежи Боснии несколько самолетов и вертолетов вспомогательного назначения, включая Ан-2 и Ми-8.

В 1995 г. на итальянский аэродром Пьяченца прибыли самолеты Бундеслюфтваффе: 8 «Торнадо» ECR из истребительно-бом-бардировочной эскадры JBG 32 и 6 «Торнадо» IDS из разведэскадры «Иммельман». 31 августа произошло историческое событие: впервые после 1945 г. германские самолеты выполнили боевой вылет – в тот день пятерка ECR провела разведку мест расположения сербских радаров ПВО в районе Сараево. В дальнейшем боевые вылеты стали обычным делом для немцев. Так, экипажи 32-й эскадры за время проведения операции «Запрещенный полет» отправлялись на задания 811 раз. Их самолеты несли контейнеры РЭБ или две ракеты HARM, но оружие так и не довелось применить. Разведчики из «Иммельмана» летали с контейнерами 13ЕА. Среди их достижений можно отметить обнаружение места падения французского «Миража», сбитого сербами 30 августа 1995 г., экипаж которого был пленен.

Осенью 1995 г. авиация международных сил провела ряд точечных ударов по сербским позициям у Сараево. При этом впервые в Югославии применили оружие итальянские «Торнадо» – 7 сентября одиночный IDS из 6-го стормо сбросил серию 454-кг ОФАБ.

Естественно, не обошлось без «Торнадо» во время воздушной кампании НАТО против Югославии в 1999 г. В июне, в разгар боевых действий, в авиагруппировке альянса насчитывалось 54 самолета данного типа: 14 британских (12 GR.Mk 1, 2 GR.Mk 4 из 9-й и 31-й эскадрилий), 26 итальянских (18 IDS/ECR, 8 FMk 3 из 36-го и 51 -го стормо) и 14 немецких (8 ECR, 6 IDS из все тех же 32-й и 51-й эскадр). Британские машины на первых порах летали с германской авиабазы Брюгген, что было крайне утомительно, поскольку продолжительность боевого вылета составляла 7-8 ч с несколькими дозаправками. Затем их перебросили на французскую базу Солензара, что на Корсике. Всего за кампанию британцы выполнили 160 боевых вылетов.

Весьма активно поработали итальянцы. Перехватчики за 79 дней кампании совершили 295 вылетов с общим налетом 760 ч. Воздушный противник им так и не попался, хотя несколько раз операторы самолета AWACS наводили патрульные «Торнадо» на цели над Сербией. Утверждается, что однажды итальянцы предприняли попытку перехватить МиГ-29, но его летчик вовремя заметил опасность и ушел. На подавление РЛС итальянские «Торнадо» ECR вылетали 168 раз и произвели 115 пусков ракет. Около 140 вылетов, в т.ч. 6 на разведку, выполнили «Торнадо» IDS. Они сбросили 79 управляемых бомб GBU-16 и 54 обычные 227-кг ОФАБ.

Разрушение левого двигателя на «Торнадо» GR.Mk 4 борт ZA458 / DG (слева) и помпаж правого двигателя на ZA595

Слева – «Торнадо» IDS из AKG 51, упавший на английском побережье после столкновения с другим самолетом своей эскадры. 22 апреля 2004 г. Справа – «Торнадо» IDS из JBG 32, разбившийся при посадке в сложных метеоусловиях на аэродроме Бюхель. 23 марта 2009 г.

Немецкие «Торнадо» ECR в ходе этой войны стали первыми германскими самолетами, применившими оружие в боевой обстановке после окончания Второй мировой. Совершив более 500 вылетов, они выпустили по радарам противника 236 ракет HARM. Разведчики AKG 51 продолжали работать в регионе и по окончании всех местных войн, совершив последний, 4713-й, вылет 27 июля 2003 г. Их общий налет составил порядка 13000 ч, было сделано 70000 аэрофотоснимков.

Необходимо отметить, что за все миссии на Балканах подразделения «Торнадо» не понесли ни одной достоверной боевой потери. Правда, сербы заявили, что в 1999 г. им удалось сбить 3 немецкие машины: 2 на счету расчетов ЗРК «Квадрат», 1 числится за летчиком МиГ-21. Этот воздушный бой якобы произошел 27 марта, причем «МиГ» сразу после успешной атаки был сбит американскими истребителями. Бундеслюфтваффе эти потери не признали. Никак не прореагировал на, казалось бы, значительные утраты и Бундестаг, а уж тамошняя оппозиция не упустит случай больно пнуть правительство. И что еще интересно – среди побед авиации НАТО нет ни одного югославского МиГ-21

Путь воина

14 марта 2009 г. исполнилось 40 лет программе MRCA. Даже по современным авиационным меркам «Торнадо» уже немолод. Однако старый солдат продолжает активно служить и будет «утюжить» небо еще не менее 10 лет. Так, Германия хоть и планирует сократить к 2015 г. свой парк «Торнадо» до 85 машин, но дата их окончательного вывода из эксплуатации пока не обнародована. Есть ряд задач, прежде всего прорыв к цели сквозь сильную ПВО противника, которые этот самолет пока решает эффективнее, чем идущий ему на замену Eurofighter Typhoon. Последний еще предстоит модифицировать для достижения таких целей. В Великобритании и Италии ударные варианты «Торнадо» планируют заменить на американские F-35 Lightning II. Однако темпы производства «Лайгнинга II» отстают от заявленных, и не исключено, что в ближайшем будущем может возникнуть проблема продления срока службы парка «Торнадо». С британскими перехватчиками дела обстоят проще – их планомерно выводят из эксплуатации по мере насыщения RAF «Тайфунами». Саудовцы свои ADV уже заменили на F-15S, а о дальнейшей судьбе их ударных машин достоверной информации нет.

Если рассматривать «Торнадо» как инженерный продукт, то следует отметить, что самолет удался. Задачи, поставленные разработчиками, были в целом решены. Известный советский военный специалист А.Н. Пономарев так охарактеризовал эту машину: «Самолет «Торнадо» по сравнению с американскими самолетами является более рациональным с точки зрения использования имеющихся объемов и самым «компактным» многоцелевым самолетом. … Боевая нагрузка самолета «Торнадо» (несмотря на его сравнительно небольшие размеры) сравнима с другими самолетами».

Если оценивать нашего героя на фоне «одноклассников», он не выглядит «середнячком». По своему назначению «Торнадо» IDS соответствует таким машинам, как F-111F и Су-24М, которые на Западе считают тактическими истребителями, а в СССР их честно называли фронтовыми бомбардировщиками. Все они имели весьма совершенную для своего времени бортовую электронику, изначально предназначались для низковысотного прорыва на территорию противника и поражения хорошо защищенных целей, а их возможности ведения воздушного боя сводились к собственной обороне. Полет на предельно малой высоте считался козырной картой европейского самолета. Он мог лететь с огибанием рельефа местности на 40 м ниже своих конкурентов, что, по представлению военных экспертов 1970-80-х гг., должно было существенно повысить вероятность выживания машины в условиях сильной ПВО противника.

Одной из важнейших задач «Торнадо» было нанесение ударов по скоплениям бронетехники и аэродромам со сверхмалых высот с применением бомбовых кассет. Но первый же опыт боевого применения самолета показал, что использование именно такой тактики во время атак иракских авиабаз привело к ощутимым потерям. Для действий у земли машина имела явно недостаточную живучесть. В частности, у нее отсутствовало какое-либо бронирование. Это дает основания полагать, что случись «Торнадо» действовать против бронеколонн Варшавского договора, насыщенных войсковыми средствами ПВО, они бы нанесли им солидный ущерб, но и сами оказались бы выбитыми.

Что касается управляемого оружия, то нельзя не заметить, что вплоть до начала 1990-х гг. ударный «Торнадо» уступал возможностям того же Су-24М, т.к. мог самостоятельно применять только противокорабельные и противорадиолокационные ракеты. Поэтому, когда во время «Бури в пустыне» потребовалось использовать УАБ, пришлось привлекать самолеты-целеуказатели. Только к следующим кампаниям прицельное оборудование «Торнадо» удалось довести до современных требований, что позволило использовать одиночные самолеты для нанесения ювелирных ударов по точечным целям.

«Торнадо» GR.Mk 4 из 9-й эскадрильи RAF выполняет полет с огибанием рельефа местности.7 октября 2004 г.

«Торнадо» ECR из 155-й группо ВВС Италии оправляются на Сардинию для участия в очередных учениях. 22 февраля 2006 г.

Будучи продуктом эпохи высоких технологий, наш герой может похвастаться электродистанционной системой управления, чего нет ни у F-111F, ни у Су-24М, и более совершенной авионикой. После модернизации отрыв «Торнадо» от «сушки» увеличился еще более (в США F-111 снят с вооружения в 1998 г.).

Как перехватчик «Торнадо» полностью оправдал ожидания По сути, его единственным недостатком как боевого комплекса было очевидное несоответствие возможностей РЛС по обнаружению целей и дальности пуска УР. По этому показателю американский палубный истребитель F-14, вооруженный УР большой дальности AGM-54 Phoenix, и советский МиГ-31 с ракетами Р-33 представляются более сбалансированными. Однако если бы «Торнадо» ADV изначально проектировали под тяжелые и громоздкие «Фениксы», то на выходе был бы совершенно иной самолет, а его степень унификации с ударной машиной могла бы оказаться ниже экономически оправданного порога. В боевых условиях этому варианту «Торнадо» применить оружие так и не довелось. В то же время, в ходе полетов на перехват советских (а ныне и российских) разведчиков и бомбардировщиков он проявил себя весьма неплохо.

Можно долго говорить об успехах экипажей «Торнадо», однако их путь был усеян не только лепестками роз. Увы, нельзя не затронуть тему аварий и катастроф. Согласно статистике, за всю историю «Торнадо» было потеряно 134 самолета различных модификаций: 9 итальянских, 12 саудовских, 46 британских и 67 германских. Во время испытаний разбились 2 прототипа, боевые потери составили 10 машин, таким образом, эксплуатационные – 122. Наибольшие потери оказались в Бундеслюфтваффе – почти 19% всего парка. Однако этот показатель существенно лучше, чем у предшественника F-104G, которых немцы «разложили» 252 штуки или 27,5% от числа поступивших на вооружение.

Первыми свой «Торнадо» разбили итальянцы 27 апреля 1981 г. Экипажу удалось спастись. Британцы открыли «черную серию» 27 сентября 1983 г На GR.Mk 1 (борт ZA586/A) из 9-й эскадрильи в ходе ночного вылета начались неполадки. Летчик приказал штурману катапультироваться, а сам попытался посадить машину и погиб вместе с ней. В Бундеслюфтваффе первая катастрофа «Торнадо» произошла 5 января 1984 г. когда при отработке бомбометания с предельно малой высоты на одном из голландских полигонов разбился вместе с экипажем борт 43+38 из эскадры JBG 38. Саудовцы, в связи с режимными особенностями королевства, по своим летным происшествиям дают лишь общую статистику.

Кроме наибольшего количества утраченных «Торнадо», немцы добились еще нескольких печальных рекордов. У них на счету наиболее тяжелая катастрофа, произошедшая 19 октября 1998 г. когда борт 43+36 из JBG 34 разбился на американской авиабазе Чайна-Лейк, в 50 км северо-восточнее Лос-Анджелеса Помимо экипажа, тогда погибли 6 человек на земле. В Бундесвере оказались самые большие потери среди экипажей «Торнадо» – 26 человек. И наконец, немцы лидируют по числу столкновений в воздухе. Их произошло аж 11.

Причины потерь можно рассмотреть на примере британцев, по которым имеется наиболее полная информация. Из 38 машин, потерянных вне «поля боя», ровно половина разбилась во время полетов на ПМВ. Расследовавшие эти происшествия комиссии признали, что в 14 случаях точную причину установить не удалось, т.к. обломки самолетов ушли на морское дно, а 5 раз к инцидентам привели неправильные действия экипажей. Вторая половина британских эксплуатационных потерь связана с самыми разными обстоятельствами, но доминируют ошибки экипажей. 9 «Торнадо» разбились в результате столкновений с другими самолетами. Один рухнул на землю во время учебного боя с американским А-10, когда британский летчик, стараясь переманеврировать неудобного «противника», довел свою машину до сваливания на небольшой высоте. Экипаж спасли автоматически сработавшие катапульты. В 7 случаях подвела техника, в т.ч. произошли 2 отказа системы управления, 3 – пожара в воздухе (один из-за попадания молнии), по одному разрушению закрылка и шасси. В двух случаях самолет вывели из строя «птички-невелички». Все эти происшествия привели к гибели 8 человек, в т.ч. одного итальянского стажера.

Как видим, причиной минимум 39,5 % потерь стал пресловутый человеческий фактор. Причем почти все такие инциденты произошли во время полетов на ПМВ, в плотном строю или при дозаправке, когда экипажи длительное время испытывали повышенные психофизические нагрузки, что увеличило вероятность ошибки.

В целом можно констатировать, что европейским авиастроителям удалось создать сложный и при этом вполне надежный боевой комплекс. Почти 18 лет «Торнадо» практически непрерывно участвуют в боевых действиях, заслужив высокую оценку своих экипажей, их коллег «по цеху» и военных аналитиков. На сегодня возможности ударных модификаций «Торнадо» далеко не исчерпаны, и этот самолет остается одной из лучших в мире платформ для применения самых различных видов оружия.

ВОЗДУШНЫЕ ПИРАТЫ СТРАНЫ СОВЕТОВ

Сергей Дроздов/ Борисполь, Киевская обл.

Первые «ласточки»

8 января 1954 г. пассажирский Ли-2 Эстонского авиапредприятия, управляемый экипажем во главе с И. Гараниным, совершал рейс № 365 Минск-Таллинн-Ленинград. Когда после вылета из столицы Эстонии самолет набрал высоту, бортмеханик Т. Ромашкин, выполнявший еще и обязанности бортпроводника, стал раздавать пассажирам прессу. На первом кресле по правому борту сидела молодая симпатичная женщина, за ней – мужчина лет тридцати в кителе офицера ВВС без погон, вероятно, демобилизованный авиатор. Всего пассажиров было пятеро, и, пробыв в салоне несколько минут, Ромашкин вернулся в кабину экипажа. Но дверь он закрыть не успел: в нее ворвался тот самый «авиатор», а за ним и женщина с первого кресла, оба вооруженные пистолетами. Последовала резкая команда: «Включить автопилот, руки вверх!». Намерения преступников были понятны – граница с Финляндией пролегала недалеко. Неожиданное нападение застало безоружный экипаж врасплох, как поступить в этой смертельно опасной ситуации каждый решал сам. Командир корабля и второй пилот А. Калиничев сидели в своих креслах, достаточно далеко от угонщиков и в случае оказания сопротивления шансов на успех не имели. Ближе находились Т. Ромашкин и бортрадист В. Гладков, но вороненые стволы смотрели в упор прямо на них. Тем временем «авиатор» приказал своей сообщнице связать руки радисту и забрал у нее оружие. Вот он отвел взгляд от бортмеханика, чтобы посмотреть, как идут дела у напарницы, и тогда бывший фронтовик Ромашкин бросился на своих врагов. «Женщина от удара падает, а мужчина, отскочив назад, стреляет из обоих пистолетов. Тимофею обожгло шею, висок, бок. Он медленно оседает на пол», – писал в воспоминаниях Гаранин. Лишь несколько мгновений выиграл Ромашкин, но их хватило, чтобы в схватку вступили пилоты. После непродолжительной борьбы преступников удалось обезоружить и связать. Самолет вернулся в Таллинн. Смертельно раненного Ромашкина доставили в больницу, но на следующий день Тимофей Терентьевич скончался. 25 января он был удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно). И. Гаранина наградили орденом Красного Знамени, остальных членов экипажа – орденами Красной Звезды. В 1965 г. в Минске, откуда был родом Ромашкин, ему установили памятник неподалеку аэропорта.

По имеющимся на сегодня данным, с этой случившейся полвека назад кровавой драмы началась история угонов воздушных судов в СССР. Подобные инциденты можно разделить на 2 категории: угоны «в чистом виде» и угоны, ставшие частью других преступлений, прежде всего, захвата заложников[4*]. Интерес также представляет география этих происшествий. Тут можно выделить: угоны ЛА с территории СССР за границу; угоны самолетов, носивших советскую регистрацию, произошедшие за рубежом, и угоны, не предполагавшие вылет ЛА за пределы своей страны (ведь зафиксированы и такие!).

4* Известно немало случаев угона легких летательных аппаратов из хулиганских побуждений, чтобы «просто покататься». Происходили они, в основном, в аэроклубах ДОСААФ, к воздушному терроризму никакого отношения не имеют и в данной статье рассматриваться не будут.

В Советском Союзе факты захвата воздушных судов обычно замалчивались, т.к. считалось, что эти тяжелые преступления являются характерной особенностью «разлагающегося Запада». Фактически до самой перестройки широкую известность приобрели лишь несколько из них, и хотя в 1987 г. гриф секретности с этой темы сняли, но до сих пор неизвестно точное число таких инцидентов. Различные источники указывают весьма отличающиеся друг от друга данные. Например, Дмитрий Коробейников в интернет-газете «Правда.ш» пишет, что по состоянию на 2001 г.: «За всю историю советской и российской гражданской авиации зафиксирована 91 попытка и 26 удавшихся угонов пассажирских самолетов». Олег Губарев в книге «Воздушный террор. Хроника преступлений» указывает, что «… в 1954-1991 годы в СССР произошло не менее 107попыток захвата и угонов» самолетов. А по данным Александра Федорова, опубликовавшего в еженедельнике «Московские новости» статью «И грянул «Набат», в Советском Союзе было «предпринято 103 попытки и реальных угона самолетов».

У автора эти цифры получились несколько большими: до начала 1992 г имели место, как минимум, 114 происшествий подобного рода. Сколько угонов удалось предотвратить на различной стадии их подготовки, известно только спецслужбам.

Начнем по порядку. До конца 1950-х гг. известны еще лишь две попытки угонов воздушных судов. В июне 1954 г. в Новосибирске произошел случай, ставший последствием семейных неурядиц ревнивого бортмеханика В. Полякова. Научившись еще в годы войны пилотировать двухмоторный самолет, он угнал из аэропорта Ил-12, чтобы таранить свой дом, свести счеты с жизнью и разделаться с неверной, по его мнению, супругой. 4 часа кружил сибирский Отелло над городом, выписывая глубокие виражи вокруг нескольких высоких строений. Это «авиашоу» вызвало на земле сильный переполох. По радио Полякова настойчиво пытались уговорить приземлиться, но эти увещевания результатов не давали. Тогда были подняты два истребителя, летчики которых, как пишет журналист «Вечернего Новосибирска» Владислав Дебердеев, получили приказ принудить Ил-12 отойти от города и сбить его где-нибудь в сторонке. Однако Поляков за ними не последовал и, в конечном итоге поостыв, благополучно посадил самолет. За это воздушное хулиганство пылкому бортмеханику грозило суровое наказание, но получил он всего 3 года, т.к. суд учел ходатайство С.В. Ильюшина о смягчении участи Полякова, который доказал безопасное поведение Ил-12 на предельных режимах полета.

Самолет Ли-2 на перроне таллиннского аэропорта. Первая половина 1950-х гг.

Т.Т. Ромашкин, И.М. Гаранин (первый, второй слева) и другие члены экипажа возле своего Ли-2. Конец 1940-х гг.

Якутский аэропорт Черский (бывший Нижние Кресты), где 25 октября 1958 г. два преступника решили захватить Ан-2

25 октября 1958 г. на аэродроме в якутском поселке Нижние Кресты (ныне Черский) два пытавшихся уйти от преследования преступника решили захватить Ан-2. По одним данным, милиция пресекла эту попытку, по другим – захват был осуществлен в воздухе, выдвигалось требование лететь в США, затем самолет был посажен в Якутске, где его взяли штурмом.

Как видим, за первые 14 послевоенных лет известны лишь 3 попытки угона самолетов в Советском Союзе. Столь малое количество можно объяснить и незначительными объемами воздушных перевозок в те годы (возможностей для угонов было немного) и жестким внутренним порядком в стране. Впрочем, не стоит списывать и неполноту имеющейся информации.

В следующее десятилетие такие случаи участились. Уже в августе 1960 г. была предпринята попытка угона самолета, но ни тип машины, ни точную дату происшествия, ни его место автору установить не удалось. Зато точно известно, что 21 июня 1961 г. в аэропорту Ашхабад милиция задержала двух человек, собиравшихся захватить Ан-2. Вообще, в 1960-е гг. антоновский биплан пользовался особой «популярностью» среди угонщиков – машины этого типа пытались захватить еще, как минимум. 3 раза. 29 сентября 1964 г. вооруженные уголовники, оказавшиеся на борту самолета, который выполнял рейс Кишинев-Измаил, приказали летчикам А.Г. Шевелеву и В.Г. Байдецкому лететь в Румынию. Но экипаж покружил над Черным морем и, усыпив бдительность нападавших, лег на обратный курс. При заходе на посадку преступники увидели здание кишиневского аэропорта, набросились на пилотов, нанеся им огнестрельные и ножевые ранения. Вероятно, от гибели летчиков спасло лишь капотирование самолета. Угонщики поторопились выбраться из перевернувшейся машины и скрылись. Через несколько дней их задержали, причем во время захвата погибли 2 милиционера. Позднее летчики были награждены орденами Красного Знамени.

3 августа 1966 г. вооруженные преступники попытались угнать Ан-2, выполнявший рейс Поти-Батуми, которым управлял экипаж в составе В.А. Шленова и В.Д. Томашвили. На сей раз летчики так «попилотировали» свою машину, что просто свалили преступников с ног, а затем их помогли скрутить пассажиры. Пилоты были награждены орденами Красной Звезды, а пришедшие на помощь пассажиры – медалями «За отвагу».

А вот 13 марта 1967 г угонщиком Ан-2 стал пилот Аэрофлота, в прошлом военный летчик, уволенный из Вооруженных Сил за какие-то прегрешения. Забравшись в стоявший на аэродроме Туапсе пустой самолет, он собрался улететь на нем в Турцию. Командование Бакинского округа ПВО решило во что бы то ни стало не выпустить беглеца за кордон. Вначале на его перехват вывели Як-28П из 171-го ИАП, но вооружение этого самолета оказалось непригодным для поражения летевшего у самой поверхности моря биплана: добиться «захвата» для пуска ракеты К-8Р с радиолокационным наведением не удавалось из-за отражения сигнала от воды, а ракета с тепловой ГСН цель вообще «не видела». На какие-то мгновения «захвата» все же удалось добиться, и экипаж к-на Парфилова выполнил пуск, но ракета в цель так и не попала. Тем временем Ан-2 вышел за пределы территориальных вод СССР, однако погоня продолжалась. Приказ открыть огонь на поражение получил зам. командира 171-го ИАП подп-к В.Н. Прищепа, пилотировавший МиГ-17. Пушки этого истребителя подходили для уничтожения Ан-2 куда лучше, и вскоре пылающий самолет рухнул в черноморские волны. И по сей день этот инцидент остается единственным достоверно известным случаем сби-тия воздушного судна при попытке угона из СССР.

Стюардесса Надежда Курченко отправилась 25 октября 1970 г. из аэропорта Батуми в очередной рейс, который стал последним в ее жизни

В 1960-е гг. угонщики предпочитали иметь дело с легкими самолетами, на которые приходится не менее 70% всех захватов ЛА того периода. Кроме Ан-2, была предпринята попытка угона Як-12 (борт СССР-44384), вылетевшего 10 сентября 1961 г. из Еревана в Ехегнадзор. Когда пилотируемый Э.М. Бахшиняном самолет приблизился к границе с Турцией, находившиеся на борту трое пассажиров, угрожая ножом, потребовали от пилота следовать в соседнее государство. Летчик отказался и сразу получил ножевое ранение, затем еще одно, и еще, и еще… (всего их оказалось 9). Угонщики стащили пилота с кресла, и один из них попытался сам управлять самолетом, но тот перешел в пикирование, что вынудило израненного Бахшиняна снова занять свое рабочее место. Он смог приземлиться на советской территории, хотя посадка получилась очень грубой. При этом один из угонщиков погиб, а двое получили тяжелые ранения (впоследствии их приговорили к расстрелу). Пилот выжил и был удостоен ордена Красного Знамени.

Единственным советским магистральным лайнером, на который посягнули угонщики в 1960-е гг., стал Ил-14. 3 июня 1969 г. во время выполнения рейса Ленинград-Йыхве-Таллинн четверо пассажиров (двое мужчин и две женщины), вооруженных автоматом ППШ, обрезом охотничьего ружья и муляжом гранаты, попытались направить самолет в Швецию. В ходе возникшей между главарем преступников и экипажем Павла Кузьменкова перестрелки тяжелое ранение получил бортрадист Николай Кисель, досталось свинца и преступникам. Летчикам удалось посадить самолет в Йыхве, где бандиты смогли скрыться (кроме одной женщины). В дальнейшем при задержании главарь погиб,его «подельников» арестовали и осудили на 11-13 лет лишения свободы. Члены экипажа были награждены орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

Таким образом, в 1960-е гг. большинство угонов были совершены людьми, уже имевшими проблемы с законом. Нет никаких сведений, что они выдвигали какие-либо политические требования. Количество захватов воздушных судов оставалось незначительным и как-то растворилось на общем фоне преступности огромной страны. Власти проблему не замечали и не предпринимали специальных мер по усилению авиационной безопасности.

За рубеж – любой ценой

История угонов ЛА в 1970-е гг. началась с весьма громкого дела, которое вызвало международный резонанс, но в СССР оставалось известным, главным образом, по слухам. Летом 1970 г. группа отчаявшихся легально выехать из СССР евреев решила захватить Ан-2, работавший на маршруте Ленинград-Приозерск, и угнать его в Финляндию. Там они рассчитывали попросить политическое убежище, а затем добраться до Израиля. «Заговорщики» весьма тщательно спланировали свою акцию, причем явно старались избежать лишнего насилия. Они выкупили все билеты на один рейс, взяли с собой пистолет (правда, неисправный), веревки, которыми намеревались связать пилотов после посадки в Приозерске, и спальные мешки, чтобы тем было не холодно лежать на сырой земле! Привести самолет в Финляндию предстояло бывшему военному летчику М.Ю. Дымшицу, входившему в состав группы. Разработанная операция носила кодовое название «Свадьба», а в анналы правосудия она вошла как «Ленинградское самолетное дело». Угон был намечен на 15 июня, но начинающие «флибустьеры» плохо соблюдали конспирацию, и кто-то из их знакомых сообщил о приготовлениях куда следует. В результате всю «Свадьбу» задержали прямо у самолета. Суд очень сурово отнесся к несостоявшимся угонщикам, приговорив Дымшица и руководителя группы Кузнецова к высшей мере наказания, а остальных – к 10-15 годам заключения. Однако после личной беседы Президента США Р. Никсона с Л.И. Брежневым дело пересмотрели, смертную казнь отменили, а сроки «отсидки» уменьшили. Освободившись, практически все участники этой группы таки покинули пределы Страны Советов.

Несмотря на ряд попыток захвата воздушных судов, отношение в Советском Союзе к обеспечению авиационной безопасности оставалось очень упрощенным, даже процедуры посадки пассажиров в магистральный лайнер и поезд мало отличались. Но все изменилось после 15 октября 1970 г. В тот день Ан-24 (борт СССР-46256) с 46 пассажирами отправился в рейс № 244 из Батуми на Сухуми и далее на Краснодар. Во втором ряду два кресла занимали мужчина средних лет и светловолосый юноша – отец и сын Бразинскасы, оба одетые в длинные плащи. Через 5 минут после взлета они подозвали девятнадцатилетнюю бортпроводницу Надежду Курченко и приказали ей передать летчикам записку с требованиями изменить курс и лететь в Турцию. Перепуганная девушка вбежала в кабину экипажа, успела только крикнуть: «Ребята, нападение!..» – и была убита несколькими выстрелами. Сидевший в третьем ряду пассажир того рейса Владимир Меренков позднее вспоминал: «Я видел… у бандитов были пистолеты, охотничье ружье, одна граната у Бразинскаса-старшего висела на груди». Угонщики вели себя крайне агрессивно, ворвались в кабину и продолжали стрелять. Кажется, они не очень задумывались, что могут вывести из строя весь экипаж и посадить самолет будет некому. Командиру корабля Георгию Чахракия пуля попала в позвоночник, у штурмана Валерия Фадеева оказалось прострелено легкое, а бортмеханик Оганес Бабаян получил ранения в грудь и живот. Чудом уцелел второй пилот Сулико Шавидзе – выпущенная в него пуля застряла в спинке кресла.

Ан-24Б (борт СССР-46256) стал первым советским пассажирским лайнером, угнанным за рубеж. После возвращения из Турции он прошел ремонт на киевском АРЗ 410 и снова летал в Сухумском авиаотряде. В 1979 г. самолет передали в Самарканд, где его эксплуатировали до полной выработки ресурса и е 1997 г. списали на металлолом

Альгирдис (крайний слева) и Пранас (крайний справа) Бразинскасы

«Самолет кидало влево-вправо: летчики, наверное, надеялись, что преступники не устоят на ногах», – продолжает вспоминать В. Меренков. Но это не помогло. Бразинскасы оружия не выпустили, продолжали держать экипаж и пассажиров под прицелом, требуя лететь на турецкую авиабазу Самсун. Истекавший кровью с отказавшими в результате ранения ногами Г Чахракия приказал С. Шавидзе поворачивать к границе. Когда Ан-24 приблизился к Батуми и в поле зрения появился местный аэропорт, Бразинскас-старший, предугадав возможные действия летчиков, пригрозил взорвать самолет при попытке посадить его на советской территории. Выбора не оставалось. Вскоре лайнер пересек границу, но дойти до Самсуна не позволял остаток топлива, и посадка была произведена в ближайшем аэропорту Трабзон. «Оказавшись на аэродроме, мы увидели летное поле, которое было оцеплено войсками», – рассказал впоследствии Г. Чахракия о первых минутах пребывания на территории соседней страны. Когда самолет остановился, угонщики были незамедлительно арестованы турецкими властями, а все раненые получили медицинскую помощь.

Тем временем в Советском Союзе спешно решали, что предпринять в этой беспрецедентной ситуации. Как пишет О.И. Губарев в книге «Воздушный террор. Хроника преступлений», «горячие головы» из штаба Закавказского военного округа предлагали выслать Ан-12 с десантниками в аэропорт Трабзона, провести там спецоперацию и силой вернуть на родину террористов. По вполне понятным причинам на столь радикальные меры советское руководство не пошло, предоставив решение дела дипломатическому ведомству. Без лишних проволочек экипаж, пассажиры, тело убитой бортпроводницы и самолет были возвращены в СССР. Однако представившихся жертвами необоснованных репрессий и попросивших политического убежища Бразинскасов турки выдать наотрез отказались (как считается, не без давления со стороны США).

Угонщики предстали перед турецким судом, на котором постарались всячески откреститься от убийства Н. Курченко и нанесения ранений другим членам экипажа. Они утверждали, что были вооружены лишь обрезами охотничьих ружей, а из пистолетов стреляли некие представители советских спецслужб, сопровождавшие тот рейс. Эта версия до сих пор кочует в различных СМИ, но представляется крайне маловероятной. Во-первых, в то время практики сопровождения «силовиками» обычных рейсов пассажирских самолетов в Советском Союзе еще не было. Во-вторых, даже если предположить, что кто-то стрелял на борту помимо Бразинскасов, то очень трудно представить, как он умудрился не попасть в самих угонщиков и столь метко угодил почти во всех членов экипажа. В-третьих, возникает неизбежный вопрос, почему Бразинскасы не вели ответный огонь в сторону пассажирского салона? В-четвертых, почему они не указали на этих загадочных агентов сразу после посадки в Трабзоне, ведь в этом случае турки наверняка задержали бы людей, непосредственно причастных к кровопролитию. Из членов экипажа также никто не мог стрелять – у них не было оружия, т.к. положенные табельные пистолеты авиаторы попросту не успели получить в аэропорту вылета. Скорее всего, такая линия поведения угонщиков стала одной из «адвокатских штучек», родившихся уже в ходе процесса. Ведь при всей политической подоплеке дела требовалось найти какие-то аргументы для смягчения наказания людям, совершившим по законам любой страны тяжкое преступление. Судя по решению суда, такие доводы отыскались. Бразинскасы провели в тюрьме всего около четырех лет, еще около двух лет их содержали под домашним арестом, и в августе 1976 г. они смогли выехать в США. В СССР состоялся заочный процесс, на котором отца приговорили к смертной казни, а несовершеннолетнего сына – к 10 годам лишения свободы.

Постепенно имена Пранаса и Альгирдиса Бразинскасов стали забываться. И вдруг в 2002 г. из Америки пришла новость: Пранас найден в своей квартире забитым до смерти тяжелым предметом, а главным подозреваемым полиция считает его сына! Суд вину Альгирдиса признал и назначил наказание в виде 26 лет тюремного заключения. Это преступление заставляет задуматься о психическом здоровье «идейных борцов с советской властью» и, возможно, открывает действительную причину безудержной пальбы на борту самолета СССР-46256.

В Советском Союзе события 15 октября 1970 г. получили небывало широкую огласку. Общественность была шокирована и самим угоном, и особенно гибелью юной Нади Курченко. Люди негодовали, по всей стране прокатилась волна митингов как стихийных, так и организованных властями, которые не преминули использовать трагедию в своих целях. Впрочем, в этом случае вряд ли стоит упрекать коммунистических идеологов в необъективности – жестокое убийство беззащитной бортпроводницы ничем оправдать невозможно. Надежда Курченко была посмертно награждена орденом Красного Знамени, ее имя присвоили одному из пиков Гиссарского хребта, танкеру и малой планете в созвездии Козерога. Похоронили Н. Курченко в Сухуми, там же установили памятник, но через 20 лет могилу перенесли в удмурдский райцентр Глазово – на ее родину, где организовали мемориальный музей и также поставили монумент. Своего рода памятником погибшей стюардессе стал и снятый в 1973 г. на киностудии им. А.П. Довженко художественный фильм «Абитуриентка» с И. Шевчук в главной роли.

Невольно советские СМИ «раскрутили» Бразинскасов, пример которых стимулировал на «подвиги» других угонщиков. Уже 27 октября 1970 г. во время выполнения полета Керчь-Краснодар был угнан в Турцию под угрозой применения оружия самолет L-200 Моrаva. На сей раз через 2 месяца преступников выдали СССР. Прошло еще немногим более двух недель, и 13 ноября в вильнюсском аэропорту была предпринята попытка захвата Ил-14, которую удалось пресечь силами экипажа и пассажиров.

В Советском Союзе стали спешно проводить меры по предотвращению повторения подобного. На пассажирских самолетах провели доработки, в т.ч. усилили двери кабин экипажей и установили в них «глазки». Продавать авиабилеты начали по паспортам, а в аэропортах ввели выборочный досмотр багажа пассажиров. С 1971 г. все рейсы пассажирских лайнеров, проходившие вблизи рубежей СССР, стали сопровождать сотрудники милиции в штатском, которые были обязаны не допустить угона самолета за границу любой ценой. 14 ноября 1970 г. СССР стал 120-м членом IKAO, а в 1972 г. ратифицировал Гаагскую конвенцию о борьбе с незаконным захватом воздушных судов. Таким образом, Страна Советов вошла в небольшое число государств, которые уже в то время весьма жестко реагировали на случаи воздушного пиратства.

Продолжение следует

САМОЛЕТЫ ДЛЯ ВОЗДУШНОЙ АКРОБАТИКИ

Сергей Комиссаров/ Москва

Фото предоставлены автором

В «АиВ», № 4'2006 была опубликована статья «Летающая парта послевоенной эпохи (учебно-тренировочные самолеты Як-18, Як- 18У и Як- 18А)». В продолжение этой темы предлагаем материал, в котором излагается история создания и применения спортивно-пилотажных самолетов Як-18(1. Як- 18ПМ и Як- 18ПС.

Як-18П – первый шаг

Вплоть до конца 1950-х гг. советские авиационные спортсмены не располагали специализированным пилотажным самолетом отечественного производства. Учебно-тренировочный двухместный Як-18 с мотором М-11ФР хорошо подходил для своего основного назначения, однако не позволял выполнять весь спектр фигур, доступных спортсменам высшего класса. Пришлось закупить в Чехословакии более ста самолетов Zlin Z-226 и Z-326, известных своими отличными пилотажными качествами. Именно на них советские летчики-спортсмены впервые начали отрабатывать обратный пилотаж, который давно уже практиковался в других странах.

Возможность создать самолет для воздушной акробатики возникла с появлением в 1956 г. УТС Як-18А, оснащенного более мощным двигателем АИ-14Р. На его базе специалисты ОКБ А.С. Яковлева приступили к проектированию спортивно-пилотажной машины, которая первоначально носила обозначение Як-20П (шифр Як-20 ранее применялся к легкому учебному самолету 1949 г., а затем к опытному экземпляру Як-18А). Незадолго до выхода на испытания самолету присвоили название Як-18П.

Приступая к переделкам Як-18А, конструкторы стремились максимально сохранить базовую конструкцию, а повышения летных и пилотажных характеристик машины добиться за счет улучшения ее аэродинамики и уменьшения взлетной массы. Самолет стал одноместным. Из двух кабин Як-18А оставили переднюю, несколько сократив состав ее оборудования. Козырек фонаря остался неизменным, а сдвижную часть сделали новую каплеобразной формы. Если у Як-18А колеса лишь поджимались к крылу и фюзеляжу, то на Як-18П основные опоры шасси стали полностью убираться в специальные ниши центроплана, а передняя «нога» – практически целиком в фюзеляж. Стойки шасси были укорочены. С центроплана сняли подножки и трапы для влезания в кабину. На левой консоли крыла демонтировали фары и зашили места их установки. С самолета сняли все ночное оборудование, а из радиооборудования сохранили только радиостанцию РСИУ-ЗМ. Уменьшили запас масла и горючего, два бака для которого разместили в отсеках центроплана между 3-й и 4-й нервюрами. В итоге самолет стал значительно легче исходного Як-18А. Одинарное управление Як-18П имело свои небольшие особенности. Так, ручку управления по сравнению с используемой Як-18А удлинили на 60 мм.

Постройку первого опытного экземпляра пилотажной машины завершили к концу ноября 1957 г., и 22 числа ведущий инженер В.Г. Цвелев подписал «Документацию к разрешению на первый вылет самолета Як-18П с мотором АИ-14Р». Для этого самолета была установлена предельно допустимая по флаттеру приборная скорость 390 км/ч.

12 декабря Як-18П вышел на заводские испытания, которые были успешно завершены 10 января 1958 г. За время их проведения выполнили 32 полета общей продолжительностью 11 ч 27 мин. Летные испытания проводили летчики-испытатели Ф.Л. Абрамов (ведущий), В.П. Смирнов и В.Г. Мухин. Облетал самолет командир отряда Центрального аэроклуба СССР (ЦАК) им. Чкалова заслуженный мастер спорта Я.Д. Форостенко.

В отчете об испытаниях указано, что центровка на взлете с убранным шасси составляла 22,1% САХ. Як-18П показал улучшение летных данных по сравнению с Як-18А по всем параметрам, за исключением дальности. Так, скороподъемность возросла в 1,5 раза, максимальная скорость увеличилась на 20 км/ч. Улучшились и пилотажные свойства.

Принимавшие участие в испытаниях летчики весьма высоко оценили самолет. Абрамов, в частности, писал: «…По характеру фигур пилотажа и технике их выполнения самолет приближен к современным боевым самолетам. Комплекс фигур сложного пилотажа: переворот, петлю и полупетлю Нестерова – вследствие имеющегося избытка мощности – самолет производит без потери высоты. Самолет без затруднений выполняет управляемую бочку, устойчивые виражи, горизонтальные восьмерки и спирали с креном до 70 . Управление самолетом на пилотаже приятное». А вот выдержка из оценки, которую дал машине Форостенко: «Самолет Як-18П… обладает прекрасной маневренностью, имеет большую вертикальную скорость, что позволяет ему выполнять все управляемые фигуры пилотажа без потери высоты. При этом нагрузки от рулей незначительны и приятно ощущаются летчиком. На пилотаже самолет исключительно устойчив и хорошо выполняет весь комплекс фигур. Характер фигур и техника пилотирования самолета Як- 18П имеют много общего с самолетом Як-11 …Самолет может быть рекомендован для массового применения в аэроклубах ДОСААФ…В целях более полного использования возможностей этого самолета в аэроклубах ДОСААФ, желательно приспособить его для выполнения фигур обратного пилотажа». Как видим, ВМГ первого опытного Як-18П еще не была приспособлена к перевернутому полету.

Первый опытный экземпляр Як-18П. Заводские испытания, декабрь 1957 г.

Второй опытный экземпляр Як-18П (завод. № 1160410). Осень 1959 г.

В заключении отчета по заводским испытаниям Як-18(1 было записано, что самолет прошел их удовлетворительно. «По своим летным данным и технике пилотирования он значительно превосходит серийный самолет Як-18А и может быть рекомендован для широкого применения в аэроклубах ДОСААФ и школах ВВС».

Затем начались эксплуатационные испытания с участием летчиков-спортсменов ЦАК. К сожалению, в результате досадного происшествия единственный экземпляр Як-18П был выведен из строя. Скорее всего, это случилось не позднее начала 1959 г. Вот что пишет тогдашний авиационный спортсмен, а позже летчик-испытатель Борис Орлов в своей книге «Записки летчика-испытателя»: «Первый Як-18П испытывался С.Н. Анохиным, большим мастером и любителем акробатического пилотажа. Все шло хорошо, самолет Анохину очень понравился, и он стал отрабатывать на нем некоторые, скажем так, «кунштюки». Например, заходил на посадку с обратным курсом на высоте 250-300 м, над посадочным «Т» переворачивался на спину, выпускал шасси, летел так некоторое время, потом брал ручку на себя, выполняя вторую половину петли или переворота, что в данном случае одно и то же. и садился. Вся изюминка этого маневра заключается в том, что приземляться надо сразу после выхода в горизонтальный полет, без обычного при нормальной посадке планирования. Маневр, надо сказать, рискованный, но для пилотажника высокой квалификации вполне доступный… Анохин выполнял необычную посадку вполне уверенно, пока кто-то ему не сказал, что надо бы малость подольше лететь на спине с выпущенным шасси – мол, маневр будет лучше смотреться. Сергей Николаевич учел замечание и в следующем полете сделал, «как просили», да, видимо, чуть перестарался. Немного не хватило ему высоты, чтобы выровнять самолет, и машина крепко стукнулась о землю: шасси улетело от удара, самолет деформировался, но летчик не пострадал…

Сам Сергей Николаевич не делал из этого случая тайны, чистосердечно брал вину на себя и заметно переживал случившееся. В результате аварии наша команда полетела в Братиславу, имея единственный экземпляр срочно построенного нового Як- 18П, но не того, что разбился, а по сути одноместного варианта Як- 18А…».

Здесь мы переходим к истории второго опытного «братиславского» Як-18П (иногда его еще называют Як-18АП, хотя в документах ОКБ такое обозначение не встречается). Работы по нему велись на основании Постановления Совета Министров СССР № 1 11 -48 от 4 февраля 1959 г. Самолет получили путем переделки серийного Як-18А. При этом сохранили исходное шасси и оставили заднюю кабину, а переднюю зашили. Козырек фонаря перенесли назад на 1100 мм, причем сдвижную и неподвижную заднюю часть использовали от Як-18А. Вероятно, решение оставить именно заднюю кабину было вызвано желанием оценить эффект более задней центровки, а заодно и обзор из кабины при такой компоновке. Крыло претерпело минимальные изменения – лишь сняли фары и заделали их проемы. Угол установки стабилизатора изменили с 0 до +1 , углы отклонения руля высоты составляли: вниз 25°, вверх 20° (вместо вверх 25е, вниз 20°).

Машина была оснащена стандартным двигателем АИ-14Р в 260 л.с. и воздушным винтом В-530 Д-35. Однако в бензо- и маслосистемы внесли изменения, которые позволили в перевернутом полете использовать двигатель на всех режимах. Теперь в топливную систему входили 4 бака: два основных, компенсационный и 9-литровый расходный. Этот бак был снабжен самоориентирующимся заборником (резиновый шланг с металлическим приемником), который и обеспечивал беспрерывное питание насоса горючим при любом положении самолета в воздухе. Самоориентирующимся заборником был оснащен и маслобак. При заправке бензином от 45 л и более самолет мог совершать непрерывный перевернутый полет в течение 5 минут.

Как и на первом опытном Як-18П, на второй машине упростили радиооборудование, в частности, сняли имевшийся на Як-18А радиокомпас. В его нише, находившейся позади кабины, теперь разместили электрооборудование, а ставшую ненужной радиопрозрачную обшивку заменили металлической крышкой. По составу оборудования кабины новый самолет в целом был аналогичен первому опытному Як-18П. Использовались доработанные привязные ремни, которые снабдили «истребительными» лямками и пряжками, а кроме того, добавили пятую лямку, которая шла спереди к нижнему раскосу фюзеляжа. Это создавало для летчика необходимые условия пилотирования при любом положении машины в воздухе. Самолет сверху окрасили в красный цвет, низ крыла и фюзеляжа, а также створки жалюзи мотора – в голубой. Номеров и надписей не было.

Заводские испытания машины прошли осенью 1959 г. (отчет Яковлев утвердил 24 октября). Их проводили летчики-испытатели Анохин, Абрамов, Смирнов, Мухин и летчик ДОСААФ Коробов. Самолет облетали летчики-спортсмены ЦАК Форостенко, Титов, Назаров, Авидзба, Бодрягина, Белушнин, Маслов. Власенко. Ведущим инженером по испытаниям остался Цвелев. Было выполнено 180 полетов общей продолжительностью 56 ч 48 мин. Особое внимание уделялось оценке пилотажно-акробатических свойств самолета. Выполнялись как отдельные фигуры прямого и обратного пилотажа, так и сложные многофигурные комплексы.

В отчете о заводских испытаниях второго Як-18П указано, что центровка на взлете с убранным шасси составляла 29,6% САХ. Обратим внимание на значительно более заднюю центровку не только по сравнению с первым опытным Як-18П (22,1% САХ), но и с Як-18А (24,5% САХ). Для самолета были установлены предельные эксплуатационные перегрузки +6 и -4. Основные ЛТХ второго Як-18П оказались значительно лучше летных данных серийного Як-18А, но несколько ниже, чем первого Як-18П.

Летчики весьма высоко оценили второй Як-18П. Так, Анохин отмечал, что в наборе высоты, горизонтальном полете и планировании самолет устойчив по всем трем осям. Усилия от всех рулей небольшие. Триммер руля высоты снимает усилия на всем диапазоне скоростей горизонтального полета. Эффективность рулей достаточна. Соотношения по прилагаемым усилиям и эффективности рулей гармоничны. «Общее впечатление о самолете хорошее. Самолет доступен в пилотировании летчикам-спортсменам ДОСААФ средней квалификации, прошедшим обучение на самолете Як-18». Абрамов подчеркивал «очень хорошую маневренность» машины. Анохин и Коробов рекомендовали в дальнейшем увеличить эффективность элеронов.

Третий опытный экземпляр Як-18П (завод. № 1160421). Госиспытания, декабрь 1959 г.

Дебют Як-18П на чемпионате мира в Братиславе. 1960 г.

Летчики облета отмечали, что Як-18П «отвечает всем требованиям летчиков-спортсменов, прост и надежен в пилотировании, по технике пилотирования проще самолета Тренер Z-226… Просто и красиво выполняет обязательный комплекс мирового чемпионата по воздушной акробатике».

В заключении отчета говорилось: «Самолет Як-18П может быть рекомендован для широкого применения в школах ВВС и аэроклубах ДОСААФ в качестве тренировочного и спортивно-пилотажного самолета, обеспечивающего выполнение всего комплекса фигур высшего и сложного акробатического пилотажа как в прямом, так и в перевернутом полетах».

Госиспытания Як-18П начались 18 декабря 1959 г. Ведущим летчиком был подп-к В.К. Подольный, ведущим инженером – инженер-подп-к В.В. Погуляев. Использовался самолет Як-18П, полученный путем переделки серийного Як-18А № 1160421, выделенного ЦАК. Есть предположение, что второй опытный Як-18П имел заводской № 1160410, в таком случае Госиспытания проходил уже третий экземпляр пилотажного самолета – он же второй с задней кабиной и шасси по типу Як-18А. Машина несла бортовой № 74.

Полеты, запланированные по программе Государственных испытаний, завершились 12 февраля 1960 г. Як-18П показал максимальную горизонтальную скорость 253 км/ч на номинальном режиме и 262 км/ч на взлетном – в обоих случаях на 12 км/ч меньше, чем на заводских испытаниях. Причина, вероятно, в том, что летные данные на Госиспытаниях были получены при взлетной массе 1150 кг, а на заводских – 1093 кг

Был выявлен ряд дефектов, в том числе:

– тяжелое управление рулем высоты и, особенно, элеронами, что в сочетании с большими расходами ручки управления затрудняло выполнение акробатического пилотирования;

– недостаточная жесткость сиденья летчика: при пилотировании с перегрузками оно деформировалось, вызывая скрежет и хлопки.

Для устранения дефектов самолет передали ОКБ.

На фирме Яковлева для отработки решений по повышению эффективности элеронов использовали, согласно отчету, опытную машину № 1160410, которую доработали соответствующим образом: увеличили размах каждого элерона с 1959 до 2114 мм (площадь элеронов возросла с 1,31 кв. м до 1,47 кв. м), а также увеличили осевую компенсацию с 22,5% до 25,5%. Затем на этом самолете выполнили 10 полетов, показавших улучшение эффективности элеронов и снижение нагрузок на ручку во всем диапазоне скоростей. В то же время в отчете по результатам этих полетов был сделан вывод о желательности дальнейшего увеличения эффективности элеронов и снижения усилий от них «с целью получения гармоничности сочетания усилий на ручке от руля высоты и элеронов при пилотировании». В целом полученные результаты были оценены положительно и вошли составной частью в материалы Госиспытаний.

К 1 марта ОКБ закончило работы по устранению замечаний на Як- 18П № 1160421, и 15 марта официально завершились Государственные испытания. Всего было выполнено 49 полетов с налетом 34 ч 35 мин. Итоги Госиспытаний отражены в утвержденном 19 апреля 1960 г. Акте № 1/13. В частности в нем указано, что на новой машине по сравнению с Як-18А увеличена площадь триммера руля высоты. Центровку сдвинули назад до 28,8% САХ. В документе это мотивируется необходимостью обеспечить выполнение фигур обратного пилотажа при заданном диапазоне углов отклонения руля высоты.

В Акте отмечалось, что Як-18П «удовлетворительно выполняет весь комплекс существующих фигур нормального и перевернутого пилотажа… Фигуры пилотажа в вертикальной плоскости в отличие от серийного самолета Як- 18А самолет Як- 18П выполняет без потери высоты и на меньших скоростях ввода.. По качеству выполнения фигур нормального пилотажа в горизонтальной плоскости самолет Як- 18П практически не отличается от серийного самолета Як-18А». Далее отмечалось, что Як-18П имеет некоторые преимущества по сравнению с самолетом «Тренер» Z-226. Например, он все фигуры вертикального пилотажа выполнял без потери высоты за счет большей энерговооруженности. Преимуществом же «Тренера» назвали «легкость управления».

Были в летной оценке Як-18П и критические замечания. Так, «выход из перевернутого положения в нормальный полет самолет выполняет сложно и, как правило, с потерей высоты…; фигуры обратного пилотажа на предъявленном самолете выполняются сложно вследствие больших усилий на рулях…; при выполнении фигур высшего пилотажа, особенно при полете со снижением в перевернутом положении, самолет легко выходит за предел ограничений по скорости». Было сделано и другое интересное замечание: «С целью улучшения пилотажных качеств самолета следует провести мероприятия по дальнейшему увеличению эффективности элеронов и уменьшению поперечной устойчивости». Таким образом. уже на этом этапе встал вопрос об уменьшении поперечной устойчивости, но реализовано это было лишь позже, на Як-18ПМ.

Заключение Акта, в частности, гласило: «Модифицированный самолет Як- 18П производства завода № 115 ГКАТ государственные испытания выдержал и пригоден для принятия на снабжение ДОСААФ СССР в качестве спортивно-пилотажного самолета». При этом ОКБ Яковлева было предложено устранить ряд отмеченных в отчете дефектов и недостатков, выполнить мероприятия по дальнейшему улучшению машины, в т.ч.:

– обеспечить дальнейшее увеличение эффективности рулей и элеронов, «уменьшить расходы органов управления и усилия от них, особенно усилия от элеронов», которые значительно превышают верхний предел норм даже для истребителей;

– установить на самолете полностью убираемое шасси.

Одним из результатов Госиспытаний стало изменение ограничений по перегрузке, первоначально введенных для Як-18П. Генеральный конструктор своим письмом №01/741 увеличил верхний предел по перегрузке на опытном самолете Як-18П с +6 до +7.

Опытная машина была передана для освоения спортсменам ДОСААФ, которые готовились к Первому чемпионату мира по высшему пилотажу. Он состоялся в Братиславе 28 августа – 4 сентября 1960 г. Советская команда выступала в основном на самолетах Z-326A. Их дополнял опытный Як-18П, на котором летал Б. Васенко. На чемпионате первые четыре места заняли чехословацкие спортсмены. Васенко стал пятым в личном зачете и получил приз «Лучшему иностранному участнику». Так состоялся международный дебют нового советского пилотажного самолета. Остальные 3 летчика сборной СССР заняли 10,11 и 12 места.

В свете этих итогов руководство ДОСААФ сделало ставку на Як-18П при подготовке к следующему чемпионату и приложило усилия, чтобы ускорить его запуск в серию на арсеньевском заводе № 116.

Продолжение следует

ДЛЯ ТЕХ, КТО ЛЮБИТ НЕБО

Мы гордимся тем, что за достаточно короткий триод МАКС не просто занял достойное место в ряду авиасалонов мира, НО и утвердился здесь в позиции одного из мировых лидеров… Мы и дальше будем развивать салон, как площадку для заключения деловых контрактов и в целом для развития международной кооперации в сфере авиастроения.

Владимир Путин. Председатель правительства

С 18 по 23 августа подмосковном в г. Жуковский, на аэродроме центральной испытательной базы России – Летно-исследовательского института им. М.М.Громова, пройдет 9-й Международный авиационно-космический салон МАКС-2009. Этот авиасалон, являющийся сегодня одним из крупнейших в мире, призван продемонстрировать самые современные достижения в таких высокотехнологичных областях, как авиационная, ракетная и космическая техника. Участие в нем ведущих российских и мировых аэрокосмических фирм, ставшее уже традиционным, определяет высокий статус МАКС, как мирового форума для общения специалистов, заключения взаимовыгодных контрактов и развития производственной кооперации. Специалисты многих стран мира считают этот авиасалон генератором новых альянсов и плодотворных идей в сфере авиации и космоса. В Жуковском, как и на других крупных авиасалонах, на земле и в воздухе демонстрируются сотни самолетов и вертолетов, но «изюминка» МАКС – показ опытных образцов летательных аппаратов и боевых комплексов России, которые еще не были представлены за рубежом. При этом МАКС не только красочное авиашоу, но и уникальный научный форум, который по уровню организации и представительства симпозиумов и конференций, проводимых на нем под эгидой ЦАГИ, не имеет аналогов в мире.

Впервые такая выставка состоялась в 1992 г., и за прошедшие годы МАКС, динамично развиваясь, занял лидирующие позиции среди мировых авиационно-космических салонов. Так, на предыдущей авиавыставке в Жуковском, проходившей в августе 2007 г., были представлены 787 авиационных и космических предприятий из 39 стран мира, в том числе 540 российских. Стенды многих крупных зарубежных компаний были объединены в национальные экспозиции: Германии (25 компаний), Франции (22 компании), Украины (15 компаний), Китая (14 компаний), США (13 компаний) и др. Участники МАКС-2007 разместили свои экспозиции в павильонах общей площадью более 32000 м2. Кроме того, они арендовали 76 шале (площадью около 7500 м?) для проведения бизнес-встреч и переговоров, в ходе которых были подписаны контракты, опционы и протоколы о намерениях на общую сумму около 3 млрд. USD.

Авиасалон посетили 110 официальных делегаций из различных стран.

Украшением МАКС-2007 стала демонстрация российской и зарубежной авиационной техники в воздухе, которая превзошла летную программу других международных авиационно-космических выставок. В ходе работы этого авиасалона было выполнено 328 демонстрационных и показательных полетов, в которых приняли участие 62 летательных аппарата. В летной программе, кроме самолетов и вертолетов ведущих авиационных фирм, выступали знаменитые пилотажные группы «Русские витязи», «Стрижи» и Patrouille de France. В общей сложности на земле и в воздухе было представлено 279 образцов авиационной техники, в том числе 55 зарубежных.

Ярким свидетельством высокого авторитета МАКС является стремительно растущий интерес к нему мировых средств массовой информации. Так, в 2007 г. на салоне было аккредитовано уже 3644 российских и зарубежных журналиста из более чем 700 СМИ. За шесть дней салон посетили более полумиллиона человек, из которых 127 тысяч – специалисты.

ОАО «Авиасалон», устроитель Международных авиационно-космических салонов МАКС, прилагает большие усилия, чтобы обеспечить в нынешнем году более комфортные условия для участников и посетителей выставки. Для этого будут созданы новые площадки для компактного размещения образцов авиатехники, что позволит уменьшить протяженность статической экспозиции летательных аппаратов; построена современная деловая зона выставочного комплекса, включающая благоустроенные пресс-центр, конференц-залы и сервис-центр; возведены дополнительные временные павильоны для комфортного размещения участников салона; улучшена транспортная доступность и пр.

Трудно переоценить позитивное влияние МАКС на патриотическое воспитание молодежи, рост престижа летных и технических профессий. Демонстрация новейших образцов авиационной и космической техники, последних достижений в области российских и зарубежных вооружений, виртуозное пилотирование лучших летчиков-испытателей России, фееричные выступления знаменитых российских и зарубежных пилотажных групп создают атмосферу грандиозного авиационного праздника, на который съезжаются молодые люди из России, Украины и других стран. В сердцах многих из них именно здесь зажигается «авиационная искра» и зреет решение посвятить свою жизнь авиации и космонавтике. Это архи-важно, так как без увлеченных небом молодых профессионалов невозможно сберечь и тем более преумножить аэрокосмические потенциалы наших стран, создаваемые многими десятилетиями. Понимая огромную воспитательную роль авиасалона, устроители МАКС-2009 в публичные дни организуют проход детей до 14 лет в сопровождении родителей совершенно бесплатно.

БОМБЫ НА ПЕТСАМО

Александр Заблотский/ Таганрог, Роман Ларинцев/ Северодвинск

«Амбарчики» авиации СФ были нередкими «гостями» в небе над Петсамо и Лиинахамари

Мы продолжаем рассказ о действиях авиации Северного флота (СФ) против портов и военно-морских баз кригсмарине в Заполярье, начатый статьей «Цель – Киркенес» в «АиВ», № 6'2007. В ней мы уже упоминали, что наряду с Киркенесом для снабжения немецкой группировки на Крайнем Севере активно использовался финский порт Петсамо. Вот о деятельности авиации СФ по срыву перевозок в Петсамо-фьорде, в том числе и о налетах на конвои, прорывавшиеся во фьорд, и пойдет речь в данной статье.

Итак, Петсамо – это, собственно, бывшая и настоящая старинная русская Печенга, которая в результате драматических событий начала XX века оказалась под юрисдикцией Финляндии. В 1940 г., в ходе «зимней войны» город был занят частями Красной Армии, однако снова возвращен Суоми. В отличие от норвежского Киркенеса, вся портовая инфраструктура Петсамо и его аванпорта Лиинахамари практически ограничивалась одними причалами. К лету 1941 г в Лиинахамари насчитывалось 8 действующих причалов (один железобетонный) общей протяженностью 570 м, через которые можно было пропустить порядка 4000 т грузов в сутки. Вообще вся финская область Петсамо накануне войны насчитывала чуть более трех тысяч жителей, из которых 1200 человек жили в поселке при никелевых рудниках Колосьйки.

Естественно, что порту, расположенному в удобном глубоководном фьорде, рядом с советской границей, а следовательно, близко к театру военных действий, придавалось большое значение германским Верховным командованием. Финны имели в области Петсамо весьма ограниченные силы и минимально участвовали в боевых действиях, переложив все на плечи своих немецких «камрадов по оружию». Очень скоро рядом с городом был введен в строй аэродром Луостари. впоследствии игравший важную роль как в советских, так и в германских планах[5*].

Советское командование также считало Петсамо важнейшим пунктом снабжения противника. Трудно сказать, действительно ли существовало мнение, что через этот порт вывозится стратегическое сырье – никелевый концентрат. На самом деле львиная доля руды вывозилась из Колосьйки по автомобильной дороге через Рованиеми, меньшая – через Киркенес, так или иначе минуя Петсамо. Но в любом случае значение порта в Петсамо-фьорде трудно переоценить.

В перевозках немцы активно задействовали крупнотоннажные транспорты. Хотя периодически, после очередного нашего успеха, германское командование запрещало использовать на линии Киркенес-Петсамо суда большого водоизмещения, но вскоре вновь само и разрешало. Логично предположить, что ВВС СФ уделяли достойное внимание столь «лакомой» цели. Однако из анализа хранящегося в Центральном военно-морском архиве (ЦВМА) послевоенного официального отчета вырисовывается весьма любопытная картина. По Киркенесу североморская авиация выполнила в общей сложности 1411 боевых вылетов днем и 262 ночью. По Петсамо – 473 днем и 70 ночью (в том числе с 15 декабря 1942 г. 120 вылетов на Лиинахамари). Здесь в чем-либо упрекнуть командование СФ трудно – безусловно, Киркенес был важнейшей целью в пределах Варангер-фьорда. Идем далее. Поселок Варде советские летчики «навестили» за годы войны 324 раза днем и 7 раз ночью. Этот пункт теоретически мог иметь какое-то существенное значение, хотя назвать его крупной военно-морской базой или портом было бы чересчур сильным преувеличением. Соседний Вадсе, куда относительно ценный транспорт или боевой корабль если и заходили, то лишь случайно, подвергался налетам 20 раз, но по нему было выполнено 483 самолето-вылета, О том, какое место реально занимал Вадсе в приоритетах немецкого командования, красноречивее всего говорит то, что на 14 марта 1944 г. вся его противовоздушная оборона состояла из одного 20-мм зенитного автомата. Если же обратиться к данным по тоннажу сброшенных на эти порты авиабомб, то результат будет еще удивительнее. На Петсамо было сброшено 119,8 т, на Варде – 96,1 т, зато на Вадсе целых 139,1 т! Закономерно, что по тому же официальному отчету наша авиация в Петсамо за всю войну потопила только один мотобот, а повредила 2 крупных транспорта и 2 каботажных парохода.

Первые бомбы упали на Петсамо с началом боевых действий против Финляндии – 25 июня 1941 г. В тот день пара бомбардировщиков СБ атаковала в порту «транспорты и скопление автомашин». До конца года авиаторы-североморцы неоднократно совершали налеты небольшими группами самолетов на суда, стоявшие у причалов. По советским данным, наиболее удачным считается удар 4 июля, когда 5 СБ под прикрытием пяти И-153 предположительно повредили 2 транспорта. По немецким документам, безрезультатной атаке подвергся сторожевой корабль «Kiautschau».

5* Подробно касаться действий ударной авиации СФ по аэродрому Луостари мы но будем, поскольку готовим отдельную статью по этой теме.

Гидросамолеты Не 115 сыграли важную роль в проводке конвоев в Петсамо в рамках операции «Иоланта

Аванпорт Петсамо-Лиинахамари

Первый результативный налет советской авиации противник зафиксировал 27 июня. В тот день гидросамолет ГСТ из 118-го ОРАП уничтожил радиостанцию финского маяка на мысе Нурменсетти. Через 2 дня несколько ударов нашей авиации по Петсамо привели лишь к незначительным разрушениям и ранению одного военнослужащего. 21 июля в 09.30 эту же цель бомбил одиночный советский самолет. В результате разрыва бомб погиб 1 и были ранены 3 человека. Немецкие документы отметили и ряд других атак, которые значатся как безрезультатные (например, неоднократные удары по хорошо заметным с воздуха топливным бакам). Более удачным оказался удар пятерки Пе-2 по береговой батарее на мысе Нурменсетти 23 сентября. Наши летчики наблюдали разрывы бомб на огневых позициях, а затем и начавшийся пожар. Поданным противника, бомбы легли рядом с одним из орудий, ранение получил один артиллерист. Эти весьма скромные успехи носили в известной мере случайный характер и не решали главной задачи: уничтожения транспортных судов и портовой инфраструктуры Петсамо.

С наступлением полярной ночи постоянными «гостями» Петсамо-фьорда стали гидросамолеты МБР-2. Надо сказать, что в первые дни войны делались попытки использовать тихоходные «амбарчики» в качестве дневных бомбардировщиков. Практика быстро показала, что появляться этим летающим лодкам в пределах досягаемости немецких истребителей днем более чем рискованно. Так, 29 июня звено МБР попыталось нанести удар по судам в Лиинахамари. Появившийся Мессершмитт» последовательно сбил все 3 машины. Эффект же от ночных налетов МБР-2 не ограничивался только лишением немцев нормального сна. Именно на счету летающих лодок единственный удачный удар советских самолетов по судам в Петсамо-фьорде в 1941 г. В ночь с 5 на 6 декабря МБР-2 совершили 20 боевых вылетов на бомбардировку разных целей, в том числе и судов в Лиинахамари. По данным немцев, 5 декабря в 23.10 бомба попала в борт стоявшего у причала транспорта «Antje Fritzen»(4330 брт). Были разрушены каюты экипажа и повреждено рулевое управление, 2 члена экипажа погибли, 1 получил тяжелое и 1 легкое ранения. Кроме того, были убит 1 и ранены трое военнослужащих кригсмарине.

С началом нового года Лиинахамари продолжал оставаться в числе постоянных целей советской морской авиации. Только за первое полугодие 1942 г. самолеты ВВС СФ 17 раз появлялись над портом. Однако выделяемый наряд сил продолжал оставаться небольшим, ночные налеты производились исключительно одиночными самолетами, поэтому их результаты оказались невысокими. В первые 2 месяца года немцы зафиксировали минимальные потери. 9 января бомба попала в склад. 4 февраля после прямого попадания в причал осколки бомб повредили ближайший склад. Кроме того, разлетевшиеся от бомбовых разрывов обломки скал продырявили дымовую трубу и люковые закрытия трюмов парохода «Boltenhagen». 28 февраля бомба уничтожила дом в поселке. Среди троих погибших оказался матрос с транспорта «Ш-landshorn». Интересно, что вскоре и само судно погибло на советских минах. Судьба!

Отблеск удачи, наконец, осветил действия нашей авиации только в апреле 1942 г. 3 числа один Пе-2 и два Пе-3 вылетели на вооруженную разведку в Варангер-фьорд. Плохая видимость не позволила им выполнить основную задачу. Зато повезло при ударе по запасной цели – Лиинахамари. В результате налета был уничтожен рыболовный катер и нанесены разрушения на берегу. 15 апреля в 13.15 осколки от бомб повредили нефтяную цистерну, содержимое которой (180 кубометров горючего) вытекло через пробоины. В тот день Пе-3 из 95-го ИАП трижды вылетали на бомбардировку Лиинахамари, совершив 11 самолето-вылетов.

Следующего эффективного налета пришлось ждать очень долго. Да и само число ударов по портам Петсамо-фьорда было невелико. Только, как говорится, «под елочку» летчикам-североморцам удалось добиться очередного успеха. Днем 31 декабря 1942 г. девятка Пе-2 атаковала суда в Лиинахамари (сброшено 18 ФАБ-100). Экипажи доложили о потоплении транспорта. В донесении немецкого XIX-го горнострелкового корпуса результаты налета отражены следующим образом. «В 09.00 вторичными каменными осколками поврежден барак. В 12.45 налет шести бомбардировщиков. Разрушен солдатский клуб. Прямое попадание в корму транспорта, стоящего у Главной пристани. Потери среди военнослужащих: двое убитых и 11 раненых. Кроме того, пострадали несколько местных жителей-финнов». Документы кригсмарине уточняют, что бомба упала в двух метрах от кормы парохода «Напаи» (5892 брт). В результате в корпусе судна появилась течь, которую ликвидировали силами экипажа.

Немецкие катера-тральщики типа «R» входили в состав охранения петсамских конвоев

Ил-4 дальней авиации тоже работали по целям в Петсамо

Дважды в 1942 г. по судам в Петсамо-фьорде ВВС СФ применяли высотные торпеды. 18 января одиночный ДБ-Зф из 72-го смешанного авиационного полка (САП) вылетел для удара по Киркенесу. Так как цель оказалась закрыта облачностью, самолет сбросил торпеду на гавань Лиинахамари. По докладу экипажа, наблюдался взрыв и «большой пожар». Противник зафиксировал сброс целых трех парашютных торпед, одна из которых взорвалась на берегу. Немцы нашли элементы парашютной системы, а калибр торпеды определили в 53 см. Вторично высотные торпеды использовались 29 марта. С высоты 3500 м три ДБ-Зф нанесли удар по транспортам у причалов Лиинахамари. По донесению летчиков, разрывы наблюдались на центральной пристани, одна торпеда попала в транспорт. Немцы отметили падение и взрыв двух торпед в воде. Третья взорвалась на берегу. Каких-либо разрушений не было.

Следующий, 1943 г., для авиаторов Северного флота оказался, без преувеличения, самым неудачным за всю войну. Не удалось похвастаться успехами и при налетах на Петсамо-фьорд. Немецкие документы сохранили упоминания лишь о нескольких атаках советской авиации, имевших какие-либо результаты.

15 января, Лиинахамари. Дневной налет восьмерки Пе-3 в сопровождении 17 истребителей. Было сброшено 16 ФАБ-250. Незначительно повреждены причал и суда. Вечером эстафету подхватили «МБРы». Они «выгрузили» на портовые сооружения восемь ФАБ-100, две ЗАБ-50 и 30 мелких осколочных авиабомб. Несмотря на незначительность материальных успехов, в немецком «Дневнике коменданта морской обороны Киркенеса» зафиксированы жалобы на помехи работам в порту со стороны советской авиации в течение всего дня.

В ночь на 25 января в Лиинахамари легко поврежден барак. Это работа двух МБР-2. вылетевших на бомбежку Киркенеса, но атаковавших запасную цель. Ночью на 20 февраля опять бомбежка Лиинахамари, и опять незначительные материальные потери. Скорее всего, это тоже действия «амбарчиков». В ночь на 5 апреля Лиинахамари бомбил одиночный МБР-2. Документы противника сообщают о незначительных разрушениях.

Такая не очень внушительная результативность налетов вполне закономерна. Например, за первую половину 1943 г. Петсамо и Лиинахамари становились целями налетов 9 раз. В большинстве случаев в них участвовали по нескольку МБР-2. Во второй половине года ситуация только ухудшилась Всего в район Петсамо-фьорда наши самолеты вылетали лишь трижды. При этом 5 августа на причалы Лиинахамари четыре «Харрикейна» сбросили 8 осколочных АО-25, на следующий день шесть Пе-2 несколько увеличили объем сброшенной бомбовой нагрузки: 35 ФАБ-100 и 12 ФАБ-50. Почти столько же бомб сбросили 24 декабря «Илы» из 36-й дивизии АДД. На порт упали 49 фугасных и 10 зажигательных «соток». К сожалению, во всех трех случаях немецкие документы не содержат упоминания о сколько-нибудь существенных потерях.

1944 г. стал годом долгожданного качественного скачка в боевой деятельности североморской авиации. При этом основной упор делался на комбинированные удары по конвоям на подступах к Петсамо-фьорду, а интенсивные налеты на береговые объекты, расположенные в районе Петсамо-фьорда, пришлись на сентябрь. Это было связано с тем, что по плану «Вест» Петсамо предстояло захватить десантом с моря. Авиационно-артиллерийские удары выполнялись для «размягчения» противодесантной обороны противника.

Немецкие документы отмечают результативные удары 8 и 17 сентября, когда понес потери личный состав батарей «Петсамо» и «Зензенхауер». По 150-мм береговой батарее «Зензенхауер» 16 сентября хорошо отработали шесть Ил-2 из 46-го ШАП во взаимодействии с «Киттихауками» из 78-го ИАП. Высыпав на позицию батареи около 40 фугасных «соток», летчики наблюдали 4 взрыва, в том числе 1 – большой силы. По немецким данным, в результате налета был убит 1 артиллерист на огневой позиции, на командном пункте тяжело ранен другой, уничтожена 37-мм зенитная пушка.

Весьма удачным был налет 25 сентября. При этом его успех оказался довольно случайным. Впрочем, на войне часто бывает, что наводят оружие на одну цель, а попадают совсем в другую! Итак, в 18.15 шесть «Киттихауков» 78-го ИАП нанесли удар по батарее противника в районе Лиинахамари, которая обстреливала наш аэродром Пум-манки на п-ве Рыбачий. Упала хоть одна бомба на огневые позиции этой батареи или нет, сейчас сказать трудно. Зато в порту 12 ФАБ-100 полностью разрушили одну пристань, уничтожили жилой дом и перегрузочный склад кригсмарине.

Боевая деятельность и советской, и немецкой авиации на подступах к Петсамо-фьорду, в районе западнее п-ва Рыбачий, так или иначе была связана с судоходством. Только одним нужно было обеспечить бесперебойное движение судов во фьорде, другие же пытались этому воспрепятствовать. Так как основной помехой немецким конвоям были орудия 113-го отдельного артиллерийского дивизиона (сначала только 221-я батарея), то операции по их проводке неизменно включали удары самолетов люфтваффе по советским береговым батареям.

Первая попытка «вывести из игры» 221 -ю батарею на п-ве Среднем силами люфтваффе отмечена в германских архивных документах 12 июля 1941 г. Немцы признают, что конвой в Петсамо в составе транспорта «Donau» и сопровождавших его четырех малых тральщиков прошел без потерь, но привести к молчанию» 221-ю батарею не удалось.

Советская сторона не смогла организовать в 1941-42 гг. комбинированные авиационно-артиллерийские удары по судам, прорывавшимся в Петсамо. Впрочем это не избавляло немцев от разного рода неизбежных на войне случайностей. Так, 23 августа налет трех Пе-2 чуть было не привел к первой потере противника в этом районе. Недалеко от входа в залив под их удар попал малый тральщик R-155, буксировавший пустой лихтер. От сброшенных с большой высоты бомб тральщик уклонился резким маневром, оборвав буксирный трос и отдав лихтер на волю волн. Примерно через час R-155 «поймал» свою потерю и наконец-то привел ее к причалу.

Следующий военный год принес существенные изменения в борьбу за контроль над Петсамо-фьордом. Численно увеличился состав советской артиллерийской группировки, блокировавшей вход во фьорд. К знаменитой 221-й батарее добавились еще две со 100- и 130-мм орудиями. Немцы стали нести серьезные потери от огня батарей Среднего. 26 мая попал под обстрел и был потоплен транспорт «Vardoe» (860 брт). В ответ противник стал выделять для обеспечения проводки конвоев в Петсамо весьма солидный наряд сил авиации. Например, вот как происходила 21 июля проводка транспортов «Millrock», «Kvitingen», «Leonhard III» в сопровождении малых тральщиков R-63 и R-55. В течение этого дня 221-я батарея и прикрывавшая ее 222-я зенитная батарея трижды подвергались налетам немецкой авиации. По германским документам, в них участвовали 46 пикирующих бомбардировщиков Ju 87 под прикрытием 25 Bf 109. По советским данным, на огневые позиции упало до 80 фугасных бомб калибром 250-500 кг. Все орудия получили повреждения. 3 из них отремонтировали уже на следующий день, но одно требовало замены ствола. На 221-й батарее было убито 5 и ранено 3 человека. В результате столь мощного воздействия конвой, проходивший в 17.10 через зону огня батареи, обстрелу не подвергался. Этот успех стоил немцам всего двух «штук», поврежденных зенитным огнем. Вечером 21 июля командующий Северным оборонительным районом (СОР) доложил в штаб флота, что без усиления прикрытия передовых батарей с воздуха они «не могут мешать намерениям противника».

«Киттихауки» Северного флота использовались над Петсамо в качестве истребителей-бомбардировщиков и топмачтовиков

Основными оппонентами советской авиации в районе Петсамо были «Мессершмитты» из эскадры JG5

Надо сказать, что выводы из произошедшего советское командование сделало, и ПВО береговых батарей СОР постепенно усиливали. Как результат, когда 13 августа немцы обеспечивали проводку очередного конвоя, зенитным огнем был сбит Ju 87 (w/n 6176) из 1./StG5. Экипаж спасся на парашютах.

Кампания 1943 г. ознаменовалась существенным уменьшением группировки ударной авиации 5-го воздушного флота люфтваффе в Заполярье. Советские же летчики стали все чаще наносить удары по конвоям на подходах к Петсамо-фьорду, хотя, надо признать, в не достаточных масштабах.

Немецкое командование для проводки конвоев в Петсамо организовало операцию «Иоланта» с участием разнородных сил. Малые тральщики осуществляли противоминную оборону на переходе, истребители охраняли конвой от возможных атак с воздуха, пикировщики и артиллерия наносили удары по огневым позициям советских батарей, а гидросамолеты, в основном Не 115, ставили дымовые завесы. Впрочем с дымзавесами не все сразу вышло гладко. Только 20 мая в «Дневнике коменданта морской обороны Киркинеса» появилась запись: «Впервые, после ряда неудачных попыток, удалось прикрыть дымовой завесой петсамский конвой с самолета». Всего в ходе операции «Иоланта» гидросамолеты совершили 87 вылетов для постановки дымовых завес.

О том, каких масштабов достигали бои при проводке конвоев, можно судить на примере событий 19 июня 1943 г. В тот день, в 00.40[6*], наблюдательные посты СОР обнаружили движение вражеского конвоя в Петсамо-фьорд. Он состоял из 4 транспортов, пяти малых тральщиков типа «R> и одной быстроходной десантной баржи. При подходе к зоне действия орудий 113-го артдивизиона четверка Не 115 прикрыла ордер дымовой завесой. Одновременно восемь Ju 87 и шесть Bf 110 нанесли удар по огневым позициям наших батарей. Материальная часть орудий не пострадала, но были ранены 3 краснофлотца. В свою очередь, у мыса Нурменсетти конвой атаковала четверка Ил-2 под прикрытием 22 истребителей. Из-за плотной дымовой завесы результаты огня артиллерии и авиационного удара не наблюдались. Согласно немецким документам, корабли и суда конвоя не получили боевых повреждений, но в дыму один из транспортов таранил тральщик R-53 и отрезал ему нос. От зенитного огня получил повреждения Ил-2, совершивший благополучную посадку в Пумманки. В завязавшемся воздушном бою были сбиты 5 «Харрикейнов». Двоих пилотов спас торпедный катер № 13. Наши летчики доложили о 16 сбитых немцах, но данные противника эти потери не подтверждают.

Военное счастье не всегда было на стороне немцев. Снова сражение на подходах к Петсамо разгорелось 16 июля, при проводке очередного конвоя, состоявшего из каботажных судов «Вид», «Margareta», «Непгу» в охранении четырех малых тральщиков. Конвой подвергся обстрелу береговой артиллерии и удару нашей авиации. В свою очередь, немецкие самолеты бомбили огневые позиции советских батарей, прикрывали с воздуха свои суда и боевые корабли. Наши потери составили 2 сбитых Як-1 из 20-го ИАП. Спасти удалось только одного пилота. В воздушном бою один Bf 109G-6 (w/n 15590) был поврежден, а известному летчику-асу фельдфебелю Хансу Дебриху (65 побед) из II./JG5 пришлось прыгать с парашютом из своего горящего Bf 109G-6 (w/n 20088). Раненого летчика подобрал из воды тральщик R-64. В этот момент корабль сам был атакован двумя советскими истребителями, и 2 члена его экипажа получили ранения.

В последний год войны в Заполярье командование СФ наконец-то смогло реализовать на практике идею комбинированного удара по конвоям непосредственно на подходах к Петсамо-фьорду, который несколько раз приводил к успеху. Следует признать, что авиация не смогла сыграть в нем главную роль. Самый результативный бой в устье Петсамо-фьорда состоялся 28 июня 1944 г. Около часа ночи самолет-разведчик обнаружил конвой, идущий из Киркенеса в Петсамо. Он состоял из пяти транспортов с чрезвычайно сильным охранением – 8 малых тральщиков и 3 сторожевых корабля. Немцы очень тщательно готовили эту операцию по доставке в Лиинахамари необходимых частям XIX-го горного корпуса грузов. Достаточно сказать, что прежде чем выйти в море конвой 14 суток ждал подходящей погоды. С воздуха суда прикрывали «густавы» из III./JG5, а пять Не 115 должны были скрыть конвой дымзавесой в наиболее опасной зоне. Тем не менее, артиллеристы СОР смогли потопить транспорт «Vul-kan» (989 брт) и повредить еще более крупный пароход «Transport» (1198 брт). Так как немцы одновременно выводили из залива встречный конвой, то досталось и ему – 3 наших торпедных катера уничтожили транспорт «Nerissa» (992 брт). Попытку немецких истребителей штурмовать торпедные катера на отходе сорвали шесть Як-7 из 20-го ИАП. В разгар боя над фьордом появились 14 «Киттихауков»-топмачтовиков из 27-го ИАП в сопровождении восьми «Аэрокобр» из сафоновского 2-го ГИАП. Хотя 26 бомб ФАБ-100 и не попали в цель, надо думать, что внимание противника летчики отвлекли как раз перед атакой торпедных катеров. Наши истребители заявили о трех сбитых самолетах. По немецким данным, в тот день были потеряны два «Мессершмитта». Как минимум, один из них, Bf 109G-6 (w/n 20509) из 8./JG5, упал в районе Петсамо-вуоно. Пилотировавший его унтер-офицер Эмиль Хайн был взят в плен.

6* Напомним, что дело происходило полярным днем!

Подготовка к боевому вылету гидросамолета ГСТ из 118-го ОРАП СФ

Это явное поражение (а иначе расценивать потерю двух транспортов и повреждение еще одного из семи проводимых в обоих направлениях нельзя), безусловно, испортило немецкому командованию впечатление от успешной проводки предыдущего конвоя 15 июня. Причем тот успех немцы отнесли в первую очередь за счет «отличного взаимодействия» кригсмарине и люфтваффе. Но если непредвзято разобраться, то и для советской стороны итоги боя 15 июня были отнюдь не безрезультатными. Итак, в 00.35 был обнаружен конвой, идущий из Киркенеса в Петсамо. Наблюдатели насчитали 2 транспорта, 8 боевых кораблей и 4 сторожевых катера. По немецким данным, транспорты «Paloma», «Nerissa» и NW33 сопровождали 3 малых тральщика и 4 артиллерийские баржи типа

AF. С воздуха суда прикрывали истребители, а при подходе к устью залива четыре Не 115 начали ставить дымовые завесы, усиливая уже поставленные кораблями. Пять Ju 88 (по нашим данным, только 2) пытались нанести удар по батареям 113-го ОАД, но были отогнаны зенитным огнем. Больше неприятностей принес огонь немецкой контрбатарейной артиллерийской группы. На батарее № 221 было повреждено одно орудие, убито четверо и ранено 5 краснофлотцев. Для удара по конвою в тот день вылетали 2 группы советских самолетов. Первыми в 03.36 над ним появились шесть Ил-2 под прикрытием восьми «Яков» 20-го ИАП. Штурмовики сбросили 18 ФАБ-100, но прямых попаданий не добились. Через 2 минуты 16 «соток» добавила восьмерка «Киттихауков» 78-го полка. Хотя наши летчики попаданий и на этот раз не зафиксировали, по немецким данным, получил повреждения транспорт «Paloma». На отходе от конвоя советские истребители отразили атаку «Мессершмиттов», доложив о трех сбитых. Наша авиация потерь не понесла. То же самое относительно собственного ущерба доложили и немцы,

Встав к причалам Лиинахамари, немецкие моряки не долго наслаждались заслуженным отдыхом. В 20.08 над портом появились 12 «Илов» и восемь Р-40 в сопровождении десяти «Кобр» и девяти «Яков». С пикирования самолеты «выгрузили» на транспорты и причалы 18 ФАБ-250 и столько же «соток», а также обстреляли их реактивными снарядами и пушечно-пулеметным огнем. Чуть позже по возникшим очагам пожаров открыла огонь и наша береговая артиллерия. Военное счастье переменчиво. Утром оно послужило противнику, а вечером переметнулось на нашу сторону. Комбинированный удар летчиков и артиллеристов оказался весьма эффективным. На береговой батарее «Лиинахамари» вышли из строя два орудия. Осколки повредили пароход «Nenssa», буксирный пароход «Lemwerden» и рейдовый катер. Большие разрушения вызвала детонация взрывчатки, складированной на случай оставления порта и подрыва причалов. Сгорело несколько бараков и складов. Потери в людях были относительно невелики: 1 военнослужащий погиб и 7 получили ранения.

Завершающий эпизод борьбы на подступах к Петсамо-фьорду относится к 11 октября 1944 г., т.е. уже после начала Петса-мо-Киркенесской операции Красной Армии. В 09.10 семнадцать Ил-2 под прикрытием 32 истребителей нанесли удар по последнему немецкому конвою, покинувшему Петсамо. С пологого пикирования и при топмачтовом бомбометании штурмовики достигли нескольких прямых попаданий в транспорт «Olsa» (4016 брт). Пароход с грузом обмундирования и продовольствия остался на плаву, был уведен на буксире в Киркенес и уже там сел на грунт.

Подведем некоторые итоги. Во-первых, несмотря на всю значимость порта Петсамо, внимания этой цели уделялось явно недостаточно. Ни Петсамо, ни Лиинахамари ни разу не стали объектами мощных массированных ударов, подобно тем, что привели к большим потерям противника в соседнем Киркенесе. При этом сам город и порт были настолько близки к линии фронта, что по ним могли работать даже ночные бомбардировщики По-2!

Во-вторых, несмотря на исключительно благоприятные возможности для организации комбинированных ударов разнородными силами (авиация, береговая артиллерия, торпедные катера), такие операции на подходах к Петсамо-фьорду стали по-настоящему организовывать только в середине 1944 г Однако ни их масштабы, ни частота не соответствовали важности этой задачи.

В-третьих, в результате всех допущенных промахов и недоработок потери противника в Петсамо-фьорде от действий нашей морской авиации оказались весьма небольшие. Причем, что интересно, фактические потери почти полностью совпали с данными официальных послевоенных отчетных документов, которые приведены в начале статьи. Согласно нашим же подсчетам (без учета потерь на подходах к заливу), в Петсамо-фьорде погиб только один рыболовный катер, а были повреждены 3 транспорта, буксирный пароход и рейдовый катер. Правда, следует оговориться, что в документах по боевым действиям октября 1944 г. имеются пробелы. Так что вполне возможно, что фактические потери противника даже несколько выше, чем считается до сих пор.

AERO INDIA 2009

Андрей Юргенсон/ Москва

Фото автора

11 февраля на авиабазе Elahanka в г. Бангалор министр обороны Индии А.К. Antony открыл седьмую авиационно-космическую выставку Aero India 2009, назвав ее главным авиационным событием года в Азии. Этот форум собрал 592 фирмы-участницы – на 48 больше, чем в 2007 г. Количество зарубежных компаний практически не изменилось: 303 из 25 стран в этом году и 302 два года назад. Впервые в салоне принял участие Китай, направивший представительную делегацию во главе с заместителем главкома ВВС.

После торжественных речей состоялся традиционный воздушный парад. Среди его участников были транспортные самолеты Ан-32 и Do 228, вертолеты Dhruv, пятерка легких многоцелевых истребителей Tejas (LCA) индийской разработки Показательную дозаправку от танкера Ил-78 провела пара Mirage 2000. Демонстрационные полеты выполнили также легкий пассажирский самолет Saras и истребитель Су-ЗОМКИ ВВС Индии, специально покрашенный в цвета индийского флага.

В первую очередь сегодня Индия интересна производителям истребителей. Тендер на поставку 126 истребителей по программе MMRCA (Medium MultiRole Combat Aircraft) – лакомый кусок, стоимость которого оценивается в 7-11 млрд. USD. Не удивительно, что на выставке компании-конкуренты старались представить свой товар лицом Были продемонстрированы: американские Lockheed Martin F-16 и Boeing F-18, европейский Eurofighter Typhoon, французский Dassault Rafale, шведско-английский Saab Gripen и российский МиГ-35. Тендерный комитет начнет работу в апреле этого года, и каждый из шести участников должен будет представить двухместный и одноместный варианты своих самолетов. Выбор победителя намечен на конец года.

В ходе выставки стало известно, что индийское Управление оборонных исследований и разработок DRDO (Defence Research and Development Organisation) после завершения создания легкого истребителя LCA планирует приступить к проектированию среднего боевого самолета MCA (Medium Combat Aircraft). На стенде агентства ADA демонстрировалась продувочная модель одной из концепций МСА, близкая по аэродинамической схеме к американскому истребителю F-35.

Альтернативой программы МСА являлись предложение США по приобретению F-35A (кстати, на выставке F-35 рекламировался крайне вяло) и предложение России по участию в создании ПАК-ФА, которое Индия приняла в 2007 г. Тем не менее, решение Индии о приобретении для своих ВВС варианта ПАК-ФА нельзя рассматривать как полный отказ от идеи создания истребителя 5-го поколения индийской разработки. Этот проект в отличие от российско-индийского FGFA (Fifth Generation Fighter Aircraft) получил обозначение NGFA (Next Generation Fighter Aircraft). Если правительство даст проекту старт в конце 2009 г., то первый полет опытной машины может состояться в 2017 г., а в 2025 г. самолет может поступить на вооружение.

Относительно дальнего морского патрульного самолета Индия уже сделала окончательный выбор. Она купила восемь Boeing P-8I, став первым иностранным заказчиком этой машины. А вот на роль среднего морского патрульного самолета MRMR (Medium Range Maritime Aircraft) есть несколько претендентов. Например, АНТК им. O.K. Антонова впервые продемонстрировал модель Ан-74Т-200МП. По словам заместителя главного конструктора по радиоэлектронному оборудованию Г. И. Рудюка, этот вариант создавался по требованиям ВМС Индии. Французская компания Dassault представила на стенде патрульный вариант бизнес-джета Falcon 900МРА. В очередной раз показала ATR 72 ASW и ATR 42 MP итальянская компания Alenia Aeronautica. В перспективе ВМС Индии может заинтересовать и палубный самолет ДРЛО. Поэтому американская компания Northrop Grumman уже второй раз подряд рекламирует на выставке свой E-2D Advanced Hawkeye.

На статической стоянке был представлен целый ряд самолетов и вертолетов ВВС Индии, в том числе модернизированных. Среди них отметим истребитель-бомбардировщик МиГ-27МЛ, обновление которого Индия провела с помощью Израиля без участия российской стороны, получивший обозначение МиГ-2711РС. В основном, изменения коснулись авионики, кроме того, ресурс самолетов был продлен на 1200 ч, что позволит им оставаться в строю до 2020 г.

Военно-транспортный самолет Ан-32

Пассажирский самолет Saras

Вооруженный вертолет Dhruv

Легкий многоцелевой истребитель Tejas

Многоцелевой истребитель F-16IN «Супер Вайпер»

Модель морского патрульного самолета Ан-74Т-200МП

Модель транспортного самотета МТА

Самолет раннего предупреждения и управления Gulfstream G550 CAEW

Макет БЛА Rustam

Сегодня на очереди модернизация истребителя МиГ-29. На вооружении ВВС Индии состоят 62 машины этого типа. 6 из них (4 одноместных и 2 МиГ-29УБ) в настоящее время находятся в Москве. Они будут модернизированы РСК «МиГ». Остальные машины пройдут доработки на 11-й авиационной ремонтной базе ВВС Индии.

На выставке был представлен и обновленный вариант транспортно-боевого вертолета Ми-35. В реализации проекта приняла участие израильская фирма Elbit Systems, которая, по сообщению журнала Vayu, «является мировым лидером на рынке модернизации восточных вертолетов (Ми-8/17, Ми-24)». В отличие от МиГ-2711РС история с Ми-35 вызвала негодование со стороны ОАО «Оборонпром». К концу лета Индия может принять решение по тендеру на модернизацию своих противолодочных вертолетов Ка-27, и еще неизвестно, кому будет отдано предпочтение.

Модернизацию предстоит пройти и другим летательным аппаратам. Например, на стенде корпорации HAL была представлена носовая часть истребителя-бомбардировщика Jaguar DARIN 3 с убираемой штангой дозаправки в воздухе и РЛС компании Elta. Одновременно фирма Honeywell предлагает установить на «Ягуаре» новые двигатели F-125IN, которые не только существенно мощнее нынешних Adour Mk811 компании Rolls-Royce, но и гораздо легче.

Будут модернизированы и 105 самолетов Ан-32. Этот тендер выиграла Украина. Большой объем работы получат киевский 410-й завод гражданской авиации, АНТК им. O.K. Антонова и завод «Авиант». Найдется дело и для индийской промышленности.

Среди беспилотных аппаратов стоит отметить БЛА Rustam класса MALE (Medium Altitude Long Endurance), впервые продемонстрированный на выставке. Его создает научно-исследовательский центр авиационных разработок ADE (Aeronautical Development Establishment) управления DRDO совместно с израильской компанией IAI. ВВС Индии рассчитывают получить на вооружение две эскадрильи таких БЛА. Они дополнят беспилотники Heron и Searcher II, которые ВВС Индии эксплуатируют с 2001 г. Дальнейшими планами, после 2012 г., предусмотрено создание БЛА класса HALE (High Altitude Long Endurance).

Среди зарубежных новинок выставки, прежде всего, можно отметить двух дебютантов: БЛА Mantis компании BAe Systems и самолет раннего предупреждения и управления Gulfstream G550 CAEW. Оба ЛА уже демонстрировались на авиасалоне в Фарнборо в прошлом году.