sci_tech Техника и вооружение 2000 07

Научно-популярный журнал (согласно титульным данным). Историческое и военно-техническое обозрение.

ru ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FictionBook Editor Release 2.5 26.09.2010 FBD-46FE36-5C46-E141-6CBA-9F53-9393-E29194 1.0 Техника и вооружение 2000 07 2000

Техника и вооружение 2000 07

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА… Научно-популярный журнал (Июль 2000 г.)

Александр ШИРОКОРАД

Окончание. Начало см. «ТиВ» №4/2000

ПУШКИ СОВЕТСКИХ ТАНКОВ (1945 – 1970 ГГ.)

115-мм гладкоствольная пушка У-5ТС «Молот»

В середине 50-х годов началось проектирование нового среднего танка. Новая 100-мм пушка Д-54ТС имела более длинный выстрел, чем Д-10Т. Поскольку ГБТУ не хотело вводить раздельно-гильзовое заряжание, потребовалось увеличение диаметра погона башни. Это, в свою очередь, потребовало удлинения корпуса танка. Для сохранения правильной центровки танка пришлось изменить расположение опорных катков и т. д. В результате получился танк Т-62 (об. 165).

В июле 1961 г. в СССР на вооружение была принята 100-мм гладкая противотанковая пушка Т-12 «Рапира». [1*] Возникла идея поставить «Рапиру» в Т-62. Однако длина унитарного выстрела «Рапиры» составила 1200 мм, и в Т-62 он не умещался. Тогда было решено на базе 100-мм нарезной пушки Д-54 сделать гладкую танковую пушку с длиной выстрела 1100 мм (как в Д-54).

Выяснилось, что, сохранив все наружные габариты Д-54 и отказавшись от нарезов, можно увеличить калибр пушки со 100 до 115 мм. Дульный тормоз было решено убрать. Так появилась первая в мире гладкоствольная танковая пушка У- 5ТС.

115-мм пушка У-5ТС прошла полигон- ные испытания в переделанном варианте Т-62 (об. 166) и вместе с У-8ТС была принята на вооружение в августе 1961 г. Кроме заводского индекса пушка У-5ТС имела индекс ГРАУ 2А20 и имя собственное -«Молот».

Ствол пушки У-5ТС состоял из трубы, скрепленной в каморной части кожухом, казенника с обоймой и механизма продувания канала. Затвор полуавтоматический горизонтальный клиновой. Полуавтоматика механическая, пружинного типа. Противооткатные устройства состояли из гидравлического тормоза отката и гидропневматического накатника. Цилиндры тормоза отката и накатника бьіли закреплены в обойме казенника и при выстреле откатывались со стволом.

Дальность стрельбы из У-5ТС с помощью телескопического прицела TLUC- 41Удля подкалиберного снаряда достигала 4000 м, для кумулятивного и осколочно-фугасного снарядов-3000 м. С помощью бокового уровня дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом ЗОФ11 – 5800 м. Дальность стрельбы с помощью ночного прицела ТПН-1 всеми снарядами – 800 м. Заряжание пушки унитарное. Боекомплект танка Т-62-40 выстрелов любого типа.

На первых танках Т-62 устанавливался стабилизатор пушки «Метеор», на последующих – «Метеор М» и «Метеор М1». Их характеристики были практически одинаковы. «Метеор» имел электронику на лампах, а «Метеор М» и «Метеор М1» – на транзисторах. Стабилизатор «Метеор» обеспечивал угловые скорости наведения пушки: в горизонтальной плоскости от 0,07 град./с до 16 град/с и в вертикальной плоскости от 0,07 град./с до 4,5 град/с.

1* Подробнее о ней см. «Техника и вооружение» № 10/97.

В ходе эксплуатации пушки У-5ТС в танке Т-62 выяснилось, что заряжание унитарных выстрелов довольно трудоемкий процесс, особенно на ходу танка. При заряжании пушка имела угол возвышения +3,5°, и в этот момент вращение башни было невозможно. Проблемой оказалось и удаление стреляных гильз из боевого отделения, поэтому на ограждении пушки был установлен механизм выброса стреляных гильз. Гильзы выбрасывались через небольшой люк в кормовой части башни.

Принципиальным недостатком всех советских 115- и 125-мм гладких пушек была невозможность их установки в танки старых образцов. Таким образом, все танки типа Т-54 и Т-55 автоматически устарели с появлением 105-мм английской нарезной пушки L7 и 120-мм гладкой пушки фирмы Рейнметалл. И это при том, что в разных странах ставили L7 на любое старье, включая «Шерманы».

Боеприпасы и баллистика 115 -мм гладкоствольной пушки У-5ТС

Выстрелы с подкалиберными бронебойными снарядами БМЗ, БМ4 и БМ6 по своим тактико-техническим и боевым характеристикам практически равноценны, и стрельба ими велась при одинаковых установках прицела. Начальная скорость – 1615 м/с. Дальность прямого выстрела подкалиберным снарядом по цели высотой 2,7 м – 1870 м. Дальность стрельбы по танкам – около 2000 м.

Выстрел УБКЗ с кумулятивным снарядом имеет табличную дальность 3000 м, по движущимся целям им рекомендуется стрелять на 1500 м. Дальность прямого выстрела при высоте цели 2,7 м для кумулятивного снаряда -1200 м, начальная скорость – около 900 м/с.

Кумулятивные снаряды БК4 и БК4М различаются только материалом кумулятивной воронки: БК4 имеет воронку из стали, а БК4М – из меди. Снаряд с медной воронкой имеет несколько лучшую бронепробиваемость, чем снаряде воронкой из стали.

Пушка У-5ТС была принята на вооружение с осколочно-фугасным снарядом ОФ11, имевшим начальную скорость 905 м/с и дальность 5800 м при угле +16°. Позже был принят снаряд «увеличенной дальности » ОФ18. Его дальность стрельбы – 9500 м при угле 16°.

Для всех выстрелов пушки У-5ТС используются одинаковые гильзы: стальная 4Г9 весом 7,95 кг или латунная 4Г10А весом 8,45 кг. Выстрелы с подкалиберными снарядами комплектуются только латунными гильзами, как более надежными.

Первоначальные варианты вооружения танка Т-64

В1958 г. в КБ ХЗТМ начались работы по созданию среднего танка об. 430. Вес нового танка составлял 35,48 т. Танк был оснащен 100-мм нарезной пушкой Д-54ТС со стабилизатором «Метель». Боекомплект пушки – 50 выстрелов. Имелся прицел-дальномер ТПД-43Б, а также ночной прицел ТПН-1. Пушка оборудовалась механизмом выброса стреляных гильз. Ходовая часть танка об. 430 была впоследствии использована для серийных танков Т-64. Было изготовлено несколько образцов об. 430, но в серию он не пошел, т. к. А.А. Морозов уже работал над новым танком об. 432.

17 февраля 1961 г. вышло Постановление СМ № 141-58 о прекращении работ по среднему танку об. 430 и о начале работ по среднему танку объект 432. Совместные испытания трех опытных танков об. 432 были проведены с ноября 1962 г. по май 1963 г В 1-м квартале 1964 г. шло изготовление опытной партии из 10 танков об. 432.

На танке об. 432 была установлена новая 115-мм гладкоствольная пушка Д-68 (2А21), имевшая ту же баллистику, что и У-5ТС. Принципиальным отличием Д-68 было раздельное заряжание с частично сгорающей гильзой. Экстрактировался лишь поддон гильзы, точнее, короткая латунная гильза весом около 4 кг. Пушка имела автомат заряжания, что позволило сократить заряжающего, доведя число экипажа до трех человек.

Устройство пушки Д-68 близко к У- 5ТС. Основное различие в том, что у Д-68 полуавтоматика была скалочного типа, а не пружинного, как у У-5ТС. Кстати, полуавтоматика скалочного типа оказалась лучше, и ее даже решили установить на У-5ТС. Боекомплект танка об. 432 состоял из 40 выстрелов.

Пушка Д-68 имела двухплоскостной стабилизатор «Сирень-П» с независимой линией прицеливания, разработанный в ЦНИИ-173.

ГРАУ потребовало, чтобы для танков об. 432 и Т-62 все выстрелы были едиными. В НИИ-24 и НИИ-6 по теме «Желудь» разрабатывались выстрелы раздельного заряжания к подкалиберным, кумулятивным и осколочно-фугасным снарядам для 115-мм пушек У-5ТС и Д-68. Соответственно, было спроектировано два автомата заряжания. Для танка Т-62 в КБ УВЗ создали автомат заряжания с механизированной боеукладкой, размещенной во вращающемся барабане, установленном на днище бронекорпуса. Между барабаном и башней был обеспечен круговой зазор, через который механик-водитель имел возможность прямой зрительной и речевой связи с командиром и наводчиком, размещавшимися во вращающейся башне.

Установка пушки У-5ТС и спаренного пулемета ПКТ в башне танка Т-62

1 – ствол пушки; 2 – компенсирующее кольцо; 3 – ресивер эжекционного устройства;

4 – подвижная бронировка пушки; 5 – крыша башни; 6 – люлька пушки; 7 – ночной прицел ТПН-1-41-11; 8 – рычаг повторного взвода; 9 – створчатый светильник; 10 – боковой уровень; 11 – рамка механизма выброса; 12 – ограждение пушки; 13 – рычаг механического спуска ударника; 14 – редуктор рамки; 15 – рукоятка выбрасывателей; 16 – подъемный механизм; 17 – приспособление для снятия заклинивания; 18 – обойма цапфы; 19 – внутренний чехол пушки; 20 – наружный чехол пушки; 21 – пулемет ПКТ; 22 – ограждение пушки; 23 – тормоз отката; 24 – захват гильзы; 25 – лоток; 26 – механизм взвода захвата; 27 – пружина полуавтоматики; 28 – прицел ТШС-41У; 29 – клин обоймы левой цапфы; 30 – болт крепления подвижной бронировки

Некоторые образцы боеприпасов к 115-мм пушке У-5ТС

В автомате заряжания объекта 432, созданного в КБ ХЗТМ, механизированная боеукладка размещалась в гондоле, крепившейся к башне, и механик-водитель оказался в полной изоляции, имея связь с командиром и наводчиком только через танковое переговорное устройство. Такая конструктивная схема создавала неприятные морально-психологические условия для работы механика-водителя в харьковском танке. Кроме того, автомат заряжания КБ УВЗ был значительно проще по конструктивному исполнению, следовательно, имел меньшую трудоемкость в изготовлении и более высокую надежность в эксплуатации. Правда, в харьковском автомате заряжания размещалось 28 выстрелов, а в тагильском – 22 выстрела. В 1961 г. на одном из танков был установлен автомат заряжания «Желудь» на 22 выстрела. Однако серийные танки Т-62 по-прежнему выпускались без автоматов заряжания.

Объект 432 серийно производился с 1963 года по 11-й квартал 1969 года. Официально считается, что об. 432 был принят на вооружение 2 января 1967 г. под названием Т-64. Здесь, видимо, речь идет о приказе Министерства обороны, а Постановление СМ № 982-321 о принятии на вооружение СА нового среднего танка вышло 30 июля 1966 г.

На танке об. 432 был применен двухтактный двигатель 5ТДФ мощностью 700 л. с. В качестве агрегатов трансмиссии были применены планетарные БКП с фиксированными элементами, работающими в масле, и с гидросервоуправлением. Оригинальная ходовая часть с соосными торсионными валами, опорными и поддерживающими катками с внутренней амортизацией, телескопическими амортизаторами и гусеницей с РМШ параллельного типа обеспечивала заданные характеристики подвижности.

Однако эксплуатация в частях выявила неудовлетворительную работу двигателя 5ТДФ. В 1969 г. только при войсковой эксплуатации вышло из строя 305 двигателей 5ТДФ. А всего в период 1966- 1969 гг. вышло из строя 879 двигателей при общем выпуске танков об. 432 в количестве 1305 шт.

Испытания танковых радиодальномеров

В начале 60-х годов в ЦНИИАГ был создан опытный образец радиодальномера для танка об. 432. Согласно заводским данным он обладал лучшими характеристиками, чем танковый перископический дальномер. На базе этого дальномера ЦНИИАГ создал опытный образец всесу- точного и всепогодного радиолокационного прицела-дальномера для танка Т-64. Программа испытаний этого прицела- дальномера (П-8) была выслана в Ленинград на Ржевку 3 июня 1966 г.

Опытный образец среднего танка с пушкой Д-54ТС

Опытный танк об.ДЗСН

Дульный тормоз пушки Д-54ТС

Установка 115-мм гладкоствольной пушки Д-68

115-мм выстрел с осколочно- фугасным снарядом

115-мм выстрел с бронебойным подкалиберным снарядом и зарядом в гильзе со сгорающим корпусом

Осенью 1966 года на Ржевке начали испытания прицела-дальномера. Однако представители ЦНИИАГ отказались от ночных испытаний прицела-дальномера, т. к. радиодальномер давал точные данные по азимуту (т. е. угол горизонтального наведения), а угол места (т. е. вертикального наведения) давать не мог. Таким образом, выяснилось, что это изделие прицелом быть не может. Решено было испытать сей прибор как дальномер с дальностью действия до 3 км.

В ходе испытаний танк-цель был поставлен на земляной вал высотой 1,5 м.

Т-72

Т-64Б

Танк с радиодальномером был поставлен на расстоянии 3 км. В оптический дальномер танк-цель был хорошо виден, а на экране локатора на азимутальном луче светились три одинаковые по яркости и конфигурации пятна. Одно из пятен соответствовало отраженному радиосигналу от танка. А что представляли два другие пятна представители ЦНИИАГ объяснить не могли. Отраженный сигнал мог дать мокрый куст, бугорок, покрытый мокрой травой, иди другой предмет. Таким образом, прибор не годился и как радиолокационный дальномер, поскольку не имел возможности автоматически проводить селекцию целей. В результате работы по танковым радиодальномерам были прекращены на много лет.

Кстати, в США на танке М60А1 был испытан радиодальномер, но на вооружение его не приняли из-за высокой стоимости и малой надежности.

Появление нового американского танка М60 и английского танка «Чифтен» произвело большое впечатление на советское руководство. 115-мм пушки У- 5ТС и Д-68 были недостаточно эффективными в борьбе с М60 и «Чифтеном», не говоря уже о Д-10Т2С.

15 июня 1961 г. на научно-технический совет ГКОТ была вынесена рекомендация о разработке гладкоствольной пушки с начальной скоростью подкалиберного снаряда 1800 м/с и дальностью прямого выстрела 2100 м. В июле 1961 г. были рассмотрены проекты мощных пушек ОКБ-9, и из них приняли проект 125-мм гладкой пушки Д-81.

Вес подкалиберного снаряда, кг 5,7

Давление в канале, кг/см1 4000

Начальная скорость, м/с 1800

Дальность прямого выстрела

по цели высотой 2 м, м 2100

Бронепробиваемость на дальности

2000 м. мм 350/150 (0730")

Вес кумулятивного снаряда, кг 18

Начальная скорость, м/с 950

Бронепробиваемость кумулятивного

снаряда, мм 450 (по нормали)

Вес осколочно-фугасного снаряда, кг 24,4

Начальная скорость, м/с 760

Дальность стрельбы, км около 10

125-мм пушкой Д-81 было решено вооружить танки Т-62 и об. 432. В конце 1961 г. – начале 1962 г. возникли споры о типе заряжания Д-81. ОКБ-9 предложило раздельно-гильзовое, а главный конструктор УВЗ Карцев требовал унитарное заряжание. Представитель НИИ-24 заявил, что унитарный выстрел с осколочно-фугасным снарядом будет весить около 40 кг, и, кроме того, применение унитарных выстрелов приведет к уменьшению объема каморы и, соответственно, к ухудшению баллистики. В конце концов, было решено делать раздельно-гильзовое заряжание.

Полномасштабные работы по Д-81 были начаты по решению Министерства обороны и ГКОТ от 11 августа 1962 г. Интересно, что военные еще не очень верили в гладкоствольные пушки, и параллельно со 125-мм гладкоствольными пушками было начато проектирование 122-мм нарезной пушки Д-83. В техзадании на пушки было сказано, что Д-81 и Д-83 должны отличаться только трубами ствола и быть взаимозаменяемыми при установке в танк. По проекту Д-83 должна была иметь подкалиберный снаряд весом 6,5 кг, давление в канале-4000 кг/см2 и начальную скорость -1610 м/с. Заряжание Д-83 раздельно-гильзовое. Разработка двухплоскостного стабилизатора для Д- 81 и Д-83 велась в ЦНИИ-173.

Отдача пушек Д-81 и Д-83 оказалась столь велика, что в качестве полигонных станков для них пришлось брать лафеты на гусеничном ходу от орудий большой мощности. В апреле 1963 г. ОКБ-9 отправило на полигон в Павлоград одну баллистическую установку Д-81БЛ на лафете 203-мм гаубицы Б-4, а в июне 1963 г. – одну баллистическую установку Д-83БЛ на лафете 280-мм мортиры Бр-5. Еще одна баллистическая установка Д-81 БТ была отправлена для монтажа в танк об. 432 в июле 1963 г.

В апреле 1964 г. завод № 9 изготовил 5 опытных образцов пушки Д-81, которые в мае 1964 г. были отправлены:

две – в Харьков на завод им. Малышева для монтажа в об. 432;

две-в Нижний Тагил на Уралвагонзавод для монтажа в об. 167[2*];

пятая пушка была оставлена для испытаний на заводе № 9.

Первый танк со 125-мм пушкой был поставлен в НИИ-24 в конце апреля 1964 г. для отработки выстрелов.

На испытаниях пушки Д-81 в первой половине 1964 года был подобран единый за ряд для кумулятивного и осколочно-фугасного снаряда. Дальность прямого выстрела кумулятивного снаряда составила 1020 м. Бронепробиваемость – 200 мм под углом 60°. Осколочно-фугасный снаряд чертежа 6873 имел дальность стрельбы 10600м при угле 14°.

2* об. 167 – средний танк, модификация Т-62. Создан в инициативном порядке на заводе № 183 совместно с ЧТЗ как подарок XXII съезду КПСС. Вес танка составлял 36,7 т, по проекту он должен быть вооружен 115-мм пушкой У-5ТС с боекомплектом 40 выстрелов, но предусматривалась и установка 125-мм пушки Д-81. Дизель В-26 мощностью 700 л. с. Скорость по шоссе – 65 км/час. По сравнению с Т-62 броневая защита уменьшена: нижний лобовой лист – со 100 до 80 мм'борт – с 80 до 70 мм; корма – с 45 до 30 мм. Установлено противорадиационное покрытие (подбой).

Установка пушки Д-81 (2А26М2) в башне танка Т-72

1 – ствол пушки; 2 – люлька; 3 – затвор; 4 – ограждение; 5 – стопорная планка; 6 – крышка; 7 – тормоз отката; 8 – подъемный механизм; 9 – накатник; 10 – термозащитный кожух

Модифицированная 125-мм танковая пушка 2А46

Некоторые образцы боеприпасов к пушке Д-81

Стрельбы же подкалиберными снарядами дали неудовлетворительные результаты, особенно по кучности. На дистанции 2000 м подкалиберный снаряд на пределе пробивал 150-мм броню под углом 60° к нормали, а по нормали – 270 мм. Начальная скорость подкалиберного снаряда составила 1800 м/с, а давление в канале-4620 кг/см2 .

Стрельбы из 122-мм нарезной пушки Д-83 показали, что бронепробиваемость подкалиберного снаряда у нее несколько хуже, чем у Д-81, зато дальность и меткость осколочно-фугасного снаряда лучше. Пушка Д-81 получила индекс ГРАУ 2А26, а Д-83 – 2А27. Окончательный выбор был сделан в пользу гладкой пушки Д-81.

20 мая 1968 г. вышло Постановление СМ об установке в танк Т-64 более мощного комплекса вооружения, (т. е. 125-мм пушки Д-81). Ее решили ставить в модификацию об. 432, получившую название об. 434. Объект 434 разрабатывался в КБ УЗТМ с 1962 г. В серийное производство об. 434 пошел в 1969 г. В1973 году танк об. 434 получил название Т-64А.

Пушка Д-81, установленная в танке об. 434 (Т-64А), получила индекс ГРАУ 2А26. Вариант пушки Д-81, установленный в танке Т-72, имел индекс 2А26М2. Ствол пушки состоял из трубы, скрепленной в каморной части кожухом, муфты, навинтного казенника и механизма продувания.

Затвор пушки Д-81 горизонтальный клиновой, с полуавтоматикой скалочного типа. Тормоз отката гидравлический, накатник гидропневматический. Цилиндры тормоза отката и накатника при выстреле откатываются вместе со стволом.

Автомат заряжания электромеханический с постоянным углом заряжания. Досылка элементов выстрела раздельная. Емкость автомата заряжания 22 выстрела. Продолжительность заряжания одного выстрела – 8 секунд. Время перезафузки выстрелами транспортера механизма заряжания – 4-5 минут. [3*]

Пушка Д-81 оснащалась несколькими типами двухплоскостных стабилизаторов: 2Э23,2Э26,2Э28М и др. Стабилизатор 2Э28М имеет скорость вертикального наведения от 0,05 до 3,5 фад./с, а горизонтального-от 0,07 до 6 фад./с. Время подготовки к работе – около 2 минут, а время непрерывной работы-до 4-х часов. Средняя мощность, потребляемая стабилизатором, 3,5 кВт.

В ходе войны в Нагорном Карабахе выявился ряд недостатков механизмов заряжания на танках Т-72 (видимо, на Т-64 было бы то же самое, но там их не было). При крене танка 25-30° механизм заряжания отказывал. После выстрела из танковой пушки надо было подождать около секунды и только после этого нажать на кнопку включения автомата заряжания. В противном случае после нескольких выстрелов автомат отказывал. Заряжать пушку вручную оказалось очень тяжело и сделать это можно было только в неподвижном танке.

Трубы гладких пушек имели меньшую толщину стенок и большую длину по сравнению с нарезными танковыми пушками. Гладкие трубы имеют существенно меньшую жесткость по сравнению с нарезными и более чувствительны при стрельбе к разности температурных искривлений, которые появляются в металле трубы под воздействием солнечных лучей, дождя и т. д. В результате появляются искривления ствола. А даже самое ничтожное искривление существенно влияет на меткость стрельбы. Ошибки стрельбы пушки 2А26М2 от теплового изгиба ствола под влиянием внешних условий достигали 1,5- 2,0 т. д. Получив информацию об использовании термозащитных чехлов на натовских танковых пушках, наше начальство тоже велело одеть в них Д-81.

3* По «Руководству службы» танка «Урал».

Кроме того, в тормозе отката пушки 2А26М2 для компенсации теплового расширения жидкости находилось около 400 мл воздуха, что приводило к образованию в нем жидкостно-воздушной смеси, которая делала откат неравномерным. Следствием неравномерности отката явились погрешности в точности стрельбы, превышавшие погрешности в точности наведения системы оружия.

Эти недостатки были устранены в модифицированном образце пушки Д-81, получившем индекс 2А46М. Пушка 2А46М снабжалась термозащитным кожухом, уменьшавшим влияние теплового изгиба ствола, и тормозом отката новой конструкции, в который был введен компенсатор количества жидкости, что улучшило равномерность отката, уменьшило сопротивление откату до вылета снаряда из канала ствола.

Боекомплект и баллистика 125- мм гладкой пушки Д-81

Все 125-мм выстрелы имеют раздельно-гильзовое заряжание. Все гильзы состоят из сгорающего корпуса, запрессованного (на клею) в стальной поддон весом 3,4 кг. Вместе с пушкой Д-81 на вооружение была принята гильза 4Ж40, а затем поступили гильзы 4Ж63. Различие их в устройстве и в материале корпуса. В 4Ж40 полотно пироксилиново-целлюлоидное, пропитанное тротилом (весом 0,4 кг), а в 4Ж63 полотно пироксилиново-целлюлоидное высокоазотное, пропитанное тротилом (вес 0,425 кг).

Данные по баллистике и бронепробиваемости взяты автором из различных зарубежных и отечественных рекламных источников и поэтому могут отличаться от истинных в ту и другую сторону.

Выстрелы с бронебойными подкалиберными снарядами состоят из стреловидного снаряда с дополнительным метательным зарядом и гильзы с основным боевым зарядом. Подкалиберные снаряды ЗБМ12, ЗБМ15 и 3BM22 имеют вольфрамовый (материал ВН-8) сердечник весом 262-271 гр. Подкалиберные снаряды имеют трассер с временем горения 2-3 сек.

Начальная скорость подкалиберных снарядов – 1715 м/с, но по некоторым материалам она может быть и 1785 м/с, и 1800 м/с. Дальность прямого выстрела по цели высотой 2 м у снаряда ЗБМ9-2100 м. Эффективная дальность стрельбы подкалиберным снарядом – 1,5-2 км.

Начальная скорость кумулятивного снаряда ЗБК12-905 м/с. Дальность прямого выстрела по цели высотой 2 м – 960 м. Время горения трассера-6-7 сек. Бронепробиваемость снаряда ЗБК12М – 220 мм при угле с нормалью 60°.

В журнале «Военный парад» № 1/97 отмечалось, что бронепробиваемость анонимного кумулятивного снаряда с начальной скоростью 905 м/с составляет 500 мм по нормали и 200 мм под углом 60°.

Приведенная площадь поражения осколочно-фугасного снаряда составляет около 300 м2 .

Боевое применение 125-мм осколочно-фугасных снарядов показало их достаточную эффективность. Действия этих снарядов по «Белому дому» в октябре 1993 г. всем хорошо известно. В качестве экзотики можно привести пример из карабахской войны, когда танк Т-72 выстрелил осколочно-фугасным снарядом с 25 м по Т-55. Снаряд пробил бортовую броню и взорвался внутри танка. Естественно, после этого Т-55 восстановлению не подлежал.

Опытные орудия середины 60-х годов

В1964-1966 гг. испытывали 125-мм гладкоствольную пушку Д-85, принципиальным отличием которой от Д-81 был сферический затвор. Давление у дна канала Д-85 должно было доходить до 8000 кг/см2 . Пушка Д-85 была установлена в опытном среднем танке об. 437, созданном в 1966 г. на ХЗТМ. Вес танка составлял 35,5 т. Боекомплект – 50 выстрелов. Использовался стабилизатор пушки «Метель». Пушка Д-85БГ имела лучшую баллистику, чем Д-81, и безгильзовую обтюрацию.

В 1969-1971 гг. для танка об. 172 (Т72) отрабатывалась 130-мм нарезная пушка Д-21 завода № 172.

Испытания осколочно-фугасных и кумулятивных снарядов пушки Д-21 были удачны. Осколочно-фугасный снаряд весом 30 кг имел начальную скорость 750 м/ с и дальность 11 км при угле 14°. Его осколочно-фугасное действие не уступало штатному осколочно-фугасному снаряду от М-46. Оперенный кумулятивный снаряд весом 18,5 кг имел начальную скорость 893 м/с и дальность прямого выстрела 1000 м.

Однако стрельбы оперенными снарядами были неудачны. В 1970 году пять стволов вышли из строя из-за разрушения подкалиберного снаряда в канале ствола и повреждения нарезной части. В итоге, 130-мм пушка Д-21 на вооружение не поступила, ее решено было рассматривать как переходный этап к более мощным 130-мм нарезным танковым пушкам.

До 1971 года продолжались работы с орудиями с клапанным (сферическим) затвором. В феврале 1971 г. был рассмотрен проект 130-мм нарезной танковой пушки ЛП-27 с клапанным затвором. Особенностями проекта была сферическая часть каморы, необходимая для размещения клапана затвора. При рассмотрении проекта было заявлено, что у пушки слишком велик казенник, а главное, наличие дополнительного свободного объема каморы, что ухудшит баллистические качества пушки по сравнению с клиновым затвором. Из-за этого решено «дальнейшее проведение работ по созданию танковых пушек с клапанным затвором и индукционной системой воспламенения считать нецелесообразным ».

После 1971 года работы над танковыми пушками калибра свыше 125 мм продолжались, но их изложение выходит за рамки статьи.

М-48

Михаил Никольский

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

В октябре 1950 г. специалисты детройтского арсенала начали изучение концепции среднего танка, призванного прийти на смену М47. Необходимость в такой машине была вызвана шоком, который испытали американцы от близкого знакомства с Т-34-85 в Корее. Собственно, М47 как раз и стал ответом на «тридцатьчетверку», правда, ответом излишне скоропалительным.

Проект перспективного среднего танка базировался на конструкции тяжелой опытной машины T43. Особенностью проекта стал абсолютно новый цельнолитой корпус обтекаемой лодкообразной формы, в поперечном сечении близкий к овалу. Считалась, что такая форма корпуса при равной толщине брони обеспечит лучшую баллистическую защиту, нежели традиционные конструкции. Инженерам из Детройта в пору присваивать звание «ударников капиталистического труда» – проект среднего танка они закончили к декабрю 1950 г., через два месяца после начала работы. Военные, после изучения бумажных трудов специалистов Арсенала, приняли решение заказать фирме Крайслер Корпорэйшн шесть экспериментальных, «пилотных», танков Т48. Все опытные машины предназначались корпусу морской пехоты США.

Изготовление танка заняло гораздо больше времени, чем «рисование» эскизного проекта. Первый вышел с завода Крайслера почти через год, однако год – для полномасштабной разработки и изготовления нового образца боевой машины – совсем немного. Жесткие сроки, высокий темп работ – все это лишний раз говорит о высочайшей оценке боевых качеств Т-34-85 американцами и отсутствии в армии США машины, равной по характеристикам советскому танку. Причем Корея-это цветочки, ягодки ждали американцев в Европе, начнись глобальной конфликт, о возможности которого в 50-е годы не думал только абсолютно беспечный человек. В Корее количество Т-34-85 исчислялось десятками, в Европе тоже – десятками, но тысяч. В случае войны могучий танковый каток Советской Армии просто раскатал бы войска американцев и их саттелитов тонким блином на пространстве от Рейна до Ла-Манша.

ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ

Т48 продолжил эволюционную линию американского танкостроения-это дальнейшее развитие конструкции М46 и М47. Машина спроектирована по классической схеме: отделение управления в передней части корпуса, боевое отделение-в средней и моторно-трансмиссионное-в корме. МТО отделено от остальной части танка противопожарной перегородкой. Моторно-силовая установка нового среднего танка (4-тактный 12-цилиндровый двигатель внутреннего сгорания Теледайн Континетэл AV-1970-5B, трансмиссия Аллисон CD-850 с двумя передачами переднего хода и одной-заднего) перешла от предшественников без существенных изменений. Сдвоенные опорные катки также использовались на М46 и М47, но вот литой лодкообразный корпус машины с местными уширениями под башню являлся абсолютно новой конструкцией. Подбашенное отверстие по диаметру аналогично отверстию в корпусе танка Т43. Диаметр башенного погона позволял в перспективе установить на танк башню с более мощным вооружением.

Основным вооружением Т48 стала 90-мм пушка Т39. Вспомогательное вооружение включало спаренный пулемет калибра 7,62 мм, установленный в маске слева от орудия и съемный 12,7-мм пулемет с дистанционным управлением, смонтированный на командирской башенке. Ствол орудия имел легкосъемный лей- нер. Орудие оснащалось и эжектором для удаления пороховых газов и дульным тормозом. Количество снарядов в боеукладке уменьшилось с 71 у М47 до 60 на Т48, однако выстрелы удалось разместить более удобно для заряжающего. Боекомплект находился в бортовых нишах корпуса и в башне, вдоль левого борта. Разворот башни и наведение пушки в вертикальной плоскости осуществлялось гидроприводами, однако устанавливалась и резервная ручная система наведения оружия.

По сравнению с М47 количество членов экипажа уменьшилось до четырех, исключили стрелка-радиста. В отделении управления танка М48 размещался один человек- механик-водитель. Перед люком механика-водителя монтировалось три перископа, автоматически убиравшихся заподлицо с крышей корпуса при открытии люка. Крышка люка сдвигалась вперед-вправо, и головки поднятых перископов не позволяли открыть люк. В башне находились рабочие места командира, наводчика (справа от орудия) и заряжающего (слева от пушки). Доступ на рабочие места наводчика и командира – через люк командирской башенки, у заряжающего имелся отдельный люк. Сама башня с вращающимся поликом имела полусферическую форму и больший внутренний объем, в ее кормовой нише устанавливалась радиостанция и фильтро-вентиляционная установка.

Дальность до цели наводчик определял при помощи стереоскопического дальномера М-13А (максимальная дальность измерения 4400 м), вызывавшего массу нареканий со стороны танкистов, служивших на М47, поскольку требовалось подбирать пару наводчик-дальномер по характеристикам прибора и органов зрения человека. Все же стоит отметить, что американцы первыми установили оптический дальномер йа М47, так что определенные сложности, связанные с использованием прибора, объясняются вполне понятной болезнью роста.

Четыре наблюдательных прибора командирской башенки обеспечивали командиру суммарный круговой обзор. Ходовая часть принципиальных изменений не претерпела: вместо трех поддерживающих роликов на борт стало пять; использовались новые торсионы и гусеница с более широкими траками; сняли дополнительный каток, препятствующий сбросу гусеницы при развороте (как впоследствии выяснилось – напрасно).

Ходовая часть включала по шесть сдвоенных обрезиненных опорных катков среднего диаметра, поддерживающие ролики, расположенные сзади колеса, и впереди- направляющие колеса. Подвеска опорных катков – независимая, торсионная с дополнительными буферными пружинами. На первом, втором и шестом опорных катках имелись гидроамортизаторы.

Танк обладал способностью преодолевать водные преграды с помощью индивидуального плавсредства – состоящего из четырех частей легкого понтона. Каждая секция понтона выполнялась в виде стальной фермы, заполненной пластмассовыми блоками. Понтон имел два гребных винта, на которые передавался вращательный момент от ведущих колес танка. Аварийный сброс понтона производился с помощью пороховых зарядов.

В СЕРИИ

Армия выдала заказ на массовое производство танков Т48 по завершению первого этапа испытаний «пилотных» машин, задолго до окончания всей программы испытаний. Заводу Крайслер Корпорейшн предстояло изготовить 548 машин, фирмам Форд Мотор Компэни и Фишер Боди Дивижн оф Дженерал Моторс- по 400 танков. Первый серийный Т48 покинул сборочную линию нового танкостроительного завода Крайслера в Нью-Йор- ке, шт. Делавэр, в апреле 1952 г, однако торжественная церемония «крещения» Т48 состоялась 1 июля. Танк получил собственное имя «Паттон III», продолжая линию «Паттонов» – М26 и М47.

Спешка с запуском в серийное производство нового образца техники до добра никогда не доводила, Т48 здесь исключения не представляет. Многочисленные отказы «сырой» материальной части привели к тому, что значительное количество Т48 оказалось небоеспособными. Дефекты конструкции выявлялись в ходе испытаний, однако внести изменения в отлаженное серийное производство оказалось делом сложным, проще – организовать модернизационные центры по внедрению доработок в уже поставленные армии машины. Больше всего нареканий вызывали узлы и агрегаты моторно-силовой установки и ходовой части. Стереоскопическими дальномерами из-за сложности в эксплуатации экипажи чаще всего не пользовались вообще.

После первого опыта эксплуатации военные сделали сокрушающий вывод «…танк Т48 не пригоден даже для тренировочного процесса». Естественно, представители промышленности имели совсем другое мнение: не отрицая наличия недостатков в конструкции танка, они считали, что последствия нарушений инструкций по эксплуатации с лихвой перекрывают конструкционные недоработки. Как всегда – истина лежала где-то посередине, но армия вместо поисков истины просто отказалась принимать танки. На заводах скопилось порядка 250 новеньких машин, и тогда возобладало мнение, благо маховик серийного производства еще не раскрутился на полную катушку, перепроектировать Т48 с учетом полученного горького опыта и возобновить производство после тщательных испытаний.

Промышленникам, по-видимому, удалось добиться пересмотра уже почти принятого решения и склонить чашу весов в свою сторону: производство продолжилось. К апрелю 1953 г. было изготовлено более 900 танков Т48, а военные официально объявили машину стандартным танком армии США, присвоив ему обозначение М48 «Паттон».

Едва сойдя с поточных линий, новенькие «Паттоны» тут же направлялись в модернизационные центры, где проходили переоборудование. М48 имел потрясающие малый запас хода – всего 75 миль (примерно 120 км), для сравнения – запас хода Т-34-85 составлял 420 км. Дабы хоть как-то устранить этот недостаток, в кормовой части корпуса танка стали монтировать сбрасываемую консольную конструкцию, к которой крепилось четыре 55 галонные (208-литровые) бочки, подключенных к топливной системе «Паттона». Данное устройство не имело абсолютно никакой брони, соответственно – в зоне боевых действий демонтировалось, а в случае неожиданно возникшей опасности – сбрасывалось. Танк с такими бензобаками был чрезвычайно уязвимым даже для огня легкого стрелкового оружия. На некоторых машинах на бочки ставились металлические кожухи, однако они все равно не спасали от бронебойно-зажигательных пуль.

М48А1

В процессе серийного производства на М48 начали устанавливать пушки с Т-образным дульным тормозом. Использовавшийся ранее цилиндрический тормоз приводил при выстреле к образованию большого количества пыли, демаскирующей танк. Новый дульный тормоз стал типовым для всех 90-мм танковых пушек, однако, как выяснилось на практике, его эффективность не намного превосходила старый, цилиндрический. Пришлось также внести изменения в ходовую часть – поставить дополнительное колесо между последним опорным катком и ведущей звездочкой. Колесо препятствовало сбросу гусеницы при резких разворотах. Среди других усовершенствований – модификация люка механика-водителя, теперь он имел большую площадь и сначала приподнимался, а потом сдвигался. Таким образом, необходимость в убираемых перископах отпала.

М48А1 на испытаниях в Германии. Обратите внимание на новую командирскую башенку с 12,7-мм пулеметом. Виден дополнительный каток между последним опорным катком и ведущей звездочкой

М48А3

С августа 1953 г. на башни М48 стали устанавливать новые низкопрофильные командирские башенки М1 фирмы Эйрк- рафт Арманент с 12,7-мм пулеметом. Башенка имела по периметру пять наблюдательных блоков. Приводы разворота башни и наведения пулемета в вертикальной плоскости-электрогидравлические, время одного полного оборота – 15 с. Установка пулемета ограничивала свободное пространство внутри башенки и затрудняла работу командира, а неудачное расположение соленоида дистанционного электроспуска приводило к тому, что соленоид регулярно «сносился» ногами танкистов при спешном «нырянии» в башню. Кроме того, командирская башенка увеличивала и без того немаленькую высоту «Паттона». Мнения относительно необходимости на танках подобных башенок разделились. На американских танках они остались и получили дальнейшее развитие на М60, а в некоторых странах, куда поставлялись М48, башенки модернизировали или демонтировали. Американцы на модели М48А5 также отказались от башенки с пулеметом.

После выпуска 3000 единиц М48, армия США присвоила танку со всеми внедренными в конструкцию изменениями индекс М48А1. Нараду с вышеперечисленными нововведениями, на М48А1 ставилась модернизированная трансмиссия CD-850-4B, на заднем бронелисте башни наваривалась корзина из металлических прутьев, а на решетке МТО ставился дефлектор для отвода горячих газов двигателя -до его установки при развороте башни в походное положение от работающего мотора сильно грелся ствол орудия, что приводило к его изгибу и ухудшало точность стрельбы.

М48А2

Очевидно, что увеличение запаса хода М48 требовало замены двигателя и трансмиссии. Работа по установке нового мотора AVI-1970-8 и трансмиссии ХТ- 1400 на три опытных танка началась на арсенале в Детройте осенью 1953 года.

Первый танк с апьтернативной силовой установкой прибыл на полигон Форт-Нокс для испытаний в ноябре того же года.

На танке в связи с заменой мотора и трансмиссии пришлось перепроектировать кормовую часть корпуса. Чтобы разместить трансмиссию ХТ-1400 опустили днище МТО относительно днища корпуса в целом, что привело к уменьшению клиренса и, как следствие, к ухудшению проходимости танка. Военные потребовали сохранить клиренс и подвижность на уровне М48А1 – в результате от трансмиссии ХТ-1400 отказались, вернувшись к проверенной CD-850-4B. Танк с мотором AVI-1970-8 и трансмиссией CD-850-4B получил обозначение Т48А2.

Усовершенствованный вариант двигателя был перекомпонован, за счет установки на двигатель системы непосредственного впрыска вместо карбюраторов удалось уменьшить занимаемый мотором объем и увеличить емкость топливных баков танка почти вдвое: с 757 л до 1440 л. Изменения коснулись формы крыши МТО: высоту моторного отделения пришлось увеличить, а с целью лучшего охлаждения двигателя была перепроектирована кормовая часть корпуса, ставшая типовой для всех последующих вариантов не только М48, но и М60. Старая «корма» М48 практически не подавляла инфракрасное излучение силовой установки, делавшего танк очень заметным даже для примитивного тепловизи- онного оборудования 50-х годов. Внедренные мероприятия улучшили охлаждение мотора, а установка выхлопных труб под теплоизоляционной крышей снизило уровень ИК-излучения.

Среди других внешних отличий от машин предыдущих вариантов – новое ограждение фар. На танках, предназначенных для армии, устанавливалось по три, а не по пять поддерживающих роликов на борт, танки корпуса морской пехоты по- прежнему имели по пять роликов. В конструкцию Т48А2 были внесены и все изменения, внедренные на предыдущих моделях. В октябре 1955 г. Т48А2 под обозначением М48А2 запустили в серийное производство. Стоит отметить, что на разработку и запуск в серию М48А2 потребовалось два года, в то время как работы по Т48 заняли всего год.

На варианте М48А2С вместо неудачного стереоскопического дальномера М13А1 применили дальномер М17С«Кон- сиденц», работающий на принципе совмещения изображения. Дальномеры М17 также имели ряд недостатков: большое время определения расстояния до цели, большую погрешность, но все же пользоваться ими было проще, чем стереоскопическими. На танках М48А2С вновь отказались от промежуточного колеса между последним опорным катком и ведущей звездочкой. Производство М48А2 и М48А2С продолжалось до конца 1959 года, машин этих модификаций было выпущено больше всего среди всех построенных «Паттонов».

М48А3

Модель М48АЗ стала попыткой подтянуть возможности «Паттона» к характеристикам советского Т-54. Полноценным ответом на появление в Европе нового грозного противника стал М60, представлявший собой дальнейшую эволюцию М26/47/48. Запуск в серию М60 не означал, однако, конец совершенствования М48.

На М60 американцы наконец-то установили дизельный двигатель, избавившись от едва ли не главного недостатка танков более ранних типов – малого запаса хода и повышенной пожароопасности. Общность конструкции М48 и М60 давала возможность внедрить дизель и на «Паттоны». Первый из шести «пилотных» М48 с дизелями передали на Абердинский полигон для испытаний в апреле 1960 г. Танк получил индекс М48А1Е1. На нем была установлена моторно-силовая установка от М60: дизельный двигатель AVDS- 1790-2 и трансмиссия Аллисон CD-850- 6. Поскольку за исходный вариант при установке дизеля был взят М48А1, чтобы разместить дизель, кормовую часть корпуса пришлось переделать по типу М48А2.

Наряду с дизелем М60 обладал еще одним важнейшим преимуществом перед М48 – более мощной, чем 90-мм орудие Т39,105-мм пушкой. Это орудие и установили в башню М48А1Е1, с ней был спарен 12,7-мм пулемет (на М48 в маске пушки стоял пулемет калибра 7,62 мм).

М48АЗ последних серий

М48АЗ. Обратите внимание на воздушные фильтры, установленные на крылья по бокам крыши МТО

М48А5

Очередной вариант «Паттона» получил индекс М48А3. Модернизация М48А1 началась в ремонтных центрах армии.

Повышению огневой мощи танка способствовало и применение более совершенной системы управления огнем, также позаимствованной от М60. В состав СУО входили оптический дальномер, работавший на принципе совмещения изображения, телескопический основной прицел и баллистический вычислитель. Испытания показали, что по боевой эффективности М48А1Е1 превосходит все модификации «Паттона» и сравним с М60.

Армия считала необходимым довести до уровня М48А1Е1 примерно 600 находившихся на вооружении танков М48А1, однако в технику вмешалась экономика. На складах имелись огромные запасы 90- мм снарядов, которые в случае установки 105-мм орудия оказались бы ненужными. Кроме того, замена основного вооружения танков обходилась в «копеечку» из-за необходимости изготовления новых орудий, и опять же возникал вопрос: «Что делать с 90-мм пушками?» Пришлось идти на компромисс – внедрить все усовершенствования М48А1Е1, оставив 90-мм пушки.

США Эннисгон и Ред Ривер в феврале 1963 г. Всего по заказу армии переоборудование в М48АЗ прошло примерно 600 танков модели «А1», еще 419 машин модернизировали по заказу корпуса морской пехоты США. Наиболее заметным внешним отличием М48АЗ стали коробки с воздушными фильтрами, установленные на крыльях по бокам от крыши МТО, кроме того, при модернизации на армейские танки ставили по два дополнительных поддерживающих ролика, вновь доведя их количество до пяти на борт. Установка дизеля вкупе с использованием топливных баков большей емкости позволила увеличить запас хода до 480км.

В ходе выполнения программы модернизации в конструкцию вносились изменения по опыту использования танков во Вьетнаме, в частности были установлены новые тормоза, люк командирской башенки, несколько изменена башенная корзина.

М48А4

Командование американской армии возлагало большие надежды на оснащение своих танков запускаемыми через ствол 152-мм ПТУР «Шилела». Под эти ракеты был спроектирован танк М60А2. В начале 60-х годов предполагалось переоборудовать в носители ПТУР большое количество состоявших на вооружении М60А1. Танки, вооруженные ПТУР, отличались от «стандартных» М60 только башнями, в связи с запланированной модернизацией парка М60 высвобождались башни со 105-мм орудиями. Эти башни решили установить на М48. Два прототипа, представлявших гибрид корпуса М48А1 и башни от М60 изготовили на заводе фирмы Крайслер. Машины получили обозначение М48А1ЕЗ. Испытания прошли успешно, танк под обозначением М48А4 предполагалось принять на вооружение, но в армии США танки М48А4 так и не появились. Программа вооружения М60 «Шилелами» потерпела крах, соответственно – не оказалось «свободных» башен со 105- мм орудиями. В то же время обозначение М60А4 «прижилось» применительно к «Паттонам» со 105-мм орудиями, модернизированными в Израиле.

М48А5

Появление М48А5 было вызвано очередной критической ситуацией, в которой оказались танковые войска США в начале 70-х годов. Программу призванного стать основным боевым танком армии США американо-западногерманского МВТ-70 аннулировали, М60А2 оказался неудачным, плюс ко всему прочему, армия США лишилась нескольких сотен М60А1, в спешном порядке направленных в Израиль для восполнения потерь, понесенных «стратегическим союзником» в ходе войны 1973 года. Численный состав танкового парка вооруженных сил США упал до опасно малого уровня, его качество также оставляло желать лучшего.

Германский M48A2GA2, перевооруженный 105-мм пушкой

Выход в повышении боевых возможностей существующих танков виделся в срочной модернизации М48 до уровня, примерно соответствующего М60. Детальный анализ программы модернизации показал, что имеет смысл заниматься переоборудованием только машин варианта М48АЗ. Так, для доведения до уровня М60 в конструкцию М48АЗ необходимо было внести 11 изменений (главное из которых – установка 105-мм орудия), а в конструкцию М48А1 – уже 67, в том числе требовалось осуществить весьма трудоемкую и затратную операцию по замене силовой установки.

Новый вариант «Паттона» получил обозначение М48А5. При разработке проекта модернизации американцы стремились максимально учесть опыт израильтян, «собаку съевших» на модификации танков самых различных типов, в том числе и М48. Так, уже в ходе выполнения американской программы на М48А5 стали ставить командирские башенки «Урдан» израильской конструкции, а 7,62-мм пулемет М60 стал монтироваться не только в командирской башенке, но и рядом с люком заряжающего. Танки М48А5 с башенкой «Урдан» нередко называют «низкопрофильными» в отличие от М48А5 с башенкой М1.

Всего в вариант М48А5 прошло переоборудование в ремонтном центре Энни- стон, шт. Алабама, примерно 2000 танков, состоявших на вооружении в США и других странах.

Заводы США изготовипи в 1952- 1959 гг. 11.703 танка М48 разных вариантов, поповина из которых была поставлена на экспорт в более чем 20 государств мира.

МОДЕРНИЗАЦИЯ М48 ЗА ПРЕДЕЛАМИ США

Первыми за пределами США модернизацией М48 занялись в Израиле. Танки этого типа появились на Земле Обетованной благодаря усилиям спецслужб. Официально США поддерживали эмбарго на поставку военной техники Израилю, но по полуофициальным каналам около 100 М48 попали на Ближний Восток из арсеналов бундесвера.

Одной из причин доработки «Паттонов» в Израиле стало желание стандартизировать свой достаточно пестрый танковый парк если не по типам боевых машин, то хотя бы по боеприпасам и запасным частям кдвигателям. В промежуток с 1965-1973 гг. на все М48 Армии обороны (в том числе и полученные после войны 1967 года американские М48) установили дизели AVDS-1790 и перевооружили их американскими 105-мм пушками М68 (лицензионное английское орудие L7, такие же стояли на израильских «Центурионах»), Штатные командирские башенки американских «Паттонов» демонтировали, установив взамен башенки «Урдан» местного производства. Американские танковые пулеметы М85 и М73 сменили более надежные бельгийские MAG.

Модернизированный М48 получил новое имя «Магач». Происхождение названия трактуется следующим образом: «МадасЛ» – «Ma-Ga-Ch» – первый и последний слоги представляют начальные слоги написания на иврите цифр четыре и восемь, Ga-производное от Gimel – Германия, напоминание о том, что первые М48 были получены из ФРГ. В начале 80-х годов израильские М48 получили комплекты динамической брони «Блэйзер».

Танки М48 в большом количестве состояли на вооружении бундесвера. Наряду с «Леопардами-1» они являлись становым хребтом сухопутных войск ФРГ в первой половине 70-х годов. Внешне «Пат- тоны» бундесвера отличались от американских наличием больших прожекторов фирмы AEG-Телефункен на масках пушки и ящиками для имущества членов экипажа, наваренными на кормовые башенные корзины, а также смонтированными по бортам башни двумя блоками из четырех дымовых гранатометов немецкой конструкции. Еще одним внешним отличием М48 бундесвера стали установленные на корпусе танка зеркала заднего вида.

Состояние станковым парком в ФРГ тогда чем-то напоминало американские проблемы. Немцы потеряли время на проекте МВТ-70, а затем на разного рода совместных программах по участию в создании «Абрамса». Как следствие – поступление перспективного основного боевого танка в подразделения бундесвера задержалось. Нишу между «Леопардом- 1» и «Лепардом-2» заполнил M48A2GA2.

Программа модернизации осуществлялась фирмами Тиссен Хеншель и Вег- манн Индастриз. Тиссен отвечал за разработку проекта и изготовление прототипов, Вегманн-за серийное производство. Первый модернизированный на заводе в Касселе фирмой Вегманн Индастриз «Паттон» западногерманские танкисты получили в июне 1978 г. Вооружение M48A2GA2 включало английскую 105-мм пушку L7A3 с теплоизоляционным кожухом, помимо усиления боевой мощи танка, немцы избавились от разнобойное™ танкового вооружения, на «Леопардах-1» стояли такие же пушки. Вместо высокой командирской башенки с пулеметом монтировалась более традиционная башенка с восемью смотровыми приборами, а пулемет можно было устанавливать на открытой турели рядом с люком командира. Для ведения боевых действий в темное время суток на M48A2GA2 имелись бес- подсветочный прибор наблюдения ВМ8005 механика-водителя и телевизионная низкоуровневая система наблюдения AEG- Телефункен PZB-200 командира и наводчика. По заказу бундесвера с июня 1978 г. по ноябрь 1980 г. в вариант М48 A2GA2 модернизировано 650 танков.

В 1982 году немцы получил заказ на модернизацию до уровня M48A2GA2 183 танков М48, состоявших на вооружении турецкой армии. На практике получилась совершенно новая модель «Паттона», отличная как от западногерманских, так и от американских М48. Пожалуй, именно турецкий М48 стал наиболее совершенным «Паттоном», правда, появился он поздновато.

Одним из требований турок стала установка на танке дизельного двигателя. Германские инженеры предложили установить на М48 хорошо зарекомендовавшие себя V-образные 8-цилиндровые дизель-моторы водяного охлаждения MTU МВ837-Ка500 мощностью 1000 л. е., в то время как американские дизели имели мощность 750 л.с. «Паттоны» с немецкими двигателями имели гораздо более высокие характеристики, чем американские М48АЗ. В Германии также рассматривалась возможность установки на М48 газотурбинного двигателя Гаррет GT601. Турбинный «Паттон» проходил испытания на полигоне в Трире в 1984 году.

Модернизация большей части парка турецких М48 проводилась с участием американцев. В1982-1989 гг. на двух турецких танкоремонтйых заводах до уровня М48А5Т1, примерно соответствующего М48А5 армии США, было переоборудовано около 1900 танков. В конце 80-х годов примерно 750 М48 путем установки термоизоляционных чехлов на стволы орудий, введения в состав СУО нового баллистического вычислителя и двух- плоскостного стабилизатора пушки модернизировали в вариант М48А5Т2. Модернизационные комплекты поступали в Турцию из США.

Модернизированный в Германии «Паттон» – «Супер М48»

Апофеозом модернизации стал «Супер М48», предложенный на внешний рынок фирмой Вегманн в середине 80-х годов. Основное вооружение танка – стабилизированная в двух плоскостях 105- мм пушка L7A3, однако ключевым фактором повышения огневой мощи «Супер Паттона» стало использование новой си- стемы управления огнем MOLF-48 (Modular Laser Fire control system – модульная лазерная система управления огнем) фирмы Крупп-Атлас Электроник. В состав системы входили основной оптический прицел наводчика с ночным каналом и встроенным лазерным дальномером (кратность дневного оптического канала-х12, ночного-х4 и х12); цифровой баллистический вычислитель, вырабатывающий данные для стрельбы с учетом состояния атмосферы, пространственного положения орудия, дальности до цели, параллакса между стволом орудия и линией визирования прицела, изгиба канала ствола.

В МТО был расположен опробованный на турецких М48 дизель МВ837-Ка500 и новая полностью автоматическая трансмиссия Ренк RK-304. Переделке подверглась также ходовая часть танка: на 1-м, 2-м, 5-м и 6-м опорных катках установили гидроамортизаторы и гидравлические ограничители хода катков, замене подверглись все торсионы. На танке использовались гусеницы с траками, аналогичными используемым на «Леопарде-2».

Установленная на башне накладная композитная броня фирмы Блом и Фосс придала машине совершенно новый облик. По две броненакладки монтировалось по бортам башни, еще одна – на маске пушки. Характерная угловатая форма навесной брони не оставляла сомнений в немецком происхождении «Супер Паттона» – «утюгообразный» дизайн PzKpfw.HI/ IV, «Тигров» и «Леопардов-2» етап визитной карточкой танкостроителей Германии. Ходовая часть машины прикрывалась ре- зиностапьными экранами. Покупателей на «Супер М48» в мире так и не нашлось.

Локальную модернизацию М48А5 путем установки бортовых экранов на ходовую часть провели в Южной Корее. Эти танки получили обозначение М48А5К.

Испанцы дорабатывали свой парк М48 путем замены бензиновых двигателей дизелями, установки СУО с лазерным дальномером и аналоговым баллистическим вычислителем, 105-мм пушек английского или западногерманского производства.

В Иране при модернизации танков осуществлялись мероприятия, направленные на стандартизацию узлов и агрегатов танков М47, М48 и М60. Машины оснащались однотипными силовыми установками, трансмиссиями, подъемными и поворотными механизмами пушки и башни, воздухоочистителями. Модернизация осуществлялась с помощью специалистов из США.

Американцы оказали техническую помощь в доработке почти 300 М48, состоявших на вооружении армии Тайваня. На них ставились лицензионные орудия М68 местного производства; новые СУО, включающие лазерный дальномер фирмы Тексас инструменте; тепловизионные приборы ночного видения; моторно-силовые установки, аналогичные используемым на танках М60АЗ; новые командирские башенки.

СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ ВАРИАНТЫ ТАНКА М48 ОГНЕМЕТНЫЙ ТАНК М67

Огнеметный вариант М48 – Т67 – был спроектирован с учетом опыта, полученного при изготовлении и испытаниях экспериментального М47 с огнеметом. Огнемет E30R1 (другое обозначение Мб) устанавливался вместо 90-мм пушки; в башне устанавливался бак для огнесмеси емкостью 378 галлонов (примерно 1480 л). Горючая смесь выстреливалась через ствол сжатым воздухом. Стрельба была возможна непрерывной струей продолжительностью одна минута, но чаще «выстрелы» длились 2-3 секунды. Теоретический тактический радиус действия огнемета составлял 150-200 м, но на дальности более 100 м рассеивание струи оте- мета оказывалось чрезмерным.

Внешне Т67 отличался от М48 несколько более толстым и коротким стволом «орудия». Экипаж огнеметного танка включал трех человек; заряжающий, из- за отсутствия пушки, стал лишним. Стрельбу из огнемета и спаренного с ним пулемета вел наводчик.

После испытаний Т67 было принято решение переоборудовать в огнеметный вариант 73 танка М48А1. В армии США огнеметный танк получил индекс М67. Производство М67 началось в 1955 году. После запуска в серию танков М48А2, огнеметные танки стали изготавливать на шасси «двойки». На М67А1 монтировались усовершенствованные огнеметы М7 и перископические прицелы ХМ-30. Обозначение М67А2 огнеметные танки получили

после модернизации их шасси до уровня М48А3.

БРОНИРОВАННАЯ РЕМОНТНО- ЭВАКУАЦИОННАЯ МАШИНА М88

Необходимость иметь на вооружении армии США новую БРЭМ наглядно продемонстрировал корейский конфликт. Мощностей БРЭМ М32 на базе «Шермана» не хватало для работы с изрядно потяжелевшими со времен Второй мировой войны танками, такими как М26 и М46. Работы по созданию замены М32 начались в 1954 году.

Дискуссию вызвал вопрос о шасси для ремонтно-эвакуационной машины. Командование сухопутных войск на континентальной части США хотело иметь БРЭМ на базе недавно принятого на вооружение танка М48, в то время как департамент вооружений министерства обороны предлагал использовать в качестве шасси находившийся в стадии разработки экспериментальный Т95 (будущий М60). Точка зрения командования армии на какое-то время одержала верх. В 1956 году с фирмой Боуэн-Маклэглин был заключен контракт на изготовление трех прототипов БРЭМ Т88 на базе танков М48.

Прототип БРЭМ М88А1Е1 в походном положении

Постройка «пилотных» машин задержалась- медленно шел процесс полномасштабного проектирования, долго не могли найти субподрядчика для изготовления сварной бронерубки машины. В этих условиях вновь воспрянули духом сторонники создания БРЭМ на базе танка Т95. Расчеты показывали, что новая БРЭМ и новый танк будут запущены в серию практически одновременно. БРЭМ на базе перспективного танка позволит стандартизировать бронетехнику по значительной номенклатуре узлов и агрегатов, кроме того, машина на основе Т95 будет обладать большим модернизационным потенциалом и лучшими характеристиками. Однако сторонники Т95 опять потерпели поражение.

Положение с линейными танками в армии США было весьма напряженным – усилия производства следовало направить только на выпуск перспективных танков, а не отвлекать на постройку вспомогательной техники. В то же время значительное количество состоявших на вооружении танков М48 перестало отвечать требованиям танкистов, вот эти машины и следовало переделывать в БРЭМ. В затянувшемся споре вынесли следующий окончательный вердикт: строить ремонтно-эвакуационные машины на базе М48 в качестве промежуточного варианта, пока заводы не насытят бронетанковые войска Т95, после чего вернуться к вопросу о создании новой БРЭМ. Истина, заключающаяся в известной поговорке: «Нет ничего более постоянного, чем временное» – справедлива по обе стороны океана. «Промежуточная» БРЭМ до сих пор остается на вооружении армии и корпуса морской пехоты США и замены ей пока не предвидится.

Испытания опытных Т88 показали, что двигатель AVI-1790-8 обеспечивает машине более чем скромные возможности по эвакуации бронетехники и замене башен. Между тем, принятие на вооружение более тяжелого М60 еще более ужесточило требования к тяговым характеристикам БРЭМ и грузоподъемности кранового оборудования. Установка более мощного 980-сильного мотора AVI-1780-6 и трансмиссии Аллисон ХТ- 1400 позволило резко улучшить характеристики БРЭМ. После испытаний БРЭМ с обновленной силовой установкой, вооруженные силы США подписали с фирмой Боуэн-Маклэглин контракт на серийное производство ремонтно-эвакуационных машин М88.

Конструкция М88 значительно отличалась от исходного танка, изменения претерпела даже «ванна» танкового корпуса. Поскольку машина имела более длинную базу ходовой части, вопрос о конверсии М48 в БРЭМ отпал сам собой, основной аргумент в споре со сторонниками Т95 на практике применить оказалось не возможным. Ремонтно-эвакуационная машина длиннее и уже танка М48, вместо башни на БРЭМ установлена рубка, которая занимает примерно 2/3 корпуса. Рубка сварена из плоских бронелистов. В ней находятся места членов экипажа БРЭМ: командира, механика-водителя и двух специалистов-ремонтников. Внутри корпуса на днище бронерубки жестко закреплены две лебедки. В передней части корпуса машины имеется бульдозерный отвал, который используется в качестве дополнительной опоры при работе крана или лебедки. При необходимости машину можно применять и как бульдозер, однако делать этого не рекомендуется из-за слабой конструкции бульдозерного оборудования. На крыше передней части рубки расположены узлы крепления откидной А-образной стрелы гидравлического крана, в походном положении стрела укладывалась на корпус машины. В состав оборудования входит также гидравлический разводной гаечный ключ, предназначенный, прежде всего, для откручивания болтов в подвеске танков.

Бронезащите машины при ее разработке уделялось второстепенное внимание, поскольку М88 не предполагалось использовать в боевых условиях под огнем противника. Назначение БРЭМ – ремонт техники в ближнем тылу и эвакуация подбитой техники с поля боя «пост фактум» – когда сражение уже закончилось. Тонкая противопульная броня наряду с установленными почти вертикально бронелистами не обеспечивают адекватной защиты от огня противотанковых средств. Вместе стем, невыгодная с точки зрения защищенности форма рубки обеспечивает относительный комфорт членам экипажа, а большой внутренний объем позволяет перевозить экипаж подбитого танка или кучу всякого нужного и не очень нужного имущества.

Все вооружение М88 состоит из личного оружия танкистов и смонтированного на крыше рубки рядом с люком командира крупнокалиберного пулемета на шкворневой установке (на прототипах имелись командирские пулеметные башенки, аналогичные применяемым на М48).

Серийное производство М88 началось на заводе фирмы Боуэн-Маклэглин в Йорке, шт. Пенсильвания, в феврале 1961 г. До его окончания в феврале 1964 г. со сборочной линии сошло более тысячи БРЭМ. Выпуск машин возобновился в 1970 году в связи с нехваткой БРЭМ в армии США.

В середине 70-х годов ремонтно-эва- куационные машины были модернизированы в вариант М88А1 путем установки дизеля Теледайн Континентал AVDS-1790- 2DR и трансмиссии Аллисон ХТ-1410-4.

Два прототипа варианта М88А1Е1 вышли на испытания в марте 1987 г. Эти машины рассматривались как альтернатива новой БРЭМ на шасси танка «Абраме». Среди нововведений М88А1Е1: усовершенствованная силовая установка, более длинная стрела крана, усиленные торсионы подвески опорных катков машины, более мощная лебедка, усиленная до 30 мм броня лобовой части корпуса, резиновые противокумулятивные экраны на ходовой части.

БРЭМ М88

ТАНКОВЫЙ МОСТОУКЛАДЧИК AVLB

Мостоукпадчик AVLB создан на базе танка М48, он предназначен для преодоления различных преград шириной до 18 м танками и другими боевыми машинами в зоне боевых действий.

Вместо башни смонтирована мостовая конструкция и оборудование для ее укладки. Мостовая конструкция – типа «ножницы» – состоит из двух клепаных конструкций коробчатого сечения, изготовленных из алюминиевых сплавов, ширина каждой колеи 1,3 м. Параметры мостовой конструкции выбирались исходя из условий европейского театра военных действий. Мост длиной 19,3 м и грузоподъемностью 54 т обеспечивал преодоление 60% естественных препятствий в Западной Европе. На труднодоступной местности для повышения маневренности мостоукпадчика существовала возможность «укоротить» мостовую конструкцию за счет уменьшения количества секций в каждой консоли с шести до четырех (общая длина моста в этом случае – 12,3 м) Укладка моста на преграду осуществляется с помощью гидравлики за 2-3 минуты, снятие – за 10-30 минут. Укладка моста производится без выхода экипажа их мостоукладчика. Предусмотрена возможность перевозки мостовой конструкции не только на «спине» мостоукладчика, но и на специальном автомобильном прицепе.

Танк-мостоукладчик на шасси М48А1

На вооружение мостоукпадчик был принят в 1958 году. В качестве базы использовались шасси танков М48, М48А1 и М48А2. В конце 60-х годов на мостоукладчиках применили дизельную силовую установку.

155-ММ САУ М53

САУ М53 представляет собой 155-мм пушку М46 в орудийной установке Т58 на перекомпонованном корпусе танка М48. Моторно-трансмиссионное отделение и ведущие колеса перенесены в переднюю часть корпуса, в его задней части смонтирована поворачивающаяся башня Т58 с пушкой. Для придания дополнительной устойчивости при стрельбе в кормовой части САУ имеется откидной сошник, поднимаемый и опускаемый гидроприводом. Башня сварная, из катаных бронелистов, бортовые и кормовая стенки башни расположены вертикально. В бортах башни сделаны люки для механика-водителя и командира. Кормовая часть башни в боевом положении откидывается и служит площадкой для работы расчета орудия. На крыше башни расположена командирская башенка с турельной установкой 12,7-мм зенитного пулемета М2Н2. Углы обстрела орудия в вертикальной плоскости от -5° до +65°, в горизонтальной -±60° от оси САУ. Боекомплект состоит из 20 выстрелов картузного заряжания, в его состав входят осколочно-фугасные, бронебойные, химические, дымовые и осветительные снаряды. Максимальная дальность стрельбы – 23.000 м, скорострельность – два выстрела в минуту.

ЗСУ М247 «СЕРЖАНТ ЙОРК»

Решение о создании в США самоходной зентной артиллерийской установки, способной эффективно поражать маловысотные воздушные цели круглосуточно и в любую погоду, было принято под впечатлением от эффектного использования арабами советских ЗСУ-23-4 «Шил- ка» во время войны 1973 года. Американские ЗСУ «Вулкан» (вариант БТР М113 с авиационной 20-мм шестиствольной пушкой «Вулкан») были оснащены только оптическими прицелами и не могли действовать в условиях ограниченной видимости. Фактически американские механизированные подразделения не имели возможности действовать автономно, вне «зонтика» средств ПВО.

В середине 70-х годов в США широким фронтом развернулись работы по созданию ЗСУ, оснащенной радиолокационной и оптоэлектронными системами управления огнем и вооруженной двум? автоматическими 25-мм пушками. Уже первые эксперименты убедили специали стов во мнении, что для успешной борьбы с самолетами требуется оружие более крупного калибра. В1977 году армия США официально опубликовала запрос предложений на разработку ЗСУ с автономной всепогодной системой управления огнем ПВО дивизии DIVAD (DIVisiona, Air Defensive – противовоздушная оборона дивизии). Для ускорения создания и принятия на вооружение новой системы оружия в качестве шасси самоходки предлагалось использовать базу танка М48А5. Из нескольких предложенных проектов военные выбрали два: фирм Форд Аэроспейс и Дженерал Дайнемикс. Оба проекта имели сходную конструкцию и внешний облик. Однако фирма Дженерал Дайнемикс установила на свой образец 35-мм пушки (боекомплект 600 снарядов), а Форд – 40-мм орудия L70 шведской фирмы Бофорс с боезапасом 698 снарядов. Различия были также и в системах радиолокационного наведения. На ЗСУ фирмы Форд устанавливался вариант РЛС Вестингауз AN/APG-65 истребителя F-16, а на самоходке Дженерал Дайнемикс-радиолокационный комплекс наведения от флотской установки «Вулкан Фапанкс». Обе машины имели вспомогательные оптоэлектронные прицелы. К сравнительным испытаниям фирмы-конкуренты подготовили свои машины в 1980 году.

На испытаниях обе ЗСУ продемонстрировали не очень высокую надежность, по большому счету-установки испытания не прошли, отдельные пункты программы просто не были выполнены. Армия в 1985 году выбрала установку фирмы Форд, сочтя ее более перспективной, хотя отказов в системе управления огнем у нее было больше, чем у конкуренту. Помимо ненадежной работы СУО, ЗСУ имела чрезмерно большую массу, неудобно размещался боекомплект, а на морозе вся система фактически отказывалась работать. Пожалуй, все-таки, решающим фактором выбора стало артиллерийское вооружение- 40-мм пушки являлись стандартными во многих странах НАТО. В случае принятия на вооружение ЗСУ с 35-мм пушками на заморских территориях возникали дополнительные проблемы с обеспечением установок снарядами.

Решение о принятии на вооружение под наименованием М247 «Сержант Йорк» ЗСУ фирмы Форд следует считать скорее политическим, нежели военно-техническим. Всего было заказано 618 машин, однако, по мнению специалистов, даже если бы ЗСУ оказалась верхом технического совершенства, такое количество самоходок никак не могло обеспечить выполнение задач по прикрытию от авиации механизированных групп вооруженных сил США. В конце-концов программу серийного производства ЗСУ аннулировали, а армия США до сегодняшнего дня так и не получила самоходной зенитной артиллерийской установки с всепогодной автономной системой управления оружием.

Вооружение, боекомплект и система управления огнем размещаются в двухместной полностью закрытой бронебашне кругового вращения. В состав боекомплекта входят осколочные и осколочно- фугасные снаряды. Система управления огнем включает РЯС обнаружения и сопровождения целей (антенны РЛС обзора воздушного пространства и сопровождения цели установлены на крыше кормовой части башни), стабилизированный оптический прицел с дневным и ночным каналами, в прицел встроен лазерный дальномер.

Кроме вышеперечисленных вариантов выпускались учебные танки М48С (в их конструкции использовалась не броневая, а обычная сталь) и различные исследовательские машины. В частности, на одном экземпляре М48А1 отрабатывался газотурбинный двигатель Лайкоминг AGT- 1500.

Машина на базе М48А1 для испытаний двигателя Лайкоминг AGI-1500

Характеристики танка М48А5

Экипаж, чел…………………….. 4

Длина с пушкой вперед, м 9,31

Длина корпуса, м……….. 6,42

Ширина, м…………………… 3,63

Высота габаритная, м… 3,09

Клиренс, м………………….. 0,42

Боевая масса……………. /л 49

Масса пустого, т……….. 46,29

Удельная мощность, л. с. /т 15,89

Удельное давление на грунт, кг/м2 0,88

Двигатель:

дизель Теледайн Континентал ADVS- 1790-2D мощностью 750 л. с. Вооружение:

105-мм орудие, углы наведения в вертикальной плоскости от -9° до +19°

три 7,62-мм пулемета (один спаренный с пушкой и по одному – на открытых турелях рядом с люками командира и заряжающего).

Боекомплект: 54 снаряда, 10.000 патронов

Максимальная скорость

по шоссе, км/ч……………. 48,2

Запас хода, км…………….. 500

Емкость топливных баков, л 1420

Преодолеваемые препятствия, м:

глубина брода……………. 2,44

высота стенки……………. 0,92

ширина траншеи………… 2,59

БОЕВАЯ КАРЬЕРА ВЬЕТНАМ

Впервые танкам М48 довелось понюхать пороху буквально сразу же после поступления в войска. Летом 1958 года бригада американской морской пехоты высадилась в Ливане с задачей стабилизировать обстановку в связи с обострившейся гражданской войной. В составе бригады находился 3-й танковый батальон морской пехоты, имевший на вооружении М48А1. Танкисты «Паттонов» в ходе этой экспедиции пороху именно понюхали: единственное столкновение, которое с натяжкой можно считать боевым, произошло, когда два ливанских танка МЗ «Грант» попытались воспрепятствовать движению колонны морской пехоты. До стрельбы дело не дошло, поскольку командир ливанских танкистов получил приказ не мешать движению янки.

Реальная боевая карьера М48 началась в 1965 году в Индокитае. И опять пионерами применения танков этого типа стали морские пехотинцы. В марте 1965 г. в южновьетнамский порт Дананг прибыли транспорты с М48АЗ 3-го танкового батальона корпуса морской пехоты (КМП) США, того самого, что успел принять участие в миротворческой операции на Ближнем Востоке в 1958 году.

На первых порах американцы ограничивали использование тяжелой техники в боях с отрядами Вьет Конга. Причина была чиста политической – США стремились избежать обвинений в эскалации агрессии. Из состава всех армейских подразделений, отправлявшихся во Вьетнам, изымалась бронетехника. Исключением являлась только 1-я пехотная дивизия, которой оставили по роте танков М48 и БТР М113 – новые машины планировалось испытать в боевых условиях. Уже первые столкновения показали, что участие в боях бронетехники резко уменьшает потери. И все же, честь первыми опробовать «Паттоны» в бою выпала не армии, а флоту.

Генералы из штаба Командования военного снабжения Вьетнама попытались изъять из состава частей морской пехоты, отправлявшихся во Вьетнам, тяжелую технику. Однако то, что удалось проделать с армейскими дивизиями, не получилось с моряками: корпус морской пехоты США-особый род войск, это не армия, чтобы подчиняться каким-то сухопутным крысам. Командование морской пехоты решило взять с собой все штатное вооружение: «Неужели морская пехота не знает ЧТО лучше?»

К концу 1965 года на вооружении задействованной в Индокитае морской пехоты имелось 65 линейных танков М48 и 12 огнеметных танков М67. В плане применения танковых подразделений в условиях специфической партизанской войны морские пехотинцы не предложили ничего нового: охрана военных баз, эскортирование конвоев и непосредственная поддержка пехоты; в последнем случае одной пехотной роте придавался один танк.

Первые стычки с вьетконговцами танкисты морской пехоты имели летом 1965 года. Происходили они, как правило, в ходе патрулирования периметров лагерей моряков. По-настоящему танки впервые показали себя в сражении в районе Чапай. Поданным разведки, вьетконгов- цы собирались атаковать крупную военную базу в этом районе силами 1-го полка. Американцы решили упредить противника. Операция по разгрому 1-го полка получила название «Старлайт», к участию в ней привлекалось до трех батальонов морской пехоты, каждому батальону придавался танковый взвод и САУ. В результате скоординированных действий пехоты, вертолетов и десантников вьетнамцев удалось прижать к морю. Бои продолжались в течение недели. Противник был полностью уничтожен. Танки и самоходные пушки «Онтос» оказывали огневую поддержку наступающим частям. Своими действиями танкисты доказали возможность использования тяжелой техники в условиях джунглей и заболоченных рисовых чеков. В то же время американцы понесли ощутимые потери: колонна из трех М48 и пяти LVTP, шедшая без сопровождения пехоты, напоролась на партизан и была полностью уничтожена. Согласно американским данным, при проведении операции «Старлайт» семь М48 получили тяжелые повреждения, однако все машины удалось вернуть в строй.

Несколько операций, подобных «Старлайт», способствовали снятию запрета на отправку бронетехники в Индокитай. С начала 1967 года танки во Вьетнаме стали использоваться достаточно широко.

В течение последующих трех лет бронетанковые подразделения осуществляли огневую поддержку войск, охрану военных объектов, где они интегрировались в систему стационарных огневых точек. Американцы также пытались при помощи М48, оснащенных катковыми тралами, расчищать дороги от мин, которыми их в изобилии засеивали вьетнамцы. Катко- вые тралы были слишком тяжелыми и сильно ограничивали подвижность танков, поэтому их использовали в весьма ограниченных масштабах. Во время обороны базы Кхесань атаки коммунистов отражали и пять танков М48.

Высокую эффективность бронекавалерийские подразделения продемонстрировали при отражении серии хорошо спланированных ударов отрядов Вьет Конга и регулярных частей армии ДРВ в начале 1968 года, известных как «новогоднее наступление». Нападения на американцев и правительственные войска происходили по всей территории Южного Вьетнама, особенно тяжелыми были бои в городах Сайгон, Лонгвинь, Бьенхоа, в районе авиабазы Тан Сон Нат. Хорошая тактическая мобильность гусеничной техники позволяла быстро перебрасывать танки и САУ на угрожаемые участки для оказания огневой поддержки обороняющимся. Американцы опомнились от внезапного нападения уже через несколько часов и начали постепенно выдавливать противника из юродов и военных баз. Городские улицы – не лучшее место для использования танков, к тому же в начале 1968 года вьетнамцы впервые в больших количествах стали применять ручные гранатометы РПГ-7. Особенно велики были потери среди экипажей танков М48А1, на которых стояли бензиновые двигатели. Эти танки, наряду с «Шериданами», пользовались во Вьетнаме дурной славой; были случаи отказов танкистов идти на них в бой.

Единственной крупной наступательной операцией США в Индокитае, в котором заметную роль сыграли танки, стало вторжение в Камбоджу. После неудачного (с военной, но не с политической точки зрения) «новогоднего» наступления отряды Вьет Конга обосновались на территории сопредельной Камбоджи. Всю вторую половину 1968 года и первую половину 1969 года небольшие хорошо вооруженные группы партизан без проблем переходили камбоджийско-вьетнамскую границу и нападали на конвои грузовых автомобилей, гарнизоны в Южном Вьетнаме. Мелкие отряды базировались и в самом Южном Вьетнаме, но основные базы находились в Камбодже. Логично было не «ловить блох» в бескрайних джунглях, а разгромить базы, не считаясь с тем, что они находятся в формально нейтральной стране. Основной удар наносили южновьетнамские войска, однако янки тоже в стороне не остались.

Вьетнам. В центре фото М48, подорвавшийся на мине. Справа – легкий танк "Шеридан». Судя по всему, эти танки используются как источник запасных частей

1 мая 1969 г. правительственная пехота при поддержке танков 11-го броне- каваперийского полка атаковала лагерь, который американцы называли «Фишхук». С воздуха на лагерь был высажен вертолетный десант. В ходе сражения удалось разгромить несколько батальонов Вьет Конга. Два месяца понадобилось американцам, чтобы уничтожить все основные базы партизан в Камбодже. Американцы одержали очередную победу, но как только они убрались из Камбоджи, базы коммунистов появились там вновь. Партизанская война не угасала.

Несколько ранее вторжения в Камбоджу, 3 марта 1969 г., состоялся единственный за всю войну бой между северовьетнамскими и американскими танками. Ночью восемь ПТ-76 при поддержке БТР атаковали лагерь сил специального назначения в Бенхете. Американская разведка заранее узнала о нападении, поэтому гарнизон лагеря был усилен взводом танков М48 из состава 69-го бронекава- лерийского полка армии США. В бою потери в танках понесли обе стороны. Один ПТ-76 подорвался на мине, еще два были уничтожены огнем М48. Потери американцев- один танк.

Основным и наиболее популярным среди личного состава танком бронекавалерийских частей армии США во Вьетнаме етап М48АЗ, оснащенный дизельным двигателем. По мнению танкистов, это была хорошо сбалансированная в отношение бронезащиты и огневой мощи машина. Экипажи этих танков особенно ценили устойчивость конструкции к детонации боекомплекта при взрывах мин под гусеницами. На начальном этапе войны американцы предпочитали ремонту замену разбитых машин новыми. Однако довольно быстро ситуация изменилась. Значительное количество машин, получивших боевые повреждения, по существующим в армии США нормативам ремонту не подлежало. Таких танков оказалось слишком много, чтобы взять и одним росчерком пера отправить их в металлолом. Один из руководителей разработки М48 полковник Паттон признал в 1972 году на страницах журнала «Арми лоджистишн»: «Фактическое снижение боеспособности частей, обусловленное боевыми повреждениями танков, оказалось значительно сильнее, чем предполагалось. Много боевых машин списывалось в металлолом, что делало очевидным необходимость принятия срочных мер».

Чтобы вернуть в строй максимально возможное количество танков М48 уже в конце 1967 года пришлось создать специальную группу для изучения боевых повреждений, возможности организации ремонта и разработки рекомендаций по производству ремонтных работ. Руководил группой полковник Шеридан. При изучении боевых повреждений, полученных «Пат- тонами» в Индокитае, было отмечено, что большая часть подбитых машин имеет разрушения передних узлов подвески и ходовой части, а также днища. Основная причина-подрыв на мине и деформация литого корпуса по линии торсионных валов в результате взрыва. Вместе с тем среди повреждений имелись и «дыры» от артиллерийских снарядов. Ранее в США танки с подобными повреждениями корпуса списывались однозначно.

В начале 1968 года специалисты группы разработали программу восстановления танков М48АЗ. Рекомендовалось сваривать поврежденные участки брони корпуса с последующей механической обработкой. Пробоины в днище и башне следовало или заваривать с помощью феррит- ных электродов, или ставить «заплаты» и брони толщиной 25,4 мм (заплаты ставились на пробоины диаметром более трех дюймов).

Восстановительный ремонт танков М48АЗ был налажен на армейской базе в Аннистоне в середине 1968 года. Деятельность этой базы дает некоторое представление о потерях «Паттонов» во Вьетнаме. В 1968-1972 гг. в Аннистоне отремонтировали 313 танков только модификации М48АЗ. Три машины было списано, в то время как в 1965-1968 гг. из-за боевых повреждений пришлось списать 120 «Паттонов». Сведения о количестве отремонтированных и списанных танков только одной модели «A3» плохо стыкуются с официальными данными о минимальных боевых потерях в танках. На практике получалось, что подбитую машину все равно списывали, но при этом она якобы выживала на поле боя, или тащили ее в Штаты для дорогостоящего восстановления.

В 1972 году в Ханое посчитали, что этот год должен стать победным. По тропе Хо Ши Мина в Южный Вьетнам было переброшено огромное количество снаряжения и боевой техники – шла подготовка к решительному наступлению. В отличие от «новогоднего» наступления 1968 года на острие атак должны были идти не партизанские формирования, а регулярные подразделения армии ДРВ. Разведки США и Южного Вьетнама подготовку наступления «проспали», поэтому огневой удар, нанесенный 29 марта 1972 г. по позициям южновьетнамцев вдоль демилитаризованной зоны в районе 38-й параллели, и последовавшие за ним атаки пехоты и танков оказались внезапными. Задним числом ЦРУ посчитало, что в наступлении принимало участие до 700 танков, главным образом Т-54. Главный удар пришелся по недавно сформированной 3- й пехотной дивизии армии Южного Вьетнама. Дивизия была смята и, потеряв почти все тяжелое вооружение, отброшена к городу Куангчи. Задержать наступление удалось спешно переброшенному к г. Куангчи 20-му танковому полку армии Южного Вьетнама (единственному, вооруженному M48J, недавно получившему новенькие М48, морским пехотинцам и рэйнджерам. Если верить американским данным, в 20-м полку служили сплошь и рядом узкоглазые Михаэли Виттманы: 2 апреля рота М48 без потерь со своей стороны уничтожила два Т-54 и девять ПТ-76, а всего к 20 апреля танкисты 20-го полка (без потерь со своей стороны, естественно) уничтожили более шестидесяти Т-54. Надо сказать, что в боях за Куангчи впервые во Вьетнаме были использованы ПТУР «Малютка», так что можно уверенно говорить о том, что горели в тех местах не одни только «пятьдесятчетверки».

Северовьетнамские части действительно понесли большие потери, и к середине апреля линия фронта стабилизировалась, но не надолго: 27 апреля началось новое наступление. Танковый кулак разорвал линию фронта, над обороняющимися частями южновьетнамцев нависла уфоза окружения к северу от Куангчи. Началось планомерное отступление, местами переходящее в бегство. В передовых частях отступающих, ломая своими машинами хрупкие бамбуковые мостики через местные реки, неслись на М48 славные танкисты 20-го полка.

2 мая Куангчи пал. Длившееся месяц сражение закончилось: для продолжения наступления у северовьетнамцев сил уже не было. Линия фронта стабилизировалась, теперь уже надолго. Штаб 20-го танкового полка заявил об уничтожении в ходе этих боев более 90 танков Т-54 и ПТ-76. Все собственные потери (ни много, ни мало – 100% имевшихся перед началом боев танков) офицеры полка отнесли на счет слабых мостов над реками и прочих небоевых повреждений. Сразу после окончания сражения остатки 20-го полка пришлось вывести на переформирование.

Очередное наступление с Севера привело к разгрому южновьетнамских войск на приморском направлении. Эвакуация Плейку началась 15 марта. Военные и гражданские перемешались, весь план отхода сразу же рухнул, и под ударами подразделений армии ДРВ отступление перешло в паническое бегство. Ценой потери 320 танков, в основном М48, и нескольких сотен БТР, 60.000 отступающим (из 200.000 вышедших из Плейку и Конту- ма) удалось вырваться из центрального района и достичь 25 марта побережья Южно-Китайского моря в районе г. Туй- хоа.

На заключительном этапе войны М48 имели на вооружении как подразделения армии Южного Вьетнама, так и их противники, захватившие танки в качестве трофеев. В последнем аккорде войны – взятии Сайгона 30 апреля 1975 г. принимал участие 203-й танковый полк армии ДРВ, на вооружении которого кроме бронетехники советского и китайского производства находились трофейные танки М41, М48 и БТР М113. В прессе сообщалось, что Вьетнам использовал трофейные М48 в 1979 году в ходе боев на территории Камбоджи.

Наряду с линейными танками М48, американцы применяли во Вьетнаме мостоукпадчики AVLB (они были, в частности, на вооружении 11-го бронекавалерий- ского полка), огнеметные танки М67 и БРЭМ М88. Малый возимый в танке запас огнесмеси не позволял использовать М67 в

глубоких рейдах, обычно они использовались в системе обороны баз. БРЭМ непосредственного участия в боевых действиях не принимали, однако использование тяжелой техники в Индокитае без М88 было просто невозможным. На плечи экипажей БРЭМ легла тяжелая работа по ремонту подбитой и сломанной техники в полевых условиях, эвакуации поврежденных танков и БТР.

ИНДО-ПАКИСТАНСКИЙ КОНФЛИКТ 1965 ГОДА

Поставленные из США танки М48 использовал Пакистан в войне 1965 года с Индией. Конфликт начался с серии пограничных инцидентов в районе пустынной местности Ранн-Кутч в западной части индо-пакистанской границы, произошедших в апреле-мае. Пакистанская сторона использовала в боях мелкие танковые подразделения на М48.30 июня было заключено перемирие, однако напряженность на границе не спадала, с новой силой боевые действия возобновились 1 сентября. Очаг напряженности сместился к северу -в Кашмир. Регулярные силы армии Пакистана численностью до бригады при поддержке двух батальонов «Паттонов» вторглись в долину южного Кашмира.

Чтобы остановить на- ступление противника индийское командование использовало авиацию. Истребители- бомбардиров- щики поставленную задачу выполнили, а в результате бомбоштурмовых ударов пакистанцы потеряли 14 М48. 7 сентября в ответ на действия Пакистана границу перешли подразделения 7-й индийской пехотной бригады. В последующие три дня в бои с индийской стороны оказались втянутыми две пехотные дивизии и танковая бригада, им противостояли две пехотные и одна танковая дивизии Пакистана.

Перед 1-й пакистанской танковой дивизии, оснащенной М47 и М48, была поставлена задача – ударом во фланг сорвать продвижение индийцев в направлении Лахора. Индийцы смогли вовремя вскрыть сосредоточение массы танков и подготовиться к отражению удара. 10 сентября 1965 г. в районе населенного пункта Асал Уттар произошло крупнейшее танковое сражение индо-пакистанской войны. Пакистанцы, как специально, сделали все возможное, дабы потерпеть поражение: дали время на подготовку обороны, для атаки выбрали холмистую местность, и, в довершении всего, танки наносили удар без поддержки пехоты. Сражение превратилось в избиение «Паттонов» всеми возможными средствами поражения: РПГ, безоткатными орудиями, артиллерией, ручными гранатами. К заходу солнца на поле боя чадило сто танков, главным образом М48. Местечко Ассал Уттар пакистанцы прозвали «Паттон Нэгэр» – кладбище «Паттонов».

Подбитый израильский «Паттон»

Разгром 1-й пакистанской танковой дивизии сказался на репутации М48 среди танкистов всего мира. Американцам пришлось объясняться: танк-то, де, превосходный, но вот тактическое использование, подготовка экипажей… В ряде западных изданий отмечается, что индийцы имели более совершенные танки, причем в американских изданиях тип этих танков не указывается. Добро бы это были Т-54, однако в войне 1965 года индийская сторона использовала «Центурионы». Очень не хотелось чванливым янки признавать превосходство друзей-конкурентов из Великобритании.

Индия официально объявила об уничтожении 462 пакистанских танков, в основном М48, собственные потери – 160- 200 танков (по пакистанским данным – 500).

АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЕ ВОЙНЫ

Первую сотню М48 Израиль получил из бундесвера, к началу войны 1967 года роту «Паттонов» израильтяне успели перевооружить 105-мм пушками и установить на них дизели.

Подразделения, имевшие на вооружении «Паттоны», действовали прежде всего на Синайском полуострове против подразделений вооруженных сил Египта. Именно танкисты этих угдатов в короткий срок наголову разгромили численно превосходящего противника. Победа, одержанная на Синае, ценна еще и тем, что египтяне имели на вооружении танки, как минимум, не уступавшие израильским. Одним из угдатов командовал генерал Тал – создатель первого израильского танка «Меркава». Его танкисты наступали на приморском направлении. В бою 5 июня 1967 г. за железнодорожную станцию и город Рафах экипажи «Паттонов» дрались с Т-34-85 и ИС-3 из состава танковых подразделений 7-й египетской пехотной дивизии.

Лобовую атаку передового отряда 7-й танковой бригады полковника Гонена в составе двух рот «Центуринов» египтяне смогли отбить, тогда батальон М48 под командованием майора Эхуда Эпада обошел Рафах и нанес удар двумя колоннами. Танкисты Элада отбросили арабов с северной окраины города, не стали ввязываться в уличные бои и устремились к следующей цели – населенному пункту Эль-Ариш. Путь на Эль-Ариш закрывали укрепленные противотанковые позиции в районе дефиле Джира- ди. Первая попытка прорвать оборону египтян окончилась неудачей. Причем попытка эта оказалась для египтян полной неожиданностью – они никак не ожидали таких «ударных» темпов продвижения от танкистов Тала. Сбить с позиций против танкистов частям 7-й бригады удалось только в третьей атаке, ценой потери 17 «Центурионов». Однако египтяне контратаковали и с первого же раза восстановили положение, отбросив танкистов на исходные позиции.

М48А5 на Ближнем Востоке

М48А5

В ход сражения вмешался лично генерал Тал, он не стал дожидаться резервов, а принял рискованное решение: оставшиеся «Центурионы» вновь пытаются атаковать вдоль шоссе, а батальон «Паттонов» обходит позиции арабов с юга по труднопроходимым дюнам. Одной из рот батальона М48 командовал 23-лет- ний лейтенант Авигдор Кахалани – будущий национальный герой войны 1973 года. В бою за Джиради танк Кахалани получил прямое попадание и загорелся, лейтенант чудом остался жив. А вот командиру батальона – майору Эладу – не повезло, в том бою он погиб. Ведомые Кахалани, который принял командование на себя после гибели Элада, танкисты поставленную задачу выполнили, но какой ценой! Все, без исключения, «Паттоны» батальона получили попадания снарядов или минометных мин, командир батальона погиб, начальник штаба и командиры всех трех рот были ранены. Всего один бой за дефиле Джиради наглядно демонстрирует, что блицкриг Армии обороны Израиля на Синае вовсе не был легкой прогулкой. Тем более следует отдать дань уважения танкистам Тала и Шарона, сумевшим одержать победу.

Уместно привести сравнение с индо- пакистанской войной – там М48 заслужили дурную славу, а вот на Ближнем Востоке израильтяне остались очень довольны американскими танками. Конечно же, все то же пресловутое тактическое использование, подготовка экипажей… И справедливы сии простые истины не только для М48, но и для Т-54, Т-62, Т-72, которые так любят хаять наши «вероятные союзники». Правда, на острие ударов Армии обороны шли все-таки «Центурионы», а не М48.

На Синайском полуострове на М48 «ездили» израильтяне, а вот на сирийском фронте «Паттоны» использовал противник Израиля. На помощь Сирии пришла Иордания. Король Хуссейн направил на фронт обе своих танковых бригады – 40-ю и 60-ю; бригады были вооружены танками М47 и М48А1. После окончания боевых действий иорданцы не досчитались примерно 2/3 из имевшихся трех сотен «Паттонов». Львиную долю танков вывела из строя израильская авиация, однако экипажи израильских «Шерманов» и АМХ-13 также записали на свой боевой счет несколько десятков единиц иорданской бронетехники. Впоследствии значительное количество брошенных на местах боев арабских М48 после восстановительного ремонта поступило на вооружение подразделений танкового корпуса Армии обороны Израиля.

НА СТРАЖЕ МИРА И КАПИТАЛИЗМА

В середине 50-х годов, несмотря на все проблемы и недостатки, М48 являлся основным танком американских вооруженных сил. «Паттоны III» состояли на вооружении армии и морской пехоты, они дислоцировались как на континентальной части США, так и в Европе. «Европейские» М48 принимали участие в известном противостоянии августа 1961 г. в Берлине.

М48 в международном плане, можно считать, не повезло – он так и остался «промежуточным» между М47 и М60. К примеру, даже в 1965 г. среди НАТОвских стран М48 имели на вооружении лишь ФРГ и Норвегия, в то время как остальные предпочитали (или не хотели менять) М47 и «Центурионы». В самих США уже в 60-е годы М48 стали передаваться Национальной гвардии. Кстати, «Паттонам» Национальной гвардии довелось поучаствовать в подавлении многотысячных антивоенных демонстраций лета 1967 года в крупных городах США. В морской пехоте М48 варианта «A3» продержались гораздо дольше-в начале 80-х годов «Паттоны» все еще оставались на вооружении КМП. В частности, танки М48АЗ в 1982 году имелись на военной базе Гуантанамо, где они регулярно патрулировали «сухопутную границу» США и социалистической Кубы.

Несмотря на то, что, казалось бы, время ветерана давно прошло, М48 продолжает находиться на вооружении во многих странах мира. На конец 90-х годов «Паттоны III» имели Греция (15 М48АЗ, 799 М48А5), Израиль (600), Иордания (100- 150, на хранении), Южная Корея (950), Ливан (50), Марокко (184 М48А5), Пакистан (300-350), Португалия (86 М48А5), Испания (148 М48А5Е2), Таиланд (105 М48А5), Тайвань (550), и Турция (3000 М48А5Т17Г2).

М48

М48А1

M48A2GA2

М48А2С

М48АЗ последних серий

М48А5

ЗСУ М247

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ПЛАВАЮЩИХ БРОНИРОВАННЫХ МАШИН СССР И РОССИИ

Алексей СТЕПАНОВ

Продолжение. Начало см. «ТиВ» №2/2000

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ (1945- 1999 ГГ.)

Опыт многочисленных боевых действий с преодолением водных преград как в период оборонительных боев, так и при ведении наступательных операций в течение всех лет Великой Отечественной войны показал, что широкие и средние реки, не имевшие бродов, являлись серьезными препятствиями, которые, как правило, были важными рубежами обороны немецких войск. Поэтому их преодоление в ходе наступления было сложнейшей проблемой.

Затрудняло преодоление водных участков то, что наши танки и САУ не имели оборудования для преодоления рек глубиной более 1,3 м и под водой, а также не располагали средствами для преодоления их вплавь, поскольку в ходе всей войны в наших танковых частях, бригадах и корпусах отсутствовали штатные понтонно-переправочные средства для переправы танков и САУ. Не было таких штатных переправочных средств и в пехотных и механизированных бригадах и дивизиях.

В танковых армиях имелось только по одному парку Н2П, из которого можно было собрать либо три парома грузоподъемностью 50 т (под средние танки), либо 5 паромов грузоподъемностью 16 т (под артиллерию). Но следует вместе с тем учитывать, что в структуре фронтов и общевойсковых армий имелись понтон- но-мостовые инженерные бригады и другие части инженерного усиления, перепра- вочно-десантные средства которых придавались соединениям, которые форсировали водные преграды. Тем не менее, во многих случаях и особенно зимой и в осен- не-весенние распутицы из-за перевозки элементов понтонно-мостовых парков на обычных автомобилях эти парки отставали от передовых частей, что приводило к задержке наступления с форсированием водных преград.

Первые два года войны, характеризуемые упорными и тяжелейшими оборонительными боями наших войск, также показали, что отсутствие самоходных переправочных средств приводило к неоправданным потерям личного состава и техники. У отступавших войск во многих случаях из-за разрушения авиацией противника мостов не было возможности переправить через реки тяжелое вооружение (артиллерию и танки), и оно либо уничтожалось своими войсками, либо попадало к противнику. Большие трудности в этих же условиях представляла собой переправа больших масс людей на лодках и плотах, которых, как правило, в таких ситуациях было мало.

Таким образом, боевой опыт ВОВ показал зависимость темпов форсирования рек подвижными соединениями наших войск от количества и качества переправочных средств, имевшихся в их составе. Минувшая война показала также настоятельную необходимость оснащения частей и соединений плавающими танками, бронетранспортерами и самоходными переправочными средствами, подвижность и проходимость которых не уступала бы проходимости и подвижности танков, и с помощью которых можно было бы форсировать реки на широком фронте без каких-либо задержек на исходном берегу.

Здесь уместно отметить, что проектирование сложных инженерных систем, к которым с полным правом можно отнести различные боевые машины, является процессом систематического поиска компромиссных решений. Причем этот компромисс в большинстве случаев не является равнозначным. В одних случаях отдается предпочтение достижению каких- то одних высоких функциональных свойств, в иных случаях – других. Например, применительно к бронированным плавающим машинам в одних случаях это обеспечение высоких сухопутных свойств по подвижности и проходимости, в других случаях-установка мощного многопрофильного комплекса вооружения в сочетании с высокой степенью бронезащиты , в третьем случае – обеспечение требуемой водоходности или мореходности и т.д. Формулирование и распределение акцентов на более важные свойства по сравнению с другими производится в тактико-техническом задании на проектировании нового объекта боевой техники.

Целесообразность придания большинству бронированных боевых машин свойств амфибийности не была однозначно одобрена всеми военными и военно- техническими руководителями. Некоторые из них полагали, что не следует усложнять конструкции машин и делать их более дорогими из-за введения систем и устройств, обеспечивающих движение по воде. При этом совершенно справедливо отмечалось, что процент времени работы на воде этих машин незначителен по сравнению с временем боевой эксплуатации на суше, особенно на некоторых театрах военных действий.

Сторонники создания бронированных плавающих машин, особенно те, кто на своем личном опыте убедились в сложности преодоления рек при огневом противодействии противника, считали отказ от амфибийности бронированных машин легкой весовой категории недопустимым. В доказательство своей правоты они приводили многочисленные примеры из опыта прошедшей войны, когда переправа на местных и подручных средствах не только увеличивала время переправы, но и приводила к большим безвозвратным потерям личного состава, большому числу раненых с множественными тяжелыми ранениями.

Отмечалось, что стоимость всего специального оборудования для обеспечения водоходности (герметизированные корпуса, водоходные движители, водоот- качивающие насосы, волноотражательные щитки и др.) в большинстве случаев составляет 4-7% от общей стоимости машины. Большую долю стоимости машин составляют стоимости броневых корпусов, вооружения, средств связи и наблюдения.

Рассматривался также положительный опыт использования нашей армией плавающих американских небронированных автомобилей при форсировании рек и проливов и, с другой стороны, неудачный опыт форсирования пролива Ла-Манш при высадке войск союзников в Нормандии в 1944 г., когда использовались серийные танки, дооборудованные для обеспечения плавучести легкими каркасами из специальной ткани, которые монтировались в верхней части корпуса по его периметру, и кормовыми поворотными гребными винтами с приводом от основного двигателя танка. Тканевые каркасы не позволяли вести огонь из орудий и пулеметов танков, ухудшали наблюдение из машин и не обеспечивали надежность при плавании на волнении и при огневом противодействии противника – танки тонули при повреждении каркасов.

В результате стремление быстро и дешево решить вопросы водоходности привело к печальным результатам: три группы таких плавающих танков (каждая в составе 32 машин), которые участвовали в высадке в Нормандии, потеряли от огня противника и воздействия волн большую часть всех танков. В зоне высадке Б из 32 машин до берега дошло только 5 машин, а в зоне А-только 7 машин.

В последующие годы среди руководства сухопутных войск и научных работников, связанных с военной промышленностью, снова и снова обсуждался вопрос о целесообразности обеспечения водоходности легких бронированных машин.

Примерно в эти же годы были сформулированы, как следствие создания новых видов оружия массового поражения, жесткие требования по герметизации и увеличению общей и местной прочности корпусов бронированных машин для обеспечения противоатомной (ПАЗ) и противохимической защит. Эти требования по герметизации корпусов лишили противников плавающих машин одного из доводов – герметизация корпусов в новых обстоятельствах требовалась как условие выполнения требований ПАЗ и оно не вступало в противоречия с герметизацией корпусов для движения по воде. Были и технические курьезы – машины с герметизированными корпусами для системы ПАЗ, при преодолении глубоких бродов всплывали, т.е. они получили плавучесть, правда, с другими кренами и дифферентами, не соответствующими условиям движения по воде. При этом стоимость изготовления герметизированных корпусов большей частью определялась системой ПАЗ и меньшей обеспечением плавучести машин.

Далее пойдет речь о создании в послевоенные годы различных бронированных плавающих машин: плавающих танков, колесных и гусеничных бронетранспортеров, боевых машин пехоты, боевых машин десанта и других машин, созданных на их базе. При анализе, видимо, следует обращать больше внимания на опытные и серийные машины, в конструкциях которых были использованы наиболее интересные и полезные технические решения.

ПЛАВАЮЩИЕ ТАНКИ, САУ И ЗЕНИТНЫЕ РАКЕТНЫЕ КОМПЛЕКСЫ

Первой опытной моделью в этой группе машин была самоходная плавающая установка К-73, разработанная в 1949 г. под руководством А.Ф. Кравцева. Она была изготовлена в одном опытном экземпляре и прошла только заводские испытания. Ее масса составляла 3,4 т при клепано-сварном открытом сверху корпусе из катаных броневых листов толщиной до 6 мм. В передней части корпуса размещалось моторно-трансмиссионное отделение. Двигатель карбюраторный ГАЗ-51 мощностью 51,5 кВт, трансмиссия механическая, ходовая часть гусеничная с тремя опорными катками по каждому борту и индивидуальной торсионной подвеской. Экипаж – 3 человека. Вооружение – 57-мм пушка и спаренный с ней пулемет Горюнова калибра 7,62 мм. Пушка оснащалась мощным дульным тормозом для уменьшения отдачи, особенно при стрельбе на воде. Конструкция водоходного движителя на этой машине была необычной и представляла собой гребной винт в защитном кольце, установленной на поворотном удлиненном валопроводе. Такая конструкция движителя позволяла использовать его для создания сил тяги и поворачивающего момента при движении установки по воде. Вместе с тем эта конструкция не обеспечивала надежной работы водоходного движителя, особенно при входе машины в воду и выходе из нее. Максимальная скорость движения по глубокой спокойной воде составляла 7,8 км/ч, по шоссе – 54 км/ч при запасе хода по топливу 265 км.

В 1946-48 гг. была предпринята попытка разработать плавающий танк Р-39 и плавающий бронетранспортер Р-40 на его базе. Проект разрабатывался на заводе №112 «Красное Сормово». В 1928-32 гг. этот завод участвовал в создании плавающих танков Т-38. Во время войны завод выпускал танки Т-34, а перед войной речные суда.

В 1948 г. опытные образцы были представлены на испытания, но их не выдержали, так как многие реальные технические параметры машин существенно отличались от заданных в ТТЗ. Движение по воде обеспечивалось кормовым гребным винтом и установленным за ним водяным рулем, как на плавающих танках Т-38 и Т- 40. При заводских испытаниях танки тонули из-за недостаточной остойчивости и запаса плавучести и превышения общей массы. Слабое бронирование, меньшая скорость движения по воде по сравнению с требуемой, а также недостаточная прочность и надежность некоторых узлов и агрегатов привели к прекращению работ на заводе, руководители которого (директор, главный конструктор и др.) были сняты с своих постов и наказаны.

После этой неудачной попытки специальным Постановлением Совета Министров СССР № 3472 от 15 августа 1949 г. разработка, изготовление и представление на государственные испытания нового плавающего танка и бронетранспортера на его базе были поручены ВНИИ транспортного машиностроения, созданного на базе конструкторского бюро опытного завода №100 в г.Челябинске. Главным конструктором этого проекта назначили известного танкового конструктора Ж.Я. Котина. Был установлен очень жесткий срок выполнения работы – в 1950 г. опытные образцы должны были выйти на испытания.

По несколько уточненным тактико- техническим требованиям боевой вес плавающего танка должен был быть в пределах 13-14 т. Двигатель В-6, вооружение – 76,2-мм пушка с боезапасом в 35- 40 выстрелов. Бронирование – 10 мм. Максимальная скорость движения по суше -40 км/ч, по воде – 8-10 км/ч.

Общей компоновкой занимался М.С. Пассов. Много внимания было уделено выбору типа водоходного движителя. Было рассмотрено четыре основных варианта (тоннельные гребные винты, убирающиеся гребные винты на колонках, водометные движители и гусеничные водоходные движители), у каждого из которых были свои активные сторонники. Л.С. Троянов отстаивал убирающиеся гребные винты, и его мнение разделял Ж.Я. Котин, Н.Ф. Шамшурин – водометные движители, и его поддерживал министр транспортного машиностроения В.А. Малышев, влияние которого привело к прекращению предшествовавших работ и к сосредоточению всех усилий на создании плавающего танка под индексом « Объект 740» и бронетранспортера под индексом «Объект 750» с компоновкой в кормовой части корпусов двух водометных движителей.

ПТ-76

Проектирование этих объектов шло очень активно и привело к созданию плавающего танка с весьма высокими такти- ко-техническими характеристиками, несколько превышающими параметры ТТЗ. Последующие годы показали, что этот танк и созданные на его базе другие образцы были очень удачными плавающими бронированными машинами, которые заслужили высокие оценки военных специалистов многих стран, в том числе США и Великобритании.

Опытные образцы прошли заводские испытания, и после устранения некоторых конструктивных недостатков и танк, и бронетранспортер в июне 1950 г. были представлены на государственные испытания.

Танк ПТ-76 имел герметичный водоизмещающий корпус, сваренный из катаных броневых листов толщиной до 15 мм, рассчитанный на экипаж из трех человек. Его форма и размеры обеспечивали необходимое водоизмещение, статический запас плавучести, а также желаемую бронестойкость, пропорциональную типу брони, толщине и углам наклона ее листов. Форма корпуса способствовала также уменьшению сопротивления воды. В верхней передней части корпуса устанавливался волноотражательный щиток, который укладывался на носовой лист при движении по суше с помощью механического привода с места механика-водителя. При движении по воде щиток поднимался и препятствовал натеканию носовой подпорной волны на переднюю часть корпуса. Отсутствие щитка приводило к увеличению дифферента машины на нос из-за накопления воды на носовой части корпуса и, как следствие этого, к «заныриванию» танка. В верхнем носовом листе корпуса по оси машины был выполнен люк с крышкой для механика-водителя. Наблюдение с места механика-водителя при поднятом щитке при движении по воде существенно ухудшалось, поэтому на машине предусматривалось использование прибора наблюдения с большей перископичностью, чем у обычных танковых приборов.

В средней части корпуса была установлена башня, в которой монтировались 76,2-мм пушка, спаренный с ней пулемет калибра 7,62 мм, прицелы и приборы наблюдения. Подъемный механизм пушки имел ручной привод, а механизм поворота башни состоял из ручного и электрического приводов. На крыше башни устанавливалась небольшая командирская башенка с приборами наблюдения.

ПТ-76 на плаву

Водометный движитель танка ПТ-76

В кормовой части корпуса располагался 4-тактный, 6-цилиндровый дизельный двигатель В-6 мощностью 176 кВт. Двигатель имел устройство для защиты от попадания воды. Силовая передача состояла из главного фрикциона сухого трения, 5-скоростной коробки передач, заимствованной от танка Т-34, бортовых фрикционов, редукторов отбора мощности на водометные движители и бортовых передач.

Водометные движители танка были выполнены одноступенчатыми с 5-ти лопастными рабочими колесами диаметра 340 мм и с установленными за ними лопатками спрямляющего аппарата. Забор воды производился через входные окна водоводов, расположенные на днище корпуса и экранированные защитными решетками. Водоводы имели плавно уменьшающиеся площади сечений и заканчивались выходными окнами, закрываемые броневыми заслонками. Каждый водомет имел по одному каналу заднего хода, выходные щелевидные отверстия которых располагались в бортовых листах корпуса. При прямолинейном движении по воде и открытых броневых заслонках выбрасываемая из водометов вода создавала реактивный упор (силу тяги). При закрытии обеих заслонок создавалась тяга заднего хода, которая использовалась для движения задним ходом или для торможения танка на воде. Если закрывалась заслонка только одного водомета, то создавался поворачивающий момент, который обеспечивал поворот танка на воде с различными радиусами циркуляции. Для откачки воды, попавшей через неплотности и местные повреждения корпуса, в нем устанавливались водооткачивающие насосы с механическими и электрическими приводами. Суммарная подача всех водооткачивающих насосов была небольшой и составляла 460 л/мин.

Скорость прямолинейного движения на глубокой спокойной воде при максимальной частоте двигателя составляла 10,2 км/ч. Максимальная скорость движения по шоссе достигала 44 км/ч при запасе хода по топливу 250 км.

Следует отметить, что с конца 1949 г., по существу параллельно с разработкой в коллективе Ж.Я. Котина объектов 740 и 750, на ВРЗ №2 в Москве под руководством А.Ф. Кравцева шло проектирование самоходной плавающей установки К-73, плавающего танка К-90 и плавающего бронетранспортера К-78 на его базе.

Опытный образец плавающего танка К-90 имел боевую массу Ют, водоизмещающий броневой корпус с максимальной толщиной брони 15 мм, экипаж в составе 3 человек и был вооружен 76,2-мм пушкой и спаренным с ней 7,62-мм пулеметом, установленными в башне, смещенной к корме машины. Моторная установка была размещена в носовой части корпуса, где устанавливался двухтактный четырехцилиндровый дизель жидкостного охлаждения мощностью 103 кВт, что позволяло иметь максимальную скорость по суше порядка 43 км/ч с запасом хода по топливу 250 км. Движение по воде с максимальной скоростью 9,6 км/ч обеспечивалось работой двух тоннельных трехлопастных гребных винтов диаметром 600 мм. Для управления танком на воде использовались два водяных руля, установленных за гребными винтами. Подвеска всех 10 катков была индивидуальной с использованием торсионов. В качестве базовых афегатов использовались агрегаты артиллерийского тягача М-2.

Танк К-90. Вид сзади

Опытный, плавающий танк ПТ-76М

Опытный, плавающий танк Объект 906

Создание этих плавающих машин – танка К-90 и бронетранспортера К-78 – было санкционировано Министром Вооруженных сил Н.А. Булганиным по представлению командующего бронетанковыми и механизированными войсками С.И. Богданова и отражало сомнения многих военных и технических руководителей в эффективности плавающих машин с водометными движителями и ряд других нетехнических причин.

Сам факт разработки машин по единым ТТЗ в различных проектных организациях является очень положительным, поскольку позволяет отработать различные конструктивные схемы и варианты и сравнить положительные и отрицательные свойства и качества машин в процессе сравнительных испытаний их по единой методике. Но это осуществимо только при наличии необходимых средств.

Таким сравнительным различным испытаниям были подвергнуты опытный образец объекта 740 и опытный образец танка К-90, втом числе в очень тяжелых водно-фунтовых условиях одного водоема, котловина которого была заполнена болотной жижей. В присутствии представителей проектных организаций и заказчика танк К-90 не смог преодолеть этот водоем из-за заклинивания гребных винтов и остановки двигателя, и был вытащен на исходный берег с помощью тягача.

Объект 740 после небольшого продвижения, около 10 м, по водоему также остановился. Болотистая жижа забила водометные трубы, а перед машиной образовался грязевой вал, что в совокупности не позволяло объекту двигаться по водоему. Реверсированием рабочих колес водометов удалось промыть водометные трубы, размыть ил под днищем танка и перед его носовой частью и успешно закончить преодоление этого водоема, что, естественно, произвело большое впечатление на всех присутствующих, в том числе и на членов государственной комиссии.

Постановлением Совета Министров СССР от 6 августа 1951 г. за №3686-1447 объект 740 был принят на вооружение Советской Армии как плавающий танк ПТ- 76. Серийное производство этого танка и других плавающих машин на его базе было организовано на Стапинфадском факторном заводе и продолжалось с 1952 г. до 1967 г. За это время было выпущено более 12000 танков, из которых примерно одна шестая часть была экспортирована в более 20 стран.

Начиная с 1965 г. плавающий танк ПТ- 76 участвовал в различных региональных военных конфликтах. Сначала в боевых действиях во время Индо-Пакистанского конфликта в штате Кашмир, затем в 1967 г. и в 1973 г. в процессе военных столкновений между египтянами, сирийцами и израильтянами, причем трофейные ПТ- 76 использовались и израильтянами. В период с 1968 по 1972 г. танки ПТ-76 участвовали в боевых действиях во Вьетнаме и в Лаосе, а в 1971 г. во время еще одной Индо-Пакистанской войны. Следует отметить, что если ПТ-76 использовались как разведывательные или дозорные машины, они приносили успех, особенно если на их пути располагались реки и озера. Если их использовали в танковых атаках как средние танки, то они несли, естественно, неоправданные большие потери.

В течение 15 лет серийного выпуска ПТ-76 неоднократно подвергался модернизации, связанной в основном с улучшением вооружения, приборов дневного и ночного наблюдения, средств связи, дополнительного оборудования и изменениями форм и размеров броневого корпуса.

Так, например, в 1960 г. был разработан и построен один опытный образец плавающего танка ПТ-76М с более мощным (220 кВт) двигателем, позволившим увеличить скорость движения по воде до 11,2 км/ч и по суше до 45 км/ч. Эта модификация танка имела более рациональный по форме с позиций бронестойкости корпус с увеличенным водоизмещением до 14,87 мэ , больший запас хода за счет установки допопнительного топливного бака, пушку с эжекционной продувкой канала ствола.

В 1962 г. был построен плавающий танк ПТ-76Б с несколько увеличенным водоизмещением корпуса и стабилизированной в двух плоскостях пушкой Д-56ТС калибра 76,2 мм. Танк был оснащен системой ПАЗ и дополнительным топливным баком для увеличения запаса хода по суше и по воде. Стабилизация пушки и введение системы ПАЗ потребовапи увеличения мощности генератора до 6,5 кВт. Моторно-трансмиссионный блок был таким же, как на танке ПТ-76. Без изменения остались водоходные свойства танка.

В1963 г. был разработан и построен в двух опытных экземплярах под индексом «Объект 906» новый 15-тонный плавающий танк с дизельным двигателем мощностью 220,8 кВт, более мощным вооружением и лучшей подвижностью. В его башне, выполненной из 15-мм стальной брони, устанавливалась стабилизированная в двух плоскостях 85-мм пушка с автоматом заряжания. Основной корпус был сварен из листов алюминиевой брони различной толщины вплоть до 30 мм для уменьшения боевого веса, но с сохранением требуемой бронестойкости. Из алюминиевого сплава были изготовлены для уменьшения массы машины и другие детали танка, например 14 опорных катков. Основное внимание при создании этого танка было направлено на улучшение огневых возможностей и подвижности на суше, водоходные свойства изменились незначительно, и скорость по воде смогли увеличить только до 12 км/ч.

В период 1959-1965 гг. со стороны некоторых проектных организаций возобновился интерес к бронированным машинам с двумя типами сухопутных движителей – гусеничным и колесным, которые при удачных технических решениях позволяли бы сохранить высокую проходимость гусеничных машин и высокие скорости движения колесных машин по дорогам с твердыми покрытиями и без них.

Опытный колесно-гусеничный танк «Объект 911»

Опытная колесно-гусеничная БМП «Объект 19»

В 1964 г. на Волгоградском тракторном заводе под руководством И.В. Гава- лова был разработан проект и построен опытный образец колесно-гусеничного плавающего танка объект 911, но более правильно его отнести к боевым машинам пехоты. Эта машина массой 12,07 тс усиленным бронированием корпуса из катаных стальных листов имела между гусениц вдоль каждого борта опускающиеся на фунт колеса небольшого диаметра. Задние колеса были ведущими, а два передних- управляемыми для изменения направления движения на колесах.

Дизельный двигатель мощностью 220,8 кВт вместе с агрегатами механической трансмиссии и водометными движителями размещался в кормовой части корпуса. У полноразмерного гусеничного движителя и у всех четырех колес упругими элементами подвески были гидропневматические рессоры. Переход от одного типа движителя на другой производился за 1,5 – 2,0 мин на неподвижной машине. Скорость движения на гусеницах достигала 57 км/ч, на колесах – до 100 км/ч, по воде – 10 км/ч. Запас хода по шоссе – 300 км.

Основное вооружение машины было скомпоновано в башне: 73-мм гладкоствольное орудие, спаренный с ним пулемет калибра 7,62 мм и ПТУР. Экипаж машины – 2 человека, возможный десант – 8 человек.

В 1958 – 1965 гг. в военной академии бронетанковых войск совместно с Рубцовским машиностроительным заводом был разработан и построен опытный образец другой колесно-гусеничной бронированной плавающей машины, близкой по своим техническим характеристикам к боевым машинам пехоты. В разработке этой машины, известной как объект 19, активное участие со стороны академии принимали Д.А. Антонов и А.К. Фрумкин, а со стороны завода К.В. Осколков. Масса машины составляла 13,1 т. Экипаж и десант планировался в составе 10 человек. Корпус машины имел увеличенную толщину брони с комплексом вооружения в башне, кормовое расположение дизельного двигателя мощностью 220,8 кВт. Колесная ходовая часть этой машины была выполнена по схеме 4x4 со всеми управляемыми колесами и имела широкопрофильные шины и независимую подвеску с газогидравлическими рессорами типа «объекта 1015-Б». Внуфи колесной базы машины и по ее колее были скомпонованы небольшие гусеничные обводы на базе гусеничного движителя ПТ-76. В благоприятных дорожных условиях эти гусеничные обводы с помощью гидросистемы удерживались в верхнем положении, и машина двигалась как обычные колесные машины с передними управляемыми колесами. В тяжелых грунтовых условиях и при преодолении местных препятствий гусеничные обводы опускались на грунт и обеспечивали создание тяговых сил совместной работой с колесным движителем. Переход с колесного хода на колесно-гусеничный и наоборот занимал не более 20 с, причем это можно было делать как в движении, так и на неподвижной машине. Испытания показали очень высокую проходимость машины и ее способность двигаться по местности с высокими средними техническими скоростями, несколько большими, чем у танков и других гусеничных машин.

В кормовой части машины размещались два водометных движителя с рабочими колесами диаметра 340 мм от водометов танка ПТ-76. Особенностью этих водометов была схема забора воды через объединенные отверстия в днище и бортах корпуса. Тяга на швартовах составляла 12-12,3 кН при частоте рабочих колес водометов 1900 об/мин, а максимальная скорость движения по воде при полной массе машины 13,1 т-9,8…10,1 км/ч. Максимальная скорость движения по дорогам – 80 км/ч.

Полученный опыт при создании и испытаниях этой бронированной плавающей машины был использован при разработке других подобных машин, а сам опытный образец машины был передан в музей бронетанковой техники в Кубинке.

Необходимость в легких плавающих танках испытывали не только сухопутные войска, но и воздушно-десантные. Поэтому в 1975 г. были разработаны и изготовлены опытные образцы двух легких авиадесантных плавающих танков под индексами «Объект 934» и «Объект 685».

Первый их них имел массу 17,5 т, 100- мм пушку с новыми приборами управления огнем, спаренный с ней пулемет калибра 7,62 мм и зенитный ракетный комплекс «Стрела-3». Пушка была оснащена механизмом заряжания, баллистическим вычислителем, оптическим дальномером и стабилизирована. Корпус и башня танка выполнялись из алюминиевого броневого сплава, обеспечивающего противопульную защиту трех человек экипажа и всего оборудования, размещенного внутри корпуса. Танк был оборудован устройствами для самоокапывания и десантирования парашютным способом.

Моторно-трансмиссионное отделение было выполнено в кормовой части корпуса, где устанавливался многотопливный дизельный двигатель с наддувом и промежуточным охлаждением воздуха мощностью 294 кВт, агрегаты трансмиссии и два водометных движителя. Такая мощность двигателя в сочетании с пневмогидравлической подвеской позволяла двигаться по суше с максимальной скоростью 70 км/ч. Запас хода по топливу достигая 600 км, что было в 2,4 раза больше, чем у ПТ-76. Увеличился и запас хода по воде. Скорость движения по воде составляла 10 км/ч.

Опытный легкий, плавающий танк «Объект 934»

Опытный легкии авиадесантный танк «Объект 685»

САУ 2С1

Опытный БТР К-78

Объект 685 имел массу 16,5т и оснащался таким же двигателем мощностью 294 кВт, 100-мм пушкой стабилизированной в двух плоскостях с механизмом заряжания, лазерным дальномером и ночным прицелом. С пушкой спарен 7,62-мм пулемет. Вооружение включало также переносной зенитный комплекс «Стрела-3». Корпус сварной из стальных броневых листов, башня из листов титанового сплава, обеспечивающих защиту от23-мм снарядов. Экипаж – три человека. Подвеска независимая, торсионная. Максимальные скорости по суше и по воде соответственно 70 км/ч и 10 км/ч. Запас хода по шоссе-600 км. Общая компоновка по схеме с кормовым расположением двигателя и трансмиссией механического типа.

Из самоходных артиллерийских плавающих установок следует отметить несколько моделей. Прежде всего упомянем САУ 2С9, унифицированную по базе с боевой машиной десанта БМД-1 и оснащенную 122-мм пушкой. Другая САУ 2С1 вооружена 122-мм пушкой, установленной в кормовой башне. САУ имеет переднее расположение моторно-трансмиссионного отделения, многокатковый гусеничный движитель, который используется также, как водоходный при движении по воде.

САУ с мощным вооружением разрабатываются также и на базе колесных плавающих брони- рованных машин. Например, на базе БТР-80 разработана САУ «Нона-СВК» со 120-мм орудием, причем показатели проходимости и подвижности мало отличаются от базовой машины. Из плавающих машин с комплексом вооружения, предназначенным для борьбы с вертолетами и самолетами, можно привести в качестве примеров несколько объектов.

На базе БТР-50П в 1955 г была разработана плавающая зенитная самоходная установка ЗТПУ-2, вооруженная двумя спаренными пулеметами калибра 14,5 мм, смонтированными на конусообразной тумбе в десантном отделении. Масса установки с противопульным бронированием (листами до 13 мм) составляла 13,6 т. Она обслуживалась экипажем из 5 человек. Спаренные пулеметы обслуживались одним наводчиком и двумя заряжающими. Установка обеспечивала эффективное ведение огня по воздушным целям, летящим со скоростью до 600 км/ч на высотах 500-1000 м с горизонтальной дальностью эффективного огня 2000 м. Установка была простой по устройству и эксплуатации, но малая дальность эффективного огня, недостаточные скорости наведения ручными приводами (по вертикали 37 град/ с, по горизонтали – 46 град/с) и быстрая утомляемость заряжающих снижали ее ценность. Проходимость машины и ее водоходные свойства практически не отличались от базового бронетранспортера.

На базе БТР-50П была смонтирована также другая зенитная установка ЗТПУ-4, состоящая из четырех пулеметов КПВТ. Эффективность этой установки при ведении огня повысилась, но дальности поражения остались практически такими же. Обе установки не были поставлены на серийное производство.

Зенитные ракетные комплексы «Стрела-1» и «Стрела-10» устанавливались: первый на колесной плавающей бронированной машине БРДМ-2, а второй на гусеничном многоцелевом бронированном транспортере-тягаче МТ-ЛБ.

ГУСЕНИЧНЫЕ ПЛАВАЮЩИЕ БРОНЕТРАНСПОРТЕРЫ

Созданию семейства гусеничных бронетранспортеров на базе плавающего танка ПТ-76 предшествовало появление в 1950 г. плавающего бронетранспортера К-78.

Бронетранспортер К-78 был выполнен в одном опытном экземпляре на базе танка К-90 и имел массу 10,5 т. Открытый сверху корпус, сваренный из броневых катаных листов толщиной до 15 мм, вмещал экипаж из 2 человек и 22 человека десанта, посадка и высадка которых производилась через борта и корму корпуса. Вооружение-один пулемет калибра 7,62 мм. Двигатель, трансмиссия, ходовая часть и водоходные движители такие же, как на базовом танке. Максимальные скорости движения по шоссе и по воде составляли соответственно 46 км/ч и 9,3 км/ч. Запас хода по топливу по шоссе – 250 км.

Плавающий бронетранспортер БТР- 50П, созданный в 1952 г. на базе танка ПТ- 76, являлся машиной многоцелевого назначения. На нем можно было транспортировать десант в количестве 20 человек или 85-мм пушку с расчетом 2 человека. Возможны были и другие варианты загрузки: автомобиль типа ГАЗ-69 и 7 человек десанта; три 82-мм миномета со 120 минами и 12 человек расчета; три 82-мм безоткатных орудия с 24 выстрелами к ним и 12 человек расчета; один 120-мм миномет с 32 минами к нему и 6 человек расчета и др. Он мог перевозить также и другие грузы массой до 2000 кг.

В передней части броневого корпуса располагается рубка, которая на машинах первых выпусков не имела броневой крыши и закрывалась тентом. В последующих модификациях рубка получила броневую крышу. В рубке размещалось отделение управления на 2 человека и десантное отделение. Слева на переднем лобовом листе рубки была выполнена небольшая неподвижная башня командира с приборами наблюдения, а по продольной оси -люк механика-водителя, закрываемый откидной крышкой.

БТР-50ПК

БТР-50ПК на плаву

Погрузочное устройство БТР-50П

В кормовой части корпуса размещалось моторно-трансмиссионное отделение, на крыше которого закреплялись откидные аппарели для погрузки и разгрузки артиллерийских систем. Для облегчения погрузки и разгрузки тяжелых грузов на машине имелось специальное псхрузочное устройство, лебедка которого имела привод от двигателя. Максимальное тяговое усилие лебедки составляло 14,7 кН.

В последующие годы на базе бронетранспортера БТР-50П выпускались в небольших количествах плавающий гусеничный транспортер БТР-50ПА, который имел на погоне командирской рубки пулемет КПВТ калибра 14,5 мм с возможностью ведения огня по наземным и воздушным целям.

Другой модификацией БТР-50П етап в 1957 г. бронетранспортер БТР-50ПКс броневой крышей и люками над десантным отделением. Крыша имела четыре люка с крышками : передний левый для командира, передний правый и задние для десантников. Бронетранспортер был оборудован системой ПАЗ и вооружен одним пулеметом СГМБ или ПКТ калибра 7,62 мм. Пулемет в походном положении размещался внутри десантного отделения, в боевом – на специальном кронштейне левого борта машины.

На машине был установлен двигатель В-6, не имевший отбора мощности на лебедку, которая также не устанавливалась. Поэтому перевозить на транспортере артсистемы и автомобили было нельзя. Допускалась перевозка любых грузов общей массой не более 2 т.

БТР-50ПК был оборудован приборами ночного видения, гирополукомпасом, радиостанцией, ТПУ и дымовой аппаратурой.

Боевая масса транспортера составляла 14,2 т, экипаж-2 человека, десант -20 человек. Бронирование корпуса про- тивопульное с максимальной толщиной листов 13 мм. Мощность двигателя 176,6 кВт, максимальная скорость движения по суше достигала 44 км/ч, по воде – 10,2 км/ч.

Установка бронированных крыш была выполнена на всех плавающих и не плавающих, опытных и серийных, колесных и гусеничных бронетранспортерах по опыту событий в Венгрии в 1956 г., которые показали, что отсутствие крыш при действии в городских условиях приводит к ощутимым потерям среди десантников. Открытые сверху машины забрасывались из верхних окон зданий гранатами и бутылками с зажигательными смесями. Кроме того, плавающие бронетранспортеры с полностью закрытыми корпусами обладают лучшими характеристиками при плавании на волнении.

На базе БМД-1 в 1974 г. был разработан и поставлен на серийное производство бронетранспортер БТР-Д массой 8 т и противопульным бронированием из листов легкого сплава. Экипаж- 1 человек, десант – 12 человек. Вооружение включало два курсовых пулемета калибра 7,62 мм. По сравнению с базовой машиной корпус несколько удлинен, и установлено по шесть опорных катков на каждом борту. Двигатель мощностью 176,6 кВт, трансмиссия, подвеска такие же, как на базовой машине. Максимальная скорость движения по дорогам – 62 км/ч, по воде -10 км/ч.

В свою очередь на базе бронетранспортера БТР-Д в 1984 г. для ВДВ была разработана и в 1989 г. начала серийно выпускаться бронированная плавающая ремонтно-эвакуационная машина БРЭМ-Д. Масса машины – 8 т, экипаж-3 человека. Корпус противопульного бронирования, сварной из листов легких сплавов. Вооружение – один курсовой пулемет калибра 7,62 мм. Ремонтно-эвакуационное оборудование машины включает кран-стрелу, тяговую лебедку, сошник-лопату, электросварочное устройство и комплект инструментов и принадлежностей. Скоростные характеристики на суше и на воде такие же, как у базовой машины.

По существу параллельно с развитием семейства плавающих гусеничных бронетранспортеров различных модификаций на базе танка ПТ-76 были разработаны и поступали на вооружение легкие бронированные гусеничные транспортеры различного типа и назначения.

БРЭМ-Д

Бронированный транспортер-тягач МТ-ЛБ

МТ-ЛБ

МТ-ЛБ на плаву

В 1964 г. был разработан и в дальнейшем серийно выпускался многоцелевой бронированный транспортер-тягач МТ-ЛБ массой 12,2 т. Экипаж – 2 человека, десант- 11 человек. При использовании его как тягача он может буксировать прицеп массой до 6,5 т, имея нагрузку в корпусе до 2 т. При движении без прицепа допускается перевозка в корпусе груза до 2,5 т. Водоизмещающий корпус был выполнен из броневых стальных листов, обеспечивающих противопульное бронирование. Вооружение – один пулемет калибра 7,62 мм в небольшой башенке, смонтированной в передней части крыши корпуса по правому борту. Отделение управления для командира и механика-водителя располагается в передней части корпуса непосредственно за агрегатами трансмиссии машины. За отделением управления скомпонован несколько смещенный к левому борту отсек для двигателя и его систем, стенки которого обеспечивают теплошумоизоляцию обитаемой части машины. Смещение двигателя от продольной оси транспортера позволяет образовать проход по правому борту из отделения управления в десантное (грузовое) отделение. Двигатель, четырехтактный дизель мощностью 176,6 кВт, обеспечивает движение с максимальной скоростью 61,5 км/ч. Перемещение по воде с максимальной скоростью до 6 км/ч осуществляется за счет вращения гусениц транспортера. Перед преодолением водных преград поднимается волноотражательный щит, удлиняется воздухозаборная труба и на подкрылках в передней части транспортера устанавливаются гидродинамические щитки. Для удаления воды из корпуса установлен водооткачивающий насос.

В 1971 г. был разработан небольшой многоцелевой бронированный транспортер-тягач ГТ-МУ с широким использованием узлов и агрегатов автомобильной промышленности. Экипаж – 2 человека, десант – 8-10 человек. Корпус сварной из броневых листов, толщина которых обеспечивает противопульное бронирование. Грузоподъемность составляет 1000 кг при общей массе транспортера 6 т. В средней части корпуса установлен карбюраторный двигатель ГАЗ- 73 мощностью 85 кВт, обеспечивающий движение по шоссе с максимальной скоростью 55 км/ч. Особенностью гусеничной ходовой части является то, что задние опорные катки одновременно выполняют функции направляющих колес и снабжены винтовым натяжным устройством. Движение по воде со скоростью до 6 км/ч обеспечивается вращением гусениц при установке гидродинамических кожухов. В моторном отсеке имеется водоокачивающий насос с электроприводом для удаления забортной воды из корпуса.

Продолжение следует

Шведский легкий танк т/37 (снимок 1940 г.)

БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА ЧЕХОСАОВАКИИ (1920 – 1945 гг.)

Игорь ШМЕЛЕВ

ЧАСТЬ I МАТЕРИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ

Первыми бронированными машинами вооруженных сил только что созданного Чехословацкого государства были бронеавтомобили. Ими оказались два итальянских бронеавтомобиля «Ансальдо» образца 1915 года. Их боевая масса составляла 3,8 т, а вооружение состояло из трех пулеметов Виккерса.

В начале 1920 года фирма Шкода забронировала 12 грузовиков «Фиат-Торино». Бронеавтомобили были переданы в войска в период май-сентябрь 1920 года.

Первым же специально построенным бронеавтомобилем стал выпущенный в 1924 году в количестве девяти единиц на заводе фирмы Шкода PA-11. Его масса достигала 7,7 т, вооружение состояло из четырех пулеметов «Максим», скорость по шоссе- 60 км/ч.

Что же касается танков, то по предложению генерала Пепле, – главы французской военной миссии в Чехословакии, Министерство народной обороны (MHO) обратилось к французскому правительству с просьбой о предоставлении образцов бронетехники. Ответ был отрицательный. Тут следует напомнить, что в то время польская группа войск генерала Галлера во Франции получила 150 танков «Рено» FT. Французы заявили,что для подобного решения нужен специальный заказ. И за шесть запрошенных чехами машин нужно оплатить 1230 тыс. крон. Первый танк «Рено» прибыл в Чехословакию в 1922 году, а в 1924 году их было уже семь, частью пушечных, а частью – пулеметных.

Первые чешские танкисты обучались во Франции. Пять танков образовали учебный взвод. И все семь танков «Рено» прослужили более 10 лет. В 1929 году на них поставили пулеметы чешского производства. В 1924 году Министерство народной обороны купило три французских колесно- гусеничных машины «Ситроен- Кегресс».

Первым самостоятельным проектом гусеничной машины было «плазидло» («пресмыкающееся») «Вотруба-Вехет». По замыслу машина массой 675 кг с бензиновым мотором должна была перевозить шесть человек. На испытаниях же эти шесть человек не столько ехали, сколько толкали ее. Понятно, что работы с ней были остановлены. 22 июля 1926 года

Военно-технический институт сформулировал ТТТ на будущую гусеничную машину: боевая масса – до 10 т, скорость – до 25 км/ч, вооружение – 75-мм пушка и пулемет.

Броня – противопульная.

Тем временем конструкторы занялись колесно-гусеничными танками. Были созданы два прототипа: КН50 (1925-1926 гг.) и КН60 (1928-1929 гг.). В их разработке участвовал известный немецкий конструктор Й.Фольмер. Сведения о них весьма противоречивы, но важно то, что требованиям военного министерства они не удовлетворяли. Вот известные данные этих танков: танк КН50 имел вес 6,8 т, экипаж – два человека и был вооружен 37-мм пушкой или пулеметом во вращающейся башне. Толщина брони – 10-13 мм. Двигатель мощностью 50 л. с. сообщал машине скорость на колесах 35 км/ч, а на гусеницах -14 км/ч. КН60 массой 8 т, при том же вооружении и бронировании мог двигаться со скоростью, соответственно 27 км/ч и 18 км/ч.

Одновременно продолжалась разработка новых типов бронеавтомобилей. В 1926 году фирма Шкода создала тяжелый бронеавтомобиль, получивший обозначение «БА образца 1927 года» (заводское обозначение PA-III). До 1929 года армия получила 15 таких машин, имевших боевую массу 6,64 т, экипаж – 5 человек и скорость – 35 км/ч. Вооружена она была двумя пулеметами образца S7/24 (один – в башенке, другой – в лобовом листе корпуса) и пулеметом обр. 1926 года с возможностью стрельбы по самолетам. В 1929 году Шкода представила образец тяжелого пушечного БА PA-I Id массой 11 т (экипаж-4 человека, броня – 5 мм). Он нес 75-мм орудие и пулемет «Максим» образца 1908 года. На вооружение армии этот БА не приняли и передали полиции.

Наконец, фирма Татра в 1927 году создала, по-видимому, наиболее удачный БА чехословацкой армии, поступивший к 1934 году на вооружение в количестве 51 единицы под обозначением «Татра-30-72» или «бронеавтомобиль образца 1930 года». Бронеавтомобиль имел массу 2,55 т, экипаж – 3 человека, броню – от 6 до 12 мм и был вооружен тремя пулеметами образца 1926 года (один из них размещался в башне). Машина развивала скорость 60 км/ч, имела запас хода по шоссе 200 км. В качестве базы БА обр. 1930 года фирма Татра взяла свой полноприводный автомобиль Т-26/30. Под обозначением Т- 72 он после некоторой доработки был принят в армию как грузовик.

Танкетка обр.33 (P-I) фирмы ЧКД

Прототип БА обр, 1930 г.

Танкетка MU-4 фирмы Шкода

Внизу Легкий танк LT-34 фирмы ЧКД

БА фирмы Шкода РА-ІІ

САУ S-1-d

Опытный танк фирмы Шкода S-ll (SU)

Поступление новой техники в армию позволило уже в 1925 году организовать эскадрон БА, состоящий из трех взводов по четыре машины в каждом. Однако к началу 30-х годов перед командованием чехословацкой армии встал вопрос: «Колеса или гусеницы?», т. е., что должно стать основой своих броневых войск – бронеавтомобили или танки. Мы отмечали выше, что уже с 1926 года начались работы по созданию собственного танка. Рассчитывали на полтора года, но пока ничего подходящего не было, и тогда в 1930 году начальник Генерального штаба решил купить в Англии в качестве образца танкетку «Карден-Лойд» Mk IV. В то время танкетки были в моде у военных руководителей. С ними экспериментировали во многих странах и почти повсюду за образец брали вышеупомянутую машину. Действительно, среди многих она была наиболее удачной.

Заводу ЧКД в Праге было предложено на основе трех приобретенных танкеток изготовить собственный прототип. 10 марта 1930 г. танкетки прибыли в Прагу.

Они прошли тщательную техническую проверку, и ЧКД начало работать над прототипами. В августе того же года завод представил три варианта танкеток под обозначением Р-І, Р-И и Р-ІІІ. Испытательный пробег на 148 км привел ко многим поломкам в механизмах танкеток. Тем не менее работы продолжались.

Нужно сказать, что фирмы ЧКД и Карден-Лойд договорились о создании улучшенной модели танкетки. Причем к производству должна была быть принята машина той фирмы, чья окажется лучше. До этого, впрочем, дело не дошло, и в 1933 году Министр народной обороны ЧСР Брадач заказал для армии 15 танкеток Р-І (она оказалась удачнее F*-II и Р-ІІІ). Несколько позже заказ был увеличен до 70 единиц. Танкетка получила обозначение «Tancik vz.33», т. е. «танкетка образца 1933 года». Эти танкетки поступили в Миловицкий танковый полк и оставались на вооружении до 1938 года.

Конкурирующая фирма Шкода тоже создала два образца танкеток, имевших сходство как с танкеткой «Карден-Лойд», так и с P-I. Первый прототип (1933 год) имел обозначение MU-4. Это была танкетка, предназначенная для разведки, во

оруженная двумя пулеметами раздельного наведения в лобовом листе рубки. Улучшенный вариант MU-6 (1935 год) имел массу 3,65 т. Армия отвергла их, но несколько позднее, а именно в 1936 году, на базе MU-6 была создана САУ массой 3,6 т. Восемь таких машин под маркой S-I-d были проданы Югославии. Эта САУ имела 37-мм пушку в лобовой части рубки и не спаренный 7,92-мм пулемет.

Легкий танк LT-38

Легкий танк LT-35

Опытный танк V-8-H фирмы ЧКД

14 июня 1934 г. Второй отдел Министерства народной обороны сформировал ТТЗ на средний танк S-lll (Т-III) для поддержки атаки пехоты против неприятеля на необорудованной позиции. Фирма Шкода представила прототип массой 16 т с 47- мм пушкой в башне, скоростью 25 км/ч и бронированием: лоб-32 мм, борт корпуса – 30 мм. Пытавшаяся принять участие в создании такого танка фирма Татра ничего показать не смогла, и в 1938 году MHO прекратило с ней контакты.

С 1934 года на заводе фирмы Шкода в инициативном порядке начали разработку легкого гусеничного танка S-II, надеясь продать его своей армии, а возможно, и в другие страны. В 1935 году были испытаны два прототипа. Постепенно устранялись все довольно многочисленные недоработки, и 30 сентября 1935 года MHO заказало 160 танков несколько улучшенного образца S-IIA (LT-35). Заказ был поделен между ЧКД и Шкодой.

В июне 1936 г. фирма Шкода изготовила первые пять танков S-IIA. На испытаниях они показали себя отвратительно: было много поломок, скорость не превышала 17 км/ч вместо 34 км/ч по ТТЗ. В конце концов, справились и с этим. Министерство народной обороны заказало еще 35 единиц, а в ноябре 1937 г. дополнительно 103 танка, доведя таким образом общее количество заказанных для чехословацкой армии S-IIA до 298 единиц.

Программа вооружения чехословацкой армии предполагала еще большие закупки танков в 1938-1939 гг. Был организован специальный отдел, который был должен испытывать все легкие, средние и тяжелые танки.

Тем временем группа А.Сурина на ЧКД создала легкие танки LT-34 (в 1934- 1936 гг. у фирмы было куплено 50 таких танков для чехословацкой армии под обозначением Р-Н), развитие которых превратилось в танк TNH – шедевр чехословацкого танкостроения. Поначалу ЧКД строила эти танки на экспорт. Испытания прототипов проходили весной 1938 года. И 1 июня 1938 г. TNH был принят на вооружение под маркой «легкий танк обр. 1938 года» (LT-38). Иногда его обозначали TNH-S или TNHP (поскольку делался для Перу) или даже TNHPS. Первоначальная стоимость одного образца достигала 646 тыс. крон, но затем снизилась до 620 тыс. крон. Для сравнения стоимость одного S-IIA составляла 525 тыс. крон.

В конце 1937 года ЧКД представило на испытания прототип среднего танка V- 8-Н. Испытания его начались в декабре и были весьма обнадеживающими. Эти испытания «убили» по сути другую конструкцию ЧКД, впрочем совместную со Шкодой-SP-HB. Эту модель армия получила буквально накануне-25 ноября 1937 г. И хотя испытания ее были достаточно успешны, выбор был сделан в пользу V-8- Н. 20 апреля 1938 г. был выдан заказ на 150 TNH и 300 V-8-H (из них 205 должны были построить заводы Шкода).

Шкода с 1937 года на основе своего прототипа S-IIC конструировала средний 17-тонный танк Т-21. В 1939 году он был изготовлен и с разрешения немецких властей продан Венгрии вместе с лицензией, где выпускался под маркой «Туран». Добавим, что одновременно по объявлении мобилизации 23 сентября 1938 г. Министерство народной обороны повысило заказ обоим фирмам до 300 TNH и 400 V- 8-Н. О дальнейшей судьбе этих машин будет рассказано позже.

ЧАСТЬ II ПЛАНЫ И РАЗВИТИЕ БРОНЕТАНКОВОГО ВООРУЖЕНИЯ

Когда в начале 1933 года к власти в Германии пришли нацисты и начали усиленно вооружать страну, не считаясь с условиями Версальского договора, правительство Чехословакии было обеспокоено. Решено было усилить обороноспособность страны. Намечался переход армии на корпусную организацию, троичную структуру дивизий и создание новых частей. Обращалось внимание на создание перспективных образцов оружия. Прежде всего усилия были направлены на создание новых бронетанковых частей и оснащение их современной техникой.

Легкие танки LT-38

Третий отдел (вооружение) Генерального штаба в том же году высказал свое мнение о состоявших тогда на вооружении армии танкетках обр. 1933 года (P-I) и легких танках обр. 1934 года (Р-Н). Было констатировано, что применение этих машин для боя и даже для разведки неэффективно. Танк обр. 1934 года вследствие слабого бронирования не годился для сопровождения пехоты. Бронеавтомобиль обр. 1930 года по той же причине не подходил для разведки в составе кавалерийских бригад и отдельных разведывательных частей.

Еще в конце 1933 года была выработана программа развития бронетанковых войск. 24 августа 1934 г. она была оформлена как «содержание танковой проблемы». В этом документе танкеткам обр.

1933 года отводилась роль только охраны границы, исполнения полицейских функций и связи. Основу БТВ должны были составлять легкие танки, причем не ставился вопрос о едином образце, наоборот-эти танки были разделены на три группы (литер Р- относился к танкам фирмы ЧКД, а литер S – Шкода).

Итак, группа Р-II – легкий танк обр. 1934 года с максимальной толщиной брони 15 мм предназначался для действий в составе кавалерийских частей.

Группа P-IIA (S-IIA)-легкие танки с лобовой броней 25 мм и бортовой – 15 мм также считались «кавалерийскими» (совместно с пехотой их действия предусматривались только во встречном бою).

Группа P-IIB (S-IIB)-легкие танки с 25-мм лобовым и бортовым бронированием могли поддерживать только пехоту в атаке на противника, занявшего спешно подготовленную оборонительную позицию.

Группа Р-III (S-III)-штурмовые танки пехоты для совместных действий против противника на подготовленных в инженерном плане позициях.

Первый этап программы начался в 1934 году, а завершился в 1937 году. На новую технику были выделены необходимые финансовые средства, а именно: около 240 млн. тогдашних чешских крон.

Предусматривался следующий состав БТВ: четыре батальона легких танков Р-НА для кавалерийских бригад по 42 танка (всего 168); 23 взвода Р-И А для пехотных дивизий по три машины (всего 69); один батальон Р-II РГК-42 танка; один батальон P-lll РГК-42 танка. Таким образом, всего 321 танк. Отметим сразу, что этот этап был выполнен.

Дальнейшие планы на период после 1937 года были еще более масштабными. В конечном счете, армия помимо 70 танкеток и 67 бронеавтомобилей должна была насчитывать 1063 танка. Для такой численности БТВ с 1935 года началась подготовка личного состава. Он должен был включать 652 офицера и 12.042 унтер- офицера и рядовых, из них 39%-члены экипажей боевых машин.

Второй этап программы развития БТВ обеспечивал следующую их структуру: четыре батальона FMI (S-l IA) по 48 танков для кавалерийских бригад всего 192); 23 взвода Р-І I по три танка (всего 69) для пехотных дивизий; семь рот Р-И по 16 машин для армейских корпусов (всего 112). В резерве главного командования действующей армии семь батальонов P-IIB (S-IIB) и семь батальонов P-lll (S-III) по 58 танков (всего 672). Каждый батальон обеспечивался еще одним танком, оснащенным радиостанцией (всего 18).

Итак,-373 танка S-IIA, 336-S-IIB, 336 – S-111, 18 танков с радиостанциями. В сумме 1063 единицы.

Кроме того, в 15 пограничных округах предполагалось иметь 30 взводов танкеток обр. 1933 года и БА, а в кавалерийских бригадах – четыре эскадрона по 16 БА (три БА обр. 1927 года и девять обр. 1930 года). Что из этого получилось-скажем позже, отметим лишь, что танки Р-JIB и P-lll так и не были созданы.

Как мы видим, танки были разбросаны по пехотным и кавалерийским соединениям, а самой большой танковой частью был батальон (по-чешски ргарог). А в это время в Германии уже были сформированы танковые дивизии!

Конечно, в программу вносились изменения и дополнения. Была введена категория танков ИС. Кроме того, производители БТТ настаивали на более крупных, чем батальон, танковых частях. Понятно, что при этом они рассчитывали получить большие заказы. Но это будет потом. А пока, вернемся назад – к началу программы, к 1934 году. Ни Шкода, ни ЧКД не создали машин категорий Р-НА, P-IIB и тем более Р-III. И Генеральный штаб подумывал даже о том, чтобы танки третьей серии (Р-III, S-III, Т-III) закупить за границей, или приобрести лицензию на их производство. Подумывали о французском среднем танке D1.

Министерство народной обороны решило заказать два прототипа машины группы Р-ИВ. Основное же внимание обращалось на разработку танка Р-НА, которому предназначалась роль первого массового танка. Атак как второе обозначение Р-НА было S-IIA, то это означало, что фирмы ЧКД и Шкода станут конкурентами в создании нового танка. Однако фирмы предпочли заключить картельное соглашение, по которому заказ, полученный на танк, признанный лучшим, будет поделен пополам.

Швейцарский легкий танк Pz.39

Танкетка AH-IV-Hb для Эфиопии

В то время по своей инициативе на Шкоде занимались разработкой среднего танка. Напомним, что Шкода уже построила опытные образцы танкеток MU-4 и MU- 6. Свои же работы по среднему танку фирма держала в секрете.

ЧАСТЬ III ТАНКИ НА ЭКСПОРТ

Чехословакия обладала мощным военно-промышленным потенциалом: стрелковым, артиллерийским и бронетанковым вооружением чехословацкую армию снабжали такие могучие концерны, как Шкода, ЧКД, Витковицкий металлургический завод (артиллерия, броня), завод Польди в Кладно (броня), Краповопольский машиностроительный завод в Брно (вооружение) и другие. Сравнительно умеренные заказы Министерства обороны и на четверть не загружали их производственных мощностей. Искали заказчиков за рубежом и находили. Отметим, что в 1931 году Чехословакия была на третьем месте в мире по экспорту вооружения. В 1936- 1937 гг. – на четвертом после США, Англии и Франции.

Начало экспорта можно считать с 1920 года, когда военные руководители Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев (позже – Югославия) обратились к фирме Шкода по вопросу о закупке бронеавтомобилей. Фирма не смогла удовлетворить заказ. Однако несколько лет спустя продала три бронеавтомобиля РА-II австрийской полиции. Когда, наконец, наладилось производство собственных танков в 1933 году, обе фирмы стали искать заказчика за границей.

Поначалу MHO противилось поставкам бронетанковой техники за границу, считая, что это может помешать выполнению его заказа. Интересный факт: в начале 1933 года гамбургская фирма М.Магнус пыталась вступить в переговоры со Шкодой и ЧКД об изготовлении для Сиама 26 танков массой 7 т с 47-мм пушкой. Но MHO запретило эту сделку по политическим соображениям.

26 июля 1933 г. фирма ЧКД демонстрировала свой «танчик» Р-І в городе Банице иностранным представителям. Шкода не отстала, и в конце 1933 года успешно испытала на югославской земле первый вариант своей танкетки MU-4 (масса 1,64 т, двигатель-33 л. с., скорость-40 км/ч, броня-4-5,5 мм). Предполагался и другой образец, массой 3,65 т с двигателем 49 л. с. с тем же бронированием,но с 37-мм пушкой и двумя пулеметами. MHO запретило продажу. Переговоры продолжались до 1936 года, когда, наконец, учтя предложения югославов по некоторым изменениям, им были переданы машины S-l-d, о чем мы упоминали раньше.

Но все же Министерство народной обороны смягчило свою позицию и в июне 1933 г. разрешило продать Румынии танки LT-34, но … только в тайне. На экспорт, впрочем, пошли другие машины: это были танкетки, созданные на основе «танчика» обр. 1933 года и легкие танки на базе новой разработки ЧКД по заказу MHO. Но это было чуть позже, а пока первой машиной на экспорт стал шкодовский танк S-IIA.

Этим танком заинтересовалась Румыния. 29 октября 1936 г. тогда еще не маршал, а военный министр И.Антонеску посетил сборочные цеха фирмы Шкода. Позже военной миссии танк показали на маневрах в Миловицах. Последовал заказ на 126 машин (поделенных поровну между ЧКД и Шкодой), получивших обозначение S-IIA (R-2). Половина их была снабжена гомогенной броней, а другая – односторонне цементированной. Несколько изменена была корма башни и по другому установлены броневые листы кормы корпуса. Заказ был выполнен с января 1937 г. по середину 1938 года. Румыны хотели получить и лицензию на производство этого танка у себя (правда, улучшенного S-IIA) с чешскими поставками двигателей и некоторых узлов трансмиссии. Велись переговоры о картельном соглашении с румынской фирмой Astra в г. Брашов. А план был на 700 танков для румынской армии.

Тут снова свое слово сказала ЧКД. Первый заказ поступил от Ирана на 50 танкеток AH-IV. Машина была создана и испытана в рекордно короткий срок (ее показ состоялся 30 октября 1936 г.). Это была совершенно новая конструкция, имевшая не мало интересных решений. Прежде всего отметим ходовую часть, в плане напоминавшую ходовую часть типа Кристи: четыре опорных катка большого диаметра, сблокированных по два на листовых рессорах. Планетарный механизм поворота типа Вильсона позволял танку поворачиваться на месте. Прототип этого легкого танка (1935 год) имел еще ходовую часть с катками малого диаметра, схожую с LT-34. AH-IV имел размеры 340 х 232 х 188 см и был вооружен двумя пулеметами калибра 7,92 мм обр. 1937 года. Один из них размещался в башне танка, другой – в лобовом листе корпуса справа. Бронирование – из катаных листов на заклепках: лоб корпуса – 12-15 мм, борт-10мм, дно-6мм, крыша-8мм. Башня спереди – 8-12 мм, с бортов-8 мм. Запас горючего 100 л обеспечивал дальность хода 170 км. Удельное давление- 0,45 кг/см2 . Машина преодолевала подъем под углом 45°, окоп 1,8 м и стенку 0,8 м. На вооружение чешской армии он принятие был.

Танкетка AH-IV-P для Ирана

Танкетка AfHV-Sv

Легкий танк TNH для Ирана

Легкий танк LTH (Pz.39) для Швейцарии

Иран заказал также легкие танки TNH, оборудованные для действий в пустынной и гористой местности. Они вооружались 37-мм пушкой обр. 1937 года длиной ствола 48 калибров. Заказ был выполнен в 1937 году. Одновременно ЧКД для Румынии построила танкетки AH-IV-R (R- 1), схожие с AH-IV, но с двигателем 35 л. с.

В 1936 году Министерство обороны Швеции к 1940 году решило снабдить два гвардейских полка танковыми батальонами. Танки должны были быть приспособленными для действий в зимних условиях. Обратились и к Шкоде, и к ЧКД. Предпочтение было оказано последней. В горах Крконош зимой провели испытание ее машин, и в феврале 1937 г. последовал заказ на танкетку AH-IV-Sv. Фирма должна была установить на машины 80-сильные моторы «Вольво» и два шведских пулемета. Шведы получили эти танки в 1938 году и дали им обозначение м/37.

Были заказаны еще 92 несколько улучшенных танка серии TNH (TNH-Sv) под обозначением т/38 и т/39. Доставка затянулась, и 15 марта 1939 г. немцы запретили передачу их Швеции. Однако вскоре испытывая недостаток в валюте, разрешили. Шведы получили лицензию на производство этих танков и строили их еще несколько лет под маркой mi/40 и т/41. В 1943 году на базе все того же TNH шведы создали САУ, вооруженную 105-мм гаубицей, а также БТР.

Следующей на очереди была Перу. Перуанцы хотели найти легкий танк, способный действовать и на пересеченой местности, и в городах. Во Франции и Англии ничего подходящего не нашли. Фирма ЧКД предложила танк массой 6,6 т, и 12 января 1938 г последовал заказ на 24 танка LTP, вооруженных 37-мм пушкой обр. 1934 года и двумя пулеметами. Его мотор TN мог работать в горах до 5000 м над уровнем моря. Окончательно масса этого танка достигла 7,2 т. При объявлении частичной мобилизации 23 сентября 1938 г. че хословацкое MHO решило взять эти танки себе. Все-таки, в конце концов, в декабре 1939 г. танки уплыли за океан и прослужили там не один десяток лет.

Также против проекта 5,8 т возросла масса до 7,2 т заказанного Литвой танка LTL. Заказчиков, впрочем, это не смутило. И когда им в мае 1938 г. показали машину, они согласились на покупку танков, даже несмотря на увеличение цены. Предусматривалось два варианта вооружения: 37-мм или 20-мм автоматическая пушка «Эрликон» (боекомлект 50 и 400 выстрелов соответственно). Производство LTL продолжалось и после оккупации Чехии до 1940 года. Литве они, впрочем, не достались по известным причинам.

Все LTL должны были получить 37-мм пушку, но не сразу. Когда их решили передать Словакии в августе 1940 г., Шкода не успела поставить ЧКД пушки, и танки остались с чисто пулеметным вооружением (один пулемет в башне). Такими они и приняли участие в боях на Восточном фронте. Позже все они получили обещанные пушки. В 1944 году в Словацкой армии еще числилось 15 этих танков под обозначением LT-40.

Образцы чехословацкой бронетанковой техники на экспорт

* По иным данным – 31 мм ** По иным данным – 31 км/ч.

Швейцарский Легкий танк Pz.39

Легкий танк LTP для Перу

Легкий танк LT-40 для Словакии

Легкий танк т/41 (Швеция)

Швейцария заказала в 1937 году 24 танка TNH (LTH), но со своим дизельным двигателем Зауэр и вооружением – 24- мм автоматическая пушка «Эрликон» с начальной скоростью снаряда 930 м/с (боекомплект-120 патронов в магазине по шесть). Толщина брони была доведена до 32 мм в лобовых деталях. Была приобретена также лицензия на производство их в Швейцарии. Эти танки в Швейцарии получили обозначение Pz.39. Впрочем, переговоры о поставках Министерство народной обороны прервало.

Интерес к чешским танкам продолжала проявлять Югославия. Ее военный министр в мае 1937 г. посетил Миловицы и видел там S-IIA и прототип S-III, но не заинтересовался. 15 октября 1938 г. польский генерал Бортновский просил представить ему проект 13-тонного танка с 40-мм пушкой. В начале 1939 года поступили запросы и из Афганистана.

А в марте 1939 г. два TNH отправились в Англию на испытания. Если бы не оккупация Чехии, то 16 марта в Англию отправился бы средний танк V-8-H. На фирме ЧКД рассчитывали, что этот средний танк поступит как в чешскую армию, так и на экспорт. Предполагалось даже совместное производство танков с Англией, для чего Шкода предлагала свой улучшенный S- IIA. Оккупация Чехии закрыла все эти проекты.

Танками S-IIА заинтересовалось и командование Красной Армии, и 25 июня 1938 г. MHO согласилось показать нам два танка. Шкода предлагала еще свои S- IIC и S-III, но они были еще не доработаны.

8 сентября 1938 г. две «эшки» прибыли в Москву, и 14 сентября в Кубинке начались их испытания стрельбой, пробегом и т. п. Они прошли 1500 км без каких-либо поломок. Наш генеральный испытатель боевых машин Е.А.Кульчицкий вспоминал. Представители фирмы убеждали, что сход гусеницы с катков невозможен ни при каких обстоятельствах. Кульцицкий заключил пари, что он это сделает. Проигравший наполняет победителю ванну шампанским. На каком-то косогоре Евгений Анатольевич все-таки гусеницу сбросил. Шампанское же распили из бокалов.

Известный конструктор Н.Ф.Шашмурин, принимавший участие в испытаниях, получил задание любой ценой добыть кусок брони чешского танка для анализа ее состава. Шашмурин нашел выход: по его эскизу была изготовлена броневая заглушка заливного отверстия бака для горючего. Копии придали вид настоящей заглушки, и Шашмурин ее сменил.

Эстафету заказов на чешские танки приняла Германия. 22 марта 1939 г. генеральный управляющий фирмы ЧКД Климент Ружичка встретился с Г.Герингом и договорился о заказах и ценах на танки для Вермахта.

До начала Второй мировой войны экспорт в Румынию, Словению и Болгарию был запрещен, пока они не присоединились к странам оси.

И последнее: уже после войны в 1950 году Эфиопии были поставлены 50 модернизированных R-I.

Тактико-технические характеристики чехословацких танков

Примечания:

1. * – Министерство народной обороны ЧСР.

2. Ранние обозначения танков фирмы Шкода S-IIA и т. д. позже изменены на S-lla и т. д.

3. Также сменились обозначения LT-35, LT-38 на Lt-35, Lt-38 (в частности, и в Словацкой армии).

Продолжение следует.

Вячеслав Шпаковский

ПЕРВЫЕ БРОНЕМАШИНЫ ЧЕХОСЛОВАКИИ

В начале XX века попытки вооружать пулеметами автомобили предпринимались в целом рядом стран, включая Австро-Венгрию. Один такой бронеавтомобиль с пулеметом в башне из 3-мм никелевой брони на шасси грузовика «Даймлер-1905» предложил инженер Пауль Даймлер. Машину показали на учениях, но военных она не заинтересовала. Когда в 1905 году завод Шкода объединился с компанией Даймлер-моторен, и они начали совместное производство автомобилей, вопрос о броневиках возник вновь. В каталоге за 1907 год среди других автомобилей был представлен первый такой БА, однако точные данные о нем в описании не давались. Известно лишь, что вооружение состояло из двух пулеметов «Сальватор-Дормус» образца 1902 года производства фирмы Шкода. И эта попытка военных не устроила. Еще два проекта были показаны в 1914 году. Первый представлял собой броневик на базе легкового автомобиля, а второй – на шасси грузовика. Экипаж каждого состоял из трех человек. Вооружение – пулемет «Сальватор-Дормус» обр. 1902 г. в башне.

Первой Чешско-моравской Машиностроительной компании (ЧКД) в этом плане повезло больше: в 1916 году он выпустил бронеавтомобиль для Турции. Для машины-прототипа использовалось шасси и двигатель модели «R» серия 4/III. Вооружение машины составлял один пулемет «Шварцлозе» мод. 07/12 (боекомплект 5.000 патронов) в открытой сверху башне. Экипаж машины также состоят из трех человек. В начале 1917 года прототип прошел испытания, после чего заводом было построено 10 машин для Турции.

Тактико-технические характеристики бронемашины «Прага» R-4

Год выпуска………………………………….. 1917

Двигатель………… 4-х цилиндровый, карбюраторный

жидкостного охлаждения, V=3824 мм3 , 39 л. е., 1300 об/мин

База, мм………………………………………… 3300

Колея, мм……………………………………… 1550

Длина, мм…………………………………….. 4835

Ширина, мм…………………………………… 1650

Высота, мм……………………….. ………… 2872

Броня, мм……………………………………………. 5

Вооружение…….. 1 пулемет «Шварцлозе» 7/12 8 мм

Боекомплект………………………… 5000 патронов

Масса, кг………………………………………. 3900

Скорость, км/ч…………………………………… 45

Экипаж, чел………………………………………… 3

Но самый выгодный момент для производства броневиков настал после провозглашения независимости Чехословакии. Своих боевых машин еще не было, поэтому пришлось использовать два бронеавтомобиля «Ансапьдо-Лянчиа», попавшие в Чехословакию вместе с частями Итальянского легиона, вернувшихся домой после 1918 года. Эти своеобразные машины с высокой скоростью движения (70 км/ч) и экипажем из шести человек имели три пулемета в двух башнях, поставленных одна на другую. Их использовали в боях против коммунистов в Венгрии в 1919 году.

В том же году бронемашины на базе итальянских грузовиков «Фиат-Торино» 18BL выпустил завод Шкода. При их изготовлении учитывался опыт боев в Словакии и Венгрии, поэтому эксперты посчитали испытания, которые были проведены зимой 1920 года, успешными, хотя в действительности до совершенства этим БА было весьма далеко. Всего армия закупила 12 таких машин. В 1925 году восемь машин переоборудовали в обычные грузовики, два использовали в качестве учебных, а шасси двух последних машин армия решила продать.

Экипаж БА состоял из пяти человек. Вооружение-два пулемета «Максим», впоследствии замененные пулеметами «Шварцлозе». Вооружение располагалось в двух куполообразных башнях.

Бронеавтомобиль «прага» R-4

Бронеавтомобиль «Шкода-Фиат» 18BL

Бронеавтомобиль «Шкода-Прага» L-7

Тактико-технические характеристики бронемашины «Шкода-Фиат» 18BL

Год выпуска………………… 1920

Двигатель……… 4-х цилиндровый,

карбюраторный жидкостного охлаждения,

V=5650 см3 , 38 л. е., 1400 об/мин

База, мм……………………. 3650

Длина, мм………………….. 5435

Ширина, мм……………….. 2000

Высота, мм………………… 2650

Броня, мм………………………… 5

Клиренс, мм………………… 310

Вооружение 2 пулемета «Максим»

08/15 или «Шварцлозе» 07/12 7,92 мм

Боекомплект…….. 9000 патронов

Масса, кг……………………. 6900

Скорость, км/ч………………. 15

Экипаж, чел…………………….. 5

В 1921 году фирмы Шкода и компания Прага (входила в состав ЧКД) предложили новый образец, который получил обозначение «Прага» L-7. Однако он стал только учебной машиной. Корпус и башня были защищены 5-мм броней. Вооружение состояло из пулемета «Максим» мод. 08 и 37-мм пушки d/27 фирмы Шкода. Боекомплект составлял 5.000 патронов к пулемету и 100 снарядов к орудию. Экипаж – три человека.

Тактико-технические характеристики бронемашины «Шкода-Прага» L-7

Год выпуска………………… 1921

Двигатель…….. 6-ти цилиндровый,

карбюраторный воздушного охлаждения, N/=3824 см3 , 35 л. е., 1200 об/мин

База, мм…………………. .. 3600

Колея передняя, мм ………… 1500

Колея задняя, мм……… 1400

Длина, мм………………….. 5600

Ширина, мм……………….. 1760

Высота, мм………………… 2550

Клиренс, мм………………… 350

Броня, мм………………………… 5

Вооружение пулемет «Максим» 08/15

7,92 мм

пушка d/27 «Шкода» 37 мм Боекомплект5000 патронов; 100 снарядов

Масса, кг……………………. 5000

Скорость, км/ч………………. 40

Экипаж, чел…………………….. 3

В целом первые бронеавтомобили Чехословакии были весьма и весьма примитивны, однако их разработка и изготовление дали промышленности и военным необходимый опыт, который они впоследствии использовали уже куда более эффективно.

ВЕРТОЛЕТЫ В КОСОВО

Михаил НИКОЛЬСКИЙ

Осложнение обстановки вокруг Косово в начале 1999 г. привело к переброске в Македонию значительного контингента сил НАТО. Уже в феврале штаб-квартира европейского корпуса быстрого реагирования, которым командовал английский генерал-лейтенант Майкл Джексон, расположилась в столице Македонии Скопье. В состав корпуса входили вертолетные подразделения вооруженных сил Италии, Голландии и Франции. Вертолетчики базировались в главном международном македонском аэропорту Петрович, кроме того, французы оборудовали себе «аэродром подскока» в Куманове, всего в 20 км от границы с Косово.

Уже тогда, до начала бомбежек Югославии, НАТОовцы стали готовиться к оккупации Косово под флагом «миротворцев» – естественно, прежде чем «творить мир», требуется организовать войну. Англия, Италия, Германия и Франция приступили к формированию костяка миротворческой бригады сил KFOR (Kosovo FORce). В составе бригады предусматривалось иметь авиационную компоненту- вертолеты различных типов. На первых порах винтокрылых машин не хватало, в распоряжении командования формируемой бригады оказались лишь две «Пумы» HC.Mk 1 из 33-й эскадрильи Королевских ВВС. Вертолеты базировались в районе города Прилеп, Южная Македония. Перед экипажами «Пум» поставили задачу «в случае чего» организовать эвакуацию раненых танкистов подразделений британской 4-й танковой бригады. К двум «Пумам» вскоре добавилось три «Линкса» АН.Мк 9 из состава 659-й эскадрильи армейской авиации Великобритании. Эти вертолеты специально подготовили для действий на Балканах: в проемах дверей грузопассажирских кабин установили турели с 7,62-мм пулеметами, а радиооборудование пополнилось аппаратурой кодированной связи «Хэв Куик». Из Англии в Петрович «Линксы» доставил чартерным рейсом российский «Руслан», чтож- деньги не пахнут. Один из «Линксов» поступил в личное распоряжение генерала Джексона, совершавшего на нем вояжи в различные уголки Македонии, Албании, Греции, а потом и Косово.

Дальнейшее наращивание вертолетной группировки стран НАТО на границах с Косово началось уже в ходе операции «Союзническая сила». Ключевым элементом вертолетной компоненты стала американская группа «Тэск форс Хоук». В свою очередь, ядром «ястребов» являлись 24 «Апача» батальонов 2-6 и 6-61-й пехотной дивизии армии США. Местом постоянного базирования батальонов является германская авиабаза Ансбах. Группа «Хоук» прибыла в Албанию в конце апреля и обосновалась в аэропорту Ринас, недалеко от Тираны. «Алачи» готовились принять участие в общем воздушном наступлении. Вертолетам предстояло наносить «точечные удары» по отступающим от границы к Приштине сербским войскам. Ведение разведки в интересах группы «Хоук» и выдача целеуказания экипажам боевых вертолетов возлагалась на РЛС управления огнем артиллерии ANATPQ-37 : БПЛА «Хантер» и истребители-бомбардировщики F-15 «Страйк Игл».

Предусматривалась работа боевых вертолетов в качестве «глаз» штурмовиков А-1 OA. Совместное применение вертолетов АН-64А и самолетов А-1 OA отрабатывается вооруженными силами США начиная с 1986 г. Вертолет и самолет отлично дополняют друг друга при выполнении боевых заданий в сложных метеоусловиях при активном противодействии средств ПВО. «Апач», оснащенный оптическими и тепловизионными системами обнаружения и идентификации целей, выполняет роль разведчика и подсвечивает цель лазером. Не имеющий адекватной системы разведки и целеуказания «Тандерболт» с более мощными и дальнобойными, чем ПТУР «Хеллфайр», ракетами «Майверик» наносит удар по подсвеченной «Апачем» цели. Во время операции «Буря в Пустыне» 20 февраля 1991 г. боевые вертолеты батальона 2-22 провели несколько боевых вылетов вместе с двумя звеньями штурмовиков.

Согласно официальным данным, повоевать в ходе операции «Союзническая сила» боевым вертолетам так и не удалось. Два «Апача» разбились при выполнении тренировочных полетов в рамках освоения района предстоящих боевых действий. Один АН-64А 26 апреля около 22 ч по местному времени при выполнении полета в окрестностях столичного албанского аэропорта Рино зацепил дерево и упал. От столкновения с землей вертолет загорелся, однако экипажу удалось спастись. Заслуживают внимания оперативные действия поисково-спасательной службы американцев – санитарный UH- 60А прибыл на место катастрофы спустя семь минут после столкновения «Апача» с землей.

Еще один АН-64А разбился в ночь на 5 мая. Подробностей о втором инциденте с АН-64А известно меньше, чем о первом: в открытых западных изданиях приводятся лишь время катастрофы (1 ч 30 ночи) и примерное место – 75 км севернее Тираны, вероятная причина трагедии -столкновение с линией электропередачи; оба члена экипажа вертолета погибли. Кадры с места трагедии демонстрировались по телевидению. На них отчетливо были видны следы детонации боезапаса вертолета – машину просто вывернуло наизнанку. Если принять во внимание данный факт, наряду с примерно указанным местом падения (если отсчитывать 75 км не к северу от Тираны, а на северо-восток, то получается, что «Апач» упал в районе стыка границ Албании, Македонии и Косово) и временем (глухая ночь), то предложенная версия о катастрофе в ходе выполнения тренировочного полета выглядит не особенно убедительной. Летные проишествия и катастрофы с АН-64А до 1999 г. происходили неоднократно, только вот боезапас почему-то не детонировал. Зато гибель-второго боевого вертолета вполне согласуется с данными сербов. Кстати, по сведениям из югославских источников «разбилось» не два, а три «Апача», один из которых гранатометом «Муха», точнее его югославской копией «Золей», сбили бойцы отряда сербского спецназа (в составе отряда находилось десять добровольцев из России), углубившиеся в ходе преследования косоваров на территорию Албании.

Английский "Линкс» АН.Мк.9 из состава 659-й эскадрильи

Американский "Чинуки» группы «Тэск форс 12 •

Итальянский боевой вертолет А-129 «Мангуста»

Согласно данным авторитетного английского журнала «Уорлд Эйр Паур» запрет на использование «Апачей» над Косово наложил лично Билл Клинтон. В интервью корреспонденту журнала один из летчиков группы «Хоук» сказал: «Генерал Уэлсли Кларк (командующий силами НАТО) ежедневно запрашивал «добро» на использование боевых вертолетов, но так его и не получил – нас остановили на самом высоком уровне». Работу боевых вертолетов в Косово выполняли «ганшипы» AC-130U.

По горячим следам командир группы «Хок» бригадный генерал Ричард Коди подготовил отчет о деятельности своего соединения в Косово. В отчете значительное место уделено критике «Апача». По мнению Коди экипажи АН-64А не имели достаточной подготовки для поражения объектов югославской народной армии. Нелицеприятные высказывания бригадного генерала дополняет меморандум, написанный начальником штаба армии США генералом Эриком Шинсеки, в котором делается попытка объяснить, почему 24 вертопета «Апач», входившие в группу «Хок», не приняли участия в боевых действиях. Одной из причин являлась низкая профессиональная подготовка летчиков вертолетов, ранее дислоцировавшихся в Германии. Среди других причин-серьезные дефекты радиосвязного оборудования, аппаратуры РЭБ и топливной системы.

Стоит остановиться на общем месте обоих докладов-низкая профессиональная подготовка экипажей. Как же могло получиться, что летчики и операторы вооружений одного из лучших в армии США (других в Европе не держат) подразделений оказались не способны выпопнить поставленные задачи? На самом деле особой загадки в этом нет. Экипажи летали над относительно равнинной местностью Западной Европы, опыт полетов в горах имели минимальный, тем более – опыт полета в горах ночью. «Конек» же американских боевых вертолетов – как раз нанесение точечных ударов в темное время суток или в сложных метеоусловиях. Темную ночь в ясный день, по идее, должна превращать обзорно-прицельная система TADS/PNVS, включающая тепловизионный и низкоуровневый телевизионный каналы. Однако претензий к работе тепловизоров у экипажей хватает еще со времен «Бури в Пустыне».

После войны в Заливе американцы детально разбирались с недостатками ИК системы обзора передней полусферы, в результате исследований летчики и операторы вооружения «апачей» стали практиковать полеты в темное время суток с очками ночного видения (ОНВ). Стоит напомнить, что одним из широко в свое время рекламируемых достоинств системы TADS/ PNVS являлся отказ от ОНВ, которые полностью должен был заменить тепловизор.

Анализируя конкретный театр боевых действий – Албанию и Косово – с его горным рельефом и частыми изменениями погоды, американцы пришли к выводу о необходимости использования как ИК системы переднего обзора FLIR, так и очков ночного видения. Летчикам вертолета АН-64А, входивших в группу «Хок», отводилось только три недели на тренировки в полетах с очками ночного видения. Этого времени оказалось недостаточно. На фоне неучастия группы «Хоук» в широкомасштабных боевых действиях из-за недоработок ночной обзорно-прицельной системы действия российских вертолетчиков в Чечне выглядят просто героическими. На подавляющем большинстве Ми- 8 и Ми-24 приборы ночного видения – не что иное, как глаза членов экипажей.

Опасения вызывали бортовые средства обороны «Апачей». Аппаратура РЭБ вертолета АН-64А «также ненадежна и неэффективна». По словам Коди, летчики «не уверены в работе приемника предупреждения об электромагнитном облучении . APR-39, аппаратуре постановки активных помех в электромагнитной ALQ-136 и инфракрасной ALQ-144 областях спектра». По мнению Коди, системы APR-39, ALQ- 136 и ALQ-144 требуют замены. Это признание -еще один камешек в огород «блестящих» действий авиации НАТО, «полностью» подавившей ПВО сербов. Еспи ПВО противника подавлена, – зачем аппаратура РЭБ? Блоки острела ловушек и станция ALQ-144 еще могут понадобиться для постановки помех ракетам ПЗРК, но вот другие системы предназначены для борьбы с более мощными ракетными комплексами.

Переброска вертолетами "Чинук- НС.Мк.2 1-го батальона британского парашютно-десантного полка в Приштину

Боевой вертолет АН-64А «Апач»

Операция «Союзническая сила» завершилась 10 июня принятием Югославией российско-финского плана мирного урегулирования. В Косово готовились хлынуть «миротворцы». Обеспечение действий сухопутных войск возлагалось на вертолетные подразделения. Англичане для выполнения поставленных задач привлекли вертолетные силы ВВС (SHF – Support Helicopter Force). Необходимое количество вертолетов определялось из расчета гарантированной одновременной перевозки пехотной роты – восемь двухвинтовых машин «Чинук» НС.Мк 2.

Бросок на борту «Чинуков» пехоты 5- й английской воздушно-десантной бригады в Косово был назначен на 11 июня – первый день запланированной операции «Джойнт Гардиан» – ввода сил KFOR в Косово. Вертолеты сосредоточились в лагере 5-й бригады Кэмп-Пайпер, разбитом в предместье Скопье. Перед десантниками стояла задача «оседлать» горный проход длиной 10 км, ведущий к приграничному косовскому городу Качаник, расчистить завалы на дороге, проверить безопасность туннелей и снять сербские мины. Согласно договоренности югославская армия оставляла горный проход без боя и без «сюрпризов», тем не менее, штаб генерала Джексона хотел исключить любую возможность саботажа соглашений. Операции по захвату ущелья придавалось большое значение – трасса Скопье – Качаник является единственным приличным шоссе, соединяющим Македонию с Косово. В случае блокирования сербами горного дефиле вступление миротворцев в Югославию могло задержаться на несколько дней.

В преддверии начала операции в Петрович, поближе к границе, перелетели американские вертолеты. Для вторжения в Косово янки сформировали новую группу «Тэск форс 12», в которую вошли 12 «Апачей» батальона 6-6 из группы «Хоук», 11 транспортных «БлэкХоуков» и четыре «Чинука». Морская пехота США обозначила свое присутствие в Македонии вертолетной эскадрильей НММ-365 – «Тэск форс Фалькон».

От Англии и США не отставали их союзники по НАТО: в Куманово прибыли двадцать французских «Пум», вертолеты UH-1D и CH-53G вооруженных сил Германии приземлились в Титово и Охриде. Предстоящие действия вертолетчиков тесно увязывались с планами сухопутных войск. Так, «Пумы» должны были действовать совместно с французской воздушно-штурмовой бригадой, а немецкие вертолеты-в интересах подразделений 12-й панцербригады.

К моменту подписания соглашения с представителями Югославской народной армии штаб Джексона четко распланировал маршруты движения колонн, места высадки вертолетных десантов. Окончательно уточнить обстановку на маршрутах – состояние мостов, сложных участков дорог, а также провести разведку позиций сербской ПВО-должны были спецназовцы из SAS и разведвзвода 5-й бригады. Британские спецподразделения действовали в приграничных районах в течение всей операции «Союзническая сила». Западные источники, однако, ограничивают район их операций только Македонией, что вряд ли соответствует действительности. Достаточно вспомнить факт пленения на территории Косово трех американцев из сил специальных операций. О размахе действий англичан говорит факт придания спецназовцам вертолетных подразделений. На бойцов SAS «работали» «Чинуки» 7-й эскадрильи RAF. Высаживать разведчиков в Косово предстояло как раз этим «Чинукам» в сопровождении «Линксов» АН.Мк 7 из 657-й эскадрильи.

Итак, пользуясь избитым сравнением, 11 июня все пуговицы на мундире последнего солдата KFOR были пришиты, однако тщательно спланированная операция сорвалась, точнее – ее сорвали. Увы, не часто за последние годы мы испытывали гордость за Российскую армию, Косово – яркая вспышка лучших традиций русского воинства на более чем сером фоне будней.

Утром 11 июня разведка США сообщила, что на маршруте в косовский международный аэропорт Слатина находятся российские Ил-76 с примерно 5.000 «голубых беретов». Генерал Джэксон отдал приказ форсировать операцию, не тратя время на захват «ключевых пунктов маршрутов». Требовалось срочно занять аэропорт Слатина до подхода русских, высадив с «Чинуков» солдат 5-й бригады. Главком НАТОвцев Уэлсли Кларк одобрил план Джексона. К вечеру десантники заняли места в грузопассажирских кабинах вертолетов. Моторы «Чинуков» взревели, закрутились огромные несущие винты. Вертолеты с работающими двигателями простояли в готовности N 1 пятнадцать минут, но команду на взлет командиры экипажей так и не получили. Высшие руководители США, Англии и Франции отменили акцию, опасаясь прямой конфронтации с Россией. Скоропалительная высадка не состоялась, а время начала операции «Джойнт Гардиан» было перенесено на 5.0012 июня.

Подвеска 870-литрового топливного бака под левым крылом вертолета "Апач»

Один из трех вертолетов «Супер Пума», предоставленных Швейцарией для участия в миротворческой операции

Первые сведения о 5.000 русских десантниках оказались несколько преувеличенными: в Слатину шло всего 200 десантников, и не на Ил-76, а по земле, из Бос

нии. Как только в штабах НАТО появилась уточненная информация, с новой силой началось планирование «предупреждения» русских. По тревоге подняли разведвзвод 5-й бригады и взвод SAS – те самые, которым первыми предстояло высаживаться в Косово с вертолетов. Спецназовцы в спешном порядке загрузились в «Геркулес» английских ВВС. С-130 пошел на взлет в предрассветный час 12 июня. По не установленной причине самолет, не успев набрать высоты, разбился -40 спецназовцев погибли. Теперь уже никто не мог воспрепятствовать стремительному броску усиленной парашютно- десантной роты ВДВ ВС России.

Стоит напомнить, как готовился и проводился стремительный бросок роты десанта из Боснии в Косово. К сожалению, большинство отечественных средств массовой информации предпочитают смаковать подробности неудач российской армии, уделяя неоправданно малое внимание успехам. Насколько известно автору данной статьи, более-менее подробно марш-бросок освещался лишь на страницах еженедельника «Независимое Военное Обозрение» и журнала «Солдат Удачи».

Конечная точка маршрута – аэропорт Слатина-была выбрана не случайно. Слатина являлась стратегическим объектом-единственным на тот момент косовским аэродромом, способным принимать все типы военно-транспортных самолетов. Замысел операции готовился офицерами Главного оперативного управления Генштаба России под руководством генерал-полковника Юрия Балуевского. 10 июня, после утверждения плана начальником Генштаба генералом армии Квашниным и министром обороны Сергеевым,

документ был доложен Ельцину. Интрига заключалось в том, что бросок десанта во избежание утечки информации не согласовывался с МИДом. Президент одобрил план, и фазу же в Углевик, где находился штаб российской бригады сил SFOR, ушла директива Генштаба на проведение операции.

По воспоминаниям рядового участника, подготовка марш-броска на месте, в Боснии, началась 9 июня. Проблема заключалась в невозможности скрытно от американцев перебросить 200 солдат из боснийского контингента, насчитывавшего всего 1340 человек, в Косово. А перебросить их требовалось втайне, в конце концов, что такое 200 «голубых беретов» против нескольких тысяч откормленных бойцов НАТО, десятков вертолетов и танков, сосредоточенных на границах Косово? Десант могли задавить просто числом, без единого выстрела, и не пропустить в югославскую автономию вообще. Плюс поднять шумиху в средствах массовой информации. Вспомните, год назад множество «независимых» российских обозревателей не упускали случая пнуть высшее руководство страны даже за словесную поддержку «режима Милошевича». Вспомнили? А теперь представьте, какой бы вой поднялся в случае преждевременного обнародования факта выступления «вооруженной до зубов» десантной роты, выступления на помощь Милошивичу, естественно. В истинных целях и задачах операции никто бы и не стал разбираться. Поэтому меры по дезинформации руководства многонациональной дивизии «Север», в зоне ответственности которой базировались российские десантники, разрабатывались очень тщательно.

О выдвижении колонны БМД вечером 10 июня из района базирования к полевому аэродрому американцы узнали моментально. Все внимание НАТОвских штабистов сосредоточилось на этой колонне, тем временем к маршу форсированными темпами готовились 200 бойцов. Ну не могли подумать янки, что можно войти в охваченную войной страну без бронетехники, авиационной поддержки. Сравните, какие силы планировали привлечь англичане, дабы захватить приграничное десятикилометровое ущелье. В пять часов утра 11 июня оперативная группа двинулась из Боснии в Косово. Оперативная фуппа – по западным стандартам сказано очень громко: в ней насчитывалось полтора десятка бортовых «Уралов», две командно-штабных машины и несколько БТР. Янки почувствовали неладное, когда колонна рванулась к югославской границе. На запрос командира дивизии «Север» – куда идет колонна, россияне ответили: «Карты у нас старые, командиру колонны хотели дать команду по радио, да связь у нас, сами знаете, хреновая». «Дымовую завесу» усилило заявление командующего ВДВ России генерал-полковника Георгия Шпака, сделанное днем 11 июня: «Ни одно подразделение российской бригады не вступало на территорию СРЮ». В это время «Уралы» и БТР мотали на колеса километры сербских дорог – Нови Сад, Белград, Ниш. В Нише колонну встречали также, как, наверное, встречала Красную Армию восставшая в мае 1945 г. Прага. В Слатину десант вошел на рассвете 12 июня – блестящий 700-километровый марш-бросок завершился.

Аэродром полностью перешел в руки «голубых беретов». Россия из почти наблюдателя процесса урегулирования Балканского кризиса превратилась в ключевого игрока. А вот дальше последовала непонятная и малообъяснимая пауза. Подкрепление десантникам задерживалось. Между тем солдаты сразу же попали под мощнейшее психологическое давление- с 11 часов над взлетно-посадочной полосой стали появляться вертолеты, видимо «Линксы» и «Апачи»[4*]

Состав вертолетной группировки НАТО в Косово на 30.07.1999 года

Российские боевые вертолеты Ми-24 и Ми-8МТ в аэропорту Приштины,

Два вертолета S-6I доставляли продовольствие, медикаменты и одежду жителям разрушенных деревень

Все попытки высадки десанта с вертолетов пресекались «голубыми беретами»: как только «вертушка» заходила на посадку – в точку встречи геликоптера с землей моментально устремлялся БТР с намерением таранить противника-союз- ника. Нервы оказались крепче у россиян: несколько вертолетов смогли приземлиться в Слатине только после переговоров с командованием «голубых беретов». Дальше начались сплошные переговоры с российской стороной и стремительный ввод войск в Косово со стороны НАТО. Стратегический успех роты десанта развития не получил – видимо не зря Генштаб не подключил МИД к планированию марш-броска; кто знает, останься военные «разрулировать» ситуацию, может, и не произошел бы исход сербов из Косово. А вот в непосредственный вооруженный конфликт российских войск и сил НАТО не верится при любом возможном ходе развития событий вокруг Слатины. Как бы то ни было, но вечером 12 июня на аэродроме приземлились не Ил-76 с тяжелой техникой и «свежим» спецназом, а два «Линкса» АН.Мк 9 из 659-й эскадрильи. На борту одного из вертолетов находился генерал Джексон.

Ввод сил KFOR начался со стороны Македонии. Первыми косово-македонскую границу пересекли утром 12 июня пять английских «Пум» с десантом, их сопровождали два «Апача». В следующей волне шли восемь «Чинуков», которые также эскортировали американские боевые вертолеты. Вертолеты высадили солдат и «Лендроверы» непосредственно на шоссе. За три с половиной часа все задействованные в операции подраздепения 5- й бригады были переброшены в район дефиле. Командир бригады руководил переброской войск с воздушного командного пункта, в роли которого выступал «Линкс» АН.Мк 9 из 659-й эскадрильи. Теперь безо всяких препятствий в Косово хлынули британские танки, направление движения – Приштина.

На следующий день английские геликоптеры занимались перевозкой 1-го батальона британского парашютно-десантного полка в Приштину; их, как и в первый день, прикрывали «Апачи». Французские вертолетчики проявляли гораздо меньшую активность, нежели их британские и американские коллеги: «Пумы» с красно- бело-синими кокардами выполнили несколько полетов на рекогносцировку районов Косово, по которым пролегал маршрут движения французских подразделений.

Ввод войск НАТО в Косово произошел без особых эксцессов (если не считать «пощечины» со стороны российского десанта) и без потерь в личном составе и технике. Силы KFOR обосновывались всерьез и надолго. Соответственно менялись и задачи вертолетчиков. Несмотря на достигнутые договоренности об отводе соединений югославской армии из Косово, НАТОвские офицеры не исключали возможности возникновения боевых столкновений местного масштаба. В этих условиях генерал Джексон принял решение все вертолеты RAF свести в личный аэромобильный резерв быстрого реагирования. В состав резерва вошла также рота Королевского полка гуркхов. Вертолеты и пехота дежурили 8 30-минутной готовности к вылету на базе в Петровиче, кроме того, одна «Пума», приданная 2-й бронеполевой медсанчасти, находилась в Приштине. Там же, в Приштине, базировались два «Линкса» 659-й эскадрильи, предназначенные для перевозок Джексона и офицеров его штаба.

С началом мирного, так сказать, урегулирования в Косово вертолеты приступили к обеспечению гуманитарных операций. Последствия бомбардировок наглядно проявлялись в разрушенных мостах, туннелях, участках дорог. В этих условиях безаэродромная авиация оказалась очень кстати. Посильный вклад в дело оказания помощи мирному населению внесла ООН – ооновская служба WFP (World Food Programm – всемирная продовольственная программа) арендовала у компании Бристоу Геликоптер два пассажирских S-61N. Вертолеты с голубыми буквами UN на фюзеляжах приступили к работе по доставке продовольствия, медикаментов и одежды жителям разрушенных деревень в ночь с 19 на 20 июня.

S-61N базировались на импровизированной площадке Бразда в Македонии.

Гуманитарные операции являлись важной, но не главной задачей вертолетных подразделений. Основная задача – контроль над ситуацией в крае, предупреждение межэтнических столкновений, патрулирование границы с Сербией. Сил для выполнения этих операций явно не хватало, пришлось увеличивать численность вертолетного парка в Косово. Первой в середине июня на базу в Петрович прибыла 408-я эскадрилья канадской армии с восемью вертолетами Белл СН-416 «Гриффон». Канадцев придали 4-й английской бронетанковой бригаде.

4* Западные источники скромно умалчивают о действиях вертолетных подразделений в районе Слатины днем 12 июня, а в опубликованных журналом «Солдат Удачи» воспоминаниях участника событий из состава парашютно- десантной роты тип вертолетов не уточняется.

Голландский CH-47D

К авиационной группировке KFOR 18- й противотанковый батальон бельгийской армии присоединился 12 июля. В состав объединенных авиационных сил KFOR входили только британские, бельгийские и голландские («Чинуки» 298-й эскадрильи действовали с базы Фарка, район Тираны, Албания) вертолетные подразделения, вертолетчики остальных стран оставались под национальным командованием. Шесть итальянских А-109 использовались для VIP-перевозок и ведения разведки.

Основной базой вертолетов армии США по-прежнему оставался лагерь Кэмп-Эйбл-Сентри в Македонии, откуда экипажи летали на выполнение заданий в Косово. «Апачи» вели патрулирование местности. Для увеличения радиуса действия использовались подвесные топливные баки и дозаправка на передовом пункте базирования англичан в Липлянах; топливные баки позволяли вести патрулирование в течение 2,5 ч. Боевые вертолеты применялись для поиска и уничтожения вооруженных групп как сербов, так и албанцев, предупреждали поджоги сербских деревень. Днем над Косово обычно «крутились» два АН-64А, ночью – патруль состоял из четырех пар «апачей». Практиковались также совместные действия боевых вертолетов с транспортными «Блэк Хоуками». Два «Апача» и один UH-60 с отделением пехоты на борту представляли весьма удачное сочетание огневой мощи АН-64А с возможностью быстрой доставки пехоты для детальной разборки острой ситуации. Типовой вариант боевой нагрузки «Апача» при выполнении патрулирования над Косовом включал четыре ПТУР AGM-114C/F «Хеллфайр» и один блок НАР на одном крыле и 870-литровый подвесной топливный бак – на другом.

К концу июля в Косово работали более 100 вертолетов, действовавших с баз как в самом Косово, так и в Македонии и Албании. В конце месяца началась первая ротация вертолетных подразделений, в ходе которой парк английских «Чинуков» и «Пум» уменьшился наполовину, «Апачей» батальона 6-6 сменили восемь боевых вертолетов АН-64А и восемь разведчиков OH-58D «Кайова Уорриер» из 1- го батальона 1-го авиационного полка. Для обеспечения действий вертолетов были построены специальные базы: американцами – Кэмп Бондстил и Монтейт, французами – Плана, итальянцами – Печь; немецкие саперы реконструировали площадки в Титово, Охриде и Призрене. Российскому контингенту удалось закрепиться в Слатине, где вместе с нашими соотечественниками размещаются англичане. В Слатине базируются семь Ми-8 и четверка боевых «крокодилов» – вертолетов Ми-24.

В марте 2000 г. после обострения обстановки в результате межэтнических столкновений в районе Косовска-Митро- вица правительство Великобритании приняло решение направить в Косово дополнительный воинский контингент, в том числе и два вертолета «Газель», оборудованных средствами визуального наблюдения и видеозаписывающей аппаратурой. Перед экипажами вертолетов поставлена задача вести наблюдение за боевиками Армии освобождения Косово.

Численный состав KFOR на 01.08.1999 года

Великобритания…………. 8 000

Германия ……………………. 4 400

Греция…………………………. 500

Италия…………………………. 4 700

Нидерланды……….. ……. 1 400

ОАЭ………………………………. 800

Польша…………………………. 700

Россия…………………………. 2 500

США…………………………….. 5 500

Турция ………………………….. 980

ВСЕГО………………………… 37 250

в Косово………………….. 7 500

в Македонии……………….. 5 000

В данной статье слово миротворцы часто бралось в кавычки, тем не менее, автор ни в коей мере не хотел бросить тень на действия миротворческих сил в целом. Однако ситуация в Косово больше всего подходит под традиционную российскую привычку сначала создать трудности, а потом их героически преодолевать: стратеги НАТО сначала подготовили авиационными бомбардировками «фронт работ», после чего приступили к проведению «гуманитарной операции». Не удивительно, что сербское население края отнеслось к бойцам KFOR, мягко говоря, неоднозначно. Миротворцы воспринимались именно как «миротворцы». Албанцы, понятное дело, встречали войска НАТО с распростертыми объятиями, однако за прошедший год их чувства успели охладеть. Несмотря на попустительства со стороны KFOR боевикам АОК в частности и албанцами в целом, бойцы «Косовских сил» все-таки пытаются быть объективными, в результате чего синяки и шишки достаются как сербам, таки албанцам. Теперь для части албанского населения миротворцы тоже стали «миротворцами». Ситуация сложилась патовая – вывести войска нельзя, поскольку сразу же вспыхнет война между сербами и албанцами, в то же время существующий контингент не обеспечивает в полной мере безопасности жителей края и разоружения отрядов OAK. К сожалению, данная статья скорее всего будет иметь продолжение: вертолеты играют не последнюю роль в Косовском кризисе.

БРОНЕНОСЦЫ 1904

Игорь ШМЕЛЕВ

*Продолжение. Начало см. в "ТиВ" 1-4'2000

БРАЗИЛИЯ

В 1822 г. португальская колония Бразилия добилась независимости и стала Конституционным Королевством, а в 1889 г. была объявлена республикой Соединенные Штаты Бразилии. Незначительные военно-морские силы Бразилии участвовали в войне с Парагваем (1865-1879 гг.), в ходе которой была одержана 11 июня 1865 г. победа, впрочем, не морская, а речная бразильских кораблей над парагвайскими на р.Риачуэло (приток р.Парана). Тогда в Бразильском флоте имелись казематные броненосцы типа американского "Мерримака" (Merrimack) и мониторы. В гражданской войне 1893-94 гг. был потоплен броненосец "Акидабан" (впоследствии поднятый) торпедами миноносцев. Для своего флота корабли Бразилия заказывала за границей – в Англии. Руководители государства стремились иметь флот не слабее Аргентинского. И в 1904 г. в нем числились два броненосца малого водоизмещения и с артиллерией калибра не выше 9,4 дюйма: "Aquidaban", "Riachuelo" и брц. береговой обороны по 3262 т "Deodoro", "Floriano".

Aquidaban

Название корабля

Название верфи

Дата закладки

Дата спуска

Дата ввода в строй

Судьба корабля

1 .Aquidaban

Samuda, Poplar

– .83

– .85

– .87

Списан в 1908 г.

Башенный Брц., D=4950 т, Эк. – 388 чел.

Размеры: длина наибольшая – 85 м, ширина – 15,8 м, осадка – 6,2 м.

Машины: две двойного расширения, 8 котлов, 6000 л.с., два винта, скорость – 15,5 узла.

Вооружение: 4x203/45, 4x120/50, 8x57, -/2 ТА.

Броня: компаунд; главный пояс – 254 м

Примечания:

Построен в Англии. Кап. ремонт в 1896-97 гг в Штеттине. Потоплен торпедой миноносца 16.04.94 г. Поднят, отремонтирован. Временно носил имя Vinte Quarto de Maio.

Riacbuelo

Название корабля

Название верфи

Дата закладки

Дата спуска

Дата ввода в строй

Судьба корабля

I.Riachuelo

Samuda Poplar

– 

– .83

– 

Списан в 1910 г.

Башенный Брц., D=5700 т, Эк. – 390 чел.

Размеры: длина наибольшая – 93 м, ширина – 15,8 м, осадка – 6,7 м.

Машины: две двойного расширения, 10 котлов, 7000 л.с., два винта, скорость – 16,5 узлов.

Вооружение: 4x240/40, 6x120/45, 6x47, 5/- ТА.

Броня: компаунд; главный пояс – 280 мм, траверсы – 254 мм, палуба – 51 мм.

Примечания:

Построен в Англии. Кап. ремонт в 1895 г. во Франции (La Seyne).

ГЕРМАНИЯ

Говорить о германском флоте можно, по-видимому, с того 1871 г., когда множество мелких королевств, герцогств и княжеств объединились в Германское государство. До этого те германские королевства или княжества, имевшие выход к морю, такие, как, например, Пруссия или еще раньше свободные Ганзейские города Бремен, Гамбург, Любек, конечно, содержали боевые корабли для охраны своей торговли. Это были небольшие по количеству и состоявшие из слабых боевых судов флоты. Однако прусские корветы вели рейдерские действия у берегов Франции в 1870 г. Несколько раньше прусские канонерки сражались с датским флотом при Кольберге и Эккернферде (1849 г.), при Ясмунде – 17 марта и Гельголанде – 9-го мая 1864 г. В 1867 г. Пруссия организовала военный флот северо-немецкого союза, а в 1871 г. немецкий военный флот стал называться императорским военным флотом. Задачи его были весьма ограниченными – защита побережья и торговли. Противника на море Германия не видела.

Судостроительной промышленности практически не существовало. Считалось, что строившиеся броненосные корабли по своей силе должны были примерно равняться шведским или датским броненосным кораблям. До 1870 г. броненосные корабли строились за границей (первое броненосное судно "Арминиус" куплено в 1864 г. у Англии).

Германия превращалась в колониальную империю. Ее империалистические стремления росли. Потребовались сильные боевые корабли. По плану 1889 г. предполагалось за три года построить четыре броненосца 1-го класса, четыре броненосца второго класса и пр. Однако ввиду финансовых и технических трудностей строительство сильного флота затягивалось.

Все резко изменилось в 1897 г., когда пост государственного секретаря по флоту занял адмирал Альфред фон Тирпиц (1849-1930) гг. Была поставлена задача создать могучий океанский флот открытого моря. Теперь уже вероятным противником на море стала считаться Англия. Закон о флоте 1898 г. предусматривал строительство 19 броненосцев. Нужно сказать, что и в 80-х, и в 90-х гг. броненосцы строились все-таки в расчете на действия в Балтийском и Северном морях, недалеко от собственных баз, поэтому дальности плавания не придавалось большого значения. Необходимость прохода Кильским каналом при обострении политической обстановки ограничивала водоизмещение и осадку броненосцев. Закон 1900 г. предусматривал иметь флот из 38 линейных кораблей. Германия стала претендовать на паритет с Британским флотом ("киль за киль"). Англия ответила закладкой двух на каждый немецкий брц. А появление дредноута придало англо-германской морской гонке новые формы. В 1904 г. в Германии большие корабли могли строить три казенные верфи – в Вильгельмсгафене, в Киле и Данциге (6 стапелей) и 6 частных – "Блом и Фосс" в Гамбурге, "Шихау" – в Данциге, "Вулкан" (Штетин), "Крупп- Германия" (Киль), "Везер" (Бремен) и "Говапьд" (Киль). Официально военный флот Германии назывался Kaiserliche Marine. Перед названием каждого корабля писалось SMS – Seine Majestat Schiff – Корабль Его Величества.

В германском флоте так и не перешли к 12-ти дюймовому калибру. Для боя с английскими броненосцами считалось достаточным вооружать свои броненосцы 11-ти дюймовыми пушками.

Deutschland

Название корабля

Название верфи

Дата закладки

Дата спуска

Дата ввода в строй

Судьба корабля

1.Schlesien

2. Schleswig-Holstein

3.Pommern

4.Hannover

5.Deutschland

Schichau

Krupp

Vulkan

Wilhelmshaven

Krupp

– .11.04 -.11.04 -.04.04 -.04.04 20.06.03

28.05.06 17.12.06 02.12.05 29.09.05 19.11.04

05.05.08 06.07.08 06.08.07 01.10.07 03.06.07

Затоплен 04.05.1945 Затоплен 21.03.1945 Погиб 01.06.16 Списан в 1935 г. Списан в 21.01.20.

Deutschland

Башенный Брц., D=13200 т, Эк. – 729 чел., стоимость – 24,2-25 млн. марок.

Размеры: длина наибольшая – 121,5 м, ширина – 22,2 м, осадка – 7,7 м.

Машины: три тройного расширения, 16000 (18400) л.с., три винта, скорость -18,5 (19,3) узла.

Вооружение: 4x280/40, 14x170, 20x88, 1/ 6 ТА – 450 мм.

Броня: крупповская; главный пояс – 240 мм, палуба – 75, траверсы – 140 мм.

Примечания:

Hannover, Schlesien, Schleswig- Holstein – вошли в состав Kriegsmarine после I MB. Последние два – учебные корабли после 1935 г. Pommern потоплен в Ютландском бою торпедой анлийского ЭМ. Погибло 839 чел. Schlesien – подорвался на мине, затоплен в Swinemunde. Schleswig-Holstein – 18.12.44 г выведен из строя авиацией. Затоплен в Гдыне. Корабль, начавший Вторую мировую войну (обстрел Вестерплятте в Данциге в 4 час. 45 мин. 01.09.39).

Braunschweig

Название корабля

Название верфи

Дата закладки

дата спуска

Дата ввода в строй

Судьба корабля

1.Braunschweig

2.Hessen

3.Preussen

4.Elsass

5.Lothringen

Krupp

Krupp

Vulkan

Schichau

Schichau

24.10.01

15.04.02 14.06.02

05.09.01

01.12.02

20.12.02 18.09.03 31.10.03

26.05.03

27.05.04

– .06.04

19.09.05 -.04.05 -.10.04

18.05.06

Списан 31.03.31 См. примечания Списан 24.06.25 Списан 31.03.31 Корпус продан 31.03.31

Braunschweig

Башенный Брц., D=13200 т, Эк. – 661 (692) чел., стоимость – ок. 24 млн. марок.

Размеры: длина наибольшая – 121,5 м, ширина – 22,2 м, осадка – 7,7 м.

Машины: три тройного расширения, 14 котлов, 16000 л.с., три винта, скорость – 18 узла.

Вооружение: 4x280/40, 14x170/40, 20x88/ 35, 12x37, 1/5 ТА – 450 мм.

Броня: крупповская; главный пояс – 229 мм, палуба на скосах – 102-127, траверсы – 140 мм. Общий вес брони – 4200 т.

Примечания:

Усовершенствованный тип Wittelsbach. Считались первым удачным типом эскадренного броненосца. По сравнению с Wittelsbach увеличен калибр ГА, все орудия среднего калибра в общем каземате или в башнях, увеличена площадь бронирования и пр. Braunschweig – 1916 г. плавучая казарма; возвращен в строй в 1921- 1928 гг. Elsass – с 1916 г. учебное судно, затем казарма. С 15.02.24 – снова на флоте. Hessen с 1925 г. на флоте, затем переделан в радиоуправляемый корабль-цель. В 1946 г. передан СССР. Lothringen – 1919 г. плавбаза. Preussen – после 1916 г. исключен из активной службы. 1919 г. – плавбаза.

Wittelsbach

Название корабля

Название верфи

Дата закладки

Дата спуска

Дата ввода в строй

Судьба корабля

1.Wittelsbach

2.Wettin

3.Zahringen

4.Meclenburg 5.Schwaben

Wilhelmshaven

Schichau

Krupp

Vulkan

Wilhelmshaven

30.09.99 10.10.99 21.11.99 15.05.00 14.11.00

03.07.00

06.06.01 12.06.01 09.11.01 19.08.01

– .11.02 -.10.02 01.10.02 25.06.03 -. -.03

Списан 08.03.21 ,, Списан 11.03.20 Списан 11.03.20 ; Списан 25.01.20 Списан 08.03.21

Wettin

Башенный Брц., D=11830 т, Эк. – 650 (662) чел., стоимость – ок. 21-22 млн. марок.

Размеры: длина наибольшая – 120 м, ширина – 20,8 м, осадка – 7,6 м.

Машины: три тройного расширения, 12 котлов, 14000 л.с., три винта, скорость – 18 узла.

Вооружение: 4x240/40, 18x150/40, 12x88/ 30, 12x37, 1/5 ТА – 450 мм.

Броня: крупповская; главный пояс – 229 мм, палуба – 76, траверсы – 140 мм, башни главного; калибра и барбеты – 250 мм. Общий вес брони! – 4000 т. Примечания:

Wittelsbach – 1916 г. брандвахта. Zahringen – 1923-24 гг. переделан в радиоуп-! равляемый корабль-целі>. Потоплен авиацией! 18.12.44 в г.Гдыне.

Kaiser

Название корабля

Название верфи

Дата закладки

Дата спуска

Дата ввсда в строй

Судьба корабля

1.Kaiser Friedrich III

2.Kaiser Wilhelm II

3.Kaiser Wilhelm der Grosse

4.Kaiser Karl der Grosse

5.Kaiser Barbarossa

Wilhelmshaven

Wilhelmshaven

Krupp

Blohm amp;Voss

Schichau

– .05.95 26.10.96 22.01.98 17.09.98 03.08.98

01.07.96

14.09.97 01.06.99 18.10.99 21.04.00

– .09.98 -.03.00 -.04.01 -.12.01 -.04.01

Списан 06.12.19 Списан 17.03.21 Списан 06.12.19 Списан 06.12.19 Списан 06.12.19

Kaiser Friedrich III

Башенный Брц., D=11150 т, Эк. – 660 чел., стоимость – ок. 20-21 млн. марок.

Размеры: длина наибольшая – 115 м, ширина – 20,4 м, осадка – 7,8 м.

Машины: три тройного расширения, 12 котлов, 13000 л.с., три винта, скорость – 18 узла.

Вооружение: 4x240/40, 18x150/40, 12x88/ 30, 12x37, 1/5 ТА – 450 мм.

Броня: крупповская; главный пояс – 300 мм, палуба – 76, траверсы – 203 мм, башни главного калибра и барбеты – 250 мм. Общий вес брони – 3800 т.

Примечания:

Kaiser Barbarossa и Kaiser Karl der Grosse – 1916 г. плавучие казармы для вое- нопленных, 1918 г. – плавучие казармы. Kaiser Wilhelm der Grosse – 1916 г. брандвахта.

Brandenburg

Название корабля

Название верфи

Дата закладки

Дата спуска

Дата ввода в строй

Судьба корабля

1.Brandenburg

2.Weissenburg

3.Kurfiirst Friedrich Wilhelm

4.Worth

Vulkan Vulkan

Wilhelmshaven Krupp

– .90 -.90

24.03.90 03.03.90

21.09.91 14.12.91

30.06.91

06.08.92

19.11.93 -.94

29.04.94 28.10.93

Списан 13.05.19 Продан Турции 12.09.10

Продан Турции 12.09.10 Списан 13.05.19

Worth

Башенный Брц., D= 10060 т, Эк. – 568 чел., стоимость – ок. 15-16 млн. марок.

Размеры: длина наибольшая – 108 м, ширина – 19,5 м, осадка – 7,4 м.

Машины: две тройного расширения, 12 котлов, 9000 (10223) л.с., два винта, скорость – 17 узлов.

Вооружение: 4x280/40, 2x280/35, 8x105, 8x88/30, 8x37, 1/4 ТА – 450 мм.

Броня: компаунд (Weissenburg – Гарвея); главный пояс – 400 мм, палуба – 65, башни – 300 мм, барбеты – 305 мм.

Примечания:

Все брц. прошли капитальный ремонт в 1904-11 гг. Worth – 1915 г. плавучая казарма. Kurfiirst Friedrich Wilhelm – ремонт 1904-05 гг., продан за 9 млн.марок Турции, назван Heireddin Barbarossa, 08.08.15 потоплен в Дарданеллах английской ПЛ Е11 (погибло 253 чел.). Weissenburg – продан за 9 млн. марок Турции, назван Torgud Reis, списан в 1924 г.

СОВРЕМЕННАЯ КОЛЕСНАЯ БРОНЕТЕХНИКА

(см. "Ти В" №11-12/1999)

Бронеавтомобиль Панар VCR/TH с ПТУР "ХОТ" (Франция)

Командно-штабная машина "тип 82" (Япония)

БРМ "тип 87" (Япония)

БРМ EBR-90 (Франция)

БТР "Касспир"(ЮАР)

БТР "Ратель " 20 (ЮАР)

Бронеавтомобиль "Руикат" (ЮАР)

Фотоколлекция Российский основной боевой танк Т -90