sci_history Александр Оганович Чубарьян О. Вехвиляйнен Зимняя война 1939-1940

Была поставлена цель подготовить труд с единым содержанием и, если возможно, одновременно в России и Финляндии. Первоначальный срок его публикации изменился в ожидании открытия новых архивов. Это произошло также и под влиянием необходимости для коллектива авторов глубже изучить историю зимней войны, относящиеся к ней источники, что и было сделано во время небольших семинаров, организованных в России и Финляндии. Эти встречи были интересными и поучительными. Диалог между историками двух стран стал более продуктивным, принес позитивные научные результаты. Мнения сторон нередко сближались. В результате многие главы в книге были написаны совместно финскими и российскими учеными. По некоторым, в том числе болезненным, вопросам остается различная интерпретация. Их открытое обсуждение способствует не только утверждению исторической правды, но и взаимопониманию между нашими народами. Коллектив авторов надеется, что публикация этой работы вызовет интерес к совместному исследованию других вопросов истории отношений между Советским Союзом и Финляндией.

ru
RedElf Fiction Book Designer, FB Editor v2.0 06.10.2010 FBD-41EB3A-A36A-C14B-41AA-41F3-6805-D92E8D 1.0

ocr, html – kommari (http://kommari.livejournal.com/), fb2 – RedElf


Александр Оганович Чубарьян, О. Вехвиляйнен

Зимняя война 1939-1940

Москва, "Наука", 1999

OCR: Aleksandr Kommari

СОДЕРЖАНИЕ

Введение (А.О. Чубарьян, О. Вехвиляйнен)

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ФИНСКО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Угроза войны в Европе (А.О. Чубарьян, О. Вехвиляйнен) – 9

Внешнеполитический курс СССР (А.О. Чубарьян) – 23

Внешняя политика Финляндии (Г. Вихавайнен) – 37

Эволюция отношений СССР с Финляндией в предвоенный период (В.Н. Барышников) – 70

ПРЕДВОЕННАЯ ДИЛЕММА

Летние переговоры 1939 года и судьба Финляндии (О.А. Ржешевский) – 93

Переговоры осенью 1939 года (О. Маннинен, НИ. Барышников) – 113

В канун зимней войны (Н.И. Барышников, О. Маннинен) – 131

ВОЙНА И ПОЛИТИКА

Первый период боев (О. Маннинен) – 142

Правительство в Терийоки (Н.И. Барышников, В.Н. Барышников) – 176

Иностранная помощь Финляндии (Т. Вихавайнен) – 192

Экономика и общество Финляндии военного времени (Г. Вихавайнен) – 201

Экономика и социально-политическая обстановка в СССР (В.Н. Барышников) – 215

ТРУДНАЯ ДОРОГА К МИРУ

Первые шаги к компромиссу (О. Вехвиляйнен) – 228

Угроза разрастания войны (В.Н. Барышников) – 260

Две стратегии мира (О. Вехвиляйнен, В.Н. Барышников) – 283

Мощное советское наступление (О. Маннинен) – 303

От войны к миру (О. Вехвиляйнен, В.Н. Барышников) – 329

Мир или перемирие? (О. Вехвиляйнен) – 362

Заключение (О.А. Ржешевский, О. Вехвиляйнен) – 374

Сведения об авторах – 377

ВВЕДЕНИЕ

© А.О.Чубарьян, О. Вехвиляйнен

Зимняя война между Советским Союзом и Финляндией началась 30 ноября 1939 г. В этот день советские войска пересекли границу Финляндии и вступили в бои с финской армией, развернутой к тому времени на оборонительных рубежах. Нарком иностранных дел В.М. Молотов выступил с заявлением, в котором говорилось, что действия Красной Армии явились ответом на враждебную политику Финляндии, вынужденной мерой, направленной на обеспечение безопасности Ленинграда.

Практически одновременно в Москве было сформировано "народное правительство" Финляндии во главе с О.В. Куусиненом – одним из видных участников гражданской войны в Финляндии 1918 г., который затем работал на ответственных должностях в Финской коммунистической партии и в Коминтерне. 1 декабря это правительство, местом пребывания которого стал финский пограничный поселок Терийоки, провозгласило своей целью свержение "тирании палачей и провокаторов войны" и призвало финский народ приветствовать Красную Армию как свою освободительницу. Днем позже советское правительство подписало с правительством Куусинена договор о дружбе и взаимопомощи. Согласно конфиденциальному протоколу к договору предусматривалась передача СССР в аренду п-ова Ханко и размещение там до 15 тыс. советских войск. Этот договор также означал, что советское правительство отказывалось от каких-либо контактов с законным правительством в Хельсинки во главе с Р. Рюти, которое пользовалось доверием финского парламента.

С самого начала зимней войны перевес в силах был на стороне СССР. В наступательной группировке советских войск насчитывалось от 450 до 500 тыс. человек, в финской армии – 295 тыс. Превосходство советских войск в авиации, танках и артиллерии было подавляющим. У финнов недоставало боевой техники, особенно средств противовоздушной и противотанковой обороны. Командование Красной Армии рассчитывало одержать победу в течение двух-трех недель. Однако группировка советских войск была слабо подготовлена к войне зимой в трудной для ведения наступательных действий местности против упорных в обороне финнов, защищавших территорию своей страны. Борьба на фронте приняла затяжной характер.

В то время в Европе разгорался пожар войны между Германией, с одной стороны, и Англией и Францией – с другой. Западные союзники вынашивали замыслы использовать события в Финляндии для ослабления стратегических позиций как Германии, так и СССР, который после заключения советско-германских договоров 1939 г. они объявили союзником Германии. В Лондоне и Париже приняли решение подготовить к высадке десант на Скандинавском полуострове с тем, чтобы не допустить захвата Германией месторождений шведской железной руды, втянуть Швецию и Норвегию в войну против Германии и использовать их территорию для переброски своих войск в Финляндию. Это привело к возникновению угрозы расширения масштабов советско-финляндской войны, превращения Скандинавского полуострова в театр военных действий.

Англия и Франция, однако, не смогли осуществить свой замысел. Швеция и Норвегия, стремясь сохранить нейтралитет, категорически отказались предоставить свою территорию для переброски англо-французских войск. Финляндия, в свою очередь, учитывая позицию скандинавских стран, отказалась обратиться к западным союзникам с официальной просьбой об участии их войск в войне против СССР.

Советский Союз увеличивал численность войск, действовавших против Финляндии, и к весне 1940 г. они насчитывали около 1 млн. человек. Финляндия из-за недостаточных материальных и людских резервов, а также ограниченной помощи, поступавшей из Швеции и от западных держав, не имела возможности восполнять растущие потери. Обстановка диктовала ей необходимость заключения мира. Москва, в свою очередь, проявила готовность вступить в переговоры с правительством в Хельсинки при условии, если оно удовлетворит территориальные и другие требования СССР. В ночь на 13 марта 1940 г. в Москве был подписан мирный договор, по которому Финляндия уступила Советскому Союзу около десятой части своей территории и обязалась не участвовать во враждебных СССР коалициях. Правительство Куусинена без какой-либо огласки прекратило свое существование.

Для Советского Союза зимняя война была "локальной войной", вынужденным конфликтом, который разразился в преддверии Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Финны рассматривали зимнюю войну как агрессию со стороны великой державы и считали, что ведут справедливую борьбу в защиту своего суверенитета.

Вполне естественно, что отношение советских и финских историков к этой войне во многом различалось. Особенно их взгляды расходились в вопросах об ее истоках и причинах. Финские исследователи предысторию зимней войны начинали с советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 г. и секретного дополнительного протокола, согласно которому Германия признала Финляндию сферой советских интересов, а также с советско-финляндских переговоров в октябре 1939 г., завершившихся отказом финской стороны отодвинуть от Ленинграда границу на север и предоставить СССР в аренду п-ов Ханко под военную базу для прикрытия входа в Финский залив. Финское правительство считало, что принятие этих предложений ослабит стратегические позиции государства, приведет к утрате Финляндией традиционного нейтралитета, ее подчинению Советскому Союзу. Оно не ожидало, что в сложившейся обстановке СССР начнет войну. Вместе с тем финские историки не исключают, что И.В. Сталин стремился избежать конфликта, но в то же время не хотел отказываться от требований, выполнение которых Финляндией, по его мнению, было необходимо для обеспечения безопасности Ленинграда.

В Финляндии длительное время ведутся дискуссии о том, можно ли было в 1939 г. избежать войны с СССР. Президент страны Ю. Паасикиви и его преемник У. Кекконен полагали, что войну можно было предотвратить, если бы финское правительство заняло более уступчивую позицию. Президент М. Койвисто, который является представителем поколения фронтовиков, не разделяет эту точку зрения и считает, что развязывание войны – это выбор Советского Союза. Историки же напоминают, что решение альтернативного вопроса о том, изменили бы уступки со стороны Финляндии ее судьбу, не является задачей исторической науки.

В Советском Союзе освещение событий, которые привели к зимней войне, было иным. В докладе на сессии Верховного Совета СССР 29 марта 1940 г. Молотов возложил ответственность за ее возникновение на Финляндию. Он говорил о том, что советское правительство, учитывая угрозу расширения мировой войны, считало необходимым обеспечить безопасность Ленинграда. Основной тезис его доклада сводился к тому, что достигнуть соглашения по этому вопросу не удалось из-за враждебности к СССР финского правительства, поощряемого Англией и Францией, и поэтому у советского правительства не оставалось иного выбора как применить силу.

В советской исторической литературе, как правило, повторялась точка зрения Молотова на происхождение зимней войны с той поправкой, что главной угрозой для Советского Союза являлось финско-германское сотрудничество в 1938-1939 гг. Умалчивалось о секретном дополнительном протоколе к советско-германскому договору о ненападении и его влиянии на отношение СССР к Финляндии, редко упоминалось о правительстве Куусинена. Такой подход к интерпретации событий, как подчеркивает американский историк Д.Л. Вильяме, оставался неизменным полстолетия.

С конца 80-х годов история СССР стала предметом критического анализа. Началось переосмысление и истории зимней войны. В советских научных работах приводились новые факты и выводы, основанные на документах из ставших более доступными архивов. Естественно, что это вызвало интерес у финских историков. Влияние новых веяний заметно проявилось на семинаре по зимней войне, организованном в ноябре 1989 г. Финляндским историческим обществом, Музеем В.И. Ленина и Институтом истории Университета в г. Тампере. На семинаре, в работе которого принимали участие видные российские и финские исследователи, от Института всеобщей истории АН СССР поступило предложение разработать совместный труд по истории зимней войны. Так возник проект Академии наук СССР и Финляндского исторического общества. С финской стороны в его финансировании принимали участие Министерство образования и Комитет по научно-техническому сотрудничеству.

Была поставлена цель подготовить труд с единым содержанием и, если возможно, одновременно в России и Финляндии. Первоначальный срок его публикации изменился в ожидании открытия новых архивов. Это произошло также и под влиянием необходимости для коллектива авторов глубже изучить историю зимней войны, относящиеся к ней источники, что и было сделано во время небольших семинаров, организованных в России и Финляндии. Эти встречи были интересными и поучительными. Диалог между историками двух стран стал более продуктивным, принес позитивные научные результаты. Мнения сторон нередко сближались. В результате многие главы в книге были написаны совместно финскими и российскими учеными. По некоторым, в том числе болезненным, вопросам остается различная интерпретация. Их открытое обсуждение способствует не только утверждению исторической правды, но и взаимопониманию между нашими народами. Коллектив авторов надеется, что публикация этой работы вызовет интерес к совместному исследованию других вопросов истории отношений между Советским Союзом и Финляндией.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ФИНСКО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

УГРОЗА ВОЙНЫ В ЕВРОПЕ

Первая мировая война подорвала лидирующую роль Западной и Центральной Европы в мировой политике и экономике, которая принадлежала ей более 500 лет. В 1914 г. Россия, Франция и Англия вступили в войну, чтобы поставить заслон стремлению Германии установить свое господство на европейском континенте. После того, как великие европейские державы растратили свои силы в четырехлетней борьбе между собой, вступление в войну Соединенных Штатов было достаточным, чтобы преимущество оказалось на стороне стран Антанты. Их победа не разрешила, однако, вопроса о господстве в Европе в чью-либо пользу. Несмотря на поражение, потерю территорий и другие тяжелые условия мира, Германия в основном сохранила свой геополитический и экономический потенциал. Она не собиралась подчиняться роли, которую победители хотели определить ей по Версальскому договору.

Ведущие страны разделились на удовлетворенных и неудовлетворенных. Существовал ненадежный баланс между ними. Удовлетворенными стали Англия, Франция и Соединенные Штаты. Международная система, созданная после войны, была построена на их условиях, и они ничего не выигрывали от каких-либо изменений внутри ее. Поэтому требовали от всех остальных стран, чтобы данные условия принимались как должное, поскольку победители всегда правы.

Вскоре после окончания войны Соединенные Штаты, тем не менее, вернулись к своей прежней политике нейтралитета. Гарантами послевоенного статус-кво остались Англия и Франция. В конце концов оказалось, что их сил для этого недостаточно. Обе страны еще до первой мировой войны утратили свои позиции в экономическом противоборстве. Потомкам было легче, чем современникам, увидеть, что уже тогда они опустились до статуса великих держав второго сорта 1.

Неудовлетворенными странами оставались Германия, проигравшая войну, а также Япония и Италия, которые сражались на стороне победителей, но считали себя обделенными. В Германии все политические партии рассматривали Версальский договор как несправедливый диктат и требовали его пересмотра. Национальная гордость Италии была Ущемлена тем, что некоторые ее цели не были реализованы в мирном договоре. Япония, в свою очередь, оказалась в изоляции после войны. На Вашингтонской конференции 1921-1922 гг. она была вынуждена подчиниться нажиму со стороны Соединенных Штатов и отказаться от большей части того влияния, которое она приобрела в Китае.

Революционная Россия не входила в эти две группы великих держав. Рождение и стабилизация советской системы знаменовали собой возникновение постоянных противоречий между Советской Россией и капиталистическими странами. И в одном и в другом лагере противоположную сторону рассматривали как враждебную силу и угрозу, против которой необходимо держать оборону. Имущие классы капиталистических стран были недовольны и напуганы симпатиями, поддержкой, которые оказывала Советская Россия революционному движению в их собственных странах, а также освободительному движению в колониях. Со своей стороны, Советы хорошо помнили причину, по которой западные державы участвовали в гражданской войне, и они были уверены, что капиталистические страны воспользуются первой же возможностью, чтобы уничтожить их. Следуя указаниям В.И. Ленина, советское правительство старалось использовать конфликты между капиталистическими странами, чтобы предотвратить их объединение в единый фронт. В 20-х годах это означало осуждение Версальского договора и установление дружественных отношений с Веймарской Германией 2. В 1922 г. Советская Россия и Германия подписали Рапалль-ский договор. Их сотрудничество в различных сферах, включая и военную, продолжалось около десяти лет.

Народы, ранее находившиеся в сфере влияния России, Германии и Австро-Венгрии, образовали свои новые государства. Для заново рожденной Польши, так же как и для чехов, финнов, эстонцев, латышей и литовцев это означало осуществление их национальных целей. Польша, Чехословакия, Югославия и Румыния получили возможность также продвинуть свои границы и присоединить к себе значительные территории, населенные национальными меньшинствами. Границы между новыми государствами были во многих случаях спорными, что привело к напряженным отношениям в этом вопросе между ними.

Лига наций, образованная на Парижской мирной конференции 1919 г., была попыткой создать механизм предупреждения международных конфликтов. Устав Лиги обязывал добиваться того, чтобы все конфликты разрешались при ее участии мирным путем. В качестве крайней меры против нарушителей устава Лига наций могла применять санкции. Среди измученных войной народов, особенно в небольших странах, образование этой организации было воспринято с энтузиазмом и большой надеждой. Однако с самого момента ее образования существовали большие сомнения относительно ее эффективности. Соединенные Штаты не вошли в Лигу, значительно ослабив тем самым ее престиж и возможность применения реальных мер по отношению к нарушителям устава. Она превратилась в организацию, которой управляли Англия и Франция, а ее функция заключалась в сохранении существующего статус-кво.

В середине 30-х годов неудовлетворенные великие державы были слишком слабы и изолированы, чтобы нарушить послевоенный статус-кво. Он был охраняем в основном Францией. Однако прирост ее населения прекратился, и страна стала проигрывать экономическое противоборство с другими странами. Возрождение Германии становилось все более тревожным фактом для Франции, в то время как она не могла уже рассчитывать на союзников в лице России и США, а английская поддержка была также под вопросом, поскольку Великобританию занимали проблемы собственной империи. Франция старалась удержать плоды своей победы, вступив в союз с Бельгией, Польшей и Чехословакией, которым также угрожало усиление Германии.

Усиление фашизма

В середине 20-х годов казалось, что международная обстановка стабилизировалась. Причиной тому стал прежде всего экономический подъем и очевидное ослабление конфликта между Францией и Германией. Лига наций была на вершине своего престижа. Конференция о всеобщем разоружении готовилась под ее руководством. Все важнейшие страны, за исключением Соединенных Штатов, установили дипломатические отношения с советским правительством (США сделали это после того, как Ф. Рузвельт в 1933 г. стал президентом). Италия, казалось, примирилась со своей послевоенной ролью, а Япония действовала осторожно, отдавая предпочтение развитию торговли с зарубежными странами взамен империалистическим авантюрам.

Крах Нью-Йоркской фондовой биржи в октябре 1929 г. неожиданно положил конец общему оптимизму. Влияние этого краха распространялось подобно цепной реакции на другие индустриальные страны, и прежде всего на Европу. Депрессия разрушила все, на чем были основаны в предыдущие годы устойчивое развитие экономики, благосостояние и международное сотрудничество. Тревога и отчаяние сменили оптимизм в настроениях людей.

Великая депрессия потрясла основу международной системы. Возможности неудовлетворенных стран реализовать свои цели значительно увеличились. Демократии Запада столкнулись с крупными внутренними проблемами, на борьбу с которыми ушли годы. Но это, в свою очередь, усилило существовавшее понимание необходимости проведения жесткой политики укрепления своей безопасности. Соединенные Штаты возвратились к изоляционизму, а Франция искала укрытия за линией Мажино. Депрессия в Японии привела к трудностям, которые способствовали усилению влияния крайних националистических и милитаристских кругов. Они устранили из правительства осторожных консерваторов, что вновь привело Японию на путь империалистической политики, о чем свидетельствует оккупация ею Маньчжурии в 1931 г. В Европе депрессия означала усиление фашистских движений, германских реваншистских настроений, что в конечном итоге привело к власти Гитлера 3.

Питательной средой фашизма был кризис в экономике и обществе. Во времена процветания и стабильного развития общества он не имел шансов привлечь массы сторонников. Фашистские движения в отдельных странах в некоторой степени различались по своим целям и характеру. Однако база для фашизма была везде, где чувствовалась неуверенность в обществе, особенно внутри среднего класса. Это было движение отчаявшихся масс. Фашизм снабжал их простыми объяснениями создавшегося положения и указывал на виновников – "козлов отпущения".

Сторонники фашизма представляли себя силой, противостоящей коммунизму. Всегда и везде их ненависть направлялась против коммунистов и социал-демократов. Но они также презирали капиталистов, либералов и ревизионистов, подчеркивая свое классовое отличие.

Фашистские идеи получили наибольшую поддержку среди неудовлетворенных наций, которые испытали на себе после окончания первой мировой войны национальное унижение. Фашизм укреплял их самоуверенность и указывал путь к реваншу. Согласно фашистской идеологии, насилие являлось естественной частью человеческой жизни. Оно служило также и средством международной политики без каких-либо ограничений. В своем большинстве фашистские движения руководствовались программами империалистической экспансии. В тех странах, где фашистам удавалось придти к власти, устанавливались тоталитарные и милитаристские режимы, внешняя политика которых служила достижению империалистических целей путем захватнических войн 4.

Основа мышления А. Гитлера лежала в плоскости вульгарного социал-дарвинизма начала века. Насилие и борьба диктовали всю политику, и в первую очередь в отношениях между народами, государствами и расами 5. Гитлер рассматривал мировую историю как результат расовой борьбы, которая в конце концов являлась для него объяснением феномена международной политики. Немцы были на одном полюсе, славяне – на другом. "По мнению Гитлера, – пишет А. Буллок, -немцы были высшими существами, высшими, по сравнению с народами Восточной Европы, а пропасть, которая отделяла их от славян и еще больше от евреев, базировалась не на культурных или исторических особенностях, а на врожденных биологических различиях. Они были существами другого рода, вовсе не членами человеческой расы, а низшими существами, что касалось славян, и паразитами, которые грабили и разрушали человеческие существа, в отношении евреев" 6.

Другим принципом внешней политики Гитлера была доктрина жизненного пространства: для того, чтобы быть великой державой, Германия нуждалась в жизненном пространстве, сельскохозяйственных территориях для увеличения народонаселения и создания своего рода защиты от торговой блокады, которая привела к поражению Германии в первой мировой войне. Новое жизненное пространство, которое можно было найти в Европе, располагалось, по Гитлеру, в России. Евреи и большевики были тождественными понятиями для Гитлера. Таким образом, расовая идеология и доктрина жизненного пространства слились воедино по отношению к Советскому Союзу. Не считая некоторых поворотов в событиях, которые были продиктованы тактическими соображениями, главное во внешней политике Гитлера с тех пор, как он стал рейхсканцлером, было направлено на подготовку войны против Советского Союза 7.

Нацистские планы никогда не формулировались в одном специальном документе, но заключенные в отрывках, разбросанных в различных речах, разговорах и декларациях, они были неограничены и в сущности заключались в порабощении или подчинении всего мира германскому диктату. Гитлер считал Францию первым объектом экспансии. Так называемое "ядро" империи (Германия, Австрия, Чехословакия и часть Польши) должно было управлять балтийским регионом, остатком Польши, Финляндией, Венгрией, Сербией, Хорватией, Румынией, югом России и кавказскими государствами. Далее следовала очередь за другими континентами. "Мы создадим новую Германию в Бразилии, – провозгласил Гитлер. – Аргентина и Боливия могут быть легко объединены". Голландская Индия (Индонезия) и Новая Гвинея должны быть отобраны у Британии. Сама Британия – "конченная страна", ее колонии, так же как и французские (вся Африка) будут переданы в руки Германии. Мексика станет германской. США "агонизируют", они "никогда не вступят в Европейскую войну". "Только национал-социалистская идеология может освободить американский народ от клики эксплуататоров", – заявлял он.

Враждебность к социализму, существовавшая на Западе, и к либеральной демократии – в Кремле была основной причиной, которая, проявляясь в различных формах, воспрепятствовала достижению каких-либо соглашений между СССР и западными демократиями, либо сделала эти соглашения бесплодными.

Достижение гегемонии в Европе и завоевание жизненного пространства на Востоке было целью, реализовать которую было невозможно без войны. Все основные акции национал-социалистской диктаторской системы могут быть рассмотрены как подготовка к мировой войне, касались ли они внешней, внутренней, экономической или социальной политики, либо были направлены непосредственно на военные приготовления. Диктатура оправдывалась необходимостью уничтожения "раковой опухоли" – демократии; задача внешней политики заключалась в том, чтобы скрыть военные приготовления от внимания других стран 8.

В своей внешней политике Гитлер очень гибко использовал предоставившиеся возможности, умело прикрывая свои истинные намерения искусной пропагандой. После прихода к власти он не распространялся на публике о своих завоевательных планах; вместо этого объяснял, что по отношению к Германии была допущена несправедливость, которую следует исправить. Он указывал на роль Германии как защитницы Европы от "азиатского большевизма" и призывал следовать принципам национализма.

Крушение системы коллективной безопасности

Вскоре после того, как национал-социалисты пришли к власти, дипломатическая инициатива в Европе перешла к Германии. Она покинула конференцию по разоружению, вышла из Лиги наций и подписала пакт о ненападении с Польшей, который обезопасил ее с востока, пока оборона еще была слабой. Однако вскоре для всех стали очевидны тревожные симптомы: преследования евреев и политических оппонентов в Германии, угроза независимости Австрии и, что самое важное -быстрое восстановление германской мощи. Вопрос о причинах возникновения второй мировой войны есть прежде всего вопрос о том, почему остальные державы не предприняли необходимых действий, чтобы не допустить господства Германии в Европе еще тогда, когда можно было избежать большой войны. В поисках ответа на этот вопрос нам следует учесть тот факт, что европейские державы имели неодинаковые и частично противоречивые интересы и цели, чем Гитлер и смог воспользоваться. Демократические правительства западных держав – Франции и Англии были не склонны начинать военные акции, которые могли бы потрясти их экономику, которые не одобрили бы избиратели и которые в конце концов не могли разрешить успешно все проблемы. В дальнейшем в Париже и Лондоне мнения о том, как относиться к возрождению Германии, были совершенно различными. В то время как Франция все еще предпочитала вступить в альянс против Германии, Англия стремилась к прямым переговорам с ней, чтобы избежать раздела Европы на две силовые группировки, противостоящие друг другу.

Оказалось, что в Москве опасность национал-социализма поняли скорее и яснее, чем где бы то ни было. После прихода Гитлера к власти отношения между Германией и Советским Союзом быстро ухудшались. Советское правительство вступило в Лигу наций и выразило свою готовность принять участие в поддержании системы коллективной безопасности. Однако Лондон особенно неохотно шел на сближение с Советским Союзом, и Британия подозревала существование скрытых намерений у советского режима. Когда Франция была вынуждена сделать выбор между Англией и Советским Союзом, она выбрала первую, в результате чего пакт о взаимопомощи, подписанный в мае 1935 г. ею с СССР фактически остался пустой бумажкой.

Италия была обеспокоена угрозой, нависшей над Австрией, и в основном поэтому до весны 1935 г. оставалась среди тех государств, которые выступали против усиления мощи Германии. Обострение напряженности между Францией и Германией способствовало, однако, укреплению позиций Италии, и Б. Муссолини решил воспользоваться ситуацией, чтобы развязать войну в Абиссинии (Эфиопии). Но западные державы не смирились с оккупацией Абиссинии только ради того, чтобы удержать Италию в рядах антигерманского фронта. Лига наций объявила Италию агрессором и под влиянием Англии начала применять против нее санкции. Но западные державы не хотели вступать в войну против Италии либо разорвать с ней отношения раз и г навсегда. Санкции оказались неэффективными и не смогли остановить Италию. Окончательным результатом войны в Абиссинии стала полная победа Муссолини и тяжелое поражение Лиги наций и Англии, что серьезно нарушило отношения между Италией и западными державами и послужило причиной сближения Италии и Германии.

Все это усилило позиции Германии до такой степени, что в марте 1936 г. Гитлер послал войска в Рейнскую область, которая имела статус демилитаризованной зоны, что было зафиксировано Версальским и Локарнским договорами в 1925 г. Франция, выразив свой протест, тем не менее примирилась с этим. Оккупация Рейнской области означала капитуляцию Франции и в стратегическом и психологическом отношении. Остается фактом, что в сложившейся ситуации Франция потеряла последний шанс оказать нажим на Германию военными средствами. Это также свидетельствовало о том, что у Франции недоставало силы воли, необходимой для сохранения той благоприятной обстановки, в которой она находилась. В последующие годы Франция в основном довольствовалась пассивной ролью, следуя в фарватере английской политики 9.

Война в Абиссинии и оккупация Рейнской области изменили соотношение сил в Европе до такой степени, что вполне в данном случае можно использовать термин "дипломатическая революция". Германия вышла из изоляции. Создание "оси Рим-Берлин" и подписание "Антикоминтерновского пакта" между Германией и Японией в ноябре 1936 г. (Италия присоединилась годом позже) продемонстрировали сотрудничество трех недовольных держав, хотя они не представляли собой союза в подлинном значения этого слова. Гражданская война в Испании еще более сблизила Германию и Италию, а также ясно демонстрировала конфликт между Англией и Советским Союзом в мировой политике 10.

Военный мятеж, поднятый Ф. Франко в июле 1936 г., принес войну в Европу. Наступление японцев в Китае послужило началом второй мировой войны в Азии. Столкновение между японскими и китайскими войсками вблизи Пекина в июле 1937 г. быстро переросло в полномасштабную войну. К 1939 г. японцы захватили большую территорию в Северном и Центральном Китае, а также и самые важные порты в Южном Китае, игнорируя интересы других великих держав в Китае.

Источники кризисов в Центральной Европе, Средиземноморье и Восточной Азии не были изолированными явлениями. Фактически без координации своей внешней политики Германия, Италия и Япония создавали друг другу все более благоприятные условия для того, чтобы бросить вызов Англии и Франции. Советский Союз не мог оставаться безучастным к возрастающей силе Японии. Протяженность его границ в Азии составляла 8 тыс. км, тогда как в Европе – 2 тыс. 400 км. В конце лета 1939 г., когда напряженность в Европе достигла своей наивысшей точки, СССР и Япония вступили в прямой вооруженный конфликт в Монголии.

Стремление Соединенных Штатов следовать политике нейтралитета укреплялось по мере того, как угроза войны в Европе и Азии возрастала. В основе этой политики лежал общепринятый взгляд американцев на то, что участие США в первой мировой войне было ошибкой и что эта ошибка не должна повториться снова. В 1935-1937 гг. конгресс принял несколько законов о нейтралитете, которые, хотелось верить, упреждали вовлечение страны в большую войну. Хотя президент Рузвельт проявлял все возрастающее беспокойство по поводу политики Германии и Японии. С 1937 г. позиция большинства членов конгресса, а также общественное мнение удерживали Соединенные Штаты от более активной роли в мировой политике 11.

В начале 30-х годов среди малых стран Европы существовала уверенность в гарантиях безопасности, провозглашенных Лигой наций. Выход Японии и Германии из Лиги в 1933 г. и присоединение к ней Советского Союза в следующем году изменили политику этой организации. Она стремилась достичь умиротворения конфликтующих сторон и укрепить коллективную безопасность. Война в Абиссинии подвергла Лигу наций решающему испытанию. Провал политики санкций стал для нее тем ударом, от которого она уже никогда не оправилась. Малые страны, которые поддержали санкции, обнаружили, что членство в Лиге наций фактически не увеличивает степень их безопасности, а даже, напротив, подвергает неожиданному риску. Семь малых стран – Голландия, Бельгия, Люксембург, Дания, Норвегия, Швеция и Финляндия, другими словами, страны, подписавшие договор в Осло, заявили, что они не считают себя связанными со статьей о санкциях Устава Лиги наций в изменившихся условиях и в будущем будут рассматривать свое участие в санкциях в каждом конкретном случае. Четыре северные страны сблизились друг с другом на основе общего понимания политики нейтралитета. Финляндия, так же как и Швеция, начала усиливать свою оборону для того, чтобы обеспечить свой нейтралитет в мире, который становился все более нестабильным и втягивался в гонку вооружений 12.

Гонка вооружений

Интенсивное военное строительство Германии, развернувшееся с середины 30-х годов, все более радикально влияло на ситуацию в Европе, нарушая существующий баланс сил. В 1933 г. Германия была одной из самых слабых стран в Европе с военной точки зрения. За шесть лет она превратилась в одну из самых грозных военных сил на континенте. Еще в последние годы Веймарской республики военное руководство готовилось увеличить численность армии за пределы 100 тыс. человек, что разрешалось Версальским договором. Это было в то время, когда уже имелись необходимые предпосылки для перевооружения. Приход национал-социалистов к власти создал политические условия для этого. Когда Гитлер стал рейхсканцлером, он сразу объявил своей задачей "восстановление обороноспособности страны". В декабре 1933 г. он решил утроить численность армии мирного времени. В марте 1935 г. Германия открыто нарушила условия Версальского договора о разоружении, установив всеобщую воинскую повинность и объявив о создании вермахта из 36 дивизий. Однако вскоре и эти рамки оказались превзойдены, и к августу 1936 г. была поставлена новая цель: создать армию из 44 дивизий в мирное время и сухопутную армию численностью в 2 млн. 400 тыс. человек к началу войны. На основе научных исследований, технических ноу-хау и промышленного потенциала страны, невзирая на государственные расходы, руководство Германии превратило свою армию в инструмент, способный вести наступательную войну, которая, несмотря на некоторые недостатки, вызванные интенсивным ростом, была лучше организована, вооружена и обучена, чем армии других европейских государств. Соседние страны особенно приводили в ужас быстрый рост и высокий технический уровень германских военно-воздушных сил. Флот, напротив, имел небольшой тоннаж, пока Гитлер не обнаружил, что Великобритания станет его главным противником 13. После этого, в 1938 г., он распорядился начать мощное строительство военно-морского флота. Осенью 1939 г. Германия смогла мобилизовать сухопутную армию в 103 дивизии. Однако ахиллесовой пятой Германии оставалась военная экономика. Она в основном зависела от импорта большого количества сырья и жидкого топлива, необходимого для ведения войны 14.

Франция и Англия включались в гонку вооружений неохотно и относительно медленно. После первой мировой войны Франция содержала большую сухопутную армию и имела большие обученные резервы. Осенью 1939 г. она могла выставить 88 дивизий. Была построена линия Мажино, чрезвычайно дорогая система фортификаций для того, чтобы обезопасить восточные границы и уменьшить потери французов в случае войны. Мысли французских военачальников всецело концентрировались на обороне, и войска оказались не обучены, не оснащены для наступательной войны. Вооружение сухопутной армии частично устарело. Французский флот был мощный и современный, но строительству военно-воздушных сил не уделялось должного внимания. Когда правительство начало осуществлять программу такого строительства в 1936 г., производственные возможности Франции не могли достичь уровня военного производства Германии 15.

Козырной картой Англии был могущественный военно-морской флот, хотя многие корабли уже начинали устаревать. Английские сухопутные силы состояли из призывников, обученные резервы отсутствовали. Главная задача британской армии состояла в защите империи. Большая часть армии находилась за морем, в основном в Индии и на Среднем Востоке, и не было возможности отправить достаточное количество войск на помощь Франции. В середине 30-х годов Англия начала перевооружаться, прежде всего уделяя внимание противовоздушной обороне. К концу десятилетия производство самолетов быстро возросло и в 1939 г. достигло уровня Германии.

Даже потомкам трудно сравнивать военную силу разных стран. Цифры, которыми мы располагаем, часто несопоставимы, в то время как качество является более важным показателем, чем количество. Если судить только по цифрам, то германское превосходство в 1939 г. не было очевидно, за исключением, вероятно, авиации. Качественное превосходство ее вооруженных сил в решающей мере не было значительным до 1940 г. Однако уже в конце 30-х годов многие современники пришли к выводу, что за короткий период времени Германии удалось создать мощную, эффективную военную силу, которая превосходила то, чем располагали западные государства. Эта оценка оказала большое влияние на принятие политических решений и общественное мнение в других европейских странах.

После окончания гражданской войны и иностранной интервенции Советский Союз сократил свои вооруженные силы (РККА) с 5,5 млн. человек до 562 тыс. (в 1924 г.). Военная реформа 1924-1925 гг. предусматривала также создание территориальных милицейских формирований, что имело своей целью уменьшить военные расходы и восстановить разрушенную экономику. "Если бы мы имели выбор между регулярной армией в 1,5-2 млн. человек и существующей военной системой, – говорил М.В. Фрунзе, народный комиссар по военным и морским делам, – тогда, конечно, были бы все основания отдать предпочтение первому варианту. Но мы не имели такого выбора" 16. В конце 20-х годов в связи с нарастанием военной угрозы на Западе и особенно на Дальнем Востоке, а также благодаря определенной экономической стабилизации СССР включился совместно с другими странами в гонку вооружений.

После установления в Германии нацистского режима укрепление вооруженных сил и увеличение выпуска военной продукции стало доминирующим элементом в советской военной политике. В 1930-1931 гг. оборонная промышленность произвела 1911 артиллерийских орудий, а в 1939 г. их выпуск увеличился до 12 687; производство винтовок за тот же период повысилось с 174 тыс. до 1 млн. 174 тыс.; пулеметов – с 40 982 до 74 567. Авиационная промышленность, которая давала 860 самолетов в 1930-1931 гг., произвела в 1938 г. 5469 машин, включая 2 тыс. бомбардировщиков. Танковая промышленность за тот же период увеличила выпуск танков с 740 до 2271 в год. Количественный результат впечатлял, но качество многих типов вооружения было неудовлетворительным. Изменялась система призыва в армию – со смешанной (регулярно-милиционной) к регулярной. К 1 января 1938 г. силы Красной Армии возросли в три раза – до 1 513 400 человек.

В соответствии с точкой зрения советского политического и военного руководства того времени основными потенциальными противниками были: Германия – на западе, Япония – на востоке (главная угроза), Турция – на юге и Финляндия – на севере. Создание антисоветской коалиции, империалистических держав считалось реальным и самым опасным вариантом. Военная доктрина переоценивала силу РККА, будучи ориентированной на быстрый и полный разгром противника на его собственной территории при активной классовой поддержке СССР трудящимися в других странах.

Путь к войне

Решения, которые привели ко второй мировой войне, принимались в Берлине, Лондоне и Москве. Это была война Гитлера, который начал ее преднамеренно, поскольку его цели иначе не могли быть достигнуты. Долгое время он надеялся на то, что Англия согласится предоставить ему свободу действий на Востоке. В этом случае Германия позволила бы Англии сохранить ее империю. Он не извлек урока истории, который гласил, что сохранение баланса сил на европейском континенте было центральной задачей британской политики на протяжении всей современной истории. Если бы Восточная Европа оказалась под контролем Германии, это означало бы резкое изменение соотношения сил, чего не могла допустить Англия. После того, как его надежды не оправдались, Гитлер начал рассматривать Англию как своего главного противника. Его речь в рейхстаге от 5 ноября 1937 г., помимо решимости использовать силу для завоевания жизненного пространства, свидетельствовала о том, что он отныне считает Англию и Францию "заклятыми врагами" Германии 17.

Англия и Франция противились обострению отношений с Германией или Италией, угрожавшему войной. В 30-х годах определение, содержавшееся в меморандуме, подготовленном английским министерством иностранных дел в 1926 г., довольно точно отражало существо их политики: "У нас нет ни территориальных амбиций, ни желания что-либо приобретать. Мы получили все, что хотели, – возможно, даже больше. Наша единственная цель – удержать то, что мы имеем, и жить в мире… Что бы ни случилось в результате нарушения мира, мы проиграем" 18. По этой причине Великобритания и Франция предпочитали решать проблемы путем переговоров, которые бы удовлетворили требования Германии и Италии. В основе такой политики умиротворения, помимо искреннего и глубоко укоренившегося отвращения к войне, лежали экономические и стратегические интересы западных государств. Францию, разрываемую идеологическими конфликтами, будто парализовало, когда она увидела, как ее восточный сосед, разгром которого был достигнут такой огромной ценой в первой мировой войне, становится более устрашающим, чем ранее. Франция все еще надеялась защитить себя с помощью Англии. Её союзники в Восточной Европе в конечном итоге должны были полагаться на собственные силы.

Великобритания должна была защищать богатую, но чрезвычайно уязвимую империю. Теперь против нее направлялись вызывающие действия Муссолини на Средиземноморье. Наступление Японии угрожало статусу Британской империи на Дальнем Востоке. Индия и Средний Восток бурлили. У Великобритании было много конкурентов и не хватало сил, чтобы противостоять всем им одновременно. Ей приходилось действовать в нескольких направлениях. Стоявшие у власти консерваторы относились к Германии с некоторым пониманием даже после того, как Гитлер пришел к власти – ведь национал-социализм был, помимо всего, контрсилой коммунизму и Советскому Союзу. Позднее перевооружение Германии, особенно развитие ее военно-воздушных сил, вызвало растущее беспокойство среди англичан. Ла-Манш уже не мог обеспечить защиту британских островов от противника. Все понимали, что гонка вооружений будет тяжелым испытанием для английской экономики. Война могла означать банкротство и конец империи 19.

Политика умиротворения западных государств позволила Гитлеру сделать Германию настолько сильной, что она смогла начать большую войну и почти выиграть ее. Главная ошибка состояла в предположении, что Гитлер удовлетворится ограниченными уступками. Аншлюс Австрии в марте 1938 г. и раздел Чехословакии на Мюнхенской конференции в конце сентября этого же года резко изменили расстановку сил в Европе в пользу Германии. Но в то же время Мюнхенское соглашение явилось пределом умиротворения. Сохранить мир любой ценой никогда не было целью политики умиротворения 20. Зимой 1938/39 г. английское правительство утратило веру в возможность достижения взаимопонимания с Германией и готовилось к сопротивлению 21. Немецкая оккупация Праги в марте 1939 г. стала последним событием, которое убедило англичан в том, что Гитлеру нельзя доверять и что единственной альтернативой является сопротивление завоевательным планам Германии.

Теперь Великобритания приступила к созданию контрсилы Германии в Восточной Европе, где ранее избегала вмешательства. Через две недели после оккупации Праги она объявила о своих гарантиях Польше 22. Целью этого поспешного решения было удержать Германию от захвата Польши. Гитлера это, однако, не остановило. После того, как Польша отказалась играть роль германского сателлита, Гитлер распорядился начать приготовления к нападению на эту страну, чем достигалось устранение польской угрозы немецкому тылу и расширение жизненного пространства Германии на востоке. На сей раз Гитлер хотел войны и не желал компромиссов, даже Мюнхенского типа 23.

Единственной силой, способной остановить Германию, мог стать союз между Великобританией, Францией и Советским Союзом, который вынудил бы ее вести войну на два фронта. Но снова Гитлеру был дан шанс использовать противоречивые цели других стран.

В Лондоне и Париже придерживались мнения, что только союз трех великих держав вынудит Гитлера отказаться от нападения 24. Сталин вынужден был считаться с тем, что Германия совершит нападение на Советский Союз, которому придется вынести всю основную тяжесть войны против нее.

Переговоры трех держав продвигались медленно, в особенности из-за подозрительности Лондона относительно намерений советского правительства. Другая причина заключалась в том, что Польша и другие страны Восточной Европы категорически отказывались предоставить свои территории советским войскам в войне против Германии. Позиция советского правительства на переговорах была достаточно сильной. В Москве подозревали, что западные державы только и стремились подтолкнуть Советский Союз к войне с Германией. СССР также не отказывался от принципа, согласно которому три великие державы должны были оказать помощь его соседям в случае нападения на них Германии даже против их собственной воли.

Приняв решение напасть на Польшу, Гитлер заблаговременно поставил цель добиться ее изоляции. Он понимал, что преуспеет в этом, если сможет достичь соглашения с Советским Союзом. Переговоры велись одновременно между Германией и СССР, с одной стороны, и между Англией, Францией и Советским Союзом – с другой. Германия взяла на себя инициативу, и Москве нужно было только ждать ее предложений 25. 2 августа министр иностранных дел фон Риббентроп объяснил советскому поверенному в делах в Берлине, что нет ни единой проблемы между Балтийским и Черным морями, которая не могла бы быть разрешена между Германией и Советским Союзом 26. До последней минуты переговоры велись также между Лондоном и Берлином. Однако Англия ничего не могла предложить Германии. Доверие к ее внешней политике было теперь поставлено на карту, и она не желала требовать уступок от Варшавы, которая упорно отказывалась обсуждать с Германией проблему Данцига и польского коридора 27.

Когда Сталин подписывал пакт о ненападении с Германией 23 августа, он прежде всего имел в виду обеспечение безопасности своей страны. С точки зрения советского правительства предложения Германии были гораздо лучше, чем предложения западных держав, так как они давали Советскому Союзу возможность остаться в стороне от войны и отодвинуть свои оборонительные рубежи на сотни километров на запад. Этот договор также давал возможность Гитлеру начать войну. После того, как переговоры между тремя великими державами зашли в тупик, западные страны были лишены возможности остановить Гитлера. Гитлер надеялся, что его договор о ненападении с Москвой заставит Англию и Францию оставить Польшу без помощи.

Западные державы, однако, нашли в себе силы не примириться со значительным изменением соотношения сил в Европе в результате поражения Польши. После того, как 1 сентября 1939 г. Германия вторглась в Польшу, Англия и Франция объявили ей войну как бы в знак уважения гарантий, которые были даны Польше, а в действительности для того, чтобы предотвратить господство Германии в Европе от Рейна до Черного моря 28.

1 Vehvilainen O. Kansainvalisen jarjestelman kriisi // Kansakunta sodassa / Toini. S. Hietanen. Hels., 1989. Osa 1. S. 12-13.

2 Vehvilainen O. Kansalaissosialistinen Saksa ja Neuvostoliitto, 1933-1934. Porvoo; Hels… 1966. S. 33^10.

3 Bell P.M.H. The Origins of the Second World War in Europe. L., 1986. '" P. 128-146.

4 Ibid. P. 51-90: Kuhnl R. Liberalismista fasismiin: porvarillisen vallan muodot. Jyvaskyla, 1973. S. 91-217.

5 Messerschmidt M. Aussenpolitik und Kriegsvorbereitung // Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. Stuttgart. 1979. Bd. 1. S. 535-539.

6 Буллок Л. Гитлер и Сталин: жизнь и власть: Пер. с англ. Cмоленск. 1994. С. 379

7 Hillgruber A. Kriegsziele und Strategien der grossen Machte // Der Zweite Weltkrieg, 1939-1945. Stuttgart, 1982. S. 12.

8 Vogelsang Т. Neue Dokumente zur Geschichte der Reichswehr, 1930-1933 // Vierteljhareshefte zur Zeitgeschichte. 1954. 11. 2. S. 434-435.

9 Bell P.M.H. Op. cit. P. 204-224.

10 Hildebrand K. Krieg im Frieden und Frieden im Krieg // Der Zweite Weltkrieg: Analysen, Grundzuge, Forschungsbilan. / Hrsg. von W. Michalka. Munchen, 1989. S. 3I-34.

11 UillgruherA. Op. eil. S. 22-24.

12 Kaukiainen L. Smastater i varldskrisens skugga. Sakernetsfragan i den offentliga debatten i Sverige. Finland och Danmark Oktober 1937 – november 1938. Hels., 1980. S. 24-38.

13 Deist W. Die Aufrustung der Wehrmacht // Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. Bd. I. S. 371-532.

14 Volkmann H.-E. Die NS-Wirtschaft in Vorbereitung des Krieges // Ibid. S. 349-368.

15 Hell P.M. //. Op. cit. P. 163-184; Rzheshevsky О. Europe, 1939: Was War Inevitable? Moscow, 1989. P. 123-124.

16 Фрунзе М.В. Собр. соч. М.; Л… 1927. Т. 3. С. 289.

17 Akten zur deutschen auswartigen Politik, 1918-1945. Ser. D. Baden-Baden, 1959. Bd. VI. S.

19. (Далее: ADAP).

18 Kennedy P. The Realities Behind Diplomacy: Background Influences on British External Policy, 1865-1980. Glasgow, 1981. P. 256.

19 Bell P.M.H. Op. cit. P. 222-224; Hillgruber A. Op. cit. S. 14-15.

20 Bell P.MM. Op. cit. P. 247.

21 Watt D.C. How War Came: The Immediate Origins of the Second World War, 1938-1939. N.Y. 1989. P. 99-108.

22 Ibid. P. 186.

23 Messerschmidt M. Op. cit. S. 178, 309.

24 Bell P.M.N. Op. cit. P. 256-257; Watt D.C. Op. cit. P. 178, 309.

25 Fleischauer J. Die sowjetische Aussenpolitik und die Genese des Hitler-Stalin-Paktes // Vom Hitler-Stalin-Pakt bis zum "Unternehmen Barbarossa" / Hrsg. von B. Wegner. Munchen, 1991. S. 27-28.

26 ADAP, 1918-1945. Ser. D. Bd. VI. S. 760.

27 Watt D.C. Op. cit. P. 540-543.

28 Vehvilainen O. Kansainvalisen jarjestelman kriisi. S. 23.

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС СССР

© А.О. Чубарьян

Внешняя политика СССР в 30-е годы определялась особенностями внутреннего развития страны, международной обстановкой и спецификой отношений с соседними государствами. Применительно к советско-финским отношениям следует обратить внимание прежде всего на европейское направление советской внешней политики.

В общем плане советская международная политика продолжала находиться в зависимости от курса на мировую революцию. Идея победы социализма в мировом или по крайней мере в европейском масштабе, взятая В.И. Лениным на вооружение сразу же после победы Октябрьской революции, сохранялась как линия советского руководства, хотя, разумеется, претерпевала существенные перемены в методах и формах реализации. Стабилизация капитализма и отлив революционной волны снимали с повестки дня вопрос о непосредственном революционном взрыве в странах Запада.

На первый план выдвигалась идея поддержки коммунистических партий в западных странах, стремление ослабить капиталистический мир, в частности, в европейском регионе. Важнейшим инструментом в проведении этого курса был Коминтерн, фактически выполнявший функции международного отдела коммунистической партии Советского Союза. Долгие годы Коминтерн нацеливал коммунистические партии стран Западной Европы не только на борьбу с буржуазно-консервативными правительствами, но и социал-демократическими кругами, которые порой представлялись главными врагами и угрозой коммунистическому движению. Подобная политика была отражением сталинизма, его принципиальной сущности и основных установок.

Сталин и его окружение готовы были рассматривать СССР как часть европейской системы, но соглашались использовать опыт исторического развития Европы, ее политической и общественной мысли лишь в рамках того, что, по их мнению, соответствовало революционно-демократическим, и прежде всего социалистическим взглядам и утопиям. Лозунг "Соединенных Штатов Европы" трактовался как реакционный, империалистический и антисоветский. Р. Куденхов-Калерги, один из наиболее активных сторонников европейского единства, вплоть до самого последнего времени изображался как проповедник буржуазных реакционных мыслей и теорий.

Сталин в принципе отвергал и резко осуждал весьма популярные на Западе в 30-е годы пацифизм и пацифистскую идеологию за их буржуазный характер, за классовую ограниченность. Естественная для государства линия защиты национальных интересов Советского Союза в сочетании с идеей революционного мессианства создавали теоретический фундамент советской внешней политики. На различных этапах те или иные ее компоненты выходили на первый план, но в целом все они постоянно оставались на вооружении советских политиков и идеологов.

Западная и, в частности, европейская общественность в значительном своем большинстве враждебно относилась к СССР. Это было вызвано не только отрицанием социального строя в Советском Союзе, но и беззаконием сталинской системы. Практика преследования инакомыслия, многочисленные судебные процессы, массовые репрессии и антибуржуазные кампании отталкивали от него европейскую интеллигенцию и широкие слои общественности.

Все эти факторы усиливали противостояние СССР и капиталистических стран Европы, создавая барьеры на пути сотрудничества европейской общественности с Советским Союзом. Подобное развитие событий стимулировало настроения тех в Западной Европе, кто постоянно настаивал на русской угрозе Европе.

Но в середине 30-х годов, когда нацистская угроза стала реальной, были предприняты попытки объединить антифашистские силы Европы. В этой связи необходимо подчеркнуть, что существовала сфера, в которой взаимодействие СССР и буржуазной Европы не только не замедлялось, но возрастало и становилось все более активным. Речь идет о конкретной политике 30-х годов, о проектах европейской безопасности, которые объективно вовлекали Советский Союз в европейские дела. Россия оставалась великой европейской державой, без которой невозможно было решать любые вопросы европейской политики и жизни. И в этом смысле, отрицая западные ценности, СССР продолжал диалог с Западом, рассматривая себя как неотъемлемую часть европейской жизни и политической борьбы.

Такое же положение было и в Западной Европе. Отвергая сталинизм и социалистическую систему, рассматривая ее как глубоко враждебную европейской традиции и политической мысли, капиталистические державы должны были не только учитывать позицию СССР, но и вести с ним дела, активно привлекая его к европейской международно-политической системе. Для западноевропейских стран Советский Союз оставался чрезвычайно важным фактором в рамках этой системы.

Приход фашизма к власти в Германии создал качественно новую ситуацию в Европе. Речь шла об ответственности европейцев за судьбы Европы. Под угрозу были поставлены достижения ее цивилизации и культуры. В связи с этим возникал кардинальный вопрос: удастся ли объединить усилия европейцев под знаменем защиты Европы от фашизма, возможно ли создание такого общеевропейского механизма, который помог бы избежать войны, сохранить мир и обеспечить безопасность Европы. Для того, чтобы решение всех этих проблем стало возможным, требовалась готовность к созданию системы европейской безопасности, которая приобретала в этой ситуации значение важного общеевропейского феномена. Перед лицом фашистской угрозы требовался новый взгляд на "игру противоречий", необходимо было осознание общей ответственности европейских государств и народов за сохранение мира.

Программа германского фашизма предусматривала уничтожение социализма в России и демократического движения, покорение всей Европы, ликвидацию ее народов, не удовлетворявших требованиям расовых "теорий" фашистских идеологов. Из теоретических построений и первых практических шагов германского фашизма было видно, что угроза нависла не только над СССР, но и над западноевропейскими демократиями.

Гитлер уже в первой после вступления на пост рейхсканцлера публичной речи, произнесенной 2 марта 1933 г. в берлинском дворце спорта, главное внимание сосредоточил на тезисе о вреде марксизма, дискредитируя его практикой сталинского тоталитарного режима – нищетой, голодом, массовыми расстрелами. В Москве речь Гитлера не осталась без внимания. 5 мая полпред СССР в Германии Л.М. Хинчук заявил германскому министру иностранных дел К. Нейрату по поручению своего правительства протест "по поводу выпадов германского рейхсканцлера, относящихся к внутренним делам и положению моей страны". Указав на "унизительную и оскорбительную форму" этих выпадов, он отметил, что "они не могут быть согласованы с существующими отношениями между СССР и Германией"1. К тому времени советская пресса активизировала раскрытие преступных методов, с помощью которых нацисты насаждали свою власть, нищенского положения немецких рабочих и миллионов безработных в Германии, переживающей экономический кризис. Гитлер, по-видимому, понял, что невыгодно в сложившейся обстановке держать такой курс, и прибег к маневру. 23 марта 1933 г. он заявил в рейхстаге, что "имперское правительство желает поддерживать с Советским Союзом взаимные дружественные отношения". 28 апреля Хинчук посетил Гитлера, сообщив ему о встречном желании правительства СССР развивать дружественные отношения с Германией в духе действующих договоров и соглашений. Хинчук передал Гитлеру предложение, поступившее из Москвы, ускорить ратификацию протокола от 31 июля 1931 г. о продлении договора между СССР и Германией от 24 апреля 1926 г. о ненападении и нейтралитете без ограничения его каким-либо сроком 2. Гитлер ответил на это согласием. 5 мая 1933 г. состоялся обмен соответствующими документами о ратификации указанного протокола 3.

Однако успокоение в советско-германских отношениях продлилось недолго. 22 июня 1933 г. Хинчуку вновь пришлось вручить германскому правительству ноту протеста по поводу выступления тогдашнего имперского министра хозяйства А. Хугенберга на Международной экономической конференции в Лондоне с меморандумом. В нем содержалось довольно прозрачное требование, наряду с предоставлением Германии колоний в Африке, дать "энергичной" германской расе возможность приступить к колонизации новых земель в России под предлогом положить там конец начавшемуся после революции процессу внутреннего распада. Этот документ был оценен в Москве как "призыв к войне против СССР"4.

Европейские государства должны были противопоставить фашизму, предполагавшему их насильственный захват, объединение своих усилий и выработку общих мер безопасности. По мере развития событий становилось все более очевидным, что требовались единые действия, нужна была система взаимодействия, включавшая нефашистскую Европу и Советский Союз.

Позиция СССР была определена в декабре 1933 г., когда в Народном комиссариате иностранных дел были разработаны следующие предложения, направленные на создание системы коллективной безопасности в Европе: вступить при наличии необходимых условий в Лигу наций и заключить в рамках этой организации региональное соглашение о взаимной защите от агрессии со стороны Германии (Восточный пакт); согласиться на участие в этом соглашении Бельгии, Франции, Чехословакии, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии или некоторых из этих стран, но с обязательным участием Франции и Польши; начать переговоры об уточнении обязательств участников будущего соглашения о взаимной защите после разработки его проекта Францией, "являющейся инициатором всего дела"5.

В январе 1934 г. B.C. Довгалевский, советский полномочный представитель во Франции, изложил французскому правительству точку зрения своего правительства на вхождение СССР в Лигу наций и региональное соглашение о взаимной защите. Французское правительство высказалось против участия в нем Бельгии на том основании, что это ведет к "смешиванию Локарнского договора с другой системой", и выразило мнение, что нужно заключить на Востоке Европы "свое Локарно". Затем с французской стороны было предложено включить в региональное соглашение Германию, чтобы избежать упрека с ее стороны в стремлении к окружению и не дать Польше, вставшей на путь сближения с Германией, предлога для отказа участвовать в этом соглашении. Французское правительство выразило при этом желание не участвовать прямо в Восточном пакте, а, подписав договор о взаимопомощи с СССР, стать его гарантом 6. 18 мая 1934 г. нарком иностранных дел СССР М.М. Литвинов встретился с назначенным в феврале новым министром иностранных дел Франции Л. Барту и выразил согласие с предложениями французского правительства. Затем началась разработка проекта регионального соглашения, который в июне был доработан Барту и Литвиновым и доведен до сведения всех заинтересованных стран, в том числе Англии и Италии. Последние на словах одобрили Восточный пакт.

Таким образом, участниками Восточного пакта должны были стать следующие страны Центральной и Восточной Европы: Польша, Чехословакия, Германия, Советский Союз, прибалтийские государства и Финляндия. Они обязывались взаимно гарантировать нерушимость границ и оказывать помощь государству-участнику пакта, подвергнувшемуся нападению, и не оказывать помощи государству-агрессору. Наряду с подписанием Восточного пакта должен был быть подписан еще отдельный договор о взаимной помощи между СССР и Францией. Франция стала гарантом Восточного пакта, а СССР, наравне с Англией и Италией, – гарантом Локарнского пакта 1925 г.

Можно было предположить, что нацистская Германия не даст согласия на участие в Восточном пакте, поскольку это означало бы ее отказ от планов агрессии. Так и случилось. В германском меморандуме английскому правительству от 8 сентября 1934 г. было заявлено, что Германия не станет участвовать в новых системах безопасности до тех пор, пока другие державы не будут считать возможным ее равноправие в области вооружения. Негативное отношение к участию в Восточном пакте проявила и Польша, правительство которой 26 января 1934 г. подписало германо-польскую "Декларацию о необращении к силе". И Гитлер, и польский министр иностранных дел Ю. Бек заявляли, что Восточный пакт преследует цель "окружить" Германию и "изолировать" Польшу, и заверяли друг друга в решимости "не допустить обесценивания германо-польского протокола от 26 января 1934 г. коллективными договорами"7.

Тем временем решился вопрос о вступлении СССР в Лигу наций. Совет Лиги на заседании 11 сентября 1934 г. принял решение о том, что Советскому Союзу после вступления в Лигу наций будет предоставлено постоянное место в ее Совете 8.

В обостряющейся обстановке в Европе важное место занимали вопросы разоружения. Переговоры о разоружении проходили в рамках Лиги наций во второй половине 20-х – начале 30-х годов. Однако после многолетних дискуссий проблема разоружения так и не сдвинулась с места. Наращивание вооружений продолжалось, а в центре Европы фашистская Германия создала опасный очаг войны.

Известный английский политический деятель Д. Ллойд Джордж дал убийственную характеристику переговорам о разоружении. «Комическая пьеса, – писал он, – в которой разоружение и обеспечение безопасности ведут между собой борьбу за первенство, все еще привлекает в женевский театр полный зал зрителей… дебаты продолжаются, причем "красноречивые", "блестящие" и "государственные" речи следуют друг за другом в беспрерывной цепи… Разоружение гонится за обеспечением безопасности; обеспечение безопасности охотится за разоружением, но никогда одно не догоняет другое».

В феврале 1933 г. советское правительство вынесло на обсуждение международной конференции по разоружению в Женеве проект декларации относительно определения агрессии 9. В нем под определение агрессии подпадали различные действия нападающей стороны, как-то: объявление войны, вступление войск на территорию другого государства без объявления войны, артиллерийский обстрел и авиационные бомбардировки объектов на территории другого государства, высадка морских и воздушных десантов, морская блокада.

В июле 1933 г. в беседах между советским полномочным представителем во Франции B.C. Довгалевским и французским министром иностранных дел Ж. Поль-Бонкуром зародилась идея о целесообразности установить между СССР и Францией более тесные отношения. Осенью они продолжили переговоры на эту тему и пришли к выводу о необходимости заключения советско-французского пакта о взаимопомощи и создании в Европе системы коллективной безопасности 10. В мае 1935 г. были подписаны договоры СССР с Францией и Чехословакией о взаимной помощи, которые могли бы стать существенными элементами европейской системы безопасности. Активно сотрудничали в этом направлении французский министр Луи Барту, советский нарком М. Литвинов, югославский король Александр, многие политические и общественные деятели различных стран Европы. Проходили многочисленные конференции и встречи.

Если говорить о Советском Союзе, то следует отметить, что в результате последних исследований советских ученых становится очевидным, что Сталин не очень симпатизировал идее коллективной безопасности, на практике главным сторонником этой идеи был Литвинов. Именно во многом благодаря его стараниям и действиям его французских коллег намечались контуры системы европейской безопасности.

Однако очень скоро проекты безопасности столкнулись с серьезными трудностями. На Западе постепенно возобладала политика, получившая печальную известность как линия на умиротворение германского агрессора, состоявшая в том, чтобы канализировать германские планы на Восток.

После убийства Барту 11 изменилась ориентация французской политики. Договор с СССР не был подкреплен военной конвенцией, а линия на умиротворение Германии стала преобладать в политике французских правящих кругов. На смену реалистически мыслящим политикам пришли люди, для которых неприятие СССР было сильнее политической целесообразности. Франция фактически бросила на чашу весов своей политики и судьбы малых стран Европы, находившихся в орбите французского влияния, довольно безучастно взирая на проникновение Германии в традиционно французские сферы.

Большое и негативное воздействие как на Францию, так и на всю ситуацию в Европе оказывала политика Англии, которая явилась, пожалуй, основной движущей силой политики умиротворения. Она была менее заинтересована в интегрированной Европе. Европейские тенденции и настроения всегда были не особенно популярны в Англии. Общая линия ее политики не изменилась и тогда, когда Германия перешла от слов к делу. Но логикой событий Англия втянулась в европейские дела более активно, чем, видимо, ожидали ее политические лидеры.

Тем временем Германия вместе с фашистской Италией усилили реализацию своей агрессивной программы. В ночь на 3 октября 1935 г. без объявления войны итальянские войска вторглись в Эфиопию. Германия, не являвшаяся членом Лиги наций, открыто оказывала экономическую поддержку Италии. Эфиопия была захвачена и в начале мая 1936 г. ликвидирована как государство. А Лига наций оказалась неспособной защитить Эфиопию и отстоять право на свободу и независимость одного из своих участников, что имело непоправимые последствия.

7 марта 1936 г. Германия в нарушение Локарнских соглашений ввела свои войска в пограничную с Францией демилитаризованную Рейнскую зону. Французское правительство предложило Совету Лиги наций применить к Германии экономические санкции. Однако это предложение не нашло поддержки ни со стороны Италии, взявшей во время войны с Эфиопией курс на сближение с Германией, ни со стороны Англии, рассчитывавшей, что для его осуществления "нет никакой юридической базы"12. Совет Лиги наций ограничился лишь констатацией факта нарушения Германией одного из пунктов Версальского договора.

17 марта 1936 г. в Совете Лиги наций Литвинов говорил: "Нельзя бороться за коллективную безопасность, не принимая коллективных мер против нарушения международных обязательств. Мы не считаем, однако, такой мерой коллективную капитуляцию перед лицом агрессора, перед лицом нарушения договора или коллективное согласие на премирование агрессора путем принятия угодной и выгодной агрессору базы соглашения или других планов"13.

Позиция Франции перед лицом германской угрозы в марте 1936 г. существенно ослабила ее международный авторитет. Связанные с нею договорами страны Центральной и Юго-Восточной Европы, убедившись, что она не может защитить свои собственные интересы, все более стали склоняться в сторону Германии. Французский дипломат Поль-Бонкур впоследствии сказал по этому поводу: "7 марта 1936 г. – это вторая капитуляция Франции. Первая – не помешали германскому перевооружению. Еще большая капитуляция – потеряли союзников"14.

Новую угрозу безопасности в Европе создал начавшийся в июле 1936 г. вооруженный мятеж против правительства Народного фронта в Испании. Как известно, СССР оказал республиканскому правительству Испании помощь кредитами, продовольствием, медикаментами, а также поставлял ему военную технику. На стороне республиканской армии участвовали в боевых действиях более двух тысяч советских военнослужащих и бойцы интернациональных бригад из многих стран мира.

Помощь Советского Союза показала, что он является противником фашистской Германии, но одновременно она дала новые аргументы и тем, кто расценил участие СССР в испанских событиях как угрозу вооруженного экспорта революции. Этот фактор сыграл немалую роль и в позиции Франции и Англии по отношению к СССР в связи с событиями, развернувшимися в 1938 г. вокруг Австрии и Чехословакии.

Опираясь на существовавшие в Австрии нацистские группировки, гитлеровское правительство стало добиваться от австрийского правительства воссоединения Австрии с Германией. 12 марта 1938 г. 200-тысячная группировка немецких войск вступила на австрийскую землю. На следующий день был принят закон, объявивший Австрию "немецкой землей".

Относительная устойчивость в Центральной Европе была разрушена. 17 марта Литвинов от имени советского правительства выступил с заявлением, в котором охарактеризовал аншлюс Австрии как "насильственное лишение австрийского народа его политической, экономической и культурной независимости", предупредив, что следующей жертвой нацистской агрессии в первую очередь может оказаться Чехословакия, а затем и другие европейские страны. Литвинов сообщил, что советское правительство "готово участвовать в коллективных действиях, которые были бы решены совместно с ним и которые имели бы целью приостановить дальнейшее развитие агрессии и устранение усилившейся опасности новой мировой войны"15. Но коллективных действий не последовало.

В Англии и Франции, как и прежде, недооценивали исходящей от нацистов угрозы для их собственной безопасности. В Москве же такую опасность представляли более реально. Но в Париже, Лондоне и Вашингтоне не прислушивались к таким оценкам, что в немалой степени объяснялось недоверием к кремлевскому руководству, которое выступало против преступного нацистского режима и в то же время прибегало к преступным методам утверждения власти в собственной стране. Именно на начало 1938 г. в СССР пришелся апогей сталинских репрессий. 2-13 марта 1938 г., когда решался вопрос о дальнейшей судьбе Австрии, в Москве Сталиным и его подручными был разыгран один из показательных процессов с приглашением на него иностранных журналистов и дипломатов против участников мифического "правотроцкистского блока". 13 марта, т.е. в день "включения" Австрии в состав Германии, по ложным обвинениям в шпионаже и подрывной деятельности были вынесены смертные приговоры Н.И. Бухарину, А.И. Рыкову и др. Эти события воспринимались за рубежом как проявление кризиса советского диктаторского режима, порождали среди общественности буржуазно-демократических стран сомнения в его способности быть надежным партнером в деле обуздания агрессоров.

Венцом политики "умиротворения", как известно, стал мюнхенский договор 1938 г., в результате которого Англия и Франция санкционировали захват Чехословакии гитлеровской Германией. События показали, что тогдашние руководители Англии и Франции фактически дали "зеленый свет" поглощению европейских стран фашистскими режимами. Они молча восприняли аншлюс Австрии, не препятствовали германскому проникновению во многие страны Юго-Восточной и Центральной Европы, на Балканы, в Средиземноморье и т.д.

Общий фон европейской политики оказывал существенное влияние и на советско-финские отношения. В 1937-1938 гг. они характеризовались значительной внутренней напряженностью. Со стороны Советского Союза, как показывают советские внешнеполитические документы, проявлялось постоянное беспокойство: во-первых, сохраняющимся германским влиянием на политическую и общественную жизнь Финляндии; во-вторых, опасениями в связи с возможным включением Финляндии в союзы или блоки с участием Германии и Англии; в-третьих, периодически возникающими инцидентами на советско-финской границе.

В те годы, как известно, явно ухудшались отношения СССР с Англией и Францией, но противоречия с Германией занимали еще главенствующее место, и эти тенденции явно сказывались на отношениях СССР с Финляндией. Со своей стороны, финское руководство стремилось всячески рассеять опасения и беспокойство Москвы, заявляя о своем желании нормализовать и развивать отношения с Советским Союзом. В феврале 1937 г. финский министр иностранных дел Р. Холста посетил Москву, чтобы, как он заявил, рассеять слухи "об обострении советско-финских отношений"16. По словам финского министра, его визит в Москву был одобрен всеми политическими партиями Финляндии, а также министром иностранных дел Швеции Сандлером. В беседах с Литвиновым Холсти подчеркивал свое намерение следовать идеям Лиги наций и бороться с прогерманскими настроениями, существовавшими в финском обществе.

Характерно, что в ходе переговоров с Холсти Литвинов, подчеркивая желание СССР улучшать и развивать отношения с Финляндией, заявлял, что она "предпочитает интимную близость с Германией, Польшей и даже Японией"17. Литвинов прямо указал, что СССР опасается, что в случае большой европейской войны Финляндия может оказаться в "противостоящем нам лагере" и что мы принимаем меры предосторожности на финской границе. Литвинов заявил даже, что вся наша страна считает Финляндию нам враждебной. В беседе с советской стороны упоминалось о строительстве немцами в Финляндии аэродромов и химического завода.

Фактически уже в ходе этого визита обозначались пункты и линии напряженности в отношениях между двумя странами. В дальнейшем советская сторона постоянно возвращалась именно к этим вопросам, а финские представители стремились отрицать прогерманские тенденции и оправдывать или объяснять инциденты на финско-советской границе. И если в первые месяцы после визита Холсти в Москву советские представители в Финляндии заявляли о благоприятных и значительных итогах переговоров в Москве 18, то затем в донесениях советских дипломатов из Хельсинки снова появились тревожные ноты. Возобновились инциденты на границе 19.

Последующие события показали также, что в Москве параллель но с германской "опасностью" все настойчивее отмечали и английскую активность. Так, в письме заместителя наркома иностранных дел В.П. Потемкина от 1 июня 1937 г. прямо указывалось на англофильские настроения Холсти и на усиление английской деятельности в прибалтийско-скандинавских делах. Одновременно высказывались опасения и по поводу возможного привлечения Финляндии к польским планам (направляемым Англией) создания "санитарного кордона" и антисоветского блока в Прибалтике 20.

Таким образом, отношения с Финляндией полностью отражали об щую линию тогдашней политики советского руководства. В условиях сохраняющейся враждебности с Германией и усиливающейся напряженности в отношениях с Англией Москва стремилась ослабить влияние этих держав в Финляндии и активизировать собственные позиции в политике своего северного соседа.

Тем временем продолжались инциденты на советско-финской границе. Характерно, что в Москве тщательно фиксировали даже малейшие нарушения границы со стороны Финляндии и делали немедленные представления финской стороне 21. В ходе контактов с финскими официальными лицами советские представители продолжали обращать внимание на "усилившуюся германскую активность в Финляндии" и на недружественные в отношении СССР публикации в финской печати.

4 августа 1937 г. ТАСС сделал специальное заявление об усилении германской активности в Финляндии 22 (речь шла о встрече германской эскадры с финскими судами, о приезде в Финляндию делегации германских "учителей гимнастики", которых советский полпред в сообщении в Москву назвал германскими офицерами, прибывшими для подробного изучения страны и т.п.). Финское правительство, желая, видимо, смягчить напряженность, сообщило о переносе визита германской эскадры с Аландских островов в Хельсинки и заявило, что финский флот, за исключением необходимого минимума, не встретится с немцами 23. Советские представители сочли это решение половинчатым и указали финским дипломатам на желание немцев проникнуть для рыболовства в Печенгскую область 24.

Эти факты служили явным подтверждением, что напряженность в отношениях между двумя странами продолжала нарастать. Схожая ситуация происходила в 1938 г. Продолжались нарушения границы, следовали представления советской стороны 25. Помимо протестов с советской стороны, и финское министерство иностранных дел 20 июля 1938 г. обратило внимание советского полпреда на задержание советскими властями финского судна 26. 23 августа с советской стороны последовала официальная нота наркоминдела, в которой говорилось о ненормальных условиях работы советских пограничных комиссаров на Карельском перешейке 27.

Подписание мюнхенского соглашения в сентябре 1938 г. еще более обострило советское восприятие различных международных событий, в том числе и советско-финских отношений. Что касается Финляндии, то, по сообщениям советского полпреда, мюнхенское соглашение вызвало большое беспокойство в Хельсинки, различные финские деятели высказывали опасения вовлечения своей страны в возможные международные конфликты. Это проявилось, в частности, во время первой же беседы с советским послом нового министра иностранных дел Финляндии Э. Эркко, который всячески подчеркивал, что Финляндия стремится к укреплению добрососедских отношений и экономических связей между СССР и Финляндией. Он заявил также, что не видит каких-либо спорных принципиальных вопросов между двумя странами, и выразил надежду на то, что имевшие место в прошлом пограничные недоразумения в результате уточнения границы будут окончательно устранены и на границе установится порядок, соответствующий странам, находящимся в добрососедских отношениях. Эта идея была поддержана и советским полпредом 28.

Однако развитие событий показало, что источники напряженности в советско-финских отношениях сохранялись. Они были связаны с общим ухудшением международной обстановки, состоянием отношений Советского Союза с Германией и Англией. На это накладывались и непосредственно советско-финские противоречия. СССР стремился обезопасить свои северные границы на случай возникновения большой войны и одновременно пытался решить в свою пользу старые "счеты" и разногласия с Финляндией. При этом в верхних эшелонах власти в Москве, видимо, существовали разные варианты урегулирования советско-финских противоречий. Показателем этого могут служить два документа, недавно обнаруженные в советских архивах.

Первый документ от 1 апреля 1938 г. был, вероятно, подготовлен "легальным" руководителем советской внешней разведки в Финляндии Б.А. Рыбкиным, который под фамилией Ярцев числился вторым секретарем посольства СССР в Хельсинки. Он начинается с утверждения, что нынешнее финское правительство не является германофильским, что оно стремится к улучшению отношений с СССР и ориентируется на Скандинавию и на нейтралитет. При этом, признавалось в записке, финское правительство не в состоянии противостоять давлению фашистских элементов и принимать реальные меры против немецкой активности и собственных фашистов. По мнению авторов записки, стремление к улучшению отношений с СССР вызывается у финского правительства опасениями, что наши систематические разоблачения немецкого влияния подрывают авторитет Финляндии. На этой основе финское правительство и хочет убедить СССР, что Финляндия не собирается предоставлять свою территорию фашистским агрессорам для войны с СССР. Финляндия, кроме того, заинтересована в серьезном развитии торговли с Советским Союзом. В преддверии предстоящих выборов (июль 1939 г.) финские руководящие деятели готовы к поискам подходов к Советскому Союзу.

Автор документа делает из этого вывод, что создается реальная обстановка для нейтрализации немецкого влияния и вовлечения Финляндии в орбиту интересов Советского Союза, и предлагает следующий план действий. Мы даем финнам гарантию неприкосновенности Финляндии в ее теперешних границах; снабжаем ее вооружением и материально-техническими средствами, необходимыми для укрепления тех стратегических пунктов, которые являются наиболее уязвимыми с точки зрения действий германского воздушного и морского флотов, и расширяем торговый оборот (в том числе и в сельскохозяйственной сфере). Взамен мы требуем заключения с Советским Союзом пакта о взаимной помощи, поддержку Финляндией позиций СССР в международных вопросах и реальных гарантий военного характера (которые могут быть разработаны НКИД и Генштабом).

Далее в документе перечисляются (с характеристиками) лица, с которыми можно было и следовало бы вести переговоры. Среди них были названы премьер-министр А. Каяндер, его секретарь А. Инкиля, министр иностранных дел Холсти, министр обороны Ю. Ниукканен, генерал А. Сихво и начальник административного отдела МИД К. Рантакари. Интересно, что в характеристиках этих лиц упоминались их политические взгляды, настроения и материальное положение. На документе имеются пометки Сталина, из которых наиболее интересно предложение добавить к нашим гарантиям невмешательство во внутренние дела Финляндии 29. 7 апреля Рыбкин имел беседу со Сталиным и получил задание провести секретные переговоры с финским руководством, чтобы склонить его к заключению договора о взаимопомощи. Так возникла акция, получившая кодовое название "Дело 7 апреля". Рыбкин вел переговоры с министром иностранных дел Р. Холсти, сменившим его позднее на этом посту В. Таннером и премьер-министром А. Каяндером. Но финская сторона отклонила советские предложения 30.

Второй документ относится к июню 1938 г. и представляет собой записку начальника УНКВД по Ленинградской области М.М. Литвина на имя наркома внутренних дел Н.И. Ежова. В ней говорится о том, что ряд существующих между Финляндией и СССР конвенций и соглашений являются для нас крайне невыгодными и дают Финляндии большие преимущества, так как финны засылают к нам свою агентуру, ведут вербовку советских граждан и изучают наши оборонные сооружения и мероприятия. К числу таких невыгодных соглашений автор записки относил: соглашения между СССР и Финляндией о плавании финляндских торговых судов по р. Неве (из Ладожского озера в Финский залив и обратно) от 1923 г. и 1928 г.; Конвенцию между Советским Союзом и Финляндией о рыбном и тюленьем промысле на Ладожском озере от 1934 г.; Конвенцию об оленях между СССР и Финляндией от 1933 г.; Конвенцию между РСФСР и Финляндией о сплаве лесных материалов от 1922 г. и 1933 г. В записке приводятся примеры действий финских разведывательных кругов.

Судя по дальнейшему ходу событий, эта записка была направлена В.М. Молотову, который, очевидно, запросил мнения наркоминдела. Оно также отражено в архиве. Литвинов, подписавший записку наркоминдела, соглашается с возможными невыгодными условиями трех конвенций, но отмечает, что они связаны с мирным договором с Финляндией и что сейчас мы не сможем добиться от соседей, а тем более от Финляндии согласия на пересмотр мирных договоров. Аннулирование же или нарушение их в одностороннем порядке создало бы для нас такое положение, в серьезности которого Литвин вряд ли отдает себе отчет.

Далее Литвинов разбирает подробно и конкретно все последствия односторонних советских действий в отношении Финляндии. Любопытно, что наркоминдел ставит под сомнение утверждение о большом количестве нарушений со стороны Финляндии или о диверсиях с ее стороны. Он пишет, что лучше и проще вести переговоры с финской стороной по отдельным пунктам конвенций. По ряду вопросов это уже и делается советскими заинтересованными организациями.

На записке Литвинова имеется резолюция В.М. Молотова и А.И. Микояна, предлагающих создать комиссию в составе Н.И. Ежова, М.М. Литвинова, A.A. Жданова и автора записки в НКВД М.М. Литвина и поручить ей дать предложения в течение пяти дней 31. Дальнейшая судьба комиссии неизвестна, но вся история с двумя документами 1938 г. показывает, что наркоминдел стремился к урегулированию и нормализации отношений с Финляндией, в то время как ряд других ведомств (и прежде всего НКВД) настаивали на жестких силовых действиях. В конкретной ситуации 1938 г. силовой вариант, судя по всему, не прошел, но несомненно, что столкновения этих тенденций оказало влияние на советско-финские отношения в период, предшествовавший зимней войне.

В начале 1939 г. стали проявляться и изменения в политике СССР. Уже в марте 1939 г. Сталин намекал на XVIII партийном съезде на желательность улучшения отношений с Германией. А после отставки Литвинова и прихода Молотова к руководству внешней политикой страны этот поворот стал принимать реальные очертания. Сталин испытывал все большее недоверие к либеральным западным демократиям, и Мюнхен давал ему дополнительные аргументы. Советское руководство явно брало курс на контакты и возможное сотрудничество с Германией.

В Москве усиливались и старые имперские устремления. Кроме того, переговоры СССР с Англией и Францией все больше заходили в тупик. Сочетание этих противоречивых тенденций и настроений вместе со стремлением избежать вовлечения СССР в военный конфликт и обеспечить его безопасность лежало в основе советской позиции на переговорах с Англией и Францией, а затем и с Германией летом 1939 г., при решении многих международных проблем, последовавших после заключения советско-германского пакта в августе 1939 г.

1 Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 0129. Оп. 17. Д. 345. П. 129а. Л.9. (Далее: АВП РФ).

2 Там же. Л. 10.

3 Там же. Л. 14.

4 Там же. Л. 21-23.

5 Документы внешней политики СССР. М., 1960. Т. XVI. С. 876-877. (Далее: ДВПСССР).

6 АВП РФ. Ф. 05. Оп. 19. Д. 358. П. 22. Л. 37.

7 1939 год: Уроки истории. М., 1990. С. 20.

8 АВП РФ. Ф. 05. Оп. 18. Д. 352. П. 21. Л. 16.

9 См.: ДВП СССР. М„ 1968. Т. XIX. С. 508.

10 АВП РФ. Ф. 0129. Оп. 17. Д. 345. П. 129а. Л. 5.

11 Был убит в 1934 г. в Марселе вместе с югославским королем Александром I гитлеровскими агентами.

12 АВП РФ. Ф. 098. Оп. 19. Д. 657. П. 141. Л. 240.

13 ДВП СССР. М., 1974. Т. XIX. С. 174.

14 Цит. по: Европа XX века: проблемы мира и безопасности. М., 1985. С. 71

15 ДВП СССР. M., 1977. Т. XXI. С. 128-129.

16 Там же. М„ 1976. Т. XX. С. 73.

17 Там же. С. 75.

18 Там же. С. 121.

19 См., например, телеграмму советского представителя в Хельсинки 11 мая 1937 г. // ДВП СССР. Т. XX. С. 242.

20 Там же. С. 242.

21 Там же. С. 360, 396.

22 Там же. С. 426.

23 Там же. С. 441.

24 Там же.

25 ДВП СССР. М., 1977. Т. XXI. С. 28, 46, 50-51, 360, 392.

26 Там же. С. 384.

27 Там же. С. 448-449.

28 Там же. С. 684-685.

29 Архив Президента Российской Федерации. Ф. 45. Оп. 1. Д. 178. Л. 37-37.

30 Очерки истории российской внешней разведки. М., 1997. Т. 3. С. 296-309; Воен.-ист. журн. 1998. №1. С. 54-63.

31 Там же. Ф. 56. Оп. 1. Д. 1339. Л. 1-9.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ФИНЛЯНДИИ

© Т. Вихавайнен

Финляндия относится к числу стран, которые обрели независимость в результате первой мировой войны и революции в России. Среди этих стран она выделялась тем, что уже являлась автономным формированием. Будучи великим княжеством, входившим в состав Российской империи, Финляндия располагала органами самоуправления, которые во многом руководствовались собственным законодательством. Административно с империей ее связывала личность императора, который являлся Великим князем Финляндским.

На рубеже XIX-XX вв. возникла и стала нарастать напряженность во взаимоотношениях между великим княжеством и метрополией, что было обусловлено стремлением последней унифицировать структуру империи, теснее привязать Финляндию к России. Это время сохранилось в памяти финнов и вошло в их историю как "годы гнета". Оно упрочило представление об опасности русского империализма, а также о необходимости упорно отстаивать законные права страны. После обретения независимости к числу основных задач внешней политики Финляндии относились поиски гарантий против угрозы со стороны России. При этом приверженность традиции правового мышления оставалась весьма прочной.

Советское правительство решительно заявило, что отмежевывается от имперской политики своих предшественников, но на практике в годы гражданской войны весьма активно действовало так, чтобы вернуть свои прежние территории и расширить масштабы мировой революции. Последнее, с позиции Финляндии, являлось даже более опасным, чем дореволюционный русский империализм, поскольку идея мировой революции могла найти внутри страны поддержку среди представителей известной "пятой колонны", питательной почвой для которой было наследие гражданской войны 1918 г.

С точки зрения советского правительства Финляндия, которая стратегически находилась особенно близко от Петербурга (Ленинграда) и контролировала острова у входа в Финский залив, стала частью мировой капиталистической системы, стремившейся всеми средствами свергнуть первое в мире социалистическое государство. В 1919 г. английская флотилия предприняла боевые действия против советского флота в районе Койвисто. В период между двумя мировыми войнами советское руководство неизменно считалось с вероятностью капиталистической интервенции. Финляндию оно рассматривало как соседнюю страну, занимавшую важное стратегическое положение, и оценивало ее отношения с другими великими державами, исходя из учета подобной перспективы. При этом взаимоотношения между Финляндией и СССР характеризовались обоюдной подозрительностью, чему способствовали воспоминания о событиях гражданской войны в Финляндии и других, менее значимых вооруженных конфликтах 1918-1922 гг. Вместе с тем Финляндия в межвоенный период в своей внешней торговле, как в экспорте, так и в импорте, переориентировалась на западные державы. Произошедший после Октябрьской революции спад широкомасштабной торговли между Финляндией и Россией не был преодолен. Таким образом взаимные связи между двумя странами оставались весьма незначительными.

В период между двумя мировыми войнами ни от Финляндии, ни от СССР не исходило открытой взаимной военной угрозы. Не возникало у них и спорных территориальных проблем, аналогичных тем, что имели место между Советским Союзом, Польшей и Румынией. Тем не менее финляндско-советские отношения в лучшем случае можно было назвать как прохладные и отчужденные.

Начальный период

Вскоре после Октябрьской революции, 15 ноября 1917 г. парламент Финляндии провозгласил себя наследником тех прав, которые некогда принадлежали российскому императору как Великому князю Финляндскому, а затем временному правительству. Советское правительство, правда, хотело направить матроса П. Шишко в качестве нового генерал-губернатора Финляндии, но финское правительство отклонило это предложение. В парламенте как социал-демократы, так и представители буржуазии выступили за объявление независимости, хотя возникли и разногласия – часть депутатов считала целесообразным вначале вступить в переговоры по этому вопросу с советским правительством 1. Решение о провозглашении независимости Финляндии было принято парламентом 6 декабря. В его основе лежало стремление избежать ситуации, при которой пришлось бы признать советское правительство обладателем высшей власти в Финляндии. В этой связи можно сказать, что независимость была достигнута Финляндией вследствие революции в России. Решение о независимости облегчало и возможность поддержки Германии, которую пообещал главный квартирмейстер германской армии генерал Э. Людендорф в случае, если Финляндия потребует вывода русских войск со своей территории 2.

Таким образом, на начальном этапе Финляндия во внешней политике ориентировалась на Германию, поддержка которой имела существенное значение для защиты ее свободы. Финское правительство не располагало тогда собственной армией. Она только формировалась на основе добровольцев из шюцкора, в то время как на территории страны все еще находились десятки тысяч русских солдат. К тому же из числа рабочих была сформирована Красная гвардия, которая не признавала законное правительство, поддерживала руководство социал-демократической партии, ориентировавшейся на Советскую Россию. Германское правительство обещало оказать содействие законному правительству Финляндии, чтобы большевики признали ее независимость, а также направить в страну оружие и финский егерский батальон, обученный в Германии 3.

Правительство Финляндии обратилось к ряду государств с просьбой о признании своей независимости. Германия, которая в тот период вела с Советской Россией переговоры в Брест-Литовске, оказала давление на финское правительство, побудив его вначале получить согласие большевистского правительства, которое провозгласило право народов России на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Это означало, что финскому правительству надлежало сделать то, чего оно стремилось избежать – признания власти большевиков.

Когда правительство Финляндии и оппозиция в лице социал-демократов направили Совету Народных Комиссаров соответствующую просьбу, она была удовлетворена. 31 декабря 1917 г. СССР признал независимость Финляндии. Непосредственно после этого о ее признании заявили Швеция, Франция и Германия. Советское правительство полагало, что этот шаг должен способствовать активизации в стране классовой борьбы и достижению победы революции, после чего будущее пролетарское правительство смогло бы добровольно присоединиться к Советской России. Тем самым парадоксальным способом была бы реализована идея "отделения во имя объединения", как это в ряде случаев и происходило 4.

Таким образом, Германии не было необходимости оказывать воздействие на большевиков, чтобы те признали суверенитет Финляндии. Однако вскоре после этого германская поддержка сыграла важную роль в сохранении независимости страны.

В гражданской войне, начавшейся в Финляндии 28 января 1918 г., сочувствующие Советской России получили от нее необходимое оружие 5. Большевистское правительство поддерживало их всеми средствами. В боях против законного правительства Финляндии на различных этапах войны участвовало около 10 тыс. русских 6. В свою очередь не признававшие Советов снабжались оружием из Германии. После заключения Брест-Литовского мирного договора в Финляндию было направлено около 12,5 тыс. немецких войск. В Германии также получили военную подготовку до 2 тыс. финских егерей. Они составили ядро новой армии Финляндии. В условия мирного договора входило также требование о выводе русских войск из Финляндии 7.

1 марта, непосредственно перед подписанием мира в Брест-Литовске, Совет Народных Комиссаров, за два месяца до этого признавший законное правительство Финляндии, заключил государственный договор с Советом народных уполномоченных Финляндии (правительство красных). Согласно ему была определена государственная граница между Финляндией и Советской Россией и наряду с другими решен вопрос о гражданских правах. В частности, предусматривалась "максимально облегченная" процедура их получения русскими в Финляндской социалистической рабочей республике 8. Со своей стороны, законное правительство подписало 7 марта 1918 г. "мирный договор" с Германией (будучи частью Российского государства Финляндия находилась в состоянии войны с Германией). Дополнительный секретный протокол договора предоставил Германии право иметь военно-морские базы на территории Финляндии 9.

Оба правительства Финляндии интересовала судьба Восточной Карелии. Эта территория находилась к востоку от границы Великого княжества. Она никогда ранее не входила в состав ни шведского государства, ни Великого Княжества Финляндского. Жители этой территории по своему вероисповеданию были православными, но говорили на языке, родственном финскому, который, по крайней мере отчасти, можно было считать даже его диалектом. В течение многих десятилетий в Финляндии ощущался интерес к соплеменникам из Восточной Карелии. Эти земли, большая часть которых воспета в эпосе "Калевала", считались важными в национальном смысле. Во время первой мировой войны как большевики, так и западные державы с воодушевлением провозгласили принцип права наций на самоопределение. В духе времени обе стороны предполагали применить этот принцип к той территории, на которой карелы вплоть до 20-х годов составляли большинство населения. Правительство красных в Финляндии считало, что Восточную Карелию при согласии большевиков можно было бы присоединить к Финляндии. Однако этот вопрос на переговорах между советским правительством и красным финляндским правительством было решено рассмотреть позднее 10. Вновь он возник в 1939 г. в связи с договором, заключенным между советским правительством и так называемым правительством О. Куусинена.

В период гражданской войны в Финляндии между ней и Советской Россией возникла военная ситуация. Для ее ликвидации летом 1918 г. в Берлине велись советско-финляндские переговоры, на которых Финляндия выдвинула требования по поводу Восточной Карелии. Вопреки ожиданиям финнов Германия не захотела подвергать риску свои отношения с советским правительством из-за Восточной Карелии и не проявила интереса к заключению советско-финляндского договора на финских условиях. Из-за поражения в войне Германии переговоры закончились безрезультатно, и мир с Советской Россией удалось заключить только в октябре 1920 г. 11

Финляндия ориентировалась на Германию с тем, чтобы получить гарантии независимости от той угрозы, которая непосредственно в то время или в будущем могла исходить от России. Одним из проявлений этой политики было избрание немецкого принца Фридриха Карла Гессенского королем Финляндии 9 октября 1918 г. В результате последовавшего военного поражения Германии Финляндия была вынуждена изменить свою ориентацию в глобальной политике.

Финско-германское сотрудничество охладило отношение держав Антанты к Финляндии. В отличие от Германии они не признавали тогда большевистское правительство. Из-за ориентации Финляндии на Германию Франция разорвала с ней дипломатические отношения. Великобритания, также воздерживалась от признания независимости Финляндии. Для того, чтобы получить поддержку западных держав, которая теперь стала жизненно важной для Финляндии, прежнее ее политическое руководство вынуждено было уйти с авансцены 12. Немецкий принц так и не прибыл в Финляндию. Правительство Ю.К. Паасикиви, известное своей прогерманской ориентацией, уступило место новому правительству, которое возглавил Л. Ингман. Генерал К. Маннергейм, отошедший от дел после гражданской войны, который, как известно, поддерживал союзников, был по инициативе парламента избран регентом. Его предшественник, прогермански настроенный Свинхувуд ушел в отставку 13.

Новая ориентация давала Финляндии основания рассчитывать на политическое признание Великобританией, а также на получение поддержки, в том числе и продовольствием, в случае возникновения большевистской угрозы. В 1919 г. в различных финских кругах высказывалась мысль о возможности наступления финнов на Петроград совместно с русскими белогвардейцами. Сторонники этой идеи полагали, что тем самым Финляндия снискала бы себе симпатии белой России. Однако со стороны белогвардейских руководителей не были получены гарантии признания независимости Финляндии. К тому же Великобритания, которая с точки зрения Финляндии была ведущей великой державой, не одобрила замысел операции, сочтя его слишком рискованным. В этих условиях большинство финляндского парламента и ведущие финские политики отклонили идею о развертывании военных действий 14.

Финляндия не предприняла наступления на Петроград. Тем не менее небольшие отряды финских добровольцев все же вели военные действия, среди так называемых активистов вынашивались планы присоединения этой территории к Финляндии. Они руководствовались известной идеей о "Великой Финляндии", которая отчасти нашла поддержку в самой Восточной Карелии. Однако эта идея никогда не была определяющей в политике правительства 15.

Переговоры между Россией и Финляндией с целью прекращения военного положения, возникшего в связи с гражданской войной 1918 г., проходили в Тарту. Финскую делегацию на них возглавил Ю.К. Паасикиви. Согласно мирному договору, заключенному 14 октября 1920 г., Восточная Карелия осталась в составе Советской России. Это явилось разочарованием для определенных правых и молодежных кругов, которые восприняли договор как "постыдный", ибо считали, что население Восточной Карелии оказалось обманутым, что эту территорию уступили без учета мнения народа (без референдума). Но лишь 27 депутатов из 200 проголосовали в парламенте против договора, 163 – поддержали его 16.

Согласно Тартускому миру была подтверждена линия границы на Карельском перешейке, которая была определена еще в 1323 г. Ореховским мирным договором. До 1617 г. она являлась границей между Швецией и Россией, а затем, с 1721 г. сохранялась в качестве административной границы Финляндии между так называемой Старой Финляндией и Ингерманландией (Ижорская земля. – Ред.). В 1812 г. она стала границей Великого Княжества Финляндского и России. В дальнейшем Россия рассчитывала отодвинуть границу автономии немного на запад.

Нередко высказываются мнения, что при заключении мира Советская Россия все же была недовольна тем, что граница оказалась столь близко к Петрограду. Документы, которые подтверждали бы это, неизвестны. Напротив, делегация Советской России предложила в Тарту, чтобы за основу переговоров была взята граница 1917 г., "поскольку она являлась совершенно бесспорной". Требования русской делегации, связанные с островами Финского залива, имели политико-оборонительный характер. Финляндия обязалась их нейтрализовать. В результате переговоров Финляндия в качестве новой территории получила Петсамо. Российское правительство обещало передать ей эту территорию еще в 1864 г. в обмен на район расположения оружейного завода в Сиестарйоки (Сестрорецке).

Таким образом, установленная Тартуским мирным договором граница почти в точности соответствовала той, о которой Совет Народных Комиссаров договорился весной 1918 г. с красным правительством Финляндии. Исключение составлял лишь форт Ино в конечной части Финского залива, распоряжаться которым по договору, подписанному "красной Финляндией", предоставлялось Советской России. Теперь эта территория отходила Финляндии, но финны обязались ликвидировать там артиллерийские батареи. Отдельные статьи договора касались прав жителей районов Ребол и Порасозеро, которые были временно присоединены к Финляндии. В заявлении российской стороны содержалось намерение предоставить самоуправление Восточной Карелии 17.

Обещания, данные в связи с мирным договором, и отдельные его положения вскоре стали поводом для возникновения "вопроса о Восточной Карелии", поскольку Финляндия считала себя вправе контролировать их исполнение. Необходимо отметить, что правительство Финляндии рассматривало этот вопрос с точки зрения международного права, никогда не связывая его решения с насильственным изменением границ. Ставку на насилие делали лишь "активисты" еще до заключения Тартуского мира. Затем их влияние проявилось в так называемом карельском народном восстании 1921-1922 гг. Однако вскоре после этого их политическая роль приобрела маргинальный характер.

Сотрудничество стран балтии

В 20-е годы советская угроза воспринималась в Финляндии вполне определенно. Тысячи финнов бежали в Советскую Россию после гражданской войны. Здесь их вербовали в ряды Красной Армии, где к 1936 г. свыше 1500 человек прошли военную подготовку, чтобы участвовать в грядущей революции в Финляндии. Летом 1920 г. была основана Карельская Трудовая Коммуна (с 1923 г. Карельская автономная советская республика), правительство которой состояло главным образом из красных финнов. Они открыто говорили о будущей Советской Финляндии с включением в нее Восточной Карелии. Осенью 1918 г. в Москве была создана Финская коммунистическая партия. В Финляндии она действовала нелегально, стремясь распространить свое влияние на все слои общества, в том числе и в армейских кругах 18.

В первые годы независимости Финляндия искала у Лиги наций дополнительные гарантии против советской угрозы. Членом этой организации она стала в 1920 г., тогда как СССР вступил в нее только в 1934 г. До этого Советский Союз рассматривал Лигу наций как вспомогательный орган стран-победительниц в мировой войне, используемый для проведения империалистической политики.

Финляндия и новые прибалтийские республики во многом находились в одинаковом положении по отношению к СССР. В период освободительной войны в Эстонии финские добровольцы сыграли значительную роль в сохранении независимости этой страны. Начиная с 1919 г. представители Финляндии, Эстонии, Латвии и Литвы провели многочисленные встречи с целью координации своих действий. Позднее участие в этих встречах принимала и Польша. В 1919-1922 гг. тесное сотрудничество с прибалтийскими республиками, а также с Польшей стало характерной чертой внешнеполитической линии Финляндии. Такой ориентации были особенно привержены министр иностранных дел Р. Холсти и Прогрессивная партия, которую он представлял. Благосклонно к ней относились также аграрии 19.

Планы создания Балтийского союза приобрели актуальность во время военного конфликта зимой 1921/22 г. в Восточной Карелии. В этой же связи правительство Финляндии пыталось вынести обсуждение вопроса о Восточной Карелии на рассмотрение международного форума.

В октябре 1921 г. началось восстание в северной части Восточной Карелии, которое было подавлено советскими войсками только в феврале 1922 г. Его спланировали "активисты" в Финляндии и поддержали войска финских добровольцев. Правительство Финляндии не поддержало эту авантюру и закрыло границу для повстанцев. В феврале 1922 г. на севере было осуществлено вооруженное вторжение в Финляндию с советской территории, известное под названием "свинячий мятеж". Его организовали финны, проживавшие в России. Советское правительство во время Карельского восстания предъявило Финляндии ультиматум 20.

Финское правительство действовало в то время на два фронта: с одной стороны, оно обратилось к Лиге наций с просьбой о посредничестве, с другой – стало искать поддержки у прибалтийских республик и Польши 21. Оно просило Лигу наций выступить посредником в "конфликте между карелами и Россией". Советская Россия, которая не признавала за повстанцами права на участие в переговорах и считала Лигу наций "подручным орудием" империалистов, не приняла этого предложения 22. Предпринятые затем новые попытки вынести на обсуждение международных органов советскую политику в отношении Восточной Карелии "ушли как вода в песок". Международный суд в Гааге в 1923 г. признал невозможным принятие каких-либо решений из-за позиции, занятой советским правительством. Тем не менее Ассамблея Лиги наций в 1923 г. приняла постановление, в котором говорилось: "Ассамблея, признавая важность вопроса о Восточной Карелии, принимает во внимание объяснение делегации Финляндии о том, что финское правительство, поскольку нет какого-либо иного решения или заявления международного суда, будет твердо придерживаться своего права рассматривать предписания Тартуского мирного договора, относящиеся к положению Восточной Карелии, и связанные с ними заявления в качестве международных обязательств; и просит Совет впредь, по-возможности, собирать всю полезную информацию по данному вопросу для его положительного разрешения" 23.

Таким образом, вопрос о Восточной Карелии был доведен до фактического разрешения. Следует заметить, что Финляндия официально не предъявляла требований на зарубежную территорию, а только привлекала внимание к вопросу о том, как осуществляются права, которые были гарантированы этой территории международными соглашениями.

Внешнеполитическая ориентация Финляндии на страны Балтии достигла максимума ко времени затухания восстания в Карелии. 18 марта 1922 г. министр иностранных дел Р. Холсти подписал в Варшаве пакт, участниками которого стали Финляндия, Эстония, Латвия и Польша. Идея Варшавского пакта заключалась не в военном, а в политическом объединении. Он предполагал совместные переговоры на тот случай, если бы какая-либо из договорившихся сторон оказалась бы под угрозой или стала объектом агрессии. Проблематичной была роль Польши. Проводимая ею политика считалась опасной. По мнению консервативной Национальной коалиционной партии, Варшавский пакт не содержал конкретных гарантий безопасности Финляндии и мог поставить ее на службу интересам других стран, например, Польши, которая имела возможность использовать пакт в антигерманских целях. Следовало также принять во внимание, что после Рапалльского договора укреплялось сотрудничество между СССР и Германией. Социал-демократы также воспротивились пакту. В результате его судьба была предрешена 24. Парламент Финляндии не ратифицировал Варшавский пакт, и Р. Холсти был вынужден уйти в отставку. Это нанесло фатальный удар по "балтийской линии" во внешней политике Финляндии. Совместные встречи представителей Финляндии, прибалтийских республик и Польши продолжались, но они становились все менее значимыми. Финляндия занимала на них пассивную позицию. Идея союза была похоронена. В 1924-1925 гг. ориентации на страны Балтии во внешней политике Финляндии окончательно стало отводиться второстепенное место 25.

В принципе с позиции Финляндии более естественной альтернативой в смысле выбора внешнеполитической ориентации, чем страны Балтии и Польша, была соседняя Швеция. Она являлась старым и прочным государством, суверенитет которого никогда и никем не ставился под сомнение.

Отношения Финляндии и Швеции были близкими и дружественными еще с того времени, когда Финляндия была частью Шведского Королевства. Финны никогда не считали свою страну шведским владением. Они воспринимали ее как часть государства, в национальном наследии которого культура, законодательство Швеции, а также язык занимали важное место.

Вместе с тем существовали известные факторы, которые противодействовали сотрудничеству Финляндии со Швецией в 20-е годы. На этапе становления независимости у Финляндии возник конфликт с Швецией из-за Аландских островов, население которых было шведоговорящим. Они считались частью Финляндии еще в то время, когда она находилась под властью Швеции, а начиная с 1809 г. стали частью автономного Великого Княжества Финляндского. В смутной ситуации 1918 г. Аланды оккупировали шведские войска, но вскоре Германия, поддерживавшая Финляндию, вынудила их покинуть острова. Швеция продолжала требовать себе Аланды, приводя различные аргументы в обоснование своей позиции. Ее поддерживали сами жители островов. В 1921 г. спор был окончательно разрешен Лигой наций в пользу Финляндии 26 – один из немногих важных политических вопросов, которые эта организация когда-либо разрешила.

Проблема таким образом была устранена, но известные трения все же осложняли отношения между Финляндией и Швецией вплоть до начала 30-х годов. Поводы для возникновения таких трений в целом были несущественны. Тем не менее тенденция к тесному сотрудничеству между Швецией и Финляндией не находила в 20-е годы одобрения ни в одной из двух стран. Когда в 1923 г. министр иностранных дел Швеции предложил оборонительный союз Финляндии и Швеции, это стоило ему министерского портфеля 27.

Разногласия между странами, однако, носили довольно поверхностный характер. Для споров почти не было реальных причин. Так, хотя во внутренней политике Финляндии и велась борьба за положение шведского языка, но его право как языка национального меньшинства никогда не оспаривалось. Более того, права, предоставленные шведскому языку финским законодательством, являлись с точки зрения международных норм исключительно широкими.

С военной точки зрения у обеих стран имелись общие интересы в области обороны. Мысль о том, что в случае агрессии со стороны Советской России ее территория расширилась бы до Торниойоки, т.е. до западной границы Финляндии, вовсе не устраивала военные круги Швеции. По их мнению, оборонительная линия Швеции должна была находиться на рубеже р. Райайоки (Сестра) у границы Финляндии. Начиная с 20-х годов, генеральные штабы обеих стран постоянно обсуждали проблемы оборонительного сотрудничества. При этом они рассчитывали на помощь, которая могла быть предоставлена им на основе решения о санкциях Лиги наций 28. Такое сотрудничество не афишировалось, но это ни в коей мере не уменьшало значение того факта, что Швеция была единственной страной, которая могла быстро оказать Финляндии существенную помощь в случае советской агрессии. Как в Финляндии, так и в Швеции единственно возможным носителем угрозы считался Советский Союз. Что касается Германии, то в 20-е годы она была еще слабой, разоруженной в соответствии с условиями Версальского мирного договора.

Ориентация на лигу наций

Ставка на сотрудничество с прибалтийскими странами, равно как и со Швецией, не смогла стать определяющей во внешней политике Финляндии в 20-е годы. Вместе с тем и мысль о прогерманской ориентации, что вполне понятно, была также снята со счетов. До 1926 г. Германия не являлась даже членом Лиги наций. Кроме того, она была разоружена и испытывала трудности из-за внутренних противоречий и к тому же сотрудничала с Советским Союзом на основе Рапалльского договора. Она враждебно относилась к ориентации на страны Балтии и особенно на Польшу 29.

С начала 20-х и почти до середины 30-х годов наилучшим гарантом безопасности Финляндии считалась Лига наций. В деятельности этой организации был сделан акцент на юридическое международно-правовое мышление, что сочеталось с преобладавшей в Финляндии внешнеполитической традицией. В частности, в конце 20-х годов Финляндия, входившая в Совет Лиги наций, энергично добивалась, чтобы ее членам – малым странам, были обеспечены особые гарантии безопасности 30.

После Локарнского соглашения 1925 г., когда Германия стала членом Лиги наций, Советский Союз попытался создать вместе с своими соседями, в том числе и с Финляндией, независимую от Лиги наций договорную систему. Пакт о ненападении на тех условиях, которые были предложены Советским Союзом, иначе говоря, без упоминаний об арбитраже, на взгляд финнов, находился в противоречии с обязательствами Финляндии как члена Лиги наций. Поэтому предложение было отклонено31. Финляндия, избрав линию, направленную на то, чтобы избежать каких-либо связывавших ее обязательств, отклонила и предложения СССР по так называемому Московскому протоколу 1929 г. и польское предложение, целью которого было организовать единый прибалтийский фронт в рамках этого же протокола 32.

В целом же в 1927-1931 гг. для внешнеполитической линии Финляндии характерно проведение обособленной политики 33. Как заметил в 1929 г. германский посланник в Хельсинки, политика Финляндии была "осторожной, недоверчивой, уклончивой в вопросах, связанных с принятием обязательств и выбором ориентации"34.

Этому изоляционизму пришел конец, когда Финляндия, наряду с прибалтийскими странами и Польшей, подписала в 1932 г. с СССР договор о ненападении. Финляндско-советский договор предусматривал, что договаривающиеся стороны останутся нейтральными в случае, если одна из них окажется объектом агрессии. Это обязательство, однако, не имело силы, если одна из сторон сама станет агрессором 35. Отличительной чертой этого документа по сравнению с ранее предлагавшимся Советским Союзом договором было то, что теперь в упомянутом в нем условии относительно денонсации не игнорировалась обязанность стран-членов Лиги наций участвовать в санкциях против агрессора. В 1934 г. стороны договорились о продлении договора о ненападении еще на десять лет, т.е. до 1945 г.

В конце 20-х годов готовность Финляндии к обороне в самой стране считалась слабой, флот ее едва ли смог бы воспрепятствовать операции по высадке десанта противника на острова.

Вооруженные силы Советской России в 20-е годы также были в стадии становления. Тем не менее в Финляндии полагали, что опасность нападения существует только со стороны СССР 36.

Оперативные планы Финляндии не предусматривали ситуаций, при которых Финляндия могла бы действовать в составе какого-либо военного союза западных государств. Вместе с тем в оборонительных планах 20-х годов не исключались и активные действия. Их отправной точкой являлась констатация слабости СССР и соображения о том, что мобилизация и сосредоточение войск могут быть проведены финнами быстрее, чем противником. Допускалась возможность перехода финскими войсками государственной границы в нескольких местах, в том числе на Карельском перешейке, где они должны были организовать оборону на наиболее узком участке 37. Эти планы, разработанные с учетом благоприятных для Финляндии условий, устарели в 30-е годы в связи с укреплением военной мощи Советского Союза.

Планы обороны (К-1 и К-2), принятые в 1934 г. и остававшиеся в силе до 1939 г., были более осторожными. Вместе с тем план К-1 допускал активные действия. План К-2 был чисто оборонительным. Его главной целью был разгром противника на территории Финляндии. Возможность осуществления этого плана предусматривалась в 1939 г. во время больших августовских маневров на Карельском перешейке 38.

Сближение со скандинавскими странами

Политическая обстановка, с учетом которой был подписан договор 1932 г., оказалась недолговечной. Приход в 1933 г. Гитлера к власти разрушил основы европейской политики. В 20-е – начале 30-х годов Германия, недавний политический партнер Советского Союза, превратилась теперь в его явного врага. К 1934 г. германо-советскому сотрудничеству, которое включало в себя даже негласную военную подготовку и переподготовку немцев на территории СССР, пришел конец 39. В новой обстановке Советский Союз вступил в Лигу наций, которую ранее резко осуждал. Германия и Япония вышли из этой организации. Она утратила свое влияние на Германию, которая разрушила стабильность в Европе. Опасность возникновения войны в Европе постоянно нарастала.

Финляндия во внешней политике по-прежнему ориентировалась на Лигу наций, но после 1932 г. также начала все более склоняться к идее скандинавского сотрудничества. Агрессивная политика Германии, проводившаяся ею с 1933 г., еще больше способствовала усилению проскандинавского курса Финляндии. Министр иностранных дел А. Хакцель (1932-1936), премьер-министр Т. Кивимяки (1932-1936), а также маршал Маннергейм, являвшийся председателем Совета обороны, выступали за тесное сотрудничество со Швецией и другими скандинавскими странами 40.

В 1933-1934 гг. Германия хотя еще и не располагала большой военной силой, тем не менее была явным источником угрозы. Гонка вооружений также начала оказывать воздействие на политическую атмосферу. В этой новой европейской ситуации СССР выступил с идеей коллективной безопасности: заключение региональных договоров, в рамках которых можно было бы обеспечить мир. Финляндия к предложенному ей так называемому восточному Локарно отнеслась отрицательно. Считалось, что проект такого договора находился в противоречии с основными задачами внешней политики Финляндии, а именно, с ее стремлением сохранить нейтралитет, и не соответствовал новой ориентации на сближение со Скандинавией 41.

Финляндско-германские отношения традиционно являлись хорошими по ряду причин: культурное влияние было важным еще со времен реформации, между странами также весьма оживленно велась торговля. Особое значение имела германская помощь Финляндии в ее освободительной войне, именуемой также гражданской войной 1918 г. По мере превращения в сверхдержаву Германия стремилась с выгодой использовать свою традиционно хорошую репутацию в Финляндии и обеспечить себе политическое влияние в этой стране. Конечно, в первые годы нацистского правления некоторые финские круги еще испытывали симпатии к Германии, но это было следствием того, что после прекращения рапалльского сотрудничества произошли изменения, которые считались выгодными для Финляндии.

Президент Финляндии Свинхувуд (1931-1937), исходя из географического положения Финляндии, полагал, что эффективная помощь Германии в случае возможного нападения СССР была более реалистичной, чем помощь более удаленных держав. Швеция же была еще слаба и начала наращивать свои вооруженные силы после разоружения в одностороннем порядке только со второй половины 30-х годов 42. В свою очередь, англо-германское морское соглашение 1935 г. показало ослабевающий интерес Великобритании к балтийскому региону. Именно сильная Германия, как противовес быстро повышавшему свою боевую готовность Советскому Союзу, пожалуй, и рассматривалась как фактор, отвечавший интересам Финляндии. К тому же многие финские офицеры (егеря), прошедшие военную подготовку в Германии во время первой мировой войны, были заинтересованы в ее военном усилении. Еще в период Веймарской республики Финляндия, так же как и Советский Союз, успешно использовали германских специалистов при строительстве подводных лодок. Немцы, со своей стороны, стремились использовать сохранившуюся о себе с 1918 г. добрую память, напоминали о былом "братстве по оружию" и даже об "общности судеб" двух стран. В Финляндии, где стремились залечить раны, причиненные гражданской войной, такая линия поведения не могла иметь большого успеха. Явно не удались также попытки Германии повлиять на политику Финляндии по военной линии 43.

Общественное мнение в Финляндии отрицательно относилось к нацистской системе. И немцы были об этом хорошо осведомлены44. Что касается германо-финляндских торговых отношений, то торговля с Германией в 1929-1930 гг. составляла 13% финского экспорта, в 1937-1938 гг. – 14%. Импорт из Германии был равен 38% товарных поступлений Финляндии в 1929-1930 гг. и только 20% – в 1937-1938 гг. В экономическом отношении более важной для Финляндии являлась Великобритания (в 1937-1938 гг. – 44% финского экспорта, 22% импорта) 45.

Приход Гитлера к власти в Германии способствовал переориентации Финляндии во внешней политике на Скандинавию, поскольку он заставил Швецию отказаться от своего былого пацифизма и начать вооружаться, что, с точки зрения Финляндии, соответствовало ее интересам и, следовательно, требовало относиться к Швеции с большей серьезностью 46. Внешняя политика Финляндии, которая эволюционировала от нейтралитета в рамках системы Лиги наций к совместному нейтралитету со скандинавскими странами была тесно связана с парламентской политикой. Покинув Лигу наций, Германия начала нарушать условия Версальского мира и таким образом саботировать систему Лиги наций в целом. Все финские политические партии оказывали противодействие этой политике. Исключением являлись лишь крайне правые, фракция которых была очень небольшой 47.

В Финляндии крайне правые лишились политического влияния еще в начале 30-х годов. Начиная с 1933 г. в парламенте была представлена всего лишь одна профашистская партия – Патриотическое народное движение. Она имела только 7% парламентских мест и действовала обособленно от других партий, не имела представителей в правительстве. В 1938 г. министр внутренних дел У. Кекконен даже объявил эту партию вне закона, хотя его решение затем и было отменено в судебном порядке. На выборах 1939 г. профашистская партия все же получила восемь мест, или 4% от общего их числа в парламенте. Это явно свидетельствовало об отрицательном отношении в стране к фашистским идеям. Процветавшая также в студенческих кругах, особенно в 20-е годы, идея о" Великой Финляндии" все более приобретала в 30-е годы черты оборонительной идеологии, которая в отношении родственных народов сводилась к вопросу заботы о беженцах 48. Показательно, что среди членов Национальной коалиционной партии, которая была одной из важных парламентских партий, сначала в какой-то мере чувствовались симпатии по отношению к Германии, но уже в 1934 г. они пошли на убыль 49.

В 30-е годы влияние президента на внешнюю политику Финляндии имело второстепенное значение. Она находилась прежде всего в ведении правительства с его министрами иностранных дел. Свинхувуд был известен своими прогерманскими настроениями еще с 1918 г., когда являлся регентом Финляндии. В 1937 г. президентом стал аграрий К. Каллио, предпочитавший ориентацию на Скандинавию 50.

В течение 1932-1934 гг. правительства и министры иностранных дел стремились ориентироваться преимущественно на Скандинавию. Поддержка этой линии в стране усилилась в сравнении с предшествующим периодом с приходом в правительство социал-демократов. На рубеже 20-х – 30-х годов социал-демократическая партия справилась с атаками на нее со стороны коммунистов и крайне правых. На парламентских выборах 1930 г. она получила 66 мест, а в 1933 г. – 78, но президент Свинхувуд не допустил участия партии в правительстве.

Все же 12 марта 1937 г. было образовано новое, аграрно-социал-демократическое правительство. На парламентских выборах 1936 г. аграрии получили 53 места, а социал-демократы – 83 из 200 парламентских мест. Так называемое красноземельное правительство, в которое вошли 6 социал-демократов, 5 аграриев, 2 представителя Прогрессивной партии и один министр-профессионал, имело широкую парламентскую базу. Оно находилось у власти вплоть до начала зимней войны. Поначалу министром иностранных дел был Холсти (1936-1938), член Прогрессивной партии, известный англофил. В представлении Холсти Финляндии следовало ориентироваться на североевропейские страны, действуя в рамках Лиги наций, а также на Англию и Францию, признававшихся опорой Лиги наций и стоявших за ней сил 51. Преемником Холсти на посту министра иностранных дел в конце 1938 г. стал Э. Эркко, который считал скандинавскую ориентацию наиболее важной и с большим недоверием относился к Лиге наций 52.

Социал-демократы всегда были известны своим пацифизмом и приверженностью принципам Лиги наций. Вместе с тем они также проявляли заметную склонность к сотрудничеству со скандинавскими странами, одновременно подчеркивая важность поддержания хороших отношений с Советским Союзом 53.

В свою очередь, аграрии были известны своей незаинтересованностью повышать налоги, предназначенные для удовлетворения нужд армии. В своей внешней политике партия в 20-е годы отдавала предпочтение балтийской ориентации и выполнению обязательств, вытекающих из членства в Лиге наций. В 30-е годы Аграрный союз сделал выбор в пользу ориентации на североевропейские страны 54.

На парламентских выборах летом 1939 г. положение "красно-земельного правительства" еще более укрепилось. Теперь аграрии имели 56 мест, а социал-демократы – 85. Крайне правая партия ИКЛ (Патриотическое народное движение) получила, как уже говорилось, только восемь мест из двухсот. Тем самым парламентская основа скандинавского направления финской внешней политики стала весьма прочной. Германия не имела возможности оказывать на нее влияния, и это там хорошо поняли 55.

Подобно Финляндии, скандинавские страны вплоть до 30-х годов в своей политике безопасности делали большую ставку на Лигу наций. Во всех скандинавских странах осознание актуальности взаимного тесного сотрудничества росло одновременно с ростом международной напряженности. Это было следствием агрессивной политики Германии, гонки вооружений и слабости Лиги наций, что становилось все более очевидным.

Собственно, ориентация Финляндии во внешней политике на Скандинавию началась с присоединения в 1933 г. в Осло к таможенной конвенции. Финляндия была к тому же представлена на совещании премьер-министров Скандинавии в 1934 г., а 28-29 августа 1935 г. министры иностранных дел Финляндии, Швеции, Дании и Норвегии договорились о единой линии в вопросе о санкциях Лиги наций по отношению к Италии. 5 декабря 1935 г. финский парламент провозгласил нейтралитет, аналогичный нейтралитету других северных стран, в качестве официальной внешнеполитической линии Финляндии 56.

Несмотря на позицию скандинавских стран, Германия стремилась различными способами обеспечить там свое влияние. На культурном фронте немецкая пропаганда пыталась представить "северную идею" как имеющую общие германские корни, что предполагало сближение народов друг с другом. Этот идеологический флирт не оказал влияния ни на социал-демократические правительства, ни на широкие круги общественности северных стран. К тому же печать северных стран высмеивала немецкую идею о германо-североевропейском сообществе. В результате немцы были вынуждены довольно скоро отказаться от своей пропагандистской кампании. Конечно, как в Финляндии, так и в скандинавских странах были незначительные группы людей, которые восприняли ее с воодушевлением. В Финляндии же для нацистской пропаганды, помимо всего прочего, существовало особое препятствие: население Финляндии можно было считать "германским" применительно к весьма ограниченной его части. Нацисты принимали это во внимание и стремились оказать нажим на Финляндию, ссылаясь на старые связи в области культуры, а также используя такое понятие, как "культуртрегерство", рассчитывали встретить понимание в консервативных кругах 57. Ряды местных финских нацистов были столь незначительны (к тому же они расходились во взглядах с консерваторами), что сами немцы даже и не утруждали себя тем, чтобы обращать на них внимание.

Пик "культурного наступления" приходился на 1935-1936 гг. К 1938 г. поражение Германии на культурном фронте стало очевидным 58. Агрессия Германии, направленная против таких небольших стран, как Австрия и Чехословакия, подорвала ее репутацию и в других малых государствах. Финская пресса, особенно печатные органы "красно-земельного правительства", писала об "аншлюсе" настолько критически, что немцы заявили официальный протест 59.

Немецкий посланник В. Блюхер был очевидно прав, заметив в своем донесении от 1 августа 1938 г., что 80-90% финнов являются демократами, считающими, что Финляндии следовало бы оказать свою поддержку тем демократическим государствам, на которые напала Германия 60.

Немецкие военные круги также стремились воздействовать на Финляндию. Военный атташе Германии приступил к своим обязанностям в посольстве в Хельсинки в 1935 г. Германское правительство дало указание своим военным атташе в северных странах активизировать деятельность, в том числе и в Финляндии. Финским офицерам высшего ранга было направлено приглашение посетить Германию для ознакомления с ее армией. Финляндия не отказалась от приглашения, но проявила заинтересованность в том, чтобы подобные отношения поддерживались также с западными государствами, с которыми они были установлены после 1918 г., и более тесно, чем с разоруженной Германией. Начиная с 1920 г., например, группа офицеров генштаба проходила подготовку во Франции 61. Что касается вооружения, то Финляндия приобретала его не в Германии, а в Англии, Голландии и Швеции 62.

Новые проблемы в отношениях с ссср

Договоры о ненападении были заключены Советским Союзом с западными соседями в 1932 г., т.е. до прихода Гитлера к власти и до вступления СССР в Лигу наций в 1934 г. Хотя действие договоров и было продлено в 1934 г. до 1945 г., в новых условиях Советский Союз больше не считал их достаточными гарантиями безопасности.

В отношении Финляндии к СССР определяющим было то, чтобы не оказаться втянутой в возможный конфликт между великими державами в районе Балтийского моря и любыми способами избежать такого положения, которое дало бы право Советскому Союзу, хотя бы и под предлогом выполнения санкций Лиги наций, направить свои войска в Финляндию. По этим причинам она отвергла сделанное ей предложение о присоединении к так называемому восточному Локарно 63.

С принятием СССР в 1934 г. в члены Лиги наций между ним и Финляндией возникла известная напряженность. В СССР опасались, что теперь она выдвинет требование рассмотреть оставшийся открытым в 1923 г. вопрос, касающийся выполнения Тартуского мирного договора. Советский Союз в этом случае мог использовать силовое давление, чтобы не допустить вынесения его на обсуждение 64.

С конца 1934 г. СССР с особой подозрительностью следил также за всеми контактами между Финляндией и Германией, в частности, за визитами Маннергейма в Германию, хотя он совершал поездки и в западные страны и его посещения Германии не были связаны с закупкой оружия. Напротив, оно приобреталось в Англии 65.

Присущий Советскому Союзу подход к основным вопросам внешней политики резко отличалось от нормальной практики западных государств. Это обычно проявлялось в поисках тайных союзов и скрытых враждебных замыслов соседнего государства совершенно без учета его официального курса и расстановки сил, сложившейся сообразно преобладавшей в то время в стране политической культуре. На основе советских документов можно заметить, что послы СССР получали довольно подробные инструкции, под каким углом зрения им следовало рассматривать обстановку в той стране, где они находились, и как трактовать ее политику 66.

В свете установок 30-х годов не удивительно, что поступавшие в Москву донесения послов базировались на "классовых позициях". В них выискивались признаки закулисной деятельности. Все, что могло подогреть подозрения наркоминдела по поводу влияния на политику Финляндии враждебных Советскому Союзу великих держав, бралось на особую заметку и докладывалось. Например, в рапортах и аналитических записках особое внимание уделялось предполагаемому воздействию на нее Японии, тогда как реально проводившаяся Финляндией внешняя политика и поддерживавшие ее силы оставались без внимания 67.

Было ли подозрение правомерным или нет, рассеять его у Финляндии не представлялось возможным. Летом 1935 г. ее посланник в Москве А. Ирье-Коскинен, который особо подчеркивал важность хороших и доверительных отношений между своей страной и СССР, считал, что подозрения советского правительства "крайне плохо обоснованы, но представлены в определенной системе. Поэтому следует в какой-то мере принимать их все же во внимание в политических отношениях с Советским Союзом"68.

Советская сторона выражала свое недовольство Финляндии в весьма резкой форме. Например, в 1934 г., когда СССР вступил в Лигу наций, Финляндия публично потребовала, чтобы вопросы, оставшиеся открытыми в 20-е годы, разрешение которых предполагалось по Тартускому мирному договору, были вынесены на рассмотрение международных органов. СССР отверг эту идею. 25 сентября 1934 г. заместитель народного комиссара иностранных дел B.C. Стомоняков заявил послу Ирье-Коскинену: "Никогда за время тех девяти лет, в течение которых я курировал отношения между СССР и Финляндией, положение этих отношений не было более серьезным"69.

В народном комиссариате иностранных дел считалось, что ухудшение международного положения является причиной усиления в Финляндии опасных антисоветских тенденций. Постановка в Лиге наций вопроса о Восточной Карелии истолковывалась как территориальные притязания к СССР 70.

Серьезным с позиции Советского Союза считалось также то, что морское соглашение 1935 г. между Германией и Англией меняло стратегическое положение на Балтийском море в пользу Германии. Советский Союз, со своей стороны, интенсивнее прежнего занялся приготовлениями в связи с возможной опасностью войны. В частности, были приняты меры по очищению от населения территории Ингерманландии 71.

В Москве сложилось представление, согласно которому провозглашенную Финляндией политику нейтралитета "нужно рассматривать как новую и притом довольно ловкую политику нынешнего финляндского кабинета, ведущего определенную антисоветскую и прогерманскую линию, маскировать свою политику мнимой скандинавской ориентацией"72. Этот вывод был доведен наркоматом иностранных дел до сведения представительств в Финляндии и в скандинавских странах, при этом давалось указание всячески разоблачать господствовавшие "в действительности" в Финляндии "агрессивные, прогерманские и прояпонские настроения"73. Подстраивались под эту линию также и донесения, поступавшие из Хельсинки в Москву. Сделанное же тогда министром обороны предложение советскому полпреду Э.А. Асмусу относительно возможности ознакомления с пограничными территориями не ослабило подозрений, а, видимо, лишь усилило их. По крайней мере, его отклонили 74.

В донесениях полпредства, направлявшихся из Хельсинки в Москву, отмечалось вместе с тем проявление представителями германского вермахта интереса к стратегически важным районам Финляндии. Докладывалось, в частности, что посетивший Финляндию летом 1936 г. инспектор пехоты германской армии генерал Реве и сопровождавшие его известные немецкие офицеры осматривали отдельные районы вблизи границы с Советским Союзом, а также изучали расположение финских войск 75.

На основе донесений советского полпреда складывалось такое представление, что в дипломатических кругах Финляндии не оспаривался сам факт "продолжения финляндским правительством прогерманской внешней политики". Побеседовав с Ирье-Коскиненом, Асмус направил из Финляндии 19 сентября 1936 г. в народный комиссариат иностранных дел следующую телеграмму: "В Хельсинки не хотят менять своей политики, которую Ирье-Коскинен признает прогерманской и подозрительной для всей страны" 76.

В том же, 1936 г. о весьма своеобразной "идеологической" манере советских представителей истолковывать внешнюю политику Финляндии высказал свои суждения финский посланник в Москве. "Очень трудно решить, – говорил он, – в какой мере эти подозрения по отношению к Финляндии основаны на реальных представлениях или же они являются следствием прежде всего внешнеполитических соображений" 77.

Ирье-Коскинен выражал сожаление о том, что систематическое очернение Финляндии могло с течением времени привести к военному риску: "С позиции Финляндии вышеизложенное отрицательное отношение Советского Союза в настоящее время (подчеркнуто Ирье-Коскиненом. – Ред.) – по крайней мере, в области торговли – не имеет серьезного значения, но, исходя из возможности военного конфликта в Европе, это следует все же принимать во внимание"78.

Обеспокоенность финляндского посланника в Москве не была безосновательной. Оценивая проводившуюся Хельсинки внешнюю политику, советское военное руководство приходило к заключению, что Финляндия объединится с Германией при нападении ее на Советский Союз. В директиве, касавшейся составления оперативного плана на 1936 г., народный комиссар обороны К.Е. Ворошилов указывал, что необходимо "исходить из следующих вероятных противников: Германия, Польша, Финляндия и Япония" 79. Мнение о том, что Финляндия будет являться возможным союзником Германии при ее нападении на Советский Союз, по-видимому, утвердилось в последующее время. В составленном в 1937 г. перспективном оперативном плане предполагалось, что в случае возникновения войны Красная Армия перенесет боевые действия на территорию Финляндии 80.

В Финляндию поступали по различным каналам сведения о том, что Советский Союз готовится в случае возникновения конфликта вторгнуться на финскую территорию. Еще в 1935 г. полпред Советского Союза Асмус в своей беседе с представителем министерства иностранных дел Финляндии сказал, что если в Европе возникнет конфликт, то Советскому Союзу необходимо будет оккупировать часть финской территории 81. Такую угрозу высказал также A.A. Жданов в своей речи в 1936 г. 82

Когда двухлетние усилия Финляндии, направленные на доказательство своей приверженности нейтралитету, не увенчались успехом, надо было приступить к активизации своих действий. После того, как в результате парламентских выборов летом 1936 г. образовалось поддерживаемое преимущественно Аграрным союзом правительство К. Каллио, а министром иностранных дел стал Холсти, наступило время, когда министры иностранных дел ряда западных стран начали предпринимать поездки в Москву. В Хельсинки пришли к заключению, что и для финского министра настало время для такого визита. Это нужно было сделать, чтобы рассеять недоверие к внешней политике Финляндии как в Москве, так и в других столицах. О существовании недоверия было известно, хотя в Финляндии считали его совершенно беспочвенным 83. В какой-то мере недоверие распространилось даже среди западных стран, конечно, не без усилий Советского Союза 84.

Новый министр иностранных дел Холсти был известен своей приверженностью Лиге наций, и его вовсе нельзя было считать прогермански настроенным. Поездка Холсти в Советский Союз состоялась 8-10 февраля 1937 г. Его принимали на высоком правительственном уровне торжественно и радушно. Внимательность проявлялась даже сверхобычная. Во время визита Холсти и М.М. Литвинов обсуждали пути оздоровления советско-финляндских отношений. Литвинов выразил озабоченность Советского Союза тем, "что в случае возникновения большой войны в Европе Финляндия могла оказаться в противоположном нам лагере, а вовсе не тем, что финны сами напали бы на нас". То же самое говорил и Ворошилов, прямо давая понять, что существуют подозрения о имеющихся у Финляндии планах расширения своей территории на востоке за счет соседа, чему будет предшествовать договоренность "с первоклассной великой державой", имея при этом в виду Германию. Холсти решительно заявил, что эти подозрения с точки зрения Финляндии являются абсолютно иррациональными. Он твердо заверил представителей советского руководства, что Финляндия не позволит никакому другому государству совершить нападение на Советский Союз через свою территорию. По оценке самого Холсти, советские представители, и в особенности военные, были удовлетворены этим разъяснением 85.

После визита Холсти советско-финляндские отношения выглядели, уже по оценке восточного соседа, оздоровляющимися. Асмус информировал Москву, что он все еще наблюдает прогерманские настроения в Финляндии и видит в этом "легкомыслие" финнов, поскольку с их стороны недооцениваются достигнутые Советским Союзом результаты в отношениях с Финляндией, которые надо еще закрепить и развивать дальше 86.

В 1937 г. в Финляндии произошли и другие перемены, которые должны были рассеять иллюзии о мнимых прогерманских настроениях в стране. После президентских выборов в марте 1937 г. вместо германофила Свинхувуда главой государства стал К. Каллио. Холсти сохранил пост министра иностранных дел в левоцентристском правительстве А. Каяндера. В программе нового кабинета особо констатировалось, что важным является "продолжать улучшение отношений с Россией".

Летом 1937 г. были организованы визиты в Финляндию советских журналистов и художников. На начавшееся углубление отношений между Финляндией и Советским Союзом положительно реагировали в Скандинавии. Это, несомненно, благоприятно сказывалось на сотрудничестве Финляндии с северными странами, снижало недоверие в мире к внешней политике Финляндии, которое, по убеждению финнов, являлось на самом деле результатом длительной дезинформаторской кампании Советского Союза. Так, по оценке заместителя наркома иностранных дел В.П. Потемкина "улучшение советско-финляндских отношений рассеяло сомнения скандинавов относительно внешнеполитической ориентации Финляндии… Тенденция к заключению на Севере Европы регионального соглашения, основанного на принципе коллективной безопасности, объективно направлена против вероятного агрессора (Германии) и с нашей стороны может встретить лишь сочувственное отношение"87. В этой оценке предполагалось все же, что северные страны будут придерживаться принципа коллективной безопасности, т.е. вместо абсолютного нейтралитета станут следовать выполнению требований Лиги наций. Между тем от такого подхода все северные государства уже отмежевались, поскольку, по взгляду малых стран, он вел их прямо к конфликту между великими державами. Это скоро заметили в Москве, и Потемкин призвал полпредов скандинавских стран предостеречь своих политиков от "близорукости" в данном случае и от "рискованной" со стороны малых стран политики, которая расходится с принципом коллективной безопасности 88.

Проводившаяся Холсти линия Лиги наций уже довольно плохо воспринималась в Финляндии, и положение министра пошатнулось. На него оказывалось давление как у себя в стране, так и из Берлина. Основной причиной этого в своей стране (исключая субъективные) явилась склонность Холсти придерживаться ориентации на северные государства, все еще придававшие значение Лиге наций, тогда как сторонники нейтралистского курса считали, что такая политика будет больше угрозой для безопасности этих стран 89.

На смену Холсти 12 декабря 1938 г. пришел Э. Эркко, который ни в коем случае не мог считаться прогермански настроенным. Он был так же, как и его предшественник, англофилом, но в отличие от Холсти стремился отмежеваться от принудительных статей Лиги наций, что подкреплялось решением президента Каллио, принятым еще 20 мая 1938 г. 90

Следовательно, во внешнеполитической линии Финляндии после визита Холсти в Москву не наступило поворота. Скорее всего она являлась продолжением прежнего курса, в то время как Советский Союз продолжал действовать в рамках коллективной безопасности Лиги наций.

Тем не менее в Москве при анализе внешней политики не замечали склонности малых стран к нейтралитету. Там, где отсутствовала приверженность Советскому Союзу, видели поддержку Германии. Подтверждением этому может служить такой безобидный факт, как визит немецких кораблей в Финляндию, который ради успокоения СССР состоялся не в Турку, вблизи Аландских островов, как это предусматривалось ранее, а в Хельсинки 91.

Причины окончания "оттепели" или, иными словами, наступления похолодания между Финляндией и Советским Союзом в конце 1937 г. объясняются не только одними лишь действиями Финляндии, где не происходило никаких драматических новаций, но и изменениями в положении Советского Союза, где к весне 1938 г. достиг своего апогея массовый террор.

Во второй половине 30-х годов авторитет Лиги наций быстро снижался. Недееспособность организации становилась все более очевидной, когда ее санкции, направленные против Италии, не возымели результата. В течение 1936 г. северные страны, включая и Финляндию, поняли уже, что Лига наций не способна гарантировать безопасность малых государств. Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания, Голландия, Швейцария и Испания сделали 1 июня 1936 г. заявление, в котором указывали на то, что воздерживаются от обязанности применять санкции, предусмотренные Лигой наций.

В 1938 г. это в принципе единодушно подтвердили еще раз сначала Швеция, а затем Финляндия. Холсти являлся противником ослабления Лиги наций и хотел идти курсом северных стран в рамках Лиги наций, но на практике решения Швеции вынуждало следовать ее примеру 92. Юридически оформленный финляндский нейтралитет, который был конкретизирован в 1938 г., содержал обязательство противодействовать вторжению на территорию страны и особо предусматривал запрет иностранным государствам использовать финскую территорию в качестве плацдарма для нападения на третье государство 93. Во время своего визита в Москву в 1937 г. Холсти заверил, что Финляндия станет на защиту своей территории от любого нападения, в том числе и Германии, если та попытается использовать Финляндию в качестве антисоветского военного плацдарма 94.

В определенной мере ключевым вопросом с точки зрения обеспечения нейтралитета Финляндии считалось укрепление Аландских островов. Архипелаг был демилитаризован после Крымской войны 1856 г., и это положение было закреплено международным соглашением, подписанным в 1921 г. По финским взглядам, укрепление островов противодействовало бы попыткам крупных держав проникнуть туда под предлогом обеспечения своей безопасности и вероятности в случае возникновения войны вступления в нее Финляндии. Как констатировалось в 1937 и 1938 гг. в беседах между министром иностранных дел Холсти и шведским министром иностранных дел Сандлером, а также премьер-министром Ханссоном, при ведении войны между Германией и Советским Союзом каждое из этих государств могло первым устремиться к неукрепленным Аландским островам, опасаясь, что в противном случае их захватит другая сторона 95.

СССР выступил против укрепления Аландских островов и стремился воспрепятствовать этому, ссылаясь на международное соглашение, по которому архипелаг был нейтрализован. В 1921 г. Советское правительство не подписало предлагавшееся соглашение о демилитаризации Аландских островов. Это можно было истолковать на самом деле как желание придерживаться продиктованных России в 1856 г. положений договора. В частности, через свою печать Советский Союз чутко реагировал на все то, что указывало на стремление укрепить Аландские острова, и истолковывал как агрессивное действие даже учреждение гражданской авиалинии через Аланды 96. Стратегически значение Аландских островов являлось важным прежде всего, конечно, для Финляндии и Швеции, поскольку они располагались на пути, который связывал эти страны. Прямой угрозы безопасности Советскому Союзу со стороны Аландских островов могло бы не быть, но их территория приковывала к себе большое политическое внимание потому, что вблизи их проходил фарватер, по которому осуществлялась перевозка шведской руды, стратегически важной для Германии. Немецкий балтийский флот перед второй мировой войной не был готов к тому, чтобы оккупировать архипелаг, и Германию больше устроило бы, конечно, если бы нейтральная Финляндия укрепляла и удерживала острова в своих руках, поскольку Советский Союз мог их захватить и воспрепятствовать перевозкам руды из Швеции в Германию. Чтобы третий рейх мог от этого иметь "выгоду", ему нужно было бы получить от Швеции разрешение на транспортировку ее руды. Этого нельзя было гарантировать. В Германии понимали суть дела, немецкий посланник Блюхер предостерегал в 1938 г. министерство иностранных дел, что укрепление Аландских островов будет направлено не только против Советского Союза, но и против Германии: правительства как Швеции, так и Финляндии, а также стоящее за ними большинство – три четверти населения, настроено антинемецки. С точки зрения Германии укрепленные или нейтральные Аландские острова являлись все же меньшим злом, чем их оккупация Советским Союзом 97.

Намерения Финляндии были таковы, чтобы наибольшие усилия сосредоточить на стремлении остаться вне противоречий великих держав. Осенью 1938 г. был обнародован совместный план создания укреплений, но в следующем году он был отклонен шведской стороной, принимавшей во внимание противодействие Советского Союза.

Ориентация Финляндии на нейтралитет северных стран не удовлетворяла, следовательно, советское руководство. Это означало, что отвергалась коллективная безопасность в рамках Лиги наций, которая могла бы в принципе дать Советскому Союзу возможность ввести свои войска в Финляндию. Тем не менее существовавшее представление о коллективной безопасности вскоре рухнуло. В марте 1938 г. после аншлюса Австрии европейская политическая обстановка еще более обострилась. С позиции Советского Союза заключенное в сентябре того же года Мюнхенское соглашение, от которого СССР отмежевался, явилось еще более серьезным фактором, свидетельствовавшим о том, что страна оказалась в международной изоляции.

В 1938-1939 гг. СССР все же стремится к такой новой системе, которая давала бы ему возможность прямого контроля над территорией Финляндии. В апреле 1938 г. второй секретарь советского полпредства Б.Н. Ярцев (Рыбкин), который представлял в нем НКВД, установил связь с Холсти и предложил осуществить меры, которые с позиции Советского Союза давали бы конкретные гарантии от возможного германского вторжения в Финляндию 99.

Ярцев указал на наличие у Германии широкомасштабных планов нападения на Советский Союз, согласно которым Финляндия может также оказаться в зоне военных действий. Для отражения агрессии он предложил Холсти двусторонний договор о взаимопомощи, в соответствии с которым Советский Союз готов был предоставить Финляндии необходимую военную, а также экономическую помощь и вывести свои войска после войны из Финляндии. Ярцева принимали, кроме того, премьер-министр Каяндер и министр Таннер. Когда выдвинутая идея в Хельсинки была отвергнута, Ярцев предложил обсудить вопрос о предоставлении СССР права соорудить на о-ве Суурсаари в Финском заливе объекты противовоздушной обороны и береговые укрепления. На это с финской стороны последовал отрицательный ответ, так как советское предложение противоречило внешнеполитической линии страны, провозгласившей строжайший нейтралитет. К тому же создание советских военных баз означало бы нарушение суверенитета Финляндии, причем в пользу одной великой державы. Суть предусмотренных Ярцевым вариантов заключалась в том, чтобы обеспечивать безопасность Советского Союза силами самой Красной Армии на территории Финляндии. С финской же стороны имелось в виду лишь проявить готовность выступить с заявлением, что Финляндия не допустит никакого вторжения на свою территорию. Предполагалось также, что будет дано разрешение СССР на укрепление Аландских островов 100.

На отношение финляндской стороны к попытке СССР привлечь ее к себе повлияло и то, что к концу 1937 г. в Советском Союзе окончательно ликвидировали права проживавших там финнов. Финский язык, который считался официальным языком Советской Карелии и использовался также в Ингерманландии, был изъят из употребления. В Восточной Карелии на смену ему пришел сильно русифицированный карельский язык, имевший в своей письменности алфавитную основу кириллицы. Ингерманландские финны, которых осталось всего, по-видимому, около ста тысяч, вообще лишались возможности обучения на родном языке, прекратилась на нем и издательская деятельность. Вместе с тем усилились аресты и казни. В целом указанные процессы, проходившие и позднее (масштабы их не определены), носили печать исчезновения народа. В то же время советские юридические органы публично утверждали, что на указанных территориях скрытно действовали засланные из Финляндии диверсанты и шпионы, цель которых -добиться отделения этих территорий от Советского Союза и присоединения к Финляндии.

В обстановке, когда массовые репрессии привели к уничтожению значительной части офицерского корпуса Красной Армии, а также других руководителей страны высшего и среднего звена, тоталитарная государственная система СССР представлялась международному сообществу во все более одиозном свете. Мюнхенское соглашение показало к тому же снижение веса Советского Союза в мире. Поэтому финляндскому правительству было особенно трудно согласиться с предложениями Ярцева относительно о-ва Суурсаари, которое предполагало выселение более двух тысяч финнов с родных мест.

За Ярцевым стояло высшее советское руководство, хотя финские политики сомневались в его полномочиях и полагали к тому же, что, возможно, он ведет переговоры по инициативе НКВД. Финны вообще никогда не имели ясности, какими полномочиями облечен Ярцев, а в силу этого к контактам с ним не было доверия. Британцы, которым Холсти поведал об инициативах "представляющего ГПУ секретаря посольства" и об угрозе с возникновением войны оккупации Финляндии, "не относились в целом серьезно к поступившим из такого источника данным" 101. Итак, 1938 г. был исключительно неудачным для Советского Союза с точки зрения его попыток заключить с Финляндией договор о взаимопомощи или получить от нее согласие на создание военных баз. Ведь его международные позиции, особенно после Мюнхена, были довольно слабыми 102.

У Ярцева, помимо Холсти, были встречи со многими ответственными за внешнюю политику Финляндии лицами, в их числе с премьер-министром Каяндером, министрами Таннером и В. Войонмаа, а также с инспектором сухопутных войск генерал-лейтенантом А. Сихво. Ярцев заявлял им о неверии Советского Союза в то, что Финляндия способна своими силами отразить нападение Германии. В этом случае Красная Армия не стала бы ожидать у Раяйоки (р. Сестра), а вступила бы в пределы Финляндии, чтобы сражаться с агрессором. Сначала Ярцев предложил договор о взаимопомощи и военную поддержку. По другим версиям предусматривались действия советских войск по укреплению Суурсаари, а также продажа советского оружия для оснащения им финской армии. Ярцев допускал, кроме того, возможность укрепления Аландских островов, причем, как предусматривалось, под контролем Советского Союза. Затрагивались также судьбы перешедших из Финляндии в Советский Союз свыше 20 тыс. человек, которые вели антифинляндскую пропаганду. О их возвращении просил, в частности, еще Холсти во время своего визита в Москву в 1937 г. 14 июня 1938 г. Ярцев разъяснил финнам, что многие из этих граждан теперь арестованы: по его словам, советское правительство хотело "совершенно прекратить военную пропаганду против Финляндии и пыталось достигнуть с нею наиболее дружественных отношений" 103.

В Финляндии предложения Ярцева считались неприемлемыми. Они подорвали бы нейтралитет, который являлся краеугольным камнем ее внешней политики. В октябре 1938 г. при встрече непосредственно с министром иностранных дел Холсти Ярцев вновь выразил сомнения в способности Финляндии защитить свою территорию и подчеркнул необходимость продолжать переговоры. Кроме того, он сообщил о готовности СССР принять официальную делегацию Финляндии. В конце ноября переговоры с финской стороны вел также исполнявший обязанности министра иностранных дел Войонмаа. Было дано согласие на переговоры в Москве и сделан намек на готовность Финляндии занять гибкую позицию 104.

Переговоры велись в Москве в начале декабря. С финской стороны главное внимание проявлялось к расширению торговли. Ее делегацию возглавил министр путей сообщения В. Саловаара. На политических переговорах Финляндию представляли два сотрудника министерства иностранных дел А. Пакаслахти и У. Тойвола, а СССР – весьма их влиятельный участник заместитель председателя Совета Народных Комиссаров и народный комиссар внешней торговли А.И. Микоян. Финны пытались добиться согласия от Советского Союза на укрепление Аландских островов. Микоян не хотел об этом говорить. Он выяснял лишь возможность осуществления Советским Союзом укрепления Суурсаари или же передачи этого острова СССР 105.

На переговорах в Москве в то время не было достигнуто ничего конкретного, но беседы прежде всего по торговым вопросам продолжались и в следующем месяце. Атмосфера в ходе обсуждений царила хорошая. В финско-советских отношениях на этом этапе не было какой-либо напряженности. Территориальные вопросы в форме требований не выдвигались. В руководящих советских кругах, по-видимому, не было никаких мыслей о том, что Финляндия может действовать как пособник Германии в случае ее нападения на Советский Союз. Возможно, что проявлявшееся финнами на различных этапах переговоров понимание интересов безопасности Советского Союза рассеяло и существовавшие сомнения. К сожалению, этот спокойный период в советско-финляндских отношениях оказался коротким. В марте 1939 г. политическая атмосфера в Европе резко ухудшилась в связи с захватом Германией 15 марта Чехословакии и 23 марта Мемеля.

Обострение чехословацкого кризиса началось уже тогда, когда Советский Союз в начале марта снова внес предложения об укреплении островов в Финском заливе. Теперь выдвинутые предложения простирались значительно дальше, чем несколько месяцев тому назад. Народный комиссар иностранных дел Литвинов, который прежде стоял в, стороне от переговоров и, по-видимому, не был осведомлен об их ходе, предложил 5 марта 1939 г. посланнику Ирье-Коскинену, чтобы Финляндия передала в аренду Советскому Союзу на 30 лет о-ва Суурсаари, Лавансаари, Тютерсаари и Сейскари. По мнению финляндского посланника, это предложение являлось "совершенно абсурдным", и министерство иностранных дел разделяло его позицию: подобное урегулирование нанесло бы ущерб финляндской независимости, а исходя из общественного мнения, явилось бы вместе с тем и "роковым" 106. 13 марта в Хельсинки прибыл бывший советский полпред в Финляндии Б.Е. Штейн, который продолжил беседы в том же плане. Штейн пять раз встречался с министром иностранных дел Эркко и предлагал в качестве определенной альтернативы для урегулирования дела обмен островами на территории, прилегающие к восточной границе с Финляндией. В ходе бесед позиция Финляндии заключалась в том, что в процессе переговоров не должна вестись речь о территориальных изменениях. Вместе с тем Эркко подчеркивал, что Финляндия будет защищаться от любого нападения, и в качестве гарантии финского нейтралитета предлагал соответствующее письменное заверение, проект которого был направлен в Москву 8 апреля 1939 г.107

Решимость Финляндии защищать свою территорию от любой агрессии, в том числе и против Советского Союза, не вызвала, однако, положительной реакции в Москве. Когда финский посланник Ирье-Коскинен подтвердил необходимость для Финляндии защищаться как от Германии, так и от Советского Союза, то заместитель народного комиссара Потемкин выразил свое неодобрение данной постановки вопроca и заявил, что уведомит свое правительство" о таком "предостережении"108.

3 мая народный комиссариат иностранных дел возглавил В.М. Молотов. После этого у советской дипломатии при общении с малыми государствами тональность переговоров сменилась на командную. В политике великой державы произошел сдвиг в новую фазу, когда характер отношений стали диктовать дивизии и их дислокация. Советский Союз стал проявлять демонстративно жесткое отношение к Финляндии, прекратив торговые закупки и сократив экспорт до минимума 109. Что касается Финляндии, то она стремилась по-прежнему непреклонно стоять вне конфликтов между великими державами и гарантировать свой нейтралитет, опираясь, насколько это было возможно, на Швецию. В Финляндии при оценке советско-финских переговоров не видели повода для открытого конфликта.

Рассматривая позицию финляндского правительства, необходимо учитывать, что мысль о передаче Советскому Союзу финской территории являлась совершенно неприемлемой, особенно если учесть положение в СССР финского населения. Следует принимать во внимание и то, что согласно финляндской форме правления вопросы изменения государственной территории Финляндии подлежали рассмотрению в парламенте и одобрению, как предусмотрено конституцией, большинством в три четверти голосов. Если же решение хотели ускорить, то для этого требовалось одобрение пяти шестых членов парламента. К тому же в марте 1939 г. до очередных парламентских выборов оставалось всего несколько месяцев. В отличие от политиков маршал Маннергейм, который был осведомлен о переговорах со Штейном, полагал, что страна могла бы пойти на территориальные уступки. В то время существовала еще уверенность в том, что Финляндия и Швеция смогут совместными усилиями укрепить Аландские острова 110.

Весной 1939 г. в отношениях Финляндии с Советским Союзом, а также с другими великими державами не произошло никаких изменений. В СССР, тем не менее, внимательно следили за работами по созданию укреплений на Карельском перешейке и осуществлению планов на Аландских островах 111. Отношение Советского Союза к совместным планам укрепления Аландских островов Финляндией и Швецией стало однозначно отрицательным. В процессе переговоров по этому вопросу было проявлено понимание, но вместе с тем так или иначе постоянно выдвигалось требование предоставить Советскому Союзу возможность участвовать в укреплении островов.

План укрепления архипелага Финляндией и Швецией стал известен в сентябре 1938 г., а в январе 1939 г. его подписали финский и шведский министры иностранных дел 112. В мае 1939 г. Советский Союз торпедировал этот план. Те государства, которые в 1921 г. подписали соглашение о демилитаризации островов, одобрили план их укрепления, и Лига наций согласилась с ним. Тем не менее Советский Союз выступил с протестом и потребовал себе право участвовать в обеспечении безопасности островов. СССР также выразил неудовлетворенность разъяснением финских представителей, согласно которому обеспечение безопасности островов диктовалось необходимостью воспрепятствовать и вооруженному проникновению туда Советского Союза. В конце мая позицию СССР публично изложил сам Молотов, который указал, что с точки зрения обороны Советского Союза острова представляют первое степенную стратегическую важность и в этом вопросе у него значительно большая даже заинтересованность, чем у Швеции. По утверждению Молотова, с помощью укреплений можно было чуть ли не закрыть вход в Финский залив. Вследствие проявленной Советским Союзом жесткой позиции Швеция решила отказаться от намерения возводить там укрепления 113. Это был серьезный удар по военному базису финляндского нейтралитета. Вместе с тем у Финляндии уже имелся свой боеспособный флот, который можно было использовать в водах Аландских островов в кризисное время. Он был готов противостоять внезапному нападению великой державы в указанном районе, так же как и нанести сильный ответный удар во взаимодействии со Швецией.

Тот нейтралитет, к которому стремились в конце 30-х годов Финляндия и Швеция, свидетельствовал, что эти страны хотят остаться вне конфликта между великими державами. Нарушению их территориальных прав следовало противостоять силой, укрепляя оборону Аландских островов. Нейтралитет предусматривал также, что предлагавшиеся великими державами гарантии их территориям буду отклонены. Руководствуясь этим, Финляндия в 1938-1939 гг. отвергла предложения Советского Союза. По той же причине Финляндия, Швеция и Норвегия весной 1939 г. отказались заключить договор о ненападении с Германией 114.

Независимо от Швеции Финляндия считала необходимым самостоятельно укреплять Аландский архипелаг. Посланник в Москве, руководствуясь указаниями министерства иностранных дел Финляндии, в начале июня 1939 г. выяснял у Молотова: как следует истолковывать его высказывания по поводу укрепления Аландских островов финнами; относится ли Советский Союз положительно к нейтралитету Финляндии и ее возможности остаться вне войны в акватории Балтийского моря, чему способствовало бы укрепление Аландского архипелага. Молотов на это отреагировал положительно, но объяснил, что советское правительство придает особое значение вероятности того, что Финляндия может все-таки оказаться неспособной защитить свой нейтралитет. По его мнению, даже совместная оборона Финляндии и Швеции не могла в достаточной мере обеспечить неприкосновенность Аландских островов. Предложенную посланником совместную ноту, где разъяснялось бы, что между странами нет противоречий по Аландскому вопросу, Молотов отклонил, разъяснив, что письменные гарантии не имеют в этом деле значения. После отказа финляндского посланника дать дополнительные конкретные разъяснения о военном характере планируемых укреплений, который он мотивировал ссылкой на нейтралитет страны, Молотов закончил беседу словами, "показывающими серьезность" положения 115.

Тревогу в Финляндии вызвали проходившие весной и летом 1939 г. переговоры между Советским Союзом, Францией и Англией. Стало известно, что СССР хотел бы предоставить гарантии странам Балтии и Финляндии. Это означало, что они были бы втянуты в конфликты между великими державами и открылась бы возможность для вступления советских войск на финскую территорию вопреки желанию Финляндии 116. Советский Союз уже односторонне объявил о таких гарантиях Латвии и Эстонии 28 марта 1939 г.117 Финляндия указала западным державам на невозможность односторонних гарантий. В своей речи в парламенте 6 июня 1939 г. министр иностранных дел Эркко сказал, что автоматические гарантии Советского Союза отгородят Финляндию от других северных стран и поставят ее в особое положение. Такие гарантии не согласовывались с финским суверенитетом. Финляндия считала бы агрессором любое государство, предоставляющее ей незапрашиваемую помощь 118.

В Англии считали важным рассеять подозрения Финляндии в том, что ее готовы были продать Советскому Союзу. Поэтому Форин Оффис организовал летом поездку в Финляндию отставного генерала В. Кирка, который в первые годы ее независимости представлял там английские вооруженные силы. В своем донесении Кирк отмечал, что Финляндия намного лучше оснащена, чем 14 лет назад, и выражал уверенность, что ее общество политически стало намного монолитнее. Надо понимать, что в этих условиях англичане реагировали бы на советские гарантии таким же образом, как и премьер-министр Северной Ирландии лорд Крайгавон относился бы к предлагавшимся ему Эмоном де Валера услугам. Кирк считал также, что финны не хотели что-либо предпринимать совместно с Германией и проявляют исключительную дружественность к Англии. Вместе с тем они все же готовы скорее присоединиться к державам оси, чем принять гарантии СССР, если бы их принудили сделать такой выбор 119.

В переговорах трех государств Англия своими действиями продемонстрировала понимание далеко идущих замыслов, связанных с секретными дополнительными протоколами, которыми предусматривались односторонние гарантии ряду малых европейских стран, в том числе и Финляндии 120. Вскоре, летом 1939 г., пакт Молотова-Риббентропа предал переговоры трех держав забвению.

Отношения Финляндии с Германией в конце 30-х годов постепенно "зачахли", писал Л. Баклунд, основательно исследовавший этот вопрос. Судьба Чехословакии весной 1939 г. привнесла в них дальнейшее охлаждение со стороны Финляндии. В Германии, в свою очередь, проявилось разочарование тем, что Финляндия отклонила предлагавшийся ей договор о ненападении. Интересы Германии на финляндском направлении были вообще второстепенными. Ей не трудно было одобрить согласованное пактом Молотова – Риббентропа положение о вхождении Финляндии в сферу интересов Советского Союза 121.

В обстановке 1939 г. Финляндия, придерживаясь прежней своей линии нейтралитета, была вынуждена противостоять начавшемуся давлению со стороны Советского Союза. Восточный сосед интенсивно саботировал ее стремление упрочить своей нейтралитет на основе установления сотрудничества со Швецией в вопросе укрепления Аландских островов. В Финляндии имелись к тому же сведения (как позднее оказалось обоснованные), вызывавшие подозрение, что великие державы, подобные Англии, отнюдь не желали лояльно относиться к малым странам. Финляндия, избравшая для себя нейтралитет, оказалась осенью 1939 г. изолированной. У нее не осталось иной опоры, кроме как на собственные ресурсы и на уверенность в прочности своей обороны, которая, однако, не высоко оценивалась в СССР, о чем неоднократно говорилось его представителями в ходе переговоров. То, что она попала в такое положение, можно считать (и считают), явилось следствием ее неудачной внешней политики. Собственные возможности в масштабах большой политики, тем не менее, оценивались Финляндией довольно реалистично. В своем стремлении к нейтралитету она была достаточно последовательной. В Хельсинки не считали, что отклонение советских предложений приведет к возникновению прямой военной угрозы, хотя поведение Молотова на переговорах не давало повода для оптимизма. По оценке, сделанной в конце августа 1939 г. финским посланником Ирье-Коскиненом, все же имелись основания думать, что особое потепление отношений между Советским Союзом и Германией после заключения пакта Молотова – Риббентропа устранило в СССР подозрения по поводу характера отношений Финляндии с Германией 122.

1 Polvinen Т. Venajan vallankumous ja Suomi. Porvoo, 1967. Osa I. S. 160-170.

2 Ibid. S. 161-166; Upton A. Vallankumous Suomessa, 1917-1918. Jyvaskyla, 1980. Osa I. S. 350-353.

3 Upton A. Op. cit. S. 350-353.

4 Polvinen T. Op. cit. S. 170-195.

5 Tanskanen A. Venalaiset Suomen sisallissodassa vuonna 1918 // Acta Univ. Tamperensis. Ser. A. 1978. Voi. 91. S. 72-82; Lappalainen J.T. Punakaartien sota. Hels., 1981. Osa I. S. 177-182.

6 Manninen O. Itsenaistymisen vuodet, 1917-1920. Hels., 1993. Osa II. S. 73.

7 Polvinen T. Op. cit. S. 252-268.

8 Ibid. S. 240-251.

9 Ibid. S. 255-258.

10 Churchill S. Ita-Karjalan kohtalo, 1917-1922. Porvoo, 1970. S. 164-173, 195-196.

11 Polvinen T. Op. cit. Hels., 1971. Osa II. S. 29-40, 52-58.

12 Lyytinen E. Finland in British Politics in the First World War // Suomalaisen Tiedeakatemian toimituksia. Sarja B. Hels., 1980. S. 193-196.

13 Polvinen T. Op. cit. Osa II. S. 107-121.

14 Ibid. S. 275-313; Холодковский B.M. Финляндия и Советская Россия, 1918-1920. M., 1975. С. 105-117.

15 Vahtola J. "Suomi suureksi – Viena vapaaksi". Valkoisen Suomen pyrkimykset Ita-Karjalan valtaamiseksi vuonna 1918 // Studia Historica Septentrionalia. Rovaniemi, 1988. 17. S. 163-165, 295-298; Churchills. Op. cit. Passim.

16 Polvinen Т. Op. cit. Osa II. S. 348-370.

17 Tarton rauhanneuvottelujen poytakirjat. Hels., 1923. S. 27, 121-141; Jaaskelainen M. Ita-Karjalan kysymys. Porvoo, 1961. S. 312-313.

18 Salomaa M. Punaupseerit. Juva, 1992. S. 229-267.

19 Kallenautio J. Suomi kastoi eteensa // Itsenaisen Suomen ulkopolitiikka, 1917-1955. Hels., 1985. S. 86-91.

20 Документы внешней политики СССР. M., 1960. Т. IV. С. 558-561. (Далее: ДВП); Korhonen К. Naapurit vastoin tahtoaan // Suomi neuvostodiplomatiassa: Tarrasta talvisotaan, 1920-1932. Hels., 1966. Osa I. S. 34-62.

21 Holsti K.J. Suomen ulkopolitiikka suuntaansa etsimassa vuosina, 1918-1922. Rudolf Holstin osuus. Hels., 1963. S. 191-195.

22 Ibid. S. 150-160; Korhonen K. Op. cit. S. 55.

23 Jaaskelainen M. Op. cit. S. 321-325.

24 Korhonen K. Op. cit S. 70; Hohti K.J. Op. cit. S. 195-213.

25 Kallenautio J. Op. cit. S. 86-91.

26 Ibid. 91-97.

27 Kalela J. Grannar pa skilda vagar. Det finlandsk-svenska samarbetet I den finlanska och svenska utrikespolitiken, 1921-1923 // Historiallisia tutkimuksia. Hels., 1971. № 84. S. 204-218.

28 Turtola M. Tornionjoelta Rajajoelle: Suomen ja Ruotsin salainen yhteistoiminta Neuvostoliiton hyokkayksen varalle vuosina, 1923-1940. Juva; Porvoo, 1984. S. 69-76.

29 Ilvessalo J. Suomi ja Weimarin Saksa. Hels., 1959. S. 157-162.

30 Kallenautio J. Op. cit. S. 106-113.

31 Ibid. S. 104-105.

32 Korhonen K. Op. cit. S. 193-195.

33 Ibid.

34 Kallenautio J. Op. cit. S. 119.

35 Korhonen K. Op. cit. S. 234-235.

36 Tervasmaki V. Maanpuolustussuunnitelmat. Talvisodan historia. Porvoo, 1977. Osa I. S. 65-67.

37 Ibid. S. 79-82.

38 Ibid. S. 82-85.

39 Vehvilainen O. Kansallissosialistinen Saksa ja Neuvostoliitto, 1933-1934. Porvoo: Hels., 1966. S. 209-220.

40 Selen K. Genevesta Tukholmaan. Suomen tuvallisuuspolitiikan painopisteen siirtyminen Kansainliitosta pohjoismaiseen yhteistyohon, 1931-1936. Forssa, 1974. S 132-144; Kallenautio J. Op. cit. S. 141-143.

41 Selen K. Op. cit. S. 103-116.

42 Kallenautio J. Op. cit. S. 148.

43 Backlund L. Nazi Germany and Finland, 1933-1939. Pennsylvania, 1983. P. 420-457, 580-621; Kallenautio J. Op. cit. S. 150.

44 Julkunen M. Myytti Saksan vaikutusvallasta Suomessa 1930-luvun lopulla // Historiallinen aikakauskirja. 1989. № 3. S. 194, 196.

45 Pihkala E. Sotatalous, 1939-1944 // Suomen Taloushistoria. Teollistuva Suomi. Hels., 1982. Osa 2. S. 269.

46 Selen K. Op. cit. S. 140.

47 Hiedanniemi B. Kulttuuriin verhottua politiikka. Kansallissosialistisen Saksan kulttuuripropaganda Suomessa, 1939-1940. Keuruu, 1989. S. 134-135.

48 Nygdrd T. Suur-Suomi vai lahiheimolaisten auttaminen heimotyo itsenaisessa Suomessa. Keuruu, 1978. S. 228-233.

49 Paasivirta J. Suomi ja Eurooppa, 1914-1939. Hameenlinna, 1984. S. 400-405.

50 Hokkanen K. Kyosti Kallio. Juva, 1986. Osa II: 1939-1940. S. 238-239.

51 KallenautioJ. Op. cit. S. 159-160.

52 Suomi. I. Talvisodan tausta. Neuvostoliitto Suomen ulkopolitiikassa, 1937-1939. Hels., 1973. S. 291-292. 53 Paasivirta J. Op. cit. S. 402-403.

55 Julkunen M. Op. cit. S. 196-197.

56 Selen K. Op. cit. S. 248-255.

57 Hiedanniemi B. Op. cit. S. 60-65, 87-91.

60 Ibid. S. 136.

61 Selen К. С G. E. Mannerheim ja hanen puolueneuvostonsa. Keuruu, 1980. S. 231.

62 Ibid. S. 156-185

63 Selen K.C.G.E. Genevesta Tukholmaan, S.115-116

64 Ibid. S. 116-132.

65 Selen K. C. G. E. Mannerheim ja hanen puolueneuvostonsa. S. 156-185.

66 ДВП. M., 1970. T. XVI. С 268-270.

67 Там же. M., 1971. Т. XVII. С. 372-375.

68 Ulkoasiainministerion arkisto. 5C18. Донесение Ирье-Коскинена из Москвы в МИД Финляндии. (Далее: UM).

69 ДВП. Т. XVII. С. 609-611.

70 Там же. С. 723.

71 Российский государственный архив Военно-Морского Флота. Ф. Р.-1483. Оп. 1. Д. 329. Л. 195. (Далее: РГАВМФ).

72 ДВП. Т. XVII. С. 543-544.

73 Там же.

74 Российский государственный военный архив. Ф. 33 987. Оп. 3. Д. 1935. Л. 3. (Далее: РГВА).

75 Пограничные войска СССР, 1929-1938: Сб. документов и материалов. М., 1972. С. 8.

76 ДВП. М., 1974. Т. XIX. С. 432.

77 UM. 5C18 Донесение Ирье-Коскинена из Москвы в МИД Финляндии 4.02.1936 г.

78 Там же.

79 РГАВМФ. Ф. Р -92. Оп. 2. Д. 260. Л. 1.

80 РГВА. Ф. 37 977. Оп. 1. Д. 722. Л. 405.

81 UM. 12L. Venaja. Fb 12:24. Дневниковые записи Кивимяки (лето 1935 г.).

82 Правда. 1936. 1 дек.; Korhonen К. Op. cit. Osa II. S. 124, 135-137.

83 UM. 5D. Holsti I-III. Поездка Холсти в Москву; Suomi J. Op. cit. S. 48-57.

84 UM. 12L. Письмо Рантакари из МИД Финляндии посольству в Москве. 7.08.1936 г.

85 UM. 5D. Holsti II. Обобщенное изложение Холсти своей поездки в Москву, направленное 26.02.1937 г. руководству посольства; ДВП. М., 1976. Т. XX. С. 73-75; Памятная записка Литвинова о беседах с Холсти 8 и 10.02.1937 г.; Suomi J. Op. cit. S. 57-61; Korhonen K. Op. cit. Osa II. S. 153.

86 ДВП.Т. XX. С 121-124.

87 Там же. С. 225.

88 Там же. С. 281-283.

89 Suomi J. Op. cit. S. 286-290; Kallenautio J. Op. cit. S. 167.

90 Kallenautio J. Op. cit. S. 167.

91 Selen K. Genevasta Tukholmaan. S. 223-224

92 См.: Kallenautio J. Op. cit. S. 167

93 Ibid. S. 168-169.

94 ДВП. T. XX. С 121-124.

95 UM. Fb. 9:2. Памятные записки Холсти о его беседах с Сандлером 29.04.1937 г., а также с Сандлером и премьер-министром Ханссоном 14.04.1938 г.

96 UM. 12L. См., например, письмо Рантакари в Москву 7.08.1936 г.

97 Auswartiges Amt. Politischer Abteilung 430033. Донесение В. Блюхера в МИД Германии 21.11.1938 г.; Bucklund L. Op. Cit. O. 987-996

98 Haikio M. Maaliskuusta maaliskuuhun. Suomi Englannin politiikassa, 1939-1940. Porvoo, 1976. S. 41-49.

99 Korhonen K. Op. cit. Osa II. S. 165-176; Suomi J. Op. cit. S. 185-238. 5

100 UM. 121, Fb 12:25; Suomi J. Op. cit. S. 186-213; Korhonen K. Op. cit. Osa II. S.165-192

101 Foreign Office. 371/23648. Ежедневный отчет 1938 г. (Далее: FO).

102 Kallenautio J. Op. cit. S. 173.

103 UM. 121. Fb 12:25; Suomi J. Op. cit. S. 372-373.

104 Suomi J. Op. cit. S. 203-208.

105 UM. 121. Fb 12:25. Памятная записка Тойвола и Пакаслахти о переговорах с Микояном.

106 UM. 121. Fb. 12:25; Korhonen K. Op. cit. Osa II. S. 188-189

107 Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 06. Оп. 1. П. 18. Д. 190. Л. 38. (Далее: АВП РФ); UM. 12L./ Fb 12.25; Korhonen K. Op. cit. Osa II. S. 186-191.

108 АВП РФ. Ф. 0135. On. 22. П. 145. Д. 4.

109 Архив Президента Российской Федерации. П. 1/179. Решение политбюро 5.04.1939 г. Selen К. С. G. E. Mannerheim ja hanen puolueneuvostonsa. S. 325-326.

111 РГАВМФ. Ф. P-1877. On. 1. Д. 101. Л. 16.

112 Kallenautio J. Op. cit. S. 163-164.

113 UM. 121. Fb 12:25. Памятные записки о беседах Эркко и Ярцева 4.03.1939 г.

114 Julkunen M. Op. cit. S. 196.

115 UM. Fb 9:6. Речь Молотова 31.05.1939; Секретные телеграммы в Москву 1.06.1939; А. Ирье-Коскинен – Э. Эркко. 3.06.1939 г.

116 Haikio M. Op. cit. S. 29-36.

117 Korhonen K. Op. cit. Osa II. S. 186.

118 Haikio M. Op. cit. S. 27-38, 48.

119 FO. 371/23648. Донесение В. Кирка в МИД 26.06.1939 г.

120 Haikio M. Op. cit. S. 32-38.

121 Backlund L. Op. cit. P. 685-720, 737-757.

122 UM. 5C18. Донесение в МИД Финляндии из Москвы Идмана 8.08 и 24.08.1939 и Ирье-Коскинена 30.08.1939 г.

ЭВОЛЮЦИЯ ОТНОШЕНИЙ СССР С ФИНЛЯНДИЕЙ В ПРЕДВОЕННЫЙ ПЕРИОД

© В.Н. Барышников

Анализ трансформации советско-финляндских отношений за годы, предшествовавшие началу зимней войны, является весьма важной предпосылкой для выяснения всего комплекса причин, которые породили ее возникновение, и может дать ответ, насколько эта война была неизбежной. Прежде всего следует подчеркнуть, что при всей сложности отношений между двумя странами в 20-30-е годы они не были однозначно негативными. Процесс их нормализации, начавшийся с 1922 г., вполне отвечал устремлениям обоих государств. Необходимо также отметить, что для Советского Союза их состояние в тот период, когда ему пришлось разрешать крупные проблемы общеевропейского масштаба, не являлось определяющим и представляло интерес лишь с точки зрения военно-стратегического положения Финляндии как соседа СССР. При этом не считалось, что финская армия сама по себе таит для него особую опасность. Во внимание принималась главным образом возможность использования Финляндии внешними силами как военного плацдарма.

В Москве исходили во многом из того, какую позицию будет занимать в перспективе финское руководство по отношению к другим западным странам, особенно к Германии, Великобритании, скандинавским и прибалтийским государствам, а также к Польше. В 20-е годы контакты Финляндии с Западом не вызывали у Советского Союза большого беспокойства. Согласно выводу, который делало разведывательное управление Главного штаба Красной Армии, финские политики, по всей вероятности, хотели избежать войны с СССР и уйти от участия в какой-либо "антисоветской комбинации" 1. Это заключение являлось обнадеживающим для советского руководства. Однако и каких-либо серьезных позитивных изменений экономического и политического характера в отношениях между двумя странами не произошло. Ни переговоры о расширении торговых связей, ни идея, высказанная советским руководством о заключении пакта о ненападении не получили поддержки. Полпред Советского Союза в Хельсинки С.С. Александровский прямо отметил осенью 1928 г., что существующие "взаимоотношения с Финляндией можно охарактеризовать, по крайней мере, как безнадежное топтание на месте"2.

Хотя в советских дипломатических кругах данный этап называли "застойным", важно было уже, что между СССР и Финляндией не возникало, как прежде, в 1918-1922 гг., конфликтных ситуаций. Вместе с тем вопросам защиты сухопутных и морских подступов к Ленинграду по-прежнему уделялось большое внимание. Весной 1929 г. на совместных маневрах Ленинградского военного округа и Балтийского флота отрабатывалось обеспечение обороны зоны Кронштадта, а также фортов на Финском заливе, чтобы предотвратить возможные действия противника с территории Финляндии 3.

В целом отсутствие каких-либо осложнений между двумя государствами позволили И.М. Майскому, ставшему полпредом СССР в Хельсинки, сделать заключение об установившемся на рубеже 1929 г. определенном "модусе" финско-советских отношений 4. Достигнутая стабилизация являлась, естественно, важным фактором для обеих стран, так как могла открыть перспективы для движения к взаимопониманию. Но межгосударственные контакты все же не были устойчивыми.

Следует учитывать, что в Советском Союзе сохранились прежние представления о "белой" Финляндии и "белофиннах", не забыли о терроре после подавления революции 1918 г., о вооруженных походах в Карелию и призывах к созданию "Великой Финляндии". Об этом не редко велась речь в периодической печати и литературе. Не было недостатка в аналогичных, но противоположных по своему содержанию реалиях в Финляндии.

Требовались, очевидно, настойчивые усилия для того, чтобы не допустить нарушения того "модуса" финско-советских отношений, о котором говорил Майский. Однако они оказались явно недостаточными с учетом имевшейся еще непрочной базы межгосударственного сотрудничества. На рубеже 20-30-х годов возникла первая трещина после достигнутой стабилизации. Произошло это в силу причин как внешнего, так и внутреннего характера, проявившихся в условиях потрясшего в 1929 г. многие государства экономического кризиса, и, как следствие, активизации в этой обстановке в Финляндии крайне националистического лапуаского движения фашистского типа, которое самым реши тельным образом стало противодействовать развитию сотрудничества с Советским Союзом.

Это движение не слишком отличалось от праворадикальных течений подобного рода в других западных странах. Однако именно его деятельность и резко усилившиеся антисоветские выступления финской прессы квалифицировались в Москве как опасный поворот во внешней политике Финляндии. Исходя из новых оценок складывавшейся обстановки, руководство Ленинградского военного округа и Балтийского флота вносило определенные коррективы, направленные на повышение боевой готовности в зоне Ленинграда и обеспечение защиты подступов к нему с суши и моря. Финляндия рассматривалась теперь как вероятная участница коалиции государств, способных осуществить нападение на СССР. При этом допускалось, что наиболее опасное для СССР в Европе государство – Англия может ввести свой военно-морской флот в Финский залив 5. В таких условиях ставилась задача не только остановить наступление противника, но и нанести удар по используемому им плацдарму. Предусматривалось совершить прорыв укреплений на Карельском перешейке и вести дальнейшее наступление в направлении г. Лахти 6. Под руководством командующего войсками Ленинградского военного округа М.Н. Тухачевского в ходе проведенных в этой время маневров впервые в истории Красной Армии отрабатывались действия по высадке воздушного десанта, имевшего в своем составе тяжелое оружие – артиллерию и механизированные средства 7.

Следовательно, имелось в виду принять такие меры, которые могли быть осуществлены в случае нападения на Советский Союз со стороны объединенных вооруженных сил коалиции западных стран с использованием финляндской территории. Курс, взятый в обучении войск, предусматривал уже отнюдь не сугубо оборонительные действия, а нанесение ответного контрудара с развитием последующего наступления. Допускавшаяся возможность решительных наступательных действий Красной Армии отражала и изменившееся качественное состояние вооруженных сил СССР, возросшую их боеспособность. Но такой подход советского военного командования вовсе не означал, что во внешней политике в отношении Финляндии намечался теперь исключительное жесткий курс. Таких перемен не произошло.

Наоборот, советское руководство считало необходимым вновь вернуться к переговорному процессу с Финляндией на базе делавшихся ранее предложений. В октябре 1930 г. в финляндском представительстве в Москве отметили, что вновь приобрел актуальность вопрос относительно договора о ненападении 8. Действительно, вскоре, в декабре 1930 г, полпред Майский предложил финляндскому правительству возобновить переговоры о заключении такого договора, учитывая "постоянные заявления об опасности, угрожающей Финляндии" с советской стороны 9. Реакция в Хельсинки на указанное предложение была отрицательной, что отражало стремление финской стороны проводить восточную политику без каких-либо корректив, диктовавшихся теми переменами, которые произошли по сравнению с 20-ми годами. Но в условиях изменившегося баланса сил в северо-западном регионе это было совершенно нереально.

Дальнейшие перспективы развития советско-финляндских отношений становились вместе с тем все более неясными и менее обнадеживающими в связи с прошедшими в 1931 г. выборами президента Финляндии. Новым главой государства стал Свинхувуд, известный своей прогерманской ориентацией и ярко выраженными антирусскими настроениями. Для его поддержки на выборах объединились самые консервативные политические силы. В их числе были и лапуасцы, у которых он пользовался наибольшим доверием. До этого именно на волне их активизации Свинхувуд в июле 1930 г. стал премьер-министром, поддержав так называемый крестьянский поход на Хельсинки, в котором участвовало около 12 тыс. сторонников лапуаского движения 10.

Естественно, что в Москве не могли не опасаться дальнейшего ухудшения отношений с Финляндией, поскольку недружественная позиция Свинхувуда к СССР была известна и раньше. Майский в беседе с новым министром иностранных дел Финляндии Ирье-Коскиненом 30 апреля 1931 г. прямо заявил ему об этих опасениях. "В настоящий момент, – сказал он, – в особенности после выборов президента Свинхувуда, советское правительство очень озабочено будущим финско-советских отношений и с большой настороженностью следит за всеми событиями в этой области". Речь шла о том, что бы не только "вернуть их хотя бы к уровню 1929 г.", но и решительно улучшить 11. Ирье-Коскинен откровенно признал впоследствии, что "президент не очень любит вас"12, имея в виду Советский Союз.

Исходя, однако, из желания ослабить напряженность, возникшую между СССР и Финляндией, Ирье-Коскинен, как глава внешнеполитического ведомства, стремился повлиять на Свинхувуда, склоняя его к тому, чтобы не проводить линию, угодную лапуасцам 13. К тому же, став президентом, он так или иначе должен был отходить в вопросах внутренней и внешней политики страны от поддержки экстремистских действий, которые вредили интересам государства, явно вносили раскол в финское общество 14. Это позволило Ирье-Коскинену сделать заявление, что в новой ситуации он видит в достижении согласия с СССР путь, который позволит обеспечить "выход из беспокоящего его положения"15.

19 декабря М.М. Литвинов принял в наркомате иностранных дел временного поверенного Финляндии, который сообщил обнадеживавшую новость: финское правительство предлагало провести в Хельсинки переговоры по поводу договора о ненападении 16. Литвинов сразу же выразил согласие, и советское правительство назначило для этого своим представителем Майского. Переговоры велись недолго. Финляндскую делегацию возглавлял Ирье-Коскинен. 21 января 1932 г. он и Майский поставили свои подписи под согласованным текстом договора. Срок его действия предусматривался всего на три года, но с возможностью автоматического продления. Особо важным положением этого документа являлось обязательство, которое брали на себя СССР и Финляндия: не участвовать в договорах и соглашениях, "явно враждебных другой стороне и противоречащих формально или по существу настоящему договору"17.

Далее укрепление доверия между СССР и Финляндией могло, естественно, достигаться при условии развития сотрудничества друг с другом и, особенно, благодаря улучшению экономических связей. Вскоре первые шаги в этом направлении были сделаны. В феврале 1932 г. в Советский Союз прибыла представительная финляндская торговая делегация, возглавлявшаяся будущим министром иностранных дел А. Хакцелем (он сменил Ирье-Коскинена в декабре 1932 г.). Встречи в Москве дали, как отмечалось наркоматом иностранных дел, положительные результаты. В свою очередь финские дипломаты констатировали, что переговоры являлись "довольно трудным шагом", но на их основе проявилось "деловое взаимопонимание", что представлялось "особенно важным" 18. Поездка в конце 1932 г. с экономическими целями по ряду крупных городов Финляндии ответственных советских работников способствовала укреплению контактов в экономической области.

Позитивные результаты подтвердили слова, сказанные наркомом, иностранных дел СССР Литвиновым вскоре после заключения договора, о ненападении. "Когда при переговорах, – подчеркнул он, – обе стороны действительно воодушевлены стремлением к укреплению мирных отношений, не опасаются мирных обязательств и не преследуют побочных целей, тогда переговоры удается завершить весьма быстро"19.

Сдвиги в отношениях между Советским Союзом и Финляндией позволили командованию Красной Армии внести соответствующие коррективы в оценку перспектив действий в случае возникновения военной опасности на северо-западе страны. В директиве начальника штаба РККА от 7 февраля 1932 г. имелось в виду учитывать "возможный нейтралитет Финляндии" и войскам исходить лишь из задачи "прочного удержания района Ленинграда". И уже без оговорок Финляндия рассматривалась как второстепенный театр военных действий 20. Из этого видно, сколь существенными были выводы, сделанные высшим военным руководством Советского Союза на основе учета заключенного с Финляндией договора о ненападении и наметившихся признаков развития сотрудничества между обеими странами.

Приход Гитлера к власти в Германии и открыто антисоветский курс его политики вызвал обостренное внимание советского руководства к реакции на эти события соседних с СССР стран и перспективам их отношений с Германией. Оценка внешнеполитической линии Финляндии в новой ситуации нашла отражение в выводах, которые сделал один из руководителей наркомата иностранных дел B.C. Стомоняков. Он направил 27 апреля 1933 г. советскому представительству в Хельсинки соображения следующего содержания: "За самое последнее время объективным ходом событий выдвигается как новый фактор в финляндской политике течение за сближение с Германией… Положение существенно изменилось с приходом Гитлера к власти. С одной стороны, гитлеровская политика экспансии на Восток повышает значение Финляндии для Германии… С другой стороны, лапуаские круги и близкие к ним коалиционеры, естественно, видят в гитлеровской Германии опору для фашизации Финляндии". Прогнозируя дальнейшее развитие событий, Стомоняков считал, что при определенных условиях процесс мог пойти в Финляндии "в сторону серьезного сближения с Германией"21.

Нарастанию военной угрозы со стороны нацистской Германии СССР противопоставил план создания системы коллективной безопасности в Европе. Финляндия была в числе тех государств, которым предлагалось заключить многосторонний региональный договор о взаимной помощи, получивший условное наименование Восточного пакта. Но эту идею не удалось реализовать.

Финляндия мотивировала свою индифферентность к Восточному пакту тем, что ей нечего бояться агрессии Германии. Лично Свинхувуд считал, что можно было пойти на присоединение к пакту "лишь в наихудшем случае" 22. Вместе с тем договор о ненападении с СССР был продлен на 10 лет. Протокол об этом подписали в Москве 7 апреля 1934 г. Литвинов и финляндский посланник Ирье-Коскинен.

Кратковременная стабилизация советско-финских отношений вновь сменялась периодом их неустойчивости. В Москве обратили внимание на тот факт, что, когда решался вопрос о принятии СССР в Лигу наций в 1934 г, представитель Финляндии не был на заседании Ассамблеи (по финским данным, это произошло не преднамеренно). Литвинов оценил же происшедшее так, что здесь не было случайности. Финляндия играла, как он считал, "ведущую роль" среди тех стран, которые не участвовали в голосовании 23.

25 сентября 1934 г. заместитель наркома иностранных дел Стомоняков так высказал посланнику Ирье-Коскинену озабоченность политикой, проводимой Хельсинки: "Никогда за 9 лет, в течение которых я занимаюсь советско-финляндскими отношениями, состояние этих отношений не было более серьезным. Это состояние привлекает к себе у нас все большее внимание, и НКИД, вероятно, придется очень скоро делать доклад правительству по этому вопросу"24.

В наркомате иностранных дел считали, что в значительной степени здесь влияла ухудшившаяся в целом международная обстановка. 3 декабря 1934 г. Стомоняков в беседе с посланником Дании в Москве Энгелем дал именно такое объяснение: "Эти тенденции расцвели пышным цветом… в связи с приходом Гитлера к власти в Германии и обострением положения на Дальнем Востоке…"25.

В качестве путей к оздоровлению отношений с Финляндией могло быть стимулирование связей в экономической и культурной областях. Требовалось снизить остроту реакции советской печати на события, происходившие в Финляндии. Во всяком случае новый полпред СССР в Хельсинки Э.А. Асмус писал в мае 1935 г. заместителю наркома иностранных дел H.H. Крестинскому, что необходимо "несколько уточнить нашу тактику в отношении Финляндии"26. Следовало воспользоваться тем, что с финской стороны выражалась заинтересованность в расширении экономического сотрудничества с СССР, о чем заявил 2 сентября 1935 г. Ирье-Коскинен в беседе с Литвиновым.

24 сентября во время встречи Литвинова с Хакцелем в Женеве велось обстоятельное обсуждение состояния советско-финляндских отношений. По словам Хакцеля, его советский коллега характеризовал политику Финляндии в условиях, когда Германия несет миру опасность, как "неясную". Литвинов сказал, что "Москва хочет искреннего мира с Финляндией" и вообще там "не могут понять ее устремлений и политику". Хакцелю было высказано пожелание, чтобы он нанес визит в Советский Союз 27.

Москву по-прежнему беспокоило то, как в дальнейшем в Финляндии станут относиться к экспансионистским замыслам Гитлера. Можно ли будет считать надежным советско-финляндский договор о ненападении с точки зрения обеспечения своей безопасности, если военное проникновение Германии распространится на Финляндию?

Возраставшее внимание Германии к Прибалтике, естественно, ощущали и в Финляндии. По словам финского посланника в Берлине A. Вуоримаа, район Балтийского моря стоял чуть ли не "на первом месте в интересах Германии"28. С учетом этого финскому руководству вряд ли было целесообразно развивать военные контакты с Берлином, не рискуя создавать подозрения в Советском Союзе. Но, как показали события, соображения такого рода все же не принимались во внимание должным образом.

Финский исследователь М. Юлкунен отметил в данной связи, что обычно в этот период "заслуживающие серьезного внимания контакты были следствием немецкой инициативы" и что "активная роль с финской стороны проявлялась в скрытых связях"29. Весьма важными были тогда инициативы, связанные с посещением Германии генералом B. Неноненом, офицерами Р. Лагусом, Я. Лундквистом и Л. Гранделлем. Особым по своей значимости стал визит в Германию К. Маннергейма.

В декабре 1934 г. Маннергейм, в то время председатель Совета обороны Финляндии, предпринял двухнедельную поездку в Германию, где встречался с Г. Герингом, руководителями вермахта, интересовался вопросом приобретения новейшего немецкого вооружения. В ходе состоявшихся бесед с немецкой стороны затрагивался вопрос, касавшийся позиции Финляндии в условиях войны. При этом речь шла о Советском Союзе как о противнике 30.

Сам факт изучения Финляндией возможности закупки военной техники за рубежом не мог являться основанием, чтобы в этой связи сразу делать категорические выводы об избираемой ориентации. В конечном счете страна нуждалась в оружии для решения своих оборонительных задач. К тому же Маннергейм совершал вояжи с такой целью и в Англию и во Францию. Тем не менее финские дипломаты вынуждены были дважды давать официальные разъяснения Лондону, что "закупки самолетов не связаны с политикой, а диктуются исключительно торгово-техническими соображениями" 31. Но если такие заверения, может быть, и могли удовлетворить англичан, хотя они видели здесь нарушение к тому же Версальского договора, то в Москве такие "коммерческие дела" воспринимались более серьезно. Финское представительство в Москве констатировало факт усиления в Советском Союзе недовольства внешней политикой Финляндии. Вместе с тем отмечались происшедшие к этому времени перемены во взглядах наркомата иностранных дел на роль и место СССР в международных отношениях в Европе. Особо подчеркивалось, что для Советского Союза становится весьма характерным "великодержавный менталитет" и стремление оказать воздействие на Финляндию в целях привлечения ее "к решению трудных вопросов"32. Все это требовало от финской дипломатии выработки новых подходов в процессе осуществления восточной политики.

Вместе с тем в Москве принимали во внимание и то, как в Лондоне стремились стимулировать действия Германии в восточном направлении. Морское соглашение Англии с Германией, подписанное в июне 1935 г., угрожало перспективой развертывания германского флота в Балтийском море на пути важных коммуникаций Советского Союза.

Внешнеполитическая и военная оценка англо-германского морского соглашения, сделанная в Советском Союзе, свидетельствовала о серьезной озабоченности в Москве по поводу этой акции 33. В аналитическом докладе разведывательного управления Красной Армии, направленном 20 августа 1935 г. высшему военному руководству (К.Е. Ворошилову, М.Н. Тухачевскому, А.И. Егорову), а также ряду других лиц (Н.И. Ежову, К.Б. Радеку) и в наркомат ВМФ, говорилось: "Состоявшееся 18 июня с.г. англо-германское морское соглашение вскрывает новые сложные замыслы и комбинации… Германии будут нужны, кроме Польши, еще и другие союзники на Балтийском море и в первую очередь – Финляндия. В случае участия Финляндии в антисоветской войне, Германия имеет возможность наилучшим образом организовать оборону против действий Красного флота, блокировав последний в Финском заливе… В целях обеспечения наилучших условий для действий против Кр. флота на Балтике Германия уже теперь стремится вовлечь в антисоветскую войну, кроме Польши, еще и Финляндию" 34.

Советская дипломатия пыталась выяснить позиции финского правительства в складывавшейся обстановке. В этой связи необходимо уточнить суть беседы премьер-министра Т. Кивимяки, приводимой в его мемуарах, которая велась летом 1935 г. с советским полпредом Асмусом в связи с заключением англо-германского морского соглашения. В мемуарах, опубликованных спустя 30 лет после указанной встречи, говорится о якобы исходившей от Асмуса угрозы "захвата" Советским Союзом Финляндии в случае возникновения войны Германии против СССР 35.

Российскими источниками подтверждается, что 11 июня 1935 г. Асмусу поручалось переговорить с Хакцелем и Кивимяки по поводу ухудшавшихся отношений к СССР со стороны Финляндии 36. 17 июня Асмус телеграфировал в Москву о своих беседах с министром иностранных дел и премьер-министром Финляндии, но ни о каких "угрозах" в духе того, о чем писал Кивимяки, речи не велось 37.

Очевидным являлось лишь то, что в Москве стали обращать еще более усиленное внимание на проводимую Финляндией политику, пытаясь предостеречь Хельсинки от действий, которые могли ухудшить контакты с СССР. В обстановке нараставших противоречий между Германией и Советским Союзом и осложнения советско-финских отношений в СССР приходили к заключению, что Финляндию следует рассматривать как потенциального союзника третьего рейха.

Больше всего Москву беспокоили перспективы военного сотрудничества финнов с Германией. Поступавшая информация содержала сведения о возможной закупке немецких самолетов новейшей конструкции, планах создания "сильного воздушного флота", о намерении организовать обучение финских военных моряков с помощью немецких специалистов по подводным лодкам 38, о стремлении высших финских офицеров "ознакомиться с возрождающимися вооруженными силами Германии" 39. Сообщения, поступавшие от советского военного атташе в Финляндии об активизации германо-финляндского сотрудничества в военной области, естественно, настораживали командование в Москве.

Для финского военного руководства это не было секретом. К тому же оно располагало информацией о существующих у СССР подозрениях о подписании уже негласного соглашения в Берлине, касавшегося приобретения немецкой авиационной техники 40. Тем не менее это не препятствовало финскому маршалу совершить еще один визит в Германию. Его поездка состоялась в сентябре 1935 г. по приглашению Г. Геринга и сразу привлекла внимание за рубежом. В информации, поступившей в МИД Финляндии из Лондона, сообщалось: "В сегодняшних газетах новость: Маннергейм побывал у Геринга". Еще до этого визита в Лондоне распространились слухи о возникшей идее создания морского союза между Германией, Польшей и Финляндией. При этом подчеркивалось наличие "у Финляндии определенных симпатий к немцам"41.

В силу щекотливого характера указанного визита многое осталось "за кадром" на все последующие годы. В результате слухи о секретных соглашениях остаются без аргументированного научного ответа до наших дней. По словам же биографа Маннергейма профессора С. Ягершельда, "осведомленные журналисты писали о поездках маршала" и "нередко пытались развеять" распространявшиеся слухи о характере состоявшегося посещения им Германии 42. Что же касается документов, то известно, что Маннергейм не оставлял у себя наиболее важные из них, что, естественно, весьма усложняло выяснение деталей и итогов данного визита.

Советская разведка делала однозначный вывод о серьезном характере немецко-финских военных связей. Начальник разведывательного управления Красной Армии СП. Урицкий докладывал: "Имеются сведения, указывающие на то, что Финляндия будет использоваться в качестве базы для развертывания германского флота и воздушных сил против СССР"43. Возможно, что инцидент с предполагаемой и затем несостоявшейся поездкой в Германию президента Свинхувуда, от которой он уклонился, явился показателем того, что в Финляндии стали понимать негативные последствия поездок в Германию, в которых просматривалась "политическая подоплека"44.

В Германии, напротив, стремились "придать импульсы" негативной тенденции в советско-финских отношениях. Подтверждали это, в частности, информационные данные, поступавшие в МИД Финляндии в виде обзоров немецкой печати, в которой отражалась эта тенденция. Представители международного отдела нацистской партии в беседах с финскими дипломатами в 1935 г. настойчиво акцентировали внимание на "проблеме" Советской Карелии 45. В советском наркомате иностранных дел складывалось мнение, что "после Японии, Германии и Польши Финляндия является… по своим замыслам наиболее агрессивной страной"46.

В итоге к середине 30-х годов возникла новая ситуация в балтийском регионе. Как в Хельсинки, так и в Москве учитывали ее. Выводы, однако, делались различные. Если с советской стороны начали предпринимать меры для консолидации сил, направленных против нацистской Германии, то Финляндия демонстрировала склонность к сближению с третьим рейхом. В Москве не смогли использовать рычаги экономического и культурного характера для создания соответствующего противовеса с тем, чтобы добиться сближения с Финляндией. Ставка, сделанная на то, чтобы привлечь Финляндию к участию в задуманной системе коллективной безопасности, противостоящей германской экспансии, не принесла желаемых результатов.

Налицо было, таким образом, новое ухудшение отношений между СССР и Финляндией. Это побудило советское военное командование уже с 1935 г. изменить оценку возможной позиции Финляндии в случае возникновения агрессии против Советского Союза. Директивой наркома обороны К. Ворошилова предусматривалось в расчетах на будущее "исходить из следующих вероятных противников: Германия, Польша, Финляндия и Япония"47.

Предположение, что Финляндия будет возможным союзником Германии при нападении ее на СССР, все больше укреплялось в последующие годы. По оценке советской военной разведки, балтийский регион являлся "наиболее вероятным плацдармом для нападения германского фашизма на Советский Союз". При этом в Генеральном штабе Красной Армии предполагали, что с началом войны Германия перебросит в Финляндию до двух своих дивизий, которые смогут атаковать советские позиции 48.

В процессе разработки командованием Красной Армии в 1935- 1936 гг. перспективного оперативного плана уже выдвигались конкретные задачи, предусматривавшие нанести поражение финской армии в случае войны на ряде направлений – на Карельском перешейке, в Карелии и Заполярье с учетом вероятности переноса боевых действий на территорию Финляндии 49. Считалось, что война, в которой будет участвовать Финляндия в качестве союзника Германии, явится весьма сложной для советских вооруженных сил 50.

Разработка оперативного плана осуществлялась в штабе Ленинградского военного округа под руководством командующего его войсками Б.М. Шапошникова. Впоследствии в исторической, а также мемуарной литературе в этой связи появилось упоминание о так называемом "плане Шапошникова"51.

Указанный план, составлявшийся "про запас", не предусматривал усиления в приграничных с Финляндией районах группировки советских войск. Сюда, как указывалось в документах командования Красной Армии, "выделялась до 1937 г. меньшая часть сил из общего количества войск Северо-Западного фронта". Основной зоной боевых действий считалось южное побережье Финского залива, где, как предполагалось, Германия будет иметь втрое большее количество войск, чем в Финляндии 52.

Не внесло существенных перемен в эту оценку и сделанное правительством Финляндии 5 декабря 1935 г. в парламенте заявление, что страна намерена следовать внешнеполитическому курсу скандинавских государств и будет придерживаться нейтралитета. В СССР отнеслись к этому заявлению с недоверием, рассматривая его как стремление финской дипломатии отгородиться от поддержки советских внешнеполитических инициатив. К тому же в Москве опасались, что сближение Финляндии с нейтральными скандинавскими странами может отрицательно сказаться на их отношении к Советскому Союзу.

Получая информацию относительно усилий, предпринимавшихся финской стороной для достижения взаимодействия северных стран в военно-политическом отношении, советские дипломаты пытались выяснить позицию скандинавских стран и прежде всего Швеции. Летом 1935 г. полпред СССР в Стокгольме А. Коллонтай неоднократно беседовала в этой связи со шведским министром иностранных дел Р. Сандлером. 16 июня она телеграфировала в Москву, что Сандлер заявил ей следующее: "В интересах не только Швеции, но и укрепления мира было бы желательно вовлечение Финляндии в орбиту скандинавской политики нейтральности; к сожалению, влияние Германии на известные круги Финляндии этому препятствует. Это опасность и для нас, и для вас. Шведское правительство это учитывает"53.

В дальнейших беседах Сандлер подчеркнуто дистанцировался от финского нейтралитета. В феврале 1936 г. он заявил Коллонтай, что шведское правительство "очень ценит, если Москва будет разграничивать иностранную политику Швеции от политики Финляндии" 54. Оснований для такого разграничения было более чем достаточно. Начальник финского генштаба генерал К. Эш в феврале 1936 г. считал необходимым наладить военные поставки из Германии на случай возможного возникновения войны с СССР. Швеция в данном случае должна была выполнять роль перевалочной базы при транспортировке немецкого вооружения в Финляндию. К тому же предлагалось отказаться от установленного статуса демилитаризованности Аландских островов и начать совместное со Швецией укрепление архипелага, исходя из того, что в случае войны советский флот, захватив его, может перекрыть морские связи между Финляндией и Германией 55. Подобные расчеты никак не укладывались в шведское понимание нейтралитета, о приверженности к которому заявляла Финляндия.

В Советском Союзе оценка финского нейтралитета была негативной. Его "нужно рассматривать, отмечалось в документах наркомата иностранных дел, как новую и довольно ловкую попытку нынешнего финляндского кабинета, ведущего определенную антисоветскую и прогерманскую линию, маскировать свою политику мнимой скандинавской ориентацией" 56. Этот вывод был доведен и до сведения полпредов Финляндии и скандинавских стран.

Перемена к лучшему между двумя странами наметилась во второй половине 1936 г., после парламентских выборов, когда в Финляндии сменилось правительство. В новом кабинете министров, который возглавил один из лидеров Аграрного союза К. Каллио, стало наблюдаться стремление проводить сбалансированную внешнюю политику, улучшая отношения с СССР. Новый министр иностранных дел Р. Холсти являлся поборником осуществления решений, выработанных Лигой наций. При встрече с Литвиновым в Женеве 9 октября 1936 г. Холсти сказал ему, что "его политика будет базироваться на стремлении к миру, лояльности Лиге наций и дружбе со всеми соседями". При этом министр указал на необходимость выяснить существующие расхождения между Финляндией и СССР, чтобы начать их устранение 57.

Мысли, с которыми Холсти вступал на ответственный пост, были затем отражены в его воспоминаниях. "Я заметил, – писал он, – как повсюду за рубежом Финляндия рассматривается в качестве как бы некого союзника Германии, и если бы такое мнение окончательно утвердилось, то, пожалуй, принесло бы непомерно большой ущерб, причем уже вскоре после того, как мог возникнуть серьезный европейский конфликт"58.

Учитывая позитивные элементы во внешней политике Финляндии, связанные с деятельностью ее нового правительства, в Москве решили поставить вопрос о визите финского министра иностранных дел в Советский Союз. Ирье-Коскинен также считал это весьма целесообразным, поскольку "такая поездка способствовала бы смягчению напряженности между Финляндией и Советским Союзом…"59. В Швеции рассматривали визит Холсти в Москву как своевременный и важный шаг для "ликвидации недоразумений и трудностей, существующих между Советским Союзом и Финляндией". Сандлер рекомендовал Холсти предпринять свою поездку 60.

После того, как по дипломатическим каналам была достигнута договоренность об этой поездке, в политических и военных кругах Финляндия выработали линию, которой должен был придерживаться Холсти при обсуждении в Москве внешнеполитических вопросов. Президент Свинхувуд дал указание министру заострить внимание на "проблеме Восточной Карелии и Ингерманландии", а также коснуться возникающих пограничных конфликтов 61. Побывал у Холсти и немецкий посланник в Хельсинки В. Блюхер, который хотел выяснить цель готовившейся поездки. Холсти заявил, что визит проводится в соответствии с линией, определенной правительственной программой, и Финляндия будет проводить ее неуклонно 62.

Были предприняты и попытки воспрепятствовать наметившемуся визиту. 3 февраля 1937 г., за несколько дней до его начала, факт проведения учебных стрельб артиллерией КБФ в Финском заливе был использован с подачи погранслужбы Финляндии таким образом, чтобы создать представление о якобы конфликтной ситуации, возникшей на границе. Финская погранохрана выступила с заявлением, из которого следовало, что советская артиллерия обстреляла территориальные воды Финляндии и под обстрел попали финские рыбаки. В конечном итоге выяснилось, что никаких рыбаков во время стрельбы в этом районе не было, а проверка следов разрывов снарядов на льду полностью расходилась с утверждениями погранохраны 63.

Визит Холсти в Советский Союз состоялся 8-10 февраля 1937 г. Финского министра встречали подчеркнуто доброжелательно, на высоком правительственном уровне. Как констатировал затем полпред Асмус, "ничего лучшего для изменения атмосферы мы сделать не могли"64. В ходе визита между Холсти и Литвиновым обсуждался центральный вопрос – об улучшении советско-финляндских отношений. При этом Литвинов откровенно высказал озабоченность в связи с тем, что руководство Финляндии в своей внешнеполитической деятельности "предпочитает интимную близость с Германией, Польшей и даже с Японией". Именно то, пояснил он, что "в случае большой европейской войны Финляндия может очутиться в противостоящем нам лагере", беспокоит Советский Союз, а отнюдь не мысль о возможности "самостоятельного нападения на нас Финляндии"65. Об этом же говорил на последующей стадии переговоров Ворошилов, имея в виду возможность использования финляндской территории "третьим государством" при нападении его на СССР. "У Финляндии есть какая-то крупная держава – союзник…", – сказал он 66. Холсти твердо заверил представителей советского руководства, что Финляндия не разрешит какому-либо другому государству осуществить агрессию против Советского Союза через свою территорию 67. В подписанном затем совместном коммюнике подчеркивалась необходимость укрепления в мире коллективной безопасности.

Итоги визита Холсти в СССР были одобрительно восприняты в Финляндии, и стало чувствоваться определенное потепление в отношении к Советскому Союзу. "Полпредство и я лично, – докладывал Асмус в Москву, – наглядно ощущаем изменение атмосферы… Сейчас предстоит сложная и более трудная часть работы – закрепление достигнутого"68.

Положительным сдвигам в развитии советско-финляндских отношений способствовали и изменения в высших эшелонах власти в Финляндии. В марте 1937 г. К. Каллио стал президентом страны. В правительстве, которое возглавил А. Каяндер, пост министра иностранных дел по-прежнему сохранился за Холсти. В программе нового кабинета подчеркивалась важность "продолжать добиваться оздоровления отношений с Россией"69.

Первая половина 1937 г. прошла под знаком начавшегося сближения между Финляндией и Советским Союзом. Это выразилось прежде всего в области культурных связей. В Финляндии состоялись выступления с концертами ведущих артистов Москвы, а затем ее посетила группа советских журналистов. Ранее подобного не бывало. Не случайно Геринг проявил беспокойство, предложив финляндскому посланнику в Берлине объяснить, "не подписал ли Холсти в Москве соглашение о культурном сближении"70.

Такой ход развития событий явно противоречил интересам Германии. Не могли его поддерживать и все те, кто традиционно ориентировался в Финляндии на Берлин.

Не удивительно, что особенно большое давление испытывал Холсти, которому президент Каллио предоставил значительную самостоятельность в осуществлении намеченного внешнеполитического курса. Министр иностранных дел явно ощущал, что как внутри страны, так и в столице третьего рейха по отношению к нему настроены весьма критически 71.

Руководство вооруженных сил Финляндии принялось давать наставления министерству иностранных дел, какие шаги нужно предпринимать в области внешней политики и, в частности, по отношению к восточному соседу. Начальник генштаба генерал Эш, ссылаясь на то, что в СССР ведется кампания притеснения граждан финской национальности, обвиняемых в шпионаже, настаивал, чтобы министерство иностранных дел Финляндии предприняло соответствующий демарш 72. Различными путями вновь стала нагнетаться атмосфера конфликтности между двумя странами. В июне 1937 г. финской печатью было приковано внимание общественности к фактам задержания военным кораблем СССР финского судна береговой охраны в советских водах и якобы нарушения советскими самолетами воздушной границы с Финляндией. Ослабляло значение визита Холсти и то, что этот визит не получил своего развития в области экономических отношений. В результате возникала опасность, что прогресс, достигнутый между двумя странами на политической основе, не сможет быть реализован. Этого во всяком случае добивались сторонники прежней линии в отношении СССР. На них возлагали надежды и в Берлине. Поведение Германии, как заметил Холсти, "основывалось на существовавшем ранее у немцев мнении, что в Финляндии у них имелись определенные преимущества"73.

Что же касалось немецкого посланника Блюхера, то он считал политику Холсти полностью противоречившей интересам Германии. В его сообщениях в Берлин подчеркивалось, что шаги министра иностранных дел отражают стремление не столько нормализовать советско-финляндские контакты, сколько достигнуть свободы действий на германском направлении, усиливая позиции в группировке северных стран и сближаясь с западными демократиями 74.

В обстановке давления на Холсти стали смягчаться отношения с Берлином. Это отметили в советском полпредстве в Хельсинки 75. Проявления прогерманской направленности во внешней политике Финляндии заметили и другие зарубежные дипломаты в Финляндии 76. Состоявшийся в августе 1937 г. визит в Хельсинки эскадры немецких подводных лодок они не без оснований оценили, как демонстрацию германо-финляндского сближения. Существует мнение, что "визит подводных лодок был провокацией со стороны Германии"77. В Хельсинки должны были иметь в виду, что подобные действия могли однозначно расцениваться советской стороной как проявление заинтересованности Финляндии в военном сотрудничестве с Германией. Берлин демонстрировал свою силу на Балтийском море. По данным советской разведки, 11 немецких боевых судов, прибывших в Финляндию, составляли до половины всего германского подводного флота 78.

Советское полпредство в Хельсинки предпринимало усилия, чтобы воспрепятствовать проведению визита немецких подводных лодок Асмус дважды вел речь об этом в министерстве иностранных дел 79. Не все оказалось безрезультатным. "Вообще нет сомнения в том, – докладывал в Москву 11 августа советский военный атташе, – что финны серьезнее, чем раньше, взяли установку на Германию, и с нашей стороны требуется самое пристальное внимание к проискам немецких фашистов в Финляндии"80.

Советская разведка зафиксировала повышенный интерес немецких офицеров, дипломатов и журналистов к стратегически важным приграничным районам Финляндии, которые они посещали. Разведуправление Красной Армии, анализируя эти данные, усматривало в них антисоветскую направленность. Выводы докладывались наркому Ворошилову 81.

Серия ответных поездок финских генералов и офицеров в Германию указывала на заинтересованность военного руководства Финляндии в расширении сотрудничества с вермахтом. Летом 1937 г. состоялись визиты руководителей шюцкора генерала Л. Малмберга и полковника А. Мартола, а осенью – новая встреча с Г. Герингом К. Маннергейма 82. Демонстрировалось, что финские военные круги умеют "ценить отношения с Германией, хотя финляндская официальная политика идет в другом направлении 83. В октябре 1937 г. последовал визит в Германию министра иностранных дел Холсти 84. На встречах с германским министром иностранных дел фон Нейратом выяснилось, что Финляндия отказывается от поддержки создания в Европе системы коллективной безопасности. К. Нейрат, в свою очередь, подчеркнул выгодность для Финляндии "развивать хорошие отношения" с Германией, "проявляющей к ней симпатии"85.

"Оттепель" в советско-финляндских отношениях 1937 г. оказалась непродолжительной. Осенью американский военный атташе в СССР полковник Ф. Феймонвилл докладывал из Москвы в Вашингтон: "Самой насущной проблемой Советского Союза является подготовка к отражению одновременного нападения Японии на востоке и Германии совместно с Финляндией на западе"86.

Особую подозрительность вызвала у советского руководства встреча в Берлине командующего финской армией генерала X. Эстермана с Гитлером в марте 1938 г., последовавшая вскоре после захвата Германией Австрии. Поездка Эстермана осуществлялась с соблюдением всех атрибутов официального военного визита высокого уровня. В своих мемуарах Эстерман, касаясь этой поездки, писал: "Само собой разумеется, что военное руководство не действует исключительно в зависимости от обстоятельств, но и с расчетом на отдаленное будущее"87.

Как бы дезавуируя эту оценку, в Москве он заявил, что не выполнял в Берлине "никаких секретных заданий"88. Что же касается Гитлера, то он заявил Эстерману: "Россия является колоссом, который… всегда будет представлять опасность, угрозу для всех северных соседей… Россию нужно разгромить, прежде чем она приобретет такую силу, что ее уже нельзя будет разбить"89.

Присутствовавший на беседе финский посланник А. Вуоримаа сообщил в свой МИД: "Если верить высказываниям, я полагаю, что особое внимание Германии будет приковано к России с тем, чтобы ускорить ее разгром"90.

Вопросы, поднятые 24 марта Эстерманом на встрече с высокопоставленными представителями вермахта относительно милитаризации Аландских островов, свидетельствовали о том, что вероятность военного сотрудничества с рейхом в этом деле не исключена. Гость заверил своих собеседников, что президент Финляндии хорошо понимает "необходимость повышения боеготовности финской стороны"91.

Однако было бы ошибочно считать, что в то время финляндское руководство уже определило свою позицию, избрав внешнеполитическим и военным ориентиром Германию, которая явно вела дело к развязыванию войны в Европе. И если у советской разведки складывалось мнение, что Финляндия опрометчиво устремилась в объятия третьего рейха, то это не соответствовало действительности. Точнее сказал об исходной позиции финского правительства немецкий посланник в Хельсинки Блюхер. По его словам, финское правительство исходило из того, что "любая война представляет собой источник угрозы для Финляндии"92. Фактически финская дипломатия еще лавировала в рамках провозглашенного нейтралитета.

Конечно, имелось в виду, как реалистически оценивал финский посланник в Москве Ирье-Коскинен, что искра войны, вспыхнув в центре Европы, могла распространить затем пламя на северные страны. В мае 1938 г. он доносил: "Я думаю, что гораздо большая опасность в данном случае исходит со стороны Германии, чем со стороны Советского Союза… Отодвинуть опасность агрессии от границ Финляндии возможно, если мы сами сможем вести свои дела так, чтобы немцы не могли бы высадиться на территории Финляндии"93.

Несмотря на демонстрацию германо-финских военных связей и тревожные выводы советской разведки, в Москве продолжали поиски нормализации отношений с Финляндией. В мае 1938 г. для Сталина была подготовлена специальная справка, в которой давалась оценка политики Финляндии и определялись пути укрепления сотрудничества с ней. Характеризуя финляндское правительство как не "германофильское", в справке, тем не менее, констатировалось, что оно "не в состоянии принять реальные меры против немецкой работы в стране", хотя у него и проявляется стремление "убедить СССР в том, что Финляндия не собирается предоставить свою территорию фашистским агрессорам для войны против СССР". Далее говорилось, что "имеется реальная обстановка для того, чтобы парализовать немецкое влияние в Финляндии и вовлечь ее в орбиту Советского Союза". Высказывалось мнение о необходимости "провести работу в правительственных кругах Финляндии с целью достижения нужного нам (Советскому Союзу. -Авт.) общего и практического изменения курса внешней политики Финляндии". Конкретно предлагалось поставить перед Хельсинки вопрос о заключении пакта о взаимной помощи с условием соблюдения неприкосновенности границ и обеспечения Финляндии советскими военными поставками.

Судя по пометкам на полях справки, у Сталина были определенные сомнения в реальности данного предложения. Ссылаясь на такой настораживающий шаг финского высшего военного руководства, как посещение генералом Эстерманом Берлина и его встречу с Гитлером, Сталин все же одобрил намеченный курс в развитии советско-финляндских отношений, указав на необходимость усилить пакт о взаимопомощи положением о невмешательстве с советской стороны во внутренние дела Финляндии 94.

В контексте этих соображений становится ясным поручение, данное советнику советского посольства в Хельсинки Б.Н. Ярцеву (Рыбкину), являвшемуся резидентом советской разведки, начать переговоры с представителями финляндского правительства. 14 апреля 1938 г. он встретился с Холсти и заявил о готовности советской стороны оказать военную помощь для отражения возможной германской агрессии. Однако беседы с Холсти, а затем Каяндером не принесли конкретного результата.

Судя по переписке наркома иностранных дел Литвинова и наркома внутренних дел Н.И. Ежова, в качестве давления на финское руководство было решено пересмотреть условия ряда конвенций и соглашений СССР с Финляндией, заключенных еще в 20-е годы, или добиться их отмены 96. Тем не менее секретные переговоры в Хельсинки продолжались. Теперь они проходили между Ярцевым и В. Таннером, занимавшим в правительстве пост министра финансов. Их беседы велись в течение лета – начала осени 1938 г. и также закончились безрезультатно, хотя с советской стороны делались попытки пойти на определенные уступки, чтобы достичь компромисса. Выдвигавшаяся до этого идея заключения пакта о взаимопомощи была снята. Главным оставалось предложение, чтобы финское правительство дало гарантию не допустить на свою территорию войска агрессора. Для обеспечения безопасности Ленинграда ставился вопрос о предоставлении Советскому Союзу права создать на о-ве Суурсаари (Гогланд) в Финском заливе противовоздушную оборону и береговые укрепления. Финская сторона ответила отказом, мотивируя его тем, что внесенные СССР предложения "находятся в противоречии с политикой нейтралитета" Финляндии и "нарушают ее суверенитет" 97.

Между тем в Москве не оставляли мысли о достижении договоренности с Финляндией. Этого требовала все более обострявшаяся обстановка в Европе в результате заключенного в сентябре 1938 г. Мюнхенского соглашения и развития чехословацкого кризиса. В начале октября Ярцев через секретаря премьер-министра Инкиля поставил вопрос о необходимости продолжения переговоров и сообщил о готовности с советской стороны принять официальную финляндскую делегацию.

9 октября Инкиля письменно докладывал премьер-министру Каяндеру о своей встрече с Ярцевым: "У меня такое чувство, что положение в Европе развивается в настоящее время так, что требует от России решения ранее подготовленных ею предложений, на которые мы можем пойти"98.

Ответ с финской стороны затянулся. Переговоры возобновились во второй половине ноября. С Ярцевым теперь встречался исполнявший обязанности министра иностранных дел В. Войонмаа, поскольку Холсти к тому времени ушел в отставку. Советские документы дают основание сделать вывод, что Войонмаа, руководствуясь установками своего правительства, сделал ряд заявлений компромиссного характера по поводу ранее внесенных советских предложений. Он сообщил Ярцеву о готовности финского правительства не допустить агрессора на свою территорию, дать ему соответствующий отпор. Выражалось согласие на покупку в СССР оружия и допускалась возможность, что Финляндия в интересах защиты Ленинграда начнет строительство оборонительных сооружений на о-ве Суурсаари (Гогланд) после пересмотра соответствующего положения Тартуского мирного договора"99. Для обсуждения указанных вопросов было решено послать финляндскую делегацию в Советский Союз.

Переговоры продолжались в Москве в начале декабря. В финляндскую делегацию, возглавлявшуюся министром путей сообщения В. Саловаара, входили два ответственных сотрудника министерства иностранных дел А. Пакаслахти и У. Тойвола, а также Ирье-Коскинен. С советской стороны переговоры вел заместитель председателя Совета Народных Комиссаров и нарком внешней торговли А.И. Микоян. Смысл состоявшегося обмена мнениями заключался фактически в подтверждении содержания итогов бесед, которые велись между Ярцевым и Войонмаа. Каких-либо документов, однако, подписано не было. В ходе обсуждения финская делегация выдвигала вопрос об укреплении Аландских островов, а Микоян выяснял возможность того, чтобы оборону на о-ве Суурсаари создавала все же советская сторона 100.

Руководство СССР положительно оценило итоги переговоров. Косвенно это подчеркивает установка наркома обороны К.Е. Ворошилова относительно ориентиров разработки оперативного плана в 1939 г. В директиве от 27 февраля 1939 г. вероятными противниками Советского Союза на северном и западном направлениях определялись объединенные силы Германии и Польши 101. В отличие от предыдущей подобной директивы Финляндия в числе возможных противников не называлась.

К оздоровлению атмосферы в советско-финляндских отношениях, несомненно, можно отнести и тот факт, что с 4 марта 1939 г. в Москве начались переговоры по экономическим вопросам. К приезду финляндской делегации были разработаны проект торгового договора и протокол к нему, предусматривавшие, в частности, предоставление обеими странами "безусловного и неограниченного режима наиболее благоприятствуемой нации в таможенном отношении"102.

Между тем агрессивные действия Германии распространились на Прибалтику. В марте 1939, г. немецкие войска, нарушив суверенитет Литвы, вступили в Клайпеду, которая затем была присоединена к Восточной Пруссии. Вновь возникла необходимость усиления обороны морских подступов к Ленинграду. Советское руководство решило направить в Финляндию дипломата Б.Е. Штейна, ранее работавшего там полпредом, для обсуждения вопроса об использовании Советским Союзом в этих целях небольших финских островов. Предварительно в беседе с посланником Ирье-Коскиненом Литвинов информировал его марта о желании СССР получить от Финляндии в аренду на 30 лет о-ва Суурсаари, Лавансаари, Сейскари и Тютерс 103.

Прибыв в Финляндию, Штейн встретился с новым министром иностранных дел Э. Эркко. Почти месяц между ними шли переговоры об аренде указанных четырех островов и о новом советском предложении обменять их на пограничные районы Советской Карелии. За ходом встречи внимательно следили как в Хельсинки, так и в Москве. Нарком Литвинов дважды (22 марта и 4 апреля) в письменных докладах Сталину высказывал сомнение в возможности достижения договоренности с Финляндией 104.

В конечном итоге, опираясь на позицию своего правительства, Эркко дал отрицательный ответ. Вместе с тем он заявил о готовности Финляндии вести переговоры относительно безопасности Финского залива 105 и представить письменную гарантию защиты своей территории от любой агрессии, а также "не заключать никаких соглашений, которые бы могли нарушить нейтралитет" страны 106.

4 апреля, докладывая Сталину, Литвинов писал: "После столь решительного заявления финского министра иностранных дел Эркко о нежелании продолжать даже разговоры об островах в настоящий момент, Штейну оставаться более в Финляндии не следует. Надо ему поручить заявить на прощание Эркко, что вопрос об островах нами не снимается и не считаю финский ответ окончательным"107. Так и было сделано. 6 апреля Штейн выехал в Москву.

Последовали изменения в оценке возможной позиции Финляндии в случае войны – летом 1939 г. наркомат обороны уже не рассматривал ее как нейтральную страну. При составлении в июне 1939 г. оперативного плана указывалось: "Против СССР на северном и западном направлениях выступят объединенные силы Германии, Финляндии и Польши"108.

Таким образом, отношения между Советским Союзом и Финляндией характеризовались в этот период противоречивостью. Спады чередовались временным улучшением. Их состояние во многом зависело от политики европейских держав, и особенно от немецко-финских и немецко-советских контактов. Активизация финско-немецких военных связей после прихода нацистов к власти в Германии явилась главным фактором, который вызвал в Советском Союзе растущее недоверие к политике Финляндии, а также опасения относительно вероятности использования ее территории западными державами в войне против СССР и вовлечения в эту войну самой Финляндии.

Эти взгляды подверглись серьезной проверке, когда Финляндия на практике решила продемонстрировать приверженность провозглашенному нейтралитету. Она выразила желание внести соответствующие вменения в проводившуюся линию, которые бы позволили смягчить о3тношения с СССР, не нанося при этом заметного ущерба сотрудничеству с Германией (1937-1938 гг.). Такой тактический шаг не удался. Советскому Союзу, проявлявшему стремление усилить свою безопасность со стороны Балтики, требовалось, чтобы Финляндия не только декларировала готовность к защите своей территории, но и заключила с СССР пакт о взаимопомощи или как минимум предоставила ему на основе взаимной договоренности в аренду или в обмен на соответствующую территорию СССР ряд своих островов для укрепления морских подступов к Ленинграду. Очевидные возможности компромисса не были использованы. Безрезультатность хельсинкских переговоров весной 1939 г. привела к тому, что Финляндия оказалась для Советского Союза в ряду государств, развитие отношений с которыми превратилось в крайне острую проблему.

1 См.: Российский государственный архив Военно-Морского Флота. Ф. Р-1483. Оп. 2. Д. 38. Л. 86. Бюллетень разведывательного управления № 19. 24.03.1926. (Далее: РГАВМФ).

2 Документы внешней политики СССР. М., 1960. Т. X. С. 577. (Далее: ДВП).

3 РГАВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 87. Л. 7. (Материалы о маневрах. 1929 г.).

4 ДВП. М., 1968. Т. XIV. С. 296.

5 РГАВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 142. Л. 72. (Материалы о маневрах. 1930 г.).

6 Там же. Л. 145.

7 История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1988. С. 109-110.

8 Korhonen K. Naapurit vastoin tahtoaan. Hels., 1966. S. 112.

9 ДВП. M., 1967. Т. XIII. С. 735.

10 Hirvikallio P. Tasavallan presidentin vaalit Suomessa, 1919-1950. Porvoo; Hels., 1958. S. 46; Siltola J. Lapuan liike ja kyyditykset 1930. Hels., 1985. S. 177, 120.

11 ДВП. Т. XIV. С. 296.

12 Там же. M., 1971. Т. XVII. С. 610.

13 Kansallisarkisto. G. Mannerheimin arkisto, 604. A.S. Yrjo-Koskisen kirje P.E. Svinhufvudille. 10.03.1932. (Далее: KA).

14 Siltola J. Op. cit. S. 463,494.

15 ДВП. M., 1969. Т. XV. С. 324-325.

16 Там же. Т. XIV. С. 718.

17 Там же. Т. XV. С. 46-47.

18 Ulkoasiainministerion arkisto. 5C18. Moskovan lahetysto raportti. 3.03.1932. (Далее: UM).

19 Известия. 1932. 26 янв.

20 Российский государственный военный архив. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 722. Л. 404. Доклад о действиях Красной Армии против финнов (тезисы, без указания даты). (Далее: РГВА); РГАВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 181. Л. 1-9. Директива начальника штаба РККА. 7.02.1932 г.

21 ДВП. М., 1970. Т. XVI. С. 270.

22 Selen К.С. G.E. Mannerheim ja hanen puolueneuvostonsa. Hels., 1980. S. 192.

23 ДВП. T. XVI. С 636.

24 Там же. С 660.

25 Там же. С. 723.

26 Там же. М„ 1973. Т. XVIII. С. 641.

27 Там же. Т. XVII. С. 656; UM. 12 L/34. Памятная записка о беседе с М.М. Литвиновым в Женеве. 24.09.1935.

28 Wuorimaa A. Lahettilaana Hitlerin Saksassa. Keuruu, 1967. S. 558.

29 Julkunen M. Perinteet ja realismi // Tiede ja Ase. 1981. № 39. S. 157.

30 KA. G. Mannerheimin arkisto, 606. Mannerheimin matkasta Saksaan; Selen K.C. Op. cit., S. 149.

31 UM. Tulleet sahkeet Lontoosta. 14, 28.03.1935.

32 UM. 5C18. Yrjo-Koskisen raportti. 5.03.1935.

33 ДВП. T. XVIII. G 464; UM. 5C18. Yrjo-Koskisen raportti. 24.08.1935.

34 РГАВМФ. Ф. P-1483. On. 1. Д. 329. Л. 195. Доклад разведывательного управления Красной Армии. 20.08.1935 г.

35 Kivimaki TM. Suomalaisen poliitikon muistelmat. Porvoo, 1965. S. 93.

36 В телеграмме Б.С. Стомонякова 11.06.1935 г. Э.С. Асмусу указывалось: "При встрече с Кивимяки и Хакцелем обратите их внимание на антисоветскую кампанию в финской прессе и подчеркните, что в Москве обратили внимание на ухудшение отношений с Финляндией, особенно при теперешнем кабинете, а в беседе с Кивимяки отметьте, что в Москве ожидали улучшения отношений при Хакцеле, ввиду его прошлой работы в СССР, и тем более удивлены тем, что в действительности имеет место" (ДВП. Т. XVIII. С. 389-390).

37 Там же. С. 642.

38 РГАВМФ. Ф. Р-1483. Оп. 1. Д. 303. Л. 6. Донесение военного атташе в Финляндии, 17.05.1935 г.; Д. 224. Л. 145. Донесение военного атташе в Финляндии, 8.10.1934 г.

39 Julkunen M. Op. cit. S. 158.

40 Ibid. S. 159.

41 UM. Sahkeet Lontoosta, 30.09, 14.08.1935.

42 Jagerskiold S. Mannerheimin rauhan vuosina 1920-1939. Hels., 1973. S. 254.

43 РГАВМФ. Ф. P-92. On. 2. Д. 352. Л. 6. Записка о составе, численности, мобилизации и развертывании морских сил вероятных противников на Балтийском море. Подготовлена 31.05.1937 г. С.П. Урицким.

44 Julkunen M. Op. cit. S. 160.

45 UM. 5C5. Berliinin-lahetysto raportti. 5.06.1935.

46 ДВП. Т. XVIII. С. 637.

47 РГАВМФ. Ф. Р-92. On. 2. Д. 260. Л. 1. Директива НКО о разработке плана операции на 1935 г.

48 Там же. Д. 352. Л. 15, 16-17. Записка СП. Урицкого от 31.05.1937 г.

49 РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 722. Л. 405. Доклад о действиях Красной Армии против финнов.

50 Там же. Оп. 4. Д. 74. Л. 1. Донесение начальника штаба РККА А.И. Егорова К.Е. Ворошилову 15.05.1936 г.; РГАВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 354. Л. 1. Оперативный план КБФ, составленный 20.04.1937 г.

51 Великая Отечественная война Советского Союза, 1941-1945: Краткая история. М., 1965. С. 47; Мерецков К.А. На службе народу. М., 1968. С. 179; Василевский A.M. Дело всей жизни. М., 1976. С. 95.

52 РГАВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 352. Л. 16. Записка С.П. Урицкого от 31.05.1937 г.; РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 722. Л. 404. Доклад о действиях Красной Армии против финнов.

53 ДВП. Т. XVIII. С. 399.

54 Там же. М., 1974. Т. XIX. С. 84.

55 Sota-arkisto. 1400/14 YE:n paallikko, 1934-1938. Helmikuussa v. 1936 korkeimmalle sotilas – ja suojeluskunta paallystolle YE:n paallikon pitama esitelma.

56 ДВП. Т. XVIII. С. 544.

57 Там же. Т. XIX. С. 466-467; UM. 12 L/24. Holsti – Yrjo-Koskiselle 3.11.1936.

58 R. Holstin muistelmia v. 1936-1940 // Suomen Kuvalehti. 1984. № 51-52. S. 74.

59 Suomi J. Talvisodan tausta. Keuruu, 1989. S. 41-49.

60 ДВП. M., 1976. Т. XX. С. 25, 74; Paasivirta J. Finland and Europa. Hels., 1988. P. 458.

61 ДВП. T. XX. С 74, 121; Soikkanen T. Kansallinen eheytyminen – Myytti vai todellisuus? Porvoo etc., 1984. S. 171.

62 Hiedanniemi B. Kulttuuriin verhottua politiikka. Hels., 1980. S. 107.

63 РГАВМФ. Ф. P-307. On. 4. Д. 25. JI. 5, 7. Доклад командующего КБФ начальнику Морских сил РККФ 5.02.1937 г.

64 ДВП. Т. XX. С. 121.

65 Там же. С. 75.

66 KA. R. Holstin kokoelma, 74. Holstin ulkopoliittisen toiminnan katsaus; UM. 5D. R. Holstin virallinen vierailu Moskovaan 26.02.1937.

67 KA. R. Holstin kokoelma, 74. Holstin ulkopoliittisen toiminnan katsaus; R. Holstin muistelmia vuosilta 1936-1940. S. 75.

68 ДВП. T. XX. С 123-124.

69 Цит. по: Soikkanen T. Op. cit. S. 175.

70 ДВП. T. XX. С 123.

71 UM. 5C5. A. Wuorimaan raportit Berlinista 13.02.1937; Wuorimaa A. Op. cit. S. 70.

72 UM. 12 L/34. K.L. Oeschen kirje UM:iie 25.09.1937.

73 Цит. по: Korhonen K. Op. cit. S. 159.

74 Hiedanniemi B. Op. cit. S. 107.

75 ДВП. T. XX. С 373.

76 Там же. С. 381.

77 Julkunen M. Op. cit. S. 169.

78 РГАВМФ. Ф. P-1883. On. 1. Д. 67. Разведсводки разведотдела КБФ. 1.09.1937 г.

79 ДВП. Т. XX. С. 441.

80 РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1035. Л. 229. Донесение военного атташе в Финляндии 11.08.1937.

81 Там же. Д. 1236. Л. 67. Информация разведуправления РККА, 1937 г.

82 Menger M. Deutschland und Finland im zweiten Weltkrieg. Berlin, 1988. S. 41.

83 K Julkunen M, Op. cit. S. 171.

84 UM. 5C5. Suomen lahetyston raportti Berliinista 28.10.1937.

85 Documents on German Foreign Policy, 1918-1945. Ser. D. Voi. V. L., 1953. P. 537.

86 Мальков ВЛ. Секретные донесения военного атташе США в Москве накануне мировой войны // Новая и новейшая история. 1982. № 4. С. 110.

87 Osterman H. Neljannesvuosista elamastani. Hels.; Porvoo, 1966. S. 138.

88 Ibid. S. 139.

89 Цит. по: Wuorimaa A. Op. cit. S. 80.

90 UM. 5C5. Raportti Berliinista 7.10.1938.

91 Documents on German Foreign policy. Ser. D. Voi. V. P. 549.

92 Ibid. P. 590.

93 UM. 5C18. Raportti Moskovasta 4.05.1938.

94 См.: Родина. 1995. № 12. С. 39.

95 UM. 12 L/25. R. Holstin kirje paaministerille 14.04.1938; Tanner V. Olin ulkoministerina talvisodan aikana. Hels., 1951. S. 11.

96 Архив Президента Российской Федерации. Ф. 45. On. 1. Д. 449. Л. 3. ПисьмоМ. Литвинова 11.07.1938 г.

97 UM. 12 L/25. V. Tannerin muistiinpano В. Jarisevin keskustelusta 18.08.1938; Tanner V. Op. cit. S. 20.

98 UM. 12 L/25. Inkilan muistiinpano 9.10.1938.

99 РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1154. Л. 148. Информация Л.П. Берия 5.12.1938 г.

100 UM. 12 L/25. U. Toivolan ja A. Pakaslahden selostus A. Mikojanin keskustelusta 7.12.1938; Pakaslahti A. Talvisodan poliittinen naytelma. Porvoo; Hels., 1970. S. 30-31.

101 РГАВМФ. Ф. Р-1877. Оп. 1. Д. 101. Л. 14, 16. Положение директивы наркомата обороны. 27.02.1939 г.

102 Год кризиса: Документы и материалы. М., 1990. Т. 2. С. 384; Документы внешней политики. М., 1992. Т. 2. С. 523-524.

103 Год кризиса. М., 1990. Т. 1. С. 250; Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 06. Оп. 1. П. 18. С. Д. 190. Л. 47.

104 РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1236. Л. 101, 103. Письма М.М. Литвинова 22.03. и 4.04.1939 г.

105 Зимняя война: (Документы о советско-финляндских отношениях, 1939-1940) // Междунар. жизнь. 1989. № 8. С. 59; РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1236. Л. 101. Письмо М.М. Литвинова 22.03.1939 г.; UM. 12 L/25. Muistiinpano keskustelusta В. Steinin kanssa 25.03.1939.

106 Зимняя война. С. 61.

107 РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1236. Л. 103. Письмо М.М. Литвинова 4.04.1939 г.

108 РГАВМФ. Ф. Р-1877. Оп. 1. Д. 101. Л. 16. Из распоряжения наркомата Военно-Морского Флота 20.06.1939 г.

ПРЕДВОЕННАЯ ДИЛЕММА

ЛЕТНИЕ ПЕРЕГОВОРЫ 1939 ГОДА И СУДЬБА ФИНЛЯНДИИ

© O.A. Ржешевский

Оккупация и раздел Чехословакии, означавшие демонстративное нарушение Германией продиктованных ею же условий мюнхенского соглашения, поставил Англию, Францию и их союзников перед непредсказуемой альтернативой. Если непосредственно после Мюнхена многие посчитали Н. Чемберлена и Э. Даладье миротворцами, то теперь пало очевидно, что политика "умиротворения", а вместе с ней и англо-французская концепция безопасности, суть которой заключалась в том, чтобы удержать захватнические устремления Германии и ее союзников 5 определенных рамках, терпят крах. Бесцеремонные действия нацистских лидеров усилили тревогу в Англии и Франции, многих малых и средних государств Европы: будет Гитлер и дальше двигаться на Восток (23 марта немецкие войска вступили в Мемель), повернет на Запад или умерит свои аппетиты? Лондон и Париж взяли курс на то, чтобы, с одной стороны, успокоить общественное мнение, а, с другой – поставить Гитлера перед фактом возможного заключения военного союза с СССР. Было заявлено о предоставлении гарантий Польше, Румынии и еще некоторым странам, принят ряд мер по укреплению обороны, начаты переговоры с советским правительством.

Разразившийся в Европе предвоенный политический кризис и внутриполитическое положение западных демократий создали определенные предпосылки для результативности таких переговоров. "Мы окажемся в смертельной опасности, – говорил Черчилль в палате общин, – если не сможем создать великий союз против агрессии. Было бы величайшей глупостью, если бы мы отвергли естественное сотрудничество с Советской Россией". Лидер либералов Ллойд Джордж предупреждал Чемберлена: "Действуя без помощи России, мы попадем в западню 1.

Обстановка вынуждала англо-французские круги действовать. Каким образом? Поиски велись в различных направлениях. В одном из меморандумов, разработанных английским правительством, говорилось: "Желательно заключить какое-либо соглашение с СССР о том, что Советский Союз придет к нам на помощь, если мы будет атакованы с Востока, не только для того, чтобы заставить Германию воевать на два фронта, но также, вероятно, и потому- и это самое главное… что если война начнется, то следует постараться втянуть в нее Советский Союз…"2.

В настоящее время представляется возможным рассмотреть ход летних переговоров 1939 г. с учетом ранее не известных документов и других материалов, опубликованных во Франции, а затем в России 3. Это тем более необходимо, поскольку их результат определил новую расстановку сил в Европе к началу второй мировой войны и судьбу многих стран, в том числе Финляндии.

Началом московских переговоров между Англией, Францией и СССР можно условно считать 18 марта 1939 г. В этот день британский посол в Москве У. Сидс просил наркома иностранных дел М.М. Литвинова срочно сообщить о позиции СССР в случае нападения Германии на Румынию, правительство которой получило сведения о его подготовке. В ответ советское правительство в тот же день внесло предложение созвать совещание представителей СССР, Англии, Франции, Польши и Румынии для согласования мер против новых агрессивных актов со стороны Германии.

Английское правительство, однако, такое совещание признало "преждевременным". В обоснование своей позиции министр иностранных дел Великобритании Э. Галифакс заявил, что "английское правительство не могло бы сейчас найти достаточно ответственного человека для посылки на такую конференцию" и что "рискованно созывать конференцию, не зная, чем она закончится"4.

21 марта посол Англии в СССР У. Сидс вручил наркому иностранных дел СССР М.М. Литвинову следующий проект декларации Англии, СССР, Франции и Польши: "Мы, нижеподписавшиеся, надлежащим образом на то уполномоченные, настоящим заявляем, что, поскольку мир и безопасность в Европе являются делом общих интересов и забот и поскольку европейский мир и безопасность могут быть задеты любыми действиями, составляющими угрозу политической независимости любого европейского государства, наши соответственные правительства настоящим обязуются немедленно совещаться о тех шагах, которые должны быть предприняты для общего сопротивления таким действиям"5.

23 марта советское правительство сообщило, что, хотя находит данную декларацию недостаточно эффективной, тем не менее готово ее подписать и предлагает сделать это не второстепенным лицам, а премьер-министрам и министрам иностранных дел четырех государств с целью усилить ее влияние на международные отношения в Европе. Было высказано также мнение пригласить балканские, прибалтийские и скандинавские государства "присоединиться к декларации после ее опубликования", расширить фронт государств, выступавших против агрессии. Ситуация была тем более благоприятной, что французские правящие круги согласились с советским предложением. Генеральный секретарь МИД Франции А. Леже заявил 24 марта, что Франция одобряет идею о созыве совещания для подписания декларации. Польша не поддержала этой инициативы, и Лондон от нее отказался.

Этот отказ имел самые серьезные последствия для последующего хода московских переговоров, поставив Советский Союз перед фактом непоследовательности политического курса западных держав. "Когда я занял Мемель, – говорил позднее Гитлер, – Чемберлен информировал меня через третьих лиц, что он очень хорошо понимал необходимость осуществления такого шага, хотя публично одобрить такой шаг не мог"6.

В середине апреля Англия и Франция направили Советскому Союзу новые предложения. Министр иностранных дел Франции Ж. Бонне заявил о готовности обменяться с СССР письмами, обязывающими стороны к поддержке, если одна из них будет втянута в войну с Германией в результате оказания помощи Польше и Румынии. Суть английского предложения сводилась к тому, что СССР должен взять на себя односторонние обязательства помощи "своим европейским соседям" в случае совершенной против них агрессии. Французское заявление, несмотря на его ограниченность, содержало элемент взаимности, что вселяло определенные надежды.

17 апреля советское правительство вынесло на обсуждение предложения, конструктивность которых и сегодня вряд ли вызовет сомнения:

1. "Англия, Франция, СССР заключают между собой соглашение сроком на 5-10 лет о взаимном обязательстве оказывать друг другу немедленно всяческую помощь, включая военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств.

2. Англия, Франция, СССР обязуются оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Черным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств 7.

3. Англия, Франция, СССР обязуются в кратчайший срок обсудить и установить размеры и формы военной помощи, оказываемой каждым из этих государств во исполнение § 1 и 2.

4. Английское правительство разъясняет, что обещанная им Польше помощь имеет в виду агрессию исключительно со стороны Германии.

5. Существующий между Польшей и Румынией союзный договор объявляется действующим при всякой агрессии против Польши и Румынии, либо же вовсе отменяется, как направленный против СССР.

6. Англия, Франция, СССР обязуются, после открытия военных действий, не вступать в какие бы то ни было переговоры и не заключать мира с агрессором отдельно друг от друга и без общего всех трех держав согласия.

7. Соответственное соглашение подписывается одновременно с конвенцией, имеющей быть выработанной в силу § 3.

8. Признать необходимым для Англии, Франции и СССР вступить совместно в переговоры с Турцией об особом соглашении о взаимной помощи"8.

Но взаимность обязательств не устраивала западных союзников. Это подтверждали ответные предложения Франции (25 апреля 1939 г.), и особенно Англии (8 мая 1939 г.).

Переговоры стали пробуксовывать. Практически они вели лишь к расширению политических проблем, по которым предстояло достигнуть договоренность. В Москве сложилось мнение, что английское и французское правительства нагромождают искусственные трудности по таким вопросам, которые могли бы быть разрешены без проволочек и помех 9.

Длившиеся уже два с половиной месяца переговоры не принесли желаемых результатов. Жесткая позиция, занятая советской стороной, отражала уверенность в том, что ее условия должны быть приняты ввиду стратегической необходимости для Англии, и особенно Франции, создания мощного второго фронта на Востоке в случае, если германская агрессия повернет на Запад. При этом британские и французские документы свидетельствуют, что западные союзники опасались советско-германского сближения, но его вероятность всерьез не принимали.

Сложившаяся ситуация явилась также следствием противоборства двух тенденций в британской и французской политике. Умиротворению, которое выражалось в поиске компромисса с Германией, противостояла необходимость принятия каких-то реальных мер на случай "неконтролируемого" развития германо-итальянской агрессии. Борьба этих тенденций, в которой то одна, то другая приобретала доминирующее влияние, в конечном итоге имела разрушительные последствия.

Стремление достигнуть компромисса с Германией проявилось на англо-германских переговорах, которые тайно велись в мае-августе 1939 г. В их основу была положена идея заключения нового "пакта четырех" (Англии, Франции, Германии и Италии) или, если на этом пути возникнут трудности, двустороннего англо-германского соглашения. В случае выгодной сделки с Германией ("пакта о ненападении" или "договора о невмешательстве") Англия изъявляла готовность прекратить переговоры с СССР, отказаться от гарантий, данных Польше и другим странам, и даже пожертвовать интересами своей ближайшей союзницы – Франции. В новой политической комбинации просматривался замысел раздела мира на сферы влияния: англосакскую – на Западе и германскую – на Востоке.

Британские политические деятели давали понять своим немецким собеседникам, что они готовы продолжать политику Мюнхена и представить Германии "свободу рук" в Восточной Европе 10. Свидетельством сближения точек зрения сторон может служить заявление Галифакса 29 июня 1939 г. о том, что следует обсудить с Германией вопросы, которые "внушают миру тревогу". «В новой обстановке, заявил он, – мы могли бы рассмотреть колониальную проблему, вопрос о сырье, торговых барьерах, "жизненном пространстве", об ограничении вооружений и многое другое, что затрагивает европейцев"11. Предполагалось сотрудничать с Германией в трех районах мира: в Британской империи, Китае и России 12.

Германская дипломатия использовала уязвимость позиции Англии и -Франции в отношении СССР для срыва московских переговоров, угрожавших созданием англо-франко-советской коалиции. Важным решением в этом направлении явилась предпринятая ею в мае 1939 г. инициатива нормализации отношений с СССР.

В конце июня в Москве стало известно о существовании "плана Шуленбурга", реализация которого должна была включить следующие немецкие акции:

"1. Германия должна содействовать урегулированию японо-советских отношений и ликвидации пограничных конфликтов.

2. Обсудить возможность предложить нам или заключить пакт о ненападении или, быть может, вместе гарантировать независимость Прибалтийских стран.

3. Заключить широкое торговое соглашение"13.

7 июля 1939 г. германское посольство в Москве получило указание выступить с конкретными предложениями по экономическим вопросам. Берлин выражал готовность предоставить Советскому Союзу кредит в размере 200 млн. рейхсмарок для размещения в Германии советских заказов.

Так возник "треугольник" переговоров: советско-британо-французских, британо-немецких и советско-немецких, которым суждено было; прояснить возможность или невозможность предотвращения пожара мировой войны. Каждая из сторон преследовала свои цели. Германия стремилась обеспечить наиболее благоприятные внешнеполитические условия для нападения на Польшу, воспрепятствовать созданию англо-франко-советской коалиции, не допустить как минимум вовлечения в войну на стороне Польши Советского Союза. Англия и Франция – достигнуть компромисса с Германией и направить ее агрессию против СССР, а при определенных условиях и самим принять в ней участие, решив "польскую проблему" путем сделки с фашистским рейхом. СССР – избежать вовлечения в войну, заключить союз с Англией и Францией или направить германскую агрессию на Запад. При этом первостепенное значение придавалось обеспечению безопасности границ, особенно Ленинграда, и возвращению приграничных территорий, отторгнутых от России в результате иностранной военной интервенции 1918-1920 гг.

Эти переговоры, в центре которых, как казалось, стояла "польская проблема", а в действительности – судьбы войны и мира в глобальном масштабе, отличались рядом особенностей. Первая состояла в их взаимосвязи: от успехов или неудач одних во многом зависело движение вперед или вспять других. Вторая заключалась в том, что, несмотря на тайный характер британо-немецких и немецко-советских переговоров, в основном было известно об их содержании соответственно в Лондоне,. Париже и Москве (а особенно детально в Вашингтоне), столицах многих других стран. Все это до крайности запутывало их клубок, ситуация нередко менялась ежедневно, а затем и ежечасно, порой с непредсказуемыми последствиями.

Наибольший интерес иностранной печати вызвал вопрос о гарантиях средним и малым государствам, в том числе прибалтийским. Сталину докладывали в июне 1939 г.:

«Дипломатический обозреватель консервативной английской газеты "Санди Тайме" пишет, что в результате обсуждения вопроса о том, в каких случаях Польше потребуется английская помощь, было достигнуто соглашение, что Польша окажет помощь Англии в случае, если последняя будет втянута в войну в результате нападения на Голландию, а Англия окажет помощь Польше в случае, если Польша будет втянута в войну, в результате нападения на Данциг или Литву. "По мнению СССР, – пишет обозреватель, – аналогичное обсуждение вопроса можно было бы начать и в отношении прибалтийских стран. Если нейтральная Голландия была принята во внимание при англо-польских переговорах, то, по мнению русских, нейтральные прибалтийские страны должны в равной мере быть учтены в англо-советских переговорах, не затрагивая нейтралитет этих стран".

Гарвин в консервативной газете "Обсервер" пишет, что свобода Латвии, Эстонии и Финляндии имеет "для СССР не меньшее значение, чем независимое существование Данцига для Польши. Было бы несерьезным не считаться с реальным положением вещей в этом вопросе, поскольку он затрагивает интересы СССР. Независимость Финляндии, Эстонии и Латвии имеет для безопасности СССР не меньшее значение, чем независимость Бельгии, Голландии и Швейцарии для существования западной демократии. Если германские войска под каким-либо предлогом вторглись бы в Финляндию, Эстонию или Латвию, то это было бы смертельной угрозой для СССР, более непосредственной угрозой, чем имело бы для западных держав вторжение германских войск в Польшу или Румынию".

Во французской печати также имеются многочисленные комментарии по этому вопросу.

Густав Эрве, касаясь вопроса о Балтийских странах, пишет в газете "Виктуар": "При том положении, которое занимают Балтийские страны, для них нет убежища в нейтралитете от войны, которая может завтра вспыхнуть. Им придется быть или на той или другой стороне. Так как эти страны имеют доверие к Вам, г-н Чемберлен, то спросите их: с вами они или Гитлером?"

Пертинакс, рассматривая английский проект соглашения, врученный Советскому Союзу 8 мая, полагал, что этот проект "до некоторой степени приглашал к тому, чтобы германское нападение направилось на Балтийские страны". Пертинакс оправдывает позицию Советского Союза, обвиняя Англию и Францию в том, что они хотели того, чтобы германская опасность отклонилась на восток.

Поль Пизан в "Се Суар" пишет: "Трудно себе представить, чтобы французское и английское правительства могли противопоставить какие-либо действительные аргументы против формулы, предусматривающей распространение гарантии на Финляндию, Эстонию и Латвию. Трудно понять, как английское и французское правительства смогут, если они действительно приняли принцип взаимности, требовать всерьез от Советского Союза гарантировать страны, связанные с Англией и Францией – Бельгию, Португалию и Грецию, не гарантируя со своей стороны непосредственных соседей Советского Союза".

Анри де Кериллис в "Эпок" пишет, что с некоторыми оговорками в отношении военных секретов, не подлежащих выдаче, необходимы совещания французского, английского и советского генеральных штабов, необходим также с оговорками автоматизм проектируемого соглашения трех держав. Из проекта соглашения нужно изъять ссылки на Лигу наций. Де Кериллис считает нужным, чтобы были даны гарантии Балтийским странам. "В отношении гарантий Балтийским странам, – пишет де Кериллис, – требования Советского Союза абсолютно законны и вполне логичны. Если Франция и Англия вступают в соглашение с Советским Союзом, они должны быть заинтересованы в том, чтобы Советский Союз не пострадал в первые же дни войны от германской интервенции через территорию Балтийских стран. Нужно, чтобы мы знали, к чему же мы стремимся: хотим ли мы или не хотим заключить союз с СССР? Если мы хотим заключить Союз, тогда нужно поставить Советский Союз в наилучшие дипломатические и стратегические условия. Если мы захотим этого союза, мы должны сделать все, чтобы Германия не обосновалась в Риге, Таллине и Хельсинки, а также на Аландских островах. Указывают, что ни Финляндия, и Эстония, ни Латвия не желают франко-англо-советских гарантий. Что за чертовщина? Если они не желают этих гарантий, то это значит, что имеется лишнее основание для беспокойства. Указанные Балтийские страны, две из которых являются странами-лилипутами, неспособны сами обеспечить свою независимость. И если они утверждают противное, то это значит, что они ступили в германскую орбиту. Советский Союз желает этому противостоять. Мы должны поступать точно так же"» 14.

Обзор прессы во многом отражал обстановку на переговорах. "Советский Союз, – писал в памятной записке В.М. Молотов, врученной 6 июня послам Великобритании и Франции в СССР У. Сидсу и Наджияру, – должен оказать немедленную помощь Польше, Румынии, Бельгии, Греции, Турции в случае нападения на них агрессора и вовлечения в связи с этим в войну Англии и Франции, между тем как Англия и Франция не берут на себя обязательств по оказанию Советскому Союзу немедленной помощи в случае, если СССР будет вовлечен в войну с агрессором в связи с нападением последнего на граничащие с СССР Латвию, Эстонию и Финляндию"15.

К концу июля 1939 г. текст англо-франко-советского договора был в основном выработан, но оставалась несогласованной формулировка определения косвенной агрессии. Этот вопрос был поставлен по инициативе французской стороны (Э. Даладье) и отражал стремление Франции обеспечить безопасность своих восточных границ. Такие гарантии имели большое значение и для Советского Союза. На основе взаимной договоренности Англии, Франции и СССР необходимо было исключить возможность использования Германией территории прибалтийских стран в качестве военного плацдарма. Понятие "косвенная агрессия", – говорилось в предложениях советского правительства от 9 июля 1939 г., – относится к действию, на которое какое-либо из указанных выше государств соглашается под угрозой силы со стороны другой державы или без такой угрозы и которое влечет за собой использование территории и сил данного государства для агрессии против него или против одной из договаривающихся сторон, следовательно, влечет за собой утрату этим государством его независимости или нарушение его нейтралитета"16. В.М. Молотов выразил уверенность, что можно будет выработать удовлетворительную формулу, которая учитывала бы то, что произошло в Чехословакии в марте 1939 г. (германские войска были введены на ее территорию с согласия тогдашнего президента Э. Гаха). "Важно, – заявил нарком, – скорее заключить договор"17. Однако Галифакс дал указание более жестко поставить вопрос о косвенной агрессии 18.

Надо сказать, что крайне неблагоприятно на ход переговоров и их перспективы влияла позиция ряда малых и средних государств. Правительства Польши и Румынии заявили об отказе сотрудничать с СССР в отражении фашистской агрессии, что ввиду их общей границы с Советским Союзом практически исключало возможность взаимодействия сухопутных войск Англии, Франции и СССР в случае наступления германской армии через территорию этих стран к границам Советского Союза. Отрицательно отнеслось к московским переговорам правительство Финляндии. Английский посол в Хельсинки Т. Сноу, телеграфируя 20 июня 1939 г. в Лондон о результатах своей встречи с фельдмаршалом К. Маннергеймом, сообщал: "Фельдмаршал, выразив глубокое сожаление о последствиях англо-франко-советского договора, далее указал, что большевизм представляет собой угрозу мировому сообществу, и он будет потрясен, если из этого не сделает выводы английское правительство". Эркко добавил, что, по его мнению, лучше всего, "если Россия вообще останется без союзников"19.

Тем временем угроза войны в Европе продолжала стремительно нарастать и в поддержку заключения договора с СССР выступали все более широкие слои общественности, а также реалистически мыслившие деятели правящих кругов Англии и Франции и некоторых других стран. Характерно, что если осенью 1938 г., по данным зарубежных источников, "общественное мнение" Франции одобрило мюнхенское соглашение 53% голосов против 37% (остальные воздержались), то летом 1939 г. 76% опрошенных высказались за применение силы в случае агрессии Германии против Польши и 81% – за союз Франции с СССР, в Англии – 87% 20.

25 июля англо-французская сторона приняла предложение СССР о проведении военных переговоров, которые состоялись в Москве 12-21 августа 1939 г. По решению Политбюро ЦК ВКП(б) советскую военную делегацию (военную миссию) было поручено возглавить народному комиссару обороны Маршалу Советского Союза К.Е. Ворошилову.

4 августа 1939 г. Генеральный штаб Красной Армии завершил разработку "Соображений по переговорам с Англией и Францией". Они включали следующие варианты возможного развития военных событий и совместного участия в них вооруженных сил СССР, Англии, Франции и их союзников. Первый вариант – нападение будет непосредственно совершено на Францию и Англию; второй – когда объектом агрессии явится Польша; третий – Венгрия и Болгария при помощи Германии вторгнутся в Румынию; четвертый – наступление начнется против Турции и пятый – через территорию прибалтийских стран против СССР.

Соображения содержали детальные предложения о действиях сухопутных войск, авиации и флотов трех государств, количестве дивизий и других средств вооруженной борьбы. При всех вариантах считалось необходимым нанести основной удар по силам главного агрессора, т.е. Германии, и участие в военных действиях Польши как союзника Англии и Франции. При этом Польша должна была взять на себя обязательство пропустить советские войска к северу от Минска через Виленский коридор и через Литву к границам Восточной Пруссии, а Румыния – через Галицию. Имелось в виду, что переговоры с Польшей, Румынией и Литвой по этому вопросу возьмут на себя Англия и Франция. Советская делегация получила полномочия подписать военную конвенцию с Англией и Францией.

Военным переговорам в Москве посвящено множество книг и статей. Дополним их некоторыми документами и материалами. В инструкции для английской военной делегации (ее возглавлял адмирал Р. Драке), врученной в Лондоне, указывалось: "Британское правительство не желает принимать на себя какие-либо конкретные обязательства, которые могли бы связать нам руки при любых обстоятельствах"21. К тому же переговоры с СССР британская дипломатия рассматривала как средство давления на Германию. "Начать их сейчас, – писал Сидс в Лондон, – значит дать хороший пинок странам оси"22.

Драксу рекомендовали обсуждать военные планы "на чисто гипотетической основе". Э. Галифакс определил то, что в конечном итоге явилось камнем преткновения на переговорах, – "с твердостью отвергать" любое предложение об участии Англии и Франции в согласовании необходимых мер по защите от германской агрессии с Польшей и Румынией 23. Драке выполнил это указание, хотя и в несколько изменившейся обстановке.

Недавно в архивах найдена запись К.Е. Ворошилова, которая, видимо, являлась инструкцией для советской делегации:

1. Секретность переговоров с согласия сторон.

2. Прежде всего выложить свои полномочия о ведении переговоров с англо-французской военной делегацией о подписании военной конвенции, а потом спросить руководителей английской и французской делегаций, есть ли у них также полномочия от своих правительств на подписание военной конвенции с СССР.

3. Если не окажется у них полномочий на подписание конвенции, выразить удивление, развести руками и "почтительно" спросить, для каких целей направило их правительство в СССР.

4. Если они ответят, что они направлены для переговоров и для подготовки дела подписания военной конвенции, то спросить их, есть ли у них какой-либо план обороны будущих союзников, т.е. Франции, Англии, СССР и т.д. против агрессии со стороны блока агрессоров в Европе.

5. Если у них не окажется конкретного плана обороны против агрессии в тех или иных вариантах, что маловероятно, то спросить их, на базе каких вопросов, какого плана обороны думают англичане и французы вести переговоры с военной делегацией СССР.

6. Если французы и англичане все же будут настаивать на переговорах, то переговоры свести к дискуссии по отдельным принципиальным вопросам, главным образом о пропуске наших войск через Виленский коридор и Галицию, а также через Румынию.

7. Если выяснится, что свободный пропуск наших войск через территорию Польши и Румынии является исключенным, то заявить, что без этого условия соглашение невозможно, так как без свободного пропуска советских войск через указанные территории оборона против агрессии в любом ее варианте обречена на провал, что мы не считаем, возможным участвовать в предприятии, заранее обреченном на провал.

8. На просьбы о показе французской и английской делегациям оборонных заводов, институтов, воинских частей и военно-учебных заведений сказать, что после посещения летчиком Линдбергом СССР в 1938 г. Советское правительство запретило показ оборонных предприятий и воинских частей иностранцам, за исключением наших союзников, когда они появятся 24.

Запись Ворошилова свидетельствует, что в Москве либо знали, либо "просчитали" позицию британской стороны. Сопоставление инструкций не оставляет сомнения в том, что вероятность компромиссного решения была маловероятна.

Весьма расплывчатой была инструкция французской делегации (ее возглавлял генерал Ж. Думенк), но в целом занятая ею позиция отражала стремление заключить военную конвенцию с СССР.

Бесперспективность переговоров стала очевидной при обсуждении вопроса о пропуске советских войск в случае начала германской агрессии через территорию Польши, что было необходимо для организации эффективной защиты не только советских границ, но и самой Польши. 14 августа К.Е. Ворошилов предложил Драксу и Думенку разъяснить их точку зрения по этому принципиальному вопросу.

В ночь с 14 на 15 августа Сидс направил в Лондон срочную телеграмму: "Французский посол и я обсуждали с главами миссий ситуацию, создавшуюся в результате встречи с советской делегацией. Он и я пришли к выводу, что русские поставили сейчас вопрос, от которого зависит успех или провал переговоров… Мы считаем, что советская делегация будет твердо стоять на этой позиции и всякие попытки поколебать ее приведут к такому же провалу, как это неоднократно имело место в ходе наших политических переговоров… Наше предложение заключается в том, чтобы французский генеральный штаб вступил в контакт с польским генеральным штабом и получил на то согласие… Прошу подчеркнуть необходимость особой срочности и исключительной секретности" 25.

15 августа, излагая на переговорах план военного сотрудничества трех держав, начальник Генерального штаба Красной Армии сообщил, что СССР готов выставить против агрессора в Европе 136 дивизий, 5 тыс. тяжелых орудий, 9-10 тыс. танков, 5-5,5 тыс. боевых самолетов 26. В этой связи нередко возникает вопрос об оценках боеспособности Красной Армии, на которую опирались западные державы в ходе переговоров. Он возникал в ходе московских переговоров неоднократно и был, как правило, вызван размышлениями о последствиях сталинских репрессий. Донесения военных атташе Франции (а также США) из Москвы однозначно указывали на сохранившуюся боеспособность Красной Армии и силу ее как эвентуального союзника.

Несколько иной была оценка У. Сидса. Он сообщал в Лондон 6 июня: а) Красная Армия в настоящее время предана режиму и будет, если получит приказ, вести войну как наступательную, так и оборонительную; б) она понесла тяжелые потери в результате "чисток", но будет серьезным препятствием в случае нападения; в) в наступательной войне ее ценность значительно ниже, но вероятно, ее начальное продвижение в глубь Польши; г) Красная Армия считает войну неизбежной и без сомнения напряженно к ней готовится 27.

Характерна позиция подкомиссии английского Комитета начальников штабов, в состав которой входили заместители начальников штабов всех трех видов вооруженных сил Великобритании, – органа, по английским меркам, весьма компетентного в таких делах. В их докладе, представленном кабинету министров 17 августа 1939 г., в частности, говорилось: "Сейчас не время для полумер и все усилия должны быть направлены на то, чтобы склонить Польшу и Румынию к согласию разрешить использование их территорий русскими силами; по нашему мнению, единственно логичным является предоставление русским всех средств для оказания помощи с тем, чтобы использовать максимум их сил на стороне антиагрессивных держав. Мы считаем исключительно важным пойти навстречу в данном вопросе, а в случае необходимости оказать сильнейшее давление на Польшу и Румынию с тем, чтобы добиться их согласия отнестись к этому положительно… совершенно ясно, что без быстрой и эффективной русской помощи поляки не имеют надежд на то, чтобы выдержать германское наступление на суше и в воздухе продолжительное время. Это же относится и к румынам, за тем исключением, что это время будет для них еще более ограниченным; заключение договора с Россией представляется нам лучшим средством предотвращения войны. Успешное заключение этого договора будет, без сомнения, поставлено под угрозу, если выдвинутые русскими предложения о сотрудничестве с Польшей и Румынией будут отклонены этими странами…

Вывод. В заключение мы хотели бы подчеркнуть, что, с нашей точки зрения, в случае необходимости должно быть оказано сильнейшее давление на Польшу и Румынию с тем, чтобы они заранее дали согласие на использование русскими силами территории в случае нападения Германии"28.

Однако эти оценки в кругу Чемберлена не имели, думается, решающего значения. Германское нападение на Польшу виделось в Лондоне, насколько об этом можно судить по высказываниям английского военного атташе в Москве полковника Р. Файэрбрейса, следующим образом: "В будущей войне Германия, напав превосходящими силами на Польшу, захватит ее в течение одного-двух месяцев. В таком случае вскоре после начала войны германские войска окажутся на советской границе. Несомненно, Германия затем предложит западным державам сепаратный мир с условием, что ей предоставят свободу для наступления на Восток"29.

В середине августа кабинет Чемберлена стал испытывать возрастающее давление французской стороны в пользу подписания военной конвенции с СССР. Причина тому была очевидной – германская агрессия, в первую очередь, угрожала Франции, а не Англии.

14 августа в Лондоне от английского посла в Париже была получена телеграмма, в которой говорилось: "Французская военная миссия в Москве весьма удовлетворена ходом переговоров. Но она сообщает, что условием соглашения и той помощи, которую они готовы оказать, русские считают необходимым быть уверенными, что они в случае германской агрессии против Польши и Румынии получат разрешение этих стран на пропуск своих войск через их территорию. Что касается Польши, то русские запрашивают на это разрешение, которое относится лишь к строго ограниченной небольшой территории в районе Вильно… Французское правительство считает предпочтительным вначале решить вопрос, касающийся Польши… С этой целью французская миссия предложила послать генерала Валлена в Варшаву, но французское правительство, чтобы избежать огласки, направило обратно в Варшаву 15 августа своего военного атташе (генерала Ф. Мюса. – О.Р.), который находился в Париже, французское правительство надеется, что правительство Его Высочества решительно поддержит представление, сделанное польскому правительству"30.

Демарш не обещал успеха и носил двусмысленный характер. Французскому, как и английскому, правительству была известна позиция польского и румынского руководства, практически исключавшая согласие принять совместные с СССР эффективные меры для пресечения германской агрессии.

Примечательна также оценка сложившейся на московских переговорах ситуации их участником, позднее видным генералом А. Бофром: "Проблема заключалась не в том, чтобы добиться у поляков ответа, согласны они или нет на пропуск советских войск через свою территорию, а в том, чтобы найти лазейку, которая позволила бы продолжить переговоры…"31. Есть, однако, и другие сведения, согласно которым инструкции Думенку, данные Даладье, были категоричны и однозначны: "Привезите мне соглашение любой ценой"32.

Опубликованные в 1984-1985 гг. французские дипломатические документы освещают ряд новых аспектов, касающихся московских переговоров. Прежде всего следует отметить трезвую оценку хода политических и военных переговоров французским послом в Москве Наджияром, который весьма объективно информировал Париж. 16 июня 1939 г. он в решительных выражениях и достаточно аргументированно высказался в пользу заключения военной конвенции. Через день Наджияр усилил свое давление: "На нынешней стадии переговоров, – телеграфировал он 18 июля, – у нас, по моему мнению, нет иного выхода, как принять советскую точку зрения или согласиться на провал… который скомпрометирует в настоящем и будущем наши переговоры с Россией"33.

В предисловии к публикуемым документам его авторы делают вывод: "Инструкции миссиям союзников предусматривали лишь заключение договора, содержащего общие положения и советскую помощь только в виде поставок военных материалов и оружия. Союзники, в (большей степени англичане, рассчитывали на длительные переговоры и проявляли недоверие (к СССР. – О.Р.)"34.

Еще на борту теплохода "Сити оф Эксетер", следовавшего из Англии в Советский Союз, французская делегация имела достаточно времени, чтобы уяснить позицию своих партнеров – англичан. "Основная трудность, – писал Думенк, – проистекала из того, что британская делегация, похоже, не выработала общей позиции и по ряду частных вопросов имела твердо сложившиеся, естественно, негативные идеи. Начинать с этого дискуссии с русскими означало неминуемо идти на провал"35. Аналогичное мнение сложилось и у члена французской делегации капитана 3-го ранга Ж. Вийона, который сделал на основе своих бесед с Драксом следующий вывод: "При отсутствии политического соглашения английская делегация рассчитывала на длительные переговоры, чтобы поставить Германию под угрозу англо-франко-советского пакта и выиграть время до осени или зимы и тем самым задержать начало войны"36.

В телеграмме от 14 августа после первого заседания военных миссий Думенк сообщал в Париж: "Советская делегация продемонстрировала свое желание достигнуть соглашения, предложила не обсуждать общие принципы с тем, чтобы изучить конкретные вопросы…"37. 17 августа Думенк вновь подтверждал: "Не подлежит сомнению, что СССР желает заключить военный пакт и не хочет, чтобы мы превращали этот пакт в простую бумажку, не имеющую конкретного значения"38. Спустя три дня, когда Драке в Москве настаивал на отсрочке переговоров, Гамелен направил Думенку телеграмму о согласии Франции подписать военную конвенцию: "По приказу председателя Даладье генерал Думенк уполномочен совместно с послом подписать в общих интересах военную конвенцию"39.

Объективной была и информация Думенка по "кардинальному вопросу". В ранее упомянутой телеграмме от 14 августа он сообщал: "Советская делегация в качестве условия реализации военного пакта поставила вопрос о необходимой уверенности для советской армии в случае агрессии против Польши и Румынии эвентуальной возможности вступить на польскую территорию по Виленскому коридору и в Румынии через Галицию"40. И Думенк и Наджияр считали это условие обоснованным. Последний писал на следующий день в Париж: "По мнению генерала Думенка, то, что предлагают русские в целях выполнения обязательств по политическому договору, соответствует интересам нашей безопасности и безопасности самой Польши… Нам предлагают точно определенную помощь на Востоке и не выдвигают каких-либо дополнительных требований о помощи с Запада. Но советская делегация предупреждает, что Польша своей негативной позицией делает невозможным создание фронта сопротивления с участием русских сил"41. Наджияр настаивал на необходимости оказать на Польшу соответствующее давление 42.

Давление было поручено оказать французскому военному атташе в Варшаве генералу Ф. Мюсу, который, как отмечалось ранее, находился в эти дни в Париже и был направлен обратно в Варшаву, и французскому послу Л. Ноэлю. Их переговоры с начальником главного штаба польской армии генералом В. Стахевичем и министром иностранных дел Ю. Беком не принесли результатов. 18 августа в Париже получили сообщение – отказ 43. На следующий день Ф. Мюс после трехчасовых переговоров со Стахевичем отправил телеграмму следующего содержания: "В конце концов с согласия Бека была принята формулировка: наша делегация в Москве может маневрировать, как будто полякам не был поставлен этот вопрос"44. Поскольку Ноэль вел переговоры с Беком, а Мюс со Стахевичем, то подоплеку этой телеграммы поясняет телеграмма Ноэля от 19 августа, в которой он после очередного отказа Бека на пропуск советских войск сказал ему: "Может быть, лучше, чтобы Вы мне не отвечали. Согласимся с тем, что вопрос перед Вами не был поставлен".

20 августа Наджияр посылает тревожную телеграмму: "Провал переговоров неизбежен, если Польша не изменит позицию". Ноэль, в свою очередь, сообщает, что в позиции Польши изменений не произошло и Бек настаивает, чтобы в конвенции Польша вообще не упоминалась. Ноэль констатирует, что "позиция Польши не заключать с СССР никаких политических и военных соглашений – это «"болезнь" польской политики», что укрепление связей с Францией и Англией, кредиты и прочее не были использованы для того, чтобы получить согласие Польши на сотрудничество с СССР 45.

Подводя итоги переговорам, Наджияр писал 25 августа в Париж: "Действительно, как можно было надеяться получить обязательства СССР против Германии… если поляки и румыны продолжали игнорировать русскую помощь"46. Имелись на то и более глубокие причины. Лорд Стренг, не только активный участник переговоров, но и знаток многих тайн британской политики рассматриваемого периода, выступая с почетной лекцией "Московские переговоры" в университете г. Лидс (Великобритания) в 1968 г., назвал, на наш взгляд, важнейшую из них: "Собственная безопасность, к которой стремились русские, не обеспечивалась тем соглашением, которое могли себе позволить западные державы"47.

В Берлине более настойчиво искали пути ускорения переговоров и с Лондоном и с Москвой, их результативности, для чего планировали поездку Геринга в Англию, а Риббентропа – в Москву. Развернулась напряженная подготовка этих визитов. Поскольку один из них исключал другой, выбор зависел от хода переговоров по всем сторонам "треугольника" и должен был быть сделан в "последний час". Ближайшей и важнейшей целью Германии на этом этапе закулисной дипломатической борьбы являлось обеспечение наиболее выгодных внешнеполитических условий для захвата Польши.

3 августа на очередной встрече с немецким послом в Лондоне Г. Дирксеном советник британского премьер-министра Г. Вильсон дал понять, что англо-германское соглашение "начисто освободит британское правительство от принятых на себя в настоящее время гарантийных обязательств в отношении Польши, Турции и т.д." В результате беседы германский посол пришел к выводу, что возникшие у Англии за последние месяцы связи с другими государствами "являются лишь резервным средством для подлинного примирения с Германией и что эти связи отпадут, как только будет действительно достигнута единственно важная и достойная усилий цель – соглашение с Германией"48.

Стремление достигнуть взаимопонимания с Германией было характерно не только для английских консерваторов, но и для ряда ведущих французских политиков. Министр иностранных дел Франции Бонне заявил, в частности, германскому послу Вельчеку: "Несмотря ни на что, Франция придерживается идеи сотрудничества с Германией, которое снова начинает налаживаться, а со временем станет более тесным"49. Министр подчеркнул, что Франция не откажется от этой генеральной линии своей политики. Данные проекты поддерживались и некоторыми американскими представителями в Европе. Посол США в Лондоне Кеннеди был убежден, что поляков следует бросить на произвол судьбы и дать нацистам возможность осуществить свои цели на Востоке, поскольку конфликт между СССР и Германией "принесет большую выгоду всему западному миру"50. Посол США в Берлине X. Вильсон считал вероятным вариант нападения Германии на Россию с молчаливого согласия западных держав "и даже с их одобрения"51.

В то же время у Рузвельта и других наиболее дальновидных американских политиков росло понимание пагубности мюнхенского курса. Министр внутренних дел США Г. Икес писал видному общественному деятелю Р. Робинсу: "Чемберлен неотступно следует своим нечестным путем. Очевидно, что он вопреки всему надеется, что Гитлер в конце концов решит двигаться на восток, а не на запад. Вот почему он медлит в отношении заключения соглашения с Россией, что может иметь фатальные последствия как для Франции, так и для Британской империи"52.

Тем временем 7 августа в Германии была организована встреча Г. Геринга с группой британских промышленников. Англичане вручили рейхсмаршалу меморандум, предварительно просмотренный Н. Чемберленом, и внесли предложение о проведении конференции четырех держав в Швеции – без участия Польши и СССР 53.

11 августа Гитлер в беседе с верховным комиссаром Лиги наций в Данциге К. Буркхардтом заявил о желании жить в мире с Англией при условии предоставления Германии свободы рук на Востоке. Тот согласился сообщить английскому правительству о готовности Гитлера встретиться с кем-либо из представителей английского правительства.

Известие вызвало интерес. Галифакс 15 августа ответил Буркхардту: "На меня произвел большое впечатление Ваш доклад о беседе с господином Гитлером и формулировки, которые Вы использовали в своем ответе. Я надеюсь, Вы согласитесь, что хотя не существует какой-либо перспективы мирного решения, Вам следует продолжить выполнение функции верховного комиссара и в этом качестве выполнять дальнейшую службу. Я надеюсь, Вы окажетесь в состоянии сохранить Ваш клапан связи с господином Гитлером открытым. Я изучаю предложение о целесообразности встречи англичанина с господином Гитлером 54.

В конечном итоге достигли договоренности о визите 23 августа Геринга в Англию. Самолет должен был доставить рейхсмаршала на уединенный аэродром в Харфортшире, откуда в сопровождении выделенных английских представителей ему надлежало направиться в Чекере – загородную резиденцию Чемберлена. Тайну условий, на которых готовилась сделка, еще хранят британские архивы.

Новым импульсом на германо-советских переговорах явилась встреча В.М. Молотова с Ф. Шуленбургом 3 августа, которую он запросил по указанию Риббентропа. В ходе беседы, подтвердив стремление германского правительства улучшить отношения с СССР, он заверял, что Германия "не старается ободрить Японию в ее планах против СССР". Нет оснований для трений между Германией и СССР "на всем протяжении между Балтийским и Черным морями". Требования к Польше не противоречат интересам СССР. В Румынии Германия не намерена задевать интересы СССР. Нет у Германии агрессивных намерений и в отношении прибалтийских стран. "Таким образом, – сказал германский посол, – имеются все возможности для примирения обоюдных интересов". После этой беседы Ф. Шуленбург телеграфировал в Берлин, что в Москве по-прежнему наблюдается недоверие к Германии, и советское правительство "преисполнено решимости договориться с Англией и Францией" 55.

Несмотря на крайне напряженную обстановку, когда до нападения Германии на Польшу оставалось менее трех недель, о чем было известно в Москве, а на Дальнем Востоке развернулось крупное сражение против японских войск на р. Халхин-Гол, советское правительство до встречи с англо-французской военной делегацией и, видимо, выяснения ее полномочий не давало ответа на новую германскую инициативу. Угроза войны на два фронта явилась, на наш взгляд, главным фактором, который диктовал его решения и в конечном итоге склонил СССР к соглашению с Германией.

"После десятилетних усилий по созданию совместно с Западом коллективной безопасности, – пишут современные американские исследователи советской внешней политики Д. Эделман и Д. Палмери, – и после нежелания Запада действовать, когда захватывали Австрию и Чехословакию, а также твердо зная о неизбежности германского наступления на восток – у Советов не было другого реального выбора в условиях предстоящих немецких действий, как вступить с Германией в переговоры, обеспечивавшие важнейшие интересы Советского Союза"56.

13 августа через полпредство СССР в Берлине немцы были извещены о согласии "поэтапно обсудить" экономические и другие вопросы. Через два дня Ф. Шуленбург заявил Молотову, что обострение германо-польских отношений делает "необходимым, чтобы в германо-советские отношения в скором времени была внесена ясность". По словам немецкого посла, Риббентроп готов прибыть в Москву, чтобы изложить позицию Германии. Это дало бы возможность "заложить фундамент для окончательного приведения в порядок германо-советских отношений"57.

Снова посетив В.В. Молотова 17 августа, Ф. Шуленбург сообщил ему: "Германия готова заключить с СССР пакт о ненападении, причем, если правительство того пожелает, без денонсации на срок в 25 лет. Далее, германское правительство готово гарантировать прибалтийские государства совместно с СССР. Наконец, Германия в соответствии с занимаемой ею определенной позицией изъявляет готовность употребить свое влияния для улучшения и консолидации советско-японских отношений". Риббентроп начиная с 18 августа может "во всякое время" прибыть в Москву 58.

Нарком передал послу памятную записку (ответ на германское предложение от 15 августа), в которой говорилось: "Правительство СССР считает, что первым шагом к такому улучшению отношений могло бы быть заключение торгово-кредитного соглашения. Правительство СССР считает, что вторым шагом через короткий срок могло бы быть заключение пакта о ненападении или подтверждении пакта о нейтралитете 1926 г. с одновременным принятием специального протокола о заинтересованности договаривающихся сторон в тех или иных вопросах внешней политики с тем, чтобы последний представлял органическую часть пакта"59.

19 августа Шуленбург снова запросил согласия Молотова на приезд Риббентропа. Зная, что до установленного крайнего срока нападения Германии на Польшу осталось менее двух недель, он передал мнение Риббентропа о необходимости выяснить взаимоотношения между СССР и Германией еще до возникновения конфликта, так как позднее "это сделать будет трудно". Риббентроп, получив неограниченные полномочия от Гитлера, продолжал Шуленбург, заинтересован в скорейшем приезде в Москву.

19 августа советская сторона согласилась на приезд Риббентропа в Москву. В тот же день в Берлине было подписано советско-германское кредитное соглашение, о чем сообщалось в печати 60.

Утром 21 августа началось последнее заседание советской, английской и французской военных миссий, окончившееся безрезультатно. В "Кратком отчете о работе совещания военных миссий СССР, Англии и Франции. Август 1939 г." говорится, что 21 августа адмирал Р. Драке предъявил свои полномочия на проведение переговоров о военном сотрудничестве с СССР, подписанные Э. Галифаксом, и высказался за их продолжение. "Советская миссия подчеркивает, – говорится далее в "Кратком отчете…", – что пропуск вооруженных сил СССР через территорию Польши и Румынии является военной аксиомой, и если французы и англичане превращают этот вопрос в большую проблему, требующую длительного изучения, то есть все основания сомневаться в их стремлении к действительному военному сотрудничеству с СССР. Вот почему ответственность за перерыв переговоров целиком падает на французскую и английскую сторону"61.

После обмена письмами между Гитлером и Сталиным 22 августа советская печать сообщила о предстоящем приезде Риббентропа. В тот же день Гитлер отменил визит Геринга в Англию. Глава французской военной делегации генерал Ж. Думенк 22 августа посетил К.Е. Ворошилова и информировал, что получил от своего правительства положительный ответ на "основной кардинальный вопрос" (т.е. о пропуске советских войск через территории Польши и Румынии в случае наступления германских армий) и полномочия подписать военную конвенцию. Однако, заявил Думенк, о позиции английского, польского и румынского правительств он сведений не имеет.

23 августа с прибытием Риббентропа в Москву начались переговоры о подписании договора о ненападении. С советской стороны их вели Сталин и Молотов. Текст подписанного в тот день договора и секретного протокола к нему известен.

Вынужденная сделка с разбойным гитлеровским режимом давала СССР определенные гарантии национальной безопасности и защиты западных границ, временный нейтралитет в надвигавшейся войне, но неизбежно породила негативные явления политического, идеологического и военного характера, нарушала действовавшие договоры СССР с Польшей, рядом других государств, включая Финляндию, которая, согласно секретному протоколу, относилась к сфере влияния Советского Союза 62.

Провал англо-франко-советских переговоров и заключение советско-германского пакта о ненападении имели далеко идущие последствия для советско-финских отношений. Включение Финляндии в сферу интересов СССР означало, что советское руководство со времени подписания секретного протокола располагало ультимативными средствами давления на Финляндию.

1 Цит. по: История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1974. Т.2. С. 130.

2 Там же.

3 Documents diplomatiques francais, 1932-1939. 2 Serie (1936-1939). Т. XVII (25 junin – 12 aout 1939). Paris: Impede nationale, 1984. 922 р.; Т. XVIII (13 aout – 25 aout 1939). Paris, 1985. 644 р. (Далее: DDF); Документы внешней политики, 1939 год. М., 1992. Кн. первая 708 с.; Кн. вторая 687 с. (Далее: ДВП).

4 Цит. по: История дипломатии. М„ 1965. Т. 3. С. 770.

5 Документы и материалы кануна второй мировой войны, 1937-1939. М., 1981. Т. 2. С. 55 (Далее: Документы и материалы…).

6 Кимхе Д. Несостоявшаяся битва: Пер. с англ. М., 1971. С. 36

7 В марте 1939 г. правительство СССР поставило перед правительством Финляндии вопрос о передаче СССР в аренду на 30 лет островов в Финском заливе для обеспечения безопасности морских подступов к Ленинграду.

8 Документы и материалы… С. 72.

9 Подробнее см.: Панкрашоаа М„ Сиполс И. Почему не удалось предотвратить войну: Московские переговоры СССР, Англии и Франции 1939 г.: (Документальный обзор). М., 1970. С. 60-61.

10 Documents on German Foreign Policy. Serie D. Baden-Baden, 1956. Vol. VI. P. 681-682. (Далее: DGFP); Aster S. 1939: The Making of the Second World War. L., 1973. P. 239.

11 Speeches on International Policy by Lord Halifax. Oxford, 1940. P. 296.

12 Документы и материалы… 70-71.

13 Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 059. Он. 1. Д. 2103. Л. 74-75. (Далее: АВП РФ).

14 Архив Президента Российской Федерации. Ф. 56. Оп. 1. Д. 1028. Л. 124-127.

15 ДВП. Кн. первая. С. 474-475.

16 Документы и материалы… 133.

17 Там же. С. 389.

18 DGFP. Serie D. Vol. VI. P. 525.

19 Publik Record Office. FO 371/23069. P. 112, 115. (Далее: PRO).

20 Причины возникновения второй мировой войны. M., 1982. С. 226.

21 Панкратова М., Сиполс В. Указ. соч. С. 257.

22 Reed A., Fisher D. The Deadly Embrace: Hitler, Stalin and the Nazi-Soviet Pact, 1939-1941. L., 1988. P. 115.

23 PRO. FO 371/230726. P. 98-100.

24 ДВП. Кн. первая. С. 584. Запись сделана К. Ворошиловым на личном бланке 7 августа 1939 г. предположительно под диктовку И. Сталина.

25 PRO. FO 371/23072. P. 190-191.

26 Документы и материалы… С. 239-243.

27 British Documents of Foreign Affairs. The Soviet Union, 1917-1939. L., 1986. Vol. 16. P. 65.

28 PRO. FO 371/23071. P. 223-231.

29 Akten zur deutschen auswartigen Politik, 1918-1945. Serie D. Bd. 7. S. 22. (Далее: ADAP).

30 PRO. FO 371/23071. P. 211.

31 Ibid. P. 125.

32 Reed A., Fischer D. Op. eil. P. 145.

33 DDF. T. XVII. P. 388, 390.

34 DDF. T. XVIII. P. VII.

35 Ibid. P. 609.

36 Ibid. P. 594.

37 Ibid. P. 24.

38 Ibid. P. 127.

39 Ibid. P. 232.

40 Ibid. P. 44.

41 Ibid. P. 54.

42 Ibid. P. 121.

43 Ibid. P. 153, 196.

44 Ibid.

45 Ibid. P. 218-220.

46 Ibid. P. 489.

47 Montague Burton Memorial Lectures Leeds Univ. Leeds, 1973. P. 7.

48 Документы и материалы… 200.

49 ADAP. Serie D. Bd. 6. S. 447-449.

50 Langer W., Gleason S.E. The Challenge to Isolation, 1937-1940. N.Y., 1952. P. 76.

51 Wilson HЯ. A Career Diplomat. N.Y., 1960. P. 11.

52 Library of Congress. H.L. Ickes Papers. Box 162. H.lckes to R. Robins 5.VII.1939.

53 DGFP. Serie D. Vol. VI. P. 1088.

54 Ibid. Vol. VII. P. 5-6.

55 ADAP. Serie D. Bd. 6. S. 882.

56 Adelman D., Palmeri D. The Dynamics of Soviet Foreign Policy. N.Y., 1989. P. 81.

57 ДВП. Кн. первая. С. 583.

58 Там же.

59 Там же. С. 612.

60 Известия. 1939. 21 авг.

61 АВП. РФ. Ф. 06. Оп. 16 и П. 27. Д. 5. Л. 197.

62 Подробнее см.: 1939 год. Уроки истории. М., 1990.

ПЕРЕГОВОРЫ ОСЕНЬЮ 1939 года

© О. Маннинен, Н.И. Барышников

Советское руководство заблаговременно готовилось к вероятной "второй империалистической войне". Эта война, с одной стороны, таила угрозу существованию СССР, но, с другой – по мнению некоторых советских деятелей, могла привести к увеличению числа социалистических государств, в то время как крупные капиталистические страны ослабят и истощат друг друга во взаимном противоборстве.

На XVIII съезде ВКП(б) в марте 1939 г. начальник Политуправления РККА Л.З. Мехлис заявил, что в случае развязывания против Советского Союза "второй империалистической войны" Красная Армия "перенесет военные действия на территорию противника, выполняя свою интернациональную задачу и увеличивая количество советских республик"1. В.М. Молотов, занявший пост народного комиссара иностранных дел, в мае 1939 г. говорил о "возможно большем расширении границ своего отечества" 2. Сведений о подобных намерениях Сталина нет, тем не менее можно констатировать, что осенью 1939 г. он, как минимум, стремился укрепить оборону Советского Союза и держаться возможно дальше от мирового военного конфликта. Заключенный 23 августа 1939 г. договор с Германией решительно изменил положение в Восточной Европе. Поначалу представлялось, что он будет способствовать стабилизации обстановки в балтийском регионе, поскольку недавние противники пришли к согласию. Но вскоре обнаружилось, что, напротив, давление на государства, находившиеся между двумя великими державами, стало возрастать.

Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 г. нападением Германии на Польшу. Советский Союз 17 сентября предпринял боевые действия, объявив своей целью освобождение принадлежавших Польше территорий, которые ранее входили в состав России, были заселены украинцами и белорусами (Западная Украина и Западная Белоруссия) 3.

На финляндском направлении оборонительные приготовления Советского Союза начались в то же самое время, что и на других западных рубежах. Народный комиссар обороны Ворошилов и начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников 11 и 14 сентября распорядились об усилении войск на советской границе с Финляндией. На аэродромах приводились в боевую готовность военно-воздушные силы. Началось минирование Финского залива. 13 сентября Ворошилов обратился в экономический совет правительства СССР с предложением расширить работы по строительству укреплений на Карельском перешейке. Затем последовал приказ о создании Мурманской группы войск для обеспечения защиты Кольского полуострова 4.

Оснований рассматривать эти меры как подготовку войны против Финляндии, конечно же, нет. Они проводились в рамках подготовки к мобилизации на случай военных действий не только на финляндском направлении, но и на других участках советских границ. 4 сентября в оперативных указаниях военного совета Ленинградского военного округа командованию Краснознаменного Балтийского флота говорилось о допустимости в определенной ситуации боевых действий на Карельском перешейке, нарвском направлении и в Финском заливе, а также овладения о-вами Сейскари, Лавансаари и Большой Тютерсаари. При этом подчеркивалось, что намечаемые операции будут направлены против экспедиционных сил противника, который попытается использовать в агрессивных целях финляндскую и эстонскую территории. "При нейтралитете Финляндии, – отмечалось в данном документе, – захват этих островов осуществлять по особому указанию правительства". Одновременно предусматривалось "воспрепятствовать подвозу в порты Финляндии и Эстонии экспедиционных войск, оружия и снаряжения"5.

Естественно, мобилизационные мероприятия на территории Ленинградской области не могли быть оставлены без внимания в Финляндии. Финский посланник Ирье-Коскинен по указанию из Хельсинки обратился 11 сентября в наркомат иностранных дел СССР с запросом о причине этих военных приготовлений 6. Тремя днями ранее он сообщил в Хельсинки, что "возросли возможности осуществления в благоприятном направлении доверительных отношений между Финляндией и Советским Союзом"7.

В Финляндии в качестве ответной меры на советские военные приготовления был отдан приказ флоту и береговой обороне усилить внимание за соблюдением нейтралитета. Освобожденных в августе 1939 г. от несения воинской обязанности вновь призвали в армию. Часть так называемых войск прикрытия сосредоточили на Карельском перешейке. 23 сентября на службу были призваны резервисты пограничных частей. Но намерение председателя совета обороны маршала Маннергейма сосредоточить у границы все войска прикрытия тогда еще не получило поддержки 8.

В Москве с особым вниманием следили за признаками германской активности в отношении Финляндии, в том числе за проводившимися в то время работами по сооружению порта в Петсамо и поездками в Финляндию немецких офицеров. Полпред В.К. Деревянский связывал свои подозрения с визитом в Финляндию в июле 1939 г. начальника генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдера. В своем отчете об этой поездке Гальдер отметил, что финские военные руководители являлись, "несомненно, сторонниками Германии", а финские политики, несмотря на попытки "вместе со шведами и норвежцами проводить независимый от великих держав курс", все же сохраняют "некоторые симпатии к Англии" и "пытаются также сблизиться с Германией". Приемом военных из других западных стран Финляндия хотела показать свой политический нейтрализм 9.

В Москве заключением советско-германского договора о ненападении хотели достичь гарантии безопасности СССР на северо-западном направлении. Дополнительный секретный протокол можно рассматривать доказательством стремления воспрепятствовать попыткам Германии ввести свои войска на территорию Балтии.

Советское руководство давало себе отчет, что за вторжением в Польшу может последовать также и нападение на СССР. Документы показывают, что оборонительные планы вооруженных сил предусматривали существующую опасность с северо-запада и акватории Балтийского моря и что противником будет Германия. 4 сентября военный совет Ленинградского военного округа поставил перед Балтийским флотом задачу "не допустить прохода линейных сил флота Германии в восточную часть Финского залива" 10. Настроения бдительности были характерны для нижестоящего армейского командования. Политрук Орешкин из 56-й стрелковой дивизии записал 25 августа в своем дневнике: "По отношению к противнику надо всегда находиться начеку"11.

Через Коминтерн из Москвы направлялась за рубеж информация сторонникам социалистической ориентации, согласно которой Советский Союз заключил договор с Германией в интересах сохранения мира и защиты, в частности, балтийских стран. Вопреки различию между фашистскими и демократическими капиталистическими государствами коммунисты призывали выступать против английского и французского империализма, а также мифа о "нейтралитете" стран-нейтралов 12.

В Финляндии не знали о секретном дополнительном протоколе договора Молотова – Риббентропа. Но уже в конце августа в Хельсинки из Соединенных Штатов поступили сведения о советско-германском разделе сфер интересов – американцам стало известно об этом от сотрудника германского посольства в Москве. В Финляндии данная информация рассматривалась, по-видимому, лишь как один из множества слухов, поскольку не указывался ее источник. Строились различные догадки. После нападения Германии на Польшу в Финляндии возникли предположения, что Советскому Союзу она, видимо, уступила по договору Финляндию. Советское полпредство располагало сведениями, что во всех кругах финского общества распространяются слухи, будто в Германии видели карту, где границы между СССР и Финляндией обозначены с учетом передачи ему территории вплоть до Вааса.

Леворадикальные интеллигенты, в частности Р. Палмгрен, осуждали заключение договора, поскольку оно осложнило антифашистскую работу. Другой оппозиционер А. Рикка при посещении советского полпредства заявил, что договор трудно понять, хотя критика его все же ослаблялась высказыванием многими рабочими такой мысли: "Если Сталин принял данное решение, то это значит, что так надо делать"13.

В рамках установленных договором сфер интересов Советский Союз в конце сентября приступил к созданию более благоприятных условий на случай военных действий в северной части бассейна Балтийского моря. Он предложил Эстонии, Латвии, Литве и Финляндии рассмотреть вопросы взаимной обороны. В заявлении 25 сентября 1939 г. представителям Германии, связанном с ликвидацией Польского государства, Сталин отмечал, что Советский Союз приступил к решению проблемы относительно балтийских государств в соответствии с дополнительным протоколом. Эстония, Латвия и Литва получили 24 сентября – 1 октября приглашение направить своих представителей в Москву для переговоров о заключении военных союзов о взаимопомощи, которые Советский Союз оформил 28 сентября с Эстонией, 5 октября с Латвией и 10 октября 1939 г. с Литвой. На их основе СССР смог разместить в этих странах сухопутные, морские и воздушные силы; и создать военные базы. В беседах принимал участие Сталин 14.

В начавшихся 24 сентября с Эстонией переговорах Советский Союз исходил прежде всего из угроз своей безопасности в северной части Балтийского моря. Утверждалось, что Англия стремилась получить у Швеции в этом районе военные базы, что там курсировали польские подводные лодки. Эта угроза, как констатировала Москва 27 сентября, вылилась в то, что неизвестная подводная лодка потопила в Нарвском заливе пароход "Металлист". Согласно же эстонским источникам, пароход видели на плаву после того, как было объявлено о его потоплении 15.

Тем временем советские вооруженные силы готовились к вступлению в Эстонию. Военный совет Ленинградского военного округа отдал приказ, на основании которого утром 29 сентября Балтийский флот должен был нанести удар по военно-морским базам Эстонии. Подводные лодки получили распоряжение занять боевые позиции в Финском заливе. Политотдел 56-й дивизии имел обращение, в котором трудящиеся Эстонии призывались к революции. С подписанием

28 сентября эстонской делегацией договора подготовка советских войск к боевым действиям приостановилась 16.

С представителями других балтийских стран договоры после угроз Молотова были оформлены быстро. По словам министра иностранных дел Латвии, Молотов сказал ему: "Не возвратитесь домой, пока не подпишите" 17. 18 октября первые части Красной Армии вступили на территорию прибалтийских стран.

5 октября Советский Союз предложил Финляндии, причисленной в дополнительном протоколе к сфере его интересов, чтобы она, как и прибалтийские государства, направила своих представителей для обсуждения конкретных политических вопросов. Финляндский посланник Ирье-Коскинен пытался узнать у Молотова, какие дела будут рассматриваться, но тот отказался от разъяснений, отметив лишь, что они обоюдоважные, поскольку в Европе идет мировая война. Советский Союз ожидал ответа не позднее утра 6 октября.

Реакция правительства Финляндии с самого начала свидетельствовала о том, что оно не намерено поддаваться угрозам и заключать невыгодный договор. В соответствии с принятым 6 октября решением армия мирного времени усиливалась резервистами с таким расчетом, чтобы можно было сосредоточить в приграничных районах в течение 8-18 октября в общей сложности пять бригад и три дивизии. Маннергейм пытался задержать отъезд делегации в Москву до выдвижения войск к границе 18.

Согласно имевшемуся в Финляндии в 30-е годы военному плану предусматривалась возможность наступления в глубь территории СССР, однако 5 и 9 октября войскам было дано указание готовиться лишь к обороне, хотя им надлежало также при необходимости овладеть прилегающим к узкой части Финляндии районом Реболы. По-видимому, сказывалось опасение, что советские войска могут осуществить операцию, которая позволит перерезать пополам Финляндию от Восточной Карелии до Ботнического залива 19.

Когда стало известно о сосредоточении новых советских соединений у финской границы, в Финляндии 12 октября началась всеобщая мобилизация. Под видом учений в течение 12-23 октября намечалось скомплектовать еще шесть дивизий. 17 октября секретным указом президента Маннергейм был назначен командующим вооруженными силами республики. Гражданское население начало эвакуироваться из городов в сельскую местность 20.

В Красной Армии, конечно, обратили внимание на активизацию вооруженных сил Финляндии. Над ее территорией были предприняты зарегистрированные 9 и 13 октября разведывательные полеты советских самолетов. 26 октября народный комиссар ВМФ Н.Г. Кузнецов отдал приказ осуществлять ежедневные разведывательные полеты над Финским заливом. Представители Финляндии в Москве по этому поводу указали на многочисленные случаи нарушений финского воздушного пространства. Финский самолет вел наблюдение в непосредственной близости от крепостных укреплений Кронштадта. Разведки двух стран действовали своими методами 21.

Для ведения переговоров в Москву направили государственного советника Паасикиви, авторитетного и опытного политика, который хорошо знал российские проблемы (он был в составе делегации Финляндии на тартуских мирных переговорах). Предварительно Паасикиви ознакомился с содержанием ряда секретных материалов о советско-финляндских отношениях, в том числе о переговорах Б.Н. Ярцева и Б.Е. Штейна в 1938-1939 гг. 7 октября Молотов пригласил финляндского посланника в Москве и жестко спросил, почему его правительство вовремя не ответило Советскому Союзу на предложение о приезде финской делегации для переговоров. Он напомнил, что идет мировая война и что с Латвией уже был заключен договор о взаимопомощи.

Советский Союз надеялся, что Финляндия поступит так же, как балтийские страны, направив в Москву своего министра иностранных дел. Эркко же 8 октября заявил советскому полпреду Деревянскому, упрекнувшему Финляндию за медлительность, что о заключении финским правительством договора, подобного тем, что подписаны с балтийскими странами, не может быть и речи 22.

Финские участники переговоров получили указание придерживаться уже имеющихся договоров, заявляя, что Финляндия направляет все силы на защиту нейтралитета и отвергает предложения, которые не согласуются с политической позицией и нейтралитетом Финляндии. Необходимо было отклонить возможный военный союз о взаимопомощи, предоставление военных баз и портов, а также перемещение границы. Резервировалась уступка в том, что внешние острова Финского залива, исключая Суурсаари, можно было в принципе передать Советскому Союзу. В качестве одной из альтернатив возмещения этой уступки имелось в виду предусмотреть присоединение к Финляндии восточной части п-ва Рыбачий. При обсуждении этого вопроса правительством Финляндии министр обороны Ниукканен предложил ограничиться согласием на размещение на о-ве Суурсаари наблюдательного поста. Общая линия сводилась к тому, что какие-либо уступки материковой части финской территории должны быть исключены. В Москву поступило, по-видимому, искаженное сообщение о закрытом заседании комиссии по иностранным делам парламента (10 октября), согласно которому министр иностранных дел Эркко якобы сказал: "Мы не сделаем никаких уступок Советскому Союзу, а будем сражаться, будь, что будет, поскольку Англия, Америка и Швеция обещали поддержать нас" 23.

После ликвидации Польши Гитлер в своем выступлении 6 октября открыто упомянул о разделе сфер интересов Германии и Советского Союза, а 9 октября статс-секретарь министерства иностранных дел Вайцзеккер явно дал понять финскому посланнику, что Финляндия входит в сферу интересов Советского Союза. Он сказал, что сфера интересов разграничена и что Германии неизвестно, какие требования Советский Союз предъявит Финляндии. Вайцзеккер хотел исключить любые разговоры о помощи со стороны Германии. Несмотря на это, Эркко, по словам начальника политического отдела министерства иностранных дел Пакаслахти, считал, что "Финляндия в какой-то мере может рассчитывать на поддержку дружественной Советскому Союзу Германии". Но в то же время разведывательные данные свидетельствовали, что советские войска концентрировались также у границ с Румынией и Турцией. Это создавало обстановку некоторой неопределенности 24.

Сталин, Молотов и Ворошилов получали разведывательную информацию о позиции Эркко. Документы указывают, что советское руководство относилось к "финляндскому вопросу" исключительно серьезно. Были подготовлены два альтернативных варианта переговоров. В зависимости от обстановки можно было использовать один из них.

Программой-минимум (ее представил 7 октября Молотову полпред в Хельсинки Деревянский) предусматривалось:

1. Финляндия уступает восточную часть Выборгской губернии по линии Местерярви-Калленярви-Пюхяярви-Коневец.

2. Финляндия уступает в Финском заливе о-ва: Лавансаари, Пиенинсаари, Сейскари.

3. Финляндия уступает западную часть п-ва Рыбачий.

4. Финляндия предоставляет Советскому Союзу право строить морскую и воздушную базы на Суурсаари и Ханко (район Лаппохья).

5. Финляндия обязуется не укреплять без согласия Советского Союза Аландские острова и предоставляет в этой связи Советскому Союзу право контроля направляемой периодически на острова особой военно-морской комиссией.

Программа-максимум включала в себя:

1. Финляндия уступает часть Выборгской губернии к востоку от линии Сяккиярви-Яяски-Париккала.

2. Финляндия уступает острова в Финском заливе, а кроме того, также Суурсаари, Руускери, Большой и Малый Тютярсаари.

3. Финляндия полностью уступает Петсамо.

4-5. Требования, касающиеся Ханко и Аландских островов остаются теми же, что и в программе-минимум.

Для обоснования необходимости передачи Петсамо Деревянский составил справку о значении Лапландской губернии, и особенно территории Петсамо. В Архиве внешней политики Российской Федерации сохранился также проект договора о взаимопомощи между Финляндией и Советским Союзом. Вместо территориальных уступок Финляндия должна была предоставить Советскому Союзу военные базы. Далее следовали варианты максимальных и минимальных предложений.

1. Договор касается прямой агрессии или угрозы агрессии крупных европейских держав со стороны Балтийского моря или Северного Ледовитого океана.

2. Советский Союз помогает армии и флоту Финляндии, продавая оружие и военные материалы по выгодной цене.

3-1. Финляндия предоставляет Советскому Союзу в аренду Ханко (включая район Лаппопохья) для военно-морской базы и отдельных аэродромов с правом размещения гарнизона сухопутных и воздушных сил, предельная численность которого должна быть согласована

3-2. Финляндия предоставляет Советскому Союзу в аренду Ханко (включая район Лаппопохья), Суурсаари и Рыбачие острова для военно-морской базы и отдельных аэродромов

с правом размещения гарнизона сухопутных и воздушных сил, предельная численность которых должна быть согласована.

4-1. Советский Союз получает право построить военно-морскую базу в Петсамском заливе и установить береговую артиллерию на финском побережье Баренцева моря, а также разместить сухопутные и воздушные силы в Лапландской губернии.

4-2. Финляндия передает в аренду Советскому Союзу Лавансаари, Пенисаари и Сейскари.

5-1. Финляндия передает в аренду Советскому Союзу острова в Финском заливе: Руускери,

Суурсаари, Малый и Большой Тютярсаари, Пенисаари, Сейскари. Советский Союз имеет право размещать на этих островах военно-морские базы и аэродромы, а также гарнизоны сухопутных и воздушных сил.

5-2. Советский Союз получает право размещать войска, строить склады и иметь аэродромы на Карельском перешейке южнее: линии Местерярви-Каннельярви-Пюхяярви-Коневец. Места расположения и численность войск согласуются особо.

6. Советский Союз получает право размещать войска, строить склады и иметь аэродромы в Выборгской губернии в восточной части от ее границы по линии Сякиярви-Нурми-Яаски-Париккала. На этой прибрежной территории Советский Союз имеет право на военно-морские базы и аэродромы.

7. Места дислокации и численность войск определяются особым согласованием.

8. Финляндия не имеет права без согласия Советского Союза укреплять Аландские острова и разрешает советской контрольной комиссии посещать острова по усмотрению СССР.

9. Страны не заключают никаких договоров и не присоединяются к союзам, которые направлены против другой договаривающейся стороны.

Подготовленный проект по форме повторял договоры, заключенные со странами Прибалтики, а составителями его являлись начальник правового отдела наркомата иностранных дел Куроптев и начальник отдела прибалтийских стран Васюков, т.е. те же самые лица, что и при переговорах с Эстонией, Латвией и Литвой 25.

В Финляндии также тщательно готовились к переговорам. Инструкции для делегации обсуждались на заседании государственного совета и были утверждены президентом республики Каллио 9 октября. В основу тактики начального этапа переговоров было положено предложение, высказанное Эркко на заседании государственного совета: "Правительство Финляндии не будет давать сразу ответа на предложение Советского Союза, а направляет своих представителей для обсуждения выдвинутых положений". Делегация должна была, безусловно, отвергнуть возможные предложения о создании на континентальной части Финляндии советских военно-морских баз и о переносе границы на Карельском перешейке, а также не вступать в обсуждение вопроса об о-ве Суурсаари и о заключении договора о взаимопомощи между обоими государствами, поскольку "это находится в противоречии с политикой нейтралитета Финляндии". Переговоры можно было вести только об о-вах Сейскари, Лавансаари и Тютярсаари. Предусматривалось, что потребуется согласие парламента и что указанные острова следует обменять на часть советской территории в Карелии (районы Реболы и Поросозеро), а также п-ова Рыбачий 26.

Таким образом, отправные положения советской и финляндской делегаций являлись почти полностью противоположными. Предпосылки к достижению взаимопонимания были с самого начала слабые.

В ходе начавшихся в Москве переговоров 12 октября Молотов предложил, чтобы между Финляндией и Советским Союзом был заключен такой же договор, что и с прибалтийскими странами. Однако конкретные его положения решили не обсуждать, поскольку представители Финляндии отказались от этого, руководствуясь заранее данными указаниями. Затем Молотов избрал для обсуждения вопросы, связанные с арендой территории, но финская сторона их отклонила.

В представленной затем 14 октября Финляндии памятной записке Советский Союз остановился на программе-минимум. В ней в качестве требования для обеспечения безопасности Ленинграда предусматривалась передача СССР Финляндией внешних островов в Финском заливе (включая Суурсаари), части Карельского перешейка к югу от линии между Липола и поселком Койвисто, соседней с Петсамо западной части п-ва Рыбачий, а также предоставление в аренду для морской базы якорной стоянки Лаппопохья. В качестве компенсации Финляндия получала обширную территорию в Восточной Карелии. Укрепления в новой пограничной зоне предлагалось уничтожить с обеих сторон. Позиция относительно Аландских островов излагалась в позитивной форме: Финляндия получала возможность укреплять острова при условии, если бы делала это самостоятельно.

Потребность в базе Ханко обосновывалась тем, что Советский Союз, обладая ею и получив базу в Эстонии напротив Ханко, мог огнем береговых батарей перекрыть Финский залив. Численность гарнизона определялась в 5 тыс. человек. Со стороны Карельского перешейка Советский Союз хотел отодвинуть границу от Ленинграда максимально на 80 км. В то время Ленинград находился в 32 км от финляндской границы, поэтому и Молотов и Сталин допускали, что Финляндия могла приобрести для себя такие орудия, которые своим огнем могли перекрывать расстояние в 32 км (они уже имелись).

Финны с помощью военных специалистов пытались доказать, что со стороны Финляндии опасности для территории Советского Союза нет. Русские отвечали, что, по мнению их собственных специалистов, выдвигавшиеся требования были минимальными. Советское правительство не верило стремлению и возможности правительства Финляндии воспрепятствовать агрессии, направленной против СССР. Молотов пояснял так: "Мы не боимся нападения со стороны Финляндии. Но приходится опасаться провокаций со стороны третьей державы". На выраженное финнами удивление относительно угроз "третьей державы" Сталин указывал, что теперь, конечно, они исходят не со стороны Англии или Германии, но надо принимать во внимание наихудшие перспективы, "с Германией у нас теперь хорошие отношения, но все в этом мире может измениться". С окончанием войны между Германией и Англией флот победителя может подойти к Финскому заливу. На Балтийском море наибольшую угрозу будет все же представлять Германия, которая теперь связана войной на Западе. Как видно, подозрения по отношению к Германии оставались в Советском Союзе, несмотря на наличие договора о ненападении, и у высшего руководства, и в войсках.

Иными словами, договор о базах Сталин готовил, имея в виду расширение масштабов мировой войны. Разграничение сферы интересов представлялось выгодным с точки зрения упрочения обороны. Сталин ссылался вместе с тем в ходе переговоров на то, что Гитлер выдвинул восточную границу Германии на 300 км на восток 27.

Располагая конкретными предложениями Советского Союза, финляндская делегация отправилась 14 октября в Хельсинки за получением указаний для ведения дальнейших переговоров, пообещав возвратиться приблизительно через неделю. Это явилось для Советского Союза дополнительным свидетельством негативного отношения к нему Финляндии. Ведь договор о взаимопомощи предполагалось заключить с такой же быстротой, как это было и с другими странами Прибалтики. Начальник отдела прибалтийских стран наркомата иностранных дел исходил в своем донесении из того, что Финляндия затягивала время, чтобы запросить совета у Англии и других стран.

На основе информации Паасикиви дело с переговорами рассматривалось затем в течение четырех дней в государственном совете Финляндии. Руководящие политические деятели однозначно считали территориальные требования Советского Союза неприемлемыми. Считалось достаточным уже то, что Финляндия обещала защищать свою территорию от любой агрессии, будет ли она исходить от Советского Союза, от Германии или от западных держав. Вместе с тем была проявлена готовность к уступке островов в Финском заливе. По-видимому, это относилось также и к о-ву Суурсаари, хотя по Тартускому мирному договору он обрел статус демилитаризованного острова. Согласно предложению СССР, линия границы на Карельском перешейке оказалась бы проходящей вблизи финских укреплений, которые позднее получили наименование линии Маннергейма, а это означало, что она оказалась бы открытой для агрессора. К небольшим же территориальным уступкам все были готовы. Передача Ханко для морской базы, как считалось, ставила фактически торговые связи Финляндии под контроль Советского Союза. Было также опасение, что создание там базы окажется лишь первым шагом к превращению всей страны в часть Советского Союза. В вопросе о тактике ведения переговоров у финского руководства имелись, однако, различия. Одни не хотели продвинуться даже на дюйм уступок, другие же стремились на основе уступок достигнуть компромисса.

По мнению представителей твердой линии (в их числе министр иностранных дел Эркко и министр обороны Ниукканен), СССР не доведет дело своими требованиями до войны. Советское государство не раз заявляло, что не нуждается в чужой территории и что каждый народ имеет право на самоопределение. Советский Союз не начинал еще ни одной войны.

Паасикиви и Маннергейм занимали позицию, предусматривавшую достижение договоренности. Рекомендации Паасикиви основывались на сложившейся у него в царское время соглашательской традиции – необходимо считаться с политикой силы и взглядами великой державы по вопросам безопасности. По мнению Паасикиви, передача Ханко привела бы к изменению нейтрального положения Финляндии и нарушила связи с северными странами. Маннергейм исходил из того что Финляндии надо было уступить, поскольку требовалось время, чтобы поправить положение с недостающими военными материалами. В той обстановке Финляндия, по его мнению, не была способна к обороне. Министр Таннер сначала стоял на позиции Паасикиви и Маннергейма, стремившихся к компромиссу, но затем от них заметно удалился 28.

Рекомендации, исходившие из-за рубежа, усиливали несговорчивость финнов. Президент Соединенных Штатов направил Сталину телеграмму, из которой следовало, что американцы не одобрили бы, если Финляндии станут угрожать войной. Главы государств и министры иностранных дел северных стран, собравшиеся 18 октября в Стокгольме, продемонстрировали солидарность с Финляндией. Но каких-либо конкретных обещаний о помощи Финляндия не получила 29.

Поступала информация, что в Швеции парламентские партии проявляли явную пассивность в области внешней политики, что получило негативную оценку в Финляндии. Финское правительство все же верило, что Швеция поддержит Финляндию в военном отношении (как в действительности затем и произошло). Министр иностранных дел Эркко, возвратился из Стокгольма с верой в помощь северных стран, а министр К.-А. Фагерхольм, побывав в Стокгольме, разъяснил, что осторожная позиция шведского правительства лишает финнов смелости на переговорах, но "если же мы окажемся в войне, то в Швеции поднимется такая буря, что помощь придет, когда мы попросим об этом прямо и открыто"30. Полпред Советского Союза в Стокгольме Коллонтай выразила сожаление относительно складывавшейся обстановки. Она считала, что в Москве недостаточно знают скандинавские дела, и еще 17 октября просила, разговаривая с Молотовым, предоставить ей возможность побывать в Москве. Премьер-министр Швеции Ханссон выразил опасение, что конфликт между Финляндией и Советским Союзом может перенести мировую войну на север 31.

Надежды финнов на интенсивную помощь западных стран являлись беспочвенными. Правительство Швеции вообще было неспособно; достигнуть единства в вопросе поддержки Финляндии. Соединенные; Штаты Америки не хотели вмешиваться в европейские дела, а также поставлять оружие в зону войны. Франция и Англия находились далеко от Финляндии и были привязаны к германскому фронту.

Руководящие деятели Англии в то время считали, что, оказавшись в войне, Финляндия подвергнется в любом случае разгрому и что сама "торговля" на переговорах расшатывала ее оборонительные возможности и волю к защите. Лучшей альтернативой для нее являлась, таким образом, непоколебимая надежда на то, что Советский Союз не предпримет агрессивных действий, не рискуя оказаться в мировой войне в весьма неопределенной обстановке 32.

Продолжались попытки финнов выяснить позицию Германии. Поступавшая информация была противоречивой. В конце октября Г. Геринг, у которого имелись связи с северными странами, дал совет, чтобы Финляндия проявляла твердость по отношению к требованиям, касающимся Западной Финляндии. Однако 5 ноября Эркко получил от Геринга новый совет – передать Советскому Союзу военно-морскую базу, иначе СССР, возможно, может начать войну. Германия в таком положении не смогла бы поддержать Финляндию 33.

На переговорах в Москве 23-25 октября и 2-4 ноября вместе с Паасикиви принимал участие министр финансов социал-демократ Таннер. Поскольку Паасикиви ранее был председателем коалиционной партии, делегация представляла собой политически довольно широкий спектр сил, хотя ее члены отбирались на профессиональной основе. Таннер хорошо был осведомлен о переговорах с участием Ярцева и Штейна. В Хельсинки ходили слухи, что он знал Сталина еще до революции и даже давал ему в то время взаймы деньги. Во всяком случае, Таннер и Сталин встречались в ноябре 1917 г. на съезде социал-демократической партии Финляндии. По указанию Эркко делегация придерживалась твердой линии, поскольку, по его мнению, "Советский Союз темнит". Не будучи уверенным в твердости занимаемой Паасикиви позиции, он рассчитывал на решительность, присущую Таннеру 34.

Полученные финской делегацией инструкции давали полномочия лишь на ограниченные уступки. На государственном совете была выражена готовность переместить границу на Карельском перешейке (о линии Инно, Ваммелйоки, Линтуланйоки и Линтула, чтобы финны не могли угрожать Ленинграду артиллерией. Безоговорочно следовало сказаться от предоставления Советскому Союзу в аренду Ханко. Считалось возможной лишь уступка четырех островов в Финском заливе (исключая Суурсаари) с территориальной компенсацией 35.

Соображения финского правительства не удовлетворили советских представителей. К тому времени готовившееся Советским Союзом военное решение уже обретало конкретные формы. После того как, согласно заключенным договорам о взаимопомощи с СССР, гарнизоны военных баз прибыли в Литву, Латвию и Эстонию, шесть дивизий группировки Красной Армии, находившейся у границ с этими странами, стали сосредоточиваться к северу от Ленинграда и в Восточной Карелии. Разрабатывались оперативные планы и приказы о взаимодействии войск при выдвижении их в Финляндии 36. Командующий Балтийским флотом В.Ф. Трибуц приказал 26 октября командиру бригады подводных лодок выйти на боевые позиции. С их прибытием, говорилось в приказе, "Советский Союз будет рассматривать себя находящимся в состоянии войны с Финляндией" 37. Однако окончательного решения о начале военных действий в октябре принято не было. Существовала еще надежда достичь договоренность с финляндским правительством.

Чтобы содействовать принятию решения, Сталин умерил требования. Он был готов к тому, чтобы сместить границу на Карельском перешейке к востоку от Койвисто, приблизив ее на 10-20 км к Ленинграду, но не делал это в форме ультиматума. Обращаясь к члену финской делегации полковнику А. Паасонену, он говорил: "Мы нe требуем и берем, а предлагаем". Конкретно вопрос заключался в том, чтобы для обеспечения безопасности Ленинграда отодвинуть границу к северо-западу. "Поскольку Ленинград нельзя переместить, – говорил Сталин, – мы просим, чтобы граница проходила на расстоянии 70 километров от Ленинграда… Мы просим 2 700 кв. км и предлагаем взамен более 5 500 кв. км"38.

Тон с советской стороны изменился затем на угрожающий. Молотов спросил, в частности, не хотят ли финны довести дело до конфликта. Впечатление у Паасикиви было таким: "Во время этого обсуждения в конкретной и жесткой форме проявились великодержавный менталитет и позиция, при которой не принимали во внимание интересы малых государств и делали, что хотели" 39. Атмосфера переговоров ухудшилась и компромисса не получилось.

В то время как финская делегация вновь с 26 по 31 октября находилась в Хельсинки в ожидании инструкций, правительство решил«запросить мнение парламентских кругов. В ходе обсуждения теперь участвовали председатель парламента и руководители фракций. Председатель парламента В. Хаккила (социал-демократ) занял позиции поддержки генеральной линии внешнеполитического руководства: не делать уступок в отношении Ханко, небольшие острова Финского залива можно бы было уступить, на перешейке границу допустимо ото двинуть, принимая при этом во внимание стратегические соображения. Среди парламентариев были и такие, кто требовал вообще не устраивать торга: территорию Финляндии нельзя отдавать. Паасикиви в эти дни советовал премьер-министру Каяндеру предложить СССР для создания морской базы вместо Ханко о-ов Юуссарё. Этот вопрос однако, не стал предметом обсуждения в правительстве, поскольку в деле о базе оно не было намерено менять свою позицию. Новые инструкции правительства содержали, тем не менее, уступки. Маннергейм считал, что полученных в данном случае полномочий достаточно для переговоров 40.

Позиция парламентских кругов стала опорой для правительства, Народ ее поддерживал. Вице-председатель парламента Э. Линкомиес позднее высказывал в своих воспоминаниях мысль о том, что в 1939 г, правительство при желании могло склонить парламент и финский народ к принятию советских условий 41.

Советское руководство посчитало, что в сложившейся ситуации следует придать гласности существо позиций обеих стран на nepeговорах. Для этого Молотов использовал свое выступление 31 октября на сессии Верховного совета СССР. В Финляндии его речь была истолкована как угроза. Вместе с тем Молотов опроверг слухи, согласно которым Советский Союз требовал также Выборг и территорию северной части Приладожья. И все же, несмотря на "опровержение слухов", затем выяснилось, что эти требования вообще-то не снимались 42.

Перед третьим этапом переговоров Молотов был настроен на то, чтобы сломить сопротивление финнов силой оружия. Полпреду в Стокгольме Коллонтай, которая приезжала в Москву, он разъяснил (согласно дневнику Коллонтай): "Нам ничего другого не остается, как заставить их понять свою ошибку и заставить принять наши предложения, которые они упрямо, безрассудно отвергают при мирных переговорах. Наши войска через три дня будут в Хельсинки, и там упрямые финны вынуждены будут подписать договор, который они отвергают в Москве… Пока переговоры не прерваны. На днях ждут возвращения делегации финнов в Москву с ответом самого финляндского правительства на новые наши уступки им. Но дальше мы не пойдем"43.

В ходе переговоров в Москве 3-4 ноября как Советский Союз, так и Финляндия делали некоторые уступки, но в целом наиболее существенные позиции оставались прежними. Переговоры застопорились. К ним уже примешивались ясные признаки возможного применения военной силы. Угроза такого характера содержалась в заявлении Болотова 3 ноября: "Мы, гражданские люди, не видим возможности дальше продвигать дело: теперь очередь военных сказать свое слово". Правда" 3 ноября писала: "Мы обеспечим безопасность СССР, не глядя ни на что, ломая все и всякие препятствия на пути к цели"44.

7 ноября Маннергейм сообщил Каллио о исходящих от Геринга советах проявить сдержанность, но президент решил оставить в силе указания, данные делегации в Москве 45. Последним требованием Советского Союза оставалось выдвинутое им 9 ноября предложение, согласно которому в дополнение к ранее сделанным Финляндией уступкам предусматривалось ее согласие на создание морской базы у хода в Финский залив и перенос границы на перешейке (с включением укрепленного района Инно), а также на передачу о-ва Суурсаари.

Камнем преткновения явилось нежелание финнов уступать п-ов Ханко (или альтернативно какие-либо близлежащие к нему острова). Сталин говорил 4 ноября об использовании небольших о-ов Хермансё, Коё, Хестё-Бусё и Лаппопохья как якорных стоянок. Требуемый Советским Союзом перенос границы на Карельском перешейке (даже при условии небольших уступок), по мнению финнов, наносил ущерб оборонительным возможностям Финляндии. Тем не менее они изъявили готовность передать о-ов Суурсаари и район Инно, где в 1918 г. были ликвидированы укрепления. По вопросу о базе в устье Финского залива, который советское руководство считало центральным, решения достигнуть не удалось, и переговоры зашли в тупик 46.

9 ноября финская делегация получила распоряжение возвратиться домой. На пресс-конференции в Хельсинки 12 ноября Эркко заявил, что члены лишены полномочий на продолжение переговоров, поскольку них "имеются другие важные дела"47. Когда 13 ноября финские участники переговоров вернулись из Москвы, вопрос о том, в какой форме их можно возобновить, был неясен. Финны, уезжая, выразили письменном виде свою надежду на продолжение переговоров. Значение их прощального заявления усиливает то, что Молотов направил об этом информацию "пятерке" – руководящей внешнеполитическими делами группе лиц, куда наряду с ним входили Сталин, Ворошилов, Каганович и Микоян 48.

Финская делегация считала, что Сталин стремился найти путь к компромиссу с Финляндией. Паасикиви позднее допускал, что территориальный вопрос можно было урегулировать за счет уступки Финляндией СССР части Карельского перешейка 49.

Возвратившись в Хельсинки, Паасикиви представил оценочное заключение, согласно которому главное требование Советского Союза водилось к получению базы у выхода из Финского залива. Вопросу обеспечения безопасности Ленинграда, по мнению Паасикиви, уделялось Москвой важное, но не первостепенное внимание. Намерение русских, считал он, заключалось в том, чтобы полностью снять угрозу Советскому Союзу в восточной части Балтийского моря, поставив Финляндию в зависимое положение, так же как это произошло с Эстонией, Латвией и Литвой.

Изучение вопроса позволяет установить различие позиций министра иностранных дел Эркко и посла Паасикиви. Последний даже назвал зимнюю войну "войной Эркко". Эркко и Паасикиви расходились в тактике переговоров. Паасикиви верил, что Сталин мог и дальше проявить готовность к компромиссам, и хотел уступить Советскому Союзу в качестве базы о-ов Юссарё (Маннергейм предлагал о-ов Ёрё). Эркко же не отходил ни на дюйм в отношении устья Финского залива 50.

Существует предположение, что Сталин намеревался с помощью требуемых у Балтии и Финляндии баз отодвинуть границы Советского Союза до линии границ России 1914 г. или Петра Великого. Известно, что советское государство лелеяло идею о распространении мировой революции и что действия Сталина в 1939 г. также нацеливались на получение желаемых позиций для продвижения как можно дальше на запад, когда мировая война истощит крупные европейские державы. Следует, однако, отметить, что условий для осуществления таких замыслов в октябре 1939 г. еще не было.

Замыслы Сталина видны из того, что произошло с Финляндией после переговоров. В 1940 г. в условиях увеличения войск на военных базах в Прибалтике там был установлен новый государственный строй и Литва, Латвия и Эстония присоединены к Советскому Союзу в такой форме, которая могла быть использована и в Финляндии. Создание финского народного правительства, или так называемого правительства Куусинена в декабре 1939 г. являлось показателем поиска такого решения. Во всяком случае планы правительства Куусинена в организации управления на территории Финляндии соответствовали тому, что было осуществлено в Прибалтике летом 1940 г.51 Таким образом ясно, чего именно хотел достигнуть Сталин осенью 1939 г. в Финляндии, и не только военным путем. Он ничего не имел против того, чтобы ее возглавило доброжелательное Советскому Союзу правительство, осуществляющее переход к социалистической системе на народно-демократической основе, как это произошло в восточной части Центральной Европы после окончания второй мировой войны.

В течение осени 1939 г. решения Сталина, естественно, зависели от развития обстановки в мире. Можно считать, что уже после разгрома Польши Сталин так или иначе решил создать сеть баз у входа в Финский залив. Многие его компромиссные предложения показывают, что он длительное время стремился избежать войны. К решению применить оружие его привела не только неуступчивость Финляндии. Повлияло также изменение международного положения 52.

1 XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). М., 1939. С. 273.

2 Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1991. С. 14.

3 Семиряга М.М. Тайны сталинской дипломатии, 1939-1941. М., 1992. С. 31-346, 82-99.

4 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat Suomen suunnalla, 1939-1941. Yyvaskyla, 1993. S. 87-88; Российский государственный военный архив. Ф. 87977.; On. 1. Д. 232. Л. 1-4, 14-15. (Далее: РГВА).

5 Российский государственный архив Военно-Морского Флота. Ф. Р-92. Оп. 2. I Д. 448. Л. 19-27, 31-32. (Далее: РГАВМФ); Барышников В.Н. От прохладного мира (i к зимней войне: Восточная политика Финляндии в 1930-е годы. СПб., 1997. С. 222.

6 РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1240. Л. 3.

7 Vihavainen Т. Leningradin turvaaminen stalinismin nakokulmasta // Kanava. 1989. № 6. S. 350.

8 Talvisodan historia. Porvoo etc., 1978. Osa I. S. 93, 96-99.

9 Bundesarchiv-Militararchiv (St. Freiburg). N 220/19. Schlussurteil von Halder: Finnland. Bl. 1; Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 0135. Оп. 22. Д. 7. Л. 8-9, 12-14. (Далее: АВП РФ).

10 РГАВМФ. Ф. 92. Оп. 2. Д. 448. Л. 32.

11 Sota-arkisto. Т. 21770/3. Дневник политрука Орешкина. 25.8.1939.

12 Коминтерн и вторая мировая война. М., 1994. Т. 1. С. 88-89, 165.

13 Valtionarkisto. J.K. Paasikiven kokoelma. Paasikiven muistiinpanot 23-31.8.1939; АВП РФ. Ф. 06. On. 1. Д. 184. Л. 40, 54, 57-58.

14 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa // Suomen historia. Espoo, 1987. Osa. 7.: S. 278.

15 Myllyniemi S. Baltian kriisi, 1938-1941. Keuruu, 1977. S. 60-66; Makela J.L. Salaista palapelia. Porvoo, 1965. S. 122-123.

16 РГАВМФ. Ф. p-92. On. 2. Д. 448. Л. 36; РГВА. Ф. 25888. Оп. И. Д. 17. Л. 154; Дневник политрука Орешкина. 28-30.9.1939.

17 РГВА. Ф. 25888. On. 11. Д. 16. Л. 322; Центральный государственный архив историко-партийных документов в Санкт-Петербурге. Ф. 24. Оп. 12. Д. 2. Л. 2; Чуев Ф. Указ. соч. С. 15-16

18 АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. Д. 3. Л. 89-90; Kansallisarkisto. Paasikiven pvk., 7.10.1989. (Далее: KA); Talvisodan historia. Osa 1. S. 104-105, 115.

19 Talvisodan historia. Osa 1. S. 98, 104; KA. Paasikiven pvk., 18.11.1939.

20 Talvisodan historia. Osa 1. S. 104-106, 146-147.

21 АВП РФ. Ф. 06. On. 1. Д. 187. Л. 13; РГВА. Ф. 25888. Оп. П. Д. 17. Л. 120, 125; КА. Paasikiven pvk., 23.10.1939.

22 КА. Paasikiven pvk., 5-8.10.1939; АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. Д. 3. Л. 91-92.

23 КА. Paasikiven pvk., 9-10.10.1939; РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1240. Л. 3.

24 Peltovuori R.O. Saksa ja Suomen talvisota. Keuruu, 1975. S. 48-49; Pakaslahti A. Talvisodan poliittinen naytelma. Porvoo; Hels., 1970. S. 158; KA. K. Kallion kokoelma. Ilmoitukset, 8.10.1939.

25 АВП РФ. Ф. 0135. On. 24. Д. 7. Л. 76-78, 88-92; Ф. 06. On. 1. Д. 194. Л. 8-13; Оп. 2. Д. 318. Л. 3-4.

26 Ulkoasiainministerion arkisto. Ca 8. YKP: n pvk, 12-14.10.1939. (Далее: UM).

27 KA. Paasikiven pvk, 12-14.10.1939; Зимняя война. Документы о советско-финляндских отношениях 1939-1940 гг. // Междунар. жизнь. 1989. № 8. С. 62-63; АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. Д. 191. Л. 1-2.

28 АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. Д. 195. Л. 140; KA. Paasikiven pvk, 14-23.10.1939.

29 АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. Д. 3. Л. 100-102; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 280.

30 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 280.

31 Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории. Дневник A.M. Коллонтай. 17.10.1939. (Далее: РЦХИДНИ).

32 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 281.

33 Peltovuori R.O. Op. cit. S. 51-52.

34 Pakaslahti A, Op. cit. S. 163; Tanner V. Kahden maailmansodan valilla. Hels., 1966. S. 248.

35 UM. Ca 8. Valtioneuvoston salaiset poytakirjat esittelysta № 43/564.

36 РГВА. Ф. 34980. On. 14. Д. 38. Л. 7-12.

37 РГАВМФ. Ф. P-92. On. 2. Д. 497. Л. 12.

38 Pakaslahti A. Op. cit. S. 135; Paasikivi J.K. Toimintani Moskovassa ja Suomessa, 1939-1941. Porvoo, 1958. S. 46; АВП РФ. Ф. 06. On. 1. П. 18. Д. 191. Л. 13.

39 KA. Paasikiven pvk, 23.10.1939.

40 Ibid. 26-31.10.1939.

41 Linkomies E. Vaikea aika. Hels. 1970. S. 186.

42 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 281.

43 Коллонтай А. "Семь ветров" зимой 1939 года // Междунар. жизнь. 1989. № 12. С. 200-201.

44 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 281, 284; KA. Paasikiven pvk, 3-4.11.1939.

45 KA. K. Kallion kokoelma. Muistokirja. 7.11.1939.

46 KA. Paasikiven pvk, 4-9.11.1939.

47 KA. Helsingin Sanomat. 13.11.1939.

48 АВП РФ. Ф. 06. On. 1. Д. 194. Л. 86.

49 Paasikivi J.K. Toimintani Moskovassa ja Suomessa, 1939-1941. Juva, 1979. S. 92-93.

50 KA. Paasikiven pvk, 16-22.11.1939.

51 Manninen O. Kansanrintamalla kansandemokratiaan // Historiallinen Aikakauskirja. 1939. S. 212-216.

52 РЦХИДНИ. Ф. 17. On. 165. Д. 77. Речь И.В. Сталина 17 апреля 1940 г. на совещании в ЦК ВКП(б).

В КАНУН ЗИМНЕЙ ВОЙНЫ

© Н.И. Барышников, О. Маннинен

Со второй половины октября 1939 г. становилось все более очевидным, что советско-финляндские переговоры заходят в тупик и вряд ли будет достигнута договоренность по внесенным советской стороной предложениям. И.В. Сталин и В.М. Молотов начали склоняться к тому, что остается крайнее средство – прибегнуть к силе оружия. Ленинградский военный округ, Северный и Балтийский флоты получили указания о переходе на повышенную боевую готовность. 29 октября военный совет Ленинградского округа представил наркому обороны К.Е. Ворошилову "План операции по разгрому сухопутных и морских сил финской армии"1.

Этот план был одобрен генеральным штабом и утвержден Ворошиловым, хотя замысел его не являлся бесспорным. Им предусматривались наступление советских войск на пяти операционных направлениях одновременно, что распыляло силы. Нереальным являлся и расчет на возможность эффективного использования крупных соединений, танковых частей и тяжелой артиллерии при отсутствии широкой сети дорог и трудной проходимости местности. Имевшиеся же в округе войска были явно недостаточны для ведения наступления на весьма широком фронте (последовал приказ о выдвижении с 5 ноября четырех новых дивизий на границу с Финляндией).

Для подготовки операции военно-морского флота оставалось еще меньше времени. Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов только 3 ноября направил директиву военному совету Балтийского флота, в которой требовалось "быть в полной боевой готовности" к осуществлению наступательных операций против Финляндии. Имелось в виду блокировать побережье Финляндии, уничтожить крупные финские военные корабли и захватить ряд островов в Финском заливе. В штабе Балтийского флота составление плана боевых действий заняло около 20 дней 2. После уточнений и поправок, Н.Г. Кузнецов подписал его 22 ноября. На следующий день военный совет КБФ поставил конкретные боевые задачи частям флота 3. До начала войны оставалось семь дней.

Но и эти оперативные планы остались бы в стадии разработки, если бы на последнем этапе советско-финляндских переговоров в Москве 9 ноября удалось достигнуть компромиссных решений. Изменение позиции со стороны финского правительства могло приостановить процесс подготовки военных действий с Финляндией. 1 ноября Сталин совещался в Кремле с узким кругом военного руководства (К.Е. Ворошилов, Н.Г. Кузнецов, И.В. Смородинов) при участии командования ЛВО и КБФ (К.А. Мерецков, В.Ф. Трибуц, H.H. Вашугин). Через день он провел продолжительное, более чем четырехчасовое заседание Политбюро с участием руководства наркомата обороны, генштаба и главного политического управления 4. Отсутствие документов о ходе этого заседания не позволяет раскрыть существа рассматривавшихся вопросов, но можно предположить, что и тогда еще были надежды на достижение договоренности с Финляндией, поскольку медлилось с отдачей последних распоряжений о выдвижении войск на исходные позиции. К тому же шел процесс перемещения соединений и частей Красной Армии в; Заполярье, Карелию и на Карельский перешеек из других военных округов, а также создания новых формирований армии и флота. Требовалось, в частности, развернуть Ладожскую военную флотилию. Об этом раньше вообще не думали, поскольку финляндскому направлению придавалось второстепенное значение 5 и отсутствовали необходимые боевые суда.

Решение самой проблемы сосредоточения и развертывания боевых сил армии и флота в пограничных с Финляндией районах оказалось крайне затруднительным. Перемещение воинских частей в условиях бездорожья изматывало военнослужащих, снижало боеспособность войск. К тому же на большие переходы и перевозки войск затрачивалось значительное время. По подсчетам финского историка М. Арниса, многим частям Красной Армии для того, чтобы достигнуть границы с Финляндией, пришлось преодолеть только железнодорожным путем в среднем более 1500 км 6. Что касается развертывания Ладожской военной флотилии, которая должна была сыграть важную роль при взаимодействии с войсками 7-й и 8-й армий у западного и восточного побережья озера, то эта задача оказалась невыполнимой. Нева покрывалась льдом, и с Финского залива в Ладожское озеро смогла пройти лишь одна канонерская лодка 7.

На проходившем 14 ноября в Ленинграде заседании большой группы военачальников A.A. Жданов выступил с резкой критикой в связи с отсутствием необходимых сведений о военных планах Финляндии и планированием операции советских войск без их учета. Командующий КБФ В.Ф. Трибуц получил распоряжение выехать в Москву, где 16 ноября Сталин, Ворошилов, Кузнецов, Мерецков и Вашугин, судя по всему, обсуждали конкретные вопросы предстоявших боевых действий. Вообще в течение 15-22, а затем 25-30 ноября Сталин ежедневно вместе с Ворошиловым проводил продолжительные совещания с представителями высшего военного командования и наркомата оборонной промышленности. В их числе были Б.М. Шапошников, Г.И. Кулик, Г.К. Жуков, С.К. Тимошенко, Л.З. Мехлис, И.В. Смородинов, А.П. Локтионов, Б.Л. Ванников, В.А. Малышев, И.Ф. Тевосян и др.8

15 ноября перед военным советом ЛВО была поставлена задача завершить к 20 ноября сосредоточение войск 9. По существу за неделю требовалось завершить выход войск в районы сосредоточения и выполнить огромный объем работы по подготовке их к наступлению. Между тем генштаб не имел в это время даже подробных топографических карт местности, где должны были осуществляться боевые операции. Впоследствии не хватало и работников для составления карт военных действий, и для этого привлекли слушателей Академии генерального штаба 10.

Просчеты в планировании и обеспечении самого наступления были, конечно, видны генштабу, а еще в большей степени тем руководителям, которые находились непосредственно в Ленинграде и всячески стремились ускорить подготовку операции. Командование ЛВО докладывало в Москву, что в Финляндии все более наращиваются боевые силы, форсируется проведение мобилизации, возводятся новые укрепления на Карельском перешейке и принимаются меры для получения необходимой помощи от западных стран.

В эти дни переданная в распоряжение Ленинградского военного округа 7-я армия в составе 19-го и 50-го корпусов заняла позиции к северу от Ленинграда. В западной части Карелии развертывались 8-я и 9-я армии, а Мурманская армейская группа преобразовалась в 14-ю армию. Учитывая трудности размещения в Карелии прибывавших войск, туда выехали Мерецков и Жданов, чтобы на месте решать возникавшие неотложные задачи 11. В середине ноября получили приказ подготовиться к ведению боевых действий над финской территорией военно-воздушных силы Ленинградского округа, Балтийского и Северного флотов. Первоначально перед авиацией ставилась ограниченная цель – нарушить железнодорожную связь Финляндии и вести разведку. Более обширный план действий поступил в авиационные части позднее. Первостепенное внимание обращалось на действия бомбардировочной авиации. Директива военного совета КБФ, направленная частям ВВС за день до начала войны, требовала, чтобы самолеты избегали бомбардировок населенных пунктов, не занятых крупными силами войск. Это распоряжение имело важное значение, поскольку многие летчики были слабо подготовлены к выполнению боевых заданий. Их умение поражать цель при бомбометании оценивалось как находящееся "в зачаточном состоянии". По этой причине в ходе начавших боевых действий пострадали от бомбометания гражданские объекты. Командование ВВС вынуждено было отстранить от полетов ряд экипажей, заменив их летным составом из других округов и флотов 12.

Сведения, которыми располагало командование Красной Армии об укреплениях на Карельском перешейке и финской обороне в целом, были крайне скудными. К тому же занижено оценивались ее реальные возможности 13. Было известно о наличии трех оборонительных рубежей железобетонных сооружений с пулеметными огневыми точками. Разведка, однако, совершенно не знала о модернизации этих укреплений в 1939 г.14 Существовала уверенность, что огромная армия, вооруженная современными танками и самолетами, нанесет мощный удар, которым будет расчищен путь для продвижения войск через оборонительные линии. Медлить было нельзя, поскольку до начала зимы оставались считанные дни.

21 ноября командование округа оповестило 7, 8, 9 и 14-ю армии, что время начала наступления "будет указано особым распоряжением"15… 23 ноября военные советы Балтийского и Северного флотов поставили командирам соединений боевые задачи и сообщили, по какому сигналу их следует выполнять.

Одновременно войскам давались и установки политического характера. Они основывались на представлении, что Красная Армия не встретит в Финляндии серьезного противодействия "со стороны трудящихся и рядовых солдат". Существовало убеждение, что население стран, вступивших в войну с СССР, не будет рассматривать его в качестве своего противника и чуть ли не сразу же "восстанет и будет переходить на сторону Красной Армии", что рабочие и крестьяне выйдут встречать советских воинов с цветами 16.

Представления такого рода укреплялись под влиянием информации, поступавшей по разведывательным и другим каналам. Как докладывалось в Москву, воинственность в настроениях финских военнослужащих проявляется "только среди молодых возрастов", а "среди резервистов старших возрастов настроение подавленное". Сообщалось также, что "рабочие массы и беднейшие слои крестьянства выражают скрытое недовольство политикой правительства, требуют улучшения отношений с СССР и угрожают расправой тем, кто ведет политику, враждебную Советскому Союзу…"17.

23 ноября в войска ПВО прибыл начальник главного политического управления Красной Армии Мехлис для контроля и руководства подготовкой предстоящего наступления. Он пришел к заключению, что командование группировки войск на Карельском перешейке недостаточно уяснило цель войны. При участии Мехлиса в Ленинграде разработали приказ войскам о начале боевых действий, а также обращения "К финским солдатам" и "К трудящимся, крестьянам и интеллигенции Финляндии". Этим обращениям придавалось весьма важное значение в пропаганде, направленной на то, чтобы вызвать разброд в рядах противника. В войска была также направлена директива политуправления ЛВО о проведении агитационной работы в частях в связи с обострением советско-финляндских отношений. В ней говорилось: "С провокаторами войны пора кончать"18. Но решение начать боевые действия против финской армии было известно лишь узкому кругу руководящего состава вооруженных сил. Поэтому в войсках разъяснялись, главным образом, события, связанные с советско-финляндскими отношениями, а также с проблемой обеспечения безопасности Ленинграда и северо-западных рубежей.

Тем временем в политических кругах Финляндии складывалось впечатление, что напряженность после возвращения финской делегации из Москвы спала и нет оснований ожидать возникновения военного конфликта. Горожане, эвакуировавшиеся в сельскую местность, начали возвращаться домой, возобновились занятия в школах. Комиссия правительства по иностранным делам приняла 20 ноября решение, чтобы приблизительно половина призванных в вооруженные силы (150 тыс. из 300) была демобилизована. Министр обороны Ю. Ниукканен согласовал эти вопросы 16 ноября на совместном заседании правительства и лидеров парламентских фракций, поскольку затраты на содержание войск были значительными, а промышленность испытывала большой недостаток в рабочей силе. Премьер-министр Каяндер в публичной речи 23 ноября призвал финнов ввести свою жизнь в нормальное русло 19.

В кругах военного руководства также считали, что в ноябре военная угроза ослабла 20. 25 ноября в обзоре разведотдела финской армии делался вывод, что Советский Союз не начнет войну в условиях наступления зимы и с учетом того, что Германия не проявляет активности в ведении военных действий на Западе. Советскую политику отсрочки наступления рассматривали в этом обзоре как типичное торгашество. Считалось, что Москва не предпримет силового давления и потому, что прервались переговоры, которые велись с Турцией 21.

Вместе с тем маршал Маннергейм не был столь оптимистичен. Он считал необходимым держать войска, сосредоточенные в приграничных районах Карельского перешейка, в повышенной боевой готовности. Аналогичного мнения придерживался командующий Армией перешейка генерал-лейтенант Эстерман 22.

В кругах политического и военного руководства Финляндии склонны были считать боевую готовность страны довольно высокой, что показали осенние маневры финской армии. По утверждению известного в Финляндии военачальника полковника П. Талвела, в войсках царило "воинственное настроение". Об этом же писал впоследствии и один из руководителей шюцкора в 1939 г. А. Мартола 23. Более того, в оперативных планах допускалась возможность переноса боевых действий на советскую территорию. Впоследствии же, через несколько месяцев после зимней войны, официально высказывалась точка зрения о том, что если бы у Финляндии были достаточные силы, ей следовало вторгнуться в пределы Советского Союза и занять позиции "далее границ 1939 года"24.

Перед советским руководством в преддверии войны помимо чисто военных вопросов стояла и серьезная проблема общеполитического характера. Как обосновать, что предпринимаемое наступление и операция по разгрому финской армии вызвана ее собственными действиями? Требовалось доказать виновность Финляндии в том, что пришлось вынужденно прибегнуть к силе оружия. От этого во многом зависело морально-политическое состояние советского общества и отношение к войне финского населения. Важное значение имела реакция мировой общественности на то, что Советский Союз, активно выступавший в Лиге наций за обуздание агрессии, сам начал вооруженные действия против соседнего государства.

Судя по всему, поиски решения этой проблемы также протекали в большой спешке. Как показывает сопоставление отдельных документов и фактов, "политический сценарий" был принят после явно обозначившегося тупика на московских переговорах, но не позднее 11 ноября 25. В узком кругу политического руководства (Сталин, Молотов, Ворошилов, Жданов) родился тогда замысел создания с началом военных действий альтернативного правительства Финляндии (после вступления на ее территорию Красной Армии), а также заблаговременного формирования подчиняемых ему вооруженных сил из числа финнов и карел, проживающих в Советском Союзе. Для реализации этого замысла бы привлечен находившийся в Москве в эмигрантском руководстве ко партии Финляндии и в Исполкоме Коминтерна О. Куусинен. Участие же Красной Армии в боевых действиях на территории Финляндии должно было официально осуществляться на основе договора с новым правительством. Хотя Сталин нередко выступал с критикой идеи экспорта революции, этот замысел реально означал попытку осуществления ее на практике 26.

Мысль о создании правительства Куусинена, вероятно, появилась самое позднее 13 ноября, когда секретарю ЦК КПФ А. Туоминену, находившемуся в Стокгольме, был направлен вызов прибыть обратно Советский Союз. Конкретные указания (очевидно, устные) о формировании армии "народного правительства" опять-таки были даны еще до того, как Ворошилов 11 ноября отдал приказ о ее создании 27. Подготовка альтернативного правительства Финляндии и его армии велась до конца ноября. Оставалось найти повод для начала войны.

В рекомендациях советского полпреда в Хельсинки Деревянского, направленных Молотову 17 ноября в форме докладной записки, содержалось перечисление ряда мер давления на Финляндию для создания напряженной обстановки в советско-финляндских отношениях. Имелось в виду использовать для этого средства печати, проведение массовых демонстраций в Ленинграде и принятие ряда других мер. В случае же, если правительство Финляндии не удовлетворит требования советской стороны, то идти на разрыв пакта о ненападении, сообразуя этот шаг учетом складывающейся международной обстановки 28.

Все, что происходило затем, дает основание заключить о довольно последовательном осуществлении на практике рекомендаций полпреда. Атмосфера в советско-финляндских отношениях с помощью средств массовой информации была доведена до крайней степени напряженности. Особенно резкий крен в сторону усиления конфронтации между двумя государствами стал наблюдаться после выступления с речью ноября премьер-министра Финляндии А. Каяндера. В Советском Союзе было обращено особое внимание на ту ее часть, где Каяндер подчеркнул, что правительство не пойдет навстречу предложениям СССР, в ответ "Правда" опубликовала 26 ноября запредельную по своей нахальности и формулировкам статью под названием "Шут гороховый на посту премьера" 29.

В тот же день произошло еще более существенное событие, которое известно в истории как "Выстрелы у Майнилы". По сообщению ТАСС, 26 ноября в 15 час. 45 мин. финская артиллерия обстреляла Карельском перешейке пограничную местность у деревни Майнила, результате чего четыре красноармейца были убиты и девять ранены.

В ноте, которую через несколько часов Молотов передал финляндскому посланнику Ирье-Коскинену, происшедшее у Майнилы квалифицировалось с советской стороны как "враждебный акт против СССР", в связи с чем предлагалось отвести финские войска от границы на 20-25 км, чтобы не создавалась угроза Ленинграду 30. В последующие три дня в советской печати появились и другие сообщения о вооруженных столкновениях на советско-финляндской границе в Карелии и Заполярье. В основе их были донесения пограничных войск и военного совета Северного флота 31. Но центральным событием стали все же выстрелы у Майнилы. Именно вокруг этого инцидента сложилась острая конфликтная ситуация с драматическими последствиями.

С финской стороны происшедшее у Майнилы было истолковано как обстрел, который велся советскими орудиями. Маннергейм сразу же заявил, что в это время финские передовые батареи легкой артиллерии не могли обстрелять район Майнилы, так как находились на удалении 20 км от границы 32. Данные финских пограничников, зафиксированные в журнале наблюдений, также свидетельствовали, что артиллерийские выстрелы производились с советской стороны. За период с 15.30 до 16.05 (московское время) было зафиксировано пять артиллерийских и два гранатометных выстрела. Характерно, однако, что, по данным советских документальных источников, в районе Яаппинен (в 5 км от Майнилы) располагалась одна из финских батарей 33. По финским же данным, она переместилась туда после упомянутых выстрелов.

Советская сторона не проявила желания провести совместное расследование происшедшего, как это предусматривалось соглашением о режиме границы. Официально лишь сообщалось, что полковник П.Г. Тихомиров, являвшийся начальником оперативного отдела штаба ПВО, выехал на место конфликта. Итогов проведенного им расследования происшествия у Майнилы не публиковалось. К тому же не оперативный дежурный штаба ЛВО сообщил в Москву о случившемся, а, наоборот, изначально с запросом по этому поводу обращались к нему из генштаба 34. Остались безвестными и те красноармейцы, о которых сообщалось, как о погибших от артобстрела у Майнилы.

Поиски историков пока не дали возможности получить точные сведения. В архиве А. Жданова найдены лишь лаконичные заметки, которые могут относиться к указанным событиям: «1. Батальон войск НКВД. 2. Рация. 3. Митинги. 4. Люди "о начале". Насчет полка. Войны не объявляются (последнее слово зачеркнуто. -Авт.). 5. Листовки 30-го. 6. Речь Молотова… 7. Радиоперехват. Обращение ЦК финской компартии. Крупными: К трудящемуся народу Финляндии (радиоперехват – перевод с финского)»35. Дата записей не указана. Финляндские историки расшифровывают все это как свидетельство намечавшихся действий, предшествовавших войне. При этом первый пункт о батальоне войск НКВД рассматривается ими как относящийся к событиям у Майнилы и делается ссылка на показания одного из советских военнопленных о том, что вблизи Майнилы видели начальника НКВД по Ленинградской области комиссара 3-го ранга С. Гоглидзе. По рассказам бывшего майора госбезопасности (впоследствии генерала) Окуневича, он вместе с двумя московскими "специалистами по баллистике" и 15 другими военнослужащими произвели пять артиллерийских выстрелов из нового секретного оружия в районе Майнилы 36. Такая реконструкция событий все же не дает точного ответа о происшедшем.

Тем временем полученная в Хельсинки советская нота требовала ответа без промедления. Судя по всему, у финляндского правительства и военного руководства не было единства в этом вопросе. 27 ноября Маннергейм подал президенту заявление об отставке с поста главнокомандующего. До этого он подготовил серьезные замечания относительно упущений в укреплении обороны. Представленные маршалом и министром обороны Ниукканеном государственному совету доклады, содержавшие оценку обстановки, во многом исключали друг друга. Маннергейм выражал несогласие с политическим руководством страны, недооценивавшим серьезности складывавшегося положения и возможности возникновения в ближайшее время войны. Он более реалистично оценивал обстановку. И хотя дело до отставки не дошло, он желал оказать давление на тех деятелей, которые пребывали в плену иллюзий.

Действительно, через несколько часов после инцидента у Майнилы атмосфера в Советском Союзе еще более накалилась. Призывы, раздававшиеся на массовых митингах и демонстрациях, по радио, а затем появившиеся и в утренних газетах следующего дня, имели весьма определенный смысл: "Ответить тройным ударом!", "Дать отпор зарвавшимся налетчикам!", "Уничтожить гнусную банду!" и тому подобное. В части Ленинградского военного округа было направлено указание: "В случае повторения провокаций со стороны финской военщины – стрельбы по нашим войскам, нашим войскам немедленно отвечать огнем вплоть до уничтожения стрелявших"37.

27 ноября финской посланник в Москве Ирье-Коскинен вручил Молотову ответную ноту финляндского правительства, в которой излагалась его позиция относительно происшедшего конфликта. В ней высказывалось предположение, что случившееся в районе Майнилы – возможно, следствие несчастного случая на советской стороне во время учебных стрельб и целесообразно образовать совместную комиссию для выяснения обстоятельств дела. Вместе с тем в ноте выдвигалось предложение отвести как финские, так и советские войска от границы 38.

Ответ финляндского правительства вызвал резко негативную реакцию в Москве, поскольку считалось, что в таком случае советские войска пришлось бы отвести к пригородам Ленинграда, и подобная позиция расценивалась как стремление финской стороны "впредь держать" город "под угрозой"39. В ответе советского правительства 28 ноября финская нота рассматривалась как "документ, отражающий глубокую враждебность правительства Финляндии к Советскому Союзу" и желание "довести до крайности" возникший кризис. В заключение заявлялось, что СССР денонсирует договор о ненападении 40.

На следующий день в ноте, направленной Молотовым Ирье-Коскинену, сообщалось о продолжающихся нападениях финских воинских частей на советские войска на различных участках советско-финляндской границы. В связи с этим советское правительство заявляло, что не может впредь терпеть подобное, а также далее "поддерживать нормальные отношения с Финляндией и вынуждено отозвать из Финляндии политических и хозяйственных представителей"41.

При вручении ноты Ирье-Коскинену В.П. Потемкин подтвердил, что это означает разрыв отношений СССР с Финляндией. Тогда со стороны финляндского посланника последовало сообщение о получении им уже ответной ноты из Хельсинки, в которой речь идет о принятии советского предложения об отводе финских войск от линии границы на 20-25 км.

В ходе обсуждения этого решения правительством Финляндии часть министров считала возможным пойти на его принятие. Но большинство занимало отрицательную позицию. Самым непримиримым противником отвода войск был министр обороны Ниукканен. Его позицию разделяло и военное командование, которое готово было продолжать концентрацию боевых сил в пограничной полосе. В конечном счете ответная нота, содержавшая согласие на отвод войск, подготовленная Э. Эркко 29 ноября, была отправлена в Москву 42. Произошло это уже с явным запозданием. Потемкин сообщил в заключение беседы с Ирье-Коскиненом, когда состоялось вручение ему указанной выше ноты Молотова, что представителям советского полпредства ужа дано указание немедленно выехать из Финляндии 43.

Таким образом произошел разрыв советско-финляндских отношений. Далее события развивались стремительно и неожиданно для Финляндии, поскольку официально никакого ультиматума ей не предъявлялось. Существует вместе с тем мнение, что выдвинутое советским правительством требование об отводе финских войск от границы на 20-25 км можно рассматривать как своего рода ультиматум. В Финляндии, однако, это так не понимали и придерживались прежней позиции 44.

Согласно появившимся уже во время войны публикациям советской печати, пограничные провокации происходили со стороны Финляндии даже непосредственно перед началом боевых действий. Как утверждалось, финские солдаты 30 ноября в 2 часа ночи пересекли границу у побережья Ладожского озера в Мантсила, а немного позднее финская пехота, поддерживаемая пулеметным огнем, наступала на Карельском перешейке в районе Раасули в направлении Коркиамяки, а две роты -на деревню Термолово 45. В то же время еще до получения последней финской ноты советским подводным лодкам уже было приказано занять боевые позиции в Балтийской море, а спустя несколько часов поступило распоряжение приступить к задержанию всех финских кораблей, применяя, если потребуется, силу оружия 46.

30 ноября в войсках Ленинградского военного округа, на кораблях Балтийского и Северного флотов закончились последние приготовления к началу боевых действий. Командованию оставалось получить приказ о вскрытии конвертов с оперативными документами о переходе в наступление. Части Красной Армии, выдвинутые непосредственно к границе с Финляндией к полудню 29 ноября, были сориентированы, что через несколько часов им предстоит начать боевые действия.

Об этих последних приготовлениях на границе с советской стороны у правительства Финляндии не было информации, не было ее и у финского военного руководства. В оценке обстановки исходили из того, что она не столь напряженная 47, чтобы возникли военные действия.

В Москве большую часть ночи кануна войны Ворошилов находился у Сталина в его кабинете в Кремле. По времени это было их самое длительное совещание перед началом войны – более девяти часов 48. В ту ночь военный совет Ленинградского военного округа, получив приказ из Москвы, передал командованию армий, сосредоточенных для перехода в наступление, совершенно секретную директиву: ввести в действие с утра 30 ноября распоряжение от 21 ноября 1939 г., где излагались ближайшие задачи наступления. Время перехода государственной границы было назначено на 8.30 после артиллерийского огневого налета по переднему краю финской обороны и в ее глубину. Командование Балтийского флота передало боевым кораблям отряда особого назначения приказ о выходе в море для проведения десантной oneрации по захвату островов в Финском заливе. В частях, готовившихся к наступлению, был объявлен приказ о начале военных действий с Финляндией.

1 Российский государственный военный архив. Ф. 25888. Оп. 14. Д. 2. Л. 1. План операции, представленный К.Е. Ворошилову 29.10.1939 г. (Далее: РГВА).

2 Российский государственный архив Военно-Морского Флота. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 543. Л. 11. (Далее: РГАВМФ).

3 Там же. Ф. Р-1877. Оп. 1. Д. 80. Л. 21.

4 Горькое ЮЛ. Кремль. Ставка. Генштаб. Тверь, 1995. С. 243.

5 РГАВМФ. Ф. Р-1529. Оп. 1. Д. 80. Л. 93.

6 Aarnio MA. Talvisodan ihme. Jyvaskyla, 1956. S. 62-63.

7 РГАВМФ. Ф. Р-1529. On. 1. Д. 59. Л. 95.

8 Горькое ЮЛ. Указ. соч. С. 243-244.

9 РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 233. Л. 4. Директива К.Е. Ворошилова и И.В. Смородинова (не позднее 17.11.1939 г.).

10 Штеменко СМ. Генеральный штаб в годы войны. М., 1968. С. 17.

11 РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 284. Л. 104. Шифровка Н.Е. Чибисова Б.М. Шапошникову 19.11.1939 г.

12 РГАВМФ. Ф. Р.-1529. Оп. 1. Д. 59. Л. 160, 162.

13 Мерецков КЛ. На службе народу. М., 1968. С. 182.

14 РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 722. Л. 411-Ш.

15 Там же. Д. 243. Л. 19. Распоряжение военного совета ЛВО 21.11.1939.

16 Известия ЦК КПСС. 1990. № 3. С. 201.

17 РГВА. Ф. 25888. оп. 11. Д. 17. Л. 194, 196, 199; Оп. 13. Д. 76. Л. 200. Доклад П.Г. Тихомирова, подготовленный для К.Е. Ворошилова 10.11.1939 г.

18 Там же. Оп. 13. Д. 30. Л. 1. Директива начальника политуправления ЛВО Горохова 23.11.1939 г.

19 Kansallisarkisto. Paasikiven pvk. 16-20.11.1939. (Далее: KA.).

20 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa // Suomen historia. Espoo, 1987. Osa 7. S. 281.

21 KA. Mannerheimin kokoelma. Tiedustelukatsaus 25.11.1939.

22 Manninen O. Talvisodan poliittiset ja sotilaalliset valmistelut // Yksi sota – monta nakemysta. Tampere, 1990. S. 19; KA. Paasikiven pvk., 18-22.11.1939.

23 Talvela P. Sotilaan elama. Muistelmat. Jyvaskyla, 1976. Osa I. S. 153; Martola A. E. Sodassa ja rauhassa. Keuruu, 1973. S. 99.

24 Ulkoasiainministerion arkisto. 12 L. Sahko Suomen ulkomaan edustaistoille 11.11.1941. (Далее: UM).

25 РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1380. Л. 1; Brotherus H. Eljas Erkko. Hels., 1973. S. 131; Kleemola P. Helsingin Sanomat sananvapauden monopoli. Hels., 1981. S. 26; Pakaslahti A. Talvisodan poliittinen naytelma. Hels; Porvoo, 1970. S. 203.

26 Stalin's Letters Molotov, 1925-1936. Birghamton, 1995. S. 182.

27 Jussila O. Terijoen hallitus. Porvoo etc., 1985. S. 49; Baryshnikov V.N. Neuvostoliiton ja Suomen sisaisen kehitystekijoiden vaikutuksesta keskinaisten turvallisuusongelmien ratkaisemisen 1930-luvun lopulla // Talvisota, Venaja ja Suomi. Hels., 1991. S. 225; РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1380. Л. 1.

28 Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 06. Оп. 1. П. 18. Д. 194. Л. 18-19. Докладные записки В.К. Деревянского В.М. Молотову 17.11.1939 г. (Далее: АВП РФ).

29 Правда. 1939. 26 нояб.

30 Внешняя политика СССР: Сб. документов. М., 1946. Т. IV. С. 463.

31 РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1240. Л. 121-122. Информация Л.П. Берия К.Е. Ворошилову 28.11.1939 г.; Пограничные войска СССР: 1939 – июнь 1941 г.: Сб.документов и материалов. М., 1970. С. 57-58; РГАВМФ. Ф. Р-970. Оп. 2. Д. 147. Л. 106. Шифровка командующего Северным флотом В.П. Дрозда коменданту Беломорского укрепрайона 28.11.1939 г.

32 Helsingin Sanomat. 1939. 28.11.

33 РГАВМФ. Ф. Р-92. оп. 2. Д. 521. Л. 1.

34 РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 261. Л. 270, 271. Переговоры по телеграфу между оперативными дежурными Генштаба и штаба ЛВО 26.11.1939 г.

35 Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории. Ф. 77. Оп. 3. Д. 163. Л. 312. Отрывочные заметки, сделанные А. Ждановым. (Далее: РЦХИДНИ).

36 Маннинен О. Выстрелы были // Родина. 1995. № 12. С. 57.

37 РГВА. Ф. 25888. Оп. 11. Д. 17. Л. 280. Телеграмма начальника штаба ЛВО Н.Е. Чибисова командующим 7, 8, 9 и 14-й армий 27.11.1939 г.

38 Внешняя политика СССР: Сб. документов. М., 1946. Т. 4. С. 463-464.

39 Там же. С. 465.

40 Там же; АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. Д. 188. Л. 19.

41 АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 18. Д. 188. Л. 26. В.М. Молотов – A.C. Ирье-Коскинену. 28.11.1939 г.; Зимняя война // Междунар. жизнь. 1989. № 12. С. 216.

42 Hokkanen K. Kyosti Kallio. Porvoo etc., 1986. Osa 2. S. 281.

43 АВП РФ. Ф.06. On. 1. П. 18. Д. 184. Л. 16. Из дневника В.П. Потемкина 29.11.1939. г.; Зимняя война. С. 217.

44 Донгаров А.Г. Предъявлялся ли Финляндии ультиматум? // Воен.-ист. журн. 1990. № 3. С. 46.

45 Армия страны социализма. М., 1940. С. 18.

46 РГАВМФ. Ф. Р.-1529. Оп. 1. Д. 68. Л. 36.

47 Pakaslahti A. Talvisodan poliittinen naytelma. Porvoo; Hels., 1970. S. 188.

48 Горькое Ю.А. Указ. соч. С. 244.

ВОЙНА И ПОЛИТИКА

ПЕРВЫЙ ПЕРИОД БОЕВ

© О. Маннинен

Предварительное планирование

Началу агрессии всегда предшествует политическое решение, принятие которого зависит от ряда факторов, включая боеготовность войск, соотношение сил, наличие или отсутствие союзника, обстановку на границах своего государства.

Для Финляндии Советский Союз представлялся единственным вероятным противником. Однако в картине грядущей войны важное место занимал вопрос о том, будет ли СССР одновременно находиться в состоянии войны и с другими странами. Для Советского Союза существовала угроза и на других границах. Поэтому внешнеполитический фактор являлся определяющим при планировании войны, постановке ее целей, а также выбора времени нанесения ударов, их силы, т.е. при решении задач оперативного характера.

В Финляндии с начала 20-х годов война на других направлениях не предусматривалась. Стремление Швеции присоединить Аландские острова при системе мира, сложившейся после первой мировой войны, и противодействии Лиги наций не имело перспектив 1. План обороны Финляндии основывался на представлении, что в случае нападения Советского Союза главным направлением будет Карельский перешеек. Его разветвленная водная система позволяла исходить из того, что наступление противника будет вестись на узких участках. Задача заключалась в том, чтобы остановить неприятеля на линии, где озерная зона и р. Вуокса в центральной части перешейка могут затруднить наступление противника и ограничить возможности его действий. На этой линии была создана главная полоса обороны. К началу зимней войны там построили и завершили оборудование 101 бронированного оборонительного укрепления. Эту главную полосу обороны стали называть "линией Маннергейма". Для сравнения укажем, что лишь несколько более протяженная и часто упоминаемая французская "линия Мажино" на границе с Германией насчитывала 5 800 бетонированных огневых точек 2.

В Финляндии в 1939 г. сохраняли силу два плана обороны: ВК (Венаян кескитюс – российское сосредоточение) 1 и 2. Из них ВК-2 был явно более пассивным, поскольку предполагал ведение боевых действий лишь в пределах Финляндии. ВК-1 базировался на том, что на одном из флангов в театр сражений войдет часть территории Советского Союза. Предусматривался захват района Реболы – Поросозеро, продвижение к востоку от границы и северо-восточнее Ладожского озера, а в направлении Салла намечалось партизанская война на территории западнее Мурманской железной дороги. Финляндский замысел основывался на стремлении к достижению успеха преимущественно за счет активной борьбы, что подтверждал и общеевропейский опыт. Вместе с тем в конце 30-х годов больше внимания стало уделяться вероятному развитию оборонительных боев на территории Финляндии. Основой всех приготовлений являлся план ВК-2. При этом учитывалось, что у Финляндии имелась возможность усилить свои войска на перешейке, сдержать противника и выиграть время для сосредоточения и развертывания основных сил. В начале октября, в связи с мобилизацией, войскам была дана установка руководствоваться только оборонительной альтернативой 3.

В мирное время в Финляндии наряду с генеральным штабом действовал Совет обороны, который готовил на случай войны необходимые решения. С началом войны главнокомандующим вооруженными силами Финляндии был назначен председатель Совета обороны маршал К. Маннергейм (в мирных условиях эту функцию выполнял президент республики). В ходе проведения мобилизации командующий вооруженными силами мирного времени генерал-лейтенант X. Эстерман стал командующим дислоцированной на Карельском перешейке Армией перешейка 4.

Общие направления, касавшиеся планов Советского Союза, утверждались правительством страны, Советом Народных Комиссаров по представлению Генерального штаба. Конкретно вопросами обороны занимался Комитет обороны при СНК, председателем которого был глава правительства В.М. Молотов. Красной Армией руководил Главный военный совет РККА (народный комиссар обороны К.Е. Ворошилов), а Красным Флотом – Главный военный совет ВМФ (народный комиссар Н.Г. Кузнецов). Системой предусматривалось, что Центральный Комитет ВКП(б) и его политбюро утверждали важнейшие решения. Оперативное планирование осуществлял Генеральный штаб, начальником которого был командарм 1-го ранга Б.М. Шапошников. Начальником Главного военно-морского штаба являлся флагман флота 2-го ранга Л.М. Галлер 5.

В 30-х годах, особенно к их исходу, представление Советского Союза о противнике оставалось неизменным. При разработке оперативного плана 1939 г. исходили из предположения, что на Советский Союз нападут одновременно на западе Германия и Польша (допускалось и участие итальянских морских сил), а на востоке -Япония. Считалось, что Эстония, Латвия, Румыния, Болгария, Турция, а также Финляндия вступят в войну, даже если операции Красной Армии и Красного Флота их не затронут.

Маршал М.Н. Тухачевский в пространных воспоминаниях, написанных в 1937 г., придерживался взгляда, что с возникновением войны Советскому Союзу надо прежде всего овладеть Эстонией, Латвией и Литвой и, кроме того, выдвинуться в Польшу. Для военно-морских сил следовало построить линкоры и приобрести для них базы (Таллинн, Рига, Виндава, Либава). Это, надо полагать, определило позицию Сталина в сентябре 1939 г., когда вспыхнула вторая мировая война. Вместе с тем Финляндия рассматривалась отдельно от центрально-европейских событий и для нее поэтому потребовался особый план.

Поначалу в Советском Союзе вообще не верили, что Финляндия сможет предпринять нападение. Численность ее населения составляла всего 3 млн. 650 тыс. человек, что было немного больше, чем жителей в Ленинграде, и она не могла помышлять о несоизмеримо крупных для нее наступательных действиях. Тем не менее в условиях нараставшей угрозы мировой войны советское руководство принимало все же во внимание, что и финляндское направление может быть использовано в случае агрессии против Советского Союза6.

Согласно воспоминаниям К.А. Мерецкова, который в то время командовал Ленинградским военным округом, Сталин в конце июня 1939 г. обрисовал обстановку следующим образом: "Германия готова ринуться на своих соседей в любую сторону, в том числе на Польшу и СССР. Финляндия легко может стать плацдармом антисоветских действий для каждой из двух главных буржуазно-империалистических группировок – немецкой и англо-франко-американской. Не исключено, что они вообще начнут сговариваться о совместном выступлении против СССР. А Финляндия может оказаться здесь разменной монетой в чужой игре, превратившись в науськиваемого на нас застрельщика большой войны". Некоторые документы свидетельствуют об имевшихся у советского руководства подозрениях в том, что правительство Финляндии проявит готовность воспользоваться неблагоприятной для Советского Союза обстановкой, "если Япония нападет на СССР или будет предпринята объединенная интервенция против СССР". В Москве придерживались мнения, что финской армии придется действовать только лишь как армии прикрытия, важнейшей задачей которой явится обеспечение беспрепятственного стратегического сосредоточения и развертывания войск вторжения на территорию Советского Союза с целью овладения прежде всего Ленинградом. Вместе с тем, как отмечалось выше, Ленинградскому военному округу в 1939 г. указывалось, что вступление Финляндии в войну может произойти лишь в невыгодной для Советского Союза ситуации. Финнов несколько раз предупреждали, что Советский Союз не станет ожидать у финляндской границы прихода интервенционистских войск 7.

Реалистически оценивая военную обстановку, финны полагали, что Советский Союз сможет держать на финском направлении лишь небольшую часть своих вооруженных сил (чтобы противостоять попыткам соучастия Финляндии в войне) 8. Из распоряжений, направленных в 30-е годы Ленинградскому военному округу, можно заключить, что в случае войны предусматривалось достичь Хельсинки в течение трех недель. Главный удар планировалось нанести на Карельском перешейке через Выборг на Хямеенлинна и Хельсинки. От северного побережья Ладожского озера намечалось наступление через Сортавала и Миккели к Раума. Небольшие силы выделялись для выполнения весьма масштабной задачи – продвижения в направлении Пиексямяки и Оулу 9.

Стратегическое положение Аландских островов, как замка на входе в Ботнический залив, было хорошо известно еще с первой мировой войны. С началом второй мировой войны западные державы не имели возможности их оккупировать, а германские военно-морские силы, как считалось, были неспособны осуществить высадку крупного десанта. В Советском Союзе, однако, не исключали, что Германия сможет использовать в своих целях территорию Финляндии, особенно ее южное побережье, а также Аландские острова 10.

Летом 1939 г. Советский Союз на переговорах с Англией и Францией выдвигал идею захвата баз для прикрытия входа в Финский залив, в частности, Аландских островов. Она могла быть осуществлена в критической ситуации без согласия на то Финляндии и Эстонии. Однако взаимопонимания между великими державами достигнуть не удалось.

Советскими военно-морскими планами 30-х годов действия против Аландских островов не предусматривались, так же как и внезапное нападение на них из Кронштадта силами Балтийского флота. Тем не менее в политическом отношении Москва добилась отказа Швеции от эвентуального соглашения с Финляндией об обороне Аландского архипелага. Оперативные планы Балтийского флота ограничивались овладением некоторых островов в Финском заливе. В районе о-ва Суурсаари имелось в виду установить минные поля для прикрытия проходов со стороны Финляндии. Затем, в ноябре 1939 г., готовился захват с моря п-ова Ханко в ходе наступления сухопутных войск в глубь Финляндии 11.

2 августа 1939 г. Балтийский флот получил от наркома Военно-Морского Флота директиву, согласно которой в военных планах необходимо было предусмотреть: 1. Уничтожение финского, эстонского и латвийского флотов. 2. Овладение о-ми Суурсаари, Большим и Малым Тютярсаари, Лавансаари и Сейскари. 3. Воспрепятствование проникновению немцев (силами подводных лодок) к Турку, Аландскому архипелагу, Хельсинки и Таллинну. Что касается островов восточной части Финского залива, то захват их мог быть осуществлен в случае нарушения Финляндией нейтралитета или если советское правительство не примет его во внимание. Подобное решение Советский Союз предлагал западным державам летом 1939 г. в Москве, имея в виду устье Финского залива 12.

План Мерецкова

A.M. Василевский бывший начальником отделения оперативной подготовки Генерального штаба, рассказывает, что летом 1939 г. Главный военный совет рассмотрел подготовку советских вооруженных сил на финляндском направлении, поскольку "международное положение было тревожным" и это было необходимо в канун второй мировой войны. Генеральный штаб предложил разработанный ранее и одобренный Ворошиловым конкретный план. Его основные идеи и содержание представил Шапошников. Исходя, в частности, из того, что Финляндия, возможно, получит помощь от великих держав, он считал осуществление контрудара по Финляндии не простым делом, которое повлечет за собой "не менее нескольких месяцев напряженной и трудной войны". Надо иметь в виду, что Шапошников сам был в 1935-1937 гг. командующим Ленинградским военным округом. На заседании Главного военного совета он подчеркивал, что боевые действия требуется проводить предельно быстро и с привлечением немалых сил, ибо в противном случае в результате серьезной поддержки Финляндии извне конфликт затянется.

Сталин возразил Шапошникову: "Вы требуете столь значительных сил и средств для разрешения дела с такой страной, как Финляндия. Нет необходимости в таком количестве".

Советское политическое и военное руководство не ожидало, что Финляндия окажет серьезное противодействие. Это объяснялось отчасти его самоуверенностью: считалось, что вооружение финской армии старое, доставшееся от царской армии, что в войсках наблюдается дезертирство, что борьба с Красной Армией станет непосильной задачей; кроме того, рабочие и беднейшее крестьянство проявляют скрытое недовольство политикой правительства, требуют оздоровления отношений с Советским Союзом и угрожают расправиться с теми, кто проводит враждебную политику по отношению к СССР 13.

Главный военный совет не принял плана Шапошникова и отдал распоряжение разработать новый вариант плана командующему Ленинградским военным округом Мерецкову. Вместе с тем было решено провести осенью в округе под его руководством военные учения.

Мерецков, согласно его мемуарам, в конце июня 1939 г. получил от Сталина задание подготовить докладную записку с вариантами "контрудара" по Финляндии из районов Мурманска и Ленинграда. За указанное время – в течение 2-3 недель – Мерецков составил записку и во второй половине июля получил на нее критический отзыв Сталина и Ворошилова. Они требовали, чтобы продолжительность наступления не превышала двух недель, и обещали выделить для этого дополнительные силы, находящиеся вне пределов Ленинградского военного округа. Мерецков получил указание быть готовым в начале осени представить новый план проведения оборонительных мероприятий 14.

Развернулась конкретная работа в войсках. Управление тыла Красной Армии распорядилось 15 июля создать в Ленинградском военном округе до 25 августа пункты питания на основных железнодорожных магистралях, ведущих к Ленинграду, Мурманску и Архангельску, для прибывающих в этот округ войск и до 28 августа – базы снабжения в Вологде, Тихвине и Дно 15.

Мерецков в воспоминаниях не раскрывает основного содержания военного плана. Следуя мемуарной литературе, мы можем лишь высказать предположение, что, поскольку Шапошников находился в отпуске на Черном море до начала зимней войны, то Мерецков, вероятно, и должен был "нести ответственность" за неудачи на фронте.

До похода на Польшу, т.е. до 17 сентября, Советский Союз осуществлял военные приготовления, посылая войска и на другие направления, в том числе к границам Балтии и Финляндии. Вблизи побережья Северного Ледовитого океана сосредоточение войск у границы с Финляндией началось 3 сентября. Вскоре была создана (на основе приказа от 10 сентября 1939 г.) Мурманская оперативная группа, в задачу которой входило воспрепятствовать наступлению с запада на район Полярное-Мурманск-Кандалакша, оборонять Кольский полуостров с севера и запада, а также от высадки десантов. Войска на Карельском перешейке также готовились к войне 16. В планах военного совета Ленинградского военного округа по созданию основной группировки войск на границе с Финляндией во второй половине сентября произошли существенные изменения. Ее решили усилить. К имевшимся четырем дивизиям добавлялись еще три, штабы 8-й армии и армейского корпуса. Общее руководство войсками на перешейке возлагалось на штаб 7-й армии, который находился в то время на границе с Латвией.

Усиление 8-й армии означало вместе с тем, что для наступления было добавлено еще одно направление. Прежде на ухтинско-ребольском направлении предусматривалась только лишь оборона. Теперь размещение дополнительных сил подразумевало наступление на каяно-нурмеском участке, а также поддержку основных сил в наступлении южнее Видлицы. Тем самым укреплялась идея нанесения удара с востока в тыл главных сил Финляндии. Тем не менее успех и этого плана зависел от развития обстановки в Прибалтике и в Европе в целом. Первоначально предусматривалось развернуть подготовку к военным действиям против Финляндии в конце октября-ноября. Во второй половине сентября этот срок отодвинули на ноябрь 17.

Сосредоточение войск

Концентрация войск на Карельском перешейке развернулась с октября, т.е. с окончанием переговоров с прибалтийскими государствами, результатами которых Советский Союз был удовлетворен, и их началом с Финляндией. В то же самое время в Финляндии приступили к мобилизации. Это время формально считается началом финляндской операции. 8 октября в 18.30 войска Ленинградского военного округа получили боевой приказ № 1: закончить сосредоточение на Карельском перешейке у границы к утру 10 октября. На перешеек была направлена крупнокалиберная артиллерия и три танковые бригады, а к финляндской границе – дополнительные войска.

Решающие приготовления к наступлению на финляндском направлении развернулись в последнюю неделю октября. С прибытием подкрепления в расположении основной группировки войск также произошли изменения. 24 октября был отдан приказ трем дивизиям переместиться в Восточную Карелию в подчинение 8-й армии, а трем дивизиям следовать на Карельский перешеек. Органы связи военного округа, которые являлись важным средством обеспечения наступления, были мобилизованы на основе приказа, отданного 29 октября. И в соответствии с ним, в частности, 8-я армия издала 2 ноября свое распоряжение, в котором определялось будущее место дислокации ее штаба в Поймала – на финской стороне 19.

В докладе Мерецкова об инспекционной проверке боевой подготовки в 8-й армии (28 октября – 4 ноября 1939 г.) отмечено, что лишь несколько дней не было использовано войсками для освоения новых (т.е. характерных для финляндского направления) условий боевых действий. Вместе с тем предлагалось заблаговременно готовить дорожные указатели с названием населенных пунктов на русском языке 20.

В составленном для Генерального штаба 29 октября военным советом Ленинградского военного округа плане "разгрома сухопутных и морских сил финской армии" основное внимание уделялось прорыву финской обороны: "… Наши войска вторгаются на территорию Финляндии на всех направлениях с целью растащить группировку сил противника и во взаимодействии с авиацией нанести решительное поражение финской армии". На Карельском перешейке намечалось "разбить части прикрытия, овладеть укрепленным финским районом на Карперешейке и, развивая наступление в северо-западном направлении во взаимодействии с войсками видлицкого направления, разгромить главную группировку войск противника в районе Сортавала, Виипури, Кякисалми (Кексгольм) и овладеть районом Хиитола, Иматра, Виипури. По выполнении этой задачи быть готовым к дальнейшим действиям в глубь страны". В плане допускалась возможность, что из Швеции могут направить в помощь Финляндии 2-3 дивизии и по большей мере 100 самолетов.

В плане главный упор делался на массированный первый удар крупными силами и разгром противника в течение двух-трех недель. Предусматривалось завершить операцию за 10-15 суток: на перешейке за 8-10 и в Центральной Финляндии за 15 при среднем темпе продвижения войск 10-12 км в сутки. В указании, данном 29 ноября командному составу Ленинградского военного округа, ставилась цель (по-видимому, для поднятия духа) еще более сократить сроки – Выборгом овладеть в течение четырех дней, а в Хельсинки войти к исходу двух недель 21.

План ЛВО, во всяком случае его главное содержание, по-видимому, был одобрен, поскольку он явился руководством к действиям. Вместе с тем надо иметь в виду, что начальник Генерального штаба Шапошников предостерегал членов Главного военного совета от излишнего оптимизма. По имеющимся сведениям именно поэтому его отправили в продолжительный отпуск в Сочи. Все же 1 декабря Шапошников находился уже в Москве и отдавал распоряжения Ленинградскому военному округу 22.

После того как Генеральный штаб рассмотрел план ПВО, округ в начале ноября получил еще две новые дивизии (52-ю из Белоруссии и 44-ю из Киевского военного округа) для выдвижения к границе с Финляндией. Они были дислоцированы в Мурманске и на кухмониеменском направлении. Такое пополнение означало наращивание сил на севере более чем на одну четверть.

11-15 ноября народный комиссар обороны Ворошилов распорядился привести войска ЛВО в боевую готовность, поскольку решение начать наступление 30 ноября уже было принято. 15 ноября Ворошилов приказал военному совету округа завершить 17 ноября сосредоточение войск и обеспечить совместно с Балтийским и Северным флотами готовность к наступлению, "целью которого является разгром в короткое время противостоящих сухопутных и морских сил противника". Военный совет округа должен был до 20 ноября представить "план действий". В то же время из советских финнов и карел формировался армейский корпус, который должен был образовать армию правительства Куусинена 23.

В указаниях политического управления Ленинградского военного округа (23 ноября) отмечалось, что "мы идем не как завоеватели, а как друзья финского народа… Красная Армия поддерживает финский народ, который выступает за дружбу с Советским Союзом… Победа над противником должна быть достигнута малой кровью"24.

Финны сгруппировались для обороны в октябре 1939 г. во время осенних маневров. К началу войны у них имелось десять пехотных дивизий, из них на фронте восемь – 4, 5, 6 (позднее 3), 8, 10 (7), 11 (2), 12 и 13-я; четыре пехотные бригады (1, 2, 3 и 4-я), один отдельный пехотный полк, 31 батальон, а также кавалерийская бригада. Кроме того, в тылу формировались из необученного населения три резервные дивизии – 21, 22 и 23-я, из которых 22-я дивизия была, однако, скоро упразднена из-за отсутствия личного состава.

Под ружьем у финнов в начале войны находилось около 265 тыс. человек, в какой-то мере обученных было до 500 тыс. Полевых орудий насчитывалось 422, противотанковых пушек – 112, исправных танков – 26, боевых самолетов – 270. В качестве руководящего органа маршала Маннергейма стала функционировать Ставка главнокомандующего, которая 2 декабря переместилась из Хельсинки в Миккели, что с оперативной точки зрения было и удобнее и безопаснее.

На Карельском перешейке во главе с командующим войсками мирного времени генерал-лейтенантом Эстерманом находилась Армия Перешейка – два армейских корпуса: на выборгском направлении II генерала X. Эквиста и на кексгольмском направлении III генерала Э. Хейнрикса. В Армии перешейка было шесть пехотных дивизий, насчитывавших вместе с частями усиления 133 тыс. человек. Перед главной оборонительной линией располагались войска прикрытия (группы Уусикиркко, Муола, Липола и Рауту), в которых имелось 21 600 человек и 71 орудие. Они представляли собой кадровые войска армии мирного времени, усиленные за счет резервистов приграничных районов ротами пограничников, т.е. являлись в целом обученными и надежными частями.

Основываясь на отрывочных сведениях, финны полагали, что русские могут использовать на территории между Ладожским озером и Северным Ледовитым океаном только четыре дивизии. Главное их внимание было обращено к северо-восточной части Приладожья, где предполагалось сосредоточение крупных русских сил. Этот район оборонял IV армейский корпус (командир генерал Ю. Хейсканен, а затем генерал В. Хеглунд) в составе двух дивизий – 12-й на суоярвинском направлении и 13-й на направлении Салми и Уома. Севернее находились лишь отдельные батальоны и роты. Для лучшего руководства обороной обширной территории между Лиекса и Северным Ледовитым океаном был создан штаб северо-финляндской группы во главе с генералом В. Туомпо.

Наряду с указанными войсками в финскую армию входили: Аландская группа, войска береговой обороны юго-западного и южного побережья, а также главное командование резерва (две дивизии – 6-я в Луумяки и 9-я в Оулу). Когда угроза Аландским островам уменьшилась в связи с образованием на море ледяного покрова, отсюда на Перешеек был передислоцирован полк резервных войск. На самом архипелаге остался ослабленный батальон и немного береговой артиллерии 25.

Реальность оказалась совсем иной, чем ожидали финны. Советский Союз направил по каждой из дорог, ведущих к западной границе Финляндии, по одной дивизии. Наступление началось неожиданно на всех основных направлениях, и финские войска оказались вынужденными отходить на далекое расстояние – 80-100 км.

Ленинградский военный округ (командующий командарм 2-го ранга К.А. Мерецков, член военного совета A.A. Жданов и начальник штаба командарм 2-го ранга И.В. Смородинов) занимал территорию, простиравшуюся от Баренцева моря до Финского залива, имел готовую к наступлению 21 дивизию. В состав 14-й армии, дислоцировавшейся у границы в районе Петсамо, входило три дивизии, из которых одна располагалась в тылу на северном побережье Кольского полуострова; 9-й армии (Кандалакшское, ухтинское и ребольское направление) – четыре дивизии, из которых одна была в пути; 8-й армии (петрозаводское направление) – шесть дивизий и одна танковая бригада, и, наконец, 7-й армии (Карельский перешеек) – девять дивизий, один танковый корпус и три танковые бригады, одна дивизия находилась в резерве.

Войска, сосредоточенные у границы с Финляндией, в декабре насчитывали около 400 тыс. человек, имели 1915 орудий, 1500 танков и до 1000 боевых самолетов (без учета пограничных и тыловых войск, а также частей особого назначения). К тому же у Балтийского флота было 383 исправных боевых самолета 26.

Высшее командование образовало руководящий орган под традиционным наименованием "Ставка". В нее вошли Ворошилов, – главнокомандующий, Сталин, Кузнецов и Шапошников – члены 27.

На Балтийском флоте имелось 2 линкора, 1 крейсер, 2 лидера и 11 эсминцев, а также 29 подводных лодок. Северный флот располагал 3 эсминцами и 5 подводными лодками. У Финляндии было 2 броненосца и 5 подводных лодок. Броненосцы являлись главными объектами внимания противника на море 28.

Начало войны

30 ноября командарм 2-го ранга Мерецков отдал войскам приказ: "Выполняя священный долг перед советским правительством и нашим великим народом, приказываю войскам Ленинградского военного округа перейти границу, разгромить финские войска и обезопасить на вечные времена северо-западные рубежи, а также город Ленина – колыбель пролетарской революции". 30 ноября в 8.30 (в 7.30 по финскому времени) располагавшиеся у границы войска Красной Армии после 30-минутной артиллерийской подготовки начали наступление от Белого моря до Финского залива на всем фронте, протяженность которого составляла 1 610 км 29.

О нападении Советского Союза свидетельствовали первые авиационные бомбардировки обширной территории. Во второй половине дня 30 ноября группа бомбардировщиков Балтийского флота, искавшая финские броненосцы, решила использовать в качестве резервной цели хельсинский порт. Из-за неточных ударов разрушению подверглись жилые кварталы и погиб 91 человек. На это немедленно обратила внимание мировая печать. Опровергая утверждения прессы, Молотов 2 декабря сообщил президенту Соединенных Штатов Америки, что советские самолеты бомбили не города, а аэродромы. Он объяснял, что с высоты 8 тыс. м трудно точно определить объекты бомбардировок. Тем не менее предпринятое давление принесло результаты. В тот же день Ворошилов отдал приказ, категорически запрещавший бомбить гражданское население, который был доведен до сведения всех летчиков 30. В декабре количество налетов сократилось из-за нелетной погоды. В частности, 4-18 декабря авиация Балтийского флота не предпринимала никаких действий 31.

Советский флот получил приказ не вторгаться в шведские территориальные воды 32. Швеция в свою очередь воздерживалась от военного вмешательства в войну на стороне Финляндии, но минировала подходы к западной части Аландских островов со стороны маяка Мяркет 33. 10 декабря Балтийский флот обратился к Германии с просьбой выделить вспомогательные суда для обеспечения боевых действий своих подводных лодок в районе Ботнического залива. Судя по всему, Германия обещала эту просьбу удовлетворить 34.

Балтийский флот должен был овладеть в Финском заливе о-ми Суурсаари, Лавансаари, Тютарсаари и Сейскари, а также десантировать полк на побережье Финляндии. Названные острова были захвачены в первые дни войны. Сопротивления этой акции не последовало.

После овладения островами Балтийский флот 2 декабря получил приказ приступить к уничтожению финских береговых укреплений и 4 декабря подготовить высадку одной дивизии в район Койвисто и на участке между Выборгом и Хамина. Местом высадки был избран район Питкяпааси. В этой связи с целью разведки советские корабли подвергли 6 декабря огневому налету батареи в Килписаари. Поскольку подавить финские береговые батареи не удалось, десантирование пришлось отложить, а затем и отменить. К 20 января обстановка изменилась. Финский залив замерз, и планировать проведение такой операции можно было бы только по льду.

Советский флот участвовал в поддержке сухопутных войск и вел артиллерийский огонь по наиболее важным береговым батареям, находившимся на юго-западном побережье перешейка. 10, 13, 18 и 19 декабря линкоры и эсминцы обрушили огонь на островные батареи. 14 декабря в устье Финского залива появились миноносцы, а 15 февраля – у береговых укреплений в районе Котка-Хамина 35. 23 декабря прибывшие на перешеек железнодорожные батареи открыли пристрелочный огонь по Выборгу 36.

Начиная с 9 декабря была установлена блокада морского судоходства Финляндии. Корабли, которые могли быть встречены в ее акватории, предусматривалось уничтожить независимо от национальной принадлежности. Ввиду международных гарантий блокада сначала не распространялась на территорию Аландского архипелага. Однако 16 декабря Аландские острова были включены в зону блокады 37.

Красная Армия ориентировалась на быстрый прорыв и рассчитывала вести безостановочную и маневренную молниеносную войну: от войск требовалось действовать решительно, не позволять противнику связать себя боями в полосе его укрепленных позиций, а быстро обходить и охватывать их с тыла, продолжая выполнять поставленную задачу 38. Наступления, однако, по заранее намеченному военным и политическим руководством замыслу не получилось. События развивались иначе, чем предполагалось. Бои приняли затяжной характер. Каждый километр продвижения давался с большим трудом. После быстрого перехода границы наступление почти полностью приостановилось.

С первых же дней войны высшее руководство Красной Армии пристально следило за развитием событий. Уже через трое суток после ее начала (2 декабря) командование Красной Армии обратило внимание на медлительность и нерешительность продвижения 9-й и 8-й армии: "Мы не можем болтаться долго в Финляндии, проходя 4-5 километров в день. Дела надо решать так, чтобы наши войска быстро вели решительное наступление". Чтобы ускорить его, прибыли представители Ставки – в 9-ю армию армейский комиссар Л.З. Мехлис, а в 8-ю -командарм 1-го ранга Г.И. Кулик. Терпения советскому руководству хватило немногим более чем на неделю. 9 декабря Главный военный совет упразднил "практически действовавший штаб фронта" и подчинил 14, 9, 8 и 7-ю армии, а также Балтийский и Северный флоты непосредственно Ставке, выведя их из-под командования Ленинградского военного округа 39.

В условиях продолжавшегося советского наступления на перешейке маршал Маннергейм поспешил направить большую часть резервов к восточной границе, поскольку там противник мог пройти по дорогам глухих малонаселенных мест и приблизиться к ключевым районам, овладев которыми, получил бы возможность развернуть и ввести в действие значительно большие силы. Особенно беспокоило то, что части Красной Армии находились вблизи Сортавала-Нурмеско-Оулунской железнодорожной магистрали, которая была важна для снабжения и переброски финских войск. Захват ее грозил изоляцией оулунского выступа и перекрытием сухопутного сообщения между Швецией и Финляндией.

В первую неделю декабря военная обстановка была далеко не утешительной для Финляндии. Части Красной Армии продвигались, а финны, собственно, ни на одном из направлений не пытались упорно противостоять. У Маннергейма сложилось впечатление, что они уклоняются от сражений. 4 декабря главнокомандующий, выехав в Иматра, строго отчитал руководство Карельской армии и перевел командира IV армейского корпуса генерала Хейсканена на другую должность 40.

На начальной стадии войны в финской армии действительно наблюдалось снижение морального духа. Это подтверждало уверенность советского военного руководства в том, что, как и в недавнем походе на Польшу, Красная Армия способна вести молниеносную войну. По мнению финских офицеров, "бронетанковым силам русских потребуется по меньшей мере два дня, чтобы оказаться в Выборге". Не ободряюще сказывался на состоянии финских войск и его командования дисбаланс в соотношении сил, особенно в огневой мощи. У войск прикрытия было слишком мало орудий.

Пораженческие настроения вызывались, вероятно, и тем, что из приграничных районов, где разгорелись бои, ускоренно эвакуировалось гражданское население. Опустевшие дома сразу же сжигались, чтобы не допустить их использования для размещения советских частей. Так поступали и на перешейке, и на восточной границе. Перед отступлением финны спалили, к примеру, села Суомуссалми и Салла. Пожары как на войска, так и на гражданское население действовали удручающе 41.

Со второй недели войны финны стали проявлять большую стойкость. Наступление Красной Армии приостановилось. Перед главной линией обороны и далее к северу почти повсюду дальнейшее продвижение русских удалось задержать.

Попытка прорыва линии Маннергейма: Тайпаленйоки и чудо Суммы

Обе стороны считали важнейшим фронтом войны Карельский перешеек, где были сосредоточены главные силы. Здесь наступала 7-я армия Красной Армии (командующий командарм 2-го ранга Б.Б. Яковлев). Перед армией стояла задача при поддержке Балтийского флота разгромить противостоявшие финские войска, овладеть оборонительными линиями и выйти на рубеж станция Хиитола-станция Антреа-Выборг, после чего во взаимодействии с войсками 8-й армии обеспечить продвижение к Лахти, Хювинкя и Хельсинки. В армию входили на западе 19-й армейский корпус (нацелен на Выборг) и на востоке 50-й армейский корпус (нацелен на станцию Антреа).

Для 7-й армии был установлен следующий график. Оперативная глубина составляла 85-110 км, а на выполнение задачи отводилось 12-15 дней. Важнейшим считался первый этап – продвижение к главной линии обороны Финляндии за 4-5 дней. Второму этапу (прорыв обороны) отводилось 4-5 дней. На третьем этапе предусматривался выход за такое же время на рубеж Выборг – Кякисалми 42. Войска ориентировали на то, что Хельсинки надо было достигнуть к 21 декабря – 60-летию Сталина 43.

С началом войны войска прикрытия на перешейке относительно быстро отступили, понеся небольшие потери. Взгляды главнокомандующего и командующего Армией перешейка диаметрально расходились. По мнению генерала Эстермана, дальнейшее ведение обороны решающим образом зависело от состояния измотанных в боях войск прикрытия, наиболее подготовленной части армии. Но когда 2 декабря Армия перешейка получила приказ вернуть обратно оставленный на западе перешейка район Ваммелсуу, не было предпринято даже попытки провести эту операцию. Продвижение советских войск, тем не менее, было довольно-таки осторожным, и им не всегда удавалось сохранять боевое соприкосновение с финнами. Покидая позиции, финны создавали заграждения и засеки, минные поля, противотанковые препятствия и опорные пункты. Используя их, они отходили с одной оборонительной линии на другую и осуществляли небольшими группами контратаки на промежуточной полосе, которые приводили в замешательство продвигавшиеся советские войска. Ночью они прекращали бои и переходили к обороне. Движение транспорта Красной Армии было вначале недостаточно организованным. Возникали заторы. Группы солдат, а иногда и целые части сбивались с пути 44.

Танков у Красной Армии имелось много. В первое время скрежет гусениц и шум моторов этих "чудищ" вызывал у финских солдат танкобоязнь. Противотанковых орудий, а также противотанковых мин у них было мизерное количество. Снега было еще мало, и скорость танков достигала 25 км в час. Позднее, с появлением обильного снега, она составляла 5-7 км в час. Для борьбы с танками запасались бутылками с горючей смесью и связками гранат. Ими можно было поджечь двигатель танка или повредить его гусеницы. Танкобоязнь снизилась, когда финские солдаты стали замечать, что снегопад ограничил маневренность танков и облегчает борьбу с ними 45.

Глубина полосы прикрытия составляла с восточной стороны перешейка 12 км, в центральной части 45-50 км, а на западе 60-65 км. Советские войска вышли к главной оборонительной полосе на востоке у побережья Суванто 4 декабря; в центре – в направлении Суммы 6 декабря и на западе – у побережья Финского залива 10 декабря. Скорость наступления 7-й армии в среднем 3-7 км в сутки, более чем вполовину меньше, чем планировалось. На темп продвижения влияли пробки в тылу и приостановка боев ночью 46.

Линия Маннергейма была относительно неглубокой. Перед основным лентообразным оборонительным рубежом находились выдвинутые вперед огневые точки, а в тылу на расстоянии двух километров – очаговая опорная линия. Из отходивших финских войск прикрытия к западу от оз. Муолаанярви была скомплектована в качестве резерва 1-я дивизия.

Кроме того, на перешеек в район Сяйниё-Сомме-Перо прибыла из района Луумяки 6-я дивизия резерва главнокомандующего 47.

Несмотря на замедленное продвижение, части Красной Армии продолжали сосредоточиваться на направлении главного удара. Обращалось внимание на выполнение ближайших задач. 2 декабря Мерецков получил указание усилить на участке Тайпаленйоки наступательную мощь с одной до двух дивизий с тем, чтобы форсировать Вуоксинский водный рубеж в районе Тайпаленйоки на участке наступления 142-й дивизии и продвинуться в тыл главной оборонительной позиции. Войска на этом фланге были объединены в особую оперативную группу под командованием комкора В.Д. Грендаля. В резерве группы находился 10-й танковый корпус, легкие машины которого ожидали слома сопротивления противника, чтобы через прорыв быстро двинуться в глубину финского тыла 48.

6 декабря после артиллерийской подготовки войска группы Грендаля начали наступление на трех участках. Однако попытка осуществить прорыв при мощной поддержке артиллерии и приблизительно 150 танков не удалась. Перед финскими позициями осталось 35 подбитых танков. Имевшие наибольший успех части 19-го стрелкового полка, продвинувшись на 1-1,5 км, захватили плацдарм на противоположном берегу у Коукунниеми и закрепились. 7 декабря попытка форсировать Вуоксу в направлении Кивиниеми не удалась 49.

Для повышения эффективности управления 7 декабря командующим 7-й армии был назначен Мерецков. В оперативном отношении это не принесло существенных изменений. Продолжалась подготовка к прорыву линии Маннергейма. 13 декабря приказом по армии были поставлены следующие задачи: группа Грендаля ведет наступление на Кякисалми и Антреа, 19-й армейский корпус прорывает оборонительную позицию на участке Лейпясуо и наступает затем в районе Пиенперо, 50-й армейский корпус прорывает оборонительную позицию на участке Ляхде-Сумма, продвигаясь к станции Кямяря и в направлении Няюккиярви, группа Лазаренко, состоявшая в большинстве своем из инженерных войск, ведет наступление в направлении района Кипинола-Колкала и обеспечивает прикрытие левого фланга.

Четко обозначилось направление главного удара – железнодорожная магистраль Ленинград-Выборг. Наступавшие на западном фланге по шоссейной дороге танковые войска должны были отрезать после прорыва путь отхода финнов. 10-й танковый корпус имел задачу следовать за 50-м армейским корпусом, продвигаясь в направлениях Хуумола, станции Сяйние и Репола. Тем самым преследовалась цель воспрепятствовать отходу финнов к Выборгу и, наступая дальше, выйти им в тыл. Танковый корпус был предназначен для расширения прорыва и быстрого продвижения к Выборгу. Вначале корпус должен был выйти к мосту Кивиниеми и на дорогу с восточной стороны Вуоксы. Когда же этот путь оказался перекрытым, его перебросили в район Сумма ожидать прорыва. На этом участке советское командование намеревалось, максимально используя воздушные силы, активизировать ход боевых действий и передало в распоряжение 7-й армии из резерва Ставки полки бомбардировочной авиации 1-й армии особого назначения 50.

Из-за перегруппировки войск проведение операции было отложено до 15-17 декабря. Несмотря на исключительное упорство, Красной Армии не удалось в течение недели наступления добиться заметного успеха. Продвижение трех ее дивизий на востоке перешейка 15-17 декабря было остановлено. На главном направлении вдоль магистрали Выборг-Ленинград три дивизии пытались 17-21 декабря осуществить прорыв на особенно опасном для финнов участке фронта – в районе Сумма и Ляхде. На поле боя остались десятки подбитых танков, в том числе 67 тяжелых, многие из которых были выведены из строя 17 и 19 декабря. Сокрушительный отпор со стороны финнов стали называть "чудом Суммы" 51.

К 20 декабря войска Красной Армии утратили на перешейке свою инициативу. Финны посчитали создавшуюся обстановку благоприятной для широкого контрнаступления. Командир финского II АК еще ранее (9 декабря) направил на фронт сформированную из войск прикрытия 1-ю дивизию и 21 декабря получил прибывшую в распоряжение Армии Перешейка из резерва главнокомандующего 6-ю дивизию. В наступлении участвовали войска пяти дивизий (всего на перешейке было семь дивизий). Их цель заключалась в том, чтобы разбить противника, подошедшего к линии Маннергейма с двух направлений. Из соображений предосторожности значительная часть войск оставлялась все же на оборонительном рубеже, что ослабляло силу удара. Контрнаступление началось 23 декабря, но быстро заглохло. Подготовка была все же недостаточной. Русские закопали в землю свои танки, превратив их в огневые точки, финны не смогли их уничтожить. В ходе этой операции раскрылись многие слабые стороны в действиях финских войск. Контрнаступление показало, что у командования отсутствовал достаточный опыт маневренного ведения войны и управления крупными силами войск. Из-за нарушения связи с артиллерией пехота не получила в ходе контрнаступления огневой поддержки 52. К тому же боевые действия развернулись в непосредственной близости от штаба 50-го армейского корпуса и за ними наблюдал Мерецков, который оперативно принимал контрмеры 53.

Как показали события, для прорыва линии Маннергейма требовалось заблаговременное наращивание значительных сил. Группа Грендаля получила дополнительные войска в преддверии нового наступления в восточной части перешейка. 25-27 декабря она попыталась силами, равными примерно дивизии, форсировать оз. Суванто, обойдя с западного фланга защитников Тайпале. После прорыва предусматривалось продвинуться к Вильяккала, а затем к станции Саккола и к Кякисалми. Форсирование оз. Суванто удалось, но наступавшие войска вскоре были отброшены назад. Контрнаступление финнов на населенный пункт Келья решило исход дела. Командование 4-й дивизии, руководившее наступлением, было заменено, а среди ее личного состава проводилась интенсивная политико-воспитательная работа 54.

Бои на перешейке затихли. Стало очевидным, что оперативный план Красной Армии оказался нереальным. Войска после понесенных крупных потерь устали, нуждались в отдыхе и пополнении. Поэтому Главный военный совет решил временно приостановить наступление и тщательнее подготовиться к прорыву линии Маннергейма.

В первую очередь была проведена реорганизация управления войсками. 26 декабря по решению Ставки 7-я армия была разделена на две. Новая 13-я армия, во главе которой стал командарм Грендаль, предназначалась к наступлению на кякисалминском направлении, а на выборгском направлении должна была действовать 7-я армия, которой по-прежнему командовал Мерецков 55.

Бои у северного побережья Ладожского озера

Задача сосредоточенной в Олонце 8-й армии (командующий комдив И.Н. Хабаров, затем, примерно с 4 декабря комкор В.Н. Курдюмов) заключалась в том, чтобы за 10 дней выйти на линии Йоэнсуу-Тохмаярви-Сортавала. Затем армии следовало прорваться в тыл финских войск, находившихся за перешейке, и оказать содействие 7-й армии в их разгроме. На следующем этапе предусматривалось наступать правым флангом на Миккели – в сторону Пиелисярви и Маанселькя и к Куопио, а также установить боевую связь с 9-й армией. В 8-ю армию входило шесть дивизий, всего 75 тыс. человек и 154 танка.

Наступление началось успешно. Финские войска IV армейского корпуса, располагавшиеся у прибрежной дороги северо-восточной части Ладожского озера, вынуждены были уже 2 декабря отойти из района Тулемайоки. Маннергейм и на этом направлении хотел выдвинуть войска ближе к границе, чтобы не пришлось быстро уступать пограничную территорию. Он отдал командиру IV АК приказ вернуть обратно Суоярвенский перекресток дорог к востоку от Колла. Наступление, однако, не успели подготовить, оно не удалось, и командира корпуса заменили. Ведя подготовку к контрнаступлению, армейский корпус все же был вынужден отходить приблизительно в течение еще двух недель до рубежа Кителя, проделав тем самым почти 70 км пути. И здесь финны, отступая, сжигали села и отдельные дома. Эвакуировать жителей иногда все же не удавалось. Район Хурсюля Суоярвенской общины с его населением оказался оккупированным Красной Армией 56. Севернее его части продвинулись за неделю на 30 км к Коллаанйоки и на корписелькинском направлении на 60 км к Толваярви. Сюда 5 декабря отошли финские части, оборонявшиеся на рубеже Ягляярви. Туда же устремилась советская 155-я дивизия, наступавшая из Поросозера на Иломантси, которая подошла 6 декабря к Лутиккаваара.

Часть сил финского IV АК сдерживала противника на линии Сюскюярви-Кителя, другая часть предприняла контратаку в северном направлении. К тому же отдельные части финнов, действуя партизанскими методами, наносили удары по коммуникациям. Из-за теплой погоды снег подтаял, поэтому передвижение на лыжах, которых у финнов не хватало, было затруднительным: вне дорог на ледяном покрове озер обувь основательно промокала.

У Толваярви русские войска создали угрозу IV армейскому корпусу, приближаясь к дорогам, которые вели в его тыл. Главнокомандующий Маннергейм 5 декабря выделил из района обороны IV армейского корпуса участок Толваярви-Иломантси и передал его под командование полковника П. Талвела. 6-10 декабря в дополнение к сражавшимся уже на этой территории четырем батальонам и двум батареям из резерва главнокомандующего были переброшены пехотный полк и батарея полевой артиллерии. На север в Иломантси прибыли 6-9 декабря три батальона пополнения для поддержки действовавшего там батальона.

Группе Талвела была поставлена задача разбить выдвинувшиеся в направлении Корписелькя и Иломантси войска противника и совместно с IV армейским корпусом взять обратно Суоярви. Командир группы полковник Талвела и действовавший под его руководством подполковник А. Паяри обрели неслыханную военную славу, прибегнув к единственно возможному тогда средству остановить продвижение мощного противника – захвату инициативы, несмотря на малочисленность своих сил. Наступление было необходимо для повышения боевого духа солдат, упавшего из-за продолжительного отступления. Наступление было предпринято на фланги и коммуникации русских войск.

В ночь с 8 на 9 декабря Паяри нанес сравнительно небольшими силами удар во фланг 139-й дивизии у Толваярви. Затем финская часть быстро отступила. В результате в ночной темноте советские солдаты начали вести огонь по собственным войскам. Удар привел к тому, что продвижение дивизии приостановилось.

12 декабря Паяри нанес удар с трех направлений. Финнам, наступавшим по открытой местности, удалось расчленить силы 139-й дивизии. В течение трех дней она была разбита. Та же участь и таким же образом в канун рождества у Ягляярви постигла 75-ю дивизию. В этих боях часть войск спаслась бегством, часть разбрелась по лесам, а затем была пленена финнами.

Закончившиеся 15 декабря толвоярвенские бои имели огромное значение для поднятия боевого духа финнов на всем фронте. Две дивизии Красной Армии оказались временно небоеспособными. После этого на данном направлении фронт стабилизировался до конца войны 57.

Одновременно IV армейский корпус начал контрнаступление к северу от Ладожского озера, но не смог окружить русские войска. У финского командования недоставало опыта для решения такой задачи. Маневренность войск была недостаточна. Им не удалось продвинуться на 20 км, чтобы осуществить обход. Через несколько дней (17-19 декабря) была предпринята попытка продолжить наступление, но не имела успеха, 26 декабря корпус все же предпринял" третью попытку. Сначала она была неудачна, но во второй половине января 1940 г. завершилась окружением двух дивизий противника.

Обе дивизии (18-я и 168-я) левого фланга 8-й армии с 19 декабря Вынуждены были прервать наступление. В конце года положение на фронте вынудило командование 8-й армии перейти к активной обороне. 18-я дивизия, наступавшая в направлении Рухтинаанмяки, заняла оборону, поскольку финны к 3 января перерезали все ее коммуникации на направлении Уома. Основная трудность 8-й армии заключалась в получении подкреплений.

Финские войска развернули боевые действия с целью окружить и уничтожить противника. Однако они не располагали достаточной огневой мощью.

IV армейский корпус финнов получил в январе от ставки дополнительные силы – 14 800 человек. Продвижение вперед продолжалось, несмотря на сопротивление русских в отдельных опорных пунктах, обнесенных колючей проволокой. 11 января стрелковое подразделение Аутти достигло Койриноя на побережье Ладожского озера. 168-я дивизия, продвигавшаяся по ладожской прибрежной дороге к Киттеля, оказалась в огромном мешке. Снабжать ее можно было только по льду Ладожского озера и с помощью авиации.

Опорные пункты советской дивизии финны стали называть "мотти". Так в обиходе именовались сложенные в зимнем лесу из полениц дровяные срубы. Во время войны под этим термином подразумевалась стойкость войск.

Финны стремились ликвидировать эти опорные пункты, дезорганизовать и обратить в бегство противника. Однако окруженные войска держали оборону, а не пробивались с боями назад через лесные чащи. Уничтожение опорных пунктов было тяжелым делом. Красноармейцы, используя зарытые в землю танки как огневые точки, сражались храбро и упорно. Их командиры держались уверенно, требуя беспрекословной дисциплины. Финский солдат представлялся красноармейцу в темноте холодного леса подкарауливавшей его "белой смертью", а советская пропаганда изображала финнов жестоко убивающими военнопленных. Вместе с тем стойкость оборонявшихся подкреплялась надеждой на обещанную помощь 58.

Замысел рассечь Финляндию: кайну-куусамское направление

Бои, развернувшиеся в направлениях на Кумо, Суомуссалми и Салла, велись в еще более тяжелых условиях, чем в восточной части; Приладожья. Погода была весьма суровой, жилища встречались редко, и наступавшие дивизии разделяло простиравшееся на десятки километров бездорожье. Поэтому у восточной границы Финляндии сплошного фронта не возникло. Главные дороги там были узкими, несколько шире только километрах в двух от границы. На действия крупных масс войск при столь слаборазвитой дорожной сети рассчитывать не приходилось. Дивизии продвигались колонной длиною в десятки километров. Обеспечить их фланги было трудно.

В непроходимых лесах Восточной Карелии было сосредоточено огромное количество войск. Из рассекреченных документов ясно видно, что наступление на Каину предполагало дальнейшее продвижение к Оулу и перекрытие связей Финляндии со Швецией и вообще с Западом 59. Сама эта идея была понятной, и маршал Маннергейм за несколько недель до начала войны обращал внимание правительственных кругов на вероятность именно такого развития событий 60. Учитывался также неблагоприятный для ведения крупных операций характер местности, что и подтвердили потери Красной Армии.

Вопрос о том, как будут развиваться военные действия в Каину, не был достаточно ясен для руководства Красной Армии. В конце октября 1939 г., с нарастанием угрозы войны, сюда стали прибывать крупные силы. Было решено для действий в направлении Оулу использовать особый армейский корпус. В ноябре численность войск, предназначавшихся для северных участков фронта, еще более возросла. Для управления ими пришлось создать новый штаб (9-й армии) в Кеми. Мурманская группа получила наименование 14-й армии. 9-й армии (командующий комкор М.П. Духанов, с 22 декабря комкор В.И. Чуйков) были подчинены особый корпус и перемещенный с юга штаб 47-го стрелкового корпуса. С начала боев в армии насчитывалось 110 тыс. человек и 191 танк. Плацдармом для нее являлась Беломорская Карелия, включая и район Кандалакши. Так оулонское направление за несколько недель стало важным для Красной Армии.

Финская "талия" являлась исключительно уязвимой территорией. Войска противника, избравшие наиболее проходимую дорогу, которая вела от Суомусалми на запад, могли быстро продвинуться к Оулу, перерезать страну на две части и изолировать ее от Швеции.

Перед 9-й армией была поставлена задача наступать на Каяани и выйти к рубежу Кемиярви-Контиомяки, а также захватить Оулу. Военный совет армии исходил из того, что скандинавские страны вряд ли смогут быстро переправить Финляндии большое количество войск. Захват же Оулу воспрепятствовал бы оказанию извне необходимой помощи Финляндии, а также полностью изолировал бы ее вооруженные силы. Стремительное наступление на Оулу намечалось осуществить от Суомуссалми через Пуоланка. На правом фланге армии предусматривалось наступление от Кемиярви на Рованиеми и Кеми.

Общая продолжительность операции с выходом на рубеж Оулу-Кеми и занятием побережья Ботнического залива по замыслу военного совета 9-й армии составляла около 20 суток. Операцией предусматривалось три длинных перехода (70, 75 и 90 км) со средним темпом продвижения соответственно 14, 15 и 30 км в сутки 61. Выход к границе со Швецией считался аксиомой. 29 ноября Ленинградский военный округ дал войскам указание: "С выходом к границе с Швецией и Норвегией не разрешается производить выстрелов и допускать провокаций. На границе необходимо приветствовать солдат шведской и норвежской армий"62.

При планировании наступления 9-й армии финские войска оценивались поверхностно и односторонне. Полагали, что их главные силы встретят наступающих на линии Пуоланка-Контиомяки или только у Оулу. В начале войны 9-й армии противостояло только четыре финских батальона, которые располагались на направлении Каяани и Оулу для их прикрытия 63.

На ребольско-кухмонском направлении наступала 54-я дивизия особого корпуса 9-й армии. Продвигаясь с боями к Кухмониеми и Корписалми, за неделю она достигла важного перекрестка дорог у Расти (6 декабря) и угрожала коммуникациям, идущим с севера Финлян дии на юг. Для противодействия финны сформировали на базе полка, прибывшего в район боевых действий, отдельную бригаду Вуокко (5 батальонов и артиллерийский дивизион), которой удалось остановить противника и к рождеству частично отбросить его назад к границе. Предприняв контрнаступление, финские войска окружили противника, но сломить его оборону из-за отсутствия артиллерии не смогли. Окруженная дивизия отражала атаки финнов вплоть до конца войны 64.

На кандалакшско-салланском направлении цель командования Красной Армии заключалась в том, чтобы овладеть Рованиеми и продвинуться затем на Торнио. Здесь оборонялись два финских батальона. Снега было мало, и земля обледенела, что осложнило действия пехоты вне дорог. Части 122-й дивизии, оттесняя сдерживавших их финнов, 8 декабря вышли к Салла, в 40 км от границы. Овладев развилкой дорог, они получили возможность продвигаться через Ёутсиярви к Кемиярви и через Савукоски к Пелкосенниеми. К Ёутсиярви и к северу от Пелкосенниеми войска Красной Армии вышли 16 декабря. За две с половиной недели они продвинулись на 200 км, создав угрозу непосредственно Кемиярви, конечной станции железнодорожной ветки Кеми-Рованиеми-Кемиярви.

11 декабря для обороны Лапландии из группы "Северная Финляндия" была выделена Лапландская группа (командир генерал-майор К. Валлениус) для прикрытия направлений на Петсамо и Салла. Для обороны района Кемиярви 12-17 декабря сформировали группу в составе восьми батальонов. Предпринятый ею контрудар вынудил наступавшие на Пелкосенниеми войска Красной Армии отступить 19 декабря почти на 20 км. Северо-западнее Салла фронт стабилизировался. Удачная пелкосенниеминская операция устранила угрозу, создавшуюся для магистрали, ведущей к Северному Ледовитому океану. После этого финны сосредоточили войска у Ёутсиярви, начали подготовку контрнаступления и вынудили противника укреплять свои позиции 65.

Из Ухты (в настоящее время Калевала) наступала 163-я дивизия Красной Армии в направлении Суомуссалми. 8 декабря ее части смогли соединиться в с. Суомуссалми. Противостоявшие им силы финнов увеличились с одного батальона до двух. 6-7 декабря они вместе с прибывшим из резерва полком влились в сформированную бригаду, а затем в группу под командованием полковника X. Сииласвуо. 11 декабря бригада перешла в контрнаступление и перерезала пути снабжения русских войск в направлении на Раате. Инициатива перешла к финнам. 163-я дивизия в Суомуссалми вынуждена была обороняться и с западной и с северной сторон.

Перед 9-й армией в канун войны ставилась задача добиться быстрого продвижения вперед и обходить оборону противника. Встретив сопротивление, командование армии сосредоточило внимание на поиске быстрого пути продвижения вперед. Но для перегруппировки и нового сосредоточения сил в боевой обстановке требовалось немало времени. Когда дорога на Раате оказалась перерезанной, направление главного удара было перенесено на юнтусранта-суомуссалминское направление. 19 декабря командующий армией по распоряжению Ставки приказал переместить 44-ю дивизию, предназначавшуюся для действий в направлении Раате, южнее Каяни.

Учитывая фактор времени, Маннергейм быстро решил направить свои последние резервы к Суомуссалми. 22 декабря под командованием Сииласвуо формируется 9-я дивизия (более 10 батальонов). В это время противника теснила в направлении дороги на Куусамо группа из четырех батальонов под командованием подполковника П. Суситайвала. Противостоявший ей полк вынужден был оставить тяжелую технику и налегке двинуться в направлении Юнтусранта.

Получив подкрепление, финские войска 27 декабря начали наступление против главных сил 163-й дивизии. Вначале положение казалось неясным, но уже 28 декабря их сопротивление было сломлено. Большая часть личного состава дивизии беспорядочно отступила на северо-восток вдоль оз. Киантаярви. В тот же день были полностью ликвидированы опорные пункты дивизии. Довольно много военного имущества досталось финнам в качестве трофеев. Остатки дивизии перегруппировались для обороны в районе Юнтусранта 66.

При завершении этого сражения финнам стало известно, что на помощь 163-й дивизии направляется из Важенваара к Суомуссалми новая 44-я дивизия. Финнов удивляло, что ее войска, растянувшиеся на марше по дороге к Раате (авангард находился в 33 км от границы), остановились и что дивизия с ее внушительными силами не попыталась разгромить сравнительно небольшие финские части. Рассмотрим подробнее, как это случилось.

Сииласвуо был вынужден двинуть свои войска, не дав им передышки, в направлении Раате. Снег и условия местности препятствовали 44-й дивизии воспользоваться мощью своей техники. Кроме того, она прибыла с Украины совершенно не готовой вести бои в условиях северного театра военных действий. В то же время финны скрытно проложили проходы на флангах для своего продвижения и снабжения, обеспечив при этом возможность 25-50-километровых обходов противника. Они перерезали дорогу, забитую его колоннами, и к 7 января в ожесточенных боях разбили многие его части. Дивизия была разломлена почти полностью. Оставшиеся войска заняли оборону на участке дороги, ведущей к Суомуссалми, в 9 км от границы.

Двойная Суомуссалминско-Раатенская операция имела решающее значение для укрепления обороны Финляндии. Она отодвинула угрозу расчленения страны на две части. В этих боях Красная Армия потеряла предположительно 10-15 тыс. человек, финны – 2100 человек, или 15% личного состава, участвовавшего в операции. Вместе с тем этот успех финнов позволил им перебросить часть сил (до дивизии) на другой участок фронта, несмотря на то что советское командование еще в течение продолжительного времени посылало подкрепления на суомуссалминское направление. Высвободившиеся войска Маннергейм решил использовать на кухмонском направлении, хотя обстановка там была относительно спокойной.

Новый командующий 9-й армии В. Чуйков, действуя решительно, перенес 27 декабря направление главного удара на правый фланг – на кандалакшско-салланское направление. Туда же был перенацелен с кухмонского направления штаб особого корпуса. Из Архангельской области на усиление 122-й дивизии начали прибывать части 88-й дивизии. Однако и здесь для продолжения наступления сил было недостаточно. 11-16 января из-за сложностей со снабжением русские отошли от Ёутсиярви к Мяркяярви. Переброска значительного количества войск тормозилась из-за малочисленности железных дорог в приграничной местности и ледяных заторов, которые начиная с 8 января задерживали морские перевозки с архангельского направления в Кемь 68.

Успехи финских войск у Суомуссалми, Раате, Ёутсиярви и Кухмо создали в начале 1940 г. угрозу 9-й армии, командование которой было вынуждено обратить на это особое внимание.

Овладение Петсамо

Перед созданной в Мурманске 14-й армией стояла задача с началом войны при поддержке Северного фронта занять п-ва Рыбачий и Средний и район Петсамо, построить на этой территории укрепления и, обеспечивая прикрытие с юга, не допускать подвоза живой силы и вооружений через норвежский порт Киркенес, а также воспрепятствовать высадке десанта на мурманском побережье. Следовало также иметь в виду возможное участие в войне Норвегии69. Без особых усилий части 104-й и 52-й дивизий овладели в начале войны Рыбачим и Средним, петсамским портом Лиинахамари, а также Луостари. В Петсамо у финнов имелась лишь одна отдельная рота, у которой не было никакой возможности противостоять двум дивизиям. С прибытием дополнительного воинского контингента на основе оборонявшегося подразделения была образована часть, названная "Петсамо", силой более батальона.

Наступавшие войска Красной Армии за первые восемь суток продвинулись вперед на 150 км. Финны уничтожили портовые постройки Лиинахамари и рыбацкие суда, вели сдерживающие бои на подступах к Хёюхенярви. 18 декабря продвижение советских войск на этом рубеже приостановилось. Большие расстояния затрудняли снабжение войск, требовали надежных коммуникаций. Дальнейшее наступление через Лапландскую пустошь к Рованиеми не было должным образом обеспечено, хотя после первых успехов и ставилась задача овладеть Рованиеми, а затем продвигаться к Алапитке и Пелкосенниеми. Ведению активных боевых действий препятствовали также погодные условия Арктики и затянувшаяся почти на два месяца ночь. Ко дню рождения Сталина и рождеству положение на фронте для Финляндии существенно изменилось. На восточной границе финны достигли заметных успехов, а на перешейке было остановлено продвижение войск Красной Армии, получивших отпор на главной линии обороны. Снижение их активности на восточной границе было связано, вероятно, с тем, что Главный военный совет в Москве уже пришел к заключению, что война будет решаться на перешейке и, следовательно, основная часть ресурсов должна направляться туда.

В течение декабря в связи с приостановкой продвижения войск в Ленинградский военный округ для обеспечения ранее намеченного плана боевых действий прибыли еще четыре дивизии: две на перешеек и по одной в 8-ю и 9-ю армии. Против Финляндии теперь уже действовало 27 дивизий и около 15 тыс. человек в составе "финской народной армии" (две дивизии) 71.

Во второй половине декабря финская ставка, вопреки первоначальному замыслу, стала уделять чрезмерное внимание сосредоточению войск у восточной границы Финляндии, полагая, что положение на перешейке у главной линии обороны стабилизировалось. Неожиданное наступление Красной Армии одновременно на нескольких направлениях поставило Финляндию в трудное положение при распределении резервов, затрудняло формирование на местах новых соединений и частей. В конце декабря у главнокомандующего имелась в резерве лишь одна дивизия на Карельском перешейке. Две дивизии находились в стадии формирования. Прибывшему пополнению следовало пройти предварительную военную подготовку, но неблагоприятное развитие событий на фронтах вынудило использовать их в оперативных целях 72.

Успех оборонительных боев финской армии показал, что она намного сильнее, чем предполагало руководство Красной Армии. У нее было выгодное поле боя. Естественно, дух армии поднимало то, что она сражалась во имя защиты своего отечества, а противник выглядел агрессором. Советский Союз был совершенно иным государством, чем социалистическая революционная Россия, на которую многие финны возлагали в 1918 г. свои надежды. Наступательный порыв и эффективность боевых действий финских частей, укомплектованных из солдат приграничных районов, объяснялись знанием местности и тем, что они защищали свои дома.

Финны противопоставили моторизованным войскам противника классное тактическое и стрелковое мастерство одиночного бойца. Их сильной стороной было умение рядового воина владеть оружием, метко стрелять, разумно вести огонь из автомата и пулемета. За этим стояла полученная каждым военнообязанным хорошая стрелковая подготовка и боевая выправка отрядов шюцкора. Около трети финской армии составляли добровольцы, выражавшие дух шюцкоровской организации в деле обороны страны.

Сильной стороной финского воина была тактическая выучка. Это проявилось в боях небольшими подразделениями и крупными воинскими частями, в выборе оборонительных позиций, умелом использовании местности и возведении препятствий из имеющихся подручных материалов. Весьма умело действовала также патрульная служба. Это выразилось в правильном использовании местности, способности скрытно передвигаться на далекие расстояния, вводить в заблуждение противника и маскироваться. Это стало возможным благодаря натренированности личного состава вести бои на незнакомой местности, тактическим навыкам командного состава, особенно младших офицеров, искусству и опыту руководства людьми. Практически все военнослужащие ориентировались в обстановке неплохо.

Иногда недостаток боеприпасов приводил к тому, что финский солдат экономил их, ограничивал себя в ведении огня.

В условиях зимы решающее значение имела лыжная подготовка. И в этом финская армия превосходила противника. По существу все ее военнослужащие умели передвигаться на лыжах, тогда как личный состав Красной Армии в начальной стадии войны не имел такого навыка, исключая пограничные войска и соединения, находившиеся в мирное время у восточной границы с Финляндией.

Партизанские методы борьбы в Финляндии начались отрабатываться задолго до войны. Было предусмотрено (и усовершенствовано в ходе ее) снаряжение для подразделений лыжников, предназначавшихся для действий в условиях пустынной местности. Использовалось легкое вооружение, а все необходимое для обеспечения солдат находилось за их спиной и на санях-волокушах. Провизия приобреталась у местных жителей и добывалась на базах снабжения противника.

Финские войска испытывали меньше трудностей зимой, чем русские, благодаря имевшемуся у них опыту и амуниции. Они располагались в заранее подготовленных укрытиях, утепленных землянках, размещались в лагерях, которые находились в чаще леса. Финское снаряжение было наиболее удобным в условиях зимней войны. Солдаты из местных жителей в лесных условиях использовали свою одежду.

Задуманная система финских фортификационных сооружений, приспособленных к местности укрепленных позиций, скрытого огня достигала большой эффективности. Линия Маннергейма стала для оборонявшихся сильной опорой, которую Красной Армии не удалось прорвать без сосредоточения ударных сил.

Финская армия была готова к оборонительным боям. Войну предвидели в руководстве генштаба. Войска в течение двух месяцев изучали театр военных действий. С началом войны, правда, оказалось, что добытые сведения о Красной Армии являлись большей частью устаревшими 73.

Начиная с раннего этапа войны радиоразведка имела возможность следить за скрытым радиообменом противника, особенно его танковых и воздушных сил. Так, финское командование получило ценные сведения о различных этапах крупного наступления на перешейке в феврале-марте и о налетах авиации. Перехваченные телеграммы расшифровывались и направлялись руководству финских штабов приблизительно в пределах полусуток.

Конкретные результаты приносила радиоразведка на обширной малонаселенной территории у восточной границы. Следя за передвижением частей Красной Армии, финские войска получали возможность своевременно сосредоточиться, чтобы нанести удар. Риск в этом случае становился наименьшим. К примеру, в период боев в районе Суомуссалми-Раате финны заранее знали о действиях 163-й дивизии и уже 25 декабря имели сведения о перегруппировке 44-й дивизии. В Кухмо и в районе северо-восточной части Ладожского озера радиопрослушивание открывало возможность следить за намерениями находившихся в окружении советских войск, их расчетами на получение помощи и предпринимать контрмеры: наносить удары по войскам, предназначенным для этой цели. На пустынной территории части Красной Армии в большей степени зависели от радиосвязи, чем на Карельском перешейке, где сообщения по телефону и через посыльных были защищены от постороннего прослушивания 74.

Искусство и опыт командования финской армии не всегда были безупречными, но, тем не менее, являлись примером фундаментальных командирских качеств. Офицеры запаса, действовавшие как командиры рот, кадровые военачальники знали и понимали значение глубокой идейности и своего личного долга, что в известной степени объясняет тяжелые потери офицерского состава.

В начале войны для финнов обстановка складывалась на ряде направлений настолько безнадежно, что командиры шли на риск, ослабляя до предела линию обороны на одном участке, чтобы укрепить другой. Риск нередко оправдывался.

Слабая сторона финской армии – неопытность в организации наступательных действий крупного масштаба. Недоставало войск даже для локального сосредоточения крупных сил и, как выяснилось, опыта руководства контрнаступлением. Для его подготовки, как правило, не хватало времени. Контрнаступления не удавались из-за несинхронных действий войск. Попытки выпрямить линию фронта, особенно в ходе неудачно организованных крупных наступательных операций, оплачивались большой кровью. При ведении войны в малых формах финны были искусны. Группы, оснащенные лыжами, нападали на линии связи, транспорты и базы снабжения противника. Более крупные части наносили удары с флангов и с тыла 75.

Существенный недостаток финской армии – ее малочисленность. Из соображений экономии не все военнообязанные призывных возрастов были обучены. Этот недочет пришлось устранять уже в ходе боев, формируя новые пополнения. Редевшие воинские части не получали достаточного подкрепления, а когда оно поступало, то прибывшие солдаты, не имевшие боевого опыта, выглядели едва ли не беспомощными.

Самолеты и артиллерия были преимущественно устаревшими. К тому же довольно много оказалось снарядов, которые не взрывались. Но наиболее серьезной проблемой явился их острый недостаток. Воздушные силы Финляндии были небольшими, но уровень мастерства финских летчиков превосходил боевые качества летного состава русских 76. Однако огромная мощь воздушных сил Красной Армии позволяла ее подразделениям действовать беспрепятственно, не маскируясь от опасности с воздуха 77.

Причин неудач наступления Красной Армии имелось много. Прежде всего это нереальный план войны, рассчитанный на молниеносное проведение операций. Переоценивались свои возможности и недооценивалась боеспособность противника. Командование и политическое руководство готовилось к легкому военному походу.

Боевые действия по преодолению предполья, а также попытка прорыва главной оборонительной полосы линии Маннергейма раскрыли многие упущения в руководстве войсками, в организации и проведении операции. Красная Армия оказалась неподготовленной к прорыву долговременных укреплений в сложных природных условиях. Особенно неблагополучно обстояло дело с взаимодействием между различными родами войск. Воздушные силы действовали по тыловым объектам, но практически не оказывали поддержки войскам на поле боя. Артиллерия вела огонь по площадям, не используя выявленных с помощью разведки данных об объектах. Руководство войсками оставляло желать лучшего. Оснащение войск материальной частью и техникой не соответствовало условиям театра военных действий 78.

Сражавшиеся на поле боя войска нередко оказывались без руководства. Ворошилов писал Сталину и Молотову 21 декабря: «Дороги в завалах, пехота действует на фронте не как организованная сила, а болтается туда-сюда, как почти никем не управляемая масса, которая при первом раздавшемся выстреле разбегается в беспорядке по укрытиям и в лес. Многие полки отправились воевать с единичными пулеметами на пехотное подразделение, остальные ожидают "прорыва", чтобы торжественно промаршировать в Выборг. Военный совет 7-й армии ничего не делает организационно». В этой связи Мерецкову от имени Сталина было сделано предупреждение, что если он не наведет порядка в войсках, то будет снят и отдан под суд.

По словам Мерецкова, Сталин тогда был крайне разгневан. Он указывал командующему на то, что неэффективные действия в войне с Финляндией отрицательно могут сказаться "на нашей внешней политике", поскольку в эти дни "на нас смотрит весь мир". Сталин требовал, чтобы в боевых действиях был достигнут перелом 79.

Основное упущение первоначального военного плана состояло в том, что на направлении главного удара не было сосредоточено достаточного количества сил и намечалось действовать одновременно на слишком многих направлениях. Развертывание войск происходило медленнее, чем предполагалось. К тому же слабая пропускная способность дорог не позволяла отдать распоряжение об использовании крупных сил. Части прибывали в район действий одна за другой. Спаренная узкоколейка Мурманской железной дороги оказалась горлышком бутылки как с точки зрения перевозок войск, так и их снабжения.

Выяснилось, что руководство Красной Армии и войска слабо знали противника и театр боевых действий. Разведка велась, но анализу разведывательной информации, по-видимому, не уделялось должного внимания. Можно заключить, что представление о мощи своих вооруженных сил и военной техники порождало известную халатность. Разведывательные органы Красной Армии к октябрю 1939 г. подробно изучили фортификационные сооружения линии Маннергейма, но руководство Ленинградского военного округа утверждало, что этих сведений недостаточно.

Особое внимание командования Красной Армии привлек автомат "Суоми". Хотя Генеральный штаб еще в 1935 г. направил разведывательную информацию об этом оружии в штабы, результаты его применения явились для наступавших неожиданными 80.

На уровне Генерального штаба подготовка Красной Армии была направлена в первую очередь против Польши и Германии, и войска нацеливались на конкретные регионы. Дивизия проявила себя недостаточно маневренной, тем более в условиях лесистой местности. К тому же тяжелую артиллерию направили по труднопроходимым с малым числом дорог районам, когда ее целесообразно было сосредоточить против линии Маннергейма. Смазка в откатной системе новейших орудий оказалась непригодной при сильных морозах.

Следует констатировать, что до половины войсковых соединений, прибывших издалека, не из состава Ленинградского военного округа, не имели времени для ознакомления с театром военных действий. Отсутствовал опыт боевых операций в условиях снежного покрова, на незнакомой территории, в лесистой местности. Войска к тому же не знали как действовать против современных фортификационных сооружений.

Перед войной один из красноармейцев выразил в своем дневнике следующие сомнения: "Есть такие мысли, что если мы окажемся в войне с Финляндией, то нашу часть разобьют, так как у наших командиров совершенно нет реального представления, как надо вести войну в горах и в лесу"81.

В частях возникали также проблемы, связанные с двойным руководством (командир и комиссар). Такое положение являлось причиной излишней осторожности и пассивности командного состава. Комиссар мог отменить приказ командира еще до его исполнения. Это проявлялось на всех уровнях, но особенно острая ситуация возникла в 9-й армии, где членом военного совета был начальник Главного политического управления Красной Армии Мехлис. Он часто отменял решения командующего, как только они принимались 82.

Мужество и упорство красноармейцев, стойко удерживавших занимаемый рубеж, не вызывали ничего иного, кроме похвалы. Финны, со своей стороны, отмечали это как устами главнокомандующего, так и фронтовиков, воевавших против войск, находившихся в "котлах". Вместе с тем подъем боевого духа путем политической работы являлся трудной задачей в этой войне. Утверждения относительно финской угрозы Советскому Союзу и Ленинграду воспринимались как преувеличение. Кроме того, среди сельского населения, большая часть которого составляла ряды красноармейцев, были по-прежнему те, кто оставался недоволен насильственной коллективизацией сельского хозяйства и относился с предубеждением к утверждениям правительства 83.

В тех войсках, которые в предвоенной тревожной обстановке сосредоточивались у финляндской границы, проявлялся упадок духа, вызванный длительным пребыванием в неустроенных бытовых условиях. Один командир роты писал 21 ноября в своем дневнике: "Политико-моральное состояние падает. Слышу такие разговоры, что якобы советская держава всегда говорила, что мы своей земли не отдадим никому, но и пяди чужой не хотим, а теперь начали войну с Финляндией, как же это понимать? Если разъяснять, что необходимо укреплять границы, возразят, что ведь никто на нас не нападал… Я и сам считаю, что противоречий с Финляндией можно было избежать" 84.

Руководству Красной Армии приходилось обращать внимание на неопытность политруков и на проблемы с разъяснением указаний и инструкций. Войскам объясняли, что финны могут внезапно обстрелять с тыла, что они минируют местность и что везде имеются ловушки. Об особых чертах ведения финнами боевых действий предупреждалось перед отправлением в действующую армию, в частности, в ноябрьских указаниях командования Ленинградского военного округа по боевой подготовке 85. В первые дни войны, в ходе ведения финнами сдерживающих боев, Красная Армия действительно встретилась с фактами использования ловушек, минирования и внезапного применения огня. Эти примеры составили львиную долю того, что послужило созданию у красноармейцев обобщенного представления о коварстве противника. Неудивительно, что они, продвигаясь вперед, проявляли осторожность, просматривали и просвечивали окружавший лес и даже устанавливали небольшие заграждения перед оборонительной позицией. Установку на молниеносную войну стремились забыть.

Устойчиво сохраняющейся выдумкой зимней войны, связанной с ведением финнами военных действий, является история с "кукушками". О них много рассказывалось в издававшейся в Советском Союзе литературе. Под данным термином пропагандисты Красной Армии имели в виду финнов, которые, как уверялось, забирались на деревья и скрытно оттуда вели огонь по тылам наступавших советских войск. Финнам неизвестно о таком способе ведения войны. На приграничной территории были, по-видимому, перед войной наблюдательные вышки пограничников, а в отдельных случаях сооруженные на деревьях позиции стрелков могли все же использоваться во время боевых действий. Относительно воспоминаний красноармейцев о множестве "кукушек" выдвинуто объяснение, что, непривычные к ведению войны в лесу, они не могли определить местонахождения противника, когда неизвестно откуда раздавались выстрелы 86.

Леса являлись серьезным препятствием для наступавших войск, а у восточной границы их было в изобилии, так же как и бесчисленных озер. На поверхности озер возникала "шуга", когда вода поднималась из-подо льда на поверхность и покрывалась снегом. Это становилось ловушкой для всех, кто пытался пройти или проехать через озеро. В таком случае неосведомленный солдат, орудие или танк неизбежно проваливались под лед.

Дороги проходили по нескончаемым, непроглядным лесам, через болота или возвышенности. Такая местность часто не позволяла выставить охрану на флангах. К тому же из-за снежных заносов движение транспорта на многих дорогах прекращалось. Поскольку дороги были узкими, организовать двустороннее движение по ним не представлялось возможным. На дорогах образовались "пробки".

В первой половине декабря снега было еще мало и погода стояла мягкая. Постепенно зима становилась холоднее и снега прибавилось. Местами его глубина достигла метра, ограничивая боевые действия и передвижение пехоты. Метель заметала землянки и хвойные шалаши. Облачность и туман, магнитные бури и обледенение затрудняли использование авиации или делали это полностью невозможным.

К рождеству морозы усилились до 20-30°. Ночлег на снегу под открытым небом или в снежных сугробах был для солдат и офицеров тяжелым испытанием. Зачастую им приходилось бороться за выживание не столько в боях с противником, сколько преодолевая суровые погодные условия 87. Красной Армии необходимо было устранить упущения и тщательно подготовиться к новой попытке разбить финскую армию.

1 Arimo R. Suomen puolustussuunnitelmat, 1918-1939. Sotatieteen laitoksen julkaisuja XXIII. Hels., 1986. Osa III. S. 19. Passim.

2 Arimo R. Suomen linnoittamisen historia, 1918-1944. Keuruu, 1981. S. 114.

3 Arimo R. Suomen puolustussuunnitelmat. S. 198. Passim.

4 Talvisodan historia. Porvoo etc., 1978. Osa 1. S. 145-149, 161-162.

5 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat Suomen suunnalla, 1939-1941 // Sotahistoriallinen Aikakauskirja. Jyvaskyla, 1993. Osa II. S. 78.

6 Ibid. S. 78-80.

7 Ibid. S. 79, 85; Мерецков К.А. На службе народу. M., 1968. С. 178.

8 Manninen O. Op. cit. S. 24-25.

9 Ibid. S. 80-85.

10 Ibid. S. 83.

11 Ibid. S. 83-84.

12 Ibid. S. 84.

13 Ibid. S. 85-86.

14 Ibid. S. 87.

15 Российский государственный военный архив. Ф. 25888. On. 15. Д. 458. Л. 70-72. (Далее: РГВА).

16 Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море. М, 1946. Т. II. С. 17; Manninen О. Op. cit. S. 88.

17 Manninen О. Op. cit. S. 88-89.

18 Ibid. S. 91-92. S. 92.

19 Ibid.

20 Ibid.

21 Ibid. S. 92-94.

22 Симонов К. Глазами человека моего поколения. М., 1989. С. 442-443; Manninen О. Ор. cit. S. 94.

23 Manninen O. Op. cit. S. 94.

24 РГВА. Ф. 34980. On. 5. Д. 269. Л. 15.

25 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa // Suomen historia. Espoo, 1987. Osa 7. S. 285.

26 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 133-162; РГВА. Ф. 37977. On. 1. Д. 595. Л. 78; Ф. 34980. On. 14. Д. 57. Л. 6.

27 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 134.

28 Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море. M., 1945. Т. I, ч. 2. С. 20; Т. П. С. 14.

29 РГВА. Ф. 34980. Оп. 14. Д. 46. Л. 13.

30 Manninen O. Vodkan hinta ja talvisota // Sotilasaikakauslehti. 1995. № 12. S. 68; Molotovin cocktail – Hitlerin sateenvarjo. Toisen maailmansodan historian uudelleen kirjoitusta. Hels., 1994. S. 52.

31 Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море. Т. I, ч. 2. С. 6.

32 Российский государственный архив Военно-Морского Флота. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 497. Л. 1. (Далее: РГАВМФ).

33 Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море. Т. I, ч. 2. С. 3.

34 Groehler О. Selbsmorderische Allianz: deutsch-russische Militarbeziehungen, 1920-1941. В., 1992. S. 156.

35 Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море. Т. I, ч. 2. С. 4-9, 17-22, 27, 32, 49-50.

36 Там же. С. 57-59; Jarvinen Y.A. Suomalainen ja venalainen taktiikka talvisodassa. Porvoo; Hels., 1948. S. 140.

37 Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море. Т. I, ч. 2. С. 4, 48.

38 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 100.

39 Ibid. S. 100-102; РГВА. Ф. 34980. On. 4. Д. 91. Л. 33.

40 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 285-286.

41 Jarvinen Y.A. Op.cit. S. 81; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 287.

42 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 94-95.

43 Sota-arkisto. T 21770/3. (Далее: SA).

44 Jarvinen Y.A. Op. cit. S. 72, 74, 86; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 285.

45 Jarvinen Y.A. Op. cit. S. 72-73, 78, 80.

46 Ibid.

47 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 285.

48 РГВА. Ф. 34980. On. 14. Д. 57. Л. 9; Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 102.

49 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 285.

50 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 102-103.

51 Ibid. S. 103; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 286.

52 Jarvinen Y.A. Op. cit. S. 97-100; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 286.

53 Мерецков К.А. Указ. соч. С. 186.

54 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 286.

55 Ibid. S. 310; Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 103, 105; История ордена Ленина Ленинградского округа. M., 1974. С. 155.

56 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 96; Idem. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 286.

57 Manninen 0. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 286-287.

58 Ibid. S. 287, 290; Jarvinen YA. Op. cit. S. 194, 196-203.

59 Jarvinen YA. Op. cit. S. 188-191.

60 Kansallisarkisto J.K. J.K. Paasikiven paivakirja 18.11.1939.

61 РГВА. Ф. 34980. On. 5. Д. 292. Л. 33-35; Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 99.

62 Semirjaga M.I. Neuvostoliittolais-suomalainen sota vv. 1939-1940. Kansainvalisen oikeuden nakokulmasta // Talvisota, Venaja ja Suomi. Hels., 1991. S. 186.

63 РГВА. Ф. 34980. On. 5. Д. 292. Л. 33-35.

64 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 290-291.

65 Ibid.

66 Ibid. S. 290.

67 Ibid. S. 287-290; Jarvinen YA. Op. cit. S. 228.

68 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 103.

69 Ibid. S. 100; Советско-финляндская война 1939-1940 гг. на море. Т. II. С. 20.

70 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 286; Idem. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 98.

71 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat… S. 133-162.

72 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 311.

73 Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории. Ф. 26. Оп. 1. Д. 121. Л. 1-35. (Далее: РЦХИДНИ); Jarvinen YA. Op. cit. Passim.

74 Heiskanen R. Saadun tiedon mukaan… Paamajan johtama tiedustelu, 1939-1945. Keuruu, 1989. Passim.

75 РЦХИДНИ. Ф. 26. On. 1. Д. 121. Л. 1-35; Jarvinen YA. Op. cit. Passim.

76 Jarvinen YA. Op. cit. Passim.

77 РЦХИДНИ. Ф. 17. On. 165. Д. 75.

78 Там же. Ф. 26. Оп. 1. Д. 121. Л. 1-35; Jarvinen YA. Op. cit. Passim.

79 РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1396. Л. 58; Мерецков К.А. Указ. соч. С. 185.

80 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 165. Д. 77. Л. 117-118.

81 Там же. Ф. 26. Оп. 1. Д. 121. Л. 1-35; Jarvinen YA. Op. cit. Passim; Manninen O. Stalinin talvisota//Talvisota. Hels., 1989. S. 104.

82 РЦХИДНИ. Ф. 17. On. 165. Д. 77. Л. 117-118.

83 Там же. Ф. 26. On. 1. Д. 121. Л. 1-35; Jarvinen YA. Op. cit. Passim; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 291-293.

84 Manninen O. Stalinin talvisota. S. 96-97.

85 SA. T. 21770/3. Проверка боевой подготовки 8-й армии.

86 Маннинен О. Так были ли "кукушки"? // Родина. 1995. № 12. С. 80.

87 РЦХИДНИ. Ф. 26. Оп. 1. Д. 121. Л. 1-35; Jarvinen YA. Op. cit. Passim.

ПРАВИТЕЛЬСТВО В ТЕРИЙОКИ

© Н.И. Барышников, В.Н. Барышников

В первый день зимы 1939 г. поселок Терийоки на Карельском перешейке (ныне г. Зеленогорск), куда вступили части Красной Армии через сутки после советско-финляндской войны, стал широко известен в мире. Там было провозглашено образование "народного правительства Финляндии" в противовес официальному в Хельсинки. Его возглавил один из руководителей компартии Финляндии О.В. Куусинен, находившийся в эмиграции в Советском Союзе.

О создании альтернативного правительства Финляндии в Терийоки стало известно за рубежом уже в конце дня 1 декабря. Первая информация об этом поступила в Хельсинки после передачи сообщения ТАСС по советскому радио в 21 час 50 мин.1 Для ряда корреспондентов Запада происшедшее явилось настолько сенсационным и неожиданным, что им было трудно даже сразу дать вразумительные комментарии 2.

Руководство Финляндии не могло не почувствовать, что за этим таится серьезная опасность. Как заметил в своих воспоминаниях К. Маннергейм, сложившаяся обстановка оценивалась так, что "единственной возможностью спасения являлось продолжение борьбы всех до единого"3. В потоке сообщений, заполнивших через некоторое время зарубежные органы печати и радио, сильнее всего звучал один неизменно повторявшийся тезис: "Советский Союз намеревается с помощью марионеточного правительства Куусинена ликвидировать государственную независимость Финляндии".

Длительное время перед историками стояла задача раскрыть причины появления терийокского правительства. Ряд документов и мемуарных источников, которые оказались только теперь доступны исследователям, позволяют понять многие из них, а также выяснить обстоятельства, связанные с недолгим существованием "народного правительства".

Из рассекреченных документов ряда российских архивов известно, что летом 1939 г. советское государственное и военное руководство, оценивая предполагаемое развитие событий в Европе, исходило из реальной возможности агрессии фашистской Германии против СССР совместно с Польшей и Финляндией 4. И именно с этого времени начал конкретно ставиться вопрос о Финляндии, как вероятном противнике, с которым придется вести войну. По словам командующего Ленинградским военным округом К.А. Мерецкова, у него состоялась встреча с Куусиненом в июне 1939 г. в кабинете Сталина, где его "детально ввели в курс общей политической обстановки и рассказали об опасениях, которые возникли у нашего руководства в связи с антисоветской линией финляндского правительства"5.

Осенью 1939 г. безрезультатно закончились советско-финляндские переговоры в Москве. Нарком обороны К.Е. Ворошилов отдал 17 ноября распоряжение командованию Ленинградского военного округа подготовиться к осуществлению оперативного плана боевых действий с Финляндией 6. К непосредственному участию в решении этой задачи вновь был привлечен Куусинен.

По свидетельству Н.С. Хрущева, входившего в узкий круг партийного и государственного руководства, Сталин поздней осенью 1939 г. пригласил к себе на квартиру Куусинена. Между ними при участии Молотова состоялась беседа. Рассматривалась финляндская проблема. Со всей определенностью Хрущев отмечает: "Договорились с Куусиненом, что он возглавит руководство будущей народной власти…"7 Как видно, вопрос о создании "народного правительства" решался в порядке устной договоренности. Вся же последующая работа, связанная с его провозглашением, проходила согласованно по времени с приведением войск Красной Армии в готовность к боевым действиям с Финляндией. Одновременно началось создание "финской народной армии", В письменных распоряжениях наркомата обороны 11-19 ноября указывалось об укомплектовании до 24 ноября 1939 г. из финнов и карел особого соединения (106-й стрелковой дивизии) 8.

С небольшим опозданием эти распоряжения были выполнены. 27 ноября Ворошилову доложили из Петрозаводска, что в сформированных частях насчитывалось почти 13 тыс. человек 9. Это соответствовало численности дивизии по штатам военного времени.

Вместе с тем разрабатывались соответствующие политические документы. По крайней мере, не позднее 22 ноября был готов проект "Договора о взаимопомощи между Советским Союзом и Финляндской демократической республикой"10. Причем составлен он был ответственными сотрудниками наркомата иностранных дел A.A. Соболевым и СП. Козыревым. Из текста этого проекта видно, что подписать договор должны были A.A. Жданов и Куусинен в г. Кякисалми (Кексгольм). Сохранились отдельные поправки, внесенные в содержание документа Молотовым и, возможно, Куусиненом 11.

В числе других документов было Обращение ЦК финской компартии "К трудовому народу Финляндии" и "Декларация" будущего правительства, которые Куусинен представил на просмотр советскому руководству. Об этом свидетельствуют поправки, сделанные Молотовым и Ждановым. В замечаниях Молотова предлагалось, в частности, особо подчеркнуть в тексте Обращения, что исходной целью "народного правительства" является "не поддержка Советского Союза", а "восстание" против существующего правительства в Финляндии. Наряду с этим, по мнению Молотова, следовало выделить мысль о том, что "независимая и самостоятельная Финляндия возможна только в дружбе с СССР"12.

Сделанные Молотовым замечания были внесены в одну из копий Обращения. Первый экземпляр его представлялся, надо полагать, Сталину. Именно ему принадлежало решающее слово по важнейшим вопросам, рассматривавшимся советским руководством.

30 ноября, в день начала войны, Молотов проинформировал германского посла в Москве Ф. Шуленбурга следующим образом: "Не исключено, что в Финляндии будет создано другое правительство – дружественное Советскому Союзу, а также Германии. Это правительство будет не советским, а типа демократической республики. Советы там никто не будет создавать, но мы надеемся, что это будет правительство, с которым мы сможем договориться и обеспечить безопасность Ленинграда".

Мысль о том, что со стороны СССР не будет оказываться давления на Финляндию в целях установления там однотипного с Советским Союзом строя, нашла отражение в окончательной редакции текста Обращения ЦК КПФ. В нем указывалось: "Некоторые товарищи думают, что надо требовать организации советской власти в Финляндии. Они ошибаются. Такой важный вопрос коренной перестройки всего социального режима не может быть разрешен одной партией или одним рабочим классом". И далее заявлялось, что "Финляндская Демократическая Республика как государство не советского типа не может входить в состав Советского Союза…"14.

Обращение ЦК КПФ предваряло официальное провозглашение "народного правительства". В Ленинграде 30 ноября Куусинен изложил будущим членам своего "кабинета" предстоявшие задачи. По словам участницы этого совещания И. Лехтинен, для общей атмосферы проходившего заседания было характерно желание найти "возможность окончания войны", разрешив в отношениях с СССР проблемы, которые привели к создавшемуся кризису 15.

На следующий день, когда перешедшие государственную границу части Красной Армии продвинулись вперед на Карельском перешейке, будущему составу "правительства" Куусинена предстоял выезд на уже занятую финскую территорию. Местом его пребывания был намечен поселок Терийоки, в направлении которого продвигалась 70-я стрелковая дивизия. Начальник Главного политического управления Красной Армии Л.З. Мехлис телеграфировал Сталину из района боевых действий, что 1 декабря намерен "попасть в Терийоки, куда собирался приехать Куусинен".

Части 70-й дивизии вступили с боями в Терийоки лишь утром 1 декабря. Во второй половине дня туда прибыли из Ленинграда Куусинен и те, кто был намечен войти в состав "народного правительства".

В поселке почти не осталось населения. Оно еще до начала боев эвакуировалось. Среди сохранившихся от разрушения и пожаров зданий был бывший офицерский клуб 1-го егерского батальона финской армии, где и состоялось провозглашение "народного правительства Финляндской Демократической Республики". Объявлялось, что его премьер-министром и министром иностранных дел является Куусинен, а его заместителем и министром финансов – М. Розенберг, который в 20-е годы был председателем парламентской фракции Социалистической партии. На пост министра обороны назначался А. Анттила. Портфель министра внутренних дел вручался Т. Лехену, бывшему в период революции 1918 г. секретарем Совета Народных Уполномоченных. В "правительство" вошли также кандидат в члены ЦК КПФ А. Эйкия (министр земледелия) и член ЦК И. Лехтинен (министр просвещения). Министром по делам Карелии стал П. Прокконен (до этого имел фамилию Прокофьев) – единственный гражданин СССР в "правительстве". Распределение большинства "министерских постов" носило чисто условный характер, поскольку не учитывалась компетентность лиц, получивших соответствующее назначение.

На заседании Куусинен разъяснил, что у "министров" на первых порах не будет своего служебного аппарата и канцелярий, пока правительство не окажется в Хельсинки. Но каждому из "министров" предоставлялось помещение для работы и проживания в уцелевших в поселке домах 17.

В сохранившемся протоколе первого заседания "правительства" (записи вел на русском языке Э.О. Куусинен – сын "премьер-министра") указывалось об утверждении "Декларации народного правительства Финляндии" после его провозглашения 18. Вечером 1 декабря телеграмма о создании "правительства Финляндии" в Терийоки была прежде всего срочно передана наступавшим частям Красной Армии. В ней сообщалось, что "новое правительство просит помощи от Советского Союза в борьбе за Демократическую Финляндскую Республику" 19.

В передававшейся затем средствами массовой информации Советского Союза "Декларации народного правительства Финляндии" (сообщалось, что это радиоперехват) было указано, что оно "считает себя временным", поскольку его "полномочия и действия подлежат санкции сейма, избранного на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права, при тайном голосовании"20. В программе "правительства" излагались задачи в области внутренней политики страны. Многие из них, однако, были весьма далеки от реальной жизни Финляндии. Одновременно говорилось и о формировании первого финского корпуса, который должен стать ядром "народной армии Финляндии". В области внешней политики провозглашался курс на установление дружественных отношений с Советским Союзом и со всеми другими государствами.

После сформирования "правительства" и обнародования его Декларации Куусинен срочно выехал в Москву. Там 2 декабря состоялась его встреча со Сталиным, Молотовым, Ворошиловым и Ждановым, после чего был заключен договор о взаимопомощи и дружбе 21 между Советским Союзом и Финляндской Демократической Республикой.

Хотя ранее проектом договора предусматривалось, что он будет подписан в г. Кякисалми и с советской стороны подпись под ним поставит Жданов, окончательное решение, принятое в Москва, оказалось иным: все происходило в Кремле, в кабинете наркома иностранных дел, а вместе с Куусиненом его подписал Молотов, Тем самым данному акту придавалось максимально весомое значение.

Согласно договору Финляндии передавались "районы Советской Карелии с преобладающим карельским населением – 70 тыс. кв. км"22, это значительные территории к северо-востоку и востоку от Ухты, Реболы, Поросозера и Олонца. В результате государственная граница должна была проходить на расстоянии 25-75 км от Кировской железной дороги. Петрозаводск оказывался не далее 30 км от границы. В обмен на это Советскому Союзу передавалась на Карельском перешейке к северу от Ленинграда территория в 3 970 кв. км. Граница там устанавливалась от г. Койвисто (Приморск) до Ладожского озера. Кроме того, Советскому Союзу сдавался в аренду на 30 лет п-ов Ханко и продавались о-ва в Финском заливе Суурсаари, Сейскари, Лавансаари, Тютерсаари, Койвисто, а также принадлежавшие Финляндии часть п-ов Рыбачий и Средний в Заполярье.

Считалось, очевидно, что уступка Финляндии значительной территории Советской Карелии могла вызвать положительный резонанс у тех, кто выступал с идеей включения карел в единое финляндское государство, и оказала бы тем самым поддержку правительству Куусинена. Но реакция на это оказалась диаметрально противоположной. В Финляндии в подобном шаге усматривали своеобразную "уловку", направленную в перспективе на "лишение страны независимости".

В самой Карелии также, вероятно, не однозначно отнеслись к чисто административному решению вопроса о присоединении большой ее части к Финляндии. Относительно выяснения позиции всего населения, проживавшего там, речи тогда не было.

Весьма важное значение придавалось в договоре тем положениям, где говорилось об обязательстве взаимопомощи в случае угрозы или прямого нападения на Финляндию или через ее территорию на Советский Союз любой европейской державы. Договором предусматривалось, кроме того, не заключать каких-либо союзов и не участвовать в коалициях, направленных друг против друга. Иными словами, цели СССР не выходили за рамки решения проблемы безопасности северо-запада страны. В этом смысле здесь прослеживается определенная схожесть с аналогичными положениями советско-финляндского договора 1948 г. о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 23.

Заключенный 2 декабря 1939 г. договор имел секретное приложение – "Конфиденциальный протокол", подписанный одновременно. Содержание его остается пока не известным, поскольку в Архиве внешней политики России он еще не обнаружен, хотя в 1946 г. находился там 24. Тем не менее можно высказать предположение относительно характера этого протокола. Оно основывается на анализе упоминавшегося проекта "Договора о взаимопомощи…", подготовленного Соболевым и Козыревым. В нем были положения, касавшиеся чисто военных вопросов, не включенные в подписанный затем 2 декабря договор, хотя остальной текст почти не претерпел изменений. Из текста договора оказались изъятыми следующие положения: о разрешении иметь Красной Армии в Печенгской губе и в Лапландии свои наземные и воздушные вооруженные силы"; о создании на трех островах в Финском заливе, которые передавались Советскому Союзу, баз ВМФ и ВВС; о предоставлении СССР права содержать войска, сооружать укрепления, иметь базы флота и авиации на территории выборгской губернии, о предоставлении права специальной советской контрольной комиссии посещать Аландские острова в случае необходимости 25. Не исключено, что именно эти положения оказались включенными в "Конфиденциальный протокол", поскольку они могли вызвать негативную реакцию в Финляндии в случае придания их гласности.

Эти строки были написаны до того, как из Архива Президента России авторы получили текст "Конфиденциального протокола". Приводим его полностью.

"Подлинный Конфиденциальный Протокол от 2/ХП-39 г., являющийся приложением к Договору о взаимопомощи и дружбе между СССР и Финляндской Демократической Республикой.

1

Условлено, что СССР имеет право держать на арендованной у Финляндии территории полуострова Ханко и примыкающих островов до пятнадцати тысяч человек наземных и воздушных вооруженных сил.

2

Для наблюдения за проведением в жизнь настоящего договора и разрешения возникающих вопросов образуется Смешанная Комиссия на паритетных началах, которая вырабатывает правила своего делопроизводства.

Если по какому-либо вопросу, возникшему в связи с осуществлением настоящего договора, члены Комиссии не могли бы притти к соглашению, то вопрос, по которому не состоялось соглашение, решается обычным дипломатическим путем. В случае, если этим путем соглашение не будет достигнуто, разногласие разрешается путем непосредственных переговоров между Правительствами обеих стран.

3

Настоящий Конфиденциальный протокол является приложением к договору о взаимопомощи и дружбе между Советским Союзом и Финляндской Демократической республикой, заключенному 2 декабря 1939 года.

В.Молотов О. Куусинен"

В качестве контрмеры в декабре 1939 г. на заседании Государственного Совета Финляндии обсуждался вопрос о формировании русского альтернативного правительства во главе с Керенским или Троцким. Правительство Куусинена не признавалось в мире как реальность. Уже вечером 2 декабря из Франции финские дипломаты сообщали, что в Париже, по их словам, "во всех кругах смеются над Куусиненом"27. Что же касается Германии, то ее позиция была своеобразной. Не желая осложнять отношений с Советским Союзом, Берлин официально не осуждал его действия, но правительство Куусинена не признавал. Правда, в Хельсинки поступила информация о том, что если советским войскам "удастся овладеть Выборгом и переместить туда Куусинена, то Германия признает его"28. Как сообщал в Берлин; германский посланник из Хельсинки, в Финляндии выражалось "всеобщее удивление, что немецкое радиовещание серьезно воспринимает это правительство" 29.

Вместе с тем в Москву поступила обширная информация об отрицательном отношении различных стран к "правительству Куусинена". По каналам НКВД передавалось, в частности, что в скандинавских странах вообще не принимают всерьез "народное правительство" и его внешнеполитические акты. "Никто в Швеции – говорилось в одном из донесений, – не считает и не принимает всерьез демократическое правительство Куусинена, в Стокгольме даже говорят, что его уже нет в живых"30. В те дни полпред в Швеции А. Коллонтай писала в своем дневнике: "Наш договор с Куусиненом… логичен для нас, но совершенно непонятен здесь, в Швеции, да и в других странах. Куусинен популярен среди коммунистов, но поддержки в народе он не имеет"31.

Но в кругах советского руководства не видели возможности сделать поворот к возобновлению отношений с Хельсинки. По свидетельству германского посла в Москве Ф. Шуленбурга, Молотов еще до объявления о сформировании терийокского "правительства" категорически заявил, что "с нынешним финским правительством было бы невозможно найти взаимопонимание"32. Наркомат иностранных дел решительно отверг попытку США выполнить посредническую роль между Москвой и Хельсинки сразу же в первый день войны. Затем, когда 4 декабря шведский посланник в СССР В. Винтер предложил советскому правительству посредничество для достижения мира с Финляндией, от Молотова последовал категорический отказ: "Советский Союз не признает так называемого финляндского правительства, которое находилось в Хельсинки… Советское правительство признает только Правительство демократической Финляндии, во главе которого находится Куусинен". На последовавшее затем со стороны Винтера предложение представлять дипломатическим путем интересы Финляндии в СССР, Молотов ответил так: "Как же может в этих условиях представлять Финляндию шведский посланник, если он говорит от имени так называемого Финляндского правительства?"33. Важнейшие дипломатические вопросы решались теперь наркоматом иностранных дел непосредственно с "правительством" Куусинена. 7 декабря, в частности, ему официально сообщалось об установлении Военно-Морским флотом СССР блокады побережья Финляндии 34.

Отклоняя 14 декабря предложение Лиги наций об участии СССР в заседаниях ее Ассамблеи и Совета для обсуждения финляндского вопроса, Молотов сообщал, что "отношения между Советским Союзом и Финляндией урегулированы Договором о взаимопомощи и дружбе, заключенном 2 декабря с.г. между Народным правительством Финляндской Демократической Республики и Правительством СССР" 35.

Реально "правительство" в Терийоки не было дееспособным. Куусинен, возвратившись из Москвы, пытался в первое время развернуть его работу. Однако из-за того, что почти отсутствовало население в тех районах, куда вступили части Красной Армии (оно заблаговременно эвакуировалось в глубь Финляндии), не с кем ее было вести. На заседаниях "правительства" речь шла главным образом о войсках "народной армии", о пропагандистско-издательских делах и некоторых общих вопросах. Ни о какой конкретной деятельности большинства "министров" по их прямому предназначению не могло быть и речи.

На полиграфической базе Ленинграда и соединений округа "правительству" удалось наладить издание четырех малоформатных газет, а также выпуск листовок, предназначавшихся для распространения в войсках финской армии и в тыловых районах Финляндии. Тем не менее сколько-нибудь существенного успеха эта работа не имела.

Более заметных результатов добился "министр обороны" А. Анттила, непосредственно занимавшийся укомплектованием и боевой подготовкой частей "народной армии". Ее формирования прибыли к тому времени из Петрозаводска в Ленинград. По-прежнему особая сложность состояла в подборе кадров из числа финнов. Новые части пополнялись вепсами и карелами, проживавшими в Ленинграде и в области. В конечном счете был образован первый корпус финской "народной армии" в составе 1-й и 2-й дивизий, имевших по два полка в каждой, а также отдельный танковый полк и авиационную эскадрилью. Общая численность созданных формирований достигала к середине I декабря 18 тыс. человек 36.

Основные силы корпуса (две дивизии) и приданные ему части были переброшены 11 декабря на Карельский перешеек. Его штаб расположился на восточной окраине Терийоки, а войска заняли позиции во втором эшелоне наступавшей на выборгском направлении 7-й армии. По воспоминаниям начальника артиллерии (впоследствии генерала) Э. Тойкка, "подразделения корпуса после выгрузки в районе Куоккала (ныне Репино. – Ред.) разместились в занятых уже населенных пунктах, а затем по мере продвижения передовых частей следовали за ними вглубь Карельского перешейка" 37.

Кроме того, в районы Олонца, Поросозера и Медвежьегорска были переброшены подразделения двух полков "народной армии". На их базе после полного укомплектования планировалось развернуть 3-ю дивизию. В Северной Карелии формировался также 7-й отдельный полк, который должен был находиться в оперативном подчинении 9-й армии и имел задачу охраны тыла ее войск, наступавших в направлении Сулу. Создали и 4-ю дивизию. Ей предписывалось выполнять функции охра ны границы с Норвегией и Швецией. Части этой пограничной дивизии выдвинулись в район Петсамо, где и закрепились.

Так шел процесс создания "народной армии". Все вопросы ее укомплектования согласовывались непосредственно с Ждановым, Куусиненом, командующими армиями, и информация об этом направлялась в Москву 38. Тем временем в сформированных частях велась подготовка к боевым действиям и принималась присяга, составленная Ждановым по образцу "Военной присяги РККА". Ее текст был направлен Сталину и Ворошилову для одобрения 39.

Поскольку в Карелии население отдельных районов, куда вступили части Красной Армии, не эвакуировалось в глубь Финляндии, у "народного правительства" появилась возможность начать там свою деятельность. В основу ее была положена специально разработанная Куусиненом инструкция, в которой определялись функции местных комитетов "народного правительства". Они должны были действовать как "политические органы единого фронта", обеспечить создание необходимой политической обстановки для проведения в будущем парламентских выборов, образовать систему местного управления в качестве "приводного ремня" между "правительством и широкими массами трудового народа" 40.

Создание местных комитетов стало главной обязанностью "министра" Прокконена. Постоянную помощь ему должен был оказывать первый секретарь Карельского обкома партии Г.Н. Куприянов, и прежде всего, по его словам, в подборе лиц, способных успешно выполнять функции представителей "народного правительства" – "подготовить народ Финляндии к установлению советского строя" 41.

Под руководством Прокконена, прибывшего в занятые Красной Армией районы Карелии, удалось создать первоначально семь "комитетов народного правительства", каждый насчитывал 3-5 человек, не проявлявших особой активности. Деятельность этих комитетов была направлена прежде всего на нормализацию хозяйственной жизни, обеспечение безопасности жителей своей местности, восстановление работы школ, организацию торговли 42. Для оказания помощи комитетам к ним направлялись специальные уполномоченные "народного правительства".

В итоге в декабре в ряде мест была налажена работа по восстановлению разрушенных войной хозяйств, созданы арендные коллективы для приобретения и современного пользования лесом, открылись лавки для торговли товарами первой необходимости. Удалось открыть две школы с 77 обучавшимися детьми. Предпринятая попытка осуществить вербовку добровольцев в ряды "народной армии" принесла скромные результаты. Согласно информации, полученной Куусиненом от Прокконена, в общей сложности смогли выявить только 720 желающих служить в "народной армии"43. Беспочвенными оказались надежды на то, что будет возможность пополнить ее ряды за счет военнопленных. В условиях возраставшего сопротивления финских войск их было мало.

Процесс образования "комитетов народного правительства" в восточной части финской Карелии вскоре вообще приостановился, поскольку наступление Красной Армии затормозилось, а на некоторых участках (Толваярви-Иломантси и Суомуссалми) ее войска вынуждены были отходить, неся ощутимые потери. На этом деятельность Прокконена по существу свернулась, не получив развития.

Более того, созданные "комитеты" перестали играть предназначенную им роль местных органов власти, поскольку в условиях осложнившейся обстановки на фронте командование Красной Армии не стало особо считаться с ними. При отступлении ее частей встал вопрос о депортации финских жителей на восток в один из районов Советской Карелии. Так рушились замыслы о создании гражданской администрации "нового правительства" в восточной части Финляндии.

Весьма неясные перспективы дальнейшей деятельности стали вырисовываться для "правительства" Куусинена уже к концу декабря 1939 г. Особенно это почувствовалось после неудачных попыток прорвать с ходу линию Маннергейма и перехода войск Красной Армии к обороне. К этому времени для "правительства" Куусинена само пребывание в Терийоки оказалось двусмысленным, поскольку на основании заключенного 2 декабря договора эта часть территории Карельского перешейка передавалась Советскому Союзу. Не случайно, председатель исполкома Ленинградского областного совета Н.В. Соловьев подготовил и направил Жданову проект указа Верховного Совета СССР, в котором предлагалось включить территорию Карельского перешейка в состав Ленинградской области и осуществить там национализацию земли, ее недр и лесов 44.

Развитие событий поставило "правительство" Куусинена в кризисное положение: территория "Демократической Финляндии" не увеличивалась; контакты с финским населением установить не удалось; расчет на создание новых соединений путем вступления в "народную армию" военнопленных и финского гражданского населения оказался нереальным; противостоявшие красноармейцам финские солдаты стойко сражались на фронте и оказались невосприимчивыми к призывам "перейти на сторону демократической республики"; само "правительство" находилось во внешнеполитической изоляции – ни одна из стран не хотела его признавать.

Откровенно выражали нежелание сделать это и государства Прибалтики, с которыми СССР сотрудничал на основе заключенных осенью 1939 г. договоров, хотя советские дипломаты и побуждали их к этому 45. Лично Сталин при встрече в середине декабря с главнокомандующим эстонскими вооруженными силами генералом Й. Лайдонером дал понять ему, что советское руководство высоко ценит Куусинена, и "очень хвалил его" 46.

Но, как докладывал в Москву полпред в Латвии И.С. Зотов, "появление Финляндского народного правительства породило испуг в правительственной верхушке и усилило их стремление к сближению с Англией…" 47. Такого рода настроения в Прибалтике и сообщения о давлении на нее со стороны СССР в вопросе о признании "народного правительства" Финляндии доходили и до Берлина. Однако из немецкого посольства в Таллине информировали МИД Германии 10 январи. 1940 г., что слухи об оказании давления на балтийские государства с советской стороны в целях получения поддержки правительству Куусинена "сильно преувеличены или, по крайней мере, необоснованны"48.

Финская дипломатия проводила в это время линию на игнорирование самого факта существования еще какого-то другого правительства Финляндии. В середине декабря в Хельсинки была распространена установка МИД, что "нет оснований для того, чтобы вообще говорить о "правительстве" Куусинена. Указывалось на необходимость ограничивать, насколько возможно, информацию о нем 49. Вообще же в Финляндии, по словам историка М. Юлкунена, "довольно скоро стало ясно, что терийокское правительство не станет внутрифинляндской проблемой", поскольку "у финнов сложилось понимание, что идет борьба за их национальные права" 50.

По существу сам факт создания "правительства" Куусинена вверг в смятение и левые силы Финляндии. Действовавшие в подполье коммунисты едва ли могли в той обстановке выступать в духе Обращения ЦК КПФ и Декларации правительства. К тому же их влияние в массах с конца 1938 г. все более ослабевало 51 из-за кризисных явлений в рядах партии и в результате установок Коминтерна об изменении прежней тактики действий в отношении фашизма. В стране усилились репрессии против членов компартии 52.

На отрицательную позицию к "правительству" Куусинена повлияло также то обстоятельство, что между руководством Социал-демократической партии Финляндии и шюцкором, отношение к которому являлось крайне негативным в рабочих организациях после его активного участия в подавлении революции 1918 г., было достигнуто соглашение о единстве действий. Как писал начальник штаба шюцкора А. Мартола, это означало "окончательное забвение событий двадцатилетней давности" 53.

Тем не менее среди населения Финляндии существовала определенная часть, которая занимала особую позицию в ходе войны. Свидетельством тому является факт, что после ее окончания, когда весной 1940 г. в Финляндии было создано Общество мира и дружбы с СССР, в него за короткое время вступило 40 тыс. человек. Такой шаг тогда был далеко небезопасным. Многие члены Общества оказались вскоре в финских тюрьмах и концентрационных лагерях.

Представитель левых сил Финляндии М. Рюэмя, находившийся в то время в армии, сумел переслать оттуда 19 декабря сложным путем известное письмо председателю Социал-демократической партии, министру иностранных дел В. Таннеру. В нем говорилось: "Финский рабочий класс направляется на фронт против своей воли, он идет по принуждению, но стремится к мирным дружественным отношениям с Советским Союзом".54 Попытка опубликовать это письмо в финских газетах не увенчалась успехом. Оно было напечатано в Швеции. Сам же автор попал за это в тюрьму. Очевидно, М. Рюэмя не преувеличивал, когда сообщал об имевшихся настроениях в отдельных кругах финского общества. Это подтверждает информация, направленная государственной полицией К. Маннергейму. "В правоверных коммунистических слоях, преимущественно среди меньшинства населения, а также среди женщин, – докладывалось ему 9 марта 1940 г., – в различных районах страны все еще имеются в ряде случаев отдельные личности, которые живут прежними идеями, в определенных кругах мечтают о советской Финляндии" 55. Характерно, что данная констатация относилась не к начальному периоду войны, а к ее концу.

В странах Запада определенная часть общественности также занимала позицию поддержки "народного правительства". В числе тех, кто открыто выражал свои симпатии, были довольно известные в мире политические деятели, представители культуры – литературы и журналисты: английский писатель Б. Шоу, редактор американской газеты "Нью мэссиз" И. Гранин (псевдоним М. Голд), американский писатель Д. Стейнбек, один их видных руководителей лейбористской партии С. Криппс, редактор английской газеты "Дейли уоркер" П. Датт, знаменитый детский писатель М. Андерсен-Нексе, Джавахарлал Неру и другие 56. Собрания сторонников левых сил, приветствовавших образование "народного правительства" и его деятельность, проходили в Нью-Йорке, Лондоне, Стокгольме, Осло, Бергене, Копенгагене, в ряде городов Канады. Отдельные митинги носили массовый характер. На одном из них в Нью-Йорке участвовало до 20 тыс. человек. 57 Это говорило о том, что по отношению к "народному правительству" наблюдалась определенная поляризация мнений. Однако большая часть общественности все же осуждала "правительство" Куусинена. Поддержка, которая оказывалась ему за рубежом, не могла играть заметной роли.

Не способствовало авторитету "правительства" и то, как обстояли дела с его военными формированиями. Они не принимали участия в боях, занимали лишь тыловые позиции. Это объяснялось тем, что существовало опасение обескровить их преждевременно, до вступления в решающие сражения, которые были еще впереди. Из наркомата обороны 7 января 1940 г. последовало категорическое распоряжение на этот счет Анттиле: "В бой не вступать", "продолжать реорганизацию"58. Одновременно была проведена дополнительная мобилизация советских граждан финской национальности для пополнения формировавшихся частей "народной армии". Ее войска усиленно занимались в тот период боевой подготовкой, совершали по тревоге марш-броски. Особое внимание уделялось их умению действовать на лыжах в сложных условиях лесистой местности 59. Были, однако, случаи эпизодического участия в боях частей 3-й дивизии (у побережья Ладожского озера) и 7-го отдельного полка, совершившего на участке 9-й армии глубокий рейд в тыл финских войск 60.

В начале марта, когда после прорыва линии Маннергейма бои велись уже на подступах в Выборгу, 1-я и 2-я дивизии 1-го корпуса, продвигаясь вперед за наступавшими частями Красной Армии, заняли позиции юго-западнее этого города и на побережье Финского залива, а также на ряде близлежащих островов 61. Но в боях участвовала лишь артиллерия нескольких частей. Остальные войска несли охрану тыла и занимались сбором трофейного оружия.

Начиная с января 1940 г. деятельность терийокского "правительства" постепенно затухала. Хотя лично Куусинен постоянно занимался работой, связанной с делами "правительства", его члены уже не собирались на заседания, как это было прежде 62. К тому же в кругах советского руководства стали думать уже не столько о перспективах дальнейшей деятельности "правительства" Куусинена, сколько о возможности прекращения войны и заключении мирного договора с Финляндией, в случае решения вопроса об изменении государственной границы. 22 января в Хельсинки поступила телеграмма со сведениями, полученными через МИД Эстонии, в которой говорилось, что "народное правительство" дало свое согласие на ведение Советским Союзом переговоров с правительством Финляндии 63.

С точки зрения оценки перспектив деятельности "правительства" Куусинена показательными были также факты, свидетельствовавшие об ограничении ряда его функций как в военной, так и гражданской области. В частности, командующий 14-й армией в январе получил от начальника Генштаба Б.М. Шапошникова телеграмму – не предусматривать охрану границы с Норвегией войсками "финской народной армии" (ранее это планировалось осуществлять силами ее 4-й дивизии), поскольку данная задача возлагается на части пограничной охраны НКВД 64. Созданные в восточной части финской Карелии "комитеты народного правительства" ликвидировались. Их упразднение происходило в преддверии февральского наступления советских войск, когда началось переселение финского населения из прифронтовых районов в глубь Советской Карелии. Более двух тысяч человек, вывезенных туда, были размещены в неблагоустроенных бараках и привлекались для работы на лесоразработках. Переселенцы оказались в весьма тяжелом положении из-за недостаточного обеспечения питанием, отсутствия у многих необходимой одежды, обуви, постельных принадлежностей и условий проживания – по 50-60 человек в бараке 65.

Обо всем этом докладывалось в Терийоки. Уполномоченный "народного правительства" И. Сюкияйнен сообщал также, что депортированное население нетрудоспособно и на лесозаготовках работает приблизительно 250 человек 66. Тем не менее мер для изменения положения в жизни переселенцев не принималось.

Формально "правительство" Куусинена просуществовало до конца войны. Во второй половине февраля и в марте советская сторона недвусмысленно давала понять, что если в Хельсинки не станут проявлять должного стремления к достижению мира, то вопрос об альтернативном правительстве не будет снят. 20 февраля Молотов напомнил, в частности, в беседе со шведским посланником в Москве, что СССР имеет с Финляндским народным правительством договор, который основан на доверии и дружбе. 4 марта об этом было сказано более прямолинейно. "Если финны, – заявил Молотов, – будут упорствовать, несмотря ни на что, то СССР вынужден будет отказаться от теперешней линии и пойдет на окончательное соглашение с Финляндским Народным правительством Куусинена". Наконец, за два дня до подписания мирного договора в Москве Молотов, настаивая на принятии финляндской делегацией советских условий, напомнил ей о том, что у Советского Союза "есть договор с Народным правительством"67. Кстати, в ходе советско-финляндских переговоров Куусинен находился в Москве 68. Очевидно, он играл при этом консультативную роль.

В конце концов 12 марта переговоры завершились подписанием советско-финляндского мирного договора. В результате "правительству" в Терийоки ничего не оставалось иного, как самораспуститься. По воспоминаниям И. Лехтинен, "деятельность Народного правительства прекратилась, когда обе стороны решили заключить с помощью посредничества договор. Мы размышляли в то время, что теперь последует дальше, какая обстановка сложится в Финляндии, улучшатся ли возможности для деятельности рабочего движения"69.

Странно, что о роспуске "правительства" Куусинена не было объявлено. В зарубежных странах и в Советском Союзе это породило недоуменные вопросы о его дальнейшей судьбе и "народной армии". Лишь позднее стало известно, что Куусинен и ряд бывших членов его "правительства" продолжили свою деятельность в созданной 31 марта 1940 г. Карело-Финской ССР. В тот же день 1-й корпус "финской народной армии" был расформирован, и на его базе образовалась 71-я стрелковая дивизия, командиром которой стал А. Анттила.

1 Julkunen М. Talvisodan kuva, Hels., 1975. S. 145.

2 Ibid. S. 146.

3 Mannerheim G. Muistelmat. Hels., 1952. Osa II. S. 146.

4 Российский государственный архив Военно-Морского Флота. Ф. Р-92. Оп. 2. 4 Д. 448. Л. 19. (Далее: РГАВМФ)

5 Мерецков К.А. На службе народу. М, 1968. С. 177.

6 Российский государственный военный архив Ф. 25888. Оп. 14. Д. 2. Л. 1-14;Ф. 37977. Оп. 1. Д. 233. Л. 1. (Далее: РГВА).

7 Мемуары Никиты Сергеевича Хрущева // Вопросы истории. 1990. № 7. С. 100.

8 РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 232. Л. 19, 21.

9 Там же. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 13987. Л. 3.

10 Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга. Ф. 24. Оп. 2в. Д. 4241. Л. 77. (Далее: ЦГАИПД С-П).

11 Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 06. Оп. 1. П. 18. Д. 194. Л. 8-13; Д. 190. Л. 36-40. (Далее: АВП РФ).

12 Там же. Оп. 19. Д. 192. Л. 5.

13 Зимняя война // Международная жизнь. 1989. № 12. С. 217.

14 Борьба финского народа за свое освобождение. М.; Л., 1939. С. 11.

15 Salomaa М. Punaupseerit. Porvoo etc., 1992. S. 332-333; Kansan Uutiset 1984. 22. 12.

16 РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1384. Л. 27.

17 Salomaa M. Op. cit. S. 335; Jussila 0. Terijoen hallitus. Hels., 1985. S. 24.

18 Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории. Ф. 522. Оп. 1. Д. 46. Л. 1. (Далее: РЦХИДНИ).

19 РГАВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 507. Л. 1.

20 Марков М. Финляндия. Л., 1940. С. 48.

21 В первоначальном проекте его указывалось, что это договор о взаимопомощи, но Молотов внес в текст поправку, добавив: "и дружбе". // Вестник Министерства иностранных дел СССР. М., 1989. С. 77.

22 Ранее в проекте договора речь шла о 62 000 кв км. См.: АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 18. Д. 190. Л. 37.

23 См.: Сопоставимый анализ, проделанный историком Х.М. Вийтала // Tiedonantaja. 1988. № 11. S. 8.

24 24 Известия. 1989. 28 дек.

25 АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 18. Д. 194. Л. 9-12.

26 Родина. 1995. № 12. С. 103.

27 Ulkoasiainministerion arkisto. 109. В 5а. (Далее: UM).

28 Peltuvuori R.O. Saksa ja Suomen talvisota. Hels., 1975. S. 189; UM. 109. В 5а.

29 Kansallisarkisto. Auswartiges Amt. Buro des Staatssekraters. 18/B 3219. (Далее: KA. AA Sts.).

30 РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1301. Л. 12.

31 Коллонтай А. "Семь выстрелов" зимой 1939 года // Международная жизнь. 1989. № 12. С. 205.

32 KA. AASts. В 18/В 3192.

33 Зимняя война. С. 218.

34 РГАВМФ. Ф. Р-1877. Оп. 1. Д. 93. Л. 16; АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 18. Д. 188. Л. 34.

35 Внешняя политика СССР: Сб. документов. М., 1946. Т. IV. С. 475.

36 РГВА. Ф. 34980. Оп. 9. Д. 5. Л. 43.

37 Тойкка Э.В. Сквозь грозовые годы. Петрозаводск, 1980. С. 134.

38 РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1380. Л. 138; Ф. 37977. Оп. 1. Д. 233. Л. 169.

39 РЦХИДНИ. Ф. 77. Оп. 1. Д. 891. Л. 1.

40 Там же. Ф. 522. Оп. 1. Д. 46. Л. 40.

41 Государственный архив общественно-политических движений и формирований Карелии. Ф. 3. Оп. 5. Д. 25. Л. 10. (Далее: ГАОПДФК).

42 Там же. Д. 176. Л. 9; Д. 162. Л. 79; РЦХИДНИ. Ф. 522. Оп. 1. Д. 46. Л. 14; РГВА. Ф. 34980. Оп. 5. Д. 51. Л. 1-2.

43 РЦХИДНИ. Ф. 522. Оп. 1. Д. 46. Л. 17, 20.

44 ЦГАИПД С-П. Ф. 24. Оп. 2в. Д. 4241. Л. 76-77.

45 Полпреды… Сб. документов об отношениях СССР с Литвой, Латвией и Эстонией. М., 1990. С. 246.

46 KA. AA Sts. В 18/В 3342.

47 Спгронга А. Гибель государства // Даугава. 1990. № 5. С. 86.

48 KA. AAStS. В 18/В 3342.

49 UM. 109. В 5а.

50 Julkunen М. Tuhon portaalla – ensimmaiset reaktiot talvisodan syyttymiseen // Kansallinen sodassa. Hels., 1989. S. 124.

51 Soikkanen T. Kansallinen eheytyminen – myytti vai todellisuus? Porvoo etc., 1984. S. 134.

52 Ibid. S. 369.

53 Martola A.E. Sodassa ja rauhassa. Hels., 1975. S. 129.

54 KA. Ib. 4/III.

55 KA. G. Mannerheimin arkisto. 661. Paamajan asiakirjoja.

56 Jussila 0. Op. cit. S. 35.

57 Коммунистический Интернационал. 1939. № 11-12. С. 155-161.

58 РГВА. Ф. 37977. On. 1. Д. 253. Л. 75.

59 РГВА. Ф. 34980. Оп. 9. Д. 13. Л. 2.

60 Ленинская правда. 1989. 24 июня.

61 РГАВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 520. Л. 151. РГВА. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 171. Л. 1.

62 Kansan Uutiset. 1984. 22. 12.

63 UM. 109. В6; Salomaa M. Terijoen hallituksen mysteeri // Historiallinen Aikakauskirja. 1985. № 1. S. 37.

64 РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1377. Л. 23.

65 ГАОПДФК. Ф. 3. Оп. 5. Д. 162. Л. 126.

66 Там же. Д. 28. Л. 1.

67 Зимняя война. С. 219, 220, 225; РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1301. Л. 62.

68 Kansan Uutiset. 1984. 22. 12.

69 Ibid.

ИНОСТРАННАЯ ПОМОЩЬ ФИНЛЯНДИИ

© Т. Вихавайнен

После окончания зимней войны В.М. Молотов в докладе Верховному совету СССР 29 марта 1940 г. заявил, что Советскому Союзу пришлось сражаться с объединенными силами ряда империалистических стран. Отмечалось, что особенно Англия и Франция помогали Финляндии, прежде всего артиллерийскими орудиями и самолетами, "добровольцами", а также денежными средствами и пропагандой. Согласно докладу, "по неполным данным", Финляндия во время войны получила в виде помощи, по меньшей мере, 350 самолетов, 1500 орудий, более 6000 пулеметов, 100 тыс. винтовок, 650 тыс. ручных гранат, 2,5 млн. снарядов, 160 млн. патронов и прочее 1. Причем Молотов пытался представить дело таким образом, что враждебные Советскому Союзу империалистические государства еще до начала войны предоставляли все это своему пособнику в виде "помощи", а не в рамках обычных торговых отношений с нейтральной страной, платившей за товар по его стоимости.

Нельзя отрицать, что Финляндия получала помощь от Англии, Франции, Швеции и некоторых других стран, и не только оружием. В финской армии были также иностранные добровольцы. Но эта помощь все же была несравнимо меньше, чем сказано у Молотова в докладе, который затем использовался как "официальное доказательство" в советской историографии. Кроме того, военные поставки хотя и имели важное значение, но в ряде случаев использовать их было затруднительно или вовсе невозможно, поскольку зачастую они просто запаздывали. Так что можно заключить, что обобщенные данные искажают действительное положение. Следует также отметить, что реально вопрос стоял не о "помощи", а о торговой сделке, хотя продажу необходимых материалов стране, находившейся в состоянии войны, можно в сущности считать оказанием ей поддержки 2.

Оснащенность финской армии в межвоенный период представляла собой в смысле качественных параметров весьма пеструю картину. Вначале наиболее значительную ее часть составляло оружие, доставшееся от российской армии, – от винтовок до кораблей. Дополнительно оружие было получено в 1918 г. из Германии, а после первой мировой войны его приобретали у западных держав из имевшихся у них запасов. Российские образцы оставались основным оружием пехоты. Большинство артиллерийских орудий были российского происхождения. Использовались и друге образцы, как в артиллерии, так и в пехоте, а в период войны разнообразия в вооружении было еще больше. Это, конечно, создавало проблемы как с обучением личного состава, так и с пополнением боеприпасами. Особенной разнотипностью отличались самолеты. 3

В 1938 г., когда военная опасность в Европе стала очевидной, парламент принял так называемый основной закон о закупках, согласно которому к началу 1944 г. вооружение финской армии должно было быть доведено до необходимого уровня. Третья часть ассигнований предназначалась для производства боеприпасов собственной промышленностью. После того как страна стала независимой, наряду с государственными пороховым и патронным заводом были построены еще два: по выпуску винтовок и авиационный. Кроме того, многие частные предприятия перешли на производство вооружения (от винтовок до минометов, орудий, боеприпасов и военных судов). В 1938 г. приступил к выпуску продукции государственный артиллерийский завод. Потенциал военной промышленности Финляндии был значительным, но до войны она не успела приступить к массовому производству артиллерийский орудий и стала работать на полную мощность только к январю 1940 г. 4

С началом мировой войны вероятность оказаться в нее втянутой стала для Финляндии реальной, и она попыталась ускорить приобретение оружия из-за границы. Однако в условиях международной обстановки того времени это было сделать весьма непросто. Многие страны не хотели продавать, по крайней мере, первоклассное вооружение, к тому же повышали цены в том случае, когда закупленное требовалось поставить в определенные сроки. Тем не менее на этом этапе была получена значительная часть заказов: винтовки русского образца из Югославии, самолеты из Италии, зенитные орудия из Венгрии, зенитные и противотанковые орудия из Швеции. Англия и Франция не хотели продавать оружие, в котором сами испытывали потребность. 5 В то же время США в принципе согласились поставить Финляндии оружие, находившееся вне армейских складов. Велись переговоры с Германией о возможности обмена самолетов и артиллерийских орудий на медь и никель. В октябре 1939 г. с нею была заключена сделка о поставке 134 зенитных орудий 2-мм калибра, но до начала зимней войны в Финляндию было переправлено лишь 40 единиц. Затем Германии пришлось запретить поставки из-за протеста Советского Союза. Фактически же вторая партия из 20 орудий была отправлена после начала войны. Так или иначе, но Германия прекратила теперь выполнение заказа и к тому же препятствовала поставке в Финляндию через свою территорию итальянских самолетов, в результате чего в Финляндию поступило их лишь небольшое число. 6 Кроме того, не только Германия, но и Франция тормозила доставку приобретенных финнами винтовок, опасаясь, что немцы перехватят их в пути. 7 В целом поставки оружия в условиях военного времени происходили крайне медленно, не считая тех, которые шли из Швеции. Но они были весьма незначительными.

10 ноября 1939 г. финляндский Совет по вооружению доложил о сложившейся ситуации Государственному совету. Из доклада следовало, что в материальном обеспечении армии имеются существенные недостатки. Положение с вооружением пехоты (винтовки, автоматы и пулеметы, минометы) было удовлетворительным, но очень мало имелось противотанковых и зенитных орудий; три пехотные дивизии, кроме винтовок, не имели никакого вооружения, а в пяти дивизиях отсутствовала артиллерия. По подсчетам, тяжелая артиллерия оказалась не обеспеченной снарядами даже на один месяц. По мнению главнокомандующего маршала Маннергейма, армия при этом вооружении была неспособна вести боевые действия, вследствие чего он незадолго до начала войны подал прошение об отставке, но с ее началом его аннулировал 8.

Количество вооружения пехоты финской армии к моменту развертывания военных действий 30 ноября 1939 г.:

винтовки – 254 520

пистолеты – 18 260

пистолеты-пулеметы – 4 150

ручные пулеметы – 4 060

станковые пулеметы – 2 405

минометы – 360

противотанковые орудия – 112 9

Большую часть из 418 современных безотказных орудий полевой артиллерии составляли легкие 76-мм. Имелось 32 тяжелых 6-дюймовых орудия, но и их средняя дальность ведения огня не превышала 10 км. Кроме того, на армейских складах находилось 238 устаревших, главным образом легких полевых орудий, из которых 73, а также 12 тяжелых 6-дюймовых орудий пришлось направить в войска 10.

Необходимо особо упомянуть о береговой артиллерии, основу которой составляло вооружение царского времени. Она была довольно эффективна и представляла собой ряд стационарных батарей из 305, 254 и 203-мм орудий, размещенных на побережье Финского залива. Наиболее распространенными здесь были 6-дюймовые орудия типа "Канет"11.

С началом войны решение, принятое Лигой наций 14 декабря 1939 г., согласно которому странам – членам этой организации следовало оказывать помощь Финляндии, улучшило ситуацию. Важным моментом было изменение позиции Англии и Франции, которые признали, что помощь Финляндии в войне соответствует их собственным интересам и противодействию Германии. Удалось разместить значительное количество заказов на поставки вооружения во многих странах: Швеции, Англии, Италии, Бельгии, США, Венгрии, Норвегии, Дании и Испании и в ряде других государств. Однако доставка его требовала много времени, из-за чего большая часть заказов поступила на завершающем этапе войны или даже после ее окончания. Другая проблема заключалась в крайней разнотипности вооружения. Как отмечал маршал Маннергейм в своих воспоминаниях, наше вооружение в итоге представляло собой набор всевозможных калибров и типов, и это обстоятельство нельзя было только констатировать. Оно создавало трудности и неразбериху как в его использовании, так и оснащении им. Необходимость покупать все, что только было возможно, привела еще и к тому, что во многих случаях цена (поставок. – Ред.) была несравнимо выше, чем если бы они были осуществлены в мирное время"12.

Вооружение было разнокалиберным. К примеру, в пехоте основной была солдатская винтовка русского образца с 7,62-мм патроном. Непосредственно перед войной Финляндия получила из Югославии 60 тыс. винтовок русского образца, из которых половина были приспособлены для стрельбы итальянскими патронами и требовали предварительной реконструкции. В середине 1940 г. из Швеции поступило 77 тыс. винтовок 6,5-мм калибра, которые были переданы тыловым частям и войскам береговой обороны. Кроме того, в Италии приобрели 100 тыс. 7,35-мм винтовок системы "Терни", доставленных в Финляндию после окончания войны. Производимый в стране ручной пулемет системы Лахти-Салоранта стрелял 7,62-мм патронами, как и 1574 трофейных пулемета Дегтярева. Помимо этого из-за границы в ходе войны были получены ручные пулеметы: 700 из Бельгии системы "Браунинг" калибра 7,9 мм, 5000 из Франции (8 мм), 100 из Швеции (7,7 мм). Кроме того, из Англии в январе поступило еще 100 станковых пулеметов "Виккерс" 7,7-мм калибра. Разнотипность вооружения была характерна и для такого рода войск, как артиллерия, а также для военно-воздушных сил. Это крайне осложняло освоение, использование и обслуживание оружия и боевой техники 13.

Количество вооружения пехоты финской армии к концу войны (на 13 марта 1940 г.):

винтовки – 416 074

пистолеты – 26 800

пистолеты-пулеметы – 4 704

ручные пулеметы – 11 647

станковые пулеметы – 3 475

противотанковые ружья – 130

противотанковые орудия – 241

из них 37-мм калибра – 164

25-мм " – 22

45-мм " – 55

минометы – 818

из них 81-мм калибра – 788

82-мм " – 15

50-мм " – 15

Большая часть нового вооружения, поступавшего в финскую армию во время войны, была собственного производства, за исключением ручных пулеметов, а также полевых орудий, выпуск которых не удалось наладить 14. Это видно из следующей таблицы:

Вооружение Количество

Произведено в Приобретено за Захвачено в

Финляндии границей качестве трофеев

Винтовки 82 570 77 300 25 248

Пистолеты-пулеметы 1265 – 54

Ручные пулеметы 960 5800 1574

Станковые пулеметы 605 100 954

Противотанковые

орудия:

калибр 37 мм 105 18 2

калибр 45 мм – - 123 1*

Полевые орудия, – 395 2* 160

в том числе

безоткатные – 182 3* -

Минометы 272 216 94 4*

1* 57 поступило в войска.

2 * Намечалось закупить и получить безвозмездно из-за границы 754. в их числе 232

безоткатных.

3* 130 поступило в войска, из них 32 направлено на фронт.

4* 30 направлено в войска.

Из Швеции было получено 101 орудие, что в общей массе не составляло большого вклада. Однако это были новейшие образцы и быстро вводились в действие. Трофейные орудия использовались на фронте в незначительном количестве, так как их ремонт отнимал много времени.

По целому ряду причин не сразу удавалось использовать полученное вооружение: необходимо было провести его испытания, отладку прицельных механизмов в соответствии с финскими нормами, модернизировать транспортные средства. Особую проблему представляла недостаточная обученность кадров артиллеристов. Установлено, что за весь период войны прирост огневой мощи финской артиллерии был незначительным. Влияла также существенная нехватка боеприпасов 15.

Снарядов 76-мм калибра, которые были важнейшим типом боеприпасов, насчитывалось на 30 ноября 1939 г. 206 тыс., но к 13 марта 1940 г. их осталось только 81 тыс. Иными словами, ситуация была критической. Боеприпасов для легкой артиллерии имелось лишь на срок не более двух недель, и за их использованием устанавливался жесткий контроль. Собственная промышленность смогла поставить за время войны 246 тыс. артиллерийских снарядов 76-мм калибра, 42500 было получено из-за границы. Все 75-мм орудия и 168 тыс. снарядов к ним также были зарубежные.

С боеприпасами для пехотного оружия ситуация была удовлетворительной: 156 млн. патронов к винтовкам 7,62-мм калибра в начале войны и 127 млн. – к ее окончанию. Потребность оказалось возможным удовлетворить за счет внутреннего производства (43 млн. шт.). К пистолетам (автоматам) на конец войны имелось почти столько же патронов, как и в ее начале (21 900 тыс. – 20 750 тыс.), и половина их произведена в Финляндии (10 962 тыс.). Зато из-за границы доставляли патроны к новым типам оружия и значительное количество боеприпасов для минометов. На начало войны имелось 100 800 шт. мин 81-мм калибра; к ее окончанию – 142 тыс. шт. Во время войны собственная промышленность смогла поставить 259 тыс. мин и приблизительно такое же количество заграница. В отношении боеприпасов для противотанковых и зенитных орудий ключевое значение имела иностранная помощь, хотя довольно много их произвела сама Финляндия 16.

Таким образом, собственная промышленность смогла покрыть большую часть потребности в боеприпасах, однако нельзя отрицать важность иностранных поставок в этой области. Например, полученные из Франции в начале января 100 тыс. зарядов для минометов весьма помогли при отражении крупного наступления в феврале. Кроме того, существенным подспорьем были иностранные поставки зенитных и противотанковых орудий, а также снарядов к ним, поскольку возможности собственной промышленности оказались ограниченны. Зарубежная, прежде всего шведская, помощь во многом способствовала собственному производству боеприпасов 17.

Относительно военно-воздушных сил прежде всего отметим, что в начале войны в Финляндии имелось всего 114 исправных самолетов и 31 нуждался в ремонте. Из числа действовавших машин наиболее современными были построенные в стране по лицензиям истребители Фоккер-21 (31 шт.) и 18 бомбардировщиков "Бристоль Бленхейм", приобретенные в Англии до войны. Отчасти самолеты, к примеру 10 истребителей "Бристоль Бульдог" и 15 морских самолетов-разведчиков "Рипон", хотя и были пригодны для полетов, но уже устарели.

Во время войны Финляндия получила 134 самолета восьми различных типов, из которых все, за исключением бомбардировщиков "Бристоль Бленхейм", являлись новыми, а к концу боевых действий на вооружении ВВС Финляндии находились самолеты шестнадцати типов, в том числе учебных и трофейных. Авиационных двигателей насчитывалось 12 видов, систем радиосвязи – 11. Как и следовало ожидать, при этом возникли проблемы: самолеты "Гладиатор" забыли снабдить соответствующим ремонтным оборудованием, боеприпасами к пулеметам, а самолеты "Бленхейм" – системами радиосвязи и бомбодержателями.

Иностранные самолеты поступили в Финляндию только в начале 1940 г., за исключением двух марки Фиат Г-50 из Италии. В большинстве своем они доставлялись в разобранном виде, и основную их часть удалось использовать в боях только в начале февраля. Наиболее современные – 8 американских истребителей "Брустер" и 8 английских "Хаукер Харрикейн" – прибыли с таким опозданием, что их не успели использовать в боевых операциях. Поставки самолетов имели важное значение для воздушных сил, которые потеряли в ходе боевых действий 47 машин и вследствие аварий – 15. На 1 марта 1940 г. Финляндия располагала 117 боевыми самолетами, что было немногим больше, чем в начале войны, и ситуация в этом отношении вскоре даже улучшилась 18.

На вооружении флота в начале войны состояло 190 кораблей и 363 катера, причем большая их часть представляла собой старые русские легкие суда и модернизированные гражданские плавучие средства, не считая пяти подводных лодок, построенных в Финляндии, и двух броненосцев, которые были оснащены четырьмя 254-мм орудиями. Период действий военно-морского флота был кратким, и иностранные поставки в данном случае не имели практического значения, хотя заказы на оружие и боеприпасы были сделаны 19.

При оценке поддержки Финляндии различными странами в ходе зимней войны необходимо учитывать, что собственно помощью можно считать поставки, не предусматривавшие какой-либо компенсации. Но они составляли лишь незначительную часть от всех заказов, сделанных Финляндией в различных странах как во время войны, так и до ее начала. Нормальная торговля сама по себе не является помощью, хотя согласие на продажу вооружения в кризисной ситуации подразумевает также поддержку страны-получателя. При любом раскладе важнейшую роль в этом сыграла Швеция.

Имеются исследования, содержащие попытки оценить значение вклада различных стран, помогавших Финляндии в период зимней войны, на основе подсчета как оплаченных, так и безвозмездных поставок ей. В итоге предстает следующая картина (в млн. финских марок): Швеция – 1470, Италия – 790, Франция – 600, Англия – 500, Бельгия – 500, США – 270, Венгрия – 100, Норвегия – 80, Дания – 70, Испания -55, Швейцария – 35, Германия – 35. Что касается Германии, то, как ранее отмечалось, имеются в виду поставки зенитных орудий, сделанные до войны и непосредственно в начале ее. Из Швеции, кроме различных поставок, поступили добровольные пожертвования на сумму 500 млн. марок 20.

Следует отметить, что обещаний было значительно больше, чем самих поставок, но эти обещания способствовали укреплению морального духа финнов 21.

Помимо вооружения армии, важным, конечно, было и финансирование войны. До ее начала государственная экономика Финляндии находилась в отменном состоянии и иностранный долг был небольшим. Военные нужды удовлетворялись главным образом за счет внутреннего кредитования, хотя и иностранные займы имели, конечно, большое значение. Крупнейшими зарубежными заимодателями были США и Англия. Соединенные Штаты предоставили заем на сумму 30 млн. долл. (1380 млн. марок), что равнялось 1/3 государственного долга Финляндии в 1938 г. Заем из Англии составил 2 млн. ф.ст. (454 млн. марок). Размер внешнего долга страны в 1940 г. равнялся 3424 млн. марок, тогда как весь государственный долг к этому времени вырос до 17 031 млн. марок 22. Этих данных достаточно, чтобы показать, что зимняя война не финансировалась заграницей бесплатно.

В Финляндию также прибыли иностранные добровольцы. Собственно, желавших принять участие в военных действиях было довольно много из разных стран, вплоть до Южной Америки, Австралии и Китая. Однако в Финляндию прибыло 11 663 человека. Из них в боевых действиях участвовал только отряд шведов численностью 8 тыс. человек, который занимал участок фронта в направлении Салла с 29 февраля 1940 г. Кроме того, у шведов в Северной Финляндии имелась авиаэскадрилья и зенитная артиллерия. Помимо шведов в боях участвовали некоторые зарубежные летчики, а в тылу действовали британские пожарные 23.

Наиболее крупными отрядами добровольцев, кроме шведского (8 680 человек), были датский (944), норвежский (693), американских финнов (364) и венгерский (346). Из западноевропейских государств прибыло сравнительно немного добровольцев: из Бельгии – 51 человек, Англии – 13 и из Франции – 2 человека. Были и немцы – 18 человек. Помимо шведов, все другие нуждались в специальной подготовке. Исключением являлся легион американских финнов, который, однако, прибыл на фронт, когда боевые действия уже прекратились 24. По поводу использования немецких добровольцев нужно заметить, что, по мнению Маннергейма, прежде чем воспользоваться их услугами, требовалось удостовериться, что они не являются сторонниками нацистской системы 25.

Записаться добровольцами в финскую армию предлагалось русским и другим эмигрантам из числа народов Советского Союза, так же как небольшому числу военнопленных. Но к этим предложениям проявлялось все же довольно осторожное отношение. Вместе с тем на завершающем этапе войны подумывали о том, чтобы привлечь русских добровольцев. Предложения со стороны известных противников большевиков, таких, как, например, Керенский, считали в принципе интересными с пропагандистской точки зрения 26.

Оценивая в общем те ресурсы, которые Финляндия получила из-за границы в ходе боевых действий, можно констатировать, что наиболее эффективным все же явилось оборонительное сотрудничество финнов и шведов. Оно наметилось уже начиная с 20-х годов и Финляндия пыталась ориентироваться на него, особенно в конце 30-х годов, несмотря на противодействие со стороны Советского Союза.

Влияние великих держав на ведение войны Финляндией в военно-политическом плане было весьма значительным. Обещанная и оказанная ими помощь явилась очень важным моральным стимулом для Финляндии, хотя она успела использовать в боях лишь небольшую часть полученного от них вооружения. Сочувствие и поддержка со стороны США также имели моральное и экономическое значение. Следует, однако, констатировать, что с военной точки зрения Финляндия сражалась самостоятельно и сама оснащала свою армию. Но это никак не принижает значение поставок из-за границы.

1 Правда. 1940. 30 марта.

2 Mannerheim C.G.E. Muistelmat. Hels., 1952. Osa 2. S. 244-245; Nevakivi J. Apu, jota ei pyydetty. Liittoutuneet ja suomentalvisota, 1939-1940. Hels., 1972. S. 270.

3 Mannerheim C.G.E. Op. cit. S. 246.

4 Seppinen J. Talvisodan talous. Kansakunta sodassa. Hels., 1989. Osa 1. S. 176.

5 Haikio M. Maaliskuusta maaliskuuhun: Suomi Englannin politiikassa, 1939-1940. Porvoo, 1976. S. 54-62; Tirronen E., Huhtaniemi P. Taloudelliset puolustusvalmistelut, 1920- ja 1930-luvulla i/ Talvisodan historia. Porvoo, 1979. Osa 4. S. 260-261.

6 Tirronen E., Huhtaniemi P. Op. cit. S. 254-255, 268-270, 273-277.

7 Ibid. S. 261.

8 Ibid. S. 263; Mannerheim C.G.E. Op. cit S. 128-140.

9 Tirronen E., Huhtaniemi P. Op. cit. S. 297.

10 Paulaharju J. Kenttatykkien hankinnat ja menetykset sota-aikana, 1939-1945 // Sotahistoriallinen Aikakauskirja. Hels., 1991. Osa 10. S. 74-75.

11 Tirronen E., Huhtaniemi P. Op. cit. S. 301-310.

12 Mannerheim C.G.E. Op. cit. S. 246.

13 Tirronen E., Huhtaniemi P. Op. cit. S. 297-300.

14 Ibid.

15 Paulaharju J. Op. cit. S. 71-90.

16 Tirronen E., Huhtaniemi P. Op. cit. S. 301-310.

17 Ibid.

18 Ibid. S. 321-326; Nevakivi J.S. Op. cit. 125. 241.

19 Tirronen ?., Huhtaniemi P. Op. cit. 326-328.

20 Ibid. S. 289-291.

21 Nevakivi./. Euroopan suurvallat ja Suomen talvisota: Suomen turvallisuuspolitiikka. Hels. 1987. S. 62-63.

22 Seppinen J. Op. cit. S. 176; Suomen taloushistoria. Hels. 1983. Osa 3. S. 357-359.

23 Jarvela Т… Vourenmaa A. Ulkomaiset vapaaehtoiset // Talvisodan historia. Porvoo, 1979. Osa 4. S. 40-52.

24 Jarvela Т., Vuorenmaa A. Op. cit. S. 40-52. По этому вопросу см.: Brooke J. The Volunters: The Full Story of the Britsh Volunters in Finnland, 1939-1941. Worcester, 1990; Svenska frivilliga i Finland, 1939-1944 // Militarhistoriska Forlaget. 1989.

25 Ulkoasiainministerion arkisto. 109. C3. Kot. 12.

26 Ibid. Kot. 14.

ЭКОНОМИКА И ОБЩЕСТВО ФИНЛЯНДИИ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

© Г. Вихавайнен

После обретения независимости Финляндии утратила свою долю товарооборота на российском рынке, которая была для нее жизненно необходима, особенно в годы первой мировой войны. Однако эта потеря была возмещена за счет торговых связей с Западной Европой, которые прежде также были весьма важны для страны. В 1906- 1910 гг. доля торгового оборота Финляндии с Россией составляла 29%, тогда как доля Германии в ее внешней торговле равнялась 28%, Великобритании – 20%, 23% приходилось на остальные страны 1.

В 20-е годы в Финляндии начался период устойчивого экономического роста. Страна имела твердую денежную систему и в 1925 г. перешла на золотой стандарт. Финляндская марка оставалась относительно стабильной вплоть до второй мировой войны. Если в 1921 г. фунт стерлингов равнялся 199 финским маркам, то в 1930 г. – 193, а в 1938 г. – 2272. Благодаря жесткой экономической политике размер государственного долга был весьма незначительным. В 1938 г. он не превышал 1 тыс. марок на душу населения, 2/3 из которых приходились на внутренний долг 3. Великая депрессия коснулась и Финляндии. В начале 30-х годов ее валовой национальный продукт (ВНП) несколько уменьшился. Однако в целом финская экономика развивалась довольно быстрыми темпами. Среднегодовой рост промышленности в 1920-1938 гг. составил около 8%, а в 1933-1937 гг. промышленное производство ежегодно увеличивалось примерно на 15%. Едва ли какое-либо европейское государство было способно продемонстрировать столь же быстрые темпы развития промышленности 4.

Структура той части индустрии Финляндии, которая работала на экспорт, носила, однако, односторонний характер. Она по большей части ориентировалась на сбыт лесоматериалов, древесной целлюлозы и бумаги. Развивавшаяся столь же высокими темпами промышленность, работавшая на внутренний рынок, имела многоотраслевую структуру и была способна производить почти все необходимое – от обуви и одежды до кораблей и локомотивов, в том числе различные типы оружия и всевозможные боеприпасы. Например, суда ВМС Финляндии, вплоть до броненосцев и подводных лодок, были отечественного производства.

В 1937-1938 гг. важнейшими торговыми партнерами Финляндии были Великобритания (44% экспорта, 22% импорта), Германия (14% экспорта, 20% импорта) и США (9% экспорта, 9% импорта). Доля СССР как по экспорту, так и по импорту не превышала 1% 5.

Сельское хозяйство Финляндии также развивалось быстрыми темпами. До провозглашения независимости Финляндия была весьма зависима от импорта зерна, хотя, и экспортировала значительно количество продуктов маслоделия 6. К 1939 г. она почти добилась самообеспеченности сельскохозяйственной продукцией. Это было достигнуто как за счет освоения новых посевных площадей (с 1920 до 1940 г. они увеличились на 30%), так и благодаря новым методам обработки почвы. Поэтому во время зимней войны проблем с продовольствием не было. Правда, они появились в последующие годы второй мировой I войны отчасти из-за невозможности импортировать удобрения. Потеря карельских земель (15% от производства зерна) также имела негативные последствия. После зимней войны Финляндии смогла производить только 60-65% необходимого стране зерна 7.

В Финляндии хорошо понимали, что ведение современной войны легло бы тяжелым бременем на народное хозяйство. Поэтому в 1929 г. 1 был создан Экономический совет обороны. Правительство Финляндии стремилось с помощью законодательства поддерживать на достаточном уровне резервы продовольствия и энергоносителей на случай кризисной ситуации 8.

Большая часть депутатов, как из числа социал-демократов, так и аграриев, отрицательно относилась к использованию общественных накоплений для закупки оружия. Такую позицию они занимали до второй половины 30-х годов, когда военная угроза нависла над всей Европой. Как до, так и после зимней войны в Финляндии политиков критиковали за слишком малые ассигнования на оборону. "Модель Каяндера", получившая свое название по имени Каяндера, бывшего премьер-министра в 1937-1939 гг., и ассоциируемая с кое-как вооруженным финским солдатом (в гражданской одежде, с винтовкой в руке и с кокардой на меховом треухе в качестве единственного атрибута, указывающего на принадлежность к финской армии) символизировала плачевное положение со снабжением армии оружием, боеприпасами, амуницией и другими необходимыми материальными средствами. Более поздние исследования, однако, показали, что расходы Финляндии на вооружение в 30-е годы, если сравнить их с аналогичными затратами столь же небольших государств и принять во внимание экономические ресурсы, которыми она располагала, были все же довольно значительными 9.

В 20-е годы считалось, что "ахиллесовой пятой" обороны Финляндии являются слабые военно-морские силы. В 1927 г. был разработан закон о ВМС и создана береговая оборона. Для защиты Финляндии от высадки десанта с моря имелось два броненосца, четыре подводные лодки и несколько минных тральщиков.

На рубеже 20-х – 30-х годов в Финляндии в ходе обсуждения нужд армии было установлено, что состояние ее вооружения, по большей части российского производства, внушало тревогу. Чтобы исправить это положение, парламент разработал "кризисную программу", которая исполнялась, несмотря на общий экономический спад и крайнее напряжение в сфере государственных финансов, характерных для того времени. В 1938 г., когда военная угроза в Европе стала явной, парламент принял закон о снабжении армии, который определил программу военных приготовлений на 1938-1944 гг.

Уже в начале 30-х годов доля военных расходов составляла 20% всех расходов государства (примерно 4% ВНП). В экономически благоприятном 1938 г. эта доля равнялась 25% и согласно программе должна была возрасти в следующем году 10. Весьма значительные отчисления на вооружение, особенно в конце 30-х годов, стали возможны благодаря тому, что в первые два десятилетия независимости финская экономика в общем и целом развивалась успешно. Однако мобилизованная в 1939 г. армия была достаточно велика. В сухопутных войсках насчитывалось около 250 тыс. человек. Всего же на военной службе в соответствии со всеми принятыми законами по обороне находилось 337 тыс. человек. Поэтому не возникало проблем лишь с обеспечением сухопутных войск легким оружием и боеприпасами. Промышленность Финляндии не имела тогда возможности производить необходимое количество современного тяжелого оружия для сухопутных войск. Реальная сила Финляндии заключалась в человеческом факторе – в боевом мастерстве военнослужащих и их желании сражаться, а также в единодушии ее народа.

Общественное согласие в 1939 г. вовсе не было неким естественным предопределением. В начале 1918 г. в Финляндии шла бескомпромиссная гражданская война. В ходе ее правительство народных комиссаров России вооружало красных, насколько это позволяли его крайне ограниченные ресурсы. Белых поддерживали германские военные формирования. Гражданская война, которую белые не без причины называли "освободительной", оставила финляндскому обществу тяжелое наследство. Среди сражавшихся на стороне законного белого правительства погибло 3178 человек, и, кроме того, красный террор унес жизни 1600 человек. Потери красных были еще больше: на фронте погибли 3463 человека, жертвами белого террора пали 8300 человек, около 12 тыс. умерли в концентрационных лагерях летом 1918 г. Это высокий процент, если учесть, что все население страны того периода не превышало 3 млн. человек 11. Однако после окончания войны правая диктатура не установилась. Социал-демократическая партия восприняла реформистскую точку зрения, и ей удалось сохранить за собой 80 из 200 мест в парламенте. Часть бывших социал-демократов в 1918 г. в Москве основала Коммунистическую партию Финляндии.

Деятельность коммунистов в Финляндии была разносторонней и не преследовалась до 1930 г. Они участвовали в парламентских выборах, имея примерно 10% мест (27 мест в 1922 г., 18 – в 1924, 20 – в 1927 г. и 23 места в 1929 г.). В начале 30-х годов коммунистическая партия, а также праворадикальное лапуаское движение были запрещены. Напротив, жизнеспособная социал-демократическая партия продолжала оказывать сильное влияние на финскую политику и получила в 1939 г. 85 мест. Спустя десять лет после окончания гражданской войны, в 1926-1927 гг., в Финляндии было создано социал-демократическое правительство меньшинства во главе с премьер-министром Таннером. В 1937-1939 гг. социал-демократы и аграрии поделили между собой большинство мест в правительстве. В военные годы они также участвовали в правительстве 12.

Благодаря отмеченному ранее устойчивому экономическому развитию в 20-е – 30-е годы значительное внимание уделялось росту благосостояния граждан. В 1918 г. крестьянам было выделено около 100 тыс. новых сельскохозяйственных наделов. Финляндия была первой страной, в которой в 1917 г. вводился 8-часовой рабочий день, в 1921 г. – обязательное образование стало всеобщим. В 1939 г. все граждане получили право на пенсионное обеспечение.

Что касается ВНП на душу населения, то он почти удвоился за период с 1920 по 1938 гг. В этом отношении в 1938 г. Финляндия находилась примерно на уровне Нидерландов и Франции 13.

Однако духовные шрамы, оставленные гражданской войной 1918 г., оказали свое влияние на взаимоотношения социальных групп. Например, работодатели не соглашались на заключение коллективных договоров с профсоюзами (система, которая вступила в силу во Франции с 1938 г.). Шюцкор, полувоенная добровольная организация, корни которой восходили к белой гвардии 1918 г., не принимал в свои члены социал-демократов, равно как и социал-демократические организации не позволяли своим членам вступать в шюцкор. Это дало основание считать шюцкор "классовой" организацией, хотя она и не действовала в сфере политики, но оказывала добровольную помощь армии и другим законным институтам.

Начало войны в Европе тяжело ударило по финской экономике, рост которой находился в сильной зависимости от экспорта продукции. Теперь экспорт катастрофически упал. Индекс 1940 г. равнялся лишь 31 (в 1939 г. он составлял 100%). Это привело к существенному сокращению валютных доходов и государственного хозяйства, которое в значительной степени держалось на таможенных сборах. Крах внешней торговли повлек за собой дефицит топлива, удобрений и, соответственно, нехватку зерна и многих других товаров 14. Это также означало, что над десятками тысяч людей нависла угроза потери рабочих мест.

Вместе с тем, Финляндия все еще оставалась аграрной страной, что помогало ей справиться с этими потерями. Например, рабочие-лесозаготовители, не имея доходов, которые они получали в зимние месяцы, занимаясь при нормальных условиях лесозаготовками для нужд экспортного сектора, вернулись к занятию сельским хозяйством, так как в большинстве своем были мелкими земледельцами. Из-за нехватки каменного угля и нефти возрос также спрос на дрова. Осенью 1939 г. в Финляндии не возникла массовая безработица, и не в последнюю очередь по той причине, что мужчин, по возрасту пригодных для найма, призвали на строевую службу. Так называемые экстренные тренировочные занятия (замаскированная мобилизация) начались уже в октябре, вскоре после того, как из Москвы пришло приглашение на переговоры. Преобладание аграрного сектора в финской экономике сделало возможным направить для нужд армии в период зимней войны 70 тыс. лошадей 15. Это осложняло жизненно важную для страны проблему заготовки дров. Во время зимней войны Финляндия по-прежнему испытывала трудности во внешнеторговой сфере. Противоборствующие во второй мировой войне стороны объявили друг другу экономическую блокаду. Торговый договор Финляндии с одной из них был бы воспринят другой как отход от нейтралитета. Только надежда сохранить нейтралитет удержала Финляндию от подписания с Великобританией торгового договора осенью 1939 г. 16 Что касается Германии, то она ожидала быстрого краха Финляндии и поэтому вплоть до конца декабря отказывалась от переговоров о заключении с ней торгового договора, хотя и была заинтересована в финской меди. Новый торговый договор Германии с Финляндией был подписан лишь 12 марта 1940 г., когда выяснилось, что Финляндия способна выстоять 17.

Зимняя война легла тяжелым бременем на государственную экономику. Как уже отмечалось, экономическая ситуация накануне ее была хорошей. Расходы государства в 1938 г. составили 5535 млн. финских марок, а государственный долг – 4045 млн. К 1939 г. государственный долг был равен 6071 млн. финских марок, к 1940 г. -17031 млн. В 1939 г. внешний долг достиг 1865 млн. финских марок, а в 1930 г. – 3424 млн. 18. Иначе говоря, государство вынуждено было искать источники кредитования с тем, чтобы покрыть расходы, вызванные войной, и находило их за счет внутренних резервов. В чрезвычайной ситуации значительна сократились доходы от налогов. Индекс государственных доходов от налогов (100 в 1938 г.) равнялся 90 в 1939 г. и 71 в 1940 г., тогда как индекс государственных расходов составлял 149 в 1939 г. и 262 в 1940 г.

Расходы на военные цели, естественно, росли быстрее, чем любые другие. В 1938 г. их доля в ВНП была лишь 1,6%, в 1939 г. – 10% и в 1940 г. – 42%. В 1938 г. затраты на военные цели составляли 53% государственного бюджета, в 1940 г. – 77% 19.

Важнейшим иностранным источником финансирования были США. Финляндия получила от них кредит в 30 млн. долл. В период зимней войны это позволило ей сбалансировать разницу, возникшую из-за уменьшения доходов от налогов и сокращения валютных поступлений из-за границы. (В 1938 г. 1 долл. соответствовал 46,62 финских марок, так что сумма кредита равнялась около 1380 млн. финских марок, или примерно 1/3 государственного долга 1938 г.). С помощью этого кредита были приобретены необходимые продукты питания и сырье для производства. Великобритания предоставила Финляндии кредит на сумму около 2 млн. ф.ст. (по курсу 1938 г. это было 454 млн. финских марок) в начале марта, а Германия 12 марта согласилась на кредит в 10 млн. марок, который предполагалось погасить поставкой меди 20. В целом, благодаря созданному в мирное время экономическому потенциалу, народное хозяйство Финляндии оказалось способно успешно преодолеть трудности зимней войны в значительной мере за счет внутренних резервов. Заявление советской пропаганды до начала войны о том, что финская экономика потерпит крах из-за мобилизации и что страна полностью зависит от помощи извне, не подтвердилось.

Конечно, война прервала рост жизненного уровня населения. Уже осенью 1939 г. была введена система нормирования потребления сахара и кофе. Из продажи исчезла пшеничная мука. В 1940 г. реальные доходы индивидуального финского хозяйства сократились, примерно, на четверть по сравнению с 1938 г., снизившись до уровня 1934-1935 гг. 21

Государство потеряло большую часть своих доходов также вследствие уменьшения таможенных пошлин; для компенсации этих потерь подоходный налог на собственность повысили на 20-50% (с начала обретения независимости налог был прогрессивным, т.е. процент налогообложения возрастал пропорционально росту дохода). Был выпущен оборонный заем.

Остро стоял вопрос об обеспечении семей, чьи кормильцы были призваны в армию. Правительство объявило о продлении сроков выплаты заработной платы таким семьям. Некоторые работодатели отрицательно относились к этому указу. Однако со временем и они все же начали выполнять его. За добровольную работу членам этих семей также выплачивались определенные суммы денег 22.

Что касается политической арены, то правящая социал-демократическая партия получила на выборах 1939 г. четыре дополнительные места в парламенте. Профашистское Патриотическое народное движение потеряло шесть из четырнадцати имевшихся ранее мест в парламенте. Отчасти это было следствием агрессивной политики Германии 23. Антипатии к ней по сравнению с предшествовавшим периодом усилились после подписания пакта Молотова-Риббентропа. Этот пакт был ударом по профашистски и просоветски настроенным кругам и способствовал еще большему сплочению центристских сил 24. Когда в октябре 1939 г. пришло приглашение прибыть на переговоры в Москву, политическая система Финляндии была достаточно прочной. Вместе с тем ощущалась потребность в национальном единстве, хотя все партии предпочитали не делать из жизненно важных национальных проблем "яблоко раздора". Даже закон о защите республики, который давал правительству большие возможности для принятия чрезвычайных мер, был принят без особой критики 25.

Финская печать воздерживалась от разжигания политических споров. Официальная цензура была введена с началом войны. Лишь журнал "Сойхту" ("Факел") и газета "Суомен пиенвильелийа" ("Мелкий земледелец Финляндии") имели явно антиправительственный настрой. Обе получали поддержку из Москвы 26.

Средства массовой информации по возможности стремились умалчивать о том, что каким-то образом могло задеть СССР. Например, была отложена премьера фильма "Лихолетье", запрещены антирусские комментарии по радио 27.

Министр социальных дел К. Фагерхольм писал в передовой статье газеты "Суомен Сосиали-демокраатти" ("Финский социал-демократ") 31 октября 1939 г.: "Ни одна нация не может быть столь единой, как наш народ в этот час. Наш народ на все сто процентов сплотился для того, чтобы сохранить мир и независимость".

Уже весной в обществе значительно усилилась тревога за обеспечение безопасности страны, были начаты фортификационные работы, которые приобрели характер народного движения. Десятки тысяч людей главным образом молодых, участвовали в строительстве линии обороны на Карельском перешейке 28.

Сразу же после того, как из Москвы пришло приглашение прибыть на переговоры, финская армия начала проводить экстренные мероприятия, которые вскоре разрослись до полномасштабной мобилизации. Для такого поворота была очевидная психологическая готовность. События, решившие весной судьбу Чехословакии, осенью – Польши и совсем недавно – прибалтийских стран, со всей ясностью свидетельствовали о том, какими способами действовали великие державы.

Непосредственно после обнародования информации о переговорах в Москве в Финляндии приступили к эвакуации гражданского населения. За два дня Хельсинки покинули примерно 100 тыс. человек. Частично она прошла и во многих других городах. Было эвакуировано около 1/3 жителей Карельского перешейка 29.

Когда военная угроза стала явной, было мобилизовано, примерно, 300 тыс. человек и столько же гражданских лиц сменили постоянное жилье на временное убежище, оказавшись вне привычной обстановки и в отрыве от своих рабочих мест. В этой ситуации возникла опасность ухудшения настроения народа. Для контроля за его состоянием была создана особая организация из добровольцев – "Защита страны". Она помогала бороться со слухами. В конце октября в ней насчитывалось более тысячи членов. Из донесений этой организации, сообщений полиции и армии можно составить представление о реакции общественного мнения на изменение обстановки, о настроениях в народе и армии. Все донесения свидетельствовали о том, что подавляющее большинство поддерживало чрезвычайные меры правительства. Отношение общества к переговорам в Москве не было, однако, столь же жестким, как у правительства 30.

Поскольку чрезвычайное положение длилось довольно долго, это вызвало недовольство эвакуированных, желавших вернуться в свои дома. 22 ноября министерство внутренних дел согласилось на возвращение тех, кто эвакуировался добровольно 31. Одновременно в правительстве рассматривался вопрос о возможности демобилизации 50% войск 32. Обширная антифинская кампания, начатая в советской печати после последних переговоров во второй половине ноября, не оказала на финнов какого-либо воздействия. Финская печать не реагировала на выпады со стороны СССР 33.

В течение почти двух месяцев чрезвычайного положения, которое предшествовало началу войны, настрой финского общества был весьма устойчивым. Политика правительства не ставилась под сомнение, паники не возникло и не чувствовалось чрезмерной усталости в народе.

В отношении коммунистов министр внутренних дел Кекконен прибег к предупредительным мерам. 272 активиста были задержаны, препровождены в изолятор, но из-за протеста социал-демократов освобождены, за исключением 13 человек 34. Деятельность коммунистов не отличалась активностью отчасти в силу политической ситуации, частично вследствие мобилизации и мер, предпринятых полицией. Хотя в обществе коммунисты пользовались определенной поддержкой, в цело их влияние было незначительным.

Можно задать провокационный вопрос: было бы достигнуто единодушие в обществе, если бы "игра на нервах" продлилась более длительное время. Эвакуированные чувствовали свою никчемность, настроение в армии было отягощено длившимся неделями бездействием. Если бы СССР пошел на компромисс, демобилизация армии вылилась бы в массовую безработицу и правительство стало бы объектом критики, и не только советской пропаганды.

Другой возможный фактор, который мог бы расколоть народ Финляндии, – угрожающие требования со стороны СССР. Если бы правительство Финляндии оказалось перед необходимостью выбора – либо уступить СССР часть территории, либо вступить в войну, политическое бремя могло бы заметно увеличиться и таким образом затормозить процесс согласия в обществе. Сталин, однако, избавил финских политиков от подобного выбора. Неспровоцированное нападение на Финляндию оправдывало принятие контрмер финским правительством 35. Во многих смыслах, условия, которые породили дух зимней войны, были идеальными и однократными. Было достаточно времени для того, чтобы провести мобилизацию, подготовку войск, а также свыкнуться с опасностью войны.

За границей подчас сомневались, были ли финны действительно единодушны в том, чтобы оказать сопротивление требованиям СССР, а позднее – отразить нападение с его стороны. На этот вопрос следует ответить утвердительно. То обстоятельство, что СССР был агрессором, а также бомбардировки, которым зачастую подвергались гражданские объекты, были убедительной пропагандой в поддержку финского правительства. Неуклюже сработанная советская радиопропаганда вызывала иронию и действовала не на пользу своим целям. Правда, находились и такие, которых пропаганда одурманивала, но их было меньшинство.

Что до отношений между социальными группами, то война объединила все слои общества под национальными лозунгами. Процесс сплочения начался еще на этапе мобилизации 36. Социал-демократы, к которым, имея в виду их готовность защищать страны, правые круги относились с недоверием, принимали активное участие в формировании общественного мнения, делая акцент во многих речах и газетных публикациях на стремлении финского рабочего защищать свою страну и свое демократическое общество против восточной диктатуры, варварства и рабства 37.

В Финляндии в достаточной степени были осведомлены о сущности и природе сталинизма. Все знали, что в СССР имели место преследования финнов и что даже финский язык был запрещен. В начале 30-х годов тысячи финских рабочих эмигрировали в СССР в поисках работы, тысячи погибли, но сотни вернулись, чтобы поведать о своем опыте. Создание и программа терийокского "народного правительства" показывали всем и каждому, какие ставки были сделаны в игре 38.

Советская пропаганда принесла скромные плоды. Люди критически отнеслись к воззванию правительства Куусинена, в котором Финляндия изображалась как кровавая диктатура власти денег, а рабочим был обещан 8-часовой рабочий день, который в Финляндии существовал уже более 20 лет. СССР официально заявил, что его авиация не наносила ударов по финским городам, в то время как их жители были свидетелями обратного. Просчеты советской радиопропаганды были впоследствии использованы для издания книги, в которую вошли заимствованные из этой радиопропаганды цитаты 39.

Интеграция социальных слоев финляндского общества проявилась также в соглашении, в рамках которого союзы работодателей и трудящихся договорились в январе 1940 г. о принципах заключения коллективных договоров. Социал-демократическая партия и шюцкор достигли согласия о приеме социал-демократов в члены шюцкора 40.

Ненависть финнов была обращена не только против СССР, но и против Германии, которую считали союзником Сталина. Лиц, говоривших на немецком языке, которые не покинули Финляндию, подвергали оскорблениям. Флаги Германии были объектом надругательства, а товары германского производства игнорировались. Посол Блюхер, который переехал из Хельсинки в Кило, чувствовал себя словно в стане противника 41. В народе ходили упорные слухи о том, что германские войска сражались против финских войск 42.

Среди большой части граждан Финляндии господствовало далекое от реальности представление о силе финской армии. Поэтому, когда стало известно о первых успехах финских войск, некоторая часть населения расценила это как крупную победу Финляндии. Весть в январе о возможной помощи со стороны англо-французской коалиции укрепила у финской общественности надежду на благоприятный исход войны 43. Последующее советское наступление не сломило финнов ни на фронте, ни в тылу. Особенно стойко держались крестьяне и рабочие 44.

Конечный результат войны, условия заключения мира шокировали население. Возникли вопросы: почему поспешили отдать СССР намного большую территорию, чем он потребовал осенью 1939 г., почему граница должна проходить вдоль того рубежа, которого советские войска никогда не пересекали 45. Потеря значительной части древней исторической территории страны и бремя тысяч беженцев многим казались невыносимыми. Для президента Каллио подписание мирного договора было личным суровым испытанием, которое в итоге подорвало его здоровье. Каллио опасался также того, что народ мог не одобрить договор 46.

Чувство горечи проявлялось не столько по отношению к своему правительству, сколько к СССР, большевизму, Германии и даже Швеции 47. Ее правительство, которое не разрешило транзит войск западных союзников через свою территорию в Финляндию, в известной мере оказалось в глазах финского общества в положении "козла отпущения", несмотря на то, что шведы предоставили Финляндии крупномасштабную гуманитарную помощь. Что касается Германии, то считалось, что "она продала Финляндию СССР". На отношение к ней повлияли и многочисленные слухи об активном участии германских войск на стороне СССР 48.

Острота негодования, конечно, была направлена против СССР и его руководителей. Вместе с тем ставились под сомнение и действия правительства. Ожидалось, что новое правительство, которое было по существу похоже на прежнее, может столкнуться с большими политическими трудностями.

Однако реакция общественного мнения Финляндии на действия нового правительства оказалась позитивной, хотя в среде социал-демократов и возникла небольшая оппозиция. Общество мира и дружбы Финляндии и СССР организовало антиправительственные демонстрации, но в целом, несмотря на тяжелейшее положение, в котором находилась страна, дух единства, присущий периоду зимней войны, взял верх. Примером тому явилась поддержка населением "Союза братьев по оружию", основанного в августе 1940 г., в рамках которого социал-демократы и буржуазные круги совместными усилиями решали задачи социальной сферы. Союз противостоял как правому, так и левому экстремизму, действуя в интересах национального единства и избрав с этой целью лозунги традиционной свободы североевропейских государств. Уже в 1940 г. членами Союза было 83 тыс. человек 49. Иными словами война не сломила боевого духа народа и на лишила его надежды на будущее, хотя неуверенность в прочности обретенного мира, конечно же, существовала 50.

Наиболее актуальной из экономических и социальных проблем послевоенной весны была судьба 420 тыс. переселенцев, решение вопросов, связанных с их трудоустройством и жильем. Половину из них составляли земледельцы. В мае 350 тыс. переселенцев все еще жили на пособия для бедных. Парламент принял законы о наделении их землей и возмещении ущерба, причиненного войной, которые предусматривали крупные выплаты переселенцам как государством, так и землевладельцами 51.

По условиям мира Финляндия утратила 15% посевных площадей и значительную часть промышленности, в том числе бумажный комбинат Энсо, крупнейший в Европе. Линия границы перерезала Сайменский канал, который был жизненно важной артерией снабжения в Восточной Финляндии. Мирный договор не предполагал выплаты военных репараций, но СССР потребовал сумму в 95 млн. руб. в качестве возмещения за вывезенное с захваченной территории оборудование и порчу имущества. Финляндия также должна была передать СССР 350 морских и речных транспортных средств, 76 локомотивов, 2 тыс. вагонов, значительное число автомобилей. Безвозвратные потери 23 тыс. мужчин, которые находились в расцвете жизненных сил, десятки тысяч инвалидов и сирот наряду с человеческой трагедией означали также экономический ущерб 52.

Угрозы возникновения массовой безработицы вследствие демобилизации удалось избежать отчасти при помощи организации работ по заготовке древесины, строительству фортификационных сооружений вдоль новой пограничной линии между СССР и Финляндией, ликвидации разрушений, причиненных военными действиями, а также частично за счет того, что значительная часть военнослужащих не была демобилизована 53.

Страна нуждалась в крупных кредитах. Частично расходы возмещались путем эмиссии бумажных денег. В результате возникла инфляция, которая заметно поколебала ранее стабильную финскую марку. В 1941 г. индекс стоимости жизни (с учетом цен на черном рынке) равнялся 147, а индекс оптовых цен – 173 (100 в 1938 г.)54.

Помимо необходимости разрешения проблем, обусловленных военными потерями, международным положением и внутренними трудностями, необходимо было заботиться об обороне страны. 100 тыс. человек оставались под ружьем. Обустройство новой границы потребовало 1 600 млн. финских марок. Осенью 1940 г. на фортификационных работах было занято свыше 20 тыс., а в марте 1941 г. – 35 тыс. мужчин 55. Военная промышленность Финляндии, работавшая к началу 1940 г. на полную мощность, продолжала производить оружие 56.

Как отмечено ранее, все эти факторы были бременем для государственной экономики и снизили жизненный уровень населения примерно на 1/4. Как бы там ни было, экономика и общество Финляндии сумело выдержать трудности войны и демобилизации не только в материальном, но и в моральном отношении. В конечном итоге военная готовность страны к нанесению удара летом 1941 г. была значительно выше, чем в 1939 г.57

1 Rasila V. Kauppa ja rahaliitto // Suomen taloushistoria. Hels., 1982. Osa II. S. 97.

2 Suvanto A. Raha-ja luottomarkkinat // Ibid. S. 297, 300.

3 Pihkala E. Sopeutuminen rauhaan // Ibid. S. 359.

4 Ahvenainen J., Kuusitera A. Teollisuus-ja rakennustoimita // Ibid. S. 222-226.

5 Pihkala E. Kauppa sotien valisella kaudella // Ibid. S. 269.

6 Julikkala E. Omavaraiseen maatalouteen // Ibid. S. 216-221.

7 Pihkala E. Sotatalous, 1939-1944 // Ibid. S. 318.

8 Tirronen E., Huhtaniemi. P. Taloudelliset puolustusvalmistelut 1920-ja-1930-luvulla // Talvisodan historia. Porvoo, 1979. Osa IV. S. 238-241.

9 Hietanen S. Maanpuolustus ja yhtenaistyva kansakunta // Kansakunta sodassa. Hels., 1989.

Osa I. S. 68-85.

10 Ibid. S. 73-75.

11 Rasila V. Op. cit. S. 88-89.

12 Jutikkala E. "Ensimmainen tasavalta", 1919-1945 // Suomen poliittinen historia. Porvoo, 1977. Osa II. S. 141-197.

13 Ahvenainen J., Vartiainen H. Itsenaisen Suomen talouspolitiikka // Suomen taloushistoria. Osa II. S. 308-316.

14 Pihkala E. Sotatalous, 1939-1944. S. 322-325.

15 Hietanen S. Op. cit. S. 75-76; Seppinen I. Talvisodan talous // Kansakunta sodassa. Hels., 1989. Osa I. S. 173. [b Seppinen 1. Op. cit. S. 173.

17 Ibid. S. 176-178; Seppinen I. Suomen ulkomaankaupan ehdot 1939-1944 // Historiallisia tutkimuksia. Hels., 1983. № 124. S. 35-37.

18 Pihkala E. Sopeutuminen rauhaan // Suomen taloushistoria. Osa II. S. 97.

19 Pihkala E. Sotatalous, 1939-1944. S. 325.

20 Seppinen I. Talvisodan talous. S. 176.

21 Pihkala E. Sotatalous, 1939-1944. S. 327.

22 Ahto S. Talvisodan henki. Mielialoja Suomessa talvella 1939-1940. Juva, 1989. S. 51.

23 Soikkanen T. Kansallinen eheytyminen – myytti vai todellisuus? Ulko- ja sisapolitiikan linjat ja vuorovaikutus Suomessa vuosina 1933-1939. Juva, 1984. S. 312-314.

24 Ibid. S. 320-328.

25 Ibid. S. 366-368.

26 Судоплатов П. Разведка и Кремль. М., 1996. С. 316.

27 Ahto S. Op. cit. S. 37; Zilliacus V. Yleisradiomme sotavuosina 1939-1944. Hels., 1991. S. 70.

28 Roudasmaa S. Linnoittaminen rauhan aikana // Talvisodan historia. Porvoo, 1978. Osa I. S. 220-224.

29 Soikkanen T. Op. cit. S. 352; Ahto S. Op. cit. S. 36.

30 Ahto S. Op. cit. S. 31-56, 59-67.

31 Ibid. S. 84.

32 Ibid. S. 82. "Ibid. S. 81.

34 Soikkanen T. Op. cit. S. 369.

35 Ahto S. Op. cit. S. 94-95.

36 Soikkanen T. Op. cit. S. 358-366.

37 Soikkanen H. Kohti kansanvaltaa. Joensuu, 1987. Osa II. S. 108-116; Ahto S. Op. cit. S. 122-126.

38 Ahto S. Op. cit. S. 120-124.

39 Jahvetti: Suomi Neuvostoliiton radiossa. Hels., 1942.

40 Valkonen M. Yhdessa elama turvalliseksi. Suomen ammattiyhdistysten keskusliitto, 1930-1947. Hels., 1987. S. 276-283.

41 Peltovuori R. Saksa ja Suomen talvisota. Hels., 1975. S. 113-119.

42 Ahto S. Op. cit. S. 295-296.

43 Ibid. S. 169-194.

44 Ibid. S. 289-295; Kansallisarkisto. Ed1. Рапорт о прослушивании телефонных разговоров от 13.03.1940; Sota-arkisto 3132/34. Рапорт отдела пропаганды генерального штаба от 1-15.03. 1940.

45 Ahto S. Op. cit. S. 307-316.

46 Ноккапеп К. Kyosti Kallio 1930-1940. Juva, 1986. S. 307; КА. ED 1. Рапорт организации "Защиты страны" от 13.03.1940 и 15.03.1940; рапорт цензуры телефонных разговоров от 13.03.1940.

47 КА. VTL EL1.

48 Peltovuori R. Op. cit. S. 113-119; Ahm S. Op. cit. S. 295-296.

49 Kuiha K. Aseveljien aika. Porvoo, 1980. S. 64-69, 82.

50 Ahto S. Op. cit. S. 307-314.

51 Hietanen S. Op. cit. S. 240-252.

52 Kallenautio J. Suomi katsoi eteensa. Itsenaisen Suomen ulkopolitiikka, 1917-1955. H 1985. S. 213.

53 Hietanen S. Yksimielisyytta ehdoitta // Kansakunta sodassa. Hels., 1989. Osa. S. 242, 243.

54 Pihkala E. Sotatalous, 1939-1944. S. 327.

55 Arimo R. Suomen linnoittamisen historia, 1918-1944 // Sotatieteen laitoksen julkaisuja. 1981. № 12. S. 274.

56 Hietanen S. Siirtovakikysymys syntyy // Kansakunta sodassa. Hels., 1989. Osa I. S. 257-261.

57 Ibid. S. 260-261.

ЭКОНОМИКА И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В СССР

© В.Н. Барышников

Война между Советским Союзом и Финляндией стала суровым испытанием не только для сражавшихся войск на фронте. Она явилась серьезной проверкой для обоих государств в экономической и социально-политической сферах. Естественно, в данном случае необходим и соответствующий учет их состояния в предшествующий войне период. Это дает возможность объективно оценить степень влияния существенных факторов хозяйственного и внутриполитического развития на военные действия, а также ответить на весьма важный вопрос: как произошло, что сравнительно небольшое государство – Финляндия смогла устоять в ходе войны, выдержав удар со стороны крупной державы – Советского Союза.

В канун второй мировой войны в экономике Советского Союза был сделан серьезный поворот в сторону усиления производства боевой техники и вооружения. Для этого потребовалось существенно изменить характер выпуска промышленной продукции в ряде отраслей, перестроив структуру их предприятий. Контроль со стороны правительства за осуществлявшимися преобразованиями и наращиванием производства новейших видов вооружения стал самым жестким. Отмечая особенности руководства оборонной промышленностью, нарком вооружения Б. Ванников писал, что "ее шефом, согласно распределению обязанностей между руководителями партии и правительства, тогда был H.A. Вознесенский, но фактически ею занимался И.В. Сталин 1.

Резкое увеличение выпуска вооружения при возросшем контроле за этим со стороны руководства страны вызвало рост диспропорции в экономике СССР в сторону военного производства. Нередко отдельные заводы не выполняли планов по выпуску гражданской продукции для населения, но значительно превышали задания по заказам оборонного характера 2.

Вместе с тем рост масштабов военного производства требовал все большего количества металла, которым трудно было в должной мере обеспечивать заводы. Это отрицательно сказывалось на выпуске не только гражданской, но и военной продукции. В 1939 г. и в первом квартале 1940 г. металлургическая промышленность уже не полностью покрывала нужды экономики 3.

Заметные трудности возникли и в машиностроении, важное место в котором занимал выпуск вооружения. Перераспределение материальных ресурсов в целях приоритетного обеспечения потребности оборонной сферы производства, темпы которого увеличились в три раза 4, вызвало отставание большинства других направлений этой отрасли.

Отрицательно также стало сказываться на экономике Советского Союза сокращение внешней торговли. Это было связано прежде всего с начавшейся второй мировой войной. Внешнеторговый оборот СССР уменьшился в 1939 г. по сравнению с предыдущим почти в два раза 5.

В результате нарушения экономических связей с Англией, занимавшей до этого первое место во внешней торговле Советского Союза, прекратились закупки продукции английской станкостроительной промышленности, которая была крайне важна и для военных заводов. Вообще тенденция к ограничению торговли с СССР стала проявляться у Англии с конца лета 1939 г.

Изменения в структуре советской экономики в связи с ограничением выпуска продукции, предназначавшейся для гражданских целей, и расширение масштабов работы оборонной промышленности не могло не сказаться на снабжении товарами и условиях жизни населения. Уменьшение товарной массы в сфере внутренней торговли вело к появлению дефицита на отдельные необходимые предметы и продукты питания. Произошло повышение цен на ряд товаров, а это, в свою очередь, повлекло за собою снижение жизненного уровня населения.

Стремление увеличить выпуск товаров народного потребления при отсутствии соответствующих возможностей вело к их ухудшению. В частности, предприятия легкой промышленности стали выпускать обувь, одежду, ткани более низкого качества. По словам наркома торговли РСФСР Д. Павлова, "лепили, как попало, лишь бы набрать количество, рубли, вал" 6. Снижение спроса на товары привело к тому, что в 1940 г. товарооборот на одного человека составил ничтожно малую сумму – 92 руб. в год 7.

Естественно, что увеличение военного производства требовало значительных денежных средств. Бюджетные ассигнования оборонной промышленности увеличились с 20,1 млрд. руб. в 1937 г. до 40,8 млрд. руб. в 1939 г., т. е. более чем в два раза. На военные цели в 1939 г. было израсходовано 25% всех денежных средств государственного бюджета страны, которые поступали непосредственно в наркомат обороны 8.

Дополнительные средства приходилось изыскивать внутри страны, в том числе и за счет увеличения налогообложения населения. В частности, был принят новый закон о налоге на доходы колхозников, который заметно снизил их жизненный уровень. Эта мера предусматривала дать государству ежегодные денежные поступления в размере около 850 млн. руб. 9. Вообще прогрессирующее налогообложение затронуло все категории граждан Советского Союза. В целом по стране в 1938-1940 гг. в среднем в год налоги, сборы и займы составляли около 18 млрд. руб. В 1940 г. величина их достигала почти 21 млрд. руб.10

Меры по увеличению финансирования оборонной промышленности в условиях складывавшейся международной обстановки являлись вынужденными и дали свой результат. Оснащенность Красной Армии вооружением и боевой техникой непрерывно возрастала. В рассматриваемый период ежегодно выпускалось более 3 тыс. самолетов, столько же танков и 5 тыс. различных орудий. По сравнению с началом 30-х годов количество самолетов увеличилось в 6,5 раза, танков – в 43 раза и артиллерии – в 7 раз 11. Особенно большой объем продукции дала оборонная промышленность в 1939 г.

Вместе с тем требовалось модернизировать боевую технику, заменять устаревшие ее образцы более совершенными, а не просто наращивать количество вооружения. Здесь было, однако, отставание. Не случайно, зарубежные наблюдатели обращали на это внимание, говоря, что "вводит в заблуждение количественный состав вооруженных сил России", поскольку "на бумаге эти цифры выглядят внушительными". Так считал английский военный атташе в Москве, имея в виду, в частности, что "советские военно-воздушные силы, хотя и внушительны по численности, не отвечают современным требованиям…"12.

В СССР не было налажено производство минометного и автоматического стрелкового оружия, ряда других видов вооружения, имевшихся в зарубежных армиях. Некоторая часть боевой техники уступала иностранным образцам. Все это сказывалось на уровне развития советских вооруженных сил. Он не отвечал уже требованиям времени 13, и это становилось все более очевидным.

Проблемы, связанные с качественным улучшением боевой техники и оружия, обсуждались высшим политическим и военным руководством в Москве в конце лета и осенью 1939 г. Тогда был принят ряд решений относительно преодоления имевшегося отставания и необходимости производства более современных видов военной техники и боеприпасов, новых типов самолетов и танков 14.

Но для реализации этих решений требовалось довольно продолжительное время и большие капиталовложения. В срочном порядке выполнить намеченное в полном объеме в конце 30-х – начале 40-х годов, естественно, не представлялось возможным. Ввиду качественного состояния отдельных важных видов вооружения, а также ущерба, который был нанесен репрессиями высшему командному составу Красной Армии, у некоторых иностранных военных экспертов и дипломатов складывалось мнение, что советские войска не готовы для ведения широкомасштабных наступательных действий, а лишь "в состоянии обеспечить оборону собственной территории"15. На заседании комитета но внешней политике кабинета министров Великобритании, состоявшемся 19 апреля 1939 г., при оценке военных возможностей СССР было высказано утверждение, что Советский Союз "не предпримет никаких боевых действий за пределами своих границ"16.

Вообще экономическое положение СССР и проблемы перевооружены Красной Армии вряд ли позволяли говорить о стремлении советского руководства ввязаться в войну, хотя бы локального характера, даже с уступающим по силе противником. Собственно, осенние переговоры 1939 г. СССР с Финляндией подтверждали это. Кстати, из германского посольства в Москве прямо заявили одному из представителей финляндской делегации А. Паасонену: "Никакой войны не будет, поскольку Красная Армия не готова к ней на пороге зимы"17.

Да и театр военных действий в североевропейской части СССР не имел подготовленных инженерных сооружений и транспортных коммуникаций. Здесь отсутствовали дороги, необходимые для быстрого сосредоточения войск или их перегруппировки в целях наступления 18. К тому же не было соответствующих топографических карт.

Очевидной являлась необеспеченность соединений и частей Красной Армии, размещавшихся на севере и северо-западе, всем необходимым для действий в суровых зимних условиях. Как свидетельствуют документы, "вопросы обеспечения теплыми вещами (ушанки, перчатки, валенки) не были проработаны и не ставились своевременно наркоматом обороны"19.

В случае возникновения военных действий на северо-западе Ленинград и ряд районов области неизбежно становились ближайшим тылом армии, а его промышленная база – главным арсеналом войск фронта. Какова же была готовность этого региона в экономическом отношении с учетом экстремальной обстановки военного времени? Перемены здесь происходили в общем плане осуществления мероприятий оборонительного характера, которые предусматривались перестройкой экономики страны. Прежде всего были пересмотрены производственные программы целого ряда заводов и фабрик Ленинграда 20. Это, естественно, вызвало осложнения в процессе производства. Новые задания потребовали резкого увеличения выпуска продукции, имевшей военное предназначение. Но достигнуть намеченного удалось далеко не сразу.

Серьезные трудности вызвала частичная мобилизация в ряды Красной Армии в сентябре 1939 г., охватившая и северо-западные районы страны. В результате тысячи работников ленинградских предприятий были зачислены на воинскую службу, что привело к нехватке квалифицированных специалистов в промышленности. Вообще, как выяснилось впоследствии, в стране не было "твердо установленного порядка в бронировании рабочей силы на военное время"21.

К тому же работа ленинградской промышленности, значительная часть которой занималась выпуском военной продукции, зависела от бесперебойного снабжения электроэнергией. Между тем ее хронически не хватало. Об этом официально заявил с трибуны XVIII партийного съезда в марте 1939 г. один из ленинградских руководителей П.С. Попков: "Ленинград в течение последних двух лет ощущает острый недостаток электроэнергии"22. Устранить его за короткое время не представлялось возможным.

С началом зимней войны проблемы экономики Ленинградского региона еще более обострились. Обстановка в самом Ленинграде при этом стала типичной для прифронтового города. Как чисто военные соображения, связанные с введением светомаскировки, так и кризис с электроэнергией наложили отпечаток на облик Ленинграда. В вечернее и ночное время он погружался в полную темноту 23. Энергетические предприятия города выполняли годовой государственный план лишь на 69%, а мощность ленинградских электростанций использовалась не более чем на 50-55% из-за отсутствия должного количества топлива 24.

Перебои с подачей электроэнергии заметно сказывались на работе промышленных предприятий, вели к лимитированию объема выпускавшейся продукции. Серьезные проблемы возникли в таких отраслях промышленности, как металлообрабатывающая (ее предприятия не выполнили государственного плана 1939 г.), машиностроительная, химическая, цветная металлургия 25. Между тем именно эти отрасли были тесно связаны с военным производством.

Еще в более сложном положении оказался транспорт. Увеличение перевозок в северо-западном направлении – в ленинградский регион, Карелию, Заполярье, при слабой разветвленности дорог и недостаточной пропускной способности железнодорожных магистралей, нарушило нормальную работу транспорта. К тому же стала остро ощущаться нехватка товарных вагонов 26. В результате транспортировки войск, "пробок" на дорогах, недостатка топлива и других причин вместо увеличения перевозок грузов произошло их снижение. За три месяца войны их было доставлено на 10% меньше, чем за соответствующий период 1938-1939 гг., а в январе 1940 г. более чем на четверть меньше, чем в декабре 1939 г.27

Трудности военного времени сказались на положении Ленинграда. 20 февраля ряд предприятий города приостановил работу из-за непоступления угля 28. Перед его жителями встала продовольственная проблема. "Жутко, что делается, – писала в январе 1940 г. из Ленинграда мать одного из военнослужащих своему сыну, – в магазинах пусто, за хлебом страшные очереди, в продаже ни печенья, ни конфет, ни сахара" 29. Это подтверждалось также информацией побывавших в Ленинграде военнослужащих. "Я ездил в Ленинграда, – свидетельствовал один из них, – и убедился, насколько война отразилась на снабжении трудящихся: в магазинах ничего нет, даже хлеба недостает, а народ в городе только и ведет разговор о войне и трудностях"30.

Перебои в снабжении продуктами питания наблюдались и в войсках, о чем сообщалось в партийные органы и вышестоящему командованию. В одном из документов, поступившем с Карельского перешейка, лаконично констатировалось: "Сидим без продуктов"31.

Это было в 100 км от Ленинграда. Еще сложнее обстояло дело со снабжением войск, находившихся в восточной части Карелии и на Крайнем Севере, где не оказалось даже необходимых пищевых концентратов. Об этом позднее в документах засвидетельствовано так: "Наркомат обороны и промышленность не были подготовлены к изготовлению сухарей и концентратов. Упродснаб и генштаб недооценили значение этих продуктов для снабжения армии"32.

Перебои со снабжением войск, действовавших на фронте в условиях суровой зимы, не могли не отразиться на их моральном состоянии. Тем не менее гораздо более сильным фактором, побуждавшим преодолевать все трудности, являлись глубоко проникшая в сознание большинства участников боев вера в вынужденность войны с Финляндией в интересах обеспечения безопасности Ленинграда и северо-западных границ, убежденность в правоте позиции, занятой Советским Союзом.

Население приграничных районов Ленинградской области выражало, как свидетельствуют документы того времени, полное одобрение перехода в наступление Красной Армии. В одном из них сообщалось в Ленинградский обком партии: "Население гор. Сестрорецка 30 ноября восприняло орудийные залпы Красной Армии, знаменовавшие о начале наступления на финляндскую военщину, с облегчением и большое радостью"33. Сестрорецкий участок, как известно, являлся одним из главных при наступлении советских войск на выборгском направлении.

Тем большую уверенность в справедливость наступления Краснов Армии вселял тезис о том, что СССР "не покушается на национальную и политическую независимость финского народа"34, а стремится лишь "ликвидировать антисоветский военный плацдарм", созданный в Финляндии, правительственные круги которой действуют в интересах и при поддержке империалистических держав Запада. Заключение договора о дружбе и взаимопомощи с созданным в Терийоки "народным правительством Финляндии" должно было стать весомым подтверждением указанного тезиса. В советской печати широко распространялась мысль о том, что Красная Армия призвана "оказать помощь финскому народу" освободиться от власти тех, кто "вверг страну в войну с Советским Союзом", и вновь обрести мир 35.

В Ленинграде развернулась работа по разъяснению политики советского правительства в отношении Финляндии. На предприятиях города ее вели агитаторы, которых здесь насчитывалось до 60 тыс. Среди населения распространялось более 440 тыс. газет различных наименований и 670 тыс. экземпляров журналов 36, многие их публикации посвящались официальным материалам, касавшимся зимней войны и ее хода. Опытные партийные работники, пропагандисты, преподаватели высших учебных заведений, литераторы выступали в печати, по радио и в различных производственных коллективах, решая эту задачу. На фронт выехали такие писатели, как А.Т. Твардовский, С.Я. Маршак, СВ. Михалков, Н.Е. Вирта, A.A. Прокофьев, М.А. Дудин и др. В директиве начальника политуправления Ленинградского военного округа П.И. Горохова, направленной еще 23 ноября в войска, конкретно указывалось: "Мы идем не как завоеватели, а как друзья финского народа. Красная Армия поддержит финский народ, который стоит за дружбу с Советским Союзом и хочет иметь свое финляндское подлинно народное правительство"37.

Из донесений, поступавших в партийные органы и вышестоящему командованию, явствовало, что среди призывников запаса, направляемых в войска Ленинградского военного округа, и в его частях не наблюдалось каких-либо отрицательных эмоций в преддверии наступления Красной Армии. Докладывалось, в частности, что среди лиц финской национальности "настроение военнообязанных было хорошее"38.

В канун наступления в частях Ленинградского военного округа, на кораблях Краснознаменного Балтийского и Северного флотов велась постоянная разъяснительная работа. В одном из донесений в Москву из политуправления Балтийского флота сообщалось: "Ночь с 29 на 30 ноября все работники политуправления работали на кораблях и в частях, помогая военкомам организовать среди личного состава разъяснение внешней политики советского правительства"39. В другом документе сообщалось как бы о достигнутом результате: "Приказ о выступлении с оружием в руках встречен с исключительным подъемом"40.

Чувство уверенности в справедливость решения о применении силы при разрешении конфликта с Финляндией проявлялось в это время также среди подавляющего большинства гражданского населения. Характерно в этом отношении письмо рабочих Кировского завода бойцам, командирам и политработникам Ленинградского военного округа. "Все наши мысли и чувства, все желания и чаяния, – говорилось в нем, -направлены у нас сейчас к тому, чтобы как можно лучше, честнее и самоотверженнее трудиться на благо своей любимой Родины… А если понадобится, мы без колебания возьмем в руки оружие и вместе с вами до последней капли крови будем защищать наш родной город…41. При этом в письмах на фронт нередко присутствовала мысль о важности решения Красной Армией задачи "освобождения трудящихся Финляндии"42.

Вполне возможно, что отдельные письма, публиковавшиеся в печати, готовились лицами, которые руководствовались пропагандистскими целями. Однако без риска впасть в ошибку можно утверждать, что страна, и прежде всего ленинградский регион, были уверены в справедливости и обоснованности действий Красной Армии в Финляндии по обеспечению безопасности СССР.

На предприятиях, выполнявших военные заказы, администрация встречала необходимую поддержку своих коллективов, когда требовалось быстрое выполнение производственных заданий. В связи с уходом на фронт квалифицированных специалистов многие работали сверхурочно. На отдельных заводах и фабриках Ленинграда, где выпускалась военная продукция, рабочие трудились по 20 часов в сутки 43, нередко совмещая ряд профессий. В начале 1940 г. число "многостаночников" и выполнявших работу по нескольким профессиям достигло на ленинградских предприятиях 19 тыс. человек 44.

В итоге советское правительство получило возможность в полной мере оценить результативность работы.

В экстремальных условиях войны ленинградская промышленность фактически превратилась в главный арсенал страны. В отчете ленинградских областной и городской партийных организаций констатировалось 21 апреля 1940 г., что удалось в значительной мере преодолеть трудности, имевшиеся в обеспечении промышленности топливом и сырьем, сделав это прежде всего за счет внутренних ресурсов региона 45. В 1939 г. произошло резкое повышение производительности труда – почти на 28% по сравнению с 1937 г. Дополнительный прирост выпускаемой продукции за счет сверхплановой производительности труда составил в денежном выражении 700 млн. руб. 46

В сложных условиях приходилось срочно осваивать выпуск совершенно новых видов военной продукции. В частности, была поставлена задача начать изготовление в большом количестве автоматического стрелкового оружия, фугасных мин и миноискателей, шанцевого инструмента, средств заграждения и различного военного снаряжения. Сталин потребовал от наркомата вооружения срочно наладить выпуск автоматов типа финского "Суоми", который показал высокие боевые качества. Для этого предлагалось возобновить ранее прерванное производство пистолета-пулемета Дегтярева, внеся в него конструктивные изменения с учетом положительных особенностей автомата "Суоми". Как вспоминал впоследствии нарком вооружения Б.Л. Ванников, "Сталин приказал все выпускаемые пистолеты-пулеметы комплектовать только такими же дисками, как "Суоми" 47.

То же самое произошло и с запуском в производство миноискателей, потребность в которых на фронте была исключительной. Ленинградским специалистам поручили срочно разработать конструкцию миноискателя. "Взволнованные, хотя и несколько озадаченные, инженеры и преподаватели разошлись по лабораториям, – вспоминал К.А. Мерецков. – Уже на следующий день первый образец миноискателя был готов" 48. Вскоре начался их массовый выпуск. Среди сконструированных в короткие сроки и запущенных в производство были новые полевые радиостанции, минометное вооружение, танковые тараны, бронещитки, бронесани, сухопутные торпеды 49. Самым крупным достижением явился выпуск на Кировском заводе новых тяжелых танков типа "KB". Они были испытаны при прорыве линии Маннергейма и сыграли там исключительно большую роль.

С ленинградских предприятий на фронт было направлено несколько специальных бригад рабочих для ремонта в боевых условиях выходившей из строя боевой техники 50. Они решали эту задачу в сложных зимних условиях, при отсутствии необходимых для ремонтных работ помещений.

Для облегчения положения бойцов, оказавшихся в суровых из-за морозов фронтовых условиях, ленинградские швейные и текстильные предприятия, изготавливавшие обмундирование для Красной Армии, трудились в исключительно жестком ритме. В ходе войны легкая промышленность Ленинграда и страны в целом направила за короткое время на фронт большое количество полушубков, теплого белья, головных уборов, валенок и другого зимнего обмундирования. Кроме того, были сконструированы и доставлены в действующую армию до 2,5 тыс. передвижных домиков, металлические печки-времянки и другие обогревательные приспособления 51.

Единение тыла с фронтом нашло красноречивое выражение в инициативных действиях населения страны.

Среди ленинградцев развернулось движение добровольцев, заявлявших о желании принять участие в боевых действиях. Из их числа было сформировано и отправлено на фронт шесть лыжных отрядов численностью около 4 тыс. человек 52.

Стремление оказать максимальную поддержку тем, кто сражался на фронте, выражалось в самых разнообразных формах. Тысячи рабочих, служащих, студентов Ленинграда дежурили в свободное время в госпиталях, помогая раненым. Свыше 60 тыс. ленинградцев стали донорами. Более 3,5 тыс. медицинских работников города и области были зачислены по их желанию в части, действовавшие на фронте 53.

Забота о бойцах действующей армии ярко проявилась в движении по оказанию помощи войскам теплой одеждой и подарками. В конце 1939 г. – начале 1940 г. из Ленинграда на фронт было отправлено 60 тыс. посылок. Всего жители города и области собрали, по неполным данным, подарков для бойцов на сумму свыше 40 млн. руб. 54 Масса писем поступала в партийные комитеты и местные органы власти с различного рода предложениями и советами относительно эффективности проведения операций и улучшения обстановки на фронте для достижения решительного успеха 55.

Несмотря на исключительно сложную обстановку, бойцы проявляли стойкость и упорство и при выполнении поставленных задач. Финны высоко оценили самоотверженность рядового и командного состава частей Красной Армии. Маршал Маннергейм писал, что "русский командный состав представлял собой людей смелых, с самообладанием", а "русский пехотинец был храбрым, стойким и малоприхотливым"56. Подтверждал это мнение также известный финский дипломат А. Пакаслахти. Он писал в своих мемуарах: "Вскоре мы поняли, что советские солдаты имели иммунитет к нашей пропаганде. Они сражались до последнего. И даже, оказавшись в безнадежном положении, они отказывались сдаться" 57. Объективность такого рода констатации не вызывает сомнений.

Но все же по мере того, как война принимала затяжной характер и обнаруживалась неподготовленность к ней Красной Армии, а утверждения о благожелательном отношении финского населения к вооруженной акции СССР оказались несостоятельными, на фронте и среди населения в тылу стало проявляться негативное отношение к войне. В адрес высшего военного командования и советского руководства даже раздавалась критика. В одном из документов политуправления Балтийского флота, где упоминались подобного рода факты, отмечалось, что "отрицательные настроения идут, главным образом, по линии неправильного понимания и истолкования войны с белофиннами…" 58. Среди высказываний военнослужащих доминировало прежде всего осуждение затянувшейся войны, приведшей к большим потерям. Утверждалось, что так "ей конца-края не будет"59. А по поводу отсутствия поддержки со стороны финского населения правительства О.В. Куусинена выражалось весьма определенное мнение: "Народное правительство создано Москвой" 60.

Но такого рода настроения появились лишь с января – начала февраля 1940 г. Они выражались как устно, так и преимущественно в анонимных письмах в адрес руководства страны и в органы печати. В одном из писем неизвестного автора в "Ленинградскую правду" от 3 февраля 1940 г. (оно было переслано A.A. Жданову) говорилось: "Войну наши руководители и представители не предусматривали, стратегический план ее проведения был недостаточно жизнен… недостаточно был пропитан заботой о своих людях, о своих бойцах, о своей армии… В результате получилось такое, что невольно начинаешь сомневаться в искренности наших руководителей… Легкой рукой тысячи бойцов 30 ноября в обмотках и ботинках были брошены на холодные болота, и результат известен… большие потери и много паники, много замерзших, много больных, много раненых, много мертвых"61.

Неудачное проведение наступления Красной Армии вызывало даже такое мнение, что "боевыми операциями кто-то руководит предательски". Делалось при этом предостережение, что в войсках может возникнуть "политическое недовольство" 62. Информация о подобного рода настроениях, естественно, докладывалась в вышестоящие органы, и принимались жесткие репрессивные меры. За высказывания с осуждением войны, а также направленные против правительства и руководства Красной Армии, было привлечено к суду военного трибунала 843 военнослужащих 63.

Вместе с тем ответственность за провалы операций наркомат обороны стремился переложить на командующих армиями, командиров соединений и отдельных частей. За время зимней войны от руководства войсками были отстранены 3 командующих армиями, 8 командиров корпусов, 9 командиров дивизий и 31 командир стрелковых полков 64. Такие решения принимались с ведома, а нередко и по инициативе Сталина. Военачальники, снятые с занимаемых постов, становились тем самым в глазах подчиненных и общественности конкретными виновниками всех неудач при осуществлении боевых операций.

В ходе тяжелых боев часть советских бойцов попала в плен. Всего их было чуть более 5 тыс. человек 65. Им пришлось пережить суровые испытания и после возвращения из плена. Многие подверглись репрессиям, как не выполнившие свой воинский долг. Военкоматам же было дано указание сообщать семьям тех военнослужащих, которые считались без вести пропавшими, как о погибших "в боях с финской белогвардейщиной"66. Тем самым предрешалась и судьба многих, кто оказался в плену.

Но, наряду с этим, последовало небывалое для Советского Союза награждение орденами и медалями участников войны. Сражавшимся на фронте, а также более тысячи ленинградцам, отличившимся при выполнении военных заказов, было вручено около 50 тыс. правительственных наград. Впервые очень большое число военнослужащих – свыше 400 человек удостоились высокого звания Героя Советского Союза 67.

Хотя в ходе войны провалы и просчеты в действиях высшего политического и военного руководства были очевидны, это всячески затушевывалось. Более того, подчеркивалась в ряде случаев его дальновидность. По словам Жданова, в руководящих кругах Советского Союза исходили из того, что военные действия с Финляндией будут иметь затяжной характер. Выступая в апреле 1940 г. по поводу итогов советско-финляндской войны, он заявил: "Главное командование и ЦК считали, по опыту прошлых войн в Финляндии, что вряд ли она окончится раньше августа месяца… На очень короткий срок мы не рассчитывали" 68.

В итоге внешнеполитическая обстановка и внутреннее положение в стране заставили принимать срочное решение о прекращении войны. Окончание ее в начале весны 1940 г. явилось довольно неожиданным для населения Советского Союза и было воспринято им в целом с несомненным облегчением. Вместе с тем многие не понимали, почему это произошло после прорыва линии Маннергейма, когда уже началось продвижение в глубь Финляндии. Высказывалось даже мнение, что "надо было довести войну до конца" 69. А что стало с "народным правительством"? В Ленинграде спрашивали: "Какова будет судьба правительства Отто Куусинена?" и "Что будет с договором, заключенным между СССР и правительством народно-демократической Финляндии?" 70.

Ответы на вопросы относительно "народного правительства" были официально даны не сразу, а несколько позднее. Когда последовало преобразование Карельской автономной республики в Карело-Финскую союзную республику, О.В. Куусинен стал председателем Президиума ее Верховного Совета.

Процессы, происходившие в Советском Союзе в ходе войны в экономической и социально-политической сферах, отражали сложность внутренней обстановки. Они явились непосредственной причиной того, что такая крупная держава, как СССР, оказалась в весьма затруднительном положении в войне с Финляндией, хотя в конечном итоге и достигла своих стратегических целей.

1 Ванников Б.Л. Из записок наркома // Новая и новейшая история. 1988. № 1. С. 95.

2 См.: Социалистическое народное хозяйство СССР в 1933-1940 гг. М., 1963. С. 172.

3 Там же. С. 214; Промышленность СССР: Стат. сб. М., 1957. С. 106.

4 Промышленность СССР: Стат. сб. С. 207,217, 220-224,226, 232, 236; Социалистическое народное хозяйство СССР в 1933-1940 гг. С. 260.

5 Социалистическое народное хозяйство СССР в 1933-1940 гг. С. 618.

6 Павлов Д.В. Из записок наркома. // Новая и новейшая история. 1988. № 6. С. 106.

7 Там же. С. 111.

8 История второй мировой войны, 1939-1945. М, 1974. Т. 2. С. 187.

9 Социалистическое народное хозяйство СССР в 1933-1940 гг. С. 590.

10 История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1974. Т. 3. С. 381.

11 Великая Отечественная война Советского Союза. М., 1965. С. 38; Социалистическое народное хозяйство СССР в 1933-1940 гг. С. 172.

12 На роковом пороге (из архивных материалов 1939 года) // Вопр. истории. 1989. № 11. С. 98.

13 См.: 50 лет Вооруженных Сил СССР. М., 1968. С. 233.

14 Там же. С. 224; История второй мировой войны, 1939-1945. Т. 2. С. 189.

15 На роковом пороге (из архивных материалов 1939 года). С. 95.

16 Там же. С. 93.

17 Paasonen А,. Marsalkan tiedustelupaallikona ja hallituksen asiamiehena. Hels., 1974. S. 60.

18 Из архивов партии // Известия ЦК КПСС. 1990. № 1. С. 194; Российский государственный военный архив. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 139. Л. 22 (Далее: РГВА).

19 Из архивов партии. С. 204.

20 Дзенискевич А.Р. Накануне и в дни испытания. Л., 1990. С. 52.

21 Из архивов партии. С. 198.

22 XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б): Стеногр. отчет. М., 1939. С. 368-369.

23 Очерки истории Ленинграда. Л., 1965. Т. 4. С. 413.

24 Очерки истории Ленинградской организации КПСС. Л., 1980. Т. 2. С. 559; Индустриализация северо-западного района в годы второй и третьей пятилеток. Л., 1969. С. 124.

25 Индустриализация северо-западного района в годы второй и третьей пятилеток.

С. 184, 189; Очерки истории Ленинградской организации КПСС. Т. 2. С. 559.

26 Социалистическое народное хозяйство СССР в 1933-1940 гг. С. 517.

27 Там же.

28 Там же.

29 Центральный государственный архив историко-партийных документов в Санкт-Петербурге. Ф. 24. Оп. 2в. Д. 4336. Л. 93. (Далее: ЦГАИПД С.-П.).

30 Российский государственный архив Военно-Морского Флота. Ф. Р-34. Оп. 6. Д. 835. Л. 236. (Далее: РГАВМФ).

31 ЦГАИПД С.-П. Ф. 24. Оп. 2в. Д. 3593. Л. 235.

32 Из архивов партии. С. 204.

33 ЦГАИПД С.-П. Ф. 4880. Оп. 1. Д. 367. Л. 94.

34 Там же. Ф. 24. Оп. 2в. Д. 3882. Л. 3.

35 Vihavainen Т. Marssi Helsinkiin. Hels., 1990. S. 44-49.

36 Дзенискевич А.Р. Указ. соч. С. 54.

37 РГВА. Ф. 25888. Оп. 13. Д. 30. Л. 6.

38 ЦГАИПД С.-П. Ф. 24. Оп. 2в. Д. 3687. Л. 22.

39 РГАВМФ. Ф. Р-1549. Оп. 1. Д. 223. Л. 6.

40 ЦГАИПД C.-IL Ф. 24. Оп. 2в. Д. 3882. Л. 29.

41 Цит. по: История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1974. С. 166.

42 ЦГАИПД С.-П. Ф. 24. Оп. 12. Д. 12. Л. 4.

43 Очерки истории Ленинграда. Т. 4. С. 415.

44 Очерки истории Ленинградской организации ВЛКСМ. Л., 1969 С 271.

45 Индустриализация северо-западного района в годы второй и третьей пятилеток. С. 190.

46 Там же. С. 398.

47 Ванников БД. Указ. соч. С. 112.

48 Мерецков К.А. На службе народу. М., 1968. С. 183.

49 Там же. С. 186; Воронов H.H. На службе военной. М., 1963. С. 137; История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1988. С. 144; Очерки истории Ленинграда. Т. 4. С. 415; История второй мировой войны. Т. 3. С. 385.

50 Очерки истории Ленинградской организации КПСС. Т. 2. С. 331.

51 История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1988. С. 135.

52 Очерки истории Ленинградской организации КПСС. Т. 2. С. 331.

53 ЦГАИПД С.-П. Ф. 24. Оп. 2в. Д. 4521. Л. 4; Очерки истории Ленинграда. Т. 4. С. 416; очерки истории Ленинградской организации КПСС. Т. 2. С. 568.

54 ЦГАИПД С.-П. Ф. 24. Оп. 2в. Д. 4521. Л. 9; Дзеникевич А.Р. Указ. соч. С. 60.

55 РГВА. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 323. Л. 93-200; Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1224. Л. 9-13.

56 Mannerheim G. Muistelmat. Hels., 1952. Osa II. S. 224, 225.

57 Pakaslahti A. Talvisodan poliittinen naytelma. Porvoo; Hels., 1970. S. 224.

58 РГАВМФ. Ф. P-34. On. 6, Д. 835. Л. 214.

59 Там же. Л. 215.

60 Там же. Л. 229; См.: РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1221. Л. 99; Ф. 34980. Оп. 5. Д. 46. Л. 3.

61 ЦГАИПД С.-П. Ф. 24. Оп. 22. Д. 226. Л. 42-44.

62 Там же. Д. 243. Л. 61.

63 Ващенко П.Ф. Если бы Финляндия и СССР… // Воен.-ист. журн. 1990. № 1. С. 34.

64 РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1378. Л. 155.

65 Там же. Д. 1395. Л. 285.

66 ЦГАИПД С.-П. Ф. 24. Оп. 26. Д. 4329. Л. 160.

67 История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1988. С. 145.

68 ЦГАИПД С.-П. Ф. 25. Оп. 2. Д. 2479. Л. 2.

69 Там же. Ф. 24. Оп. 2в. Д. 4020. Л. 127.

70 Там же. Л. 125-128; Л. 157-158; Д. 4077. Л. 107-108; РГАВМФ Ф. Р-34. Оп. 6. Д. 963. Л. 4, 41,65.

ТРУДНАЯ ДОРОГА К МИРУ

ПЕРВЫЕ ШАГИ К КОМПРОМИССУ

30 ноября 1939 года

© О. Вехвиляйнен

Во время осенних переговоров в Москве финская сторона была настроена против каких-либо уступок СССР. Но при этом почти никто серьезно не думал, что возможна война. Многие до последнего момента отказывались верить, что Советский Союз применит силу против своего малого соседа. За прошедшие недели после срыва переговоров, как казалось, ничто не предвещало войны, в стране утвердилась надежда, что все останется как было. Активная советская пропаганда против финского правительства воспринималась как попытка давления. Она не поколебала мирный настрой ни среди населения, ни в войсках, сосредоточенных у границы 1. Тем более тяжким оказалось осознание действительности. Сообщение 30 ноября о бомбардировке Хельсинки и Виипури, обстреле советской артиллерией финских объектов и переходе советских войск на многих участках финской границы быстро облетело всю Финляндию. В первый же день войны только при налете на Хельсинки погиб 91 житель, а число раненых было гораздо больше.

В правительстве А. Каяндера также не предполагали, что дело дойдет до войны. Министры склонны были думать, что на Финляндию будет оказываться и далее политические и психологическое давление либо советское правительство предложит начать новые переговоры. Даже после того, как на Хельсинки упали первые бомбы, некоторые из министров все еще сомневались в том, что это означает начало войны. Когда рано утром министр внутренних дел У. Кекконен сообщил по телефону премьер-министру А. Каяндеру, что советские войска пересекли границу, и потребовал безотлагательно созвать правительство, то услышал удивленный ответ: "Означает ли это, что нам необходимо собраться еще до начала рабочего времени"2. В течение дня истинное положение дел стало понятно и правительству. Вечером в стране было объявлено военное положение. Президент республики К. Каллио передал свои полномочия главнокомандующего армией маршалу К. Маннергейму.

Министр финансов В. Таннер также не хотел верить, что началась война. Она представлялась ему слишком неразумным способом решения спорных вопросов, и, тем не менее, он считал необходимым все же принимать во внимание вероятность нападения Советского Союза на Финляндию. Подписанный Советским Союзом с Германией договор о ненападении, оккупация им восточной части Польши, заключение договоров со странами Балтии и его требования к Финляндии давали основание предполагать, что Советский Союз отказался от выдвигавшихся им прежде принципов, предусматривавших в том числе и признание прав малых народов 3. Перед отъездом в Москву делегации, которую возглавил Ю. Паасикиви, на заседании Государственного совета Таннер говорил, что 90% граждан Финляндии хотели бы избежать войны 4. В Москве Таннер и Паасикиви были единого мнения относительно главной линии, хотя последний был более склонен к уступкам 5. Фактически же взгляды этих двух участников переговоров не имели никакого значения, поскольку решения принимало заседавшее в Хельсинки правительство. Когда 4 ноября Паасикиви и Таннер запросили правительство, имеют ли они право предложить в аренду СССР о-ов Юссарё вместо морской базы Ханко, в этом им было решительно отказано. Это и привело к срыву переговоров. Позднее Таннер и Паасикиви сделали вывод, что компромисса на переговорах можно было достигнуть, если бы правительство одобрило их предложение 6.

Возвратившись из Москвы, Таннер все же не решился оспаривать общее мнение, которое было против передачи СССР морской базы в устье Финского залива. Вместе с тем он надеялся, что Советский Союз предпримет новую инициативу, чтобы продолжить переговоры 7. Озабоченный нестабильностью экономики страны, он поддержал предложение Эркко частично ограничить мобилизацию. В конце ноября Паасикиви просил Таннера взять на себя инициативу возобновления переговоров с советским правительством, предлагал назначить даже Таннера вместо Эркко министром иностранных дел 8. Однако у министра Ю. Седерхьельма сложилось мнение, что Таннер хочет расколоть правительство, перейдя к политике частичных уступок 9. Тогда Таннер решил ждать, когда услышанный из Москвы "шум" заставит народ поверить в серьезность положения 10. Впоследствии он корил себя за то, что вовремя не воспротивился политике Эркко 11.

Изменить позицию правительства Каяндера, и прежде всего министра иностранных дел Эркко, разумеется же, было нелегко. "Красно-земельное правительство" из всех существовавших ранее правительств независимой Финляндии имело самую широкую парламентскую базу, которая была представлена основными крупными партиями рабочих и крестьян. На выборах в июле 1939 г. они добились внушительной победы 12. Иными словами, в начале московских переговоров власть Финляндии отражала настроения "как широких слоев ненаэлектризованного противоречиями населения курных изб, так и городских рабочих, имевших в своих домах плиту" 13. Подавляющее большинство населения одобряло линию Каяндера на переговорах 14.

30 ноября Таннер действовал все же решительно. Он надеялся, что еще не поздно продолжить переговоры с Москвой. Следовало образовать новое правительство и выступить с инициативой прекращения огня и возобновления переговоров. Во всяком случае, было необходимо, чтобы Эркко покинул свой пост, ибо этот министр стал олицетворением неуступчивости на переговорах.

Личные бумаги Эркко еще не использовались исследователями, и трудно с уверенностью сказать, на чем он основывался, отстаивая свою линию. Вероятно, оценку им обстановки предопределило взятое на себя обязательство проводить проскандинавскую нейтралистскую политику, а также представление о том, что юридические и моральные факторы делают положение Финляндии сильным. К тому же иностранная печать, за которой Эркко, несомненно, внимательно, следил, едва ли не хором вещала, что в споре с Советским Союзом право на стороне Финляндии и что нападение на нее СССР маловероятно 15. Будучи самоуверенным и волевым, сосредоточив в своих руках рычаги руководства, Эркко, как министр, сохранял внешне спокойствие и утверждал, что войны не будет. Но его оценка оказалась неверной. 30 ноября перед взором шведского посланника С. Салина предстал подавленный, "совершенно изнуренный" человек 16.

Каяндер в той обстановке также не был удачным выбором на пост премьера. Его критиковали за отсутствие опыта руководства. Советская печать вела против него кампанию грубых нападок, поэтому нельзя было ожидать, что Москва сядет за стол переговоров с возглавляемым им правительством. Таннер готов был к роспуску кабинета хотя бы таким путем, как выход из него социал-демократических министров, чего все же не потребовалось делать. Каяндер его поддержал. Правительство, которое совсем недавно получило единодушное доверие парламента, ушло в отставку.

Маршал Маннергейм не был удивлен появлением в небе Хельсинки бомбардировщиков. Именно этого он и опасался. Являясь председателем Совета обороны, которому с возникновением войны пришлось взять на себя обязанности верховного главнокомандующего, маршал еще в предшествовавшие годы говорил о необходимости вооружения. Он поддерживал также политику нейтралитета, которая бы основывалась на возможно большем сотрудничестве со Швецией. В преддверии осени, проявляя все большую озабоченность, он резко критиковал правительство Каяндера за то, что оно не предпринимало все необходимые меры для улучшения военной готовности государства. Это, пожалуй, нельзя признать в полной мере справедливым, поскольку правительство все же обращало на оборону страны значительно больше внимания, чем любое из его предшественников. Но у Маннергейма имелось свое мнение по поводу нехватки в армии зенитных и противотанковых орудий, слабости военно-воздушных сил и неполной обеспеченности боеприпасами. А самое худшее заключалось в том, что у России были развязаны руки для сосредоточения всех своих вооруженных сил против Финляндии. "Армия не способна вести войну", – заявил он министрам 17, а успеха она могла достигнуть лишь ценой больших людских потерь. В то же время выигрыш войны являлся для России вопросом престижа, и совершенно ясно, что по сравнению с Финляндией она располагает неограниченными ресурсами и Финляндия в конечном счете потерпела бы поражение 18. Так Маннергейм предсказал то, что затем в действительности произошло. Он настоятельно рекомендовал Финляндии идти на уступки СССР, что дало бы стране время для совершенствования военных приготовлений и упрочения связей со Швецией. На самом деле маршал, более склонный к компромиссам, чем правительство, не думал о значительных уступках – разве что о передаче о-вов Юссарё или Ерё для морской базы и; небольшой территории на Карельском перешейке, к чему и правительство было готово19. Когда Маннергейму не удалось получить поддержку правительства, он подал заявление об отставке, осудив политиков за действия, которые могли привести к войне 20. Он заявил Паасикиви, который пытался склонить его к изменению своего намерения, что не может участвовать в обмане народа 21. Но с возникновением войны все это осталось позади. Утром 30 ноября маршал встретился с министром обороны Ю. Ниукканеном и сказал ему: "Господин министр, я имею честь подтвердить, что готов исполнять функции верховного главнокомандующего" 22.

Министр Ниукканен не разделял пессимистических взглядов военных профессионалов относительно готовности Финляндии к обороне. Он исходил из того, что армия вполне способна противостоять СССР, который не может сконцентрировать большого количества войск против Финляндии. Являясь руководителем группы министров-аграриев в правительстве, этот карельский крестьянин, будучи изворотливым тактиком, был главным оппонентом Таннера. В области внешней политики он встал на сторону Эркко вместе с двумя другими министрами-аграриями: министром просвещения У. Ханнула и министром внутренних дел Кекконеном. Ниукканен представлял разделявшееся многими финнами мнение, что конечной целью Советского Союза являлось уничтожение самостоятельности Финляндии и выдвигавшиеся им территориальные требования имели одну направленность – способствовать укреплению его позиций для достижения этой цели. Он допускал возможность, что Советский Союз может напасть на Финляндию, но и в этом случае война будет лучшей альтернативой, чем территориальные уступки, которые не могли привести ни к чему иному, как к пути, избранному Чехословакией 23.

Таннер после отставки правительства Каяндера предложил, чтобы новым премьер-министром стал директор Финляндского банка Р. Рюти. До прихода "красноземельного правительства" две большие партии – социал-демократы и Аграрный союз считали необходимым, чтобы премьер-министр был от небольшой Прогрессивной партии, который мог бы сохранить внутри правительства равновесие. Кандидатура Рюти выдвигалась в премьер-министры еще в 1937 г., но тогда его отвергли и премьер-министром стал Каяндер. С возникновением войны Рюти отказывался от этого малопривлекательного тогда занятия, но Каллио и Таннер склонили его взять ношу на свои плечи. У Рюти была в деловом мире хорошая репутация как в стране, так и в англоязычных великих державах. В отличие от Каяндера он не подвергался осуждению в Советском Союзе и был подходящим партнером для переговоров в Москве. Поскольку правительству пока не оставалось иной альтернативы как вести войну, Рюти занялся внимательным изучением потребностей армии.

Таннер заявил, что охотно займет место министра иностранных дел, если это облегчит деятельность Рюти как премьер-министра, и проявил готовность сделать все возможное для достижения мира между Финляндией и Советским Союзом. Это намерение поддержали как Маннергейм, так и Паасикиви. Они, правда, не очень высоко оценивали дипломатический опыт Таннера, но считали, что теперь время не дипломатии, а борьбы. Таннер к тому же поддерживался внутренним фронтом. До тех пор, пока он мог быть министром иностранных дел, рабочие будут знать, что война не продлится дольше, чем это диктовалось необходимостью 24. У виднейшего руководителя финского рабочего движения Таннера оказалась тем самым ключевая позиция в правительстве Рюти. Ниукканен, второй сильный человек правительства Каяндера, продолжал оставаться министром обороны. Поскольку ставилась цель стремиться к новым переговорам с Советским Союзом, было естественным, что Паасикиви также вошел в правительство – его считали в стране лучшим знатоком российской политики. Образование правительства Рюти означало расширение основы "красноземельного правительства", создание пятью партиями национальной коалиции. Шведская народная партия вошла в правительство еще в октябре. Когда Паасикиви и ведущий промышленник В. Котилайнен стали членами нового кабинета, то Коалиционная партия также оказалась неофициально в правительстве. Из парламентских партий вне кабинета осталось только профашистское Патриотическое народное движение, но и оно заявило о своей поддержке политики правительства.

В сложившейся военной обстановке принятие внешнеполитических решений наталкивалось на ряд трудностей. Парламент переместился из Хельсинки в более безопасный район Похьянмаа. Президент Каллио, который, согласно конституции, должен был руководить внешней политикой, проявлял пассивность из-за слабого здоровья, кроме того, он просто плохо разбирался во внешнеполитических делах. В правительстве наиболее важные и конфиденциальные вопросы рассматривала комиссия по иностранным делам, другие же министры были не очень информированы. В эту комиссию, помимо Рюти, вошли Таннер, Паасикиви, Ниукканен, министр просвещения Ханнула, а также министр юстиции И. Сёдерхьельм, который представлял Шведскую народную партию. Фактически результаты работы этой комиссии зависели от взаимопонимания и сотрудничества прежде всего трех из первых упомянутых лиц. Они поддерживали связь с верховным главнокомандующим, советы и моральная поддержка которого необходимы были также и во внешнеполитических вопросах. В качестве связного с правительством Маннергейм назначил генерала Р. Вальдена.

Хельсинки ищет контактов для переговоров

Быстрая смена правительства в Хельсинки объяснялась исключительно интересами возобновления переговоров с Москвой. Поздно вечером 30 ноября печать сообщила, что кабинет Каяндера ушел в отставку, уступая место правительству, с которым советская сторона могла бы согласиться вести переговоры. Таннер уполномочил одного из сотрудников министерства иностранных дел просить посольство Соединенных Штатов передать эту информацию в Москву, поскольку у финнов не было уже с ней никакой связи 26. В народный комиссариат иностранных дел Советского Союза сообщение об этом поступило утром следующего дня, но посол Л. Штейнгардт смог переговорить с В.М. Молотовым только вечером. Когда посол задал вопрос о планах Советского Союза в отношении Финляндии, то Молотов сослался на свою речь от 29 ноября. В ней он говорил, что единственная цель предпринятых советским правительством мер – обеспечение безопасности Советского Союза и в особенности Ленинграда, и осудил финскую непримиримую, враждебную политику, проводимую в угоду иностранным империалистам. Молотов разъяснил Штейнгардту, что советское правительство было исключительно терпеливым в переговорах с Финляндией, срыв которых и привел к войне. Из-за упрямства Таннера не удалось достигнуть необходимого согласованного решения. Теперь тот же самый Таннер введен в руководство правительства Финляндии. Советский Союз не может иметь дело с таким правительством. Вместо этого принято решение вести переговоры с образованным в тот день правительством, возглавляемым О. Куусиненом. Чтобы дело было полностью ясным, ТАСС опубликовало текст его декларации. Штейнгардт сделал на основе этой беседы заключение, что Советский Союз склонен иметь в Финляндии такое правительство, которое подчинялось бы его воле, и не нуждается во вмешательстве третьей стороны 27.

Данная беседа и ее обнародование положили начало кампании против Таннера. Если верить дневнику А. Коллонтай, еще 2 ноября Молотов осудил "Таннера, как некого ловкого социал-демократа", без которого "хитрый старец" Паасикиви действовал бы рассудительнее 28. Сделать Таннера публично "козлом отпущения" было, конечно, в этом положении необходимо, поскольку нежелание Советского Союза вести переговоры с финляндским правительством получало очевидное обоснование. Вместе с тем существовала и другая причина: в борьбе за души финских трудящихся Таннер являлся главным противником Сталина и правительства Куусинена 29. В течение последующих десятилетий это мистифицированное осуждение Таннера использовалось в некоторых советских исторических работах для того, чтобы возложить часть вины за зимнюю войну на финнов.

Правительство Рюти исходило из того, что Финляндии надо было быть готовой к большим уступкам, чем те, которые рассматривал предшествовавший кабинет 30. 2 декабря во время заседания комиссии по иностранным делам совместно с президентом и верховным главнокомандующим пришло плохое известие: Швеция только что отклонила просьбу Финляндии направить шведские войска на Аландские острова. Таннер предложил тогда, чтобы правительство обратилось непосредственно к Москве для продолжения переговоров. Его поддержали Паасикиви, Рюти, а также и Маннергейм, который был очень обеспокоен нехваткой артиллерийских снарядов и опасался, что Швеция откажется переправлять военные материалы в Финляндию. Ниукканен внес предложение предоставить Германии Аландские острова в обмен на ее поддержку, но оно было отклонено без обсуждения 31.

В конце концов решили установить контакт с Москвой при посредничестве Швеции. 2 декабря шведское правительство получило из Хельсинки просьбу финского правительства безотлагательно выяснить, желает ли Москва вновь приступить к переговорам. При этом оно выражало готовность внести новые позитивные предложения для достижения взаимопонимания 32. Не дождавшись ответа, правительство Финляндии в тот же день направило в Женеву своему посланнику Холети указание просить генерального секретаря Лиги наций созвать Совет и Ассамблею для рассмотрения факта агрессии Советского Союза против Финляндии. Таннер и Паасикиви рассматривали это обращение как возможность обеспечить мир между Финляндией и Советским Союзом или в худшем случае побудить государства – члены Лиги наций предоставить финнам помощь 33.

На что могла бы согласиться Финляндия после возникновения войны? Финские руководящие деятели считали, что основой для ведения новых переговоров с Москвой должны быть обсуждавшиеся осенью вопросы. Финляндия была согласна занять и более уступчивую позицию. На вопрос Рюти, как далеко могла пойти Финляндия, не рискуя своей военной безопасностью, Маннергейм ответил: отдать морскую базу вне континентальной Финляндии, лучше всего острова. Паасикиви предложил передать для размещения морской базы о-ва Юссарё или Ерё и выразил надежду, что советская сторона удовлетворится территорией Ино на Карельском перешейке 34. Тем самым и новое правительство не было готово одобрить все требования, которые Советский Союз выдвигал на осенних переговорах, желая достигнуть компромисса. Никакого решения принято не было. Отказ советского правительства от переговоров с хельсинкским правительством сделал это ненужным.

Шведский посланник в Москве В. Винтер не смог выполнить данное ему поручение. Молотов отказался от встречи с ним. Нетрудно догадаться о действительной причине этого отказа. Советское правительство намеревалось сначала подписать с правительством Куусинена договор, который и был опубликован вечером 3 декабря. На следующий вечер Молотов уже был готов принять шведского посланника. Не проявив интереса к возможному содержанию "новых позитивных предложений" Финляндии, народный комиссар заявил, что его правительство не признает "так называемого правительства Финляндии", члены которого выехали из Хельсинки в неизвестном направлении. Оно признает только "демократическое правительство Финляндии", с которым заключен договор. На этом основании Молотов отверг право Швеции защищать интересы Финляндии в СССР. У Винтера сложилось впечатление, что советское правительство полностью удовлетворено положением, почти не сомневаясь в достижении своих целей в Финляндии, и ни в коем случае не допустит вмешательства третьей стороны 35. В тот же день, 4 декабря советское правительство отказалось принять участие в заседании Совета Лиги наций в Женеве. Это также обосновывалось ссылкой на правительство Куусинена.

Вопрос о создании правительства Куусинена и мотивах, побудивших принять такое решение, продолжает приковывать внимание финских историков. Со своей точки зрения рассматривают его в данной работе российские исследователи, придерживающиеся позиции, что суть вопроса заключалась в неверных расчетах Сталина на то, что финские трудящиеся окажут поддержку правительству Куусинена, под руководством которого в Финляндии будет установлена социалистическая система36. Такое истолкование не чуждо и финским историкам, но они вместе с тем задают вопрос: было ли в действительности советское руководство так плохо информировано, что, оказавшись введенным в заблуждение финскими эмигрантами, поверило в возможность возникновения в Финляндии новой революции, вдохновляемой "народным правительством". Поэтому, размышляя об агрессии под прикрытием оказания помощи революционному правительству, намерения советского руководства надо рассматривать с различных точек зрения – внешней и особенно внутренней.

Зимняя война и Лига наций

3 декабря постоянный представитель Финляндии в Лиге наций Холсти передал генеральному секретарю Ю. Авенолю обращение финского правительства, в котором заявлялось, что Советский Союз разорвал договор о ненападении и неожиданно вторгся на территорию Финляндии. В обращении содержалась просьба созвать Совет и Ассамблею Лиги наций, чтобы приостановить агрессию 38. Авеноль довел обращение Финляндии до сведения народного комиссариата иностранных дел Советского Союза и заявил, что по этому поводу в Женеве будут созваны Совет и Ассамблея Лиги наций. 4 декабря Молотов направил от имени советского правительства ответ Авенолю, в котором заявил, что СССР не будет участвовать в проводимых заседаниях, поскольку не находится в состоянии войны с Финляндией, а заключил договор о взаимопомощи с Финляндской демократической республикой, т.е. с "правительством Куусинена" 39.

Финское руководство, по-видимому, не возлагало особых надежд на Лигу наций. Вскоре после раздела Чехословакии премьер-министр Каяндер в речи, посвященной 21-й годовщине независимости Финляндии, сказал следующее: "Лига наций больше не является гарантом мира и безопасности малых народов, как это было прежде при ее основании. Теперь у малых народов отнято право решать вместе с великими державами судьбу государств. Мнения малых народов не спрашивают"40. Лично Холсти говорил своим друзьям в коридорах Лиги наций, что если благодаря его дипломатическому демаршу можно было получить сотню самолетов, то почти безразлично, какое решение приняла бы Лига наций 41.

Ранее, 29 ноября, Авеноль встретился в Париже с послом Соединенных Штатов У. Буллитом, а также вторым финским представителем в Лиге наций X. Холма, которым обещал, что "поскольку Финляндия обратилась к Лиге наций, то на Лиге наций совершенно определенно лежит ответственность собраться по ее просьбе"42. От закулисных действий Буллита, по-видимому, в решающей степени зависело рассмотрение этого вопроса в Лиге наций. Во всяком случае выступление дипломатов Латинской Америки можно считать его личной заслугой. Представитель Аргентины К. Пардо сказал позднее, что Буллита считали у них "доверенным лицом генерального секретаря" 43.

Во всяком случае события развивались как по заранее написанному сценарию. 5 декабря Пардо представил в секретариат Лиги наций протест по поводу того, что Советский Союз попрал принципы международного сотрудничества, и предложил безоговорочно исключить его из Лиги наций. Аналогичные телеграммы прислали правительства Уругвая и Венесуэлы 44. В телеграмме из Уругвая говорилось, что он выйдет из Лиги наций, если Советский Союз останется ее членом. Почти подобным было также заявление Аргентины 45.

Англия и Франция колебались. 7 декабря министр иностранных дел Галифакс писал Р. Батлеру, представителю Великобритании в Лиге наций: "Чем больше думаю об этом деле, тем меньше склоняюсь к мысли об исключении России. Попытайся воспрепятствовать этому. Если попытка все же не удастся, мне кажется, что у тебя не остается другой возможности, как голосовать за это" 46.

Таким образом, "письмо Холсти" обрело жизненную силу. 9 декабря генеральный секретарь Лиги наций направил письмо советскому временному поверенному в Париже Я.З. Сурицу, который тогда был членом различных ее комитетов, где заявлялось, что для прекращения конфликта между Советским Союзом и Финляндией необходимо обсудить этот вопрос на заседании Ассамблеи. Способ принятия санкций против Советского Союза (вопрос ставился именно так) был следующим: если большинство на Ассамблее проголосует за исключение, то на основе статьи 16 устава решение Ассамблеи надо было представить Совету.

Заседание 20-й Ассамблеи Лиги наций началось 11 декабря. После того, как представитель Финляндии Холсти ясно и вполне обоснованно раскрыл существо вопроса, Ассамблея поручила комитету из 13 членов изучить финляндский вопрос. Как сообщило ТАСС из Женевы, четыре страны, представители которых вошли в комитет, являлись воевавшими государствами (Франция, Великобритания, Канада и Индия), а три других – не имели отношений с Советским Союзом (Португалия, Венгрия и Венесуэла). К тому же Польша, правительство которой находилось в изгнании, занимала особую позицию.

Комитет направил правительству Советского Союза телеграмму, в которой предложил приостановить военные действия и начать мирные переговоры при посредничестве Ассамблеи. Участвовавший на заседании представитель Финляндии выразил удовлетворение этим предложением. Советское правительство отвергло его "по причине, которая была изложена народным комиссариатом иностранных дел в телеграмме от 4 декабря", а также заявило, что поскольку Совет Лиги наций и Ассамблея созваны для обсуждения письма Холсти, Советский Союз не будет участвовать в деятельности этих органов 47.

В это время в Ассамблее происходила смена тех членов Совета Лиги наций, полномочия которых истекли в 1939 г., в силу чего в кулуарах Лиги пытались активизировать свое влияние отдельные лица, озабоченные таким положением. В частности, представитель Китая Веллингтон Ку склонялся к тому, чтобы воздержаться от голосования в Совете Лиги наций после того, как вместо него была выдвинута кандидатура уступчивого египтянина. В то же время представитель Ирана заболел. Представители стран Латинской Америки, предложения которых были крайне радикальными, проявляли все большую активность. В кулуарах Лиги высказывались тогда так, что "храбрость наций возрастала прямо пропорционально удаленности их местонахождения от Финляндии" 48.

Комитет тринадцати представил Совету следующий проект резолюции, который зачитал представитель Боливии Коста де Релс: 1) членам Лиги наций следует рекомендовать, чтобы они поддержали Финляндию морально и предоставили ей по возможности материальную помощь; 2) необходимо приступить к осуществлению торгово-экономических санкций против Советского Союза; 3) Совету Лиги наций рекомендовать ввести в действие в отношении Советского Союза 4-й пункт 16-й статьи, который гласил, что нарушающий какое-либо определенное уставом обязательство может быть объявлен на основе принятого решения исключенным из членов Лиги и всех иных представительств в ее Совете. Когда 13 декабря резолюция была рассмотрена в Ассамблее, а на следующий день в ее Совете Лиги наций, то основную ее часть существенно изменили, сведя ее содержание к следующим двум пунктам: 1) осудить действия Советского Союза по отношению к Финляндии; 2) признать, что "Советский Союз своими действиями поставил себя вне Лиги наций. Из этого следовало, что он больше не является членом Лиги наций"49.

Неясная формулировка резолюции (хотя ее содержание и имело ссылку на 16-ю статью устава Лиги наций) не соответствовала тем рекомендациям, которые предусматривались статьей о введении санкций.

Большинство Ассамблеи (29 представителей из общего числа 52) и почти половина Совета (7 членов из 15) проголосовали за резолюцию. С юридической точки зрения решение подобного рода являлось спорным, что дало Москве повод квалифицировать его как " скандальное и незаконное". Советская печать, которая не дала достаточно компетентной оценки этому решению Лиги наций, особо осудила "англофранцузских поджигателей войны", а также "клику Маннергейма и Таннера". "Что касается Советского Союза, то он ни в коем случае не сомневается в состоявшемся провале Женевской резолюции", – писала 17 декабря 1939 г. газета "Известия".

Дело обстояло все же далеко не так. В мире поднялась волна осуждения Советского Союза. Общественные круги западных стран выражали солидарность с Финляндией. Так, например, на вопрос, "на чьей стороне ваши симпатии в данном конфликте?" в Соединенных Штатах 88% опрошенных заявили: "На финской", тогда как лишь 1% выразил симпатии России 50.

Подобное же отношение было продемонстрировано и во многих других странах Европы. То, что в решении Лиги наций в конечном счете осуждалась агрессия Советского Союза, имело большое моральное значение для финского правительства, народа и армии Финляндии. Но оно оставалось чисто моральным. Финляндия не получила той помощи военной техникой и оружием, на которую рассчитывала.

Интересы и действия Германии

Итак, попытки правительства Рюти возобновить переговорный процесс с Москвой при посредничестве Соединенных Штатов, Швеции или Лиги наций, оказались неудачными. Какие-то надежды в этом отношении возлагались и на Германию, но, как оказалось, без достаточных на то оснований.

В ходе начавшихся в октябре 1939 г. переговоров между Финляндией и Советским Союзом германское министерство иностранных дел дало понять финнам, что в договорах между Германией и Советским Союзом Финляндия оставлена в сфере интересов последнего. По различным каналам Германия неоднократно побуждала финнов проявлять уступчивость во избежание войны 51. После ее возникновения Германия официально придерживалась нейтралитета, но на деле занимала благожелательную к Советскому Союзу позицию. Действовавшие за рубежом немецкие дипломаты получили указание избегать в своих беседах антирусской тональности. Им следовало подчеркивать, насколько естественным являлось стремление Советского Союза обеспечить безопасность Ленинграда.

Вместе с тем рекомендовалось обращать внимание на то, что Финляндия перед войной холодно относилась к Германии и хотела сблизиться с Англией. К тому же еще и отвергла предлагавшийся Германией договор о ненападении, хотя у нее имелся такой договор с Советским Союзом 52. Вся немецкая печать опубликовала 8-9 декабря написанную, по-видимому, Гитлером, статью "Германия и финляндский вопрос". В ней осуждалась политика, проводившаяся Финляндией и другими северными странами по отношению к Лиге наций, а также систематическое подстрекательство, направленное против Германии. Наивно было ожидать, говорилось в статье, что Германия станет поддерживать все те малые страны, которым за их оскорбления, выходит, надо отвечать добром.

Позиция Германии к разгоравшейся войне между Советским Союзом и Финляндией диктовалась, конечно, тактическими соображениями. Нет никаких оснований считать, что Гитлер, заключая договор о ненападении со Сталиным, намеревался отказаться от последующих замыслов разгромить Советский Союз. Сначала ему требовалось, естественно, разбить Англию. До тех пор, пока сражение на Западе не было завершено, для Германии исключительно важно было обеспечить поддержание видимости хороших отношений с Советским Союзом. К тому же Советский Союз имел большое значение для немецкой военной экономики. Германия нуждалась в сырьевых ресурсах СССР и через его территорию могла перевозить необходимые грузы с Дальнего Востока. По этим причинам ее вмешательство в конфликт между Советским Союзом и государствами, входящими в сферу его интересов, или выражение какой-либо благожелательности по отношению к этим государствам были исключены 54.

Прошло, конечно, какое-то время, прежде чем в финских правительственных кругах осознали эту реальность. Попытки вовлечь Германию в посредническую деятельность для достижения мира основывались на представлении, что ее слово могло повлиять на Москву. Утром 4 декабря финляндский посланник в Берлине А. Вуоримаа просил Германию от имени своего правительства поддержать посреднические шаги Швеции. Кроме того, со стороны Дании, Норвегии, Бельгии и Венгрии также велся в Берлине зондаж относительно возможности Германии выполнить роль посредника. Германия отвергла все эти предложения, ссылаясь на то, что она не достигла бы успеха. Советский Союз не признавал никакого другого финского правительства, кроме правительства Куусинена, и считал, что он не находится в войне с Финляндией 55.

Но в Хельсинки все же продолжали теплиться надежды на Германию, особенно со стороны Паасикиви, Котилайнена и Ниукканена 56. Эти надежды, по-видимому, подогревал немецкий посланник в Хельсинки Блюхер, который обращался с настойчивой просьбой в германское министерство иностранных дел, чтобы Германия не забывала о Финляндии 57, руководствуясь своими интересами. 7 декабря, правительство решило направить в Берлин находившегося тогда в Стокгольме прежнего премьер-министра Т. Кивимяки. По словам Рюти, у Кивимяки имелись рекомендации, с помощью которых он мог вступить в переговоры с германским правительством. В задачу Кивимяки входило склонить Германию к оказанию воздействия на Советский Союз, чтобы он приступил к переговорам с хельсинкским правительством. При этом выражалась готовность обсуждать передачу о-вов Юссарё и Ерё в качестве базы. Кроме того, на него возлагалась надежда повлиять на Германию, чтобы она не признавала правительство Куусинена и продала бы Финляндии необходимое оружие при посредничестве Швеции, а также разрешила бы транзит вооружения через свою территорию 58.

Поездка Кивимяки не дала никаких результатов. Тем не менее Германия не признала правительство Куусинена, да это в Берлине и не предусматривалось. Блюхер получил от своего шефа строгое напоминание о том, что вопрос об отношении Германии к северным странам продиктован ее дружбой с Советским Союзом 59. Это, наконец, стали понимать также и финны. "Германия по рукам и ногам связана Россией и дает Советскому Союзу свободу действий в этой части Европы, как он хочет", – писал Паасикиви 60.

В действительности немецкое руководство вовсе не выражало абсолютного равнодушия к судьбе Финляндии. При этом особо сказывались военно-экономические соображения. Финляндия была поставщиком меди, необходимой для военной промышленности Германии, и вскоре обнаружилась ее заинтересованность также в приобретении финского никеля. В свою очередь Финляндия хотела закупать у Германии оружие. Не терпящим отлагательства было стремление финнов добиться получения немецких зенитных орудий, к тому же они рассчитывали и на передачу им польских военных трофеев. Уведомление, сделанное во второй половине октября Риббентропом о запрете на вывоз военных материалов в Финляндию, не воспрепятствовало тому, что в том же месяце на основе полученного от Гитлера особого разрешения было заключено соглашение относительно продажи Финляндии 20-мм зенитных орудий с транспортировкой их через Швецию. Финляндия со своей стороны обязалась увеличить поставку медной руды и ускорить ввод в действие никелевого рудника в Нивала 61.

Поставки немецких зенитных орудий Финляндии начались еще в ноябре и продолжались после того, как возникла зимняя война. Кроме того, через Германию перевозилась из Италии купленная финнами военная техника, преимущественно самолеты-истребители. Всего Германия успела направить в Финляндию 50 орудий с необходимыми для них снарядами, прежде чем шведская печать сообщила сенсацию о немецких поставках оружия. Для Германии раскрытие указанного факта было больше, чем неприятность. Ведь это явно противоречило договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. В соответствии с ним обе договаривавшиеся стороны обязаны были в любом случае воздерживаться от поддержки третьего государства, с которым оказался в войне партнер по договору 62. Советский Союз заявил резкий протест. Германия довольно решительно опровергла газетную информацию, касавшуюся данного дела, после чего Молотов вынужден был заявить, что он считает вопрос исчерпанным 63.

Затем в кругу высшего немецкого руководства начали обдумывать способ скрытной поставки оружия Финляндии. Особые усилия предпринимал Г. Геринг. Дело прояснилось лишь в конце декабря, когда Гитлер принял решение, согласно которому допускалось продавать или переправлять оружие, адресуя его исключительно шведскому правительству. Р Пелтовуори замечает, что вообще-то сам Гитлер не был против помощи Финляндии, но лишь таким способом, чтобы это никак не могло повредить самой Германии 64. Для нее продолжение сопротивления Финляндии было в тот момент выгодно, поскольку тем самым силы Советского Союза оказывались прикованными к Северу. Тем не менее выдвигающееся иногда в исследованиях утверждение, будто бы Гитлер на том этапе планировал использовать Финляндию в войне против Советского Союза, не подтверждается документами. Хотя Германия, несомненно, и проявляла лояльность по отношению к своему компаньону по договору – Советскому Союзу, нельзя не видеть между тем и поддержки ею Финляндии. Она продавала большое количество оружия Швеции, что позволяло ей направлять из собственных складов необходимое вооружение Финляндии. Германия к тому же не пыталась воспрепятствовать Швеции оказывать помощь Финляндии. Гитлер и Геринг заверяли, что Германия останется в стороне, если Швеция примет участие в войне между Финляндией и Советским Союзом, но при условии, чтобы это не привело к вмешательству Швеции в мировую войну на стороне западных держав 65.

Финляндия ищет поддержки Запада

После того, как стало ясно, что советское правительство отказывается от переговоров с Хельсинки и отвергает посреднические предложения, финнам не оставалось никакого иного выбора, кроме борьбы. Создание правительства Куусинена убеждало их в том, что они ведут войну не из-за частичного изменения границы и даже не из-за базы на Ханко, а за самостоятельность и демократию. За необходимой помощью оружием Паасикиви первым предложил обратиться к Соединенным Штатам и Англии. Русские, считал он, скорее проявят готовность вести переговоры, когда понесут тяжелое поражение 66. Рюти запросил у Англии и Франции бомбардировщики для нанесения удара по Ленинграду, а Таннер предложил западным державам использовать польские военные корабли для снабжения Финляндии через Петсамо 67.

После первых дней пребывания в состоянии неуверенности и шока финнов ободрили два обстоятельства: успехи в отражении ударов на фронте и пробудившаяся волна симпатий к ним заграницы. В течение декабря финский фронт повсюду стабилизировался, и стало ясно, что планы русских во многом не удались. Пессимизм Маннергейма сменился осторожными надеждами. Он признался Рюти, что вначале переоценил Красную Армию. При достаточной помощи из-за рубежа оружием и добровольцами Финляндия была бы способна продолжать войну 68. Иностранные наблюдатели вскоре убедились в ее способности обороняться. Норвежский атташе писал уже 6 декабря: "По моему разумению, финны относятся к ситуации спокойно и твердо намерены держаться. Но у них также вполне объяснимая озабоченность, связанная с военными материалами" 69.

Военные планы Финляндии основывались на том, что финской армии необходимо продержаться лишь до того, как придет помощь извне (под эгидой Лиги наций или любым другим путем). Прежде всего рассчитывали на Швецию, которая была заинтересована в сохранении независимости Финляндии. Она долгое время не проявляла заботы об укреплении своей обороны и начала вооружаться, когда мировая война была уже на пороге. Вместе с тем ее войска все же были хорошо приспособлены к действиям в климатических условиях севера. Генеральные штабы обеих стран давно вели конфиденциальные переговоры о том, каким образом перебрасывать в Финляндию шведские войска и военные материалы 70. Правительство Швеции, однако, ни на каком из этапов переговоров не связывало себя обязательством оказывать военную поддержку Финляндии. После возникновения зимней войны оно отклонило финскую просьбу направить шведские войска на Аландские острова. Это повлекло за собой отставку министра иностранных дел Р. Сандлера. Сформированное 13 декабря новое правительство Швеции, в котором место министра иностранных дел занял профессиональный дипломат К. Гюнтер, ставило своей целью удержать Швецию от вовлечения в мировую войну. Поэтому оно также уклонилось от вооруженного вмешательства в эту локальную войну. Вместе с тем Швеция так же, как и Норвегия, не заявила о своем нейтралитете по отношению к войне между Финляндией и СССР, поэтому ими допускалась возможность военных поставок в Финляндию. Из Швеции сюда транспортировалось оружие, а вскоре там спонтанно развернулось движение по вербовке шведских добровольцев. Но правительство П. Ханссона решительно противостояло всяческому давлению, чтобы заставить его послать в Финляндию кадровые войска 71.

Соединенные Штаты также не оправдывали надежд Финляндии. Вообще в Америке издавна благосклонно относились к этой небольшой демократической стране, которая проявила исключительную добропорядочность, выплатив Соединенным Штатам все свои долги, тогда как другие страны отказались это сделать 72. В знак симпатии к Финляндии из США во время зимней войны направлялась обильная гуманитарная помощь. Но попытки финнов получить из Америки кредит или закупить военные материалы большей частью отклонялись. В связи с принятием закона о нейтралитете президент и госсекретарь К. Хэлл проявляли осторожность 73.

В Англии и Франции нападение Советского Союза на Финляндию вызвало бурную реакцию среди населения. Пресса требовала оказать быструю и энергичную помощь Финляндии. Официальные круги отнеслись к этому событию, однако, довольно сдержанно. Из-за нарастания враждебности между Финляндией и СССР правительства Англии и Франции склонны были считать, что Финляндия для них потеряна. Правительству Рюти удалось все же довольно быстро возвратить доверие Лондона и Парижа. До войны Англия была важнейшим поставщиком оборудования для финских военно-воздушных сил. 4 декабря английское военное министерство решило удовлетворить просьбу Финляндии о продаже ей 20 истребителей "Глостер Гладиатор". Премьер-министр Чемберлен отклонил возражения, разъяснив, что продажа осуществляется по политическим соображениям 74.

Успешное сопротивление финнов на фронте в дальнейшем заметно увеличило готовность западных государств продавать или безвозмездно передавать Финляндии в ограниченном количестве военные материалы. В то же время они начали обдумывать, насколько выгодна им эта война для достижения собственных целей. С одной стороны, в Лондоне и Париже считали, что лучше всего действовать, используя в качестве плацдармов нейтральные государства, в то время как американцы и скандинавы склонялись к необходимости защиты непосредственно Финляндии, а с другой – значимость поддержки Финляндии виделась в том, что ее борьбой создавалась преграда проникновению Советского Союза на север, в Скандинавию и к побережью Атлантики. Во Франции правительство Даладье, исходя из чисто внутриполитических соображений, пыталось использовать антисоветские настроения населения для укрепления своих позиций.

На третьей неделе декабря в североевропейской политике союзников произошел поворот от выжидательной к активной позиции – стремление привлечь к союзническому фронту Швецию и Норвегию, а также пресечь поставки шведской руды в Германию. На заседании высшего военного совета 19 декабря премьер-министр Даладье впервые предложил послать войска союзников в Финляндию. 27 декабря правительства Англии и Франции направили Швеции и Норвегии ноты, в которых заявили о намерении на основе решения Лиги наций неофициально предложить косвенную помощь Финляндии. Они выразили надежду, что Швеция и Норвегия также окажут помощь Финляндии и облегчат ее доставку. Англо-французская сторона заверила правительства Швеции и Норвегии, что оградит их от возможных последствий такой помощи – иными словами, гарантировала им защиту в случае противодействия Германии 75.

Финны были заинтересованы в том, чтобы союзники склонили Швецию усилить помощь Финляндии. На заседании комиссии правительства по иностранным делам 9 декабря министр обороны Ниукканен с одобрения нескольких других министров высказался именно за это. Он считал, что если Швеция и Норвегия заявят о своем желании активно участвовать в войне, то Советский Союз приступит к переговорам. Таннер и Паасикиви были против того, чтобы упрашивать Великобританию оказать давление на Швецию 76. Вместе с тем как Таннер, так и Паасикиви были готовы одобрить принятие помощи от западных держав, полагая, что это склонит Советский Союз к миру.

22 декабря Таннер уполномочил начальника политического отдела министерства иностранных дел Пакаслахти направить посланникам Финляндии в Лондоне и Париже уведомление о том, что она заинтересована в получении помощи войсками. Они должны были следить за планами союзников и информировать о них Хельсинки. Посланники в Стокгольме и Осло получили указания сообщить правительствам этих стран, что Англия и Франция намереваются направить войска в Финляндию, и объяснить при этом, что эффективная помощь иностранных государств Финляндии совершенно необходима 77. Эти распоряжения не являлись официальной просьбой к западным державам.

Пакаслахти и Холма развернули активную деятельность. Таннер также вел переговоры с норвежским посланником в Хельсинки о транзите войск западных держав, об участии Норвегии в обороне Петсамо, а также обдумывал возможность передачи Швеции Аландских островов в качестве компенсации за помощь. Если бы была получена помощь от Швеции и союзников, Финляндия достигла бы лучшего мира, говорил он Паасикиви 78, который разделял это мнение. Цель заключалась в том, писал он в своем дневнике в последний день года, чтобы погасить войну, получить по возможности больше помощи от Швеции, Англии, а также Франции, после чего попытаться склонить русских к продолжению переговоров. Довольно скоро эти мысли приобрели актуальность.

Поиски посредника для достижения мира

После того, как 18-21 декабря финские войска отразили наступление советских войск на Карельском перешейке, положение на этом наиболее важном участке фронта стабилизировалось. Советский Союз приступил к подготовке нового наступления. По мнению финского руководства, эту паузу надо было использовать для новой дипломатической инициативы. К тому времени появились, как выяснилось позднее, и первые признаки стремления Москвы к возможности возобновления переговоров с хельсинкским правительством.

Чтобы подготовить почву для переговоров с СССР, министр иностранных дел Таннер прервал зондаж относительно получения военной помощи с Запада. Поиск пути к миру снова занял первое место в его деятельности. Как явствует из воспоминаний Ниукканена, он осудил Таннера за то, что тот сосредоточился на рискованных попытках достижений мира и пренебрег заботой о помощи 79. Правительство Финляндии не надеялось, что Москва вступит с ним в переговоры и откажется от услуг правительства Куусинена. Оно сомневалось, что после поражений Красной Армии Сталин согласится с почетным для Финляндии разрешением вопроса 80.

Другим камнем преткновения стал пробудившийся в Финляндии оптимизм в результате достигнутых побед на фронте. Даже в правительстве усилились позиции тех, кто не хотел идти на большие уступки СССР ради достижения мира. Таннер и Паасикиви со своей стороны считали, что, по-видимому, Финляндии в дальнейшем при заключении мира трудно будет рассчитывать на те условия, которые ей были предложены СССР осенью до возникновения войны. Оба они вообще сомневались в готовности Сталина заключить мир на прежней основе 81. Вместе с тем было ясно, что Финляндия не сможет долго продержаться без эффективной помощи зарубежных стран. Паасикиви имел обыкновение напоминать коллегам о том, что военные действия Красной Армии против Финляндии лишь до поры до времени будут носить характер чисто боевых схваток, что она не откажется от выполнения поставленных ей задач, что в первую мировую войну Россия продолжала вести боевые действия даже после того, как потеряла миллион человек.

Следовательно, Финляндия в случае затяжки войны должна была или капитулировать или же продолжать военные действия как союзник западных держав, поскольку лишь они изъявляли готовность помогать Финляндии. Но мысль о вмешательстве в войну между великими державами ужасала. 2 января на заседании правительственной комиссии по иностранным делам рассматривался запрос Маннергейма о том, как следует относиться к возможному десантированию англичан в Мурманске. К этой идее в то время особый интерес проявляли и французы. Таннер сомневался: действительно ли англичане готовы к такой военной операции? Он считал, что лучше стремиться к миру, и выразил обеспокоенность тем, что Финляндия может оказаться противником Германии. Последнее соображение особенно подействовало на Паасикиви. Он сказал, что Финляндии не следует искать себе новых противников. Россия и Германия являются ближайшими к Финляндии великими державами, с обеими из них надо стремиться к хорошим отношениям. Ниукканен поддержал идею десанта в Мурманск, полагая, что его осуществление поможет склонить СССР к заключению мирного договора с Финляндией. Ответ правительства Маннергейму был такой: Финляндия примет любую помощь военными материалами; идея десантирования с севера заслуживает внимания, но это должно привести к конфликту с Германией 82. План использования военно-морских сил зимой на Северном море против удаленной советской базы вызывал сомнения, поэтому союзники в конечном итоге обратили свои взоры к побережью Норвегии 83.

Таннер и Паасикиви договорились теперь между собой о том, что не упустят ни одной возможности заключения мира. Таннер верил, что это удастся при умеренности советских условий. Но если СССР опять откажется вести переговоры, то Финляндии не останется ничего иного, как заполучить от западных держав военную помощь и сражаться до конца на их стороне. В таком случае Финляндии уготовано, очевидно, то же самое, что постигло Сербию в 1915 г. 84 Ведь тогда Германия и Австро-Венгрия целиком оккупировали страну, так как союзники оказались неспособными ей помочь

Возросшее внимание западных держав к Северной Европе поставило Швецию и Норвегию в затруднительное положение. Англо-французское вмешательство в войну между Финляндией и Советским Союзом неизбежно вызвало бы ответные действия Германии, что могло повлечь за собой тяжелые последствия для этих стран. Шведское правительство обратило внимание Англии и Франции на то, что Швеция могла бы лучше всех действовать в интересах Финляндии, придерживаясь своего нейтралитета. Поэтому оно просило о таком оказании помощи Финляндии, при которой Швеция не выглядела участвующей в совместных международных акциях. Вместе с тем она отказалась обсуждать обещанные ей западными державами гарантии 85. Норвегия также заявила о своем желании придерживаться политики нейтралитета. У правительства Й. Нюгордсевола и министра иностранных дел X. Кута не было желания подвергать свою страну риску вовлечения в войну с Германией, равно как и получить впоследствии возможное возмездие со стороны Советского Союза 86.

В большей мере, чем когда-либо, интересам Швеции отвечало скорейшее достижение мира между Финляндией и Советским Союзом. 24 декабря министр социальных дел Г. Мёллер поставил этот вопрос своей давней знакомой А. Коллонтай. Он неофициально переговорил с близким ему Таннером и уверовал в желании финнов достичь мира при посредничестве Швеции. Захочет ли Москва посредничества Швеции? – поставил вопрос Мёллер 87. Три дня спустя Коллонтай в беседе с министром иностранных дел Гюнтером сказала, что горячо надеется на окончание войны. Тем не менее она не видела логики в том, почему именно Советский Союз должен был начинать переговоры. Война идет плохо, и престиж Советского Союза пострадает при проявлении им инициативы. Полпред заявила, что предварительных контактов с Москвой по этому вопросу не было. Судя же по ее дневниковым записям, она получила от Молотова какие-то указания88. Согласно памятной записи, сделанной Гюнтером, инициатива этой беседы исходила от Коллонтай. Позднее Коллонтай сообщила Таннеру, что Гюнтер предлагал посредничество Швеции. И хотя это не подтверждается записью Гюнтера, возможно, все так и было. Сама Коллонтай говорила, что не верила тогда в успех посредничества Швеции 89.

Гюнтер же сразу после состоявшейся беседы с Коллонтай установил связь с новым финским посланником в Стокгольме (на этот пост был назначен Э. Эркко) и предложил поддержку Швеции в поисках мира. Таннер отверг это предложение. По его мнению, момент был неподходящим, и к тому же он сомневался в способности Швеции оказать влияние на изменение позиции СССР, поскольку Молотов 4 декабря отклонил переданную через Швецию просьбу о возобновлении финляндско-советских переговоров 90. Но Гюнтер не сдавался. Он поручил шведскому посланнику в Хельсинки обратить внимание финнов на благоприятное для них положение на фронте и на то, что шведское правительство намерено обратиться к Германии с просьбой использовать свое влияние в Москве для организации мирных переговоров 91. Таннера эта идея не вдохновила. Он считал, что частое проявление мирных инициатив будет воспринято в Москве как признак слабости Финляндии. По его мнению, выдвигать предложения о мирных переговорах надо только в случае, если есть уверенность, что они будут приняты. Он так же, как Маннергейм и Паасикиви, больше надеялся на посредническую помощь со стороны какой-нибудь великой державы, не Швеции 92.

Идея направить в Москву группу представителей государств во главе с Соединенными Штатами возникла в Хельсинки в первой половине декабря 93. Ее выдвинул, по-видимому, Рюти, а Паасикиви, поддержав его, предложил, чтобы в совместном обращении этой группы содержалась угроза вступить в войну на стороне финнов. 28 декабря Рюти посетил посланника США Р. Шоенфельда и попросил его выяснить отношение Вашингтона к этой идее. В числе стран, которые могли бы оказать поддержку Соединенным Штатам в осуществлении мирной инициативы, Рюти назвал скандинавские страны, Италию, Японию и даже Германию. Далее в ходе беседы он сказал Шоенфельду, что по имеющимся у него сведениям советское правительство ищет способ закончить войну без последующего ущерба своему престижу 94. Источник этих сведений он не назвал.

Предложение Соединенным Штатам, Японии, Италии и, возможно, Германии о совместных дипломатических действиях в Москве было не очень-то реалистичным, поскольку недостаточно учитывало сложившуюся международную обстановку. Посол Штейнгардт сразу понял его слабые стороны. По его оценке, советское правительство намеревалось в то время овладеть Финляндией, делая ставку на правительство Куусинена, и поэтому только серьезное ухудшение международного положения СССР или возникновение угрозы из-за рубежа могли бы вынудить Сталина к переговорам с хельсинкским правительством 95. Госсекретарь Хэлл посоветовал Шоенфельду ответить Рюти, что Вашингтон при сложившемся теперь положении сомневается в возможности осуществить его предложение 96. Рюти все же наставал на своем. Он не отрицал, что момент для совместных действий группы государств неблагоприятен. Но выразил уверенность, что Германия смогла бы участвовать в посредничестве97. Он даже заверил Паасикиви, что договорился с Шоенфельдом о совместном посредничестве США и Италии, а также о привлечении к нему Германии и Швеции 98.

Расчет финнов, что Америка проявит желание посредничать, оказался правильным. Госсекретарь США Хэлл был склонен к тому, чтобы начать действовать, как только представится удобный случай. Ведь это ничего не стоило правительству Соединенных Штатов, поскольку не затрагивало их престиж. Напротив, помощь Финляндии со стороны ее многочисленных американских друзей лишь подняла репутацию США как поборника дела мира. В конце января государственный департамент получил сведения, согласно которым как правительство Финляндии, так и Советского Союза, видимо, доброжелательно откликнутся на возможность урегулировать противоречия и прекратить кровопролитие. Хэлл уполномочил посла США в СССР Штейнгардта войти в контакт с Молотовым, чтобы в доверительной форме выяснить его отношение к возможной мирной инициативе, с которой они готовы выступить, но только при условии надежды на успех.

Штейнгардт посетил Молотова 1 февраля 1940 г. Молотов уклонился от обсуждения этого вопроса, заявив, что вести переговоры с правительством Рюти-Таннера-Маннергейма невозможно. Вместе с тем, он уже не утверждал, что правительство Куусинена является единственным финским правительством, с которым Москва может разговаривать. Штейнгардт после беседы с Молотовым пришел к заключению об отсутствии у советского правительства особой заинтересованности в прекращении конфликта с Финляндией 99.

Станет ли посредником Германия?

В то самое время, когда Рюти и Паасикиви обратились к Вашингтону с предложением возглавить мирные инициативы, Таннер снова попытался выяснить позицию Германии в вопросе о ее посредничестве между Финляндией и Советским Союзом. С начала войны хельсинкское правительство считало, что Германия, отношения которой с Москвой были тогда лучше, чем у других крупных держав, больше всего подходит для этой роли. В начале января 1940 г. это мнение не изменилось. При этом предполагалось, что распространение мировой войны на Северную Европу противоречит интересам Германии. Это предположение разделяло и министерство иностранных дел Швеции 100.

4 января Таннер в ходе беседы с посланником Блюхером заверил его, что Финляндия не хочет быть ареной войны между великими державами. Затем он спросил: верит ли посланник, что Россия готова к переговорам с Финляндией? Блюхер затруднился дать определенный ответ на этот вопрос. Тогда Таннер передал через него правительству Германии просьбу дать Финляндии какой-либо совет 101. В частном письме статс-секретарю Вайцзеккеру Блюхер рекомендовал своему правительству выступить в роли посредника и пересмотреть прежнюю политику по отношению к Советскому Союзу. Он писал, что военные действия Финляндии показывают, что СССР не такая уж первоклассная военная держава, как о нем думали раньше. Вероятность сотрудничества с западными державами уже не следовало принимать в расчет, так как он своими действиями отрезал пути вступления с ними в союз. Германия в связи с этим в настоящий момент вполне способна воздействовать на советское правительство, чтобы остановить опустошительный военный поход на Север 102.

В Берлине потенциальная мощь СССР, по-видимому, оценивалась иначе. Тем не менее германский МИД не отверг с ходу мысль о посредничестве Германии. В Берлине решили выяснить мнение Ф. Шуленбурга относительно донесения Блюхера. Тот ответил, что советское правительство ожидало подчинения Финляндии таким же требованиям, которые оно предъявило странам Балтии. Этого не произошло, а СССР оказался недостаточно готов к войне против своего северного соседа. По мнению посла, заключение мира между Финляндией и СССР было бы выгодно для Германии – возрос бы ее международный авторитет. Вопрос состоял лишь в том, не подорвут ли престиж СССР переговоры с Хельсинки и какие условия мира он предложит Финляндии. 7 января Шуленбург во время беседы с Молотовым попытался обратить его внимание на то, что финны, по всей вероятности, будут готовы вести переговоры. "Поздно, очень поздно" 103, – ответил нарком.

Показательно, что в Германии интерес к посредничеству в советско-финляндских переговорах проявлялся лишь среди чиновников министерства иностранных дел. Гитлер в этом вопросе занял иную позицию. Переговоры Германии с Советским Союзом о торговле проходили сложно. Подготовка наступления вермахта на западе еще не завершилась. В такой обстановке Гитлер считал, что вмешательство Германии в решение "финляндского вопроса" повредит ее отношениям с Москвой 104. Дипломатам Германии в Хельсинки и Москве были даны соответствующие указания. Блюхер должен был заявить Таннеру, что, по мнению правительства Германии, пока еще нет возможности прекратить конфликт, но не исключено, что в будущем возникнет ситуация, когда Германия все же попытается выступить в роли посредника. Вайцзеккер дал указание Шуленбургу провести неофициальный зондаж в этом направлении 105. 25 января Шуленбург в связи с предстоявшей поездкой в Берлин пытался выяснить у Молотова, кончится ли советско-финляндская война в обозримом будущем. Он подчеркивал, что Германия не намерена выступать в роли посредника, если ее не попросили бы об этом и в Москве, и в Хельсинки. Молотов ответил, что конфликт, по-видимому, не затянется и скоро придет к "своему логическому завершению". Территориальные требования к Финляндии были обнародованы в заключенном СССР с правительством Куусинена договоре. Советское правительство, продолжал Молотов, никогда не потерпит, чтобы граница Финляндии, возглавляемой враждебным правительством, проходила вблизи Ленинграда и Мурманской железной дороги. Взаимопонимание с "правительством Таннера-Рюти" и Маннергеймом вообще исключено. Вместе с тем, финское "народное правительство" могло бы быть расширено. После этой беседы Шуленбург пришел к заключению, что для посредничества еще нет условий. Шведскому посланнику Винтеру он сказал, что Молотов был очень раздражен Таннером и поносил Маннергейма. По мнению посла, советское правительство не желало отказываться от услуг правительства Куусинена 106.

Таннер, получив 19 января ответ Германии, отбросил все надежды на ее помощь в установлении связи с Москвой. Блюхер же был все еще одержим идеей посредничества Германии. Однако, когда 24 января он изложил свою позицию Таннеру, тот сказал ему, что, к сожалению, в одну и ту же воду в реке невозможно войти дважды 107.

Беседы между Таннером и Блюхером не удержали финнов от еще одной попытки использовать Германию в качестве посредника. Согласовав свои действия с Рюти и Таннером, Паасикиви 5 января написал письмо своему старому другу генералу графу фон дер Гольцу. Генерал командовал в 1918 г. в Финляндии немецкой балтийской дивизией, поэтому он и Паасикиви, в то время премьер-министр, были связаны друг с другом. Затем фон дер Гольц примкнул к национал-социалистам, среди которых пользовался авторитетом. Паасикиви выяснял теперь у старого генерала, мог ли он каким-то образом повлиять на то, чтобы Германия выступила посредником между Финляндией и Советским Союзом. Вайцзеккер рекомендовал генералу дать обстоятельный ответ надежному другу Германии. Ответное письмо фон дер Гольца от 3 февраля 1940 г. содержало изложение официальной линии Германии. О посредничестве не могло быть и речи, поскольку советское правительство отказалось признать хельсинкское правительство. К тому же Паасикиви увидел в письме и традиционные упреки в адрес Финляндии, которая де с 1919 г. проводила по отношению к Германии неблагодарную и враждебную политику 108.

Контакт зарождается через Стокгольм

Таким образом, ни вашингтонский, не берлинский пути не привели к переговорам с Москвой. Но существовал еще и третий путь. В начале это была тропинка, которую финны решили испытать через полпреда Советского Союза в Стокгольме А. Коллонтай.

В декабре 1939 г. Хелла Вуолийоки, предпринимательница и леворадикальная деятельница культуры, поддерживавшая связи с советским полпредством в Хельсинки, направила Таннеру письмо, в котором выражала готовность поехать в Стокгольм для встречи со своей давней знакомой Коллонтай. Таннер вместе с Рюти и Паасикиви решили поддержать эту инициативу. Вуолийоки отправилась в Стокгольм 10 января с задачей выяснить планы Советского Союза относительно Финляндии и получить у полпреда совет как достигнуть мира. Финское правительство было готово пойти на большие уступки, чем во время осенних переговоров в Москве. Однако принять выдвигавшиеся советской стороной очень далеко идущие условия оно все еще не было готово, поскольку в то время финны были уверены, что способны успешно продолжать войну. Таннер был готов уступить СССР несколько большую территорию Карельского перешейка, чем во время осенних переговоров. Он также считал, что мира не достигнуть без разрешения вопроса о советской военно-морской базе у входа в Финский залив. Однако общественное мнение в Финляндии выступало против уступки СССР этой базы. Переговоры с Коллонтай было решено вести тайно 109 и настолько секретно, что в Финляндии об этом знали, по-видимому, лишь указанные три человека.

Вуолийоки установила контакты с Коллонтай 14 января. Можно предположить, что советское правительство не было против переговоров с финляндским правительством при соблюдении строгой секретности. Коллонтай немедленно проинформировала Москву о финской инициативе. Через несколько дней после этого в Стокгольм прибыло два советских представителя – А. Грауер и Б. Ярцев. Оба они были сотрудниками НКВД. При первой встрече 21 января они сказали Вуолийоки, что прибыли в Стокгольм узнать, о чем пойдет речь, и затем выскажут свое мнение. Это еще не означало, что Москва склонна начать переговоры с Хельсинки 110. Для финнов же приезд в Стокгольм советских представителей явился признаком того, что Москва отнеслась к их инициативе серьезно. Естественно, что Таннер потерял в те дни всякий интерес к германскому посредничеству.

20 января Коллонтай встретилась с Гюнтером. Тот выразил надежду на заключение мира между СССР и Финляндией. Коллонтай, со своей стороны, так же как и в декабре, отметила, что для советского правительства важное значение имеет сохранение своего престижа в войне с Финляндией и к тому же ему трудно отказаться от сотрудничества с Куусиненом 111.

25 января они встретились вновь. Министр иностранных дел Швеции указал на угрозу Англии и Франции, интервенция которых могла привести к войне между англо-французской коалицией и СССР. Эта угроза усилилась бы по мере нарастания успехов СССР в войне с Финляндией, потому что финнам не осталось бы ничего иного, как призвать на помощь Запад. Гюнтер далее заявил, что если советские войска приблизятся к границам Швеции и Норвегии, то общественное мнение в этих двух странах склонится в пользу сотрудничества с Англией и Францией, но его правительство готово на все, лишь бы положить конец финляндско-советскому конфликту. Он настоятельно советовал Москве отказаться от требования передать ей в аренду Ханко, в противном случае нельзя будет ожидать уступок со стороны Финляндии. Он даже предложил обсудить вопрос о заключении договора между СССР, Финляндией и Швецией, который устранил бы озабоченность Москвы по поводу возможной в будущем агрессии против СССР из Швеции или через Швецию. Согласно дневнику Коллонтай, Гюнтер во время этой беседы заявил об официальной просьбе правительства Финляндии, чтобы Швеция стала посредником в достижении мира. Но в дневнике Гюнтера не содержится никаких ссылок на этот счет. Если бы министр иностранных дел Швеции сделал такое заявление, то, возможно, дело сразу же продвинулось бы вперед. В действительности Финляндия лишь четыре недели спустя официально попросила Швецию быть посредником 112.

В конце января министр иностранных дел Норвегии X. Кут встретился с Коллонтай и также предложил Москве свои услуги, но, как и Гюнтер, предупредил, что Финляндия не откажется от Ханко. Кут говорил, что Ленинград можно было бы обезопасить, заключив договор между Советским Союзом, Финляндией и Эстонией о закрытии входа в Финский залив иностранным военным кораблям как во время войны, так и мира 113.

29 января Коллонтай передала Гюнтеру телеграмму из Москвы на французском языке, с содержанием которой она просила ознакомить правительство Финляндии. В ней советское правительство доводило до сведения, что в принципе оно не против компромисса с правительством Рюти-Таннера. Но до начала переговоров оно хотело бы знать, что Финляндия намерена предложить. Кроме того, важно иметь в виду, что условия Советского Союза не ограничатся выдвинутыми им во время осенних переговоров, поскольку кровь была пролита "помимо нашего желания и не по нашей вине". Обещания, данные правительству Куусинена, не могут быть даны правительству Рюти-Таннера 114. Впоследствии, в 1943 г., Вуолийоки, обвинявшаяся тогда в измене родине, сказала в свою защиту, что направила письмо Сталину через Ярцева. Сталин лично звонил Коллонтай и сообщил ей для передачи Вуолийоки, что Советский Союз готов начать мирные переговоры с правительством Финляндии 115.

Компромисс по методу Сталина

Начиная 30 ноября войну против Финляндии, руководство Советского Союза намеревалось разбить финскую армию и поставить у власти в Хельсинки социалистическое марионеточное правительство. Соглашаясь на компромиссные переговоры с "правительством Рюти-Таннера", оно готово было отказаться от этих целей и возвратиться к прежней программе обеспечения безопасности Ленинграда путем перемещений границы как можно дальше от города на Неве и установления контроля за входом в Финский залив. Еще и теперь нет возможности выяснить с помощью архивных источников, когда точно и по какой причине это произошло.

Ясно, что планы Советского Союза претерпевали существенные изменения. Через две недели после начала войны советские войска должны были быть в Хельсинки. Когда прошел указанный срок, их наступление приостановилось у Суммы, Тайпаленйоки и Толваярви. Рабочие и крестьяне не встречали советских бойцов с букетами цветов, и солдаты финской армии не переходили группами на сторону Красной Армии. Коммунистическая партия Финляндии, одна часть которой находилась в подполье, а другая эмигрировала в СССР и оказалась жертвой репрессий Сталина, была парализована. Левые круги рассматривали нападение СССР на Финляндию противоправным, а некоторые влиятельные коммунисты осуждали его. Только две сотни коммунистов были изолированы от общества финской полицией на время войны. Многие, причислявшие себя к коммунистам, отправились защищать свою страну 116. Обращения правительства Куусинена к финнам не достигали цели.

Нападение на Финляндию отрицательно повлияло на международное положение Советского Союза. Основная часть его вооруженных сил оказалась в стороне от главного театра боевых действий, где шла война между великими державами, которая могла преподнести еще много опасных сюрпризов. С конца декабря советская сторона несколько недель готовилась к крупной операции по прорыву финской обороны. Трудно было определить, сколько еще времени понадобится для разгрома финской армии, а, следовательно, как долго Красная Армия будет связана на финляндском фронте. Отношения СССР с западными державами были напряженными. Полпред Советского Союза в Лондоне И.М. Майский сообщал из Англии о трех волнах антисоветской активности. Первая поднялась в связи с договором о ненападении между Германией и Советским Союзом, вторая – по причине похода советских войск на Польшу, третья, значительно выше двух предыдущих, – после начала войны между Советским Союзом и Финляндией. Вокруг полпредства Советского Союза в Лондоне, так же как и его торгового представительства, возникла "леденящая пустота". Друзья, за некоторым исключением, исчезли 117. Майский опасался, что отношения между Советским Союзом и Англией окажутся на пороге их разрыва 118. Отделение ТАСС во Франции передавало, что уже начинается "активная помощь белофиннам" 119.

До конца декабря советское правительство демонстрировало строгую последовательность своей позиции в разгоревшейся зимней войне: "народное правительство" Куусинена считалось единственной финской властью, а хельсинкское именовалось "бывшим правительством Финляндии". Молотов телеграфировал Майскому: "Клику Маннергейма-Таннера мы уничтожим и не остановимся ни перед какими их пособниками и доброжелателями" 120. Во время визита в Москву в середине декабря главнокомандующего эстонской армией Лайдонера Сталин провозгласил тост в честь "независимости Финляндии и национального народного правительства"121. Куусинен направил Сталину поздравление в связи с его 60-летием, которое 20 декабря было опубликовано в советских газетах вслед за поздравлениями Гитлера и Риббентропа, что являлось весьма показательным.

В. Владимиров в своей книге, опубликованной в 1995 г., писал, что на заседании политбюро ЦК ВКП (б), проходившем в первой половине января с участием высшего военного руководства, была сделана переоценка целей войны Советского Союза. Замыслом готовившегося крупного наступления предусматривалось продвижение западнее Выборга, что вынудит "правительство Рюти-Таннера" принять мирные условия Советского Союза. Это означало, что правительству Куусинена следует уйти со сцены 122. Такие сведения согласуются и с другими фактами. Как отмечалось ранее 123, в течение января задачи правительства Куусинена начали ограничиваться как в военной, так и в гражданской областях. Беседа Коллонтай с Гюнтером 27 декабря может быть истолкована как попытка предварительно выяснить готовность Швеции действовать в качестве посредника, не подвергая риску престиж СССР, а также как свидетельство того, что в Москве обдумывали шаги, направленные на прекращение деятельности "правительства" Куусинена. Когда Шуленбург 7 января 1940 г. при встрече с Молотовым сказал о желании Финляндии вести переговоры, нарком уже не стал, как прежде, ссылаться на договор с "правительством" Куусинена. Слова народного комиссара "поздно, очень поздно" заставили Шуленбурга оставить хлопоты о посредничестве, хотя он, исходя из интересов Германии, надеялся на прекращение войны между Финляндией и Советским Союзом. Послу, конечно, трудно было объяснить значение этих слов, но вскоре среди дипломатов в Москве начались разговоры о возможности достижения мира между Финляндией и СССР. В беседе с эстонским посланником Шуленбург высказал предположение, что советское правительство может осознать выгодность прекращения деятельности "правительства" Куусинена. Это суждение германского посла через Таллин было передано в Хельсинки и Стокгольм 124. Сведения, полученные от Коллонтай 29 января, следовательно, не были полной неожиданностью для правительств Финляндии и Швеции. Осмыслить их следовало со всей серьезностью, поскольку Советский Союз уже был почти готов начать крупное наступление на Карельском перешейке. Это наступление должно было восстановить военный престиж СССР и тем самым устранить препятствия для ведения переговоров.

Известие из Советского Союза 29 января явилось поворотным пунктом дипломатии зимней войны. Возможность ведения мирных переговоров стала с этого момента опять реальностью. 25 января Молотов сказал Шуленбургу, что полностью устранена преграда для достижения взаимопонимания с правительством Таннера-Рюти. То же самое он заявил Штейнгардту 1 февраля.

Финляндия хотела иметь в качестве посредника какую-либо великую державу, предпочтительнее Сединенные Штаты или Германию, которая, по мнению финнов, могла оказать давление на Москву. Но советское правительство считало лучшим посредником Швецию. Она сама стремилась достигнуть согласия Финляндии заключить мир и имела возможность оказать должное воздействие на Хельсинки. Задача Советского Союза, как сказала Коллонтай в беседе с Вуолийоки, заключалась в том, чтобы Швеция отмежевалась от Англии и стала катализатором мирных переговоров, оказав соответствующее давление на Финляндию 125. Следует отметить, что Коллонтай проявляла инициативу, активность и энергию для того, чтобы добиться начала переговоров между СССР и Финляндией. Она внушала финнам мысль о возможности обрести мир на сравнительно выгодных условиях, что впоследствии оказалось неверным 126.

Вместе с тем "правительство" Куусинена к тому времени хотя и бездействовало, но находилось как бы в резерве. Советская печать его упоминала, а хельсинкское правительство продолжало обозначаться в кавычках 127. Заявление советского правительства, что оно в принципе не против компромисса с правительством Рюти-Таннера, не означало, что "правительство" Куусинена списано со счета и не будет в дальнейшем использоваться в качестве альтернативы, если правительство в Хельсинки не проявит гибкости относительно предъявляемых ему условий прекращения войны. Об этом финнам напомнили во время проходивших в Москве переговоров о заключении мира.

1 Ahto S. Talvisodan henki. Mielialoja Suomessa talvella, 1939-1940. Juva, 1989. S. 92-103.

2 Pakaslahti A. Talvisodan poliittinen naytelma. Porvoo; Hels., 1970. S. 187.

3 Soikkanen H Sota-ajan valtioneuvosto // Valtioneuvoston historia, 1917-1966. Hels., 1977. Osall. S. 104-105.

4 Kansallisarkisto Niukkasen kokoelma 40. Niukkasen muistiinpanoja valtioneuvoston neuvotteluista 20.10.1939. (Далее: КА).

5 Paasikivi J.K. Toimintani Moskovassa ja Suomessa, 1939-1941. Porvoo; Hels., 1958. S. 56-57; Polvinen T. J.K. Paasikivi Valtiomiehen elamantyo, 1939-1944. Juva, 1993. Osa 3. S. 74.

6 Ibid. S. 85-86; KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 15.11.1939.

7 Soikkanen H. Op. cit. S. 105-107.

8 Paasikivi J.K. Op. cit. S. 103; KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja. 26.11, 28.11.1939.

9 Riksarkivet. Utrikesdepartement, Oslo. HP. 1 Af 101. Ruotsin sotilasattasea Curt Kempffin muistiinpano keskustelusta oikeusministeri Soderhjelmin kanssa 2.12.1939. (Далее: UD).

10 KA. Paasikiven paivakirja 29.11.1939.

11 KA. Tannerin kokoelma 4. Tanner Linda Tannerille 5.12.1939.

12 На выборах социал-демократы дополнительно завоевали два места, получив всего 85 из 200, имевшихся в парламенте. Аграрный союз завоевал еще 9 мест, и его парламентская фракция возросла до 56 депутатов. Крупное поражение потерпела ИКЛ (Патриотическое народное движение), которая получила лишь 8 мест, потеряв 6. Участвовавших в этих выборах было 66%, тем самым активность была большая, чем когда-либо после 1919 г. Коммунистическая партия Финляндии, действовавшая в подполье, не могла участвовать в выборах. Значительная часть ее поддержала при голосовании социал-демократов. См.: Rentola К. Kenen joukoissa seisot? Suoutalainen kommunismi ja sota 1937-1945. Yuva, 1994. S. 133.

13 Hietanen S. Maanpuolustus ja yhtenaistyva kansakunta // Kansakunta sodassa. Hels., 1989. Osa. I. S. 121.

14 Ahto S. Op. cit. S. 92-120.

15 Eskola S. Finland on the Verge of the Winter War – from the Democratic European Perspective: The Road to War. Tampere, 1993. P. 129-153.

16 UD HP. 1 Af 101. Sahlin Sandlerille 1.12.1939.

17 JagerskioldS. Talvisodan ylipaallikko Sotamarsalkka Gustav Mannerheim 1939-1941. Keuruu, 1975. S. 12-14.

18 К A. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 16.11.1939.

19 Ibid. Paasikiven paivakirja 16.11, 18.11, 22.11.1939; Niukkasen kokoelma 10. Niukkasen muistinpanot 26.10 ja 28.11.1939.

20 JagerskioldS. Op. cit. S. 12-13.

21 KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 27.11.1939.

22 Niukkanen J. Talvisodan puolustusministeri kertoo. Porvoo, 1951. S. 116.

23 Mylly J. Maalaisliitto ja turvallisuuspolitiikka. Turku, 1983. Osa II. S. 273-274, 296-297; Paasikivi J.K. Op. cit. S. 60-61, 71-72; KA. Niukkasen kokoelma. Niukkasen muistiinpanot 20.10, 21.10.1939.

24 KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 30.11.1939; Niukkanen J. Op. cit. S. 122-123; Paasikivi J.K. Op. cit. S. 117-118.

25 Soikkanen H. Op. cit S. 7-8.

26 Foreign Relations of the United States. Diplomatic. Papers. 1939. Vol. I. P. 1008-1009. (Далее: FRUS).

27 Ibid. P. 1014-1015.

28 Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 521. оп. 2. Д. 11. Л. 134. (Далее: АВП РФ).

29 Jacobson М. Talvisota 50 vuotta // Kanava. 1989. N 6. S. 285-286.

30 FRUS. 1939. Vol. I. p. 1013.

31 UD. HP. I Af 101; KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 2.12.1939.

32 UD. HP. IAf 101.

33 Nevakivi J. Apu jota ei pyydetty. Hels. 1972. S. 83.

34 KA: Paasikiven kokoelma IV: 18. Paasikiven paivakirja 1, 3, 7.12.1939; Paasikiven paivaamaton merkinta, luultavasti 1.12.1939.

35 UD. HP. I Af 101-102; International Affairs. 1990. N 1. P. 203-204; UD (Oslo). 35 g2; FRUS. 1939. Vol. I. P. 1023-1024.

36 См.: С.176-197.

37 Jussila O. Terijoen hallitus 1939-1940. Porvoo etc., 1985. S. 41-47, 55-59; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa // Suomen historia. Espoo, 1987. Osa 7. S. 296-297; Rentola K. Kenen joukoissa seisot? Juva, 1994. S. 166-168.

38 League of Nations. Appel by the Finnish Government. Geneve, December, 1939. P. 1

39 Внешняя политика СССР: Сб. документов. М., 1946. Т. IV. С. 472-473.

40 Ulkoasiainministerion arkisto. 89000D, 415/41. R. 2. (Далее: UM).

41 Costa B.E. Helsinki-Ginerva. December 1939-Marzo 1940. La Guerra d'inverno e la Societa delle Nazioni. Milano, 1987. Sivud.

42 Ibid. P. 21.

43 Documenta diplomatici Italiani. Nova serie: 1939-1943. Vol. II. Doc. 546. (Далее: DDI).

44 Ibid. Doc. 455.

45 Societe des Nations. Appel du gouvernment finlandais. Geneve, (Decembre, 1939. P. 3; League of Nations. Records of XX Ordinary Session of the Assembly, December 11-14, 1939. P. 17.

46 Nevakivi J. Op. cit. S. 89.

47 DDI. Doc. 610.

48 Ibid.

49 Costa B.E. Op. cit. P. 75.

50 Public Opinions, 1939-1946. N.Y., 1951. P. il59.

51 Peltovuori R.O. Saksa ja Suomen talvisota. Hels., 1975. S. 49-53.

52 Akten zur deutschen auswartigen Politik, 1918-1945. Serie D. Bd. VIII. Baden-Baden, 1961. Dok 411. (Далее: ADAP).

53 Menger M. Deutschland und Finnland im zweiten Weltkrieg. В., 1988. S. 54-55; Peltovuori R.O. Op. cit. S. 162-168; Uberschar G. Hitler und Finnland, 1939-1941. Wiesbaden, 1978. S. 112-113.

54 Menger M. Op. cit. S. 53-57; Uberschar G.Op. cit. 108-110.

55 ADAP. Serie D. Bd. VIII. S. 417.

56 KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 3.12.1939; Tudeerin kokoelma. Paaministerin sihteerin Tudeerin laatima poytakirja valtioneuvoston istunnosta 5.12.1939.

57 ADAP. Serie D. Bd. VIII. S. 418, 471; KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 9.12.1939.

58 KA. Tudeerin kokoelma. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 7.12.1939; Tannerin kokoelma; 27 Sahke Tukholmaan 15.12.1939; Paasikiven kokoelma, Paasikiven paivakirja 9, 12.1939; Kivimaki T.M. Suomalaisen poliitikon muistelmat. Porvoo, 1965. S. 124-125.

59 ADAP. Serie D. Bd. VIII. S. 475.

60 KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 17.12.1939.

61 Menger M. Op. cit. S. 57.

62 Ibid. S. 54.

63 ADAP. Serie D. Bd. VIII. S. 435, 438; Peltovuori R.O. Op, cit. S. 67-68.

64 Peltovuori R.O. Op. cit. S. 69-74.

65 Munch P. Erindringer, 1933-1939. Paa vejmond krigen. Kobenhavn, 1966. S. 63-64.

66 KA. Tudeerin kokoelma. Muistiinpanoja hallituksen ulkoasianvaliokunnan kokouksesta 2.12.1939; Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 4.12.1939; Polvinen T. Op. cit. S. 76.

67 KA. Rytin kokoelma. Rytin paivakirja 18, 20.12.1939; Nevakivi J. Op. cit. S. 125, 133

68 KA. Tudeerin kokoelma. Muistiinpanoja hallituksen istunnosta 11.12.1939; Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 18, 27.12.1939.

69 UD (Oslo) 35.d.2. Helsingin sotilasasiamies yleisesikunnalle 6.12.1939.

70 Tortola M. Torniojoelta Rajajoelle. Suomen ja Ruotsin salainen yhteistoiminta Neuvostoliiton hyokkayksen varalle vuosina 1923-1940. Juva; Porvoo, 1984. Passim.

71 Wahlhack К. Veljeys veitsenteralla. Suomen kysymys Ruotsin politiikassa, 1937-1940. Porvoo, 1968. S. 259-268.

72 Berry M.R. American Foreign Policy and the Finish Exception // Studia Historica. Hels., 1987. Vol. 24. P. 22-84.

73 Dalek R. Franklin D. Roosevelt and American Foreign Policy, 1932-1945. Oxford, 1979. P. 108-212.

74 Nevakivi J. Op. cit S. 69-71.

75 Ibid. S. 71-117; Haikio M. Maaliskuusta maaliskuuhun. Suomi Englannin politiikassa 1939-1940. Porvoo, 1976. S. 65-114.

76 KA. Tudeerin kokoelma. Muistiinpanoja hallituksen ulkoasianvaliokunnan kokouksesta 9.12.1939; Paavolainen J. Vaino Tanner – patriootti. Elamankerta vuosilta 1937-1966. Hels., 1989. S. 84; Polvinen. Op, cit. S. 79.

77 Haikio M. Op. cit. S. 106-107; Nevakivi J. Op. cit. S. 107-108; Pakaslahti A. Talvisodan poliittinen naytelma. Porvoo; Hels., 1970. S. 234-235.

78 UD (Oslo) 35 g2. Lahettilas Michelet ulkoasiainministeriolle 22.12.1939; KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 22.12.1939.

79 Niukkanen J. Op. cit. S. 243-244.

80 KA. Tudeerin kokoelma. Muistiinpanoja hallituksen ulkoasianvaliokunnan kokouksesta 8.1.1940; Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 2.1.1940.

81 KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 2, 8.1.1940.

82 KA. Tudeerin kokoelma. Muistiinpanoja hallituksen ulkoasianvaliokunnan kokouksesta 2.1.1940; KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 2.1.1940; Rytin kokoelma, 10. Rytin paivakirja 2.1.1940.

83 Nevakivi J. Op. cit. S. 132-145.

84 KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 10.1.1940.

85 UD. HP 1. Af 103. Ruotsin ulkoministerio Lontoon-lahettilaalle sahkeet 2 – 6.1.1940; Carlgren WM. Svensk utrikespolitik, 1939-1945. Stockholm, 1973. S. 88.

86 UD (Oslo), 35 g2. Kohtin muistiinpano 27.12.1939; Kohtin muistiinpano keskustelustaan Guntherin kanssa 25.12.1939.

87 АВП РФ. Ф. 521. On. 2. Д. 13. Л. 27-28. Дневник A.M. Коллонтай.

88 Там же. UD. HP1. Af. Bihang. S. 1.

89 Tanner V. Olin ulkoministerina talvisodan aikana. Hels., 1951. S. 234.

90 UD. HP. 1 Af 103. Sahlin ulkoministeriolle sahke 28.12.1939; KA Paasikiven kokoelma.

Paasikiven paivakirja 28.12.1939.

91 UD. HP. 1 Af. 103. Ulkoministerio Sahlinille sahke 29.12.1939.

92 UD. HP. 1 Af. 103. Sahlin ulkoministeriolle 30.12.1939; KA. Tudeerin kokoelma. Muistinpainoja hallituksen ulkoasiainvaliokunnan kokouksesta 2.1.1940; Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 27, 28.12.1939; Carlgren W.M. Op. cit S. 85-86.

93 KA. Rytin kokoelma. Rytin paivakirja 12.12.1939.

94 FRUS. 1939. Vol. I. P. 1035-1036; KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 28.12.1939.

95 FRUS. 1939. Vol. I. P. 1038-1039.

96 Ibid. P. 1039-1040.

97 Ibid. 1940. Vol. I. P. 272-275; KA. Tudeerin kokoelma. Muistiinpanoja hallituksen ulkoasiainvaliokunnan kokouksesta 8.1.1940; Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 8, 10.1.1940.

98 К A. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 10.1.1940.

99 FRUS. 1940. Vol. I. P. 281-282, 284-286.

100 UD. HP. 1 Af. 103. Ulkoministerion sahke Helsingin-lahettilaalle. 56/29.12.1.1939; KA. Tudeerin kokoelma. Muistinpainoja hallituksen ulkoasiainvaliokunnan kokouksesta 8.1.1940.

101 ADAP. Serie D. Bd. VII. S. 506; Blucher W. Suomen kohtalon aikoja Porvoo, 1950. S. 170-171; Tanner V. Op. cit S. 192-195.

102 ADAP. Ser D. Bd. VIII. S. 526

103 Ibid. S. 513, 521.

104 Peltovuori R.O. Op. cit S. 85090; Uberschar G Op. cit. S. 134-138.

105 ADAP. Ser. D. Bd. VIII. S. 547; Peltovuoti R.O. Op. cit. S. 85.

106 ADAP. Ser. D. Bd. VIII. S. 575; UD. HP. 1 Af 104; Peltovuori R.O. Op. cit. S. 86-87.

107 Blucher W. Op. cit. S. 172-173; Tanner V. Op. cit. S. 196-200.

108 KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 5.1.1940; Peltovuori R.O. Op. cit. S. 61; Polvinen T. Op. cit S. 91-94.

109 К A. Tannerin kokoelma 4. Kirje Erkolle 21.1.1940; Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 28.12.1939, 26.1.1940; Soikkanen H. Op. cit. 25; Tanner V. Op. cit S. 201-202; Helsingin Sanomat 1994. 3.7.

110 KA. Tannerin kokoelma 3. Wuolijoki Tannerille 15, 22.1.1940.

111 UM. 109 BG. Erkon sahke ulkoministeriolle 20.1.1940; KA Mannerheimin kokoelma 607. Waldennin muistipaino keskustelustaan Rytin kanssa 25.1940.

112 АВП РФ. Ф. 059а. Л. 8-11; UD. HP. 1 Af Bihang 1; Carlgen W.M. Op,, cit. S. 95-96;

International Affairs. 1990. N 1. P. 193; Polvinen T. Op. cit. S. 100-101.

113 АВП РФ. Ф. 06. On. 25. Д. 319. Сообщение A.M. Коллонтай от февраля 1940 г.

114 UD. HP. I Af Bihgan 1; АВПРФ. Ф. 059а. Л. 8-11.

115 Haataja L. Hella Wuolijoki. Kahden maailman rajalla. Jyvaskyla, 1988. S. 47.

116 Rentola K. Kenen joukoissa seisot? Suomalainen kommunismi ja sota 1937-1945. Juva, 1994. S. 178-190. По оценке Киммо Рентола, в результате сталинских репрессий погибло 20 тыс. финнов, что превысило количество жертв, понесенных красными в гражданской войне в Финляндии в 1918 г.

117 Документы внешней политики, 1939 год. М., 1995. Кн. 2. Док. 853 и 856.

118 Там же. Док. 880.

119 там же. Док. 896.

120 Там же. Док. 888.

121 ADAP. Ser. D. Bd. VIII. S. 556.

122 Vladimirov V. Kohti talvisotaa. Keruu, 1995. S. 168-169, 215-216.

123 См.: С 176-191.

124 UM. 109 В. 6; UD. HP. 1 Af 104.

125 Tanner V. Op. cit S. 206.

126 UM. 109 Gl; UD. HP1 Af 107; Vladimirov V. Op. cit. S. 218.

127 Vihavainen T. Marssi Helsinkiin. Suomen talvisota neuvostolehdistossa. Hels., 1990. S. 66, 90-91.

УГРОЗА РАЗРАСТАНИЯ ВОЙНЫ

© В.Н. Барышников

Развернувшиеся боевые действия между Советским Союзом и Финляндией резко осложнили международную ситуацию в Европе. В северо-европейском регионе возник сложный узел противоречий, в котором переплелись интересы как вступивших во вторую мировую войну государств, так и нейтральных стран. Нарастала опасность их вовлечения в советско-финскую войну. События в Финляндии приковали внимание всего мира, и реакция на них была неоднозначная. Общественность многих стран поддерживала Финляндию. Отношение к Советскому Союзу значительно ухудшилось. "Я пережил немало антисоветских бурь, – писал полпред СССР в Лондоне И.М. Майский, – но что последовало после 30 ноября 1939 г., побило всякие рекорды" 1.

Большинство зарубежных политиков и военных специалистов глубоко сомневались, что финская армия способна выдержать натиск советских войск. Поэтому в первой половине декабря 1939 г. западные государства лишь определяли степень своего вмешательства в войну с учетом собственных интересов и возможных последствий.

Имевшиеся у советского руководства сведения позволяли предположить, что скандинавские страны, а также США не станут непосредственно ввязываться в военные действия. Так докладывали в Москву советские дипломаты из этих государств 2. Но было неясно, как повели бы себя те европейские страны, которые находились в состоянии войны между собой. В сложившейся обстановке, как ни парадоксально, "кабинет Чемберлена значительно больше интересовала поддержка финнов против коммунизма, чем предоставление помощи полякам против Гитлера" 3. Эта позиция совпадала со взглядами французского правительства.

Характер "странной войны" на западном фронте начал постепенно приобретать новый оттенок: внимание англо-французских союзников переключалось на европейский север. Это логически продолжало их политику, проводимую с начала второй мировой войны, когда в Лондоне и Париже рассчитывали добиться успеха в войне с Германией прежде всего путем ее экономической блокады.

Не случайно поэтому осенью 1939 г. разрабатывались планы операций с целью нарушения коммуникаций Германии с государствами, поставлявшими ей стратегическое сырье. В частности, предусматривалось минирование побережья Норвегии, чтобы блокировать поставки железной руды в Германию из Скандинавии, где особую роль играл порт Нарвик. Планировалась также операция с вводом английских военно-морских сил в Балтийское море. Сам этот замысел, а также французская идея нанести бомбовые удары по советским нефтепромыслам на Кавказе создавали непосредственную угрозу СССР, который развернул торговлю с Германией, поставляя ей важные виды сырья. Как отмечал английский историк Д. Дилкс, торговые отношения между Советским Союзом и Германией "делали блокаду менее эффективной" 4.

В октябре 1939 г. британский военный кабинет поручил комитету начальников штабов проанализировать "преимущества и недостатки, которые могут возникнуть для нас в том случае, если мы официально или неофициально объявим войну Советскому Союзу…"5. Т.е. все это происходило еще до начала советско-финляндской войны. Нетрудно понять, что возникновение войны между СССР и Финляндией оказалось на руку западным союзникам. Они стали рассматривать ее как весьма благоприятный фактор в реализации своей стратегической линии. В Лондоне и Париже также рассчитывали, что советско-финская война будет способствовать консолидации скандинавских стран и упрочит англо-французские позиции в этом регионе. Вместе с тем допускалось, что Германия могла высадить свои войска в Скандинавии, чтобы предотвратить потерю там важного источника получения стратегического сырья – железной руды. Германия, предупреждал У. Черчилль, несомненно, применит "грубую силу", если только сочтет, что "ее интересы требуют установления насильственного господства над Скандинавским полуостровом", вследствие чего "война распространится на Швецию и Норвегию" 6.

Скандинавии грозило превратиться в один из ключевых театров второй мировой войны. Возникла проблема переброски на этот театр войск противоборствующих государств, что, как отметил в своем дневнике немецкий генерал А. Йодль, имело "политические основания"7. К тому же создание фронта на севере Европы открывало для западных союзников удобную возможность отвести войну подальше от своей территории 8. "Поскольку мы господствуем на море, – заметил Черчилль, – то почему бы французским и английским войскам не встретить германских захватчиков на скандинавской земле"9.

Естественно, Запад скрывал свои истинные замыслы. О них стало известно лишь много лет спустя. В руководящих кругах Англии и Франции считали, что "коренной антагонизм между Советским Союзом и нацистской Германией" 10 должен неминуемо проявиться и наступит время, "когда конъюнктурная дружба между Москвой и Берлином осложнится" 11. Исходя из этой перспективы, Черчилль до начала зимней войны не проявлял беспокойства по поводу усиления позиций СССР на Балтике. 16 октября 1939 г. на заседании военного кабинета он заявил: "Без сомнения обоснованным является стремление Советского Союза использовать сложившуюся обстановку для того, чтобы возвратить часть территории, которую потеряла Россия в результате первой мировой войны… В наших интересах, чтобы СССР укрепил свои силы на Балтике, ограничивая таким образом угрозу германского господства в этом регионе. По этим причинам с нашей стороны было бы ошибкой настраивать финнов против уступок СССР" 12. В ноябрьских сводках английского командования появилась "обнадеживающая" информация о возраставшей напряженности в отношениях между Германией и СССР. До этого, однако, было еще далеко.

С началом зимней войны Великобританию захлестнула новая волна антисоветизма. Тот же Черчилль стал говорить, что Англии следует возглавить крестовый поход против большевизма и что помощь Финляндии представляет собой "замечательный, может быть, последний шанс привлечь антикоммунистические силы всего мира на нашу сторону". Советское руководство не могло не учитывать возможность столкновения "с соединенными силами ряда наиболее враждебных Советскому Союзу империалистических стран"13. Кроме того, в Москве стало известно о поставках немецкого оружия в Финляндию. Это противоречило советско-германским договорам, заключенным в августе и сентябре 1939 г. Одним из самых активных сторонников снабжения финнов вооружением был Г. Геринг. Он считал, что "оружия нужно поставлять в Финляндию столько, сколько возможно без ущерба для безопасности Германии"14.

Вскоре о скрытых действиях третьего рейха узнала англо-французская сторона. В министерстве иностранных дел Англии, пишет профессор Ю. Невакиви, германские поставки склонны были расценить как стремление Берлина к окончанию "братской войны между Германией и западными странами"15. В английском МИДе посчитали, что следует ограничить антигерманскую пропаганду.

Активно побуждали Германию к действиям, направленным против Советского Союза, ее итальянские союзники. 1 декабря начальник генштаба итальянской армии М. Роатта обратился к немецкому военному атташе в Риме с предложением объединить Европу "для борьбы с большевизмом"16. Естественно, что это не могло быть лишь инициативой армейского руководства. Подтверждением тому явились действия Б. Муссолини, который предпринял шаги, чтобы с помощью Франции реализовать идею объединения ведущих европейских государств на антисоветской основе и заключить соответствующий пакт 17. В письме к Гитлеру Муссолини осуждал его за сотрудничество с Советским Союзом и призывал совместно уничтожить большевизм 18. Но Гитлер, учитывая неготовность Германии к войне с СССР, руководствовался своими расчетами, хотя и заявлял (в январе 1940 г.), что видит "немецкую миссию в том, чтобы ликвидировать опасность с Востока"19. Позднее он откровенно говорил К. Маннергейму: "Крайне сожалею, что мы… не смогли помочь… Это было невозможно" 20.

В руководстве третьего рейха не было полного единства относительно оказания помощи Финляндии. В противовес упоминавшейся позиции Геринга выступал министр иностранных дел И. Риббентроп, опасавшийся дипломатических осложнений с Советским Союзом в случае получения им конкретных сведений о германских поставках оружия финской армии. Гитлер же допускал скрытую поддержку Финляндии, но при условии, чтобы это не повредило Германии 21.

Советское правительство, получив сведения об участии Германии в снабжении Финляндии оружием, не намерено было с этим мириться. 9 декабря Молотов вручил протест германскому послу в Москве Ф. Шуленбургу. Протест основывался на имевшихся у правительства СССР сведениях о том, что через территорию Германии в Финляндию перебрасывалось 50 итальянских военных самолетов 22. Демарш поставил ведомство Риббентропа в затруднительное положение. Требовалось придумывать объяснение.

Тем временем советский Балтийский флот, осуществлявший блокаду финляндского побережья, стал подвергать обстрелу все транспорты, направлявшиеся в порты Финляндии. 10 декабря советская подводная лодка потопила в Ботническом заливе немецкое транспортное судно "Болхейм" 23, что еще более осложнило дипломатическую обстановку. В тот же день Риббентроп, нервно реагировавший на развивавшиеся события, направил в Москву через свое посольство телеграмму, где утверждалось, что "с момента возникновения конфликта между Советским Союзом и Финляндией ни из, ни через Германию никаких военных материалов в Финляндию не поступало". Шуленбургу поручалось "уведомить об этом Молотова и решительно противиться появившимся подозрениям, а также недоверию русского правительства" 24. В том же духе Риббентроп провел беседу с советским полпредом в Берлине A.A. Шкварцевым, специально приглашенным в министерство иностранных дел 25.

По всему было видно, что германское руководство серьезно обеспокоено. В результате последовало распоряжение Гитлера прекратить поставки оружия в Финляндию 26. Немецким дипломатам за рубежом Риббентроп дал указание избегать "антирусского тона" в беседах, касавшихся войны между СССР и Финляндией, а также "от выражения какой-либо симпатии в отношении позиции финнов"27.

Представители Финляндии в Германии с пристальным вниманием следили за действиями гитлеровского руководства. Финляндский посланник сообщал из Берлина в Хельсинки, что германское правительство официально демонстрирует свою индифферентность по отношению к финнам и стремится "отказаться от всех выгод в Финляндии в пользу России"28. Да и советскому руководству было важно не доводить дело до обострения отношений с Германией, демонстрировать верность договорным обязательствам. Прежде всего это выразилось в благожелательной реакции на просьбу со стороны германского руководства учитывать его экономические интересы в Финляндии. Речь шла о том, чтобы война не отразилась отрицательно на поставках в Германию финского сырья, а также сельскохозяйственной продукции и были бы сохранены промышленные объекты Финляндии 29. Чтобы обеспечить безопасность немецких транспортов, был отдан приказ не допускать обстрела нейтральных судов вне блокадной зоны30. Примечательно, что начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников дал распоряжение прекратить бомбовые удары по району Хельсинки, когда проводилась эвакуация немецких подданных из финской столицы. Немецкий транспорт, на котором они следовали из Финляндии, должен был сопровождаться советским миноносцем 31.

Несомненно, события зимней войны рассматривались в Берлине в целом с позиции интересов и наибольшей выгоды для Германии, а не под углом зрения "заботы" о Финляндии. Такая оценка содержалась и в некоторых донесениях, направлявшихся в Хельсинки посланником А. Вуоримаа 32. Когда боевые действия в конце 1939 г. развивались неудачно для Советского Союза, в Германии предпочитали, чтобы Красная Армия как можно дольше вела войну с Финляндией. Второй секретарь посольства США в СССР Ч. Болен, наблюдая за поведением германских дипломатов, сделал такое заключение во второй половине декабря: "Немцы в Москве очень довольны и смеются. Они полагают, что чем больше русские завязнут в Финляндии, тем выгоднее это для Германии, так как последняя тогда будет иметь Советский Союз в своих руках и сможет выставлять требования любого экономического и политического характера, угрожая в противном случае оказанием неофициальной помощи Финляндии"33.

"Неожиданный поворот", как оценил Черчилль войну в Финляндии 34, побудил и западные государства по-иному взглянуть на свои возможности в Северной Европе. По словам посланника Финляндии в Англии Г. Грипенберга, интерес англичан к советско-финляндской войне через неделю после ее начала "возрос так, что они забыли о своей собственной"35. В Форин Офис считали, что "Финляндию надо было сковать длительным по времени конфликтом с Советским Союзом, а Скандинавию предохранить от нападения русских и, возможно, немцев…"36. Но чтобы война могла продолжаться, требовалось усилить помощь финским вооруженным силам.

Рассматривая вероятный ход дальнейших событий, западные политики склонялись к тому, что Германия "не вступится" за Финляндию, а будет скорее всего демонстрировать благожелательный по отношению к СССР нейтралитет. Чемберлен, в частности, не допускавший ранее мысли, что Германия и Советский Союз могут долго сотрудничать, считал в конце 1939 г., что они в данной ситуации "будут вместе"37.

Ободренные тем, что Красная Армия терпела неудачи, руководители Англии и Франции развили немалую активность, пренебрегая опасениями, что может сложиться обстановка, когда их военный противник – Германия пойдет на резкое сближение с СССР в тактических целях. Они считали реальным в тех условиях отвлечь внимание Гитлера от западного фронта и добиться вовлечения в войну скандинавских стран. Это были очень рискованные расчеты.

Более осторожные американские политики Ф. Рузвельт и К. Хэлл начали в это время уже отказываться от излишне резких антисоветских акций, поскольку усматривали их нежелательные последствия для Запада – вероятное усиление связей между СССР и Германией 38.

Неубедительными были и утверждения относительно зреющей с советской стороны опасности для Скандинавии, поскольку наступление Красной Армии застопорилось и она несла значительные потери. Это учитывали в Швеции и Норвегии 39.

Используя обращение финляндского правительства в Лигу наций и последующие ее действия, западные государства взяли курс на применение санкций по отношению к Советскому Союзу, а не на мирное улаживание конфликта. Но это вело лишь к эскалации войны. По мнению, высказанному одним из германских дипломатов в Швейцарии, если бы Лига наций санкционировала необходимость объявления всеми ее членами войны Советскому Союзу, то это в первую очередь "принудило бы северные государства включиться в войну, главная тяжесть которой легла бы тогда на этих новых союзников" западных стран 40.

В Хельсинки учитывали опасность возможного сближения СССР с Германией в случае, если он окажется за бортом Лиги наций подобно вышедшему из нее третьему рейху. В телеграмме, направленной министерством иностранных дел Финляндии своему представителю в Лиге наций, указывалось, что "если Россия будет исключена, то это будет означать победу политики Риббентропа и со временем, возможно, Россия даже полностью присоединится к войне на стороне Германии" 41. Как считали в Хельсинки, такое развитие событий неприемлемо, поскольку тогда "положение окончательно ухудшится в связи с прекращением необходимой от Германии военной помощи"42. Не случайно поэтому финский посланник в Берлине стремился заверить германское руководство, что "обращение Финляндии в Лигу наций не должно никоим образом выглядеть, как действие, направленное против Германии"43. 14 декабря, как к тому стремились в Лондоне и Париже, Советский Союз был исключен из Лиги наций. Это решение, безусловно, дало возможность западным державам более активно поддерживать Финляндию. За день до этого английский посланник в Хельсинки информировал свое правительство, что финский министр иностранных дел В. Таннер выразил твердую надежду на получение военной помощи от западных стран, в частности посылку в Петсамо польских военных кораблей 44. Грипенберг вел переговоры о том, чтобы находившимся в Англии судам польского военного флота "дали распоряжение начать военные действия против Петсамо и Мурманска"45.

Вечером 14 декабря французский посол в Англии поставил вопрос о совместных англо-французских действиях для поддержки Финляндии, предложив "связать на Севере силы Советского Союза"46. На следующий день премьер-министр Франции Э. Даладье принял финских представителей в Париже – посланника X. Холма и полковника А. Паасонена, заявив им о своей готовности "разорвать отношения с Советским Союзом, если англичане сделают то же самое"47. Премьер-министр Франции выразил, кроме того, готовность направить Финляндии 30 новых истребителей и предложить Швеции и Норвегии поддержать предоставление ей военной помощи 48.

В последующие дни активность правительств Франции и Англии в этом направлении нарастала, причем ставился уже вопрос о вооруженном вмешательстве этих стран в советско-финляндскую войну. 19 декабря на заседании Высшего военного совета в Париже Даладье выступил с предложением направить в Финляндию англо-французские экспедиционные войска. Оно не вызвало особых возражений, но реализация его требовала подготовки. Участники заседания не могли не отдавать себе отчета в том, что кардинально такая акция изменила бы военно-политическую обстановку в Европе, превратив Скандинавию в театр мировой войны. К тому же западным державам пришлось бы вести одновременно боевые действия на двух фронтах: против Германии и против Советского Союза.

В состоянии ли были они решать эту задачу собственными силами? Ведь финские войска не могли долгое время выдержать натиска Красной Армии. А как бы отнеслись к их планам в Швеции и Норвегии? В данном случае считалось целесообразным "использовать взаимные симпатии народов Швеции, Норвегии и Финляндии как средство добиться от правительств этих стран согласия на ввод союзных войск" 49. Имелась и другая точка зрения: "Мы больше выиграем, чем проиграем, от того, что Германия нападет на Норвегию и Швецию", – считал Черчилль 50.

В Германии действительно разрабатывался план нанесения удара по Скандинавии, "если враг, как заявил Гитлер, будет готовиться распространить войну" на этот район 51. По мнению Б. Лиддел Гарта, "Гитлер, несмотря на неразборчивость в средствах, предпочел бы оставить Норвегию нейтральной и не планировать вторжение в нее, однако, явные признаки готовящихся враждебных акций союзников в этом районе спровоцировали его на этот шаг" 52. Сведения о намерении западных держав осуществить десантную операцию на севере Европы оперативно поступали в Берлин, в том числе от германского военно-морского атташе в Осло. Делался вывод, что "очень важно оккупировать Норвегию"53.

Подготовка "норвежской операции" была начата германским военным командованием в соответствии с распоряжением, отданным Гитлером 14 декабря. В этом его особенно убедили беседы с "фюрером" норвежских фашистов В. Квислингом, состоявшиеся 16 и 18 декабря 54. В итоговом документе оперативного отдела штаба военно-морских сил Германии содержалось обоснование принятого решения. В нем говорилось, что, "исходя из общестратегических военных соображений, необходимо в принципе включить оккупацию Норвегии в наши оперативные планы" 55.

Западные державы практически одновременно обдумывали свои планы оккупации ключевых районов Скандинавии. 20 декабря в Париже в развитие решений, принятых Высшим военным советом союзников, рассматривался вопрос о захвате Северной Швеции, что, по их расчетам, приведет к стремлению германской армии оказать противодействие и ускорит ход всей войны 56. Но конкретно вопрос о направлении в Финляндию войск западных держав еще не был решен 57.

О достигнутых решениях был поставлен в известность финский посланник в Париже X. Холма, который в свою очередь передал их в Хельсинки, вероятно, в искаженном виде. В телеграмме указывалось, что "Высший совет Франции и Англии единодушно решил направить в помощь Финляндии французские и английские войска, если Швеция и Норвегия примкнут к финляндской войне" 58.

Из этого текста финское руководство могло понять, что вооруженная поддержка Финляндии гарантирована и остается только "в первый и последний раз запросить у Англии и Франции прямую военную помощь" 59. Ответ из Хельсинки последовал 22 декабря. Посланникам в Лондоне и Париже сообщалось, что для помощи Финляндии непременно необходимы войска 60. Холма и Паасонен, встретившись на следующий день с премьер-министром Франции Даладье, проинформировали его о заинтересованности Финляндии в военной помощи 61.

В тот же день из Хельсинки в Стокгольм и Осло было направлено указание финским посланникам заявить правительствам Швеции и Норвегии, что западные державы могут предоставить Финляндии свою помощь, в которой она нуждается 62. Иными словами, правительство Финляндии, опередив официальное обращение этих держав к Швеции и Норвегии относительно возможности прохода экспедиционных сил через их территорию, поспешило заранее уведомить о своем положительном отношении к решению Высшего военного совета Англии и Франции. Очевидно, оно хотело предостеречь соседей от негативной реакции на такое решение. Позиция финляндского руководства свидетельствовала, сколь быстро, без колебаний оно принимало предложение англо-французской стороны.

В отличие от Финляндии правительственные круги Швеции, а вслед затем и Норвегии весьма настороженно встретили известие о перспективе допуска войск Англии и Франции на свою территорию. 25 декабря министр иностранных дел Швеции К. Гюнтер изложил своему норвежскому коллеге X. Куту соображения о том, насколько негативно для обеих стран может обернуться согласие на реализацию выдвинутого замысла. Транзит англо-французских войск через территорию Швеции и Норвегии, объяснил он, чреват вовлечением обоих государств в мировую войну, поскольку Германия непременно предпримет контрдействия. В связи с этим, заключил Гюнтер, правительство Швеции возражает против намечавшейся акции. Министр иностранных Дел Норвегии согласился с такой позицией 63. В конечном счете Швеция и Норвегия договорились о проведении общей линии, суть которой заключалась в том, чтобы не предоставлять Англии и Франции права десантировать свои войска на их территорию, но и не препятствовать транзитному передвижению в Финляндию иностранных военных грузов и "специалистов" в штатской одежде 64.

В Москве, конечно, хорошо знали о том, что Швеция, тем не менее, превращалась в перевалочную территорию при транспортировке предназначавшихся Финляндии военных грузов. Однако при этом проявлялась определенная сдержанность по отношению к шведскому правительству. Дело в том, что на данном этапе, когда стала обнаруживаться тенденция к затягиванию и расширению масштабов советско-финляндского конфликта, а также опасность включения в него стран Запада, советское руководство не могло уже отклонять мирные инициативы и посредничество шведских правительственных кругов. Полпредство Советского Союза в Стокгольме сообщало, что по определенным каналам начинается зондаж возможностей найти пути, чтобы положить конец войне между СССР и Финляндией 65.

На данном этапе войны наметился определенный поворот в дипломатической области. Он свидетельствовал о том, что в Москве, серьезно взвесив в совокупности такие факторы, как неудачные результаты наступления Красной Армии, неясность дальнейших перспектив в развитии боевых действий, несостоятельность расчетов, связанных с правительством Куусинена, и опасность консолидации на Западе сил в поддержку Финляндии, рассматривали теперь возможность мирных переговоров с правительством в Хельсинки66. Важно, что перемены в позиции правительства Советского Союза стали известны в Швеции, от которой в конечном счете зависело окончательное решение вопроса о пропуске через свою территорию экспедиционных войск.

Когда 27 декабря в Стокгольме и Осло получили меморандум Э. Галифакса с предложением принять решение Высшего военного совета, а 28 декабря подобного же содержания ноту из Франции, то ответа сразу не последовало. Именно в этот день у Гюнтера состоялась беседа с Коллонтай, которая сообщила ему о позитивном подходе Москвы к перспективе прекращения войны с Финляндией 67.

Но в Хельсинки поступившую информацию из Стокгольма о наметившихся переменах в позиции советского правительства восприняли без энтузиазма. Начальник политического отдела МИД Финляндии А. Пакаслахти, детально описавший в своих воспоминаниях все тонкости "дипломатической кухни" этого периода, даже не упоминает о сообщении Гюнтера. В правительственных кругах многие были настроены на получение вооруженной помощи стран Запада. Механизмы по установлению связей по военной линии между Ставкой К. Маннергейма и генштабами Англии и Франции начали действовать.

Из Парижа в Финляндию во второй половине декабря прибыл подполковник Ж. Ганеваль "в качестве личного представителя главнокомандующего вооруженными силами страны генерала М. Гамелена при маршале Маннергейме" 68. Между Лондоном и Хельсинки велась дипломатическая переписка относительно направления в Финляндию специального представителя вооруженных сил Англии. 27 декабря из Лондона телеграфировали в МИД Финляндии: "Военное министерство хочет как можно быстрее направить в Ставку генерала, который бы мог обсудить с Маннергеймом обстановку, чтобы получить ясное представление, чем Англия может оказать помощь… Считаю, что дело должно решаться секретно и исключительно быстро" 69. Маршал ответил: "Я с большим удовлетворением воспринял сообщение относительно возможного прибытия ко мне в ближайшем будущем английского генерала"70. Вскоре, 29 декабря, в Ставку финского главнокомандующего направился бригадный генерал К. Линг71, уполномоченный английским военным командованием рассматривать оперативные вопросы. В Лондоне и Париже ожидали, что правительства Швеции и Норвегии согласятся допустить на свою территорию экспедиционные войска. Обнадеживало то, что во влиятельных политических и, особенно, военных кругах обеих стран имелись силы, которые были настроены на решительные действия против СССР. По данным советской разведки, английский посол в Стокгольме сообщал 25 декабря в Лондон, что шведский генеральный штаб настаивает на открытом вооруженном вмешательстве Швеции в военные действия Финляндии 72. Четырьмя днями позднее посол, направляя телеграмму в МИД Англии, выразил уверенность, что политика Великобритании и Швеции должна быть направлена "на продолжение военных действий в Финляндии и недопущение принятия участия в них Германии"73. Под "недопущением" надо было, видимо, понимать упреждающие меры, связанные с планами направления экспедиционных войск в Скандинавию и решения там своих собственных задач. "…Нам надо спасать Финляндию не столько потому, чтобы она создала преграду России, -указывал 27 декабря один из руководителей МИД Англии О. Сарджент, – а для того, чтобы она встала на пути к шведской железной руде и побережью Атлантики" 74.

2 и 3 января 1940 г. заседания английского военного кабинета были посвящены обсуждению планов намечавшейся интервенции в Скандинавию, при этом вопрос о защите Финляндии не рассматривался в качестве первостепенной задачи. Считалось, что только после установления надежного контроля над норвежским портом Нарвиком, а также еще несколькими районами Северной Норвегии западные союзники смогут оказать поддержку Финляндии. "Если рекомендации начальников штабов будут приняты, – говорил 3 января на заседании военного кабинета английский маршал авиации С. Нюолл, – то Скандинавия будет рассматриваться в настоящее время как решающий театр военных действий" 75.

Лондон в это время стремился дать понять Советскому Союзу, что Англия намерена действовать решительно. Посол Великобритании У. Сидс покинул Москву. Официально было заявлено, что он отправился в отпуск "по состоянию здоровья", но комментарии английской прессы намекали на возможность разрыва дипломатических отношений с Советским Союзом 76, что привело бы к резкому обострению международной обстановки в Европе.

Между тем и Италия отозвала своего посла из Москвы "в отпуск". Активно выступая за расширение поставок оружия в Финляндию, итальянское правительство, по данным советской разведки, вело переговоры с Берлином о том, как удобнее переправлять туда военные грузы 77. Вопрос снабжения оружием финской армии становился по сведениям, поступавшим из Хельсинки от зарубежных военно-дипломатических представителей, одним из самых острых 78.

В складывавшейся ситуации многое зависело от того, какое окончательное решение примут скандинавские страны. К 3-4 января Париж и Лондон получили, наконец, официальный ответ от правительства Швеции по вопросу о вводе войск в Скандинавию. В нем было заявлено о нежелании Швеции участвовать в такого рода акции по оказанию помощи Финляндии. При принятии этого решения учитывалась вероятность вмешательства Германии уже на стадии подготовки союзников к высадке своего десанта на скандинавский плацдарм. По оценке финского исследователя П. Висури, "ресурсы шведских вооруженных сил не позволяли оказывать помощь Финляндии, так как требовалось принимать во внимание также Германию" 79.

Характерно, что накануне принятия шведским правительством своего решения, 2 января, К. Гюнтеру нанес визит германский посланник в Стокгольме В. Вид и выразил сожаление, что отношения между обоими государствами "основательно испорчены" 80. В Берлине шведским дипломатам неофициально разъяснили, что "если вмешательство англичан и французов в дела Финляндии зайдут настолько далеко, что те направят туда войска, то военное руководство сочтет необходимой оккупацию Германией части Швеции" 81.

Внимание третьего рейха к поведению скандинавских стран в дальнейшем становилось все более пристальным. Немецкие дипломаты настойчиво интересовались тем, как в Москве "расценивают возможность помощи Финляндии третьими государствами, в частности, Швецией и Норвегией"82. Беспокойство в этой связи проявлялось, естественно, и в Советском Союзе. В нотах, направленных 5 и 6 января руководством СССР в Стокгольм и Осло, содержалось предостережение от попыток отступления шведского и норвежского правительств от политики нейтралитета и указывалось, что это может привести к нежелательным осложнениям в отношениях 83.

В это время в кругах государственного и военного руководства Финляндии с напряженным вниманием следили за тем, в каком направлении станут развиваться события в связи с возможной перспективой десантирования англо-французских войск в Скандинавии. 4 января Маннергейму сообщили, что помощь, которую могут оказать Англия и Франция, предусматривается как для Финляндии, так и "в интересах Швеции и Норвегии". При этом со ссылкой на сведения, полученные посланником в Лондоне Грипенбергом от МИД Англии, сообщалось, что имеется в виду "оказать действенную помощь, если Германия и Россия нападут на Швецию и Норвегию". Относительно позиции Швеции указывалось о ее готовности предоставить транзит для перевозки в Финляндию (с ее согласия) только военных грузов, экспертов, добровольцев и гражданских лиц 84. В этой информации оставалось неясным главное, как конкретно Запад намеревался осуществлять эффективную военную помощь Финляндии.

Судя по соображениям, высказанным в начале января представителями руководящих кругов Финляндии, там были готовы приветствовать такой поворот событий, при котором Запад вступит в войну против СССР вне зависимости от позиции скандинавских стран. Показательно в этом отношении заседание Государственного совета 2 января, где вполне определенно говорилось о целесообразности и возможности "высадки англичан в Мурманске" 85. Этот план предложил рассмотреть Маннергейм. Его поддержал Р. Вальден. "Если Англия направит войска в Мурманск, – сказал он на этом заседании, – то мы сами сможем держать фронт здесь, южнее". Серьезных аргументов против таких соображений не было, если не считать довод Ю. Паасикиви, который предупредил, что "тогда реально можно попасть в войну с Германией". В итоге было решено считать "вопрос о мурманской экспедиции представляющим интерес и хорошим, если он только не приведет к конфликту с Германией" 86.

После заседания Государственного совета на идее с "мурманской экспедицией" точка не была поставлена. На переговорах с английским генералом Ч. Лингом Маннергейм убеждал его, что операция по захвату Мурманска "могла бы быть крупномасштабной, имеющей решающее значение, если она планировалась бы в глубину через Архангельск" 87.

Финской стороной было выражено мнение, что высадка в Мурманске англо-французских войск (двух дивизий) могла бы в корне изменить обстановку в Европе. Отмечая целесообразность десанта непосредственно на советской территории, начальник генштаба финской армии генерал К.Л. Эш аргументировал это следующим соображением: "Самостоятельная операция на архангельском направлении, осуществляемая далеко от наших границ, имела бы для нас значительно большее значение, не позволяя тем самым втянуть нас в мировую войну" 88.

Возвратившись в Лондон, генерал Линг доложил высшему военному и государственному руководству о финских предложениях. Он также сообщил, что Маннергейм поставил вопрос о необходимости направить в Финляндию как минимум 30 тыс. войск. Представитель французских вооруженных сил Ж. Ганеваль, также вернувшийся из Финляндии, подтвердил в Париже, что маршал весьма серьезно озабочен недостатком войск. Он "дал мне понять, сообщал Ганеваль, что сопротивление финской армии начинает иссякать"89. Все эти сведения, полученные из первых рук в Финляндии, требовали от Англии и Франции ускоренного принятия решений. Но мысли у верховного военного командования этих стран были по-прежнему сосредоточены на том, чтобы взять под свой контроль ключевые позиции в Швеции и Норвегии. После неудачной попытки склонить скандинавские страны на свою сторону, английское правительство вручило их посланникам в Лондоне 6 января памятные записки, где сообщало о возможном использовании своих военно-морских сил в норвежских водах для осуществления операций против Германии 90. Это вызвало весьма резкую реакцию у правительств обоих скандинавских государств. Уже на следующий день король Норвегии Хокон VII обратился с телеграммой к королю Великобритании Георгу VI, в которой настоятельно просил его не допустить таких действий, которые могли бы вовлечь Норвегию в войну. 8 января, норвежский министр иностранных дел X. Кут заявил на заседании стортинга, что "Финляндии одной надлежало отвечать за свои решения" 91.

В свою очередь К. Гюнтер поставил в известность 9 января английского посланника в Стокгольме, что Швеция готова силой оружия воспрепятствовать транзиту экспедиционных войск через ее территорию. Спустя два дня нота, почти аналогичная по содержанию, была получена в Лондоне от норвежского правительства 92. Прибывший в Англию шведский банкир М. Валленберг во время своих бесед с Э. Галифаксом дал ясно понять, что до 90% шведов крайне отрицательно будет реагировать на вооруженные акции западных держав в Скандинавии и высадка войск на ее территории принесет вред прежде всего Финляндии 93.

По оценке советской разведки, в Швеции не очень верили в распространявшиеся утверждения, что ей угрожает Красная Армия. Из информации, которая поступала через НКВД советскому руководству, следовало, что, по мнению высшего военного командования в Стокгольме, наступавшие войска Красной Армии не будут продвигаться в глубь Финляндии и остановятся на рубеже р. Кюмменийоки 94.

Позиция, занятая правительствами Швеции и Норвегии по отношению к военным замыслам Англии и Франции в Скандинавии, поставила эти страны в крайне затруднительное положение. Галифакс, выступая 12 января на заседании кабинета, высказался против осуществления каких-либо акций Лондона и Парижа в этом регионе. Тогда же было решено отказаться от захвата Нарвика 95.

Западные державы пересмотрели свои планы и сосредоточили усилия на попытке десантировать войска в Заполярье, на севере Финляндии. 15 января главнокомандующий французской армией генерал М. Гамелен направил премьер-министру Э. Даладье записку, в которой изложил свои соображения о высадке союзных войск в районе Петсамо, одновременном захвате портов и аэродромов на западном побережье Норвегии, а также возможном распространении операции и на территорию Швеции 96. Очевидно, этот замысел получил поддержку, потому что уже на следующий день во французском генштабе приступили к планированию совместной операции в Петсамо 97, где в это время находились советские войска. Основой для операции послужили одобрение финской стороной действий англо-французских сил на ее территории и резолюция, принятая ранее в Лиге наций. При этом не требовалось согласия скандинавских стран. Успешное же проведение десантной операции должно было, по мнению французских военных, "подтолкнуть тех к совместной борьбе"98. Но идея проведения Петсамской операции должна была получить одобрение в Лондоне. 17 января Даладье направил французскому послу в Англии указание изложить суть предлагавшейся операции Галифаксу 99.

Находясь во власти представлений, что можно будет развернуть широкомасштабное наступление против Советского Союза и нанести ему поражение, Даладье предложил 19 января главнокомандующему союзными войсками во Франции генералу Гамелену и главнокомандующему французским флотом адмиралу Ф. Дарлану разработать еще один план. – нанесения удара по СССР с юга, путем "непосредственного вторжения на Кавказ"100. При этом предполагалось, что в войну против Советского Союза вступят также Югославия, Румыния и Турция. Разрушив нефтепромышленные районы СССР ударами авиации, наступающие с юга войска продвинулись бы в северном направлении "навстречу армиям, наступающим из Скандинавии и Финляндии на Москву" 101.

Несмотря на очевидную нереальность такого грандиозного замысла, если учесть продолжавшуюся войну с Германией, в высших военных кругах Англии с интересом отнеслись к намерениям своих французских коллег. Генерал Э. Айронсайд заявил 24 января военному кабинету: "На мой взгляд, мы сможем оказать эффективную помощь Финляндии лишь в том случае, если атакуем Россию по возможности с большего количества направлений и, что особенно важно, нанесем удар по Баку…" 102

Мнение о том, что Англия и Франция должны быть поддержаны другими странами, в общей форме разделил и У. Черчилль. 20 января он призвал все нейтральные государства объединиться с "английской и французской империями против зла и агрессии" 103. Такое заявление (а оно было сделано публично), естественно, было существенным для Финляндии 104. По-иному к призыву Черчилля отнеслись скандинавские страны, которые стремились избежать втягивания в войну. В Германии усмотрели опасность консолидации враждебных ей сил. Спустя неделю после указанного заявления Гитлер отдал распоряжение о разработке детального плана вторжения в Норвегию 105. Угроза распространения войны на Скандинавию принимала все более реальные черты.

Вопрос о проведении Петсамской операции на данном этапе приобретал для западных держав все большее значение. Получить согласие финского руководства на высадку экспедиционных войск в Северной Финляндии было не трудно, поскольку представитель Маннергейма – полковник Паасонен, находившийся в Париже, представил адмиралу Дарлану подготовленные финской Ставкой соображения о плане проведения операции в Петсамо 106. В них к тому же излагались цели Финляндии, выходившие далеко за пределы чисто военных вопросов. Предусматривалось, что совместное наступление экспедиционных сил и финских войск на восток будет осуществляться на Кольском полуострове и в советской Карелии. Успешный исход данной операции должен был привести к "постепенному объединению" Финляндии и Карелии 107. Это уже не сообразовывалось с оборонительным характером войны и скорее свидетельствовало о планах создания "Великой Финляндии". Паасонен считал, что для осуществления Петсамской операции требовалось значительно увеличить мощь воздушных сил объединенных войск и уже теперь направить для поддержки финской армии 3-4 полнокровные дивизии, способные вести боевые действия в зимних условиях 108.

С учетом рекомендаций Паасонена адмирал Дарлан предусмотрел в своем плане доставку в район Петсамо 13-17 тыс. войск, использовав для этого кроме специальных десантных судов также польские военные и торговые корабли, а отчасти и финские транспорты. Сами десантники должны были состоять не из регулярных частей английской и французской армий, а из имевшихся на Западе польских военнослужащих и других иностранных легионеров. Иными словами, предполагалось осуществлять наиболее ответственную первоначальную часть замысла сомнительными силами и "чужими руками".

Наступление из района Петсамо намечалось вести на юг и юго-восток в направлении Кандалакши и Мурманской железной дороги, чтобы ее перерезать. Предполагалось при этом окружить до четырех советских дивизий. В случае успеха англо-французское командование рассчитывало направить в Петсамо дополнительные "добровольческие войска" 109.

Намечавшийся план операции не мог, естественно, считаться окончательным, поскольку не был согласован с англичанами. В Лондоне тем временем все больше внимания уделялось обстановке в Северной Европе. В Англии, как считает историк Невакиви, середину января можно считать "поворотной" в ее политике по отношению к зимней войне 110. "Я чувствовал в эти дни, – писал в своих мемуарах посланник Грипенберг, – как все более росло внимание официальных кругов к Финляндии" 111. 22 января в министерстве обороны Англии с ним вели переговоры о перспективах направления экспедиционных войск в Финляндию 112.

Судя по всему, в это время соображения Дарлана о Петсамской операции уже рассматривались, и реакция на них была позитивная. 29 января на заседании кабинета министров Чемберлен заявил, что "события, видимо, ведут к тому, что союзники открыто вступят в боевые действия против России"113.

В позиции Финляндии тем временем не произошло таких перемен, которые бы говорили об отходе в Ставке главнокомандующего от тех намерений, которые были изложены Паасоненом. По словам Таннера, маршал Маннергейм оптимистически оценивал обстановку для Финляндии и считал, что "не надо спешить с миром"114. В конце января по поручению Маннергейма во Францию был направлен генерал О. Энкель, который должен был вести переговоры с высшим военным руководством. Речь должна была, очевидно, идти о перспективах действий экспедиционных войск. Во всяком случае 29 января посланник Финляндии в Париже Холма получил от Даладье информацию, согласно которой уже "запланировано" отправить в Финляндию "несколько дивизий". При этом указывалось, что морские силы должны доставить их "как можно быстрее" в Петсамо, куда одновременно необходимо начать наступление и финским войскам 115.

По предложению генерала Гамелена, сделанному 31 января, английскому командованию следовало окончательно решить вопрос о высадке экспедиционных войск в Петсамо, чтобы развернуть активные боевые действия совместно с частями финской армии116. С финляндской стороны обращалось внимание на важность проведения Петсамской операции для ослабления напряженности на фронте: это бы дало возможность финскому командованию "высвободить 3-4 дивизии"117.

По-прежнему, и это было весьма заметно, наибольшую активность в открытии антисоветского фронта в Заполярье занимали политические и военные руководители в Париже. Выступая за то, чтобы начать там боевые действия против Советского Союза, они не ставили вопроса об объявлении СССР войны. Главнокомандующий французскими вооруженными силами генерал М. Вейган подтвердил 31 января: "Я не говорю, чтобы объявлять войну. Теперь это уже вышло из моды"118.

Развертывание войны против Советского Союза неизменно представлялось французским руководителям в широкомасштабном плане. 3 февраля командованию ВВС Франции было отдано распоряжение готовиться к бомбардировкам советских нефтепромыслов 119. В Москву поступила информация о стремлении западных держав вовлечь в свои планы Японию 120.

В Лондоне, однако, не забывали об объективной реальности, рядом находился противник – Германия, а увлечение фантастическими планами вело к распылению сил 121. Этим объяснялась определенная сдержанность англичан. В военном министерстве не было единого мнения насчет Петсамской операции. Приводился такой довод: "Война будет заканчиваться, очевидно, не в Финляндии" 122. 3 февраля в Лондоне была получена настораживающая информация, из которой следовало, что для Германии первостепенный противник не Франция, а "владычица морей" Великобритания 123.

5 февраля на заседании Высшего военного совета позиция Англии была выражена довольно определенно. Когда Даладье сообщил, что, по информации Маннергейма, финский фронт без подкреплений в размере 20 тыс. человек сможет продержаться лишь до весны 124, Чемберлен изложил точку зрения английского правительства. Обратив внимание на "трудности высадки в Петсамо", он стал настаивать на необходимости проведения десантной операции в Нарвике 125. Главная цель, по его словам, заключалась не в широкомасштабной помощи Финляндии, а в вовлечении в войну против Германии скандинавских стран. Что же касалось Финляндии, заметил он, то в данном случае требуется не допустить ее разгрома 126.

В конечном счете Даладье согласился с доводами Чемберлена и вопрос об осуществлении Петсамской операции отошел на второй план. Было решено, что главные десантные операции следует проводить в Северной Норвегии (в районе Нарвика), в ее центральной и южной частях, а также в Южной Швеции. При этом необходимо достигнуть согласия скандинавских стран на проведение указанных операций.

Часть сил десанта предполагалось направить в Финляндию, в район Петсамо, принимая во внимание, что без подкреплений фронт "не сможет продержаться дольше весны" 127. Выработанное решение поручалось довести до сведения финского руководства через генерала Линга.

Тем временем правительство Финляндии предпринимало меры, чтобы расширить поддержку со стороны скандинавских стран. Для этого Р. Рюти выехал в Стокгольм, где встречался с премьер-министром П. Ханссоном. Речь велась о перспективах помощи Финляндии войсками Швеции и западных держав, поскольку над финской армией нависла угроза быть обескровленной 128. Рюти просил направить в Финляндию регулярные части войск, хотя бы под видом добровольцев. Подобное же обращение – конкретно о присылке 30 тыс. шведских солдат – последовало от Таннера. Но в Швеции не хотели рисковать своим нейтралитетом 129.

Когда генерал Линг прибыл в Финляндию и сообщил о намерениях западных держав, финскому руководству стало ясно, что они отказываются от первоочередности высадки своих войск в Петсамо 130. Это существенно меняло обстановку и требовало определить дальнейший путь действий.

9 февраля Маннергейм направил в Лондон телеграмму посланнику Грипенбергу с указанием разъяснить английскому правительству серьезность положения Финляндии и подчеркнуть, насколько ей "необходима всяческая помощь". Финский дипломат встретился с Галифаксом, имея в виду уточнить конкретный план действий Запада 131. Но, очевидно, беседа с министром иностранных дел Англии не внесла должной ясности.

На следующий день в Ставке финского главнокомандующего состоялось совещание, в котором участвовал узкий круг лиц -Маннергейм, Рюти, Таннер и Вальден. Анализ событий позволил прийти к выводу о трех возможных решениях: стать без промедлений на путь достижения мира, продолжать войну при активной помощи Швеции, вести дальше военные действия при поддержке западных держав 132. В конечном счете посчитали целесообразным, не игнорируя мирные переговоры с СССР и не связывая себя планами с Западом, постараться добиться расширения помощи со стороны Швеции. Имея в виду свои размышления в эти дни, Маннергейм писал в мемуарах: "Я все более сомневался, смогут ли западные державы помочь нам, а если ожидавшееся наступление немцев против Финляндии начнется, то мы останемся совсем одни" 133.

Предположения маршала о нападении Германии оказались ошибочными. 5 февраля командование вермахта в результате обсуждения вопросов, связанных с подготовкой вторжения немецких войск в Норвегию, зафиксировало, что следует провести операцию только "против Норвегии и Дании"134.

Тем временем генеральные штабы западных держав занимались подготовкой операций в Северной Европе. 16 февраля военный кабинет Англии получил расчет сил и сроки высадки десантов в Скандинавии. Предусматривалось осуществить две десантные операции: высадка войск в Нарвике, Бергене, Ставангере и Тронхейме (около 5 тыс. человек), наступление из Нарвика в направлении Елливаре и Финляндии, а также в Южной Швеции (свыше 100 тыс. человек). Непосредственно на финляндском направлении должен был действовать ограниченный контингент войск- не более 13 тыс. человек135.

Продолжалась разработка плана и Петсамской операции. Было намечено два ее варианта: ограниченный – только для действий в районе Петсамо и широкомасштабный – для наступления в направлении Мурманской железной дороги. Оба варианта намечали захват железорудных районов Швеции. После соответствующего обсуждения, состоявшегося 15 февраля, был подготовлен единый план под названием "Операции помощи Финляндии путем высадки десанта в районе Петсамо весной 1940 г."

Хотя в плане Петсамской операции предполагалось задействовать значительное количество войск, из-за отсутствия в районе десантирования необходимых условий реально при тесном взаимодействии с финскими войсками там могла высадиться только одна дивизия. Все это плохо сообразовывалось с большими задачами, ставившимися перед ограниченными силами. Заняв Петсамо, десантные войска должны были в ходе наступления соединиться с финскими частями в районе Салла, прорвать оборону Красной Армии и продвигаться в направлении Кандалакши. Затем планировались блокада и захват Мурманска. Отправка десантных войск из Англии намечалась не ранее 15 марта, а прибытие их в район Петсамо до 21 марта 136. Но из-за того, что для проведения десантных операций надо было получить согласие Швеции и Норвегии, а также иметь официальный запрос о помощи со стороны Финляндии, комитет начальников штабов Англии предложил 17 февраля военному кабинету оказать давление на северные страны вплоть до предъявления ультиматума Швеции и Норвегии. По поводу Финляндии вопрос ставился так: "Финнов надо убедить, чтобы они опубликовали обращение к нам с просьбой о помощи. Это будет трудным делом, так как, приняв нашу помощь, финны рискуют оказаться в состоянии войны с Германией"137.

В итоге правительству Финляндии предложили 5 марта публично обратиться к правительствам Англии и Франции за помощью войсками. После этого имелось в виду оказать воздействие на правительства Швеции и Норвегии, чтобы они дали согласие на высадку на их территории англо-французских войск в течение 11-15 марта. Представитель Франции при Ставке Маннергейма заявил финляндскому премьер-министру Рюти: "Это будет тотальная война… Англия и Франция будут рассматривать Советский Союз как вражеское государство с момента отправки их войск, но декларации об объявлении войны они публиковать не будут"138.

Возможно, что это было осуществимо, но 11 февраля началось решительное наступление Красной Армии, которое завершилось прорывом главной полосы финской обороны и создало новую ситуацию. Бесперспективность продолжения Финляндией войны стала очевидна. Финская армия оказалась в критическом положении. Не было и надежд на немедленную помощь англо-французских войск.

Вместе с тем и СССР и Финляндия предпринимали шаги к миру. 16 февраля советский полпред в Лондоне И.М. Майский предложил английскому правительству быть посредником в деле прекращения зимней войны. Советское предложение было отклонено, что расценили в Москве как заинтересованность Англии в продолжении войны и интервенции в Северную Европу. Об этом советская разведка сообщала все новые данные 139.

Швеция и Норвегия могли оказаться втянутыми в войну, поэтому Советский Союз стал предусматривать соответствующие контрмеры. 22 февраля нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов отдал следующее распоряжение командованию Балтийского флота: "Для того, чтобы возможное выступление Швеции против Советского Союза не стало для нас неожиданностью, необходимо теперь же приступить к разработке оперативного плана действий против Швеции"140. Советское командование делало вывод, что "с весны 1940 года боевые действия будут проводиться в расширенном масштабе" 141. Такой ход событий никак не был в интересах СССР.

В сложившейся обстановке, естественно, выгодным было как для Финляндии, так и для Советского Союза без промедлений найти путь к достижению мира. Но такой поворот событий нарушал замыслы англофранцузской стороны, стремившейся под предлогом оказания помощи Финляндии захватить стратегические позиции в Северной Европе, упредив Германию. Гитлера устраивала приостановка наступления советских войск в глубь Финляндии. Прекращение войны между СССР и Финляндией, расстроив интервенционистские планы западных держав в Северной Европе, открывало перед Германией возможность осуществления агрессивных замыслов на скандинавском плацдарме, чем она вскоре и воспользовалась. Обострение отношений между СССР и западными державами было на руку третьему рейху.

В целом к началу 1940 г. ход зимней войны и ее влияние на изменение международных отношений подвел СССР и Финляндию к необходимости принятия кардинальных решений.

1 Майский И.М. Воспоминания советского посла: Война 1939-1943. М, 1965. С. 40.

2 Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 06. Оп. 1. П. 15. Д. 158. Л. 213-

214 (Далее: АВП РФ); Коллонтай А. "Семь выстрелов" зимой 1939 года // Международная жизнь. 1989. № 12. С. 304.

3 Colder A. The Peoples War: Britain 1939-1945. N.Y., 1969. P. 75.

4 Dilks D. Great Britain and Scandinavia in the "Phoney War" // Scandinavian journal of History. 1977, №2. P. 30.

5 Безыменский Л. Великая Отечественная в… 1940 году // Международная жизнь. 1990. № 8. С. 105; История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1974. Т. 3. С. 44.

6 Churchill W. The Second World War. L., 1948. Vol. 1. P. 432.

7 Цит. по: Ulupep У. Взлет и падение третьего рейха. М., 1991. Т. 2. С. 64.

8 Антон Э. "Зимняя война" // От Мюнхена до Токийского залива. М., 1992. С. 118.

9 Churchill W. Op. cit. P. 432.

10 Ibid. P. 436.

11 Nevakivi J. Apu, jota ei pyydetty. Hels., 1972. S. 78.

12 Public Record Office. ADM 119/1928; Носков AM. Северная Европа в военных планах империализма. М., 1987. С. 35.

13 Ponting С. Churchill. L., 1994. Р. 417; Молотов В.М. Внешняя политика правительства. М., 1940. С. 10.

14 Цит. по: Peltovuori R.O. Saksa ja Suomen talvisota. Hels., 1975. S. 69.

15 Nevakivi J. Op. cit. S. 79.

16 Безыменский Л. Указ. соч. С. 115.

17 Там же.

18 Цит. по: Churchill W. Op. cit. P. 436.

19 Безыменский Л. Указ. соч. С. 115.

20 Цит. по: Vilkuna К. Hitler marsalkan 75-vuosipaivilla // Uusi Kuvalehti. 1954, 5.11.

21 См.: Peltovuori R.O. Op. cit., S. 73-74; Kivimaki TM. Suomalaisen poliitikon muistelmat. Porvoo, 1965, S. 124.

22 Peltovuori R.O. Op. cit. S. 67; Akten zur deutschen auswartigen Politik, 1918-1945. Serie D.

Baden-Baden etc., 1953. Bd. VIII. S. 397; Севостьянов П. Накануне великой битвы // Международная жизнь, 1978, № 3. С. 111.

23 Российский государственный архив Военно-Морского Флота. Ф. Р-1877. Оп. 1. Д. 93. Л. 40 (Далее: РГАВМФ).

24 Kansallisarkisto. Auswartiges Amt, Buro des Staatssekretars. В 18/В3256. (Далее: KA.AA.StS).

25 АВП РФ. Ф. 06. On. 1. П. 7. Д. 69. Л. 134.

26 См.: Peltovuori R.O. Op. cit. S. 74.

27 KA. AA. StS. В 18/B 3241-3242; СССР – Германия, 1939-1941. Вильнюс, 1989. Т. 2. С. 29, 32, 34.

28 Ulkoasiainministerion arkisto. 109, 5 С 5. (Далее: UM)

29 KA. AA. StS. B 18/B 3249.

30 РГАВМФ. Ф. P-1877. On. 1. Д. 670. Л. 45; Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 507. Л. 43, 48, 59, 61, 77.

31 Там же. Ф. 92. Оп. 2. Д. 510. Л. 135.

32 UM. 109, 5 С 5.

33 Российский государственный военный архив. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1221. Л. 156. (Далее: РГВА).

34 Churchill W. Op. cit P. 429.

35 Gripenberg G.A. Lontoo-Vatikaani-Tukholma. Porvoo; Hels., 1960. S. 89.

36 Nevakivi J. Op. cit. S. 100.

37 Dilks D. Op. cit. P. 36.

38 Sobel R. The Origins of Interventionism: The United States and the Russo-Finnish War. N.Y., 1960. P. 94.

39 Dilks D. Op. cit. P. 37.

40 KA. AA. StS. В 18/B 3221.

41 UM. 109. B2a.

42 Ibid.

43 КА. АА. StS. B18/B 3277.

44 Цит. по: Nevakivi J. Op. cit. S. 133.

45 Gripenberg G.A. Op. cit. S. 94.

46 Nevakivi J. Op. cit. S. 94.

47 Ibid. S. 105; Paasonen A. Marsalkan tiedustelupaallikkona ja hallituksen asiamiehena. Hels., 1974. S. 84.

48 Nevakivi./. Op. cit. S. 106.

49 Батлер Д. Большая стратегия. М., 1959. С. 110.

50 Цит. по: Liddell Hart В.Н. History of the Second World War. L., 1973. P. 54.

51 Ibid.

52 Ibid. P. 52.

53 Ширер У. Указ. соч. С. 56.

54 Нюрнбергский процесс. М., 1958. Т. 2. С. 442.

55 Цит. по: Носков A.M. Норвегия во второй мировой войне, 1940-1945. М., 1973. С. 51.

56 Nevakivi J. Op. cit. S. 109.

57 Ibid. S. 110.

58 Цит. no: Pakaslahti A. Talvisodan poliittinen naytelma. Porvoo; Hels., 1970. S. 234.

59 Nevakivi J. Op. cit. S. 107.

60 Pakaslahti A. Op. cit. S. 234; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa // Suomen historia. Espo, 1987. Osa 7. S. 301.

61 Paasonen A. Op. cit. S. 96.

62 Manninen O. Op. cit. S. 301.

63 Ibid; Menger M. Deutschland und Finnland im zweiten Weltkrieg. В., 1988. S. 64-65.

64 Manninen O. Op. cit. S. 301.

65 АВП РФ. Ф. 521. On. 2. П. 3. Д. 13. Л. 20; Коллонтай А. Указ. соч. С. 206-207.

66 См.: АВП РФ. Ф. 521. Оп. 2. П. 3. Д. 13. Л. 27-28.

67 Там же.

68 Nevakivi J. Ranskan Suomelle talvisodan 1939-1940 aikana tarjoamasta sotilasavusta//Taide ja ase. 1976. № 34. S. 100.

69 UM. 109. С 2с.

70 Ibib.

71 Ibid.

72 РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1296. Л. 8-9.

73 Там же. Л. 8.

74 Цит. по: Nevakivi J. Op. cit. S. 122.

75 Цит. по: Носков A.M. Северная Европа в военных планах империализма. С. 38.

76 См.: Вопросы истории. 1950. № 3. С. 29-30.

77 РГАВМФ. Ф.Р-92. Оп. 2. Д. 766. Л. 39.

78 Peltovuori R.O. Op. cit. S. 97.

79 Visuri P. Talvisodan strateginen kehitys // Sotilasaikakauslehti. 1989. № 11. S. 779.

80 Кан A.C. Внешняя политика скандинавских стран в годы второй мировой войны. М., 1967. С. 66.

81 Lundin С. Suomi toisessa maailmansodassa. Jyvaskyla, 1961. S. 115.

82 KA. AA. StS. В 118/В 3332.

83 Ibid.; Внешняя политика СССР: Сб. документов. М, 1946. Т. IV. С. 485-Ш.

84 UM. 109. С2е.

85 KA. Tudeerin kokoelma. Poytakirjoja valtioneuvoston ja sen valiokuntien istunnoista 5.12.1939-21.03.1940.

86 Ibid.

87 UM. 109. С 2c.

88 Ibid.

89 Nevakivi J. Apu jota ei pyydetty. S. 127.

90 КанА.С. Указ. соч., С 70.

91 Там же. С. 53.

92 Там же. С. 67.

93 Носков A.M. Северная Европа в военных планах империализма. С. 39; Nevakivi J. Apu jota ei pyydetty. S. 129.

94 РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1301. Л. 11-12.

95 Носков A.M. Северная Европа в военных планах империализма. С. 39.

96 Liddel Hart B.H. Op. cit. P. 54-55.

97 См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1942-1945. М., 1963. Т. 1. С. 265; Nevakivi J. Apu, jota ei pyydetty. S. 134.

98 Ноское A.M. Северная Европа в военных планах империализма. С. 40.

99 Gripenberg G.A. Op. cit. S. 112.

100 История второй мировой войны, 1939-1945. Т. 3. С. 46.

101 Stehlin P. Temoignage pour Ihistore. Paris, 1964. P. 215; Безыменский Л. Указ. соч. С. 108.

102 Цит. по: Носков A.M. Скандинавский плацдарм во второй мировой войне. С. 48.

103 Цит по: Liddel Hart B.H. Op. cit. P. 55; Мейсон Д. "Странная война" // От Мюнхена до Токийского залива. С. 88-89.

104 Gripenberg G.A. Op. cit. S. 113.

105 Нюрнбергский процесс. Т. 2. С. 443, 461.

106 Nevakivi J. Apu jota ei pyydetty. S. 135.

107 Ibid. S. 135-136.

108 Ibid.

109 Ibid.

110 Ibid. S. 128.

111 Gripenberg G.A. Op. cit. S. 113.

112 Ibid. S. 98.

113 Цит. по: Носков A.M. Северная Европа в военных планах империализма. С. 41.

114 Tanner V. Olin ulkoministerina talvisodan aikana. Hels., 1951. S. 203.

115 Gripenberg G.A. Op. cit. S. 117.

116 Носков A.M. Северная Европа в военных планах империализма. С. 40.

117 Nevakivi I. Ranskan Suomelle talvisodan 1939-1940 aikana tarjoamasta sotilasavusta. S. 107. 1,8 118 Цит. по: Носков A.M. Северная Европа в военных планах империализма. С. 41.

119 Безыменский Л. Указ. соч. С. 109.

120 РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1302. Л. 69.

121 Nevakivi J. Apu jota ei pyydetty. S. 136.

122 Grippenberg GA. Op. cit. S. 117.

123 См.: Носков A.M. Северная Европа в военных планах империализма. С. 42.

124 Там же. С. 41.

125 Liddel Hart B.H. Op. cit. P. 55.

126 Носков A.M. Северная Европа в военных планах империализма. С. 42.

127 Churchill W. Op. cit. Р. 442-443.

128 Myllyniemi S. Suomi sodassa 1939-1945. Hels., 1982. S. 157.

129 Pakaslahti A. Op. cit. S. 249.

130 См.: Myllyniemi S. Op. cit. S. 158.

131 Gripenberg G.A. Op. cit. S. 118, 119.

132 Tanner V. Op. cit. S. 238; Mannerheim K.G. Muistelmat. Hels., 1952. Osa II. S. 250.

133 Mannerheim K.G. Op. cit. S. 217.

134 Нюрнбергский процесс. Т. 2. С. 444.

135 Носков А.М. Скандинавский плацдарм во втророй мировой войне. С.50-56.

136 Там же. С. 54.

137 Там же. С. 56.

138 Цит. по: Сиполс В.Я. Тайны дипломатические: Канун Великой Отечественной, 1939-1941. М., 1997. С. 193.

139 См.: Nevakivi J. Apu, jota ei pyydetty. S. 194; См.: РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1302. Л. 79, 82, 84, 86, 93-95, 97.

140 РГАВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 502. Л. 17.

141 Там же. Д. 542. Л. 38.

ДВЕ СТРАТЕГИИ МИРА

Финляндские альтернативы

© О. Вехвиляйнен, В.Н. Барышников

В Москве было нелегко принять решение о переговорах с возглавляемым Р. Рюти финляндским правительством. Отречение от правительства Куусинена наносило ущерб престижу как у себя в стране, так и за рубежом. Однако обстоятельства требовали корректировки политического курса. К тому же намерения западных держав выступить на стороне Финляндии угрожали втянуть Советский Союз в мировую войну, к чему он не был готов. Это вынуждало его быстро закончить войну, и любыми путями заставить финское руководство пойти на территориальные уступки, которые, как затем выяснилось, в основном соответствовали максимальным требованиям СССР, выдвинутым в октябре 1939 г.

В то самое время, когда довольно медленно обсуждался вопрос о мире, Советский Союз основательно готовился к прорыву линии Маннергейма. В течение января Генштаб Красной Армии усиленно работал над подготовкой завершающей наступательной операции, которая должна была привести к разгрому финской армии. 16 января Ставка Главного командования приняла решение: "Определить день наступления на Карельском перешейке 4, 5 или 6 февраля, но не позже"1. Все усилия в тылу направлялись на обеспечение фронта. Цель наступления заключалась в том, чтобы склонить хельсинкское правительство к миру, прежде чем разрастутся масштабы войны. Об этом свидетельствуют распоряжения по ведению разъяснительной работы в советских войсках. Начальник Главного политуправления Красной Армии Л.З. Мехлис подписал 31 января директиву, в которой подверг резкой критике пропаганду в 9-й армии за то, что ее важнейшей задачей выдвигалась помощь народу Финляндии в борьбе против гнета помещиков и капиталистов, а не обеспечение безопасности северо-западных рубежей Советского Союза и Ленинграда. "Маннергеймовско-таннеровских заправил Финляндии", которые стремятся превратить Финляндию в антисоветский плацдарм английских и французских империалистов, надо разбить сейчас, когда Англия и Франция связаны войной на Западе 2.

В Финляндии успехи, одержанные в декабре и январе в оборонительных боях, пробудили всеобщий оптимизм. Предчувствие поражения, возникшее в первые дни войны, рассеялось. Широкие круги общественности и некоторые политики верили, что Финляндия способна успешно продолжать оборонительные бои. "Моральный дух в стране…сильно поднялся в связи с успехами на фронте и поэтому никто не хочет говорить о мире", – писал Таннер в письме к Эркко 3. В правительстве и среди военного руководства, тем не менее, понимали, что страна все же не сможет продолжительное время одна противостоять своему великодержавному противнику. Положение на фронте в январе еще было устойчивым, и премьер-министр Рюти во время посещения 28 января Ставки нашел Маннергейма таким же оптимистичным, как и прежде. Мир следует заключить, когда время будет благоприятствовать для принятия умеренных условий, и для паники нет причины. Положение на фронте представлялось маршалу даже предпочтительным, если бы удалось получить оружие, особенно тяжелые орудия, и к тому же добровольцев. Оптимизм Маннергейма повлиял на правительство. Генерал Р. Вальден – представитель главнокомандующего в правительстве – писал 5 февраля, что Паасикиви, Таннер и другие социал-демократы, а также, по-видимому, и Рюти были готовы к миру на сносных условиях. Вместе с тем Ханнула, Ниукканен и Седерхьельм считали невозможным передачу СССР военной базы Ханко. Паасикиви говорил Вальдену, что решение этого вопроса будет зависеть от позиции Маннергейма 4.

Финляндия была озабочена стоявшим перед ней выбором: капитулировать или в одиночку вести ожесточенную борьбу до конца. Маннергейм возлагал надежды на усиление шведской помощи. Положение было бы совершенно иным, считал он, если бы в его распоряжение поступило 20 тыс. обученных и хорошо вооруженных добровольцев, предпочтительно скандинавов 5. Он обратился к начальнику генерального штаба Швеции генералу А. Раппу с просьбой оказать содействие в решении вопроса о выделении шведского контингента для замены на фронте той части финских войск, которая нуждалась в отдыхе после двух месяцев боев6. В военных кругах Швеции склонялись поддержать эту просьбу. В стране ширилось добровольческое движение. Военно-политическое руководство Франции и Англии также все более серьезно обсуждало вопрос об отправке войск в Финляндию в первую очередь для того, чтобы лишить Германию доступа к шведской руде и открыть против нее новый фронт на севере.

Вместе с тем, были установлены контакты с Москвой с целью ведения переговоров, от чего ранее отказывалось советское правительство и к чему стремилось финское с самого начала войны. "Ведь то была весомая бомба с их стороны после происходивших отказов, -писал Таннер. – Надеемся, что их интерес к миру на этот раз является реальным". Тем не менее он отмечал, что "достигнуть хорошего результата" будет трудно, так как советское правительство предупредило о значительно больших требованиях, чем прежде 7. Никто не мог сказать, удастся ли достигнуть в ходе переговоров, если они начнутся, такого результата, который мог бы удовлетворить финнов. Поэтому во время подготовки к ним финское правительство выясняло и возможность получения помощи от Швеции и западных держав на случай продолжения военных действий. 1 февраля Рюти вылетел в Стокгольм для передачи шведскому правительству просьбы Маннергейма о предоставлении двух дивизий регулярных войск, а также тяжелых орудий. Однако премьер-министр Ханссон был сдержан, но министр обороны Пер Эдвин Шельд оказался более благосклонным, а шведские генералы отнеслись к просьбе с должным сочувствием 8. 3 февраля Таннер в телеграммах посланникам в Лондоне и Париже выразил надежду, что западные державы продолжат разработку планов интервенции с учетом складывающейся обстановки9. После этого он вылетел в Стокгольм для встречи с полпредом Коллонтай.

Переговоры Таннера и Коллонтай

Советское правительство настаивало, чтобы Финляндия предварительно изложила свои предложения в качестве основы для переговоров. Тем самым подтверждалось, что условия СССР будут более жесткими, чем выдвинутые осенью, и обещанных правительству Куусинена территориальных компенсаций не следует ожидать. Коллонтай, которая была сторонницей переговоров, пыталась смягчить заявления В.М. Молотова ссылкой на то, что в ходе их Финляндия сможет внести свои поправки в условия мира. Поскольку она особо подчеркивала важность сохранения контактов в тайне, Таннер подготовил ответ советскому правительству с ведома только Рюти и Паасикиви. Паасикиви считал, что Финляндии надо сразу заявить о своем согласии уступить военную базу у входа в Финский залив. Рюти и Таннер, однако, придерживались мнения, что при существовавшем тогда благоприятном положении на фронте было бы противоестественно идти на такую уступку 10. Маннергейм их поддержал. Позднее Паасикиви сетовал на то, что избранная тактика была ошибочной. Финские руководители не уловили, насколько далеко в прошлом оказались сделанные ранее предложения, и начали торговаться 11.

В ответе советскому правительству предлагалось взять за исходную базу для новых переговоров лишь то, о чем было достигнуто взаимопонимание осенью 1939 г. К тому же Финляндия была готова к принятию дополнительных условий, необходимых для обеспечения безопасности Ленинграда, поскольку ранее высказывалась мысль о более широких территориальных уступках на Карельском перешейке или нейтрализации Финского залива на основе международного договора. В ответе упоминалось и о том, что Финляндия также должна думать о своей безопасности. Уступка может осуществляться только в форме обмена территориями, и частная собственность граждан, находящаяся на передаваемой части страны, должна быть возмещена 12. Таким образом, Рюти и Таннер избрали для начала переговоров твердую линию. "Наш ответ был составлен без особого выражения покорности, поскольку мы, по нашему мнению, не являлись понесшей поражение стороной", – отмечал Таннер в письме к Эркко 13. 2 февраля Гюнтер передал финляндский ответ Коллонтай.

Полпред хорошо знала, что военная база в Ханко являлась для советского правительства непременным условием ведения переговоров. Если не получим в аренду п-ов Ханко, порт Ханко и находящиеся вблизи острова, телеграфировал Молотов в Стокгольм, то считаем невозможным встречу с правительством Рюти-Таннера 14. Ввиду этого Коллонтай пыталась добиться содействия Ханссона и Гюнтера, чтобы они склонили финнов к положительному решению вопроса о Ханко. От этого оба шведских деятеля, однако, отказывались. Они объяснили, что правительство Швеции все же надеется на изменение позиции Финляндии в вопросе о Ханко. Сохранение Ханко в руках Финляндии было также выгодно Швеции, поскольку база занимала господствующее положение у входа в Ботнический залив и обеспечивала защиту экспорта морским путем 15. Советское правительство сочло неудовлетворительным ответ Финляндии 16. Складывалась тупиковая ситуация.

Тогда Рюти и Таннер договорились о том, что следует отправиться в Стокгольм для новой встречи с Коллонтай. Однако официальным ответом Финляндии на советскую позицию они не располагали 17. Инициатором поездки являлся Эркко, но и Коллонтай возлагала на нее надежды 18. На решение Таннера совершить поездку повлияло также то, что в Хельсинки не вполне доверяли посредничеству Вуолийоки в переговорах. Молотов разрешил Коллонтай принять Таннера: "Послушайте его и сообщите результат". В случае, если Таннер сделал бы те же самые предложения, как и переданные через Гюнтера, то Коллонтай следовало сказать, что они не применимы в качестве основы для переговоров 19.

5 февраля Таннер и Коллонтай встретились в стокгольмском Гранд-отеле. Коллонтай помнила Таннера по конгрессу социалистов в Копенгагене в 1910 г. и встречам в 1917 и 1918 гг. Таннер знал, что прежней импозантной красавицы уже нет. "Госпожа Коллонтай была сердечной пожилой дамой, мысль которой не была теперь столь гибкой", – оценивал он своего партнера по переговорам 20. В ходе бесед компромисс в вопросе о Ханко не был достигнут. Таннер выдвинул идею нейтрализации Финского залива, к чему полпред не проявила интереса. Тогда Таннер внес от себя лично предложение уступить какой-либо остров у входа в Финский залив и выразил готовность действовать в пользу этого предложения, надеясь, что Финляндия получит соответствующую территориальную компенсацию. Ведя речь об уступке острова, Таннер указывал на имевшееся ранее по данному вопросу личное предложение Сталину 21. Он особо надеялся на готовность Сталина склониться к уступке в вопросе о Ханко. Возможно, на это повлияла поступившая из Стокгольма информация, в которой говорилось о царивших в кругах советского руководства расхождениях точек зрения. Сталин якобы стремился окончить войну, а Молотов и военные хотели продолжать ее 22. Ответ Москвы был все же отрицательным. Предложение о том, чтобы вместо Ханко рассмотреть вопрос об одном из островов Финского залива, не создавал основы для переговоров 23. Таннер сомневался в том, что Коллонтай сможет передать его предложение прямо Сталину. Он просил, чтобы Москва внесла свои предложения в качестве основы для переговоров 24. Гюнтер советовал русским то же самое 25. 7 февраля, сразу после возвращения Таннера домой, Коллонтай получила из Москвы поручение основательно выяснить, что за остров имел в виду Таннер 26. Финны сделали из этого вывод, что советское правительство проявляет заинтересованность к переговорам.

Между тем Эркко узнал, что шведское правительство серьезно задумывается о посылке в Финляндию дополнительных войск 27. 5 февраля Высший военный совет западных держав принял решение направить в Скандинавию экспедиционные войска под видом помощи Финляндии. Сведения об этом поступили в Хельсинки днем позднее. "Мы оказались в кризисном положении. Возникло опасение возможного срыва дела мира в результате других соблазнительных предложений", – такова была реакция Таннера на эту новость 28. Его предположения оказались правильными. Если верить воспоминаниям Таннера, то и осторожный Паасикиви какое-то время был занят размышлениями о том, как помощь западных держав выльется в разгром Советского Союза и позволит финнам перенести восточную границу страны от Ладожского озера к Белому морю. Большевизму в России, возможно, придет конец, но и Финляндия окажется втянутой в широкомасштабную войну 29. Маннергейм и Вальден не были в восторге от новости. Главнокомандующий подчеркивал, что вмешательство западных держав вызовет сложности и чревато нежелательными результатами. Рюти считал, что предложение западных держав о помощи можно будет использовать для давления как на Советский Союз, так и на Швецию 30.

Таким образом, все альтернативы имели свои последствия. Между тем с фронта добрых вестей не поступало. Советские войска усилили нажим на Карельском перешейке. Финны ошибочно приняли его за широкомасштабное наступление, которое предсказывала разведка. Фактически оно началось 11 февраля.

Контуры финляндской мирной стратегии

Вначале о возникших контактах между правительствами Финляндии и Советского Союза знали в очень узком кругу. Но уже 2 февраля посланник США в Стокгольме получил сведения о них от министерства иностранных дел Швеции 31. 7 февраля Таннер рассказал о проходивших переговорах в Стокгольме генералу Вальдену, а на следующий день – президенту Каллио. Вальден и ранее отдавал предпочтение заключению мира и считал, что надо положительно отнестись к требованию Советского Союза о предоставлении ему военной базы. Каллио, напротив, был склонен поддержать просьбу к Западу о помощи и сожалел, что его, президента республики, не поставили сразу в известность о контактах с Москвой 32.

10 февраля Рюти и Таннер находились в Ставке Маннергейма. Главнокомандующий и его помощники считали положение тревожным и поддержали мирную инициативу, так как для продолжения воины требовались дополнительные войска и оружие. Таннер выразил готовность уступить СССР для военной базы вместо Ханко о-ва Утё, Ерё и Юссарё, а также часть территории на Карельском перешейке, чтобы новая граница проходила по Суванто-Сяйвястё. Но если мира не удастся достичь, то, по его мнению, следовало бы продолжать воевать при поддержке Швеции и только в крайнем случае прибегнуть к помощи западных держав, что автоматически привело бы к вовлечению Финляндии в мировую войну. Совет обороны, возглавлявшийся Маннергеймом, поддержал Таннера. Отойдя от прежней позиции, главнокомандующий согласился уступить СССР остров в устье Финского залива, имея в виду Юссарё, находившийся к востоку от Ханко. В качестве компенсации Финляндия должна была получить Реболу и Поросозеро. Поскольку приходилось продолжать бои, необходимы были шведские регулярные войсковые части. Вербовка добровольцев проходила слишком медленно. В конечном итоге Маннергейм также выступил за помощь западных держав. Вместе с тем маршал обратил внимание на то, что она может вылиться в политическую проблему, которая чревата разрывом со Швецией и вовлечением в войну с Германией 33.

После возвращения из Ставки Рюти и Таннер добились поддержки от президента Каллио, который посчитал возможным уступить о-ов Юссарё 34. Намного сильнее оказалось противодействие в комиссии правительства по иностранным делам, где Таннер изложил 12 февраля альтернативные предложения в той же последовательности, что и в Ставке: работа по достижению мира, продолжение боевых действий при поддержке Швеции или в крайнем случае со стороны западных держав. Он сообщил, что ведется выяснение позиции относительно требования базы в устье Финского залива, от которого СССР не намерен отказываться. Таннер был готов уступить Юссарё, а также часть Карельского перешейка до линии между Ино и Сейвястё, но за соответствующую компенсацию в виде части советской территории. Это было больше того, на что раньше соглашалось финское правительство, но намного меньше, на чем настаивали русские. Паасикиви и Рюти поддержали предложение Таннера, указав, что если на этих условиях мира не достигнуть, то следует принять помощь, откуда бы она ни исходила. Однако Ниукканен, Ханнула и Седерхьельм считали мирные переговоры в данный период пустой тратой времени. Они указывали, что борьба является главным делом, и решительно выступали против предложений Таннера по достижению мира. Каллио поддержал стремление к миру и был готов уступить Юссарё. Мнения правительства в комиссии по иностранным делам, таким образом, резко разделились. Единственное, с чем все были согласны, так это с тем, что Таннеру следует вновь отправиться в Стокгольм, чтобы запросить у шведского правительства помощь войсками и артиллерией 35.

После заседания комиссии по иностранным делам Каллио, Рюти, Таннер и Паасикиви решили продолжить мирный диалог и предложить Советскому Союзу в качестве базы Юссарё. Таннер так и поступил.

Это, однако, не устраивало советское правительство. Утром 12 февраля Коллонтай сообщила Гюнтеру о полученном ею из Москвы конкретном предложении относительно основы для переговоров. Наряду с Ханко Финляндия должна была уступить весь Карельский перешеек, а также территорию северного Приладожья. Интересы Швеции на Аландских островах принимались во внимание, а Норвегия должна была удовлетвориться тем, что Советский Союз не потребовал Петсамо. Гюнтер сразу сказал Коллонтай, что этих условий вообще не станет передавать финнам. Неофициально он все же довел их до сведения Эркко 36.

Об этих условиях был также поставлен в известность министр иностранных дел Норвегии X. Кут. В начале февраля он обратился через Коллонтай к Молотову с предложением заключить конвенцию между Советским Союзом, Финляндией и Эстонией, согласно которой три государства должны взять на себя обязательство воспрепятствовать своими вооруженными силами проникновению вражеских военных кораблей в Финский залив. Такой договор должен был, по мнению Кута, обеспечить Советскому Союзу ту же самую безопасность, что и база в Ханко. Одновременно Кут хотел выяснить, пойдет ли Москва на переговоры с Финляндией, если там будет сформировано новое правительство, которое будет более доброжелательным по отношению к СССР 37. Молотов в ответе Куту выразил согласие по поводу конвенции трех государств для обороны Финского залива, но только при условии, что Советскому Союзу передадут Ханко и ближайшие к нему острова. Без этого его участие в обороне Финского залива будет "пустой фразой". СССР потребовал также передачи всего Карельского перешейка и северного побережья Ладожского озера. На этом настаивали и военные, а их нельзя было игнорировать. Вместе с тем Молотов указал, что если существующее правительство Финляндии не будет склонно идти на уступки, то лучше заменить его другим, которое способно достичь компромисса 38.

Предложения советского правительства шли, хледовательно, значительно дальше тех умеренных мирных предложений, которые намеревались поддержать Таннер, Паасикиви и Маннергейм. "Вместо еще обсуждавшегося нами вопроса об уступке небольшого острова, Советский Союз потребовал присоединения целых районов в пределах внутренних границ", – констатировал Таннер. Вместе с тем финны склонны были утешать себя тем, что, возможно, удастся еще добиться уступок в ходе переговоров 39.

Швеция отвергает просьбу о помощи

Таннер отправился в Стокгольм, чтобы выяснить, есть ли вообще возможность продолжать борьбу при поддержке Швеции. Премьер-министр Ханссон ранее разъяснил финнам, что выполнить просьбу Маннергейма о сформировании двух шведских дивизий добровольцев невозможно, так как это превысило бы установленные шведскому правительству пределы оказания помощи 40. В совместной беседе он отклонил просьбу о направлении в Финляндию регулярных войск и согласился содействовать финнам в заключении мира. По мнению же Таннера, присоединение Швеции к Финляндии в войне усилит стремление Советского Союза к миру. Вместе с тем, он заметил, что Финляндия, если она не получит эффективной помощи от Швеции, будет вынуждена заручиться защитой западных держав. Но Ханссон был непоколебим: шведский народ не поймет, если правительство решит включиться в войну. В этом случае можно было бы ожидать и нападения Германии на Скандинавию. Кроме того, разъяснил он, Швеция будет отвергать просьбы западных держав о транзите их войск через свою территорию 41.

Официальная позиция Швеции к войне между Финляндией и Советским Союзом была определена еще в начале декабря 1939 г. в ходе переговоров о формировании коалиционного правительства Ханссона. Швеции не следовало вмешиваться в конфликт военным путем.

Вместе с тем допускались экономическая помощь Финляндии, поставки ей оборудования и военных материалов, а также транзит продовольствия 42. Помощь Швеции приобрела со временем, однако, такие размеры и формы, которые выходили за рамки строгого нейтралитета. Симпатии шведского народа к Финляндии проявлялись в виде оказания ей широкой гуманитарной помощи, в добровольческом движении, которое началось сразу с возникновения войны. Правительство Швеции согласилось предоставить Финляндии заем и направлять военные материалы прямо с армейских складов. Военная промышленность Швеции в первую очередь стала выполнять заказы для финской армии. Особенно большое значение для Финляндии имели постоянные поставки шведских противотанковых и зенитных орудий. В связи с этим советское правительство в ноте от 6 января осудило эти противоречившие нейтралитету действия, обвинило министерство иностранных дел Швеции в полной индифферентности по отношению к добровольческому движению и потребовало осуществлять поставки товаров в рамках нормальной торговли.

В Швеции, конечно, были активисты, которые настаивали на прямом военном вмешательстве в интересах Финляндии. Таких взглядов особенно придерживались в военных кругах. Некоторые военачальники Швеции были убеждены, что поражение Финляндии может ослабить стратегическое положение Швеции до такой степени, что было бы лучше вместе с финнами остановить советские войска на перешейке, чем ждать их у Торниоёки. Но линия правительства была неизменной.

На заседании парламента 17 января внешнеполитическая дискуссия показала, что за помощь финнам выступали все парламентские фракции. Ханссон считал необходимым, чтобы Швеция находилась вне войны между великими державами, насколько это вообще могло зависеть от нее самой. Большая угроза безопасности Швеции исходила от Германии, хотя Берлин и давал понять, что не считает отправку в Финляндию добровольцев, военных материалов и даже регулярных войск нарушением нейтралитета. Шведское правительство опасалось, что военная интервенция западных держав в поддержку Финляндии поставила бы Швецию в такую зависимость от Англии, которая повлечет за собой втягивание страны в мировую войну. Поступившая в конце января информация о том, что советское правительство готово вести переговоры о мире с правительством Рюти усилила стремление Швеции сохранить нейтралитет. Важным в ее позиции была заинтересованность в сохранении независимости Финляндии. Менее существенным было то, где будет проходить ее восточная граница. Для одобрения интервенции в поддержку Финляндии имелось еще меньше аргументов, чем прежде. Поэтому правительство Швеции стремилось по мере сил способствовать мирным контактам между Финляндией и Советским Союзом 43.

Финнам и шведской общественности необходимо было теперь объяснить, в чем заключалась позиция правительства. 16 февраля Ханссон опубликовал краткое сообщение об отклонении Швецией просьбы финнов о направлении в Финляндию воинских формирований. Оно вызвало критику шведского общества. Тогда король Густав V сделал заявление, в котором изложил содержание сообщения Ханссона в доброжелательной для Финляндии, но не менявшей существа дела форме. На этом собственно и было покончено с обсуждением вопроса о посылке шведских регулярных частей в Финляндию 44. Финнам трудно было согласиться с позицией шведского правительства. По определению Эркко, она явилась "роковым ударом" по ведущей войну Финляндии 45.

Известие об этом пришло в Финляндию в то время, когда начавшееся в феврале мощное наступление советских войск завершилось прорывом обороны у Сумма. Финские войска отступили с главной позиции, которую удерживали более двух месяцев. У Финляндии осталось лишь два пути: принять жесткие условия мира или продолжать борьбу в качестве союзника западных держав. Гюнтер попытался ослабить впечатление от заявления Ханссона, разъяснив 17 февраля Коллонтай, что шведское правительство уточняет свою позицию, стремясь определить, нет ли в перспективе возможностей для достижения мира. В то же время он отметил усиление в Швеции профинских настроений 46. В Москве, напротив, ожидали, что Швеция повлияет на Финляндию и склонит ее к уступкам на переговорах. На шведскую помощь Финляндии смотрели сквозь пальцы и уверяли, что для Швеции нет никакой опасности со стороны Советского Союза.

Вместе с тем Молотов интересовался взглядами шведского руководства по вопросу Аландских островов. Гюнтер в конце января просил Советский Союз избежать бомбардировок Аландов, поскольку это дало бы в руки шведским активистам хороший пропагандистский материал. Министр иностранных дел указал на общие интересы в борьбе против интервенции. "Бомбите корабли, которые отправляются из порта, но не надо создавать для правительства Швеции большие трудности бомбардировкой Аландских островов и мирного населения"47. Молотов заявил Гюнтеру, что советское правительство понимает озабоченность Швеции относительно Аландского архипелага, который находится вблизи Стокгольма и прикрывает подступы к Ботническому заливу 48. Гюнтер, однако, уклонился от дальнейшего обсуждения этого вопроса. Швеция воздержалась от каких-либо шагов, которые могли свидетельствовать о попытке извлечь выгоду за счет Финляндии 49.

Министр иностранных дел Швеции стремился ускорить начало мирных переговоров. 10 февраля он заявил норвежскому посланнику, что считает успех в мирном посредничестве возможным 50. Но когда через три дня он беседовал с Коллонтай, полпред выразила сомнение по этому поводу. До начала переговоров необходимо было достигнуть взаимопонимания по двум главным вопросам, которые касались Ханко и Карельского перешейка 51. 17 февраля Гюнтер вновь заметил Коллонтай, что, возможно, настало время приступить к переговорам. В тот же вечер он еще раз вернулся к этому вопросу в беседе с финским посланником Грауером. Разве Швеция не могла бы взять инициативу в свои руки? – вопрошал посланник 52.

Таннер так же, как и Паасикиви, с большим сомнением относился к предлагаемой Западом помощи. Вместе с тем, оба считали, что вступать в торг с советским правительством опасно. Паасикиви все же надеялся, что мир в дальнейшем можно достигнуть, уступив вместо п-ва Ханко о-ва Юссарё или Ёрё, а также территорию до линии Суванто на Карельском перешейке 53.

15 февраля на заседании правительства Таннер сообщил, что пока получение из Швеции регулярных войск невозможно. Помощь же западных держав втянула бы Финляндию в мировую войну, поэтому заключению мира должно быть уделено главное внимание. О мирных предложениях советского правительства Таннер умолчал, заметив лишь, что не представляет себе пути к миру 54. Коллонтай через Гюнтера только неофициально передавала финнам условия мира. Но Таннеру стало ясно, что Финляндии надо пойти на большие уступки. Он заметил в разговоре с Паасикиви, что необходимо добиться принятия правительством мирных условий. У Финляндии абсолютно не было иной возможности, чем заключить "постыдный мир" на предъявляемых русскими условиях 55.

По мнению Таннера, только Швеция могла быть посредником в переговорах. При встрече с Гюнтером 5 февраля он удостоверился в том, что она готова взять на себя эту роль. Таннер понимал также, что советское правительство надеется именно на посредничество Швеции 56. Но до решающего шага была возможность еще раз прозондировать готовность Германии к посредничеству, используя связи между посланником в Хельсинки Блюхером и Таннером.

Отстраненная позиция Германии

В начале второй мировой войны Германия стремилась к наращиванию своих сил для достижения быстрой победы над западными державами до того, как те успеют достаточно вооружиться. Первоначально Гитлер намеревался развернуть наступление на Западе осенью 1939 г., но затем по ряду причин перенес его на весну следующего года. В феврале 1940 г. в подготовке этого наступления начался новый этап. На основе одобренного Гитлером так называемого серпоразрезающего плана направление главного удара должно было проходить через Арденны с выходом к побережью Ла-Манша и расчленением войск союзников, находившихся в Северной Франции. Для этого наступления были сосредоточены мощные сухопутные и воздушные силы. В то же время германское руководство следило за британской активностью на побережье Норвегии. Поскольку западные державы собирались направить экспедиционный корпус в Скандинавию под видом помощи Финляндии, Германия решила их упредить. 1 марта Гитлер отдал приказ о подготовке операции "Везерюбунг", целью которой являлась оккупация Дании и Норвегии.

Западные державы в начале войны избегали решающего сражения с Германией, пытаясь ослабить ее путем экономической блокады. Германия сумела свести на нет последствия этой экономической блокады, используя сырьевые ресурсы Северной и Восточной Европы, а также Советского Союза. В сентябре 1939 г. Германия и СССР достигли в принципе взаимопонимания по экономической программе, согласно которой из СССР предусматривались поставки Германии сырья, а с немецкой стороны – промышленной продукции и вооружения 57.

Политическое взаимопонимание с Германией дало возможность Советскому Союзу осуществить свои планы в Польше и в бассейне Балтийского моря. Германия в свою очередь надеялась, что СССР поддержит ее поставками сырья в войне с Францией и Англией 58. В последующих переговорах скоро возникли, однако, трудности, причиной которых были прежде всего разногласия по вопросу о том, каким образом Германия сможет сбалансировать товарообмен. Наконец, Риббентроп обратился к Сталину, указывая, что этот вопрос имеет не только экономическое, но и политическое значение. Сталин принял во внимание соображения, представленные Риббентропом 59. 11 февраля 1940 г. между Германией и Советским Союзом был подписан новый экономический договор. В соответствии с ним СССР обязался поставить Германии до мая 1941 г. сырьевых материалов более чем на 600 млн. рейхсмарок, в том числе 1 млн. т. фуражного зерна, 900 тыс. нефти, 500 тыс. т. фосфатов и 500 тыс. т. железной руды. Взамен он получал из Германии военные материалы, машины и каменный уголь, но эти поставки должны были быть осуществлены до августа 1942 г.60 Договор был весьма выгодным Германии. Исходя из стратегических и экономических соображений, она в то время избегала осложнений с Советским Союзом.

Война между СССР и Финляндией представляла для Германии как выгоду, так и помеху. Очевидно, что она наносила ущерб ее военной экономике, ограничивая возможности СССР осуществлять в Германию необходимые поставки 61. Торговля между Германией и Финляндией прервалась вовсе. Это было вызвано блокадой Финского побережья, впрочем так же как и требованием немцев к Финляндии оплачивать зарубежные заказы валютой. Немецкие поставщики не могли в тех условиях доверять ее платежеспособности. Финны, однако, считали, что занятая немцами позиция находилась в явном противоречии с существовавшим договором. Они прекратили снабжать их важной для германской военной экономики медью из-за отказа Германии поставлять им в обмен оружие. Переговоры о товарообмене между Германией и Финляндией начались в Стокгольме лишь 13 февраля 1940 г. В результате было достигнуто соглашение, по которому Германия предоставила Финляндии 10 млн. рейхсмарок в счет оплаты поставок, а финны, со своей стороны, возобновляли экспорт меди в соответствии с прежним договором 62.

Война между Советским Союзом и Финляндией была выгодна для Германии, поскольку она ограничила возможности вмешательства советского правительства в сферу своих интересов на Балканах. В секретном дополнительном протоколе к договору о ненападении, подписанному 23 августа 1939 г., Бессарабия была включена в сферу интересов Советского Союза. Пока СССР был связан войной с Финляндией, ему было не до Бессарабии 63. Шведский посланник в Берлине А. Рихерт сообщал 5 февраля в Стокгольм, что в связи с заинтересованностью Германии в поставках сырья с Балканского полуострова, положение там будет оставаться спокойным. Чем дольше обстановка на финском фронте оставалась неизменной, тем выгоднее было бы для Германии, поскольку Советский Союз был связан и не мог напасть на Румынию. Поражение Финляндии все же не устраивало Германию, поскольку на следующем этапе ей пришлось бы начать действия, направленные на возвращение Северу мира 64.

В начале января надежда финнов на то, что в ходе переговоров с Германией удастся склонить ее к роли посредника в интересах окончания войны с СССР, развеялась из-за отказа Гитлера. Германский посланник в Хельсинки Блюхер все же надеялся, что его правительство сможет каким-то образом способствовать достижению мира. В конце января он отправился в Берлин. В то же самое время германский посол в Москве Ф. Шуленбург также находился в Берлине. Возникло предположение о том, что Германия вынашивает какие-то посреднические замыслы. Советский посол в Берлине запросил у статс-секретаря Вайцзеккера, каково его отношение к этим слухам, и получил ответ, что одновременное пребывание Шуленбурга и Блюхера в Берлине – лишь простое совпадение 65. Это подтверждается тем, что Блюхер вынужден был ожидать две недели, прежде чем был принят Риббентропом.

Рейхсминистр иностранных дел нашел, наконец, 12 февраля время для посланника в Хельсинки – через день после того, как между Германией и Советским Союзом был подписан экономический договор. Он разъяснил, что Гитлер не выступит в качестве посредника между Финляндией и СССР до тех пор, пока этого не пожелает Москва. Риббентроп поручил посланнику тайком выяснить, с какими условиями финляндское правительство может согласиться, если последует предложение о посредничестве. Посланник считал, что это трудно сделать. Со своей стороны он предложил организовать какому-нибудь пользующемуся доверием Москвы финну, например, Паасикиви, встречу в Берлине с одним из советских представителей. Риббентроп дал посланнику разрешение высказать эту идею в Хельсинки, чтобы Таннер затем смог обратиться в Берлин с просьбой выяснить, желает ли Москва такой встречи 66.

17 февраля Блюхер посетил в Хельсинки Таннера, который не проявил большого интереса к упомянутому предложению. Из разговора с Блюхером он уяснил, что выступить в роли посредника Германия не желает. К тому же условия Советского Союза были ему уже известны 67. Несколькими днями ранее Таннер публично опроверг слухи, касавшиеся посреднической деятельности Германии в таких выражениях, которые в немецком посольстве в Хельсинки сочли грубостью 68. Паасикиви все же желал выяснить, что стояло за предложением Блюхера. Он подчеркивал, что не Швеция, а Германия может помочь Финляндии. Если Финляндия откажется от такого предложения, то Германия может ее осудить за это. Таннер и Рюти высказывали другие опасения: использование берлинского пути может привести к осложнению отношений с западными державами. Однако в конечном счете они склонились к тому, что Таннер в том случае, если дальнейшие переговоры с Блюхером не дадут результатов, будет просить Гюнтера о посредничестве 69. К тому времени Блюхер получил из Берлина указание лишь выслушивать финнов и не внушать им обманчивых надежд. Так что состоявшаяся 20 февраля новая беседа между Таннером и Блюхером оказалась бесполезной 70.

Риббентроп в разговоре с Шуленбургом (об этом позднее посол рассказал шведскому посланнику) выразил надежду на скорое окончание войны между СССР и Финляндией, отметив, что не в интересах Германии, чтобы русские овладели Финляндией. Тем не менее Германия не могла взять на себя роль посредника без того, чтобы ее попросили об этом 71. Поражение Финляндии или ее полная зависимость от Советского Союза, конечно, были нежелательны Германии. Не в ее интересах было и то, что Финляндия могла обезопасить себя с помощью западных держав и стала бы их союзницей. Поэтому Риббентропа вначале и привлекала идея посредничества Германии, но затем ему стало ясно, что Советский Союз этого не желает. Официальную позицию Германии в отношении Финляндии в период зимней войны определяло стремление избежать противоречий с Советским Союзом. "Нам необходимо проводить холодную как лед политику", – разъяснил Блюхеру рейхсминистр иностранных дел 72.

В середине февраля в Берлин прибыл бывший премьер-министр Финляндии Т. Кивимяки. Статс-секретарь Вайцзеккер получил от Риббентропа разрешение принять гостя. Задача Кивимяки заключалась прежде всего в том, чтобы выяснить отношение к выдвигаемому шведами утверждению, согласно которому Германия серьезно предостерегает Швецию по поводу направления войск в помощь Финляндии. Вайцзеккер опроверг эти сведения и заявил, что Германия будет оставаться нейтральной в войне между Финляндией и Советским Союзом до тех пор, пока западные державы не вмешаются в нее, направив в Финляндию войска. Затем, отвечая на вопрос Кивимяки о возможности посредничества Германии, Вайцзеккер сказал, что об этом слишком рано говорить 73. Во время этой поездки Кивимяки встречался также с Герингом, который советовал Финляндии достигнуть мира на любых выдвигаемых условиях. Территории, которая она теперь утратит, могут быть возвращены обратно позднее 74, заявил Геринг. По возвращению в Финляндию Кивимяки побуждал правительство к заключению мира.

Таннер просит о посредничестве Швецию

20 февраля сразу после встречи с Блюхером Таннер через Эркко направил Гюнтеру просьбу, чтобы тот сообщил советскому правительству о намерении финляндского правительства прибегнуть к предлагаемой западными державами помощи. Это могло бы повлечь за собой превращение конфликта между Финляндией и Советским Союзом в часть мировой войны. Тем не менее правительство Финляндии, основываясь на полученных ранее сведениях из Москвы, готово к достижению мира на условиях, которые, возможно, удовлетворят советское правительство. Таннер, видимо, имел в виду те условия, которые Коллонтай передала Гюнтеру 12 февраля. Он надеялся на то, что его сообщение будет передано советскому правительству шведской стороной и поможет ускорить начало переговоров в Стокгольме между уполномоченными представителями двух государств. Эркко сообщил Гюнтеру, что правительство Финляндии теперь готово отказаться от Ханко. Однако об этом русским будет объявлено не сразу 75.

Таннер просил затем у Швеции выступить посредником на переговорах, предварительно согласовав этот вопрос с Рюти, Паасикиви и Вальденом, но не имея полномочий от правительства. Согласно воспоминаниям Таннера, он, Рюти и Вальден решили втроем, что при опасном положении можно обещать отказ и от Ханко 76. На основе шведских источников и писем Эркко можно заключить, что обращение к Гюнтеру имело место 20 февраля, а не 21-го, как представлялось на основе воспоминаний Таннера 77. Утром 21 февраля Таннер первый раз обсуждал условия мира с парламентской комиссией по иностранным делам. Парламент до этого был в стороне от дел, находился в эвакуации в Каухайоки и только недавно возвратился в Хельсинки.

Министр иностранных дел осторожно разъяснил, что в правительстве придерживаются такого мнения, что стремление к миру необходимо всячески поддерживать. В действительности же правительство еще не определило своей позиции в этом деле. О советских предложениях Таннер упомянул, имея в виду уступку п-ва Ханко, но умолчал о требованиях, касавшихся перешейка и территорий северной части Приладожья. Он хотел знать позицию комиссии: следует ли добиваться мира на условии, что п-ов Ханко придется уступить, и согласиться на более тяжелые условия, чем в ноябре? Из членов комиссии двое – аграрий У. Кекконен и коалиционер Я. Икола – решительно выступали против достижения мира на таких условиях. Аграрий А. Кукконен склонялся к обращению за помощью к западным державам, но хотел отсрочить такое решение. Четыре члена комиссии были готовы к достижению мира даже ценой жертв 78.

Таннер обратился к комиссии по иностранным делам парламента в обход правительства, так как ожидал от него противодействия. Тем самым он рассчитывал получить полномочия продолжать переговоры. Его настойчивое и нетерпящее возражений поведение впоследствии осудил Ниукканен, сказавший, что Таннер вел мирные переговоры как торговец коммерческого предприятия. Самоуверенность Таннера объяснялась тем обстоятельством, что война не могла вестись без поддержки социал-демократов. Но вместе с тем мира нельзя было заключить без аграриев и правых. Это ограничивало возможности Таннера. В деле, касавшемся "постыдного мира", требовалось единогласие. Социал-демократы ни в коем случае не желали брать на себя всю ответственность.

Мирные условия Советского Союза

Министра иностранных дел Швеции не требовалось дважды просить быть посредником в достижении мира. Гюнтер был крайне озабочен поступавшими из столиц западных государств сообщениями о подготовке к интервенции на Север. За день до того, как Эркко передал просьбу Таннера, Гюнтер получил донесение шведского посланника в Париже, согласно которому западные державы готовились высадить войска в норвежские порты и, возможно, в Гетеборге, а также транспортировать их в Финляндию через Швецию и Норвегию. К донесению была приложена записка военного атташе, из которой следовало, что войска хорошо подготовлены для операции по десантированию. Начало отплытия судов с десантом ожидается в конце февраля 79. В полночь 21 февраля из Стокгольма была направлена телеграмма новому посланнику Швеции в Москве В. Ассарссону, в которой ему поручалось как можно быстрее сообщить Молотову о просьбе Таннера 80.

Ассарссон прибыл в Москву 20 февраля. Вечером того же дня его принял Молотов. Следуя ранее полученным указаниям, Ассарссон заявил, что расширение конфликта между Финляндией и СССР невыгодно ни Швеции, ни Советскому Союзу. Шведскому правительству становится все труднее противостоять росту профинляндских настроений среди общественности страны. Оно надеется на успех переговоров между Финляндией и Советским Союзом и выражает готовность передать предложения советского правительства в Хельсинки. В ответ Молотов осудил правительство Финляндии за крайне враждебную позицию по отношению к СССР, поскольку оно под давлением Англии и Франции готово превратить страну в антисоветский плацдарм, отвергнув прошлой осенью умеренные предложения советского правительства. Теперь СССР в интересах своей безопасности требует больших уступок. По просьбе Ассарссона Молотов зачитал новые условия: Карельский перешеек, включая Выборг, территория северной части Ладожского озера, а также п-ов Ханко должны отойти к СССР. Таковы минимальные условия Советского Союза. В случае продолжения войны условия могут быть более жесткими. Советское правительство готово обсудить договор с Финляндией и Эстонией о совместной обороне Финского залива. Молотов заявил, что эти условия можно довести до сведения хельсинкского правительства. В ходе беседы народный комиссар особо подчеркивал, что требования Советского Союза ни в коей мере не угрожают безопасности Швеции. Затем он затронул вопрос об Аландских островах: "Принимая во внимание интерес Швеции к вопросу о Ботническом заливе и Аландском архипелаге (особенно его северной части), советское правительство может помочь Швеции в этом деле". В шведских и российских источниках в этом вопросе существуют расхождения. Согласно шведскому документу Молотов высказал пожелание шведскому правительству по "Аландскому вопросу". В то же время Ассарссон, исходя из полученных указаний, сообщил Молотову, что правительство Швеции "на данный момент" не готово обсуждать вопрос об Аландских островах 81.

Получив 21 февраля телеграмму от Гюнтера, Ассарссон на следующий день посетил Молотова, который уже располагал сведениями о согласии Финляндии на условия, переданные через Коллонтай 12 февраля. Молотов уточнил эти условия, сказав, что к СССР должна отойти также Сортавала, чтобы новую границу привести в соответствие с установленной в 1721 г. Ништадским миром, или иначе – с границей времен Петра Великого. На старой карте он показал Ассарссону, где эта граница проходила. Выдвинутые условия – минимальное требование, необходимое для безопасности Ленинграда. По поводу них советское правительство не намерено торговаться. Интервенция западных держав Молотова не беспокоила. Для ведения мирных переговоров необходимо, чтобы финляндское правительство предварительно одобрило выдвинутые условия. Нарком повторял несколько раз, что позднее условия будут более жесткими. Замечание Ассарссона, что условия являются и так тяжелыми, Молотов отверг. Не Советский Союз хотел войны, в которой его войска пролили много крови, заявил он. Причина ее – в упрямстве финнов. Теперь же остается лишь сожалеть о том, что произошло, и не допустить повторения. Таннер же, по словам Молотова, был известен как английский агент 82.

Условия, которые 12 февраля сообщила Коллонтай, не были "достаточно конкретными", продолжал народный комиссар. В дальнейшем, однако, выяснилось, что он сам дал указание Коллонтай довести до сведения Гюнтера и Кута эти же условия. В них не упоминались Выборг, Сортавала и граница Петра Великого. В Финляндии много размышляли о том, соответствовали ли условия, выдвинутые 20 и 22 февраля, первоначальным целям СССР, которые по тактическим соображениям были доведены до сведения финнов не полностью, или же они, возможно, ужесточились после того, как была прорвана главная финская оборонительная линия и у Финляндии укрепилась готовность к переговорам 83. Или, как впоследствии утверждал Таннер, если бы Финляндия раньше склонилась к миру, то получила бы более легкие условия? Введенные в оборот источники не позволяют еще с какой-либо уверенностью ответить на этот вопрос. Во всяком случае представленные Молотовым 20 и 22 февраля условия во многом напоминают "программу максимум" советского руководства в начале октября 1939 г., когда начались переговоры с Финляндией.

Советское правительство направило мирные условия также в министерство иностранных дел Англии с просьбой передать их финнам. Лондон ответил отказом, сославшись на тяжесть предъявляемых условий. Форин Офис рекомендовал представить их финнам напрямую 84. Англия совместно с Францией завершала подготовку экспедиционного корпуса для отправки в Финляндию. Естественно, это плохо совмещалось с мирным посредничеством.

1 Российский государственный военный архив. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 233. Л. 138-139.

2 Там же. Ф. 9. Оп. 29. Д. 527. Л. 31-33.

3 Kansallisarkisto. Tannerin kokoelma 4. Tanner Erkolle 21.1.1940. (Далее: КА).

4 Ibid. Tudeerin kokoelma. Muistiinpanoja hallituksen ulkoasianvaliokunnan kokouksesta 29.1.1940; Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 29.1.1940. Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpanoja 29.1.1940.

5 Utenriksdepartementet. Oslo. HP1Af 709. Kempffin raportti 29.1.1940. (Далее: UD).

6 К A. Mannerheimin kokoelma 607. Mannerheim Rappelle 30.1.1940

7 Ibid. Tannerin kokoelma 4. Tanner Erkolle 30.1.1940.

8 Ibid. Rytin kokoelma 10. Rytin paivakirja 2.2.1940; Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpanoja 2.2.1940; Mannerheimin kokoelma 670. Waldenin muistiinpanoja keskustelusta Rytin kanssa 2.2.1940.

9 Ibid. Tannerin kokoelma 27. Sahkeet 3.2.1940 Pariisiin ja Lontooseen; Nevakivi J. Apu, jota ei pyydetty. Hels., 1972. S. 142; Haikio M. Maaliskuusta maaliskuuhun. Porvoo, 1976. S. 141.

I 0 KA. Tannerin kokoelma 4. Tanner Erkolle 21.1.1940.

11 Ibid. Tannerin kokoelma 27. Tannerin muistiinpanoja 30, 31.1.1940; Paasikivi J.K. Toimintani Moskovassa ja Suomessa, 1939-1941. Porvoo-Hels., 1958. S. 146-147; Tanner V. Olin ulkoministerina talvisodan aikana. Hels., 1951. S. 206-207.

12 UD. HP1 Af Bihang. S. 6.

13 KA. Tannerin kokoelma 4. Tanner Erkolle 30.1.1940.

14 Архив внешней политики Российской Федерации Ф.059а. Л. 14, 15. (Далее: АВП РФ).

15 UD. HP1 Af Bihang. Guntherin muistiinpano keskustelusta Kollontain kanssa 31.1.1940; АВП РФ. Ф. 06. On. 02. П. 25. Д. 318. Л. 11-13.

16 UD. PHI Af Bihang. S. 60. Guntherin muistiinpano 2.2.1940; Ulkoasiainministerion arkisto. 109 Gl. Erkko Tannerille 2.2. 1940. (Далее: UM).

17 KA. Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistinpano. 4.2.1940.

18 UM 109 G 1: Erkko Tannerille 3.2.1940; Коллонтай А. "Семь выстрелов" в зимней войне 1939 г. // Международная жизнь. 1990. № 1.

19 АВП РФ. Ф. 059а. Л. 21-22.

20 KA. Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpano 5.6.1940; International Affairs. 1970. № 1. (Kollontain paivakirja 5.2.1940); Tanner V. Op. cit. S. 232-233.

21 KA. Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpanoja 5-6.2.1940; Tanner V. Op. cit. S. 210,213,228-237.

22 KA. Paasikiven kokoelma 26. Paasikiven muistiinpanoja 2.2.1930.

23 АВП РФ. Ф. 059а. Л. 26.

24 KA. Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpano 5-6.2.1940.; Коллонтай А. Указ. соч.; АВП РФ. Ф. 059а. Л. 27. (Kollontai Molotoville 6.2.1940); Tanner V. Op. cit. S. 210, 213, 228-237.

25 UD. HP 1 Af Bihang. S. 8.

26 Ibid. S. 9.

27 KA. Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpanoja 9.2. 1940.

28 Ibid. 7.2.1940.

29 Ibid. 8.2.1940. Paasikiven kokoelma 26. Paasikiven paivakirja 8.2.1940; Tanner V. Op. cit. S. 240-241; Polvinen T. J.K. Paasikivi. Valtiomiehen elamantyo 1939-1944. Juva, 1995. S. 106-107.

30 Sota-arkisto. R. Waldenin kokoelma 112/4. Waldenin muistiinpanot puhelinkeskusteluista Mannerheimin kanssa 6 ja 7.2.1940. (Далее: SA); Pakaslahti A. Talvisodan poliittinen naytelma. Hels., 1970. S. 251; Tanner V. Op. cit. S. 240-241.

31 Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. 1940. P. 284. (Далее: FRUS).

32 KA. Kallion kokoelma. Kallion muistiinpanot helmikuun alusta 1940; Mannerheimin kokoelma 607. Walden Mannerheimille 5.2.1940; Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 5.2.1940; Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpanoja 8.2.1940; Tanner V. Op. cit. S. 242.

33 KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 11.2.1940; Rytin kokoelma 10. Rytin

Paivakirja 10.2.1940; Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpanoja 10.2.1940; Jagerskiold

S. Talvisodan ylipaallikko. Sotamarsalkka Gustav Mannerheim, 1939-1941. Keuruu, 1976. S. 124-125; Mannerheim G. Muistelmat. Hels., 1952. Osa II. S. 250; Tanner V. Op. cit. S. 244-245.

34 KA. Rytin kokoelma 10. Rytin Paivakirja 11.2.1940; UD. HP. 1 Af. Bihang. S. 5.

35 KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 12.2.1940; Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpanot 11-12.2.1940; Paasikivi J.K. Op. cit. S. 147-148; Tanner V. Op. cit. S. 246-252.

36 АВП РФ. Ф. 59а. Л. 31; UD. HP 1 Af. Bihang. S. 9. Guntherin muistiinpano keskustelusta Kollontain kanssa 12.2.1940; UM. 109 B6. Erkko Rytille 12.2.1940.

37 АВП РФ. Ф. 06. On. 2. Д. 319. П. 25. Л. 25-28.

38 Там же. Ф. 59a. Л. 31. Dongarov A. Tosiasioiden edessa. Talvisota. Jyvaskyla, 1989. S. 272.

39 KA. Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpanoja 12.2.1940.

40 (1 UD. HP 1 Af. Bihang. S. 5.

41 KA. Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpanoja 13.2.1940; UD. HP 1 Af. Bihang. S. 9; Carlgren W.M. Svensk utrikespolitik, 1939-1945. Stockholm, 1973. S. 100; Tanner V. Op. cit. S. 254-256.

42 Wahlhack К. Veljes veitsen teralla. Suomen kysymys Ruotsin politiikassa, 1937-1940. Porvoo, 1968. S. 275, 284.

43 Johansson A.W. Per Albin och kriget. Samlingsregeringen och utrikespolitiken under andra varldskriget. Fallkoping, 1984. S. 114-115; WahlbackK. Op. cit. S. 325-341.

44 Carlgren WM. Op. cit. S. 102-104; Johansson A.W. Op. cit. S. 123-131; Wahlback K. Op.

cit. S. 348-358.

45 UM. 109 Gl. Erkko Rytille 26.2.1940.

46 UD. HP 1 Af. Bihang. S. 10. Guntherin muistiinpano 17.2.1940.

47 АВПРФ. Ф. 59a. Л. 5-7.

48 Там же. Л. 8-11, 14-15,29.

49 Там же. Л. 35, 37; UD. HP 1 Af. Bihang.S. 9. Muistiinpano Gunterin ja Kollontain keskustelusta 13.2.1940.; Carlgren WM. Op. cit. S. 98-99.

50 UD. 35 G2. Norjan Tukholman-lahettilas J.H. Wollebaek ulkoasiainministeriolle 20610.2.1940.

51 UD. HP 1 Af. Bihang. S. 9. Guntherin muistiinpanot keskustelusta Kollontain kanssa 13.2.1940.

52 Ibid. S. 10; KA. Tannerin kokoelma 27. Erkon sahke 18.2.1940.

53 KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 14-17.2.1940.

54 Ibid. Tannerin kokoelma 26. Muistio valtioneuvoston neuvottelusta 15.2.1940; Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 15.2.1940.

55 Ibid. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 17, 19.2.1940.

56 UD. HP 1 Af. Bihang. S. 7.

57 Akten zur deutschen auswartigen Politik, 1918-1945. Ser. D. Baden-Baden, 1961. Bd. VIII. S. 162. (Далее: ADAP).

58 Ibid. S. 594.

59 Ibid. S. 600.

60 Ibid. S. 607, 636.

61 Menger M. Deutschland und Finnland im zweiten Weltkrieg. В., 1988. S. 62-63.

62 Peltovuori R.O. Saksa ja Suomen talvisota. Hels., 1975. S. 74-81; Seppinen L. Suomen ulkomaankaupan ehdot, 1939-1944 // Historiallisia tutkimuksia 124. Hels., 1983. S. 38-40.

63 ADAP. Ser. D. Bd. VIII. S. 574; Peltovuori R.O. Op. cit. S. 90-93.

64 UD. HP 1 Af. 105 Richert Guntherille 177/5.2.1940.

65 KA. Auswartiges Amt, Buro des Staatssekretars В. 18/В3382.

66 ADAP. Ser. D. Bd. VIII. S. 612; Blucher W. Suomen kohtalonaikoja. Porvoo, 1950. S. 176-180.

67 ADAP. Ser. D. Bd. VIII. S. 617; Blucher W. Op. cit. S. 180-181; Tanner V. Op. cit. S. 264-266.

68 KA. Auswartiges Amt, Buro des Staatssekretars B. 18B 386-387; Peltovuori R.O. Op. cit. S. 89.

69 Peltovuori R.O. Op. cit. S. 89-90. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 19.2.1940; Tannerin kokoelma. Tannerin muistiinpano 19.2. 1940; Tanner V. Op. cit. S. 264-267.

70 ADAP. Ser. D. Bd. VIII. S. 620; KA. Paasikiven kokoelma. Paasikiven paivakirja 21.2.1940; Blucher W. Op. cit. S. 181-182; Tanner V. Op. cit. S. 266-267.

71 UD. HP 1 Af. 106.

72 Blucher W. Op. cit. S. 178.

73 KA. Auswartiges Amt, Buro des Staatssekretars B. 18416857-58; KA. Rytin kokoelma. Kivimaki Rytille 19.2.1940. Tannerin kokoelma 27. Kivimaki Rytille 24.2.1940. Kivimaen kokoelma 3. Kivimaen kertomia tietoja 4.4.1960; Kivimaki TM. Suomalaisen poliitikon muistelmat. Porvoo, 1965, S. 127.

74 KA. Tannerin kokoelma. Kivimaen selostus valtioneuvostossa 28.2.1940. Kivimaen kokoelma 3. Kivimaen kertomia tietoja 4.4.1960; Kivimaki TM. Op. cit. S. 127-128; Menger M. Op. cit. S. 66-67.

75 UD. HP 1 Af. Bihang. S. 10. Guntherin muistiinpanot 20.2.1940; UM. 109 В 6. Erkko Tannerille 21.2.1940; Carlgren WM. Op. cit. S. 175.

76 KA. Tannerin kokoelma 26. Tannerin muistiinpano 19.2.1940; Tanner V. Op. cit. S. 264-267.

77 Soikkanen H. Kohti kansanvaltaa. 1937-1944. Joensuu, 1987. Osa 2. S. 126-127.

78 KA. Tannerin kokoelma 26. Muistio eduskunnan ulkoasianvaliokunnan kokouksesta 21.2.1940: Soikkanen H. Op. cit. S. 126; Tanner V. Op. cit. S. 269-272.

79 UD. HP. 1 Af. 105. Hennings Guntherille 15.2.1940.

80 Ibid. HP. 1 Af 106. Guntherin sahke 9/21.2.1940. Moskovan lahetystolle.

81 Ibid. Assarssorin sahke 12/22.2.1940. Assarson Guntherille 21.2.1940.

82 Ibid. Assarson Guntherille 23.2.1940.; UM 109 В 6 Erkko Tannerille 24.2.1940; АВП РФ. Ф. 059 а. Л. 41-4-3.

83 Soikkanen Н. Sota-ajan valtioneuvosto // Valtioneuvoston historia, 1917-1966. Hels., 1977. Osa II. S. 36.

84 Nevakivi J. Apu, jota ei pyydetty. Liittoutuneet ja Suomen talvisota, 1939-1940. Hels., 1972. S. 174-176.

МОЩНОЕ СОВЕТСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

Поиски нового решения

© О. Маннинен

В первый период войны усилия советских войск оказались недостаточны для того, чтобы убедить финское военное командование в бесперспективности дальнейшего сопротивления. Наступление на Карельском перешейке было остановлено у главного финского оборонительного рубежа, а к северу от Ладожского озера Красная Армия достигла ограниченных успехов.

Финская армия, хотя и понесла потери, но ее моральный дух оставался высоким. Финны верили в способность удержать линию Маннергейма. Такое мнение складывалось и за рубежом. Престиж советских войск был подорван 1.

Уже в первой половине декабря становилось очевидным, что командовавший войсками в финляндской операции командарм К.А. Мерецков неспособен решить стоявших перед ним задач. М.В. Захаров, работавший в оперативном отделе Генерального штаба, получил задание изучить на месте вопросы, связанные с подготовкой нового наступления на направлении главного удара и реорганизацией командования войск. Возвратившись с фронта в Москву, Захаров 16 декабря предложил: 1) направление главного удара перенести с кивиниеминского направления на выборгское; 2) прорыв укрепленного района осуществить на основе продуманного плана разрушения системы укреплений; 3) для улучшения руководства войсками создать два фронта: Северо-Западный (на Карельском перешейке) и Карельский (от Ладожского озера до Мурманска).

20 декабря из Москвы на фронт для изучения положения были также направлены: командующий Киевским военным округом командарм 1-го ранга С.К. Тимошенко – на Карельский перешеек и командующий Белорусским военным округом командарм 2-го ранга М.П. Ковалев – на северо-восточное побережье Ладожского озера 2.

В конце декабря 1939 г. Главный военный совет принял решение всесторонне подготовить и осуществить новый оперативный план прорыва линии Маннергейма. Тогда же начали предприниматься меры по повышению боеспособности войск. Начиная с 24 декабря была отдана серия приказов о создании особых лыжных батальонов и эскадронов. Всего сформировали 40 батальонов и 200 эскадронов лыжников, в которых насчитывалось до 45 тыс. человек. Большая их часть стала использоваться в боях с конца февраля и в марте 3.

Финнам не давали передышки даже на короткое время. 3 января советские ВВС получили приказ: "В течение десяти дней необходимо провести систематические и сильные бомбовые удары с воздуха по расположенным глубоко в тылу объектам: административным и военно-промышленным объектам противника, железнодорожным мостам, железнодорожным узлам, портам и грузовым судам". На этом закончилась непродолжительная передышка для финского тыла. Чтобы воспрепятствовать поступлению в Финляндию помощи из Швеции, 9 января авиация противника нанесла удары в северной части Финляндии по центру и порту г. Кеми. В конце января активизировалась блокада финских портов путем воздушных бомбардировок и постановки мин в фарватере.

В начале января на заседании политбюро были рассмотрены вопросы, связанные с ведением войны. На нем присутствовали командующий и члены военного совета Ленинградского военного округа, командующие Западным и Киевским военным округами, а также руководящие лица наркомата обороны и Генерального штаба 4. Начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников предложил руководствоваться планом прорыва линии Маннергейма, который он подготовил еще до начала войны. На этот раз Сталин его поддержал. Доработка плана была поручена С.К. Тимошенко и Генеральному штабу.

По предложению Генштаба 7 января 1940 г. Главный военный совет Красной Армии принял решение создать Северо-Западный фронт. Командующим новым фронтом был назначен CK. Тимошенко. В него входили 7-я (командующий К.А. Мерецков) и 13-я армии (командующий В.Д. Грендаль), а также части военно-воздушных сил, артиллерии и тылового обеспечения. Балтийский флот находился в оперативном подчинении фронта 5. Армии к северу от Ладожского озера остались под непосредственным руководством НКО, конкретно Генерального штаба, который использовал для их тылового обеспечения свою снабженческую базу. Ее основные запасы находились в Вологде. Ковалеву было поручено руководство операциями северо-восточнее Ладожского озера 6.

Новый командующий 8-й армией командарм 2 ранга Г.М. Штерн, ознакомившись с театром военных действий северо-восточнее Ладожского озера, в разговоре по прямому проводу со Сталиным и Ворошиловым коснулся, в частности, проблемы, связанной с преодолением снежных заносов. По мнению Сталина, с наступлением не следовало спешить до подхода дополнительных войск. Ставка хорошо понимала, что для достижения успеха на этом направлении необходимы были еще несколько новых дивизий 7. Но в первую очередь следовало усилить войска на Карельском перешейке.

Подготовка крупного наступления

Подготовку наступления требовалось провести в сжатые сроки. Его задержка была чревата вмешательством Англии и Франции в войну на стороне Финляндии, что повлекло бы за собой возникновение для СССР новых трудностей.

За 20-25 дней Северо-Западный фронт был усилен 12 дивизиями, двумя штабами армейских корпусов, а также шестью артиллерийскими полками. Почти все эти соединения и части прибыли на фронт из отдаленных военных округов: Московского, Киевского, Одесского, Уральского, Сибирского и Приволжского. Неприкосновенными оставались войска южных приграничных, а также некоторых внутренних военных округов (Орловского и Харьковского) из-за угрозы интервенции западных держав с кавказского направления, а также войска на Дальнем Востоке, оборонявшие границу с Японией 8. Как известно, Франция и Англия в то время планировали наступление против советских нефтеносных районов на Кавказе. В связи с этим Главный военный совет военно-морского флота СССР принял 29 января решение усилить противовоздушную оборону Баку и ряда районов на Каспийском море 9.

Для руководства наступлением на Карельском перешейке Северо-Западный фронт имел восемь штабов армейских корпусов, в том числе четыре в составе 7-й и три в 13-й армии (один находился в так называемой финской народной армии). Фронт располагал 23 дивизиями, в их числе двумя финскими 10. В западной части Ленинградской области был сосредоточен резерв главного командования (армейский кавалерийский корпус, три стрелковые дивизии и танковая бригада), который предполагалось использовать в наступлении за Выборгским заливом после того, как удастся осуществить прорыв на Карельском перешейке. 8 февраля перед началом наступления резервная группа была подчинена командующему Северо-Западным фронтом 11.

Тимошенко, вступив в свою должность, обратил особое внимание на выбор направления главного удара. Он исколесил весь фронт, знакомился с местностью, изучал оборону финнов, их тактику ведения боя, вел беседы в штабах и на передовой линии. На основе своих наблюдений, а также анализа докладов и предложений из войск, командующий фронтом решил нанести главный удар на выборгском направлении, основываясь на следующих оперативно-стратегических и тактических соображениях:

– прорыв в этой полосе мог обеспечить благоприятные условия для успеха всей фронтовой операции, поскольку создавал предпосылки для уничтожения на Карельском перешейке главной группировки противника, а также перекрывал пути ее отхода за водную систему Саймы;

– овладение Выборгом нанесло бы колоссальный моральный и материальный урон финским войскам, поскольку Выборг – второй важнейший политический, экономический и военный центр, а также береговой укрепленный район Финляндии. К тому же Выборг – узел железных и шоссейных дорог и морской порт. Его захват открывал возможность для наступления Красной Армии в южную и центральную Финляндию. По мнению финнов, Выборг является "замком" южной Финляндии, и с его утратой лишалась смысла оборона всего Карельского перешейка;

– части Красной Армии стоят в 30-35 км к югу от Выборга. Перед ними – выгодная для наступления полоса от Муолаанярви до Суммы. На этом направлении более обжитая территория, где значительно больше дорог и меньше озер, поэтому здесь легче будет вести наступление с использованием техники, чем по бездорожью через леса, озерную и заболоченную территорию. Предполагается, что 7-я и 13-я армии осуществят одновременно смежными флангами прорыв на сравнительно широком фронте, используя преимущества местности, простирающейся от Вуоксы до села Кархула;

– удары авиации с воздуха ослабят моральный дух противника. Артиллерийское воздействие именно в этой полосе должно быть наибольшим.

Для бесперебойного ведения операции по прорыву обороны противника Тимошенко решил построить войска Северо-Западного фронта в четыре эшелона: в первом – одиннадцать дивизий; во втором – три дивизии стрелковых корпусов; в третьем – две дивизии армейского резерва, танковые бригады, а также стрелково-пулеметная бригада; в четвертом – две дивизии резерва командующего фронтом и, кроме того, две дивизии "финской народной армии". Стрелковые дивизии были построены в один эшелон – все три полка каждой из них в одну линию, тогда как в полках батальоны располагались в три эшелона один за другим. Ширина фронта армейского корпуса была определена в 5-6 км, дивизии – в 2-2,5 км, полка – в 700-800 м и роты – не больше чем 400 м. Такое построение войск предусматривало нанесение возможно более массированного первого удара и наращивание сил для развития успеха в глубину на главном направлении.

В мировой практике не было случая, когда предпринимались наступления против таких долговременных укреплений, как линия Маннергейма. Осенью 1939 г. французы не рискнули наступать против линии Зигфрида, хотя основные силы германской армии были тогда задействованы в Польше. Немцы восемь месяцев простояли у линии Мажино и затем, весной 1940 г., обошли ее через Бельгию.

Предназначавшиеся для наступления войска заблаговременно обучались штурму укрепленной полосы. В специальных инструкциях детально разъяснялось, как организовать боевое взаимодействие различных родов войск при прорыве через укрепленный район, как вести артиллерийскую и авиационную подготовку, само наступление, как действовать в тылу и закрепить победу.

Новые соединения и части, прибывавшие на фронт, проверялись с точки зрения их боеготовности. Вместе с тем осуществлялись перегруппировка войск, их пополнение, формировались резервы для фронта и армий.

Военный совет фронта отдал распоряжение, согласно которому войска, прибывшие железнодорожным путем на сборный пункт, не должны были отправляться на фронт без полушубков, теплого обмундирования и валенок. Кроме того, им выдавалось достаточное количество лыж, маскировочных халатов, обогревателей и другое зимнее снаряжение. Из-за сильных холодов традиционный головной убор – буденовка – был заменен шапкой-ушанкой. С наступлением сильных морозов строили утепленные землянки и сборные домики, создавали обогревательные пункты на маршрутах движения воинских частей. Для повышения калорийности питания красноармейцу на финском фронте с января увеличили норму потребления сахара и жиров, а также стали ежедневно выдавать 100 г водки 12.

С конца декабря и до начала февраля на перешейке велась позиционная война. Это, однако, не означало, что наступило затишье. Советские войска совершенствовали способы ведения боевых действий. Они стремились как можно ближе продвинуться к финским позициям, проделывали подкопы и проходы к оборонительным сооружениям, используя при этом бронированные щитки. Пехоту подтаскивали на бронированных волокушах, прицепленных сзади танков. Много неприятностей финнам стало доставлять использование аэростатов для управления огнем артиллерии. Теперь она могла более точно поражать огневые точки на оборонительной линии. ДОТ-ы линии Маннергейма подвергались разрушению огнем тяжелой артиллерии, стрелявшей прямой наводкой. Обстрел велся также из огнеметов и орудий закопанных в землю танков. На некоторых участках частям Красной Армии удалось захватить огневые точки финской укрепленной линии. Это произошло, в частности, у берегового откоса оз. Моулаанярви в Ойнола. Финны потратили много сил, пытаясь полностью восстановить линию обороны 13.

1 февраля на территории между Северным Ледовитым океаном и Балтийским морем у советских войск было всего 40 дивизий, в которых в целом насчитывалось 975 675 человек. Дополнительные войска, тем не менее, все же прибывали, а резервов у 3,5-миллионной Красной Армии хватало 14.

Из 13 дивизий финской армии на перешейке находилось 9 и одна кавалерийская бригада. Пополнялись действующие на фронте войска. К концу войны имевшегося у Финляндии оружия могло хватить приблизительно на 430 тыс. человек. Несмотря на потери, численность ее армии за счет призывников и обученных резервов превысила 300 тыс. человек 15.

Находившиеся на Карельском перешейке части Красной Армии намного превосходили финские войска: по пехоте – более чем в два раза; по артиллерии – почти в три. К 11 февраля она имела здесь 1 558 танков, в то время как финны – всего лишь 10 исправных танков 16.

Прорыв линии Маннергейма

Перед решительным наступлением предпринимались атаки для улучшения исходных позиций. Наиболее сильные из них, по мнению финнов, приходились на 1-9 февраля, причем 5 февраля в них участвовало 100-150 танков. Они изматывали защитников главного оборонительного рубежа. Финские войска вынуждены были постоянно находиться на передовой линии, тогда как советское командование меняло свои части, чтобы они приобретали опыт для действий на местности, непосредственно прилегающей к главной финской позиции 17.

3 февраля 1940 г. войскам Северо-Западного фронта была поставлена задача одновременным наступлением смежных флангов 7-й и 13-й армий прорвать линию укреплений и разгромить противника на рубеже от Вуоксы до Кархула. 7-я армия должна была наступать правым флангом на фронте Муолаанярви-Кархула в направлении на станцию Кямаря и Перо, а 13-я – на фронте Вуокса-Муолаанярви в направлении Юрьёля-Ритсеппяля. В течение четырех-пяти дней надо было достичь линии Лохийоки-Пурпуа-Илвес-станция Кямаря-Хуумола, затем воспрепятствовать отходу противника на запад и разгромить всю его группировку на Карельском перешейке. Предусматривалось выйти на рубеж Кякисалми-станция Антреа-Выборг. Ближайшей задачей армий являлся прорыв обороны противника на глубину 20-25 км, а общая глубина операции составляла 60-65 км. На всю операцию отводилось 12-15 суток. Скорость продвижения должна была составлять 2-3 км в сутки при прорыве оборонительной линии и 6-10 км в сутки при преследовании финских войск. (В ходе наступления командование Северо-Западного фронта уточнило цели к западу от Выборга: войскам, форсировавшим Выборгский залив, требовалось перерезать основную шоссейную и железную дороги, которые вели из Выборга на запад, и выйти к линии Калхола-Виллала-станция Нурми).

Вдохновляющий приказ Тимошенко и члена военного совета Жданова (9 февраля) должен был поднять боевой дух войск и мобилизовать их на то, чтобы "навсегда обеспечить безопасность северо-западных границ Советского Союза и города Ленинграда". Командующий 7-й армии Мерецков отдал приказ провести 11 февраля в течение 2 час. 20 мин. (с 9.40 до 12.00) артиллерийскую подготовку. Командующий 13-й армии Грендаль распорядился осуществить артиллерийскую подготовку в течение трех часов и начать наступление в 11.50. Из-за неблагоприятных погодных условий воздушные силы не могли участвовать в огневом воздействии. В районе Финского залива погода была нелетной 5-17 и 21-28 февраля 19.

С самого начала развернулись исключительно ожесточенные бои. Наступавшим требовалось преодолеть зону гранитных надолбов и противотанковых рвов, проволочных заграждений, минные поля и засеки. Пехота вела атаки при артиллерийской поддержке методом огневого вала. Огневая завеса создавалась по большей части в 200 м впереди наступавшей пехоты. Танки продвигались к зоне препятствий за огневым валом на уровне первого эшелона пехоты, а затем прикрывали ее и расчищали ей путь. После артиллерийской подготовки ударные подразделения направлялись на овладение бункерами и дотами.

Три дивизии Красной Армии при поддержке сотен танков нанесли удар по обороне 3-й финской дивизии. На участке Ляхде наступавшим удалось вклиниться в ее расположение. Здесь на главном направлении 7-й армии пехота и танки 123-й дивизии выдвинулись к высоте 65,5 (1,6 км восточнее Суммаярви). На этой высоте, которая являлась центром оборонительной позиции, у финнов, несмотря на артобстрел, многие бетонированные огневые точки могли действовать, однако, противотанковые орудия, за исключением одного, были повреждены. Полевая артиллерия располагала лишь ограниченными возможностями. Связь нарушилась, проволочные заграждения и противотанковые препятствия были уничтожены.

В первый день наступления штурмовые части Красной Армии овладели на этом участке семью бункерами, продвинулись вперед на 1-1,5 км и частично вышли к главной полосе финской обороны. На других участках наступления 7-й и 13-й армий штурмовым частям удалось преодолеть финскую полосу препятствий, овладеть лишь несколькими бункерами и огневыми точками, но затем их продвижение приостановилось 20. На второй день наступление продолжалось восточнее Суммаярви с выходом к Ляхде. 13 февраля вечером после сильной артиллерийской подготовки 123-я дивизия при поддержке танков вклинилась силами двух полков в Ляхде и расчленила оборонявшихся там финнов. Четыре батальона 5-й финской дивизии предприняли контратаку восточнее Суммаярви, но вынуждены были отступить. Глубина прорыва наступавших войск составила уже 4 км.

Для поддержки прорыва начали спешно стягиваться силы. На левом фланге 123-й дивизии вступила в бой 7-я, а на правом – 90-я дивизии. Для развития успеха командующий 7-й армии направил туда же подвижную группу, в которую входили танковый и моторизованный батальоны. (Всего в 7-й армии использовалось три такие подвижные группы 21.)

Вечером 13 февраля Тимошенко, исходя из сложившейся обстановки, отдал войскам новые приказы. 7-й армии следовало усилить интенсивность прорыва в глубину финской обороны в направлении Лехтола (Ляхде) и Сумма (Хотинен), а также уничтожить суммские укрепления. 19-му стрелковому корпусу, действовавшему на левом фланге, – нанести удар в направлении станции Лейпясуо. Командующий фронтом решил предоставить ему в помощь для овладения Лейпясуо подвижную группу, а также поддержать силами 10-го и 34-го стрелковых корпусов. Воздушным силам приказывалось в ночь с 13 на 14 февраля нанести удар по резервам противника, которые приближались к фронту по дорогам с выборгского и кякисалменского направлений. Особое внимание требовалось обратить на район станции Кямаря (Хуумола). Тимошенко сурово отчитывал командующих за безынициативность и предупреждал, что за это они могут быть подвергнуты строгому наказанию 22. К вечеру 14 февраля ширина прорыва достигла приблизительно 4 км, а глубина – 5-6 км. На участке Суммы и Ляхде финны были вынуждены отойти на более удаленные временные позиции.

15 февраля Маннергейм разрешил войскам на перешейке отойти на промежуточный рубеж к югу от Самоланлахти-Сомме-Няюккиярви – на одну линию со станцией Кямаря. Задача заключалась в том, чтобы продержаться на промежуточной позиции хотя бы около месяца, чтобы можно было быстрее подготовить укрепления тылового рубежа Выборг-Купарсаари. 23-ю дивизию, уже направленную из резерва в Приладожскую Карелию, решено было переместить на Карельский перешеек.

В тот же день 90-я дивизия заняла Меркки, а 123-я продвигалась своими передовыми частями к району Лукусуо, в 3 км севернее Ляхде, и к Аутио, в 3 км западнее Ляхде. 81-я дивизия наступала по направлению к Килтее. 100-я дивизия, действуя с фронта, и 7-я дивизия, нанося удар с фланга и тыла, овладели сильнейшим укрепленным узлом линии Маннергейма Сумма (Хотинен). Вечером 15 февраля ширина участка прорыва достигла 8 км 23.

16 февраля войска 50-го армейского корпуса успешно продвигались на север и северо-запад, а 19-й армейский корпус своим левым флангом (90-я дивизия) и подвижная группа наступали на станцию Лейпясуо. Вскоре подвижная группа овладела станцией Кямаря. К вечеру участок прорыва 7-й армии увеличился в ширину до 11-12 км, а глубина составила 11 км. Его острие находилось у станции Кямаря.

Для организации крупного контрнаступления у финнов не хватило сил. Свои резервы они использовали разрозненно. Сосредоточение войск осложнялось действиями советской авиации и подвижных групп.

14-16 февраля был достигнут успех на левом фланге 13-й армии. 17-я дивизия и 23-й стрелковый корпус в жестоких боях преодолели предполье оборонительной полосы на фронте протяженностью 18 км и продвинулись в глубину на 4-5 км к северному берегу оз. Муолаанярви. К вечеру 16 февраля центральная часть линии Маннергейма была прорвана на всю глубину, а ее защитники понесли тяжелые потери. 7-я армия полностью оправдала надежды командующего Северо-Западным фронтом, а 13-я выполнила поставленную задачу лишь частично 24.

Отход на промежуточную позицию

В оборонительной линии на Карельском перешейке образовалась зияющая брешь. Финны отступали по всему фронту между Вуоксинской водной системой и Финским заливом на так называемую промежуточную позицию. Здесь они закрепились 17-19 февраля. 17 февраля командующий Северо-Западным фронтом отдал распоряжение командующему 7-й армией начать энергичное преследование противника, чтобы сломить его сопротивление на выборгском направлении. Подвижные группы, наступая в направлении станции Лейпясуо, станции Кямаря и Сяйниё, должны были не допустить отрыва противника. Армейским корпусам надлежало в течение дня создать особые части лыжников. 19-му стрелковому корпусу предстояло полностью очистить от противника станцию Лейпясуо, населенные пункты Вяйсянен и Таастонлампи и выйти к исходу 18 февраля главными силами на рубеж Хотокка и Кямаря (в окрестности Кямяярви). Одну дивизию этого корпуса надо было переместить во второй эшелон наступления. Ей ставилась задача помочь 13-й армии овладеть опорным пунктом Муола. Очистив от финнов территорию Пиен-Перо, Няюкки и Хуумола, 50-й стрелковый корпус должен был главными силами (84, 123 и 100-я дивизии) продвигаться 18 февраля к северо-западному берегу оз. Кямяряярви, к полустанку Хонканиеми и к Маннилаа. 10-му армейскому корпусу (138-я и 113-я дивизии) приказывалось предпринять решительное наступление в направлении Иоганнеса, чтобы не допустить отход здесь противника к Выборгу. 34-му армейскому корпусу (70, 42 и 43-я дивизии) предписывалось преследовать противника вдоль западного побережья перешейка, нанеся ему удар с правого фланга в направлении Макслахти и отбрасывая к Финскому заливу 25.

Сталину представили довольно оптимистическую картину наступления. Он считал, что передовые части находятся уже в 6 км от Выборга, и приказал пополнить Северо-Западный фронт грузовым автомобильным и гужевым транспортом для быстрого захвата передовыми частями финских оборонительных позиций, находившихся на подступах к Выборгу. Вступление в Выборг, однако, не предусматривалось до тех пор, пока тяжелая артиллерия, снаряды и другие средства обеспечения не будут в достаточном количестве подвезены по железной дороге (используя станцию Сяйниё). Темпы наступления на флангах фронта можно было ограничить. Разведывательной авиации ставилась задача своевременно выявлять контрдействия финской стороны. В течение всей операции Выборг, вплоть до взятия, предусматривалось непрерывно бомбить, "не считаясь ни с кем и ни с чем"26.

В ходе преследования темп наступления значительно возрос: на некоторых направлениях войска продвигались вперед на 6-10 км в сутки. 17 февраля они достигли промежуточной оборонительной позиции финских войск. 19 февраля танки прорвались через тыловой рубеж в районе Мусталампи и вышли к шоссейной дороге Выборг-Муолаа. В тот же день они обратили в бегство необстрелянный финский батальон на няюккиярвенском направлении и вклинились в южную часть Хонканиеми. Это заставило противостоявших ополченцев спешно отойти в ближайший тыл 27.

Для повышения эффективности обороны финская сторона внесла изменения в схему управления войсками. На участке между pp. Вуокса и Пероийоки они вошли в состав 1-го армейского корпуса (командир генерал-майор Т. Лаатикайнен). 19 февраля командующим Армией перешейка был назначен генерал-лейтенант Э. Хейнрикс, командиром III армейского корпуса вместо него стал генерал-майор П. Талвела, к которому маршал Маннергейм питал особое доверие. Командиром II армейского корпуса, действовавшего на выборгском направлении, оставался генерал-лейтенант X. Эквист 28.

17-25 февраля Красная Армия очистила от противника территорию к западу от линии Маннергейма и овладела укреплениями Койвисто, а также заняла острова и полуострова, где находились батареи, защищавшие вход в Выборгский залив, взяла под контроль фарватеры, проходившие у восточного побережья.

Финны вынуждены были констатировать, что продолжительные морозы изменили военную ситуацию не в их пользу. Они настолько крепко сковали водоемы, что по ним могли передвигаться даже тяжелые танки. Водная система, которую финны считали лучшей оборонительной линией, в данном случае превратилась в "бронемагистраль". Это обнаружилось уже 18 февраля, когда началось наступление в направлении Выборгского залива. Проделанные финнами проломы во льду быстро затянулись новым льдом. С 22 февраля острова Финского залива также стали объектом советского наступления 29.

Финны при отступлении максимально использовали в своих интересах особенности местности и положение Карельского перешейка. Они оборонялись, опираясь на заранее подготовленные рубежи, предпринимали, как правило, контратаки мелкими подразделениями на различных направлениях против групп противника, численностью не более 1-2 батальонов. Отход же велся поэтапно. Таким путем пытались, избегая разгрома, измотать наступавшие войска. Глубокий снег, незнакомая местность, леса, заграждения и взорванные мосты тормозили их продвижение. К тому же финны по пути отступления сжигали дотла все жилища.

Прорыв главной полосы обороны поколебал всю оборонительную систему на Карельском перешейке. В ходе мощного наступления Красной Армии финны понесли чувствительные потери. Некоторые батальоны потеряли 40-50% своих сил. Всем находившимся на фронте войскам требовался отдых, а также пополнение личного состава и запасов оружия. Вера финского руководства в то, что фронт выдержит, начала колебаться. Возникло сомнение в возможности продержаться до прибытия англо-французского экспедиционного корпуса 30.

Прорыв промежуточного рубежа

Промежуточный рубеж проходил от северо-западного побережья оз. Муолаанярви через Пиен-Перо и оз. Няюккиярви к станции Сомме, находившейся у берега Выборгского залива. Подвижным группам 7-й армии не удалось сразу им овладеть, прежде всего из-за трудностей, связанных с условиями местности (леса, снег, отсутствие дорог), а также и потому, что финны успели занять оборонительные позиции. Большую пользу оказал им трехдневный снежный буран 21-23 февраля. Он задержал продвижение наступавших частей по покрытым сугробами узким лесным дорогам. Финны назвали этот буран "последним своим союзником".

Финским войскам удалось закрепиться на промежуточном рубеже у северо-западной части оз. Муолаанярви. 21 февраля войска 7-й армии, тем не менее, овладели оборонительным узлом в районе между Мусталампи и оз. Няюккиярви, входившим во вторую полосу укреплений. На этом участке финны сохранили свои позиции на линии Пиен-Перо, Суури, Рюсвярисуо и северное побережье оз. Няюккиярви. Но их попытка 22 февраля силою батальона и 24 февраля силами 3-4 батальонов устранить образовавшееся вклинение противника в промежуточный рубеж оказалась безрезультатной 31.

23 февраля отмечался День Красной Армии. Войска были сориентированы приурочить к этой дате решающий прорыв финской обороны. Они должны были наступать на Выборг в этот "Памятный день" 32.

Несмотря на большие потери и утрату главной оборонительной полосы, части финских войск продолжали упорное сопротивление. Северо-Западный фронт вновь вынужден был остановиться, чтобы организовать скоординированный удар всех родов войск. Наступавшие части были сильно измотаны многодневными непрерывными боями. 26-27 февраля главные силы 7-й армии и армейские корпуса правого крыла 13-й армии получили возможность отдохнуть. Войска были приведены в порядок, налажено их снабжение, произведена перегруппировка сил. Пополнение поступило прежде всего в дивизии первого эшелона. Под утро 26 февраля командующий Северо-Западным фронтом отдал распоряжение о прорыве второй финской оборонительной полосы.

27 февраля 136-я дивизия 13-й армии, действуя с юго-востока, частично овладела Муолаа-Илвеским оборонительным районом, а 62-я – угрожала обойти его с северо-востока. 97-я дивизия, продвигаясь по межозерному перешейку, минуя оз. Яюряпяянярви, вклинилась в оборонительную зону на его северном берегу и начала наступать в направлении на Хейкурила 33.

Финские войска все еще продолжали бесперспективные попытки поправить положение. На фронт была направлена танковая рота, но ее легкие машины не сдержали подошедших тяжелых советских танков. Когда контратаки не помогли и русские танки стали появляться на льду Выборгского залива, командование Армии перешейка отдало приказ командирам I и II армейских корпусов, начиная с вечера 27 февраля отвести свои части на тыловой рубеж (на позицию "Т") линии Выборг-Тали-Няятяля-Калтовеси-Вуокса. Продвижение противника к позиции "Т" надо было сдержать в течение ряда дней, чтобы отводимые на нее части успели окопаться. Положение изменилось, однако, к худшему. Для того, чтобы надежно закрепиться на тыловом рубеже, у финнов не хватило времени. Для обороны было подготовлено лишь семь дотов 34.

28 февраля части Красной Армии перешли в наступление на Карельском перешейке. Северо-Западный фронт должен был разгромить финскую группировку в районе Выборга и выйти на рубеж Кякисалми-Иоутсено-Лаппенранта-Луумяки-Виройоки. Оборонявшиеся держались стойко. Небольшие финские части совершали разведывательные рейды в тыл противника и, как и прежде, своими неожиданными ударами наносили ему чувствительный урон.

Наступление велось в исключительно трудных условиях. Зима тогда была необычно суровой. Мороз достигал иногда 40-45°. Вообще же погода в первой половине марта была на три градуса ниже, чем обычно. Снежные сугробы глубиной до 2 м затрудняли продвижение войск, а также транспортировку вооружения и другого снаряжения.

После отхода финских войск на тыловой рубеж командование Красной Армии сообщало о достигнутом успехе. С наступлением темноты продвижение приостанавливалось, и отступавшие финские войска отрывались от противника. Артиллерия не наносила им большого урона, поскольку подавляющая ее часть не смогла сопровождать пехоту из-за заторов на дорогах. По той же причине задерживалось выдвижение танковых резервов на передний край. На направлении Выборг-Тали советские войска вышли к позиции "Т" 1-2 марта. К 3 марта финны отошли к позиции "Т" и на других участках. Местность там была трудная, и это ограничивало возможность использования танков. 13-я армия к тому времени продвинулась вперед и овладела главной позицией обороны за оз. Яюряпяянярви.

7-я армия должна была обойти укрепленный район Выборга с севера. 13-я армия продолжала наступать в северном и северо-западном направлениях, а части ее войск предстояло форсировать р. Вуокса в среднем течении у Вуосалми 35. Вместе с тем руководство Красной Армии и командование Северо-Западного фронта готовили удар в направлении Койвисто и прилегавших к нему островов с задачей выйти глубоко в тыл выборгской группировки финнов и даже к району оз. Сайма. Выполнение ее возлагалось на резервную группу войск во главе с комкором Д.Г. Павловым. Группу сформировали 29 февраля как 28-й стрелковый корпус (три дивизии с частями усиления), который вошел в 7-ю армию 36.

Военные действия между Ладогой и Северным Ледовитым океаном

Опыт, полученный Красной Армией в начальной стадии войны, показал, что подготовка к боям на пустынной пограничной территории занимает много времени из-за ограниченных возможностей транспортировки войск и снабжения. Тем не менее войска на фронт прибывали, и к концу войны советское командование готовило наступление и на участке фронта к северу от Ладожского озера. Осуществить это удалось, правда, лишь частично.

В течение января и февраля на петрозаводско-сортавальском направлении группировка войск Красной Армии увеличилась в два раза: дополнительно к прежним восьми дивизиям прибыло (или находилось в пути) восемь стрелковых и две кавалерийские дивизии. Были также пополнены поредевшие в боях части. Улучшилась организация снабжения, быстро были построены железные дороги полевого типа.

Для удобства управления 8-ю армию в январе разделили на две группы. 10 января командующим армией был назначен командарм 2 ранга М. Штерн. Из ее состава выделялась южная группа под командованием М. Ковалева. Это разделение было закреплено 11 февраля созданием еще одного штаба армии. Южная группа преобразовывалась в новую 15-ю армию (командующий командарм 2 ранга Ковалев). Контрольные функции на этом направлении осуществлял командарм 1 ранга Г.И. Кулик, начальник артиллерийского управления и друг Сталина с времен гражданской войны. Он был наделен особыми полномочиями при решении как кадровых, так и оперативных вопросов 37.

Севернее Ладожского озера финны продолжали сковывать окруженные части Красной Армии, которые с февраля стойко оборонялись в крупном котле у Кителя и в некоторых более мелких котлах. Одновременно финны стремились преградить путь противнику к тем районам, которые они рассчитывали достигнуть по дорогам с востока. На протяжении всей войны наиболее стойко держались в обороне защитники Коллаанйоки. Два финских батальона на начальном этапе войны сдерживали здесь напор двух дивизий. Мужество и стойкость финских войск на участке обороны Коллаа (Коллаанйока) также хорошо известны, как и в Тайпале на Карельском перешейке 38.

12 февраля 15-я армия получила приказ наступать по льду на район Импилахти-Сортавала и выйти к рубежу Сортавала-Куокканиеми-Раухалахти. До этого надо было попытаться освободить из окружения 18-ю дивизию и овладеть островами, находящимися западнее Питкяранта и Салми. По-видимому, идея Ставки заключалась в том, чтобы, наступая с тыла на оборонявших кякисалминское направление, облегчить тем самым прорыв на перешейке 39. Ковалев разработал трехэтапный план наступления, но осуществить его не удалось. Прибывший с перешейка комиссар H.H. Вашугин нашел в 15-й армии много упущений в организации и дисциплине. В результате 25 февраля по приказу Ковалев сдал армию новому командующему 40.

В первые дни марта 8-я и 15-я армии предприняли большое наступление. Войска 8-й армии (шесть дивизий) при мощной артиллерийской поддержке медленно продвигались в сторону Коллаа. На флангах ее частям с юга оказывали сопротивление несколько батальонов группы Талвела. 10 марта, после более чем недельного боя, передовые узлы укреплений в центре финской оборонительной позиции перешли к Красной Армии. Вечером 12 марта прорыв по направлению железной дороги на юг к Коллаанярви углубился на 1,5 км. Финны готовились к контратаке, но отказались от ее проведения, поскольку получили сообщение о заключении мира. Потери с обеих сторон были огромными. В некоторых финских ротах осталось всего по несколько солдат 41.

В начале марта обстановка в полосе наступления 15-й армии была значительно сложнее, чем в 8-й. Финнам удавалось держать в окружении остатки 18-й дивизии и 168-ю дивизию. В распоряжении 15-й армии была только одна линия коммуникаций вдоль побережья Ладожского озера через Лодейное поле, Салми и Питкяранта. Противник перерезал ее к северу от Питкяранта. Перед наступлением на Сортавала руководство 15-й армии предприняло попытку разблокировать эту важнейшую магистраль. 1 марта Кулик поддержал план операции по овладению островами, расположенными к западу от Питкяранта. 37-я дивизия должна была захватить о-ва Максимансаари, Петяйясаари, Паймионсаари. Утром 6 марта ее войска после артиллерийской подготовки начали наступление. И к вечеру заняли все три острова. Им удалось восстановить связь с окруженной 168-й дивизией. После этого на питкярантском направлении финны вынуждены были отступить на несколько километров 42.

В целом же в результате наступления части Красной Армии северо-восточнее Ладожского озера оказались в трудном положении. В первой половине марта на направлениях Иломантси, Коллаа и Питкяранта три хорошо оснащенные финские дивизии держали в окружении две советские дивизии и остатки одной танковой бригады, сдерживали наступление четырнадцати других стрелковых и двух моторизованных кавалерийских дивизий, двух танковых полков, трех воздушно-десантных бригад и десятки лыжных эскадронов. Проблемы сосредоточения, а еще в большей степени обеспечения не позволили эффективно использовать эти формирования.

С окончанием боев у Суомуссалми и Раате основные силы 9-й финской дивизии сосредоточились на кухмонском направлении. В конце января здесь попали в окружение главные силы 54-й дивизии Красной Армии, но им удалось держать оборону в сложных условиях вплоть до заключения мира. Попытки советского командования установить связь с этой дивизией, используя части лыжников, не удались. Одна из лыжных бригад, которой командовал полковник В.Д. Долин, была полностью разгромлена. После потери бригады в начале февраля для оказания помощи окруженным была создана Ребольская оперативная группа 43.

На территории Суомуссалми и Кухмо действовала специальная часть численностью до 300 человек, возглавляемая полковником Х.Д. Мамсуровым. Несмотря на большие потери, она все же в какой-то мере нарушила финские тыловые коммуникации южнее Кухмо 44.

В связи с ослаблением финской обороны на Карельском перешейке возникла необходимость переброски части войск с севера на юг. В конце февраля на салльское направление в район Мяркяярви прибыла на фронт бригада шведских добровольцев из двух батальонов. Командующим Лапландской группой был назначен генерал-лейтенант Э. Линдер 45. Наступление особого корпуса Красной Армии на этом направлении должны были сдерживать 6-9 финских батальонов, а также упомянутая шведская бригада.

Начиная с 15-17 марта 9-я советская армия должна была перейти в наступление, нанося главный удар на салльском направлении. По приказу от 26 февраля основная часть ее авиации предназначалась для действий в направлении на Кемиярви. Задача заключалась в том, чтобы нарушить коммуникации между Мяркяярви и Кемиярви и разгромить Кемиярвинскую группу финнов, а также помочь 54-й дивизии выйти из окружения. 12-13 марта – в последние сутки войны против бригады шведских добровольцев была предпринята разведка боем 46.

Слухи о намерении Франции и Англии направить в помощь Финляндии войска в районы Петсамо, Мурманска или Архангельска вынуждали 14-ю армию уделять внимание обороне Кольского полуострова и Петсамо, чтобы не допустить высадку десантов. Одновременно армия готовилась к наступлению на юг. При имевшемся количестве войск можно было рассчитывать только на захват села Наутси, находившегося под рукой южнее Петсамо. Наступление началось в конце февраля. Наутси было взято 7 марта. Продвинувшись вперед на 165 км, части Красной Армии и на этом направлении перешли к обороне.

В конце зимней войны в планах 14-й армии учитывалась также угроза высадки англо-французских войск в норвежском порту Киркенес. Но, вероятно, чтобы не раздражать Норвегию, авиации 14-й армии запрещались полеты вблизи норвежской границы 47.

Быстрое продвижение Красной Армии во внутренние районы Финляндии по всей линии фронта, простиравшейся от Северного Ледовитого океана до Ладожского озера, заставило финнов начиная с декабря перемещать свои резервы к восточной границе. Там находилось более трети финской армии (40% пехоты и 25% артиллерии).

Серьезные успехи, достигнутые на исходе года на этих рубежах, укрепили в финской армии и у населения в целом волю к сопротивлению. Разгромленные или окруженные пять советских дивизий понесли значительные потери. За весь период войны, по подсчетам "финнов, им досталось в качестве трофеев 40 500 винтовок, 3 900 ручных пулеметов, 200 автоматов и 900 станковых пулеметов, а также 138 полевых орудий, 125 противотанковых орудий, 131 танк, 9 бронемашин и 329 грузовых автомашин и другая техника. Тяжелую технику, например, танки, конечно, не удавалось сразу же использовать 48.

Поражение финской армии на перешейке

В первой половине марта решающие бои на Карельском перешейке велись на трех главных направлениях: в районе станции Антреа с задачей продвижения в тыл основных сил финских войск, восточнее и севернее Выборга, а также на Выборгском заливе.

Командующий Северо-Западным фронтом Тимошенко стремился и далее настойчиво реализовывать свой первоначальный план – разгромить финские войска на Карельском перешейке, отрезав им путь к отходу в глубь страны. 29 февраля от приказал 7-й и 13-й армиям, сокрушая промежуточную позицию, полностью прорвать финскую оборону и разбить финские войска, оборонявшие перешеек. Общая задача, поставленная фронту, сохранялась прежняя: преследовать противника, сломить его сопротивление на выборгской позиции, овладеть Выборгом и добиться создания плацдарма на западном побережье Выборгского залива. 13-й армии следовало "обеспечить успех на левом фланге в направлении станции Антреа".

Вечером 3 марта командующий 7-й армии получил дополнительное указание перебросить следующей ночью резерв главного командования – войска 28-го армейского корпуса через Выборгский залив и попытаться создать плацдарм, чтобы затем перерезать магистраль Выборг-Хельсинки. Корпус получил приказ захватить районы Репола, Нисалахти и Вилайоки, а также продолжать наступление на север в направлении станции Симола (15 км южнее Лаппеенранта). Здесь корпус должен был получить дополнительные войска, перебрасываемые по льду через Финский залив, поскольку дороги перешейка были перегружены. Командующему Балтийским флотом надлежало направить в помощь сухопутным войскам части береговой обороны 49.

На Выборгском заливе финны попали в критическое положение. У них совершенно не было пехоты для прикрытия западного фланга, а огневые возможности береговой артиллерии оказались ограниченными.

Части Красной Армии, продвигавшиеся по льду из Пуллиниеми, высадились 4 марта на западном побережье Выборгского залива в Хярянпяянниеми и Виланиеми. 8 марта им удалось перерезать основную дорогу, ведущую из Выборга в Хельсинки. Продвигаясь через о-ва Суурсаари и Лавансаари к Котка и Виролахти они сковали силы оборонявшихся. Семь батальонов наступало 4 марта также по льду между Ристниеми и Котка 50.

Шесть дивизий левого фланга 7-й армии (10-й и 28-й стрелковые корпуса) высадились в итоге на почти 40-километровой прибрежной полосе. Наступавшие расширяли плацдарм на запад, север и северо-восток, причем на западе они продвинулись на 12-13 км.

Для обороны территории между Хамина и Виланиеми финны сформировали новую группу "Хамина", подчиненную непосредственно главнокомандующему. На побережье собрали все возможные резервы. Плацдарм удалось блокировать. Но положение для них все же оставалось исключительно опасным. Войска Карельского перешейка могли использовать лишь несколько дорог, которые вели на северо-запад и север в направлении лесисто-болотистой территории Миккелинской губернии. Однако воздушные силы и лыжные части Красной Армии пытались воспрепятствовать их использованию, особенно в узкопроходимых местах 51.

На правом фланге 7-й армии северо-восточнее Выборга с боями продвигались на северо-запад шесть дивизий и подвижные группы. Они перерезали железную дорогу между Выборгом и станцией Антреа. В результате была нарушена железнодорожная связь с финскими войсками на кякисалминском и сортавальском направлениях. Наступление северо-восточнее Выборга, у Тали, 7-9 марта застало оборонявшихся врасплох. Из-за больших потерь моральный дух дивизии, на которую пришелся удар, был поколеблен. Войск, на поддержку которых могла бы надеяться эта дивизия, не было. Защитить тыловые и другие позиции также не удалось, Тяжесть поражений заставила финнов решать боевые задачи, не считаясь с тем, что прибывавшие на фронт ополченцы и старые резервисты не имели боевого опыта 52. Части 34-го армейского корпуса, наступавшие в центре 7-й армии, вышли к городским окраинам Выборга, затем к его предместью и 12 марта овладели частью города.

Левый фланг 13-й армии, продвигаясь к Кауниссаари (на Вуоксе) и к Носкуанселькя, а в центральной части фронта в районе станции Пёлляккяля – к Каупинсаари, силами пяти полков форсировал Вуоксу в двух местах, стремясь нанести удар в тыл противника. Финнам пришлось изыскивать резервы, в частности, на участке Тайпаленйоки. У Яюряпяя и Вуосалми разгорелись ожесточенные бои. Потери наступавших составили за один день едва ли не 700 человек. 11 марта русские, наконец, форсировали реку у Вуосалми. Положение финнов на открытом, незащищенном северо-восточном берегу Вуоксы было непрочным 53.

Боевой дух финской армии с самого начала войны был исключительно высоким, однако все более сказывалась накопившаяся в ходе боев усталость. Со второй половины февраля стала очевидной безнадежность борьбы, поражение уже представлялось неотвратимым.

Протяженность фронта на перешейке до прорыва линии Маннергейма составляла 128 км. Теперь он растянулся до 170 км. Финны несли большие потери, и многие подразделения утратили боеспособность. У оборонявшихся не было больше резервов. Однако финны были обеспокоены ужесточением советских условий мира. В частности, считали, что Советский Союз опять стремится привязать Финляндию к себе договором о взаимопомощи. Поэтому идея продолжения боевых действий при поддержке западных держав по-прежнему оставалась для них привлекательной.

9 марта Маннергейм представил Государственному совету Финляндии обзор обстановки. В нем на основе мнений командующего Армией перешейка и трех командиров армейских корпусов (Эша, Эквиста и Талвела) сообщалось, что положение на фронте неустойчивое и напору Красной Армии войска уже неспособны долго противостоять, хотя обещанная западными державами помощь еще могла бы повлиять на ход войны 54.

Настроение войск Северо-Западного фронта Красной Армии было иным. Они устали и понесли большие потери, но продвижение вперед ободряло. Для завершения военных действий на финском фронте, согласно данным Шапошникова, имелось 58 дивизий. В последующем предполагалось дополнительно направить на фронт 4 дивизии, а затем еще 10 55. Следовательно, в принципе было принято решение задействовать 72 дивизии, т. е. создавалось шестикратное превосходство сил. Во всяком случае военная экспедиция Франции и Англии оказалась бы вынужденной лишь обороняться.

К концу войны против Финляндии советская сторона сосредоточила 960 тыс. человек, 11 266 орудий и минометов, 2998 танков и 3253 боевых самолета. Наряду с имевшимися 60 дивизиями она располагала еще тремя воздушно-десантными бригадами, восемью танковыми бригадами, десятью танковыми полками, пограничными и запасными полками, а также тыловыми войсками. Всего в этой группировке находилось приблизительно около 700 стрелковых батальонов. Против Финляндии действовало 56 полков, или 39% состава военно-воздушных сил Красной Армии 56, а также части ВВС Красного Флота.

Общая численность финской армии к окончанию войны составляла 340 тыс. человек. На фронте находилось 180 пехотных батальонов, из которых 70 – на восточной границе и ПО – на Карельском перешейке. Имелось 944 полевых орудия, третья часть которых устарела; безоткатных систем и зенитных орудий – 241 57.

11 марта советское наступление продолжалось. Маннергейм не разрешал отходить, поскольку это могло ослабить позицию Финляндии на мирных переговорах. Чтобы укрепить позиции СССР, Сталин отдал приказ войскам захватить как можно больше финской территории 58.

Оборонительные возможности финнов к середине марта могли быть сведены до минимума, если советские войска развернули бы новое крупное наступление на Тайпале, Вуосалми, Тали и на западном побережье Выборгского залива 59. Артиллерийские боеприпасы финнов начали иссякать. В конце войны оставался только трехнедельный запас снарядов для 76-мм орудий, а для немногочисленных противотанковых орудий имелся запас почти на четыре месяца59. Большие потери несли наступавшие. В некоторых боях на Выборгском заливе в батальонах Красной Армии оставалось до тридцати боеспособных солдат. Прибывшая на фронт в ходе наступления на Выборг 95-я дивизия потеряла за три недели свыше трети своего состава. По-прежнему с трудом шло выдвижение дополнительных войск на передовую линию. На дорогах часто образовывались заторы, для ликвидации которых требовалось время 60.

Для закрепления успеха войск, форсировавших Выборгский залив, и быстрого захвата ими всей Южной, а частично и Центральной Финляндии, у командующего Северо-Западным фронтом имелся кавалерийский корпус, танковые бригады, а также лыжные батальоны и эскадроны, которые были сосредоточены в районе Койвисто. 138-я дивизия, действовавшая в качестве резерва 7-й армии, находилась в районе станции Нуораа и к югу от нее. К тому же на перешеек прибыли посланные Ставкой резервные войска 61.

Финское руководство вынуждено было констатировать, что армии угрожает полный разгром, и в ночь на 13 марта в Москве был подписан мирный договор. Военные действия закончились 13 марта в 12.00 (в 11.00 по финскому времени). Естественно, сообщение о мире пришло на восточную границу с запозданием. В глухой отдаленной северной части Коллаа бои продолжались до вечера 62.

В день подписания мира в Выборге еще велись ожесточенные бои. Наступавшим нужно было выждать одни сутки, чтобы без боев занять Выборг и избежать излишних жертв. Они, однако, находились в неведении о мирном договоре и продолжали штурм города еще два часа после подписания мира. Центр города остался все же в руках финнов. По словам командующего 7-й армией Мерецкова, цель последних действий Красной Армии заключалась в демонстрации финнам того, что путь ей в Хельсинки открыт и предотвращена возможная интервенция Англии и Франции 63. Фактически же в их основе лежали престижные соображения Сталина.

Потери

Советское руководство считало, что потери в войне имели второстепенное значение – важнейшим итогом считалось достижение главной цели войны, поэтому они часто не соизмерялись с достигнутыми результатами. При подсчете потери оказались слишком большими. Их масштабы были обусловлены, главным образом, суровыми условиями театра военных действий и стойкостью, проявленной финскими солдатами в оборонительных боях. Во многом причина заключалась также в недостатках организации ведения боевых действий и безынициативном руководстве ими.

В соответствии с утверждением, высказанным Молотовым в марте 1940 г., "у финнов количество убитых достигает не менее 60 тыс., не считая умерших от ран, а количество раненых не менее 250 тыс. человек". Что же касалось Красной Армии, то, по подсчетам Генерального штаба, "количество убитых и умерших от ран составляет 48 745 человек, т. е. немного меньше 49 тыс. человек, а количество раненых – 150 863 человека". Получается, что потери, понесенные финнами, были в 1,5 раза больше. Давно подмечена склонность приуменьшать свои потери и преувеличивать их у противника. Молотов сделал именно так 64.

Согласно данным по Красной Армии, уточненным к началу 1992 г., убитых было 71 214, пропавших без вести – 39 369, а всего безвозвратные потери составляли (включая умерших от ран и болезней) 126 875 человек. К этому следует добавить 188 671 раненого, контуженного и обожженного, 58 370 заболевших, 17 867 обмороженных 65.

В алфавитной картотеке Российского государственного военного архива, содержащей поименный перечень потерь, числится 131 476 убитых, пропавших без вести и умерших от ран. В этом каталоге указаны те, кто не попал в статистику мая 1940 г., но, по-видимому, даже половина отсутствующих в ней – это умершие от ран. Наиболее серьезные потери понесли 9-я армия на Кайну-Салланской возвышенности, 15-я армия на северо-восточном побережье Ладожского озера и 13-я армия в восточной части Карельского перешейка. Красная Армия понесла заметный урон в боевой технике и отчасти в вооружении. По некоторым финским оценкам, потери в авиации достигли 600 самолетов, причем более 50% из-за неисправностей и аварий. Потери финских ВВС составили 62 уничтоженных и 35 поврежденных самолетов 66. Согласно некоторым финляндским данным, Красная Армия в ходе зимней войны лишилась большого количества танков – около 2000 машин, хотя, возможно, значительная часть из них была восстановлена 67.

Потери оборонявшихся финских войск составляли, по официальным данным, 66 400 человек, из них 21 396 – убитых, 1434 пропавших без вести и 43 557 раненых; из русского плена возвратились 847 солдат 68. О направленных в госпитали больных данных нет. В целом вооруженные силы Финляндии в ходе войны потеряли 20% своего личного состава. В напряженных боях этот процент был самым большим. Так, в завершающих сражениях на перешейке численность фронтовых батальонов равнялась 1/2-1/3 их штатного состава.

Об интенсивности боев позволяет судить картина финских потерь по месяцам: декабрь – 13 200, январь – 7700, февраль – 17 200, март -28 900. Половина всех потерь приходится на последние четыре недели войны, около 2/3 – на Армию Перешейка. Хотя потери Красной Армии в зимней войне почти пятикратно превышают потери финской армии, урон от нее был все же наиболее чувствительным для населения Финляндии, потери которого составили 1,8% от его общей численности, тогда как Советского Союза – всего 0,15% 69.

Военнопленные

Обе стороны вели постоянную пропаганду среди войск противника. В местах их расположения распространялось громадное количество листовок. В финских листовках упор делался на прогрессивный характер общественного строя Финляндии, сдавшимся в плен обещалось хорошее обращение, велось запугивание "белой смертью" – финскими морозами, а также тиранией политруков. Они призывали красноармейцев убивать своих командиров и политработников, сдаваться в плен или возвращаться по домам. "Вам ваш Сталин говорит, что он не хочет и пяди чужой земли, а вас он посылает воевать за чужую землю", -говорилось в листовках. Читать их красноармейцам было строго запрещено. В финских войсках, напротив, ознакомление с пропагандой противника не запрещалось, поскольку ее сверхзажигательное содержание оказывало на финнов отрицательное воздействие. Советская пропаганда призывала одетых в солдатские шинели финских рабочих и крестьян вместе с героической Красной Армией подняться против помещиков и капиталистов. Центральный комитет Коммунистической партии Финляндии утверждал, что якобы "сотни тысяч рабочих и крестьян с радостным нетерпением ожидают приближения Красной Армии" 70.

НКВД поручалось создавать лагеря для финских военнопленных, где предполагалось разместить к февралю 1940 г. около 20 тыс. человек. Число финнов, попавших в плен, оказалось, однако, небольшим -1100 человек. К примеру, войска 13-й армии пленили за все время войны на перешейке 18 унтер-офицеров и 51 солдата. Всего же после заключения мира на родину возвратилось 847 финских военнопленных. 20 человек отказались вернуться домой, по-видимому, они сотрудничали с надзирателями 72.

В финском плену было около 6 тыс. советских солдат, многие из которых оказались там в результате крупных боев в окружении у восточной границы Финляндии. Пребывание в плену продолжалось недолго, и они чувствовали себя сравнительно неплохо. По данным российских исследований, продовольственное снабжение советских военнопленных было весьма скудным (в сравнении с тем рационом, который имели пленные финны в СССР), наблюдались случаи жестокого обращения с ними, хотя нормы международного права в основном соблюдались 73. Буквально на последнем этапе войны Маннергейм разрешил прибывшему в Финляндию представителю военной организации Российского эмигрантского союза, бывшему секретарю Сталина Б. Бажанову, выяснить, есть ли желающие среди военнопленных присоединиться к борьбе против Советского Союза. По-видимому, они были. Около 180 человек (по советским данным, 152) завербовались в "Освободительную армию России". Несколько десятков человек находились уже в пути на фронт. Однако командование финской армии отказалось от их услуг. После войны часть записавшихся в это формирование по разным причинам эмигрировала из Финляндии 74.

После заключения мирного договора военнопленные красноармейцы (5572 человек

а) были возвращены в СССР и отправлены в прибывших за ними товарных вагонах с закрытыми окнами под усиленной охраной частей НКВД в советские лагеря, предназначавшиеся для "государственных преступников". Один из них, приготовленный для финских солдат (Южский), заполнили вернувшиеся из финского плена. В лагере была учреждена следственная часть из 50 человек, которая выясняла, не сдались ли они в плен добровольно и не сотрудничали ли с противником. Тем, кто оказался в плену по причине ранения или болезни, разрешили вернуться домой. Около 350 человек приговорили к смертной казни. 4354 человека были отправлены в трудовые лагеря на срок от 5 до 8 лет, где их также могла ожидать преждевременная смерть 75.

1 Manninen О. Stalinin talvisota//Talvisota. Hels., 1989. S. 104.

2 Ibid. S. 104-105; Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat Suomen suunnalla 1939-1941 // Sotahistoriallinen Aikakauskirja. Osa 11. Jyvaskyla, 1993. S. 60.

3 Manninen O. Dolinin hiihtoprikaati // Sotilasaikakauslehti. 1995. № 2. S. 60.

4 Ibidem.

5 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat. S. 105; История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1974. С. 155.

6 Manninen О. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat. S. 105.

7 Российский государственный военный архив. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 62. Л. 169, 171 (Далее: РГВА).

8 Manninen О. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat. S. 106.

9 РГВА. Опись архивных документов Генерального штаба. 1940.

10 Manninen О. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat. S. 133-162.

11 Российский центр хранения и использования документов новейшей истории. Ф. ЦК КПСС, 1939-1946. Д. 132. Приказ Ставки 17.1.1940. (Далее: РЦХИДНИ); РГВА. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 2. Л. 90. Приказ Ставки 8.2.1940.

12 РГВА. Ф. 34980. Оп. 1. Д. 126. Л. 11; Оп. 14. Д. 46. Л. 36.

13 Jarvinen Y.A. Suomalainen ja venalainen taktiikka talvisodassa. Porvoo; Hels., 1948. S. 143-146.

14 РГВА. Ф. 33987. On. 3. Д. 1380. Л. 223.

15 Talvisodan historia. Osa 4. Porvoo etc., 1978. S. 164-170, 297.

16 РГВА. Ф. 34980. On. 1. Д. 39. Л. 37-68.

17 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa // Suomen historia. Osa 7. Espo, 1987. S. 311.

18 РГВА. Ф. 34980, On. 14. Д. 46. Л. 43^t5.

19 Там же. On. 1. Д. 10. Л. 106-109; On. 10. Д. 7. Л. 2; On. 14. Д. 46. Л. 45, 48, 49; История Ордена Ленина Ленинградского военного округа. С. 160.

20 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1963. Т. 1. С. 268; Manninen О. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 311.

21 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. Т. 1. С. 269; Jarvinen Y.A Op. cit. S. 100; Manninen О. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 311.

22 РГВА. Ф. 34980. On. 14. Д. 46. Л. 51-52.

23 Архив Штаба Ленинградского военного округа. Ф. 7043. Оп. 1. Д. 2. Л. 44 (Далее: АШЛВО); Manninen О. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 311.

24 АШЛВО. Ф. 7043. On. 1. Д. 2. Л. 46.

25 РГВА. Ф. 34980. Оп. 14. Д. 46. Л. 54-55; Manninen О. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 311,313.

26 РГВА. Ф. 34980. On. 1. Д. 69.

27 АШЛВО. Ф. 7043. Оп. 1. Д. 2. Л. 48; Jarvinen Y.A. Op. cit. S. 180; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 313.

28 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 314.

29 История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1974. Т. 3. С. 364; Jarvinen Y.A. Op. cit. S. 183.

30 Vuorenmaa A. Ensimmainen sotakuukausi // Kansakunta sodassa. Osa 1. Hels., 1989. S. 189.

31 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 314.

32 Sota-arkisto. T. 20170/3.

33 РГВА. Ф. 34980. On. 14. Д. 46. Л. 58-59.

34 Jarvinen Y.A. Op. cit. S. 182-183; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 314.

35 РГВА. Ф. 34980. On. 1. Д. 54. Л. 149-152; On. 14. Д. 46. Л. 59-62; Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 315.

36 РЦХИДНИ. Ф. ЦК КПСС, 1939-1946. Д. 132. Приказ Ставки 22.2.1940.

37 Manninen О. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat. S. 133-161.

38 Manninen О. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 312.

39 Manninen O. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat. S. 108.

40 Ibid.

41 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 316.

42 РГВА. Ф. 34980. On. 14. Д. 46. Л. 76; On. 8. Д. 31. Л. 1-2.

43 Там же. Оп. 5. Д. 2. Л. 2-6; Д. 292. Л. 186-192; Д. 789. Л. 3-4.

44 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 265. Д. 77. Л. 119-126.

45 Manninen О. Neuvostoliiton operatiiviset suunnitelmat. S. 108-109.

46 Ibidem.

47 Ibid. S. 109.

48 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 313.

49 АШЛВО. Ф. 7043. On. 1. Д. 2. Л. 56-62.

50 Советско-финляндская война на море. М., 1946. Т. 2. С. 24-25.

51 Manninen О. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 316.

52 АШЛВО. Ф. 7043. On. 1. Д. 2. Л. 62; Manninen О. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 316.

53 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. Т. 1. С. 270.

54 РГВА. Ф. 34980. Оп. 3. Д. 40. Л. 11-13.

55 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 265. Д. 76. Л. 158-159.

56 Semirjaga М. Talvisota. М, 1990. S. 24.

57 Talvisodan historia. Osa 4. S. 302-307.

58 Manninen О. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 316.

59 Talvisodan historia. Osa 4. S. 302-307.

60 Manninen O. Suomi toisessa maailmansodassa. S. 316.

61 РГВА. Ф. 349807. On. 10. Д. 1400. Л. 167.

62 Manninen О. Kolla kesti kuitenkin // Sotilasaikakauslehti. 1990. № 4. S. 59.

63 Manninen O. Molotovin cocktail – Hitlerin sateenvarjo // Toisen maailmansodan historian uudelleen kirjotusta. Hels., 1994. S. 29.

64 РГВА. Ф. 34980. On. 14. Д. 46. Л. 81; Ф. 40442. On. 1. Д. 1875. Л. 117-118; Ф. 31983. Оп. 3. Д. 165. Л. 261.

65 Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исследование. М., 1993. С. 125.

66 Vuorenmaa A. Op. cit. S. 192.

67 Ibidem.

68 Talvisodan historia. Osa S. 186.

69 Ibidem; Jarvinen Y.A. Op. cit. S. 177.

70 Jarvinen Y.A. Op. cit. S. 150, 159.

71 Vuorenmaa A. Op. cit. S. 191.

72 АВП РФ. Ф. 06. On. 2. Д. 33,5. Л. 10-14.

73 Галицкий В.П. Финские военнопленные в лагерях НКВД. М., 1977. С. 145.

74 Manninen О. Molotovin cocktail – Hitlerin sateenvarjo. S. 260-262.

75 Центр хранения историко-документальных коллекций. Ф. 1п, Зп;РГВА. Ф. 40442. Оп. 1. Д. 1875. Л. 117, 339; Manninen О. Molotovin cocktail – Hitlerin sateenvarjo. S. 265-266.

ОТ ВОЙНЫ К МИРУ

Трудный выбор

© О. Вехвиляйнен, В.Н. Барышников

В февраля 1940 г. характер войны между Финляндией и Советским Союзом существенно изменился. Решение Высшего военного совета западных держав от 5 февраля послать в Скандинавию войска под предлогом помощи Финляндии превратило ожесточенную войну, которую вели две армии в заснеженных северных лесах, в международную проблему первостепенной важности. Как отмечалось ранее, подлинные цели Франции и Великобритании состояли в том, чтобы подорвать немецкую военную экономику, лишив ее шведской железной руды, создать на севере новый фронт против Германии. Последняя, естественно, не могла оставить это без внимания. С конца января, стремясь упредить западные государства, она приступила к подготовке захвата Скандинавии.

Слабые в военном отношении Швеция и Норвегия оказались в затруднительном положении. На востоке они опасались поражения Финляндии, что привело бы советские войска к их границам, в то время как вмешательство Запада грозило вовлечением в мировую войну. Во избежание этого Швеция пыталась сделать все от нее зависящее, чтобы война между Финляндией и Советским Союзом не вышла за рамки столкновения двух государств, решительно выступала против использования своей территории для переброски войск в Финляндию и настоятельно рекомендовала финскому руководству заключить мир на советских условиях. И советское и финское правительства оказались перед лицом далеко идущих решений.

Наступление Красной Армии на Карельском перешейке привело к успеху, который Москва намеревалась использовать для того, чтобы заключить мир на условиях своего диктата. Перед финским правительством стояла дилемма: принять ли помощь Запада, связанную с риском вовлечения Финляндии и остальных скандинавских стран в мировую войну, или смириться с тяжелыми условиями мира. Ослабление обороны в западной части перешейка, усталость войск и недостаток резервов не оставляли выбора. Несмотря на это, он оказался трудным.

Западные государства предлагают помощь

Детали плана интервенции стали известны финнам 22 февраля, когда английский генерал К. Линг изложил их Маннергейму в его Ставке в Миккели. Экспедиционные силы в составе 3 или 3,5 дивизий должны были прибыть в конце марта, следуя транзитом через Норвегию и Швецию, и использоваться только на северном участке финского фронта. Требовалось, чтобы Финляндия еще раз обратилась к Швеции с просьбой о военной помощи, а также о предоставлении права на пропуск войск через свою территорию. Обоснованием этой просьбы служила 16-я статья Устава Лиги наций. На вопрос Маннергейма, как будут действовать западные государства в случае отказа Швеции, Линг не смог дать ответа. Это вызвало недоверие маршала ко всему плану. Вальден, возвратившись из Ставки в Хельсинки, передал утром 23 февраля Рюти, Таннеру и Ниукканену содержание переговоров. При этом выяснилось, что точки зрения Таннера и Ниукканена оставались совершенно противоположными. Рюти избегал четко определить свою позицию. Предлагаемая Западом помощь, считал Таннер, слишком незначительна, и к тому же он сомневался, что она действительно будет оказана. Западные державы, отметил Таннер, имеют обыкновение запаздывать со своими операциями, и может случиться так, что до прибытия их войск вся Южная Финляндия окажется в руках противника. Ниукканен выступал за то, чтобы немедленно заручиться помощью западных держав. 1

22 февраля в Хельсинки поступила информацию о выдвинутых В.М. Молотовым условиях, принятие которых Финляндией могло стать основой для ведения мирных переговоров. Тем временем с фронта вновь пришли плохие вести. Маннергейм по телефону сообщил Рюти, что войска, возможно, уже не смогут удерживать позиции на Карельском перешейке 2.

Вечером состоялось заседание правительственной комиссии по иностранным делам. Таннер сообщил о советских требованиях, которые должны были быть приняты до начала переговоров: передача Ханко, Карельского перешейка и Выборга, северо-восточного побережья Ладоги и Сортавалы; Финляндия заключает с СССР оборонительный союз. Таннер, как и прежде, считал, что обещанная Западом помощь не столь велика и неясно, каким образом она поступит в Финляндию. Тем не менее после того, как стали известны выдвинутые Молотовым условия, он засомневался в правильности своей позиции. "Следует собрать больше информации, прежде чем принять любое решение", -сказал Таннер. Теперь необходимо было официально выяснить позицию Швеции, а также точный размер помощи, обещанной западными государствами. Советские условия ошеломили министров. Паасикиви назвал их "ужасающими", ведущими к расчленению Финляндии. Он, считал, что надо подумать и повременить с принятием решения. Вальден на это ответил, что войска устали и не выстоят, если война будет продолжаться, помощь же западных держав слишком мала, чтобы выиграть войну. Ниукканен, однако, продолжал настаивать на том, что войска способны держать оборону и помощь со стороны западных держав имела бы для них большое значение. Возможно, говорил он, что она будет оказана после окончания войны в Европе, согласие же теперь на предложения Молотова означало бы полное подчинение Финляндии Советскому Союзу. В конце концов участники заседания сошлись на том, чтобы до принятия какого-либо решения запросить Швецию, предоставит ли она свою территорию для транзита войск западных держав, и уточнить, насколько реальна обещанная помощь. Было также решено не посвящать западные державы в ход советско-финляндских мирных переговоров. 3

Министр иностранных дел Швеции Гюнтер получил запрос финского правительства перед тем, как собрался отбыть в Копенгаген на встречу с министрами иностранных дел скандинавских стран, на которую Финляндия не была приглашена. Гюнтер отложил свой отъезд на один день и подготовил одобренный всеми членами правительства ответ финскому правительству. В нем заявлялось, что Швеция предоставит Финляндии всяческую, какую только возможно, материальную помощь, а также попытается увеличить число добровольцев. Но вместе с тем говорилось, что в сложившейся ситуации Швеция не может направить в Финляндию свои войска или разрешить воюющим державам начать переброску войск через свою территорию. До того, как ответ был отправлен в Хельсинки, его содержание обсуждалось в парламентской комиссии по иностранным делам. Лишь один из ее членов – бывший министр иностранных дел Р. Сандлер, поборник идеи сотрудничества северных стран, не поддержал его. Он считал, что Швеция должна была заявить о своем согласии вести переговоры с Финляндией о военной помощи, которую она запросила 4.

Рассмотрение советских условий

25 февраля проект мирного договора был доведен до всех членов финского правительства. До этого Рюти и Таннер успели встретиться с английским посланником в Хельсинки Д. Верекером и генералом Лингом, которые сообщили, что Англия и Франция планируют направить в Финляндию от 20 до 24 тыс. человек, хорошо вооруженных и обученных для ведения боев зимой. Финскому правительству до 5 марта необходимо официально обратиться за помощью к западным державам. Через месяц экспедиционные войска должны были занять северный участок фронта, вероятно, в районе Куусамо, и одновременно обеспечить противовоздушную оборону Северной Финляндии. Вопрос о том, можно ли будет путем дипломатического давления склонить Швецию и Норвегию к согласию пропустить войска через свою территорию, оставался открытым.

Таннер также рассказал членам правительства о переговорах, которые он вел в Стокгольме. Он охарактеризовал шведский ответ как "неопределенный" и выразил сомнение в том, что Швеция готова оказать военную помощь. Вместе с тем Таннер допускал, что все же удастся уговорить скандинавские страны на транзит войск. Он признавал, что помощь западных стран может вовлечь Финляндию в мировую войну. При этом помощь могла оказаться незначительной или придти слишком поздно. Генерал Вальден поддержал Таннера. Указывая на истощенность войск и сокращение резервов, он призвал заключить мир. Таннер стремился направить дискуссию в такое русло, чтобы убедить министров в необходимости принять условия мира. Его поддержали Паасикиви и министр финансов социал-демократ М. Пеккала. Оба они, конечно, надеялись, что в ходе переговоров о мире можно будет кое в чем смягчить советские требования. Паасикиви опасался, что позднее СССР ужесточит свою позицию. Пеккала напомнил о судьбе Польши. Аграрий Койвисто и беспартийный министр Р. Фиандт также считал необходимым принять тяжелые условия мира.

Во время отсутствия Ниукканена его единомышленник министр-аграрий Ханнула высказался против принятия советских условий и настаивал на продолжении войны с помощью западных держав. Его точку зрения разделяли аграрий Хейккинен, министры от шведской партии Седерхьельм и фон Борн, социал-демократ Саловаара. Социал-демократ К. Фагерхольм на заседании не выступал, но на следующий день в письме Таннеру сообщил, что склонен поддержать тех, кто хотел бы получить помощь от западных держав. Ханнула обосновывал свою позицию тем, что принятие советских условий превратило бы Финляндию в протекторат России. Таннер и Пеккала опровергли этот аргумент. Финляндия, заявил Таннер, не может потерять независимость лишь из-за уступки части свой территории, отметив, что линия ее границы неоднократно изменялась в течение столетия. Вместе с тем он считал, что правительство ни при каких обстоятельствах не должно соглашаться на заключение с СССР договора о взаимопомощи, который привязал бы финнов к России и в будущем мог втянуть в войну с Германией. В этом вопросе Рюти разделял его точку зрения. Оценка премьер-министром "дружбы" между Германией и Советским Союзом как краткосрочного явления весьма интересна в свете последующего развития событий.

Таким образом, в правительстве произошел раскол в важнейшем вопросе: могут ли советские условия стать базисом для мирных переговоров или следует продолжить войну при поддержке западных держав. Каких-либо решений принято не было. Ни один министр не склонялся к безоговорочному согласию на предъявленные СССР условия. У Паасикиви и Рюти сложилось впечатление, что Сталин был ближе к пониманию финской позиции, чем Молотов и военное руководство. У них возникла мысль выйти напрямую на контакт со Сталиным через Коллонтай. Таннер решил снова отправиться в Стокгольм. Рюти поручил ему также еще раз оказать давление на шведское правительство и заявить, что Финляндия будет вынуждена принять помощь западных держав, если не получит поддержки со стороны Швеции 5. В личной беседе со шведским посланником он говорил, что Финляндия попала в такую ситуацию, когда она готова принять любую помощь от кого угодно 6.

Переговоры в Стокгольме и Москве

Третий визит Таннера в Стокгольм 27 февраля не оправдал надежд. В частной беседе премьер-министр Ханссон еще раз объяснил Таннеру, что официальное участие Швеции в войне или посылка ее регулярных войск в Финляндию не подлежит обсуждению. Согласно наставлению Рюти, Таннер тогда заявил, что в этом случае придется прибегнуть к помощи западных держав. Ханссон оставался непреклонным. Транзит войск не допустим, хотя можно сделать исключение для небольших и невооруженных групп. Если же войска попытаются без согласия Швеции пройти через ее территорию, то ей придется вступить в войну против Финляндии на стороне Советского Союза. Ханссон доверительно советовал финскому правительству заключить мир даже на тяжелых условиях, так как альтернативой этому будет разгром Финляндии. На встрече старых друзей и единомышленников возникла напряженная атмосфера. Таннер обвинил Ханссона в том, что отказ Швеции в помощи Финляндии позволил советскому правительству включить в условия мирных переговоров требования о передаче Выборга и Сортавалы. Он выразил недовольство тем, что Финляндию не пригласили на конференцию министров иностранных дел скандинавских стран в Копенгагене. Наконец, Таннер поинтересовался, готова ли Швеция подписать оборонительный пакт с Финляндией после этой войны. Финны, сказал он, боятся выдвижения Советским Союзом дополнительных требований после подписания мирного договора и развязывания новой войны. Ханссон обещал дать ответ после консультации с правительством. Таннер заручился лишь обещанием шведской экономической помощи в восстановлении хозяйства Финляндии после войны 7.

В Москве задержка ответа начала вызывать раздражение. Коллонтай также была озабочена. Из дневника полпреда можно заключить, что это представлялось не чем иным, как маневрированием финнов. Они жаловались шведам на жесткость условий, ссылались на их "неясность" и выражали сомнение в их окончательности. Таннер и Рюти, отмечала она, лишь лавировали и изворачивались 8. 24 февраля Коллонтай посетила министерство иностранных дел Швеции и обратила внимание секретаря кабинета министров Э. Бохемана, насколько важно, чтобы финны теперь одобрили предложения. Они были минимальными и их принятие стало бы предпосылкой для начала переговоров 9.

То же самое Коллонтай подтвердила 27 февраля во время конфиденциальной встречи с Таннером, происходившей в одной из стокгольмских частных квартир. Полпред настойчиво призывала финнов к скорейшему заключению мира и разъясняла, что советские предложения отражают существо требований, а о конкретных условиях можно договариваться. Таннер на это отвечал, что рассчитывает на возможность внесения в советские условия определенных изменений. Коллонтай характеризовала эти условия как сдержанные. Проявляя нервозность, Таннер эмоционально говорил об историческом значении Выборга для финского народа, который никогда не простит тем, кто уступит его древние укрепления. Коллонтай на это заметила, что если условия не будут приняты, война продолжится и Финляндия все равно потеряет Выборг. "Вопрос ведь идет о более важном: о вашем суверенитете. Москва на него не посягает, но кто знает, чем кончится мировая война?" Примечательно утверждение Коллонтай, что условия мира были бы более легкие, если бы Финляндия ранее склонилась к миру 10.

В Москве вместе с тем внимательно следили за планами западных держав в отношении Финляндии. Коллонтай телеграфировала в Москву, что, по имеющимся у нее данным, англичане очень встревожены начавшимся процессом мирного урегулирования и стремятся "продлить боевые действия в Финляндии", чтобы использовать ее "в качестве своего плацдарма" 11. Л.П. Берия в свою очередь сообщал в наркомат обороны СССР полученные им агентурные данные из Парижа. Согласно им, 27 февраля французские власти запретили публикацию сведений о посылке войск в Финляндию, о столкновении у Петсамо с советскими кораблями, о движении французских военных кораблей в направлении Нарвика, Мурманска и Петсамо 12. При всем этом в Москве учитывали и те сложности, с которыми могли столкнуться правительства Англии и Франции в случае принятия окончательного решения направить экспедиционные войска в Финляндию. В обеих странах этому оказывалось явное противодействие. Советские разведывательные органы сообщали, что Ллойд Джордж, говоря о возможности возникновения войны с СССР, заявил: "Было бы очень нежелательно, если бы неосторожно идя по дорогам, покрытым снегом, Великобритания в результате соскользнула бы к войне с Россией"13. Ханссон сообщил Коллонтай, что Таннер наивно верит обещаниям западных стран о помощи. Они сами боятся Гитлера и эффективной помощи финнам не окажут 14.

Таннер просил Коллонтай сообщить в Москву, что Финляндии потребуется несколько дней, чтобы дать ответ. Молотов телеграфировал Коллонтай, что из-за задержки с ответом требования Советского Союза следует наращивать. 28 февраля полпред сообщила Гюнтеру для передачи в Хельсинки, что Финляндии следует дать ответ в течение двух дней 15.

Для давления на финское правительство вновь напомнили о существовании Куусинена. Председатель Верховного Совета СССР М.И. Калинин, принимая нового посла Швеции В. Ассарссона, резко осуждал Таннера и Маннергейма. Последний представлялся в качестве грезившего возвращением в России царской власти. Предпосылкой к заключению мира с Финляндией выдвигалось вхождение Куусинена в состав правительства и отставка Таннера. Дело представлялось таким образом, что Куусинен вовсе не являлся коммунистом, а был лишь "истинным демократом". Ассарссон писал по поводу состоявшейся беседы, что за этим скрывалось желание установить в Финляндии большевистскую власть. 16 Ф. Шуленбург и Л. Штейнгардт допускали также, что Сталин считал вполне правомерным потребовать включения Куусинена в финляндское правительство 17. Гюнтер в беседе с Коллонтай обратил внимание на имевшие место слухи о том, что Советский Союз намерен вмешаться в формирование правительства Финляндии. Молотов дал указание Коллонтай заявить Гюнтеру, что эти слухи ложные 18.

Шуленбург в своей беседе с Ассарссоном, естественно, проводил официальную линию Германии, согласно которой финны сами повинны в своих трудностях. Финская делегация, и в особенности Таннер, во время московских переговоров явно не учитывала психологии русских. Для них столетиями существовала необходимость защиты Петербурга-Ленинграда, и они становились непреклонными, когда городу грозила опасность. Перспектива для Финляндии оказаться под властью России, сказал посол, не в интересах Германии. Но вести на эту тему разговор с Молотовым ему запрещалось. 19 Штейнгардт, со своей стороны, сказал Ассарссону, что президент Ф. Рузвельт поручил ему "как можно скорее" добиться окончания войны между Финляндией и Советским Союзом. Штейнгардт решил переговорить с Молотовым, пригласив его на завтрак 28 февраля. Народный комиссар уклонился от приглашения и дал понять, что Красная Армия намерена продолжать наступление и Москва не нуждается во вмешательстве Соединенных Штатов в дела между СССР и Финляндией.

На пути к развязке

К заседанию финляндского правительства 28 февраля ситуация во многом прояснилась. Позиция Швеции по вопросу о помощи Финляндии оставалась неизменной. Для дальнейшей обороны промежуточной позиции на перешейке, продолжавшейся десять дней, уже не было сил. Ее изможденные защитники вынуждены были отойти на совершенно не подготовленные рубежи к югу от Выборга. Посол Верекер в то утро сказал Таннеру, что численность войск западных держав, предназначаемых для оказания помощи, составит лишь 12-15 тыс. человек. Да и они прибудут только во второй половине апреля. Посол также не смог дать ответа на вопрос о том, смогут ли союзники гарантировать независимость Финляндии и неизменность ее теперешних границ на послевоенной мирной конференции 21.

С этого времени Таннер занял довольно твердую позицию в правительстве. Финляндию оставили в одиночестве, заявил он. Отношение к ней Швеции стало решающим фактором, поскольку помощи от западных держав не будет. Условия надо принимать. "Отрезав от себя одну часть, мы можем спасти страну". Во всяком случае Финляндия достигла того, что Советский Союз отказался от услуг правительства Куусинена. Только что вернувшийся из Берлина Кивимяки поддержал Таннера. В Германии посоветовали достигнуть мира на любых условиях и подождать окончания мировой войны, когда можно будет получить компенсацию, независимо от того, кто победит. Рюти также высказался в пользу заключения мира, отметив, что даже совместной помощи Швеции и западных держав недостаточно для того, чтобы изменить ситуацию на Карельском перешейке в пользу Финляндии. Ниукканен и еще более непреклонный Ханнула продолжали отвергать мирные условия, но остальные министры начали колебаться. Аграрий Хейккинен уже изменил свое мнение в пользу достижения мира. Многие министры, как и президент Каллио, хотели, тем не менее, прежде, чем принять решение, выслушать Маннергейма. Таннер возражал против этого, потому что позиция маршала была известна. Все же пришли к заключению о встрече премьер-министра Рюти, министров фон Борна, Фагерхольма, Хейккинена и Седерхьельма в Миккели с главнокомандующим. Поехали те министры, которые были готовы изменить свою позицию или колебались 22.

Пять министров, которые отправились ночным поездом в Миккели, надеялись узнать у главнокомандующего о положении на фронте и его мнение о дальнейших шагах в сложившейся ситуации. Правительство считало, что понадобится авторитет маршала для разъяснения необходимости подчинения жестким условиям мира всему народу, который до этого слышал по радио и читал в газетах о тяжелых потерях врага, о победах в оборонительных боях и об обещаниях зарубежной помощи. Как убеждал Таннера Фагерхольм, главнокомандующий должен был взять на себя ответственность в вопросе о мире. Маршал охарактеризовал обстановку как исключительно тревожную. Прямо же высказаться о том, следует ли принимать выдвинутые условия, он не захотел. Когда Фагерхольм задал этого вопрос, последовал краткий ответ: "Я доложил о военной обстановке. Дело господ, а не мое, принимать политические решения". В частной беседе с премьер-министром Маннергейм все же посоветовал согласиться с условиями мира, поскольку в одиночку невозможно продолжать борьбу. 23

После посещения Ставки колебавшиеся, прежде всего фон Борн, Седерхьельм и Фагерхольм, пришли к твердому убеждению о неизбежности переговоров на предъявленных условиях. Только Ханнула твердо стоял на позиции отказа. Ниукканен сомневался. Он соглашался на переговоры при условии, что граница будет проходить южнее Выборга и восточнее Янисярви. Учитывая моральное состояние войск, Маннергейм рекомендовал не посвящать парламентские фракции в обсуждения, держать их в секрете. Но правительство не считало возможным начать переговоры, не заручившись поддержкой парламентского большинства. 29 февраля Таннер дважды докладывал о сложившейся ситуации комиссии парламента по иностранным делам. В результате его энергичного выступления комиссия, за исключением депутата. У. Кекконена, решила оказать поддержку усилиям, направленным на достижение мира. Вечером того же дня мирные условия были доведены до парламентских фракций. В социал-демократической фракции Таннер получил почти единодушно поддержку. Среди депутатов-аграриев, напротив, развернулась дискуссия, которую возглавили Ханнула и Кекконен. В конце концов и среди них только трое продолжали выступать против переговоров. Правительство теперь знало, что большинство парламента стояло за мирные переговоры 24.

Ответ финского правительства Москве был готов к полуночи 29 февраля. За основу переговоров принимались условия советского правительства. Вместе с тем отмечалось, что они нуждаются в уточнении. Ответ пытались составить таким образом, чтобы он не выглядел как отказ, но одновременно не исключал возможность внести изменения в условия мира в ходе переговоров. Местом их проведения предлагалась Москва. Надеялись на участие в них Сталина, который мог проявить большую снисходительность к Финляндии, чем другие советские руководители, уступки во всяком случае зависели от него. 25 Текст финского ответа передали по телеграфу в Стокгольм Эркко, но не разрешили его вручать до получения специальных инструкций.

Тем временем в правительстве ситуация оценивалась как трагическая. Правительство готовилось уступить обширные территории, которые столетиями являлись частью Финляндии, где проживали сотни тысяч финнов. Советские войска завоевали к тому времени только долю тех территорий, на которые претендовала теперь Москва. Сорта-вала, Кякисалми по-прежнему были в руках финнов, и флаг вооруженных сил Финляндии все еще развивался над башней Выборгского замка. Широкая общественность не знала, в каком состоянии была армия, и условия мира будут для нее глубоким потрясением. Вызывало тревогу также и другое. Что произойдет после заключения мира? Новая граница пройдет много западнее и станет более протяженной – сможет ли Финляндия защитить ее, если Советский Союз вновь совершит нападение? Предложение оборонительного договора с Швецией, естественно, получило поддержку и означало своего рода шведскую гарантию новых границ. Но многим трудно было смириться с мыслью, что отдаваемое теперь под давлением утрачивается навсегда. Ю. Седерхьельм описал следующим образом настроения пяти министров во время поездки в Миккели 28 февраля: "Многое было высказано в пути. Существовало единое мнение, что, ощутив первый испуг, Швеция вынуждена будет после подписания мирного договора пойти на заключение оборонительного союза… Были единодушны в том, что мирный договор следует считать перемирием, а утраченные территории не рассматривать как потерянные и народ нужно держать в готовности их отвоевать. При первой же возможности". 26

Шаг назад

Решение, принятое 5 февраля Высшим военным советом западных держав, предусматривало, что 100 тыс. английских и французских войск должны быть направлены в Скандинавию в середине апреля. Большая часть этих сил предназначалась для оккупации железорудных районов Швеции и побережья Норвегии, к тому же требовалось обеспечить защиту Южной Швеции в связи с опасностью принятия Германией контрмер. В частях, направляющихся для помощи Финляндии, должно было быть не более 15 тыс. человек (без тяжелого оружия). Такое ограничение, очевидно, вызывалось слабой пропускной способностью железных дорог на севере Скандинавии. Наибольший энтузиазм в проведении операции проявляла Франция, которая все время спешила с осуществлением предусмотренного плана. У премьер-министра Э. Даладье были для этого и внутриполитические мотивы. Выступая защитником Финляндии, премьер-министр стремился укрепить свои позиции против яростных нападок правых. По существу его политическое будущее зависело от предоставления помощи Финляндии. В Лондоне более отчетливо сознавали риск интервенции и к тому же не хотели окончательно сжигать мосты в отношениях с Советским Союзом. Поэтому английское правительство действовало более осторожно. Расчеты строились на том, что в Лулео следовало оказаться до появления немцев. Существовала опасность, что они могли оказаться там сразу после освобождения Ботнического залива от ледяного покрова, что происходило обычно в середине апреля. С учетом этих обстоятельств экспедиционные войска и их снаряжение должны были отправиться на десантных судах из британских портов 12-15 марта.

Впоследствии намеченную акцию расценили как плохо подготовленную. Прежде всего руководство экспедиционных войск и оснащенность их оружием не были на должном уровне. Отсутствовали авиационная поддержка и противовоздушная оборона. Фактор внезапности оказался утраченным, когда французское правительство по внутриполитическим причинам допустило утечку сведений об этой операции. Кроме того, интервенция требовала дипломатической подготовки. Ей должно было предшествовать официальное обращение Финляндии с просьбой о предоставлении помощи, так же как и получение согласия Норвегии и Швеции. Иначе даже при пассивном сопротивлении норвежцев и шведов (к примеру, вывод из строя железнодорожного оборудования или отключение электроэнергии) вся акция подвергалась серьезной опасности. Ожидалось, что Финляндия 5 марта направит западным державам обращение с просьбой о помощи 27.

Вся большая стратегия англо-французской коалиции зимой 1940 г. основывалась на том, что Финляндия будет продолжать сопротивление. Без этого, как отмечает профессор Ю. Невакиви, у них не было никаких оправдательных причин для интервенции. Поражение Финляндии или заключение ею мира означало для западных стран потерю уникальной возможности открыть фронт на Севере, чтобы нанести удар Германии 28. Для проведения скандинавской операции им необходимо было получить просьбу Финляндии о помощи, и генерал Линг решил посвятить Маннергейма в намечаемые союзниками планы 29.

С точки зрения Финляндии помощь Запада являлась в перспективе альтернативой в случае, если переговоры не приведут к достижению результата или условия мира окажутся слишком тяжелыми. У финских руководителей не было какого-либо особого повода отвергать планы союзников. Беседуя с Маннергеймом 21 и 22 февраля, Линг вынес впечатление, что финский главнокомандующий в принципе одобрял их. Аналогичное мнение у Линга и нового английского посла в Хельсинки Верекера сложилось при встрече с Рюти и Таннером 24 и 25 февраля 30.

Начальник политического отдела министерства иностранных дел А. Пакаслахти отмечал, что Таннера склоняли к этому довольно влиятельные круги. Во время пребывания Таннера в Стокгольме Пакаслахти прямо побуждал к этому Рюти, который в большей степени был сторонником тактики маневрирования, полагаясь на обещания союзников, чем министр иностранных дел. Финский посланник в Париже Холма, следуя указаниям Рюти, обратился прямо к Даладье с выражением надежды, что предоставление обещанной помощи будет ускорено. В ночь на 1 марта Холма сообщил в Хельсинки, что экспедиционные войска численностью 50 тыс. человек, согласно обещанию Даладье, прибудут в Финляндию к концу марта. Англия и Франция окажут давление на Швецию и Норвегию, чтобы они дали разрешение на их транзит через свои границы. В то же время из Лондона поступила телеграмма посланника Грипенберга, содержавшая предупреждения о том, что союзники прекратят помогать Финляндии, если она будет продолжать переговоры о мире. Это сделало бы невозможным дальнейшее сопротивление Финляндии 31. В ту же ночь Таннер дал указание Пакаслахти сообщить Эркко, чтобы финляндский ответ Советскому Союзу, одобренный накануне вечером, не передавался адресату до особых указаний 32.

Обещания Даладье на мгновение пробудили у финнов надежду. Их ужасало, что страна останется без помощи западных держав. Французский посланник Магню предупредил Таннера, что если Финляндия приступит к переговорам о мире, это будет рассматриваться как ее окончательный переход на сторону Германии. Когда 1 марта правительство собралось в 11 час, за час до установленного советским правительством предельного срока получения ответа, Таннер предложил попытаться выиграть время и достигнуть ясности относительно помощи западных держав. Судя по памятным запискам, сделанным секретарем премьер-министра А. Тудеером, надежда на продолжение борьбы вместе с союзниками обрадовала в тот момент министра иностранных дел: "Если бы западные государства смогли реализовать свои планы, то весь Север включился в войну и здесь возник единый фронт. Это могло привести Германию к поражению". Не исключено, что Турция выступила бы против Германии, и тогда война быстро бы закончилась. Но никто из правительства не выступил против отсрочки исполнения решений, принятых накануне вечером. Пришли к выводу о необходимости запросить у советского правительства более точное определение новой границы и информацию о компенсации, которую Финляндия получит за уступаемую ею территорию. Министру иностранных дел Швеции Гюнтеру сообщили, что Финляндия серьезно думает обратиться к западным державам. Последовала вместе с тем официальная просьба к западным державам подтвердить их готовность отправить сразу 50 тыс. человек и вдобавок к этому, по крайней мере, 100 бомбардировщиков с экипажами. По выражению Таннера, "к горлу западных держав пришлось приставить финский нож" 33.

Швеция между двух огней

Гюнтер, основываясь на предварительном сообщении, полученном от Эркко, ожидал, что финское правительство даст положительный ответ на условия, предъявленные Советским Союзом, прежде чем истечет установленный Москвой срок. Усилия шведского министра иностранных дел, таким образом, были направлены на то, чтобы обеспечить начало мирных переговоров. Нетрудно понять, что Гюнтер не мог скрыть своего раздражения, когда Эркко принес совершенно иное известие, а не то, что ожидалось. Он отказался передать финский ответ в Москву. По мнению Гюнтера, вероятно, ответ мог быть истолкован как отказ, что привело бы к роковым последствиям. Поэтому он просил, чтобы в дополнение к финскому ответу было упомянуто о готовности Финляндии в принципе принять условия советского правительства. Однако Таннер с этим не согласился. Взамен он предложил, чтобы шведское правительство от своего имени связалось с Москвой и объяснило, что Сталин может разрешить возникшую сложную ситуацию примирительным "жестом" – компромиссным предложением, которое можно было бы сразу принять. Кроме того, в интересах сближения со Швецией Таннер стремился уже на этом этапе добиться от нее согласия на заключение военного союза. Гюнтер отклонил это предложение, объяснив, что вопрос требует обстоятельного изучения. Вместе с тем он все же попросил Коллонтай, ссылаясь на возможность интервенции со стороны западных держав, поставить перед Москвой вопрос о необходимости пойти на некоторые уступки в условиях, предложенных Финляндии, во всяком случае исключить из них Выборг. Полпред обещала это сделать, но выразила сомнение в получении положительного ответа, поскольку сама обращалась с такой просьбой, но безрезультатно. Как отмечает в своих воспоминаниях Коллонтай, она посоветовала Гюнтеру не пытаться отстаивать безнадежные предложения, которые приведут лишь к новым осложнениям 34.

В то же время западные державы начали дипломатические приготовления к скандинавской операции. 2 марта английский посланник в Стокгольме В. Маллет сообщил о их намерении послать в помощь Финляндии войска, для чего вскоре сделают формальный запрос норвежскому и шведскому правительствам о разрешении на транзит. Они были также готовы оказать помощь Норвегии и Швеции в случае возможных контрмер со стороны Германии. С этой целью обеим скандинавским странам предлагалось начать переговоры генеральных штабов. Чуть позже в тот же день посланник Франции заявил о поддержке его правительством выдвинутого Англией предложения. Аналогичные заявления были сделаны западными державами в Осло. Кроме того, Англия заверила Норвегию, что готова "обезопасить" морские порты Тронхейм, Берген и Ставангер не позднее чем через четыре дня после того, как она даст согласие на прибытие союзных войск. 35

В Лондоне и Париже едва ли существовали иллюзии, что известная позиция Швеции и Норвегии после этого демарша изменится. По-видимому, цель заключалась в том, чтобы прежде всего повлиять на финское правительство, вынудив его прекратить мирные переговоры с Москвой. Представлялась также возможность взвалить вину на скандинавские страны за то, что из-за них Финляндия в конечном счете склонилась пойти на мир 36. Швеция оказалась теперь ближе, чем когда-либо ранее, к вовлечению в мировую войну. Во избежание этого Гюнтер всеми способами стремился воздействовать на Финляндию, чтобы она отказалась от обращения за помощью к западным державам и избрала путь переговоров. Гюнтер дал понять Эркко, что Коллонтай намекает на возможность достижения уступок в ходе переговоров. Вместе с тем он сказал, что располагает сведениями о намерении советского правительства потребовать введения Куусинена в состав финского правительства. Объясняясь с Эркко, он выразительно заметил, что хотел бы знать, как отреагирует шведский народ, если узнает о готовности Финляндии принести Швецию в жертву, превратив ее в поле брани во имя спасения Выборга и Сортавалы, не имеющих жизненно важного значения для Финляндии. По словам шведского министра, позднее можно бы было снова возвратить эти территории, сообразуясь с конъюнктурой. Но если, Швеция окажется втянутой в опасную ситуацию, она будет вынуждена заботиться о своей собственной обороне. А это, в свою очередь, повлияет на поступление в будущем военных поставок в Финляндию 37.

Полпред Коллонтай, а через нее и советское правительство достаточно хорошо оценивали позицию Швеции. У Гюнтера и Коллонтай была одна и та же задача – убедить Финляндию сесть за стол переговоров, и для достижения этой цели они тесно взаимодействовали. Попытки Швеции добиться от советского правительства смягчения условий заметно ослабились, вероятно, из-за того, что надежд на это было мало, поэтому она настойчиво склоняла Финляндию к согласию с выдвинутыми условиями. Однако принять их финнам было трудно. "Полученные сведения показывают, что Швеция, осуществляя посредничество, обращает больше внимания на свое собственное положение и безопасность", – сухо констатировал на заседании правительства Таннер. Главной заботой шведов, по мнению Маннергейма, было спасти свою собственную шкуру. Он предложил, чтобы вместо Швеции просить выступить посредником Соединенные Штаты 38.

Швеция отвергла просьбу западных держав о пропуске их войск. "Вы оставили финнов на произвол судьбы", – таковы были слова английского посланника Маллета после получения ноты Швеции. Ответ норвежского правительства был также отрицательным, более того, в нем говорилось даже о применении силы в целях воспрепятствования транзита. Это было доведено до сведения шведского правительства. Реально высадка союзников могла вызвать протесты и пассивное сопротивление 39. Последнее слово оставалось за Хельсинки.

Делегация направляется в Москву

1 марта финское правительство единогласно решило отложить ответ советскому правительству, чтобы дополнительно выяснить возможности западных держав относительно предлагаемой помощи. Вечером того же дня финский посланник в Лондоне Грипенберг от имени своего правительства сделал запрос министру иностранных дел Англии Э. Галифаксу, смогут ли союзники до конца марта послать в Финляндию обещанные 100 бомбардировщиков и 50 тыс. войск. Этот запрос поставил западные державы в щекотливое положение. Военное руководство Англии заявило кабинету министров, что удовлетворить запрос невозможно. Посылка в Финляндию такого количества самолетов с экипажами и обслуживающим персоналом ослабила бы собственные силы и в любом случае растянулась не менее чем на месяц. Из-за транспортных трудностей до конца марта в норвежские порты реально можно было отправить не более 12-13 тыс. человек.

Из Лондона и Парижа поступала противоречивая информация. Начальник имперского генерального штаба генерал Э. Айронсайд, находившийся в то время в Париже, информировал посланника Холма о плане союзников послать две английские и одну французскую дивизии. Они должны были быть готовы к отправке 12 марта. Даладье также заверил, что войска прибудут в марте. Более того, он обещал послать, по крайней мере, 50 бомбардировщиков вместе с экипажами 40. Лондон вновь подтвердил, что в Финляндию будет направлено всего лишь 12-13 тыс. войск 41, причем ограниченность посылаемого контингента объяснялась намерением решить вопрос об усилении экспедиционной армии в целом. Англичане значительно меньше французов обнадеживали финнов обещаниями того, что не могло быть выполнено.

На заседании правительства 2 марта настроения еще были оптимистичными. Таннер рассчитывал, что мирные переговоры продолжатся, а Рюти сообщил, что к востоку от Лемитти в ходе операции по окружению войск противника захвачены большие трофеи. Пеккала, однако, подозревал, что обещания Запада по оказанию помощи были большим блефом, и в этом его поддерживали Котилайнен и Паасикиви 42. Но на следующем заседании, которое началось утром 3 марта, атмосфера была уже иной. Давление со стороны Швеции и выраженное Гюнтером предположение, что никакого ответа от советского правительства не будет, повлияли на Таннера. Перед началом заседания он получил информацию от Верекера о том, что помощь войсками может поступить лишь в количестве 6 тыс. человек и только в апреле. Посланники западных держав и в дальнейшем не могли дать ответа на вопрос: каким образом войска смогут прибыть в Финляндию. Министр иностранных дел считал теперь, что никакой альтернативы больше нет. Он предложил отправить в Москву тот ответ, который одобрили еще 29 февраля 43. Большинство членов правительства хотело, однако, повременить, ожидая, не будет ли еще каких-либо известий из Москвы. Но сразу после заседания Таннер согласился с Рюти, Паасикиви и Вальденом, чтобы сообщить советскому правительству о готовности немедленно же принять советские требования при условии, если Выборг и Сортавала будут из них исключены. В разговоре по телефону Таннер попросил Гюнтера довести это до сведения Москвы 44.

На состоявшемся в тот же вечер очередном заседании Паасикиви предложил официально обратиться к Германии и попросить у нее дипломатической поддержки в Москве. Он, как и прежде, придерживался мнения, что она заинтересована в прекращении войны Финляндией и является единственной великой державой, имеющей влияние на советское правительство. Пеккала и Ниукканен поддержали это предложение. Таннер, напротив, довольно решительно отверг его. Он напомнил, что к Германии обращались уже дважды и безрезультатно. К тому же он считал неприемлемым двуличием искать поддержки у Германии и одновременно вести переговоры о помощи западных держав. Это могло привести к прекращению всякой помощи с их стороны. В конце концов решили не выходить на контакты с Германией 45.

Рюти и дальше был готов маневрировать, но признавал, что долго сидеть на двух стульях нельзя 46. 5 марта финнам надо было принимать решение, поскольку истекал крайний срок обращения Финляндии за помощью к западным державам. Ситуация на фронте стала очень опасной после того, как советские войска сумели закрепиться на западном берегу Выборгского залива. Маннергейм через Вальдена сообщал, что нужно быть готовыми к неприятным сюрпризам. Слишком малой и слишком поздней, по оценке маршала, могла оказаться помощь западных держав. Французы снова и снова обещали, но теперь эти обещания не возымели должного эффекта. Только Ханнула требовал официально обратиться за помощью к западным державам. Другие же объединились вокруг предложения Таннера принять в принципе условия советского правительства как исходную основу для мирных переговоров и идти на контакт с западными державами только в том случае, если Москва откажется от переговоров.

Был решено информировать Англию и Францию о том, что правительство стремится к миру с Советским Союзом и ожидает ответа из Москвы. Если ответ окажется неудовлетворительным, Финляндия формально обратится к западным державам за помощью. Одновременно была выражена просьба продолжать подготовку десанта. По инициативе Рюти решили предложить советскому правительству перемирие на время переговоров. Западные державы согласились отсрочить обращение с просьбой о помощи до 12 марта. Тем самым обе альтернативы оставались открытыми для финнов. 47

Москва не спешила давать ответ. Советские войска были близки к достижению решающего успеха в районе Выборгского залива. Но небольшая финская армия при одобрении симпатизировавшей ей западной печати, казалось, могла еще в течение месяца удерживать оборону. Тем не менее для оптимистических прогнозов уже не было никаких оснований. Молотов заверил шведов, что Советский Союз не боится интервенции западных держав. Из-за отсутствия первоисточников не представляется возможным подтвердить, имело ли место это утверждение. Во всяком случае советское руководство было хорошо осведомлено о стремлении Финляндии получить помощь с Запада. Финляндский зондаж, касавшийся отправки бомбардировщиков и формирования десантной армии, быстро стал известен в Москве. О нем поступали сведения из Парижа. Основываясь на них, народный комиссар обороны оценил численность экспедиционной армии в 50 тыс. человек, причем часть их, считал он, безусловно, оставят в Швеции для ее обороны. Разведывательная информация содержала утверждение, что Швеция и Норвегия не будут оказывать сопротивления англичанам и французам 48. Но через Коллонтай поступали иные данные. "Ханссон непреклонен как гранитный утес", – отметила она в своем дневнике 4 марта.

Поздним вечером 4 марта Молотов принял посланника Ассарссона. Ему было сказано, что советское правительство требует безоговорочной передачи Выборга, Выборгского залива и Сортавалы. Красная Армия намерена продолжать продвижение вперед. Если правительство Финляндии откажется принять выдвинутые условия, окончательное соглашение будет подписано с Куусиненом 49. Эта информация пришла в Хельсинки утром 5 марта, сразу после того, как правительство решило полностью принять советские условия. Передавая ответ Финляндии в Москву, шведское министерство иностранных дел вместе с тем выразило свою полную поддержку просьбе финской стороны о необходимости прекратить боевые действия.

Ночью 6 марта Молотов объявил Ассарссону: поскольку Финляндия теперь согласна с требованиями, предъявленными советским правительством, оно готово начать мирные переговоры. В качестве места для переговоров предлагалась Москва. Просьба об установлении перемирия была отвергнута. Когда Ассарссон спросил о причине, Молотов сослался на то, что приходится принимать во внимание соображение военных 50. В данном случае советское правительство стремилось вынудить Финляндию сделать, наконец, свой выбор. Перемирие дало бы Финляндии возможность и дальше маневрировать, рассчитывая на помощь западных держав. Давление на Финляндию продолжалось, пока она не подписала мирный договор. В телеграмме Главного военного совета Красной Армии, отправленной войскам, говорилось: "В результате успешного наступления на Карельском перешейке финны, понесшие большие потери, запросили мира. Мы… возможно, согласимся на ведение мирных переговоров, при этом понятно, что чем больше захватим в ближайшие дни территории противника, тем больше требований можем предъявить противнику" 51.

Путь в Москву, тем не менее, был открыт для финнов, и никто из членов правительства, за исключением Ханнулы, не захотел взять на себя ответственность за то, чтобы ворота к миру снова закрылись. Вопрос о персональном составе мирной делегации обсуждался еще на двух заседаниях. Единодушие было лишь в том, чтобы в нее входил Паасикиви. После того, как Котилайнен предложил в качестве главы делегации Рюти, мнения разделились, поскольку Ниукканен и некоторые другие считали, что премьер-министра нужно оставить дома. В итоге Рюти согласился ехать в Москву. В состав делегации вошел социал-демократ профессор В. Войонмаа, председатель парламентской комиссии по иностранным делам. Он был опытным человеком в решении подобных задач, и его фигура не вызывала ни восторга, ни возражений. Таннер отнесся с неодобрением к кандидатуре депутата парламента Р. Свенто, которого поддерживали Пеккала и Паасикиви. Пеккала предложил также избрать членами делегации депутатов от Аграрного союза для разделения ответственности, но не получил поддержки. Вальден дал согласие быть четвертым членом, несмотря на то, что Маннергейм проявил колебание в вопросе о включении в делегацию своего доверенного лица 52.

Таким образом, финская мирная делегация получилась достаточно авторитетной и к тому же политически представительной, что имело важное значение для мнения о ней как в Советском Союзе, так и в Финляндии. В нее вошли лучшие эксперты. Трое из ее членов – Паасикиви, Вальден и Войонмаа – представляли Финляндию на мирных переговорах в Тарту в 1920 г. Благодаря ее главе Рюти она была полномочна принимать решения. Делегация не получила инструкций как таковых. "Сначала вы выслушайте, выскажите возражения, а затем телеграфируйте сюда", – такова была установка Таннера. Вечером 6 марта члены делегации с тремя помощниками отправились через Стокгольм в Москву.

Начало переговоров

В Хельсинки ожидали, что направившиеся в дальний путь делегаты смогут вести переговоры на базе предварительно выдвинутых условий. Предполагалось, что Сталин сделает "жест", который даст возможность заключить договор с учетом позиции Финляндии. В случае же, если не удастся добиться приемлемых условий, они могли вернуться домой, после чего западные державы получат просьбу о помощи 53, которую они согласились ожидать до 12 марта. Тактика же Молотова на переговорах и быстрое ухудшение обстановки на фронте у побережья Выборгского залива не оправдали этих надежд, и не оставалось ничего другого, как подчиниться диктату.

Финны с начала переговоров испытали разочарование. Сталин не появлялся. Советскую делегацию возглавлял Молотов, в нее входили A.A. Жданов и в качестве военного советника комбриг A.M. Василевский. На переговорах осенью Сталин произвел хорошее впечатление на финнов своей деловитостью. Молотова и Жданова считали особенно враждебно настроенными по отношению к Финляндии. Такое представление о них было распространено довольно широко, и об этом знало советское руководство. Так, однажды, посол США в Москве заявил в доверительной беседе финской делегации, что Сталин никогда не хотел войны с Финляндией. Его подтолкнули на это военные круги Ленинграда, прежде всего A.A. Жданов и К.А. Мерецков, которые были уверены в том, что финнов можно победить за несколько дней 54. В воспоминаниях Василевского вместе с тем особо отмечается вклад Сталина в "решение финляндского вопроса". Это в первую очередь касается территориальных проблем. "После общих указаний И.В. Сталина мне под руководством В.М. Молотова и Б.М. Шапошникова, -писал Василевский, – пришлось готовить все предложения относительно новых границ, которые и выносились на обсуждение при переговорах"55.

Несомненно, именно Сталин сформулировал условия мира, а члены советской делегации являлись исполнителями его решений.

8 марта в начале первого заседания выступил Рюти с заранее подготовленной речью. Он напомнил об уроках истории, которые учат, что принудительный мир часто приводит к печальным последствиям. Советский Союз извлек бы только выгоду, если имел бы удовлетворенного соседа, желающего поддерживать добрые с ним отношения. Поэтому следует попытаться достигнуть такого решения, которое удовлетворило бы военные интересы Советского Союза, не создавая огорчения в сознании финнов. Выдвинутые же условия нанесут глубокую травму финскому народу.

Эти слова, конечно же, не возымели действия. Молотов объяснил, что Советский Союз не хотел этой войны. Причиной ее послужила враждебность финнов к СССР. Теперь долгом советского правительства стало позаботиться о безопасности Ленинграда. Затем он выдвинул ряд требований: Финляндия должна уступить п-ов Ханко с прилегающими к нему островами и, кроме того, порт Лаппохья, а также территории на юго-востоке за линией Виролахти-Вайниккала-Вяртсиля-Корписелка, на севере – восточную часть районов Куусамо и Салла и к тому же часть п-ва Рыбачий, который Финляндия получила по Тартускому мирному договору. Вместе с тем она обязывалась построить железную дорогу от Салла до Кемиярви и предоставить Советскому Союзу право прохода через свою территорию к шведской границе.

Условия оказались более жесткими, чем ожидали финны, исходя из полученной ими предварительной информации. Требования новой линии границы, предъявленные Молотовым Ассарссону 22 февраля, были неопределенными и отчасти противоречивыми. Тем не менее он ясно указал на то, что Советский Союз требует границ Петра Великого, о чем и было уведомлено финское правительство 56. Неожиданностью для финской делегации оказалось и то, что требования не ограничивались Выборгом и Сортавалой, а Финляндия, как выяснилось, лишалась всего побережья Ладожского озера. Новым было требование расширения уступаемой территории Ханко, а также передачи районов Куусамо и Салла. Эти районы, как объяснил Молотов, были важны для обеспечения безопасности Мурманской железной дороги. Дискуссия временами приобретала исключительную остроту. Молотов заявил, что условия должны быть приняты в представленном виде, в противном случае войну придется продолжить. Народный комиссар иностранных дел возложил всю вину за развязывание войны на Финляндию, и прежде всего на Таннера. Под аккомпанемент Жданова он обвинил финнов в том, что они предоставляют свою страну западным державам в качестве плацдарма для нападения на Советский Союз. Возражения финнов не произвели впечатления на Молотова. Первая встреча закончилась заявлением Рюти, что финской делегации необходимо изучить предъявленные, более тяжелые условия прежде, чем дать ответ 57.

Когда полный перечень условий советского правительства получили в Хельсинки, правительство и главнокомандующий заколебались. Даже Пеккала хотел повременить еще одну ночь до принятия решения по этому вопросу. Прибывший из Парижа полковник А. Паасонен привез обещание генерала Айронсайда направить в помощь 57 тыс. войск, из которых 15 500 могли прибыть в течение трех недель. Эти сведения и настойчивость в действиях Паасонена явно оказали влияние на главнокомандующего, который предложил обратиться за помощью к западным державам и продолжать вести мирные переговоры – на худой конец можно будет отказаться от помощи 58. Однако Таннер решительно отклонил идею двойной игры. Министр иностранных дел, который в отсутствие премьер-министра председательствовал в правительстве, был обеспокоен тем, что военная катастрофа может произойти в любой момент. После этого не было бы ни единого шанса ни на какие переговоры. "Мы должны смотреть правде в глаза", -сказал он. Во время заседания правительства 9 марта поздно ночью пришло сообщение из Ставки с оценкой сложившейся обстановки. Она была убийственной: фронт на перешейке не мог больше удерживаться. Основываясь на заявлении Ставки, Таннер склонил большинство правительства к тому, чтобы предоставить делегатам все полномочия для принятия условий мира, и это было в целом поддержано.

Ниукканен и Ханнула, тем не менее, опять требовали, чтобы западным державам немедленно была послана просьба о помощи. В нервозной обстановке Таннер обвинил их в утрате Выборга и Сортавалы, так как своим противодействием они задерживали подписание мирного договора 59. Уведомление о предоставлении делегации полномочий было отправлено из Хельсинки рано утром 10 марта. Немного позднее Таннер уточнил, что делегации разрешалось принимать и новые условия, если их нельзя было изменить 60.

Быстрое ухудшение обстановки на побережье Выборгского залива и угрожающая близость установленного западными державами срока -12 марта, потребовали от финнов принятия быстрых решений. Некоторую проблему представляла собой медлительность связи между Москвой и Хельсинки через Стокгольм. От отправления секретной телеграммы до ее приема и расшифровки проходило чуть ли не двенадцать часов. Между тем 10 марта состоялось второе заседание делегаций Финляндии и Советского Союза еще до поступления упомянутых выше указаний.

Рюти и его коллеги имели целью выяснить на этом заседании, с какими предложениями Советский Союз может согласиться. Они допускали также, что выдвинутые на первом заседании условия отражали скорее позицию военного руководства и не являлись последним словом Сталина. Они надеялись добиться уступок. Эти надежды, однако, были напрасны. Молотов категорически отверг утверждение финнов, согласно которым выдвинутые условия стали более жесткими, чем предварительные, предъявленные 22 февраля. Он повторил несколько раз, что переговоры будут прерваны, если сразу не последует согласие на предложенные условия. В этой связи он упомянул о существовании "народного правительства" Куусинена, что особо резануло слух финнов. Паасикиви стал вести речь о получении компенсации за передаваемую территорию. Он вспомнил о том, что Петр Великий заплатил Швеции большую компенсацию по Ништадскому миру 1721 г. Молотов ответил: "Пишите письмо Петру Великому. Если он прикажет, то мы заплатим компенсацию"61.

Финляндской делегации теперь стало ясно, что условия останутся жесткими. В Хельсинки была направлена телеграмма – их надо принимать, если есть намерение быстро достигнуть мира. 11 марта правительство решило уведомить делегацию о своей готовности пойти "в крайнем случае" на принятие условий. Оно, учитывая создавшееся на фронте положение, считало также,, что необходимо заключить перемирие 62.

Иностранные державы и московские переговоры

После того, как советское правительство ужесточило свои требования, Гюнтер, выступавший посредником, почувствовал, что попал в щекотливое положение. Шведы опасались, что Финляндия теперь отвергнет предлагаемые условия и обратится за помощью к западным державам. Таннер попросил Швецию обратиться к Москве, чтобы она смягчила условия. Ханссон, пригласивший к себе на беседу Коллонтай, поведал ей о том, что для Швеции возникла весьма сложная ситуация, поскольку переданные ею Финляндии условия оказались не окончательными. Полпред, ничего не знавшая о новых требованиях, готова была поддержать переполошившегося Ханссона, выражая сомнение относительно действий советского правительства, и посчитала, что возникает крайне тревожная обстановка. Премьер-министр также сказал, что Франция и Англия усилили давление и настаивают, чтобы Швеция изменила свою позицию в вопросе о транзите 63. Ассарссон получил в свою очередь указание предупредить советское правительство, что правительство Финляндии может, принимая во внимание настроения в стране, отказаться от подписания мирного договора. Финляндию поддерживало в этом общественное мнение скандинавских стран. Следует учитывать и позицию западных держав 64. 11 марта Молотов отклонил это предупреждение, ссылаясь на то, что Советский Союз настаивает на возвращении к границам, установленным Ништадским миром. Требования же, касающиеся Салла и Куусамо, вызваны необходимостью обеспечить безопасность Мурманской железной дороги. Он вновь заверил, что советское правительство намерено охранять дружеские отношения со Швецией и поддерживать ее в вопросе об Аландских островах 65.

Для Швеции советские требования, связанные с железнодорожными коммуникациями в направлении Салла, Куусамо и, прежде всего Кемиярви, были весьма неприятны по той причине, что их можно было рассматривать как стратегическую угрозу Северной Швеции 66. Тем не менее ужесточение требований не повлияло на шведскую политику. Цель ее оставалась прежней – склонить Финляндию к миру, даже на тяжелых условиях. В ответ на запрос, сделанный Таннером, шведское правительство 11 марта еще раз заявило об отказе западным державам в осуществлении транзита войск 67.

Немецкое правительство, проявляя осторожность, держалось в стороне от конфликта между Финляндией и Советским Союзом. В Финляндии питали надежду, что Германия выступит посредником на переговорах и повлияет на смягчение условий мира. Верили в то, что его заключение отвечает интересам Берлина, который, в свою очередь, имеет влияние на Москву. Вечером 2 марта депутат парламента коалиционер А. Хакцель, в прошлом министр иностранных дел, а еще ранее посланник в Москве, встречался с посланником Блюхером. Согласно его сведениям, это произошло по инициативе Паасикиви. Выступая как частное лицо, Хакцель доверительно сказал своему собеседнику о ведущихся переговорах между Финляндией и Советским Союзом, которые близки к завершению. Финляндии, однако, крайне тяжело отдавать Выборг и территорию северной части Приладожья. Он спросил, не может ли Германия использовать свое влияние в Москве, чтобы советское правительство отказалось от требования о передаче СССР этих территорий 68.

Так германское правительство впервые получило от финнов сведения о ведущихся переговорах. Не ранее 5 марта Молотов сказал послу Шуленбургу, что вскоре должны начаться мирные переговоры с правительством Хельсинки и объявил мирные условия Советского Союза, которые назвал "минимальными" 69. Блюхер со своей стороны еще раньше побуждал Берлин обдумать возможность вмешательства в переговоры, указывая на экономическое значение для Германии Выборга и Кякисалми. В германском МИДе эта идея, как видно, привлекла внимание. В подготовленной для доклада Риббентропу памятной записке предлагалось, чтобы Шуленбург заявил в Москве, что Германия приветствовала бы мирные переговоры, и сообщил советскому правительству о подготовке Англией и Францией войск для отправки в Финляндию70. Однако Риббентроп решил не спешить 71. Позднее Шуленбург получил указание заявить в Москве, что Германия рассматривает заключенный ею договор с Советским Союзом как основу для того, чтобы находиться на стороне СССР в конфликте между Финляндией и Россией, и что по этой причине она уклоняется от предлагаемого ей посредничества. Тем более она не видит какого-либо желания со стороны советского правительства к такому посредничеству. Получив 11 марта такое заявление, Молотов констатировал, что в сообщении посла точно отражена суть дела 72.

Безрезультатно закончились другие неофициальные попытки Финляндии получить дипломатическую поддержку Германии. Шведский разведчик С. Хедин, известный своими связями в нацистской верхушке, 4 марта посетил Гитлера и вел с ним разговор о возможности мирного посредничества Германии в войне между Финляндией и СССР. Гитлер категорически отказался от этой идеи. Финляндия де неприязненно отнеслась к Германии и к ее закулисным переговорам со Сталиным. Подчеркнув, что Сталин не хотел войны, фюрер сказал: "Его требования являлись естественными и умеренными. Вопрос стоит о территории, которая прежде принадлежала русским. Он просит лишь небольшую часть этой территории". Судьба Финляндии теперь определена, продолжал он, и в этом она может винить только себя 73. Известие о содержании этой беседы было получено в Хельсинки три дня спустя 74. Несколько позже в Берлине появился экс-президент П. Свинхувуд. Поездка носила частный характер, но была предпринята с согласия Рюти. Никто из германских руководящих лиц не принял Свинхувуда. Ему предоставили возможность переговорить только с госсекретарем Вайцзеккером. Разочарованный и униженный старый друг Германии отправился в Рим 75.

Германское руководство стремилось и дальше уклоняться в финляндских делах от всего, что могло бы вызвать раздражение или подозрение в Москве. Поэтому ни о каких посреднических действиях вопрос реально не стоял. Германия вела смертельную борьбу с Англией и Францией и заботилась в это время прежде всего о дружественных отношениях с Советским Союзом 76. Финны получали из Берлина лишь советы заключить мир. Иногда в этих дружественных советах говорилось, что позднее Финляндия сможет получить утраченное обратно 77. Такого рода утешения были, видимо, рассчитаны на то, чтобы связать будущее Финляндии с интересами Германии 78.

Соединенные Штаты были готовы оказать Финляндии дипломатическую поддержку. 4 марта Таннер через посланника X. Шоенфельда сделал запрос по этому поводу 79. Тремя днями спустя он вновь попросил Соединенные Штаты побудить советское правительство пойти на умеренные требования 80. Госсекретарь К. Хэлл тем временем уже начал действовать. Получив сведения о том, что финляндская делегация направилась в Москву, он поставил задачу послу США Л. Штейнгардту встретиться как можно быстрее с Молотовым. Ему поручалось сообщить советскому правительству, что у США нет намерения вмешиваться в мирные переговоры между Финляндией и СССР. Вместе с тем, отмечал Хэлл, на американское общественное мнение произвело бы исключительно хорошее впечатление, если бы Советский Союз проявил великодушие по отношению к Финляндии 81.

Для советского руководства в той международной обстановке, естественно, было важно поддерживать хорошие отношения с Соединенными Штатами. Поэтому Молотов принял Штейнгардта с подчеркнутым радушием, поблагодарив президента Рузвельта и правительство США за оказанное внимание к восстановлению мира между Финляндией и Советским Союзом. Он изложил также основные положения мирных условий. Штейнгардт прежде всего подчеркнул, что американское общественное мнение не поддержит "назначенного" СССР правительства Финляндии. Он пытался выяснить, намерена ли или нет Москва осуществлять в этом вопросе диктат. Молотов объяснил, что финны будут свободны сами выбирать свое правительство. Советский Союз не проявляет к этому интереса 82.

Во время мирных переговоров финская делегация в Москве поддерживала контакт с Ассарссоном и Штейнгардтом. Посол США хотел предоставить свою официальную резиденцию в распоряжение финской делегации, но Хэлл посоветовал ему проявить осторожность, так как столь открытая поддержка финнов может вызвать у русских раздражение 83. Через посланника Соединенных Штатов в Стокгольме финны получили информацию, что Рузвельт считает предложенные мирные условия очень суровыми. Президент готов был проявить понимание, если Финляндия не сможет принять их. Тем не менее Штейнгардт рекомендовал финнам заключить мирный договор 84. Позднее премьер-министр Рюти передал через Шоенфельда благодарность правительству Соединенных Штатов за проявленную поддержку во время московских переговоров, чей демарш перед первой встречей делегаций заставил советское правительство отказаться от требования относительно договора о взаимопомощи 85.

Западные державы, и особенно Франция, все еще считали важной отправку экспедиционных сил в Скандинавию. Прежде всего ставилась задача оккупировать железорудный район Лапландии до того, как Балтийское море освободится от льда, что позволит нанести удар немцам в этом направлении. Франция была готова обещать Финляндии щедрую помощь, не считаясь с реальными возможностями. Премьер-министр Даладье предостерегал финнов о вероломстве Советского Союза: проявив готовность пойти на переговоры в условиях угрозы интервенции союзников, СССР позднее разгромит Финляндию. Если же Финляндия сейчас не обратится официально за помощью к западным державам, они не смогут даже в малейшей степени гарантировать возвращение ей после войны утраченных территорий 86. В британском правительстве и военном руководстве весьма противоречиво судили о целесообразности отправки десантных войск. Было неизвестно, как поведут себя Норвегия и Швеция в случае прибытия англо-французских войск. Финляндия задерживала свое обращение к западным союзникам с просьбой о помощи, что было вызвано колебанием самого финского правительства. В итоге вечером 12 марта военный кабинет пришел к заключению, что войска на побережье Норвегии следует высадить 20 марта, поскольку вероятность просьбы Финляндии о помощи очевидна. Правительство Н. Чемберлена, опасаясь неблагоприятной реакции общественного мнения за рубежом и внутри страны, находясь под давлением французского правительства, не решилось идти на риск краха Финляндии, оставленной в одиночестве 87. Рюти пытался использовать обещание западных держав о помощи для улучшения финских позиций на переговорах. Он дал указание из Москвы поставить в известность полпреда Коллонтай, что западные державы настойчиво предлагают свою помощь, но Финляндия пока еще ее не приняла 88. Советская разведка была хорошо осведомлена о военных приготовлениях западных держав. Она располагала сведениями о намерении союзников ввести войска только в Северную Финляндию, недосягаемую для немецких войск в условиях покрытого льдом водного пространства

Финляндия подчиняется требованиям

Пока шли переговоры в Москве, положение финских частей на фронте быстро ухудшалось. Советские войска успешно наступали в направлении Выборгского залива и Вуосалми, и практически все финские резервы были введены в сражение. Сообщение Паасонена заставило Маннергейма еще раз обдумать вопрос об обращении за помощью к западным державам, что могло улучшить положение Финляндии на переговорах. Точка зрения главнокомандующего стала известна находившейся в Москве делегации 90. Но когда маршал получил донесения фронтовых командиров, он вновь изменил свое мнение и согласился с тем, что мир должен быть заключен до того, как фронт развалится 91. Членам финской делегации телеграфировали, что продолжение войны приведет к новым территориальным потерям, а помощь западных держав вовремя не успеет 92.

Из-за противоречивости оценок ситуации, поступавших из Хельсинки, у финской делегации в Москве возникли сомнения. По свидетельству Рюти, Паасикиви и Войонмаа, складывалось такое мнение, что переговоры следует прервать, а их участникам возвратиться в Хельсинки, чтобы представить договор на одобрение парламента. В обоснование его делалась ссылка на информацию Паасонена о помощи Запада. Ранее сложившиеся в Хельсинки взгляды на заключение мира опять заколебались. Рюти был, однако, против этого, указывая на критическую ситуацию и огромные потери на фронте. Получив сведения, согласно которым советское военное руководство выступало за продолжение войны до полной победы, он не хотел потерять шанс заключить мир. Вальден поддержал точку зрения Рюти, который, будучи премьер-министром и главой делегации, разрешил возникшую проблему 93. Возможно, на это повлияло и то, что перед третьим заседанием в Москве финская делегация получила сведения о пессимистической оценке Маннергеймом сложившейся обстановки.

О возникших у финской стороны противоречиях стало известно Москве. Возвращение финской делегации в Хельсинки для принятия решения считалось весьма вероятным 94. Но 11 марта на третьем заседании делегаций Рюти заявил, что финны готовы в основном принять советские условия. Он лишь предложил незначительные изменения намеченных границ, обосновывая это экономическими причинами. Предложение оставить Финляндии Сайменский канал как своеобразный коридор, также перевалочный пункт в Уурас Молотов отверг, посоветовав финнам экспортировать свои пиломатериалы через порт Котка. Вместе с тем он согласился рассмотреть финские предложения относительно Энсо и Вяртисиля на следующем заседании. Во время детального рассмотрения текста договора финны добились лишь минимальных уступок, которые касались, в частности, повышения платы за использование аренды п-ва Ханко и сроков эвакуации населения с этой территории. 12 марта финское правительство утвердило полномочия делегации для подписания договора. Ниукканен и Ханнула объявили в этой связи о своей отставке 95.

Западные державы до последнего момента продолжали оказывать давление на Финляндию, чтобы воспрепятствовать заключению мира. Поверенный в делах Франции тщетно старался войти в контакт с членами финской делегации в Москве, чтобы передать им новые предложения о помощи 96. Даладье уверял Холма, что Франция будет действовать "в мгновение ока", получив просьбу о помощи 97. Вечером 12 марта английский посол прибыл к Таннеру домой, заверяя его от имени правительства, что западные державы не откажутся от своего плана, даже если Швеция и Норвегия не разрешат транзит войск через свою территорию. Таннер, телеграфируя об этом делегации на переговорах, осведомился, можно ли рассчитывать на заключение мира или следует обратиться за помощью к союзникам 98. В то время, когда посылалась эта телеграмма, решение было уже принято. Мирный договор между Финляндией и Советским Союзом в 2 часа ночи 13 марта был подписан. В тот день в 11.00 (по финскому времени) он вступал в силу. Одновременно прекращались боевые действия.

Решение подчиниться тяжелым условиям мира вместо обращения за помощью к западным державам было, возможно, наиболее трудным и к тому же одним из самых далеко идущих по своим последствиям выбором, который пришлось делать Финляндии во время второй мировой войны. Осмысливая весь ее ход, можно сказать, что он являлся вместе с тем и важнейшим решением. Помощь западных держав Финляндии позволила бы им превратить Скандинавию в театр военных действий и столкнуть Германию и Советский Союз. В этом случае вторая мировая война уже на ранней стадии развивалась бы совершенно в ином направлении, чем на самом деле.

Мнения в правительстве в связи с подписанным договором разделялись. Наиболее настойчивыми сторонниками принятия помощи Запада были аграрии: Ниукканен и Ханнула – в правительстве, Кекконен – в парламентской комиссии по иностранным делам. Президент Каллио также твердо стоял за это и склонился к заключению мира только под воздействием ситуации на фронте. Министры от Шведской народной партии – Седерхьельм и Борн неохотно склонились к принятию мирного договора и долго обдумывали возможность принятия предложений западных держав. Наиболее последовательную позицию за заключение мира занимали социал-демократы, прежде всего Таннер, Пеккала и практически вся их парламентская фракция, а также входившие в правительство Паасикиви, Котилайнен и Фиандт. Социал-демократы Саловаара и Фагерхольм долго не склонялись к заключению мира на выдвинутых условиях, тогда как аграрии Койвисто и Хейккинен поддержали мирный договор.

Для всех финнов это было нелегким делом. Жесткость советских условий, неопределенность обещаний относительно помощи западных держав и, наконец, тяжелое положение на фронте привели к тому, что на каком-то этапе почти все заколебались между принятием условий мирного договора и обращением за поддержкой к Западу. Фактически только Ханнула придерживался несгибаемой линии, требуя продолжения войны с помощью западных держав.

В финских исследованиях получило распространение представление о Таннере, как о приверженце курса на достижение мира, который де, опираясь на поддержку Рюти, Паасикиви и главнокомандующего, достиг цели 99. Это в общем так и было. Но временами жесткость выдвинутых условий вызывала и у Таннера сомнение в правильности избранного им пути. Яснее всего это проявилось на заседании правительства)марта, когда по инициативе Таннера решили отложить ответ Советскому Союзу, чтобы можно было прояснить новые предложения Запада о помощи. Рюти, конечно, понимал, что поддержка западных держав недостаточна, но он стремился до самого последнего момента маневрировать, чтобы улучшить финские позиции на переговорах. То же самое можно сказать и о Маннергейме, который менял несколько раз свое мнение, но в итоге положение на фронте и неуверенность в эффективности помощи Запада сделали его сторонником достижения мира. Не отвергал помощи Запада и Паасикиви, хотя и весьма в ней сомневался 100.

Противники подписания мирного договора объясняли свою позицию прежде всего жесткостью советских условий. Они были уверены, что цели Советского Союза простирались далее к контролю над всей Финляндией. По их мнению, согласие с предъявленными условиями может полностью поставить ее в зависимость от Советского Союза, превратит в неспособный защищаться протекторат и оставит без союзников. "К России всегда нужно относиться с подозрением", – сказал Ниукканен. Они испытывали отвращение к Германии, нацизму и возлагали надежды на западные державы, веря, что те выйдут победителями в мировой войне. Тогда Финляндия получила бы возможность участвовать в мирной конференции наряду с победителями. Ниукканен и Ханнула были готовы продолжать борьбу, даже рискуя потерпеть поражение, считали в противовес военному руководству, что Финляндия способна продолжать борьбу. Они до конца упорствовали, утверждая, что армия не разгромлена и есть возможность сопротивляться еще длительное время, а изменения в общей обстановке могут принести Финляндии спасение.

Кекконен также принадлежал к числу тех, кто выступал против заключения мира на выдвинутых Москвой условиях, и требовал принятия помощи западных держав. Отстаивая эту позицию, он вел борьбу в комиссии по иностранным делам парламента и в парламентской фракции Аграрного союза, стремился повлиять непосредственно и на президента. Осенью 1939 г. Кекконен выступал против уступок советскому правительству, воспринимая выдвинутые им условия как неимоверно тяжелые. Кекконен был убежден, что мир на предъявляемых условиях означал капитуляцию и полную зависимость Финляндии от Советского Союза. Он не располагал сведениями о реально сложившемся положении и поэтому заметно переоценивал значение помощи западных держав так же, как и возможность удержать фронт. Свою роль сыграла и чисто человеческая позиция. Он, как и другие депутаты от Выборгской губернии, испытывал боль в связи с утратой тех территорий, где проживали его избиратели 101.

Сторонники установления мира указывали на то, что Финляндии не удастся долго держать оборону без эффективной иностранной поддержки. Они также понимали, что помощь, обещанная западными державами, не может разрешить ситуацию. Мир должен был быть достигнут, пока Финляндия имела возможность вести переговоры, т.е. до того, как развалится фронт. Они опасались, что принятие помощи западных держав вовлечет ее в мировую войну и вынудит сражаться на стороне стран Запада до ее окончания, что ей явно не под силу. Таннер удерживал в поле зрения прежде всего отношения со Швецией, считая, что сохранение ею нейтралитета отвечает и интересам Финляндии. По его мнению, достигнутые при посредничестве Швеции мир и оборонительный союз с нею позволили бы Финляндии проводить внешнюю политику, сориентированную на северные страны. Паасикиви обращал свой взор на Германию, считая, что продолжение войны не соответствует ее интересам. Во всяком случае он желал избежать такой ситуации, когда Финляндии пришлось бы помимо Советского Союза противостоять еще и Германии. Таннер и, особенно, Рюти не хотели отказываться от использования западной карты до того, как решится возможность о заключении мира. Разрыв отношений с западными державами означал, что Финляндия оставалась бы в одиночестве.

В итоге решающим фактором явилось стремление ценою утраты территории спасти армию от разгрома. Было ясно, что война в будущем продолжится. Если армия сохранит боеспособность, в изменившейся обстановке можно будет вернуть то, что потеряно. Если же армию уничтожат, будет потеряно все. "Лучше сохранить армию боеспособной, а страну спасти от уничтожения для того, чтобы в случае удачного развития событий мы оказались бы в таком состоянии, что сами по себе представляли нечто весомое", – сказал Рюти 28 февраля. – Лучше начать освобождение страны от Выборга, чем от Торнио". Подобное мнение выражали в разной связи и некоторые другие члены правительства. Таннер, конечно, предостерегал от подобных публичных высказываний, но соглашался с таким мнением 102. Паасикиви надеялся, что Финляндия на мирной конференции сможет получить обратно потерянные территории, если союзники победят 103. Эту надежду разделяли многие, что как-то облегчало примирение с неизбежностью.

Решения о достижении мира принимались в относительно узком кругу. О советских условиях правительство информировало парламентскую комиссию по иностранным делам и фракции парламента. Вместе с тем общественное мнение начали готовить к предстоящему тяжелому миру уже с того времени, когда члены финской делегации отправились в Москву. Еще в феврале Паасикиви обратил внимание на то, что большая часть людей верила в успешное ведение боевых действий и по этой причине известие о таком мире было для них жестоким разочарованием. Поэтому, считал он, правительству следует в любом случае взять на себя ответственность 104. Другие министры: социал-демократы, представители Шведской народной партии, и особенно аграрии, были наиболее чувствительными к общественному мнению. Позиция Аграрного союза оказалась под влиянием значительной части карел, находившихся в руководстве партии и в избирательных округах. Таннер боялся "удара кинжалом в спину", если социал-демократов станут обвинять в заключении мира.

Учитывая общественное мнение, политики хотели, чтобы военное руководство, прежде всего Маннергейм, взяли на себя часть ответственности. По той же причине едва ли не в самый последний час от Швеции ожидался официальный ответ за запрос относительно транзита, хотя ее позиция для финских руководящих деятелей была абсолютно ясной. Поэтому Таннер в своей речи по радио 13 марта охарактеризовал обещанную западными державами помощь как "эффективную в любом случае" (что на самом деле не соответствовало его взгляду) и осудил Швецию и Норвегию за то, что Финляндия так и не смогла ее получить 105. Приказ Маннергейма, в котором констатировалась недостаточность имеющихся в стране сил и критиковались западные соседи "за заботу о собственных интересах", помог правительству объяснить свое решение и избежать упреков в свой адрес.

15 марта парламент одобрил мирный договор. В ходе дискуссии правительство подверглось критике преимущественно со стороны крайне правых. Его обвинили в том, что оно поставило парламент перед свершившимся фактом и даже нарушило конституцию, подписав мирный договор без согласия парламента. С чисто формальной точки зрения это имело место 106. Рюти, защищая правительство, разъяснил, что необходимо было как можно быстрее прекратить кровопролитие. С критикой выступили также председатель аграриев Кекконен и член Шведской народной партии Эстландер. Они даже предложили отвергнуть договор. Его, однако, утвердили 145 голосами против 3. Отсутствовали 42 депутата, многие из них представляли Карелию. Голосовать за мирные условия было выше их сил, хотя здравый смысл подсказывал, что альтернативы нет 107.

В СССР заключенный с Финляндией мирный договор одобрили в узких кругах без какого-либо широкого обсуждения. Большинство населения Советского Союза приветствовало окончание войны и заключение мира 108. 13 марта Молотов отправил Коллонтай телеграмму: "Мирный договор с Финляндией подписан и опубликован. Ввиду Ваших больших заслуг во всем этом деле горячо поздравляю Вас с этим новым международным успехом Советского Союза"109.

1 Jagerskiold S. Talvisodan ylipaallikko. Sotamarsalkka Gustav Mannerheim, 1939-1941. Keuruu, 1976. S. 152-154; Haikio M. Maaliskuusta maaliskuuhun. Suomi Englannin politiikassa, 1939-1940. Porvoo, 1976. S. 147-148; Mannerheim G. Muistelmat. Hels., 1952. Osa II. S. 253-254; Tanner V. Olin ulkoministerina talvisodan aikana. Hels., 1951. S. 273-275.

2 Kansallisarkisto. Rytin kokoelma. Rytin paivakirja. 23.2.1940. (Далее: КА).

3 Ibid. Tudeerin kokoelma. 1. Muistiinpanoja hallituksen ulkoasiainvaliokunnan kokouksesta. 23.2.1940. Paasikiven paivakirja. 23.2.1940; Tanner V. Op. cit. S. 275-277.

4 Ulkoasiainministerion arkisto. 109G1. Cunter Erkolle 24.1.1940. 109B6. Erkko Tannerille 24.2.1940. (Далее: UM); Calgren W. Swensk utrikespolitik, 1939-1945. Stockholm, 1973. S. 106-108; Tanner V. Op. cit. S. 277-278; Wahlback K. Veljeys veitsenteralla. Suomen kysymys Ruotsin politiikassa, 1937-1940. Porvoo, 1968. S. 366-369.

5 UM. 109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 25.2.1940; KA. Kallion kokoelma. Kallion muistiinpanot 25.2.1940. Paasikiven paivakirja. 25.2.1940. Tannerin kokoelma 1. Fagerholm Tannerille 26.2.1940; Tanner V. Op. cit. S. 282-285.

6 Utenriksdepartementet. Oslo. HP 1. АF106. Sahlin Soderblomille 26.2.1940. (Далее: UD).

7 Ibid. HP1. Af Bihang. Hanssonin muistiinpano 28.2.1940. Tannerin selostus keskustelustaan Hanssonin kanssa, muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 28.2.1940; Paavolainen J. Vaino Tanner-patriootti. Elamankerta vuosilta, 1937-1966. Hels., 1989. S. 126-127; Tanner V. Op. cit. S. 288-295.

8 Коллонтай А. "Семь выстрелов" зимой 1939 года // Международная жизнь. 1989. № 12. С. 210.

9 UD. HP1 Af Bihang. S. 12.

10 KA. Tannerin selostus valtioneuvoston istunnossa 28.2.1940; Коллонтай А. Указ. соч. С. 212; Tanner V. Op. cit. S. 296.

11 Сиполс В.Я. Тайные документы "странной войны" // Новая и новейшая история. 1993. №2. С. 118.

12 Российский государственный военный архив. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1302. Л. 79. Сообщение Л. Берия в наркомат обороны 29.2.1940 г. (Далее: РГВА).

13 Российский государственный архив Военно-Морского Флота. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 768. Бюллетень иностранной прессы. 29.2.1940. (Далее: РГАВМФ).

14 Коллонтай А. Указ. соч. С. 212.

15 Донгаров А. Предъявлялся ли Финляндии ультиматум? // Воен.-ист. журн. 1990. № 3. С. 44; UD. НР1 Af. Bihang. S. 15; Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 059а. Л. 47. (Далее: АВП РФ).

I6 UD. HP 1. Af 106. Assarsson Guntherille 25.2.1940.

17 Ibid. Assarsson Guntherille 27.2.1940. Soderblomille 26.2.1940.

18 UD. HP 1. Af. Bihang. S. 15; АВП РФ. Ф. 059а. Л. 49-51.

19 UD. HP 1. Af 106. Assarsson Guntherille 27.2.1940.

20 Ibid. Assarsson Soderblomille 29.2.1940.

21 UM. 109 B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 28.2.1940.

22 Ibid.; KA. Kallion kokoelma. Kallion muistiinpanot 28.2.1940.

23 UM. 109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 29.2.1940; Fagerholm K.A. Puhemiehen aani. Hels., 1977. S. 125-126; JaherskioldS.Op. cit. S. 170-171;Soikkanen H. Kohti kansanvaltaa, 1937-1944. Joensuu, 1987. Osa II. S. 128; Mannerheim G. Op. cit. S. 256.

24 Paasikivi J.K. Toimintani Moskovassa ja Suomessa, 1939-1941; Porvoo; Hels., 1958. S. 161-162; Soikkanen H. Op. cit. S. 129-130; Soikkanen H. Sota-ajan valtioneuvoston historia, 1917-1966. Hels., 1977. Osa 2. S. 40-41; Tanner V. Op. cit. S. 308-309.

25 UM. 109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 29.2.1940; KA. Kallion muistiinpanot 29.2.1940.

26 JagerskioldS. Op. cit. S. 168.

27 Nevakivi J. Apu, jota ei pyydetty. Hels., 1972. S. 150-168; Nevakivi J. Euroopan suurvallat ja suomen talvisota. Hels., 1987. S. 58-64.

28 Nevakivi J. Apu, jota ei pyydetty. S. 151.

29 Munch-Petersen T. The Strategy of Phoney War. Britain, Sweden and the Iron Question, 1939-1940. Stockholm, 1981. S. 137-138.

30 Ibid. S. 141-142.

31 KA. Tannerin kokoelma. Pariisin-lahetyston sahke 259/1.3.1940, Lontoon-lahetyston sahke 666/1.3.1940, muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 1.3.1940; Haikio M. Op. cit. S. 150-151; Nevakivi J. Apu, jota ei pyydetty. S. 227-231; Tanner V. Op. cit S. 310-311.

32 KA. Tannerin kokoelma 27. Ulkoasiainministerion sahke Erkolle 1.3.1940; Pakaslahti A. Talvisodan poliittinen naytelma. Porvoo; Hels., 1970. S. 263; Tanner V. Op. cit. S. 311.

33 UM. 109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 1.3.1940, C/51/Ulkoasiainministerion sahke. 1.3.1940 Lontoon ja Pariisin lahetystoille; Paasikiven paivakirja 1.3.1940; Paasikivi J.K. Op. cit. S. 162-163; Pakaslahti A. Op. cit. S. 265; Tanner V. Op. cit. S. 312-314.

34 UM. 109. B6. Tukholman-lahetyston sahkeet 158 ja 160; UM. 109 Gl. Erkko Tannerille 1.3.1940; UD. HP 1 Af Bihang. S. 16-17; Коллонтай А. Указ. соч. С. 213.

35 UD. HP 1. Af Bihang. S. 18; UD. 35g2 VIII Kohtin muistiinpano 2.3.1940; Carlgen W. Op. cit. S. 114; Munch-Petersen T. Op. cit. S. 161.

36 Munch-Petersen T. Op. cit. S. 155.

37 UM 109 Gl. Erkko Tannerille 1.3 ja 2.3.1940; UD. HP. 1 Af. S. 18; Tanner V. Op. cit. S. 321.

38 Tanner V. Op. cit. S. 321-328.

39 UD. 35g2 VIII. Norjan Hallituksen vastaus Britannian noottiin; UD. HP 1 Af. Bihang. S. 19; Carlgren W. Op. cit. S. 116; Arbeiderbladet. 1950. 28.11; Munch-Petersen T. Op. cit. S. 161.

40 KA. Tannerin kokoelma 27. Pariisin-lahetyston sahke 1.3.1940 ja 2.3.1940, Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 2.3.1940; Munch-Petersen T. Op. sit. S. 156-157; Nevakivi.1. Op. cit. S. 240-242.

41 KA. Tannerin kokoelma 27, Gripenbergin ja Enckellin sahke 3.3.1940, Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 3.3.1940; Tanner V. Op. cit. S. 321-322.

42 UM. 109 В6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 2.3.1940.

43 Ibid. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 3.3.1940 klo 11, Paasikiven paivakirja 3.3.1940; Tanner V. Op. cit. S. 319-323.

44 UD. НР1АП06. Soderblomin puhelinsanoma Sahlinille 3.3.1940 liitteena Sahlinin kirjeeseen Soderblomille 4.3.1940; Tanner V. Op. cit S. 326-328.

45 UM. 109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 3.3.1940 klo 18; KA. Kallion kokoelma. Kallion muistiinpanot 3.3.1940, Paasikiven paivakirja 3.3.1940; Tanner V. Op. cit. S. 326-328.

46 Pakaslahti J.K. Op. cit. S. 266-268.

47 Munch-Petersen T. Op. cit. S. 163-173.

48 РГВА. Ф. 33987. On. 1302. Л. 82-86. Информация Л. Берия наркомату обороны 7.3.1940 г.

49 UD. HPI Af Bihang. S. 19-20; UD. HP. 1 Af 106. Assarsson Guntherille 4.3.1940; АВП РФ Ф. 059а. Л. 60.

50 UM. 109В6. Erkko ulkoasiainministeriolle sahke 5.3.1940; UD. HP1 Af. Bihang. S. 51-52; UD. НР1АП06. Assarssonin sahkeet 22 ja 23/6.3.1940; АВП РФ. Ф. 06. On. 2. Д. 318. Л. 32. Памятная записка о беседе Молотова с Ассарссоном 5-6.3.1940; Донгаров А.Г. Указ. соч. С. 44.

51 РГВА. Ф. 33977. Оп. 1. Д. 391. Л. 37. Телеграмма Главного военного совета 11.3.1940.

52 UM.109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 6.3.1940 klo 11 ja klo 15.

53 Ibid. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 5.3.ja 6.3.1940 klo 11.

54 РГВА. Ф. 33987. On. 1301. Л. 103-104. Информация Л. Берия наркомату обороны 11.3.1940.

55 Василевский A.M. Дело всей жизни. М., 1973. С. 103.

56 UM.109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 28.2.1940; UM. 109 Gl. Erkko Tannerille 24.2.1940.

57 АВП РФ. Ф. 06. On. 2. Д. 318. Л. 25; Paasikivi J.K. Op. cit. S. 177-183; UM 109B6. Poytakirjat rauhanneuvotteluista 1940.

58 Nevakivi J. Op. cit. S. 249-252.

59 UM. 109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 9.3.1940, klo 17 ja klo 22; Tanner V. Op. cit. S. 357-365; Pakaslahti J.K. Op. cit. S. 278-279.

60 KA. Tanner kokoelma 27. Tannerin sahkeet rauhanvaltuuskunnalle 10.3.1940.

61 АВП РФ. Ф. 06. On. 2. Д. 318. Л. 25; Paasikivi J.K. Op. cit. S. 184-186.

62 UM. 109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 11.3.1940.

63 Коллонтай А. Указ. соч. 214-215.

64 UD. НР1АП06. Ulkoasiaindepartementin sahkeet Moskovan lahetystolle 10.3.1940; Carlgren W. Op. cit. S. 121-123.

65 UD. НР1АП07. Moskovan lahetyston sahke 11.3.1940.

66 Munch-Petersen Т. Op. cit. S. 164.

67 UD.HPl.Afl07. Ulkoasiaindepartementin sahke Helsingin-lahetystolle 11.3.1940.

68 Akten zur deutschen auswartigen Politik, 1918-1945. Ser. D. Vol. VIII. S. 651. (Далее: ADAP); KA. Auswartiges Amt, Buro Staatssekr. В 19/3511.

69 ADAP. Ser. D. Vol. VIII. S. 664.

70 KA. Auswartiges Amt. Buro Staatssekr. В19/3508. Auswartiges Amtin muistiinpano zu Telegramm Nr. 94 aus Helsinki, 3.3.1940.

71 Documents of German foreign Policy. Ser. D. Vol. VIII. Wash., 1954. P. 849.

72 KA. Auswartiges Amt, Buro Staatssekr. В 19/3515. Ribbentrop Moskovan-suurlahetystolle sahke 434/7.3.1940; Peltovuori R.O. Saksa ja Suomen talvisota. Hels., 1975. S. 95.

73 UD. НР1АП06. Rohert Bohemanille 4.3.1940; ADAP. Ser. D. Vol. VIII. S. 862;

Hedin S. Utan uppdrag i Berlin. Stockholm, 1949. S. 88-93.

74 KA. Tannerin kokoelma 27. Tukholman lahetyston sahke 7.3.1940.

75 Juva E.W. P.E. Svinhufvud, 1917-1944. Porvoo, 1961, Osa II, S. 647-649; Peltovuori R.O. Op. cit. S. 62.

76 Uberschar G. Hitler und Finnland, 1939-1941. Wisbaden, 1978. S. 138-140.

77 Menger M. Deutschland und Finnland im zweiten Weltkrieg. В., 1988. S. 66-67; Wuorimaa A. Lahettilaana Hitlerin Saksassa. Hels., 1967. S. 138-140.

78 Menger M. Op. cit. S. 67.

79 Foreign Relations of the United States. Diplomatie Papers. 1940. Vol. 1. Wash., 1958. P. 296. Schoenfeld Hullille 4.3.1940. (Далее: FRUS).

80 Ibid. P. 299-300. Schoenfeld Hullille 7.3.1940.

81 Ibid. P. 300-301. Hull Stenhardtille 7.3.1940.

82 Ibid. P. 305-306. Stenhardt Hullille 8.3.1940.

83 Ibid. P. 302. Hull Stenhardtille 8.3.1940.

84 UM.109B6. Rauhanvaltuuskunnan sahke 10.3.1940, Tukholman lahetyston sahke. 10.3.1940.

85 FRUS. 1940. Vol. 1. P. 322-323. Schoenfeld Hullille 28.3.1940.

86 UM. I09B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 8.3.1940.

87 Munch-Petersen T. Op. cit. S. 176-181.

88 UM.109B6. Rauhanvaltuuskunnan sahke 10.3.1940.

89 РГВА. Ф. 33987. On. 1302. Л. 93-94. Информация Л. Берия наркомату обороны 11.3.1940.

90 KA. Tannerin kokoelma 27. Mannerheim Tannerille 8.3.1940; Tanner V. Op. cit. S. 353-354; Paasikivi J.K. Op. cit. S. 184; Pakaslahti A. Op. cit. 276.

91 UM. 109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 9.3.1940; Tanner V. Op. cit. S. 368.

92 UM. 109B6. Salasahkeet rauhanvaltuuskunnalle 10.3.1940.

93 KA. Rytin kokoelma 10. Rytin muistiinpanoja. S. 127; Blucher W. Suomen kohtalonaikoja. Muistelmia vuosilta, 1935-1944. Porvoo, 1950. S. 188; Nevakivi J. Op. cit.S. 252; Polvinen T. J.K. Paasikivi. Valtiomiehen elamantyo, 1939-1944. Juva, 1995. Osa 3.S. 137.

94 РГАВМФ. Ф. P-92. On. 2. Д. 769. Л. 51. Бюллетень иностранной прессы. 12.3.1940.

95 UM. 109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 12.3.1940.

96 FRUS. 1940. Vol. 1. P. 306-307. Stenhardt Hullille 9.3.1940.

97 KA. Tannerin kokoelma 27. Pariisin-lahetyston sahke 11 ja 12.3.1940.

98 KA. Tannerin kokoelma 27. Salasahkeet rauhanvaltuuskunnalle 13.3.1940; Tanner V. Op. cit. S. 392.

99 Paavolainen J. Op. cit. S. 108-132; Soikkanen H. Kohti kansanvaltaa, 1937-1944. Osa II. S. 120, 126, 140.

100 Pakaslahti A. Op. cit. S. 206; Polvinen T. Op. cit. S. 117.

101 Suomi J. Myrrysmies. Urho Kekkonen, 1936-1944. Keuruu, 1986. S. 199-219. 102UM.109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 28.2. ja 9.3.1940; Pakaslahti A. Op.cit. S. 302.

103 UM. 109B6. Muistiinpanoja valtioneuvoston istunnosta 23.3.1940.

104 Ibid.

105 Tanner V. Op. cit. S. 419-423; Soikkanen H. Op. cit. S. 138.

106 Pakaslahti A. Op. cit. S. 294.

107 Soikkanen H. Op. cit. S. 138.

108 См.: Центральный государственный архив историко-политических документов в Санкт-Петербурге. Ф. 24. Оп. 2в. Д. 4020. Л. 125-128, 157-158. Информационные справки, подготовленные оргинструкторским отделом Ленинградского городского комитета ВКП(б) 13.3.1940; Д. 4077. Л. 107-108. Информационная справка отдела пропаганды и агитации Ленинградского областного комитета ВКП(б) 15.3.1940.

109 Документы внешней политики, 1940-22 июля 1941. М„ 1998. Т. 23. Кн. 2. С. 772

МИР ИЛИ ПЕРЕМИРИЕ?

Граница Петра Великого

© О. Вехвиляйнен

Московский мирный договор положил конец ожесточенной битве, длившейся три с половиной месяца. В Финляндии он рассматривался как диктат. Финское правительство было вынуждено подчиниться всем условиям, которые выдвинул Советский Союз, не сделав никаких уступок на переговорах. Понимая, что последствия отклонения советских условий будут катастрофическими, оно подчинилось неизбежному. Финнов, живших в то время, эти условия шокировали. Страна потеряла около десятой части своих земель. В своем большинстве утраченные территории входили в состав Финляндии еще со времен Ореховского мирного договора 1323 г. и Столбовского мира 1617 г. После поражения Швеции в Северной войне Юго-Восточная Финляндия по Ништадскому мирному договору 1721 г. была присоединена к России. В результате русско-шведской войны 1808-1809 гг. Финляндия перешла во владение России в качестве автономного Великого княжества. В 1812 г. император Александр I вернул ему Выборгскую губернию. Установленная тогда разграничительная линия была подтверждена Тартуским миром 1920 г. как граница между Советской Россией и Финляндской республикой. Граница, утвержденная Московским мирным договором 1940 г., приблизительно соответствовала границе, определенной Ништадским миром, т.е. так называемой границе Петра Великого, правда, с отклонениями в некоторых местах.

Население на отошедшей к СССР территории было исключительно финским. Оно добровольно переселилось на запад, за новую границу. Тем самым более 400 тыс. финнов потеряли свое жилье. Была утрачена восьмая часть полей и лесов, до трети водных ресурсов и пятая часть торговых путей и промышленности страны. Выборг – второй по величине город Финляндии, а также Кякисалми и Сортавала остались по другую сторону границы. Важный для внешней торговли портовый город Ханко был сдан в аренду. Несмотря на это, страна сохранила независимость и демократический строй. После заключения мира в Москве прекратило свое существование правительство Куусинена. СССР таким образом отказался от намерения взять под контроль всю территорию Финляндии, удовлетворившись тем, что обеспечил свои непосредственные стратегические интересы. Советское правительство не выдвинуло никаких требований, которые касались бы вопросов, связанных с формированием и составом правительства Финляндии, ограничением ее суверенитета. За ней осталось полное право укреплять свою новую границу. На вопрос Р. Рюти, как к этому относится Москва, В.М. Молотов ответил: "Стройте столько укреплений, сколько хотите". Советское правительство не настаивало на выдвигавшемся им ранее предложении заключить советско-финляндский договор о взаимопомощи. Вместо этого мирный договор обязывал обе стороны воздерживаться от любых агрессивных акций друг против друга, не вступать в союзы и не участвовать в коалициях, направленных против одной из договаривающих сторон.

Война с Финляндией дорого обошлась Советскому Союзу. В докладе на сессии Верховного Совета СССР 29 марта 1940 г. Молотов пытался оправдать потери в войне тем, что СССР достиг своих стратегических целей – обеспечил безопасность Ленинграда, Мурманска и Мурманской железной дороги. "Мы можем выразить полное удовлетворение мирным договором с Финляндией", – заявил народный комиссар иностранных дел и выразил уверенность советского правительства в том, что между Советским Союзом и Финляндией "будут развиваться нормальные и добрососедские отношения" 1.

Граница, установленная по Московскому мирному договору, довольно точно соответствовала линии границы, которую советское правительство определило для себя в октябре 1939 г. В дополнение к этому выдвигались требования в отношении восточной части Салла и Куусамо. Это наряду с условием построить железную дорогу Кемиярви-Салла показывало, что стратегические интересы Советского Союза распространялись в северном направлении. Взамен СССР вернул Финляндии Петсамо, который советские войска заняли уже на начальном этапе войны. Это было сделано, вероятно, для того, чтобы не вызывать ненужного беспокойства в Норвегии. В то время было трудно предвидеть, что стратегическое значение Петсамо значительно возрастет.

Советский Союз не выдвигал никаких требований относительно Аландских островов. Когда германский посол спросил Молотова, ставился ли вопрос о ликвидации укреплений, построенных здесь финнами, тот ответил отрицательно 2. На переговорах с Англией и Францией летом 1939 г. Советский Союз выражал готовность оккупировать среди прочих баз и Аландские острова. Во время зимней войны военно-морской флот СССР разработал план по их захвату, чтобы перерезать финляндские морские коммуникации 3. Однако он не был осуществлен, по всей вероятности, из опасений негативной реакции Швеции. Молотов неоднократно заверял шведов, что Советский Союз будет уважать их интересы в отношении Аландских островов. Эту сдержанность можно объяснить тем, что СССР получил базу на п-ве Ханко и архипелаг утратил для него свое былое военное значение.

Реакция иностранных держав

Война между Советским Союзом и Финляндией затронула интересы как всех трех великих держав, участвовавших в войне, – Англии, Франции и Германии, так и нейтральных стран – Швеции и Норвегии. Правительства Англии и Франции сделали все возможное, чтобы воспрепятствовать заключению Финляндией мира. Для этого они давали ей все больше и больше соблазнительных обещаний помощи, хотя и сами понимали, что их выполнение нереально. Поэтому Московский мирный договор рассматривался в Лондоне и Париже как едва ли не такое же поражение, как разгром Польши. "Мы потерпели второе поражение", – так прокомментировал полученное известие начальник имперского генерального штаба генерал Айронсайд 4. Замыслы использовать финскую войну против Германии провалились. Был утрачен предлог для открытия нового фронта на севере, чтобы перерезать пути доставки морем руды в Германию. Пришлось отказаться от планов нанесения удара с юга, имевшего целью вывести из строя советские нефтепромыслы на Кавказе и воспрепятствовать доставке их продукции в Германию.

То, что западные державы не оказали необходимой помощи Финляндии, также было моральным поражением и подорвало их позиции в нейтральных странах. Правительства Англии и, особенно, Франции стали объектами яростных нападок. В палате общин английского парламента депутат от консервативной партии Г. Макмиллан, посетивший Финляндию во время войны, открыто критиковал правительство за мизерную и слишком запоздалую помощь Финляндии. Французское правительство попыталось обелить себя, взваливая вину за заключение мира на Швецию. Правительству Даладье грозила отставка. Недовольство правительством, которое нарастало уже долгое время как справа, так и слева, привело после бурных дебатов в Палате депутатов к его отставке. Это, пожалуй, был единственный случай, когда финляндские дела послужили причиной падения правительства великой державы.

Германия окончание зимней войны расценивала позитивно в том смысле, что план интервенции экспедиционных войск провалился. В Берлине считали, что Московский мирный договор означал поражение политики Англии и Франции. В то же время у Германии теперь не было предлога для высадки своих войск в Норвегии, которая намечалась на конец марта. Поэтому генерал А. Йодль еще до подписания мира отмечал, что в политическом плане он "очень доволен" переговорами между Финляндией и Советским Союзом, но в военном отношении они являются помехой 5. Во всяком случае тот факт, что Финляндия оставалась суверенным государством, устраивал Германию. Мирный договор открывал возможность возобновить важную для ее военной экономики торговлю с Финляндией сразу же, как это позволит ледовая обстановка 6.

Для шведского правительства окончание войны между Советским Союзом и Финляндией означало, что его сокровенные желания исполнились. Целеустремленная дипломатия Гюнтера дала свой результат. Швеция, так же как и Норвегия, избежали вовлечения в мировую войну. Ее позиции на востоке, тем не менее, заметно ухудшились. Раздел Польши между Германией и СССР, как и создание советских баз в прибалтийских странах, поколебали ту благоприятную для Швеции обстановку, которая существовала в акватории Балтийского моря после окончания первой мировой войны. Многие в Швеции считали, что интерес Советского Союза на севере определяется залежами шведской железной руды и выходом к побережью Атлантики. В донесении, написанном вскоре после заключения мира, шведский военный атташе в Москве майор Флодстрем утверждал, что СССР приобрел очень выгодный плацдарм для нового наступления через Финляндию на Скандинавию. Приобретенные им территории в Салла означали, со шведской точки зрения, что вбит клин на очень опасном направлении. По мнению Флодстрема, вопрос стоял так – будет ли Советский Союз использовать эти преимущества для нового наступления против Финляндии и Скандинавии в целом и когда это может произойти? 7

Имеющиеся в настоящее время источники не дают основания утверждать, что советское руководство разрабатывало такие планы. Но весной 1940 г. никто не мог точно сказать, каков будет следующий шаг Советского Союза. Этот вопрос волновал не только шведов, но и финнов.

Финляндия ищет покровительства Запада

Посол Соединенных Штатов в Финляндии В. Шоенфельд докладывал своему правительству после подписания Московского мирного договора, что финский народ смирился с его условиями, поскольку альтернативы не существовало. Однако, по мнению посла, это не означало потерю надежды на то, что фортуна со временем вернет стране свое расположение. Это был вынужденный мир, писал Шоенфельд, и следовательно, он не мог быть прочным 8.

Наблюдения посла были правильными. Все финны разделяли мнение, что как всякий несправедливый мир Московский договор не будет долговечным. Фразы о правах малых наций из торжественных речей предшествующих десятилетий еще не стерлись в их памяти. Однако разговоры о необходимости его изменения не означали, что это будет достигнуто с помощью силы. Не будем отрицать, что были сторонники и такого метода. Московский договор часто рассматривался как своего рода перемирие, условия которого можно будет скорректировать на послевоенной мирной конференции. На этот счет финское правительство стремилось заручиться гарантиями Запада еще во время войны 9. Если западные государства выиграют войну, а большинство финнов в это верило, то все еще может измениться к лучшему.

Однако в марте 1940 г. проблема справедливости не была столь актуальной. Финляндия собирала силы для защиты независимости в рамках границ, установленных Московским мирным договором. Будущее представлялось весьма неопределенным, и вместе с тем перед страной стояли большие задачи. Война охватила весь мир, и приходилось серьезно беспокоиться о своей внешней торговле, которая была основательно подорвана. Разрушенное войной хозяйство требовало восстановления, во весь рост встал вопрос о средствах существования населения. Поддержание военной готовности ложилось тяжелым бременем на экономику страны. Началось строительство укреплений вдоль новых границ. Население, мигрировавшее из отошедших к СССР территорий, в основном крестьяне, было вынуждено заново обустраивать свою жизнь. Это определялось как долговременная программа, означавшая, что Финляндия готовилась к жизни в системе, определенной для нее Московским мирным